Кулькин Александр Юрьевич: другие произведения.

Путешествие динозавра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путешествие постаревшего Архивариуса по литературным мирам

  ЛИЧНОЕ ДЕЛО СОБАКИ БАСКЕРВИЛЕЙ
   День не задался с самого рассвета. Вставая, наступил на хвост, тьфу ты, на полу халата. Газета, поданная к утреннему чаю была помята, и как раз, на даггеротипе, изображающем карту боевых действий в Голливудской анархической империи. Так я и не смог понять, каким образом бригада ковбоев прорвала фронт вампирского батальона. Впрочем, из статьи, написанной бойким пером Даши Асламовой, вообще было непонятно, идёт ли там какая-то война. Всё охи-ахи по поводу костюма с блестками главнокомандующего барона Субботы. И всё, мерзость, прямо таки сказать! "Ньюс тудей" совсем огламурилась, ещё один такой обзор, и отказываюсь от подписки! На второй странице моё внимание привлекли все заметки, во-первых, наркомат попаданцев СССР-41 сообщал, что штаты полностью укомплектованы, и вновь прибывшие обязаны иметь с собой чистое белье, ложку, кружку, и готовность осваивать районы Крайнего Севера. Во-вторых, нарком Лисов был уполномочен заявить, что наглые попытки вермахта, кригсмарине и люфтваффе сдасться в плен до начала войны, будут пресекаться со всей пролетарской суровостью! Далее были все старые новости, если конечно, эти сплетни можно было назвать новостями... Дважды Саурон Средиземья, Саруман оказался только третьим в рейтинге Чёрных властелинов, и теперь, в интервью, глухо и намеками во всём обвинял хоббитанскую разведку. Аборигены острова Кракатау выражали решительный протест, по поводу шастания возле своей священной горы разных мохноногих с кольцами за пазухой, и требовали созыва Совета Безопасности Организации Литературных Героев. Я позавидовал гению Кактусову, который по заказу Античной конфедерации, писал триллеры о судьбе авторов, смеющих засылать "попаданцев" в Древний Рим. Действительно, гений, и гонорары получает в полновесных талантах, а не в политкорректных "алах". Скомкав газету, я швырнул её на пол, и отхлебнул чаю. Так и знал, уже остыл...
   - Сэр! - В дверях замер мой новый дворецкий, - К вам посетитель.
   - Проси, - хмуро отрезал я, отодвигая чашку. Скоро, честное слово, брошу всё, и "на волю, в пампасы"... Но жизнь в тюдоровской Англии дорога, и пока я здесь, надо работать.
   Большая черная собака, аккуратно левой задней лапой закрыла за собой дверь, дружелюбно махнула хвостом и поклонилась:
   - Сэр! Вы моя последняя надежда!Я привстал из-за стола, и вежливо пригласил гостью садиться.
   - Благодарю, любезный сэр, но я постою.
   - Чем могу быть полезен, миссис?
   - Мисс!
   - Приношу свои извинения, но всё-таки, чем может быть служить прекраснейшей сударыне, старый архивариус?
   Собака задумчиво оглядела кабинет, глубоко вздохнула, и задумчиво пробормотала:
   - Вы можете звать меня просто Ректе, и у меня к вам просьба - помогите найти смысл жизни.
   Почесав в затылке, я позвонил в колокольчик. Дворецкий возник мгновенно.
   - Мне чаю, а нашей гостье..?
   - Молока пожалуйста, в мисочку.
   Тряхнув ярко-красным хохолком, синоптерикс скрылся за дубовыми дверями.
   - У вас достаточно оригинальные слуги, если мне позволено, конечно, сделать замечание.
   - Не жалуюсь, - рассеяно ответил я, обдумывая неожиданное предложение, потом спросил, - Простите, Ректе, а почему вы обратились ко мне? В городе действуют, и успешно, скажу вам, частные детективы. Например, Гаррет, или великий Холмс...
   - Р-р-р, - вздыбила шерсть леди собака, - Не упоминайте, прошу вас, имя Шерлока. Он натуральный расист, в меня стрелял, и вообще, где вы видели порядочного скрипача?
   - В Одессе, - мгновенно ответил я
   - Не смею подвергать ваши слова сомнению...
   - Беня пьёт за свои!
   - О-о-о, действительно редчайший случай, уникум, прямо сказать. А по поводу Гаррета, увы, он полностью продался металлургам, и сейчас занят каким-то урановым, или рениевым делом. Тем более, представляете наглость! Он смел предложить мне, честной собаке, перекраситься в рыжий цвет!! Мне было стыдно...
   - Вы правы, коллега несколько увлекся. Но всё-таки, вы задали мне, прямо сказать нетривиальную задачу.
   Динозавр принёс чай и молоко. Поставив чашку на стол, он замялся с миской в передних лапах, и только после прямого приказа, и моего разрешения, поставил молоко на пол. Удаляясь, он встопорщенными перьями на спине, демонстрировал своё возмущение, но молча.
   - Увы, родственники попросили пристроить молодца. Слишком он англизировался, наверное пора менять место жительства.
   - Вы не любите Остров? - подняла морду, от миски Ректе.
   - Люблю, не люблю, - я пожал плечами, - Здесь спокойно, если не считать Лондона, конечно. Вы не знаете, кто его захватил, в очередной раз?
   - Точно не знаю, до торфяных болот новости доходят с опозданием. Последнее, что я слышала, что вроде бы были русские. Кто-то об этом писал, фамилия со светом ассоциируется.
   - Да, кстати, - спохватился я, - Куда мне высылать отсчеты?
   - Шлите на поместье Баскервилей. Берримор обещал хранить мою почту.
   - А вы разве ещё не переселились?
   - Сэр-р-р... - Кожа на загривке сложилась в складки, - Это же неприлично! Молодой леди жить в одном доме с холостяком!!
   На сей невеселой ноте мы и распрощались. В дальнейшем пришлось прибегнуть к эпистолярному жанру, потому что Ректе всё время ссылалась на непонятное оживление в торфяных болотах. Кое-какие намеки, позволили мне догадаться, что по необходимости, уважаемая собака сотрудничала с почтенным учреждением Её Величества. Я не осуждаю её, хотя, работа эта радости собаке не доставляла. Увы... На все мои предложения и догадки, клиентка отвечала отрицательно. Даже когда я предложил ей заняться охотой, пусть только для разминки, например, погонять котов, в ответ прочитал гневную отповедь!
   "Сэр!! Ваше предложение абсолютно неприемлимо, и только плохое знание реалий нашего мира, может служить Вам извинением! Вы же не догадываетесь даже, что по традициям острова, я не могу, даже в шутку, погнаться за незнакомой кошкой! А знакомиться, эти снобы, категорически отказываются. Видите ли, все они считают, что прибыли на Остров вместе с Магнусом, или, особо скромные, вместе с герцогом Нормандским".
   "Уважаю Ваше чувство юмора! Но лучше я поеду в Индию гоняться за тигрицами, чем в Одессу, за кошками. В Индии хоть уши мои будут целы".*
   Динозавр заглянул в дверь, и смущенно откашлялся:
   - Хозяина. Там начальника пришла, шибко-шибко громко говорит, однако...
   Я изумленно поднял бровь, но потом заметил в передней лапе Сант-Петербургские "Куранты", и успокоился. Значит, у нас наступил русский период, это хорошо.
   - Хорошо Чи-хай, пригласи начальника, и подай самовар.
   - Старший лейтенант Канашенков. Проверка паспортного режима!
   - Что-о-о?!! Какой, к лешему, паспортный режим во времена Тюдора?
   Парень, в знакомой до ностальгической боли форме, засмущался.
   - Извините, но по обмену опытом, Скотланд-Ярд решил провести паспортизацию, заодно проверить население.
   - На предмет "лиц кавказской национальности"? - Усмехнулся я, вставая из-за стола, - В парламенте будет шум и крики.
   - Будет, - согласился старший лейтенант, - Но пока его нет.
   - Хорошо, хорошо. Кстати, поздравляю вас с третьей звездочкой, заслужили.
   - Благодарю вас. Но всё-таки, как насчёт паспорта?
   - Пойдёмте, документы я держу не здесь.
   Спустившись в подвал, я с кряхтением открыл дверь, и пригласил милиционера в святая святых - мой личный архив. Внимательно осмотрев голограмму, Канашенков скептически взглянул на оригинал, и пробурчал что-то вроде "похудели вы, изрядно".
   Я пожал плечами, возраст, однако.
   - Подпись какая-то, неразборчивая, - продолжал ворчать старший лейтенант.
   Я нагнулся над диабазовой плитой, и пригляделся:
   - А-а-а... Это Тиран коготь сломал, поэтому в слове "Tyrannosaurus" буковка "r" плохо процарапалась. И, товарищ старший лейтенант... Может быть, всё-таки скажете, зачем следователь паспортный режим проверяет?
   - Я не обманывал! - Возмутился Мишка, - Только вот, попутно, надо вам гражданин архивариус напомнить, что осуществление розыскной деятельности без лицензии, недопустимо. Просили меня местные коллеги.
   Фокус с бровью мне удался и на этот раз, так что Канашенков засмущался.
   - Значит стуканули, - задумчиво константировал я, приглашая милиционера к самовару, - Что же, будем внимательнее следить за улыбками без котов. Но товарищ старший лейтенант, розыск по архивам, это моё ремесло. Причём, основное. Так что я закон не нарушаю. Вы пейте чай-то, пейте. С чеширским, местным, местным, не беспокойтесь, я разберусь сам, строго по закону. Как, кстати, здоровье вашей супруги? Хорошо? Просто замечательно, привет ей передавайте. От кого? От архивариуса, имперского...
   Канули в вечность ещё несколько дней, и я вынужден был расписаться в собственном бессилии. Увы, предлагаемые варианты, не устраивали Ректе, а шататься по Острову в поисках смысла жизни, да ещё и чужого, к тому же, я не имел ни желания, ни права. Конечно, можно было бы сыграть на скрипке, по методу Шерлока, а потом подобрать оглушенных и выбрать нужного. Но тогда боюсь, придётся предстать перед трибуналом, по обвинению в геноциде.
   Вот как, например, Тьмутараканское вольное княжество обвиняет Сибирскую Директорию в геноциде символа государства. Скандал, однако. Не зря же "Ньюс тудей" поместила материал на первую страницу. Хотя дело не стоило и ломаного гроша. Непризнанное никем княжество периодически объявляло то, иск к "Доместос", то войну китайцам за мелки. Ходили упорные слухи, что люди там только для ширмы, а всеми делами занимаются мутанты-тараканы, но я этим слухам не верил. Такого никто не напишет! Хотя... Нет, не может быть!! Всё-таки я сохранил веру в авторов, пусть и слабую. На второй странице сообщалось о перерыве в переговорах Светлых и Тёмных сил. "Стороны разошлись для консультаций". Скукотища... С самого начала четвёртой эпохи переговорщики спорят, о чём же они всё-таки договариваются. Самый старый, Кощей Бессмертный вообще переселился в Швейцарию, чтобы удобней было чахнуть над златом, и на все вопросы только рычит, ссылаясь на склероз. В войне в Голливуде наступил перерыв, стороны дружно жаловались в Гаагу, обвиняя Светлых в геноциде, а Тёмных в принудительной вербовке среди пленных и павших. Что-то крупно испортилось в мире, везде геноцид, опять что ли конец света?
   Солнце скрылось, и я тревожно поднял голову, зонтик-то забыл. В небе, нещадно дымя, летел дирижабль. Взглянув на часы, недовольно покачал головой, точно конец света неминуем, "Виндзорский почтовый" опаздывал на три минуты. Рядом вежливо откашлялись, Ректа сидела рядом, и грустно смотрела на меня большими глазами из-под роскошных ресниц. Я вздохнул, и уже открыл рот, но случилось чудо! Чудо было одето в пышное розовое платье и неслось стремглав. Возле собаки оно затормозило, и прощебетав, что-то, вроде "здраствуйтеменязовутиришкаяоченьрадавасвидеть", приступило к осмотру собаки. Мисс Баскервиль засмущалась и попыталась сделаться меньше, но было поздно. Указывающий перст упёрся в грудь, и строгий голос спросил:
   - Ты гончий пёс?
   - Нет, - проскулила Ректа, - Я не гончий, и вообще, не пёс...
   - Правда?
   - Правда, правда, - пришёл на помощь я, - Детям вообще лгать нельзя. Это, почтенная собака Баскервилей, ужас, летящий на крыльях ночи.
   Девочка обошла собаку, особенно внимательно приглядываясь к спине, и с обидой заявила:
   - Она совсем не похожа на ужас, она добрая! И где её крылья?
   - Уже нет, то было в детстве, она просто игралась.
   - А Большую Медведицу она не обижала?
   Ректа даже рыкнула вполголоса, от возмущения:
   - Медведиц я не обижала!! Даже Малую, проказницу, когда она на моем хвосте зубки точила.
   - Маленькие, они вообще проказницы, - со знанием дела подтвердило чудо в розовом платье. А потом добавило, - А я совсем устала, после болезни, а меня на детской площадке будет Часовой Большей Медведицы сейчас искать...
   Собака взволнованно посмотрела на меня:
   - Надо помочь ребёнку! Мы потом договорим...
   Моя помощь была в том, что я помог маленькой капризе забраться на спину собаки. Спрятав улыбку в седых усах, я долго смотрел вслед осторожно идущей собаке, с розовым, пока смирным вихрем на спине. Пожалуй, моё дело сделано.
   Через несколько дней я осторожно подобрался к детской площадке, и успокоился окончательно. Большая чёрная собака, вышагивала по песку с видом королевы. В свернутом колечком хвосте спал маленький котенок, в зубах висел щенок, зевая во всё горло, а на спине сидели счастливые малыши. Рядом бегала Иришка, то и дело, корректируя курс, чтобы обойти лужу, или не наступить на безмятежно спящего дракончика.
   Все мы вышли из детства. Но лучшие из нас вернулись обратно, чтобы сделать счастливее детство других. * Выдержки из писем опубликованы с любезного разрешения Ректе Баскервилей (фамилия девичья)nbsp; БЛЕСК И НИЩЕТА АНТРАЦИТА Утренняя прогулка закончилась, не начавшись. В любимом парке на меня выпали осадки. Покосившись на зонтик, я перевёл взгляд на солидный кусок угля, свалившийся с неба. Что-то стимпанк начал меня напрягать, похоже, жанр пребывания необходимо менять. Ещё раз посмотрев на небо, отметил яркую раскраску трансатлантика, и совсем было повернул назад, но что-то белое в расколотом куске привлекло моё внимание. Раздвинув тростью, куски угля, увидел листок бумаги, и сверкающий гвоздь-сотку. Странно... Не поленившись, нагнулся и подобрал предметы. Всё страньше и страньше... Гвоздь был вмурован в уголь, а на листке были торопливо начертаны точки и тире: '- - - - -   - - - - - - -  -   - - - - - - - - -   - - -     - - - - - -   - -   - - - - -   -   -      -   - - - - -     -     -  - - - - -    - - - -     - -  -  -  -   - - -     -   - - - - - - - -     - - - -  -  -  -  - - - - - -    - -   -    -  - ' Ужасно интересно, хм... Азбука Морзе, лет на сто раньше её изобретателя? Опять, попаданцы?!!! Но пора домой, где-то у меня была записана эта азбука, надо поискать... Отложив в сторону мятый листочек, я ещё раз прочёл расшифровку, и потянулся за атласом. Мдя-я-я... Значит, 14R 24' южной широты, 71R 17' западной долготы, где расположена гора, со столь знакомым и дорогим русскому уху названием... Много раз меня туда посылали, пора бы и сходить, осмотреться. Позвонив дворецкому, и не дождавшись ответа, я удивленно посмотрел в окно. Так и знал, до блеска начищенные тросы дергались в приступе 'Пляски Святого Витта'. Ну, хорошо, сам посмотрю. Справочник Кука сиял девственно чистыми страницами, не-е-ет, пора разбираться! В домик дворецкого я ворвался ураганом! Чи-Хай только что подбросил угля в котёл, и всё ещё держа в руке совок, уставился на мельтешащие цветные кружки. - Что это такое?! - Сунул я ему под нос, справочник. - Куки надо чистить, - информировал меня синоптерикс, пытаясь взглянуть на экран. Горестно вздохнув, я уронил книгу, и, покосившись на 'палитру', возопил, в лучших традициях древних: - Куки-и-и-и!!! А не справочник Кука! Опять на форуме завис?!! Чи-Хай явно меня не услышал, потому что, резко прыгнув, вытащил из недр ипсума какого-то бледного зверька. - Попался, вирус!!! Тут тебе и полярный зверь пришёл!! - Прекратить!!! А то комобал отключу нафик!! Немедленно закажи билеты на Трансатлантик, и срочно доставь мне справочник Кука!! Мы едем в Перу, срочно!! Вернувшись в кабинет, пнул что-то попавшееся по дороге, и сильно об этом пожалел. Прыгая на одной ноге, прошипел что-то вроде: 'Грхмс прыбымх авт!', и покраснел. Хорошо, что хоть никто не слышал, а то бы точно, сгорел бы от стыда. Всё-таки, очень странная записка, кто же добровольно отказывается от души? За окном раздался грохот, и из клубов чёрного дыма выкатился начищенный самовар, тьфу ты, парокат... Ужас. Но куда переселятся? В будущее? Так единственно хорошее место, мир Полдня, стремительно загаживают пейсатели двадцать первого века, а остальное описываемое будущее... Не надо! Ладненько, разберёмся позже, пока заварим чай, сам, обойдя конечно, отмстившее мне за пинок, кресло. Попьём горяченький, крепкий напиток, помянув тихим незлым словом ленивых англов, которые, до сих пор на Цейлоне чайных плантаций не заложили. Не люблю китайский, а другого-то и нет, пока. Что новенького в газете пишут? Кошмар!!! Нет, я конечно, уроженец Пангеи, и вообще космополит, родовитый, правда. Но Русь люблю, эх, погуляли мы там, в своё время... Славно погуляли, до сих пор вспоминают, только голова у меня была одна!! А тут, пишут... 'Племя вендов, штурмом захватило Останкинскую телебашню, и на всех каналах демонстрирует только свои пляски и обряды. Звезды российской эстрады толпами и по отдельности эмигрируют на Запад. Вождь племени потребовал выдачи всех автомобилей марки 'Газ-66', оборудованных кунгами. Совет Безопасности заседает третьи сутки, пытаясь понять смысл требования'. Опять, Россия, и опять время и пространство перекручено как в миксере. Всё, решено! Дождусь явления динозавров, и отправлюсь на Русь, пора наводить порядок. Что ещё? 'Сборная Южной Америки разгромила со счётом 38-0 команду Колумба. Открытие Америки вновь отложено, тренировки моряков продолжаются на острове Гаити'. Ну, этого и следовало ожидать. Так-с-с, новости с фронта: 'Дарк Вейдер категорически опроверг сообщения, как он выразился, писак, о переброске Звезды Смерти на помощь зомби-вампирной коалиции. Мы не вмешиваемся во внутренние дела других империй, тем более на Земле, комментировал главнокомандующий. Тем временем союзные ковбоям ниндзя захватили склад киноплёнки, Барон Суббота выступил с резким протестом против интернационализации конфликта. Силы наши неисчислимы, но до сих пор мы пытались не допустить мировой войны, - сказал барон, небрежным движением, украшенной солитерами руки, убирая длинный белый волос с лацкана фрака, - Предлагаю капитуляцию храбрым японским воинам, сеппуку тоже'. Отбросив газету, я подошёл к окну, шёл дождь, хорошо ещё, хоть состоящий из воды... Мой ипсум звякнул, и изобразил что-то странное. Почесав в затылке, всё-таки припомнил цветовой код, и с удивлением прочитал: 'Истома ящерицей ползает в кости...' Согласен, так оно и есть. Пора, пора в дорогу, сплин заразителен! Медленно и торжественно печально парокат вкатился в ворота. Пар валил даже с начищенного котла. Дождь... Чи-Хай быстро пробежал несколько метров и скрылся в дверях дома. Я отошел от окна, и сев за стол, принял задумчивый вид. 'Ноблессе облигэнт', как не только говорили, но и главное, писали, умные люди. - Хозяина, - динозавр был печален, - Книга вот, билеты привезёт рассыльный. Хозяина, а может быть, останемся? Названия горы очень нехорошое... - Разговорчики... Подавай обед, и начинай собираться. Да, не забудь вызвать маклера, сюда мы не вернёмся. Через несколько дней я уже любовался видом серого океана через закаленное стекло панорамной палубы. Всё так же хмурый Чи-Хай, дулся в своей комнате, паропанковская версия интернета, на борту дирижабля не работала. Да и вообще, сейчас мы находились в информационном ваккуме, радио в этом мире не было, так же как и электричества. Вероятно, дело было не в изменении заряда электрона, а просто в научной безграмотности авторов. Но, зато какая каюта!! Лучшие апартаменты на борту лучшего лайнера компании 'Пасифик', огромные залы, кровать под балдахином, золотая ванна, и расположение в носовой части гондолы. Откуда деньги? Из рояля, который придуман, поставлен в зале, автором. Рассиживаясь в кресле, я меланхолично листал справочник. Увы, долететь можно было только до Панамы. Дальше приходилось добираться на свой страх и риск, попадая в настоящие белые пятна, никем не описанные. За исключением авторов авантюрных романов и боевиков, этими местами никто из литераторов не интересовался. Да и боевики были неподходящие, в основном конца двадцатого века, что вступало в противоречие с моим временем пребывания. Откинув в сторону книжку, я взял трость, перчатки, внимательно осмотрел себя в зеркало, и решил спуститься на обзорную палубу, пообщаться с народом. Стекла, наклоненные под углом, открывали всё тот же сумрачный вид, только на границе обзора маячила туша кракена под бразильским флагом, опять страница альтернативной биоцивилизации случайно открылась. Джентльмены скучали за преферансом (явно писатель был из русских), и моему появлению были рады. Подсев за стол, и небрежно сыграв пару 'мизеров' в тёмную, я перевёл разговор на дебри и прелести Южной Америки. Мой собеседник, типичный английский майор, в обязательном пробковом шлеме, был настроен решительно: - Сэр! Вы абсолютно правы! Наши авторы пренебрегают своим долгом перед Империей! Все, как сговорились, пишут об Южной Африке и Индии. А нам, скромным труженикам имперской мощи, в этих диких краях приходится воевать по книгам французов и русских. Ну, о результатах сами догадываетесь. Да что говорить, о результатах? - Майор расстроился до такой степени, что прикурил сигару от зажигалки 'Ронсон', - Вот совсем недавно, морскую пехоту её Величества разнесли в пух и прах какие-то подозрительные испанцы. Самое интересное - они все, как на подбор, кричали по испански, 'V boga dushu mat!', 'Vanya prignis, ya ego zamochu' и прочие идиомы, которые невозможно найти в испано-английских словарях. Я написал в 'Таймс' об этом и других случаях, но ответа не дождался. После этих 'крэйзи рашен', которые непонятно зачем, захватили Лондон, порядка в Империи не осталось. Пора парламенту заняться литературой, от этого, в конце-то концов, зависит наша жизнь. История это не то, что мы помним, а то, что читаем! Вежливо согласившись с колонизатором, я ещё немного полюбовался на серость, раскланялся с капитаном, и поднялся к себе. Увы, беседовать с литературными штампами, было выше моих сил. Одно дело, получить какую-либо информацию через разговор, а другое, полноценно общаться с убогой фантазией писаки... Лучше уж, с женщинами. Всё равно разговор в таких случаях не очень обязателен. Дальнейшее путешествие прошло спокойно, это был не авантюрный боевик, и лень автора уберегла нас от приключений в стиле 'Плот 'Медузы'. Панама была 'панамой', то есть колониальная испанская архитектура мешалась с 'хай-трэк', конкискадоры в кирасах буйно пропивали награбленное золото в салунах и шарахались от патрулей военной полиции. Влажная жара выпивала последние силы и попугаи из джунглей хором кричали 'карамба'. Отдельные, продвинутые личности орали вообще непотребное, по-русски, с военно-морским уклоном, явно и здесь альтернативщики отметились. Задерживаться мы не стали, собрав караван, и для приличия вооружившись, решительно отправились на юг. Миновав подозрительную канаву, с крупным месторождением паровых экскаваторов и прочего лома, наша парочка моментально оказалась в одичавших джунглях. За исключением диких обезьян, отмеченных классиком, другое зверье не попадалось. Чи-Хай был доволен, почти родные места, и никого из старших. От радости он даже перешёл на родной язык, так что пришлось его одернуть. Человеческая гортань плохо передает букву 'сцтьм', а слушать и не отвечать, даже слуге, невежливо. Обижался он недолго, за очередным поворотом мы увидели целое поле гигантских кактусов. Удивившись вначале, вскоре всё поняли. Автор сего безобразия, собственной персоной, сидел на одном из растений и курил самокрутку. Завидев нас, он долго всматривался, потом глубокомысленно изрёк: - Банан большой, а кожура ещё больше! Чи-Хай покрутил в лапах дарованный ему 'источник мудрости', осторожно принюхался, передернулся, и выбросил. Под аккомпанемент проклятий, мы вновь скрылись в джунглях. Динозавр долго молчал, потом спросил: - Сэр, а стоит ли вообще становиться человеком? Вот вы всё ворчите на мою форму, да и сами постоянно пребываете во фраке... - С человеками жить... - пожал я плечами, - А человеком становиться обязательно надо, не человекообразным, каких тьма, а именно человеком! Так что выбирайся ты из интернета, и его подобий, и читай книги. Настоящие книги, про настоящих людей. Таких, какими не стыдно стать даже динозавру из хорошей семьи. В тяжком пути прошло её несколько дней, крокодилы, кайманы и аллигаторы мешались под ногами, упорно напоминая Чи-Хаю, о том, что они вот выжили. Мне было легче, я-то их и раньше не замечал, мелочь шестиметровую, а сейчас, вконец обмельчавших, и подавно. Попавшаяся по пути анаконда, что-то имела сказать, но против аргумента в виде десятого калибра возражений не нашла. Заодно и помогла нам с переправой, дав работу для челюстей рыбкам пираньям. В очередной раз вытерев пот со лба, я поправил москитную маску, и устало присел на богато украшенный резьбой обломок камня. - Затерянный город, - объяснил находку любопытному динозавру. - Как здорово! - Обрадовался тот, - А жрицы, в юбочках из плюща, где? - Какие нафик юбочки? - Возмутился я, - Здесь плющ не растёт. Тьфу ты, сбил с мысли... Какие жрицы?!! Ты же динозавр, для чего тебе девушки? - Побеседовать, о богах там, или о демонах, - смутился четырехсоткилограммовый малыш. - Нет здесь никого, только ветер свистит в развалинах, и призраки бродят, - хмуро ответил я, снимая, натершее своим ремнём шею, увесистое ружьё. - Ой, а разве призраки с копьями ходят? - Какие призраки? Какими копьями?! - Рассердился я, вспоминая в каком кармане, лежат таблетки, обеззараживающие воду. - Которые сзади вас стоят. Ой, которые меня копьём тычут. Щекотно же... Осторожно обернувшись, я убедился в правоте дворецкого. Действительно, призраки были вполне материальные. Особенно копья, хоть и с каменными, но очень острыми наконечниками. - Э-э-э... Граждане призраки, мы, это, случайно здесь. Ошибочка вышла, не туда свернули. Мы, это, пойдём? Похоже, что у них нашлись возражения. Иначе, зачем было накидывать на нас сеть из лиан? - Ну вот, теперь у тебя появилась тема для разговора со жрицами, - проворчал я, раскачиваясь под крепким шестом. - Тема-то есть, только собеседников не видно.- Возразил Чи-Хай. Его несли под двумя шестами, аж шесть человек, но опять-таки мордой кверху. А там торчали только любопытные обезьяны. Почему-то с ними беседовать он не хотел. Впрочем, путешествие было недолгим, и, оказавшись на расчищенной каменной площадке, мы сразу увидели толпу народа. Были там и жрицы, кгхм, в очень скромных одеяниях. Но моё внимание привлекли, увы, не они. Несколько, стоящих впереди, бронзовокожих личностей, мало того, что обладали заметными носами, так они ещё и обращали на себя внимание тем, что держали в руках. А в руках у них были кинжалы, обсидановые конечно, но тоже острые. Один из них, самый высокий, подошел ближе, и проверил на моей шевелюре остроту кинжала. Удовлетворенно хмыкнув, повернулся к Чи-Хаю, и наморщил лоб. Потом, тщательно подбирая слова, заговорил по-английски: - Звэр, да? - Ага, - согласился динозавр. - Вах! Савсэм говорящий, да? - Эксклюзивный, - щегольнул знаниями мой помошник, но быстро добавил, - Один такой! - Савсэм адын, - пригорюнился явный жрец, - Нэ бойсь, грынпыса савсэм нэту, мы тэбя быстро зарэжэм! - Э-э-э, - вмешался я, - Нэлзя рэзат, тьфу ты, нельзя нас резать! Вы же дикари, чистые сердцем и душой. - Как нэльзя?! - Возмутился туземец, - Да я, дикарь! Свирепый, и кровожадный! С этими словами он решительно стукнул себя в грудь, я отвернулся. Вот к чему приводит нарушение техники безопасности при обращении с режущими и колющими предметами... По всей видимости, первый помошник подошёл к телу предводителя, и несколько раз стукнул его ногой. Убедившись, что тот не подаёт признаков жизни, кандидат в начальники вернулся к основной группе, где начались демократические выборы. Избирательная компания проходила по прогрессивной олимпийской системе, то есть проигравший выбывал сразу и навсегда. Я хотел поинтересоваться, не шотландец ли оставшийся один, но не успел. От полученных в ходе бурной дискурсии колотых аргументов, последний из кандидатов скончался. - Он умер победителем! - Прокомментировал выборы Чи-Хай, и стал ворочаться на своем ложе. - Что ты крутишься? - Камушек под бок закатился, эти дикари совсем, здесь не подметали. На площадку вылезли заинтересованные лица и стали бурно обсуждать произошедшее. Мы затихли в ожидании второго тура выборов, но у туземцев были другие планы. Вперёд вышла, по всей видимости, главная жрица. По крайней мере, одежды на ней хватало. Упершись рукой в бок, она задрала вторую к хмурым небесам, и тут ударили там-тамы! Хотя правильнее было бы их назвать тут-туты, громкость была запредельной! Но визг, который здесь песней зовётся, легко перекрыл немелодичный гром и погрузил меня в спасительное забытье. Последнее, что я успел запомнить, это дикий рёв динозавра: - Не-е-ет!!! Лучше бы меня зарезали... Очнулся я от капель дождя, падающих на лицо, и от запаха жареного мяса. Подняв голову, обнаружил себя полностью развязанным, и лежащим под козырьком скалы. Сразу за укрытием лил тропический ливень, полностью скрывающий джунгли, а здесь горел небольшой костерок, и Чи-Хай крутил вертел. - Босс, вы очнулись? Как я рад! Представляете, эти чудики, все наши вещи с собой таскали. И искать ничего не пришлось... - А где все? - Кто? - Ну, дикари эти. Певица, то есть визжалка... И как ты освободился? - Население затерянного города тоже затерялось, в джунглях, или пампасах. Всё время путаю эти понятия. Певица, вместе с оркестром, неоднозначно отреагировала на мою критику, и затерялась в первую очередь. Судя, по последующим воплям, критиков у неё хватало. - А ты точно не причём? - недоверчиво поинтересовался я. - Конечно не причём! - Сделал обиженную морду, синоптерикс, - Я же травоядный! А освободился я просто. Палеонтологию горожане не изучали, так что достаточно было встопорщить перья, когда нас бинтовали, а потом успокоиться. - А чего ты ждал? - Кряхтя, я с трудом поднялся, и подошёл ближе к костру. - Ошибся, понимаешь, - пригорюнился Чи-Хай, - С таким носами, да ещё с акцентом... Я всё ждал, когда он скажет 'Гамарджоба, дарагой' и вино нальёт. Эх, чола... - Увы, - согласился я, - Сходство бывает обманчивым. Всё!! В следующий раз буду, по примеру Холмса, расследовать что-нибудь только в комфортабельных условиях! Джунгли хороши только на географических картах, смотришь и радуешься, как они далеко! А тут... Сверху темно, под ногами мокро, ягуары шастают, как незаконные бандформирования, пауки за птичками охотятся... В реку войти невозможно, анаконды, пираньи, капибары, или каннибалы? Вечно их путаю, так же как и аффторы... Особенно обидно, когда эта капибара гоняется за тобой. Кричишь ей, что она травоядная, а ей пофигу, опять автор поленился, прочитать что-нибудь. Так что приходилось тратить заряды, что ни доставляло мне никакой радости. Но всё на свете имеет конец, так что вскоре мы выбрались к океану, и неожиданно, в плеске прибоя услышали странные звуки. Вы слыхали, как поют дрозды? Нет? Я тоже нет, но уверен, что ни капельки не похоже. Омерзительные звуки скрежета металла по камню, то и дело, прерывались бодряческими возгласами, типа: 'Пилите Шура, пилите...' Странно, что-то мне это напоминало. Зарядив стволы, мы осторожно взглянули сверху на берег. Двое оборванных людей с азартом пилили каменный шар ржавой пилой. Вот тут я не выдержал, и вскочив заорал так, что взлетели в воздух даже пингвины. - Не сметь портить наследие древней цивилизации!!! Вандалы!! - Пошто лаешься, барин? - грустно спросили из-за сфероида, предварительно показав стволы древних винтовок 'Бердан ?2'. - Хм-м-м... - задумчиво откомментировал это высказывание Чи-Хай, зайдя со стороны океана, и показывая свои зубки. В улыбке, так сказать. - Ну вот, - аккуратно положил винтовку на песок один из бородачей, - Опять попались. Говорил же я тебе, Шерый, что ничего тут нет, а ты всё - 'пилите, пилите'... Спустившись вниз, я внимательно осмотрел вандалов, так грубо разрушавших игрушки для детского садика, оставшиеся здесь со времен динозавров. - А пилить то их зачем? Оба переглянулись, и упав на колени, запричитали: - Не вели казнить, вели миловать, воевода! Не виноватые мы, токма волей пославшего нас, за золотом нехристей, инками зовущихся, злобного 'начштабы', пилим и пилим. Одни булыганы попадаются, а барин говорил, что золото в них спрятано. Только сейчас до меня вдруг дошло, что говорили мы всё время по-русски. С горечью взглянув на испорченные пилой детские каракули на поверхности шара, вздохнул, и коротко приказал: - Возвращайтесь обратно, и скажите этому начштабы, что если он тупой, то это не лечится! А будет портить исторические ценности, я его в архив отправлю! 'Труженики' замялись. Потом один, робко произнёс: - Ты, барин, документ нам дал бы. Что мол, так и так, категорически запрещаю! А то ведь, скажут же, мол, лодыри... Я пожал плечами, документ, так документ, и достал из рояля официальный бланк имперского архива: - А донесёте? На чьё имя, кстати, писать? - Не боись, ваше благородие! Наизусть вызубрю! Так и пиши: 'Начштабе дыр.., пыр...' Тьфу, никак не запомню! - А что запоминать-то? - Вмешался в разговор второй, до сих пор аристократично облокотившийся на недопиленную игрушку, - 'Князю литвинскому! Ты пошто, собак болотный, людей работных на вандализму посылаешь? Не сметь больше! Не будь я, Голландец...' Э-э-э, последнею фразу писать не надо! - Ясненько, - закончив писанину, я протянул бланк зубрилке, и пожелал им счастливого пути. Вяло переругиваясь, и таща на плечах котомки, парочка кладоискателей направилась на север. - Тёмные личности, - задумчиво сказал Чи-Хай, - И Дыр-Пыр, у них какая-то непонятная. Винтовочки странные, вроде берданки, а калибр десять миллиметров. - Ну и что? - Вяло отреагировал я, - Пусть читатели рояли считают, нам всё равно в другую сторону. Искренне надеюсь, что до морских змеев аффторы не додумаются. Не встретились нам гады морские. Никто не тревожил наше шествие ни днём ясным, ни ночью тёмной. Совсем обезгадела, обезптичела и даже обеззверела окружающая нас местность. Явно чувствовалось присутствие человека, причём не одного, а многих. И как не хоронились мы, всё равно наступил тот час, когда запахло горящим трутом, и из кустов на тропинку выскочили 'доблестные' конкистадоры в когда-то начищенных кирасах. Нет, эту засаду даже я, своим человеческим носом, унюхал за несколько десятков метров. Противно пахло прогорклым маслом, и с незапамятных времён немытым телом. А Чи-Хай вообще шёл, зажав нос, и страдальчески морщась. О засаде, повторяю, мы знали, но зачем, спрашивается, прятаться, если всё равно пришлось бы идти к здешнему начальству. Ожидания наши чуть-чуть было, не сорвались, вояки обнаружили у меня в портфеле бутылку коньяка (взятого, разумеется, для медицинских целей) и устроили потасовку. Пришлось прикрикнуть на них, потребовать вызвать британского консула. Так и знал, от упоминания Англии, испанцы впали сначала в ступор, а потом в ярость. Руки мне связали варварски, а Чи-Хая так обмотали веревками, что даже трюк с перьями здесь бы не помог. Наконец-то мы пошли, и вот за очередным поворотом, вздымаясь над круглым озером, встала цель наших поисков. Нет, как ни странно, указателя с русскими буквами здесь не было, но флюиды, знакомые всем, кто жил в России, буквально кричали о том что мы пришли. Сколько народа сюда уже отослали, и ещё пошлют. Если бы они все были здесь, то горы не было бы видно. А сейчас... Гора, как гора, скромная такая, невысокая. На верхушке отблескивает металлом какой-то большой круг, внизу виден вход, видимо в шахту. А на берегу озера притулился крохотный поселок, с единственно заметной высокой башней. К ней-то мы и подошли. Скучающий у входа часовой, прервал, с риском для своей челюсти, зевок, и постарался принять воинственный вид. Но шедший впереди старший патруля бесцеремонно отодвинул его в сторону, и скрылся за дверью. Через несколько минут, он высунулся из окна на самой верхушке, и крикнул: - Пропустить! С трудом солдаты затащили Чи-Хая на верхотуру. Я поднялся сам. В комнатке, за столом сидел хмурый, седой тип, в начищенной до блеска амуниции, рядом стоял старший патруля. На столе, уже откупоренная, была бутылка моего коньяка. - Вот, сеньор команданте. Этот типус всё требовал английского консула, а этого зверя он с собой взял, зачем-то. - Хороший коньяк, - выдохнул команданте, после залпом выпитого стакана, - Значит, он врёт! Англичанин взял бы с собой джин, следовательно, это француз. Поэтому, его в шахту, а зверя на кухню! - Зачем на кухню? - Возмутился Чи-Хай, - Что я там буду делать? - Спросишь у повара, - отмахнулся синьор, - Жариться или вариться, не знаю... - Сэр! Я протестую! Мой слуга разумное существо, и его нельзя жарить! - Значит, сварим, - команданте зорко следил за подчиненным, наливающим коньяк, поэтому отвечал сквозь зубы, - Увести! - Какое вы имеете право?! Он говорит, следовательно, он тоже человек! - Мусью, заткнись. Попугай тоже говорит, и те зеленые, что твоими напарниками будут, тоже что-то кричали о правах разумных. Но всем известно, что, ни у попугая, ни у твоего зверя, ни у чёрных, красных, зелёных души нет. Я сомневаюсь, даже в том, что у французов душа есть, но раз ты сможешь работать, то живи, пока. А у зверя, хоть он и большой, передние лапы слабые, так что его в котел! Никогда не знал, что Чи-Хай умеет летать. Впрочем, он тоже об этом не подозревал, но когда я стал диплодоком, в комнате места не осталось. Так что, Чи-Хай выпрыгнул в окно, перья на руках распушились до размера крыльев, а хвостом можно было рулить. Через океан, конечно, он бы не перелетел, но спланировать смог. Я был в гневе, и поэтому на превращение посёлка в груду развалин, хватило трёх взмахов хвоста. Земля гремела под моими ногами, и восторженно орал сверху, совсем маленький Чи-Хай. Уважаю европейцев, за их разумную тактику. Сделав пару неприцельных выстрелов, они с достоинством, и дикими воплями, отступили в заранее подготовленные горы. Судя по пыли, эвакуировались они быстро и далеко. Остановившись у входа в шахту, я осмотрелся. Сверкал на солнце свежими сколами уголёк, насыпанный неаккуратной горкой. Под навесом громоздились мешки с какой-то породой, и молча стояли зеленокожие человекообразные, не выпуская из передних конечностей ручек тачек. Подняв глаза, я убедился в своей догадке. Ну конечно, классическая 'летающая тарелка'. Глубоко вздохнув, и закрыв глаза, прочитал формулу обратного превращения, и понял, что ветер с моря прохладный. Вся моя одежда осталась на развалинах башни, в виде лоскутиков и ниточек. Но как я недооценивал своего слугу и, не боюсь сказать, друга. Он, даже в экстремальных условиях, успел схватить тюк с одеждой, и, вечная ему благодарность, недопитую бутылку! Стакана дожидаться я не стал, и в лечебных целях, допил коньяк из бутылки. Потом оделся, и подошёл к пришельцам: - Вы свободны! Уф-ф-ф, аж голова закружилась от превращений. Сделав несколько шагов, плюхнулся на мешок с рудой, и стал слушать благодарности и рассказы. Дело было житейское, для нашей планеты, конечно. После неудачного контакта с аборигенами, где-то в море, НЛО нуждалась в ремонте. Что там именно произошло, спрашивать не стал, а эти осьминогоподобные в детали не вдавались. Плюхнувшись на вершину горы, (Нет, без русских явно не обошлось, так послать!!) зелененькие стали копаться в ней, отыскивая то ли рений, то ли осмий. И тут подоспели конкистадоры, которые, моментально прихватизировали шахту, и заставили добывать найденный тут же антрацит. Вообще-то они требовали золото, но его здесь не было. Раз в декаду уголь кто-то забирал, но всех шахтеров поневоле, загоняли в саамы дальний штрек, так что ничего они больше не знали. Остальное было делом техники, 'тарелку' отремонтировали, забросили нас на остров Бали, и рванули вверх с такой скоростью, будто за нами гналась вся армия Его Католического Величества. Дело об антраците было закончено, и вообще, я решил тихо и мирно жить на острове, который всегда описывался только в любовных романах. НОЧЬ КРАСНОЙ ЛУНЫ (той, что сразу за зеленой) Гиперпространственная яхта высшего класса 'Империум' стремительно неслась сквозь ледяную пустыню космоса, набирая третью сверхсветовую скорость. Недрогнувшей рукой я открыл четвертого туза, и стальным голосом сказал: - Удваиваю. - Принято, - лязгнул металлический голос, и с обманчивой неуклюжестью стальная рука подвинула фишки к центру стола, - И сто сверху. Задумчиво посмотрев на ехидно улыбающиеся звёзды в обрамлении роскошной рамы иллюминатора, я положил карты рубашкой вверх и подошёл к пульту управления. Взвизгнул привод видеокамеры, и линза проводила меня внимательным взглядом. Пульт управления сиял золотом и драгоценными камнями, но, как и всё остальное, толком не работал. Постучав по сапфирному стеклу спидометра, я грустным взглядом проводил стрелку, смело отправившуюся к правой стороне шкалы, вздохнул, и вернулся за стол: - Принял. Вскрываемся? Дверь, покрытая орнаментом из платины, со скрипом открылась, и в ходовую рубку ввалился грустный Чи-Хай, таща за собой совковую лопату: - Хозяина, я этот гиперуран в одном неназываемом месте видел! Я слуга, а не кочегар! - Чи, - фыркнул я, следя за движениями металлической лапы, - Ты же сам знаешь, что на космояхте 'Котофея', экипаж состоит только из двух людей. Я - капитан, нажимаю кнопку... - А у меня спина мокрая! - И вообще радуйся, что у нас топливо - гиперуран, а не супераммоний. Каре тузов! - А что, тот тяжелее? - Не знаю, но воняет страшно! Компьютер недрогнувшей рукой открыл свои карты, и подозрительно жизнерадостно воскликнул: - Свара! Ой, это не из этой игры, но у меня тоже каре тузов! Чи подошёл к столу, подозрительно осмотрел карты, и спросил: - Сэр, давай по лампочкам ему лопатой врежу? - Нельзя! - Взвизгнул компьютер, - Это неприлично, лопатой!! Полагается канделябрами. - А канделябров у нас нет, - грустно согласился Чи-Хай, и стал поднимать лопату, - Придётся по-простому, подручными, так сказать, средствами... На панели вычислителя замигали все лампочки, какие только были, за прозрачными стеклами бешено закружились катушки с ферромагнитной ультралентой, и в динамиках завизжал эфир, взбаламученный гиперштормом: - Грхм-м-м-м, уююююай, на помощь, на помощь! Ви-и-и-и-и.... - Принят сигнал бедствия, веду расшифровку и отсев помех. Закончил, передаю запись - Помогите, планету Эльдорадо-дубль атакуют ужасные монстры! Все, кто меня слышит, на помощь!! Чи грустно вздохнул и, волоча за собой лопату, потащился в реакторный отсек. По пути он негромко, но убедительно, ворчал: - Это жу-жу неспроста... В систему Эльдорадо мы ворвались как индейцы в городок на Диком Западе. Стрельбы не было, но визга хватило. Визжали мы с Чи-Хаем, потому что яхту сильно трясло на гравитационных ухабах, а скорость компьютер не снижал. - Тормоза придумали трусы! - Радостно орал он, в ответ на наши высказывания, но потом грустно добавил, - Впрочем, мы их всё равно потеряли. - Где? - Возмущенно спросил я, пытаясь удержаться в кресле. Чи было легче, он вцепился всеми конечностями в спинку моего кресла, и сейчас молча, болтался сзади, иногда ударяясь о стенки и пол каюты. - А сразу как влетели. Я там от кометы уворачивался, ну и влетел в яму. Слышь, кэп, лэндится сам будешь? А то у меня что-то в левом тиристоре колет. Генератор тоже, кажется, сбоит, герцы так и пляшут. - Я тебе дам, тиристор!! - Зарычал я, - Немедленно сажай на планету! Посмотри сам, какое на орбите чудо околачивается!! - Вай, - икнул вычислительный центр, и ферромагнитные катушки завертелись с ужасающей быстротой. Чи сдавленно хрюкнул, потом отпустил спинку, и с облегчением потерял сознание. Вид действительно был впечатляющий. На орбите беззащитной планеты, робко прикрывающейся облаками, растопырился пушками, ракетами, лидарами, радарами и прочими смертоубийственными штуковинами, огромный линкор, или ещё, какая-то военная байда. - Имперский линкор класса 'Захватчик', воинственной расы инсекторептилоидов, - любезно проинформировал компьютер, и заорал страшным голосом, - Всем пристегнуться, идём на снижение! Кто не спрятался, я не виноват! Атмосфера планеты вздрогнула, в неё ворвался, тут же спрятавшийся в плазменный кокон, какой-то шальной кораблик. 'Котофея' пищала, отбрасывала выступающие детали, мстительно катала по стенкам и потолку свою, пока ещё, живую начинку, но упорно продиралась сквозь, кажущиеся воздушными, облака. О поверхность обугленный кораблик ударился крепко, комп вообще давно уже орал, что-то про 'Пятнадцать человек на сундук мертвеца...', но рома ему не досталось. Мы всё выпили сами, дожидаясь, когда корпус хоть немного остынет. Наконец-то люк удалось открыть, и выглянувший первым, Чи-Хай радостно воскликнул: - Ох, мать моя, раскрасавица! Болото... - Где? - Искренне удивился я, держа в руке справочник туриста, - Тут же написано - 'Планета Эльдорадо-дубль славится своим мягким климатом, один океан, одиннадцать морей, всегда тёплая погода...' Из рубки донеслись напутственные слова: - Традиция, сэр! На новой планете обязательно нужно лэндиться в болото, иначе не поймут-с. - Кто не поймёт? Монстры? Не дождавшись ответа, я стал вытаскивать из шкафа бластеры, шмайсеры, мечи, алебарды и прочий режущий и колющий инструмент. - В общем, так, я иду спасать блондинку, а ты вместе с этим шулером займись ремонтом. - Как-к-кую блондинку? - Съежился Чи-Хай, - Хозяина, давай не надо. Я грустно вздохнул: - Так кто же нас спрашивает? Традиция, сэр... Осторожно пробираясь, по вязкому, мокрому, липкому, и т.д. и т.п. болоту, я внимательно приглядывался и прислушивался. Пока всё было удивительно спокойно, только вся болотная инопланетная живность, оставшаяся в живых после посадки, упорно демонстрировала мне щупальца, клешни, хвосты и глазища! Глазища были вытаращены, но не убедительны. Особого впечатления эта выставка достижений инопланетной эволюции на меня не произвела, но скафандр всё-таки затянул потуже. Раздался лязг и я обернулся, на прокопченном боку яхты открылся люк и оттуда выскочила печная труба. Помощники занялись ремонтом, догадался я, наблюдая как из трубы вслед за дымом полетели, мюоны, бозоны и прочие кварки. Из входного люка стремглав выскочил Чи-Хай, пнул излишне любопытное щупальце, и нырнул в болото с головой. Поежившись в скафандре, я продолжил свой путь, и вскоре был 'вознаграждён'. Дикий визг пригнул древовидную растительность и сшиб на лету несколько саблезубых стрекоз. Перещелкнув затвор бластера я раздвинул несколько щупалец неубедительно прикидывавшихся лианами, показал кулак любопытному глазу, и наконец-то увидел распространенный штамп развлекательной литературы. Роскошная платиновая блондинка одетая в лоскутики, оставшиеся от скафандра высшей защиты, отчаянно отмахивалась кинжалом от обалдевшего плотоядного растения. Впрочем, удивлялось данное растение, явно не знающее о ядовитости инопланетных белков, недолго. Атомная пуля попавшая в верхушку, навсегда избавила его от последствий незнания. Вместо благодарности и приглашения на рюмку кофе, я был жестоко отруган за столь долгое отсутствие. Обидевшись и сухо представившись, я крайне вежливо поинтересовался, с кем имею честь, встретиться? И кто, спрашивается, верещал на всю вселенную? В ответ блондинка попыталась вспомнить как надо смущаться, потом махнула рукой, и сделала книксен. От такого вида у меня упала челюсть, а у трёх жутко плотоядных пиявок, спешивших поживиться, случился разрыв всех сердец. - Меня зовут Линда оф зэ Дюкс. Я профессор, - она запнулась, но после некоторого колебания, продолжила, - Я профессор ксенобуридановских наук, что в Оксфорд-Нью-Сити, и здесь изучаю микроботанические организмы. - Упс-с-с, - только и смог ответить я, пытаясь представить себе всё вышеизложенное. Ничего, кроме микробаобаба замершего перед двумя ведрами с коньяком, почему-то в голову не приходило. - А почему, вы здесь, мисси? - Прозвучал чей-то недовольный голос из зарослей, - Через половину единицы времени начнется ультракварковая бомбардировка базы землян, а вы - наследница состояний хозяев Оксфорд-Нью-Сити, околачиваетесь в единственном на планете болоте! Непорядок, зря мы что ли линкор на край вселенной гоняли? Стараясь, чтобы движение не выглядело стремительным я повернулся и остолбенел. Нет, о боевом скафандре ничего плохого не скажу, нормальный такой, скафандр. Но то, что было в нём... А разгневанный инсекторептилоид продолжал отсчитывать раздетого профессора: - Стыдно мисси, стыдно! Незамужняя девушка наедине с мужчиной своего вида, в каком-то болоте! Что подумает о вас мисс Де Компф? И что прикажите мне докладывать блиц-адмиралу Жгррчу? Что, истратив пятьсот мильёнов супердорогих бомб, мы не попали в того, за кого нам заплатили? Так, что ли? Нет, такого быть не может! И сердито ворча, жуткий монстр полез в карман за ручной гаубицей. Блондинка только хлопала глазками, и мне пришлось говорить вместо неё: - О, нет!!! Неужели, Де Компфы смогли из-за мелкой зависти предать Человечество?!! Кстати, уважаемый захватчик, вы торопитесь! Где, спрашивается, монолог злодея? - А вы не лезьте не в свой сюжет, - огрызнулся монстр, - Вас здесь не стояло! Наконец-то он вытащил дезинтегратор армейского образца, огляделся по сторонам, и, прицелившись, разразился спичем почти главного злодея. Зевнув, я тоже огляделся, и, потыкав для проверки ножом, присел на бревно. Профессор осталась в болоте, старательно заламывая руки, и время от времени пуская слезу. Хотя, на её месте я бы так не старался, всё равно монстр заливался глухарём, ни на что, и ни на кого не обращая внимания. Несколько минут я прислушивался, но потом перестал обращать внимание. Остальным повезло меньше. Вынужденные слушать перечисление явок, паролей, номеров счетов и дальнейших планов очередных повелителей вселенной, заснули все. Даже бомбы, падающие с небес, попали в зону воздействия голоса, и полностью завалив земную базу, продолжали мирно похрапывать. Почти главный злодей замолчал, и обиженно воскликнул: - И для кого я тут распинался? - Для меня, - вежливо ответил я, открывая огонь из насквозь убойного бластера. Пули свистели над мирно спящей красавицей, монстр корчился, но издевательски хохотал: - Я жуткий плотоядный герой, я самый радиоактивный из всех монстров вселенной! Я - лучшая выдумка всех авторов боевиков! Меня нельзя убить атомной пулей! Ха-ха-ха!!! Чёрная дыра дезинтегратора мрачно посмотрела мне в глаза, миссис проснулась, и сердито спросила: - Долго мне ещё здесь торчать? Холодно, и вообще, мокро... - Аха-ха-ха!!! - Залился жутким ультрасмехом инсекторептилоид, - Меня никто не убьёт атомной пулей, а я убью и съем всех землян!!! - А лопатой можно? - Из кустов выглянул Чи-Хай, держа в руках излюбленный инструмент. Не дожидаясь ответа от растерянного жуткого чудовища, Чи взмахнул блеснувшим на солнце оружием справедливости, и, блямс... Покосившись на мокрое пятно, верный слуга поинтересовался: - А что с дамой делать будем? - Вытащи её, потом разверни в сторону вон той кучи, - я махнул рукой, показывая на бомбы, - И придай ускорение! - Да как вы смеете?!!! - Оф зэ Дюкс вылетела из болота, как стратегическая ракета из шахты, - В то время, как всё прогрессивное человечество должно сплотиться в борьбе за священные демократические ценности, вы смеете... А-а-а-а!!! Стреляйте, скорее стреляйте!!! Встревожившись, я стал поворачиваться, с раздражением думая, что такого быть не может! Злодеи стадами не ходят, они же не селедки! Но, увиденное заставило меня только ласково улыбнуться. Совсем ещё маленький, не больше трёх метров в холке, динозаврик удивленно смотрел на нашу компанию ещё голубыми глазками. - Малыш, а где твоя мама? За моей спиной продолжались дикие вопли про 'Чудо-о-овище!!!' и 'Убейте его, убейте!!!' Поморщившись, я негромко кинул: - Чи! Объясни гражданке... Со смачным звуком рабочая поверхность чудо-инструмента соприкоснулась с выпуклой частью спины, и воинственные крики сменились быстро удаляющимся визгом. - Вот видишь маленькая, свет быстрее, чем звук. Чудовища уже не видно, а звук ещё доносится... Чи? - Здесь я. - Вернись к яхте, пожалуйста, и поторопись с ремонтом. Я лапочку отведу к маме, боюсь, что здесь друзей у нас уже не осталось. - Думаешь, что бомбы взорвутся? - Бомбы? Вряд ли, а вот блондинка взорвётся точно, как только добежит до своих. Выйдя из болота, я перешёл на древний язык, и хоть тяжело было выговаривать звуки неприспособленной для этого гортанью, смог объяснить удивленной крохе, что нужно спешить. Отойдя пару километров, я оставил скафандр и прочие мелочи под приметным деревом и принял истинный свой вид. Нежно приподняв пораженную лапочку, шлепнувшуюся на хвостик, я повторил просьбу, осторожно лизнув её в носик. Ободрённая таким обращением малявка стала носиться, с радостным визгом между моих ног, заставляя меня осторожничать. Ругаться не хотелось, блаженство опустилось на мою грешную душу, вспомнилась молодость, уют и улыбки старших. Мне было хорошо. Даже то, что местные динозавры были мелковаты, и их старейшина с трудом доставал мне до подбородка, и, честное слово, глуповаты, не испортило мне настроения. Объяснив местным, что надо уносить ноги, и подальше, пообещав заглядывать почаще, я вновь вылизал маленькую зазнайку, увлеченно хвастающуюся перед подружками о своей победе, и пошёл обратно. Отдых закончился, пора наступила работы. Мир должен принадлежать его владельцам! К 'Котофее' я успел вовремя. Уже исчезла вспомогательная труба, и в люке торчала только встревоженная физиономия Чи-Хая. От сравнительно недалекой базы 'несчастных' защитников истинных ценностей доносились бодрые крики в нецензурном исполнении. По всей видимости, готовилась карательная экспедиция. На орбите тоже было всё спокойно, и нас там ждали. Это мне сообщил компьютер, в насквозь прокуренной рубке. Плюхнувшись в капитанское кресло, я несколько секунд спокойно взирал на сияющую лампочками панель с торчащей из неё моей сигарой, потом стал говорить. Мой монолог, неоднократно прерывался возгласами, типа: 'Не части, пожалуйста, я записываю!' и 'Ух, ты! Я такого ещё не слышал!' Выговорившись, я отобрал сигару у компьютера, и спросил: - И какие наши планы? Сидеть в болоте и ждать когда нас расстреляют, или взлететь, и быть уничтоженными на орбите? - Ха. Ха. Ха. - Явно скопировав какого-то злодея из боевика третьей категории, ответил вычислитель, - Взлетаем, я этому жабокряку сделал предложение, от которого он не может отказаться! Стартовал наш кораблик, ехидно использовав дю-мезонную плазму. Так что, всё болото в виде отдельных, но больших, комьев, переместилось на головы подоспевших мстителей. - Экологию нарушаем? - Ласково поинтересовался я, пристегиваясь к креслу, дважды штопанными ремнями, - Последнее болото ликвидировал, злодей. - Ерунда, - отмахнулся 'кошмар Гринписа', уворачиваясь от светящейся очереди из чего-то смертоубийственного, - Эти 'орлы' себе всегда болото найдут, планида у них такая. Сквозь обзорный иллюминатор линкор выглядел величественно и грозно. Тройные силовые экраны пульсировали жемчужным цветом, стволы агромадных нейтронных атомных орудий лениво отслеживали наши маневры, ракеты со зловеще красными оконечностями чутко шевелились вместе с направляющими. Спасения не было, но наш компьютер только хихикал в ответ на возмущенные вопросы, и подводил 'Котофею' всё ближе и ближе. Но когда я позвал Чи с лопатой, вычислительный центр снизошёл до объяснений. Впрочем, и так было всё ясно, потому что между кораблями вдруг возникла голограмма зеленого стола, и крапом сверху легли по пять карт. Азарт, вот что объединяет все разумные, полуразумные и таксеберазумные расы вселенной. Именно на азарте и поймал наш картежник центральный компьютер линкора. А ставкой были корабли, причем вместе с экипажем. Оставив нас размышлять над тем, как сделать лоботомию свихнувшемуся компьютеру с помощью 'биг рашен кувалды' и совковой лопаты, наш шулер принялся азартно обманывать доверчивого жабокряка. На дополнительный экран он выводил свои комментарии, и мы, забыв обо всём, не отрывали глаз от синего экрана: 'Ставлю реакторный отсек! Отлично! Моя двойка, против, его стрита. Мы проиграли, замечательно!' 'Ставлю всё!! Ух ты, как он увлекся!! Первый 'троян' пошёл!! Пока жабокряк объясняется со своим адмиралом, мы ему оперативку крякнем! Ах, ты, какой бойкий, три девятки увидел, и всего две карты меняет. Молодец, не будем пугать, поменяем три. А вот теперь начинаем развлекаться!! Повышаю, перебиваю, повышаю, ещё раз повышаю. Всё? Вскрываемся! А не катит твоё каре девяток супротив червого флэш-рояля! Второй 'троян' пошёл!!! Вот и всё, смертоубийство заблокировано!' - И что нам теперь с этими каркодилами делать? - Уже вслух поинтересовался удачливый мошенник, - Отправить их прямиком в местное светило, пускай погреются? - Им можно верить? - Поинтересовался я, раскуривая сигару. Потом подумал, и воткнул вторую в щель компьютера. - Нет, конечно, - панель затянуло голубоватым дымом, - Если бы я второго трояна не запустил в систему, то летели бы сейчас в виде разреженного газа с остаточной радиоактивностью... - Всё равно, - я встал с кресла, забыв отстегнуть ремень безопасности. Штопка была далеко не идеальной, так что поднялся я свободно, - Не хочется мне геноцид устраивать. - Тогда придётся немного времени потерять, - не стал спорить вычислитель, - В соседней системе есть планетка, вполне подходящая для их расы. Сплошное болото для рептилоидов, и сухое высокогорье. Как раз инсектам подойдёт. Оставить их там без корабля и передатчика, пусть строят светлое будущее. - А с человекообразными что делать будем? - Встрял в разговор Чи-Хай, - На Эльдорадо-дубль оставлять их нельзя. Злесь дети маленькие живут. - Потом отдадим им линкор, - Принял я решение, пусть валят на свой Оксфорд-Нью-Сити разбираться, кто из них самый демократичный. Только одно, компьютер! - Слушаю. - Сотри координаты этой планеты из всех хранилищ, детям ещё слишком рано смотреть на разумные расы Вселенной, они ещё стрелять не умеют. НА ДАЛЕКОЙ АМАЗОНКЕ НЕ БЫВАЛ Я НИКОГДА... В салуне было накурено, и пахло пороховым дымом. Мы скучали за столом, я читал газету, Чи чистил револьверы, а Джо тасовал колоду, заставляя карты порхать в воздухе. Из-за соседних столиков народ только поглядывал, но вызов бросать не торопились. В углу громоздились мешки с песком, и из-за них тренькало пианино. Время от времени, музыкальные критики делали замечания, в основном 45 калибра, и тогда струйки песка становились обильнее. Табличка с сакраментальной фразой 'Не стреляйте в пианиста...' была прострелена в нескольких местах, потому что не все ковбои были грамотны. Салун назывался 'Нихт капитулирен', ношение оружия было обязательно, но из-за стойки высовывались стволы гатлинга. Эмигрант из какого-то романа времен первой мировой, Айзек Бломберг предпочитал держать порох сухим. Меланхолично перевернув газетный лист, я небрежным взглядом скользнул по новостям, если конечно их можно было так назвать, с англо-бурской войны. Англичане визжали на весь свет о противоестественности военных действий - их ведь били в хвост и гриву. 'Так нельзя! Это нечестно!', вот таков был смысл всех заявлений, обзоров и прочих словес. Газета переполнена сообщениями о героической капитуляции гарнизонов, о незабываемом мужестве 'выравнивания линии фронта', и о беспредельной отваге эвакуаций из портов. В тренькание расстроенного пианино диссонансом вплелось дребежание банджо, и критики отреагировали дружным залпом. Айзек нахмурился, и стволы гатлинга со скрипом сделали оборот, пока вхолостую. В какофонию органично влились дикие кошачьи вопли с улицы, я нахмурился и заглянул под стол. Так и знал, Стальная Крыса опять проводила геноцид, устраивая кошачьим страшную мстю за своих духовных родственников. Среди ковбоев разгорелась бурная дискуссия о ноте 'Ля', в воплях кошеобразных, и двое решительно направились к выходу, на ходу лапая кобуры. - Кру-у-утые... - насмешливо протянул Джо, не отрываясь от колоды. Несостоявшиеся дуэлянты перестали сверлить друг друга грозными взглядами, засмущались, и старательно делая вид, что выходят только прислушаться, перестали хвататься за револьверы. Но у самих дверей им всё-таки пришлось остановиться, потому что, дымя как стадо броненосцев, в салун влетела металлическая мышь, а за ней маленькая, но разъяренная серая киска. Окончательно добила дуэлянтов прекрасная фурия, размахивающая маузером, и гневно кричавшая: - Фея! Немедленно оставь эту ржавую нечисть! У тебя животик болеть будет! Но котенка не останавливалась! Вернее, она остановилась перед нашим столом, под который юркнула мышь, но стала стремительно распушиваться, превращаясь в клубок. Я закрылся газетой, чтобы спрятать улыбку, и стал прислушиваться, сейчас, вот сейчас... Вот оно! Как приятно вспомнить молодость, особенно если закрыть глаза, и представить дикую равнину, и гордых красавцев, саблезубых тигров. Именно так они рычали, вызывая противника на честный бой. И пусть серая малышка прошла бы, не нагибаясь, под пузиком самого маленького тигренка, но рычала она, как большая. Все замолчали, потрясенные, только вот хозяйка смазала весь эффект, подхватив на руки своё дикое животное. - Это полнейшее безобразие! Куда только смотрит шериф?!! Положив газету на стол, я поинтересовался: - В чем дело, мадмуазель? - Мадам! - И в нос мне уткнулся ствол пистолета, приятно пахнущий свежей смазкой. Пока я пытался вспомнить брачные обычаи млекопитающих, в которых бы фигурировали 'маузеры', Чи навел револьверы на почтенную даму, а Бломберг свою пушку на всех нас. - Ой, простите, - пистолет вернулся в кобуру, а на мое обозрение был выставлено изящное колечко с очень даже неплохим бриллиантом. - Присаживайтесь, мадам, - проявил галантность Стил, одновременно отталкивая ногой мышь, и пододвигая стул, - Присаживайтесь, и расскажите нам то, что считаете нужным. Пока мадам собиралась с мыслями, котенка внимательно и дотошно обследовала стол. Скрупулезному обнюхиванию были подвергнуты: газета (подвергнута испытанию на прочность, путем проведения когтистой лапой. Отвергнута); масленка (обфыркана); сигара (обфыркана дважды); колода карт (разобрана, осмотрена, погрызана, отвергнута). Два револьверных патрона были небрежно скинуты со стола, кошечка спрыгнула за ними, и ловко приземлилась на спину мыши! Джо потом уверял, что от дикого визга отсутствующих динамиков, он поседел, даже будучи полностью безволосым. Родео удалось на славу! Мышь носилась по салуну, гремя необрезиненным шариком, народ прыгал выше столов, резонно опасаясь за свои ноги, Фея гордо распевала воинственную песню, музыканты наяривали туш. В конце-то концов, ошалевшая стальная зверюшка влетела в рассыпанный песок и пошла юзом. Котенка не удержалась на скользкой поверхности и удалилась к пианисту на голову. Дикий визг легко перекрыл многоголосье, и в наступившей предгрозовой тишине, неожиданно громко прозвучали тихие слова: - Мне нужно найти своего мужа. И его товарищей тоже. Скрипнул песок под шариком мыши, и из-за бруствера выскочила котенка, держа в зубах растрепанный парик. Лихо запрыгнув на побежденное мышеобразное она гордо посмотрела на хозяйку. Таверна стремительно стала пустеть, а я только и смог, что задать глупый вопрос: - А мы чем можем вам помочь? Изумрудные глаза сверкнули сверхновыми звездами, но никого она не испугала. На мой взгляд ей бы не мешало поправиться, тонн этак до тридцати. Чи-Хай до сих пор вздрагивал после приключений на острове Бали, и единственное слабое звено у нас был Джо Стил. Кто знает, какая программа включится в его нечеловеческой душе? Я окинул взглядом зал, и понял причину бегства завсегдатаев. Айзек вышел из-за стойки и сейчас направлялся к нашему столику, с решимостью броненосца, идущего на таран. Но Фея успела первой. Запрыгнув на столешницу она продемонстрировала добычу, и решительно забралась на руки ошеломленного Чи, требуя ласки и восхваления! Опоздавший на несколько секунд Бломберг пыхтел, сопел и багровел так стремительно, что я даже обеспокоился за его здоровье. - Фройлян! Ваша катзэ нанесла непоправимый ущерб моему музика! - Фрау!! И вообще.., - она перешла на лязгающий немецко-голландский диалект, и, судя по бледнеющему лицу Айзека достигла ранее неизведанных ему высот, в характеристике музыкантов и, вообще, заведения. - Фея! Отдай эту метелку для пыли её владельцу! Мой Алекс таких нервопилильщиков в окно выбрасывает! Пачками!! - Хм-м-м, фрау... Но все-таки, чем мы можем вам помочь? Мы не местные, проводниками быть не можем. О вашем супруге тоже ничего не знаем. - Я знаю, что вы не местные!! На это и надеюсь, все местные бледнеют и плачут при упоминании блоота!!! В салуне почти никого не было, но после этих слов не стало даже и Ничего. Пропали привычные звуки ветра в неплотно закрытых ставнях, исчез скрип несмазанной створчатой двери, бесследно сгинули даже запахи пролитого на дощатый пол дрянного виски, и казалось бы, неистребимый запашок дешевых сигар. И в образовавшуюся пустоту дыхнуло ледяным сквозняком Древнего Ужаса. С опасливым изумлением я смотрел, как на лысой голове Айзека поднимается шляпа. Только то, что он сел мимо стула, спасло Бломберга от панического бегства. И никакой паники не было, ноги только ватными сделались. Джо вежливо поднял трактирщика за шиворот, и усадил за стол. Пинтовая кружка чистого вискаря, выпитая залпом, помогла салунщику смириться с неизбежным, и он стал помогать в поисках следов. А когда мы услышали про спутника Алекса, некого Изю, то след осветился мудрой сентенцией, о том, что мимо лавки Авраама Кадиллака, путешественники никак пройти не могли. - Но он просто так не скажет, - предупредил Бломберг, - Сведения у него нужно покупать. - Я заплачу! - Гордо заявила фрау Но Джо только усмехнулся, и крутанув две штуковины у себя на корпусе, ни к кому не обращаясь, заметил: - Есть такая пиеса, 'Венецианский купец' называется, и мы посмотрим, как этот лимузин с психоматрицей Шейлока будет спорить... Дата: Суббота, 28.04.2012, 03:54 | Сообщение # 12 Полковник Группа: Администраторы Сообщений: 143 Репутация: 8 Статус: Online На улице было тихо и безлюдно. Ветерок лениво свивал пылевые смерчики, постоянно забывая об них, отчего они осыпались почти мгновенно. Лежащая в тени облезлая собака лениво проводила нас взглядом, совершенно игнорируя вызывающее поведение кошечки. Та обиделась и вновь улеглась на спину металлической мыши. Компьютерное 'чудо' попыхивая своей трубой, катилась за Джо, иногда вздрагивая на неровностях дороги. Но это никого не беспокоило, хотя... - Прекратите это издевательство!! Как вам не стыдно?!! Мы замерли, с удивлением смотря на разгневанную девушку. Катушки в корпусе Стила закрутились с угрожающей быстротой, но первым очнулся Чи: - А в чем дело, мадам? - Вы что, совсем не замечаете, что бедная кошечка сейчас упадет с этого чудовища? - Я извиняюсь, - обманчиво спокойно ответил Джо, - Но во-первых, это не чудовище, а обычная мышь. А во-вторых, у вашей киски есть свои лапы. - Это не может быть мышь! Она не серая! А чудовище - вы! Как вам в голову пришла такая ужасная мысль, что Фея способна ходить своими лапами по грязной улице?!! В конце-то концов, для чего существуют мужчины? Такая глубочайшая по своей свежести мысль, вновь погрузила нас в ступор. И опять рискнул Чи-Хай: - Чтобы пить виски? Первый ответ был неправилен, судя по взгляду. - Наверное, чтобы вляпываться в неприятности? - Теплее. - Женщин носить на руках, сдувать с них пылинки, и в промежутках, между этими основными занятиями, спасать остальное человечество, - зевнул я. - Совершенно верно! - Указующий перст уткнулся в мышь, - И поэтому на спине у этой железяки надо сделать удобную лежанку для кошечки! - Это мышь!! - Уперся Джо. - Нет! Это не мышь, она не серая!! - А мыши бывают и белые. - Сообщил всем Чи, выглядывая из-за моей спины. - Белые - это мышки! Они пушистые и хорошие! Джо Стил упорно пыхтел своей трубой, пытаясь найти достойный ответ. Бедняга, программисты у него были мужчинами. - Оставим это мероприятие на более позднее время, - предложил я, - Мы уже почти пришли. В самом деле, мы стояли у двухэтажного деревянного здания, первый этаж которого украшала скромная, по содержанию, и аляповая, по раскраске, вывеска: 'Предел ваших желаний. Авраам Кадиллак и компания'. Дверь скрипнула, возрыдав над своей горестной судьбой, и пропустила нас в запыленное и захламленное помещение. Мда-а-а... Судя по ассортименту, желания у местного населения были скромные. Высохшие седла, потрескавшиеся хомуты (по размерам, для динозавров), жестяные банки, покрытые пылью. Только в одном месте пыли не было. За длинной стойкой, перегоражившей помещение виднелся большой стеллаж, и стоящая на нём продукция радовала взгляд этикетками 'Коньяк', 'Виски', 'Бренди'. Рядом с ним, в стеклянном шкафчике стояла богато инструктированная перламутром винтовка, и неподалеку был виден вскрытый деревянный ящик с желтеющими патронами. Читающий пожелтевшую газету хозяин поднял голову на скрип двери, и, завидев нашу компанию, встал во весь рост. Похоже, что первоначальный капитал он собирал под бодрым лозунгом 'Сарынь на кичку!', разумеется в местной интерпретации. Под два метра ростом, в плечах, кабы не себя шире, с густой черной бородой, из которой торчала кукурузная трубка. Глаза поблескивали из-под густых бровей, и как ни странно, их было два. - Вай мэ! Какой праздник! Сегодня ко мне пришли великие гости!! - Что-то не похоже, что мы найдём всё нужное в этой лавочке, - лениво протянул Джо, наглым образом проигнорировав радость хозяина. - Ви! - Толстый палец ткнул в направлении Стила, - Ви, совсем хотите моей смерти? Вам достаточно сказать, и у вас будет всё, и даже немного больше! Я припомнил викторианство, и вопросительно изогнул бровь. Удивительно, но хозяин заметил мою гримасу: - У вас болят зубы, или это нервный тик? Не надо так расстраиваться, лекарство у меня есть, самое лучшее! - Где? - Кинулся на мою защиту Чи-Хай, - За вашей спиной, или в том ящике? Впрочем, смутить Авраама такой мелочью было невозможно. - А что не так? За моей спиной универсальное лекарство, ну а в ящике, увы, пилюли от всех болезней. После их приема, насморк вас никогда не будет беспокоить. Ну, всё-таки, чем я могу помочь, столь обожаемым покупателям? - Пойдемте, отсюда, лорд, - повернулся к нему спиной Джо, - Сразу видно, что ничего мы здесь не найдем. Ведь сразу видно, что местный торговец обожает рисковые операции, и денег на хорошие товары у него нет. Как сказано у поэта: Однако капитал его весь в надеждах. У него одно судно плывет в Триполи, другое в Индию; кроме того, я слыхал, что третье у него сейчас в Мексике, четвертое в Англии и остальные суда тоже разбросаны по всему свету. Но ведь корабли - это только доски, а моряки - только люди; а ведь есть и земляные крысы и водяные крысы, и сухопутные воры и водяные воры, то есть пираты; а кроме того - опасности от воды, ветра и скал.* - Какие суда? - Возмутился Кадиллак, - Я честный сухопутный торговец, и никогда не ступал на доски палубы! Вы говорите, что вам надо!! А стихи будем читать после гефешта, мамой клянусь! Неожиданно вперед выскочила наша спутница, и с ходу задала вопрос: - Были ли у вас, двое людей, один из них - мой муж, а второй, Изя? Изю торговец помнил, и очень хорошо. Иначе он дробовик из-под стойки доставать бы не стал. Полюбовавшись на нашу оружейную коллекцию, Авраам вздохнул, и спрятал обратно свой аргумент. - Конечно, не помню! У меня столько за день покупателей бывает, всех не упомнишь. - Сдается мне, мил-человек, - Стил нагнулся, и посадил на стойку свою мышу с Феей на спине, - Что ты всё хорошо помнишь... Кошка выпустила когти, и с омерзительным скрипом провела ими по металлу. Чи-Хай с щелчком взвел курки на револьверах, я же зевнул. Но нам попался крепкий орешек. Не моргнув взглядом, он продолжал клясться всеми клятвами, что никогда не видел мужа 'прекрасной дамы', а 'старого' Изю тоже в упор не замечал, и вообще, если когда-нибудь увидит, то даже не узнает!! И пусть этот Коули даже не заикается про кредит, ибо только идиот может дать в долг этому проходимцу даже намыленную веревку!!! - Стоп! - в голосе Стила лязгнула сталь, - Гражданин, откуда вы знаете фамилию разыскиваемого? Вы официально, в присутствии свидетелей, заявляли, что никогда его не видели! Кадиллак осмотрел всех вытаращенными глазами, и несколько раз судорожно сглотнул слюну. А Джо наслаждался триумфом. Он наставил на бедного лавочника указательный палец,словно ствол револьвера, и открыл рот для обличительной речи. Дверь с грохотом вылетела из проема, и загрохотала по полу. - Рукі на патылiцу! Не варушыцца! Крымінальная паліцыя! - Грамадзяне, вы што, з глузду з'ехалі?** - Миролюбиво поинтересовался я. - Слава Всевышнему! - Обрадовался Авраам, - Сподобился и я, хоть на старости лет, погрома дождаться. Так-с, и где моя оглобля? - Глупости! - Категорически заявила красавица, - Погромы без баронов не бывают! Это только в баронские времена, можно было кого-то громить! В наш просвещенный век, это уже не модно! - Что-то тут не так, - озабоченно протянул один из бойцов, а его командир задумчиво почесал в затылке пистолетом, потом стянул с себя черную шапочку-маску, сожалеючи взглянул на девушку, и обратился ко мне: - Представьтесь, пожалуйста. - Вообще-то это вам нужно представляться, - проворчал я, - Но так и быть. Александро Лонгнеска, герцог Силурийский, граф Кембрийский. А это мои люди, Джо Стил, и Чи-Хай. Немного подумал, и добавил: - Виконты. - Аполлинария д`Нептем! По мужу - д`Пелеви. - Авраам Кадиллак, - с сожалением вздохнул торговец, откладывая в сторону найденную оглоблю, - Шо, совсем-совсем погрома не будет? - СОБР, - отмахнулся старший, уже не обращаясь ни к кому, задумчиво протянул, - Блин, и как мы сюда попали? Это же не первый Интернациональный переулок, дом номер пятьдесят? - Совсем не первый, и даже не последний, - разочаровал его Авраам, и потом меланхолично добавил: - На всё воля судьбы, или переплетчика. - Да. И нам пора переворачивать страницу. В помещении стало просторно, и Авраам покорно спросил: - И что вы хотели знать об этом проходимце Изе? И, самое главное, что я таки буду от этого иметь? - Отсутствие неприятностей! - Радостно предложил Джо. - Меня интересует в первую очередь, мой муж Алекс! - Возмущенно заявила Аполлинария. - Ничего я за Алекса не скажу, - меланхолично ответил Кадиллак, - Он только молча улыбался. И вообще этот поц, простите за слово, Коули так мельтешил, что за ним никого нельзя было увидеть. Страшное дело, но он чуть было не выбил у меня кредит. Ещё бы полчасика, и я бы сам ему доплатил. - И все-таки, - заметил Чи, - Нас интересует их дальнейшая судьба. - Я никак не царь Соломон. И почему я должен знать, куда и зачем они направились? Да и, в конце-то концов, неприятностей у меня совсем нет, и не предвидится! С этими словами лавочник нацепил на рубаху пятиконечную звезду шерифа, и гордо посмотрел на Стила. Тот покорно нарисовал пальцем гримасу разочарования на сверкающей поверхности своего лица, а д`Нептем, достала из сумочку банкноту. - Вот с этого и надо было начинать! - Обрадовался шериф с торговым уклоном, - Вы, таки не представляете, сколько патронов можно сэкономить, если правильно начать разговор. Какого банка у вас доллары? - У меня только фунты стерлинги, - скромно ответила девушка. - Это тоже хорошо! Пятьдесят фунтиков, и вы будете иметь лучшую карту всех путей и разъездов! - Что-о-о?!! - Хором закричали все, кроме меня. Нет уж, пусть торгуются профессионалы, а я спокойно поскучаю. Вот винтовочка интересная и явно на продажу выставлена, её, красавицу, и посмотрим. Торговля шла бурно, в воздух летели аргументы, божба, и различные легкие предметы. В один из критических моментов взлетела даже Фея, поднятая за шкирку Авраамом, но синхронное щелканье курков, убедило его в ошибочности этого аргумента. Да и боевая мыша так свирепо закоптила, что несколько минут все только кашляли, отмахиваясь от клубов угольного дыма. Наконец-то, мы получили сведения всего за пять фунтов. Рассматривая купюру, Авраам сделал комплимент Аполлинарии: - Мадам, вы так похожи на королеву Англии, что просто нет слов. Вы такая же красавица! Бедняга, явно был холостяком, и он так и не понял, почему фрау вылетела из лавки, предварительно окатив его полным презрения взглядом. Я посмотрел на портрет королевы, пожал плечами, расплатился гинеями за винтовку, и покинул помещение. Пора было поставить точки над буквой 'И'. Наша компания неторопливо фланировала по местному 'Бродвею' имея в качестве ориентира пушистый хвост котофеи, маячивший в авангарде. Все молчали, полуденная жара и пыль, как-то не располагали к светской беседе. Наконец-то хвостик свернул под навес летнего кафе. Я удивленно приподнял бровь, но решил промолчать. Роялем больше, роялем меньше... Утолив жажду и отослав гарсона за более подходящими напитками и мороженым, мы облегченно вздохнули. - Мадам д`Пелеви, мы принимаем ваше предложение. Но хотелось бы взглянуть на фунты стерлингов, прежде чем займёмся подготовкой. Аполлинария мечтательно вздохнула, отхлебнула лимонад из запотевшего бокала, и невпопад произнесла: - Как в Париже, только каштанов не хватает... Вот, возьмите. Я внимательно рассмотрел купюру, сравнил изображение с оригиналом, и вернул денежку владелице: - Простите Ваше Величество, что сижу в Вашем присутствии. - Оставьте условности, герцог! - Отмахнулась фрау, - Это всё Изя и его племянник Моня. Изя сунул ему банкноту и потребовал, шоб было как здеся! Долго рассказывал тому про 'экономическую войну', и так заморочил всем головы, что предъявил меня в качестве оригинала королевы. Меня другое интересует, почему мы все, еще в лавке, заговорили по-русски? - Да?!! Действительно, странно. А разве вы знаете, русский? - Как и любой, достойный называться человеком. Так, что вы предлагаете? - Нам нужен транспорт. Нужно продовольствие, проводник, - стал перечислять я, но Джо прервал мои выкладки. - Транспортом буду я, паровозное депо в этом городишке есть, и у Механизмоломакуса я многому научился. - Опять кочегарить? - Возмутился Чи-Хай. - Не надо, - усмехнулся Стил, - Есть технологии! В общем мэм, заберите пожалуйста, свою узурпаторшу, и мы с мышью отправляемся в депо. Завтра утром все будет готово. Чи поднялся тоже: - Пройдусь по лавкам, консервов наберу и галет. Вам что-нибудь особенное взять, Ваше Величество? - Сгущенное молоко, - совсем как девчонка, облизнулась Аполлинария, - Из него такой вкусный торт получается! И... - она замялась, - Парочку пирожных, пожалуйста. Мы сидели за столиком под навесом, кошка спала на освободившемся бамбуковом стуле, и можно было подумать о главном. Молчание было уютным, девушка думала о чём-то приятном, и её лёгкая улыбка, многое обещала, но не мне. Я же размышлял о будущем, что-то не нравилось мне эта 'клякса'. Терпеть никогда не мог 'сталкеров', 'зон' и прочих ужастиков. А ведь придётся влезать в это болото. И самое главное, что могло там потребоваться Изе?!! Я могу понять незнакомого пока, Алекса. Даже в самой уютной и счастливой семье у мужчин бывают взбрыки, и сожаления по прежней вольной жизни. Умные жены в таком случае отпускают ненамного поводок, но Изя?!! Тайна сия настолько измучила мозг, что я решился на прямой вопрос: - Скажите мадам, что хотели найти ваш муж и Изя на этой раскаленной солнцем сковородке? - Вы такой же герцог, как и я - королева? - Что и говорить, ответ был несколько не в тему. - Нет, герцог и граф я настоящий. Вот только одна мелочь мешает герцогствовать и графствовать. Далеко мои владения. - На другом континенте? - В другом времени, - грустно вздохнул я. Свой вопрос повторять не стал, женщины самые целеустремленные создания во вселенной, и если мне не ответили, значит, не ответят никогда. На улицы городка медленно и осторожно, как индейские разведчики, прокрадывались сумерки. Постепенно народу становилось больше, и некоторые уже начали коситься на нас. Но пока всё было тихо, только шепоток о 'крэйзи' становился все громче и громче. Тут к нам подошел небритый и обросший тип в рваном сомбреро. Бесцеремонно спихнув Фею со стула, он вознамерился что-то громко сказать, но смог выдавить только жалобный скулеж. Со стволом 'маузера' во рту говорить трудно. Леденящим шепотом девушка вежливо предложила восстановить 'статус кво', то есть кошечку сажают на стул, а громила растворяется бесследно. Два ствола 'дымного экспресса' восьмого калибра у меня в руках добавили убедительности. Фея стала возмущенно вылизываться, а я спросил: - Вы что, никогда кобуру не застегиваете? - Разумеется! Алекс всегда говорил, что застегнутая кобура вредит здоровью. - Хм-м-м, мне кажется, что дальнейшее наше пребывание на свежем воздухе здоровья, по крайней мере, некоторым гражданам не прибавит. Этого грифа-стервятника ласточкой назвать трудно, но то что, он не последний, так это и к гадалке не ходи. - Благодарю за напоминание! Завтра обязательно зайдём к гадалке, я тут вывеску видела. Прихватив своё имущество, я - штуцер, а Аполлинария - кошку, мы с достоинством отступили на заранее подготовленные позиции, то есть, в номера гостиницы. Вслед за сумерками в город ворвались и основные силы ночи. Ночь была многолика, для каждого своя. Для кого-то она была помехой, и, наслаждаясь чьим-то богохульством, старательно прятала нужные вещи, при спешном развертывании лагеря. Кого-то прятала от липких взглядов, старательно поправляя на прячущемся, черный плащ невидимки. Она ласковым движением укрывала темнотой влюбленных, и выпускала сияющую Луну, чтобы подсветить путь торопящимся домой. Для нас с Чи ночь была бесцеремонной гостьей, которая недовольно ворчала за дверью. Потрескивал газовый рожок, я читал газету, а Чи-Хай, проверив запор, и приняв истинную форму, укладывал ящики с продовольствием и снаряжением. Жалобно хрустнула толстая жесть и по комнате потянуло запахом тушенного мяса. - И как? - Поинтересовался я, не поднимая голову от газеты. - Вполне достойно! - Одобрил консервы мой помошник, - Никакого сравнения с концентратами звездолетчиков! Я поморщился, и отбросил газету: - Хватит вспоминать ужасы, на ночь глядя. И, кстати, кто-то помню, уверял меня, что он травоядный. Чи горестно вздохнул, и выбросил вылизанную половинку банки в окно: - Ах, босс. С кем поведешься, от того и наберешься. Разве в этом графоманском романе найдешь хоть росточек гинкго... Внизу раздался горестный вопль, Чи никогда не промахивался. - А нечего портить санитарное состояние родного города, - хладнокровно прокомментировал звуки Чи-Хай. - Но и выкидывать в окно различные предметы, тоже не стоит, - резонно возразил я, поднимая газету, - Вот послушай: 'Наш корреспондент передает из Эквадора. В результате оперативно-розыскных действий СКИ*** получило информацию о месте расположения так называемой 'пиратской библиотеки'. В целях сохранения тайны, спецоперация проводилась силами только СКИ, и как следовало ожидать, провалилась. По указанному адресу располагался вполне себе респектабельный клуб мужчин нетрадиционной ориентации... - Это как? - Поинтересовался Чи, - У них что, юг вместо севера? - Нет, - покачал головой я, - Это когда в кровати мужчины, вместо женщин. Так, я продолжу? - И не дожидаясь ответа от потрясенного динозавра, стал читать дальше, - Выброшенными из окон сотрудниками СКИ были сломаны несколько одиноко растущих деревьев. В суд уже поступил иск от Гринписа, в котором клуб обвиняется в, цитата, 'нанесении непоправимого ущерба экологии путём воздействия на неё тупыми предметами'. В общем, продолжение следует. - Здесь нам ничего подобного не грозит! - Убежденно возразил Чи, - Народ тут живет в целом, спокойный, и одинаково радушно встретит и нетрадиционалов и гринписовцев. - То есть, как, 'радушно'? - Удивился я, вновь откладывая газету. - Очень просто. И тех и других радушно пригласят на помост к виселице. - Согласен, - зевнул я, - Надеюсь, до утра под окнами стрелять не будут, завтра день хлопотный ожидается. Утро началось с суматошной пальбы. Недовольно поморщившись, я откинул одеяло, и подтянул к себе оружейный пояс. Как обычно утром, пришлось делать выбор. С чего начать день? Кинуть в окно динамитную шашку или умыться? Воспитание победило, да и пока я занимался гигиеной, стрельба утихла. Чи-Хай, уже в человеческом обличии за столом, чистил револьверы, и как обычно, стал ворчать на мою сигару: - Натощак курить очень вредно! - Стакан воды уже выпил, - так же привычно отмахнулся я, настороженно прислушиваясь к шороху у двери. Чи схватил винчестер, но дверь уже распахнулась, пропуская в комнату мышь с восседающей на помосте Феей. Нацеленные стволы кошечка игнорировала, хотя и фыркнула что-то явно нецензурное. Посверкав на нас зелеными глазищами и объективами видеокамер, разведка удалилась для доклада, а мы лихорадочно стали одеваться. Влетевшая через несколько минут Аполлинария, была разочарована. Никаких безобразий, о которых наябедничала кошка, не было. Два джентльмена в сером свете, сочившемся из давно немытых окон, проверяли запасы. Порядок был идеален, конечно, с мужской точки зрения. А с женской... Рубаха Чи совершенно не гармонировала по цвету с джинсами, платочек в моем нагрудном кармане был криво заправлен, ящики неровно стояли, а Джо Стил - настоящий мужчина! Последнее утверждение нас заинтересовало, и пришлось отправляться на улицу, чтобы разобраться на месте. У входа в гостиницу сидел сильно помятый мужчина с огромной шишкой на голове, и синяками под глазами. Энергично размахивая руками, он делился впечатлениями о прошедшей ночи, наступившем утре, и вообще, историей своей жизни. Слушатели горестно вздыхали, и старательно подливали виски, в замирающий на секунду, стакан. По свойственной только мужчинам физике, ни одна капля не выливалась, какую бы траекторию не описывал сосуд. Но сей бедолага нас не заинтересовал. 'Дело то житейское' - как любил выражаться один философ из Швеции. Посредине улицы, на шести огромных металлических колесах, стояла ... фиговина. Хотя, если судить только по размерам, это была не просто 'фиговина', а офигеная фиговина. Серые листы, прошитые пунктиром заклепок, плавно заваливались вовнутрь ближе к верхней точке. Венчала сооружение многоугольная башенка со зловеще вращающимся блоком стволов гатлинга. И хотя, дверь в боку была открыта, щеголяя своей толщиной, и даже трап был опущен, никто близко не подходил. Включаться в круговорот жизни и смерти, олицетворяемый гатлингом, никто не хотел. Я задумчиво обошел вокруг машины, прочитал ожидаемую надпись 'Котофея' на борту, полюбовался на дрожание нагретого воздуха над двумя узкими и высокими трубами в корме, и разрешающе махнул рукой Чи-Хаю. - Господа! - Обратился он к зевакам, - Вот у меня в руке доллары, выпущенные Третьим скотоводческим банком в славном городе Далласе. И я просто мечтаю, безвозмездно, то есть, даром, отдать их тому, кто принесёт немного лёгких и маленьких ящиков из нашего номера именно сюда. Предложение заработать вызвало энтузиазм, впрочем, хилый. Вот если бы Чи просто отдал доллары... Но господа понимали, что это утопия, от слова 'утопиться', и покряхтев для приличия, принялись за работу. Я же проследовал к офигенной фиговине, задумчиво рассматривая ярко-красные металлические колеса. Впрочем внутри внешняя брутальность стали, смазывалась легкомысленной обивкой диванчиков, занавесочками на окнах, и обитым зеленым сукном столом посреди салона. Сразу видно, что в спешке раскурочили какой-то вагон, и судя по интерьеру, явно первого класса. Пройдя в носовой отсек, я обнаружил лесенку в башенку, и отполированный дубовый штурвал. - Офигеть, - отреагировал я, и тут же получил ответ: - И шо вам таки не нравится? - Джо-о-о, - укоризненно протянул я, - Мы совсем одни, и зачем нам этот акцент? - Хм-м-м, - застеснялся Стил, - Это пройдёт, просто полночи торговался с Авраамом. Этот, хм-м-м, человек оказывается еще и депо имеет, кроме лавки. Но главное, результат! А он налицо. - Согласен, - вздохнул я, - Только ты Чи-Хаю о цене ничего не говори. - Так всё очень дешево!! - Возмутился Джо Стил, превратившийся в сухопутный корабль. - Не знаю где и когда Чи познакомился с Плюшкиным, но сейчас всё, за что ему не приплатили, считается дорогим. - Почему мы до сих пор стоим?!! - Аполлинария была рассержена по-настоящему, хотя её котейка спокойно спала на спине своего транспортного средства, стальной мыши. - Кгхм-м-м, - откашлялся динамик нашего транспортного средства, - Мисс, пока заканчивается загрузка снаряжения, вы могли бы осмотреть свою каюту. Я вынужден был оборудовать её согласно своим представлениям... Проводив взглядом улетающий вихрь, я мысленно поаплодировал Джо, принесшему жертву на алтарь мужской солидарности, уселся в кресло, и достал сигару из внутреннего кармана. Уже поднося спичку к обрезанному кончику, вспомнил о правилах вежливости, и поинтересовался: - Мадмуазель, не возражает против курения? Но Фея проигнорировала мой вопрос. Пожав плечами, я закурил, и посмотрел в немного зеленоватое окно. Погрузка заканчивалась, но Чи пока не собирался расплачиваться. Подумав о проблемах, я опять пожал плечами. В крайнем случае, можно будет отстреливаться, но лучше бы напомнить нашему казначею о стоимости патронов. - Джо! Поторопи Чи-Хая, и напомни ему, чтобы заплатить будет дешевле. - Обязательно, - в голосе Стила было слышно раздражение, а из-за стены раздавался треск раздираемой материи. Похоже, что вкусы мисс и Джо были противоположны. Кошка задумчиво сделала мостик на лежанке, и направилась к выходу из рубки. Хозяйке явно была нужна помощь в раздирании, отрывании и прочих девичьих забавах. Лязгнула наружная дверца, и в рубку зашел очень грустный Чи-Хай. - Эти лодыри... эти лентяи... - голос динозавра, расставшегося с деньгами, прерывался, и он периодически картинно хватался за правую сторону груди. - Не путай. У человека сердце слева. - Ах, да, - Чи схватился за левую сторону. - Джо, мы готовы. - Пока рулите сами, - отмахнулся Джо Стил, - Я занят цветом вечернего заката в бухте Уолфиш-бей. Горестно переглянувшись, мы с Чи, принялись приводить в движение наш броневагон. Вернее, я скомандовал 'Вперёд', а Чи встал за штурвал. 'Котофея' катила по прерии. Белесое от солнечного жара неба уныло повисло на кактусах, угрожающе растопыривших свои колючки. Чи гордо стоял за штурвалом, периодически слегка поворачивая лакированное колесо натруженными мозолистыми руками. Его суровые глаза зорко смотрели вперед, сверкая на обветренном лице. - Чи, - лениво протянул я, - Не увлекайся, мы не в пиратском романе. - А что, заметно? - Смутился динозавр. - Очень, - зевнул я, и вновь углубился в изучение газеты. Дверь лязгнула, и по полу с грохотом покатилась банка сгущенного молока. Фея влетела вслед за нею и попыталась героическим прыжком остановить свою добычу. Только сверхъестественная ловкость Чи-Хая, перехватившего её в полете, и одновременно остановившего ногой банку, спасла котенку от трамвы. Весовые категории у охотника и добычи были разные. Двухфунтовая металлическая банка с аскетически скромной этикеткой могла существенно помять косточки хрупкой котоледи. Но по высказываниям данной леди, все могло быть иначе, так что опасаясь расправы, я поставил банку на пол и только потом разрешающе кивнул Чи-Хаю. Презрительно окинув нас, зеленющим взглядом киска забралась на банку, и нетерпеливо мявкнула. - Как ты думаешь, Чи, наглость уже зашкалила? - Не думаю, сэр. По-моему всё в пределах 2 Ркм/метр квадратный****, что не превышает максимум, для данной породы. На призывный мяв подкатилась стальная мышь, и махнув хвостиком открыла банку. Ходовую рубку наполнило счастливое урчание. А из-за стены по прежнему доносилось усталое хрипение Джо и возмущенный голос Аполлинарии. Отделочные работы продолжались. - Интересно, а как эту машину останавливать? - Неожиданно спросил рулевой, панически оглядываясь на меня. - А что случилось? - Привстал я в кресле. - Подъезжаем к стене, похожей на туман, но странный какой-то. - Спроси у Джо. - Уф-ф-ф... Нажми там кнопочку, справа от штурвала. Не ту-у-у-у!!! 'Котофея' стремительно рванула вперед и описав сложную зазогулину, возможно даже синусоиду, влетела в туман. Наконец-то Чи нашел нужную пимпочку, и машина резко остановилась. Все дружно высказались, даже Фея. Хотя будучи с ног до кончика хвоста в сладкой массе, высказываться трудно. Чи отпустил штурвал, за который крепко держался, и понурился. - И что теперь делать? Ответом прозвучал только вой, от которого задрожали металлические стены: - У-у-у-у!!! - Это не ответ! - Строго сказала Аполлинария, вошедшая в рубку. Резкая остановка на ней почти не сказалась, а слова, прозвучавшие из ее уст в момент толчка, до нас не донеслись, - Если мы остановились, то предлагаю пообедать. - А что у нас на обед? - Оживился Чи-Хай. - Консервы. - Опять, концентраты, - вздохнул рулевой. - А у Феи, на сегодня, и... - окинула она взглядом 'сладкую киску', - И на завтра, сгущенное молоко. А кому не нравится консервированная говядина, разогретая, между прочим, могут прогуляться на охоту. Девушка кивнула на стену, из-за которой опять раздался тоскливый вой. - Нет уж, - передернулся наш кормчий, - Судя по громкости, данный тип, не оценит такую честь. Мы лучше консервированных поедим. Стол был сервирован по высшему походному классу. Мейсенский фарфор, серебряные столовые приборы, хрустальные бокалы, свечи в изящных канделябрах, полностью отсутствовали. Открытые банки и металлические кружки были впрочем, равноценной заменой. Главное, что присутствовал аппетит. Вот только от музыкального сопровождения в виде заунывного воя, можно было и обойтись. - И чего ему не спится?!! - возмутился Джо, и переключился на внешний динамик, - Чего орешь?!! Люди обедают! Ой... Рухнувшая рядом с машиной голова была больше 'Котофеи' раза в два. А зубы... Восклицание 'Ой!' полностью их характеризовало. Глаз, в котором сконцентрировалась вся мировая скорбь, повернулся к нашему транспорту, и из пасти донеслись печальные слова: - Жуб болит... _______________________ * В. Шекспир "Венецианский купец" ** Руки на затылок! Не шевелиться! Криминальная полиция! Граждане, вы что, с ума сошли? *** Служба Контроля Интернета (мифологическое) **** Ркм/м2 - рыжекотоморда/метр квадратный
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"