Куно Ольга : другие произведения.

Охотники на тъёрнов. Глава 9.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана.

  Глава 9. Лунный холм
  
   Лунный холм был самый обыкновенный, один из тех, каких Винсент за последние годы повидал немало. Пологий склон, поросший полевицей, клевером, да ковылём. Деревья редки и по высоте уступают своим сородичам с равнины. Почва на таких холмах не слишком благоприятна для больших растений. Двигаясь быстрым шагом, Винсент быстро приближался к вершине, округлая форма которой напоминала тупой конец яйца.
   В лицо дул порывистый ветер, казалось, усиливавшийся с каждым десятком шагов. Луна играла с природой в свои хитроумные игры. Игры, в которых Винсент мало что понимал, да и, сказать по правде, не слишком к этому стремился. Должно быть, из него вышел бы плохой капитан. Нет, управлять командой он смог бы с лёгкостью. Но все эти приливы, отливы, направление ветра - явления, которыми любит управлять луна, - явно не для него. Винсент определённо был человеком дня. И солнца.
   Дорогу преградили заросли колючего кустарника. Такие встречались на лунных холмах довольно часто. Растение, способное существовать даже в пустыне, справится и в здешней скудной на влагу почве. Обогнув кустарник, Винсент добрался почти до самого верха. И недовольно поморщился: взгляду открылось несколько простеньких, самодельных хижин, какие нередко устраивают себе пастухи, чтобы укрываться от дождя и совсем уж сильного ветра. Как раз такого, как сейчас. Прочная ткань, натянутая на вкопанные в землю колья, с шумом плескалась на ветру, подобно своевременно не убранному парусу.
   Постройки, пусть даже такие примитивные, но прячущие часть земли от лунного света, - это плохо. На таких холмах поренья растёт менее качественная - если вообще растёт. И приготовить из неё порошок с нужными свойствами будет куда как сложнее. Впрочем, им всё равно навряд ли удалось бы что-нибудь выяснить при помощи этой травы. Полнолуние уже завтра, сейчас уже перевалило за полдень, а значит, времени остаётся совсем мало. Вероятнее всего, тъёрна они будут брать тёпленьким, выйдя на него благодаря способностям Следопыта. А, сколько бы Винсент ни поддевал Дилана на словах, на профессионализм последнего Воин полагался всецело.
   Да, трава навряд ли пригодится. Пожалуй, так оно и лучше. Морочить людям голову, развлекая неискренними разговорами, и попутно подсыпать им порошки в еду и питьё - всё это было совсем не в духе Винсента. Нет, он готов был всё это сделать, буде в том возникнет необходимость, и не стал бы кочевряжиться или - того хуже - перекладывать не делающее чести занятие на плечи соратников. Однако встретиться с тъёрном лицом к лицу было ему куда как более по душе.
   Очередной порыв ветра принёс в лицо подхваченные с земли семена одуванчика. Винсент мотнул головой. Как бы то ни было, он пришёл сюда за пореньей. Пора заняться делом. Воин нагнулся, разглядывая растущие под ногами стебельки. И не столько зрением, сколько доведённым до совершенства чутьём уловил движение справа от себя.
   Он резко развернулся, одновременно выхватывая из ножен меч.
   По-видимому, они рассчитывали приблизиться к нему незамеченными, но не успели. Их было трое, мужчины, все приблизительно среднего роста, в тряпочных масках с прорезями для глаз. Дующий незнакомцам в лицо ветер тянет их за плащи, будто пытается задержать. Но он не настолько силён, чтобы помешать им всерьёз.
   - Кто вы и что вам нужно? - кричит Винсент.
   Ветер несёт его крик прямо в уши незнакомцам, но те начисто его игнорируют, будто бы и не слышали. И уже не идут, а почти бегут навстречу Воину, держа наготове собственные мечи. Винсент поудобнее перехватывает свой, чуть шире расставляет ноги, принимая более устойчивое положение. Легко уходит от первого удара, предоставляет клинку встретить лезвие второго противника, успевает оттолкнуть его достаточно быстро, чтобы отбить удар третьего. А первый уже возвращается, пытаясь зайти со спины, и приходится быстро отступить и развернуться, чтобы видеть всех троих одновременно.
   Дело было плохо, очень плохо. На раздумья особого времени не оставалось, но эту нехитрую истину Винсент осознавал хорошо. Силы не равны, и трое противников - это даже не тъёрн в своём истинном обличии. Пусть тъёрн опасен, пусть он сильнее, но он во всяком случае не может наступать с трёх сторон одновременно. Есть только один способ выйти из этой истории живым: надо уходить. Но, Искусительница их побери, как это сделать?
   Винсент попытался вывести из строя хотя бы одного. Не тут-то было: практически все силы приходилось тратить на оборону. Определившись с новой линией поведения, он стал отступать к одной из пастушьих палаток. Добрался, но по дороге его задели дважды. Один раз меч противника прошёл по касательной, оставив на руке лишь неглубокую царапину. Со вторым ударом вышло хуже: подошедший с правого бока враг сумел ранить Винсента в бедро; судя по боли, достаточно глубоко.
   Воин отметил для себя этот факт на рациональном уровне, как если бы отмечал особенности местности или слабую сторону противника. Тратить энергию на тревогу или, того хуже, жалость к себе, нельзя категорически. Игнорируя боль так, как его в своё время обучали, он побежал, отрываясь от противников, и, откинув полог, нырнул под тряпичную крышу ближайшей палатки. Взмахнул мечом, поспешно разрезая ткань противоположной "стены", и выбрался наружу как раз тогда, когда двое врагов забежали следом за ним внутрь. Рубанул по удерживавшим потолок верёвкам. Ткань упала на головы противников; оставалось только сожалеть, что на них не обрушился настоящий потолок, каменный или на худой конец деревянный. Но немного времени эта заминка Винсенту дала.
   Скрестив мечи с третьим противником, не успевшим забежать в палатку вместе с товарищами, Воин почти сразу же ранил его в плечо и оттолкнул в сторону, туда, где копошились, постепенно распрямляя спины, оказавшиеся в ловушке враги. Внеся таким образом очередной виток неразберихи в их ряды, Винсент бросился вниз по склону холма. Споткнулся о камень, потерял равновесие и, не тратя лишнего времени, скатился на несколько ярдов вниз. Потом вскочил и побежал дальше, приволакивая ногу. Оглядываться не было нужды: приносимые ветром крики красноречиво свидетельствовали о том, что противники уже выбрались из палатки и теперь преследуют Охотника, подгоняемые праведным гневом.
   Пришлось сделать небольшой круг, огибая очередной кустарник. Винсент задержался на долю секунды, оглядываясь, чтобы понять, куда двигаться дальше. Полностью проигнорировал лёгкое прикосновение к своей ладони и снова побежал, но тут почувствовал, как кто-то с силой лягнул его по ноге. Хорошо, что по левой. На ходу повернув голову, Винсент не сразу поверил своим глазам, заподозрив, что от кровопотери у него помутился рассудок. (На кровь он тоже привык не обращать внимания, но она успела как следует пропитать брючину, которая теперь липла к ноге). Рядом с ним бежала белая лань. Бежала и смотрела на него чрезвычайно умными глазами. Сомнений не возникало: лягнула его только что именно она, больше некому. Убедившись в том, что Воин удосужился обратить на неё внимание, лань мотнула головой, будто с укоризной, и побежала не вниз по склону холма, а направо, в западном направлении. Каждую секунду оглядываясь, будто призывая Винсента следовать за ней.
   Ну, это уже было просто нелепо. Из области детских сказок, какие Воин, казалось бы, давно и основательно забыл. Вот уж никогда бы не подумал, что в последние минуты перед смертью ему привидится такая ерунда! С подобными галлюцинациями стыдно умереть даже в сражении... Но куда-то бежать всё равно было надо, а силы заканчивались. Нога, до сих пор державшаяся на одном адреналине, слушалась с трудом. До подножия ему не добраться, тем более, что и внизу далеко не сразу станет безопасно. Так что почему бы и не последовать - помилуй, Создательница! - за ланью?
   Далеко бежать не пришлось. Лань подбежала к кряжистому дубу, обогнула его, а затем шагнула прямо в ствол. И исчезла.
   Винсент даже позволил себе негромкий смешок. Лань - это видение, тут всё понятно. исчезла - и хорошо. Но вот он, если сейчас попытается пойти за ней, попросту ударится лбом о ствол, как последний идиот! Вот только терять было особенно нечего. Ветки не позволяли ему видеть преследователей, но слышал он их вполне отчётливо. Поэтому, выругавшись сквозь зубы, он всё-таки шагнул следом за ланью. И прошёл сквозь ствол.
   Вернее сказать, никакого ствола не было. Руки Винсента, которыми он попытался коснуться дуба прежде, чем ударится о него головой, нащупали воздух. А в следующее мгновение он с удивлением обнаружил, что стоит в маленькой каменной каморке. Позади - дневной свет, и всё ещё слышны крики преследователей. А впереди в темноту уводит приоткрытая дверь. И показавшаяся из-за этой двери женская рука настойчиво делает ему знак проходить дальше. Заставлять женщин ждать Винсент не привык.
   Стоило ему войти, как женщина бесшумно закрыла дверь и провернула в замке ключ. Винсент встал, прислонившись к холодной стене, переводя дыхание и позволяя глазам привыкнуть к темноте, разгоняемой лишь светом одного чадящего факела. Прямо уходил, забирая вниз, узкий коридор с низким потолком и неровными стенами.
   Винсент приложил руки к вискам, будто силясь замедлить ритм стучащей в них крови, и прикрыл глаза. Похоже, галлюцинаций у него всё-таки нет. Вход в каморку, которая служит своего рода прихожей этому подземному ходу, замаскирован при помощи иллюзии. Поэтому случайный путник видит перед собой самое обычное дерево, идти сквозь которое ему просто-напросто не придёт в голову. Но этим хозяева хода не ограничились, поставив далее второй уровень преграды, а именно запирающуюся на замок дверь.
   Винсент открыл глаза. Женщина, провернувшая ключ в замочной скважине, теперь повернулась к нему лицом. Свет факела выхватил из сумрака бледное лицо и необыкновенно светлые волосы.
   - Вы?! - выдохнул Винсент.
   - Я, - пожала плечами Селина Палейно. - А кого вы рассчитывали здесь увидеть? Не настоящую же лань!
   Винсент по-прежнему взирал на невесту короля с недоверием. Из всех людей - именно она? Или воспалённое жаром воображение всё-таки сыграло с ним злую шутку? Что ж, во всяком случае, даже если это - иллюзия, смерти в таком бреду можно не стыдиться. Пожалуй, он даже готов считать её благом.
   Однако же что-то в голосе Селины разбивало в пух и прах весьма убедительную теорию о бреде раненого. Лёгкая насмешливость её интонаций, нечто холодно-бодрящее не уводило в мир грёз, а, напротив, возвращало к реальности.
   - Что вы здесь делаете? - прохрипел Винсент.
   Дурацкий вопрос. Он не должен задавать таких вопросов даме, тем более почти королеве. Но что поделать, если в её присутствии он перестаёт адекватно мыслить, даже без всяких ран?
   Впрочем, ни обиды, ни возмущения Селина не выказала. Просто ответила всё тем же тоном, от которого веяло холодом, но не враждебным, скорее сдержанным:
   - Разве это не очевидно? Выгуливаю свой альтер. Не бегать же ланью по королевскому дворцу.
   Альтер. Значит, лань - это всё-таки не бред. Глядя на светлые волосы Селины, он припомнил белоснежный окрас лани. На презентации девушка свой альтер не раскрывала, что и неудивительно. Невесте короля негоже развлекать зрелищем любопытных придворных.
   - Намного логичнее спросить, что здесь делаете вы, - добавила Селина, склонив голову набок. - Как лекардийский посол оказался на лунном холме, да ещё и в такой своеобразной компании? Вы можете это как-нибудь объяснить, господин Лоренсо?
   Она была тысячу раз права, и Винсенту следовало бы спешно придумать какую-нибудь убедительную историю. Но что тут сделаешь, если из всех её слов его внимание зацепилось только за одну часть.
   - Вы помните, кто я такой?
   До сих пор он пребывал в полной уверенности, что Селина не замечает его напрочь.
   - Помню, - пожала плечами она. - А что здесь удивительного? Мы с вами были представлены. Ну, вы же помните, кто я такая. Или нет? - нахмурилась она.
   Винсент позволил себе улыбнуться.
   - Помню, - заверил он.
   Сердце скакало в груди слишком уж бешено. Его биение отдавалось в ушах, как топот копыт, заглушая прочие звуки. Не стоит заблуждаться на сей счёт, этому многое поспособствовало - и ранение, и драка, и продолжительные бег с препятствиями. Однако присутствие этой женщины тоже несомненно внесло свою лепту.
   Всё это было довольно странно, чтобы не сказать нелепо. За двадцать шесть лет своей вполне бурной жизни, никак нет лишённой общения с женским полом, Винсент испытывал по-настоящему сильные чувства, пожалуй, лишь дважды. Первая любовь, Лесса, осталась в далёкой юности. Его чувства были тогда пылкими и искренними, а намерения самими что ни на есть благородными. Но вскоре выяснилось, что та взаимность, которой, казалось, отвечала ему девушка, была вызвана исключительно его высоким положением в обществе. В то время это откровение стало для него трагедией. Большая беда мелкого масштаба... Излишнюю романтичность он тогда существенно подрастерял. Вторая, Дульсия, появилась намного позднее. Тогда Винсент уже был Охотником, и о его происхождении девушка не знала. Сначала Воину показалось, что эти отношения могут перерасти в нечто по-настоящему серьёзное. Но вскоре после того, как они с Дульсией сблизились, он начал понимать, что ошибся. Во второй любви он разочаровался без трагедий, страшных откровений и серьёзных последствий. Просто разочаровался - и пошёл по жизни дальше. С остальными женщинами, коих было немало, общался без сильных эмоций и без обещаний, весело, бурно, ко взаимному удовольствию. И уж никак не ожидал, что какая-то девушка может задеть его за душу настолько сильно. Тем более с первого взгляда, что и вовсе смешно. Тем более одна из тех немногих, отношения с кем были недоступны по определению.
   - Рада это слышать.
   Из-за двери послышались приглушённые голоса. Судя по всему, говорившие находились совсем близко от входа в подземелье, но при этом не подозревали о его существовании.
   - Где он? - крикнул кто-то.
   - Как сквозь землю провалился, - ответил другой.
   Винсент выругался сквозь зубы. Делать этого при даме не следовало, но тут уж сработали инстинкты. Селина приложила палец к губам, одновременно накрывая ладонью его пальцы.
   - Сквозь землю он не провалился, - отрезал первый голос. - Ищите, иначе нам голову оторвут!
   - Да где его искать? - раздражённо спросил ещё один. - Укрытия осмотрели, там его нет, а так весь холм, как на ладони.
   - Значит, какое-то укрытие вы проглядели, - сделал нехитрый логический вывод первый. - Видимо, парень умеет прятаться.
   Винсент заскрипел зубами. Не бросались бы вы втроём на одного, быстро узнали бы, что именно умеет Охотник. Игра с прятки в сферу его компетенции как раз не входила. Но пальцы, едва заметно сжавшиеся у Винсента на руке, быстро примирили его с нынешним раскладом.
   - Значит, так, - немного помолчав, заявил первый. - Ждём здесь. По очереди делаем обход, осматриваем местность. Ты наблюдаешь за западным склоном, ты - за восточным. Где бы он ни укрылся, рано или поздно попытается спуститься. Быстро этого не сделать, незаметно - тоже. Наша задача его не упустить. Всё ясно?
   - Ясно, - без особого восторга подтвердили двое остальных.
   Видимо, перспектива торчать на холме неопределённое количество времени не приводила их в восторг.
   Какое-то время Винсент продолжал прислушиваться, но, видимо, те трое отошли подальше от дерева, либо просто закончили разговаривать.
   - Похоже, этим путём вам возвращаться нельзя, - рассудительно заметила Селина, кивая на дверь.
   - Похоже, что так, - вынужденно согласился Винсент. - Куда ведёт этот ход? - спросил он, вглядываясь в темноту.
   Селина на мгновение прикусила губу, но затем всё же ответила.
   - Во дворец. Вернее сказать, он выводит на холм из дворца. Был прорыт на случай... - Она задумалась, затем нетерпеливо передёрнула плечами. - Уж не знаю, какой случай был на уме у архитектора. Может, народное восстание, а может, вторжение иностранной армии.
   - Но до дворца две мили, - заметил Винсент. - Он такой длинный?
   - Это в обход, - возразила Селина. - Ход идёт напрямик, так что он короче. Примерно миля, или что-то около того. Дойдёте?
   - Дойду, - браво соврал Винсент.
   Он плохо представлял себе, как пройдёт и десяток шагов. Но, впрочем, как-нибудь справится. Надо - значит, надо.
   Они начали продвигаться по коридору. Селина несла в руке факел.
   - Ну, а теперь расскажите, - ровным тоном, в котором еле-еле теплился огонёк смешинки, заговорила она, - отчего лекардийский посол в минуту опасности использует чисто монтарийские ругательства?
   Винсент усмехнулся сквозь гримасу боли, мгновение назад исказившую его лицо, но, к счастью, не попавшую под свет факела.
   - Непременно расскажу, - согласился он, - но только при условии, что получу ответное объяснение. Где дочь ланзарийского герцога научилась так ловко распознавать ругательства?
   Селина засмеялась. В своём стиле - тихо и сдержанно, - но всё равно это был первый раз, когда он видел её смеющейся.
   - В детстве я много общалась со своими кузенами, - ничуть не смущённо призналась девушка. - Они сочли своим долгом научить меня подобным вещам. Я дала свой ответ, теперь ваша очередь.
   - Я много лет жил в Монтарии, - правдиво ответил Винсент. - Должно быть, тамошние ругательства пришлись мне по душе.
   - По мне, так лекардийские более выразительны, - заметила Селина таким тоном, словно рассуждала о роли образа единорога в изобразительном искусстве Ланзарии. - Впрочем, должно быть, это из области вкусов. Вы совсем сильно хромаете. - Нахмурившись, она резко остановилась. - Давайте я вам помогу. Обопритесь о меня.
   Переложив факел в левую руку, правой она обхватила спину Винсента. М-да, это даже хорошо, что он скрипит зубами от боли. Это не позволяет полностью сосредоточиться на близости Селины. В противном случае он бы не смог за себя поручиться. И, сто пудов, наплевал бы на все возможные последствия. Впрочем, при других обстоятельствах она и не подошла бы так близко.
   Однако Селина почти сразу же остановилась и, хмурясь, опустила факел, приближая его к ноге Винсента.
   - Поосторожнее, - прохрипел он, торопясь облокотиться о стену. В сравнении с исходившим от факела жаром она казалась совсем холодной. - Вы меня подожжёте.
   - Ещё немного - и вами больше нечего будет делать, - возмущённо заявила Селина. - Ну ладно, я в темноте не разглядела, но вы-то почему мне не сказали, насколько глубокая у вас рана?
   - Я тоже в темноте не разглядел, - отозвался Винсент.
   Юмора девушка не оценила. Поднятые к воину глаза сверкнули возмущением.
   - Так вы никуда не дойдёте, - объявила она. - Вы же истечёте кровью! Как вы вообще передвигались до сих пор?
   - Надо же было как-то передвигаться.
   - Сядьте! - Сейчас её голос звучал повелительно. - Сядьте и вытяните ногу. Дайте ей отдых.
   Повелительного тона в обращении к себе Винсент не любил. Слишком часто ему доводилось слышать такой тон от отца в давно оставленном доме. Но её забота Воину льстила; к тому же он действительно держался на ногах из последних сил.
   - Ладно, сдаюсь, - выдохнул он, опускаясь на пол. - Похоже, мне придётся попросить вас вернуться во дворец одной и прислать сюда людей.
   Селина мрачно качнула головой.
   - Всё не так просто, - сказала она, садясь рядом с ним на корточки. - Существование этого хода - государственная тайна. Я не имела права никому о нём сообщать, тем более приводить кого-то сюда. Так что, во-первых, отправив за вами людей, я бы раскрыла государственную тайну и им. А во-вторых, если кто-то узнает о вашей осведомлённости, вас просто-напросто казнят.
   - Казнят?! - вытаращил на неё глаза Винсент. - За какой-то дурацкий тоннель?
   - Ну, дурацкий он или не дурацкий, вам виднее, - бесстрастно откликнулась Селина, - но в остальном всё правильно. На этот счёт закон предельно прост. Узнали то, что вам знать не положено, - идёте на эшафот. Закон сохранения тайны.
   - И кто же настолько сильно заинтересован в сохранности этой тайны? - скептически поинтересовался Винсент.
   - Король, разумеется, - не моргнув глазом, ответила девушка.
   Тень от факела лихорадочно плясала по стене, тревожа тщательно сотканную под покровом тьмы паутину.
   - Даже если и так, я - иностранный посол и потому неприкосновенен, - напомнил Винсент.
   В действительности это, конечно же, было ложью. Для короля он был не более, чем Охотником, а это навряд ли могло сойти за повод для помилования. Впрочем, Селину и ложный повод не слишком-то впечатлил.
   - Значит, вас не возведут на эшафот, - равнодушно кивнула она. - Вам просто устроят какой-нибудь несчастный случай.
   Винсент посмотрел на неё очень внимательно - насколько мог, учитывая своеобразие освещения.
   - То, что вы говорите, звучит не слишком лестно для монарха, - заметил он. - И, кажется, не делает ему чести.
   Смелое заявление, возможно, даже опасное. Но обстановка располагает. К тому же он не испытывает пиетета в отношении представителей королевских фамилий; слишком много ему довелось с таковыми общаться.
   - Чести? - изогнула брови Селина. - Это понятие не слишком применимо к королям. Они мыслят и руководствуются иными категориями. И там, где требуется, не задумываясь, ходят по чужим головам.
   - Ошибаетесь, - возразил Винсент. - Короли - это не специфическая раса вроде тъёрнов. Это живые люди. Они все разные. Есть среди них и те, кому не чужда порядочность.
   - Есть, - и не думала спорить Селина. - Непорядочные короли ходят по чужим головам в своих личных интересах. Порядочные короли делают это в интересах государства.
   - А королевы? - прищурился Винсент.
   Селина улыбнулась. Мрачно, почти порочно. Эта улыбка понравилась Винсенту куда меньше, чем вся предшествовавшая ей холодность.
   - А королевами действительно становятся совершенно разные люди, - констатировала она. - Но и у них тоже понятие порядочности - весьма специфическое.
   Эту тему Винсент не прочь был бы развить, но очередной приступ боли заставил его поморщиться.
   - Вот что. - Его гримаса не укрылась от внимания Селины. - Оставайтесь здесь, а я пойду и приведу сюда свою служанку.
   - Зачем? - пробормотал Винсент, откидывая голову и прижимаясь горящей щекой к стене. - Неужто она отнесёт меня во дворец на руках?
   Селина скептически фыркнула.
   - Вас необходимо перевязать, а я, увы, совершенно не умею этого делать. А главное, у моей служанки альтер, ускоряющий исцеление. Это необходимо для того, чтобы вы смогли добраться до дворца.
   Она быстро удалялась по коридору, сопровождаемая всё уменьшающимся огоньком факела, будто фея в сияющем ореоле. Винсент не мог бы гарантировать, что, окончательно растворившись в темноте, она появится снова. Отпускать её не хотелось, но одновременно её уход принёс и чувство облегчения. Проводив взглядом исчезающий вдали огонёк, Воин, наконец-то прикрыл глаза, отпуская сознание в объятия подступившего бреда.
   Сказать, сколько прошло времени, он бы не смог. Во-первых, не знал, надолго ли отключился, а во-вторых, в кромешной темноте подземелья за минутами не уследишь. Один раз Винсент попытался подняться на ноги, но быстро понял, насколько бесполезны эти попытки. Он уже подумывал о том, чтобы поползти в направлении дворца, но тут издалека послышались едва различимые звуки, в которых он вскоре различил шорох шагов. Винсент на всякий случай вытащил из ножен меч. Показавшийся вдалеке огонёк скорее слепил, чем позволял хоть что-то разглядеть.
   - Это должно быть где-то здесь.
   Её голос. Винсент напряг глаза и подался вперёд, стараясь проигнорировать приступ головокружения, спровоцированный этим движением.
   - Вы хотите нас зарезать? - изогнула бровь Селина.
   Винсент опустил глаза и увидел меч, рукоять которого по-прежнему сжимал в пальцах. Воин успел совершенно о нём забыть. Поморщившись, он возвратил клинок в ножны.
   - Откуда мне было знать, кто там идёт? - заметил он в своё оправдание. - Вы так красочно обрисовали мои перспективы в том случае, если меня здесь обнаружат. Кстати...
   Он многозначительно посмотрел на служанку, державшую в одной руке факел а в другой большую корзину, и снова перевёл взгляд на Селину.
   - Мирта - преданный человек, она не проболтается, - правильно расценила его сомнения девушка.
   И, опустившись на корточки, приложила ладонь к его лбу. Винсента обожгло холодом.
   - От вас можно зажигать факел! - воскликнула Селина, по-своему интерпретировав этот контраст температур.
   - Рад, что могу принести хоть какую-то пользу, - съязвил Винсент.
   Служанка тем временем опустила корзину на пол. Селина достала оттуда флягу и протянула Воину. Тот жадно отхлебнул.
   - Это не вода, - констатировал он затем.
   - Разумеется, нет, - фыркнула Селина. - Вам сейчас будут обрабатывать рану, так что немного алкоголя не повредит. Но у нас есть с собой и вода, если вы такой привередливый.
   - Э нет! - Винсент на всякий случай поспешил сделать ещё один большой глоток, пока флягу, чего доброго, не забрали.
   Отбирать бренди Селина, однако, не собиралась. Вместо этого она поднялась на ноги и приняла у служанки факел, предоставляя той возможность извлечь всё, что нужно, из корзины.
   - Снимайте брюки! - велела она Винсенту.
   Тот склонил голову набок.
   - Зачем?
   Селина отступила на шаг назад и сложила руки на груди.
   - А вы как думаете? - едко спросила она. - А, понимаю, вы стесняетесь? Вам никогда не доводилось раздеваться перед двумя женщинами сразу?
   Служанка сдержанно хихикнула.
   - Можете не сомневаться, доводилось, и не однократно, - не менее едко заверил Винсент.
   - Докажите, - не моргнув глазом, откликнулась Селина.
   - Почему я должен кому-то что-то доказывать?
   - А как иначе, по-вашему, мы сможем осмотреть рану? - рассердилась девушка.
   - Например, вот так.
   Вытащив из-за пояса охотничий нож, Винсент сделал надрез на и без того испорченной брючине, после чего разорвал ткань. Процедура оказалась болезненной, поскольку материя успела приклеиться к ране.
   - Мирта, приступай, - сказала Селина. - Я посвечу.
   Служанка перелила тёплую воду из бутыли в более широкий сосуд, намочила несколько тряпиц, вытащила из корзины коробочку с мазью. Потом принялась обрабатывать рану. Движения были точными и уверенными: девушка явно занималась этим не впервые. Закончив, она подняла голову и вопросительно посмотрела на госпожу. Та кивнула.
   - Сейчас Мирта воспользуется своим альтером, чтобы ускорить заживление раны, - объяснила Винсенту она.
   Мирта приложила ладонь к повязке.
   - Человеческий организм не приспособлен к таким быстрым изменениям, - очень серьёзно обратилась к Винсенту она. - Это противоречит природе. Поэтому...
   Винсент кивнул. И без того было понятно, куда она клонит.
   - Будет очень больно, - подтвердила его предположение Мирта. - Зато улучшение наступит сразу же, а завтра к полудню вы будете практически здоровы.
   - Это всё, что мне нужно, - заверил Винсент.
   К завтрашней ночи ему необходимо быть в форме. Так что, похоже, сейчас ему повезло вдвойне.
   Мирта прикрыла глаза. Бедро вдруг пронзила острая боль. Винсент сомкнул зубы и сжал руки в кулаки. И тяжело дышал через нос, стараясь не издавать ни единого звука. Руку Селины, сжимающую ему плечо, Воин не чувствовал, хотя сознание и зафиксировало этот факт, чтобы позволить ему всплыть в памяти впоследствии.
   А затем всё так же быстро прошло. Мирта открыла глаза и отвела руку. Винсент позволил себе вздохнуть посвободнее. Служанка поднялась на ноги, кажется, не менее уставшая, чем Джен или Стелла после полной выкладки. Воин ещё немного посидел без движения, приводя в норму дыхание. Селина больше не сжимала его плечо, а стояла в стороне, и вид имела самый что ни на есть бесстрастный, только иногда бросала на Винсента пронзительные взгляды. А ведь ради него она нарушает сейчас закон, проскользнуло в голове у Воина. Ведь она не имела права ни впускать его в тоннель, ни тем более скрывать это от короля.
   Когда дыхание более или менее восстановилось, Винсент попробовал встать. Не сказать, чтобы легко, но это ему удалось. Он сделал несколько шагов, опираясь рукой о стену. Далеко от совершенства, но терпимо. Вполне сносно.
   - Сможете дойти? - спросила Селина, внимательно следившая за его передвижениями. - До дворца где-то три четверти мили.
   - Дойду, - кивнул Винсент.
   На сей раз он действительно был в этом уверен.
   Они двинулись в направлении дворца. Селина держала факел, Мирта несла корзину. Идти приходилось медленно: как ни крути, а рана всё ещё давала о себе знать. Прошло примерно полчаса, а может, немного больше, прежде, чем они дошли до очередной запертой двери.
   Передав служанке факел, Селина провернула в замке ещё один ключ, но распахивать дверь не спешила.
   - Мирта, проверь, что там творится, и дай нам знать, - мягко сказала она. - Не забудь выглянуть в коридор.
   - Хорошо, госпожа.
   Служанка вернула Селине факел и собиралась проскользнуть за дверь, но её остановил Винсент.
   - Мирта, я бесконечно благодарен вам за помощь, - сказал он, беря девушку за руку.
   - Не стоит благодарности.
   Улыбнувшись, она переступила порог. С той стороны в тоннель хлынул свет, но почти сразу же исчез за затворившейся дверью. Винсент с Селиной остались наедине.
   - Я ещё не сказал, насколько признателен вам, - заметил Винсент. - Я был не вправе ожидать чего-либо подобного с вашей стороны.
   - Не тратьте своё красноречие, господин посол, - усмехнулась она. - Вам не за что меня благодарить, поскольку ничего и не было. Вы просто ходили прогуляться на холм, а потом вернулись обычной дорогой. Разве не так?
   - А разве могло быть как-то по-другому? - удивлённо отозвался он.
   Селина одобрительно улыбнулась. Потом опустила факел в ведро с водой, стоявшее слева от двери специально для этой цели. Огонь с громким шипением потух. Тоннель погрузился в темноту.
   Винсент бы, конечно же, сделал это и сам, и всё-таки он мог поклясться, что она была первой. Руки Селины легли ему на плечи, а губы приблизились к губам. От неё едва уловимо и в то же время пьяняще пахло летним лугом, полевыми цветами и молодой травой. Он обхватил её за талию и прижал к себе, не имея ни малейшего желания выпускать из объятий. Поцелуй вышел долгим, нежным и одновременно жадным. В нём сверкала, переливаясь всеми цветами радуги, страсть, какую трудно было ожидать от Селины, обычно такой холодной, сдержанной и спокойной.
   Винсент с нежностью провёл рукой по её волосам, приблизил губы к самому её уху. Собирался что-то сказать, но не удержался, поцеловал её в висок, в щёку и снова приблизился к губам.
   - Госпожа, всё в порядке, там никого нет, - послышалось снаружи.
   Селина мгновенно отстранилась. Распахнула дверь и шагнула навстречу подоспевшей служанке. Мысленно проклиная всё на свете (что ей стоило прийти минутой позже? или несколькими часами... ), Винсент последовал за ней.
   Они сразу же оказались в просторной комнате. Было очевидно, что это женские покои, а конкретнее говоря, спальня. Широкая застеленная кровать с изысканной белой спинкой, другие предметы гарнитура - высокий четырёхстворчатый шкаф, комод с выдвижными ящиками, банкетка со светло-зелёным сиденьем, большое настенное зеркало. И тут Винсент понял, в чём дело. Ну, конечно. Селина уже сейчас живёт в покоях королевы. Непосредственно здесь и находится дверь, ведущая в подземный ход, - в качестве меры предосторожности. На случай восстания, войны, а вернее всего - банального дворцового переворота.
   Следуя за Миртой, Винсент пересёк комнату. Сделав ему знак подождать, девушка выглянула в коридор и покрутила головой из стороны в сторону.
   - Всё чисто, - шепнула она затем. - Можете идти.
   Винсент бросил прощальный взгляд на Селину. Она стояла в середине комнаты и взирала на него так же, как прежде - спокойно, хладнокровно, отстранённо. Ничто в её виде не свидетельствовало о произошедшем минуту назад в темноте тоннеля. Будто ему всё это примерещилось. Повернувшись к девушке спиной, Винсент шагнул в пустой коридор.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"