Куприянов Д.В., Фрэо: другие произведения.

Кусочек Желания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.43*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать если у тебя есть мечта, но ты никак не можешь достичь её обычным путём? Не беда, можно заключить контракт с богом и отправится в невероятное путешествие, в компании таких же оригиналов как и ты сам. Правда по пути ждет немало проблем, поскольку конкуренты не дремлют, да и просто аморальных личностей хватает. Зато наградой станет то, чего ты сам себе желаешь больше всего. Ну по крайней мере хотелось бы на это надеяться.


  

Куприянов Денис Валерьевич, Иванова Татьяна Вадимовна

Кусочек Желания

Пролог

  

Я не умею читать стихов, я не умею считать слонов, я не умею фальцетом петь, я не умею всего уметь... No Несчастный случай

  

Великий некромант

   Тёмной-тёмной ночью на тёмном-тёмном кладбище возле тёмного-тёмного леса совершался тёмный-тёмный обряд. И хотя гипотетические свидетели этого скорей всего начали бы ворчать, что безоблачная ночь с полной луной никак не является тёмной, что редкий лес даже в полночь просматривается насквозь и что на самом погосте висит несколько фонарей, черноты действия это не отменяло.
   В центре кладбища над разрытой могилой стоял суровый некромант, одетый в балахон цвета вороного крыла, и, воздевая к небесам посох, произносил старинные магические слова. По углам ямы стояли зажжённые свечи, курились благовония, а на крышке гроба алела кровавая пентаграмма. Но те же самые гипотетические свидетели наверняка бы заметили, что посох не столько вздымается вверх, сколько лупит прямо по гробу, а заклинание читается усталым невнятным голосом.
   - Эр-шла сманака крушла-зы эх! - бубнил маг. - Восстань из могилы! Подчинись моей воле! Эр-шла сманака крушла-зы! Восстань!
   Однако покойный никак не желал воскресать. Некромант замолчал и принялся нервно ходить вокруг могилы. Несколько раз пнув надгробие, он спрыгнул вниз и, используя посох как рычаг, попытался приподнять крышку гроба. Она довольно быстро поддалась, однако вместо ожившего трупа изнутри вырвался резкий запах разложения, заставивший некроманта зажать нос и резво выскочить на поверхность.
   - Восстань, - вяло пробормотал он, после чего ударом посоха забил крышку обратно и устало присел на лежавшее рядом бревно.
   Дело явно не клеилось. За те четыре часа, что длился обряд, труп даже ни разу не пошевельнулся. Незадачливый некромант в очередной раз раскрыл свой гримуар и погрузился в его изучение. Вроде всё было сделано правильно, но результат почему-то равнялся нулю. Бормоча проклятия под нос, маг водил пальцем по строкам, пытаясь найти, где же он допустил ошибку.
   Вдруг его размышления прервал внезапный шум. Подняв голову от книги, некромант увидел огни факелов, а порыв ветра донёс до его ушей лай собак. Быстрым движением руки, что выдавало его опытность в подобного рода делах, маг погасил свечи, затушил курильницу, забросил весь нехитрый инвентарь в походную сумку и заскользил между могил в сторону ограды. Факелы приближались, и в свете уже можно было разглядеть десятка полтора разгневанных хоббитов, которые заглядывали в каждую щель в поисках мерзавца, посмевшего потревожить кладбище. Их голоса становились всё громче.
   - Где этот негодяй?!
   - Огоньки вроде вон там видели.
   - Интересно, чью могилу он сейчас разрыл?
   - Только бы не моего дедушки!
   - Ищите внимательней, под каждый куст смотрите!
   - Пожалуйста, только не моего дедушки!
   - Эй, собак сейчас спускать или когда на след встанут?
   - Только не дедушку! Только не его!
   - Да что тебя так дедушка волнует?
   - Так если он его оживит, мне придётся наследство своё возвращать!
   - Ничего тебе не придётся. Мёртвые не имеют права на имущество живых!
   - Точно?
   - Как главный судья тебе говорю. Хочешь, даже закон такой примем? Только с тебя за это две бочки твоего лучшего пива.
   - А если он не моего дедушку оживит, а чужого?
   - Один хрен с тебя пиво! Законы так просто не делаются!
   Всё это время некромант потихоньку отползал к дальнему концу кладбища. Он уже почти добрался до замаскированной дыры в заборе, но замер от ужаса, ведь прямо в паре шагов от него пронеслась ещё одна толпа хоббитов. Размахивая факелами, они возмущённо кричали, угрожая некроманту всевозможными карами, начиная очисткой голыми руками всех туалетов поселка и заканчивая насильственным кормлением экспериментальными блюдами. От перспективы последнего некроманта даже передернуло, поскольку он знал, насколько изощрённым в кулинарных пытках может быть низкорослый народец. К счастью, отверстия в ограде никто не заметил, и, дождавшись, пока толпа пробежит мимо, маг пролез сквозь него, разбросал по земле несколько горстей порошка, который должен был сбить собак с его следа, и шустро взобрался на ближайшее дерево. Там, надёжно укрытый листвой, он прислушался к разговорам своих преследователей.
   - Опять он словно сквозь землю провалился, - донеслось до некроманта мрачное ворчание. - В пятый раз пытаемся его поймать, и в пятый раз он исчезает.
   - Дык волшебник же, - с уважением ответил кто-то.
   - Какой он к оркам волшебник! Сколько он по нашему кладбищу шарился, а ни одного трупа так и не поднял! Только надгробия поронял, хулиган эдакий!
   - Хорошо, хоть дедушку не отрыл...
   - А кого он откопал-то сегодня?
   - Да мельника старого.
   - Того, что с полгода назад похоронили?
   - Ага.
   - Ну, и хорошо, что не оживил, при нём мельница всего-то раз в месяц работала.
   - И не говори, нынешний гораздо лучше!
   - А всё-таки, куда этот маг запропастился? Вроде всё осмотрели, нету его нигде.
   - Местный это! Богом Великим всем вам клянусь! Кроме наших никто эти места так хорошо ни знает!
   - Да перестань ты ворчать, старый! У нас, у хоббитов, даже самых завалящих магов никогда не было, откуда некромансеру-то взяться?
   - Ладно, упустили мы его. Пошли, что ли, спать. После обеда уж придём, восстановим всё, что он тут порушил.
   Так, тихонько ворча, незадачливые охотники за тёмным магом разошлись по домам, а сам злобный некромант, сидевший в ветвях, ехидно рассмеялся. Упорство хоббитов в охоте за ним просто поражало: вместо того, чтобы продолжать поиски до рассвета, обнюхивая каждый уголок, деревенские предпочли здоровый сон без лишней нервотрёпки. Разумеется, некроманту это было только на руку. На всякий случай он ещё несколько часов подремал в своём укрытии, а с первыми лучами солнца спрыгнул с дерева и укромными тропами побежал к лесной опушке, где его уже ждала надёжно спрятанная небольшая телега с запряжённым в нее пони. И едва некромант добрался до нужного места, как облик его разительно изменился. Чёрный плащ трансформировался в скромную накидку от дождя, посох покрылся зубцами, превратившись в грабли, Гримуар Тьмы сменил обложку и стал "Пособием для Огородника", артефакты исчезли на дне корзины под кучей репы, а сам злобный маг, взявшись за вожжи и надев простую соломенную шляпу, при свете дневного светила преобразился в уважаемого местного жителя Пэтти Редькинса. Выехав на дорогу, он раскланялся с парой односельчан, из тех, что ночью гонялись за ним, и, раскурив трубку, направил повозку в сторону дома.
  
   ***
  

Обитатель Вечных Лесов

   В питейных заведениях всегда шумно, и чем больше там народа, тем сильнее шум. Однако таверна "Бездонная бочка" сегодня представляла собой редчайшее исключение из правила: вот уже два часа в ней стояла тишина. Никто не орал, не ревел пьяных песен, не пытался пробить своему соседу голову - все молчали, потому что шла Игра с участием известных шулеров "братьев Дуболомов". Родными братьями они не являлись, а представляли собой команду из гоблина, главного каталы, про которого говорили, что у него в рукавах карт больше, чем в колоде, и двух троллей, державших карты лишь для виду, а на самом деле служивших силовой поддержкой. На первый взгляд, происходившее казалось обычным делом: Дуболомы, используя весь арсенал доступных им средств, обчищали карманы очередного простофили. Однако стоило присмотреться повнимательнее, как становилось понятно, что в этот раз Дуболомы явно сомневались в своей победе и сильно нервничали, поглядывая на оппонента.
   А тот был очень необычен. Прежде всего взгляды к себе притягивали его утонченное лицу со слегка раскосыми миндалевидными глазами и длинные золотые волосы, уложенные в несколько кос, хитро переплетённых между собой. В общем, по первому впечатлению, это был лесной эльф, редкий гость в больших городах и любимая мишень жуликов разных мастей, по причине незнания перворожденными реалий внешнего мира. Однако то, что находилось ниже подбородка незнакомца, сбивало с толку практически всех. Вместо обычной для остроухого худой, чуть ли ни прозрачной фигурки, взорам посетителей "Бочки" представала груда мышц, словно бы эльфу отрезали голову и пересадили на туловище короля варваров. Не меньше удивления вызывал и его наряд. Как правило, перворождённые носят изысканные длинные одеяния из шёлка, но этот был практически обнажён. Исключение составляли пересекавшая грудь сложная ременная конструкция, призванная держать оружие и тяжёлый меховой плащ, а также здоровенная набедренная повязка из шкуры розового песца. Последнее приводило народ в благоговейный трепет, поскольку всем было известно, что розовый песец, животное редчайшее и ценнейшее, водится в далёкой тундре, где обитают снежные великаны и ледяные драконы, и добыть такого зверя, а уж тем более посметь сшить из него наряд, могут лишь сильнейшие из воинов Севера. Последним штрихом, дополняющим странный образ эльфо-варвара, являлось его оружие, прислонённое к стене. Перекрещённые двуручный меч и двулезвийный топор, выкованные из незнакомого чёрного металла, привлекали немало заинтересованных взоров.
   Тем временем эльф, не обращая ни малейшего внимания на любопытных, в очередной раз сгрёб со стола свой выигрыш и мелодичным басом с варварским акцентом произнёс:
   - Урлог снова выигрывать.
   - Подожди! Дай мне отыграться!
   Обычно эта фраза из уст гоблина звучала перед обчисткой очередного дурака, посчитавшего, что он всё знает о карточных играх. Но на этот раз ситуация складывалась иначе. Шулер действительно остался без гроша в кармане, и самое ужасное, что он до сих пор не мог понять, почему все его трюки так и не сработали.
   - Гоблин уже двадцать раз отыгрываться. Урлог больше не хотеть играть! - с этими словами эльф ссыпал всё выигранное золото в кошелек.
   Тролли с недоумением смотрели на противника, изо всех сил пытаясь сообразить, что им делать. В их маленьких мозгах чётко прописались две истины: первая - не садись играть с варварами, если не хочешь лишиться головы; вторая - эльфов можно обчистить всегда и везде. А тот факт, что эти два постулата стали друг другу противоречить, вогнал троллей в ступор. Недоумевал и главный Дуболом. Обычного оппонента в такой ситуации он, скорей всего, по старой испытанной схеме подстерёг бы в тёмной подворотне, но сочетание двух столь противоположных образов вогнало и его в шок. В итоге гоблин, ошалевший из-за уходящих от него денег, слишком рано перешёл к силовым действиям.
   - А ну быстро сел обратно и продолжил! - тонко заверещал он, направив на эльфа портативный арбалет.
   Тролли, злорадно ухмыляясь, потянулись за дубинами. Принятое их товарищем решение заставило и здоровяков перейти к активным действиям.
   Но вот у эльфа на этот счёт имелось совсем иное мнение. Ничуть не удивившись агрессии в свой адрес, он резким движением схватил свой топор и... Дальнейший ход событий практически никто из свидетелей не смог восстановить по памяти. Зато все помнили возникшую после удара яркую вспышку, размазанных по стенам троллей, чьи дубинки превратились в порошок, гоблина, сидящего на люстре и сжимающего в руках остатки арбалета, и, наконец, самого инициатора беспорядка, стоявшего посреди обломков стола и стульев, нечаянно попавших под топор.
   - Хороший топор! - нежно произнёс эльф, поглаживая оружие. - Урлог сам ковать его из небесный металл! А лучший шаман племя его зачаровывать!
   После столь впечатляющей демонстрации силы вряд ли кто-то осмелился бы бросить варвару вызов. Посетители таверны молча провожали его взглядами. Однако уже на выходе случился ещё один инцидент. Эльфо-варвар, проходя мимо зеркала, случайно взглянул в него, нахмурился, остановился и принялся поправлять свои косы. Похоже, это не очень получалось, поскольку вскоре он начал недовольно бурчать, потом всё громче и громче и, видимо, не справившись с нервами, разнёс несчастный кусок стекла мощным ударом кулака, после чего, наконец, покинул заведение.
   В тавернах всегда шумно, это знают все, и даже недолгое присутствие странного эльфа так и не смогло нарушить этого правила. Уже через минуту после его ухода в "Бездонной бочке" восстановилась весёлая обстановка: кто-то пил, кто-то пел, кому-то били морду, а хозяин тряс главного из Дуболомов, надеясь выбить хотя бы часть денег для возмещения ущерба.
   Сам же эльфо-варвар весело шагал по ночным улицам города, подбрасывая в руке туго набитый кошелёк. Вскоре он остановился перед заведением, славившимся своими лёгкими нравами и очень опытными барышнями, и проговорил довольным голосом, лишённым всякого акцента:
   - Хорошая игра, хорошая драка, а теперь хорошая девушка! Что ещё нужно для того, чтобы и день считался хорошим?
   Но тут же, вспомнив о зеркале, он поморщился. Чтобы хотя бы на время изгнать мысль, не дававшую ему покоя, эльф тряхнул головой и вступил на порог так понравившегося ему борделя.
  
   ***
  

Ангельский голос

   Ярмарка - это всегда весело, особенно если на ней объявили о состязании музыкантов. С многочисленных помостов доносились треньканье, гудение, баханье, мелодичные переливы, а десятки певцов рвали голоса, пытаясь не просто достучаться до сердец слушателей, но и переорать своих конкурентов. И ведь это ещё не сам конкурс, а всего лишь прелюдия к нему! Основное состязание должно было начаться послезавтра, но уже сегодня центр города заполонили люди искусства. Сотни музыкантов, певцов, бардов, менестрелей, а так же просто любителей погорланить с помоста съехались со всех концов империи, чтобы поразить своим мастерством столичную публику. Среди них попадалось немало тех, кому это вполне удавалось, и были даже такие, кто потрясал народ своим талантом. Но встречались и другие...
   В узкой улочке, примыкавшей к главной площади, проходил концерт. Не совсем обычный, надо заметить, ведь редко когда увидишь выступление, на котором зрителей и слушателей удерживают насильно. Компания в полтора десятка человек, шедшая по переулку, была ошеломлена, когда внезапно дорогу им преградил гном, а путь к отступлению отрезала непонятно откуда взявшаяся стена.
   - Всё в порядке, - попытался успокоить их гном. - Я просто хочу исполнить вам пару песен, а вы послушаете.
   И ударив по струнам своей арфы, которая больше напоминала боевой топор, к которому привязали струны, он запел. Играемая музыка отличалась хорошим качеством, да и сама песня считалась одной из лучших романтических баллад последнего столетия. Но вот едва услышав пение, народ затрепетал от ужаса! Мало кто может одновременно картавить, шепелявить, хрипеть, кряхтеть и выть дурным голосом, не попадая в ноты, но гному это превосходно удавалось, что было очень страшно. Вопли ужаса невольных зрителей сменились криками о помощи, а также стенаниями и умалениями безжалостного исполнителя закрыть рот. Один раз на шум прибежали стражники, но ничего не смогли сделать, поскольку отвратительное пение - не преступление, и торопливо удалились, зажимая уши и проклиная про себя певцов и организаторов этого состязания.
   Гном не соврал. Спев две песни, он действительно остановился, а затем снял с себя шляпу, бросил её на землю и вежливо попросил:
   - Платите за концерт, пожалуйста. Музыкантам тоже кушать надо.
   Сил противостоять этому не было, тем более никто из присутствующих не хотел в очередной раз подвергнуть свой слух столь суровому испытанию. Быстро наполнив шляпу, публика резво разбежалась, благо гном освободил дорогу. Сам певец, вовсе не довольный столь лёгким заработком, быстро отключил механизм, устанавливавший перегородку в переулке, и ненадолго задумался о том, ловить ли ему ещё слушателей или всё-таки заняться серьёзными делами. Как часто бывает в таких случаях, выбор помогли сделать новые обстоятельства. К месту концерта подошла ещё одна кучка народа, правда, в отличие от предыдущей, прекрасно осведомлённая об опасности этой улочки.
   - Проклятый Кургул Златопев! - раздражённо прорычал гном, буравя взглядом знаменитого барда, как всегда окружённого толпой поклонниц. - Чего тебе здесь надо?
   - Чего мне здесь надо? - полуэльф, чьи пепельные кудри заставляли девичьи сердца трепетать, а голос мог достучаться даже до сердца суровой троллихи, весело засмеялся. - Конечно же посмотреть на великого Басса Драммингса, певца, знаменитого непревзойдённым рыком и прославившегося изгнанием из своего племени за то, что его боевые песни заставляли орков падать без сознания, а драконов в ужасе зажимать ушные отверстия! В принципе достойное занятие, но вот твоим родичам это чести не доставляло, поэтому тебя и выперли. И чем же ты тут занимаешься? Ага, насильно заставляешь несчастных горожан слушать твоё пение. Да ещё и деньги за это берёшь!
   - Отвали! - продолжал рычать гном, впадая в бешенство. - Всё равно рано или поздно я одолею тебя! И это признает весь мир! И в летописи попадёт моё имя, а не твоё!
   - А вот в это охотно верю. И в то, что одолеешь, и в то, что в историю попадёшь. Зашибёшь меня чем-нибудь тяжёлым под горячую руку, а в летописях засветишься как величайший злодей, посмевший посягнуть на истинное искусство, - снова расхохотался певец. - Ладно, пойду, а то, не дай боги, и мне придётся выслушивать твое бренчание и рычание. До встречи на состязании, если, конечно, тебя туда допустят.
   - А куда денутся?! - возмутился было гном, но бард уже повернулся к нему спиной и, приобняв за плечи двух девиц, быстро зашагал по направлению к помостам.
   Гному, как бы в нём ни кипела ярость, оставалось лишь молча уйти. Впрочем, встреча с полуэльфом наконец-то заставила определиться с выбором занятия, направив его ноги в сторону торговых рядов. Пришлось немного там покрутиться, но нужный товар все-таки был найден.
   - Пыльца феи, чешуйки карликового дракона и слиток мифрила. Странный выбор, - пробормотал маг-торговец, вручая гному перечисленное.
   - Эксперимент провожу, - недовольно буркнул тот, расплачиваясь. На покупку ушли почти все заработанные в переулке деньги.
   Спустя полчаса гном вошёл в свою скромную комнатку, снимаемую на чердаке в ремесленном квартале, и сразу же достал из походной сумки переносной горн. Через несколько минут из-под крыши донёсся стук кузнечного молота. Хозяин дома недовольно повёл ухом, но постояльцу ничего не сказал. Все уже давно привыкли, что гномы даже вдали от дома не могут сидеть без работы. Да и повода для волнений нет, пожара коротышка не допустит, а шум можно и потерпеть, ведь платит он хорошо.
   Вопреки сказаниям и легендам, в которых мастера сутками и даже месяцами ковали своё магическое оружие, гном управился за полчаса. После всех манипуляций с купленным сырьём в его руках ярко поблёскивала какая-то закорючка. Внимательно изучив её на свет, гном, довольно ворча в бороду, снял и развязал чехол, до этого висевший у него на спине, и извлёк наружу... музыкальный инструмент... или оружие... или какой-то артефакт неизвестного назначения, походивший на бред сумасшедшего кузнеца после месячного запоя посреди свалки металлолома. В загадочном агрегате присутствовали и струны, и трубки, и клавиши, и много чего другого непонятного. Гном тут же принялся вставлять куда-то в недра загадочного предмета свою поделку.
   - Ну, наконец-то, - восторженно шептал он. - Я закончил его. Труд всей моей жизни, - гном на секунду задумался и поправил сам себя. - Ну, точнее последних трёх лет. Теперь стоит мне заиграть на нём и...
   И тут гномий менестрель осёкся, потому что в его голове замелькали картинки. Вот его изгоняют из племени, ведь нет никакого смысла идти толпой на дракона, если всю славу заберёт он один. Вот его пинком вышвыривают из таверны, в которой после его выступления совсем не осталось посетителей, и даже вышибалы сбежали. А вот искажаются от ужаса лица слушателей, которых он запирал в переулке. Не справившись с нахлынувшими эмоциями, гном резко отставил загадочный инструмент в сторону.
   - Ну, почему? - бормотал он. - Почему меня так тянет к музыке при полном отсутствии дара пения? Почему боги не могут исполнить моего единственного желания и подарить мне голос? Или почему я сам, несмотря на всё усердие, не могу научиться петь?
   Увы, боги предпочитали молчать, а самостоятельно найти ответы на эти вопросы начинающий бард не мог, поэтому ему оставалось лишь смотреть в окно и думать о том, что мечты и их осуществление - совсем разные вещи.
  
   Познать силу тьмы, красоты и музыки... Эти трое были разными, но у каждого имелись заветные желания. И никто из них не мог даже представить, что уже через несколько часов они все вместе сделают первые шаги к достижению своих целей. Хотя путь этот будет не лёгким...
  

Глава 1. Что вы больше всего желаете?

Счастье вдруг в тишине

постучалось в двери. No Л. Дербенев

   Как и все хоббиты, Пэтти Редькинс по прозвищу Зелёный Нос очень любил вздремнуть, а, поскольку по ночам он блуждал по кладбищу, спать приходилось днём. Впрочем, своим пристрастием к дневному сну он не выделялся среди сородичей. У хоббитов встречалось немало тех, кто был готов дрыхнуть круглые сутки, просыпаясь лишь для того, чтобы поесть.
   В этот день Пэтти встал довольно рано, ещё до того, как стемнело. Быстренько перекусив бутербродами, он отправился на огород, где проработал около часа, после чего вернулся в дом, чтобы уже плотно поужинать. Всё это время в голове хоббита крутилась лишь одна мысль, и едва сев за стол, он схватил ту самую магическую книгу.
   Гримуар имел очень хорошую маскировку: каждая страница перекладывалась листками тонкой, но довольно плотной бумаги. Случайно взявший полистать книгу почерпнул бы из неё немало полезных сведений о выращивании овощей или картошки и никогда не догадался бы, что там имеется и совсем другой текст. Пэтти, автор этого секрета, усмехнулся и с лёгкостью оторвал картинку с помидором, под которой оказались старинные руны и загадочные рисунки. Погрузившись с головой в чтение, хоббит по привычке принялся прямо на столе чертить пальцем руны и пентаграмму пролитым из кружки пивом, потом схватил с подоконника высушенный мушиный трупик, бросил его в центр пентаграммы и, продолжая жевать котлету, произнёс заклинание. Не произошло ни вспышки, ни каких-либо других спецэффектов, что так любят описывать свидетели магических явлений, просто мёртвая муха вдруг замахала крыльями, медленно поднялась в воздух, немного покружилась, после чего ведомая волей Пэтти улетела в камин, где благополучно сгорела.
   На этом хоббит не остановился и, поднявшись из-за стола, принялся шарить по углам. Поиски увенчались успехом, и уже через минуту он вернулся на своё обеденное место с мышеловкой в руках. Вынув из неё дохлую мышь, хоббит проделал с ней такие же манипуляции, как и с мухой. Зверёк тут же вскочил и внимательно посмотрел мёртвыми глазами на хозяина. Пэтти тяжело вздохнул. Его некромантских знаний и опыта хватало, чтобы оживить мёртвых муху, кузнечика, мышь, кролика и даже собаку, но вот с поднятием хоббитского трупа возникали большие проблемы, а точнее говоря, полное отсутствие какого-либо результата.
   Вся эта история с увлечением Редькинса некромантией началась очень странно. Её смело можно ставить в один ряд с байками про то, как кто-нибудь пошёл в кусты по нужде и случайно обнаружил там слиток золота. Вообще-то Зелёный Нос тогда ни по какой нужде не ходил и просто разгуливал по лесу в поисках грибов, а вместо них обнаружил висящую на кусте сумку. В ней оказался учебник по начальной и высшей некромантии, в дальнейшем гордо названный Гримуаром. Нормальный хоббит, полистав эту книжку, забросил бы её куда подальше или отнёс в сортир, чтобы использовать листы бумаги для альтернативных целей, но Зелёный Нос к таким не относился. Воспитанный на сказках и легендах, он с детства был заворожён могуществом некромантов. Для него эти маги, заглядывающие за грань запретного, воздвигающие свои неприступные твердыни на краю света и бросающие вызовы великим мира сего, находились чуть ли ни на одном уровне с богами. А ещё Пэтти всегда смущал тот факт, что ни один из некромантов не принадлежал к славному народу хоббитов, и Редькинс сразу же решил стать первым, когда понял, какое сокровище свалилось ему прямо в руки.
   В учебнике описывалось многое: как поднимать трупы, как возвращать умерших с того света, как вызывать духов, как повелевать демонами, как обращать живое в мёртвое. Пэтти долго просто перечитывал его, но в один прекрасный день эксперимента ради начертил на сковороде пентаграмму, используя горелую кашу, а затем бросил в неё дохлого жука и прочитал заклинание. Жук, к его удивлению, зашевелился, и с этого момента и началась деятельность первого хоббитского некроманта. Уже через две недели Пэтти сумел зачаровать ручку от грабель, превратив их в магический посох. А ещё через месяц столкнулся с первым разочарованием, когда понял, что поднять зомби из хоббита не может. С тех пор в течение полугода Зелёный Нос регулярно наведывался на кладбище и повторял попытки, которые, к его глубочайшему разочарованию, всегда оказывались неудачными. До поры до времени хоббиту удавалось замаскировать следы своего пребывания среди могил, но вскоре его засекли. Деревенский староста собрал отряды для патрулирования погоста, и пришлось Пэтти резко сократить походы туда. А уж после вчерашней ночи на кладбище односельчане наверняка организуют круглосуточное дежурство как минимум на пару месяцев, так что показываться там пока вообще не стоит.
   Зелёный Нос снова вздохнул и отправил зомби-мышь в огонь следом за мухой. Уничтожать результаты своих опытов вошло в привычку после того, как в начале некромантской карьеры он решил использовать в качестве материала умерших соседских кроликов. Эксперимент прошёл успешно, однако того, что зомби, оставленные без контроля, имеют обыкновение возвращаться туда, где обитали, будучи живыми, Пэтти ещё не знал. Естественно, не знал этого и сосед, который с утра чуть ни отдал душу богам, увидев своих дохлых кроликов, резво прыгающих на лужайке перед домом. Хорошо хоть сам некромант в это время находился рядом и успел прибежать на крик, чтобы отменить действие заклинания. Дело каким-то образом удалось замять, правда, сосед с того дня упорно отказывается употреблять напитки крепче кефира.
   "Может, из хоббитов зомби не получаются в принципе?" - в очередной раз подумал Пэтти. Он бы, конечно, с удовольствием провёл опыты на покойниках других видов, но проблема заключалась в том, что ближайшее нехоббитское кладбище находилось в двух неделях пути и к тому же принадлежало гномам, которые охраняли его чуть ли ни сильнее, чем свои богатства. Перспектива уезжать на месяц ради проведения одного эксперимента с сомнительным шансом на успех хоббита как-то не привлекала.
   Он бы ещё долго сидел, погружённый в свои мысли, но в этот момент в дверь постучали. С прытью, которой позавидовала бы самая шустрая белка, хоббит заклеил компрометирующие его страницы, стёр со стола пентаграмму и только после этого открыл дверь. За порогом стоял старый Брук, последние лет сорок бессменно исполняющий обязанности почтальона, а по совместительству являющийся первым сплетником хоббитской провинции.
   - Тебе письмо! - заявил он.
   - От кого? - опешил Пэтти.
   - Тут не написано. Вот, есть только адрес получателя: Хоббитландия, деревня Бурые Холмы, Пэтти Редькинсу лично в руки. Мне, кстати, тоже интересно, кто же это тебе пишет.
   С этими словами Брук вручил толстый конверт и выжидающе замер, очевидно, надеясь услышать последние новости. Однако Пэтти, ужасно расстроенному своими провалами, было не до задушевных бесед. Молча взяв письмо, Редькинс недовольно уставился на почтальона, всем своим видом демонстрируя, что присутствие старого сплетника здесь крайне нежелательно.
   - Ну, не хочешь, как хочешь, - буркнул Брук. - Я удивляюсь, что тебе вообще ещё пишут.
   Захлопнув дверь за почтальоном, хоббит тут же надорвал письмо. Его некромантская интуиция подсказывала, что дело тут явно нечисто. На пол выпал другой конверт, поменьше, и листок бумаги. Подобрав бумажку, Пэтти в изумлении посмотрел на неё. Ровными золотыми буквами там было написано:
   "У Вас есть мечта? У Вас есть цель, за которую Вы готовы отдать жизнь и бессмертную душу? Ваше самое заветное желание считается несбыточным? Не волнуйтесь, выход есть! Следуйте инструкциям этого письма и, если Вы не боитесь трудностей, смертельных опасностей, безумных преград, то можете быть уверенным в том, что Ваша мечта уже исполнилась!
  

Инструкция.

   Ровно в полночь откройте вложенный конверт и возьмите его содержимое в правую руку. Советуем Вам одеться потеплее и заранее приготовить Ваше личное снаряжение. Содержимое конверта желательно сохранять при себе, что бы ни случилось.
  
   P.S.: Пожалуйста, будьте благоразумными и откройте конверт именно в полночь. Более раннее или позднее время не приведет к фатальным последствиям, но создаст дополнительные неудобства как для Вас, так и для нас. Заранее благодарим за понимание".
   Под этими словами не наблюдалось ничего, что могло бы указать на автора письма, однако хоббит почему-то чувствовал, что это не розыгрыш. Да и вообще, кому понадобилось бы так над ним подшучивать? Местные додумались бы максимум до посылки коробки с тараканами, а за пределами Хоббитландии вряд ли кто-то мог знать о существовании подпольного некроманта Пэтти Редькинса.
   Вздохнув, Пэтти взглянул на часы. До полуночи оставалось довольно много времени, в течение которого можно всё взвесить и обдумать. Впрочем, решение уже было принято, и Зелёный Нос начал собираться, а поскольку он принадлежал к очень хозяйственной расе, сборы предстояли очень долгие. Хоббитская обстоятельность и магическая интуиция подсказывали ему, что дело не ограничится одной ночью, поэтому, на случай долгого отсутствия, требовалось прибрать дом, прополоть огород, помыть посуду и потрясти ковры. К полуночи Редькинс изрядно вымотался, но всё равно сидел как на иголках, сжимая в руках свои некромансерские грабли.
   Часы стали бить полночь, и хоббит в нетерпении вскочил, разорвал конверт и с удивлением уставился на небольшую картонку с тремя цифрами.
   - Один... Три... Шесть..., - медленно прочитал Пэтти, и тут мир вывернулся наизнанку...
  
   ***
  
   Утро начиналось как обычно. Урлог встал, стряхнул с себя очередную ночную пассию, даже не взглянув на неё, и стал облачаться. Впрочем, одевать было особо и нечего, набедренную повязку из шкуры песца он снимал, лишь когда мылся, поэтому оставались только плащ, короткие меховые сапоги и оружие. Закинув топор на плечо, эльф вышел из борделя, направившись куда глаза глядят. Планировать день ему не хотелось, сказывалась многолетняя привычка Края Льдов, где в первую очередь думали о том, как выжить, во вторую, как совершить какой-нибудь подвиг, ну а в третью, кому набить морду, просто так, чтобы кулаки не чесались. Размышления о завтрашнем дне являлись прерогативой вождей. Сам Урлог был сыном вождя, пусть и приёмным, но любая попытка заглянуть в завтра давала такой избыточный поток мыслей, что эльфу приходилось заставлять себя вообще ни о чём не думать. Или думать о чём-нибудь отстранённом.
   Правда, пара размышлений всё-таки не давала ему покоя, как бы он ни старался выкинуть их из головы. Первая мысль была связана с его происхождением. Вообще тот факт, что свирепые северные варвары вдруг вздумают воспитать в своей среде эльфийского найдёныша, казался чем-то невероятным. Тем не менее, отец никогда не скрывал, что обнаружил в остатках эльфийского каравана, разграбленного соседним племенем, чудом уцелевшего младенца и, поскольку ни одна из жен так и не родила ему наследника, решил воспитать малыша как собственного ребёнка. Благодаря мясу мамонтов и ежедневным многочасовым тренировкам приёмный сын вождя вырос не бледной худенькой тростинкой, как все эльфы, а горой мышц, способной завязать узлом дракона средних размеров. Вскоре даже самые недовольные соплеменники стали опасаться ворчать в присутствии Урлога о не варварских чертах его лица, однако забыть о перворождённых сын вождя не мог. Несмотря на то, что он искренне считал Север своим родным домом, а абсолютно не эльфийское имя срослось с ним навеки, в глубине души Урлог мечтал о том, что когда-нибудь всё же посетит их заповедные леса. Просто так, чтобы сравнить...
   Но куда больше проблем стала доставлять вторая мысль, появившаяся не так давно. С полгода назад Урлог заметил, что некоторые вещи причиняют ему некоторое... неудобство. Например, неровно заплетённая коса, чуть сбившиеся в сторону ремни перевязи или чей-то отвратительный наряд, от которого сразу хотелось прочистить себе желудок. Такое стало возникать всё чаще и чаще, и Урлог подозревал в этом влияние крови своих предков. Но самое страшное заключалось в том, что, столкнувшись с подобным явлением, он оказывался полностью бессилен. Заметив, что его причёска растрепалась, варвар мог бросить все дела и целый час посвятить ковырянию в волосах своими толстыми пальцами, однако то, что получалось в результате, раздражало его ещё больше. Апогеем этого безумия стал случай, когда после одного поединка эльф бросился приводить в порядок костюм и причёску поверженного соперника, поскольку один взгляд на них приводил Урлога в неистовство. Одежда и волосы так и не были поправлены, зато племя, проведя на всякий случай очистительный обряд, приняло решение отправить сына вождя в цивилизованный мир, чтобы там он отыскал лекарство от своей болезни.
   Напутствуя Урлога перед началом странствия, верховный шаман наговорил ему много страшных слов, что-то вроде: "чувство прекрасного", "гармоничное сочетание свойств объекта", "эстетическое наслаждение", натаскал жульничать в карты, после чего благословил на великий поход. Вождь так же внёс свой вклад, обучив приемного сына поведению в большом мире, что, в общем, свелось к паре фраз: "Строй из себя тупого варвара" и "Бей по морде первым". Уроки пригодились. По крайней мере, в девяти случаях из десяти мало кто решался связываться с тупоголовым, но крутым варваром, пусть даже с эльфийской мордашкой. Вчерашний случай был десятым, так что пришлось помахать топором и кулаками.
   Но если с манерами было всё в порядке, то секрет красоты так и оставался нераскрытым. Установить контакт с сородичами не удавалось. Единичные попытки заговорить пресекались практически сразу, когда эльфы замечали объем мускулатуры Урлога и под невнятными предлогами исчезали в неизвестных направлениях. Элитные человеческие куаферы трёх столиц лишались чувств, едва нога северянина переступала порог их заведений. Гномы в обморок не падали, но предел их умений ограничивался завивкой и покраской бороды, которая у варвара отсутствовала. У гоблинов вся красота измерялась количеством навешиваемых на себя побрякушек. А орки, подобно самим варварам, любили красоваться боевыми шрамами, что Урлога категорически не устраивало. Эта столица была уже четвертой...
   Варвар перешагнул порог постоялого двора. Там он уже три дня снимал комнату, куда свалил весь свой нехитрый скарб (вроде запасной набедренной повязки из шкуры мамонта), на который вряд ли позарится даже самый непривередливый вор. Решив, что неплохо бы и перекусить, он направился к хозяину. Тот, счастливо улыбаясь, бросился навстречу эльфу. Ещё в первый день могучий постоялец нечаянно выбил ему все зубы, которые, впрочем, и так уже сгнили, но потом осознал свою вину и оплатил визит к доктору, где пострадавшему и вставили целую челюсть. Правда, она почему-то оказалась на пару размеров больше, от чего рот у хозяина теперь постоянно был перекошен в довольной улыбке.
   - Готсподин эльф! - после перестановки зубов он вдобавок стал как-то странно присвистывать, когда говорил. - Готсподин эльф, вам питсмо!
   - От кого? - удивился Урлог. Свой адрес он никому не давал, более того, он его вообще не знал.
   - Я не дзнаю! Тут нет отправителя! Но на конверте тстоит ватсе имя! Вам его протситать?
   От последней фразы Урлога просто передернуло. Он и из-за обычной речи хозяина морщился как от ушной боли, не хватало еще и письма в его прочтении слушать.
   - Не надо. Урлог уметь читать, - эльф постарался вложить в эту фразу как можно больше северного холода, немного подумал и, бросив хозяину пару золотых, буркнул. - Зубы сменить.
   Поднявшись в свою комнату, варвар открыл письмо. Читать на Всеобщем он, хвала великому шаману, умел и довольно неплохо, но вот содержание текста привело его в замешательство. Что бы это значило: рискнуть жизнью и осуществить свою мечту? Чья-то злая шутка? Козни злых духов или благословение богов, услышавших мольбы эльфа и решивших направить его на верный путь? Какое же решение принять? Увы, но единственный, кто сейчас мог бы дать верный совет, находился далеко в северных горах. А напутствия типа: "Слушай своё сердце" вряд ли могли помочь Урлогу, поскольку сердце подсказывало слишком многое и чаще всего противоречило само себе.
   - Всё решит судьба, - твёрдым голосом произнёс эльф-варвар и, достав из кошеля монету, подбросил её вверх. - Тёмная сторона - согласиться на предложение, светлая - отказаться (прим авт: светлая и тёмная стороны - варварские названия орла и решки). Да будет так, как скажут боги!
   То ли боги полностью поддерживали автора письма, то ли они сами его и послали, потому что монета упала тёмной стороной. Ни один мускул не дрогнул на лице Урлога, когда он увидел реверс. Северянин ещё раз внимательно перечитал письмо, обратив особое внимание на время отправления. Согласно инструкции конверт следовало открыть в полдень. Не задумываясь о сакральном смысле данного времени суток, варвар спокойно закинул на плечо сумку с барахлом, проверил оружие и взял загадочный конверт. В ту же минуту часы на близстоящей башне пробили двенадцать раз, и по-прежнему невозмутимый Урлог вскрыл конверт. Надо ли говорить, что он сохранял своё хладнокровие даже в тот момент, когда мир завертелся вокруг него?...
  
   ***
  
   - Как это нет?! Почему? - гномий рёв до основания сотряс здание, в котором размещалась комиссия по отбору претендентов на конкурс. - Я полноправный участник! Я подал заявку ещё год назад! Я заплатил все взносы! Так почему теперь меня снимают, даже не спросив моего мнения?!
   - Поймите, - лепетал чиновник, в чьи обязанности входило объяснять представителям искусства, почему их вышвырнули с состязания. - Да у Вас, господин... Эээ... Как Вас зовут? Напомните-ка ещё раз.
   - Басс Драммингс! - возмутился гном. - И поверьте, это имя будут помнить в веках! И забывших его так позорно, как Вы, будут бить камнями на площадях!
   - Ну, это случится ещё нескоро, - пробормотал чиновник. Его откровенно достало уже второй месяц возиться с этими чокнутыми бардами. Эх, ну зачем два месяца назад он повёлся на заигрывания жены начальника, который потом застукал его в своей супружеской постели и в наказание сослал в справочную службу конкурса. - Так вот, господин Драммингс, мы сами жалеем об этом позорном инциденте, но, поверьте, у нас не было иного выхода.
   - Выход существует! - гордо приосанился гном. - Выкиньте кого-нибудь другого!
   - Увы, но требовалось выкинуть именно Вас.
   - Почему меня?! Это что, козни завистников?! Мои недоброжелатели и тут сумели испортить мою репутацию?! Или кто-то боится конкуренции с моей стороны?!
   Маленький гном изо всех сил саданул кулаком по столу. От его удара по толстой дубовой столешнице пошли крупные трещины. Чиновник тяжело вздохнул, ведь за эту неделю ему меняли уже третий стол. Ладно ещё, что певцы - люди приличные и лишний раз кулаков марать не желают, хотя слушать потом песни о гнусных чинушах и бюрократах ой как неприятно, особенно когда в облике злого бумагописца чётко узнаёшь самого себя.
   - Можно сказать и так, - вежливо ответил чиновник. - Вот, смотрите, - он уткнул свой взор в бумаги. - За последние две недели мы получили три дюжины писем. Все они подписаны именитейшими певцами и бардами нашей великой империи, а так же близлежащих королевств. И во всех письмах значится одно-единственное требование: убрать с конкурса лицо, именующее себя Бассом Драммингсом, по причине, цитирую: "Его крайне убогого таланта, который он выдаёт за беспримерное достоинство, поскольку слушать его вопли и крики, кои он называет своим пением, может только глухой тролль", конец цитаты. Кроме того, эти певцы и барды заявили, что если их требование не будет удовлетворено, они откажутся от участия в состязании, а это значительно снизит его престиж. Из всего вышеизложенного нашим руководством и был сделан соответствующий вывод: пожертвовать одним малоизвестным бардом.
   - Я не малоизвестный! - продолжал рычать Басс. Письма конкурентов его задели, хотя и не настолько сильно, как он изображал, ведь где-то в глубине души гном готовился к такому повороту событий. - Меня знают все известные барды десятков столиц!
   - Приношу свои извинения, я погорячился. Впрочем, к моему сожалению, для отмены данного указа у меня нет никаких полномочий. Он подписан самой императрицей, да продлят боги дни её жизни.
   Гном замолчал. На его языке вертелись сотни, тысячи ругательств, но он прекрасно понимал, что слова здесь бессмысленны.
   - А как же Кургул Златопев? - уже ни на что не надеясь, спросил Басс. - Он ведь хотел меня увидеть. А ведь этот бард один из самых популяных в нашей империи.
   - Слова одного, пускай и самого лучшего, против слов тридцати чуть пониже рангом будет недостаточно, - чиновник был неумолим. - Мой совет Вам на будущее: если соберётесь петь, поинтересуйтесь хотя бы у близких и друзей, стоит ли Вам вообще это делать. Из того, что мне довелось услышать, лично я могу сделать заключение, что Вам, господин Драммингс, петь ни в коем случае не нужно.
   - Будут меня всякие безбородые учить! - вспылил Басс, хотя справедливости ради стоит признать, что борода у чиновника имелась, хотя и не такая густая, как у гнома. - Я бард! Я родился им, им же я и умру! И никакая сволочь, особенно чиновничья, не смеет указывать, чем именно мне стоит заниматься!
   - И снова прошу прощения, я всего лишь высказал своё частное мнение, - с улыбкой проговорил чиновник, которому на самом деле безумно хотелось огреть гнома по башке его же собственной арфой, но он отлично понимал, что если так поступит, тут же будет отправлен проводить перепись троллей, а это крайне нежелательно. - И я вынужден повторить, что, к сожалению, ничем помочь не могу. Можете подать прошение на имя императрицы.
   Этих слов обычно хватало для того, чтобы назойливый посетитель всё уяснил и покинул кабинет. Особо непонятливых выносили двое дюжих троллей, прятавшихся в каморке за стенкой, для вызова которых достаточно было дёрнуть за шнурок, висевший над столом. Гном оказался понятливым.
   - Я уйду! - гордо произнёс он. - Но знайте, наступит время, когда вы сами будете просить меня, стоя на коленях. Вы будете умолять, чтобы я спел всего одну песню, предлагая любые богатства! Но я ещё подумаю, петь ли её всем вам!
   Выплеснув своё негодование, гном вышел, и в кабинете хоть ненадолго воцарилась тишина. Чиновник облегчённо вздохнул, но радостью, вызванной уходом подгорного коротышки, насладиться не успел. Спустя несколько секунд в комнату ввалился гоблинский хор, возмущённый тем, что их выступление перенесли на последний день, да ещё и на площадку на самой окраине города.
   Выйдя от чиновника, опечаленный Басс Драммингс побрёл в сторону своего скромного жилища. Гном огорчился настолько, что не замечал ничего вокруг. Не обратил он внимание и на слова хозяина о письме, автоматически выхватив конверт из его рук и молча направившись на свой чердак. Конверт Басс распечатал ещё на лестнице, но смысл написанного ускользал от разума гнома. Он понял лишь одно: кто-то хочет сделать ему хорошо. Не придав никакого значения времени, в которое полагалось открыть конверт, гном собрал вещи, в том числе и свой загадочный инструмент, и сорвал печать. Он был настолько сильно расстроен, что даже не заметил, как все краски мира взорвались в его глазах яркими фейерверками...
  
   ***
  
   На первый взгляд замок казался самым обычным. Конечно, он выделялся размером, но существовали строения намного крупнее и массивнее его. Он был красив и отличался изящностью линий, однако большинство эльфийских зданий превосходили его утончённостью. В общем, замок действительно мог показаться заурядным, если бы ни одна маленькая деталь: он висел в воздухе. Висел над землёй на расстоянии доброй пары столбов (прим. авт.: столб - мера длины, равная версте), не собираясь ни падать, ни улетать за пределы атмосферы.
   Возможно, хозяин замка искал острые ощущения, любил высоту, и для него зависание здания в воздухе являлось привычным делом, но вот его гостей эта архитектурная особенность порядком настораживала. Впрочем, большинство посетителей сильнее пугал способ перемещения в "воздушный" замок, когда они стояли на твёрдой земле, на палубе корабля или на ветке дерева и вдруг в течение секунды оказывались на площадке над отвесной пропастью. Однако абы кто в замок не попадал, поэтому их страх очень быстро улетучивался, уступая место любопытству.
   Гостей объединяло только то, что они не знали, кто и зачем их пригласил. А в остальном отличались они разительно. По лестницам замка шли разномастные эльфы (лесные, морские, пещерные, горные), гномы (лесные и горные), тролли (только горные), драконы (в обличьях двуногих существ), люди, цверги, хоббиты, орки, гоблины, кентавры, дриады. Маги самых разных школ (от шаманов-самоучек Края Льдов до мудрецов из элитных академий), герои, рыцари, бродяги, искатели приключений, менестрели - все они внезапно возникали из воздуха и, недоумённо посмотрев по сторонам, начинали подъём вверх по ступеням. Для тех, кто не сразу соображал, что делать, в частности для троллей, были развешены указатели. Самых же недогадливых, которые встречались практически среди каждого вида, разводили уже слуги хозяина неведомого замка. Похожие на призраков, они крутились между гостями, иногда даже проходя сквозь их тела, и тихим шёпотом давали советы.
   Поднявшись по лестнице, посетители проходили через арку входа и оказывались в огромном зале, способном вместить даже нескольких драконов в их истинном облике. Убранство этого помещения мало чем отличалось от интерьеров королевских дворцов: те же резные колонны из поделочных камней, роскошные ковры и гобелены, фрески и картины на батальную тему, золотые люстры и канделябры с множество горящих свечей. Присутствовавших аристократов и завсегдатаев балов можно было сразу определить по заскучавшим лицам, в то время как многочисленные бродяги с лёгкостью опознавались по задранным головам и обалдевшим взглядам, с которыми они начинали носиться по залу.
   Народу прибавлялось больше и больше, и становилось понятно, почему хозяин назначил всем разное время. Если бы они переместились одновременно, на площадке перед залом скопилась бы куча мала, которую неизвестно сколько времени пришлось бы разгребать, а точный расчёт позволил гостям приходить без шума и задержек. Случались, правда, инциденты, когда порталы распахивались слишком близко друг от друга и выпадавшие из них сталкивались. Но пока что на площадке всё обходилось без драк, хотя в самом замке уже были объявлены три дуэли и даже вынесен заочный приговор (обнаружился там один король в изгнании).
   Впрочем, в остальном все проходило достаточно гладко. Народ гулял по залу, распивая различные напитки, разносимые призрачными слугами. Некоторые гости от скуки сбивались в компании, в которых за чашей вина мигом забывались межвидовые и сословные различия. Кто-то, в частности маги, вёл профессиональные дискуссии (правда, один такой спор потом закончился дуэлью). Гоблины шмыгали между ног гостей, потихоньку тыря из их карманов всё, что плохо лежит. Какой-то дракон в человеческом облике умудрился завалить на подоконнике зеленоволосую дриаду, и теперь из-под плаща, которым они прикрывались, доносились тихие, но страстные ахи и вздохи.
   В общем, на первый взгляд это был обычный приём, какие чуть ли ни каждую неделю проходят в любом королевстве. Однако вряд ли на подобных мероприятиях хоть когда-нибудь появлялось такое количество существ со взорами, горевшими столь ярким внутренним огнём. Здесь собрались те, кого объединяли МЕЧТА, ЖЕЛАНИЕ, ЦЕЛЬ! У каждого - свои, но абсолютно всех они сжигали и испепеляли изнутри так сильно, что одного взгляда на любого гостя было достаточно, чтобы это почувствовать.
   Темп появления новых посетителей стал заметно снижаться. По залу прокатился шумок. Все чувствовали, что причина, ради которой их собрали, вот-вот будет озвучена. Некоторые даже пробрались прямо к входу, чтобы точно заметить тот момент, когда народ перестанет прибывать. И вот, наконец, порог перешагнул последний рыцарь. Удивлённо оглядевшись, он обменялся парой слов со случайно оказавшимися рядом собратьями по сословию, после чего весь обратился в слух. Все ждали хозяина этого места, и он не заставил себя упрашивать.
   В дальнем конце зала стояла ещё одна арка с воротами, только закрытыми, и именно над ними воздух начал густеть, постепенно превращаясь в фигуру двуногого существа. Все присутствующие повернулись в ту сторону. От чародеев стали раздаваться взволнованные шепотки, похоже, своими магическими взорами они могли различить что-то, недоступное для глаз остальных. И вот над аркой вспыхнуло яркое сияние, заставившее всех на мгновение прикрыть веки. Впрочем, яркость очень быстро уменьшилась, став вполне нормальной для восприятия, но ни лица, ни даже видовой принадлежности появившегося из воздуха незнакомца за этим светом разглядеть не удавалось. И через пару секунд по залу пронёсся голос, который услышали все гости, даже находившиеся в самых дальних углах.
   - ПРИВЕТСТВУЮ ВАС, УСТАЛЫЕ ПУТНИКИ, В МОЕЙ СКРОМНОЙ ОБИТЕЛИ. Я - МИЛФУДЖ ВСЕИСПОЛНЯЮЩИЙ. Я - БОГ!
  

Глава 2. Божественные услуги, как они есть на самом деле

Ах, если бы сбылась моя мечта,

Какая жизнь настала бы тогда. No Ю. Энтин

   - Я - БОГ!!! - прогремел под сводами зала голос, что тут же вызвало возмущенный рёв толпы.
   - Ты не наш бог! - проревело что-то косматое и волосатое, вид и пол которого пока никто не сумел определить. - У нашего бога три уха, два хобота, и разговаривать он не умеет!
   - И не наш! - дружно заголосили гномы. - Где топор и борода?!
   - Боги не могут сходить на землю во плоти, - важно заявил желтокожий жрец одного из многочисленных культов, распространённых в восточном краю Тхэнг Мхао. - А их глас могут слышать лишь избранные.
   - Да какой это бог! - усмехнулся эльфийский маг. - Мы подобные сияния с голосами ещё на первом курсе Академии делать научились.
   - Ееето ееесть чееей-то рооосссыгрыш, - пробормотал паладин, судя по его жуткому акценту прибывший из королевства Сауленхейм. - И хотяяя яаа не чувссствовааать прихооода сссииил зсслааа, яаа быыыть увееерен, что ониии приложииить сюдааа своюуу руууку.
   - Где этот бог?! Дайте, я ему башку отрублю, а? А то столько чудовищ и демонов перебил, а бога в активе до сих пор нету, - сквозь толпу пробирался молодой герой, голова которого была покрыта белым платком, придерживаемым чёрным обручем, как принято носить у обитателей пустыни.
   - Богов трогать нельзя, они обидеться могут, - нравоучительно произнесла старая ведьма.
   - А что мне их обиды? Сами виноваты, нечего под руку лезть, - отмахнулся герой.
   - БОГА НЕТ! - яростным криком подвел итог всему вышесказанному могучий тролль, для убедительности своих слов врезав палицей по каменным плитам. Впрочем, они даже не потрескались, но гул от удара раздался такой, что у присутствующих разом отпало желание вести теологические споры.
   Всё это время, пока в зале продолжался многоголосый диспут, сияние молчало, потихоньку уплотняясь, пока ни превратилось в обычного человека. Называющий себя богом предстал перед собравшимися в облике низенького толстого мужичка с добродушным лицом, одетого в какую-то белоснежную хламиду. Спокойно оглядев гостей, он резко провёл рукой наискосок перед собой. Внезапно ярко полыхнуло, и пророкотал негромкий, но весьма убедительный гром.
   - Прошу минуточку тишины, - немного смутившись, произнёс хозяин зала.
   Тысяча пар глаз (хотя нет, не пар, в зале присутствовали и одноглазые) внимательно уставились на него.
   - Дело в том, что я действительно бог. Многие из вас в этом сомневаются, но такова реальность. Чтобы развеять ваши сомнения, сразу скажу, что богов в нашем мире действительно много, хотя все они исполняют волю Единого Творца. Сейчас мы находимся в моей обители, где я могу ненадолго принимать материальный образ. И к тёмным силам я не имею никакого отношения. Что ещё? Ах да, убить меня тем оружием, что имеется у вас в наличии, невозможно. Нет, ну неужели никто из вас в самом деле никогда не слышал обо мне?
   - Как же, слышали! - ехидно ухмыльнулся какой-то юный волшебник, обводя взглядом присутствующих. - Милфудж Всеисполняющий, более известный как бог желаний.
   Почти вся молодежь, находящаяся в зале, принялась хихикать, жестами намекая, о каких именно желаниях идет речь. Сам бог смущённо покраснел.
   - Ну, он же ещё ответственный за погоду, - добавил эрудированный маг.
   - Так это по его вине у нас десять лет дождей не было?! Теперь-то я ему точно башку отрежу!
   - Тихо ты! Дай ему хотя бы возможность оправдаться! - возмущённо зашикали на героя-богоборца. Многие гости потихоньку начинали внимать речам хозяина.
   - Я действительно бог желаний, - сконфужено ответил тот. - Но вовсе не тех, о каких подумали многие. Я исполняю самые заветные желания!
   - Это типа джинна что ли? - не успокаивался пустынный житель.
   - Вроде того, - облегченно произнёс Милфудж. - Вообще-то по роду обязанностей мне приходится принимать множество разных обличий. Приходилось бывать и джинном, и золотой рыбкой, и волшебным деревом, и феей...
   В зале снова раздались ядовитые смешки, от чего бог опять зарделся.
   - Я могу принять любую форму, - продолжил он через некоторое время, справившись со смущением. - Поэтому в разных местах про меня складывали самые причудливые легенды. Но суть остается неизменной: всякий раз я одариваю того, кто окажет мне какую-либо услугу, ну, или произведёт на меня впечатление. По крайней мере, раньше одаривал.
   - А сейчас? - не унимались любопытные голоса.
   - А сейчас, - вздохнул Милфудж. - Сейчас мы и подошли к вопросу, зачем я вас созвал. Но прежде, чем я всё расскажу, давайте пройдём в следующую комнату.
   Створки исполинских ворот, находившихся за спиной бога, дрогнули и медленно распахнулись. Милфудж тут же скользнул в проём, взмахом руки приглашая всех за собой. В отличие от помпезно украшенного парадного зала, следующее помещение больше напоминало огромную пещеру. Потолок и стены казались цельный куском камня, лишь пол покрывало некое подобие каменной плитки, лежавшей крайне неровно, так что самые неуклюжие тут же стали спотыкаться. Впрочем, это и неудивительно, ведь взгляды гостей приковывало то, что находилось в самом центре зала, заставляя забыть обо всем другом. Между полом и потолком, безо всякой опоры и поддержки, тускло мерцая и освещая зал слабым светом, висела огромная сфера, представляющая собой достаточно подробный глобус мира. Океаны, моря, материки, острова, реки, пустыни, горные цепи, леса и даже крупные города - всё это отображалось на нём с большой точностью. Большинство собравшихся весьма впечатлились, однако несколько волшебников почтенного возраста лишь цинично ухмыльнулись, им в свои времена доводилось видеть вещи и поинтереснее.
   - Это Сфера Желаний, - грустно произнёс бог. - Источник моей силы и причина, по которой вы здесь собраны. Я прошу всех поудобнее расположиться и внимательно меня выслушать. История довольно короткая.
   Собравшиеся огляделись по сторонам. Располагаться было особо негде, вокруг находились только голые камни, сидеть на которых практически никому не хотелось. Только привычные ко всему гномы и тролли устроились прямо на полу. Да ещё один рыцарь, не мудрствуя лукаво, подложил подвернувшегося хоббита себе прямо под задницу.
   - Всё началось очень давно, - продолжал бог. - Когда я был молодым, амбициозным и безумно желал войти в Совет Двенадцати Сильнейших. В то время особого могущества у меня не наблюдалось, зато имелись знания и упорство, и я начал работать. Десять тысяч лет я трудился, не покладая рук, пока, наконец, Сфера Желаний ни засияла предо мной. Стоит сказать, что Сфера не является цельной, а представляет собой гигантскую мозаику, кусочки которой я искал по всему миру. Они не материальны, а являются основой реальности для каждого из уголков мироздания. И вот, наконец, когда её создание подошло к концу, я обрел силу и сравнялся по мощи с самыми великими из богов. С того знаменательного дня исчезли ограничения моих возможностей в пределах этого мира. Я повелевал пространством и временем, я мог воскрешать любых существ, даже если их плоть давным-давно рассыпалась прахом. Да, я был могуч, и меня признали на небесах и на земле! В честь меня строились храмы и затевались войны, моей благосклонности искал и стар и млад, независимо от пола и вида, ведь я мог в одно мгновение осуществить самую сокровенную мечту любого!
   А потом... А потом я это потерял! Всё и сразу! Стоило получить силу, как у меня практически сразу появился завистник и враг, бог смерти, зовущийся Альбимеем. Альбимей стал моим противником, потому что я научился отбирать у него души, которые он считал своей собственностью. С потерей душ бог смерти стал терять и свою силу, дело дошло до того, что его собрались исключать из Двенадцати Сильнейших. И тогда Альбимей решился. В открытую боги никогда не ведут между собой войн, однако вредить друг другу могут, особенно чужими руками. Но такого подлого удара в спину я даже не ожидал. Сфера Желаний была надежно укрыта в моём замке, и я, не особо волнуясь за неё, странствовал по миру. И вот, воспользовавшись моим отсутствием, Альбимей сумел взломать защиту цитадели и впустил внутрь своих приверженцев. Мои немногочисленные стражи оказались уничтожены, едва успев послать сигнал тревоги, и, когда я вернулся в замок, выяснилось, что всё уже кончено - слуги Альбимея разломали Сферу и украли большую часть обломков. Моих сил хватило на то, чтобы схватить почти всех его приспешников и вернуть похищенные части артефакта, но я недооценил коварства своего врага. Когда я собрал Сферу воедино, выяснилось, что не хватает семи кусочков. Всего семи... Казалось бы, такая мелочь не должна помешать работе артефакта, особенно учитывая, что в своё время я заранее подстраховался, дабы даже при утрате его части, он продолжал действовать. Но Альбимей оказался хитёр и нашел слабое место Сферы Желаний. Те семь кусочков, которые он приказал украсть в первую очередь, находились в ключевых местах. Их отсутствие не может уничтожить Сферу, но и не дает ей возможности эффективно работать. Я так и не смог поймать тех слуг Альбимея, что унесли эти важные частички, в итоге лишился почти всех своих сил и с тех пор вынужден вести скромное существование на бездонной божественной помойке.
   Пока бог рассказывал свою печальную историю, в зале стояла тишина, однако последняя фраза вызвала у слушателей бурную реакцию.
   - Чего это он нам плачется?
   - Да вишь, бог-то он, оказывается, хреновый. Раньше чудеса творил, а теперь творилку-то ему разбили.
   - Руки что ль оторвали?
   - Гы-гы! Нет, кое-что пониже!
   - Может, лекаря ему какого посоветовать?
   - Нет, это не мой бог! Мой бог сам кому хошь что угодно оторвёт!
   - Твой - оторвет, а мой - приделает! Значит, мой сильнее!
   Милфудж недоумённо смотрел на гостей, выслушивая подобные комментарии. Многочисленным героям было наплевать на бога желаний с его проблемами, зато они, бряцая оружием, с удовольствием выясняли, чей бог самый могущественный и кто из них самих сильнее. Маги и мудрецы в свою очередь вели бурные словесные теологические полемики, и, судя по летящим из глаз спорщиков искрам, дело могло дойти до настоящей драки.
   - ТИХО! - внезапно прогремел божественный голос. Плачущийся бог, разгневавшись, как-то сразу перестал казаться смешным и забавным. - Я не для того тратил свою силу, организуя девятьсот девяносто девять телепортов, чтобы вы тут злословили обо мне и моих собратьях! Если вам неинтересно меня слушать, могу отправить обратно. Только без телепорта.
   Народ моментально замолчал. Никому не улыбалось на своей шкуре испытать действие закона всемирного тяготения.
   - Так вот, продолжаю. Как уже объяснял, большую часть своей силы я потерял, но богом по-прежнему оставался, и мои возможности намного превосходили возможности обычного человека. И я начал искать долго и тщательно. Мне стало известно, что Альбимей не заполучил этих кусочков, ведь боги не имеют права присваивать имущество собратьев без их добровольного на то согласия. Но зато божественными артефактами могут овладеть обитатели земного мира, чем и воспользовался мой враг. Частички Сферы, которые мне не удалось сразу вернуть, оказались разбросаны похитителями по разным уголкам мира. Магия Альбимея надёжно скрывала осколки от моего взора, и я никак не мог отыскать их.
   Однако время шло, и чары постепенно спадали. И вот я вдруг почувствовал отголоски своей собственной магии, своего творения. Но поскольку кусочки Сферы уже стали частью мира людей, они не могут попасть мне в руки напрямую. Мне должны их отдать, причём добровольно, без принуждения и угроз. Конечно же, я пытался организовать переговоры с предполагаемыми владельцами, но и тут меня ожидал крах, никого не заинтересовало моё предложение.
   Можно, конечно, подождать, пока ни сменится владелец, для нас, бессмертных богов, это совсем не долго. Но, увы, в последнее время я настолько ослабел, что, боюсь, в скором времени меня могут перевести в мелкие локальные божки, и даже собранная Сфера Желаний тогда уже не поможет вернуть утраченные позиции. В отчаянии я обратился к богу случая Гахкому, обладающему даром предвидения и способностью читать вероятности. И именно он дал мне совет, звучавший примерно так: "Необходимо выбрать девятьсот девяносто девять разумных существ, обращая внимание не на вид, пол и способности, а на огонь мечты, что горит в их душах. И собрав их вместе, доверяя судьбе, объединить в отряды по трое. Пусть случай царствует над всем". Последнюю фразу, честно признаться, сам не понял, - снова смутился бог. - Но первую половину сказанного я решил выполнить и отправился на поиски. Поскольку я исполняю желания, мне не составило труда найти девятьсот девяносто девять существ, которых объединяет мечта. Вы все пришли сюда за своей мечтой, и я готов её воплотить, но, естественно, не задаром.
   - То есть, ты хочешь, чтобы мы нашли тебе те куски, а в обмен ты исполнишь наши желания? - пробурчал богоборец из пустыни. - А не слишком ли жирно тебе будет? Может лучше по три желания, как и положено? А лучше по десять!
   - Желание я могу исполнить только одно на команду, независимо от количества принесённых осколков.
   - То есть артефакт будет добываться всей командой, а желание исполнится только у одного? - удивился кто-то из магов. - Но ведь всё закончится тем, что самый сильный просто убьёт членов своего отряда и...
   - А вот этого делать не стоит! - строго произнёс бог. - Разборки внутри группы будут строго караться. Наоборот, соратники обязаны всячески помогать друг другу, ведь артефакт должна вернуть вся команда целиком. Отговорки типа: "наш товарищ упал в пропасть" или "был съеден чудовищами" приниматься не будут. И выбор того, на кого опустится моя благосклонность, должен стать добровольным.
   - А как же всемогущество Сферы? - прозвучал девичий голос. - Неужели её мощи не хватит, чтобы одарить всех нас?
   - Почему не хватит? Конечно, хватит. Вот только для того, чтобы она подзарядилась, нужно время. Кто-нибудь согласен подождать пару столетий? Эльфы, маги и драконы, как я понимаю, могут повременить и через двести лет вновь обратиться ко мне.
   В зале вновь наступила тишина. Удивлённые люди, эльфы, гномы, гоблины и прочие разумные существа обдумывали условия сделки, оценивая шансы на успех.
   - Получается, речь идет о лотерее? - первым безмолвие нарушил бас кентавра. - Имеется всего лишь семь шансов из девятисот девяноста девяти. Это мало. Но вероятность того, что моя мечта исполнится без божественного вмешательства, составляет где-то один из миллиона. Те цифры, что предлагаешь ты, мне нравятся гораздо больше. К тому же, кто-нибудь наверняка откажется, и мои шансы возрастут. Можешь считать, что я в игре.
   - Я тоже! И я! - стали раздаваться крики из толпы, вначале робкие, но постепенно набирающие силу. Мысль о том, что исполнится не его заветного желание, а мечта кого-то из присутствующих, никому не пришлась по душе. Через минуту, вопреки прогнозам кентавра, согласие стало всеобщим.
   Бог улыбнулся.
   - Я рад, что мы сумели понять друг друга. А теперь слушайте внимательно и не говорите, что не слышали, поскольку я буду подробно рассказывать о вашей задаче, о том, что вам предстоит преодолеть.
  
   ***
  
   Сфера медленно закрутилась, позволяя обозреть весь мир. А рядом с ней в воздухе появилось изображение огромного угловатого камня красного цвета, размером со слоновью голову.
   - Это и есть ваша цель, - торжественно объявил бог.
   - Что?! Неужели такой большой?!
   - В заплечный мешок явно не влезет.
   - Тролль, думаю, унесёт. Надеюсь, у нас в команде будет тролль.
   - Ой, подумаешь, проблема, простые чары компактификации - и этот камушек можно спокойно положить в карман.
   - Значит, не надо нам тролля. Лучше волшебника.
   Милфудж в очередной раз удивлённо оглядел галдящую толпу. Ох, давненько он не общался со смертными и уже забыл, насколько причудливыми могут быть их мысли.
   - Это не настоящий размер! - наконец сумел он перекричать гостей. - Я увеличил его, чтобы все могли разглядеть. На самом деле, осколок по величине сопоставим с грецким орехом.
   Рядом с образом камня возникла еще одна картинка, демонстрирующая истинные размеры артефакта. Народ в зале облегчённо вздохнул.
   - Впрочем, вам было бы куда легче, будь камень огромным, - усмехнулся бог желаний. - Нести его вам не придётся, достаточно прикоснуться к осколку, и моя сила перенесёт всю вашу команду в эту цитадель. Большие габариты значительно упростили бы поиски, но, увы. И поскольку я могу указать лишь примерное месторасположение артефактов, вам придётся здорово постараться, чтобы их найти. Семь кусочков Сферы разбросаны по самым разнообразным уголкам нашего необъятного мира.
   Следы одного из них обнаружились на крайнем юге северного материка, в эльфийских лесах. Владыка светлых эльфов надёжно укрывает артефакт, отказываясь идти на какие-либо переговоры о его возвращении. Другой попал в край лигартов. Не то чтобы лигарты недружелюбны и не идут на контакт с другими видами, просто они очень скрытны, и их поселения практически невозможно отыскать среди болотистых джунглей. Немало искателей приключений сгинуло в трясинах, так и не добравшись до лигартов. Третий осколок Сферы затерялся в Проклятом лесу. Про то, что из этой чащобы не вышел ни один, забредший туда, думаю, и так все слышали. Четвертый кусок оказался в городе Тысячи Богов, жрецы которого хранят свои тайны строже, чем светлые эльфы. Пятый угодил в цепкие лапы руководства Гильдии Воров и сейчас находится в их северной крепости. Шестой камень - в глубине знаменитых пещер южного материка, подозреваю, что им владеют пещерные эльфы. И, наконец, седьмой хранится в одном из городов Торгового Союза. Как ни странно, купцы искренне верят, что камень приносит им удачу, поэтому берегут его пуще собственных животов.
   Как вы понимаете, добыть осколки Сферы очень непросто. К тому же, я ещё не сказал вам о самой главной проблеме - бог Альбимей продолжает вставлять палки мне в колеса. Сам он не сможет физически вам навредить, но вот сторонников среди всех существ у него хоть отбавляй, поэтому можете ожидать атаки где угодно и от кого угодно. Кроме того, из-за своей слабости я не смогу перебросить вас прямо к осколкам и телепортирую всех в одно место, до которого хватит сил. Для облегчения поисков каждой команде будут выданы деньги для закупки снаряжения и продовольствия и специальный компас, который позволит установить истинное местонахождение артефакта. К сожалению, чары Альбимея снижают его точность, поэтому наиболее эффективно компас работает на расстоянии, не превышающем двух десятков шагов. На больших дистанциях он будет сильно колебаться, указывая лишь примерное направление.
   На этом позвольте мне закончить и перейти к жеребьёвке, которая определит составы команд. Для этого нам придётся вернуться обратно, в зал для приёма гостей.
   Народ недовольно забурчал, многим уже надоело, что их гоняют туда-сюда, но, тем не менее, возле Сферы Желаний никого не осталось. За время их отсутствия в центре парадного зала появился агрегат для жеребьёвки, представляющий собой большой барабан, заполненный цветными шариками с цифрами.
   - Этот автомат в произвольном порядке будет выбрасывать по три шарика, - провозгласил бог. - Вам следует вспомнить те цифры, что были в ваших конвертах. В случае их выпадения проходите вон в тот угол, где и познакомитесь с членами вашей команды. Надеюсь, всем всё понятно? Ну, начнём.
   Впрочем, сразу начать не получилось. Выяснилось, что некоторые присутствующие неграмотны и не могут разобрать изображённые на листке цифры. Как они при этом умудрились понять смысл самого письма, осталось загадкой. Пришлось богу приставлять к каждому из них призрачного слугу, который прочёл бы текст и указал, когда выходить.
   Помимо казуса с неграмотными, случились ещё несколько скандалов на почве межвидовой нетерпимости. Гномы вдруг разорались, что убьют любого эльфа, если он попадёт к ним в команду. В ответ на это эльфы с присущими им хладнокровием и цинизмом принялись в ужасающих подробностях описывать то, что сотворят в аналогичной ситуации с гномом. Вдобавок ещё чёрный маг-мизантроп, размахивая посохом, стал сыпать обещаниями убить всех присутствующих, включая самого бога. Милфудж с трудом смог успокоить дебоширов уговорами и парочкой оглушающих заклинаний.
   И вот лотерея всё-таки стартовала. Призрачные слуги крутили барабан, бог громко объявлял выпавшие цифры, а участники ежеминутно отходили из общей массы народа в дальний угол, знакомясь с внезапно обретёнными боевыми товарищами. Барабан с шариками делал очень причудливый выбор, определяя в один отряд тролля, хоббита и паладина или, того хлеще, трёх эльфийских магов, один из которых был светлым, другой - тёмным, а третий ещё не определился, какая же из этих магических ветвей ему нравится больше. Богоборец в белом платке недоумённо чесал затылок, оказавшись в компании с очень толстым мужиком, жующим пирожок, и нелепой полуголой девицей в ничего не защищающих доспехах. Рядом матерился гоблин-вор, которого угораздило затесаться между двух стражников. В общем, из-за ругани, которая стояла в зале, практически ничего нельзя было услышать. Только изредка звучали радостные крики, когда в одну команду попадали старые друзья, знакомые или просто представители одного вида, ведь проще поладить со своим, чем с чужаком.
   Потихоньку толпа в центре рассасывалась. Еще нераспределённые с грустью рассматривали друг друга, понимая, что с кем-то из оставшихся в ближайшее время и придётся работать. Только что по воле барабана в угол удалился довольный дракон, где бережно обнял за плечи совращённую им дриаду и человеческую красотку, одетую по последней астелларнийской моде.
   А Милфудж всё объявлял новые команды. Наконец-то очередь дошла и до Урлога. Не то чтобы эльф-варвар чувствовал себя неуютно в большой толпе, просто он не любил тратить время на ожидание. Услышав знакомые цифры, Урлог спокойно, сохраняя достоинство, проследовал в указанное место и оглянулся посмотреть, кто же будет его соратниками. Увиденное не порадовало. Впрочем, особо и не огорчило, могло быть и хуже. Подбежавший к варвару хоббит в соломенной шляпе, наоборот, ликующе визжал, а вот гном, остановившийся чуть в отдалении, молча бросал на них мрачные взгляды исподлобья. Урлог мысленно вздохнул. Похоже, без проблем на этот раз не обойтись.
  
   ***
  
   - Что бы вы там ни говорили, я не буду с вами работать! Даже не уговаривайте!
   - Но почему? Нас же сам бог выбрал.
   - Мне всё равно, кого он там выбрал! Я отказываюсь работать в такой компании! Я - бард, и мне необходимо понимающее окружение, а не надутый эльф и придурочный хоббит!
   - Я не придурочный! Я - маг!
   - Ещё лучше! Придурочный хоббитский маг и надутый, причём в буквальном смысле этого слова, эльф!
   - Урлог есть не надутый, Урлог есть накачанный.
   - О Мэйфиет, богиня поэзии, это существо ещё и говорить умеет!
   - А я - Редькинс. Пэтти Редькинс. Ещё меня зовут Зелёный Нос.
   - Слушай, Хрен Редькинс, ты можешь хоть немного помолчать?! У меня случился творческий подъём, и я хочу написать гимн в честь нашего славного похода!
   - Эй, ты же только что говорил, что никуда с нами не пойдёшь!
   - Молчи, мелочь! Тебе никогда не понять душу истинного барда!
   - Урлог точно не понимать.
   Вот в таких перепалках одна из трёхсот тридцати трех команд мило проводила время, оставшееся до начала приключения. Гном сразу же принялся ругать всё и всех, периодически угрожая спеть так, что даже богам станет тошно. Хоббит весело прыгал и рассказывал забавные, как ему казалось, истории из своей жизни, и его хорошее настроение не портилось даже от гномьих истерик. А эльф-варвар молчал и думал о том, какую практическую пользу могут принести его новые товарищи. Вообще-то хоббиты славились как хорошие кашевары и воры, а гномы отлично разбирались в механизмах и ближнем бое, но проблема заключалась в том, что данный хоббит постоянно трындел о своих магических талантах, а данного гнома интересовало только сложение новых песен.
   - Ты, картофельная мелочь, не крутись и не ори! Я уже почти подобрал слова! Вот: о славный поход за моря-океаны, куда мы идём за мечтою своей...
   - Эй, а ведь ты фальшивишь.
   - Молчи! Это у меня такая манера пения! Гномья!
   - Эй, Урлог! Он ведь и вправду фальшивит?
   - Урлог не знать. Но Урлогу нравится. Урлог вспоминать родину.
   - Тебе правда нравится?! - гном так удивился, что даже уронил листок бумаги, на который записывал текст песни. - Тебе нравится, как я пою?!
   - Урлог слышать вой снежного дракона. Урлог скучать по снежным драконам, а славный гном напоминать ему о них.
   - Тьфу, - обиделся гном и с напускным презрением отвернулся от собеседников. Однако долго изображать обиду он не смог и уже через полминуты принялся украдкой бросать заинтересованные взгляды на Урлога. До сих пор гному ни разу не приходилось слышать комплиментов в свой адрес, и фраза, сказанная эльфом-варваром, изрядно потрясла непризнанного барда. Немного подумав, он решил, что пока не стоит портить отношения со своими новыми коллегами и надо попробовать с ними сблизиться.
   - Басс Драммингс к вашим услугам, - неожиданно вежливо представился гном. - Если вам нужны боевые, маршевые или лирические песни, можете обращаться ко мне.
   - А мне можно обратиться? - снова влез хоббит. - Напиши песню о моих подвигах! О том, как я сражаю наповал своих врагов мечом и магией! Только не фальшивь на этот раз.
   - Помолчи, Зелёный Хрен! - буркнул гном. - Не видишь, что я общаюсь с истинным поклонником своего скромного таланта?!
   - Я Зелёный Нос, а никакой не Хрен, - поправил хоббит, даже не заметив оскорблений.
   - Пока ты ни научишься ценить мои песни, будешь Хреном!
   - Ты вначале петь научись, чтобы я тебя мог ценить. Старый Брук, когда напьётся, и то лучше тебя поёт.
   - Вот и иди слушай своего Брука, а меня не доставай! Я пою лишь для настоящих ценителей!
   Впрочем, что касается поисков общего языка, группа Урлога, Пэтти и Басса мало чем отличалась от сотен других. В зале стоял шум и гвалт, раздавались ругань и вопли возмущения. Конечно, ведь мало кому понравится, когда его запихнут в одну команду с заклятыми врагами, да ещё и поставят перед фактом, что отныне он даже думать не должен о том, как бы побыстрее расквитаться с противниками. Волей-неволей приходилось мириться с таким положением дел, но каким трудом это достигалось!
   Наконец формирование команд закончилось, и Милфудж, взлетев под потолок, торжественно воскликнул.
   - Свершилось! Отныне вы все становитесь исполнителями моей воли!
   - Так мы типа теперь Воины Божьи? - продолжал ёрничать пустынник.
   - Можете считать себя таковыми, - улыбнулся бог. - Хотя я бы предпочел считать вас, своими... хм... посланниками. Да, точно. Посланники Божьи!
   - И послали нас куда подальше, - прокомментировал кто-то из рыцарей. - Ладно, а что теперь?
   - А теперь вы получите деньги и компас, после чего я вас высажу там, где будет удобнее найти необходимое снаряжение и куда у меня хватит сил всех донести. Думаю, город Кинтеласт вполне подойдет.
   На довольных лицах присутствующих читалось, что они не против высадки в Кинтеласте. Город располагался на пересечении практически всех мировых торгово-транспортных путей, и из него можно было без проблем добраться даже на соседний материк, а тамошние магазины предлагали широчайший выбор оружия, доспехов, амуниции и магических артефактов.
   Тем временем Милфудж приступил к раздаче наличных и волшебных компасов. Через зал выстроилась очередь. Кое-кто, быстренько оценив ситуацию, стремился после получения денег прорваться к богу ещё раз, чтобы охватить вторую порцию. Этих хитрецов отгоняли призрачные слуги. Впрочем, и среди героев нашлось немало тех, кто с удовольствием отвесил подзатыльник любителям дармовых денег.
   Урлог, получив свою долю одним из последних, пошёл к Бассу и Пэтти, которые и не переставали спорить. У варвара в голове постепенно выстраивалась концепция будущего похода, и он даже решил, куда именно им отправиться. А в это время у него под боком разворачивались совсем иные страсти.
   - У тебя просто нет слуха! - ревел гном. - Я знаю, что моё пение не идеально, но я же учился у самого Милседи!
   - А это кто? - не унимался хоббит. - Король орунов?
   - Сам ты орун, Хрен Редькинс! Милседи - один из величайших бардов прошлого столетия! И пускай маэстро больше не выступает перед публикой, зато он стал прекрасным преподавателем и воспитал немало известных менестрелей и придворных бардов!
   - А судя по твоему голосу, еще и драконов, - ухмыльнулся Пэтти. - Сколько ты у него учился? День, два?
   - Три... часа, - хмуро признался гном, с неохотой вспоминая свой самый знаменитый позор. Милседи хватил удар, когда он услышал рёв Басса, а ученики и слуги маэстро, приведя наставника в чувства, пинками выгнали незадачливого менестреля на улицу.
   - Шустро ты! Но не огорчайся. Если нашему варвару твоё пение понравилось, можешь смело отправляться к его сородичам, у них ты точно будешь иметь успех.
   - Заткнись, Редькинс, - буркнул гном, который, честно говоря, сам только что об этом думал.
   - От того, что я заткнусь, слух и голос у тебя не появятся, - Пэтти ехидно показал гному язык и спрятался за спиной у Урлога.
   Драммингс злобно смотрел на своего оппонента. Вообще-то он мог мигом собрать свою арфу и, используя "демонический вокал" (как его назвал сам маэстро Милседи), покарать злобного критика. Но Басс не знал, как отнесётся к этому хозяин замка, и опасался, что расправа над Редькинсом окончательно утвердит за гномом славу бездарного крикуна, ведь многочисленные герои, скорей всего, не преминут разнести его позор по всему свету. Оставалось лишь скрипеть зубами и надеяться дождаться лучшего момента для мести. Гном раскрыл рот, чтобы высказать всё, что думает о хоббитах, вместе взятых, когда пол внезапно пошатнулся, и Урлог, глядя в сторону выхода, равнодушно констатировал факт:
   - Мы лететь.
  

Глава 3. Великие походы начинаются с малого...

Вместе весело шагать по просторам,

По просторам, по просторам No М. Матусовский

   В мире много разных городов. Где они только ни находятся: в горах, лесах, пустынях, островах, на глубине морей и даже в небесах. Однако в расположении Кинтеласта не было ничего необычного. Он стоял в устье полноводной реки Кинты, протекавшей через весь северный материк и впадавшей в Коралловое море, в краю, где практически круглый год светит жаркое тропическое солнце. Да и вообще сомнительно, чтобы такое прекрасное место, подходящее для возникновения торгового узла, осталось бесхозным. Вот Торговый Союз и выкупил за символическую плату у недалёкого короля государства Миавель небольшой кусочек побережья и превратил находившуюся здесь рыбацкую деревушку в свою столицу, в которой пересеклись целых девятнадцать торговых путей: один речной, шесть сухопутных и двенадцать морских. Стоит ли говорить, что за сотни лет пребывания экономико-административным центром торговой республики, Кинтеласт превратился в самый крупный и богатый город материка. Правительство Миавеля поначалу кусало локти из-за упущенной возможности, но вынуждено было успокоиться
   Однако один минус, поначалу казавшийся основателям торговой столицы незначительным, в местоположении всё-таки имелся - это соседи. Правители четырёх граничивших с Торговым Союзом стран до поры до времени закрывали глаза на его процветание и богатства, чему в немалой степени способствовала разумная политика Союза. Высший Совет с удовольствием разрешал беспрепятственный и бестаможенный проход войск соседних государств по небольшой территории их республики, включавшей сам Кинтеласт и несколько десятков обслуживавших его мелких пригородных поселений, попутно продавая им оружие и припасы по сравнительно низким ценам. Тот факт, что этот транзит использовался соседями для нападения на страны, не имеющие с ними общих границ, Торговый Союз уже не заботил. Когда-то Реналия, Суркелан, Варантин и Миавель пытались даже угрожать торговому государству захватом за "продажность", но очень быстро решили, что пользы от его независимого существования будет куда больше, чем если оно попадёт под чьё-то влияние. Поэтому был заключен четырёхсторонний пакт о ненападении на Союз. Конечно же, в тайне каждый король мечтал заполучить в свои руки столь лакомый кусочек, и лишь тот факт, что в случае попытки захвата Торгового Союза он будет иметь дело сразу с тремя своими соседями, удерживал от этого опрометчивого шага. Поэтому долгое время Кинтеласт продолжал процветать, не боясь войн и раздора.
   Всё изменилось лет сто назад, когда молодой амбициозный правитель Реналии решил совершить победоносный поход на королевство Варантин, как обычно, через территорию Торгового Союза. Подобные военные кампании замышлялись ради разграбления и принуждения к дани пары-тройки попавшихся по пути городов противника, и для королей четырёх стран стали обыденной повседневностью. За время своего правления каждый из них организовывал как минимум дюжину таких операций. Но в этот раз дело не задалось. Несмотря на стремительный марш-бросок Реналии, армия Варантина оказалась полностью готова к бою и поджидала неприятеля на самых удобных позициях.
   По четырехстороннему пакту запрещалось вести боевые действия на территории Торгового Союза, поэтому король Реналии с неделю походил вдоль границ Варантина, а затем, осознав собственный провал, махнул рукой на договор и с горя пошел на Кинтеласт. Отлично понимая, что ему будет от других стран за попытку присвоения этих земель, монарх решился на отчаянный шаг. Стремительным штурмом он взял торговый город и за три дня, прежде чем соседи, шокированные такой наглостью, успели что-то предпринять, обобрал его, после чего так же быстро, насколько позволили многочисленные обозы с награбленным, удалился домой. А уж поживиться в Кинтеласте было чем. Одна эта операция принесла в казну Реналии столько же богатств, сколько полдюжины походов в соседние государства. Шуму поднялось очень много, но поскольку земли торговой республики не захватили и формально договор не нарушили, коварному королю всё сошло с рук. Остальные страны всерьёз возмутились вседозволенностью поведения Реналии, но подумав, пришли к мнению, что они ничуть не хуже и им тоже всё можно. После этого правило о неприкосновенности территории Торгового Союза было пересмотрено.
   Последующие походы на Кинтеласт стали проходить с завидной систематичностью. Купцы принялись срочно нанимать войска, но, увы, это не смогло их спасти, ведь хищники уже почуяли свою жертву, и наёмная армия очень быстро потерпела поражение. Регулярные набеги на город продолжались в течение почти пятидесяти лет, а затем резко прекратились, поскольку грабить стало уже нечего. Некогда процветавший город захирел, и от его былого величия не осталось даже тени. Высший Совет Торгового Союза принял решение оставить Кинтеласт, и десятки купеческих кораблей отправились на южный материк в поисках свободных прибрежных земель, которых уже не осталось на северном.
   Правителям четырех королевств пришлось срочно собираться, чтобы определить статус бывшей независимой республики. Как обычно и случается на таких встречах, сперва было высказано множество угроз, жалоб, кое-кто вообще пытался развязать драку и даже войну, но последовавшее за дебатами застолье с обилием вкуснейших яств и выпивки наилучшим образом поспособствовало принятию единогласного решения. Отныне короли Варантина, Миавеля, Реналии и Суркелана оставляли Кинтеласт в покое, однако взамен город обязывался значительную часть доходов отдавать в казны этих стран. Проще говоря, выплачивать солидную дань всем четверым странам. Кроме того, Кинтеласту запретили содержать армию, поскольку монархам совсем не хотелось в один прекрасный день обнаружить у себя под боком орду наёмников, подстрекаемых разгневанными купцами. В остальном городу и прилегающим территориям был подтверждён нейтральный статус, ведь прекращать воевать друг с другом короли не собирались и по-прежнему планировали использовать эти земли для транзита войск.
   Постепенно усилиями тех коммерсантов, что не сбежали на юг, Кинтеласт восстановился и вернул себе славу торгового центра, но, лишённый независимости, он потерял и возможность развиваться. Деньги, ранее тратившиеся на возведение роскошных дворцов, фонтанов, садово-парковых комплексов, теперь отходили к соседям, а оставшихся средств едва хватало для поддержания торговых дел на существующем уровне. Естественно, ни о каком культурном расцвете не шло и речи, а как раз наоборот. Вдобавок постоянные войны, ведущиеся соседями, привлекали в город уйму сомнительных личностей, начиная с наёмников и заканчивая обычными мародёрами. В общем, в настоящее время Кинтеласт являлся действительно идеальным местом, где одномоментное появление тысячной разномастной толпы не вызвало бы ни малейшего подозрения. Имелся, конечно, риск привлечь внимание королевских шпионов, но, поскольку никто не собирался вступать в контакт с городским правительством, был шанс, что пронесёт.
   Для большей безопасности предприятия Милфудж разбил своих гостей на несколько партий и каждую высадил примерно в часе ходьбы от города на одну из дорог. Почти все нормально добрались до города, не повезло только попавшим на юго-западную дорогу. Стража Юго-Западных ворот обратила внимание на то, что все путешественники идут по трое, и приняла их за членов секты Трёхголового Тельца, которая была строжайше запрещена последние двести лет. Незадачливым приключенцам пришлось клясться на семи священных символах в доказательство того, что они почитают нормальных богов. Остальные стражники даже и не пытались останавливать входящих в город, ведь многие из них тайком надеялись, что рано или поздно в эти ворота зайдёт благородный герой, который накажет жадных соседей и вернет Кинтеласту былую славу. Охранники не задумывались о том, что вряд ли кто-то за просто так решит объявлять войну четырём военным государствам и освобождать Кинтеласт от дани, и их вера в бескорыстного избавителя оставалась непоколебимой. В результате в город большинство путешественников попали тихо и без проблем.
   Но зато, оказавшись в Кинтеласте, "божественные посланники" словно с цепи сорвались. И хотя большинство из них не испытывали друг к другу ни малейшего доверия, сборы в поход проходили в шумной и весёлой обстановке. В первую очередь были зачищены картографические лавки. Милфудж по непонятным причинам пожадничал и не дал никому ни одной даже самой завалящей карты, поэтому пришлось бежать их покупать. Опоздавшие к раздаче устраивали драки за клочок бумаги. В общем, гильдия картографов в тот вечер поставила рекорд, обеспечив себе всего за три часа месячную выручку. Затем последовал штурм оружейных торговых рядов, лавок магических артефактов, продовольственных магазинов и прочее, прочее, прочее...
   Славная команда эльфа, гнома и хоббита одна из немногих не поддалась всеобщему безумию. Карта у эльфа имелась, причем хорошая - спасибо шаману. Для дальнего похода все трое уже собрали нужные вещи, включая оружие, инструменты и припасы. Вот только хоббит горящими глазами посматривал в сторону магических лавок, но пока удерживался от опрометчивых поступков.
   Сняв на ночь комнату в одной из гостиниц, будущие герои решили перекусить и, спустившись в большой зал, сели за столик. Урлог мрачно оглядел своих компаньонов и решил, наконец, внести полную ясность.
   - Сразу скажу, - вполголоса произнёс эльф. - Мне безразлично, что и как вы собираетесь делать, но я приложу все усилия, чтобы один из камней достался нам!
   - Да мы все усилия приложим. А что ещё нам остается? - усмехнулся гном и тут же опешил. - Эээ... А где твой варварский акцент?!
   - Какой акцент? Ты имеешь в виду что-то типа "Урлог хотеть пить"? Так это уроки маскировки от нашего верховного шамана.
   - Так я и знал! - воскликнул Басс и схватился за голову. - Это снова эльфийские козни! Сейчас выяснится, что и песни тебе мои не нравятся!
   - Почему? Очень даже нравятся. Хотя над голосом тебе бы ещё поработать, чтоб страшнее звучало.
   - Издеваешься? От моего пения даже драконы в стороны шарахаются!
   - Ты говоришь об изнеженных южных драконах, - снисходительно ухмыльнулся эльф. - Если попадёшь к нам на острова, поймёшь, что для того, чтобы напугать ледяного дракона, одного рёва мало. Наши драконы крепкие и... Эй, а где наш третий компаньон? - с удивлением произнёс он, обшаривая глазами зал в поисках хоббита. - Он только что был здесь.
   - Эта мелочь настолько шустрая, что за ней и не уследишь, - ответил гном.
   Урлог тут же перехватил за руку пробегавшего мимо слугу и с акцентом спросил:
   - Здесь быть хоббит! Куда он идти?!
   - Он только что вышел, - как можно дружелюбнее ответил слуга, с восторгом разглядывая рельефную мускулатуру варвара. - И направился в магическую лавку напротив.
   - Кажется, этот Зелёный Хрен говорил, что он маг. Надеюсь, он там не застрянет до утра, - проворчал гном и, выложив на стол вручённый ему магический компас, глянул на стрелку в надежде, что та покажет ему местонахождение осколков. Стрелка послушно крутанулась, намекая, что ближайший располагается прямо на столе в кувшине с пивом.
   - Дурацкий компас толком не работает, - вздохнул Басс. - Это какой-то неправильный бог.
   В зале тем временем появилась новая порция посетителей. Гном удивлённо поднял брови и кивнул варвару в сторону дверей, от которых прямо к ним направлялись коллеги по поиску артефактов: дракон в человеческом облике и две девушки. В том, что это именно дракон, эльф с гномом не сомневались. У кого ещё из разумных существ могут быть такие глаза: жёлтые с вертикальными зрачками? Троица быстро пересекла зал и остановилась напротив Урлога. Спутницы крепко прижимались к своему компаньону, практически не сводя с него восторженных глаз. Правда, светловолосая время от времени отвлекалась. Доставая из воздуха магическое зеркало, она старательно поправляла свой макияж и навороченную высокую прическу, после чего вновь переключала внимание на соратника. Печальный взгляд дракона скользнул по лицу эльфа, а потом перешёл на гнома.
   - Прошу прощения, - мелодичным голосом произнёс дракон. - Если не ошибаюсь, вы тоже посланы Милфуджем за осколками Сферы Желаний?
   - Да! - хором ответили Урлог и Басс.
   - Как замечательно! - дракон дружелюбно улыбнулся. - Может, разрешите мне присесть рядом с вами? Кстати меня зовут Торлесафиреаф, но я прекрасно понимаю, насколько тяжело моё имя для повседневного обращения, поэтому можете называть меня просто Торлес. Позвольте мне представить и моих спутниц. Это волшебница, ах да, прости, дипломированная волшебница, выпускница Имперской Магической Академии, её зовут Арледа. А вот она не любит рассказывать о своём прошлом, поэтому знакомьтесь: просто дриада по имени Верениен. Не правда ли они прелестны?
   - Что тебе нужно? - резко спросил Басс. - Или ты торгуешь прелестями своих подружек?
   - Фи! - скривила личико волшебница. - Как можно быть таким грубым?!
   - Не обращай внимания, дорогая, - грустно промолвил дракон. - Гномы весьма сварливый народ.
   - Что?! Кого ты сварливым обозвал? Ты хоть знаешь, кто я такой?! Да меня боятся барды всего континента! - заорал гном, вскакивая со своего места.
   - Басс, сидеть! - рявкнул эльф.
   - Я тебе не собака! - проворчал Драммингс, но всё-таки уселся и снова переключился на дракона. - Ну, говори, чего вам надо?
   - Видите ли, я даже не знаю, с чего лучше начать. В общем так, поскольку у нас единая цель, мне и моим милым соратницам хотелось бы присоединится к вам.
   - Ага! Так мы и будем пригревать конкурентов на своей груди, - язвительно начал гном, но Урлог прервал его.
   - Почему? - осведомился варвар у дракона.
   - Это грустная история, - начал Торлес. - Да, у меня, как и у нас всех, имелась мечта, за которую я был готов биться до последнего. Но стоило мне встретить этих очаровательных дам, как я понял, что моё желание по сравнению с их просто ничтожно, и я сразу же добровольно уступил его им. Но, к сожалению, мои драгоценные девочки очень хрупки, да и сам я не слишком хороший воитель, поэтому боюсь, что у нашей команды нет шанса даже дойти до означенных земель, не говоря уже о попытке завладеть одним из артефактов.
   - И ты надеялся, что мы тебе поможем? - продолжал возмущаться гном. - Тут и на троих-то осколка мало, а ты ещё двоих хочешь на нас повесить. Нет уж, иди ищи других дураков!
   - Я согласен даже на кратковременное сопровождение.
   - Чтобы ты нас потихоньку по дороге прирезал! Но знай, Басс Драммингс не такой дурак, и он не...
   - Урлог соглашаться. Урлог провожать вас, - снова перебил гнома эльф-варвар.
   - Ты что, веришь ему? - яростно зашипел Басс.
   - Нет, - немного подумав, ответил Урлог. - Но он мне нравится.
   - В таком случае нам можно присесть, - сказал дракон, пододвигая стулья для себя и девушек. - А вы, кстати, уже определились, куда пойдёте в первую очередь? И где ваш третий спутник?
  
   ***
  
   Пэтти светился от счастья. Оставив своих товарищей за трапезой, он словно на крыльях любви полетел через дорогу к магической лавке, располагавшейся как раз напротив гостиницы, укоряя себя за то, что не отправился туда сразу же. С трепетом хоббит отворил входную дверь и восторженно вскрикнул. Внутреннее убранство его не разочаровало. Загадочные светящиеся кристаллы, колбы, в которых что-то булькало или дымилось, запечатанные баночки с неведомыми тварями внутри, волшебные порошки, магические амулеты и много другого невероятного ожидало Пэтти в магазине.
   - Мир Вам, уважаемый посетитель, возжелавший прикоснуться к чудесам магии! - проговорил словно бы из ниоткуда возникший хозяин лавки, приветливо улыбающийся волшебник средних лет в фиолетовой мантии. Правда, едва только он разглядел потенциального покупателя, от его улыбки не осталось и следа, да и мёд из речей пропал столь же внезапно.
   - По некромантии что-нибудь есть? - добродушно поинтересовался Пэтти, словно бы и не заметивший перемены в голосе хозяина. - Учебники там, пособия, артефакты...
   - Тсссссссссс! - яростно зашипел волшебник, прикладывая палец к губам. - Ты что сумасшедший или из магической стражи?
   - Я - хоббит! Меня зовут Пэтти Зелёный Нос Редькинс! И вовсе никакой я не хрен, как утверждает этот бородатый ворчун.
   - Значит, сумасшедший, - продолжал шептать волшебник. - Неужели ты и правда не знаешь, что некромантия запрещена законом? Да если бы сейчас кто-нибудь из представителей властных структур услышал твои слова, завтра нас обоих отправили бы на рудники лет на двадцать!
   - Не-а, ничего такого я не знаю, - покачал головой Пэтти, невозмутимой весёлости которого можно было только позавидовать. - Но я думал, раз в мире существует столько некромантов, то можно с лёгкостью достать и весь необходимый для этого дела инвентарь. А что, всё действительно так серьёзно? Может, мне стоит пройтись по соседним лавкам?
   - Точно псих! - простонал хозяин.- Да тебя схватят, едва ты переступишь порог любого магического магазина с такой просьбой. На твоём месте я бы давно покинул город и даже не промышлял ни о какой... некромантии, - последнее слово волшебник произнёс едва различимым шепотом.
   - Жаль! - пожал плечами хоббит, хотя разочарованным он совсем не выглядел.
   Не обращая никакого внимания на кошмары, что сулил ему маг, Пэтти с интересом принялся изучать стоящее в углу чучело карликового василиска.
   - Получается, в других лавках я ничего не найду?
   - Только ужас и боль! - патетично завыл было маг, однако резко осёкся. - Но постой, я вижу на твоём челе печать Тьмы! Так ты правда вступил на этот путь, полный опасности и смерти?!
   - Не вступил бы - не спрашивал, - хмыкнул Пэтти.
   - Тогда, - маг ненадолго задумался, после чего быстро запер дверь изнутри, включив магическую надпись "Закрыто", и потащил хоббита вглубь лавки, по пути бормоча под нос какое-то заклинание. Одна из полок с книгами, послушно повинуясь хозяину, повернулась вокруг оси, открыв за собой просторную нишу, в которую и направились волшебник с клиентом.
   - Тогда узри же моё тайное хранилище, созданное специально для истинных адептов тёмного дела! - пафосно произнёс маг, обращаясь к Пэтти.
   Хоббит огляделся. Здешняя обстановка мало чем отличалась от обстановки в первом зале, разве что тут чучела были пострашнее, бурление в колбах отличалось большей зловещностью, а назначение артефактов оставалось более непонятным.
   - Что это? - спросил хоббит, тыкая пальцем в первую попавшуюся вещь.
   - Меч Чёрного Короля.
   - А это?
   - Щит Чёрного Короля.
   - А это?
   - Доспехи Чёрного Короля.
   - А эта мумия?
   - А это сам Чёрный Король!
   - Какой-то он маленький, - проговорил хоббит, придирчиво рассматривая мумию, рост которой едва ли превышал его собственный. - Он случаем не из наших?
   - Чёрный Король был величайшим из тёмных магов. Ему повиновались демоны двадцати преисподних, драконы смерти и призраки ужаса. А рост - это плата за столь ужасающую силу.
   - Ну, и зачем тут продаётся его чучело?
   - Маг, что сумеет поднять Чёрного Короля, получит в свои руки силу, сопоставимую с мощью всех армий северного материка! - продолжал завывать хозяин лавки.
   - Ух ты, надо будет попробовать! А вот это что?
   - Ооо! Это могущественный артефакт Голова Дракона. Он облегчает контакты с призрачным миром и увеличивает силу мага в десятки раз!
   - И как им пользоваться? - спросил хоббит, крутя в руках вышеназванное.
   - Насаживаешь на посох и получаешь всю его силу.
   - Вот так что ли? - Пэтти, недолго думая, надел Голову на рукоять своих грабель. На мгновение драконьи глаза ярко сверкнули.
   - Что ты наделал? - застонал маг. - Теперь ты должен купить этот артефакт, поскольку больше никуда его приткнуть не получится, ведь он уже настроился на твой... Эээ... Твои... Грабли?
   - Это зачарованные грабли. А штучка забавная, сколько стоит?
   - Восемьсот золотых тургалей! И это, можно сказать, даром. Правда, я сомневаюсь, что они у тебя есть.
   - Беру! - если раньше хоббит просто выглядел довольным, то сейчас прямо-таки излучал счастье. - А вот это что?
   - Парадное некромансерское одеяние, - ответил маг, изрядно удивлённый такой сговорчивостью покупателя.
   - Хм, а почему оно зелёное, а не чёрное?
   - Для маскировки. Не станешь же ты разгуливать по улицам в чёрном руническом балахоне. Зато стоит только начать произносить специальное заклинание, как одежда сразу темнеет. А вот эти руны, нанесённые на ткань, многократно усиливают защиту. В комплекте идет алмазная пряжка, способная блокировать светлую магию, и пояс-маннонакопитель. Правда, стоит это удовольствие полторы тысячи золотых тургалей.
   - Всё беру! А в углу что лежит?
   - Повелитель Демонов, мощный артефакт, на создание которого ушло три чешуйки дракона и два рога единорога. Он довольно дорогой...
   - Беру! А это что?
   - Портативный набор для ритуальных пыток.
   - Беру!
   - Могу также предложить комплект волшебных эликсиров и редких зелий.
   - Беру!
   - А ещё...
   - Тоже беру!
   Через полчаса хоббит покинул волшебную лавку. Его мешок раздулся от приобретённых магических товаров, а кошелёк, напротив, изрядно похудел. Невзирая на последнее обстоятельство, настроение у Пэтти было просто великолепным, ведь только что он сделал первый шаг к исполнению своего заветного желания. Не менее довольным остался и маг-торговец, который хитро ухмыльнулся, едва только за хоббитом закрылась дверь магазинчика.
   - Слава всем богам, хоть от части рухляди избавился. Ещё парочка таких простофиль, и у меня, наконец-то, освободится нормальное помещение под лабораторию. А уж денег на её оборудование, - волшебник облизнулся, вспомнив объём сегодняшней выручки. - Мне хватит с излишком.
  
   ***
  
   В гостиничном зале не прекращались бурные прения. Герои обложились картами и теперь яростно рычали, пытаясь определиться с выбором маршрута. Точнее, рычал только гном, которого не устраивал самый очевидный путь.
   - Не пойду я к эльфам! - ругался он. - Хоть режьте, хоть убивайте, но к ним меня не затащите!
   - Какая жалость, что Вы их так не любите, - своим обычным печальным тоном произнёс Торлес. - В данный момент путешествие в эльфийское государство стало бы идеальным вариантом. Всего пара недель по сравнительно ровной дороге - и мы окажемся на краю Шэнэллиона. Конечно, есть ещё Проклятый лес, до которого, если повезёт с попутным кораблём, мы доберёмся недели за три, но...
   - Я туда не поеду, - сурово отрезала Верениен. - Ни за что на свете.
   - Так что, видите, дорогой мой гном...
   - Меня зовут Басс!
   - Прошу прощения. Видите, дорогой мой Басс, какая сложилась ситуация. Наша команда не может идти в Проклятый лес, а поиски Цитадели Воров по моим расчётам займут не меньше двух месяцев. В то же время эльфы находятся буквально у нас под боком, так почему бы ни использовать этот шанс?
   - Урлог соглашаться! - высказал своё мнение варвар. - Урлогу надо попадать к эльфам.
   - Да вы тут сговорились, - простонал гном. - Сами подумайте, ну что мы забыли у эльфов? Они надменные и не любят чужаков, особенно гномов. А уж эльфийские певцы готовы вообще любого заклевать.
   Дальнейшие споры были прерваны внезапным появлением Пэтти. Он влетел в зал, поразив присутствующих своим сногсшибательным нарядом. Да, мало кто здесь раньше встречал хоббита в ярко-зелёной мантии, расшитой рунами, которая большей частью волочилась сзади по полу, собирая на себя горы мусора. Торжественно улыбаясь, Пэтти подошёл к столу и, схватив свою кружку, провозгласил:
   - За наш счастливый поход! Ура!
   - Ты где был? - проворчал Басс. - Участвовал в конкурсе на самый безвкусный наряд?
   - Роскошная мантия, не правда ли? - хоббит словно и не заметил издёвки и, увидев новые лица, поинтересовался. - О, а это кто?
   - Торлес, Арледа и Верениен. Они идти с нами, - ответил Урлог.
   - Хотя мы их и не звали, - добавил Басс.
   - Ну, с нами, так с нами, - Пэтти дружелюбно кивнул дракону и тут же не сдержался и похвастался. - А я в дорогу всё необходимое купил. Теперь любого архимага одной левой сделаю!
   - Надеюсь, Вы закупались не в той ужасной лавке, что находится через дорогу? - вежливо осведомился Торлес. - Я сам хотел приобрести там пару артефактов в дорогу, но мои друзья, хорошо знакомые с городом, сумели отговорить от этого нерационального поступка. Как они мне объяснили, хозяин - бессовестный жулик, продающий втридорога всякий хлам.
   - Да ладно вам, хлам! Вы посмотрите, какой плащ! - воскликнул Пэтти и поднял мантию с пола. - Какая застёжка! Я же теперь крут!
   - Слушай, ты, Патиссон Редькинс, - начал гном. - Я не знаю, насколько ты сейчас крут, но, во-первых, убери свою хламиду из моей кружки, - хоббит торопливо сдернул полы мантии со стола. - А во-вторых, признавайся, какую сумму ты за это отвалил?
   - Да практически даром взял. Вот мантия, например, в полторы тысячи тургалей обошлась.
   - Серебряных? - разом вырвалось у всех.
   - Золотых, - с гордостью ответил Пэтти. - И это ещё очень дёшево.
   - То есть ты выложил полторы тысячи золотых за эту тряпку? - у экономного гнома задергалось веко.
   - Да, это неразумная трата средств, - меланхолично прокомментировал дракон. - Что свидетельствует об отсутствии склонности к бережливости.
   - Какая ещё тряпка? Это боевое облачение мага! - начал обижаться хоббит. - А ещё я артефактов прикупил.
   - Бог давать тысяча тургалей, - нахмурился Урлог. - Где ты брать остальное?
   - Так я ваши взял.
   - Наши?! - рука гнома потянулась к мешку, где лежал выданный богом кошель. Через секунду Басс уже ревел благим матом, не обнаружив его. В отличие от гнома Урлог в немом восхищении посмотрел на Пэтти. Никому ещё не удавалось стащить у эльфа деньги, да так, чтобы он даже не заметил.
   - Да, ваши-ваши. Вы же мне сами сказали, что для похода у вас всё собрано, значит, деньги вам не нужны. А у меня, кроме посоха, ничего и не было.
   - Но ты мог хотя бы попросить! - застонал Басс, которого никто не слушал.
   - Сколько оставаться? - спросил эльф.
   - Вот! - хоббит высыпал на стол горстку медяков с редкими вкраплениями серебра. - Почти ничего не осталось.
   - Дурак ты, Редькинс Хренопузовый! - гном бился головой об стол. - А провизию? А лошадей? На что мы это будем покупать?!
   - Что-нибудь да придумаем, - отмахнулся Пэтти.
   - Как я понимаю, про корабль тоже можно забыть, - подвел итоги дракон. - А что касается провизии и транспорта, у меня осталось немного наличности, которую я готов внести на общее дело.
   - Вот, я же говорил, что придумаем! - обрадовался Редькинс.
   Нахмуренный Урлог, всё это время внимательно изучавший фибулу на хоббитском одеянии, не удержался, неожиданно резко бросился вперёд и, схватив её, принялся крутить.
   - Ты что делаешь, извращенец?! - завопил Пэтти, решивший, что с него сдирают одежду.
   - Урлогу это не нравится! - пробормотал эльф, продолжая вертеть застёжку, то затягивая плащ, то наоборот его распуская. Хоббит верещал, отбивался и кричал что-то о грязных эльфах-извращенцах. Наконец Торлес, задумчиво созерцавший эту сцену, медленно поднялся и, отодвинув варвара в сторону, лёгким движением поправил злосчастную фибулу.
   - Вот так Вы хотели, я не ошибаюсь?
   - Урлог благодарить!
   Довольный эльф сел на место, с облегчением откинувшись на спинку стула, и, на мгновение выйдя из образа, спросил:
   - А сможешь этому научить?
   - Этот дар чувствовать прекрасное у меня врождённый, поэтому я вряд ли смогу научить тому, чего сам до конца не понимаю, - развёл руками дракон. - Придётся Вам поискать другого преподавателя или же самому постигать всё на практике. А поскольку мы всё-таки определились с маршрутом, предлагаю закончить ужин, а утром позаботиться об оставшихся вещах и отправится в путь.
   - А с чего это мы должны слушаться какого-то дракона-сутенёра с именем, которое хрен выговоришь?! - снова стал возмущаться гном.
   Торлес и его спутницы едва только открыли рты, чтобы что-то возразить, но вездесущий хоббит уже их опередил.
   - Дракона? Ты сказал дракона? Торлес, ты, правда, дракон? Ух ты, круто! Это же совсем меняет дело! Вот, говорил же я, что всё само собой решится! Теперь нам не нужны лошади, мы просто залезем Торлесу на спину, и он в считанные часы домчит нас до эльфов! Ну, как вам моя идея?
   От такой наглости у дракона задёргался глаз.
   - При всём моём уважении к Вам, я не думаю, что Ваша идея хороша. Вы переоцениваете мои скромные силы, пятерых моя спина просто не выдержит.
   - Так я же имел в виду твоё настоящее обличье, ну, с чешуёй и крыльями, - не растерялся Пэтти.
   - Так я тоже говорил про моё настоящее обличье, - изумился Торлес.
   Гном, до которого, наконец, дошёл смысл предложения хоббита, разорался пуще прежнего.
   - Зелёный Хрен, да ты что с ума сошёл?! Если охота свернуть себе шею, можешь лезть на эту крылатую ящерицу, но других-то за собой не тяни! Хотя тебе, наверное, будет полезно рухнуть с летящего дракона, может, удар о землю выбьет из твоей башки всю дурь!
   - А что не так-то? Можно же верёвками привязаться, - недоумевал Пэтти.
   - Редькинс, ты издеваешься? Какие ещё верёвки?!
   - Ну, я подумал, что ты просто боишься упасть.
   - Да ничего я не боюсь! Просто не полезу на дракона - и точка! Я и так-то стараюсь драконов стороной обходить, чтобы не связываться, а ты говоришь - лезь на спину!
   - Вот поэтому я и не люблю разговоры о моём истинном теле в большой компании, каждый раз находится как минимум один дракононенавистник, - возвёл очи горе опечаленный Торлес, но тут ему на шею бросилась Арледа, что моментально вернуло дракона в благостное состояние духа.
   - Пусечка, а одного пассажира твоё человеческое тело выдержит? - промурлыкала она.
   - Ну, давай подойдём к хозяину гостиницы, снимем комнату на ночь и проверим, - отозвался Торлес.
   - Конечно, давай проверим!
   - Это какие ещё проверки вы собрались устраивать? - неожиданно встряла дриада. - Нам завтра с утра в поход, поэтому за ночь надо отдохнуть, а не всякими глупостями заниматься! Я пойду с вами и прослежу, чтоб вы сразу же спать легли!
   - Да ты просто хочешь нам помешать, потому что ревнуешь и завидуешь мне, - надула губки волшебница. - Конечно, ведь у такой уродливой зелёной жабы, как ты, нет никаких шансов.
   - Что ты сказала, поганка розовая?!
   Возмущённая Верениен потянулась к голенищу сапога, из-за которого виднелась рукоятка ножа. На ладони Арледы появился огонёк.
   - Девочки, не ссорьтесь! - простонал дракон, задув огненный шар одной спутницы и отведя от ножа руку другой. - Вы мне обе очень-очень дороги, и я сильно огорчаюсь, когда вы начинаете ругаться. Вы же не хотите меня огорчать? Ну, и славно. А сейчас, в самом деле, пойдемте спать, вы устали, и вам надо отдохнуть.
   Воспользовавшись замешательством девушек, Торлес обнял их за талии и, рассказывая какую-то романтическую чушь, повёл к хозяину заведения договариваться насчёт комнаты. Обернувшись напоследок к эльфу, гному и хоббиту, дракон произнёс:
   - Вам бы я тоже не советовал засиживаться допоздна. Спокойной ночи!
   Урлог и Пэтти сразу с ним согласились, а с мнением Басса никто пока считаться не спешил.
  

Глава 4. Первая битва от нечего делать

  

Мы раз-бо-бо-бобойники,

Разбойники, разбойники No Ю. Энтин

  
   Полуденное солнце припекало головы усталым путникам, медленно двигавшимся через саванну по Эльфийскому тракту. А поскольку идти приходилось в юго-восточном направлении светило всё утро мало того, что жарило, так ещё и било прямо в глаза. Привычному и не к таким передрягам Урлогу было наплевать на жаркое солнце, и он как ни в чем не бывало шагал впереди отряда. А вот холодолюбивому Бассу приходилось не легко. Тем не менее, периодически утирая пот с лица, гном продолжал играть на своей "боевой арфе" и вполголоса напевал походную песню.
   На лошадей и тем более на повозку, конечно же, не хватило денег, поэтому пришлось ограничиться тремя мулами, на которых тут же взвалили всю нехитрую поклажу. Сперва хотели купить и пони для Пэтти, но бравый хоббит так и не оставил идею оседлать Торлеса. Видимо, в сознании начинающего мага прочно засела мысль, что для престижа неплохо бы заиметь своего личного ездового дракона, пусть и наотрез отказывающегося принимать крылатый облик. В итоге Пэтти все-таки взял Торлеса измором и, когда у того просто не осталось сил сопротивляться и возражать, с удовольствием залез ему на плечи. Впрочем, дракон довольно быстро нашёл общий язык с хоббитом и с охотой рассказывал ему о своей жизни.
   - Мечта? Да, она у меня есть. Это даже не моя мечта, а мечта всего моего народа. Началась данная история несколько столетий назад, когда один могущественный бог возненавидел драконов и поклялся уничтожить весь наш род. Но поскольку небожителям запрещено напрямую вмешиваться в дела земные, он наложил хитрое проклятие: у нас перестали рождаться самки. Бог рассчитал, что, оставшись без дракониц, дающих потомство, драконы со временем вымрут, однако наши мыслители сумели его перехитрить. Долго Совет Мудрейших искал способ обойти проклятие и все-таки нашёл! Мы научились принимать обличья двуногих существ и начали спариваться с представительницами других народов, в результате чего стали появляться драконята-полукровки. Вот уже много лет каждый дракон, вступивший в половозрелый возраст, уходит из стаи в большой мир, чтобы зачать наследника. И ему запрещено возвращаться, не имея на руках нового члена стаи. Это сурово, но необходимо. Однако далеко не каждая самка способна зачать от дракона, поэтому найти такую избранную очень нелегко, и поиски иногда занимают десятилетия. К сожалению, хотя этот обычай и спас наш род, он вовсе не оградил его от вымирания, ведь драконы-метисы значительно уступают своим отцам по силе и могуществу. Так что угроза деградации будет нависать над нами до тех пор, пока какая-нибудь женщина ни родит наконец девочку-драконицу, нашу будущую королеву.
   - Ага, вот почему вы так любите похищать принцесс! - воскликнул хоббит, обрадовавшись разгадке старой тайны.
   - Не только принцесс. Мы и крестьянок берём, если они подходят для этой цели. Именно поэтому я был несказанно счастлив, когда получил в спутницы двух таких прекрасных дам, наделённых печатью избранности.
   - Я надеюсь, что именно моя дочь спасёт твой народ! - с придыханием произнесла дриада, нежно глядя на дракона.
   Волшебница, на секунду оторвавшись от изучения собственного отражения в зеркальце, смерила соперницу хмурым взглядом.
   - Твоя? Да не смеши меня. Что ты знаешь об избранности и судьбе? Считаешь, что достаточно немного покувыркаться в кустах, и королева драконов уже будет готова?
   - Да, где уж мне соперничать со специалисткой по столичной любви и изысканным позам! Ты же ничего не можешь, вас в академии учат только файерболлы бросать и любить ста пятьюдесятью разными способами. Лишь наша гармония с природой и постижение истинных чувств способны разрушить проклятие.
   - Девочки, когда вы ругаетесь, моё сердце кровью обливается, - устало промолвил дракон. - А поскольку кровь у меня огненная, из-за ваших препирательств оно может сгореть в буквальном смысле этого слова.
   Волшебница и дриада тут же прекратили перепалку и влюблёнными глазами уставились на Торлеса.
   - Вот и хорошо. Не стоит ссориться. И вовсе не обязательно вам рожать, мне будет достаточно того, что мы хорошо проведём время вместе. Я обещал им, что той, которая мне больше понравится, я и отдам свою мечту, - пояснил дракон хоббиту. - Но они решили, что для этого непременно надо произвести на свет королеву драконов. Боюсь, это вообще невозможно без божественного вмешательства.
   - То есть ты решил плюнуть на свой народ ради желания одной из этих дамочек? - удивился хоббит.
   Арледа и Верениен тут же возмущённо зашипели.
   - В общем, да, - пожал плечами дракон. - Но ведь, вероятно, проклятие сможет снять кто-нибудь из моих сородичей, вовсе не обязательно это делать мне. А вот девушкам никто, кроме вашего покорного слуги, не поможет, а они так прекрасны и ... - не успев договорить, Торлес вдруг резко опустил голову и громко захрапел, при этом продолжая двигаться вперёд.
   - Что это с ним?! - испуганно взвизгнул Пэтти.
   - Всё с ним в порядке, - ухмыльнулась Арледа. - Это особенности драконьей физиологии. Они могут спать на ходу и даже на лету, в то время как их тела находятся во власти инстинктов.
   На какое-то время разговоры стихли. Дорога стала петлять, и Арледе все силы пришлось тратить на корректировку курса не худенького и не маленького Торлеса (на котором к тому же восседал не желающий слезать хоббит), ведь дракон, будучи спящим, предпочитал двигаться исключительно по прямой. Верениен пыталась справиться с перехваченными у Торлеса мулами, а те, едва попав к дриаде в руки, стали упрямиться. Басс по-прежнему боролся с жарой и струнами, Пэтти пыжился от собственной важности и осознания того, что едет на драконе, а Урлог молча шёл впереди, внимательно изучая окрестности на наличие опасностей.
   Возникший в клубах дорожной пыли человек никому не показался подозрительным или опасным - обычный бродяга в заношенной хламиде с посохом из ствола молодого деревца. Подобных персонажей за утро они встретили не меньше двух десятков. Урлог всего лишь скользнул по незнакомцу глазами, а гном и дриада, увлечённые свои делами, даже не обратили на него внимания.
   Всё изменилось в тот момент, когда бродяга поравнялся с драконом, хоббитом и волшебницей. Один брошенный на Торлеса взгляд исказил лицо странника гримасой торжества и ненависти, и в то же мгновение его посох обрушился на голову несчастного дракона. По статистике у драконов очень хорошая реакция, и вероятность того, что обычный человек может нанести им внезапный удар, практически нулевая. Но вот если дракон спит, статистика с удовольствием встаёт на сторону человека. Так что нечего и удивляться, что посох, соприкоснувшись со лбом Торлеса, отбросил того на несколько шагов назад. Дракон немедленно проснулся и, потирая место удара, стал удивленно озираться по сторонам. Придавленный его телом хоббит громко заверещал, а бродяга, не опуская посоха, ринулся в повторную атаку.
   Но на сей раз очухавшийся Торлес успел среагировать и откатился в сторону. Зато на этом месте остался лежать полураздавленный разгневанный Пэтти, которому и достался следующий удар. Но стоит сказать, что в детстве Зелёный Нос любил лазить по чужим садам и фермам, и то, что его ни разу не поймали, красноречиво свидетельствовало о необычайной ловкости хоббита. Вот и сейчас, не долго думая, он заблокировал зачарованными граблями посох противника, а затем, резко выбросив своё оружие артефактной рукояткой вперёд, поставил незадачливому незнакомцу совсем не магический фингал под глазом. Не ожидавший такой наглости бродяга опешил, а в следующую секунду его ждал очередной сюрприз: в бой вступили Арледа и Верениен, озверевшие от столь варварского обращения с их любимым.
   С одной стороны в лицо оборванцу полетела отравленная стрела, а с другой - файерболл. Смерть была практически неминуема, но Пэтти, не подозревавший о такой огневой поддержке, резким движением своих грабель подсёк ноги соперника, опрокинув его на землю. Через мгновение в том месте, где только что находилась голова бродяги, раздался взрыв: огненный шар испепелил стрелу и самоуничтожился. Незнакомец попытался встать, но тут же замер, поскольку подбежавший эльф приставил к его горлу острие меча. Рядом тут же возникли "боевая арфа" гнома, лук дриады, очередной огненный шарик волшебницы и, наконец, самое страшное оружие - волшебные грабли хоббита.
   - Ты нам всё рассказывать! - тоном, не терпящим возражений, произнёс Урлог, но тут же изумленно захлопал глазами, поскольку бродяга неожиданно разрыдался.
   - За что?! За что мне такие мучения?! - сквозь слёзы стонал он. - Из-за чего я должен страдать, мокнуть под дождём, дрожать от холодного ветра, подвергаться побоям и унижениям? Только потому, что я хочу исполнить свою клятву?! Ну, почему боги так суровы ко мне?!
   - Прошу прощения, - вдруг поинтересовался Торлес. - Вы ведь лорд Абраз, не так ли? Я Вас уже почти позабыл за эти три года.
   - Три года! - зарычал оборванный лорд. - Три года я ищу тебя, мерзавца, скитаясь по всему свету! Три года я пытаюсь исполнить свою клятву, и лишь волею небес ты всегда уходил от моей карающей руки! Но теперь меня ничто не остановит! Я... - и он резко замолчал, почувствовав, что меч эльфа плотнее приблизился к его горлу.
   - Ты рассказывать, - мрачно повторил Урлог.
   И Абраза прорвало. Лорд происходил из древнего, но не очень богатого рода, славящегося своими традициями и щепетильным отношением к вопросам чести и достоинства. У Абраза есть сестра Лимиэйль, девушка неземной красоты, чьей благосклонности добивались самые знатные люди королевства Суркелан. Но в один прекрасный день юная леди повстречала негодяя, который с лёгкостью очаровал её до такой степени, что она согласилась сбежать с ним из дома. Гнев семьи из-за побега Лимиэйли был страшен, однако куда ужаснее оказалось то, что случилось через полгода. Леди всё-таки вернулась домой полностью обесчещенной, хотя и крайне довольной, и рассвирепевший глава рода тут же дал клятву не знать покоя и отдыха, но самолично найти и покарать злобного искусителя, которым оказался, как ни странно, дракон Торлес. Однако тяготы трёхлетнего путешествия сильно подломили дух лорда, а окончательно выбила из колеи встреча сегодняшним утром с разбойниками, которые подло напали на него спящего и отобрали все деньги, оружие, доспехи и одежду, оставив взамен лишь это дранье да посох. Можно сказать, что Торлесу крупно повезло - лобовой удар мечом он бы вряд ли пережил.
   Упомянутые бандиты сразу заинтересовали отряд.
   - Сколько есть их? - спросил Урлог.
   - Я насчитал две дюжины, - ответил незадачливый мститель.
   - Урлог брать половина на себя! - сказал эльф.
   - А я - вторую! - хором выкрикнули Басс и Пэтти.
   - Зачем они вам? Да и ни лучше ли пойти другой дорогой? - избитый лорд переводил изумлённые глаза с одного лица на другое. Окончательно придя в себя, он осознал, что такой странной компании ему видеть ещё не доводилось.
   - Другой - долго, можем опоздать, - пожал плечами Торлес. - А Вам надо вернуть меч, раз так желаете сразиться со мной. Хотя мне бы этого, честно говоря, не хотелось, ведь Вы можете пострадать.
   - Решено, отправляемся давить разбойников! Ух, я им покажу, на что способен! - хорохорился хоббит. - А далеко идти?
   - Полчаса по этой дороге. Там будет роща с небольшой полянкой. На ней меня и ограбили. И, как я понял из разговоров, временное пристанище бандитов находится где-то рядом. Хотя вряд ли удастся его найти, разбойники наверняка надёжно прячутся и...
   - Я уметь читать следы, - перебил Абраза Урлог.
   - Ну что, прямо сейчас и пойдём? - не терпелось Пэтти.
   - А чего ждать? - поднял бровь Торлес.
   - Хм, господа, не хотелось бы вас огорчать, но с битьём разбойничьих морд придётся повременить, - промурлыкала Арледа, отряхивая запылившийся рукав платья. - Причина для этого самая что ни на есть объективная - от нас сбежали наши вещи.
   - Что? - хором обалдели мужчины.
   - Да-да, я не шучу. Кое-кто очень любит разглагольствовать о своем единении с природой, а на деле не может совладать с тремя спокойнейшими мулами. Где вот их теперь в этой пустыне искать?
   - Во-первых, это не пустыня, а саванна, - нахмурилась дриада. - Во-вторых, эти животные не такие уж и спокойные. А в-третьих, мне что надо было стоять в сторонке и держать мулов, когда Торлесу угрожала опасность?!
   - Если честно, мне абсолютно наплевать на первое и совсем не верится во второе, - отмахнулась волшебница. - А что касается третьего, неужели ты не видела, что на помощь ему и так есть кому прийти? Ты вообще хоть одно дело, за которое берёшься, можешь сделать нормально? А то ни во врага с нескольких шагов не попадаешь, ни мулов удержать не можешь.
   - Он в ту же секунду упал, поэтому я его не достала! Да и ты сама, между прочим, в него не попала! - вспылила Верениен.
   - Зато я попала в твою стрелу и не теряла поклажу, которую мне не придётся теперь разыскивать.
   - Девочки, пожалуйста, перестаньте, - тяжело вздохнул Торлес. - Ну, что мне сделать, чтобы вы не ругались?.. Точно больше не будете?.. Ну, конечно же, я вам верю, дорогие мои. В общем, я сам отыщу мулов, всё равно далеко убежать они не могли. Главное, чтобы их кто-нибудь раньше нас не нашёл.
  
   ***
  
   Дракон практически сразу обнаружил пропавших мулов в ближайших зарослях низких деревьев. К счастью, новых хозяев у животных за это время не появилось, и отряд в полном составе двинулся навстречу подвигам. Избитый рыцарь показал тропу, отходящую от дороги, и, пойдя по ней, компания вскоре оказалась в нужном месте. Полянка действительно очень удачно подходила для отдыха: лёгкий ветерок покачивал густую траву под ногами, а над головами приятно шуршали темно-зелёные листья акаций и мимоз. Гном, осмотревшись по сторонам, довольно вдохнул полной грудью и с наслаждением произнёс:
   - При виде такой красоты, мне хочется писать стихи!
   - Вы - поэт? - осведомился стоящий рядом дракон.
   - Бард! - с гордостью ответил Басс. - Единственный в мире гномий бард.
   - Это действительно примечательное знакомство, - в знак уважения кивнул Торлес. - Но, боюсь, сейчас время, не подходящее для песен, ибо наш остроухий друг что-то нашёл.
   Урлог действительно практически сразу же наткнулся на искомый след. Для профессионального следопыта это было не сложно, тем более что след представлял собой натоптанную тропку, уходящую вглубь зарослей. Похоже, разбойники, уверенные в своей безнаказанности, даже и не подумали маскировать убежище.
   - Вперёд! - лаконично произнёс варвар, и соратники, привязав мулов к первому попавшемуся дереву, тут же устремились за ним. Арледе пришлось ненадолго задержаться, чтобы наложить на мулов защитное заклинание, отводящее глаза потенциальным похитителям, и, закончив своё дело, волшебница побежала за остальными.
   Тропинка изрядно петляла. Выйдя из рощицы, она устремилась в овраг, потом поднялась на равнину с высокой травой, полностью скрывавшей хоббита и гнома, а затем опять направилась в редколесье, где путешественники и обнаружили тех, кого искали. Марш-бросок до разбойничьей стоянки занял совсем немного времени, так что даже не привыкший к таким пробежкам Басс не успел запыхаться. И хоббиту было понятно, что этот бандитский лагерь являлся временным. Похоже, что шайка, с утра хорошо поживившись, не утерпела и решила устроить привал, чтобы изучить добычу. Только вот их количество заметно отличилось от цифры, названной ограбленным лордом.
   - Полсотни! - кратко сообщил Урлог, старательно укладывая в кусты разбойничьего часового со свёрнутой шеей.
   Остальные мрачно переглянулись.
   - Я не люблю насилие, - произнёс Торлес. - Но сделаю всё, что смогу.
   - Эти гады ответят мне за случившееся, - зарычал Абраз, крепко сжимая в руках дубину, вырубленную из акации топориком для дров, позаимствованным у дриады. - Вон, видите их атамана? На нём надеты мои доспехи, а на поясе висит мой меч.
   - Если я использую силу своей музыки, нам даже не надо будет драться, - промолвил недовольный гном. - Хотя, думаю, потом придётся очень долго искать их по лесам и степям, чтобы вернуть награбленное.
   - А давайте, я их заколдую?! - радостно предложил хоббит.
   Возможно, никто и не обратил бы внимание на предложение Пэтти, не отличающееся полезностью и эффективностью, если бы ни один нюанс. Все остальные члены отряда старались говорить шёпотом, но хоббит, совершенно не подумав о маскировке, громко заявил о своих намерениях на всю округу.
   Разбойники встрепенулись.
   - Засада! - крикнул атаман, выхватывая меч.
   Быстрее всех среагировал эльф. Сорвав меч и топор со спинных креплений, он, яростно выкрикнув боевой варварский клич, рванул в атаку. Дракон, гном, лорд и волшебница, недолго думая, последовали за ним. Пэтти принялся с интересом изучать поле боя, прокручивая в голове те немногие заклинания, что он знал, а Верениен, натянув лук, открыла прицельный огонь, поражая бандитов одного за другим. Правда из-за врожденной любви ко всем живым существам и недостатка боевой ярости, позволявшей эту любовь преодолевать, дриада стреляла по конечностям разбойников, не убивая их, а лишь выводя из строя.
   Урлог тем временем начал бой. Не добежав до толпы противников несколько шагов, он скрестил своё оружие в воздухе. Мощная вспышка света и звуковая волна, внезапно возникшие от этого нехитрого действия, опрокинули не меньше полудюжины бандитов, хотя остальные, на мгновение опешив, вовсе не собирались отказываться от драки.
   Рядом, яростно размахивая своим топором, сражался Басс, и его соперникам тоже приходилось несладко. Разбойники, не привыкшие к битвам с низенькими гномами, чаще всего мазали, в то время как Басс с удовольствием лупил всех попадавших под удар ниже пояса или по ногам. Впрочем, вскоре в драку вступили несколько невысоких гоблинов, так что несладко стало уже самому гному.
   Торлес, демонстрируя свое миролюбие, просто шёл сквозь толпу, изящно уклоняясь от ударов, попутно ломая всем нападающим руки и оставляя за собой толпу калек.
   Арледа держалась на расстоянии от поля битвы и издалека закидывала разбойников огненными шарами и молниями, ухитряясь при этом успевать полировать сломанный в суматохе ноготь. Однако когда из толпы вырвался огромный страшный мужик, с явной примесью тролльей крови, и бросился на волшебницу, на несколько секунд та растерялась. Две молнии просто отлетели в стороны от доспехов разбойника, выдав в них сильный защитный артефакт. Арледа недовольно поморщилась, глядя на приближающуюся безобразную рожу, но тут девушку осенило, и с пальцев её правой руки сорвалось розовое облачко, моментально окутавшее полутролля.
   Бандита это не остановило, и через секунду он уже стоял рядом с волшебницей, занося над её головой боевой топор, но вдруг между ними появилось магическое зеркало. И вот тут полутролль опешил. Он хорошо знал свою внешность, поскольку любил по утрам перед умыванием скалиться в воды ручьёв и рек, издеваясь над своим отражением. Но сейчас вместо угрюмой клыкастой морды с кучей шрамов его взору предстало нечто с густо накрашенными ресницами, подведёнными веками, ослепительно розовыми сверкающими губами и нарумяненными щеками. То, что поверх его доспехов возникло платьице нежно-голубого цвета, окончательно добило разбойника, который, судя по всему, тронулся рассудком и, яростно рыча, бросился в заросли прямо через толпу, прокладывая просеку из тел своих же коллег.
   Больше всех не повезло Абразу. Его идея вступить в поединок с атаманом оказалась, мягко говоря, неудачной. Первый же выпад меча противника превратил дубинку лорда в груду щепок, и незадачливому рыцарю пришлось спасаться бегством, размышляя о том, что боги сегодня от него отвернулись.
   А Пэтти наконец-то придумал стратегию действия и собрался приступить к её исполнению. Поудобнее перехватив свои грабли и закутавшись в плащ, хоббит бросился на поле боя. К счастью, вчера дриада любезно согласилась укоротить его боевое одеяние, так что теперь ноги в нём не путались и можно было с лёгкостью скользить между дерущимися. Несколько раз удачно приложив граблями разбойников по коленям, Пэтти практически незаметным прокрался в самый центр лагеря. Его мишенью являлся атаманский бивуак, а точнее костёр. Разбойникам удалось поживиться петухами, которых уже ощипали и насадили на вертела. Верхушку шайки ждал бы сегодня роскошный обед, но у хоббита были совсем другие планы.
   Добравшись до цели, он быстро осмотрел петухов, после чего очертил вокруг костра пентаграмму. Оставалось только произнести необходимые слова, и вот жареные тушки задёргались, размахивая куцыми остатками крылышек. Пэтти прочёл ещё одно заклинание, увеличивающее силу своих зомби, и тут-то всё и началось. Вертела, с парой насаженных птиц на каждом, сорвались со своих мест. Петухи, при жизни не умевшие летать, внезапно обрели такой дар после смерти. Но хоббиту этого показалось мало, ведь зомби требовались ему не для эксперимента или развлечения, а в качестве оружия. Один за другим над разбойников закружились десять вертелов. Капли горячего сока, стекая с тушек, стали падать на головы бандитов. Некоторые из них, поморщившись, подняли глаза вверх да так и застыли с отвисшими челюстями.
   И тут Пэтти атаковал. Жареные петухи обрушились на банду как гнев божий. Конечно, большого вреда нанести они не могли, однако вертела больно кололи открытые части тел, заставляя отвлекаться, а то и просто вгоняя в панику. Заметив, что у лорда Абраза возникли проблемы, хоббит, ни минуты не колеблясь, послал на его противника самый тяжёлый управляемый снаряд. Атаман гордо встретил грудью эту атаку. Конечно же, вертелом, пусть и с насаженными на него птицами, нельзя пробить цельнометаллический нагрудник, однако, если за три года странствий доспехи, выкованные, прямо сказать, не из самой качественной стали, изрядно потрепались и заржавели, это меняет дело. Поэтому глава шайки очень удивился, когда вертел легко прошёл сквозь металл и горячим острием воткнулся в его грудь. Наличие петухов не позволило штырю вонзиться глубоко, впрочем, атаману и без того стало очень больно.
   Дальнейшие события напоминали карнавал в спецлечебнице для свихнувшихся магов. Эльф разбрасывал разбойников пачками, украсив ими все ближайшие ветки деревьев. Волшебница вошла во вкус и превращала всех попавших под её горячую руку в творения сумасшедшего стилиста. Наконец-то натянул струны гном и, распевая вполголоса колыбельную, принялся гонять остатки банды по поляне. Дракон подробно опрашивал пострадавших, насколько им больно и чем он может им помочь. Однако кульминацией всего этого безумия стало то, как хоббит, командовавший отрядом жареных петухов, под шумок ухватил на лету одного из своих зомби и принялся с аппетитом его уплетать. В общем, в разбойничьем лагере царил полный беспредел, когда внезапно откуда-то прозвучал пронзительный женский визг:
   - Во имя добра и справедливости сдавайтесь, злодеи! И да восторжествует правосудие и истина-а-а-А-А-АПЧХИ!
  

Глава 5. Очень Странный Отряд

   - Не, не прынцесса!
   - А хто?

- Королевна! No к/ф "Морозко"

   "А-А-АПЧХИ!" раздалось ещё раз, и битва остановилась. Уцелевшие разбойники и "божьи посланники" принялись удивлённо озираться по сторонам, пытаясь обнаружить источник непонятного шума.
   - Сверху! - одновременно прокричали атаман, которому наконец-то удалось избавиться от жареных петухов и испорченных доспехов, и все замечающий Урлог.
   Народ как по команде задрал головы. Открывшееся взорам зрелище впечатлило всех. На ветке баобаба, расположенной на высоте примерно пары человеческих ростов, стояла молодая воительница. Доспехи, которые по идее должны защищать, в данном случае не столько прикрывали тело, сколько подчеркивали его достоинства. Ну, в самом деле, от чего могут защитить короткая бронеюбочка, бронесапожки до середины икр и практически ничего не скрывающий бронелифчик? А на ярко-рыжих волосах с отросшими темно-русыми корнями вместо нормального шлема красовался всего лишь металлический обруч с каким-то ярко-голубым камнем. Венцом образа являлся здоровенный украшенный шипами и дополнительными лезвиями меч воительницы, длиной мало уступавший её росту. Девушка явно пыталась произнести речь, но непрекращающийся приступ чиханья упорно не давал ей этого сделать.
   - Апчхи!... Склоните колени... апчхи!... перед королевой... апчхи! ...воительниц всего света... апчхи! ...поборницей правосудия... апчхи! ...великой принцессой... апчхи! ...Мирабеллой-Стефанией, герцогиней Преффенбургской, так же известной как Разящая-я-я-я!!!
   На последнем слове её нога неожиданно соскользнула с ветки, и чихающая принцесса беспорядочно замахала руками, хватаясь то за воздух, то за меч. К счастью девушки, её оружие очень удачно зацепилось за какой-то сук, тем самым не дав взявшейся за него хозяйке упасть и позволив быстро восстановить равновесие. И всё вроде бы благополучно закончилось как для воительницы, так и для обалдевших стоявших внизу, но тут боги, видимо, решили окончательно добить зрителей, потому что в ту же секунду от повисшего на дереве меча раздался бархатный баритон:
   - О бытие, в тебе царят страданья. Вокруг лишь кровь, вокруг война. О люди, алчет кто желаний, тем самым жизнь вы выпьете до дна!
   - Ловиальф, замолчи, - сурово обратилась к мечу девушка. - Ты должен предрекать врагам страшные кары и сыпать проклятиями.
   - Пусть предрекает кары тот, кто у тебя в мешке живёт, - отозвался он.
   Воительница недовольно нахмурилась, но всё-таки, одной рукой держась за оружие, сдёрнула с плеча походный мешок и вытащила из него здорового толстого хомяка, размерами мало уступавшего хорошей крысе.
   - Волшебный зверь Ыхыр, - пафосно произнесла великая принцесса. - Предреки этим злодеям страшную участь. Дай им своё пророчество, дай им своё проклятие! Пусть сгорят их души в семи демонических котлах!
   - Ну, зачем ты меня вытащила? - простонал хомяк. - Я до того хорошо спал, а тут вон почти сотня разбойников. Мне и так осталось жить пару месяцев, а ты хочешь приблизить мою кончину. Боги, ну зачем вы отдали меня в руки этой дуре? Я у неё даже сдохнуть не могу как нормальный порядочный хомяк!
   - Сей странный зверь, что телом так нелеп, в раздумиях своих себе построил склеп, - прокомментировал речь хомяка меч.
   - Замолкни! - рявкнула на клинок воительница. - А ты, Ыхыр, быстро произноси своё пророчество!
   - Меня зовут Зернопуз, - захныкал хомяк. - И предречь я могу только собственную смерть.
   - Ну, пожалуйста. А я тебе за это семечек насыплю.
   - Семечек? - хомяк задумался. - Эх, ладно. Предрекаю всем страшные муки при жизни, суровую гибель и разные прелести загробной жизни. Тра-ля-ля, бу-бу-бу, давай сюда семечки!
   - Нет, Ыхыр, давай нормально, иначе никаких семечек!
   - Я точно сдохну. Дай мне хотя бы самку, чтобы получить последнее наслаждение перед смертью.
   - И страстью сердце было полным, хоть он простой хомяк безродный, - вновь завёл свою шарманку меч.
   Пэтти с раскрытым ртом взирал на всю эту картину и не сразу заметил, что сзади к нему кто-то подошёл. Лишь когда над самым его ухом раздалось чавканье, Редькинс обернулся и уткнулся носом прямо в огромное пузо. Подняв голову, хоббит увидел и лицо обладателя живота, всё заплывшее жиром. Оно показалось Пэтти смутно знакомым.
   - Захватывающее представление Вы тут устроили, коллега, - довольным голосом произнёс толстяк, отбросив в сторону обглоданную косточку. - А если Вас не затруднит, не могли бы Вы спустить мне вон ту птичку, - он ткнул пальцем в одного из зомби-петухов, продолжавших нарезать круги над поляной. - Больно уж он мне приглянулся.
   Хоббит удивлённо захлопал глазами, но вертел всё-таки спустил. А потом и ещё один, для себя. Толстяк тут же вонзил зубы в бедро птицы, не переставая жевать, поднял руку вверх, как-то необычно сложил пальцы, и небольшая группка разбойников, пытавшихся тихонько скрыться в лесу, превратилась в несколько горсток пепла.
   - Ух ты! - Пэтти был в полном восторге. - Вот это сила!
   - Благодарю Вас, коллега, - скромно потупился толстый волшебник. - Однако смею Вас заверить, что Ваше выступление значительно превосходит то, что могу продемонстрировать я, как по изысканности, так и по произведённому на зрителей психологическому эффекту. Но вот что касается Вашей школы... Будь я на Вашем месте, то вообще не стал бы её публично демонстрировать.
   - Ничего такого в моей школе нет, - пожал плечами хоббит и тут же указал пальцем на бушующую воительницу, ведущую безумный спор с мечом и хомяком. - А ты вместе с той дамой? Скажи, что это с ней творится?
   - Да, я с ней, - ответил толстяк. - Можете не обращать внимания, у неё часто случаются всякие заскоки. Вот, к примеру, вчера она потребовала, чтобы мы, как истинные воины, ночевали на улице под ближайшей пальмой. Естественно, я и ещё один наш спутник отправили её с таким предложением куда подальше, за что она на нас сильно обиделась и решила ночевать под открытым небом в одиночестве. В итоге, утром нам пришлось вытаскивать нашу спутницу из-за решётки, потому что городская стража во время ночного обхода приняла её за бездомную и арестовала за бродяжничество. К тому же после сна на каменной мостовой практически без одежды наша "прекрасная воительница" простудилась и теперь постоянно чихает. Или вот ещё...
   Последних слов хоббит уже не расслышал, потому что к его спине снова кто-то приблизился, и у этого кого-то был весьма зловещий голос.
   - Хоббит-боббит, у тебя есть мясо? Хоббит-боббит, ты не хочешь меня покормить? - порычало нечто.
   Пэтти обернулся и впервые за время похода почувствовал что-то, отдалённо напоминающее страх. Возле Редькинса стоял огромный конь незнакомой хоббиту масти "вороной в разводах" и злобно скалился.
   - Хоббит-боббит, дай мне мясо! - снова сказал конь.
   - А у меня его нет, - еле-еле выдавил из себя Пэтти, у которого от изумления отнялся язык. Говорящие лошади, в отличие от тех же говорящих хомяков, совершенно не вписывались в его мировоззрение.
   - И-и-и-и-и! - заржал конь. - Тогда я съем тебя!
   - Не бойтесь, коллега, не съест, - успокоил хоббита толстяк. - Он только может только угрожать, а на самом деле безобиднейшее создание, как и всё, что входит в комплект снаряжения нашей бедной "принцессы".
   - А она в самом деле принцесса? - поинтересовался Пэтти.
   - Да какое там, - тяжело вздохнул волшебник. - Дочка режиссёра какого-то провинциального театра, где работала актрисой. Вот начиталась всевозможных пьес про приключения отважных воительниц и настолько вошла в образ, что до сих пор из него не может выйти.
   - А меч с конём откуда?
   - Ее папаша, как мы поняли, был хреновым режиссёром, но зато талантливым магом, - вместо толстяка ответил неизвестно откуда появившийся смуглый парень в белом платке на голове.
   Пэтти вспомнил, что в божественном замке именно этот тип угрожал Милфуджу.
   - А поскольку на отвратные спектакли этого режиссёра-волшебника никто не ходил, - продолжал богоборец. - Он решил сделать свои постановки более популярными, придав им правдоподобности, и для этого заколдовал коня и меч. Первый должен был всяких чудищ на сцене изображать, ну, а на долю второго выпали стишки, романсы и прочая поэтическая ерунда для женского ублажения. Вот их-то вместе с театральным костюмом наша "принцессочка" с собой и прихватила, когда из отчего дома драпала.
   - А хомяк?
   - А на нём вроде бы эксперименты ставили, вот он в размерах и увеличился... Ох, неужели это огромное дерево настоящее? - герой вдруг с восхищением уставился на крону баобаба и осторожно погладил ствол. - Как оно называется?
   - Понятия не имею! Слушайте, - в голову хоббита пришла одна интересная мысль. - А откуда вы всё про неё знаете? Она что, вот так всю правду и рассказала?
   - Представь себе, рассказала, - ухмыльнулся богоборец, продолжавший обниматься со стволом.
   - Да, это правда, мой дорогой хоббит, - кивнул толстый маг. - С утра я хотел отогреть нашу простуженную "принцессу" и дал ей глоток вина. А после выпитого она неожиданно разразилась подробной душещипательной речью о своей прежней нелёгкой жизни, в которой её никто не понимал и не ценил. Честно признаюсь, такой эффект от вина для меня оказался очень неожиданным. Правда, она довольно быстро протрезвела и теперь не пьёт ничего, кроме воды. Видимо, боится того, что спиртное развязывает ей язык... Кстати, это дерево называется баобаб, - обратился он уже к смуглому воителю. - И, прошу Вас, коллега, оставьте его, наконец, в покое!
   Тем временем ругань "принцессы" с хомяком и мечом достигла апогея. "Воительница" в припадке ярости резко дернула за рукоять, чтобы высказать обнажённому клинку, так сказать, "в лицо" всё, что она о нём думает, но тут меч наконец-то отцепился от ветки, и буквально через секунду его хозяйке пришлось на собственной шкуре убедиться в действии силы планетарного притяжения.
   - Ну вот, - печально произнёс маг. - Сейчас выяснится, что она сломала ногу, и наш поход задержится как минимум на неделю.
   От огорчения он снял с пояса фляжку и надолго приложился к ней, залпом осушив её, наверное, наполовину. Воздух вокруг сразу наполнился запахом крепкого вина. Довольный маг утёр губы рукавом и, схватив ещё одного жареного петуха, продолжил процесс насыщения. Черноглазый герой вздохнул.
   - В "Книге Пустыни" сказано, - медленно и вполголоса произнёс он. - Что вышли однажды из песков к людям три старца, немощные телом, но духом своим подобные стали. И выступил вперёд первый из них, чьё имя Ферсаим, и молвил он: "Да будет проклят тот, кто вкушает пищу более необходимого ему для сохранения жизни и не отдаёт излишки нуждающимся ближним своим". И люди, склонив головы, назвали чревоугодие грехом. И шагнул тогда вперёд второй старец, чьё имя Шабуфар, и молвил он: "Да будет проклято вино, чей хмель туманит разум. Да будет проклят тот, кто пьёт его, становясь на путь безрассудства, к гибели ведущий". И вновь опустили люди головы и признали пьянство страшным грехом. И вышел, наконец, третий старец, чье имя Зухтима, и молвил он: "Да будут прокляты распутницы, мужчин сбивающие с пути истинного. Да будет проклята та женщина, что показывает красу свою иным мужам, кроме супруга законного, отца собственного и братьев родных". И пали люди ниц и объявили блуд страшнейшим из грехов. И облачились женщины в длинные широкие одежды, скрывающие их прелести от глаз чужих, - богоборец вновь вздохнул. - Нет, ну где в этом мире справедливость? Почему я попал в одну команду с двумя такими отчаянными грешниками?
   - А что, эти прегрешения у вас в пустыне правда считаются самыми страшными? - поинтересовался хоббит.
   - Нет, есть ещё сотня более серьёзных, но это не значит, что тому чокнутому богу можно было отправлять меня в такую компашку!
   - А мне, наоборот, со спутниками повезло! Кстати, меня зовут Пэтти, и я первый в мире хоббитский некромант! А ты кто?
   - Хафейн. Ты - некромант, говоришь? Я уже девятерых некромантов убил, десятым будешь?
   - Эй, зачем нас убивать?! Мы же пользу приносим!
   - Ага, вижу я, какая от тебя польза. После твоего колдовства хозяевам таверн можно сразу слуг выгонять, потому что вся еда самостоятельно будет летать от кухни до столов. А некоторым посетителям, - Хафейн недовольно посмотрел на мага-обжору. - Ещё и в рот сама полезет.
   Размышления пустынника на тему усовершенствования работы общепита прервала "воительница", наконец-то выбравшаяся из колючих зарослей. Из её растрепанных длинных волос и разных частей костюма торчали листья, ветки и куски коры, но все конечности были целы, а глаза пылали огнём.
   - Свершилось! - завизжала "принцесса", подняв правую руку, которой за шкирку держала своего хомяка. - Ыхыр изрёк пророчество! Давай, провозгласи его этим жалким тварям, дабы познали они справедливость Небес!
   - А никого нет. Все уходить, - флегматично произнёс Урлог.
   - Как нет? - опешила "воительница" и огляделась вокруг.
   Поляна была практически пуста. Из разбойников остались только мёртвые и оглушенные, а остальные решили не испытывать судьбу и под руководством атамана сбежали, побросав всё своё имущество и лошадей.
   - Похоже, я сегодня опять не сдохну, - грустно проговорил хомяк.
  
   ***
  
   На поляне вновь воцарился хаос, когда "божьи посланники" принялись изучать оставшуюся от разбойников добычу, а заодно организовали военный совет. Хафейн, назвавшийся командиром своего отряда, несмотря на вопли "воительницы" с непроизносимым именем, сразу заявил, что хочет присоединиться к Урлогу и Торлесу. Басс, у которого из-за этого предложения в очередной раз случился приступ паранойи, распсиховался, и всем присутствующим, включая "воительницу", пришлось его успокаивать.
   Не успели угомонить гнома, как случился ещё один скандал, поскольку выяснилось, что Пэтти и толстый маг, представившийся Ефсием Пухлощёким, слопали всех петухов. Не то чтобы большинству присутствующих эти зомби были так нужны, но вот "принцесса" и Урлог птичками очень заинтересовались. Причём если варвар просто хотел сытно поесть, то "воительнице" требовалось продемонстрировать свои необыкновенные храбрость и мужество, позволяющие вонзить белоснежные зубы даже в ожившего мертвеца, и не важно, что при жизни тот был всего лишь петухом.
   Пэтти, оправдываясь, пообещал, что поднимет специально для неё хоть целую сотню жареных петухов вместе с курами, утками, гусями и прочей живностью, но "воительница" всё равно очень расстроилась. Чуть позже её грусть переросла в истерику, когда Ефсий нечаянно обмолвился, что благородная воительница Мирабелла-Стефания на самом деле никакая не Мирабелла, а просто Ветка. И что имя такое она получила благодаря своеобразному чувству юмора своего папеньки, который решил отдать дань памяти ветке, тыкавшейся ему в задницу во время зачатия дочки.
   Успокаивать разъярённую и рыдающую Ветку принялись Верениен и Арледа. Ефсий, пытаясь искупить вину, отдал для приведения своей спутницы в чувства остатки выпивки, которую в девушку влили практически насильно. Через несколько минут подобревшая Ветка уже начала глупо улыбаться, и тут снова возник конфликт. Лорд Абраз, вернувший свой меч (доспехи он стянул с убитых, у разбойников они были повыше качеством и вертелом не пробивались), вновь потребовал у дракона сатисфакции. Порядком уставшему от непрекращающейся ругани Урлогу пришлось уговорить Басса спеть. Одной песни оказалось достаточно для того, чтобы все претензии были моментально сняты, Ветка мигом протрезвела, а остальные приключенцы клятвенно пообещали замолчать и не вспоминать о личных проблемах, пока ни будет решена главная стратегическая задача похода.
   - Так, коллеги, - взял слово Ефсий. - Для начала разъясню положение дел. Я специально, чтобы всё разведать, целый день гулял по городу и пил по тавернам, общаясь с народом. И вот что мне удалось узнать. Поскольку ближе всего к Кинтеласту находится страна эльфов, большинство охотников за осколками Сферы пошли именно туда. Около трети двинулись в Проклятый лес, ну, и несколько десятков команд разбрелись в поисках остальных целей. Вроде бы никто не захотел идти в Затерянные Земли, но, думаю, не стоит говорить о них, раз мы тоже решили отправиться к эльфам. В общем, в эльфийское государство ведут четыре дороги, и по ним сейчас движутся почти шесть сотен разнообразных существ, подавляющая часть которых не обременена моральными принципами. И поскольку все они, включая и нас с вами, коллеги, являются соперниками, неминуемы столкновения.
   - Вот-вот, - хмыкнул Хафейн. - Целых три нападения за сутки!
   - Да, - кивнул маг. - Вчера вечером нас пытались отравить в трактире, и спаслись мы только благодаря моему хорошему нюху. Сегодня с утра были обстреляны из кустов, а час назад угодили в ловушку, в которой нас чуть ни пришибло бревном.
   - Печально, - пробормотал Торлес. - Но, честно говоря, я сомневаюсь, чтобы у кого-то из наших конкурентов нашлось лишнее время на организацию всего этого.
   - Боюсь, это уже действительно не наши конкуренты. Не забывайте, что Милфудж рассказывал нам о своём враге - боге смерти Альбимее, которому совсем не выгодно усиление бога желаний. Мне кажется, что эти засады - дело рук его адептов.
   - Это было бы замечательно, - злобно улыбнулся Хафейн. - Сразиться с богом смерти. Да моё имя потом на весь мир прогремит!
   - Вообще-то не с богом смерти, а всего лишь с его приспешниками, - сказал Ефсий. - Незачем Альбимею самостоятельно сражаться, когда у него полно верных и довольно сильных слуг.
   - Ничего-ничего, - богоборец погладил свою саблю. - Вот когда я перебью всех его слуг, тогда ему уже ничего не останется, как выйти на битву самому!
   Толстый маг только снисходительно покачал головой в ответ.
   - Послушайте, так вы хотите объединиться для того, чтобы совместно давать отпор сторонникам Альбимея? - вопросительно поднял бровь дракон.
   Урлог упорно молчал, скрывая свое отношение к этой ситуации. Гном, как обычно, ворчал. Мнениями хоббита и представительниц прекрасного пола интересоваться никто и не думал, однако одну из девушек это явно не устроило.
   - В одиночку я бы спокойно прорвалась сквозь любые заслоны, но поскольку мне приходится тащить с собой двух изнеженных мужчин, это становится довольно проблематичным, - с лёгким презрением в голосе начала "воительница".
   - Ветка, заткнись, а?! - перебил её Хафейн.
   - Я же просила тебя не произносить этого имени! У меня есть правильное имя.
   - Тогда... Фанька, заткнись!
   - Чтооо?!
   - Так сама же сказала, что ты Мирабелла-Стефания и прочее-прочее-прочее. Ну, понимаешь, для моих хилых мужских мозгов это слишком длинно и непонятно, поэтому буду сокращать твою правильную кличку до Фаньки, - ехидно отозвался пустынник.
   - Я тебя сейчас убью!
   - И тогда потеряешь возможность участвовать в нашем маленьком приключении.
   - Тихо! - наконец подал голос эльф. - Урлогу нужно знать, что вы не идти против него.
   - Клянусь мудрейшим Мусиддином, - моментально ответил Хафейн. - И ручаюсь за своих соратников, что никто из нас не поднимет руки, клинка и прочего оружия и не затаит злого умысла против вас до тех пор, пока стрелки наших компасов ни покажут нахождение осколка!
   - Да сломаться меч и иступиться топор, если Урлог или его товарищи нарушать этот обет! - на одну из серьёзнейших клятв пустынного народа варвар ответил самой основательной северной.
  
   ***
  
   Возражать двум таким бойцам никто не осмелился, поэтому сразу начались сборы в дорогу. Поскольку главная цель уже определилась, народ потихоньку стал забывать об обещании, данном после гномьей песни, и в отряде снова возникли ссоры и скандалы. Фанька, как с лёгкого языка Хафейна стали звать воительницу, лезла со своим непререкаемым авторитетом в любое дело, начиная от дележа трофеев и заканчивая навьючиванием конфискованных у разбойников лошадей и приведённых волшебницей мулов. Конечно же, отовсюду "принцессу" грубо отправляли очень далеко, что не лучшим образом сказывалось на её настроении.
   В итоге Фанька так огорчилась, что не заметила, как наступила на подол платья Арледы, в результате чего длинная юбка волшебницы разорвалась наискосок до самого бедра. Тут уже пришлось утихомиривать разъярённую Арледу и запихивать упирающуюся воительницу за баобаб, чтобы взбесившаяся блондинка ни превратила Фаньку в какую-нибудь лягушку или, хуже того, в разукрашенное чудище. Воспользовавшись всеобщей суматохой, Торлес, подхватив под ручку дриаду, удалился с ней в заросли. Заметив исчезновение дракона, Арледа сразу же позабыла о Фаньке и быстренько организовала всех на его поиски, на которые ушло как минимум полчаса. В итоге нервы всем стала портить уже Верениен, удручённая столь бестактным вмешательством в свою личную жизнь. Дриада бесцельно бродила по поляне, яростно дергала себя за зелёную косу и бурчала под нос что-то нелицеприятное обо всех спутниках в целом и об Арледе в частности.
   Маг-обжора засунул в свой мешок почти всё съестное, что нашёл в разбойничьем лагере. Причем еды оказалось так много, что ноги его лошадки начали подгибаться. Естественно, остальным не понравилось такое самоуправство Ефсия, но, несмотря на обидные эпитеты и угрозы в свой адрес, маг ни с кем так и не поделился, а отнимать у него еду силой побоялся даже безбашенный Хафейн.
   Пэтти просто мешался у всех под ногами, по сто раз с гордостью пересказывая каждому, как он запугал разбойников. Естественно, его тоже посылали, причем ещё громче и дальше, чем Фаньку.
   В конце концов, когда все вещи оказались собраны, а все дамы успокоились, возник спор по поводу того, чьей же карте следует доверять. Все три карты были правдивы, вот только... На чертеже прагматичного Урлога отображались все горы, равнины, низменности, реки, болота и пустыни, но границы стран, города и дороги отсутствовали. Зато всё это имелось на карте Торлеса, снабжённое кучей пометок, где и как можно хорошо отдохнуть. Но определить по ней, какие природные препятствия надо преодолеть, чтобы добраться до этих мест, не стоило и пытаться, даже непроходимые горы здесь никак не обозначались. Карту, принадлежавшую Хафейну, пришлось забраковать сразу, потому что она показывала лишь ареалы обитания животных. После этого богоборец сильно удивился и обвинил соратников в непрактичности, ведь, по его мнению, знание расположения источников пищи является главным условием успешного похода.
   За руганью и пререканиями "божьи посланники" не сразу заметили, что солнце прошло дневной путь по небосклону и сияет уже на западе, и по-хорошему надо готовиться к ночёвке на этой поляне. Однако тот факт, что они, скорее всего, плетутся в хвосте шестисотенной толпы куда более удачливых приключенцев, заставил отряд принять решение выступить в поход немедленно.
   Радовало то, что удалось отвязаться от Абраза, хотя и дорогой ценой - вновь расстроенными девушками. Торлес, несмотря на протесты и слёзы Верениен и Арледы, клятвенно пообещал лорду жениться на его обесчещенной сестре, а в качестве залога своего возвращения в Суркелан отдал амулет, подтверждающий принадлежность к драконьему роду. Абраз (впрочем, как и все присутствующие) онемел от изумления, ведь такие амулеты делались из драконьего камня, очень редкого и прочного минерала, и за деньги, вырученные от его продажи, можно было приобрести половину лавок и мануфактур имперской столицы. Уезжал лорд с довольной улыбкой на лице, благоговейно прижимая левую руку к тому месту, где под доспехом болтался надетый на шею амулет. Ведь теперь, даже если Торлес не сдержит своё обещание, авторитет семьи Абраза, благодаря обладанию драконьим камнем, возрастёт до небес, и на грехи леди Лимиэйли общественность с лёгкостью закроет глаза.
   Отряд уже собирался покидать поляну, когда Арледе, грустившей из-за обета любовника и испорченной одежды, надоело созерцание своего платья с косым швом через весь подол, и она принялась осматривать округу. Среди всего прочего взгляд девушки скользнул по набедренной повязке Урлога, остановился на ней и вдруг загорелся огнём. С проворством дикой кошки волшебница подскочила к эльфу и, вцепившись в данную деталь туалета, так же по-кошачьи прошипела:
   - Продай мне её.
   - Что? - Урлог на секунду оторопел.
   - Шкура розового песца, - восторженно шептала Арледа. - Самый дорогой и самый элитный мех из всех существующих. Он добывается в глубинах Страны Льдов и продается на вес алмазов. Уже пять лет за этим мехом охочусь и никогда бы не подумала, что встречусь с его обладателем. Раньше мне казалось, что на тебе крашеная подделка, но сейчас я пригляделась и поняла, что он настоящий. Ну, продай, ведь сейчас мех розового песца мне жизненно необходим!
   - Жизненно необходим?
   - Конечно! Ты же видишь это, - волшебница брезгливо провела руками по своей юбке. - Я закончила факультет боевой магии, где меня не учили сращивать порванные волокна тканей, поэтому пришлось зашивать, и в итоге получилось такое вот безобразие.
   - У тебя есть другая одежда. Целый мешок одежды. Ты мочь переодеваться.
   - Да?! - возмутилась Арледа, не говоря больше ни слова, бросилась к своему мешку и принялась вытряхивать вещи прямо перед носом изумлённого северянина.
   - Ты хочешь, чтобы я лазила по здешним зарослям в этом?! - бушевала Арледа, Или вот в этом?! Или в этом?!
   Из мешка извлекались одеяния из роскошного инлосского бархата, тончайших южных шелков, изящных эльфийских кружев, роскошной шитой золотом парчи, с корсетами и кринолинами, все восхитительные и неповторимые, но совершенно неудобные для дальнего путешествия.
   - В лавке, которую мы посетили первой, торговали бальными платьями, и моя очаровательная спутница, к сожалению, не смогла устоять перед их ассортиментом, - извиняющим тоном произнес дракон, тихонько подошедший к волшебнице.
   - Но я-то думала, что мы сразу попадем к эльфам, а у них надо выглядеть соответственно, - чуть ли не плакала волшебница. - И откуда же я знала, что придётся топать пешком, да ещё и по такой глухомани?! Когда мы доберёмся до цивилизации и я смогу купить новую повседневную одежду, даже богам неизвестно, но не ходить же мне всё это время вот так, с уродливым швом? А повязка из розового меха будет идеально смотреться на малиновом полотне походного платья, и ею можно прикрыть этот кошмар. Урлог, если ты согласишься продать мне мех розового песца, я дам за него, что захочешь! Моя семья одна из самых состоятельных в Инлоссе, поэтому ты получишь всё, только попроси!
   - Это есть дорогой мех, - медленно произнёс эльф. - Урлогу он обходиться очень дорого.
   - Я богата, я заплачу!
   - Ты готова платить ту же цену, что и Урлог?
   - Да! - яростно выпалила волшебница, но тут же осеклась. - А сколько ты за него заплатил?
   - Вот сколько, - эльф сбросил с себя плащ и ткнул пальцем в широкий шрам, пересекавший спину. - И вот столько, - палец указал на рубец на груди. - И ещё столько, - он продемонстрировал ногу с сеткой небольших, но очень глубоких шрамов. - Это и была моя плата.
   - Ты хочешь нанести все эти шрамы мне? - ужаснулась Арледа.
   - Нет. Урлог платить за мех своей жизнью три раза. Если волшебница спасать Урлогу жизнь три раза, он отдавать ей песца. Но если, - эльф внезапно усмехнулся. - Урлог спасать жизнь волшебнице, то волшебница должна возвращать вдвое больше.
   - То есть спасти тебе жизнь уже шесть раз? - уныло спросила Арледа, весь запал которой куда-то улетучился после таких условий варвара.
   Урлог кивнул.
   - Ладно, я согласна. Похоже, придётся мне ходить оборванкой... Мы заключаем сделку?
   - Заключать, - согласился Урлог. - Только у тебя ничего не выходить.
   - Это ещё почему?
   - Урлог всегда спасать сам себя, - лениво бросил варвар, запрыгивая на коня, раньше принадлежавшего атаману разбойников.
   "Божьи посланники" наконец-то отправились в путь, на сей раз верхом.
  
   ***
  
   Солнце быстро опускалось к горизонту. Вскоре оно спряталось за деревьями, и вот-вот должно было начать смеркаться. Двигавшийся во главе отряда Урлог изучал окрестности на предмет наиболее подходящего места для ночлега и не мог его найти. Настораживало, что почва становилась всё более сырой и заболоченной, а это было весьма необычно для данных широт. Гном принялся бурчать, что зря они на ночь глядя покинули ту гостеприимную полянку, и почти все с ним согласились.
   Больше всех нервничал Хафейн. Житель пустыни всё никак не мог привыкнуть к "северным лесам" (попытки дриады втолковать ему, что это никакой не северный лес, а вообще-то южная лесостепь, успехом не увенчались) и с восторгом разглядывал каждое дерево, а уж мелким ручейкам, время от времени пересекавшим дорогу, готов был чуть ли ни поклоняться.
   - Такой поток мог бы снабжать водой весь мой род, - с пиететом произнёс богоборец, глядя на один из них.
   Фанька вызвалась отправиться в разведку, заявив, что это дело по плечу лишь такой благородной деве-воительнице, как она, но, наткнувшись на мрачный взгляд Урлога, покорно отъехала назад, пробормотав под нос, что лучше поработает в прикрытии. Впрочем, свое недовольство девушка тут же излила в споре с мечом и хомяком, пытаясь убедить их глубже вживаться в образ и поддерживать идеи и начинания отважной хозяйки.
   Волшебнице и дриаде, в глубине души уже простившим Торлеса за помолвку с аристократкой из Суркелана, ужасно хотелось его обнять и в очередной раз высказать восхищение. Однако гордость не позволяла им этого сделать, и принципиально молчащие девушки ехали чуть левее и чуть правее дракона, всем своим видом демонстрируя страшную обиду. Уставший от этого Торлес, у которого к тому же на закорках снова восседал не захотевший ехать на лошадиной спине хоббит, потихоньку засыпал, а его коня вел в поводу толстый маг.
   Басс, на этот раз перешедший в арьергард, шёпотом, как ему казалось, напевал походный марш собственного сочинения. Ефсий и Пэтти регулярно с благодарностью оглядывались на гнома, поскольку были уверены в том, что именно его голос отгоняет от отряда комаров и москитов. Вообще эти двое, к коллективному удивлению, очень быстро сдружились и теперь мило беседовали о магическом искусстве.
   - Я из Ордена Повелителей Калорий, - важно рассказывал Ефсий. - Мы отличаемся тем, что всю поглощённую пищу перерабатываем в ману, поэтому я и ем так много.
   - Получается, чем больше ты ешь, тем сильнее становишься? - с восторгом внимал его словам Пэтти. - Вот здорово! А меня возьмут в ваш Орден?
   - Сожалею, но нет, - покачал головой маг. - Тренировки надо начинать с самого раннего детства. Проходит не меньше десятка лет, прежде чем у тебя начинает что-то получаться. Но Вы, коллега, и сами должны это знать. Вот сколько времени Вы следовали Мастерству, прежде чем научились призывать некрообразы низшего порядка?
   - Что призывать?
   - Некрообразы. Ведь так на языке некромантов называются зомби или я что-то перепутал?
   - Ааа, зомби. Ну, с тех пор, как я начал учиться, полгода прошло.
   - Полгода?! - всплеснул руками Ефсий. - Коллега, Вы меня поражаете! Всего полгода учёбы - и подобный прорыв!
   - Да разве же это прорыв? - хмыкнул хоббит. - Мух и кроликов я уже через пару месяцев поднимал, а вот с обычными трупами ничего не получается.
   - Пара месяцев?! Да Вы просто уникальны, коллега! - толстяк с уважением посмотрел на Пэтти. - Такая скорость обучения - и это без всякого руководства! В древних книгах говорится, что данной ступени мастерства большинство некромантов достигали годами!
   - Ух ты, а я и не знал! Эх, вот бы меня ещё кто-нибудь учить взялся.
   - Увы, после запрета этого раздела Мастерства почти не осталось тех, кто мог бы передать Вам свои знания. Насколько мне известно, существуют несколько закрытых некромансерских школ, но все они клановые, и туда со стороны никого не принимают. Хотя сейчас в воздухе витают идеи возрождения этого направления, но пока ещё не нашлись те, кто смог бы организовать и возглавить движение за официальное признание некромантии. Возможно, дорогой коллега, именно Вам предстоит поучаствовать в этом событии.
   - Ну, когда ещё это случится, - разочарованно протянул хоббит. - Послушай, ты, наверное, в своём Ордене самый сильный, раз такой... эээ... полный?
   - Жаль тебя разочаровывать, но нет, - засмеялся маг. - Видел бы ты нашего Верховного Мага! Он настолько толстый, что даже ходить самостоятельно не может, его носят четыре призванных каменных голема, зато он мановением пальца разрушает целые города.
   - Хорошая у вас школа, - задумался Пэтти. - Моим сородичам она бы понравилась.
   - Я люблю тебя, милая, - вдруг сквозь сон пробормотал Торлес, крепко сжав ноги хоббита.
   - Эй! Отвали, извращенец! - закричал возмущённый Пэтти и отлупил дракона граблями по макушке.
   - А? Что? Где?- очнувшийся Торлес завертел головой, но, не заметив ничего интересного, снова задремал.
   Постепенно на землю спустились сумерки, и Ефсий с Арледой создали по магическому осветительному шарику, один из которых был подвешен в воздухе перед Урлогом, а другой - позади Басса. На самом деле шар Арледы являлся вовсе не световым, а огненным минимальной мощности, потому что в таком подавленном состоянии у девушки ничего другого не получалось, однако разницы никто не заметил, а если и заметил, то благородно промолчал.
   Вскоре Урлог остановил отряд перед широкой рекой с быстрым течением, при виде которой Хафейна просто прорвало на восторженные реплики. Через поток был переброшен практически разрушенный мост, в который и упирался тракт. Въезд на остатки моста преграждал заборчик из трех палок, к которому была приколочена дощечка с грубо намалеванной стрелкой, направленной по течению. Под стрелкой красовалась корявая надпись "Объезд", видимо, предназначенная для особо непонятливых.
   - Мост разломать, - покачал головой Урлог. - Нам приходиться идти вдоль реки. Тропа тут иметься.
   - Я чую происки тёмных сил, - пробормотала Фанька, внимательно вглядываясь в черноту другого берега.
   - А я чую, что мы здорово пролетели, выбрав этот маршрут, - невесело усмехнулся Хафейн. - Я ещё голову ломал, почему это по Эльфийскому тракту к эльфам никто не ходит. Теперь-то и верблюду понятно... Великие старцы, но сколько же воды даром пропадает!
   - Что же, теперь нам придётся возвращаться назад? - поинтересовался вновь проснувшийся дракон.
   - Надо двигаться вниз по течению через заросли и искать брод, что в такой темноте весьма проблематично, - вздохнула волшебница.
   - Пока ещё достаточно светло. Может, всё-таки пройдемся и посмотрим? Заодно и место для стоянки на ночь поищем, - внесла предложение дриада.
   Народ задумался. Ночевать возле бывшего моста никому не хотелось, место тут попалось низменное и заболоченное, зато в той стороне, куда указывала стрелка и шла тропинка, виднелась возвышенность.
   - Идти, - сказал Урлог и сделал первый шаг на тропу, но через мгновение остановился. - Здесь есть трясина, лошадь проваливаться, лошади тяжело с всадником!
   Спешившись, варвар взял коня под уздцы и двинулся дальше. Остальные последовали его примеру.
  -- Стойте! - вдруг закричал Пэтти.
   Хоббит ловко спрыгнул с плеч дракона и побежал к мосту. Дело в том, что его цепкий взор наткнулся на чёрную котомку, висевшую на перилах. Помня о своём учебнике некромантии, хоббит не смог бы упустить такую находку. Уже запустив руку внутрь сумки, Пэтти ухмыльнулся, предвкушая еще одну книгу по Тёмному Мастерству. Правда, через секунду хоббита постигло разочарование.
   - Это же просто поваренная книга! Ну, и что мне с ней делать?
   - Хорошие поваренные книги иногда стоят дороже учебника магии, - наставительно сказал подошедший Ефсий. - Так что не стоит расстраиваться, коллега, лучше давайте вернёмся к остальным и почитаем её, пока совсем не стемнело.
   Так же резво, как спускался, хоббит взлетел на плечи дракона и уткнулся в найденную книгу. Через минуту пути чавканье и бульканье под копытами животных и сапогами приключенцев перебил нервный смешок Редькинса.
   - Ты не поверишь, - воскликнул Пэтти. - Но это действительно уникальная книга!
   - Да? - заинтересовался Ефсий.
   - Да! Гляди, что я нашёл: как правильно запекать хоббитов! Оказывается, перед приготовлением надо две недели кормить хоббита нежным куриным мясом, а потом три дня мариновать в белом вине. Особенно нежными получаются хоббичьи бедрышки под соусом "чаф-чаф". Интересно, что это за соус?
   - Он готовится из томатов и южных трав, - задумчиво ответил Ефсий, принимая у Пэтти толстый том в кожаном переплёте. - Да уж, коллега, забавная Вам попалась книжка. Похоже, её автор заядлый гурман.
   - Ага! Интересно, а старого Брука можно таким образом приготовить?
   - Вряд ли. Вот видите, тут сверху написано, что возраст хоббита не должен превышать тридцати. А сколько лет Вашему старому Бруку?
   - Ууу, ему далеко за восемьдесят, - Пэтти нагнулся, чтобы иметь возможность листать книгу, находящуюся в руках толстяка. - О, а вот это из него точно можно сделать! Хоббичья печенка по-императорски! Для этого надо держать хоббита в течение месяца на пивной диете, от чего его печень приобретет неповторимый вкус. Да Брук всю жизнь на этой диете!
   - Это плохо, что всю жизнь. В таких делах надо досконально следовать рецепту. Ну, что ещё интересного Вы тут нашли?
   - Хм, вот, например, котлеты из орка с подливой!
   - Вы смотрите, для приготовления этой подливы используются четыре очень дорогие приправы.
   - А как тебе горный гном, фаршированный инжиром?!
   - На мой взгляд, сложен в приготовлении.
   - Тролльи мозги, жареные в сухарях с орехами!
   - О, для этого блюда требуются пятнадцать редчайших ингредиентов!
   - Жаркое из гоблина по-охотничьи!
   - А вот ещё, дорогой коллега, есть отбивная из кентавра в винном соусе.
   - Нет, ты только посмотри: вырезка молодой девушки, запечённая в сметане! Это точно надо вслух зачитать! Для приготовления нужна юная, но физически сформировавшаяся девушка с хорошим здоровьем. Видовая принадлежность не имеет особого значения, но в идеале подходят эльфийка, человеческая самка, нимфа или дриада. Гноминь и троллих для этого блюда лучше не использовать по причине жёсткости их мяса. Перед разделкой рекомендуется не кормить девушку в течение суток, но обильно поить, чтобы из её организма вывелись вредные вещества. Затем необходимо оглушить её неожиданным ударом по голове. Как только девушка оглушена или мертва, её надо подвесить за руки и за ноги, чтобы стекла кровь. Потом займитесь непосредственно разделкой. Помните, что правильная разделка для этого блюда крайне важна.
   Проведите длинным ножом под челюстью от уха до уха, что вызовет обильный сток крови. Как только кровотечение замедлится, продолжите надрез на горле до затылка и удалите голову, потянув её на себя. Мозг, глаза, язык также можно использовать для приготовления вкусных блюд (смотрите соответствующие рецепты). После отрезания головы, обмойте девушку и приступайте к свежеванию коротким ножом. Удаляйте кожные покровы аккуратно, чтобы не повредить внутренние органы и мускулы. Затем можно потрошить. Начните с разреза брюшной полости. После того, как нижняя часть туловища будет открыта, очистите его от внутренних органов и промойте...
   На этом месте хоббиту пришлось прекратить чтение рецепта, потому что Арледу и Верениен синхронно вырвало, а Фанька на пару с хомяком потеряли сознание, и если бы ни поддержавший её Хафейн, лежать бы отважной воительнице на мокрой и грязной земле. Однако, несмотря на случившееся, закрывать книгу Пэтти и Ефсий не собирались, правда, теперь старались такие зверские подробности не озвучивать. А дракон продолжал спать и даже не подозревал, что волшебник и хоббит уже и до него добрались.
   - Гуляш из драконьего мяса с сыром!
   - Пирог с лесными грибами и лесными гномами!
   - Русалочьи хвосты, припущенные в молоке!
   - Тушеные человеческие почки с овощами!
   - Мясное пюре из цвергов.
   - Маринованный рыцарь в собственных доспехах!
   - Шашлык из эльфятины! Эй, Урлог! Как тебе такое блюдо?
   - Урлог не голоден. Урлог даже не хотеть мяса, - нервно ответил эльф, на всякий случай ускоряя шаг.
   - Весёлая книжка! Никогда таких не видел!
   - Я тоже, но думаю, в закрытых хранилищах нашего Ордена можно найти что-то подобное.
   - Может, всё-таки возьмёте меня к вам? Хотя бы на стажировку, а? А то вдруг вам пригодится такой некромант, как я!
   - Я поговорю с нашим Главой, хотя вряд ли он согласится. Поэтому ничего не стану Вам обещать, коллега.
   Урлог тем временем мрачнел все сильнее и сильнее. Замеченная издалека возвышенность оказалась всего лишь небольшим холмом, за которым приключенцев снова встретило болото. Путь становился всё более ненадёжным, к тому же совсем стемнело, а световые шары мало помогали. Под промокшими ногами хлюпало громче и чаще, а народ и лошади стали проваливаться в небольшие ямки, затопленные водой. Да ещё и беседа двух экзотических гурманов не лучшим образом действовала всем на нервы. Хафейн, который вел под уздцы своего и Фанькиного коней и вдобавок тащил на себе саму бесчувственную Фаньку, всё это время пытался привести её в сознание. Растормошить хомяка оказалось гораздо проще. Наконец воительница начала шевелиться и что-то бормотать.
   - Великий старец Зухтима говорил, - шептал богоборец себе под нос. - Что когда боги хотят наградить мужчину, они посылают ему девушку красивую телом, но скудную умом, а когда хотят наказать - наоборот. Так вот, почему-то я не уверен, что мне досталась именно награда.
   Эльф вдруг резко затормозил, явно увидев что-то интересное, и задумчиво произнёс:
   - Нам туда. Урлогу совсем не нравится дальнейший путь, но идти надо.
   Остальные быстро догнали варвара и тоже остановились, обозревая открывшийся пейзаж, освещённый взошедшими лунами. Река в этом месте разливалась, а тропинка, по которой шли приключенцы, вела к ажурному мостику, правда немного обросшему мхом. Мост был перекинут на небольшой островок, находившийся в центре озера. А на острове...
   - Ничего себе, - восторженно произнёс Пэтти.
   - Я чую силы зла, - пробормотала пришедшая в себя Фанька.
   - А я чую страсть! - запел ее меч. - О, девая юная, нагая, прими любовь, я умоляю!
   - Замолкните все! - Хафейн настороженно заозирался. - Знаете что, лично меня этот берег совсем не прельщает, слишком топко. Вода -- это великий дар, но когда ее слишком много и вязнут ноги, мне не очень-то по себе. Лучше двинуться на остров, к тому храму. Земля там выше над водой, чем здесь, а значит суше.
   - Урлог соглашаться.
   - Да, и я тоже, - пробормотал гном.
   - И там наверняка много нежити, которую надо упокоить, - радостно закончил хоббит, но на него тут же зашикали.
   Путешественники осторожно ступили на мост, который, несмотря на его кажущуюся надёжность, был перейдён чуть ли ни на цыпочках.
   - Кажется, пока всё спокойно, - сказал Торлес, когда отряд оказался на островке. Но едва только он это произнёс, всё спокойствие моментально улетучилось. У самого берега забурлила вода, и из неё поднялась длинная толстая шея, увенчанная здоровенной рогатой головой. Все замерли, глядя на огромную распахнутую пасть с острыми зубами в три ряда.
   - Привет, - довольно прохрипело жуткое существо. - Я не знаю, кто передо мной, но вы кажетесь довольно вкусными!
   Фанька второй раз упала в обморок. Хомяк на этот раз оказался крепче нервами и лишь жалобно всплакнул о своей судьбе, а меч пропел очередную оду. Остальные ошарашено молчали, не зная, что ответить, и лишь вечно всем довольный Пэтти весело крикнул:
   - Вот это морда! Если скажу соседям, что такую хреновину видел, они ни за что не поверят!
  

Глава 6. Незваный ужин

Вон акула Каракула

Распахнула злую пасть.

Вы к акуле Каракуле

Не хотите ли попасть

Прямо в пасть? No К. Чуковский

   На секунду путешественники застыли в ужасе, но затем, за исключением Пэтти, Фаньки и Ефсия, полезли за оружием. Даже Арледа вытащила откуда-то из области декольте маленький ножик, больше напоминавший пилочку для ногтей.
   - Вот же попали, - вздохнула волшебница, озвучив почти всеобщее мнение, ведь путь приключенцам преградил никто иной, как линдворм или болотный змей. Это создание приходилось очень дальним родичем драконам, однако уступало им размерами, было лишено крыльев и задних лап, что, тем не менее, не мешало ему являться одним из пяти самых опасных чудищ мира.
   Попаданию в столь примечательную компанию способствовал, прежде всего, высокий интеллект линдвормов. Заманить этих созданий в западню было практически невозможно, зато они сами с удовольствием и, надо сказать, с успехом ставили ловушки на любых живых существ, которых впоследствии поедали. Кроме того, мощный разум дополнялся некоторыми врождёнными магическими талантами: несколько форм гипноза, умение строить кратковременные иллюзии и способность частично модифицировать своё длинное туловище. Не самые выдающиеся способности, однако поколения хитрых и смекалистых линдвормов прекрасно научились управляться и с этими талантами и применять их себе во благо. Особенно это касалось изменения тела. Змеёныши с самого момента появления на свет начинали усиливать свою броню, увеличивая её толщину и прочность путём изменения структуры чешуи, а так же накладывая на неё дополнительные защитные заклинания. Но помимо разума, гипноза и мощного панциря, имелось у болотных змеев и серьёзное оружие для лобовой атаки. В отличие от своих крылатых родственников, предпочитавших извергать потоки пламени, линдвормы выпускали клубы ядовитого газа, при этом периодически меняя состав и свойства используемых смесей. Жертва могла быть убита на месте, обездвижена или заставлена дико смеяться. Кроме того, в арсенале болотного змея иногда использовались слезоточивый и даже галлюциногенный газы. Ну, а самой выдающейся особенностью линдворма, без которой, возможно, не было бы ни ловушек, ни серьёзной защиты, ни газовых атак, являлась его прожорливость. Лопал он всех: от кур до разумных существ.
   Толстенный фолиант "Справочник мудрого путешественника или как совершить кругосветку и остаться в живых" уже много лет являлся самим популярным чтивом среди подростков всех народов. И вышеперечисленные факты про линдворма, в том числе и облик змея, приключенцы (кроме, конечно, Пэтти, не читавшего ничего, кроме своего учебника некромантии и сборника рецептов) знали именно из этой книги. К сожалению, в реальности встреча с болотным чудищем не планировалась даже Хафейном, поэтому методы борьбы со змеем никто, увы, не помнил.
   Однако линдворм пока не демонстрировал особую враждебность, только лёгким движением хвоста перебросил на противоположный берег мостик, по которому путешественники пришли на остров.
   - Надеюсь, вы не будете вести себя агрессивно? - спросило чудище, заметив, что отряд ощетинился колюще-режущим оружием. - Иначе мне придётся всех парализовать. Думаю, Вам это не понравится. Мне, впрочем, тоже, ведь без гостей тут так скучно.
   Агрессии со стороны приключенцев не последовало. В таких условиях преимущество было на стороне болотного змея, и бездумная атака могла привести к фатальным последствиям. Первым оружие опустил Урлог, а за ним и остальные. Впрочем, это ничего не изменило, герои всё равно в любое мгновение имели возможность вступить в бой, и линдворм это наверняка понимал.
   - Ну, раз мы нашли общий язык, пожалуйте в мою скромную обитель, - кивнул он головой в сторону старинного храма. - И ещё раз прошу, воздержитесь от нападения на меня, тем более что, - змей мерзко хихикнул. - Это вам ни капельки не поможет.
   - Мы идти, - сказал Урлог и в очередной раз занял место во главе отряда.
   Хафейн, уложив Фаньку на её коня, пошёл рядом с варваром.
   Чудовище внимательно следило за гостями, держась от них на почтительном расстоянии. Хотя все (снова не считая хоббита) прекрасно понимали, что из-за этого оно безопаснее не стало. Как известно, линдвормы очень быстро передвигаются как в воде, как и по суше за счёт изгибов своего длинного узкого тела, и остаётся только благодарить богов, которые не стали наделять этих тварей крыльями.
   Храм не понравился большинству путников, ну, опять же кроме Пэтти. Хоббита строение не просто порадовало, а привело в неописуемый восторг, и шерстоногий некромант принялся во все глаза изучать потрескавшиеся и заросшие мхом стены. Время ещё не до конца уничтожило многочисленные барельефы в виде черепов, скелетов и разных некромансерских атрибутов, которые пока довольно отчётливо просматривались, несмотря на общую разруху храма. Так что Пэтти просто светился от восхищения, оказавшись в Царстве Смерти. Зато остальных вся эта замогильная "красота" не привлекла, и мрачные взгляды по сторонам доставляли им не удовольствие, а совершенно противоположные эмоции. Вдобавок настроение портилось из-за хозяина этих мест, который неотступно следовал в арьергарде.
   - Вы не стесняйтесь, заходите внутрь, - любезно предложил змей.
   - Не нравится мне это, - пробормотал Хафейн. - Похоже на западню. Может, атакуем?
   - Это есть западня. Атаковать рано. Урлог думать.
   - Лучше войти внутрь, - предложил Ефсий. - Там чудовище потеряет свободу маневра, и, возможно, у нас появится шанс.
   Вход в храм оказался достаточно большим для того, чтобы провести лошадей, но вот чудовищу необходимо было пригнуться. У Урлога, Хафейна и Ефсия одновременно возникла идея броситься с оружием и магией на линдворма именно в этот момент, когда он окажется наиболее уязвим. Однако болотный змей, похоже, был в курсе данного слабого места и поспешил предупредить гостей.
   - В коридоре установлены газовые бомбы, которые взорвутся в случае моей смерти. Так что даже если вам удастся меня убить с первого удара, живым отсюда всё равно никто не выйдет.
   Эльф поморщился. Именно так он и собирался поступить, но здесь чудище его перехитрило.
   Входной коридор тем временем привёл путешественников в основное храмовое помещение, и если снаружи здание пребывало в аварийном состоянии, то здесь виднелись следы недавнего ремонта. Черепа, кости и прочая атрибутика, приводившие Пэтти в экстаз, внутри выглядели гораздо целее, а от того убедительнее и устрашающе. Да и болотный змей, усугублявший мрачную обстановку святилища, никуда не делся, а спокойно вполз в зал и свернулся кольцом вокруг алтарного камня.
   - Будем знакомиться, - начало чудище. - Меня зовут Ренигоб, и я властитель этих болот. Ваших имен спрашивать не буду, всё равно мой кулинар даст вам новые, в качестве названий блюд. О, я вижу, вы сумели найти его книгу! Пожалуйста, позвольте мне её забрать! Она повару, конечно, без надобности, он прекрасно помнит все рецепты, но я так люблю их читать и предвкушать, - последние слова линдворм произнёс, зажмурив глаза от наслаждения.
   - Забирайте и читайте на здоровье, - Пэтти, ничуть не смутившись, положил на алтарь специфический кулинарный справочник. - А нас что, готовить прямо по ней будут?
   - Конечно по ней, - змея немного удивила наглость хоббита. - Мой повар не из какой-то там забегаловки или жалкого трактира, он всегда следует классическим предписаниям, собранным в этой замечательной книге лучшими представителями своего дела! Да вы знаете, что мой кулинар раньше готовил самой императрице, и мне очень повезло, что он согласился работать на меня! Так, посидите здесь и никуда не уходите, я должен его привести, чтобы он оценил качество мяса, которое попалось нам на этот раз. Кстати, на тот случай, если надумаете удрать, предупреждаю, что здесь установлено несколько газовых зарядов, которые моментально усыпят вас при попытке к бегству!
   С этими словами Ренигоб, бережно взяв книгу в зубы, быстро уполз. "Божьи посланники" облегчённо вздохнули.
   - Ну, и кто знает, как это завалить? - поинтересовался Хафейн. - Я хоть сам и не сталкивался, но достаточно слыхал про этого червя-переростка, чтобы не ломать об его чешую свою саблю.
   - Урлог тоже читать про них. Урлог быть уверен, что его топор пробивать шкуру змея. Но Урлог не смочь к нему подобраться, - покачал головой эльф.
   - К сожалению, я не могу припомнить способов борьбы с линдвормом, - взял слово Ефсий. - Но мне кажется, что одолеть его в нашей ситуации...
   - Ты - магистр какого-то там крутого ордена и не знаешь, как одолеть это проклятое чудовище, пожирающее невинных существ? - резким тоном перебила его нахмурившаяся дриада.
   - Понимаете, дорогая моя Верениен, последний раз болотного змея видели почти шестьдесят лет назад составители "Справочника путешественника". С тех пор никаких сведений о встречах с линдвормами в наш орден не поступало, и мы решили, что они вымерли и перестали заниматься их изучением. Ох, как же жестоко мы ошиблись, - вздохнул толстый маг и вдруг пристально посмотрел на зеленоволосую девушку. - Послушайте, ведь Вы же инстинктивно должны жалеть и оберегать все растения и всех животных, обитающих в нашем мире, так почему же не сочувствуете линдворму, который всё-таки тоже животное, и зовёте его проклятым?
   - Ну, знаешь, - Верениен поёжилась, обхватив руками плечи. - Когда кто-то хочет подвесить тебя на разделочный крюк, желание его защищать пропадает. И не животное он вовсе, слишком уж умён и хитёр... Да и не кажется ли тебе, что сострадание в данном случае требуется тем несчастным зверюшкам, которых эта мерзость жрёт, когда не находит людей, гномов, эльфов и.., - голос девушки дрогнул. - И дриад.
   - В Ваших словах есть логика, - улыбнулся Ефсий. - Но я, если позволите, продолжу прерванную Вами мысль. Спасибо. Так вот, мне кажется, что в нашей ситуации одолеть его мы сможем только магией. Я в силах создать Алмазную Стрелу восьмого уровня. Её силы...
   - Ещё бы Магический Чих посоветовал, - на этот раз толстяку не дала договорить Арледа. - Разве не понимаешь, дорогуша, что одной только взрывной волны от Алмазной Стрелы хватит для того, чтобы разнести этот остров на мелкие песчинки?
   - А что за Магический Чих? - поинтересовался Пэтти. - Он убивает магическими соплями?
   - Это очень сильное заклинание, коллега, представляющее собой моментальный выброс силы посредством обычного чихания. Его мощности обычно достаточно для уничтожения города средних размеров. К сожалению, я им не владею.
   - И слава богам, - процедила сквозь зубы Арледа.
   - А ты сама-то что можешь? - спросил у волшебницы Хафейн. - Между прочим, великий старец Шабуфар говорил, что ругать другого по делу имеет право лишь тот, кто сам делает это дело.
   - Ну, я тоже не способна на Магический Чих, - блондинка заметно занервничала и принялась оглядываться по сторонам. - У меня в арсенале не так много боевых заклинаний.
   - Да ты не переживай, что их мало, - вдруг произнёс Торлес, до этого молча изучавший убранство храма. - Знаешь, я вообще был поражён, как столичный куафер, закончившая Академию Магической Красоты, смогла так быстро переквалифицироваться в воительницу. Ты очень способная, у тебя ещё всё впереди, обязательно в запасе появится и сотня, и даже тысяча боевых заклятий... Ой, кажется, я сболтнул что-то лишнее, да? - прикусил губу дракон, заметив шокированный взгляд Арледы.
   Слова Торлеса заставили всех пристально посмотреть на волшебницу. Урлог свёл брови на переносице и погладил было топор, однако быстро совладал с собой - разговор по душам с Арледой стоило отложить до лучших времен.
   - Хм, - пустынный герой даже и не собирался сдерживать злобную ухмылку. - И кто у нас тут изображал боевого мага высшей категории?
   - Ну, откуда мне было знать, что мы попадём в ситуацию, в которой моих навыков окажется недостаточно? - обиженно произнесла волшебница, предательски хлюпая носом. - Я считала, что смогу помочь при любых обстоятельствах. И вообще, я не сильно-то и обманывала, курс боевой магии нам преподавали. Правда факультативом, но я же записалась и исправно посещала все занятия. Просто, когда наконец поймали бродившего по городу маньяка, из-за которого боевая магия у нас и читалась, её решили не продлять. Так что продолжался этот курс всего семестр, и многое изучить я просто не успела. Поэтому мой верхний предел - огненные шары и магические молнии. Впрочем, - она на секунду задумалась. - Золотые мои, если кому-нибудь захочется скрыть синяки и шрамы или изменить внешность, я с радостью помогу!
   - Ага, давай, сделай из всех таких красавцев, чтобы чудище, увидев нас, расплакалось от восторга и тут же отпустило на волю, будучи не в состоянии терзать своими зубами подобное великолепие, - съязвил Хафейн.
   - Лучше бы ты придумал, как нам действительно выпутаться, хам пустынный! - взорвалась Арледа.
   - Не смей грубить мне, женщина, я уже все придумал. Маг может создать щит, который защитит нас от яда ловушек, - ответил богоборец.
   - В щитах я слабоват, - извинился Ефсий. - Смогу накрыть только троих. Кроме того, щиты у меня получаются только неподвижные, поэтому для атаки его применить нельзя.
   - А что предложит дриада, так люто возненавидевшая нашего червяка? - нахмурился Хафейн.
   - У меня есть ядовитые стрелы, - отозвалась Верениен. - Но шкуру болотного змея ими не пробить, слишком уж она прочная. Я, конечно, могу попытаться поразить этого зубастого гада в глаз, но, боюсь, яд на него подействует не сразу, и, прежде чем сдохнуть, он успеет с нами разделаться. Вот и выходит, что моя помощь принесёт больше вреда, чем пользы.
   - А если некромантией? - герой из пустыни явно начинал заводиться.
   - Увы, - ответил Ефсий, сумевший опередить пышущего энтузиазмом Пэтти. - Мой юный коллега, несмотря на его огромный талант, вряд ли сможет создать из ничего костяного дракона как минимум двенадцатого уровня. А с помощью низших некрообразов одолеть линдворма не стоит и пытаться.
   - Я могу спеть, - влез в разговор Басс, очень уязвленный тем, что его смеют игнорировать.
   - Лучше использовать твоё пение, когда не останется никаких других средств, - пробурчал Хафейн, уже успевший познакомиться с творчеством гномьего барда.
   Остальные единогласно поддержали пустынника. Басс оскорбился сильнее прежнего и принялся бурчать себе под нос оскорбительные слова в адрес спутников. Однако сейчас, когда решался вопрос жизни и смерти в прямом смысле этих слов, путешественникам не было дела до гномьих обид, и на менестреля тут же перестали обращать внимание.
   - Быть может, у уважаемого Торлеса есть идеи, ведь мы противостоим его собрату?
   - Ничем не могу помочь, - ответил магу дракон. - Люди считают это существо нашим родственником, но его магия очень сильно отличается от драконьей, и она совершенно мне не знакома. А от физических силовых атак существо себя обезопасило. В общем, данный соперник мне не по зубам, я не могу найти у него уязвимых мест.
   - Это что же получается, у нас никаких вариантов?! - богоборец в ярости ударил кулаком по стене. - Неужели остаётся только погибнуть в бою с надеждой на то, что заберём с собой и чудовище?! Если до этого дойдёт, поверьте, что Хафейн-шай-Мусиддин-эйх-Гхасаим-эйх-Фалийя-нхен-Фухаридж не посрамит ни мудрейших старцев, ни свой славный род, ни горячие пески! И если потребуется, я застряну у этого червяка в глотке - пускай подавится!
   - Весьма печальная перспектива, - грустно вздохнул Торлес.
   - Ну, почему же печальная? - улыбнулся Ефсий. - Среди мужчин его народа считается очень почётным погибнуть в битве, сразив при этом и своего врага. Но мне кажется, что не стоит доводить дело до сражения. Я немного подумал и обнаружил интересный факт. Как все успели убедиться, линдворм обладает разумом, а всех разумных созданий объединяет одно полезное свойство.
   - Какое?! - хором воскликнули заинтригованные члены отряда.
   - С разумными созданиями можно договориться!
   - Тогда советую побыстрее придумать речь, - разочарованно пробормотала Арледа. - Потому что чудище уже возвращается.
   Появление болотного змея подтвердилось лёгким сотрясением земли. Несмотря на то, что Ефсий уверял всех в абсолютном успехе своей идеи, приключенцы всё равно начали готовиться к драке. Арледа, приложив пальцы к вискам, медитировала, чтобы накопить ману для огромного файербола или мощного электрического разряда. Верениен сортировала свои стрелы, выбирая яд посильнее. Урлог и Хафейн парой слов договорились о сигнале, по которому следует начинать внезапную одновременную атаку с разных сторон. Гном взял арфу-топор на изготовку. Хоббит, для которого не нашлось места в расстановке сил, от нечего делать оживил дюжину тараканов и теперь выстраивал их в боевом порядке. Торлес отошёл в тыл, прикрывая по-прежнему бессознательную Фаньку.
   В общем, появившегося Ренигоба ожидал неприятный сюрприз в виде гостей, выстроившихся в боевом порядке. Впрочем, змея это нисколько не смутило, он ничего не сказал и аккуратно подвинулся, чтобы пропустить вперёд своего спутника. Навстречу героям вышел средних лет человек, которого из-за неприметных внешности и одежды можно было бы принять за обычного горожанина, если бы ни его длинные подкрученные чёрные усы и немного потрёпанные поварской колпак и фартук. Урлог пригляделся и помрачнел ещё больше - на мятом колпаке красовалось изображение пылающего черепа. Знак бога смерти! По залу пронёсся шепоток проклятий. Эльф глубоко вздохнул и мысленно приказал себе успокоиться, по крайней мере, теперь стало ясно, кто именно является их противником.
   Повар несколько долгих минут внимательно изучал собравшихся и вдруг радостно захлопал в ладоши.
   - Великолепно! Просто великолепно! Драгоценный мой Ренигоб, на этот раз твой улов просто роскошен! Эльф, хоббит, дриада! А одного этого толстяка хватит на целый обед! Даже гном есть! Его мясо, конечно, жестковато, но зато какой вызов моим кулинарным талантам! А вон тот тип очень тощий, думаю, его стоит откормить. Но в любом случае, добыча великолепна! У нас будет воистину королевский, нет, берите выше, императорский пир! Обещаю, что ни один кусочек из этих тел не пропадёт даром!
   - Чокнутый, - прокомментировал слова повара Урлог.
   - Ага! Ещё и обзывается, - свирепо зарычал Хафейн. - Я не тощий, я жилистый, и об эти жилы кое-кто скоро переломает себе все зубы!
   - Смерть тебе, отродье тьмы! Во имя добра, света и любви я покараю тебя, демон из преисподней! - внезапно прогремел под сводами храма до боли знакомый голос.
   "Божьи посланники" в очередной раз дружно вздохнули. Фанька всё-таки пришла в себя и вспомнила, что является адептом сил света и крутой амазонкой. Вырвавшись из-под опеки ошеломлённого Торлеса, она оседлала своего сурового коня и теперь, размахивая мечом, готовилась к атаке.
   - Волшебный зверь Ыхыр! Дай мне своё пророчество! - торжественно произнесла воительница, снова извлекая из недр вещевого мешка несчастного хомяка.
   - Опять ты, - простонало грустное животное. - Мне теперь ещё и с каким-то монстром биться... Короче, все умрут, а я сдохну самым первым. Хомячий рай, принимай меня!
   На последней фразе зверёк сумел извернуться в руке хозяйки и плюхнулся обратно в сумку. Фаньку, впрочем, это не смутило, и, подняв свой клинок, она закричала:
   - Мирабелла-Стефания, герцогиня Преффенбургская, также известная как Разящая Зло, бросает тебе вызов, отродье преисподней! Пой, Ловиальф, рычи, Интогрод! Наша цель - злое чудовище!
   - И-и-и-и-и-и! Съем! - заржал конь.
   - Дракон любви расправил крылья и вновь зовёт меня в полет. Наш путь покрыт алмазной пылью, и мы сорвём моральный гнёт! - не в тему, но очень мелодично пропел меч.
   Дальнейшее случилось в течение одной минуты. Хафейн, попытавшийся остановить безнадёжную воительницу, едва успел увернуться от копыт. А Фанька, продолжая яростно орать проклятия, рванула через весь храм навстречу одному из самых грозных противников этого мира. Линдворм не просто удивился, линдворм был просто ошарашен! Он много чего повидал за свою жизнь, но никогда его в собственном доме не атаковали взбалмошные девицы верхом на бешеных лошадях! Наверное, только лишь благодаря секундному замешательству Ренигоба Фаньке удалось приблизиться к нему на расстояние удара меча. Правда, больше ничего девушка сделать не успела. Стоило ей начать заносить свой поющий (вернее, уже воющий) клинок для удара, как болотный змей резко отшатнулся и выбросил из пасти облако дыма, моментально накрывшее девушку вместе с конём.
  
   ***
  
   - Фанька! - зло проревел Хафейн. - Ну всё, держись, жабья морда, сейчас я тебя в салат нашинкую!
   Пустынник, окончательно потеряв голову, выхватил саблю и ринулся в атаку, намереваясь непременно выполнить своё обещание. Линдворм снова выпустил облако, преграждая ему путь. Хафейн задержал дыхание, намереваясь пройти сквозь преграду, и вдруг в удивлении понял, что не может сдвинуться с места.
   - Остынь, - забыв про свой варварский акцент, сказал Урлог, вовремя успевший сжать жителя пустыни в своих могучих объятиях. - Не слышишь разве, что она просто спит?
   И в подтверждение слов эльфа до ушей Хафейна донёсся громкий храп, издаваемый горе-воительницей.
   Ренигоб тем временем с интересом обнюхивал её тело, попутно подцепив когтем отлетевший в сторону мешок, откуда тут же высунулась морда хомяка.
   - Монстр, - флегматично произнёс Зернопуз. - Ты съесть меня хочешь? Ну, давай же, ешь, всё равно мне две недели жить осталось. Хотя какие две недели? Ведь ты же меня сейчас растерзаешь, значит, две минуты. Пойду подремлю, может, за оставшиеся мгновения жизни я сумею во сне познать сущность хомячьего бытия.
   И больше не обращая внимания на окружающую действительность, зверёк спрятался обратно в сумку. Болотный змей удивился.
   - У кого-то есть иммунитет к моему яду. Как интересно! А из него может получиться вкусное блюдо?
   - Из хомяка? - презрительно скривился повар. - По-моему, это плохая идея. Лучше подумай о том пиршестве, что ждёт нас сейчас! - и он махнул рукой в сторону приключенцев.
   - А давай попробуем из него, - стал канючить Ренигоб, на этот раз кивнув головой на уснувшего коня.
   - Истинный вкус имеют только те блюда, что приготовлены из разумных созданий, - наставительно сказал повар. - А хомяки и лошади к таким не относятся. Когда же ты, наконец, поймёшь это, повелитель?
   Урлог и Хафейн внимательно следили за этим диалогом, готовясь к скоординированной атаке. Верениен наложила стрелу на тетиву, а на ладони Арледы пылал огромный огненный шар, готовый сжечь всё на своём пути. Басс уже набрал воздуха в грудь, собираясь запеть предсмертную песнь, но вдруг вперед выступили Ефсий и Пэтти. Каждый из них жевал морковку, заботливо припасённую хоббитом ещё во время сборов на поляне разбойников.
   - Этот хомяк каждый раз сбавляет себе срок жизни, - проворчал толстяк, косясь на сумку Фаньки, но тут же принял серьёзный вид и произнёс во весь голос. - Великий Ренигоб, судя по Вашим речам, Вы являетесь умнейшим представителем своего племени, и я искренне удивлен, что для существа, обладающего таким разумом, разбирающегося во вкусовых оттенках кушаний и придающего им большое значение, готовит какой-то наглый шарлатан, бессовестно выдающей себя за гения кулинарного искусства!
   - Ты кого обозвал шарлатаном, жирдяй?! - яростно завопил повар. - Я - Тормазино Дель Быдло, самый лучший повар императорского двора Инлосса!
   - Ты и императрицу кормил хоббитской печёнкой и эльфийскими почками? - удивился Пэтти.
   - Если бы..., - сжал кулаки Тормазино. - Если бы лицемеры, утверждающие дворцовое меню, лишь раз позволили мне включить в него хоть одно кушанье, сделанное из представителя разумного народа, сами бы потом не смогли от него оторваться. А так ведь даже не разрешили приготовить на пробу! И из-за тех жалких ханжей, подобных вам, неспособных понять и принять истинное мастерство, я был вынужден бежать на эти болота, бросив всех своих учеников и оставив на произвол судьбы школу, которую сам основал!
   - Проще говоря, тебя выгнали как последнюю бездарность, - подытожил пламенную поварскую речь Ефсий. - И услугами такого посредственного кухаря, коего даже язык не поворачивается назвать кулинаром, Вы всё это время пользовались, великий Ренигоб.
   - Ну, я не знаю, - смутилось чудовище. - Мне казалось, что он довольно вкусно готовит.
   - Я верю, что он готовит довольно вкусно, но меня удивляет, как Вы, столь мудрый, не смогли понять, что для правильной оценки работы повара, надо отведать не только его блюда, но и блюда его коллег или конкурентов, чтобы сравнить. А вдруг кто-то другой откроет для Вас настоящий вкус пищи, Вы напрочь забудете всё то, что ели ранее, и даже не захотите о нём вспоминать?
   - Не слушай его! - зарычал разгневанный Дель Быдло. - Что этот мясной курдюк может знать о кулинарии?! Только я, лично готовивший для трёх императоров и императрицы, единственный, кто знает о еде всё!
   - Я - старший магистр Ордена Повелителей Калорий, - сурово начал Ефсий. - Наш Орден с незапамятных времен занимался сбором сведений о продуктах питания. Мы изучали их, комбинировали вкусы, сочетали несочетаемое и создавали из несъедобного съедобное. Могу заверить, если кто и знает о еде всё, так это только мы! А этот юноша, - маг кивнул головой на Пэтти, уже прикончившего морковку и полезшего за второй. - Принадлежит к народу, для которого приготовление пищи - не средство утолить голод, а образ жизни. Так что на твоё заявление, что мы не понимаем кулинарное мастерство, я могу ответить аналогичными словами: это ты его не понимаешь!
   - Что тебе нужно? - повар, забыв про линдворма, сверлил своего оппонента взглядом, которым, наверное, мог бы его и убить, подойти Ефсий чуть поближе.
   - А нужно мне немногое. Я прошу всего лишь дуэли. Поединка поваров, в котором и решится наша судьба. Если по его результатам уважаемый Ренигоб останется при прежнем мнении, что ты - великий мастер и присудит тебе победу, я буду вынужден признать твою правоту, и мы с моими спутниками пойдём на корм. Но если ему больше понравится еда, приготовленная мною, вам придётся отказаться от своих ошибочных убеждений в том, что по-настоящему вкусные блюда получаются только из наделённых разумом существ!
   - Я не согласен! - замотал головой повар.
   - А я согласен! - неожиданно довольным тоном сказал линдворм. - Я не прочь попробовать чего-нибудь другого, к тому же от твоего последнего мясного пирога у меня три дня болел живот.
   - Но пирог же был вкусный!
   - Вкусный, но живот всё равно болел. И я хочу, чтобы поединок состоялся прямо здесь и сейчас, в противном случае, Тормазино, я тебя съем. Или, хоть я его и не люблю, наложу на тебя заклинание полного безоговорочного подчинения, а оно необратимое.
   - Великий Ренигоб сказал своё слово, - удовлетворённо произнёс Ефсий. - Что на это ответишь ты?
   - Согласен, - мрачный повар продолжал буравить толстяка взглядом. - Но знай, когда буду разделывать твою жирную тушу, сделаю для тебя одно исключение. Обычно перед этим процессом я прошу Ренигоба усыпить добычу, но ты будешь в полном сознании и прочувствуешь всю боль!
   - Я готов рискнуть, - маг был само спокойствие.
  

Глава 7. Битва за вкус

  

Главное, вот здесь такой шашлык за 100 рублей. А я сижу там, как дурак,

   и ем дефлопе с крутоном. No к/ф "О чём говорят мужчины"
  
   Поединок должен был состояться на кухне Тормазино, расположенной, по словам линдворма, недалеко от храма. Именно там имелся весь необходимый инвентарь. Приключенцы с радостью покидали зловещее святилище и выбирались на свежий воздух. Хафейн закинул на плечо спящую Фаньку, а Урлог, посмотрев на них, хмыкнул и понёс ее коня. Рюкзак с Зернопузом подобрала дриада, похоже, на хомяков, в отличие от болотных змеев, её врожденное сочувствие животным всё-таки распространялась.
   Ефсий шагал рядом с Ренигобом и рассказывал ему случаи из своей кулинарной практики. Как оказалось, ее было предостаточно, ведь в Ордене Повелителей Калорий послушникам вменялось в обязанности готовить для старших братьев. И те, кто не мог угодить изысканным вкусам магистров, обрекались всю оставшуюся жизнь выносить отходы и о магии не смели даже и мечтать. Линдворм восторженно внимал словам толстого волшебника, предвкушая поистине королевское угощение по итогам поварского состязания. Шедший неподалеку Пэтти ежеминутно хмыкал, почёсывая магическими граблями спину, но, тем не менее, внимательно слушал и не перебивал старшего товарища.
   Эльф и пустынный герой, едва выйдя из храма, принялись вертеть головами, внимательно изучая местность на предмет возможности сбежать. Наблюдательный Ренигоб, заметив это, покачал головой и кончиком хвоста указал на плавающие в воде шары, хорошо различимые при ярком свете лун.
   - При малейшей попытке улизнуть, - произнёс он скучающим тоном. - Я в мгновение ока заставлю шары выпустить своё содержимое и заполоню окрестности парализующим газом. Поэтому, если не хотите присоединиться к своей подруге, соблюдайте правила.
   Хафейн и Урлог нехотя подчинились, хотя украдкой, одними глазами, чтобы змей не догадался, продолжили выискивать пути к спасению. Арледа, которая, наконец, поняла, что драки не будет, решила выплеснуть злобу не на врагов, а на своего непосредственного обидчика. До файерболов и молний дело, к счастью, не дошло, но все имевшиеся у неё в памяти ругательства волшебница с удовольствием прошипела Торлесу на ухо, а напоследок наградила его самым презрительным взглядом, на какой была способна. Бедный дракон, которого чуть ли ни в первый раз отшила, да ещё и оскорбила девушка, не знал, чем ответить, и только грустно смотрел на звёзды.
   До места, где должна была состояться дуэль, оказалось рукой подать. Обогнув храм по большой дуге вдоль кромки воды, все вышли к подсобным строениям на задворках главного здания. Кухня оказалась открытой летней, скорее всего из-за того, что в замкнутое помещение довольно проблематично затаскивать гигантские котлы, жаровни, сковороды и подносы, которых здесь было огромное количество. Посреди этой загромождённой площадки находилась наполовину врытая в землю гигантская печь, подтверждавшая своим наличием тот факт, что здесь всё-таки место для приготовления пищи, а не склад посуды. Кроме того, на кухне обнаружились трое загорелых парней в таких же колпаках, как и у Тормазино, очевидно, его подручные. Едва завидев наставника, вышагивавшего впереди процессии, помощники бросились к нему с вопросами, не требуется ли их помощь. Дель Быдло, проигнорировав поварят, остановился, медленно обернулся к своей потенциальной еде и с важным видом произнёс:
   - Я готов предоставить в ваше распоряжение мою кухню и даже разрешаю вам пользоваться моими инструментами, но вот продукты вы должны будете использовать свои, поскольку к моей кладовой я никого подпускать не собираюсь.
   - Всё в порядке, - улыбнулся Ефсий. - С припасами у нас проблем не возникнет. А что касается твоих кладовых, думаю, вряд ли кто-то из нас захочет к ним приближаться, - при этом маг многозначительно посмотрел в сторону колоды для разделывания мяса. Несколько небольших костей, валявшихся возле нее, заставили Арледу и Верениен вновь побледнеть и зажать рты руками.
   - Ренигобу надо много еды, - злорадно ухмыльнулся повар. - Не думаю, что содержимого ваших мешков хватит, чтобы его насытить. Он, конечно, гурман, но при этом очень прожорлив.
   - Содержимое наших мешков нам и самим пригодится, а что касается еды... Уважаемый коллега, можно Вас на минуточку?
   - Я здесь! - откликнулся Пэтти. - И ко всему готов!
   - Это замечательно. Значит, я могу Вас кое о чём попросить.
   Ефсий, с трудом присев на одно колено, наклонился к уху хоббита и что-то прошептал. На физиономии Редькинса моментально появилась ехидная улыбка.
   - Сделаю! Какие вопросы! Это же проще простого! - довольный хоббит аж подпрыгнул. - Только мне нужна посудина, куда всё собирать.
   - Сейчас найдём, тут полно такого добра.
   Закончив с Пэтти, Ефсий обернулся к линдворму.
   - Мой коллега и, думаю, ещё пара моих попутчиков пройдутся вдоль берега, чтобы собрать необходимые для кулинарной дуэли продукты, поэтому не стоит расценивать это как попытку к побегу.
  -- Понял, - флегматично отозвался змей. - Только, как я уже много раз говорил, отсюда не сбежишь. Эти шары работают не только по моему приказу. Они пускают газ в любого проходящего мимо них без моего ведома.
   - Ясно. И ещё я хотел бы попросить Вас, уважаемый Ренигоб, позволить соратникам помогать мне и моему коллеге во время готовки, потому что, несмотря на наши знания и умения, немного грубой силы нам не помешает.
   - Это не честно! - вдруг заорал усатый повар. - Я и так сделал большое одолжение, когда принял условия, что против меня одного будут сражаться сразу двое. Но тут эти двое обнаглели и затребовали себе в команду ещё и своих приятелей в количестве один, два... шести штук! Восемь на одного! Нет-нет, я не согласен!
   - Тормазино, не преувеличивай, - ответил линдворм. - Ты не один, у тебя трое помощников. Значит, твоим соперникам я разрешу взять двоих подручных, и всё будет по-честному, четыре на четыре.
   - Я всё равно против! Бесценный повелитель Ренигоб, ты только посмотри на белобрысого варвара и желтоглазого здоровяка, а потом сравни их с моими стройными ассистентами. Да мои мальчики и втроём не смогут сделать столько, сколько сделает один из этих! А если громил будет двое?! Так что не справедливо, как ни крути!
   - Послушай, я очень голоден и уже весь извёлся в ожидании поединка. А если ты, своими истериками оттягивающий его начало, не успокоишься, я всё-таки лишу тебя воли. Мне, конечно, будет скучно, зато никто не станет мне перечить.
   Последние слова линдворма оказались очень убедительными и сразу же возымели успех. Тормазино моментально замолк и быстрым шагом удалился куда-то в лабиринт кастрюль и сковородок.
   - Ну вот, другое дело, - морда Ренигоба растянулась в улыбке, которая из-за острых зубов в три ряда получилась очень зловещей. - Эй, толстяк, ты же всё слышал? Замечательно. Ну вот, я не против, чтобы вы с мелким взяли в помощь двоих: вон того худосочного хлюпика и, скажем, гнома. Понимаешь, мне очень хочется сделать всё по справедливости. Надеюсь, тебе тоже? А для сбора провизии, так и быть, отправляйте кого угодно. Кстати, ещё мне нужно уточнить, сколько времени займёт готовка, а то я рассчитывал на скорую трапезу и никак не ожидал такого развития событий.
   - Часа три придётся потерпеть, - пожал плечами маг. - Впрочем, если мои сотрудники будут достаточно расторопны, то, возможно, мы управимся раньше.
   Хафейн, не перестававший возмущаться, что он не хлюпик, и Басс вынуждены были присоединиться к Ефсию, а Урлог и Верениен отправились вместе с Пэтти собирать кулинарное сырьё. Торлес придумал очередной план, как вернуть расположение Арледы, и активно старался воплотить его в жизнь, так что сейчас этим двоим было не до чудовищ и не до поварских битв. Фанька похрапывала и счастливо улыбалась во сне, наверное, видела что-то приятное, вроде победы над линдвормом. В общем, все оказались при деле.
   Тут вернулся Тормазино и заявил, что для создания шедевра, способного посрамить противников, ему хватит и малой кухни. На вопрос толстого волшебника, из кого же будет сие восхитительное блюдо, повар грубо ответил, что в последний раз имен не спрашивал, после чего ушёл в одну из подсобок вместе с ассистентами.
   Процесс приготовления начался. Ефсий изучил имеющуюся кухонную утварь, выбрал два котла и жаровню, затем поставил Басса разжигать огонь и растапливать печь, а Хафейна отправил за водой, чтобы наполнить котлы. Раздав поручения, маг раскрыл заплечный мешок и извлёк оттуда тщательно упакованную и запечатанную коробочку.
   - Не думал, что это когда-нибудь мне понадобится, но что поделаешь, неприкосновенный запас следует использовать в самой безнадёжной ситуации, а сейчас как раз она и есть, - грустно вздохнул Ефсий, снимая магическую печать.
   А Пэтти в это время работал, не покладая рук. Волшебник дал ему довольно простое задание: наловить лягушек, собрать улиток, нарвать трав и ягод. Каких именно трав и ягод, Ефсий не уточнил, поэтому Редькинс хватал всё, что ему на глаза попадалось, причём вместе с корнями, комьями почвы, листьями и ветками. Хоббит решил, что очистить и перебрать их можно будет уже на месте. Как специалистка по общению с животным миром, Верениен взяла на себя отлов шустрых амфибий и с успехом с этим справлялась. Напевая какую-то песню-заклинание на родном языке, девушка заставляла лягушек со всего болота прыгать ей прямо на руки. А Урлог занялся сбором улиток. Топи оказались чрезвычайно богатыми на них, и эльфу оставалось просто опускать руки в воду и пригоршнями зачерпывать моллюсков.
   Такая тактика разделения труда дала неплохие результаты. Неизвестно, планировал ли это Ефсий, но команда Пэтти управилась со своими обязанностями довольно быстро. Уже через полчаса одно из здоровенных ведер, больше напоминавших небольшие бочки, оказалось доверху набито травами, ягодами и кустарником, второе - лягушками, а третье - улитками. Взяв бадьи с моллюсками и травой в одну руку и поудобнее перехватив их, силач Урлог другой рукой поднял ведро с амфибиями и понёс собранный урожай на суд толстому магу.
   На кухне к этому времени котлы и жаровня уже стояли на печи, а над ними колдовал Ефсий, периодически подсыпая в кипящую воду что-то из своей коробочки. Вернувшихся сборщиков маг встретил с большим воодушевлением, особенно сильно его энтузиазм распространился на Пэтти. Едва только хоббит открыл рот, чтобы похвастаться достигнутыми результатами, как тут же был засажен за разделывание несчастных лягушек. Верениен, тяжело вздохнув, пробормотала, что своя жизнь дороже лягушачьих и улиточьих, и удалилась куда-то в сторону храма, чтобы не видеть умерщвление пойманных ею же животных.
   Редькинс на скорую руку разделал трёх амфибий, после чего ненадолго задумался. Оценив размеры ведра, он почесал в затылке, а потом достал свои волшебные грабли... Спустя несколько минут процесс разделывания был в самом разгаре. Десяток мёртвых лягушек, обращённых некромантом в зомби, организовали конвейер, в котором одна половина из них убивала своих живых товарищей по несчастью, а другая с успехом их потрошила. Правда, Пэтти изрядно помучился. Нет, не пока поднимал амфибий, это как раз было ему в удовольствие, а когда искал среди всей этой гигантской кухонной утвари маленькие ножи, которые могли бы удержать в лапах его новые некрообразы. Зато теперь хоббит только следил за ходом дела, время от времени добавляя для ускорения очередную зомби-амфибию.
   Это действо, конечно же, не прошло незамеченным. Вернувшийся с малой кухни Ренигоб, который ползал туда-сюда и внимательно наблюдал, как готовят обе соперничающие стороны, увидел колдовство Пэтти, пришёл в ужас и обратился с жалобами к Ефсию.
   - Это нормально, - успокоил линдворма маг. - У моего коллеги немного специфичная манера работы, однако следует заметить, что он всегда добивается поставленных целей.
   - Но мне ведь это есть придётся, - продолжал сомневаться Ренигоб. - Чёрная магия точно не навредит моему желудку?
   - Поверьте моему опыту, навредить желудку может только нарушение правильного баланса используемых продуктов, а чёрная магия всего лишь придает блюду немного остроты и пикантности.
   В итоге хоббит с полным правом продолжил мучить лягушек. В это же время злющий Хафейн, которого Ефсий заставил заниматься "бабской работой", ожесточённо выковыривал ножом улиток из раковин и бросал их в кастрюлю с маринадом, приготовленным Пухлощёким при помощи заклинаний. По словам волшебника, магия в данном случае требовалась для ускорения пропитки нежных тел моллюсков изысканными приправами.
   Сортировка растений досталась Бассу, несмотря на его острейшее нежелание этим заниматься. Гном рассердился и зарычал, что такую кучу должен разбирать тот, кто её сам нарвал, но одного недоуменного взгляда Ренигоба в его сторону хватило, чтобы менестрель всё-таки уселся за эту работу. Драммингс чуть умом ни тронулся, пока отделял травинки и ягоды от листьев и веток, но оказалось, что самое весёлое ждало его впереди. Ефсий поглядел на результат гномьего труда и определил, что в пищу не годится половина из отобранного. И без того измученному Бассу пришлось откладывать показанные толстяком несъедобные растения в отдельный кувшин, поскольку волшебник и им нашёл какое-то применение.
   Тормазино со своей командой тоже не сидели сложа руки. Трубы над малой кухней активно дымили, а из-за её приоткрытой двери слышались загадочные шумы и доносились великолепные ароматы. Правда, приключенцы, представлявшие, что там готовят, зажимали уши и носы руками и старались вообще не смотреть в ту сторону. Зато Ренигобу нравились и звуки, и запахи, и он этого не скрывал. Чем дальше продвигалась готовка, тем линдворм всё сильнее возбуждался, а блеск его глаз становился всё ярче.
   Луны постепенно двигались по небосклону. Улитки жарились, а лягушки варились в котле, куда маг постепенно добавлял собранные хоббитом травы и свой загадочный порошок из коробочки. В соседнем котле булькало непонятное варево из ягод, которое с явным удовольствием помешивал Пэтти. Что касается остальных героев, то они разбрелись кто куда. На летней кухне, кроме мага и хоббита, остались спящая Фанька и Торлес с Арледой. Но поскольку блондинка наконец-то оттаяла, сменила гнев на милость и разрешила дракону поцеловать её в щечку, можно было не сомневаться, что скоро и эти двое скроются в зарослях или в ближайшем сарае.
   Тишина, на несколько минут воцарившаяся на площадке, внезапно нарушилась лязгом петель и громким топотом. Дверь малой кухни распахнулась, и на пороге появился Тормазино. Оглядев всех торжествующим взглядом, он посторонился, пропуская вперёд огромный котёл, который толкали его подручные.
   - Владыка Ренигоб, - торжественно произнёс повар. - Позволь вручить тебе мой дар. Этот гуляш, изготовленный по моему личному рецепту, я отдаю тебе, чтобы ты мог ощутить всю силу моего искусства!
   Пока помощники пытались вытащить котёл наружу, а Дель Быдло говорил свою речь, на его громкий голос собрались все растерявшиеся спутники Ефсия.
   - У нас тоже, кстати, всё готово, - сказал толстый магистр, попробовав из половника свой суп. - Причем не одно блюдо, а целых три! Впрочем, третье - это не совсем блюдо, а так, мелочь.
   - Я даже не знаю, чьё кушанье отведать первым, - болотный змей растеряно завертел головой.
   - Поскольку мы тут чужаки, то уступаем право первой пробы местному обитателю, - вежливо промолвил Ефсий.
   Повар злорадно ухмыльнулся, когда счастливый Ренигоб бросился к его котлу. Земля немного задрожала из-за создаваемой змеиным телом вибрации, и Пухлощёкому снова пришлось применять заклятия, на этот раз для того, чтобы удержать трясущуюся посуду с едой. Подручные Тормазино тем временем уже наполнили гуляшом здоровенный половник и поднесли линдворму для снятия пробы. Этот черпак размерами больше напоминал ведро, однако Ренигоб заглотил его содержимое одним махом, после чего расплылся в блаженной улыбке.
   - Божественно, - застонал змей. - Тормазино великолепен как всегда! Я просто не знаю, что бы делал без тебя!
   - Я догадывался, что ты будешь доволен, мой повелитель, - Дель Быдло упал перед чудовищем на колени. - А теперь позволь мне отвести в кладовую это жалкое мясо, осмелившееся бросить мне вызов, чтобы...
   - Нет-нет-нет! - резко перебил его линдворм. - Я дал слово, и я его сдержу. Мне нужно оценить, что они приготовили.
   Члены отряда, затаив дыхание, следили за тем, как болотный змей дегустирует стряпню Ефсия. Гигантскую поварёшку на этот раз пришлось держать Урлогу и Хафейну. Линдворм слопал одну порцию, вторую, а потом с недоуменным видом отполз в сторону и задумался.
   - Что случилось, дорогой мой Ренигоб?! - в ужасе закричал повар. - Эти презренные пытались вас отравить?!
   - Тормазино, ты говорил, что ты мастер, - задумчиво промолвило чудовище. - Ты заявлял, что знаешь о еде практически всё. Ты убеждал меня, что познать истинный вкус можно, только если кушать разумных существ. Тогда почему этот толстяк буквально из ничего сумел создать подобное, и я... Я... Ах, налейте мне ещё, пожалуйста, - змей обернулся к державшим половник. - Я хочу опять попробовать!
   Ренигоб буквально присосался к лягушачьей похлебке и даже не обратил внимания на монолог Ефсия о том, какие именно коренья, травы и специи он туда добавлял, а также на плач Тормазино, осознавшего своё поражение. Когда суп закончился, чудовищу преподнесли жареных улиток и дали запить их компотом из болотных ягод.
   - Я сожалею, что ингредиентов было так мало, - продолжал Ефсий. - Но если подольше побродить по окрестностям и повнимательнее поискать, можно собрать еще продуктов и приготовить кушанье, по сравнению с которым эти блюда покажутся всего лишь жалкой закуской.
   - Правда? - обрадовался Ренигоб. - Ты его приготовишь?
   - К сожалению, мы с товарищами и так достаточно здесь задержались, поэтому больше не можем терять время. Но вот ему, - маг кивнул в сторону горевавшего повара. - Вполне по силам подобное блюдо из даров болота.
   - Сделай! - тут же капризным тоном потребовал линдворм, повернувшись к своему слуге.
   - Божественный Ренигоб, ты хочешь, чтобы я опустился до уровня животного?! Никогда! - яростно закричал поверженный Тормазино.- Лучше я выпущу свои кишки и скормлю их рыбам! Лучше я отрежу свою голову, и дикие птицы выклюют мне глаза! Лучше я...
   - Эх, он всегда был таким эмоциональным. Похоже, всё-таки придётся осуществить свою угрозу. Да и заставить Тормазино отказаться от его взглядов на истинный вкус еды иначе не получится, а я же пообещал это в случае его проигрыша, - вздохнул болотный змей.
   На пару секунд Ренигоб возвел очи горе. а затем, внезапно выбросив лапу вперёд, схватил повара поперёк тела, подтащил к своей морде и медленно проговорил:
   - Ты должен подчиняться только мне!
   - Я должен подчиняться только тебе, - бесцветным голосом повторил кулинар, чьё выражение лица вдруг стало абсолютно спокойным и равнодушным.
   - Ты будешь слушаться меня безоговорочно!
   - Я буду слушаться тебя безоговорочно.
   - Ты будешь готовить то, что я попрошу.
   - Я буду готовить то, что ты попросишь, - на последней фразе Тормазино немного перекосило, но, судя по всему, сила внушения линдворма была настолько велика, что повар так и не смог ей противиться.
   - Вот и славно. А теперь иди приготовь мне то, о чём говорил толстяк!
   - Что именно?
   - Прошу прощения, - вмешался Ефсий. - Но повар же действительно не знает, что я имел в виду. Однако мне будет в радость помочь ему, - с этими словами маг сунул руку в свой бездонный мешок, извлёк толстую книгу и протянул её Тормазино. - Это кулинарный справочник. Не традиционное собрание рецептов, а очень длинный перечень всех известных нашему Ордену блюд с кратким указанием ингредиентов. Я убедился в Вашем мастерстве, уважаемый господин Дель Быдло, и теперь не сомневаюсь, что Вы сможете воспроизвести всё указанное в этом сборнике даже по столь скудному описанию и в такой обстановке.
   - Я, как вернусь домой, расскажу нашим о таком отличном месте, - внезапно подал голос Пэтти. - Где хорошо кормят и можно весело провести время. Вы только об обслуживании позаботьтесь и дорогу нормальную сделайте, а то пока до вас доберёшься, все ноги вымочишь. Но мы к вам обязательно нагрянем и такую вечеринку закатим!
   - Правда?! - повеселел Ренигоб.
   - Я знаю хоббитов, поэтому с уверенностью могу сказать, что иного от них можно и не ждать, - улыбнулся толстый волшебник.
  
   ***
  
   Болотный змей очень огорчился из-за того, что странники не могут погостить у него подольше, но препятствовать их уходу не стал. Выделив в качестве проводника одного из помощников Тормазино, Ренигоб схватил за шиворот самого повара, крепко сжимавшего подаренную книгу, и направился внутрь святилища, выпытывая, что же из списка Ордена Повелителей Калорий он может приготовить в условиях болота.
   Обратная дорога затруднений не вызвала. Линдворм вернул на место мост, ведущий с острова на твёрдую землю, и путешественники спокойно перешли его.
   Проводник, очень довольный тем, что его хозяев удалось избавить от пристрастия к человечине, по пути рассказал многое о себе и о здешних местах. Он оказался обычным деревенским юношей, который год назад отправился с двумя друзьями проверить слухи и хоть одним глазком взглянуть на хмырей болотных, что заманивают зазевавшихся в трясину. Практически сразу ребята заблудились и набрели на этот остров. Хмырей они, конечно же, не нашли, зато встретились с кое-кем пострашнее. Но парням повезло, потому как прямо перед их появлением Ренигоб заманил в ловушку целый караван и чуть ли ни страдал от обилия еды, так что повар взял юношей в подручные и даже поговаривал о том, чтобы сделать их своими учениками и передать им истинные знания. Сами помощники не смели даже возразить, один вид страшной кухни пугал их до слёз, что уж говорить об остальном. Единственное, на что у юношей хватило смелости, это избавиться от сборника со зловещими рецептами. Правда, было непонятно, каким образом сумка с книгой, брошенная в болото, оказалась на перилах моста...
   Еще парень поведал, что причиной, по которой забросили Эльфийский тракт, стал вовсе не этот разрушенный мост, а обвал в горах, случившийся более тридцати лет назад. Тот камнепад и засыпал единственную нормальную сухопутную дорогу, по которой шла торговля с эльфами. Тракт, конечно же, пытались расчистить, правда, не очень удачно, что привело к повторным оползням и лавинам. В итоге прежняя ровная широкая дорога превратилась в сомнительную тропинку, по которой не всякий сможет пройти. Помимо Эльфийского тракта, обвал перекрыл ещё и речку, заставив её разлиться и уйти под землю, образовав при этом болото. А в последние годы, когда в этих краях стали бесследно исчезать путники, дорогу окончательно забросили, и сейчас ею пользуются только самые отчаянные.
   Удивительно, что население Миавеля даже не подозревало о поселившемся в их стране линдворме и списывало всё на проделки сильных и зловредных духов - хмырей болотных. Впрочем, Ренигоб вёл себя очень скрытно, осторожно и, по-видимому, не упускал пойманную добычу, так что рассказать о нём народу было просто некому. На борьбу с болотными духами правитель Миавеля неоднократно посылал магов-экзорцистов, но никто из пятерых волшебников так и не вернулся. После этого король решил, что с хмырями связываться не стоит и лучше оставить всё как есть, тем более что свою трясину они никогда не покидают. Наверняка, помимо провожатого с приятелями находились и другие, жаждущие посмотреть, а то и уничтожить болотных тварей, но, видимо, их постигала та же участь, что и экзорцистов.
   В общем, путешественники многое узнали. А заодно немало друг другу высказали, когда принялись выяснять, кому именно взбрело в голову пойти по непролазной тропе, заведшей в такую глушь, из которой невозможно вылезти. Лишь заверения проводника в том, что выбраться с болота всё-таки можно (по крайней мере, он это слышал от Ренигоба и Тормазино), немного успокоили приключенцев.
   Узкая извилистая тропинка, со слов провожатого, проложенная через топь самим линдвормом для заманивания жертв, часа через полтора наконец-то вывела путников к знакомому разрушенному мосту. К счастью, теперь они оказались уже на другом берегу.
   Здесь проводник и собрался оставить отряд.
   - Пойду в нашу деревню, надо же рассказать, что мы трое живы. А еще предупредить, чтобы в трясину больше никто не совался, а то вдруг Ренигоб снова захочет человечины поесть.
   - Прямо так и скажешь, что вы прислуживаете чудищу, которое питается... хорошо, питалось разумными существами? - спросила Верениен.
   - Неее, - покачал головой парень. - Я уж об этом подумал. Скажу, что мы нашли хорошую работу в другом посёлке, а на болоте встретились с хмырями, от которых еле ноги унесли.
   - А зачем врать про злых духов? - изумилась дриада. - Не лучше ли рассказать всю правду, чтобы новости дошли до лучших профессионалов по борьбе с чудовищами? Они бы съехались сюда, оснащённые необходимым оружием, и расправились с линдвормом.
   - И с чокнутым поваром в придачу, - добавил Хафейн.
   - Не буду я про владыку Ренигоба ничего говорить, - погрустнел провожатый. - Не хочу, чтобы с ним расправлялись... Жалко... Привык я к нему как-то... А мастер Дель Быдло теперь заколдован, без приказа владыки ничего делать не может. Так что глядишь, если Ренигоб и правда исправится и перестанет людоедствовать, тогда их обоих и убивать будет не за что.
   - За прошлые грехи, - ответила дриада.
   - А наши боги говорят, что если кто-то искренне раскается, то ему всё-всё можно простить, - не сдавался проводник.
   - И даже разделку и готовку живых существ? - съязвил Хафейн и пристально посмотрел на юношу.
   - Сам я не готовил и не разделывал, только помогал, - тихонько пробормотал густо покрасневший парень и опустил глаза вниз.
   - Мое чутьё подсказывает, - продолжил пустынник - Что зубастый червяк не только не раскается, но и прежний свой рацион не изменит. Когда наш поход будет закончен, я вернусь сюда с нужным оружием, защитными амулетами и благословениями Мудрых и разделаюсь с этим чудищем и его полоумным кухарём!
   - А если он всё-таки изменит рацион? - улыбнулась Арледа.
   - Скорей реки потекут вспять, чем чудовище поменяет свой вкус, - нахмурился Хафейн. - Да я нагишом при всех исполню танец верблюда, если такое и правда случится!
   - Я запомню, - хитро улыбнулась волшебница.
   - Танец верблюда? А как это? - встрял в разговор Пэтти, но, увидев разъяренное лицо пустынника, поспешил сменить тему. - Только Ренигоба не убивай, я же обещал своих соседей к нему в гости привести и праздник устроить.
   - Друзья мои, - перебил всех Ефсий. - Может, всё-таки не будем задерживать нашего провожатого, а отпустим и поблагодарим за то, что он вывел нас из болота?
   Распрощавшись с юношей, "божьи посланники" решили немного отдохнуть, прежде чем отправляться дальше.
   - Ну вот, мы преодолели первую из преград бога смерти, - вдруг произнёс Хафейн. - А я даже ни разу не подрался.
   - Путь есть долгий. Драка ещё быть, - утешил его Урлог.
   - А если бы я спел, мы бы не потеряли эти часы! - внезапно взорвался гном. - Ведь подумать только, мы и без того отставали от всех, а теперь вообще...
   Что имел в виду Басс, никто так и не узнал, потому что проснулась Фанька, до того мирно сопевшая на плече Хафейна. Громко завизжав, девушка вырвалась из его объятий и, выхватив клинок, закричала:
   - Где чудовище?! Куда делось это порождение мрака?! А ну, выходи!
   - Оно сбежало, - мрачно буркнул герой из пустыни.
   - Ты его испугать, - добавил Урлог, опуская на землю приходящего в себя коня.
   - Ха! Значит добро в очередной раз покарало зло, даже не запачкав сандалий! - ехидно улыбнулась Фанька, вкладывая свой меч в ножны. - Я, правда, ничего не помню, но, думаю, чары зла со временем выпустят мой разум на свободу, и тогда я наслажусь воспоминаниями о своей очередной победе! А теперь идёмте вперёд, друзья, ибо нас ждёт очередная битва со злом!
   Путники грустно переглянулись. У всех в головах сейчас возникли две мысли: "быть спящей ей идет гораздо больше" и "дорога в компании с ней окажется очень тяжёлой".
  

Глава 8. Приключения своими руками

   Без каких-нибудь особенных затрат

Создан этот самогонный аппарат. No В. Лифшиц

   Поход продолжался, и проблемы не переставали сыпаться на головы героев. К счастью, ничего крупномасштабного не происходило, зато всякой досадной и противной мелочи случалось в количестве, способном свести с ума кого угодно. Вообще в настолько разнохарактерной компании редко когда сохраняется тёплая и дружеская атмосфера, не стали исключением и "божьи посланники". Впрочем, если принять в расчёт очень странные особенности некоторых членов отряда и тот факт, что остальные, скрепя зубами от злости, всё-таки пытались их терпеть, можно утверждать, что взаимоотношения приключенцев были вполне сносными.
   Безусловно, больше всех своими причудами окружающих изводила Фанька. Артистичная воительница уже через пару дней после знакомства окончательно замучила попутчиков нелепыми принципами, которых она, если верить Хафейну и Ефсию, нахваталась из приключенческих романов и пьес. Согласно её первому принципу, настоящий герой должен стоически преодолевать все трудности, встречающиеся на его пути. Если же трудности не попадались, по логике Фаньки герою следовало создавать их самому.
   Проявлялось это убеждение в том, что отважная девушка ночевала прямо на голой земле или на камнях, не снимая доспехов и закутавшись в плащ. Воительница демонстративно игнорировала две больших палатки, в которых спали спутники, а также принадлежащий Торлесу шатёр, под полог которого ее приглашали наиболее настойчиво. Любвеобильного дракона совсем не пугали чудачества Фаньки и, несмотря на возмущения своих подруг, он не оставлял попыток её соблазнить и всё свободное от волшебницы, дриады и сна время (его оставалось не столь и много, но тем не менее) увивался вокруг воительницы, зазывая к себе в шатер.
   Однако его усилия оказывались напрасными - героиня упорно укладывалась ночевать на открытом воздухе. Ну, и спала бы себе, если бы ни одно "но". В этих краях после захода солнца становилось довольно прохладно, так что ночи напролёт незадачливая амазонка стучала зубами и дрожала от холода под плащом, который совсем её не грел. А по утрам отряду приходилось откладывать выход минимум на час, пока Ефсий исцелял фанькины застуженные почки или суставы. Но, несмотря на всё это, девушка каждый вечер упрямо заворачивалась в свой плащ и ложилась как можно дальше от костра.
   Согласно второму принципу Фаньки, герой обязан постоянно быть начеку и оберегать товарищей от всех опасностей, даже самых сомнительных. Следуя этому утверждению, каждый день, едва только её спутники отправлялись в путь, воительница, размахивая мечом и выкрикивая только ей понятные лозунги, бросалась вперёд на поиски великого зла. Как правило, злодеями в глазах девушки представали животные и птицы, в изобилии водившиеся в этом крае. И её реакция на них, начиная с безобидных грызунов, шуршащих в кустах, и заканчивая антилопой, не вовремя перебежавшей дорогу, каждый раз оказывалась одинаковой.
   Фанька бросалась навстречу своему отряду с воплями о кознях зла и засаде, поджидающей их за следующим поворотом. Поскольку в авангарде по очереди шли Урлог и Хафейн, именно им, поминая про себя всю известную нечисть, приходилось проверять фанькины заявления. Впрочем, после дюжины подобных эксцессов воины решили, что суслики и джейраны никакой опасности не представляют, расслабились и перестали обращать внимание на Фаньку и её крики. Но, как оказалось, зря, потому что на тринадцатый раз следом за воительницей из кустов выбежал молодой лев.
   Чуть позже Хафейн, заливаясь краской от стыда, тысячу раз повторял, что ему, отважному воину пустыни, не составило бы проблем справиться с какой-то дикой кошкой. Вот только очень сложно вступать в бой со львом, когда на твоей шее висит перепуганная женщина, вцепившаяся в тебя с такой силой, что вряд ли даже величайший из архидемонов смог бы разжать её руки.
   Проблему с хищником пришлось решать Урлогу, который не стал доставать меч или топор, а схватил льва за шкирку и забросил в ближайшие колючие заросли, напоследок отвесив ему такого пинка, что животное, скорее всего, бежало через всю саванну без остановки.
   Третий фанькин принцип был довольно безобиден, хотя и вынуждал всех постоянно затыкать уши. Благодаря прочитанным книгам, девушка приобрела несколько странные представления о том, как герои разговаривают. Она то застывала столбом и с драматическим выражением лица произносила речи о "неизбежной победе сил добра", "торжестве правосудия" и "спасающей мир любви", то переходила на такой сленг, от которого бы засмущался последний портовый грузчик.
   И на фоне всех этих странностей девушки наличие у неё в соратниках злого и вечно голодного коня, поющего меча и умирающего хомяка воспринималось как мелкое неудобство, которое можно было с лёгкостью игнорировать.
   Сильнее всего Фанька раздражала Хафейна. Он часто рассказывал о том, что практически все женщины в пустыне делятся на жён и ведьм. Впрочем, воительницы среди его народа тоже имелись, хотя и являлись редкостью. Но проблема заключалась в том, что дочка театрального режиссёра абсолютно не вписывалась в образ правильной воительницы. Также она не была похожа на ведьму и уж тем более на послушную жену. Такое несоответствие очень не нравилось пустынному герою, заставляя его ежеминутно скрежетать зубами.
   Второе место по количеству вызываемых возмущений заслуженно принадлежало Бассу. Гном, быстро войдя в ритм похода, уже на следующий же день приступил к своим вокальным упражнениям. Удивительно, но среди восьми входивших в отряд обнаружились трое, кто не критиковал пение Драммингса, а это было уже значительно для такой небольшой компании. Урлогу исполнение Басса даже нравилось, Торлес относился к нему равнодушно, к тому же на марше он обычно спал, а Фанька считала гномий вокал всего лишь очередной трудностью, которую надо мужественно преодолевать.
   Для остальных же рулады Басса были настоящей пыткой. Вежливые просьбы замолчать постоянно перерастали в грязную ругань, поскольку певец не терпел критики своего творчества. Дело обычно заканчивалось тем, что гном демонстративно прекращал всех слушать и упорно музицировал, уворачиваясь от летящих в него со всех сторон предметов и боевых заклинаний.
   Выход нашёл Урлог после случая со львом. С утра Басса стали отправлять далеко вперёд, где он мог безо всяких скандалов проводить свои репетиции, попутно разгоняя с дороги хищников и прочих животных, так пугавших Фаньку. Все оказались несказанно счастливы, когда перестали слышать гномий голос, и только воительница расстроилась, потому что исчезла необходимость героического поведения и пропал доступ к кладези нецензурных выражений, которыми раньше поливали менестреля.
   На третьем месте в этом своеобразном негласном списке раздражителей находился Пэтти. А ведь поначалу некроманта считали очень полезным, особенно после того, как на болотах он избавился от туч москитов, заставив мертвых насекомых отгонять живых сородичей. Затем хоббит аналогично поступил со змеями и скорпиононами, создав вокруг отряда непроницаемый полог из зомби, не пропускающий мелкую вредную живность.
   Однако через несколько дней обилие двигающихся трупов стало нервировать приключенцев, особенно дриаду, но к тому времени унять Пэтти было уже невозможно. На любой найденный труп или скелет животного моментально накладывалось заклятие, вербующее его в возрастающую армию некроманта. Единственным, кто мог остановить Редькинса, являлся Ефсий, но тот наоборот активно поддерживал тренировки хоббита, а также использовал некоторых зомби в качестве продуктов питания. Все попытки Верениен убедить пару магов оставить мертвецов в покое результатов не давали, хорошо хоть удалось уговорить их избавить спутников от некромансерских экспериментов с пищей.
   Остальные отрядные конфликты носили индивидуальный характер. Урлог мрачно косился на волшебницу, наотрез отказавшуюся обучать его чувству прекрасного, а Арледа демонстративно отворачивалась от эльфа, посмевшего не продать ей розовый мех. Ефсий и Пэтти, измученные лекциями дриады на тему правильного питания и уважения к умершим, пытались её просто избегать. Фанька скалила зубы на хоббита, считая его (и, надо признать, справедливо) сторонником тёмных сил. Урлог и Хафейн то и дело бросали недовольные взгляды на Торлеса, из шатра которого каждую ночь доносились сладострастные крики, а дракон обижался на отвергающую его ухаживания Фаньку. Почти все злились на эльфа из-за его привычки строить из себя тупого варвара. В течение некоторого времени Урлогу удавалось скрывать свою истинную сущность, но после философского спора с Ефсием, в котором эльф использовал выражения "экзистенциализм", "субъективный идеализм" и "эмпирические проявления", односложная речь северянина стала выводить его спутников из себя.
   Вот так, несмотря на общее стремление вынужденных товарищей избегать конфликтов между собой, их запас терпения постепенно подходил концу. Отряд был на грани взрыва, и лишь мелкие неожиданные случайности заставляли всех сбрасывать пар.
  
   ***
  
   Первый инцидент, в значительной мере определивший дальнейшую жизнь отряда, случился через четыре дня после встречи с Ренигобом. В то утро Фанька, проснувшись, обнаружила пропажу своего меча.
   - Чья рука посмела тронуть Ловиальф? - прогнусавила воительница, ещё не оправившаяся после очередного насморка. - Я чую козни тёмных сил!
   - А его Басс куда-то утащил, - весело подсказал Пэтти, отвлекаясь от приготовления завтрака. Вообще-то еду вовсе не хоббит, а скелет тушканчика, час назад найденный непоседливым некромантом и приставленный к помешиванию каши, а сам Зелёный Нос с важным видом контролировал процесс.
   Заметив мёртвого тушканчика, Фанька по привычке взвизгнула, однако довольно быстро справилась с эмоциями и, приняв озабоченно-мрачный вид, бросилась искать гнома. Следом за ней пошли Хафейн, уже привыкший вытаскивать девушку из разных переделок, и Урлог, которого заинтересовала пропажа меча.
   Похититель обнаружился очень быстро. Спрятавшись в зарослях кустарника, он вёл с мечом весьма интересный диалог.
   - Я так не могу, - стонал гном. - Это выше моего понимания!
   - Но ты должен! Постарайся вообразить перед собою юную деву, которую давно и пылко желаешь, - видимо, ради разнообразия меч решил поговорить прозой. - Сосредоточься на своих чувствах! Представь, что от этой песни зависит будущее ваших отношений!
   - Ты так говоришь, как будто у тебя самого они были, - огрызнулся гном.
   - Были! - со страстью в голосе ответил меч. - Пускай моё тело создано из железа, в него вселена душа величайшего барда прошлого столетия!
   - Правда что ли? - Басс изрядно удивился. - Но даже если я представлю красивую девушку, это никак не придаст мне сил. Мы, гномы, не испытываем к женщинам особой страсти. Вот если бы это была заготовка, которую надо обработать...
   - Тогда представь заготовку, - голос меча окреп. - Представь её, нежную и беззащитную, лежащую на твоей наковальне! Вообрази тяжёлый молот в своих могучих руках и пламя горна, озаряющее мастерскую интимным светом! Нарисуй в своих мыслях, как этот маленький невинный кусочек железа, чей вид ранее наполнял сердце лишь жалостью, под ласковыми ударами буквально на глазах превращается в прекраснейшее изделие! Разве твое сердце не трепещет при виде такой картины?!
   - Да! - возбуждённо прорычал гном.
   - Тогда наполни себя чувствами до предела, а потом выплесни их! Сосредоточься на моменте, поймай этот миг страсти и сделай его арией! Я уже слышу слова! Услышь их и ты!
   В ту же секунду Хафейну пришлось заткнуть уши, потому что гном и меч дуэтом приступили к пению:
   - О, горна пламени творенья
   И молота суровый звон.
   Воспой подгорное уменье.
   Металл, исторгни страстный стон.
   - Бред какой-то, - нервно проговорил Басс, вытирая пот со лба. - Хотя мне уже начинает нравиться.
   - И это правильно! Любой поэт проходит через подобное! Порой приходится исчеркать кучу бумаги, прежде чем удаётся поймать нужную мысль!
   - А что мне делать с вокалом? Я вроде пел с искренними чувствами, но птиц с деревьев всё равно посшибало.
   - Голос мы будем ставить в следующий раз! Конечно, получаться начнёт не сразу, но, если будешь стараться, в итоге всё выйдет просто превосходно! Поверь старому маэстро, не бывает бездарных учеников, бывают лишь ленивые, и...
   Но договорить мечу не удалось по причине появления из-за кустов его хозяйки, которой, в конце концов, надоело слушать беседы об искусстве. Заметив крайне недовольную воительницу, клинок мгновенно замолчал, а гном смущённо опустил глаза.
   - Это оружие, - гневно начала Фанька. - Предрекает смерти врагам, и его нельзя использовать столь безалаберно!
   - Ну, пожалуйста, - к удивлению всех присутствующих Басс вдруг встал на колени. - Позволь мне хоть немного поработать с ним. Никто и никогда не был столь милостив ко мне, как этот меч. А я готов в качестве оплаты за данную услугу сделать тебе новый доспех, ещё более красивый и устрашающий!
   Воительница задумалась. Хафейн и Урлог недоуменно переглянулись и уставились на неё. На лице девушки очень отчётливо читалось противоборство мыслей, происходившее в тот момент в её голове.
   - Ладно, я согласна, - наконец буркнула Фанька, когда желание обладать красивой экипировкой всё-таки одержало победу над недовольством по поводу непозволительного использования меча. - Но в случае опасности ты без разговоров обязан будешь вернуть Ловиальф. И вот что, сделай мне в придачу ещё один меч, а то негоже великим воительницам путешествовать всего лишь с единственным клинком!
   Гном радостно заверил, что в ближайшей же деревне достанет железа, из которого скуёт девушке хоть дюжину мечей по любому из предоставленных эскизов. Эльфу и пустыннику, весьма удивлённым такой неожиданной сговорчивостью Басса, оставалось только тяжело вздыхать, представляя, насколько увеличится число доставляемых Фанькой проблем с появлением у неё ещё одного клинка.
   К счастью, в течение последующей недели новые доспехи и оружие воительница так и не получила, ибо Бассу было не до того. Остальные приключенцы изрядно веселились на привалах, наблюдая за уроками, которые гном брал у меча. Это отчасти сглаживало многие возникавшие недопонимания.
   Но вскоре произошло событие, отвлёкшее всеобщее внимание от Басса и Ловиальфа: Хафейну удалось убедить Фаньку в том, что истинному воину не нужна броня, потому что он должен полагаться лишь на свои боевые навыки. Житель пустыни несколько вечеров подряд рассказывал девушке случаи из собственной геройской практики, когда доспехи больше мешали, чем помогали, и, как ни странно, добился результата. Фанька наконец-то сняла свою "наводящую ужас" амуницию, правда, тут же извлекла из недр вещевого мешка ещё один чудо-наряд, который своей нелепостью затмил предыдущий.
   Если у доспехов хотя бы теоретически имелось назначение защищать хозяйку от ран (другой вопрос, как бы они с этим справились), то это одеяние, видимо, создавалось исключительно для соблазнения представителей противоположного пола. Высоконравственный Хафейн всякий раз густо краснел и отворачивался, когда натыкался взглядом на Фаньку, разгуливающую по лагерю в очень коротко обрезанных кожаных штанишках и лёгкой чёрной безрукавке, едва прикрывающей грудь. Оба предмета одежды были усыпаны огромным количеством серебристых заклёпок. Кроме того, в комплект входили несколько ремней и браслетов, выполнявших скорее эстетические функции, чем практические.
   Опытные в военном деле члены отряда даже не скрывали своих иронических ухмылок в отношении нового боевого облачения воительницы. Зато наряд очень понравился Арледе. В течение четверти часа волшебница восхищёнными глазами разглядывала Фаньку, а затем, не в силах больше сдерживаться, подбежала к ней и схватила за предплечье.
   - А у тебя ещё есть?
   - Что именно? - не поняла амазонка, аккуратно освобождая руку.
   - Костюмы! Вот такие же, походно-боевые.
   - Есть, конечно, но с какой целью ты ими интересуешься? - любопытство настолько овладело Фанькой, что она даже забыла о своей традиционной манере речи.
   - Мне нужен костюм, а лучше два, - заявила Арледа. - Раз уж ты испортила мое платье, будь добра это компенсировать. Вместе с моральным ущербом.
   Воительница ненадолго задумалась, затем нехотя кивнула, что-то ей шепнула волшебнице на ухо и потащила её в драконий шатёр. Торлес сразу же последовал за девушками и был изрядно озадачен и расстроен, потому что они его выставили. Однако когда через два часа Арледа и Фанька вышли наружу, грусть дракона как ветром сдуло, и, увидев новый наряд своей возлюбленной, он впервые взревел от восторга.
   Волшебница облачилась в необычное платье длиной до колен, представляющее собой кольчугу из крупных звеньев, под которую больше ничего не было надето. Благодаря такому костюму, явно перещеголявшему Фанькины наряды, все достоинства Арледы оказались подчеркнуты как нельзя более выгодно и эффектно. Ошарашенный Хафейн даже зажмурился и прошептал себе под нос что-то нелицеприятное в адрес инлосских женщин, а Урлог, на миг оторвавшись от созерцания прелестей волшебницы, завистливо посмотрел на Торлеса.
   История с переодеванием очень сдружила волшебницу и воительницу, что поначалу самым благотворным образом сказалось на образе действий последней. Общение с Арледой привело к тому, что Фанька стала забывать про свои героические замашки и порой вела себя как самая обычная девушка, чему остальные участники отряда несказанно радовались.
   Правда, не успел отряд отдохнуть от пафосных речей, как им на смену пришло новое бедствие - практически круглосуточно незатихающие разговоры двух новоиспечённых приятельниц. Громкая болтовня на извечную женскую тему "Как выглядеть привлекательно" вскоре стала раздражать окружающих сильнее геройских лозунгов. Даже Верениен, также интересующаяся рассматриваемыми Арледой и Фанькой проблемами, страдальчески возводила очи горе, заслышав очередное обсуждение того, какими должны быть костюм и причёска прекрасной путешественницы во время перехода через жаркие пески.
   Растерявший всякое терпение Хафейн попытался в не очень мягкой форме объяснить подружкам, как надо правильно одеваться в пустыне, но его, естественно, отправили куда подальше. От этого воин пришёл в ярость и не успокоился, пока ни изрубил в щепки ближайшую акацию.
   Вдобавок к постоянно возникающим конфликтам, которых набиралось достаточно для сохранения атмосферы напряжённости, у многих приключенцев начали возникать мысли о том, что их окружают, по сути дела, конкуренты и неплохо бы, наверное, от них избавиться. В общем, отряду определённо требовалось что-то сильное, способное его сплотить, в противном случае, об эльфийских краях "божьим посланникам" можно было забыть.
  
   ***
  
   Через несколько дней после переодевания Арледы вдоль дороги стали встречаться небольшие деревни. Мимо трёх поселений отряд прошёл, не обратив на них особого внимания, а вот в четвёртом решил остановиться, чтобы пополнить припасы и уточнить дальнейший путь. Деревенька ничем особенным из множества себе подобных не выделялась, и единственной местной достопримечательностью (с большой натяжкой, конечно) можно было назвать полуразрушенный мост через старое пересохшее русло притока Кинты.
   Зато приключенцам оказали торжественный приём, и поприветствовать изумлённых гостей высыпало всё население. Причина столь бурной встречи стала ясна после монолога кряжистого краснолицего деда, представившегося здешним старостой. Оказалось, что "божьи посланники" - первые гости деревни за последние два года. После знаменитого обвала этой дорогой практически перестали пользоваться, и посёлок, кормившийся за счёт обслуживания путников, очень быстро стал вымирать. Многие жители уехали, остались только те, кто не захотел бросать своё имущество.
   Поскольку эта жалобная речь произносилась уже в трактире, когда старейшина с огромной кружкой местного аналога пива расположился во главе длинного стола, за которым обедали гости, продолжаться она могла бесконечно долго. Сидевшие рядом с ним идейный трезвенник Хафейн и Урлог, из любопытства отхлебнувший предложенный напиток и решивший всё-таки его не употреблять, уже порядком утомились слушать старосту. Но попросить его замолчать они пока не решались, ведь это стало бы проявлением неуважения к таким радушным хозяевам. Спас варвара и пустынника Пэтти, внезапно подскочивший к старейшине со странным вопросом.
   - А маг у вас тут есть?.
   Дед, от неожиданности едва ни поперхнувшийся своим пойлом, удивлённо посмотрел на хоббита и произнёс:
   - Колдун что ль? Есть, как в любой нормальной деревне! Мы опустились, конечно, по сравнению с былыми временами, но уж не настолько, чтоб и колдуна потерять. Раз он вам нужен, идите прям по главной улице на север, - старейшина неопределённо махнул рукой, видимо, пытался показать направление. - Там в конце дом колдуна и стоит, ни с чем не перепутаете - забор весь какими-то волшебными загогулинами исчеркан. Только в ворота громче стучите, а то колдун наш глуховат малость, может и не услышать.
   - Колдун - и глухой? Что же это он себя не исцелит? - флегматично поинтересовался Хафейн, подперев щеку рукой.
   - Так старый колдун уже, а кто ж от старости-то исцелится? - развёл руками староста. - Он и из дому-то почти не выходит. Кстати, а нужен он вам зачем?
   Не успел Пэтти раскрыть рот, как из-за стола поднялся Ефсий.
   - Понимаете, любезнейший, - начал толстый маг, отбросив птичью косточку и вытирая жирные руки о плащ хоббита. - Мы с моим коллегой, раньше всех закончив трапезу, решили немедленно заняться делом и разузнать у местного специалиста о возможных магических ловушках и очагах вредоносной магии, которые могут поджидать нас в окрестностях. Спасибо Вам, уважаемый, что помогли, указав место его проживания. А теперь, с Вашего позволения, мы Вас покинем. Идёмте же, коллега.
   Проводив взглядом толстяка и хоббита, старейшина молча уставился в свою ополовиненную кружку и спустя несколько секунд поднял уже порядком замутневшие глаза на Урлога.
   - Ой, чего-то я запамятовал, про что мы говорили, пока нас мохноногий... эээ... то есть друг ваш ни перебил.
   - Вы хотеть рассказывать о трудностях дороги от деревни до гор, - быстро сориентировался эльф.
   - Правда? - почесал в затылке староста, повернувшись к Хафейну. - А я не помню...
   - Правда, правда, - кивнул пустынный воин, мигом понявший задумку Урлога.
   - Вот совсем память никакая стала, - посетовал дед. - Ну, ладно, раз хотел, так расскажу всё, что знаю, мне ж не трудно.
   Пока Урлог и Хафейн мучили старейшину расспросами, Торлес и девушки тоже пообедали и ушли закупать провизию. Басс оказался ни при делах. Однако долго скучать ему не пришлось, вскоре он вспомнил своё второе призвание. Оказалось, что деревенский кузнец уже вторую неделю лежит в постели с какой-то тяжёлой лихорадкой и, соответственно, работать не может. Поэтому когда местные жители увидели прибывшего к ним гнома (а гномы, как известно, прирождённые мастера в работе с металлами), тут же понесли ему заказы.
   Починка сельскохозяйственных орудий и кухонной посуды оказалась сущим пустяком для Басса, практически выросшего в кузне. Заодно работа позволила спустить пар и, пусть ненадолго, но отвлекла от тягостных раздумий. Последние уроки с Ловиальфом не принесли ожидаемого результата, а лишь довели до крайней степени раздражения. И если бы гному не подвернулась возможность немного постучать молотом по лезвиям мотыг, он, наверное, обрушил его на головы соратников по отряду.
   К большому сожалению, гора из котлов, кастрюль и серпов очень быстро исчезла, и Басс вновь остался наедине с собственными мыслями. И неизвестно, к чему бы они привели, если бы на глаза гному ни попался небольшой бидон, определённый им полчаса назад как безнадёжно испорченный. Неожиданная идея моментально озарила ум умельца! Порывшись в куче отбракованного хлама, не подлежащего ремонту, Басс раскочегарил свою походную кузню и приступил к созданию того, что должно было хоть на время спасти его от тоски.
   На изготовление проекта, задуманного гномом, опытному мастеру пришлось бы потратить как минимум дня три, но вдохновлённый Басс управился во много раз быстрее. Правда, для воплощения своей мысли в реальность ему пришлось вспоминать несколько старинных родовых заклинаний, на что, кстати сказать, и ушла большая часть времени трудового процесса. Зато уже через два часа удовлетворённый гном держал в своих руках устройство, которое, благодаря компактным размерам, могло бы уместиться даже в вещевом мешке. Басс хитро ухмыльнулся, ему и раньше приходилось собирать самогонные аппараты, но никогда ещё работа не выполнялась столь тонко. В механизме предусматривалось всё: от катализаторов для ускорения процесса до возможности производства продукта прямо на марше.
   Конечно же, установка сразу подверглась испытаниям. Забив печку сложными угольными составами, позволявшими долго поддерживать сильное и ровное пламя, Драммингс наполнил основной бак испорченными фруктами, а так же кусками местной разновидности съедобного кактуса. Теперь лишь оставалось ждать до вечера.
   Ни в момент выхода отряда из деревни, несмотря на настойчивые уговоры местных остаться погостить, ни во время дневного марш-броска по саванне спутники гнома не замечали ничего необычного в его поведении, но вот с наступлением темноты на привале он всех изрядно удивил. Басс не бухтел и не ворчал как обычно и совсем не собирался забираться куда-нибудь подальше от лагеря для вокальных упражнений. Вместо этого он с довольной физиономией сидел у костра, травил горные байки и даже не называл Редькинса Хреном и Патиссоном.
   Соратники всерьёз задумались над причиной такой резкой перемены гномьего настроения. Впрочем, уже вечером следующего дня его секрет оказался раскрыт, правда, случайно. Басс притаился в кустах, чтобы зарядить самогонный аппарат новой порцией топлива, когда туда же занесло беседующих Ефсия и Пэтти. Попытки гнома спрятать своё устройство ещё сильнее привлекли внимание магов.
   - А что это за ерундовина? - Пэтти присел на корточки возле агрегата и ткнул его волшебными граблями.
   Басс зашипел, крепко прижимая к себе свою драгоценность.
   - Похоже, коллега, - нахмурился Ефсий. - Наш горный товарищ сумел изготовить походную версию самогонного аппарата. Я, безусловно, преклоняюсь перед талантом, способным создать столь сложную конструкцию, но, тем не менее, считаю, что от неё надо избавиться как можно скорее.
   - Не отдам! - прорычал гном. Он обнял аппарат, словно мать ребёнка, и был готов в ту же секунду разорвать любого, кто покусится на его творение.
   Шансы на победу Басса оказались крайне низкими, с двумя магами он бы точно не справился. На его счастье, волшебники не стали ломать самогонную установку. Хоббита заинтересовало, что же именно она производит, а толстяк после недолгих раздумий решил оценить уровень мастерства гнома, заявив, что агрегат можно уничтожить и потом.
   В результате следующие полчаса Пэтти и Ефсий дегустировали производимый аппаратом алкоголь. Басса просто ошеломило такое огромное количество витиеватых комплиментов и критических отзывов, лившихся из уст двух выпивших магов. Признавая несомненные заслуги гнома в миниатюризации и ускорении процесса, они высказали немало замечаний по поводу плохого качества и недостаточного количества конечного продукта.
   Ефсий и Редькинс в итоге так воодушевились, что, едва только из самогонного аппарата оказалась вытянута последняя капля, немедленно приступили к его переделке. Работа досталась не из лёгких, но энтузиазма у двух коллег по магическому мастерству хватало с лихвой, и они справились с поставленными задачами практически играючи. Басс в очередной раз изумился, когда стал разглядывать то, что вышло из-под рук волшебников. Снаружи аппарат никак не изменился, но вот внутри...
   Во-первых, время переработки сократилось раз в пять, так что теперь портативный агрегат мог с избытком обеспечивать спиртным весь отряд. А во-вторых, Ефсий установил специальные магические фильтры-преобразователи, позволяющие изменять качество, вкус и крепость получаемого продукта. В теории это означало, что теперь аппарат стал способен на производство любого алкоголя, от изысканных эльфийских вин до крепкого орочьего самогона. Дело оставалось лишь за самым малым: за проверкой работы обновлённой установки и последующей дегустацией.
   Именно за этим занятием троицу и застал обеспокоенный Урлог, заметивший пропажу нескольких членов отряда и отправившийся на их поиски. Как и положено нормальному лидеру, эльф тут же занёс над агрегатом свой волшебный топор, однако мольбы Басса и просьбы магов заставили его смягчиться и дать отсрочку. Но с условием, что аппарат должен произвести легендарную настойку северных варваров, в противном случае он немедленно будет разрублен.
   Ефсию пришлось изрядно напрячься, чтобы спасти установку, но требуемая настойка всё-таки получилась, и Урлог, удовлетворённый результатом, присоединился к команде дегустаторов. За распитием алкоголя все четверо поклялись в том, что будут хранить тайну самогонного аппарата и ни слова о нём не скажут спутникам. Особенно Хафейну, который из-за своих убеждений скорей всего сразу же уничтожит "источник расслаблений", если про него узнает, и никакие уговоры на пустынного воина не подействуют.
   Как и следовало ожидать, секрет аппарата оказался настолько надёжным, что уже к концу следующего дня о нём знал весь отряд. Разумеется, кроме Хафейна. Здесь Урлог пошёл на хитрость и каждый вечер отправлял пустынника на разведку, и пока тот изучал окрестности, остальные спокойно отдыхали.
   В том, что народ так расслаблялся, имелась заслуга не только самогонного аппарата, но и романтической атмосферы, которую каждый вечер умудрялся создавать Пэтти. Для этого он поднимал мёртвых бабочек и заставлял их кружиться вокруг костра, выстраивая в полёте всевозможные красивые фигуры. А однажды хоббит сумел оживить нескольких птиц, которые пели потом для отряда всю ночь. Каким образом мёртвая птица может петь, осталось загадкой для всех, включая самого Пэтти.
   Дружеские попойки очень быстро сблизили членов отряда, стерев практически все границы и условности, существовавшие между ними. Фанька, неприступная в трезвом состоянии, уже после пары глотков ячменного пива начинала глупо хихикать над любыми шутками и позволяла Торлесу запускать руки под ее безрукавку. Гордая Арледа, выпив красного эльфийского вина, утыкалась в плечо Урлогу и жаловалась на то, что настоящие герои сейчас перевелись и всем мужикам нужно только одно. При этом то, что нужно всем мужикам, волшебница сама была готова с удовольствием осуществить в ближайшей же палатке, и лишь нежелание варвара конфликтовать с драконом, не позволило девушке добиться желаемого. Расслабившийся Басс на первой же совместной гулянке сочинил целую балладу о приключениях отряда, которую стал распевать каждый вечер по несколько раз. Стихи баллады не отличались особым качеством, а исполнение было так просто отвратительным, но всем очень нравилось.
   Веселье продолжалось пять дней. А на шестой Хафейн всё-таки разрубил самогонную установку. Сам он потом оправдывался, что в темноте принял агрегат за демона, поскольку тот странно пыхтел и выпускал язычки пламени (Басс не до конца закрыл задвижку печки), но всё равно пустыннику не поверили, и никто не разговаривал с ним целые сутки, от чего тот очень страдал.
   Гном, собрав всё, что уцелело, пообещал, что сделает ещё один самогонный аппарат. Однако время расслаблений уже истекло, потому что отряд подошёл к горам.
  
   ***
  
   Торлес с несчастным видом повернулся к товарищам и безнадёжно покачал головой. Все уговоры оказались бесполезны, старейшина деревни с завидным упрямством отказывался выделять проводника.
   - У нас празднества в честь нашего покровителя, бога Малая, - твердил он. - В течение следующих двух недель все жители обязаны справлять торжество и не имеют права делать работу, которая не связана с проведением праздника, иначе Малай сочтёт это большим грехом и может разгневаться.
   - А если мы пожертвуем вашему богу немного золота, может, он простит этот грех? - осторожно поинтересовалась Арледа.
   - Ха! Что нам ваше золото! Сюда раз в год приезжают купцы, которых интересует вовсе не золото, а слоновая кость, которую мы собираем. На неё и вымениваем у торговцев всё, что нам нужно.
   - А это правда, что старой дороги через перевал больше нет? - подала голос Верениен.
   - Нет, и давно. Там теперь сплошные каменные завалы. Имеются, конечно, несколько обходных троп, - староста почесал лысеющую макушку. - Но они забираются высоко в горы, и без опытного проводника по ним не пройти, а никто из нашей деревни сопровождать вас сейчас не станет.
   Все задумчиво переглянулись. Хоббит, улыбнувшись, достал свой посох, а гном погладил рукой топор. Урлог, заметив эти телодвижения, недовольно нахмурился.
   - Не надо, - сурово шепнул эльф. - Я не хотеть драться со всей деревней.
   - Согласен, - тихо произнёс Хафейн. - Если попытаемся угрожать этим ребятам, они, скорей всего, не испугаются и сами начнут драку. Без всякого сомнения, мы победим, однако проводника всё равно не получим. Разве что наш некромант наконец-то научится оживлять людей, - пустынник усмехнулся, бросив взгляд на Пэтти.
   - Нам ещё повезло, - пробормотал Ефсий. - Я вот читал, что существовал народ, у которого имелась традиция при знакомстве с любым иноплеменцем съедать один из его пальцев. Так что в сравнении с этим обычаем две недели без работы - сущий пустяк. Хотя и не хотелось бы так надолго здесь задерживаться.
   - Придумал я, чем вам помочь! - вдруг резко подобрел староста, видимо, заметивший оружие и подслушавший разговор приключенцев. - Наши охотники, ходящие по горам, ещё достаточно трезвы и, думаю, смогут рассказать, как добраться туда, куда вам нужно.
   Этот вариант всех устроил, тем более что Урлог и Басс, выросшие в горах, заверили спутников, что при наличии карты или хотя бы устных описаний смогут провести отряд куда угодно. Старейшина отыскал самого вменяемого из охотников, который с удовольствием рассказал о тропах и предстоящих опасностях. Как выяснилось, особых ужасов, кроме трещин, обвалов и оползней, там не имелось. Правда, несколько лет назад по окрестностям стали ходить слухи о демонах, поселившихся в горах. Людям они вроде бы не вредили, но встречаться с ними всё равно никому не хотелось, поэтому внешний вид и повадки этих тварей охотник так и не сумел описать.
   Слухи о демонах вызвали у Урлога и Хафейна приступы радости, к ним тут же присоединилась Фанька. Остальные не разделяли энтузиазма воинов, но поскольку каждый успел убедиться в их исключительных боевых качествах, то особых волнений предупреждение старейшины, не вызвало. Куда больше начинающих героев волновал тот факт, что до эльфов оставалось всего ничего.
   Начало пути было проделано по остаткам старой дороги, с которой вскоре пришлось свернуть. Урлог, запомнивший ориентиры, данные местным жителем, потащил всех по малозаметной, но достаточно ровной тропе.
   Чем выше "божьи посланники" поднимались, тем сильнее преображалась природа. Степные заросли постепенно уступили место дубовым и буковым лесам, те сменились хвойными, затем наступил черёд кустарников и, наконец, начались высокогорные луга. С высотой становилось труднее дышать, но эту проблему неожиданно для всех решила Арледа. В арсенале волшебницы нашлось заклинание, вызывающее концентрирование воздуха вокруг неё и спутников.
   Дорога оказалась тяжёлой, но снабжённые подробным описанием приключенцы преодолевали трудности пути если и не с лёгкостью, то, по крайней мере, без особых проблем. Не повезло только Урлогу. Фанька наотрез отказалась оставлять своего коня в деревне, и для успешного прохождения препятствий варвару каждый раз приходилось взваливать жеребца себе на плечи. В противном случае из-за возни с животным отряд мог потерять кучу драгоценного времени.
   На четвёртый день подъёма начался снегопад, который кроме снега принёс с собой резкое похолодание. Сильных затруднений это не вызвало, поскольку Ефсий сразу же наделил воздушный кокон Арледы свойством сохранять тепло. Кроме того, на маршах толстый маг проводил профилактику обморожений. Только вот ни то, ни другое совсем не помогало Хафейну. Воин, живущий в пустыне и привыкший к палящему солнцу, больше всех страдал от этого восхождения и с каждым новым шагом наверх мёрз всё сильнее.
   - Великий старец Шабуфар утверждал, что жара ниспослана нам в качестве испытания крепости души и тела, - бормотал Хафейн, трясясь от холода. - Но почему-то про стужу не сказал ничего подобного.
   - Потерпи немного, - проворчал идущий рядом гном, стряхивая со своей бороды налипший снег. - Вон там я вижу неплохую пещерку. Совсем скоро до неё доберёмся, маги хорошенько прогреют всё внутри, и мы наконец-то насладимся теплом и сытной пищей.
   Пещера оказалась достаточно просторной и уютной. Даже обитавший в ней горный медведь ничуть не испортил поднявшегося настроения измученных путешественников, тем более что зверя сразу же выгнал Урлог, по традиции пинком под зад. Избавившись от медведя, отряд стал располагаться на долгожданный ночлег. Ефсий поставил магический полог, защищающий от ветра, а затем прочитал заклинание, за несколько минут согревшее воздух. Пэтти в это время развел костёр и приступил к приготовлению пищи, а остальные расселись вокруг полевой кухни в ожидании ужина. Только Хафейн с Урлогом остались у входа, внимательно вглядываясь в заснеженную темноту.
   - Для варвара ты очень грамотен, - неожиданно произнёс пустынник. - Это потому, что эльф?
   - Нет, в нашем племени все такие, - Урлог улыбнулся. - Спасибо шаману.
   - И что же он сделал?
   - Наш шаман - велик, - судя по интонации эльфа, тот очень сильно гордился своим наставником. - До того, как начать дарить нам знания, он был профессором в Имперской Академии!
   - Профессором? - Хафейн удивленно поднял бровь.
   - Это долгая история.
   - Расскажи, мне интересно!
   Урлог согласился. Действительно, шаманом одного из варварских племён являлся настоящий профессор, автор многочисленных трудов и монографий по самым разным наукам, чьё имя с почтением и благоговением произносилось во всех имперских учебных заведениях. Ему даже прочили пост ректора Академии, но длинный язык его сгубил. Многочисленные нелестные высказывания в адрес некоторых членов императорской семьи сильно испортили репутацию учёного и в конце концов довели его до приговора к ссылке в одну из пограничных крепостей.
   Но судьба любит играть с человеком. На конвой, сопровождавший профессора и других ссыльных, напали варвары, собиравшиеся поживиться чем-нибудь ценным. Однако вместо ожидаемых ценностей им достался пленник, которого они забрали с целью получения выкупа. Выкупа варвары так и не дождались, зато пленённый профессор, едва придя в себя, стал осваиваться в племени и уже через несколько дней принялся учить всех уму-разуму.
   Сначала варварам казались смешными причуды имперского слабака, но вскоре они стали замечать, что он говорит много интересных и даже полезных вещей. Со временем к профессору прониклись уважением почти все члены племени, а вождь, который и усыновил эльфа, официально повелел умному чужеземцу обучать молодёжь и провозгласил его верховным шаманом, для придания тому важности и значимости. Профессор прекрасно справился с возложенными на него обязанностями.
   Дела в племени шли тихо и мирно (многочисленные набеги на караваны - не в счёт) до тех пор, пока над их "учёностью" ни стали смеяться соседние варварские кланы. И тогда в один прекрасный день вождь объявил им всем войну. Не известно, воинское ли мастерство или академические знания помогали племени Урлога, но победа осталась за ними. Разъярённый вождь пригрозил проигравшим, что простит нанесённое ими оскорбление только в том случае, если они научатся вычислять десятичные логарифмы. Слово "логарифм" оказалось очень страшным, поэтому окрестные племена приняли его за проклятие и больше не смеялись над образованными соседями. Только вот сами соседи пришли к выводу, что свою образованность отныне следует скрывать.
   Напоследок Урлог не смог удержаться и похвастался тем, что его отец может в уме решать сложные уравнения с тремя неизвестными, а так же запросто перемножает пятизначные числа.
   - Великий старец Зухтима говорил, что мир гораздо сложнее, чем мы думаем. И твоя история, друг мой, подтверждает это, - философски подытожил Хафейн, весьма смутно представляющий, что такое уравнение с тремя неизвестными, но ни за что бы в этом не признавшийся.
   Раздумывая, что бы ещё такого умного сказать, пустынный воин оглядел пещеру с ужинающими спутниками, и тут на его лице появилась невесёлая ухмылка.
   - И почему я не удивляюсь? - пробурчал он и повернулся к эльфу. - Погляди, Урлог, у нас снова неприятности. Фанька пропала.
  
   ***
  
   На самом деле Фанька никуда не пропадала. Просто принципы, размытые алкоголем Басса и Ефсия, снова активизировались в памяти девушки и заставили её устроиться на камне неподалёку от пещеры. Полуголая воительница, дрожа и стуча зубами, героически преодолевала холод и сидела на так называемом посту, чтобы в случае появления врага сообщить об этом остальным. Напрасно Ефсий объяснял Фаньке, что его сторожевые заклятия, реагирующие на злые намерения, предупредят всех намного раньше. Обнажив клинок и спрятав подальше хомяка, девушка упорно старалась не замечать усиливающихся порывов ветра и хлопьев снега, летящих, казалось, отовсюду.
   - Я вытерплю, вытерплю, вытерплю, - бормотала она посиневшими губами.
   И вдруг неподалёку мелькнула тень. В то же мгновение Фанька потянулась к лежащему возле ног мечу, но осознала, что не может двигаться. Холод буквально сковал девушку, и ей показалось, что она вот-вот превратится в сплошной кусок льда. А тень тем временем всё приближалась. Воительница с ужасом сообразила, что сейчас погибнет: этот неизвестный просто уничтожит её, а она даже не может исполнить свой долг. Собрав последние силы, Фанька всё-таки сумела сдвинуть руку и схватить меч. В это время тень подошла вплотную, и девушка, увидев здоровенные рога противника, поняла, что демоны, вызов которым она осмелилась бросить, пришли за её душой. Сейчас оставалось сделать единственное, что она могла, и... Фанька потеряла сознание.
  
   ***
  
   Урлог и Хафейн, собравшиеся на поиски потерявшейся воительницы, уже покидали пещеру, когда возле входа неожиданно появилось непонятное существо, со спины которого свисала бесчувственная Фанька. Существо имело бочкообразное туловище, покрытое сероватой шерстью, и четыре худые суставчатые ноги, а из места, на котором по идее должна находиться шея, начинался человеческий торс с человеческими же руками и головой, увенчанной парой огромных изогнутых рогов. Ростом, не считая рогов, создание совсем немного превосходило Пэтти, макушка хоббита и макушка этой твари были почти вровень. Хотя если бы рогатый распрямил ноги, подогнутые из-за веса Фаньки, он, скорее всего, стал бы выше.
   - Привьееет, - проблеяло существо, зайдя внутрь пещеры и тряхнув длинной тонкой бородой. - Я - Дьееемон!
   - Чтоб я сдох, - вздрогнул Басс. - Это же живой козлолюд!
  

Глава 9. Поиски Создателя

Там живут несчастные люди дикари,

На лицо ужасные, добрые внутри. No Л. Дербенев

   В считанные секунды пещера заполнилась козлоподобными тварями. Вообще-то, стоило только приглядеться, как становилось понятно, что козлолюдов всего пятеро, однако поразительная подвижность и высокая скорость этих созданий увеличивали их количество в глазах невнимательного наблюдателя как минимум втрое. Впрочем, существа казались вполне безобидными, поэтому никто из приключенцев оружия не доставал. Козлолюд, привезший Фаньку, осторожно переложил девушку на каменный пол и теперь в нетерпении топтался рядом с ней.
   - Я - Дьееемон! - повторил он.
   - Мы поняли, - сухо ответил Хафейн. - Остальные тоже демоны?
   - Ньееет, - проблеяло другое существо. - Я - Гнооом!
   У Басса нервно задёргался глаз, а остальные путешественники принялись переводить ошарашенные взгляды с козлолюда на Драммингса и обратно, пытаясь отыскать хоть какое-то сходство. Кроме бороды ничего общего между ними не было.
   - Я - Трооолль! - влез третий пришелец.
   - Я - Хоооббит! - в голосе четвёртого козлолюда было столько оптимизма и уверенности, что ни у кого даже не возникло мысли усомниться в правоте его слов, а Пэтти оставалось только пожать плечами и с улыбкой развести руками: мол, хоббиты разные бывают.
   - А я - Эээльф, - еле слышно произнёс последний гость, скромно потупившись и теребя бороду.
   - Много чего странного слышал об эльфах, но даже не подозревал, что среди них встречаются рогатые, - пробормотал себе нос пустынник.
   - А мы всьеее рогааатые, - радостно проблеял услышавший его Демон.
   - Ну, и что вы от нас хотели, уважаемые? - вежливо поинтересовался Ефсий.
   - Мы погрьееется сюда пришльиии. Смооотрим: вы тут сидьииите, а сааамка снарууужи замьееерзааает. Вот мы и решииили еёоо согрьеееть.
   - Урлог благодарить, - сухо ответил варвар, изо всех сил пытаясь скрыть своё любопытство. Раньше он, как и многие присутствующие, считал козлолюдов не более чем мифом. В старых кентаврийских легендах они упоминались как воинственный народ, враждовавший с кентаврами. В бесконечных сражениях козлолюды постепенно оказались истреблены более сильным противником, и никаких подробных сведений и подтверждений факта их существования не осталось, поскольку кентавры постарались на славу, уничтожая всё то, что напоминало об их бывших соперниках. Однако некоторые учёные говорили, что козлолюдов не существовало в принципе, поскольку абсолютно всё разрушить невозможно, хоть что-то должно было остаться. А кентавры древности придумали побеждённого врага для повышения собственной значимости, и последующие поколения стали принимать эту байку за чистую монету.
   Но сейчас Урлог, доселе предпочитавший вторую версию, не знал что и думать. Вот здесь, в горах, они встретили самых что ни на есть живых козлолюдов. Варвар нахмурился. Получается, этот народ не был выдумкой и все те долгие века, что прошли после войн с кентаврами, жил в полной изоляции, так что никто даже не подозревал о его существовании. Хм... Правда, судя по всему, кентавры всё же не смогли обойтись без преувеличения своих сил. Согласно их мифам, козлолюд в холке раза в полтора превышал кентавра, а тут Урлог видел перед собою существо ростом с хоббита.
   Впрочем, в отличие от варвара, не всех приключенцев волновала история загадочных козлолюдов. Более прагматичного Хафейна заботили совсем другие вопросы.
   - Значит, вы все местные и путь через перевал знаете? - поинтересовался пустынный воин.
   - Знаааем! - ответил Демон. - Но вы там всьёоо равнооо ньеее пройдёооте!
   - Почему?
   - Лавьииина сошлааа. Пьеееревааал завальииило. Вам ньеее пройтьиии
   - Вот ***! - от души выругался доселе молчавший Басс. - Мы сюда топали-топали, и выходит, что всё напрасно?!
   - Идьёоомтьеее с нааами, - проблеял козлолюд. - Спрооосим у Бооога. Бог подскааажет дорооогу. Он знааает всьеее трооопы.
   - У нас нет времени на молитвы всяким непонятным богам, - пробурчала хмурая Арледа.
   - Мы идти с ними, - вдруг резко принял решение Урлог. Недоумённые взгляды остальных скрестились на варваре. - Они нам помогать!
   - Ты уверен? - скептически приподнял бровь Хафейн.
   Эльф молча кивнул в ответ.
   - Ладно, показывайте дорогу к вашему божеству, - махнул рукой пустынник.
   Но быстро выйти не получилось, потому что козлолюды, все как один, отказывались покидать пещеру, пока ни отогреется Фанька.
   - Она красьииивая, - говорил Демон. - И ееей хооолодно.
   - Думаю, нам придётся ждать окончания снегопада, - вздохнул Ефсий. - Ну, оно и к лучшему, всё равно в такую погоду по горам не побегаешь.
   Козлолюды тем временем плотным кольцом обступили Фаньку, согревая её теплом своих тел. Ефсий достал из сумки магическую настойку и объяснил новым знакомым, что ею надо растереть замёрзшие конечности девушки, и козлолюды сразу же принялись это делать. Хафейн так же не остался в стороне и, растолкав мохнатых согревальщиков, завернул девушку сразу в три одеяла. Так дело пошло быстрее, и уже через несколько минут Фанька очнулась.
   - Ааа! Демон! - громко завизжала едва открывшая глаза девушка, увидев, что над ней нависает рогатая башка.
   - Дааа, я - Дьееемон! - радостно подтвердил козлолюд.
   Немного придя в себя, вспомнив о том, что она отважная воительница, и осознав, что перед нею представитель тёмных сил, с которыми она так долго и упорно сражается, Фанька попыталась броситься в атаку. Увы, но одеяла, которыми её так заботливо обмотал Хафейн, значительно снизили свободу маневра, поэтому попытка встать на ноги закончилась логичным падением.
   - Ну, и чего орёшь? - ехидно поинтересовался пустынник. - У нас тут проводники объявились, а ты их распугиваешь.
   - Где проводники? - девушка захлопала расширившимися от ужаса глазами и показала пальцем на рогатое чудовище. - Это - проводники?! Но они же демоны!
   - Великий старец Ферсаим говорил, - флегматично начал пустынный житель. - Если враг протянул тебе руку помощи, прими её и, быть может, ты обретёшь друга.
   Пустынная мудрость немного успокоила Фаньку. Хафейн давно подметил, что некоторые откровения Книги Пустыни оказывают на девушку чудотворное воздействие, и вовсю этим пользовался. Он даже начал думать о том, чтобы привести сию заблудшую овцу в лоно истинной веры. Однако осознание того факта, что в таком случае девушку придётся вводить под своды родного шатра, знакомить с членами клана и представлять старейшинам, которые вряд ли одобрят избалованную северянку, каждый раз заставляло пустынного воина пересматривать свое решение.
   Результат был достигнут, и Фанька всё-таки замолчала, хотя продолжала недоверчиво коситься на козлолюдов и вздрагивала всякий раз, когда кто-то из них проходил рядом. А поскольку Демон практически постоянно топтался вокруг воительницы, её дрожь почти не прекращалась. Хотя, возможно, эта дрожь была последствием обморожения.
   Козлолюды совершенно не обиделись на такое негативное отношение со стороны спасённой и с заметным удовольствием болтали с новыми знакомыми, охотно отвечая на вопросы о своём народе и окрестных горах. Приключенцы узнали, что самоназвание этих созданий - тармы. Кое-кому из путников это показалось немного странным, поскольку каждого четвертого человеческого мужчину в южных королевствах звали Тарм. Впрочем, Демон не знал, услышали ли его предки это слово извне или придумали сами, поэтому оставалось лишь гадать, совпадение это или нет. Кроме того, путникам рассказали, что в племени тармов насчитывается чуть больше двух сотен особей, обитают они неподалёку от этой пещеры в маленькой деревеньке, и вождём у них является некий Бог. Впрочем, судя по интонациям говоривших, они не испытывали никакого трепета и преклонения перед этим Богом и относились к нему по-свойски. Живут тармы замкнуто, с другими народами не общаются, но двуногих видели и даже наблюдали за ними, когда те переходили через горы, особенно во времена действия перевала. Поэтому козлолюды совершенно не удивились, обнаружив в пещере непохожих на себя существ.
   Ещё выяснилось, что тармы не видят особой разницы между теми, кто имеет две нижних конечности вместо четырёх, и из-за этого считают всех встреченных незнакомцев представителями одного народа. Кое-кого из отряда этот факт поначалу очень рассердил, особенно возмущался Басс, заорав о недопустимости сравнения его великой расы с остроухими и шерстолапыми, но суровое варварское "Молчать!" очень быстро всех утихомирило.
   Успокоив спутников, Урлог, весьма заинтересовавшийся тармами, спросил, откуда изолированный народ, никогда не контактировавший с внешним миром, так хорошо знает всеобщий язык. Выяснилось, что когда-то у этого племени имелся и свой язык, но однажды Творец обучил их Истинному наречию, и они его переняли как более красивое, богатое и правильное в отличие от собственного грубого и слишком простого. Этим Истинным наречием, как ни странно, и оказался всеобщий. Правда, о загадочном Творце рогатые ребята так толком рассказать и не смогли, говорили только, что Великое Обучение тармов случилось ещё до их рождения, поэтому подробностей они не ведают.
   Также они ничего не знали о кентаврах, и этот факт завёл все мысленные рассуждения Урлога о происхождении козлолюдов в тупик. Но не успел варвар задать ещё один каверзный вопрос, как в пещеру проник яркий луч света. Все, разом забыв о разговорах, посмотрели в сторону выхода. Оказалось, что тучи, так внезапно затянувшие небо, столь же неожиданно разошлись, и над горами весело засияло солнце. Причин засиживаться в пещере больше не осталось.
  
   ***
  
   Идти по снегу оказалось очень тяжело, особенно эльфу, который снова тащил на себе коня и постоянно проваливался из-за такого веса. То, что конь при этом ругался благим матом и грозил всем, особенно затащившей его в эти горы хозяйке, страшнейшими карами, ещё больше усугубляло ситуацию. Хорошо хоть для отряда нашлись пятеро провожатых, пообещавшие показать самый простой и короткий путь.
   Однако не всех радовало присутствие козлолюдов. Фаньку, например, и без того напугало появление "рогатых монстров", а попытки Демона подобраться к ней как можно ближе и даже прижаться к ногам окончательно выбили девушку из равновесия. Бледная воительница абсолютно позабыла о своей героической натуре и, завернувшись в три одеяла, молча брела по сугробам, периодически отшатываясь от Демона.
   А вот Пэтти наоборот получал удовольствие от сложившейся ситуации. Вокруг него крутились сразу двое тармов: Гном и Хоббит, с раскрытыми ртами слушавшие байки о похождениях великого и ужасного повелителя ночи - некроманта Пэтти Редькинса! А оживлённый трупик какого-то замёрзшего горного сурка вообще поднял Зелёного Носа в глазах козлолюдов чуть ли ни до уровня божества.
   Хафейн внимательно разглядывал тармов с целью выяснить их боевые возможности. Несмотря на все заверения в своей миролюбивости, каждый из них носил в ножнах, прикреплённых на груди, пару кривых крючковатых кинжалов. Правда, сейчас они применяли их только в качестве приспособления для преодоления преград. Так, подойдя к скале, на которую он не мог запрыгнуть, козлолюд цеплялся за неё крюком кинжала на высоте вытянутой руки и подтягивался, упираясь всеми четырьмя ногами. Затем по аналогичной схеме использовался другой кинжал, а первый выдёргивался - и так до тех пор, пока тарм ни достигал вершины скалы. Впрочем, пока этот способ использовал только навьюченный вещами воительницы Демон, ведь налегке козлолюды, отличающиеся поразительной прыгучестью, были способны без разбега заскочить на камень в полтора человеческих роста, что активно демонстрировали товарищи фанькиного поклонника.
   Дорога, как и заверяли проводники, действительно оказалась простой, правда, исключительно с точки зрения шустрых и ловких тармов. Перетаскивая Интогрода через незнамо какую по счёту пропасть, Урлог начал серьёзно подумывать о том, что, похоже, принял не самое верное решение, согласившись на помощь, предложенную козлолюдами. Но тут, к счастью измученных путешественников, Демон громко проблеял:
   - За эээтой скалооой наааша дерьееевня! Почтьиии пришльиии!
   - Это есть хорошо, - мрачно произнёс Хафейн, которого окружающие снежные вершины изрядно нервировали. - Наконец Урлог увидеть место, где водиться такие чуды-юды.
   Как и говорили проводники, поселение оказалось небольшим. Десятка полтора небольших домов, сложенных из грубого неотёсанного камня, располагались вокруг двух более крупных построек. Одно строение оказалось одноэтажным и занимало обширную площадь, а другое представляло собой не очень высокую и узкую башню. Демон объяснил, что в первом живёт Бог, а второе является местным религиозным сооружением.
   По улицам (если, конечно, эти извилистые тропинки можно было назвать улицами) сновали женщины-тармы, занимающиеся повседневной работой, и носились маленькие детёныши, игравшие друг с другом в догонялки. Как умудрялась ребятня при их огромной скорости не попадать матерям под ноги, осталось для приключенцев загадкой. Кроме того, всех удивило отсутствие в деревне козлолюдов-мужчин. Впрочем, вскоре из-за ближайшего дома вывернул покрытый густой белоснежной шерстью высокий тарм, ростом как минимум на голову превышающий Демона. Пару секунд он, изящно наклонив голову, разглядывал незнакомцев, а потом грациозно поскакал им навстречу.
   - Приветствую вас! - хорошо поставленным и лишённым блеющих интонаций голосом произнёс тарм. - Приветствую вас, путники! Я - Ангел, и от лица всего нашего народа я выражаю глубокую благодарность за ту честь, что вы нам оказали, посетив наше скромное поселение.
   - Как складно чешет, - хмыкнул было Басс, но, получив незаметный, зато увесистый тычок от Урлога, быстро замолчал.
   - Брааат! - заблеял тем временем Демон. - Посмотрьиии, кого я привьёоол! Мы еёоо в сугроообе нашльиии! Она красииивая!
   От этих слов Фанька смутилась, зарделась и попыталась спрятаться за своих товарищей, однако злопамятный Хафейн, чтобы хоть как-то отомстить воительнице за все доставленные проблемы, ловким движением руки перенаправил её совсем в другую сторону: прямо в объятия Ангела.
   - Она действительно прекрасна! - брови Ангела изумлённо поползли вверх. - О, милая леди, позвольте мне показать Вам наши скромные владения. Я надеюсь, Вы окажете мне эту честь?
   - Эээ, - промямлила явно не знающая, что ответить, Фанька, пятясь подальше от белого козлолюда.
   Подмога девушке пришла с самой неожиданной стороны.
   - А ну отойдьиии от неёоо! - вдруг рявкнул Демон, извлекая из ножен оружия. - Эта сааамка мояаа!
   Ангел смерил своего брата скептическим взглядом.
   - Хочешь поединка? Что ж, я готов оказать тебе эту услугу. Но ты ведь хорошо помнишь, чем заканчивались все наши прошлые бои?
   Вместо ответа Демон молча бросился в атаку. Похоже, для Ангела подобное поведение братца не являлось чем то особым, поскольку он в ту же секунду выхватил свои кинжалы и устремился ему навстречу. "БАМС!" - раздался громкий звук удара. Нет, не от скрестившихся лезвий, которые всего лишь тихо звякнули, высекая искры, а от столкновения двух пар рогов. Соперники, морщась, на секунду замерли, видимо, удар такой силы оказался для них весьма болезненным, но очень быстро оправились и продолжили битву. Кинжалы как молнии мелькали в руках соперников, а рога периодически сталкивались, оглашая окрестности громовым грохотом и треском.
   Фанька, едва успевшая отскочить с поля боя, широко распахнутыми глазами наблюдала за поединком. Сейчас её одолевали крайне противоречивые чувства: восторг и ужас. С одной стороны, девушке очень льстило, что за её внимание дерутся два таких умелых воина, но с другой, Фаньку безумно пугала перспектива стать дамой сердца какого-то горного козла, пусть и говорящего. В приличном обществе таким не хвастаются. Уж лучше бы они в самом деле являлись демонами, "любовь с демоном" звучит гораздо романтичнее, чем "любовь с козлом"... Охваченная эмоциями Фанька совершенно позабыла, что сама является крутой воительницей и, по идее, должна собственноручно отпинать обоих претендентов, чтобы не маялись дурью.
   На остальных членов отряда поединок тармов не произвёл особого впечатления, вот только хоббит развлекался, активно болея за Демона и громко подбадривая его кричалками, сочиняемыми на ходу. Урлог, Хафейн и Басс вполголоса обсуждали технику ножевого боя козлолюдов и, судя по нелестным высказываниям, мнения о ней у них были ниже среднего. Верениен и Арледа не увидели в драке ничего интересного и сразу же занялись своими делами: первая, усевшись прямо на землю, перебирала содержимое сумки с сырьём для зелий, а вторая пыталась с помощью простеньких заклинаний сделать фигурку птички из найденного красивого камешка. Дракон снова спал, отдыхая после ночных трудов праведных, а Ефсий жрал... то есть медитировал, пополняя запас магической силы.
   Несмотря на слова Ангела, брошенные в начале боя, Демон держался достаточно хорошо и даже умудрился дважды поцарапать своего конкурента. Впрочем, тот тоже не остался в долгу, сильно боднув брата в плечо, чем фактически лишил его возможности пользоваться левой рукой. Это и стало последней каплей, от которой у Демона окончательно сорвало крышу. Громко заорав, козлолюд швырнул в лицо соперника кинжал и, перебросив клинок из левой руки в правую, устремился в самоубийственную атаку. Все замерли. Даже таким дилетантам, как Арледа и Фанька, стало понятно, что клинок Ангела пронзит грудь Демона, но вот только при такой скорости последнего его соперник окажется отброшен далеко назад, прямо в глубокое ущелье. До рокового столкновения оставался всего один миг, когда над долиной раздался громовой бас:
   - А НУ СТОЯТЬ, КОЗЛЫ ВОНЮЧИЕ!
   И в довершение сказанного между поединщиками упала ветвистая молния, раскидав их в разные стороны.
   - Бог! - в благоговейном восторге пролепетали тармы, падая на колени.
   Остальные свидетели дуэли в лёгком шоке повернули взгляды в направлении деревни, из которой и прилетел электрический разряд. Как оказалось, молния - это ещё полбеды! Оттуда невероятными прыжками, так что создавалась впечатление, что он скачет прямо по воздуху, нёсся огромный козлолюд, окружённый пламенным ореолом. Да, похоже, по мелочам местный бог размениваться не любил.
  
   ***
  
   - Ну, и учудили мои сыновья, - хохотнул Бог, разливая из котелка травяной отвар. - Уж из-за чего они только ни дрались, но вот про такой повод я слышу впервые.
   Путники вежливо промолчали, одна лишь Фанька презрительно поморщилась. Девушка очень долго думала над тем, как же воспринимать случившийся из-за неё поединок. В итоге она пришла к мнению, что такое пристальное внимание со стороны двух козлов слишком сильно ударяет по её чести и достоинству, и об ответных знаках внимания не может быть и речи, ведь самолюбие не позволит ей опуститься до такого!
   Пока воительница строила обиженные гримасы, Бог уже успел поставить перед каждым гостем по кружке отвара и теперь с откровенным любопытством разглядывал собравшихся. Впрочем, те тоже не сводили с него удивлённых глаз. Здесь, под сводами своего жилища, старейшина деревни уже не казался таким грозным, как при первой встрече, хотя ростом он действительно превосходил всех встреченных приключенцами козлолюдов (голова Бога находилась на одном уровне с грудью Арледы и Фаньки), а шерсть его отливала ярко-рыжим оттенком и отдалённо напоминала огонь.
   Хотя, как шёпотом объяснил Ефсий, пламя, что видели путешественники вокруг Бога, всего лишь небольшая демонстрация того, на что способна иллюзорная магия, если с её помощью усилить некоторые особенности своей внешности. Так всего одно-единственное правильно подобранное заклинание может преобразить тарма в божество, вселяющее ужас своим обличьем.
   Тем временем Урлог, оценив ситуацию, решил взять козла за рога (не в прямом смысле слова, разумеется). Сбросив личину грубого варвара, он осторожно поинтересовался у Бога:
   - Твой сын сказал, что тебе ведомы все горные тропы. Это так?
   - Так. Во всей деревне никто не знает горы лучше меня.
   - А правда ли, что перевал перекрыт лавиной?
   - Да. В последнее время горы сильно трясёт, - в голосе Бога проскользнули нотки грусти. - Перевал, к сожалению, непроходим. Там теперь стена из камней и снега.
   - Проклятье! - Басс нервно топнул ногой. - Это что же получается, мы должны повернуть назад?! Да ни за какие сокровища! Неужели нет другой дороги?!
   - Другая дорога, - пробормотал Бог, теребя рукой свою бородку. - Я не буду вас обнадёживать или расстраивать, но...
   Вдруг он замолчал, внимательно посмотрел в направлении дверного проёма и резко вскочил на ноги.
   - Сейчас я должен пойти и исполнить свой долг. Но вы можете отправиться со мной, и по пути я расскажу всё, что может вам помочь.
   Обстоятельством, из-за которого Бог так быстро сорвался с места, оказалась молодая тармка с грудным козлёнком на руках. Насторожено поглядывая на незнакомцев, она преклонила колени перед Богом и протянула ему своё дитя.
   - Я тут и за старейшину и за верховного жреца, - пояснил всем козлолюд, принимая кроху. - Сейчас мы проведём обряд наречения имени и продолжим нашу беседу.
   Для осуществления обряда пришлось перебираться в старую башню. Десятки козлолюдов, в основном детей, с интересом взирали на процессию двуногих, во главе которой шёл Бог с малышом на руках. Большинство ребятишек стеснялись пришельцев и скромно опускали глаза, однако находились и смельчаки, которые дразнились: мекали и показывали языки. Пэтти с удовольствием отвечал им тем же самым, пока ни получил лёгкий, но чувствительный подзатыльник от Урлога.
   В башне оказалось достаточно просторно, правда, по простой причине: внутреннее помещение было практически пустым. Из убранства здесь присутствовали только каменный алтарь и пара скамеек вдоль стен.
   И вот начался ритуал, удививший всех приключенцев. Уложив маленького тарма на алтарь, Бог извлёк из своей сумки здоровенный талмуд. Пэтти радостно захихикал.
   - А у меня дома точно такая же книга есть! - нарушая всеобщее молчание, довольным тоном возвестил хоббит, из-за чего снова получил зуботычину от варвара.
   Все остальные, за исключением, разве что, Хафейна, тоже опознали в свящённой книге козлолюдов самый обыкновенный "Список тварей, существ и сущностей неведомых, как обитающих под сводами небесныя, так и порождённых разумом нашим", в котором можно было найти информацию по любым существующим и даже уже вымершим видам, а также давался краткий обзор основных мировых религиозных воззрений. Правда, в отличие от Пэтти, больше никто не стал сообщать о сделанном открытии, предпочтя сохранить тишину и торжественность момента.
   Бог воздел руку, и страницы книги замелькали с огромной скоростью. Из пальцев старейшины потекли электрические разряды, опутывающие алтарь. Младенец захныкал, отчего Бог нахмурился, но останавливаться, чтобы его успокоить, не стал. Малыш стал рыдать всё громче и противнее, и тут мельтешащие страницы остановились, распахнувшись где-то на середине книги. Бог заглянул в неё, и своды святилища огласил его громоподобный голос:
   - Властию данной мне Небесами и Великим Творцом нарекаю тебя Драконом!
   -Что?! - нервно икнул проснувшийся Торлес.
   Пэтти ехидно ухмыльнулся, тыча пальцем в плачущего козлёнка:
   - Да вот родня у тебя новая появилась. Правда, с шерстью и копытами.
   - Мелковат он что-то, - флегматично прокомментировал дракон. - Хотя для местных сойдёт.
   Очередную шутку Редькинса опять пришлось прерывать варварским пинком. Пока Пэтти недовольно морщился, потирая ушибленное место, дракон снова задремал. Впрочем, хоббита это не особо расстроило, и он моментально переключил своё внимание обратно на старейшину. Бог в это время проводил обряд, заключавшийся в невнятном бормотании, размахивании посохом над головой младенца и шаманскими плясками. Малыш, и без того напуганный молниями, совершенно обезумел от таких непонятных движений страшного дядьки и уже даже не плакал, а орал во всё горло.
   К счастью, ритуал продлился недолго, и уже через несколько минут счастливая мать приняла своего ребёнка у верховного жреца и со слезами на глазах принялась благодарить его. Новонаречённый, едва оказавшись в материнских объятиях, сразу же успокоился и замолчал, что заставило всех присутствующих вздохнуть с нескрываемым облегчением.
   - Уф, ненавижу все эти церемониалы, - Бог вытер пот со лба, глядя вслед радостно гарцующей тармке. - Но что поделаешь, так заповедовано Творцом.
   - Каким ещё Творцом? - фыркнул Басс.
   Оказалось, что старейшина, в отличие от своего младшего сына, знает историю появления козлолюдов. Правда, она оказалась очень странной, и после её прослушивания возникло больше вопросов, чем ответов. Появились тармы совсем недавно -- около сорока лет назад. Именно тогда в здешний горах поселился некий Творец, который и создал первых представителей этого племени в количестве двух десятков особей. Он же дал новому народу название - "тармы", обучил грамоте и основам волшебства, а после этого загадочно исчез, и вот уже больше двадцати пяти лет о нём никто ничего не слышал. Бог являлся одним из первых учеников Творца, именно ему создатель передал знание магии, и это в дальнейшем позволило рыжему козлолюду возглавить племя.
   - Самое удивительное, что Творец, уйдя от нас, не покинул эти горы, - грустно произнёс старейшина. - В душе у каждого тарма есть небольшой кусочек, связанный с душою Творца, поэтому мы чувствуем, что он где-то рядом, но, увы, не отвечает на наши призывы и не хочет возвращаться. Возможно, тармы чем-то обидели или разочаровали Творца, и если бы он объяснил, в чём дело, мы бы сразу попросили прощения, всё исправили и даже понесли заслуженное наказание, лишь бы только ещё раз лицезреть Творца, прикоснуться к его мудрости, ощутить теплоту его души... Как в детстве...
   - Но если вы так хорошо знаете горы, что мешает его найти? - поинтересовалась Арледа. - Тем более, если между вами существует связь, по усилению и ослаблению которой можно быстро обнаружить его укрытие.
   - Это не так просто, - вздохнул Бог, вновь погладив свою бороду. - В своё время мы так и сделали, отправив на поиски десяток самых сильных и храбрых воинов. Они обшарили все горы и разыскали участок, где связь с Творцом оказалась наиболее сильна. Но тармы так и не смогли попасть в это место, как ни пытались.
   - Почему? - этот вопрос прозвучал сразу от нескольких приключенцев.
   - Мы не знаем, - пожал плечами старейшина. - Наши следопыты нашли скалу и дорожку, что вела на её вершину, но стоило кому-нибудь ступить на эту тропу, как его тут же охватывал дикий страх. Двое самых отважных воителей, правда, сумели преодолеть его и даже немного поднялись вверх, но и они были вынуждены сбежать оттуда из-за страшных чудовищ, перекрывших дорогу. Быть может, Творец отгородился от мира и не желает никого видеть, но нам всё-таки очень хочется узнать причину. Причину, по которой он нас бросил. А вы, - Бог с каким-то странным выражением лица оглядел путников. - Вы должны помочь нам!
   - С какой это стати?! - начал кипятиться Басс. - Мы и так уйму времени потеряли, ползая по этим горам, а теперь снова...
   - Вам надо попасть на ту сторону, - твёрдым голосом перебил гнома Бог. - Но перевалы завалены снегом и камнями. Да, осталась ещё пара тропинок, но даже тарму очень сложно передвигаться по ним, не говоря уж про двуногих. Зато я хорошо помню, как наш Творец с лёгкостью мог попасть в любое место, какое бы ни пожелал, даже если туда не вело никакой дороги. Увы, тармам он не раскрыл тайну того, как это делалось, но если вам удастся до него добраться, возможно, он не откажется помочь. Ну а если всё-таки откажется, я, так и быть, покажу одну из троп. Она опасная и труднопроходимая, но лучшего пути через горы я вам предложить не могу, потому что его просто не существует. Вот только, - в голосе старейшины появились умоляющие интонации. - Не забудьте узнать у Творца, почему он нас оставил. Этот вопрос уже который год волнует всё племя тармов. Я очень боюсь, что скоро наши начнут поддаваться отчаянию и станут бросаться в пропасть! Пожалуйста, помогите!
   Глаза Бога неожиданно наполнились слезами, а сам он опустился на колени и умоляюще сложил руки на груди. Рассказанная история и несчастный вид старейшины козлолюдов не оставили равнодушным никого из приключенцев. Даже опытные воители Хафейн и Урлог смущённо прятали увлажнившиеся взгляды, а суровый Басс и жизнерадостный Пэтти горестно заламывали руки и сочувственно охали. Что уж говорить про впечатлительных девушек, у которых такой грустный рассказ вызвал чуть ли ни рыдания. Ответ на просьбу Бога практически витал в воздухе, дело оставалось за малым - озвучить его.
   - Мы помогать вам, - гордо произнёс Урлог.
  
   ***
  
   - Ох, не нравится мне это, - пробормотал Басс, бросив взгляд на скалу, на вершине которой предположительно и спрятался беглый демиург. - Попытка сражения с божеством очень сильно попахивает самоубийством.
   - Боги, демоны, - презрительно сплюнул Хафейн. - Да если понадобится, для каждого из них найдётся острая сабля.
   - Я считаю, в данном случае мы имеем дело не с богом, а скорее с очень могущественным магом, - произнес Ефсий, внимательно сканировавший местность на наличие магических аномалий. - Надеюсь, он окажется достаточно дружелюбным, хотя то, что я сейчас вижу, заставляет думать о прямо противоположном.
   - Что именно видишь? - поинтересовался Урлог. Эльф мысленно планировал план атаки, но ему катастрофически не хватало сведений.
   Ефсий пожал плечами.
   - Вокруг скалы установлен очень мощный барьер. Если проанализировать его структуру и сопоставить полученные результаты с рассказами уважаемого старейшины, можно предположить, что эта препона создавалась с целью воздействия на разум нарушителя путём его подвергания дикому страху. Кроме того, я ощущаю следы многочисленных ловушек, но подробнее разглядеть их отсюда, к сожалению, не могу.
   - Плохо, - нахмурился варвар. - Придётся реагировать на ходу.
   Стоявшая рядом с волшебником Фанька после его слов нервно задрожала, разглядывая нависшую над её головой каменную громаду. Впрочем, трясти девушку начало задолго до выводов Ефсия. Дело в том, что ветра на этом нагорье были особенно холодными и пронизывающими, и полуголая воительница, снова вспомнившая о своих принципах, а потому избавившаяся от одеял и отказавшаяся от согревающего заклинания Арледы, покрылась мурашками, едва только попав сюда. От очередного обморожения Фаньку спасало только присутствие подле неё лохматых тармов.
   Ангел и Демон, выбранные старейшиной в качестве проводников и получившие строжайший запрет на драки между собой до окончания миссии, плотно прижимались к разным ногам возлюбленной. Тармы старалась не смотреть друг на друга и презрительно фыркали и демонстративно отворачивались в разные стороны, если их взгляды всё-таки случайно пересекались. Фаньку совсем не радовало общество говорящих козлов, она даже собиралась прогнать их от себя как можно дальше, но эти существа оказались такими тёплыми, что руки воительницы, вместо того, чтобы доставать оружие, помимо воли хозяйки всё глубже погружались в густую шерсть козлолюдов.
   - Ой, как тепло и хорошо! - внезапно воскликнула Фанька.
   Все обернулись, и никто не сумел сдержать ехидный смешок. Воительница всё-таки не выдержала мороза, резко присела и, обняв Ангела и Демона, крепко прижалась к ним, наслаждаясь теплом. Козлолюды довольно заурчали, как кошки. Понимающий Урлог дал Фаньке несколько минут на согревание и уже после этого озвучил команду.
   - Атаковать!
   Но на деле всё оказалось не таким простым, как на словах. Прежде чем начать атаку, требовалось пройти через магический заслон. Первым преодолевать преграду бросился Хафейн. Стиснув зубы, он всё ближе подходил к началу тропы. Ужас пронизывал каждую клеточку тела пустынного воина, но его воля оказалась куда крепче, и с каждым шагом внутри нарастала ярость, помогавшая побороть страх. Закончилось всё внезапно, едва только Хафейн ступил на тропку. С трудом осознавая то, что проклятый барьер, наконец, позади, пустынник огляделся по сторонам и с удивлением обнаружил у своих ног хоббита.
   - Ты-то как прошёл?
   - Нормально прошёл, - улыбнулся Пэтти. - Правда, тряхануло немного, но сейчас уже всё в порядке.
   Хафейн восхищённо присвистнул, а эльф покачал головой. Преграда оказалась бессильна против того, кто не знает страха. Хотя, возможно, хоббит просто не понял, что его пытались запугать.
   Следующим на штурм ринулся Басс. Примерно прикинув, на сколько распространяется магическое действие барьера, он отошёл назад, разогнался и с диким рёвом в два прыжка преодолел всё расстояние.
   - Учитесь у гномов! - яростно прорычал он, разобравшись с заслоном.
   Примеру Драммингса тут же последовала Верениен, на высокой скорости пробежав барьер. Зато Арледа отказалась даже подходить к нему.
   - Ни за что! - возмущалась волшебница. - Я про эти магические барьеры слышала, чуть внутри задержишься - и всё, необратимые изменения в психике. Да я даже пальцем его не коснусь... Эй, что ты делаешь?!
   Урлог надоели все эти вопли, поэтому он просто схватил Арледу за талию и перебросил через преграду на ту сторону. В финальной стадии полёта пришлось подключаться Ефсию, который поймал свою перепуганную и растерявшуюся коллегу и приземлил её без травм. Сам толстяк успел перейти без особых проблем за то время, пока Арледа упиралась. Как он объяснил, в его силах заблокировать свой разум от внешних воздействий, правда, ненадолго, но на этот раз хватило. Торлес поступил ещё проще, он пересёк барьер прямо во сне. Правда, дракон несколько раз вскрикивал и размахивал руками, похоже, отгоняя сонные кошмары, насылаемые чужой магией.
   На этой стороне остались только Урлог и Фанька. Эльф попытался повторить трюк с перекидыванием, но девушка завизжала и принялась отбиваться от него как дикая кошка.
   - Я сама! Не трогай меня! Какая-то ничтожная преграда не сможет остановить храбрейшую из воительниц мира!
   Дальнейшие события запомнились всем надолго. Храбрости несчастной Фаньке хватило всего на один шаг. Сделав его, она затряслась всем телом, упала на четвереньки и дальнейший путь проделала уже ползком, при этом срываясь то на плач, то на отборную кабацкую ругань. Судя по её отдельным репликам, девушка пыталась повернуть назад, но ужас, внушаемый барьером, подавил большую часть разумных мыслей и заставил Фаньку передвигаться по опасной зоне дикими зигзагами.
   Увидев, что милой их сердцам даме плохо, Демон и Ангел бросились было ей на выручку, и Урлогу стоило большого труда убедить козлолюдов в бесполезности их помощи. Похоже, барьер ставился именно против тармов, и они уже не раз убеждались в том, что не могут его пройти, так неужели будет лучше, если вместо одной одержимой их станет трое? Козлолюды с большой неохотой, но всё-таки признали правоту варвара и теперь полными боли глазами наблюдали за злоключениями Фаньки. Той, как ни странно, всё же удалось выкарабкаться к началу тропы, правда, на последнем рывке она уже еле ползла и тихонько завывала. Едва достигнув своих спутников, воительница рухнула без сознания, и Ефсию пришлось оказать ей магическую помощь, снимая последствия такого сильного ментального воздействия. Волшебник знал свое дело, и уже через несколько минут тармы радостно заулюлюкали, увидев, что Фанька очнулась и даже поднялась на ноги без посторонней поддержки.
   Последним шёл Урлог. Пусть его воля подавляла страх не настолько хорошо, как у Пэтти, но эльф шагал уверено, пробиваясь сквозь враждебную магию. В голове у Арледы, в восхищении наблюдавшей за варваром, невольно возникло сравнение Урлога с огромным, облицованным стальными листами кораблём, прорывающимся сквозь суровые морские валы, несмотря на встречный ветер.
   Наконец, все путешественники пересекли заслон, но не успели они сделать и нескольких шагов, как из-за ближайшего поворота послышался суровый гул, и через мгновение перед отрядом возник большой горный тролль.
   - Он мой! - рявкнул Хафейн и, прежде чем кто-то успел что-нибудь сообразить, бросился в атаку. Тролль попытался отмахнуться от назойливой букашки дубинкой, но юркий воин ловко отскочил и в полёте нанёс удар. К сожалению, его сабля только царапнула по лбу противника, не в силах пробить толстую кость. Тот, не восприняв Хафейна как серьёзную угрозу, торжествующе взревел, уже предвкушая близость своей победы. Впрочем, у пустынного воина на этот счёт имелись свои планы. Он хитро ухмыльнулся и, увернувшись от очередного удара, проскользнул между троллем и большой глыбой, взбежал на нее, подпрыгнул, оттолкнувшись от каменной тверди, и снова врезал сопернику по лицу, только на этот раз ногой и со всей силы. Этот удар застал противника врасплох. Находившийся на краю обрыва тролль потерял равновесие и попытался удержаться, отчаянно размахивая руками, но ничего не получилось, и он свалился вниз.
   - Берегись! - крикнул Урлог торжествующему Хафейну. Закалённый в боях пустынник не стал переспрашивать, что же именно ему угрожает, а рефлекторно отскочил в сторону, и, как выяснилось, вовремя. По тому месту, где он только что стоял, ударила ещё одна дубина. Второй горный тролль оказался гораздо крупнее своего предшественника, но при этом неповоротливее и медлительнее. Урлог, презрительно скривив губы, одним прыжком преодолел расстояние до него и без особого труда заблокировал удар дубины своим топором. А пока тролль усиленно соображал, как же эта мелочь сумела отбить его атаку, эльф, крутанувшись, одним мощным ударом отправил его вслед за собратом в пропасть.
   - Вперёд, не задерживаемся! - крикнул варвар, взмахнув топором над головой.
   Отряд бросился вверх по тропе, стараясь не глядеть в глубокое ущелье, разверзавшееся справа. Если Ефсий оказался прав насчёт ожидающих впереди капканов, то преодолевать их на такой узкой дорожке будет очень трудно. Вскоре появились и обещанные ловушки. В нескольких шагах перед отрядом обломился кусок скалы, и из расщелины вылетела стая огромных мух, вокруг которых клубился зеленоватый туман.
   - Осторожнее! - крикнула Верениен, увидев, что Арледа и Ефсий уже приготовили по файерболлу. - Это же скумские мухи! Огнём вы только спровоцируете этих насекомых на атаку, а ведь они источают очень сильный яд. Встретившийся с одной скумской мухой моментально засыпает, а если мух будет больше семи, он уже никогда не проснётся.
   - И что же делать? - буркнул Хафейн.- Они загораживают нам дорогу.
   - В нашем лесу мы научились с ними бороться.
   Дриада достала из рюкзака небольшую курительницу и несколько пучков трав. Разведя огонь, Верениен стала по очереди бросать туда травы, напевая какую-то лёгкую песенку на непонятном языке. Через минуту девушка начала делать загадочные пассы руками, и выпущенный курительницей дым стал скапливаться между её ладоней. Собрав все клубы и сформировав из них небольшое облако, Верениен направила его на тучу насекомых, преграждавших тропу. Едва скумские мухи соприкоснулись с волшебным дымом, как тут же попадали замертво. Приключенцы смотрели на это с большим удивлением, никто из них не думал, что методы дриад окажутся настолько эффективными.
   - Теперь надо немного подождать, пока развеется их яд, - произнесла Верениен.
   Тут хоббит, которому наскучило идти в арьергарде, решил внести свою лепту. Заклинание, взмах волшебными граблями - и стая мух вновь поднялась в воздух, но на сей раз отлетела в сторону, пропустив отряд. Редькинс ликующе улыбнулся, глядя на свою крылатую армию, однако насладиться триумфом ему не дали. Атака продолжалась.
   За новым поворотом путников ждала новая западня. Четыре огромных, в два человеческих роста, каменных голема с лёгкостью погасили файерболлы, брошенные Ефсием и Арледой, после чего выпустили из своих ртов, глаз и ладоней яркие световые лучи, испепеляющие окружающую местность. Приключенцы едва успели укрыться за выступом скалы, однако противники умели двигаться и могли прожигать даже камни, поэтому надёжное убежище отряда в любой момент могло перестать им быть.
   - Нам нужны зеркала! - вдруг закричал Ефсий.
   Под воздействием силы, заструившейся из пальцев волшебника, воздух вокруг него охладился и конденсировался в частички воды, которые объединились потом в одну огромную каплю. Затем маг заморозил ее и превратил получившийся кусок льда в зеркало. Секундой позже этот трюк воспроизвела и Арледа. Её творение получилось в два раза меньше, чем у Ефсия, зато намного изящней. Особенно девушке удался орнамент на ледяной раме, которой на зеркале мага не было и в помине.
   Впрочем, големы, лишённые разума, не имели возможности оценить красоту волшебных произведений и сразу же выпустили ещё несколько десятков лучей. Вот только на этот раз зеркала отразили их в обратном направлении. Собственные пучки света, в отличие от чужих магических зарядов, зачарованная броня големов поглотить не смогла, и один за другим они рассыпались, превратившись в груды камней.
   Следующим препятствием на пути отряда стали полдюжины четырёхногих автоматов, каждый высотой примерно с Верениен, разряжавших пружинные самострелы с бешеной скоростью. Ефсий едва успел выставить магический заслон против стрел, но поскольку волшебник не отличался особыми успехами в оборонительной магии, его щит не отличался надежностью. Каждая остановленная стрела вызывала растекание по его поверхности из места соприкосновения дрожащих радужных кругов, видимых даже немагическим зрением, и создавалось впечатление, что заслон вот-вот рухнет.
   - Сейчас мой ход! - внезапно рявкнул Басс и принялся голосить во всю мощь своих лёгких. - Врагов крушу огнём и сталью, и верный молот мой поёт...
   Гном даже не успел закончить куплет, как автоматы начали хаотично кружиться на месте. Двое из них сразу рухнули в пропасть, а у остальных подломились ноги, и они безжизненным мусором свалились на землю.
   - На этих созданиях специализируется мой клан, - хвастливо произнёс подбоченившийся гном. - Они громких звуков не переносят.
   - Раз ты знал, что это за штуки и как с ними бороться, почему же не запел сразу? - надула губы Арледа. - Если бы ты немедленно нанёс удар, Ефсию не пришлось бы расходовать на щит силы, которые могли бы пригодиться нам в дальнейшем.
   - Много ты понимаешь! - обиделся гном. - Я как смог, так и запел! Песню подходящую вспоминал, ясно? Песню вспоминал! И скажи спасибо, что вообще вспомнил, а то лежала бы ты сейчас вся стрелами утыканная!
   Волшебница бросила на Басса уничтожающий взгляд, но промолчала и гордо двинулась вверх по тропинке. Вслед за ней потянулись и остальные, правда далеко им пройти не удалось. Из-за очередной скалы вылетела ещё одна жужжащая стая. Правда, на этот раз она состояла не из мух, а из полчищ жуков с огромными челюстями. Судя по размеру этих жвал, их обладателям не составило бы никакого труда откусить человеческую руку. Навстречу насекомым полетели огненные шары, однако, опережая боевые заклинания, в бой вступили сотни ядовитых зомби-мух, посланные Пэтти на перехват. Челюсти жуков с лёгкостью перемололи их тельца в кашицу, но яд всё-таки сделал своё дело, и каждая пережёванная муха уничтожила несколько находивших рядом жуков. А файерболлы и молнии добили тех насекомых, которые попытались скрыться. В итоге скумских мух почти не осталась, но хоббит-некромант совсем не расстроился, ведь в распоряжении теперь имелись сотни зомби-жуков.
   - А сейчас я! - вдруг громко закричала Фанька, которой надоело, что её постоянно отталкивают назад. Все остановились и обернулись на воительницу в ожидании ее нового безумного поступка. Воспользовавшись моментом всеобщего замешательства, Фанька сняла со спины меч, с ним наперевес бросилась вперёд и, проскочив между опешившими Урлогом и Хафейном, скрылась за поворотом. Разумеется, через пару секунд оттуда раздался дикий визг. Отряд сразу же поспешил на помощь, которая, в общем, уже и не требовалась.
   Выяснилось, что разгорячённая Фанька на полном ходу влетела в дружелюбные объятия трёх десятков скелетов. Те, похоже, растерялись и попытались задавить воительницу всей кучей, но девушку спас немалый вес Ловиальфа. Отмахиваясь мечом от костяков, Фанька умудрилась по инерции раскрутиться до такой скорости, что стала напоминать большой пропеллер. Эльфу и пустыннику с трудом удалась остановить воительницу, когда, перекрошив всех скелетов, она чуть ни переключилась на товарищей по отряду.
   Не успели путешественники отойти на пятьдесят шагов от места избиения скелетов, как активировалась ещё одна ловушка, и всё вокруг заполонили сонмы маленьких крылатых огнедышащих ящериц. Юркие твари с легкостью уворачивались от заклинаний, стрел и мечей, сжигали жуков, поднятых хоббитом, и всё ближе подлетали к отряду. Одна из них проскочила совсем рядом с приключенцами, и тут же окрестности огласил обиженный рёв проснувшегося Торлеса, потирающего обожжённую руку. А через секунду раздался ещё один его рык, на этот раз с командными интонациями, и все крылатые ящерицы замерли в воздухе, почтительно склонили головы, после чего моментально удалились.
   - Дальние родственники, - пробормотал дракон, снова засыпая. - Совсем распоясались.
   Цель была уже совсем близко. Зомби, гарпии, василиски - все они были сметены членами отряда, вошедшим в боевой раж. Последний рывок - и вот она, долгожданная вершина!
   На несколько секунд путники просто замерли в удивлении. Не очень-то вписывался в привычный высокогорный пейзаж небольшой, окружённый дюжиной экзотических плодовых деревьев, аккуратный домик с огородом на заднем дворе. Да и вообще после всех ужасов, встреченных по дороге, было странно видеть здесь такую мирную картину.
   Однако атмосферу безмятежности очень быстро разрушил появившийся из дверей хозяин, который мирным совсем не выглядел. Навстречу незваным гостям вышел, размахивая посохом, широкоплечий лысый мужик. Три золотых серьги, покачивающиеся в его левом ухе, издавали мелодичный, но угрожающий перезвон. Сделав несколько шагов, мужчина остановился, ударил посохом о землю, и в то же мгновение вокруг него возникли скелеты, закованные в чёрные доспехи. Над вершиной скалы раздались изумлённые крики:
   - Это же маг!
   - Крейстмаг!
   - Великий Тарм Инлосский!
   - Некромант, - восхищённо произнёс Пэтти. - Вот он-то мне и нужен!
  

Глава 10. Сразиться с Создателем

Сделать хотел грозу,

А получил козу. No А. Пугачёва

   Маг сурово оглядел гостей. Задержав взгляд на Арледе, в благоговении упавшей на колени, и Ефсии, отвесившем церемониальный поклон со всей присущей ему тяжеловесной грацией, он пренебрежительно усмехнулся. Остальные члены отряда тоже уставились на товарищей, но не с презрением, а с изумлением, не в силах понять причину такого странного их поведения.
   Наконец Тарм заговорил. Голос у него оказался настолько громким и мрачным, что впечатлительная Фанька вздрогнула и даже зажмурилась.
   - Странная, однако, компания ко мне завалилась: эльф, гном, хоббит, две девки полуголые... Да кто вы вообще такие и какого демона вам здесь надо?! Неужели по моим ловушкам было неясно, что я никого не хочу видеть?! - завёлся маг, но снова обратив внимание на восторженных толстяка и блондинку, немного успокоился. - Вы что, меня знаете? Откуда?
   - Да кто же Вас не знает! - дрожащим голосом воскликнула Арледа, глаза которой просто пылали. - Ваш портрет печатается в каждом пособии по волшебству, а Ваши статуи и бюсты стоят во всех магических учебных заведениях! Нет ни одного мага, который не слышал бы про Тарма Инлосского!
   - Я вот не слышал, - пожал плечами Пэтти, но, получив лёгкий подзатыльник от Урлога, замолчал.
   Толстый маг тоже поспешил взять слово.
   - Слава уважаемого крейстмага гремит на весь мир, и профессора наших академий с благоговением произносят это имя! Мой наставник отзывался о Вас с большим уважением, правда, он считал, что Вы погибли.
   - Не дождётесь, - буркнул Тарм.
   Тут Ефсия прервала восторженная Арледа.
   - А на основе Вашей теории материальных иллюзий было разработано целое магическое направление, от которого и родилась наша Академия Магической Красоты! И если бы не Вы...
   - Всё! Хватит! - рявкнул лысый маг, резко обрывая потоки восхищений в свой адрес. - Такими темпами вы меня до конца недели нахваливать будете. Пойдёмте лучше в дом и там обсудим, за каким демоном я вам понадобился. Но сразу предупреждаю, чтоб без глупостей, - он нахмурился и погрозил нежданным гостям посохом. - У меня хороший нюх на агрессию, и если что-то заподозрю - мигом распылю на атомы или вообще поменяю пол на противоположный и скажу, что так и было.
   Щелчком пальцев разогнав скелетов, Тарм радушно распахнул дверь. Впечатлённые его последним предостережением путешественники долго переглядывались в раздумьях, а стоит ли вообще принимать это приглашение. В итоге, в дом они всё-таки решили войти. Конечно, маг пугал почти всех членов отряда, но поскольку ни у кого из них не было шансов с ним справиться (и все это понимали), оставалось надеяться на милость.
   Внутренняя обстановка жилища оказалась аскетичной. Посередине комнаты стояли грубо сколоченные стол и пара стульев, в углу примостилась лавка, а вдоль стен лежали различные сельскохозяйственные орудия - вот, собственно, и всё. Складывалось впечатление, что здесь живёт вовсе не великий волшебник, а обычный огородник. Единственным, кто не удивился такому убранству, оказался Ефсий, который прекрасно знал, что маг столь высокого уровня с лёгкостью может спрятать большую часть своего жилища от посторонних глаз. Правда, о своей догадке толстяк благоразумно промолчал.
   Тем временем Тарм, продолжая изображать гостеприимство, жестами пригласил всех сесть за стол. В этот момент широкие рукава его балахона задрались до плеч, продемонстрировав гостям татуировки на мускулистых руках мага. На правом предплечье изящным шрифтом, стилизованным под эльфийскую вязь, была выведена надпись: "Не забуду родной погост", а прямо над ней виднелось изображение пятерых зомби, видимо, для большей наглядности. На левой руке Тарма красовалась великолепно прорисованная голова очень страшного демона. Маг, моментально заметивший повышенный интерес к своим верхним конечностям, состроил недовольную гримасу и одернул рукава, скрывая татуировки, после чего скептически оглядел незнакомцев и снова поинтересовался:
   - Кто вы? Что вам здесь надо? Какого демона вы раздолбали мою линию обороны? И когда будете оправдываться, постарайтесь убедить меня в том, что я не должен применять силу и отправлять вас в обратном направлении, со скалы вниз головой.
   - Мы всего лишь скромные путники, - благоговейно начала Арледа, но Ефсий остановил девушку и в нескольких предложениях, кратко и ёмко, пересказал всю историю похода.
   - Ну и дела! - Тарм немного успокоился и даже усмехнулся. - В своё время я много раз говорил, что нет ничего хуже попадания в жернова божественных игр, а вы умудрились вляпаться очень и очень серьёзно. Слышал я и про Милфуджа и про Альбимея, причём ничего хорошего. От второго следует ждать много пакостей, потому что покушений на свою власть он не простит. А вот первый... Нет, желания-то ваши он исполнит, но только... Знаю я, что многие из тех, чьи мечты Милфудж воплощал в реальность, потом сильно жалели об этом... Ладно, не буду пугать, бойцы вы, как я погляжу, отважные, опасностей не боитесь, оборону мою прорвали. Кстати, а зачем? Я вроде осколков артефакта не храню, да и прямая дорога на эльфийский лес через мой дом не проходит.
   - А нас к вам козлы отправили! - в разговор влез бесцеремонный Пэтти, которого ни капельки не волновали злобные взгляды товарищей, направленные в его сторону.
   - Какие козлы?! - вскрикнул ошарашенный маг. - Они разве ещё живы?!
   - Судя по тому, что видели мы, они вполне живы и даже процветают, - улыбнулся Ефсий.
   Впрочем, Тарма данная новость нисколько не обрадовала.
   - Надо было их сразу уничтожить, - пробормотал он.
   - А зачем ты их вообще создавал? - поинтересовался Хафейн, не привыкший ни перед кем любезничать. - Нормальные маги демонов делают, чудовищ всяких, големов. Я однажды в жилище у такого чародея пошарился, так три сабли сломал, пока от всех отбился. А у тебя козлы, пускай даже говорящие и с руками.
   - Я не собирался их создавать, чернозадый!!! - громко гаркнул Тарм, начавший злиться.
   - Ох, если бы ни наше обещание твоим козлам, ответил бы ты мне за "чернозадого", мордоворт, - прорычал Хафейн. - Короче, они нас попросили, чтобы мы тебе передали, что там внизу они всем своим стадом тебя любят и искренне надеются вновь узреть твой лик.
   - Исключено! Я не хочу их видеть!
   - Это уже сам решай, уговаривать не буду, - пожал плечами Хафейн и пихнул локтем Урлога. Эльф тут же подхватил нить беседы.
   - Нам нужна дорога. Нам говорить, что ты знать, как проходить на ту сторону.
   - Вас обманули, - сухости в голосе мага могла позавидовать даже пустыня.
   - А козлолюды сказали, - начала было Арледа, но Тарм не дал ей договорить.
   - Вы кому верите: мне или вонючим козлам?!!
   - Тебе, о величайший из чародеев, - только и смогла произнести волшебница, не смея поднять взгляд на лицо мага, глаза которого сейчас в буквальном смысле метали молнии.
   И в эту секунду кто-то вдруг дёрнул Тарма сзади за полу балахона. Маг, совершенно освирепевший от такой бесцеремонности, моментально создал на ладони шаровую молнию и резко развернулся на стуле с целью испепелить наглеца. Но каково же оказалось удивление чародея, когда он увидел перед собой хоббита с обезоруживающей душевной улыбкой и добрыми наивными глазами.
   - Так ты, значит, некромант? - спросил Пэтти, не переставая улыбаться.
   - Не только, - отозвался разом утихший Тарм, рассеивая свою молнию. - Я многопрофильный маг.
   - Здорово! А возьмёшь меня в ученики?
   - Я не беру учеников!!! - похоже, вся только что спущенная злость вернулась к лысому магу в двойном размере. Теперь молнии не просто сверкали в его ладони, казалось, что весь воздух комнаты наполнен электрическими разрядами. По коже приключенцев побежал неприятный холодок. Правда, хоббит, в отличие от соратников, как обычно ничего не заметил и не почувствовал.
   - А почему не возьмёшь? Меня-то как раз можно взять, я некромант!
   - Среди хоббитов не бывает некромантов.
   - Теперь уже есть! Я первый, у меня даже посох имеется! - Пэтти гордо продемонстрировал свои грабли.
   Маг лениво скользнул по ним своим взглядом, после чего покачал головой.
   - Я больше не беру учеников!
   - Но почему? - Пэтти недоумённо почесал в затылке. - Они тебе в еду слабительное что ли подсыпали?
   - ХВАТИТ! - рявкнул маг, но, увидев, что нежданные гости принимают боевые стойки, взял себя в руки и продолжил уже более спокойным голосом. - От учеников одни проблемы. Хватит, настрадался! Я даже добровольно запер себя в горах, лишь бы только не переживать заново все эти беды.
   - Но разве у Вас имелись трудности с учениками? - поинтересовался недоумённый Ефсий. - Мой наставник и глава нашего Ордена, архимаг Остор, очень хорошо о Вас отзывался. Он же являлся одним из лучших Ваших учеников.
   - Остор? Это тот самый жирдяй, который колдовать-то толком не может, пока ни съест дюжину бутербродов? И он ещё умудрился в архимаги пролезть?! Куда катится этот мир! Остор всё такой же толстый?
   - Он толще меня раза в три, - смутился Ефсий.
   - Хм, с его образом питания не удивительно. Сколько раз я ему говорил, если хочешь брать ману из еды, забудь про пирожные и бифштексы и ешь манную кашу. В манке содержится до демона маны, и можешь колдовать, пока ни надоест. Так нет же, ему подавай эксперименты с более калорийными продуктами!
   - Они оказались весьма успешными, - возразил Ефсий. - Самым главным их итогом стало появление нашего Ордена, и его последующее вхождение в дюжину самых сильных магических учебных заведений мира.
   - Да? Ну, всё равно, что бы он ни рассказывал про свое ученичество, знайте, он врёт. Они все врут! Все мои бывшие ученики! - в голосе Тарма прорезалась боль. - Они доставляли мне только хлопоты! Все до единого!
   Приключенцы переглянулись. Похоже, магу, столько лет прожившему в глуши, потребовалось срочно выговориться хоть кому-нибудь. Впрочем, это было гораздо меньшим злом по сравнению с его предыдущими угрозами. Оставалось лишь молча сидеть и слушать.
  
   ***
  
   - Всё зло от учеников, - начал свою речь великий крейстмаг Тарм Инлосский. - У меня насчитывалось несколько десятков подопечных, и абсолютно каждый доставил хотя бы одну неприятность. Но вы не думайте, не такой уж я монстр без чувства юмора. Я прекрасно бы всё понял и спустил им с рук, попытайся они просто подшутить надо мной: прибить обувь к полу или подвесить ведро с водой над дверью. Эти розыгрыши нормальны, я сам в юные годы проделывал подобное с наставниками. Но то, что творили мои ученички, переходит всякие границы! Все они, как один, словно сговорившись, пытались очернить моё имя. И самое паршивое, что им это удалось.
   На этих словах Арледа с Ефсием недоумённо посмотрели друг на друга. Они оба много читали про крейстмага, но о том, что его имя кто-то когда-то очернил, слышали первый раз. А Тарм продолжил.
   - Я был великим! Короли и императоры с уважением относились ко мне и часто приходили к моему порогу за советом. Народ восторгался мной, а барды сочиняли в мою честь гимны. Но всё это оказалось разрушено. Мои проклятые студенты раз за разом втаптывали моё имя в грязь... Я хорошо помню тот день, когда создал дюжину великих мечей света, чтобы имперские паладины смогли очистить гнёзда тьмы. То было великое творение, признанное всем государством. Император повелел наградить меня высшим из орденов, но накануне церемонии один мерзавец из моих подопечных развесил по всей столице высококачественные иллюзии, изображавшие меня в голом виде в непристойных позах! ДУМАЕТЕ, ПРИЯТНО ВО ВРЕМЯ ТОРЖЕСТВЕННОГО ШЕСТВИЯ СЛЫШАТЬ СМЕШКИ ИЗ ТОЛПЫ?! - разъяренно зарычал лысый волшебник. - Конечно, потом я сумел наказать его так, что через неделю он едва смог встать и сразу же покинул мою школу. Однако церемония награждения оказалась безоговорочно испорчена, а в народе пошли непристойные шутки и анекдоты про меня. И это всё по вине того мелкого гадёныша, Риома Стифалского!
   - Величайший из мастеров иллюзий, - прошептал себе под нос Ефсий. - Человек, сумевший воссоздать облик почти всех разрушенных памятников древности. Так вот с чего он начинал.
   - Но я не отчаялся и принялся за долгий и кропотливый труд, чтобы вновь возвысится в глазах мирового общества, - Тарм не заметил слов толстяка. - После трёх лет упорной работы я всё-таки совершил то, что не смогли сотворить все магические гильдии, вместе взятые. Я превратил столицу империи, величайший Инлосс, в настоящий город света. Световые кристаллы стали озарять все уголки прекрасного города, а также создавали великолепную иллюминацию в ночном небе. Даже у высших эльфов захватывало дух, когда они видели такое зрелище.
   За это Император и гильдии присвоили мне титул крейстмага - величайшего из волшебников, когда-либо рождавшихся в этом мире! И снова торжество оказалось испорчено ещё одним паршивцем, которого я имел несчастье обучать. В самый разгар моей благодарственной речи, он своим заклинанием заставил исчезнуть всю мою одежду! Представляете, какой вышел конфуз?! Потом в течение целого месяца пришлось выслушивать под своим окном песенки про "голого мага - врага воров и демонов". Но самое ужасное, что я даже не сумел накостылять источнику всех этих проблем. Он умудрился сбежать, и я так его и не нашёл. Чтоб его пожрали три тысячи троллей, этого Трилла Куримо.
   - Великий человек, - снова пробормотал Ефсий. - Мастер телепортации, создатель теории межпространственных врат. Первый, кто смог посетить измерение демонов и вернуться обратно.
   - И так случалось раз за разом! - Тарм вошёл в раж и с упоением рассказывал о своих бедах, не видя и не слыша ничего вокруг. - Я усердно трудился, чтобы добиться наград, а ученики распространяли порочащие меня слухи и портили церемонии. На торжественном банкете из моей тарелки мог вылезти демон. Паланкин, на котором меня несли, чтобы получить очередное звание, при большом скоплении народу превращался в гигантский ночной горшок, заполненный отвратительным содержимым. Мои ордена и регалии вдруг оживали прямо в присутствии императора и высоких сановников и начинали ругаться друг с другом и оскорблять всех присутствующих. А последняя шуточка окончательно испортила мою репутацию и заставила навсегда покинуть столицу. Всё началось с того, что прямо в моём кабинете открылся портал, из которого меня атаковала дюжина демониц-суккубов, причём столь неожиданно, что я не смог отбиться. Но тому, кто натравил демониц, это показалось недостаточным, и он продемонстрировал всему городу произошедшее потом в кабинете. В течение суток над Инлоссом висело гигантское окно, через которое каждый горожанин мог наблюдать за тем, как развлекается верховный маг... Теперь понимаете, почему я сбежал от всего этого?
   - Того, кто призвал суккубов, звали случаем не Ломма Заклинатель? - поинтересовался Ефсий.
   - Вроде помню такую кличку, а что?
   - Это его фирменный стиль. Он даже пытался при помощи суккубов покорить пару королевств, и хроники той войны до сих пор входят в число запретных. Впрочем, судя по обрывочным сведениям, причина табу вовсе не в использовании зловещих заклинаний, а в том, что волшебники, принимавшие в ней участие, были вынуждены скрывать свое позорное бессилие.
   - Мне наплевать, что с ними было, - буркнул крейстмаг. - Я сбежал в эти горы, погрузился в созерцание окружающего мира, заодно провёл несколько опытов...
   - И создал козлолюдов! - радостно подхватил Пэтти.
   - Это вышло случайно! - рыкнул Тарм. - Проклятие ученика достало меня и в этих горах. Поле нескольких лет одиночества я обнаружил в ущелье молодого пастуха со сломанной ногой. Я спас парня, выходил, а затем, обнаружив у него магический дар, постарался обучить всему, что знал сам. Но ученики не ведают благодарности, и даже этот пастух меня опозорил!
   - И что же он сделал? - спросил хоббит.
   Маг нахмурился, закусил губу. Было видно, что делиться своей историей ему не хочется, но в то же время изнутри его съедает потребность выговориться.
   - Ладно, - наконец проворчал он после недолгого молчания. - Но если вздумаете кому-нибудь разболтать, всех без разговоров превращу в лягушек! Хотя лучше я на вас потом заклятие молчания наложу, так вернее будет.
   Тарм тяжело вздохнул и нехотя начал свой рассказ.
   - В этих горах я прожил достаточно долго, несколько лет. Как мудрец я не нуждался в компании, но как мужчине мне требовались те, кто смог бы скрасить долгие ночи, особенно зимние. Сначала я пытался похищать представительниц племён, живущих в здешних окрестностях. Однако все эти девушки оказывались дикими и грубыми, а их сородичи меня почему-то невзлюбили и постоянно устраивали засады с нападениями. Ну, не развязывать же, в самом деле, геноцид по таким пустякам! Поэтому оставалось только менять места жительства, пока в один прекрасный день ни надоело это делать.
   С похищением местных девушек тогда пришлось завязать, но суккубов призывать не хотелось. Ну, не люблю я демониц, сил на одну такую тратится раз в пять больше, чем на обычную женщину, да и потерей души подобный контакт чреват. И я стал искать третий, обходной путь. И, представьте себе, мне всё-таки удалось его найти! Мне нравится козье молоко, поэтому я держал небольшое стадо коз, дюжины полторы особей. Вот над ними я и решил поработать...
   - То есть ты делал это с козами?! Ха-ха-ха! - расхохотался Редькинс.
   Маг бросил на хоббита испепеляющий взгляд.
   - Не с козами!!! Сперва до конца дослушай, а уже потом выводы делай, идиот! Я, конечно, не святой, но и не такой извращенец!
   - Ну, ты же сам сказал, что для скрашивания долгих ночей ни дикарки, ни демоны тебе не подошли, вот ты и решил поработать с козами, - не унимался Пэтти.
   - Да, поработать, но это слово в данном случае означает вовсе не то, о чём ты подумал, остолоп, - зарычал Тарм. - Я проводил над животными магические эксперименты! Эксперименты, понял?! А в результате у меня получился эликсир, выпив который, коза на одни сутки в месяц превращалась в прекрасную человеческую девушку. Правда, она не могла говорить, зато в плане любви мало уступала обитательницам элитных имперских борделей. Причём это была не иллюзия, козы реально становились женщинами из плоти и крови. Так что не надо обвинять меня в скотоложстве, которым там и не пахло!
   И всё шло хорошо в течение нескольких лет, пока ни влез тот спасённый пастух, демон его забери! Он потом долго оправдывался, что хотел просто немного модернизировать мой эликсир, но вот почему-то мне позабыл рассказать о внесённых изменениях. Хотя я абсолютно уверен, что он всё скрыл специально, чтобы поиздеваться надо мной. Знали бы вы, как сложно было заставить его признаться в содеянном!
   А ведь поначалу, когда одна из моих коз произвела на свет очень странного младенца (ну, вы понимаете, о чём я говорю), я даже и помыслить не мог, что это дело рук моего ученичка, списав всё на магическую случайность. Но когда такие дети родились и у остальных коз, я начал подозревать пастуха и вынужден был припереть его к стенке. И то, что поведал виновник происшедшего, настолько меня шокировало, что я даже не стал его убивать. Зря, наверное... Мерзкий-мерзкий Гамот Хромоногий...
   - У нас его знают как Гамота Изменяющего, - снова встрял Ефсий. - Очень сильный биомаг. Военные часто заказывают у него всяких боевых тварей в преддверии важных сражений.
   Тарм только презрительно фыркнул, услышав о том, сколь успешно сложилась судьба его бывшего ученика.
   - А Вы ещё не рассказали, почему оставили козлолюдов, - Верениен, проникшись услышанной историей, не смогла промолчать. - Прогнали бы виноватого пастуха, раз он так Вас обидел, и жили бы вместе с новым народом. Зачем Вы сбежали от них? Они же Вас любят и почитают.
   - Чтобы каждый день быть свидетелем своего позора?! Нет уж, спасибо, я лучше предпочту уединение. А с козлолюдов хватит и того, что я не превратил их в пыль и даже воспитывал до тех пор, пока они ни стали самостоятельными.
   - Но коз-то всё равно разводишь! - с ухмылочкой прокомментировал Пэтти раздавшееся за окном блеяние, а Хафейн пробормотал себе под нос, что это логово разврата следует выжечь дотла.
   - С тех пор к эликсиру я никого не подпускаю, и инцидентов с рождением гибридов больше не было, - пробурчал лысый маг. - Ну что, довольны моим откровением? Будете по-прежнему уговаривать меня спуститься или продолжите набиваться в ученики?
   - Нет, в ученики я к тебе не пойду, - вдруг удивил всех хоббит. - Ты слишком слабый некромант, а мне нужен настоящий повелитель тьмы.
   - Это я-то слабый?! - взревел Тарм. - Малыш, я с четырнадцати лет поднимаю кладбища! Меня боялись все северные баронства! Да если бы я был хоть чуточку властолюбив, то стал бы властелином мира!
   - Всё равно я тебя побью, - пожал плечами Пэтти. - Если не трусишь, можешь сразиться со мной.
   После этих слов хоббита все замерли, кто от шока, а кто и от ужаса. Один лишь Хафейн одобрительно кивнул головой. Что же касается Тарма, тот, к всеобщей неожиданности, мрачно улыбнулся, после чего довольным тоном произнёс:
   - Значит, коротышка вызывает меня на некромансерский турнир? Что ж, быть посему! Я принимаю вызов!
  
   ***
  
   После недолгих дебатов дуэль решили провести за домом, прямо посреди огорода. Секундантами назначили единственных оставшихся не у дел магов - Арледу и Ефсия. Остальным пришлось довольствоваться ролью зрителей.
   Оказавшись в центре огорода, Пэтти, судя по всему, вспомнил земледельческую юность и, закинув магические грабли на плечо, надел на голову старую соломенную шляпу. А Тарм, похоже, прекрасно понимая всю нелепость сложившейся ситуации, натянул вместо балахона какую-то серую рваную хламиду, больше подходившую пугалу. Посторонний наблюдатель наверняка решил бы, что видит стычку двух огородников, но никак не поединок тёмных магов. Правда, золотые серьги в ухе Тарма выбивались из общего крестьянского стиля. Да и его хламида время от времени развивалась ветром и распахивалась, обнажая волосатую грудь, покрытую татуировками, а вряд ли обычный землепашец стал бы накалывать на свою кожу пентаграммы, огненные шары, демонов, скелетов и прочих неведомых тварей в таких количествах.
   - Условия поединка просты, - начал лысый маг. - Один из нас читает заклинание, которое соперник должен отбить. Если атака отражена успешно, оппоненты меняются ролями. Дуэль продолжается до тех пор, пока кто-нибудь из противников ни признает себя побеждённым или просто физически не сможет продолжать борьбу, - он злорадно улыбнулся. - Не хочу доводить дело до смертоубийства. Конклав магов перестанет меня уважать, если когда-нибудь узнает об этой дуэли, в которой я прибил малыша.
   - Это мы ещё посмотрим, кто кого прибьёт, - лениво отозвался Пэтти, с любопытством озираясь по сторонам. Больше всего Редькинса заинтересовали скелеты в чёрных доспехах, в данный момент отложившие оружие и занимавшиеся прополкой грядок.
   - Как хозяин дома, я обладаю правом первого удара, - ухмыльнулся Тарм и тут же, не давая хоббиту возможности возразить, принялся читать заклинание.
   То ли маг собирался лишь припугнуть соперника, то ли ему просто не хотелось с ним возиться, но первый удар вышел примитивным. Толпа скелетов, до этого занимавшаяся сельскохозяйственным трудом, вдруг резко устремилась к Пэтти, сжимая в конечностях свои тяпки, грабли и лопаты. Хоббит не испугался, скорее оскорбился, что против него, великого некроманта, бросают всякую мелочь. Впрочем, мелочь мелочью, но ни перехватывать управление, ни упокаивать нежить Зелёный Нос не умел, поэтому поступил по-простому, бросившись костякам под ноги.
   Тарм откровенно ржал, наблюдая за тем, как его противник зайцем носился по грядкам, уворачиваясь от сыплющихся со всех сторон ударов и проскальзывая у скелетов прямо между ног. Эта гонка продолжалась минуты две, и вдруг крейстмаг резко замолчал, увидев истинный план хоббита. Хитрый Пэтти, притворяясь простачком, заставлял костяков, целящихся в него, наносить удары друг по другу, при этом снося черепа, дробя кости и выворачивая конечности. Вскоре всё закончилось. Последних двух скелетов хоббит ловко подхватил граблями за ноги, опрокинул на землю и несколькими ударами отрубил им головы.
   - А теперь моя очередь, - радостно завопил Редькинс.
   Тарм презрительно нахмурился, подобный способ расправы с нежитью его ни капли не впечатлил. После созерцания боевых навыков хоббита, маг уже не ждал ничего особенного от его атаки, однако Пэтти всё же удалось удивить соперника. Ещё во время бега между скелетами, Зелёный Нос заметил в углу огорода небольшой могильник бабочек-капустниц. Дело в том, что Тарм, в поисках наилучших методов борьбы с паразитами, создал специальные заклинания. Они стягивали каждый вид насекомых в определённые, ничем не засаженные места на краю участка и не выпускали их, и гады скоропостижно умирали там от голода. Вот и возникли вдоль границы огорода кладбища бабочек, саранчи, картофельных жуков и прочих букашек. Чары работали автоматически, так что уборкой вредителей с грядок волшебник вообще перестал заниматься.
   Теперь же эта идея обернулась против своего создателя, и сотни мёртвых капустниц плотным кольцом облепили великого мага. Конечно, материального урона они не причиняли, но вот морально Тарму Инлосскому было не по себе. Физическое уничтожение уже мёртвых бабочек - занятие безнадёжное, а с использованием магии у крейстмага возникла некоторая заминка. Капустницы умудрились забиться ему в рот, и теперь любая попытка прочитать заклинание оборачивалась бессмысленными шамканьем и блеянием. Начинающего мага это нападение могло бы привести к поражению, но Тарм являлся Великим и умел колдовать мысленно. Правда, это занимало немного больше времени. С момента начала атаки бабочек прошло около минуты, и вдруг весь крылатый покров моментально превратился в серую пыль.
   - Это было забавно, - пробормотал лысый маг, выплевывая изо рта застрявшее между зубами крыло. - Но чтобы остановить меня, требуется нечто большее.
   На этот раз Тарм выбрал чародейство гораздо серьёзней и даже задействовал для его активации свой посох. Пэтти на всякий случай отбежал подальше и, как оказалось, правильно сделал. Неожиданно части тел разбитых скелетов задвигались, объединяясь вместе. Маг читал заклинание, и чем громче и мощнее становился его голос, тем быстрее происходило сплочение костей. Хафейн, пристально наблюдавший за этим процессом, даже присвистнул, а Урлог с уважением посмотрел на автора получавшейся конструкции.
   - Костяная тварь первого уровня! - торжественно представил своё детище Тарм, когда работа была закончена. - Ну, и как ты будешь с ней бороться, малыш? Снова станешь бегать или, может быть, применишь какой-нибудь доселе скрываемый боевой приём?
   Пэтти внимательно изучил творение противника. Десятки скелетов, соединившись, преобразовались в нечто, похожее на гигантского костяного паука, обладающего дюжиной ног, двумя десятками направленных в разные стороны голов, а так же огромным количеством всевозможных рогов, клыков и прочих угрожающих наростов. По щелчку пальцев Тарма эта махина медленным, но уверенным шагом двинулась к хоббиту. Редькинс, недолго думая, запустил в неё первый подвернувшийся под руки обломок скалы. Тварь среагировала, перехватив булыжник на лету пастью одного из своих черепов. Правда, проглоченный камень тут же выпал из её брюха, лишённого каких-либо намёков на органы пищеварения. И тут Пэтти, чуть ли не впервые за время странствий, злорадно ухмыльнулся. В чудовище полетел ещё один камень, а за ним ещё и еще. Зелёный Нос носился вокруг монстра, закидывая его лежавшими под ногами камнями. Костяной твари, впрочем, это не вредило, она неторопливым шагом ходила за хоббитом, проглатывая своими многочисленными ртами всё, что в неё бросали.
   - Ваш штатный некромант меня разочаровывает, - высокомерно бросил Тарм стоявшему рядом Ефсию. - Лично я научился разбираться с подобными созданиями практически голыми руками лет, наверное, в двенадцать, если не раньше.
   - Ну, он вроде бы тоже неплохо справляется, - толстяк был сама вежливость. - И мне кажется, с Вашей костяной тварью случилось что-то не то.
   С монстром действительно происходило что-то не то. Он резко замедлил шаги, которые, к тому же, стали дерганными и неуверенными, его головы, вместо того, чтобы следить за противником, вдруг почему-то прижались к земле, а отдельные кости стали выпадать из тела. Крейстмаг пригляделся внимательнее и недовольно зарычал: Пэтти в очередной раз применил обычную смекалку. Каждый из булыжников, брошенных хоббитом, предварительно оплетался тонкой, но прочной бечевой, свободный конец которой приматывался к какой-нибудь хозяйственной постройке: забору, сараю или деревянному сортиру. Камни, проходившие сквозь пасти, опутывали различные части тела костяного паука и тем самым становились для него подобием якоря. При этом тонкая бечева застревала между зубов, так что перегрызть её монстру не удавалось. В конце концов Пэтти, пользуясь относительной неподвижностью твари, спутал ей ноги, совершенно лишив свободы маневра.
   - Я победил! - весело прокричал хоббит после того, как чудище, дёргаясь в безуспешных попытках освободиться, окончательно развалилась. - Сейчас будет весело!
   - Называешь себя некромантом, а сражаешься как деревенщина, - презрительно сплюнул Тарм. - Ладно, давай показывай, на что способен. Но учти, если это снова будут бабочки, я жестоко в тебе разочаруюсь... Ааа!
   Внезапный вопль великого мага напугал всех, а сам закричавший вдруг запрыгал на одном месте, хватаясь то за ногу, то за руку. Пэтти, лениво покручивая граблями, обходил Тарма по кругу, вот только никто не мог понять, что именно хоббит задумал. Причину столь странного поведения лысого волшебника первым рассмотрел глазастый Урлог.
   - Муравьи, - лаконично произнес эльф, указывая пальцем на Тарма.
   Остальные пригляделись и тоже заметили тысячи муравьев, оживлённых Зелёным Носом, которые карабкались по телу мага и, похоже, болезненно кусали его. Хоббит, заметив повышенный интерес соратников к своей атаке, гордо ткнул пальцем в пару разворошенных муравейников.
   - Если есть муравейники, значит, в них должны быть и муравьиные кладбища! - гордо произнёс Пэтти.
   - Да сдохните вы все! - рявкнул Тарм, совсем не по-некромантски швырнув себе под ноги дюжину огненных шаров и испепелив тем самым созданную оппонентом армию мелкой нежити.
   Вот теперь крейстмаг действительно разозлился. Тот факт, что какой-то мелкий хоббит вздумал над ним издеваться, очень сильно задел самолюбие великого волшебника. И поэтому, чтобы разобраться с мерзавцем, он решил использовать что-нибудь посерьёзнее обычной нежити, то, что невозможно будет одолеть за счёт одной только крестьянской хитрости и смекалки. Тарм взмахнул посохом и с яростью в голосе прочёл заклинание. Ефсий, услышав произнесённые магические слова, вдруг изменился в лице и поражённо охнул:
   - О боги, он призывает адских духов!
   Крейстмаг ухмыльнулся и с наслаждением посмотрел на окружившие его огненные черепа, каждый из которых достигал размера крупной тыквы. Те чары, что волшебник собрался применить, являлись настолько простым и изящным решением, что он даже загордился собой. И действительно, адские духи, являющиеся остатками душ убитых демонов, эдакими полуразумными привидениями, есть существа нематериальные, которые не могут причинить ни малейшего вреда телу хоббита. Зато они наносят удары на духовном уровне, по кусочкам пожирая души тех, на кого их наслали! Со стороны это выглядит так: жертва, с которой соприкасается подобный огненный череп, постепенно замедляет свои движения, всё больше и больше теряя волю к жизни, пока ни погрузится в абсолютную апатию. Впрочем, в качестве оружия адских духов практически никогда не использовали. Во-первых, это заклинание сложное и на него тратится огромное количество сил. Мало кто может за раз вызвать больше двух-трёх таких созданий, а для выведения из строя хотя бы одного противника нужна одномоментная атака как минимум трёх десятков черепов. А во-вторых, в отличии от трудностей призыва, истребление адских духов не требует особых магических затрат и доступно даже ученику мага. Но в данном случае использование огненных черепов оказывалось весьма уместным, потому что пробудить этих тварей для могучего крейстмага было что раз плюнуть, а самоучка, вообразивший себя великим некромантом, скорее всего вообще не знал заклинание, их уничтожающее. Пока что хоббит лишь с удивлением взирал на полдюжины летающих черепов, окруживших его. Время от времени один из них резко устремлялся вперед и наносил укус, хотя тем зрителям поединка, которых боги обделили магическим даром, казалось, что дух просто проходит сквозь тело Пэтти.
   Тарм, в мыслях уже празднующий свою победу, улыбался всё шире и шире. Этот самоучка наконец-то загнан в тупик! Ещё пара серьёзных ударов - и он свалится на грядки, умоляя великого мага о пощаде! Усмехнувшись, довольный волшебник резким движением руки согнал адских духов в одну стаю и бросил их в атаку, чтобы ускорить процесс. Пэтти, всё это время недоумённо озиравшийся по сторонам, вдруг, к всеобщему удивлению, сбросил на землю свой мешок и принялся в нём рыться, не обращая внимания ни на что вокруг себя. Черепа подлетели уже на расстояние вытянутой руки, когда Зелёный Нос, наконец, извлёк из недр походной сумки небольшой кисет и, радостно вскрикнув, высыпал его содержимое прямо на своих пылающих противников, которые от этого загорелись ещё сильнее и, ярко вспыхнув, исчезли. В то же мгновение раздался громоподобный рёв Тарма:
   - Как?! Откуда?! Где ты узнал этот секрет?!
   Все присутствующие открыли рты от изумления, когда величайший из ныне живущих магов, в горящем взгляде которого одновременно читались потрясение и восхищение, бросился к хоббиту, подхватил его на руки и пристально посмотрел ему в глаза.
  

Глава 11. Вернуть Создателя

  

Опять мир спасать... Опять мне... No к/ф Tropic Thunder

  
   - Откуда ты знаешь? - продолжал допытываться Тарм у Редькинса. - Я же считал, что эта тайна не известна никому, кроме меня. Я же гордился тем, что единственный смог открыть рецепт смеси против адских духов без использования магии... Скажи, ты тоже пришёл к созданию этого средства самостоятельно?
   - Не-а, - невинно улыбнулся хоббит, которого, похоже, нисколько не смущало то обстоятельство, что его болтают над землёй как бурдюк с вином. - Я про него в книжке прочитал.
   - В книжке?! В какой книжке?!
   - А вот в этой! - Пэтти запустил руку в мешок и достал свой любимый справочник.
   - Рецепт против адских духов содержался в пособии для огородников?! - ещё больше поразился лысый маг.
   - Да нет, сейчас покажу, только на землю поставь.
   Ощутив под ногами твёрдую опору, Зелёный Нос повеселел ещё больше и с завидным энтузиазмом стал разлеплять склеенные секретные страницы.
   - Вот видишь, - начал хоббит, демонстрируя ошеломлённому Тарму так заинтересовавший того рецепт. - Видишь, тут написано, что нужно взять две доли перца, одну долю соли, смешать их, а потом потолочь немного корня имбиря и...
   - Тихо! - зловеще шепнул ему маг. - Запомни на будущее - никогда не распространяй свои секреты без надобности! Ты лучше скажи, - в его голосе прорезалось любопытство. - Где взял эту книгу?
   - Я её полгода назад нашёл. Она в кустах валялась.
   - Полгода назад, ясно, - задумчиво пробормотал волшебник. - Вот оно как обернулось... А я даже не ожидал её снова увидеть...
   - Так эта книга Ваша? - удивился подошедший Ефсий.
   - Да, - кивнул головой Тарм. - Я сам составил этот труд ещё на заре своей магической карьеры. Правда, долгое время считал его утерянным после небольшого... гм... инцидента в одном трактире. Короче говоря, у меня стащили сумку, в которой и лежали эти записи. Не думаю, что нацеливались именно на рукопись, ведь о ней, кроме меня, никто не знал. Скорее всего, грабитель посчитал, что в сумке лежало что-то ценное, и наверняка очень горько разочаровался, найдя там пособие по некромантии. Я, обнаружив пропажу, подумал, что вор мог продать книгу в магической лавке, но, обойдя их все в том городе и окрестных поселениях, ничего похожего на мой труд не обнаружил. Так он и сгинул, и я очень удивлён, что через много лет он всё же всплыл, да ещё и столь внезапно.
   - Послушай, - усмехнулся Пэтти.- Других ты, значит, поучаешь никому тайны не выдавать, а сам целую книгу с сокровенными рецептами написал!
   - А с чего ты взял, что я, когда её писал, собирался с кем-то делиться своими секретами? - отозвался крейстмаг. - Я создал её исключительно для самого себя. Личный дневник, если тебе так понятнее. В те годы я был очень молод и неопытен, и мне ещё не удавалось держать в голове все магические тайны, вот и заносил их в специальную тетрадь, да и заучивать так оказалось легче. А после того, как книгу у меня украли, я даже не стал писать новую, потому что к тому времени уже и так всё прекрасно помнил.
   - Только не могу понять одной вещи, - к беседующим магам приблизился чешущий затылок Хафейн. - Как у сильного волшебника могли украсть сумку? Я вот не колдую и то чуть ли ни нутром ощущаю, когда к моим вещам чья-то нечистая лапа тянется, а у вас, чародеев, так вообще особенное чутьё на воров должно быть. А ещё чары, защищающие пожитки от кражи, существуют, это я точно знаю. Или у тебя, великий Тарм, они не сработали?
   - Да что ты такое говоришь, чернозадый? Все, без исключения, мои заклинания работают!
   - Тогда почему же сумку утащили, а, мордоворот? - продолжал ёрничать пустынник, не обращая внимания на повисших у него на рукавах Ефсия и Арледу, умоляющих не хамить столь великой персоне, которая может и разозлиться, и тогда мало никому не покажется. - Неужели оберегающее заклинание наложить забыл?
   Последние слова задумывались Хафейном как шутка, но по мгновенно помрачневшему лицу Тарма воин понял, что нечаянно попал в самую цель.
   - Ого! Но как же можно не подумать об охране своего добра в трактире? - не смог скрыть изумления богоборец, и тут его осенило. - Ну, конечно, трактир! Место, где подают выпивку, этот демонический яд, затмевающий мозги и сбивающий с пути истинного! Значит, великий маг напился, в пьяном дурмане всё позабыл и проворонил сумку с записями. Недаром говорил великий старец Шабуфар, что, употребив зелье хмельное, потеряешь ты контроль над телом и разумом своим и станешь ты лёгкою добычею для посягателей на имя доброе твоё и имущество твоё...
   - Всё, заткнись! - заорал Тарм и со всей силы долбанул посохом о землю. - Не смей упрекать меня, ты, трезвенник-идеалист! Признаю, выпил тогда пару кружек пива, но я имею на это право, это мой отдых после сложной работы! Да ты хоть знаешь, чернозадый, насколько тяжёлой тогда была моя служба? Нет? Значит расскажу! В те времена мне в одиночку приходилось упокаивать зомби в Перекопище! Не неделю, не месяц, а целых полгода! А ты вообще представляешь, каково это в течение нескольких месяцев каждый день видеть перед собой одних только полуразложившихся злобных покойников, которые так и норовят тебя загрызть?! Я, разумеется, не боюсь зомби, но когда они в таком количестве и в течение долгого времени, это поневоле начинает раздражать! Да не расслабься я алкоголем после той операции, то точно сошёл бы с ума!
   - Но сумку с записями ты из-за хмеля всё-таки потерял, - не желал сдаваться пустынный воин.
   - Лучше потерять сумку, чем разум! - парировал Тарм.
   Хафейн хотел ещё что-то сообщить о вреде спиртного, но тут его перебил Ефсий, решивший самолично остановить нарастающую бурю, раз пустынник к просьбам глух.
   - Перекопище - это же тихая бедная провинция на северо-западной окраине Инлосса, если не ошибаюсь. Но я, к сожалению, ничего не слышал о том, чтобы там случалось нашествие зомби. Может, Вы нам расскажете поподробнее о том происшествии и о совершенных там Вами героических подвигах? - медленно произнёс толстяк, намереваясь перевести мысли бушующего крейстмага в другое русло и тем самым успокоить его. Арледе в это время всё-таки удалось уговорить Хафейна немного помолчать, так что затея Ефсия имела все шансы на успех.
   - Конечно, вы ничего не слышали о том нашествии, ведь тогдашний император предпочёл скрыть это событие от широкой общественности, - уже более спокойным голосом ответил Тарм, которому, похоже, польстило, что его назвали героем.
   - Скрыть? Но почему? - удивилась Арледа.
   - А из-за причины, его вызвавшей. Лет двести назад одного инлосского архимага отправили на пенсию по старости лет сразу после его шестьсотшестидесятишестилетия. Однако дедуля, несмотря на свой преклонный возраст, дома сидеть не пожелал и сбежал путешествовать по империи. Впрочем, через несколько месяцев он, очень злой, вернулся домой и долго рассказывал многочисленной родне и соседям, что ему не понравилось то, как его принимали в Перекопище, и за это пришлось наложить на всю провинцию страшное проклятие. Тогда словам впавшего в маразм бывшего архимага никто не поверил, подумали, что старик всё сочинил, поскольку в разумном состоянии он был сама доброта и никогда никому не желал зла.
   Только вот вскоре до императора дошла новость, что на всех кладбищах Перекопища полезли из могил ожившие мертвецы. Тогда служившие в правительстве родственники старого архимага, слышавшие истории деда, пошли к нему с просьбой отменить чары. А старик к тому времени позабыл и о Перекопище, и о своём заклинании и клялся-божился, что никогда там не был и никаких проклятий не накладывал. Император сначала не поверил в причастность маразматичного волшебника и отправил меня на место разобраться с ситуацией. Это действительно оказалось проклятие, причём такое многоуровневое и запутанное, что пришлось с ним, как уже говорил, полгода биться, всю провинцию вдоль и поперёк изъездить, каждое кладбище по десятку раз упокаивать. Тяжело, короче, было. И в итоге император решил появление зомби не афишировать, ведь неизвестно, как народ отреагирует, когда узнает, что по дорогам Инлосса свободно шатаются сумасшедшие архимаги, накладывающие проклятья направо и налево.
   - Ну, неправильно это - скрывать от граждан страны происходящие в ней события, пусть даже и плохие, - нахмурилась Арледа.
   - Дорогая моя, - невесело усмехнулся крейстмаг. - Да если бы все жители Инлосса оказались в курсе всей случающейся на его территории скверны, они бы вообще не захотели жить в этом государстве.
   - Вы преувеличиваете, - недовольно произнесла волшебница.
   - Поверь мне, ничуть! - широко улыбнулся Тарм.
   От диалога с девушкой лысого волшебника отвлёк Пэтти, бесцеремонно потянувший его за рукав.
   - Эй, но тогда выходит, что я должен вернуть эту книгу? - спросил хоббит.
   - Мне она больше не нужна. Судьба подарила её тебе, так что пользуйся.
   - Послушай, раз мне досталось учебное пособие, написанное тобой, я фактически стал твоим учеником! - обрадовано воскликнул Зелёный Нос. - И это значит, что ты будешь меня учить?!
   - Нет! - резко отказался Тарм, и тут в его голосе прорезалась грусть. - Я готов поверить в то, что ты талантливый малый, но вот наставником твоим не буду, даже не проси. И дело здесь уже не в моих принципах, а в правилах, установленных задолго до меня.
   - Учитель, да не обучишь ты ученика волшебству по книгам своим, - наставительно произнёс Ефсий. - Хорошее предписание, хотя, на первый взгляд, и странное. К сожалению, коллега, крейстмаг прав, он не может Вас учить.
   - Даже если бы хотел, - Тарм пожал плечами. - Не знаю, как всё обстоит в магическом мире сейчас, но нас в юности заставляли приносить клятву соблюдать это указание, и я до сих пор не могу её нарушить.
   - Непонятное указание. Какой же в нём смысл? - поинтересовалась доселе молчавшая Верениен.
   - Смысл простой. В древности каждый наставник обучал воспитанника лишь собственным секретам, напрочь игнорируя умения и навыки других своих коллег, что привело к вырождению магии из-за отсутствия обмена накопленными знаниями. И вот чтобы спасти это мастерство от угасания, ввели такое правило. С того момента каждый учитель должен передавать ученикам собственные знания исключительно в устной форме, а в качестве учебников и пособий могли использоваться труды, написанные только другими магами. Процесс обучения стал сложнее, но зато те, кто его выдерживал, становились гораздо более сильными и разносторонними волшебниками, чем их преподаватели, - Тарм вздохнул, закинул посох на плечо и молча пошёл по направлению к дому.
   - Эй, ты куда? - удивлённо крикнул Редькинс. - А нам что делать?
   - Я возвращаюсь к себе домой, - нехотя ответил крейстмаг, остановившись и обернувшись. - А вам, думаю, не следует здесь оставаться. А козлолюдам, или как там те твари себя называют, передайте, что они больше никогда меня не увидят. Да, и ещё обязательно предупредите этих рогатых уродов, что если ещё хоть один из них попытается сюда подняться, я немедленно уничтожу всё племя, сил для этого у меня хватит. Вы поняли?
   Приключенцы молча закивали, после чего направились к ведущей вниз тропе. Один лишь недоумевающий Пэтти остался на месте, усиленно размышляя над тем, что же всё-таки мешает великому некроманту взять его в ученики. Урлогу даже пришлось вернуться, чтобы унести хоббита под мышкой, а то кто знает, что ещё взбредёт в голову этому странному Тарму Инлосскому.
  
   ***
  
   Обратный путь отряд проделал в тягостном молчании. Встреча с крейстмагом и его категоричный отказ помочь заставили "божьих посланников" задуматься о своих судьбах. Идти по непонятным тропинкам, которые ещё неизвестно, смогут ли вообще куда-нибудь вывести, никому особо не хотелось. Конечно, Хафейн и Урлог считали, что смогут преодолеть все препятствия и справиться с любой опасностью (хотя эльф недовольно хмурился каждый раз, как думал о том, что ему придётся тащить фанькиного коня через всевозможные пропасти), а Басс чувствовал себя в горах как дома, но вот об остальных этого сказать было никак нельзя. Тягостные мысли настолько овладели большинством членов отряда и подорвали их боевой дух, что, наверное, останься в капканах Тарма даже пара скелетов, почти никто не смог бы дать им отпор. Но на своё счастье, все ловушки приключенцы уже благополучно разрушили, поэтому дорога оказалась пройдена спокойно, без каких-либо помех и потерь. Про Стену Страха все вспомнили, только когда добрались до начала тропы.
   - Интересно, а в этот раз я не почувствовал никакого барьера, - вслух удивился Хафейн. - Неужели воля моя укрепилась настолько, что стала неподвластна чарам?!
   Пустынника поспешил разочаровать Ефсий.
   - Дорогой друг, я ни в коей мере не ставлю под сомнение силу твоей воли, но считаю, что дело в данном случае не в ней, потому что я аналогично не ощутил магического воздействия, да и другие наши соратники, думаю, тоже, - дождавшись утвердительных кивков остальных приключенцев, толстый волшебник продолжил. - Подобные силовые поля обычно управляются весьма тонкой аппаратурой, которую мы, скорее всего, каким-то образом повредили во время штурма скалы.
   - Ну, повредили - и ладно, так даже лучше, - махнула рукой Арледа. - Кстати, смотрите, а нас встречают.
   Делегация козлолюдов, вышедшая навстречу отряду, оказалась довольно скромной: старейшина со своими сыновьями и двое охотников, которых путешественники видели впервые. Мудрому Богу хватило одного взгляда на мрачные лица приключенцев, чтобы понять, что операция провалилась.
   - Но вы хотя бы узнали, гневается на нас Творец или нет? - грустно поинтересовался он.
   - Скорее нет, чем да, - взяла слово тактичная дриада. - Ваш Творец, скажем так, переживает не самый лучший период в своей жизни и поэтому нуждается в уединении.
   Староста кивнул в знак того, что удовлетворён ответом, но остальные тармы погрустнели, сникли и уткнули в землю печальные взгляды. Было очевидно, что они ожидали гораздо большего: чуда или, на худой конец, знамения.
   - Я сдержу своё обещание, - сказал Бог после недолгого молчания. - Покажу вам нужную тропу. Дорога эта будет очень тяжёлой, но зато вы сможете пересечь горы. А пока приглашаю в нашу деревню, там я выберу проводников и снаряжу вас всем необходимым для похода.
   Отряд снова окутала завеса молчания. Путники устали, и сил у них не оставалось даже на то, чтобы лишний раз что-то сказать. А козлолюды, хоть и жаждали узнать, что же чужеземцы увидели наверху, спрашивать через голову старейшины не осмелились.
   Подле Фаньки шли её рогатые кавалеры, Демон плотно прижимался к левому боку девушки, а Ангел - к правому. Братья занимались тем, что с восхищением заглядывали в глаза возлюбленной или сверлили друг друга злобными взглядами. Судя по синякам и ссадинам, украшавшим их рожи, за время отсутствия объекта своего обожания козлолюды умудрились опять подраться, и даже не один раз. Сам объект по-прежнему совсем не радовался тому, что Ангел и Демон его обожают, и изо всех сил пытался разорвать окружающее шерстяное кольцо, правда, пока безуспешно.
   Деревня была уже так близко, что распознавались даже отдельные козлолюды, бегающие между домов, когда внезапный резкий толчок опрокинул приключенцев и их сопровождающих на землю.
   - Что это за козни демонов?! - рявкнул Хафейн, который, потеряв равновесие из-за неожиданной тряски, упал прямо на Демона.
   А Демон не знал, возмущаться случившемуся или радоваться, так как его самого опрокинуло на Фаньку. Воительница дико визжала, и ей вторил вопль Ангела, оказавшегося внизу всей этой кучи малы. Распутаться никак не получалось, потому что происходили новые и новые толчки, которые ещё сильнее перемешивали членов отряда, то разбрасывая их в стороны, то наоборот сваливая в одну груду.
   - Землетрясение! - заголосил Бог, которому первому удалось подняться на ноги. - Это плохо, потому что скала может рухнуть!
   - Она уже рушится! - закричал Ефсий, которому первым удалось разглядеть нависшую над деревней опасность.
   Здоровенная скала, возвышающаяся над поселением козлолюдов, под воздействием колебаний земли прямо на глазах покрывалась сетью трещин. Отдельные осколки падали в безопасном отдалении, но вот один огромный шатающийся кусок явно собирался свалиться на головы несчастных тармов. Размеров этой глыбы вполне хватало для того, чтобы единым махом раздавить всю деревню и отряд приключенцев за компанию.
   - Остановим её! - крикнул староста, оценив опасность.
   С его посоха одна за другой стали срываться молнии. Увы, с таким огромным осколком они не справились, только немного раздробили его края. Бог в отчаянии обернулся к спутникам, а те переглянулись между собой. Мечники и стрелки в данной ситуации оказались бессильны, хоббит с его муравьино-бабочковой некромантией тоже ничего не мог сделать, поэтому приходилось надеяться только на нормальных магов. Арледа попыталась помочь, но десять огненных шаров, лишь незначительно опаливших поверхность каменюки, являлись её пределом в боевой магии, а иллюзорные чары здесь ничем не могли помочь. Значит, оставался только Ефсий.
   Девушки даже вскрикнули от изумления, когда толстый волшебник буквально на глазах начал изменяться. Его огромный объём таял, словно снег под жаркими лучами солнца, и чем меньше делалось пузо, тем толще и мощнее становился сияющий луч, выпускаемый из протянутых к скале рук. Опасный обломок, вот-вот готовый сорваться с места и накрыть посёлок, вдруг перестал раскачиваться и замер, удерживаемый магической силой. Через несколько минут все уже считали, что Ефсий своим заклинанием совершит невозможное, но тут он устало опустил руки и рухнул на колени.
   - Всё, я больше не могу, - еле слышно простонал бывший толстяк, комплекцией исхудавшего тела сейчас напоминающий поджарого Хафейна, в данный момент взиравшего на мага с большим уважением. - Сил не осталось.
   Тем временем освободившийся кусок скалы ещё раз покачнулся и, постепенно ускоряясь, поехал вниз. Фанька и Арледа дружно пустили слёзы и запричитали о своих так рано загубленных прекрасных молодых жизнях, а сварливый гном спешил перед смертью обложить зловредных богов как можно большим количеством непечатных выражений. А спустя секунду всё кончилось...
  
   ***
  
   Козлолюды и члены отряда молча глядели на небо. Первые посчитали случившееся чудом, поэтому их взгляды излучали восхищение и благоговение, а вот что касается вторых, никто из них в чудеса не верил, поэтому и выглядели они сейчас ошеломлёнными, не сумев найти объяснения такому повороту дела. Как ни странно, но произошедшее действительно больше всего походило на чудо: огромный обломок, намеревавшийся всех раздавить, вдруг одномоментно исчез, испарился, словно его и никогда не существовало... Тем не менее, спустя пару минут разгадка отыскалась, когда за спинами приключенцев раздался ехидный смешок.
   - Даже с булыжником справиться не можете, а ещё осмелились бросить вызов богам!
   - Крейстмаг Тарм Инлосский! - восторженно завопила Арледа. - Вы всё-таки спустились!
   - Конечно, спустился! - ухмыльнулся по-прежнему одетый в костюм огородника великий маг, сумевший совершенно незаметно подобраться вплотную к отряду. - После того, как вы разрушили все ловушки, мне пришлось прогуляться вниз и посмотреть, что из сломанного можно восстановить. Знаете, поработали вы основательно, примите мои поздравления! После вашего рейда, проще всё отстроить заново, чем починить.
   Договорив, Тарм развернулся и пошёл вперед, чтобы поглядеть на деревню.
   - Создатель? - неуверенно прошептал Бог, поначалу не поверивший своим глазам, но, приглядевшись, тут же закричал во весь голос. - Создатель! Творец! Вы не оставили нас и в трудную минуту пришли на помощь! Вы избавили племя от страшной гибели! Вы - наш спаситель!
   - Ну не мог же я позволить так глупо погибнуть своим творениям, пускай даже не самым удачным, - гордо задрав подборок, ответил довольный крейстмаг, которому, похоже, нравилось пребывать в статусе спасителя целого народа.
   Он даже попытался принять пафосную героическую позу, забравшись на здоровенный камень, лежавший неподалеку. Однако неудачи, в которых маг винил своих учеников, упорно продолжали за ним следовать. Каменная глыба, казавшаяся на первый взгляд такой прочной, треснула под весом волшебника, и великий Тарм Инлосский кубарем полетел на землю, умудрившись в полёте разодрать об острые края своего импровизированного пьедестала хламиду и штаны. Таким образом, к ногам почитателей маг свалился фактически в лохмотьях, совершенно ничего не прикрывающих. В отряде послышались смешки. Даже Арледа, несмотря на всё своё уважение к живой легенде, не сдержалась и прыснула в ладонь, правда, под свирепым взглядом крейстмага тут же осеклась. Зато на физиономиях тармов не появилось ни одной улыбки, что уж говорить про отсутствие смеха. Пятеро козлолюдов окружили лысого мага и бережно подняли его на ноги.
   - Вы не ушиблись, Создатель? - склонив голову, благоговейно прошептал Бог.
   - Ушибся, но это мелочи, - буркнул Тарм, отряхиваясь и пытаясь поплотнее завернуться в уцелевшие тряпки, и тут же спросил, нахмурив лоб. - Слушайте, а почему вы надо мной не смеётесь? Эти чудаки, которые с таким пиететом ко мне относились, во весь голос ржали, а вы молчите.
   - Грешно смеяться над Создателем, - продекламировал Бог. - Ибо всё, что он делает, совершенно по природе своей.
   - То есть даже если я пробегу по вашей деревне голышом в компании дюжины суккубов, вы не будете хохотать? - удивился крейстмаг. - И песен потешных про меня не насочиняете и рассказывать неприличные истории обо мне не станете?!
   - Всё, что делает Создатель, должно быть образцом для подражания, но никак не поводом для насмешек! - Бог был серьёзен как никогда.
   - Хм, а мне нравится этот народ, - задумчиво пробормотал Тарм. - Пожалуй, я отложу своё возвращение на гору и, может, хоть здесь найду нормальных учеников. Эй, банда! - крикнул он уже приключенцам. - Как я понял, вам надо к эльфам? Поскольку вы мне, пусть и нечаянно, оказали услугу, могу помочь.
   - Но вы же сами говорили, что дорог туда нет, - произнесла Арледа, всё ещё борясь с проступающей на лице улыбкой.
   - Дорог нет, но телепорт обеспечу, - на секунду маг призадумался. - Про эльфийскую столицу, правда, можете и не мечтать, я, как ни стыдно признаваться, в межпространственных перемещениях не очень силён, но до границы вас докинуть смогу.
   - Отлично! - рявкнул Басс. - Наш путь тогда сократится как минимум на пару недель!
   - Вот и ладненько. Я сейчас немного отдохну, всё-таки распыление этой скалы было не такой лёгкой задачей, и займусь вами.
   - Но Создатель, - Бог умоляюще посмотрел на своего творца. - Давайте сначала устроим торжественный пир в честь Вашего возвращения. Да и этих славных героев, что помогли нам, тоже нужно поблагодарить.
   - Пирушка? - переспросил Тарм.- Ладно, не откажусь. А за столом как раз подробно расскажу обо всех опасностях, что могут поджидать по ту сторону горного хребта.
   - Их много? - хором выпалили Урлог и Хафейн.
   - Не то, чтобы много, но встречаются. На гнёзда хрэйханов, например, наткнуться можно.
   - А кто это?
   - Мелкие демоны, - Ефсий, даже будучи в почти полусознательном состоянии, не удержался от демонстрации своих богатых знаний. - Трусливые и слабые, но зато очень умные и коварные.
   - Значит, те демоны, про которых говорили следопыты в предгорье, вовсе не козлолюды? - призадумалась Верениен.
   - Откуда же мне знать, каких демонов они имели в виду: козлолюдов, хрэйханов или кого-то другого, - пожал плечами Тарм. - Но поверьте, проблем в этих горах хватает. Ладно, берите вашего обжору и тащите его в деревню. И может кто-нибудь всё-таки додумается принести мне нормальную одежду?!
  
   ***
  
   Гуляние затянулось до поздней ночи. Довольные козлолюды праздновали обретение Творца и чествовали героев, которые смогли его вернуть. Тарм Инлосский веселился, потому что нашёл преданных почитателей, которые никогда не будут над ним смеяться и все его деяния воспримут с уважением и почётом. Приключенцы ликовали из-за того, что им всё-таки удастся сократить дорогу и не придётся лазать по скалам, каждую минуту ожидая обвала, землетрясения, метели и прочих горных неприятностей.
   Басс пребывал на седьмом небе от счастья из-за наконец-то выпавшего случая помузицировать, причём никто даже не препятствовал ему: отрядные критики достаточно напились, чтобы не замечать истошных воплей, а для козлолюдов песни гнома стали приятным откровением. Признание тармов привело Драммингса в такой восторг, что на радостях он в ускоренном темпе починил самогонный аппарат и как можно незаметнее для Хафейна распространял среди благодарных слушателей и попутчиков свою продукцию.
   Ефсий радовался возможности пожрать до отвала. Волшебник наедался впрок, стремясь как можно быстрее восстановить свой прежний вес, без которого он был абсолютно не способен к чародейству. Правда, магу периодически приходилось отбиваться от соратниц, которых очень заинтересовал его способ быстрого похудения. Объяснения, что такому нужно учиться лет двадцать, девушек совершенно не устраивали.
   Сидевший рядом с Ефсием Пэтти тоже уплетал за обе щеки, в том числе и из тарелок волшебника, пока тот отворачивался, и физиономия хоббита буквально светилась от счастья. Данный эффект вызывался вовсе не едой, как ошибочно думали окружающие, а последним разговором с Тармом. Крейстмаг, хотя и отказался брать Редькинса в ученики, решил оказать хоббиту пару мелких магических услуг, поколдовав над его артефактами. Что именно он с ними сделал, Тарм наотрез отказывался говорить, уверяя, что настанет время и Пэтти всё узнает. Впрочем, Зелёному Носу и такого объяснения хватило.
   Верениен очень обрадовалась тому, что хозяева деревни поведали о свойствах местных горных растений и даже обещали поделиться своими запасами. В конце своего рассказа козлолюды предложили дриаде, как специалисту, оценить уникальные напитки, настоянные на редчайших травах, на что девушка охотно согласилась. И теперь, вернувшись с дегустации с очень счастливым лицом, она беспрестанно хихикала не то что над каждой услышанной шуткой, а над каждой услышанной фразой.
   Арледа поначалу скучала на пире козлолюдов, к тому же она брезговала употреблять их еду и питьё. Но зато после нескольких бокалов ликёра, созданного отремонтированным гномьим аппаратом, праздник стал казаться волшебнице очень весёлым, кушанья - наивкуснейшими, а жизнь - так вообще прекрасной. Кроме того, алкоголь усилил юношеское преклонение Арледы перед Тармом Инлосским чуть ли ни до страсти, и девушка была готова повиснуть на шее своего кумира в любую секунду. Скорее всего, крейстмаг тоже не отказался бы от подобного внимания такой красотки, но о намерениях волшебницы он даже не подозревал, потому что из-за восторженной толпы козлолюдов Арледа не смогла к нему даже близко подобраться, как ни старалась.
   Даже дракон проснулся и, оглядевшись по сторонам, обнаружил, что обе его любимые девушки в данный момент заняты какими-то своими делами и им совсем не интересуются. Поскольку козлолюдки Торлеса не прельщали, а у Фаньки появились очень ревнивые кавалеры, дракон разочаровано вздохнул, залпом осушил кружку пива и снова начал клевать носом. Вскоре на его лице появилась благостная довольная улыбка. Пусть и во сне, но Торлес тоже развлекался.
   Единственными, кто не получал удовольствия от празднества, оказались Хафейн и Фанька с хомяком. Её меч и конь сразу же оказались в центре внимания, а вот Зернопуз, жалуясь на свою судьбу, предпочёл зарыться поглубже в мешок. Сама же воительница укрылась среди камней, чтобы хоть на время избавиться от поклонников. Демон, напившись местного пойла из козьего молока, вдруг вообразил себя великим поэтом и принялся декламировать своему идеалу стихи о любви, которые большей частью состояли из блеяния и меканья. Ангел вёл себя ничуть не лучше. Стихов он не читал, зато стремился завалить воительницу подарками просто в устрашающих количествах. Ожерелье, составленное из сушёных горных ящериц вперемежку с небольшими булыжниками, окончательно доконало Фаньку, она поспешила спрятаться и теперь всякий раз вздрагивала, когда слышала поблизости голоса воздыхателей, настойчиво ищущих объект своего поклонения.
   А пустынник тихо страдал из-за сорвавшейся возможности нормально подраться и необходимости пребывания на бурном пиршестве, которое он считал сборищем грешником. Одному лишь Ефсию Хафейн был готов простить грех чревоугодия. После удержания тем в воздухе огромной скалы, постоянное презрение пустынного воина к толстому магу сменилась уважением. Если лишние жиры дают ему столько силы, значит эту провинность, наверное, и извинить можно, раз всё для дела.
   Подвыпивший Урлог ехидно улыбался, наблюдая за выходками окружающих, тем самым расслабляясь перед дальнейшими странствиями. Но пир продолжался, и мысли эльфа постепенно потекли в иное русло. Вскоре ему было не до насмешек над попутчиками, и он принялся думать совсем о другом: о том, что уже скоро сможет увидеть своих сородичей, отыщет кусочек артефакта, и тогда... Кто знает, быть может, именно его желанию суждено исполниться...
  

Глава 12. В скитаниях

Нормальные герои всегда идут в обход. No к/ф "Айболит-66"

   Урлог протяжно зевнул и огляделся. Похоже, Тарм не обманул и закинул, куда следует. Суровые горные пики, через которые в ином случае пришлось бы идти долгие месяцы, теперь оказались за спинами, а окружали путников низкие холмы предгорий, поросшие густым тропическим лесом.
   Однако в данный момент радости варвара по поводу удачного прибытия практически никто не разделял. Соратники Урлога занимались куда более важным делом - они мучились и болели из-за перепоя. Посиделки у козлолюдов продолжались практически до утра, поэтому сейчас большинству приключенцев хотелось лишь упасть под ближайший куст и забыться крепким сном часов на двенадцать. В нормальное состояние пришли лишь варвар, Ефсий, уже начавший набирать прежний вес, и Пэтти, для которого подобные мероприятия оказались не в новинку. Знаменитые хоббитские вечеринки вообще длятся по неделе, без перерыва на сон, так что Зелёный Нос сейчас чувствовал себя лучше и бодрее всех и во всё горло распевал некромансерские частушки, которым его с дура ума научил Тарм:
  
   - Я по кладбищу гулял,
   Бабу голую "поднял".
   Некромант я грешный,
   Но зато потешный!
  
   Раз свалился я в овраг
   И нашел там саркофаг.
   Ну, здравствуй, моя мумия,
   Тебя щас приголублю я!
  
   - Кто-нибудь убейте хоббита, - простонала Арледа, в арсенале которой, увы, не было противопохмельных заклинаний. - Или лучше пускай Басс споёт, может, хоть стошнит после его вокала.
  -- А почему сразу Басс? - мрачно пробурчал гном, у которого в придачу к похмелью болело горло: петь всю ночь напролёт это вам не шутка. - Я лекарь что ли? Вон к магу иди...
   - Увы, но я ещё не восстановил силы, - извиняющимся тоном произнёс Ефсий. - А чары, выводящие из организма алкогольные яды, являются очень трудозатратными. И кстати, я хочу задать один важный вопрос: что будем делать с ним? С девушкой мы вроде разобрались, но с вот этим-то как поступим?
   Все озадаченно посмотрели туда, куда указал толстяк, а именно на Хафейна. Принципиального противника пьянства всё-таки удалось споить, правда, случайно. Тармы подсунули ему напиток из забродившего молока с добавлением травяных отваров, аромат которых полностью заглушал запах алкоголя. Потому пустынный воин, совершенно не искушённый в хмельных напитках, принял это пойло за местный чай и уже после трёх кружек упал под стол и отрубился. Причём в себя он до сих пор так и не пришёл, в совершенно невменяемом состоянии свисал с плеча Урлога и только иногда бормотал какую-то чушь о летающих кактусах и говорящем песке. Кроме того, пустынник потерял головной платок с обручем, которые, естественно, никто не стал искать, так что сейчас ветер свободно трепал его давно нестриженые чёрные патлы.
   На другом плече эльфа болталась Фанька. В отличие от Хафейна она страдала вовсе не от алкоголя, ведь из-за выяснения отношений с рогатыми кавалерами ей вчера даже толком не удалось выпить. Утром, убегая от обнаглевших поклонников, девушка споткнулась и сильно приложилась головой об камень. Нашедший её Ефсий исцелил сотрясение мозга и даже убрал со лба здоровенную шишку, но вот в сознание Фаньку решили пока не приводить. К счастью, в момент отбытия отряда рядом не было Ангела и Демона, которые ещё не вернулись от дальних скал, где уже несколько часов безуспешно разыскивали свою возлюбленную, так что ее уходу никто не препятствовал.
   - Положи их вместе, в обнимку, - злорадно ухмыльнулся Пэтти. - Когда очухаются, будет весело!
   Будь члены отряда в нормальном состоянии, скорей всего, предложение Редькинса возымело бы успех. Но поскольку сейчас измученные путники не хотели никаких скандалов и истерик, эту идею отложили до лучших времён, и Хафейна (а заодно и всех остальных жертв вчерашнего праздника) всё-таки решили лечить. Однако тому, кто мог это сделать, самому требовался отдых для пополнения запаса магических сил, и путешественникам пришлось, наскоро осмотревшись, разбить временный лагерь.
   Зато уже через час Ефсий, снова ставший толстяком, смог приступить к процессу исцеления. Всех находящихся в сознании маг напоил каким-то эликсиром и поводил над их макушками ладонями, шепча слова заклинания. В результате этих действий мозги страдающих очень быстро прояснились, а головные боли и тошнота прошли - в общем, похмелье в буквальном смысле как рукой сняло. Но с Хафейном пришлось изрядно повозиться, и когда к воину, наконец, вернулся трезвый рассудок, он первым делом обозвал тармов демонами, которые искусили его впасть в грех пьянства, после чего помрачнел и принялся читать под нос молитвы, заглаживая свой проступок. А стоило пустыннику обхватить голову руками и не обнаружить там платка, как он впал в бешенство и собрался идти обратно к козлолюдам отвоёвывать своё украденное имущество.
   - Эти демоны осмелились похитить мой головной убор! Но они недооценивают Хафейна! Хафейн вернётся и покажет этим демонам! - бушевал он.
   - Да успокойся ты, - с улыбкой произнесла Арледа, у которой после исцеления было просто превосходное настроение. - Ну, сам подумай, кому нужен твой платок? Это всего лишь отрез белой ткани, которой практически в любой деревне полно. Ты сам его где-то потерял, когда перебрал с выпивкой.
   - Даже если демоны ничего не крали, они всё равно виноваты, раз искусили меня хмелем! И я должен туда вернуться, чтобы найти мой платок!
   - А как же ты, такой правоверный, поддался на искушение демонов? - съехидничала волшебница.
   - Да что ты понимаешь, женщина! - разъярился Хафейн, кладя руку на рукоять сабли. - Я не пил целенаправленно, как это делали вы, меня напоили обманом!
   - Ладно, ладно, - миролюбиво защебетала Арледа.- Я просто пошутила. Не сердись так... Объясни мне лучше, зачем ради какого-то куска ткани тащиться обратно через горы? Неужели у тебя в вещах нет запасного платка?
   - Нет! - сказал как отрезал мрачный пустынник, хотя клинок в покое всё же оставил.
   - Ну, не знаю, тогда оторви часть от балахона или штанов. У тебя же есть сменная одежда?
   - Нет!
   - Нет?! А что же ты носишь, когда эта в стирке? Или ты её вообще не стираешь? - удивилась девушка.
   - Женщина, за кого ты меня принимаешь?! Конечно, я стираю свою одежду! Но зачем мне другая? Я стираю её прямо на себе, когда моюсь сам. Вода слишком дорога и ценна, чтобы тратить её на такие излишества.
   - Ого, мыться в одежде! Ну, и нравы у вас в пустыне, - Арледа расширила глаза от изумления и на секунду призадумалась. - Знаешь что, а ведь я могу тебе помочь!
   Волшебница бросилась к своим вещам и извлекла оттуда шёлковый палантин белого цвета. Впрочем, белым он казался только издалека, при ближайшем рассмотрении на нём обнаружились мелкие бледно-розовые сердечки.
   - Женщина, - искренне возмутился Хафейн, когда девушка протянула ему свой подарок. - Никак издеваешься надо мною? Ты всерьёз считаешь, что жестокий воин оденет на себя подобную накидку да ещё и с таким рисунком?! Да это просто глупо!
   - Уж не глупее возвращения в деревню козлолюдов, - надула губы Арледа. - К тому же это временно, только до страны эльфов, а там уж ты сможешь приобрести платок, достойный жестокого воина. А вообще смотри сам, я только помочь хотела. Хотя, может, у кого-нибудь из присутствующих найдётся лоскут ткани, достойный великого Хафейна, а то он так зазнался, что моими предложениями брезгует?
   После слов волшебницы все отрицательно замотали головами, а пустынник, злобно сверкнув глазами, выхватил из её рук палантин и накинул на свою взлохмаченную шевелюру.
   - Да подавись ты, - прорычал он. - И никогда я не зазнаюсь, ясно? Гордыня это грех!
   - Вот и замечательно. И поверь, ты выглядишь совсем не глупо, а очень даже хорошо. Честно-честно! Говорю как дипломированный специалист по красоте, - Арледа так обезоруживающе улыбнулась, что пустынный воин, несмотря на всю свою суровость, не смог не смутиться и не нашёл, что ответить. О том, что она может наложить иллюзию и тем самым закрасить злополучные сердечки, волшебница промолчала и, едва Хафейн отвернулся, злорадно захихикала в кулак.
   Вместо обруча накидка Арледы была подвязана куском верёвки, которую Урлог отрезал от своего мотка. В таком виде Хафейн чувствовал себя очень нелепо, но сейчас, когда эмоции улеглись, ему уже совсем не хотелось идти обратно через крутые горные пики, а несколько дней до эльфов можно и перетерпеть. Да и всяко лучше так, чем с непокрытыми волосами.
   Пока длилась вся эта история со сменой образа пустынника, к Фанька пришла в себя без какого-либо магического вмешательства. Нахмуренная воительница никак не могла понять, где находится, и в течение нескольких минут вспоминала вчерашние события, в процессе чего мрачнела ещё больше. Зато после того, как Ефсий кратко пересказал Фаньке утренние перипетии, произошедшие, пока она лежала без сознания, девушка принялась думать о том, как ловко избавилась от внимания назойливых ухажёров и как теперь эти глупые козлолюды будут страдать без объекта своего обожания. Такие мысли здорово повысили Фаньке самооценку и улучшили настроение. А уж когда рядом прошёл обновлённый Хафейн в сердечках, она не смогла сдержаться и стала хохотать. Правда, одного злобного взгляда пустынника в сторону веселящейся воительницы хватило, чтоб та мгновенно замолчала.
   Урлог тем временем успел в одиночку провести разведку, выяснив крайне неприятное обстоятельство. Похоже, Тарм Инлосский тоже перепил, иначе как объяснить тот факт, что крейстмаг напутал с прицелом и забросил отряд в стороне от главной дороги? Так что "божьим посланникам" всё-таки предстояло идти через горы. Правда, теперь их ждал невысокий и достаточно пологий кряж, пересечение которого по сравнению с восхождением на заснеженные вершины главного хребта являлось лёгкой прогулкой. Главное, не нарваться на демонов, о которых говорил Тарм, и уже через несколько дней отряд доберётся до эльфийского государства. Разъяснив соратникам создавшуюся ситуацию и убедившись, что все могут идти, Урлог объявил о продолжении похода.
   - Великий старец Зухтима вещал, - бормотал под нос Хафейн. - Что испивший вина теряет всю мудрость и благолепие, получая взамен лишь животные инстинкты, но почему, о, демоны семи пустынь, он ничего не говорил об этом отвратительном привкусе во рту?!
   Сочувственных взглядов пустынный воин не дождался, а Ефсий лишь развёл руками.
   - Ну, я же не всесилен. Да и неудивительно, уважаемый Хафейн, что в Вашем случае мне не удалось справиться со всеми негативными последствиями употребления алкоголя, ведь с напитком, от которого Вы пострадали, я сталкиваюсь впервые!
   Впрочем, всё плохое когда-то заканчивается. Подошли к концу и страдания Хафейна, когда отряд остановился на привал у одного из множества бьющих здесь родников. Пока его попутчики отдыхали и восстанавливали силы, пустынник жадно поглощал ледяную ключевую воду и, напившись до отвала, даже воспрянул духом.
   - Это было испытание, посланное мне духами предков! - радостно воскликнул он. - Во имя Книги Пустыни я теперь должен сразить как минимум трёх демонов, чтобы загладить свою вину!
   Во время стоянки в очередной раз спрятали самогонный аппарат Басса. На малом совете, состоявшем из Урлога и самого создателя агрегата, решили, что отныне продукция будет выдаваться малыми дозами и только в качестве средства от душевных болезней. "Душевнобольные", узнав о новом правиле, тут же потянулись к гному с целью получить хоть немножко лекарства. Урлогу пришлось применить все свои недюжинные дипломатические способности, дабы народ уразумел, что до пересечения эльфийской границы в отряде объявляется сухой закон. Несмотря на то, что эта объяснительная речь велась варваром на диалекте его племени и состояла сплошь из непечатных слов, все его отлично поняли и надолго позабыли дорожку к Бассу. После этого начался обычный походный режим.
   Где-то к третьему дню приключенцы решили, что главной проблемой этого перехода являются вовсе не подъёмы и спуски и даже не гипотетические демоны, а погодные условия. Оказалось, что по эту сторону гор стоит ужасная жара и ежедневно идут дожди. И не просто дожди, а сильнейшие ливни как из ведра. Начинались они ближе к обеду и продолжались до самого вечера, но при этом воздух совершенно не охлаждали. Пришлось доставать плащи. Один из них надела даже Фанька, правда, только после заверений соратниц, что так она выглядит более стильно. В плащах было ужасно душно, и от такого объёма воды они защищали плохо (магам каждый вечер приходилось заниматься просушкой одежды и вещей), но всё же идти под ливнем совсем незащищённым никому не хотелось. Пережидать осадки не имело никакого смысла, поскольку драгоценного времени и без того оставалось очень мало, так что члены отряда, стиснув зубы, продолжали брести, окатываемые мощными дождевыми потоками.
   Единственный, кому непогода совершенно не испортила настроения и не убавила жизнерадостности и активности, был Пэтти, чьи чудачества продолжались. Узнав от Тарма о некоторых особенностях боевых некромантов, Зелёный Нос быстро пробежался по окрестностям, где и отыскал полувысохший скелет огромного горного барана, которого тут же превратил в транспорт. Правда, для этого хоббиту пришлось пожертвовать парой одеял, поскольку сидеть на голых костях было не очень удобно, но зато теперь в отряде появился наездник. Хоббита абсолютно не волновала ужасная вонь, исходившая от средства передвижения, ведь теперь уже издалека все могли увидеть, что едет великий некромант! Однако кроме самого Редькинса, его эксперимент больше никого не впечатлил. Общим решением хоббита изгнали в хвост колонны, поскольку у приключенцев уже не оставалось сил дышать испускаемым бараном смрадом, от которого не спасали даже рассеивающие запах заклинания Ефсия. Да к тому же никто не хотел идти рядом со здоровенным шагающим скелетом. Впрочем, Пэтти это ни капли не расстроило, ведь сейчас он упивался осознанием собственных могущества и значимости.
   Больше конфликтов и противоречий в отряде не наблюдалось. Приближение цели, которое должно было всех разобщать, почему-то наоборот сплачивало.
  
   ***
  
   Раздавшийся вдалеке плач стал для всех большой неожиданностью. "Божьи посланники" искали место, где можно перебраться через неширокую, но очень быструю речку, когда услышали тихие, но отчётливые всхлипы. Удивлённо переглянувшись, члены отряда направились вдоль течения к источнику звуков. Идти пришлось недолго, и уже через несколько минут приключенцы увидели человеческого мальчика лет десяти, который сидел на каменистом пляже прямо возле воды и кулаками размазывал по лицу бегущие слёзы. Правая нога паренька была придавлена здоровенным валуном, лишившим его возможности двигаться, что, видимо, и являлось причиной плача. Однако, несмотря на столь явную картину несчастного случая, никто из путешественников пока не спешил бросаться на помощь пострадавшему.
   - Это не демон случаем? - осторожно поинтересовался Хафейн и на всякий случай положил руку на рукоять сабли.
   - Не вижу зла, - успокоил его Ефсий.
   - Зло многогранно. Оно может прятаться под любыми личинами, - начала очередную речь Фанька, но тут её взгляд упал на измученное лицо мальчишки, и, мгновенно позабыв про весь свой пафос, девушка озабоченно затараторила. - Да ему же больно! Ну, что вы все стоите столбами, мальчику надо помочь!
   Воительница устремилась к попавшему в беду ребёнку, а за ней, обменявшись хмурыми взглядами, последовали и остальные. Впрочем, парнишка совсем не обрадовался, заметив приближающуюся компанию своих возможных спасителей. Испуганно сжавшись в комок, он полными ужаса глазами взирал на нависшую над ним полуголую тётеньку.
   - Бедняяяжка, - растягивая гласные, проворковала Фанька, у которой, похоже, проснулся материнский инстинкт. - Как же тебя так угораздило? Но ничего, дядя Урлог тебе сейчас поможет.
   - Урлог помогать, - кивнул головой эльф, с лёгкостью отшвыривая в сторону валун.
   Дальше, не дав мальчику опомниться, за дело взялся Ефсий. Маг ощупал повреждённую ногу и помрачнел.
   - Здесь сильный ушиб и вывих. Вывих нужно срочно вправить, иначе мои исцеляющие заклинания просто не окажут воздействия.
   - Я справлюсь, - произнёс Хафейн, отодвигая мага.
   Тут же рядом с пареньком опустилась на корточки Верениен и протянула ему какую-то травку из своего рюкзака.
   - Пожуй, она смягчит боль.
   Дальше дело пошло как по маслу. Хафейн одним быстрым движением вправил ногу, так что раненый даже не успел вскрикнуть, а потом за дело взялся толстый волшебник со своими лечебными чарами. Чем слабее становилась боль, тем больше успокаивался мальчишка. Страх в его глазах сменился любопытством, но задавать вопросы он пока не осмеливался, поэтому начать разговор решила пытливая Арледа.
   - Солнышко, ты как здесь оказался? Ну, не живёшь же ты, в самом деле, в такой глухомани, где просто не может быть людских деревень. Или всё-таки живёшь?!
   Мальчик быстро закивал головой и, заикаясь, сказал, что действительно обитает в этих краях. Потихоньку, пока Ефсий исцелял ногу, из паренька удалось вытянуть и подробности. Оказалось, что пострадавшего зовут Юфер и он из семьи бедных крестьян, около десяти лет назад сбежавших из Инлосса в горы. Причин такой радикальной смены места жительства мальчик не знал, потому как был тогда младенцем, а сейчас ими у старших и не интересовался.
   После переезда крестьяне обосновались недалеко от границ с эльфийской страной, завели собственное хозяйство: небольшое стадо овец и дюжину коз (при слове "коз" Хафейна и Фаньку дружно передернуло) и жили тихо, стараясь никому не попадаться на глаза. А позавчера разразилась сильная гроза, молнией убило трёх овец, а остальные впали в панику и разбежались. Юфер, его родители и старшие братья целый день сгоняли животных, но одной овцы всё-таки не досчитались. И тогда мальчишка, посчитав себя опытным следопытом, отправился искать её в одиночку, ничего не сказав родне. Увы, дождь смыл все следы, поэтому пришлось Юферу возвращаться домой с пустыми руками. Вот только вернуться не получилось, потому что на обратном пути паренёк оступился и упал с откоса, попутно вызвав небольшой обвал. Никаких серьёзных повреждений, кроме ссадин и синяков, при падении он не получил, но съехавший камень придавил ему ногу, а попытки освободиться привели к вывиху.
   - До твоего дома далеко? - спросил Хафейн, посмотрев на клонящееся к горизонту солнце.
   - Он вон за той горой.
   Все призадумались. До указанной горы быстрым шагом было часов пять, не меньше, а учитывая, что мальчишка даже после лечения сильно хромал, так и все десять. Поэтому даже речи могло идти о том, чтобы отпустить его в одиночку.
   - Идти к горе, - принял решение Урлог. - Искать место для ночлега. Утром доставлять мальчика домой.
   Возражений ни от кого не последовало. Но сначала требовалось погрузить пострадавшего паренька на чью-нибудь спину. Пэтти сразу же предложил для этой цели своего скакуна, но Юфер с ужасом шарахнулся от ходячего скелета, и дриаде пришлось ещё минут десять успокаивать мальчишку.
   - Растёшь, дорогуша, - ехидно шепнула хоббиту Арледа. - Тебя уже дети боятся. Ещё немного, и точно станешь тёмным властелином.
   - Конечно, стану, - бесхитростно ответил Зелёный Нос. - Я же ради этого и отправился в поход!
   В итоге для перевозки Юфера выбрали коня Фаньки. Усадив мальчика на Интогрода, приключенцы двинулись вперёд.
   Вскоре Урлог начал беспокоиться. Во-первых, тучи становились всё плотнее, а ливень даже не думал прекращаться, и плащи с деревьями от него уже не спасали. А во-вторых, ночь в этих краях наступала очень быстро, ещё немного и уже станет невозможно разглядеть тропу. Поэтому требовалось срочно искать место для ночлега. Но, как назло, ничего подходящего не попадалось. На протяжении всего пути отряд окружали очень плотные заросли, через которые без тесака и не пробиться. Эльф-варвар уже подумывал о том, чтобы прорубить топором небольшую полянку, на которой и устроить привал, когда его плеча легонько коснулась рука Верениен. Дриада, до этого мило болтавшая с Юфером и время от времени оглядывавшаяся по сторонам, вдруг быстро устремилась вперёд, по пути шепнув Урлогу, что нужно остановиться.
   - Что это с ней? - пробормотал Пэтти, наблюдая за тем, как девушка перебегает от дерева к дереву. - Живот что ли прихватило?
   А Верениен тем временем осматривала три очень необычных дерева. Необычность заключалась в том, что их стволы вместо того, чтобы расти вверх, как у большинства нормальных деревьев, раздались вширь. И если их высота не превышала двух человеческих ростов, то обхватить одно такое дерево не удалось бы и всему отряду! Странным было также то, что ветви не тянулись ввысь, к солнцу, а наоборот, опускались к земле. Наконец из трёх удивительных растений дриада выбрала центральное, забраковав крайние два. Немного покрутившись возле ствола, она положила руки на кору и запела. Правда, пение было очень тихим и больше напоминало шёпот, но зато Басс, стоявший ближе всех к девушке, посмотрел на неё с плохо скрываемой завистью. Что бы про гнома ни думали, музыкальный слух у него, в отличие от голоса, всё же имелся. Песня Верениен продолжалась недолго, однако за это время дриада успела каким-то непостижимым образом погрузить свои пальцы глубоко в кору, после чего нахмурилась, резко потянула на себя, и... Взору усталых путников открылся вовсе не обнажённый ствол дерева, а проход внутрь.
   - Ну что, сойдёт для ночлега? - простодушно поинтересовалась Верениен у Урлога.
   Эльф ничего не ответил и, пригнувшись, зашёл в новую дверь. К его огромному изумлению, в дереве оказалось свежо, гнилью и тухлятиной не пахло. Под ногами тоже было достаточно чисто, даже несколько высохших трупиков насекомых не портили картину. Но самое главное, места внутри хватало всем, разве что коней Фаньки и Пэтти придётся оставить снаружи.
   - Это Fkheysteol. На всеобщем его называют отдыхай-дерево, - с гордостью начала рассказывать дриада. - Растут только в наших лесах, ну, и у эльфов иногда встречаются. Похоже, мы уже недалеко от границы, коли Fkheysteol'meg здесь так много.
   - А почему оно внутри пустое? - хоббит, поддавшись многочисленным уговорам и просьбам, отогнал своё смердящее транспортное средство подальше и теперь с интересом рассматривал временное обиталище.
   На самом деле всё было не так просто, как показалось на первый взгляд. Верениен поведала, что отдыхай-деревья ценятся не столько из-за широкого ствола, сколько из-за уникальной съедобной древесины, очень нежной и приятной на вкус. Ефсий подтверждающее кивнул и сказал, что в некоторых столичных ресторанах сердцевина этого дерева подаётся как изысканный деликатес. Вот только перед дриадами, эльфами, людьми и прочими разумными народами до этой вкуснотищи добирались цепкие жвалы разных насекомых. Да и животные, если им удавалось прогрызть кору (что представляло крайне сложную задачу, поскольку она, по сравнению с сердцевиной, отличалась необычайной прочностью), не отказывали себе в удовольствии полакомиться внутренностями. В общем, в короткие сроки дерево в буквальном смысле съедалось изнутри, но при этом, что удивительно, не умирало. Оказывается, растение выживало благодаря коре, достаточно толстой, чтобы обеспечивать доставку питательных веществ от корней к листьям, а со временем самые длинные ветви пригибались к земле и создавали новую корневую систему.
   - Отдыхай-дерево не горит, поэтому здесь можно развести огонь, - продолжала лекцию дриада. - Часть веток выедена изнутри, поэтому они послужат отличным дымоотводом. Также можно не бояться ударов молний. У нас в Fkheysteol'meg обычно прячутся пограничники. Нарушители думают, что идут по дикому лесу, и даже не подозревают, что в этот момент вокруг них находится целая армия!
   В короткие сроки во временном обиталище был наведён порядок: вымели мусор, выложили одеяла, разожгли костёр. Большинство приключенцев всё никак не могли поверить, что они находятся внутри ствола, скорее это место походило на очень большую деревянную палатку. Впрочем, возможность нормально отдохнуть после тяжёлого перехода быстро всех расслабила, и на мысли о том, что же всё-таки напоминают внутренности дерева, попросту не осталось сил. Быстро поужинав и распределив дежурство, путники погрузились в долгожданный сон.
  
   ***
  
   - ААА!!! ДЕМОН!
   Истошный вопль Фаньки моментально стряхнул со всех оковы сна. Хафейн, сидевший на страже у входа, моментально обнажил свою саблю и подбежал к девушке.
   - Что случилось?! - рявкнул он.
   - Демон схватил меня, - ошеломлённо пробормотала воительница. - И трогал за... - её рука невольно потянулась к кожаным штанишкам.
   - Это, наверное, какое-нибудь насекомое или скорпион. Дай я гляну, - пустынник встал на колени, чтобы проверить своё предположение, и тут же отлетел в сторону, получив пяткой в лоб.
   - Извращенец! - взвизгнула девушка. - Я же говорю, это был демон!
   - Я не чую зла, - пробормотал Ефсий, чертя в воздухе магические знаки. - Может, Вы расскажете подробнее?
   - Я спала и вдруг почувствовала, как меня что-то касается. Причём оно залезло мне под одежду и... - Фанька залилась краской от стыда.
   Нахмурившийся Ефсий быстро осмотрел воительницу, после чего авторитетно заявил, что никаких следов вмешательства зла им не обнаружено. Хафейн ухмыльнулся, потирая шишку от удара ногой. Он осознал свою бестактность и совсем не обиделся из-за того, что ему врезали.
   - Скорее всего, тебе это приснилось. Великий старец Ферсаим говорил, нет страшнее демонов, чем те, что рождаются в разуме человеческом во время сна. Да и святой Муссидин немало писал об этом в дополнениях к Книге Пустынь, - воин на несколько секунд задумался и добавил. - Мне во время Великого Паломничества через полгода султанский гарем чуть ли ни наяву являлся. Так что увидеть во сне демона, который трогает тебя за... Ну, в общем, это обычное дело.
   - Извращенец! - снова вскрикнула Фанька, хотя уже и с меньшей злостью. - С чего это мне должны сниться демоны?!
   - С того, что ты слишком часто о них вспоминаешь, - пожал плечами Хафейн. - Вот они тебе и приснились.
   - Нет, они были настоящие! - не желала сдаваться воительница.
   - Ну, какие настоящие? - возвёл очи горе пустынник. - Сама подумай, раз волшебник присутствия злых сил не ощутил, значит, их тут нет! Да и я перед тем воплем как раз на тебя смотрел и тоже никаких извращённых тварей не заметил.
   - Это были демоны, - неожиданно раздался из тёмного угла тихий голос.
   Народ ошеломленно оглянулся. В такой суматохе все как-то позабыли, что вместе с ними ночует местный житель. Юфер тем временем продолжал:
   - Демоны водятся в этих горах и ищут добычу себе по силам. Обычно они таскают скот, но если человек ранен или ослаб, то нападут и на него.
   - Вот видите! - торжествующе воскликнула Фанька.
   - Но я ничего не чувствую, - покачал головой Ефсий. - Сторожевые заклятия не нарушены, и никаких следов на Вас, дорогая моя, нет. К тому же Хафейн никого не засёк, а уж он-то точно не пропустит посмевшего покуситься на Ваше самое святое и без разговоров изрубит злодея в капусту.
   - Естественно изрубит, ведь сам мечтает покуситься на моё самое святое, - себе под нос пробормотала девушка, с подозрением поглядывая на пустынника.
   Постепенно паника утихла, и путники один за другим снова стали засыпать. Вот только Фанька ещё долго вздрагивала от любого шороха. Заметивший это Хафейн пересел поближе к ней, держа саблю наготове, и лишь тогда девушка смогла немного успокоиться и тоже уснуть.
  
  

Глава 13. Неприятности в лесу

  

На чужой кавай тентакли не распускай No Интернет фольклор

  
   Утром отряд разбудили солнце, ослепительно сиявшее на ясном небе без малейшего намёка на вчерашние дождевые тучи, и запах готовящегося супа. Оказалось, что Юфер, вставший раньше всех, решил в благодарность за спасение постряпать завтрак и с большим энтузиазмом взялся за дело. Про ночное происшествие с Фанькой никто не вспомнил, приключенцев гораздо больше интересовала еда, а так и не дождавшаяся жалости и сочувствия воительница с обиженным видом ушла вглубь дерева, подальше от всех. Впрочем, вскоре её гордость позорно проиграла разбушевавшемуся голоду, и девушка присоединилась к окружившей костёр толпе.
   Юфер уже почти закончил готовку, когда вдруг насторожилась Верениен.
   - Что это ты туда бросил? - спросила она, проводив глазами несколько упавших в котёл листочков. - Никак не могу опознать это растение.
   - Траву зури-зури, - удивлённо ответил мальчик. - Мы её всегда в суп кладём, потому что она даёт хороший аромат. У меня с собой было немного, набрал, пока овцу искал.
   - Никогда про эту траву не слышала, - задумчиво произнесла дриада. - Хотя внешний вид мне знаком. На учёбе мы такую точно проходили, но я совсем не помню её характеристик.
   Впрочем, характеристики травы зури-зури больше никого не интересовали. Все, включая спящего Торлеса, дружно вооружились ложками и уселись вокруг котла. Одна лишь Верениен вышла на свежий воздух, облокотилась о ствол отдыхай-дерева и, обхватив руками голову, пыталась вспомнить свойства растения. Навязчивая мысль так сильно жгла её мозг, что дриаде стало совсем не до завтрака. Правда, стук ложек и дружное чавканье очень сильно мешали сосредоточиться, поэтому девушке пришлось закрыть глаза и заткнуть уши. Однако сконцентрироваться она так и не смогла, потому что из убежища внезапно вылетела Фанька со своим неподъёмным мечом наперевес и издала жуткий боевой клич.
   - Демоны! - проорала воительница своё любимое слово. - Силы зла окружают нас! Но я принимаю сражение! - после чего атаковала группу молодых деревьев, росших рядом с местом ночлега.
   - Что это с ней? - пробормотала ошарашенная Верениен, которую неожиданный вопль Фаньки если и не напугал, то точно заставил вздрогнуть.
   Вслед за воительницей из отдыхай-дерева вышел варвар, взгляд которого горел нехорошим огнём.
   - Урлог видеть чудовище, и оно есть уродливо! О да, оно есть очень уродливо! - довольным тоном прорычал он и швырнул свой топор в здоровенный суковатый обломок ствола, лежавший в полусотне шагов от лагеря. Преодолев расстояние до коряги чуть ли ни быстрее брошенного оружия, Урлог, дико завывая, приступил к разделке несчастного дерева при помощи меча.
   - Да что здесь творится? - пробормотала дриада, когда в бой бросился и Хафейн.
   - Маги, боги, демоны, подходите по одному! - вопил пустынный воин, танцуя с саблей перед зарослями папоротников. - Слабых противников мне не надо, а сильные падут от моей руки! Смерть врагам пустыни!
   А в это время наружу выбежала Арледа, взирающая на окружающий пейзаж обезумевшими глазами.
   - Убери от меня свои грязные руки, мерзкий насильник! - взвизгнула волшебница и принялась с огромной скоростью раскидывать огненные шары во все стороны, ни во что конкретно не целясь. Чудо, что она не задела никого из соратников, зато несколько магических снарядов поразили выбранное отрядом отдыхай-дерево. Если бы ни уникальная древесина с огнеупорными свойствами, оно сгорело бы в считанные минуты, после чего пламя наверняка перекинулось бы на соседние растения. В общем, пожар в джунглях - событие крайне неприятное, и путникам очень посчастливилось не стать его очевидцами. Особенно повезло тем, кто всё ещё находился внутри дерева. Впрочем, Басс уже покинул убежище и прямо на ходу настраивал свою арфу.
   - Хо-хо! Поединок менестрелей, говорите?! И даже Кургул Златопев здесь?! Ну, ничего, я сегодня в ударе! Получите мою лучшую песню! - гном откашлялся. - Рычи мой топор, и молот мой пой, песню победы споёт щас герой...
   - Они все сошли с ума, - только и смогла произнести дриада, наблюдая за тем, как Пэтти, выскочивший следующим, со зловещим видом поднимает всю мёртвую живность в округе.
   - Силы Света, стало быть, - странным шипяще-кряхтящим голосом бормотал хоббит. - Пришли установить добро и справедливость? Думаете, что не встретите на своём пути никаких препятствий? А вот не дождётесь, последний боевой некромант этого мира готов устроить вам прямо сейчас пляску смерти! Получайте!
   В следующий миг орда зомби и скелетов двинулась в непонятном направлении куда-то вглубь леса, оставляя за собой просеку, причём очень извилистую.
   Чуткие уши Верениен, несмотря на шокированное состояние хозяйки, уловили сзади звук шагов Ефсия, и девушка обернулась в полной уверенности, что сейчас увидит еще одного сумасшедшего. Однако в его взгляде не оказалось ни капли безумия, и маг понимающе улыбнулся дриаде.
   - Не стоит так на меня смотреть, с моим разумом всё в порядке, ведь я сегодня не ел суп. И кстати, - Ефсий показал пальцем на Юфера. - Он тоже.
   - Сволочь! - худенькая дриада одной рукой схватила мальчишку за воротник, прижала его к стволу и зарычала так, что позавидовал бы дракон. - Что ты добавил в похлёбку?! Признавайся, подлец, хотел отравить нас своей зури-зури?!
   - Это всего лишь безобидная травка, - захрипел почти задушенный мальчик. - Она вызывает приятные уму и сердцу мороки. Вы поймите, мы её часто в еду добавляем, потому что у нас в горах почти нет развлечений. А так супа похлебал - и хоть драконов увидел. Ну, или ангелов, смотря на кого больше поглядеть хочется.
   - Значит, галлюциноген, - подытожила Верениен и задумалась. Интуиция ей подсказывала, что с этой травой связано что-то ещё. - А ты сам почему не ел?
   Юфер потупился.
   - А меня учили не есть вперёд старших.
   - Так поел бы после них!
   - А не осталось ничего, - мальчишка хлюпнул носом. - Они такие голодные были, что целый котелок сразу слопали.
   - Ну, ладно. Но ты утверждаешь, что это растение должно всего лишь провоцировать видения, так почему же мои спутники столь странно на него отреагировали? - не успокаивалась дриада. - С чего это вдруг у них появилось столько ярости и агрессии?
   - Не знаю, - захныкал Юфер. - Все должны были просто сидеть и смотреть картинки.
   - Позвольте мне попытаться всё объяснить, - взял слово Ефсий. - Каюсь, подсыпал я в суп, пока никто не видел, одну приправку. Это средство является большим достижением и секретом нашего ордена и помогает лучше усваивать магическую энергию, содержащуюся в калориях. Видимо, смешивание нашей специи с зури-зури и дало столь странный результат, - немного поразмыслив, волшебник добавил. - Было бы очень интересно ощутить этот эффект и на себе, но я, как и мальчик, не успел отведать супа. Просто в моём мешке лежал окорок, а я предпочитаю употреблять мясное перед первыми блюдами.
   - А вот Торлес ел это варево, но на него вроде не подействовало, - проговорила Верениен и осеклась, едва переведя взгляд на своего возлюбленного. Он лежал возле кострища и то сладко причмокивал, размахивая руками, то тихонько рычал, хмуря лицо.
   - Подействовало. Только ему больше повезло, обещанные картинки он видит во сне. И сколько эта трава действует? - обратился Ефсий уже к Юферу.
   - Часа полтора-два, - грустно пробормотал тот.
   - За эти полтора часа они угробят весь лес, да и нас заодно, - нахмурила брови дриада и пригнулась, пропуская над головой очередной файерболл, выпущенный Арледой. - Впрочем, специалист я по природным ядам или нет? Если и не исцелю соратников, то хотя бы попытаюсь!
   В первую очередь Верениен осмотрела дракона, чуть ли ни обнюхав его, после чего попробовала на вкус траву, ставшую источником бед. Немного пожевав и выплюнув былинку, девушка довольно улыбнулась, достала из мешка ступку, пестик, несколько сушёных растений и принялась толочь их и смешивать, напевая под нос заклинания. Последним штрихом стали несколько капель зелёной маслянистой жидкости из пузырька, также извлечённого из сумки, и снадобье было готово. На всё это ушло не больше трёх минут, правда, за столь, казалось бы, незначительный отрезок времени Ефсий в буквальном смысле взмок, потому как удерживал щит, защищающий их от скромного, но мощного набора боевых заклинаний Арледы, которыми та с завидным упорством продолжала забрасывать отдыхай-дерево.
   - И как же Вы собираетесь их исцелять? - поинтересовался маг у Верениен. - Я не думаю, что они будут стоять на месте и ждать, пока их угостят лекарством. Скорей всего, Вас, несмотря на благие намерения, примут за очередного демона, и тогда...
   - Всё в порядке, у меня же есть лук, - перебила волшебника дриада, просто светившаяся от счастья. Это и неудивительно, ведь впервые за долгое время её знания и умения стали настолько необходимы отряду.
   - Надеюсь, Вы не собираетесь...
   - Собираюсь! - отрезала девушка, смазывая наконечники стрел сделанным противоядием.
   Разумеется, она инее думала стрелять на поражение. У дриады созрел иной план, для осуществления которого она хотела использовать всё своё мастерство стрельбы из лука, отточенное в течение долгих лет. Привычным движением натянув тетиву, Верениен пробежалась взглядом по своим целям и, остановившись на Арледе, выпустила стрелу. Работа лучницы была практически ювелирной, ведь мишень не стояла на месте, а как волчок крутилась вокруг своей оси, но недаром же дриады считаются лучшими стрелками в мире! Стрела просвистела рядом с волшебницей, слегка чиркнув остриём по предплечью. Пару минут Арледа ещё продолжала поливать огнём окружающее пространство, но потом резко остановилась, непонимающе захлопала глазами и, оглядев творящуюся вокруг фантасмагорию, ринулась в укрытие, которое только что сама же пыталась сжечь.
   - Что здесь происходит?! - заорала она на ухо напарнице, потирая свежую царапину на руке.
   - Пусть он расскажет, - дриада, натягивая оружие, кивнула головой в сторону Ефсия, и опять выстрелила.
   В короткий срок искусная лучница сумела ввести противоядие почти всем пострадавшим, никого при этом серьёзно не ранив. Один за другим они избавлялись от видений и принимались засыпать товарищей градом вопросов. Правда, большинство их соратников тоже ничего не понимали, а дриада и толстый маг, которые могли бы всё объяснить, этого не делали. Первая занималась более важным делом, а второй решил не утруждать себя многократным растолковыванием одного и того же и пообещал рассказать о произошедшем, когда все придут в норму. Отравившимся оставалось лишь в нетерпении ждать ответов и строить собственные догадки и предположения.
   Вот только с Хафейном, ставшим последней мишенью, Верениен никак не могла справиться. Выпущенную в него стрелу воитель настолько непринужденно отбил саблей в сторону, что Арледа с Фанькой даже ахнули от восторга. Нахмурившись, дриада отправила в сторону пустынника одну за другой ещё три стрелы, но и они разделили участь первой.
   - Так не пойдёт, - помрачнела лучница. - У меня уже кончается снадобье, да и колчан пустеет. Как же зацепить Хафейна?
   - Я придумала! - неожиданно воскликнула Арледа, после чего подбежала к Верениен и что-то прошептала ей на ухо. Та согласно кивнула и вновь стала прицеливаться. А волшебница принялась бормотать под нос слова заклинания и, когда стрела понеслась к цели, вскинула руки и активировала его. В то же мгновение в воздухе вокруг выпущенной стрелы возникло не менее полусотни аналогичных снарядов. На первый взгляд они ничем не отличались от оригинала, и понять, что это всего лишь бесплотные иллюзии, можно было уже только после взаимодействия (а точнее, его отсутствия) с ними.
   Хафейн среагировал молниеносно. Оценив свои силы и осознав, что с таким количеством стрел его клинку не справиться, пустынник просто отскочил в сторону от новой угрозы. Обычный лучник в подобной ситуации вряд ли бы в него попал, но профессионалка Верениен верно оценила, куда двинется, уходя от атаки, её мишень. И Хафейн, уже решивший, что он вырвался из опасной зоны, сильно удивился, когда ему прямо в бедро вонзилась стрела. Однако поразив цель, дриада недовольно поморщилась: произвести в таких условиях точный расчёт оказалось сложно, поэтому вместо лёгкой царапины получилось прямое попадание чуть ли ни по самое оперение. Правда, и противоядие из-за такого глубокого проникновения подействовало моментально.
   - Какая сволочь тут стрелами разбрасывается?! - орал пустынный воин, пока Ефсий ускоренно лечил его ногу. - Поймаю - руки оторву!
   - Силы Добра наказали тебя за непочтительное отношение к их избраннице, - завела свою обычную песню Фанька и, немного подумав, добавила. - В следующий раз не будешь уворачиваться, когда в тебя стреляют.
   - Вот сейчас отхожу тебя хлыстом чуть пониже спины и посмотрю, как ты не будешь уворачиваться!
   - Что?! - возмутилась воительница. - Бить девушку?! Это тебе твои великие старцы посоветовали?!
   - Нет, это моя собственная идея! - огрызнулся Хафейн.
   - Ну, не ссорьтесь, пожалуйста, - попытался примирить их толстый волшебник, уже закончивший исцеление воина. - Сейчас не время для ругани, нам надо двигаться дальше... Ах да, я ещё должен разъяснить всем, что сегодня случилось. Знаете что, давайте мы с Верениен, которую сейчас ничто не отвлекает, ответим на все вопросы по дороге, а то и так времени много потеряно.
   Приключенцы мрачно переглянулись. Ефсий как обычно оказался прав: пора было немедленно отправляться в путь. Утренняя задержка во времени, конечно, не являлась критической, но всё же мешкать больше не стоило.
  
   ***
  
   Дом семьи Юфера оказался именно таким, как его и представляли. Сруб на склоне горы, парочка сараев, загон для скота, стадо в полсотни голов - в общем, небольшое фермерское хозяйство. Отец семейства, огромный чернобородый мужик, представившийся Грулем, долго и очень сердечно выражал путникам признательность за спасение сына и в конце благодарственной тирады пригласил их отдохнуть в его скромном жилище.
   - Овцы не пожалею ради такого дела! - уверял он. - Да вы проходите, что там под дождём делать?
   Пошедший после полудня ливень, то стихавший, то вновь усиливающийся, доставлял немало неприятностей, поэтому упрашивать приключенцев не пришлось, и они с удовольствием прошли в дом. Внутри уже хлопотали жена Груля и двое старших, похожих на отца как две капли воды, сыновей, накрывая на стоящий в центре комнаты огромный стол. Урлог задумался, зачем семье из пятерых человек нужен стол на двенадцатерых, но озвучивать свои мысли не стал, посчитав их несущественными. Юфер, уже полностью оправившийся от травмы, бросился помогать матери, а Груль стал рассаживать гостей.
   - Надеюсь, травы зури-зури в вашем меню нет? - пробурчал хмурый Хафейн, у которого всё ещё болела нога после встречи со стрелой дриады.
   - А с чего вы решили, что у нас может быть зури-зури? - хозяева непонимающе посмотрели на пустынника.
   - А у отпрыска своего спросите, - отозвался тот.
   Под суровым взглядом отца Юфер хлюпнул носом, виновато опустил глаза и во всём сознался. Выслушав сына, Груль захохотал.
   - Вы уж простите моего младшего. Не со зла, а по доброте душевной он подсыпал в котёл травы. Мальчик в глуши вырос, вот и считает, что как мы поступаем, так же и в остальном мире все себя ведут.
   - А зачем вы поселяться в этой глуши? - поинтересовался Урлог. - Почему уезжать из империи?
   Хозяин сразу погрустнел, тяжёло вздохнул и с большой неохотой начал свой рассказ. По его словам выходило, что у жителей их деревни произошла размолвка с местным священнослужителем, поскольку тот все храмовые подношения пускал на собственные нужды. Ссора переросла в драку, закончившуюся смертью нечистого на руку жреца, после чего последовало разбирательство сверху, и из города даже прислали следователя. В такой ситуации Груль решил не рисковать, ведь это именно он в запале приложил священника молотом, и сбежал со своим семейством в горы, рассчитывая на то, что в таких дебрях его никто не станет искать. Так оно и получилось. Ещё чернобородый крестьянин признался, что раскаивается в совершённом убийстве и, если бы имелась возможность всё изменить, он непременно бы ею воспользовался.
   К тому времени стол уже накрыли. Разносолов на нём, конечно, не стояло, но гости обрадовались и тому, что было. Тем более мясная похлёбка пахла так вкусно, что даже Басс, обычно равнодушный к еде, нетерпеливо сглотнул слюну.
   Во время обеда вместе со стуком деревянных ложек не стихали и голоса. Пэтти хвастался некромансерским подвигами перед старшими хозяйскими сыновьями, а Хафейн, Урлог и Ефсий интересовались у Груля дальнейшей дорогой и трудностями, поджидающими на ней. Фанька и Арледа попытались разговорить тихую хозяйку, но та лишь молча улыбалась, и её оставили в покое. Одна только Верениен сидела неподвижно как статуя, полностью погружённая в свои мысли, и даже не притронулась к пище.
   - А эта трава зури-зури, - наконец подала голос дриада. - У неё есть ещё какие-нибудь наименования?
   - Я знаю, что в западных землях её зовут хвирью, - Груль, явно удивлённый таким вопросом, задумчиво почесал подбородок. - А больше названий я не слышал.
   - Ага... Вот как, - пробормотала лучница, снова уходя в себя.
   - Слушайте, а где Торлес? - вдруг поинтересовался Ефсий. - Он разве не заходил вместе с нами?
   - Торлес сказал, что пойдёт к колодцу постирать рубашку, - начала Арледа, и тут её перебила торжествующая Верениен, внезапно вскочившая со своего места.
   - Я вспомнила! - закричала дриада так громко, что все ошарашено на неё обернулись. - Трава зури-зури или хвирь у нас называется Aerhotey, и это любимое лакомство всяких демонов. Они предпочитают употреблять её в сушёном виде и...
   Девушка осеклась, увидев, что лица крестьян исказились до неузнаваемости. В их глазах появились огоньки гнева и торжества.
   - Догадалась, значит, - злорадно произнёс Груль. - Ну и ладно, всё равно вы уже наши!
   Урлог и Хафейн тут же потянулись за оружием, но с удивлением осознали, что не могут контролировать свои конечности: руки и ноги двигались словно сами по себе. А в следующее мгновение оба бойца взлетели под потолок. Рядом с ними тут же оказалась Фанька, дико визжащая и крутящаяся. Судя по появляющимся и исчезающим складкам на наряде воительницы, неведомая сила тщательно ощупывала её тело под одеждой, что девушке очень не нравилось. У магов вдруг пропали все силы, и чувствовали они себя так, словно уже неделю дегустировали продукцию самогонного аппарата Басса. В короткое время все приключенцы зависли в воздухе.
   - Думаю, пора вам увидеть наши истинные обличья, - сказал Груль, и вся семейка начала изменяться. Их кожа потемнела и покрылась густой шерстью, руки обернулись здоровенными лапами, рты превратились в оскаленные пасти, полные острых клыков, а за спинами появились огромные наросты, напоминающие кожистые мешки, из которых торчали по две дюжины щупалец. Именно эти щупальца и подняли вверх приключенцев, плотно опутав их, просто до преображения хозяев конечности были невидимыми. Груль схватил Басса, Пэтти и Ефсия, а остальных, за исключением Фаньки, удерживали жена и старшие сыновья. Воительница же досталась Юферу, который не сводил с неё плотоядного взгляда и активно шарил щупальцами под её одеждой, заставляя девушку возмущённо голосить.
   - И даже не пытайтесь сбежать, - рыкнул бывший крестьянин. - В суп, который вы сейчас ели, мы добавили ещё одну хорошую травку (здесь в округе много чего полезного растёт), и теперь ваши мозги не могут полноценно управлять вашими телами.
   - Кто вы есть и что хотеть с нами сделать? - сдавленно прохрипел Урлог, которому мешало говорить щупальце, сжимавшее его горло. Не находись эльф под воздействием загадочной травы, он с лёгкостью порвал бы демоническую конечность безо всяких вопросов, но поскольку контроль над телом у него сейчас отсутствовал, оставались только переговоры.
   - Это хрэйханы, - прошептал висящий рядом с варваром Ефсий. - Именно насчёт них и предупреждал Тарм.
   - Да, некоторые называют нас именно так. Что мы будем с вами делать? Мужчин съедим. Признаться честно, баранина нам надоела, а мяса разумных существ мы уже несколько лет не пробовали. А вот женщин изнасилуем, чтобы они принесли нам новое потомство. Дело в том, что ни у кого из нас нет супруги, а это, - Груль ухмыльнулся, указав на хозяйку. - Не женщина. На самом деле перед вами мой брат, принявший женский облик. Но ничего, ваши самки сумеют увеличить наше племя!
   - Папа, я эту хочу! - закричал Юфер, щупальца которого уже стаскивали с Фаньки одежду, оголяя её грудь и бедра. То же самое с Арледой и Верениен вытворяли и его старшие братья.
   - Потомство хрэйхана от человеческой женщины прогрызает чрево своей матери, чтобы выбраться наружу, - печально произнёс Ефсий.
   После этих слов волшебника Хафейн, чья ярость уже начинала зашкаливать, принялся высказывать о демонах всё, что думает, и тут входная дверь распахнулась, и на пороге появился Торлес. Он был обнажён по пояс, с его мускулистого торса и длинных волос стекали капли воды, а в руке дракон сжимал мокрую рубашку. Судя по всему, стирку он совместил с помывкой. Скользнув сонным взглядом по помещению, Торлес вообще никак не отреагировал на появление демонов. Но вот стоило ему поднять глаза под потолок и увидеть девушек, бьющихся в объятиях щупалец, как от обычных сонливости и равнодушия не осталось и следа.
   - ЭТО МОИ ЖЕНЩИНЫ! - проревел дракон, резко преображаясь. Его глаза сменили свой цвет с золотого на багрово-красный. Аккуратные ногти, которые Арледа так любила на привалах полировать своей пилкой, превратились в длинные когти, кожа покрылась мелкими зелеными чешуйками, а золотисто-каштановые волосы порыжели и встали торчком подобно огненной короне.
   - Убить! - рявкнул Груль своим сыновьям, и в сторону Торлеса рванулось не меньше десятка щупалец, каждое из которых заканчивалось острым шипом. Они ударили со всех сторон прямо... в пустоту. Дракон с невероятной, неуловимой для взгляда скоростью переместился, оказавшись прямо за спинами старших братьев. Его лицо исказила злобная ухмылка, а через секунду раздались два душераздирающих вопля, впрочем, очень быстро оборвавшиеся. Урлог не поверил своим глазам: Торлесу потребовалась всего пара секунд, чтобы превратить обоих демонов в мясной фарш. После этого дракон поймал и усадил на лавку своих шокированных подруг, освобождённых от щупалец, и рванулся в следующую атаку. На этот раз его целью стал Груль, но путь к нему преградила лжежена. Правда, ненадолго. Спустя мгновение отшвырнув в разные стороны две части того, что ещё недавно являлось единым телом, Торлес бросился к главе семьи.
   Со смертью фальшивой хозяйки, Урлог и Хафейн тоже получили свободу, и, падая на пол, успели сгруппироваться, хотя и с большим трудом, ведь, несмотря на то, что контроль над телами постепенно возвращался, конечности всё ещё слушались плохо. А расслабляться сейчас было рано, троих демонов Торлес убил, но оставались ещё Груль и Юфер. Последний, словно бы прочитав мысли воинов, посмотрел на них, злобно ухмыльнулся и, не выпуская из плена Фаньку, выстрелил в их сторону несколькими щупальцами. Увернуться, будучи под действием яда, варвар и пустынник не успевали, но это в планы и не входило. Прямо навстречу щупальцам полетел брошенный эльфом топор. Юфер попытался перехватить оружие, что и стало его ошибкой. Одно щупальце, обхватив топор, не смогло его удержать, недаром он ковался Урлогом под себя, и чтобы справиться с летящей угрозой, демону потребовались все его свободные щупальца. Но и после этого он сумел остановить топор лишь на расстоянии ладони от своей головы. Бросив оружие на пол, мальчишка-демон прохрипел:
   - У тебя не вышло, ты проиграл.
   - Нет, это ты проиграл, - отозвался мрачный эльф.
   - Что? - поначалу не понял Юфер.
   И тут до него дошло, что пустынник пропал из его поля зрения, а когда юный хрэйхан принялся оглядываться по сторонам, было уже поздно. Хафейн, подобравшийся к Юферу слева, одним ударом острой сабли обрезал все его конечности, что удерживали Фаньку, подхватил на руки полетевшую вниз девушку и даже сумел отбить атаку ещё двух щупалец. Демон взревел и бросил в бой ещё полдюжины щупалец, с которыми уж точно не справиться тому, кто не пришёл в себя после отравленной похлёбки, когда сзади раздался спокойный голос:
   - А про Урлога ты забывать?
   Юфер даже не успел обернуться, настолько быстро меч варвара снёс хрэйхану голову.
   А в это время посреди комнаты шла жестокая схватка между Грулем и Торлесом. Глава семьи оказался опытным демоном и старался не атаковать дракона напрямую, ставя ему всевозможные ловушки, но тот ловко их обходил, одну за другой, и приближался к противнику всё ближе. И вдруг Груль, страшно осклабившись, швырнул в Торлеса так старательно удерживаемых им пленников. Дракон на секунду замешкался, решая, что же лучше сделать: увернуться или поймать падающих товарищей, чем не замедлил воспользовался хрэйхан.
   - Ты убил мою семью! - рычал Груль, подтаскивая к себе спутанного щупальцами дракона. - Теперь ты умрёшь!
   - От трупа слышу, - огрызнулся Торлес и, оказавшись рядом с демоном, выдохнул ему в морду клубок огня. Груль взвыл, схватившись руками за выжженные глаза, и пока он корчился от боли, не замечая ничего вокруг, дракон освободился от пут, уже привычным жестом занёс над хрэйханом когтистую лапу и резко опустил её, разрывая противника пополам.
   На долгую минуту в жилище воцарилась тишина. Торлес огляделся и, не найдя новых врагов, стал снова менять свой облик, возвращаясь к привычному. Все остальные в изумлении наблюдали за драконом, которого до сегодняшнего дня считали чуть ли ни обузой.
   - Что это было? - только и смог спросить Хафейн.
   - Боевая трансформа, - ответил Торлес, расчёсывая пятернёй растрепавшиеся волосы. - Частичная. Откровенно говоря, не очень люблю это перевоплощение, но я так переживал за моих девочек...
   Раздался громкий стук. Это Арледа, нервы которой не выдержали всего случившегося, рухнула в обморок.
  
   ***
  
   - А эти хрэйханы хорошо придумали. Видимо, они следили за нами издалека, сумели понять, где мы пойдём, и подсунули нам Юфера, который должен был заморочить нам головы травой зури-зури, чтобы потом всех взяли тёпленькими. А когда первый вариант не вышел, они заманили нас к себе домой и опоили ещё какой-то обездвиживающей дрянью. И если бы ни Торлес, нам бы пришлось очень несладко. Даже не знаю, смогли бы мы выпутаться или нет, - качал головой Ефсий.
   Дом уже успели очистить от крови и остатков тел демонов и теперь изучали на предмет наличия полезных вещей. Попутно приводили в себя Арледу. Другие девушки более спокойно отнеслись к тому, что их чуть ни изнасиловали чудовища. Верениен моментально позабыла о плохом, когда обнаружила в шкафчике набор трав. Обрадованная дриада заявила, что с такими уникальными и мощными экземплярами её целительские возможности сильно возрастут, и сразу погрузилась в изучение новых образцов.
   А Фанька, несмотря на то, что над ней практически публично надругались, совсем не смущалась и не переживала из-за случившегося, а заверяла всех, что это была специально спланированная ею ловушка, в которую уже почти попались демоны, но влез Торлес и всё испортил. Дракон совсем не обижался на подобные заявления из уст спасённой. Ему сейчас вообще не было до неё никакого дела, гораздо больше его заботила собственная одежда, испорченная когтями в момент трансформации. Ещё раз посмотрев на изодранный в лапшу кусок ткани, когда-то бывший любимой рубашкой, Торлес грустно вздохнул и решительным движением бросил его в печку.
   Вскоре с разведки вернулись Урлог и Хафейн и сообщили, что им удалось выйти на остатки старой дороги, проходящей всего в полутора столбах к юго-востоку от хозяйства хрэйханов. Так что теперь поход к эльфам оставался лишь вопросом времени, тем более что задерживаться на месте недавней бойни никто не собирался. Пэтти сбегал и выпустил из загона коз и овец, которым после смерти хозяев предстояло вести свободную жизнь. Арледа, едва узнав, что до эльфов осталась пара дней, мигом позабыла про все свои полученные душевные травмы и принялась прихорашиваться, чтобы предстать там при полном параде. Кольчужная туника сменилась на роскошное бархатное платье с кринолином, "корзиночка" из волос - на сложную высокую причёску с начёсами и ниспадающими локонами, а походный макияж - на яркий вечерний.
   - Всё-таки мы везунчики, - задумчиво произнёс Хафейн, искоса наблюдая за переодеваниями волшебницы. - Ещё бы немного - и быть нам кормом. И для кого? Для каких-то низших демонов!
   - А ведь мне рассказывали эту историю, но я всё забыл и вспомнил только сейчас, - неожиданно вздохнул эльф. - Эх, если бы не моя дырявая память, мы бы так не вляпались.
   - Ты это о чём? - удивился пустынный воитель.
   - Несколько лет назад жители одной имперской деревни убили своего священника, а когда местный лорд прислал для расследования людей, пытались их умаслить и убеждали, что со жрецом произошёл несчастный случай. За один день разобраться в случившемся, конечно же, не удалось, и дружинников определили на ночлег к деревенским. Вот только ночью мирные крестьяне превратились в демонов, предварительно опоив постояльцев каким-то парализующим зельем. К счастью, несколько солдат, сразу почуяв неладное, притворились, что выпили предложенный чай, и поэтому смогли дать отпор нечисти. Отправив гонца за подмогой, они продержались до самого её подхода. Деревню демонов в результате сожгли дотла, только вот эта семейка, видимо, успела сбежать. Честно признаться, услышав рассказ, я не поверил в его правдивость и не счёл его важным, потому, наверное, и позабыл. Тогда я решил, что демонами и зельями история обросла уже после того, как стала передаваться из уст в уста, народ ведь очень любит страшилки. Но как же я ошибся! Эта ошибка чуть нас всех ни погубила!
   - Но ведь не погубила. В итоге же всё обошлось, - улыбнулся Хафейн и дружески похлопал варвара по плечу. - А что касается демонов... Как говорил великий старец Ферсаим, судьба есть нож, занесённый над головой, и даже если упасть на колени, этим ты лишь добьёшься небольшой отсрочки удара. Хрэйханам предначертано было сдохнуть, вот их и перебили, пусть и с опозданием на десяток лет.
   - Раз ты так легко определил судьбу демонов, может, расскажешь, что и нас ожидает в будущем? - усмехнулся эльф.
   - Ну, я всё-таки не провидец. Но думаю, часть того, что уготовила нам судьба, мы узнаем, когда доберёмся до эльфов.
   Урлог молча кивнул.
  

Глава 14. Эльфийское гостеприимство

Спокойно, Козладоуев, сядем усе! No к/ф "Бриллиантовая рука"

   Отряд повязали рано утром. Ефсий потом долго сокрушался, что его сигнальные заклятия не сработали, а Басса все упрекали в отсутствии хвалёного противоэльфийского нюха. Сам гном оправдывался, что учуял бы эльфов, даже будь они на другом краю материка, если бы ни выпитые вчера вечером три кружки пива, которые и подпортили обоняние, но ему никто не верил.
   Урлог был убеждён, что за ними следили как минимум два дня, уж очень профессионально произвели захват. "Божьи посланники" проснулись ещё до восхода солнца и стали собираться в путь, чтобы успеть до полуденных дождей пройти подальше, когда вдруг всю местность вокруг заполонили десятки фигур в чёрной одежде и масках, скрывающих лица. В предрассветном полумраке они оказались практически невидимыми, только огромные раскосые глазищи сверкали в прорезях масок. Незнакомцы появлялись отовсюду: вылезали из-под земли, падали с ветвей, выпрыгивали из деревьев, кора которых в буквальном смысле разрывалась, выпуская нападающих. Не прошло и пяти секунд, как отряд окружили, и в лицо каждому приключенцу уставились не меньше полудюжины стрел, кинжалов и мечей.
   - Пограничный патруль! Не двигаться! - раздался резкий командный голос.
   Впрочем, сложившаяся ситуация не являлась неожиданностью для путников. Ещё два дня назад среди возможных вариантов дальнейшего развития событий ими обдумывался и сценарий с нападением эльфов. Хафейн тогда предлагал прорываться силой, ведь с их возможностями противника ждал бы суровый отпор. Три воина, три мага и лучница, являющиеся мастерами своего дела, да ещё и живой дракон (который, как оказалось, тоже может оказаться полезным в бою) устроили бы эльфам кровавую баню. Фаньку Хафейн в расчёт не брал, поскольку не ждал от нее никаких чудес воинского мастерства. Но та и не обиделась, потому что причислила себя к озвученным воителям, а мысль пересчитать всех соратников девушке в голову не пришла.
   Правда, более прагматичный Урлог сразу же умерил боевой запал пустынника, сказав, что после разгрома эльфийского подразделения их отряду можно будет забыть про нормальный приём и придётся прорываться с боями уже через всё королевство. Выиграв в малом, они потеряют остальное. Все задумались над словами варвара, ведь драться вдевятером с целым государством никому не хотелось, и в итоге приняли коллективное решение в случае агрессии со стороны эльфов вести себя тихо и мирно и, если потребуют (как оно и случилось), сразу бросать оружие.
   Тем временем из глубин леса выкатывались повозки, запряжённые невысокими, чуть больше коня, слонами, на каждой из которых находилась клетка. Клеток насчитывалось ровно девять, и это ещё больше уверило Урлога в том, что засаду готовили долго. Забрав оружие и сумки и надев на чародеев браслеты, лишающие возможности пользоваться волшебной силой, эльфы крепко связали всех путников по рукам и ногам. На последнюю десятую телегу, которую выкатили чуть попозже, пограничники побросали конфискованные вещи, благо на ней ничего не стояло, а нарушителей рассадили по клеткам, каждого в отдельную, и куда-то повезли по лесной дороге.
   Приключенцы с огромным интересом принялись разглядывать свои новые средства передвижения, и надо сказать, там имелось, на что посмотреть. Прежде всего, "посланников" поразило то, что у клеток отсутствовали дверцы. Когда требовалось зайти внутрь, прутья просто раздвигались в стороны, а пропустив пленника за решётку, сходились обратно. При ближайшем рассмотрении клетки оказались ещё необычнее, чем на первый взгляд. Их извилистые прутья походили на очень толстую лозу, и создавалось впечатление, что они не крепились к полу, а росли из него. Впрочем, так оно, скорее всего, и было, ведь эльфы неплохо владели магией растений (не так хорошо, как дриады, но всё же), и им не составило бы особого труда вырастить побеги из деревянного пола клетки. Сверху прутья очень плотно переплетались и образовывали тем самым некое подобие крыши, которое отлично защищало от дождя. Похоже, о минимальных удобствах для арестантов здесь задумывались.
   - К кому же в плен мы попали? - задумчиво произнёс Урлог.
   Слова варвара услышали только Хафейн и Ефсий, сидевшие в соседних клетках. Пустынник лишь недоумённо пожал плечами, а вот маг поспешил поделиться своими знаниями и догадками.
   - Судя по всему, это "Лесные тени". Спецотряд, который используется для разведки и охраны границ. Я слышал, что каждый из "теней" мастер своего дела, а потому они очень опасны.
   - Вот по пряткам они точно мастера, - буркнул Хафейн и, скривив губы, с пренебрежением посмотрел на конвоира, идущего рядом с его клеткой. Тот это заметил и одарил арестованного брезгливым взглядом. Остальной мимики лица эльфа, к сожалению, никто не увидел из-за маски, но наверняка там было что-то очень интересное. Пустынный воитель не растерялся и состроил в ответ ещё более презрительную физиономию. "Тень", конечно же, в долгу не остался. В общем, эта игра в гляделки могла продолжаться до самого места назначения, если бы Хафейн не отвлёкся на кое-что более любопытное.
   - Да вы только посмотрите на нашего отрядного некроманта, - изумился он.
   В отличие от остальных задержанных путников, Пэтти почему-то не разоружили, не связали и даже не надели на него нейтрализаторов магии, хотя в клетку всё-таки посадили. Впрочем, у хоббита сейчас было такое важное выражение лица, словно бы он едет в роскошной карете, а вокруг него не конвоиры, а личный почётный караул. Время от времени Зелёный Нос принимался нараспев читать какие-то заклятья, чтобы хоть чем-то досадить своим пленителям, но, что тоже странно, "Лесные тени" ему этого не запрещали. Столь необычное обращение эльфов с Пэтти не могло ни удивить его соратников.
   - Они что, знакомы с Редькинсом? - предположил Урлог.
   Ефсий на пару секунд задумался, после чего неуверенно заговорил:
   - Если не ошибаюсь, эльфы считают полуросликов кем-то наподобие священных животных. Откуда это пошло, точно не знаю. Вроде бы один хоббит оказал услугу какому-то эльфийскому королю: то ли от голода спас, то ли от запора излечил, а по некоторым слухам, так вообще тёмного властелина сразил. Короче говоря, единого мнения на этот счёт нет, да и неудивительно, ведь с того случая столько лет прошло, что даже сами перворождённые позабыли точную причину, хотя трепетное отношение к хоббитам всё же сохраняют.
   - Опять мелкому повезло, - пробормотал моментально поскучневший Хафейн и вместо хоббита принялся рассматривать слонов, резво тянувших повозки с пленниками через джунгли.
   А в это время вокруг Пэтти как раз начало происходить самое интересное, ведь его маленькая месть достигла своего апогея. Тысячи трупиков мух и москитов, которых Зелёный Нос старательно выискивал и поднимал на протяжении всего пути, собрались в одну огромную стаю и обрушились на конвоиров. Поначалу эльфы даже не отреагировали, так как костюмы и маски достаточно надёжно оберегали их от насекомых, но хоббит оказался настойчив. Крылатые зомби стали успешно отыскивать щели на эльфийской одежде и, проникнув в них, принимались кусать незащищённую кожу.
   Такой поворот событий страже, разумеется, не понравился. Процессия остановилась, однако Пэтти даже не обратил на это внимания. Вошедший во вкус некромант как раз собирал над клеткой своих зомби, чтобы опять зарядить их силой и отправить в новую атаку, когда "Лесные тени" нанесли ответный удар. Конвоир Редькинса немного отошёл от телеги со своим подопечным, на несколько секунд замер, а потом принялся быстро складывать кисти рук, обтянутые чёрные перчатками, в разные странные жесты. Всевозможные конструкции, выстроенные из пальцев, сменяли друг друга с огромной скоростью. После череды из двух десятков жестов, "тень" медленно переплёл пальцы обеих рук, затем выпрямил и соединил указательные и направил их в сторону мёртвой стаи, зависшей над клеткой хоббита. Спустя мгновение с кончиков вытянутых пальцев эльфа сорвался поток огня, который устремился по указанному курсу. Армия тьмы моментально перестала существовать, превратившись в пепел, хотя её создателя и его временное узилище даже не задело.
   Все приключенцы внимательно наблюдали за эльфийской атакой, и больше всех, как ни странно, она поразила Ефсия. Обычно спокойный и показательно равнодушный волшебник на сей раз не смог сдержать вздох восхищения и принялся с восторгом разглядывать "Лесных теней".
   - Магия жестов, чтоб меня демоны сожрали! - от волнения толстяк даже забыл про вежливые речевые обороты. - Я-то думал, что всё это байки, даже верить отказывался, а она существует!
   - Что ещё за магия жестов такая? - поинтересовался Хафейн, которому сейчас всё равно нечем было заняться, а так появилась возможность узнать о способностях потенциальных противников.
   - Один из видов магического искусства, - ответил Ефсий, уже немного успокоившись. - В нашем Ордене считается чуть ли ни мифом, но, как оказалось, эльфы ею владеют. Впрочем, в силу специфики данного волшебства сомневаюсь, что кто-нибудь ещё, помимо перворождённых, сможет это освоить. Говоря кратко, основной его принцип - концентрация большого количества маны посредством складывания рук в определённые жесты. Нет, даже не большого количества, а просто огромного! Сейчас охранник, что сжёг стаю насекомых, применил заклинание фактически уровня магистра, но когда во время ареста я прощупывал ауры "теней", ни в ком из них не ощутил подобного могущества! Весьма скромную склонность к волшебству почувствовал у всех, но мне показалось, что максимум, на что их хватит, это зажжение свечи взглядом. Так-то оно так, если бы ни магия жестов, в считанные секунды преумножающая силы своих адептов чуть ли ни в стократном размере!
   - И как же ваши Ордена прошли мимо такой мощи? Отправили её в мифы, даже толком не изучив? - скептически поднял бровь пустынный житель.
   - Изучали много лет назад, - грустно вздохнул Ефсий. - Но посчитали бесперспективной. Дело в том, что магия жестов - занятие достаточно трудоёмкое как для тела, так и для разума. Во-первых, она требует сосредоточения и идеального контроля над своими мышцами, ведь стоит совсем немного сдвинуть палец в сторону - и ничего не получится. Во-вторых, здесь нужна очень хорошая память, потому что каждое заклятье состоит из своей последовательности жестов, количество которых обычно равно пятнадцати-шестнадцати, но иногда доходит и до сотни. Ну, и самая главная причина отказа от магии жестов заключается в том, что на изучение даже одного заклинания из её арсенала уходят годы, и человеческой жизни (а также жизней большинства народов нашего мира) просто не хватит для полноценного освоения этого направления волшебства.
   Кроме того, ощутимую пользу магия жестов приносит только слабым и начинающим чародеям, ведь магистры и архимаги, пытаясь её использовать, по сути дела не получали ничего, кроме потери времени, потому как у них уже имелись свои способы концентрации энергии, хорошо знакомые и подробно исследованные. А тратиться на обучение слабых волшебников, которые смогут достигнуть ожидаемого могущества лишь к глубокой старости, никто не захотел. В общем, был сделан вывод, что получаемые результаты не стоят расходуемых ресурсов.
   - А эльфы, значит, решили совсем иначе?
   - Люди тоже могли бы решить иначе, живи они, как и эльфы, по несколько сотен лет, - пожал плечами толстяк.
   - Выходит, если остроухий попытается применить против меня что-то подобное, надо всего лишь нейтрализовать его руки? - размышляющий вслух пустынник проигнорировал последние слова Ефсия.
   - Действительно, кисти рук самое слабое место у адептов данного метода, - ответил Ефсий. - Однако я слышал, что "Лесные тени" и в рукопашном бою очень сильны. Думаю, они одолеют Вас и безо всякой магии.
   - Верните мне саблю, - оскалился Хафейн. - И я покажу этим остроухим мордам всю силу пустыни!
   Эльфы, прекрасно слышавшие всё, что сказал вспыльчивый воитель, никак не отреагировали на его угрозы. Тем более, у них появилась более серьёзная с их точки зрения проблема. Пока Урлог размышлял, Пэтти колдовал, Арледа рыдала, умоляя её выпустить, Верениен взывала к родственным чувствам охраны (ведь дриады всё-таки приходятся эльфам роднёй, пусть и дальней), Басс презрительно молчал, а Торлес, как обычно, спал, неугомонная Фанька прорывалась к свободе. Все инструкции о том, как вести себя в эльфийском плену, тщательно вбитые в её голову Урлогом, испарились оттуда, когда девушку запихнули в клетку. Едва только за ней сомкнулись прутья, воительница принялась извиваться изо всех сил, стараясь сбросить с себя верёвочные петли. Заметив эти её попытки, Урлог лишь усмехнулся. Варвар уже изучил крепость верёвок и качество узлов и пришёл к выводу, что "Лесные тени" знают своё дело, и даже ему придётся изрядно попотеть, чтобы освободиться, чего уж тогда говорить о хрупкой девушке. Нет у неё ни единого шанса.
   Однако минут через тридцать Урлог понял, что недооценил Фаньку. Упорство девушки поражало не меньше, чем её способность действовать без раздумий. Впрочем, без везения здесь тоже не обошлось. Фаньке повезло, что, во-первых, эльфы посчитали её доспех деталью одежды (впрочем, так оно и было) и не стали раздевать пленницу. А во-вторых, что Басс (которого девушка несколько дней назад попросила срезать шипы и острия с её доспеха, ибо постоянно ранила об них руки, ноги и прочие части тела) оставил, как сам признался варвару, несколько металлических колючек в самых потаённых местах, чтобы хоть немного досадить вредной воительнице. Гном, разумеется, и подумать не мог, что они принесут своей хозяйке пользу, иначе бы не только всё обрезал, но и отполировал до зеркальной гладкости. Однако оставленные острия помогли Фаньке. Извернувшись каким-то немыслимым образом, воительница зацепилась верёвкой за шип, торчащий подмышкой, и об его грани перетёрла свои путы.
   - Ура! - закричала Фанька, сбрасывая с рук обрывки верёвки и принимаясь за распутывание ног. - Мерзкие злодеи, да как вы посмели схватить меня?! Сейчас вы познаете всю глубину моего гнева, ведь я - великая принцесса Мирабелла-Стефания, герцогиня Преффенбургская, также известная, как Разя...
   На этих словах воительница осеклась, поскольку, освободив ноги, подняла голову и увидела окруживших клетку эльфов, которые бросали на девушку многозначительные взгляды, не сулившие ей ничего хорошего.
   Словно по сигналу прутья фанькиной клетки разошлись в стороны, и в образовавшиеся щели бросились пограничники. Истошный визг воительницы заставил Хафейна встревожиться, зато Урлог на происходящее смотрел с изрядной долей ехидства. Он уже догадывался, что случится, и собирался насладиться зрелищем.
   Эльфам понадобилось около трех минут, и за это время они успели сделать многое. Во-первых, девушке залепили рот листом какого-то смолянистого растения, так что визжание сменилось мычанием. Во-вторых, её тут же раздели догола. Похоже, "Лесные тени" решили, что имеют дело с профессиональным ассасином, поэтому с Фаньки сняли всё, вплоть до серёжек, на случай, если у неё где-то припрятано ещё какое-нибудь оружие. Ну, и напоследок воительницу снова связали, на этот раз более крепко и качественно, потратив на неё столько же верёвки, сколько ушло на всех остальных пленников вместе взятых.
   То ли это было проявление извращённого чувства юмора, то ли маленькая месть, но пограничники скрутили Фаньку таким образом, что верёвки, врезавшиеся в её тело, стали выгодно подчёркивать все привлекательные особенности фигуры, и это вызвало повышенный интерес со стороны мужской части пленённого отряда, по достоинству оценившей эльфийскую шутку. Даже Торлес проснулся и с нескрываемым восхищением уставился на воительницу. Правда, осознав, что от этого великолепия, кажущегося на первый взгляд таким близким, его отделяют целых две решётки, дракон разочарованно вздохнул и снова задремал. Урлог внимательно оглядел опутанную верёвками девушку, после чего ему немного взгрустнулось. Варвар завидовал "Лесным теням", в отличие от которых он, даже если очень постарается, не сможет создать подобную красоту. Здесь требуется долгая практика, хотя если понять сам принцип переплетения... Нет, ну всё-таки почему это выглядит так прекрасно?... Что касается Хафейна, то он, тараща глаза на обнажённую связанную Фаньку, усиленно читал молитвы, хотя отворачиваться не спешил.
   Эльфы, видимо, решили продолжить издевательства над воительницей и повезли её клетку не по тропе, а рядом с ней, прямо через заросли. Возникшая тряска не давала Фаньке никакой возможности прикрыться или отвернуться, девушку бросало из стороны в сторону, и все её прелести демонстрировались восторженным зрителям.
   - Клянусь святым Муссидином, я выдержу сие искушение, - бормотал пустынник - Хотя благодаря этим остроухим затейникам я получил даже больше, чем хотел.
   - Ты о чём? - удивился Урлог.
   - О том, что они не только обеспечили нас прекрасным зрелищем, но и, - Хафейн усмехнулся. - Наконец-то заставили Фаньку заткнуться.
  
   ***
  
   Ехать им пришлось довольно долго. За это время Арледа истратила весь запас слёз и принялась ругаться, требуя её освободить, и грозилась то свирепой магией, то высокими связями. Разумеется, на её угрозы, как и на умоляющие просьбы до этого, "Лесные тени" не обратили никакого внимания.
   Хафейн и Урлог по дороге, чтобы не скучать, обсудили уже множество тем, от изображения обнажённой женской натуры до отвратительной сырой погоды здешних мест, и теперь добрались до внешнего вида своих стражей. На масках пограничников были нанесены узоры, напоминавшие какие-то демонические рожи, и пленники принялись строить догадки, для чего же эльфам это нужно. Варвар предполагал, что маски разрисовываются для запугивания нарушителей, однако пустынник считал, что настоящее предназначение этих загогулин в подготовке к знакомству с эльфийскими лицами, которые в реальности настолько страшны, что монстры на масках по сравнению с ними просто красавцы.
   - Ну, когда же мы всё-таки окажемся в городе остроухих? - вдруг спросил Хафейн, уже уставший как от споров с варваром, так и от подобного способа передвижения.
   Урлог посмотрел по сторонам .
   - Мы уже по нему ехать, - оказавшись рядом с незнакомцами, он снова перешёл на варварский диалект.
   - Между прочим, вокруг нас джунгли, - нахмурился богоборец.
   - Присматриваться внимательно, что это есть за джунгли.
   Хафейн добросовестно огляделся вокруг, после чего признал правоту соратника. Лес действительно стал казаться каким-то... неестественным, слишком уж аккуратно располагались тут растения. На первый взгляд вся эта правильность не была заметна, но при тщательном рассмотрении создалось впечатление, что каждому дереву и кусту отведено своё место, и они не посягают на территории других. Цветы здесь росли группами, напоминающими клумбы, и даже обычная трава отличалась одинаковой высотой, словно бы её специально подстригли.
   - Урлог это чувствовать, но не мочь объяснить, что именно чувствовать. Урлог видеть, что окружающая природа есть красива, но вот почему она есть красива, Урлог не знать. И поэтому Урлог не понимать, что нужно делать, чтобы достигать такой красоты...
   - Опять ты про свою красоту! И чего она тебе так далась?! - возвёл очи горе Хафейн. - А вообще, великий мудрец Ферсаим говорил: "Если боги не наделили тебя пониманием, не печалься, ведь они подарили тебе силу и разум, дабы ты сам смог постигнуть все тайны мирские".
   Хафейн, когда не знал, что ответить, всегда цитировал Книгу Пустыни, но Урлога слова трёх полоумных стариков совсем не утешали. Впрочем, уныние варвара вскоре уступило место совсем другим эмоциям, поскольку обоз, наконец, достиг места назначения.
   На минуту все приключенцы открыли рты от изумления, поскольку перед ними предстало действительно впечатляющее зрелище. Посреди большой поляны располагалось дерево, по высоте раз в пять превосходившее корабельную сосну, а по обхвату ствола сопоставимое с дюжиной баобабов. Пристально оглядев гигантское растение от выступающих из земли корней до вершины, зоркий Урлог обнаружил то, чего поначалу не заметили его попутчики - оно являлось тюрьмой! Там наверху, где зеленела раскидистая крона, на самых толстых её ветвях висели клетки, напоминающие те, в которых приехали Урлог сотоварищи, только немного большие по размеру. Клеток на дереве насчитывалось около полусотни, и внутри каждой из них сидели трое существ. Это наводило на определённые мысли, и варвар нахмурился.
   "Лесные тени" тем временем принялись за работу. Пока с дерева на длинных лианах спускались три клетки, эльфы вытащили пленников и развязали всех, кроме Фаньки. После этого, даже не сказав напутственных слов в духе: "Не смейте даже пытаться сбегать, иначе отрубим вам всё, что можно отрубить", стражи затолкали приключенцев в новые узилища, по трое в каждое. То, как их рассадили по клеткам, заставило Урлога опять нахмуриться. Эльфы прекрасно знали о первоначальных составах отрядов, и это совсем не походило на простое совпадение. Погружённый в свои размышления варвар даже не обратил внимания на то, как их практически в прямом смысле слова вознесли на небеса. Из дум его вырвал задорный голос:
   - Эй! И где же вы так долго шлялись?!
   Урлог недоумённо обернулся на окрик и уткнулся взглядом в соседнюю клетку. Внутри неё находились гоблин в одежде бедного горожанина и двое людей с нашивками имперских стражников на груди: один помоложе, с длинными, лихо закрученными усами, а другой пожилой, совершенно седой. Эта троица показалась варвару смутно знакомой... Ну, конечно, они же бросились ему в глаза тем памятным вечером в летающем дворце бога!
   - Так нехорошо, господа хорошие, - продолжал распинаться гоблин. - Все добрые люди и нелюди уже давным-давно тут торчат, а вы слоняться где-то изволили! Это ой как нехорошо!
   - Умолкни, Суба! - одернул его молодой усатый стражник и тут же сам обратился к новеньким. - А ведь и правда интересно, какой тропой вы сюда столько времени добирались? Последние из наших уже пять дней по клеткам сидят, канареек изображают. Хотя песни от этих птичек такие, что..., - он на секунду зажал свои уши ладонями и состроил жуткую физиономию. - Удивляюсь терпению остроухих, я б на их месте всем здесь языки повырезал.
   Тут его взгляд упал на связанную Фаньку, которой Хафейн и Ефсий не торопились расклеивать рот и распутывать конечности. Одевать воительницу маг и пустынник тоже не собирались, даже после того, как эльфы, изучив доспехи девушки и не обнаружив ничего подозрительного, брезгливо закинули их ей в клетку. Правда, проявить гуманность по отношению к соратнице мужчины всё-таки решили, намереваясь прикрыть девушку плащом, вот только не могли определиться, чьим же, неожиданно их одежда стала им очень дорога. Фаньке всё происходящее, разумеется, не нравилось, и она выражала свой протест яростным мычанием.
   - Кажется, ошибся я, можно всё-таки остроухих достать, - усмехнулся усач, указав пальцем на воительницу. - Видно, очень сильно их допекла, раз настолько жестоко скрутили. Хотя бабы существа такие, кого хочешь изведут. Вот у брата моего жена, так она...
   - Скажи лучше, куда мы попали, - ворчливо перебил парня доселе гордо молчавший гном.
   - Да считай прямо в центр столицы и попали. Вот она, главная площадь, прямо под нами.
   Некоторое время новички изучали окрестности. Дерево, словно бы помогая узникам в этом, время от времени медленно двигало ветвями в разные стороны, что позволяло осмотреть эльфийское поселение с высоты птичьего полёта, а иногда опускало их вниз, благодаря чему можно было разглядеть стоявших на земле.
   Стражник оказался прав: дерево-тюрьма действительно возвышалось на центральной городской площади, если, конечно, поляну можно было назвать площадью. От неё лучами во всех направлениях расходились несколько десятков тропинок, вдоль которых располагались сотни древесных дворцов, назвать их просто домами не поворачивался язык. Некоторые из них казались сплетёнными из тоненьких прутиков, а другие создавали впечатление полностью выращенных из земли. Каждый такой дворец являлся настоящим произведением искусства, но впечатлила эльфийская архитектура только Урлога и Арледу.
   Остальные их спутники оглядели это великолепие мельком и без особого восторга и гораздо больше заинтересовались толпившимися внизу местными жителями, которых здесь было очень много. Как обычно в это время суток то и дело начинался дождь, и тогда вся площадь покрывалась зонтами: большими и маленькими, монохромными и пёстрыми, одноярусными, многоярусными и вообще каких-то невероятных конструкций. В одежде эльфы отличались не меньшим разнообразием: от откровенных нарядов, едва прикрывающих самые интимные места, до длинных балахонов из десятков слоёв ткани. Большинство прохожих, продирающихся сквозь толпу по каким-то своим делам, не обращали внимания на болтающихся в клетках узников, но некоторые останавливались и подолгу стояли под деревом, задрав головы. Большую часть таких любопытных составляли эльфийские женщины, которых даже с высоты можно было отличить по сложным причёскам, размерами превосходившим их головы.
   А стражник всё допытывался о причинах, задержавших свежеприбывших в пути.
   - Так по какой же дороге вы сюда шли? По северной? По побережью? Или кораблём плыли?
   - Через горы, Эльфийский тракт, - немногословно ответил варвар.
   - Да вы отчаянные ребята, - присвистнул усатый. - Он ведь уже столько лет заброшен! Да и нечисть там, говорят, расплодилась в таких количествах, что без серебра лучше не соваться. Ну, и как, много неприятностей было?
   - Разбойники у Кинтеласта, линдворм на болотах, козлолюды в горах и хрэйханы на эльфийской границе, - проворчал вместо Урлога Басс.
   - Ну, вы везунчики! Считай, добрались вообще без проблем! А я вот, пока в эту тюрьму ни попал, даже выспаться нормально не мог.
   - Что так? - поинтересовался Хафейн, к тому времени уже проспоривший магу и отдавший свой плащ Фаньке.
   - Засады, - флегматично отозвался седой стражник. - Стрелы из-за каждого куста, ловушки на дорогах. Даже в трактире толком поесть не получалось: половина еды отравлена, а в другой половине - слабительное.
   - Слабительное-то зачем? - не понял пустынный воин.
   - Видимо, у кого-то из наших конкурентов имеются зачатки совести, и они стремились не убить нас, а всего лишь задержать, - пожал плечами старик.
   - Так это всё дело рук конкурентов?! - чуть ли ни хором удивились новички.
   - Ха! А вы чего хотели? Желание одно, а народу много, вот некоторые и стремятся уменьшить количество претендентов, атакуя друг друга. Мы-то ещё царапинами отделались, но вот десятка два групп так и остались лежать вдоль дороги, а ещё дюжина выбыла из соревнований, потеряв по члену команды. Этот Милфудж, честно говоря, редкостная сволочь с такими-то правилами. Вот погиб один из напарников, и всё, накрылись твои мечты медным тазом. Ты, может быть, сил ещё полон, но нет, выкинули тебя, потому что не смог уберечь какого-то типа, который тебе даже не друг... А вам вообще повезло. Хотя, может, тут ваша тактика помогла, вы же, я смотрю, тремя командами объединились? Ну, вот, а насколько мне известно, никто из претендентов на желание даже и не думал свои группы сплачивать. Но с большим-то отрядом справиться сложнее, чем с маленьким.
   - Значит, вам только соперники мешали? - Хафейн задал вопрос, вспоминая болотного линдворма с его покровителями. Неужели и их тоже специально поставили конкуренты?
   - Нет, не только соперники, - седой нахмурился. - Нам-то встретилось всего несколько бандитских шаек, и мы с ними быстро разобрались, а вот народ говорит о каких-то странных убийцах. Я их не видел, но из рассказов понял, что убийц всего пятеро, и действуют они поодиночке.
   - Профессионалы?
   - А то! Мастера своего дела. Больше половины убитых искателей желания - дело как раз их рук.
   - Урлог просить рассказать о тех убийцах, - в глазах варвара зажёгся хищный свет. Похоже, опять придётся сражаться со слугами бога смерти и надо быть готовым к этому бою.
   - Подробно описать не смогу, лишь в общих чертах, за ними же только издалека наблюдали, они на глаза почти и не показываются. Значит так, в той компании имеется то ли огр, то ли тролль, в темноте не разобрали, хотя заметили, что бьётся он каким-то артефактным оружием. Есть и некромант. Сам он не ходит, его пара зомбяков таскают в специальном кресле. Стрелка толком никто не разглядел, заметили лишь его небольшой рост и потому подозревают, что это хоббит или гном. Ещё видели кентавра. Крутой шпажист. Я сам лично нашёл исколотый труп Куза Кровавые Руки, а его не так-то просто было победить...
   - Урлог знать, что Куз хорошо фехтовать. Несколько лет назад Урлог драться с ним, - мрачно проговорил варвар.
   - А за главного у них человеческий мальчишка, - на полном серьёзе закончил старик.
   - Мальчишка? - недоверчиво переспросил пустынник.
   - Ну да, на карлика он не похож. Такой горбатый пацан лет двенадцати, дерётся двуручным мечом и голыми руками. Его случайно один разбойник разглядел, в кустах спрятавшись. Бедняга потом двинулся рассудком, но об увиденном убийце рассказать всё же сумел.
   - Мы всё это запомним, - Урлог и Хафейн переглянулись.
   - А смысл? - невесело усмехнулся пожилой стражник. - Мы сейчас в плену, и неизвестно, что с нами в ближайшем будущем сделают. Тут в дальней клетке сидят двое эльфов, так они прямо говорят, что смертная казнь через "проращивание" это самое милосердное из того, что нас ожидает.
   - А что такое "проращивание"? - не сдержал любопытства Басс.
   - Да откуда же мне знать, я ведь не местный. А эльфы молчат... Хотя кое-что про здешних обитателей они-таки рассказали.
   - Поделишься? - заинтересовался Хафейн.
   - Да пожалуйста. Видите, сколько внизу зонтиков? Так вот, по ним тут определяют общественный статус. Чем зонт больше, тем выше положение его хозяина. Например, вон тот стоящий в углу площади, что разодет как павлин и смотрит на всех с гордым видом, судя по его крошечному зонтику, от силы пятый помощник третьего дворника. И нарядился так, скорее всего, чтобы показать, что у него деньжата водятся. Зато вот этот скромный мужик в чёрном, если верить его зонту, важная шишка, как минимум дворцовый управитель.
   - А ты, однако, хорошо в эльфийских статусах ориентируешься, - хмыкнул Хафейн.
   - Так уж сколько дней тут сижу! Делать нечего, только местных разглядывать и остаётся, вот и наловчился.
   - И ещё я кое-чего не пойму, - продолжал пустынный воин. - Что дворцовый управитель делает возле застенок? Хотя какие это, к демонам, застенки, это самые настоящие подвески, - хмуро пробурчал он уже гораздо тише
   - Это дворцовая тюрьма, - терпеливо пояснил седой. - А сам дворец здесь недалеко, по ту сторону ствола, только ветки туда никогда не поворачиваются... Про зонты-то дальше слушать будете?
   Новоприбывшие дружно закивали.
   - Тогда продолжаю. Форма зонта отражает различия между какими-то внутриэльфийскими кастами, но я в них не разбираюсь. Знаю только, что вон те, с квадратными зонтиками, точно жрецы. Цвет тоже важен, обозначает принадлежность к определённому клану. Свободные эльфы, не связанные клановыми узами, носят белые зонты, а если к такому зонту добавляется зелёная бахрома по краям, значит, остроухий ищет себе сюзерена.
   - Да уж, я смотрю, ты действительно не просто так здесь висел, - уважительно произнёс Хафейн.
   - Говорю же, заняться больше нечем было, - стражник пожал плечами. - Ещё эльфы придают большое значение тому, как уложены волосы, но это касается женщин и военных, гражданский мужчина может сооружать на голове что угодно. Так вот, в здешней армии по причёскам определяются звания. Завязанные в хвост волосы - рядовой, одна коса - уже десятник, две косы - младший офицер, ну и так далее по возрастанию. Только о причёсках их командования ничего не знаю. Сам эльфийских генералов не видел, а соседи на эту тему не распространялись. Так что остаётся лишь гадать, то ли у них, как у офицеров, по куче косичек, то ли что-то более замысловатое. А вот придворные дамы предпочитают высокие причудливые причёски, и чем выше и заковыристей такое "воронье гнездо", тем знатнее его обладательница. Мы сейчас на территории дворца, поэтому вдоволь можем налюбоваться на то, что носят на головах благородные эльфийки. Вне его стен, где знати меньше, причёски у женщин гораздо проще.
   - А вон, смотрите, стоит эльфийка вообще без причёски, с распущенными косами! - подал голос Пэтти.
   - О, это не просто эльфийка, - в разговор снова вступил молодой стражник. - Это незабудка!
   - Кто? - переспросил Урлог и с интересом посмотрел на ту самую женщину, разглядывавшую что-то у себя под ногами. Все находившиеся на площади дамы выделялись красотой и притягивали взгляд, но она почему-то отличалась от них, словно чистый бриллиант от цветных стекляшек. Её гладкие чёрные волосы, на которые обратил внимание хоббит, струились почти до колен, и, действительно, укладка такой роскоши в высокую причёску стала бы просто преступлением! Наряд эльфийки состоял из нескольких слоёв тёмного, но настолько прозрачного материала, что он не скрывал практически ничего из достоинств её прекрасного тела. В одной руке, как и положено, она держала зонтик, а в другой - лёгкий масляный фонарь.
   Женщина была красива, но, как известно, безобразных эльфов не существует (вопреки предположениям Хафейна), и чем-то особенным её точёное личико среди лиц соотечественниц не выделялось. Вернее, не выделялось до тех пор, пока она ни подняла взгляд и внимательно ни посмотрела на Урлога... Её глаза оказались поистине неповторимыми! Огромные, ярко-фиолетового цвета, наполненные таким количеством страсти, нежности и при этом тоски и ожидания, что варвар буквально утонул в этом прекрасном бархатистом взоре и опомнился только через пару минут.
   - Незабудка. Прекрасная и неповторимая, - с благоговением произнёс усач.
   - Ишь как заговорил. А мне показалось, что ты баб не особо-то жалуешь, - поддел его Хафейн.
   - Да не баба она, а незабудка! Это... Я даже не знаю, как объяснить, - молодой стражник призадумался. - Вот если взять проститутку из борделя, добавить ей умения актрисы императорского театра, знания выпускника научной академии и материнскую ласку, тогда получится что-то похожее...
   - Это каста, - презрительно промолвил Суба. - Очень замкнутая каста самых качественных эльфийских шлюх.
   - Заткнись, Суба, достал уже! - седой подтвердил свои слова подзатыльником. - Да, незабудки действительно представляют собой касту, независимую, с высоким общественным положением. Они подчиняются только лесному владыке, да и тот может лишь просить об услуге, но не приказывать.
   - Но нельзя их называть шлюхами, - возмутился усатый. - Это слишком грубо. Незабудки - жрицы богини любви! Вообще у них два ранга: бутоны и цветки. Низшие, то есть бутоны, по сути дела себя действительно продают, хотя всё равно проституткам до них, как свинаркам до королев. Любой, кто сможет выложить приличную сумму, получит бутон себе в услужение на ночь или месяц, смотря сколько заплатит. Но вот цветки могут сказать "нет" самому владыке, даже если он отдаст им всю свою сокровищницу.
   Незабудки-цветки сами решают, с кем проводить ночи, и их избранники не всегда оказываются высокопоставленными особами. Даже самому ничтожному существу, не принадлежащему к народу эльфов, незабудка может подарить свою благосклонность. И тот избранный будет навсегда отмечен печатью судьбы... Эта как раз из цветков, видите, в руке фонарь? Он то ли символизирует поиски чувств, то ли служит для того, чтобы осветить любви дорогу. Если фонарик гаснет, служительница нашла возлюбленного и, пока с ним ни расстанется, не зажжёт новый огонь. У той фонарь горит, значит, ищущая.
   - То есть эти гулящие девки просто ходят и высматривают себе хахалей? - перебил его Хафейн.
   - Они ищут любовников не ради собственного удовольствия, а для того, чтобы одарить их страстью, нежностью и теплом!
   - Ну-ну, - брезгливо произнёс пустынный воин. - Какими красивыми словами блуд ни назови, всё равно он блудом и останется.
   - Вот морду от незабудок кривишь, а если бы тебя такая женщина выбрала, наверняка бы не смог устоять, - усмехнулся усатый.
   Вместо ответа Хафейн одарил стражника настолько озверевшим взглядом, что тот посчитал за лучшее замолчать и больше не цеплять буйно помешанного.
   А Урлог, пока слушал рассказ усача, не сводил глаз с незабудки. Та, в свою очередь, откинула зонтик за спину, чтобы удобнее было рассматривать заключенных в клетках. По её нежному лицу стекали струйки воды, но девушка даже не замечала этого. Присмотревшись повнимательнее, варвар заметил, что незабудка совсем не накрашена, потому и не боялась подставлять кожу дождю. В отличие от других увиденных сегодня Урлогом эльфиек, которые пусть и умеренно, но всё же пользовались красками для лица, эта была прекрасна безо всякого макияжа. И так нежна и трогательна в своей естественности была её красота, что варвар не мог понять, как вообще может повернуться язык обозвать такое очаровательное создание шлюхой. Возвышенные размышления эльфа внезапно и бесцеремонно были прерваны соседом, о котором он только что подумал.
   - Вот так всегда, - гнусно ухмыльнулся гоблин. - Каждый вечер она сюда приходит и высматривает что-то. Или кого-то... Похоже, нет в этой тюряге настоящих мужиков!
   - Заткнись, Суба! - на этот раз в дуэт стражников влился и голос Урлога, которого такие слова сбили с прекрасных мыслей, и теперь варвар был очень раздосадован.
   Минут на десять воцарилась тишина, которую в конце концов нарушил усатый:
   - Может, вам ещё чего рассказать надо? А то тоскливо просто так сидеть.
   - Надо, - отозвался Басс. - Где здесь туалет?
   - Дырка в углу. Но сначала надо вон за тот крючок дернуть, и ветка отнесёт клеть прямо внутрь дерева. Там все эти дела и делаются, заодно дереву подкормка. Эльфы такие прагматичные циники, что даже дерьмо узников у них в дело идёт. Вот только девушкам закрываться придётся, стен-то нет.
   Верениен, Арледа и связанная Фанька зарделись в смущении, осознав, что им предстоит.
  
   ***
  
   Приключенцы сидели, а точнее висели, несколько часов, и уже начало смеркаться. Хафейн с третьего раза всё-таки развязал спутницу (первые два попытки ограничивались доставанием кляпа и моментальным засовыванием его обратно) и забрал свой плащ. Покормить пленников эльфы не забыли, хотя еда оказалась более чем скромной. Тонкие ветки просунули сквозь прутья клеток широкие листья, наполненные толчёной кашицей из какого-то местного плода, на вкус напоминающего не очень горькую, слегка подслащённую редьку. После такого ужина Басс, любитель мясных блюд, битый час костерил эльфов на чём свет стоит. Суба наконец-то крепко получил по шее за то, что не следил за своими словами и едко высказывался о каждом из присутствующих. Ну, а больше за эти полдня ничего не произошло. Стражники оказались правы, в клетках было чересчур скучно, оставалось лишь болтать и следить за эльфами внизу. Незабудка, что так взволновала Урлога, ушла ещё час назад, поэтому варвар тупо пересчитывал прохожих.
   Внезапно площадь забурлила. Народ стал резко разбегаться в разные стороны, и места дворцовых обывателей заняли ровные ряды эльфийских солдат. Седой стражник даже присвистнул:
   - Ого, какие силы сюда пригнали! Вон "Лесные тени" справа стоят, с ними вы уже успели познакомиться. Слева - "Духи леса". Как я понял, тоже ничего хорошего: воюют, создавая иллюзии и сводя ими противников с ума. Рядом с "Духами" "Загробники" - самая элитная гвардия владыки. При посвящении проходят сложный обряд, во время которого их как бы частично умерщвляют, а потом оживляют, попутно выдирая часть души и вкладывая её в их личное оружие. Оружие после этого получает магические способности, делается крепче, смертоноснее, его нельзя украсть, а некоторое так вообще может разговаривать со своим хозяином. Сами гвардейцы после ритуала становятся фактически мертвецами и поэтому смерти не боятся. Каждый из них считает, что умереть во второй раз он уже не может. Ну а в красных плащах - "Пламенники", сильнейшие боевые маги страны... Но для чего же вся эта компания здесь собралась?
   Причина выяснилась очень скоро. Клетки одну за другой стали спускать вниз, затем узников вытаскивали наружу и, приставив к каждой тройке по десятку охранников, в который входили представители всех родов войск, отгоняли в сторону. В считанные минуты из "божьих посланников" выстроили колонну и под конвоем повели в направлении показавшегося из-за тюрьмы дворца. Бежать никто и не думал, уж слишком сильна была стража. Если пленников даже не стали заковывать в кандалы, значит, охране ничего не стоит моментально скрутить их всех. Урлог в глубине души невесело усмехался: запланированная попытка прорыва в столицу силой стала бы настоящим безумием. Одни загробники доставили бы его отряду серьёзные неприятности, чего уж говорить про других эльфийских воинов.
   Тем временем приближалась резиденция лесного владыки. Размерами дворцовое дерево превосходило тюремное чуть ли не в полтора раза, а вместо клеток на его ветвях красовались всевозможные лестницы и ажурные переходы, заканчивавшиеся либо огромными, освещёнными сотнями огней площадками, либо маленькими беседками. В толпе заключённых стали раздаваться восхищённые возгласы, но под грозными взглядами конвоиров все тут же утихли. На одной из площадок, располагавшейся на высоте десяти человеческих ростов над землёй, появился эльф в золотистом наряде. Видимо, его одеяние чем-то подсвечивалось, потому что в наступивших сумерках оно сияло как маленькое солнце. За ним двое слуг тащили огромный навороченный зонт, и, похоже, им было очень тяжело его удерживать. Брезгливо осмотрев собравшихся, "солнечный" эльф произнёс суровым голосом:
   - Презренные нарушители, склоните свои лица, ибо ждёт вас суд владыки Изумрудного Леса!
  

Глава 15. Весёлый государь

Если он меня прикончит матом,

Я его - через бедро с захватом,

Или - ход конем - по голове! No В. Высоцкий

   В приёмный зал владыки народ запускали, а точнее говоря, заталкивали, отрядными группами по трое. Периодически оттуда появлялся официальный герольд в "солнечных" одеяниях и приглашал внутрь очередную партию. За дверями скрылись уже пять команд, но вот обратно так никто и не вышел, что очень настораживало оставшихся. По залу, где подсудимые ждали своей очереди, проносились тревожные шепотки, и не будь эльфийская охрана столь серьёзно настроена, вполне бы мог случиться стихийный бунт, а то и ещё что-то похуже. Вариантов для побега не было. В помещении, помимо дверей в зал владыки, имелся ещё один вход, через который и завели толпу арестованных, но перекрывавшей его стражи вполне хватило бы для задержания профессиональной армии, чего уж говорить о безоружных.
   Время тянулось очень долго, а духота делала ожидание и вовсе невыносимым. На эльфов в их нарядах из тончайших тканей и варваров, одетых лишь в набедренные повязки, остальные смотрели с плохо скрываемыми завистью и злобой.
   Урлог, воспользовавшись вынужденным бездельем, анализировал сложившуюся ситуацию. Изначально сюда согнали около пятидесяти отрядов, но это же очень мало, даже с учётом описанных соседями потерь. По подсчётам варвара выходило, что команд здесь должно оказаться как минимум вдвое больше, но куда же могли подеваться полторы сотни претендентов на желание? Неужели сумели скрыться от "Лесных теней"? Или вообще решили не заходить на эльфийские земли? Всё это казалось Урлогу очень странным.
   А тем временем по указанию "солнечного" глашатая конвоиры выдернули из толпы подсудимых Субу и двух имперских стражников. Промежуток между появлениями герольда стремительно сокращался с каждым новым вызовом. Если сначала этот интервал достигал получаса, то на седьмой команде уже не превышал пяти минут. Все арестованные прекрасно понимали, что с такими темпами они уже очень скоро окажутся у владыки.
   - Великий старец Зухтима говорил, - вдруг шепнул Урлогу Хафейн, стоявший рядом. - Перед ликом смерти будь храбрым как лев, спокойным как скала и неудержимым как пламя. Так что если вздумаешь разнести здесь всё по щепочкам, только свистни.
   - Непременно, - кивнул головой Урлог и оценивающе посмотрел на своих напарников. Ни один из этих двух не являлся трусом. Редькинс вообще не знал, что такое страх, а Драммингс мог броситься на врага в любую секунду. Но пока теплилась хоть какая-то надежда решить все вопросы миром, варвар не хотел прибегать к крайним мерам.
   - Следующие! - снова объявил "солнечный" и пренебрежительно указал пальцем на Урлога, Пэтти и Басса.
   К помощи охраны глашатаю на это раз прибегать не пришлось. Урлог улыбнулся знаменитой варварской улыбкой, что заставляла трепетать сердца красавиц и вселяла ужас в души врагов, самостоятельно вышел из толпы и уверенным шагом направился к входу в приёмный зал. Гном и хоббит молча последовали за своим командиром. Взгляды всех троих выражали готовность встретить любые превратности судьбы с высоко поднятыми головами.
   Двери отворились, и подсудимые вошли внутрь. Зал для приёмов, к их огромному удивлению, оказался раз в десять меньше зала для ожиданий. Да и народу здесь оказалось сравнительно немного. Всего три десятка эльфов, разодетых как павлины, с каменными выражениями лиц стояли вдоль стен и обмахивались веерами, стараясь хоть немного облегчить невыносимую духоту. А в дальнем углу зала находилось огромное плетёное кресло, видимо, исполняющее функции трона, на котором расположился... Владыка Изумрудного Леса?!.. Урлог при виде такого зрелища изумлённо поднял брови, Басс поперхнулся, а Пэтти ехидно захихикал.
   Одеяние сидевшего на троне эльфа не отличалось многообразием деталей и состояло из простого серебряного венца с тремя крупными изумрудами и набедренной повязки из тонкой белой материи. Подобный наряд подошёл бы какому-нибудь варвару или дикарю, но вот на эльфийском правителе он смотрелся более чем странно. По поводу причёски монарх тоже не особенно напрягался, его пепельные волосы были собраны на затылке в обычный хвост, как у рядового солдата. На столике возле трона стоял огромный кальян, к которому полуголый эльф периодически прикладывался. После очередной затяжки он вялым взглядом оглядел ошарашенных посетителей и лениво произнёс непонятную фразу:
   - А потому что жарко, потому что я так хочу и потому что подданные должны восхищаться великолепным телом своего владыки!
   - Чего? - только и смог выдавить из себя шокированный Урлог.
   - Все, кого сюда ни заводили, в первую очередь интересовались причиной отсутствия на мне одежды. Поэтому я решил отвечать сразу, ещё до того, как зададут этот дурацкий вопрос, - пояснил владыка, вдохнул дым и опять заговорил. - Для справки, меня зовут Занниэль, и сегодня я буду вашим судьёй.
   - Урлог понимать!
   Владыка равнодушным взглядом скользнул по новоприбывшим, на пару мгновений задержавшись на мехе розового песца, после чего зевнул и спросил:
   - И что же понадобилось в нашем государстве такой странной команде? Меня вообще очень удивляет, как могли объединиться мой островной сородич, похоже, из клана "Стальной Акулы", почему-то переквалифицировавшийся в охотника на мамонтов, бородатый подгорный коротышка и священная зверюшка.
   - Я - Пэтти Редькинс! - обиделся хоббит.
   - Зверюшка, твоим именем и мнением я поинтересуюсь позже. Если вообще поинтересуюсь. Честно скажу, они мне безразличны.
   - Я - Пэтти Редькинс! - упрямо твердил Зелёный Нос. - И я - чёрный маг!
   - Зверюшка, мне всё равно, чем ты занимаешься, и твои цветовые предрасположенности меня тоже не волнуют... Но почему вы не отвечаете на вопрос, который я вам только что задал, а? Что же прикажете мне самому на него отвечать? Хм, да пожалуйста! - владыка подпёр подборок ладонью и скучающим тоном продолжил. - Вы, как я понимаю, божьи посланники, охотящиеся за одной из эльфийских реликвий, которая по случайному совпадению является составной частью некоего артефакта, потерянного этим вашим богом. Собрав все утраченные куски воедино, вы получите от своего нанимателя почёт, славу и уважение. Я правильно угадал?
   - Не совсем, - буркнул Басс.
   - И в чём же я ошибся?
   - Все награды получит только один из трёх!
   - Урлог подтверждать!
   - О, дело гораздо запутанней, чем я думал. Но мне оно всё равно не интересно, - лениво махнул рукой Занниэль. - Кстати, если до этой минуты вас обвиняли всего лишь в незаконном переходе границы, наказание за который пустяковое - всего пара-тройка лет на каторге, то сейчас вы сами подтвердили планирование вами преступления против имущества правящего Дома, а это, знаете ли, попахивает "проращиванием".
   - А что такое "проращивание"? - спросил Пэтти.
   - Вы, зверушки, любопытны просто до безобразия! Ладно, поясняю - это такая национальная казнь. Вас приведут в специальный сад, расположенный рядом с дворцом, привяжут к таким красивым узорчатым столбикам, а потом заставят проглотить по семечке одного растения, название которого вам всё равно ничего не скажет. Эти семечки, попав в желудки, с огромной скоростью начнут прорастать, протыкая своими побегами ваши внутренности и высасывая все соки и энергию. Особые свойства растения не дадут вам скончаться сразу. Говоря вкратце, пока кустарник полностью ни вытянет всю вашу жизненную силу, вы не умрёте. Обычно, ему для этого требуется трое-четверо суток, хотя находились и крепкие ребята, державшиеся по неделе. Зато потом.., - эльф вдруг замолчал и уставился на подсудимых, хитро улыбаясь.
   - Что потом? - рявкнул Басс. Гном уже был готов в любую секунду начать крушить всё вокруг. После столь красочного описания эльфийской расправы он не собирался сдаваться живым этим отморозкам.
   - Потом самое интересное, - радостно закончил Занниэль. - Вместо тела казнимого появляется очень красивый куст с великолепными кроваво-красными цветами. Так что если сейчас я не услышу от вас что-нибудь, заслуживающее внимания, придётся посылать за главным садовником.
   Гном, зверея из-за показной весёлости владыки, сжал кулаки и пристально посмотрел на варвара, но Урлог отрицательно покачал головой.
   - А причем здесь садовник? - не понял последних слов владыки Редькинс.
   - Главный садовник у нас по совместительству является главным палачом. Просто данный вид казни подразумевает некую... эстетичность. В этот сад ведь детей специально приводят, чтобы те растения показать, да и я сам не прочь иногда прогуляться среди цветущих кустарников, особенно когда там никто не орёт. А если устраивать "проращивание" бездумно, мы получим беспорядочные заросли. Но наш садовник - настоящий мастер. Он умудряется так расположить казнимых, что на его работу потом любо-дорого смотреть. Сплошное торжество элегантности и красоты! Хотя с вами ему придётся помучиться. Дело в том, что если к этой казни приговорены несколько персон, запрещается расставлять их в разных уголках сада, только всех вместе, но в данном случае это требование ни к чему хорошему не приведёт, поскольку рост и размеры у вас очень разные. Впрочем, зная таланты главного садовника, думаю, что и с этой проблемой он справится. Ну, вам есть, что сказать, или мне уже можно утверждать приговор?
   - Я протестую! - выкрикнул Пэтти.
   - Протестуешь? - брови владыки от удивления поползли вверх. - Зверюшка, да ты, похоже, не осознаешь своего положения. Ваша троица до сих пор жива лишь потому, что мне скучно, и я надеюсь на то, что вы сумеете меня развлечь.
   - Скучно?
   - Ну да! Знаешь, зверюшка, я существую на этом свете уже две тысячи лет и, если будет на то милость светлых, тёмных и прочих разноцветных богов, проживу ещё столько же. За эти долгие годы я повидал так много всего, что меня уже практически невозможно ничем удивить, и теперь я просто умираю от скуки. Флорхет может подтвердить, - Занниэль кивнул в сторону эльфа, стоящего за креслом-троном.
   Урлог, уже несколько минут внимательно рассматривавший этого Флорхета, хмурился всё больше. Он не нравился варвару. Если большинство жителей Изумрудного Леса взирали на чужаков просто с презрением, то взгляд единственного глаза этого эльфа выражал такое омерзение, словно бы перед ним дурнопахнущие трупы. В остальном его лицо было совершенно бесстрастным.
   - Кстати, а может сам Флорхет меня развлечёт? Иногда ему это удаётся, - призадумался владыка. - Эй, Флорхет, давай покажи своё шутовское мастерство!
   - Он есть шут? - удивился Урлог.
   - Ну, сегодня он шут, - Занниэль задумчиво посмотрел в потолок. - И вчера тоже, кажется, был шутом. А до этого неделю работал придворным бардом. А ещё раньше являлся... ага, моим личным парикмахером. Но вот кем он был до парикмахера?
   - Балетмейстером, Ваше Владычество, - подсказал Флорхет тоном, показавшимся Урлогу слишком мягким. - Если дадите на то Ваше дозволение, я на секунду отлучусь, чтобы подготовится к исполнению возложенных на меня обязанностей.
   - Отлучайся! - разрешил владыка.
   Шут поклонился, но покидать приёмный зал не стал, а просто ещё дальше зашёл за кресло.
   - На самом деле, Флорхет мой личный телохранитель, - зевнул Занниэль. - Но поскольку охранять меня в принципе не от кого, я даю ему всякие мелкие временные должности, чтобы не застаивался. Да и на какое-то время от скуки спасает...
   - Я готов! - перебил объяснения владыки громкий голос.
   Флорхет появился из-за трона, медленным ровным шагом прошёлся через весь зал до подсудимых и так же неспешно вернулся обратно. Придворные заулыбались, а владыка захохотал. Что касается троих приключенцев, то они изумлённо уставились на всё это, пытаясь понять причину смеха.
   - Вот умора! - ржущий Занниэль хлопнул рукой по подлокотнику трона. - Знатно насмешил, зараза!
   - И где здесь смеяться? - гневно прорычал Басс, не в силах больше терпеть эльфийские издевательства.
   - Как это где? Разве не видите: у него же меч на левой стороне висит! - ухмыльнулся владыка, утирая выступившие от хохота слёзы.
   - И? - не успокаивался гном.
   - Так Флорхет ведь левша. Вот и представьте, как он будет свой клинок вытаскивать. Вот смех-то, я не могу!
   Урлог почесал в затылке, Пэтти хихикнул ради приличия, но осёкся под суровым взглядом гнома, который был неумолим.
   - Это не смешно, - не сдавался Басс. - Эльфийский юмор вне моего понимания.
   - У нас есть и более грубые шутки, - пожал плечами владыка, похоже, совсем не обидевшись. - Вот, например, один из моих шутов полгода провёл при инлосском дворе, постигая местные направления юмора, и вчера как раз вернулся. Надеюсь, сейчас он покажет нам, чему научился. Эй, стража, поторопите Энлиаза, а то я снова начинаю скучать!
   Судя по тем скорости и рвению, с какими было выполнено приказание, эльфы Изумрудного Леса старались лишний раз не огорчать своего владыку, потому что очень его уважали. Ну, или же очень боялись. В любом случае, уже через минуту в левой стене открылась дверца, ранее не замеченная никем из приключенцев, и оттуда мешком вывалился эльф с размалёванным лицом, накладным красным носом, в кудрявом рыжем парике и обвешанном бубенчиками костюме пёстрой расцветки.
   - А вот и я! - крикнул новоприбывший Энлиаз, после чего залился громким смехом и бросил в одного из придворных тухлое яйцо. Придворный недовольно скривился и стал стирать образовавшееся на груди пятно кружевным платочком. Шут тем временем принялся носиться по залу, дико хохоча и дубася бутафорским мечом всех, кто подворачивался под руку. Услышав хоббитский хохот, Энлиаз попытался было поглумиться и над подсудимыми, но угрюмая физиономия Урлога заставила его отскочить от троицы чужаков как можно дальше, попутно размазав кремовый торт по своему собственному лицу.
   - Что это?! - в голосе Занниэля появились возмущённые интонации, и поэтому улыбающийся Басс и хохочущий Пэтти тут же постарались придать себе прежний серьёзный вид. - Да это какое-то издевательство, а не шутки! Любезный Энлиаз, кто вас этому учил?
   - Старший императорский шут, - гордо ответил красноносый эльф. - Он сказал, что у меня есть несомненный талант, благодаря которому я обязательно попаду в историю.
   - В историю ты точно попадёшь как эталонный представитель самого безвкусного юмора, - владыка покачал головой и обернулся к Флорхету. - Убери Энлиаза.
   - Слушаюсь!
   Безропотный телохранитель, не произнеся более ни слова, подошёл к дрожащему от ужаса шуту и резким движением клинка смахнул тому голову, после чего вернулся к Занниэлю.
   - Выполнено! - отрапортовал Флорхет, низко кланяясь.
   - Вообще-то я подразумевал всего лишь выставление его из дворца, - Владыка поморщился, словно от зубной боли. - Впрочем, данный вариант меня тоже устраивает. Эй, унесите тело!
   Пока слуги убирали обезглавленный труп и меняли ковёр, верховный эльф задумчиво созерцал подсудимых. Те, впечатлённые скоростью и жестокостью расправы, старались молчать и не делать лишних движений.
   - Я придумал, - наконец сказал Занниэль, посмотрев в потолок. - Ваша компания довольно забавна и, думаю, вполне способна развеять мою скуку. Я дам вам ровно три задания, не больше и не меньше. Если сумеете с ними справиться, сниму с вас все обвинения и даже отдам тот самый кусок артефакта. Ну, а не сумеете - что ж, главному садовнику придётся усердно поработать. Эти условия вас устраивают?
   - Устраивают, - гаркнул Басс, особо не задумываясь о подробностях договора с владыкой. У гнома просто не осталось сил, чтобы терпеть такую духоту, да ещё и в обществе эльфов, и ему хотелось как можно быстрее отсюда вырваться.
   - Я согласен, - ухмыльнулся Пэтти в предвкушении демонстрации своих способностей. Эльфийские задания наверняка будут сложными, и без его некромантской магии соратникам ни за что не управиться!
   А вот Урлог задержался с ответом. Уж слишком ему не нравились ехидные взгляды, которые стали бросать на приключенцев придворные, едва только владыка предложил сотрудничество. Означает ли это, что в сделке кроется какой-то подвох? В любом случае, с этим Занниэлем следовало быть настороже и держать ухо востро.
   - Урлог соглашаться! - скрепя сердце произнёс варвар после недолгого раздумья.
   - Вот и славно! - владыка довольно потёр руки. - Конечно, вы должны понимать, что ничего лёгкого я вам не поручу, но и невыполнимого тоже не будет. Сейчас можете идти отдыхать, а я пока завершу суд ну и... придумаю... да, придумаю, чем же вашу компанию озадачить.
   Хитрая ухмылка главного эльфа не предвещала ничего хорошего, но всё-таки смертная казнь откладывалась, и можно было вздохнуть с облегчением.
  
   ***
  
   Уже миновала ночь, заканчивался день и близился следующий вечер, но Владыке пока не было дела до троицы. Впрочем, приключенцы по этому поводу и не переживали, не особо горя желанием браться за поручения чудаковатого короля. Разместили отряд, надо отдать должное, в роскошных покоях, состоящих из нескольких комнат, на втором этаже дворца. Здесь имелось всё необходимое для полноценного отдыха, за исключением кроватей. Вместо них были лиственные матрасы, уложенные прямо на пол, именно на таких предпочитали спать сами эльфы. Кроме того, стражники вернули оружие и личные вещи, конфискованные при аресте.
   Едва только перешагнув порог нового пристанища, Басс и Пэтти завели спор на тему: "Что злые эльфы придумают, чтобы опорочить несчастных некромантов и менестрелей", поэтому Урлогу пришлось скрыться в самой дальней комнате. Здесь он наконец-то смог остаться наедине со своими мыслями, но облегчения это не принесло, поскольку думы были очень невесёлыми. Нет, смерти варвар не боялся, его гораздо больше пугала вероятность неудачи. Об участи команд Хафейна и Торлеса, к которым он уже успел привязаться, Урлог старался вообще не думать, искренне надеясь на то, что до "проращивания" дела не дойдут.
   Проблем добавляла внезапно распустившаяся коса. Раньше заплетать её помогали девушки или дракон, а теперь попытки самостоятельно привести свою причёску в порядок постепенно доводили варвара до исступления. Чтобы хоть как-то отвлечься, он принялся разглядывать проходившие под окнами учения. Несколько юных загробников под руководством опытного вояки отрабатывали удары. Варвар наблюдал за этим, скептически хмыкая над каждым движением молодёжи. Однако мастерство наставника, напротив, внушало уважение. Урлог пришёл к выводу, что в его поединке с этим бойцом силы, скорей всего, будут равны.
   - Они действительно никогда не отступают? - обратился сам к себе варвар, даже не заметив, что произносит это вслух.
   - Иногда они нарушают свою клятву, но такое случается очень редко, - вдруг раздался за его спиной тихий женский голос.
   Урлог недовольно насупился. Обычно его уши могли услышать даже биение сердечка мыши за стеной, но та, что стояла сейчас позади, подошла абсолютно бесшумно, ничем не выдав своего присутствия.
   - Отступник обязан срезать свою косу и на глазах товарищей, которых он покрыл позором, должен затянуть её вокруг своей шеи, - продолжала говорить незнакомка. - Когда позволяют время и место, в процессе удушения предателю надо успеть сочинить песню, в которой требуется перечислить свои грехи, признать свою вину и попросить прощения. Если это ему удаётся, прощение будет даровано.
   - Посмертно? - спросил Урлог, обернулся и замер, поражённый. В дверном проёме стояла незабудка, та самая, что приходила к тюремному дереву. Её ярко-фиолетовые глаза смотрели на варвара с такими нежностью и страстью, что ещё немного, и Урлог, наверное, упал бы на колени, чтобы поклясться в вечной верности обладательнице этих прекрасных очей. Лишь многолетняя выдержка помогла ему устоять на ногах.
   - Да, посмертно, - кивнула головой незабудка и шагнула в сторону варвара. Лёгкие ткани, в которые она было облачена, колыхнулись в такт движению. У эльфа пересохло в горле. Со столь небольшого расстояния её фигура, хорошо различимая сквозь прозрачные одежды, стала ещё более манящей. Незабудка приблизилась на один шаг, на другой, на третий.
   - Считается, что предательство загробника бросает тень проклятия на весь его род. Однако если виновный раскается и получит отпущение своего греха, на его семье проступок никак не отразится. Но для чего тебе всё это знать? Ты ведь не собираешься вступать в гвардию?
   - Не собираюсь, - ответил варвар. - У меня свой путь.
   - Я это вижу, - девушка перешла на шёпот. - Я могу прочесть твою душу. Ты следовал путём битв и путём побед, но сейчас предпочёл другую дорогу. Твоя новая стезя очень странная, и я не понимаю, куда она ведёт.
   - Я ищу красоту! - выпалил эльф. - Я хочу понять её суть!
   - Суть красоты? Как странно воину искать то, что недоступно даже посвятившим свои жизни смыслу прекрасного. Лучше оставь этот путь, он не для тебя. На нём ты найдёшь лишь горе и страдания и не сможешь одолеть его до конца. Иди ко мне, я покажу тебе новую дорогу, - она осторожно коснулась щеки Урлога пальцами левой руки. - Ты отмечен печатью величия. Подобные тебе с небольшим отрядом захватывают целые страны, свергают тиранов и восходят на престол. Ты можешь создать собственную империю и прославить своё имя в веках... Так какую же дорогу ты изберёшь, могучий воин, принадлежащий нашему народу, но так не похожий на нас ни телом ни душою?
   - У тебя красивые волосы, - внезапно произнёс Урлог и подался вперёд, чтобы погладить собеседницу по голове, но в последний момент всё-таки отдернул руку. - Но я не могу принять то, что ты мне советуешь. Я должен следовать своим путём. Не знаю, как далеко смогу зайти, но... это мой выбор!
   - Ты странный и забавный, - рассмеялась незабудка. - Пытаешься понять смысл красоты, отыскивая её во мне? Увы, мой дорогой варвар, я не сумею объяснить тебе сущность прекрасного, однако смогу поделиться с тобой кое-чем иным.
   Одним лёгким дуновением девушка погасила свой фонарик, быстрым движением руки расстегнула застёжку, и вся ткань, скрывавшая её тело, упала на пол. Урлог почувствовал как кровь вскипает в его жилах, и сдерживать себя уже не мог. Красота, артефакт, путь, задания владыки - всё это исчезло в огне бушующей страсти.
  
   ***
  
   Басс сердито покосился в сторону дальней комнаты. Раздававшиеся оттуда стоны, вскрики и лёгкий шорох листвы в матрасе не оставляли никаких сомнений по поводу того, что там сейчас происходило. Впрочем, иного от этой девки ждать и не приходилось, достаточно было увидеть её похотливое лицо, когда она нагло ворвалась в их покои и, поинтересовавшись местонахождением варвара, побежала к нему. Однако Драммингса в данный момент беспокоили не развлечения Урлога, а предстоящее испытание, и гном, стараясь не обращать внимания на звуки из-за стенки, проводил инвентаризацию своего снаряжения, чтобы в случае чего быть во всеоружии. Рядом сидел Пэтти и, тихонько насвистывая под нос какую-то незатейливую мелодию, обвешивался магическими амулетами, закупленными в начале похода. Редькинс посчитал, что ожидающее их дело окажется очень трудным, а потому решил использовать всё то, что считал тяжёлой артиллерией.
   - Ну, и зачем ты с этим возишься? - ворчал Басс. - Даже Тарм сказал, что твои артефакты редкостный хлам, не способный зачаровать и муравья!
   - Тарм их самолично обработал, - возразил Пэтти. - После чего их мощь возросла в два, нет, в три раза! И если я научусь правильно их использовать...
   - То ничего не изменится, - перебил хоббита гном. - Потому что это не артефакты, а никчёмный мусор!
   - Всё решит битва, - пожал плечами Зелёный Нос.
   Обычно беззаботный хоббит сейчас настроился на серьёзный лад. Тот факт, что он, один из немногих существующих в мире некромантов, оказался в самом сердце цитадели адептов Света, изрядно подстёгивал воображение Пэтти. Редькинс решил продать свою жизнь как можно дороже, чтобы потом летописцы ещё тысячу лет писали о Великой Битве, в которой Тьма пала под ударами Света, но так и не сдалась!
   Подготовку к предстоящему сражению вдруг прервали три глазастые мордашки, неожиданно появившиеся в оконном проёме.
   - Смотрите, - шепнула первая из них. - Вот они, те самые придурки, что согласились на условия владыки.
   - Бедняги, - голос второй был полон грусти. - Мне их жаль, владыка разделает всех под орех.
   - Сами виноваты, - усмехнулась третья. - Нечего по нашим лесам шастать.
   - Я, между прочим, всё прекрасно слышу! - рявкнул Басс. - А ну-ка брысь отсюда!
   Вместо ответа эльфята с удовольствием продемонстрировали свои длинные языки и принялись корчить рожи.
   - Ах, так! Ну, сами напросились! - арфа-топор чуть ли ни сама прыгнула в руки гнома. - Получайте!
   Земля гремит, и эльф дрожит:
   Топорик гнома в лоб летит!
   Познают впредь, что значит смерть,
   А Басс об этом будет петь!
   Неопытным слушателям хватило первых строк, чтобы попрыгать с карниза и с криками разбежаться. Пэтти проводил ребятню презрительным взглядом.
   - Слабаки, - процедил сквозь зубы хоббит. - Если все светлые эльфы такие хлипкие, то мне даже не интересно с ними биться.
   - Ты уже замучил меня своей идеологией, - простонал Басс. - И что это ещё за дрянь у тебя в руке?
   Пэтти держал одного из жуков-рукохватов, пойманных во время штурма обители Тарма. Улыбаясь, хоббит осторожными прикосновениями пальца проверял остроту челюстей насекомого.
   - Это трофей, - торжественно заявил Зелёный Нос. - Тарм говорил мне, что основная слабость некромантов заключается в том, что мы слишком сильно зависим от могильников. Мертвецов со скелетами с собой особо не потаскаешь, разве что призрака упаковать можно. Но я нашёл выход! С десяток таких крошек, и мне можно будет сражаться против небольшой армии!
   - Ты - маньяк, - убеждённо покачал головой гном.
   - Я знаю! - гордо ответил хоббит.
  
   ***
  
   Прошло ещё два часа, и уже успело стемнеть, прежде чем приключенцев всё-таки вызвали к владыке. Урлог зевал на ходу. Незабудка заставила варвара изрядно потрудиться, и теперь он чувствовал себя уставшим, но счастливым, тем более что эльфийка напоследок соорудила ему нужную причёску. Немного огорчало то, что после всего произошедшего между ними девушка, не сказав ни слова, исчезла столь же незаметно, как и появилась. А ещё настораживало, что ушла она буквально за минуту до появления посыльных. Впрочем, последнее вполне могло оказаться случайным совпадением.
   Владыка встретил приключенцев в маленькой прямоугольной зале, больше похожей на коридор. Наряд эльфийского правителя дополнился белой рубашкой нараспашку, короткой настолько, что она едва доставала до набедренной повязки. Из придворных на этот раз присутствовали только Флорхет и двое слуг с опахалами.
   - Ну, наконец-то я вас дождался! - начал Занниэль капризным тоном, который тут же сменил на ехидный. - Я немного поразмыслил и кое-что решил. Кто-нибудь из вас умеет играть в шахматы?
   - Я! - выкрикнул Пэтти. - У нас в деревне каждые выходные турнир проводят, и я даже пару раз брал главный приз. Только чур я за Тьму играю!
   - Ха! - оттолкнул его в сторону Басс. - Я был победителем в шахматных состязаниях между кланами гномов.
   - Урлог видеть, как играть люди, - осторожно промолвил варвар. - Урлог знать, как ходить фигуры.
   - К сожалению, я не могу играть сразу с троими, правилами это запрещено, - погрустнел Занниэль. - Поэтому выбирайте сами, кто из вас будет моим соперником. Кстати, если ещё не поняли, шахматная партия с владыкой - это и есть ваше первое задание.
   - И всего-то? Или..., - гном насторожено прищурился. - Ваше Владычество, а вы случаем не местный чемпион?
   - Что вы, что вы! - воскликнул Занниэль. - Я даже Флорхета ни разу не побеждал, а он и в полусотню лучших игроков дворца не входит. Просто мне захотелось сегодня поиграть, вот я и подумал, может, вы составите мне компанию?
   - Составим, даже не сомневайтесь, - проговорил довольный Пэтти, даже не обратив внимания на то, как сильно хмурит брови Урлог. - Больно уж приз заманчивый.
   - Ну, тогда прошу вас проследовать за мной в зал для игры, - владыка кивнул головой на ближайшую дверь.
   - Урлог видеть над дверью надпись.
   - Ах да, это всего лишь девиз моего личного шахматного клуба. Видите ли, я хоть и посредственный игрок, но шахматы очень люблю, поэтому и решил создать собственный игровой клуб. Над этой дверью написано: "Ekesstora malaan ghoelle", что в приблизительном переводе с древнеэльфийского значит: "Шахматы - не для слабых".
   - Хороший девиз, - кивнул гном. - Мы готовы к игре.
   - Тогда добро пожаловать, - вежливо сказал владыка, распахивая дверь.
   В отличие от предыдущей комнаты, игровой зал был очень большим. Его площадь вполне позволяла проводить в нём торжественные церемонии и даже балы. Но "божьих посланников" поразили вовсе не размеры зала, а то, что две трети его занимала огромная шахматная доска. Изумлённый Пэтти подбежал к ближайшей из клеток и улегся на неё, после чего с грустью констатировал, что даже вытянутыми руками и ногами не может достать до её краёв. Не менее шокированный Басс в это время изучал фигуры, каждая из которых раза в три превышала гномий рост. Кроме того, они оказались не классическими белыми и чёрными, олицетворяющими Свет и Тьму, а серебряными и золотыми, покрытыми сотнями драгоценных камней.
   - Они что, все целиком из золота и серебра? - только и смог спросить ошарашенный гном.
   - Увы, нет, - извиняющимся тоном произнёс Занниэль. - Я бы с радостью заказал комплект полностью из драгоценных сплавов, но наши горы бедны на эти металлы, поэтому пришлось ограничиться позолотой и посеребрением.
   - А из чего же тогда сделаны фигуры? - насторожено поинтересовался Басс, в чью голову стали закрадываться нехорошие подозрения.
   - Чистое железо, - улыбнулся Занниэль. - Но не волнуйтесь, там много пустот и полостей. Не мог же я позволить израсходовать на обычную прихоть столько дорогого металла.
   Вместо ответа гном попробовал подвинуть пехотинца. Ему с трудом удалось сместить его всего на пару ладоней, после чего он оставил это занятие и отошёл в сторону. Безобидное на первый взгляд дело потребовало огромного количества усилий, и Басс чувствовал себя так, словно целый день бился с дюжиной драконов.
   - Фигуры же неподъёмные! - возмутился он. - Как, по-вашему, мы должны их передвигать?!
   - Ну, можно использовать магию или обратиться к скрытым резервам организма, - лицо владыки было невинным как у младенца, хотя варвар, гном и хоббит прекрасно понимали, что над ними издеваются.
   - Магия, говорите? - хмыкнул Басс. - Я ею не владею, а потому не подниму даже пехотинца. Тебе, Редькинс, надо создать хотя бы костяного дракона, чтобы тот двигал фигуры, вот только делать-то его не из чего. Урлог, ты тоже не умеешь колдовать, но зато очень силён и можешь обладать этими скрытыми резервами. Так как насчёт тебя? Мы же в праве ему подсказывать?
   - Игра только один на один, - Занниэль был непреклонен.
   - Ладно, Урлог играть, - мрачно промолвил варвар. - Урлог попробовать.
   - Вот и хорошо, - согласился владыка. - Теперь разъясню правила. Игра идёт до победы или же до окончания выделенного для раздумий времени, что приравнивается к поражению. До тех пор, пока игрок ни сделает ход, его время бежит, а когда фигура всё-таки будет передвинута, оно остановится и включится время оппонента, которое не учитывалось с момента его последнего хода. Затраченные на ходы минуты и часы суммируются и в итоге не должны превышать лимитированный отрезок. Всё предельно просто. Видишь на стене двое часов? Вот эти будут отмерять моё время, вон те - твоё. И те и другие заведены всего на час, так что если будешь долго думать или, - Занниэль усмехнулся. - Долго переставлять фигуры, то твоё поражение станет неминуемым.
   - Урлог соглашаться! - решительным голосом сказал варвар.
   - Эй, Ваше Владычество! - вдруг выкрикнул гном. - А сами-то Вы как будете фигуры двигать?
   - Ох, я совсем забыл!
   Занниэль щёлкнул пальцами, часть стены напротив часов отодвинулась, и из образовавшегося отверстия вышел здоровенный голем, ростом в два раза выше здешних шахматных королей.
   - Как видите, я заранее побеспокоился об игровом инвентаре. А теперь попрошу вас двоих проследовать вон туда. За тем зеркалом есть комнатка, откуда вы сможете наблюдать за матчем, но при этом моему сопернику не удастся услышать сигналы и разглядеть знаки, подаваемые кем-то из вас. Да, вот такой я коварный тип, - торжествующе закончил владыка.
   Комната, в которую отправили Пэтти и Басса, действительно оказалась изолированной от игрового зала. Толстые стены не пропускали звуки (Редькинс, оказавшись здесь, первым делом попробовал докричаться до варвара, но безуспешно), а единственное окно являлось снаружи зеркалом, так что Урлог соратников не слышал и не видел, и любые попытки подсказать были совершенно бесполезны. Вместе с хоббитом и гномом в зазеркальной комнате остался суровый хладнокровный Флорхет, так что покинуть её без разрешения до конца игры было невозможно.
   Урлог тем временем обошёл все свои серебряные фигуры, примерился к каждой, после чего кивнул головой, давая согласие на начало состязания. Владыка, видимо, издеваясь, предоставил ему право первого хода. Варвар походил крайним левым пехотинцем.
   - Идиот! - простонал Басс. - Кто же так игру начинает.
   Занниэль, похоже, был того же мнения, что и гном, и не счёл варвара серьёзным противником. Эльфийский правитель, казалось, вообще не думал, лёгким мановением руки отправляя своего голема перемещать фигуры. А вот Урлог наоборот каждый раз по несколько минут изучал доску и только после этого с трудом, напрягая все мускулы, сдвигал фигуру. Варвар использовал уже полчаса, а владыка ограничился лишь десятью минутами. Но Занниэлю оказалось мало временного превосходства, и он, продолжая издеваться над соперником, пожертвовал ему пару пехотинцев и даже осадную башню, после чего двинулся в наступление, готовясь развить свой успех.
   Однако уже через минуту правитель крепко призадумался, потому что Урлог заманил его в ловушку возможностью лёгкой победной атаки и, воспользовавшись ослаблением внимания к флангам, протащил того самого первого пехотинца до последней клетки. Теперь на доске стояли два серебряных генерала, и Занниэлю надо было срочно что-то решать с защитой своего короля. Владыке пришлось потратить пять ходов и обоих всадников, чтобы ликвидировать возникшую угрозу, но к этому времени ещё один серебряный пехотинец вплотную подошёл к краю доски. Занниэль нахмурился. Он всё дольше и дольше думал над своими ходами, и затраченное им время уже сравнялось со временем противника. Урлог же, не теряя темпа, продолжал наступать. Владыка оказался вынужден сделать рокировку, выводя короля из-под удара, после чего резко перешёл в атаку и сумел забрать у варвара лучников, башню и всадника.
   - Мат в три хода, - спокойно прокомментировал Флорхет. - Владыка победил.
   - А морковку в ухо не хочешь? - весело отозвался хоббит. - Это владыке твоему мат в два хода!
   - Но как? - на лице старшего телохранителя впервые за эти два дня появилась гримаса изумления.
   Занниэль тоже заметил поставленную ему западню и с грустью смотрел на золотого короля, зажатого между серебряными всадником, башней и пехотинцем. Вздохнув, владыка перевёл взгляд на часы, затем на соперника, вдруг хлопнул в ладоши и воскликнул:
   - Предлагаю ничью!
   - И что это давать Урлогу? - мрачно спросил варвар.
   - Засчитаю задание как выполненное, - предложил Занниэль. - Просто все мои подданные будут смеяться, если узнают, что их правитель проиграл какому-то заезжему варвару. А в случае ничьей моё достоинство не пострадает.
   - Ты же говорить, что и так плохо играть, - варвар был сама непосредственность.
   - В обычные шахматы - да, плохо, но в тяжёлую их разновидность меня никто обыграть не может. Ты удивил меня, сородич с островов, и это достойно награды!
   К тому времени в игровой зал вернулись гном и хоббит, а так же королевский телохранитель, уже справившийся с эмоциями и вернувший себе прежнюю невозмутимость.
   - Ну, даёшь! - восхитился Басс, дружески хлопнув варвара по пояснице, выше просто не дотягивался. - Я и подумать не мог, что ты так ловко играешь! Сам научился или наставлял кто?
   - Меня обучать великий шаман профессор Лоштипон.
   Услышав это имя, Занниэль вытаращил глаза от удивления:
   - Тот самый Лоштипон, которого называют одним из величайших умов эпохи? Но разве он ещё жив? Я слышал, что он сгинул во льдах из-за мелкой злобы и зависти.
   - Он жив. Он учить меня, - нехотя повторил Урлог. Варвар не любил рассказывать о своей истинной сущности.
   - Как бы мне хотелось с ним встретиться, - мечтательно произнёс владыка и затих, погрузившись в свои мысли. Приключенцы взирали на него с нетерпением. Басс уже успел решить, что в качестве следующего испытания монарх велит привести пред свои очи этого пропавшего профессора, но Занниэль не подтвердил предположений гнома.
   - Честно говоря, - произнёс владыка после двухминутного молчания. - Я был настолько уверен в том, что вы не пройдёте первое задание, что не удосужился подумать о втором. Поэтому завтра можете отдыхать и развлекаться, а через день, если у меня появятся идеи, я за вами пришлю. В общем, до встречи!
   Возражать Занниэлю никто не стал. Усталость брала своё, и членам отряда хотелось одного - спать. Больше всех был измождён, разумеется, Урлог, ведь постельные и шахматные игры отнимают так много сил.
  

Глава 16. Будни энтомолога

Ответы кроются в вещах, которые мы считаем естественными.

Кто же ожидал, что, если соединить телефон и микроволновку,

получится машина времени? No Steins;Gate

   После столь впечатляющего вечера приключенцы ждали от Занниэля любых сюрпризов, но тот словно забыл про гостей. Только утром неразговорчивые слуги принесли еду и, проигнорировав все заданные им вопросы, так же молча удалились. Больше отряд никто не беспокоил: ни вездесущие дети, ни любвеобильные незабудки. За окном вовсю кипела непостижимая эльфийская жизнь: бегали слуги, скучали стражники, отрабатывали удары начинающие воины. А внутри гостевых покоев три чужака, заключившие договор с владыкой, засев за завтраком, обсуждали возможное развитие событий.
   - Истинно говорю вам, этот остроухий правитель - редкостная сволочь. Единожды мы его обдурили, но во второй раз точно не прокатит, - кипятился Басс, которого совершенно не смущало то, что они находятся в самом центре эльфийских владений и что уже через несколько минут эти оскорбительные слова, скорей всего, дойдут до ушей Занниэля.
   Урлог и Пэтти дружно хмыкнули. В отличие от гнома, эти двое считали, что любое задание будет им по плечу. Вот только если варвар справедливо осознавал своё физическое превосходство над большинством существ, то хоббит просто был излишне самоуверен.
   - Свернуть бы ему башку, корольку недоделанному! - продолжал ворчать Драммингс. - И уж я бы тогда лично похоронный марш сыграл!
   - Ты его вначале напиши, - съехидничал Пэтти.
   - Музыку написать не проблема, главное - слова...
   - Это точно! Слова - это самое главное! Вот у меня есть знакомый поэт, по совместительству командир одного из пограничных гарнизонов, так он иногда перед строем такое говорит, что новобранцы от страха сразу в штаны накладывают!
   Эта неожиданная эмоциональная речь заставила Пэтти и Басса недоумённо закрутить головами, а Урлога раздосадовано нахмуриться. До прибытия в страну эльфов варвар всегда считал, что никто не может подкрасться к нему незамеченным, однако здешние жители всё чаще заставляли его усомниться в своём слухе. И если с незабудкой это ещё тянуло на случайность, то теперь гораздо больше напоминало неприятную тенденцию.
   У порога, скрестив руки на животе, стояла эльфийка. Очень странная эльфийка. Урлог и Басс за свои жизни встречали немало эльфов женского пола, но ни одна из них не обладала такой огромной высокой грудью и такими крутыми бедрами. Варвар даже сглотнул от восхищения, увидев мощный бюст, выпирающий из выреза зелёно-коричневой рубашки, и аппетитную задницу, обтянутую лосинами той же пёстрой "защитной" расцветки. Незнакомка пренебрежительно разглядывала сидящих за столом приключенцев и, остановив свой взгляд на восторженном Урлоге, вытащила из заплечной сумки здоровенную бутыль, откупорила её зубами и со словами: "Ну что, выпьем?" протянула эльфу. Тот осторожно взял бутылку и принюхался к содержимому. Судя по резкому запаху, она была наполнена совсем не эльфийским вином. Ради интереса варвар сделал пару глотков и даже поперхнулся из-за неожиданной крепости напитка. Это и в самом деле оказалось не вино, а что-то гораздо более высокоградусное.
   - И мне тоже хочется выпить! - вдруг заявил хоббит. - Почему все вокруг пируют, а один я нет?
   - Разве все? - удивился Урлог - Вон Басс тоже не выпивать.
   - Я не пью по утрам, особенно всякую неизвестную гадость, - гордо ответил Драммингс.
   - Интересно, будешь ли ты так же думать на следующий день после хорошей попойки? - хихикнул Пэтти.
   Гном не удостоил хоббита ответом. Впрочем, Редькинс из-за этого не расстроился, у него сейчас были совсем другие заботы.
   - Ну, так ты дашь мне выпить? - продолжал доставать он Урлога. - Между прочим, жадничать нехорошо, и с товарищами надо делиться!
   - Урлог не жадничать. Урлог считать, что для тебя напиток слишком крепкий, это не есть сидр.
   - Ха, я же некромант, меня не испугаешь крепостью пойла!
   У варвара больше не нашлось аргументов, он усмехнулся и молча передал бутыль хоббиту. Пэтти, как и следовало ожидать, переоценил свои возможности и едва только приложился к горлышку, как зашёлся в приступе кашля. Урлог еле-еле успел подхватить бутылку, которую Зелёный Нос, поперхнувшись, выронил на пол.
   Всё это время женщина от души смеялась, наблюдая за Пэтти, а потом по-хозяйски придвинула табурет и уселась за стол вместе с "божьими посланниками".
   - И это те, кто сумел обдурить моего ненормального братца? - со скептицизмом в голосе произнесла она, ещё раз оглядев гнома, хоббита и эльфа. - Что-то как-то слабо верится.
   - А сама ты кто такая?! - в очередной раз стал заводиться Басс, не выносивший подобных оскорблений в свой адрес.
   - Я - Нира Скайл. - ответила эльфийка. - Главный страж границ священного Шэнэллиона. Проще говоря, охраняю все эти джунгли, с гор до моря, от всяких шатающихся без дела бродяг вроде вас.
   - Мы не бродяги, - запротестовал Пэтти. - У нас великая миссия!
   - Да знаю я вашу миссию, - презрительно скривилась Нира. - Какой-то полоумный бог послал вас стащить пару фамильных драгоценностей у моего брата, пообещав за это некую туманную награду. Ну, чего так на меня уставились? Я что, ваших собратьев по несчастью ни допрашивала? Уж поверьте, за последние две недели через мои руки прошло столько народа, пересказывающего эту байку про исполнение божественного поручения, что она у меня уже вот где сидит! - с этими словами эльфийка щёлкнула себя по острому уху.
   Урлог улыбнулся. Он уже обратил внимание на то, что его лесные сородичи придают огромное значение своим ушам, и щелчками по ним передают примерно то же самое, что выражают люди, когда проводят ребром ладони по горлу.
   - Почему у тебя не есть эльфийское имя? - спросил варвар, которого начала заинтриговывать эта необычная дама.
   Нира посмотрела на него с интересом.
   - Ну, надо же, заметил! Ишь какой внимательный! - ухмыльнулась она. - Имя и фамилия достались мне от матери. Я - полукровка, рождённая от эльфа и человеческой женщины.
   - Ещё одна прекрасная баллада о том, как любовь побеждает межвидовые предрассудки? - заулыбался уже откашлявшийся хоббит.
   - Вообще-то это было обычное изнасилование, в котором сложно отыскать что-либо прекрасное, - ответила Нира, после чего выхватила бутылку у Урлога, сделала внушительный глоток и, утерев губы рукавом, продолжила. - Если так интересует история моей семьи, могу рассказать подробнее. Но сразу предупреждаю, там ничего увлекательного, только занудство и гнусь.
   - Урлог ни разу не слышать о занудном изнасиловании. Слышать про грубые, извращённые, неумелые, но про занудные - никогда.
   - Вот сейчас и услышишь. Итак, с чего бы начать? Да вот хотя бы с того, что мой отец Кэйвиен, чтоб ему навечно застрять в кишках у демонов, правил здешними лесами как раз перед Занниэлем, своим старшим сыном.
   - И он был таким же чокнутым, как сынок? - мрачно поинтересовался Басс.
   - Нет, раз в пять страшнее. Занниэль, конечно, сволочь и уже допек всех своими жестокими шутками, но с ним хотя бы можно иметь дело. А вот Кэйвиена эльфы Изумрудного Леса до сих пор вспоминают с ужасом. Он, видите ли, решил стать учёным. Мозги у него действительно были хорошие, и знаниями он обладал разносторонними, вот только о морали и жалости не имел ни малейшего понятия. Эдакий холодный разум, неподвластный эмоциям и не знающий сочувствия и сострадания. Однако отмороженность и бессердечие папеньку и погубили. Слуги, уставшие трястись от страха в постоянном ожидании того, что их в любой момент могут расчленить или отправить на опыты, в конце концов отравили Кэйвиена. Честно признаться, у меня потом рука не поднималась подписывать им смертный приговор, ведь я сама давно мечтала придушить этого коронованного мерзавца и к тому времени начала продумывать, как это сделать, но слуги меня опередили, - последние слова Нира произнесла с плохо скрываемой тоской. Видимо, сожаления по поводу несбывшихся планов до сих пор не давали покоя её душе.
   - Правитель - учёный? Это есть жуткая смесь, - кивнул головой Урлог, вспоминая резню, устроенную его соплеменниками соседям, после того, как советником вождя стал профессор. Оказывается, его племени ещё повезло, что учёный не добрался до абсолютной власти, иначе жизнь народа стала бы просто невыносимой.
   - Ну, а теперь что касается моего появления на свет, - продолжила изливать душу полуэльфийка, время от времени прикладываясь к спиртному. - Так уж вышло, что однажды наш миролюбивый Шэнэллион ни с того ни с сего объявил войну Инлоссу. В империи уже пять сотен лет недоумевают, с чего это вдруг эльфам взбрело в голову нападать на своих единственных союзников. Впрочем, войны как таковой не случилось. После разграбления пограничного города и нескольких деревень завоевательский порыв эльфов был остановлен, и наши войска отправились восвояси.
   - Урлог так понимать, что цель эльфов заключаться не в захвате земель или торговых путей?
   - Конечно, нет! Просто Кэйвиену потребовались для опытов человеческие женщины. Как говорят старожилы, владыка просто приказал своим генералам: "Наловите мне самок, да побольше", вот и наловили. Описывать сами эксперименты я, пожалуй, не буду. У вас-то, как понимаю, нервы крепкие, но вот кое-кого из слухачей моего братца наверняка стошнит от этих подробностей, и я потом опять получу выговор за подрыв морального и боевого духа персональных спецслужб владыки. А оно мне надо? Лучше перейду к самой сути. В общем, свои опыты Кэйвиен проводил чуть ли не круглые сутки. Эльф он был очень прагматичный и никакими комплексами не обременённый, поэтому реализовывал свои мужские потребности прямо на подопытным материале, тем более что законная жена к тому времени от него уже сбежала.
   - Какая гадость, - поёжился Басс.
   - Ха, а я читал, что каждый уважающий себя некромант должен хоть раз завалить в свою постель зомбячку, - начал было Пэтти.
   - Избави меня от подробностей! - резко перебил его гном. - Госпожа Скайл, этот полурослик, случаем, не родственник вашего отца?
   - Кто его знает, - женщина повертела в руках пустую бутылку и огорчённо отбросила её в угол. - Он и ни такое мог создать.
   - Ты есть дочь одной из его подопытных? - спросил Урлог.
   - Да. Хотя я до сих пор удивляюсь, как мне удалось остаться в живых. Всех забеременевших владыка отправлял в специальные камеры, где и должны были родиться дети, над которыми он собирался продолжить эксперименты. Но к счастью, впоследствии он посчитал эту идею неперспективной и не стал заниматься её реализацией. Иначе я бы с вами сейчас не разговаривала!
   - А у пленниц много детей от короля родилось? - спросил любопытный Зелёный Нос.
   - Около трёхсот, - флегматично ответила полуэльфийка, и, заметив вытаращенные от удивления глаза собеседников, добавила. - А чего вы хотели? Работал папенька много и усердно, а количество подопытного материла чуть ли ни до тысячи единиц доходило! Если ещё мертворождённых и умерших в младенчестве посчитать, так вообще шесть сотен будет!
   - Владыка быть сильный, - варвар уважительно кивнул. - Урлог, конечно, соглашаться, что владыка есть сволочь, но его талантам нужно завидовать!
   - Так до сих пор завидуют и даже почитают! Тут в лесу даже есть секта, поклоняющаяся моему безумному папаше. Её члены стараются во всём подражать Кэйвиену, включая и неформальные отношения с подопытным материалом у лабораторного стола.
   - Да как же можно поклоняться такому монстру и отморозку? - возмутился Басс. - Я всегда знал, что у остроухих извращённое мышление, но чтобы настолько!
   - Настолько-настолько, а может даже и больше, - хохотнула полуэльфийка. - А если серьёзно, то поначалу отца все как раз и считали монстром и отморозком, потому и было организовано покушение на его жизнь. Общественное отношение к его персоне начало меняться после того, как его чада стали подрастать. Практически все полукровки оказались очень талантливыми, причём в разных сферах, и, соответственно, пригодились государству. За способных отпрысков местные готовы многое простить Кэйвиену. Считают, что такой результат вполне оправдывает все зверства экспериментов.
   - И какие же такие таланты у потомков Кэйвиена? - поинтересовался хоббит.
   - Ну, вот я, например, попав в стражи, уже через двадцать лет возглавила всё подразделение. А один мой братец... Да что я вам буду о нём рассказывать, пошли лучше до него прогуляемся, сами всё и увидите, тем более что Занниэль приказал мне не только за вами следить, но и развлекать вас по мере сил. Думаю, вам должно понравиться в гостях у Тэвиэла. По крайней мере, ещё никто из посетивших моего самого любимого братика, не остался равнодушным.
  
   ***
  
   Эльфийский дворец изнутри оказался настоящим лабиринтом. Заблудиться в таком сложнейшем переплетении лестниц и коридоров было очень просто, и то, с какой лёгкостью Нира здесь ориентировалась, поразило отряд Урлога. Правда сначала стражница привела спутников вовсе не к своему загадочному брату, а на продовольственный склад, где изъяла две больших бутылки с мутным содержимым.
   - К Тэвиэлу на трезвую голову лучше не ходить, - пояснила она, поймав три непонимающих взгляда, и протянула одну бутыль варвару.
   - А нам?! - хором возмутились Пэтти и Басс.
   - Маленькие ещё, - презрительно бросила полуэльфийка, глянув на низкорослых приключенцев. - Вот подрастёте, тогда и угощу.
   Что касается гнома, то он постоянно ожидал от эльфов всякие пакости, поэтому молча стерпел подкол, а вот хоббит, уже начавший привыкать к своему привилегированному положению священной зверушки, оскорбился. Шерстолапый некромант даже принялся составлять страшное тёмное заклинание, долженствующее наслать на дерзкую провожатую мириады клопов, тараканов и мышей. Но, увы, эльфы поддерживали внутренние помещения в должной чистоте, поэтому ни одного насекомого или грызуна, которыми можно было бы воспользоваться в магических целях, в пределах досягаемости так и не отыскалось. Да и сумка с боевыми жуками, как назло, осталась в комнате... В общем, Нира и не подозревала, какой страшной участи ей посчастливилось избежать.
   Пройдя через запутанную систему извилистых коридоров, галерей и переходов, компания, наконец, оказалась около плохо освещённой лестницы, возле которой стояли сразу четыре стражника. К тому времени "божьи посланники" уже терялись в догадках, куда же их ведут. Каждый из них представлял таинственного брата Ниры по-своему, исходя из собственных интересов. Урлог считал, что их ожидает встреча с местным оружейником, Басс думал, что они направляются к музыканту, а Пэтти был уверен, что ступеньки ведут в обитель мастера артефактов.
   Стража беспрепятственно пропустила посетителей, почтительно склонив головы перед Нирой. Узкая извилистая лестница через два поворота привела к небольшой площадке, часовых на которой насчитывалось уже шестеро. Но больше всего впечатлял стоявший между ними станковый многозарядный арбалет. Стоило бы кому-нибудь из стражников нажать на спусковой рычаг этого орудия, как окружающее пространство моментально бы заполнилось градом стрел, не оставляющих неугодным гостям никакого шанса. Урлог уважительно поднял брови.
   - У вас там находиться сокровище? - поинтересовался он у полуэльфийки. - Или сидеть ценный узник? Зачем такая охрана?
   - Это защита от ярых поклонников, - вяло отмахнулась Нира, которую в данный момент больше интересовало дно бутылки с алкоголем. - Ну, или не совсем поклонников... Тэвиэл, конечно, гений, но, к сожалению, частенько не осознаёт, что творит. Да чего я говорю, сейчас сами всё увидите!
   Третий и последний пропускной пункт располагался на самой вершине лестницы. Преодолев ещё четыре лестничных поворота, компания упёрлась в железную дверь. После недолгого стука в ней открылось маленькое окошечко, и приключенцам пришлось продемонстрировать перед ним свои лица, дабы сидящие внутри охранники смогли убедиться, что перед ними не враги. Через четверть минуты дверь открылась, но входили приключенцы внутрь караульного помещения очень осторожно, стараясь не делать резких движений, поскольку на них было нацелено три арбалета. И только когда вместо слабого дежурного освещения включилось полное, и стражники окончательно удостоверились, что перед ними стоит их начальница, гостей пропустили дальше.
   Ещё одна железная дверь вывела приключенцев из караулки в огромное помещение, размерами напоминающее зал для торжественных приёмов. Впрочем, обитающей здесь персоне пространства, похоже, не хватало, потому что каждая пядь жилища оказалась чем-то занята. Повсюду тянулись верёвки, на которых висели многочисленные непонятные чертежи, схемы, планы. Везде стояли верстаки, столы, засыпанные инструментами и всяким хламом, непонятные машины, чучела каких-то чудищ, пятирукая статуя. А весь пол был завален множеством книг. И это лишь малая часть того, что смогли разглядеть приключенцы, поскольку, несмотря на десятки фонарей, горевших повсюду, в помещении царил сумрак, и большая часть обстановки оставалась в глубокой тени.
   Пока её подопечные озирались, Нира закричала зычным командным голосом:
   - Тэвиэл! Демоны пожри твою душу, где ты прячешься?! Выходи!
   - Нира? Сестрёнка, это ты? - донеслось откуда-то из-за завалов неуверенное бормотание.
   - Нет, это злые орки пришли надругаться над тобой морально и физически! Перестань задавать глупые вопросы и вылезай, пока я сама тебя искать ни начала.
   - Нет-нет, не надо меня искать, ты же опять всё переломаешь. Я сейчас...
   В глубине зала что-то зашевелилось, и взору присутствующих предстала фигура брата Ниры. Тэвиэл в отличие от своей сестры не мог похвастаться выдающимися физическими данными, отличался худобой и бледностью, а в слабом свете ламп вообще казался прозрачным. Но вот зато его глаза... Его глаза горели тем особым огнём, по которому можно отличить творческую натуру... ну, или злобного маньяка. Учитывая наследственность Тэвиэла, Урлог больше склонялся ко второму варианту.
   - Нира, ты не поверишь, но у меня получилось! - проигнорировав новых гостей, затараторил Тэвиэл.
   - Раскладывающийся меч? - уточнила стражница.
   - Какой меч? - удивился полуэльф. - А я разве меч создавал? Что-то такое, похоже, делал, сейчас припомню...
   На несколько секунд изобретатель погрузился в раздумья, и лишь резкий оклик сестры заставил его прийти в себя.
   - Нет, меч я так и не разработал, но изготовил кое-что иное. Вот!
   - Что это? - Нира с изумлением принялась разглядывать странный металлический короб в руках у брата. Из короба торчали всевозможные штырьки, рукоятки, рычажки и прочие загадочные детали.
   - Гвоздебой! - с гордостью разъяснил Тэвиэл. - Пару дней назад мне надо было вбить в стену пару гвоздей, и я умудрился расшибить себе палец, - полуэльф тут же продемонстрировал повреждённую руку, правда, понять, какой именно палец пострадал от молотка, не представлялось возможным, поскольку все они были замотаны бинтами. - И тогда мне пришло в голову, что неплохо бы обзавестись устройством, способным самостоятельно, безо всяких молотков забивать гвозди.
   - Ну, показывай, - на этот раз Нира даже не скрывала своего скептицизма.
   Впрочем, изобретатель не обратил на это ни малейшего внимания. Оглядевшись по сторонам, он выбрал стену, на которой было меньше всего полок, направил на неё своё загадочное устройство и повернул один из рычагов. Раздался металлический лязг, гвоздебой задергался в руках полуэльфа, и стенку моментально утыкала дюжина гвоздей.
   - Ух, ты! - одним единственным возгласом Басс выразил общее мнение зрителей.
   - Да, впечатляет, - согласилась Нира. - Но только почему он бьёт с такого большого расстояния?
   - Ну, мне надо было ещё один гвоздь под потолком вбить, а лестница сломалась, так что пришлось гвоздебой доработать, - пожал плечами Тэвиэл.
   Он замолчал, отложил своё изобретение в сторону и уставился куда-то вглубь комнаты. Правда, толком подумать ему так и не удалось, потому что сестра моментально завалила его градом вопросов.
   - Какова мощность? Количество гвоздей? Максимальная дальнобойность? А какая сила? Стальной лист пробьёт? Сколько по времени перезаряжать?
   - Он ещё недоделан, - смущённо ответил изобретатель. - Когда доведу его до ума, можно будет забивать хоть на сто шагов, хоть на двести. Вот только гвозди нужны особые. С оперением. Надо рассчитать...
   Подхватив установку под мышку, Тэвиэл снова исчез в дебрях своего жилища. Всё это время Нира не сводила плотоядного взора с изобретения.
   - Если он эту штуку доведёт до ума, - прошептала она. - У моих бойцов появится отличная игрушка.
   - А он сам понимать, что сделать не инструмент, а оружие? - поинтересовался Урлог.
   - Да ничего он не понимает, - безнадёжно махнула рукой полуэльфийка. - Тэвиэл вообще в этом плане уникален. Братец создал много интересных штуковин, но ни одна из них так и не используется по тому назначению, которое он задумывал. Вон, видите в углу здоровенный шкаф? Это его уникальная мясорубка. Кладешь внутрь тушу, крутишь ручку, и механизм сам всё разделывает, освежёвывает, срезает мясо с костей, извлекает жилы и много ещё чего полезного творит. В последней модификации мясорубка вообще на выходе колбасу выдавала.
   - Хорошая вещь! - Пэтти исполнился восторга, услышав про такое изобретение.
   - Хорошая... Вот только главный повар чуть с ума ни сошёл, когда ему её продемонстрировали. Он ведь для всех этих вспомогательных работ годами пристраивал на кухню свою многочисленную родню, а теперь ему бы пришлось всех выгнать. В общем, повар придрался к какой-то мелочи и мясорубку выбросил.
   - Грустная история, - покачал головой хоббит. - Вот что бывает, когда изобретатель опережает время.
   - Ну, для этого изобретения всё сложилось не так уж и грустно. Мясорубка очень понравилась инквизиторам, любят они такие агрегаты. А поскольку пыточных дел мастеров у нас немного, машина ничьей карьере не помешала. Иногда даже забавно бывает наблюдать за допросом какого-нибудь упёртого, когда у него на глазах в мясорубку забрасывают его товарища, уже сознавшегося в преступлениях, через пять минут извлекают свежую колбаску и предлагают упрямцу её отведать. Да почти все подследственные тут же ломаются! - Нира даже рассмеялась, но осеклась, заметив позеленевшие лица спутников. - Аналогично получилось и с резьборезкой. Специальная пила, которая сама создаёт узоры, очень не понравилась гильдии резчиков. Они даже пригрозили покрыть изобретателя орнаментами, выполненными профессионалами, а не жалкими любителями, которых разведётся тьма-тьмущая, если этот прибор получит распространение. В итоге пилу запретили и опять же отдали инквизиторам. Те заменили лезвия на более прочные и теперь занимаются резьбой по кости прямо на телах своих подопечных. У некоторых палачей это выходит так здорово, что даже шли разговоры о создании новой гильдии. Только вот нравится им их нынешняя работа, и бросать её они не намерены.
   - Изобретения Тэвиэла идти только инквизиции? - изумился варвар.
   - Нет, не обязательно инквизиции. Например, катапульта для закидывания сетей, отличающаяся невероятной точностью, теперь на каждом корабле стоит. Правда, её немного переделали, дальность повысили и вместо сетей заряжают чем-нибудь потяжелее. Ну, или вот история со световым телеграфом, который Тэвиэл решил доработать. Сами понимаете, солнечные зайчики пускают только в ясную погоду. В дождь можно использовать фонари, но вы уже в курсе, какие у нас ливни - я зажигай не зажигай светильники, всё равно ничего не видно. В общем, братец создал специальное устройство, которое усилило свет настолько, что телеграфом из таких фонариков стало реально сжечь небольшую крепость, что и взяли на вооружение. Но зато когда Тэвиэл специально пытается создавать оружие, у него ничего не получается, - Нира усмехнулась. - Проект полевого огнемёта братик провалил. Слишком уж громоздким и неповоротливым получился механизм. Зато на кухнях и в кузницах такой огнемёт стал весьма востребован, поскольку в нем можно с лёгкостью менять температуру и направление пламени.
   - Тэвиэл ни разу не догадаться, что его творение использоваться не по назначению? - продолжал удивляться Урлог.
   - Так он своей комнаты практически не покидает. Только изредка выбирается на полигон для испытаний, но тут же возвращается назад. Я же говорю, дети Кэйвиена унаследовали от него не только таланты, но и съехавшую крышу! Эх, убила бы папашу за это, только вот меня, к сожалению, опередили.
   - А это что? - вдруг перебил стражницу Басс. У гнома, едва он попал в мастерскую, сразу же загорелись глаза, и он внимательно изучал всё, что находилось возле него. И вот сейчас его взгляд упал на странную вещь, напоминающую небольшую трубу, запаянную с одного конца, с кучей каких-то шероховатых шишечек.
   - Музыкальный инструмент. Правда, название я пока не придумал, - внезапно прозвучал из-за спины гнома голос изобретателя.
   Похоже, все потомки Кэйвиена обладали не только проблемами с головой, но и способностью бесшумно подкрадываться. Взяв в руки непонятное устройство, Тэвиэл задумчиво покачал головой.
   - Но почему-то им никто не заинтересовался... А я так хотел придумать нечто совсем непохожее на обычные инструменты, так старался создать новый вид...
   - А ваш инструмент какой: струнный, духовой, щипковый, ударный? - Басс даже заёрзал от нетерпения, ему прямо сейчас захотелось попробовать эту штуку.
   - Я же сказал, что хотел сделать что-то новое. Он шорохо-скребковый.
   - Шорохо-скребковый? - гном недоумённо уставился на изобретателя.
   - Да. Вот, смотрите.
   Тэвиэл провёл пальцем по одной из шишечек, и раздался тихий нежный звук. Басс даже открыл рот от изумления. Раньше гном и не предполагал, что обычный шорох может быть настолько мелодичным.
   - Я хочу этот инструмент! - восторженно крикнул Драммингс спустя несколько секунд, когда звук затих.
   - Пожалуйста! - полуэльф воссиял и протянул своё изобретение гному. - Я рад, что хоть кто-то оценил его по достоинству.
   - О да, я оценил! Оценил!
   Восхищённый Басс прижимал инструмент к своей груди, поочерёдно царапая пальцем шишечки и наслаждаясь всевозможными музыкальными шорохами. Для менестреля такое разнообразие звуков при относительной простоте использования инструмента казалось чем-то невероятным. Та часть разума гнома, что отвечала за изобретательство, уже скрупулёзно высчитывала, какое место займёт эта штуковина в его фирменном агрегате. А в том, что там она будет на своём месте, Басс даже не сомневался.
   Тэвиэл, наблюдая за гномом, просто засветился от радости и, обернувшись к остальным приключенцам, поинтересовался:
   - Быть может, я и для вас смогу что-нибудь сделать? Вы только попросите.
   - Вряд ли, - пафосно начал хоббит. - Не думаю, что можно найти подходящий артефакт для такого великого некроманта, как я!
   - Мои извинения, - то ли полуэльф проникся речью Пэтти, то ли заметил, что перед ним свящённое создание, но повёл себя подобострастно. - К сожалению, я не обладаю достаточными знаниями в данной области, но постараюсь в ближайшее время восполнить пробелы в своём образовании.
   - Урлогу тоже ничего не надо, - буркнул варвар.
   Тэвиэл начал было просить прощения и у него, но вдруг осёкся и замер.
   - Ваше оружие, - прошептал изобретатель после нескольких секунд молчания. - Позвольте мне взглянуть на него.
   Урлог недоумённо поглядел на полуэльфа, но, немного помедлив, всё-таки снял со спины меч и топор. Тэвиэл с благоговением принялся их разглядывать.
   - Потрясающе! - воскликнул он. - Я бы хотел пожать руку мастеру, сковавшего сии шедевры!
   - Жать Урлогу! - недовольно буркнул варвар. Он, конечно, соглашался с тем, что оружие вышло неплохим, но пара небольших эстетических изъянов мешала ему признать меч и топор венцами творения. Поэтому любые похвалы в адрес его работ воспринимались эльфом как утончённая издёвка. И если иногда Урлог и хвастался своим оружием, то это было ни что иное, как часть образа тупого варвара.
   - Чары тоже вы накладывали?! - продолжал восхищаться Тэвиэл, совсем не заметивший недовольства Урлога.
   - За чарами идти к нашему шаману.
   - Необыкновенно тонкая и качественная работа. Громовой Свет, Всесокрушающий Удар и даже Алмазная Прочность - заклинания, считающиеся сложнейшими среди лучших мастеров эльфийского народа. Однако их смог наложить какой-то шаман... Кто же вы такие?! Почему мы про вас ничего не знаем?! Неужели вы и есть та самая затерянная ветвь перворождённых?!
   - Про нас мало кто знать, - Урлог замялся, продумывая, как бы поделикатней объяснить, что на всё племя он единственный эльф, но Тэвиэл уже забыл про свой вопрос, увлёкшись изучением оружия.
   - Я могу их усилить, - вдруг произнёс полуэльф.
   - Что? - удивился варвар.
   - Дайте мне ваши топор и меч на пару часов, и вы станете обладателем оружия невиданной мощи!
   - Но... - попытался протестовать Урлог, вспоминая всё то, что рассказала про изобретателя Нира, и тут в разговор вмешалась сама стражница.
   - Соглашайся, не пожалеешь! Хуже Тэвиэл точно не сделает, зато может добавить пару новых прибамбасов... Правда, не факт, что они окажутся для тебя полезными, - последние слова она произнесла уже тихим шёпотом, но Урлог всё равно их услышал.
   Ухмыльнувшись, варвар решился и протянул оружие изобретателю.
   - Урлог тебе доверять!
  
   ***
  
   Приключенцы уже вышли на улицу, когда за их спинами раздался голос, от которого сердце Урлога чуть ни выпрыгнуло из груди.
   - Ты избавился от оружия? Неужели ты решил оставить путь воина?
   - Нет! - Урлог резко обернулся и замер. Окружающий мир покачнулся и почти мгновенно растворился в прекрасных фиолетовых глазах. Незабудка стояла в двух шагах от варвара и, едва тот оглянулся, впорхнула в его объятия и уткнулась лицом в могучую грудь.
   - Ты ищешь то, что не можешь найти, - тихо произнесла эльфийка. - Ты выбрал свою дорогу, но принесёт ли она тебе счастье? Быть может, стоит остановиться и подумать?
   - Мой выбор сделан, и я..., - начал Урлог, но в ту же секунду губы незабудки прижались к его губам.
   - Шшш - прошептала она после поцелуя. - Не надо слов, лучше пойдём со мной.
   И варвар, словно лишённый своей воли, последовал за девушкой. Пэтти ехидно захихикал, жестами демонстрируя то, что, по его мнению, должно произойти между ушедшими, но замер, заметив, с какой ненавистью Нира смотрит им вслед. Стражница рычала как тигрица и так сильно сжимала пальцы, что бутылка в её руке в конце концов разлетелась на мелкие осколки. Острые стекляшки порезали ладонь до крови, но казалось, женщина этого даже не заметила.
   - Ненавижу их! - крикнула она. - Твари! Повесить им всем камни на шеи и в заливе утопить. Или через мясорубку перекрутить, после такого уж точно не воскреснут.
   - И откуда такая ярость? - пробурчал Басс. - Или то, что они шлюхи...
   - Да лучше бы они были шлюхами, - рявкнула Нира. - Сколько бы у меня тогда забот убавилось! Бродят везде, задницами вертят направо и налево, глазки строят любому более-менее стоящему парню. А разговорчики эти, типа мы поможем выбрать путь в жизни. Тьфу, бесит! Думаете, они к мужикам пристают только из-за свербежа между ног? А вот как бы ни так! Незабудки на самом деле личные шпионки Занниэля, а заодно поставляют народ в его войско. Есть тут недалеко укромное местечко, где находится школа этих гадин, и, честно признаться, у меня уже который год руки чешутся её сжечь. Слишком уж качественно их там учат... Несколько лет назад в Шэнэллион забрел один человек. Редкой силы мужик, драконов голыми руками в узлы завязывал, без преувеличений. И вот ухлестнула за ним такая вертихвостка, а теперь он за ней как послушная собачонка бегает. Выполняет всё, что она просит, убивает всех, на кого она укажет. Ну, и сами понимаете, что указывает она именно на тех особ, которые крайне неугодны её начальнику.
   - Так это получается, что Урлог... - ужаснулся гном.
   - Ага. Ещё неделька-другая, и появится у этой девахи новая игрушка, которую она будет кормить, выгуливать и время от времени допускать к своему телу. А "игрушка" в благодарность примется приносить хозяйке головы "не так на неё посмотревших". Или в компании нескольких сотен таких же "игрушек" отправится защищать Шэнэллион от враждебно настроенных соседей. И заметьте, официально наш король здесь оказывается совершенно не при чём, никто никого не принуждает, это сугубо личная инициатива.
   - Выходит, Урлога надо спасать! - воскликнул Пэтти, вдруг осознавший, что товарищ, над которым он столько подшучивал, может так нелепо пропасть.
   - Не стоит, - покачала головой Нира. - Лучше побыстрее выполняйте задания Занниэля и уматывайте отсюда. Если ваш командир достаточно крепок, он продержится, а если нет... что ж, зачем вашему отряду такой безвольный слабак?
   - И то верно, - согласился Басс. - Но вы сейчас столько секретных сведений выложили. Нас с такими знаниями точно из этих джунглей выпустят?
   - Секретные? - усмехнулась полуэльфийка. - Секреты - это маршруты разведчиков, схема скрытых проходов в лесу и истинный боевой потенциал наших подразделений, а то, что я вам рассказала, все соседние государства уже много лет знают, просто не афишируют. Ладно, у нас в запасе часа три, этого времени хватит, чтобы ваш командир обеспечил дряни как минимум пять экстазов, хоть бы она от них сдохла, а вам я пока организую небольшую прогулку. Только сперва на склад за бутылкой завернём, а то мне без выпивки как-то неуютно.
  
   ***
  
   Экскурсия по дворцовым территориям вышла унылой. Утомившийся от созерцания эльфийской архитектуры Пэтти в конце концов уговорил Ниру посетить магические лаборатории. Однако ничего связанного с тёмными силами там не оказалось, а светлое волшебство совершенно не интересовало хоббита, так что он остался разочарованным. Басса пустили на репетицию эльфийского оркестра, но гном после её окончания вместо ожидаемого восторга впал в меланхолию и остаток прогулки проходил нахмуренный и погружённый в свои мысли.
   Через три часа с небольшим приключенцы наконец-таки покинули дворец. У выхода их уже поджидал очень уставший Урлог, который с недоумением принялся изучать возвращённое ему Нирой оружие. Басс настороженно вглядывался в лицо командира, но так и не понял, сумела ли уже незабудка подчинить себе его разум. Вступать в беседы Урлог тоже не торопился, хотя гному и хоббиту было очень интересно, что же Тэвиэл запихнул в меч и топор.
   Следующий час ушёл на получение нового задания, а, точнее говоря, на поиск того, кто бы это задание дал. Ни один из дворцовых слуг не мог сказать, где в данный момент находится Занниэль. Да что там прислуга, даже агенты Ниры на вопрос о местопребывании короля лишь пожимали плечами и высказывали туманные предположения. Наконец, какой-то стражник сказал, что видел сегодня Владыку, идущего вроде бы в комнату Отдохновения, куда взбешённая Нира и повела своих подопечных.
   Комната Отдохновения произвела впечатление даже на много чего повидавшего Урлога. Размерами она не уступала тронному залу, была разделена тонкими сетками на множество отдельных частей, и в каждой такой маленькой секции царил... рай! Благоухали роскошные цветы, а тысячи ярких бабочек перелетали с одного бутона на другой. Зал был просто царством экзотических растений и насекомых, и отыскать короля среди всего этого многоцветного великолепия оказалось крайне сложно.
   Обнаружился Занниэль в самом отдалённом от входа уголке зала. Сидя на корточках среди густых кустов, монарх пристально разглядывал огромную бабочку, опустившуюся на его ладонь.
   - Одну минуту! - крикнул он, увидев приключенцев. - Подождите немного! А за сетку не заходите, а то раздавите кого-нибудь! И к решёткам не приближайтесь!
   - К каким решёткам? - возмутился Басс. Ему и так тяжело было идти по очень узкому проходу между отгороженными вольерами, а тут ещё появились какие-то дополнительные ограничения на передвижение.
   - Чуть правее от вас, - отозвался уже успокоившийся Занниэль, не сводя глаз с бабочки.
   Приключенцы обернулись в указанном направлении и увидели, что недалеко от них в стене находится тёмная ниша, закрытая толстой решёткой. Оттуда донеслось громкое шуршание, а затем из мрака появились огромные фасеточные глаза, которые глянули на незваных гостей с такой злобой, что Пэтти и Басс даже выругались.
   - Идём отсюда, - сказала Нира. - А то мало ли чего братцу взбредёт в голову. Вдруг он решит, что вы идеальный корм для его бабочек.
   - Так там тоже бабочка сидит?! - взвыл гном, указывая пальцем на решётку.
   - А кто ж ещё? - усмехнулась полуэльфийка. - Занниэль с ума сходит по этим тварям. Даже если среди них попадается экземпляр, питающийся не нектаром, а сырым мясом, братик всё равно продолжает сюсюкать и восхищаться изяществом крыльев.
   Ждать короля пришлось в примыкавшем к основному залу небольшом помещении, где хранились всевозможные книги о бабочках и об уходе за ними. Особого интереса к этой литературе никто не проявил, хотя Урлог посмотрел один альбом с цветными иллюстрациями. К чести Занниэля пришёл он довольно быстро и, оглядевшись по сторонам, ехидно улыбнулся.
   - Ну, и как вам моё увлечение? - поинтересовался он.
   - Забавно, - сухо отозвался Урлог и нахмурился в ожидании очередной пакости со стороны эльфийского владыки. Однако тот даже не обратил внимания на варвара. Подойдя к одной из полок, Занниэль снял с неё толстый том и, немного полистав его, произнёс:
   - Вас, наверное, удивляет, что я коллекционирую только живые экземпляры. Эх, сколько раз я видел эти непонимающие взгляды и это скептичное отношение к своей коллекции. Но ведь красота может существовать только в движении. Если умертвить красоту, останется только изображение, сравнимое с рисунком на бумаге. К сожалению, очень многие этого не понимают и довольствуются лишь безжизненной картинкой, продолжая убивать бабочек. Я один из тех, кто познал истинную сущность красоты.
   Гном, варвар и хоббит удивлённо переглянулись, и последний даже перестал хихикать. Слова Занниэля были пропитаны искренними скорбью и грустью, чего приключенцы никак не ожидали от язвительного и неунывающего короля. Хотя если бы кто-то из них посмотрел в эту минуту на Ниру... Закатив очи горе, полуэльфийка ядовито ухмылялась, совершенно не скрывая своего презрительного отношения к только что услышанному монологу.
   - Это впечатляет, - Басс даже сменил свой тон на более вежливый.
   - К сожалению, - продолжал Владыка. - У моей коллекции есть один недостаток - её постоянная убыль. Я постарался поставить воспроизводство бабочек на поток, создал инсектарий для их благополучного выведения из куколок, чтобы постоянно иметь хотя бы несколько экземпляров каждого вида, но, увы, это не помогло. За последние двести пятьдесят лет я потерял две дюжины ценных видов. Конечно, рано или поздно я сумею достать новые экземпляры, но это такая морока, вы даже представить себе не можете!
   - Ха, мы бродим по странам в поисках затерянного артефакта. Естественно, мы понимаем, насколько всё серьёзно, - не смог ни похвастаться Пэтти.
   - А ты забавен, Зверюшка, - усмехнулся Занниэль. - Честно признаться, меня так растрогали твои слова, что я готов отдать реликвию прямо сейчас. Однако, - он угрожающе погрозил пальцем уже обрадовавшимся приключенцам. - В таком случае я нарушу своё условие. А какой же я тогда повелитель перворождённых, если не могу сдержать собственное слово?
   - Значит, вы поручать нам новое задание, - мрачно сказал Урлог.
   - Увы, я его ещё не придумал, - владыка пожал плечами и снова погрузился в изучение толстой книги. - Первое задание предназначалось для проверки силы, и вы его выполнили, в следующем я хотел испытать вашу ловкость, но пока мне даже в голову ничего не пришло. Хотя вот если...
   - Что? - трое приключенцев дружно подались вперёд.
   - Есть одна проблемка, - Занниэль принялся быстро листать страницы. - Я уже давно просил сестрёнку помочь с её решением, но она так и не пришла мне на выручку, а вы, думаю, придёте... Вот, нашёл!
   Владыка распахнул книгу на развороте, где была нарисована очередная бабочка с ярко-голубыми крыльями. На первый взгляд она ничем не отличалась от своих сородичей, разве что на её голове помимо усиков имелась пара длинных рожек.
   - Драконья бабочка. Очень редкий вид. Несмотря на то, что обитает она буквально на границе Шэнэллиона, ни "Лесные тени", ни специальный поисковый корпус не смогли добыть ни одного живого экземпляра. А мёртвые, как вы сами понимаете, мне не нужны. В общем, моё новое задание простое: в течение трёх дней вы должны доставить во дворец драконью бабочку. И не бездвижный труп, а летающую! Нира проводит вас до границы и покажет, где примерно нужно искать. Ну что, согласны?
   - Согласны! - одновременно крикнули гном и варвар.
   - Только нам понадобится сачок, - добавил Пэтти.
   - Сачок? Зачем? - изумился Занниэль
   - Ну как же, бабочку ловить, - теперь пришла очередь хоббита удивляться.
   - Ах да. Вон в углу их несколько лежит, можешь взять любой, - лениво отмахнулся владыка. - А я, пожалуй, продолжу свои изыскания.
   Вежливо попрощавшись, Занниэль вернулся в комнату Отдохновения. Что же касается Басса и Пэтти, то после ухода короля они не смогли сдержать своей радости.
   - Ха! Тоже мне дело - бабочку поймать! - ликовал гном.
   - Раз плюнуть! Я в детстве их сотнями ловил! - вторил ему хоббит, размахивая эльфийским сачком.
   А Урлог ничего не сказал. Он чувствовал, что дело здесь нечисто, да и ехидный взгляд Ниры не предвещал ничего хорошего. Но назад дороги не было, ведь они уже взяли задание. Оставалось только найти бабочку.
  

Глава 17. Большая охота

Я как бабочка порхаю над всем, и всё без проблем

Я просто тебя съем No К. Лель

   Урлог был твёрдо уверен в том, что первым делом им выдадут лошадей, но Нира уверенным шагом прошла мимо конюшни, уводя приключенцев вглубь дворцового парка. Оставалось только гадать, что же ожидает их в густых зарослях, потому что после аудиенции у Занниэля стражница стала крайне молчаливой, из неё не удавалось вытянуть лишнего слова, а особенно подробности предстоящего отлова бабочки. Урлог подозревал, что женщина просто боится проболтаться о каких-то деталях задания, в которые её брат решил не посвящать гостей, и это ещё больше убеждало варвара в том, что владыка не собирается играть по-честному. Зато Пэтти и Басс просто светились от счастья: первый предвкушал предстоящее приключение, а второй никак не мог наиграться с подарком Тэвиэла.
   Тропинка, по которой шли Нира и "божьи посланники", вилась между роскошных цветников. Урлог вспомнил про любимую эльфийскую казнь и мрачно ухмыльнулся. Если Занниэль хотел их запугать, то его замысел провалился, ведь команда варвара не знала страха! Правда, та неизвестность, что ждала впереди, немного... настораживала.
   Постепенно отряд углублялся всё дальше в лес, оставляя цивилизацию позади. Трудно было поверить, что в данный момент они находятся в самом центре столицы, слишком уж густыми оказались дебри. Но, видимо, эта чащоба выполняла какие-то важные для государства функции, раз уж оставалась девственно нетронутой, несмотря на своё расположение в дворцовом комплексе.
   И вот, наконец, Нира остановилась, ухмыльнулась, раздвинула плотно растущие ветви, и путники увидели посреди поляны дерево. Оно настолько впечатляло, что Урлог уважительно склонил голову, а Пэтти даже умолк на полминуты. Уж насколько высок был королевский дворец, но он казался просто кустарником по сравнению с этим могучим исполином. Глазастый Басс сразу же заметил под кроной клетки, хорошо знакомые по тюрьме, и недовольно нахмурился. Судя по тому, что одна из них устремилась вниз, едва только приключенцы показались на поляне, гигантское дерево и являлось целью похода.
   - Это не тюрьма, - не оборачиваясь, произнесла Нира. - Можете не волноваться. Перед вами ещё одно творение Тэвиэла, из-за глупости некоторых используемое не по назначению.
   Клетка быстро опустилась к самой земле и около неё, словно из воздуха, появились несколько эльфов. Почтенно склонив головы перед сестрой владыки, они приглашающе замахали руками, предлагая путникам войти внутрь.
   - Говорите, что не тюрьма, а очень похоже, - боязливо промолвил Басс, погладив рукой свою секиру.
   - Глупости. Я же буду с вами, - недовольно скривилась Нира и первой влезла в клетку. - Или ты считаешь, что я ударилась головой, раз добровольно сажусь в тюрьму?
   - Да кто вас, эльфов, знает, - пробурчал гном, но всё-таки последовал за Нирой. Варвар и хоббит не заставили себя долго ждать и тоже забрались внутрь.
   - Видите эти упоры на прутьях? Держитесь за них крепче, нас сейчас немного покачает, - сказала полуэльфийка и, подавая пример, взялась руками за небольшие кольца, приделанные к решёткам.
   Басс хотел было похвастаться, что ему не страшна качка даже во время жестокого шторма, не говоря уж о каком-то эльфийском подъёмнике, но тут клетка устремилась вверх. Настолько резко, что гнома швырнуло на хоббита, и они образовали на полу кучу малу. Урлог, у которого захватило дыхание от быстрого взлёта, старался следить за процессом подъёма в оба глаза, не упуская ни малейшей детали. Если в прошлый раз клетка висела на тонкой лиане, то на этот раз ее удерживала изогнутая ветвь дерева, которая быстро поднималась вверх, при этом распрямляясь и вытягиваясь в длину.
   Взлетев высоко над лесом, клетка зависла на несколько секунд, позволив путешественникам насладиться завораживающим видом, а затем рванула вниз столь же стремительно, как и поднималась. В это же время тишину нарушил синхронный вопль Басса и Пэтти, которые увидели, что зелёный ковёр, долженствующий быть далеко под ногами, теперь быстро приближался. Урлог отметил, что голос гнома на этот раз звучал поразительно чисто и красиво, правда, недолго.
   Впрочем, удара о землю не случилось. Из глубины густой листвы навстречу падающей клетке выдвинулась ещё одна ветка и, на лету перехватив у напарницы ношу, в свою очередь устремилась к небесам. Дальше последовало ещё несколько секунд полёта, также завершившегося резким спуском и совместной гномо-хоббичьей арией. Однако варвар уже успокоился, поскольку понял принцип передвижения, а его тело начало подстраиваться под ритм взлётов и падений. Нира, заметив состояние Урлога, весело ухмыльнулась.
   - Первоначально это задумывалось как тренажёр для укрепления духа и тела молодых воинов, - стражница попыталась переорать вой Басса и Пэтти. - По крайней мере, так планировал Тэвиэл. Ему показалось забавной эта замысловатая модификация дерева. Но члены военного совета, принимающего изобретения, пришли к мнению, что занятия на подобном тренажёре окажутся не под силу многим новобранцам, что приведёт к их массовому оттоку. А чтобы добро не пропадало, эту игрушку постановили использовать в качестве транспорта. Честно признаться, я до сих пор не могу найти логики в этом решении, ведь гонцы переносят такой способ передвижения подчас ещё хуже, чем военные. Большинство народа, даже однократно прокатившегося на "эльфийских горках", испытывает жутчайшую ненависть к их изобретателю. Да и среди моих бойцов немало считающих, что Тэвиэл всё сильнее походит на своего отца - так же любит замысловатыми способами измываться над подданными. Вообще-то за большинство изобретений нужно ненавидеть не создателя, а приёмную комиссию, распоряжающуюся ими не особо разумно, но разве кто-то об этом задумывается? Вот и приходится держать стражу у мастерской Тэвиэла, а то мало ли что.
   За время этого рассказа клетка совершила три взлёта и три падения. Варвару, держащемуся за упор одной рукой, другой удалось растащить Пэтти и Басса, а затем подтолкнуть их к кольцам на решётке, за которые перепуганные гном и хоббит тут же ухватились. Эльфийский глаз Урлога продолжал подмечать, что в данный момент они передвигаются на север раза в три быстрее бегущей лошади.
   - Сколько? - лаконично спросил он.
   - Через час будем на месте, - отозвалась Нира, продолжая улыбаться. - Вот только скорость наберём нормальную.
   - Ещё быстрее?! - простонал гном, мысленно проклиная тот день, когда он связался с богами и эльфами. Пэтти, напротив, начал входить во вкус и уже не вопил, а лишь протяжно ухал всякий раз, когда клетка проваливалась вниз. Увеличение скорости уже не пугало хоббита, наоборот он был готов к тому, чтобы лететь быстрее, ещё быстрее.
   - А вот если оживить дракона, - мечтательно бормотал он себе под нос. - Можно покорить небеса.
   - Неужели другим способом нельзя было добраться?! - в отличие от соратника гном продолжал страдать.
   - Вам же самим здесь задерживаться не хочется, - искренне удивилась Нира. - Вот ради вас я и стараюсь. Да и чего греха таить, мне самой будет лучше, если ваша компашка как можно быстрее уберётся куда подальше. И без того дел хватает, а тут приходится нянчиться с очередной кучкой глупых авантюристов, - полуэльфийка, совершенно не обращая внимания на качку, как бывалый моряк извлекла из сумки очередную бутылку и приложилась к ней.
   - Будешь? - обратилась женщина к Урлогу после того, как залпом осушила половину содержимого.
   - Да, - ответил он и показал пальцем на своих спутников. - А им?
   - Обойдутся, - отмахнулась Нира. - Никогда не любила гномов и не разделяла религиозного преклонения перед хоббитами. Хотя Зверюшке можешь дать выпить, он молодцом держится. А вот бородач трусит.
   - Кто трусит?! Я трушу?! - взревел Басс. - Да чтобы вы знали, ни один остроухий никогда не сумеет превзойти гнома по храбрости!
   С этими словами Драммингс оторвал руки от поручней и уселся посреди клетки, гордо вскинув голову. Впрочем, хватило его ненадолго. Очередной спуск подбросил бородатого менестреля к потолку и тот, продолжая ругаться, вновь уцепился за решётку. Нира от такого зрелища громко расхохоталась.
   - Да тебе в шуты идти надо! Наш владыка такой юмор, конечно, не очень любит, но лично я бы с удовольствием посмотрела твоё выступление!
   - Я менестрель, а не шут, - гордо ответил гном.
   - Поверь мне, в нашем лесу каждый становится тем, кем захочет его видеть Занниэль. Личные пристрастия не играют никакой роли, всё определяется безудержной фантазией владыки. Ладно, коротышка, сделай пару глотков. Но не больше, а то я давно не совершала налётов на дворцовые подвалы, а собственные алкогольные запасы подходят к концу.
  
   ***
  
   "Божьи посланники" опустилась к земле на опушке леса. Урлог и Нира с большим трудом вытащили Пэтти из клетки, слишком уж хоббиту хотелось продолжать полёт. Следующим наружу был извлечен Басс, который так крепко вцепился в кольца решётки, что руки его пришлось разжимать с силой.
   - На этом мои обязанности окончены, - сказала полуэльфийка. - Дальше старайтесь сами. На всё про всё у вас три дня. Я предупрежу стражу "горок", так что с обратным возвращением проблем быть не должно, вас сразу посадят в нужную клеть и с комфортом отправят во дворец. И напоследок маленький совет насчёт бабочки: ищите старые деревья и внимательно присматривайтесь к кроне. Большего я, увы, сообщить не могу. Удачной охоты и... надеюсь, до скорой встречи.
   - Увидимся, - Пэтти помахал рукой и завистливо посмотрел вслед стражнице, улетающей в клетке. Этот эльфийский способ перемещения запал в душу хоббита, и тот решил во что бы то ни стало создать аналог при помощи своей некромантии. Оставалось только придумать, как это же сделать, но резкий окрик Урлога: "Пошли" прервал размышления Редькинса.
   Путешественники отправились на поиски. Каждый из них держал в памяти образ бабочки из каталога Занниэля. Пэтти лениво помахивал сачком, отлавливая встречных насекомых, чтобы, как он сам заявил, набить руку. Басс натянул струны на свою секиру и теперь перебирал их, наигрывая военный марш. Урлог был не против такой музыки, посчитав, что она настроит команду на боевой лад.
   Они отходили всё дальше от джунглей, и перед ним распростёрлась равнина, покрытая злаками и редкими баобабами. Вот только животные здесь почти отсутствовали. Путники в удивлении озирались вокруг, вспоминая те бесчисленные стада антилоп, которые они видели, пока шли к горам, но в этой саванне ничего подобного не наблюдалось. Только суслики изредка высовывались из зарослей, чтобы сразу же спрятаться. Криков птиц также не было слышно, лишь стебли тоскливо шуршали под лёгким ветром. Беспокойства добавляли периодически встречающиеся выжженные в траве проплешины, напоминавшие большие кострища. Но кому и зачем понадобилось разводить тут костры в таком количестве?
   - Мрачное место, - буркнул Басс, нервно поёжившись.- И как здесь эльфы живут?
   - Быстро ловим бабочку и уходим отсюда, - проговорил Урлог, тоже чувствовавший себя не в своей тарелке. - Я вижу впереди группу деревьев, осмотрим их.
   Пэтти бросился вперёд, рассылая во все стороны своих зомби-жуков. Совсем недавно к собственному изумлению некромант обнаружил, что может улавливать некоторую часть информации, воспринимаемой его насекомыми, и теперь с удовольствием использовал всякую мелкую нечисть для разведки.
   Впрочем, изучение первого баобаба ничего не дало. Там не то что бабочек, но даже вездесущих муравьёв не водилось. Дерево оказалось мёртвым и напоминало каменное изваяние. Следующий баобаб оказался таким же. Давным-давно засохший, он не представлял интереса ни для кого, кроме короедов.
   - Эх, что бы вы без гнома делали, - проворчал Басс, доставая из своей сумки походный набор для верхолазания. По идее, это снаряжение создавалось Драммингсом для путешествий по горам, но теперь выяснилось, что и для взбираний на деревья оно неплохо подходит. Впрочем, это не принесло никакой пользы, поскольку в кроне никого обнаружить не удалось.
   Обшарив все баобабы и не найдя ничего нужного, приключенцы отправились к следующей роще, располагавшейся на расстоянии полстолба к северу. Она показалась варвару более перспективной, ведь деревьев там насчитывалось больше, и к тому же они были покрыты листвой, а не выглядели надгробными памятниками.
   Дойдя до рощи, путники, не сговариваясь, разделились. Хоббит пошёл вправо, гном влево, а Урлогу досталась середина. Эльф принялся внимательно разглядывать стволы и ветви, но снова безрезультатно - здесь тоже не наблюдалось никакой живности. Однако стоило варвару зайти вглубь рощи и обойти широкий ствол старого баобаба, как он наткнулся на обглоданные останки какого-то крупного зверя, судя по всему льва. Странным являлось то, что скелет был покрыт какой-то пузырящейся зелёной слизью, буквально на глазах растворяющей кости. Урлог уже начал жалеть о том, что они ввязались в это дело, когда до его ушей долетел радостный вопль Пэтти.
   - Ура! Я нашёл её! Сидит на самой макушке!
   - Я сейчас буду! - закричал хоббиту варвар. - Не двигайся с места и не пугай её! И самое главное, не вздумай самостоятельно начинать ловлю!
   - А я и не смогу, - весело отозвался Зелёный Нос. - У меня сачок маловат!
   - Маловат?!
   Не на шутку обеспокоенный Урлог выбежал из тени и взглянул на баобаб, под которым стоял Пэтти. Хоббит оказался прав, его сачок действительно не подходил по размеру, ведь на верхушке дерева сидела бабочка, величиной не уступавшая взрослому дракону...
  
   ***
  
   - Ложись! - рявкнул Урлог.
   Басс послушно бросился на землю. Его волосы взметнулись под потоком ветра, создаваемого голубыми крыльями, по спине промелькнула тень, а один из когтей бабочки едва ни зацепил заплечный мешок.
   - А теперь беги! - снова крикнул эльф.
   Кошки-мышки с крылатым монстром длились уже несколько минут. Отряд упорно прорывался обратно к джунглям, а гигантское насекомое с не меньшей настойчивостью пыталось им помешать. К счастью, пока приключенцев спасало то, что бабочка никак не могла определиться, кого именно ей следует хватать. Сделав очередной неудачный заход на гнома, она взлетела вверх и стала разворачиваться.
   - Я её отвлеку, а вы бегите! - взвизгнул Пэтти, вскидывая грабли.
   Фасетчатые глаза крылатой твари моментально облепили сотни более мелких насекомых, чем значительно ухудшили ей зрение, да и просто вызвали раздражение. Воспользовавшись этим, члены команды ринулись к заветному лесу, но бабочка в очередной раз их удивила. Резко взмахнув крыльями, она вырвалась из окружения зомби-мошек. Те, сбившись в более плотный рой, снова ринулись в атаку, и в то же мгновение лазурный монстр выпустил из своего хоботка струю зеленоватой жидкости. Редькинса скрутило от внезапной сильной боли во всём теле, и он в корчах повалился на землю, а созданная им стая просто растворилась, оставив после себя лишь мерзкий запах. Так вот какую кислоту варвар увидел на львиных костях: оказывается, это были выделения бабочки!
   Едва расправившись с мошкарой, чудовище заметило лежащего хоббита и рвануло к нему. Урлог быстро выхватил топор и бросился на выручку к товарищу, с ужасом осознавая, что не успевает, но тут прямо над ухом раздался дикий рёв. Не сбавляя бега, варвар оглянулся. Басс остервенело дёргал струны своей боевой лиры и надрывно голосил походную песню гномов. Правда, слов было не разобрать, но зато истошный вопль, смешиваясь с безумным звоном, породил настолько сильную шумовую волну, что монстр задёргался и отлетел шагов на четыреста в сторону. Это позволило Пэтти подняться на ноги и добежать до друзей.
   - От чего... это... меня скрючило? - запыхавшимся голосом спросил он у Урлога.
   - Потом! - крикнул варвар, заметивший новую атаку бабочки.
   На этот раз она решила поступить хитрее. Воспользовавшись тем, что приключенцы в тот момент пересекали урочище с очень высокой и густой травой, закрывавшей обзор, гигантская тварь снизилась до самой земли и, разогнавшись, попыталась внезапно напасть сбоку. Но Урлог, который привык доверять не только своим глазам, но и ушам, уже давно рассчитал направление, силу и время атаки крылатого противника. Меч и топор привычным жестом взметнулись вверх, и в ту же секунду мощный поток воздуха подхватил бабочку, снова отбросив её на несколько сотен шагов.
   - Не останавливаться! - продолжал подгонять соратников эльф.
   Чудище снова сменило тактику. Видимо, осознав превосходство этой странной добычи в ближнем бою, оно решило провести серию атак с дальней дистанции, и на головы приключенцев проливным дождём полилась кислота. Выброс следовал за выбросом. Басс и Пэтти побежали зигзагами, а Урлог с головой накрылся плащом из шкуры мамонта. В своё время варвар зачаровал не только своё оружие, но и одежду, и теперь накидка могла защитить хозяина и от копья и от кислоты.
   Спасительный лес уже был рядом, но расслабляться ещё не стоило. Бабочка, поняла, что добыча уходит от неё, и стала плеваться быстрее. Пэтти истошно визжал, когда капли ядовитой слизи попадали на обнажённые участки кожи, а Басс молча терпел и лишь всё больше хмурился. Мысленно гном уже разрубил гадину секирой на сотни тысяч кусочков и сейчас приступал к разделыванию того, по чьей прихоти он здесь оказался.
   Путники радостно вздохнули, когда небо над ними начало закрываться кронами деревьев. Правда, пришлось пробежать ещё немного вглубь чащи. Растительность на опушке оказалась не настолько густой, чтобы полностью защитить от плевков бабочки, и ещё в течение пары минут то справа, то слева пролетала очередная порция зелёной жидкости, издававшей при соприкосновении с землёй и растениями неприятное шипение. Но вот, наконец, кислотный дождь прекратился, и приключенцы смогли перевести дух.
   - Ох, оторвались, - простонал Басс, присел на ствол поваленного дерева и боязливо посмотрел вверх. Ветви и лианы здесь очень плотно переплетались, образуя некое подобие крыши, через которую даже свет проникал отдельными лучами, но ведь ещё неизвестно, какая у этой кислоты растворяющая мощность.
   Рядом с гномом прямо на землю рухнул Пэтти. Организм хоббита не был приспособлен к столь долгим забегам, и теперь Зелёный Нос никак не мог отдышаться.
   - Убить бы этого королька. Принесите ему, значит, бабочку для коллекции. Бабочку! Тьфу, да какая это, к демонам, бабочка! Это жуткое чудище с крыльями, зубами и когтями, слопавшее всё зверьё в округе. Мало остроухому одного бабочкообразного монстра, ему ещё подавай! И как мы должны захватывать эту тварь живой? - причитал Драммингс, разглядывая запыхавшегося хоббита.
   - Не знаю, - покачал Урлог головой. - Но надо придумать.
   - Придумать? Ты говоришь, придумать?! - сорвался гном.- Да что мы можем придумать?! Она сильна! Жрёт львов! Летает! Плюётся кислотой! Мы можем её убить, но как взять живьём?! Да ещё и тащить через всю страну?!
   - А мы можем полететь на ней, - слабым голосом произнёс Пэтти.
   - Угу, так и вижу: Хрен Редькинс - укротитель гигантских бабочек!
   - Сделаем удила из лиан и... - Зелёный Нос потихоньку приходил в себя.
   - А ведь в твоих словах есть разумное зерно, - перебил хоббита Урлог. - Нет, летать на этой бабочке мы, разумеется, не будем, а вот воспользоваться гибкими стеблями здешних растений, чтобы её скрутить... Одной нашей верёвки явно недостаточно, но если с лианами... Набрать нужное количество материала в такой чаще не составит особого труда, гораздо сложнее будет опутать ей крылья так, чтобы не переломать. Впрочем, думаю, они довольно прочные, раз создают такие сильные воздушные порывы. Затем свяжем вместе все шесть ног, ну, и рот с хоботком замотаем.
   - И кто её будет тащить? - замогильным голосом спросил Басс. - Я лично к ней и пальцем не притронусь.
   - Я потащу, - отозвался варвар. - Скорей всего, бабочка не тяжелее лошади, иначе не смогла бы летать. А уж на такую ношу сил у меня хватит.
   - Ну, а нам что делать? - хоббит на удивление быстро пришел в себя и уже был полон энтузиазма.
   - Вы соорудите ловушку.
   - Я считаю, что добром это не кончится, - вздохнул гном, но всё же поднялся с бревна. - Ладно, пойду поищу, чем можно стреножить такую тварь.
   Басс скрылся в зарослях, а Пэтти проводил его взглядом и вдруг хлопнул себя по лбу, вспомнив кое-что важное.
   - Так почему же меня так накрыло, когда эта капустница съела моих жуков? - обратился он к Урлогу.
   - Ты стал использовать насекомых для разведки, - академическим тоном начал варвар. - Значит, ваше ментальное взаимодействие очень сильно возросло. Советую тебе поработать над данным вопросом и научиться контролировать эту связь. А то может дойти до того, что станешь падать в обморок от боли, когда прихлопнут одного из твоих зомби. Хорошая перспектива для будущего великого некроманта?
   - Пожалуй, нет, - почесал в затылке Зелёный Нос и восхищённо уставился на собеседника. - А я и не знал, что ты так здорово разбираешься в магии!
   - Повезло с хорошим наставником. Но не проси обучать тебя, потому что самому мне такое не под силу.
   На этом разговор завершился. Настало время приступить к выполнению задания.
  
   ***
  
   - Ох, всё это точно плохо кончится.
   Басс Драммингс, великий менестрель подгорного народа, смотрел на заходящее солнце и вполголоса жаловался на свою злосчастную судьбу. Мало того, что он не мог хорошо петь, несмотря на все прилагаемые усилия, так ещё и оказался втянут в сомнительное предприятие по поиску утраченных артефактов. А нынешняя миссия вообще могла стоить гному драгоценной головы, поскольку на роль приманки для бабочки Урлог выбрал именно его, а качестве прикрытия поставил шерстолапого некроманта-недоучку. Тот факт, что Пэтти превзошёл сам себя и умудрился одним заклинанием оживить всех мёртвых насекомых на несколько сотен шагов вокруг, и сейчас весь этот рой прятался под кронами деревьев, чтобы в нужный момент устремиться гному на помощь, не вселял в Басса никакой уверенности. Также Драммингса смущал и план Урлога, безумный и непроработанный, как, впрочем, это всегда и бывает у эльфов. Варвар заверял, что всё должно пройти как по маслу, но гном в этом сильно сомневался. Слишком уж много доброты было в глазах остроухого амбала, не иначе как тот мысленно прощался со своим боевым товарищем, с которым столько недель делил пищу и кров.
   Сам Урлог спрятался в глубине джунглей. По его замыслу Басс должен привлечь чудище своей песней, а затем постараться сделать так, чтобы оно устремилось за ним по просеке с редкими деревьями. Это место специально выбрали, чтобы бабочка могла спокойно пролететь, однако для её дезориентации операцию решили проводить в сумерках, благо зрение и у эльфа и у гнома отличалось высокой остротой даже ночью. Пэтти такой способностью похвастаться не мог, но зато он поместил в свою боевую тучу несколько дюжин светлячков, что должно было повысить точность управления роем в полумраке.
   - Ну, и как, скажите, я должен приманивать эту крылатую гадину?! - продолжал ворчать гном, но, немного подумав, ударил по струнам и запел. -
   Вот в ночи стою, жду я...
   Бабочку!
   Скоро прилетит и поставит...
   Точку!
   Я сдаваться не привык и спою ей...
   Прямо в лоб!
   Песня моя смелая вмиг её...
   Уложит в гроб!
   - Как обычно, ни ритма, ни слуха, - поморщился Пэтти и зажал руками уши.
   Гном продолжал разоряться, обещая бабочке самые страшные кары. Музыкальный темп всё нарастал, а голос певца грубел. Сегодня менестрель явно превзошёл самого себя. Хоббит даже засунул голову между коленей, чтобы не слышать такого кошмара.
   Несмотря на то, что атаку чудища все ждали, она всё равно получилась неожиданной. Ещё секунду назад вокруг гнома лишь колыхались ветви деревьев, и вдруг на него набросилось нечто огромное, крылатое и страшное. Правда, сама бабочка, в то же мгновение, наверное, пожалела об этом нападении, ведь запаниковавший Басс обрушил на неё всю мощь своих лёгких. Похоже, насекомое обладало чувствительным слуховым аппаратом и не выдержало этого рёва, потому что сразу же рвануло вверх. Впрочем, бабочку это не остановило, и после переворота в воздухе, она снова попыталась обрушиться на певца. Вот только того на прежнем месте уже не оказалось. Вспомнив все указания варвара, Басс интенсивно заработал ногами, устремляясь в просеку. Вслед гному понеслись кислотные плевки, но тут в дело вступил Пэтти, бросив в бой сразу все свои заготовки и тем самым создав плотный щит между монстром и товарищем. Несмотря на совет Урлога, контролировать связь с зомби Редькинсу пока не удавалось. Гибель каждого насекомого словно сжигала тело хоббита изнутри, и некроманту приходилось вести борьбу, крепко сжав челюсти и рыча от боли.
   Щиты, выставленные Пэтти, не смогли надолго задержать драконью бабочку. Впрочем, этого и не требовалось, ведь их цель заключалась в том, чтобы притормозить чудовище и снизить темп его полёта. С поставленной задачей зомби справились превосходно, и теперь гному, мчащемуся по просеке, с лёгкостью удавалось удерживать отрыв. Бабочке требовалось увеличить скорость, но десятки молодых деревьев не позволяли ей этого сделать. А взлететь вверх мешал азарт погони - тварь уже не видела ничего, кроме спины гнома и развевающейся по ветру бороды. Заработав крыльями изо всех сил, ломая молодую поросль, она резко рванулась вперёд и... застряла. Урлог мрачно ухмыльнулся. Недаром он почти два часа натягивал лианы между двумя толстыми деревьями, растущими по разным краям тропинки. В получившемся подобии сети бабочка и запуталась. И теперь, пока она дёргалась, нужно было срочно заканчивать начатое.
   Одним прыжком варвар заскочил на спину чудовищу. Прежде всего следовало замотать монстру голову и перекрыть доступ кислоты, в противном случае весь план мог полететь к демонам. Тонкий канат с грузилом на конце захлестнул хоботок, растущий под огромной вонючей пастью. Чудище вертело головой и злобно щёлкало зубастыми челюстями, пытаясь освободиться, но верёвка, несколько раз обмотав хоботок и щупики, а затем обернувшись и вокруг верхних жвал, крепко зафиксировала весь ротовой аппарат бабочки. Следом настала очередь мешка, сшитого из широких листьев. Урлог долго наблюдал из кустов с безопасного расстояния за летающей тварью, чтобы прикинуть её размеры. Как обычно глазомер не подвёл эльфа, и мешок идеально лёг на голову насекомому. Теперь оставались ноги и крылья.
   - Ура! - раздался дружный вопль Пэтти и Басса, подбежавших к обездвиженному чудовищу. - Поймали!
   Эльф, довольно улыбаясь, бережно складывал и связывал крылья. Они действительно оказались прочными и гибкими, но всё равно Урлогу приходилось быть очень аккуратным. В это время хоббит и гном, уже выполнившие свои функции, радостно пританцовывали, празднуя победу.
   Осторожно опутав когтистые ноги гигантского насекомого, варвар начал перерезать привязанные к деревьям лианы, чтобы взвалить бабочку себе на плечи, когда... Освободившееся брюшко чудища вдруг извернулось, скинуло обрывки лиан, и из его задней части выскочил изогнутый отросток, ощетинившийся тонкими лезвиями. Урлог, скорее почувствовавший, чем увидевший происходящее, отскочил в сторону, и в шаге от его лица пронеслось нечто, напоминающее многократно усиленный хвост скорпиона. Каждое из лезвий сочилось ядом, который совершенно не вредил чешуе бабочки, но стоило хоть одной капле кислоты попасть на связывающие тварь лианы, как они лопались словно гнилые нити.
   За несколько секунд чудовище перервало все путы, а, ударившись головой о ближайшее дерево, содрало с себя и мешок. Сейчас бабочка не могла плеваться, потому как ядовитый хвост не доставал до завязанного рта, но от этого она не стала менее опасной. Глаза твари, вопреки предположениями Урлога, заметили в темноте двоих коротышек, посмевших бросить ей вызов. Перепуганных Пэтти и Басса забила крупная дрожь от осознания того, что они остались наедине с взбесившимся монстром. В отчаянии хоббит и гном прижались друг к другу и в немом ужасе ожидали приближения своей гибели. Чудище издало зловещее шипение, вскинуло передние ноги с острыми костяными наростами на концах и бросилось в атаку, готовое разодрать своих обидчиков. Всего одно биение сердца, и будет нанесён смертельный удар.
   Урлог всё это прекрасно видел и ни секунды не колебался. Между жизнью твари, являвшейся ступенькой к исполнению его мечты, и жизнями спутников, которых он знал всего несколько недель, он выбрал... последнее. Это ловить чудовищ сложно, а вот убивать проще простого, достаточно всего одного взмаха зачарованного топора. Оцепеневшие гном и хоббит ошарашено смотрели на гигантскую бабочку, рухнувшую к их ногам.
   - Штаны не намочили? - нарочито грубо поинтересовался Урлог, вытаскивая топор из головы насекомого.
   - Немножко есть, - закивали головами его соратники.
   - Ну, значит, жить будете, - усмехнулся варвар.
  
   ***
  
   Голубые крылья тускло мерцали в темноте. Пэтти, закутавшийся в свой плащ, сидел на голове бабочки, молчал и практически ни на что не реагировал, созерцая раскинувшийся под ним ночной Шэнэллион. Кроны деревьев были освещены разноцветными огнями, что с высоты птичьего полёта выглядело просто феерически, однако Урлог, расположившийся позади хоббита, лишь тяжело вздыхал, не обращая внимания на всю эту красоту. Гном, вцепившийся в спину варвара, чтобы не упасть во время очередного пикирования, наверное, уже в тысячный раз за последние полчаса заныл:
   - А ты точно уверен, что это сработает?
   - Да, - устало повторил эльф. - С нашим арсеналом мы никогда не сможем поймать подобного монстра. Да и времени у нас в обрез, не хватит даже для того, чтобы придумать новый нормальный план, я уж и не говорю о его реализации. Посему лучше вручить Занниэлю мёртвую бабочку, раз у нас в команде имеется столь умелый некромант.
   Услышав эти слова, Пэтти лишь измученно охнул. Эльф непонимающе поднял бровь.
   - Разве я неправ? Ты ведь сумел не просто поднять такую здоровую тварь, но и подчинить её себе.
   - Не в этом дело, - грустно пробормотал хоббит. - Просто не хочу отдавать эту бабочку владыке. Я ведь мог бы всю жизнь парить на ней в поднебесье, вызывая страх и ужас у обитателей поверхности. Поэтому... когда стану тёмным властелином, обязательно изловлю себе ещё одну такую!
   - Хороший получится наездник, - пробормотал себе под нос Урлог. - Великое Зло верхом на голубокрылой бабочке.
   Полёт подходил к концу. Впереди уже показался дворец, а чуть в стороне от него виднелось дерево, с которого и начался поход за чудовищным насекомым. Пэтти начал снижение. Судя крикам с земли, их уже увидели, и идея с сюрпризом провалилась.
   - Правь вон туда! - скомандовал Урлог, заметив тот самый балкон, откуда несколько дней назад их повели на суд. - Садимся там.
   Шестерых стоявших на балконе слуг смело, словно ветром. Правда, на смену им из глубины дворца тут же выбежали две дюжины стражников, трое магов, неведомо откуда взявшийся здесь рыцарь Ордена Радужных Кузнечиков и Нира с неизменной бутылкой в руках. Как и следовало ожидать, именно полуэльфийка первой поспешила поздравить приключенцев.
   - Шустрые! - с уважением произнесла она. - Я и не ждала вас раньше, чем через пару дней.
   - Как видеть, мы не оправдать твоих ожиданий. Вот, забирать сачок, он нам очень пригодиться, - ответил варвар и сунул женщине в руки половинки сачка, который Пэтти, улепётывая от чудовища, сломал ударом об дерево.
   Нира с недоумением уставилась на вручённые ей останки, перевела взгляд на насекомое и, не скрывая удивления, произнесла:
   - Так бабочка же мертва!
   - Ну, да.
   - Но, - изумлённая Нира осеклась, но уже через пару секунд от души расхохоталась. - А вы молодцы! Остроумное и изящное решение нашли. Ну, хоть кто-то сумел утереть нос Занниэлю!. Раз он так любит острые шуточки, пускай не жалуется, что ему ответили его же оружием. Мне прямо не терпится увидеть его физиономию...
   Полуэльфийка не успела озвучить все свои мысли, когда на балконе появился Занниэль собственной персоной. С воплем восторга он ринулся осматривать добычу, но, едва приблизившись к ней, замолк.
   - Она же мёртвая, - жалобно произнёс он, повторяя догадку своей сестры.
   - Ну, да, - и в этот раз Урлог не стал оригинальничать.
   - Но я ведь просил живую! - Владыка заканючил словно маленький ребёнок, которому вместо обещанного торта дали маленький пряник.
   - Поправка, - не моргнув глазом, ответил варвар, в чьём голосе начали проявляться менторские нотки его учителя. - Ты просить не живую, а летающую. Я повторять твою собственную фразу: "Красота мочь существовать только в движении". Так что мы выполнять условие. Бабочка махать крыльями, летать, уметь даже атаковать и убивать врагов. Единственный недостаток есть невозможность размножаться, но особь при правильном обращении существовать неограниченное время. Урлог так говорить.
   В отличие от Ниры, Занниэль думал около двух минут, после чего его лицо перекосила довольная ехидная улыбка.
   - Так значит это работа Зверюшки? - осведомился владыка и, не дожидаясь ответа, схватил Пэтти за шиворот и подтянул к своему лицу.
   Народ вокруг ахнул от такого святотатства по отношению к священной особе.
   - А ещё так можешь сделать? - выпалил Занниэль.
   - Сколько угодно! - закивал головой Пэтти.
   - Тогда вперёд! - воскликнул правитель и, грубо растолкав толпу, что совсем не соответствовало его титулу и положению, бросился во дворец.
   - Куда мы идём?! - хрипел утаскиваемый Зелёный Нос.
   - В коллекционный зал, - воскликнул Занниэль. - Там для тебя как раз найдётся работёнка: оживишь нескольких редчайших бабочек. А вам, пришельцы, спасибо, вы меня удивили и поразили до глубины души! Добычу перетащите в вольер (Нира покажет, где он), а задание я вам засчитываю!
   Последние крики донеслись уже из глубины коридора. Полуэльфийка хихикнула и, кивнув Урлогу и Бассу, принялась раздавать своим подчинённым распоряжения по поводу транспортировки бабочки.
   - А всё-таки мы победили, - довольно ухмыльнулся гном. - Осталось всего одно задание, и приз окажется у нас в кармане!
   - Не думаю, что это будет очень просто, - покачал головой варвар. - Мы одолели короля дважды, и теперь, чтобы не остаться в проигрыше, он наверняка поручит нам что-нибудь невыполнимое.
  

Глава 18. Безнадёжное задание

  

Исхитрись-ка мне добыть

То-Чаво-Не-Может-Быть!

Запиши себе названье,

Чтобы в спешке не забыть! No Л. Филатов

  
   - И что он тебе туда засунул?
   Едва проснувшись, Пэтти принялся донимать Урлога вопросами. Сидя в кресле и жуя булочку, хоббит внимательно разглядывал, как эльф затачивает свои клинки. Варвар, измождённый очередной бурной ночью с незабудкой, задумчиво посмотрел в окно.
   - Поставил клинкам новые сердца, - наконец проговорил он.
   - Что? - поперхнулся Пэтти. - Какие ещё сердца?
   - Ты чародей, и не знаешь, что такое сердце оружия? - на секунду удивился Урлог, а потом понимающе кивнул. - Хотя ты ведь не проходил нормального обучения. Видишь ли, если маг использует свои собственные силы, то для волшебного оружия требуется источник энергии, а также особое приспособление, в которой закладываются чары. Устройство, объединяющее оба эти элемента, артефактники и называют сердцем оружия.
   - А у тебя раньше такая штука не стояла?
   - Стояла, - кивнул головой варвар, проведя точильным бруском по ребру лезвия. - Я лично вложил в рукояти кости розового песца.
   - А разве кость может быть источником силы?
   - Розовый песец необычный зверь. Он владеет магией, из-за чего и считается опаснейшим хищником севера. Даже мамонты и тролли вынуждены уступать ему дорогу. Впрочем, в чародействе его скелет используются редко и в основном шаманами, поскольку извлечь из него силу не так-то просто. Хотя есть один секрет.
   - И какой же? - рассеянно спросил Зелёный Нос, которого сейчас больше интересовало, стоит ли после доеденной булочки приступать к печенью. С одной стороны, он был сыт, но с другой, как настоящий хоббит, предпочитал наедаться впрок.
   - Если взять две кости розового песца и поднести их близко друг к другу, между ними начнется резонанс силы. И чем меньше будет расстояние, тем мощнее окажется взаимодействие. Ну, а если кости соприкоснутся, то произойдёт настолько сильный выброс энергии, что мало кто из окружающих на ногах устоит.
   - То есть, когда ты скрещиваешь оружие..., - начал догадываться Пэтти.
   - Да, - важно кивнул головой варвар. - Я соединяю кости, происходит выброс силы и попутно активируется заложенное в оружие заклинание. Обычно это Громовой Свет. Сокрушающий Удар использовать сложнее, поэтому держу его на крайний случай. Но этот эльфийский умелец добавил в меч и топор ещё по одному сердцу и вложил в них неведомые чары, природу которых я теперь пытаюсь понять.
   - Ты поймёшь! - ободряюще сказал Пэтти, набивая рот печеньем.
   - Ну, что у нас на завтрак? - мрачно пробормотал только что вылезший из постели Басс, заходя в общую комнату.
   - Печенье, пирожные, булочки, лепёшки и прочая эльфийская стряпня! - радостно ответил хоббит. - Я всё попробовал, очень вкусно!
   - Отвали, Патиссон! - пробурчал гном и, изучив накрытый стол, недовольно фыркнул. - А где же мясо?
   - Нет, - лаконично ответил эльф, не отводя взгляда от клинка.
   - Я не собираюсь жрать тесто, особенно приготовленное этими остроухими издёвщиками! - взревел менестрель.
   - Дело твоё, - вздохнул Урлог и убрал за спину меч, а затем и топор. - Но больше ничего нет.
   - И Ефсий сейчас неизвестно где, - продолжил хоббит. - Вот у кого разносолов хватит на полгода.
   - Мяса нет, - начал заводиться гном. - Зато есть гора пирожных, на которые я даже смотреть не могу!
   - Тогда зажмурь глаза и ешь на ощупь, - раздался от дверей весёлый голос Ниры. - Всё равно другой еды сегодня вы не получите.
   - Это ещё почему?! - возмутился Драммингс.
   - День единения с живой природой, - наставительным тоном начала полуэльфийка. - Все, от мала до велика, должны покаяться пред зверьми неразумными и попросить прощения за всё то зло, что причиняем мы им. По крайней мере, Занниэль считает, что всё должно происходить именно так. Ну, а проще говоря, в этот день запрещено есть мясо и рыбу. Так что терпите.
   - Дурацкая традиция, - проворчал Басс.
   - У племени Урлога тоже бывать дни отказа от мяса, - задумчиво проговорил Урлог, крутя между пальцами печенюшку.
   - Каетесь пред мамонтами? - поинтересовалась Нира.
   - Нет, когда охота оказываться неудачная.
   - У меня есть подозрение, что наш обычай уходит корнями в нечто подобное, - усмехнулась стражница. - Но, увы, летописи об этом молчат.
   - Урлога больше волновать, каким быть наше следующее задание, - сухо произнёс варвар.
   - Пока не знаю. Занниэль до сих пор носится со своей новой крылатой игрушкой, да вдобавок к нему посольство от орков прибыло, так что придётся вам подождать ещё несколько часов. Посему у меня есть предложение прогуляться по городу, ну, или посетить дворцовые погреба.
   - Погребов не надо, - Урлог покачал головой. - Нам нужна ясная голова. Лучше поводить нас по городу.
   - По городу, так по городу, - не стала возражать Нира. Впрочем, судя по заплечному мешку полуэльфийки, из которого торчали горлышки полдюжины бутылей, это её ни капли не расстроило.
  
   ***
  
   Город не очень впечатлил варвара, гнома и хоббита. Наверное, потому, что одновременно с началом экскурсии зарядил дождь, и продрогшим приключенцам стало не до изучения эльфийского зодчества, к тому же сквозь мощные струи почти ничего не проглядывалось. Нира, конечно, раздала подопечным зонтики, но прогулка всё равно очень быстро закончилась, поскольку, несмотря на деревянные подмостки, потоки воды промочили обувь насквозь. Пришлось искать убежище под ветвями одного из эльфийских деревьев.
   - А тут много цветов, - заметил Урлог, разглядывая крону их укрытия.
   Вдруг справа раздался лёгкий смешок. Приключенцы повернули головы на звук и увидели, что наросты на одной из ветвей образовывали некое подобие беседки, где сейчас сидела стайка эльфиек в очень откровенных нарядах. Нира нахмурилась.
   - Это цветник, дерево незабудок. Здесь их дом. Думаю, лучше шагать отсюда.
   Впрочем, так просто уйти не удалось. Неожиданно дорогу им преградила высокая, статная и очень красивая эльфийка. Скользнув презрительным взглядом по Нире и Бассу и с уважением посмотрев на Урлога, она сосредоточила своё внимание на Пэтти.
   - Ой, какая прелестная зверюшка! - нежным голосом проворковала девушка. - Кто ты, маленький мой?
   - Я - Пэтти! - важно произнёс хоббит, обрадовавшись тому, что им заинтересовались. - И я - великий некромант!
   - Некромант? - глаза у незнакомки резко округлились. - Но это же замечательно! Я так люблю магов! Пэтти, не хочешь со мной прогуляться? Я с удовольствием послушаю твои истории и, - эльфийка перешла на вкрадчивый шёпот. - Хочу познать твою силу.
   - Всегда пожалуйста! - вежливо поклонился Редькинс и, взяв даму за руку, пошёл с ней по лестнице, ведущей на дерево, соседнее с домом незабудок.
   Нира, наблюдая всю эту картину, не сдержалась и презрительно плюнула в ближайший водяной поток, а Басс обеспокоенно поинтересовался:
   - Она же не сделает с ним ничего плохого? Он ведь самый обычный хоббит, да и маг бестолковый.
   - Да ничего ему не будет, - ещё раз сплюнула полуэльфийка. - Я даже больше скажу, через пару минут он вернётся обратно.
   - Ты сомневаться в его таланте удовлетворять женщин? - недоумённо поднял бровь Урлог. - Я слышать, что среди хоббитов попадаться умельцы в таком деле.
   - Вряд ли он полезет на ЭТУ, - Нира с усмешкой выделила интонацией последнее слово, после чего полезла в сумку за очередной бутылкой.
   Стражница оказалась права: не прошло и трёх минут, как мрачный и недовольный хоббит спустился вниз.
   - А ты быстрый! - съехидничал Басс. - Что, Хрен Редькинс, не по нраву тебе оказались эльфийские женщины?
   - Вообще-то это мужик, - буркнул хоббит
   - Что?!
   - Мужик. Самый настоящий, вот с таким..., - Пэтти развел руки в стороны, чтобы изобразить размер.
   - Фу, не показывай! - рявкнул ошарашенный гном. - И чего он от тебя хотел?
   - Да я и не понял. Затащил в какую-то комнату, скинул с себя одежду, рухнул на кровать и закричал, что готов быть моей прекрасной жертвой на суровом тёмном алтаре любви.
   - Ну, а ты?
   - Я сказал, что обрядовое жертвоприношение пока не изучал, и раз делать там больше нечего, пошёл обратно.
   - Кто это быть? - шёпотом поинтересовался варвар у стражницы.
   - Василёк, - брезгливо скривившись, ответила Нира. - Живут тут у нас личности, над которыми боги жестоко пошутили, засунув в мужские тела женские мозги. Очень уж нравится этим особям изображать из себя роковых красоток, вот и селятся поближе к незабудкам, чтобы перед глазами всегда был пример для подражания. Вообще-то васильки безобидные, хотя очень приставучие. Ни страдай наш владыка таким извращённым чувством юмора, их давно бы выгнали куда подальше.
   - И в чём заключаться его чувство юмора?
   - Над послами издеваться любит. Сюда частенько приезжают представители других государств, и среди новеньких непременно находится парочка интересующихся местными увеселительными заведениями. А Занниэль или его верные клевреты сразу отправляют их к жилищу васильков, а потом подсматривают и дико ржут, как дети малые. И всё бы ничего, но вот из-за подобных шуточек репутация нашего леса на мировом уровне оставляет желать лучшего. Я, когда по людским королевствам моталась, такого наслушалась! Особенно порадовали россказни о том, что в Шэнэллионе вообще нет женщин.
   - Урлог сочувствовать, - пробормотал варвар. - А откуда...
   Он не успел закончить свой вопрос, так как внезапно, словно из-под земли, перед ними возник эльф в форме дворцового стражника.
   - Прошу прощения, - резко проговорил стражник, перебив Урлога. - Но владыка Занниэль хочет увидеть вас прямо сейчас.
   - С прогулкой пролетели, - пожала плечами Нира. - Хотя в такой дождь всё равно ничего интересного не увидишь. Разве что василька, да и того хоббит обломал.
  
   ***
  
   То, что денёк предстоит весёлый, стало понятно уже на подходе к тронному залу. Двери резко распахнулись, едва ни ударив Ниру, и из помещения галопом вылетела толпа людей с вытаращенными глазами, в которых застыл ужас. Большинство посетителей были забрызганы кровью, кое-кто тащил разломанные музыкальные инструменты. А изнутри донёсся гневный вопль Занниэля:
   - Флорхет, скотина, когда же ты, наконец, научишься меня понимать?! Если я говорю, что не хочу видеть эти тоскливые визжащие рожи, это ещё не значит, что надо устраивать резню! Мне теперь опять ковёр менять придётся!
   - Прошу прощения, владыка, - донёсся тихий голос старшего охранителя. - Обещаю в следующий раз быть более внимательным к Вашим словам.
   - Ты мне это уже двухсотый год подряд обещаешь, - пробурчал мрачный Занниэль, однако, едва увидев новоприбывших, расплылся в довольной улыбке.
   А "божьи посланники" в это время насторожено изучали зал. По сравнению с прошлым их визитом особых изменений не произошло, разве что прямо перед троном появились пять трупов с остатками музыкальных инструментов в руках. Ну, ещё и Занниэль сменил свой наряд: теперь на эльфийском владыке красовались короткие обтягивающие штаны белого цвета.
   - Что здесь случилось? - недовольным голосом произнесла Нира, оглядывая жертв гнева своего брата. - Чем тебе менестрели-то не угодили?
   - Надоели, - пожал плечами Занниэль. - Уже столько тысяч лет одно и то же: любовь, страдания, нет мук горше, дай коснуться губ твоих. Нет, чтобы репертуар обновить! Да и вообще, почему они считают, что передо мной, владыкой всея Шэнэллиона, надо петь любовные песни? Я же ни за кого из певцов замуж выходить не собираюсь. И жениться, кстати, тоже.
   Среди свиты раздались сдержанные смешки, видимо, дабы продемонстрировать повелителю, что его острота оценена. Урлогу и Бассу шутка показалась глупой и унылой, зато Пэтти засмеялся над ней во весь голос. Придворные недовольно косились на хоббита, ведь такой громкий хохот противоречил этикету, но одёргивать его не осмелились, потому как священной зверюшке и любимчику правителя (после истории с бабочками) позволялось практически всё.
   - Люди считать эльфов романтичным народом, у которого любовные узы являться божественным даром. Поэтому заезжие певцы решать, что перворождённые обожать баллады о любви, - вдруг проговорил Урлог.
   Придворные недоумённо зашушукались, обсуждая неожиданный ответ варвара, а Занниэль усмехнулся:
   - Чтобы поголовье менестрелей так резко не уменьшалось, придётся своим личным указом запретить им исполнять любовные песни в присутствии владыки. Пусть лучше военные марши играют или подвиги древних героев воспевают. Кстати, а может ваш менестрель споёт? Я бы очень хотел послушать гномьи песни.
   - Я не в голосе, - тихо прошептал Басс. - Простыл.
   - Жаль, - с грустью протянул Занниэль. - Ну, тогда поговорим о последнем задании. Честно говоря, после того, как вы сумели раздобыть бабочку и моя коллекция восстановилась в полном объёме, мне снова захотелось сразу же отдать вам артефакт.
   - Отдавать, в чём проблема? - нахмурился варвар.
   - Я же уже говорил, проблема в моём слове эльфийского владыки. Поэтому, увы, придётся вам всё-таки выполнить и третью просьбу.
   - На этот раз сюрпризов не быть?
   - Нет, - помотал головой Занниэль. - Каюсь, раньше я частично утаивал сущность задания. Первое было на ум и силу, второе - на ловкость и сообразительность, а вот третье, оно... Оно будет на удачу!
   - И как мы проявлять свою удачливость? - продолжал задавать вопросы Урлог.
   - Сначала немного истории, - эльфийский владыка поднял руку, призывая всех присутствующих в зале к молчанию. - Те, кто хоть немного знают географию, в курсе, что к юго-востоку от нашего полуострова лежат Радужные острова. Ничего радужного там сейчас почти не осталось, но когда-то этот архипелаг по праву получил своё название. Много веков назад там поселились наши сородичи, очень любившие яркие цвета и использовавшие сочные краски во всех сферах жизни: от архитектуры до шитья одежды. До поры до времени островные эльфы являлись вассалами Шэнэллиона, но однажды им захотелось свободы и независимости. Началась война, длившаяся, если мне не изменяет память, полторы сотни лет с переменным успехом. В итоге мы сумели разбить вражеский флот, заманив его в ловушку, и с того момента островитяне были обречены. Сразу после этого боя на архипелаге высадился наш десант, и сил на отражение вторжения у местных жителей уже не хватало. Впрочем, надо признать, что островитяне оказались упорны и дрались до последнего. Когда их города должны были вот-вот пасть под натиском Шэнэллиона, они бросили остатки войска на то, чтобы удерживать нас, пока их женщины и дети ни сядут на спасительные корабли. Но все эти усилия были напрасными: маги и воины Изумрудного Леса проходили через все заслоны островитян, как нож сквозь талое масло. Но в ту минуту, когда казалось, что наша победа уже близка, в битву вступил король Радужных островов Ставиэл Разящая Песня! - Занниэль обвёл окружение усталым взглядом и произнёс с извиняющейся интонацией. - Ничего, что я так пафосно? Просто цитирую летописцев, а слог у них иногда настолько сложен, что голову сломаешь, прежде чем поймёшь, что они хотели сказать.
   - Да вроде всё ясно, - ответил Пэтти. Басс и Урлог просто кивнули.
   - А то я так утомился пересказывать эту историю нормальным, понятным всем языком, что даже стал в стилях путаться. Ну, ладно, продолжу, - Занниэль набрал воздуха в лёгкие. - Ставиэл считался очень могучим магом. Мы это, разумеется, знали, но даже представить не могли, насколько огромной окажется его мощь. В одиночку он несколько часов сдерживал наши войска, сокрушил множество магов, и в какой-то момент воинам Шэнэллиона показалось, что пора отступать. Но, на наше счастье, король истратил в этой битве все свои силы и вскоре упал на землю от истощения. Однако перед тем, как умереть, Ставиэл громко прочёл последнее заклинание. Оно не было разрушительным и всесокрушающим, и поначалу мы даже не поняли, в чём оно вообще заключалось. Но вскоре выяснилось, что последним ударом Разящая Песня изрядно подпортил нам вкус победы. В результате действия его чар Радужные острова и акватория вокруг них заполнились множеством чудовищ: как мелкими, способными лишь цапнуть за палец, так и крупными, с лёгкостью переламывающими боевую галеру. Семь сотен лет понадобилось нам, чтобы очистить от монстров земли и воды, и столько же времени для осознания того, что в заклинание Ставиэл вложил не только свою силу, но и жизненную энергию самого архипелага. Там, где раньше располагались роскошные сады и леса, ныне простирается голая земля и холодный камень. Ни единой травинки не выросло на Радужных островах с тех пор, и быть им безжизненными, пока сила вновь ни вернётся туда.
   - Всё это есть замечательно, - сухо прокомментировал речь Владыки Урлог. - Но в чём состоять наша задача? Вы поручать нам возвращать островам живительную силу?
   - В какой-то степени да, - кивнул Занниэль. - Хотя ваша миссия чуть проще. Ставиэл, как и многие другие волшебники, имел магическую книгу, сборник авторских заклинаний, под названием "Песнь Морей". Именно в ней, судя по записям, оставшимся от островитян, и содержится секрет извлечения и возвращения земле её энергии.
   - Урлог понимать, что книга пропадать.
   - Нет, не пропала. Очень многие не раз видели "Песнь Морей", вот только взять её никому не удаётся, - ухмыльнулся эльфийский владыка. - Дело в том, что после смерти её хозяина, сработали защитные чары, и книгу выбросило в море, в прибрежные воды Радужных островов. Обычно "Песнь Морей" лежит на отмелях, её хорошо видно из лодки и иногда кажется, что она находится на расстоянии вытянутой руки. Но, увы, всякий раз, когда кто-нибудь пытается схватить книгу, неведомая сила откидывает его прочь. Многие волшебники пытаются изучить этот феномен, однако фолиант никогда и нигде не задерживается надолго и через несколько дней перемещается на новое место, не давая магам времени для сбора необходимых сведений. И поэтому... В общем, вы уже, наверное, поняли, что третье задание заключается в том, чтобы принести мне эту книгу. Поскольку поручение не простое, то сроку вам даю.... Ну, пускай, неделю. Детали узнаете у Ниры, пока она будет провожать вас к побережью.
   К этому моменту Урлог уже не слушал Занниэля. Взгляд варвара был прикован к стражнице, и, судя по потрясённо-гневному выражению ее лица, дело было дрянь.
  
   ***
  
   До моря приключенцы добирались хорошо знакомым древесным транспортом. На сей раз это заняло не так много времени, как два дня назад, но гнома снова укачало. Выползя из приземлившейся древесной клетки, Басс сразу же свалился на землю и неподвижно лежал минут десять, пытаясь прийти в себя. Пэтти, напротив, просто излучал энергию и, едва увидев между деревьями морскую гладь, закричал от радости и со всех ног бросился к воде. Урлог хмыкнул и, закинув за спину мешок с припасами, повернулся к Нире. Условия перелёта не позволили полуэльфийке поделиться обещанными подробностями, но сейчас для этого было самое время.
   - Многого от меня жди, - начала стражница - Я это дело всегда считала бесполезной тратой времени, поэтому и не интересовалась, что там. Короче говоря, найти "Песнь Морей" не проблема, даже несмотря на её постоянные перемещения, а вот подобраться к книге на расстояние, позволяющее её взять, практически нереально из-за исправно срабатывающей защиты. Причём чары каждый раз действуют по-разному. Обычно появляется сильное течение, отталкивающее желающего приблизиться к книге, но иногда с каждым шагом вода становится всё горячее или наоборот холоднее, и неудачливый охотник за фолиантом превращается в варёный пельмень или ледяную глыбу. В общем, защита проста, но чрезвычайно эффективна. В своё время парочка умельцев попыталась накрыть "Песнь" колоколом и откачать воду, ведь маги установили, что охранная магия завязана на жидкость, но и это оказалось бесполезным. Едва книга оказалась на воздухе, как тут же переместилась обратно в море, минуя все щиты.
   - А её вообще мочь взять? - мрачно осведомился варвар.
   - Считается, что да. В момент смерти Ставиэла рядом с ним находился один из его учеников. Парень был так потрясён смертью наставника, что остался сидеть возле трупа и в итоге через пару часов попал в плен. На допросе признался, что его учитель, отправляя "Песнь" в море, в гневе крикнул: "Сей труд будет принадлежать достойному. И если чьи-то руки сумеют коснуться обложки, то книга немедленно покинет пучины морские". Это, как ты понимаешь, прямая цитата, - усмехнулась Нира и пожала плечами. - А больше ничего и не знаю. Впрочем, я прямо сейчас свяжусь со своими знакомыми, живущими на Радужных островах, и кто-нибудь из них наверняка согласится вам помочь. Хотя бы советом, ведь про эту книгу им известно гораздо больше, чем мне.
   - Спасибо, - от всей души поблагодарил варвар.
   - Не за что, - махнула рукой Нира. - Да и не заслужила я пока никакой благодарности от тебя. Хотя, возможно, и заслужу, - её голос вдруг перешёл на тихий шёпот. - Если не достанете "Песнь", а я уверена, что так и будет, даже не вздумайте возвращаться сюда. Плывите на самый север Радужного архипелага и ищите островок, очертаниями напоминающий бутылку, где будет ждать корабль, который доставит вас в ближайший инлосский порт.
   - Ты нас спасать? - удивился Урлог. - Но почему? По долгу службы ты присматривать за нами и устранять, если мы попытаться что-то выкидывать.
   - Так и есть, - проговорила полуэльфика, довольно улыбаясь. - Я должна это делать. Но, понимаешь, я встречала не так уж много существ, способных обдурить Занниэля. А тех, кто сделал это дважды, вообще по пальцам одной руки пересчитать можно. В общем, такие выдающиеся экземпляры, как вы, достойны поощрения, а спасение ваших жизней - это, на мой взгляд, вполне достойная награда. Ну, а если случится невозможное и книга всё-таки прыгнет вам в руки, я задействую все имеющиеся в моём распоряжении рычаги, чтобы брат сдержал своё слово. Обещаю.
   Женщина замолчала, сняла с плеча сумку с парой бутылок и протянула её Урлогу.
   - Я вижу, вам уже подогнали лодку. Правьте вон к тому острову, виднеющемуся на горизонте. Возможно, там вас встретят и помогут с поисками. Ну, а вино в подарок.
   Варвар с признательностью принял сумку, ведь он уже успел оценить качество эльфийского алкоголя. Аппарат Басса тоже выдавал неплохую продукцию, но ей всё-таки не хватало утонченности вин Шэнэллиона. Попрощавшись с Нирой и подхватив за шкирку приходившего в себя гнома, Урлог зашагал к морю. Им предстояло выполнить очень сложную работу, так что не стоило терять время.
  
   ***
  
   Пэтти был мал и не мог нормально работать веслом, а Басса скрутил приступ морской болезни, поэтому грести пришлось варвару. Впрочем, ему это оказалось не в тягость, и лодка довольно быстро приближалась к острову. Гном лежал на дне и, медленно перебирая струны арфы, тихим голосом пел грустную песню о своей судьбе. Хоббиту сразу же после отплытия надоело сидеть без дела и просто глазеть по сторонам, поэтому он привязал к волшебным граблям леску, превратив их на время в удочку. Клёва, правда, не было, но Редькинсу для развлечения хватало и такой рыбалки.
   - Я умру, как подобает менестрелю, - стонал гном. - Терзаемый творческим порывом, с песней в сердце и пальцами на струнах.
   - А также засыпанный помётом чаек, - недовольно прокомментировал Пэтти, поглядывая на небо. Немного подумав, хоббит достал из сумки зонт и раскрыл его, поскольку птиц становилось всё больше и больше.
   - Не прогоняй мою музу! - рявкнул Басс, собирая последние силы.- Ведь именно сейчас перед лицом смерти я осознал истинную радость создания музыки.
   - От качки ещё никто не умирал, - возразил Пэтти
   - Я буду первым, - пафосно подытожил гном. - И вообще, Патиссон, лови лучше свою рыбу, а не моли без толку языком!
   - Язык для мага очень важен, - ответил ничуть не обидевшийся хоббит. - Им он произносит заклинания, и чем быстрее это сделает, тем больше будет сила. Поэтому я не просто болтаю, а тренирую свой боевой орган.
   - Заткнулись оба, - внезапно буркнул варвар, которому даже при всей его терпеливости изрядно надоели эти перепалки. - А то Урлог будет убивать!
   На какое-то время спорщики замолчали. Гном продолжал бренчать струнами, а хоббит то и дело вытаскивал из воды пустой крючок, всё надеясь на хороший улов. Его ожидание оказалось не напрасным: удочку вдруг резко повело, и Пэтти радостно потянул её на себя. По человеческим или эльфийским меркам пойманная рыбёшка считалась не очень большой, но полурослику эта селёдка показалась настоящей акулой. Редькинс радостно кричал, демонстрируя товарищам свой улов, когда из воды вдруг высунулась огромная зубастая пасть и нависла над лодкой.
   Впоследствии Урлог так и не смог внятно объяснить, почему вместо того, чтобы сорвать со спины меч или топор, он со всей силы врезал чудищу веслом по голове. Эльфийское весло, конечно, отличалось множеством достоинств, было в меру прочным, лёгким и даже изящным на вид, но вряд ли создавший его мастер рассчитывал, что оно будет использовано в качестве оружия. Удар оказался настолько сильным, что лопасть весла разлетелась грудой щепок, а монстр на несколько мгновений застыл с разинутым ртом. Это замешательство позволило варвару ещё раз треснуть тварь по морде, и вновь его оружие осталось не у дел. Второму веслу повезло немного больше. Урлог бил не плоскостью, а гранью, поэтому оно всего лишь треснуло пополам, предварительно вонзившись чудовищу глубоко в голову. На этом эпическая битва с морским гадом и закончилась.
   Ошарашенный Пэтти довольно быстро пришёл в себя. Внимательно изучив поверженного монстра, он поинтересовался:
   - А кто это такой?
   - Здоровенный, - проговорил Драммингс, перегнувшись через борт.
   Тварь действительно была огромной и раза в два превосходила лодку размером. При ближайшем рассмотрении она оказалась рыбой. Гигантским тунцом. Басс потыкал рукояткой топорика ему в бок, и тут взгляд гнома упал на обломки весёл в руках эльфа.
   - Ты что, сдурел?! - яростно завопил менестрель. - Мы же теперь будем болтаться в этом море всю оставшуюся жизнь! Как нам теперь дальше-то плыть?! Чем грести будешь?! Своим мечом?!
   - Я, конечно, виноват, но меч свой портить не собираюсь, - ответил варвар. - Он в воде заржавеет.
   - На мой топор тоже не надейтесь! Может, позаимствуем грабли Редькинса?
   - Не дам, - вглядываясь вдаль, флегматично ответил хоббит. - А что это за дым над водой?
   - Где? - хором удивились гном и эльф.
   Пэтти показал рукой. Действительно, в нескольких сотнях шагов к востоку над морской гладью вздымалось облако дыма. А ведь ещё минуту назад его там точно не наблюдалось.
   - Приплыли, - выдохнул Басс, садясь на дно лодки. - Похоже, это вулкан.
   - Вулкан? А это хорошо или плохо? - Зелёный Нос был полон любопытства.
   - Это очень плохо! Там, где есть вулкан, обычно обитают виверны. Любят они такие тёплые местечки.
   - Так мы же в море, - засомневался Урлог.
   - Значит, здесь живёт водяной или морской виверн, я в их подвидах не разбираюсь.
   - Ну, виверн, и чего страшного? - изумился Пэтти. - Они ведь родственники драконов, а драконы хорошие. Тот же Торлес, он...
   - Торлес из цивилизованных драконов, - перебил хоббита Басс. - Их на самом деле не так уж и много. А виверны, которых раз в десять больше, очень агрессивные твари, лишенные разума. Вот вылетит сейчас из воды огромная огнедышащая зверюга, а у нас даже вёсел нет, чтобы удрать.
   - Зато у нас есть верёвка! - радостно воскликнул хоббит. - Я могу оживить рыбину, мы её запряжём, и тогда...
   Не договорив, он вскинул свой граблепосох и начал нараспев читать заклинания. На мгновение небо потемнело, поднялись волны, и воздух вокруг Пэтти сгустился. Урлог и Басс поёжились, им не очень-то нравилось находиться рядом с колдующим некромантом. Дохлый тунец уже зашевелил хвостом, демонстрируя тем самым, что чары начали действовать, когда обряд был прерван могучим рёвом.
   - Да вы, сухопутные, совсем обнаглели - некромантией в море занимаетесь! Это уже всякие границы переходит!
   Басс, Пэтти и Урлог обернулись на неожиданный звук и дружно присвистнули. Опираясь на борт лодки, из воды высовывалась странное существо, на первый взгляд напоминающее обнажённого человека. Урлог завистливо присвистнул: мускулатурой незнакомец явно превосходил варвара. Мощные руки вцепились в борт так крепко, что он даже начал потрескивать. Удивительно яркие зелёные глаза, наполненные гневом, внимательно изучали приключенцев. Но больше всего в этом атлете поражала зелёно-коричневая растительность на голове и лице, очень похожая на пучки водорослей. Длинные волосы окутывали хозяина словно плащ, а густая борода полностью скрывала торс.
   - Ну, и что замолчали? - продолжил незнакомец грубым голосом. - Осознали свою вину? Тогда давайте знакомиться. Меня зовут Кодуки, и я охраняю эти места.
   С этими словами он подпрыгнул вверх и кувыркнулся через голову вперёд, продемонстрировав сидящим в лодке рыбий хвост, начинавшийся там, откуда должны расти ноги.
   - Живая русалка! - восхищённо прошептал Басс.
   - Тритон, - поправил его Урлог.
   Несмотря на такой, мягко говоря, холодный приём, оказанный путникам этим морским обитателем, варвар искренне обрадовался его появлению. Без вёсел они фактически обречены, а так возникла хоть какая-то надежда на помощь.
  

Глава 19. В гостях у подводного кузнеца

  

Море-море, мир бездонный... No Ю. Антонов

  
   - Ну, и что вас привело в наши моря? - поинтересовался тритон, вновь облокотившись на борт лодки. - Хотя можно и не спрашивать. Эльфийская посудина с тремя чудаками, значит Занниэль опять вспомнил свою старую затею достать "Песнь Морей"?
   - Ты знать Занниэля? - насторожился варвар.
   Кодуки нахмурил брови.
   - Да его тут любой анчоус знает. Раньше каждый месяц он пригонял сюда на неделю свой флот. Все острова исследовали, пытаясь разгадать секрет книги. Сейчас, правда, притих немного, только добровольцев присылает. Ладно, ждите меня здесь, никуда не уплывайте.
   Тритон вновь подпрыгнул и, взмахнув хвостом, ушёл под воду.
   - И этот тоже издевается, - недовольно пробурчал гном. - Ну, и куда мы, спрашивается, можем уплыть в нашем-то положении?
   - Похоже, он и есть один из друзей Ниры, - произнёс Урлог, проигнорировав ворчание менестреля. - Если подумать, кто лучше всех может помочь с поисками "Песни"? Конечно же, тот, кто живет с ней рядом.
   - А я и не знал, что русалки бывают настолько..., - Пэтти на секунду замялся, подбирая нужное определение. - Мощными! Да, именно мощными! Во всех мифах описываются хрупкие грациозные девушки, а вот об их мужиках почему-то умалчивается.
   - Видимо, сказителям образы тритонов кажутся недостаточно романтичными, - пожал плечами варвар.
   - Скорее, им просто лень лезть под воду, чтобы узнать, как всё обстоит на самом деле, вот и записывают всякую чушь, которую им рассказывают первые встречные, - вклинился в разговор уже вернувшийся Кодуки и бросил на дно лодки три бронзовых медальона в виде осьминогов на короткой цепочке. - Вот, держите.
   - Что это есть? - Урлог с подозрением оглядел украшение.
   - А как иначе вы собираетесь дышать под водой? - фыркнул тритон. - Или вам не нужна "Песнь Морей"? Если так, я всё заберу.
   - Не забирать, - покачал головой эльф.
   Накинув на шею цепочку с бронзовым осьминогом, Урлог прислушался к своей интуиции. Судя по её молчанию, угрозы амулет не представлял, поэтому, обернувшись к спутникам, варвар приказал:
   - Надевайте.
   Хоббит подчинился беспрекословно, а вот с Бассом пришлось повозиться. Гном начал упираться, убеждая эльфа в том, что эти медальоны смертельно опасны, а тритон заслан конкурентами для устранения их группы. Решающим аргументом в споре стал здоровенный кулак Урлога, поднесённый к носу менестреля. Драммингс сразу же надел амулет, однако сквозь зубы пообещал регулярно устраивать эльфу бессонные ночи с сериями концертов.
   - А теперь прыгайте в воду и следуйте за мной! - гаркнул Кодуки и вновь скрылся в волнах.
   Пэтти с уверенностью опытного ныряльщика без лишних разговоров шагнул за борт. Урлог внимательно посмотрел на Басса. Гном, и без того страдающий водобоязнью, прижался ко дну лодки.
   - Нет! - истошно заорал Драммингс. - Даже не проси! Туда я не полезу!
   Эльф придвинулся к гному, положил руку ему на плечо и, заглянув в глаза, произнёс:
   - Басс, ты был мне хорошим другом.
   - Был? - удивился менестрель.- Почему был?
   - Потому что сейчас ты, скорей всего, умрёшь!
   С этими словами Урлог схватил напарника под мышки и швырнул его в море, а спустя мгновение сам последовал за ним. Оказавшись под водой, эльф по привычке задержал дыхание, но с удивлением понял, что этого не требуется. Его окружал тонкий слой воздуха, не дающий воде попасть внутрь, но при этом беспрепятственно выпускающий в море отработанные газы в виде пузырьков. Видимо, именно так работала магия бронзового медальона Кодуки. Вода здесь была довольно прозрачной, и Урлог смог разглядеть тритона, плавающего в нескольких десятков шагов от него. Посмотрев по сторонам, эльф обнаружил и беспомощно барахтавшегося Басса. Перепуганный гном ещё не понял, что находится в воздушном конверте и что контакта со столь нелюбимой им морской водой просто нет. А вот Пэтти моментально адаптировался к новым условиям. Сделав пару кругов вокруг лодки, хоббит зацепил верёвкой оживлённую рыбу, и теперь вполне мог соперничать с Кодуки в скорости.
   Варвар хотел окликнуть менестреля, но вместо слов из его рта вырвались лишь пузырьки, немедленно уплывшие к поверхности. Тогда Урлог предпринял ещё одну попытку. Поймав гнома за бороду, он подтащил его как можно ближе, чтобы их воздушные оболочки слились в одну, и прокричал прямо в ухо:
   - Не дергайся! Плохого с тобой не случится! Лучше вообще ничего не делай, а я тебя потащу!
   Слова эльфа немного успокоили певца, и он перестал дергаться и завис в воде, расставив руки и ноги в разные стороны. Урлогу даже показалось, что гном превратился в какую-то экзотическую рыбу, хотя его борода скорее наводила на мысли о медузах. Впрочем, времени на фантазии не было, и варвар, уцепив Басса за пояс, двинулся вслед за провожатым. Плыть, гребя одной рукой, а другой таща гнома, оказалось довольно тяжело. Да и меч с топором за спиной значительно усложняли передвижение, но Урлог не привык сдаваться.
   С каждым гребком они опускались всё ниже и ниже. Довольно быстро приблизилось дно, покрытое кораллами. Появились десятки пёстрых рыб самых разных размеров, снующие во всех направлениях. Одна из них, ярко-синяя с желтыми плавниками, в шаг длиной, проплыла прямо перед лицом эльфа, едва ни задев его хвостом. Ещё парочка более мелких, оранжевых с белыми полосками, резво крутилась возле правой руки. Урлог попытался было поймать их, но, увы, его движения, столь быстрые на суше, под водой значительно замедлились, и рыбки с лёгкостью ускользнули. Вдруг сзади раздалось резкое бульканье. Варвар оглянулся и увидел, что Басс пытается кричать, шаря руками в бороде. Судя по мелькающим разноцветным хвостам, стайка рыбёшек посчитала неплохим убежищем длинную бороду, выходящую за пределы защитной оболочки и подобно водорослям свободно развивающуюся в воде.
   По расчетам Урлога сейчас они направлялись в сторону источника непонятного дыма, и это внушало подозрения. Оставалось только надеяться, что тритон не собирается сварить приключенцев в жерле вулкана. И вот впереди показался тот самый, беспокоивший всех пар, и Кодуки устремился к нему.
   Подобравшись поближе, Урлог увидел, что дым валит из донной расщелины, однако целью их проводника стал не сам разлом, а небольшая пещера рядом. Тритон остановился возле нее и, судя по эмоциональному накалу на лице, принялся ругать хоббита, то и дело тыкая рукой в его необычное транспортное средство. Впрочем, на Пэтти эта выволочка не оказала ни малейшего эффекта. Он нарочито медленно привязал дохлого тунца к ближайшему камню, а потом, скрестив руки, повис в воде и принялся мотать головой по сторонам, всем своим видом игнорируя собеседника.
   Наконец, Кодуки надоело распинаться перед наглым коротышкой. Тритон сделал сальто, похоже, тем самым выразив свой гнев, и силком затащил хоббита в пещеру. Урлог с Бассом спустя минуту последовали за ними. Эльф поначалу опасался, что проход окажется слишком узким и они застрянут, но, вспомнив ширину плеч тритона, успокоился.
   В пещере приключенцев ждал сюрприз: шагов через пять они оказались внутри воздушной оболочки, подобной той, что создавалась волшебными медальонами. Гном сразу воспрянул духом: во-первых, не было воды, а во-вторых, пол и своды туннеля состояли уже не из кораллов, а из привычного для горного жителя камня. Короткий коридор завершился большим залом, в стенах которого находилось ещё несколько закрытых дверей, то есть одной этой комнатой внутренний интерьер пещеры не ограничивался.
   Здесь путники стали свидетелями ещё одного развенчания мифа. Урлог своими глазами убедился, насколько неправы баснословы, утверждающие, что на суше русалки становятся неповоротливыми. Кодуки, даже не подозревая о том, что сейчас ему положено беспомощно валяться на полу, ловко прыгал на хвостовом плавнике. Ещё четыре боковых плавника, до этого момента плотно прижатые к хвосту, теперь обеспечивали дополнительную поддержку. Иногда тритон просто подгибал хвост и передвигался по помещению на этих четырёх конечностях. Правда, он не мог похвастаться высокой скоростью, но для жилища этого вполне хватало. Убранство комнаты оказалось очень скромным и почти ничем не отличалось от земных аналогов: стол, пара стульев, книжные полки. Из общего аскетического стиля выбивались лишь светильники, сделанные в виде медуз, и две огромные морские раковины, прислоненные к стене.
   - Ну, а теперь поговорим о деле, - проговорил Кодуки, сев на ближайший стул и принявшись внимательно разглядывать своих гостей. - Признаюсь честно, если бы ни просьба Ниры, мне следовало бы прогнать вас из этих вод, ни словом не обмолвившись о "Песни Морей". За последние два столетия охотники за книгой мне очень надоели. И без того работы по горло, а приходится нянчиться со всякими сухопутными селёдками, жабобрюх вас всех проглоти! И ведь каждому дыхательный амулет сделать надо, а это не очень-то просто!
   - Но Урлог понимать, что ты нам помогать? - осведомился варвар.
   - Помогу, куда я денусь. Это, конечно, очередная бесполезная трата времени, но надо мной довлеет обещание Нире. Какой срок вам дали?
   - Неделю.
   - Значит, вам одновременно и повезло и не повезло, - усмехнулся Кодуки.
   - Это как? - удивился Басс.
   - Не повезло потому, что "Песнь Морей" вчера снова переместилась, и теперь мне придётся её искать. Но зато там, где она сейчас находится, книга пролежит несколько дней, и вам не надо будет трястись в ожидании, когда же она в очередной раз сбежит.
   - Долго её искать? - спросил эльф.
   - Как минимум полчаса, - ответил тритон и задумчиво посмотрел на раковины у стены. - Может, чуть дольше.
   - Это есть сложный процесс?
   - Не очень. Наутилусы чинни, обитающие вон в тех раковинах, отлично воспринимают любые звуковые волны, в том числе и создаваемые книгой. Обрабатывая полученные данные, моллюски создают своеобразные карты местности. В них отражается любое изменение в рельефе морского дна, местопребывание крупных животных вроде китов и дельфинов, ну, и нахождение "Песни Морей", уж очень сильные колебания она испускает. Трудность заключается в извлечении из наутилуса его знаний. С чинни разговаривать - это вам не зубоглота голыми руками ловить, - гордо произнёс Кодуки. - Мало кто, как я, может с ними общаться!
   - А что за звуки издаёт книга? - удивился хоббит.
   - Книга поёт, хотя её почти никто не слышит. Нужно обладать очень тонкими органами чувств, такими как у чинни, чтобы воспринять её голос. Когда Занниэль только начинал мучить нас поисками этой акулами погрызенной стопки бумаги, мы перепробовали сотни способов, чтобы её обнаружить, но не нашли ничего лучше, чем обратиться за помощью к чинни. Эх, жабобрюх его подери! Мы, древнейший из народов, были на побегушках у какого-то жалкого сухопутного царька! - Кодуки в гневе стукнул кулаком по столу. - Но ничего, силу потихоньку набираем. Это раньше эльфы нас, словно каких-нибудь сардин, могли гонять туда-сюда, а сейчас хоть разговаривать вежливо начали. А лет через сто, глядишь, за подобные бредовые приказы мы их топить будем!
   - То, что у вас с эльфами непростые отношения, это я понял, а почему же книга поёт? - вступил в разговор Басс.
   - А вы и причины не знаете? Впрочем, откуда вам знать, - хмыкнул тритон. - Ставиэл практиковал чаропение, вот его книга и поёт.
   - Чаропение? - хором изумились приключенцы, услышав незнакомое слово.
   - Это раздел магии. Входит в тройку самых сложных в использовании магических искусств и по силе заклинаний стоит на пятом месте. А Ставиэл являлся сильнейшим мастером чаропения, мог одновременно петь и играть на дюжине инструментов. Когда началась война, он своими чарами всего за ночь перемешал Радужные острова так, чтобы удобнее было их защищать, и сделал это настолько аккуратно, что ни одна креветка даже не вздрогнула!
   Урлог достал из сумки карту архипелага. Раньше варвар никогда не обращал внимания на расположение островов, но сейчас, после слов Кодуки, искусственность их размещения стала хорошо заметна. Один большой остров посередине, вокруг него треугольником около сотни более мелких, и всё это в окружении внешнего кольца из коралловых рифов.
   - Благодаря поступку Ставиэла, Шэнэллион практически полностью лишился морской торговли, уж очень сложным оказался путь через рифы, - проговорил тритон и в задумчивости подпёр подбородок рукой. - Что-то мне подсказывает, что Занниэль, жабобрюх его задери, вам полностью и про пророчество не рассказал.
   - Какое пророчество? - нахмурился Урлог, которого начинало злить то, что владыка в очередной раз использует их вслепую.
   - Последние слова мага, услышанные его учеником.
   - Нам сказать, что...
   - Вам сказали следующее: "И если чьи-то руки сумеют коснуться обложки, то книга сия немедленно покинет пучины морские", так ведь? Вот только есть ещё и продолжение, которое мало кому известно, - ухмыльнулся Кодуки и продекламировал. - "Но лишь тому, кто исполнит песнь Творения, будет позволено получить эту силу!". Занниэль не особо любит распространяться, почему умалчивает эти строки. А на самом деле этим остроухим бурдюхам, называющим себя эльфами, просто стыдно, что никто из представителей их народа, считающегося лучшими в мире менестрелями, не сумел спеть так, чтобы книга прыгнула ему в руки.
   - Я всегда говорил, что нет у них нормальных исполнителей! - радостно завопил Басс. - А поскольку я тоже менестрель, думаю, у меня есть шансы!
   - Ты? Да не смеши мои плавники! - расхохотался тритон. - До моих ушей долетело твоё блеяние, пока вы плыли в лодке. Дюжина глухих дельфинов и то споёт лучше.
   - Ну, это мы ещё посмотрим, - Драммингс, уже привыкший к оскорблениям в адрес своего таланта, даже не обиделся. В данный момент гнома больше волновала ближайшая дверь, и в её сторону он поглядывал уже несколько минут.
   - А там у Вас, случаем, не кузня? - вдруг спросил Басс.
   - Кузня, - удивился Кодуки. - А как ты узнал?
   - Мы, представители подгорного народа, учуем запах горна хоть на краю света, - важно произнёс гном, после чего вскочил с места и бросился к тритону. - Покажи, умоляю тебя! У нас в пещерах ходит легенда о морских кузнецах, но никто и никогда не видел их вживую. Если я расскажу соплеменникам, что был в гостях у такого мастера, то...
   - То все решать, что ты рассказывать сказки, - мрачно подытожил Урлог. - Хотя Урлог тоже хотеть смотреть кузню.
   Но Басс был уже настолько увлечён, что пропустил слова варвара мимо ушей. Как заведённый, гном крутился вокруг тритона, засыпая того градом вопросов.
   - А тягу вы как обеспечиваете? Уголь какой используете? До которой температуры нагнетаете? Закаливаете в масле или в воде?...
   - И для чего вам вообще развивать кузнечное дело под водой? - варвар резким голосом прервал речь Драммингса.
   Последний вопрос заставил Кодуки вновь ухмыльнуться.
   - Когда к эльфам шли, горы их видели?
   - Такие, и не заметить? Конечно, виде...
   - А вы в курсе, что этот хребет беден железом? - тритон оборвал гнома на полуслове. - Такая ирония судьбы: драгоценных камней хоть завались, а железных руд почти нет, вот и приходилось этим акульим сыновьям выменивать самоцветы на сталь и медь. Зато у нас железом всё дно усеяно, просто наклоняйся и подбирай. Правда, большинство месторождений далеко от материка, в открытом море. Но сотню лет назад проблемы с транспортировкой всё-таки решились, и, благодаря морскому народу, эти перворождённые жабобрюхи перестали молить своих соседей о продаже им пары лишних чушек. Да и с нами повежливее стали, - голос Кодуки сочился самодовольством. - Не приказывают, как раньше, сто мурен им в печёнку, а вежливо просят! Морской народ от них, конечно, тоже кое в чём зависит, они нас инструментами снабжают, провизией, да теми же драгоценностями, но всё равно наши поставки для эльфов гораздо важнее, чем эльфийские для нас.
   - Так я могу посмотреть кузницу? - задыхаясь от волнения, прошептал гном.
   - Позже, - пробормотал тритон, к чему-то прислушиваясь. - Похоже, чинни нашли "Песнь Морей". Сейчас я поговорю с моллюсками, а потом прогуляюсь до того места, где она лежит.
   - Мы с тобой? - приподняв бровь, спросил эльф.
   - Нет, вначале мне надо всё разведать. Обычно книга лежит в районе архипелага, а там обитают чудовищные порождения магии Ставиэла. Я не хочу подводить Ниру, подставив кого-нибудь из вас под пасть жабобрюха.
   - А Занниэль говорил, что они очистили воды от монстров, - подал голос скучающий хоббит.
   - И вы ему поверили? - горько ухмыльнулся Кодуки. - От самых крупных тварей, способных потопить корабль, они, конечно, море очистили, а вот всякие жабобрюхи, кусальги, могурцы, зубоглоты и прочие подводрослевые выплывни никуда не делись, живут себе и бед знают.
   - И как они выглядеть?
   - Хороший вопрос, - тритон допрыгал до книжной полки и, сняв с неё толстый фолиант, кинул его Урлогу. - Вот полный список чудищ, живущих в водах вокруг Радужных островов, с указанием слабых мест и степени опасности. Пока меня не будет, изучите всё хорошенько, чтобы знать, кому плавники отрывать, а кого с чешуёй заглатывать. А мне пора.
   И уже возле выхода Кодуки обернулся и, пристально уставившись на гнома, пригрозил:
   - В другие помещения не ломиться, они всё равно защищены страшными заклятиями. Если узнаю, что кто-то лазил, могурцов тому во все дырки запихаю!
   Басс недовольно нахмурился, подводный кузнец словно бы уловил его мысли. Урлог утешающее потрепал гнома по плечу, после чего ткнул ему в лицо справочником и кивнул головой в сторону стола. Пора было приступать к ликвидации безграмотности по части подводных обитателей.
  
   ***
  
   - Мечеглаз обыкновенный, - вдохновенно зачитал Пэтти заголовок очередной статьи книги.
   Эльф сидел рядом, задумчиво хмуря брови. Раздражённый Басс стоял у двери, ведущей в кузницу, и пытался найти какую-нибудь щель, чтобы хоть краем глаза увидеть, что там внутри.
   - Какой ещё мечеглаз? - недовольно проворчал гном. - Может, мечехвост или меченос?
   - Самый настоящий мечеглаз, вот смотри, - пожал плечами Пэтти и показал картинку, на которой была изображена озвученная тварь. На первый взгляд, самая обыкновенная щука, вот только из головы у неё торчала пара мечеподобных отростков, заканчивающихся, как и следовало ожидать из названия, глазами.
   - И для чего это ему? - удивился Урлог и склонился над описанием. - Ага, для лучшего прицеливания. В момент нанесения удара глаза уходят вглубь костяной оболочки, а пустые глазницы закрываются многослойными веками. Глаза перемещаются очень быстро, так что пытаться отрубать придатки не имеет смысла, ведь рыба успеет втянуть глаза внутрь головы, а наросты со временем восстановятся. Опасность средняя. Угрозу представляет высокая скорость чудовища, поэтому увернуться от него крайне сложно. Зато чешуя на теле очень мягкая, и при желании можно убить мечеглаза даже голыми руками, главное, атаковать туловище или хвост, а не голову.
   - А вот ещё спрут-фехтовальщик, он же придонная тень, - воскликнул хоббит, перелистывая страницу. - Очень плоский, живёт у самого дна. Опасность высокая. Имеет широкие и тонкие щупальца, окаймлённые острой хрящевой кромкой. Каждое щупальце фактически является длинным и гибким клинком. У некоторых особей в щупальцах кроме лезвия находятся стрекательные капсулы, содержащие высокотоксичный яд. Обладает способностью к мимикрии, предпочитает нападать из засад. Единственной слабой стороной является низкая скорость.
   - То есть ко дну вообще не стоит приближаться, - пробормотал варвар.
   - Вы мне лучше этих жабобрюхов покажите, - попросил гном, который, устав от разглядывания двери, всё-таки уселся за стол рядом с товарищами. - А то интересно, кого же этот Кодуки через слово поминает.
   - Вот они, - Урлог ткнул пальцем в изображение.
   Нарисованный монстр оказался столь же уродлив, как и его название, и действительно напоминал жабу с раздутым пузом. Полголовы чудища занимала зубастая пасть, а в придачу к ней на животе и спине красовались ещё несколько десятков ртов поменьше. Эльф внимательно изучал описание.
   - Ого, степень опасности крайне высокая. Жабобрюх может выстреливать этими дополнительными пастями, вытягивая их на образованиях, напоминающих шеи. Несмотря на то, что эти рты небольшие, они способны нанести жертве серьёзные увечья, тем самим ослабив её и подготовив для беспрепятственного поедания основным ртом на морде. Шкура жабобрюха очень плотная, и под ней содержится толстый слой сала, поэтому прорубить её довольно тяжело, для чего лучше всего использовать ядовитые иглы или остроги.
   - А мне больше нравится коралловый дятел, - веселился Пэтти. - Вот, небольшая рыбка с костяным наростом между ноздрями. Зубов нет, питается кровью, высасывая её из ран, продалбливаемых своим носом в телах жертв.
   - Да уж, не в очень-то приятное местечко мы попали, - продолжал ворчать Басс. - Кузнечные боги, у них есть рыба-наковальня!
   - Падает на голову, придавливая свою жертву ко дну, - прочитал описание Урлог. - А ведь и рыба-молот тоже существует... Интересно, а в этой книге имеется полный набор кузнечных инструментов?
   - Не смешно, - хмыкнул гном, но тут же осёкся. - Что?! Рыба-клещи?! Водоросли-тиски?! Краб-напильник?!
   - А вот ещё горн-рыба, - улыбнулся хоббит. - Сразу видно, что кузнецы список составляли.
   - Я уже хочу вернуться на родину к нашим вивернам, - нахмурился Басс. - Пожалуй, я был к ним слишком строг и суров.
   - Теперь мне стало понятно, почему это испытание на удачу, - задумчиво произнёс варвар. - Тут даже для того, чтобы просто подобраться к "Песне Морей", нужно небывалое везение, не говоря уже про её отлов.
   - Думаешь, у нас его хватит? - поинтересовался гном.
   - А почему бы и нет. В общем-то, нам всю дорогу везло.
   - И в чём же? - голос менестреля был полон сарказма.
   - Мы умудрились выбрать путь практически без засад и конкурентов, одолели линдворма, подружились с козлолюдами, получили помощь великого мага, победили горных демонов и, даже попав в плен к эльфам, дважды обдурили их повелителя и умудрились произвести впечатление на его сестру, которая сейчас нам помогает. Если это не удача, тогда я даже не знаю, как она должна проявляться.
   - Удача, удача, - нехотя согласился гном, после чего недовольно забормотал. - Хотя не нравится мне этот тритон. Совсем не нравится.
   - Почему? - удивился Урлог.
   - Ну, он кажется мне привлекательным, - скрепя сердце признался Басс. - Это ненормально. У гномов, в отличие от людей и эльфов, отсутствует это извращенное пристрастие к существам того же пола.
   - У нас этого тоже нет, - влез в разговор Пэтти. - Если бы кто-то тем делом увлекался, то по пьяни бы точно перед всеми раскололся, но такого не случалось.
   - Заткнись, Редькинс!
   - Может, он привлекает тебя как кузнец? - спросил варвар.
   - Я на это надеюсь, - тяжело вздохнул Басс и, чтобы отвлечься от дурных мыслей, придвинул к себе книгу и погрузился в её изучение.
   На несколько минут воцарилась тишина, прерывая лишь шорохом перелистываемых страниц.
   - А этот справочник полезен, - наконец нарушил безмолвие Урлог. - В нём содержится немало сведений, которые пригодятся нам под водой.
   - Например, как выжить при атаке стаи могурцов? - брезгливо поинтересовался гном.
   - И это тоже, - раздался от входа бодрый голос тритона. - С какой новости начинать: с хорошей или плохой?
   - Лучше с хорошей, - бодро отозвался Пэтти. - Если она окажется очень хорошей, тогда и плохая будет нипочём!
   - Мудрая мысль. В общем, на этот раз книга лежит не так далеко отсюда. Даже вы, сухопутные, загребая воду своими чахлыми недоплавниками, сумеете за полчаса туда добраться.
   - А плохая новость? - мрачно осведомился Урлог.
   - Это одно из самых опасных мест архипелага, - в тон ему ответил Кодуки. - Просто рассадник подводных монстров. Даже мне боязно туда соваться.
   - В таком случае нам приходиться идти одним, - сказал эльф и в знак готовности к бою положил ладонь на рукоять висящего за спиной топора. Басс и Пэтти, увидев жест предводителя, тоже схватились за оружие.
   - Безумцы, - ухмыльнулся тритон. - Хотя от избранников Занниэля и Ниры иного ожидать и не приходится. Спорить и переубеждать не буду, вы все взрослые парни и сами знаете, как сломать хребет акуле, так что до нужного места постараюсь довести. Но учтите, как только пузыри пойдут, я с вами оставаться не стану. И боевых подвигов не обещаю, максимум отгоню жабобрюха-другого и что-нибудь полезное посоветую.
  
   ***
  
   В первую очередь Кодуки показал, как правильно обращаться с амулетом, позволяющим дышать под водой.
   - Медальон создаёт вокруг вас воздушную оболочку, плотно прилегающую к телу и не дающую благословенной воде касаться вашей протухшей кожи. Да не обижайтесь вы так на эти слова, всего лишь морская поговорка, - усмехнулся тритон, увидев помрачневшие физиономии подопечных. - К сожалению, ваши боевые качества изрядно снижаются, поскольку плёнка создается и вокруг оружия, мешая нормальному соприкосновению с целью. Проще говоря, силовой барьер амулета сильно затормозит любой удар, нанесённый под водой. Поэтому, если дело дойдёт до битвы, советую поднять щупальца осьминога вверх, в этом случае воздушный пузырь будет облегать только голову. Одежда, конечно, промокнет, зато и удар будет не так ослаблен. Впрочем, от вас, сухопутных, в подводных сражениях всё равно толку мало. А с помощью этого, - Кодуки поднял над головой миниатюрную статуэтку рака. - Можно общаться под водой. Его следует прикрепить к подбородку и ни в коем случае не снимать, иначе вы, креветки безмозглые, будете вместо слов только пузыри пускать!
   Далее последовала короткая тренировка боя в подводных условиях. Урлог около часа махал по очереди мечом и топором, после чего пришёл к выводу, что в скорости и силе он всё-таки потерял, хотя и немного. Басс в свою очередь попытался узнать, насколько будет эффективна в воде его секира. Тяжело дыша, гном натянул струны и исполнил всего пару строк победной песни подгорного народа, от чего тритон скривился и резким движением сорвал речевой амулет менестреля. После недолгой ругани амулет был возвращён, правда, Бассу пришлось пообещать, что петь он начнёт лишь в самом крайнем случае. Единственным, кого не волновала предстоящая битва, оказался Пэтти. Хоббит уже успел убедиться, что его заклинания отлично работают под водой, а большего ему и требовалось. Вызвав очередной косой взгляд Кодуки, Зелёный Нос вновь оседлал мёртвую рыбу и теперь носился кругами над пещерой.
   Наконец приготовления закончились. Правда, для полной уверенности и концентрации Урлог решил ещё полчаса помедитировать прямо в воде, и остальным пришлось терпеливо ждать завершения духовной практики варвара.
   В качестве транспортного средства приключенцы выбрали зомби-тунца. Тритон уже устал ругаться по этому поводу, обречённо махнул рукой и лишь что-то пробурчал себе под нос. Благодаря колдовству Пэтти, скорость передвижения изрядно возросла. Урлог с интересом смотрел по сторонам. Чем ближе были Радужные острова, тем разнообразнее становилась подводная фауна. Уже тысячи коралловых рыб носились повсюду, поражая калейдоскопом цветов и оттенков. Для такого помешанного на красоте эстета, как эльф-варвар, это место казалось настоящим раем.
   - Как они называться? - спросил Урлог, указывая на косяк рыбок с зелёно-розовой чешуёй.
   - Рыба-гном, - отозвался Кодуки.
   - Эй, а почему гном? - рассердился Басс. - Чем это они похожи на гнома?
   - Когда взрослеют, у них появляется небольшая борода.
   - Но ведь можно было назвать их, например, ... ну... рыбами-козлами! - продолжал возмущаться Драммингс.
   - Рыба-козёл у нас уже имеется, поэтому пришлось назвать её гномом.
   - А рыба-эльф у вас есть? - поинтересовался Урлог.
   - Конечно. Вон стайка за кораллами прячется, собирается гномами закусить.
   В подтверждение слов тритона из зарослей вылетели несколько заурядных серых рыбок, что было очень удивительно при таком разнообразии окрасок остальных здешних обитателей, с удивительной быстротой ухватили рыбу-гнома и тут же принялись её терзать.
   - А почему они эльфы? - удивился варвар. - Эльфы должны быть красивые, а эти есть какие-то блёклые.
   - Они шипами очень метко стреляют, зубоглота им в кишки, и на рыб-гномов охотятся, потому эльфами и назвали.
   - А рыба-хоббит, наверное, очень прожорливая? - предположил Пэтти, уже начинавший понимать русалочью логику.
   - Угадал, дельфин шерстолапый! Вот, кстати, эта рыбёшка и плывёт. Там в тени, смотрите.
   Приключенцы дружно повернули головы в направлении, указанном тритоном. Параллельно им двигалась "рыбёшка", судя по её размерам и зубам, поедающая акул и китов в качестве лёгкой закуски.
   - Сытый, - успокоил всех Кодуки. - В былые времена они эльфийские корабли только так топили. Сейчас этих рыб почти не осталось, хотя в глубине архипелага ещё можно встретить экземпляры и покрупнее. Мой народ пытался их приручить, но "хоббиты", чтоб им жабобрюх поперёк жабр застрял, предпочитают жить сами по себе. Хотя иногда и от них бывает помощь.
   - Мы такие, - ухмыльнулся некромант. - Живём себе тихонько, живём, а потом - бац, и мир у наших ног!
   К чему он это сказал, Урлог и Басс не поняли. Но спрашивать разъяснения, да и вообще говорить как-то расхотелось. Ведь если проводник столь спокойно отзывается о таких чудовищах, страшно представить, что же ещё ждёт впереди. Поэтому дальнейший путь проходил в молчании, "божьи посланники" были погружены в свои собственные мысли.
  
   ***
  
   Подводный пейзаж начал меняться: дно пошло вверх. Кодуки заметно напрягся.
   - Будьте наготове, треска сухопутная, здесь начинается участок, населённый настоящей пакостью.
   - Зачем это нам готовиться? - удивился Пэтти. - Пусть лучше эта пакость сама готовится встретиться лицом к лицу с повелителем Тьмы.
   - Пригнись, повелитель Тьмы! - рявкнул Урлог, одной рукой прижав Пэтти к тунцу. Другой рукой варвар выхватил меч и зарубил невесть откуда взявшееся страшилище - здоровенную пятиглавую змею. В перечне морских гадов такой точно не было, но, судя по одобрительному взгляду Кодуки, убить её следовало.
   С этого момента чудовища стали появляться одно за другим. Сразу после атаки змеи вокруг приключенцев закружила целая стая кусальг, напоминающих среднего размера сомов, обильно украшенных шипами. По словам Кодуки, в этих шипах присутствовал яд, правда, в незначительных количествах, но подставляться под удар всё равно лишний раз не стоило. Кусальги оказались трусоваты, но если решались напасть, так сразу всем косяком. Они попробовали подплыть ближе, но Урлог рассёк пополам трёх самых смелых особей. Это отогнало остальных кусальг, которые теперь старались держаться лишь в пределах видимости.
   Следом приплыла рыба-наковальня. Как и говорилось в справочнике, она сразу попыталась нанести удар всем телом сверху, чем тут же воспользовался Кодуки, выставив прихваченную с собой острогу. Чудище насадилось на толстое копьё и после непродолжительных конвульсий сдохло.
   Не обошлось и без пары могурцов, рыб размером в треть шага, обладающих длинной иглоподобной пастью. Один из них молниеносно проткнул ею ладонь Пэтти и принялся пить кровь. Некромант, возмущённый такой наглостью, моментально прибил могурца граблями. Второй был разделан секирой гнома.
   На запах крови пожаловали несколько рыб, которые, как помнил Урлог, относились к мало опасным, но всё равно доставляющим проблемы. Всех их с лёгкостью перебил Пэтти, после чего, недолго думая, оживил и отправил в битву с кусальгами. Те, совершенно не готовые к столкновению с нежитью, от сражения отказались и предпочли покинуть поле боя.
   Стоило только кусальгам скрыться, как отряд начали окружать со всех сторон. Слева появилось несколько мечеглазов, справа виднелось несколько смутных, но очень крупных силуэтов, а со дна к путникам потянулись щупальца. Кодуки, брезгливо поморщившись, натянул на руки перчатки и открыл сумку. Оттуда тритон принялся доставать горсти какого-то порошка и разбрасывать его вокруг.
   - Высушенные и перемолотые лохматые медузы, - прокомментировал он свои действия. - Эти монстры только их и боятся. Правда, порошка у меня немного, а эффект от него недолгий.
   Действительно, пока чудовища держались на некотором отдалении, но их скапливалось всё больше и больше. А сильнее всего пугало то, что они практически не обращали внимания друг на друга, сосредоточившись на приключенцах.
   Первая серьёзная атака пришла, откуда не ждали. Внезапно зомби-тунец вздрогнул, и прямо перед лицом Басса вырос здоровенный костяной клинок.
   - Фехтовальщик! - рявкнул тритон, отпрыгивая подальше.
   Урлог, не раздумывая, сдернул гнома с его места, разрубив лезвие спрута своим мечом, но сбоку уже подкрадывались новые щупальца-клинки. Одновременно с ударом придонной тени все прочие твари, словно по команде, ринулись в атаку. Ни о какой нормальной организации защиты уже не могло быть и речи, каждый дрался сам за себя. Эльф, спрыгнув с рыбы, вступил в поединок с гигантским спрутом. Пэтти с невероятной скоростью читал заклятья, оживляя всё новых и новых рыб и создавая перед собой щит из зомби. От волнения юный некромант умудрился даже призвать парочку адских духов, которые всеяли сумятицу в строй чудищ, но заставить их отказаться от замысла полакомиться плотью пришельцев всё же не смогли. Басс пытался применить своё излюбленное оружие - песню, но тут его чуть ли не впервые в жизни ожидало фиаско. Морские монстры полностью проигнорировали гномий вокал и продолжали нападать, даже не сбавляя темпов. Тогда разгневанный менестрель перешёл в ближний бой, нашинковав в фарш за пару секунд десятка полтора тварей.
   Оборона Басса впечатлила противников гораздо сильнее, чем его пение, порошок Кодуки и нежить Пэтти, и монстры предпочли удалиться на безопасное расстояние. Только спрут-фехтовальщик не желал отступать, и Урлог продолжал планомерно отрубать его щупальца, стараясь не попасть под ответный удар. В конце концов, варвар превратил осьминога в однонога и эффектным ударом поставил точку в подводном поединке, разрубив тело чудища на две ровные части.
   - Молодцы! - Кодуки одобряюще потряс острогой. - Знаете, как кита за хвост ухватить! А сейчас начнётся самое сложное, - и он кивнул головой в сторону, где скапливались зловещие тени.
   - Долго нам ещё плыть? - посмотрев в указанном направлении, осведомился Урлог.
   - Нет, мы уже почти на месте. Главное, мелководья достигнуть, крупные твари туда не полезут. Вот только пока будем плыть, нам придётся несладко.
   В подтверждении слов Кодуки, тени стали приближаться и превратились в грозу и ужас здешних вод, в столь любимых тритоном жабобрюхов. Их сопровождала стая боевых морских ежей, по-местному бурдюхов, обладавших способностью метать свои иглы с парализующим ядом на солидные расстояния. Пэтти сразу выстроил своих умертвий в боевой порядок, чтобы защититься от выстрелов, Урлог поудобнее перехватил меч, а Басс принялся остервенело перебирать струны своей арфы-секиры, и глаза его наливались священной гномьей яростью.
   - Восемь жабобрюхов! - поразился подводный кузнец, и в интонации его голоса слышались обречённость и предчувствие смерти. - Если мы выживем, то попадём в легенды.
   - А может, не надо? - обеспокоенно попросил Пэтти. - А то в моей биографии Тёмного Властелина этот эпизод будет очень жалко выглядеть. Сражался с жабами! Да меня все мои сородичи на смех подымут!
   - Они нападать, - воскликнул Урлог, первым заметивший движение в стае врагов.
   Теперь всё зависело от твёрдости нервов, остроты клинков и профессиональных навыков "божьих посланников". Пэтти, предпочитающий дистанционные методы боя, первым вступил в сражение. Его тёмная орда, состоящая из двух десятков коралловых рыбёшек, трёх мечеглазов, пяти кусальг и однощупальцевой половинки спрута, встала на пути атакующих гигантов. Но всех зомби опередил единственный оставшийся в подчинении некроманта адский дух. Контроль над ним хоббит удерживал недолго, до первого встреченного жабобрюха, но и это принесло свою пользу. Столкнувшись с инфернальной субстанцией, чудовище запаниковало и отплыло в сторону. Ещё четырем его сородичам пришлось отвлечься на подводную нежить, плотно облепившую их со всех сторон. Для умертвий, созданных Пэтти, не были страшны многочисленные пасти их врагов, ведь зомби продолжали вести борьбу, даже становясь скелетами. Правда, серьёзных увечий жабобрюхам они не наносили. Единственным серьёзным противником для этих гигантов мог бы стать спрут-фехтовальщик, но его единственное щупальце практически сразу оказалось откушено, хотя напоследок отодрать кусок шкуры врага он успел.
   Оставшиеся три жабобрюха продолжали атаку. Три здоровенных монстра против горстки приключенцев. Правда эти приключенцы были далеко не просты, и к тому же с ними находился крупный эксперт по борьбе с морскими тварями. Кодуки первым принял удар на себя. Быстро намазав наконечник остроги каким-то желе, он бросился наперерез мчащемуся гиганту и вонзил копьё ему в бок. Жабобрюх вздрогнул и нанёс ответный удар хвостом и полудюжиной пастей. Тритон успел отскочить на приличное расстояние, с которого и швырнул в монстра дротик. Правда, секунду спустя Кодуки пришлось отвлечься от жабобрюха, поскольку кузнец оказался на линии огня боевых ежей. В битву с ними тритон вступать не стал, а, описав в воде петлю, принялся уводить противников в сторону, отвлекая их от гнома и эльфа. Поскольку Кодуки изрядно превосходил бурдюхов в скорости, он без труда оторвался от них, после чего, рассыпав в воде очередную порцию порошка, бросился назад, на помощь к остальным.
   Так как Пэтти уже был связан битвой, оставшихся жабобрюхов, не сговариваясь, поделили между собой Урлог с Бассом. В скорости варвар и гном, конечно, изрядно проигрывали тритону, но зато по силе если и не превосходили его, то точно были на равных. Особенно это касалось эльфа. Хладнокровно наблюдая за приближением громадной туши, варвар скрестил свои клинки, стараясь держать их достаточно близко друг к другу, но не вплотную. Этот приём Урлог раньше использовал всего три раза и не был абсолютно в нём уверен, но иной альтернативы сейчас не существовало, потому что применение ударной волны под водой оказалось бы сродни самоубийству.
   Жабобрюх, явно удивлённый спокойствием жертвы, даже немного притормозил, чтобы удобнее её схватить. Урлог ухмыльнулся: противник сам подставился ему. Стараясь сохранять расстояние между клинками, что в чуждой среде оказалось крайне затруднительно, эльф резко рванул вперёд, выкрикнув командное слово. Кодуки, краем глаза наблюдавший за боем, так изумился, что даже раскрыл все свои плавники. Меч и топор варвара налились голубоватым светом, увеличились в размерах раз в пять и с лёгкостью пронзили и рассекли чудовище. Поскольку удары наносились крест-накрест, туша жабобрюха оказалась разрубленной на четыре почти равные части. Правда, тут же обнаружилось и негативное последствие подводного боя в упор. Выплеснувшиеся сгустки крови твари окрасили воду вокруг места сражения в мутный тёмно-бордовый цвет, что сильно снизило обзор Урлога.
   Поэтому варвар не смог увидеть того, как Басс, размахивая секирой, нападал на своего жабобрюха. Мало того, что драка под водой была для гнома в новинку, всё усугублялось тем, что он очень плохо плавал. Все его подергивания руками и ногами казались очень хаотичными. Впрочем, это Драммингса и спасло. Дело в том, что кроме гнома аналогичным сумбурным образом под водой перемещалась только гигантская креветка-пожарник, умеющая с высокой скоростью выбрасывать тонкую струйку яда. На малых расстояниях таким плевком пробивалась чешуя или шкура многих подводных обитателей, а проникновение яда под кожу гарантировало им довольно быструю смерть. Именно этим ядом и натёр свои остроги Кодуки, и именно пожарник входил в ту горстку живности, которой сторонился жабобрюх.
   Конечно, гном был вдвое больше креветки, но его противник не обратил внимания на размер, сосредоточившись на движениях, и начал потихоньку сдавать назад. Этим менестрель и воспользовался. Продолжая свои беспорядочные гребки, он всё-таки умудрился приблизиться к монстру почти в упор, серией ударов секирой быстро лишил того половины ложнопастей и проделал небольшую дырку в боку. Жабобрюх сразу же попытался перехватить инициативу, но сумбурное передвижение вновь сыграло Бассу на руку. Гном сам не понял, как вначале оказался сверху, а затем сзади противника, но выгодным положением не преминул воспользоваться. Топор Драммингса, конечно, не смог добраться до внутренностей чудища, но всё равно нанёс ему множество поверхностных ран, что в совокупности с потерей ложных ртов стало для жабобрюха серьёзной проблемой.
   Гном уже решил, что побеждает и мысленно прикидывал, куда нанести контрольный удар, когда его правое плечо пронзила внезапная сильная боль. Секира выпала из руки, повиснув на коротком ремешке, и Басс камнем пошёл на дно, откуда к нему уже протянулись многочисленные пятнистые щупальца, до этого прятавшиеся в кораллах. Кодуки, ставший свидетелем подобного непотребства, злобно оскалился. Мало того, что гном попал под выстрел бурдюха, так ещё и почти сражённый жабобрюх собрался с силами и бросился к обездвиженному противнику с явным желанием перехватить добычу у придонного падальщика.
   Большую острогу тритон потерял, но зато под рукой ещё оставались дротики, которыми он сразу же осыпал жабобрюха. Чудовище немного сбавило скорость, но не остановилось, и тут в бой снова вступил Урлог. Варвару, наконец, удалось выплыть из облака крови и, едва он заметил товарища, попавшего в беду, как, не раздумывая, пришёл на помощь. На Сокрушающий Удар уже не оставалось времени, поэтому эльф атаковал лишь мечом, воспользовавшись тем, что жабобрюх повернулся к нему изрубленным боком. Из нанесённой раны фонтаном хлынула кровь, видимо, варвару удалось перебить какую-то артерию, а судя по пене, обильно потёкшей из главной пасти монстра, яд, которым его нашпиговал тритон, начал действовать. Чудище взревело от боли и забилось в предсмертных судорогах. Кодуки, дождавшись разрешения вопроса с жабобрюхом, рванул к гному, подхватил его на руки и приступил к лечению. Удаление вонзившегося в руку шипа было секундным делом, теперь требовалось отсосать яд и ввести противоядие.
   - Отгони всю эту мелочь! - крикнул тритон эльфу, показывая на щупальца, клешни и прочие конечности, поднимающиеся с морского дна.
   Урлог с деланным равнодушием, словно садовник, подстригающий кусты, приступил к зачистке. Морским тварям пришлось несладко, поскольку адаптировавшийся к водной среде варвар стал столь же смертоносен, как и на суше. Обломки костей и панцирей, ошметки кожи, чешуи и мяса так и расплывались во все стороны. Оставалось разобраться с жабобрюхами, которых отвлекал хоббит, когда раздался рёв Кодуки.
   - Ну, всё, надо рвать плавники! Это дятлы!
   Урлог оглянулся. Представшее его взору зрелище было поистине фантасмагорическим. Прямо на них двигался огромный косяк коралловых дятлов, заполняя собой всё доступное глазам пространство. По отдельности эти рыбки не являлись опасными противники, но, сбившись в такую огромную стаю, могли моментально высосать кровь из всей компании приключенцев.
   - Уплываем! - кричал Кодуки. - С этими бороться бесполезно!
   - Урлог пробовать, - пробормотал варвар, который просто не мог трусливо покинуть поле боя. Правда, ни одна из имевшихся у него в запасе атак, как магических, так и физических, не была предназначена для борьбы с подобной ордой, поэтому оставалось надеяться только на умения мастера Тэвиэла. И пускай с новым артефактом, встроенным в оружие, варвар так до конца и не разобрался, но иного выхода он сейчас не видел.
   Эльф соединил меч и топор, но не как обычно над головой, а прямо перед лицом. Урлогу требовалось быть очень осторожным, одна ошибка - и могут пострадать друзья, которыми в последнее время он стал дорожить гораздо больше, чем собственной жизнью. Косяк дятлов к этому времени вплотную приблизился к приключенцам, окружив их со всех сторон. Варвар нахмурился, ведь имелся риск, что ему не удастся зацепить всех врагов, но выбора уже не оставалось, и заклинание, активизирующее сердца оружия, слетело с его губ.
   Уже позже, расспросив Тэвиэла, Урлог узнал, что дополнительным заклинанием, встроенным в сердца, оказалась походная печь: изобретатель хотел приспособить оружие для приготовления пищи и обогрева в сильные холода. Однако чрезмерный энтузиазм эльфийского умельца, помноженный на высокую силу костей розового песца, привёл к совершенно непредсказуемому результату - вода перед Урлогом вскипела и взорвалась. Варвара отшвырнуло к поверхности, и тритону в очередной раз пришлось поработать ловцом, перехватив его. Впрочем, дятлам досталось гораздо больше. Под удар попала практически вся стая, моментально превратившись в уху, а тех рыб, что находились в арьергарде, раскидало в стороны, и теперь им уже не было никакого дела до приключенцев.
   - Ты великий шаман! - восторженно выдохнул Кодуки.
   - Урлог есть всего лишь ученик шамана, - хмыкнул варвар.
   - Всё равно ты впечатляешь! - усмехнулся тритон. - Но расслабляться пока рано: нас ждут ещё четверо жабобрюхов.
   Но оказалось, что никто из этих страшилищ их уже не ждал. Пока гном, эльф и тритон проявляли чудеса героизма, Зелёный Нос, задействовав весь свой творческо-колдовской потенциал, одолел четырёх тварей, причём без особых изысков. Он просто загнал толпы своей нежити в пасти жабобрюхов, тем самым заставив последних подавиться таким количеством добычи. Узнав подробности этого боя, Кодуки сразу замолчал. По его недовольному лицу было заметно, что некромантию он по-прежнему признавать не хочет, но оскорблять Пэтти после всего, что тот сотворил, не решается. Перепоручив хоббиту бурдюхов, русал занялся исцелением гнома.
  
   ***
  
   Оставшийся путь до "Песни Морей" прошел без особых происшествий. То ли магический удар Урлога, то ли некромантия Пэтти так повлияли, но массовых атак монстров больше не наблюдалось. Самым серьёзным противником стал ещё один фехтовальщик, выскочивший из засады в ветвях коралла, чтобы сразу получить острогой между глаз. Остальную злобную мелочь исправно отпугивала нежить хоббита, в число которых были включены все павшие жабобрюхи.
   Книга, как и положено артефакту такого уровня, появилась внезапно. Дно, поднимавшееся достаточно плавно, в этом месте почти отвесно взлетало к самой поверхности, где на отмели и лежала конечная цель путешествия. Вопреки ожиданиям, книга совершенно не впечатлила приключенцев, у многих начинающих магов находились талмуды и побольше. Пэтти на глазок сравнил "Песнь Морей" со своим "Справочником Огородника", и оказалось, что пособие по некромантии намного толще сборника великих заклинаний. Впрочем, в данной ситуации количество страниц не имело никакого значения, гораздо больше путников волновал совсем другой вопрос, озвученный Кодуки.
   - Ну, и как вы её возьмёте?
   Первым добраться до книги попытался Урлог. Охраняющие чары обошлись с ним без особых изысков: внезапно возникшее течение отбросило эльфа на несколько шагов назад. Варвар предпринял еще одну попытку, крепко упираясь подошвами сапог в коралловый грунт. На этот раз в лицо эльфу выстрелила струя воды, а затем последовал аналогичный водяной удар по коленям, от чего Урлог красиво растянулся на дне.
   С Бассом магия защиты книги поступила так же, что привело к подтруниванию со стороны Кодуки. Тритон плавал вокруг, отгоняя особо любопытную морскую живность, но, заметив неудачу Драммингса, вернулся к отмели и принялся шутить насчёт коротких ручек гнома, которые посоветовал заменить плавниками. Урлог на всякий случай схватил товарища покрепче, правда, Басс особо и не дёргался, только пробурчал пару крепких словечек в адрес некоторых водоплавающих.
   Суровей всех "Песнь Морей" обошлась с Пэтти. Хитрый хоббит и не думал самостоятельно добывать книгу, а просто послал к ней несколько дохлых рыб. Вначале даже казалось, что у некроманта всё получится, но когда зомби-мечеглаз, с лёгкостью подплывший к книге, начал поддевать её своими рогами, вокруг Пэтти возник сильный водоворот, прижавший его к морскому дну и не отпускавший до тех пор, пока визжащий хоббит ни отменил действие заклинания. Тяжело вздохнувшему Кодуки пришлось замазывать целебной мазью многочисленные царапины Редькинса, полученные от острых кораллов.
   - Так дело не идти, - покачал головой Урлог и сел на торчащий из воды выступ, в котором смутно угадывался полусгнивший нос корабля. - Мы должны что-то придумывать.
   - А что тут думать, моллюски вы сухопутные? Сила не помогает, магия не помогает, даже песня не помогает. Ничем книгу не взять, как вы это понять не можете, селёдки неоперившиеся?
   - Песня? Ну, конечно! - хлопнул себя по лбу варвар. - Песню, о которой говориться во второй части пророчества, мы ещё не пробовать. Эй, Басс, наставать твой звёздный час.
   - Смеешься, да? - ухмыльнулся гном. - Или надеешься, что книга прыгнет мне в руки, лишь бы я замолчал?
   - У нас нет иного выбора. Ты должен спеть.
   - И что я должен петь?
   - Песнь Творения, - ядовитым голосом напомнил менестрелю тритон. - Хотя я сомневаюсь, что в твоём репертуаре она имеется.
   - Вообще-то имеется, - ответил гном, на секунду задумался и принялся развязывать свой мешок.
   - Иметься? - переспросил Урлог.
   - Да. Когда мы с Ловиальфом подбирали для меня репертуар, придумали одну песню. Сейчас я попробую её исполнить, только, - Басс замолчал.
   - Только что? - удивился эльф.
   - Только я сомневаюсь, что сумею хорошо её спеть.
   - Ты помнить уроки поющего меча? - внезапно строгим тоном произнёс варвар. - Что он тебе говорить?
   - Вкладывать в творчество всю душу, - грустно ответил гном, но тут же заулыбался. - Сейчас попробую!
   Не медля ни секунды, Басс извлёк из заплечного мешка то, что так долго скрывал от любопытных глаз. Пэтти присвистнул, Урлог посмотрел на гнома с уважением, а Кодуки с плохо скрываемой завистью. Все эти хитросплетения струн, трубок, клавиш, каких-то непонятных приборов просто не могли ни вызывать восхищение. Даже подаренный Тэвиэлом инструмент занял в гномьем агрегате своё место.
   - Ты умеешь на этом играть? - спросил хоббит.
   - Нет. Но тут и не надо уметь, главное, желание, - Басс провёл рукой по поверхности инструмента, и зазвучала музыка.
   В первое мгновение лица присутствующих разочаровано вытянулись, ведь вместо ожидаемой божественной мелодии они услышали обычный весёленький мотивчик, звучащий в каждой таверне. Впрочем, Урлог, прекрасно чувствовавший любую дисгармонию, первым подметил, что мелодия казалась просто идеальной. Идеальной в своей простоте, благодаря которой она проникала в самую душу. А инструмент в руках Басса тем временем набирал мощь, меняя темп, тональность и даже манеру звучания. И вот он уже звучал как небольшой оркестр из пары скрипок, барабана и волынки - хитрая механика позволяла добиться подобного эффекта.
   - Музыку я пока не написал, поэтому буду исполнять под победный марш гномов, - пробормотал Басс и вначале неуверенным, но постепенно крепчающим голосом запел. -
  
   Горит расплавленный металл,
   И молот звонко бьёт.
   У мастера в душе запал,
   Он новый меч куёт.
  
   Летают искры на ветру
   И гаснут в бороде.
   Душа, подобная костру,
   Она творит везде.
  
   Пылает горн, закрыта дверь.
   Ты мастера не тронь.
   В душе бушует страшный зверь
   Творения огонь!
  
   Огонь горел и вдруг погас.
   Довольным мастер стал.
   Он пламя духа в этот час
   Творенью передал.
  
   Лицо подставив ветерку,
   Наш мастер пиво пьёт
   И ждёт, когда же к огоньку
   Огонь его вернёт.
  
   - И это вы называете песней Творения? - скептично переспросил тритон, но тут же запнулся.
   Книга, до этого неподвижно лежавшая на своём месте, вдруг покрылась тысячами пузырьков, взлетела к поверхности воды и, вынырнув, устремилась прямо в руки гнома.
   - Сработало, - потрясённо прошептал Кодуки и плюхнулся рядом с Урлогом.
   - А чего ты ждать? - ответил эльф, стараясь быть спокойным как гранит и не показывать, насколько он сам ошеломлён. - Это же есть наш великий гном менестрель!
  

Глава 20. Новое приключение?

   Милый друг, не скучай,

Я вернусь, ты так и знай. No В. Леонтьев

  
   Возвращение проходило практически в полной тишине. Пэтти тихонько стонал, мучаясь от полученных порезов. Благодаря мази Кодуки раны быстро перестали кровоточить, но вот болевые ощущения никак не проходили. И Урлогу было не до разговоров, он погрузился в мысли о том, какие ещё неприятности будут поджидать их во дворце владыки. Тритон, плывший рядом с лодкой, тоже молчал и время от времени бросал на гнома, прижимавшего к груди "Песнь Морей", взгляды, в которых смешалась целая гамма чувств, от ужаса до восхищения. А вот Басс, несмотря на столь удачно сложившиеся для него обстоятельства, был немного расстроен.
   Когда книга попала ему в руки, гном пришёл в неописуемый восторг. Что ещё нужно начинающему менестрелю, как ни сборник легендарных волшебных песен! Но стоило только раскрыть фолиант, как Драммингса постигло разочарование. Страницы книги оказались испещрены какими-то странными закорючками, в которых Кодуки распознал древнюю письменность островных эльфов. К сожалению, читать на этом языке тритон не умел, и теперь Басс молча страдал, поскольку не только не мог прикоснуться к запасам песенной мудрости, но и не имел права оставить сборник себе, чтобы в дальнейшем расшифровать.
   Лодка, запряжённая дохлым тунцом, шла достаточно быстро. Урлог думал о том, что бы было, отправься они к книге таким же образом. Конечно, это заняло бы меньше времени, но отнюдь не застраховало бы от нападения монстров. Наверное, с такой точки зрения путешествие под водой вышло более безопасным, ведь одно дело иметь возможность дать чудовищу отпор в среде, к которой ты немного адаптировался. А совсем другое - получить неожиданный удар в спину, а точнее в дно, и очутиться на абсолютно чуждой тебе вражеской территории, где противник уже по умолчанию победил.
   Из размышлений варвара выдернул резкий удар лодки о шельф. Пятеро эльфов-стражников, стоявших на берегу, шарахнулись в стороны от зомби-рыбины, выпрыгнувшей на каменистый пляж. Это Пэтти не смог удержаться, чтобы в очередной раз ни продемонстрировать свои таланты. Урлог ждал гневной тирады Кодуки по этому поводу, но тот ограничился лишь недовольно нахмуренным лбом.
   - Я сушу не люблю, так что давайте быстрее прощаться, - проговорил тритон. - Признаться честно, не хочется мне расставаться с такими отличными парнями, но у вас своё приключение, поэтому задерживать и уговаривать погостить не стану.
   - А я бы погостил, - вдруг вспомнил гном. - Мне же кузницу подводную посмотреть надо.
   - В любое удобное для вас время, - согнулся в шутливом поклоне Кодуки. - Тем более вы мне очень сильно помогли, и я искренне благодарю вас. Тебя, варвар, за то, что немного почистил воды. Столь крупных стай дятлов у нас не так и много, а теперь на одну меньше стало, не говоря уж про жабобрюхов. Тебе, мелкий, спасибо за то, что, будучи адептом Тьмы, ты сражаешься за друзей, да и силу свою весьма нестандартно используешь. Ну а тебе, милый певец, признателен весь морской народ, а не только я, за спасение от этого мерзавца Занниэля. Теперь нам не придётся таскаться с его прихвостнями по всяким кишащим монстрами местам, и мы можем спокойно заниматься благоустройством своих вод. А ещё спасибо, что показал нам, что такое песнь Творения. Ну, и последнее...
   И совершенно неожиданно Кодуки обнял Басса и прижался своими губами к его губам. Гном на мгновение оторопел, после чего забился в могучих объятиях тритона.
   - Т-т-ты чего?! - заикаясь от возмущения, заорал Басс. - Совсем что ли?!
   - Глупый, - ухмыльнулся Кодуки. - Хотя я не обижаюсь. Но на тот случай, если всё-таки соберётесь ещё раз в гости к морскому народу, запомните, что Кодуки - это женское имя.
   - Серьёзно? - Урлог поднял бровь в изумлении. - Но внешне ты...
   - А вы плохо приглядывались! - громоподобно расхохоталась русалка и, раздвинув длинную окладистую бороду, продемонстрировала изумленными приключенцам обнажённый бюст внушительного размера. - Не судите о нас только лишь по бороде, тем более что у женщин морского народа она гораздо гуще, чем у мужчин.
   С этими словами Кодуки подмигнула гному, резко повернулась и скрылась в море.
   - Ну, и дела! Хотя теперь понятно, почему меня к нему, то есть к ней, так тянуло, ведь он же, точнее она, женщина, - пробормотал совсем запутавшийся Басс.
   - Нас ждут, пошли, - мрачно сказал варвар, прервав причитания гнома.
   Действительно, в тени пальм их поджидала Нира, в данный момент занимавшаяся пересчётом бутылок, оставшихся у неё в запасе. Приключенцев она поприветствовала взмахом руки, и при этом лицо женщины исказила странная хищная гримаса.
   - Вы это сделали, - спокойно произнесла Нира. - Обставили моего брата. Ещё никому не удавалось это сделать, а вам удалось, что очень плохо.
   - Почему плохо? - удивился хоббит.
   - Я уверена, что Занниэль вам этого не простит. Впрочем, я на вашей стороне и постараюсь помочь всем, чем смогу.
   - Ты думаешь, что он нарушит своё слово?
   - Слово он не нарушит, но вот ваше настроение испортить может.
   - Пусть только попробует! - гневно воскликнул Зелёный Нос. Ему вся эта история с "Песнью Морей" изрядно потрепала нервы. Во-первых, гном смог пройти там, где все чары некроманта оказались бессильны, а во-вторых, Пэтти впервые за всё приключение получил ранения. И сейчас разъярённый полурослик был готов сам испортить настроение любому, кто встанет у него на пути.
   - Ну, раз настрой боевой, - усмехнулась Нира, отбрасывая в сторону пустую бутылку. - Тогда пойдём и крепко надерём задницу этому остроухому вельможному придурку!
   На стражницу взглянули три пары свирепых глаз, что означало безоговорочное согласие с её предложением.
  
   ***
  
   Пока клетку, направляющуюся в столицу, мотало вверх-вниз и страдающий от качки Басс лежал, вцепившись в прутья, Нира расспрашивала эльфа и хоббита о подробностях их недавнего похождения. Отдельные эпизоды до глубины души поразили полуэльфийку, особенно история о том, как Пэтти в одиночку сразился с четырьмя жабобрюхами и победил. Женщина поведала, что одного из её офицеров, очень сильного бойца, заживо сожрал жабобрюх, поэтому она прекрасно знала, насколько опасны эти твари, и прониклась уважением к хоббиту. Также Ниру впечатлил рассказ о расправе над рыбами-дятлами, а когда она узнала, кто и каким образом сумел получить "Песнь Морей", посмотрела на гнома с огромным почтением.
   - Главное, ничего не бойтесь, - наставляла стражница приключенцев уже по дороге к дворцу. - Занниэль, конечно, самодур ещё тот, но если я начну возражать, то, скорей всего, он пойдёт на попятную.
   - Бывать прецеденты? - поинтересовался Урлог.
   - Были и не раз, - усмехнулась Нира. - Правда, я редко вмешиваюсь в дела брата, поэтому он меня, наверное, и терпит.
   - Но если что, я за себя не ручаюсь, - загробным голосом произнёс Пэтти. То ли были виноваты саднящие раны, то ли уязвлённое самолюбие, но настроение некроманта ухудшалось с огромной скоростью.
   Безо всякого желания "божьих посланников", их возвращение превратилось в настоящий триумф. Слухи очень быстро разлетелись по столице, и эльфы один за другим выбегали из жилищ, чтобы посмотреть на тех, кто совершил невозможное. С каждой минутой народа на улицах становилось всё больше. Басс, прекрасно понимая, что это всё благодаря ему и в его честь, состроил надменную физиономию. Урлог, напротив, был насторожен и внимательно изучал выражения лиц местных жителей, и все они, на удивление, казались довольными и радостными. А Пэтти продолжал мрачнеть и, чтобы не видеть ликование толпы, которое его ужасно раздражало, поплотнее закутался в плащ и натянул капюшон на самый нос.
   Уже стемнело, когда варвар, гном и хоббит прошли через дворцовые ворота в сопровождении горстки особо наглых зевак. Стражники явно были недовольны присутствием во дворе незваных горожан, но строгий взгляд Ниры заставлял их молчать. Впрочем, внутрь дворца всё равно пропустили только полуэльфийку и её подопечных.
   Парадный зал оказался битком забит эльфами. Ради разнообразия сегодня никого не казнили, о чём свидетельствовали чистый пол и ковры, а владыка, помимо набедренной повязки, облачился ещё и в ярко-красную рубашку. Его насмешливый взгляд моментально стал серьёзным, едва в комнату вошёл гном с "Песнью Морей" в руках. Верный Флорхет подался вперёд. По его каменному лицу невозможно было что-либо прочесть, но Урлог явственно ощутил, что личный телохранитель владыки сильно удивился.
   - Я поражён, - мягко начал Занниэль. - Столько столетий я пытался достать эту книгу, а вы получили её практически сразу. Кто же исполнил песнь Творения?
   - Я! - без ложной скромности воскликнул Басс.
   - А говорил, что не в голосе, - грустно покачал головой король. - Ладно уж, слово владыки Шэнэллиона крепче алмаза. Эй, ты! - крикнул он, обернувшись к толпе сановников. - Новенький! Бляредель, кажется, тебя зовут? В общем, иди в сокровищницу и принеси сюда агатовый жезл. Хранитель предупреждён и знает, что это такое.
   - Я Блэйридиель! - пафосно ответил эльф. - Мой род насчитывает десятки тысяч лет, и я не намерен исполнять прихоти даже...
   - Вот что, Бляредель, - резко перебил его король. - Или ты идёшь в сокровищницу или я прикажу Флохрету прервать твой десятитысячелетний род прямо сейчас.
   - Простите, владыка, - пролепетал побледневший сановник и вытянулся по струнке. - Уже бегу!
   - Вот и хорошо, - улыбнулся Занниэль и язвительно посмотрел вслед убегающему эльфу. - А то приходят на службу всякие... Бляредели, считающие, что их работа заключается в стоянии с постным лицом возле моего престола. Ладно, демоны с ним, теперь займёмся делами.
   Приключенцы думали, что сейчас владыка засыплет их вопросами о том, как именно удалось достать "Песнь Морей", но тот, казалось, совершенно про это забыл. Министры по очереди рассказывали о трудностях переговоров с орочьим посольством, о необходимости повышения налогов и о неизбежности войны. Выслушав их, Занниэль быстро раздал всем указания. Послов распорядился хорошенько напоить и провести по борделям, тогда, по его словам, они подпишут все соглашения. Налоги приказал наоборот снизить, но добавить несколько новых. А министру, сокрушавшемуся насчёт возможной войны, велел сходить в мастерскую Тэвиэла и порыться среди его свежих изобретений. Быть может, какая-нибудь новинка заставит всех врагов задуматься, стоит ли вообще нападать на Шэнэллион.
   Монолог Занниэля оказался прерван вернувшимся посланником, глаза которого были полны ужаса. Рухнув на колени перед троном, он прокричал запыхавшимся голосом:
   - Случилось страшное, владыка! Агатовый жезл украли!
   - Кем и когда? - Занниэль явно удивился, хотя и не настолько сильно, как следовало бы ожидать.
   - Хранитель не знает! За последние десять дней никто не заходил в сокровищницу, а до этого жезл лежал на месте! Хотя, - замялся Блэйридиель.
   - Хотя? - Владыка вопросительно поднял бровь.
   - Хранитель говорит, что пару дней назад возле сокровищницы ошивались принцы клана Алмазных Чулок, а с ними был ещё какой-то гоблин. Принцы пытались пройти внутрь, не имея на то вашего разрешения, однако хранитель заверяет, что он их так и не пропустил.
   - Опять Чулки, - процедила сквозь зубы Нира. - Я знаю, что Занниэль попросил их опекать компанию из стражников и гоблина-воришки, но сомневаюсь, что эти два напыщенных оболтуса сумели бы проникнуть в сокровищницу.
   - Они туда и не проникать, - облегчённо вздохнул Урлог. Неприятность, которую он ждал всё это время, наконец-то случилась и оказалась не такой уж страшной, хотя и досадной. - Они всего лишь показать вход, а Суба сам туда влезать. Если я, конечно, правильно понимать, о ком идти речь.
   - Конкурент? - поинтересовалась Нира. - Надо перекрыть все дороги.
   - Бессмысленно, - покачал головой варвар. - Ему достаточно касаться жезла, а дальше действовать сила Бога. Эта компания сейчас мочь находиться на другом конце света, и мы не в силах их догонять.
   - Раз так, - подытожил Занниэль. - То, боюсь, я ничего сделать не могу. Хотя нет, могу. Могу вас отпустить. Вы свободно покинете Шэнэллион, и вам никто не будет мешать. Вас даже проводят и покажут безопасную дорогу. Даю вам моё честное слово.
   - Постой, братец! - возмутилась Нира, уперев руки в боки. - Неужели ты хочешь сказать, что эти славные путники, выполнившие все твои капризы, по вине какого-то вора останутся без награды?
   - Я сохранил им их жалкие жизни! - раздражённо буркнул Занниэль. - И вообще, почему ты на их стороне?
   - Своими подвигами они заслужили большего, нежели обычная милость, - ухмыльнулась полуэльфийка. - А на их сторону я встала потому, что ты, дорогой братец, надутый и спесивый болван!
   Урлог встревожено посмотрел на Ниру. Судя по раскрасневшемуся и довольному лицу стражницы, алкоголь наконец-то взял над ней власть. И это было плохо. Занниэль уже поднялся с трона, чтобы поставить обнаглевшую сестру на место, когда неожиданно вперёд вышел Пэтти. Пока старшие товарищи ругались и выясняли отношения, Зелёный Нос под шумок залез в сумку и достал оттуда все артефакты, что скупил в волшебной лавке. И теперь он, увешанный этими побрякушками с ног до головы, шагал к престолу, размахивая граблями. Занниэль, оравший на Ниру, замолк на полуслове с открытым ртом, так его поразило столь внезапное преображение зверюшки. Зато верный Флорхет не растерялся и сразу же встал перед троном, чтобы защитить хозяина.
   - Я жда-а-ал, - пролетел по затихшему залу зловещий шёпот.
   Несколько сановников принялись взволнованно вытирать пот со лбов, а три дамы с самыми слабыми нервами предпочли быстренько упасть в обморок.
   - Я ждал от светлых много подлости. Всегда ждал.
   - Разве он ни говорил, что некромантствует всего полгода? - еле слышно проговорил встревоженный гном.
   - Боюсь, он этого уже не помнит, - ответил Урлог, обеспокоенно разглядывавший Пэтти. Полурослику надо было помешать, но чутьё подсказывало, что любая попытка встать сейчас на дороге тёмного мага может выйти варвару боком.
   - Подлость. От светлых можно ждать только подлости, - как зацикленный бормотал Пэтти. - Они считают нас злом, но и сами не похожи на адептов справедливости. Они обманули нас. Впрочем, это же прекрасно! Теперь я имею полное право ПРИМЕНИТЬ ПРОТИВ НИХ СИЛУ!
   После такого заявления Урлог наконец решился остановить Редькинса, но было уже поздно. Варвар, бросившийся к хоббиту, опешил, когда воздух в зале потяжелел, а зелёный плащ полурослика начал медленно чернеть. Голова дракона, насаженная на ручку грабель, а следом и другие амулеты некроманта налились багровым огнём, и под сводами дворца, наверное, впервые за всю его историю, раздались грозные и мрачные заклинания.
   - Эр-шла сманака крушла-зы эх! Сманака-эр-цла! Эр-шла спрашкла эр!
   Слова, которые Пэтти сотни раз произносил на своей кухне, чтобы поднять муху или мышь, сейчас звучали особо зловеще. И пускай юный некромант не чертил пентаграмм и не приносил жертв, эльфы всё равно глядели на него с ужасом.
   Единственным, кто не испугался Редькинса, оказался Флохет. Клинок королевского телохранителя всегда был наготове, и ножны теперь висели с правильной стороны. Однако эльф успел сделать всего несколько шагов, когда окно тронного зала рассыпалось на тысячи мелких осколков и что-то огромное ринулось через весь зал, наперерез атакующему телохранителю. Последний остановился. Его меч вдруг задрожал в руке, а по лицу, всегда суровому и невозмутимому, совершенно неожиданно потекли слёзы.
   - Это, - удивленно произнёс Урлог.
   - Невероятно! - закончила за варвара Нира, вытаращившая глаза.
   Перед старшим королевским телохранителем стояла собачка с глупой мордочкой и практически без шерсти, из породы, столь любимой светскими дамами. Правда от обычных собачек её отличали две вещи: во-первых, она была мертва, что неудивительно, зная специализацию Пэтти, а во-вторых, своими размерами не уступала лошади.
   - Это есть некроморф! - наконец вспомнил Урлог, перебрав в голове всё, что он знал о нежити. По сути дела, некроморфы представляли собой следующий уровень обычных зомби, которых некромант значительно увеличивал в размерах, используя доступные ему материалы. Здесь, судя по торчащим вместо кожи кускам дёрна и травы, сырьём послужила обычная почва. Правда, варвар никогда не слышал о том, чтобы кто-то из тёмных магов сумел превысить первоначальные размеры зомби в сотни раз, как сделал Пэтти. А судя по непрекращающемуся потоку заклинаний юного некроманта, это был ещё не весь сюрприз.
   Флорхет тем временем упал на колени и забормотал дрожащим голосом:
   - Буба, это ты? Это точно ты?
   Зловещая собачка, услышав голос телохранителя, довольно рыкнула и даже попыталась завилять веткой, которую Пэтти приделал вместо хвоста.
   - Флорхет, не медли! Руби эту тварь! - властно прокричал Занниэль.
   Старший телохранитель в полной растерянности оглянулся на правителя.
   - Но я не могу. Это же моя Буба. Я её в прошлом месяце похоронил, но она вернулась. Правда, подросла немного.
   Похоже, от волнения разум покинул голову Флорхета, и теперь эльф прямо на глазах впадал в детство.
   - Идиот! Неужели не понимаешь, что тебя дурят! - возмутился монарх.
   Не дождавшись повиновения телохранителя, Занниэль выхватил у одного из оторопевших стражников клинок и сам попытался атаковать некроморфа. Однако в этот момент глаза Пэтти в очередной раз зловеще сверкнули, и оставшиеся окна дружно разлетелись вдребезги.
   Монстры, что стали после этого входить в зал, демонстрировали как значительно возросшее мастерство полурослика, так и его неразборчивость в выборе исходного материала. Если три кошки, размером с тигра, два полуистлевших тела, в которых с трудом угадывались здоровенные пудели, и громадный попугай, способный, наверное, заклевать драконью бабочку, ещё могли послужить оружием, то чего ждать от исполинской черепахи, застрявшей в оконном проёме, похоже, не знал даже сам Пэтти. Впрочем, представители эльфийского двора всё равно дружно отшатнулись от этого окна.
   - Кладбище животных! - озарило Ниру, пока она наблюдала за тем, как её царственный брат отгонял от себя гигантскую кошку.
   Кошка, в принципе, не делала ничего предосудительного, лишь легонько тёрлась о ножку трона и издавала звуки, отдалённо напоминавшие мурлыканье. Впрочем, Занниэля это отнюдь не приводило в восторг, иначе бы он ни забрался на спинку кресла и ни орал возмущённым голосом: "Брысь".
   - В саду есть небольшой участок, где хоронят своих домашних любимцев служащие дворца, да и сам братец, - пояснила полуэльфийка недоумённо посмотревшим на неё варвару и гному. - Эта кошка у Занниэля сдохла от старости, как мне помнится, полгода назад.
   - Брысь, Мурзя! - в очередной раз закричал владыка, пытаясь прогнать кошку с сиденья, куда она уже успела взобраться.
   - А некромант ваш хорош, - усмехнулась Нира. - Даже рассудок и память зверюшкам вернул. Они ведь ни на кого не нападают, а лишь пытаются как прежде приласкаться, вот только размеры этого не позволяют. Вон, пожалуйста.
   В качестве примера стражница указала на Флорхета, отбивавшегося от зомби-собачки, которая пыталась вылизать его языком, теперь больше напоминавшим наждачку. Похоже, для создания языка был использован необработанный гранит, возможно, даже с надгробия самой Бубы, так что телохранителю оставалось только посочувствовать.
   Кроме огромных чудовищ по залу сновали ещё десятка три мелких зомби. Видимо, энтузиазма и сил Пэтти хватило лишь на несколько первых образцов, а остальных он поднимал уже по старинке. Впрочем, и такая мелочь добавила сумятицы. Одни царедворцы со слезами на глазах обнимались со своими питомцами, другие с ужасом на лицах бегали от нежити, периодически сталкиваясь друг с другом. Большая группа стражников, ворвавшаяся в зал и попытавшаяся взять ситуацию под контроль, тоже ничего не добилась и вскоре поддалась всеобщей панике.
   Положение усугубилось ещё и тем, что взвинченные нервы Басса сдали, и он решился спеть песнь Творения. Свирепый голос гнома отправил в обмороки тех немногих дам, что ещё не успели лишиться чувств, а так же полдюжины мужчин послабее. Остальные эльфы продолжали беспорядочно носиться по залу, в отчаянии зажимая уши.
   Всё это время Нира откровенно наслаждалась, наблюдая за нарастающим хаосом, хотя по долгу службы должна была его пресечь. Урлог, стоявший рядом с полуэльфийкой, тоже не вмешивался и лишь иногда прикрывал гнома и хоббита от одиночных нападений некоторых излишне ретивых стражей.
   - Нира, сделай же что-нибудь! Прогони этих тварей! - раздался крик Занниэля.
   Урлог посмотрел в его сторону. Стоило отдать должное владыке: даже находясь в такой нелепой ситуации, он не паниковал, а лишь морщился и, когда кошка начинала драть его престол, громко ругался.
   - Ты и сам можешь всё сделать, - насмешливо отозвалась стражница. - Просто отдай пришельцам то, что они заслужили.
   - Как я им это отдам? Артефакт же украден!
   - Тогда награди равноценно. Всё-таки они столько для тебя сделали.
   - Ещё чего, наградить! Эти варвары разрушили мой тронный зал!
   - В таком случае вычти стоимость ущерба из награды.
   - Ну, раз так, - вздохнул Занниэль, и лицо его исказила кислая мина. - Ладно, пускай прекращают шум, я согласен.
   - Басс, Пэтти, прекратить! - отдал команду Урлог.
   Гном тут же замолчал, но остановить вошедшего в раж хоббита оказалось не так-то просто.
   - Светлые твари, вы навсегда запомните этот день! День, когда последний некромант мира дал свой заключительный бой! И вы не увидите на моём лице ни слезинки, когда я паду! - с нескрываемой яростью декламировал хоббит, что было совершенно не похоже на обычно весёлого и беззаботного Редькинса. Он полностью попал под власть силы и другой, тёмной личности, которую так усердно создавал. - Я сокрушу все те армии, что вы пошлёте против меня! Я, великий некро...
   Закончить фразу Зелёному Носу не дала тяжёлая ладонь Урлога, отвесившая ему крепкий подзатыльник. Хоббит отлетел на пару шагов, замотал головой, скидывая с лица снова позеленевший капюшон, потёр глаза кулаками и в недоумении уставился на варвара.
   - Эй, ты чего дерёшься?
   - Оглядись! - голос варвара был холоднее льда.
   - Ух, ты! А кто всё это сделал? Я что ли?! Точно, я же прочитал заклинание некроморфизма! И у меня вышло? Ура! Один, два... восемь штук! Ха, а Тарм говорил, что у него больше пяти никогда не получалось!
   - Урлог думать, что Тарм поднимать разумных созданий, а не животных, как ты, - варвар поспешил остудить пыл юного мага, который сразу же погрустнел и поник головой. - И быть лучше, если ты возвращать умерших в их могилы.
   - Ну, да, конечно, - угрюмо согласился хоббит, а затем сделал несколько пассов руками, взмахнул посохом, произнёс пару слов, и животные, притихнув, отправились туда, откуда пришли.
   Кое-кто забился в рыданиях, прощаясь с питомцами, и громче всех плакал Флорхет, глядя, как любимая собака покидает его. Но большинство эльфов всё-таки обрадовалось избавлению от умертвий и возликовало. Занниэль нервным взглядом проводил убегающую Мурзю и, когда она скрылась в кустах под разбитым окном, стал изучать свой перепачканный трон. Поплевав на указательный палец, владыка попытался оттереть с обивки сиденья отпечаток огромной кошачьей лапы, но, быстро осознав бесполезность этого занятия, снял с себя рубашку, постелил её на кресло и сел сверху.
   - А ты всё-таки молодец, - подбодрила некроманта Нира. - Правильно сделал, что не стал лишать животных их сознания. Зомби, демонстрирующие нежность и преданность, за счёт неожиданности вызвали гораздо больше паники, чем если бы они проявили агрессию.
   - Это не специально, - грустно отозвался хоббит. - Я помню, что хотел отнять у них разум и полностью подчинить себе, но, видимо, не получилось.
   - Ну, что? - нетерпеливо произнёс Занниэль и обвёл зал настолько суровым взглядом, что даже Урлогу захотелось встать по стойке смирно. - Начнём диалог?
  
   ***
  
   Переговоры длились недолго, а точнее говоря, их практически не было. Занниэль, вынужденный сменить гнев на милость, чуть ли ни умолял гнома, варвара и хоббита принять его дары: оружие, артефакты, музыкальные инструменты. Но Урлог, заметивший предостерегающий знак Ниры, отказался от всех подарков и в качестве награды попросил владыку оплатить им дальнейший поход. Занниэлю такое предложение не понравилось, но против своего слова он пойти не смог и согласился. Впрочем, от идеи одарить приключенцев он не отказался и чуть ли ни силком поволок их в сокровищницу, заверяя, что это не за совершённые подвиги, а просто от чистого сердца.
   К полному разочарованию короля, хоббит абсолютно не заинтересовался драгоценностями, так как они не имели отношения к некромантии, гном заявил, что его клановая сокровищница гораздо больше, а варвар вообще не сказал ни слова, быстро осмотрелся и с каменным лицом покинул хранилище. Правда, Занниэлю всё-таки удалось затащить Пэтти в библиотеку, где Редькинс стал дневать и ночевать, поскольку нашёл пару очень редких магических книг.
   Урлог, выбив с монарха несколько увесистых кошелей с золотом, намеревался немедленно двигаться дальше, но Занниэль через Ниру попросил приключенцев подождать ещё несколько дней.
   - Считайте эти дни не простоем, а заслуженными выходными, - ухмыльнулась стражница. - Так что расслабляйтесь и ни о чём не волнуйтесь.
   Впрочем, никто и не волновался. Увлечённый Пэтти всё время проводил в библиотеке, и кроме древних рукописей его больше ничего не интересовало. Басс, немного помявшись, упросил Ниру организовать для него ещё одну поездку на побережье, где пробыл четыре дня, и вернулся весь пропахший дымом, металлом и водорослями, но страшно довольный.
   Что же касается Урлога, то, узнав о вынужденном отдыхе, он сразу отправился к Тэвиэлу и целый день обсуждал с мастером особенности магического оружия. Ну, а потом... Квартал незабудок оказался так близок. Целых четверо суток мир для варвара был наполнен страстью и любовью, а на утро пятого дня Урлог встал с ложа и привычным движением повесил на спину своё оружие. Незабудка молча смотрела на возлюбленного грустными глазами.
   - Ты уходишь? - печально спросила она. - Неужели надеешься обрести красоту там, в жестоком мире, наполненном грязью и кровью, где можно найти лишь боль и страдания?
   - Милая..., - начал варвар, даже не оглянувшись. - Хм, а я ведь даже не знаю твоего имени... Разум мой велит оставаться здесь, но сердце уже выбрало совсем иную дорогу.
   На мгновение Урлог замер, поскольку девушка подбежала к нему сзади и прижалась всем телом.
   - Как я могу тебя остановить? - шептала незабудка. - Что мне сделать, чтобы ты не уходил?
   Её нежный упрашивающий голос завораживал, но варвар прекрасно понимал, что если сейчас остановится, то останется в эльфийской стране навсегда. Стиснув зубы и мысленно отстранившись от окружающего мира, он оттолкнул девушку и решительно зашагал к выходу. И вдруг её мольба сменилась жёстким приказом: "Стоять!". Стальная воля Урлога затрепетала от этой команды, но он не остановился.
   - Бесполезно!
   Внезапно раздавшийся незнакомый голос сделал то, что не удалось пассии Урлога: варвар всё-таки замер на месте. Оглянувшись, он увидел в дверях второго выхода ещё одну эльфийку. Внешностью она очень сильно походила на его подружку, и их можно было принять за сестёр-близнецов, если бы ни взгляд незнакомки - суровый, авторитетный, умудрённый жизненным опытом. Незабудка Урлога напоминала хрупкий полевой цветок, а эта дама была розой с шипами наготове.
   - Мама?! - удивлённо воскликнула любовница варвара и обернулась. - Мам, я не смогла его остановить, хотя делала всё так, как ты меня учила!
   - Я вижу, - усмехнулась мать и принялась сверлить Урлога глазами. - А он хорош! Похоже, ты выбрала себе задачу не по силам.
   - Значит, это правда, - вздохнул Урлог. - Что незабудки ломают волю мужчин, превращая их в своих верных слуг. Выходит, слухи не лгали.
   - Но если ты, варвар, это знал, зачем пошёл в постель с моей дочерью?
   - Я хотел проверить свою силу. Узнать, смогу ли устоять.
   - Тебе повезло. Попади ты в мои руки, сейчас бы ползал передо мной на коленях, не помышляя ни о каких подвигах.
   - Если это так, то почему ты не стала браться за меня?
   - У меня есть редкий дар, который позволяет увидеть, что ты отмечен печатью двух богов. А кто я такая, чтобы вмешиваться в игры небожителей?
   - Мама, а почему ты мне не сказала?!
   - Не возмущайся, это послужит тебе уроком. Теперь будешь знать, что не всякого мужика можно подчинить обычным способом. Поэтому довольствуйся тем, что хотя бы накувыркалась в своё удовольствие.
   - Я ухожу, - проговорил Урлог, которому не хотелось влезать в семейные разборки, и, немного подумав, добавил. - Будь твоя любовь искренней, я бы остался, а так... извини.
   И он скрылся за дверью, а губы молодой незабудки дрогнули и прошептали едва слышно: "А ведь она могла стать искренней". Впрочем, этих слов никто не услышал: ни тот, кому они были адресованы, ни даже мать, стоявшая рядом.
   Возле дома незабудки Урлога ждала Нира. Скептически оглядев варвара с ног до головы, она удовлетворённо улыбнулась и похлопала его по плечу.
   - Ты силён! Приятно убеждаться в том, что у каждого правила имеются исключения.
   - Так мало есть тех, кто мочь им противостоять? - поинтересовался эльф.
   - Скорее так мало тех, кто вообще хочет им противостоять, - ответила стражница и недовольным взглядом оглядела квартал незабудок. - Но я всё-таки удивлёна, что ты не поддался их чарам.
   - У Урлога есть цель и друзья, поэтому себе Урлог сейчас не принадлежать.
   Ответ был весьма обтекаемый, но Ниру он устроил. Усмехнувшись, она вручила Урлогу очередную бутылку из своих бесконечных запасов, и варвар отправился собираться в поход.
  
   ***
  
   Расставание прошло безо всякой помпезности во дворе дворца. Из официальных лиц присутствовала только Нира. Стражница так растрогалась, что снабдила приключенцев двумя бочками "Кровавого заката", элитного красного вина, которые она стащила из королевского погреба. Занниэль не пришёл. Как объяснила его сестра, владыка расстроился из-за того, что ему так и не удалось одержать верх над варваром, хоббитом и гномом, а потому пребывал в меланхолии и не желал их видеть. Впрочем, Урлогу показалось, что королевский силуэт всё же мелькал в выходящих во двор окнах.
   Ради разнообразия передвигались не на телегах в связанном виде и не на летающих древесных клетках, а верхом на слонах. Для путешествия Нира предоставила полдюжины этих животных вместе с погонщиками, а так же пару сопровождающих из своих личных бойцов. Поскольку в момент отбытия в очередной раз полил сильный дождь, на улицах никого не было, и Шэнэллион попрощался с героями очень тихо.
   До границы эльфийского королевства пришлось ехать несколько дней, потому как слоны не отличались высокой скоростью. Впрочем, "божьи посланники" никуда не спешили. Урлог всю дорогу с грустью вспоминал фиолетовые глаза, хоббит изучал украденную из королевской библиотеки книгу (благо она никому там не была нужна, и её даже не хватились), расписывающую подробности последней войны с некромантами, а Басс мечтательно причмокивал и неторопливо что-то наигрывал на своей арфе, правда, без слов.
   Постепенно стволы деревьев становились все тоньше, яркие цветы встречались всё реже, а кустарники уступали место бамбуку. Наконец, перед глазами путников раскинулась широкая лента медленно текущей зеленоватой воды. Здесь пришлось окончательно распрощаться с эльфами. Воины Ниры поклонились, пожелали счастливого пути и повернули слонов обратно в джунгли, а приключенцы, спешившись, зашагали вверх по течению, к лодочной пристани, возле которой они заметили кое-что интересное.
   Первым им навстречу вышел вальяжный Хафейн в платке уже без сердечек и, хитро улыбаясь, поздоровался. Следом выбежали и остальные знакомые, судорожно галдя и радостно приветствуя новоприбывших. Урлог внимательно оглядел бывших спутников - Шэнэллион их изменил. У Хафейна появился небольшой шрам на щеке, а так же, судя по украшенной рубинами рукояти, торчащей из ножен, новый меч. Фанька, как и прежде восседавшая на говорящем коне, облачилась в нормальный, полностью закрытый доспех. Торлес выглядел очень бодро, от его обычной сонливости не осталось и следа.
   На правах старшего Хафейн жестом руки заставил всех угомониться и начал беседу.
   - Вы припозднились.
   - Мы просто не торопились, - улыбнулся варвар. - А у вас, как погляжу, всё хорошо? Эльфы не доставили проблем?
   - Ты шутишь? Они сами боялись, что мы доставим им проблемы. А их султан весьма забавен.
   - Забавен? - хором удивились Урлог и Басс.
   - Ну, да. Вначале пугал самыми свирепыми казнями, а потом вдруг попросил его повеселить, пообещав, что если справимся, отдаст нам артефакт. Видимо, прав был старец Зухтима, говоривший, что каждый правитель подобен собственному шуту и смешон тем, что просит себя веселить.
   - И вы его рассмешили?
   - Не совсем, - вступил в разговор Ефсий. - Рассмешила его только Фанька, когда захотела драться с самым лучшим эльфийским воином. Бой, конечно, задумывался ею как серьёзный, но не тут-то было. Когда в самом начале сражения Ловиальф начал петь песни, а Зернопуз из сумки принялся читать лекцию на тему жизни и смерти, многоуважаемый Занниэль и все присутствовавшие эльфы, в том числе противник Фаньки, расхохотались буквально до слёз, и дуэль пришлось прекратить.
   - А что делали вы двое? - поинтересовался Урлог, до которого начинало доходить, что все его волнения за товарищей были напрасными.
   - Я вызвал на битву десятерых его лучших загробников и всех одолел! - похвастался Хафейн.
   - Правда, рожу поцарапал и меч сломал, - пробурчала Фанька.
   - Молчи, женщина, шрамы украшают мужчину! - лениво ответил пустынник. - А клинок я новый получил, лучше прежнего.
   - А мне пришлось немного поработать на кухне, - скромно произнёс Ефсий. - Я преподал дворцовому повару пару уроков кулинарии.
   - У нас тоже проблем не было. Верениен поделилась свои знаниями в токсикологии, Торлес на спор совратил всех дворцовых фрейлин, причём за одну ночь, - на этих словах лицо Арледы на мгновение перекосило гневом. - А я удалила несколько чирьев с царственной задницы и подправила форму его ушей. Всё-таки и от косметической магии бывает польза. Обидно только, что артефакт украли, хотя подарки, полученные вместо него, тоже неплохие.
   - Смотрите, какая! - воскликнул довольный Хафейн и извлёк из ножен изящную саблю. - Эльфийский султан сказал, что на ней лежат сильные чары, но наш волшебник пока не определил, какие именно.
   - Фанька получила неплохие гномьи доспехи, очень лёгкие и невероятно прочные, ну а я, наконец, обрёл то, что очень долго искал, - проговорил Ефсий и расплылся в довольной улыбке. - Походный синтезатор пищи. В нашей академии про него ходят легенды. Внутрь можешь положить всё, что подвернётся под руку: пыль, грязь, мусор, а через несколько минут получишь вкусную и сытную еду.
   - А я нашла в сокровищнице анализатор ядов. У нас такими приборами только высшая знать пользуется, а у эльфийского владыки целых пять штук без дела валялись, и один он подарил мне, - подала голос Верениен.
   - Выбранное мною зеркало истинного видения на порядок превосходит все возможности ваших глупых железяк, дорогие мои, - ухмыльнулась волшебница. - Хотя Торлесу тоже повезло, ему Занниэль вручил напиток бодрости. Всего одна щепотка истолченных листьев на кружку кипятка, и наш дракон целые сутки не смыкает глаз. А чем одарили вас?
   Пэтти презрительно хмыкнул, выразив тем самым своё мнение относительно таких даров, Басс пожал плечами, а Урлог ухмыльнулся и ответил за всех троих:
   - Мы остались без подарков. Наверное, пришлись не по душе владыке.
   - Да нас и награждать-то было не за что, мы особо ничего и не делали, - равнодушно продолжил хоббит. - Всего лишь сыграли партию в шахматы, поймали бабочку для коллекции Занниэля...
   - А так же принесли книжку в библиотеку, - закончил гном.
   - Но судя по довольным лицам, вы всё равно повеселились, - улыбнулся Хафейн. - Так куда теперь двинемся? У нас осталось шесть вариантов.
   Урлог посмотрел вдаль.
   - В той стороне находится город Инлосс, - наконец произнёс он. - Чутьё подсказывает мне, что именно там мы получим знак, куда идти дальше.
   - Значит, держим путь в Инлосс. Давно я хотел посмотреть знаменитую столицу, - проговорил Хафейн, вложил клинок в ножны, закинул мешок с вещами за спину и первым вступил на новую дорогу. Пустынника быстро догнал варвар и пошёл рядом, а за ними поспешили и все остальные. Девять героев, у каждого из которых были свои мечты и желания, пробирались через зеленые заросли. Что их ждало в конце пути: триумф или фиаско, не знали даже боги. Правда, сами приключенцы сейчас не думали о будущем, пока им хватало настоящего, где рука об руку шли те, кто стали за время путешествия хорошими друзьями, с которыми дорога к победе должна быть намного короче.
  

Эпилог

Большой Брат следит за тобой. No Дж. Оруэлл

   Эти глаза видели многое. Они видели рождение и смерть великих империй. Видели появление сильных народов, завоёвывающих целый мир, и их постепенное вырождение из-за потери былого могущества. Видели то, как в местах столкновения материков поднимаются высочайшие горы, а потом водой и ветрами стираются в пыль. Этим глазам было всё равно, за кем наблюдать. Гибель букашки под чьей-то ногой была для них равносильна взрывам миллиардов звёзд. Смерть вообще не делает различий между большим и малым, для неё всё важно. И, конечно, всё важно и для того, кто стал её воплощением.
   В данный момент глаза бога смерти следили за девятью разумными созданиями, столь непохожими друг на друга, но скованными общей целью, чтобы бросить ему вызов, пусть даже и непреднамеренно. Глаза смотрели на этих девятерых и видели многое, даже то, что было тайной для самих смертных. Они видели все изъяны в дарах эльфийского короля. Видели скрытый огонь, загоравшийся в глазах пустынника, когда тот извлекал из ножен свой новый меч. Видели, какая опасность таится в доспехах воительницы и чудо-напитке дракона. А самое главное, они видели ещё пятерых существ, столь же разных, но объединённых одним стремлением, и судьбы этих двух групп были тесно переплетены.
   Глаза смотрели в спины своим врагам. Вообще-то, силы бога смерти вполне хватало, чтобы превратить этих ничтожных тварей в прах. Но одно дело раздавить гусеницу пальцем и совсем другое натравить на неё муравьёв. Первый вариант быстрый и надёжный, но второй гораздо веселей. Ведь у богов нет иных развлечений, кроме игр судьбами смертных, а если в этих играх появляется возможность навредить сопернику или возникает риск погибнуть самому, то такое времяпрепровождение становится во много раз увлекательнее.
   Альбимей улыбнулся. Даже несмотря на то, что в первом раунде он потерпел поражение, игра продолжала быть интересной. И теперь настал час заняться этой самой непредсказуемой командой.
  

Оценка: 5.43*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"