Куно Ольга: другие произведения.

Охотники на тъёрнов. Глава 16.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана. Добавлена иллюстрация - обложка от Полины Сербжиновой.

  Глава 16. Заключённый
  
   Ирвина Торендо арестовали в ту же ночь. Как выяснилось, за время нашего отсутствия он успел вернуться во дворец и, самолично проверив посты охраны в крыле конкурсанток, удалиться в свои покои. Там-то его и взяли королевские стражники, буквально подняли с постели. Он утверждал, что никуда не отлучался, состоявший при нём офицер это подтвердил, однако слушать ни того, ни другого не стали. Торендо был главным подозреваемым, а офицер - его непосредственным подчинённым и преданным человеком.
   О том, что Вежанна крутила роман с Торендо и в самом скором времени собиралась отправиться к нему на интимное свидание, не слышал только глухой - во всяком случае, в нашем крыле. Опрос стражников быстро прояснил ситуацию. Девушка сама ушла из своей комнаты ещё до наступления вечера. Нарядилась она при этом с особым старанием. Подружкам (или, на деле, конкуренткам) с гордостью сообщила, что у неё сегодня важное свидание. Если бы она попыталась уйти вечером, её бы, вероятнее всего, из крыла не выпустили. Однако девушек не ограничивали в передвижениях на протяжении всего дня. Поэтому Вежанна здраво рассудила, что если она хочет попасть на своё свидание, ускользнуть следует заранее. Результат этого поступка мы имели возможность увидеть.
   Этих обстоятельств, в сочетании с тем фактом, что Торендо и ранее являлся одним из главных подозреваемых (о последнем было известно королю и некоторым из его приближённых), оказалось достаточно, чтобы начальника охраны арестовали и поместили в королевскую тюрьму. Суд был скорым. На следующее же утро Торендо был приговорён к смертной казни, которая, в свою очередь, должна была состояться три дня спустя. Люди Торендо пытались протестовать, но излишне не горячились, хорошо понимая, чем это чревато - оспаривать решение самого короля. Я поступила чуть менее благоразумно и попыталась напомнить Его Величеству о том, что у Охотников принято сначала предлагать тъёрну возвратиться в его мир и прибегать к убийству лишь в случае отказа. Добиться аудиенции у Рамиро было непросто, но я шла напролом, и в конечном итоге мою просьбу - чтобы не сказать требование - удовлетворили. Однако особого эффекта это не возымело. Монарх довольно холодно напомнил мне о том, сколько женщин уничтожил тъёрн непосредственно в королевском дворце, то есть святая святых столицы и государства. За такое мало было отправить преступника через врата, и мало просто убить мечом. Он должен быть публично казнён на эшафоте. Но неизвестно, Торендо ли виноват во всех этих преступлениях, отметила я. Не исключено, что во дворце орудует ещё один тъёрн. Вот и хорошо, последовал ответ. Займитесь этим. Найдите второго тъёрна. Именно за этим вас сюда и пригласили. А позаботиться о восстановлении справедливости монарх в состоянии и без нашей помощи.
   Единственное, чего мне удалось добиться на той аудиенции, - это право на встречу с заключённым.
  
   Тюремные стены источали холод, сырость и вроде бы несильный, но тошнотворный запах, пропитавший всё кругом. Следом за стражником я прошла по узкому коридору с непривычно низким потолком. Иногда приходилось пригибать голову, и это позволило мне углядеть в свете факела длинный тонкий хвост, исчезающий в щели. Кажется, всё-таки мышь. Это более приятно, но, впрочем, врать себе не стоит: крысы здесь несомненно тоже водятся, и в немалом количестве.
   Наконец, мы вышли в небольшой закуток, в котором располагалась всего одна камера. Я вложила монету в руку стражника, и тот с поклоном удалился. Я находилась здесь вполне официально, поскольку получила королевское разрешение на разговор с заключённым, однако опыт учил меня, что взятками тем не менее не стоит пренебрегать, тем более в тех случаях, когда тратить для этой цели крупные суммы не требуется.
   - Позовите меня, если вам что-нибудь понадобится, - вежливо произнёс стражник, прежде чем оставить нас с узником наедине.
   Ирвин стоял ко мне спиной и смотрел в зарешёченное квадратное окно. Оно было расположено высоко, но давало заключённому возможность выглянуть наружу, поднявшись на своего рода ступеньку, образованную неровностью камня. Услышав наши голоса, он обернулся и, спустившись, приблизился к двери. Я подошла к ней со своей стороны.
   - Здравствуй.
   Официоз показался мне крайне неуместным при нынешних обстоятельствах.
   - Здравствуй. - Ирвин принял обращение на "ты". Его голос прозвучал непривычно хрипло. - Всё-таки пришла.
   - Да.
   Я мучительно искала, что сказать, но в голове было на редкость пусто.
   - Как ты здесь?
   Я произнесла эти слова и сразу же почувствовала себя полной идиоткой. Чрезвычайно уместный вопрос, ничего не скажешь.
   - Нормально.
   Каков вопрос, таков и ответ. Я опустила глаза. Сама не заметила, как сжала в пальцах решётку.
   - Тебе что-нибудь нужно?
   Уж если дело дошло до дурацких вопросов, не ограничиваться же, право слово, одним!
   Ирвин покачал головой.
   - У меня всё есть. - Непродолжительная ироничная усмешка. Ирония направлена не на меня, скорее на обстоятельства. - Да и мало существует вещей, без которых нельзя было бы обойтись в течение трёх дней.
   Дыхание резко перехватило, будто посреди груди водрузили плотину, не пропускающую воздух. Я снова подняла на него глаза и на этот раз не торопилась их отвести.
   - Здесь холодно, - заметила я затем.
   Это была правда. Снаружи дни стояли тёплые, а здесь... Холод, может, и не безумный, но если находиться на одном месте много часов подряд, а тем более дней... Я заметила, что дублет Ирвина застёгнут на все пуговицы, а рукава вытянуты до предела и частично прикрывают ладони.
   - Это не так уж страшно. - Кажется, он проследил мой взгляд. - К тому же, - в голосе снова намёк на иронию, - суровая простуда помогла бы мне примириться с мыслью о казни.
   Всегда знала, что мужчинам легче смириться с серьёзными тяготами, чем с мелкими неприятностями.
   - Вот, возьми.
   Я протянула ему длинный тонкий платок, какой некоторые повязывали на шею или обматывали вокруг головы. Не слишком хорошее подспорье, но больше ничего подходящего при себе не было.
   - Спасибо.
   Отнекиваться Ирвин не стал, платок принял. Правда, использовать его для утепления тоже не спешил, просто оставил сжатым в руке.
   - Ты ничего не хочешь мне рассказать?
   Я должна была задать этот вопрос. Отчего-то было важно, чтобы он сам прямо сказал мне всё, как есть, хотя бы сейчас, когда ему уже нечего было терять... Впрочем, нет. Не хочу знать этого наверняка. Я видела труп Вежанны, а ещё хуже - видела трупы Лоры и Коры, точнее говоря, то, что от них осталось. Я не хочу точно знать, что это сделал он.
   Ирвин смотрит непонимающе. Или якобы непонимающе. И я, хоть и не хочу ничего знать, всё-таки задаю более конкретный вопрос:
   - Ты действительно её убил?
   И вся сжимаюсь глубоко внутри, как будто готовлюсь к удару.
   - И ты туда же? - Ирвин со вздохом отошёл от решётки, повернулся в сторону окна. - Зачем, спрашивается, мне было это делать?
   Я опустила глаза. У меня не было ответа. Вернее, был, но я не желала его озвучивать.
   - Но ты действительно с ней встречался, - осторожно сказала я, начиная издалека.
   - Чепуха, - отрезал Ирвин.
   - К чему отрицать очевидное? Ты с ней флиртовал, я сама не один раз была тому свидетельницей.
   - И что же? Я много с кем флиртовал, - не без раздражения отозвался он. - Эти девушки приезжают во дворец в надежде на неземные блага. А натыкаются на отчуждение, презрение и зависть. Быстро понимают, что они никому здесь не нужны, кроме как в качестве сиюминутного развлечения. Им страшно и одиноко. Я немного поднимал им настроение, только и всего. Не все же такие смелые, как ты, - добавил он затем.
   Я сглотнула. Смелая? Возможно. Вот только я боюсь тысячи вещей. В том числе и сейчас. Боюсь смотреть тебе в глаза. Боюсь задать в лоб чрезвычайно важный вопрос. А больше всего боюсь, что выйду отсюда и в следующий раз увижу тебя только на эшафоте.
   - Да и потом, - продолжил тем временем Ирвин, - уж если на то пошло, покажи мне мужчину, которому неприятно общество красивых женщин.
   - Но с Вежанной было не так, как с другими. - Я заставила себя гнуть свою линию. - Вы были любовниками или как минимум собирались ими стать. Она сама об этом говорила.
   - Значит, она принимала желаемое за действительное, или просто вводила вас в заблуждение! - Ирвин развёл руками и эмоционально потряс головой. - По-твоему, я совсем не разбираюсь в женщинах? Не соображаю, с кем можно заводить интрижку, а с кем это выйдет себе дороже?
   Я прикусила губу. Да, всё это логично. Всё это было предельно логично, вот только... Не всё ли равно тъёрну, чью кровь испить? А если даже не всё равно, не может ли он выбрать для этой цели именно ту стерву, которую все вокруг терпят с немалым трудом?
   - Эти идиоты решили, что я тъёрн, - проговорил Ирвин, в отчаянии запрокидывая голову. - Не знаю, чем я похож на тъёрна и с какой стати у них возникла такая идея. Но они ничего не желают слышать.
   - Ну, чем ты похож на тъёрна, я могу тебе сказать, - слабо улыбнулась я. - Знаешь, как обычно выглядят тъёрны? В большинстве случаев это молодые привлекательные брюнеты, высокие, статные и чрезвычайно обаятельные.
   - Отлично, - невесело усмехнулся Ирвин. - Никогда не думал, что сравнение с тъёрном мне польстит.
   За окном послышался громкий, равномерный стук. Я нахмурилась.
   - Что это? - спросила я. - Там что-то строят.
   Ирвин улыбнулся. Так, что у меня мороз пробежал по коже.
   - Строят, - подтвердил он. - Эшафот.
   У меня вытянулось лицо.
   - Что, прямо здесь? - пробормотала я. - За твоим окном?
   - На самом деле так бывает очень часто, - с деланным безразличием откликнулся Ирвин. - Разве ты не знала? Впрочем, конечно, нет, откуда? И не дай Создательница тебе узнать.
   Ирвин держал руку на решётке, и, просунув пальцы между прутьями, я молча накрыла её своей ладонью. И тут же почувствовала, как его вторая рука легла поверх моей.
   - Хоть вспоминать-то меня будешь? - прищурился он.
   Я сделала глубокий вдох и задержала дыхание. Вспоминала ли я встречавшихся мне на пути тъернов? Далеко не всех, некоторых - изредка, но никого - всерьёз. Но Ирвина Торендо помнить буду точно. И хочу помнить его, зная, что он жив - в этом ли мире, в том ли...
   Послышавшееся за спиной лязганье заставило меня обернуться. Я отчего-то испугалась, но с губ почти сразу же сорвался вздох облегчения: это был всего лишь наш стражник. Принёс заключённому еду. Я с отвращением проследила взглядом за перекочевавшей в камеру миской.
   Ирвин только качнул головой - дескать, эта деталь особого значения не имеет. Я была другого мнения. Если человек проводит в камере свои последние дни, неужели нельзя хотя бы нормально его кормить? Человека...или тъёрна. Да какая разница?! Решение созрело само собой.
   - Да, и ещё, - произнёс между тем Ирвин. - Тогда, во время игры в фанты. Я знал, что приглашаю на ужин именно тебя.
   - Откуда? - спросила я почти отсутствующим тоном.
   Источник информации был сейчас последним, что имело значение.
   - Лакей, - тоже довольно безразлично пояснил Ирвин. - Я дал ему указания до начала игры. Он кашлянул, когда дело дошло до твоего фанта.
   Я попыталась вспомнить. Нет, не обратила внимания. Зато хорошо помню Вежанну, извлекающую из шляпы очередной фант.
   - Скажи, - я пристально посмотрела на Ирвина, - ты действительно её не убивал?
   - Опять ты за своё, - закатил глаза он. - Нет, не убивал.
   - Хорошо, - кивнула я. - В таком случае я попытаюсь найти этому доказательства. И времени терять нельзя.
   Я высвободила свою руку. Ирвин выпустил её неохотно.
   - Если ты этого не делал, - я отступила от камеры и остановилась, вытянув в его сторону указательный палец, - я сумею тебя отсюда вытащить. Я вернусь.
   Бросив на Ирвина последний взгляд, я развернулась и решительно зашагала к давешнему коридору. И уже по дороге сумела расшифровать значение его ответного взгляда. Не поверил. Ирвин Торендо пребывал в полной уверенности, что больше я не приду. Захотелось побежать назад и уверить его в обратном. Но я взяла себя в руки. Моё возвращение ничего не даст; пожалуй, только добавит горечи. А вот там, во дворце, я, возможно, сумею что-нибудь сделать.
   Остановившись возле стражника, я выудила из кармана кошель и протянула ему ещё несколько монет.
   - Пошлите кого-нибудь на кухню, и пусть ему принесут нормальной еды, - жёстко сказал я. - И проследите, что её продолжали приносить и впредь.
   Стражник склонил голову, обещая, что всё будет сделано в лучшем виде, а мне вдруг подумалось: любопытно, за какую сумму он будет готов самолично сожрать тарелку тех помоев, которыми здесь потчуют заключённых? Впрочем, выяснять это только спортивного интереса ради я не стала. И отправилась во дворец.
  
   Уже по дороге я начала ругать себя последними словами. Что, спрашивается, я делаю? Какого чёрта я дала это обещание? Он ведь тъёрн, хоть и не готов в этом признаться даже сейчас. А, значит, убил если не Вежанну, то как минимум Лору или Кору... Или не факт? Ведь видели же мы недавно одного тъёрна, который обходится без убийств. Да, нетерпеливо ответила я самой себе, но тот тъёрн - редчайшее исключение и, кроме того, у него есть постоянная добровольная жертва. Непохоже, чтобы таковая была и у Торендо. И всё равно - мы ничего не знаем наверняка. А раз не знаем, не вправе казнить. Король не желает разбираться в подробностях, ибо с его точки зрения всё ясно. С моей же точки зрения вопросов - масса, а значит, разобраться предстоит мне. И я разберусь.
   Первым делом я отправилась в крыло конкурсанток. Занятия на сегодня вновь отменили, поэтому девушки всё больше слонялись без дела по коридорам. Здесь я и повстречала двух из них - Эвиту и Синтию. Начать вполне можно было с них.
   - Девочки, - начала я, подходя и усаживаясь рядом с ними в одно из располагавшихся в холле кресел, - вы не знаете, у Вежанны были другие поклонники, кроме Торендо?
   - А тебе зачем? - удивилась Эвита. - Какая теперь разница?
   - А ты не догадываешься? - хмыкнула Синтия, явно гордая своей прозорливостью. - Хочет отмазать своего начальника охраны.
   Что ж, некоторым образом ей было чем гордиться. Она была не так уж далека от действительности.
   - Что, правда?! - с любопытством воскликнула Эвита.
   - Слушайте, девчонки, это сейчас неважно, - поморщилась я, чувствуя, что разговор грозит устремиться в неправильное русло. - Считайте, что я ревную задним числом. Просто скажите: был кто-нибудь ещё или нет?
   Эвита задумчиво нахмурила лоб, медленно накручивая локон на палец.
   - Ну, так, по мелочи у нас у всех, наверное, поклонники имеются, - рассудительно заметила она. - Флиртовала она то с одним, то с другим, и они с ней... Ну, тот же барон, да и виконт, например.
   - Ничего подобного, - отрезала Синтия. - Серж ухаживает за мной.
   - Тебя послушать, так за тобой все ухаживают! - фыркнула Эвита.
   - Во всяком случае на дуэли из-за вас с Вежанной никто не дрался! - парировала Синтия.
   - Нашла тоже чем гордиться! - возмутилась Эвита. - Стелла, скажи ей!
   - Говорю, - рассеянно кивнула я. В целом Эвита была права, но сейчас тема дуэли мало меня интересовала. - Девочки, пожалуйста, сосредоточьтесь, а? - взмолилась я. - Меня интересует не мелкий флирт, а что-нибудь более серьёзное. Назначенные свидания, тайная страсть, подаренные друг другу платки и тому подобное!
   Конкурсантки переглянулись и синхронно покачали головами.
   - Из серьёзных был только Торендо, - уверенно заявила Синтия. - Уж извини, - добавила она, вовсе не выглядя как человек, чувствующий себя виноватым. Ей было скорее интересно понаблюдать за моей реакцией. - Она говорила, что не сегодня-завтра пойдёт к нему в покои. Видимо, он предусмотрительно перенёс встречу на нейтральную территорию, только и всего. Хоть это ему и не помогло.
   - Как же жалко! - искренне всплеснула руками Эвита. - Нет, девочки, ну вот правда! Это что же такое делается? Такой был привлекательный, обходительный, красивый. Вот почему так? Как встречается приличный мужчина, так либо женатый, либо тъёрн!
   Мимо нас молча, как тень, прошла Альта. Бросила в нашу сторону один воспалённый взгляд и скользнула в свою комнату. Я нахмурилась. Странно как-то она себя повела. Нетипично для её характера. Пройти мимо так скромно, можно сказать, незаметно, не окатить никого показным презрением и даже не вставить своё веское слово? И тут меня осенило. Конечно же, Альта. Если Вежанна и поделилась с кем-то своим секретом, то именно с ней.
   Спешно извинившись перед девушками, я устремилась к двери Альты и, постучав, вошла в комнату. Альта сидела на стуле и смотрела в окно.
   - Можно? - спросила я, остановившись у порога.
   Отступать, признаться, не собиралась в любом случае, даже если она скажет "нельзя". Но Альта безразлично пожала плечами и бросила:
   - Проходи.
   Я приняла приглашение.
   - Что тебе?
   Альта всё так же смотрела в окно.
   - Мне нужна твоя помощь, - заявила я, опускаясь на стул напротив неё.
   - С какой стати я должна тебе помогать? Ну, что там у тебя? - нетерпеливо спросила она.
   Я решила сразу же поставить вопрос ребром.
   - Ты ведь знаешь, к кому на самом деле ходила вчера Вежанна?
   Альта дёрнулась, будто её ужалила змея.
   - С чего ты взяла, что она ходила не к Торендо? - спросила она, отчего-то шёпотом.
   - Но ведь это так? - проявила настойчивость я.
   - Какая тебе разница? И вообще, о том, что она встречалась с Торендо, знают все.
   С шёпота она почти перешла на крик, и в то же время говорила неуверенно, как это бывает с людьми, лгущими, но не вполне смирившимися с собственной ложью. Я пристально посмотрела ей в глаза, стараясь заставить её делать то же самое.
   - Все, - согласилась я. - Но мы-то с тобой в курсе, что дело обстояло не совсем так. Был ведь кто-то ещё, верно?
   Мой трюк как будто удался: Альта действительно не отрывала от меня глаз. Помолчала, прикусила губу и, наконец, хмуро произнесла:
   - Я поклялась об этом не болтать.
   - А я и не предлагаю тебе болтать, - заметила я. - Мы здесь не сплетничаем и не развлекаемся. Речь идёт о серьёзном деле!
   - Ты не понимаешь! - возмутилась Альта. - Это - клятва, данная покойнице! Я не могу её нарушить.
   - Ах, не можешь? - настала моя очередь для возмущения. - А молча смотреть, как казнят невиновного ты, стало быть можешь?
   Альта отвернулась и устремила взгляд в пол. Я поняла, что она и сама отнюдь не в восторге от необходимости хранить тайну, и что её нужно дожимать.
   - Альта, пойми, - мой тон стал просительным, почти заискивающим, - Вежанна - действительно покойница. Увы, она мертва. Теперь ей всё равно, какие и про кого будут гулять сплетни. А если её ухажёр и есть убийца, она уж точно захотела бы, чтобы его имя было предано огласке. При этом существует живой человек, которого держат в холодной каменной коробке. Строят эшафот под самым его окном и собираются обезглавить через два с половиной дня.
   - Я всё равно ничего не смогу изменить. - Альта снова перешла на полушёпот. - Мои показания не будут иметь силы, ведь речь идёт не более, чем о разговоре. И я совсем не так много знаю, как ты думаешь. Я не знаю, кто это был.
   - Неважно, - покривила душой я. Доказательством бы слова девушки не послужили, но если бы я узнала, чью виновность следует доказать, дело бы пошло проще. В любых поисках бывает нелишним знать, что именно ищешь. - Просто расскажи мне то, что тебе известно. Я обещаю, что не стану сплетничать и вообще не вынесу сказанного за пределы этой комнаты, если не возникнет такая необходимость.
   Альта ещё немного пожевала губами.
   - Ладно, - сдалась, наконец, она. - Как-то раз мы выпили по бокалу вина и Вежанна отвела меня в сторону от остальных. Она сказала мне, что у неё есть покровитель, и это вовсе не Торендо. Про Торендо она вообще говорила с налётом презрения, дескать, она любезничает с ним и морочит всем голову только для того, чтобы о её настоящем любовнике никто не догадался. О любовнике Вежанна отзывалась с восторгом, но кто он такой, не сказала. Упомянула только, что это кто-то посерьёзнее, чем Торендо. Наверное, это один из знатных вельмож. Но я не знаю, кто. Может, наш барон, может, его приятель виконт, а может быть, кто-то, с кем я вообще незнакома. Мало ли знати во дворце.
   - Понятно, - сосредоточенно кивнула я. - А про Торендо она, стало быть сказала, что их ничего в действительности не связывает?
   Как минимум тут я находила независимое подтверждение тому, что Ирвин сказал правду.
   - Ничего. Просто лёгкий флирт, помогавший поддерживать легенду. Я думала, что этот любовник женат, и потому настаивает на соблюдении тайны. Но теперь понимаю: он скрывал своё имя, потому что знал, что рано или поздно её убьёт.
   - Это он посоветовал Вежанне перевести стрелки именно на Торендо? - поинтересовалась я.
   - Не знаю, - развела руками Альта. - Может, и нет. Может, она сама сочла, что он - наиболее удобная кандидатура.
   - Ясно. - Я встала со стула и направилась к выходу. - Спасибо.
   Я вышла из комнаты, обдумывая план дальнейших действий, но в коридоре меня почти сразу же перехватил Винсент. И, взяв под локоть, буквально-таки потащил в мою комнату.
   - Что происходит? - воззрилась на него я, потирая локоть и недоумевая, откуда вдруг взялась такая бесцеремонность.
   - Это я у тебя должен спросить, - отрезал Винсент. - Ты соображаешь, что делаешь?
   - Ты это о чём? - Я пару раз моргнула ресницами для убедительности.
   - О том, - отозвался Винсент. - Ты что, всерьёз пытаешься доказать, что Торендо невиновен в убийстве?
   - Ах, вот оно что! - Я неспешно откинула голову назад. - Да, я намерена это доказать. И что?
   Винсент недоверчиво покачал головой.
   - А ничего, что он виновен? - елейным голосом осведомился он. - Такая ерунда тебя не смущает?
   - А я не уверена, что виновен, - возразила я. - Он утверждает обратное. Я говорила с ним сегодня в тюрьме.
   - Он утверждает обратное? - переспросил Винсент. - И что же? По-твоему, это что-то доказывает? Или ты рассчитывала, что он во всём сознается, стоит только спросить напрямик?
   - Не делай из меня идиотку, - поморщилась я. - Ни на что я не рассчитываю, просто у меня есть причины ему верить, вот и всё.
   - Причины? - фыркнул Винсент. - Теперь это так называется? Ну, почему все вы, женщины - даже самые умные из вас!, - рано или поздно отказываетесь от логики и скатываетесь к аргументам в духе "Я ему верю"???
   - Послушай, ты, мужчина, - начала злиться я, - не задавайся! Тоже мне нашёлся ангелочек! Думаешь, я не знаю, где и с кем ты проводишь каждый вечер? Или это в твоём представлении является пределом благоразумия?
   Я ожидала, что эти слова его взбесят и явятся началом продолжительной перепалки. Но Винсент неожиданно сбавил тон.
   - Ты меня осуждаешь, да? - грустно усмехнулся он.
   - Нет. - Я оказалась не готова к такой внезапной смене интонаций и всё ещё говорила резко. - Я тебя не осуждаю, я просто констатирую, что моралист из тебя никакой.
   - Ладно, наверное, ты где-то права, - признал Винсент, откинув голову назад. - Ты знаешь, я ненавижу скрываться и действовать исподтишка. Но это выше меня. И я её не брошу. Она нуждается в моей защите.
   - Может быть, и нуждается, - согласилась я, сделав, однако же, акцент на слове "может". - Но заметь: ты знаешь об этом только с её слов. И веришь. Почему в таком случае ты не оставляешь за мной право на то же самое? Я тоже верю Торендо на слово: Вежанну убил не он.
   Винсент посмотрел на меня как-то непривычно, почти беспомощно, и столь же беспомощно покачал головой.
   - Стелла, допустим, что всё это так, - куда более мягко, чем раньше, произнёс он. - Допустим, что ты права и Торендо невиновен. Мы знаем, что тъёрнов во дворце как минимум двое, значит, убийство вполне мог совершить тот, другой.
   - Именно, - горячо подтвердила я.
   - Но разве это что-то меняет? Ты пойми, - продолжал увещевать Воин, - он ведь всё равно тъёрн. Ладно, не он убил Вежанну, но он всё равно убивал других. Лору, или как там звали эту твою вторую подружку.
   - Кору. Они мне не подружки, - пробубнила я.
   - Но это ещё не повод для оправдания того, что с ними сделали, верно?
   - Мы не ЗНАЕМ, что это сделал Торендо. - На сей раз я особенно выделила слово "знаем". - Это только предположение. И не повод отправлять его на эшафот. Мы - Охотники, а не свора! Мы всегда даём им шанс, даже тем, кто убивает. Потому что они не могут иначе. Потому что они тоже по-своему - жертвы, оказавшиеся в ловушке. И, по-твоему, сейчас мы должны отправить на смерть того, в чьей вине даже не можем быть уверены до конца?
   Винсент ещё немного посмотрел на меня, потом вздохнул.
   - Допустим. И что ты предлагаешь?
   А вот это уже был другой разговор. Я энергично кивнула.
   - Я намерена разобраться в том, что произошло на самом деле. Надо выяснить, кто убил Вежанну. Да, я ищу доказательства невиновности Ирвина. Но посуди сам: если он виновен, то я их не найду. Я ведь не предлагаю устроить ему побег, а иду совершенно законным путём.
   В процессе разговора я успела полуотвернуться к окну, но сейчас Винсент взял меня за плечи и развернул обратно к себе.
   - А если ты выяснишь, что доказательства найти невозможно? - спросил он, заглядывая мне в глаза. - Что будет тогда?
   - А вот тогда и посмотрим, - буркнула я, настойчиво высвобождаясь из его хватки.
   Винсент отступил.
   - Ладно, - махнул рукой он. - Раз ты так на этом настаиваешь, покопаем это дело ещё. Я попытаюсь выяснить дополнительные обстоятельства убийства. А тебе, раз уж ты пытаешься оправдать Торендо, советую разобраться с его алиби. Вычисли временные рамки убийства. Это будет несложно. С того момента, когда Дилан почувствовал активность - вторую активность, - уточнил он, поморщившись, - и до того, как мы вернулись во дворец. Тогда активность, по словам Дилана, начала спадать. У следствия редко бывает такая точная информация касательно времени преступления. Вот и выясни, чем занимался твой Торендо в этот период.
   - А ты молодец! - констатировала я.
   И, поцеловав Винсента в щёку. Старательно игнорируя то, как он качает головой, глядя мне вслед.
   В конечном счёте это дело могло оказаться более лёгким, чем мне представлялось вначале.
   Так оно и вышло. Дорогу в покои Ирвина я уже знала. К счастью, сейчас там дежурил знакомый мне офицер - тот же, что и во время нашего памятного ужина. Поздоровавшись, я напомнила ему, кто я такая. В этом не было необходимости: память у офицера оказалось хорошей. Зная, что как конкурсантка я не могу требовать от него ответов на свои вопросы, я была морально готова к любой реакции, но парень оказался разговорчивым. Выяснив, что его зовут Дженаро, я объяснила, что хочу кое-что узнать об обстоятельствах вчерашнего убийства и что мои расспросы - в интересах его командира. Этого оказалось достаточно, чтобы парень был готов на них отвечать. Военные тайны он бы передо мной раскрывать, конечно, не стал, но этого мне и не требовалось.
   - Сэр Торендо весь вечер находился в своих покоях? - начала расспрашивать я.
   - Только после того, как вернулся во дворец и проверил посты, - уточнил парень. -В покоях или здесь, в коридоре, поблизости. Выходил несколько раз. Вот, в этом кресле сидел.
   Он мрачно кивнул на кресло с зелёной обивкой.
   - А свидетели есть? - хмурясь, спросила я. - Кто-нибудь может подтвердить, что он сидел в этом кресле? И у себя в покоях?
   - Ну, я и есть свидетель, - отозвался Дженаро. - Но толку-то что? Меня никто не слушает. Говорят, раз подчинённый, значит, нахожусь под влиянием, и тому подобная мура. А я точно знаю, что никуда он не уходил, и убить эту девушку не мог! - Парень почти перешёл на крик.
   - Я верю, - успокаивающе кивнула я. - Но раз твоего слова недостаточно, надо искать другие доказательства. Кто-нибудь ещё видел сэра Торендо тем вечером?
   - То есть...в его покоях? Кто, например? С чьим словом станут считаться?
   - Откуда я знаю, кто? - Я нетерпеливо притопнула ногой. - Может, он бабу привёл к себе в покои? Или, ещё лучше, двух?
   - Д-двух? - парень казался сбитым с толку. - Сэр Торендо двух сразу никогда не приводил, сказал он и осёкся, видимо, почувствовав, что только что сдал своего командира с потрохами.
   - Очень плохо! - не оценила целомудрие начальника охраны я. - Ну, хоть одну приводил?
   - В тот вечер или вообще? - уточнил офицер.
   Я в раздражении округлила глаза.
   - В тот вечер, конечно!
   - В тот вечер - нет, - отрапортовал Дженаро.
   - А в другие? - осведомилась я.
   - В другие бывало, - доложил офицер.
   - Так, давай-ка обратно к делу! - рявкнула я. - Хоть кто-нибудь видел Торендо в течение вечера? Говоря точнее, после девяти часов. Примерно с половины десятого и до десяти?
   - Подолгу - никто, - ответил парень. - А так, на пару минут - было. Ночь-то опасная. Был приказ регулярно докладываться.
   - Отлично! - воодушевлённо закивала я. Как же мне сразу не пришло это в голову? Конечно же, в такую ночь Торендо должен был принимать доклады об обстановке в крыле конкурсанток. И что? Кто приходил с докладом после половины десятого?
   - Жорж Торхес приходил, - начал офицер. - Хотя нет, Жорж был немного пораньше, сразу после девяти. А вот... - он щёлкнул пальцами, вспоминая, - ...Питер - он приходил без двадцати. Точно, без двадцати! - с воодушевлением повторил парень. - Я точно помню, я тогда как раз на часы посмотрел.
   В подтверждение своих слов он перевёл взгляд на настенные часы, которые действительно были видны из этой части коридора.
   - Хорошо! Кто-нибудь ещё? Помнишь, кто был следующий?
   На сей раз Дженаро понадобилось немного времени, чтобы вспомнить.
   - Лифорро. Точно, Лифорро! - воскликнул он.
   - Когда? - быстро спросила я.
   - Точно не помню, - признался офицер. - Думаю, без четверти. Максимум без десяти. Нет, не уверен, - покачал головой он через пару секунд. - Может, и в десять минут одиннадцатого.
   - Ясно. Кто такой этот Лифорро? Имя, звание? Где его можно найти? И того, первого, Питера заодно.
   Разговор с этими двоими окончательно прояснил ситуацию. Каждый из них видел Ирвина совсем не подолгу, минуты по две. Однако в итоге выходило, что в течение того получаса, когда было совершено убийство, Торендо оставался в одиночестве на протяжении максимум пятнадцати минут подряд. Этого времени было недостаточно для того, чтобы добраться из его покоев до комнаты, в которой нашли Вежанну, вернуться назад, плюс собственно совершить убийство и выпить её кровь.
  
   Добиться аудиенции у Рамиро в тот же день не удалось. Судя по недовольному тону Педро, мне жутко повезло, что Его Величество милостиво согласился уделить простой Охотнице пять минут своего драгоценного времени назавтра. Недовольство слуги меня волновало мало, но с волей короля приходилось смириться. Повторного разрешения на посещение тюрьмы у меня тоже не было, а это означало, что Ирвину придётся провести там ближайшую ночь, не подозревая о том, что в его деле произошли серьёзные изменения.
   Вечером Винсент ушёл якобы в город, в действительности же направился уже привычным ему путём на лунный холм, чтобы оттуда, сделав круг, вернуться во дворец, но только уже через подземный ход. Я же вернулась к себе в комнату и долго ворочалась в постели, думая о том, каково сейчас находиться в холодной тюремной камере, не видя за окном ничего, кроме неба и собственного эшафота и думая, что жить осталось чуть больше двух дней.
   Назавтра аудиенция всё-таки состоялась, причём Винсент отправился на неё вместе со мной. Я оценила этот шаг, поскольку знала, что, во-первых, Воин вовсе не одобряет моего поступка, а во-вторых, не испытывает ни малейшей радости от встречи с королём. Во время аудиенции Винсент держался в тени, предоставляя активное участие в разговоре мне. Я изложила Его Величеству свои доводу и предоставила письменные показания свидетелей, на которые он, впрочем, взглянул лишь мельком и тут же отложил в сторону. Немного посверлил меня взглядом, не то пытаясь понять, каковы мои мотивы, не то просто потому, что им, королям, так положено. И, наконец, сказал:
   - Что ж, если дело действительно обстоит так, как вы это представили, Торендо отпустят. У этого есть свои положительные стороны. Он - очень хороший командир и несомненно принесёт немалую пользу государству, если продолжит службу. Однако у меня есть все причины быть недовольным вашей работой. - Строгий взгляд на Винсента, затем на меня. - За то время, что вы находитесь во дворце, было убито три девушки. Если Торендо невиновен, стало быть, преступник так и не найден. Спрашивается, чем вы были заняты всё это время.
   Я открыла было рот для ответа, но вместо меня заговорил Винсент.
   - Ваше Величество, вы отлично знаете, что мы не сидели, сложа руки.
   Я недовольно покосилась на приятеля. Его слова были мягко говоря неподобающими, учитывая, что обращался он к королевской особе. Я хорошо знала, насколько ему неприятно выслушивать разнос из уст Рамиро, но нельзя было позволить темпераменту Винсента взять верх.
   - Ваше Величество, - я поспешила переключить на себя внимание короля, - вы совершенно правы: нам действительно до сих пор не удалось найти тъёрна, и это наш промах. Тем не менее позволю себе сказать, что кое-какие результаты у нас всё-таки есть. Благодаря нашим советам ваши люди составили список подозреваемых; мы проверили несколько человек из этого списка, и таким образом исключили некоторые имена. Признаю, это не тот результат, какой вам - и нам - хотелось бы видеть, и тем не менее без дела мы не сидели. Тъёрн, с которым мы имеем дело, чрезвычайно умён; мы дважды шли по его горячему следу, и оба раза ему удавалось ускользнуть в последний момент.
   Я устремила на Рамиро взгляд, излучающий безграничную преданность своей работе и своему королю. Он пожевал губами.
   - Хорошо, - сказал он затем. - Даю вам ещё один шанс. Оставайтесь во дворце и продолжайте искать преступника. Но предупреждаю: на сей раз я жду более весомых результатов.
   - Мы сделаем всё, что в наших силах, Ваше Величество, - с поклоном сказала я, после чего, схватив Винсента за рукав, потянула его прочь.
   - Ты это слышала?! - возмущённо воскликнул он, когда мы порядочно удалились от королевских покоев.
   - Тише! - шикнула я, хоть это и была перестраховка: Винсент говорил эмоционально, но голос понизил. - Слышала, да.
   - Он смеет выговаривать нам, как маленьким детям! - процедил сквозь зубы Воин. - Можно подумать, мы сидим здесь во дворце по собственному желанию и только и делаем, что вкушаем яства да слушаем музыку!
   - Винсент, он - король, - полушёпотом напомнила я. - Он смеет делать всё, что взбредёт в его венценосную голову.
   - Именно в этом и заключается проблема, - отозвался Винсент, и я заметила, как его рука сжалась в кулак.
   - Послушай, в данном случае он не так уж неправ. Мы действительно пока не справились с заданием. Ты сам-то можешь припомнить, когда нам в последний раз так подолгу не удавалось выловить тъёрна?
   - Не могу, - мрачно буркнул в ответ Воин.
   - Вот видишь. И кроме того, будем откровенны: одного тъёрна мы всё-таки нашли. И моя вина, что мы не можем предъявить этого королю. Понимаю, тебе стоило немалого труда выслушивать его претензии, зная, что они не вполне справедливы. Я действительно очень это ценю.
   - Да чёрт с тобой, - отмахнулся Винсент. - Главное, будь добра, не окажись следующей жертвой в ближайшее новолуние. Тогда мы будем квиты.
   - Не беспокойся, - серьёзно кивнула я. - Не окажусь.
  
   Ирвина действительно выпустили в этот же самый день. За окном стемнело, занятия закончились, и, возвращаясь к себе в комнату, я пересеклась с ним в коридоре. Он выглядел значительно лучше, чем тогда, в тюрьме. По всей видимости, успел посетить свои покои, переодеться, умыться и вообще привести себя в порядок. Меня ничуть не удивляло, что именно этим он и занялся первым делом, прежде, чем показываться на людях.
   Заметив меня, Ирвин сам, первым, направился мне навстречу. Я не видела причин избегать разговора, и тоже сменила направление, шагнув в его сторону.
   - Тебя уже выпустили? - улыбнувшись, спросила я на ходу.
   Он положительно ответил, просто прикрыв веки.
   - Два часа назад, - сказал он.
   Я кивнула, останавливаясь напротив Ирвина. Тёмные волосы, привычно весёлый взгляд, ставшая такой знакомой линия скул. И никакой решётки между нами. А на её месте - то, что куда как прочнее и незыблемее.
   - Надеюсь, с восстановлением во всех званиях и возвращением на прежнее место службы? - уточнила я.
   - Да.
   - Поздравляю.
   - Спасибо. Как тебе это удалось?
   Отнекиваться, прикидываясь, что я тут ни при чём, явно не имело смысла.
   - Это оказалось весьма тривиально, - поморщилась я. - Всё лежало на поверхности, надо было только захотеть увидеть. Те, кто был до меня, просто не захотели. Но как только король получил новую информацию, сразу же приказал тебя освободить.
   - Я благодарен королю, - кивнул Ирвин, - но гораздо больше благодарен тебе. Чем я могу тебе отплатить, Стелла?
   Он взял меня за руку. Я смотрела на свою ладонь, чувствовавшую мягкое прикосновение его пальцев, и думала. Действительно, чем? Как я могу ответить на этот вопрос? Стань человеком, измени свою сущность? Не пей мою кровь в ближайшее новолуние, убей кого-нибудь другого?
   Улыбка окончательно сбежала с моих губ. В горле пересохло.
   - Ты действительно можешь кое-что для меня сделать, - тихо сказала я. Ирвин продемонстрировал всем своим видом, что он весь внимание, ещё не подозревая, в чём окажется суть моей просьбы.
   Глубоко вздохнув, я собралась с духом и подняла на него взгляд.
   - Я хочу попросить тебя, чтобы ты не преследовал меня и не искал со мной личных встреч, - негромко сказала я, убирая руку из его пальцев. И вынужденная видеть, как меняется его взгляд. - Я очень за тебя рада, и это чистая правда, но ты должен меня понять. Мы оба хорошо знаем, что между нами не может быть ничего серьёзного или продолжительного.
   - Почему? - хмуро спросил Ирвин.
   - Ты отлично знаешь, почему, - отрезала я, зажмурив глаза и чётко, почти жёстко, произнося слова. - Знаешь, - я снова открыла глаза, - для меня всё это тоже тяжело. То, что происходит, совсем мне небезразлично, поэтому просто не мучай меня, ладно? Чего быть не может, того не может, и точка. Поэтому давай просто договоримся. Ты живёшь своей жизнью, я своей. Ты не преследуешь меня, я не преследую тебя. Я просто закончу здесь, во дворце, свои дела - и уйду. И оставлю тебя в покое.
   Поток холодного воздуха окатил лицо и шею. За углом плохо закрыто окно. Ирвин поднял на меня мрачный взгляд. В его глазах не осталось и следа недавнего веселья.
   - Полагаю, я не имею права настаивать. - Его голос прозвучал хрипло, как тогда, в камере. Я согласно кивнула. - Хорошо. - Его интонация и выражение лица не имели ничего общего со значением произнесённого слова. Он ещё немного помолчал. - Вероятно, ты хочешь забрать это назад?
   Ирвин извлёк из-за пазухи часть моего платка. Вытаскивать его целиком, однако же, не спешил.
   Грустно улыбнувшись, я покачала головой.
   - Нет. Оставь себе. Мало ли что? Вдруг ещё когда-нибудь понадобится согреться. Береги себя.
   Я подалась вперёд и на мгновение сжала его плечо. После чего отвернулась и поспешила вернуться к себе в комнату. Дабы на собственном опыте проверить тезис о том, что слезами горю не поможешь.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"