Курбатович М.В., Девятайкин Д.И.: другие произведения.

Волчье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Танька Буран - обычная японскаярусская школьница. Но однажды оказывается, что она (да-да, вы угадали!) обычная не совсем. И более того (да-да, вы угадали опять!) кроме нее такими необычными являются многие, многие люди!
    А если серьезно, то перед вами начало истории, в которой фигурируют люди, волки, мистические существа и необычные способности. Мери сью обезврежены и в роман не пущены :)
    Обновление от 10.05 :) Мы с соавтором отвлеклись от тщательнейшей проработки мира и своей лени и выдали аж 4 000 знаков! Хвалите нас!
    Но лучше ругайте.


   Танька стояла у автобусной остановки, чесала натертую пятку указательным пальцем сквозь носок и тяжко вздыхала.
   Автобус не шел. Хотя автобус и не должен был идти. Предыдущий вильнул за поворот прямо на ее глазах. Танька тут же ужаснулась открывшимся и закрывшимся перспективам. Так уж получилось - в их городке общественный транспорт ходил раз в два часа. И засветло вернуться домой Таньке не светило.
   Она присела на оградку остановки, обновленную недавно и не успевшую попасться под руку местного хулиганья. Стащила с ног босоножки, помотала ногами, вспомнила прошедший день. Достала из кармана наушники, втыкнула их в телефон и ушла в себя.
   Через час ей пришлось об этом сильно пожалеть. Телефон, запоздало пикнув, сообщил о своей недееспособности и печально сел. Танька в ужасе потыкала потухшие кнопки и поняла, что ее жизни настал конец.
   Темнело. Как и всегда летом - приятно поздно. Но Тане приятно не было. Прохожие медленно испарялись с тротуара, машины все чаще сворачивали в сторону дворов, не трогая основное шоссе. Постепенно и неотвратимо Танька оставалась одна.
   А автобус все не шел. Судя по расписанию, до него оставалось не меньше сорока минут.
   Танька съежилась под крышей остановки, опасаясь, что ее увидит кто-то слишком злой. И тут же вылезла обратно, вспомнив про возможную маршрутку. Вдруг водитель проедет мимо и она упустит свой шанс?
   Но маршрутки не было.
   И автобус не шел...
   Когда из-за поворота выползло небольшое и невысокое чудовище, силуэтом напоминающее покосившуюся избушку сельской местности, Танька успела испортить себе последние нервные клетки. Она на крыльях счастья взлетела по ступенькам в кабину автобуса, расплатилась мелочью с контролером и устало вползла в почти пустой салон. Соседи-попутчики Таньку не обрадовали. В самом конце, на любимом Танькином месте, развалился бомж. Совсем около входа сидели две пожилые тетеньки, которые смерили Таню неодобрительным взглядом и о чем-то зашептались. Девочка отвесила им по укоризненной улыбке и прошла дальше. Там и села, около долговязого и длинноносого паренька.
   Дело было в том, что у Таньки была ОНА. Мания на носы. И веснушчатый длинный нос входил в число ИХ. Любимых носов. Танька прямо замерла, в восхищении присматриваясь к обладателю предмета обожания.
   Обладатель завозился и восхищению не обрадовался. Он запахнулся в черную джинсовку и надвинул кепку туда, куда секунду назад так пристально всматривалась Таня. Заметив, что ей не рады, девочка тут же опустила глаза вниз и по привычке достала телефон из кармана. Как и положено было севшим мобильникам, верный металлический друг оставался безмолвным и на нажатия на кнопки не отвечал.
   Ехать оставалось не меньше пятнадцати минут - автобус пересекал небольшой, но неприятный лесок, проезжал через речку и некоторое время плутал по их поселку. Тетеньки сошли прямо перед лесом и направились в сторону девятиэтажек, расположившихся за школой, которая, в свою очередь, граничила с остановкой. Школа была Танькина и девочка ее преданно не любила, оставаясь верной ученическим традициям.
   Бомж, как и положено всем бомжам, слезать не торопился, явно намереваясь ехать до последней остановки.
   Танька внезапно поняла, что ей очень страшно и поближе придвинулась к пареньку. От остановки до дома ей нужно было идти еще не меньше пяти минут и предстоящая перспектива ох как не радовала. Танька подняла робкий взгляд на соседа. Может им по пути и хотя бы минуту в поле зрения будет оставаться его худая, но безопасная спина, которой испугаются все возможные маньяки-грабители-и-прочие-нарушители-порядка?
   Внезапно парень извлек из кармана старенькую мобилку и стал бодро нажимать на клавиши. Танька проявила интерес, скосив глаза и старательно читая пишущуюся смску...
   ...От которой по ее спине пробежали стада диких мурашек.
   "Привет, - набирал ее случайный попутчик. - Не открывай, пожалуйста, рот. И не дергайся. Когда тебе пора будет выходить, возьмешь меня за руку. Пожалуйста. И не спрашивай. И не пугайся. НЕ ПУГАЙСЯ. ОЧЕНЬ ТЕБЯ ПРОШУ.".
   В ужасе, Танька подняла скошенный взгляд (глазные мышцы взвыли) на лицо длинноносого. Тот напряженно наблюдал за ней. Поймав ее глаза, старательно и вроде бы даже ободряюще улыбнулся. Танька улыбнулась тоже. И осторожно перевела взгляд на свои ладони.
  
   Когда они вышли, держась за руки словно влюбленные, Танька была на грани жизни и смерти. Ее слегка потрясывало от напряжения, но она старалась не подавать вида и выглядеть более серьезно.
   Однако произошедшего она не ожидала совсем. Парень наклонился, обхватил ее чуть выше колен одной рукой и за плечи другой. В следующую секунду Танька взмыла в воздух и это ей совсем не понравилось.
   "Что будет делать мама?!" - почему-то забыв подумать о том, что будет делать она сама, мысленно взвыла Танька.
   И они понеслись. Точнее понесся пацан, а судорожно вцепившаяся в него Таня закрыла глаза и молилась о собственном спасении.
   Парень оказался жутко выносливым. Бежали они долго и очень быстро. А когда вокруг кто-то начал подвывать, Танька даже думать забыла о возможной опасности, которую мог представлять ее спутник и мечтала о том, чтобы эти кто-то остались позади как можно скорее.
   Поселок остался позади. Парень опустил ее на ноги и, дико пыхтя, потащил за собой. До Таньки дошло, что пришла пора сопротивлению и она стала вырывать ладонь.
   - Пусти! А то кричать буду.
   - Не смей! - шикнул на нее парень, вмиг зажимая Танькин рот свободной рукой. - Слушай! - зашептал он ей на ухо. - Я понимаю твой испуг, но, молю, молчи. Все будет хорошо. Если нам повезет, уже утром ты будешь дома.
   - А сейчас? Мама волнуется, я и так сильно задержалась! - взвизгнула Танька сквозь его ладонь.
   - Молчи! - он наклонился к ней и очень выразительно посмотрел прямо в глаза. - Пожалуйста. Я не сделаю плохого.
   И Танька ему поверила. В конце концов, она не могла не поверить обладателю ТАКОГО носа.
  
   Парень вел ее к трассе. Руку он держал мягко, но крепко и за запястье. В принципе, Таньке было все равно за что ее держат. Ей очень хотелось спать и домой. И позвонить маме.
   - Эй, - шепотом напомнила о своем существовании Танька.
   Паренек не отреагировал. Он пялился в небо и иногда опускал взгляд на приближающуюся трассу. Оставшийся позади лесок некрасиво торчал в небо мохнатыми кривыми елками.
   - Эй, - чуть громче повторила Таня. - Слушай, а можно я...
   Он обернулся.
   - Я маме позвонить хочу!
   Его жалостливые глаза сделали выжившим нервным клеткам Тани очень нехорошо.
   - Что?! - почти закричала она и увернулась от руки длинноносого. - Что с ней?
   - Да жива она, жива! - почти в панике ответил парень, сгребая ее в охапку и пряча под куртку. - Просто сиди тихо.
   "И задыхайся..." - с отвращением подумала Танька, чьему носу досталась подмышка.
   За пределами накрывшей ее куртки снова кто-то завыл и Танька точно задохнулась - от волны страха. И в ту же секунду поняла, что ее похититель тоже дрожит.
   "Может у него мания? - устало подумала Таня. - Прижимать маленьких девочек к своим подмышкам и стоять так до утра... Чего он боится?.."
   Кажется, длинноносый и правда чего-то боялся. Одна из его рук отпустила Танькины плечи (вторая вжалась в талию еще сильнее) и зашарила по карманам. Судя по пиканью, он спешно набирал чей-то телефон.
   - Кирилл Степаныч! - нифига не тихо взмолился длинноносый. - У нас проблемы! Где вы? Да со мной, со мной... Я не знаю, что мне делать... Ну совсем... Она? Она сушеная совсем. Устала, наверное...
   Рука его почему-то ослабла и довольно нежно провелась от одной лопатки до другой раза три.
   "Погладил, что ли?" - ужаснулась Танька. После принюхивания, внутри куртки оказалось достаточно уютно, чтобы глаза захотели слипнуться до следующего утра. Того самого, в котором она будет уже дома.
   А длинноносый о чем-то болтал со своим Кирилл Степанычем, все чаще проглатывая окончания и все сильнее волнуясь.
   "Органы продадут. Насиловать не будут" - пришел к выводу Танин мозг и она задремала. Рука длинноносого еще раз сымитировала поглаживание.
   - Все, - через две минуты разбудил ее бодрый голос. - Сейчас Кирилл Степаныч прилетит. Отойдем чуть подальше.
   Из куртки ее захотели вытряхнуть, но Танька по младенчески в нее вцепилась и в итоге осталась с ней. То есть, с курткой. Глаза неудержимо слипались. Натертая еще утром пятка выла матом. Ноги набили ватой. Длинноносый, видимо, все понял и снова поднял ее на руки. Танька не отказывалась - в теплой куртке и не стоя на земле оказалось так хорошо жить, что она отключилась окончательно.
   Жуткий вой пронесся над лесом и ушел куда-то в сторону, подхваченный сотнями скулящих голосов...
  
   ***
  
   Разбудил Таньку мужской голос.
   Она лежала на своей постели в своей же комнате, и прикрытые шторы ерошил ветер, струящийся сквозь сетку окна. Сквозь муть не желающего уходить сна Танька припомнила странный сон и его главного героя - странного паренька, который очень тепло к ней отнесся. Таня улыбнулась. К ней редко хорошо относились приятного вида пацаны. Сон был очень страшный, но в нем было достаточно приятных моментов, чтобы его не захотелось забывать.
   И тут Танька вспомнила про голос. Она повернула голову на дверь, из-за которой доносился приглушенный разговор.
   Странно, подумалось девочке. В их квартире уже года два не было слышно мужских голосов. Ну, с тех пор, как ушел дядя Сережа. А до этого были дядя Миша, дядя Слава и даже дядя Серафим Антонович, который будил всю семью в семь утра и очень важно читал лекции о вреде и пользе чего-либо...
   - Господи, ужас-то какой! - взвыл со стороны гостиной мамин голос.
   Танька быстро выползла из-под одеяла и обнаружила на стуле со своей одеждой черную джинсовую куртку на два-три размера больше, чем нужно...
   Все вспомнилось тут же. На всякий случай Танька даже понюхала куртку. Пахло вчерашним. И - определенно - жареным.
   Она раззявила варежку и полезла одеваться. Уже через полминуты раскрасневшаяся и заинтересованная Танька влетела в гостиную и бодро воскликнула:
   - Здрасте, Кирилл Семеныч!
   И поняла, что не ошиблась, потому что сидящий рядом с мамой мужчина лет сорока пяти приветственно поднял ладонь и весело ответил:
   - Привет, Татьяна.
   И Таньке жутко, прямо неимоверно жутко понравилось это "Татьяна".
   "Вот бы это был новый мамин ухажер!" - промелькнуло в голове. Но это вряд ли было правдой. На что намекали вчерашние обстоятельства.
   Мама пожелала Тане доброго утра и как-то печально уставилась в чашку, стоящую прямо перед ней.
   - Я причесываться, - осторожно сказала Танька и утопала в ванну.
   Правильно про нее сказал длинноносый. Сушеная. Основным Танькиным состоянием было нечто среднее между флегматичным, усталым и сонным настроениями. Зато в странных ситуациях Танька не паниковала. И старательно гордилась этим.
   Так и сейчас - к гостю в доме она отнеслась совсем спокойно, совсем не так, как полагает четырнадцатилетнему человеку. Все ее знакомые и подруги и вчера бы повели себя иначе.
   "Они бы не пошли незнамо куда со столь странным парнем..." - печально надраивая зубы подумала Таня. - "И вообще вели бы себя не так..."
   Но разве могут быть люди с ТАКИМИ носами плохими? Определенно - нет! И Танька старательно сплюнула пасту в раковину.
  
   ***
  
   Когда Танька, умытая, причесанная и довольная жизнью, вышла в гостиную, чашки со стола уже убрали. Кирилл Семеныч развалился на диване, расположившись там со всеми возможными удобствами. Мама сидела рядом, как-то странно выпрямившись. Таня осторожно застыла прямо на пороге.
   - Садись, Татьяна, - широко улыбнувшись предложил Кирилл Семеныч. - Не стесняйся.
   Танька тоже улыбнулась. И бочком подобралась к ближайшему стулу, не спуская взгляда с гостя.
   - Садись, Танюша, садись, - сказала мама.
   Таньку это "Танюша" очень удивило. Давно она не слышала, чтобы мама ее звала именно так, да еще и подобным тоном.
   - Я уже поговорил с твоей мамой, - заговорил Кирилл Семенович, когда Танька села. - И теперь хочу рассказать все тебе.
   Он на несколько мгновений замолчал, то ли подбирая слова, то ли выдерживая паузу. Танька опустила взгляд. Пальцы сами собой принялись барабанить по столешнице. Почему-то ей казалось, что сейчас этот мужчина скажет что-то неприятное.
   - Помнишь, что было вчера?
   Танька кивнула, с интересом отрывая от стола взгляд.
   - Это хорошо, - с удовольствием в голосе кивнул Кирилл Семенович. - Значит, рассказывать будем с того момента, как ты заснула. До дома тебя я довез.
   - На машине? - поинтересовалась Танька.
   - На вертолете.
   Танино любопытство подпрыгнуло на десять делений.
   - На настоящем?! - совсем как ребенок выпалила Танька
   Мама смущенно покачала головой, не одобряя такую бестактность. Она вообще была очень правильная, ее мама. Прямо классика жанра.
   Кирилл Семенович только добродушно рассмеялся.
   - На вертолет ты сегодня еще насмотришься... Ты вчера, в лесу, ничего необычного не заметила?
   Танька хотела сказать, что конечно же нет - ведь она каждый вечер бегает в ночной лес вместе с незнакомыми парнями. Но вслух произнесла только:
   - Да... Мне показалось, что выл кто-то. Вроде как волки.
   Кирилл Семенович только нахмурил брови и многозначительно покивал. Мама же охнула и побледнела.
   - Ты вчера была в очень большой опасности. Хорошо, что мы вовремя об этом узнали.
   - А сейчас? Опасности больше нет? - Танька почувствовала, что по спине у нее прошелся холодок.
   - К сожалению, все еще есть. И тебе небезопасно оставаться дома. С твоей мамой мы уже все решили. Собирайся, я тебя подожду.
   - Куда собираться?
   - Туда, где мы сможем обеспечить твою безопасность.
   - Танюша, не спорь, пожалуйста, - запричитала мама. - Кирилл говорит правду, тебе сейчас нельзя оставаться дома.
   - Я - Гарри Поттер? - уныло пошутила Таня, но шутку никто не поддержал - даже Кирилл Семенович развел руками, намекая, что дело и правда серьезнее. А мама грустно перекрестилась. - Ладно, я сейчас...
   - А мы пока еще чаю выпьем! - тут же оживился Кирилл Семенович. - Очень вкусный у тебя чай, Маша.
   Мама расцвела и покраснела. А у Таньки появилась возможность удрать в свою комнату незамеченной.
   Девочка вытащила забитую под стол школьную сумку и вытряхнула оттуда книги. Судя по корешкам, в последний учебный день восьмой класс изучал историю и химию. Решительно отодвинув книги на дальний край стола, Танька смахнула с него в сумку два блокнота и коробку карандашей. Пристально огляделась в поисках самого полезного. Упрятала в карманы наушники, зарядку и так и не подпитанный энергией телефон. Сунула в сумку небольшую охапку одежды со стула и оказалось, что больше ничего брать с собой ей не требуется.
   - Ну, ты уже готова? - потирая ладони, сказал Кирилл Степанович, когда Танька вышла в прихожую. - Молодец, быстро собралась. Ну что, пойдем?
   Танька посмотрела на маму. Мама расплакалась и прижала дочь к себе.
   - Ну что вы, в самом деле. Словно на годы прощаетесь. Через пару недель уже будешь дома. Как раз каникулы закончатся, и первое сентября встретишь за партой родной школы. Или тебя такая перспектива не очень радует, а?
   На этих словах Кирилл Семенович заговорщически подмигнул Таньке.
   У подъезда их ждала машина. Обыкновенная желтая "волга". С шашечками. Такси.
   - А про вертолет вы выдумали, да? - спросила Танька, когда они уже забрались в салон.
   - Ну что ж мне, уже и пошутить нельзя? - улыбнулся Кирилл Семенович.
   Танька разочарованно отвернулась. За окном проносились узенькие пустые улочки ее родного городка. Машин на дороге почти не было, светофоров тоже, и уже через несколько минут такси выехало на пустую опушку перед лесом.
   Кирилл Семенович расплатился с водителем. Таксист молча принял деньги и уехал, оставив своих пассажиров одних посреди поляны.
   Танька озадаченно осмотрелась. Она уже хотела возмутиться и потребовать вернуть ее домой, когда в небе послышался нарастающий стрекот. Сомнений не было - именно так и должно звучать приближение вертолета.
   - Вы любите шутить, да? - прищурено изучая яркое небо и возникшую на нем точку, спросила Танька.
   - Это мое хобби, - мрачновато отозвался Кирилл Семенович. Судя по его виду, он был весьма встревожен.
   - Значит, не любите, - поддавшаяся его настроению Таня тоже стала угрюмой.
   Но Кирилл Семенович не ответил. Он уводил девочку в сторону от места, на которое садился вертолет.
   - Я завяжу тебе глаза, - сказал он, извлекая из кармана черную ленту. - Для твоего же блага. Конечно, вряд ли ты запомнишь путь, но... Ты ведь девочка наблюдательная?
   Танька с сомнением что-то промычала, чувствуя, как врезается ткань в виски.
   - Не больно?
   Танька покачала головой.
   - И не боишься? - с поддевкой поинтересовался Кирилл Семенович.
   - Нет, - возмущенно отозвалась девочка.
   - Это хорошо, - подсаживая ее, согласился Кирилл Семенович.
   Первый в жизни полет на вертолете запомнился Таньке только монотонным надоедливым шумом и неприятной вибрацией корпуса. Было скучно и немного страшно, да еще и повязка на глазах раздражала. Хорошо хоть полет продолжался недолго.
   - Осторожнее, - сказал Кирилл Семенович, поддерживая Таньку под руку. - Повязочку мы уже в помещении снимем...
   Они шли куда-то по твердому покрытию, наверное асфальту или бетону. Звуков вокруг не было, лишь затихал позади глохнущий двигатель вертолета.
   - Так, секунду, - Кирилл Семенович отпустил Танькину руку.
   Послышался ритмичный писк, словно кто-то набирает телефонный номер. Или вводит шифр на кодовом замке. Через несколько секунд по ушам ударил противный металлический лязг. Что-то стукнуло.
   - Идем, - Кирилл Степанович вновь взял Таньку за руку. - Осторожно - не споткнись. Так...
   За спиной вновь послышался лязг. Стало совсем тихо.
   - Думаю, уже можно снять повязку.
   Танька поморгала и осмотрелась. То место, где они оказались, больше всего походило на бомбоубежище. Полутемный узкий коридор, стены, выкрашенные в темно-зеленый цвет. Бетонный пол. На стенах висели забранные в металлические решетки светильники. Впрочем, гордое свое звание они не оправдывали - светили светильники до безобразия тускло.
   Ровно тридцать ударов сердца выдержало Танькино любопытство.
   - Вы все расскажете мне, правда? - она медленно повернула голову на Кирилла Семеновича.
   Тот только развел руками.
   - Ты, Татьяна, должна понимать... Некоторые вещи узнавать рано - вредно.
   - Немножко правды никому не повредит... - осторожно возразила Танька, чувствуя себя взрослее из-за тона мужчина и из-за атмосферы места, в котором они сейчас находились.
   - Немножко - узнаешь, - кажется, даже с облегчением выдохнул Кирилл Семенович. - Сейчас я провожу тебя в комнату, там-то...
   - Семеныч! - в уши ударило громыхающим прокуренным басом.
   Танька вздрогнула. Кирилл Семенович тоже.
   Из полутьмы коридора вынырнули две фигуры - высокая и низкая. Обладатель высокой был мужчиной и имел вид благообразного пухлячка. Танино воображение быстро нарисовало свинью в армейской форме и она тихонечко хихикнула в сторону. Хрюшка не обиделся, вряд ли приняв ее смех на свой счет, а сразу подошел к Таниному сопровождающему и что-то яростно ему зашептал.
   Тем временем Таня изучала вторую фигурку - низкую. Это была девушка, тоже в форме, но не военной, а другого покроя и желто-коричневой. Форма на девушке висела мешком - настолько худа и безжизненна была хозяйка одежды. Черные волосы были заплетены в тонкую, но длинную косу, свернутую на макушке в причудливую прическу. Танька загляделась. Бледная же обладательница косы смотрела на новоприбывшую сухим, колючим и при этом отрешенным взглядом. Девочка осторожно подняла ладонь в приветственном жесте, но бледная даже не шевельнулась.
   "Может, у них устав?" - смущенно подумала Танька и обернулась на Кирилла Семеновича и его пухлого собеседника.
   Тот как раз прекратил кивать и жестом поманил к себе бледную. Та шагнула - ровно два шага, никаких лишних движений.
   - Кристиночка, проводи нашу новенькую в Пятую Комнату. Ее зовут Таня. Впрочем, Слава тебе наверняка все рассказал.
   - Хорошо, - коротко ответила бледная и Таня поразилась тому, какой равнодушный и пустой у нее голос. - Пошли.
   И они пошли, окунувшись в хаос одинаковых дверей и сплошных поворотов.
  
   Минут через пять Танька поняла, что в бессмысленном пути, которым вела ее бледная, наблюдается определенная закономерность. Они постоянно сворачивали влево и спускались вниз - по узким-узким лестницам, по завивающимся коридорам. Иногда в стенах появлялись двери, но на них неизменно было выведено "посторонним вход воспрещен". А она - Танька в этом не сомневалась - была именно посторонней, да еще какой. Некоторые двери вместо скважин украшали электронные окна, которые открывались явно не обычным ключом. Но особо Таня не присматривалась - боялась потерять Кристину в темноте коридоров.
   - Мы пришли, - встав неожиданным столбом, произнесла Кристина. Лед ее голоса так и пробежал по Танькиной коже стайкой мурашек.
   Они находились в тупике, который заканчивался дверью. На двери алой краской было выведено "N5".
   Кристина приложила нашитый на рукав квадратик к ручке на двери. Что-то пискнуло, словно неосторожной мыши-переростку отдавило хвост, и дверь открылась, отъехав в сторону. Бледная, даже не оглянувшись, прошла внутрь. Судорожно вздохнув, Танька юркнула за ней.
   В помещении не было окон. Зато были компьютеры, новенькие и блестящие, расположенные вдоль левой стены. Всю правую часть занимали шкафы. Посередине стоял стол - достаточно большой и широкий, чтобы за ним с комфортом уместился десяток человек. Стульев было пять - с одной стороны стола. С другой стояла лавочка, с деревянным сидением и на металлических ножках, явно прикрученных к полу. На лавочке, во всю ее длину, развалился парень лет двадцати, одетый в ту же форму, что и Кристина. В руке его была небольшая книжка, чем-то напомнившая Таньке Библию. Правда, она тут же разобрала на корешке стилизованные буквы "НФ", который тут же развеял ее подозрения. За одним из компьютеров сидела пухлая некрасивая девчонка, чей возраст из-за комплекции определить было невозможно. Девчонка тоже читала, периодически поправляя выбивающуюся из-под старенького ободка челку и убирая назад куцые косички, которых на ее голове было бесконечное множество...
   Тут до Таньки дошло, что она стоит с открытым ртом и тупо пялиться на все, что ее окружает. Она быстро клацнула зубами, закрывая варежку и поискала глазами Кристину, надеясь на ее помощь. Помощи ждать было неоткуда - Кристина, игнорируя гостью, села на один из стульев, подвинув его поближе к парню, и осторожно тронула того за рукав.
   Парень оторвался от книжки, заметил Таньку и широко ей улыбнулся.
   - Привет... - все еще пребывая в ступоре, сообщила ему Таня.
   - Здравствуй, - парень захлопнул книжку и поднялся из-за стола. - Ты - новенькая, да?
   Танька кивнула. Приветливая и открытая улыбка парня немного смущала ее.
   - Тогда давай знакомиться. Я - Слава. Можно сказать, я здесь главный, - при этих словах парень иронично усмехнулся. - Пришла сюда ты вместе с Кристиной... Ну а это - Анюта.
   Девочка лениво подняла пухлую руку, кивнула Таньке и вновь уткнулась в монитор.
   - Тогда располагайся, - продолжил Слава. - Ты сейчас в зале пятой комнаты. Там, - он указал на дверь в левой стене, - живут девочки. Вот ключ от твоего личного шкафчика. Сходи, убери сумку и возвращайся сюда.
   Ключик был маленький, с темно-зеленым шнурком, на который была приклеена мятая бирочка с выведенной синими чернилами цифрой "три".
   В комнате девочек царил практически полный мрак - окон в подземном бункере, понятное дело, не было, а спросить, где находится выключатель, Таня постеснялась. Поэтому интерьера толком рассмотреть не удалось: почти на ощупь Танька нашла свой шкафчик и не без труда затолкала свою сумку в его тесное нутро.
   - Кстати, пока не забыл, - сказал Слава, когда Танька вернулась в зал, осторожно прикрыв за собой дверь спальни. - Ты должна сдать свой телефон. Здесь он все равно не ловит, да и не запрещено... Не волнуйся - вернем мы его тебе в целости и сохранности.
   Отдавать мобильник Таньке не хотелось. Она настолько к нему привыкла, что когда Слава закрыл дверку сейфа, в котором, по всей видимости, лежали телефоны остальных обитателей комнаты, девочка почувствовала себя очень-очень неуютно. Словно она стояла посреди большой и шумной толпы, в которой каждый считал должным ткнуть в сторону Таньки пальцем и сказать что-нибудь злое и насмешливое.
   - Так, - протянул Слава, барабаня пальцами по крышке стола. - Что еще?.. Форму тебе выдадут чуть позже. Носить ее обязательно. Надеюсь, нос воротить не будешь? А то есть тут у нас одна модница... Ладно. Чуть позже остальные ребята подойдут. Познакомишься. Пока посиди здесь, хорошо? Из комнаты никуда выходить не надо. Я скоро вернусь.
   Сказав это, Слава направился к двери, но дойти до нее не успел. Раздался писк, и тяжелая металлическая дверь поползла в сторону.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) К.Корр "Секретарь дьявола"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"