Куно Ольга: другие произведения.

Охотники на тъёрнов. Глава 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 7.45*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана.

  Глава 2. Запретный Лес.
  
   Отдохнуть и расслабиться нам удалось. Запретный Лес замаячил впереди, как и всегда, раньше, чем мы ожидали до него добраться. Между тем люди, которым вход в него был закрыт, - а таких большинство, - могли бы бродить по этим местам годами и всё равно так и не выйти к лесной окраине. Однако для Охотников ведьмы делали редкое исключение, по причине, которая, сказать по правде, была неизвестна и нам самим.
   Оказавшись в лесу, каждый из нас отдыхал так, как ему нравилось. Джен уединилась на берегу старого пруда и, скрывшись от посторонних глаз за высокими, чуть колышущимися зарослями камыша, мирно созерцала покачивающиеся на воде кувшинки. Я же, по своему обыкновению, легла на траву посреди уютной поляны. Насмешливо проводила взглядом Дилана, который шёл, обнимая за талию Нурит, одну из здешних ведьм. Умопомрачительно красивую? Пожалуй, что так. И это при том, что она не имела никакого отношения к высоким, грудастым голубоглазым блондинкам, считавшимся эталоном красоты в современном обществе. В целом Нурит, как и другие ведьмы, походила внешне на человеческую женщину. Среднего роста, довольно худая, босоногая и простоволосая. Волосы были не светлыми и не рыжими (хотя последнее и принято приписывать ведьмам), а чёрными и вьющимися. В распрямлённом состоянии они, должно быть, доходили ей до пояса. Казалось бы, всё вполне обыкновенно. Но было нечто неуловимо лёгкое в её походке, в том, как подпрыгивали за спиной волосы в такт её шагам, в не поддающемся описанию взгляде глаз, постоянно меняющих оттенок - от зелёного к жёлтому, от серого к голубому. И вот благодаря таким нюансам было достаточно увидеть её на короткое мгновение, чтобы понять: это не человеческая женщина. Перед вами самая настоящая ведьма.
   Следом за Диланом с Нурит мимо прошёл Винсент. Его сопровождали сразу две молоденькие ведьмы. Одну Винсент сам обнимал за талию; другая шла, обвив рукой его плечо. Они о чём-то переговаривались и дружно смеялись.
   Ухмыльнувшись, я откинула голову назад. А потом долго лежала и смотрела в небо. Оно всегда бывало здесь как раз таким, как я люблю. По-настоящему синего цвета, не блёклого, а насыщенного. Не пасмурное, но объёмных, низко плывущих облаков было как раз достаточно, чтобы смотреть на него не было скучно. Облака были такие, будто мы находились совсем близко к морю, хотя в действительности до ближайшего морского берега отсюда было миль пятьсот. Впрочем, в Запретном Лесу ни в чём нельзя быть уверенным до конца.
   - О чём думаешь? - спросили вдруг откуда-то сверху.
   Я повернула голову к источнику звука. На широкой ветке растущего рядом дуба (кажется, ещё совсем недавно никакого дуба здесь не росло, но, впрочем, возможно, я запамятовала) сидела, покачивая босыми ногами, Нурит.
   - Так, ни о чём, - откликнулась я, снова переводя взгляд на облака. - Хотя... - Я укоризненно взглянула на ведьму. - Давно хочу поинтересоваться, отчего такая несправедливость. Мужчин и женщин у вас здесь привечают совершенно по-разному. Мужчины получают все возможные удовольствия. А нас почему не встречают писаные красавцы?
   Нурит склонила голову набок и прищурилась.
   - А если бы встречали, - неспешно проговорила она, - вы бы стали проводить с ними время?
   Я вынужденно поджала губы. Ведьма знала, что говорит. Джен точно не стала бы развлекаться с кем попало; таким, как она, для этого необходимы серьёзные отношения. А я... Тоже, наверное, вряд ли. Ну, только если бы совсем уж небывалый красавец попался.
   - Ну, хорошо, - сказала, не дожидаясь ответа, Нурит. - Как тебе?
   Она коротким изящным движением провела рукой по воздуху сверху вниз. На поляне передо мной появились трое мужчин - блондин, брюнет и рыжий. Все трое писаные красавцы.
   - Тебе какой больше нравится? - насмешливо осведомилась ведьма.
   - Мне больше нравятся настоящие, - отозвалась я, равнодушно глядя на перекатывающиеся под кожей мышцы.
   - Молодец, - похвалила Нурит.
   Мужчины исчезли, предварительно послав мне по очереди воздушный поцелуй. Я фыркнула.
   - Настоящий мужчина всегда лучше придуманного, - заметила ведьма. - Правда, у него обязательно будут недостатки. Но их компенсирует одно большое достоинство: он - настоящий.
   - Почему ты говоришь это мне? - подозрительно нахмурилась я.
   - Так, - неопределённо откликнулась Нурит. - Мало ли, вдруг пригодится?
   Она сладко потянулась, непонятным образом сохраняя при этом равновесие. Я с интересом взглянула на её сине-зелёное платье. Из чего оно сшито? Материал какой-то совершенно непонятный, кажется, он должен быть немного шершавым на ощупь, будто мягкий лесной мох.
   - Хочешь что-то спросить? - расслабленно поинтересовалась она.
   Я хотела. И вовсе не про наряд. Но вот стоило ли?..
   - Боишься, что я тебя съем? - изогнула брови Нурит.
   Читает мысли? Или просто правильно интерпретирует мимику?
   - Поговаривают, будто ты - Искусительница. - Приняв решение не отмалчиваться, я не стала ходить вокруг да около. - Будто ты являешься людям и сбиваешь их с пути истинного, вводя в искушение и открывая перед ними врата порока. Это правда?
   - Бывает и такое, - признала ведьма. - Сказать по правде, я люблю это занятие. А что тут такого? - усмехнулась она, заметив выражение удивления на моём лице. Я-то склонялась к той точке зрения, что люди просто болтают, обвиняя ведьму во всех смертных грехах. - Я ведь не заставляю людей поступать так, как они не хотят сами. Не насилую их волю. Просто помогаю им раскрыть их же собственную сущность. Разве это плохо - знать собственные глубинные стремления и те границы, которые ты не можешь перейти?
   Я поджала губы и неопределённо качнула головой. Её аргументы меня не убедили. Если узнать всё о своей сущности, недолго и умом тронуться. Навряд ли многие из нас сумели бы справиться с подобным знанием, будь оно действительно полным.
   - Большинство людей возненавидели бы себя, если бы осознали, на что они в действительности способны, - озвучила свою точку зрения я. Хотя спор с Искусительницей, конечно же, не имел смысла. - Какой в этом прок? Разве так будет лучше хоть для кого-то?
   - Зачем же ненавидеть? - откликнулась ведьма. - Себя надо любить. Но человек должен научиться любить себя таким, какой он есть, а не идеализированный образ, порождённый его собственным воображением. Или, того хуже, воображением его близких.
   Я скептически передёрнула плечами, но отвечать не стала. Спор и вправду был бесперспективным. Видимо, у людей и у ведьм слишком разное представление о реальности.
   - Люблю, когда люди со мной не соглашаются, - заметила Нурит, поудобнее устраиваясь на ветке. - Мне нравится, когда у них есть своё собственное мнение. Даже если это мнение - ошибочное. Вообще верна точка зрения или нет - это последнее дело. Характер куда как важнее.
   Мне оставалось только во второй раз передёрнуть плечами.
   - Давай поговорим о чём-нибудь другом, - прозорливо предложила ведьма. - Например, о тебе.
   Я села на траве, скрестив ноги. Взгляд попутно пробежал по зелёному одеялу, в которое укуталась земля. Точнее сказать, зелёным был фон, а вот узоры в него вплелись самые разные. Здесь было очень много цветов. Мечтательные ромашки, горделивые маки, снисходительно покачивающие алыми головами, простоватые одуванчики, романтичные васильки... Почти все цветы были полевыми, не считая нескольких кустов гибискуса - красного, оранжевого и бледно-розового. Лесные ведьмы отчего-то не слишком жаловали садовые растения.
   - А что ты хотела бы обо мне узнать? - спросила я, немного озадаченная предложением Нурит.
   - Ну, например, как ты стала Охотницей? - осведомилась она.
   Дубовая ветка протянулась на удивление низко, и сейчас, когда я распрямила спину, ведьма сидела не так уж и высоко надо мной.
   Я усмехнулась.
   - Навряд ли история стоит того, чтобы быть рассказанной в Запретном...
   Я запнулась. Название "Запретный Лес" не казалось уместным сейчас, когда я находилась именно здесь и разговаривала с ведьмой. В конце-то концов, это название придумали люди, да и не самые лучшие из них, а инквизиторы, которые, собственно говоря, и издали запрет на посещение этого места. Запрет был сам по себе смешон: ведьмы и сами не пускали в свой лес тех, кого не хотели, и именно поэтому инквизиторам пришлось, скрепя сердце, прекратить на них охотиться, дабы не чувствовать себя всякий раз полными идиотами. Однако, дабы сохранить хорошую мину при плохой игре, инквизиторы обставили дело так, будто именно они, по собственной инициативе, закрыли лес для людей и таким образом изолировали ведьм от общества добропорядочных прихожан.
   - А как вы называете свой лес? - спросила я вслух.
   - Можешь называть его Запретным Лесом, - усмехнулась Нурит. - Мне нравится это имя. Оно меня забавляет.
   - Ладно, - не стала возражать я. - Так вот, не думаю, что моя история заслуживает того, чтобы быть здесь рассказанной. Ничего особенно интересного в ней нет. Равно как и ничего благородного, самоотверженного или поучительного.
   - Обожаю неблагородные и непоучительные истории, - с энтузиазмом сказала ведьма.
   - Ладно. - Моё дело предупредить. - На самом деле у меня всё на редкость банально. Я сбежала из-под венца.
   Ведьма заинтересованно подалась вперёд.
   - Так-таки из-под венца?
   - Ну, не в буквальном смысле, конечно. Это было бы уж слишком пафосно. Зачем же тянуть до самой свадьбы? Я сбежала заблаговременно, недели за две.
   - Кто был инициатором свадьбы? - осведомилась Нурит.
   - Дядя, - отозвалась я, снова ложась на траву и переводя взгляд на небо. - Он был моим опекуном. А тут подвернулась сильно выгодная партия. Я же, понимаешь ли, из графского рода. - Я саркастически скривила губы. - Должна была соответствовать.
   - А кем был жених, если партия такая уж выгодная? - поинтересовалась ведьма. - Что, сынок какого-нибудь маркиза? Или герцога?
   - Да нет, тоже граф. Но из сильно богатой семьи, и земель у них побольше, - объяснила я.
   - И чем он так тебе не понравился? - Нурит говорила без упрёка, просто любопытствовала. - Что, старый был?
   - Да нет, - возразила я. - Возраст вполне подходящий. Мне было девятнадцать, ему - двадцать один.
   - Значит, сильно страшненький? Прыщавый, плешивый, косоглазый?
   Представив себе эту картинку, я закашлялась и поспешила приподняться на локте.
   - Да нет, нормально он выглядел. Ну, не писаный красавец, конечно, но и не урод. Парень, как парень.
   - Тогда почему ты от него сбежала? - склонила голову набок Нурит.
   - Не знаю, как сказать, - протянула я, после чего подозрительно покосилась на ведьму.
   Зачем она задавала все эти вопросы? Я попыталась навести порядок в собственных мыслях и эмоциях на счёт несостоявшейся когда-то свадьбы. Как-никак прошло четыре года. Теперь обо всём можно подумать и поспокойнее.
   - Ну, во-первых, это просто был не тот человек, с кем мне хотелось бы провести бок обок всю оставшуюся жизнь, - начала объяснять я. И тут же отчего-то застеснялась собственных слов. - Да, знаю, звучит наивно, романтично и безответственно. - Я поспешила осудить себя сама, прежде чем это сделают другие. - Но пойми: не так уж это и несерьёзно. Речь ведь не о докучливом соседе на светском ужине. И даже не только о партнёре по постели. Мне пришлось бы жить рядом с ним десятилетиями, да ещё и растить общих детей.
   Эта мысль заставила меня поморщиться.
   - Но было ведь что-то ещё? - предположила Нурит.
   Предположила? Или точно знала?
   - Да, - согласилась я. - Было. Я видела, какую жизнь вела моя тётя и мать этого парня. - Надо же, сколько лет прошло, а язык всё ещё не поворачивался сказать "жениха". - И прекрасно осознавала, что меня ждёт то же самое. Если бы речь шла о том, чтобы принимать реальное участие в делах графства, заниматься политикой, судами, законами, созданием всевозможных учреждений, да мало ли... Знаешь, мне кажется, тогда бы я осталась. Даже с ним.
   Я сказала это и сама удивилась тому выводу, который только что сделала. А затем встретила внимательный взгляд ведьмы.
   - Продолжай, - кивнула она.
   - А что тут продолжать? - Я снова вернулась к прежнему тону. - Там всё было понятно изначально. Дом, хозяйство, присматривать за слугами, выбирать цвет гардин, с чувством собственной значимости участвовать в благотворительных мероприятиях, от которых в действительности никому нет никакого проку. И ещё непременно организовать какой-нибудь женский кружок, знаешь, что-нибудь вроде... сообщество дам, борющихся за введение в моду сиреневых тканей.
   Нурит рассмеялась.
   - В общем, я собрала кое-какие вещи и сбежала, - заключила я. - Хотела делать что-нибудь более стоящее. Что-то, что соответствовало бы моим собственным способностям. Как-то себя проявить. За год да этого как раз произошло Вторжение. Проникших в мир тъёрнов стали преследовать Охотники. А у меня альтер-способность Вещательницы. Вот так, собственно, всё и получилось.
   Я развела руками, давая понять, что рассказ окончен. Но ведьма, видимо, считала по-другому.
   - Стелла - твоё ненастоящее имя? - поинтересовалась она.
   Я хмыкнула. Проницательна, ничего не скажешь.
   - Можно подумать, что имя Нурит - настоящее, - откликнулась я.
   Плечи ведьмы дрогнули от смеха.
   - У меня штук пятьсот имён, - беззаботно ответила она. - И все настоящие.
   - Вообще-то меня зовут Иланта, - призналась я. - После того, как я сбежала, взяла себе другое имя.
   - Чтобы тебя не нашли?
   - Сначала чтобы не нашли, - подтвердила я. - А потом это перестало быть актуальным. Но Стелла уже прижилась. Да и потом, новая жизнь - новое имя. Логично, разве нет?
   - Иланта - красивое имя, - заметила Нурит, словно не слышала моих последних слов.
   Я в очередной раз неопределённо пожала плечами.
   - И как идёт работа? - сменила тему ведьма. - Многих тъёрнов вам удаётся отправить назад?
   - Прилично, - ответила я. Разговор, наконец-то, входил в то русло, в котором я чувствовала себя более уверенно. - Скажем так, больше половины из тех, с кем приходится иметь дело.
   - Это хороший результат, - серьёзно заметила Нурит. - Значит, ты - хорошая Вещательница.
   - Наверное, - согласилась я.
   - И долго ты собираешься быть Охотницей?
   - А почему ты спрашиваешь? - удивилась я.
   Ведьма последовала моему примеру и устремила взгляд в синеющее над лесом небо.
   - Охотники выполняют важную миссию для этого мира, - задумчиво ответила она. - Но быть Охотником нельзя слишком много. Преследуя тени, можно забыть про свет. А если всю жизнь защищаешь мир, врагов будешь знать в лицо, но рискуешь рано или поздно позабыть, что именно защищаешь.
   - Надеюсь, мне пока ещё до этого далеко, - откликнулась я. - А там - уж как будет угодно Создательнице. Хотя что я несу? "Создательница"...
   Я скептически усмехнулась и бросила на Нурит извиняющийся взгляд.
   - Ты не веришь в богов? - с интересом спросила она.
   - А ты веришь? - фыркнула я в ответ.
   - Трудный вопрос, - признала ведьма.
   - Да? А для меня он лёгкий, - заявила я. - Если исходить из той предпосылки, что богов не существует, слишком многое становится проще объяснить.
   - Что, например?
   Ведьма была само внимание.
   Я прищёлкнула пальцами, подбирая подходящий пример.
   - Да хотя бы те же самые тъёрны. Неужели Создательница, если бы она существовала, допустила нашествие этих тварей в созданный ею мир?
   Нурит соскочила с ветки и прошлась по траве, разминая ноги.
   - Ты совершаешь распространённую среди людей ошибку, - серьёзно заметила она. - Вы отчего-то считаете, что Создатель непременно должен быть всемогущим. Меж тем тот факт, что кто-то сотворил этот мир вовсе не означает, что он способен - или обязан - и впредь опекать своё творение от любых невзгод. И уж тем более эти самые невзгоды предотвращать. Откуда у вас возникает такая странная идея? Представь себе мать, которая родила ребёнка. Вскормила его, вырастила и выпустила во взрослую жизнь. Представь себе теперь, что с этим ребёнком - бывшим ребёнком - случилось несчастье. К примеру, его поразила тяжёлая болезнь. Мыслимо ли предъявлять по этому поводу претензию его матери? Или требовать от неё, чтобы она исцелило своё чадо одним мановением руки? Дескать, это же твой ребёнок, плоть от плоти. В его жилах течёт твоя кровь. Он появился внутри тебя, и ты родила его на свет.
   Она улыбнулась и многозначительно развела руками.
   - Мать может переживать за своего ребёнка. Может заботиться о нём. Может помочь ему найти хорошего доктора. Но исключить само возникновение болезни она не может.
   - Наверное, ты права.
   В целом философские рассуждения на религиозные темы казались мне интересными, но сейчас у меня не было на них настроения. Тем более что обсуждение подобных тем с Искусительницей казалось занятием несколько сомнительным.
   - Хотя не думаю, что инквизиторы одобрили бы твой взгляд на образ Создательницы, - всё-таки добавила я.
   - Ещё бы! - презрительно фыркнула Нурит. - Инквизиторы вообще несут порой такую ересь, что так и тянет заткнуть уши.
   - Даже когда дело касается вопросов веры? - озорно прищурилась я.
   - Особенно когда дело касается вопросов веры, - убеждённо заявила ведьма.
   Я усмехнулась. Лично у меня не было ни малейшего желания вступаться за инквизиторов. Между ними и Охотниками последние годы тянулась своего рода холодная война, иногда, впрочем, выходившая и за рамки холодной. Война эта была целиком и полностью на совестью инквизиторов, хотя, конечно, моё мнение в данном вопросе можно считать превратным. Институт инквизиции имел на Охотников зуб по двум причинам. Причина первая заключалась в элементарной конкуренции. И мы, и они охотились на тъёрнов, но нам это удавалось гораздо лучше. Причина вторая имела непосредственное отношение к Запретному Лесу. Охотники водили дружбу с лесными ведьмами. Инквизиторы же считали ведьм демоницами, порождениями зла, каждую из которых следует возвести на эшафот. Как я уже упоминала, священнослужителям это не удавалось, поэтому они устремили свои взоры в сторону ведьм мнимых, а также тех, кто контактировал с настоящими ведьмами и мог таким образом сойти за своего рода сообщника зла. То есть нас.
   С Охотниками инквизиторы имели не намного больший успех, нежели с ведьмами. С политической точки зрения наш институт тоже был достаточно силён; правители отлично понимали, насколько важна для человечества наша работа. В народе же Охотники и вовсе пользовались куда большей популярностью, чем инквизиторы. На моей памяти инквизиторам удалось добиться казни только одной четвёрки Охотников, но этот случай был вопиющим. Именно с тех пор отношения между нашими двумя институтами были разорваны совершенно официально, после чего мы перестали сохранять даже видимость дружбы или сотрудничества.
   Наше внимание привлекли обрывки разговора, донесшиеся из-за деревьев. Вскоре на поляну вышли Дилан и Винсент в сопровождении нескольких ведьм. С другой стороны почти одновременно с ними показалась и Джен.
   - Вот так всегда бывает у нас в лесу, - повернувшись ко мне, развела руками Нурит. - Стоит заговорить об инквизиторах, и беседу непременно прерывают. Впрочем, так оно и к лучшему.
   Я поднялась на ноги и направилась навстречу друзьям. Мы вчетвером собрались в центре поляны, Нурит же ненадолго исчезла из виду. Впрочем, вскоре она вернулась. На плече у ведьмы сидела птица, и я бы не могла с уверенностью сказать, какая именно. Пожалуй, она больше всего походила на зимородка. Похожее сочетание синих и жёлтых перьев и оранжевого клюва. Но в данном случае важнее всего было то, что в клюве птица держала письмо.
   - Прибыло сообщение для Охотников, - сообщила нам Нурит.
   Винсент выступил ей навстречу. Ведьма взяла письмо у птицы из клюва и вручила его Воину. Винсент извлёк из конверта сложенный лист бумаги и принялся читать. Когда он пробежал глазами несколько первых строк, его брови внезапно поползли вверх. Впрочем, первичное удивление быстро прошло, снова сменившись сосредоточенностью.
   - Письмо анонимное, - первым делом сказал Винсент, поднимая глаза после прочтения.
   - Автор себя не называет, - подтвердила ведьма.
   Тот факт, что она знала содержание письма, равно как и то, что послание застало нас именно в Запретном Лесу, никого не удивляло. Мы давно привыкли, что всё происходит именно так, и воспринимали это как должное.
   - Если верить этому письму, то в королевском дворце в Истендо появился тъёрн, - продолжил Винсент.
   Мы дружно присвистнули. Теперь было понятно, что так удивило Воина при прочтении. Тъёрны, конечно, проникали в самые разные места, но королевский дворец - это бесспорно было для них новым достижением.
   - Предположительно он живёт там уже несколько месяцев. За это время произошло несколько убийств, но их тщательно стараются замалчивать, дабы не посеять панику и избежать политического скандала.
   Я презрительно скривила губы. Ну, конечно, политика есть политика. Гибель ни в чём не повинных людей куда менее существенна для вышестоящих.
   - Автор письма знает, кто является тъёрном? - спросил Дилан.
   - Нет, - покачал головой Винсент. - Судя по письму, не имеет об этом ни малейшего представления.
   - Ну, почему так всегда бывает?! - притворно посетовал Дилан.
   Джен молчала, но слушала чрезвычайно внимательно. Она вообще была не слишком разговорчива. Насколько я могу судить, все Привратники - интроверты. Видимо, только людям такого склада дано открывать двери между мирами.
   - Наверное, для того, чтобы от Следопытов был какой-то толк, - подколола Дилана я.
   - Вот это-то и расстраивает, - и не подумал отстаивать собственную значимость Следопыт. - Если мы стали никому не нужны, я мог бы со спокойной совестью забуриться сюда в лес на несколько месяцев или лет, а то и вовсе навсегда.
   Он мечтательно вздохнул.
   - Я могу продолжать? - насмешливо осведомился Винсент.
   - Да, пожалуйста, - милостиво кивнул Дилан.
   - Спасибо большое. До сих пор убитыми в основном оказывались служанки, но одна девушка была племянницей барона.
   - Он убивал только женщин? - подала голос Джен.
   - Похоже на то.
   Дилан выругался сквозь зубы. Ответ Винсента - точнее сказать, неизвестного автора письма, - никого не удивил. Тъёрны в большинстве случаев убивали именно женщин, особенно молоденьких девушек, хотя в крайнем случае, - как говорится, на безрыбье, - могли полакомиться и мужчиной. Причина таких вкусовых предпочтений не была известна до конца, но кое-какие предположения у нас имелись. Для того, чтобы продержаться в этом мире, тъёрнам была необходима подпитка от его обитателей. Главным компонентом такой подпитки являлась кровь. Однако кроме неё, как я уже упоминала, можно было воспользоваться и сильными эмоциями, и совокуплением. Всего этого было бы недостаточно самого по себе, но в качестве приправы к крови подобные дополнения шли на ура. А тъёрнам, принимавшим облик мужчин, получить такую подпитку было проще всего от женщин.
   Кстати сказать, бытует мнение, что все тъёрны в человеческом обличье - красавцы, обаятельные и обворожительные брюнеты, перед которыми трудно устоять. Поговаривают даже, что они используют какие-то особые чары, дабы привлечь внимание девушек и пробудить в них страсть. В действительности дело обстоит несколько иначе. Привлекательность тъёрнов на сегодняшний день - это результат своего рода естественного отбора. Привлекательному мужчине легче вскружить девушке голову, заставить её потерять бдительность и уединиться с ним там, где он сможет, не опасаясь разоблачения, высосать её кровь. Привлекательному мужчине легче получить от девушки и подпитку другого рода - через чувства и постель. Наконец, привлекательному мужчине и прочих мужчин проще водить вокруг пальца. Именно поэтому тъёрны, чей человеческий облик не отличался привлекательностью, по большей части успели погибнуть или быть отправленными за Врата после разоблачения. И именно красавцам удалось благополучно продержаться на плаву до сих пор.
   - С недавнего времени ситуация приняла новый оборот, - продолжил пересказывать содержание письма Винсент. - В королевском дворце состоится конкурс красоты.
   - Точно, об этом что-то рассказывала Джудит, - припомнила я.
   В свете последовавших за тем разговором событий новость успела подзабыться, отступив на второй план.
   - В Истендо съехались участницы, всех их поселили во дворце, в одном и том же крыле, - сказал Винсент, глядя в текст. - Всего их было двенадцать.
   - Было? - быстро спросила Джен.
   Неразговорчивость Привратницы не должна была вводить в заблуждение. Соображала она хорошо, слушала внимательно и моментально выхватывала из произносимого самое главное.
   - Именно, - одобрительно кивнул Винсент. - Одну из них недавно убили. Тело нашли в другой части дворца, далеко от её комнаты. По-видимому, девушка вполне добровольно пошла туда к кому-то на встречу. И если в предыдущих случаях автор письма ещё готов был списать смерти девушек на другие причины вроде несчастных случаев, эту убитую он видел сам. Пишет, что сомневаться не приходится: тело было обескровлено.
   - А ведь он обнаглел, - задумчиво заметил Дилан, имея в виду, понятное дело, тъёрна.
   - Рано или поздно они должны были обнаглеть, - прокомментировала ситуацию Нурит. - Либо вымереть, либо обнаглеть.
   При этом вид ведьма имела весьма серьёзный. Не шокированный, не перепуганный, но ей определённо было дело до того, что происходит. Казалось бы, какое значение имеет для хозяек Запретного Леса вторжение в окружающий мир кучки тъёрнов? Однако же эта тема определённо их тревожила.
   - Автор письма считает, что приехавшим на конкурс девушкам угрожает особенно серьёзная опасность, - продолжил Винсент. - Они - главная группа риска.
   - Почему? - спросил Дилан.
   - Они молоды и красивы, - откликнулся Винсент. - Приехали в новое место, ничего и никого там не знают. Не в курсе, какая форма общения принята во дворце, а какая - нет. Кто живёт там много лет, а кто - чужак. В отличие от служанок, у них нет повсюду огромного числа знакомых и приятелей. В отличие от придворных дам, они не знакомы лично с другими представителями высшего света. И, наконец, у них нет альтер-способностей.
   - Почему? - удивилась я. - Понимаю, участницы не из высшего света. Но альтер-способности бывают не только у знати. Да, оказаться при дворе без такой способности почти невозможно. - Я сбилась, поймав на себе недовольный взгляд Винсента, но быстро продолжила. - Но в среднем и низшем сословии альтер-способных тоже много. Так откуда у этого анонима такая уверенность?
   - Понятия не имею, - развёл руками Воин. - Так здесь сказано. Возможно, автор знает, что пишет; возможно, это только его домыслы. В любом случае, далеко не каждая альтер-способность хоть чем-то поможет своей обладательнице в случае нападения тъёрна. Так что этот нюанс не так уж и важен.
   - Есть что-нибудь ещё? - осведомился Дилан, кивая на письмо.
   Следопыт приобнял за плечи стоявшую рядом Нурит. Я даже удивилась - настолько невысокой и хрупкой выглядела ведьма на его фоне. Впрочем, хрупкой и беззащитной она казалась лишь до тех пор, пока не заглянуть ей в глаза.
   - Только одно, - откликнулся Винсент. - Автор не называет себя, но обещает связаться с нами после того, как мы прибудем в Истендо. Пишет, что на данном этапе у него есть причины сохранять инкогнито, но после нашего приезда он поможет нам попасть во дворец.
   - Ну, это уже кое-что, - признал Дилан.
   - До полнолуния пять дней, - заметила я. Напрягаться, делая расчёты, не приходилось: люди нашей профессии как правило знают такие вещи на много месяцев вперёд. - До столицы доберёмся...завтра?
   Я вопросительно взглянула на Винсента.
   - Завтра к середине дня, - согласился он.
   - Останется четыре дня до полнолуния, - сделала несложный вывод я. - Учитывая, что дворец - всё равно, что пчелиный улей, только порядка там меньше... Да к тому же туда надо ещё и попасть... Наши шансы выявить тъёрна заблаговременно весьма сомнительны. Но попытаемся.
   - А в крайнем случае будем наготове в само полнолуние, - продолжил развивать мою мысль Винсент. - Чутьё Дилана не подведёт.
   Нурит улыбнулась, взглянув на по-прежнему обнимавшего её Следопыта.
   - Ну что ж, - заключила она. - Похоже, господа Охотники, у вас появилось новое дело. И оно может оказаться ещё серьёзнее, чем все предыдущие. Поэтому сперва ещё немного отдохните, а уж потом отправляйтесь в путь. И пусть с вами путешествует удача!
Оценка: 7.45*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"