Купырева Саша: другие произведения.

Береги мое сердце

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасибо за голоса, оценки и комментарии тех, кто прочитал!
    Продолжение будет писаться по мере интереса к этим героям) Из-за первоначального интереса к этой истории, временно заморженно)))
    Серия "Береги..." состоит из нескольких "самостоятельных" книг, которые можно читать отдельно, но с набором одних и тех же героев, в одной книге они являются ГГ, в другой второстепенными. Читать лучше в такой последовательности:  
    1. "Береги мое сердце" /Катя и Джек/
    2. Береги мою любовь /Андрей; Нина: Ваня: Олеся/
    3. Береги мою душу" ; "В секунде от удачи" /Ника и Леша; Арина и Юра/
    4. "Босиком по траве" /Юля и Кондрат/
    5. "Сбереги мою мечту" /Руслан и Зина/
     Современный любовный роман, основное действие происходит Москве...
    Существует ли Притяжение с первого взгляда? Что важнее, мнение общества или вспыхнувшее чувство молодых людей, отношения которых не принимают окружающие. Девушка, которая осуждает сюжеты любовных романов, не может устоять перед притяжением первого взгляда. У нее уже были неудачные отношения, для него же это первое в жизни чувство. Она творческая и эмоциональная, пишет лирические стихи. Он технарь, будущий программист, до встречи с ней, его интересовало программное обеспечение и мир высоких технологий. Она старше его. Как им преодолеть эту пропасть? На эти вопросы ищут ответы главные герои романа: Екатерина и Евгений.
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
    russian date Contatore Visite besucherzähler


   Береги мое сердце
  
   Название: Береги мое сердце
Автор: Купырева Саша 
Статус: Черновик, в процессе написания, текст не отредактирован, заранее прошу прощения за ошибки, они есть) буду исправлять... 
ЖанрСовременный любовный роман, Драма. 
Рейтинг: 18+ 
Предупреждение: Один из главных героев, несовершеннолетний. Хотя я напрочь убиваю интригу первых глав и стремительной романтической линии между ГГ-героями, вынуждена об этом предупредить. Эта история требует тщательной и серьезной редакции, часть сцен надо будет вырезать, так как писалась еще в 2008 году, когда не было всяких нововведений...
   Желания написать историю о соблазнении несовершеннолетнего героя, не было и эта история с точностью до наоборот, возрастное препятствие - их трагедия в самом начале отношений.
   История взята из реальной жизни, изменены, конечно, имена, обстоятельства, а некоторые эпизоды додуманы автором.  В реальной жизни разница в возрасте героев была чуть больше, но одной из главных тем, ядром драматургии этой книги, является непреодолимая в определенных обстоятельствах разница в возрасте. 
   Место действия: Россия, Москва, Рязанская область 
Время действия: 2007 год; флэшблэки (1990-е и 2000-е годы) 
Аннотация: Современный любовный роман, основное действие происходит Москве... 
Существует ли Притяжение с первого взгляда? Что важнее, мнение общества или вспыхнувшее чувство молодых людей, отношения которых не принимают окружающие.
Девушка, которая осуждает сюжеты любовных романов, не может устоять перед притяжением первого взгляда. У нее уже были неудачные отношения, для него же это первое в жизни чувство. 
Она творческая и эмоциональная, пишет лирические стихи. Он технарь, будущий программист, до встречи с ней, его интересовало программное обеспечение и мир высоких технологий. 
Она старше его. Как им преодолеть эту пропасть? 
На эти вопросы ищут ответы главные герои романа: Екатерина и Евгений. 
  

Пролог

Осень 2007

  

"В самое сердце на пораженье!

Что же ты медлишь с этой мишенью?

Я все растратил, карты открыты.

Бей что есть силы, и будем квиты!

В самое сердце!

Молчать... Гораздо больнее молчать...

Лучше голос сорвать. Кричать!"

Сергей Лазарев - "В самое сердце"

  
   Он:
   Сердце чуть не остановилось в груди, в прямом смысле этого слова, в тот ужасный момент, когда он увидел ее...
   Не может быть, это невозможно, этого не должно было случиться с ним. Никогда. В первые секунды его охватила паника и желание провалиться сквозь землю. Прямо сейчас. Сбежать и спрятаться от нее, пока она еще не заметила. Страха не было, только единственное желание исчезнуть, испариться, забыть, как страшный сон, все, что между ними произошло. Немедленно.
   Больно вспоминать, как стал игрушкой в чужих руках.
   В голове моментально выстроилось десяток вариантов, что последует за тем, когда она его увидит. Стремительное узнавание, истерика или холодный расчет? Он был уверен в одном, его выбрали "вслепую".
   Они уже не виделись несколько недель. Но она не знала, насколько он уже болен ей, как задыхался вдали от нее.
   Он как одержимый ходил в ее двор, пробирался почти невидимкой на детскую площадку и занимал свой пост на скамеечке возле детской площадке, устраиваясь за небольшим игровым домиком. Самая выгодная позиция, его не видно, а ее подъезд, как на ладони. К нему за эти недели уже привыкли, он слился с обстановкой
   Первыми к нему привыкли местные мамки с детьми, и уже не бросали настороженные взгляды в его сторону. Он всегда приходил с книгой и лениво листал ее, делая вид, что читает. Если он приходил вечером, то ребята из местной дворовой компании приветливо ему кивали и иногда спрашивали, как дела или подходили поболтать о погоде ил футболе.
   Девушки из той же компании пытались флиртовать и строить глазки. Это удивляло его, он привык, что девчонки в его окружении особо и не замечали его. Или обращались только тогда, когда им требовалась помощь. У него было преимущество, которое его иногда тяготило. Разбираться лучше других в технике, оказывалась не всегда во благо.
   Он был дико зол на нее, он был раздавлен той игрой, в которую она его вовлекла.
   И сейчас неизбежна их встреча. И сколько бы он пытался затеряться, рано или поздно, она увидит его. Этой катастрофы не избежать.
  
   Она:
   Сердце билось в непонятной тревоге. Как взять себя в руки и справиться с сумасшедшим сердцебиением? Им нельзя показывать свой страх и растерянность. Нужно сразу завоевать их уважение и стать для них авторитетом.
   Она с любопытством и волнением окинула взглядом комнату помещение, где ей предстояло провести первый рабочий день. Как их много здесь, девушек и юношей, которых теперь доверили ей. Надо было одеть очки, без них все лица ребят расплывались. И очки все-таки придавали ей солидности, делали чуть старше. Хотя она давно уже пользовалась линзами. Но именно сегодня побоялась остаться без спасительного комфорта очков.
   Несколько минут относительного спокойствия, пока она знакомилась с ребятами, сменилось самым худшим кошмаром в ее жизни. Землетрясение, тайфун, нашествие инопланетян не повергло бы ее в больший шок. Это не могло случиться с ней. Этого не должно было произойти с ней. Кто на небесах проклял ее? За что она провинилась перед высшими силами, ответственными за судьбы?
   Она увидела его. И забыла, что надо дышать. Воздух перестал поступать, разрывая легкие от нехватки кислорода. Сердце рвалось на куски от боли. Мозг отказывался признавать свершившийся факт. Она была на грани обморока. И даже трусливо желала этого благословленного забытья, хотя бы на несколько мгновений.
   Вот он, стоит перед ней. А ей больше не хочется жить. Только одно желание, провалиться к чертям в ад. Видимо, там ей самое место. Ее то обмораживало холодом, то опаляло жаром.
   Ей казалось, что время замерло, и с момента, как она увидела его, прошла целая вечность. На самом деле, прошло всего несколько секунд. Самых мучительно бесконечных в ее жизни.
   И да, причудливая мозаика сложилась в причудливый узор, четко расставляя все по местам.
   Как она могла допустить такую ужасную ошибку? Почему он промолчал? Ведь понял потом, что их отношения обречены? И как теперь им все исправлять?
   Одни сплошные вопросы без ответов. Нет правильных ответов, их просто не существует.
   И хочется кричать от боли, что неизбежным мраком накрывала ее с головой.
  

Часть первая: Притяжение

Глава 1: Притяжение серых глаз.

"Распахни свое сердце, если ты хочешь душу свою спасти...."

"После 11" - "Крылья"

Москва, август 2007

   Она, зажав рукой выскользающий объемный пакет с книгами, толкнула тяжелую железную дверь районной библиотеки. Пришла по настоятельной просьбе мамы отдать в дар библиотеке новенькие книжки, любимое женское чтиво, без которого матушка уже не представляла своего досуга. Покупались очередные любовные шедевры пачками, после прочтения отдавались в хорошие руки библиотекарям, мама все время ходила в библиотеку с этой миссией, желая поскорее дать книгам другую, общественную жизнь, ведь столько дам томились в ожидании новых романов, а с комплектованием фондов в бюджетных библиотеках было напряженно и сложно. Так думалось ее маме, или так ей внушили сотрудники их районной библиотеки.
   Она, как дипломированный педагог по литературе и русскому языку скептически оценивала опусы о великой вселенской любви, скроенной по одному шаблону. Чем, в принципе, отличался один любовный роман от другого, имея низкую нравственную и смысловую нагрузку? Сказки о невинных Золушках и мужественных принцах с достатком, полюбивших друг друга с первого взгляда, воспылавших друг к другу внезапной неземной страстью, были скучны, нелепы, примитивно шаблонны и неправдоподобны. Описания гордых статных красавиц практически не отличались друг от друга, одинаковые образы и характеры переписывались словно под копирку, и кочевали из одной книги в другую, немного меняя имена и места обитания.
   Мужественный образ главного героя тоже был неизменен: высок, красив, богат и безумно влюблен, и наглядно демонстрирует переизбыток "тестостерона", чем приводит в смущение и трепет героиню весь роман, вследствие чего, постоянно озабочен мыслями соблазнить влюбленную глупышку в любых декорациях. Диалоги в таких раманчиках примитивны и слащавы, сплошные уси-пуси, любовь моя, жизнь моя, все "мои гроши" к твоим ногам, кто в реальной жизни так говорит друг другу? И все истории традиционно заканчиваются пышной свадьбой, и последующим семейным пикником с выводком детей на зеленой идеально выстриженной лужайке возле скромного трехэтажного особняка или дворца, с поправкой на время выдуманной истории.
   Мама была очень современной и продвинутой женщиной, но со странным пристрастием к чтению подобной литературы, что всегда являлось в семье темой для подшучивания. Мама не обижалась, становясь объектом для остроумия, особенно старался ее младший брат, включая свою буйную подростковую фантазию, папа же, наоборот, слегка осуждающе смотрел поверх своих очков на обожаемую супругу и бессильно разводил руками, мол, каждый имеет право на свои слабости, даже если это сказки для больших девочек в ярких обложках.
   Неужели в мире перестали читать нормальную литературу, подменяя свой досуг ширпотребом, написанным на утеху толпе? Неужели люди забыли о великих классиках, писавших о любви так, что захватывало дух, каждая строчка казалась гениальной, и невозможно было оторваться от страниц.
   Да, теперь пишут иначе...
   Нет, не так. Стыдливо упрекнула себя девушка. В любовь она верила, с отчаяньем ждала, что и ее скоро посетит великое чувство, но груз допущенных ранее ошибок, опрометчивых влюбленностей, делал ее излишне осторожной и критичной.
   Какая девушка и женщина в любом возрасте будет отрицать, что не хочет любви? Сумасшедшая... если только. Все хотели любви искренней, нежной, трепетной и взаимной. Только как понять, что встретил Ее, свою истинную Любовь?
  

***

  
   В библиотеке было тихо и прохладно, приятный контраст после липкой удушливой жары огромного мегаполиса. Она даже блаженно закрыла глаза, чувствуя, как приятная прохлада ласкала обнаженную кожу, что даже мурашки побежали по телу. Но пришлось вспомнить о важном задании с четкими ЦУ маменьки.
   Она, пройдя через вестибюль, оказалась в зале абонемента. Конечно, она не первый раз была в этой библиотеке, когда-то давно она была здесь записана, и считалась активной читательницей. Она помнила и любила районную библиотеку той, со старыми панельными стенами, с веселыми желтыми занавесками на широких окнах, с уютными диванчиками, темными деревянными стеллажами, выстроенных в форме квадратов. Такие квадратики из стеллажей по всему периметру основного зала абонемента.
   Потом библиотеку закрыли на долгие ремонтные работы, и храм знаний и просветительской мысли кардинально изменился, приобретя почти европейский лоск и современный офисный дизайн, много темно-синего цвета, комбинированного то с желтым, то красным или зеленым. Стало красиво и не менее комфортно, даже атмосферно, но библиотека стала выглядеть по новому, и здесь работали уже другие сотрудники.
   Или, может она сама немного повзрослела, выросла из потребности брать книги в библиотеке, когда можно купить их любом книжном магазине или скачать в интернете. Она и сама, имеющая доступ к книгоиндустрии, знакомая с некоторыми современными писателями, стала мыслить другими категориями.
   - Здравствуйте. - поприветствовала она молодую женщину, сидящую за длинной кафедрой и сосредоточенно смотревшую в экран пузатого монитора компьютера.
   - Добрый день. - улыбнулась ей в ответ библиотекарша, оторвавшись от монитора, где уже битых полчаса пыталась разложить зашедший в тупик пасьянс более сложного уровня. Читателей, летом традиционно было мало, начальство в отпуске, заниматься плановой чисткой каталога сегодня, в жаркий день было лениво, свежая пресса наводила тоску и вгоняла в депрессию, книжные новинки уже перечитаны, а виртуальный компьютерный паук отлично коротал время. - Слушаю вас.
   - Вы же Мария...? Извините, я отчества вашего не помню... - начала она.
   - Я вас умоляю, можно и без отчества. - поморщилась от такого официоза демократичная Маша.
   Маша обладала профессиональной памятью на лица, имена и фамилии, отточенной за годы работы, зная о посетителях библиотеки не только сведения, занесенные в регистрационную карточку читателя при первой записи в библиотеку и литературных пристрастиях. Библиотекари, каждый день, выслушивая монологи постоянных читателей, знали о них все, как звали домашних питомцев, какое настроение у любимой собачки, кто и чем переболел в детстве, какой доктор в поликлинике натуральный хам и взяточник, кто страдает от повышенного давления, а кто от шумных соседей этажом выше. И гигабайты другой устной дополнительной и ненужной информации, которой о себе, любимых, загружали люди, скучавшие по нормальному человеческому общению, и нашедших благодарных и невольных слушателей историй из своей жизни. Такая библиотерапия...
   Маша судорожно вспоминала, как зовут эту девушку, она ее уже видела и не раз, но сейчас никак не могла идентифицировать личность молодой симпатичной читательницы. Мельком взглянула на Женьку, их молодого администратора компьютерного зала, тоже маявшегося от жары и затянувшегося рабочего дня. Тот лениво бродил между стеллажами, мучительно выбирая, какую книгу почитать, брал одну, листал и обратно ставил на полку. Нет, он не помощник в этом деле, Женька абсолютный технарь, немного застенчивый парень в их женском коллективе, предпочитающий научно-технический прогресс любым книжным изданиям. Вот волшебным образом восстановить программы на их старых и вечно ломающихся компьютерах он мог с легкостью опытного компьютерщика, а помнить всех читателей библиотеки он не считал себя обязанным.
   Маша внимательно всматривалась в лицо девушки, оценивая по-женски ее привлекательность, шатенка, с длинными густыми волосами, просто мечта и зависть любой женщины, волной раскинувшимися по полуобнаженным плечам и спине. Тонкие, словно отточенные мастером черты лица, классический прямой носик, кожа без единого изъяна, правильный овал лица, большие, как у удивленной лани, глаза. Вот только цвет глаз определялся с трудом за слегка затемненными очками в тонкой модной оправе. Очки девушке невероятно шли, делая ее еще более изящной и стильной. Одно слово, модная интеллектуалка. Маша в типажах и играемых людьми ролях, редко ошибалась. Вот в людях, бывало, ошибалась часто.
   На ее стройной фигуре бесподобно смотрелся летний ансамбль из босоножек и на вид простенького из полупрозрачной ткани сарафанчика, наверняка из последней коллекции какого-нибудь модного кутюрье и стоил всего лишь месячную зарплату библиотекаря. Начиная с тонких бретелек, сарафан переходил в обтянутый лиф, красиво выделяющий грудь, свободный покрой воздушной юбки начинался выше талии и доходил до щиколоток. И скорее всего, мужское воображение подстегивали почти неприличные разрезы по бокам, начинавшиеся там, где обычно кончалась линия трусиков.
   Босоножки на шпильке были подобранны в тон сарафану и явно у того же кутюрье, и стоили, возможно, две месячные зарплаты обычного библиотекаря. В ее облике не было ничего лишнего, тонкая золотая цепочка с кулончиком соблазнительно расположилась в ложбинке груди, на правой руке позвякивал браслет, стильные кольца с маленькими камушками, возможно бриллиантами, на изящных длинных женских пальцах. На плече крошечная дамская сумочка, традиционно включавшая в себя необходимые каждой женщине вещи: помаду, пудреницу с зеркальцем, ключи и мобильный телефон. Зачем такой девушке баул на все случаи жизни, какой таскала с собой Машка, который муж в шутку называл "кирпичницей"?
   Маша внутренним чутьем ощущала запах светской гламурности и состоятельности от девушки. На вид все очень просто, но очень дорого в итоговой сумме. Девушка не была общепринятой красавицей, но обладала женским стилем и шармом, и сегодня явно имела успех у мужской части населения, сворачивающих свои шеи, смотря вслед волшебной фее из дорогостоящей сказки.

***

   Екатерина Гончарова, вдруг осенило Машу. Девушку звали именно так, и все пазлы тут же сложились в единую картинку. Как она могла забыть о семействе Гончаровых? Папа - профессор, известный общественный деятель, ректор престижного технического университета, мама - современная бизнес-леди и владелица модных магазинов одежды, дочка - студентка педагогического вуза и то ли бывшая, то ли еще действующая невеста эксцентричного модного писателя, и персона, требующая отдельного упоминания, младший брат Ванечка - начинающая, но уже безумно популярная звезда российского кинематографа.
   Мама Кати постоянно дарит в библиотеку коллекции новинок, в основном из серии любовных романов. И библиотекари с удовольствием принимают такие дары. Новые книги в хорошем состоянии, популярные авторы, востребованные у читателей. А по поводу содержания... Маша понимала, что прошли те времена, когда библиотекари воспитывали вкус к чтению хороших книг. Читатель сам вправе выбирать, что ему читать... Или библиотека останется без читателей. И иногда становилось грустно от понимания, что люди просто "кушают буковки" не желая напрягать мозги размышлениями, отягощать свой кругозор лишними знаниями.
   Все просили чего-нибудь "легонького", чтобы мозг отдыхал, и так живет в постоянном стрессе, уверял каждый второй читатель. Конечно, остались еще бронтозавры, почти вымирающий вид людей читающих серьезную литературу. Маша лично знала каждого в лицо и по имени.
   - Вы же Екатерина, да? - не удержалась она от вопроса.
   - Да, но можно и проще. Просто Катя. Вот. Я принесла вам. - она стала выкладывать из пакетов новые глянцевые книги. - Мама просила передать вам, она уехала на дачу. И волнуется, чтоб свеженькие любовники поскорее к вам поступили, а то как же без них... говорит она...
   На несколько секунд в библиотеке воцарилась абсолютная тишина, повисла неловкая пауза, и тут же раздался грохот между стеллажей, рухнули на пол книги с одной из полок, и кто-то невидимый еле слышно чертыхался, видимо, желая замедлить процесс падения.
   - Ой! - Катя зажала ладонью рот, понимая, какую сейчас сморозила глупость и пошлость про книжных любовников, хотела сострить, а получилось неловко. И это специалист по русскому языку! И там кто-то за стеллажами явно неправильно все интерпретировал. - Мама просто прочитала эти книги... - она поспешила оправдаться, понимающе переглянувшись с библиотекаршей.
   - Жень! Ты там живой? - Маша кинулась к стеллажам, посмотрела на книжный погром учиненный молодым админом. Выдохнула облегченно. - Живой и не покалеченный, это главное.
   - Маш, извини, я случайно... - промямлил неуклюжий Женька, пытавший привести все в порядок. Поднимал стопку книг, они снова валились из его рук. - Маш, я не хотел. - заикаясь от смущения произнес молодой человек.
   Катя в данный момент пожелала провалиться сквозь землю от стыда, позорище сплошное и недоразумение ходячие, а не дипломированная выпускница. Она кинулась вслед за Машей, надо исправлять ситуацию, еще неизвестно, какой ущерб она нанесла библиотеке, не только материальный, но и моральный.
   В узком длинном проходе между библиотечными стеллажами суетилась Маша и парень по имени Женя, подбирали упавшие книги и складывали неровными стопками обратно на полку.
   - Извините, я... - неуверенно промямлила Катя. - Можно я вам помогу?
   - Да не надо, справимся. - махнула рукой Мария, еле сдерживая смех.
   - Мне хотелось бы помочь.
   - Тогда, пожалуйста. - легко согласилась Маша, хочется гламурной диве поползать между стеллажами, возражать не будем. Еще потом легенды складывать будем. Эта прикольная ситуация обещала войти в аналоги библиотечных анекдотов. - Вы тут тогда собирайте, а я с другой стороны. - и проскользнула мимо Катерины.
   - Извините меня еще раз... - Катя еле слышно прошептала, наклонившись к молодому человеку.
   Молодой человек, потянувшийся за очередной книгой, замер, потом вдруг резко подскочил, выпрямился, внимательно посмотрел на Катю и выронил несколько книг, которые были у него в руках. Катя бросила первый оценивающий взгляд на парня имени Женя.
   Он оказался намного выше ее, хорошо сложен, немного худощав, жилистый. Небрежная юношеская копна темно-русых волос, косая челка, спадающая на глаза, лицо совсем молодое, наверное, ее ровесник, на вид слегка за двадцать. Приятное лицо, чистая кожа, видно, что мужская щетина и заросли на лице не слишком огорчали парня и напрягали бритьем по утрам. Есть такие мужчины, с которых долго не сходит юношеская, почти подростковая внешность. Вот и этот Женя был очень по-детски мил, особенную нежность вывали ямочки на щеках, к которым так и тянулись женская рука погладить.
   Катя, вспоминавшая сегодня героев любовных романов, сразу отмела схожесть с картинными красавцами. Очень обычный парень, которого так просто встретить в большом городе и пройти мимо, не заметив. Зато такие парни сразу вызывают доверие у бабушек и тетенек. Но этот сразу задел ответственную за симпатию внутреннюю струну. Кате нравилось его рассматривать.
   Причина была в совершенно невозможных Серых глазах. Именно Серых глазах, отчего сердце тревожно екнуло. Неужели ей повезло или опять ложный самообман, что именно такие Серые глаза она так упорно ищет, уже давно. Мечтает и верит, что рано или поздно встретит парня с серыми глазами, который станет смыслом жизни. Как понять и удостовериться, что это "тот самый оттенок" серых глаз? Что когда-то давным-давно напророчила ее подруга.
   Глубокий насыщенный взгляд его больших серых глаз словно приманивал, сбивал с толку, заставлял сердце биться чаще. Он усиленно отводил взгляд в сторону, был смущен, и прямо на глазах у Кати стал густо краснеть, задышал неровно, словно через раз задерживал дыхание. Она даже на секунду испугалась, что ему сейчас станет плохо, и он упадет в обморок прямо ей в руки. Да, ситуация сложилась неловкая, но не так же бурно переживать?
   В женских романах парни не падают в обморок, Катя такого себе представить не могла. Но большим экспертом в этом вопросе не была, надо уточнять у мамы, были ли такого сомнительного свойства сюжеты в любовных романах, перенасыщенных брутальными героями, с уровнем тестостерона, невозможного у обычного человеческого мужчины, тем более, что все чаще главными героями становились оборотни, вампиры и другая нечисть. Традиционно в дамских романах герой-любовник полкниги носил легких изящных героинь повышенной девственности на руках. Героини в романах часто хлопаются в обмороки, при любом удобном случае, что является женской хитростью и коварным оружием, а также помогают развиваться в нужном и полезном действии невнятному сюжету.
   Неужели ее слова произвели на него такое впечатление? А может, это она такая сегодня неотразимая, что глаз отвести невозможно? Что греха таить, она знала, что выглядит хорошо, а сегодня постаралась быть сногсшибательной для особого дела. На собственную женскую неотразимость у нее сегодня были свои, не очень приличные планы, но это тема предстоящего вечера.
   Она наконец-то поймала избегающие ее серые глаза и замерла, не в состоянии оторваться от пронзительного взгляда. Бесконечно долгий взгляд серых глаз тянул ее в бездну омута, сердце на пару секунд остановилось и забилось чаще.
   Катя смотрела в упор, не отрывая взгляда, а в голову опять полезли непрошенные, совсем глупые мысли на темы любовных романов. Вот она, как одна из героинь, встретила повергнутого в глубокую кому под ее взглядом героя-любовника. Она решила укрепить полученный эффект, и хлопнула ресницами, как опытная натренированная годами кокетка.
   Юноша с совершенно остекленевшим взглядом захватил ее в плен. Размечталась, очнись, одернула ее разумная половина сознания, но другая, легкомысленная одерживала победу и поздравляла Катю с самым быстрым покорением мужского подвида человечества. Сама она не помнила, кто и когда смотрел на нее так в последний раз. Чистый восхищенный взгляд, без раздеваний и намеков быстрый секс в подсобке. Она боялась шелохнуться и нечаянно вспугнуть очарование.
   А потом случилось то, чего она ожидала меньше всего. Ее обдало такой чувственной волной тепла от его взгляда, что она несколько секунд забыла, как дышать. Его взгляд ласкал, одаривал нежностью, приманивал сексуальностью, переворачивал все внутри искренностью. И еще она, как что-то естественное восприняла возникшее желание быть его женщиной. Хоть прямо сейчас! Неужели? Анализировать свои нахлынувшие ощущения здраво не смогла...
   В реальность уже ее выдернул голос библиотекарши Маши.
   - Что у вас тут происходит?
   Катя обернулась на голос и увидела удивленные глаза библиотекарши между книг с полками по сторону стеллажа. Маша переводила взгляд с большим знаком вопроса с одного на другого, надоумлено пожала плечами и добавила не к месту.
   - Кажется, там кто-то пришел... - и ушла проверять никем нетронутую библиотечную тишину.
   Катя встрепенулась и сама, заразившись от него смущением, потупила взор вниз, к полу, заметив, что они забыли про раскиданные в беспорядке книги. Она присела и начала собирать их. Кажется, парень тоже очнулся, и кинулся ей помогать. Молча, в абсолютной библиотечной тиши, они собирали сваленные на полу книги, складывали их стопками на полках.
   За последней книгой непроизвольно потянулись оба, соприкоснувшись кончиками пальцев. Для нее это стало ударом током, она одернула руку и неуклюже попятилась назад. Он тоже отдернул руку и поспешно схватил последнюю книгу, положил на полку. Тут же спрятал свои руки за спину, словно чего-то испугался.
   - Мне показалось. - заявила вернувшиеся Маша, и поспешно защебетала, разряжая неловкую затянувшеюся паузу. Вот как мило, что люди читают любовные романы, бабули у них раньше даже кулачные бои устраивали за новинки, вспоминала забавные ситуации.
   Катя натянуто, но вежливо кивала, не смея нарушить спасительную болтовню библиотекарши. Ее в данный момент судорожно мучал вопрос, какой найти повод, чтобы остаться в библиотеке? Задание мамы выполнила, книги с "любовниками" отдала, но покидать библиотеку она не хотела. Нужно еще раз проверить свои подозрения по поводу Серых глаз и необычного состояния, в которое приводил их взгляд. Мысли, как неугомонные бабочки порхали, налетая друг на друга, искали зацепку, а Маша в это время с ней безжалостно прощалась.
   - Передавайте маме привет. Ох, спасибочки вам, что зашли. - пропела библиотекарша, источая профессиональные улыбки. - Вы к нам заходите почаще. Будем рады.
   Вот, библиотечная стерва, подумала удрученно Катя, все поняла эта Маша и побыстрее ее удаляет с поля действия. Может это ее парень? Нет, вряд ли, слишком молод для Марии. Она судорожно вспоминала, что там рассказывала мама, любящая посплетничать за жизнь, про посещения библиотеки. Расчудесная Машенька вышла недавно из декрета, значит плюс маленький ребенок лет трех-четырех, и еще у нее забавный муж компьютерщик, работающий в местной мастерской недалеко от их дома. Парень в библиотеке никак не тянул на мужа, только если на потенциального любовника. Может в этом проблема?
   Катя была хорошо воспитана, что наглядно продемонстрировала, выдав на прощание целый набор вежливостей, все эти бесконечные "спасибо", и "как рады". Она сделал несколько шагов к выходу с абонемента, не удержалась, оглянулась на него. Сможет ли пойти следом знакомиться? Нет, парни на грани обморока сами первые не знакомятся с девушками, таких надо вечность раскачивать. Парень даже с места не сдвинулся. Последнее, что услышала Катя, когда открывала входную дверь, громкий возглас Маши.
   - Джек, какого черта? Очнись! Это, что сейчас было? Ты офигел? - потом что-то неразборчиво, и уже на сильно повышенных танах. - Джек, ку-ку! Джек, вернись в рабочее стойло! Иди лучше проверь компьютеры!!! Может у нас принтер сломался или интернет завис!
   "Интернет завис или принтер сломался" повторила про себя Катя, уцепившись за осенившую ее мысль. Она уже знала, зачем вернется в библиотеку. Катя щелкнула брелком от машины, открыла дверь, на водительское место пожила сумочку, достав оттуда телефон, перебирая в уме телефонные номера. Кому бы позвонить, протянуть время, пока у нее не появится приличный отрезок времени, чтобы вернуться.

***

   - Джек, ты только посмотри на каком автобусе она сюда приехала! Слушай, это скорее даже трактор или полевой комбайн.
   Машино резкое ехидное замечание вывело его из ступора. Таким беспомощным он себя никогда не ощущал, оказалось, что он снова может дышать, и даже шевелить онемевшими конечностями. С трудом преодолел расстояние до Маши, чувствуя на ногах повисшие пудовые гири. Посмотрел в окно, именно к этому привлекла его внимание подруга Машка.
   Да, необычная картина для девушки только что вышедшей из библиотеки. Она стояла возле огромного черного джипа, какие раньше любили российские гангстеры высшего звена из лихих 90-х, разговаривала по телефону. Он почувствовал себя еще большим дураком, чем несколько минут назад, когда стоял столбом, не в силах пошевелиться и смотрел на нее, как чумной.
   - Ты слышишь меня? Джек, не смей в нее влюбляться! - возмущенно заявила над самым ухом Машка. - Эта паучиха сожрет тебя, не моргнув глазом. Я заметила ваши тут "гляделки"!
   Он даже ухом не повел на нелестные эпитеты Машки. Какая паучиха? Машка бредит явно. Это же явление волшебной феи из сказки. Но это сказка не была его персональной, не в его волшебный мир она пришла. Так, пробегала мимо, нарушила невозмутимый покой его скучной жизни, прихватив за собой и неопытное сердечко. Так бывает в жизни у тех, кому катастрофически не везет.
   Если бы смог, он бы уже давно бежал за ней. Как познакомится с понравившейся девушкой, если тебя гложет врожденная неуверенность в себе? Девушки его не особо баловали вниманием. Он скорее представлял интерес для женского пола, исключительно, как местичковый компьютерный гений. Вот за просьбой починить комп, ноут, телефон или другую сломанную электронику, это к нему...
   Он не мог не заметить ее появления в библиотеке, словно тайфун ворвалась, оставляя за собой шлейф волшебного аромата духов, он названии которых, он даже приблизительно не имел понятия. Может аромат свежести? Нет, не годилось, морозная свежесть и другое многообразие запахов опускало до уровня навязчивой липкой рекламе стирального порошка. Тут же вспоминалась тетенька, вздыхающая над застиранной кофточкой: "Ах, какая свежесть!". Нет, аромат ее духов веял соблазном, напоминал призывные запахи утреннего кофе, когда жмуришься от удовольствия. Кофе он очень уважал за полезное свойство пробуждать по утрам, и пил литрами из любимой кружки с медвежатами. Еще запахи ванили, корицы и каких-то других соблазнительных специй, что в данный момент не готов был разумно идентифицировать.
   Он выглянул из-за стеллажа, прислушиваясь, о чем они говорили с Машкой. У них еще никогда не было таких прелестных читательниц, выносящим начисто разум одним только фактом своего существования на бренной земле. Услышав ее фривольную фразочку о любовниках, он выронил тяжелый томик Достоевского из рук, который до этого листал, задумавшийся, не перечитать ли ему "Идиота"? Попытка спасти любимого автора от падения, привела к неотвратимой цепочке неуклюжих действий, и он завалил несколько полок с книгами. Произведенный им шум привлек внимание к его скромной персоне, и Маша, как верная подруга, первой кинулась спасать неуклюжего Джека. За ней свою помощь предложила и Катя.
   Он уже тайком ее разглядывал, но не был готов так близко лицом к лицу увидеть. Она поражала воображение, потрясала все основы его существования. Джек вытянулся в струну, избегая взгляда ее внимательных любопытных глаз. Но Катя поймала его в силки. Он посмотрел ей в глаза, и понял, что попал с потрохами. Он не помнил момента, когда она сняла очки, но на него смотрели в упор поразительные своей синевой глаза.
   Он стал резко и позорно терять жидкость в организме, чувствуя, как пот потек по спине, а к лицу хлынул приток крови. Он ненавидел детскую способность так быстро краснеть. Он не понимал, что с ним происходит, но впервые в жизни девушка затмила в его строго выстроенной жизненной философии алгоритмы программирования, математические вычисления и другую важную информацию, которой под завязку был забит его пытливый мозг, не дающим ему ни секунды покоя.
   Ему хотелось удержать ее хотя бы взглядом. Она не отводила глаз, и ему на грани сознания показалась, что она поощряла его, призывал к каким-то действиям. Он не понимал, что происходит... Он просто хотел выразить ей самое искренне восхищение, возникшую нежность, даже желание обладать ее телом и душой. Этого не могло случиться в реальности, это явно глюк, но ему так хотелось бы верить, что могло быть правдой ее молчаливый ответ согласия во взгляде, принятие его мысленных посылов.
   Он прирос к месту, ему даже показалось, что он видит себя со стороны. Явно выглядел идиотом. Особенно остро почувствовал себя полным идиотом, под воркование Маши о бабулях, ожесточенно борющихся за женские романы. Джек стал жадно хватать вокруг себя воздух, стараясь жадными глотками наполнить себя ее ароматом, чтобы запомнить навсегда. Чтобы помнить, как пахнет любовь с первого взгляда.
   Как найти нужные слова, пригласить на свидание, он теоретически знал, но применить на практике не смог. Она уже уходит, а ты неудачник, так и останешься в одиночестве, с прожигающей раной в груди.
   Машка своей глупой болтовнёй нарушила зарождающуюся магию между ними, но на подругу не было смысла злиться, она пыталась спасти неловкую ситуацию. А Джек был болен и обречен на диагноз по имени Катенька. И это тебе не пронырливые наглые одноклассницы, пользующиеся его интеллектуальными способностями: "Джек, помоги с рефератом, дай списать домашку, почини мой компьютер, срочно восстанови жесткий диск! Там бесценные фотки моего котика и последней попойки с вечеринки подруги...".
   Хлопок входной двери был приговором, она ушла. И даже если он узнает по регистрационной карточке ее контакты, разве хватит смелости позвонить? Ситуация безнадежная. Как дальше жить, когда получил под дых мощным гормональным ударом. Жидкокристаллические экраны, материнские платы и прочее железо потеряли над ним свою колдовскую власть.
   Джек, ты глупый и жалкий. Отсутствием самокритики он не страдал, продолжая себя награждать самыми нелестными эпитетами, тряпка, размазня, убожество... В одном была права Машка, такие как Катенька существуют в другом мире, вот только с опоздавшим советом "не влюбляться" было уже поздно...
   Еле передвигая ноги, он поплелся на свое рабочее место, решив не мучать себя картинкой за окном, она сейчас наговориться по телефону и укатит в своем танкоджипе в свою жизнь, оставив огромную черную дыру в его душе. Она водит машину сама? Сколько ей лет на самом деле? Выглядела лет на семнадцать, не больше, но по факту получалось, что старше. Есть права, значит, восемнадцать ей все-таки исполнилось.
   Он терзал себя воспоминанием, как они собирали книги, и перед его глазами появился кулон на тонкой цепочке, приманивая взгляд к откровенному вырезу сарафана, он даже поперхнулся при мысли, что сегодня ей пришлось обойтись без неотъемлемой части женского туалета для поддержания груди. Даже про себя он стеснялся называть эту часть гардероба лифчиком. Нет, такие феи носят только роскошное белье. Дальше он постарался притормозить ход своих размышлений, доводящих до беды и боли в паху. А вот если внимательно присмотреться, то сквозь полупрозрачную ткань сарафана можно было разглядеть темные ореолы ее груди. Он зажмурился и несколько раз стукнулся себя по голове. Болван!
  

***

   Через какое-то время хлопнула входная дверь в библиотеку, возвестив о приходе нового посетителя.
   - Проходите, мы в компьютерном зале. - громко приветствовала неизвестного Маша.
   Машуня пошла вслед за Джеком, желая прояснить ситуацию, но не находила деликатных слов для утешения. Вот, язык, у нее зараза, всегда подводит. Зачем она наговорила про паучиху очарованному парню?
   - Извините, это опять я. - в проеме двери появилась Катерина, чем ввела в ступор уже и Машу. Слава богу, что Женька сидел в кресле, иначе бы рухнул.
   - Да?! - взвизгнула Машка, часто моргая глазками.
   - Я только хотела узнать... - начало торопливо, словно оправдываясь лепетать Катя. - Понимаете, у меня компьютер дома приказал долго жить. Что нужно для того, чтобы я могла воспользоваться вашими?
   - Пустяк вопрос, Екатерина! - почти восторг в ответе Маши, или Кате послышалось?
   Маша была поражена возвращением этой томно-сексуальной особы. Это не укладывалось в знания о типажах и их моделях поведения. Катерина сейчас опровергала все законы логики. И с чего уверенная в себе девочка из дорогой машины, мямлит, как бедная овечка. От былой царственной особы остались только внешние робкие намеки, то есть атрибутика из шмоток от кутюрье и аромата духов из мира больших денег. Что за игру на Женькиных нервах затеяла эта овца? Машка готова была грудью загородить друга.
   Женька для нее был не только сослуживцем, но и хорошим другом их семьи. Именно в мастерской мужа по ремонту техники, несколько месяцев назад она познакомилась с умным целеустремленным парнем Женькой, и пригласила на подработку в библиотеку. Полставки и небольшой заработок вполне устраивал парня во время каникул, и давал немного финансовой самостоятельности. Муж Антоша называл Джека юным гением и тоже постоянно подкидывал ему неплохие заказы в мастерской, в том числе и с выездами на дом. Тем более, это обеспечивало парню свободный график и дополнительный доход. Вот так и подружились.
  

***

   Катя до возвращения в библиотеку под благовидным предлогом, все же позвонила подруге Олеське. Только та понимала, что творится с ней, а также нужно было получить направляющий пинок для ускорения от ядовитой на язык подруги.
   - Я нашла Его. - прошептала Катя в трубку мобильного телефона.
   - Что, звезда моя, вышла на охоту? - невозмутимость и цинизм Олеси был визитной карточкой, и до сих пор не переставал удивлять. Но именно к ее советам она решила сегодня прислушаться, и с утра наводила "лоск и блеск", тщательно выбирая наряд, выпросила у папеньки большую машинку, чем несказанно удивила родителя. Дочь большой джип именовала исключительно "гробиком на колесиках", фыркала, называя это сооружение пережитком излишней роскоши из лихих 90-х.
   После библиотеки у Кати были планы заехать за старой школьной "неподружкой" Галкой, с которой они никогда в школе не дружили. Но это не помешало им сейчас договориться развеяться в клубе с исключительно мужским стриптизом. Именно там нужно искать объект для задуманного Катей действия. Пришлось поверить Олесе на слово, ведь сама она никогда не посещала сомнительных заведений. Ночные клубы были, да, вечеринки, приемы в ресторанах, но клубы для дам с демонстрацией мужских прелестей был новым пунктом в жизненной программе. Мужской объект предполагалось найти быстро и на короткий ночной срок, желательно на его территории, чтоб не пришлось потом продолжать знакомство.
   - На охоту? - Катя округлила глаза.
   - Ты там по роковому и помпезно нарядилась? Или опять в задрипанной майке с утятами?
   - Ага, я старалась. Одела сарафанчик, из которого все вываливается сверху и оголяется снизу до трусиков.
   - Умничка, моя девочка. А где ты в такую рань подцепила мужика?
   - Только собираюсь. В библиотеке.
   - Где?! - вылетел из трубки изумленный вопль, потом Олеся пропала, послышалась возня. - Блин, я трубку уронила... Мать, ты рехнулась совсем? В библиотеку ходят подходящие нам мужики? Я думала, туда только заплесневелые дедули дорогу знают.
   - Олеся, ты отстала от жизни и давно не была в библиотеке. Тут роскошно просто! Он мой ровесник и я его встретила у полки с классиками.
   - С какими, мать твою за ногу, классиками?
   - Ну, Пушкин там, или Толстой. Ты знаешь таких?
   - Надеюсь, он не писатель? Ты уверенна, что это то, что тебе нужно?
   Катя была почти уверенна, и поездка в ночной клуб отменялась. Сама идея со стриптизом стала казаться глупой, пошлой. Она хотела вернуться к невозможным Серым глазам. Но сейчас не хотела разубеждать подругу о резкой смене планов, однодневные мужики со стриптизом и без, отменялись. Да, и Олеся все равно не поймет, потребительское отношение к мужчинам не предполагало чувств, Серых глаз, притяжения и окутавшего тепла его взгляда.
   - Эй, подруга, смотри не упусти добычу. Будет отбиваться, бери в охапку и тащи в берлогу, хищница моя!
   Катя помялась немного у дверей библиотеки, был еще шанс остановиться, но как расстаться с трепетом серых глаз? Будь смелее, уговаривала она себя. Вот подруга Олеся, тебе в пример, прет напролом, никогда не сомневается, не признает собственных ошибок, ломает все преграды и загребает голыми руками. Что такое муки совести и вопросы морали, Олеся благополучно забыла, не отягощая себя такой ерундой, как нравственность и скромность.
   Легко сказать, но трудно сделать. Как соблазнить его сегодня? А лучше сразу на всю жизнь оставить. Кандидатура нашлась, теперь выработать стратегию, но тут подводило отсутствие богатого опыта в покорении мужских сердец. За плечами горечь первой любви, преданное чувство с одноклассником, и разбитое на куски сердце после безумного романа с мужчиной намного старше себя. Вот и вся скромная зарисовка к ее двадцати двум годам. Значит, пришло время исправлять!
   К сожалению, другая подруга Арина была недоступна по мобильной связи, но та довольно равнодушно относилась к техническому прогрессу и не носила всех гаджетов с собой. Вот чьего дельного совета ей катастрофически не хватало, вот кому надо было задавать только один вопрос: "Я встретила именно того парня с Серыми глазами?".
   Она знала, что назойлива и нетерпелива со своими бесконечными вопросами к Арине, но подруга стойко выдерживала бурный натиск вопросов, и всегда очень разумно раскладывала все по полочкам в бурлящем потоке Катиных эмоций через край. И всегда неизменно следовал один ответ: "Это не Он". И, Катя, научись доверять своей интуиции, ты поймешь сразу, почувствуешь от него Тепло. Она решила поверить своим ощущениям... Ей нравились Серые глаза.
  

***

   - Пустяк? - улыбнулась Катя библиотекарше, ставшей в боевую позицию. Она, что, личная охрана Джека?
   - В рабочее время библиотека всегда к вашим услугам! - приторно, с угрозой в голосе заявила Маша. - Но советую найти хорошего мастера! Наша техника устаревшая, знаете ли... И потом, дома удобнее...
   - Конечно, полностью с вами согласна! - Катя улыбалась одними губами, желая поскорее избавиться от цербера по имени Мария. Что-что, а притворяться Катя научилась хорошо. Это когда тебя затягивает в черную дыру безысходности, а ты мило улыбаешься людям, душа любые слезы в зародыше. - Мне нужно проверить электронную почту. Прямо сейчас!
   - Пожалуйста, выбирайте! - развела бессильно руками Маша, не собираясь покидать друга в беде. Она стала в боевую позицию, уперла руки в боки, и подозрительным взглядом прокурора следила, как богатая штучка, мило улыбаясь, присела к свободному компьютеру, включила кнопку на панели и стала ждать, когда загрузиться компьютер.
   Конечно, не в правилах Маши было вмешиваться и делать поспешные выводы, но в присутствии Катерины она видела реальную угрозу для дальнейшего существования Джека, как полноценной личности. Эта барракуда выпотрошит умного чуткого мальчика. Джек был стеснительным с женским полом, и всегда смущался под подколками нового женского коллектива, особенно от предложения выбирать себе зазнобу среди молоденьких читательниц.
   Эту Катерину явно заинтересовали пронзительные серые глазки, ведь других выдающихся внешних параметров Джек не имел. Обычный парень, добрый, внимательный, даже ласковый, по крайне мере, Маша на себе испытывала его врожденную внимательность к мелочам и повышенную воспитанность. Джек для нее в какой-то момент стал младшим братом, с которым было приятно поделиться последней новостью или пожаловаться на злодейку судьбу, зная, что выслушают внимательно, еще сопельки подотрут. Ему нужна девушка домашняя, спокойная, а не этот тайфун на тракторе в шмотках от кутюр.
   Сам Джек с трудом сдерживал внутреннее ликование и совершенно игнорировал Машкины предупреждающие взгляды, отказываясь понимать, какие сигналы ему подает подруга. Какое же счастье снова видеть ее, какая она молодец, что активно пользуется электронной почтой, и как здорово, что у нее сломался домашний комп. Но что делать дальше он не знал, как завести беседу, как понравится ей?
   - Я сейчас вернусь. - скрипя зубами процедила Машка. Ее отвлекла, причем надолго, постоянная читательница. "Пациенты", с недоброй усмешкой говорили про таких сотрудники библиотеки. Вынос мозга Марии сегодня был обеспечен, пока не совсем здоровая умом и психикой читательница не поведает про всех вредных соседей, что покушаются на ее драгоценную жизнь, про демонов в политике и во власти, и что, как всегда и во всем виноваты евреи. А об этом ей поведали инопланетные друзья, периодически навещающие ее с Альфа-Центавры. Подруге не вырваться из ее лап, ведь именно "любезнейшую Машеньку" пациентка особенно ценила за внимательность и добрый терпеливый нрав.
  

***

   Катя нетерпеливо постукивала длинными ногтями, ожидая, когда же, наконец-то загрузится компьютер? С чего начать с ним разговор? Обладатель серых глаз упорно молчал. Катя делала переоценку ситуации, он здесь работал, это значительно облегчало задачу. Значит, не убежит. Скорее всего, в компьютерном зале его рабочее место, Джек отвечал за технический прогресс. Да, как-то сложно было его представить в роли обычного библиотекаря, с которыми сюда бегает сплетничать маман в свободное время.
   Значит, надо состряпать несложное дельце, сломать безупречно работающий домашний компьютер и спрятать подальше остальные гаджеты. Пригласить его домой оценить материальный ущерб, затем мотивировать и закрепить коммерческой сделкой на ремонтные работы. Все, мышеловка захлопнулась, серые глазки будут моими сегодняшней ночью. Она даже облизнулась от предвкушения, хищно, как учила Олеся.
   Она кожей чувствовала, что он не сводит с нее глаз, обдавая волнующим теплом. Она всегда теперь так будет чувствовать его взгляды? Тело окутывало его теплом, расслабляло, манило, обещало. Ей было очень хорошо. Это было так необычно, она не помнила, когда в последний раз испытывала такую эйфорию, а это только первые взгляды. Чего ей следует ожидать в будущем?
   Нужно с чего-то начинать разговор, а то так и будут сидеть, она в ожидании чуда, а он сверлить ее взглядом спину.
   - Скажите, а у вас тут всегда так долго загружается компьютеры?
   - Да. - для убедительности он мотнул головой несколько раз, хотя она вряд ли его могла видеть, сидя к нему в вполоборота.
   - Скажите, вы ведь здесь работаете?
   - Да.
   - М-м-м. - протянула нараспев Катя, ей не терпелось вступить в бой за власть над серыми глазами. Ее охватил настоящий любовный азарт, Джек нравился ей все больше. "Мой, ты будешь мой!". Слышал ли он ее мысленные посылы? Для закрепления эффекта, повернулась к нему. - Скажите, вы можете помочь мне?
   - Да.
   Его хрипловатые односложные "дашки" еще больше распаляли ее воображение. Тембр голоса у него был приятный для женского уха, сочный низкий. От дальнейшего разговора ее отвлек настойчивый треск мобильного телефона, звонила та самая "неподружка", с которой надо было отменять встречу в клубе.
   - Катюха, ты блин где? Я уже готова.
   - О, привет, извини, у меня сегодня меняются планы на вечер. Я не могу с тобой сегодня пойти?
   - Почему? Что за облом? - капризно загудела в трубке псевдоподруга.
   - У меня комп сломался. - почти счастливым голосом пропела Катерина. - Мне надо срочно его починить.
   - Ну и что? Разве это важно? Не понимаю...
   - Ой, на меня свалилась срочная работа... - замурлыкала Катя. - Мне нужно завтра текст редактировать.
   - Катюха, ты динамо!
   Кате удалось отмазаться от навязчивой псевдоподруги, и она уже спешила строчить смску брату Ване:
   "Срочно освободи квартиру! У меня свидание!"
   Женя внимательно прислушивался к разговору. Слышал, что голос женский, но слов разобрать не мог. Отменила из-за сломанного компа встречу? Интересно...
   Не успела дойти смска до братика Иванушки, как он тут же стал названивать. Как всегда, играл с телефоном, переписывался со своими многочисленными воздыхательницами, откуда же такая оперативность?
   - И какого черта ты удумала? - взревела на том конце трубка зычным голосом брата.
   - Не шуми, оглохнуть же так можно. - Катя поспешила выйти, чтоб Женя не слышал эти дикие вопли.
   - Подлая сестрица, ты мне всю малину ломаешь. Обещала, что свалишь на всю ночь. Ко мне ребята подвалили, ждем девчонок без трусов, тусить будем.
   - У нас комп сломался...
   - Ты что бредишь? Я вот за ним сейчас сижу, дурында! И не наглей, у тебя ноут есть.
   - Хорошо. Договорились. - Катя отключилась от разговора. Сейчас затянется бессмысленная перепалка с братцем, а озвучить вслух не могла. Стала срочно набирать очередную смску.
   "Проси все что угодно. Убери из дома всю компашку и сам сгинь. Мне очень надо!!!"
   Ванька не заставил себя ждать, и опять перезвонил.
   - У тебя, что ТАК засвербело в одном месте? Бессовестная совсем! - он был почти восхищен, и уступит квартиру сестрице, но для начала надо обговорить все условия капитуляции на выгодных для себя условиях. - Ты не забудешь потом: "Проси все, что угодно", а?
   - Нет, не забуду. - Катя понизила голос до шепота. - Я скоро буду дома. Пока. И я сама позвоню.
   Катя вернулась к компьютеру, извиняющее улыбнулась Жене, и устремила взор к монитору.
   Женя не спускал с нее глаз, услышал только басистый рев "Какого черта?", и она тут же вышла из зала, из ее коротких и не информативных ответов трудно было понять, с кем с таким нервным ей довелось разговаривать? Со своего места он отлично видел, что Катя действительно зашла в электронную почту Яндекса, быстро просматривала письма, ненужное удалила, на одно коротенько ответила. Все вокруг было наполнено ее одним присутствием. Он делал вид, что смотрит в свой экран, как-будто у него неотложные важные рабочие дела, а сам украдкой подглядывал за Катей.
   - Выключать надо? - повернулась она к нему, перед этим закрыв браузер с почтой.
   - Нет. Я сам. - буркнул он в ответ. О, нет, она уже уходит?
   - Хорошо. Спасибо, вы мне очень помогли. Но знаете, это не решает моей проблемы... - томно, почти со стоном выдохнула Катя, заставив его глаза округлиться. Правильная реакция, похвалила она его мысленно.
   - Чем вам помочь? - от ее стонов у него разбежались "мурашки" по телу.
   - Вы что-нибудь понимаете в компьютерах? Или можете подсказать, кто мне сможет помочь? Сегодня!
   - Я это... Я... наверное, мог бы и сам посмотреть... - еле слышно промямли он. Это она серьезно?
   - Ох, спасибо! - Катя только что в ладошки не захлопала. - Вы даже себе не представляете, как для меня это важно. Понимаете, мне завтра одну работу надо сдать. Мне нужно сегодня!
   -Я понимаю... Я постараюсь сегодня...
   - А во сколько вы заканчиваете работать?
   - В восемь.
   - Отлично! Значит, через пару часов вы будете свободны? У вас есть бумага? - она подошла к его рабочему столу.
   - Зачем?- ляпнул бестактно он. Женя вжался в кресло, боясь поднять на нее взгляд, чувствуя, как опять начинает потеть и краснеть. За что собственный организм его так подло предает?
   - Как зачем? Адрес написать. Или вы телепат? - она склонилась над столом и стала быстро писать свои координаты.
   Женя почти задохнулся от нехватки воздуха, когда ее нескромный вырез оказался на уровне его глаз, где ему предлагалось заценить прелести. Он зажмурился, смотреть туда было невыносимо сладко и больно для его бушующих гормонов, уровень которых резко подскочил на несколько балов, до максимального значения. Он, единственное, хотел знать наверняка, она это специально демонтирует, свою красивую грудь?
   - Что с вами? - столько участия и беспокойства в ее голосе. Но внутренняя соблазнительница ликовала, он опять краснел, отводил глаза, что являлась очевидным признаком его смущения.
   - А-а-а, ничего... все нормально...
   - Тогда ладно. Спасибо, что помогаете бедной девушке в беде. Жду вас. Пока. - изящно помахав ручкой, он вышла из компьютерной, но тут же вернулась. - Женя, вы чудо! Машеньке привет передавайте. Не буду беспокоить.
   Женя прирос к месту, косясь на листочек с адресом. Жила она совсем рядом. Вот так легко оставить свои координаты? Это что-то значит? Так, Джек, остановись, ей нужно починить комп, а ты в этом специалист. Легкий флирт для убедительности, девушки используют эти методы бессознательно. Дальнейшие выстроенные версии он не успел обдумать, вихрем влетела злющая Машка, громко прошипела.
   - Эта курица только что отчалила на своем тракторе. Что у вас тут было?
   - Ничего. Она просто посмотрела свою почту. И ушла.
   - Джек, не ври мне.
   - Все нормально. Правда. - он поспешно закрыл рукой лист бумаги от внимательных глаз Машки. Он сходит с ума, или даже буквы, написанные ее рукой, источают тепло, тревогу, и еще что-то ноюще призывное?
   - Ладно... Делай, что хочешь. - сдалась Машка с грустью во взгляде. - Джек, она первоклассная стерва и избалованная эгоистка, не забывай об этом.
   - Маш, это ты к чему сейчас?
   - Я вспомнила!!! - завопила подруга. - Его фамилия Ежиков. Мама ее говорила.
   - Маш, что с тобой? Ты о ком сейчас? Что за ежики?
   - Это ее бывший, то ли будущий жених. Не помню... - может этот весомый аргумент еще спасет друга? Глаза прячет, скрывает что-то.
   - Это, что должно иметь для меня значение? - но головная боль накатила на него резко, сдавила совсем. У нее есть жених? Только не Это! Или Машка специально сейчас подтасовывает факты ее биографии?
   - Если она не появиться здесь больше, то конечно, никакого значения. Кстати, этот Ежиков писатель под псевдонимом Ворон. Такую мерзость пишет, читала я его одну книжку...
  
  

Глава 2: Как сломать компьютер?

"Биться за тебя и останавливать сердце.
Плавится свинец, осталось метко прицелиться.
Зоркие глаза твои в мои не глядят.

"После 11" - "Вечная ничья"

  
   Катя чинно, не спеша дошла до машины, и только, когда захлопнула за собой дверь "гробика", победно вскинула руки: "Да! Да! Да!". С нежностью подумала, Серые глаза, вы будете сегодня смотреть только на меня, и я постараюсь вас не разочаровать. Несомненно, вы даже будете удивлены и обескуражены!
   А дома ее ждала очередная перепалка с братом, оказалось, что он в компании друзей, стада гогочущих гамадрилов, преспокойно попивает чаек.
   - А ты почему еще дома? - возмутилась она такой наглости.
   - Сестрица, а где полюбовник? Почему одна? Сорвался с крючка?
   - Он будет позже. Понял?
   - А-а-а. - разочарованно протянул брат. - А как же братский тест-контроль? Возжелал с ним познакомиться, знаешь ли. И как в лучших домах Британии, даже чай заварили.
   - Даже не смей! Думать забудь об этом!
   - Сомневаешься в нем? Нестабильный?
   - В каком смысле нестабильный?
   - В смысле, увидит меня и перехочет тебя пои...
   - Ты рехнулся совсем? - перебила его Катя, не дав развить мысль. - У тебя раздутое самомнение. Меня уже тошнит. Фу, какая гадость у тебя на уме.
   Впрочем, это была перепалка вполне в их семейном стиле взаимоотношений. Ваня всегда жестко подкалывал, провоцировал на ссоры, бывало и до легких телесных повреждений доходило. Упрямство, отстаивание своей позиции, семейная черта Гончаровых, но у Иванушки она еще подкрепленная стопроцентным козырем, брат был потрясающе красив для молодого человека, недавно перешагнувшего порог совершеннолетия. Внешнее совершенство, помноженное на сопутствующий дикий эгоизм и чувство превосходства. Это если кратко и емко о брате.
   Ванька был актером, учился в театральном. Актерская слава брата набирала масштабные обороты, съемки в сериалах и рекламные ролики. В свои годы брат съезжал с катушек совсем, и остановить этот бульдозер тщеславия было невозможно.
   - Да, да, только убирать тошнотики будешь сама. А Ежиков в курсе, что ты завела любовничка?
   - Только посмей! - взорвалась Катя. - Ты не в курсе, мы давно расстались?
   - Осталось только убедить в этом нашу мамочку, и будет тебе новое счастье! А как зовут новую жертву твоих девичьих фантазий?
   - Никак. Сваливай побыстрее!
   Через полчаса, небольшой потасовки на пороге, ей удалось сопроводить компашку вон, пообещать брату, все, что он захочет, если не явится до завтрашнего утра. Ванька ушел вполне себе довольный, прикидывая, чем потом можно будет позлить сестру.
  

***

  
   Катя носилась по квартире, заметая следы присутствия представителей мужской компании. Вдруг вспомнила про "якобы" сломанный компьютер, впала в легкую панику, потыкала кнопками в блок, подергала экран, все исправно работало. Может блок случайно уронить? Нет, Ванька взбесится, и никогда не простит. Нужно легкое повреждение. Судорожно перебила в голове, у кого же спросить совета? Нашла, быстро набирает номер Юрки Воронцова, их с братом общего друга.
   - Юр, как быстро сломать компьютер?
   - Что? Сломать? Зачем? Кать, ты заболела? - сплошное недоумение в голосе друга.
   - Юр, долго объяснять, но очень надо!
   - Кать, а если хорошо подумать? Может, я приеду, мы сейчас с тобой поговорим...
   - Нет, не надо меня проверять! У меня с головой все в порядке. Не падала, травм не получала. - почти закричала она в отчаянье. Точно, Юрка сейчас прикидывает в уме, вызывать санитаров или нет? - Юр, мне очень-очень надо!
   - Хорошо. Хорошо. Только успокойся. - самый рациональный рассудительный на свете Юрка доходчиво объяснил, как раскрутить системный блок, какие проводки нужно отсоединить от материнской платы, чтобы поломка была незначительной, но компьютер перестал работать.
   - Юрочка, спасибо, мой милый! Я твоя должница. Целую!
   - Катюш, подожди. Ты потом мне объяснишь странность своих действий?
   - Да, Юр, только Ваньке не звони. Он сейчас тебе наговорит с три короба. Ему не верь.
   Хотя Катя почти не сомневалась, что Юра непременно так и сделает, позвонит брату, выяснять, не сошла ли она с ума? И обязательно приедет на психотерапевтический сеанс, лечить голову.

***

  
   Женя уже минут двадцать маялся под дверью Катиной квартиры, не решаясь нажать кнопку звонка. Он под благовидным предлогом отпросился у Машки пораньше, принял дома быстро душ, переоделся из поношенной футболки в самую приличную рубашку с короткими рукавами. Любимые джинсы менять не стал. Несколько раз проверил, не забыл ли инструменты, и думал, прилично ли будет купить ей цветов? Нет, это же не свидание, мало ли, что он себе навоображал. Проза жизни такова, что ей нужна помощь компьютерщика, а не парень с комплексами.
   Катя за время ожидания перемерила весь гардероб, выбирая сногсшибательный наряд, чтоб сразу наповал и одним выстрелом пригвоздить. Жара же стоит в городе, уместно будет одеться легко, чтоб еще удобно было раздевать ее. Легкие мурашки в предвкушении побежали по телу, при разыгравшейся фантазии, как именно ее будут раздевать. Она ему нравится, только надо побороть его смущение и робость.
   Несколько раз подходила к двери, прислушиваясь, не идет ли он? Ну, где так долго? На десятый раз, подойдя к двери на цыпочках, услышала шуршание за дверью, посмотрела в глазок и тут же сделала стойку смирно. Сердце слегка подпрыгнуло, потом вернулось на место. Он стоял по ту сторону двери, проверяя что-то в пакете, который держал в руках.
   "Звони уже скорее!", мысленно подгоняла его Катя. Он тут же потянулся к звонку, потом отдернул руку, стал поправлять рубашку, проверил карманы джинсов, снова потянулся к звонку. Его рука безвольно повисла...
   Катя не знала, сколько бесконечно долгих минут они стояли разделенные дверью. Услышала шаги, подсмотрела в глазок, кто-то спускался снизу, Женя отошел от двери на несколько шагов. Она, запаниковав, что он сейчас уйдет, резко распахнула дверь.
   Женя вытянулся в струну, мельком взглянув на нее, отвел взгляд. Она не пропала, вот стоит рядом его волшебная фея. Поперхнулся, заметив, что она переоделась, легкий топик на пуговичках плотно облегал тело, выгодно подчеркивая красивую грудь, коротенькая юбочка с оборками не оставляла сомнений, у нее потрясающе стройные ноги. Босоножки на высоченных каблуках сменились изящными туфельками. Стоя рядом с ней, понимаешь, какая она хрупкая малышка.
   - Привет! - ей удалось поймать взгляд серых глаз, хотя он старательно смотрел поверх ее головы. Искреннее восхищение читалось в его глазах, именно это покорило ее самого начала. Чистый взгляд, никакой пошлости, откроенных раздеваний. За такие взгляды можно душу отдать, можно купаться в их ласке, отогреться в их тепле... Господи, что будет дальше, если он одними взглядами ее с ума сводит? - Заходи! - она потянула его за руку в квартиру, понимая, что они так и будут стоять столбами в дверях, смотреть друг на друга.
   Женька очнулся, и послушно последовал за ней. Какая же она прекрасная, необыкновенная, самая лучшая на свете, можно бесконечно ей любоваться. Он совсем потерял душевный покой, и это теперь надолго, возможно, на всю оставшеюся жизнь. Как ее завоевать, как надо ухаживать, чтоб удержать рядом с собой? Он понятия не имел, как надо все правильно делать.
   Все симпатичные девушки, которым он до этого пытался оказать знаки внимания, в подметки ей не годились. И Машка ошиблась, какая она "стерва"? Милое нежное создание, ангел земной. Никакой надменности и самолюбования в поведении. Ему даже показалось на мгновение, что в ее взгляде промелькнула необъяснимая грусть, глаза увлажнились, а потом она втянула его в квартиру.
   Он понимал, что девушка из состоятельной семьи, взять хотя бы вычурный трактор, на котором она ездила. Надо потом будет спросить, зачем ей личный автобус?
   Квартира оказалась четырехкомнатной, стены облагораживал современный ремонт, было ощущение, что пару дней назад и закончили отделочные работы, все новенькое, сверкает, кругом идеальный порядок и чистота. Но, что больше всего его поразило, в коридоре висели большие картины в тяжелых рамках, почти как в музее. Здесь жили творческие люди, утонченные эстеты? Но это только наполнило Джека горечью, насколько же его финансовое положение скромнее? Скромная двушка с родителями, он сам не так давно жил в одной комнате со старшим братом. Брат женился и съехал к любимой. Вот, Катя, наверное, всегда жила в отдельной комнате.
   - Где у вас компьютер нужно посмотреть? - с трудом выдавил он из себя.
   - Давай на "ты" перейдем? Катя. - она подала ему руку, чтобы познакомиться заново.
   - Давай, если это удобно. - он в ответ пожал ее руку, задержав настолько, насколько позволяли приличия. Вместо того, чтобы по-мужски жать ее ладонь, он должен был поцеловать даме ручку. Нет, не решился, она вдруг она не поймет такие вольности?
   - Как тебя лучше называть? Я слышала Маша на работе Женей и Джеком называла.
   - Да все равно. - пожал он плечами. - Друзья больше Джеком зовут. Кто как.
   - Джек, конечно, прикольно, на западный манер. Но мне больше Женя нравится.
   - Как Вам удобнее.
   - Мы же перешли на "ты"! Забыл?
   - Ах, точно. Извини. Называй, как тебе удобнее.
   - Слушай, Женя-Джек, ты же с работы. Устал? Может, для начала ужин? - она постаралась, в ресторане успела еду заказать.
   - Нет. Нет, спасибо. Я домой заходил. - он не поверил своим ушам. На ужин его пригласили?
   - Я заметила. - рассмеялась Катя. - Рубашка классная, тебе идет.
   - Спасибо. - он чувствовал предательские симптомы в теле, спина стала мокрой, а лицо краснело. Ужас какой, надо скорее сменить тему и заняться делом. - А где у тебя больной? Ну, комп...
   - Я поняла. Пойдем в комнату. - Катерина пропустила его вперед, слегка задев плечом в дверях.
   Он сжался, каждое, даже случайное прикосновение, обжигало кожу.
   Он потрясенно оглянулся в комнате. Это девичья спальня? Ни одного розового предмета, никаких пастельных тонов, как он предполагал, должна выглядеть спальня юного ангела. Агрессивное преобладание черного и темно-бардового в мебели, первый взгляд на огромную кровать, смутился, перевел взгляд тут к столу, где на поверхности небрежно были разбросаны диски. Огромный экран монитора был повернут в сторону кровати, видимо не так давно, до того как сломалась техника, Катя смотрела кино, комфортно расположившись на кровати-ипподроме. Она любила все таких размеров и оттенков?
   Но когда он перевел взгляд на стены, то застыл в немом поражении нервной системы, всех мыслительных и физических функций вполне добротного юношеского тела. Вместо обоев комната была обклеена постерами и афишами. Он пригляделся, везде один и тот молодой человек, сокрушительной красоты брюнет. Девчонки от таких красавчиков в обморок падают, от одного только взгляда. Что это за персонаж? Катерина оголтелая фанатка картинного красавчика? Не может быть...
   Он разочарованно вздохнул, читая надписи на постерах, везде одно имя - Иван Гончаров. Пришло запоздалое разочарование, когда увидел на одном из плакатов сюжет из рекламы мужского дезодоранта, он сам им как пользовался. Да, этот парень еще снимался в рекламе суперкрема от подростковых прыщей, ее сейчас как раз навязчиво крутили по ТВ.
   Джек, ты лох и придурок, подбери слюни, обращался он сам к себе. Иди, делай работу, эта девчонка живет в другой сказке, у нее есть уже персональный принц для грез. Такими неутешительными выводами он развлекал сам себя, подходя к компьютерному столу.
   Катя сначала с улыбкой наблюдала, как он осматривал комнату, особенно постеры на стенах. Удивление, потом выражение растерянности и разочарования, даже немного злости. Именно последние проявления чувств на его лице натолкнули ее на мысль, что он все неправильно трактовал. Это же первые ростки ревности, но наслаждается его неведеньем, она долго не собиралась.
   - Это не моя комната.
   - А-а-а. - протянул он с первым чувством облегчения. Значит, она не фанатка, отчасти радует.
   - Это комната моего брата. Именно он и спер у меня комп пару месяцев назад.
   - Понимаю. - второй вздох облегчения. У нее есть брат не совсем понятной ориентации. Зачем парню со здоровой ориентацией в комнате плакаты с другим парнем из рекламы?
   - Женя, а ты узнал эту сволочь?
   - Да, мельком видел в рекламе. - третий вздох облегчения. Значит, ей тоже не нравится этот странный храм поклонения красавчику из рекламы.- Там же написано - Иван Гончаров. Я читать еще не разучился.
   - Вот эта самодовольная рожа и есть мой братец собственной персоной!
   Четвертый и окончательный вздох облегчения, Джек даже расплылся в глупой улыбке. Странный у нее брат, однако, развесил постеры самого себя в комнате. Долой зеркала, когда можно любоваться собой с утра до ночи, в какую сторону не посмотри.
   Он, бросив косой взгляд на Катю, подошел к столу и начал с осмотра системного блока. Еще раз украдкой полюбовался, смотря на нее. Ему показалось или она действительно потрясла перед портретом братца средним пальцем? Да, высокие отношения в семье эстетов. Он развеселился окончательно, стало так хорошо и комфортно в ее обществе, неловкость и неуверенность постепенно его покидали.
   - Женя, чай или кофе будешь?
   - Кофе.
   - Правильный выбор. - хмыкнула она. - Я тоже люблю кофе. Сейчас приготовлю.
  

***

  
   Что же случилось с компом? Он подергал все провода, все подключено к сети, но блок не загружался. Он его аккуратно вытянул, и тут им овладело профессиональное любопытство и азарт. Он из пакета вытащил инструменты и стал раскручивать системник. А в блок, оказывается, кто-то недавно заглядывал, заметил он про себя. Болты были неровно завинчены, пыль внутри неровно потревожена. Пока Катя готовила кофе, он быстро нашел причину неисправности, от материнской платы был отключен блок питания и нарушены другие соединения.
   Кто-то специально все отсоединил или ее брат мнит себя знатоком компьютерных технологий? Возможен, и первый вариант, учитывая сложность взаимоотношений брата с сестрой. Иван просто из вредности "поломал" компьютер. Не закрывая крышку, он запустил кнопку питания, все заработало, экран моргнул и стал загружаться.
   - Уже работает? - Катя застыла в дверях с подносом, но котором стояли две крохотные кофейные чашечки, источавшие аромат молотого свежесваренного кофе, и комплект из сервиза с сахарницей и молочником. Рядом вазочка с печеньками и конфетами.
   - Да, тут дел-то оказалось на пару минут.
   - С ним все нормально? Он будет теперь работать?
   - Да, конечно. Если хочешь, я его протестирую?
   - Очень хочу... - прошептала Катя, ставя поднос на стол.
   - Извини, Катя, но я должен тебе сказать. Я думаю, это проделки твоего брата. - Женя усмехнулся. Но с удивлением стал наблюдать за притихшей девушкой. Что ее так сильно расстроило? Куда делось ее боевое настроение и оптимизм? Да, не зря она грозила брату средним пальцем. - Кать, извини еще раз, я не хотел тебя расстраивать.
   - Да, нет, все нормально.
   - Тебе сказать, когда последний раз включали компьютер?
   - Это разве возможно? - Катя, побледнев, рухнула на кровать брата.
   - Конечно. Легко. - через несколько щелчков мышкой он вынес вердикт. - Пару часов назад, когда ты была в библиотеке, эта железка благополучно работала.
   - Ах! - она прикрыла ладошкой рот, стараясь погасить неожиданно вырвавшейся громкий возглас. - Не может быть!
   - Извини, я не хотел быть причиной твоего раздора с братом... Но ты должна знать правду...
   - Ты всегда говоришь правду?
   - Стараюсь. Даже если она не очень приглядна. Впрочем, за это всегда и страдаю.
   - За Ваньку не волнуйся. Я этого оболтуса немного поколочу, чтобы не хулиганил.
   - Не совсем понимаю, зачем он это сделал?
   - О, когда ты познакомишься с этим чудовищем, сам все поймешь.
   - Что все так плохо? - посочувствовал Женя, испытывая противоречивые чувства. Возрадовался предложению Кати познакомиться с братом, пусть и с чудовищем. Или она не осознанно это сказала? Будет знакомить с братом или нет? Как представит?
   - Да не так все ужасно. - расслабилась немного Катя. - Я его очень люблю, но он младшенький, и к тому бесноватый монстр. Его надо было в детстве чаще в угол ставить.
   Зря они завели разговор о брате, потому что он тут же возвестил о своем присутствии телефонным звонком. Катя, бросив быстрый взгляд на Женю, полный сомнения, все же ответила на звонок. Ведь бесноватый не успокоится, если проигнорируешь звонок, прискачет с проверкой.
   - Паскуда, что ты сделала с моей любимой игрушкой? Ты его уже сломала?
   - Ваня, ты чего орешь, как резанный? - Катя подскочила с кровати и выбежала из комнаты. Господи, не услышал бы Женя эти дикие вопли. Вот что, Юрка не смог подождать с расследованием ее нетерпеливого желания немедленно сломать любимую железку брата?
   - Сволочуга, ты чего там удумала?-
   - Сгинь. Я сейчас телефон отключу.
   - Я тебе отключу! Только попробуй, отключи, я вернусь домой.
   - Нет! Не смей! Я выкину твою любимую игрушку в окно, и никогда не прощу тебя.
   - Это я тебя выкину в окно! Что происходит с твоими умственными процессами, сестрица?
   - Ничего. - буркнула Катя. - Ты можешь, хоть на пару часов оставить меня в покое? Я же просила!
   - Ага, и оставить тебя без контроля? Размечталась, сестрица.
   - Провались ты к черту! - Катя тут же отключилась от разговора.
   Страшно было возвращаться к Жене, а вдруг он все слышал и понял? Придется выкручиваться...

***

   Он сосредоточился перед экраном, не заметив, как она вернулась, подошла вплотную сзади, протянув руку к нему с желанием коснуться, но тут же одернула. Ей так хотелось прикоснуться к нему, провести по широким плечам, погладить по щеке, пощекотать ямочки и утонуть в упоительном поцелуе. Безумно захотелось умопомрачительных поцелуев до состояния полного забытья. Когда она последний раз целовалась с мужчиной? Если вспомнить, то это было так давно, почти в другой жизни, которую хотелось забыть, стереть поцелуями с новым мужчиной.
   Женя спиной почувствовал, что она молча стоит сзади, постарался унять сердцебиение, рука, державшая мышку, задергалась от напряжения. Он правильно понимает ее вдруг участившееся дыхание или у него глюки? Волной, неведанного ранее возбуждения его накрыло полностью.
   Он шумно выдохнул и развернулся в кресле к ней. Катя не отступила, даже чуть приблизилась, их колени соприкоснулись. Он хотел что-то сказать, но она, смотря ему в глаза, приложила пальцы к его губам с немой просьбой: "Не говори ничего!". Женя накрыл своими руками ее пальцы и поцеловал холеные кончики. Это был вопрос выбора для нее, чем она захочет ответить, оттолкнет или примет его действия? Где-то в подсознании проскочила мысль, что он сейчас заработает пощечину или получит коленом в пах за подобную вольность. Но Катя тут же рассеяла его опасения, прикоснувшись другой рукой к его лицу.
   Она уже не замечала, что дышит через раз, так ее захватили ощущения от его немигающего взгляда и прикосновений, поцелуев к пальцам. Серые глаза не врали, она читала их, как открытую книгу. Поначалу он отказывался верить, что она стоит рядом так близко, поощряя его целовать пальчики. После ее ответного прикосновения к его лицу, она увидела, какой страстью вспыхнули его глаза, все читалось в них сразу: надежа, ликование, страсть.
   Он встал из кресла, подошел вплотную к Кате, соприкоснувшись уже всеми доступными частями тела. Если он, прямо сейчас, немедленно не поцелует ее, он сойдет с ума, сгорит изнутри. Женя наклонился, охватил руками ее лицо, постепенно приближался губами к ее губам. Последние несколько миллиметров были самыми сложными и блаженно томными. Она не возражала, не отталкивала, она сама хотела этого поцелуя. Он не мог никак поверить, но с этим будет разбирать потом. Ничего более эротичного и нежного он в жизни еще не испытывал, чем желание первого поцелуя с ней.
   Волшебство момента нарушил пискнувший телефон в кармане ее юбки. Он очнулся, дернулся от нее, как ошпаренный. Она не дала ему ускользнуть, и, нагнувшись за мобильником, прошептал ему в самое ухо:
   - Я его сейчас расшибу к черту! Веришь мне?
   - Катя, я... - с трудом выдавил Женя из себя первые слова. - Я-я-я... - он стал заикаться, какой позор.
   - Женя... - он только по одним губам прочел, что она произнесла его имя. Катя взяла его руку и переплела с ним свои пальцы, другой взяла в руку телефон, чтобы прочитать сообщение. Неудобно, конечно, читать, но Ванька мог устроить диверсию, и сейчас открывать ключами дверь квартиры, или уже незаметно проникнуть, посылая ей предупреждающий сигнал.
   Когда прочитал смску, разозлилась еще больше, но уже на Олеську. За секунду до того, как он собирался ее поцеловать, подруге приспичило отправить сообщение с провокационным тестом: "Перепихнулась уже или еще в предвкушении?", и смешная рожица с сердечком. Они, что сегодня над ней решили поиздеваться? Катя была безумно расстроена, что их первый поцелуй расстроили.
   - Ты мне нравишься. - неожиданно для самой себя быстро, как выстрелила, призналась она.
   - Ты мне тоже. Очень сильно. - так же быстро ответил он.
   - Просто обними меня. - она уютно устроилась в его объятиях, прижалась покрепче, положила голову на плечо, чувствуя, как он прижимает ее еще сильнее, если это было возможно. В каком безумном ритме бьется его сердце, или это ее сейчас выпрыгнет из груди?
   Ее неожиданное признание окрылило его, сделало уверенным в своих действиях и чувствах. Все правильно и естественно, даже если они познакомились несколько часов назад. Он сомкнул свои руки у нее за спиной, готовый простоять так вечность, прикоснулся губами к ее волосам, спустился чуть ниже к виску, оставил поцелуй и там, проложил дорожку из коротких поцелуев к ее шее и зарылся лицом в волосы, наслаждаясь ее соблазнительным ароматом. Так хорошо он не чувствовал себя никогда в жизни.
   Из состояния блаженных объятий, когда он снова приближался к ее губам во второй попытке поцеловать девушку, вывел опять звонок ее телефона. Взбешенная Катя увидела на дисплее номер брата, уже вынося тому внутренний вердикт, непременно его сегодня подвергнуть пыткам или прибить.
   - Да! - рявкнула она в трубку над самым ухом у Жени, не желая до конца разъединять их объятия.
   - Ты, что такая невежливая? Не удовлетворенная еще?
   - Прекрати мне звонить, Ваня! Я серьезно. Я уже выбрала способ, которым буду тебя убивать!
   - Сестрица, мне просто скучно. - заныл брат. - Скажи мне, распутница, у вас уже был секс? Похоже, что еще нет, ты такая злая!
   - Придурок! - Катя отключила телефон и кинула его на пол со всей силы, удивительно, что он не разбился.
   Но было уже поздно, он стоял рядом и все слышал. Даже, не посмотрев в его глаза, она все поняла, по поникшим плечам и рукам, плетью повисшими вдоль тела.
   - Женя, ты все слышал? - шепотом спросила она.
   - Да. - он кивнул, и рухнул, как подкошенный обратно в кресло.
   - Не слушай глупости моего брата. - поспешно начала извинятся она, но Женька уперся взглядом в пол и отказывался смотреть ей в глаза. - Он назойливый кретин. Я надеюсь, что при знакомстве, ты его хорошенько треснешь, чтобы мозги встали на место.
   - Катя, не в этом дело...
   - В чем тогда проблема? Скажи мне! Не молчи! Ты же хотел меня поцеловать...?
   - Очень хотел... - признался он. - Так безумно хотел, что съехал с катушек совсем.
   - Ты уже передумал? - у нее упало сердце, почти с грохотом приближающегося из туннеля поезда, неслось вниз на бешенной скорости.
   - Ты не понимаешь... целовать тебя... Это как несбыточная мечта.
   - Нам просто помешали. - она наклонилась к нему, подняла лицо, заглядывая в печальные серые глаза. - Посмотри на меня! Не отворачивайся. Ты обижаешь меня...
   - Катя, ты что, прости меня! Пожалуйста. - он вскочил, потом опустился перед ней на колени, обнял за ноги, и прижался щекой к ее животу. Господи, подскажи, как вести себя с ней?
   - Женя, я еще не совсем обиделась. - она обняла его в ответ за шею и поцеловала в макушку.
   - Катя, я бы не посмел тебя обидеть. Никогда. Ты удивительная, я про себя называл тебя волшебной феей из сказки.
   - Как? Волшебной феей? С ума сойти просто!
   - Ты не понимаешь... Я бы не посмел тебя и пальцем тронуть...
   - Женя, ты о чем сейчас?
   - Твой брат сейчас говорил... Я бы не посмел.
   - Ванька - озабоченная дурилка с опилками вместо мозгов. - и только потом до нее дошел истинный смысл его извинений. - Что!? Что ты не хотел бы...? Что не позволил бы...?
   - Очень хотел бы. Но не так... Черт, я запутался!
   - А как бы ты хотел? - допытывалась осмелевшая Катя. Голос они снизили до еле слышного шепота. - Скажи мне. Только правду.
   - Я должен сначала... - он немного замялся, но все же продолжил. - Сначала ухаживать за тобой, дарить цветы, признаться в любви, а потом уже... если ты не будешь против... - неужели это он сейчас такое произнес? Но она как на допросе требовала правды.
   - Боже мой, Женя! - она потрясенно качала головой, ей хотелось плакать от этого проявления несовременного благородства и чуткости.
   - Катя, ты будешь моей девушкой? - идти, так до конца. Он с этим вопрос летел в пропасть, пока ожидал ответа. Но не долго, потому что Катя наклонилась к его уху и зашептала, обдавая своим неровным дыханием.
   - Да, буду. Я очень хочу быть твоей девушкой.
   - Ты даже не представляешь...
   - Ты невозможный и нереальный. Я думала, что таких уже не бывает!
   - Бывают.
   - Ты, наверное, один такой остался на свете. И достался мне. - Катя сияла, взяла его за руку, крепко сжала теплую ладонь, унимая его дрожь. - Учти, теперь ты мой парень. Никому тебя не отдам. Слышишь меня?
   - Да, слышу.
   - Поднимайся, мой парень, будем кофе пить. - Катя снова повеселела, даже подпрыгивала на месте. - А потом ты все-таки меня поцелуешь. - поддразнила она.
   Женя вернулся в кресло, а Катя села напротив на кровать брата, закинув ногу на ногу, что он даже мельком успел увидеть край ее трусиков, но тут же отвел взгляд. Катя поправила юбку, но сделала это не спеша, как же приятно дразнить его и испытывать на прочность рыцарскую стойкость. Он еще как посмеет, он ему позволит абсолютно все, на что только хватит фантазии. Она была уверенна, что его эротические фантазии не испугают ее. Ей богу, он как младенец, чистый, искренний и чуткий.
   - Ну, что с моим компом?
   - Будет жить. С ним все отлично, хорошая машинка.
   - А ты давно ими увлекаешься ими?
   - О, сколько себя помню. Я учится...
   - Жень, слушай, я совсем не спросила, ты уже закончил или еще учишься? С работой же совмещаешь? В библиотеке это же подработка? - Катя засыпала его отвлекающими вопросами.
   - Еще учусь... еще год... - он напрягся, в голове заметались вихрем мысли, сейчас она спросит его про возраст, и он пропал. Он понимал одну важную вещь, она старше его, пусть и на год, водительские же права имела. Может, это для нее не будет иметь такого значения?
   - А я уже отмучилась. Сейчас похвастаюсь. - она вышла из комнаты, но быстро вернулась и сунула ему в руки красную корочку об окончании... - Поздравь меня! А ты еще малыш. - нежно чмокнула его в нос.
   У Жени было ощущение, что ему в руки раскаленный утюг дали, а заодно и скинули в пропасть. У него в руках был красный диплом, и это был конец всему. Он вертел в руках дипломную корочку, боясь открыть. Разницу между дипломом и школьным аттестатом он прекрасно мог отличить.
   - Я знаю, что ты технарь. Дай угадаю. Бауманский или МАТИ? - щебетал Катя, нетерпеливо ожидая, когда же он похвалит ее за красный диплом с отличием.
   Пауза затянулась, Женя упорно молчал, и не открывал диплом. Обманывать он не хотел, но сказать сейчас правду не мог. Господи, сколько ей лет, если она выпускница института? Двадцать... с чем? Внешность обманчива, потому что старше семнадцати она не выглядела.
   - Джек, что случилось? Тебе не интересно, какую специальность я получила?
   Он помотал головой, отрицая, нет, нет, ему все интересно, что с ней связанно, но вымолвить не мог ни слова. Пусть земля-матушка низвергнет его в свои недра за трусость и слабость. Катя выхватила у него диплом и сама раскрыла.
   - Смотри! Педагогический. Не угадал бы, да?
   - Нет.
   - Я знаю, ты завидуешь, малыш. - заметив, как изменился в лице Джек, начала оправдываться и извинятся. Кстати, бледнел он в первый раз. - Ладно, не буду я тебя больше малышом называть, извини.
   - Нет.
   - Что нет? Ты меня не извиняешь?
   - Нет... Я не знаю...
   - А вот так извинишь? - прошептала она у самых его губ, и первая поцеловала, перед этим выдернув у него диплом из рук, швырнув его в другой конец комнаты. Так сказать, с глаз долой, источник переживаний.
   Он не ответил на поцелуй, чем вызвал глубокое недоумение, но отступать она не собиралась. Значит, штурмом придется брать эту неприступную крепость? Но это только еще больше раззадорило Екатерину, такой смелой и раскрепощенной она не чувствовала себя никогда. Подняла его из кресла.
   - Посмотри на меня. Разве тебе неприятно смотреть на меня?
   - Ты очень красивая... На тебя даже больно смотреть... - бубнил он еле слышно, тщательно избегая ее взгляда. Сдался, и бессильно закрыл глаза.
   Он лихорадочно искал выход из ситуации, подсчитал в уме, насколько теоретических и практических лет она его старше. Это была настоящая катастрофа. Для него. Сказать ей правду? Он потеряет ее навсегда, она тут же выставит его за порог. Врать нельзя, правда потом всегда всплывает в самый неподходящий момент. Со лжи не зарождаются отношения. И как можно врать девушке, в которую влюбился?
   - Тебе можно на меня смотреть. Не закрывай глаза. Я тебя прошу... - Катя не понимала, что происходит с ним, откуда такая реакция на ее попытку поцеловать. Она не сомневалась, что нравится ему, но видимо, парень, с такой кучей комплексов, как и она сама. Только разновидность другая.
   Она отступила на шаг от него, прикидывая в уме, сбежит или нет Джек после воплощения ее провокации. Не дам сбежать серым глазам, пусть любуются. И начала расстегивать крошечные пуговички топика.
   - Не надо. - ее маневры не прошли не замеченными, он чувствовал, как подступает предательская дрожь. Настоящая лихорадка.
   - Надо! - нежно, но настойчиво отвергла его неуместные сейчас "не надо", и медленно спустила с плеч топик, обнажая верхнюю часть своих женских прелестей.
   - Боже... - он уже не мог оторвать взгляда от ее изумительной красоты обнаженной груди. Цунами поднимался внутри, готовый снести его жалкие трусливые останки вместе с разумом, порвать в клочья.
   - Тебе нравится? - почувствовала себя полной дурой и неумелой развратницей, соблазняющей праведника, или чуть-чуть ребенка. Отступать было поздно.
   - Безумно...
   - Женечка, ничего не будет сегодня... Понимаешь меня? Я просто хочу твоих поцелуев. Прикосновений... - она положила его руку к себе на грудь. - Послушай, как бешено, бьется мое сердце. Сбереги его. Я сейчас сойду с ума, если ты меня отвергнешь...
   Он провел дрожащей ладонью по ее груди, неуверенно сжал, чувствуя пальцами нежную кожу. И забыв о всех благих намерениях, кинулся в омут. Притянул ее к себе резко, начал жадно и невпопад осыпать ее лицо поцелуями, глаза, брови, нос, куда попадал. Гладил нежно по спине, опуская руку ниже, нагло и бессовестно забрался ей под юбку, ощущая под пальцами легкое кружево нижнего белья. К черту все доводы рассудка! Он прижал ее еще крепче к своему возбужденному паху.
   - Наконец-то ты знаешь, что делать... - успела на выдохе прошептать Катя, перед тем, как он накрыл ее губы своими, резко, сильно надавливая, сминая. Таких поцелуев взахлеб, сначала неуверенных, словно в первый раз целовался, а потом жадных, на грани умопомрачения, у нее точно не было. Какого зверя ей удалось в нем разбудить? Голодного и влюбленного...
   - Ты даже не представляешь, что это значит для меня... - короткий перерыв, и снова сметающий ураган поцелуев, нежных, сильных, глубоких. Сплетение губ, языков, прижатые друг к другу тела, вечная битва желаний мужского и женского начала, невозможность остановится, подумать. Он готов был забрать свои лицемерные "нет" и "не надо". Он хотел ее очень сильно, так, как может древний мужской инстинкт желать обладать женщиной, сделать ее своей полностью.
   Она чувствовала, что ее накрывает полностью, живое желание принадлежать мужчине, отдаться ему полностью. А потом умереть счастливой от познания.
   Он поддержал ее, когда стали подгибаться ноги, не отрываясь от губ, мягко уложил на кровать, опустившись сверху. Поцеловав в шею, стал цепочкой из поцелуев спускаться ниже, осыпая грудь мелкими быстрыми прикосновениями губ, попробовал поласкать языком ее сосок, услышал тихий стон, переключился на ласки другой груди. Она стала изгибаться со стонами под ним, требуя, умоляя не останавливаться. И его груди вырвался рык или ей показалось на грани сознания?
   Рукой гладил ее ноги под юбкой, проникая к внутренней стороне бедер. Она естественно, без всякого смущения поощряла его действия, открывая доступ ко всем ласкам, на которые он сейчас отважится. Он накрыл рукой ее заветное место между ног, почувствовав через тонкие трусики, что она вся влажная и возбужденная. Он вернулся к ее лицу, гладил, осыпал поцелуями, вглядываясь в глаза. Остановится? Продолжать?
   На ее лице отражалась блаженная мука неудовлетворённого желания. С мольбой во взгляде ответила на его немой вопрос, сдвигая его руку обратно вниз, под мешающиеся сейчас трусики.
   Он не хотел останавливаться, отчаянно желая продолжения. Ему нравилось абсолютно все, что сейчас происходило между ними, безумно возбуждало. Все было естественным, отбросив смущение, он позволил своим пальцам проникнуть сквозь влажные складки между ног и найти заветную точку. Нашел, стал нежно поглаживать, она подсказывала ему движениями, словами, стонами, извиваясь под его рукой, уточняя, какие именно ласки ей нравятся больше.
   - О, боже мой... - громко застонала она, чувствуя приближение неизбежного облегчения. Оргазм накрыл ее полностью, она не сдерживаясь, закричала.
   Он перехватил ее крик удовольствия губами, нежно, едва касаясь. Попробовал убрать руку, она не выпустила, крепко сжав его ладонь бедрами.
   - Ты просто чудо... - прошептала Катя, уткнувшись ему в грудь.
   Через какое-то время он услышал ее всхлипы, внутри все похолодело. Что он надел?
   - Господи, Катя, прости меня! - он стянул с себя почти расстегнутую рубашку, приподнял ее, одел на нее, застегнул, и наконец-то крепко обнял. - Прости меня, я не хотел... Что я сделал не так?
   - Какой ты дурной! - завыла она с отчаяньем. Вот как ему объяснять очевидные вещи? Обессиленно откинулась на него.
   - Прости, я не удержался... - он перекатил ее и себя на бок, и крепко обнял.
   Думать и шевелиться не хотелось. Катя не могла остановиться, из ее глаз лились предательские слезы, он тут же сцеловывал их с лица.
   - Катенька, я не хотел тебя расстраивать. Я не хотел, чтобы ты сожалела о чем-нибудь...
   - Ты не понимаешь. Я совсем не расстроена, это другое. Я тебе обо всем расскажу. - горячо зашептала Катя. Пришло необъяснимое понимание, что можно доверять. Что нужно все рассказать, как бы тяжело не было признаваться. Сразу все нельзя, конечно, испугается и удерет.
   - Я должен тебе признаться... - может попробовать сказать ей правду про возраст? Хотя бы попытаться объяснить, найти аргументы, чтобы не потерять ее потом.
   - Подожди. Сначала я... - перебила его, пока не улетучилась смелость откровений. - Если, конечно, тебя ветром не сдует раньше.
   - Меня точно никуда не сдует.
   - А мы посмотрим! - Катя напряглась в его объятиях, но на выдохе выпалила. - Признание первое. Это я сломала компьютер.
   - Как? Зачем?
   - Ты такой недогадливый? Ты мне понравился там, в библиотеке. Не знаю, что на меня нашло. Ты так на меня смотрел... и я...
   - Ты меня убила наповал и сразу, как только вошла.
   - Ты еще там так мило краснел.
   - Ужасно. Это было ужасно, Катя.
   - А мне понравилось. Очень-очень. Ты был немного деревянный, а я искала способ продолжить знакомство и придумала про компьютер.
   - Невероятно... - прошептал он. Чуть отстранился, чтоб внимательно посмотреть на ее довольное хитрющее лицо. Смотреть можно бесконечно на нее, особенно завораживал блеск безумно ласковых глаз. Болезненное возбуждение в паху немного отпускало, но от ее признаний его, как на американских горках безжалостно швыряло в разные стороны.
   - Что тебя удивляет? Что ты девушке понравился?
   - Да. Особенно, такой как ты. Это невероятно...
   - Женя, откуда в тебе столько сомнений?
   - Из жизненного опыта.
   - Расскажи мне, что тебя так мучает.
   - Девушкам больше нравятся мои... другие возможности, а не сам я. Ну, знаешь... Там, реферат написать и все такое. Ну, чинить почти все могу из техники. А отношения не складывались.
   - Ну, потому что они дуры слепые! - прыснула Катя, он криво улыбнулся в ответ.
   - Спасибо, что ты разглядела.
   - Сколько у тебя девушек было? Ну, со сколькими ты девушками встречался? - почувствовав, как он окаменел от ее вопроса, шлепнула его по плечу. - Расслабься. Не надо считать так долго. Я поняла.
   - Ничего ты не поняла.
   - Я буду лучше думать, что я такая единственная и неповторимая. И самая первая и любимая в твоем личном гареме.
   - Нет никого гарема. И никогда не будет. - не удержался, обиженно засопел от ее подколок.
   - Это правильное решение! Я безумно ревнивая. Мое, значит только мое!
   - Я тоже, кстати, собственник. И еще, Катя, я...
   - Что еще?
   - Я однолюб. Я ждал такую, как ты, чтоб влюбиться навсегда.
   - Я тоже ждала такого, как ты, которому хочется верить. Которому не страшно все-все рассказать. Который никогда не предаст... Знаешь, я встречалась с двумя до встречи с тобой. - он пытался что-то сказать, но Катя решительно перебила. - Подожди, не перебивай. Послушай меня. Ты должен знать. Потом меня заклинит, и я не смогу признаться.
   - Мне не важно, что было раньше. - ему реально было страшно слушать о ее бывших отношениях. Зачем она так спешит выговориться?
   - Важно. Ты должен понимать. Ты должен это знать обо мне. Потом будет так больно, я не выдержу, если ты меня бросишь...
   - Катя, я никогда... - он был в шоке от последних слов. Она боялась того, что и он сам, быть брошенным и отвергнутым?
   - Женя, не перебивай! Мне и так не просто сейчас. Первые отношения... Я начала встречаться еще в школе, мой одноклассник. Я долго не могла поверить, что он обратил на меня внимание.
   - Да ладно?
   - Когда покажу школьные фотки, сразу поверишь. Мы долго встречались, но потом я застала его целующимся с какой-то девицей, он божился, что на это случайность и нес всякую чушь, мы помирились, но не надолго, я все равно от него ушла... Он оказался не тем, я ошиблась. Не слушала, хотя меня предупреждали...
   Катя задумалась, как рассказать о поисках и ожидании "того самого", он не поверит и засмеет. Никто не верил в способности ее необычной подруги Арины, умеющей видеть будущее. Только после личного знакомства с девушкой с экстрасенсорными способностями, к людям приходило понимание, что существуют другие законы в природе. Именно Арина тогда предупреждала, что это ложные отношения, но никогда не настаивала слепо следовать ее советам. Только свои решения и ряд сделанных ошибок приведут к правильному выбору.
   Арина когда-то, несколько лет назад, сказала, что ты поймешь, когда встретишь парня с Серыми глазами, почувствуешь его Тепло, это было единственной зацепкой, что подсказала подруга. Еще говорила, что будет невыносимо сложно строить эти отношения, пробираться сквозь непонимание и осуждение, никто не будет принимать ее выбор серьезно. Вот еще бы понимать, что конкретнее значили ее слова тогда?
   - А дальше что было? Ушла...
   - Я не просто ушла. Я ушла к мужчине намного старше себя, и он мне изменял. Вот и все...
   - Писатель Ежиков? - воскликнул Женя изумленно, тут же желая прикусить себе язык.
   - Откуда знаешь?!
   - Машка сказала... А ей что-то твоя мама рассказывала...
   - Да, это он. Это было почти два года назад. У меня очень давно никого не было. Никаких отношений. Поэтому я сегодня кидалась на тебя, как умалишенная... Надеюсь, не очень испугала? Мне мозг снесло полностью от тебя.
   - Ох, мне тоже сегодня от тебя... Катя, я не знаю, как сказать, но с трудом вериться... Мне кажется, мужики все шеи посворачивали вслед тебе... Ты очень красивая!
   - Свернули, а что толку? Они видят милую куколку, которую можно уложить в койку. Часто приходиться отбиваться от таких ухажеров.
   - Не все такие. Ты зря.
   - Не спорю, есть хорошие парни. Но нет волшебства, притяжения, чтобы сразу, как с тобой. - да, она понимала, что притяжение было непреодолимо сегодня, и все больше убеждалась в своих действиях. Все правильно между ними происходит, пусть и быстро. - Ты все еще со мной? Не сбежишь?
   - Я не собираюсь никуда сбегать от тебя. Если только ты сама меня не выгонишь... Я хочу тебе сказать... - он опять собирался с духом. Если она в притяжение их двоих сегодня верит, то сможет и принять некоторые различия в их возрасте?
   - Ты с ума сошел? Я тебя встретила и никому не отдам. Ты мой теперь! - она шутливо подмигнула ему и чмокнула в нос.
   Женя был в полном отчаянье, не зная, как признаться, делал попытки, но она упорно его недослушивала, перебивала, опровергая сходу любые сомнения. Ему сейчас было так хорошо лежать рядом с ней, обнимать, касаться ее. Ловить каждое ее слово. Так же ему было безумно страшно.
   - Помнишь, Жень, я сегодня ляпнула, там, в библиотеке про любовников...
   - Ага, а я полку завалил.
   - Ага, и мы с твоей Машей кинулись тебя выручать.
   - Ага, а я стоял там, как полный баран, и глазел на тебя.
   - Ага, а ты знаешь, что у тебя самые нужные мне в мире Серые глаза?
   - Ага, а это тебе уже показалось.
   - А вот ничего подобного! Хорошо, по моему субъективному мнению, у тебя самые лучшие в мире серые глаза. - им обоим нравилась эта шутливая нежная перебранка.
   - А по моему мнению, ты самая красивая и лучшая девчонка на свете. Нет, не так! Во всей Вселенной такой больше нет.
   - Жень, а тебе не показалось?
   - Совсем нет!
   - Ладно, поверю тебе немного. Еще одно признание. Последнее. Ты только не осуждай меня... Я сегодня хотела с кем-нибудь познакомиться. - Катя вздохнула, опять он весь напрягся. - Расслабься, я отменила встречу. Знаешь, мы тут встретились недавно с одноклассницей, которая меня в школе постоянно доставала. А тут прямо соловьем запела, Катенька, какая ты прелесть, как давно мы не виделись, и все в таком роде. Короче, договорились мы с ней пойти в клуб.
   - Это с ней ты сегодня отменяла встречу? Я слышал.
   - Да, мы собирались в мужской стриптиз.
   - Ты там собиралась знакомиться?! - Женя холодел от некоторых ее откровений.
   - Да, знаю глупо. И ты обещал без осуждений. Олеся, моя подруга посоветовала, видя, что я с ума схожу от одиночества.
   - Да, умная у тебя подруга, ничего не скажешь.
   - Потом встретила тебя. - словно не слыша его ехидного замечания, продолжила Катя. - Увидела твои глаза, и изменила все. К черту клубы со стриптизом! Кажется, почти все тебе рассказала. Есть, конечно, что и скрыла пока... потом, если смогу, признаюсь... Ты сильно разочарован?
   - Ни капли не разочарован. Изумлен, обескуражен, и очень очарован тобой. Еще больше, сели это возможно.
   - Жень, а теперь твоя очередь рассказать мне... Все, что сочтешь нужным.
   - Катя. - он набрал побольше воздуха в грудь, потом шумно выдохнул. - Это по поводу возраста.
   Все, началось, ему нужно сказать. Конечно, она сейчас его прибьет. Нет, сначала обзовет последними словами и с позором выгонит. Но говорить нужно сейчас. Трусость не украшает мужчин.
   -Ну, это я уже и так поняла. Год разницы, я старше. Ну, и что страшного в этом? Тебя это пугает?
   - Именно это сводит меня с ума. - он так надеялся, что для него есть шанс.
   - И зря! Слушай, Жень, у тебя паспорт есть? - Катя удивлялось, какое значение он придает крохотной разнице в возрасте. Сейчас она хотела все свести к шутке.
   - Да, конечно. Сейчас покажу. - он полез в задний карман джинсов.
   - Потом покажешь свой паспорт, я посмотрю на твой страшный год рождения, испугаюсь безумно и съем тебя.
   - На смотри сейчас. - он отдал паспорт ей в руки.
   - Как мне страшно. - она повертела его паспорт, но даже не открыла, и как малозначительную деталь, откинула подальше в угол кровати. - Я тебя, как обещала, сейчас съем! А лучше зацелую...
   - Катя, посмотри мой паспорт и все поймешь. Больше мне нечего от тебя скрывать. - что же она так невыносимо тянет с приговором? Он потянулся обратно за своими документами, но Катя его остановила.
   - Сначала поцелуй меня. Нет, подожди, я еще не во всем призналась. - она стала поглаживать его по лицу, обвела контуры глаз, губ, носа, спустилась к шее, пощекотала за ухом и нескромно пристроила свои руки на его груди. Еле слышным шепотом призналась, с некоторой неуверенностью. - Я еще пишу...
   - Что пишешь? - сипло переспросил, вздрагивая от каждого ее прикосновения.
   - Стихи, рассказы. Я хочу стать писателем... - она жутко нервничала, а исследование его тела немного успокаивало. - Это моя мечта... Господи, я это вслух сказала?!
   - Да, и твоя мечта прекрасная, красивая и трогательная!
   - Я боялась, ты смеяться будешь...
   - Нет, я хочу стать твои читателем, и прочитать все, что ты написала. Очень хочу.
   - Тебе, правда, это интересно? Или ты из вежливости?
   - Правда. Надеюсь, ты мне доверишь эту свою мечту. И, Катя, если ты сейчас не остановишься, я за себя не ручаюсь. - неужели она не замечает, что ее рассеянные прикосновения так возбуждают его? Ее пальчики гладили его вдоль тела, начиная с лица и ниже, долго останавливались до груди, доходили до края брюк, и снова поднимались медленно вверх. Все это поднимало у него неконтролируемый интерес в одном месте.
   - И не надо, милый. Лучше поцелуй меня. - она нашла его губы своими, и самозабвенно отдалась долгим и томительным поцелуям.
   - Останови меня, пожалуйста... - умолял он, не в силах сделать это сам. Его руки без стеснения блуждали по ее телу, поглаживали ее грудь, бедра.
   - Остановись быстро! - скомандовала шепотом Катя. Он замер и убрал неохотно руки. Она горестно вздохнула. - Жень, прекрати издеваться, а? И над собой, и надо мной. Выдержка твоя меня уже сегодня достаточно впечатлила.
   - Не хочу торопить события, понимаешь? Чтобы потом у тебя сожалений не было.
   - Я не сожалею ни об одной минуте, проведенной с тобой. Понял меня?
   - Понял.
   - Я только об одном думаю...
   - О чем?
   - Ты доставил мне удовольствие... А сам? - Катя провела рукой вдоль его тела и остановилась на вздыбленной ширинке его молнии. Он был возбужден, что и требовалось доказать. - Я хочу, чтобы и тебе тоже было хорошо. Понимаешь? Игра в одни ворота нечестная, это эгоистичная забава для подростков.
   - Не делай этого сейчас со мной... - он вымученно смотрел за ее, как-будто ленивыми движениями рук вокруг его ширинки.
   - Уже делаю. - она решительно перевернула его на спину, села сверху, предварительно скинув его рубашку.
   Начала целовать с лица, потом нежные места за ушками, и шея. Не спеша опустилась к груди, целуя каждый миллиметр кожи, поиграла с его сосками, осторожно подула, и лизнула языком, чем вызвала хриплый стон. Он закрыл глаза и перестал сопротивляться, весь отдавшись ощущениям от ее поцелуев и прикосновений.
   Она молча расстегнула молнию на его брюках и запустила туда руку. Поглаживала, но так было неудобно, оттянула резинку его плавок, выпуская на свободу его громадное возбуждение. Полюбовавшись размерами и строением, перешла к активной фазе ласк, даже хотела поцеловать, так ей нравился процесс, но с трудом остановила себя, побоявшись, что этого он точно не переживет. Потом, они попробуют все и не спеша. Он же не противник орального секса? Не страшно, переубедим. Но почему-то не было сомнений, что у него все нормально со здоровой мужской фантазией, и он еще приятно удивит ее. А сейчас ей нравилось ощущать власть над его телом.
   - Помоги мне... скажи, как сделать тебе приятнее... - зашептала она возле самого уха, не останавливаясь в своих ласках нижней возбужденной части его тела. Не признаваться же ему прямо сейчас, что сексуального опыта у нее маловато, как впрочем, и у него. Но ничего, они научаться друг у друга, выяснят предпочтения и особо чувственные места.
   Он открыл затуманенный взор, внял ее настойчивой просьбе и направил руку в нужном темпе, она очень быстро подстроилась. В подтверждение своих верных действий, получила громкие хриплые стоны. Они стали лучшей музыкой для ее слуха. Он сжимал руками под собой плед, протяжно гортанно простонав ее имя, вышел на финальную стадию. Оргазм был бурным и все результаты его осели на ее чудесной юбке.
   - Господи... - он чуть придя в себя, открыл глаза, что сейчас будет? Но она с блаженной улыбкой разглядывала его.
   - Ты еще живой! - чмокнула его в нос. - И спасибо, ты доставил мне удовольствие. Ты на ощупь очень приятный. Везде. Абсолютно везде. Подожди, я сейчас быстро переоденусь. - она ускользнула из комнаты.
  

***

  
   Женя встал, застегнул джинсы, надел рубашку, и сев на край кровати, стал ее ждать. Такого развития событий сегодняшнего вечера он себе даже в самых смелых фантазиях представить не мог. А она из-за его трусости до сих пор пребывает в неведенье. Почему она отказалась смотреть паспорт? Это разъяснило бы ситуацию лучше, чем его несмелые попытки выразить словами свое отчаянье.
   Катя вышла из ванной уже переодетой в легкий домашний сарафан. Увидела его понуро сидящим на кровати, голову сильно сдавил руками. У него что, типа, муки совести?
   - Не смей сожалеть и сомневаться! - негодующе прошипела она.
   - Я не сожалею. Ни капли.
   - Хорошо. - расслабилась она, подошла, обняла и немного потрепав волосы, тихо спросила. - Ты можешь остаться со мной до утра или побыть еще немного?
   - Могу. А твой брат?
   - Он не вернется. Он обещал.
   - Ты уверенна?
   -Да, ладно тебе. Он только грозит и много шума производит. Но я его попросила. Он все понимает.
   Они так и заснули в комнате Вани, крепко обнявшись. Шептались еще долго, обо всем на свете, что можно было доверить друг другу. Катя рассказывала про многочисленных родственников и друзей, подруг Олесю и Арину, но особенно увлеклась рассказом о брате, Жене только оставалось удивляться таким сестринско-братским отношениям на грани безумия. Он даже позавидовал и испытал зябкое чувство ревности, несомненно, Катя любила брата до одури, ругала, сыпала проклятиями, и готова была умереть за него. Кажется, ей отвечали тем же.
   Она заснула первой, а Женя еще долго лежал без сна, удивительно счастливый, странно обескураженный, и горьковато самокритичный, с желанием убить себя. Потом задремал и он.
  

Глава 3: Будем знакомиться с мамой?

"Кто-то для потехи вдруг зальется смехом...

Кто-то вдруг заплачет горькими слезами..."

"После 11" - "Облака"

  
   Они так и заснули в комнате Вани.
   - Ну-ну, голубки...
   Женя первый услышал мужской голос у себя над ухом, резко подскочил с кровати и в темноте столкнулся с кем-то лбом. На минуту сердце приостановилось, он пытался осознать происходящие, где он находиться и кто это? И весь вчерашний вечер ярким воспоминанием охватил сознание, первой связанной мыслью, был страх за Катю. Кто-то ворвался в ее дом?
   Тревога за Катю отступила, когда он присмотрелся к нежданному гостю, даже в полутьме узнал ее брата, Ивана. Облегченно выдохнул, жизни угрозы не было. Но что за явление среди ночи? Ведь Катя вроде говорила, что Иван не явится до утра. Но даже по отрывкам рассказов Кати и вчерашним звонкам, Женя понимал, что это за "фрукт", наглый, беспринципный хам, самовлюбленный до одури.
   - Ну, что, детки? Распутничаете в моей кровати? - гаркнул Иван.
   - Вань, отвали... - сонно потянулась Катя, открыла один глаз, с единственным желанием пнуть брата за неприятное пробуждение, и окунуться дальше в приятные грезы сновидений. Вдруг ее округлились, она реально оценила обстановку, резко вскочила с кровати, дикой фурией кинулась на брата. - Какого черта, а? Ты клялся, что до утра тебя не будет? Я забираю все свои обещания назад. Понял меня, гаденыш?
   - Дура ты, Катя, я примчался спасать твою легкомысленную и распутную задницу! Но если тебе не очень надо... - Ваня нарочно лениво потянулся, даже говорил с неохотой.
   - А тебя никто и не просил!
   - Дура, мать уже на пороге стоит! - рявкнул брат, Катя дернулась как от удара. - И, слава богу, что я успел первым! Я разговаривал с ней минуту назад, он уже к дому подъезжает. Катя, ты какого черта телефон отключила и к домашнему не подходишь?!
   - Не может быть... Они же с папой на даче... Она не собиралась...
   - Катя, может. Завтра какой-то прием, он несется тебе платье выбирать.
   - Я никуда не пойду! - выплюнула Катя, понимая всю затею мамы за ее спиной.
   - Но это ты маман сама будешь объяснять.
   - Черт! Черт! - шептала в смятении она.
   - Сестрица, демонов зазря призываешь, не помогут. И кстати, ты моя должница дважды. Поняла? Или мне надо было дать тебя застукать с этим типом?
   Ваня, как ни в чем не бывало, повернулся к ухажеру сестры, подмигнул.
   - Привет. - протянул руку в привычном жесте для знакомства. - Иван.
   - Евгений. - Женя с некоторым опозданием ответил на рукопожатие. Был смущен, и не знал, как себя вести, надо ли вмешиваться в их разговор?
   - Евгений значит? - Ваня поднял бровь и многозначительно хмыкнул, внимательно разглядывая нового парня сестры, из-за которого Катя подняла вчера такой шухер. - Ага, будем знакомы!
   Катя заметалась по комнате, включила свет, и у Вани появилась возможность более внимательно изучить Евгения, он оценивающе окинул того взглядом, немного скривился, и тут же вынес неутешительный вердикт самым елейным тоном. Парень внешне никакой, только что, высоченный-здоровенный.
   - Сестрица, я знаешь ли... весьма удивлен твоим выбором. - и еле удержался от смешка. - Хотя, понимаю, глаза то серые...
   - Не твоего ума дело! Понятно?
   - А мамаше что будем рассказывать? Ты думаешь, она одобрит?
   - Ничего не будем, а ты будешь молчать!
   - Кать, может, я пойду? - Женя потянул ее за руку из комнаты. К такому он был не готов, не знал, что говорить, как себя вести, и совершенно растерялся, только переводил надоумленные взгляды с сестры на брата. Ивана хотелось чем-то тяжеленьким огреть по голове, настолько он бесил своим бесцеремонным поведением. - Мне уйти? Не хочу ставить тебя в неловкую ситуацию.
   - Жень, подожди. - она остановила его в коридоре перед входной дверью, обняла, поцеловала в щечку. - Ты позвонишь завтра? А лучше приходи.
   - Обязательно.- он в ответ обнял ее и прошептал в ухо. - Да, брат у тебя тот еще... Поговорим завтра.
   Катя уже собиралась открывать дверь, чтобы выпустить Женю, как раздался звонок в квартире, возвестив о прибытии мамы. Катя замерла, прикидывая, как выпутываться из ситуации, ведь бурных разборок с мамой не избежать. Как представить Женю? Мама точно не примет ее выбора. Звонок опять прогремел в квартире, словно набат по ее зарождавшимся отношениям.
   - Уси-пуси свои слюнявые закончили? - Ваня прошел мимо них открывать дверь, по пути раздавая указания. - Мамку встречаем, парадные улыбки натянули. Изображаем бурную радость от встречи с родительницей.
   - Ваня! - она кинулась наперерез брату. - Не открывай!
   - Не ссать кипятком, Катерина! Сейчас все разрулим. Поверь мне.
  

***

  
   Ваня отодвинул сестру, открыл двери, впуская маму в квартиру.
   - Мамуля, какой сюрприз! - ласково, в лучших традициях идеального сына, смачно поцеловал в щеку.
   - Здравствуй, милый! - мама в ответ поцеловала сына и крепко обняла. - Чем занимаете, дети?
   - Да как тебе сказать? В шахматы играли вроде... - протянул Ваня противным голосом.
   - Ага, знаю я ваши шахматы! - мама даже погрозила пальцем сыночку, потом обратила внимание на дочь, коротко ей кивнула. - Здравствуй, Катя. Что с тобой? Ты чего такая бледная? Не заболела? Это сейчас не ко времени.
   - Мама, все нормально. - Катя послушно, в традициях идеальной дочери, подставила щеку для дежурного поцелуя. - Устала просто.
   Катя проследила за взглядом мамы, наконец-то заметившим и Женю. Вопросительно окинула взглядом молодого человека за спиной у дочери, и обратилась с немым вопросом к сыну: "Кто это?".
   - А, мамуль, познакомься, это мой старый друг Женька. Ну, помнишь, из параллельного класса? - поспешил спасать ситуацию Ванька, пока сестра, пребывая в глубоком коматозе, нарушающим умственные процессы, глупость не ляпнула.
   - Женя, очень приятно познакомиться, но извините не помню вас. - вежливо улыбнулась парню Катина мама. - У нас столько гостей бывает, всех не запомнишь. Ох, извините сердечно. Не представилась. Тамара Андреевна, мама этих невозможных деток.
   - Очень рад, Тамара Андреевна. - четко и вежливо проговорил каждое слово Женя, чем обратил к себе удивленный взгляд Ивана, а Катя рядом подпрыгнула.
   Ваня был уверен, что чудо, которого выбрала сестра, мямля и рохля, добренький пацанчик, а тут такой размеренный деловой тон, прямо на рабочих переговорах. Захотел поиграть? Значит, получит, проверим нервишки, и он заулыбался в предвкушении первого раунда.
   - Ой, а как я рад!!! - Ваня даже натурально подпрыгнул и хлопнул в ладошки.
   - Сына, а ты чему рад? - по тону сына Тамара Андреевна поняла, что у Ваня задумал очередную забаву, начал паясничать.
   - Ну, Евгений у нас теперь будет частым гостем.
   - Да? Ну, хорошо. Дети, я вам доверяю в выборе друзей.
   - Извините, Тамара Андреевна, уже поздно, мне пора домой. - Женя двинулся к двери, собираясь покинуть дружное семейство.
   - И даже чай с нами не попьете, Евгений?
   - Спасибо, Тамара Андреевна, правда, но не могу.
   - Брешет он, мамуль. Куда пошел, дружок? - Ваня потянул его обратно. - Обидеть хочешь? Будем сейчас с мамкой чай пить. Понял меня?
   - Вань, не смей! - кинулась к брату Катя.
   - Так! Дети, что у вас происходит?
   - Мамуль, все нормально, просто наш воспитанный друг хочет невежливо свалить, не оказав нам чести отпить чаю с его персоной. А твоя невоспитанная дочь почему-то против. Сейчас выясним.
   - Женя, может, все-таки останетесь? Ваня, перестань паясничать, ты смущаешь молодого человека. Катя, не разочаровывай меня, для Ваниных и твоих друзей у нас всегда открыт дом.
   - Ага, ма, попробуй его смути, моего дружка. Я бы рассказал, но эти истории не для твоих ушек. - хмыкнул невероятно довольный собой Ваня, посматривая на свою жертву. Женя вел на удивление выдержанно, глаз не отводил, во взгляде еле сдерживаемая агрессия и посыл "не трогай!". Ага, мальчик не слабак, пришлось побороться за место под солнцем, но это не отменяет того факта, что в присутствии сестры он вел себя квашня.
   - Дети, ставьте чайник. Я сейчас быстро приведу себя в порядок. - Тамара Андреевна ушла к себе в комнату.
   - Братец, это что сейчас такое было, а? - прошипела Катя.
   - А это немеет от благодарности твоя спасенная задница. Выкуси. Или скандальчика захотела?
   - Пусть Женя идет домой!
   - Сестрица, распоряжаться будешь своими друзьями. А это теперь мой друган. - Ваня хлопнул по плечу новообретенного друга. - Это твой должок. Поняла?
   - Кстати, я не разменная монета или игрушка. - твердо заявил Женя.
   - Чувак, а твоим мнением здесь еще не интересовались. Уяснил?
   - А ты уясни, умник, как надо разговаривать с людьми, тем более с сестрой.
   - Хватит! - взвилась Катя, вклиниваясь между ними. Женя даже успел встать в боевую позицию, сжал кулаки. - Женя, я прошу тебя, пожалуйста, не надо!
   - Катя, а мальчик твой не промах, защищать тебя кидается. А весь из себя такой приторно правильный. Меня тошнит от таких зануд, как ты, понял, Евген? - специально сократил имя, чтоб выбесить окончательно.
   - А меня от таких самодовольных хамов, как ты. - тихо процедил в ответ Женя.
   - Ты урод просто! Ты скотина. - завопила Катя, бросаясь на брата с кулаками. Впрочем, этого он всегда и добивался, злить, провоцировать сестру было любимым занятием с самого детства.
   - Ваня! Катя! Вы опять устроили балаган? - на крики Кати вышла Тамара Андреевна. - Катя, прекрати драться с братом. Ваня, ты как маленький просто. Хватит щипать сестру. А вы, Женя, извините нас, они всегда так, цапаются, как кошка с собакой по любому пустяку.
   - Ма, не волнуйся, он уже извинил. Мамуль, а ты заметила, что он удивительно воспитанный?
   - Заметила, Вань, и вам в пример могу поставить. Мои дети показывают дурное воспитание.
   - А чья воспитательная работа, мамуль?
   - Так, дети, пошли пить чай. И чтоб без разборок! У меня от вас голова болит уже.
   Катя, незаметно от мамы показала брату средний палец, и первой прошмыгнула на кухню ставить чайник и накрывать на стол.
   - Чувак, ты видел? Вот это называется сестринская благодарность. - и Ваня силой впихнул на кухню замявшегося Женю.
   Все расселись за столом. Ваня ненадолго притих, отвлекшись на присланные смски. У Жени появилась возможность перевести дух и повнимательнее всех рассмотреть. Нервная дерганная Катя ерзала на стуле и кидала в его сторону тревожные взгляды. Он ей уверенно кивнул, посылая мысленный сигнал успокоиться. Бедная Катюша, сидит вся перепуганная, чего она так боится? Он готов был представится маме тем, кем является для Кати на самом деле. Но подводить ее не хотел.
   Искрометный хам Ванька оказался таким же, как на плакатах в своем личном храме. Красив, до рези в глазах, смуглый статный брюнет, сошедший с картинок дамских романов роковой соблазнитель. Но судя по нахальному детскому поведению, не на много старше самого Жени.
   Тамара Андреевна как раз рассказывала, как она добиралась с дачи. Мама у них оказалась изящной моложавой женщиной, стильной до кончиков пальцев. Манера держаться, все выдавало в ней уверенную бизнес-вумен современности и светскую львицу. Если бы не знать, что у нее такие взрослые дети, то можно было бы дать слегка за тридцать.
   Внешность Ваня унаследовал явно от матери, смуглой красивой брюнетки. А манеру одеваться и держать себя на людях, это уже унаследовала Катя, внешне отличаясь от брата и матери. Но он уже знал другую Катюшу, нежную, трепетную и искреннею. Без всего этого лоска и внешнего великолепия она была ему роднее, она уже стала его половинкой души.
   Женя, отвлекшийся на размышления, краем уха прислушался к непонятному разговору на повышенных тонах между Катей с мамой.
   - Я никуда не пойду, мама.
   - Катя, надо! Олег пригласил.
   - Пошел он к черту!
   - Катя, прекрати! Девочка моя, надо простить, это твой шанс в жизни. Я уже платье тебе выбрала, самое роскошное! Тебе понравится!
   - Вот и иди с ним сама!
   Ваня наклонился к Жене и прошептал на ухо:
   - Ты в курсе, что они сейчас о Ежикове говорят? Знаешь о нем?
   - Я в курсе, кто это такой! - отрезал Женя.
   - А тогда, ладно. Тебя так быстро просветили?
   - Мальчики, вы, о чем шепчитесь?
   - Ма, да не обращай внимания, у нас свои секретики. Сплетничаем.
   - Ох, Ваня, ты невозможный. - покачала головой Тамара Андреевна, но с такой любовью и нежностью посмотрела на сына. - Сынок, ты хоть ей объясни, что ей надо завтра пойти с Олегом. Там будут очень важные люди!
   - Кать, ты неблагодарная свинья, кстати. - обратился к сестре Ваня. - Тебя в люди выводят, как королевского пуделя, на ручках готовы носить, в пеленочку писать будешь и с ложечки есть. - и он рассмеялся своей неуместной шутке.
   Ваня был категорически против любых контактов сестры с бывшим Ежиковым, ничего кроме омерзения к нему не испытывая. Однажды он причинил сестре невыносимую боль, и была бы воля Вани, то он был на километр не подпустил того к Катюше. Но мама сейчас перла как танк к цели помирить бывшего ухажера с дочерью.
   - Спасибо, сынок, ты очень помог!
   - Мамуль, ну сдался ей этот озабоченный старпер?
   - Ваня, Олег в солидном возрасте только по твоим меркам. И смотри, не назови его так на людях, позора потом не оберешься.
   - Мамочка, ну разве я тебя, когда подводил? Ма, давай заменим эту плесень старческую на Евгена, а? Смотри, он молодой, интересный, перспективный очень.
   - Ваня, ну, что ты говоришь? Шуточки у тебя иногда за гранью приличий. - Тамара Андреевна пригрозила сыну пальцем и обернулась к другу сына. - Женя, извините, это же наш Ванечка, как всегда в своем репертуаре. Кстати, Женя, скажите, чем занимаетесь? Учитесь или работаете? Вы знаете, у меня ощущение дежавю, помню вас, но никак не могу вспомнить, где и когда?
   - Мам, он на компьютерщика учится. - встряла Катя, заметив, как напрягся Женя от внимания мамы к нему.
   Ваня подавился печенькой и стал кашлять после поспешного Катиного ответа, вдруг поняв, откуда растут ноги у якобы сломанного компьютера. Не удержался, стал хохотать, просчитав всю проигранную комбинацию сестры. Вот учудила! Даже Юрке звонила за консультацией. Обеспокоенный Юрка потом звонил, выяснял, все в порядке у Катюши и что с ней такое?
   - Вань, а почему смешно одному тебе?
   - Потому что твоя дочь умудрилась изворочить мой комп, а Женька исправлял все.
   - Понятно. - успокоилась Тамара Андреевна. - Удалось починить?
   - Да, мам, все починили, все работает. - вмешалась Катя. - А ты, Ваня, наглец, комп мой!
   - Дети, что вы делите? У вас, что не хватает техники? У каждого по ноутбуку и планшеты...
   Женя посмотрел на Катю, послав ей озорную улыбку. Значит, ноутбуки, планшеты имеются? Она не выдержала и тоже рассмеялась. Женя долго сдерживался, давился, и все-таки рассмеялся сам, понимая всю абсурдность ситуации с подстроенным сломанным компьютером.
   - Пойду, еще раз проверю свой агрегат, пока Женя не ушел. - вскочил Ваня, ведь правда нужно убедиться, что на самом деле работает, пока компьютерный гений еще не ушел.
  

***

  
   Через несколько минут из Ваниной комнаты раздался вопль, сначала неразборчиво, но определенно матом, потом уже более разборчивая речь:
   - Ешкин кот! Вот твою налево! Жень, иди сюда! Ты инструменты забыл...
   Ваня был в ярости, давно не помнил за собой такого состояния. Первым делом проверил работающий компьютер, потом заметил на смятой кровати паспорт, открыл посмотреть, и чуть не грохнулся в обморок. Новый дружок Кати оказался младше его самого. В голове пронесся вихрь вопросов. Знала ли Катя, с кем связалась? Зная сестру, сильно сомневался. Значит, обман со стороны юного компьютерного гения? Немедленно нужно разобраться...
   Ваня не верил сам себе, как он мог так ошибиться в Евгении? Внешне, конечно, выглядел старше, высокий, интеллигентное лицо, умные глаза, вроде как уже вышел из возраста подростков в процессе полового созревания. Вот и неувязочка вышла... Это прямо удар по дых ему, что не всегда надо надеяться на внутреннюю чуйку.
   За вошедшим Женей он захлопнул дверь и потряс перед его лицом раскрытым паспортом.
   - Ты охренел, да? Она знает об этом? Или мне померещилось? - Ваня накинулся на Женю, старался не громко, но конкретно в данный момент у него чесались руки, дать в морду этому малолетнему соблазнителю.
   - Не совсем.- процедил Женя, смотря в упор на Ваню, и выдергивая свой паспорт.
   - Ага, не совсем, значит? - Ваня ударил кулаком в стену, поверх Жениной головы. - Ты, чучело озабоченное, хочешь, чтоб мою сестру посадили за совращение несовершеннолетнего?
   - Ничего не было. И это не твоего ума дело, это наши с Катей...
   - Ага, не было значит ничего? Дурачка слабоумного из меня делать не надо. Я вас своими глазами видел. Ты урод, переспал с ней?
   - Ты слепой, наверное? Ты видел нас одетыми и спящими.
   - Конечно, а еще тупой. Ты когда собирался ей сказать?
   - Собирался. Не получилось. И не пугай меня. Мы с твоей сестрой будем встречаться.
   - Размечтался, сопляк неудовлетворенный. Завтра придешь извинятся, скажешь ей правду, и чтоб духа твоего больше не было. Не поймешь, подключу тяжелую артиллерию, лучше тебе не знать какую. Поверь, ад существует! Захочешь, проверишь потом на себе.
   - Мы с Катей сами разберемся без твоих ценных советов.
   -Забудь о ней и подотри свои детские слюни. А пока ей ничего не скажу, не хочу, чтоб она меня ненавидела. А ты, чучело, завтра будешь все исправлять, в ногах валяться будешь, но чтоб ни слезинки она не проронила. Я за нее и убить могу... Понял?
   - Понял. А ты поменьше кидай тут угрозы. Не на того напал, я и за себя могу постоять, и ее не дам обидеть.
   - Катись домой, упырь. Кстати, я запомнил, где ты живешь. Из-под земли достану и закопаю!
  

***

  
   - Катенька, мне кажется или мальчики на повышенных тонах разговаривают? Не слышно только о чем. Сегодня все какие-то взвинченные.
   - Мам, это же Ваня. А страдают в итоге все.
   - Когда вы уже научитесь с братом мирно жить и не лаяться каждую свободную минуту?
   - Мам, это вряд ли...
   - Дамы, - вернулся на кухню Иван, он старался быть предельно спокойным. - Евгению срочно надо нас сейчас покинуть. Дела. Он низко откланивается и ручки целует. Я провожу чувака и немного проветрюсь.
   - Ваня! - Катя привстала, переводя взгляд с брата на угрюмого Женю, маячившего за спиной Ивана. В голове крутились тысячи мыслей, что за разговор у них был? Ванька был способен на любую гадость, и сейчас по напряженным взглядам и трудно скрываемому братом бешенству, она понимала, что произошло что-то очень нехорошее.
   - Катя, сядь! - приказал Ваня тихо, но с непререкаемым металлом в голосе. - Не надо нас провожать, мы большие мальчики.
   - Евгений, всего хорошего. Спасибо, что составили нам компанию. - попыталась разрядить обстановку ничего не понимающая Тамара Андреевна.
   - До свидания, Тамара Андреевна. - Женю трясло от негодования, но при маме Кати он старался сдерживаться, посмотрев на любимую девушку с такой тоской, что у нее тут же тревога отразилась во взгляде. - Пока, Катя.
   - Пока, Жень. - она провожала его взглядом. Вот что там устроил Ваня и какое безобразие задумал сейчас? У брата имелась дурная привычка вмешиваться во все личные дела окружающих, кстати, под самым благовидным предлогом.
   Мама, уставшая с дороги, ушла спать, а Катя осталась дожидаться брата, и в попытке успокоиться, убирала на кухне. А вот и Ваня возвращается, она кинула взгляд на часы, где-то полчаса не было.
   - Что ты с ним сделал? Отвечай быстро. - затрясла его за футболку.
   - Ничего. Живой и невредимый. Боже, Катя, ты даже не представляешь, какая ты дура...
   - Сам дурак. - огрызнулась она по привычке. - Не вмешивайся в мою личную жизнь. Разберись со своей.
   - Ты хоть знаешь, с кем связалась? Засвербело в одном месте? Где ты познакомилась с этим маньяком?
   - Ты что, рехнулся совсем? Я с ним в библиотеке познакомилась.
   - Где!? Ох, елки-маталки... В библиотеке!? Ты че там делала? Ты, что туда дорогу знаешь?
   - Мамины книги отвозила. И он там работает.
   - Да, ладно тебе. Он же типа на компьютерщика учится. Он кто там? Библиотекарь со стажем?
   - Нет, администратор в компьютерном зале.
   - Круто, ты попала, девка. - но Ване хотя бы стали понятны мотивы Катиного интереса, раз работает, значит не маленький.
   - Не понимаю тебя... Какое тебе вообще дело до него?
   - Завтра сама от него узнаешь. Иди! Иди, спи, дурында.
  

***

  
   Уже у себя в комнате, Катя, когда включила телефон, то получила несколько смсок от Жени:
   "Катенька, я дома уже. Если сможешь, прости меня, милая".
   "Ты еще не включила телефон... Как у тебя сейчас дела? У меня все нормально, с братом твоим немного поговорили".
   "Все будет хорошо. Завтра поговорим. Хотел пожелать тебе спокойной ночи".
   "Не спится... Думаю только о тебе!!!".
   У Кати сразу отлегло от сердца, она стала быстро набирать ответ.
   "Уже скучаю, сильно. Тоже думаю только о тебе!!! Какая спокойная ночь? Вообще, спать передумала...".
   Очень быстро получила ответ, успев только прилечь на кровать.
   "Катюша, тоже не могу спать... Не смейся, но ты перевернула всю мою жизнь...".
   "Жень, а ты мою, до основания. Целую. До завтра. Тут подруга названивает, не отстанет, пока не отвечу".
   "Тоже целую тебя. Нежно. В губы. Везде!!! Катя, ты мое лучшее чудо...".
   У нее теперь есть Женя, и пусть все теперь катятся со своими советами, особенно брат. Пусть со своим гаремом девиц лучше разбирается, советчик чертов.
   - Катюх, ну, как перепих удался? - прогремела голосом подруги Олеси мобильный телефон.
   - Никак. Не было перепиха... Просто свидание...
   - Он, что импотент?
   - Нет, просто приличный, сначала жениться хочет. - съязвила Катя.
   - Что еще такие не перевелись? Я думала, вымерший подвид. Неудачная мутация...? Прикалываешься, да?
   Пришлось еще минут двадцать поговорить с Олесей, та упорно вытягивала подробности знакомства, как прошло свидание, но Катьку так и не развела на откровенный разговор.
   После Катя лежала, сожалея, что у Арины недоступен телефон, оповещения о том, что абонент снова в сети и ему можно перезвонить, не пришло. Именно разговора с ней Кате жизненно не хватало. Одно утвердительное слово от подруги, и Катя душу дьяволу продаст за отношения с ним. Хотя, прокручивая все события прошедшего дня, все более убеждалась, что поступила правильно, не прошла мимо Серых глаз, почувствовала притяжение и тепло. А то, что отношения так быстро развиваются, это такая своеобразная извинительная компенсация за утомительное ожидание.
  

***

  
   Ваня в своей комнате метался, не в состоянии успокоиться. Что-то надо делать...
   Над Катюхой нависла угроза катастрофы, как она завтра переживет признания Жени? Хватит сил принять и отпустить? И не сжить себя, потом, со света муками совести? Вот козел малолетний, во взрослые игры поиграть захотел, пусть бы ровесниц своих тискал по подъездам...
   Решился, не смотря на позднюю ночь, позвонить Юрке, только он мог помочь. Друг достаточно быстро сонным голосом ответил.
   - Не подписали договор...?
   - А я знаю, что ли? Подписали или нет...
   - А это ты, Вань... Что случилось? Я задремал с ноутбуком в обнимку... с договором тут проблемы...
   - Бабу обнимать надо! Юр, блин, ночь на дворе. Уймись ты со своей работой.
   - По бабам это ты у нас специалист. Вань, чего хотел?
   - Посмотри, я тебе фотку с одного паспорта отправил. Мне нужна информация по этому типу. Ну, сам понимаешь...
   - Ага, получил. Вижу. И что за пацан? Где дорогу тебе перешел?
   - Юр, только не падай там, хорошо? Он Катьке нашей дорогу перешел... Ну, помнишь, она тебе звонила по поводу, как сломать комп?
   - А связь какая? Не понял.
   - Наша Катька влюбилась в него...
   - Ты шутить, да? - недоумевал Юра, еще раз проверил присланные Ваней паспортные данные на молодого человека. Нет, все четко, ФИО, адрес, год рождения. Вот последнее и смущало. - Вань, так он ее младше, причем намного... Причем, еще в течении года с небольшим, их отношения могут попасть под статью уголовного кодекса. А Катя как решилась? Не пойму...
   - Вот в этом и проблема. Катя не в курсе, этот гаденыш скрыл от нее. - Ваня пересказал все события сегодняшнего дня, что окончательно разбудило Юрку. В принципе, среди московских друзей только Юрка пользовался безоговорочным доверием Вани. Болтать лишнего не будет, и обязательно поможет, связи и возможности есть. Друг работал в должности главы юридической службы в огромной корпорации известного бизнесмена Николая Савельева, владельца сети популярных продуктовых магазинов и чего-то там еще, заводов и пароходов. При корпорации имелась чудесная служба безопасности, с самыми лучшими специалистами, все бывшие спецы в своем деле.
   - Кате надо помочь. Дай подумать до завтра. Информацию соберут, попрошу. Думаю, понаблюдать за ним надо несколько дней, кто и откуда, с какой целью с Катей познакомился? Не подозреваешь диверсии под себя или под мамин бизнес?
   - Вот ты, блин, загнул, аналитик... Честно, даже не думал об этом... Ну, с этой стороны... Я понял, что она вроде, как сама на него запала.
   - Вань, я в командировку уеду, на сколько, не знаю точно, когда вернусь...
   - Юр, спасибо. Жду информации. Я проконтролирую этого диверсанта пока своими силами...
  
  

Глава 4: Писатели и разочарования.

  

"Словно ядом взглядом оголяешь нервы.

Хватит, хватит... Я не первый и не последний,
Я ...хуже. Ближе, дальше, привыкание опасно.
Лучше раньше, все, что долго, все не для тебя
. Вечная ничья..."

"После 11" - "Вечная ничья"

   Полдня у Кати ушло на препирательства с мамой, идти на прием с Олегом и какие варианты избежать этой участи. Все доводы разбивались о непробиваемую решимость матери помирить дочь с бывшим возлюбленным, не подозревая в какую бездну, обратно толкает дочь...
   Тамара совсем не понимала дочь, и не имела представления, какими были отношения дочери с Олегом в прошлом. Но была непоколебима уверенна, что лучшей партии для ее бестолковой дочери просто не может существовать. К разочарованию матери, Катя и к двадцати двум годам отказывалась взрослеть. Ее детская и инфантильная непосредственность, незрелая эмоциональность, витание в облаках и способность плакать на пустом месте безумно расстраивали мать.
   Последние два года, после тяжелой реабилитации и ряда операций, Катюша стала меняться к лучшему, появилась сдержанность, перестала носить глупые мешковатые футболки с утятами и мышатами. Переоделась в элегантные платья и узнала, что существуют юбки, украшения для нормальных женщин. Научилась правильно подбирать аксессуары и духи, выстраивая свой неповторимый женственный образ умной интересной молодой женщины.
   На перевоспитание дурных вкусов дочери, Тамара потратила несколько лет, даже почти сдалась, что Катюша останется безликой неудачницей с кучей комплексов. Деловая хватка в ней отсутствовала принципиально. Ей бы клочок бумажки и карандаш, она тут же начнет записывать свои глупые стишки. Разве это прокормит дочь в дальнейшей жизни? Поэтому вместо литературного, в который мечтала поступать Катя, Тамара переубедила ее в свое время поступать в педагогический. Хоть профессию получит.
   А эти постоянные перепалки с братом? Выросли, а от детских препирательств по каждому пустяку, так и не избавились. Временами это умиляло, были смешны Ванины шуточки, но чаще утомляло и раздражало, особенно, когда сынок начинал паясничать на людях.
   Вот сын был гордостью семьи, он то был из того же теста, что и сама Тамара. Она даже удивлялась, какого необыкновенного и красивого мальчика родила восемнадцать лет с лишним назад. Все его ребячество скоро пройдет, от подросткового хамства не останется и следа, тогда Иван превратится в роскошного мужика. Его ждало блестящее будущее, она не прогадала, заметив в ребенке артистические способности, и отдала с самых ранних лет в театральную студию.
   С этого все и началось. Школьные постановки, КВН и городские конкурсы. Потом кто-то из знакомых посоветовал снять его в рекламе одежды для детей, Тамара охотно согласилась. Попали в верную струю, потом уже ТВ реклама сделала сына узнаваемым. Сериал, где он снимался еще подростком, сделал молодой восходящей звездой.
   Было время, Тамара очень переживала за сына, его странное поведение в детстве, когда он любил всем заявлять, кто хороший или плохой человек. Иногда так и говорил незнакомым людям: "Ты Зло!", она чуть в обмороки не падала от смущения, и попыток извиниться за бестактность ребенка. Ваня стал взрослеть, и эта дурная привычка делить мир на "Добро и Зло" прошла. Беседа с несколькими детскими психологами и одним экстрасенсом пошла на пользу ребенку.
   Еще ее некоторое время беспокоила дикая болезненная привязанность Ивана к сестре с самого рождения. В детстве он был очень зависим от Кати, которой приходилось жить в режиме брата, есть с ним, спать и гулять вместе. Все это Ванечка категорично требовал от сестры, Тамаре иногда со страхом казалось, что и родители ему не особо нужны. Они ругались до драк в детстве с сестрой, потом мирились, обнимались, потом опять ругались, впрочем, Тамаре иногда казалось, что и сейчас накал их отношений не очень изменился. Но ее успокоило время, когда Ваня стал интересоваться другими девочками в принципе, намного раньше своих сверстников.
   Многого о интимной жизни сына она не знала, но даже та часть, что была ей известна, заставила бы любую мать поседеть раньше времени. Бесконечные потоки девочек, поклонниц, даже великовозрастных тетенек, пытавшихся соблазнить ее сына, заставляла жить весь подростковый период в напряженном ожидании ранних внуков. После познавательной беседы с Ваней, который успокоил маменьку уверенностью, что внебрачных детей он не планирует, о методах контрацепции и действиях, что заставляют женщин беременеть, он имеет конкретные представления, она отважилась на неслыханное для себя и всех своих принципов решение, дать свободу сыну.
   Началось все с обмена однушки, оставшейся от родителей мужа Димы, ее продали в далеком районе Москве, добавили денег и приобрели двушку в том же районе, что жили. И выдала ключи детям после серьезного разговора, что они могут ей пользоваться, а Ваня после совершеннолетия, как бы ей не хотелось его отпускать из дома, мог попробовать жить самостоятельно.
   На удивление матери, сын отказался жить в отдельной квартире, но постоянно пользовался возможностями отдельной двухкомнатной квартиры, приводил девушек на свидание. Катя, кажется, квартирой особо не пользовалась, только жила там, когда в Москву приезжали ее подружки Олеся или Арина. Многочисленные друзья сына, когда приходили в гости, вели себя прилично, попоек и гулянок не устраивали, зная, что есть отдельная хатка для этого. Зато Тамара теперь была спокойна, что дома разврата не происходит.
   А сейчас за сына переживать не стоило, он пробьется в жизни, если надо растолкает всех локтями. А что такого осудительного? Это жизнь, он жестка, и не стоит от нее ждать милостей.
  

***

  
   А вот неустроенная судьба дочери ее очень беспокоила. Несколько дней назад, Тамара имела обстоятельный и серьезный разговор по душам с Олегом. Тот уверял, что беззаветно любит Катеньку, с самыми серьезными намереньями хочет вернуть былые отношения, готов жениться. Именно последнее сильно взбодрило Тамару. К сожалению, со слов Олега, Катенька сопротивляется, отказывается даже поговорить.
   Олег был честен и вполне убедительно объяснил, что их любимой Катей разлучили бессовестные поклонницы, подстроили сцену с изменой, которой в реальности не было. Тамара сомневавшиеся "в подстроенной измене", это же мужчины с половыми инстинктами, все-таки дала себя уговорить повлиять на поведение дочери. Кто же не изменял своим женам? Наверное, только Тамарин муж Дмитрий, и только благодаря ее личным стараниям, и все объемлемому контролю за ситуацией. Хотя надо признаться, что Диму научная деятельность увлекала больше, чем поиск потенциальных любовниц на стороне.
   А вот Олег известный человек, писатель модных на сегодня книг. Тамара, большая любительница чтения, преимущественно любовных романов, с трудом осилила писанину будущего зятя Олега Ворона, слишком сложный язык изложения, невнятный сюжет, пространные рассуждения, вся эта гламурно-философская литература для гурманов. Но что удивительно, книги его раскупались хорошо, модный писатель путешествовал по ток-шоу и постоянно мелькал в журналах в разделах светской хроники.
   Ворон - был псевдонимом господина Ежикова в миру, и Катюша свою благородную фамилию Гончарова в ближайшее время должна сменить на нелепую Ежикова. И лично Тамара приложит максимум усилий и минимум затрат, чтоб смена статуса и фамилии дочери случилась побыстрее. И конечно, господин Ворон мотивировал ее интересными бизнес предложениями, вот что значит деловой человек!
   Когда все благоразумные увещевания устроить личную жизнь дочери закончились, она подключила тяжелую артиллерию.
   - Катя, девочка моя, послушай меня. Это важно для моего бизнеса. - для Тамары в данный момент это был самый весомый и ключевой довод. От ее бизнеса с магазинами одежды зависело благосостояние семьи, и Катя должна понимать всю меру ответственности. - Девочка, мне не хочется об этом говорить, но машину придется продать, и твою, и Ванину, карманных денег не будет у обоих, а квартиру сдадим. Мне нужно заключить важную сделку, а это сейчас зависит от рекомендаций Олега. Он говорил, что мои будущие партнеры, поклонники его творчества.

***

  
   Катя сдалась... Ладно, схожу с Ежиковым на прием, решила она. Без машины, денег и ключей от другой квартиры она бы вполне пережила, тем более, что через несколько недель выходит на работу в школу. Были еще надежды, что ее тексты понравятся, и первые самостоятельные рассказы опубликуют в известном литературно-художественном журнале.
   Но сейчас мама грозила финансовым крахом всей семьи, и прекращения волшебных купюр для брата. Он, конечно, и сам подрабатывал, и не плохо, но все равно его неуемные расходы не соответствовали доходам. Он еще не вошел в первые десятки самых высокооплачиваемых актеров, тем более, что и учиться приходилось в театральном. А конфискацию автомобиля и ключиков от сексодрома в двушке, вообще не переживет.
   Катя затолкав поглубже личные обиды, позволили себя одеть, красить волосы, подстригать сеченные кончики, как настаивал приглашенный на дом парикмахер. Дома устроили настоящее столпотворение, еще прикатили стилист, наложивший ей вечерний макияж и грозная дама, делающая бесподобный со слов мамы, маникюр всех конечностей. Швея прямо на ней подгоняла шикарное платье на выход. Платье было от известного закордонного дизайнера, стоило огромных денег, но оказалось, что оно не того размера, чуть великовато. Поменять его возможности не было, оказалось, что в России оно было в единственном экземпляре, что привело в благоговейный трепет даже грозную даму с маникюрным набором.
   Она украдкой, между специалистами, тщательно наводившими с ней "красоту", словно Золушку отправляли на первый бал, отвечала на Женины смски. Мать если заподозрит хоть нам минуту демарш дочери, тут же конфискует телефон. Поэтому приходилось быть терпеливой.
   "Катенька, доброе утро! Целую в носик. Когда сможем увидеться?" писал Женя.
   "Женя, милый мой, доброе утро! Спала плохо, мысли о тебе не способствовали крепкому сну" отвечала она, посылая так же в каждой смске смешные и милые смайлики.
   "Катя, я тоже поспал немного. Лежал и думал, как мне повезло встретить тебя".
   "Женя, нам повезло встретиться! Благословляю твою библиотеку! Это лучшее место для знакомства, которое только существует на земле. Маше привет".
   "Машка твой привет не очень поймет, придется рассказывать все остальное, она тот еще следопыт и дознаватель. А я не готов делиться ни с кем, ни одним воспоминанием о тебе. Это только мое".
   "Я надеюсь, что потом мы подружимся с твоей Машкой, если ты ее так уважаешь. Сейчас встретиться не сможем. Мама дома и вечер сегодня занят, будут гости".
   "Катя, скажи честно, тебя заставляют идти на прием с этим уродом?".
   "Можно сказать, что меня уговорили идти. Но это ничего не меняет. У меня есть ты, и другого мне не надо. Просто верь мне...".
   "Катя, не обижайся, но я попробовал почитать в инете его книги. Полная бредятина...".
   "Катенька, позвони мне или напиши, когда освободишься".

***

  
   Катя больше не отвечала ему, видимо, пришлось отключить телефон. Женя весь рабочий день потратил на поиск информации в инте. Сначала Ежиков, точнее "господин великий писатель" Олег Ворон. Книги были в инете, он скачал и честно попытался прочитать эту пафосную писанину. Дурацкие названия, бредовые тексты, больше похожие на набор слов пациента психушки.
   Одна его книга нашлась в библиотеке, Женя открыл формуляр, оказалось, что человек десять ее прочитали, вот бы их разыскать и поинтересоваться мнением.
   В интернете оказалось много упоминаний о Вороне в светской хронике и фотки с разных богемных презентаций. Были фотографии и с Катей, правда она немного по-другому там выглядела. Заголовки были соответствующие: "Модный писатель выводит в свет свою юную невесту", "Роман студентки со звездой современной литературы в самом разгаре" и т.п.
   Ворону было далеко за сорок, но выглядел он вполне презентабельно: невысокий, подтянутый, в модных костюмах и с неизменным выражением лица "интеллектуал скучает в бренном мире".
   Потом посмотрел досье на хамоватого братца Иванушку. Вот тут просто лавина информации, фото и видеохроники. Даже оказалось, что ему посвящено несколько отдельных сайтов и групп в социальных сетях, созданных активной группой фанаток. На сайтах висели тысячи его фотографий, отрывки из сериалов, рекламные ролики и безумное количество комментариев к этой вакханалии. Комменты в основном хвалебные: "Неземной красавец, лапочка, душка, милашка, хочу его слопать" и более подробные варианты, что хотят с ним сделать его фанатки. Одна восторженная дура даже написала, что Иванушка "сам Бог!!!".
   Женька даже обдумал план мести, зарегистрироваться на фанатском сайте под вымышленном ником, разбавить сахарный сироп суровой правдой жизни, что Иван Гончаров - самодовольный хам, эгоист и моральный террорист. Но потом передумал, мелочно и глупо, все равно ничего не изменит, а безумные фанатки забанят и удалят его комментарии.
   Весь день его не покидало чувство, что полностью выпал из реальности, начиная с момента знакомства с ней. Никакая другая мысль больше минуты не удерживалась в его голове. Все было наполнено ей одной. Воспоминания о ней, нежные поцелуи, трепетные прикосновения, крепкие объятия. Воспоминания о каждом слове, сказанном друг другу. И его глупое мальчишеское поведение, его дурацкая робость и неловкость.
   И как только Катю ничего не навело на мысль о полном отсутствии опыта в общении с женским полом? Как ей было признаться, что по-настоящему целовался первый раз? Не говоря уже, о проклятой девственности. И первый раз пережил волнующие интимные прикосновения к своему телу девушки. Боялся, что не поверит и засмеет, тем более, что у нее опыт имелся. А вчера помогали только инстинкты и вдруг оказавшиеся полезными просмотры порнофильмов в компании друга Темки. Теоритическая база имелась также в силу нормального мужского интереса к женскому полу.
   Темка был озабоченным на теме секса. Главным увлечением жизни была беспрецедентная коллекция порнофильмов, тысячи роликов и фильмов. Тема смотрел фильмы для взрослых с болезненным вожделением, так смотрят, кажется, только маленькие дети любимые мультики. Сначала Женю увлечение друга шокировало, но потом привык и смирился, что единственный друг оказался маньяком и самым верным поклонником порноиндустрии.
   Он был бы ханжой, если бы вдруг принялся утверждать, что его не волнует тема интимных отношений с противоположным полом, особенно с точки зрения физиологии. Всех парней его возраста сводили с ума вопросы, связанные с сексом, он не был исключением. Но это были гормоны, здоровое мужское любопытство, желание познать женское тело, ничего стыдливого в этом не было. Женька думал об этом, как о чем-то, что еще предстоит в будущем, робость в отношениях с девушками мешала избавиться от девственности. Не встретил он до Кати именно той девушки, что бы понравилась так сильно, с которой было бы легко, которую бы хотелось бесконечно целовать и обнимать, хотелось бы дарить цветы и ухаживать.
   А теми девицами, что всегда были в состоянии половой доступности любому, он элементарно брезговал. Здоровое понимание, что есть шанс подцепить венерическую болезнь, остужала гормоны не хуже холодного душа. А если сюда добавить картинку дивизии мужиков, что побывали до тебя между таких ног, то сразу все желания побыстрее попробовать немного секса, проходили сами собой.
   Темыч называл его последним романтиком эпохи, непокоренным девственником, которого надо показывать в музее. А сам Темка был вызывающий во всех проявлениях своих увлечений.
   Особенно веселила реакция домашних, когда вместо новостей по ТВ, Темыч за обедами-ужинами крутил бесконечные ролики со стонами и криками с любого доступного руке гаджета. На нескольких таких обедах присутствовал и сам Женька, сидел, опустив голову к тарелке, бесконечно краснел перед его родителями, и толкал друга под столом.
   - Джек, ты только посмотри какой момент! Ты веришь, что они каждые три минуты кончают?
   - Тем, меня сейчас стошнит. Прекрати...
   - Нет, скажи, ты так сможешь? Чтоб каждые три минуты и чтоб еще троих отыметь, а?
   Пожилая домработница при таких разговорах выскакивала из комнаты, охала, хваталась за сердце, но хозяйскому сынку не смела делать замечание. Отец Темыча ухмылялся, когда сынок смотрел с нового смартфона порнушку между подачей первого и второго блюда.
   - Сынок, что-то новое узнал?
   - Па, ты только посмотри, как эта тетка умудрилась ноги задрать. Точно акробатка...
   - Артем, я тебя умоляю. - неизменно хладнокровная мама друга, поджимала губы, но пресечь это безобразие было уже не в ее силах. - Я все понимаю про гормоны в твоем возрасте... Но ты хотя бы возьми пример с Евгения, уверенна, он никогда себе не позволит при родителях смотреть эту гадость.
   - Ма, да ладно тебе. Ты уже все забыла, как это бывает, бурная молодость прошла. А Джека я скоро в музей сдам, как вымирающий подвид.
   - Артем, я не собираюсь комментировать твои глупости. Тем более понимаю, что это провокация. У меня только просьба, не показывай эту мерзость бабушке с дедушкой. А то пристрою тебя к ним потом сиделкой. После того, как ты доведешь их до инфаркта.
   - Мам, не парся, дедуля уже видел. Сказал, жаль, что в его время такого "кина" не крутили...
   - О, Господи! - крестилась в углу вынужденная вернуться домработница. - Спаси его душу!
   - Ма, а вот бабуле не решился. Она же меня анафеме предаст. Да ну, рисковать не хочу, даже в просветительских целях. - продолжал Темыч, подмигивая посеревшей лицом домработнице. И в тех или иных вариациях обеды в семье Артема проходили под девизом "порнушку в массы".
   Несколько дней назад Тема вернулся из дальних жарких стран с родителями, папа вернулся к книгоиздательскому бизнесу, мама к светской жизни дамы при богатом муже, домработница к молитвам за спасение грешной души хозяйского сына, а сама ходячая подростковая проблема Артем, качал очередные шедевры порноиндустрии.
   Темка бездельничал все лето, томился в одиночестве и постоянно заходил на работу к Джеку, перекинуться последними новостями. Маша быстро пресекла его привычку смотреть фильмы для взрослых непосредственно в библиотеке, обещала все блудливое выдернуть под корень, если он только еще раз попробует показать пожилой гардеробщице новое увлекательное кино.
   - Джек, ты чего такой тухлый? - Темка в привычном приветствии вскинул руку, стукнулся кулаками.
   - Не выспался...
   - Дрочил всю ночь что ли, последний девственник планеты?
   Женя поперхнулся, потом оглянулся, нет ли рядом кого-то из сотрудников библиотеки, особенно Машки, потом покрутил у виска, думай, где находишься и следи за языком.
   Рассказывать Артему о встрече с Катей и вчерашнем свидании, категорически запрещалась. Друг, сразу все опошлил бы темами сисек-писек, и бесценными советами, чувак, задвинь ей поскорее. Катю в свете Теминой жизненной философии он представлял себе плохо, не вписывалась она под его обычные разговоры о задранных ногах, оргазмах на троих-четверых и т.п.
   Сам же Темыч не терял оптимизма найти себе компаньонку без комплексов и моральных устоев для совместного просмотра "кина" и перепиха. И даже уверял Джека, что поимел уже десяток горячих телочек, только подробности сексуальных похождений Артема, удивительно напоминали сюжеты любимого кино. Женя не верил его байкам, но искать опровержение вранья, никогда не пытался, пусть ребетенок тешится. У каждого свои причуды.
   Вот у него появилась Катенька, и она будет только его девушкой, не нужны ему цыпочки и секс толпой. Каждое воспоминание о ней было наполнено нежностью, отдавалось в кончиках пальцев, ощущением, как прикасался к ней, о долгих томительных поцелуях, и ее нежных прикосновениях в ответ. Ему щемило в области сердца, когда он думал о ее удивительной открытости, невероятной искренности, сводящей с ума чувственности, необыкновенной женственности. Другой такой на свете существовать не могло, эта девушка создана, словно под заказ небесными силами для него.
   А вот про Ежикова следовало выяснить подробнее, с этой целью Женя оставил на рабочем столе его книгу, если Тема в теме, то обязательно вывалит всю информацию, папа в книгобизнесе занимал не последнюю строку рейтинга. Поболтав, как обычно о сиськах-письках, Жене эти монологи показались бесконечно занудными, Темыч наконец-то заметил обложку книги.
   - Ты, что этого извращенца собрался читать? - Артем подозрительно посмотрел на друга и скривил рожицу.
   - Почему извращенца? У нас вчера одна читательница восторгалась. Взял посмотреть, о чем...
   - Она полоумная, так ей и передай, если захочет почитать еще что-нибудь этого придурка.
   - Вот так и передам, не сомневайся.
   - Знаешь, папик как-то говорил, что его имя уже стало брендом и его неплохо покупают.
   И тут Тема посыпал информацией, как из рога изобилия. Ежиков - это беспринципный ублюдок, половой извращенец, тухлый импотент. Как эти качества могут совмещаться в одном человеке, Женя не очень понимал. Импотент, интересующийся половыми извращениями, это как в природе совместимо? И какие такие извращения, даже если сексуально озабоченный Тема, считает "извращениями" действия модного писателя? Скорее всего, Темыч от себя присочинил, на отсутствие бурной фантазии жаловаться не приходится.
   Господин Ежиков иногда от скуки и для имиджа бессребреника преподавал в "институтах" благородных девиц курс лекций по литературе, заодно портил девок извращениями.
   Женя после первой части эпопее о писателе напрягся, ожидая, что Тема расскажет к финалу. Но друг резко отвлекся на тему о степени и подвидах существующих извращениях. Женины глаза округлились, о некоторых "степенях" он, оказывается, слышал впервые, и если бы не всезнающий друг, так бы остался в неведении, что "такое" в принципе существует в интимных отношениях.
   Довольный удивлением друга, Тема вернулся к рассказу о писателе, в цветах и красках передовая, с кем, когда, и конкретно чем занимался писатель Ежиков. Прямо, как сам присутствовал в качестве неизменного держателя свечки.
   - Он что дневник издал? С таким подробным жизнеописанием? - не удержался от вопроса изумленный Женя. Если даже часть того, что рассказывает Тема, является правдой, то, как Катя могла быть с ним в таких противоестественных отношениях?
   - Чтоб ты понимал?! Люди знающие рассказывали.
   - Вот прямо тебе и лично в руки?
   - Завидуешь? Чувак, хочешь, я тебя с ним познакомлю? Папик собирается его книги издавать, но пока в раздумьях. Говорит, что два года он ничего приличного не написал, как невеста от него ушла. Творческий кризис.
   И тут Женя получил всеобъемлющую информацию о романе писателя с Катериной. Молодая студентка, увлекающаяся сама "писаниной", познакомилась со старым хреном в подтяжках на лекциях, восторгалась его сомнительными литературными талантами. Писатель равнодушным не остался и совратил девушку, окунув ее в мир своей "подлой извращенности". Она помимо участия в оргиях, и не только с людьми, в свободное время правила и переписывала его идиотские тексты.
   Женя чувствовал, как холодеет все внутри от таких подробностей. Особенно потрясла ремарка о оргиях "не только с людьми". Это, простите, с кем? С кошками, мышками или с любимым цветком? Он не поверил Темычу, тот любил все "раскрашивать" действительность в любимые цвета по желанию, как маленький ребенок упрямо будет делать и говорить только то, что хочет он сам. Но доля истины во всем рассказе могла быть, Катя даже пару предложений о нем сказала с еле скрываемым отвращением. Но пока она сама не расскажет, что является правдой, верить безоговорочно Темычу он не собирался.
   Но окончательно Артем добил его последним известием, что папик посоветовал исписавшемуся извращенцу вернуть в редакторы студентку, больно хороши после правки становятся его тексты.
   Вот почему так упорно сопротивлялась вчера Катя на предложения мамы идти на прием с Ежиковым. Бедная Катюша, что же ей довелось пережить во время отношений с этим меркантильным уродом? Вот в чем его интерес, вернуть Катерину, как редактора, Женя вполне мог в это поверить, банально и расчетливо. Если она доверится, то сама все расскажет, осуждения с его стороны не будет, и на их отношения это никак не повлияет.
   - Ты, кстати, брата ее должен знать.
   - Какого брата? - сначала не понял Женя, которого насильно вырвали из неутешительных размышлений о Кате. Он попытался придать голосу больше равнодушия, словно в первый раз слышит об этих людях. Если бы Темыч только на секунду понял, что Женя знаком с Катей, то живым ему не вырваться. Доконают, сотрут в порошок все чувства.
   - Ну, этой студентки. Он в киношке снимается.
   - В той, которую ты уважаешь?
   - Не, он не настолько талантливый. Гончаров в сериалах сопливых своей мосей и голым задом сверкает. Ой, он полный придурок. Я его видел пару раз на презентациях у папика. Помнишь, на одну ты ходил с нами?
   - Да, помню, ходили мы с тобой... По книге какой-то фильм снимали... Смутно как-то помню...
   - Конечно, в угол забился с планшетом и просидел весь вечер возле кадки с цветами. А для чего тебя взял? Бабу снять, там телки под шампусик сговорчивые становятся.
   - Темыч, ты забыл, там бабы все великовозрастные были, преимущественно с пенсионным удостоверением в кармане.
   - Твоя правда, Джек, это был форменный прокол. Не все же там старушки были... Да, фиг с ними, что сейчас вспоминать. Так вот, этот Ваня...
   Теперь Тема упражнялся в знании личной биографии Ивана Гончарова, бабника, скудоумного кретина, от которого пищит женский род любого возраста, исходит слюнями и кончает в трусики от одной его улыбки.
   - Ты, что лично проверял этот факт? - не удержался от язвительного вопроса Женя.
   - Мокрые трусики? Не позволили, а я так просил, так просил! Но одна фифа мне так и заявила, что кончает от одной его улыбки. Вот имей я его смазливую рожу, то тоже бы поимел вагон с прицепом, а не пару десятков телочек. - тяжело и завистливо вздохнул Темыч в конце монолога.
  

***

  
   Олег Ворон немного помялся перед дверью своей потенциальной невесты, поправил костюм, пригладил два букетов роскошных роз для маменьки и дочки, и вполне собой довольный нажал кнопку звонка. Его видимо не так сильно ждали, раз дверь открыть доверили ходячему недоразумению с лицом падшего ангела, братцу Иванушке. Олег имел сомнительное счастье общаться с Катиным братом, и старался минимизировать эти бесполезные контакты.
   - А, писака... заходи. - падший ангел даже не удосужился сделать лицо поприветливее.
   Олег подавлял в себе нарастающее раздражение. Зарвавшегося юнца он потом обязательно поставит на место, но сегодня лучше обойтись без скандалов.
   - Сестрица, пришел твой пожилой поклонник. Пенсионное удостоверение проверять или так пустим?
   Олег дернулся, поджал губы, подбирая остроумный ответ про потерявшеюся соску для юнца, но из недр квартиры выплыла торжественно радостная Тамара.
   - Ох, Олег, как я рада вас видеть! Проходите, дорогой мой друг! - дежурный поцелуйчик входил в обязательную программу, а мама невоспитанного ребенка владела всеми азами этикета. Вот бы детям еще привили понятия об элементарном воспитании.
   - Томочка, вы очаровательны, как всегда. Это вам, моя дорогая. - вручил букет для маменьки. - А где моя ненаглядная девочка?
   Ваня думал, что его прямо в коридоре стошнит от этого великосветского приторного и насквозь лживого сиропа приветствий. Маман, конечно, слышала его подколы по поводу пенсионного удостоверения, и одним хмурым взглядом припечатала "сгинь немедленно".
   Сегодня утром, пока Катя отмокала в душе, Ваня препирался с матерью по поводу ее навязчивой идеи выдать Катю замуж за чудовище, скрывающееся под личиной писателя.
   - Ма, сейчас же не времена средневековья, пусть сама выбирает жениха.
   - Сынок, Катя выберет нам зятя, я знаю, а потом расхлебывать мне... Наша девочка живет в другой реальности. Ей нужен надежный состоявшийся мужчина рядом, который будет о ней заботиться. И надеюсь, что эта ее блажь с работой в школе, скоро пройдет. Пусть поиграет в большую немного.
   - Да, мам, давай за нее все решим!!! С кем дружить, что думать, когда дышать.
   - Не передергивай, Иван! - начинала закипать Тамара, все еще надеявшееся взять его в союзники. Никто, кроме брата, не имел такого влияния на Катю. - Я вам никогда не указывала, с кем вам дружить!
   - Но контролировать ты любишь все.
   - Я же ваша мама. Будут свои дети, особенно дочка, позови меня, я полюбуюсь, как ты дашь ей полную свободу! Вань, кстати мне показалось или твоему другу вчера понравилась наша Катя? Он на нее такие взгляды украдкой кидал, подмигивал.
   - Ма, а ты сильно удивишься, если я скажу, что наша новая Барби-Катя вызывает гормональный скачок у всех моих знакомых, особенно после того, как ты ей обновила гардеробчик нимфетки, вышедшей на поиски приключений.
   - Вот именно, и я об этом, Ваня, нашей девочке нужно повзрослеть! Как ты говоришь? А гардеробчик у нее стильный и очень ей идет. Делает ее привлекательной и женственной. Это, чтоб ты понимал в следующий раз. А ты себя прекрати вести, как вечно капризный ребенок. Катюше рано или поздно надо выйти замуж. Ты не удержишь ее возле себя вечно. Она тебе сестра, а не твоя личная игрушка. Даже если ты это делаешь из лучших братских чувств.
   - Моя сестра не моя игрушка и не товар, который ты хочешь продать подороже этой сволочи!
   У Вани от ярости затряслись поджилки после последних слов матери, и ее намеках, что это именно он является причиной личных неудач Кати. Да что понимает их маман в собственных детях? Да, их любили, о них заботились, лично из него вырос суперэгоист, но это скорее данность, заложенная в нем изначально и внешность, делающая еще более испорченным. Но Катю лучше него никто не знал и не понимал. Не знал, из-за чего она плачет, почему пишет стихи, забивается в угол, и откуда в ней эта ранимость брошенного котенка.
   Он практически не знал, что такое обижаться на кого-то, но сейчас ему было противно слушать гнусные намеки матери по поводу его болезненной привязанности к сестре. Он даже перед матерью не собирается оправдываться, что не испытывает к сестре сексуального влечения, и все его действия обоснованы другими чувствами, почти инстинктами.
   У этой привязанности были совсем другие истоки происхождения, и даже Кате он не мог признаться, почему конкретно она, так жизненно необходима для него. Боялся быть не понятым, страшился отторжения. Потерять своего персонального ангела он не мог себе позволить. Без нее его жизнь была бы пустой, пресной рутиной.
   Лично Ваня приложит максимум усилий, чтобы маман по глупости не толкала Катю в пропасть отношений с пенсионером-извращенцем Ежиковым. Даже те крохи сплетен, что ходят о нем, заставят нормального человека поседеть. Что пришлось Кате с ним пережить, он подробно не знал, у нее блокировка была на этой теме. Но одно Ваня знал, какую невыносимую боль пришлось пережить Кате по вине модного писателя. Утешения искать сестра приходила к нему.
  

***

  
   Пусть они думают, что она сдалась...
   Это было напускное, а внутренняя уверенность еще больше росла, она все сделает по своему, не даст никому управлять собой.
   Катя пошла с Олегом на такую важную для него презентацию. Он изо всех сил старался быть галантным, предусматривая каждую мелочь сегодняшнего вечера, окружил вниманием, источал бесконечные комплементы. Но ее передергивало от его прикосновений, одним воздухом с ним было противно дышать, она в буквальном смысле задыхалась, пока они ехали в машине.
   Оставалось только удивляется себе, как могла быть слепой так долго, что позволила себе влюбится до беспамятства, увлечь себя красивыми словами? Все это ничего не стоило, пустышка, и через какую невыносимую боль ей пришлось вернуться в реальность. Ее мутило при одном воспоминании, через что ей пришлось пройти в этих отношения, она боялась, что никогда не сможет отмыться от грязи, в которую ее окунули.
   Катя самой себе боялась признаться, на что она согласилась, думая, что у любви нет преград и пределов, а теперь стыдилась именно этого периода жизни. Даже Жене сейчас она не готова была рассказать, как бы ни хотелось довериться ему, разделить свою боль с кем-то еще.
   Человек в состоянии все преодолеть, сильный духом человек будет бороться, вот и она сейчас ведет свою личную борьбу. Ходит с ним под ручку, улыбается гостям, даже встречались старые знакомые, которые притворно выражали радость от неожиданной встречи с ней. Когда-то она восхищалась этими людьми, а теперь бы сто лет еще не видела эти мерзкие рожи.
   Ничего не изменилось, пока она выпала из творческой тусовки на пару лет, да, появились новые лица, некоторые вполне узнаваемы, с обложек книг и журналов, но атмосфера лжи все та же. Даже разговоры не отличались новизной, вечные дискуссии, раньше бывшие для нее духовной пищей для многочасовых рассуждений, а вот это сказал гениальную фразу, а тот так точно ухватил смысл, теперь казались ей глупостью.
   Катю встретили хорошо, обнимали, дарили дежурные поцелуи, словно она и не пропадала, дамы преимущественно кидали завистливые взгляды, она была одной из самых молодых среди гостей, тем более маменька постаралась сделать из нее дорогостоящую принцессу, мужчины же источали комплементы и целовали ручки.
   Олег ни на секунду не выпускал ее из вида, был рядом, держал за руку, и всем со счастливым видом заявлял:
   - Моя Муза снова со мной!
   Ей хотелось рычать и царапаться от пошлости происходящего, но приходилось терпеть, включаясь в игру, ради маминой сделки. Ее банально продавали, как товар, на вполне выгодных условиях. В какой-то момент Катя поняла, что опять задыхается, что сейчас позорно сорвется, и отойдя в дамскую комнату, тут же кинулась проверять телефон, искать успокоения в смсках от Жени. От первого же сообщения у нее перехватило дыхание:
   "Ты очень разозлишься на меня, если я признаюсь, что безумно влюблен в тебя?"
   Тут же набрала ответ:
   "Совсем нет. Мне приятно об этом знать".
   Женя не заставил себя долго ждать с ответом:
   "Мне можно спросить ответ на один вопрос?".
   "Тебе можно спросить все! Спрашивай!"
   "Если сможешь ответить... Катя, я не настаиваю... Но что ты чувствуешь ко мне?".
   Она блаженно закрыла глаза, окунаясь в воспоминания вчерашнего дня, но поспешила ответить, ведь он ждет, и знала, как для него важен ответ.
   "То же что и ты! Удивление, изумление, притяжение... Хочется быть рядом с тобой и сказать все лично... Обнять тебя. Очень скучаю".
   "Я сражен и влюблен еще больше... Если это возможно... Я сам хочу тебя видеть, и все сказать лично. Целую. Скучаю очень сильно".
   Катино одиночество нарушила толпа теток, забежавшая толпой в дамскую комнату. Одна дамочка, серьезно подпившая, обратилась к ней:
   - Не вас ли ищет Олег Ворон? Бегите к нему, а то он там шум поднял, сейчас ментов вызовет.
   Катя кивнула дамочке и быстро написала ответ Жене:
   "Извини, но пока не смогу больше писать... Твоя любимая!".
   Ответ, пришедший через минуту, она уже не успела прочитать, отключила телефон. "Катенька, я буду ждать сегодня тебя возле дома. Ты не против? Твой любимый!".
   Катя последний раз кинула взгляд в большое зеркало, прическа в порядке, а платье, конечно, изумительное. Белое, длинное в пол, почти, как у невесты, легкое, в нем она была похожа на прекрасную принцессу из диснеевского мультика, недосказанную сказку про Золушку, где тыковка сгнила, добрая фея оказалась злой колдуньей, мышки кровожадными крысами, туфельки из битого стекла, а принц в роли главного Злодея.
   Олег облегченно выдохнул, заметив вернувшеюся к нему Катю.
   - Где ты была так долго, милая? - радушная улыбка во все лицо, но она узнала эти пугающие надрывные нотки металла в голосе.
   Раньше за вопросами в такой интонации, с подозрением, следовало наказание. Олег всегда требовал полного подчинения. Только сейчас все в прошлом, и не следует ее запугивать, она и отпор может дать.
  

***

  
   Ей казалось, что вечер никогда не закончится, но вот уже машина с водителем Олега везет ее обратно домой. Олег сидит рядом, восторгаясь ее талантами и красотой. "Заткнись поскорее" про себя отправила ему сигнал Катя, но внешне проявила терпение к апофеозу этого фарса.
   Глубокая ночь, а во дворе дома, у соседнего подъезда толпиться два десятка человек, причем не из местных. Странно, Катя поежилась, заметив, что к ним проявляют пристальное внимание.
   Олег остановился, не доходя нескольких метров до подъезда, молча стоял, долго смотрел в глаза. Его взгляды она старательно игнорировала, хотела уже попрощаться, что это за драматические паузы он устраивает?
   Олег осторожно приобнял ее, склонил лицо, явно с намереньем целоваться, Катя дернулась в его объятиях, вот об этом они не договаривались, но бывший ее учитель-мучитель решил играть дальше, не выпустил ее из объятий. Над самым ухом она услышала его приказ шепотом:
   - Не дергайся! Все провалишь.
   - Отпусти меня! - она уперлась ему в грудь руками, выставляя защиту, собираясь оттолкнуть, ведь в контракте с жабой на сегодня поцелуи не были прописаны. - Что за черт?! Что я...
   - Дело провалишь. - перебил он ее. - Вон там у соседнего подъезда телевизиощики нас снимают.
   - Что?! Ты, что задумал?
   - Молчи. Прижмись ко мне и страстно целуй.
   - Нет! Еще чего! - Катя перестала дергаться, но выполнять его указания не собиралась.
   - Солнышко мое, мама тебе этого не простит. Сделка нужна ей или нет? - напомнил он о насущном. - Не тяни время...
   Катя перестала дышать, заставляя разум отключиться, иначе каждая клеточка уже откликалась болью. Ее шантажируют, мама продала за сделку, из лучших побуждений, но как потом простить ее?
   Она сдалась, безвольные руки медленно поднялись, заставив уже другую Катю обнять его за шею, склонить голову и зажмурившись от отвращения, целовать монстра сомкнутыми губами.
   Думала в этот момент о серых газах, его поцелуях, в которых хотелось раствориться. Воспоминания не помогали, понимала, что здесь и сейчас предает вспыхнувшие чувства. Может удаться, все объяснить Жене, если он вдруг увидит заметку в желтой прессе. Кого еще может интересовать этот цирк, что устроил Ежиков?
   Олег целовал ее жадно, страстно тиская, даже переигрывал. Катя знала правду, он не любил слюнявых поцелуев. Раньше он почти не целовал ее, а память об остальных предпочтениях она постаралась запрятать поглубже, а то ее сейчас накроет тьмой.
   - Ненавижу тебя! - выплюнула Катя ему в лицо, когда он закончил свой показательный номер для журналистов. Даже в сторону этих "зверюг прессы" не смотрела.
   - Милая, как стерпится, так и слюбится...
   Из подъезда, чуть не оторвав с петель дверь, выскочил взбешенный Иван, почти задыхаясь, после активной пробежки по ступенькам лестницы.
   - Катя!? - он внимательно смотрел на сестру. - Что это сейчас было?
   - Не вмешивайся, сопляк. - процедил сквозь зубы Олег. - Пожалеешь.
   - Не пугай меня, дядя. Катя, уходим домой. - Иван потянул ее за руку, она молча пошла за братом. Перед тем, как захлопнулась дверь подъезда, краем глаза увидела, что журналисты уже окружают Ежикова.
   Ваня был настроен агрессивно, готовый накинуться на нее с разборками, а сил совсем не осталось. Катя умоляюще прошептала:
   - Прошу тебя... не сегодня...
   Ваня все понимая, сразу сник, сдулся с выдохом, притянул к себе Катюшу и крепко обнял. Горячо зашептал на ухо, и столько вины в его голосе:
   - Прости меня... Что не смог это остановить...
   - Ты не виноват... - окунулась в теплые родные объятия брата.
   - Моя малышка-сестра... Ты самая лучшая! Этот урод даже пылинки с твоей туфельки не заслуживает...
   - Я давно тебе не говорила, как люблю тебя? - в объятиях брата было спокойно и надежно, пусть ведет себя как "Старший брат", хотя младшенький, пусть через десять минут буду ругаться, на грани кулачных боев. Она просто хотела ему напомнить, что самозабвенно любит его, с полной уверенностью, что чувство родного человека взаимно.
   - Ну, ты сегодня несколько раз пыталась... - насмешливо ответил он, постепенно отогревая ее, приводя в нормальное состояние, желая на себя оттянуть всю грязь сегодняшнего вечера. - Первый раз, когда уродом и скотиной назвала...
   - Это были комплименты. Метафорические.
   - Ага, я так понял. Я тоже люблю тебя, вреднючая сестричка!
   Вот так мог только Ванька, довести до белого колена, потом моментально утешить одним словом, вернуть душевное равновесие.
  

***

  
   Зайдя домой под конвоем брата, проигнорировала вопросы мамы, сразу кинулась в свою комнату, желая быстрее прочитать смски от Жени, не сомневаясь, что он писал ей сообщения.
   "Катенька, я буду ждать сегодня тебя возле дома. Ты не против? Твой любимый!".
   "Ты когда освободишься? Напиши. Жду".
   "Хоть на секунду увидеть тебя хочу...".
   "Не отвечаешь, понимаю... Ответь в любое время. Спать не буду. Жду тебя".
   Катя тут же набрала ответ:
   "Женя, если не спишь, позвони. Страшно соскучилась, хочу услышать твой голос...".
   Ей пришлось на удивление долго ждать, но странно, ответ так и не приходит от него. Она нетерпеливо набирает еще одно сообщение:
   "Жень, ты где? Не ответишь, сейчас разбужу тебя звонком, обманщик".
   Он же не будет сердиться, если она позвонит среди ночи? Все-таки не дождался, уснул. Немного поколебавшись, разбудить или пусть спит, набирает номер, в ответ в трубке долго идут гудки. Женя не снимает трубку. Спит как убитый, когда он так ей сейчас нужен? Нет, все-таки добужусь его, как уснуть, не услышав его голоса?
   Следующий ее звонок скидывают, пробует еще несколько раз, звонки тут же скидывают, то ли проблемы со связью, то ли с ней не хотят говорить? Последнее вряд ли...
   "Жень, жаль, что не можешь ответить... Так и не услышала тебя. Скучала очень. Позвони, когда проснешься, в любое время. Твоя любимая".
  

***

  
   Джек был ошарашен...
   Сердце билось, как сумасшедшее, но найти объяснение происходящему не могло. Было очень больно. Рванные мысли метались в голове, одна хуже другой. Предала... она его предала...
   Все тщетно... Все обман... В какую нелепую игру он втянулся?
   Даже не пройдя все уровни, он проиграл, и ему приговором стало "Game Over".
   Прочитал смски от нее, разозлился еще больше, на настойчивый звонок не отвел, другие скинул. Последняя смска добила окончательно. Издевается? Как она так может? Так играть им?
   Машка в самом начале предупреждала, не смей влюбляться, погубит. Оказывается, мудрый был совет, дурак, не послушал. Пошел, как баран на закланье. Получил, живи теперь с этим...
   Женя очень долго ждал ее возле дома, у подъезда не стал светиться, вдруг на нервного братца нарвется? Сидел в тени детской площадки, рядом веселилась компашка местных, как всегда, пили пиво, песни орали долго и громко, потом стали расходится по домам, а ее все не было. Где она так долго? Томясь в ожидании, написал еще несколько сообщений.
   Букет цветов, купленный для нее, лежал рядом поникший, грустил за компанию с ним. Долго сомневался, нужны цветы или нет? С чем идти на свидание? Девушкам вроде нравятся цветы, хотелось Кате сделать приятное, целую речь готовил, проговорил мысленно все фразы, обдумывая каждую по несколько раз. Может, сумеет понять, сели у них все серьезно...?
   Ведь у них все серьезно? Сомнения отгонял от себя, иначе не решится на признание, было боязно первой ее реакции. Что скажет? Отвергнет или примет? У него были тысячи доводов, чтобы поняла и простила. Он полюбил первый раз, и чувство прожигало сладостной болью неведения.
   Вышел из внутреннего транса размышлений, когда увидел толпу около соседнего от ее подъезда. Очередная компашка, а чего таскают из машин? Не успел за ними понаблюдать, как к подъезду подъехала машина, сердце пропустило несколько ударов, это вернулась она. Не одна, ее вышел провожать ненавистный Ежиков. Он, кстати, обдумывал, как есть донести информацию, подчерпнутую из разговора с Темычем, о том, что хотят использовать ее таланты.
   Привстал, хотел перехватить ее, и застыл на месте, не поверив своим глазам. Катя стоит в объятиях чужого мужчины, сама тянется его обнимать, целует. Целуются долго и о чем-то шепчутся. Как это возможно? Трет глаза, но картинка не меняется. Его любимая Катенька целуется с другим мужчиной. С тем мужчиной, о котором вчера говорила с горечью и отвращением. С мужчиной, который когда-то обладал ее душой и телом. Она возвращается к бывшему мужчине?
   Выстроенный им мир, прекрасный, наполненный ей одной, рушится, как карточный домик. Ноги становятся ватными, он как подкошенный валится обратно на скамейку, сминая цветы. Отпихивает сломанные цветы от себя.
   Выскакивает ее брат, уводит с собой. Сцена с ней окончена. Под занавес Ежикова окружают журналисты с телекамерами... А эти тут откуда?
   Как им так легко дается обманывать? Женщины - исчадия ада... Приманивать, обволакивать, влюблять в себя, а потом с невозмутимым хладнокровием обманывать? Не понимал...
   Зачем ей это надо было? Зачем он ей понадобился? В какую игру его втянули? За его спиной, наверное, долго хохотали над глупым влюбленным мальчишкой.
   Рассказывала про непреодолимое притяжение серых глаз. Была удивительно ласковой, нежной, делилась сокровенными секретами. Все сплошное вранье. Послушную игрушку нашла на одну ночь, да и тут он подкачал со своей робостью, потом решила продлить его мучения еще на один денек, зачем-то отвечала на его сообщения. Или это была двойная игра? Кто он, по сравнению, пусть и с уродским писателем, какую конкуренцию мог представлять взрослому состоятельному мужчине, окруженному славой и деньгами?
   Глупый, поверил, что так может быть в жизни, вдруг встретить ее, полюбить. Да, хороший был спектакль, мелодрама закончилась, занавес и аплодисменты артистам дурного театра.
   Он чувствовал, что щиплет глаза. Если сейчас заплачет, как маленький, то никогда себе не простит эту безвольную слабость. Соберись немедленно! Иначе, потом будешь по кусочкам себя собирать.
   Хотел звонить, кричать, требовать объяснений. Зачем? Пустое. Набрал несколько едких сообщений, но ни одну не отправил. От души потоптался на букете цветов.
   Поплелся домой, еле передвигая ноги. Что дальше делать? Где взять силы ее забыть?
   В голове пусто, в сердце больно. Это конец.
  

***

  
   Катя следующим утром первым делом проверила телефон, пусто, ни звонка, ни сообщения.
   "Женя, доброе утро! Ты где пропадаешь? Не хочу быть навязчивой, но очень хочу тебя видеть. Ответь. Очень жду тебя".
   Занервничала, почему не отвечает? Что с ним случилось? А если в больницу попал? Пыталась звонить, но трубку Женя не брал в течении дня, на другие сообщения не отвечал. К вечеру начала паниковать, может с ним что-то случилось? Не мог Женя ее целый игнорировать. Корила себя, что не выяснила, где живет, осталось только проверить на работе. Незаметно выскользнула из квартиры, пока мать не спохватилась, куда делась дочь. Сегодня пришлось с мамой поругаться, и после семейного скандала, каждая сидела в своей комнате.
   Случайно перепутала ключи, схватила в коридоре с полочки Ванины. Нет, менять ключи на свои, долго, тем более машина брата стоит во дворе. Ее торопила мысль поскорее узнать, что случилось с Женей, поэтому о предстоящих разборках с Ваней по поводу машины думалось вяло.
   Подъехала за полчаса до окончания работы библиотеки. Открывала уже дверь машины, когда из библиотеки вышла Маша, а следом за ней Женя. Хотела сорваться с места, вот же он, живой и невредимый. Замерла, не зная, как поступить. Был бы один, подошла сразу, а библиотекарша так вчера на нее грозно косилась, а вдруг она не знает про них? Не похоже, чтобы Женя стал сплетничать с сотрудницами по работе.
   Женька вертит в руках телефон, голова поникшая. Маша закурила, чему Катя несказанно удивилась, как-то не вязалось сие действо с библиотекаршами. Женька мнется рядом, о чем говорят, не слышно. Он поднял голову, возникло ощущение, что смотрит прямо на нее в упор. Видел или нет?
   Поспешно закрыла приоткрытую дверь, чтобы точно остаться незамеченной, а тонированные стекла хорошо прятали, спасибо братцу. Не раздумывая больше ни секунды, сорвалась с места так, что шины взвизгнули.
   Вот дура непутевая, зачем приехала за ним следить так постыдно? Выходит недостойная их знакомства пошлятина. Если жив и здоров, не лежит с переломами всех конечностей, как она успела себе напридумывать, почему вдруг наступила полная тишина с его стороны, словно ничего не было? Испугался, после признаний в любви? Напугала своим напором и быстрым развитием отношений? Разочарован? Может, лишнего наговорила, сильно давила на него? Нет, ему все нравилась, не насиловали же его? Почему он ушел, не сказав на прощание ни слова? Все трогательные слова, что говорил, все обман?
   Трепетно, словно хрустальную, обнимал, на поцелуи искренне отвечал, рассказывал о сокровенном. Учась доверять друг другу, заснули вместе, не размыкая объятий, признавался, что влюблен. Ей же не показалось, это было на самом деле?
   Было много вопросов, но ни одного ответа, чем вызван возникший холод и отказ от отношений с ней...? Нашел бы в себе хоть капельку смелости сказать правду, она бы не стала его преследовать по пятам, справилась бы сама... Что может быть хуже трусости, скажи просто, все было ошибкой, наши отношения закончились.
   Прошло несколько недель, он так не написал и не позвонил, она его тоже не беспокоила. Только мучилась, не понимая, что происходит? Что сделала не так?
   Днем Катя изображала идеальную дочь, ходила с маменькой по магазинам, вела разговоры "ни о чем", и тут же сворачивая любые вопросы про Ежикова. Мама смягчила позицию после удачно заключенной сделки, но Катя понимала, что это явление временное, ей дают привыкнуть к мысли, что надо возвращаться к Олегу.
   А по ночам часто плакала в подушку, стараясь, чтобы Ваня, ходивший вокруг нее целыми днями, молчаливый, заглядывающий виновато в глаза, не услышал. Впрочем, было ощущение, что он постоянно стоит под дверью ночами напролет. Точно знал, когда надо приходить, вытирать слезы.
   Приходил мрачный, целовал в глаза, осушая их, ни о чем не спрашивал, молча ложился рядом, держал в объятиях, пока не успокаивалась. Когда засыпала, уходил, утром его уже не было в комнате. Днем даже намеков не делал на ее слезливое состояние, возвращаясь в свое привычное дурашливое настроение.
  

Глава 5: Из мира сновидений: "Добро и Зло"

"Ныряя в волны толпы безликой, жадно вдыхая эмоций запах
Я чувствовал жизнь, необузданно дикую"

"После 11" - "Лети"

  
   Иван перед тем, как заснуть, всегда любил подумать "о своем", подвести итоги дня, правильно настроиться, пожелать себе любимому, хороших сновидений. Закрыл глаза, разрешая себе немного расслабиться, и позволить Морфею вступить в свои права.
   Ваня, как любой профессиональный актер любил хорошие образы и игру, но это давно уже стало его сущностью, смыслом жизни. Он знал, что если кому-нибудь удалось заглянуть в его внутреннее нутро, душу и мысли, то его бы сдали на долгое и принудительное лечение в места конкретные и очевидные. Ему светила психушка. Он разумом осознавал, что его мироощущение для обычных людей ненормально.
   Понял еще в детстве, напрягая и пугая родных и знакомых своей неуемной детской фантазией. Тогда детская тема проходила под кодом "непосредственности и очарования" незаурядного малыша. Во время взросления, понял, что если хочет выжить и не свихнуться, надо научиться элементарно притворятся. Он обманул всех, стал сильнее, умнее и хитрее еще в том возрасте, когда мальчишки с упоением играют в машинки и собирают конструкторы. Развитый не по годам, не любил тратить время на традиционные малышовские игры.
   Ему нравилось играть "в людей", или "с людьми". Он с поразительной точностью схватывал повадки, интонации окружающих его людей, любил устраивать "показательные выступления", сначала для семьи, что вызывало умиление родственников, а потом его аудитория значительно расширилась, когда его отдали в театральную студию.
   Быть "как все" он категорически не хотел, ему было жизненно необходимо выделиться из толпы, тем более, он рано осознал, каким козырем его наградила матушка-природа - внешним совершенством, красотой, вызывающей даже ступор у особо впечатлительных. И он на полную катушку, без угрызений совести этим пользовался.
   Лицедейство было его оболочкой, и в тоже время родной стихией. Играть было интереснее, чем быть сторонним наблюдателем. Играть "на нервах" оказалось более захватывающим, он как наркоман, подсел на эмоциональные игры с людьми, что в итоге сделалось для него жизненной необходимостью.
   Весь его логически выстроенный субъективный мир делился на черное-белое, добро-зло, плохое-хорошее. Была еще "серединка" - пустышка, вызывающая скуку и раздражение. Вот две крайние стихии весьма его привлекали. "Людей", в которых он упоенно играл, он четко и безошибочно делил на "хороших-плохих", "добрых-злых".
   Сам себя он считал воплощением "зла", совершено не мучился муками совести и вопросами морали, понимая, что "наполнение злом" не всегда зависит от человека, люди рождаются с определенной начинкой. Это дается сразу и свыше, определяя, назначение человека, уравновешивая баланс сил.
   Он быстро понял и правильно сориентировался, как ему выгодно прожить свою жизнь, ярко, интересно и запоминающее. Его называли хамом и эгоистом, эти сравнения были сродни комплиментам, именно этого он и добивался, быть эгоистичнее всех остальных.
   Ване, в качестве семейных легенд, мама любила пересказывать занимательные истории, в которых оказывался ребенок с буйной эмоциональной энергетикой и неуемной фантазией. Он сам не помнил эту историю, но в возрасте, в котором только научился говорить, подошел к незнакомому мужчине на автобусной остановке и ткнув в него пальцем, вынес неожиданно недетский вердикт.
   - Ты Зло!
   Мужчина от такой наглости чуть инфаркт не получил на месте, мама извинилась, все перевала в шутку.
   До какого-то момента он так сходу всем непримиримо заявлял: "Ты плохой! Ты злой!" или наоборот "Ты хороший! Ты добрый".
   После первой беседы с детским психиатром, Ванечка быстро сообразил, что действовать надо хитрее, нельзя говорить людям правду, и научился ловко врать. Такой успокаивающий обман для людей.
   Но Ванька любил говорить правду-матку об этом мире его обитателям, и довольно быстро приобрел привычку разговаривать в разнузданной хамоватой манере. Это стало его визитной карточкой, личным имиджем. Провокация стала стилем жизни, сарказм на гране обморока, и совершенно за гранью приличия. Он всегда был окружен внимающей каждое слово толпой поклонников его талантов, воздыхательницами, безумными фанатками его "страшной красоты".
   Уже в детском садике он был безусловным лидером и непререкаемым авторитетом среди ровесников. Окружающие дошколята зачарованно смотрели ему в рот, желая быть, как Ванечка. В школе он стал притягивающим магнитом для женского пола независимо от возраста и социального положения. Среди ребят он довольно быстро установил личную диктатуру, непослушные изгонялись из "круга избранных", становились аутсайдерами. Ваня сам устанавливал правила игры, сам подбирал ближайшее окружение, строго соблюдая необходимую ему процентовку "добра и зла" вокруг себя.
   "Добрых" было значительно больше, и он в добровольном порядке отнимал их эмоции, энергетику. Свое окружение "добрых" он не делал другими, не делал их наполнение хуже, он просто пользовался тем, что ему отдавали добровольно, знал, что забирать силой, только во вред себе. Все "плохое" в себе, чтобы не угнетало, не разрушало его личность, он растворял в "злом" окружении. Прослойка "пустышка-серединка", которая никак не могла пригодиться в развитии и совершенствовании личности, была ему глубока безразлична. Этих людей для Вани, словно и не существовало вовсе.
   Многие за счастье считали называть себя Ваниными друзьями, он не лишал их этих иллюзий, но в реальности людей, которых он ценил, оберегал и испытывал искрению привязанность, были единицы. И среди тех, кого он называл своими друзьями, были только люди с качественной пометкой "добро-добро".
   Ваня научился комфортно уживаться с подобной концепцией, и считал, что его жизненная философия выгодно отличается от принятых в современном социуме.
   "Вычислили" его концепцию только один раз. Обеспокоенная, безумно любящая его мать, отвела сыночка Иванушку к деревенской провидице, или как сейчас говорят, к экстрасенсу с паранормальными способностями. В провинции, в Рязанской области, откуда родом была его матушка, рядом с домом, где испокон веков жили предки, в данный момент любимые бабуля и дедуля, жила местная колдунья.
   В деревне ее боялись, шептались за спиной, но все равно тайком ходили за советами, с просьбами помочь в беде, "полечится", а иногда просто выговориться. Красивая, на удивление моложавая для местной знахарки женщина, долго и молча изучала его, держа за руку. Вынесла суровый вердикт, что он "настоящий кровосос".
   - Ну, что, гаденыш, нравится мучить людей?
   Но обещала сохранить в тайне его "секретики". Матери сказала, что мальчик эмоционально нестабилен, требует к себе повышенного внимания, но это со временем пройдет, в жизни не навредит, а еще он невероятно талантлив, и правильной дорогой пошли, что отдали его в театральную студию. Мальчика ждет большая слава и почет. Мама была невероятно счастлива, убежденная еще раз в своей правоте, что родила уникального ребенка, и полностью развеявшая свои сомнения.
   Ваня запомнил разговор с колдуньей, сохранив содержание в секрете, как не допытывалась мать. Это была их тайна с колдуньей, и он понимал, почему она не сказала всю правду матери, хотя спрятать свою натуру от проницательных глаз не смог, не было защиты от ее проникновения в его разум. Он помнил, как учащенно билось его детское сердце, она была сильнее, могла подавить или сломать психику, но не сделала даже попытки вразумить.
   Потом Ваня осознал, чем он отличается от других. Он был "энергетическим вампиром в абсолюте". Редкий тип людей в обычной среде. Но как оказалось, в артистической среде обитало много таких индивидуумов, в большинстве своем гораздо более энергетически слабых, чем он сам. Даже не осознающих, кем они являются на самом деле, без встроенной идеологии мышления, просто плывшими по течению.
   Она тогда словно дала понять, "что мы одной крови", они похожи в чем-то, несмотря на абсолютную различность возможностей, характеров и мировоззрения. Именно тогда он подружился с ее необычной внучкой Ариной, которая была на несколько лет старше его. Арину чурались другие дети, побаивались, обходили стороной странную девочку. Она была внешне совершенна, красота которой, по мере взросления станет ослепительная в своей завершенности.
   На Арине все местные поставили клеймо потомственной колдуньи, побаивались недетской проницательности. Но именно ей, единственной, Ваня доверял и открывался, не получая в ответ осуждения. Она была для него "абсолютным добром", от которого он был физически и эмоционально зависим.
   Но свой первый источник "добра", еще в младенческом возрасте, он нашел в старшей сестре Екатерине. Открытая эмоциональная Катенька стала для него объектом особой любви и внимания. Зависимость от сестры была настолько сильной, острой, что он не хотел с ней расставаться ни на секунду, отказывался без нее спать, есть, играть. Катенька долго была его личной нянькой, второй мамкой и лучшим другом. Он безумно ревновал, злился, если кто-то осмеливался оказывать ей знаки внимания, даже если это были мать или отец. Сестра была только его собственностью и жила для него.
   Взросление проходило трудно и болезненно для них обоих. Они были так эмоционально зависимы друг от друга, что ему страшно становилось при мысли, что Катя может его оставить одного.
   Однажды ее положили в больницу, и за две недели он довел родителей до изнеможения и нервного срыва, с требованием немедленно вернуть сестру домой. Катя вернулась, и он сразу успокоился.
   У них в отношениях никогда не было "сладкой идиллии", они ругались по каждому пустяковому поводу. Девочка сначала старалась уступить младшему братику, но видя, что такая тактика не приносит успеха, Ваня все равно истерит и капризничает, бросила ему потакать, и от души отдавалась перебранкам. В детстве часто доходило до кулачных разборок, драк с визгами и выдиранием волос. Их разнимали, разводили в разные углы, но они тут же находили повод зацепить друг друга, еще раз подраться, потом самозабвенно мирились, плакали и просили прощения друг у друга.
   И если кого-то утомляли такие наряженные сестринско-братские отношения, то Ваня блаженствовал на этом вулкане эмоционального пика. Катя же по натуре была мечтательной, тихой и застенчивой девочкой, и только брату удавалось довести ее до белого колена. Когда она кидалась на него разъяренной тигрицей, он ликовал, ведь только он умел изменять Катю, делая ее еще сильнее.
   Он по своему ее любил, не давал в обиду, желал контролировать всю жизнь и каждый шаг в отдельности, подчинить под свой ритм. Это вошло в эгоистическую скверную привычку. Он не причинял ей настоящих страданий, для них это было нормальной формулой совместного существования.
   Но когда сестре причиняли боль, ему было также больно за нее. Когда она страдала из-за всяких глупостей, он самоотверженно страдал вместе с ней. Он ложился рядом, обнимал ее, утешал, обещая убить всех "плохих и злых", что посмели ее обидеть, пытались украсть ее "добро". Он ее единственную до умопомрачения любил, и с детства страшился момента, когда ей зачем-то придется выходить замуж. Мама зачем-то его пугала такой перспективой, что ты будешь делать, когда Катя выйдет замуж?
   Став взрослее, входя в подростковый возраст, он осознавал, что все также эмоционально зависим от сестры, злился на нее, провоцировал, вмешивался во все ее дела, отношения с первым мальчиком и попытки дружить с девочками. Единственное, он никогда не испытывал к сестре физического влечения, а корить себя за извращенные болезненные отношения с Катенькой не собирался.
   Ему рано начали нравиться девочки, он внимательно наблюдал, как развиваются его сверстницы, его интриговали женские прелести, и он при первой же возможности, к четырнадцати годам лишился девственности. Он даже не обижался, когда его называли озабоченным, Ваня купался в женском внимании и обожании, но ни одну бы из них, он не променял на сестру.
   Первую Катину любовь переживал остро, считая, что ни один парень не достоин ее. Ухажер из числа Катиных одноклассников был "слабеньким добром", почти на грани "никчемной пустышки", и Ваня его активно вытравливал из жизни сестры. Уже позже, учась в институте, она встретила писателя Олега, "очень плохое зло". Ваня ненавидел его до судорог, но не смог повлиять на чувства сестры, та вышла совсем из под контроля. Другое "сильное зло", понимающее, что оно "зло", отбирало сестру, и он становился безумным от мысли, что это навсегда. И не было пределу его счастью, когда эти отношения закончились, и Катя снова вернулась под его опеку.
   Он желал Кате счастья, но ни один мужчина ей не подходил. И только сейчас он почувствовал реальную угрозу, когда она встретила "серые глазки". Малолетний оказался "сильным добром", что мог захватить Катину душу навсегда, завладеть ее помыслами. Он злился на парня, считая, что тот воспользовался доверчивостью и до сих пор наивной искренностью Катерины.
   Катюша к своим годам оставалась сущим ребенком, выглядела, как девчонка, в этом были повинны и он сам, и матушка. Ее необходимо оберегать и защищать, а тут явление чуда в подгузниках. На самом деле, ничего зазорного в отношения "она старше" он не видел, сам проходил и не раз. Первый сексуальный опыт получил с девушкой намного старше себя, но в его случае, женский пол знал, сколько ему лет, и никого это факт не останавливал, они сами липли. Он не отказывался, ведь сами себя предлагают откровенно, зато это разнообразило сексуальный опыт и стало хорошей практикой для выстраивания дальнейшей стратегических тактик в отношених с женским полом.
   Ваня злился на "мелочь в подгузниках" за факт реального обмана со своим возрастом. Хотя понимал, что Катерина как-то сразу попала в необъяснимую зависимость "серых глаз". Он чувствовал, как ошарашен вспыхнувшими чувствами юный поклонник сестры, обескуражен, сбит с толку, сметен из реального происходящего, как сильно паникует. Ваня и его испытывал на прочность, прощупывал, усадил пить чай с семьей, выдавал перед мамой за давнего друга. Он хотел знать о нем больше, чтобы избавить сестру от зависимости "серых глаз". Парень паниковал, психовал, но старался держаться стойко, позволял себе огрызаться.
   А в итоге вышла вот такая ерунда, что Катя, прожившая два дня окрыленной, опять страдает до полного отречения. Ваня был в курсе проблем сестры в личной жизни, даже если она до конца ему не открывалась.
   Он был за здоровый секс для ума и тела, но не обременённый чувствами. Чувства имели дурное свойство сжигать изнутри, изводить сердце, изматывать душу, вносить дисбаланс в разумное комфортное существование.
   И его сердце саднило при одном воспоминании о "ней", его душевной боли. Если бы она, "свет его жизни" вернулась, он бы вывернулся наизнанку, чтобы удержать рядом с собой. Но именно она нашла в себе силы уйти от него первой. Угнетало и то, что его бросили по глупому недоразумению. Панику вызывала мысль, что он потерял ее навсегда.
   При первой же встрече она оглушила его таким количеством "светлого добра", что он был потрясен до глубины души. Это случилось впервые, что кто-то превзошел сестру в качестве "хорошего" содержания. Он, как истинный хищник пошел по следу, разработал стратегию покорения и подчинения себе одному.
   Ему мешали, друзья недоумевали, что он нашел в замарашке. Маленькая, худенькая, как недокормленный ребенок концлагерей, затравленный взгляд, зажатость на людях. Но он сошел с ума, она стала навязчивым наваждением. Советчиков и остальное окружение считал глупыми и ограниченными, ведутся на внешнюю оболочку, ведь гораздо притягательнее внутреннее содержание. И "свет его жизни" был самым драгоценным сосудом, и он не сумел удержать бесценность рядом с собой.
   Никогда в жизни ему не было так больно, это была видимо месть сверху за бесконечные бессмысленные романы и девичьи слезы. Он понес наказание. Но Ваня готов был бороться за свое "хорошее", искал ее, где бы она не пряталась, и все равно у нее получалось ускользать. Он выжидал, готов был ждать столько, сколько ей потребуется, чтобы простить и вернуться. Он и сейчас просто выжидал время без нее...
   Возвращаясь к теме здорового необременительного секса в жизни сестры, Ваня считал, что именно этого не хватает ей для успокоения и внутренней гармонии. Он бы даже подобрал ей подходящего партнера из своего окружения, тем более, что после внешних преобразований, случившихся с Катей более двух лет назад, она стала выглядеть чрезвычайно привлекательно, парни возбуждались и пускали гормональную слюну. Но Катеньке нужны были всегда только отношения с "очень большими чувствами", без любви она не могла.
   Два года она маялась в глубоком депрессивном одиночестве, зализывала раны глубоко внутри, а на поверхность неожиданно всплыла стильная городская штучка. Катя училась примерять на себя роли, искала новые образы, экспериментировала над собой. Гламурный стиль оказался жизненно успешным, но внутреннее содержание не изменил. Она все также ребячилась, оставаясь по сути ребенком, открытым, искренним, непосредственно живым и очень ранимым. Ее все равно было нужно защищать и оберегать.
   Ваня даже порадовался когда ее холеная и порочная насквозь подруга Олеся, "этакое "большое зло" насоветовала ей заняться поисками мужика на потеху. Вот и правильно, нодо усмирить бушевавшие гормоны. Он даже как-то подарил ей дорогущий вибратор из секс-шопа. Шутка со смыслом не удалась, в ответ он получил подарком по голове и выслушал изящную трехэтажную тираду матом. До этого Ваня даже не подозревал, насколько богат ее лексикон, и что Катя, вообще такие слова знает. А вот надо же...
   Как "сучка в кубе" Олеся укатала Катю на подозрительную авантюру, он не знал, но завидовал, что той удалась удачная ловкая манипуляция. Ваня сам использовал все известные и доступные ему способы манипуляции сознанием и поведением людей. Это давало упоение властью, это было так "вкусно" управлять людьми. Авантюра сорвалась, Катя по ходу пьесы изменила сценарий, встретив неотразимые "серые глазки". Вот тут молодец, надо брать все в свои руки, только горе-любовник подкачал...
   Ваня почти не сомневался, что у них в первый же день знакомства был секс, возможно и такое, что для горе-любовника это был первый опыт. Парень был явно не обкатанный бабами, робкий, неуверенный. Какого черта Катеньку потянуло на него, Ваня нутром понимал. Содержание было "очень хорошим добром", почти сладким на вкус, и сестра не смогла устоять перед соблазном.
   Он сам, из самых лучших побуждений пытался сосватать сестру за своего друга Юрку. Юрка был удивительным человеком, наверное, самым интересным и необычным среди "обычных" в Ванином окружении. Его не было в преданной свите, он не был поклонником его талантов юного артистического гения и красоты, но именно к общению с ним Ваня стремился больше всего.
   Единственное, чем выделялся Юрка, был рост по два метра, в остальном незапоминающееся лицо белобрысого интеллигента в очках, умного, эрудированного, внешне очень сдержанного. Содержание "добра" в нем зашкаливало до абсолютного максимума, но ларчик с бесценным содержанием оказался закрытым. Это было впервые в Ваниной практике, странно и вызывало любопытство, почему?
   В отличии от Арины с паранормальными способностями, в Юрке начисто отсутствовали любые признаки, даже в зачатке, способностей экстрасенсорики. Но что в нем было не так? Ваня так и не разобрался с этой головоломкой, но зато подружился с Юркой крепко, несмотря на приличную, более чем десятилетнюю разницу в возрасте. Ваня получил аванс доверия, и закрытая ранее крышка ларчика с "добром" постепенно стала открываться. Он блаженствовал от такого богатства, стараясь не забирать много, чтобы не спугнуть навязчивостью доброго друга.
   До какого-то времени Юрка был неисчерпаемым источником, но вдруг стал затухать. Ваня даже знал причину. Причину звали Ника-Вероника, и она была "маленьким любопытно-очаровательным злом", и видимо бессознательно, от того не менее бессовестно питалась энергетикой своего парня. А если сказать правду, пожирала Юрку заживо, поглощала, обескровливала. Ваня злился на особу по имени Ника, в тоже время испытывал к рыжей бестии легкое физическое влечение. На дружбе флирт с Никой никак не сказывался, Ваня знал грань дозволенного и никогда бы не позволил себе перейти грань допустимого.
   Рыжая бестия бросила Юрку в самый тяжелый период их многолетних отношений. Потом вернулась, снова бросила, изводила его, прогоняла и в тоже время не отпускала. Издевательские выходки Юрка терпеливо сносил, хотя морально измотался до предела.
   И тут Ваня заметил, что происходит совсем неладное, даже можно сказать, опасная перемена. За внешней стеной самоконтроля и спокойствия друг впал в глубокую разрушающую душу депрессию. Черная дыра тьмы начала медленно поглощать все "хорошее". Ваня ужаснулся, однажды ему пришлось быть невольным свидетелем подобных перемен. Он наблюдал, как черная душевная дыра выкачивает из "хорошего" человека весь "свет", преобразуя в "зло".
   Это случилось с другом Арины, Андреем. Из умного провинциального "очень хорошего" парня он превратился в злого упыря. Даже Арина со своими способностями не могла помочь, бессилие ее расстраивало, но Андрея она поддерживала, всегда находя оправдание любой сотворенной им мерзости.
   Удивительная девушка Арина. И в ее окружение водилось много странных персонажей, помимо того, что вся семейка была заражена паранормальностью. Все требовали от нее слишком многого, ждали совета, хотели излечится от всех болезней. Вообще, большинство людей не умели управлять своей жизнью, делать правильный выбор, слушать разум иметь логическую концепцию существования. Но Ваню это вполне устраивало, глупые людишки были энергетической пищей для него. Если бы мир состоял только из таких, как он сам, цивилизация давно бы погибла, "сожрала" сама себя.
   Но Ване не давал покоя еще один человек из окружения Арины, ее какой-то степени родства брат Алексей. Для Вани это было впервые, когда он не смог определить содержание вечных констант "добра и зла". Пустым Алексей не был, наоборот невероятно мощный, и Ваня причислил его к "неопределенному роду зла". Добро не прячется и закрывается, значит там внутри такая разрушительная тьма и сила, что ее необходимо прикрывать. После наводящих вопросов Арине, Ваня убедился в своей правоте. Подруга прятала глаза и нервничала, отвечая, что не знает, что "такое" в Алексее. Своих не сдают...
   Ваня был уверен, что входит в касту "особых" людей. Если бы кто-то кроме Арины мог его просчитывать и сканировать, он был уверен, что его прибили бы давно, или как минимум, в ее родную, психучешку сдали.
   Он именно к Арине хотел свозить друга Юрку, только она сможет понять без слов происходящие в нем перемены и реально помочь. Юрка смеялся над сказками о всесильных ведуньях, и категорически сопротивлялся ехать на прием к экстрасенсу. Ваня не сдавался, заметив, что черная дыра Юркиного существования стала стабильной, не исчезала, не расширялась, но и не превращала "прекрасное добро в зло".
   Иногда Ваня сожалел, что не знает еще таких же людей, как он сам, осознающих и принимающих похожее мышление. Учебников никто не писал, готовых рецептов не существовало, и Ване приходилось продвигаться на ощупь, делать нелепые ошибки. Но чем старше он становился, тем больше опыта приобретал, тем сильнее и увереннее становился сам. Ему чрезвычайно нравилось быть особенным.
   Перед самым пробуждением, Ваня поблагодарил Морфея за интересный и насыщенный сон, и открыл глаза. Здравствуй, Новый день!
  

Часть вторая: Вдохновение

Глава 6: По праву рождения.

"Я не знаю, но чувствую, я не вижу, но верую,
Если вырастут крылья за спиной - я хочу, чтобы были белыми....."

"После 11" - "Крылья"

   Катя родилась двадцать два года назад в благополучной семье перспективного и падающего надежды молодого ученого Гончарова Дмитрия и красавицы Тамарочки. После рождения дочери, Томочка на время декрета оставила работу в бухгалтерии большого продовольственного магазина. На волне успехов мужа в очень непростое время, деньги в семье водились, Дмитрия приглашали заняться разработками за рубежом, но глава семейства принял решение остаться в России, что не мешало ему успешно продвигать свои проекты.
   Ее муж Дмитрий был очень добрым, заботливым и умным, но вечно занятым мужчиной, сутками пропадающий на работе, и неделями в командировках.
   Пока Тамара вынужденно сидела дома в декрете, от избытка свободного времени, пристрастилась к чтению. Маленькая Катюша росла на удивление спокойным и покладистым ребенком, никаких хлопот не доставляла. Но Тамару не покидало чувство, что Катя чужой ребенок, на нее совсем не похожий ни внешне, ни характером. Если бы не внешние черты, определенная похожесть на Диму и его родственников, она бы решила, что нерадивые медсестры еще в роддоме перепутали ребенка.
   Ей было откровенно скучно с дочерью. Она была заботливой мамой, кормила, одевала, гуляла с дочерью. У нее были лучшие заграничные игрушки, самые красивые платьица, полноценный рацион питания,
   Катю никогда не били, даже редко голос приходилось повышать, проказ от нее не дождешься, и после небольшой провинности, девочка тут же признавалась во всех ошибках, и слезно просила прощения.
   Пока дочка несуетливо перебирала куколок, ее мама открыла для себя целый мир в книгах, взахлеб прочитав одну, тут же приступала к другой. Это были романы о любви и опасных приключениях, прекрасных героинях, далеких странах и прошедших временах.
   Уже намного позже, она нашла свою нишу, когда в продаже появились первые любовные романы в формате книжек-малышек. Одной из первых ее потрясла история "Женщины в сером костюме". В таких книгах ей нравились сильные мужественные главные герои, все сплошь директора банков или наследники несметных богатств, страстно влюблявшихся в нежных, хрупких красивых девственных героинь.
   У героев была другая насыщенная жизнь, виллы, яхты, замки, светские балы, чего у жены даже преуспевающего доктора технических наук никогда не будет. Романы стимулируют недовольство собственной скучной жизнью, медленно отравляя ядом несбывшихся надежд.
   Дмитрий Николаевич Гончаров снисходительно относился к причудам жены и увлечению чтением легкомысленной литературы. Томочка всегда была красивой женщиной, тщательно следила за внешностью, всегда приветливая и ласковая, маниакальная чистюля и замечательная хозяйка. На плите всегда свежеприготовленная еда, в супружеском долге понимала толк, в науку и его дела не лезла. Что еще может сделать мужа более счастливым?
   Тем более, спустя четыре года после рождения доченьки, появился долгожданный сын, наследник Иванушка, самый красивый и необыкновенный ребенок на свете.
   А Томочка была очарована своей маленькой копией, Ванечка полностью завладел ее вниманием, всю душу и любовь она вкладывала в него.
   А Катя первый раз испытала жгучую ревность. Если до рождения брата, она мамино равнодушие принимала, как должное, сравнить было не с чем. Но тут мама совершенно преобразилась, Ванечку не спускали с рук, его постоянно гладили и шептали, как любят, какой он самый-самый лучший ребеночек. Оказывается, мама может быть другой, такой нежной и любящей. Равнодушие матери болью засело в детском сердце.
   И Катя, как любой неуверенный ребенок, искала проблемы в себе, значит, она "неправильная" дочка, не достоянная восторженной любви родителей.
   Вот папа, другое дело, он не выделял так явно кого-то из детей, по крайне мере, маленькая Катя, внимательно наблюдавшая за отцом, когда он уделял внимание сыну, не замечала, что он брату сказал больше ласковых слов или обнимал чаще. Столько же внимания он уделял и дочери, но папа был постоянно занят на работе, его не было дома днями, в редких случаях неделями.
   - Катя, не будь назойливой, папочка уехал зарабатывать денежку. - отвечала мама, когда Катя приставала к ней с вопросами, придет ли сегодня папа и успеет ли он пожелать ей спокойной ночи?
   Кате спалось лучше, когда папочка обнимал ее перед сном и желал самых чудесных сказочных сновидений, у мамы так не получалось. Она поправляла одеяло на кровати дочери и всегда отделывалась дежурным "Спокойной ночи, Катя", и тут же переключалась на воркование с сыном.
   Не смотря на ревность и боль, Катя любила брата и восхищалась им, ведь правда же, он был самым лучшим ребеночком на свете, раз все окружающие так считали.
  

***

  
   Сколько Катя себя помнила, с самого детства, будучи тихоней, не умеющей никому отказать и сказать "нет", она стала добровольной нянькой у младшего брата. Ваня, еще младенцем, научился ловко манипулировать окружающей его семьей.
   Это было странно, но они с братом всегда словно соревновались, кто из них лучший ребенок. Она любила брата больше всех на свете, опекала, кормила, гуляла, укладывала спать, заменяя в чем-то мать. Тамара попыталась сначала воспротивиться такому раскладу, она сама с удовольствием занималась с младшим ребенком, но потом смирилась с непонятными желаниями Ванечки. Он неустанно требовал присутствия и участия сестры во всех заботах о себе.
   Тамаре казалось, что у сына появилась необъяснимая зависимость от сестры, и вообще, со стороны казалась странным, что ей приходиться добровольно проигрывать собственной дочери в борьбе за внимание обожаемого сына.
   Но в тоже время для самой Кати брат одновременно являлся главным соперником в борьбе за любовь матери. Причем сам Ваня не участвовал в этом действии, никаких усилий не прикладывал, мама неизменно, в любом вопросе становилась на его сторону. Лучшие игрушки и самое вкусное яблоко доставалось Ване, он же младшенький, ему надо уступить.
   - Ванечке нужны витамины, он растет. - мама горстями засовывала сладкую малину трехлетнему малышу, все лицо перепачкано, но он требовал еще, видя, как напротив сидит, сглатывая слюну старшая сестра.
   Ее раздирала жгучая обида, пару витаминов досталось и ей, но она недоумевала, почему маленькому братику их нужно в раз сто больше? Позже это были уже другие вещи, но этих "витаминов" Катя не могла забыть. С лозунгом "Все лучшее Ванечке" они жили до сих пор.
   Брат с сестрой были настолько разными, что поставь их рядом, никто бы не сказал, что они родные. Во-первых, она с треском проигрывала своему умопомрачительно красивому брату, блеклая, полноватая девочка, похожая на маленькую отъевшеюся мышку.
   Катя прочитав сказку "Гадкий утенок", поняла, что это почти про нее, но ей слишком долго пришлось ждать превращения в прекрасного лебедя. Видимо, когда Боженька раздавал людям достоинства, она слишком долго стояла в очереди за мозгами, на внешность уже не хватило божественной воли.
  

***

  
   Единственным приятным исключением и источником нескончаемого удовольствия, становились поездки в деревню к бабушке с дедушкой в Рязанскую область, где родилась их с Ваней мама. Тамара свято чтила семейные традиции, была внимательной дочерью, и регулярно ездила на историческую Родину, в село Покровское.
   Катя ждала поездок в деревню, если бы умела, то торопила бы приход долгожданного лета. Эти поездки давали почти безграничную свободу, какая может быть только у ребенка, это был новый опыт общения с новыми друзьями, и удовлетворение жажды познания всего вокруг
   Бабуля с дедулей имели несколько внуков, помимо Кати с Ваней, и всегда с нетерпением ждали всех в гости. В сколоченных самодельных рамках в горнице, как бабушка называла спальню, висели фотографии всех членов многочисленного семейства, внуки и дети вперемешку. Оказалось, что Катина детская фотография больше по размеру, чем брата, и она помнила, как впервые ее это обстоятельство безумно порадовало.
   В гостях у бабушки, Ваня не был центром вселенной, ему эти капризы здесь не проходили, он становился просто одним из внуков. Ваня это быстро понял, но отстаивать свои позиции "любимого ребенка" не стал, зная, что когда вернется в Москву, все будет по его сценарию.
   В глубине сердца, Катя возликовала, когда дедуля, заметив ее интерес к лошадям, стал брать ее с собой в рабочие поездки. Сажал на телегу, запряженную лошадью, и они ехали развозить товары и продукты питания в труднодоступные поселения, где не было асфальтированной дороги, и машины проезжали с трудом. Болотистая местность в гуще леса была вязкой, топкой, и водители на любых автомобилях отказывались ездить по этой дороге, особенно после дождей.
   Другую дорогу до Щелчков или официально хуторе Веревкин, только собирались строить. В Щелках было всего несколько десятков домиков. В основном все население работало на местное лесничество, дрова, заготовки леса. И еще Катя помнила, что почти возле каждого двора стоял трактор, как основное средство передвижения. И здесь дедулю постоянно ждали, такой мини-магазин на колесах, часть продуктов он привозил по заказу, часть завалявшегося товара ему скидывали продавщицы местного магазина.
   У дедули была милая покладистая лошадка, труженица и помощница в хозяйстве, и огород вспахать, картошку посадить, и как средство передвижения, и даже небольшое средство заработка.
  

***

  
   В то лето, когда Кате было пять лет, дедушка Андрей потерял ее на Васином болоте. Мама с годовалым Ваней пока жила в Москве, намереваясь приехать чуть позже.
   Как обычно, дедуля в один из дней поехал в Щелчки, взял Катю с собой. Он уже привык, что внучка все время с ним, и радовался, что она единственная из его потомков также увлечена лошадьми. Не боится лошадки, подходит к ней, поглаживает по морде, ласково приговаривая.
   - Ты самая лучшая у меня. Самая красивая. Если бы могла, я бы забрала тебя в Москву... Но как ты будешь жить в квартире? И мама не разрешит...
   У дедушки по дороге что-то случилось с колесом, и он остановился перед лесом, где начинались Васино болото. Кате надоело сидеть в телеге, она спрыгнула в травку, побегала вокруг, понюхала цветочки, даже погонялась за красивыми разноцветными бабочками.
   Дедушка, устранив неполадку, шумнул внучке, что поехали дальше, но не проверил, где в тот момент находилась Катя. Пропажу он обнаружил только, приехав в лесничество.
   - Деда-а-а-а! - Катя долго бежала за удаляющейся телегой с криком. - Ты забыл меня-я-я-я!
   Но на войне дедушку контузило, и он с тех пор, если не совсем потерял слух, то с этим были проблемы. Поговорить с ним можно было, если только сильно кричать на ухо.
   Дедушкина лошадка бежала резво, и Катя не поспевала за ней, задыхаясь от поднятой копытами лошади и колесами телеги встревоженной дорожной пыли. Вскоре дедушкина повозка превратилась в удаляющуюся и уменьшающуюся точку в горизонте. Дальше в лес она побоялась идти, помня страшные пугающие истории, что там живут кровожадные волки, крадущие маленьких детей, и злой дух Васиного болота.
   Катя, глотая горькие слезы и боясь встречи с волками, бродила долго по колхозным полям, лишь бы подальше от страшного леса и болота, где живет ужасный и злой повелитель Вася, не зря же все так остерегались этих мест. Через несколько часов, она вышла к кому-то на огород на другом краю села.
   Женщина, собиравшая скошенное сено за посадками, чуть дальше огорода, засаженного картошкой, обратила не сразу внимание на маленькую зареванную девочку. Ворошила сено, прикидывая в уме, сколько еще надо накосить для козочки, пасущейся тут недалеко.
   - Ты чья будешь? - спросила она, пытаясь понять, чей ребенок оказался так далеко от домов, но всех соседских ребят она знала, девочка была приезжей и незнакомой.
   Катя, размазывая грязь по лицу, кинулась к женщине, вцепилась в подол ее длинной темной юбке, сбивчиво объясняла, как дедушка Андрей уехал без нее, и она потерялась. Она панически боялась, что женщина может оставить ее здесь одну, если вдруг не признает, или не знакома с дедушкой.
   - А, так ты Андрейкина девка? - обрадовалась незнакомая женщина. - Пойдем, я знаю твоих родственников.
   Ее отвели к бабушкиной племяннице Параше, Катя ее узнала и очень обрадовалась. Добрая Параша опознала Катюшу сразу, повела в баню отмывать, сытно накормила, и уложила измученного ребенка спать. Катя, проспав несколько часов, проснулась к вечеру, ее попоили парным молоком с блинами, надели чистое отстиранное платье, и пока баба Параша возилась по хозяйству, поиграла с троюродными братьями, внуками Параши. И только потом ее повели обратно возвращать к дедуле и бабуле.
   Когда Катю привели в дом, то оказалось, что там полная паника охватила уже и всех соседей, полдеревни ее ищет по лесу, дедушка Андрей бился в истерике, метался по двору, требуя найти ему веревку, чтоб немедленно повесится, как ему теперь смотреть в глаза дочери и зятю, после такой трагедии?
   Он сам несколько часов искал внучку в лесу, отчаянно звал ее, в ответ ему тишина, и в какой-то момент перестал надеяться, что Катя жива. Ее маленькую, могло легко засосать в болотистую почву, и ребенок сам спасти себя не смог.
   Суровые крестьянские мужики, из соседей, бегали вдогонку за дедом Андреем, пытаясь удержать его от радикальных мер свести счеты с жизнью. Появившеюся Катю, дед долго и даже немного грубо тряс, и зацеловывая, приговаривал:
   - Господи, спасибо, живая! Живая! Моя Катюша...
   Так Катя для своего деда стала внучкой номер один, самой любимой, выстраданной, почти, как на икону молился за ее спасение. Теперь без гостинца домой не возвращался, то кулек конфет купит, то петушок на палочке подарит, то платочек новый прикупит.
   Катя отвечала деду такой же безграничной любовью, пронеся его через все годы, и большего горя не было для нее, когда дедушки Андрея не стало в конце девяностых.
  

***

  
   Еще ездить в деревню Катя любила по причине знакомства с новыми друзьями. В городе у нее почти таковых не было. Но здесь была словно параллельная реальность. Первой Катя подружилась с уверенной, даже немного наглой Олесей, жившей через два дома.
   Олеся сам пришла знакомиться с Катей, плюхнулась в насыпанный возле дома речной песок для детских игр и лениво протянула:
   - Ну, показывай свои игрушки... Во что играть будем с тобой?
   Катя обрадовалась новой подруге, какая милая девочка Олеся, со светлыми красивыми волосами, общительная, и совсем не стремилась обидеть ее. Конечно, командные замашки в Олесе присутствовали, но без чувства унижения ил превосходства.
   Потом Катя заметила, что за их играми из палисадника соседнего дома наблюдает соседская девчонка, смуглая, с темными волосами, очень красивая даже для ребенка. Катя редко видела маленькую соседку, она почти не выходила со двора, не бегала с местной ребятней, а в гости к ним целыми днями ходили взрослые люди, некоторые выходили заплаканные, а некоторые с улыбками.
   Катя слышала, как соседки шептались про этот дом, что там живет местная колдунья, ее дом проклят, и лучше обходить его стороной. У колдуньи была внучка Арина, которая тоже, когда вырастет, станет колдуньей. Деревенские своих детей не пускали к Арине даже из любопытства, а местные мальчишки дразнили ее, кидали камушки и незрелые яблоки, преследовали с улюлюканьем, если вдруг она появлялась на улице.
   Катя несколько дней наблюдала за соседкой Ариной, а потом позвала играть с ними. Ничего злого или плохого, о чем шептались соседи, она в девочке не заметила, и решила, что люди просто не разобрались, какая она на самом деле.
   Арина сначала не поверила, что ее зовут играть вместе с остальными детьми, как равную, не бояться, не чураются, не обзывают. И с благодарностью приняла дружбу маленькой москвички Кати Гончаровой. Ее было бесконечно одиноко сидеть дома, когда неугомонные дети бегали по улице, она наблюдала за ними, спрятавшись в кустах смородины.
   Бабушка Арины всегда спокойно, даже с некоторой гордостью объясняла, что девочка, у тебя необычная судьба, ты не как все, и не пытайся стать похожей на них. Ты другая, ты наследница родового клана, и все ждут от тебя, что ты рано или поздно примешь дар и принесешь пользу. Арина не спорила со строгой мудрой бабушкой, знающей обо всем на свете, но ей так хотелось побыть немного ребенком, поиграть в обычные игры, а не слушать про родовые кланы, способности и наследственные дары.
   Мама Олеси, увидев творившееся безобразие, когда дочь кувыркалась в песочнице не только с безобидной москвичкой Катей, но и с этой Ариной, маленькой колдуньей, которую всегда стараясь обойти за полверсты, и всегда предупреждала дочку не дружить со странной девочкой. Но Олеся, которую выдернули из песочницы, с целью унести домой, устроила впервые настоящую истерику на всю улицу, орала и брыкалась, требуя немедленно вернуть к подружкам.
   Олесю пару дней продержали дома взаперти, надеясь, что ребенок успокоится, но не тут то было. Упрямая девочка ругалась, как сапожник, вспомнив все выражения, услышанные в деревни от местных мужиков, требовательно топала ногами, и отказывалась есть. Когда на третий день, мать ослабила внимание, обманувшись напускным спокойствием дочери, Олеся сбежала через окно.
   Привела ее обратно Катина бабушка, потом закрывшаяся с мамой в горнице, где они имели долгую беседу. Голоса были приглушенные, и Олеся не смогла подслушать, о чем там шептались взрослые, не сомневаясь, что это напрямую касается ее. А раз говорят про нее, то и не грех услышать, какие конкретно решения там принимаются. Но результат был налицо, сразу после беседы, Олесю отпустили поиграть с Катей, и больше не запрещали разговаривать с Ариной. Только вечером мама подробно расспрашивала Олесю, что говорили девочки, во что играли? Но оказалось, что девчачьи игры были обычными, никто колдовать их не учил.
   Однажды к ним пытались присоединиться ватага мальчишек, ведь у приезжей Катерины были невиданные ими игрушки, блестящие, красивые, и не только нарядные куклы. У Кати имелся младший брат, а у того были машинки, железная дорога с поездом на батарейках и разноцветный конструктор, из которого можно было построить целый город.
   Но мальчишки опасались, поскольку в девчачьей компании была Арина, которую родители строго-настрого приказали обходить стороной. Один из ребят, самый старший среди мальчишек, предложил недетский компромисс Кате и Олесе, избегая смотреть в глаза маленькой красивой колдуньей. Он боялся признаться, что девочка притягивает его как магнит, ослепляет красотой, и его сердечко тревожно бьется при одном ее упоминании. Именно за эту непонятную тревогу в сердце, он старался сделать ей еще больнее, громче всех кричал у нее за спиной обзывательства, выбирая самый крупный камень.
   - Пусть Эта уйдет, тогда мы с вами поиграем. - предложил покровительственно он, кивая на Арину.
   Арина взволнованно задышала, ожидая нападения, Катя нахмурилась, собираясь отказать грубым мальчикам, но первой отреагировала Олеся.
   - Да пошел ты на х...!!! - безапелляционно заявила она. Накануне соседки через несколько домов от них как раз скандалили на всю улицу, выясняя, чьи куры забрели на огород, и чего-то там поклевали. Олеся много интересных выражений для себя отметила, не совсем понимая, что они значат. Но услышав это "пошел на...", почти знакомое, сейчас же выдала мальчишкам. Она знала, что это плохое ругательство, оскорбительное значение мужского писюна.
   - Или уходите, или будем играть все вместе! - заявила Катя, с непонятно откуда взявшейся смелостью, но Арину, с которой они подружились, загородила собой, и с вызовом смотрела на мальчишек.
   - Да ладно, ладно. Только пусть Эта нас не трогает. - засопели сдавшиеся ошарашенные таким напором мальчишки.
   На том и порешили. Но просить об этом Арину и не надо было, она сама старалась избежать всяких прикосновений, вела себя сдержанно, в салки, и в других контактных играх участия не принимала. Она была бесконечно благодарна этим двум девочкам, Кате и Олесе, принявшим ее в свою компанию, вернувших ей ощущение, что у нее не только сеть дар и обязанности, которые она должна принять, но и обычное детство, полное игр и веселого смеха. Катя уезжала осенью в Москву, до следующих каникул, но осталась Олеся, с которой они были теперь почти неразлучны.
   Деревенские ребята может и не звали ее с собой поиграть, но после перестали за ней охотиться по улицам, некоторые делали вид, что не замечают, другие, опасливо посматривая, кивали в знак приветствия. Пусть и таким образом, но они приняли ее
   Когда немного подрос брат Кати, они с ним очень крепко подружились. После того, как встревоженная мама Вани приводила ребенка посмотреть бабушке на предмет "отклонений". Строгая всегда выдержанная бабушка, взволновано объясняла Арине особенность красивого московского мальчика Вани.
   - Береги его! Это удивительно... Он наш, понимаешь? Я его почувствовала. Он данный Богом для кого-то из наших... Не знаю, для кого, она еще не родилась, и не скоро это будет... Но береги его! И слава Богу, не тебе он дан небесами. Ох, намучается она с ним...
   Арина прекрасно понимала бабушку, так как с самых ранних лет ей внушали истины ее существования, настолько отличавшиеся от мировоззрения обычных людей.
   Уже намного позже Катя спросила бабушку о лояльности к соседям, которых обвиняли в колдовстве, та тяжко вздохнув, после долгой паузы.
   - Несчастные они...! Горе-то какое, такими уродиться...
   Катя только еще раз убедилась, что у нее самая умная и мудрая бабушка на свете, жившая без оглядки на соседей, справедливая и рассудительная.
  

***

  
   Катя взрослела, но некоторые вещи оставались неизменными, ее всегда сравнивали с братом. Упрямый, добивающейся своей цели, отстаивающий каждую мелочь красавец Иван, и бесхарактерная, не знающая отказа дурнушка Катя.
   Сначала она во всем уступала брату, хочешь этот мультик смотреть вместо прочтения книжки, значит, сделаем, как хочет Ванечка, лишь бы перестал капризничать. Но ему претило слепое подчинение, он доводил сестру до истерики, требуя чуть ли не луну с неба, пока она в первый раз не дала ему жесткий отпор.
   - Нет! Слышишь, ты! Не будет по-твоему! - закричала взбешенная Катя, отталкивая от себя виснувшего на ней брата.
   Но Ваня именно этого и ждал, и тут же вцепился в волосы сестры, Катя в ответ тоже схватила его за волосы, завязалась первая драка, которых потом было бесконечное множество. Они ругались, бились, молотили друг друга, пока не прибегала мама разнимать комок дерущихся на полу, грозила, расставляла по углам. Конечно, виноватой в ее представлении была дочь, она старше, должна быть умнее, не провоцировать Ванечку на негативные эмоции.
   Когда у Вани из носа потекла кровь, Катя испугалась, что он умрет, кинулась к брату, оттолкнув маму. Обнимала его, вытирала кровь рукой, но получалось, что только размазывала больше по лицу. Просила прощения, целовала его, плакала навзрыд, но именно в этот момент Ваня был счастлив.
   Теперь заведенным ритуалам они не изменяли, ругались, дрались, потом просили прощения и мирились. Взрослели сами, но поведение не меняли, их двоих это вполне устраивало. Мама, поначалу бросавшееся их разнимать, поняла, что это не нужно, все равно начнут бурно мириться, и только бессильно грозила пальцем своим хулиганского настроя детям.
   Легкомысленный Ванька неважно учился в школе, и только стараниям сестры ее вообще смог закончить. Себя он не считал тупым, но ведь в школе такие неинтересные предметы, вот кому нужно столько энциклопедических знаний по химии-физике-геометрии, сели он все равно будет поступать в театральный. Он даже ни капли не сомневался, что поступит.
   С самого детства его отдали в местную театральную студию, а потом уже невозможно было остановить поезд, идущий на полном ходу к славе и признанию.
  

Глава 7: Дурнушка.

"Краем обрыва к месту нарыва я выхожу гулять.
Мне интересно, 
будут ли честными те, кто пойдут искать"

"После 11" - "Победная"

  
   Полная неуклюжая девочка Катя Гончарова в нелепых очках особенно начала страдать в подростковом возрасте, плакала по ночам, позиционируя себя полной уродиной на фоне стройных и гибких ровесниц. Когда начались подростковые прыщи, ей хотелось спрятаться под паранджу или уйти в монашки.
   Ни в одну школьную или дворовую компанию ее не брали, в школе ей хотелось стать невидимкой, чтобы избежать насмешек со стороны одноклассников. Нельзя сказать, что над ней планомерно издевались или хоть раз пытались избить, как было принято в среде жестокого мира подростков. Скорее, вообще, старались не замечать странной замкнутой на себе Кате в мешковатой безразмерной одежде, под которой она старалась скрыть полную грудь и большие бедра.
   Одноклассники отделывались легкими насмешками в ее адрес, по причине конкретной и меркантильной, круглая отличница Катя была им весьма полезна, у кого еще можно списать контрольную, перекатать несделанную вовремя домашку, а если очень попросить, то Катя могла успеть помочь сделать и второй вариант на контрольной.
   В роли навязчивой "головной боли" для Кати выступала одноклассница Галька Орликова, первая красавица в классе в "авторитете". Именно Галька, будучи в дурном настроении, начинала доставать Катю. Все провокации были посвящены теме поиска возлюбленного для несчастной Катерины. За основу взяли детскую сказку "Красавица и Чудовище". "Красавицей", конечно, с иронией нарекли Катьку.
   - Ну, что, Гончарова, красава моя неземная, ты встретила свое "чудовище"? Знаешь, у меня тут есть вариантик для тебя...- и все дружно хихикали под глупые Галькины шуточки. А вдохновленная Галька предлагала "вариантики", в основном это были аутсайдеры из других классов, забитые отличники, но в кандидаты иногда попадались отпетые хулиганы.
   - Себе забери. - угрюмо отвечала Катя, стараясь побыстрее сбежать от повышенного внимания Гальки и ее верной команды.
   - Знаешь, у меня нет с этим проблем... - довольно хвалилась Галька. Все знали, что мальчикам эффектная девушка в коротких юбках нравилась, а сама предпочтения отдавала старшеклассникам.
   "Чудовище" и его поиски надолго стало темой для насмешек, Катя приходила домой и беззвучно плакала от пережитого унижения, никому не жаловалась и защиты не искала.
   Именно тогда она стала писать грустные пронзительные стихи в большую толстую тетрадь. Также завела дневник-отчет, куда тщательно вписывали заметки о своем безрадостном одиноком существовании. Все это богатство она всегда носила с собой, панически боясь оставлять без присмотра, быть осмеянной ни дома, ни в школе не хотелось. Ей казалось, что если кто-то прочитает ее откровения, то лопнет от смеха.
  

***

  
   Однажды все изменилось в однообразном существовании Кати.
   Классная руководительница на одном из уроков, поинтересовалась у класса, кто навещает их постоянно болеющего одноклассника Гошу Копытина? Оказалось, что равнодушие девятиклассников дошло до того, что они, вообще, забыли о его существовании. Гошка с грозным погонялом "Копыто" был тихий неприметный парень невысокого роста, с милым очаровательно-детским личиком. Про Гошу немного забыли, потому что он постоянно болел разными ОРЗ, ангиной или бронхитом.
   В итоге добрые одноклассники единогласно решили отправить Катя навестить болеющего, так как он жил в соседнем подъезде от Гончаровой. Естественно, мнением Кати никто не поинтересовался, а возразить она не посмела. Классная руководитель снабдила ее частью домашних заданий и несколькими вариантами контрольных по разным предметам.
   Катя боялась идти, и долго мялась под дверью Гошиной квартиры, прежде, чем решилась позвонить. Как с ним и о чем разговаривать? Их родители когда-то дружили и ходили друг к другу в гости, потом родительская дружба сошла на нет, а дети, каждый замкнутый на себе, даже не сделали попытки пообщаться. Во время застолий сидели в одной комнате, разбежавшись по углам.
   В школе обычно кивали друг другу в знак приветствия, на этом их общение и заканчивалось. Над Гошкой в классе не измывались, он приятельствовал с ребятами, ничем не выделялся, ни во что не вмешивался.
   - Катенька, что-то случилось? - изумилась Гошина мама, увидев ее на пороге.
   - Я навестить Гошу... Попросили... от класса. - мямлила Катя.
   - Проходи, конечно, Гошенька будет рад. Ему скучно все время одному. - обрадовалась женщина. - Гошенька, к тебе гости!
   Катю втолкнули в комнату, где лежал болеющий Гошка, и закрыли дверь, отрезав все пути к отступлению.
   - Привет. - только и смогла выдавить Катя однокласснику.
   Гошка лежал с книгой на диване, прикрытый пледом. Он с вытаращенными глазами смотрел на Катю, никак не ожидая к себе гостей.
   Катя поскорее передала ему задания, приветы от классной и типа, от ребят, и поспешила попрощаться, пожелать поскорее выздоравливать и возвращаться в школу. Гоша не успел даже слово вымолвить, только кивал в знак согласия, а Катя уже прощалась.
   Уже стоя в коридоре, поняла, что не может сама открыть дверь, мама Гоши пропала, видимо ушла, потому что Катя ее не нашла в квартире. Идти обратно к Гоше она побоялась, и осталась ждать, когда вернется его мама и выпустит ее. Пока сердито вздыхала в коридоре, обратила внимание на книжные полки, и решила скоротать время за какой-нибудь книжкой. Читать книги Катя более, чем любила, она их просто глотала пачками.
   На полках стояли хорошие издания в новеньких переплетах, почти сплошь классики, с которыми она была знакома. Зацепилась взглядом за Булгакова "Мастер и Маргарита", у них дома была своя, но куда-то запропастилась, И Катя давно подбиралась почитать Булгакова, но все откладывала, зная, по отзывам, что еще рано, а по школьной программе его проходят в одиннадцатом классе.
   Стала листать книгу, сидя на банкетке в коридоре, забыв обо всем, настолько увлекло ее чтение. Оказалось, что время прошло незаметно, и она прочитала большой объем страниц. Подняла голову, увидев, что за ней молча наблюдает Гошка, привалившись к стене.
   - Извини. Я не смогла выйти, у вас закрыто. - начала оправдываться она.
   - Ты бы попросила меня, я бы выпустил.
   - Извини, не хотела беспокоить. - она захлопнула книгу и привстала. - Ты болеешь...
   - Кать, я же не умираю. - он уже давно наблюдал за ней, минут десять точно. Вышел из комнаты в туалет, а тут она сидит с книгой на коленях. Он, кажется, как-будто впервые ее увидел. Не замкнутая нелепая девочка Катя, а истинная девушка, расслабленная, увлеченная, одухотворенная. Он был сражен и очарован такими изменениями в Кате.
   - Извини... я не хотела тебя обидеть... я не то имела ввиду...
   - Кать, ну, что ты все время извиняешься? Скажи, книга понравилась?
   - Да, очень! - восторженно воскликнула она. - Знаешь, вот тут одна интересная мысль...
   Катя зачитала ему понравившейся отрывок, потом он нашел свои любимые места в книге, которую успел перечитать три раз, и в каждом прочтении открывая для себя новые грани познания, наводящие иногда на противоположные размышления.
   После Булгакова стали обсуждать любимые книги и просто недавно прочитанные. Оказалось, что у них очень схожи предпочтения в литературе, из классиков Лермонтов, Толстой и Чехов, приключенческие и исторические романы. Жюль Верн, Вальтер Скотт, Дюма и прочие авторы давно прочитаны, но например, он еще не читал Генриха Манна и его знаменитую дилогию о правлении Генриха IV, ведь считалось, что его романы отражают более верно ту историческую эпоху, полную кровопролитных войн.
   Еще Гошка обожал фантастику, и тут же посоветовал Кате интересных авторов. Катя на листочке аккуратно записывала фамилии и названия книг, рекомендованных Гошкой, может и правда, пришло время открыть для себя мир увлекательной фантастики?
   - Спасибо, схожу за ними в библиотеку.
   - Зачем в библиотеку? Я тебе парочку сейчас дам. - Гошка быстро вернулся из комнаты с книгами. - Мне так интересно, понравиться тебе или нет. - он предвкушения даже забыл о слабости, все время одолевающей его во время болезни. - А ты мне принеси Генриха Манна, я с удовольствием его прочитаю. Я планировал прочитать его "хроники", но как-то не успел...
   Тут как раз вернулась мамы Гоши, которая усадила их пить чай с нежнейшими пирогами, с разнообразными начинками, и с мясом, и с капустой, и с вареньем.
  

***

  
   На следующий день она опять пришла к Гоше, принесла обещанные книги, они обсудили ту часть "Мастера и Маргариты", которую успела прочитать Катя, заснувшая с книгой под утро. Она была в восторге от Булгакова, сожалея, что раньше не решила прочитать его эпохальный роман.
   Потом, вплоть до его выздоровления, заходила каждый день, они, начиная с обсуждения книг, перешли к разным темам. Она помогала ему с особо сложными заданиями, хотя Гоша учился хорошо, но вес равно из-за болезней отставал от школьной программы.
   Катя совершенно четко понимала, что понравиться Гоше, как девушка не может. Кому понравиться очкастая толстая уродина? Они просто подружились на взаимном интересе к книгам, и ей не хотелось терять вновь приобретенного друга. С ним она чувствовала себя свободной, более раскрепощенной, он вселял в нее уверенность, что она безумно интересная девчонка. Их, обоих, молчаливых, замкнутых на своем внутреннем мире, словно прорвало, они не могли наговориться, словно молчали годами.
   И еще она безумно боялась, что он узнает о ее зарождающейся первой влюбленности, тщательно скрывала свои эмоции, ведь тогда их дружбе придет конец, и больше не с кем будет обсудить вновь прочитанные книги, или подискутировать о вышедших фильмах.
   Ей даже в голову не приходило, что такие же сомнения одолевали и Гошу.
   Гошка, долго томящийся в вынужденном одиночестве, вдруг встрепенулся, ожил, и все его жизненное расписание было перестроено под ее приходы. Он наслаждался ее обществом, коря себя, что раньше не заметил в Кате интересную увлеченную личность и замечательную симпатичную девушку. Для него лично, очень даже симпатичную.
   Когда она снимала очки, он мог разглядеть ее самые красивые глаза необыкновенной синевы с длинными пушистыми ресницами. За мешковатыми футболками и растянутыми свитерами, он разглядел рано сформировавшиеся фигуру молодой женщины. Для современных стандартов она была немного полновата, но сейчас Гоша понимал, что именно такие девушки ему и нравятся, с фигурой, как у песочных часов. Полная красивая грудь, он, жутко стесняясь, украдкой разглядывал именно эту прелесть девушки. Крупные бедра, плавно выделяющиеся попа, погладить которую так и тянулись его руки. Но он жутко стеснялся своих пробуждающихся чувств, и тщательно скрывал их от Кати, а если ее обидит его такой не вполне невинный интерес?
   Даже легкие случайные прикосновения вызывали в нем сильное, неведомое ранее волнение, а в душе полное смятение.
  

***

  
   Когда он вернулся в школу, то думал, что дружба их продолжиться. Но в первый же день, когда на перемене он подошел к Кате, улыбаясь во весь рот, протянул ей руку, она испуганно отскочила от него, и, озираясь по сторонам, выскочила пулей из класса. Гошу обидело такое странное отношение, он насупившись, просидел все уроки, не делая больше попыток подойти к ней. И все уроки изводил себя мыслью, что случилось, что он сделал не так, чем обидел Катю?
   Ведь еще вчера, она, будучи у него в гостях, под традиционное чаепитие с вкуснейшими пирогами, непринужденно делилась с ним мнением о прочитанных ей фантастических романах. Особенно на нее произвели впечатление космические миры, далекие звезды и другие разумные формы жизни. Они с фанатичным блеском в глазах строили догадки, есть ли еще разум во Вселенной, или мы единственные человечки на планете Земля?
   Он хотел дождаться ее после уроков, чтоб рассеять свои сомнения, и если будет необходимо, извиниться, но она незаметно ускользнула из школы. Безумно нервничая, он все решил зайти к ней домой, понимая, что не доживет до завтрашнего утра, не прояснив отношения с Катей.
   Дверь ему открыл ее младший брат Иван, у которого глаза на лоб полезли, когда он рассматривал трясущегося Гошку Копытина, Катиного одноклассника.
   - А ты чего приперся? - гнусно улыбнувшись, спросил нахальный ученик начальной школы.
   - Позови Катю. - выдавил из себя Гоша, прикидывая в расчетах, в каком же классе учился ее брат, третий или четвертый? И когда успел вырасти такой борзый?
   Равнодушно пожав плечами, Ванька захлопнул перед ним дверь, потом снова слегка приоткрыл, поясняя:
   - Сейчас пойду, узнаю, принимает ли она сегодня ухажеров. - и довольно заржал, потирая руки, предвкушая задуманную забаву.
   После довольно продолжительного времени, а для Гоши оно тянулось бесконечно, Катя все-таки вышла на лестничную клетку. До этого Гоша слышал возбужденные голоса за дверью, но расслышать, о чем шел разговор, не смог, оставаясь в полном неведении, выйдет к нему Катя или он напрасно томиться под дверью.
   - Привет. - буркнула Катя, избегая его взгляда.
   - Что случилось? Почему ты меня избегаешь, Катя? Что я сделал не так?
   - Ты издеваешься, да? Посмешищем меня хочешь сделать? - цедила она сквозь зубы, смотря на стену за его спиной.
   - Не понимаю тебя... - искренне недоумевал Гоша. Какая муха ее укусила? Где милая Катя, с которой они болтали часами, наслаждаясь каждой проведенной вместе минутой?
   - Меня и так все достали, а еще ты... - она с накопившейся горечью выталкивала из себя каждое слово. - Мы общались, с тобой было интересно, но зачем при всем классе это демонстрировать? Мне же жизни не будет совсем, лучше сразу повеситься... Этого ты не понимаешь?
   - Кого ты боишься? Катя, зачем скрывать от всех, что мы дружим?
   Кате хотелось выть от отчаянья. Он, что, правда не понимал и строил из себя дурочка? Одно, дело дружить с ним, ходить к нему в гости, пить чай, и в уютной обстановке, скрытой от лишних глаз, говорить обо всем на свете, обсудить каждую запомнившуюся строчку, переосмыслить поступки героев из книг. И как бы тяжело не было, скрывать от него рвущиеся наружу чувства.
   Но когда сегодня утром, в школе, перед всем он классом он смело подошел к ней, она запаниковала, выбежала из класса, только бы не привлекать к себе внимания той же Гальки Орликовой. Его сразу же запишут к ней в "Чудовище", и на этом их невероятная дружба закончится. Он то, не будет сносить насмешки от класса, постарается тут же избавиться от неуместной подруги по интересам. Он, что не понимал основы выживания в их классе, не привлекать к себе лишнего внимания? Он, что не мог оставить за рамками школы их дружеские отношения?
   Она то, точно не вынесет насмешек над своими чувствами и как потом пережить его отвержение? А что так и будет, она не сомневалась. В таких, как она не влюбляются парни, они стороной обходят уродливых неудачниц, не дай бог заразишься бациллой. Даже дружить с такими, как она, опасно для репутации, сразу твой "авторитет" упадет до нуля.
   Вот что, он сейчас этого не понимал? Но вымолвить больше из себя, хоть слово, не могла.
   Гоша так же молчал, ожидая ответа на свои вопросы. После затянувшейся паузы, он все же нашел в себе силы спросить.
   - Катя, это все?
   - Значит, все... - с трудом ответила она, тут же ускользнув в свою квартиру.
   Плакала навзрыд всю ночь. Он умный мальчик, все понял и с легкостью отказался от нее, словно они и не дружили никогда. Правильно, зачем ему проблемы?
  

***

  
   Гоша был в шоке от происходящего. Почти всю ночь не спал, промучился в сомнениях и тревогах. Как дальше жить без Кати? Почему она так легко от него отказалась по какой-то надуманной проблеме. Значит, для нее ровным счетом ничего не значили эти несколько замечательных дней, когда они заново узнавали друг друга. Вот надо было доучиться до девятого класса, и понять, что есть такая девчонка, от мысли о которой, замирает сердце, с которой хочется поделиться сокровенным. И как же ты жил раньше, не замечая ее?
   Все следующие дни она не разговаривали, только украдкой сверлили друг друга взглядами. А если удавалось встретиться взглядами, Катя тут же отворачивалась, словно никогда его и не знала. Он очень тосковал, не зная, как помириться с ней, опыта ухаживания за девчонками у него не было.
   Через несколько дней он наконец-то понял, почему Катя такая нервная и дерганная, и что она имела в виду, когда говорила, что ее все достали. Он очень много пропустил со своими бесконечными пропусками по болезни.
   В этот день Галку Орликову бросил парень из старшеклассников, все шептались за ее спиной, она чувствовала себя жутко униженной, и стремилась хоть на ком-нибудь выместить свое недовольство этим несправедливым миром. Тем более парень это сделал публично, осмеяв ее перед всей школой, назвал "бревном", после того, как она накануне отказала ему в сексе. Она встречалась с парнями, но не собиралась отдаваться кому-то так рано, после нескольких свиданий, и не закрепленных "навечно любовью" отношений, зная о судьбе уже "подпорченных" не девственниц, которых потом всей школой бурно осуждали, а парни пытались пустить по рукам.
   Галка уже на первой же второй перемене прицепилась к Гончаровой, которая ее сегодня ужасно раздражала своей унылой физиономией.
   - Гончарова, ты сегодня шикарно выглядишь! О "чудовище" своем мечтаешь? А знаешь, у меня шикарная идея, давай устроим смотрины. Приоденем тебя в купальник, хотя нет, парни тогда сразу в страхе разбегутся... - Орликова изгалялась еще долго на эту тему, группа поддержки ей вторила, придумывая новые испытания для кандидатки в невесты "Чудищу".
   Но растормошить вжавшеюся в стену Катьку не удалось, она не убежала, а молча делал вид, что их не замечает, чем раздражала Галку еще больше. Вот если б Гончарова заплакала, Галку бы быстрее отпустило, а тут такое показное равнодушие, значит, сильнее надо наказать. У нее уже возникли некоторые идеи.
   Гоша поинтересовался у одного из приятелей, о чем речь? Какое "Чудище" и при чем здесь Гончарова? Приятель с удовольствием поведал ему смехотворную забаву, придуманную Галкой о "красавице" Гончаровой и поисках ее "чудовища". Ведь сам понимаешь, как это прикольно? Гончарова "красавица", уже смешно до коликов.
   Гоша решил, что все его одноклассники полные придурки, но промолчал. Сейчас не время, и тем более не хотел делиться своими переживаниями по поводу Кати, ведь точно ей житья не дадут. А вдруг кто-то еще из парней разглядит, какая она на самом деле замечательная? Нет, он не собирался ни с кем делиться своей замечательной Катенькой.
   Зато теперь он знал, как действовать дальше. Он, как настоящий мужчина, должен быть способен защитить любимую девушку от нападок, возможно, даже вступиться в драку за нее.
   Придя из школы домой, он выпросил у матери денег на "важное дело". Мама с легкостью дала требуемую сумму, думая, что сыночек решил пригласить понравившеюся ему девочку Катю на свидание. Только странно, девочка перестала к ним приходить в гости, а на ее расспросы, Гошка угрюмо отвечал, что Катька не будет к ним больше приходить. Поссорились, решила мама, ну ничего, помириться, тем более сынок денег попросил, скорее всего, на цветы потратит.
   Но Гошка удивил бы мать еще сильнее, сели б она узнала, на что потратил "карманные" деньги сынок. Он купил в ближайшем спортивном магазине гантели и еще некоторый спортинвентарь для "накачки мускулов". А так же записался в местную секцию по вольной борьбе, единственную бесплатную у них в районе. Он понял, что не имеет права так много болеть, кто же будет защищать любимую девушку от свары серых волков, хищников, загоняющих свою жертву до изнеможения, в которых неожиданно превратились его одноклассники.
  

***

  
   Катя вернулась к своему одинокому существованию, словно никогда и не было ее мимолетной дружбы с Гошкой. Постоянно ловила на себе его взгляд, но больше он не подходил. Значит все правильно, не судьба им быть вместе.
   Катастрофа в Катиной жизни случилась в школе, после урока физкультуры, что уже само по себе являлось испытанием, стоять, словно "жирный тюлень" среди стройных симпатичных одноклассниц. После урока она заметила, что у нее пропал пакет, в котором лежал дневник со стихами. Она тут же покрылась пятнами при мысли, что кто-то уже сейчас читает ее дневник. Апокалипсис сознания незримо накрывал ее от такой перспективы.
   Прошло несколько дней, потом две недели в напряженном ожидании, но ее одноклассники так и не затравили ее насмешками. Все прояснилось, когда Гоша после школы догнал ее возле подъезда.
   - Держи. - отводя взгляд, жутко смущаясь, Гоша протянул ей пакет.
   - Читал? - обреченно спросила она.
   - Не совсем, но пришлось заглянуть, чтобы понять, кто потерял. - начал оправдываться он.
   Гошка врал, и даже Катя это понимала. Но он не мог рассказать ей правды, как в школе случайно подслушал разговор девчонок из класса, которые договаривались стащить у Кати пакет и посмотреть, что она так тщательно оберегает. Особенно это хотела узнать противная сплетница Галька, именно ее было идей посмотреть, что там уродина Гончарова бесконечно строчит в тетрадях, прикрывая рукой от посторонних глаз.
   - Не стукачка ли она? - спрашивала Галька, почти не сомневающаяся, что Гончарова так старательно строчит доносы учителям.
   Гоше стало противно, он то точно был уверен, что Катя не доносчица. Гончарова была словно из другого мира, он за несколько дней узнал ее лучше, и потом, даже одноклассникам она помогала в учебе, надеясь, что кто-то оценит ее старания и будет с ней дружить. Подслушанный разговор заставил пойти его на опережение, он унес пакет первым и спрятал в своем рюкзаке, сомневаясь, стоит ли посмотреть, что там так тщательно выписывает Катя, или это неприлично?
   Он испытал настоящий шок, были потрясены все основы его мироздания, он, начав читать отрывки, переборол возмущавшуюся совесть, дочитывая до конца. Конечно, обнародование ее дневника погубило бы ее окончательно, он это понимал, но чем он именно сейчас отличался от придурковатых одноклассников? Он был не лучше их, раз позволил себе посягнуть на "святое", личный дневник. Настоящая Катя оказалась еще более удивительной, чем ему показалось за несколько дней дружбы. С отчаянно ранимой душой, жаждущей хоть капельки понимания. Ее трепетные нежные стихи, полные одиночества, вывернули его душу наизнанку. Хотелось ее защитить от мира, от всех, кто мог обидеть.
   Когда он дошел до ежедневных дневниковых записей, то не смог оторваться, короткие заметки о событиях сменялись длинными монологами о дружбе, любви, человеческих ценностях. У нее был великолепный литературный слог и собственный стиль описания пережитых событий. Когда он начал читать последние записи о себе, то еле удержался, и тут не побежал среди ночи, мириться с ней немедленно, настолько велико было его нетерпение.
   Она была влюблена в него, и не скрывала от дневника своих нахлынувших чувств, полных страха и сомнения. Он познал счастье взаимного чувства на двоих, пусть даже они не успели признаться друг другу. У них все только начиналось.
   И принял твердое решение вернуть Катю любым способом, чтобы еще раз испытать удивительные чувства восхищения, взаимопонимания и родства двух одиноких душ. Плевать он хотел на чьи-то смешки, когда обрел такую уверенность в себе.
   Он пригласил ее на первое в ее жизни свидание, и на глазах изумленных одноклассников подчеркнуто стал за ней ухаживать. Он не перестал быть тихим неприметным парнем, но перестал бояться и все делать с оглядкой на других. Ведь рядом с ним была любимая Катюша.
   Сначала, конечно, были насмешки, но счастливые Катя и Гоша не обращали на них внимания. Галка Орликова чуть собственную косу не сжевала от досады, все ее "приколы" над влюбленной парочкой попадали мимо цели. Оказалось, что девчонки из ее группы поддержки сплошные романтические дуры, банально завидовали уродине Гончаровой, и искренне верили, что возможна именно такая любовь, упорная, преданная, сметающая все предрассудки и общественное мнение. Вскоре к влюбленной парочке все привыкли, и если подкалывали, то с легким юморком.
   Одноклассницы откровенно завидовали Гончаровой, пусть Гошка и не самый крутой парень в школе, но очень симпатичный и милый. А как опекал свою возлюбленную? Все время был рядом, предусматривал любое желание Кати, носил ее школьную сумку, поддерживал дверь, пропуская вперед, смотрел, не скрывая влюбленного взгляда, о чем-то постоянно с ней шептался, наверное, в любви признавался. Единственный одноклассник в их классе, среди олухов и придурковатых подростков, вел себя как настоящий мужик.
   Одноклассники недоумевали и не понимали выбора Копытина Гошки, вначале бурно "переживая" зарождавшиеся отношения. Гончарова самая уродливая и самая умная зануда в классе, что из этого могло привлечь нормального парня? Не ради же учебы, он с ней замутил? Так долго изображать влюбленного невозможно, где-то проколешься или сойдешь с ума. Чем так приглянулась ему заумная Гончарова? Может, она хороша в интимных делах? Попытались приглядеться к Катьке и даже делали ставки "было" или "не было" у них близости. А "красавица" Гончарова, конечно, изменилась, сияющие глаза, милая улыбка, мелодичный голос делали ее чуть симпатичнее, но не настолько, чтоб влюбиться в нее до без памяти.
  

***

  
   Все, что он пережил в отношениях с ней, было впервые, первые признания и первые неловкие поцелуи, сорванные украдкой, и бережные боязливые изучения границ дозволенного в телесных прикосновениях. Уже, повзрослев, он бережно хранил в уголках памяти, самые трепетные моменты их отношений, и иногда позволял себе предаться ностальгии по первой любви к однокласснице Кате Гончаровой.
   Первый раз он взял ее за руку в кино, куда пригласил на романтический фильм, он потом даже названия вспомнить не мог, так как весь сеанс думал о ней, чувствовал ее волнение, и, взяв за руку, поделился с ней теплом. Ее рука дрожала, но она не вырывалась, признавая его право прикасаться к себе.
   Первый раз поцеловал ее как бы случайно, хотя уже несколько дней разрабатывал стратегию, как грамотно осуществить переход, на более волнительный этап отношений. Он провожал ее до дома после прогулки, и дежурно целуя в подставленную щеку, специально промахнулся по губам. Катя испуганно отпрыгнула от него к спасительной двери квартиры.
   - Извини, если не хочешь, я не буду настаивать. - обиженно засопел он.
   - Чего я не хочу? - промычала она, чувствуя, как кровь хлынула в голову.
   - Я хотел тебя поцеловать... - отчаянно признался он.
   - Я тоже хочу тебя поцеловать. - честно ответила она. - Гоша, но я боюсь, я не умею, я никогда...
   - Я знаю. Я тоже никогда...
   Сначала это были детские поцелуи сомкнутыми губами, постепенно превращаясь в более глубокие и откровенные, от которых у обоих кружилась голова, и слабели ноги.
   Он всю жизнь будет помнить первый пережитый эротический опыт, о котором никогда не вспомнит Катерина, потому что ему будет стыдно в этом признаться. Это случилось, когда они уже учились в десятом, на праздновании Нового Года. Ее родители уехали к родственникам, с боем, но Катя отвоевала себе право встречать праздник с Гошей. Начали отмечать у Гоши дома, с родителями, выпили по бокалу шампанского, небольшой уступкой, на которую пошли его родители.
   Потом позвонил кто-то из одноклассников, пригласил в свободную от "родаков хату", где уже собралось половина класса. Гоша спросил Катю, хочет ли она продолжить праздник с одноклассниками? Если честно, Катя не очень хотела, но Гошка хотел отметить праздник с приятелями, и она согласилась. Ничего, думала она, посидит в уголочке, никому мешать не будет.
   На свободной от родителей территории веселье было бурным, подвыпившие одноклассники орали песни, танцевали до упаду под громкую музыку, ведь в эту единственную ночь можно оторваться по полной. После принятой дозы алкоголя, приятно расслабляющей, все разбивались на парочки, заводя мимолетные нетрезвые романы.
   Девчонки пристали к Кате, что та сидит тихо и скромно, как мышка, и предложили выпить с ними. Она долго отказывалась, от ранее выпитого бокала шампанского еще кружилась голова.
   - Ты, что нас не уважаешь? - наседали подпившие девчонки. - Брезгуешь с нами отметить? Совсем зазналась со своим Гошиком...
   Кате пришлось насильно "уважить" одноклассниц несколько раз и разными напитками, что щедро ей наливали в бокалы. Когда вернулся Гошка из компании парней, где увлекся спором с ребятами по поводу футбола и хоккея, фанатом спорта он не был, но следил за чемпионатами, то нашел спящую Катю, забившуюся в угол дивана. В другом углу целовалась новообразованная праздником парочка, почти раздевая друг друга у всех на виду. Гоша ухмыльнулся, подумав, что ребятам завтра придется нелегко, похмелье и любовная нетрезвая горячка бесследно не пройдут.
   С легкостью подхватил спящую Катюшу на руки, занятия по физподготовке давали хороший результат, он стал сильнее и выносливее, почти перестал уходить на долгие больничные. Аккуратно одел ее в зимнее и понес на руках к ней домой. К себе не решился, мама потом долго будет выговаривать, только позвонил своим, предупредил, что не вернется ночевать.
   Уложил прямо в одежде на ее кровать и прилег рядом, приобняв. Чмокнул свою спящую красавицу в нос, и почти задремал с мечтой о будущем с Катериной, не сомневаясь, что у них отношения на всю оставшеюся жизнь. Он не торопил ее, не требовал более близких отношений, зная, что когда придет время, и Катя будет готова, то они обязательно наверстают все упущенные моменты, а пока довольствовался нежными поцелуями, долгими объятиями и первыми робкими прикосновениями, от которых сходил с ума, с трудом контролируя пробудившиеся, такие активные гормоны. Из полудремы его вывел умоляющий шепот Кати.
   - Пить... Очень пить хочу... - глаза она так и не открыла, прося воды.
   Гошка сбегал за стаканом воды на кухню, попытался приподнять Катю и напоить ее. Она, с трудом глотая воду, дернулась в его руках и ее вырвало прямо на Гошку. Она, болезненно стоная, так и не проснулась до конца. Он, опять подхватив ее под руки, понес в ванную, но Катю больше не рвало, она тряпичной куклой висела у него на руках.
   Что делать дальше, он плохо соображал, но оставлять их в испачканной одежде было противно. Он поставил Катю в ванную и стал раздевать ее, оставив в одном белье, потом поддерживая ее, одной рукой разделся сам полностью, она все равно не смутится его обнаженного вида, так как находится в полной "отключке". Включил душ, и бережно обнимая Катю, встал вместе с ней под струи воды. Благоразумие его оставило в тот момент, он, подумав, как же ее она потом будет спать в мокром белье, все равно придется переодевать. Он неловко, трясущимися руками снял с нее остатки одежды и впервые позволил себе полюбоваться любимой девушкой. Она была прекрасна в своей первозданной наготе.
   - Какая ты красивая! - восхищенно шептал он. - Люблю тебя! Хочу тебя до безумия...
   Он слишком долго намыливал ее разными гелями, что нашел на полочке в ванной, смывая якобы неприятный запах с их тел. Он тоже немного выпил, скорее всего, трезвым не позволил бы себе таких вольностей. С трепетом касался обнаженной нежной кожи девушки, стараясь не только глазами, но и тактильно запомнить каждый изгиб ее тела. Остановить его было некому, и он позволил себе более смелые ласки, касался ее потаенных мест, мял груди, целовал ее тело, достигнув пика возбуждения, от которого сносило окончательно разум.
   Он помнил потом, каждую деталь, все, что делал с безвольной Катей. Как пытался избавиться от возбуждения, и, пристроившись между ее сомкнутых ног, недолго терся своим выпирающим возбуждением, пока не наступило долгожданное облегчение, сопровождаемое его долгим стоном.
   Потом еще раз смыл с них следы его безрассудного любовного преступления, вытер ее, отнес в комнату, временно положив в кресло, пока заново заправлял кровать. Нашел в комоде ее пижаму и одел, бережно уложив в чистую постель. Закинул все вещи в стиральную машину на быстрый режим стирки, развесил в ванной, и только потом вернулся к Кате. Лег рядом, оставив на себе только трусы, бережно обнял ее, только сейчас позволив себе самобичевание. Как он мог до такого дойти? Просил у спящей Кати прощения, желая хоть как-то оправдать себя.
   - Прости меня... что я так... я не хотел... прости... - и уставший, провалился в сон.
   Первой проснулась Катя, ничего не понимающая, охнула, понимая, что лежит переодетая в своей кровати, рядом спит почти раздетый Гошка. Пыталась вспомнить, что было накануне, но последним связанным воспоминанием было распитие спиртных напитков с девчонками, взявшими ее на "уважухе", дальше полный провал. Она, что соблазнила Гошку и ничего не помнит?
   - Гоша. - начала будить его, желая поскорее прояснить ситуацию. - Гошенька, что случилось?
   Катя, сгорая от стыда, слушала потом рассказ Гоши об их новогодних приключениях, как уснула в гостях, как он отнес ее домой, как ее стошнило в кровати. На этом месте, Катя шумно засопела и стыдливо прятала глаза.
   - Гош, прости меня. - она почти плакала, проклиная себя.
   - Кать, за что? - он тоже прятал глаза, смотря на стену за ее спиной. - Там вчера все нахрюкались... Отметили! Сегодня все страдать будут... Бывает.
   - Я больше никогда не буду пить... Какой позор! Тебе очень противно было от меня?
   - Кать, не говори глупости! Мне никогда не будет от тебя противно. Я люблю тебя!
   До конца признаться Кате о том, как мыл ее, ласкал обнаженное тело, не смог, стыдился своих разбушевавшихся гормонов, и только ночью, лежа в своей кровати, перед тем как окончательно уснуть, позволял себе насладиться воспоминаниями. Это стало настоящей проблемой, постоянное возбуждение, и он нашел единственный и старый, проверенный всеми поколениями юношей, способ облегчения. В душе, под ласковыми струями воды он всегда возбуждался, и только самоудовлетворение снимало невыносимую боль в паху.
   С Катей он себе больше не позволял никаких вольностей, боясь перейти грань в их почти невинных отношениях.
  

***

  
   Они не расставались все следующие годы, вплоть до окончания школы.
   Школьный роман явно обоим пошел на пользу. Гоша подтянулся в учебе и благодаря ее помощи, сам потом поступил в технический ВУЗ.
   Катя тоже менялась, стала более уверенной в себе, она даже похорошела, оказалось, что любовь преображает даже дурнушек.
   Все замечали происходившие в ней изменения, она чаще улыбалась, стала более открытой, не замыкалась только на себе. У нее даже в классе появились подружки, с которыми она обсуждала невинные девичьи секреты.
   К концу десятого класса, многие девчонки в классе завели романы с парнями, и Катя постоянно слышала их горячие перешептывания, когда они делились физиологическими подробностями отношений между полами. У нее однажды на лоб глаза полезли, когда одна из девчонок рассказывала, как ее парень настойчиво требовал секса, становился на животное похож в такие моменты. И девушка спрашивала у подруг совета, давать ему или нет? Подруги учили ее другим способам снятия напряжения у парней. Спрашивали совета и у Кати, как у долго встречающейся с парнем, как Гоша себя ведет? Требует ли более близких отношений?
   Катя еле отвязалась от таких настойчивых расспросов, но пришла в полное потрясение от девичьих откровений. И удивилась, насколько же невинными были их отношения с Гошей.
   И тут Катя впервые озаботилась вопросом, а как все происходит в их отношениях с Гошей, но с его точки зрения? Он никогда не настаивал на близости, целовал долго, ладонями, поверх одежды изучал ее тело, и только, когда крепко прижимал к себе, он чувствовала его волнение и возбуждение, но никогда не заостряла внимания на этом факте. А оказывается для парней это целое мучение.
   Когда попыталась, ужасно смущаясь, завести с Гошей разговор на столь интимную тему, ведь у них не должно быть секретов. Он сразу стал раздраженным и попытался свернуть их разговор с щекотливых вопросов. Он откровенно запаниковал. Где она набралась этого? Неужели что-то вспомнила, но не знает, как сказать? И на что его провоцирует?
   - Что ты злишься на меня? - обиделась Катя. - Я хотела как лучше...
   - Для кого лучше?
   - Для нас. Девочки говорили, что парням это необходимо...
   - Да мало ли, что там говорят...
   - Гоша, я же чувствую, когда ты неравнодушен ко мне. Я же не совсем глупая, я понимаю, что это значит... ну, когда ты меня целуешь... - Катя совсем смутилась, ей и так тяжело давался этот разговор, и Гошка еще дурака включил.
   - Катя, ты меня с ума сведешь!
   Их разговор ничего не изменил, только Гошка стал более напряженным, постоянно терзая себя мыслью, может, надо было объяснить Кате более подробно, что чувствует, когда касается ее, даже если это случайное прикосновение. Как мечтает еще раз оказаться с ней в душе и хотя бы повторить, что тогда между ними произошло, но Катя была бы в сознании.
   Гоша так и не решился, боялся, что ее напугает напор его чувств и нескромных желаний.
  

***

  
   Им никогда не было скучно вдвоем, они оба любили читать книги, и всегда читали на двоих одну книжку на двоих, чтобы можно было, потом обсудить. Много гуляли по ставшими любимыми местами, или проводили много времени у Кати в комнате. Гоша был из многодетной семьи, и что такое отдельная территория в виде своей комнаты, он не знал. Его мама, чтоб они почаще были на виду, во избежание подростковых глупостей, тоннами пекла пироги и разливала литрами чай.
   Но тут свои коррективы внес младший брат Кати. Гшу всегда раздражало вмешательство малолетнего, да раннего Ваньки. Тот без стука вламывался в Катину комнату, словно желая поставить их в неловкое положение.
   - Что это вы тут делаете? Обжиматься надумали? Он тебя лапал уже?
   - Вань, уйди! - возмущалась Катя беспардонностью брата.
   Потом, когда Гоша уходил, устраивала с Ваней шумные разборки по поводу его поведения. Брат только усмехался, в душе отчаянно ревнуя, что сестра еще кого-то полюбила, кроме него. Появился чужой парень, претендующий на его Катюшу, вот какого, этот Георгий ходит и ходит за сестрой, как привязанный? Пускай влюбляется в других свободных девчонок, а Катя достояна лучшего, и рано ей еще романы крутить.
   Попытки Вани вразумить мать и разлучить Катю с Гошей результата не дали. Он злился на весь мир, продолжая пакостить противному Георгию, чтоб тот быстрее сбежал от Кати. То ч чай вместо сахара соли насыплет, то караулил возле туалета, и начинал громко стонать, что опять кто-то "нафунял" и можно задохнутся, подкладывал в ботинки кнопки и даже кошачьи экскременты, "одолжил" вонючую неожиданность у одноклассника, у которого был старый вредный кот.
   К огромному недовольствию Вани, Тамара Андреевна поощряла эти отношения, во-первых, всегда на виду, а во-вторых кавалер казался ей надежным, она никогда не ломилась посмотреть или подслушать за закрытыми дверями Катиной комнаты. Они ни минуты не сомневалась, что ее дочери исключительно платонические отношения. Она с трудом представляла себе Катю и Гошу, невинных спокойных подростков, предающихся чему-то большему, чем подержаться за ручку.
   Вот с Ваней ей потом пришлось намучаться сполна, она чуть не поседела, когда тот вошел в бурный подростковый период. На любовном фронте успехи у него появились рано, девчонки просто с ума сходили, обрывая телефон, караулили в подъезде. Даже была неприятная история с девочкой, которая "якобы" забеременела от сына. Все обошлось, девушка пыталась удержать непостоянного Ваньку, а Тамара потеряла такое количество нервных клеток, пока разбиралась с родителями той девочки, правда ли была беременность?
   Тамара Андреевна в чем-то была права в своих предположениях о невинности Кати. Девственности она не лишилась, благодаря рассудительному Гоше, оставившим этот вопрос на период "после школы". Они с Катей планировали пожениться сразу после совершеннолетия, чтобы потом не расставаться никогда. Но и монахами они были, как подозревали их слепые родители, невозможно было столько лет целомудренно встречаться и не испытать желания телесных наслаждений.
   Отношения Кати и Гоши, начавшись с неумелых первых слюнявых поцелуев, набирали обороты, они взрослели, а вмести с ними, возрастала потребность в более откровенных ласках и прикосновениях. Гоше, конечно, было труднее обуздать юношеские гормоны, но он держался, верный своим принципам, и не хотел приставаниями обижать и пугать Катюшу. Все равно она будет потом его, на всю оставшеюся жизнь, надо только проявить немного терпения.
   Все очень изменило лето после десятого класса.
  

***

  
   Каждое лето, как обязательную программу, Катя уезжала в деревню к бабушке и дедушке. Гоша в первое лето, после девятого класса тосковал без нее и ждал подробных писем, как она там поживает. Катя писала такие длинные и забавные письма, подмечая каждую пережитую мелочь, спешила с ним поделиться. Из писем он знал о всех ее родственниках, соседях и перипетиях их сельской жизни.
   Для него все подробности были в диковинку. Гоша, как истинно городской житель, привыкший ко всем благам цивилизации, искренне удивлялся отсутствию не только горячей воды, но и в принципе, какого-либо водоснабжения в доме.
   Люди в глубинке до сих пор носят воду из колодца? Не может быть... Но реальность была такова, и Катя это подтверждала, к воде относились бережно, это вам не город, где ее можно лить до бесконечности, не задумываясь. Ванну заменяла деревянная баня, а туалет на улице с дыркой в полу. Вместо батарей отопления большая белая печка-трансформатор, так как была в то же время и спальным местом.
   Он мечтал когда-нибудь все увидеть своими глазами, пощупать и пережить лично каждую деталь, о которой писала Катя в письмах. И познакомиться с ее лучшими подругами, о которых она рассказывала только в восторженных тонах, и в течении года писала сама им письма из Москвы.
   В лето, после десятого класса школы, Катя позвала его с собой в деревню. Родители согласились отпустить его на неделю, под бдительное и неустанное внимание родственников Кати.
   Гоша предполагал, что его позвали для знакомства с бабушкой и дедушкой, истинными сельскими жителями. Жизнь в деревне, в Рязанской области, в селе с красивым названием Покровское, превзошла все его ожидания.
   В его представлении бабушка и дедушка Кати были очень старенькие, но оптимистично настроенные, хозяйственные и не по возрасту "живенькие". А как иначе следить за таким огромным хозяйством? Куры, гуси, две козы и большой огород не давали сидеть без дела, покормить скотину, переворошить скошенную траву, собрать жуков с картошки, прополоть лук с морковкой. И так целый день, оставалось только удивляться, откуда у немолодых пенсионеров столько энергии?
   Его собственная и единственная бабушка по матери была коренной москвичкой, чем непрестанно гордилась. Формально жила она у тети, но большую часть времени проводила по больницам, пугая своих потомков резко ухудшающимся здоровьем, находя у себя все новые и новые болезни. Как потом слышал Гоша из разговора родственником, бабуля капризничает похлеще малого дитяти, впадая в старческий маразм, и требует к своей персоне постоянного неусыпного внимания и заботы. С ней даже перестали спорить, доказывая, что никаких страшных болезней у нее не находят. Гоша понял, что его бабуля жила своими "болезнями" просто от излишка свободного времени, вот будь у нее такое "сельское хозяйство", о болезнях тут же бы забыла.
  

***

  
   - Ой, милок, наконец-то я тебя увидела, а то все карточке смотрела. - очень радушно встретила его Катина бабушка с простым русским именем Ефросинья, невысокая сухонькая старушка в платочке, по-родственному расцеловав в обе щеки. Потом показала его фотографию, то есть "карточку" на стене в рамке, рядом с Катиной, чем он был потрясен до глубины души, даже еле сдержал слезы. Бабушка Кати хранила его фотографию и даже удостоила вывесить в "галерею родственников", видимо, как будущего зятя внучки. Он мечтал только, что это произойдет как можно скорее, их свадьба, и он, не одним своим поступком не разочарует Катину чудесную бабушку.
   А в тот момент Гоша раскраснелся и смутился, посматривая на рядом стоящую Катю, спрашивая немой вопрос, что мне делать и говорить?
   - А вас кормят, в вашем городе? А то показываю страсти всякие про Москву-то... Катька, веди гостя в избу, я к вашему приезду каравайцев напекла и картошечки молодой отварила. Девка, и вынимай щи из печи, а я пойду козу подою. Парного молочка подам. Ты, поди и не пил его никогда, бледный какой. - деловито распоряжалась бабуля.
   Гоша весь вспотел от напряжения, он почти все понял, кроме "каравайцев", что это такое и с чем едят? Как потом пояснила Катя, это тонкие блинчики, кстати, оказались вкуснейшими, с маслом и посыпанные сахаром.
   Как говорят, наелся от пуза. После наваристых щей с домашней сметаной, уже был сыт, но бабуля его слушать не хотела, явно нацелилась откормить тощего кавалера внучки.
   Хотел отказаться от парного козлиного молока, но не посмел обидеть хозяев. В его системе понимания, молоко было коровьим и продавалось в стерилизованных пакетах. Пришлось пить козлиное парное молочко большими глотками, не задумываясь.
   - Еще подлить, милок? - заботливо поинтересовалась бабуля Ефросинья, Гоша только в изнеможении закатил глаза.
   За неделю в деревне он пережил столько волнительных моментов, словно первооткрыватель, рассматривал живых ленивых коров, визгливых и не совсем чистых розовых свиней, которых только видел на картинках. Беспокойных квохчущих кур, и даже увидел то, что в Рязанской области называли незнакомым смешным словом "пырки", оказалось, что это индюшки.
   Таскал воду из колодца, постоянно спрашивал бабушку Фросю, не надо ли еще принести воды? Настолько ему понравился процесс добычи чистый родниковой воды. Колодец был настоящий, глубокий, уходящий несколькими кольцами глубоко в землю, ведро на крупной цепи, прикрепленная одним концом к огромной длинной балке, с грузом на другом конце, которая помогала осуществлять подъем воды. Когда пустое ведро опускалось вниз, то ударялась об бетонные кольца, а поднималось полное, чуть плескаясь по краям.
   Ему доверили поливать посадки в огороде, такие аккуратные грядочки он тоже видел впервые, все разумно и четко поделено на зоны: укроп, петрушка, морковь, капуста и другие овощные культуры в одной стороне. Кусты смородины, малины, крыжовника, и грядки клубники в другой. Огурцы и помидоры в отдельно стоящей застекленной теплице. И огромные посадки лука и картошки, оказалось, что именно для этих культур в этой местности самая благодатная почва чернозема, смешанная с песком.
   Но больше всего ему понравилось слушать истории с "сединой" от бабушки Ефросиньи, та в таких подробностях рассказывала, как родилась именно в этом доме накануне революции, еще при царе Николае. Когда, он посчитал, сколько ей лет, то чуть в обморок не упал, подходит к девяностолетнему рубежу, а ведь столько в этой милой старушке живости и активности, на десяток молодых хватит.
   Родила пятерых детей, две девочки умерли в детстве, в голодные тридцатые годы, когда деревенским особенно пришлось тяжело. Был не урожай, и местная колхозная власть приходила отнимать картофель, который уродился не больше гороха. Как в те годы жевали траву и ботву, варили суп на крапиве, а "горошковый" картофель был лакомством для детей, как и кусочек хлеба.
   Но особенно баба Фрося помнила времена войны, как ждала мужа с фронта, и сколько же трудностей и горя пришлось пережить простому советскому народу в годы Великой Отечественной войны. Как не покладая рук работали в несколько смен в тылу, что на колхозные поля отправили всех, и беременных женщин, и стариков и детей. И баба Фрося на всю жизнь сохранила ненависть к проклятой "немчуре", как называла она немецких фашистов.
   Гошка думал, что не надо учебников истории, вот она "живая история" простой русской женщины Ефросиньи лучшая иллюстрация к пережитой советской эпохе. Самая стойкая, преданная, по особенному патриотичная прослойка населения. Он был восхищен и очарован ее историями, слушал, открыв рот, только иногда задавал наводящие вопросы. На вопросы любопытного городского парня своей внучки баба Фрося отвечала охотно, с подробными деталями.
   С большим сожалением он покидал благодатный Рязанский край, душевную бабушку Фросю, обещая себе, что обязательно сюда еще вернется...
  

***

  
   В первый же день своего приезда Гоша познакомился с лучшими подругами Кати, о которых так много был наслышан. Особенно хотел увидеть Арину, Катя шепотом рассказывала о необычных способностях девушки.
   Первой прибежала Олеся, узнав о приезде подруги с парнем. Он надеялся увидеть простую крестьянскую деваху в выцветшем халате и повязанной косынкой на голове, по крайне мере, он здесь уже заметил местных женщин, по-домашнему одетых. Одну такую они встретили в местном магазине, она выковыривала грязь из-под ногтей, пересказывая продавщице о сегодняшних заботах по хозяйству, в том числе о не до конца вычиненном навозе из поросячьего катуха.
   Но какого было его потрясение, он увидел ухоженную яркую блондинку, модно одетую, ярко накрашенную и благоухающею духами, как парфюмерный магазин.
   - Катюха! - завизжала Олеся и бросилась обнимать подругу, не удостоив его даже взглядом. Отношения с ней сразу не сложились, Гоша решил, что она специально "игнор" включила.
   Потом, когда вечерами собирались в компании, Олеся все же удостоила его парой фраз, почти снизошла до общения, он был так и не понял такого странного отношения к себе, если бы случайно не подслушал ехидное замечание Олеси.
   - Катюх, ты, что не могла кого-то поинтереснее себе найти в вашей Москве? Он хуже рыбы замороженной, и вообще, на блаженного похож. Смотрит на все с открытым ртом.
   - Лесь, не говори так! - возмутилась в ответ Катя, кинувшись его защищать. - Ты просто не знаешь, какой он замечательный! Гошка самый лучший, интересный и я его люблю!
   - Ладно, пусть так... Скажи, а он тебя того или все еще в девственницах оставил?
   Гоша чуть не поперхнулся от такого наглого провокационного вопроса. Да, подруженька Кати тактом не отличалась, наглая бесцеремонная девица, из одной породы с их одноклассницей Галкой Орликовой. Только рязанский клон Галки по-своему любил Катьку и дорожил их дружбой, в чем он потом убедился.
   В один из вечеров приехали поклонники Олеси, в нескольких лицах, деревенские напористые парни. Увидели Катю, обрадовались, расцеловали ее, даже обнимали, по мнению Гоши слишком долго и по-свойски. Он только себя уговаривал, что это "такие друзья" Кати, с которыми просто надо смириться, тем более продолжительного знакомства с ними не планировалось.
   Но местные ребятки увидев в москвиче Гоше реального конкурента, тут же принялись за местную забаву "мочить городского", недобро ухмылялись, пытаясь морально загнать в угол столичного парня Катюши. Искренне не понимая, что она нашла в изнеженном "столичнике" Гоше, мотоциклами не увлекается, выпить за знакомство отказался, разговор поддержать не умеет, только книжки читает, вот и все сомнительное достоинство. Улучив момент, вытянули его из компании, желая устроить небольшое развлечение, "потолкаться", помериться силами с городским, но неожиданно, на вид невысокий, хлюпкий Гоша бережно раскидал приставучих деревенских в разные стороны. Вот и пригодились навыки самообороны, в секцию борьбы Гоша ходил уже больше года, и многим прием научился, даже участвовал в местных турнирах.
   Олеся первая заметив безобразие, учиненное местными, разошлась не на шутку:
   - Вот придурки! Проваливайте отсюда! Вы к кому прицепились, уродцы? Это Катькин парень, она его выбрала, даже если вам он не понравился. Катька мне дороже сестры, я за нее покалечить могу, понятно вам? Даже если мне он тоже особенно не понравился, я свято чту ее интересы! Извинились и свалили! Андрюхе пожалуюсь!
   - Олесь, ну, ладно тебе... - деревенские тут же сдулись, и уползали, как побитые собаки. - Только Андрюхе не надо...
   Гошка был в шоке от происходящего, и только удивленно хлопал глазами. Олеся кинулась не его защищать, впрочем, с назойливыми ребятами он и сам с легкостью справился, а свою подругу Катьку, парня которой пытались обидеть. Да, с такой подругой не пропадешь!
   Только потом спросил у Кати, что за "пугало" Андрей, от имени которого грозилась Олеся.
   - Это ее парень. Андрей Уваров. Он сейчас на войне, в Чечне.
   - Не понял? А это тогда, кто были? Я думал поклонники ее.
   - Это скорее охрана, берегут Олеську.
   Кате все же пришлось более подробно пояснять, что Андрей с Олесей встречаются совсем недавно, он приезжал на побывку в родное село, и, встретив заканчивающую одиннадцатый класс Олесю, влюбился без памяти, девушка ответила взаимностью. Вот тут Гоша немного сомневался, не похожа циничная Олеся на влюбленную девушку, и Катя сейчас романтизирует характер подруги.
   Андрей был значительно старше Олеси, и, будучи военным контрактником, отправился в Чечню. Со слов Кати, Андрюха, которого здесь побаивались, на самом деле был славным парнем, и единственным, кто смог обуздать независимый характер гордячки Олеси. И подруга немного нервничает, во-первых любимый на войне, а во-вторых на носу выпускные экзамены. Гоша понял, что именно в такой последовательности "нервничает" Олеся, особой заботы не проявляя по поводу выпускных экзаменов.
  

***

  
   С Ариной он познакомился в последний день, перед отъездом. Другая подруга Кати училась на психолога в Рязани, и приехала только на выходные, так как сама сдавала экзамены за первый курс.
   Таких красивых девушек Гоша еще не встречал. Она сошла словно с картины, написанной льстивым художником, ее хотелось потрогать, чтобы убедиться, что она существует в реальности. И ему казалось, что Арина словно прилетела с другой планеты, может быть, марсианка или венерианка.
   Ее поведение разительно отличало от подруг, она была взрослее их на пару жизней, говорила тихим бархатным делом, и только по делу, редко и натужно улыбалась их шуточкам и забавам. Всегда предельно сконцентрированная, по взгляду не поймешь, что у нее на уме.
   Только однажды он увидел в ее глазах такую вселенную тоску, что стало понятно, внутри девушки живет не по годам пережитая трагедия. В тот момент Олеся вспоминала какого-то Васю, а Катя на нее зашипела. И тут же, желая переключить тему, предложила Арине "посмотреть" Гошу. Он согласился, еще не понимая на что идет, он, конечно, слышал от своей Катюши о экстрасенсорных способностях Арины, но хотелось бы самому убедиться, что такие люди существуют.
   Арина с его добровольного согласия, взяла ладонь с вои руки и продолжительное время держала, внимательно смотря в глаза. Гоша чувствовал, как идет приятное тепло от ее ладоней, постепенно окутывая в кокон тепла и тело, его сидел словно парализованный, и ждал вердикта.
   - Георгий, может, я вам расскажу без свидетелей, что увидела? - предложила тихо Арина.
   - Да, ладно тебе, он все равно все Катьке расскажет, а она мне. - заявила безапелляционно Олеся. - Пусть попробует скрыть от меня что-нибудь, зараза такая!
   - Говорите, мне нечего скрывать... - замялся немного Гоша, начавший приходить в себя. Арина точно умела вводить людей в транс, он чувствовал легкое головокружение, руки мелко тряслись, а в голове непонятные туман.
   Арина начала рассказывать, что увидела его многочисленную семью, что часто болел, про спортивную секцию, про любовь к книгам. Он внимательно слушал, соглашаясь, что все правда, на задворках сознания понимая, что какие-то сведения ей могла рассказать Катя. Но почему-то ему хотелось верить необычной Арине.
   - Про будущее лучше! - нетерпеливо вмешалась Олеся.
   - Георгий, вы поступите в хороший технический вуз, у вас будет хорошая работа по специальности. Вы очень рано женитесь, и у вас будет двое детей, двойняшки. - с некоторой грустью произнесла Арина, смотря отстраненно в сторону.
   Прогнозы Гоше вполне понравились, он поймал взгляд довольно улыбающейся Кати, не сомневаясь, что именно об их будущем сейчас рассказывала Арина, осталось только проверить временем правдивость прогнозов. Олеся громко и недовольно фыркнула, но от очередного едкого комментария воздержалась, за что Гоша был благодарен, хоть сейчас не испортила прекрасный момент.
   Они с Катей, оставшись одни, долго шептались по поводу прогнозов Арины, он даже строил планы пожениться сразу по достижении совершеннолетия, и совсем не против, завести с Катюшей двойняшек.
  

***

  
   Олесе не давали покоя слова и тон, какими делала предсказания Арина, и как только ушли Катя с городским парнем, она тут же насела на подругу.
   - Он ведь не на ней жениться? - Олесе необходимо было развеять свои сомнения. Ей Гошка казался сомнительным претендентом на Катино будущее, с ним со скуки можно помереть, и потом она не заметила искр между ними, а тухлые отношения надо давить в зародыше, просто для Кати это первая влюбленность и ухаживания, вот девка и повелась.
   - Ты права, Олесь. Он жениться на другой... Как говорят, по залету. Любить жену он не будет. А наша Катька так и останется для него несбыточной мечтой, вот ее он любить будет всю жизнь...
   - Ты ведь Катьке об этом не скажешь? - Олеся спросила, но скорее это было утверждение.
   - Нет, и ты не скажешь. Не имеешь права сейчас вмешиваться в их отношения. Есть события, которые невозможно изменить. Я сейчас видела вполне конкретные факты
   - Когда она поймет, что он не герой ее романа? Сколько у них времени?
   - Чуть более года...
   - А что потом? Когда на Катькиной улице будет праздник? Салатик на свадьбе когда есть будем?
   - Не скоро... Она его еще не встретила, парня с серыми глазами...
   Арина не видела всех событий в предстоящей судьбе Кати, и сколько бы подруга не расспрашивала ее потом о Гоше, отвечала очень туманно. Вот сейчас посмотрев Гошу, увидела, когда и как закончатся их отношения с Катей, а когда подруга с таким же вопросом приставала в прошлом году, так четко предвидеть не могла.
   Арине было невыносимо грустно, нельзя вмешиваться своими предсказаниями в судьбы людей, даже если часто видишь четкие события. Предначертанного избежать все равно не удаться.
   А Катина линия жизни была ей более или менее видна. С Гошей роман закончится через год, тяжело и надрывно, потом полный провал, словно в черную дыру засасывает подругу, это другие отношения, подробностей сейчас не видела, но эмоционально Катюшу ждали страдания. Вот когда Катя расстанется с Гошей, тогда можно будет посмотреть, кто следующий, а сейчас сильна привязка к этому парню, мешающая видеть полную картину событий.
   И потом сама Арина не была так сильна, обряд Посвящения еще не пройден, не смотря на наследственный семейный дар, возможности предвидеть и просматривать прошлое, это было только половина силы от того, чем ей предстоит стать в будущем.
   И еще в прошлом году она четко увидела парня с серыми глазами, с которым Кате предначертано быть по жизни вместе. Долгие, трудные и мучительные отношения, метания Кати, глупо растраченное время без него. И парень с серыми глазами должен пережить все круги ада, чтобы быть вместе с ней.
   Арина знала, что через несколько лет Катя привезет этого парня специально познакомить с ней, развеять свои сомнения, успокоить свою совесть за причиняемые ему страдания. Будет зима, как раз пойдет первый снег...
  

***

  
   Олеся дождаться не могла, когда же уедет апатичный Гошка, тенью следовавший за Катькой, чтобы расспросить самые сокровенные подробности их отношений. Но оказалось, что Кате особенно нечего рассказывать, она, смущаясь, под настойчивым допросом подруги, призналась, что у них только поцелуи, обнимашки и вполне невинные прикосновения.
   - Он, что импотент? - удивилась Олеся. - Что, даже не пристает?
   - Он нормальный! - обиделась Катя на такой вывод. - Он говорит, что уважает меня и спешить не надо с сексом. И я с ним согласна.
   - Хитрый он, как и мой Андрюшенька... - подруга Олеся тут же сменила тон, и уже с некоторой обидой прояснила. - Знаешь, ведь эта сволочь Уваров специально меня в девственницах оставил, я его так просила, так просила... Сомневается во мне, боится, что загуляю без него... Вот дурак!
   У Кати еще три дня краснели уши от подробных откровений Олеси, которая тут же поспешила поделиться, как именно у них все происходило с Андреем, какой он опытный в этих делах, и каким интересным штучкам обучал Олесю. Та расплылась в довольной улыбке, предавшись воспоминаниям.
   Все предыдущие деревенские ухаживания местных за Олесей, детские поцелуйчики и неумелые тисканья за сараями, померкли под напором такого парня, как Андрей. Он сделал ее влюбленной ручной дурочкой, Олеся это честно признавала, и готова была валяться у него в ногах, чтоб остаться с ним. Она улетала в заоблачные дали только от одного его взгляда, а что он вытворял с ее телом, от легких прикосновений ее кидало в озноб, а когда он в ход пускал тяжелую артиллерию опытных рук и губ, она впервые узнала, что такое настоящий оргазм, только в семнадцать лет.
   И как обидно, что он не пошел до конца со своим странным благородством, не сделал своей женщиной. Вот теперь придется ждать его и клятвенного обещания жениться.
   Олеся ничего не понимала в политике, даже не желала вникать, что там происходит в Чечне, ее только безумно беспокоило, почему именно Андрея отправили на войну так далеко, где людей убивают. Что это за странная контртеррористическая операция происходит на рубежах Родины?
   Катя понимала, что они с Олесей живут в разных вселенных. Ее нравились стабильные, проверенные временем и испытаниями отношения с Гошей, а Олесе нужен был вулкан страстей и ураган чувств, сметающий все на своем пути. Но ведь там можно и сгореть, в этом омуте...
  

***

  
   Самого Гошу на остаток лета отправили одного к дальним родственникам отца в Крым, где он побывал первый раз. Родственники звали постоянно погостить у моря, но его родители не решались "погостить" целой толпой, но вот Гошка подрос, вполне самостоятелен, пусть поедет, познакомится с морем и родственниками, заодно для здоровья полезно.
   Именно в это лето Гоша для себя открыл удивительную для себя самого истину, что девчонки, его ровесницы считают его очень привлекательным, а соседка родственников, наглая девица без комплексов, буквально преследовала его все лето.
   Жаркое лето у моря способствовало минимуму одежды на всех отдыхающих. Настырная соседка всегда крутилась у него перед носом в микроскопических шортиках и топике, войдя в активную фазу соблазнения московского заезжего парня, которым буквально грезила. Его "звенящие гормоны" просто вопили, и требовали воспользоваться щедрым предложением девицы, но Гоша стойко держался.
   Стоило ему закрыть глаза, как он вспоминал свою любимую Катюшу, пережитый полгода назад эпизод в ванной, где позволил себе лишнего. И как убеждал себя, что "все", что происходит между мужчиной и женщиной в первый раз, хочет пережить только со своей девушкой. Как он посмотрит Кате в глаза, если допустит неверность в их отношениях? Мимолетный сексуальный эпизод, если ему легкомысленно поддаться, может разрушить их будущее, а свою будущую жизнь он планировал провести рядом с Катей. Он помнил и смаковал предсказания Арины.
   Гоша остался верным Кате, а соседская девчонка разочарованной.
   И еще он неожиданно для себя в это лето, подрос почти на целую голову, раздался в плечах, его фигура приобрела юношескую привлекательность, занятия в секции, которые он посещал с девятого класса, дали отличный результат, сделали его крепким, ловким, стройным и гибким. Болеть разными ОРВИ он перестал.
   Когда, в конце августа Гоша вернулся в Москву, его не узнала собственная мать.
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   3
   Купырева Саша: "Береги мое сердце".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"