Куно Ольга: другие произведения.

Глава 16. Разоблачение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта глава завершает детективную линию сюжета. Но приключенческая и романтическая линии ещё отнюдь не окончены! :)

  Глава 16. Разоблачение
  
   Кирилл подёргал меня клювом за рукав и отступил в сторонку, глядя мне в лицо вопросительным взглядом. Я нахмурилась, силясь перенестись мыслями обратно в Оранжерею.
   - Что? Ах, да, Кирилл, ты хочешь орех. - Я немного разжала кулак, вытащила второй рукой один из орехов и протянула его ворону. Тот аккуратно принял лакомство в клюв. - Ты всё правильно сделал, тебе полагается... Стоп! - Я тряхнула головой, наконец-то возвращаясь в реальность. - Ты же ошибся. Тебе никакой орех не полагается! А ну-ка отдай!
   Последние слова были сказаны только для проформы. Ну да, кто же так запросто расстанется с орехом? Кирилл, не будь дурак, уже отлетел подальше и, не выпуская из клюва добытого хитростью трофея, уселся на ветку эвкалипта. Достаточно высокую, чтобы я его там не достала.
   Надо было бы разозлиться, но я порадовалась. Такой обман был признаком весьма впечатляющего интеллекта. Он должен был заметить, что Говорящая невнимательна, попросить орех, вести себя при этом так, будто речь идёт о заслуженной награде за труд, а затем быстро ретироваться - прежде, чем я соображу, в чём дело.
   Я махнула рукой, предварительно показав Кириллу кулак. Определённо, сегодня не самый продуктивный мой день. Что и немудрено, учитывая, каким было пробуждение, не говоря уже про предшествовавшую ему ночь... Что-то в моей жизни менялось, менялось безвозвратно, и я пока не знала, радоваться ли этому или, пока не поздно, бежать за тридевять земель. Волны эйфории сменялись приливами паники, и это море эмоций ощутимо штормило. Интересно, ощущает ли Рауль хотя бы лёгкое покачивание, или в его водах царит полный штиль?
   И правда ли это, что вчера ночью я перешла с ним на "ты"? Господи, сделай так, чтобы мне это только приснилось!
   Лоб покрыла испарина, и захотелось пить. Утолив жажду несколькими глотками воды, я подхватила шаль и решительно зашагала к выходу. Мне был совершенно необходим холодный, отрезвляющий свежий воздух. И за этим лекарством я незамедлительно направилась в сад.
   Первый же порыв осеннего ветра позволил мне почувствовать себя лучше. Вместе с кислородом приходило и относительное успокоение, и уверенность в своих силах, а в мыслях потихоньку наводился порядок. Я пошла по тропинке, умышленно шурша редкими попадавшимися на пути листьями, которые не успел ещё смести садовник.
   Когда я проходила мимо беседки, оттуда послышались знакомые голоса. Похоже, это уже становилось традицией. Юджин о чём-то разговаривал с Мейбл. Подойдя поближе, я услышала, что камеристка плачет. Судя по интонациям, Юджин пытался её успокоить. Судя по последовавшим всхлипам, безуспешно. Да, кажется, это, и вправду традиция...
   Увиденная в беседке картина была вполне ожидаемой: сотрясающиеся плечи Мейбл (лицо девушка прятала в ладонях) и склонившийся над ней Юджин. Последний положил ей руку на плечо и продолжал что-то негромко говорить, но камеристка явно не слушала, полностью поглощённая рыданиями.
   - Что случилось? - спросила я. - Снова привидение?
   Если так, то, может быть, сейчас мне удастся узнать что-то новое? Может, эта случайная встреча поможет мне, наконец, разобраться с нежелающей решаться головоломкой?
   Но нет, Мейбл отчаянно замотала головой, а Юджин со вздохом отозвался:
   - Если бы привидение! Это было бы куда как лучше.
   - Что может быть хуже привидения? - изумилась я, припоминая, в каком состоянии была Мейбл, когда Юджин привёл её в Оранжерею.
   - Да этот...трубадур.
   Последнее слово Юджин сказал так, будто сплюнул.
   - А что с ним? - нахмурилась я. Не получив ответа, я перевела взгляд на Мейбл. - Он что, тебя обидел? Что он сделал?!
   - Да ничего он не сделал, - поморщился Юджин, видя, что в условиях отсутствия информации я уже была готова выдумать Бог знает что. - Считай, что именно в этом и вся проблема.
   - Ах, вот что! - облегчённо выдохнула я. - Ну, разве это повод плакать? Это повод переходить к решительным мерам. Затащить мужика в постель - дело нехитрое. - Я умышленно проигнорировала тот возмущённый взгляд, которым в этот момент одарил меня секретарь. - Хочешь, я свожу тебя к Аманде? Ты и так хорошенькая, а она сделает из тебя и вовсе принцессу!
   Видимо, комплимент пришёлся не кстати, потому что при этих словах Мейбл разрыдалась пуще прежнего.
   - Да не в этом дело! - Было очевидно, что Юджин раздражён, только неясно, на кого именно он злился. То ли на Мейбл за то, что уже битый час приходилось её успокаивать, то ли на меня, говорящую девушке неправильные вещи, то ли на себя самого, за то, что дал втянуть себя в разговоры о женских сердечных делах. - Она видела его с другой женщиной, потому и плачет.
   - Ну, и что тут такого? - рассмеялась я. - Мейбл, вы же с ним даже незнакомы! Чего ты от него хочешь? Он же мужик, семьёй не обременённый, никакими обязательствами не связанный. Конечно, он будет затаскивать в койку всё, что движется. Мужики все такие.
   - Эй, слушай, может, ты помолчишь? - прошипел Юджин, оттаскивая меня за рукав.
   - Не мешай мне её успокаивать! - возмутилась я.
   - А меня, значит, нервировать можно!
   - Её душевное равновесие сейчас важнее!
   От спора нас оторвал голос камеристки.
   - Ты не понимаешь! - впервые за это время Мейбл сказала что-то членораздельное. - Если бы он был с женщиной, это было бы неважно.
   - Он что, был с мужчиной? - поразилась я. Надо же, а так с первого взгляда и не скажешь!
   - Да нет же! - воскликнула Мейбл, размазывая слёзы по лицу.
   - Не с женщиной и не с мужчиной? С кем же тогда? Неужели с животным?!
   - Вот у тебя одни только животные на уме! - мстительно отозвался Юджин. - Она имеет в виду: важно не то, что он был с женщиной, а то, с какой именно.
   - Какая разница, с какой именно? - Теперь, когда окончательно выяснилось, что ориентация у трубадура для Мейбл самая что ни на есть подходящая, я и вовсе не видела никакой проблемы. - Возьми, да и отбей!
   Мейбл зашлась в новом приступе рыданий и опять спрятала лицо в ладонях. Определённо сегодня я раз за разом говорю что-то не то. Понять бы только, почему.
   - Можно ей сказать? - неожиданно мягко для своего раздражённого состояния спросил Юджин у Мейбл.
   Та кивнула, не отрывая рук от лица.
   - Что у вас за такие секреты? - нахмурилась я.
   - Он был с принцессой, - просто сказал Юджин. - Они любовники, и, кажется, уже не первый день. Вчера Мейбл сама провела его к Мелинде. Через чёрный ход, по потайному коридору. И только когда вышла встречать мужчину, как велела принцесса, тогда и узнала, что это именно он.
   Я захлопала глазами, переваривая эту новость. Принцесса и трубадур, надо же.
   - Да, отбивать его, пожалуй, не стоит, - ошарашенно пробормотала я. - Голова на плечах куда дороже.
   Так вот к кому отправлялась Мелинда, переодевшись в белое платье! Если, конечно, она тогда не солгала. Теперь становилось понятно, почему она внезапно изменила своё отношение к нашему с Раулем мнимому роману и поддержала меня тогда на приёме. Собственная влюблённость в мужчину из низшего сословия резко сделала её взгляды более демократичными. Должно быть, она познакомилась с ним после представления, которое артисты давали за несколько дней до этого... Вот оно! Артисты! Ну конечно, как же это сразу не пришло мне в голову???
   Я торопливо подошла к Мейбл и погладила её по плечу.
   - Не переживай. - Что ещё тут можно было сказать? - Ты можешь утешаться тем, что принцесса - единственная женщина, с которой невозможно конкурировать. Мы даже не знаем, нравится ли она ему, или он просто встречается с ней потому, что наследнице престола невозможно перечить.
   Не так чтобы сама я верила в то, что говорила. Возможно, о большой любви речь и не шла, но Мелинда была весьма хороша собой, а то, что она принцесса, несомненно добавляло её образу романтичности. Дальнейшее было вопросом характера трубадура. В целом такие сопутствующие обстоятельства как наличие у дамы сердца сказочных богатств большинство мужчин тоже не сочли бы за недостаток.
   Юджин посмотрел на меня как-то неоднозначно, должно быть, пытался понять, не к моим ли отношениям с принцем относятся произнесённые мною слова. Разубеждать его времени не было.
   - Оставайся с ней! - строго сказала я, вытянув вперёд указательный палец правой руки.
   И побежала по тропинке обратно во дворец.
  
   Бродячий театр расположился в самом центре города, поближе к главной площади, поэтому идти туда было совсем недалеко, буквально минут семь. Откинув полотняный полог, я ступила внутрь и обратилась к бледной, худенькой девушке, примостившейся в уголке за шитьём:
   - Добрый день, я разыскиваю вашего трубадура. Он здесь?
   Мне показалось, что девушка бросила на меня слегка испуганный взгляд, прежде чем, приподнявшись со своего места, крикнуть:
   - Камиль! К тебе пришли.
   Подхватив шитьё, она выскользнула наружу, а в импровизированное помещение между тем вошёл уже знакомый мне трубадур.
   - День добрый, Говорящая. - Всё та же смешинка во взгляде дерзких голубых глаз. - Чем обязан такой чести?
   - Ты меня знаешь? - удивилась я.
   - Кто же не знает Королевскую Говорящую?
   На его губах играла усмешка, впрочем, вполне безобидная.
   Да, хорошая у нас подобралась компания. Любовница принца и любовник принцессы. Фаворит и фаворитка. Пожалуй, на такой почве не грех и подружиться. Но у меня были другие планы.
   - Я пришла, чтобы задать тебе один вопрос.
  
   Я шла по дворцу быстрым широким шагом. Нетерпение клокотало в груди, отдаваясь лёгким покалыванием в кончиках пальцев. До разгадки оставалось полшага. По сути я уже понимала, что произошло, не хватало только подтверждения и пары мелких деталей. Я прошла в покои принца и обнаружила вездесущего Джона на страже у входа в кабинет. Телохранитель стоял с одной стороны от двери; с другой стороны к стене примостился ещё один охранник. Завидев меня, Джон шагнул в мою сторону.
   - Госпожа Говорящая. - Он склонил голову.
   На этот раз его поведение уже не выбило меня из колеи. Захотел вдруг поиграть в почтительность - пожалуйста, мне в сущности не жалко.
   - Его Высочество в кабинете? - спросила я.
   - Да. У него важное совещание с советниками и генералами. Желаете войти?
   - А что, если я скажу "да", ты меня пропустишь? - поинтересовалась я.
   - Приказано по умолчанию пропускать вас в любое помещение во дворце в любое время суток.
   Признаться, я слегка опешила. В любое помещение в любое время? Включая, стало быть, личные покои принца, сокровищницу и вот, места проведения важных совещаний? Такими полномочиями, кроме главы государства, обычно не обладал никто, даже королевы...
   - Нет, на совещание я не пойду, - покачала головой я. У любой наглости должны быть свои пределы. - Если я напишу принцу записку, ты сможешь её передать?
   - Конечно.
   Он сделал знак дежурившему поблизости лакею. Тот мигом принёс бумагу, перо и чернильницу и предупредительно пододвинул для меня стул. Я села и быстро написала несколько строк. Немного помахала листом, ожидая, пока чернила чуть-чуть подсохнут, затем сложила его пополам и протянула Джону. Тот принял послание и, осторожно приоткрыв дверь, вошёл в кабинет. Я осталась ждать снаружи.
   - Ну что? - спросила я, когда телохранитель вернулся, уже без листка.
   - Он очень рассердился, - обеспокоенно сказал Джон.
   - Конечно, он рассердился, - отозвалась я. Интересно, кто на его месте не рассердился бы? - Он выполнит мою просьбу?
   - Сказал, что выполнит.
   - Отлично. А с тобой не так плохо иметь дело, когда ты не даёшь советов по поводу одежды! - подмигнула я и поспешила к выходу.
   Я думала, Джон не сразу даже поймёт, о чём я говорю, но успела заметить, как он покраснел. Видимо, принц успел промыть ему мозги по этому поводу. На мой взгляд, проще сменить телохранителя, чем учить его манерам, но Раулю виднее, какими людьми себя окружать. Надо признать, что этот парень действительно предан своему господину.
   Вот теперь следовало отправиться к Аманде. Во-первых, подготовиться к приближающемуся приёму, а во-вторых, поболтать. Если кто-то во дворце и сочетал знание сплетен со здравым смыслом, то это именно Аманда и её девочки. А мне как раз надо было выяснить кое-что из современной истории дворцовой жизни.
   Спустившись на два лестничных пролёта, я заметила на площадке Юджина. Секретарь стоял возле узкого зарешёченного окна и барабанил пальцами по стеклу. Вид у него был совсем не весёлый.
   Разгадать причину плохого настроения Юджина в сущности нетрудно. Мейбл повезло: ей было кому поплакаться в плечо. При этом она воспринимала постоянное присутствие Юджина как нечто само собой разумеющееся. Делилась с ним подробностями своей сердечной драмы, даже не задумываясь о том, что именно удерживает юношу подле неё. Забывая о том, что, каким бы "своим" и понимающим Юджин ни был, он, как ни крути, не подружка, а всё-таки мужчина. И если Мейбл бежала со своими проблемами к Юджину, кому мог в свою очередь поплакаться он? Тем более, что даже если бы и было кому, мужчин с самого детства приучают никогда этого не делать.
   Я тихонько постучала Юджина по плечу. Он повернулся ко мне вполоборота и сделал приветственный знак рукой, не отвлекаясь от собственных мыслей.
   - Любые проблемы рано или поздно разрешаются, - сочувственно сказала я. - Тем более в том, что касается мужчин и женщин. Вот только наперёд знать ничего нельзя. Так что лучше просто предоставить событиям идти своим чередом.
   - Ты-то откуда знаешь, что лучше? - отмахнулся Юджин.
   Не слишком вежливо, конечно, но наши взаимоотношения были достаточно близкими, чтобы он мог себе это позволить.
   - Знаю, - грустно заверила я его. И, уже поставив ногу на первую ступеньку, добавила: - Левое.
   - Что левое? - не понял он.
   - На левом плече.
   Больше не оборачиваясь, я продолжила спускаться вниз по лестнице.
  
   На приём я прибыла без опозданий, чтобы не упустить ничего важного. Приём - это вообще-то громко сказано. В данном случае это было вполне стандартное собрание придворных в одной из дворцовых зал, призванное не дать местной знати чрезмерно заскучать. Ну, вдруг сплетни и интриги займут у кого-нибудь недостаточно много времени. К тому же посплетничать можно и на приёме. Кто с кем перешёптывался, кто во что одет, - словом, масса тем для высокоинтеллектуального разговора.
   Тем не менее сегодняшний вечер скуки не сулил, поэтому я испытала немалое облегчение, увидев, что Рауль появился в сопровождении Рональда и Тони. Убийца находился сейчас поблизости и вполне мог совершить ещё одну попытку прежде, чем настанет время для разоблачения. Так что на всякий случай следовало быть во всеоружии.
   Прежде, чем подойти к принцу, я ещё раз оглядела залу. Многие уже были здесь. Ридз с Робертом, Мелинда со своими фрейлинами, советники, несколько человек из охраны принца, участвовавшие в недавнем совещании генералы... Этот приём был важен именно потому, что здесь присутствовали все, кто имел прямое и косвенное отношение к истории с покушениями. И даже если бы выяснилось, что я ошиблась с личностью убийцы, вероятнее всего, подлинного преступника удалось бы вычислить на месте.
   О, а вот и трубадур. Именно в этом заключалась моя просьба к принцу, изложенная в переданной через Джона записке. Я попросила Рауля распорядиться, чтобы трубадура позвали на этот приём. Последний стоял сейчас в стороне - ясное дело, не станут же общаться с ним на равных здешние придворные, - в ожидании своего часа. Я махнула Камилю рукой, и он ответил мне кивком.
   Присутствие трубадура, разумеется, не ускользнуло от внимания Мелинды. Принцесса держалась хорошо, но была бела, как снег, а взгляд её был то испуганным, то ненавидящим. Последнее - когда он оказывался обращён в мою сторону. К Камилю она не приближалась, и трубадур тоже вёл себя так, словно до Мелинды ему дела было не больше, чем до остальных присутствующих. Ну что ж, артист - он на то и артист, а уж члены королевских фамилий играют порой так виртуозно, что дадут фору любому представителю актёрской братии.
   - Я выполнил твою просьбу, - холодно сказал Рауль, когда его сопровождающие почтительно удалились, оставляя нас вдвоём. - Какого дьявола это было нужно? Или ты просто решила испытать пределы моего терпения?
   - Пределы вашего терпения я испытала, когда впервые заявилась в вашу опочивальню, - тихо отозвалась я. - Ваше терпение заканчивается не так быстро, как вы это преподносите.
   - Зато лучше тебе не увидеть, что бывает, когда оно заканчивается, - отрезал принц. - Для чего он здесь нужен?
   - Он действительно нужен, - примирительно сказала я. - Если бы я собиралась крутить с ним шашни, вполне могла бы заняться этим в каком-нибудь более подходящем месте.
   - Тогда что ты задумала?
   - Хочу поставить точку в истории с привидением. У меня на руках почти все карты, не хватает только одной.
   - Ты знаешь, кто это?
   - Думаю, что знаю. Но прежде, чем выдвигать обвинение, я должна это проверить. Именно поэтому без трубадура сегодня не обойтись. Хорошо, что вы привели с собой Тони. Будьте предельно осторожны, и ничего не ешьте и не пейте без её участия. Это уже ненадолго. Сегодня я намерена заработать своего дельфина.
   - Может быть, всё-таки сойдёмся на черепашке в коробочке? - взмолился он.
   - Тогда я не скажу вам, кто убийца, - пригрозила я.
   - Скажешь, куда ты денешься? - беззаботно отозвался Рауль
   - Ладно, скажу, но это будет нечестно.
   - Я думаю, мы с тобой договоримся.
   Заиграла тихая музыка; лакеи принялись обносить гостей напитками. Оглядевшись и увидев в зале интересовавшую меня персону, я направилась к трубадуру, пробираясь между обсуждающими что-то придворными. По дороге я почти нос к носу столкнулась с Мелиндой. Глаза принцессы метали молнии. Я отвела взгляд и поспешно прошла мимо, не готовая вступать в противоборство с такой ненавистью.
   - Её следовало предупредить, - сказал Камиль, когда я, наконец, до него добралась.
   - Нет, не следовало, - возразила я. - Но скоро она в любом случае всё узнает. Итак?
   - Да, - подтвердил он. - Я видел. Это она.
   - Отлично, - кивнула я, проследив его взгляд.
   После этого я вернулась назад к принцу.
   Мой план заключался в том, чтобы подождать, пока приём закончится, и лишь тогда взять привидение, не привлекая при этом излишнего внимания. Однако принцесса внезапно заявила, что у неё разыгралась мигрень, и она намерена удалиться к себе. И, не откладывая в долгий ящик, зашагала к двери. Фрейлины последовали за ней. Надо было либо рисковать, допуская отсрочку, либо поспешить. Я медлила, но, видя, что приведение вот-вот ускользнёт, всё-таки решилась преградить ем дорогу.
   - Рыжие волосы идут вам гораздо больше, чем светлые, Отилия, - сказала я, выступая фрейлине навстречу.
   Мелинда, уже почти достигшая двери, остановилась и обернулась. Отилия молчала, только смотрела на меня с такой сильной ненавистью, что та казалась почти материальной. Ну что ж, мне сегодня не привыкать. Издержки выполняемого задания.
   - Что за чушь ты несёшь? - фыркнула Эльвира. - У Отилии никогда не было светлых волос.
   - Не хотелось бы вступать с вами в спор, Эльвира, но - были, - возразила я. - Точнее сказать, бывают. Иначе как бы она могла ходить по дворцу, изображая привидение?
   - Отилия? - изумлённо спросила принцесса, подходя к нам поближе.
   - Какая ерунда! - воскликнула Эльвира, оглядываясь на остальных придворных дам. - Эту психованную давно надо сдать в приют для умалишённых, там ей самое место! С чего она взяла, что кто-то мог...
   - Эльвира, помолчи. - Голос Рауля прозвучал, как обычно, негромко, но разом прервал все прочие разговоры. - Говори.
   Последние слова были обращены ко мне. Я прекрасно видела: принц совсем не доволен тем, что сейчас услышал. Что же, оно и немудрено.
   - Сейчас и здесь? - на всякий случай уточнила я.
   - Сейчас и здесь, - жестко повторил он, глядя при этом не на меня, а на по-прежнему молчащую Отилию.
   - Хорошо. Вы позволите задать один вопрос свидетелю?
   - Я жду, - нетерпеливо сказал Рауль.
   - Камиль! - позвала я трубадура, жестом подкрепляя свой призыв.
   Мелинда вздрогнула, но, думаю, этого не заметил никто, кроме меня. Трубадур склонился перед принцем.
   - Итак?
   Взгляд Рауля был тяжёлым.
   - Рассказывай, - кивнула я.
   - Около двух недель назад, почти сразу после того, как мы дали первое представление, к нам пришла женщина, - начал говорить Камиль. В его голосе не было ни тени волнения, да и вообще, похоже, трубадура ничуть не смущало то, что он находится в присутствии столь знатных людей. - Она спросила, есть ли у нас светлый женский парик. Артисты используют парики для некоторых своих представлений, - пояснил он. - У них есть несколько париков разных цветов - иссиня чёрный, коричневый, даже голубой. И белый тоже был. Белла - артистка, которая играет Коломбину, - ответила, что есть. Та женщина попросила показать его. Белла принесла парик, женщина взглянула на него и сказала, что хотела бы его купить. Она предложила хорошую цену, и, поскольку этот парик давно уже не использовался, сделка состоялась.
   - Эта женщина находится сейчас здесь? - спросила я.
   - Вот она.
   В толпе фрейлин послышался громкий шёпот: трубадур указал на Отилию. Мелинда переводила взгляд с трубадура на свою фрейлину, затем на меня, и снова по кругу; по-моему, за это время цвет её лица успел поменяться несколько раз. Рауль, однако, не обратил внимания на гамму чувств, отразившуюся на лице сестры; его внимание было полностью сосредоточено на Отилии.
   - Это ничего не значит, - процедила она, впервые снизойдя до ответа.
   - Само по себе, наверное, нет, - согласилась я.
   - Какое это имеет значение, купила ли она парик? - недоумённо спросила одна из фрейлин.
   Другие её поддержали.
   - Ведите себя тише, дамы, - резко сказал Рауль. - Или разойдитесь по своим комнатам.
   Женщины тут же притихли: уйти и пропустить всё самое интересное никому не хотелось.
   - Я прошу прощения, - осторожно сказал Ридз, выступая вперёд, - но, может быть, вы всё-таки объясните нам, что здесь происходит, в самых общих чертах?
   Я покосилась на Рауля. Он молчал, и я сочла это за разрешение ответить.
   - За последние десять дней на жизнь Его Высочества было совершено несколько покушений. Об одном из них известно всем, но организовавший его человек был пойман и обезврежен несколько дней назад, поэтому речь сейчас идёт о других.
   - Разве не все покушения совершил Вилстон? - нахмурился Ридз.
   - Удовлетворите моё любопытство, Джозеф, - прищурилась я. - О скольких покушениях вам было известно?
   - О трёх, - невозмутимо ответил он. - Два отравления и поджог.
   - А вы умеете делать выводы.
   - Конечно. Вы говорите, Вилстон не имел отношения к этим покушениям?
   - У нас есть веские основания считать, что нет, - ответила я.
   - Это становится всё интереснее.
   - Незадолго до первого покушения произошло ещё одно знаменательное событие, - продолжила я. - По дворцу начало разгуливать привидение, ранее никем не виденное. Сказать по правде, сперва я думала, что никакого привидения вовсе не существует. Однако я ошибалась. Как справедливо рассудил Его Высочество, привидение во дворце существовало. Более того, оно имело непосредственное отношение к покушениям. Поскольку именно тот человек, который так ловко и убедительно изображал призрака, и пытался убить принца. - Я перевела взгляд на Отилию.
   - Теперь я понимаю, отчего вас так заинтересовал парик, - задумчиво кивнул Ридз.
   - Именно. Изображавшая привидение женщина просто надевала белое платье и парик, ну, и использовала ещё немного макияжа. Всё остальное делало богатое воображение тех, кто встречал её в коридорах дворца. Все пугались привидения, и никто не задумывался о том, куда оно идёт и зачем. Когда мы, наконец, это поняли, многое всё равно оставалось неясным. Вопрос заключался в том, кто скрывался под маской привидения и каков был мотив. Ваше Высочество, помните, когда мы обсуждали эту тему в самый первый раз, вы предположили, что преступник преследует политические цели. Вы ещё сказали тогда, что из-за простой ненависти на убийство такого рода не идут. Но вы ошибались.
   При этих словах раздалось сразу несколько возгласов. Да, я действительно хватила лишнего. Публично заявить принцу в лицо, что он неправ... Но что теперь было делать? Слово - не воробей. И я поспешила продолжить, как ни в чём не бывало.
   - Эти преступления не имели никакого отношения к политике. Не считая, конечно, того времени, когда они происходили, а выбрано оно было как раз для того, чтобы отвести от преступника все подозрения. Конечно, в этот месяц, когда король умер, а его преемник ещё не коронован, покушение на наследника престола соотносят лишь с одним мотивом - желанием узурпировать власть. И никому не приходит в голову, что причина может оказаться в самой обыкновенной женской мести.
   - Вы намекаете на то, что госпожа Отилия замыслила убийство после того, как Его Высочество...перестал с ней общаться, - осторожно произнёс Хоулман. При последних словах он украдкой покосился на принца, стараясь определить, не позволил ли себе лишнего. - То есть по сути это было убийство на почве ревности?
   - Именно так, - кивнула я.
   - Но достаточно ли у вас оснований утверждать, что преступления совершила именно она? Даже если речь действительно идёт о ревности, на роль убийцы есть и другие кандидатуры. - На этом месте советник судорожно сглотнул и снова покосился на принца, но тот отнёсся к очередному намёку на свою личную жизнь равнодушно. По-моему, личность убийцы произвела на Рауля достаточно сильное впечатление, и именно поэтому он остался безразличен к такой мелочи, как пара лишних слов, прозвучавших из уст советника. - Не кажется ли вам, что приобретение парика - это недостаточно веская улика?
   - Я думаю, все сомнения можно разрешить очень просто - обыскав комнату Отилии, - ответила я, обращаясь, впрочем, не к Хоулману, а к принцу. - Идти на это или нет - решать вам, Ваше Высочество.
   - Что там искать? Парик?
   - Во-первых, парик, но не любой, а точно совпадающий по цвету с этим волосом. - Я извлекла из кармана волос, найденный в башне. - К примеру, светлый парик из арсенала Аманды имеет несколько другой оттенок. Во-вторых, белое платье, от которого оторван вот этот кусочек. - Я вытащила из кармана вторую улику и протянула охраннику, выступившему вперёд по знаку принца.
   - И то, и другое найдено на месте преступления, - пояснила я. - И принадлежало привидению...а точнее, убийце. Ну, а в-третьих, цианистый калий. Я так полагаю, в какой-нибудь коробочке из-под косметики. Там легче всего спрятать порошок от любопытных глаз.
   Рауль перевёл взгляд с улик на Отилию.
   - Мне отправлять людей в твою комнату или ты сама объяснишь суть этого спектакля?
   - Я ничего не собираюсь объяснять, - зло возразила Отилия. - Ты сам во всём виноват.
   Среди фрейлин снова раздался возбуждённый шёпот: обращаться к принцу на "ты", да ещё и при всех, не позволял себе почти никто. Я же подумала о другом. Видимо, у неё в комнате действительно было что искать, раз она даже не пыталась долее отпираться.
   - Ты думал, что можешь выбросить меня, как ненужную куклу, и тебе всё сойдёт с рук?
   Очень странно было видеть, как лицо такой хрупкой на вид девушки с романтичными рыжими волосами перекосила всепоглощающая злоба. Навряд ли это была просто уязвлённая гордость. Наверное, Рауль много для неё значил. Отилия же была для него просто одной из любовниц. Скорее всего ему даже в голову не приходило, что она испытывает к нему сильные чувства. Он видел в ней то, что привык видеть, а именно - охотницу за очередными привилегиями. При этом сама Отилия всего этого не осознавала и выдумала для себя что-то абсолютно нереалистичное. И вот настал момент, когда Рауль решил, что хорошего понемножку. Скорее всего в представлении принца он даже не так чтобы бросил её. Он просто перестал с ней встречаться. Для неё же разрушился весь иллюзорный мир, которые она успела для себя выстроить. Фрейлина затаила ненависть, и ненависть эта со временем не ослабевала, а, наоборот, крепла по мере того, как в опочивальне Рауля появлялись всё новые и новые любовницы. В конечном счёте эта ненависть переформировалась в твёрдое намерение отомстить.
   - Хочешь знать, почему я это сделала? - Отилия подошла к Раулю почти вплотную, заставив занервничавших телохранителей обступить их плотным кольцом, обнажая на ходу оружие. - Потому что я тебя ненавижу. Думаешь, раз в твоих жилах течёт королевская кровь, тебе можно всё?
   - Довольно. - Рауль выдержал её взгляд, хотя, как мне показалось, с трудом. - Арестуйте её.
   Отилия ничего больше не сказала, но продолжала смотреть на него со всё той же ледяной яростью во взгляде до тех пор, пока стражники не развернули её по направлению к двери.
   Все, кто находился сейчас в зале, молча провожали её глазами.
   - Дамы и господа, я надеюсь, никому не нужно объяснять, что приём закончен, - жёстко сказал Рауль. - Спокойной ночи.
   Разумеется, это было не пожелание, не констатация факта, а приказ, и объяснять этого никому не потребовалось. Придворные начали быстро расходиться.
   - Рауль, я ничего не знала... - воскликнула принцесса, но принц остановил её.
   - Мелинда, если ты хочешь это обсудить, мы это обсудим, - устало сказал он. - Но не сейчас.
   Чуть замешкавшись и бросив ещё один взгляд на трубадура, принцесса покинула залу. Принц кликнул начальника стражи и вышел в его сопровождении.
   - Хотите сказать, что отравления и пожар в замке - это всего лишь выходка истеричной женщины? - недоверчиво спросил меня Крэгг.
   - Нет, - возразила я. - Вовсе не истеричной. Истеричная женщина могла бы броситься с ножом на бывшего любовника или на свою соперницу вскоре после разрыва. Но, насколько мне известно, отношения между принцем и Отилией были разорваны около года назад. Значит, она затаила обиду и долго выжидала. Всё тщательно спланировала и хладнокровно дождалась удобного случая. Ей не везло: покушения срывались одно за другим, и тем не менее она продолжала упорно идти к своей цели. Это совсем не похоже на истерику.
   - Отчего же она сменила тактику и устроила пожар вместо того, чтобы продолжать использовать яд? Или поджог совершил кто-то другой? - с сомнением в голосе осведомился Хоулман.
   - Она поняла, что яд не срабатывает и, скорее всего, уже не сработает, - пояснила я. - Первая попытка отравления провалилась, поскольку по ошибке умер другой человек. А вот второе отравление было предотвращено не случайно. Запах яда учуяла специально натренированная собака. Об этом покушении быстро стало известно, и, видимо, Отилия узнала, благодаря кому принц избежал смерти. Поэтому в следующий раз она попыталась отделаться от собаки, ударив ту тупым предметом по голове. Но ей не повезло: она не учла того, что за животными как правило следит Говорящая. Я успела вовремя предотвратить убийство, не дав принцу выпить отравленное вино. Хотя для этого пришлось немного отступить от правил этикета.
   - Так вот что скрывалось за вашим нетрезвым поведением, - хмыкнул Ридз. - Должен отметить, оно показалось мне подозрительным с самого начала.
   - Во всяком случае я сделала своё дело, - пожала плечами я. - Собаку удалось излечить, и она снова стала везде следовать за принцем. И Отилия поняла, что дальнейшие попытки отравления бессмысленны. И предпочла найти другой способ избавиться от принца. А заодно и от меня.
   - От вас? - переспросил Крэгг.
   - Наверняка. Сначала я думала, что пожар был устроен только с целью ликвидировать наследника; моё же присутствие в башне - всего лишь случайность. Но теперь ставлю девять против одного, что Отилия хотела убить и меня. Во-первых, я два раза подряд ставила ей палки в колёса, а во-вторых...ну, думаю, вторая причина очевидна.
   - Вы полагаете, её теперь казнят? - обратился к остальным Хоулман.
   - Разумеется, - уверенно ответил один из советников. - За покушение на жизнь наследника? Тут даже сомнений быть не может.
   Я машинально кивнула, так как была склонна согласиться с этим выводом.
   - А вы, как я погляжу, не слишком сочувствуете Отилии, - повернулся ко мне Крэгг.
   - Не более, чем к любому человеку, приговариваемому к смертной казни.
   - Стало быть, вам не приходило в голову, что...
   - ...что рано или поздно я могу оказаться в том же положении, что и она? - Видя, что советник остановился на середине фразы, я договорила за него.
   - Именно так. Я вижу, вас это ничуть не смущает?
   - Крэгг, вы позволяете себе лишнего, - вмешался Ридз. - К тому же я сильно сомневаюсь в том, что госпожа Рэндалл когда-нибудь окажется в положении Отилии.
   - Благодарю вас, Джозеф, но за себя я отвечу сама, - остановила я его. - Не окажусь. - Я посмотрела Крэггу прямо в глаза. - По очень простой причине: я не убийца. Миллионы женщин в этом мире страдают от неразделённой любви и измены. И никому не говорите, но миллионы мужчин страдают по тем же самым причинам. Большинству из них даже в голову не приходит хвататься при этом за кинжал, или за что там ещё... цианистый калий.
   Должно быть, от меня и вправду естественно было ожидать некоего отождествления с Отилией. Но никаких подобных чувств я не испытывала, и тому было несколько веских причин. Одну из них я только что озвучила. Я не убийца, и даже если бы Рауль с позором изгнал меня из своей опочивальни, предпочтя общество...ну, скажем, той же самой Эльвиры, в моей голове не стали бы зарождаться планы убийства. В крайнем случае парочка мелких пакостей. Вторая причина заключалась в том, что я по-прежнему хорошо помнила удушливый запах дыма и треск приближающегося со всех сторон пламени. Отилия пыталась убить не только Рауля, но и меня, а в этой ситуации отождествляться с убийцей довольно-таки трудно. В-третьих и в самых главных, она пыталась убить собаку. А это - действие, которого я никогда не смогу ни постичь, ни простить.
   Задумавшись, я не сразу поняла причину смятения, отразившегося на лице у Крэгга. Неужто мне удалось его пристыдить? Всё встало на свои места, когда я услышала за спиной знакомый голос:
   - В следующий раз, Крэгг, когда у вас возникнут подобные вопросы, обращайтесь с ними ко мне, а не к Говорящей. То же самое относится ко всем присутствующим. - В голосе принца звенела сталь, так что появление у кого бы то ни было желания обратиться к нему с подобным вопросом было весьма сомнительно.
   На этом разговор закончился, и вскоре зала окончательно опустела. Впереди была дорога обратно в Оранжерею.
   - Далеко собралась? - окликнул меня Рауль.
   Я остановилась.
   - Я полагала, что на этом моя роль окончена.
   - Твоя роль только начинается. Честно говоря, я уже не рассчитывал, что привидение удастся опознать. Удивительно, что тебе это удалось, особенно учитывая, насколько неожиданным оказался результат... - Чего я никак не видела в его глазах, так это радости в связи с окончанием расследования. - Оранжерея обойдётся этой ночью и без тебя, - сменил тему он. - Пойдёшь со мной?
   - Это приказ?
   - Ну, а если просьба?
   - Тогда пойду.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"