Кун Алекс: другие произведения.

Технический специалист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.98*10  Ваша оценка:

  Глава 1. Распределение
  
  Дверь института привычно скрипнула, выпуская Дениса под летнее солнце, залившее ступени родной альма-матер. Сегодня день вышел особенно хорош. За спиной осталась защита диплома и госы, сданные исключительно на отлично. Закрывающаяся доводчиком дверь отсекала целую эпоху, с редкими радостями, упорной учебой и единственным доходом, в виде стипендии по потере кормильцев.
  Денис поправил на носу массивные очки, оттягивая неизбежность первого шага в новую жизнь, и решительно сбежал по восемнадцати ступеням крыльца.
  - Ден! Стой!
  За спиной подала протяжный голос дверь, и по лестнице ссыпался одногрупник, перепрыгивая через несколько ступеней.
  - Как сдал, не спрашиваю, тебя даже в тотализатор не включали. Вечером в "Кактусе" собираемся обмывать. Явка обязательна!
  Последние слова Костик прокричал, уже взбегая по ступенькам, не планируя выслушивать отказы. Денис проводил приятеля взглядом, поправив сползающие очки, и улыбнулся. Жизнь как река, русло ее может петлять, но течение это не остановит. Вспомнив прошлогодний поход на байдарках, в который его насильно вытащил Костик, Денис продолжил аналогию - вот только капитан, идущий по течению, должен сам рулить, в какое русло дельты войдет его судно. Иначе выйдет как у них тогда, глубина кончится, и придется проводить лодку, проваливаясь по колено в донный ил.
  Мысли вернулись к намеченному пути, в компанию "Трансруд". С одной стороны, торопиться некуда, можно зарегистрировать распределение в течение недели. Но уже завтра ему откажут от комнаты в общежитии, а денег на карте хватит едва ли на пару дней гостевых номеров, при условии, что он откажется от вечера в "Кактусе".
  Простейшая арифметика намекала на сложности начинающейся новой жизни и указывала единственное верное направление, тем более что техник-отличник получил одно из лучших распределений на потоке.
  Доехав на монорельсе до делового кольца, Ден прогулялся по многоцветной брусчатке, подчеркивающей солидность возвышающихся по бокам зданий. Лето радовало легкими нарядами девушек, теплым ветерком и пересвистом птиц. Красоту района не портили автомобили и авиетки, припаркованные в других районах порой в три ряда на однорядной дороге. Хорошо жить в достатке. И Ден рассчитывал подробнее ознакомиться с этим аспектом в новой жизни.
  Отдел кадров встретил нового сотрудника буднично. Солидный интерьер, кондиционированный воздух и прозрачные мониторы, перемигивающиеся столбцами цифр, не компенсировали откровенного безразличия сотрудников к новичку.
  Кабинет, куда Дена отправили из справочной, обычным деловым видом, обрамлял колоритного чиновника от кадров, больше похожего на сержанта в отставке, шириной плеч, осанкой и коротким ершиком прически. Из милитари стиля выбивался только деловой костюм, и тонкий галстук с заколкой в виде логотипа компании.
  Кадровик, окинув взглядом вошедшего, кивнул на кресло перед столом, бросив короткое, - Карту.
  Денис вложил в протянутую лопату, являющуюся у чиновника рукой, пластиковый прямоугольник универсальной карты, отражающей всю его жизнь, успехи и финансы. Кадровик положил карту перед собой, на черную столешницу, скрывающую в себе деловую электронику явно последних поколений. В стоящем на углу стола мониторе высыпали цифры, большей частью которых Ден мог гордиться.
  "Сержант" слегка хлопнул костяшкой большого пальца по столешнице и забегал пальцами по высветившейся на ней клавиатуре, сопровождая появляющиеся на экране строчки редким хмыканьем.
  Очки вновь сползли по потеющему носу Дениса, но все его внимание занимали варианты начала карьеры, бегущие по монитору. Кадровик вновь коснулся пальцем столешницы, гася клавиатуру, и откинулся в кресле, задумчиво постукивая карточкой Дена по подбородку.
  - Значит так. Условия знаешь. Отрабатываешь стажировку и переходишь на полноценную должность техника. Все, как у всех. За время стажировки мы гасим твой целевой займ на обучение. Сроки стажировки, в большинстве случаев, у нас стандартные - пять лет. Варианты перед тобой, можешь выбирать понравившиеся, и обсудим.
  Особого смысла выбирать у Дениса не было, свое распределение он подробно изучал еще в институте, благо у него имелось право "первого в списке". Поиск места стажировки он остановил на компании "Трансруд", как на единственной, из предложенных, имеющей сокращенные сроки для выпускников по некоторым должностям.
  Теперь Денис зацепился взглядом за одну строчку на мониторе, ради которой он так торопился первым оказаться в отделе кадров.
  - Расскажите подробнее про код восемнадцать сто три.
  Чиновник, не меняя удобной позы в кресле, поводил по столешнице правой рукой, манипулируя информацией на экране, и начал перечисление, упоминая подробностей явно больше, чем высветилось в развернутом информационном окне.
  - Техник мехов, пограничная планета Сахара, русский сектор. Стажировка три года, условия обычные.
  Оторвав взгляд от монитора, и окинув субтильную фигуру выпускника в дешевом костюме, кадровик задумчиво продолжил.
  - Техника не старая, но изношенная, используется активно. После стажировки, зарплата с надбавками за пограничную зону и премия за поддержание в работоспособности изношенной техники. Проживание и питание за счет компании, по дальздравовским нормам. Что еще интересует?
  - Причина сокращенного срока стажировки.
  Кадровик пожал плечами
  - Пограничье...
  Денис мысленно прикинул пограничные коэффициенты, но два года сокращения обязательной "лямки" никак не выходило.
  - Там что? Агрессивная фауна или добыча изотопов?
  - Да нет. Фауны в тех песках так и не нашли, руды там добывают разные, но вакансия не в шахты, а на периферию. Атмосфера кислородная, можно дышать без скафандра. Жарковато, но в помещениях микроклимат держат неплохо. Есть моря на высоких широтах, со своей флорой и фауной, но суша безопасна.
  Кадровик явно быстро терял интерес к новичку. На краю столешницы замигал желтый треугольник с вопросительным знаком. "Сержант" отклеился от спинки кресла, навалился на стол и выслушал скороговорку справочной через акустику стола, положив палец на мигающий запрос. Ответил коротко
  - Пусть поднимается, скоро освобожусь
  После чего перевел вопросительный взгляд на Дениса, убирая палец с погасшего на столешнице запроса.
  - Ну, ты определился?
  Байку про сыр в мышеловке Ден знал, но сыр был очень уж вкусной, а мышеловка не явной - может, есть, а может действительно просто тяжелая работа.
  - Оформляйте.
  Пальцы чиновника компании вновь забегали по столешнице. Мигнула рамка вокруг лежащей на столе карты.
  - Что же, добро пожаловать, Денис Олегович, в компанию "Трансруд". Ссылку на должностную инструкцию записал в рабочий раздел карты, статус изменил, аванс перевел. Билеты и аттестаты выписаны с завтрашнего дня, подробности посмотрите сами. Желаю вам карьеры, достойной полученного образования.
  Кадровик поднялся со стула, заполнив собой весь небольшой кабинет, и протянул руку Дену, вскочившему вслед за хозяином кабинета.
  Оказавшись за дверью, Денис еще несколько секунд постоял, пытаясь найти в себе радость от начала пути к достатку и процветанию, но обнаружил только бурчащий от голода живот, что подвигло пробежаться пальцами по карте, вызывая на ее поверхности полоску цифр своего счета. Живот забурчал явственнее, радуясь появившейся свободе маневра. Теперь можно зайти в "Колобок", на беляши с кофе, а вечером шикануть в "Кактусе".
  ***
  Утро вышло тягомотным. Карточка помигивала непринятыми сообщениями, одно из которых требовало освободить комнату общежития до двенадцати часов. Билеты на трансгал оказались на сегодняшний вечер, о чем напоминало другое сообщение. Еще два непринятых запроса визитки, непонятно от кого, и куча рекламных сообщений, как обычно прорвавшиеся через фильтры.
  Денис нехотя поднялся, окидывая взглядом разбросанные по комнате вещи. День обещал быть долгим и тяжелым, начиная с подписания "бегунка". Цифры счета, высвеченные картой после касания, уточнили, что день будет еще и не особо сытным, если закупить все личные вещи, запланированные ранее для нового места работы.
  День так и пролетел, в беготне. Сначала по кабинетам, потом по магазинам, затем вслед уходящему монорельсу. Последнее, правда, было дохлым делом, и выполнилось скорее по привычке.
  Аэропорт встретил обычной суетой, людской муравейник перетекал струями людей, то втягивающимися в посадочные двери, то расходящиеся из проемов прибытия и вихрящиеся вокруг элеваторов выдачи клади.
  Денис подошел к первой же свободной стойке оформления, ставя набитый рюкзак на платформу лифта и отвечая робкой улыбкой на заразительную, профессиональную, мину радости молоденькой служащей аэропорта. Его карта легла на сенсорную пластину терминала, вызвав на мониторе информацию по рейсу и, одновременно, регистрируя билет. Служащая, для этих действий, была совершенно не нужна, но аэропорты блюли древние традиции.
  - Ваш рейс через сорок три минуты, вы можете ожидать его в зеленом зале или посетить наше кафе...
  Ден кивал рекламным слоганам аэропорта, пропуская их мимо ушей, и следя, как его рюкзак проваливается в лифтовую шахту, уходя на погрузку. Вещи двигались удивительно медленно, явно давая девушке возможность озвучить все рекламные заявки. Глянув в грустные глаза радушно улыбающейся, не прекращая монолога, служащей, Денис подумал, что ему еще досталась не самая плохая работа, какая бы мышеловка его не ожидала.
  Челнок оторвался от полосы, наплевав на заявленные служащей при регистрации сроки, и опоздав на полчаса. Наверстывая упущенное время, машина круто набирала высоту, и быстро обогнала звук своих двигателей, теперь не столько слышимых, сколько ощущаемых вибрацией корпуса.
  Прилипший к иллюминатору Ден жадно наблюдал за отдаляющейся землей, пока поляризовавшееся на солнце стекло не отсекло все виды. Далекие воспоминания детства об орбитальном полете всколыхнули память, подняв на поверхность глубоко запрятанные переживания. Настроение подернулось сумраком, и стыковка на орбите уже не привлекла его внимания. Наступившая временная невесомость только ухудшила сумрак на душе и протесты желудка.
  Пятьдесят четыре часа трансгал разгонялся в сторону Солнца с ускорением равным земному тяготению, заставляя комфортно скучать многочисленных пассажиров. Каюту бизнес класса Денис делил со специалистом-биологом, летящим до Сахары, на полярную станцию, плавающую в океане высоких широт. Летел биолог по приглашению федералов, отрабатывать грант. Его рассказы о планете, новых впечатлений о Сахаре не добавили. Сам он там еще не был, а подробности развития створки моллюска в среде с недостатком кальция - Дена интересовали исчезающее мало.
  Дни безделья Денис, как опытный ученик, посветил подробному изучению должностных инструкций, скрупулезно проходя по всем ссылкам, встреченным в основных документах. Мышеловка так и не нашлась. Работа ожидалась обычной, условия стандартными. Даже список обслуживаемого оборудования удивления, или сомнений в способности с ним совладать, не вызывал.
  Трансгал вышел на конечный виток орбиты разгона вокруг светила, окутавшись ЭМ защитой, вскоре расцветившейся переливами "северного сияния" от приветствующего корабль Солнца. Пассажиры рассаживались перед экранами, транслирующими цветовую феерию конечного этапа разгона. Только самые привычные к межсистемным перелетам не ждали зачаровано кульминацию гигантских плясок энергий, предпочтя продолжить чтение книг или послеобеденный сон.
  Сполохи отклоняемых защитой частиц образовали вокруг корабля огненный кокон, продолжающий расти по мере приближения к конечной точке орбиты - гигантскому, полыхающему защитой, рукотворному кольцу прокола. Жгуты солнечного ветра, запутавшегося в ЭМ защите ворот, втягивались в черную дыру прокола, напоминая водоворот огненного света. И в этот космический мальстрем стремился корабль.
  Все знали, что трансгал летел в прокол строго по расписанию. Спереди и сзади шли другие корабли, частым пунктиром разметив разгонную орбиту. Но казалось, люди остались в одиночестве, перед гигантской битвой бесконечной черноты и яростного огня.
  Затем по кораблю прокатились предупредительные звонки перехода, мир дрогнул и мигнул, на несколько секунд погрузив каждый атом корабля и пассажиров в великое ничто. Чтоб по прошествии этого мига вновь расцветить защиту корабля сиянием, но уже другого светила.
  Трансгал чуть дернулся, слегка придавливая пассажиров ускорением, и взял курс на новую разгонную орбиту вокруг местного светила, заканчивающуюся очередными воротами прокола, до которых было полтора часа безделья.
  Люди еще посидели в креслах, наблюдая удаляющиеся за кормой ворота системы, окутанные чуть более светлым, чем у Солнца, огненным водоворотом, подпитывающим энергией систему прокола. Затем в помещениях начал нарастать гул разговоров, делящихся впечатлениями и расходящихся пассажиров.
  Денис еще несколько минут наблюдал, гипнотизируя голографический монитор с огненным танцем за кормой. Мальчишкой, как и большинство его сверстников, он мечтал стать космическим пилотом, героически разведывающим новые системы. Фильмы и новости его детства не оставляли иных желаний у пацанов, по вечерам с надеждой смотрящих на звезды. Это позже новости стали возносить почести толстеньким, лысоватым дядькам, покупающим себе трансяхту для проведения пикника за многие световые годы от Земли, а тогда, Дениска искренне переживал, что тонкая кость и слабое зрение не даст ему поступить в летное училище, а потом и академию трансфлота.
  Встряхнувшись от вновь накативших воспоминаний, Ден поднялся из кресла. Пилотировать он, увы, не может - но без техников, ползающих по многочисленным шахтам трансгалов, ни один героический покоритель космоса долго не протянет. Оставалось только хорошо сделать свою работу, для чего в каюте ожидали внимания не до конца просмотренные справочники по поручаемым ему на новом месте механизмам.
  На второй прыжок зал опять наполнился народом, правда, в заметно меньшем количестве. Вновь пляски огненного водоворота и мигающий мир, после которого корабль окутался зеленоватым свечением очередного светила, и пошел вокруг него к новым воротам. До системы Сахары оставалось пять прыжков, и полсуток корабельного времени.
  За столом на ужине царило приподнятое настроение, трансгал благополучно выпрыгнул из последних ворот в системе назначения, и теперь отдалялся от светила, тормозя свой бешенный разгон все тем же ускорением, равным ускорению свободного падения на Земле, дабы пассажиры могли комфортно вкушать комплексный ужин бизнес-класса. Сосед Дена по каюте активно обсуждал с их сотрапезниками достоинства и недостатки корабельной кухни, постепенно скатываясь на съедобные водоросли океана Сахары.
  Денис участия в беседе не принимал, усиленно прокручивая в голове последние цифры из справочников обслуживаемых мехов и автоматически закидывая ложкой в рот обсуждаемую соседями по столу бурду. Кажется, мышеловка проглянула среди благопристойных цифр и схем.
  Вот зачем на пограничной планете мехи с рельсовыми орудиями? Понятно, что они входят в обязательный набор каждого погранпоста, разбросанного по новоосваиваемой планете. Но зачем восемь на пост?! В обычном наборе мех один, да и тут, в основной документации, мех числился в единственном экземпляре. Это в глубоко зарытых дополнениях, нашелся приказ об усилении постов. Формулировка приказа звучала дико "...для усиления охраны месторождений в свете конкуренции на квоты".
  Поерзав, в такт своим мыслям, рисующим конкуренцию при помощи толп боевых мехов, Денис не выдержал, и прервал беседу за столом своим вопросом.
  - А что, на Сахаре война идет?
  Приборист из соседей, Олег Семеныч, летящий на Сахару впервые, как и все они, прервал кулинарный монолог, внимательно посмотрев на Дена
  - С чего ты взял?
  Тишина, повисшая над столом и оттеняемая обычным гулом столовой, дала понять, что вопрос интересен всем присутствующим.
  - Да изучал справочник по своей работе, и наткнулся на увеличенное число мехов с гауссами. Вот и подумал, зачем они нужны.
  За столом заметно спало напряжение. Олег Семеныч хмыкнул, запивая прерванный разговор соком из стакана, и весомо ответил.
  - Война, Ден, штука серьезная. Без объявления ее федералами дело не обходится. А уж тогда об этом все новостные ленты трубят, в контрактах отдельный пункт появляется, да и вообще, все по-другому. Много мехов, это не показатель. Вот помню, летали мы на Колос...
  Под байку прибориста, в которой боевые мехи стояли едва ли не на каждом поле пшеницы, выполняя роль пугал, ужин потек дальше. В байку верилось с трудом, так как мехи, хоть и серийные, штука дорогая. И даже необходимость гонять "воронье" размером с дракона, обоснованности их применению не добавляло. На одной зарплате пилотов мехов разориться можно.
  Через шестьдесят один час после выхода из прыжка, трансгал запарковался на орбите Сахары. Пассажиры рассаживались в челноки, обещая новым знакомым обязательно написать, и вообще, поддерживать связь. Денис прошел в указанный ему челнок, немного сожалея, что его знакомые разлетаются по другим направлениям. Хотя, гораздо больше его грызло чувство ожидания встречи с новым местом работы.
  За свою подготовку будущий техник волновался мало. Вся доступная ему информация была изучена вдоль и поперек. Но работа, это ведь не только механизмы, но еще и сослуживцы, начальник участка, директор. Страшилки, как новичками в пограничье смазывают шестеренки - бродили по всем форумам, хотя в них мало кто верил.
  Планета под крыльями сходящего с орбиты челнока выглядела необычно. Полосатый шар, с голубыми полосками океанов высоких широт и широкой, желтоватой, полосой материков на экваторе. Долго наблюдать необычное зрелище помешали щиты, закрывшие иллюминаторы. Потом началась тряска спуска, особо тяжело переносящаяся под картинку с монитора, показывающую укутанный огнем болид, пронзающий плотную атмосферу.
  На подлете к посадочной полосе иллюминаторы вновь открылись, но вид из них не радовал разнообразием. До горизонта волновалось желтоватое море, не разбавленное даже привычными иглами вышек связи, не говоря про деревья или траву. Даже облака не пятнали тенями песочные дюны, изливаясь на землю далеко на юге или на севере, у побережий океанов, которые отсюда увидеть уже невозможно.
  Толчок посадки, объявление по громкой связи, все это Денис пропустил мимо ушей, зацепившись взглядом за серые, низкие здания аэропорта, хоть немного оживившие пейзаж. Некоторое время челнок стоял на полосе, по громкой связи просили набраться терпения, и ждать буксировки в ангар.
  Ждали не долго, ангар изнутри радовал гораздо больше, чем снаружи. Сочные краски стен и множество суетящихся людей и машин радовали глаз, после однообразной неподвижности пустыни.
  Суета регистрации прилетевших пассажиров, ожидание и поиск разгруженных вещей, все эти бытовые мелочи настроили Дениса на деловой лад, и оказавшись, с рюкзаком, перед дверью офиса компании, расположенным прямо в здании вокзала, он не испытывал уже того мандража, который терзал его в последние дни на трансгале.
  Представителем компании оказалась дородная тетка, на которой довольно смешно смотрелась форма служащей, с обязательным галстуком, лежащим на груди практически перпендикулярно телу.
  - Присаживайся.
  Служащая отвлеклась от выстукивания по клавишам допотопной клавиатуры, жестом указав на ряд потертых стульев у стены. Денис уселся, поставив рюкзак на линолеум пола между ног, и приготовился ждать.
  Под щелканье клавиш клонило в сон. Ударное изучение справочников на борту трансгала сказывалось на общем состоянии. Уже примериваясь положить голову на верхний клапан рюкзака, Денис вздрогнул от вопроса:
  - На стажировку?
  - Да, по распределению.
  Пришлось вставать, перешагивая рюкзак, и протягивать карту. Тетка взяла ее не глядя, одновременно нажимая кнопки на раритетном телефоне, свешивающем провода с края стола. Придерживая трубку плечом, служащая со второй попытки загнала карту в коробочку считывателя, внезапно разразившись гневной фразой.
  - Ну, вы там уснули?!...
  Переведя взгляд на вздрогнувшего Дениса тетка одними губами сказала "это я не тебе".
  - На восемнадцатый форпост когда пойдешь? ... Что! Да ты на часы глянь, какой обед!!!
  Выслушивая гудящую трубку, служащая забарабанила вновь по клавиатуре, внимательно глядя в таблицы, высвечивающиеся на экране.
  - Брось заливать! Восемь контейнеров в тебя загрузят за полчаса. Чтоб к пятнадцати тридцати была у восьмого выхода! Подберешь новичка на восемнадцатый.
  Трубка загудела басовитее, вызвав недовольную мину у выслушивающей монолог служащей.
  - Пятнадцать сорок, и ни минутой позже. Ты меня знаешь! На тридцать второй завтра отправлю, да еще топлива отпущу по нормам равнин.
  Трубка подавилась приглушенным вскриком, заставив тетку довольно улыбнутся. Денис, так и не принявший участия в беседе, мысленно почесал в затылке. Байки про новичков приобретали новые грани, преломляясь на действительность.
  - Значит так...
  Тетка положила трубку, вытаскивая карту из считывателя.
  - ... Добро пожаловать, и все такое. Через час стой у восьмого выхода из терминала, тебя грузовик подберет. На пирожные в буфете не налегай, от них изжога, лишний раз из терминала не выходи, там хоть и можно дышать, но сложно. С работой ознакомишься на месте. По прибытию найдешь Евграфьева, он с тобой дальше возиться будет. Все понятно?
  Говоря это служащая, опять не глядя, протянула Денису карту, одной рукой продолжая выстукивать что-то на клавиатуре. Видеть утвердительный, или отрицательный кивок новичка она не могла в принципе.
  - Тогда, вперед. И...
  Тетка задумалась, будто вспоминала нечто из далекого детства
  -... удачи, в начале карьеры.
  На этот раз служащая оторвала взгляд от монитора, окинув им потерянно стоящего с картой Дена.
  - ... Она тебе не помешает.
  Видимо на этом запас заботы о сотрудниках у нее иссяк, и Дениса выпроводили из кабинета однозначным жестом.
  Очутившись вновь в терминале, первым делом Ден активировал карту, глянув новые записи. Потом, неожиданно, обнаружил отсутствие связи - сеть для карты оказалась недоступна. Первый раз в жизни Денис оказался без информационной сети, и это повергло его в ступор едва ли не сильнее, чем ударные темпы приема на работу. Нет, он не ожидал ковровой дорожки и девушек с цветами, но виделся ему момент прибытия более торжественно.
  Час в терминале тянулся бесконечно долго. Бродя по относительно небольшому холлу, и изучая вывески, уже через полчаса Ден мог выступать тут экскурсоводом. Кафе вызывало изжогу не столько выпечкой, сколько ценами, киоск товаров в дорогу продавал совершенно бесполезную, без информационной сети, электронику, по ценам яхты трансгалла. Автомат с напитками прекрасно считывал карту, но связаться с банковской сетью не мог, все по той же, отсутствующей сети. Как следствие, напитков он не выдавал, представляя из себя экспонат человеческого гения. Киоск с прессой, радовал газетами на бумаге, двухнедельной давности, и не работающим терминалом для скачки электронных версий. Похоже, во всем терминале из электроники работали только табло прибывающих и отбывающих рейсов, да и это вызывало сомнения, так как за все время брожения Дена по холлу на них ни разу не поменялись цифры.
  Выйдя из восьмого терминала в урочное время, Денис окунулся в настоящую печь. Так жарко ему было только на практике, в литейном цехе. Только на этот раз жар дополнялся мелкой взвесью песка, немедленно заскрипевшей на зубах, не пойми как пробравшись сквозь плотно сжатые губы. От прямых лучей местного светила выход прикрывал широкий козырек, выходить за который желание отпало сразу, как только раздвижные двери отсекли кондиционированную атмосферу терминала.
  Через пятнадцать минут, сидя на рюкзаке и обильно потея, Денис думал, чего ему не сиделось внутри. Придя к выводу, что воспитанная им в себе пунктуальность не подходит для этой планеты, и уже собравшись занырнуть обратно, в прохладу терминала, Ден увидел выезжающий из ангара грузовик.
  Мысли разом приняли новое направление. Грузовичок подавлял. Колеса превышали два роста, а кабина висела на уровне второго этажа. Грузовые отсеки суставчатой гусеницей изгибались вслед за выруливающей кабиной. Название "грузовик" подходило для этой гусеницы пустыни меньше всего. Ближе была аналогия с поездом. Но у Дена подходящий монстр вызывал острый технический интерес. Кабина у него кондиционируется?
  Кабина встретила прохладой, особенно приятной после альпинистского подъема по узкой лестнице, последовавшего за обнаруженной платформой опущенного водительского лифта с косо написанной табличкой "не работает", расширившей представление новичка-техника о перспективах деятельности.
  Объем кабины соответствовал размерам транспорта, здесь свободно можно было жить. Подтверждая этот тезис, боковые окна кабины декорировали розовые занавески, с рисунками котят по кайме. В дальнем от входа углу, перед лобовым стеклом, закрытым широкими жалюзи, располагалось место водителя этого монстра, занимаемое неожиданно худой девушкой, в неопределенном диапазоне возраста, между двадцатью и тридцатью годами. Застыв от неожиданности подобной картины, Ден не сразу прикрыл входную дверь, получив недовольны окрик, неожиданно низким голосом, от водительницы. Захлопнув люк, Денис собрался было извиняться.
  - Ты на восемнадцатый?
  Проглотив слова Ден кивнул, на автомате вытащив свою карту. Бросив на карту взгляд, девушка с несколько большим интересом взглянула в глаза Дениса.
  - Новичок что ли?
  - Да. Стажировка по распределению. Ден... Денис Олегович, техник.
  Девушка устроилась в водительском кресле удобнее, жестом указывая на ряд кресел за своей спиной.
  - Садись, Денис... хм... Олегович. Давно ждешь?
  Усаживаясь, Ден пристраивал рюкзак и искал привязные ремни. Большие колеса у транспорта явно не для езды по автобанам.
  - Минут пятнадцать... И зовите меня Ден, пожалуйста. Мне так привычнее.
  Водительница полуобернулась, протягивая за спину руку в жесте рукопожатия
  - Пускат.
  Скрепив знакомство пожатием рук, девушка тронула рычаги управления. Машина дернулась, плавно качнув кабину на амортизаторах, и начала набирать ход, вываливаясь из-под тени козырька терминала. В кабину ударили солнечные лучи, рассеченные жалюзи на горячие полоски.
  - Ну, Ден, рассказывай, как тебя угораздило угодить в Сахару. Дорога у нас длинная, новичков мало...
  Рассказывать-то особо было нечего. Все как у всех. Учеба, поиск работы. Чтоб денег побольше, а отработка поменьше. Котенок, если Ден правильно перевел кличку "Пускат", хмыкала.
  - Отличник значит?... Даа... делааа... И что, теперь у компании такие условия?... Ну, надо же...
  Вокруг ползущего грузовика лежала пустыня. Мониторы заднего вида показывали песчаные смерчи, вздымаемые колесами. Корабль пустыни качало на волнах небольших барханов.
  Теперь Пускат рассказывала, как мотается по пескам, возя грузы и сырье. С ее слов Сахара приобретала новые краски, настоянные на поте с песком, и скуке. Против первого Ден не сопротивлялся, а для второго у него имелось двенадцать терабайт учебных материалов, отложенных для повышения квалификации.
  Постепенно беседа свелась к кратким диалогам, под рывки кабины. Клонило в сон, так долго откладываемый в свете последних событий. Голос Пускат постепенно уплывал, сливаясь с рокотом грузовика.
  - Не спи, замерзнешь!
  Тычок в плечо вырвал из полудремы. Грузовик стоял неподвижно, слегка подрагивая. Заполошным взглядом Денис окинул экраны, обнаружив вокруг грузовика сооружения форпоста, и погрузчики, лихорадочно разгружающие трюмы корабля пустыни.
  - Давай на выход, Ден. Двигатели заглушены, скоро Сахара будет прямо тут.
  Пускат обходила кабину, закрывая жалюзи. Ден вскочил, распутывая затянутый привязными ремнями рюкзак, с интересом поглядывая на экраны, отражающие место его будущей работы.
  Форпост выглядел необычно. Бетонная площадка, обнесенная невысоким забором с трех сторон, с четвертой вздымалась двухэтажным бетонным бруствером, массивным и толстым. Несколько плоских, явно бронированных, башен, похожих на шляпки грибов, дополняли картину несокрушимости укрепления. И это форпост мирных добытчиков руды? Они барханы из рельсовых орудий расстреливают? Или это новый способ рыть шахты?
  Денис, не поверив экранам, остановился на верхней площадке кабины, выйдя из машины вслед за водительницей. Картина особо не поменялась, только приобрела глубину и переливы цветов. Например, стало заметнее, что бетонная площадка, да и многие сооружения, пятнистые. На светло сером фоне бетона выделяются чуть более темные пятна неправильной формы. Тревожный звоночек уже не просто подавал сигналы в душе, а бил набатом. Ден крикнул вслед спускающейся девушке, стараясь не показать испуга в голосе.
  - Пускат, это же военный объект!
  Она замерла на ступенях, окинув взглядом вид за спиной, и подняла глаза к свешивающемуся через ограждение верхней площадки Денису.
  - Да куда этим дохлякам до вояк. Не видал ты боевых объектов! Спускайся Ден, это просто пограничье. Привыкай.
  Раскаленные поручни жгли ладони, сухой, жаркий воздух сушил легкие, а по спине текли струйки холодного пота. Спускаясь, Денис твердил про себя как заклинание - "Это пограничье".
  
  Глава 2. Обустройство
  
  Оставшаяся в тени грузовика, ругаться с начальником погрузки, Пускат махнула Денису рукой, прощаясь, и указала на приземистое здание, оказавшееся одним из шлюзовых входов в подземный комплекс форпоста.
  Тамбур шлюза порадовал прохладой и огорчил охранником. То ли ему скучно было, то ли не поверил указанной в карточке Дена декларации, но минут десять вещи новичка перетряхивались и сверялись со списком. При этом через тамбур постоянно шнырял народ, иногда приветствуя ковыряющегося в вещах стража, но чаще просто проходя мимо. Карточки не предъявил никто.
  - Все, можешь идти.
  Сверка, так и не доведенная до конца, была прервана по совершенно непонятным причинам. Похоже, охраннику просто надоело.
  - Не подскажете, как дойти до Евграфьева?
  - Так тебя к майору определили? Восьмой этаж, левый коридор, там сам посмотри, не помню, какой кабинет.
  Кивнув стражу, Ден шагнул к лифтам, нажимая кнопку вызова. И тут до него дошел смысл сказанного. Майору?! Резко обернувшись, Денис хотел задать наводящий вопрос, всколыхнувший его душу. Но спина охранника маячила уже у внешних дверей, и кричать через весь тамбур Ден постеснялся.
  Лифт спускался довольно быстро, вместо стен кабинку огораживала сетка, через которую хорошо были видны внутренности комплекса. Схему компановки Денис узнал сразу - вертикальный цилиндр с множеством этажей, круглой, массивной, плитой грузового лифта по оси цилиндра и несколькими пассажирскими платформами по периферии. На этажах размещались ангары техники, реммастерские, жилые помещения и прочая начинка. В самом низу должен стоять реактор.
  Первые два этажа внимания не привлекли, там стояла тяжелая строительная техника, Дену не интересная. Вот следующий этаж притягивал взгляд - вдоль стен, вокруг колодца грузового лифта, застыли тяжелые мехи. Глаз выхватывал ключевые моменты, заплаты, вмятины, замену частей, отличающихся оттенками краски. Мозг в это время пытался выйти из ступора. Мехов было много. Не меньше полутора десятков. Память демонстративно скомкала предварительно полученные инструкции и спустила их в унитаз.
  Лифт давно миновал этаж с боевыми машинами, а Денис так и стоял, задрав голову вверх, упираясь невидящим взглядом в потолок лифта, вновь прокручивая в сознании заклинание про пограничье.
  Восьмой этаж встретил прибывший лифт пустым коридором, загибающимся кольцом вокруг цилиндра. Вскинув на плечо рюкзак, Ден последовал совету охранника, пойдя левым коридором и читая таблички на дверях. На третьей двери таблички закончились, и все остальные кабинеты стояли безымянными. Более того, на них и номеров не имелось, так что охранник мог не напрягать память.
  Как назло, коридор пустовал, и Ден решился заглянуть в кабинеты. Через пятнадцать минут его аналитический ум подвел первую статистику. Восемь кабинетов заперты, три открыты, но в них никого нет, в одном кабинете кто-то спит, смачно храпя, и в одном кабинете ему так и не смогли внятно ответить, но настойчиво приглашали к столу, где на подшивке чертежей стояли аккуратные, маленькие стопочки и бутыль, наполовину заполненная чем-то мутноватым.
  Продолжать обход в том же духе желания не возникало. Денис обреченно вернулся к лифтам, и уселся у стены, привалив рядом рюкзак. Ковровая дорожка и девушки с цветами окончательно выцвели в его мыслях.
  Звонок прибывшего лифта прозвучал неожиданно, возвращая сонного Дена в реальность. Из раскрывшихся дверей вышли двое, неспешно переговаривающихся друг с другом мужчин в возрасте. Также, спокойно переговариваясь, они перешагнули вытянутые поперек коридора ноги новичка и явно собрались идти дальше.
  - Простите, не подскажете, где кабинет Евграфьева?
  Мужчины остановились, без особого интереса наблюдая за встающим с пола Денисом.
  - Это Кирки-то? Вон там, пятая дверь.
  Тот, что казался постарше среди прибывших, указывал не налево, а направо от лифтов. Ден, переборов чувство окончательной потери реальности от всего происходящего, набрался наглости и попросил
  - А вы не покажете, которая именно.
  Мужчины переглянулись между собой, мимикой выразив, что они думают об умственных способностях настырного вопрошающего.
  - Вот ведь персонал в компании подобрался... Пойдем уж... Провожу.
  Провожающий Дена, полным сарказма голосом, считал двери, мимо которых они проходили, тыкая в них пальцем.
  - Первая... Вторая... Пятая.
  Попытавшись открыть последнюю дверь, провожающий убедился в ее неприступности, но зачем-то шагнул дальше, и приоткрыл следующую, заглянув в кабинет.
  - Вот тут он и сидит, можешь подождать внутри, пока не придет.
  - Благодарю
  Денис молча вошел в указанный кабинет, бросил рюкзак у двери, и рухнул на стул. В мыслях случился ступор. В этот момент на столе зазвонил агрегат, которого Ден даже в музеях не видел. После третьего звонка агрегат брякнул поднятой трубкой, и отчетливый голос сказал "Идите в жо..у". После чего трубка опять звякнула и агрегат замолчал. Пошли, наверное, подумал Ден, постепенно втягиваясь в ритм жизни форпоста.
  Ожидание затягивалось, и, как не обидно, сон не шел. Побродив по кабинету, и даже решившись на небольшую кругосветку по коридору, Денис начал расставлять стулья, образовывая из них лежак для себя. За этим занятием его и застукал хозяин кабинета.
  - И что вы тут, молодой человек, забыли?
  Оглянувшись на вошедшего, Ден припомнил просмотренные им фильмы военной тематики и попытался ответить браво.
  - Приехал на стажировку, господин майор!
  Крупный, но невысокий, мужчина в возрасте, приближающимся к полусотне, оглядел выстраиваемую Денном конструкцию из стульев с интересом.
  - Ясненько. Кстати, стулья лучше было у той стены ставить, с этой стороны жалюзи на приточной решетке заело и сквозит. Ну да ладно, давайте знакомится.
  С этими словами будущий начальник Дена уселся за стол, нажимая на загадочном агрегате кнопки. Через пару секунд из агрегата донесся хрипловатый голос.
  - Чего?
  - Поговори мне!
  Майор изобразил командный рык.
  - Спустись. Новичок прибыл, к твоему терему его припишу.
  Голос, на том конце провода явно не лучился энтузиазмом.
  - Может завтра?
  - Не может! Он у меня тут уже дрыхнуть навострился. Спускайся!
  Голос помолчал, и глубокомысленно подвел итог
  - Да, у тебя неудобно, дует. Лечи его потом. Спускаюсь.
  Агрегат звякнул, и Евграфьев навалился на стол, глядя куда-то в угол комнаты.
  - Итак, звать меня Кирилл Карпович, начальник ремзоны восемнадцатого форпоста. Напомню, компания у нас частная, и военизированных подразделений, как и воинских званий, не имеет. Понятно?!
  Неожиданно для себя Ден широко улыбнулся. Ну конечно! Полтора десятка пугал для полей военным подразделением являться не может! Просто, сельхозинвентарь.
  - Понятно!
  Начрем подозрительно посмотрел на улыбающегося Дениса и продолжил
  - Пакет о тебе пришел с терминала, посему, можешь не представляться. Обрадован твоим дипломом. Под этим впечатлением определяю тебя в зеленую бригаду техников-ремонтников мехов. Там одни ветераны. Элита. Можешь начинать гордиться.
  Продолжая улыбаться, Ден задал совершенно посторонний вопрос.
  - Ветеранов чего?
  - Ремонта, Денис Олегыч, ремонта. Сейчас один такой спуститься, у него и спросишь. Еще вопросы есть?
  - Да. Где тут рабочий туалет? А то на этом этаже не нашел действующего.
  Кирилл Карпович повернулся на вращающемся стуле к шкафчику в углу кабинета, и вытащил снизу большую бутыль воды.
  - Действует он, действует. Слив просто не работает. Для детей мегаполисов поясняю. Берешь с собой бутыль, и изображаешь фонтан. Только воду экономь...
  Растерявший за сегодня весь лимит удивления, Ден принял протянутую бутыль, кивком поблагодарив, и подтвердив, что технологию местных санузлов он понял.
  Вернувшись из сложной и опасной экспедиции, Денис застал в кабинете начальника обещанного ветерана. Элите было лет тридцать, застиранный комбинезон пестрел не выведенными темными пятнами и полосами, особенно густо покрывающими рукава. Модной трехдневной щетине было уже дней десять, видимо, ветеран решил отращивать бороду. В целом, ничего выдающегося внешность будущего сослуживца не имела - парень как парень. Короткие волосы, неопределенно темного цвета, усталые глаза и дурацкая привычка жевать жвачку.
  Занимался начальник со своим подчиненным, чтоб скоротать время, весьма техническим делом - они обсуждали инструмент.
  - Кирка, ты меня в угол не загоняй! Снимем эти блоки со станков, чем работать буду?! Не дам! Пятого меха разбирайте, он все одно не жилец.
  - Саныч, я с тобой не обсуждаю! Что значит, не дашь?! Оборзел в конец? Мех, может, задницу твою убережет, а станки со следующей поставки восстановим.
  - Хрена лысого!...
  В этот момент на вошедшего Дениса обратили внимание. Ветеран даже на стуле развернулся, осматривая новое приобретение бригады с ног до головы.
  - Мдя... вечнозеленый кипарис.
  Вместо того, чтоб представить новичка начрем неожиданно спросил у Дена
  - Так отличник, даю вводную. Мех шестой серии, полетел контроллер шагового механизма. Замены нет, но весь форпост, в твоем распоряжении. Действия?
  Первое, что хотелось сказать Денису, удалось оставить при себе. Вторым шел уже вполне конструктивный вариант.
  - Снять контроллер с рубки связи, перепаять разъем и перепрошить. В остальном, должен подойти. В рубке, при отсутствующей информационной сети, этот блок все одно не нужен, тем более что там тройное резервирование.
  Ветеран изобразил пару хлопков бурных аплодисментов. Кирилл Карпович задумчиво кивнул, не преминув уточнить.
  - Нет в рубке тройного резервирования. Там и двойного уже нет. Но мысль интересная. Значит так, Саныч, завтра пришлю два блока, сажай пополнение за работу. Не получиться, разбирай станки.
  Остановив собиравшегося продолжить спор ветерана жестом, начрем закончил.
  - Хватит тут мыслью растекаться. Если завтра с блоками не выйдет, тогда и договорим. Иди новичка устраивай да берлогу свою покажи. Проваливайте.
  Ветеран встал, бросив на ходу "Бывай" и вышел, поманив за собой Дениса. Все произошло настолько стремительно, что Ден выскочил из кабинета забыв рюкзак, пришлось бежать обратно.
  В лифте, наконец, ветеран представился.
  - Звать меня Федор Александрович, бригадир зеленого терема. Но у нас политесы не приняты, зови просто Саныч и на ты.
  - Ден. А скажите... скажи, терем, это как понять?
  Нажав кнопку четвертого этажа, Саныч многозначительно ответил
  - Терем, друг мой вечнозеленый, это состояние души. Ну, вот как у Кирки - майор в полтинник. Впрочем, подозреваю, ты не поймешь о чем речь. На материальном плане бытия, терем, это народная аббревиатура от техник-ремонтник мехов. У нас тут сокращения на каждом шагу, так что, не тушуйся, спрашивай, если что.
  - А почему зеленый?
  Саныч усмехнулся, провожая взглядом очередной промелькнувший этаж.
  - Новичков берем, вот и зеленые. На самом деле, наша бригада не одна, ныне их пять. За каждой закреплены по три меха. Это деление условное, и когда жарко, на деления уже никто не смотрит. Цифры бригад приелись, вот и прижились цвета.
  Наконец Ден смог задать наиболее волнующий его вопрос с момента прибытия на форпост.
  - А жарко, это что значит? Тут все же война?
  Лифт остановился на четвертом этаже, двери раскрылись, но Саныч продолжал стоять, опираясь на стену рядом с панелью управления и глядя куда-то вдоль коридора.
  - Тебе как, Ден, официальную версию или нецензурную?
  Предоставленный выбор стал для Дениса неожиданным.
  - Мне бы правду. Хочу понять, куда попал на три года.
  Саныч оттолкнулся от стенки и решительно вышел в коридор.
  - Пойдем в берлогу, там договорим.
  Идя вслед за бригадиром, Ден поймал себя на терзании, так ли ему хочется узнать ответы на свои вопросы. Постепенно ответы становились все более очевидны.
  Коридор этажа техников разительно отличался от офисного. Истоптанный и протертый до бетона линолеум на полу, крашенные стены, местами облупившиеся, местами даже выщербленные. Разводы непонятных подтеков по потолку. Все это напоминало сцены низко бюджетных фильмов, которые Ден любил критиковать в той жизни.
  Помещение, куда они зашли с бригадиром, добавило нереальности происходящему. К огрехам забытого ремонта добавилась разнокалиберная мебель, в некоторых деталях которой угадывались элементы бывших механизмов или обрезки материалов. Особо знаково смотрелась столешница из куска ранцевой брони меха, с оставшейся на ней решеткой теплоотвода, ныне использующейся как держатель для бумаг.
  В дополнение картины, у дальней стены, на топчане из толстой пластиковой плиты, лежал мужчина, обутый в один ботинок. Лежал он под большим плакатом "Не курить!" в изголовье, видимо поэтому, самозабвенно курил, стряхивая пепел в пепельницу стоящую на груди. Так как все его внимание занимал фильм, демонстрируемый рабочим терминалом, стоящим в ногах, мимо пепельницы мужчина систематически промахивался, припорашивая свой комбинезон.
  Самым удивительным было то, что табачным дымом в помещении пахло умеренно. Гораздо слабее, чем в туалете на восьмом этаже. Видимо местные техники действительно были элитой, и вентиляцию у себя смогли наладить.
  Увидев входящих, лежащий мужчина, пальцами босой ноги хлопнув по монитору, остановил просмотр фильма и вытащил один наушник из уха. Наверное, эти жесты можно было считать знаком уважения и внимания.
  - Знакомьтесь. Ден, это Димыч, он же "чахлик невмиручий", посему откликается и на Кащея. Чах, эта наша новая зелень, вместо Гоши.
  С этими словами Саныч прошел к столу, и включил кнопку на чайнике. Потом включил еще раз. Чахлик приподнял руку с дымящейся сигаретой и покачал ладонью, видимо показывая, что он услышал и рад знакомству. Вот только его ответ пришелся вразрез с жестами.
  - Вместо Гоши стать никто не сможет. Будь здрав, Ден. Саныч, и мне налей...
  Не обратив внимания на просьбу Чахлика, Саныч вытащил с полки две большие чашки, с плохо угадываемым под засохшими натеками, цветом.
  - Садись Ден, знакомиться больше не с кем, перед тобой вся зеленая бригада.
  Заканчивающийся день что-то сдвинул в душе Дена. По крайней мере, никакого удивления бригада из двух человек, обслуживающая трех мехов, не вызвала. Но Саныч уточнил.
  - Раньше нас штатно было. Потом новые мехи пришли, а штаты остались прежние.
  Ден молча кивнул, принимая у Саныча горячую чашку и вдыхая незнакомый аромат, парящий над ней. Чахлик скинул ноги с топчана и уселся на нем, ставя пепельницу на пол. Потом он снял второй ботинок и, пошарив под топчаном, вытащил цветастые пляжные тапки. Тяжело вздохнув и затушив сигарету в пепельнице, второй человек в иерархии зеленого терема нацелился на свободный стул у стола и пакет пряников, выставленный Санычем. Последний, меж тем, продолжал знакомить новичка с местом работы.
  -... вон там, за дверью, проход к станочному парку и мастерской, потом сам сходишь, глянешь. Красавцы наши стоят прямо у нас над головой, мы туда можем попасть либо общими лифтами, либо на подъемниках от мастерской, либо по лестницам в коридоре. Хотя по лестницам вряд ли, там комендант рухлядь складирует.
  Хлопнув себя по лбу, Саныч вытащил из-под стола телефонный аппарат, сдвинул коробку с сахаром и, поставив на ее место аппарат, начал нажимать кнопки.
  - Привет Олега, Кирка новичка подбросил, ты поставь его на довольствие... Да, в комнату Гоши поселю... Нет, не надо, у нас свой...Олежка, не жидись... Ну, ты еврей! Ладно, новичку и поручи, пусть он с твоим хозяйством ознакомится... Бывай, через полчасика к тебе в каптерку заглянем.
  Убрав телефон под стол и отхлебнув напитка из чашки, Саныч, стукнув по руке Чахлика, набиравшего из пакета пряники, заговорил о другом.
  - Теперь о войне...
  Чахлик, надкусывающий пряник невнятно хмыкнул и попытался второй рукой утянуть еще одну выпечку, пользуясь задумчивым состоянием бригадира.
  - ... Войны нет, это правда. Не называют же драку двух мужиков у пивного ларька войной. Хотя, зубам тех мужиков у ларька наплевать, как называют процесс их выбивания...
  Саныч поднес кулак под нос Чахлика, который осмотрел представленный артефакт очень внимательно, так как, будучи худым как скелет, не мог продемонстрировать нечто похожее, даже собрав вместе все свои конечности.
  - На Сахаре несколько компаний из разных секторов, каждая пытается подгрести под себя побольше, уж больно богатые и легко разрабатываемые тут месторождения. На стыках территорий идут постоянные стычки, не перерастающие в нечто большее только чтоб не злить федералов. По этой причине тяжелое оружие не применяют, с орбит не бомбят, но форпостам порой хватает и остального.
  Отхлебнув из чашки, Саныч, будто на что-то решившись, поднялся и прошел в угол, к большому книжному шкафу со справочниками. Вытащил из него старинный фотоальбом и аккуратно положил его перед Денисом, предварительно смахнув рукой со стола несуществующие крошки.
  - Я тут уже пятый год. На разных форпостах, с разными людьми работал...
  Со страниц альбома смотрели портреты мужчин и женщин, грустные и радостные, в парадной одежде, и выхваченные фотографом во время работы. Ден пролистывал десятки фотографий, особо не приглядываясь. Саныч стоял за спиной и молчал. Чуть дальше середины, альбом закончился. Последняя фотография отражала веселого юношу, показывающего фигу фотографу. На подписи под фото, маркером было выведено короткое имя - Гошик.
  Саныч забрал альбом и понес его обратно. Чахлик прихлебывал напиток, неподвижным взглядом глядя мимо Дениса. Надкушенный пряник сиротливо лежал перед ним на столе.
  - Их никого больше нет, Ден. Осталась только наша память, да скупые строчки некрологов от компании, о "гибели на производстве". Войны нет, Ден. Нет и героев. Есть несчастные случаи и производственные травмы, с которыми порой половину форпоста в терминал увозят. Если успеют.
  Вот эти тихие фразы и скрутили Дениса окончательно. Непонятности, копившиеся весь день, снесли тщательно воспитанную в Дене вежливость.
  - Саныч! Так какого... тут сидите, засунув языки в ... ! Чего не поувольнялись все на...! Чего молчите! Думаешь, поперся бы сюда, промелькни хоть слово в сети о том, что тут происходит?! Хрена! Пошли к майору!
  Бригадир молча похлопал по плечу Дениса, проходя мимо и усаживаясь на свой стул.
  - Сходи, коль охота. Мы все по разу, а то и не по одному сходили. У Кирки даже отдельный файлик есть, который безопасники завести заставили. Он тебе параграфы контракта покажет, так что, чтоб дважды не бегать, я их тебе сам продемонстрирую, а ты почитай. А почему молчим. Не молчим, Ден. Кому удается, в сеть инфу забрасывают, но она там растворяется. Без федералов явно не обходится. Что это стоит компаниям, не берусь даже подсчитывать. А потом говорунов прижимают пунктами контракта, о лояльности к работодателю. Но к майору сходи, иначе безопасников твое поведение удивит.
  - А наши разговоры их не удивят?
  Денис постепенно брал себя в руки, вспоминая народную мысль про "поздно пить боржоми"
  - Да кому мы нужны?!
  Саныч отмахнулся от вопроса, как от несущественного. Чахлик вышел из задумчивости и злорадно оскалился, заговорив.
  - Во, во. Особенно после того, как ты кольцевую врезку им в прослушку вставил, где мы на два голоса поем гимн федерации.
  Саныч и ухом не повел, продолжив мысль.
  - Безопасность, Ден, на форпосте представлена аж двумя людьми. Думаю, ограничились бы одним, коли не существовала гипотетическая необходимость кого-либо арестовывать. Одному безопаснику с этим делом можно и не совладать. Для всего остального у компаний есть подразделения юристов, на которые тратят денег больше, чем на все форпосты этой планетки. Законы, Ден, это страшное оружие. Особенно, если их пишут под диктовку "платиновых" акционеров.
  Саныч обмакнул пряник в остывающий напиток и задумчиво продолжил.
  - Мы тут с Чахликом давно. Не удивляйся, что опережаю все твои вопросы. Хочешь спросить, чего тогда форпосты не "складывают лапки", при малейшем "наезде"? Бывало и складывали. Знаешь, что дальше происходит? Конкурент, наехавший на форпост, забирает специалистов к себе, заставляя их подписывать новые контракты. А старая компания вчиняет таким "перебежчикам" миллиардные иски. Не конкуренту, заметь, а именно своим сотрудникам, как физическим лицам. Поводов для исков хоть отбавляй. Помнишь, прошлогоднее дело про "передачу секретных материалов"? Как тогда "общественность" осуждала группу "перебежчиков"?! Ну вот...
  Бригадир откусил размокший пряник, отхлебнув из чашки.
  - После сдачи форпоста, считай, ты в вечной зависимости от конкурента. Сроков давности многие иски не имеют, и защитить тебя может только армия адвокатов конкурента, если он тобой будет доволен. Скажешь, что можно не подписывать новый контракт? Можно. Кроме производственных травм, случаются еще и пропавшие без вести. Не поверишь, но в пустыне даже землетрясения бывают, целиком обрушивающие форпосты, вместе с персоналом.
  Денис сидел раздавленный, вертя в пальцах остывшую чашку неизвестного напитка.
  - Да ты пей, Ден, пей. При нервных срывах много жидкости пить положено. Я тебе и травок заварил соответствующих. Можешь нос зажать, если так просто не идет.
  Задумавшись, Денис последовал совету. Горечь прошла в желудок, взорвавшись там явно спиртовыми нотками и оставив в пищеводе огненную полосу "выжженной земли".
  - Вот и славно. Чах, плесни нам еще!
  По коридорам форпоста внезапно прокатились и смолкли завывания сирен. Вскинувшийся Денис вслушивался в последовавшую за сиреной тишину, ожидая чего угодно - от топота ног до страшного удара. Его бригада продолжала неспешно потягивать напитки, да и топота ног по коридорам слышно не было. Только небольшая дрожь пола через некоторое время известила, что-то все же происходит. Но и она быстро унялась.
  - Тебя кто на форпост привез?
  Вопрос Саныча и спокойствие бригады заставили Дениса слегка расслабиться.
  - Пускат, девушка такая, худенькая, с короткой стрижкой.
  Саныч покивал, Чахлик стянул очередную пару пряников и задумчиво произнес "Хана котенку", подняв чашку, будто собираясь сказать тост. Саныч встал из-за стола, подошел к рабочему терминалу у топчана и сделал несколько запросов.
  - Да неее. Должна была успеть проскочить. Она раньше срока отчалила, будто чувствовала...
  Ден все меньше понимал будничность происходящего.
  - Вы о чем, Саныч?
  - Стоянку сотками накрыли, но, похоже, промахнулись.
  - Ракетами?! - Денис не верил своим ушам, хотя уже перестал удивляться.
  - Мы же не воюем Ден. Какие ракеты? - Чахлик прикусил очередной пряник, косясь на пустеющий пакет, - Саныч, по-моему стодвадцатки. Или это у меня зад такой чувствительный стал?
  Бригадир, не отвечая на вопрос напарника, уселся на свое место, убрав пакет с несколькими оставшимися пряниками в ящик.
  - Сотки, Кащеюшка, сотки. А для Дена поясняю. Ракет у компаний действительно нет, как и войны. Но никто не запрещает начинять болванки для гаусовок подручными материалами и стрелять ими баллистически, на сниженной энергоотдаче. Точность посредственная, зато болванок в залпе двух десятков мехов может быть много. Пальнули и ушли, ищи их теперь по всей пустыне, без орбитальной поддержки. Охотники, это тебе не форпост, сидящий неподвижно, и расписание снабжения которого легко вычислить, понаблюдав за терминалом. Расписание, понятное дело, меняется, но...
  Пол под ногами вновь дрогнул, но по-иному. Дрожал довольно долго. Все это время ветераны сидели неподвижно, прислушиваясь. Чахлик даже голову к плечу склонил. Когда дрожь затихла, он спросил
  - Интересно, попали?
  Саныч пожал плечами, доставая из-под стола телефон.
  - Если беспилотником рискнут, то узнаем. Но думаю, без шансов...
  Заметив непонимающий взгляд Дениса, Саныч добавил.
  - Башни стены ответили, по квадрату, откуда сотки пришли. Пустая затея. Разве что охотников отпугнули, чтоб те не борзели чрезмерно.
  С этими словами бригадир набрал номер и спросил в трубку.
  - Ну, как?... Тогда мы уже идем.
  Положив трубку, убрав телефон и, вставая из-за стола, Саныч бросил Денису
  - Пойдем в каптерку, трясти Олега. К Кирке завтра сходишь, я тебе перед этим делом еще пару фактиков на ушко шепну, для создания нужного настроения.
  ***
  Сидя в небольшой комнатке, больше похожей на купе поезда, Денис пытался переварить сегодняшний день. Бригадир ушел, напутствовав выспаться, как следует. Пошутил, что для солидной истерики надо много сил. Застелив койку и распаковав рюкзак, Ден пытался понять, как жить дальше. Но мысли, почему-то, крутились вокруг одной фразы, сказанной Котенком - "Это пограничье. Привыкай".
  Заставив себя встать и распаковать баул, с трудом и помощью бригадира, дотащенный из каптерки, начал раскладывать вещи по полкам шкафа. Мысли в мозгу сидели тихо, как мыши под веником. Память прокручивала пункты контракта, заблестевшие новыми красками в свете последних событий. Неожиданно пришло понимание, что контракт-то стандартный, а значит, в остальных компаниях дела обстоят ровно так же. Руки опустились, и пачка комбинезонов, съехав с полки, упала на пол, раскинувшись тряпочной кучей.
  Замеревшие мысли оживились, попытавшись просчитать стоимость отказа от контракта, если выплатить неустойку за счет банковского кредита. Суммы выходили значительные даже без учета самостоятельного погашения задолженности за обучение. А ведь юристы и его сразу закрыть потребуют. Придется искать работу с очень высоким заработком - и кто сказал, что это будет не аналог Сахары, только много хуже? И кто сказал, что банк даст такой кредит технарю, со стажем без года неделю?
  Безисходность. Только на Сахаре Денис осознал значение этого слова.
  ***
  Утро началось воем автомата уборщика, пытающегося всосать кучу комбинезонов на полу. С такими автоматами будильники в комнатах можно считать лишним устройством. Сходив до санузла, Денис вернулся, выпустив из виду, что ходить в подобные походы можно исключительно с бутылкой воды.
  Завтрак начинался в восемь, но на него Ден опоздал, хотя бригадир весьма подробно рассказал, как найти столовую. Просто не уточнил, на каком этаже. Задать подобный вопрос вчера, не позволил сумбур в голове.
  В итоге, не найдя свою бригаду в столовой, и закидав в себя, что удалось выклянчить на раздаче, Денис поспешил в берлогу, застав там чаепитие, живо напоминающее произведение Льюиса Кэрролла. Роль шляпника играл Саныч, а вместо посуды лежали модули разобранных блоков, частью свисая со стола на шлейфах. Чахлик тренировал улыбку чеширского кота, добивая пакет с пряниками.
  - Привет, Ден. Присаживайся. В девять планерка, потом сходим, познакомлю тебя с производственным комплексом.
  На этот раз чая никто новичку не наливал, и Денис занялся самообслуживанием, стесняясь спросить, по сколько надо сбрасываться в общий котел на подобные посиделки. Чахлик продолжил прерванную беседу с бригадиром.
  -... сам у нее спроси! Да и транспортники отправили в квадрат платформу с красными мехами для эвакуации. За что купил, за то и продаю.
  Саныч ухмыльнулся.
  - Купец... то-то тебя утром в комнате не было. Мне, старому человеку, самому блоки пришлось таскать.
  Довольная улыбка Кащея ничуть не поблекла.
  - Не завидуй, Саныч. Грех это. Лучше Дену про доску обскажи.
  Бригадир будто споткнулся, не донеся чашку до рта, и со словами "А ведь верно!", поднялся, поманив за собой новичка.
  На стене, к которой Саныч подвел Дена, висел белый пластиковый прямоугольник, длиной метр на тридцать сантиметров. Очень аккуратно на нем были нарисованы четыре прямоугольника, в первых двух содержащие цифры.
  - Вот Ден. Наша "отрада сердца". Запиши в третий квадрат, сколько тебе осталось дней до конца контракта. Каждое утро будешь стирать последние цифры, и вписывать новые, на единичку меньше.
  - Зачем, Саныч?
  - А ты попробуй сначала.
  Ден быстро посчитал, вспомнив дату подписания контракта, и вписал в квадрат черным маркером цифру "1089". Отступив на шаг и взглянув на свой труд, представил, как завтра сотрет девятку и нарисует восьмерку. Почувствовал, стало действительно чуть легче.
  - Заценил?
  Голос Саныча вывел из задумчивости, и Денис посмотрел на два соседних прямоугольника. На первом красовалась цифра 273, на втором 611.
  - Да, спасибо. А почему квадратов четыре?
  Возвращаясь к столу, не оборачиваясь, бригадир ответил.
  - Не так давно, нас было четверо.
  Чахлик покивал, спокойно добавив.
  - Еще я застал.
  Денис опять переставал дружить с действительностью
  - И вы так спокойно об этом говорите?
  Саныч пожал плечами.
  - Про Гошика ты знаешь. А Борька желтую бригаду возглавил. Жизнь есть жизнь.
  Только Денис вздохнул чуть свободнее, Саныч добавил.
  - Жаль, что их накрыли при переезде в семнадцатый. Ты чай-то допивай.
  Тишина в берлоге разбавлялась шелестом вентиляции и прихлебыванием. О чем тут, действительно, говорить. Жизнь есть жизнь.
  - Все теремы. Планерка.
  Денис быстро допил и встал, с ожиданием глядя на свою бригаду и размышляя, куда надо идти. Саныч и Чахлик с интересом рассматривали Дена, не тронувшись с места. Наконец Саныч пояснил.
  - Ты садись Ден. Говорил же, у нас без политесов. Стоять и тянуться не надо.
  Помолчав Саныч начал.
  - Кощей, запускай тесты нашей зеленой троицы. Разрешаю шагистику. Но если опять перед бабами выделываться начнешь, отдам тебя Олегу на недельку. Проверь, как для себя. Если Зойка не приврала, и подбитый мех охотников притащат, может, как в том году получится...
  Дениса так и разрывал вопрос, что было в прошлом году. Но он удержался.
  - Ден, после ознакомления с рабочим местом, на тебе обещанная Кирке модификация контроллеров связи. Не сделаешь, буду считать тебя балаболом. Твою истерику перед начремом отложим на вечер. На мне кладовщик, точнее выгрызание из него хоть части вчерашней поставки. Вопросы?
  Вопросов у Дениса было так много, что он предпочел молча покрутить головой в отрицании. Чахлик пробурчал нечто похожее на "...себе опять самое интересное".
  - Если нет вопросов, планерка закончена. Чах, наливай чаю, начнем работать.
  
  Глава 3
Оценка: 8.98*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"