Куно Ольга: другие произведения.

Тайна Тёмного Оплота. Глава 16.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.27*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава дописана. Обложки к роману от Полины и от Ilona Ginger! http://samlib.ru/img/k/kuno_o_a/oplot16/index.shtml Информацию об электронной версии сборника сказок и о бонусном рассказе про свадьбу Рауля и Айрин можно получить на моём сайте: http://www.kuno.co.il/

  Глава 16
  
  Время шло, и предсказуемо наступил момент, когда его величество Пабло Второй, предчувствуя, что времени у него осталось совсем мало, сделал важное для страны объявления. Герольды призвали горожан собраться на центральной площади Иллойи в назначенный час. Пабло Второй, опираясь на руку верного слуги, вышел на балкон, который выходил на площадь. И там, в присутствии многочисленных свидетелей, он признал шестнадцатилетнего темноволосого юношу своим сыном и законным наследником.
  Народ безусловно был удивлён, однако реакция оказалось не настолько бурной, как можно было ожидать. Бунта ничто не предвещало. Быть может, потому, что несколько потенциальных зачинщиков оного были заблаговременно изолированы от общества стараниями лорда Роберта Мэдисона?
  Теперь, когда принцу не надо было более скрываться, он переехал во дворец. Особняк стал фактически не нужен. Я возвратилась во дворец Сэнда. Здесь же гостил теперь и Эдвин. Роберт также часто посещал друга, и мы неоднократно собирались таким составом, чтобы обсудить результаты, которых удалось добиться, и разработать план дальнейших действий. На этих совещаниях, иногда запланированных, а иногда и не очень, обычно присутствовал также Джой. Ещё пара-тройка участников присоединялись от случая к случаю.
  Но сейчас я находилась в совсем другом здании и в помещении совсем иного рода. Очень странном помещении. В просторной комнате почти не было мебели. Лишь голые стены, длинный стол и два стула в центре, осветительные приборы, да кое-какая аппаратура. В данный момент я сидела за столом и рассматривала трубку, слегка напоминающую стетоскоп, в которую мне предстояло говорить.
  Это было очень странное ощущение. Конечно, я привыкла выступать перед публикой, но в тех случаях я всегда эту самую публику видела. Я могла ловить её настроение, отмечать взгляды, вздохи, смешки, чувствовать, получают ли люди удовольствие, или же им становится скучновато. Теперь же передо мной не было никого, не считая двух работников эхолиний, мужчины и женщины, оба из которых обладали светлыми волосами, да Сэнда, оставшегося стоять у стены возле входа.
  А мне предстояло говорить, обращаясь по сути к населению целой страны - Тёмного Оплота. И говорить о чрезвычайно важных вещать. Таких важных, о каких я никогда ещё не говорила. И сказать всё надо было правильно. Не так, как хотел бы Брайан. И даже, возможно, не совсем так, как хотел бы Сэнд. А именно - правильно. И второй попытки не будет. Потому что Брайан, несомненно, быстро узнает о сегодняшнем эфире, после чего 'чёрные ящики' будут объявлены вредными и незамедлительно конфискованы.
  Работница эхолиний энергично кивнула, давая мне знак приготовиться. Я вновь посмотрела на трубку. До чего же странно. В передачах, транслируемых на Настрию, я ещё не участвовала. Мы решили повременить с этим планом, в том числе опасаясь, что информация просочится в Оплот и дойдёт до Брайана. А это могло таить угрозу как для меня лично, так и для проекта с использованием эхолиний в Оплоте. Проекта, к реализации которого мы приступали непосредственно сейчас.
  Странно, и даже по-своему страшно. Но отступать поздно, да и не хочу я отступать. Повторный кивок светловолосой девушки. И я начинаю говорить.
  - 'Пробьют часы двенадцать раз,
  Просить отсрочку бесполезно.
  Я появлюсь в толпе сейчас,
  Чтоб навсегда затем исчезнуть'.
  
  Слова стихотворной сказки, неоднократно исполнявшейся мною почти во всех частях Тёмного Оплота, отскакивали от зубов, и мне даже не требовалось прибегать к особым свойствам своей памяти. Присутствующие, вне всяких сомнений, не ожидали такого начала политической речи, однако вмешаться было уже нельзя.
  - Дамы и господа, как вы, наверное, уже поняли, сегодня с вами Элайна Кенборт, - перешла на прозу я.
  Я действительно не могла ни видеть, ни слышать свою аудиторию. Но мне показалось, что я почувствовала, почти на физическом уровне, как десятки семей замерли у своих приёмников.
  - Обстоятельства складываются так, что на этот раз нам приходится общаться иначе, чем обычно. Это стало возможным благодаря совместным усилиям светлых и тёмных магов, а также рыжеволосых специалистов, которые создали находящийся в вашем доме аппарат. Выступить же перед вами прежним способом я не могу, ибо вход в Оплот для меня отныне закрыт.
  Разумеется, слушатели, видевшие перед собой лишь чёрный аппарат, а также наслышанные о гипотетическом коварстве светлых, могли не поверить в то, что с ними действительно говорит Элайна Кенборт. Полагаю, наиболее ярые скептики не поверили и сейчас. Но было два нюанса. Первый - всевозможные детали, ненавязчиво, но убедительно указывающие на личность говорящего. Интонации, манера речи, часто используемые обороты, даже паузы. Не говоря уже о строках из стихотворения, которые я использовала в качестве своих позывных. Второй нюанс заключался в том, что, создавая партию эхоприёмников для Оплота, Дайас использовал в качестве модели мой голос. Поэтому, слушая 'пересказ' моей речи в исполнении аппарата, жители Оплота узнавали Элайну Кенборт.
  - В течение нескольких лет я верой и правдой служила нашему общему правительству. И всё это время пребывала в глубоком убеждении, что действую на благо Оплота и тёмной масти. Жизнь показала, что я заблуждалась. Но сейчас я бы хотела говорить не о себе. Я должна сообщить вам о важном событии, произошедшем недавно в Настрии, где я сейчас и нахожусь. Основным источником информации о настрийском королевстве является 'Тёмный вестник'. Беда заключается в том, что эта газета передаёт настрийские новости избирательно и однобоко. Многое недоговаривают, многое преподносят в искажённом свете. И, поскольку правительственная газета рассказывает сказки, сказочнице приходится передавать правду.
  Итак, позавчера настрийский король Пабло Второй представил народу своего наследника. Это родной и единственный сын короля, Джеймс Настрийский, шестнадцати лет от роду. Темноволосый. Да, вы не ослышались. Законный наследник Пабло Второго, будущий король Настрии, родился тёмным. Случилось так, что мне довелось лично познакомиться с этим человеком. Разумеется, это произошло лишь недавно, но по сложившемуся у меня впечатлению он - очень достойный молодой человек, умный, серьёзный и внимательный, для которого дружба - не пустое слово и который хорошо знает, что такое быть тёмным в королевстве светлых. Думаю, он станет хорошим королём.
  Уверена, вы уже понимаете, насколько важно это обстоятельство для Оплота. Борьба с дискриминацией по признаку масти идёт полным ходом. Но это ещё не всё. Будущий король Джеймс Третий призывает жителей Тёмного Оплота возвратиться на свою историческую родину в Настрию. Не стану утверждать, будто в Настрии не осталось дискриминации. Но, как я уже говорила, с ней борются, и даже нарушителям самого высокого статуса не удаётся избежать наказания. Не буду также утверждать, будто переезд в другую страну даётся легко, и каждого из вас здесь ждут золотые горы. Это не так. Тем не менее, все эмигранты из Оплота получат в Настрии первичную помощь. Молодёжь получит возможность получить бесплатное образование. А взрослые люди, обладающие полезными для Настрии навыками - как магическими, так и просто профессиональными, будут устроены на работу.
  Думаю, многие из вас сейчас заметят, скептически нахмурив брови, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И добавят, что наследник настрийского престола преследует собственные цели, делая такое предложение жителям Тёмного Оплота. Я не собираюсь оспаривать последнее. Это действительно так. У Джеймса Настрийского есть личный интерес в том, чтобы вы переехали в его страну. Но это тот случай, когда его и ваши интересы совпадают. Всё просто: тёмному королю понадобится поддержка тёмных подданных. В данный момент таковых в Настрии очень мало. Таков личный интерес Джеймса. Кроме того, принц отлично понимает преимущества государства, в котором на равных будут существовать представители всех мастей. Мы нужны друг другу. Сотрудничество тёмных и светлых даст результаты, каких не добиться по отдельности ни тем, ни другим. Светлые будут исцелять тело, а тёмные - душу. Светлые дантисты будут лечить зубы, а тёмные анестезиологи - снимать при этом боль. Тёмные следователи будут использовать телепатические способности для поиска преступников, а светлые - задерживать преступников при помощи магии холодного пламени. Наглядным примером такого сотрудничества является эхоприёмник, тот самый аппарат, благодаря которому вы слышите сейчас мои слова. В него вложена звуковая телепортация - магия светлых, телепатическая магия тёмных и знания рыжеволосых. Убрать один из этих компонентов - и эхоприёмники перестанут существовать.
  Наверное, я отвлеклась. Я не стану рассказывать вам о том, насколько тяжела жизнь в Оплоте. Вы знаете об этом намного лучше меня. Дальнейшее решать вам. Помните об одном. Настрия - это уже давно не та страна, что двести лет назад. Её не надо идеализировать. В ней есть свои недостатки, есть сложности, есть случаи несправедливости. Я - последняя, кто станет это отрицать. Однако то, что рассказывают вам о Настрии в 'Тёмном вестнике', то, что вы слышите от власть имущих, - ложь. Настрийцы - это вовсе не кровожадные звери, стремящиеся уничтожить всех, кто родился с тёмным цветом волос. А полное отсутствие контактов с Настрией - на совести властей Оплота. Которые боятся потерять свой нынешний статус и готовы сохранить его любой ценой. Когда двести лет назад наши предки выбирали короля Оплота, цель была иной. Во всяком случае, мне очень хочется верить, что те, первые, короли, действительно заботились о судьбе своих подданных.
  Ну что ж, пожалуй, я сказала всё, что хотела. Желаю каждому из вас сделать правильный выбор - тот, с которым будет хорошо лично вам. Возможно, мы ещё встретимся на волнах эхолиний. Но если нет - будьте счастливы и верны себе. А напоследок я всё-таки расскажу вам сказку, и да простит меня 'Тёмный вестник'.
  
  Это была обычная сказка, без всяких политических мотивов, из тех, которые я рассказывала раньше. Когда эфир завершился, я подняла глаза и встретилась взглядом с работницей эхолиний. Забавно, но на время передачи я, кажется, совершенно забыла про присутствовавших в комнате людей. Полностью сосредоточилась на тех, для кого этот самый эфир был предназначен, хотя недавно так сетовала, что не могу не видеть их, не слышать.
  Светловолосая девушка быстро отвела взгляд, а затем и вовсе отошла к своему коллеге, и они стали о чём-то шептаться, периодически косясь в мою сторону. Я тоже покинула своё место и воссоединилась с Сэндом, так и стоявшем, прислонившись спиной к стене и сложив руки на груди. Только теперь на его губах играла загадочная улыбка.
  - Знаю, я сказала не совсем то, что ты ожидал, - с места в карьер приступила я, едва мы вышли за дверь, которая была почему-то стеклянной.
  - Ну почему? - усмехнулся в ответ Сэнд. - Я с самого начала не сомневался, что ты станешь говорить так, как захочешь сама. Так что идея вручить тебе приблизительные наброски речи была отметена, не успев окончательно оформиться. Пытаться на тебя повлиять не имело смысла, так что я предоставил тебе полную свободу действий. И не разочаровался.
  Там, за стеклом, светловолосые мужчина и женщина жадно наблюдали за каждым нашим движением, явно шокированные тем, сколь по-свойски Сэнд обнял меня за плечи.
  - Что, тебя даже не смутило то, как я рассуждала про будущего короля? И как обещала, что не будет золотых гор?
  - А это должно было меня смутить? - повёл плечом Сэнд. - Стоит ли обещать людям золотые горы, а потом иметь дело с плохо предсказуемыми последствиями, к которым приведут обманутые ожидания? Тем более, я сильно сомневаюсь, что после твоей речи в Оплоте захочет остаться больше десяти процентов населения.
  - Ты так думаешь? - без особой уверенности спросила я.
  - Даже не сомневаюсь. Конечно, на принятие решения большинству потребуется время. Но первую волну иммиграции можно ожидать в ближайшее время. Не считая, конечно, отдельных смельчаков, которые рискнули остаться в Настрии после первого же посещения лазарета. Всё же это - единицы.
  - Решение непростое, к тому же у большинства людей есть семьи и какое-никакое, но имущество, - отозвалась я. - Но мы хотя бы готовы принять эту волну?
  - Конечно. Средства из казны выделены, помещение для первого приёма иммигрантов уже установлено неподалёку от Грани. Там мы будем проводить беседу с прибывающими и по итогам этой беседы решать, в какую часть страны их следует отправить, а также на какую работу рекомендовать. Это была отличная идея, - похвалил он.
  - Не моя, - откликнулась я. - Я бессовестно украла эту идею у Брайана. Интересно, он может подать на меня в суд за плагиат?
  Я вопросительно посмотрела на Сэнда.
  - Пусть подаёт, - снисходительно разрешил тот. - Мы рассмотрим.
  И весело мне подмигнул.
  - Впрочем, - пробормотала я, - думаю, после сегодняшнего плагиат - это последнее, что он захочет вменить мне в вину.
  
  В то утро мы с Эдвином работали, сидя в зале для совещаний. Мы уже давно успели заметить, насколько это помещение удобно для того, чтобы спокойно заниматься своим делом. Просторная комната без всяких изысков, с отличной звукоизоляцией, создавала идеальную рабочую атмосферу. Вот и сейчас мы с Эдвином сидели с разных сторон длинного овального стола, и каждый возился со своими бумагами. И друг другу не мешаем, и переговорить в случае, если понадобится что-то спросить, не проблема.
  В дверь постучали. В зал вошёл лакей.
  - Послание для леди Кенборт. Прошу прощения за беспокойство, господин Рейс, - вежливо извинился он.
  Эдвин в отчаянье закатил глаза.
  - Не Рейс, а Райс, - процедил он.
  - Господин Райс, - послушно повторил лакей и, передав мне конверт, удалился.
  Я сочувственно посмотрела на приятеля.
  - Никуда тут не денешься, - 'успокоила' я. - Они всё равно будут говорить так, как удобно им. Всех не перевоспитаешь.
  - Да, но меня это бесит, - признался он.
  - Понятное дело. Когда имена перевирают, это раздражает, - согласилась я.
  Во время этого обмена репликами, я вскрыла конверт и развернула два помятых листа бумаги. По почерку сразу стало ясно, что автор послания - Дик. Опустив глаза на бумагу, я принялась читать...и быстро позабыла о присутствии в комнате собеседника. Да что там, я даже забыла о том, что собиралась пододвинуть себе стул и дочитывать письмо сидя! Слишком впечатлило меня его содержание.
  - Что-то стряслось? - обеспокоенно спросил Эдвин, видя, что недавняя собеседница превратилась в памятник самой себе.
  Я и правда застыла, как каменное изваяние, устремив невидящий взгляд на последние строчки, хотя письмо давно уже было дочитано.
  - Элайна! - позвал Эдвин, интеллигентно ожидая ответа вместо того, чтобы пытаясь прочитать текст, стоя у меня за плечом.
  Я наконец, подняла глаза. На Райса, правда, не посмотрела, скорее устремила взгляд в пространство перед собой, но это всё равно был прогресс.
  - Что произошло? - повторил Эдвин. - Новости из Оплота? Или личное?
  - Из Оплота, - глухо сообщила я.
  А сама подумала, что куда уж более личное?
  - И...что случилось?
  Эдвин продолжал расспрашивать терпеливо и вежливо, хотя сам всё более напрягался. Я, наконец-то, вырвалась из плена собственного шока и посмотрела собеседнику в глаза.
  - Дик написал... Брайан закрыл границу. То есть изнутри. К Грани прислали отряд вооружённых стражников. В Настрию никого не выпускают. Тех, кто пытался прорваться, арестовали. И ещё раньше арестовали около двадцати человек из тех, кто ходил к целителям. Среди них - старушка Клэр. И эта женщина, анестезиолог, которая работала со светлыми...- Я опустила взгляд на письмо. - Брэнда Коут. И ещё полторы дюжины человек.
  - По какому обвинению? - мрачно спросил Эдвин.
  Я с трудом заставила себя сфокусировать на нём отсутствующий взгляд.
  - Шпионаж, измена родине и масти, сотрудничество со светлым врагом.
  Меня вдруг затрясло, и я буквально упала на стул.
  - Они же ни в чём не виноваты, Эдвин! - воскликнула я, ломая руки. - Они просто ходили лечиться! Если бы арестовали твоих соратников - нет, не спорю, в этом бы не было ничего хорошего, но это хотя бы было бы как-то обоснованно. Это оппозиция, которая борется против правительства. А те люди не имели никакого отношения к политике. У старушки Клэр больное сердце! Она же там долго не выдержит.
  - Старушка Клэр - очень сильная женщина, - попытался успокоить меня Эдвин, хотя судя по тому, как у него ходили желваки, парню и самому было далеко до спокойствия. - Что же касается политики... Бывают времена, когда она касается всех.
  - А бывают люди, которые этому способствуют, - с горечью пробормотала я. - Какого чёрта мы всё это устроили Эдвин?! - Я приложила руки к вискам, хотя голову и так словно сжимало в тисках. - Это же плоды наших трудов. Если бы не моё чёртово выступление... Ты можешь объяснить, какого дьявола я сунулась в политику?!
  - Элайна, это не наши труды, - веско произнёс Эдвин. - Это труды правителей Оплота. Брайана Коллинза, Роберта Кеннингтона и прочих.
  - Не надо говорить мне очевидные вещи, - тоскливо покачала головой я. - Они ничего не меняют. Брайан - мерзавец, это данность. Но я, начиная участвовать во всей этой авантюре, отлично про эту данность знала. И всё равно сунула свой нос туда, где мне не место. И вот результат. Рассказывать сказки и выступать с политическими призывами - слишком разные вещи. Вскрытие сейфов и политические игры - тоже.
  - Мы не играем в игры. Мы стараемся спасти свою масть, - отрезал Эдвин.
  Вот уж кто, похоже, не испытывал ни малейших сомнений в собственной правоте.
  - Поздравляю: спасли, - констатировала я с горьким смешком.
  - Ещё не вечер, - процедил сквозь зубы Эдвин.
  - Что ты предлагаешь сделать? Взять Оплот штурмом? - вскинулась я, чувствуя, как в голосе прорезаются никому не нужные истеричные нотки. - Ладно, разберёмся, - бросила я себе под нос, стараясь взять себя в руки.
  Вскочила и направилась к выходу, но у дверей столкнулась нос к носу с Сэндом.
  - Нам надо срочно поговорить, - начала я и только тут заметила, что супруг тоже держит в руке основательно помятый лист бумаги.
  - Я так понимаю, ты тоже получила информацию, - откликнулся он. - Откуда?
  - Дик написал.
  - Глава разбойников?
  Я кивнула.
  - Это хорошо, что ему можно доверять, и сам он пока на свободе, - проговорил Сэнд.
  - Их пробуют зазвать обратно в Оплот, но он вовремя сообразил, чем это чревато, и остаётся с настрийской стороны, - передала я информацию, которую также почерпнула из письма. - Пока - под благовидным предлогом. А ты откуда узнал?
  - У меня есть свои люди в Оплоте, - объяснил Сэнд. - Сначала им не удавалось со мной связаться из-за этой внутренней блокады. Но потом один из них сумел прислать весть голубиной почтой.
  - Отстреливать голубей Брайан ещё не додумался? - бросила я, не ожидая, разумеется, ответа.
  Потом решительно подняла голову и твёрдо посмотрела мужу в глаза.
  - Мы обязаны что-то предпринять, Сэнд. - Я даже вцепилась руками ему в плечи. - Обязаны, понимаешь? Плевать на политику, но мы несём ответственность за этих людей. Мы сами втянули их в нынешние неприятности, даже не спросив их точку зрения. Загнали в болото, из которого им теперь самим не выбраться.
  - Тише, Элайна, - успокаивающе сказал он. - Мы этим займёмся.
  - Что конкретно мы можем сделать?
  Сэнд осторожно высвободился из моей хватки.
  - Вот сейчас соберём совещание и выясним. Вы оставайтесь здесь. А я кое-кого позову и скоро вернусь.
  Он действительно вернулся скоро, в обществе Джоя, Роберта и заместителя министра. Министр, присутствовавший на самом первом совещании с моим участием, то ли не смог прийти, то ли не получил приглашения. На мой взгляд, последний вариант был бы абсолютно логичен. Я ещё тогда, на первой встрече, пришла к выводу, что этим двоим не мешало бы поменяться ролями. Немного позднее к нам присоединился ещё один мужчина, представленный Сэндом как генерал Дэр, хотя внешне он совершенно не походил ни на генерала, ни вообще на военного.
  И вот, пятеро светлых и двое тёмных сидели в зале совещаний за овальным столом и пытались решить проблему, по определению не имеющую решения.
  - Если бы не одно 'но', я бы сказал, что единственный вариант при таких обстоятельствах - это военное вмешательство, - заявил помощник министра.
  - Лично мне видится два 'но', - заметил Роберт. - Не могли бы вы уточнить, что именно имеете в виду?
  - Моё 'но' именуется 'Грань Безопасности', - откликнулся помощник. - Как можно вторгнуться на магически защищённую территорию? В течение двухсот лет это никому не удавалось.
  - В течение двухсот лет никто по-настоящему и не пытался, - вмешался Сэнд.
  Помощник министра прикрыл глаза, давая понять, что возражение принимается.
  - Полагаю, Роберт, твоё второе 'но' - это сам факт военного вмешательства, против которого мы все выступали?
  На этот раз Сэнд вёл себя менее формально, чем на первом совещании, и сейчас это проявилось в том, что к другу он обратился по имени и на 'ты'. Повлияло не то отсутствие министра, не то экстренность обстоятельств.
  - Именно, - подтвердил Роберт. - Мы не хотим, чтобы жители Оплота видели в нас врагов.
  - Всё это верно, - подтвердил генерал, - но, если позволите высказаться военному человеку... Я понимаю, от нас ожидают исключительно желания повоевать, - он иронично усмехнулся, - однако на самом деле мы кое-что смыслим в целесообразности подобных действий и их последствиях. Так вот, не думаю, что в сложившейся ситуации вмешательство военных станет политической помехой. До того, как власти Оплота начали закручивать гайки, мы выглядели бы как завоеватели. Теперь же мы придём как освободители, а это совершенно другая роль и другое отношение со стороны народа.
  - Вы полагаете?
  - Уверен. Разумеется, мнения в любом случае разделятся. Но основная часть населения будет рада нашему появлению. После того, как поймут, что мы не собираемся грабить, насиловать и убивать мирных жителей, разумеется.
  - А вы уверены, что сможете это гарантировать? - спросил Сэнд, сверля генерала пронзительным взглядом.
  - Это война, - ответил тот. - Совсем без потерь среди мирного населения вряд ли обойдётся. Но гарантировать, что такие потери будут сведены к минимуму, я могу. Я - профессионал, господа, и у меня - армия, а не сборище бандитов. Что такое дисциплина, мои ребята знают хорошо. Насколько я понимаю, у нас будет две основные цели - отряд, охраняющий границу, и затем - Замок Надежды. Первое будет легко, второе - посложнее, но осуществимо.
  - Мы можем переправить вместе с войском герольдов, которые будут предупреждать местное население не выходить из своих домов, - внёс предложение Джой. - Используя магическое усиление голоса. Так же они будут объявлять, что цель настрийской армии - свергнуть власть и вернуть свободу населению Тёмного Оплота. Нечто в этом роде, формулировку нужно будет продумать, - добавил он.
  - Что скажете? - обратился к Эдвину Сэнд. - Как отреагируют местные жители на подобное развитие событий?
  - Немного сложно говорить, учитывая, что я не видел их реакцию на наши последние действия, - ответил Эдвин. - Однако учитывая всё, что мне известно, думаю так. В данный момент люди уже поняли, что правительство Оплота - это отнюдь не тот лучший друг и защитник, каким она позиционировала себя до сих пор. Почувствовав, что власть ускользает из рук, Коллинз пошёл на решительный шаг, полностью изменивший его образ в глазах окружающих. Теперь всем очевидно, что в Оплоте - диктатура. Раньше у правительства не было проблем, поскольку народ винил в своей тяжёлой жизни светлого врага. Теперь все увидели, что обстоятельства несколько иные. Одним словом, я думаю, люди действительно могут увидеть в настрийских воинах освободителей. Сначала они испугаются и попрячутся по домам без всяких предупреждений. Им покажется, что кошмар многих поколений тёмных осуществился, и светлые пришли по их душу. Но если практика покажет, что дело обстоит иначе, нам удастся единожды расставить все точки над 'и'. Если мирное население действительно не тронут, люди быстро поймут, что кровожадные светлые - это очередная ложь вероломного правительства.
  - Значит, будем считать, что этот вопрос решён, - заключил Сэнд. - Назовём это даже не вторжением, а военной операцией, которую необходимо провести не просто эффективно, а ювелирно.
  Он требовательно взглянул на генерала.
  - Сделаем, - спокойно отозвался тот.
  - Всё это хорошо, но как насчёт моего 'но'? - вмешался помощник министра. - Что мы будем делать с Гранью?
  - А вот теперь, когда мы пришли к выводу, что это действительно ключевой вопрос, предлагаю именно на нём и сосредоточиться, - кивнул Сэнд.
  И обвёл взглядом всех присутствующих.
  - Граница закрыта не для всех настрийцев, а только для светлых, - хмурясь, протянул Эдвин. - Её может пересечь любой тёмный. Для рыжеволосых она, как я понимаю, тоже не помеха.
  - Да, - подтвердил Джой. - На рыжеволосых магия не действует, этот факт уже можно считать доказанным научно.
  - То есть теоретически можно ввести в Оплот войско, состоящее из тёмных и рыжих солдат, - озвучил напрашивающийся вывод помощник министра.
  - В этом случае я умываю руки, - отрезал генерал. - Проверенные воины, профессионалы - это одно. А войско, собранное исключительно по принципу цвета волос, - это не войско, а сборище неучей, которым по недоразумению раздали оружие. Они могут натворить что угодно. Тут я не обещаю ни успешное завершение операции, ни тем более дисциплину.
  - А профессионалов тёмной и рыжей масти в стране недостаточно? - спросил Сэнд, тем самым давая обсуждаемой идее последний шанс.
  - Нет, - отрезал генерал. - Большинство наших военных - светловолосые. И это не дискриминация, - добавил он, в упор глядя на Эдвина. - Население по большей части состоит из светлых, и это отражается на армии. К тому же магические способности светлых больше подходят для ведения боевых действий.
  - Вспомнил бы об этом кто-нибудь двести лет назад, - буркнула я, но лишь мотнула головой в ответ на вопросительный взгляд генерала.
  Сейчас было точно не время вспоминать старые конфликты.
  - Можно ли найти магический способ аннулировать действие Грани? Или заставить её воспринимать светлых как тёмных? - спросила я, вспомнив давние рассуждения Брайана.
  Тогда он давал мне понять, что это вполне возможно, оправдывая тем самым радикальные методы в борьбе против Настрии.
  - Непохоже, - покачал головой Сэнд. - Во всяком случае, на подобную работу потребуются даже не месяцы - годы. И то без какой-либо гарантии на успех.
  - В таком случае, - помощник министра развёл руками, - остаётся только один способ. Король Оплота может временно блокировать действие Грани. Так было сделано, когда вы, лорд Уилфорт, и вы, лорд Мэдисон, прибыли в Оплот с дружественным визитом. Стало быть, чисто теоретически, границу реально открыть и сейчас. Но сделать это, по имеющейся у нас информации, можно только из Замка Надежды.
  - Причём почти никто не знает, как именно, - пробурчал Сэнд. - И что-то мне подсказывает, что ни король, ни Брайан Коллинз не воспылают желанием поделиться с нами сведениями.
  - Думаю, это не понадобится, - объявил Роберт, неожиданно вставая. Мы все задрали головы: лорд Мэдисон был высок, и это особенно остро ощущалось сейчас, когда все остальные продолжали сидеть за столом. - Я знаю одного человека, который сумел проникнуть в Оплот, несмотря на свою светлую масть. Насколько я понимаю, без приглашения. Так что я отправляюсь этого человека разыскать. Если повезёт, в скором времени мы найдём способ провести за Грань нашу армию.
  
  Пантера, одетая в невероятно элегантное тёмно-синее платье, сидела в кресле для посетителей, прислонившись к спинке плечом. Место напротив пустовало. Мужчины, каковых было двое, предпочитали стоять. Роберт Мэдисон и вовсе замер у ближайшей стены, скрестив руки на груди. Александр Уилфорт время от времени принимался неспешно расхаживать по комнате, но неизменно останавливался напротив посетительницы...или заключённой. Во всяком случае, посещение дворца Уилфорта в целом и этого конкретного кабинета в частности было не так чтобы добровольным. Хотя и официального ареста произведено не было.
  - Итак, госпожа Пантера, надеюсь, вы осознаёте всю серьёзность своего положения? - произнёс Уилфорт. Обжог её холодным, чуть прищуренным взглядом, и вновь принялся мерить шагами кабинет. - Не скрою, ваша деятельность впечатляет. Однако для вас в этом нет ничего хорошего. Вы ограбили лорда Мэдисона, похитив у него, среди прочего, фамильную драгоценность.
  Лорд Мэдисон стоял, не шевелясь, с непроницаемым лицом, и никакого участия в разговоре пока не принимал, как будто всё происходящее и вовсе его не касалось.
  - Вы обманным путём получили у лорда Ковальди крупную денежную сумму, - продолжал Уилфорт. - И тем самым не только ограбили самого Ковальди, но и подорвали общественное доверие к благотворительным организациям.
  - Благотворительные организации и не заслуживают общественного доверия, -спокойно заметила Иден. - Вы не находите? Кроме того, школу для сирот действительно строят в соответствии с моим планом.
  - Но строите её не вы, - отрезал Уилфорт. - Зато вы проникли в дом леди Инмейр под видом гадалки и, убедив её в том, что гадаете на бриллиантах, заставили достать из сейфа уникальное в своём роде колье. Которое затем таинственным образом исчезло.
  - Я предсказала ей скорые финансовые потери, - ответила Пантера таким тоном, будто сей факт полностью оправдывал её действия.
  Уилфорт иронично вскинул бровь.
  - Полагаете, что суд сочтёт колье адекватной платой за правильное предсказание? - поинтересовался он. - Вынужден вас разочаровать, госпожа Пантера. Суд может тысячу раз оценить красоту вашей игры, но за все перечисленные и опущенные мной художества вы получите весьма внушительный срок. И на этот раз вам не помогут никакие уловки.
  Иден распрямила спину, откинула голову чуть назад, сверля Уилфорта внимательным взглядом и изредка переводя глаза на второго мужчину. Весь её вид говорил о собранности, что в сочетании с красотой, ловкостью и знаменитой хваткой этой женщины действительно наводило на мысль о пантере.
  - Ладно, давайте по существу, - поморщилась она. - Что вам от меня нужно?
  Уилфорт вопросительно изогнул бровь.
  Пантера поморщилась сильнее.
  - Вы же не просто так затеяли всю эту душеспасительную беседу, - пояснила она, и не думая проявлять к собеседнику того уважения, которого требовал его ранг. - Так чего вы хотите? Не развлечения же втроём, в самом деле, - добавила она, вновь устремив мимолётный взгляд на Роберта Мэдисона.
  - Не этого, - невольно усмехнулся Уилфорт.
  Ничего похожего на подобное желание у него и вправду не возникало. Ему вообще не вполне была понятна тяга Роберта к этой женщине. Несмотря на то, что она была безусловно красива и чувственна. Возможно, слишком чувственна, на вкус Александра, который во всём предпочитал бОльшую сдержанность.
  - Буду с вами откровенен, - продолжил он. - Нам действительно кое-что от вас нужно, и если вы пойдёте нам навстречу, думаю, мы сможем договориться.
  - Что именно? - деловито поинтересовалась аферистка.
  - Нам нужно знать, как именно вы сумели проникнуть в Тёмный Оплот, - последовал ответ. - Во всех подробностях. Вы ведь светлая, не правда ли? Как вам удалось перехитрить Грань Безопасности?
  Лицо Иден превратилось в каменную маску.
  - Я никогда не бывала в Тёмном Оплоте, - заявила она.
  - Вот как? - прищурился Уилфорт. - Стало быть, как я понимаю, сотрудничать вы не хотите. Ну что ж...
  Он потянулся к колокольчику, предназначенному для вызова слуг - или, в данном случае, стражи.
  - Постой. - Роберт мягко коснулся его плеча. - Позволь мне.
  Уилфорт пожал плечами и демонстративно отступил, предоставляя другу возможность действовать.
  Роберт взял стул, поставил его возле кресла Пантеры, сел и, подавшись вперёд, испытывающе посмотрел ей в глаза.
  - Иден, - мягким, проникновенным голосом произнёс он. - Ты же очень умная женщина. И понимаешь, насколько нам важно найти сейчас общий язык. Неужели сохранить секрет проникновения в Оплот для тебя важнее?
  - Я никогда не была в Тёмном Оплоте, - упрямо повторила аферистка.
  Роберт взял её руку и коснулся губами тыльной стороны ладони.
  - Была, - возразил он, продолжая удерживать ухоженную ручку. - Ты сама мне об этом сказала.
  - Я просто хвасталась. Без оснований.
  Роберт улыбнулся и качнул головой.
  - Не верю.
  Теперь его палец мягко скользнул по её щеке.
  Иден прикусила губу. В сущности, ей не было так уж необходимо разводить таинственность. Просто она не любила раскрывать о себе правду. Это превратилось в привычку, а потом стало жизненным кредо. Она - женщина из ниоткуда, загадка, не имеющая прошлого, приходящая и исчезающая по собственному желанию. И сейчас, в присутствии Роберта Мэдисона, ей меньше всего хотелось нарушать собственные правила.
  Однако и с выбором в данной конкретной ситуации было плохо. Понятно, что сейчас, когда в дело вмешался Уилфорт, так просто ей не уйти. Не так чтобы она была уверена в собственном проигрыше - о нет, до этого было очень далеко. Однако же риск был высоковат, и попытка договориться казалась оправданной.
  - Я родилась в Оплоте, - нехотя призналась она наконец.
  - Вы? Однако вы светлая, ведь верно? - тут же вмешался в разговор Уилфорт.
  - Светлая, - кивнула Иден. - Если хотите, ваш друг это подтвердит. У вашего же короля родился тёмный принц, как недавно выяснилось. И светлые дети у тёмных родителей тоже порой рождаются. Правда, очень редко.
  - Стало быть, вы - светлая дочь тёмных родителей, - задумчиво подытожил Уилфорт.
  - Да.
  - Однако живёте в Настрии?
  - Так мне захотелось, - пожала плечами аферистка. - Светлые, рождающиеся в Оплоте, - редкость, и их, как правило, стараются привлечь к шпионажу.
  - Привлекли и вас?
  - Пытались, - поморщилась девушка. - Но я отказалась.
  - Почему?
  Похоже, Уилфорту действительно стало любопытно.
  - Я никогда ни на кого не работаю, - жёстко ответила Пантера. - Только на себя.
  - Что же случилось дальше?
  - Спокойная жизнь в Оплоте тоже была не по мне. И я решила попытать счастья здесь, в Настрии. Это было очень давно. Мне тогда ещё не исполнилось и пятнадцати. Практически сразу я стала заниматься тем, чем занимаюсь сейчас.
  - Однако вы всё-таки вернулись в Оплот, как минимум один раз. Как вам это удалось?
  - Грань пропускает светлых, которые родились в Оплоте, - объяснила Иден. - Не существует никакого способа перехитрить Грань, - добавила она, глядя Уилфорту в глаза.
  Хорошо понимая, насколько сильно его разочаровывает, и, следовательно, насколько существенно предоставляемая ею информация теряет в цене.
  
  Мы с Эдвином стояли в коридоре, напряжённо ожидая результатов допроса Пантеры. Едва мы увидели лица Сэнда и Роберта, вышедших из кабинета, стало очевидно, что ничего обнадёживающего они не узнали.
  - Значит, остаётся только один выход, - заключила я после того, как лорды поделились с нами полученной информацией. - Кто-то должен пробраться в Замок Надежды, отыскать 'ключ' к Грани и открыть её для светлых, чтобы войско смогло пройти в Оплот.
  - Пантера могла бы это сделать? - повернулся к Роберту Сэнд. - Чисто теоретически, если бы мы нашли способ убедить её этим заняться?
  - Не знаю, - задумчиво протянул Роберт. - Не убеждён. Нет, заморочить голову она может кому угодно. А учитывая её способность к иллюзиям, быть узнанной в Оплоте ей не грозит, но...
  - Правильно ли я понимаю, что светлая магия в Оплоте работает, в том числе и зрительные иллюзии? - перебила я.
  - Да. - Вместо Роберта ответил Сэнд. - Мы сами это проверяли. И Пантера уже пользовалась иллюзиями на территории Оплота. Да и усиление звуков, использованное для приглашения пациентов, тоже сработало без проблем. Похоже, что в Оплоте 'глушатся' исключительно порталы. Полагаю, это часть наложенной в своё время защиты, как и собственно Грань Безопасности. Так что ты говорил, Роберт? Что за 'но'?
  - Иден - светлая, - отозвался Мэдисон. - А Грань Безопасности - плод тёмной магии. И 'ключ', открывающий её из Замка Надежды, - тоже. Не факт, что им способен воспользоваться светлый. Было бы более чем логично обезопасить Оплот, лишив светловолосых даже этой, последней, возможности снять защиту.
  - Думаешь, 'ключ' чувствителен к масти?
  Роберт пожал плечами.
  - Грань чувствительна. А 'ключ'... Мы ничего о нём не знаем. Возможно, им способен воспользоваться любой, кто сумеет его отыскать. А может быть, только тёмный. Нам остаётся только гадать.
  - Всё верно. - Я решила, что настала пора подать голос. - Именно поэтому в Оплот отправлюсь я.
  - Ты?! - воззрился на меня Сэнд.
  Я выдержала красноречивый его взгляд. На душе скреблись кошки, но неуверенности не было. Собственное решение совершенно меня не радовало, но я точно знала, что иначе не смогу.
  - Из твоих союзников я знаю Замок Надежды и его обитателей, как никто другой. - Я принялась объяснять своё решение, не дожидаясь более развёрнутого вопроса. - Я там жила. Конечно, никто не рассказывал мне, где находится 'ключ', но, думаю, у меня неплохие шансы его найти. Во всяком случае, я хорошо представляю себе, в какие части замка простых смертных вроде меня не пускают. Кроме того, у меня богатый опыт вскрытия различных замков. Я умею бесшумно ходить и обладаю острым слухом. Первое качество приобретённое, второе - врождённое. Всё это делает меня оптимальной кандидатурой.
  - Но в Замке Надежды тебя хорошо знают, - попытался ухватиться за соломинку Сэнд.
  - Знают, - согласилась я. - Но если в Оплоте действует светлая магия, то это не проблема. Уверена, что найдутся специалисты по иллюзиям, которые сумеют качественно изменить мою внешность и голос. А на других вещах я сама постараюсь не попасться.
  - Чушь! - воскликнул в сердцах Сэнд, напрочь растеряв свою обычную бесстрастность. - Набрать армию из темноволосых мы, может, и не можем, но это не значит, что кроме тебя не найдётся ни одного кандидата на роль агента!
  - А надо ли искать? - тихо спросила я. Однако вдаваться в подлинный смысл своего вопроса не стала, возвратившись вместо этого к аргументам. - Я знаю Оплот, Сэнд. Знаю распорядок жизни в замке. Отлично представляю себе расположение комнат и коридоров, включая некоторые потайные ходы. Лично знакома со многими стражниками. И с неплохой степенью вероятности могу предсказать поступки и реакции Брайана Коллинза. Знаешь, почему у Брайана довольно плохо обстоят дела с агентурой в Настрии? Потому что люди, рождённые в Оплоте, слишком плохо представляют себе нюансы настрийской жизни. Точно так же тёмные агенты, которых ты отправишь в замок, не знают Оплот изнутри, и могут спалиться на какой-нибудь мелочи. Им ведь придётся действовать непосредственно под носом у Брайана, а Брайан ох, как умеет обращать внимание на мелочи. Так что отправить меня - это самый логичный ход.
  - А если на мелочи спалишься ты? - мрачно полюбопытствовал Сэнд.
  Роберт наблюдал за нами столь же мрачно, переводя взгляд то на меня, то на Сэнда, но в разговор не вступал.
  - Значит, туда мне и дорога, - криво усмехнулась я. Однако моё лицо тут же снова приняло серьёзное выражение. - Я всё равно туда пойду, Сэнд, - тихо сказала я. - То, что случилось, - отчасти моя вина. Я теперь в ответе за этих людей.
  - Я пойду с тобой, - уверенно сказал, приблизившись, Эдвин. - Я помогу ей, лорд Уилфорт. И постараюсь оградить от неприятностей, насколько это в моих силах.
  - Уверен, что тебе стоит возвращаться туда после всего, что было? - осведомилась я.
  - Абсолютно. Раз проблема внешности решена, меня ничто не останавливает. Я тоже считаю себя ответственным за судьбу Оплота. Да и вообще, я обещал вернуться.
  - Чёрт бы побрал вас, тёмных! - взорвался Сэнд. - За всех вы отвечаете, всем вы должны! И никого не желаете слушать!
  Эдвин смотрел на него с удивлением, Роберт - с мрачным, сочувственным пониманием. Мой взгляд так и норовил устремиться в пол, но я всё-таки заставила себя встретиться с глазами Сэнда и легонько коснулась его руки.
  - Всё будет хорошо, - пообещала я. - Главное - придумать предлог, под которым мы сможем попасть в замок. Остальное не так уж сложно. Я действительно очень хорошо знаю это место.
  Сэнд лишь саркастично фыркнул в ответ на это моё обещание и возмущённо тряхнул головой. Но всё это свидетельствовало о том, что он пусть неохотно, но соглашается.
  - Неизвестно, сколько времени вам на всё это потребуется, - недовольно пробурчал он наконец. - А ни одно заклинание иллюзорной внешности не продержится бесконечно. Вам понадобится человек, который сможет обновлять заклинание с определённой регулярностью. И есть только один человек, который способен и на светлую магию, и на проникновение в Оплот.
  И он перевёл взгляд на Роберта.
  - Значит, она это сделает, - ответил тот на невысказанный вопрос.
  
  Первым с Пантерой побеседовал именно Роберт. Подробностей никто не знал, или, во всяком случае, они не дошли до нас с Эдвином. Однако Пантера вроде бы пообещала серьёзно обдумать данное предложение. В награду, разумеется, затребовала полную амнистию и солидный куш. Но это никого не смущало: того, что она станет работать за спасибо, никто и не ожидал.
  Приняв за рабочую гипотезу предположение, что в конечном итоге Пантера даст согласие, мы стали работать над деталями. И вот теперь собирались встретиться впятером - мы с Эдвином, Сэнд, Роберт и Пантера, - чтобы некоторые из деталей обговорить. Операция разрабатывалась в строжайшем секрете. Даже охраняющая Пантеру стража дежурила не в кабинете, а снаружи, у двери.
  На встречу я пришла раньше прочих - не считая Пантеры, которую, судя по наличию упомянутой выше стражи, уже привели. Немного поколебавшись, я вошла в кабинет. Пантеру я чисто инстинктивно не опасалась, зато мне было очень любопытно посмотреть на неё, дабы развеять последние сомнения: являлась ли она той самой женщиной, что помогла мне бежать с Бала Неузнанности?
  Оказалось, что да. Хватило одного короткого взгляда. Всё же аферистка была не из тех невзрачных людей, которых трудно узнать после одной-единственной встречи. Что характерно, она тоже сразу же меня вспомнила, хотя моя внешность навряд ли являлась настолько же яркой.
  - О, это ты! - весело констатировала она, с любопытством меня разглядывая.
  Я кивнула, ответно улыбнувшись.
  - Ну как, успешно тогда улизнула? - осведомилась Пантера.
  - Благодаря вам - да, - вновь кивнула я. - Правда, если говорить честно, то ненадолго. Потом всё равно попалась.
  - Какое совпадение! - рассмеялась аферистка. - Представь себе: я тоже. Попалась тому же, от кого улизнула с бала.
  - И я!
  Пантера откинула назад белокурые волосы, а затем, подавшись вперёд и обхватив руками колени, принялась разглядывать меня с новым интересом.
  - И за что тебя прижали? - полюбопытствовала она.
  - За попытку убийства, - откликнулась я, не видя причин врать или увиливать от ответа. Вряд ли собеседница ответит мне чтением морали или уголовного кодекса.
  Я оказалась права. Мой ответ вызвал никак не неприязнь. Скорее, удивление, смешанное чуть ли не с восхищением.
  - Ого! - протянула Пантера, явно находившаяся под впечатлением. - Не ожидала. Ты что, наёмница?
  Мне сразу припомнилась пробравшаяся к Сэнду сектантка. Воспоминание было неприятным, и я поспешно покачала головой.
  - Скорее шпионка, - откликнулась я. - Ну, бывшая.
  - Ну это понятно: все мы - бывшие, - подмигнула аферистка.
  Как ни странно, желания спорить у меня не возникло. Тем более что в чём-то Пантера была права. В конце концов, в каком качестве я собиралась отправиться в ближайшее время в Оплот? Той же самой шпионки, пускай на этот раз и на другую сторону.
  - А ты за что попалась? - полюбопытствовала я.
  - За мошенничество, - со скучающим видом протянула девушка. Но затем лицо её озарилось лукавой улыбкой, и она с гордостью добавила, вытянув вверх указательный палец правой руки: - В особо крупной форме.
  - Понятно, - кивнула я, отчего-то тоже не испытывая в связи с этим ни малейшей неприязни к собеседнице.
  - И долго ты просидела? - поинтересовалась та.
  - Не очень.
  - Выпустили?
  - Сбежала.
  - Ну надо же! - Отчего-то мой ответ привёл аферистку в восторг. - Откуда, из тюрьмы?
  - Не совсем. Меня держали под охраной во дворце у человека, которого я чуть не убила. Но не в тюрьме, и мне удалось уйти.
  - С ума сойти! - воскликнула Пантера и продолжила обмен впечатлениями. - У меня ровно то же самое. Только я своего пыталась не убить, а ограбить. Зато успешно! А ещё мой меня второй раз поймал, и я опять ушла.
  - Даже не верится! - хмыкнула я. - Я тоже во второй раз ушла.
  - Ну, правда, признаюсь по секрету, я ему немного поддалась, - доверительно сообщила Пантера. - Иначе он бы меня так легко не поймал.
  - Да я, в общем, тоже во второй раз к нему сама пришла, - поделилась я, вспомнив нашу с Сэндом встречу в опере.
  Аферистка со смешком откинулась на спинку кресла и в очередной раз окинула меня изучающим взглядом.
  - Так ты, стало быть, шпионка? Профессиональная? Или так, хобби?
  Вопрос так вопрос. Но почему-то позиционировать себя как шпионку в буквальном смысле слова не хотелось совершенно. Независимо от того, как относится к такой специальности собеседница.
  - Не только, - уклончиво ответила я. - У меня есть второе занятие. Я чтица. Ну, можно сказать, сказочница.
  - Хорошее дело, - заметила Пантера. - Я, между прочим, тоже обожаю сказки рассказывать. Мужикам, - добавила она и расхохоталась.
  Её веселье передалось и мне.
  - Слушай, так это ты податься в Оплот собираешься? - полюбопытствовала она после того, как мы вдоволь насмеялись.
  - Я. С напарником.
  - Понятно.
  Продолжать тему Пантера не стала, я тоже решила, что лучше будет до прихода остальных обходить её стороной. И разговор возвратился в прежнее русло.
  
  - Нет, вскрывать сейфы - это не комильфо, - разглагольствовала Иден, когда дверь распахнулась, и в кабинет вошли мужчины. - Куда лучше уболтать клиента так, чтобы он открыл свой сейф самостоятельно.
  - Это потому, что ты любишь работать с людьми, - горячо возразила я. - А с сейфами, на самом деле, куда как спокойнее.
  Мы дружно подняли одинаковые выжидательные взгляды на мужчин, в нерешительности замерших на пороге. Это заставило их выйти из оцепенения и всё-таки занять свои места.
  - Итак, госпожа Пантера, - ровным голосом произнёс Сэнд, - у вас было время подумать над нашим предложением. Каково ваше решение?
  - Зовите меня Иден, - предложила аферистка с ослепительной улыбкой, после чего игриво закинула ногу за ногу.
  И бросила мимолётный взгляд на Роберта, вне всяких сомнений интересуясь его реакцией.
  - Это ваше настоящее имя? - поинтересовался Сэнд.
  - Нет, - всё так же ослепительно улыбаясь, откликнулась Пантера. - Но оно мне нравится.
  - Так каков ваш ответ? - спокойно переспросил Сэнд, умышленно не используя при этом никакого имени.
  Давал понять, что его решение в этом отношении будет напрямую зависеть от её слов.
  - Хорошо, я согласна, - небрежно бросила Иден, таким тоном, словно речь шла пусть о досадной, но мелочи. - На определённых условиях, конечно.
  Возможно, мне только почудилось выражение с трудом скрываемого разочарования на лице Сэнда? А может быть, он и правда до последнего надеялся, что Пантера откажется, и это вынудит нас отменить операцию? Ответственно делал всё, что мог, дабы операция благополучно состоялась, и тем не менее отчаянно надеялся, что это не произойдёт в силу независящих от него обстоятельств?
  - Прежде, чем мы станем обговаривать эти условия, - медленно проговорил он, сверля аферистку тяжёлым взглядом, - я хочу прояснить один момент. Вам крайне не рекомендуется предавать наши интересы, оказавшись за Гранью Безопасности. Было бы крайне недальновидно с вашей стороны попытаться бежать или - тем более - переметнуться на сторону властей Оплота. Вы ведь хорошо понимаете, что мы сумеем вас разыскать после того, как вы повторно пересечёте Грань. Конечно, у вас остаётся вариант безвылазно сидеть в Оплоте. Но вы сами говорили, что такая жизнь не по вам. Кроме того, раньше или позже, но Грань мы преодолеем. Теперь это точно вопрос времени. А значит, в конечном итоге, мы достанем вас и там. И если по вашей вине пострадают другие участники операции, - Сэнд выдержал многозначительную паузу, - можете не сомневаться: вам придётся дорого за это заплатить. Скажу больше: даже если лорд Мэдисон попытается за вас заступиться, вас это не спасёт.
  - Ладно, я всё поняла, - отмахнулась Пантера. - Можете не продолжать. И не беспокойтесь так сильно: своих я не предаю.
  И она весело мне подмигнула, к немалому удивлению присутствующих мужчин.
  - Однако, - деловым тоном продолжила аферистка, - вознаграждения это не отменяет.
  - Сколько вы хотите? - бесстрастно осведомился Сэнд.
  - Два миллиона, - просто ответила Пантера.
  И наивно похлопала ресницами, в то время как лорды смотрели на неё во все глаза.
  - Сколько? - приподняв брови, переспросил Сэнд.
  - Два миллиона, - спокойно, но уже не так наивно повторила девушка. - А что вы так волнуетесь? Не из своего же кармана будете платить! Вся королевская казна к вашим услугам. Зато, - добавила она, обаятельно улыбнувшись Роберту и Сэнду, - заметьте, что я не краду эти деньги, а честно их зарабатываю. Так что можно считать, что благодаря вам я встала на путь исправления.
  В тот момент в её милой, доброй улыбке было бы крайне сложно уловить признаки издёвки.
Оценка: 8.27*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"