Куно Ольга: другие произведения.

Охотники на тъёрнов. Глава 1.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 8.13*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана. Пока не вычитана.

  Охотники на тъёрнов
  
  Глава 1. Охотники.
   Мы с Андреасом неспешно шагали по вечернему лесу; четвертинка луны, плавно скользившая над ветвями, подглядывала нам через плечо. Её яркий свет, не приглушённый дымкой облаков, позволял хорошо видеть сухие дубовые листья, приятно хрустевшие под ногами. Андреас негромко говорил что-то в меру смешное и малозначащее; я улыбалась, а слушала всё больше пение соловьёв. Они сегодня старались вовсю, будто приветствуя новую фазу луны; впрочем, не исключено, что так оно и было. Всё-таки в общении соловьёв есть нечто особенное; их музыка так хорошо узнаваема. Они знают много разных песен и не перестают разучивать новые, но структура всегда очень похожа. Сначала несколько тихих, ненавязчивых нот, словно птица только начинает распеваться. Затем главная часть песни, она звучит наиболее громко, звонко, эмоционально, и нередко бывает самой продолжительной. И, наконец, завершающий кусочек, самый короткий и наиболее тихий, словно соловей говорит: на этом всё, спасибо за внимание. Впрочем, всего пару мгновений спустя он принимается петь по новой.
   Я тряхнула головой, отгоняя неправильные мысли. Ну, кто же думает о таких вещах на ответственном свидании? Когда в лесу он и она, кругом ни души, а впереди - первая близость? Хотя, может, и о соловьях думают. Говорят, это романтично.
   Я осторожно покосилась на Андреаса, проверяя не заметил ли он мою рассеянность. Но нет. Кавалер продолжал беспечно болтать ни о чём, попутно отодвигая колючие ветви, когда они нависали над тропинкой.
   Наконец, мы ушли достаточно далеко от тех дорог, где даже в столь позднее время иногда попадались путники. А вот и первое укромное место. Крохотная прогалина, с одной стороны огороженная высоким кустарником, а с другой - поваленным сосновым стволом.
   - Ты не устала? - предсказуемо спросил Андреас.
   Ну, конечно, это такая игра. Я делаю вид, что устала, он - что проявляет обо мне заботу. Мы останавливаемся отдохнуть. Потом мне становится холодно, а он старается меня согреть. А дальше всё якобы происходит спонтанно, само собой. Хотя мы оба прекрасно знаем, с какой именно целью сюда пришли и для чего так тщательно удалялись от обжитых мест.
   - Да, немного устала.
   Я принимаю правила игры.
   Он перешагнул через ствол, затем подал мне руку и помог перебраться на прогалину. Сидеть на самом стволе не позволяли многочисленные ветки, поэтому мы расположились на траве.
   - Тебе не холодно?
   - Да.
   Я позволяю себе улыбнуться, поскольку лунное сияние не освещает сейчас моего лица.
   Андреас обнимает меня за плечи. Потом мягко разворачивает к себе лицом и, положив руку мне на затылок, осторожно укладывает на траву. Я не сопротивляюсь. Его лица почти не видно, но память восполняет те пустоты, которые создаёт перед глазами темнота. Хорош, необыкновенно хорош. Высок, статен, широкоплеч. Смуглое скуластое лицо, выразительные тёмно-серые глаза, мягкие чёрные волосы. На щеках и подбородке - лёгкий налёт щетины, будто он не брился дня два. Это делает его ещё более привлекательным.
   Он склонился надо мной, его губы совсем близко, и тепло его дыхания приятно контрастирует с прохладностью ветра.
   - Глупышка, - неожиданно произносит Андреас. - Тебе крупно не повезло.
   Его зрачки начинают преображаться; теперь он прекрасно видит моё лицо в темноте.
   - Я - тъёрн, - с насмешкой объясняет он. - Из тех, кого вы, люди, по своему скудоумию зовёте вампирами. И сейчас я выпью всю твою кровь, а заодно и подзакушу плотью.
   Андреас хорошо выглядит; он не кажется обессиленным, да и голос его звучит спокойно. А значит, он не нуждается, помимо крови, в подпитке моими отрицательными эмоциями. И говорит всё это, глядя на меня так пристально, лишь потому, что это его забавляет. Тъёрнам не жаль своих жертв. Они видят в людях лишь представителей низшей расы, существование которых было бы досадным, если бы они, тъёрны, не нуждались в человеческой крови и плоти для того, чтобы поддерживать своё существование в этом мире.
   Он уже начинает преображаться, принимая свой настоящий облик, куда менее привлекательный, чем человеческий. Его глаза - уже не тёмно-серые, а жёлтые, с вертикальными зрачками, как у кошек и змей. А приоткрывшиеся в усмешке губы обнажили увеличивающиеся в размерах клыки.
   - Сожалею, парень, - с неискренней улыбкой отвечаю я, - но это тебе сегодня крупно не повезло. Потому что я - Охотница и преследую таких, как ты.
   Тъёрн вскочил на ноги и отшатнулся, а я взглянула на него глазами с вертикальными, как и у него, зрачками. И в это же самое время, обогнув заросли кустарника, на прогалину шагнули двое рослых широкоплечих мужчин и невысокая хрупкая девушка. Ибо Охотников всегда должно быть четверо. Если, конечно, это настоящие Охотники, а не жаждущие крови гончие.
   Андреас перекинулся необыкновенно быстро. За спиной выросли крупные крылья, приспособленные для того, чтобы летать в его мире, но, к счастью для людей, не в нашем. Ногти росли на глазах, превращаясь в длинные, смертоносные когти; череп сужался и вытягивался, и на голове больше не было мягкий тёмных волос. Отчего-то все тъёрны, принимая человеческий облик, оказывается брюнетами; никому неизвестно, почему. Равно как неизвестно и та причина, по которой они всегда оказываются мужчинами.
   Двое моих спутников держали наготове мечи. Девушка тоже была вооружена; лунный свет блеснул, отразившись на лезвии её кинжала. Впрочем, с её стороны это была всего лишь предосторожность, средство самозащиты на крайний случай. У неё не было шансов выстоять против тъёрна даже в его человеческом облике, что уж говорить о подлинном. Её задача в отряде Охотников была совсем иной.
   - Тебе не уйти, - внятно сказала я, видя, как существо, которое уже невозможно было назвать Андреасом, бросает вокруг осторожные взгляды.
   Я говорила не по-человечески. Перекинувшийся тъёрн уже не понимает нашего языка. Поэтому с Охотниками как правило путешествует переводчица, знающая язык тъёрнов, или Вещающая. В данном случае - я. Моя функция заключалась в том, чтобы донести до тъёрна наши намерения и попытаться с ним договориться. Если мне это не удавалось, в ход пускались мечи. Этим уже занимались мужчины, в первую очередь - Воин.
   - Чего вы хотите? - спросил он, облизнув губы.
   Загнанный в угол зверь вдвойне опасен. У нас не было никаких иллюзий на этот счёт.
   - Мы хотим, чтобы ты ушёл. - Я старалась, чтобы мой голос звучал максимально спокойно. Не знаю, удавалось это или нет, ведь в определённом смысле я сейчас не была собой. - Ты не принадлежишь этому миру. И должен вернуться в свой.
   - Вернуться? - медленно переспросил он.
   - Да. Ваше появление в этом мире - ошибка. Случайность. Наш мир чужд для вас, а вы - для него. Ты должен вернуться к себе домой.
   - Каким образом? Я не могу вернуться. Врата закрыты.
   Лицемерие. Игра. Врата закрыты, но тот, кто хочет вернуться, всегда найдёт путь. Многие захотели вернуться сразу же после того, как попали сюда - тогда, пять лет назад. Им это удалось. Пусть и не сразу, но они нашли нужных людей. А ты не вернулся потому, что не захотел. Тебе понравилось жить здесь, водя людей за нос и питаясь их плотью. Понравилась игра. Понравилось паразитировать, ничего не создавая. Но к чему вступать в бессмысленный спор?
   - Можешь, - спокойно возразила я. - Среди нас есть Привратница.
   Цепкий взгляд тъёрна сразу же выловил нашу невысокую спутницу.
   - Верно, - подтвердила я. - Она может открыть Врата.
   Тъёрн молчал, напряжённо думая. В своём обычном облике я ничего бы не смогла разобрать по выражению его лица. Но сейчас - другое дело. Я могла читать его мимику так же легко, как человеческую.
   И теперь я увидела в его глазах мрачную решимость.
   - Я не хочу уходить, - заявил он, пристально следя за моей реакцией. - Мне хорошо и здесь. У вас очень богатый мир. И полная свобода от наших законов.
   - Но для того, чтобы выжить в человеческом мире, тебе приходится постоянно подпитываться человеческой кровью, - напомнила я.
   - Ну и что? - равнодушно откликнулся тъёрн. - Мне не жаль людей.
   - Конечно, нет, - согласилась я. - Никому не жаль людей. - В своём нынешнем облике я могла максимально приблизиться к тому, чтобы оперировать его, тъёрна, категориями мышления. - Но я говорю о другом. Посуди сам: ты зависишь от людей. - Тъёрн поморщился: эта мысль была ему неприятна, и я продолжила, торопясь развить успех. - Твоё существование привязано к ним от начала и до конца. Без них ты беспомощен и быстро слабеешь. Ты, вольный охотник, превратился в паразита, будто блоха, живущая лишь за счёт собаки, в шерсти которой скрывается. - Тъёрн зарычал, но я не замолкла; напротив, продолжила говорить со всё возрастающим напором, отлично понимая, что слова били в цель. - Мало того, что ты зависишь от людей, даже моменты, когда ты можешь ими питаться навязаны тебе извне. Ты можешь обрести свой облик и испить крови лишь в те ночи, когда меняется фаза луны - ночи, когда границы между мирами становятся чуть более расплывчатыми. Это ты называешь свободой? Ты зависим от начала и до конца. От людей, без которых не сможешь прожить и двух месяцев. От их мира, который навязывает тебе свои условия. От своего мира, без зыбкой связи с которым не сможешь испить человеческой крови.
   Тъёрн молчал, тяжело дыша. Он смотрел на меня с сомнением, с подозрительностью, с ненавистью... Как угодно, но уже не с прежней однозначной решимостью. Мне был знаком такой взгляд. По своему немалому опыту я знала, что он сдаётся.
   - Ты должен вернуться в своё мир, - почти сочувственно произнесла я. - Так будет справедливо. Да, ты снова будешь зависеть от ваших законов. Но ты получишь обратно право выбора. В сущности, от тебя станет зависеть намного большее. Ты воссоединишься со своими сородичами. Ты снова сможешь летать. Да и потом... Не говори, что вовсе не скучаешь по своему дому.
   Если бы я общалась с человеком, как раз с последних пунктов и следовало бы начинать, за исключением крыльев. Но я говорила с тъёрном, а они мыслят иными категориями, и система приоритетов у них иная.
   - Что будет, если я всё-таки откажусь?
   Я вижу, что он прекрасно знает ответ. И честно говорю:
   - Тогда нам придётся тебя убить. Мы не можем позволить тъёрнам убивать людей. Ты сильнее, но нас четверо. Мы опытны. И у нас очень хороший Воин. Да и Следопыт тоже прекрасно владеет мечом.
   Я была готова к тому, что он рассмеётся мне в лицо, заявит, что прекрасно справится с двумя человеческими мужчинами, не говоря уже про двух женщин (последнее, к слову, правда). Всё это уже было, и не раз. Но тъёрн взглянул на меня очень серьёзно, и на дне его взгляда я увидела понимание, большее, чем привыкла наблюдать среди представителей его расы.
   - Хорошо, - медленно кивнул он. - Я согласен.
   Я тоже кивнула и, отведя руку за спину, резко подняла её вверх, давая Привратнице знак приступать к своей работе. Надо было торопиться, ведь тъёрн мог и передумать. Мужчины по-прежнему стояли поблизости, крепко сжимая мечи, как раз на такой случай, а также на тот случай, если бы тъёрн попытался нас обмануть. А девушка шагнула к ближайшему дубовому стволу и, раскрыв ладонь, приложила левую руку к шершавой коре.
   Секунд через десять там, где в лунном свете застыл древесный ствол, открылся проход овальной формы. За ним зияла чернота. Грудь тъёрна часто вздымалась и опускалась; он шагнул к проходу. Посмотрел на меня, на моих товарищей, окинул последним взглядом покидаемый мир. Наши глаза ещё раз встретились. А затем он ступил в черноту.
   Тъёрн сразу же исчез. Привратница опустила руку, которую прежде держала поднятой. Чернота прохода исчезла; на её месте взгляду снова открылась обыкновенная дубовая кора, чуть выше - покрытые зеленью ветки. Девушка устало опустилась на траву. Мужчины подошли к ней, пряча мечи в ножны. Я же стала перекидываться, принимая свой настоящий, человеческий, облик.
   Крылья за спиной уменьшились и исчезли, череп принял привычную форму, каштановые волосы снова упали на плечи, зрачки округлились, а цвет глаз сменился с жёлтого на карий. Разговаривая с Андреасом, я приняла облик тъёрна. Ибо недостаточно выучить череду иноземных звуков для того, чтобы достичь взаимопонимания с существом из другого мира. Для этого необходимо ненадолго стать похожим на это существо.
   Тяжело дыша, я тоже села на траву. На плечи неподъёмным грузом навалилась усталость. Так всегда бывает после того, как приходится погружаться в омут чужого обличья и чужого мышления. Да и убеждать в чём-либо тъёрна - дело нелёгкое.
   Винсент встал рядом, положил руку мне на плечо.
   - Стелла, тебе что-нибудь принести?
   Я благодарно улыбнулась.
   - У нас остался клюквенный сок? - спросила я, поднимая к нему лицо.
   - Да, остался.
   Винсент быстрыми, широкими шагами пересёк прогалину, принял у Дилана бутыль и, вернувшись, передал её мне. Потом он снова подошёл к Джен, а я жадно припала к горлышку. Клюквенный сок - лучший способ восстановить силы после такой работы, какой мне только что пришлось заниматься.
   Вдоволь напившись, я утирала губы тыльной стороной ладони, когда услышала возмущённый возглас Джен:
   - Что вы оба вокруг меня крутитесь?! К Стелле вон подойдите, ей больше досталось!
   Я слабо усмехнулась. Всё они правильно делают. Дженни тоже основательно поработала. Открывать дверь между мирами умеют единицы, в крайнем случае десятки, но и у обладателей этой альтер-способности на такую работу уходит масса сил. При этом Дженни на несколько лет моложе меня, да и физически слабее.
   - Не тревожься, Дженни! - откликнулась я со своего места. - Если мне что-нибудь понадобится, я сама с них стребую. Подойду, дам хорошего пинка и стребую.
   - Тебе, помимо всего прочего, пришлось четыре дня кряду флиртовать с этим тъёрном, - напомнила Привратница.
   - Это было совсем несложно, - отмахнулась я. - И потом, лучше так, чем позволить ему охмурить какую-нибудь постороннюю девицу, а потом вырывать её у него из лап. Благо мы заранее успели его вычислить, грех было бы не воспользоваться ситуацией.
   - Угу, и в результате всю работу сделали девушки, - хмыкнул в ответ Винсент.
   - Тебя в этом что-то не устраивает? - откликнулась я.
   - Конечно, меня всё устраивает! - саркастическим тоном заверил он. - Обожаю, когда за меня всё делают женщины, особенно если речь идёт об охоте на тъёрнов.
   - Брось, не прикидывайся кровожадным, - отмахнулась я. - Ты никогда таким не был. Собственно, именно поэтому ты такой хороший Воин. Жажда крови не застит тебе глаза.
   - Он такой хороший Воин потому, что к его услугам были лучшие учителя фехтования, - возразил Дилан.
   Я лишь скептически усмехнулась, отлично понимая, что Следопыт всего лишь подтрунивает над товарищем. Все мы прекрасно знали, что Винсент - отличный Воин за счёт своих собственных качеств, хотя понятное дело, что опыт и пройденное обучение всегда играют свою роль.
   - Его папаша об этом позаботился, - продолжил развивать тему Дилан. - Конечно, тогда он ещё не знал, что сын сделает ему ручкой и сбежит из дома.
   - Когда летописцы будут стоять в очереди, мечтая написать мою биографию, непременно напомни мне об этом разговоре, - с усмешкой отозвался Винсент. - Я позабочусь о том, чтобы ты оказался в очереди последним.
   - Ладно, кроме шуток, - сменил тему Дилан. - Дело сделано, местный тъёрн отправлен за Врата. Наводок на других тъёрнов у нас пока нет. А это значит, что мы свободны до самого полнолуния, а до него ещё целая неделя. Как насчёт того, чтобы сходить в Запретный Лес?
   - В Запретный Лес? - хмыкнула я. - Говорил бы ты о таком потише. А то одного этого вопроса достаточно, чтобы любой инквизитор пожелал тесно с тобой пообщаться.
   - Плевать я хотел на инквизиторов, - отрезал Следопыт.
   - Думаю, после этой фразы они захотели бы пообщаться с тобой ещё сильнее, - заметила Джен.
   На лице Привратницы заиграл румянец, и я поняла, что к ней уже начали возвращаться силы. Как, впрочем, и ко мне. Наша работа, конечно, заставляет выложиться почти до предела, но зато последствия длятся недолго.
   - Могу им только посочувствовать, - равнодушно передёрнул плечами Дилан. - Ну так как насчёт Леса? Нам всем не мешает развеяться и отдохнуть.
   Он протёр рукавом эфес своего меча.
   - Развеяться, отдохнуть... - фыркнула я. - Давай уж откровенно. Ты всякий раз стремишься вернуться в Лес, чтобы встретиться с одной красивой ведьмой.
   - Ты допустила неточность, - не моргнув глазом, возразил Следопыт. - Я всякий раз стремлюсь вернуться в Лес, чтобы встретиться с одной УМОПОМРАЧИТЕЛЬНО красивой ведьмой.
   - Поправка принята, - рассмеялась я. - Ты - мужчина, в таких вопросах я полагаюсь на твоё мнение.
   Здесь стоит заметить, что Дилан и сам был ничего. Высокий, широкоплечий, черноволосый, остроносый, с короткой бородой, густой на подбородке и более редкой - на щеках, которая чрезвычайно ему шла. При всём при этом у него были небесно-голубые глаза и мягкий взгляд. Немного неожиданная черта, разом смягчавшая весь облик Следопыта.
   Впрочем, если на то пошло, то и Винсент бесспорно хорош. У него, наоборот, волосы светлые, льняные, узкий подбородок, широкие скулы. Открытый взгляд, уверенные движения. Ему вообще несвойственно слишком подолгу раздумывать и сомневаться. Решил - сделал.
   - Лично я тоже ничего не имею против Запретного Леса, - заявил он.
   Мы с Джен одинаково язвительно ухмыльнулись. Кто бы сомневался. Ни один мужчина - из тех, конечно, кого вообще пускают в Запретный Лес, а таких немного, - ещё не пожаловался на то, как принимали его лесные ведьмы.
   Мы с Привратницей переглянулись.
   - Ладно, Лес, так Лес, - согласилась я.
   - Только сначала ночлег, - предупредила Джен, многозначительно возводя глаза к звёздному небу.
   Здесь, в лесу, казалось, что наступила глубокая ночь, хотя, на самом деле, стоял скорее поздний вечер. Но это не повод продолжать путь до утра.
   - Конечно, - поддержал девушку Винсент. - До Аэдана совсем недалеко, за час дойдём. Можно и в деревню, в Винфолк, - добавил он. - Там чуть ближе, но в такое время чужаков могут на ночлег и не пустить. Лучше в трактир, так вернее.
   Это было разумно: деревенские жители побаиваются открывать свои двери незнакомцам в ночное время. К тому же кто не испугается, вернее всего рассердится, что его разбудили после целого дня праведных трудов. А до Аэдана хоть и дальше, но ненамного. Лишние минут десять, ну, четверть часа. Зато в итоге можно будет выспаться в нормальных условиях.
   Идти по вечернему лесу было легко. Луна хорошо освещала дорогу, места были знакомые, а диких зверей и лихих людей мы не боялись. Впрочем, мужчины на всякий случай положили руки на рукояти мечей, когда позади послышался оклик:
   - Эй, подождите нас, пожалуйста!
   Мы остановились и обернулись, вглядываясь в темноту. Вскоре из-за деревьев появились трое: двое мужчин и девушка. Одеты они были довольно просто, за плечами - мешки, какие берут обычно в долгую дорогу, на лесного разбойника ни один из троих никак не тянет. Сперва путники, хоть и окликнули нас первыми, взирали на нашу компанию с некоторой опаской. Но, видя, что среди нас - две женщины, быстро успокоились, так что первые слова девушки прозвучали вполне искренне.
   - Как хорошо, что мы вас встретили! - воскликнула она. - Представляете, мы совсем заблудились. Рассчитывали ещё засветло выбраться к деревне, и вот ведь, сбились с пути. Вы эти места хорошо знаете?
   - Знаем, неплохо, - кивнул Винсент. - Куда вам нужно?
   - В Винфолк, - ответил один из мужчин, тот, который был помоложе.
   У него были короткие рыжие волосы и веснушчатое лицо с немного простоватыми чертами.
   - Это недалеко, - кивнул Винсент. - Идите с нами, мы вам покажем, где свернуть.
   - Будем очень вам благодарны!
   В голосе мужчины звучало нескрываемое облегчение.
   - А скажите, Винфолк отсюда к югу или к западу? - спросила девушка после того, как мы все всемером зашагали по тропинке.
   Пока нам с троицей было по пути.
   - К западу, - ответил Дилан.
   - Ну вот, а мы искали на юге! - рассмеялась девушка. - Они всё спорили-спорили, - весело продолжила она, указывая на своих спутников, - один говорил "на юг", другой - "на запад". Вот и пошли на юг, а потом поняли, что надо возвращаться и искать заново.
   - Между прочим, это я говорил, что надо идти на запад! - горячо воскликнул рыжеволосый.
   - Неправда! - возразил второй мужчина. Он был выше ростом и выглядел лет на пять старше первого. - Это я говорил "на запад", а ты с пеной у рта утверждал, что на юг!
   - Да? - смешался первый. - Ну ладно, значит, я что-то напутал.
   - Напутал бы ещё раз - и у нас были бы все шансы попасть за границу! - снова рассмеялась девушка. - Кстати, меня зовут Джудит. Это Перси, мой брат, - она кивнула головой в сторону рыжего, - а это Хорхе, он тоже держит путь в Винфолк, мы встретились с ним вчера.
   Мы тоже представились.
   - Что привело вас в эти края? - спросила, поддерживая беседу Джен. - У вас в Винфолке родственники?
   - Именно, - кивнула Джудит. - У нас с Перси там тётка, в кои-то веки выбрались навестить.
   - А вы, Хорхе? - спросила Джен.
   - Иду на ярмарку, - охотно ответил тот. - Захотел кое-что прикупить. Да только в пути заболел, уже и не рад, что пошёл.
   Я кивнула: выглядел Хорхе и вправду болезненно.
   - А сами вы откуда? - спросил, оборачиваясь на ходу, Дилан.
   Они с Винсентом шагали впереди.
   - Из Тобрина, - ответила Джудит.
   - О, это же совсем близко от столицы! - воскликнула я.
   - Да, от нас до Истендо всего семь миль, - с гордостью подтвердил Перси.
   - И что слышно в столице? - осведомился Дилан, немного замедляя шаг.
   - Да, мы там давно не были, - подхватил Винсент.
   - Да все слухи только об одном, - откликнулась Джудит. - Все обсуждают предстоящий конкурс красоты.
   - Конкурс красоты? - переспросил Дилан.
   - Ага, - кивнул Перси. - В королевском дворце проводится. Двенадцать девушек туда уже прибыли, со всей страны съехались, а две из них - даже из-за границы.
   - И когда же состоится конкурс? - полюбопытствовала я.
   - А кто его знает, - пожал плечами Перси. - Вроде бы через месяц или что-то вроде того.
   - Конкурс - через месяц, а девушки уже во дворце? - удивилась Джен.
   - А так всегда бывает, - откликнулась Джудит. - У них там какая-то подготовка сначала, уроки танцев и всё такое прочее.
   - В общем, всех слухов - только об этом конкурсе, - заключил Перси. - Народ ставки делает, какая красавица победит, и ещё кто пройдёт на финальный этап конкурса, а кто не пройдёт. Как на скачках, честное слово, - добавил он, слегка понизив голос, будто в лесу его могла подслушать какая-нибудь из упомянутых выше девушек.
   И сам же гоготнул собственной шутке.
   - А что, народ разве так-таки видел участниц? - скептически спросил Винсент. - Девушки небось, как приехали, сидят во дворце и носа оттуда не высовывают.
   - А ты откуда знаешь? - удивилась я.
   - Просто представляю себе, как проходят такие мероприятия, - откликнулся он.
   - Да их в общем-то и правда, если подумать, никто особо не видел, - признала Джудит. И со смешком добавила: - Но всё равно обсуждают. Видеть-то вроде не видели, но всё равно все знают, что Эвита рыженькая, а Нерис - светловолосая, что Этайна - из простого народа, а у Альты ужасный характер. Вот и спорят, и ставки делают.
   Мы посмеялись. Слухи и правда распространялись по городам и весям порой совершенно немыслимым образом. И нередко оказывались в приличной степени правдивыми. Или, во всяком случае, подлинное положение вещей было вполне реально исходя из этих слухов вычислить. Что для нас, Охотников, бывало порой весьма кстати.
   Меж тем тропинка вывела нас к перекрестью. Отсюда можно было либо продолжить двигаться прямо, на юг, либо свернуть на тропку, немного забиравшую вправо, на юго-запад.
   - Вам туда, - обратился к нашим попутчикам Винсент, указывая на вторую тропу. - Пойдёте по этой дороге, на следующем перекрестье снова заберёте направо, и через полчаса будете в Винфолке.
   - Ох, спасибо вам огромное! - В знак благодарности Джудит даже прижала руку к груди. - Даже не знаю, что бы вы без нас делали. А может, с нами пойдёте? Тётя будет вам рада.
   Мы переглянулись, раздумывая.
   - В общем-то можно и в Винфолк, - неуверенно протянула я.
   - Сомневаюсь, что тётя будет так уж и рада, - отметил Дилан. - Если к ней посреди ночи ввалится такая компания.
   - Да точно будет рада! - горячо возразила Джудит. - Вы же, можно сказать, нас спасли!
   - Ну, так-таки и спасли, - отмахнулась я. - Рано или поздно всё равно бы вы вышли на нужную дорогу.
   - Да, но вопрос в том, насколько поздно бы это произошло! - всплеснула руками девушка.
   - Всё равно у вашей тёти места на всех не хватит, - резонно заметил Винсент. - Нас слишком много.
   - Можно будет к соседям обратиться, - предложил Перси.
   - И поднять на ноги всю деревню? - прищурился Винсент.
   - Верно, не надо. Мы лучше пойдём в трактир, как и собирались, - постановила Джен. - Отсюда уже недалеко.
   Её слово оказалось решающим. Распрощавшись со случайными спутниками, мы направились своей дорогой, а они - своей.
   - Что скажете про этот конкурс красоты? - беззаботно поинтересовалась я. - Может, имеет смысл рвануть в столицу вместо Запретного Леса?
   - Вот уж нет! - резко воспротивился Дилан и замолчал, глядя на меня с упрёком. Сообразил, что я внесла такое предложение только для того, чтобы над ним подшутить.
   - Кажется, я уже слышал что-то про подобный конкурс, года два назад, - припомнил Винсент. - Но это были так, даже не слухи, обрывки слухов. Мы тогда были за границей.
   - Секунду, ребята, мне, кажется, какой-то сучок в сапог попал, - сказал Дилан.
   Мы остановились, поджидая. Дилан прислонился спиной к стволу ближайшего вяза, вытряхнул из сапога посторонний предмет, обулся и вдруг замер, словно прислушиваясь. Потом, встрепенувшись, выскочил на тропинку, развернулся на девяносто градусов и снова замер.
   - Чёрт! - выдохнул он. - Не может быть... Чёрт, чёрт, чёрт!
   - В чём дело?
   От волнения я перешла на крик.
   - Где-то поблизости тъёрн, лунная активность!
   Ответив на мой вопрос, Дилан прикрыл глаза и, сосредоточившись, стал медленно поворачиваться из стороны в сторону. Я не до конца представляю себе, как именно Следопыт ощущает активность вышедшего на охоту тъёрна. Насколько мне известно, это чувство немного похоже на слух. Только ощущаются отголоски лунной активности в районе груди, немного выше сердца, и не с левой стороны, а посередине. Так же, как мы вертим головой из стороны в сторону, определяя, откуда именно звук доносится сильнее, так и Следопыт поворачивается всем телом, ловя источник активности. Обычно тъёрны воспринимаются как самые обыкновенные люди, и даже Следопыт не почувствует разницы. И только в те ночи, когда одна фаза луны сменяет другую, когда грань между мирами становится тоньше, и тъёрн начинает обретать свой истинный облик, пусть даже минимально и незаметно со стороны, Следопыты способны засечь его присутствие.
   Много времени Дилану не потребовалось.
   - За ними! - скомандовал он, бросаясь бежать обратно по тропинке.
   Не задавая лишних вопросов, мы последовали за ним. И так было ясно, что тъёрн затесался в компанию наших недавних попутчиков.
   - И я же обратил внимание, как плохо он выглядел! - воскликнул Винсент, мысленно кляня себя на чём свет стоит.
   - Да, но кто же мог подумать! - бросила на бегу я. - Двое тъёрнов в одном лесу?
   - Почти в одном месте! - подхватила Джен.
   Дилан молчал, полностью сосредоточенный на беге и собственных поисковых ощущениях. Впрочем, сомневаться в правильности выбранного направления не приходилось.
   Первый крик раздался вскоре после того, как, возвратившись к перекрестью, мы свернули на левую тропинку, ту самую, по которой недавно ушли наши спутники. Кричала женщина. Голос нельзя было узнать, но было нетрудно догадаться, что это Джудит. Мы помчались ещё быстрее. Крик вскоре повторился.
   - Далеко успели уйти! - посетовал, не замедляя бега, Винсент.
   Мы резко остановились, увидев справа от дороги тело. Перси лежал на животе, и в свете луны нетрудно было разглядеть лужу растекшейся крови. Джен с Диланом задержались, склонившись над телом, мы же с Винсентом продолжили преследование. такое было правило на подобный случай. Тъёрны, меняющие облик, сильны, и лучше встречать их вчетвером. Но если такой возможности нет и команде приходится разделиться, первыми идут Воин и Вещатель. Наше присутствие считается наиболее необходимым, так как мы можем вести переговоры, если возникнет такая необходимость, или ликвидировать, если переговоры окажутся бессмысленными.
   Впрочем, Привратница и Следопыт быстро нас нагнали. Видимо, тъёрн застал своих спутников врасплох, но после того, как он расправился с Перси, Джудит пустилась бежать. Хорхе бросился за ней, и теперь нам предстояло нагнать их обоих. По возможности, прежде, чем будет совсем поздно.
   - Он мёртв, - сказал, поравнявшись со мной, Дилан. - Убит мечом, так что тъёрн ещё не успел перекинуться.
   - На тот момент не успел, - поправил Винсент.
   Мы с Джен молчали, сосредоточившись на том, чтобы не сбилось дыхание, и буравя мрачными взглядами спешащую навстречу темноту. Крики не повторялись.
   - Опоздали?
   Я едва успела увернуться от возникшей перед самым лицом ветки.
   - Он устал и обессилен, - возразил Дилан. - А значит...
   Он не закончил, да это было и не нужно. Я кивнула. Значит, тъёрну, который давно не пил крови и находится на грани гибели, понадобится вся возможная подпитка. Как физическая, так и эмоциональная. Физически - не только кровь. Прежде чем убить свою жертву, он получит от неё всё, что возможно.
   Снова послышался крик. На этот раз он не прекращался, и мы смогли разобрать слова. Джудит просила её отпустить. Это был вопль о пощаде.
   Бессмысленно. Тъёрн никогда не пощадит человека, уж никак не дойдя до того состояния, в каком оказался сейчас Хорхе. Это вопрос выживания - или они, или мы.
   К счастью, на сей раз крик прозвучал совсем близко. Двигаясь на голос, мы свернули с тропинки и обогнули заросли малинника, как раз вовремя, чтобы увидеть, как тъёрн, по-прежнему пребывавший в своём прежнем человеческом облике, опрокинул девушку на землю. Она завизжала, вырываясь.
   - Не боишься опоздать на ярмарку? - громко спросил Винсент.
   По голосу Воина было очевидно, что он очень зол; впрочем, учитывая обстоятельства, это было немудрено.
   Хорхе резко обернулся, выпуская свою жертву. Не решаясь подняться с земли, Джудит стала торопливо отползать назад.
   - Вы? - недовольно прорычал он.
   Отвечать на этот вопрос не показалось нам нужным. Тъёрн уже частично преобразился; клыки и когти росли на глазах, появившиеся за спиной крылья пропороли рубашку. Винсент с Диланом устремились ему навстречу, мы же с Джен, наоборот, отошли подальше, но тем не менее обнажили клинки. Всё в соответствии с разработанными на такой случай правилами.
   Прежде, чем мужчины успели добраться до тъёрна, он сделал первый ход. Без видимого труда поднял с земли крупную тяжёлую ветку и запустил ею в Дилана. Человеку такой манёвр был бы не под силу; всё-таки физически тъёрны намного сильнее нас. Наше счастье, что эта их особенность проявляется в нашем мире не в полной мере и только четыре ночи в месяц, да и то лишь в том случае, если луна не оказывается скрыта за плотной завесой туч.
   Увернуться Дилан не успел; пошатнулся и упал, выронив из руки меч. Тъёрн с рычанием бросился на него, стараясь при этом держаться на расстоянии от Винсент. Его цель заключалась в том, чтобы, поскорее разделавшись с одним противником, остаться со вторым один на один. У одного человека мало шансов выстоять против одного тъёрна; так, во всяком случае, считают последние. С моей точки зрения, утверждение весьма спорное. Нет, сама я ни на что такое не претендую, но вот Винсент неоднократно справлялся с тъёрнами в одиночку, тому я лично была свидетельницей. А однажды нам вчетвером пришлось иметь дело с троими тъёрнами одновременно. И мы выстояли, хотя лечиться потом пришлось всем.
   Хорхе настиг Дилана; тот успел выхватить свой кинжал, но его предстояло противопоставить десятку когтей, по своей длине напоминающих медвежьи. Соедините эту особенность с разумом и гибкостью, похожими на человеческие, и вы несколько раз подумаете, прежде чем рискнуть встретиться с тъёрном на узкой дорожке. Хорхе удалось оставить на плече Дилана след от нескольких когтей, но тут он учуял приблизившегося сзади Винсента и вынужден был развернуться ему навстречу. Одновременно отступая в сторону, так, чтобы Дилан не смог достать его со своего места. Клыки и когти тъёрнов, безусловно, внушительны, однако меч имеет несомненное преимущество, ибо не позволяет противнику подойти слишком близко к своему обладателю. И потому тъёрны научились не только пользоваться мечом в человеческом облике, но и держать его в своих когтистых лапах. Мне до сих пор не до конца понятно, как это им удаётся, но, так или иначе, управляться с мечом они умеют, хотя в своём истинном обличии фехтуют значительно хуже людей. Меч используют главным образом для защиты, а ранить всё же предпочитают более традиционным для них способом.
   Винсент и Хорхе обменялись несколькими ударами. Затем, когда они в очередной раз скрестили мечи, тъёрну удалось приблизиться к Воину достаточно близко, чтобы параллельно атаковать его при помощи левой когтистой лапы. Атака была направлена на правую руку: Хорхе хотел лишить противника того преимущества, которое давал меч. В конечном счёте своей цели он добился. Винсент долгое время держался, сжав зубы и почти воя от причиняемой когтями боли, но потом всё-таки разжал пальцы. С победоносным возгласом, тъёрн тоже отбросил меч и попытался напасть на Воина, но тот успел перехватить его запястья. Теперь тъёрн стремился освободить руки и добраться до Винсент, а Винсент - не позволить тъёрну этого сделать. Хорхе, несомненно, рассчитывал на то, что справится быстро: ведь он куда сильнее человека. Но возможностей Воина всё же не учёл. Винсент держался, хотя о том, чтобы перейти в нападение, речи не шло.
   Дилан, немного оклемавшись, подхватил с земли оружие и ринулся на тъёрна. Тот вновь своевременно почувствовал приближение второго противника, шагнул в сторону и развернулся, вынужденно прерывая атаку на Воина. Швырнул в Дилана подобранный с земли камень, но во второй раз приём не сработал: на сей раз Следопыт увернулся, и Хорхе лишь выиграл время на то, чтобы поднять собственный меч. Вот только Винсент успел сделать то же самое. И нанёс свой удар прежде, чем Хорхе бросился на Дилана.
   Тъёрн громко взвыл, запрокидывая голову назад. Упал на колени, с ненавистью глядя жёлтыми глазами с вертикальными зрачками на тех, кто должен был бы стать ужином, но отчего-то проявил бессовестное упрямство. И рухнул на землю, уже замертво.
   Теперь мы с Джен ринулись к ребятам, но, когда до них оставалось несколько шагов, Дилан остановил нас, выставив руку ладонью вперёд. Мы поняли и остались ждать. Сначала следовало убедиться в том, что тъёрн действительно убит. Дилан приложил палец ко лбу Хорхе. В этом месте у тъёрнов можно ощутить что-то вроде нашего пульса.
   - Мёртв, - сказал Дилан, поднимаясь.
   Теперь мы, наконец, смогли подойти к ним с Винсентом. Оба были ранены. У Следопыта по плечу пробежали три кровавые борозды; у Воина пострадала правая рука в районе запястья. В обоих случаях ничего слишком серьёзного, но хотя бы минимально обработать раны следовало, не мешкая. К чему мы и приступили. Я занялась Винсентом, Джен - Диланом.
   - А где девушка? - спросила я. - Как... - я прищёлкнула пальцами, припоминая имя. - Джудит?
   - Убежала, - ответил Дилан. - Я видел, как она помчалась прочь по тропе.
   Мы с Привратницей переглянулись. полностью поглощённые схваткой, мы даже не обратили на это внимание, хотя следовало бы.
   - Она не заблудится? - нахмурилась я.
   Проводить остаток ночи, бродя по лесу и разыскивая пропавшую девушку, не хотелось совсем.
   - Не думаю, - мотнул головой Дилан. - Она бежала по тропинке, в сторону деревни, а дотуда недалеко.
   - И на том спасибо, - вздохнула Джен, явно разделявшая мои чувства.
   - Больно? - сочувственно спросила я у Винсента, обмазывая его запястье раствором из заготовленных заранее трав.
   - Не-а, - не задумываясь, ответил он и почти сразу же зашипел, когда зеленоватая масса коснулась наиболее болезненного участка.
   Я аж прекратила работу и подняла на Воина возмущённый взгляд.
   - Ты врёшь! - укоризненно воскликнула я.
   - Вру, - нисколько не смутившись, подтвердил Винсент.
   - Зачем?
   Я продолжила массирующие движения, однако моё возмущение никуда не делось.
   Винсент хмыкнул.
   - Пытаться тебя разжалобить, дабы напроситься на чашечку кофе со всеми вытекающими последствиями, бессмысленно, - принялся рассуждать вслух Винсент. - Так зачем мне говорить, что рука болит?
   - Зачем? - саркастически переспросила я. - Может быть, просто потому, что это - правда?
   - Да ну, глупости какие! - отмахнулся Винсент.
   И тут же прикусил губу от боли: отмахнулся он правой рукой.
   - Вот так тебе и надо! - удовлетворённо заявила я, прежде чем заняться перевязкой.
   Листья деревьев зашелестели у нас над головами; ветер усиливался. Луна продолжала управлять ночным миром.
   - Надо похоронить парня, - сказал Дилан.
   Все мы поняли, что речь идёт не о Хорхе.
   - Надо, - согласился Винсент, - но, вероятно, это захотят сделать его родные. И на здешнем кладбище, а не посреди леса.
   - Но мы не можем просто оставить его здесь до утра, - вмешалась я.
   Причина была очевидна: по лесу бродит достаточно диких зверей, в том числе и тех, кто не спит по ночам.
   - Значит, нам всё-таки придётся разбудить сегодня деревню, - заключила Джен.
   Я кивнула. Действительно придётся.
   - Заодно и убедимся в том, что девушка добралась туда, куда нужно, - добавил Дилан.
   - А заодно и проблема ночёвки решится, - рассудила я.
   Теперь, учитывая раны мужчин и всеобщую усталость, дорога до трактира казалась далековатой. Хотя посидеть в душном, битком набитом полутёмном помещении и выпить всей компанией холодного эля хотелось безумно. Впрочем, Дилану удалось немного улучшить моё настроение.
   - Итак, с рассветом направляемся в Запретный Лес? - осведомился он. - Полагаю, теперь на этот счёт ни у кого не возникнет возражений? После такой насыщенной ночки отдохнуть и расслабиться необходимо всем.
   Я подняла взгляд на Следопыта. Небесно-голубые глаза озорно блестели в лунном свете.
Оценка: 8.13*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"