Куно Ольга: другие произведения.

Охотники на тъёрнов. Глава 11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана.

  
  Глава 11. Каждому тъёрну по поренье!
  
   Следующие два дня прошли в настороженной тишине. Жизнь по дворце не то чтобы потухла, но до поры до времени приостановилась; во всяком случае это без малейшей натяжки можно было сказать про наше крыло. За его пределы я практически не выходила, как и все остальные конкурсантки. Теперь они стали внезапно проявлять осторожность, причём в таких масштабах, что хватило бы не на одно полнолуние, а на добрую дюжину. Одна беда - как раз сейчас в этом не было особой необходимости, ибо тъёрны снова станут представлять опасность лишь во время очередной смены фазы. Но девушки то ли об этом не задумывались, то ли действовали "впрок".
   Большую часть свободного времени они проводили теперь в своих комнатах, либо в холлах, где постоянно присутствовала охрана. Стражников такое постоянство вне всяких сомнений радовало, особенно тех, чьё сердце успела поразить красота той или иной конкурсантки. Судя по моим наблюдениям, особым успехом у этой категории обитателей дворца пользовались Эвита, Синтия и Вежанна. Что, пожалуй, не удивительно. Да, Этайна была красивее, но ей мешала ярко выраженная робость. А эти три девушки были бойкими и уверенными в себе, а мужчины превосходно чувствуют подобные вещи. И если женщина знает себе цену, они зачастую безоговорочно верят этому её ощущению, даже если в действительности у него не так уж и много оснований. Альта тоже не страдала комплексом неполноценности, однако она была чересчур высокомерна и слишком явственно транслировала это окружающим. Такого люди уже не любят, мужчины в том числе.
   В первый день все наши занятия были отменены, и девушки проводили почти всё время, перешёптываясь по углам. Назавтра кое-какие уроки возобновились, но далеко не все. Если обучение манерам и дыхательной гимнастике мадам Сетуар сочла в данной ситуации допустимым и даже желательным, то о танцах временно предстояло забыть, и о прогулках тоже.
   За это время ко мне трижды заглядывал Винсент. Это явно не порадовало Торендо, один раз столкнувшегося с Воином в коридоре, однако начальник охраны ничего не сказал и запретить подобные встречи не попытался. Впрочем, предполагаю, что у него не было таких полномочий.
   Винсент поведал мне о встрече, которая состоялась у него и Дилана с королём вскоре после двойного убийства. Охотники изложили его величеству подробности событий того вечера. Насколько я поняла, учитывая обстоятельства, Рамиро не гневался на них за неудачу, однако проявил куда большее недовольство тем, что из-за наших неаккуратных действий присутствие тъёрна стало достоянием гласности. К последнему пункту Воин отнёсся без особого понимания, и я разделяла его чувства. Политика политикой, но до тех пор, пока у нас были шансы остановить тъёрна - точнее сказать, тъёрнов, - действовать следовало без промедлений. Впрочем, у короля своё отношение к подобным вопросам, на то он и король.
   Зато его величество сдержал своё слово и отправил отряд, дабы зачистить лунный холм. Наёмников там не обнаружилось, но на всякий случай на холме была оставлена охрана. Теперь Винсент смог беспрепятственно собрать поренью, которой оказалось немного, но всё же достаточно для наших скромных целей. Джен с Диланом приготовили нужный порошок, на всякий случай поделили его на всех четверых, и Винсент передал мне мою "порцию". Теперь можно было приступать к проверке подозреваемых, лишь бы при нынешней скудности светской жизни выдалась такая возможность.
   Возможность в скором времени появилась. На третий день после утренних занятий в нашем графике образовался большой перерыв. Следовало как-то убить время. Сидеть по своим комнатам всем к этому времени смертельно надоело, обсуждать недавнее убийство - тоже. И даже сплетничать друг про друга, сколь это ни удивительно, большинство красавиц тоже надоело. Рано или поздно приедается всё.
   Словом, в итоге мы собрались в гостиной и стали искать какое-нибудь занятие, которое позволило бы как-то скоротать время. Дабы разрядить чрезвычайно тягостную в последние дни обстановку, одна из девушек - по-моему, это была Эвита - предложила поиграть в фанты. Предложение было принято с воодушевлением. Выбрали ведущую, затем каждая девушка сдала по предмету. По большей части это были украшения - серьги, перстни, ленты. Я тоже опустила в приготовленную по такому поводу шляпу небольшое серебряное кольцо, которое носила на мизинце левой руки.
   А вот на следующем этапе начались проблемы. Дело заключалось в том, что девушки старались навязать друг другу изощрённо-унизительные задания. Ведущих пару раз сменили, но результат всякий раз оказывался более или менее один и тот же. После очередного разразившегося на этой почве скандала продолжение игры было под угрозой. Положение попытались спасти, назначив на роль ведущего нейтральное лицо, а именно нашего лакея Грегорио. Но тот так испугался ответственности - ещё бы, попробуй ненароком оскорби конкурсантку, чего дорого уволят!, - что задания давал до невозможности пресные, скучные и тривиальные. Выпить бокал вина, спеть куплет популярного романса, громко хлопнуть в ладоши. Когда его, наконец-то, отстранили, лакей испытал чувство глубокого облегчения. Тем не менее поначалу у лакея слегка дрожали руки, что позволило мне, сжалившись над беднягой, немного за ним поухаживать. В том числе протянуть ему кубок с овощным соком, подававшимся специально для конкурсанток (такой сок считался чрезвычайно полезным). Предварительно подсыпав в этот сок немного пореньи. Грегорио принял кубок с благодарностью, как следует приложился к напитку и никаких признаков удушья не проявил.
   Ситуация с фантами представлялась тупиковой, когда наше общество оживило появление ещё двух действующих лиц. Барон Альварес и Ирвин Торендо вошли в гостиную, о чём-то негромко переговариваясь. Их появление определённо произвело фурор. Девушки сразу же взяли обоих в оборот. Должна признать, что моё настроение тоже поднялось, хотя этому способствовали среди прочего и сугубо меркантильные интересы. Сразу двое главных подозреваемых в одной комнате, и это после того, как мне уже удалось проверить третьего.
   К Торендо поначалу было не пробиться, поэтому, подхватив с подноса сразу два кубка с соком и щедро приправив их своим снадобьем, я в наглую направилась к Альваресу. Ближе всех к нему стояла усиленно строящая глазки Синтия.
   - Господин барон, - радостно произнесла я, не менее интенсивно стреляя глазками. - Скажите, на какие жертвы вы готовы пойти ради красоты?
   Барон проявил себя как истинный рыцарь.
   - Практически на любые, - заявил он, не задумываясь.
   Такой ответ меня более, чем устраивал.
   - В таком случае, - лукаво улыбнулась я, - вы готовы повторить подвиг, совершать который нам, участницам конкурса, приходится ежедневно?
   - С удовольствием. - Барон выглядел заинтригованным. - Если только мне не придётся ходить на высоких каблуках, - поспешил внести поправку он. - Понятия не имею, как вам, леди, удаётся это делать.
   "А вы раскиньте крылья, это поможет вам сохранить равновесие", хотелось сказать мне, дабы посмотреть на его реакцию. Но упоминать физиологические особенности тъёрнов я всё же не стала.
   - Ничего подобного не понадобится, - по-прежнему улыбаясь, заверила я.
   - Ну что ж, в таком случае, я в вашем распоряжении.
   - Отлично. Тогда, быть может, в знак солидарности в конкурсантками вы выпьете овощной коктейль, которым нас здесь так щедро поят?
   И я протянула Альваресу кубок. Он улыбнулся.
   - За ваше здоровье, дамы!
   С этими словами барон отпил сока. Обидно, конечно, что не удалось одним махом напоить на брудершафт и его, и Ирвина, ну да не беда. Никуда от меня Торендо не денется.
   Сделав два глотка, Альварес скривился и замер. Я пристально следила за его реакцией. Но нет, для тъёрна слабовато.
   -Э... очень вкусно, - произнёс барон, оглядываясь в поисках подноса, куда можно было бы поскорее поставить кубок. - А кто распорядился подавать участницам конкурса это пойл... напиток?
   - А это мадам Сетуар, - наябедничала я.
   - Надо же, - задумчиво откликнулся барон. - А я думал, королевский палач.
   Эвита и Синтия рассмеялись, а я повернулась к Ирвину.
   - Господин Торендо, - я изобразила на лице садистскую улыбочку, - а вы не хотели бы повторить подвиг барона Альвареса и отведать нашего полезного напитка?
   И я широким жестом протянула начальнику охраны второй кубок. Ирвин, однако, моей щедрости не оценил.
   - Не хотел бы, - откровенно ответил он.
   - Как?! - Я в ужасе прижала руку к щеке. - Вы что же, не любите овощные соки?
   - Терпеть не могу, - и не думал отпираться Ирвин. - А что?
   - Ничего, - с деланным безразличием отозвалась я. - Просто в том, что касается подвигов, совершаемых во имя прекрасного пола, барон несомненно лидирует.
   - Очень этому рад, - не замедлил с ответом Торендо. - Терпеть не могу совершать подвиги.
   - И всё-таки, какие же блюда вы в таком случае предпочитаете?
   Я была не намерена дать ему уйти от гастрономической темы. Как ни крути, а накормить его пореньей ещё придётся, хоть я и ни на грош не верила в то, что он может оказаться тъёрном.
   - Мясо, - с обезоруживающей улыбкой проинформировал меня Торендо. - Нормальную питательную еду.
   - Мясо? - переспросила я. - И какое же именно?
   - Да любое, - отмахнулся он.
   После чего взглянул на меня с насмешливым вызовом, ожидая следующей реплики. Девушки тоже переводили взгляд с него на меня и обратно, словно следили за игрой в мяч.
   - Боже, какой ужас, - всплеснула руками я. - Ещё скажите, что в качестве гарнира едите при этом картошку.
   - Ничего не имею против картошки, - охотно подтвердил Ирвин.
   Я страдальчески возвела глаза к потолку.
   - Караул. Как это не изысканно!
   - А вы, наверное, предпочитаете ужинать листьями салата, как козы? - нанёс собственный удар Торендо.
   Эвита с Синтией захихикали.
   - Ирвин, - Вежанна специально сделала паузу, дабы все девушки успели обратить внимание, что она называет начальника охраны по имени, - а мне пришла в голову прекрасная идея. Не хотите ли вы сыграть с нами в фанты?
   - В фанты? - Торендо принял с поданного лакеем подноса кубок - однако, кубок не с соком, а с вином. - Боюсь, с тех пор, как мне доводилось играть в них в последний раз, правила успели тысячу раз поменяться.
   - Бросьте, эта игра стара, как мир, - не удержавшись, вмешалась я. - Даже старше вас. Так что правила те же самые.
   Вежанна наградила меня недовольным взглядом.
   - Нам просто чрезвычайно не везёт с ведущими, - пояснила она. - А вы, уверена, окажетесь в этой роли на высоте. Как и во всякой другой, - добавила она, даря начальнику охраны весьма многообещающую улыбку.
   Торендо, кажется, поколебался, но затем развёл руками, давая понять, что сдаётся.
   - Хорошо. Только вам придётся напомнить мне, что следует делать.
   Впрочем, что бы там ни говорил начальник охраны, память у него оказалась не девичья, так что долго объяснять правила не пришлось. Мельком бросив взгляд на шляпу с фантами, куда барон как раз опустил свой собственный перстень, Ирвин встал, опустил свой бокал на стол, отдал какие-то указания дежурившему за дверью стражнику, а также коротко переговорил с Грегорио, осведомившись в частности о самочувствии последнего. Вид лакей и вправду имел по-прежнему бледный.
   Затем Торендо уселся на стул, а Вежанна неспешно завязала ему глаза приготовленным для этой цели платком. Девушке выполнение этой задачи было явно в радость. Начальник охраны тоже не жаловался.
   - Что делать этому фанту? - торжественно осведомилась затем Вежанна, расположившись за спиной у Ирвина и вытащив из шляпы первый предмет.
   Торендо пожевал губами, делая вид, что раздумывает, а затем объявил:
   - Этому фанту поцеловать барона в щёку.
   Эти слова были встречены взрывом хохота. Барон гоготал вместе со всеми, разводя руками в извиняющемся жесте.
   - В чём дело? - осведомился Ирвин. - Чёрт, неужели это был фант барона? - сообразил он. Очередной взрыв хохота подтвердил его предположение. - Эх, ладно, Альварес, так уж и быть, я избавляю вас от обязательства. Хотя было бы весьма любопытно понаблюдать за тем, как вы пытаетесь выполнить задание...
   - Я вам чертовски признателен, Торендо, - добродушно откликнулся барон.
   Хоть вся эта дискуссия и носила шутливый характер, надо отметить: исполнение условий, возлагающихся на проигравшего как правило приравнивалось к уплате долга и считалось делом чести.
   - Ладно, продолжим, - предложил Ирвин. - На сей раз я постараюсь избежать подобного конфуза.
   Своё обещание он исполнил, ибо следующее задание сформулировал следующим образом:
   - Этому фанту поцеловать в щёку меня. Надеюсь, моего фанта там не было? - невинно добавил он затем.
   Фанта Торендо в шляпе не было. Зато Вежанна, жутко довольная выпавшим ей заданием, без особого стеснения поцеловала ведущего в щёку и при этом весьма близко к уголку рта. Тот тоже не застеснялся и даже исхитрился слегка приобнять девушку за талию, хотя глаза у него и оставались завязанными.
   Затем последовало ещё несколько фантов. Дело пошло куда веселее, чем прежде. Наибольшее удовольствие конкурсанткам доставило задание, полученное Эвитой и заключавшееся в том, чтобы высыпать в окно семена сверилии - ещё одно диетическое блюдо, которым нас кормили по указанию мадам Сетуар. Девушки дружно столпились у распахнутого окошка, весело наблюдая за тем, как ветер подхватывает лёгкие семечки.
   - Вот удивится в следующем году садовник, когда под окнами вырастет целая роща сверилий, - философски проронил барон.
   Когда конкурсантки отошли, наконец, от окна, игра возобновилась. Вежанна вытащила из шляпы очередной предмет и задала Торендо традиционный вопрос.
   - Что делать этому фанту?
   - Этому фанту отужинать со мной сегодня вечером в моих покоях, - таким тоном, будто подобное задание являло собой нечто само собой разумеющееся, заявил этот наглец.
   Я захлопала глазами. Кашлянув, перевела взгляд с маленького серебряного колечка на лицо державшей его в руке Вежанны. Выражение этого самого лица было более чем неприязненное. Торендо поспешно стянул с глаз повязку.
   - Ох, нет! - воскликнул он, хватаясь за голову.
   Правильно интерпретировать нашу с Вежанной пантомиму оказалось несложно.
   - Я, знаете ли, тоже не в восторге! - возмущённо заявила Ирвину я. - И, между прочим, всё это целиком и полностью ваша вина!
   Торендо помолчал и обвёл глазами остальных присутствующих, как бы примиряясь с неизбежным.
   - Ну что ж, во всяком случае в этом есть одно несомненное преимущество, - философски заметил он, поднимаясь со стула и отбрасывая на сиденье платок. - На еде я смогу сэкономить, учитывая ваши гастрономические предпочтения. Ну что ж, раз уж так сложилось, жду вас сегодня в семь часов.
   Коротко распрощавшись со всеми присутствующими, Торендо удалился. Я внутренне рвала и метала. Но в то же время осталась и вполне довольна. Ведь подсыпать человеку в еду поренью во время совместного ужина - нехитрое дело.
  
   Проходя по коридорам дворца, Винсент пребывал в прескверном расположении духа. Селина и прежде не выходила у него из головы; после же всего, что случилось на лунном холме и в подземном ходе, ему и вовсе стоило большого труда заставить себя сосредоточиться на чём-либо другом. Однако сама леди Палейно, судя по всему, не испытывала к нему аналогичных чувств. После полнолуния они встречались во дворце трижды, и все три раза Селина вела себя с Винсентом равнодушно и сдержанно. Будь то на людях или наедине, она не проявляла ни малейшего желания продолжать с ним не то что близкое, но даже шапочное знакомство.
   Нет, Воин был достаточно умён, чтобы понимать: ничто в их общении не должно проинформировать окружающих о факте их встречи на холме, не говоря уже о подробностях. Он и вёл себя соответственно, проявляя необходимую осторожность. Просто поцеловал ей руку при одной встрече, когда такой поступок целиком и полностью соответствовал установленным этикетом рамкам. Просто тепло улыбнулся, увидев её в следующий раз. А, встретив её в абсолютно пустом коридоре, всего лишь спросил, всё ли в порядке. Её вид показался ему встревоженным. Однако Селина каждым своим взглядом, каждым жестом транслировала холодность, безразличие и отчуждённость. И делалось это не только напоказ для окружающих. Её холодное, словно ушат студёной воды, поведение было предназначено в первую очередь для него самого. Винсент не в первый раз общался с женщиной и уж в таких-то вещах разбираться умел. Протянутая для поцелуя рука выскользнула из его ладони быстрее, чем это было необходимо. Во взгляде отсутствовали даже самые невинные признаки теплоты и приязни. А ответом на его вопрос был лишь удивлённый, непонимающий взгляд и безразличное пожатие плечами.
   Такое поведение со стороны Селины начисто выбивало Винсента из колеи. Ввергало в отчаяние. Приводило в бешенство. Бешенство, направленное не столько даже на неё, сколько на себя самого. Какого чёрта он не может выбросить из головы взбалмошную девчонку, которая сама не знает, чего ей надо? Сегодня страстно целует первого встречного, а завтра не желает даже по-человечески с ним поздороваться? Он что, мальчишка, дитя, желторотый юнец, наслушавшийся баллад о прекрасных дамах? Прекрасных дам не бывает вообще, их придумали менестрели. Есть боевые подруги вроде Стеллы и девочки для приятного времяпрепровождения, вроде Иветты, Каролины, Луизы... ну, и всех прочих.
   Толкнув перегородившую путь дверь несколько сильнее, чем это было необходимо, он вошёл в широкий холл, обставленный изящной, дорогой мебелью. Здесь было оживлённо, как и обычно в это время суток. Придворные переговаривались между собой, разделившись на небольшие группы по два-три, максимум четыре, человека. Среди прочих Винсент сразу же приметил Конрадо Палейно. Это заставило его остановиться и задержаться у окна, якобы выглядывая наружу, а на самом деле прислушиваясь к разговору. Дядя Селины, впрочем, всё больше молчал, а рассуждали в основном двое молодых аристократов.
   - Финансовым реформам, которые ввёл Энрике Третий, необходимо как можно скорее дать обратный ход, - рассуждал один из них, высокий блондин к широким подбородком. - Они совершенно себя не оправдывают.
   - Что конкретно вы имеете в виду, молодой человек? - откровенно недовольным тоном осведомился Конрадо Палейно. - Энрике Третий был чрезвычайно мудрым правителем, и в финансах разбирался весьма неплохо.
   - Возможно, и тем не менее ему было свойственно разбазаривать деньги, придумывая совершенно ненужные статьи расходов, - отмахнулся юноша. - Взять, к примеру, те внушительные суммы, которые он вкладывала в развитие медицины.
   - Вы находите медицину ненужной? - уточнил дядя Селины.
   - Не совсем, - поморщился его собеседник. - Но в целом это направление можно назвать бесперспективным. Если учёные готовы сами вкладывать деньги в свои опыты, пускай им будет на здоровье. Но государство не должно вкладывать деньги в подобные проекты. Наши лекари хорошо умеют ставить людей на ноги после ранений. Этого вполне достаточно. А вот все эти многочисленные и дорогостоящие разработки, призванные найти лечение от старческих заболеваний...
   Он сокрушённо покачал головой.
   - То есть вы считаете, что старых людей лечить не следует?
   Палейно такая логика определённо возмущала.
   - Не совсем так, - откликнулся юноша. - Скорее я считаю, что государство должно вкладывать средства исключительно в те категории населения, которые могут ему отплатить, принеся какую-то пользу. А это в первую очередь молодые мужчины, способные воевать. Старики же пользу уже не принесут. Поэтому - с финансовой точки зрения - потраченные на них деньги выброшены на ветер. Увы, это категория населения не несёт для страны никакой выгоды. Чем дольше они живут, тем большие убытки несёт государство.
   - Возможно, это и звучит жестоко, но такова правда жизни, - поддержал его третий участник разговора. - Средства следует вкладывать лишь в те проекты, которые окупаются. Вам это скажет любой деловой человек. Хоть я и понимаю, что на войне, вероятнее всего, мыслят иными категориями.
   Он устремил на Палейно откровенно сочувственный взгляд. Тот, похоже, начинал закипать.
   - Чрезвычайно интересная дискуссия, - насмешливо вмешался, подойдя поближе, Винсент. - Послушать деловых людей бывает невероятно любопытно. Итак, вы, господа, планируете создать общество самоубийц, стремящихся сделать всё, от них зависящее, лишь бы не дожить до старости?
   Рассудительный юноша перевёл на него безразличный взгляд.
   - Вы хотели бы с нами поспорить? - без особого воодушевления осведомился он.
   - Боже упаси, - беззаботно откликнулся Винсент. - Зачем же мне утруждаться и спорить с человеком, позицию которого можно радикально изменить в несколько секунд? Достаточно будет отрубить вам один палец на правой руке - и вы тут же измените своё мнение о том, как следует поступать государству с людьми, неспособными держать оружие.
   Юноша воззрился на него, откровенно шокированный, а вот Палейно, напротив, весело рассмеялся.
   - Неплохо сказано, молодой человек, - заметил он. - Радостно видеть, что среди молодого поколения есть люди, способные мыслить здраво.
   Они отошли в сторону, оставив юных аристократов возмущаться в своё удовольствие.
   - Не желаете что-нибудь выпить? - светским тоном осведомился Винсент, бросив беглый взгляд в сторону стоящего с подносом лакея.
   - С удовольствием, - принял предложение Палейно.
   Они прошли к расположенной у стены кушетке. Расторопные слуги поспешили поднести им бокалы, а затем, следуя указанию Винсента, поставили рядом блюдо с закусками. Для этой цели слуги передвинули к ним поближе маленький низкий столик.
   Винсент присмотрелся к закускам. Сыры, морепродукты, овощи - вполне обыкновенные, но чрезвычайно изысканно нарезанные. Соль всем этим продуктам не помешает. Склонившись над подносом якобы для того, чтобы выбрать закуску, он дождался удобного момента, когда Конрадо выглянул в окно. И предоставил щепотке пореньевого порошка, которую заблаговременно выудил из кармана, потихоньку просыпаться на выложенные на подносе блюда.
   - Новое поколение придворных чрезвычайно разочаровывает, - мрачно заметил Палейно, отворачиваясь от окна.
   Винсент отхлебнул вина, привычно покатал по нёбу и проглотил.
   - Все люди разные в любом поколении, - примирительно отозвался он. - А идиотов хватает везде и всегда.
   - С последним не могу поспорить, - согласился Конрадо, также пригубив вино. Притрагиваться к закускам он пока не торопился. - Но времена и вправду настали другие. Люди, возможно, и прежние, вполне допускаю, что здесь вы правы. Но изменились правила игры. То, что прежде было бы высмеяно и осуждено, на сегодняшний день принимается на ура. Напомните-ка, откуда вы прибыли в Истендо?
   - Из Лекардии, - не моргнув глазом, ответил Винсент.
   Он отправил в рот крупную креветку.
   Маркиз покивал, не торопясь следовать примеру собеседника.
   - Увы. Единственный адекватный человек среди молодёжи - и тот иностранец, - печально заключил он. - Здешний двор загнивает, и тут ничего не попишешь.
   - Будем надеяться, что его величество этого не допустит, - криво ухмыльнулся Винсент.
   Конрадо покосился на него чрезвычайно мрачно, чем привёл Воина в замешательство. Однако объяснять маркиз ничего не стал.
   - А вы много лет живёте при дворе? - спросил он, решив направить разговор в нужное русло.
   Палейно поморщился.
   - Что вы, какое много лет, - откликнулся он. - Всего-то несколько месяцев. Я много лет воевал, а потом предпочитал держаться от дворцовой жизни подальше. - Конрадо взял с блюда креветку, но не спешил отправлять её в рот. - Я, знаете ли, терпеть её не могу.
   Он, наконец-то, съел креветку и потянулся за второй.
   - Отчего же тогда теперь вы изменили своим принципам? - просил Винсент, пристально следя за реакцией собеседника на еду.
   Тот криво усмехнулся.
   - Пришлось, - откликнулся Палейно. - В жизни иногда складываются такие обстоятельства, при которых принципам приходится изменять.
   Винсент смотрел на него, вопросительно изогнув бровь, ожидая как объяснений, так и реакции на поренью. Он и сам не знал, чего больше. Однако не последовало ни того, ни другого. Маркиз съел ещё одну креветку, затем устрицу и, кажется, никакого дискомфорта в связи с этим не испытал. И уточнять, к чему именно относились его последние слова, тоже не стал.
   - Дядюшка? - Звонко процокав каблучками по коридору, Селина остановилась возле кушетки. - Вы заняты беседой?
   Её тон звучал чрезвычайно неодобрительно.
   - Да, мы тут решили немного выпить и поговорить с молодым человеком. - Маркиз как будто не уловил неудовольствия в голосе племянницы. - Кстати, вы знакомы?
   - Мы были представлены.
   Винсент поднялся на ноги, как того требовали правила вежливости. Селина одарила его беглой улыбкой. Такой, что прежняя холодность казалась во сто раз лучше. Улыбка была нарочито неискренней, дежурной, наигранной. Девушка тотчас же снова повернулась к дяде.
   - Уверена, что молодой человек простит вас, - заявила она, беря Конрадо за руку. - Вы забыли, что вам вредно пить. Пойдёмте.
   Не выпуская дядю ни на секунду, она решительно повела его прочь. Винсент стоял и смотрел вслед. Селина ни разу не оглянулась. Когда Воин в следующий раз встретился с Конрадом Палейно, тот оказался так же сдержан в общении с ним, как и племянница. Правда, глазами маркиз, казалось, извинялся перед Винсентом за резкую смену своего поведения. Но беседовать с ним, а тем более пить вино в его компании, больше явно не намеревался.
  
   Решение созрело практически моментально: приводить себя в порядок к ужину я не стану. Просто оденусь как попало, то бишь в первое, что попадётся под руку. Полностью удовлетворённая таким намерением, я распахнула дверцу шкафа. Только сделала это слишком резко: шкаф был старым и опасно закачался.
   Первое платье я забраковала: оно было чересчур шикарным. Если заявлюсь в таком к Торендо, он возомнит бог знает что. Второе тоже не подходило: оно слишком невыгодно режет мою фигуру. Не могу же я заявиться к нему, как замухрышка. Третьим в руку ткнулся тот самый коралловый наряд, в котором я была на презентации альтеров. Ну, это и вовсе никуда не годится. Он что же, подумает, что у меня одно-единственное платье на все случаи жизни?
   Перемерив весь шкаф, я в конце концов остановилась на светло-зелёном платье, которое не было чрезмерно нарядным, зато хорошо сидело на фигуре. Туфли тоже были зелёные, а вот украшения я умышленно подобрала ярко-жёлтые. Мне в этом виделся своего рода протест.
   В таком облачении я и заявилась в семь часов вечера в покои Торендо. Они представляли собой анфиладу комнат, в первой из которых меня и принимали. Здесь стоял стол, нарытый на две персоны, хотя за ним вполне могли бы уместиться по меньшей мере шестеро. Однако приборов было ровно два, один напротив другого. В комнате горели свечи, стол был уставлен блюдами, которые, к счастью, не ограничивались листьями салата. Нет, салат тоже присутствовал, но им дело не ограничивалось. В том числе из одного накрытого крышкой блюда умопомрачительно пахло жарким.
   - Я вижу, вы всё-таки подготовились, - заметила я, остановившись на пороге и обводя глазами помещение.
   - А я вижу, вы всё-таки пришли, - не замедлил с ответом Торендо.
   Можно было бы сказать, что он одет вполне прилично для ужина с гостьей, если бы тёмно-зелёный дублет не оказался по-домашнему небрежно расстёгнут на несколько верхних пуговиц.
   - Без малейшего удовольствия, - заверила я, подходя поближе к столу.
   - Да, - с жаром подхватил Ирвин, шагая мне навстречу, - я тоже смотрел на все эти приготовления и плакал горючими слезами.
   - В таком случае очень надеюсь, что еда не окажется пересоленной, - проявила беспокойство я.
   Торендо сделал знак приблизившемуся ко мне воину, исполнявшему здесь функцию лакея, и тот, склонив голову, удалился. Ирвин сам пододвинул мне стул. Я откинула назад распущенные волосы, устраиваясь поудобнее.
   - Не тревожьтесь: с вашими листьями всё нормально, - поморщился Торендо, обходя стол и усаживаясь напротив.
   - Ну, и очень хорошо, - улыбнулась я. - Потому что я специально весь день ничего не ела. Чтобы прийти сюда голодной и не дать вам возможности сэкономить на еде.
   - Можете быть спокойны на этот счёт. Если салата не хватит, я отправлю своего человека, чтобы оборвал все листья в саду, - щедро пообещал Торендо.
   Я изобразила на лице недовольную гримасу.
   - Вот как? А я-то думала, что вы сами полезете на дерево, чтобы накормить даму.
   - Кажется, мы уже упоминали, что подвиги во имя прекрасных дам - не по моей части, - покачал головой Ирвин.
   - Да, было дело, - не стала притворяться запамятовавшей я. - Вот только в большинстве случаев люди, которые так говорят, на деле бросаются на подвиги, не раздумывая.
   - О, уверяю вас, это не мой случай.
   Торендо откинулся на спинку стула и стал с любопытством разглядывать мой внешний вид. Если рассчитывал меня смутить, то не вышло.
   - А если, к примеру, я заплАчу? - принялась прощупывать почву я.
   - Лучше не надо, - покачал головой он. - Я терпеть не могу женские слёзы и, главное, совершенно в них не верю.
   - Ничем-то вас не проймёшь, - фыркнула я.
   - Ошибаетесь, - неожиданно возразил он. - Кое-чем пронять меня всё-таки можно. И, должен признать, вам это удалось.
   - Неужели? - восхитилась я. - Не подскажете, чем же именно?
   Ирвин прищурился.
   - Пожалуй что нет. Зачем вам это знать? Вина будете?
   - Непременно. - Я пододвинула к нему свой кубок. - Хочу, чтобы и на этой статье расходов вы не смогли сэкономить.
   - И что мне с вами делать? - горько посетовал он.
   Алая жидкость щедро потекла из бутыли в кубок.
   - Рекомендую в следующий раз быть осторожнее с фантами, - широко улыбнулась я.
   - Непременно прислушаюсь к вашему совету.
   Торендо налил вина и себе, после чего снял крышку, под которой пряталось горячее блюдо. Запах тушёного с приправами мяса приятно защекотал ноздри. Я пригляделась. Ну, конечно, с картошкой.
   - Что будете есть? - галантно осведомился Торендо. - Полагаю, салат?
   - Обязательно. - Я протянула ему тарелку, предоставляя возможность поухаживать за дамой. - А заодно устрицы, паштет и жаркое.
   - Вот как? - Ирвин определённо развеселился. Еду, во всяком случае, накладывал вполне охотно. - Не боитесь за свою фигуру? Вы же, как-никак, конкурсантка?
   - Не боюсь, - заверила я, принимая тарелку. - Я сначала поем мяса с картошкой, а потом перейду на салат. Тогда организм запомнит только последнее блюдо, и никакого вреда фигуре не будет.
   - Как предусмотрительно!
   Ирвин принялся накладывать еду и себе. Всё то же самое, не считая салата. Ну что ж...
   - Ой! - громко воскликнула я.
   Серебряное колечко, которое я играючи вертела пальцами, слетело с мизинца и со звоном покатилось по полу где-то под столом.
   - Сейчас найду.
   С этими словами Ирвин тоже скрылся под столешницей. Я же привстала и быстро посыпала пореньевым порошком еду на его тарелке. Поренья практически мгновенно растворилась в соусе. Если несколько крупинок и остались видны, ну, так что же? Соль и соль.
   Между тем Торендо вынырнул из-под стола с моим колечком в руке.
   - А говорили, что на подвиги не способны, - попеняла ему я.
   - Скорее не настроен, - уточнил он. - Но такие в случае необходимости готов осилить.
   Ирвин вытянул руку, держа кольцо двумя пальцами, намереваясь надеть его мне на мизинец. Но я сложила ладонь лодочкой, и он опустил туда перстень.
   - Боитесь, как бы мужчина не надел вам на палец кольцо? - угадал он.
   - Что-то в этом роде, - кивнула я.
   Торендо с интересом посмотрел на меня, склонив голову набок.
   - Вы находите в этом что-то страшное?
   - Скорее дорожу своей самостоятельностью.
   - Да, пожалуй, именно такое впечатление вы и производите, - задумчиво кивнул он. - Самостоятельной. Не надоедает?
   - Напротив. С каждым шагом нравится всё больше, - сообщила я.
   - Ну что ж. - По-моему, в его тоне проскользнул скептицизм, но, впрочем, мне могло и почудиться. - Угощайтесь.
   Уговаривать меня не пришлось. Я с аппетитом принялась за еду. Мясо оказалось приготовленным на славу: сочным, чуть-чуть островатым, необыкновенно вкусным. Картошка в мясном соусе тоже была выше всяких похвал.
   - Полагаю, раз уж мы ужинаем вместе, нам полагается вести светскую беседу, - заметил Торендо, взяв в руки вилку, но не торопясь воспользоваться ею по назначению.
   - А вы всегда поступаете так, как полагается? - не удержалась от вопроса я.
   Он рассмеялся. Вилка с жарким застыла в воздухе и снова вернулась в тарелку.
   - Практически никогда. Но ради вас я готов сделать исключение.
   Этим следовало воспользоваться.
   - В таком случае, может быть, расскажете, каким образом вы узнали, что это был именно мой фант?
   - С чего вы взяли, что я это знал? - изобразил удивление Торендо.
   - Бросьте, - фыркнула я. - Я совершенно в этом уверена.
   - Вы ошибаетесь. - Ирвин покачал головой с таким видом, что я убедилась окончательно: он прекрасно знал, кого именно приглашает на ужин. - Не забывайте: у меня были завязаны глаза. Так что даже будь я в курсе, что это кольцо - ваше, как я мог догадаться, в какой момент из шляпы извлекут именно его?
   Я поджала губы и прищурилась, глядя на Ирвина с нескрываемым недоверием. А он, как ни в чём бывало, приступил к еде. Я думала о том, как бы подловить Торендо на мошенничестве в игре в фанты, и даже забыла следить за его реакцией на кушанье. Но он внезапно кашлянул, ещё раз, затем ещё. Вилка с громким звяканьем упала в тарелку. Ирвин взялся рукой за горло и зашёлся в приступе дикого кашля. Я же сидела и глядела на него, пребывая в состоянии оцепенения. Еле отметила, как на шум в комнату вбежал его помощник. Моя рука тоже медленно потянулась к горлу, но только совсем по другой причине. Приступ всё никак не проходил и, объяснив, что не хочу стеснять его своим присутствием и пожелав скорейшего выздоровления, я выскользнула из-за стола и вышла за дверь. И только там остановилась, прижавшись спиной к стене, глядя перед собой расширенными глазами. Силясь осознать то, что до сих пор казалось совершенно невероятным.
  
   Приступ закончился через несколько минут. Отослав подчинённого из комнаты, Ирвин Торендо отдышался, а затем с силой стукнул кулаком по столу.
   - Чёрт! - воскликнул он в сердцах.
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"