Куно Ольга: другие произведения.

Охотники на тъёрнов. Глава 21.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана. Дорогие друзья! Поздравляю вас с Новым Годом! Желаю вам много счастья, здоровья, успехов во всех начинаниях, исполнения желаний! Немножко волшебства и море хорошего настроения! И спасибо вам за то, что столько времени проводите здесь со мной! В ближайшее время на странице появится маленький подарочек - несколько первых страниц моего нового романа, который будет писаться после Охотников. З.Ы. Начало романа выложено на странице под главами Охотников, временно обозначенное как "Рассказ".

  Глава 21. Освобождение
  
   Не думаю, что хотя бы одному приговорённому к казни удалось взойти на эшафот в спокойном расположении духа. Мы с Винсентом и Диланом не стали исключением. Вероятность счастливого исхода, которую я вчера так смело приравняла к девяноста пяти процентам, и которая после предсказания Нурит подскочила ещё выше, теперь резко опустилась в моём восприятии процентов до тридцати. Когда за нами пришёл конвой, состоявший из доброго десятка солдат, признаюсь, у меня душа ушла в пятки.
   Нас провели по узким коридорам и тёмным лестницам к выходу из тюрьмы. Внешний мир встретил нас ослепляющим светом. Щурясь, мы пешком направились к эшафоту. Идти было недалеко: за тюремным двором, огороженным высокой и безликой каменной стеной, почти сразу же начиналась площадь. Двое конвоиров шагали впереди, четверо по сторонам, остальные сзади. Руки нам не связывали, но шансов сбежать, пожалуй что, не было. Впрочем, в наши планы это и не входило.
   На эшафоте нас уже поджидал палач, а из водружённого у его ног бревна торчала рукоять топора. Вокруг эшафота скопилась огромная туча народу. Причём если слева от него колыхалась обычная в таких случаях толпа, то справа были водружены самые настоящие трибуны. Три ряда, возвышавшиеся один над другим, были предназначены для наиболее высокородных особ. В центре верхнего из них я сразу же увидела Рамиро. Довольно выглядящий, нарядно разодетый, он увлечённо о чём-то беседовал с сидевшим рядом мужчиной. С другой стороны от короля восседал ещё один не последний человек на нынешнем мероприятии, глава местной Инквизиции Донато Эстальо.
   Наше появление привело относительно спокойную до того толпу в состояние крайнего возбуждения. Люди принялись вытягивать шеи, работать локтями, пробираясь поближе к эшафоту, сверкали жадными до зрелища глазами. Среди общего невнятного шума периодически раздавались одинокие идейные выкрики, такие как "Сообщники ведьм!", "Предатели веры!" и "Еретики!". Особенно громкий и резкий возглас "Возмездие предателям" заставил всех нас повернуть головы. Кричала невысокая, худенькая девушка, неясно каким чудом пробившаяся в первый ряд. Рядом с ней стоял светловолосый парень с висящей на плече лютней, рисковавшей серьёзно пострадать в толпе. Я на мгновение опустила веки и едва заметно склонила голову. Таким своеобразным способом Джен давала нам понять, что она здесь, и что-то затевается.
   Долго заглядываться нам не дали, подвели к самому эшафоту. Донато Эстальо, нескладный, полный мужчина, нелепо смотревшийся в шикарном религиозном одеянии, встал в полный рост, дабы толкнуть соответствующую случаю речь. Сейчас начнёт говорить о вреде института Охотников для государства и веры...
   Сколь ни нелепо, эшафот встретил нас приятным запахом свежей стружки. Руки начинали заметно дрожать, и я с силой сцепила пальцы. Ну же, Винсент, настала пора для твоего объявления!
   Прорваться как к эшафоту, так и к трибунам толпе не позволяло специально организованное на площади оцепление. Повернув голову налево, я увидела среди гвардейцев Ирвина. Он в нашу сторону не смотрел. Сразу отвести взгляд я, однако же, не смогла. Кто знает, может, действительно в последний раз вижу? Внезапно Ирвин медленно поднял правую руку, и я поняла, что он подаёт кому-то знак. Проследить его взгляд не удалось, я смогла лишь в общих чертах определить направление. Но этого оказалось достаточно, ибо там я почти сразу же обнаружила знакомое лицо. У меня на глазах Альфред Менендес медленно поднял руку в точно таком же знаке, как это только что сделал Ирвин. Его жест предназначался человеку, стоявшему с противоположной стороны от эшафота, недалеко от трибун. Его узнать для меня тоже не составила труда. Диего Сторно, как будто уже полноценно поправившийся, выглядел крайне серьёзно и сосредоточенно. И его рука начала медленно извлекать из ножен меч.
   Но это ни больше, ни меньше государственная измена! Вот уж чего я никак не могла ожидать. Расширив глаза, я резко потянула Винсента за рукав.
   Отреагировать Воин не успел. Ибо этот момент с трибуны послышался зычный возглас:
   - ВИНСЕНТ?!
   Я вскинула голову. Кричал сидевший рядом с Рамиро мужчина. Правда, теперь он не сидел, а стоял, видя имея самый что ни на есть шокированный и пожирая глазами Винсента. Сейчас я обратила внимание на внешность королевского соседа. Он был высоким, в меру полным, обладал русыми волосами и густой бородой, а его одеяние оказалось чрезвычайно богатым и, что немаловажно, включало в себя высокую шапку с огромным рубином.
   - Ох, нет! - прошипел, схватившись руками за голову, Винсент.
   - В чём дело? - взволнованно спросила я.
   - Сейчас меня ждут крупные неприятности, - обречённо констатировал приятель.
   Я почувствовала, как всё холодеет внутри. Кем бы ни был сосед Рамиро, похоже, что из-за его появления план Винсента не сработает.
   - Нас всё-таки казнят? - глухо спросила я.
   - Казнят? - переспросил Воин. - Никто никого не казнит, забудь!
   Вид у него при этом был такой, словно в свете открывшихся обстоятельств о казни он мог бы только мечтать.
   А между тем на трибуне бушевали нешуточные страсти.
   - Я пошёл вам навстречу, преодолел немалое расстояние, самолично прибыл сюда, чтобы подписать мирный договор! - возмущённо восклицал бородатый аристократ. В ходе эмоциональной жестикуляции он чуть было не расквасил Рамиро нос. Король же при этом не только не злился, но и, напротив, кажется, был готов рассыпаться в извинениях. - Вы предложили мне хорошо провести время, пригласили посмотреть на работу особенно искусного палача, - продолжал бородач. - И что же я вижу? Вы собирались отрубить голову моему сыну?!
   При этих словах Рамиро от удивления аж отшатнулся, наступив на ногу Эстальо. Тот взвизгнул, Рамиро дёрнулся, к монарху срочно ринулась личная охрана. Однако Густав Четвёртый, король Монтарии, на эту суету не отреагировал.
   - Да я немедленно прикажу своим войскам идти в наступление! - угрожающе заявил он. - И через две недели, нет, даже через неделю от этого королевства не останется камня на камне! Я этот город сравняю с землёй!
   - Ваше Величество! - Рамиро выставил перед собой руки в примирительном жесте. - Знаю, всё это производит неблагоприятное впечатление, но это не более чем досадное недоразумение. Я понятия не имел, что этот человек - ваш сын. Уверяю вас, я шокирован не меньше вашего. Сейчас мы всё исправим.
   Толпа, которую отделял от трибун эшафот, слышать весь этот диалог не могла. Однако, понимая, что происходит нечто из ряда вон выходящее, люди изо всех сил подавались вперёд, норовя поймать хоть несколько звуков и даже прочитать говорящееся по губам. Теперь у стоявших в оцеплении гвардейцев появилось по-настоящему много работы.
   Рамиро что-то шепнул начальнику своей личной охраны, одновременно сделав указательный жест в нашем направлении. Тот незамедлительно отдал приказ собственным подчинённым, и к нам устремилось несколько человек гвардейцев. Несколько быстро сказанных слов - и конвоиры отступили. Гвардейцы же чрезвычайно вежливо предложили Винсенту проследовать за ними.
   - Эти люди идут со мной, - властно сказал Винсент, будто именно он заказывал музыку на этом празднике жизни.
   Впрочем, как знать, возможно, теперь так оно и было? Как-никак третий сын Густава Четвёртого, принц Монтарийский, мог себе позволить многое из того, что было недоступно Охотнику Винсенту Лоренсо.
   - Как пожелаете, - услужливо кивнул гвардеец, жестом приглашая нас с Диланом присоединяться к ним.
   Однако Винсента и это окончательно не удовлетворило. Повернув голову влево, он принялся искать глазами Джен. Нашёл, обменялся с ней взглядом, после чего Привратница стала пробираться к нам. Гвардеец из оцепления сперва её остановил, но, следуя кивку одного из наших новых сопровождающих, пропустил. Диего Сторно кивнул ей и улыбнулся, а вот Эмерико остался стоять с открытым ртом. Не сомневаюсь, что Джен успела бросить менестрелю пару объяснительных слов, но в целом тот явно остался не в восторге.
   Подарив палачу последнюю ослепительную улыбку, я покинула место казни вместе с остальными, сильно надеясь больше сюда никогда не возвращаться.
   Мы обогнули трибуны и вышли на относительно тихую улицу, где уже стояла охрана монтарийского монарха и поджидала карета. Мы не успели остановиться, а из-за угла уже выехал ещё один экипаж. Густав Четвёртый, сопровождаемый несколькими телохранителями, присоединился к нам парой минут спустя. В течение нескольких секунд пристально разглядывал Винсента с довольно-таки мрачным выражением лица. Винсент глаз не отводил, встречая взгляд отца не менее хмуро.
   - Ну, здравствуй, блудный сын! - произнёс, наконец, король.
   На по-прежнему каменном лице появилась едва заметная усмешка. Шагнув к Винсенту, он заключил его в медвежьи объятия. Мы с остальным Охотниками облегчённо вздохнули. К своему удовлетворению я заметила, что Винсент на объятия отца ответил.
   - Разговоры потом, - заявил Густав, выпустив сына. - Сейчас быстро в карету.
   - Эти люди едут со мной, - тоном, не терпящим возражений, заявил Винсент.
   Мы скромно потупили глазки.
   - Едут, едут, куда они денутся, - небрежно отозвался монарх. - Родольфо! - обратился он к офицеру своей охраны. - Определи их в ту карету.
   Нас вежливо, но настойчиво повели ко второму экипажу. Винсент попытался пойти вместе с нами, но король быстренько его остановил, повелительно кивая на собственную карету.
   - А, может, я всё-таки с ними? - обречённо протянул Винсент.
   - Нет. Ты - со мной.
   Густав тоже умел говорить тоном, не терпящим возражений. Винсент тоскливо проводил нас взглядом и шагнул в отцовскую карету, с таким выражением лица, будто там располагался компактный семейный эшафот.
   Ехали довольно долго, если учитывать, что за пределы города мы не выезжали. Карета доставила нас к малому королевскому дворцу, временно превратившемуся в резиденцию Густава Четвёртого. О нашем прибытии здесь знали заранее, что и неудивительно: разумеется, кто-то из слуг или охранников пришпорил коня и приехал во дворец быстрее экипажей. Любезные лакеи проводили нас в одну из обставленных с немалым шиком комнат. Мебель была здесь безумно дорогой, а обивка на креслах и диванах только что не сияла. Садиться в нашей поистрепавшейся в тюрьме одежде было как-то неловко. Тем не менее, мы эту неловкость перебороли. Джен, Дилан и я скромно устроились у стены на длинной кушетке. Король и Винсент расположились в креслах один напротив другого.
   После того, как лакеи предложили нам вино и закуски, а мы не стали отказываться, его величество выжидательно посмотрел на сына.
   - Ну? - осведомился он, откидываясь на удобную спинку. - Выкладывай. Что же ты такого натворил, если тебя чуть было не казнили?
   - Ничего я не натворил, - поморщился Винсент.
   Дилан ядовито усмехнулся, но я ткнула его локтем в бок. Винсент абсолютно прав: зачем же нервировать только-только обретшего чадо отца всякими глупостями?
   Король пригубил вино и пристально взглянул на сына поверх полупрозрачного бокала.
   - Не пытайся морочить мне голову, - посоветовал он. - Я пока ещё не выжил из ума, и отлично понимаю: Рамиро никогда бы не попытался казнить монтарийского принца. Кишка тонка! Почему ты не сообщил ему, кто ты такой?
   - Пришлось бы - сообщил бы, - буркнул Винсент.
   - Ваше величество, если мне будет позволено внести свою лепту в разговор, - смиренно вмешалась я. (Не знаю, можно ли вмешаться в разговор смиренно, но это именно то, что я тогда сделала). - Его высочество знал, что упоминание о его происхождении позволит ему избежать казни, но опасался, что это может повредить политическим интересам вашего величества. Поэтому он до последней минуты сохранял инкогнито.
   Винсент на секунда округлил глаза и неодобрительно качнул головой, давая понять, что обошёлся бы и без моего заступничества. Я скептически хмыкнула. Информация такого рода не помешает. Пускай король знает, что сын даже после побега блюдёт его интересы. Тогда авось и побег слишком сильно ему не аукнется.
   - Вот как? - проронил король, разглядывая меня так внимательно, словно я была любимой болонкой Винсента и он планировал подарить сыночку такую же. - Ну что ж. - Он снова повернулся к Винсенту. - Это впечатляет. И радует. Но я не получил ответа на свой первый вопрос. За что тебя арестовали? Ты совершил какое-то преступление?
   - Никаких преступлений, - отрезал Винсент. - Ты же слышал, как огласили приговор.
   - Я не прислушивался, - признался Густав. - Я пришёл посмотреть на работу палача; мне говорили, что у него очень хорошо поставлен удар. Дескать, второго взмаха топора никогда не требуется. Слушать мне было куда как менее интересно.
   - Радует, что ты счёл возможным посмотреть на наши лица, а не только на шеи, - съязвил Винсент.
   - Да я тебя и по шее узнал бы, - не позволил себя смутить король. - Ну, так какое там было обвинение?
   - В сговоре с лесными ведьмами, - ответил Винсент, небрежно пожимая плечами. - Я - Охотник, отец. Всё это время я занимался охотой на тъёрнов. Такое и обвинение.
   Король посмотрел на сына с новым интересом.
   - Вот как, - пробормотал он. - Стало быть, Охотник. Ну что ж... Кто именно? - уточнил он.
   - Воин, - откликнулся Винсент.
   Густав кивнул.
   - Воин... Много тъёрнов убил?
   - Порядочно.
   Снова кивок.
   - Что ж, если вдуматься, это, пожалуй, не так уж плохо, - проговорил король, глядя на камин. - Совсем неплохо. Принц провёл молодые годы, избавляя мир от тъёрнов. - Он одобрительно покивал, оценив собственную мысль. - Надо будет правильно представить эту информацию, ну да министры разберутся. Эй, Родольфо! - крикнул он.
   Офицер незамедлительно возник в комнате, будто всё это время находился здесь, оставаясь невидимым, а вот сейчас материализовался.
   - Соберите-ка мне всю информацию вот по этому красавцу, - кивнул в сторону Винсента король. - Где был, чем занимался, с кем общался, ну, и так далее, ты и сам знаешь.
   Офицер почтительно склонил голову.
   - Простите, ваше величество, за какой срок следует предоставить информацию? - осторожно осведомился он.
   - Как можно дольше, - отозвался Густав. - Максимум информации за последние пять лет. В особенности - с того момента, как он прибыл в Истендо. Он был Охотником, это может помочь.
   Винсент поморщился на слове "был". Похоже, папаша только что поставил на карьере сына крест, не спросив точку зрения последнего на этот счёт. Казалось бы, король в своём праве. Да только Винсент не из тех, кто легко мирится с подобными односторонними решениями. Что-то будет. Впрочем, пока нам с ребятами оставалось только наблюдать.
   Вскоре король решил, что хорошего понемножку, и разговор закруглил. Нас отправили отдыхать и приводить себя в порядок. Надо отдать его величеству должное: условия всем нам были предоставлены самые что ни на есть чудесные. Каждый из соратников принца получил по роскошной комнате с кроватью под балдахином, большим камином и роскошной ванной, а также личного слугу, призванного выполнять все его распоряжения. Всё это не говоря о самом Винсенте, который получил покои, состоявшие из нескольких комнат, и целый штат слуг.
   Помывшись, переодевшись и набив живот такими закусками, с которыми, с моей точки зрения, и обеда не надо, я упала на кровать и уснула здоровым богатырским сном. После всех переживаний последних дней мне это было просто-таки необходимо. Вообще-то дневной сон - не моя стихия; обычно я могу проспать час от силы, а чаще - всего полчаса. Но в этот раз, побив все рекорды, продрыхла до пяти часов вечера, то есть часа четыре. Проснувшись, не сразу поняла, что происходит и где нахожусь. Лоб мгновенно вспотел от нахлынувшей паники, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди: спросонья мне показалось, что нас вот-вот должны повести на казнь. И почему-то стало особенно страшно от мысли, что я эту самую казнь проспала. Очухавшись, я тихонько посмеялась над собственными страхами, одновременно пытаясь унять разыгравшееся сердцебиение. Потом вспомнила про Ирвина, который чуть было не устроил сегодня утром резню прямо на глазах у двух монархов ради того, чтобы вытащить мою шею из-под топора. Чувство щемящей нежности волной растеклось по телу, тут же смешавшись с острым уколом совести. Знать бы, когда я теперь смогу с ним поговорить. И как начать такой разговор... Но, впрочем, второй вопрос - в сущности второстепенный, каким бы сложным ни был ответ.
   Одевшись поприличнее и вообще приведя себя в порядок, я отправилась на поиски остальных. Искать пришлось недолго. Все трое, включая Винсента, уже сидели в уютной гостиной, расположенной на том же этаже. Не успели мы поделиться друг с другом первыми впечатлениями, как к нам присоединился король.
   - Ну что ж, Винсент, - сразу же приступил к делу Густав. - Я получил информацию по твоему делу. - Он рассмеялся и, качая головой, погрозил Воину пальцем. - Это правда?
   - Что "это"? - со вздохом протянул Винсент.
   - Ты наставил рога Рамиро? - охотно уточнил Густав.
   Винсент недовольно пожевал губами.
   - Значит, правда, - констатировал король. - По-хорошему я должен тебя отчитать и даже наказать. Но, говоря откровенно, - он доверительно повернулся к нашей троице, - терпеть не могу этого молодого индюка. К тому же, как я слышал, его невеста - настоящая красавица. И рода выдающегося. Так что отчитывать не буду.
   - Ты знаешь, что с ней сейчас? - серьёзно спросил Винсент, старательно игнорируя бОльшую часть отцовского текста. - Где она? На площади я её не видел.
   - Не знаю и знать не хочу, - отрезал Густав. - Меня это не касается, и тебя теперь - тоже.
   - Ты не понимаешь, что это важно?! - повысил голос Винсент, вскакивая на ноги и разом теряя самообладание. - Меня ты вытащил, а понимаешь, что могли сделать с ней? Её ведь вытащить некому!
   - Её вытаскивать не надо, - отрезал король. - Она через неделю выходит замуж за Рамиро Ланзарийского. Так что вот за кого-за кого, а за свою ненаглядную ты можешь быть совершенно спокоен. И хватит! - жёстко добавил Густав, отлично видя, что его слова Винсента отнюдь не убедили. - Одно дело наставить рога этому индюку и совсем другое - уводить у него невесту перед самой свадьбой. Можно сказать, жену. Такое не подобает даже принцам. У маркиза - можно, у герцога - куда ни шло. У венценосных особ - не годится. Тем более, что если хочешь жениться, есть у меня для тебя прекрасная кандидатура. В Лекардии как раз принцесса подрастает, для тебя самое оно.
   - Самое оно?! - вылупился на отца Винсент. - Так ей же, должно быть, лет десять!
   - Не десять, а одиннадцать, - возразил король. - Я же говорю, самое то.
   - И что я с этим "самым тем" делать буду? - язвительно осведомился Винсент.
   - Да всё, чему научишь, то и будете делать, - пожал плечами король, отказываясь видеть в возрасте потенциальной невесты какую-либо проблему. - А про леди Палейно забудь. Погулял - и будет.
   Я думала, Винсент продолжит спорить, боялась даже, что теперь он окончательно выйдет из себя. Но Воин лишь безразлично бросил "Понятно", после чего прошёлся по комнате со скучающим видом.
   - Вот и хорошо, - констатировал король. - Сейчас мне пора на переговоры. Надо сосредоточиться и как следует подготовиться.
   - Переговоры проходят сложно? - решила выразить сочувствие я.
   - Да какое там сложно! - отмахнулся его величество. - В случае войны Ланзария теряет намного больше, чем мы. Мне-то всего лишь денег на это занятие жалко, а вот Ланзария, как пить дать, проиграет. Сложность в другом. Надо будет не расхохотаться Рамиро в лицо теперь, когда я выяснил, что тут учудил мой сынок.
   Мы с Джен усмехнулись. Дилан отреагировал более сдержанно. Винсент и вовсе смотрел в окно, словно не слыша слов Густава.
   - Скажи-ка, отец, а я смоге немного прогуляться? - отсутствующим тоном спросил он.
   Лицо короля сразу же приобрело серьёзное и сосредоточенное выражение.
   - А зачем? - вкрадчиво поинтересовался он.
   - Да мало ли, - подал плечами Винсент. - Ноги размять, воздухом подышать. Может быть, прикупить кое-какие мелочи. Тебе что, жалко?
   - Мне для тебя ничего не жалко, - елейным голосом заверил Густав. - Ноги можешь разминать во дворце, вон здесь сколько места. Воздухом дыши в саду. А мелочи тебе купят любые и доставят сюда в лучшем виде. И не мелочи тоже. Хоть новый шкаф, хоть инкрустированные ножны, хоть карету. Что-то из здешних кушаний не устраивает - пригласим другого повара. Женщина нужна - тоже обеспечим. Есть несколько кандидатур. Отличные девчонки, огонь, и происхождение что надо. Так что выходить из дворца тебе незачем, - настойчиво заключил он.
   - То есть я под домашним арестом? - резко развернувшись, с лоб спросил Винсент.
   Однако смутить его величество подобным вопросом было невозможно.
   - Что за глупости? - возмутился он. - Никакого ареста. Просто у тебя нет причин покидать дворец, только и всего. А зачем делать что-либо без уважительной причины?
   Наградив сына последним красноречивым взглядом, Густав вышел из комнаты. Мы остались вчетвером. В свете "никакого ареста" атмосфера была несколько тягостной.
   - Э...Винсент, я вот спросить хочу, - прервала молчание я. - А почему твой отец применительно к "девчонкам" сразу стал говорить про происхождение? Не всё ли равно, кого... Ну, то есть с кем... Ну, в общем, ты понял. Не о женитьбе же он сейчас говорил!
   В ответ Винсент закатил глаза и шумно вздохнул.
   - Это ты моего папашу не знаешь, - громко заявил он. Мы с ребятами на всякий случай вжали головы в плечи, косясь на дверь. Но Винсента риск быть услышанным явно не смущал. - У него на эту тему пунктик. Королевская кровь не должна пропадать просто так. Следовательно, даже случайные связи для представителя королевской фамилии допустимы только с достойными женщинами. Дочерьми баронов - это как минимум. Иди жёнами, - подумав, добавил он.
   - Ого! - воскликнула я. - Молись, чтобы шпионы твоего отца не слишком сильно старались, разведывая твоё прошлое. А то за эти пять лет там столько компрометирующего материала накопилось...
   Я широко развела руки, наглядно демонстрируя объёмы компрометирующего материала.
   - М-да, хорошо, что хоть в Запретный Лес шпионы забраться не смогут, - задумчиво протянула я.
   - Запретный Лес - это как раз скорее всего не проблема, - заметил Винсент. - Ведьма - существа древние, так что с позиции моего отца это тоже своего рода аристократия.
   - О, Дилан, видишь? - радостно повернулась к Следопыту я. - Твой выбор отец Винсента бы одобрил.
   - Я неимоверно счастлив, - фыркнул Дилан, впрочем, слегка понизив голос.
   Мы провели во дворце ещё четыре дня. Быстро выяснилось, что под домашним арестом оказался не только Винсент, но и остальные Охотники - Дилан, Джен и я. При всякой попытке выйти за пределы дворца нам вежливо, но настойчиво указывали обратную дорогу. Ребятами мы были понятливыми, а потому быстро сообразили: так просто нам свободу не обрести. Король твёрдо вознамерился, закончив в Ланзарии свои дела, возвратиться домой в обществе Винсента. И такая мелочь, как предпочтения возлюбленного сына, помешать его планам не могла.
   - Ладно, с тобой всё понятно, - выговаривал Винсенту Дилан, бродя туда-сюда по гостиной, как запертый в клетке медведь. - Но мы-то тут при чём?
   - Чего ты от меня хочешь? - рявкнул Винсент, и сам отнюдь недовольный неожиданным пленом. - Иди и у отца моего спроси!
   - При чём тут мы, как раз понятно, - решила помочь Воину я. - Нас здесь держат в качестве игрушек Винсента.
   - Игрушек?!
   Видя, как Следопыт зеленеет от злости и готовится обрушить своё возмущение на ни в чём не повинного Винсента, я поспешила уточнить:
   - В качестве ЛЮБИМЫХ игрушек. Он же сказал: всё, чего захочет сын, будет ему обеспечено. Без выхода за пределы дворца. Хочешь девиц, бери девиц, хочешь друзей - пожалуйста! Вот тебе друзья, все в сборе, прямо под носом, хоть в мячик с ними играй, хоть на мечах тренируйся. Понадобится - ещё и бантик на каждого повяжем и в обёрточную бумагу запакуем. Ну, брось, Дилан, не страдай, - рассмеялась я, видя, как у приятеля вытягивается лицо. - По сравнению с эшафотом это не так уж и плохо. А рано или поздно мы что-нибудь придумаем.
   Придумывать, однако же, пришлось скорее рано, нежели поздно. О такой необходимости мы узнали после того, как Винсента навестил Конрадо Палейно.
   Вообще-то посетителей к нам не пускали. Нам не просто не позволяли покидать дворец, но и старались полностью оградить от внешней жизни. И тем не менее для лорда Палейно было сделано исключение. Как-никак герцог и, более того, уже практически дядя королевы.
   Винсент с Конрадо встречались один на один; пожалуй, эту встречу можно было назвать аудиенцией. Однако понятие "один на один" у принцев и королей весьма своеобразно. Оно подразумевает присутствие в помещении слуг, охраны, тех или иных приближённых. Так что и я, не увидев в этой связи возражений со стороны Винсента, осталась сидеть в дальнем углу комнаты и потому слышала состоявшийся между ними разговор.
   - Не буду лгать, будто я рад вас видеть, - хмуро говорил Конрадо Палейно, не опуская глаз и меряя Винсента неприязненным взглядом. - Я считаю, что вы поступили низко и безответственно, и именно на вашей совести то положение, в котором теперь оказалась моя племянница. Полагаю, вы отлично знаете, что её положение оставляло желать лучшего с самого начала. Теперь же ситуация стала хуже некуда, а вы даже палец о палец не хотите ударить, чтобы помочь Селине. Ваше происхождение, которое вы так успешно ото всех скрывали, позволило вам выйти сухим из воды. И, по-видимому, вам не хватило благородства на то, чтобы позаботиться не только о себе.
   Винсент выслушивал упрёки Конрадо - отчасти справедливые, отчасти - нет, - весьма терпеливо, не торопясь ни возражать, ни оправдываться. Вне всяких сомнений, он чувствовал свою вину и, надо отдать ему должное, готов был в таких случаях её признать. Воин вскинул голову только тогда, когда герцог завёл речь о нынешнем положении Селины.
   - Что вы имеете в виду? - резко спросил Винсент. - Что случилось с Селиной?
   Сейчас он смотрел на герцога напряжённо и одновременно требовательно, и его взгляд внезапно чем-то напомнил мне Густава.
   - Только не разыгрывайте передо мной ребёнка, - зло прищурился Конрадо. - Ни за что не поверю, что вы ни о чём не знаете.
   Я ожидала, что Винсент тоже разозлится, но он только опустил веки и медленно вздохнул.
   - Послушайте, лорд Палейно, - произнёс он, открывая глаза. - Я хорошо понимаю ваше ко мне отношение. Не стану спорить: в том, что произошло, есть моя вина. Но я предпочитаю не страдать о содеянном, а действовать. Поэтому просто ответьте, наконец, на мой вопрос: где сейчас Селина и что с ней произошло?
   Герцог недоверчиво склонил голову набок.
   - Вам что, действительно это неизвестно?
   - Да откуда, чёрт побери, это может быть мне известно?! - всё-таки утратил самообладание Винсент. - Я сижу в этой коробке, отрезанный от мира не лучше, чем в тюрьме! Всё, что мне сочли нужным сообщить - это что её свадьба с Рамиро состоится, как и было назначено, через три дня.
   - Ну хорошо. - Конрадо, кажется, был теперь склонен поверить словам Воина. - Если дело действительно обстоит так, как вы говорите... Селина в Кагорской башне. Её увезли туда сразу после того, как вас застали вместе. Свадьба действительно должна состояться, как было запланировано изначально. Но до тех пор мою племянницу держат взаперти. К ней не пускают никого, в том числе и меня. Ей даже отказали в просьбе взять с собой её служанку! А через три дня Рамиро намерен взять её в жёны прямо там, в башне, и на сей раз её согласия никто не спросит даже для вида.
   Я вздрогнула от резкого, громкого стука и последовавшего за ним звона. Сосредоточившись на словах Конрадо, я упустила из виду Винсента, который сейчас со всей силы стукнул кулаком по столешнице. Чашки подскочили и со звяканьем опустились обратно на блюдца; из кофейника выплеснулась на скатерть тёмная горячая жидкость.
   - Продолжайте, герцог, я вас слушаю, - настойчиво сказал Винсент.
   Конрадо и правда замолчал, слегка опешив от столь бурной реакции.
   - Всё это мне было известно уже давно, - возобновил свой рассказ он. - Скажу прямо, изначально вы были мне симпатичны, и я разочаровался в вас после этой истории. Поэтому я никогда не пришёл бы к вам, если бы история не получила продолжения.
   На сей раз посуда не звенела, а напитки остались на своих местах. Винсент очень медленно поднял голову и, кажется, попытался глазами выкачать дальнейшую информацию напрямую из мозга герцога. Тот продолжил говорить, подчиняясь требовательному взгляду.
   - Как я уже говорил, к Селине меня не пускают. Я мог бы возвратиться в своё поместье, но предпочёл остаться во дворце, чтобы быть ближе к Рамиро. Благо пока меня оттуда не выставили. Несколько раз я пытался с ним поговорить, но безуспешно. И тем не менее я старался ненавязчиво крутиться неподалёку от Рейеса. Подкупил кое-кого из слуг. Словом, мне удалось подслушать один разговор тет-а-тет, состоявшийся между Рамиро и его слугой - тем, который всюду следует за ним и посвящён во все его дела.
   - Педро, - одними губами прошептала я.
   По лицу Винсента я поняла, что Воин пришёл к тому же выводу.
   - Из этого разговора мне удалось выяснить следующее. Из башни Селину так и не выпустят. Бракосочетание будет заключено прямо там. А вскоре после этого ей собираются устроить несчастный случай.
   Я вздохнула. Несчастные случаи среди членов королевских фамилий, да и вообще среди тех, чей оттенок крови приближается к голубому, весьма нередки. В частности они нередки в башнях и тюрьмах. Впечатление складывается такое, будто короли и их ближайшие родственники очень плохо умеют сохранять равновесие и вечно падают в глубину лестничного проёма, в результате чего ломают себе шею.
   Винсент выглядел неожиданно спокойно; его взгляд был устремлён не на герцога, а в пространство.
   - Вам известно что-нибудь ещё? - спросил он сквозь зубы.
   Смотрел по-прежнему мимо собеседника. И только по голосу можно было понять, насколько он взбешён. Впрочем, я это понимала, поскольку хорошо знала Винсента. Была ли его реакция очевидна герцогу, судить не берусь.
   - Ничего определённого, - ответил Конрадо. - Не считая того, что башня хорошо охраняется, но это и так очевидно.
   На этих словах Винсент молча кивнул.
   Дядя Селины пожевал губами, что-то для себя решая, а затем произнёс:
   - Я всё-таки надеюсь, что не совсем ошибся в вас тогда, когда вы представлялись лекардийским послом. Мои руки связаны. За мной постоянно следят и не дадут возможности собрать людей и отбить Селину у Рейеса. Думаю, что и о моём визите к нам им известно. Но вы не являетесь ланзарийским подданным. К тому же в ваших руках немалая власть. И если в вас присутствует хотя бы десятая часть того благородства, которое мне в своё время привиделось, вы найдёте способ спасти её от позора и смерти. Если же нет...пусть вас судят боги.
   Винсент поглядел на герцога исподлобья, потом развернулся и подошёл к окну.
   - Мои хорошие и дурные качества мы обсудим в другой раз, - проговорил он, всё ещё глядя в окно и крепко сжимая пальцами подоконник. Так крепко, что покрывавшая его краска осталась под ногтями. - Как знать, возможно, вы измените своё мнение. Но сейчас я обещаю вам только одно. - Он снова развернулся к Конрадо, выпуская обшарпанный теперь подоконник из рук. - С головы Селины не упадёт ни один волос.
   Герцог испытующе посмотрел на Винсента, будто пытаясь по глазам определить серьёзность его намерений.
   - Сделайте это, - просто сказал он. Голос герцога смягчился, а сам он стал вдруг выглядеть старше, чем прежде, словно тяжесть прожитых лет внезапно отразилась на лице. - Спасите её, и я снова поверю в то, что с вами можно иметь дело.
   Развернувшись и ничего больше не говоря, он вышел из гостиной.
   Винсент ещё немного с отсутствующим видом поглядел герцогу вслед, затем опять повернулся к окну. Я встала и сделала неспешный шаг в его сторону. Хорошо, что не торопилась, потому что в следующую секунду Винсент, резко развернувшись, опрокинул стол. К счастью, не тот, на котором стоял сервиз, а другой, маленьким и круглый, но при этом весьма тяжёлый. У меня в груди подпрыгнуло и на мгновение замерло сердце, когда стол с диким грохотом столкнулся с полом.
   - У этого мерзавца ничего не выйдет.
   Посмотрев на меня лишь мельком, Винсент обошёл опрокинутый стол и вышел из комнаты.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"