Курило Татьяна: другие произведения.

Fizzy

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миром правят светские львицы. Все вокруг изменилось так, как если бы Всевышний наполнил океаны не водой, а шипящим шампанским. Смыслом существования общества становятся заботы об имидже и пиаре. Проблема государственной важности - как стильно потратить деньги. Главные темы интеллектуальных шоу - эксклюзивный винтаж и элитный кэжуэл. Вышедшие из моды домашние любимцы сдаются в приют для негламурных животных. В этом мире "глянцевого гламура" неожиданно меняется роль мужчины. Все персонажи вымышлены. Совпадение или сходство их имен с именами реальных людей является случайным.


Евдокии Григорьевне Лефтер посвящаю

FIZZY

   Fizzy - (англ.) "шипучий, газированный"
  
  
   Когда вода Всемирного потопа
   Вернулась вновь в границы берегов..
   В.Высоцкий. "Баллада о любви"

1

   На открытой площадке прохладно, я с удовольствием потягиваю через соломинку сок в ожидании подруг. Вот и они. Обе на мотоциклах, в черных шлемах и коротеньких белых халатах. Оставляют мотоциклы парковщице, идут к моему столику. Точно в таком же коротеньком белом халате медсестры сижу я. Мы все втроем начинаем смеяться. К нам тут же подходит официантка в темно-синей униформе и говорит:
   -Добрый вечер! Что будете заказывать?
   -Шампанское! - в один голос требуют мои подруги.
   Официантка уходит. Мы хлопаем друг друга по рукам.
   -Девчонки! Как это получилось? Мы, не сговариваясь, надели одинаковые костюмы. Это что-нибудь означает? - спрашиваю я.
   -Это означает, - говорит Таша, - что мы настоящие подруги!
   -Да, и у нас очень много общего, - соглашается Степа.
   -Ерунда. Общее у нас только то, что мы любим повеселиться. А в остальном - мы все очень разные, - говорю я.
   Мы действительно очень разные. Степка - высокая брюнетка с широко посаженными темно-синими глазами. Она уже пять лет замужем и даже успела обзавестись сыном. Она дизайнер. У нее сеть мебельных салонов. Она придумывает картинки для обивки мягкой мебели. У Таши вообще целый гарем, только она не спешит заводить детей. Она модная писательница и мой личный биограф. Подруги довольны собой, довольны мной, довольны своим материальным и семейным положением. Я одна еще не нашла себя. Мне, единственной внучке правящей ныне королевы, рано или поздно достанется корона и трон. Но это в будущем. А сейчас - вечеринки, балы, рауты, презентации, встречи и прочая толкотня.
   -Что нового, Сень? - спрашивает Таша.
   -С тех пор, как мы четверть часа назад договорились о встрече, ничего более существенного не произошло, - отвечаю я.
   Официантка приносит шампанское.
   -Принцесса, - обращается она ко мне, - вас просят к экрану.
   Я нехотя встаю и направляюсь следом за официанткой в кабинет администратора. Прабабка рассказывала мне, что в допотопное время экран можно было носить в сумочке. У меня нет оснований сомневаться в правдивости прабабкиных слов. Но... Может, она что-то перепутала? Например, экран с зажигалкой.
   -Сеня! - слышу недовольный голос матери.
   Я убираю звук, чтобы дать матери возможность выговориться и вместе с тем не дать своим ушам увянуть от ее крика. Через пару минут возвращаю голос экрану.
   -...брачного возраста! - слышу я окончание речи.
   Все ясно. Мать в очередной раз пытается подсунуть мне в мужья какого-нибудь родственника одной из своих многочисленных подруг. Породниться с королевской семьей - мечта любой нормальной женщины.
   -Я не готова еще к такому ответственному шагу, - спокойно говорю я матери.
   -Не готова?! - вспыхивает экран материным голосом. - Пока ты не обзаведешься семьей, к тебе никто не станет относиться с уважением. Люди не будут доверять женщине, которая шляется непонятно где с подругами целую ночь, прожигает жизнь, вместо того, чтобы заботиться о семье.
   Эти разговоры начинают мне надоедать. Но если мать что-то себе решила, спорить с ней бесполезно. Такой у нее характер. Порода! Только и я не из киселя сделана. Зачем мне муж? Муж - обуза, он требует внимания, заботы, капиталовложений. К празднику ему нужно дарить украшения, не то будет обижаться. Если только задержишься где-нибудь, без цветов домой не появляйся. Измучит ревностью и подозрениями. Подруги рассказывали. К тому же у меня еще есть время, чтобы остепениться. После бабки королевой будет моя мать, и только после нее - я. Я успею еще выйти замуж, как требуют того законы. Правящая королева должна быть замужем.
   -Хорошо, ма, я скоро буду. Готовь уже своего кандидата.
   Я возвращаюсь к подругам.
   -Это мама. Снова нашла мне какого-то жениха.
   -Правда, Сень, - говорит мне Таша, обладательница целого гарема, - почему ты до сих пор не замужем?
   -Почему? Я не хочу постоянно ныть и жаловаться на жизнь, как это делаешь ты, - объясняю я.
   -Нашла, кого слушать! - вступает в разговор Степка. - Я, например, своим мужем очень довольна. Всегда приятно возвращаться в дом, где тебя ждет теплый и уютный муж с горячим завтраком.
   -Тебе проще, он у тебя один, - заметила Таша.
   -Да, один. А мне больше и не надо. Он такой милый, нежный, ласковый. Я отдыхаю возле него душой, забываю обо всем. Он так радуется мне, когда я прихожу домой. И сынишка такой забавный.
   -У меня Лучик есть, тоже меня встречает, - говорю я.
   -Лучик - это другое. Муж намного приятнее, - говорит Степа.
   -Мама боится, что я не рожу наследницу престола. Тогда наша династия останется без короны, - говорю я.
   -Так роди себе девчонку и живи обычной жизнью! - советует Таша.
   -Я не могу родить ребенка без любви, - объясняю я.
   -Ха-ха-ха! - заливаются подруги.
   -Любовь? Это смешно! Чтобы завести ребенка, любить совсем не обязательно, - говорит Таша.
   -Девчонки, а как вы к своим мужьям относитесь? - спрашиваю я.
   -Я вышла замуж по большому чувству, - уверенно сказала Степа.
   -Как можно говорить о чувстве, когда мужа своего без паранджи впервые видишь только в день свадьбы? - недоверчиво спросила я.
   -Вот так я почувствовала к нему страсть, когда впервые увидела его без паранджи. У нас с ним чувство с первого моего взгляда, - сказала Степа.
   -А почему тогда ходишь в ночные клубы, заказываешь стриптиз, дома не ночуешь часто?
   -Так принято. Не хочу нарушать традицию. Я женщина, и ничто человеческое не чуждо мне. Почему я не могу развлечься в женском клубе? И что плохого в стриптизе? Красивые, стройные мужские тела, здоровая и чистая кожа...
   -А мне всегда очень жаль стриптизеров, - говорит Таша. - За них редко кто выходит замуж. Постареет, кто о нем заботиться будет? Ни жены, ни дочери. Все любуются стриптизерами, аплодируют, деньги дают. А замуж идут за тех, кто не показывал никому свое тело.
   -Для любви профессия не имеет значения, - возразила я.
   -Для тебя не имеет, а для других - имеет. Выйди замуж за стриптизера - твое имя не будет сходить со страниц журналов. Будут смаковать твой выбор, - заметила Степа.
   -Будут, - согласилась я. - А потом найдется другая тема.
   -Какая? Неурожай на одном из островов? Да кому это интересно? И кто купит такой журнал? Издателей интересуют только рейтинги. Кого волнует, что сотня-другая людей осталась без крова из-за наводнения или пожара? А про отпрысков королевской династии всегда будут читать с жадностью. А ты одна такая, внимание публики тебе обеспечено.
   -Да брось! О других тоже пишут, - возразила я.
   -Конечно. И будут писать. О богатых и знаменитых. И это правильно! У всех остальных - жизнь серая и скучная, - сказала Степа.
   -Ты не права, Степа. Другие люди тоже могут быть чем-то интересны. У них тоже есть чувства, мечты.
   -Какие чувства? Какие мечты? У других людей - только проблемы.
   -Ох! Кажется, проблемы будут у меня, если я сейчас же не появлюсь пред ясные очи моей маменьки! - вспомнила я о разговоре с матерью.
   -Пора! - поддержали меня подруги.
   Через пару минут мы были уже у входа в ночной клуб. Оставив мотоциклы парковщице, мы поднялись по ступенькам. Пропуск на вечеринку - красные трусики. На пороге стояли две охранницы, старательно рассматривали нижнее белье прибывающих. Не постеснялись проверить даже у меня, принцессы, и у моих подруг. Может, они не знают меня в лицо? Странно, обычно меня сразу узнают, ведь моими фотографиями пестрят все модные журналы. Таша с гордостью продемонстрировала кумачовые стринги, наклонившись вперед и подогнув полы халатика. Я принципиально не ношу красное белье, поэтому алые трусики в упаковке достаю из сумочки. Показываю их при входе вместо билета.
   Мама в костюме Синей Бороды мирно беседует в глубине зала с монашкой. Вернее, с дамой в костюме монашки. Синяя Борода - излюбленный персонаж фильмов ужасов, комедий и комиксов. Это женщина, которая уничтожает надоевшего мужа, прежде чем вступить в брак с очередным. Никакой бороды у нее, конечно, нет. Это просто имя у нее такое.
   -Сеня!
   Меня заметила мама. Направляется мне навстречу. Надо подходить. Кто придумал эти жуткие вечеринки для всех возрастов вместе? Когда я стану королевой, я издам указ, чтобы тусовались только со своим возрастом. Для тех, кому не больше тридцати, для тех, кому еще не больше сорока, для тех, кто жив еще пока. Правда, пока я стану королевой, я могу уже попасть в третью возрастную категорию.
   -Привет, мунчик, - ласково говорю я.
   -Называй меня по имени, - шипит мама. - Мы не в будуаре.
   -Ладно, Люся. Как ни старайся, а ты все равно с каждым днем становишься старше и старше, старее и старее. И тот факт, что у тебя взрослая дочь, тебе не скрыть.
   -Хватит болтать! Идем, я познакомлю тебя с моей подругой. Она известный химик. Работает над проблемой обесцвечивания волос.
   -Да? Интересно! Может быть, я успею стать блондинкой еще до того, как поседею.
   -Это было бы величайшее открытие для всего человечества. К сожалению, пока ей только удалось обесцветить волосы на ногах.
   -И как?
   -Обесцветились, но сразу же и выпали. Ей пришлось запатентовать свою краску как средство для удаления волос. Вещь, конечно, сама по себе очень полезная, но на голову ее намазывать еще рановато.
   -Пожалуй, на голову намазывать рановато, - согласилась я.
   В этот момент мы как раз подошли к маминой новой подруге - изобретательнице средства для удаления волос.
   -Радмила! Хочу представить тебе свою единственную дочь. Познакомься, это моя Сеня.
   -Очень, очень, очень! Чрезвычайно приятно!
   Радмила прикоснулась губами к кончикам пальцев своей левой руки, а затем приложила руку к моей щеке.
   -Какое прекрасное имя, принцесса Сеня!
   -Вообще-то я Сения, как бабуля, - объяснила я.
   -Бабуля? - переспросила Радмила.
   -Это она называет так свою прабабку. Бабулей королева-мать приходится мне.
   -Люсиль, ты сама введешь принцессу в курс проблемы? - спросила Радмила.
   -Конечно. Сеня! Дело в том, что у моей подруги нет дочери.
   -Соболезную, - вежливо произнесла я.
   -Кроме того, у нее есть четверо сыновей брачного возраста. Все уже готовы к заключению брака.
   -Так какие проблемы? - спрашиваю я.
   -Я не могу отдать своих сыновей просто так, - подключилась к разговору химик. - Мне нужно передать их в хорошие руки.
   -А при чем здесь я?
   -Не прикидывайся дурочкой! - мама не церемонилась со мной даже в присутствии посторонних. - Ты свободна, можешь выбрать одного из сыновей Радмилы себе в мужья.
   В зале совершенно не было мужчин, если не считать четыре фигурки в темных плащах в самом отдаленном конце зала. Я поняла, что это и есть сыновья маминой подруги. Одного движения пальцем хватило Радмиле, чтобы привести в движение всех четверых юношей. Они встали и направились прямо к нам, как будто давно ждали сигнала.
   Четыре мумии в темных плащах стояли передо мной. Все они были одного роста и, скорее всего, одного возраста. Я не видела их лиц, я не видела их рук из-за длинных рукавов. Над паранджой поблескивали холодные глазные белки с голубовато-серой радужной оболочкой.
   -Принцесса! Позвольте вам представить моих сыновей. Ас, Идиот, Федор Михайлович и Семен Захарович. Или нет. Это Ас, этот - Идиот, этот - Семен Захарович, а этот - Федор Михайлович.
   Лет двадцать назад было модным называть детей по имени и отчеству. Хорошо, что я появилась на свет немного раньше этой моды. Представить не могу, чтобы меня называли как-то Сения Семеновна или Сения Асовна! Просто кошмар! Отчество в имени тогда никакого отношения к биологическому отцу не имело. Да это было и не важно! Какая разница, кто твой биологический отец, когда в гареме у матери два десятка мужчин?
   Ас - мое любимое имя. Когда у меня появится сын, я назову его именно так. Так звали моего любимого поэта из допотопного времени. Я даже помню наизусть некоторые стихи Аса Пушкина.
   Я помню чудное мгновенье:
   Передо мной явилась ты!
   Как мимолетное виденье,
   Как гений чистой красоты.
   Я не сомневаюсь, что эти стихи Ас Пушкин посвятил моей прабабке. Она была еще та штучка! А еще мне нравится имя Гей. Гей - это значит "веселый". Следующего своего сына я назову именно так. Может быть. А вот как назвать дочь, я еще не знаю. Только в одном я уверена абсолютно: ее не будут звать Люсиль.
   -Они у вас близнецы? - спрашиваю я Радмилу.
   -Нет. У них разница месяц между всеми. Они пробирочные, - объяснила Радмила.
   Пробирочные! Все понятно. Очень популярный способ рождения детей в высшем свете. Оплодотворенная естественным природным способом яйцеклетка извлекается из тела матери и помещается в специальный сосуд, в просторечии его называют пробиркой. Там под ежесекундным наблюдением опытных врачей выращивается эмбрион, а затем плод до полного созревания. Это очень дорогостоящий способ, его могут позволить себе только самые состоятельные женщины. И детей при таком способе можно производить на свет с разницей в месяц. Я сама дитя пробирки. И моя мать относится ко мне не лучше, как если бы она была холодной бездушной пробиркой. Я не буду производить на свет детей таким способом. Ладно еще, если родится сын. А если дочь? Будет потом всю жизнь обижаться. Принцесса из пробирки! Даже звучит как-то неестественно. Подруга Степа родила своего сына сама. Но таких мало среди богатых женщин.
   Я возвращаюсь к подругам.
   Мы пьем шампанское и обсуждаем наряды присутствующих дам. Медсестры только мы. А впрочем, я совсем не огорчилась бы, если бы их было значительно больше. Монашки, медсестры, пловчихи, ангелы, дьяволицы - вот часто или почти всегда повторяющийся список нарядов на костюмированных вечеринках. Еще иногда появляются байкерши в черной коже, да вот сегодня мама выглядела оригинально, нарядившись Синей Бородой. Ей этот наряд очень к лицу. Когда-то у людей были волшебные сказки. Сейчас они почти полностью забыты. Так только, кое-кто читает кое-что. Детей воспитывают отцы. Зачем же нам, женщинам, читать сказки?
   Я не просто так выбрала для себя костюм медсестры. В детстве я любила всех маминых мужей лечить, мазями мазать. Может, мне стоит задуматься о профессии медсестры? Или врача? О нет! Уколы, утки, капризы богатых пациенток, борющихся с неизбежной старостью. Это не для меня. Могу только поиграть в медсестру, как в детстве.
   Вечеринка скучновата. Рекой льется шампанское. Меня, если честно, очень раздражает этот шипящий напиток. Все бы ничего, только пузырьков многовато. Я всегда в бокал себе кусочек шоколада кладу, чтобы пузырьки на себя собирал. Но с шампанским веселее, особенно после него. И веселье наше пузыристое тоже иногда раздражает. Но я не вижу ничего альтернативного. Как еще могут развлекаться женщины, у которых есть все, а дома - преданные мужья? Мужей, правда, у меня пока еще нет, но все остальное есть, как и у моих подруг. Можно еще на мотоциклах гонять по городу, прохожих пугать оглушительным ревом двигателей. Но мы и так это делаем с подругами каждый день.
   Перед глазами до сих пор стоят серо-голубые глаза сыновей Радмилы. Испортили мне весь вечер! Теперь ни о чем другом просто думать не могу! Вечеринка начинает мне надоедать. Как уже давно надоел этот шипящий напиток, без которого не может обойтись ни одно мероприятие. Я уже со счета сбилась, сколько бокалов сегодня выпила. На этой дурацкой вечеринке. А сколько еще до нее! Меня тошнит уже от этих пузырьков. И все светские дамы кажутся мне уже надоевшими пузырьками, в которые так и хочется запустить огромной шоколадкой.
   Хочется, чтобы поскорее закончилась эта вечеринка. Мамина подруга еще несколько раз подходила ко мне, рассказывала что-то о своих пробирочных отпрысках. Кажется, говорила о том, что все четверо научены шить и вязать узлы. Я тоже что-то говорю ей, кажется, обещаю выйти замуж за всех четверых сразу. Это у меня юмор такой своеобразный. Мои подруги заливаются смехом. Им весело. Мамина подруга уходит для того, чтобы отправить сыновей домой. Несмотря на то, что юноши эти достаточно взрослые (им никак не меньше двадцати лет), находится в публичном месте после полуночи им строго запрещено.
   Абсолютно всем мужчинам предписано покидать такие мероприятия в полночь. Ни официантов, ни музыкантов, ни певцов, ни швейцаров. Все эти профессии, как и многие другие, для женщин. Мужчинам не запрещается работать, но они не очень спешат пользоваться этим своим правом. Даже днем. А после двенадцати их место в гареме. Вот и сейчас в зале остается только несколько мужчин - стриптизеров. Да и те, исполнив последний танец, уходят в свое заведение - стриптиз-клуб. Там они и живут. Оттуда ездят на мероприятия по вызову, на домашние вечеринки или в бары. У них есть своя менеджер, которая строго следит за тем, чтобы парням не делали неприличных предложений подвыпившие дамы и не обзывали их непристойными словами. Общество блюдет нравственность. Правящая королева сама лично встречается со стриптизерами, выслушивает их жалобы, пожелания и предложения. Интересно, знает ли королева о том, что на каком-то острове ураган оставил без крова людей, как сказала моя подружка? Наверное, Таша сказала это просто так, гипотетически. К тому же это вовсе не моя проблема. Вот стану королевой, тогда и буду запариваться по этому поводу.
   После ухода стриптизеров зашевелились зрелые дамы. Сейчас они тоже уйдут: для них интересного на вечеринке больше ничего не остается. Вот сейчас пойдет в ход совсем другая музыка! Сначала все по-прежнему тоскливо и неинтересно, только телодвижения немного увеличили скорость. Потом группа стилистов что-то не поделила с группой визажистов, кажется, столб для стриптиза. И началось веселье! Драка окончилась так же внезапно, как и началась. Медсестры (я и мои подруги) вылечили пострадавших в потасовке, обильно полив им ссадины шампанским.
   -А не пора ли нам размяться? - предложила Таша.
   Это могло означать только одно: с дикими возгласами гонять по острову на мотоциклах. Мотоциклы - наш излюбленный транспорт. А для перелета с острова на остров мы используем одноместные пули.
   Мы втроем выходим под звезды, и рев наших мотоциклов разрезает тишину спящего острова.
   Пузырьки моментально улетучиваются из моей головы. Я уже не хочу домой. Все равно там меня никто не ждет, кроме Лучика. А Лучик - это не человек. А что? Может, действительно выйти замуж, как советуют подружки и требует мама? Нет! Если этого требует мама, это не может быть хорошо! Мне уже удалось отвертеться от брака несколько раз, сделаю это и сейчас...

2

   Она проснулась. Она открыла глаза. Она прикрылась дрожащими ресницами от солнечного луча, проникшего в ее спальню. Она попыталась вспомнить вчерашний вечер. Она поняла, что вспомнить вчерашний вечер никак не может, потому что он окончился только утром. Она гуляла всю ночь до самого утра. Что же сейчас за время суток? Да что суток! Она не могла вспомнить, какое сейчас время года. Она решительно сбросила с себя одеяло, неприлично виляя бедрами, подошла к окну. За окном она обнаружила лето. Это она поняла по тому, что деревья были покрыты пушистой ярко-зеленой листвой. Двигающиеся по улице женщины были одеты в легкую одежду. Им не было холодно. Так бывает только летом или в помещении. "Лето - это хорошо, - подумала она. - Летом можно играть в пляжный волейбол топлес. А еще можно есть фрукты с мороженым, пить чай со льдом, газированную воду без калорий, экономить на колготках". И вдруг она понимает... Бред! Бред! Бред! Бред! Зачем принцессе экономить на колготках?! И почему это я вдруг заговорила о себе в третьем лице?! Наверное, вчерашняя вечеринка удалась. Ничего не помню! Сейчас же свяжусь с подругами, сходим куда-нибудь, пусть они мне все расскажут. Если сами хоть что-то помнят. Но меня опережает кто-то: я слышу противное дребезжание экрана. Мама! Так неприятно может звучать экран, только когда звонит она.
   -Да, мама, - покорно говорю я экрану.
   -Мама? Что с тобой, Сеня? - спрашивает меня изображение подруги.
   -Степа! Доброе утро! Степа! Я так рада! Меня чем-то напоили вчера, я ничего не помню.
   -Хорошая отмазка! - весело засмеялась подруга. - Но тебя это не спасет: слишком много было свидетелей.
   -Свидетелей? Ты о чем? Я действительно ничего не помню. Я сделала какую-то глупость?
   -О нет! Ничего страшного. Ты просто сделала предложение.
   -Не пугай меня, Степа. Напомни, какое предложение я сделала и кому?
   -Ты действительно ничего не помнишь или просто прикидываешься? - удивленно взглянуло на меня изображение подруги.
   -Клянусь! Ничего не помню!
   -Твоя мама познакомила тебя вчера со своей подругой. Ее, кажется, зовут Радмила. Она еще работает над проблемой обесцвечивания волос.
   -О Великая Богиня! Радмила! Она изобрела средство для удаления волос! Я все вспомнила! Сыновья! У Радмилы сыновья! Четверо парней из пробирок. С разницей в один месяц. Я все вспомнила. Неужели я за кого-то из них пообещала выйти замуж?
   -Ты пообещала выйти за всех четверых, - спокойно сообщила подруга.
   Кажется, я должна сейчас упасть в обморок. Но я держусь.
   -Мне нужно срочно куда-то улететь! На Ибицу! Нет! В горы, на горнолыжный курорт! Нет! С аквалангом на дно океана! Надолго! Навсегда!

3

   Почему-то из головы не шла фраза, оброненная на вечеринке моей подругой: "А мне жаль стриптизеров! Состарятся - ни жены, ни дочери". Как же они все-таки живут, когда их увольняют по возрасту? Стриптиз-клуб - не дом престарелых. Старых стриптизеров не могут там держать до смерти. Вместо старых придут новые, молодые. Им тоже надо где-то жить. А стриптиз-клуб - не безразмерный. Если правящая королева сама лично встречается со стриптизерами, выслушивает их жалобы, просьбы, то почему я, принцесса, королева будущего (хотя и очень, очень далекого, если судить по физической активности моей Люсиль), не могу выслушать жалобы и пожелания бывших стриптизеров? Надо только их найти. Пока это мое желание не переросло в навязчивую идею и не стало отравлять мое земное существование, иду в стриптиз-клуб. Он находится почти рядом с моим домом. Дверь наглухо закрыта. Но сейчас утро, стриптизеры не работают так рано. Значит, они спят. Ищу звонок. Нигде ничего похожего. Отчаявшись найти звонок, стучу в дверь. Меня никто не слышит. Стучу настойчивее. Снова тот же результат.
   -Откройте! - кричу я. - Мне надо!
   В двери открывается крошечная дверца, где-то ниже уровня моих глаз. Полусонный женский голос спрашивает меня:
   -Что надо?
   -Впустите! - требую я.
   -Приспичило! Спят они!
   -Впустите! - повторяю я свою просьбу. - Я принцесса!
   -А хоть и сама королева! Спят они все, не велено будить, - из окошка в двери показалось круглое женское лицо неопределенного возраста с красными щеками.
   -Мне надо узнать...
   -А позвонить нельзя? - спросила краснощекая охранница.
   -Нет звонка. Я искала!
   -Тьфу ты, не в дверь! По экрану!
   -По экрану? Конечно, спасибо.
   Номер менеджера стриптизеров есть в записной книжке каждой порядочной девушки. У меня он тоже есть. Зачем было мне самой сюда тащиться? Так глупо!
   -Спасибо! - громко кричу я охраннице уже издалека.
   Она все еще не закрыла окошко в двери, смотрит мне вслед.
   -Эй! - кричит она мне. - А ты правда принцесса Сения?
   -Да!
   -Иди сюда!
   Я возвращаюсь. Охранница внимательно всматривается в мое лицо. Улыбается.
   -Правда, принцесса. Никогда тебя так близко не видела. Все только в журналах и по телевизору. Видела, как ты в институте училась, - краснолицая охранница смеется. - Подружкам скажу, что тебя видела. Не поверят! Может, автограф дашь? А что ты хотела? Может, я спрошу у менеджера? Она не спит. Ты заказ хотела оформить?
   -Нет. Понимаете, мне надо узнать о судьбе одного стриптизера, который здесь раньше работал, а потом по возрасту ушел, - придумываю на ходу историю.
   -Отца ищешь? - улыбнулась охранница, обнажив два ряда безупречно белых дорогих зубов.
   -Отца?!
   -Твоя мама часто в молодости к нам захаживала. Был тут у нас один, очень ей нравился. А кому он не нравился? С таким-то телом!
   -А где его сейчас можно найти? - спрашиваю, и мое сердце бешено колотится.
   -Там, где и всех остальных. Только там они могут души свои мятежные успокоить, - произносит охранница с пафосом и устремляет свой взгляд куда-то в небеса.
   -Он умер?! - восклицаю я.
   -Почему сразу умер? Если тебе двадцать пять, ему может быть сорок пять или пятьдесят. У нас здесь долго не задерживаются, молодые приходят. Работает, наверное, как и все остальные списанные стриптизеры в Театре Теней.
   -Театр Теней? - удивилась я.
   -Театр Теней. Разве ты о таком не слышала?
   -Театр Теней...
   -А ты в жизни гораздо лучше, чем в журналах, - говорит охранница.
   -У меня лицо нефотогеничное, - растерянно говорю я, потому что думаю совсем о другом.
   -Фотогеничное! Просто твое лицо еще визажисты пока не испортили. Автограф дашь?
   -Что написать?
   -Да прямо так и напиши: Sения, - говорит охранница и подает мне в окошко сумку.
   -Прямо на сумке?
   -Прямо на сумке. Это у меня маркер несмываемый. Будет у меня теперь модная сумочка.
   Я написала маркером свое имя прямо на сумке, как попросила охранница. И еще нарисовала корону, мой фирменный знак. Охранница осталась довольна.
   -Спасибо! - сказала она мне, счастливо улыбаясь.
   -Вам спасибо. А как его имя? Того стриптизера, что Люсиль нравился?
   -У них нет имен, псевдонимы. Тогда его называли не то Мигель, не то Мигаль, не то Маугли. Точно не помню. Это ж было так давно! Но тело красивое, такое не просто забыть.
   -Театр... Театр... Спасибо.
   Я шла по улице и не оглядывалась, но чувствовала спиной, что охранница продолжает смотреть мне вслед. Окошко в двери она не закрыла. Отец... Вот почему мужчины из маминого гарема не признавались, кто из них мой отец. Просто к моему рождению они не причастны. Моей Люсиль вскружил голову какой-то стриптизер с красивым телом. Или она ему вскружила голову. Не важно. Сейчас от этого всего кругом голова идет у меня. Хотела выяснить одно, а узнала совсем другое. Да, я знаю такой театр. Он находится на побережье. Недалеко от того пляжа, где мы с подругами играем в пляжный волейбол. Я часто видела афиши театра, неизменно черно-белые. Какие-то мрачные афиши. Мне и в голову не могло прийти, что там, в театре - пристанище бывших стриптизеров. В гареме у меня был свой театр теней. Мамины мужья вырезали для меня из картона фигурки людей и зверей, ставили проектор, вешали на стену белую ширму. Я двигала фигурки впереди проектора, а на ширме они превращались в огромные тени. Сначала представление мне показывали мамины мужья сами, но я быстро поняла, как все делается, и мне захотелось во всем этом участвовать. А потом так увлеклась, что полностью освободила мужчин от выступления. Сама говорила за всех персонажей, которых сама же и придумывала. Только вырезать фигурки из картона у меня не получалось. Этим все время приходилось заниматься маминым мужьям. Они были декораторами и зрителями в моем собственном театре теней. А я - кукловодом, автором и режиссером. Да, с тех пор, как Люсиль забрала меня из гарема, я больше не видела театр теней.
   Беру мотоцикл на стоянке и еду на побережье. Вот он, театр теней. На вывеске оба слова написаны с большой буквы. Театр Теней. Очень миленькое здание, мрачноватое, правда. Но ведь это же обитель теней, здесь не может быть иначе. Было бы странно, если бы театр теней был выкрашен снаружи пестрой краской или украшен лепниной. Парковщицы нет, оставляю мотоцикл недалеко от входа. Поднимаюсь по лестнице, подхожу к кассе. Кассир - мужчина в парандже - смотрит на меня с любопытством.
   -Вы на спектакль? - спрашивает меня, потому что я молчу.
   Сколько же ему может быть лет? Я вижу только его лоб и глаза. И еще руки. На руках кольца и маникюр. Возраст не определишь. Ухоженные руки. Человек без возраста. Может, это и есть мой отец?
   -Вам на какой спектакль? - повторяет вопрос мужчина в кассе.
   -А какие есть? - спрашиваю я и понимаю, как глупо прозвучал мой вопрос.
   Прямо перед моими глазами информация о спектаклях. Один начинается в двенадцать, а другой - в пятнадцать. Два представления в день. Вечерних спектаклей нет. Сейчас одиннадцать тридцать. Спектакль начнется через полчаса.
   -Мне на двенадцать, один билет, - говорю кассиру.
   -Хотите первый ряд в партере? - спрашивает меня кассир.
   -Зачем? Там же тени. Их все равно откуда смотреть. Ладно, давайте в первом.
   Покупаю билет и возвращаюсь к моему мотоциклу. Надо бы его куда-то пристроить. У меня есть еще полчаса. В это время к театру потянулись зрители. Теперь я поняла, почему здесь нет парковщиц. Сюда приходят пешком, потому что зрители в театре - мужчины. Конечно, кое-где я видела и женщин. Но их было мало, очень мало. Может, процента два, а может, и того меньше. Я плохо разбираюсь в процентах. Я обошла вокруг театра, искала место, куда бы можно было поставить мотоцикл. В саду я увидела мужчину, который подстригал живую изгородь.
   -Вы садовник? - спросила я.
   -Да. А что?
   -Вы не могли бы мне указать место, где бы мог постоять мой мотоцикл? - вежливо обратилась я к садовнику.
   -Оставляйте здесь, я присмотрю, - пообещал мужчина.
   -А вы разве не идете смотреть спектакль?
   -Я этих спектаклей столько уже видел! И сам когда-то играл. А сейчас садом занимаюсь. Устал от представлений.
   -А вы тоже были стриптизером?
   -А как же! Здесь все сириптизерами были.
   -И кассир?
   -И кассир, и осветители, и художники, и пиротехник, и музыканты, и уборщики, и билетеры, и охранники, и сценаристы...
   -А где вы живете?
   -Так здесь же и живем. Театр Теней - это и есть наш дом, единственный дом, других у нас нет. А вы идите, чтобы на спектакль не опоздать. Вам будет интересно, если первый раз. За мотоциклом присмотрю!
   -Спасибо!
   Попробуй найти здесь отца! Здесь одни бывшие стриптизеры!
   Я вхожу в театр. Нет, не так. Я вхожу в Театр Теней. Странный театр. Он больше похож на монастырь. Хотя в монастыре я тоже никогда не была. Столько мужчин одновременно в одном месте я еще никогда не видела. Паранджа, паранджа, паранджа. Снова паранджа. Ни одного человеческого лица! Сажусь на свое место в первом ряду. Вот! Женщина! Садится рядом со мной. Еще одна женщина, и тоже ее место в первом ряду. Сколько в театре женщин, столько же их оказалось в первом ряду. Все ясно! Первый ряд в театре - это места для женщин. Для почетных, так сказать, гостей.
   -Вы здесь одна? - спрашивает меня соседка справа.
   -Да.
   -Я тоже. Мои мужья не знают, что я сюда хожу. Они бы сразу увязались за мной. Мужчин хлебом не корми, дай в Театр Теней на спектакль сходить. Ваши часто здесь бывают?
   -Нет, не часто. Я еще не замужем.
   -Тогда понятно, почему не часто.
   -А вы здесь часто бываете? - спрашиваю я разговорчивую зрительницу.
   -Часто! Я сюда прихожу раз в неделю. Но ходила бы и чаще. Только у меня есть и другие дела, женские.
   -Разве здесь так интересно?
   -Очень! Просто обхохочешься!
   -Будет комедия? - удивилась я.
   -Нет, не комедия. Я уже видела этот спектакль. Здесь сильный мужчина побеждает трехглавого дракона и спасает всех остальных мужчин в гареме и хозяйку.
   -И что же тут смешного?
   -Я когда смотрю на этого "сильного" мужчину, сразу вспоминаю моих мужей. Они в сырую погоду на улицу не выходят. Лягушек боятся! Куда мужчинам с трехглавыми драконами сражаться? Вот поэтому мне и смешно. Сильный мужчина - это такая же сказка, как и трехглавый дракон. Я скорее поверю в существование драконов, чем в сильного мужчину.
   Прозвенел третий звонок, и в зале погас свет. Все зрители перестали шептаться. Даже моя соседка замолчала. Из оркестровой ямы выпорхнули звуки. Выпорхнули, взлетели стремительно к потолку, притаились где-то в самом верху. И снова наступила полная тишина. Теперь на сцене стало светло. Я ждала, что сейчас начнут появляться тени, но вышел мужчина в темном плаще и парандже, то есть в обычном мужском одеянии. Мужчина вознес руки к небесам и заорал истерически:
   -За что я должен погибать во цвете лет? Я не хочу достаться кровожадному дракону на обед! Неужто так никто меня и не спасет? Кто кровожадному дракону голову снесет?
   И тут на сцене появляется еще один мужчина. Такой же самый, в таком же плаще и в парандже. Но этот мужчина - герой, поэтому в руке у него огромный блестящий меч. Герой говорит свои слова:
   -Я и тебя и всех мужчин спасу! Я кровожадному дракону голову снесу! Поможет в этом мне мой острый-острый меч! И головы все три снесу с драконьих плеч!
   Дальше - все в таком же роде. Появлялся трехглавый дракон, дышал на всех самым настоящим огнем. Герой и дракон сражались. Только дракон молча, а герой еще произносил какие-то специальные геройские слова. Потом появлялась женщина. Ее тоже играл какой-то бывший стриптизер. А так как снимать паранджу мужчинам нельзя, актер, изображавший женщину, просто держал в руке перед своим лицом нарисованное женское лицо в натуральную величину. "Женщина" благодарила героя за то, что он спас ее и весь ее гарем. Она предлагала ему стать ее любимым мужем. Герой отказывался, мотивируя это тем, что в мире еще очень много зла, с которым предстоит сразиться герою. Зрители аплодировали стоя. Женщины в первом ряду прыскали от смеха. Моя соседка справа плакала, чтобы не смеяться вслух. А мне совсем не было смешно. Мужчины мне казались детьми, которые сами придумали пьесу, сами же разыграли ее перед взрослыми. И взрослые должны снисходительно отнестись к этой затее детишек, даже если она не совсем удалась. Пиротехник, выпускавщий клубы огня из драконьего рта, обжег себе руку. Мне видно было это с моего места в первом ряду. Я пошла за кулисы, чтобы узнать, могу ли я как-то помочь пиротехнику. Все равно спектакль уже закончился. Я увидела актера, игравшего героя, и спросила его:
   -Где я могу увидеть пиротехника?
   Он молча показал на дверь. Я открыла ее и оказалась в длинном-предлинном коридоре. Надо было как-то отметить актера, сказать ему что-то хорошее. Но на меня внезапно напала лень. Вдоль коридора по обе стороны были двери. Огромное количество дверей. Какую же из них я должна открыть? Вдруг я вижу еще одного мужчину. Он быстро идет куда-то по коридору.
   -Постойте! - кричу я ему. - Вы не знаете Мигеля?
   Мужчина останавливается, внимательно смотрит на меня, толкает дверь и кричит кому-то в глубь комнаты:
   -Фима! Тут к тебе девушка!
   И снова продолжает свой путь по коридору. Я вхожу в указанную дверь. И вижу пиротехника. Я догадываюсь, что это пиротехник, потому что мужчина мажет обожженную руку какой-то мазью и стонет.
   -Вам кого? - спрашивает мужчина.
   -Я ищу Мигеля. Он работал в стриптиз-клубе двадцать пять лет назад. А вообще-то я хотела найти вас. Я видела, как вы обожгли руку на сцене. Хотела вам предложить помощь.
   -А чем вы можете мне помочь? Я много лет уже работаю с огнем, у меня всегда есть мазь от ожогов. Вот только сейчас забинтую.
   -Давайте я! Я умею.
   -Забинтуйте, - согласился пиротехник. - Если умеете.
   Я умела бинтовать. Мне очень нравилось лечить мужей в мамином гареме.
   -Умеете, - заметил пиротехник. - А что вам нужно от Мигеля?
   -А вы знаете его?
   -Конечно. Мы же вместе в клубе работали. Мы ровесники. Только он умер. Здесь уже умер. Несчастный случай в театре, придавило задним планом. Такая трагедия!
   -Умер? Какое несчастье...
   -Да. Несчастье. Но это уже давно было, никто об этом, наверное, и не помнит, кроме меня. Мы дружили с ним.
   -Расскажите мне о нем, - попросила я.
   -Стриптизер как стриптизер, тело красивое, танцевал отлично. Давайте лучше я вас чаем напою. Вы никогда не пили чай в келье старого холостяка?
   -Какой же вы старый? Моей матери пятьдесят лет, но она себя еще старой не считает.
   -Будьте добры, чашки на стол поставьте, а я сейчас принесу кипяток.
   Пиротехник вышел. Я нашла чашки на полке и поставила их на стол. На столе лежала серебряная пудреница с гравировкой "Люсе от мамы. С восемнадцатилетием!" Зеркало в пудренице было треснутое. Как же он смотрится в разбитое зеркало? Это же плохая примета!
   Пиротехник вернулся с закопченным чайником, налил чай в чашки. Достал печенье и пригласил меня к столу. Мы молча сидели, рассматривая друг друга. Он видел мое лицо, я же видела только его глаза. Красивые глаза, большие и черные. Я пила чай, а он не мог, для этого он должен был снять паранджу.
   -Как ваша рука? - спросила я, когда допила чай. - Не болит?
   -Пустое! Мне не привыкать, - беспечно ответил он.
   -Вы будьте осторожнее, тогда ничего плохого не случится, - посоветовала я пиротехнику.
   -Ты добрая девочка, - похвалил меня пиротехник.
   -Это не достоинство, а недостаток. Девочки должны быть сильными и смелыми. И вообще я уже большая. Мне двадцать пять лет. И наверное, я скоро выйду замуж, - поделилась я новостями с малознакомым мужчиной.
   -Хочешь еще чаю? - спросил пиротехник.
   Я не заметила, как он перешел на ты. Это неправильно. Мужчина не должен говорить женщине ты. Даже если это его жена.
   -Нет, - строго сказала я. - У вас зеркало разбилось. Пользоваться нельзя. Это плохая примета.
   -Я не верю в приметы.
   -А я верю. Спасибо за чай. Мне пора. А у вас нет случайно фотографии Мигеля?
   -Есть.
   Он достал из ящика комода фотографию и протянул ее мне.
   -Я могу ее взять себе?
   -Пожалуйста, - позволил пиротехник.
   -Спасибо. Мне уже пора. Прощайте!
   -Прощай! И не верь, что Мигель - это твой отец.
   Я вышла из театра. Нашла садовника, который сидел и смотрел на мой мотоцикл.
   -Спасибо, - сказала я и дала ему деньги.
   -Я бы и так посмотрел. Но за деньги спасибо. Раньше мне женщины всегда деньги давали, и мне это было приятно.
   Я взяла свой мотоцикл и поехала домой. Дома, обняв Лучика, я вспоминала Театр Теней. Почему пиротехник сказал: "И не верь, что Мигель - это твой отец". Я ведь ничего такого ему не говорила. И еще: когда я спросила проходящего мужчину, где мне найти Мигеля, он крикнул: "Фима! Тут к тебе девушка!" Значит, Фима - это и есть Мигель? И потом эта пудреница с гравировкой. Люся - это же моя мать, Люсиль. А на фотографии вообще какой-то чернокожий мужчина в парандже. Конечно, это не Мигель. Фима - это и есть Мигель. Не захотел папенька мой признаться. Не захотел - и не надо. А я в следующий раз приеду, и тоже ему не скажу, что я догадалась. И будем квиты. Вот так, папа Фима. По крайней мере, я хоть знаю, как его зовут. Фима - это, наверное, Ефим.

4

   -Когда вода Всемирного потопа вернулась вновь в границы берегов... О чем это я?
   -Бабуль, ты хотела рассказать мне, как стала королевой планеты, - напомнила я своей столетней прабабке.
   -Да? Да! Вспомнила. Когда вода Всемирного потопа вернулась вновь в границы берегов, из пены уходящего потока на сушу тихо выбралась Любовь и растворилась в воздухе до срока... О чем это я? Это стихи?
   -Похоже, - согласилась я.
   -Точно, это стихи. Хорошие стихи! Только я не помню, чьи, - призналась прабабка.
   -Может, твои, бабуль? - предположила я.
   -Да, наверное, мои. Я ведь была еще и писательницей в допотопное время, - с гордостью сказала прабабка.
   -А еще кем ты была? - спросила я, искусно сделав вид, что мне это интересно или я еще об этом никогда не слышала.
   -Всем! Я была всем. Кинозвездой, телеведущей, светской львицей, иконой стиля, писательницей, красавицей, блондинкой. О! Я была та еще штучка! - прабабка попыталась изобразить радость на сморщенном от времени лице и широко зевнула.
   Еще мгновение - и она уже крепко спала в своем гамаке. Старая светская львица теперь больше была похожа на маленького котенка. Похоже, историю о Всемирном потопе мне не придется сегодня выслушивать. Да и ни к чему это: я помню ее наизусть.
   Когда вода Всемирного потопа вернулась вновь в границы берегов, материки оказались разделенными на множество островов. Под водой остались города, люди, животные, машины, одежда. И вдруг на одном из островов произвел посадку корабль, прибывший из космоса. На его борту находилось семеро землян - шестеро космонавтов и одна космическая туристка. Этой туристкой и была моя прабабка Сения. Пока космический корабль совершал увеселительную прогулку в космосе, на Земле произошла катастрофа. Увидев, что случилось с людьми и городами, туристка тут же объявила себя королевой планеты. Пока мужчины предавались скорби по утраченной цивилизации и погибшим семьям, моя прабабка, которой было тогда всего тридцать лет, поспешила взять все, что осталось, в свои руки, и провозгласила себя королевой Земли. Убитые горем космонавты были слабы и беспомощны, они не хотели ни о чем думать, поэтому легко подчинились решительной туристке. Первое, что сделала королева - заставила космонавтов строить ковчег. Нужно было узнать, остались ли у нее еще подданные на Земле, кроме тех, что прилетели с ней из космоса. Первый ковчег в истории человечества принадлежал Ною. Он так и назывался - "Ноев ковчег". Второй принадлежал моей прабабке, ему дали название "Ковчег-2".
   Плавая на небольшом суденышке с громким названием "Ковчег-2" от острова к острову, королева обнаружила, что подданные у нее есть, хоть и очень немного. Когда она заметила, что среди оставшихся в живых есть еще женщины, она тут же специальным указом объявила о разрешении многомужества как формы существования семьи. В спешном порядке королева велела космонавтам подписать брачные контракты. Теперь все они стали ее законными мужьями. Одежды от модных дизайнеров не было, она вся осталась под водой. К огромному сожалению, модных дизайнеров тоже поглотила вода. Пришлось моей прабабке клясться в верности своим мужьям, облачившись не в белое свадебное платье, а в серебристый скафандр, в котором прилетела из космоса. С тех пор все невесты на Земле готовят к свадебной церемонии именно такие серебристые свадебные скафандры.
   Королева Сения обнаружила, что островов на Земле много. Чтобы не путаться, она решила всем им дать названия. Одного из мужей она назначила своим советником по географии и главным географом планеты. Он должен был рисовать карту и давать названия островам. Но муж был слаб и беспомощен, он все еще оплакивал близких, тяжелая утрата не позволяла ему концентрироваться на приказах королевы. Королеве пришлось самой рисовать новую карту планеты. Если на острове были какие-то свидетельства цивилизации, развалины домов, например, она называла его Москва. Если на острове было достаточно тепло для того, чтобы можно было снять с себя свадебный скафандр, остров получал название Ибица. А чтобы не запутаться окончательно, острову присваивался еще и номер. Москва-1, Москва-2, Москва-3... И так далее. Когда количество островов с названием Москва перевалило за сотню, королева решила пойти в отпуск.
   -Еще один островок запишу - и отправлюсь на Ибицу, - предупредила королева своих всех мужей. - Только вот на какую? Их у меня теперь ... один, два, три... восемьдесят.
   И тут королева обнаружила остров, на котором было пять молодых женщин. Все они были закутаны в теплую одежду и сидели крепко пристегнутыми в креслах подъемника. С ними были лыжи, сломанные палки и мускулистый инструктор. Оказалось, что все они застряли на подъемнике, когда поднимались на гору. Благодаря этому остались живы. Остров королева назвала Давос. Все последующие острова с остатками снега тоже назывались королевой Давос, но только уже с номером. Спасенным светским львицам было предложено перебраться в ковчег и принять присягу на верность королеве. Что они и сделали с превеликим удовольствием. Лучше находиться в ковчеге, чем висеть в подъемнике без пищи и развлечений. Королева ознакомила новых подданных с Указом N1 о многомужестве. Львицы тут же разыграли инструктора на лыжных палках. У кого палка оказалась длиннее, той и достался в мужья мускулистый инструктор. Пока счастливая обладательница длинной палки готовила к подписанию брачный контракт, остальные львицы с жадностью взирали на космонавтов. Заметив, что супруга инструктора блондинка, королева сделала вывод, что сама она не является единственной блондинкой на планете. Как впоследствии выяснилось, оставшиеся незамужними львицы тоже были блондинками. Королева обратила внимание, как по-хищному сверкают глаза одиноких женщин, как раздуваются у них ноздри, когда они смотрят на инструктора и космонавтов. Чтобы как-то уберечь своих мужей от похотливых взглядов посторонних женщин, королева издала новый указ. Теперь совершеннолетним мужчинам предписывалось носить длинный бесформенный плащ и паранджу. А свое лицо мужчина мог показывать (как и все остальные части себя) только законной супруге, госпоже и повелительнице.
   -Девчонки! То есть, подданные, - обратилась королева к львицам. - Все книги утонули. Земля осталась без литературы. Что мы будем читать?
   -Какие проблемы? Я - модная писательница, я сейчас нашлепаю несколько томов, - пообещала одна.
   -Нашлепай, любезнейшая, нашлепай. Человечество не должно оставаться без литературы. Но как быть с классикой? - спросила тревожно моя прабабка Сеня.
   -С классикой? Я окончила филологический факультет университета. Для меня классика - как для других детективы. Я с классикой ложусь и с нею же встаю. Я могу рассказывать о классике тем, кто о ней ничего не знает, - пообещала другая.
   -И будущим поколениям? - полюбопытствовала королева.
   -И будущим поколениям, - заверила львица с дипломом филолога.
   -Тогда за дело! - потребовала королева. - Пока сама еще что-то помнишь, запиши все. Ты же понимаешь: старость, переоценка ценностей, изменения в идеологии, другой взгляд на жизнь, маразмы, несварение...
   -OK! Могу я уже сейчас начинать работу?
   -Можешь, сладенькая. Повелеваю начать работу по восстановлению утраченной классики прямо сейчас. А вы? - обратилась королева к остальным. - А что умеете вы? Что сделаете вы для всего человечества и для будущих поколений?
   -Мы? Не знаем...
   -А кто вы? - повторила свой вопрос иначе королева.
   -Мы? Мы - светские львицы.
   -Прекрасно! Вы будете высший свет. Будем плавать в ковчеге и строить... А что мы будем строить? - спросила моя прабабка светских львиц. - Вы что-нибудь смыслите в строительстве?
   -Нет... - честно ответили львицы.
   -Но хоть в чем-то вы разбираетесь? - с надеждой спросила королева.
   -Да, я разбираюсь в мужчинах, - уверенно заметила одна. - То есть, я хотела сказать, что разбираюсь в отношениях мужчин и женщин. В интимных.
   -Ты врач? - спросила королева.
   -Нет. Я дилетант.
   -OK, ты разбираешься в интимных связях. Значит, будем строить интимную связь, - решила королева.
   Идея так понравилась всем женщинам, что они стали аплодировать королеве. Теперь у королевы появилась еще одна цель. Первая - это обнаружение новых подданных, регистрация и нумерация новых островов, нанесение их на карту мира. Вторая цель - построить интимную связь. Отпуск пришлось на некоторое время отложить. Всех спасенных поднимали в ковчег. Львицы набрасывались на свежих мужчин, как хищницы на парнокопытных. Пытались что-то построить с ними. Если фундамент оказывался недостаточно прочным, построенное здание связи рассыпалось, как карточный домик. Неугодных мужчин оставляли на очередном острове, а ковчег шел дальше, навстречу новым островам и новым мужчинам.
   -Поесть бы, - робко заметила одна львица.
   -Сначала - духовная пища. Кто-нибудь уже сочинил оду в честь королевы? - спросила моя прабабка.
   -Я помню чудное мгновенье, - продекламировала филолог, пообещавшая донести классику будущим поколениям землян.
   -Неплохо. Настойчивее! - потребовала королева.
   -Я помню чудное мгновенье:
   Передо мной явилась ты!
   Как мимолетное виденье,
   Как гений чистой красоты!
   В сомненьях грусти безнадежной...
   -Никаких сомнений! - велела королева. - Пожалуй, этого на сегодня будет достаточно. Моя душа удовлетворена.
   -Извини, королева! Но эти стихи Ас Пушкин посвятил другой женщине, они не могут быть одой тебе, - заметил один из космонавтов.
   -Что?! Бунт в ковчеге?! И вот мой ответ: "Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье!"
   И космонавта высадили на первом же острове. Незамужние львицы возражали, просили отдать им дерзкого космонавта на перевоспитание. Но королева была непреклонна.
   Из еды попадались только омары.
   -Пора возвращаться в Москву! - потребовала королева. - Мне нужен королевский дворец и королевские покои.
   -В которую из них, ваше величество? - спросил один из мужей.
   После высадки непокорного мужа на остров остальные мужья стали говорить королеве "вы". С тех пор все мужчины на планете говорят всем женщинам только "вы", даже если речь идет о мужьях и женах.
   -В ближайшую. А ковчег будет себе плавать и открывать новые острова.
   -Но экипаж придется сменить, королева. Ведь мы будем вашей свитой, - напомнила одна из львиц.
   Экипаж сменили, но ковчег так и не вышел в океан. Так и стоит он у причала уже семьдесят лет, а члены экипажа что-то строили, строили и построили.
   Королева с мужьями и свитой высадилась на пустынный берег.
   -Ну-ка, подскажите-ка мне, как называется скопление островов в одном месте? - обратилась королева к своим спутникам.
   Космонавты, скорбящие по утраченной цивилизации, были углублены в свои грустные думы. Отвечать пришлось львицам.
   -Э-э-э... - ответила одна.
   -А-а-а... - ответила другая.
   -"Э", "а"! Головой думать надо! Крутится на языке, а вспомнить не могу. Наверное, ушиблась, когда приземлялась. Архи...
   -Архив? - вспомнила одна из подданных.
   -Нет, не архив, это точно, - сказала королева. - Но слово мне нравится. Пусть все острова вокруг этого будут носить название Архив Королевы. И пусть сюда доставляют все предметы, которые будут напоминать о времени до потопа. А сейчас надо бы включить обогреватель: что-то мне стало зябко.
   Космонавты с инструктором бросились добывать сухие ветки, но им попадались только отсыревшие дрова для барбекю. Мужчины очень трогательно выглядели в длинных бесформенных плащах и с закрытыми до глаз лицами. Один предложил было бежать от королевы, но куда бежать? Вокруг все те же острова... Наконец гора сырых дров оказалась на влажной земле. Эту гору надо было как-то разжечь. Львицы порылись в своих рюкзачках. Салфетки были влажными, а глянцевые журналы воспламенялись еще хуже, чем мокрые дрова. И вдруг одна львица обнаружила у себя в рюкзачке две книги. Девушка щелкнула зажигалкой, и книга вспыхнула.
   -Это же учебник! - закричал один из мужчин, по всей видимости, инструктор.
   -Ага, учебник химии, - согласилась львица.
   -Нельзя жечь учебники. Это варварство, - заметил инструктор.
   -А зачем он мне теперь? Кто проверит, выучила ли я формулы? Школы моей уже нет, а о единице за семестр родители никогда не узнают.
   -Нельзя жечь учебники, - поддержал инструктора космонавт в парандже. - Это варварство.
   -Ладно, не кипятись. У меня еще один остался. Вот. Держи! Это физика.
   Но это не спасло львицу. С легкой руки космонавта все стали называть ее Варварой.
   Вот тут прабабка моя дала маху. Ей надо было бы сразу вмешаться в этот эпизод, чтобы учебник химии не сгорел. Но она вмешалась тогда, когда несколько страниц уже были утеряны безвозвратно. Очевидно, именно этих нескольких страниц недостает современным химикам, чтобы вернуть человечеству секрет обесцвечивания волос. И как печальный результат - женщины в нашем мире становятся блондинками только в глубокой старости. Так что блондинки сейчас только натуральные. Естественные, значит. Побелевшие естественным образом. Как моя бабуля. Спит себе в гамаке, маленькая, сухонькая, седенькая. Бормочет что-то во сне. Чтобы она внезапно не проснулась и не стала грузить меня давно устаревшей информацией, я начинаю энергично раскачивать гамак.
   -А-а-а... А-а-а... - тихо пою я.
   Что сделано, то сделано. И что теперь копаться в прошлом. А некоторые даже сделали себе карьеру благодаря оплошности королевы в самом начале правления. Сейчас самым модным дизайнером планеты считается Алиса, придумавшая парики из меха белого кролика. У меня таких тоже есть несколько штук. Белый цвет мне к лицу. Надеваю парик и оставляю бабулю в объятиях Морфея. Морфея? Или Морфина? Какая разница! Главное, что бабуле сейчас хорошо.
   Выхожу из дома и направляюсь в кафе, где мы с подругами ежедневно пьем шампанское. Мне нравится моя жизнь, я довольна своим положением. И еще я обожаю мою маленькую бабулю. Но есть одна вещь, которую я не могу простить прабабке. Эта вещь - кусок темной ткани, закрывающей мужское лицо. Паранджа! Зачем было паковать мужчин в паранджу? Наверное, королева не ведала тогда, что творила. Ею руководили самые благие эгоистичные побуждения. Она хотела, чтобы на ее мужчин не пялились посторонние женщины. А что из этого вышло? Вместо поклонения женщине - рабская покорность. И еще: мужчины, живущие долгое время бок о бок в одном гареме, не могут быть соперниками. Они должны чувствовать себя друзьями по несчастью. А друзья по несчастью иногда становятся соратниками. А это уже попахивает... Секундочку, я сейчас перейду на шепот. Это попахивает бунтом.
   За столиком меня ждут мои верные подружки - дизайнер Степа и мой личный биограф Таша.
   -Привет, девчонки! - радостно ору я. - Как дела?
   -И не спрашивай, - говорит Таша.
   -Ладно, не буду, - соглашаюсь я. - Спрашивайте вы.
   -Она еще издевается! - возмутилась Таша. - Живешь себе, как королева незамужняя, никаких проблем. А нам с нашими мужьями столько всего приходится делать!
   -А никто вас не заставлял замуж выходить. А тебе, Таша, вообще надо было после третьего мужа остановиться. Сколько их у тебя?
   -...дцать, - скромно произносит подруга.
   -Сколько-сколько?! - округлились у меня глаза.
   -Тринадцать! - громко и с вызовом признается подруга. - А что?
   -Да ты что! Это же чертова дюжина, несчастливое число! Свят-свят-свят... - быстро перекрестилась я.
   -И что же теперь? - испуганно прошептала подруга.
   -Что-то надо делать срочно! Или объявить одному из мужей "свободен" и выгнать из дома со всеми его украшениями, или же осчастливить еще одного, четырнадцатого, - посоветовала я.
   -О Великая Богиня! Еще один муж? - всплеснула руками Таша. - Я и с этими не могу разобраться. Никак не могу наладить супружеские отношения. Даже пришлось татушки с их именами на плечах делать. Татуировщица так завистливо смотрела на моих мужей, мне просто даже захотелось ей что-то дать. Вернее, куда-то. В лоб, например.
   -Сеня, ты Ташу не пугай. Чертова дюжина - это предрассудки. Все равно, даже и с приобретением четырнадцатого мужа наша подружка не станет ангелом. А вот тебе придется выйти замуж. Ты пообещала. И все это слышали.
   -Я не помню, - сказала я. - Я была пьяна!
   -Это не оправдание. То, что ты была в нетрезвом виде, только усугубляет твою вину.
   -Но я не вижу своей вины!
   -Ты женщина! И поступай, как подобает женщине. Если пообещала юноше выйти за него замуж - выходи. Не разбивай ему сердце, - сказала Степа.
   -Да, - поддержала подругу Таша. - А если пообещала четверым юношам выйти за них замуж - выходи за всех четверых.
   -О Великая Богиня! Что я натворила! - схватилась я за голову. - А где в это время были вы, мои верные подруги? Почему вы не остановили меня?
   -Мы были рядом, подруга. Подписывали свидетельские показания.
   -Вы!!! Предательницы!!! Иуды!!!
   -Только не надо проводить исторические параллели. Иуда продала свою подругу за тридцать украшений из драгоценного металла, а нам твоя мамаша дала всего по одной бриллиантовой брошке, - спокойно ответила Степа.
   -И вы взяли?! - возмутилась я бесчестному поступку своих подруг. - Вы - алчные и меркантильные самки!
   -А что? Я не мать Тереза, я украшения люблю, - сказала в свое оправдание подруга Таша.
   -Что знаешь ты о матери Терезе! Как смеешь ты имя ее произносить всуе! - с горечью воскликнула я.
   -А что знаешь о ней ты? - поинтересовалась Степа.
   -Она, между прочим, всю жизнь свою посвятила тому, чтобы помогать бедным и обездоленным людям, больным и страждущим. Лечила совершенно чужих людей от тяжелых и заразных болезней, жизнью своей рисковала ради негламурных людей. И ничего не требовала для себя.
   -Откуда ты это взяла? - удивилась Таша.
   -Мне прабабка рассказывала, - сказала я.
   -Да? Пусть бы лучше твоя прабабка поинтересовалась, что о матери Терезе написано в учебниках истории!
   -А что там написано? Я что-то вообще не помню, чтобы о ней что-то было написано, - призналась я.
   -А то! Там написано, что мать Тереза - это женщина, которая никогда не пользовалась косметикой и не носила ювелирные изделия! - выдала информацию Степа.
   -И все? - удивилась я.
   -И все. Я хорошо помню. Я еще по ней в школе сочинение писала на тему "Мой кумир мать Тереза".
   -А я писала о своей прабабке. "Королева Сения - мой кумир".
   -А я писала о Мурате Виниловой. "Все женщины как женщины, а я одна - богиня". Головокружительная карьера от человека к персонажу. Я разрабатывала тему, как из реального человека можно превратиться в определенный типаж, - призналась Таша.
   -И вы взяли у моей матери украшения, - грустно вздохнула я.
   -Да ладно тебе! Хватит и тебе. У нее этих украшений на теле много еще осталось. Все тебе достанется, ты же у нее единственный ребенок, - успокоила меня Степа.
   -Пока единственный, - с ударением на слове "пока" заметила я.
   -Пока? Так ей же пятьдесят! Я помню вечеринку по этому поводу, - вспомнила Таша.
   -А что ей стоит произвести на свет еще одну наследницу? У пробирок не бывает климакса, - заметила я.
   -У тебя отношения с матерью плохие? - сочувственно спросила Степа.
   -Плохие? Да у меня вообще нет с ней никаких отношений! Мне легче пробирке "мама" сказать, чем этой женщине, - призналась я.
   -А с отцом у тебя как? - спросила Степа.
   -Никто из мужчин Люсиного гарема не говорил мне, кто мой отец.
   -Не признаются? - предположила Таша.
   -Они сами не знают. Может, я вообще продукт какой-то внебрачной связи.
   -Какой ужас! Ты никогда раньше об этом не говорила, - вспомнила Таша.
   -Я никогда раньше не придавала этому значения. А вот сейчас, когда я собираюсь сделать решительный шаг в своей жизни...
   -Ты решила сделать стрижку?! - в два голоса воскликнули мои подруги.
   -Нет, к этому я еще не готова. Но я решила все же выйти замуж за тех четверых, - объяснила я.
   -Неужели? Вот здорово! - зааплодировали подруги. - Поздравляем! А мы будем подружками невесты на церемонии. На какое число заказывать наряды?
   -Я думаю, свадьбы должно быть четыре, с интервалом в одну неделю. Я не могу представить, как на брачной церемонии рядом со мной будет сразу четыре жениха. Пусть уж лучше по очереди, чтобы я как-то постепенно привыкала к новой жизни.
   -Да какая там новая жизнь! Поселишь их вместе в каком-нибудь доме, а сама будешь жить в свое удовольствие в своей квартире. Будешь им деньги присылать на пропитание да детей на воспитание. И все проблемы, - объяснила Таша.
   -Правда? Замужество - это не так страшно? - спросила я.
   -Не страшно. А если сама не справишься - зови нас, своих верных подруг. Поможем, - пообещала Таша и хитро улыбнулась.
   -Спасибо, вы мне уже помогли, - заметила я с намеком на их свидетельские показания.
   -Не обижайся! Рано или поздно это должно было случиться и с тобой, подружка. И волосы свои ты тоже когда-нибудь обрежешь.
   -Ну уж нет. Этого вы не дождетесь.
   У меня единственной из нас троих мужественно длинные волосы. Только я не собираю их в тугой пучок, как это делают мужчины, а ношу свободно распущенными по спине. Они у меня длинные и блестящие, такие длинные, что я на них сажусь. Но какой смысл отращивать такие длинные волосы и не иметь возможности окрасить их в белый цвет? Сегодня я прячу свои волосы под белым париком от Алисы. Но чаще ношу их открыто и ловлю на себе осуждающие и презрительные взгляды женщин. Таша и Степа носят короткие стрижки, а меня дразнят мальчишкой. Но я не обижаюсь на них, они самые близкие мне люди. А на близких людей обижаться нельзя. "Возлюби ближнюю свою как саму себя", - так говорит моя прабабка.
   -Предлагаю выпить за невесту! Официантка, нам еще шампанского! - потребовала Степа.
   -Не спешите, девчонки. Рано еще, мы не на свадьбе, - напомнила я.
   -У тебя есть еще какой-то повод выпить? - спросила Степа.
   -Давайте выпьем без повода. Этот бурлящий напиток отравляет мою жизнь, - призналась я.
   -Это божественный напиток. Им омыли новорожденную дочь Великой Богини. Мы не просто пьем, мы причащаемся, - объявила Степа.
   -Да, и причащаемся довольно часто, - добавила я.
   -А чем еще заниматься? Дипломы получены, конкурсы выиграны. Нам остается только жить, - заметила Степа.
   -Вами получены. Вот и трудитесь! - напомнила я подругам.
   -Ты хочешь сказать, что мы бездельницы? - строго спросила Таша.
   -Ты намекаешь на то, что мы живем за счет материнских счетов? - еще строже спросила Степа.
   -Ни в коем случае! - быстро ответила я. - Я никогда не называла вас тунеядками или иждивенками! В моем лексиконе даже слов таких нет.
   -То-то же! Каждая минута, проведенная с тобой, расценивается мною как труд. Я же твой личный биограф! И когда ты станешь королевой, мои записи превратятся в книгу, - объяснила Таша.
   -Это будет не скоро. Ты же писательница, напиши хоть что-нибудь, - предложила я.
   -А зачем? Кто будет это читать? - удивилась Таша.
   -Мы, твои подруги, - пообещала я.
   -Я вам расскажу, слушайте.
   И она поведала нам историю о том, что где-то на планете Земля остались еще люди после Всемирного потопа. Но "Ковчег-2" не дошел до них, поэтому об их существовании не узнала королева. Они живут по своим законам, у них мужчины сильные и женственные, ходят по улицам открыто, не пряча под одеждой красивые лица и мускулистые тела.
   -Ха-ха-ха! Ох-ох-ох! Умора! Ну, выдумщица ты, Ташка! - у Степы слезы выступили от смеха. - Скажи еще, что они сами выбирают себе женщин!
   -Да, - спокойно ответила Таша. - Сами. Они сами выбирают себе женщин. А если двое мужчин положили глаз на одну и ту же женщину, они сражаются.
   -Сражаются? То есть, ты хотела сказать, что они... - начала было Степа, но подавилась смехом.
   -Да, они дерутся. Как это делаем мы на вечеринках, - сказала Таша.
   -Как мы! - заливалась смехом Степа. - Мужчины дерутся, как мы! Кто будет читать этот бред?
   -Никто, - решительно сказала я. - Никто не будет читать этот бред. Потому что такую книгу не издадут, это безнравственно и аморально.
   -Есть какая-то разница? - спросила Таша.
   -По-моему, никакой, - согласилась я - Аморальность и безнравственность - родные сестры. Если узнает королева...
   -Но вы же не донесете на меня? - испуганно спросила Таша.
   -Не знаю, не знаю, - очень серьезно ответила я. - Если мне подарят брошку с бриллиантами, может, и донесу.
   Таша побледнела и взволнованно посмотрела мне в глаза.
   -Не бойся, подруга. У меня с правящей королевой разные представления о нравственности, - успокоила я подругу.
   Таша вздохнула облегченно, а Степа сказала:
   -Извечный конфликт поколений - двигатель прогресса.
   Мы снова заказали шампанское.

5

   Нет! Так больше нельзя! У меня снова полная голова пузырьков! Каких еще дел я могу натворить, если не изменю немедленно свой образ жизни! Все. Начинаю новую жизнь. По утрам - оздоровительный бег. А шампанское - только вечером. И не очень много. Чтобы утром можно было сразу вспомнить, кто я и сколько кому должна. Шутка. Я никому ничего не должна. Единственный долг, который я собираюсь исполнить - это долг перед королевством. Выйти замуж за сыновей Радмилы в угоду своей матери. А больше я никому ничего не должна. Я - свободная и самостоятельная женщина. Сейчас я сяду и начертаю для себя распорядок дня. Каждого дня моей новой жизни. Подъем в ... Эх, во сколько же мне вставать? Были времена, когда я могла просыпаться и в пять утра. Но времена эти ушли безвозвратно, года мои уже не те. В семь. Встаю в семь и бегу. Куда бегу, зачем бегу? В парк бегу, а зачем, я еще не решила. Но без оздоровительного бега я не мыслю себе обновленной жизни. В парке свежий воздух и чистый по утрам, там бегают другие люди, с собаками и сами, такие же, как я. Я буду без собаки. После пробежки - душ и все остальное. Под всем остальным я подразумеваю просмотр глянцевых журналов с рекламой известных косметических фирм. Легкий завтрак в кафе. В нашем любимом, где мы всегда завтракаем в два часа дня. Нет. Это кафе мне не подходит. Новая жизнь - новое кафе. Там меня привыкли видеть в два, значит, там я буду обедать. А чем мне заниматься после обеда? Нет, сначала нужно решить, чем мне заниматься до обеда. До обеда хожу по музеям. А что? Очень достойное занятие для будущей королевы. На острове есть музей картин и музей фарфоровых кукол. А больше я не знаю. А больше мне и не надо. По четным дням хожу в музей картин, а по нечетным - в музей фарфоровых кукол. Обедаю с подругами в два. Там, где мы обычно завтракаем. После обеда еще какое-нибудь культурное мероприятие, достойное принцессы. Какое же, какое? Думай, Сеня! Сон! Здоровый послеобеденный сон. И во время обеда - никакого шампанского! Пусть девчонки меня не уговаривают, я больше не попаду под их тлетворное влияние. А после сна - мчимся куда-нибудь до наступления темноты. Это летом. А зимой, когда сумерки наступают рано - сразу идем куда-нибудь толпиться. Шампанское пить, танцевать, на мотоциклах гонять по острову. О чем же я забыла? Да! Еще я должна смотреть модные спектакли или ходить в кино. Хотя бы раз в неделю. А ничего распорядок дня получился! Такой насыщенный. Но что-то я упустила. Забыла уточнить время ужина. И завтрак один - это очень мало. Если я начну рано вставать, завтраков мне потребуется не меньше трех. Сейчас я расписание без ошибок наберу, над кроватью повешу. И сделаю копии для подруг. Теперь все. С завтрашнего дня начинаю новую жизнь. Почему с завтрашнего? Зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня? По расписанию у меня сейчас обед с подругами. Как раз и покажу им свою новую жизнь в цифрах и фактах.
   Только собралась связаться с подругами, меня опередил экран.
   -Привет! - Таша и Степа появляются на экране.
   -Привет! А у меня есть новость. Я кое-что должна вам сообщить, - заявляю я подругам.
   -Какую славную страницу собираешься ты вписать сегодня в свою биографию? - спрашивает меня Таша, мой личный биограф.
   -Собираюсь! Отныне я начинаю новую жизнь, - заявляю я подругам.
   -Интересно! А что будем делать со старой? - спрашивает Степа.
   -Вот и я думаю, что с ней делать. Может, утопить в фонтане? - предлагаю я.
   -Утопить! Утопить! В фонтане из шампанского! - радостно восклицает Таша. - Именно так я напишу в твоей биографии: "Принцесса утопила свою прежнюю жизнь в фонтане брызг шампанского". Как?
   -Ничего. Гораздо привлекательнее, чем: "Принцесса каждый день топила свою тоску в шампанском", - говорю я.
   -А что за новая жизнь? В ней найдется скромное местечко для твоих верных подруг? - спрашивает Степа.
   -Вот именно сейчас у меня по плану встреча с подругами, - говорю я.
   -Это не новое. Это старое. А где встречаемся? - интересуется Таша.
   -Где обычно. В нашем кафе. Только раньше мы там завтракали, а с сегодняшнего дня мы будем там обедать, - объясняю я.
   -Я еще не хочу обедать. Я только недавно выползла из спальни, - сообщает о себе Таша.
   -Я тоже совсем недавно встала, - признаюсь я. - Но если вы хотите войти вместе со мной в мою новую жизнь, вы обязаны меня поддержать.
   -Ладно! Встречаемся в нашем кафе, - соглашаются подруги.
   Наше появление в кафе в такое время - это обычное дело. К нам подходит официантка.
   -Добрый день. Вам как обычно? - спрашивает она.
   -Нет, - говорю я. - Мы пришли обедать. Что у вас есть самое-самое?
   -Рекомендую суп "Томатный", бобы с шампиньонами, салат из морской капусты, яично-сырное желе и розовый десерт.
   -Пить, я хочу пить, - требует Таша.
   -Пожалуйста, карта вин.
   -Нет, мне бы горячего чего-нибудь, сон разогнать, - объясняет Таша.
   -Сон разогнать? - спрашивает официантка. - Так, может, вам принести ваш обычный завтрак и кофе?
   -Нет-нет, - вступаю в разговор я. - Моя подруга шутит. Сон мы разогнали в другом месте, а сюда пришли обедать.
   -А нельзя потом все это залить чем-то горячим? - не унимается моя подруга Таша.
   -Можно. Чай ту вуно, прекрасный напиток из горной травы.
   -Отлично, - соглашается Таша.
   Мои недавно проснувшиеся подруги были не голодны. Я тоже. Старательно и мучительно, ложка за ложкой ели мы томатный суп с большим содержанием перца. Вот чем хорошо сон разгонять! Дальше дело пошло веселее. Чтобы загасить во рту разгоревшийся там огонь, мы забрасывали в него все, что принесла нам официантка. А чаем ту вуно мы уже наслаждались без спешки.
   -И так будет всегда. Запомните: здесь мы обедаем, - объяснила я подругам.
   -Меню придется откорректировать, - предложила Степа.
   -Согласна, - сказала я. - С перцем мы сегодня переусердствовали.
   -А еще какие будут существенные изменения в нашей жизни? - спросила Таша.
   -Будут. По утрам мы будем бегать в парке.
   -Сразу нет, - ответила Таша. - Утром я... Ну, короче, сплю я долго.
   -Я тоже не могу бегать. Я тоже долго сплю. А потом ко мне учитель приходит, чтобы моего сына учить. А вот все, что после обеда, я принимаю полностью, - говорит Степа.
   -Значит, и по музеям я буду ходить одна? - спрашиваю я.
   -По музеям? А по музеям зачем? - удивляется Таша.
   -Для культурного роста.
   -Для культурного роста достаточно на сайт любого музея зайти, и там все увидишь, - советует Степа.
   -Не то. Я хочу сама все увидеть, в натуральную величину, - заявляю я.
   -А зачем? Там указаны все размеры. Разве ты не можешь это все себе представить? - спрашивает Таша.
   -Представь себе, не могу себе представить, - отвечаю я.
   -Вот и ходи по музеям без нас, а мы будем все дома представлять. А что у нас там по твоему замыслу после обеда?
   -Как и положено. После обеда - послеобеденный сон, часа на полтора.
   -Да ты что! Мы же только недавно проснулись! Я лично не хочу еще спать, - сообщила Таша.
   -Я тоже, - добавила Степа.
   -Как хотите, только я теперь живу строго по расписанию.
   -А когда мы будем ходить по магазинам? - спросила Таша.
   -Да, а когда мы будем отмечаться в салонах красоты? - спросила Степа. - Сауна, массаж, бассейн когда?
   -Если рано вставать, - уверенно сказала я, - то можно все успеть.
   -Вот попробуй вписать это все в свой график, - предложила Таша.
   -Времени ни на что не хватает. Так это мы еще на работу не ходим, - сказала Степа.
   -Тебе не надо ходить. А я за Сеней теперь не буду успевать с ее сумасшедшим темпом жизни. Как же я книгу о тебе напишу, принцесса?
   -Выбирай, что для тебя важнее: салон красоты или я.
   -Странный вопрос! Конечно, салон красоты! Твою биографию я смогу дописать и в более зрелом возрасте. Когда у меня гораздо меньше времени будет уходить на прическу.
   -Почему меньше?
   -Волосы будут значительно реже встречаться на моей голове, - объяснила Таша.
   -Но они значительно чаще будут встречаться на всех остальных участках твоего тела.
   -Да ладно! Твоя бабуля часто ходит в салоны красоты? - спросила Таша.
   -Нет. Но ей уже сто лет.
   -Значит, в сто лет я и буду работать над книгой о тебе, - пообещала Таша.
   -Да ладно, Таша! Неужели из-за каких-то салонов красоты и магазинов мы откажемся подняться на абсолютно новый уровень интеллектуального и физического развития вместе с нашей подругой?
   -Ты права, Степа. Оно того не стоит. А в салон пойдем, когда подруга уснет после обеда, - согласилась Таша.
   -Только не сегодня, - говорю я. - Сегодня, пожалуй, я тоже не смогу уснуть после обеда. Предлагаю немедленно обосноваться на пару часов в "Транс-спорте".
   -В "Транс-спорте"? Не очень удачная идея. Мне "Транс-спорт" напоминает кабинет дантистки. Такие же откидные кресла, такие же наушники, и музыка почти такая же, - говорит Таша.
   -А мне нравится в "Транс-спорте", - поддержала меня Степа. - И я даже могу назвать несколько моментов, которые в корне отличают этот бар от кабинета дантистки. Во-первых, в "Транс-спорте" музыку можно выбирать по своему вкусу. Во-вторых, тебе не надо сидеть и слушать музыку с открытым ртом. В-третьих, в твой рот не заглядывает тетка с блестящим инструментом в руке.
   -OK! Уговорили. Идем в "Транс-спорт". Это зачтется нам как послеобеденный сон?
   -Зачтется.
   В "Транс-спорте" мы садимся рядом в откидные кресла, выбираем музыку, надеваем наушники. Я слушаю спокойную мелодию и засыпаю. Мне даже снится что-то, но я не помню ничего, когда просыпаюсь. Как хорошо! Все идет пока строго по плану. Я только сегодня решила начать новую жизнь, и уже делаю успехи.
   После "Транс-спорта" все-таки идем в салон красоты. Таше и Степе укорачивают и без того короткие волосы, а мне их просто моют и высушивают.
   А дальше - танцевальный вечер в модном клубе "Евразия". Степа предлагала пойти в "Атлантиду", но мы с Ташей выбрали "Евразию". Двое против одного.
   Пропуском на танцевальный вечер служат черно-белые накладные ресницы фирмы "Лаокоон". Я не люблю черно-белые ресницы, в них я похожа на обиженного паучка. Предъявляю ресницы в коробочке при входе, как билет. Нас здесь много, и все с черно-белыми ресницами. Стоят они так дорого, что вместо пары ресниц можно купить пару ящиков шампанского. Но фирма "Лаокоон" угощает всех бесплатным шампанским.
   Лучше бы я поддержала Степу! В "Атлантиде" я бы не встретила свою маму. А сейчас она приближается ко мне с какой-то дамой.
   -Сеня, познакомься: это моя подруга Эврика, - говорит мне мама.
   -Очень, очень, очень, - говорю я фразу вежливости. - У вас тоже четыре сына?
   -Нет, - смеется дама. - У меня нет сыновей, только дочери.
   -Дочь Эврики - кинозвезда, - говорит мне мама.
   -А дочь не с вами? - вежливо спрашиваю я.
   -Нет, она сейчас на съемках фильма, на другом острове, - объясняет Эврика.
   -А кто ваша дочь? Может, я видела ее в кино?
   -Конечно, видели, принцесса. Ее имя известно во всем королевстве. Моя дочь - Магнолия-Магнолия Даунайте.
   -Магнолия-Магнолия?! Это же моя любимая актриса! О! Какое счастье! А не могли бы вы мне дать ее автограф? - попросила я.
   -Да, я часто даю автографы вместо нее, учитывая ее напряженный ритм жизни. Где подписаться?
   -Подпишитесь... Подпишитесь вот на этой коробочке черно-белых ресниц. Я эту дрянь все равно никогда не буду использовать по назначению.
   -Сеня, - строго посмотрела на меня мама.
   -Извини, Люсиль. Дрянь - плохое слово. Но эти ресницы еще хуже! Да, Люсиль, спасибо, что познакомила меня с Эврикой. Магнолия-Магнолия! Даже не верится, что у меня теперь есть ее автограф!
   -Вам не нравятся черно-белые ресницы, принцесса? - спросила Эврика.
   -Ресницы? Да мне вообще ничего не нравится от фирмы "Лаокоон". По-моему, у них все полный отстой, - честно говорю я то, что думаю. - Отстой и полная безвкусица во всем, начиная от названия.
   -Это моя фирма, - неожиданно говорит Эврика.
   -Что?
   -"Лаокоон" - это моя фирма, и название придумала я, - сообщила мне мамина подруга.
   -Да? Это правда?
   -Да. Это правда.
   -Надеюсь, вы не приняли всерьез мою критику вашей продукции? Это у меня такой юмор своеобразный. Ха-ха. Мама мне очень много рассказывала о вас, Эврика. Неужели вы думаете, мне мама не сказала, что фирма "Лаокоон" ваша? Вам понравилась моя шутка?
   -Понравилась. Тем более, что я только сегодня познакомилась с Люсиль, - спокойно ответила мамина подруга.
   -Ой! Простите! Я совсем ничего плохого не хотела сказать ни о вас, ни о вашей фирме.
   -Я совсем не обиделась на вас. Принцесса может себе позволить быть невежливой. Слышали бы вы, как разговаривает моя дочь. Она вообще грубиянка. Но звезда может себе позволить быть грубиянкой. Правда?
   -У вас еще есть дочь? - стараясь быть вежливой, заинтересованно спросила я.
   -Да, есть. Но она не звезда. Что о ней говорить?
   Мои подружки подошли и просто спасли меня. Зато теперь у меня есть автограф самой Магнолии-Магнолии. Ничего, что вместо нее коробочку подписала мне ее мама. Что мне от этого автографа? Если бы его могла дать мне садовница Магнолии-Магнолии или ее личная массажистка - эффект был бы тот же.
   Сегодня я не пью шампанское. Вернее, пью, но очень мало. Какое-то оно не очень качественное. Может, потому что бесплатное.
   Прощаюсь с подругами. Вместо того, чтобы гонять по острову на мотоцикле, еду домой.
   Утром встаю свежая и бодрая. Смотрю на часы. О Великая Богиня! Семь часов пять минут! Так я могу выбиться из графика. Я ведь собиралась встать ровно в семь.
   Сразу пробежка, потом душ, после этого журналы. Пока все идет по плану. У меня хорошее настроение, я уважаю себя.
   И вот я уже отправляюсь в музей. Все по плану. На сегодня я запланировала для своего культурного возрастания музей картин. Покупаю билет и направляюсь к указателю "Начало просмотра". Мне некуда спешить, я отвела себе для культурного роста три часа. Все выставленные в зале картины рассматриваю с большим интересом. На это у меня уходит четверть часа. Куда девать остальное время?
   -А есть у вас еще что-то посмотреть? - спрашиваю сотрудницу музея.
   -Пройдите в следующий зал, - советует она.
   Я прохожу в следующий зал. Все то же самое. Красивые, мускулистые, загорелые, сильные женщины в кожаных лифчиках сражаются с безобразными злобными монстрами. На одной картине сильная женщина, на другой картине сильная женщина, на третьей картине сильная женщина. Все очень похожи друг на друга, только чудовища, которых они побеждают, разные.
   -А есть что-то другое? - спрашиваю я смотрительницу.
   -Есть два зала допотопных картин. Вот сюда, пожалуйста, - говорит смотрительница.
   Вхожу в зал. На стене висит одна единственная картина. На ней изображены всадницы верхом на лошадях. Кони выписаны превосходно. Белый конь в красной сбруе смотрит гордо и смело, черный посредине грациозно повернул голову, а рыжий смотрит куда-то вниз. Но сверху - да разразит меня гром! - снова сидят мускулистые сильные женщины в кожаных лифчиках! Да, похоже, искусство допотопного времени мало отличалось от нашего. От этой мысли мне почему-то становится грустно. Хочу на улицу, на свободу. На сегодня я достаточно уже повысила свой культурный уровень. Больше меня в этом музее смотрительницы не увидят. Но у меня есть еще два часа из запланированных трех. Вхожу в следующий зал допотопного искусства. Вхожу - и останавливаюсь, пораженная. Прямо на меня идет молодая женщина. Сильная женщина, но сила ее не в мышцах и кожаном лифчике. Она одета, только ноги ее босые ступают по... По облакам? Лицо женщины кажется мне таким родным, что я чувствую, как по моим щекам потекли теплые слезы. Я узнаю ее. Это Великая Богиня. Ее изображения я видела во многих храмах. Но на иконах - только ее лицо. А здесь она в полный рост. Идет мне навстречу, как будто что-то хочет мне сказать. Или благословить. Я не могу оторвать свой взгляд от нее. Я понимаю, что оставшихся двух часов мне будет мало. Я понимаю, что еще не раз увидят в этом зале меня смотрительницы музея. Решаюсь подойти поближе. Табличка рядом с картиной разъясняет: "Великая Богиня". Картина неизвестного допотопного художника. Оригинал". Лукаво поблескивают глазки пухленьких ангелочков у ног Великой Богини. Склонилась перед нею молящаяся женщина. А она, Великая Богиня, ступает босыми ногами на чистые облака. Идет ко всем нам, чтобы спасти и сохранить. "Великая Богиня! Спаси и сохрани..." - шепчу я слова молитвы.
   И только сейчас замечаю, что картина досталась моему миру в неполном виде. Справа от Богини оторвана большая часть холста, на теле Богини тоже зияет пустота. Но никто из художников нового времени не взял на себя смелость вмешаться в эту красоту... И даже в таком виде картина вызывает восторг, радость, любовь.
   Мой день сегодня прожит мною не напрасно.

6

   Фантазии моей подруги-писательницы не выходили у меня из головы. Я даже во сне видела парочку раз мужчину без паранджи, свободно передвигающегося по городу. А однажды мне приснился юноша в мотоциклетном шлеме. Он улыбнулся мне и предложил место на мотоцикле позади себя. Наверное, это генетическая память. Я вижу то, что переживала моя прабабка в допотопное время. Я подозреваю, что где-то прабабка совершила ошибку. Нет, пожалуй, она поступила правильно, что облачила мужчин в паранджу. Сними с них паранджу, предоставь им свободу - снова начнут воевать, как в допотопное время. А так сидят себе по домам, детей нянчат. Женщины решают конфликты мирным путем. В основном. Поссорились, выпили вместе по бокалу шампанского - и забыли о причине раздора. А если еще вспомнили вместе парочку анекдотов, то уже могут считаться лучшими подругами. А как сближает совместный поход по бутикам! Это же вместе пережитое удовольствие, его только с интимной близостью можно сравнить.
   Я девушка умная, легко могу понять, что заставило бабулю надеть на мужчин паранджу. Причин может быть даже несколько. И все очень веские. Я хорошо понимаю бабулю, потому что очень на нее похожа. Всем: внешностью, характером, мировоззрением. Я окончила трехмесячные высшие курсы светских львиц. Могу быть, кем угодно. Могу сниматься в кино, позировать для обложек глянцевых изданий, вести телепередачу, участвовать в шоу, брать интервью, давать интервью, могу дать свое имя какому-нибудь новому аромату. Могу позволить своему лицу стать еще чьим-нибудь лицом. Например, какой-нибудь косметической фирмы. Я могу придумывать новые модели одежды, могу сама их демонстрировать на подиуме или носить в обычной жизни. Я еще не знаю, могу ли я петь. Наверное, могу. У меня много нераскрытых талантов. Я не знаю, зачем мне это надо, но я хочу найти себя. С детства меня готовили к тому, что я стану королевой. Но этого еще так долго ждать! Я еще успею найти себе какое-нибудь занятие по душе. Мне нравится профессия дизайнера, как у Степы, и профессия биографа, как у Таши. Только я хочу открыть в себе свой особый талант. У каждого есть талант, просто надо его найти. Вот почему я люблю летать на своей пуле по разным островам королевства. И подружки летают со мной. Вместе веселее! К тому же в наших полетах они ищут вдохновение для своей работы.
   -Девчонки! Летим? - предлагаю я.
   -Летим! - соглашаются они.
   Мы садимся каждая в свою пулю и мчимся.
   Сегодня летим на остров, где варят шоколад. Это мой излюбленный маршрут. На острове Москва-49 меня принимают так, будто я уже стала королевой. Мы называем этот остров Шок.
   В дегустационном зале самого большого кафе острова заключаются сделки на поставку шоколада во все уголки королевства. Мы же просто прилетаем сюда, чтобы поплевать шоколадом. Я люблю остров Шок не только потому, что считаюсь сладкоежкой. Здесь такой замечательный аромат! Наверное, из меня мог бы получится прекрасный ароматерапевт. Я могу с уверенностью сказать, от какого запаха пропадает головная боль или исчезает депрессия.
   Все шоколадницы ходят по острову в белых передниках и таких же белых чепчиках. Других людей на острове нет. Все: девочки, девушки, зрелые женщины - варят шоколад. Даже старушки - и те пытаются придумать какой-то новый вкус да еще назвать его своим именем.
   -Сеня, а ты могла бы стать шоколадницей, - советуют мне подруги.
   -Могла бы. Имя у меня подходящее. Шоколад "Сеня", звучит аппетитно, - согласилась я.
   -Аппетитно, аппетитно, - сказала Таша. - Но ты же здесь не захочешь остаться.
   -Не захочу. Мне интересны и другие острова тоже, - призналась я.
   -Если бы ты стала шоколадницей, мы поселились на этом острове вместе с тобой. И принимали бы ежедневно шоколадные ванны! - сказала Таша.
   -Это было бы занятно! Но, наверное, очень быстро надоело бы нам, - предположила я.
   -Как? Разве могут надоесть шоколадные ванны? - не поверила мне Таша.
   -Могут. Все может надоесть. Скучно мне, девчонки. Что делать?
   -Замуж тебе надо. Тогда тебе скучно будет только с мужьями. А как только вырвешься из гарема - все тебе раем покажется! - пообещала мне Таша.
   -А давайте слетаем в Рай! - предлагаю я.
   -В Рай! Летим в Рай! - захлопали в ладоши подруги.
   Снова садимся в пули. Летим в Рай. Приземляемся на пуледроме. Вообще-то пулю можно приземлить в любом месте, но по всему острову висят предупредительные плакаты: "На этом участке острова возможен угон пуль". Я думаю, это нарочно придумали, чтобы все приземлялись только на платном пуледроме. У каждого свой бизнес, ничего не поделаешь!
   Рай - это небольшой островок, на котором живет всего несколько человек. Можно сказать, почти безлюдный остров. Сюда прилетают на выходные с других островов, чтобы порыбачить и походить нагишом. В выходные здесь иногда бывает много женщин, но сегодня вторник. На острове только несколько праздношатающихся юных дам, таких, как мы.
   Рядом с пуледромом прокат лодок и рыболовных снастей. Тут же продажа червей и разной другой наживки. В небольшой будочке сидит женщина, читает книгу и выдает удочки и ключи от лодок. Мы берем себе одну лодку и три удочки. Заплываем подальше от берега и ловим.
   -Эх... - говорит Таша.
   -Да, - соглашается Степа.
   -Вы о чем? - спрашиваю я.
   -О том. Жаль, что нельзя на рыбалку мужчин брать, - говорит с сожалением Таша.
   -Зачем? - недоумеваю я. - Они бы своими темными плащами всю рыбу нам распугали.
   -Да брось! Мы бы не стали брать их с собой в лодку. Мы бы рыбу ловили, а они бы нам ее пекли на костре, - сказала Таша.
   -Ага! На вертеле, с дымком, - мечтательно сказала Степа.
   -Зачем? Здесь для этого девчонку можно нанять, - говорю я.
   И это чистая правда. Здесь можно нанять девчонку даже для того, чтобы она наживку на крючок насаживала. А если понадобится - эта же девчонка может за тебя леску забрасывать и даже рыбу ловить. А ты только сиди в лодке и наблюдай за поплавком, если хочешь. А можно и в лодке не сидеть. Лежи на песке, загорай, а девчонка вместо тебя рыбу ловить будет. Только в таком случае ощущение, словно на рыбалке и не побывала вовсе. Мы никогда не пользуемся услугами местных девчонок.
   -Когда я выйду замуж, буду своих мужей брать с собой на рыбалку, - говорю я.
   -Как? Пули-то одноместные, - напоминает мне Таша.
   -Научу их летать.
   -Всех? - недоверчиво спрашивает Степа.
   -Ну, одного научу, - обещаю я. - Остальные будут дома на хозяйстве.
   -Да проще обезьяну научить водить бульдозер, чем мужчину управлять пулей! - утверждает Таша.
   -Ты пробовала? - спросила Степа.
   -И не пыталась. Мужья должны уметь макароны вязать да носки варить.
   -Мне кажется, что мы недооцениваем мужчин. Они такие же люди, как и мы, - уверенно говорю я.
   -Вот это да! И это мы слышим от той, что замуж выходить не хочет! - заливается смехом Таша.
   Степа вторит ей жемчужным хохотом.
   -Я же не потому не хочу, что отказываю мужчинам в уме и сообразительности. Я, наоборот, считаю их равными нам по интеллекту. Поэтому замуж хочу выйти по обоюдному согласию, - объяснила я.
   -Сеня, ты просто находишься сейчас под впечатлением от моей книги. Мужчина без паранджи, с крепкими мышцами, мыслящий - это фантастика, - уверенно сказала Таша.
   -А если нет? - предположила я. - А если там по-прежнему живут так, как в допотопное время?
   -Давайте помечтаем вместе. И что хорошего в таком мире? Если не мы их, то они нас, - сказала Таша.
   -Что ты имеешь в виду? - спросила я.
   -А то! Если мужчину выпустить из гарема, он тут же посадит в него женщину. Третьего не дано!
   -А может, не так и страшно в гареме, - задумчиво говорит Степа. - На всем готовом, никаких проблем. Сиди себе и развивайся, морально самосовершенствуйся.
   -Хочу в гарем! - говорю я.
   -Даже думать о таком страшно! Ты, Сеня, просто перегрелась на солнце.
   -Не "хочу гарем", а "хочу в гарем"! - крутит пальцем у виска Таша. - Засиделась ты в девушках, подруга.
   -Засиделась, засиделась, - согласилась Степа.
   -Все. Благодаря верным и преданным подругам, мои счастливые дни сочтены. Я уже вижу себя в свадебном с... Это простое совпадение, что слова "саван" и "скафандр" начинаются с той же буквы?
   -Тьфу-тьфу-тьфу! Несовершенство тебе на твой глупый язык! Как можно о таком говорить? Ты меня пугаешь, Сеня. Я не хочу без работы остаться. Неужели так горько тебе становиться женой?
   -Горько! Вот то слово, которое я искала! Горько! Мне горько. Я хочу замуж по любви. Во мне бунтует дух предков. Ведь когда-то выходили замуж по любви?
   -Когда это было! В допотопное время. Да и было ли? Кто об этом знает? У нас не осталось ни одного письменного свидетельства.
   -Зато есть художественная литература, восстановленная по памяти королевой и ее свитой.
   -Да. Помню. Учили в школе. "Свет и тьма". Четыре тома, половина на армянском. Краткое содержание русского текста. Натэла стояла у стены и ждала, что ее пригласят на танец. Это был ее первый бал, она очень волновалась, что ее никто не пригласит. Но ее пригласил Андрэ, потому что его попросил об этом Пьер. А потом Натэла стала матерью и женой, и ее красота еще больше расцвела. Ты такого хочешь для себя? Стоять и ждать, пригласят тебя или нет, - выдала все свои литературные познания Таша.
   -А сейчас жди, не жди - все равно никто не пригласит, - заметила я.
   -Вот и славненько! - воскликнула Таша. - Сами выйдем танцевать, когда захотим. Мне не по нраву эти порядки допотопного мира. Я свободная женщина.
   -Свобода - понятие относительное. Когда женщина хочет избавиться от надоевшего мужа, она трижды говорит ему "свободен". Хорошо ему от такой свободы? Кто о нем позаботится, накормит, обогреет? - спросила Степа.
   -Рыбалка начинает мне надоедать, - говорю я.
   -Рыбалка! - хмыкнула Таша. - Две рыбешки за полдня. Что с ними делать?
   -Выпустить, - предложила я. - Что же еще?
   -Может, к берегу поплывем? - спросила Степа.
   -Жизнь уходит, - печально сказала я. - Мне уже двадцать пять, а тебе, Таша, как личному моему биографу пищи нет. О чем ты будешь писать?
   -Найду, - пообещала Таша. - Напишу так: "Перед вступлением в первый брак принцессу посещали крамольные мысли: а не послать все ко всем чертям? И полететь на далекий остров, где аборигены ходят в набедренных повязках и живут по законам допотопного времени!"
   -Неплохо, - одобрила я. - Это лучше, чем совсем ничего. Напиши еще, что у меня есть собственное мнение относительно умственных способностей мужчин.
   -Напишу.
   -Кстати, я тоже считаю, что мужчину можно кое-чему научить, - поддержала меня Степа. - Не любого, конечно. Но есть такие, в которых очень сильно развито женское начало. Они способны к наукам. Я, например, хочу, чтобы мой сынишка научился не только читать и писать, но еще и мыслить. И чтобы овладел какими-то специальными знаниями.
   -И где он будет этими знаниями овладевать? Думаешь, когда-нибудь появятся мужские школы? - спросила Таша.
   -Я думаю, появятся. Когда Сеня станет королевой, - уверенно сказала Степа.
   -Когда это будет! Пройдет не меньше двадцати лет, - сказала я. - Сейчас только мама моя получит корону. И она не уступит мне ее раньше, чем через двадцать или тридцать лет.
   -Да, в королевском роду женщины долго остаются молодыми. Прабабке твоей сколько? Кажется, сто? - спросила Таша.
   -Сто уже было. Скоро будем сто один отмечать. Шумно, широко, чтобы подданные не сразу забыли это событие.
   -А мой сын будет учиться! - решительно сказала Степа. - Даже если мужские школы не появятся вообще. Хотите, я открою вам секрет? Я своему сыну наняла учителя. Мне его посоветовала одна знакомая. Говорит, парень очень способный, талантливый, но из бедной семьи. У них мать умерла. Остались три мужа, четыре сына и одна дочь. Вся семья живет на государственное пособие для несовершеннолетней дочери. А старший сын проявил способности ко многим наукам, мать, когда еще жива была, научила его читать и писать. Теперь он решил сам немного помочь семье. Конечно, очень непривычно видеть столько талантов в юноше, ведь мужчины вообще не привыкли думать и трудиться. Но этот! Мой сын с тех пор, как стал с ним заниматься, добился значительных результатов. Ему всего четыре года, а он уже прекрасно читает, говорит прекрасно. А еще он лепит из глины каких-то пришельцев. Когда я на них смотрю, мне кажется, что они вот-вот оживут.
   -И такое сокровище до сих пор не женато? - спросила удивленно Таша.
   -Да ты что! - воскликнула Степа. - Ему же всего четыре года!
   -Я не о сыне твоем, я о его талантливом наставнике.
   -А... Понятно. Понимаешь, тут такая ситуация сложилась... Мама у него умерла? Умерла. Сестры совершеннолетней, тетки или бабки у него нет. А по законам королевства жениться он может, только если на его брак даст согласие самая старшая женщина в семье. А у него только младшая сестра.
   -И сколько же лет его сестре? - спросила я.
   -Несколько месяцев. Она еще говорить не умеет, поэтому не может дать согласие на его брак.
   -Какой ужас! - воскликнула Таша. - И сколько же этому бедняге придется ждать женитьбы?
   -А как только его сестра заговорит, она сможет дать согласие, - объяснила Степа.
   -А если бы у него вообще не было сестры? - спросила Таша.
   -Значит, так бы и оставался одиноким до конца своих дней, - сказала Степа.
   -Законы в нашем королевстве чересчур строги к мужчинам, - заметила я.
   -Правильно! - сказала Таша. - Так и должно быть. Если не мы их, то они нас загонят в рабство.
   -А может, наши страхи несколько преувеличены? - предположила я. - Может, и не загонят?
   -Не сомневайся, загонят. Я точно знаю, что в допотопное время женщины носили паранджу. И еще они подпирали стену в ожидании приглашения на танец. Ты хочешь такой жизни для себя?
   -Нет. Кстати, о танцах. Где мы проведем вечеринку перед моей свадьбой?
   -С тортом, напичканном стриптизерами? - спросила Степа.
   -Конечно! - согласилась я.
   -В "Марсианке"! Давай сделаем это в "Марсианке"!
   -Хорошо, уболтали. В "Марсианке" так в "Марсианке". Эх! Прощай, свобода! Поверить не могу, что я так легко согласилась на этот брак, - вздохнула я.
   -На эти браки, - довольно улыбаясь, подсказала мне Таша.
   -На эти браки, - согласилась я. - Налейте мне шампанского! Нет! Полейте мне голову шампанским, потому что у меня волосы дыбом становятся, как только вспоминаю о предстоящей свадьбе.
   -О предстоящих свадьбах, - снова подсказала подруга. - А что? Ты уже давно созрела, пора обзаводиться гаремом.
   -А я так хотела выйти замуж по любви, - снова тяжело вздохнула я.
   -Любовь можно всю жизнь ждать. А вдруг она так и не придет? А твой гарем будет с тобой всегда, - напомнила Таша. - Кто будет поддерживать тебя в глубокой старости? Твои мужья и дети.
   Аргумент подруги меня убедил, я больше не боюсь выходить замуж. Отпускаю добычу в море. Пусть хоть кому-то сегодня улыбнется свобода!
   -Домой? - спрашиваю я подруг.
   -А что? Программу на сегодня мы уже выполнили, - соглашается Таша.
   Мы садимся в пули и мчимся на свой остров, домой. Простились с подругами недалеко от моего дома. Поставили пули на пуледроме и пешком отправились по домам. Но по дороге мне пришла в голову достойная мысль, что надо бы навестить столетнюю бабулю. Поговорить, посоветоваться, что-то услышать мудрое, поделиться своими мыслями. Бабуля иногда засыпает, когда я с ней разговариваю, поэтому не слышит и половины того, что я ей рассказываю. Но все равно, идти мне не к кому. Матери нет никакого дела до меня. Бабка - правящая королева, у нее тоже времени нет никогда. Остается только прабабка, моя любимая бабуля Сения, чье имя я с превеликим удовольствием ношу.
   -Бабуль, меня замуж выдают, а я еще не готова, - жалуюсь я прабабке.
   -Что это еще за крепостное право?! Никто не вправе заставить свободную женщину выйти замуж без ее на то согласия! Ты не любишь его, детка?
   -Кого? Я должна выйти замуж сразу за четверых, бабуль. Я видела их всего один раз, с ног до головы укутанных в темное тряпье.
   Из уст бабули вырывается нецензурное слово.
   -Бабуль? Я не знала, что ты так умеешь!
   -Это была плохая идея, - цензурно вздохнула бабуля.
   -Да, я тоже так считаю, но уже дала слово.
   -Это была моя плохая идея. Это была моя ошибка. Но тогда я ничего лучшего придумать не могла. А сейчас вижу, что погорячилась. Налей мне шампанского!
   -Бабуль? А тебе можно? - недоверчиво спросила я.
   -Ты спрашиваешь, можно ли мне шампанское? Это мой любимый напиток! Наливай!
   -Тогда придется подождать. У тебя никаких напитков дома нет. Я закажу. Нет, я лучше сама схожу куплю, а ты пока поспи.
   -Я не хочу спать! - обиженно сказала бабуля и тут же впала в глубокую спячку.
   Я могла бы заказать шампанское, мне бы привезли его в считанные минуты. Но мне захотелось пройтись. Просто потянуло куда-то выйти, размяться. Целый день то в лодке, то в пуле.
   Я вышла из бабулиного дома и направилась к ближайшему супермаркету. Мысли о предстоящем замужестве по-прежнему не выходили из моей головы. Было тоскливо и тошно. Хотелось повыть на луну. Ни плевание шоколадом, ни рыбалка не смогли развеять мою грусть. И вдруг я увидела... Я увидела Его. Нет, я не видела его, я увидела его глаза. Быстрый взгляд над паранджой напомнил мне стихи Аса Пушкина, которые он сочинил для моей прабабки. "Передо мной явилась ты..." Передо мной явился он. Мое сердце никогда еще не билось так тревожно и торопливо. У мужчины были глаза. Два. И это все, что я смогла рассмотреть. Все остальное скрывали серый бесформенный плащ и паранджа. Я остановилась, как будто в мои ноги влили свинец. Я не могла пошевелить ни одной из моих рук. А мужчина, так поразивший меня, скрылся за углом. Мне нужно было бежать за ним, узнать, где его дом, но я не могла сделать ни одного шага. Как загипнотизированная, продолжала я стоять со счастливой улыбкой на лице. Эти очи... Ах! Они были совсем не похожи на рыбьи глаза пробирочных сыновей Радмилы. Догнать! Найти! Все о нем узнать! А я стояла и улыбалась. Неужели это и есть любовь? Надо будет спросить у бабули. Бабуля! Она ждет меня! Мои руки и ноги приобретают прежнюю подвижность. Я продолжаю двигаться к супермаркету. Покупательниц и покупателей много, хождение по магазинам - излюбленное развлечение как женщин, так и мужчин. Я брожу по магазину, а перед глазами стоят глаза незнакомца. И вдруг я снова вижу его! Сомнений быть не может: я узнаю его бесформенный плащ мышиного цвета! Мужчина катит перед собой тележку и старательно складывает в нее продукты. Как же мне узнать, есть ли у него жена? Если он женат, то у нас не может быть совместного будущего. Хорошо еще, что мои будущие мужья не помеха. Я пристально рассматриваю его руки. Может, хоть кольца расскажут мне что-то о нем. Колец нет! Ни одного! Что это? Маникюра тоже нет! Это уже просто хамство, ходить по улицам без маникюра. Куда смотрят его мама и жена? Ногти обкусаны, лак наполовину стерся. Может, у него нет жены? Было бы хоть одно колечко, если бы он был женат. А может, он просто не носит украшения? Глупости! Какой мужчина не любит носить украшения! Таких просто не бывает. Это счастье! Он свободен! Свободен! Свободен! Он может быть моим! Я могу сделать его своим пятым мужем, сразу же после того, как выйду замуж за четверых сыновей Радмилы. Надо узнать, где он живет. Его мама с радостью отдаст мне его в мужья. Впервые за всю свою жизнь я почувствовала радость от своего высокого положения в обществе. До этого момента мое знатное происхождение мне только мешало. Я должна была постоянно доказывать всем окружающим, что мои успехи совсем не связаны с моей знаменитой фамилией и деньгами семьи. Я умна и талантлива сама по себе, я не греюсь в лучах славы королевы, меня ценят и уважают не только из-за моих денег.
   Благодарю тебя, о Великая Богиня, что я родилась в королевской семье! Никакой мужчина не посмеет отказать мне. Никакой мужчина не сможет устоять перед этим обстоятельством.
   Пока я радуюсь моему открытию, объект моего желания направляется в другой отдел. Я следую за ним торопливо и настойчиво. Он достает с верхней полки упаковку подгузников. О! Он намного выше меня! Подгузники?! У него есть ребенок! О Великая Богиня! У него есть ребенок! Судя по надписи на упаковке, его ребенку сейчас от пяти до семи с половиной килограммов. Я не знаю, как перевести вес в возраст.
   Мои хрустальные мечты разбиваются об эту ненавистную упаковку подгузников. У незнакомца есть ребенок, а следовательно, он женат. Жизнь швыряет меня с вершины счастья в пропасть разочарования. Мне становится не по себе, я тихо опускаюсь в обморок вдоль стены. Мужчина замечает мое состояние, подхватывает меня под руки. На какое-то мгновение наши глаза оказываются в невероятной близости. Я заглядываю в зеркало его души и вижу в нем свое испуганное отражение. Зыбучий песок его радужной оболочки поглощает все мое естество, я проваливаюсь куда-то и лечу в бездну...
   Очнулась я от резкого запаха модных духов "А почему?" Перед моим лицом стояли ноги медсестер, но это не были ноги Таши и Степы. Судя по длине ног и белых халатов, медсестры были настоящие.
   -Принцесса, - нежно произнесла одна из медсестер. - Вам необходима госпитализация. У вас упадок сил.
   Я вспоминаю, что очень мало сплю в последние дни. Особенно по ночам. У меня нет времени на отдых из-за развлечений и моего жесткого распорядка дня.
   -Что со мной? - тихо спрашиваю я.
   -Вам стало плохо, - объяснила продавщица из отдела. - Наш клиент вызвал для вас "скорую помощь".
   -Тот мужчина с глазами цвета зыбучих песков? - спрашиваю я.
   -Глаза не помню, - пожала плечами продавщица. - Но у него бумажник действительно песочного цвета.
   Бумажник! Куда катится мир! Особая примета мужчины - цвет его бумажника! Куда катится мир? Или уже докатился? Надо будет спросить у бабули, что она думает по этому поводу.
   Я вспоминаю о цели моего пребывания здесь. Не в этом безумном мире, в котором живем все мы, нет. Я вспоминаю о цели моего пребывания здесь, в данном конкретном супермаркете. О моем предназначении в этом мире я подумаю немного позже, когда мы выпьем с бабулей бутылку хорошего шампанского. Терпеть не могу этот бурлящий напиток! Но что делать? Без него моя жизнь станет серой, как бесформенный плащ мужчины, который разбил мое сердце. Я оставляю шампанское на кассе и оплачиваю его доставку. Налегке возвращаюсь к бабуле.
   -Где мое шампанское? - просыпается бабуля.
   Все помнит!
   -Сейчас доставят, - заверила я бабулю.
   -Не одна я в нашей семье совершаю ошибки, - сказала она и погрузилась в безмятежный сон.
   О чем это она? Мою покупку доставили только через три часа. Я поняла, что имела в виду бабуля.

7

   Образ прекрасного незнакомца я ношу в своем сердце. Но у меня совсем нет времени, чтобы заняться его поиском. Вовсю идет подготовка к моей свадьбе. Вернее, к четырем свадьбам. Отменить эти мероприятия уже нельзя: мать разослала пригласительные открытки всем родственницам, подругам и знакомым. Я уже начинаю получать подарки. Моя квартира завалена ими, а ведь это еще только начало.
   -Ой, Сенечка! Давай посмотрим, что тебе подарили, - предлагает любопытная Таша.
   -Ни в коем случае! Рассматривать подарки до свадьбы - плохая примета, - предупреждает Степа.
   -Ерунда! Я вскрывала все подарки задолго до того, как мои мужья произносили мне "да".
   -Охотно верю. Наверное, ты и замуж выходила столько раз, чтобы побольше подарков получить, - догадываюсь я. - Согласись, что это так.
   -Соглашусь, это так, - ответила Таша. - Но не только из-за подарков. Я с детства мечтала иметь большой гарем, а у меня всего тринадцать мужей. Всего тринадцать. Разве это можно назвать приличным гаремом? У мамы моей намного больше.
   -Твоя мама богатая женщина, она может себе это позволить. А ты своими романами, которые никто никогда не издаст, много не заработаешь, - напомнила я подруге.
   -Вот скоро напишу твою биографию. Ее издадут огромным тиражом. И я в один момент стану богатой и знаменитой.
   -Что интересного в моей биографии? Родилась из пробирки, живу просто, ничего особенного со мной не происходит.
   -Я подожду, - пообещала Таша.
   -Долго придется ждать.
   -Ничего. Мне пока на жизнь мама выдает. Вот свадьбы твои опишу, все четыре. Это уже страниц на сорок.
   -На сорок? Тут одних подарков страниц на сто будет! - заметила Степа.
   - Ну, Сеня... Ты же не собираешься свадьбы отменять? Если только свадьба не состоится, тогда придется подарки обратно отсылать. Давай посмотрим, что тебе подарили.
   -Ташка! Перестань ныть! Все посмотрим после свадьбы. Надо же будет заполнить чем-то время, пока подруга будет в свадебном путешествии, - решила Степа.
   -В свадебном путешествии? - удивленно спросила я. - Я должна буду ехать с ними еще и в свадебное путешествие?
   -Да! - радостно и в один голос ответили подруги. - И медовый месяц у тебя тоже будет!
   -Медовый квартал, - вздохнула я. - Кто тянул меня за язык? Зачем я согласилась на четверых? И куда смотрели вы, мои верные подруги.
   -Эта тема давно закрыта, - напомнила мне Таша. - Давай посмотрим подарки?
   Таша повторила свою просьбу еще несколько раз с жалобным стоном.
   -Нет, - твердо сказала я.
   -Один! Обещаю: посмотрим один, и я сразу оставлю тебя в покое. Ты сама можешь выбрать, какой пакет вскрыть.
   Я не устояла перед ее настойчивостью.
   -Ладно! Липучка. Тебя не переубедишь. Давай посмотрим, что вон в той красивой коробке ярко-синего цвета.
   Ташу не пришлось уговаривать. Быстро помчалась она к синей коробке. С яростью впилась в шнурки-завязочки. Безжалостно разорвала упаковочную бумагу. Наконец раскрыла вожделенный коробок. Там оказалось серебряное ведерко для охлаждения шампанского.
   -Хорошая вещь, качественная, - похвалила подарок Степа.
   -Самая необходимая вещь в хозяйстве, - заметила Таша.
   -Чистое серебро, - подарок понравился и мне.
   Минут пять все молча любовались ведерком.
   -А давай посмотрим еще один подарок, - несмело предложила Таша.
   -Давай, - сразу же согласилась я, как будто ждала этот сигнал к действию.
   Совместными усилиями мы распотрошили еще один сверток. В нем тоже оказалось серебряное ведерко для охлаждения шампанского.
   -Отличный подарок, - похвалила Степа.
   -Самая необходимая вещь в хозяйстве, - пожала я плечами.
   -Чистое серебро, - напомнила Таша и побарабанила пальцами по ведерку.
   -А давайте еще один подарок посмотрим, - теперь уже предложила я сама.
   Мы вскрыли еще один пакет. В нем тоже оказалось точно такое же ведерко. Теперь мы уже втроем пыхтели над завязочками и упаковочной бумагой, стараясь докопаться до сути очередного подарка. Зачем мне столько ведерок? Помню, я как-то похвалила одно такое в супермаркете. Может, кто-то подслушал и продал информацию моим свадебным гостям? Со мной были тогда Степа и Таша.
   -Что-то новенькое! Книга? Книга - подарок на свадьбу? Кто же это такой умный? - рассуждала Степа, неожиданно не обнаружив в одном из свертков ведерко.
   -Сначала давай посмотрим, что это за книга, - потребовала Таша.
   -Книга кулинарных рецептов, - радостно сообщила Степа. - Кто же прислал тебе такой оригинальный подарок, Сеня?
   -Куда оригинальнее! У меня такими книгами библиотека завалена, - недовольно сказала я. - Лучше бы это было серебряное ведерко.
   -Дареному коню зубы не отбеливают, - напомнила Степа пословицу из допотопного времени. - Это что-то особенное! Взгляни: эта книга дает советы, как можно приготовить блюдо самой.
   -Самой? - удивилась я.
   Это было очень странно. Обычно в книгах по кулинарии были только цветные фотографии блюд, количество калорий, жиров, белков, углеводов, наличие витаминов и минеральных веществ. Еще оговаривалось, с каким напитком блюдо подается. Но ни слова о том, как это блюдо можно приготовить в домашних условиях. Иногда даже трудно было догадаться по фотографии, из каких продуктов оно состоит. Зато указывалось время приготовления его вместе с доставкой. И номер, по которому его можно было заказать. В кулинарной книге, присланной мне в подарок к свадьбе, все было иначе. Таких книг я еще никогда не видела. Здесь раскрывались тайны кулинарной магии!
   -Дай мне! - вырывает у меня из рук книгу Таша. - Я хочу посмотреть, ты еще успеешь.
   -Я тоже хочу! - требует Степа.
   -А давайте я буду читать вслух, - предложила я.
   -Только по очереди. Один рецепт ты, другой - я, - просит Таша.
   -Идет. "Дыня в шампанском". Это блюдо как раз для нас. "Купите дыню весом в пятьсот граммов. Порежьте ее кубиками, примерно такими, какими вы достаете лед для охлаждения шампанского. Сварите кубики дыни в кастрюле". А что такое кастрюля?
   -Смотри, там сноска внизу, - подсказывает мне Таша, заглядывая в мою книгу мне через плечо.
   -Точно. Есть. "Кастрюля - это сосуд из металла или глины, который производят специально для приготовления блюд. Приобрести кастрюлю вы можете, набрав на вашем экране номер 3-555-Б4-49-90-60-90@. Кастрюли выпускаются емкостью от одного до пятидесяти литров. Для приготовления блюда по этому рецепту вам понадобится кастрюля емкостью четыре литра".
   -Все понятно! Дай номер себе запишу! У меня же нет такой книги, - с обидой говорит Таша.
   -Не спеши. Может, мы и не будем готовить это, - предположила я.
   -Не будем?! Конечно, будем! Читай, не отвлекайся, - потребовала Степа.
   -"Посыпьте сахаром кусочки дыни, налейте воду так, чтобы дыня полностью оказалась под водой", - читаю я рецепт.
   -А нельзя было сказать проще? "Утопите несчастную дыню в воде", - вмешалась Таша.
   -Наверное, нельзя. Скорее всего, от этого будет зависеть вкус приготовленного блюда, - предположила Степа. - А ты, Сеня, читай, не отвлекайся.
   -"Варите кусочки дыни в сахаре и воде на слабом огне, как кофе, если вы умеете варить кофе, пока кусочки не станут мягкими. Для того, чтобы проверить готовность фрукта, проткните его спичкой. Если вы пользуетесь только зажигалками и у вас нет спичек, протыкать фрукт зажигалкой не рекомендуется. Проткните его лучше деревянной зубочисткой. Если же вы никогда не принимаете пищу в домашних условиях, и у вас нет зубочисток, наберите на вашем экране номер 8-07-Е512-Д4-УМ-2Р-М-АН-24@. Вам доставят зубочистки в течение семи с половиной минут. Если вы хотите получить зубочистки с ментолом, наберите номер 8-06-Е512-Д4-УМ-2Р-М-ИЛ-18@. Снимите кастрюлю с огня, придерживая ручки салфеткой из ткани, слейте воду. Когда вареная дыня остынет, влейте в нее бутылку охлажденного шампанского. Блюдо подавать через два часа охлажденным".
   -Все? - спросили подруги.
   -Все! - ответила я.
   -Вот это да! Теперь мы тоже можем готовить еду! А какие там еще есть рецепты? - спросила любопытная Таша.
   -Здесь их так много! Не меньше десяти, если судить по оглавлению.
   -Десять блюд! Мы станем суперкулинарами! - обрадовалась Таша. - Сеня, читай следующий рецепт.
   -Подождите, - предупредила подруг я. - Еще рано переходить к следующему. Здесь еще есть кое-что о дыне в шампанском. "Дыня - прекрасный афродизиак, она возбуждает половое влечение. Шампанское тоже. Не забудьте предложить это блюдо вашему партнеру".
   -Что? Мужчине - шампанское? Это же чистый бред! Мужчине нельзя ничего крепче лимонада! - воскликнула Таша. - Я эту истину усвоила с материнским молоком.
   -Тебя кормили грудным молоком? - удивилась я, дитя пробирки. - И какое же оно на вкус?
   -Похоже на шампанское. А вот мужчинам шампанское давать нельзя, - повторила Таша. - Я помню это очень хорошо. Это какая-то неправильная книга. Кто ее автор?
   -Автора нет. Есть только небольшая подсказка на авторство. "Эротические блюда от целительницы Люды" - это подзаголовок. Целительница Люда - это, наверное, псевдоним, - предположила я.
   -А может, и настоящее имя. Почему сразу псевдоним? - возразила Степа.
   -Целительница Люда разрушает моральные устои нашего общества, - сказала Таша.
   -Ну и что? Ведь в законе ничего не сказано о запрете мужчинам пить шампанское, - вспомнила я.
   -А ты все законы изучила? - засмеялась мне в лицо Таша.
   -Да, изучила! - с вызовом ответила я.
   -Когда училась в университете? - издевательским тоном спросила Степа.
   Подруги бестактно намекали на мою учебу в экономическом университете. Эта нашумевшая история произошла со мной несколько лет назад. О ней следует рассказать подробнее.
   В тот год, когда я неожиданно для себя вдруг стала абитуриенткой, самый престижный университет королевства объявил об открытии нового факультета. Назывался он так: "факультет межпланетного туризма". Контракт за учебу на факультете был настолько высок, что сюда сразу же потянулись дочери самых богатых и знатных дам. Не устояла перед рекламой факультета и моя мать.
   -Сеня! Ты будешь там учиться! Посмотри только, какой корпус выстроили специально для этого факультета! Там будут работать лучшие преподаватели, лучшие визажисты, стилисты, косметологи и педикюрши. Это очень перспективный и престижный факультет. Ты сделаешь грандиозную карьеру!
   И я согласилась. Я тогда еще посоветовалась с бабулей. Она пожала плечами и сказала:
   -Я была космической туристкой. Ты будешь работать в сфере космического туризма. Это ли не преемственность поколений?
   Вот так я и оказалась в экономическом университете на факультете межпланетного туризма. Учеба нравилась мне, здесь было очень много интересных предметов. Здесь были прекрасные тренажерные залы, сауны, бассейны, салоны красоты. И девчонки, что учились со мной на курсе, были все из очень знатных семей. Мы дружно шли от сессии к сессии, нам обещали, что у нас будут прекрасные перспективы после получения дипломов. Я всегда очень тщательно готовилась к экзаменам. Накануне снимала ксерокопии со всех шпаргалок, аккуратно разрезала их на тоненькие полосочки, покупала резиночки для волос, как у маминых мужей, чтобы прикреплять ими шпаргалки, скрученные трубочками, к рукам. А для зимних сессий у меня, как и у моих сокурсниц, были высокие сапоги-ботфорты. В них помещались все шпаргалки. Еще у меня было цветное изображение карпа над входной дверью в доме моей матери, где я тогда жила. Именно карп давал мне возможность сдавать все экзамены с первой попытки.
   В дни экзаменов все мои сокурсницы вставали очень рано. Мы спешили в учебный корпус, чтобы занять наиболее удобные места в аудитории. Я обычно в такие дни вставала в пять утра. Но когда я входила в аудиторию, там уже было несколько моих сокурсниц, которые просыпались значительно раньше меня. Однажды я твердо решила явиться на экзамен раньше всех. Вооружившись пледом и надувной подушкой, я вошла в учебный корпус в три часа ночи, когда где-то в далекой провинции еще не пели петухи. Когда же я открыла дверь в аудиторию, то увидела, что на подоконнике уже спит одна из моих сокурсниц, прибывшая на экзамен значительно раньше меня. Для чего нам всем это было нужно? Почему мы так рано стремились в университет? Просто, чтобы занять место подальше от экзаменатора. Так проще было списывать. Списывали абсолютно все. Даже те, кого традиционно считали умными и самыми умными. Как меня. У меня по всем предметам был всегда наивысший балл - 100. Так мы учились целых пять лет. И наконец, вручение дипломов. Когда я посмотрела в свой диплом, то обнаружила в нем четыре грамматические ошибки. Дипломы оказались поддельными! А мы все, весь мой курс и наши родители были вовлечены в пятилетнее надувательство - реалити-шоу под названием "Светские львицы получают высшее образование". Нам показали в записи моменты, когда мы спим на лекциях, красим ногти, как пишем посиневшими, передавленными резиночками ручонками ответы на вопросы экзаменационных билетов, как достаем шпаргалки из самых неожиданных мест. Потом нам показали запись фрагментов, где наши "экзаменаторы" расшифровывают наши письменные ответы и валяются по полу от смеха. Это шоу было самым популярным развлечением народа целых пять лет. После него ничего более интересного так до сих пор не придумали. Правда, из-за этого шоу я так и осталась без высшего образования. Мой игрушечный "деплом" с отличием лежит в ящике моего комода, как напоминание о моей былой популярности.
   Именно на эту славную страницу моей биографии намекали мои подруги. Им самим повезло значительно меньше: их экзамены никто не показывал телезрителям, хотя проходили они почти таким же образом.
   -Нет, законы я изучила самостоятельно, не в экономическом университете, - я показала подругам пальцами кавычки. - И хорошо помню, что нет такой статьи, чтобы можно было запретить мужчинам пить шампанское.
   -Но это же и так понятно! - воскликнула Таша.
   -В бары ходить мужчинам нельзя, это точно. Без паранджи на улицу выходить нельзя. После двенадцати ночи и в парандже нельзя. Но почему мужчина не может дома выпить бокал шампанского?
   -Не может. Ему никто не нальет.
   -Сам нальет, - сказала я.
   -Что? Ты думаешь, у кого-то из них хватит сообразительности, чтобы откупорить бутылку? - недоверчиво спросила Таша.
   -Может быть, у кого-то и хватит, - предположила я. - Вон мои будущие умеют вязать узлы и шить. Или пришивать, не помню точно.
   -А мой сам варит кофе по утрам, когда я домой прихожу, - похвалила своего мужа Степа. - Мы завтрак для себя не заказываем, а только для сынишки в детской кухне.
   -А мои лодыри сидят целыми днями у телевизора, грязь из-под ногтей выковыривают и больше ничего не делают, - пожаловалась Таша.
   -А грязь под ногтями откуда, если они ничего не делают? - удивилась я.
   -Не знаю. Может, от тоналки? - предположила Таша. - А ты предлагаешь мне еще и четырнадцатого лодыря завести. Еще одного нахлебника!
   -Не заводи, если не хочешь! Кто тебя заставляет? Ты же еще никому не пообещала. Как я. Что же я натворила? - заломила я руки от отчаяния.
   -Ничего страшного. Зато столько подарков получила! - напомнила мне Степа.
   -Что я буду с этими ведрами делать? - растерянно почесала я за левым ухом невероятно красивой формы.
   -Шампанское пить, - подсказала Степа.
   -Не пить, а охлаждать, - поправила Таша.
   -Не охлаждать, а пить, - стояла на своем Степа. - Мы еще никогда не пили шампанское ведрами. Наверное, это прикольно.
   -А давайте попробуем! - предложила я. - Надо же себя чем-то порадовать.
   Шампанское нам доставили через шесть минут и сорок три секунды. Значительно быстрее, чем покупки из супермаркета. Мы взяли себе каждая по серебряному ведерку.
   -Эй! А за нами никто не подглядывает сейчас? - прошептала Таша, отхлебнув из ведра.

8

   Я не могу забыть о нем. Его глаза не дают мне покоя. Как мне его найти? Остров густо заселен, мужчины появляются на людях редко. Вероятность случайной встречи с ним ничтожно мала. Я решила доверить это дело профессионалке. В справочнике нахожу координаты сыскного агентства. Их много, выбираю одно с заинтересовавшим меня названием "Соль". Я знаю, что есть такая нота. Но какое отношение деятельность агентства имеет к музыке? Надо будет спросить у сотрудницы, которая скоро прибудет ко мне по моему вызову. Но когда появляется сотрудница, я забываю о своем любопытстве. Девушка, присланная ко мне агентством, напоминает собаку-ищейку. У нее очень неудачная стрижка, волосы закрывают оттопыренные уши только наполовину. Создается впечатление, что к женской голове приделаны собачьи уши. И то, что девушка пыталась скрыть волосами, вызывающе и омерзительно бросается в глаза. Маленькие черные глазки сотрудницы вращаются из стороны в сторону. Кажется, они вот-вот выскочат из орбит, чтобы посмотреть, что написано на заднем кармане моих джинсов. Нос у девушки маленький, расширяющийся на конце и слегка вздернутый.
   -Агентство "Соль". Агент Ассоль, - сообщает девушка и протягивает мне свое удостоверение.
   -Очень, очень, очень, - говорю я фразу вежливости, не взглянув на удостоверение.
   -Желаете выяснить, чем занимаются члены вашей семьи? - спрашивает Ассоль.
   -О нет! Мои родственники меня нисколько не интересуют, - отвечаю я.
   -Конечно, ведь о каждом шаге любого из ваших родственников пишут во всех журналах. Из-за этих журналов и так для нас работы остается мало. Так за кем вы желаете проследить? Может, ваши подруги Таша и Степа завели себе новых подруг?
   -Нет. О каждом шаге моих подруг я тоже могу почитать в журналах. Меня интересует мужчина.
   -Мужчина? - интонация сотрудницы выражает крайнее удивление.
   -Мужчина, - киваю я утвердительно.
   -Сообщите имя и адрес его владелицы, адрес гарема, в котором он содержится, - потребовала сотрудница и достала из кармана ручку.
   -Но я не знаю, кому он принадлежит! - заломив театрально руки, восклицаю я.
   -Не знаете, кому он принадлежит? Но как же в таком случае я смогу его найти?
   -Вы же сотрудница сыскного агентства, вот и отыщите его для меня.
   -Это очень сложно. И дорого.
   -Я отдам любые деньги, только бы найти его, - обещаю я сотруднице.
   -И такие? - сотрудница протягивает мне листок с цифрой и невероятно большим количеством нулей справа от нее.
   -И такие, - вздыхаю я.
   -Тогда сообщите его приметы и выдайте мне аванс.
   -Приметы... Приметы... Есть! Он носит серый бесформенный плащ и паранджу! - сообщаю я, и в моем сердце вспыхивает надежда.
   -Это не пригодится. Они все носят такую одежду. А что-нибудь особенное, что выделяет его из серой массы этих безликих существ? - предлагает сотрудница.
   -Есть! Есть особенное! У него глаза, как зыбучие пески! - делюсь я с сотрудницей своим наблюдением.
   -А какого цвета зыбучие пески? - деловито осведомляется агент.
   -Я не знаю. Я не знаю, какого цвета зыбучие пески. Но когда я смотрю в его глаза, меня засасывает в них, засасывает...
   -И как часто вы смотрите в его глаза?
   -Я видела их однажды, - призналась я.
   -Он что-то украл у вас?
   -Нет. С чего вы взяли?
   -Зачем вы тогда его разыскиваете? Не из-за его песочных глаз, конечно.
   -Это секретная информация.
   -Секреты у вас могут быть от психолога, от маменьки и гинеколога. Но мне вы должны рассказать все.
   -Я... почувствовала... - несмело начала я.
   -Что? Что вы почувствовали? Слабость? Боль? Приступ рвоты? Тошноты? Одышку? Что? Рассказывайте!
   -Да... Я почувствовала слабость. Я почувствовала боль. Я почувствовала... Но эта боль была сладкой...
   -Сладкая боль? Вы мазохистка?
   -Нет.
   -Тогда этот термин мне не понять. Разве может боль быть сладкой? Боль не может быть сладкой! - сама ответила на свой вопрос сотрудница сыскного агентства.
   -Я тоже не знала, что боль может быть сладкой. Но когда встретилась с его взглядом...
   -Вы уверены, что и я испытаю такую же сладкую боль, когда увижу его песочные глаза?
   -Не знаю. Надеюсь, что нет.
   -Тогда эта примета мне тоже не пригодится. Вспоминайте, чем он еще отличается от других мужчин.
   -У него на руках не было ни одного кольца, - вспомнила я поразившую меня деталь.
   -Это уже ближе к делу. Мужчина, не любящий носить украшения - это большая редкость.
   -Лак на ногтях наполовину облез. На ресницах нет туши, веки без теней.
   -Так. Не уделяет много внимания своей внешности. Или же кто-то заставляет его мыть посуду без перчаток. Не пользуется косметикой.
   -Ногти неровной формы, как будто их погрызли, - добавила я.
   -Вероятно, у этого типа нервы не в порядке. И зачем только он вам понадобился такой? Неужели для гарема? - догадывается сотрудница.
   -Я не знаю. Но очень хочу его найти.
   -Так. Что мы имеем? Подведем итог. Не пользуется косметикой, нервный, не любит ювелирные изделия. Если бы речь шла о женщине, я бы сказала, что она какой-то свободный художник с небритыми ногами и подмышками и в старом свитере со спущенными петлями.
   -Или поэт? - подсказываю я.
   -Поэт? - удивляется сыщица. - Это тот, кто рифмы сочиняет?
   -Не рифмы. Стихи, - поправляю я.
   -А разве этим сейчас еще кто-то занимается? Я думала, что все стихи уже написали давно.
   -Новые, - объясняю я.
   -А что нового может быть в стихах? Тень-тень, такая дребедень, бов-бов, какая-то любов.
   -Любовь... - мечтательно произношу я. - Любовь! Точно! Теперь я знаю точно: он поэт! В нем был какой-то необычный цвет... Не цвет, а свет. Сияние души. О нет! Я, кажется, влюбилась по уши.
   -Что с вами, принцесса?! Вы побледнели! Вам плохо? Может, вам вызвать "скорую"? - предложила сотрудница агентства "Соль".
   -Вспомнила! Вспомнила! Я вспомнила! Тогда мне тоже стало плохо. И меня привел в чувство запах. Я хорошо разбираюсь в духах. Этот аромат, - я показала сыщице пальцами кавычки, - называется "А почему?"
   -"А почему?" хорошие духи, я сама ими пользуюсь иногда. Значит, вы утверждаете, что от него пахло духами "А почему?"? Косметикой не пользуется, украшения не носит, зато использует духи. Неувязочка.
   -Нет. Духами разило от медсестер, которые приводили меня в чувство. Но вызвал мне "скорую" он.
   -Вызвал "скорую"? Где именно?
   -В супермаркете. Там я его встретила.
   -Сразу надо было об этом сказать, а не сообщать пустую информацию о песке в глазах.
   -О глазах, как...
   -Платите аванс, - потребовала сотрудница. - Скоро я сообщу вам все об интересующем вас объекте.
   Я достала чековую книжку. Сыщица исчезла вместе с авансом.
   Великая Богиня! Теперь я точно знаю, почему хочу найти того мужчину. И это еще не все: теперь мне стал понятен смысл тех немногих песен, что дошли до нас из допотопного времени. "Я дышу, и значит - я люблю! Я люблю, и значит - я живу!" Раньше мне казалось, что это просто бессмысленная игра слов. Слова "любовь", "любить", "влюбиться" есть, конечно, в современном языке, но словарь как-то расплывчато дает их толкование. Слова эти знают все, но спроси у кого-нибудь, что они означают - и никто не сможет ответить наверняка. Я смогу. Теперь смогу. У любви есть свой особый аромат, он называется "А почему?" А почему именно он? Почему именно этот мужчина заставляет сердце женщины биться взволнованно? Почему именно он? Что в нем есть такого, чего нет у других мужчин? Ведь я могу получить в свой гарем любого! Почему мне не нужен никто, кроме него? Я могу получить в свой гарем десяток мужчин. Моих денег хватит для того, чтобы содержать гарем из сотни мужчин. И они будут делать то, что велю им я. Но мне все это не нужно. Мне нужен только один, единственный. Конкретный. Только он. Только его присутствие рядом со мной позволит мне снова испытать ту странную сладкую боль. Только его глаза заполнили сейчас все пространство вокруг меня и выросли до размеров неба. Только его пальцы с обкусанными ногтями и полустертым лаком я представляю на своих плечах. Его руки ласкают меня в моих мечтах, мои мысли так далеки сейчас от ожидающей меня свадьбы с пробирочными сыновьями Радмилы. И дело вовсе не в том, каким способом они появились на свет. Я ведь и сама дитя пробирки.
   Мерзко дребезжит экран в моем кабинете. Я догадываюсь, кто сейчас пытается связаться со мной. Сделать вид, что меня нет дома? Это вряд ли меня спасет. Разговор с матерью неизбежен. Но это все же лучше, чем личная встреча. Если я сейчас не отвечу экрану, мать примчится ко мне сама.
   -Да, мама, - говорю я экранному изображению.
   -Сеня, дочка, - ласково говорит мать, - я хочу уточнить список гостей.
   -Мама, приглашай, кого считаешь нужным. С моей стороны только Таша и Степа. Они будут подружками невесты на церемонии.
   -Вздор! - смачно произнесла мама одно из своих любимых словечек. - Вздор! Традиция требует, чтобы подружки невесты были девушками.
   -Так они же девушки. Кому придет в голову назвать Степу и Ташу юношами? - смеюсь над матерью я, но она не понимает моей шутки.
   -Дочка, я сейчас тебе все объясню. Девушкой часто называют и меня. Я хорошо выгляжу и в пятьдесят лет. Но у меня есть мужья, дочь. А у девушки - полное отсутствие близких контактов с мужчинами. Понятно?
   -Понятно. На церемонии будет врач или представитель инквизиции? - поинтересовалась я.
   -Что ты несешь, Сеня? Какая инквизиция? Начиталась воспоминаний о книгах из допотопного времени!
   -Мама, я понимаю, что, произнося слово "девушка", ты подразумеваешь "девственница". Но Таша и Степа - мои лучшие подруги. И будут подружками невесты на брачной церемонии.
   -Но традиция... - пытается возразить мне мать.
   -Люсиль, я нарушу традицию, - тоном, не желающим, чтобы ему перечили, решительно и твердо говорю я. - Какие у тебя еще вопросы ко мне?
   -Ты перечеркиваешь все мои планы. Ты путаешь все мои карты. Я хотела, чтобы подружками невесты на твоей свадьбе были дочери моей ближайшей подруги, - обиженно сказало экранное изображение.
   -Неужели? - иронично замечаю я. - Я думала, что у твоей ближайшей подруги нет дочерей, а есть только четыре сына с рыбьими глазами, за которых я должна выйти замуж.
   -Дались тебе эти рыбьи глаза! Не хвосты же! Я не помню глаза ни одного из своих мужей!
   -А что помнишь? Цвет паранджи?
   -Девочка, - глупо заулыбалось изображение на экране. - В спальню к тебе они будут приходить без паранджи. Ты увидишь, что у мужчин есть что-то более важное, чем глаза.
   -Догадываюсь. Я видела стриптиз. Не считай меня наивной.
   -Но есть такое, что не увидишь и в стриптизе, - продолжает доставать меня экран.
   -Мама, мне уже двадцать пять лет, тебе не кажется, что ты немного опоздала со своими наставлениями? Может, расскажешь мне еще о критических днях у женщин?
   -О критических днях?! - всполошилась мать. - А я не рассказала?! О Великая Богиня! Я совсем забыла!
   -Не волнуйся, мы поговорили об этом с бабулей лет двадцать назад, - успокоила я мать.
   -Сеня, сделай это ради меня, прошу! Я уже пообещала Анфисе, что ее дочери будут главным событием на твоем бракосочетании.
   -Анфиса? Разве не Радмила твоя лучшая подруга?
   -Ближайших подруг может быть несколько. Даже у тебя их две.
   -Главным событием на моей свадьбе буду я.
   -Ты принцесса! К тебе и так приковано внимание всех жителей королевства. А дочерей моей подруги пора выводить в свет.
   -Люсиль, не бери меня измором. Я не сдамся. Эту крепость тебе не одолеть. У тебя нет никаких шансов пройти мимо моих шанцев.
   -Шанцев? Я и слова-то такого не слышала никогда! - признается мать. - Снова бабуля со своими воспоминаниями?
   -Шанцы - это окопы. Только тебе не стоит запоминать это слово. В старости у тебя будут свои собственные воспоминания. Для них тебе понадобятся совсем другие слова.
   -Ты думаешь, я буду в старости тоже донимать всех своими воспоминаниями? - испуганно спрашивает Люсиль.
   -Будешь. Твой опыт, накопленный за долгие годы, будет стремиться перекочевать в молодой мозг. Со старого компьютера, прежде чем отдадут его в утиль, тоже перекачивают необходимую информацию на новый.
   -Но мы же люди... - растерянно говорит мать.
   -Да? Ты открыла мне страшную тайну!
   -Не юродствуй, Сеня! У тебя совсем нет для меня теплых слов, - пытается разжалобить меня мать.
   -Я люблю тебя, мама, - сказала я просто так, без всяких чувств.
   -Что ты хочешь этим сказать?
   -Ничего. Только то, что я тебя люблю.
   -Эта примитивная фраза из допотопного времени мне ничего не объясняет.
   -У тебя восхитительная улыбка, Люсиль! Тебе идет это платье, Люсиль! У тебя превосходный вкус, Люсиль!
   -Это совсем другое дело! - восклицает радостно мама.
   -Но подружками невесты будут подружки невесты. Все! Это мое окончательное решение.
   -Ты плохая дочь. Я даже позаботилась о твоем свадебном скафандре. Он будет серебристым, как у бабули.
   -За это спасибо, мама. У меня нет времени заниматься такой ерундой.
   -Завтра на примерку к трем! Не забудь! Впрочем, я тебе напомню.
   Мама посылает мне три воздушных поцелуя. Это означает конец разговора.
   Закрываю глаза и снова вижу Его. Вернее, вижу его глаза. Этот мужчина мешает мне жить. Странно: я собираюсь замуж за одного, вернее за четверых, а думаю совсем о другом. Интересно, часто ли такое случалось в допотопное время? Надо будет спросить у бабули...

9

   -Сеня! - врывается в мою жизнь экранное изображение Таши. - Мы ждем тебя в "Утре"! Есть дело!
   Я надеваю шлем, набрасываю куртку и выхожу из дома. Какое еще дело? Вчера, кажется, все обсудили. Цвет платьев, размер букетов. Что еще?
   Мы редко ходим друг к дружке в гости. У каждой из нас - свое личное жизненное пространство. Для встреч выбираем кафе, бары, клубы. Традицию не ходить часто в гости нарушаю только я. Я хожу к бабуле. Она уже лет десять не покидает сой дом. Ей не нужны новые впечатления и знакомства. Она живет воспоминаниями. Я - тоже часть ее воспоминаний. Я очень похожа на нее молодую. Те же губы, шея, рот, нос. Только волосы у меня другого цвета. Бабуля в молодости была блондинкой. Теперь она полностью седая... Может быть, Радмиле удастся получить средство для обесцвечивания волос? Тогда я тоже стану блондинкой, как была моя бабуля.
   Место, куда я мчусь на мотоцикле по требованию подруг, называется "Утро стрелецкой казни". Странное название для кафе. Кажется, так называлась картина в допотопное время. Художник изобразил момент, когда стрельцам за бунт то ли отрубили головы, то ли собирались отрубить. Кафе посещают в основном те, кто переусердствовал накануне с шампанским. Тогда головная боль может вызвать и такие странные ассоциации с казнью.
   -Привет, подружка!
   -Привет, подружки! Почему здесь? Почему так срочно? - спрашиваю я.
   -А ты не догадываешься?
   -Я не умею мысли читать, я не медиум.
   -Ты обещала нам девичник в "Марсианке", - напомнили подруги.
   -Ой, я забыла! А не рановато ли устраивать девичник? До свадьбы еще уйма времени, - говорю я.
   -Это будет репетиция девичника, - объяснила Таша. - И мы уже заказали столик.
   -И стриптизеров, выпрыгивающих из торта?
   -И стриптизеров, выпрыгивающих из торта!
   -Так в "Марсианку"? - спрашиваю я.
   -Немедленно! Сейчас же! Пока наших стриптизеров не съели какие-то посторонние тетки!
   -Вперед! - командует Таша.
   Мы покидаем "Утро" и мчимся на соседнюю улицу в "Марсианку".
   Стриптизеры - это часть программы эстетического воспитания девушек. Посещать стриптиз-бары и приглашать стриптизеров на домашние вечеринки разрешается уже с пятнадцати лет. Стриптизеры великолепно выглядят, у них безупречные формы, и они двигаются потрясающе. Раздеваются во время танца до стрингов и паранджи. Повторить танец стриптизера (конечно, без раздевания) удается не многим девушкам. Я отношусь к числу тех, которые могут это сделать. Мои подруги не могут двигаться так же красиво, как я. Теперь я знаю, почему. Их мамы не были влюблены в стриптизеров. Или были, но не настолько сильно, чтобы зачать ребенка. А Люсиль была. Поверить не могу! Моя Люсиль - и вдруг влюблена! Мне она всегда кажется такой черствой и бездушной. Может, в молодости она была другой?
   Стриптизеры разрешаются с пятнадцати лет, а шампанское - с восемнадцати. И с этим очень строго. В некоторых заведениях могут запросто подойти и проверить удостоверение о рождении. В "Марсианке" это делают обязательно. Но у меня с собой всегда заламинированная копия удостоверения, которая подтверждает, что восемнадцать мне исполнилось семь лет назад. Вот я как молодо выгляжу: у меня всегда проверяют документ, как у юной девочки.
   -Сеня, у тебя такой вид несолидный! - говорит Таша. - В приличном заведении с тобой стыдно показываться, всегда у тебя документы проверяют. Всегда тебя контролеры за малолетку принимают.
   -Это из-за волос, - объясняет Степа. - Была бы у тебя путевая дамская стрижка, сразу было бы понятно, что ты совершеннолетняя.
   Дело в том, что девочки, пока живут в материнских гаремах вместе с братиками, носят длинные волосы. Мужчины моют им головы, причесывают их, заплетают тугие косички. А как только мамы заберут их из гаремов, сразу же ведут в салон красоты, где дочерям делают модные стрижки. Люсиль забрала меня из гарема, когда мне было десять лет. Я не только умела сама мыть голову, но и причесывать волосы и делать себе разные красивые прически. Меня научил один из маминых мужей, из которого мог бы получиться прекрасный стилист. Поэтому Люсиль пропустила тот момент, когда меня можно было коротко оболванить. А сейчас я уже ей не дамся. Пусть меня подруги дразнят мальчишкой! Пусть иногда я ловлю на себе неодобрительные взгляды других женщин! Я не расстанусь со своими чудесными длинными волосами.
   В "Марсианке" небольшой, но очень высокий зал. Танцевальное поле находится в самом низу, а посетители сидят на балконах в пяти уровнях. Подруги заказали столик на одном из нижних балконов, на первом уровне. "Марсианка" нравится мне тем, что сюда не ходят зрелые дамы, а только те, кому совсем недавно позволили пить шампанское. Тут я точно не встречу Люсиль и ее очередную подругу! Я и мои подруги здесь, наверное, самые взрослые. Фишка этого клуба - похищение посетительниц стриптизерами. Здесь всегда кого-то похищают. Никто не знает, кого похитят на этот раз, но все боятся. Боятся и ждут, ведь так интересно взлететь вместе с молодым стриптизером куда-то вверх. Ни меня, ни моих подруг еще ни разу не похищали, поэтому мы не знаем, что происходит с похищенными девушками там, наверху. Вот из-за этих похищений сюда пускают только тех, кому уже можно пить шампанское.
   Мы занимаем свой столик на балкончике первого уровня. Официантка приносит нам шампанское и собирается его открыть. Но Таша не позволяет ей это сделать: она получает удовольствие от этого процесса сама.
   -Девчонки! Мы собрались здесь все для того... - произнесла торжественно Таша, подняв бокал с шампанским.
   -Собрались все три, - хрюкнула я.
   -Да, собрались все три для того, чтобы порадоваться за одну из нас. За тебя, Сеня! Вступление в брак - это всегда праздник. О тебе напишут все журналы.
   -А что нужно сделать для того, чтобы обо мне перестали писать все журналы? - спросила я.
   -Перестать быть принцессой. Только вряд ли у тебя это получится: соперниц или конкуренток у тебя на целой планете нет, - уверенно сказала Степа. - Разве что пришельцы захватят Землю. Тогда у них будет своя собственная принцесса.
   -Не перебивайте меня, когда я произношу речь, - потребовала Таша.
   -Будет речь? - хмыкнула Степа.
   -Уже не будет. Вы отбили у меня желание говорить. Давайте просто пить шампанское.
   -А торт где? - спросила я.
   -Торта не будет. Стриптизеры прилетят с неба, - объяснила Степа.
   Стриптизеры опустились на танцевальное поле сверху. На них были надеты какие-то невероятные марсианские костюмы. Они всегда спускаются сверху, на них всегда марсианские костюмы. Мы видели это уже не раз, но все равно визжим вместе со всеми. Нам весело! Стриптизеры танцуют и сбрасывают с себя по одному все предметы одежды. Когда на них остаются только стринги и паранджа, они жестами приглашают девчонок танцевать вместе с ними. Мне нравится этот момент, я еще ни разу не усидела за столиком, когда другие девчонки танцуют. Никто не умеет так двигаться, как я. Даже стриптизеры всегда замечают, как красиво я танцую, и аплодируют мне. Внезапно в зале гаснет свет. Становится очень темно. Сейчас будут кого-то похищать. Все девчонки с визгами бросились врассыпную. Я тоже куда-то бегу, чтобы не быть похищенной. Только напрасно: крепкая мужская рука уже лежит на моих губах, заглушает мой крик. Я чувствую, как на мою талию надевают ремень, пристегивают меня к чему-то или к кому-то. И вот я уже поднимаюсь вверх в объятиях поймавшего меня стриптизера. Ощущения неимоверные! Интересно, они ловят кого попало или похищение осуществляется по специальному заказу за дополнительную плату? Скорее всего, за дополнительную плату. Наверное, это девчонки мне такое устроили! Прикольное развлечение! Это лучше, чем стриптизеры, выпрыгивающие из торта! Меня поднимают вверх в полной темноте. Когда все стриптизеры и с ними я оказываемся в небольшой комнатке под самым куполом, в зале включается свет. Посетительницы орут и топают ногами. Меня давит смех.
   -А я вас знаю, - тихо говорит мне стриптизер, который все еще пристегнут ремнем к моему ремню. - Вы принцесса. Я видел ваше фото в журнале.
   -Нет, я не принцесса. Мне часто говорят, что я на нее похожа.
   -Да? А ваши подруги сказали, что вы принцесса, - сказал стриптизер.
   Ага! Подруги! Значит, все-таки они заказали для меня этот полет под купол!
   -Они шутят. А что со мной теперь будет? - спросила я.
   -Ничего страшного! Я провожу вас по лестнице вниз, вы сможете присоединиться к своим подругам.
   -И все? И это все приключение? Нет! Мне это не подходит. А можете вы похитить еще и моих подруг? За дополнительную плату, естественно.
   -К сожалению, мы не можем еще раз спуститься вниз. Даже и за дополнительную плату.
   -А как-то по-другому похитить нельзя? Допустим, подойти к их столику, вызвать на улицу, к черному ходу, например. Или еще как-то. Очень надо! Пожалуйста! Я хорошо заплачу, - пообещала я.
   -Ладно, я сейчас переговорю с товарищем. Может, он что-то посоветует.
   Парень исчез. Появился через несколько минут в одежде. В обычном темном плаще, в каких ходят все мужчины королевства. Вместе с ним пришел еще один парень в точно такой же одежде.
   -Мой товарищ спустится вместе с нами и позовет ваших подруг к выходу. Только вы назовите какое-то имя, чтобы они поверили.
   -Люсиль! Скажите, что их просит выйти Люсиль! Они сразу клюнут! - сказала я.
   Конечно, девчонки подумают, что мама зачем-то разыскивает меня. Выйдут, а там их схватят, наденут им темные плащи на головы и увезут... А куда же их увезут?
   -А куда вы их можете увезти? - спросила я.
   -Можно никуда не увозить. Здесь есть один сырой и темный подвальчик, их можно там оставить.
   -И когда же их там найдут? - спросила я.
   -Практически никогда. Туда никто не ходит. Ваши подруги будут сидеть там, пока вы их не освободите.
   -Это мне подходит. Я приду и спасу их! Только вы не проболтайтесь, что это я заказала для них это милое приключение.
   -Не проболтаемся, будьте спокойны, - пообещали мне стриптизеры.
   Я спряталась за углом и видела, как парни поволокли моих подруг в подвал. Девчонки сопротивлялись, они не понимали, что с ними происходит. Я плачу парням деньги, и они исчезают. Когда же мне освободить подруг? Я возвращаюсь в "Марсианку". Танцую, пью шампанское, но теперь уже одна. Часа через два мне становится скучно и я иду за девчонками в подвал. Они взволнованы и возбуждены. Взахлеб, перебивая друг друга, рассказывают они о том, как на них напали разбойники и спрятали в подвал.
   -Сеня, как мы тебе благодарны! Спасибо, что ты нас нашла! Эти разбойники украли нас, чтобы потребовать выкуп! - предположила Степа.
   -Это так здорово! Меня еще никогда не похищали, - радовалась Таша.
   Не буду портить им впечатление от похищения. Не скажу, что это был самый обычный розыгрыш.
   Думаю, девичник наш удался.

10

   Сегодня снова приходила сотрудница сыскного агентства. Требовала еще денег. У нее возникли какие-то дополнительные расходы. Я верю, что расходы возникли. Только я не думаю, что они каким-то образом связаны с поиском моего возлюбленного. Мне кажется, что она меня попросту дурачит. Просто попалась ей на крючок богатая клиентка, вот и хочет побольше извлечь пользы для себя. Послать бы эту сотрудницу ко всем чертям да заняться поисками моего незнакомца самой! Если бы я только могла! Но у меня совсем нет времени, полным ходом идет подготовка к свадьбе. И я должна принимать во всем этом активное участие.
   Детей Радмилы видела еще раз, снова не произвели они на меня положительного впечатления. Как-то мне придется даже оставаться с ними наедине? Я боюсь! Надо срочно купить дом подальше от моей квартиры. Поселю там всех четверых и буду присылать им содержание.
   -Степа, мне понадобится твой опыт. Надо обставить мой новый дом мебелью.
   -Ты купила дом! - обрадовалась Степа, как будто я купила дом для нее.
   -Нет, но собираюсь это сделать. Хочу оборудовать там гарем.
   -А давай поселим твоих мужей на другом острове! Ты ведь хочешь, чтобы они находились подальше от тебя?
   -Не могу, мать будет против. А у меня есть все же какие-то обязательства перед семьей. Мои расходы намного превышают мои доходы.
   Доходы мои в основном идут от принадлежащего мне завода глиняных изделий. Завод этот достался мне от бабули, как и моя очаровательная улыбка. Я достаю мои деньги из земли, если можно так выразиться. Изделиями из глины сейчас мало кто пользуется, завод работает почти себе в убыток, поэтому деньги семьи мне нисколько не мешают. И в банке есть кое-что на моем личном счету. Но завод не закрываю, кто-то покупает мои чашки. Наверное, на сувениры. И то из-за короны и буквы, с которой начинается наше с бабулей имя. Наше с ней имя пишется с буквой S. Когда бабуля в самом начале своего правления восстанавливала то, что было разрушено вселенской катастрофой, она ввела в алфавит дополнительную букву. С этой буквы надлежало писать всего несколько слов: sовершенство, sолнце, sветило, Sения, Sеня, sупер, sамая, sвет, sветская львица. Девять слов. Да простят мою прабабку лингвисты! Ведь есть же язык, в который ввели совершенно новую букву для всего лишь пятидесяти слов, да и то тех только, что употребляются в определенной местности. А глиняные чашки с буквой S и короной покупают на сувениры, как память о первой королеве Сении, моей прабабке. Второй королевой Сенией буду я. Но сколько можно иметь в доме чашек с моим именем? Одну, две, не больше. Вот придумать бы какую-нибудь полезную и всем необходимую вещь, чтобы ею можно было пользоваться, чтобы ее можно было еще и разбить при случае. И снова бежать за новой. Иначе мой бизнес заглохнет. А что, если... А что, если наладить выпуск кастрюль? Точно! Кастрюли емкостью четыре литра, для приготовления дыни в шампанском! Как же это будет модно и своевременно! И к каждой кастрюле прилагать миниатюрную книжечку с описанием поэтапного приготовления этого замечательного блюда! Я связываюсь с производственным отделом завода, затем с отделом реализации. Чувствую, что попала в самую точку. Теперь дела на заводе закрутятся. Мне нужна прибыль, у меня теперь четыре мужа, расходы мои теперь резко увеличатся. О Великая Богиня! Никак не могу смириться с этим. Всякий раз, когда я вспоминаю тех четверых, я прихожу в неописуемый ужас. Неужели это все действительно происходит со мной? Где-то в глубине души, очень-очень глубоко еле-еле теплится надежда, что я внезапно открою глаза, и вся эта кутерьма с замужеством окажется всего лишь страшным сном, плодом моего разыгравшегося от непомерного количества выпитого шампанского воображения. Только эта надежда вот-вот лопнет.
   Вступление в брак - это очень ответственный шаг. Вот я еще замуж не вышла, только предложение сделала, а у меня сразу же появились проблемы. Куда я своих молодых мужей поселю? Покидать свою квартиру я не собираюсь. Слишком долго я ждала, когда этот дом построится. Я люблю мою квартиру и мой дом. Таких домов на острове всего три. Они стоят в значительном расстоянии друг от друга и образуют правильный треугольник. Дома очень высокие, с крыши можно весь остров увидеть. А если вооружиться биноклем, то и другие острова тоже. Но уникальность "тройняшек" (так называют эти дома) не в их высоте. Они поют. Они не поют в прямом смысле, они звучат. Специальные отверстия в стенах сделаны так, что при малейшем движении воздуха дом издает мелодичные звуки. В ветреную погоду дом играет громче и быстрее. Когда ветер усиливается, мелодия становится еще быстрее. Звуки эти слышны далеко. У каждого из трех домов своя мелодия, свое звучание. Если находиться в самом центре острова, то можно слышать музыку всех "поющих" домов. Как ни странно, абсолютно разные мелодии домов сливаются в одну и составляют вместе удивительную симфонию звуков. Многие жители королевства считают, что за такими домами будущее. Когда-то дома будут отличаться друг от друга не цветом, формой, запахом, размером или рисунком мозаичного фасада, а именно мелодией. Но я думаю, что это случится не скоро. Три дома наполнили весь остров музыкой. А если такими будут все дома? Люди же просто перестанут слушать друг друга из-за музыки.
   У меня есть несколько адресов, которые мне дали в агентстве по продаже недвижимости. Хочу сама посмотреть дома, чтобы выбрать что-то подходящее. Подъезжаю к дому в форме огромного ботинка. Вход сверху, крыша прозрачная. Наверное, забавно наблюдать в таком доме дождь. И еще в нем очень светло. Опять же из-за прозрачной крыши. Купить этот, что ли? Мне все равно, но я не хочу покупать первый попавшийся. Мне в нем, конечно, не жить, но что-то в этом доме меня смущает. Наверное, круглые окна. Как огромные отверстия для продевания шнурка. В таком доме можно чувствовать себя, кем угодно: носком, шнурком, мозолем, пяткой, пальцем. Но не человеком. Я не хочу, чтобы мои будущие мужья чувствовали себя шнурками. Или хочу? А мне какое дело? Пусть бы жили в этом доме четыре моих мужа, как четыре родных пальца одной ноги.
   Нет, не нравится мне этот дом.
   Еду по другому адресу. Следующий дом похож на большую улитку. А ничего, симпатичный домик. В такой спрячешься, и уже никогда не захочешь наружу выползать. Нажимаю кнопку звонка. Выползает дама в белом паричке. На улитку совсем не похожа.
   -У меня ваш адрес, - объясняю я.
   -Проходите, посмотрите, - приглашает меня дама.
   Хороший дом, уютный, обставлен со вкусом. Одно неудобство: для того, чтобы попасть в седьмую комнату, надо пройти предварительно предыдущие шесть. Не улитка, а поезд. Нет, не стану я этот дом своим мужьями заполнять.
   Ох, эти дома по индивидуальным проектам! Настроили таких целый квартал, а теперь почти все от них избавляются. Осуществили мечту, называется. Архитекторше что: она может осуществить ваш самый странный замысел. И для дам строителей не проблема создать то, что разработали дамы архитекторы. Но ведь в этих домах еще надо жить! То ли дело дома, в каких живут Степа и моя прабабка. Нормальные дома, никаких излишеств, самая обычная пирамида. Снизу вход, вверху верх, где ему и положено быть. Комнаты все прочно сидят одна на другой. Внизу самая большая, вверху самая маленькая. Окна квадратные, из такого окна будешь выглядывать, как человек, а не как шнурок. Лестница-винт посредине. Степа на верхние этажи не поднимается, живет на первых двух, а остальные три видит только, когда надо пыль смахнуть. Бабуля моя, наоборот, поднялась на пятый этаж, повесила себе там гамак, так и живет там уже десять лет. Говорит, что там ей воздуха больше. Вот такой бы дом я купила своим мужьям, но в районе пирамид как раз сейчас ничего нет на продажу. Неужели мне придется везти своих мужей в мою квартиру? Я этого не переживу!

11

   Вопрос с производством кастрюль решился довольно быстро. Теперь у меня будет значительно больше денег. С чистой совестью связываюсь с банком, чтобы снять со своего счета крупную сумму. Мне нужны наличные. Риэлтор сообщила мне сегодня утром, что нашла дом в пределах острова, именно такой, какой мне нужен. Только вот хозяйка дома хочет получить всю сумму наличными. Все пятнадцать миллионов. Это само по себе очень странно, ведь уже очень давно все пользуются исключительно чековыми книжками. А тут требуют наличные, да еще такую крупную сумму. Я сама уже не помню, когда в последний раз держала в руках купюры и монеты. Наверное, еще тогда, когда мой завод выпускал глиняных кошек и поросят для хранения в них монет.
   Хозяйка дома хочет получить с меня пятнадцать миллионов. Это какого же размера понадобится мне чемодан, чтобы забрать деньги в банке? Еду за деньгами на мотоцикле.
   -Может, все-таки возьмете чеком? - умоляюще смотрит на меня управляющая банком.
   -Нет. Только наличными, - решительно говорю я, не позволяя своему голосу размякнуть.
   -У нас нет столько денег во всем хранилище. Может, возьмете золотыми слитками? - предлагает управляющая.
   -Нет! Только бумагой! - настаиваю я.
   -Тогда мы сможем выдать вам только половину сейчас, а остальные завтра, когда подвезут из филиалов на других островах.
   -OK! Давайте половину, - соглашаюсь я.
   Деньги не помещаются в мой чемодан. Управляющая дарит мне еще один за счет заведения, как постоянной клиентке. С двумя чемоданами денег еду я по указанному риэлторшей адресу. Улица Тенистая. Ярко светит солнце, последние погожие осенние деньки наполняют мою душу восторгом. Дом по форме напоминает коробку для обуви. Все же лучше, чем ботинок. И окна прямоугольные, все абсолютно одинакового размера. Дом огражден высоким забором, способным выдержать танковую атаку. Я знаю от бабули, что были когда-то такие боевые машины. Сейчас танков нет. Зачем же такое ограждение? А вот и огромное "ПРОДАЕТСЯ" на калитке. Нахожу кнопку звонка, натискиваю. Вызываю хозяйку этой цитадели. Мне открывает полная дама с обворожительной улыбкой.
   -Здравствуйте, я купить ваш дом, - объясняю я.
   -Деньги с вами? - спрашивает дама, и глазки ее жадно поблескивают.
   -Со мной.
   -Вот и хорошо. Без денег эта старая рухлядь никого не принимает, - говорит дама и продолжает ослепительно улыбаться.
   -Я бы не сказала, что рухлядь. У дома еще очень пристойный вид.
   -Я не о доме, - объясняет дама, - я о его хозяйке. Эта старая рухлядь наконец-то согласилась продать свой дом. Можете представить: сидит одна в огромном доме и продавать его не хочет. Можно сказать, на мешке с деньгами сидит, а делиться с прямыми наследниками не желает.
   -А вы кто?
   -Я и есть ее прямая наследница. Не единственная, к сожалению, но прямая. У нее все прямые. У нее всего одна дочка была, а мы - дочкины дети. Я и девять моих сестер. Так что я хозяйке дома внучка по первому мужу.
   -А еще второй есть?
   -Пока нет, но, похоже, скоро появится.
   -Сколько же вашей бабушке лет? - удивляюсь я.
   -Восемьдесят шесть!
   -Так она до потопа еще жила! Как моя бабуля!
   -Так она же с вашей бабулей и начинала все это строить, весь этот мир. Я помню, еще когда девочкой была, старуха мне все уши прожужжала своими похождениями в ковчеге, - проворчала недовольно дама, но улыбка так и не исчезла с ее лица.
   -Да, в солидном возрасте уже ваша бабушка. Подождали бы уже, продали бы дом после ее смерти.
   -А кто знает, сколько она еще протянет? Может, она еще и всех нас переживет. И так и не попользуемся ее денежками.
   -А как же вы ее уговорили?
   -Сама не знаю. Но согласилась она, если только за наличные кто-то купит. А тут такой случай, сама принцесса дом ищет. Вот мы и подсуетились.
   -Могу я увидеть хозяйку?
   -Можете. Только она сейчас...
   -Спит?
   -Хуже!
   -В коме?!
   -Нет, не в коме, Великая Богиня с вами! Что вы такое говорите?! Она сейчас раскладывает пасьянс и наводит тоску на одну даму, за брата которой замуж собирается.
   -Замуж собирается? Я тоже замуж собираюсь.
   -Поздравляю, принцесса! И наша бабушка та еще штучка! Замуж собралась!
   -Та еще штучка? - растерянно прошептала я. - Где-то я уже слышала эту фразу...
   И вдруг я вспомнила. Я слышала эту фразу от своей любимой бабули. От прабабки Сении! Это она была та еще штучка! И никто другой. А тут какая-то самозванка посмела назвать себя штучкой! Вернее, не она посмела, а ее внучка посмела. Но все равно. Вот бы увидеть эту старушку.
   Как полная идиотка, с полными чемоданами денег сижу в гостиной и терпеливо жду. Когда меня примут? Тридцать минут жду, сорок минут жду. Хотя бы чай предложили! Я же все-таки принцесса!
   -Извините, что не предлагаю вам чай. У старухи чашка всего одна осталась. Она когда злится, начинает чашками в дверь целиться.
   -И попадает?
   -Попадает! Я же говорила вам: штучка еще та!
   -А что же она теперь бросать будет? Чашек-то нет.
   -Так я заказала новую партию, скоро должны привезти.
   -А вы купите ей небьющиеся! Они тоже бьются, но их хотя бы надолго хватает.
   -Нет. Не хочет она небьющиеся. Требует только глиняные. И чтобы корона и буква S изображены были. Ой! Кажется, это же ваши чашечки она так любит? С вашего заводика? - дама заулыбалась еще усерднее.
   Теперь улыбка расплылась не только по ее лицу, но и по всему ее телу. Любит мои чашечки. Любит бить мои чашечки. А я чашки с производства не снимаю. Оказывается, они еще очень нужны людям.
   -Что же у вашей бабушки пасьянс так долго не складывается? - нетерпеливо говорю я.
   -Наверное, уснула. Она часто так: раскладывает, раскладывает, а потом вдруг уснет. И спит долго, несколько часов. А потом просыпается - и снова к пасьянсу.
   -Я не могу так долго ждать.
   -Можете, - уверенно сказала дама с улыбкой.
   -Как вы можете знать? - удивилась я.
   -А куда же вы с полными денег чемоданами денетесь? Вам тоже, наверное, хочется поскорее от них избавиться. А дома здесь больше никто не продает, я специально узнавала. Место очень хорошее, никто съезжать не хочет.
   -А вот старушка ваша захотела же.
   -Не захотела. Она просто думает, что никто ей такую сумму, да еще наличными, не даст. А тут ей сюрприз! - дама сделала движение, как будто выпрыгнула голой из торта.
   Внезапно послышался грохот, как от разбившейся чашки.
   -Проснулась! А вот и последняя чашка в ход пошла. Иду! Иду-у-у! - заулыбалась широко дама и помчалась на своеобразный зов хозяйки.
   Но не успела дама войти в комнату хозяйки, как дверь отворилась, и оттуда показалась тоненькая старушка, чем-то отдаленно напомнившая мне мою прабабку.
   -Ну? - спросила она, даже не поздоровавшись. - Что хотите?
   -Здравствуйте, - поспешно ответила я. - Дом вот хочу купить. Ваш мне очень понравился.
   -Дом как дом, ничего особенного, - зло произнесла старуха.
   -А если ничего особенного, почему так дорого продаете? - спросила я. - За пятнадцать миллионов пять таких домов купить можно! - вырвалось у меня то, о чем я подумала, когда увидела внутреннее убранство дома.
   -Да? А почему же вы не купите пять? - ехидно спросила престарелая кукла.
   -А мне не нужно пять, мне одного достаточно.
   -Деньги с собой? - не очень дружелюбно спросила старуха.
   -Дело в том, что у меня с собой только половина суммы, потому что такого количества... - попыталась объяснить я.
   -До свидания! Будут деньги, тогда и приходите!
   Старушка исчезла из дверного проема, громко захлопнув за собой дверь.
   -Но послушайте! - закричала я. - Послушайте! Остальные привезут завтра! Возьмите хотя бы задаток!
   -Задаток? - выскочила седая кукла из своей комнаты. - А зачем мне ваш задаток? Да мне и пятнадцать миллионов ваши не нужны! И дом я не хочу продавать! Это все они, прямые наследники. Им все мало! Вот они и хотят, чтобы я дом продала, а с деньгами к ним переехала.
   -Бабушка Варвара, что ты такое говоришь? - лицо улыбчивой дамы стало пунцовым. - Я просто хочу, чтобы ты переехала ко мне жить. А деньги твои меня совсем не интересуют.
   -Врешь! - зло говорит бабушка. - Тебя только деньги интересуют, как и всех твоих пробирочных сестер.
   -Зачем ты так, бабушка Варвара? Зачем ты сравниваешь меня с теми алчными женщинами? Я совсем не такая! Мне твои деньги не нужны.
   -Значит, я дом не продаю, - бабушка Варвара поспешила снова спрятаться в свою комнату.
   -Подождите, подождите! - завопила я. - Если вы не хотите продавать дом, может, продадите мне половину?
   Наступила полная тишина. Все замерло. Я решила подождать. Прошло около десяти минут. Наконец дверь в комнату хозяйки открылась.
   -Что вы сказали? - спросила она.
   -У меня есть с собой семь с половиной миллионов. Вы не хотите отсюда уезжать. Давайте поделим дом: половину вам, а половину - мне.
   -А вы не будете водить сюда мужчин? - строго спросила бабулька.
   -Я? Мужчин? Да вы что! Никогда! Зачем мне водить мужчин? Я просто поселю здесь мой небольшой гарем.
   -Я согласна, - сказала бабулька.
   -Бабушка! Ты будешь жить в доме с чужими людьми? - спросила дама.
   -Не такие они мне и чужие. С бабушкой этой девушки нас когда-то связывала крепкая дружба. Ты очень похожа на свою бабушку Сению, детка, - сказала мне хозяйка дома.
   -Сения - моя прабабушка, а не бабушка, - объясняю я.
   -Прабабушка! Надо же! У Сении уже взрослая правнучка! Как быстро летит время. Кажется, еще только вчера Сеня достала меня из кресла подъемника...
   -Так вы Варвара! - догадываюсь я. - У вас еще единица по химии была за семестр! Вы учебник сожгли!
   -Ничего нельзя утаить. Надо же, столько времени прошло, а тот учебник химии до сих пор кому-то покоя не дает, - проворчала бабушка Варвара. - Из-за него я имя свое потеряла. Родители меня Наташенькой назвали, а из-за того учебника стала я Варварой навсегда.
   -Бабушка, учти, я не смогу теперь ухаживать за тобой, раз ты не хочешь ко мне с твоими деньгами переезжать.
   -Я сама о себе позабочусь. Заботливая какая! Мне же ничего не нужно, а свежие чашки для битья я и сама еще в состоянии заказать!
   -На счет чашек не волнуйтесь: я организую вам прямые поставки с завода, - пообещала я. - По отпускной цене завода, без магазинных накруток.
   -Так что, внученька, можешь отправляться к себе домой, - сказала Варвара своей милой внучке.
   -Я-то уйду, но что ты будешь делать одна с семью миллионами? - спросила внучка.
   -С семью с половиной, - поправила Варвара. - Буду тратить. А что не успею потратить, за день до своей смерти закопаю в земной шар. Да так закопаю, что ни ты, ни твои жадные сестры никогда не найдете, хоть весь остров перероете.
   -Я ухожу! - лицо улыбчивой дамы стало злобным. - Но ты еще пожалеешь об этом!
   -Попутного тебе торнадо! - сказала бабушка Варвара и захихикала. - Ну, рассказывай мне, с кем ты собираешься жить на своей половине? И как дом делить будем: вдоль или поперек?
   -А мне один васаби! Хоть вдоль, хоть поперек! Пару комнат мне для моих мужей выделите, а у меня квартира есть, я там жить останусь. А к вам наведываться буду иногда.
   -А мужей-то сколько? Большим гаремом уже успела обзавестись? До чего же нынче рано стали интересоваться противоположным полом.
   -Я еще не интересуюсь, я только замуж выхожу. А мужей у меня всего четыре будет. Хорошие мужья, из хорошей семьи, воспитанные. Так что если воды принести или за хлебом сходить - вы не стесняйтесь, посылайте их.
   -Ладно, разберусь. А когда гарем прибудет?
   -Сразу же после брачной церемонии.
   -Так ты еще не замужем? Узнаю свою подругу Сеню. Правильно! Все надо заранее продумать. Умница, детка! Мужей еще нет, а дом для гарема уже есть. Хвалю!
   -Спасибо. Вот только четыре брачных контракта подпишу - сразу мужей к вам на ПМЖ пришлю. У меня четыре свадьбы будет, я вам их по одному присылать буду, с интервалом в неделю. А вы уж тут их примите, как родных.
   -Приму, детка, приму. О мужьях своих не беспокойся.
   -Ну, так я поеду домой к свадьбам готовиться?
   -Поезжай, милая, поезжай. А прабабушку свою увидишь - привет ей от меня передай. Как же быстро летит время! Сеня - уже прабабка...

12

   Телевизор можно не смотреть, журналы можно не читать. Кругом одно и то же, по всем каналам, на всех страницах. Все спешат осветить событие века - бракосочетание принцессы. Напрасно я решила выходить замуж поэтапно, надо было рубить сразу одним ударом. Но процесс пошел, и изменить что-то уже не в моих силах.
   Первая свадьба моя назначена на второе октября. Мой первый жених - Семен Захарович. Сеня, значит. Сеня - это хорошо. Я Sеня, он Сеня. Так легче мне запомнить будет. Только он Семен, а я - Sения. Да какая разница, какая разница, как его зовут! Я же не о таком счастье для себя мечтала! Мне так хотелось замуж по любви... Как в допотопное время, когда еще мужчины не наряжались, как елки, в бусы, а женщины были нежными и мягкими, а не дрались на вечеринках.
   Серебристый свадебный скафандр уже давно готов. Сегодня последняя примерка парфума. В прошлую примерку мне не понравилось, чем меня хотела осчастливить моя парфюмерша. Но она пообещала все исправить. Я не разделяю ее пристрастия к холодному запаху можжевельника, мне больше по душе нежный черешневый аромат.
   Скафандр сидит на мне великолепно. Жаль, что освоение космоса в королевстве на низком уровне. Из меня бы могла получиться прекрасная космическая туристка.
   Степа и Таша выбрали для церемонии нежно-голубые платья. Цвет неба хорошо сочетается с цветом моего серебристого скафандра.
   У всех гостей на свадьбе - обычные платья. В скафандре положено быть только невесте. Одним словом, все люди как люди, а я одна - как из другой планеты. Такая традиция. Если бы у моей прабабки Сении в свое время оказались под рукой маечка и шортики, я бы выглядела сейчас примерно так же. Блистала бы перед гостями именно в таком наряде.
   И вот я уже в макияже, парфумах и скафандре. Рядом - Таша и Степа с голубыми орхидеями. Гостей очень много. Все они - публичные люди. Одеты очень пестро. Цвет солнца, томатов, утренней зари и елей. Но к политическим партиям эти цвета никакого отношения не имеют. Просто женщины демонстрируют свой вкус или же его полное отсутствие.
   Церемония еще не началась, но чтобы гостьям не было скучно, для них играет женский королевский военный оркестр. Играют свадебный марш. Потом какие-то военные марши, потом снова свадебный. И так до начала церемонии. Распорядительница прячет меня в специальной комнатке, откуда меня отправят туда, куда мне и положено - замуж.
   В допотопное время на свадьбе принцессы обязательно были бы девушки в национальных костюмах. Но сейчас даже нет такого понятия. Национальность у всех людей королевства одна - землянин или землянка. Все мы дети одной планеты. В нашем языке много слов из других языков, которые существовали самостоятельно в допотопное время. Так что в языке землян полно синонимов. Скажи: "шампанское", "зект", "физз" - и все тебя поймут. Скажи "ай", "эго", "жё" или "я" - снова всем все понятно. Такой уютный и теплый язык, как лоскутное одеяло. Всем понятно и никому не обидно. Но я все же чаше выбираю те слова, которым меня научила бабуля.
   Гости на свадьбе - женщины, как и должно быть. Но мужчины маминого гарема тоже празднуют. Хотя никто из них не причастен к моему рождению. Для мужчин в мамином доме накрыт роскошный стол. Там есть все то, что и на столах для женщин. Нет только шампанского. Такие неписаные законы в королевстве.
   Обычно на свадьбах накрывают совместный стол для мужчин и детей, но в мамином гареме нет детей. Я была в нем одна, но уже выросла. Поэтому мамины мужья празднуют сами, без детей.
   Свадьба - это один из самых любимых праздников женщин в королевстве. Сколько раз женщина выходит замуж - столько раз и отмечает это событие с большим размахом. Есть общие правила, которые должны соблюдаться на любой свадьбе. Не важно, первого мужа себе берет женщина или десятого. Во-первых, скафандр серебристый обязательно должен быть на невесте. Даже если невесте сорок лет. Особенно если невесте сорок лет, ведь скафандр хорошо скрывает недостатки фигуры. Во-вторых, жених на церемонии должен быть в свадебной парандже. Какого-то яркого цвета. Эту свадебную паранджу жена снимает в гареме, а вместо нее надевает на мужа темную.
   Обязательное развлечение на свадьбе - стрельба пробками из шампанского на поражение. Гостьи стараются попасть пробкой в свадебную свечу. Она называется свечой одиночества, а ее символическое "задувание" означает, что пришел конец одиночеству. Имеется в виду, конечно же, мужское одиночество, ибо о каком женском одиночестве можно говорить, если у женщины и так уже полный гарем мужей.
   Все это было и на моей свадьбе. Но я принцесса, и моя свадьба - это событие для всего королевства.
   Специально для моей свадьбы был построен бассейн круглой формы диаметром в шестнадцать метров. Перед началом церемонии меня из тайной комнаты поместили в специальный прозрачный шар из синтетического материала, а шар опустили на дно бассейна. По обе стороны бассейна по кругу разместились гостьи. Пока я сидела в шаре на дне бассейна в полном одиночестве, с неба спустились парашютистки. Затем у бассейна выстроился хор девочек и спел песню. Девочки в хоре все были в белых паричках от Алисы, в розовых длинных платьях и с огромными белыми крыльями. Хор символизировал пение ангелов. После ангелов пришел и мой черед. Шар со мной внутри выпорхнул на поверхность воды. Потом у него сверху что-то выстрелило, шар раскрылся и превратился в цветок с горизонтально лежащими лепестками. Лепестки цветка лежали на воде, а посредине цветка стояла я в сверкающем серебристом скафандре. Вокруг бассейна раздались радостные возгласы и аплодисменты.
   Теперь мой цветок вместе со мной стал подниматься над бассейном. Он держался всего на одном стебельке, и я боялась, как бы там ничего не заклинило и не сломалось. Но все прошло удачно, слава Великой Богине. Потом с двух сторон выдвинулись вверх мосты и соединились прямо надо мной. Теперь это был один мост, напоминающий по форме радугу. По сути своей два моста, соединившиеся в один, символизировали наши с женихом жизненные дороги, которые отныне соединились в одну. Затем по этому мосту ко мне поднялись с двух сторон мои замечательные подруги в небесно-голубых платьях и с букетиками голубых орхидей. Подруги вручили мне цветы, я сняла с букетов упаковочную бумагу, а сами орхидеи бросила в воду. И тут начинается что-то невообразимое: прямо из бассейна на поверхность воды поднимаются девушки в серебристых пачках. Они синхронно плавают с серебристыми прищепками на носах, поднимают из воды мои орхидеи. Приколов к волосам цветы, девушки выходят из бассейна. Они отряхиваются энергично, и все наблюдающие за этим действом сразу понимают, что пачки изготовлены из водостойкого материала. Девушки танцуют ритуальный танец вокруг бассейна. Девушки танцуют, а гостьи аплодируют и выкрикивают понятные всем слова. Пока все это происходит, мы успеваем перекинуться с подружками парой фраз.
   -И еще придется все это повторить трижды, прикинь, - улыбается мне Таша.
   -Сенечка, тебе так к лицу твой новый аромат! - делает мне комплимент Степа.
   -Когда же это все закончится? Скафандр - не самая удобная одежда, - говорю я.
   Но вот наступает самый главный момент: я снимаю с головы шлем и бросаю его вниз. Дамы прыгают в бассейн, чтобы достать мой свадебный головной убор. По приметам, та дама, что достанет шлем, скоро тоже выйдет замуж. Или же продаст мой шлем в частную коллекцию за большие деньги. Сегодня счастливой обладательницей свадебного шлема становится распорядительница церемонии. Она прошляпила этот вопрос, выпустила из виду, что свадеб у меня четыре, а следовательно, и шлемов должно быть четыре. Чтобы не заказывать новый шлем, она решила выловить тот, что я бросила. Сегодня ей это удалось. А как будет на следующей свадьбе? Я лично не одобряю подобную экономию.
   Теперь цветок со мной и моими подругами опускается на воду и подплывает к краю бассейна. Тут нас уже встречает нотариус с документами, жених и обе мамы брачующихся. Мы с женихом подписываем свадебный контракт, наши мамы тоже что-то там подписывают, какой-то еще документ. Теперь меня и мужа связывают вместе красным шарфом. Дальше все идет так, как велит традиция.
   Представление предшествует застолью. Мама выбрала для нашего свадебного ужина солидный ресторан "Три кита". Он огромный, туда бы поместились все мои четыре свадьбы. Жениха уже со мной рядом нет, его увозят в гарем. По обе стороны от меня сидят мои подруги. Я танцую танец невесты. После этого начинается стрельба по свече шампанским. Мне разрешают съесть маленький кусочек свадебного торта. Какая скука...
  

13

   Вот я уже замужем. И где-то в доме, который я приобрела за семь с половиной миллионов, ждет меня мой муж Семен Захарович. Но я к нему не поеду. Мне необходимо готовиться к следующей свадьбе. Голова трещит еще от первой, а скоро будет вторая. Скафандр почищен, пачки пловчих высушены, платья подруг вернулись из чистки, свежие орхидеи куплены. Мне предстоит пройти этот путь еще трижды. Где была моя голова, когда я предложила четыре свадьбы?
   Дежавю... Слова "дежавю" и "похмелье" должны стоять в одном синонимическом ряду. Уже видел... Да, я уже все это видела. Бассейн, шар, тайная комната, где меня прячут перед тем, как затолкать в шар. Хор девочек в белых паричках и с большими крыльями. Розовые ангелы... Снова с неба падают парашютистки. Снова гостьи собираются в огромном зале "Трех китов". Я танцую танец невесты, вкушаю от свадебного торта. Подруги поддерживают меня в эту трудную минуту. Они утешают меня, наливает мне шампанское.
   Еще одного мужа повезли в мой дом за семь с половиной миллионов. Но и к этому я тоже не поеду. Мне нужно отдохнуть перед следующей свадьбой.
   Радмила скачет под быструю музыку. Она в ударе. Еще бы! Так повезло: всех сыновей пристроила в одни руки, да еще в какие! Ее поздравляют чаще, чем меня. Ко мне подошли несколько женщин, поздравили. А для нее целый вечер музыку заказывают.
   -Для Радмилы оркестр исполнит ее любимую песню.
   Ой, мама...

14

   Мой отъезд в свадебное путешествие пришлось отложить на некоторое время. Все королевство отмечало сто первую годовщину моей любимой прабабушки Сении. Ее традиционно называют королева-мать. Ведь она --первая королева королевства Земля и родная мать ныне правящей королевы. Праздник длился почти три дня. Вернее, сто один час. Каждый час праздника символизировал каждый год жизни моей бабули. По всем телевизионным каналам рассказывали о каждом годе жизни моей удивительной во всех отношениях прабабки. Сначала она родилась. Уже с первых дней жизни было понятно, что в мир пришла уникальная, неординарная личность. Уже в первый же год своей жизни моя прабабка начала говорить разные слова, ходить, сидеть и самостоятельно есть. Следующий час - следующий год. Таланты моей бабули раскрываются с новой силой. Она уже читает стихи, становясь на табуретку, перед гостями своих родителей, и, может быть, даже придумывает свои. В три года родители замечают интерес девочки к искусству. Она дорисовала своей рукой что-то на картине известного мастера. Теперь шедевр становится вдвойне шедевром. В четыре года у нее уже было выработано понятие стиля и вкуса. Маминой помадой она обрисовывала все свое лицо не любой, а только той, что в данный момент подходила к цвету песочника. О том, как еще в средней школе стала она светской львицей. Потом снялась в кино и стала известнее самой известной актрисы, написала книгу и стала известнее любой самой известной писательницы. Как стала самой популярной телеведущей и космической туристкой. И так о каждом годе бабулиной жизни, вплоть до ее тридцатилетия. А потом - то же самое, но уже с еще большим пафосом. Ведь именно в тридцать лет бабуля стала королевой планеты. И наконец, когда все жители королевства прослушали полную информацию о славной жизни моей бабули, начался грандиозный праздник на самой главной площади острова - прямо перед дворцом королевы.
   Утром третьего дня праздника на всех островах королевства прошли демонстрации. Демонстрировали свои наряды дамы.
   Все жительницы королевства, гламурные и негламурные, собрались перед королевским дворцом. Бабулю вынесли на балкон. Ей помогли поднять руку вверх и помахать ею приветливо я и моя мать. По площади прошел парад барабанщиц. После барабанщиц прошла колонна кинологов с чихуахуа. После кинологов - колонна фелинологов. За ними - дамы верхом на конях в белых галифе и сапогах-ботфортах. Выше галифе на них тоже была надета одежда. Слово "мать" звучало в этот день очень часто. Дамы все были на титановых каблуках, и кто-то постоянно наступал кому-то на красивую обувь. Везде слышны были такие слова: "Королева-мать - всем нам как родная мать". В разгар всеобщего ликования с неба посыпались парашютистки с разноцветными парашютами. А когда парашютистки приземлились, в небо были отправлены разноцветные шары в форме буквы S.
   Мои подруги были рядом со мной. И когда я позировала для фото на обложку журнала, и когда задувала свечи на торте бабули.
   В королевском дворце был устроен прием в честь моей любимой бабули, матери ныне правящей королевы. Столы ломились от яств. Здесь были: ризотто, горгонзола, фриттата, тальятела, пармижьяне, капоната, тартоллини, пенне, буритос, рататуй, чесночные креветки и драные блины. Когда все это было съедено и запито шампанским, пришло время десерта. Огромный торт со ста одной свечой внесли на носилках несколько кулинаров.
   -Ого! Сколько свечей! А вы ничего не напутали? - удивилась прабабка. - Неужели мне уже столько лет? Я вам не верю!
   -Бабуля, женщине столько лет, на сколько она выглядит. Тебе ни за что не дашь больше восьмидесяти, - сказала я бабуле.
   -Тогда уберите лишние свечи! - потребовала прабабка.
   Кулинары бросились вынимать из торта лишние свечи. Не лишние, а те, которые бабуля посчитала лишними. С моей подачи. Кулинары достали из торта ровно двадцать одну свечу.
   -Сколько у вас свечей? - спросила бабуля.
   -Двадцать одна, - ответили испуганные кулинары.
   -Доставайте еще! - потребовала бабуля.
   -Сколько? - спросили кулинары.
   -Убирайте! Я все равно их не смогу задуть!
   Кулинары торопливо убрали еще несколько свечей.
   -Столько достаточно? - спросили они.
   -Нет, эти я тоже не смогу задуть! А если я не задую все свечи сразу, мое желание не исполнится, - объяснила бабуля причину своего странного каприза.
   Кулинары убрали еще несколько десятков.
   -Бабуля, - сказала я бабуле прямо в ухо. - Осталось сорок пять! Может, стоит остановиться?
   -Да, можно остановиться, - согласилась бабуля. - Запомните: мне никогда не будет больше сорока пяти лет! В следующем году чтобы сразу поставили в торт сорок пять свечей!
   -Бабуль, загадывай желание: свечи вот-вот сгорят, - напомнила я бабуле.
   -А что мне загадывать? Мои желания все сбылись. Я добилась всего, чего хотела. Да я и сорок пять свечей задуть не смогу. Сделай ты это вместо меня, - позволила мне бабуля.
   -И желание можно загадать?
   -И желание можно загадать!
   Я загадала желание, самое сокровенное желание абсолютно всех королев красоты и светских львиц. Ничего личного! Я загадала, чтобы был мир во всем мире. Молча загадала, не вслух. И задула сразу все свечи. Нам с бабулей зааплодировали. Потом торт разрезали на куски и угощали всех присутствующих на торжественном приеме. Здесь были все самые знатные дамы королевства. Политики, актрисы, ученые, телеведущие, спортсменки, врачи, писательницы. Из бабулиных подружек мне удалось доставить во дворец только бабушку Варвару, у которой я купила полдома для своего гарема. Сейчас моя бабуля и бабушка Варвара спали рядышком на соседних стульях. Они не хотели есть торт.
   -Может, отвезешь бабулю домой? - предложила мне Люсиль. - Все равно она ничего не ест, ничего не пьет.
   -Ты что, Люсиль! Это же ее праздник! Пусть еще с нами поспит, - возразила я.
   После торта все вышли на площадь, чтобы посмотреть фейерверк в бабулину честь. Некоторые дамы не захотели покидать дворец. Они вышли на балконы или прильнули к окнам. Я осталась возле спящих подружек. Мои же неспящие подруги остались рядом со мной. Фейерверк разбудил бабушку Варвару. Бабушка Варвара разбудила мою прабабку.
   -Сеня! Вставай! Все самое интересное проспишь! - тормошила мою бабулю бабушка Варвара.
   -Спасибо, что разбудила! Не то просплю все самое интересное, - проснулась моя бабуля.
   Надо же! Они все еще верили, что их ждет еще что-то самое интересное! Мы втроем вывели обеих подружек на балкон, откуда они с восхищением наблюдали праздничный фейерверк. После фейерверка я спросила бабулю:
   -Тебе понравилось?
   -Понравилось. Но зачем эти цифры в воздухе? Теперь все будут знать, сколько мне на самом деле лет.
   Потом я показала бабуле куклу, которую тоже выпустили специально к ее празднику. Для куклы позировала я, но она должна была изображать молодую первую королеву Сению. Теперь девочки королевства смогут иметь у себя маленькую игрушечную копию моей бабули. И еще выпустили набор кубиков с моим изображением "Собери лицо королевы". Для кубиков позировала снова я.
   И еще один памятный подарок получила первая королева Земли к своему стооднолетию: монетный двор выпустил монету достоинством в сто одну копейку. На монете - бабулин профиль, а на другой стороне - корона, наш фирменный знак.
   Для монеты позировать пришлось тоже мне.
   Когда праздник окончился, я вздохнула облегченно. Но меня ждало еще одно испытание - свадебное путешествие. Я сама лично отвезла именинницу домой и поехала к себе. Подруги посоветовали мне один остров, на котором много игорных домов. Но я еще не определилась окончательно с маршрутом путешествия.

15

   Моя мама оказалась права, как ни прискорбно мне осознавать это. Как только я вступила в брак с четырьмя сыновьями Радмилы, ко мне сразу стали относиться, как к действительно самостоятельной и серьезной женщине. Казалось бы, ни во мне самой, ни в моем образе жизни ничего не изменилось, но тот факт, что я несу ответственность за четверых мужчин, делает мою особу солиднее в глазах общества. Меня завалили предложения о сотрудничестве различные фирмы, как только я вернулась из свадебного путешествия. Мне предлагали участвовать в различных конкурсах в качестве члена жюри. Мне предложили стать талисманом боксерской команды юниорок и рекламировать маскирующий ссадины карандаш. Мне предложили сняться в клипе известной певицы. Я получила несколько предложений сняться в мелодраматических боевиках. Каких только ролей мне ни предлагали! И супергероиня, спасающая мир от порабощения кровожадными гуманоидами, и кровожадный гуманоид, которого в конце фильма убивает сильная суперженщина. Был еще фильм о любви кровожадного гуманоида и сильной суперженщины, в котором мне предложили сыграть обе главные роли.
   Но было одно предложение, от которого я не смогла отказаться, несмотря на всю мою занятость посиделками в барах и светскими тусовками. Мне предложили стать ведущей интеллект-шоу "Сидим дома". Суть шоу сводилась к следующему: четыре молодых женщины, самые обычные женщины королевства, добровольно позволили заточить себя в замкнутое пространство. Им не позволялось покидать специально оборудованную для этого квартиру так долго, как они только смогут. Шоу будет продолжаться до тех пор, пока в нем останется всего одна женщина, которая выдержит дольше всех этот марафон заточения. Она и станет победительницей. Идею шоу предложила известный психолог, которая вот уже несколько лет занимается изучением мужской психологии. Каково это - быть мужчиной? Что чувствуют они, когда женщины оставляют их в гаремах, а сами отправляются по своим делам, будь то бизнес или обычная тусовка. Интеллект-шоу не ставит своей задачей изменение уклада жизни мужчин. Это только попытка проникнуть в их психологию. Меня лично этот вопрос интересовал всегда, поэтому я приняла предложение работать в шоу.
   И вот первый день. Я в небольшой пятикомнатной квартире, которую миллионам телезрительниц будут показывать много месяцев. Мое лицо будет в кадре только около часа в день. За это время я должна успеть задать участницам проекта наиболее интересующие телезрительниц вопросы и дать возможность участницам проявить свой интеллект. Итак, день первый. Знакомство.
   -Пять комнат, где долгие ночи и дни будут находиться наши девушки. Ни тусовок, ни вечеринок, ни походов по магазинам. Как это выдержать? Выдержат ли они, наши добровольные участницы? Сейчас мы отправляемся в комнату девушки с именем Картина. Здравствуйте, Картина!
   -Здравствуйте.
   -Картина, мы застали вас в постели, а сейчас уже полдень. Что вы можете рассказать по этому поводу? Это ваш обычный распорядок дня? Или вы чувствуете недомогание? А может, вас угнетает необходимость длительного пребывания в замкнутом пространстве?
   -Нет, что вы! Меня это нисколько не угнетает. А в постели я просто потому, что вообще люблю долго спать. Но моя профессия не дает мне такой возможности.
   -Расскажите тем, кто нас смотрит, какая у вас профессия.
   -Я тренер по фитнесу. Мои клиентки - состоятельные дамы, которые в состоянии платить мне много денег. А такие дамы, как правило, просыпаются очень поздно вечером и сразу же отправляются тусоваться.
   -А когда же вы с ними занимаетесь?
   -А вот как раз тогда, когда они просыпаются.
   -Можно об этом подробнее?
   -Пожалуйста. Сначала я показываю упражнения, которые можно делать, не вставая с постели. Потягивания, приподнимание поочередно рук, ног, головы и таза. Затем на носочках с высоко поднятыми руками посещаем туалетную комнату. После этого приставными шагами мчимся чистить зубы. Бег с высоким подниманием бедра завершается бегом на месте у домашнего экрана связи. Несколько энергичных взмахов руками, прыжков то в левую, то в правую стороны - и можно заказывать легкий завтрак. Обычно после этого я получаю свой гонорар и лечу к следующей клиентке, которая просыпается позже.
   -И этих упражнений хватает, чтобы быть в хорошей форме? - удивляюсь я.
   -Мне хватает. У меня очень мало времени между клиентками, поэтому я вынуждена бегать между занятиями. Результат перед вами.
   Картина сбрасывает с себя плед, вскакивает с кровати и оказывается передо мной и всеми телезрительницами в очень сильно облегающей пижамке глубокого синего цвета.
   -Да, - соглашаюсь я, - результат виден сразу. Еще один вопрос, интересующий зрительниц. Картина - это ваш псевдоним?
   -Нет. Это наша семейная традиция. Мою маму зовут Картина, моя бабушка была Картиной, а прабабку звали просто Тиной.
   -И последнее. Участницам проекта было позволено взять с собой в заточение какую-то вещь. Что взяли вы?
   -Я взяла на проект бумагу и ручку.
   -Зачем, если это не секрет?
   -Не секрет. Я хочу написать книгу о себе. Хочу поделиться с читательницами секретами моей профессии, рассказать, как приобрести такую красивую фигуру, как у меня. И еще некоторые моменты моей биографии для поклонниц.
   -У вас много поклонниц?
   -Безусловно. Безусловно, их станет еще больше после этого проекта. Моя книга определенно станет бестселлером. Она займет достойное место среди подобных ей бесподобных бестселлеров.
   -Спасибо, Картина. Я думаю, что уже сейчас у вас появились новые поклонницы.
   -Пожалуйста, - ответила Картина.
   Я продолжаю работать и направляюсь в комнату другой девушки.
   -Уважаемые телезрительницы! За этой дверью нас ждет еще одна незабываемая встреча. Кто же она, незнакомка, скрывающаяся в следующей комнате? Итак, вперед!
   Я открываю дверь и оказываюсь в небесно-голубой комнате с белыми диванами. Вместе со мной - миллионы телезрительниц.
   -Здравствуйте! Очень приятно, что вы уже проснулись, - говорю я следующей участнице проекта.
   -Я не только проснулась. Я уже давно творю.
   -Что же вы уже успели натворить к нашему приходу?
   -Я работаю над новой картиной.
   -Снова картина! Сейчас мы только познакомились с девушкой по имени Картина. А как зовут вас?
   -Меня зовут Юра. А картину я пишу.
   -О! Какое чудесное имя! С вашим именем связана какая-то история? Ваша мама или бабушка были юристами?
   -Нет, но они хотели, чтобы юристом стала я, - объяснила девушка. - Они были просто интеллектуалками.
   -А вы, значит, стали художницей. Зачем?
   -Сначала я не знала, что мне нравится. Мне нравились многие профессии, но я не могла выбрать одну. Еще в школе я была светской львицей, тусовалась с модными личностями, перенимала их опыт. Когда пять лет назад в моду вошли миниатюрные кошечки, я носила с собой одну такую на все вечеринки. Помните, они на ладони помещались? Взрослая кошка, а выглядит, как новорожденный котенок, который только глаза открыл.
   -Я помню. У меня самой есть такая кошка. Ее зовут Лучик.
   -Правда? И вы не отдали ее в приют?
   Юра имела в виду приют для негламурных животных. Туда светские львицы отдавали своих вышедших из моды котят. И других животных, которые вышли из моды.
   -Не отдала, - говорю я. - Я так привязалась к своей Лучику, что вот уже пять лет не завожу себе модное животное.
   -Неужели? Разве такое возможно? Вы принцесса, светская львица, а не имеете модного питомца?
   -Просто мне жаль было расставаться с Лучиком. А после кошек в моде были миниатюрные крокодильчики. Я боялась, что моя Лучик поцарапает крокодильчика, или крокодильчик съест Лучика.
   -А я тоже была очень привязана к моей киске, но вынуждена была отдать ее в приют. Отдала, но так скучала, что навещала ее ежедневно. Приходила, приносила ей что-нибудь из еды, одежды или аксессуаров. Так у меня возникла идея создать альбом эскизов одежды для кошек. Альбом свой я назвала "Стильные одежки для любимой кошки". Он вышел большим тиражом и пользовался успехом. Когда стало модным появляться на вечеринках с маленьким крокодильчиком на плече, я рисовала эскизы одежды для крокодильчиков. Мой следующий альбом назывался "Моя рептилия - икона стиля". Потом пришла очередь карманных розовых пуделей. Тогда я выпустила два альбома. "Модные юбчонки для стильной собачонки" и "Стильные штучки для гламурной сучки". Я уже рисовала не только одежду для моей розовой любимицы, но и бусики, клипсики, браслетики со звездочками на все ее миниатюрные лапки. Это было нечто! За эти альбомы я получила премию в области литературы и искусства. В прошлом году светские дамы носили на шее неядовитых змей, я просто вынуждена была создать коллекцию чехольчиков для змей. Моя коллекция вошла в альбом с названием "Платья на змейке для гламурной змейки".
   -А в этом году уже вышел какой-то ваш альбом?
   -Да, карманные хрюшки, с которыми модно появляться на вечеринках в этом году, тоже имеют возможность носить одежду от меня, модного поросячьего дизайнера.
   -И как называется ваш альбом?
   -Мой последний альбом называется "Для гламурной свинки - декольте на спинке".
   -Вы действительно считаете, что свиньям идут глубокие вырезы на спине?
   -Нет. Это только для рифмы. Вы обратили внимание, что я в каждом своем альбоме использую еще и свой поэтический дар? В названиях?
   -Да, обратила. А какие у вас планы на будущее?
   -Я не знаю, что будут носить в сумочках дамы в ближайшем будущем. Есть прогнозы, что снова войдут в моду миниатюрные кошки. Тогда я смогу переиздать мой первый альбом и забрать мою киску из приюта вместе с котятами, - девушка при этих словах расплакалась.
   Когда по ее щекам побежали слезы, тональный крем из нежно-персикового стал радужным. Я поняла, что слезы - это запланированный ход, чтобы произвести впечатление на телезрительниц. Я читала в журнале о специальном тональном креме, на котором появляются радужные узоры от слез. Крем называется "Красивые слезы". У меня такого крема еще не было. Надо будет обязательно купить для особых случаев.
   -Это было бы прекрасно! Тогда и я смогла бы гулять с моей кошкой по городу, без опасения, что кто-то назовет меня немодной. Но вы что-то еще говорили о картине.
   -Да, я пишу картины. Это мое хобби. Я пишу космические пейзажи.
   -И еще один вопрос в день нашего знакомства. Какой предмет вы взяли с собой на проект?
   -Бумагу и ручку, два предмета.
   -Вы будете писать письма? Или вести дневник? - с надеждой спросила я.
   -Нет, что вы. Кто сейчас пишет письма? Я пишу книгу о себе и своем творчестве.
   -Желаю вам удачи и новых идей в вашем творчестве!
   -Спасибо! А еще я собираюсь выпустить сборник своих стихов. Называться он будет "Мне двадцать три".
   -Вот как?
   -Да. И я сейчас прочту кое-что из сборника.
   Мне двадцать три, мне двадцать три,
   А я уже звезда, смотри!
   Когда мне будет двадцать пять,
   Я стану супер-стар уже!
   Вы заметили, как я тонко заменила напрашивающуюся рифму "опять" словом "уже"? Это такой мой творческий замысел. Белые стихи - модная тенденция в мире поэзии.
   -Да, заметила.
   -Хотите, я прочту еще что-нибудь?
   -Я бы слушала вас, но наше время работает не на нас.
   Остается еще две участницы, а мне уже хочется встретиться с Ташей и Степой и все обсудить. Какое же интересное интеллект-шоу! Столько нового смогут узнать телезрительницы королевства! Подхожу к следующей двери. Меня встречает громкая музыка.
   -Потише нельзя?! - кричу я, открыв дверь.
   -А?
   -Потише нельзя?! - повторяю я свою просьбу.
   -Что? Говорите громче!
   Я подхожу к источнику музыки и отключаю его.
   -Вы не любите музыку? - спрашивает меня следующая участница проекта.
   -Этот грохот вы называете музыкой?
   -А вы?
   -Я - нет, - отвечаю я.
   -А я - да.
   -Что "да"? - спрашиваю я.
   -А что нет? - спрашивает она.
   -А вот и третья участница нашего интеллект-шоу. Здравствуйте! И представьтесь, пожалуйста.
   -Я Муза. Музыку обожаю!
   -Ваша профессия как-то связана с музыкой?
   -С музыкой связаны все абсолютно профессии, прямо или косвенно. Музыка создает настроение, задает темп. Разгоняет сон, в конце концов. Так что без музыки Земля бы остановилась, все заглохло бы, и люди перестали бы появляться на свет.
   -Очень интересная версия.
   -Это не версия, это теория происхождения жизни. Моя собственная. Есть теория теологическая. Людей создала Великая Богиня. Есть гинекологическая. Людей рожают женщины. Еще есть инопланетная теория. Жизнь зародилась в космосе и передалась нам воздушно-капельным путем. А музыкальная теория - это моя собственная. Сначала был хаос, а потом появилась музыка. И мир стал стремиться к гармонии и совершенству.
   -Ваша теория кажется мне наиболее привлекательной. Это так красиво!
   -Да, я разбираюсь в красоте.
   -Расскажите нам о вашей профессии, - предлагаю я участнице проекта.
   -Я парфюмер-психолог, занимаюсь воздействием на психику женщины различных запахов.
   -Интересно, я всегда считала, что из меня может получиться отличный ароматерапевт. Но ваша профессия куда интереснее!
   -Да. Вот что вы можете сказать о человеке, которому нравится запах сырого мяса и свежей крови?
   -Что он псих.
   -Правильно! А если человеку нравится запах ромашки?
   -Что он не псих.
   -Тоже верно.
   -А вы не планируете книгу написать?
   -А как вы догадались? - удивилась участница.
   -По запаху бумаги и ручки в вашей комнате, - объяснила я.
   -Вы очень проницательны. Да, я хочу создать новый аромат и описать воздействие его на психику женщин, которые участвуют со мной в этом проекте.
   -Очень приятно было с вами познакомиться. Я думаю, что этим выражу общее мнение телезрительниц. До встречи!
   -Благодарю за аромат общения!
   Я думала, что все будет намного проще. Но сдаваться я не привыкла! Смело и решительно подхожу к двери. Осталось пообщаться всего только с одной девушкой из народа. Простой девушкой, которая сама добилась успеха в жизни.
   -Здравствуйте! - говорю я. - Сейчас на вас смотрят миллионы телезрительниц. Что вы хотите им сказать?
   -Сказать я могу многое. Но будет ли это им понятно? Я не уверена, что моя мысль найдет понимание у телезрительниц. Ведь я интеллектуалка, и у меня свое особое видение мира. Еще в раннем детстве мои родители заметили во мне много такого, что они называли странностью. Нелегко быть изгоем в собственной семье.
   -Хотите рассказать о своей семье?
   -Они были простыми людьми, они не могли понять высокие полеты моих мыслей. Отец носил паранджу, а мать - длинные ногти на руках и ногах. Когда она шла ко мне в спальню босиком, чтобы поцеловать перед сном и пожелать спокойной ночи, ее огромные ногти на ногах отчаянно барабанили по полу. Я представляла, что ко мне в комнату крадется чудовище. Я боялась мою мать.
   -А с кем из членов вашей семьи вы поддерживали теплые отношения?
   -Да, была у нас одна кухарка. До того, как найти пристанище в нашем доме, эта женщина долгое время была культовой певицей. Заработала много денег, открыла счет в банке. А чтобы не снимать деньги со счета, пошла работать к нам кухаркой. Моя мама не скупилась, платила ей хорошо. А кухарка за это пела для нас совершенно бесплатно.
   -Да. Вы девушка из простой семьи.
   -Не отрицаю. И работа у меня простая. Я селенокосметолог.
   -Это что-то связано с полетами на Луну?
   -Нет, это связано с фазами луны. Например, сегодня полнолуние. Сухой коже нельзя сегодня делать маску. Маску для жирной кожи не рекомендуется накладывать на убывающей луне.
   -А маникюр? Когда лучше делать маникюр? На убывающей луне или в полнолуние?
   -Я же селенокосметолог. А этим вопросом занимается селеноманикюрша.
   -Как интересно вас слушать! Но вы не назвали свое имя.
   -Мое имя приводит в восторг даже самых злобных и хищных светских львиц. Меня зовут Валерьяна.
   -Последний вопрос. Какие у вас планы на будущее?
   -Я планирую завершить работу над книгой.
   -О себе?
   -О себе и о времени, в котором я живу. В ней найдется несколько страниц и о вас, принцесса.
   -Обо мне уже пишут книгу, мой личный биограф.
   -Да? Значит, о вас будет две книги. Почему бы ни почитать о хорошем человеке лишний раз?
   -Да, действительно. Почему бы и не почитать? Желаю вам творческих успехов!
   Все! Трудно с непривычки. Гораздо легче сидеть за столиком с подругами и пить шампанское. А еще легче - выполнять супружеский долг. Я еще не была у своих мужей, как мы вернулись с Ташей и Степой из поездки. Какое чудесное было у нас свадебное путешествие! Мы просто падали от усталости у столов. Игроки в казино не смотрят на часы.
   Интересно, хватило ли моим мужьям тех денег, что я оставила им перед отъездом с подружками в свадебное путешествие? Вместо месяца мы болтались по игорным домам целых два с половиной! Столько денег просадили! Но это ничего. Завод мой кастрюльный теперь процветает. Я и не знала, что женщины в королевстве любят готовить дыню в шампанском. Интересно, а можно ли в моей кастрюле еще что-нибудь приготовить? Ну, после того, как дыня закончится. И еще я теперь буду зарабатывать в этом интеллект-щоу. Мой рабочий день окончен, я могу идти домой. А девчонок из проекта будут показывать двадцать четыре часа в сутки. Как они спят, как едят, как развлекаются, как ссорятся, как принимают гостей. К ним могут приходить их друзья и родственники, а вот им самим нельзя никуда выйти. Завтра будет тема "Конфликтная ситуация и достойный выход из нее". До завтра они уже должны поссориться и помириться. Наверное, это будет интересно. А мне очень понравилась участница, что создает эскизы моделей для модных животных. И я иду домой, где меня ждет Лучик, моя ласковая миниатюрная киска, вышедшая из моды пять лет назад.
   Спешу домой, переоденусь, и пойдем куда-то пообедаем с Ташей и Степой. Визит к мужьям в гарем запишу в разряд ненужных срочных дел. А такие дела я привыкла выполнять в последнюю очередь. В первую очередь - нужные несрочные. Открываю дверь своей квартиры - а меня сбивают с ног подруги с шарами, дудочками, хлопушками, конфетти, в смешных пиратских шапочках.
   -Поздравляем! Поздравляем! - орут они, как ненормальные. - Сюрприз!
   -Спасибо, девчонки! Это так неожиданно! А кто вам дверь открыл?
   -А мы сами!
   -А кто вам ключи дал?
   -А мы сами. У консьержки есть дубликаты. Мы ее связали и ключи у нее отобрали.
   -Да вы что? Так нельзя!
   Вдруг из шкафа выпрыгнула моя мама.
   -Поздравляю!
   -О, мама! Вот как вы сюда попали! Может, и бабуля сидит в каком-нибудь шкафу?
   -Нет, бабуля не сидит. А вот Радмила хочет с тобой поговорить.
   -Поэтому ты и пришла ко мне. Ну, где твоя Радмила?
   -Ее здесь нет, но она жаловалась мне, что ты еще ни разу не была в своем гареме. Ты еще не видела своих мужей после свадьбы. Ты плохо выполняешь свои супружеские обязанности.
   -Мама, мой гарем - это мое личное дело.
   -Ты хотя бы узнала, как они там устроились. Может, им купить что-то надо. Может, у них шампунь кончился или зубная паста. Они у Радмилы очень скромные, сами из дома никогда не выходили. Позаботься о них, дочь.
   -Может, мне их еще усыновить? Пусть радуются, что я за них замуж вышла.
   -Так ты хоть изредка их навещай, чтобы они маме своей не жаловались.
   -Ладно, навещу. Только сначала пообедаю. Девчонки, куда пойдем обедать?
   -У тебя есть книга. Давайте что-нибудь сами приготовим? - предложила Таша.
   -Сами? - удивилась мама. - Я в эти игры не играю. Это без меня. Тем более, что я сказала все, что хотела.
   -До свидания, мама. Только ключ от моей квартиры отдай. Я уже замужняя женщина, тебе не надо меня контролировать.
   -На! Забирай свой ключ! - обиженно сказала мама. - Разве я так часто к тебе прихожу?
   -Если мне не изменяет память, сегодня первый раз. Но хотелось бы еще реже.
   -До свидания, дочка! Придешь и ты ко мне! Захочется побывать в доме, где прошло твое детство. Я тоже тебя встречу так вежливо, как ты меня сейчас! - пообещала мама.
   -Люсиль, не обижайся. Я хочу побыть с подругами.
   -А как же родственное тепло?
   -А родственного тепла мне у бабули хватает.
   Когда мама ушла, девчонки стали хвалить меня, как здорово я смотрелась в телевизоре.
   -Вот и нашла себя, - сказала Таша. - И в профессии себя нашла, и в семейной жизни реализовалась. И глупые мысли о любви больше не будут отравлять твою жизнь.
   Мне не хотелось обсуждать эту тему с подругами. О своем таинственном и желанном незнакомце я могу рассказывать только бабуле, да и то в те минуты, когда она спит и меня не слышит. Спешу перевести разговор в другое русло.
   -Ищите книгу! Сейчас готовить будем!
   А что ее искать? Она лежит на моем столе. Я люблю ее перелистывать. Это моя любимая книга.
   Мы готовим очень вкусный десерт из клубники, взбитых сливок и шоколада. После того, как нам доставили клубнику, шоколад и флакон взбитых сливок, мы выложили на тарелку клубнику целиком, выдавили на нее сверху сливки и украсили кусочками шоколада. Получилось очень красиво и очень вкусно. И тут мене в голову приходит гениальная идея! Мой завод может выпускать еще и тарелки для клубники! Звоню в производственный отдел и отдел реализации. Там уже знают, что делать, чтобы моя идея принесла мне прибыль. Я же теперь семейная женщина, у меня четверо здоровых балбесов на шее. О Великая Богиня! Когда же я соберусь посетить гарем?

16

   Это прекрасно, когда можешь сама себе сказать: "Сеня, ты молодец!" Пробежки по утрам мне очень помогли. Сначала мне очень сложно было просыпаться рано, но теперь это стало потребностью моего организма. И еще у меня есть работа. Может, не такая, как хотелось бы. Может, я больше бы удовольствия получала, если бы стояла у конвейера в пекарне, у станка или бы лечила детишек. Но такая, видно, моя судьба. Кому быть философом, а кому строить дома или варить пиццу. Несмотря на то, что у меня есть книга, интерес к кулинарии у меня минимальный. Я люблю рассматривать фотографии блюд, читать, из чего они приготовлены. Но готовлю только вместе с Ташей и Степой. Сама никогда. Зачем? Я считаю, что никто не приготовит мне так вкусно завтрак, как профессиональный повар.
   После пробежки и гигиенических процедур иду в кафе. Я уже привыкла приходить сюда завтракать без подруг. Они в это время еще спят. Сажусь и жду. Что-то официантка сегодня долго не подходит ко мне. Я терпеливо жду. Мало ли что бывает? Может, у нее какое-то непредвиденное обстоятельство.
   Жду. И тут замечаю, что две официантки просто стоят у стойки бара и о чем-то оживленно беседуют. Наконец и моему ангельскому терпению приходит конец.
   -Официантка! - стараясь быть спокойной и вежливой, требую я внимания к себе.
   Официантки продолжают беседу. Никто из них не собирается меня обслуживать.
   -Официантка! - делая вид, что я спокойна, повторяю зов.
   -Обломись! - грубо говорит мне одна официантка и поднимает свою руку так, чтобы я могла увидеть кольцо с фальшивым изумрудом на ее среднем пальце.
   -Что?! - вскакиваю я.
   Но тут я вспоминаю: сегодня же пятнадцатое февраля, Обломов день. Как я могла забыть? Это же с детства мой любимый праздник! Сегодня можно все.
   -Сама обломись! - кричу я. - Ты, корова недоеная! Жрать давай!
   Официантка подходит к моему столику и швыряет мне тарелку с одиноким бутербродом.
   -Жри! - радостно говорит она. - Приятно подавиться!
   Как здорово! Я с восторгом начинаю есть бутерброд, но мой зуб натыкается на что-то твердое и, скорее всего, несъедобное. Под давно уже остывшим расплавленным сыром я обнаруживаю черную пуговицу с четырьмя дырочками. Это же надо! Я бы зуб могла сломать! Беру бутерброд в руку и бросаю его в официантку. Она делает вид, что меня вообще не существует в природе. И только когда я встаю из-за стола и выхожу из кафе, она пытается меня остановить.
   -А деньги?! - кричит она мне.
   -Обломись! - отвечаю и демонстрирую кольцо с натуральным сапфиром на среднем пальце.
   Чем чаще я буду произносить сегодня это слово, тем радостнее и веселее пройдут у меня весна и лето. Я не знаю, откуда берет начало эта традиция. Никто не может сказать, как появился этот веселый праздник, но всем женщинам королевства он очень нравится. Бабуля говорила, что когда-то в нем участвовали и мужчины. Но я даже представить не могу, чтобы мужчина сказал своей жене: "Обломитесь!" Не звучит. То ли дело яркое, емкое, дерзкое, краткое: "Обломись!" И еще я не совсем понимаю, зачем при этом еще и кольца свои демонстрировать. Именно на среднем пальце почему-то. Вот бы выяснить, откуда появилась такая традиция. Бабуля рассказывала, что в допотопное время люди дарили друг другу маленькие открыточки, наверное, с какими-то оскорбительными текстами. Они еще назывались как-то интересно: не то "обломки", не то "обломчики". Почему бы сейчас не возобновить выпуск таких открыток? На этом можно бы было заработать кучу денег! Открытка с похабным текстом или с какой-то грубой плоской шуткой. Надо будет поделиться своими соображениями с подругами. Мы бы втроем могли наладить выпуск "обломушек". Таша бы писала тексты, а Степа рисовала картинки. А я автор идеи, мне положена треть доходов. Мне денег много надо, у меня семья. Я своим мужьям каждый месяц содержание пересылаю. И так еще, по мелочам кое-что покупаю и с посыльным передаю. Сама еще не была у них ни разу. Связываюсь только с Варварой по экранной связи, узнаю, все ли в порядке и как дела у моих мужей. А что им будет? Баба Варвара их в обиду не даст.
   Обломов день! Вот почему все такие радостные с утра. А я еще подумала, почему это одна дама в парке меня толкнула и не извинилась? Я подумала, что это получилось случайно. А это просто Обломов день!
   Жаль, что в интеллект-шоу я сегодня выходная. Ох, и поговорила бы я сегодня с интеллектуалками! Я бы все высказала, что я о них думаю! Сегодня меня не пугает даже встреча с мамой и ее очередной подругой. Сегодня я смогу сказать маме: "Обломись, Люсиль!" Мне нравится этот праздник. Всем весело. Но есть все равно очень хочется. Но сегодня бесполезно идти в кафе, везде я услышу одно и то же. Везде мне постараются подсунуть какой-то несъедобный и твердый предмет в еду.
   Сейчас зайду в супермаркет и куплю себе готовой еды. А потом пойду к бабуле, она сварит для меня чай. Она не скажет мне "обломись" и перстень не покажет. Она не отмечает Обломов день. Наверное, единственная во всем королевстве. Бабуля почему-то не любит этот праздник. Когда я рассказываю ей, как было весело в Обломов день, она злится и говорит:
   -Вот дубины пустоголовые! Я же совсем по-другому все объясняла!
   Несмотря на то, что моей прабабке уже сто лет, она по-прежнему умеет варить чай. Что один раз научишься хорошо делать, то потом уже никогда не забудешь. Бабуля ловко нажимает кнопку у чайника, кладет в чашки пакетики чая. Я наливаю в чашки кипяток из чайника. Мы пьем с бабулей чай, как две подружки. Это правда, прабабка Сения мне ближе моих ближайших подруг. Бабуля роднее мне, чем Таша и Степа. А о маме и говорить нечего. Она меня совсем не любит. Только демонстрирует всем, как породистую кобылу.
   -Ты ешь конфеты, бабуля. Это твои любимые, с мармеладом.
   -Давай скорее, пока никто не вошел. У меня диетолог - очень строгая дама, - говорит бабуля и заталкивает себе в рот сразу три конфеты.
   -Бабуль, а почему...
   Но бабуля уже спит, так и не успев дожевать конфеты. Они трогательно торчат у нее изо рта. Я только хотела спросить у нее, почему это в Обломов день дамы на каток приходят в бобровых шубах. Не в лисьих, не в беличьих, не в волчьих, а именно в бобровых. Чем бобры провинились перед человечеством? Откуда такая традиция? И еще: сколько же бобров надо истребить, чтобы всем светским дамам королевства шубы сшить?
   Бабуля меня не слышит. Я запихиваю конфету ей глубже в рот, чтобы не увидела строгая диетолог. Покидаю уютный бабулин дом. Спешу туда, где мой вопрос может быть услышан. К подругам. Таша и Степа уже ждут меня на нашем обычном месте.
   -Девчонки, как вы думаете, сколько невинных бобров надо истребить, чтобы сшить шубы для всех модных дам королевства?
   -И шапки, - подсказывает Таша.
   -И муфты, - добавляет Степа. - Наверное, очень много.
   -А какое тебе дело до бобров? - говорит Таша. - В бобровой шубе тепло и красиво. Ты разве не заметила, что на тебе такая же?
   -Да, но бобра убили, и его боль я должна теперь носить на себе.
   -Сеня! Вечно ты своими глупостями всем настроение портишь! - недовольно ворчит Таша.
   -Это не глупости, - упрямо говорю я. - Бобров убивают, снимают с них шкуру. А мы носим из этой шкуры шубы.
   -Ты что-то путаешь, Сеня, - говорит Таша. - Бобры линяют, сбрасывают старую шкуру, а новая у них потом вырастает.
   -Это правда?
   -Да, наверное, - успокаивает меня Таша.
   -Все равно. Можно было бы ввести моду на искусственный мех.
   -Из плюшевых мишек? Это ж сколько плюшевых мишек пришлось бы истребить, чтобы всем публичным дамам шубы сшить!
   -Так все-таки истребляют бобров? Или они шкуру меняют сами? Кто мне может объяснить?
   Никто. Сегодня все пытаются делать друг другу какие-то пакости, сказать что-нибудь обидное. Везде слышится сочное "обломись" на любую человеческую просьбу. Сколько мы сидим в кафе, к нам не подошла до сих пор официантка. Но у нас с собой есть пластиковые стаканы и шампанское. Степа откупоривает и наливает.
   -Обломись! - громко говорю я официантке и поднимаю шампанское.
   Похоже, обедать нам сегодня не придется. Сейчас пойдем на площадь. Там сегодня массовое гулянье в честь праздника. Я забываю о трагедии бобров и думаю о Люсиль. Вот бы встретить ее сейчас с одной из ее многочисленных подруг! Она подойдет ко мне и скажет:
   -Сеня! Познакомься с моей новой подругой!
   А я ей:
   -Обломись, Люсиль!
   И кольцо ей покажу с рубином, что мне бабуля сегодня подарила.
   И тут я вижу маму. Она беседует с двумя дамами и, похоже, меня совсем не замечает. Конечно! Как же ей заметить родную дочь, пусть даже и пробирочную, когда она беседует с самой Магнолией-Магнолией! Да, рядом с мамой стоят Магнолия-Магнолия и ее мать Эврика, которая дала мне когда-то автограф. Очень удобный подвернулся случай, чтобы познакомиться лично с моей любимой актрисой. Оставляю подруг и подхожу к матери сама.
   -Мама, привет! Ты не хочешь познакомить меня с дочерью своей подруги? - радостно спрашиваю я.
   -Обломись, Сеня! - громко, что даже услышали мои подруги, отвечает мне мама и показывает перстень с массивным бриллиантом.
   Ее спутницы начинают дико хохотать. Моя мама поддерживает их своим мерзким, дребезжащим, как экран связи, смехом.
   Вот тебе и Обломов день. Сплошные обломы. Родная мать выставила посмешищем перед всеми.
   Эта встреча немного испортила мне впечатление от праздника. Но я это переживу. Скоро начнется грандиозное шоу Обломова дня. На главную площадь острова перед резиденцией правящей королевы подтягиваются люди. Как только наступят сумерки и включатся прожектора, королева выйдет на балкон и будет рассматривать прошения подданных. На это шоу прилетают даже с других островов. Для знатных дам специально для Обломова дня сооружаются ложи. Я и мои подруги - знатные дамы. Для нас нашлось место в одной из лож. Нам здесь очень удобно, отсюда хорошо виден балкон, где будет находиться правящая королева, моя родная бабка.
   И вот трубят трубы, барабанят барабаны, а на балконе появляется королева. Хоть ей уже и много лет, выглядит она великолепно. Лицо ее видно плохо, но наряд у нее сногсшибательный: длинное пальто из меха какого-то очень красивого и редкого зверька, высокая шапка из меха того же зверька. Это я образно говорю, что из зверька. На самом деле, зверьков на всю эту красоту ушло очень много. На шапке королевы - золотая корона с разноцветными камнями. Королева обращается к подданным с приветственной речью. Затем ей подают поднос с конвертами. Королева достает один конверт, вскрывает его и передает самой главной советнице. Самая главная советница зачитывает просьбу, изложенную в письме. Просьбы называются прошениями. Королева внимательно выслушивает содержание прошения, а с нею его слушают все подданные, что собрались на дворцовой площади. Несколько секунд королева обдумывает ответ, затем поднимает руку вверх, демонстрируя перстень на среднем пальце, и громко восклицает:
   -Обломись!
   Публика ликует. Все прошения разные. Например, одна медсестра обратилась к королеве с просьбой, чтобы медицинским работникам добавили несколько дней к ежегодному отпуску. Работница конфетной фабрики обратилась к королеве с прошением трудоустроить ее мужей, потому что ее зарплаты катастрофически не хватает, чтобы содержать гарем. Продавщица супермаркета обратилась с вопросом, нельзя ли отменить в королевстве завтраки и обеды, а оставить только ужины, потому что продукты питания очень подорожали.
   И много еще подобных вопросов. И на все королева отвечала образно, дерзко, стильно и сильно. И каждое ее "обломись" встречалось громом аплодисментов и радостными возгласами. Ответ на каждый вопрос сопровождался показом каждый раз нового кольца на среднем пальце королевы. Обломов день - это единственная возможность у королевы, чтобы показать сразу все свои кольца.
   Наконец последний конверт вскрыт, последнее "обломись" пронеслось над площадью. В последний раз палец королевы взлетел вверх. Королева прощается с подданными и уходит
   по-королевски.
   Теперь - ледовое развлечение. Недалеко от дворцовой - еще одна площадь. Сегодня она покрыта льдом. Чтобы попасть на этот каток, необходимо выстоять огромную очередь и заплатить большие деньги. Зато на катке можно получить несравнимое ни с чем удовольствие. Дамы в бобровых шубах катаются на коньках и стараются сбить с ног как можно больше других дам. Ровно через час дам меняют на новых дам. Каток освобождается, лед чистится, и запускается новая партия стремящихся к веселью. И все начинается сначала.
   Мы стоим уже почти у входа. Наша очередь подойдет через час. Вдруг я вижу, что к нам приближается моя мать.
   -Сеня! - издалека машет она мне. - Ты заняла очередь для любимой мамочки и ее близких подруг?
   Близкие подруги на сегодня - звезда кино Магнолия-Магнолия и ее мама Эврика. Вот сейчас я отвечу!
   -Обломись! - громко произношу я и выставляю напоказ кольцо с рубином, подаренное мне сегодня бабулей.
   -Сеня, ты молодец, - шепчет мне на ушко Степа, свидетельница моего недавнего позора, когда родная мать обломала меня.
   -Сеня, ты ведь так хотела познакомиться с Магнолией-Магнолией? - напомнила мне Таша. - Она ведь твой кумир.
   -Была. А сейчас нет, - говорю я.
   -Это еще почему?
   -Я не могу ее уважать после того, что она сказала в одном интервью.
   -Я не помню никакого интервью. Расскажи!
   -Помните, как раз перед началом года в горах погибла режиссер Симона? - спросила я подруг.
   -Конечно, разве такое забудешь! Такая трагическая гибель! Симона была талантливой, молодой, красивой. Мне так жаль было ее, я даже плакала, когда услышала о ее смерти, хоть мы не были с нею лично знакомы, - сказала Степа.
   -А Магнолия-Магнолия была ее лучшей подругой. И когда у нее спросили, как она переживает смерть близкой подруги, знаете, что она ответила?
   -Что?
   -Она не сказала, что очень переживает. Она не сказала, что соболезнует родным и близким безвременно ушедшей Симоны. Она сказала так: "Для меня жизнь интересна тем, что она разная". Получается, жизнь для нее интересна тем, что рядом с ней погибают ее друзья.
   -Ужас, - сказала Степа. - Она так сказала? Может, ты что-то поняла неправильно?
   -Девчонки, я все поняла правильно. Я тот ее ответ запомнила на всю жизнь. Теперь она уже не мой кумир.
   В это время подошла наша очередь кататься на коньках. Было очень жарко в бобровых шубах, зато не так больно падать. Это было превосходное развлечение! Мы катались так, чтобы сбить как можно больше женщин. Доставалось и нам. Я уже и не помню, сколько раз я падала на лед. Но сразу же поднималась и продолжала развлекаться. Ведь такое развлечение можно себе позволить только раз в году - пятнадцатого февраля, в Обломов день.
   К сожалению, наше время на катке вышло. Теперь на льду будут другие женщины, стремящиеся падать и толкаться. А мама и ее подружки будут ждать своей очереди еще целый час. Так им и надо! Не надо было кричать мне: "Обломись!" Все-таки родная мать. Мы с подругами так друг другу не сказали за целый вечер ни разу. Праздник праздником, а дружба дружбой.
   Странно: почему бабуля так не любит Обломов день?
  

17

   Весна. Появляются листья на деревьях, набухают почки. А вместе с новой листвой неизвестно откуда стали появляться на земле какие-то странные листики. Листики эти были везде, словно пестрые осенние листья. На дорогах, тротуарах, на скамейках в парке, в искусственном водоеме. Они появлялись рано утром, когда я выходила из дома на пробежку. А когда я возвращалась после пробежки домой, их уже старательно собирали и упаковывали в мусорные баки. Я успела поднять несколько таких листиков, чтобы показать бабуле.
   -Бабуля! Смотри: с неба падают листики! Что это значит?
   -Листики? Это осень, детка. Золотая осень, - задумчиво говорит бабуля.
   -Нет, сейчас весна, бабуля, это совсем другие листики! Смотри! - протягиваю бабуле листок с мелкими буковками.
   -Какой кошмар! Газета?! Откуда?! Я же запретила все газеты! - испуганно вскакивает с гамака бабуля. - Кто посмел нарушить запрет?!
   -Газета? Это неглянцевое издание называется газета?
   -Да, это газеты. Их изобрели мужчины, чтобы отгораживаться ими от женщин, - объяснила бабуля.
   -Как паранджей?
   -Еще хуже! Когда были газеты, мужчины еще не носили паранджу. Они садились за столы, раскрывали свои газеты, и уходили в свой мужской мир, отгородившись от женского.
   -А может, они просто читали? - предположила я.
   -Ха-ха! Как же! Читали! Что там читать?! Ни гороскопа, ни светских сплетен, ни рекламы косметических средств! Что там читать? Как где-то выпал град и уничтожил все посевы? Нам привезут посевы оттуда, где град пройдет стороной.
   -Бабуля, а может, все-таки нужны газеты? От них вреда никакого нет.
   -Нет. Чует мое сердце - будет вред. Если уже кто-то стал снова издавать газеты, значит, кое-кто еще помнит о них. А если помнит о них, то может вспомнить и о кое-чем другом.
   -Бабуль, расскажи мне, как люди жили в допотопное время.
   -Люди? Люди жили, как и сейчас. Пахали, сеяли, убирали, строили, учили, лечили, продавали, покупали. Только тогда еще им во всем этом помогали мужчины, а не сидели у них на шеях в гаремах.
   -Бабуль? Так может пришло время снять с них паранджу? - нерешительно предложила я. - Было время надеть, а теперь пришло время снять. Вернуть мужчинам их прежнюю свободу.
   -Что ты! Что ты! Ни в коем случае! Никаких решительных мер! Только поэтапные реформы! Они же не будут знать, что им делать с этой свободой. В первый же день шампанского налакаются и в больницу попадут с отравлением. Их учить надо!
   -Учить свободе? - удивлена я.
   -Учить всему. Мужеству, профессиям каким-то. Они же за семьдесят лет в гареме так разленились, они же ничего не могут сами.
   -А как учить? Чему я могу, например, научить своих мужей? Они же всего боятся и только своей матери на меня жалуются.
   -А ты прикармливай их с руки. Ближе подходи и корми. Они привыкнут. А потом научи чему-нибудь такому, что сама умеешь.
   -Телепередачу вести?
   -Нет. До этого им еще очень далеко. Сначала буквы с ними выучи.
   -Так я знаю!
   -Знаю, что знаешь. Так они не знают, наверное. Книжки им купи, с картинками, чтобы не надоели сразу. А потом - научи их в футбол играть. А если будут в футбол играть и пиво пить, то в недалеком будущем снова прежними мужиками станут.
   -Пиво? А где его взять?
   -Сама не знаю. Очень важные вещи потеряны человечеством. Но есть две, потерю которых ничем не восполнишь. Это средство для обесцвечивания волос и пиво для мужчин. Освободить мужчин без пива - это как освободить крестьян без земли. Не будут знать, чем себя занять.
   -Бабуля, с тобой так приятно общаться. Только ты меня понимаешь. Только с тобой я могу поговорить о...
   Но бабуля снова уже крепко спит в своем гамаке. Старая светская львица. Маленький, сухонький, седенький светский котенок... Так трогательно поскрипывает вставными зубками... Моя прабабка...
   Так и не успела я рассказать бабуле о своем любимом. О Великая Богиня! Как же я хочу его найти! Что-то давно не приходила сотрудница сыскного агентства "Соль" за очередной порцией денег. Когда она приходила в последний раз, я успела поинтересоваться, какое отношение музыкальная нота имеет к сыску. Ассоль засмеялась и ответила:
   -Нет. Название агентства - это не нота, а продукт питания. Если ложку соли растворить в бочке воды, то и тогда собака-ищейка почувствует ее запах. Вот на такие высокие профессиональные качества сотрудниц агентства указывает наша вывеска.
   -Вы хорошие ищейки? - спросила я.
   -Да, - уверенно ответила сотрудница.
   -А почему тогда вы не можете найти мужчину, который мне нужен?
   -Я ищу. Еще немного времени дайте мне, и я его обязательно найду. У меня уже есть список всех медсестер, которые пользуются духами "А почему?" Это практически все медсестры на острове.
   -Почему "А почему?" так любят медсестры? - удивилась я тогда.
   -Почему? Потому, что "А почему" - это просто хорошие духи.
   -Не буду спорить. И что дает вам список медсестер?
   -Я еще подумаю над этим. Легче найти часы в казино, чем мужчину в парандже без опознавательных знаков.
   Сотрудница взяла у меня тогда еще немного денег и ушла продолжать поиски. Но я ей уже не верю. Я не верю, что она что-то вообще может найти. Она может только ложку соли унюхать в бочке с водой.
   Я хочу с кем-то поговорить о моем любимом. Приглашаю к себе подруг. В последнее время мы часто стали нарушать традицию встречаться исключительно вне дома. Нам вместе хорошо и дома, ведь теперь у нас есть книга рецептов целительницы Люды. Мы можем приготовить себе кое-что из еды сами, не прибегая к помощи профессиональных кулинаров.
   Мне хочется поговорить о своих чувствах. Я лопну, как пузырек шампанского, если не поделюсь ни с кем своими мыслями. Придется все рассказать подругам.
   -Девчонки! - выбалтываю я великую тайну. - Я влюбилась!
   -Когда? - удивляется Степа. - Ты ведь еще ни разу не была в своем гареме? Или была?
   -Не была. Он не из моего гарема, - объясняю я.
   -А из чьего? - удивленно спрашивает Таша, обладательница гарема из тринадцати мужчин. - На чьих это мужей ты положила глаз?
   -Ни на чьих. Он не женат еще, - утверждаю я, хотя не знаю это наверняка.
   -Какие тогда проблемы? Бери его, пятым будет, - советует Таша.
   -Я не знаю, где его найти.
   -Так другого возьми, - советует снова неугомонная Таша. - Тебе какая разница? Ты все равно в гарем не показываешься.
   -Глупая ты, Таша, - говорит Степа. - Не всякого мужчину можно взять к себе в гарем. Не всякий мужчина годится в мужья. Надо, чтобы душа лежала.
   -А я думаю, надо, чтобы... - не договаривает что-то Таша, ее перебивает Степа.
   -Только не надо этих пошлостей, Таша. Видишь, Сеня влюбилась. Ей не до твоих шуток.
   -Да, - соглашаюсь я с подругой. - Мне не до шуток. Я хочу его найти.
   -Так обратись в агентство, - советует Степа.
   -Я уже обратилась. Только деньги с меня сосут, а результатов никаких. Им бы вывеску надо сменить, чтобы не "Соль" назывались, а "Пылесос", или просто "Сос".
   -Прекрасное название для агентства! SOS - "спасите наши души", - заметила Степа.
   -Спасите наши души... Спасите наши души... Где-то я слышала уже эти слова... Наверное, от бабули. В каких-то ее допотопных стихах.
   -Эти слова известны всем, - заметила Таша. - Не только твоей бабуле.
   -Но мне они сейчас нужны, как никому другому, - сказала я.
   -А давайте сами по острову прошвырнемся. Может, за пару месяцев и найдем твою пропажу. Как он выглядит? - спрашивает Таша.
   -Как обычно. Плащ, паранджа. Как все, - устало говорю я.
   -Это плохо, - говорит Степа. - Плохо, что все мужчины выглядят одинаково. На самом деле они все разные.
   -Откуда тебе знать? У тебя только один муж, - напомнила Таша Степе.
   -Ну и что? Чтобы понять, что мужчина особенный, не обязательно сравнивать его со всеми остальными на планете. Вот мой муж - особенный. И сын тоже. И наставник у моего сына тоже особенный.
   -Так возьми его себе в гарем, - советует Таша. - Счет размочить.
   -Нет. Пусть он лучше моего сына учит. Знаете, у моего сына столько талантов. И даже к литературе.
   -Много читает? - спросила я.
   -Сам пишет. Вот недавно сказку сочинил про зеленого щенка.
   -Разве такие бывают? - удивилась Таша.
   -Не бывает. Но это же его фантазии. Хотите, я вам почитаю?
   "Маленький щенок был очень одинок. Когда он шел по улице на своих коротеньких лапках, следы от его длинных ушей оставались длинными полосками на снегу.
   -Смотрите, зеленый щенок, - слышал он за своей спиной. - Его, наверное, забыли инопланетяне.
   Ночью щенок дрожал от холода и голода и смотрел на звезды. Он думал, что где-то есть его планета, с которой он прилетел на Землю. И от этого ему становилось теплее.
   А утром щенок увидел мальчика. Мальчик тоже был зеленым.
   "Вот мальчик зеленый, как я. Его, наверное, тоже забыли инопланетяне", - подумал щенок.
   Но мальчик не прилетел с другой планеты. Земля была ему родным домом. Он просто болел ветрянкой, и его мазали зеленкой.
   -Папа! - сказал зеленый мальчик мужчине без паранджи. - Давай возьмем щенка! Он тоже переболел ветрянкой.
   Мальчик поднял щенка со снега. На дороге остались только длинные полоски от длинных щенячьих ушей.
   "Как хорошо! - подумал щенок и лизнул щеку мальчику. - Значит, я не прилетел с другой планеты. Здесь мой дом".
   -Какая трогательная история, - внезапно расплакалась Таша, и щеки ее расцвели радужными узорами.
   Это все тональный крем "Красивые слезы". Сегодня же закажу себе такой же. И вдруг я понимаю...
   -Степа, дай мне сказку! - требую я.
   -Зачем? - удивленно спрашивает Степа.
   -Я хочу уточнить кое-какие детали.
   Степа дает мне лист, исписанный аккуратным детским почерком. Я внимательно перечитываю сказку от самого начала до самого конца. Вот! Я нашла! "Папа! - сказал зеленый мальчик мужчине без паранджи". Мужчина без паранджи! Вот момент, что поразил меня в сказке. Не то, что щенок был зеленым. И даже не то, что длинные-предлинные уши тянулись за щенком по снегу. Мужчина был без паранджи на улице! Где мальчик мог это видеть?
   -Твой сын был на других островах? - спрашиваю я Степу.
   -Нет.
   -А где он мог увидеть мужчину без паранджи?
   -В гареме.
   -Но ведь в гареме нет снега. События в сказке происходят на улице.
   -А! Это же ребенок. Все перепутал. Не придавай этому значения. Это случайно, - сказала Степа.
   -Нет, это не случайно. Кто-то рассказал твоему сыну об острове, где мужчина может ходить по улице без паранджи.
   -Какая ты смешная, Сеня! - заливается смехом Степа. - Кто? Кто ему мог об этом рассказать?
   -А твой учитель? Вернее, его учитель? Разве он не мог рассказать твоему сыну о своем острове? - допытываюсь я.
   -О своем? Да ты ли в своем уме? Он живет на нашем острове, на соседней улице. Никуда не летает, каждый день бывает у нас, сына моего учит. А дома у него дел много, он просто не успел бы никуда летать, даже если бы очень захотел.
   -Но где-то он увидел мужчину без паранджи, свободно разгуливающего по улице, - настаиваю я. - И рассказал об этом твоему сыну.
   -Не выдумывай, Сеня. У мальчика просто богатое воображение. Фантазер! Вот он и придумал мужчину без паранджи.
   -Фантазии тоже должны иметь под собой какую-то реальную почву, - говорю я.
   -А где он видел зеленых щенков? - быстро спрашивает Таша.
   Этим вопросом она загоняет меня в тупик. Значит, я ошиблась. Значит, учитель Степиного сына не прилетел к нам с другого острова, где мускулистые мужчины ходят без паранджи, водят пули и мотоциклы, играют в футбол и пьют... Пьют... Как же это называется? Диво? Миво? Мимо? Надо будет спросить у бабули. Вспомнив о бабуле, я сразу же вспоминаю и о листиках, что нашла на скамейке утром у своего дома. Сейчас листиков на улице нет, их уже собрали и уничтожили. Но у меня есть. Я встала раньше обычного на пробежку, поэтому мне и достались листики.
   -Читали? - протягиваю я девчонкам по листику.
   -Что это? Как неэстетично выглядит! - говорит Таша.
   -Это газета, - гордо говорю я.
   Хоть одно новое слово не забыла.
   -Газета? - удивляется Степа. - Где ты взяла?
   -Этими листиками утром была устлана вся земля. А сейчас нет ни одного. Вам не кажется это странным?
   -Убрали, чтобы было чисто, - отмахивается от меня Степа. - Ты во всем ищешь глубокий тайный смысл.
   -Нет, не потому убрали, чтобы было чисто, - возражаю я подруге. - Кто-то не хочет, чтобы мы читали газеты.
   -А мы бы и так не читали. Что здесь читать? Ни светских сплетен, ни рекламы косметических фирм, ни глянцевых картинок, ни гороскопа. Кто это вообще читать будет? - удивляется Таша.
   -Газеты запретила бабуля. Они очень опасны, - объясняю я подругам. - В допотопное время их читали только мужчины.
   -Многие мужчины не умеют читать, - машет рукой Таша.
   -Но не все. Вот мой сын...
   -Да знаем мы уже про твоего сына! Эти листики присылают мужчины с острова, где не носят паранджу, нашим мужчинам.
   -Опять ты за свое? - крутит у виска Таша, намекая на мое умственное состояние. - Такого острова нет. Это я его придумала и рассказала о нем тебе. Это моя фантазия!
   -Жаль, - грустно сказала я. - Так хочется быть слабой, а мужчина рядом чтобы был сильным.
   -Ты не в бабулю пошла, - говорит Степа. - Ты, наверное, пошла характером в свою мать.
   -В пробирку, что ли? - уточняю я.
   -В пробирку, - соглашается подруга. - Такая же тонкая, прозрачная, нежная и хрупкая.
   -Не надо надо мной смеяться, - вздыхаю я. - Мне грустно потому, что я не могу найти моего возлюбленного.
   -Предлагаю разойтись по острову и искать Сениного возлюбленного! - орет Таша. - Кто за? Поднимите руки!
   Обе мои подруги поднимают по две руки.
   -Спасибо, - говорю я. - Но вы не сможете его найти. Это я должна сделать сама. В свободное от работы время.
   -Если честно, то я тебе даже завидую. В нашем мире невозможно влюбиться, я так всегда считала. А ты влюбилась. Это, наверное, так здорово! Я бы хотела почувствовать, - сказала Таша, - что чувствуешь ты.
   -Я страдаю, - вздохнула я.
   -И я хочу страдать!
   -Я грущу...
   -И я хочу!
   -Я не сплю...
   -И я не хочу спать!
   -Я не ем...
   -А это ты уже врешь, подруга. Аппетит у тебя хороший. Даже твоя любовь неразделенная не может это изменить. Нам не пора ли подкрепиться? И шампанское что-то мы давно не пили.
   -Да, - соглашаюсь я. - Со вчерашнего дня.

18

   Меня ласкал мужчина. Он нежно касался своими пальцами моего лица. Я видела только его глаза. Глаза, похожие на зыбучие пески... Запах его длинных волос был дивным и сладким, это был аромат манго и кокоса. Почему он так долго не может найти мои губы? Я уже готова к поцелую, я жажду его. Сама начинаю искать его губы. Но он почему-то отворачивает от меня свое лицо. Я целую его волосы, я вдыхаю их аромат. Я готова на все, одного поцелуя мне будет мало.
   -Лучик! Брысь! Мне нечем дышать!
   Моя крошечная немодная кошка лежит прямо на моем лице. Может, она замерзла и согревается моим дыханием?
   -Девочка замерзла, - беру я в ладони свое сокровище и встаю с кровати. - Девочке свитерок наденем. Девочке молочка подогреем.
   Я включаю подогреватель молока, вставляю в него миниатюрную бутылочку. Одна порция для малютки. Но киска все не съедает. Немного полакала и снова попросилась на руки ко мне. Но мне надо уходить. У меня утренняя пробежка в парке. А взять кошку с собой я не могу - она вышла из моды пять лет назад. Кто-то увидит, смеяться будут. А может, кто-то еще и сфотографирует, фото в журнал отошлет. Позор на все королевство! "Принцесса Сения разгуливает с негламурным животным".
   -Лучик, - глажу я свою любимицу. - Я скоро вернусь. Не скучай!
   Утренняя прохлада приятно освежает мне лицо. С тех пор, как я стала бегать в парке, утро стало для меня любимым временем суток. Раньше я в это время дрыхла, не чуя ни рук, ни ног. А еще раньше я в это время только домой с вечеринки возвращалась. А сейчас вот бегу, дышу. И другие дамы бегают. Многих уже в лицо знаю, здороваемся. Просто киваем друг другу приветливо. Меня-то все знают. Я же принцесса, будущая королева. И еще я ведущая самого модного телевизионного проекта. Много людей бегают в парк по утрам за здоровьем. Даже замечаю иногда парочку мужчин. В длинных бесформенных плащах, в парандже, а все равно бегут, тоже хотят отлично себя чувствовать и иметь хороший цвет лица. А вот Таша и Степа - лентяйки. Они долго спят. Им не понять моего восторга. Делаю еще несколько аэробных упражнений в парке, восстанавливаю дыхание - и уже спокойным шагом иду домой. Достаю из почтового ящика свежий журнал, здороваюсь с консьержкой, которая только проснулась, поднимаюсь к себе в квартиру. Пешком, без лифта. Мои ноги будут крепкими и сильными. Они прослужат мне еще очень много лет.
   Мне приносят кофе. Я пью его и листаю свежий номер журнала. Смотрю удивленно на обложку. Да, журнал новый. Он вышел только вчера. Сегодня ночью мне опустили его в почтовый ящик. Какое счастье!
   -Лучик! - говорю я своей киске. - Мы идем на прогулку!
   Я выхожу на улицу с миниатюрной кошкой на плече. Две знакомые дамы посмотрели на меня и чуть не подавились смехом. Они еще не знают. Они еще не успели прочесть свежий номер журнала.
   В первую очередь направляемся в ювелирный зоомагазин. В отделе украшений для кошек, где еще совсем недавно висел огромный плакат "Скидки на все товары 50%", пока еще пусто. Но скидки уже нет. Здесь уже читали свежий журнал. Покупаю моей киске четыре гламурных браслетика на задние лапки. Два с изумрудами, а два с бирюзой. С изумрудами - под цвет ее роскошных зеленых глаз. В отделе все еще нет других покупателей, только я и Лучик. Но скоро проснутся все дамы королевства. Они прочтут в рубрике "Хит сезона" о том, что миниатюрные кошки снова вошли в моду. Пока дамы поедут покупать себе кошек, а некоторые помчатся в приют для негламурных животных за своими старыми, мы с Лучиком пройдемся по всем зоомагазинам.
   В кондитерском зоомагазине нам предложили новинку - ириски, освежающие дыхание киски с потрясающим названием "Дыхание ангела". Мы приобрели для пробы одну упаковку с двенадцатью пакетиками. В каждом пакетике - пять конфеток. Принимать сразу же после пробуждения. Зубы можно не чистить. Ириска обладает еще и очищающим и отбеливающим эффектом. Мы выбрали запах грейпфрута и ванили. Лучику очень нравится ваниль. Мне тоже.
   В кондитерском магазине мы еще купили кошачьи крекеры без сахара, но с абсолютно безвредным его заменителем. Взяли одну крошечную упаковку шоколадных плиточек для миниатюрных кошек. Дело в том, что кошки этой породы - ужасные сладкоежки. Как я. Идем в отдел для хозяек миниатюрных кошек. Здесь тоже полностью обновился ассортимент. Беру себе большую коробку шоколадных конфет "Кискиной подружке". Кажется, в кондитерском больше делать нечего. Вот разве что посидеть за столиком в отделе дегустации молочных продуктов, вылакать по чашечке сливок. Что мы и делаем с удовольствием. Мы сегодня первые. И все самые новые товары, модные и стильные, будут сегодня нашими. Моими и Лучика.
   Зоомагазин "Модная одежда" мы решили посетить в последнюю очередь. А сейчас - наш самый любимый, парфюмерный зоомагазин. Запахи для меня значат многое. Не зря я всегда считала, что смогла бы стать отличным ароматерапевтом. Может быть, еще и стану. Но не сейчас. Сейчас мне хватает дел. А когда стану королевой - ароматерапия будет моим гламурным увлечением. У каждой женщины должно быть какое-то стильное хобби.
   Мы входим в парфюмерный зоомагазин. Мы погружаемся в упоительную мелодию ароматов. Здесь уже так много новинок! Известные косметические фирмы отлично подготовились к сегодняшнему дню. Новое направление в моде - миниатюризм - уже привело в движение всю индустрию королевства. Снова в моде микромини-юбки, мини-сумки, мини-кошки, мини-цветы, мини-флаконы для духов, мини-коробки с шоколадными конфетами. И все такое прочее. В ресторанах уже с сегодняшнего дня перейдут на миниатюрную посуду. Значительно уменьшатся порции, но от этого они станут не дешевле, а, наоборот, дороже. Потому что это - модно.
   В отделе гигиены выбираем с киской песок с новым ароматом. С таким же ароматом берем шампунь, бальзам, палочки для чистки ушей, гель для мытья подушечек на передних лапках, гель для мытья подушечек на задних лапках, спрей для хвостика и спрей под хвостик. Все это богатство поместилось в одной небольшой коробке, потому что все флакончики настолько малы, что умещаются на ладони. Ведь киска такая миниатюрная! Ей этого флакончика хватит на целый месяц, а потом мы придем сюда снова, выберем какой-нибудь новый аромат.
   Нам так много надо еще купить! Мы давно не гуляли вдвоем с Лучикам по магазинам. И все-таки мы вынуждены прервать это увлекательное занятие. Мне пора на шоу. Сегодня я войду к интеллектуалкам с Лучиком на плече. И все женщины королевства узнают, что самое стильное животное теперь - миниатюрная кошка.
   К шоу интеллектуалок по-прежнему приковано внимание всех женщин королевства. А вкусы мужчин никого не интересуют. А какие у них вкусы? Наверное, смотрят примитивные мелодраматические сериалы. Смотрят и слезами обливаются. Помню, еще в гаремном детстве, довелось мне видеть что-то подобное. Сюжет фильма сводился к следующему: злая хозяйка гарема выгоняет из дома мужа. Ни за что! Он не сделал ничего плохого. Просто ему захотелось есть, он пошел на кухню и съел один пирожок без разрешения. На него донес другой муж, который хотел стать самым главным в гареме. Мужа, укравшего пирожок, выгнали на улицу. Помню, мамины мужья сидели все перед телевизором и плакали. Неужели они верили в то, что так бывает? У нас всегда была в гареме вкусная еда, никого из своих мужей мама не наказывала и не выгоняла. А когда Люсиль приезжала к нам, она привозила всем своим мужьям подарки. Всех по очереди к себе вызывала, разговаривала о чем-то долго. Мужья приходили от нее довольные, подарки друг другу показывали. А потом и меня приглашала, тоже что-то дарила мне. Гладила меня по голове, что-то говорила мне хорошее, но подарки дарила такие же, как и мужьям. Если им конфеты - то и мне конфеты, если им украшения - то и мне украшения тоже. Я думаю, она просто не помнила обо мне, а когда появлялась в гареме, тогда только вспоминала. Относилась она ко всем одинаково. Ни меня, ни кого-то одного из мужей не выделяла. Мужья в мамином гареме никогда не ссорились. И меня все любили. Я была единственным ребенком в гареме. Как они там, мамины мужья? Я видела их последний раз на своей свадьбе, и то издалека. Меня Люсиль из гарема забрала, когда мне было десять лет. Наверное, меня уже все там забыли. Я тоже не помню их лиц. Они тогда все для меня на одно лицо были. Такие все добрые, ласковые лица. Кто же придумывает такие сюжеты о несчастных мужьях? Не помню, чтобы кого-то из мужей обидели или выгнали. Неправда все в этих сериалах. А мужчины смотрят и рыдают. Так им обездоленного мужчину жалко! А не понимают того, что все в этом сериале - неправда. А вот интеллект-шоу - это реальная жизнь, здесь все - правда, все по-настоящему, все из жизни. В прямом эфире вопросы, сразу же на них ответы. Интересно, смотрят ли мужчины шоу интеллектуалок? А мамины мужья смотрят, как я веду передачу? Хочется верить, что смотрят. Они, наверное, скучают по мне, я же была у них единственным ребенком на всех. А Фима? Смотрит ли он? В комнате его телевизора нет. Но, может, он есть у кого-то другого в Театре Теней? И еще мне бы хотелось, чтобы тот мужчина, который разбил мое сердце, смотрел на меня. Особенно, когда я хорошо выгляжу. А хорошо я выгляжу почти всегда. Сегодня - у меня прекрасное настроение. Сегодня в моду вошла моя любимая кошка. Я счастлива, чувствую себя поэтому неотразимой!
   Я думаю, что и мужчины королевства смотрят шоу интеллектуалок. Ведь темы, которые поднимаются здесь, общие. Мы много говорим о косметике, парфюмерии, украшениях, здоровом образе жизни. Есть, конечно, вопросы, которые мужчинам не понять. Но не все же такие, есть и понятные. Ловлю себя на мысли, что в самый неподходящий момент начинаю думать о том мужчине, которого ищет для меня Ассоль. Ничего она не ищет! Только деньги у меня берет. А я даю. Сколько просит, столько я ей и даю. И буду давать, пока живет хотя бы маленькая надежда. Я думаю о нем почти всегда. Случается, что мысль о нем начинает беспокоить меня прямо в прямом эфире, как сейчас. Я так боюсь, что могу сказать что-то не то.
   Вот я с напудренным лицом и подведенными глазами, в ресницах в полтора раза длиннее моих собственных общаюсь с любимицами всего королевства. Тема сегодняшней беседы - "Пять вещей, которые я не смогу простить даже своей ближайшей подруге". Я начинаю разговор издалека.
   -Великая Богиня призывает нас всех прощать друг другу наши ошибки. И мы прощаем. Но есть вещи, которые мы не можем простить никому, даже самой ближайшей подруге. Что это за вещи? Я разрешаю вам назвать пять.
   Валерьяна сразу сказала, что у нее ближайших подруг нет не было и быть не может, поэтому она им и прощать ничего не может. Очень интересная беседа получилась с Юрой. Она очень долго объясняла, какие ужасные грехи она не сможет простить своим подругам. Получилось гораздо больше пяти, но девушка так увлеклась, что я просто не смогла ее остановить. Очень много зеленого цвета в одежде - это ужасно, этого простить нельзя. Красный цвет на полноватой фигуре - это тоже непростительно. Кружева в сочетании со спортивной одеждой - это тоже нельзя простить даже ближайшей подруге. И еще очень много непростительных вещей, я даже не смогла всего запомнить. Интересно, а что бы мне не простили мои подруги? Надо будет спросить при случае. А я? Есть ли что-то, что заставило бы меня рассориться с моими подружками? Наверное, на то они и ближайшие подруги, чтобы могли простить все друг другу. Картина сообщила мне и всему королевству о том, что терпеть не может, когда кто-то вмешивается в ее жизнь и дает советы. Хороший ответ! Я сама люблю слушать советы только тогда, когда прошу что-нибудь посоветовать. В другом случае советы меня просто раздражают. Как, например, советы Люсиль, с которыми она сама лезет ко мне. И еще Картине, оказывается, чрезвычайно неприятно, когда кто-то плачет, если ей весело. Этого она не смогла бы простить даже ближайшей подруге. И когда Картине грустно, ей неприятно, когда кто-то рядом с ней смеется. И этого она не смогла бы простить даже ближайшей подруге. Очень мудрые ответы. А вот с Музой беседа мне не очень понравилась. У нее все ответы были связаны с волосами. Это ужасно! Она не простила бы подруге, если бы она носила длинные волосы. И еще она не простила бы подруге длинные волосы на ногах, под мышками и волосы любой длинны в еде. Мерзкие ответы. Наверное, Муза уже устала от замкнутого пространства и нуждается в длительном отдыхе.
   Передача прошла на высочайшем профессиональном уровне. Еще бы! С такими-то генами!
   После передачи мы идем с Лучиком в зоокафе. Подругам сегодня придется обедать без меня. Представляю, какая сегодня толкотня в приюте! Свинок все сдают, кошек забирают. У Таши и Степы свинок нет, но у них не было и кошек. Были собачки у обеих, носились с ними везде, а потом вынуждены были сдать их в приют. Но подруги знают, что у меня Лучик. И понимают, что нам с ней сейчас не до них.
   В зоокафе я беру комплексный обед для кошки. В него входят рагу из овощей, салат из кальмаров, бульон, рыбная котлета (размером с ноготь на моем мизинце), а на десерт - взбитые сливки. Себе я тоже что-то беру похожее, но немного большего размера.
   После обеда Лучику захотелось спать. Мне предложили уложить малютку в кроватку в небольшом помещении, специально для этого предназначенном. Но я отказалась. Лучик может поспать и в моей сумке. Там для нее есть подушечка. Хорошо бы не забыть купить ей еще и пледик в сумку. Мы теперь часто будем гулять вместе.
   Пока кошка спит, я несу ее снова в парфюмерный зоомагазин. Мы еще не были с ней сегодня в отделе косметики. Пока мы дошли, киска уже выспалась и требовательно мяукнула. Я поняла, что ей надо. Купила одноразовый гигиенический пакет с песочком, в котором она посидела пару минут. Многие для прогулок покупают кошкам подгузники, но я приучила Лучика с раннего детства к гигиеническим пакетам.
   Мы купили так много всего интересного, что можно было бы уже идти домой, но я никак не могла остановиться. Тем более, что новинок было очень много. Я решила все покупать моей киске в бирюзовых тонах. Не зря же сегодня первой моей покупкой стали браслетики на задние лапки с бирюзой. С изумрудами - для торжественных случаев, а с бирюзой - на каждый день. Краску для усов я тоже покупаю бирюзового цвета.
   Миниатюризм пятилетней давности отличался от нынешнего. Тогда была игра с цветом, а сейчас - со светом. Кискам предлагался светящийся лак для когтей. А в рекламном проспекте светящейся пудры говорилось: "Покупая вашей миниатюрной любимице светящуюся ароматическую пудру, вы получаете совершенно бесплатно еще и стильный ночник, ведь спящая рядом с вами кошка теперь будет светится в темноте. Никто из ваших гостей не наступит на светящуюся кроху, если им вздумается ночью прогуляться по вашей квартире в одно время". Проспект был иллюстрирован цветной картинкой, на которой миниатюрная светящаяся киска сидела в небольшой клеточке с тоненькими золотыми прутиками. Вместе со светящейся кошкой эта клеточка напоминала фонарь. А я ведь видела сегодня такие клеточки в ювелирном зоомагазине! Я еще подумала тогда, зачем кошке клетка? Я ведь не знала, что уже есть в продаже светящаяся ароматическая пудра для миниатюрных кошек! Обязательно куплю Лучику клеточку. Сегодня же!
   В парфюмерном зоомагазине мне подарили, как первой покупательнице, чехольчик с бисером для кошачьих зубочисток и точно такой же, с теми же узорами, но побольше, для коробки с кормом.
   В зоосалон модной одежды мы, пожалуй, сегодня не пойдем. Киска устала, да и мне не помещает отдохнуть. Вот только зайдем в ювелирный за клеточкой, и сразу же домой.
   Покупаем клеточку. Сегодня их еще никто не покупал. Нам вручают подарок - белоснежные крылышки из пуха для кошки. Пристегиваю крылышки Лучику. Она становится похожей на ангела.
   Вечером, уже перед сном я вдруг подумала, что сегодня за целый день я ни разу не вспомнила о моем прекрасном незнакомце. Неужели шоппинг важнее любви?
   Ой! Я забыла купить солнцезащитный стик для кошачьего носика!

19

   Мне вдруг захотелось снова увидеть отца. Эта мысль не давала мне покоя уже несколько дней. Казалось бы, что может быть проще? Завожу мотоцикл и еду в Театр Теней. Даже комната, где живет отец, мне известна. Ничего не надо спрашивать, ничего никому не надо объяснять. А ему? Что я скажу ему? Скажу, что не поверила, что Мигель умер? Или скажу, что не поверила, что Мигель мне не отец? Нет. Людям надо верить. Скажу, что просто пришла навестить его, пиротехника Фиму. Он меня чаем напоил, а я тоже ему что-нибудь привезу. Марципановых драконов. Да, именно драконов, как напоминание о спектакле с трехглавым драконом. Хотя нет. Драконов не стоит ему привозить. Он тогда руку себе обжег, выпуская огонь из драконьей пасти. Куплю просто марципановых зверей. Крокодильчиков, собачек, свинок. А он снова пойдет в соседнюю комнату за кипятком для меня, я буду пить чай, а он будет смотреть на меня, и терпеливо ждать, когда же я, наконец, уйду. И думать, чего я вообще явилась снова. Нет, не поеду. Он не хочет меня видеть. Почему же мне так хочется снова увидеть его? Поеду. В конце концов, я хотела выслушать жалобы и просьбы бывших стриптизеров, как будущая королева.
   И уже мчусь на мотоцикле на побережье. Там, недалеко от пляжа, на котором мы любим с подружками играть в пляжный волейбол, Театр Теней. Мне надо успеть до начала спектакля, пока отец не обжег себе что-то своими спецэффектами. У меня в сумке коробка с марципановыми зайцами. Выглядят вполне съедобно. Оставляю мотоцикл в саду. Садовника не видно, но у меня нет желания ждать его. При входе в театр меня остановил мужчина, не то охранник, не то сторож.
   -Сюда нельзя, - сказал он.
   -Мне к Фиме, - сказала я и решительно прошла мимо.
   Мужчина, очевидно, не был готов к подобной наглости, и мне удалось проскочить. Вот и длинный коридор с двумя рядами дверей. Я сразу узнала дверь, за которой находилась комната пиротехника. Стучу громко и настойчиво.
   -Да, - слышу из комнаты ответ.
   Вхожу. Пиротехник сидит ко мне спиной. Он что-то мастерит за столом.
   -Здравствуйте, - говорю я.
   Он оборачивается, удивленно смотрит на меня. На нем нет паранджи. Синяя рубашка с белой клеткой. Мамины мужья носили рубашки с цветочками и бабочками, а у этого пиротехника своеобразный вкус. Что сейчас будет? Наверное, он испугается, помчится искать паранджу, будет извиняться, заикаться. Нет. Я ошиблась. Он продолжает сидеть и смотреть на меня. У меня тоже есть возможность рассмотреть его лицо. Ничего нашего с бабулей! Даже обидно, мой отец совсем на меня не похож. Но лицо мне его очень нравится. Он не похож ни на одного из маминых мужей. До десяти лет я жила в гареме, а мужчинам можно находиться в гареме без паранджи. Нет, все-таки есть у нас с ним что-то общее. У него такие же роскошные длинные волосы, как у меня. Только у него они гладко зачесаны назад и связаны в хвост. И немного темнее, чем мои. Седина на висках, но она отца совсем не портит. Красивые губы, подбородок. Глаза черные. А уши - точно мои. Правильной формы и немного оттопыренные.
   -Как дела? - спрашиваю я.
   -Садись, раз пришла, - вежливо говорит он мне. - Снова на спектакль?
   -Нет. Сегодня опять про дракона, а я уже видела его.
   -Не понравился? - спрашивает отец.
   -Полный бред! Сценарий ужасный.
   -Это я написал, - признался отец.
   -Нет, я не то хотела сказать. Сценарий хороший, а вот режиссура никуда не годится.
   -Я режиссер этого спектакля.
   -Нет, с режиссурой как раз все в порядке. Просто актеры никудышные.
   -Да, наверное, актеры никудышные, - согласился отец.
   -Зато какие спецэффекты! Как здорово огонь из пасти дракона выскакивает!
   -Да, всякий раз, когда у дракона огонь изо рта вылетает, я себе руку обжигаю. Сколько раз играем спектакль, столько я и обжигаюсь.
   -Надо мазь от ожогов всегда под рукой иметь, - посоветовала я ему.
   -Я ее всегда упаковками беру, - признался отец.
   В это время большой паук выскочил откуда-то из угла и остановился прямо на середине стены. Мерзкий такой паук, отвратительный. Отец молча снял с ноги тапок и ударил им паука. Этот случай мне напомнил мое гаремное детство. И я поделилась своими воспоминаниями с отцом.
   -Я тоже в детстве очень пауков боялась. Прямо как мальчишка! Как увижу паука, дрожу от страха, но не визжу, как мужчины из маминого гарема. Я мечтала тогда, чтобы со мной рядом оказалась мать. Она бы этого паука убила! Но мать появлялась в гареме очень редко.
   -Чем тебя угостить? - спросил отец.
   -Мне все равно. Я привезла марципановых зайцев.
   Я достала упаковку зайцев из сумки.
   -А это подарок, - я протянула отцу настольное зеркало в серебряной оправе.
   -Это мне? - удивленно спросил отец. - Зеркало?
   -Да. В разбитое зеркало смотреться нельзя. Это плохая примета, - напомнила я ему.
   -Я не верю в приметы, - снова повторил он.
   -Зато я верю.
   -Значит, пудреницу можно спрятать далеко-далеко. Больше она мне не нужна. У меня есть новое зеркало, - сказал отец и забросил пудреницу Люсиль в ящик комода.
   -Фима - это Ефим? - спросила я.
   -Нет, Серафим.
   -Значит, мы на одну букву?
   -Нет, я Серафим, а ты Sения. У тебя другая буква.
   -А разве я говорила, как меня зовут?
   -Нет, не говорила. Я сам знаю.
   Конечно, я ведь принцесса. Мое лицо известно всему королевству. Оно на обложках журналов, по телевизору ежедневно его показывают. Ничего удивительного нет в том, что мой отец знает мое имя.
   -Чай будешь? - спросил меня отец.
   -Да.
   Я думала, что он снова пойдет в соседнюю комнату, принесет оттуда закопченный чайник, заварит мне чай прямо в чашке. Но я ошиблась. Он достал из тумбочки чаеварку.
   -А может, кофе?
   -Можно и кофе.
   Отец достал из тумбочки кофеварку и кофемолку.
   -А капучино?
   -Ладно, пусть будет капучино, - согласилась я.
   Снова дверца тумбочки открылась, а на столе появился новенький, еще в упаковке, капучинатор.
   -А кафе шекерато будешь? - спросил меня отец.
   -Буду, буду шекерато, - согласилась я.
   Отец достал из той же тумбочки айсер, шейкер. Айсер выдал порцию аккуратных кубиков льда, которые тут же были отправлены моим отцом прямиком в шейкер. Туда же отец положил три чайные ложки сахара. Сварив кофе в кофеварке, он вылил его в шейкер и все взбил. Вылил в два стакана, украсил сверху взбитыми сливками, предварительно взболтав флакон. Один стакан отец поставил передо мной. Руки у моего отца грубые, неухоженные, без маникюра. На пальцах нет ни одного кольца. Это же надо так опуститься!
   -Пей, - предложил мне отец. - Соломинки нет.
   -Удивительно, - говорю я.
   -Ничего удивительного. Я же не знал, что ты придешь. А мне соломинка ни к чему, - объяснил отец.
   -Удивительно другое, - сказала я. - Я ожидала увидеть снова закопченный чайник, а тут такое изобилие электроприборов.
   -Это еще не все. Круассаны любишь?
   -Да, люблю.
   -У меня еще и круассанер есть. Только муки нет. Я же не знал, что ты придешь.
   -И откуда все это изобилие? - поинтересовалась я.
   -Да так, в акции одной поучаствовал. Кофе пил, уголки отрезал. Затем в конверт сложил, по указанному адресу выслал.
   -Значит, это все выигрыши? - удивилась я.
   -Конечно, стал бы я свою комнату собственноручно захламлять? Все это мне по почте прислали.
   -А я еще ни разу ничего не выиграла, - пожаловалась я. - Правда, я еще ни разу и не пыталась что-то выиграть. Я даже в настольные игры не играла никогда. У меня их в гаремном детстве не было. Зато был свой театр теней. Настоящий, с тенями.
   -А разве этот - не настоящий? - спросил меня отец.
   -Конечно, не настоящий! Какой же это Театр Теней? Здесь играют актеры, а не тени.
   -Ты ошибаешься, девочка. Здесь играют тени. Мы - это и есть тени.
   -Почему? - удивилась я.
   -Потому что мы - бывшие. Как может чувствовать себя человек, о котором говорят только со словом "бывший"? Он может чувствовать себя тенью, только тенью.
   -Неправда! Вы - не тени! - взволновано воскликнула я. - Вы ничуть не хуже других мужчин, тех, которые живут в гаремах! Вы... Вы... Вы... Да вы лучше их!
   -Я рад, что ты так думаешь, - улыбнулся отец. - Но там, в гаремах, тоже тени. Слабые, трусливые тени. Когда-то в молодости, когда я был стриптизером, мне предложили стать одним из них. Меня брали в гарем, но я отказался.
   Значит, Люсиль хотела сделать моего отца одним из своих мужей. Он отказался. А жаль, так бы у меня был отец в детстве. Но с другой стороны, я его уважаю за его выбор. Он не стал мужем Люсиль. Так ей и надо! Она не заслуживает моего отца!
   -А мне один мужчина очень нравится, - неожиданно говорю я.
   -Он стриптизер? - спрашивает отец.
   -Нет. Я не знаю, кто он. Я видела его только один раз. А теперь не могу забыть. И найти его тоже не могу.
   -С одного взгляда... У нас так тоже было с ... с одной женщиной. Но стать одним из ее мужей я отказался. Лучше быть тенью, чем одним из многих в гареме любимой женщины. Как ты считаешь?
   -Я не знаю. Я женщина. Что я могу знать о мужчинах? Я в своем гареме еще ни разу не была.
   -Ни разу не была в гареме? - отец начинает смеяться, как женщины на его спектакле. - Почему?
   -Не знаю. Может, потому, что о другом мужчине все время думаю?
   -Бедная девочка... Ты боишься своих мужей?
   -Нет, не боюсь. Просто я не знаю, что я буду с ними делать, когда к ним приеду.
   -А ты ничего не делай, - улыбнулся отец. - Просто посиди, поговори, как со мной. Они счастливы будут. Смотреть на тебя - это уже счастье.
   -Спасибо. Мне еще никто таких слов не говорил, - призналась я, и мне захотелось расплакаться.
   Но плакать мне как раз нельзя. Я - сильная женщина. Чтобы не дать себе размякнуть окончательно, я встаю и говорю отцу:
   -Мне пора. Засиделась я здесь.
   -Еще скажут, обязательно скажут слова, которые ты ждешь. Спасибо, что навестила меня.
   -А вы? Вы не ждете никаких слов? - спросила я отца.
   -Нет. Я больше ничего не жду, - резко ответил он.
   -Береги себя, папа, - говорю спокойно и смотрю прямо ему в лицо.
   Подбородок задрожал? Так тебе и надо! А мне разве легко? Но я сдерживаюсь, стараюсь быть сильной. А ты плачь, тебе можно. Ты - мужчина, никакая ты не тень, папа!

20

   Пару лет назад бабуля подарила мне на день рождения траумлезер. Прибор очень дорогой, я бы никогда себе такой не покупала. Да и зачем он мне дома? Если что-то захочется выяснить, можно сходить в салон траумлезеров, как раз в моем поющем доме на первом этаже. Но бабуля сама любительница разгадывать сны, а в последнее время еще и смотреть. Мне кажется, она спит постоянно не потому, что старенькая и устает, а именно потому, что сны любит смотреть. Когда я сказала подругам, что бабушка выписала мне по каталогу этот прибор, они так завидовали мне, как будто я получила бесплатную путевку на SPA-остров на полгода. Каждый день давали мне записки с подробным описанием своих снов. Я включала прибор и узнавала, к чему же это им все снится. Как ни странно, Ташины все сны говорили: "Вы будете богатой и знаменитой", а Степины - "Ваш ребенок станет выдающейся личностью". Сначала я подумала, что в программе сбой. Но потом я поняла, что сбой в мозгах у моих подруг. О чем они все время думали, то им и снилось. Зато у меня никогда не было одинаковых ответов, я просто устала все их запоминать. Пару месяцев мы так развлекались, а потом оставили прибор в покое.
   Обычно я сама понимаю, что означают мои сны. Символика их так прозрачна, что в помощи прибора я не нуждаюсь. Но вот мне как-то приснился сон, который я сама не смогла расшифровать. Настолько странным и необычным он был. Может, это встреча с отцом так на меня подействовала? А может, это Лучик лежала на моем ухе? Приснилось мне, что я стою на судне, на открытой палубе. Музыка играет, солнце светит, а рядом мужчина стоит и шепчет мне что-то на ухо. Я ни лица его не вижу, ни слов его не слышу, но мне так приятно, что даже щекотно. Судно стоит у причала. И вдруг я отчетливо вижу, как из воды на песчаный берег быстро выползают целые полчища огромных омаров. Настолько огромных, что они видны мне даже с палубы.
   -Ого! - кричу я во сне. - Омары! Такие огромные! Я еще не видела таких в своей жизни!
   "Вот бы собрать их в корзину, - подумала я во сне. - Но пока я спущусь по трапу вниз, они уползут обратно в море". И вдруг мой спутник, который стоял рядом и щекотно так шептал мне что-то в ухо, прыгает вниз. Мне страшно, я уже готовлюсь увидеть самое страшное. Но глаза не закрываю. И вдруг вижу, что черный плащ мужчины превращается в крылья. Мужчина парит над песчаным пляжем и плавно опускается прямо посреди скопления омаров. Откуда-то берется корзина, в которую он складывает омаров. Насобирав полную корзину, мужчина выпрямляется и машет мне рукой. Нет, он не просто машет мне, он призывает меня лететь к нему! Мне становится страшно и холодно. Я не хочу прыгать, я боюсь! Я боюсь, что у меня не вырастут крылья, как у него, и я разобьюсь. Но мужчина зовет меня настойчиво. Я подхожу к самому борту и ... просыпаюсь. Открываю глаза и пытаюсь вспомнить сон. Снимаю с левого уха Лучика. Так прыгнула я или осталась на судне? А если прыгнула, то выросли у меня крылья или нет? А если крылья выросли, приземлилась я рядом с мужчиной и корзиной, или умчалась куда-то в другое место? Кладу кошку в кроватку, чтобы не наступить нечаянно. Иду в будуар и включаю траумлезер. Задаю программу. Сюжет, образы, звуки, цвет - все нужно учесть, ничего не забыть. Прибор предлагает мне на выбор палитру запахов. Я выбираю наиболее подходящие к моему сну. Останавливаюсь на двух ароматах. Все. Можно запускать. Информация будет обрабатываться не меньше десяти минут. Я еще успею покормить Лучика, но моя пробежка начнется сегодня значительно позже.
   Подогреваю кошачьи консервы в подогревателе для кошачьих консервов. Кормлю кошку на столе. Просто сажусь за стол, стелю салфетку на стол и ставлю на нее мою малышку. Конечно, можно высыпать консервы в миску, пусть бы ела сама. Чаще я именно так и делаю. Наполняю кискину миску, а сама бегу в парк. Но сегодня мне все равно приходится ждать ответ траумлезера. Почему бы не побаловать любимую киску?
   Таймер намекнул мне, что десять минут уже прошло. Возвращаюсь в будуар. Прибор еще не готов дать мне ответ на мой вопрос. Наверное, очень сложную задачку я ему задала. Как бы не сломался. Ага! Вот. Появилась ленточка. Читаю: "Поздравляем вас! Дело, которому вы отдали много сил, обещает сдвинуться с места. Желаем удачи!" И все! Какое дело? С какого места? Перечитываю еще раз. Дело. Какое у меня сейчас дело? Я работаю в шоу интеллектуалок. С какого места оно обещает сдвинуться? Может, участницы начнут по очереди уходить из проекта? Ага! Дождешься! Я чувствую, что будет то же самое, что и с "Ковчегом-2". Сидели там, пока не состарились. А потом разъехались по домам. Так и мои интеллектуалки. Будут сидеть в шоу, пока не состарятся. И я состарюсь вместе с ними. Мне становится себя так жалко! Надо срочно бежать в парк, чтобы разогнать жалость к себе.
   Сегодня мы с участницами проекта будем говорить о том, нужна ли женщине скромность и что это такое. Я подумаю над этими вопросами, пока буду бегать в парке. Мне не удалось подумать над этим на пробежке, мне нужно покопаться в энциклопедическом словаре.
   Возвращаюсь с приливом сил и энергии, можно поработать и со словарем. Нахожу статью "скромная женщина". Читаю: "Скромная женщина - женщина, которая сама не говорит о себе ничего хорошего, а ждет, пока это скажут о ней другие". Следующая статья - "Скромность". Читаю: "Скромность - это качество женщины, не позволяющее ей выделяться среди других женщин, хвалить себя, одеваться вызывающе, демонстрировать при всех свои достоинства, показывать свои преимущества по отношению к другим женщинам".
   Ничего себе! Какое ужасное, отвратительное качество! Это же просто какое-то психическое расстройство! И об этом я должна буду говорить сегодня с интеллектуалками. Может, я должна пригласить еще и психотерапевта? Чтобы он прокомментировал ответы участниц. И мои вопросы тоже.
   Никто из участниц не знал, что означает слово "скромность". Мне пришлось достать конспект и продемонстрировать свои энциклопедические знания. В конце беседы мы все приходим к утешительному выводу, что никому из нас это заболевание не грозит.
   После напряженной беседы с участницами проекта, для которой пришлось использовать некоторое количество малознакомых терминов, я почувствовала себя так, словно меня выдавили в чай. Надо срочно восстанавливать свои силы, а восстановив, еще чем-то себя порадовать. Восстановить силы можно в кафе. Как раз проснутся и приползут туда на мотоциклах мои малоактивные подружки. А вот чем поднять себе настроение? Это и кошке понятно: ничто так не поднимает настроение, как хороший, здоровый шоппинг. Да! Мы пойдем гулять по бутикам! Это решение уже само по себе поднимает настроение. Шоппинг - это прекрасное времяпровождение, это отдых, активный отдых. Шоппинг снимает стресс и лечит головную боль (если не поможет, то можно просто зайти в аптечный бутик и купить пилюлю от головной боли). Я давно собиралась прошвырнуться по бутикам модной одежды. Просто перед Лучиком стыдно надевать устаревшие вещи. Кошка - на вершине моды, ее одежда - соответствует, а я просто как замарашка обездоленная. Мои многие вещи уже недели две как не самые модные.
   Сидим в кафе, просто едим. Я предлагаю пройтись по модным магазинам. Подруги принимают мое предложение с пониманием: начинают неприлично радоваться и громко хлопать в ладоши. Если бы мы не были постоянными клиентками в этом кафе, нам бы уже предложили перейти в отдельный кабинет со звукоизоляцией. Если бы кто-то посмотрел на Ташу и Степу со стороны, мог бы подумать, что девушки ни разу в своей жизни еще не ходили по модным магазинам. И вот они дождалось от меня такого предложения! Неужели им некогда заняться шоппингом? Чем же они так заняты всегда? Они же только развлекаются, я одна работаю. Я встаю рано, а они - просто лентяйки.
   Когда обед покрылся в наших желудках толстым слоем фруктового десерта, мы встали и пошли, оставив наши мотоциклы на стоянке у кафе.
   Первым на нашем пути был овощной бутик. -Нам сюда не надо, - сказала Таша. - Здесь нам ничего не нужно.
   -А вдруг? Самые стильные вещи продаются в бутиках. Мы должны зайти и в этот, - решительно заявила Степа.
   Едва только мы вошли, администраторша тут же закрыла дверь и перевернула табличку. Теперь для всех было "закрыто", а для меня и моих подруг - "открыто". Нам предложили чай нескольких сортов, я выбрала себе с ванилью. Таша и Степа заказали себе по стакану минеральной воды. После обеда с малокалорийным десертом несложно заставить себя выпить чашку чая.
   Мы сидим в удобных креслах, а перед нами начинают демонстрировать новые товары. Я после длительных раздумий выбрала себе морковь в прозрачном цилиндре с крышечкой. Внутри цилиндра - розовые и голубые пластмассовые шарики и несколько крошечных искусственных золотых розочек. Таше понравилась картофелина в картонной коробке с небольшим отверстием в одной из сторон. Картофелина была пропитана (как и коробка) ароматом белой сирени. Степа выбрала себе набор из стручков различных видов бобовых в подарочной упаковке. Все это удовольствие стоило очень дорого, но не дороже получаемого от шоппинга удовольствия.
   Когда мы вышли на улицу, Таша сказала:
   -Ума не приложу: зачем мне понадобилась эта эксклюзивная картофелина?
   -Ее можно съесть, - подсказала Степа.
   -Ты что! - возмущенно воскликнула Таша. - Я такие деньги за нее отвалила, а ты предлагаешь мне ее съесть! Пусть хотя бы постоит пару месяцев в моей спальне для красоты.
   -А я свою морковь съем, - призналась я. - Ее готовить не надо. И мыть не надо. Только упаковку снять.
   -А я даже думать не хочу о том, что я со своей покупкой буду делать. Мы получили удовольствие от своих покупок? Получили. Теперь их можно выбросить в мусорный бак. Они свою роль уже сыграли, - сказала Степа.
   -Ты права, Степа. Идемте дальше получать удовольствие, - предложила Таша.
   -Девчонки, давайте все-таки выберем мне кое-что из одежды. Для прогулок с Лучиком. Ей, наверное, стыдно со мной выходить. Я такая немодная!
   -Ты не можешь быть немодной. Ты принцесса. Почему бы тебе самой ни создавать моду? Хватит слепо следовать за кем попало!
   -Что-то в твоих словах есть. У меня отличный вкус. Давайте нарядимся во что-то необычное и пройдемся по острову. А еще лучше, заявимся в таком виде на какую-нибудь вечеринку! Пусть все подумают, что это модно.
   -Например, будем гулять с овощами вместо кошек, - предложила Степа.
   -Или с цветами, - предложила Таша.
   Как раз в этот момент нашего разговора мы проходили мимо цветочного бутика. Когда мы вошли, табличку перевернули. Теперь для всех было "закрыто", а для нас одних "открыто". Нам предложили бесплатный чай и удобные кресла. Продавщицы из отдела стали демонстрировать нам свои самые модные товары. Я выбрала маленький росточек карликового апельсинового дерева в горшке. Таше понравился карликовый гиацинт сиреневого цвета, а Степе - карманная роза пурпурного цвета. Все это стоило очень дорого. Но потраченная сумма не шла ни в какое сравнение с пережитым удовольствием. Мы вышли на улицу, теперь для всех тоже стало "открыто".
   -Куда теперь? - спросила Таша.
   -Куда глаза глядят, - ответила Степа.
   Глаза глядели прямо на ювелирный бутик. Мы подошли к двери, но для нас там сейчас висела табличка "закрыто". Очевидно, какая-то важная особа пьет сейчас там чай и сидит в удобном кресле, любуясь эксклюзивными товарами. Я догадываюсь, кто это может быть. Почему я не предупредила Люсиль, что хочу сегодня пройтись по магазинам?
   -Меньше бы картошкой любовались, в ювелирный бы успели, - проворчала недовольно Таша.
   -Таша, успокойся, здесь достаточно еще мест, куда мы можем пойти, - сказала Степа.
   -Да, - согласилась я. - Обувной бутик. Закрыто. Странно... Неужели на острове так много знатных дам? Бутик кожаных сумок. Тоже закрыто. Что же нам делать?
   -Кондитерский бутик, - прокомментировала Таша. - Закрыто. Сидят какие-то обжоры, а мы должны ждать. Книжный бутик. Открыто.
   -Зайдем? Купим себе по модной книге? - предложила Степа.
   -Зачем? У Сени есть уже одна. Мы у нее почитаем, если захотим, - сказала Таша.
   -Тебе, Таша, такие шутки не к лицу. Ты же писательница! Ты бы хотела, чтобы твои книжки покупали? - спросила я.
   -Я бы хотела, чтобы мои книжки издавали, - сказала Таша.
   -А разве твои книги уже написаны? - удивилась я.
   -Нет. Но я помню их наизусть. Могу рассказать.
   -Расскажи, Таша! - попросила я. - Расскажи о мужчинах, которые ходят по улице без паранджи.
   -Нет. Я расскажу вам другую историю. Это не совсем моя история. Моя, но по мотивам одной старинной легенды.
   -Ого! Ты даже старинные легенды читаешь? - удивилась я.
   -Да. У меня есть книга "Воспоминания о старинных легендах". Там попадаются очень увлекательные сюжеты. Я их прочла, но хочу немного переделать. Немного изменю, и будет мой оригинальный сюжет.
   -Рассказывай уже! - потребовала Степа.
   -Однажды на одной светской вечеринке принцесса познакомилась с принцем, - торжественно начала Таша.
   -С братом, что ли? - поинтересовалась Степа.
   -Почему с братом? - удивилась Таша.
   -На планете всего одно королевство, - напомнила Степа. - Одна королева, одна принцесса. Откуда взялся еще какой-то принц? С другой планеты?
   -Неплохая идея, Степа! Допустим, с другой планеты на Землю прилетел принц.
   -А на той планете мужчины тоже в парандже ходят, как у нас? - спросила я.
   -Да, в парандже, - решительно сказала Таша. - Не отвлекайтесь на детали! Вы меня сбиваете. Будете слушать?
   -Будем, будем, - согласились мы.
   -Тогда не перебивайте. На вечеринке принцесса и принц познакомились, разговорились. Она ему не сказала, что она принцесса. Она хотела его проверить. Принцессу любой захочет на танец пригласить! И как потом узнать, он пригласил просто так или только потому, что ты принцесса?
   -Логично, - согласилась я. - Радмила, например, породнилась со мной только из-за бабушкиной короны.
   -Принц не знал, что девушка, с которой он разговаривал целый вечер, настоящая принцесса, но все равно она ему очень понравилась. И тут часы пробили двенадцать. Принц бросился бежать в свой гарем.
   -На другую планету? - спросила я.
   -Лучше не спрашивайте, девчонки! Потому что по легенде бросилась бежать как раз принцесса. А он побежал за ней. Но она очень быстро бегала, как ты, Сеня. И он ее не догнал. А она была в туфлях своей подруги-писательницы, своего личного биографа. А нога у писательницы на два размера больше. Или на три. На сколько, Сеня?
   -Откуда мне знать, какой размер обуви у твоей принцессы?
   -Но я же о тебе рассказываю, - объяснила Таша.
   -С чего бы это я вдруг в разгар веселья бросилась убегать от принца? - удивилась я.
   -Ты права. Значит, убегал все-таки принц. А она побежала за ним. В больших туфлях. Бежит за ним, а догнать не может. И вдруг у нее с ноги одна туфелька слетела!
   -И что? - спрашиваем мы со Степой в один голос.
   -Не получается сюжет, - грустно заметила Таша. - Он должен эту туфельку найти, а потом всем девушкам королевства ее примерять, чтобы ту девушку, с которой на вечеринке познакомился, найти.
   -И примерит он эту туфельку подруге принцессы, и окажется туфелька ей в самый раз. И решит он, что это и есть та самая девушка, - сказала я.
   -Нет, не решит. Как же он туфельку найдет, если он от принцессы убегает, а не она от него? - заметила Таша.
   -Значит, пусть это у него будет туфелька большего размера, - посоветовала я. - Пусть он потеряет в спешке одну. А принцесса ее найдет. И будет примерять все мужчинам в королевстве!
   -Сеня! Ты умница! - радостно воскликнула Таша. - Как ты до этого додумалась? А ты не пробовала сама книги писать?
   -Не пробовала, - призналась я. - Но моя прабабка была в допотопное время модной писательницей. А я унаследовала от нее многие ее таланты. Может, и этот тоже.
   Пока мы беседовали, перед самым носом у нас закрылся и книжный бутик. Кто-то успел войти туда раньше нас. Теперь для нас было "закрыто", а для кого-то "открыто". Ну и много же знатных дам развелось на острове!
   Нам ничего не оставалось, как пойти в кафе, где нам принесли по чашке кофе за наши деньги, а не бесплатно, как в бутике.

21

   Не так страшен муж, как выглядит! Я, наконец, решила навестить мальчишек своих пробирочных в гареме. Наверное, визит к отцу меня в этом убедил. Подъезжаю к дому, открываю калитку, а мой газончик какой-то парень подстригает. Увидел меня, испугался, в дом побежал. Выходит - уже в парандже и плаще. Это же сколько времени прошло со дня нашей свадьбы, что меня уже родные мужья не узнают!
   -Эй, парень! Как тебя? Не бойся! Это же я, жена твоя!
   -Правда? А я вас не узнал, - признается парень.
   -Ты кто? Зовут как? - спрашиваю.
   -Федор Михайлович, - робко отвечает муж.
   -А можно, я тебя Федей называть буду? - спрашиваю супруга.
   -Можно. Вам все можно. Вы же моя госпожа, - вежливо отвечает муж и кланяется.
   -Да не кланяйся мне, не кланяйся! Я же не богиня! Я самая обычная женщина, - объясняю я мужу.
   -Вы - моя госпожа, - упрямо твердит муж.
   -Ладно, кланяйся, - великодушно соглашаюсь я. - Это сколько же времени я у вас не была!
   -А ни разу не была.
   -А когда мы поженились?
   -Со мной - девятого октября.
   -А сейчас?
   -Девятое июня.
   -Семь месяцев? За семь месяцев одичать можно, а ты меня еще госпожой называешь. Хочешь, я научу тебя на мотоцикле ездить?
   -Шутите? - робко спрашивает он.
   -Не шучу. Садись, прокачу. Садись, не бойся. Держись за меня крепче.
   -Я боюсь!
   -А ты глаза закрой, так не страшно! И представь, что я - смелый и крепкий мужчина. А ты - слабая и нежная женщина. Держись за меня и представляй.
   -Не могу.
   -Что не можешь?
   -Не могу представить себе нежную женщину. Все женщины властные и громкоголосые, как моя мать. Или чашки бьют, как баба Варвара! А других я не видел близко.
   -А я?
   -А вы... Вы - особенная. Но не слабая.
   -Слабая я, Федь, слабая. Ищу одного человека, найти никак не могу. Как сквозь землю провалился. Может, дать задание на заводе? Когда глину будут доставать из карьера, чтобы внимательно смотрели. А вдруг он там от меня прячется? Ну, что, Федь, поехали?
   -Страшно мне...
   -Не бойся, Федя. Я же с тобой. Твоя сильная женщина. Только держись за меня крепче.
   И мы поехали. Было непривычно ехать с пассажиром, к тому же таким боягузом. Ухватился в меня, как в свою единственную надежду. Как мне научить его самому ездить? Он же мой мотоцикл может загубить. Придется ему другой купить, свой я здесь не оставлю.
   Сделав пару кругов вокруг квартала, подъезжаю к калитке своего дома. Останавливаюсь, отрываю побелевшие пальцы Федора Михайловича от своей талии.
   -Да отпусти ты, идиот! - кричу я.
   -Я Федор Михайлович, - робко говорит он, но пальцы отпускает.
   -Глазоньки-то открой, - советую я. - Уже приехали!
   Муж открывает глаза. Облегченно вздыхает.
   -Паранджу сними. Мы же дома, никто тебя здесь не увидит. А я жена твоя законная, мне можно.
   Федя снимает паранджу. А ничего у меня муж! Губки бантиком, щечки розовые, только волосики жидковаты. И цвет очень грустный, какой-то мышиный. Надо будет красочку ему купить. Рыжую или черную. Эх! Если бы Радмиле удалось изобрести средство для обесцвечивания волос. Я бы сразу... И мужей своих... И подруг своих... И сама... И все бы мы сразу стали блондинками! А мужья мои - блондинами. Ах, если бы моя мечта сбылась! Нет, не это главное. Моя мечта - найти моего незнакомца. Выйти за него замуж, уехать с ним на какой-нибудь далекий остров, любить его, любить...
   Я не заметила, как последние несколько слов произнесла вслух. О Великая Богиня! Что подумает обо мне этот юноша? Какой юноша? Это же Федька, Федор Михайлович, мой законный супруг. Он обо мне только хорошее может подумать. Я - его госпожа.
   -Ну, Федя. Давай я тебя буду учить. Это, Федя, называется руль. Правило номер один. Водитель всегда сидит лицом к рулю. Запомнил? Повтори!

22

   Почему раньше мы не любили друг к дружке в гости ходить? Традиция! Теперь эта традиция нарушена навсегда. Девчонки являются ко мне, когда захотят. У них появился странный и необъяснимый интерес к кулинарии. Мне это не очень нравится. Зачем готовить еду, если можно пойти в кафе и заказать себе все, что пожелаешь? Повадились ко мне подруги, готовить, видите ли, они могут только у меня. Потому что у меня есть книга. Принесут груши, распиливают их у меня ножом, укладывают красиво дольками на моей тарелке. А мне потом нож мыть, тарелку мыть. А я теперь из нас троих самая занятая. У меня же интеллект-шоу еще не закончилось. Вот уже пять месяцев день в день я вхожу в полдень в комнаты известных теперь всему королевству интеллектуалок. Каждый день веду с ними разговоры на различные интересные темы. Я уже не знаю, о чем их спрашивать. Они уже не знают, о чем мне рассказывать. А по домам разъезжаться не хотят. Каких только тем для разговоров у нас не было! "Моржевание - это тупость или образ жизни?", "Как уберечь себя от влияния пластического хирурга?", "Готова ли я стать кумиром миллионов?", "Сколько денег необходимо мне, чтобы испытать полное счастье?". Иногда темы для бесед мне подсказывают телезрительницы. Так, например, недавно мы проводили с девушками беседу на тему "Не стыдно ли вам бездельничать на глазах у всего королевства?".
   Я обещала Степе, что сегодня после шоу приеду к ней. Она отмечает день рождения своего сына. Обычно сыновьям не делают шумных праздников. Не наряжаются пиратами, не заказывают огромный торт, не приглашают других детей. Мы решили нарушить традицию, но не полностью, а частично. Сами нарядимся пиратками. Пусть у Степиного сына будет настоящий праздник, как у девчонки! Он же не виноват в том, что мальчиком родился. Единственное, что мы не сможем устроить - это пригласить на праздник детей.
   Еду к Степе на мотоцикле. Если бы у меня были дети, я взяла бы их с собой. Но детей у меня нет, у Таши тоже нет. Поэтому мы поздравляем мальчишку сами. Таша подарила ему игрушечную коляску для катания кукол, а я - золотые серьги с рубинами и глиняную статуэтку: мальчик держит на руках зеленого щенка с длинными-предлинными ушами. Статуэтку изготовили на моем заводе специально ко дню рождения мальчика.
   Мы пили чай вчетвером, ели торт. С нами не было мужчин. Даже муж Степы не может с нами находиться в одной комнате. Ему бы пришлось снять паранджу, чтобы есть торт. А этого делать нельзя, снимать паранджу можно только перед женой. Для мужа и других мужчин в доме Степа велела накрыть отдельный стол в другой комнате.
   Мальчику исполнилось пять лет. Он был милым и хорошо воспитанным. Не зря Степа нанимает для него наставника. Жаль только, что рано или поздно этому умному мальчику тоже придется надевать на себя паранджу. А если он захочет продолжить свои литературные занятия, ему придется брать себе какой-то псевдоним, называться женским именем. Иначе никто и никогда не станет его издавать.
   -Спасибо, Степа! Прекрасный праздник! Я как будто побывала в собственном детстве, - говорит Таша и собирается уходить.
   -Ты уже уходишь, Таша? Почему так быстро? Не огорчай моего мальчика. Ты видишь, как он радуется!
   -Степа, я уже прыгала под музыку, пела пиратские песни, читала стихи, стоя на стульчике. Что еще я могу сделать для твоего мальчика?
   -Просто побудь еще с нами.
   -Не могу! Если бы меня умиляли детишки, я бы уже давно завела себе несколько. Ну не умиляют меня дети, не умиляют!
   -Хорошо, проваливай. Обойдемся и без тебя. Правда, Сеня?
   Я тоже хотела уже уйти, но после таких слов Степы решила остаться. А что мне оставалось делать?
   -Угу, - кивнула я утвердительно, - остаюсь.
   -О! Спасибо, Сеня! Мой мальчик будет очень рад! Никодим! - позвала Степа сына. - Принцесса Сеня остается с нами. Тащи все настольные игры! Будем побеждать!
   В настольных играх равной мне нет. Я не знаю ни одной игры, у меня их в детстве не было совсем. Меня готовили к тому, что я буду королевой. А зачем королеве настольные игры? В мамином гареме не было больше детей. На меня вообще смотрели там, как на что-то ненужное, лишнее и странное. Мать задаривала меня подарками, но сама приходила ко мне редко. У меня не было такого веселого дня рождения, как у сына Степы. В мой день рождения обычно мама устраивала грандиозный праздник для своих гостей. Но на те пиратские вечеринки детей не пускали.
   Я проигрываю Никодиму во все игры. Он радуется, что побеждает, и заливается хохотом. После каждого моего проигрыша Степа шепчет мне в ухо:
   -Спасибо, Сеня! Он так не любит проигрывать, совсем как девчонка!
   Я понимаю, за что Степа благодарит меня. Она считает, что я играю с ее сыном в поддавки. Но я сама очень хочу победить, только у меня ничего не получается.
   Около семи вечера мальчик неожиданно размяк и притих. Уснул прямо на коврике, где мы играли. Зайца пушистого обнял и уснул.
   -Что же он так рано уснул? Выспится, а потом среди ночи проснется и будет капризничать, - говорит Степа.
   -Не будет, - уверенно говорю я, как будто у меня есть какой-то опыт в таких делах. - Он так набегался за день, получил столько впечатлений, что теперь до утра будет спать без задних ног.
   -Вот хорошо, что ты о задних ногах мне напомнила! - радостно восклицает Степа. - Мне сообщение пришло от родной тетки. Приглашает нас на свой остров погостить. У нее там школа верховой езды для элитных подростков. Мы тоже можем верхом поездить.
   -Неужели? А почему она не открыла такую школу, когда мы элитными подростками были?
   -У нее тогда денег не было, чтобы элитных жеребцов купить. А без элитных жеребцов элитные кобылы производили на свет только неэлитных жеребят. А без элитных лошадей никто бы не позволил ей открыть школу верховой езды для элитных подростков.
   -О! Так у нее там все элитное!
   -Да. А сама она - Аэлита.
   -А теперь, значит, у нее деньги появились? - спрашиваю я.
   -Да, очень много денег. Она получает их от косметической фирмы.
   -Ничего себе! Косметические фирмы так много платят своим сотрудникам? - удивляюсь я. - Даже можно лошадей разводить на собственном острове?
   -Не сотрудникам, а клиентам. Тетка подала в суд на известную косметическую фирму. И, представь себе, выиграла процесс!
   -А за что в суд?
   -Дело в том, что моя тетка носит контактные линзы. Но все равно очень любит красить ресницы. Вычитала она в одном из наших любимых журналов, что известная косметическая фирма выпускает тушь для ресниц специально для тех, кто носит контактные линзы. Купила тетка тушь, накрасилась - и бултых в бассейн! А когда из него выходила, то линзу одну потеряла. Поскользнулась, упала и сломала себе тазобедренную кость в двух местах.
   -А косметическая фирма при чем?
   -А ни при чем. Тетка сама была виновата. Но в процессе следствия выяснилось, что именно в тот тюбик туши, что купила тетка, по чьей-то оплошности попала самая обычная тушь, а не та, что для тех, кто носит контактные линзы. Фирма перед теткой извинилась. Суд перевел извинение на язык денег. Посчитали ущерб при падении, оценили теткину тазобедренную кость. Тетка сразу получила кругленькую сумму для осуществления своей заветной детской мечты. И еще фирма обязана выплачивать пособие тетки до полного выздоровления ее кости.
   -Надо же! А я никогда ресницы не крашу! - восклицаю я.
   -Тебе зачем? Ты принцесса, тебе мама деньги дает, тебе завод твой прибыль дает, тебе за работу на телевидении платят. А моя тетка сиротой росла. Одна на острове, и полная конюшня кобыл элитных. А жеребцов купить не за что. Вот и приходилось ей с утра до вечера в бассейне плавать от тоски.
   -А как же теперь ее тазобедренная кость? - интересуюсь я.
   -Ничего, срослась. Но тетка все равно в инвалидной коляске передвигается. Косметическая фирма за ней следит. Если только на тетку донесут, что она уже не больна, ей перестанут платить пособие, - объясняет Степа.
   -А если все же донесут?
   -Не донесут, - уверенно говорит Степа. - Она только ночью из коляски встает. Встает из коляски, вскакивает на элитную кобылу и летает по острову, как амазонка. Красивая, стройная, загорелая! Скачет под луной, свежим кислородом кровь насыщает.
   -Зачем ей это надо? Так могла бы и днем летать, если бы косметическую фирму не обманывала, - говорю я. - Она же богатая женщина, зачем ей косметическую фирму обманывать?
   -Богатая женщина? Если бы все богатые люди рассуждали, как ты, королевская казна давно опустела бы.
   -Не понимаю, - пожимаю плечами я. - При чем здесь королевская казна?
   -Так богатые люди налоги в казну платят. Чем больше доходы - тем больше денег в казну, - объясняет мне подруга элементарные вещи, которые мне, принцессе, стыдно не знать. - Понимаешь?
   -Понимаю. Значит, чем больше будет таких бесчестных людей, как твоя тетка, тем богаче будет королевство?
   -Да.
   -Будешь связываться с теткой, передай ей от меня большой пок... привет.
   -Спасибо, передам. Но лучше давай махнем к ней на остров, на конях верхом полетаем под звездами и луной.
   -А нам-то чего под звездами-то? Мы ведь косметическую фирму не дурачим, - заметила я.
   -Можно и под солнцем. Только тогда придется в купальниках скакать. На теткином острове сейчас очень жарко.
   -Заманчивое предложение. Но я не могу. У меня же интеллект-шоу, я каждый день должна показываться миллионам телезрительниц королевства.
   -А ты возьми отпуск, - предложила подруга.
   -Отпуск? Ты хочешь сказать. Что без меня проект не остановится? - искренне удивилась я.
   -Не остановится. И когда ты уйдешь из этого мира, Земля тоже не остановится. Незаменимых людей нет. И на твое место всегда найдется новая Сеня. Да и отдохнуть тебе давно пора.
   -Так грустно... Тогда я беру отпуск! Завтра же напишу заявление. И правда, что это я, как проклятая, каждый день в эфир выхожу, выхожу, выхожу! На целый час! Все. Решено. Иду в отпуск, и мы вместе катим на лошадиный остров твоей тетки.
   -На Элитный остров. Он так называется - остров Элитный.
   -А почему тогда тетка твоя не Элита, а Аэлита? - интересуюсь я.
   -Это специально, чтобы ее с элитными кобылами не путали. Это же их называют элитой. А так тетка Аэлита, а они - элита. Понятно? - спросила подруга.
   -Понятно. Я теперь постоянно буду думать о том, как мы поедем к твоей тетке. Мне уже не терпится поскорее побывать на ее острове. Надо Ташу предупредить.
   -А что Таша? Она всегда готова! Ты - дело всей ее жизни - будешь с ней. А мужья у нее все взрослые. Сами справятся. Тем более, у нее в доме прислуги полно.
   -Да. Хорошо быть богатой женщиной, - замечаю я.
   -Хорошо быть дочерью богатой женщины, - уточняет Степа.
   -Да, Ташина мама - очень богатая женщина. Очень богатая, немыслимо богатая, - соглашаюсь я.
   -Так она же пожизненное пособие получает от королевы, из королевской казны, - говорит Степа.
   -За что пособие?
   -За то, что мама ее погибла на рабочем месте.
   -Какой ужас! - восклицаю я. - На рабочем месте? Я считала, что бабка Таши была фрейлиной королевы.
   -Да, она была первой фрейлиной королевы. И приняла смерть на рабочем месте. За это королева выплатила ее семье, то есть Ташиной матери, единовременное пособие в размере ста двадцати месячных окладов, зарплату фрейлины на десять лет вперед. И еще назначила пособие Ташиной маме на всю оставшуюся жизнь.
   -Чем же заслужила Ташина бабка такое? Как она погибла? - распирает меня любопытство.
   -Как ты знаешь, Ташина бабка была фрейлиной королевы. А что делают фрейлины? То же самое, что и мы. Развлекаются, королеву развлекают, общаются с ней. Как-то королева в свой день рождения пожелала покататься на аттракционах. Выбрала она аттракцион "Осьминожек". Сели они, королева и Ташина бабка, в одну присоску на щупальце гигантского осьминога и поехали. Им было так весело, они так кричали, когда в присосках сидели, как мы орем, когда в присосках сидим. И Ташина бабка подавилась жвачкой, что у нее во рту была.
   -Так там же правило перед осьминогом висит: "Вход со жвачками категорически запрещен". Как же она прошла? - удивляюсь я.
   -Тогда еще правила такого не было. Это уже после смерти Ташиной бабушки его повесили. Прикинь, держава бы разорилась, если бы семьям тех, кто подавится жвачкой на аттракционе, пожизненное содержание назначать.
   -Какая грустная история. Почему я о ней никогда не слышала?
   -Так об этой истории в журналах ничего не было, вот ты и не знаешь.
   -И бабуля мне ничего не рассказывала.
   -Так тебя тогда еще на свете не было, когда это случилось. Тогда же еще Ташина мама девочкой была.
   -А ты откуда знаешь? - удивилась я.
   -А мне тетка моя рассказала. Совсем недавно. Когда я намекнула ей, что нехорошо косметическую фирму обманывать. Она тогда ответила мне так: "Кто как умеет, тот так и зарабатывает". И рассказала эту старую историю о Ташиной бабке.
   Пока мы разговаривали, Никодим крепко спал на полу, обняв подаренного ему кем-то из родственников-мужчин белого зайца с розовыми пятками.
   -Пора мне, Степа. Я и так засиделась.
   -Спасибо, Сеня. Этот праздник мой сын не забудет.
   Я вышла во двор. Подошла к мотоциклу, хотела его уже заводить, но вдруг вспомнила, что вчера, катая мужа Федю, я сожгла все топливо. Надо было заправиться, но я забыла. А подругу беспокоить не хотелось, чтобы у нее слить. Решила пойти пешком. Надо же и на улицах королевства появляться, ближе к народу быть. Иду я, иду, и вдруг вижу, что прямо передо мной, метрах в ста впереди меня, мужчина идет в сером плаще. Двигается в том же направлении, что и я. Таких бесформенных плащей, конечно, много на острове, но что-то подсказывает мне, что это именно тот плащ, что я давно ищу. Я чувствую, что этот плащ - источник всех моих страданий и тоски. Я бегу, чтобы догнать плащ. Спотыкаюсь, падаю. Поднимаюсь и снова бегу. Снова спотыкаюсь и падаю. Что такое? Смотрю на ноги, а на них Ташины туфли. А они мне на два размера больше! Так вот почему я все время спотыкаюсь и падаю! Я начинаю громко смеяться, представив, каково было Таше в моих туфлях. Мужчина, услышав мой смех, оборачивается.
   -Стой! - кричу я. - Стой!
   Мужчина останавливается. Я побежала бы к нему, но не могу. И туфли большие, и ноги ватные.
   -Я так давно тебя ищу, - шепчу я, но он, конечно, не слышит меня.
   И вдруг он направился в мою сторону! Он подходит ко мне и спрашивает:
   -Что стряслось, принцесса?
   Он смотрит мне прямо в глаза. Наши взгляды встречаются, и я снова тону в зыбучих песках его глаз.
   -Я так давно ищу тебя... - снова шепчу я пересохшими от волнения губами.
   -Зачем, принцесса? - спрашивает он. - Зачем я нужен вам?
   -Ты, ты, ты... - шепчу я и чувствую, что слезы вот-вот хлынут из глаз моих проливным дождем.
   -Вам нужен домашний учитель? - подсказывает он мне.
   -Ты что? Зачем мне учитель? У меня уже высшее образование есть! - гордо говорю я, но тут же спохватилась, вспомнила свой "деплом" экономического университета с грамматическими ошибками и покраснела.
   -Я знаю, - серьезно говорит он, но глаза его смеются.
   Значит, он тоже смотрел реалити-шоу "Светские львицы получают высшее образование"! Какой позор!
   -Ты надо мной смеешься? - спрашиваю я сердито, и мои ноги, размякшие было от любви, становятся снова сильными и длинными.
   -Я не смеюсь, я улыбаюсь. Я рад вас снова видеть. После того, как вы свалились на пол в супермаркете прямо на моих глазах, я часто думал о вас, принцесса.
   -Ты думал обо мне?! Ты думал обо мне?! Какое счастье! - забыв о том, что женщине полагается быть сдержанной, восклицаю я.
   Он думал обо мне! Это же почти признание в любви!
   -А потом эти ваши четыре свадьбы. О них тогда много писали. И о вашем свадебном путешествии, в которое вы отправились без мужей, а с подругами, нарушая традицию. Как можно о вас забыть? А это шоу интеллектуалок, которое вы ведете? Все королевство смотрит его, и я не исключение.
   -Ты так красиво говоришь, - я вспоминаю своего немногословного Федю.
   По сравнению с ним мой возлюбленный - Цицерон.
   -А как тебя зовут? - спрашиваю я.
   -Диоген.
   -Диоген. Какое имя красивое! А можно, я тебя Геной буду называть?
   -Вам все можно. Вы же принцесса, - в глазах его не рабская покорность, как у Феди, а любопытство и улыбка.
   -Ген, - прямо говорю я. - Может, сходим куда-нибудь вместе? Если твоя жена не будет против.
   -Моя жена не будет против, - смеются нагло его зыбучие пески. - Я не женат, принцесса.
   -Ты не женат! Какое счастье! Тогда веди меня скорее в свой дом! Я хочу сделать твоей матери предложение, - требую я.
   -Хорошо, принцесса, я отведу вас в мой дом. Только вот предложение вы вряд ли сможете сделать моей матери.
   -Почему? - спрашиваю я, и мои глаза из миндалевидных становятся шароподобными.
   -Она умерла, - говорит Диоген.
   -Бедный мальчик... - шепчу я. - Ты остался без мамы...
   -Это было не так давно, я остался без мамы взрослым. Но у меня есть маленькая сестренка, которой действительно очень не хватает материнского тепла.
   Диоген ведет меня в какой-то переулок, я еле успеваю за ним. Он не семенит, не путается в длинном бесформенном плаще. Его движения красивы и уверенны. Я восхищаюсь издалека его походкой.
   -Принцесса? Где вы? Я очень быстро иду? - замечает он, как безнадежно я отстала. - Догоняйте! Я жду.
   Я снова рядом с ним, дышу возбужденно.
   -Устала? - сочувственно спрашивает он.
   Я оглядываюсь по сторонам. Никого нет рядом, значит, никто не сможет донести королеве, что мужчина сказал мне "ты".
   -Устала, - вздыхаю я. - Я сегодня напрыгалась под музыку. И вообще я редко хожу пешком. У меня есть пуля и мотоцикл. И туфли на меня велики.
   -Ничего, теперь уже близко, - обещает мне Диоген.
   Да, теперь уже близко. Мы останавливаемся перед небольшим особняком правильной восьмиугольной формы. Всего два этажа, высокое крылечко. В саду наливается соком черешня.
   -Хотите, я нарву для вас черешни, принцесса? - перехватывает мой жадный взгляд Диоген.
   -Ты просто угадываешь мои желания, Ген.
   Мы подходим к высокому дереву. Внизу черешни объедены кем-то. Диоген ловко забрасывает ноги на ствол и поднимается туда, где еще есть черешни. Как он ловок и красив! Ни паранджа, ни длинный плащ не мешают ему быть грациозным и сильным. Этот мужчина - мечта всей моей жизни. Он наклоняется вниз, держится ногами за ветку, а руки, полные черешен, протягивает мне. Он висит вниз головой, а я ем с его рук черешни. Я запихиваюсь ягодами, сок течет по моему подбородку. Я никогда в жизни не ела немытые фрукты. Вот так, прямо с дерева, прямо из мужских рук. Это так вкусно... Он снова рвет для меня ягоды, снова висит вниз головой и кормит меня. Когда мой живот становится тугим, как барабан, я, еле ворочая языком от обжорства, шепчу:
   -Я наелась...
   Он спрыгивает с дерева.
   -Принцесса, вот тут у вас... - он снимает паранджу, снимает пальцем каплю сока с моего подбородка и слизывает ее.
   Обалдеть! Такой невинный жест, а я взволнована. Это же мой сок!
   -Верни мне его! - требую я и впиваюсь губами в его губы, за которыми спряталась сейчас принадлежащая мне черешневая капля.
   Я никогда еще не целовалась. Мои губы подсказали мне, как это делать. Я никогда еще не любила никого. Мое сердце подсказало мне, как это делать. Я никогда еще не обнимала никого. Мои руки подсказали мне, как это делать. Во мне живет генетическая память. Я помню то, что было задолго до моего рождения. Наверное, что-то подобное происходило с моей бабулей в допотопное время. Она была еще та штучка...
   Нацеловавшись вдоволь до одышки, мы поднимаемся на высокое крылечко и входим в дом. На улице темно. В доме тоже. Диоген ведет меня сразу в детскую, туда, где спит уже его сестра. По законам королевства, меня должны встретить женщины. Но женщина в доме одна, и она спит. Диоген ведет меня к ней.
   Пока малышка спит, мы сидим возле нее, чтобы не нарушать традицию. В комнате всего один диван. Мне ничего не остается, как сесть Диогену на колени. Так удобно мне еще не было никогда. Меня очень рано извлекли из материнского тела. Иначе я могла бы сказать: так удобно мне было только в теле матери. Сладкая боль овладевает всем моим телом, я не могу больше сдерживать себя.
   -Я люблю тебя...
   Это допотопное сочетание слов что-то объясняет моему возлюбленному. Его генетическая память подсказывает ему, что он должен делать.
   О Великая Богиня! Благодарю тебя за пережитое блаженство и за то, что сестра Диогена не проснулась.
   Мы теперь близкие люди. И когда просыпается его сестра, я поднимаю ее с постели и прижимаю к себе. Я испытываю к ней огромную нежность, ведь она - это частичка его. Я тоже частичка его. Мы - одна семья.
   А как же мои мужья? Они же моя семья? Но меня абсолютно ничего не связывает с ними. Я только присылаю им деньги и учу Федю водить мотоцикл. Он уже умеет садиться на сиденье и держаться руками за руль. Осталось только научить его трогаться с места и останавливаться. Надеюсь, это произойдет намного раньше, чем я стану блондинкой по возрасту.
   Малышка тяжеловата. Сколько же ей? Я не могу переводить вес ребенка в возраст.
   -Сколько ей? - спрашиваю я Диогена.
   -Полтора года, - отвечает он.
   -А ходить она умеет?
   -Конечно. Только сейчас ее снова надо уложить в постель. Ходить она будет утром.
   -А когда она заговорит?
   -Утром, все утром.
   Он совершает какие-то действия с детской кроваткой и забирает малышку у меня из рук. Укладывает ее снова в постель.
   -А ты, моя малышка? Тебе еще не хочется баиньки? - ласково спрашивает Диоген меня.
   -Здесь? - удивленно спрашиваю я.
   -Зачем? У меня есть своя комната, - говорит он.
   -У тебя?! Я буду спать у тебя?! И не вернусь домой?!
   -Ты уже взрослая, ты уже замужем.
   -А если меня мама проверит, дома ли я?
   -Она подумает, что ты в гареме, - улыбается он.
   -Прекрасно! Мужья будут думать, что я сплю дома, а мама будет думать, что я в гареме. А я останусь у тебя.
   -Вот видишь, как все просто, - улыбается он. - И не нужны нам никакие свадебные фейерверки и парашютистки.
   -И хор девочек нам с тобой ни к чему... - соглашаюсь я с ним.
   -Нам ангелы поют, любимая...
   Я сегодня впервые сплю вне дома. Теперь я понимаю, почему слова "адюльтер" и "бессонница" стоят в одном синонимическом ряду.

23

   -Я голодна, - сказала я ему, когда проснулась и глаза открыла.
   В конце концов, я у него в гостях, он обязан позаботиться обо мне.
   -А что ты обычно ешь на завтрак? - спросил он, не выпуская меня из объятий.
   -Мы никуда не пойдем? Ты закажешь для нас завтрак?
   -Нет, я приготовлю для тебя его сам.
   -Ты умеешь готовить? - удивилась я.
   -Конечно, это не так сложно, как может показаться на первый взгляд.
   -Я знаю. У меня есть книга, я готовлю по ней иногда.
   -Вот и отлично. Я предоставлю тебе возможность продемонстрировать твои кулинарные способности. Но не сегодня. Сегодня - я все сделаю сам. Что ты хочешь получить на завтрак?
   -Ну, я не знаю, что готовят дома. Может, дыню в шампанском?
   -Хорошо, - засмеялся он. - Я приготовлю нам кое-что на мое усмотрение. Но сначала я должен сварить манную кашу для Аурелии.
   -Ты? Ты сам варишь манную кашу? - снова удивилась я. - Я
   ела кашу только в мамином гареме. Я уже забыла ее вкус. В ресторанах не варят манную кашу.
   -Принцесса, если бы ты попросила, тебе бы приготовили и кашу. Держи полотенце! Прими пока душ. Я позову тебя, когда все будет готово.
   Я наслаждалась теплыми струйками воды и вдыхала в себя ароматы новой жизни. Это мыло Диогена, шампунь Диогена, гель для душа тоже его. Запахи не совсем те, к каким я привыкла, но все равно, они теперь родные мне. Я понимаю, что-то изменилось во мне. В чем-то я стала другой. И новая я нравлюсь себе все больше и больше.
   Когда я вышла из душевой, Диоген уже ждал меня в комнате. Высушил мне лицо поцелуями, а волосы - феном.
   -У меня все готово. Пойдем, моя принцесса.
   На душе у меня было радостно и солнечно. Столовая тоже была залита солнечным светом. Но это мне просто показалось в самую первую секунду. На самом деле здесь просто были оранжевые стены, оранжевые запахи, оранжевая мебель и оранжевые шторы. Только пол был голубым. Это сочетание оранжевого с голубым вызвало во мне ассоциации с озером в солнечный день.
   -Как красиво! - воскликнула я.
   -А как будет вкусно, - пообещал мне он.
   -Так много солнца! - восхищенно сказала я.
   -Сегодня солнца здесь больше, чем обычно. Потому что здесь сейчас ты. Ты - мой солнечный лучик.
   -А у меня кошку зовут Лучик! - обрадовалась я такому совпадению.
   Он почему-то рассмеялся. Что его могло насмешить? Я любуюсь лицом Диогена без паранджи. Когда-то я влюбилась в него, даже не видя его лица. Теперь я влюбляюсь в него заново, сильнее и сильнее, открываю что-то новое для себя. Я люблю его лицо, его руки, его ноги, его плечи - все, что раньше было скрыто от меня под бесформенным серым плащом и паранджей. Все вызывает во мне теперь восторг и страсть.
   -Ген! Это ты мой солнечный свет, Ген! Что бы я делала без тебя? Я бы так и не узнала себя никогда по-настоящему.
   -Принцесса, ты - лучшее, что у меня было, есть и будет в жизни. Ты мне нужна надолго, а потому я должен покормить тебя.
   -Я и забыла, что хотела есть, - говорю я, нисколько не кривя душой. - Что ты мне приготовил?
   -Перед тобой накрытый стол. Ешь все, что пожелаешь. А для Аурелии - манная каша. Но если тебе хочется вспомнить твое гаремное детство, я могу тебе тоже дать каши.
   -Хочу! Очень хочу вспомнить мое гаремное детство. Хоть моя мама не была особенно нежна ко мне. Я из пробирки. А ты?
   -Я - нет. Я появился на свет самым естественным образом. И моя мама очень любила меня.
   -Даже несмотря на то, что ты родился мальчиком? - удивилась я.
   -Даже несмотря на то, что я родился мальчиком. Поверь, мамы любят не только дочерей, - улыбнулся он. - Моя мама души не чаяла во мне. А ты ешь, ешь, пока каша не остыла. А я приведу Аурелию.
   Он вернулся с малышкой на руках.
   -А вот и мы! Здравствуйте! Поздоровайся с принцессой, Аурелия, - потребовал Диоген.
   Но малышка только пускала бульбы изо рта и ничего не говорила.
   -Почему она не говорит ничего? - спросила я Диогена.
   -Маленькая еще.
   -И сколько же мне ждать, пока она сможет позволить тебе жениться на мне?
   -Зачем? Я не хочу пополнить твой гарем. Давай оставим все, как есть. Нам хорошо вдвоем. Никто о нас не знает. Мы будем тайными любовниками.
   -Любовниками?! Это аморально! А что, если об этом донесут королеве? Какая заварится каша! Нас могут наказать. Какая вкусная каша! В кастрюльке больше ничего не осталось?
   -Есть. Вот, ешь, моя девочка. Я буду готовить тебе кашу каждое утро, как Аурелии.
   -Я буду каждую ночь спать у тебя?!
   -Конечно. Я буду без тебя скучать. А к тебе я переехать не могу, у меня Аурелия. Так что придется тебе ко мне перебираться.
   -А если кто-то донесет королеве?
   -А мы никому не скажем. Мы ведь никому не скажем? А если мы никому не скажем, то никто ничего и не узнает.
   -О ужас! Мне пора бежать! Я опоздаю на встречу с интеллектуалками!
   -Во сколько ты вернешься?
   -К ужину.
   -А когда у нас будет ужин?
   -Думаю, часам к шести я буду у тебя.
   -Вот и отлично. Днем у меня тоже есть кое-какие мужские дела.
   -Да брось! Какие у мужчин бывают дела? Грязь из-под ногтей выковыривать?
   Он засмеялся так, что девочка, сидевшая у него на руках, вздрогнула.
   -Откуда у тебя такие сведения о мужской занятости? Кто наговорил тебе таких глупостей о мужчинах?
   -Моя подруга. У нее в гареме тринадцать мужей. И все лодыри и бездельники.
   -Не волнуйся, - сказал он мне, продолжая смеяться, - я не лодырь.
   -Я рада, любимый, что ты не лодырь. И еще мне очень понравился завтрак. Надеюсь, ужин будет не хуже. А сейчас мне пора бежать. У меня тоже есть кое-какие женские дела. Я не хочу опоздать.
   -Я жду тебя к шести. Не опаздывай! А сейчас можешь взять мой мотоцикл, он уже ждет тебя у крыльца. Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы на работе.
   -У тебя есть мотоцикл?! - мой подбородок сваливается мне на мою же грудь. - Разве у мужчин бывают мотоциклы?
   -Вообще-то он принадлежал моей матери. И хотя на нем давно никто не ездил, он в полном боевом.
   -Спасибо, Ген! Ну, я побежала!
   -Как? Ты просто так уйдешь?
   А что? День пролетит быстро, а вечером мы снова будем вместе.
   -И ты не поцелуешь меня на прощанье? - лукаво спросил он.
   -Нет, не поцелую! - говорю я, но сама обхожу вокруг стола. Обнимаю его сзади за шею и хочу поцеловать его в щечку.
   Но он резко поворачивается ко мне, и мой поцелуй приземляется прямо на его губах. Мы целуемся, сидящая у него на руках Аурелия издает какой-то странный звук. Звук этот не похож ни на одно из известных мне слов. Это какой-то особенный звук, наверное, у маленьких детей свой особый язык, похожий на язык дельфинов.
   -Ты понимаешь, о чем она говорит? - спросила я, когда наши губы разомкнулись.
   -Конечно. Она говорит, что ты должна идти, если не хочешь опоздать.
   Я целую Аурелию в пухлую щечку и выхожу из дома. Прямо перед крыльцом стоит мотоцикл. Точно такой, как у меня. У матери Диогена был отличный вкус!
   Успеваю вовремя. Меня пудрят, накладывают мне ресницы, красят губы ярко-красной помадой. У меня прямой эфир.
   Сегодня мы говорим о спорте. Нужны ли светским львицам занятия спортом? Оказалось, что нужны. С тренером по фитнесу Картиной все понятно. Занятия спортом - это ее работа. Юра, дизайнер одежды для модных животных, кроме оздоровительного бега по утрам занимается еще и плаванием. И как только она все успевает? И одежда для животных, и марсианские пейзажи, и бег, и плавание. Я всем сочувствую, когда они жалуются на недостаток времени. У меня самой очень мало свободного времени. А у меня теперь есть Диоген. И его сестра, конечно. Так непривычно для меня, что мне приходится делить моего возлюбленного с другой женщиной, хоть и крошечной. Я хотела бы, чтобы он всецело принадлежал мне одной. Странно, как это мужчины могут иметь одну жену на целый гарем? Да, все-таки мы очень разные, мужчины и женщины.
   Селенокосметолог рассказывает трогательную историю о том, какие трудности приходится ей преодолевать ради занятий спортом.
   -Я посещаю трижды в неделю элитный бокс-клуб "Хук". Мне очень нравится заниматься боксом. Этот вид спорта улучшает настроение. И вообще мне к лицу мои розовые перчатки. А сложность заключается в том, что мой бокс-клуб находится в непосредственной близости к моему дому. Я могу ходить туда пешком. Но можете себе такое представить: все приезжают на стильных колесах, а я прихожу пешком? Я бы не стала рисковать своей репутацией. Поэтому я вынуждена выходить пораньше, спускаться в подземный гараж и заводить свои колеса. Выезжаю и подкатываю к соседнему дому. Паркуюсь и, как все, вхожу в клуб. И никто не догадывается о моих проблемах.
   -А прошлись бы пешком, может, встретили бы свою судьбу, - предполагаю я.
   -Вы о чем, принцесса? - удивленно спрашивает селенокосметолог. - Это как-то связано с фазами Луны?
   Конечно, связано! Если бы я не рискнула пройти по острову пешком, я так бы никогда и не встретила Диогена. Это ли не влияние звезд и Луны? Звезды расположились так, что нам с Диогеном суждено было встретиться. Но я не говорю об этом селенокосметологу. Ведь мы решили скрывать нашу связь до тех пор, пока нам это будет необходимо.
   -А вам не кажется, что вы сами усложняете себе жизнь? - спрашиваю я селенокосметолога. - Кто-то увидит, кто-то подумает. Вам никогда не хотелось сделать что-то по-своему, не так, как все?
   -Я и так не такая, как все, - обиженно отвечает селенокосметолог. - Еще в раннем детстве я была особенным ребенком. И сейчас я большая оригиналка. И еще я самая нестандартная девушка на проекте, как мне кажется.
   Я не поняла, какие стандарты она имела в виду. Но время меня поджимало, мне нужно было достойно выходить из этого разговора. И еще я должна была сейчас же написать заявление на отпуск, как мне посоветовала Степа. Я обещала Степе, что поеду с ней на остров ее тетки. Но сейчас мне не до тетки с ее элитными жеребцами. Отпуск я возьму, но ни на какой остров не поеду. У меня теперь есть свой собственный остров - остров Любви. Нет! У меня теперь есть целая планета! И мы с Диогеном на ней единственные люди, как первые люди в раю, которых создала Великая Богиня.
   О Великая Богиня! Благодарю тебя за мою любовь!
   Отпуск мне предоставили. Никто даже не поинтересовался, для чего он мне понадобился. А я ничего никому не скажу. Для чего женщине нужен отпуск? Чтобы отдыхать на Ибице! Ведь я принцесса, в конце концов!
   Еду домой, чтобы взять с собой к Диогену кое-какие вещи. Лучика тоже возьму. Не хочу никому доверять любимую модную кошку. Только я собралась на выход с сумкой и Лучиком на плече - задребезжал экран. Я подключаюсь.
   -Сеня! Я уже сообщила тетке, что мы скоро будем у нее! Ты решила вопрос с работой?
   -Да. То есть нет. То есть да. Я ухожу в отпуск, но с вами не лечу.
   -Это еще почему? - недовольно спрашивает подруга.
   -Дело в том, что я... - я отчаянно пытаюсь придумать вескую причину своего отказа. - У меня бабуля заболела. Она не любит, когда за ней чужие ухаживают. Я поживу у нее.
   Вот я умница! Как ловко я всех обманула! Главное, чтобы девчонки не выходили на экранную связь с бабулей. Будут еще из вежливости интересоваться ее здоровьем!
   -Как жаль, - вздохнуло изображение подруги.
   -Мы улетаем с бабулей на ее любимый остров. Там мы будем жить, как отшельницы. Так пожелала бабуля. Приезжать к нам не надо, пока я вас сама не приглашу. Понятно?
   -Понятно. Но хоть по экрану будем связываться?
   -Нет, нет, нет! И еще раз нет! Бабуля терпеть не может экранную связь!
   -Так грустно... Мы всегда были вместе, втроем. А теперь придется лететь только вдвоем с Ташей.
   -Ничего, это только на пару месяцев, - успокоила я подругу.
   -На целых два месяца?! Ты с ума сошла! За два месяца мы забудем, как ты выглядишь!
   -Не забудете. И передай от меня привет Таше. И еще: мой мотоцикл пусть пока побудет у тебя. И передай от меня привет Никодиму!
   Все! Кажется, я себя обезопасила от подруг на некоторое время. Вот бы еще для мамы какую-нибудь легенду придумать. Но нет, не стоит. Мама и так мною интересоваться не будет. Если только Радмила ей жаловаться не будет. Если только мои мужья снова своей мамке жаловаться на меня не начнут. Вот ситуация! Для того, чтобы мне спокойно пожить у Диогена, я должна срочно уделить внимание своему гарему. Ладно, что-нибудь придумаю. В конце концов, я и так уже Феде внимание уделила, и даже на мотоцикле его прокатила, и даже пообещала ему, что научу его водить мотоцикл. Надо бы мужьям мотоцикл купить. Хотя бы один на четверых пока. Они к нему и подходить не будут, но зато мамке своей сообщат: "Жена подарила нам мотоцикл". Прямо по дороге к Диогену заеду в магазин и куплю. И еще по золотой цепочке каждому пошлю. Пусть порадуются.
   Диоген! Как же я по нему скучаю! Прихожу к нему намного раньше назначенных мне шести часов. Что ж, заодно и узнаю, какими такими "мужскими" делами занимается он в мое отсутствие. А Диогена дома нет! Меня никто не встречает, никто не ждет. Малышка спит в кроватке. Вот хороший ребенок: ночью спит, днем спит. Только я успела подумать об этом, ребенок проснулся. Аурелия проснулась и стала требовать от меня что-то. Слов ее я не понимаю, разобрать ее дельфинью речь не могу. По-моему, слов никаких нет, а только крик. Может, уйти в спальню Диогена? Там не так слышно ее будет. Но нет. От этой маленькой крикливой женщины зависит мое счастье. Как только она заговорит, я заставлю ее дать согласие на наш брак с Диогеном. И нам не придется прятаться от моих подруг и всего остального мира. И тогда мы улетим с ним на далекий остров, где нас никто не будет беспокоить. Ни мои мужья, ни их мать, ни моя мать, ни мои подруги, ни наши дети. Какие дети? У нас же тогда еще не будет детей, а только это, с красным от крика лицом, требующее чего-то. Что ей надо? Сажу Лучика рядом с Аурелией. Лучик вылизывает девочке ее маленькие пальчики. Девочка перестает плакать.
   Лучик! Откуда у нее опыт общения с детьми? Она ведь живет со мной с самого рождения! Молодец, Лучик! Умница, Лучик!
   Моя кошка обезвредила ребенка. Скоро и Диоген появился.
   -Ген, почему тебя так долго не было? - плаксиво вопрошаю я.
   -Женщина! Я объяснил тебе: у меня свои мужские дела.
   -Ты ходишь играть в футбол и пить липо? - спрашиваю я, вспомнив наш с бабулей разговор о мужчинах.
   -Откуда такая осведомленность? Нет, я не хожу играть в футбол. И не пью... Как ты сказала?
   -Липо.
   -Нет. Я не пью липо. Но я принес тебе вот это, - он протянул мне на ладони персик.
   -Спасибо! Обо мне еще никто так не заботился, как ты, - признаюсь я своему любимому.
   -А как же иначе? Я ведь твой мужчина.
   -А ребенку персик? - строго спрашиваю я. - Или мне придется делить с ней еще и персик?
   -Нет. Не придется. Я ей тоже принес. А чем ты уже с ней поделилась?
   -Я делю с ней тебя.
   -Глупенькая! Ты не делишь меня ни с кем. Я только твой. А любовь к ребенку - это совсем другое. Когда у нас появятся дети, ты сама это поймешь.
   Великая Богиня! Он только мой.
   -Куда мы пойдем ужинать? - спрашиваю я.
   -Никуда. Мы будем ужинать дома. Ты поиграй с Аурелией, а я приготовлю ужин, которого ты не найдешь ни в одном кафе.
   И снова - ночь объятий и любви. Но мне теперь уже не надо волноваться, что я не успею к интеллектуалкам. Я могу спать, сколько моей душе угодно. А моей душе угодно вообще не вылезать из объятий Диогена.
   Утром он встает, кормит нас с Аурелией манной кашей и снова куда-то уходит. А я остаюсь развлекать его сестру и менять ее мокрые штаны на сухие. Я делаю это, потому что от этой маленькой женщины зависит вся моя жизнь. Скоро она заговорит. Скорее бы уже. Почему она ничего не говорит? Ужасно хитрая девчонка! Она не хочет, чтобы ее брат женился на мне. Очень странно! Все женщины королевства мечтают породниться с королевской семьей. Аурелия нет. Она особенная. Как и ее брат.

24

   Я скрываюсь от всех, как какая-то преступница. А разве нет? Замужем четырежды, а живу совсем с посторонним мужчиной. Хотя какой же Диоген мне посторонний? Он мне не посторонний. Он очень даже мне родной. Я засыпаю в его объятиях, просыпаюсь в его объятиях. Мне нравится, что он уходит куда-то по своим мужским делам, а я могу еще немного поваляться в постели. Не могу. Ко мне уже пришлепал этот маленький тиран, Аурелия. Заползает ко мне под одеяло и начинает что-то рассказывать на непонятном птичьем языке. Или же дельфиньем, но уж никак не человеческом. Тогда я встаю и иду варить ей кашу. У нее поменялся режим, она встает теперь значительно позже. Диоген кормит завтраком только меня. А я вынуждена варить кашу Аурелии. Я почти освоила это трудное дело. Когда-нибудь я приготовлю кашу моим подругам. Они упадут от удивления. Кастрюли с моего завода, оказывается, годятся не только для приготовления дыни в шампанском, в них можно варить и кашу. Вот как много я узнала за те несколько дней, что живу у Диогена. Моя любовь к нему безгранична. Он тоже любит меня, заботится обо мне, очень старается, чтобы мне у него было хорошо. Он многому меня уже научил. Я хочу тоже сделать ему что-то приятное, научить его чему-то, что умею сама.
   -Ген, хочешь, я научу тебя водить мотоцикл? - предложила я ему, когда он вернулся домой после своих мужских дел.
   -Я умею, - спокойно ответил он.
   -Что?! - удивилась я. - Ты умеешь водить мотоцикл?! Но это же так сложно для мужчин!
   -Ничего сложного. Любой мужчина может этому научиться, если захочет.
   -Ну, не скажи. Федя, муж мой, даже глаза закрыл от страха, когда я его возила. А сам он не скоро научится.
   -И давно ты его учишь? Сколько у вас было занятий?
   -Всего одно. Потом я встретила тебя, и вся моя жизнь изменилась. Я больше не бегаю по утрам, не обедаю с подругами в кафе, не учу Федю водить мотоцикл, не веду шоу интеллектуалок.
   -Ты скучаешь по своей привычной жизни?
   -Что ты! Моя жизнь - это ты. Я все сокровища мира готова отдать, чтобы быть с тобой всегда.
   -Ты меня еще так мало знаешь. А может, я совсем не такой, каким ты меня представляешь. Может, ты любишь свою мечту.
   -Да, я люблю свою мечту. Но моя мечта - это ты. Если бы ты знал, сколько денег я отвалила сыскному агентству, чтобы мне тебя нашли.
   -Могу тебе возместить ущерб, - засмеялся он. - У меня есть кое-какие сбережения.
   -Возмести! Я буду брать манной кашей. Тебе придется рассчитываться со мной до глубокой старости.
   -А почему это тебе вдруг захотелось научить меня водить мотоцикл? - поинтересовался он.
   -Ну, я хочу что-нибудь хорошее сделать для тебя. Ты так много даешь мне, учишь всему. Я хочу ответить тебе тем же.
   -Ты тоже много даешь мне. А хочешь, я сам научу твоих мужей водить мотоцикл? - неожиданно предложил он.
   -Да ты что! - воскликнула я. - Они же мужики тупые, бестолковые, намучаешься с ними.
   -Так уж и тупые? - недоверчиво спросил он.
   -Обо всех не могу сказать с уверенностью, но Федька... А если они все такие, как Федька, то тебе очень непросто придется.
   -Посмотри на меня. Я ведь тоже мужик. Но я же не тупой?
   -Не тупой. Но ты же особенный. Таких, как ты, больше нет. К тому же у тебя совсем нет времени на моих мужей. Ты уходишь куда-то по утрам, возвращаешься после обеда. Когда ты еще мужей учить будешь? Мы с Аурелией и так скучаем без тебя.
   -Я буду успевать к ужину. Ну, на каких-то два часа дольше буду заниматься работой.
   -Значит, ты будешь приносить домой больше денег за свою работу? - обрадовалась я.
   -Да, - засмеялся он, - при условии, что ты будешь мне платить за уроки для твоих мужей.
   -Отличная идея! Платить я тебе, конечно, не буду, но ты должен будешь сказать моим мужьям, что это я тебя наняла для них. Вот обрадуются! Сразу мамочке своей сообщат, как я забочусь о них. До женитьбы их научили только шить и пришивать.
   -Вышивать?
   -Может, и вышивать. Не вижу существенной разницы. Меня таким глупостям в гареме не учили. Меня готовили к полноценной женской жизни, полной скоростей и приключений.
   -Хочешь, я научу тебя вышивать?
   -Вот еще! Зачем мне учиться таким глупостям? Пусть мужчины этим занимаются. Эти мужественные занятия мне ни к чему! - возмущенно ответила я.
   -А если, - он обнял меня и стал шептать мне в ушко, - если у нас с тобой появится мальчик, кто будет учить его мужественным занятиям?
   -Ты, - почему-то тоже шепотом ответила я ему.
   -Так меня же дома не будет, я буду твоих мужей учить женским занятиям.
   -А разве уже так скоро у нас сын появится?
   -Нет, но ты же сказала, что мужья твои тупые и бестолковые. Значит, мне придется их несколько лет учить.
   -Ну, не такие они, может, и тупые, - обиделась за мужей я. - Может, и одного года хватит.
   -Может, и хватит, - согласился он. - А теперь, птичка моя, мне пора уходить. А чтобы тебе не скучно было, можешь сломать что-нибудь. Я приду и починю.
   -Вот спасибо, что позволил. А то мы с Аурелией столько уже всего сломали без разрешения! Пылесос, микроволновку, миксер, четыре куклы...
   -Так много? А почему мне не сказали?
   -Она почему не сказала - я не знаю. А я не сказала, чтобы не отвлекать тебя от более приятных домашних дел. Я хотела сама вызвать даму из ремонтной мастерской. Но подумала, что если меня здесь у тебя кто-то увидит, сразу же донесет королеве. Мое лицо известно всему королевству.
   -Не нужны нам никакие дамы из ремонтной мастерской. Я все сделаю сам.
   -Прекрасно! Значит, нам не придется платить за ремонт. Это я сказала? Я становлюсь такой мелочной. Я даже не удивилась, что ты сам умеешь все ремонтировать.
   -Это обнадеживает. Скоро ты перестанешь считать мужчину чем-то ниже себя по умственному и физическому развитию.
   -Ты не такой, как все мужчины. Ты - особенный. Ты больше похож на женщину. На сильную, мускулистую женщину. Отважную и смелую, как на полотнах мастеров допотопного времени.
   -А где ты видела такие картины? - удивленно спросил он.
   -В музее.
   -Я хочу это увидеть! Мы пойдем туда вместе?
   -А если меня кто-то узнает?
   -А ты наденешь мужской плащ и паранджу.
   -Здорово! Поиграем в театр?
   -Поиграем в театр. Только сейчас мне пора бежать. У меня очень мало времени.
   -Беги, беги, любимый! Знай, что я постоянно думаю о тебе. Помни всегда, что я очень люблю тебя. Не делай ничего такого, что может навредить тебе, - быстро простилась я с Диогеном.
   -Слушаюсь, моя госпожа, - весело ответил он, закутался в темный бесформенный плащ и умчался в свою загадочную мужскую жизнь.
   Только я хотела еще немного поспать, как услышала, что Аурелия уже проснулась. Что за семейка! Брат по ночам спать не дает, а от сестренки утром не уснешь!
   Диоген вернулся поздно.
   -Бр-р-р! От тебя разит другой женщиной! - унюхала я запах машинного масла.
   -Что ты, любимая! Я просто был у твоих мужей, знакомил их с устройством мотоцикла, - объяснил Диоген.
   -И как?
   -Ас - довольно сообразительный малый. Оправдывает свое имя.
   -Мой любимый поэт Ас Пушкин тоже разбирался в мотоциклах?
   -Ас - это первоклассный летчик, такое значение этого слова, - сказал Диоген.
   -Ас - это имя моего любимого поэта из допотопного времени. Он еще стихи в честь моей прабабки сочинял.
   -Как все запущенно, - вздохнул Диоген. - Как все запущенно!
   -Ты о чем это?
   -Не сейчас, любимая, не сейчас. Мы еще вернемся к этому вопросу. Там мужья твои до сих пор в свадебной парандже ходят. Ты бы съездила к ним, поменяла бы на повседневную. Только Федя в темной ходит.
   -А как я поеду? Вдруг меня кто-то увидит? Я же сказала, что на другой остров с бабулей улетела.
   -Так ты же только подругам так сказала, а больше никому.
   -Точно! А подруги сейчас на элитных жеребцах разъезжают на острове Степиной тетки. Схожу, схожу, сниму свадебную паранджу со своих мужей. И сразу же вернусь к тебе, мой ненаглядный.
   -Вот и отлично! Дела запускать нельзя, во всем должен быть порядок, особенно в отношениях полов.
   -Мне прямо завтра к ним идти? - спросила я.
   -Давай завтра сходим с тобой в музей.
   -А как же твои мужские дела?
   -Мужские дела я отложил. Мне не терпится пройтись с тобой по острову. Открыто, не таясь, ни от кого не прячась. Ничего, что на этот раз ты будешь в мужском плаще и парандже.
   -А где я возьму мужской плащ?
   -Я дам тебе один из моих, - успокоил меня Диоген.
   -Как интересно! - запрыгала я от радости.
   Все это напоминало мне увлекательную игру. Диоген достал из шкафа несколько своих плащей. Все они были темных и мрачных расцветок. Я выбрала себе серый. С ним у меня связаны определенные воспоминания. Я примерила плащ, он оказался мне велик.
   -Я выгляжу чудовищно! И вообще: как можно такое носить?
   -Ничего. Ты в любой одежде красавица. А плащ я укорочу, - пообещал он мне.
   -И рукава желательно сделать немного короче, - заметила я.
   -Скажем так: намного короче. Хочешь мне помочь? - предложил он мне.
   -Что?
   -Укоротить рукава.
   -Я? Как же я могу это сделать, если они на мне?
   -Так сними! Только я сначала отмечу, сколько придется отрезать, а ты отрежешь.
   -Я? Ни за что! Я отрежу себе все пальцы.
   -Ладно, я сам отрежу. А ты подошьешь.
   -Я? Ни за что. Я подошью себе все пальцы. И исколю себя нитками.
   -Смотри: это игла, она колючая, а это нитка, она длинная. Поняла?
   -Поняла, не такая уже я и бестолковая, - обиженно ответила я.
   -Конечно, нет, принцесса. Сиди и смотри. Придет время, и ты будешь делать это лучше меня.

25

   День выдался довольно теплым. Это было понятно уже утром, когда мы вышли из дома, чтобы посетить музей картин. Первый вопрос у меня возник к Диогену:
   -А с кем ты оставил Аурелию?
   -А с кем оставалась она до того, как ты поселилась у меня? С мужчинами маминого гарема. Аурелия сейчас со своим отцом и с нашими братьями.
   -Как? Я столько времени живу у тебя, но не видела еще никого!
   -И не увидишь. Они не выходят на половину Аурелии, чтобы не столкнуться с тобой.
   -А почему ты ухаживаешь за Аурелией, если у нее есть еще отец?
   -Видела бы ты ее отца! В нем солидности и сообразительности еще меньше, чем у твоего Феди.
   -Значит, все-таки мой Федя бестолковый?
   Диоген оставил мой вопрос без ответа.
   -Я забочусь об Аурелии, потому что я единственный мужчина из маминого гарема могу зарабатывать деньги. Я содержу всех. Если бы я не работал, пособия для Аурелии не хватало бы на всех.
   -Значит, у тебя на шее, кроме меня и Аурелии, сидят еще несколько бездельников?
   -Да.
   -Мне так жаль тебя!
   -Ты сочувствуешь мне, это приятно. Но за меня не волнуйся, я справлюсь. Мне хорошо платят за мою работу. А ты ножками веселее передвигай. Я ради музея отказался от целого дня работы, но если ты так медленно будешь двигаться, то придется отказываться и от завтрашнего. Мне уже не терпится увидеть художественный музей.
   -Музей картин. Там выставляют только картины, ни одного художника ты там не увидишь.
   Было так забавно передвигаться по острову пешком и в длинном плаще. Меня не покидало чувство, что мы во что-то играем с Диогеном. Только мне почему-то было очень жарко. Как только мужчины ходят в них? Наверное, привыкли.
   Перед входом в музей Диоген купил билеты для нас двоих. Наконец мы вошли туда, куда стремились все утро. Смотрительница музея как-то странно посмотрела на меня. Может, ей что-то во мне показалось подозрительным? Может, ее смутила выпирающая из мужского плаща женская грудь? А может, ее удивил тембр моего голоса, когда я попыталась рассказать Диогену о том, какое впечатление на меня произвели картины современных художников в день моего первого посещения музея? Может, вместо слов: "Я провела в этом зале пятнадцать минут" я должна была сказать: "Я провел в этом зале пятнадцать минут".? Все-таки я изображаю из себя мужчину.
   Диоген пробыл в зале современного искусства пять минут. Ему понадобилось еще меньше времени, чем мне в тот первый день знакомства с музеем.
   Мускулистые героини в кожаных лифчиках не произвели на него впечатления.
   -Что здесь можно еще посмотреть? - поинтересовался он. - Где картины допотопных художников?
   -Терпение, мой друг, терпение! Ты должен выдержать пытку современным искусством полностью, - ответила я и повела Диогена в следующий зал с роскошными сильными женщинами. Эти женщины тоже не смогли заинтересовать моего возлюбленного. Дамы в кожаных черных лифчиках по-прежнему сражались с чудовищами различной конфигурации. Со времени моего последнего посещения музея здесь ничего не изменилось. Женщины остались сильными и смелыми, и будут пребывать в таком виде до скончания века.
   -Как? - спросила я Диогена, намекая на произведенное картинами впечатление.
   -Если честно, то никак, - честно признался он.
   -И мне никак. Но имей терпение! Сейчас мы, наконец, увидим картины допотопных художников, - сказала я и повела его к всадницам.
   Белый конь по-прежнему был белым, черный - черным, а рыжий никак не мог рассмотреть какую-то букашку на травинке. И тут я прочла восхищение в глазах Диогена. Мне стало так радостно, как будто я сама создала эту картину для него. Но вдруг я заметила смех в его глазах. Еле сдерживаемый смех, готовый вырваться наружу.
   -Чего ты? - спросила я Диогена шепотом.
   -Картина допотопного мастера? - так же шепотом ответил он мне. - Взгляни: здесь половина картина написана гораздо позже. Верхняя половина. Мускулистые дамы - это подтасовка.
   -Подтасовка? А зачем? - удивилась я.
   -Здесь верхом на конях были мужчины. Сильные мужчины!
   -Не может быть! Мужчины верхом? Это же фантастика!
   -Нет, здесь точно были мужчины в шлемах, - упрямо повторил он.
   -Откуда ты знаешь, что в шлемах? - с подозрением спросила я.
   -Я видел репродукцию этой картины.
   -Странно, если есть репродукция, почему ее не использовали реставраторы? Может, они не знают о ней?
   -Знают, - уверенно сказал Диоген. - Просто это связано с политикой королевства. Мужчины не должны ездить верхом, их место в гареме.
   -Но это неправильно! Картина из допотопного времени должна выглядеть так, как ее написал допотопный художник.
   -Да, я тоже так считаю, - согласился Диоген.
   -То-то мне сразу эти мускулистые дамы не понравились. Уж больно они дам с картин современных художниц напоминают.
   -Видишь, это очень бросается в глаза. Я покажу тебе, как там было в самом начале, - пообещал Диоген.
   -А где ты возьмешь репродукцию?
   -Есть у меня один знакомый на другом острове. У него возьму.
   -Ты бываешь на других островах? - удивилась я.
   В зале больше не было посетителей. Мы шептались с Диогеном, а смотрительница тихонько посапывала в кресле.
   -Давай уйдем отсюда, - предложил Диоген. - Я все тебе объясню на улице. Боюсь, что твоя реакция на мои слова будет очень шумной.
   -Нет, здесь есть еще одна картина. Ты должен ее увидеть.
   Я повела Диогена туда, где одна на стене висела огромная "Великая Богиня" неизвестного художника из допотопного времени. Диоген не хотел идти.
   -Здесь опять какая-то подделка. Идем отсюда.
   Но я все-таки настояла на своем и подтолкнула Диогена к двери. Мы замерли вместе, едва только вошли в зал. Я смотрела на Диогена, а он смотрел, не отрываясь, на картину. Я была сражена наповал тем впечатлением, которое произвела на моего возлюбленного "Великая Богиня". Он стоял без движения и, как завороженный, смотрел на картину. Сейчас весь мир для него заключался в этой картине. Мне показалось на какое-то мгновение, что он забыл даже о моем существовании. Но нет, мне так только показалось. Диоген, не отрывая взгляда от картины, взял в свою руку мою и крепко сжал ее.
   -Я нашел тебя, - взволнованно прошептал он. - Наконец-то я нашел тебя...
   -Это я тебя нашла, любимый, - прошептала я ему в ответ.
   -Теперь мы можем идти, - сказал он решительно и потянул меня к выходу.
   Когда мы оказались на улице, он сказал мне:
   -Знаешь, принцесса, кого держит на руках женщина на картине?
   -Никого. Это же Великая Богиня!
   -Нет. Женщина на картине - это не Великая Богиня!
   -А как же она тогда по облакам идет?
   -Это Мать Бога, а на руках у нее ее Сын.
   -Вздор! - впервые в жизни произнесла любимое слово моей маменьки. - Всем известно, что у Великой Богини была дочь. Новорожденную дочь Великой Богини искупали в шампанском, с тех пор все женщины любят его пить.
   -Нет. Мать Бога несет на руках Сына, несет людям, чтобы он принял на себя все грехи наши, всего человечества. Она не богиня, она Мать Бога. И я тебе это докажу.
   -О Великая Богиня! Зачем? Зачем ты будешь мне это доказывать? Все было так понятно, так идеально, так хорошо! Любая женщина могла оправдать свое пристрастие к газированному напитку причастностью к рождению божественной малышки. А сейчас? После твоих слов? После твоих слов весь мир перевернулся для меня. И зачем только я повела тебя в этот музей!
   -Я хочу, чтобы ты узнала то, что известно мне. Я полечу на остров, на котором прошло мое детство, и привезу тебе оттуда доказательства.
   -Что?! Твое детство?! Что ты еще скрываешь от меня?!
   Диоген понял, что взболтнул лишнее. Ему, наверное, не очень хотелось делиться со мной секретами своей прежней жизни. Эта фраза о проведенном где-то на другом острове детстве вырвалась у него случайно.
   -Я расскажу тебе все дома, - пообещал мне он.
   Домой мы шли быстро и молча. Мне не терпелось поговорить с Диогеном. Он едва успевал за мной.
   -Что ты еще скрываешь от меня? - дома повторила я свой вопрос спокойнее. - Может, жену? Или детей?
   -Нет, принцесса. Жены и детей у меня нет. Кроме тебя и Аурелии. Вы - мои жена и ребенок.
   -Аурелия - твой ребенок?!
   -Нет! Аурелия - это моя сестра! Верь мне! Или почти сестра, - промямлил он нечленораздельно.
   -Что означает - почти сестра? И как я могу тебе верить?
   -Это не то, что ты думаешь. Я расскажу тебе все, как было. Как есть - ты знаешь. Я люблю тебя и маленькую Аурелию. Вы для меня дороже всего на свете. Но прежде, чем я появился на этом острове, у меня была семья.
   -Ты был женат?!
   -Нет. У меня была другая семья. У меня были мама, папа и братья. Мы жили очень счастливо. Мама и папа любили друг друга и нас, своих детей. Мама пряла пряжу, а отец ловил рыбу. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю?
   -Не уходи от темы! Что делал твой отец - мне понятно, а мамины занятия меня совсем не интересуют в данную минуту. Гораздо больше меня волнует вопрос, что делал ты!
   -Ничего особенного. Я помогал отцу. Он ловил рыбу, а я носил ее в город, чтобы продать. Деньги мне нужны были для того, чтобы я и мои братья не умерли с голоду.
   -Не пытайся меня разжалобить, подлый обманщик! Чтобы не умереть с голоду, вы могли бы съесть ту рыбу, что ловил ваш отец! - возмущенно воскликнула я.
   -Да, мы так и делали, - покорно согласился он. - Но одной рыбой сыт не будешь.
   -Можно подумать, что твой отец поймал всего одну рыбу!
   -Нет, не одну. Он много ловил. И мы ее ели. А что оставалось - продавали. Хлеб покупали, рис, спички.
   -Значит, спички. А как же, в таком случае, удалось тебе стать таким сильным и умным, если ты ел только рис и спички? Что-то ты недоговариваешь мне.
   -Ты права. Я поражаюсь твоей проницательности. Когда-то вместо рыбы отец принес домой книгу и хотел ею разжечь огонь в топке, но мама ему не позволила это сделать. Я взял книгу, подсушил ее и стал читать. Сначала я не понял ни одного слова из того, что читал. Ведь я тогда еще не знал букв. Но потом я попросил маму, чтобы она научила меня читать. Мама рисовала палочкой на песке какие-то загадочные знаки и называла их. Так я выучил все буквы. И все. Вот такая грустная история.
   -Но это ничего не объясняет! При чем здесь рыба? При чем здесь рыба?
   -Ни при чем. Просто, когда я научился читать и писать, я решил учить этому других. А на нашем острове не было никого, кто бы мог платить мне за уроки чем-то, кроме рыбы. А рыбы у нас своей было завались.
   -И ты прилетел к нам? Только из-за денег?
   -Нет. Я не прилетел. Однажды на нашу деревню напали кровожадные чудовища. Они истребили почти всех людей, а тех, кого не истребили, забрали в плен.
   -А ты? - обеспокоено спросила я.
   Мне так жалко стало маленького Диогена, что я простила ему его вранье.
   -Слушай внимательно, сейчас начнется самое ужасное. Мерзкие, отвратительные чудовища убили моего отца и моих младших братьев. Моя мама бросилась в бой, как разъяренная пчела, у которой разворотили гнездо и уничтожили все ее потомство. Она бросалась из стороны в сторону, старалась уничтожить чудовища. Но силы были не равны. Тогда моя мама, обессиленная и окровавленная... - Диоген набрал в легкие побольше воздуха перед решающим подвигом своей матери.
   -Бедный мой! Как ты страдал!
   -Да, страдал. Тогда мама взяла меня, маленького, на руки и побежала со мной к океану.
   -Маленького? Ты был маленький? А твои братья?
   -Какие братья?
   -Которых убили чудовища, - объяснила я.
   -Так они были большими, они же сражались вместе с матерью.
   -Но ты же только что сказал, что братья были младшими, - напомнила я Диогену.
   -Нет, ты неправильно меня поняла. Я сказал только, что я был старшим.
   -А разве это не одно и то же?
   -Не одно и то же. Я был сначала младшим, а когда моих братьев убили, я стал старшим.
   Я хотела спросить, как он такой маленький носил в город рыбу на продажу и учился читать. Но передумала. История, придуманная Диогеном, была такой интересной и захватывающей, что на такие мелочи я просто решила не обращать внимания.
   -Теперь мне все понятно, - сказала я. - А ты рассказывай, милый, рассказывай. Какая ужасная история! Какая трагедия!
   -И мама принесла меня к океану. Она привязала меня к валявшемуся на берегу плотику и толкнула в океан. Так она спасла мне жизнь.
   -А сама? Что с ней случилось?
   -Я больше ничего не видел. Меня подхватила волна и вынесла в открытый океан. Но я знаю, что мама сражалась храбро с чудовищами и не пустила их к океану, чтобы они не догнали меня.
   -Какое счастье! - вздохнула я облегченно. - Как я счастлива, что чудовища не догнали тебя.
   -Пять дней и пять ночей болтало мой плотик в океане, - разошелся мой возлюбленный не на шутку. - У меня не было ни еды, ни воды. Высокие волны били мое крошечное тельце, поливали холодной водой мое лицо. Мне нечем было согреться. Прожорливые бакланы садились на мое тело и клевали меня своими крепкими клювами. Но я даже не мог согнать их с себя, потому что мои руки и ноги были крепко привязаны к плотику.
   -Бедный мой! Дай я поцелую тебя! Почему тогда не было меня рядом с тобой? Я бы согрела тебя, прогнала бы бакланов, заказала бы для тебя много вкусной горячей еды.
   -Ты так добра ко мне, родная. Но пусть твое доброе сердечко теперь успокоится. Мои страдания закончились, когда волны прибили мой плотик к берегу. Я встал и пошел в город. Там я встретил...
   -Встал и пошел? - перебила я его рассказ. - Ты же был привязан к плотику.
   -Да, был привязан. Но когда меня прибило к берегу, одна добрая старушка нашла меня и отвязала. Тогда я встал и пошел.
   -Понятно. Прости, что помешала твоему рассказу. Рассказывай, милый, рассказывай дальше, - попросила я своего возлюбленного.
   -Дальше? Дальше я шел, долго шел, а потом дошел до кладбища. Там в это время одна семья только похоронила свою маму. Я вспомнил о своей матери и заплакал. Сыновья умершей женщины подошли ко мне и спросили: "Кто ты такой, что так сочувствуешь нашему горю?"
   И я рассказал им свою историю. Они были так тронуты тем, что узнали, что пригласили меня к себе жить. С тех пор я и живу в их доме. Остальное ты знаешь.
   -А как же Аурелия? - спросила я.
   -А что Аурелия? - удивился он.
   -У них умерла мама, когда тебя, маленгького, прибило на плотике к берегу. Так?
   -Так.
   -А как же тогда эта же мама могла родить Аурелию полтора года назад?
   -А никак. То есть умерла не мама Аурелия. Умерла мама мамы Аурелии, бабушка тех людей, что пригласили меня к себе жить. А мама Аурелии стала мамой и для меня, поэтому я считаю Аурелию своей сестрой.
   -Тогда все понятно. Я так рада, любимый, что тебя приютили эти люди на нашем острове, иначе мы бы так никогда и не встретились. Иди ко мне, я обниму тебя крепко.
   После долгих объятий я спросила Диогена:
   -А когда же ты полетишь на другой остров за доказательством? А впрочем, тебе не надо лететь ни на какой остров. Нет необходимости в доказательствах: я и так тебе верю!
   -И веришь, что женщина на картине - это Мать Бога?
   -Нет. Не верю. Женщина на картине - это Великая Богиня.
   -О Великая Богиня! Почему эта женщина так упряма?

26

   -Ты не одолжишь мне свою пулю прямо сейчас? - сказал мне утром Диоген. - Надо смотаться кое-куда.
   -А куда это кое-куда? - спросила я не без любопытства.
   -Любопытной Варваре ном оторвали, - доходчиво объяснил мне Диоген.
   -Понятно. Одолжу. Бери, любимый. Видишь, я даже не спрашиваю, когда это ты научился водить пулю. И главное, где и с кем. Я совсем не любопытная. Наверное, на острове, где прошло твое детство, рядом с бедной рыбацкой лачугой твоего отца находился платный пуледром. И там тебя какая-то добрая женщина научила обращаться с пулей.
   -Нет, - спокойно ответил Диоген.
   -На нет и суда нет. Мне это совсем не интересно. Наверное, платный пуледром находился далеко от старой лачуги твоего отца, а рядом с его лачугой приземлялись пули просто так, бесплатно. А ты их угонял.
   -Нет, - снова ответил Диоген.
   -Нет. Нет так нет. Я не любопытная. Я ни о чем тебя не спрашиваю, милый. Наверное...
   -Нет, - ответил Диоген.
   -Тогда...
   -Меня научила сестра, - признался Диоген.
   -Сестра?! Аурелия?! - воскликнула я удивленно.
   -Разве сестер не может быть несколько?
   -Сестер может быть сколько угодно, - согласилась я. - Но до этой минуты я слышала от тебя только о братьях и Аурелии.
   -Знаешь, я не хотел тебе говорить сейчас об этом. Но ты же теперь взорвешься от любопытства, - предположил Диоген. - Просто лопнешь!
   -Я? Лопну? Нет, не лопну. Я совсем не любопытная, - пожала я плечами и улыбнулась мило Диогену.
   -Вот и хорошо, - обрадовался Диоген. - Значит, я могу уже идти на стоянку пуль и лететь по своим делам.
   -Лететь по своим делам? Куда? Ты не сказал, куда, - вспомнила я вдруг.
   -Кое-куда, - ответил Диоген.
   -А куда это кое-куда?
   -Любопытной Варваре нос оторвали, - ответил мне Диоген. - Ладно, раз уж ты такая любопытная, я отвечу, но только на один твой вопрос.
   -Какая сестра научила тебя летать, и куда ты летишь?
   -Это уже два вопроса.
   -Тогда рассказывай о сестре.
   -Я так и знал.
   -Что ты знал?
   -Женщины все любопытны, как кошки. Это единственное, что не изменилось и не изменится никогда. Любопытство - это самое главное женское качество. Именно женское любопытство никогда не позволит нам полностью поменяться местами.
   -Нам - это кому?
   -Нам и вам, мужчинам и женщинам. Какой бы сильной ни становилась женщина, каким бы слабым ни становился мужчина, они никогда не смогут полностью поменяться местами. Всегда будет нечто, что не даст женщине превратиться в мужчину.
   -И что же это? - с любопытством спросила я.
   -Любопытство! Женское любопытство.
   -Ерунда! Лети, куда хочешь. Мне все равно. Любопытство - это для слабеньких мальчиков. А я сильная женщина!
   -Все. Я пошел. Пока!
   -Не-е-ет! Пока ты мне все не расскажешь, я никуда тебя не отпущу! Я любопытная, любопытная, любопытная!
   -Хорошо, - улыбнулся самодовольно Диоген. - Мама Аурелии - моя родная сестра.
   -Что?!
   -Да, моя родная сестра. Она вышла замуж здесь, на этом столичном острове, когда приехала сюда практику проходить. Она была водителем-испытателем. Разбилась на работе.
   -Бедненький! Сколько тебе всего пришлось пережить! Нападение чудовищ, гибель сестры... А летишь куда?
   -Это сюрприз. Я хочу привезти тебе одну вещь.
   -А какую? Если не секрет?
   -Секрет.
   Диоген поцеловал меня и исчез. Этот мужчина всегда остается загадкой для меня. Я даже не знаю, стоит ли верить всем его словам. То новое, что я узнаю о нем, полностью противоречит тому, что я уже знаю о нем. И все-таки я люблю его и прощаю ему его вранье. Почему?
   Я могу найти много объяснений, почему какой-то человек мне не нравится: длинные уши, приплюснутый нос, скрипучий голос, мерзкий характер, чрезмерное любопытство и тому подобное. Но не могу найти ни одной причины, которая бы объяснила, почему я люблю Диогена. И не буду искать, буду просто любить.
   Целый день до самого возвращения Диогена развлекаю Аурелию. Кто же она ему? Сестра? Племянница? Дочь? Чужая девочка? Пытаюсь сшить платье для ее куклы. Платье не платье, но лоскутком куклу обмотала, попыталась закрепить концы ткани у куклы под левой рукой. На это ушло несколько часов. Исколола себе все пальцы! Хорошо, что Диоген вернулся.
   -Ты так быстро, милый? Я очень рада! А где же сюрприз?
   -Собирайся! Мы пойдем в музей.
   -Это и есть сюрприз?
   -Да.
   Я снова надеваю паранджу и бесформенный плащ, чтобы остаться неузнаваемой и не привлекать к себе внимание. На залы с современными картинами мы не стали тратить даже пять минут. Диоген сразу же повел меня к Великой Богине.
   -Смотри! - сказал он и приложил обрывок холста к зияющей пустоте на груди Великой Богини.
   -Ребенок?! - воскликнула я. - Дочь Великой Богини!
   -Нет, не дочь. Посмотри внимательно.
   Я присмотрелась к младенцу. Да, была маленькая деталь, которая указывала на то, что это младенец мужского пола.
   -Теперь ты веришь мне? - спросил шепотом Диоген.
   -Верю.
   Диоген свернул обрывок картины с младенцем и спрятал под плащ.
   -Мы не оставим это здесь? - удивилась я.
   -Нет. Еще не время. Пусть он побудет пока у меня.
   Мы шли домой молча. Каждый думал о своем. Я - о младенце, которого несла на руках Великая Богиня, а Диоген - не знаю, о чем.
   Дома он сказал мне:
   -Да, я тебе еще привез подарок. Это пиво, напиток, который должны пить мужчины.
   Он протянул мне кружку с какой-то странно пахнущей жидкостью.
   -Пей! У меня есть еще целый бочонок.
   -Бочонок? Из глины? Потрясающе! Кажется, я знаю, что мне нужно делать.
   И я позвонила в производственный отдел своего завода глиняных изделий. Пивные кружки и бочонки для пива из глины!
   -Хорошая идея, - похвалил меня Диоген. - А пиво тебе как?
   -Сегодня я не готова тебе ответить на этот вопрос, - сказала я, копируя Диогена.
   Он улыбнулся.
   -Ладно, не отвечай.

27

   Каждый раз, приходя с работы домой, Диоген нахваливал мне моих мужей.
   -Ас уже может ездить, только я еще не позволяю ему это делать самому. Всегда сажусь сзади.
   -А Федька как? - спросила я о единственном из своих мужей, которого знала в лицо.
   -Федька? Да, ты была права на счет Федьки. Месяц бьюсь с ним, а он как только садится на мотоцикл, сразу глаза зажмуривает. Боится твой Федька.
   -Что?! Целый месяц?! А сколько же я тогда у тебя живу? - испуганно спросила я Диогена.
   -Сколько? Мне эти два месяца двумя днями показались, любимая.
   -Два месяца?!
   -Да. Мы встретились десятого июня. Помнишь, ты еще пыталась догнать меня в огромных туфлях своей подруги? Я хорошо запомнил тот день.
   -Да, я тоже, - улыбнулась я. - Ты кормил меня черешней.
   -А сегодня восьмое августа. Почти два месяца мы живем вместе, - напомнил Диоген.
   -Восьмое августа! - воскликнула я. - У меня же отпуск заканчивается через три дня! Что же мне делать? Я не хочу от тебя уезжать!
   -Не уезжай. Можешь по икре связаться с каналом, продлить отпуск.
   -По икре?
   -Ну, так экранную связь называют. Ты разве не знала? - удивился он.
   -Я-то знаю. Я удивлена, что ты знаешь это, - объяснила я.
   -Обижаешь, принцесса. Я же не в пещере родился.
   -Знаю. Не в пещере, а в бедной лачуге рыбака. И там у тебя был экран связи размером с верблюда и стены из глиняного кирпича.
   -Нет, в лачуге у меня экрана не было. Зато в этой скромной хижине он у меня есть. Я приобрел его сразу же, как только стал зарабатывать деньги.
   -Мы еще поговорим на эту тему. А сейчас веди меня к экрану, я продлю себе отпуск.
   Диоген отвел меня в комнату, в которой я раньше ни разу не была. В ней находился только огромный экран связи. Я связалась с каналом, на котором работала, и попросила продлить мне отпуск.
   -Принцесса! - обратилась ко мне редактор. - Умоляю: вернитесь! Этот проект держался только потому, что в нем были вы. Популярность интеллект-шоу резко упала. Возвращайтесь! Без вас нам конец!
   -Я не могу сейчас, у меня семейные проблемы. Мне нужен дополнительный отпуск.
   -Но это же всего час в день! Час в день вы будете беседовать с интеллектуалками, а все остальное время - занимайтесь своими семейными делами!
   -Это только кажется, что час, - возразила я. - А дорога? А макияж?
   -А может, вы будете связываться с нами экраном? - осенило редактора. - Мы поставим в студии большой экран, и вы будете с его помощью связываться с интеллектуалками. Это будет еще лучше! Вы будете вести разговор из собственной квартиры! Это же такая экономия вашего дорогостоящего времени!
   -Я подумаю.
   -И не думайте! Это отличная идея! И очень выгодное предложение.
   -Я все равно подумаю и посоветуюсь с семьей.
   -Подумайте. У вас есть еще целых три дня.
   Я посоветовалась с Диогеном. Он подтвердил, что это хорошая идея и выгодное предложение. И еще он предложил мне создать новый имидж. Не сильной и деловой, а трогательной и нежной, как будто только что выпорхнувшей из постели женщины. Я снова связалась с редакторшей. Ей моя идея с "нежностью" показалась немного притянутой за уши. Но ради моего возвращения она согласна была на все.
   Диоген принял самое активное участие в оборудовании комнаты с экранной связью. Он заказал по каталогу розовый диван, на котором я должна буду возлежать во время трансляции. К розовому дивану прилагались еще розовые пушистые тапочки. Диоген хотел, чтобы я была непременно в белом кружевном коротеньком платьице. Но белое на розовом выглядело очень блекло, а я должна была выделяться. Тогда мы сошлись на том, что на мне должен быть пятнистый наряд, напоминающий мех гепарда.
   Гепардовой расцветки облегающее коротенькое платьице очень подходило к розовому дивану. Сидя в непринужденной позе с поднятыми на диван ногами, я выглядела довольной кошкой, утомленной удачной охотой и пиршеством.
   -Да! - сказал Диоген. - Да! Да! Это именно то, что нужно! Ты - пример для подражания. Пусть дамы королевства видят, что женщина может быть привлекательна не только своей силой, но нежностью и сладостью.
   -Слабостью? - уточнила я.
   -Нет, не только слабостью, но и сладостью. Когда я вижу тебя, у меня возникает ассоциация с шоколадкой в розовой обертке. Так бы и съел тебя!
   -Учти: это шоу интеллектуалок смотрят не только женщины. Ты не боишься, что меня захочется кому-то действительно слопать?
   -В королевстве еще не зарегистрировано ни одного случая каннибализма. Но если ты имеешь в виду переносный, образный смысл, то мне нечего волноваться. С этим я уже опоздал безнадежно. У тебя есть гарем. К тому же многие мужчины в королевстве и так без ума от тебя. По крайней мере, я лично знаком с несколькими.
   -Правда? Я не знала.
   -Вот теперь будешь знать. Но я не боюсь, что кто-то уведет тебя от меня. Выбор всегда остается за женщиной. А ты выбрала меня. Правда?
   -Да, любимый. Мне не нужны другие мужчины. Только ты.
   После этих слов последовал поцелуй продолжительностью в несколько часов. Дальше мы возобновили подготовку к очередному моему выходу на экраны королевства.
   Я - огромная поклонница белых волос. Это мне передалось по наследству от прабабки. Но от природы у меня далеко не такой цвет, чтобы я могла ощущать себя блондинкой. Но это мне не мешает! Я все равно чувствую себя блондинкой. Цвет волос - это еще не все. Главное то, что глазами не увидишь. Блондинка - это образ мыслей, это мировоззрение, это характер. Блондинка - это судьба. Надеваю белый паричок от Алисы, но он плохо сочетается с бледно-розовой обивкой моего нового дивана.
   -Пусть будут волосы, - советует Диоген. - Пусть твои роскошные густые длинные волосы струятся по пятнистому платью. Пусть все дамы королевства увидят, что мужественно длинные волосы могут украсить и женщину.
   -Ты так много говоришь о дамах королевства. Почему? - спрашиваю я. - Может, ты о них много думаешь?
   -Мне кажется, пора женщинам вернуть изначальное понимание женственности.
   -Женственная - это сильная, ловкая, смелая, дерзкая, мускулистая, непобедимая. Не так ли, милый?
   -Так, милая. Но еще и нежная, добрая, мягкая, беззащитная, трогательная, слабая, умная, тонкая. Я мог бы продолжить этот ряд нескончаемым потоком слов.
   -Зачем? Все понятно. Только это мужчина должен быть нежным и слабым.
   -Нет, это гаремный уклад жизни сделал его таким. У моего прадеда был орден "За мужество и героизм". Не означает ли это, что "мужество" может быть синонимом слова "героизм"?
   -Покажи орден, и я тут же поверю тебе.
   -Покажу! Как только его добуду. Мне этот орден самому не дает покоя. Я его хочу найти и вернуть прадеду. Если я больше ничего значительного не сделаю в жизни, то и тогда я буду считать, что прожил жизнь не зря.
   -Мужество и героизм? Странно. Даже звучит как-то странно. Женственность и героизм - совсем другое дело.
   -Как все запущенно! Как все запущенно! Похоже, должно произойти какое-то чудо, чтобы все вошло в нужное русло. Может, этим чудом и будет твой новый имидж в интеллект-шоу?
   -Что ты! Я не чудо. Я самая обыкновенная женщина, - скромно ответила я. - А ты еще предлагаешь мне стать слабой. Как можно слабостью добиться чего-нибудь в жизни?
   -Можно, - уверенно сказал Диоген. - Слабостью женщина может добиться гораздо больше, чем силой.
   -Это смешно!
   -Хочешь, я докажу? Попроси меня что-то сделать для тебя. Что-нибудь, что хочешь.
   -Ну... Подними меня на руках и поноси по комнате, - потребовала я.
   -Не хочу. Ты тяжелая, у меня потом от этого спина будет болеть.
   -Ну, пожалуйста, подними! Я такая легенькая, как пушинка. Что тебе стоит?
   -Конечно, ты легенькая! - Диоген подхватил меня на руки. - Ты легенькая, потому что нежная, слабая, трогательная и беззащитная. Разве не лучше быть такой? Побеждать слабостью там, где сила бессильна?
   -Да ты просто читаешь мои мысли! Я давно хотела немного побыть слабой, а мужчина рядом чтобы был сильным. Я нашла, что искала. Ты такой умный и сильный, рядом с тобой я могу быть слабой и ... очень слабой.

28

   И вот после двухмесячного перерыва я снова в кадре. Только теперь мне не надо лететь, спешить, подставлять щеки под кисти визажистов. Я дома. Сейчас интеллект-шоу "Сидим дома" полностью оправдывает свое название. Все вышло по-другому, не так, как задумывалось в самом начале. Интеллектуалки должны были "сидеть дома", а я должна была входить в их жизнь вместе с миллионами телезрительниц. Подсматривать, как в слегка приоткрытую дверь, жизнь гламурных и стильных девушек. Теперь я была дома, а интеллектуалки ждали встречи со мной. Вопросы участницам шоу задавала я, но телезрительницы переадресовывали мои же вопросы мне.
   "В чем секрет моей неотразимости?" - такова была тема первого после моего отпуска выпуска передачи. Я, удобно устроившись на розовом диване, с волосами, растрепанными, как после проведенной в страстных объятиях мужчины ночи (а так и было на самом деле), с макияжем, выполненным на скорую руку, возлежала перед экраном.
   -Доброе утро, - сказала я всему королевству. - Простите, кажется, уже день? Как быстро пролетела ночь! Какой же она была короткой! Что нового у вас, в мире гламурных и стильных интеллектуалок? Вы уже готовы раскрыть миру тайны вашей неотразимости? С кого начнем? Картина? Муза? Юра? Валерьяна? Как неотразимо звучат ваши имена! А выглядите вы тоже неотразимо. Так в чем же секрет? Может, это заслуга визажистов? Что скажете на это вы, Юра?
   -Визажисты? О, нет! Я такая, какой меня создала природа, - ответила Юра.
   Я подумала, что такой бюст могли создать только дамы в центре пластической хирургии. Но вслух я сказала другое:
   -Значит, в вашей красоте мы не станем винить визажистов. Занятия спортом?
   -Да, оздоровительный бег, бассейн, метание дисков в школе служебного собаководства.
   -А вы, Картина?
   -Я не использую косметику бездумно. У меня хороший вкус. Я всегда делаю акцент на что-то одно: или у меня наклеены ногти и накрашены ярко щеки, или же у меня яркие губы и накладные ногти. А если и то, и другое - это выглядит вульгарно.
   -Моя фишка - украшения, - сказала Муза. - Ювелирные изделия везде, где только это возможно. На шее и в ушах, на пальцах, на руках, на ногах. Браслеты. Цепи, кольца. И еще кое-где невинный пирсинг - скромное колечко с крошечным бриллиантом.
   -А как вы спите? - спросила я.
   -Хорошо. Долго. В проветриваемой комнате. Я - за здоровый образ жизни. И музыка перед сном. Легкая металлическая музыка настраивает на глубокий, здоровый сон. А утром - музыка отрезвляет и возбуждает. Музыка и пирсинг - вот секрет моей неотразимости.
   -Значит, два секрета. А вы, Валерьяна? Связана ли как-то ваша неотразимость с фазами Луны?
   -Конечно. У меня все связано с фазами Луны. На молодой Луне я неотразима, на полной - очень неотразима.
   -А на убывающей?
   -На убывающей Луне над моим лицом трудятся визажисты.
   -А диета? Влияет ли она на вашу неотразимость?
   -С диетой точно то же, что и с Луной. Когда диета восходящая, то есть щадящая, я неотразима. Когда диета полная, то есть, когда я почти ничего не ем, я супернеотразима. А когда диета убывает, я ем все подряд, и это меня убивает. Тогда я прибегаю к помощи пласт... визажистов.
   -Телезрительниц интересует вопрос... Телезрительниц интересует вопрос... Я же не участница шоу! Я всего лишь его ведущая. Но телезрительницы интересуются, в чем секрет моей неотразимости. Мой секрет. Я никогда не задумывалась над этим, просто жила. Всего в жизни добивалась сама, своим собственным умом. Никогда не шла на поводу у стилистов. До сих пор не обстригла свои роскошные волосы, за это мои подруги дразнят меня мальчишкой. Таша и Степа! Привет! Как вам отдыхается на острове с жеребцами? Я скучаю по вас! И пусть мои подруги считают меня глупенькой, потому что у меня до сих пор нет диплома о... О чем я говорила? А! Вспомнила! Почему я неотразима! Неотразима я, уважаемые дамы, потому что я счастлива. А счастлива потому, что влюблена. А влюблена я потому, что встретила мужчину своей мечты. Моя неотразимость связана напрямую с моим мужчиной. Как с музыкой или с фазами Луны. Когда он прибывает - я неотразима. Когда он у меня - я очень неотразима. Когда он убывает ненадолго, чтобы ко мне вернуться очень скоро - я опять неотразима, только не очень. Потому что грущу без него. Вы поняли? Дорогие дамы, влюбляйтесь! Не стремитесь к количеству, ищите качество. Это я о мужьях.
   После того, как я отключилась от экрана, Диоген ворвался в комнату и стал меня тискать.
   -Ты самая неотразимая! Я не мог оторваться от экрана. Я думаю, когда это интеллект-шоу закончится, о тебе снимут фильм. Или сериал.
   -А может, мне предложат вести еще какое-нибудь шоу? - предположила я.
   -Вполне возможно. Но главной героиней в нем будешь ты сама. Ты будешь его ведущей и его участницей. И называться оно будет твоим именем. "Принцесса Сеня на розовом диване". Или просто: "Сеня в сене".
   -Мне не нравится такое название. Как жаль, что я не могу стать блондинкой, как моя бабуля! Если бы только Радмиле удалось найти секрет обесцвечивания волос! Тогда мое шоу называлось бы так: "Блондинка в..."
   -В чем?
   -Не знаю, в чем, но я подумаю.
   -Может, блондинка в каше? Ты так трогательно выглядишь, когда я тебя кашей кормлю. А когда я тебя черешней кормил, капли сока так соблазнительно стекали по твоему подбородку...
   -Может, "Блондинка вся в черешневом соку"?
   -По-моему, правильно "в соке", а не "в соку".
   -А как же говорят; "Она в самом соку"? - спросила я.
   -Так это о другом, о возрасте, - объяснил мне Диоген.
   -А мне нравится! "Блондинка вся в черешневом соку"! - сказала я с вызовом.
   -Если тебе хочется, чтобы название было обязательно с едой, не лучше ли придумать что-то более интересное?
   -А какие у тебя варианты? - спросила я.
   -Вариантов много. "Блондинка в кокосовой стружке", "Блондинка в крошках", "Блондинка в сахаре", "Блондинка в муке"...
   -"Ничего себе пельмень", - предложила я.
   -А при чем здесь пельмень? - удивился Диоген.
   -Ну, так говорят о слоне, когда он в муке. Ничего себе пельмень!
   -Но ты же не слон, ты молодая и очень красивая женщина, - похвалил меня Диоген.
   -Все равно пельмень, если в муке, - заметила я.
   -Нет, - сказал Диоген. - С мукой мне совсем не нравится. Надо что-то нежное.
   -В суфле? В желе? В сливках? В сметане? - предлагала я свои варианты.
   -Нет, это все не то. "Блондинка в тирамису".
   -Красиво. Так сладко... Вот и название готово. Дело за малым.

29

   Снова откуда-то появились листики. Кто их разбрасывает? Когда? Совершенно случайно я вышла утром во двор и увидела, как разбегаются в разные стороны, очевидно, испугавшись меня, мужчины в темных плащах. "Это все мужчины из гарема матери Аурелии", - догадалась я. Они работают в саду, пока я сплю, чтобы со мной не столкнуться.
   -Эй, мужчины! - крикнула я. - Не бойтесь! Я не сделаю вам ничего плохого!
   Но их уже не было видно. Они пропали. Спрятались где-то в глубине сада. Инструменты рабочие разбросали, ведра, метлы. Что можно делать в это время года в саду? Может, взрыхлять почву? Я увидела на одном из деревьев яблоки. Надо будет подсказать Диогену, чем меня можно еще кормить. Хотела сама сорвать хотя бы одно, но у меня ничего не вышло, все яблоки растут очень высоко. Наверное, внизу они просто гаремом объедены. Что их там, в гареме, не кормят, что ли? Прямо как зайцы какие-то, вредители.
   -Эй, мужчины! Яблочко кто-нибудь сорвите! Высоко растут, достать не могу!
   Но и это не помогло. В саду по-прежнему тишина. Даже ветер пропал куда-то, ветки не шевелятся. Возвращаюсь в дом.
   -Там яблоки созрели, поесть бы, - говорю Диогену. - И листиков нападало много. Я принесла тебе несколько. Хочешь взглянуть?
   -Газета? Давай, почитаем.
   -Ты знаешь такое слово? - удивилась я.
   -Знаю. Что тут странного? - удивился он.
   -Я сама недавно узнала это слово. Мне бабуля говорила, что газетами мужчины отгораживаются от женщин.
   -Я не буду отгораживаться. Давай почитаем вместе.
   -Нет. Там ничего интересного нет для меня. Я когда-то уже видела газету. Домой приносила, бабуле давала, подружкам показывала. Никому не понравилось.
   -Давай посмотрим, о чем нам пишут сегодня. "Мужчины! - стал выразительно читать Диоген. - Что заставляет вас сидеть в гаремах и седеть? Вас запирают на ключ? Нет! Вы не можете выйти, потому что вас охраняют злые собаки? Нет! Или ваши дамы стоят у входа в гарем с оружием в руках? Нет! Нет, нет и еще раз нет! Вы можете свободно передвигаться по острову. Никто не мешает вам выходить из гарема целый день, пока ваши жены заняты своими женскими делами. Остров окружен водой. Но что там, дальше? Знаете ли вы, что есть еще и другие острова? Да, вы догадываетесь об этом. Но никогда нигде не бывали, кроме вашего острова. Вам не дозволено летать, ездить, плавать. А знаете ли вы, что есть другие острова? Там пиво течет рекой, там футбольные поля засеяны зеленой травой, там женщины нежные и робкие, они ждут вас. Они не держат мужчин в гаремах! Им не нужны гаремы. Им нужен один мужчина, единственный. Этим единственным можешь стать ты, читатель! Беги из гарема! Оставь свою сильную, мускулистую госпожу!"
   -Какой ужас! Это же крамола! - воскликнула я. - Призыв к бунту!
   -Не к бунту, а всего лишь к побегу, - уточнил Диоген.
   -Все равно! Если узнает королева...
   -Думаешь, она не знает?
   -Так почему она не приказала еще запереть гаремы и повесить огромные замки? Прочему она до сих пор не нашла тех, кто это печатает и разбрасывает?
   -Эти газеты никто не читает. Поэтому королева спокойна. Мужчины не читают, большинство просто не умеет читать. А женщины... Ты сама знаешь причину.
   -Это неглянцевое издание специально для мужчин. Для женщин в нем нет ничего интересного.
   -А мужчины не умеют читать. А даже если бы и умели. Посмотри на них: пугливые, слабые, Им не скоро захочется покинуть теплые гаремы, они привыкли, что жены заботятся о них, содержат их. Они так разленились, что с места их не сдвинешь. А тут им предлагается куда-то плыть, лететь, искать какую-то женщину, свободный остров, где нет гаремов.
   -Но ты же не такой? И читать ты умеешь. Почему ты не бежишь из своего гарема?
   -Я не в гареме, я сам по себе. И никогда не буду ни в чьем гареме.
   -Даже в моем?
   -Даже в твоем.
   -А если это будет единственная возможность нам сохранить наши отношения?
   -Тогда, может, и буду. Но в гареме жить не буду!
   -А если твоя сестра тебя кому-то продаст?
   -Я не вещь. Меня нельзя продать.
   -Не вещь. Но по законам королевства старшая женщина в семье имеет право женить тебя на той женщине, на которой сама решит.
   -Неужели? Это так чудовищно, что не может быть правдой!
   -Да, дорогой. Правда иногда бывает чудовищной, - согласилась я. - Вот подарю Аурелии какую-нибудь игрушку, а взамен попрошу тебя. И что?
   -Ладно, я согласен. Тем более, что я и так уже всецело твой.
   -Ты мой, мой, только ты почему-то не хочешь жить со мной в моей квартире.
   -У меня Аурелия и шестеро беспомощных мужчин. Я не могу их оставить, бросить на произвол судьбы.
   -Так жени их на ком-нибудь! - посоветовала я.
   -Ты знаешь сама, что это не так просто.
   -Знаю. Поэтому и живу у тебя. Забросила подруг, тусовки.
   -Ты скучаешь по прежней жизни?
   -Нет. Но я так давно не общалась с подругами.
   -Думаешь, они тоже скучают?
   -Конечно! Они скучают и скачут на элитных жеребцах.
   -Не скачут. По крайней мере, на жеребцах.
   -Конечно, не скачут. Они уже давно вернулись с острова.
   -Не вернулись, - уверенно сказал Диоген. - Нельзя вернуться оттуда, где не был.
   -Как это? - спросила я.
   -Они никуда не ездили вдвоем, - объяснил Диоген. - Хочешь, я покажу тебе кое-что?
   -Хочу!
   Диоген дал мне несколько моих любимых глянцевых журналов.
   -Спасибо, родной! Ты такой внимательный! Как это я столько времени жила у тебя и не читала журналы?
   Диоген даже о журналах позаботился! Он не упускает ничего, что для меня важно! Разве он не чудо?
   Журналы я всегда читаю с конца. Мне так удобнее. Сначала перелистываю все, не углубляясь ни во что. И только после этого внимательно перечитываю то, что вызвало у меня интерес. В самой середине журнала, на самом моем любимом месте - фото моей подруги Степы. Просто Степа, а меня рядом с ней нет. Надо прочитать эту статью. Что? "Муж светской тусовщицы разгуливает без паранджи". И еще несколько откровенных снимков. Степин муж почти без одежды на лоне природы. Вот это да! Теперь понимаю, посему у нее всего один муж! Другие ей без надобности.
   Я думала, подруги мои на острове у Степиной тетки гостят. А они, оказывается, собственных мужей обнажают! Читаю: "Известная в королевстве особа, подруга принцессы позволяет своему мужу разгуливать без паранджи. Своим безнравственным поведением светская львица подрывает устои нашего общества. Неужели общественность не выразит свое отрицательное отношения к подобного рода аморальным поступкам? Пора прекратить этот беспредел!"
   Со Степой все ясно. А что же Таша? Чем она занималась все эти дни? Может, выйти на ее домашний экран? Нет, лучше полистаю журналы. Точно! И Таша есть! Интуиция меня не подвела. Таша на фото одна, без мужей. "Публичная особа, модная писательница и личный биограф наследницы престола приобрела недавно тринадцать летающих электромобилей, получивших в молодежном арго название "пули". Когда Ташу спросили, зачем ей столько пуль, она ответила: "Летать!" Это может показаться забавным, но в гареме светской особы ровно тринадцать мужей. Не означает ли это, что пули приобретены были именно для мужей? Если подобного рода легкомысленные дамочки станут позволять своим мужьям летать, то скоро в небе придется ставить воздушный патруль!"
   Ого! Ташка купила своим мужьям пули! Вот это да! Куда же она с ними летает, хотелось бы мне знать? Скучно девчонкам без меня, вот они и не знают, куда направить свою бурлящую энергию. Значит, наше трио держится только на мне? Пусть Диоген не обижается, но надо мне и с подругами общаться. Пока они еще что-нибудь от скуки не сотворили.
   Листаю журнал дальше. Что-то лицо знакомое. Да это же я! Неудачный снимок. Это я в своей квартире. Без макияжа, без парика, без расчески... В домашнем платье. Кто же это меня так? Кто мог видеть меня в таком виде? Только врач или нотариус. Но я здорова, врача к себе еще ни разу не вызывала. Я молода, завещание еще не составлено, нотариус мне тоже как бы пока не нужен. Кто же еще мог меня лицезреть такой? Подруги? Не может быть! Мои подруги не способны на такую подлость! "Принцесса Сения тратит миллионы на приобретение мужчины". Это заголовок статьи обо мне. Дальше - полный бред. В грубой и циничной форме рассказывается о том, что я, не успев выйти замуж за четверых родных братьев, уже ищу развлечений на стороне. Как только увижу здорового мужчину, тут же устраиваю слежку за ним, охочусь на него, не даю ему прохода, пока он не соглашается вступить со мной в позорную безбрачную связь. Статья была подписана некой Тарой. Но я сразу увидела оттопыренные уши, выглядывающие из-под неудачной стрижки. Ассоль! Это она! Кто еще мог видеть меня так близко в таком виде? Агентство "Соль"! Я подам в суд на этих мерзких ищеек! Это же, во-первых, клевета, во-вторых, вмешательство в частную жизнь, в-третьих, вмешательство в частную жизнь наследницы престола, в-четвертых, разглашение служебной тайны.
   Связываюсь с агентством. Экран высвечивает полноватую даму с приятным баритоном.
   -Агентство "Соль". Чем могу служить?
   -Мне нужна агент Ассоль.
   -У нас нет агента с таким именем, - отвечает баритон.
   -Ассоль. А - соль! - повторяю я по слогам. - Брюнетка с оттопыренными ушами и бегающим взглядом.
   -У нас нет агента по имени Ассоль, - повторяет дама с погонами в натуральную величину.
   -Я подам на вас в суд! Вы прислали мне агента, а она передала материал обо мне в журнал! - вспыхнула я.
   -Приезжайте к нам. Мы во всем разберемся, - пообещала мне дама.
   Когда я приехала в агентство, дама в погонах рассказала мне такую историю. Да, была в агентстве такая сотрудница. Но год назад она бесследно исчезла. Пошла на задание, но так и не вернулась. Нашли ее через несколько месяцев на другом острове, с другим именем, другой профессией и другой внешностью. Полная амнезия. Ничего не помнит о своей прошлой жизни!
   -А как же вы догадались, что она - это она? - удивленно спросила я.
   -Ей изменили лицо, голос, но по оплошности оставили татуировку.
   -Я хочу встретиться с ней. Дайте мне ее адрес.
   -Пожалуйста! Ее найти очень легко. Она живет и работает на SPA-острове. Работает массажисткой в салоне "Тиски". Ее сейчас зовут Крошка.
   -Крошка?
   -Да, Крошка. Так ее все называют.
   -А имя у нее есть какое-то?
   -Конечно, ее же зовут Ассоль. Но она и слышать не хочет об этом имени! Она не верит, что ее так зовут. Не верит ничему, что ей рассказывали мы о ее былой жизни. Говорит, что все это неправда. Сказала еще, что ни о каком агентстве "Соль" она вообще никогда не слышала.
   -Может, она сказала правду?
   -Правду? У нее на внутренней стороне бедра татуировка! "Не забуду агентство "Соль"! Это ли не доказательство, что она как раз и есть пропавшая без вести агент Ассоль?
   -Доказательство. А память может вернуться к ней?
   -Может. Память в любой момент может вернуться к ней. Тогда она вспомнит все! Вспомнит нас и попросит, чтобы мы взяли ее к себе снова. И мы возьмем! Потому что она была нашим лучшим агентом. Мы посылали ее к нашим самым важным клиентам. К вам, например, принцесса.
   -А почему же вы тогда не прислали мне другого агента, когда Ассоль исчезла?
   -Но вы не сообщили, что к вам никто не пришел. Мы решили, что вам уже наша помощь не нужна.
   -Как я могла! Как я могла! Так глупо! Я ведь даже удостоверение у нее не спросила! Признаюсь честно: она мне сразу не понравилась. Было в ней что-то ... отталкивающее. И еще она очень хвалила духи "А почему?"
   -Да? Тогда она точно не из нашего агентства. У нас все помешаны на аромате "Уай?" Но на всякий случай я все-таки покажу вам нашу картотеку. Может, кто-то из наших агентов пробрался к вам под видом Ассоль.
   Дама с погонами включила большой экран. На нем стали появляться лица всех сотрудниц по очереди. Каждой дама задавала один и тот же вопрос:
   -Как вам духи "А почему?"
   И все сотрудницы вздрагивали, морщились, как от рыбьего жира, раскрывали рты и делали несколько возвратно-поступательных движений указательным пальцем прямо себе в раскрытый рот.
   -Ну, что я говорила? Это не наша девочка вас обманула. Ищите мошенницу в другом ведомстве, - посоветовала мне дама с погонами.
   Я вынуждена была согласиться: в картотеке не было никого, кто бы хоть сколько-нибудь напомнил мне мнимого агента.
   Но меня все равно не покидала мысль, что я должна отыскать лже-Ассоль и вывести ее на чистую воду. И дело не только в тех деньгах, которые я по простоте душевной выдавала без расписок. Я хотела просто найти и уничтожить эту подлую женщину.
   Следующий этап поисков - редакция журнала "Сто по Цельсию", который поместил мое фото и скандальную статью обо мне.
   Журнал "Сто по Цельсию" известен своей репутацией. Судиться с ним бесполезно. Многие пытались, но без шпилек остались. Я только попрошу адрес автора, который скрывается под именем Тара.
   -Тара? Нет, я не знаю, - вежливо ответила мне главный редактор, весело покуривая кальян. - Мы получаем от нее материал по электронной почте. Тара - наша внештатная сотрудница. Я ее еще ни разу не видела.
   -И не проверили факты?
   -Проверили. Экспертиза установила, что на фото изображены именно вы, принцесса.
   -Тогда я хочу получить электронный адрес вашей ... внештатной сотрудницы.
   -Увы. У нее каждый раз новый адрес. Хотите свежую новость? Это тоже получено от внештатной сотрудницы.
   Я кивнула. Почему не узнать свежую сплетню из первых уст?
   -У знаменитой актрисы Магнолии-Магнолии раздвоение личности. Теперь ее имя будет звучать Магнолия и Магнолия. Как новость?
   -О! Это уже давно не новость! А посвежее что-то есть?
   -Есть. Модная писательница и ваш личный биограф наняла для своих мужей тренера по стрип-фитнесу.
   -Это интереснее. А кто автор сообщения?
   -Я не имею права говорить. Материал еще не вышел, я не могу разглашать служебную тайну.
   -Вы только кивните, да или нет. Тара?
   -Да, - кивнула главный редактор.
   Я без пули выскакиваю из кабинета так быстро, как в пуле. Теперь я знаю, что мне нужно делать! Думаю, что мои подруги меня поддержат. А втроем мы быстро найдем лже-Ассоль и Тару и расправимся с ними двумя. Я уверена, что под этими двумя совершенно разными именами скрывается одна коварная женщина. А что тут удивительного? Как Магнолия-Магнолия. Имени два, а человек один.
   Еду домой. Связываюсь по экрану с Ташей. Она безгранично рада моему звонку.
   -Сеня! Ты! Наконец-то! Как бабуля? Как ты? Столько времени не виделись!
   -Ты "Сто по Цельсию" видела? - спрашиваю я без предварительных слов вежливости.
   -Ты о том скандальном журнале? Нет, я низкопробную макулатуру не читаю. Я только высокопробную. А что там интересного, скажи? - глаза Таши заискрились любопытством.
   -Знаешь, что у Магнолии-Магнолии раздвоение личности?
   -Подумаешь, новость! Кто ж об этом не знает? Я надеялась, что ты чем-то меня удивишь, - разочарованно фыркнула Таша.
   -А уроки стриптиза в твоем гареме? - быстро спросила я.
   -Что?! - выпучило глаза экранное изображение подруги.
   -Да, подруга. Фото прилагается.
   -Фото? Кто посмел?! В мою частную жизнь!
   -Тара. Ты поможешь мне найти ее?
   -Я готова! Вот только урок закончится, стриптизера провожу, гонорар выдам. И я вся твоя!
   Меньше чем через час мы уже сидели втроем в нашем любимом кафе. Как будто не было этой долгой разлуки. Раньше мы здесь завтракали, пили шампанское перед вечеринками. Потом стали здесь обедать. А вот уже месяца два не делаем здесь ни того, ни другого, ни третьего.
   -Девчонки, - вздыхаю я. - Я скучала по вас. Давайте снова, как прежде, встречаться каждый день.
   -А кто против? Я не против, - сказала Таша. - я уже от скуки собиралась организовать у себя в гареме кружок бального танца.
   -Мне тоже не хватает общения с себе подобными, - призналась Степа. - Дома только сын, муж, учитель сына.
   -Пожаловалась! Мы тебе все сочувствуем! А как же я? Одна с тринадцатью бездельниками!
   -Бездельниками? Ну, не такие они у тебя и бездельники. Вот стрип-фитнес осваивают, - подколола я по-дружески Ташу.
   -Ничего нельзя скрыть! Ничего не утаишь в этом королевстве! Скоро все будут знать, чем я своих мужей кормлю, - возмущенно сказала Таша.
   -Интересно, а чем ты своих кормишь? - поинтересовалась Степа.
   -Афродизиаками, - ответила Таша. - Сплошными афродизиаками. Они от них уже такими стройными стали, скоро от ветра падать будут.
   -А ты корми их изредка едой, - посоветовала я. - Что же ты только афродизиаками? Мужчин надо беречь. Они слабые и нежные. Вот я своих...
   А что я своих? Я ведь даже не знаю, что они там, в доме бабушки Варвары едят, горемычные. Уж точно не афродизиаки. Надо все-таки их навестить. И Диоген советует. Неудобно как-то: свадьбы еще в октябре прошли, а уже скоро новый октябрь. Сейчас конец августа. Скоро вся мировая общественность будет отмечать годовщину моей свадьбы, а мои мужья до сих пор в свадебной парандже бегают, как мальчишки новобрачные. Все! Решено! Как только решу вопрос с одной малюткой на SPA-острове, сразу же займусь мужьями.
   -Сень! Ты чего? Не выспалась, что ли? - растормошили меня подруги.
   -Девчонки! - проснулась я. - Мы должны наказать одну особу. Нет, мы просто обязаны это сделать! Пока вмешательство в частную жизнь женщин не стало нормой в нашем королевстве.
   -Сначала эту особу найти надо, - сказала Таша. - А наказать ее будет проще.
   -Но как же мы ее найдем? Ни имени настоящего, ни адреса, вздохнула Степа, прибавив нам всем оптимизма.
   -Зацепка есть. Я думаю, мы сможем размотать этот клубок. Надо только найти конец ниточки, - сказала я.
   -И где же искать этот конец? - спросила Таша.
   -На SPA-острове. Я уверена, что кончик ждет нас именно там.
   Я рассказала подругам все, что узнала о пропавшей без вести в прошлом году агенте Ассоль. Рассказала, что у нее полная амнезия, новое имя, другая работа.
   -И чем же она может нам помочь с ее амнезией? - спросила Таша.
   -Все имеет конец. Даже обед. Амнезия тоже пройдет рано или поздно. И когда наша малышка придет в себя и вспомнит все, мы будем рядом. Она все нам и выложит. Может, придется ей кое-что заплатить.
   -А если у нее амнезия будет долго? - спросила Таша.
   -Подождем, - успокоила я подругу.
   -А если это будет длиться месяцы, годы? - спросила Степа.
   -Ты разве не знаешь, что такое SPA-остров? Там можно ждать окончания амнезии вечно, - напомнила я подругам.
   -Знаю. SPA - "santИ per amor", здоровье посредством любви. Была я там. Все тебя там любят! Массажисты тебя любят, диетологи тебя любят, косметологи тебя любят, ароматерапевты тебя любят, астроманикюрши и астропедикюрши тебя любят, цветотерапевты тебя любят, - сказала Степа.
   -И что в этом плохого? Подбирают индивидуальную музыку по твоему гороскопу, для каждой процедуры осыпают тебя лепестками цветов под цвет твоих глаз.
   -Ничего плохого. Но за любовь приходится платить. И чем жарче любовь - тем дороже процедура.
   -Зато как чувствуешь себя превосходно после поездки на остров! - с очень довольным видом произнесла Таша.
   -А мне бьет по карману. Моя бабушка не погибла на посту, а умерла тихо мирно в своей постели. Мне родное королевство пособие не выплачивает, - пожаловалась Степа.
   -Не завидуй, подруга. Зависть разрушает дружбу, - напомнила Степе Таша.
   -Когда летим на остров? - спросила я подруг.
   -Зачем откладывать удовольствие? Давайте завтра, - предложила Таша.
   -Я не могу завтра, - сказала Степа. - Я должна подумать, кто позаботиться о моем сыне в мое отсутствие. Давайте через неделю.
   Такое решение вполне подходило мне. Я ведь тоже должна была как-то объяснить Диогену, почему меня долго не будет дома. С работой вопрос решить можно гораздо проще. Вести шоу из салонов SPA-острова - это куда интереснее, чем из комнаты с розовым диваном. Женщины королевства будут в восторге!

30

   Аурелия научилась уже довольно быстро передвигаться самостоятельно, но говорить по-прежнему не хотела. Только пищала, визжала и орала. Но я терпеливо жду, когда же она, наконец, заговорит и позволит Диогену жениться на мне.
   Я еще не сказала Диогену о том, что очень скоро вынуждена буду его покинуть на некоторое время. Мне предстоит полет на далекий остров, где все будут любить меня за деньги. Мне жаль расставаться с ним, жаль расставаться с Аурелией. Я очень привязана к ним. Но что поделаешь? Я должна найти клеветницу и расправиться с ней! А без массажистки я не смогу это сделать.
   Пока Диогена нет, я решила погулять с Аурелией в саду. Девочка быстро бегала в высокой траве. Бегала и падала, бегала и падала. Я решила выяснить, отчего она так часто падает. Оказалось, что в траве лежали на очень маленьком расстоянии друг от друга спелые груши. Наступая на груши, девочка падала. Груши! Они нападали сами! За ними не надо лезть на дерево! Я решила пойти в дом и принести какую-то емкость для сбора груш. В доме я нашла плетеную корзинку, взяла ее и снова вышла в сад. Но Аурелии там уже не было.
   -Аурелия! Аурелия! - испуганно закричала я.
   Может, девочку похитили? Я уже хотела бежать снова в дом, чтобы заявить о похищении в органы внутренних дел королевства, но тут мне на глаза попалась маленькая калитка в глубине сада. Раньше я не обращала на нее внимания. Сейчас эта калитка была слегка приоткрыта, и я побежала к ней. Оказавшись на улице, я сразу же заметила мою Аурелию. Она стояла неподалеку и разговаривала с какой-то женщиной. Вернее, разговаривала только женщина, а девочка внимательно смотрела на нее и слушала. Женщина выглядела очень странно. Она была вся с ног до головы закутана в темный бесформенный плащ, а на голове у нее был капюшон. Ее можно было легко принять за мужчину, женщину выдавало в ней только отсутствие паранджи.
   Когда я подошла, чтобы забрать Аурелию, женщина протягивала ей большое яблоко.
   -Это ваша девочка? - спросила меня незнакомка.
   -Моя, - ответила я.
   -Вы счастливая мать. Ваша дочь станет великой женщиной, величайшим политиком своего времени.
   -С чего вы взяли? - недоверчиво спросила я.
   -Она такая большая, а не говорит ничего. Знаете, почему? Она думает!
   -Думает? И о чем же она может думать?
   -О судьбе своего народа! О чем же еще думают политики?
   -Вздор! - произнесла я любимое словечко Люсиль. - Так не бывает. Маленький ребенок не может думать о судьбе народа.
   -Может, - уверенно сказала незнакомка, - если этот ребенок - будущий выдающийся политик.
   -Вы меня рассмешили! И вот вам мое ха-ха!
   -Смейтесь. Вспомните меня потом, когда ваша дочь заговорит. Будьте внимательны: если она скажет первое слово "мама", то следующий ребенок в семье будет девочка. Если первое слово у нее будет "папа", то следующим ребенком будет мальчик.
   Женщина сообщила мне все это и внезапно куда-то исчезла. Странная женщина. Стоит ли верить всем ее словам? Я наклоняюсь к малышке, поднимаю ее на руках, прижимаю к груди.
   -Девочка, я так испугалась! Зачем ты убежала из сада? - с нежностью спросила я малышку.
   -Гэть! - отчетливо произнесла Аурелия.
   -Что? Что ты сказала? - удивленно спросила я.
   -Гэть, - снова повторила девочка, но уже мягче.
   Я не знала, что это слово обозначает. Но это было слово, определенно, это было какое-то слово. Не писк, не крик, не визг, а слово. Первое слово, которое произнесла Аурелия. Конечно, я не ожидала, что она скажет "папа" или "мама", как пророчила незнакомка. Ведь у Аурелии нет ни мамы, ни папы. Есть только я и Диоген, и еще кучка пугливых мужчин, с которыми она общается крайне редко. Может, "гэть" - это производное от "Диоген"?
   Когда Диоген внезапно появляется в саду, я радостно говорю ему:
   -Следующим ребенком в семье у нас будет мальчик!
   -Почему?
   -Потому что Аурелия сказала первое слово, и это слово - Диоген!
   -Правда? Малышка заговорила? Аурелия, детка, скажи мне что-нибудь?
   -Гэть, - снова повторила девочка.
   -Гэть? Нет, принцесса, это что-то другое. Это не "Диоген", - уверенно сказал мой возлюбленный.
   -Тогда что это за слово?
   -Я не знаю. Но я очень рад, что малышка уже говорит. Надеюсь, следующие слова нам не придется ждать долго.
   Диоген оказался прав! Увидев груши в траве, Аурелия сказала мне:
   -Зъеж эду гружу!
   -Что? Что ты сказала? Я ничего не поняла.
   -Зъеж эду гружу, - повторила девочка.
   -Я понял: она хочет, чтобы ты съела грушу. У нее какой-то странный акцент. Она употребляет звонкие звуки вместо глухих. Ей нужен логопед.
   -Она еще маленькая! Все маленькие дети сразу говорят неправильно. Я тоже очень долго какую-то букву не выговаривала. А потом научилась.
   -Ты думаешь, не стоит сразу логопеда?
   -Я думаю, что успеем. Она же только сегодня начала говорить. Знаешь, мне сегодня одна женщина сказала, что Аурелия будет великим политиком.
   -Какая женщина? К нам кто-то приходил? - удивился Диоген.
   -Нет, мы встретились на улице. Представляешь, она меня не узнала. Не назвала ни разу принцессой! В королевстве нет людей, которые не знали бы меня в лицо. Она подумала, что Аурелия моя дочь.
   -Принцесса, я говорил тебе, чтобы ты не надевала вместо панамы мою шляпу для работы с пчелами, - напомнил мне Диоген.
   Только теперь я заметила, что со шляпы свисает плотная сетка и закрывает собою все мое лицо. Понятно, почему незнакомка меня не узнала.
   Диоген любил возиться с пчелами. У него в саду была небольшая пасека. Он признался мне, что завел пасеку совсем не для того, чтобы иметь свой собственный мед. Диоген пишет научную работу на тему "Социальные типы у пчел". Вот какой умный у меня мужчина!
   Мы собираем груши в корзину, идем в дом. Там я мою груши, кладу их в красивую вазочку.
   -Ты пришел сегодня рано. Почему? - спрашиваю я возлюбленного.
   -Ты не рада?
   -Рада, очень рада! Мне дорога каждая минута, проведенная с тобой!
   -Тогда приготовь мне что-нибудь поесть! Я очень устал, - пожаловался мне Диоген.
   -Поесть? Пожалуйста! Ешь груши! - предложила я.
   -Груши - это хорошо. Но, может быть, ты сваришь что-нибудь для меня?
   Я уже привыкла к таким его странным просьбам. Иногда я действительно пытаюсь что-то сделать.
   -Я сварю тебе яйцо, - решила я. - Хорошо?
   -Хорошо, - согласился он. - Пусть будет яйцо, только не одно. Свари сразу несколько.
   Я взяла кастрюлю, налила в нее воды, положила туда яйца и поставила на огонь. Диоген устроился в кресле, под ноги поставил себе маленький стульчик. Аурелия играла грушами и время от времени говорила им "гэть".
   -Готово? - спросил меня Диоген.
   -Нет. Дорогой, еще не готово.
   Аурелия разбросала груши по полу и стала наступать на них одной ногой. Спелые груши чвакали, Аурелию это очень смешило.
   -Уже сварились? - спросил меня снова Диоген.
   -Нет, родной, они еще не всплыли.
   Тогда Диоген встал с кресла и доварил яйца. Доварил яйца, порезал хлеб, достал масло, поставил тарелки, нарезал ветчину. Сварил суп, пожарил рыбу, сделал салат и пригласил нас с Аурелией к столу.
   -Ля не гочу ездь, - сказала Аурелия. - Дай мне кость рыбки!
   Зачем ей кость рыбки? И где ее взять? Мы же еще рыбку не съели.
   -Подожди, - сказала я. - Сейчас мы съедим рыбку, а тебе дадим кость.
   -Принцесса, зачем ей кость? Она хочет что-то другое. Но что?
   -Рыбки - это, наверное, лыпки? - догадалась я.
   -Да, это что-то липкое, - согласился Диоген. - Что у нас есть липкое?
   -Скотч, - сказала я.
   -Кость! - заулыбалась Аурелия. - Кость рыбки!
   -Ей нужен скотч липкий! - обрадовался Диоген. - Мы поняли ее!
   Диоген дал девочке скотч. Пусть себе развлекается, если все равно есть не хочет. Она ушла в свою комнату, и ее не было слышно. Нашла себе какое-то занятие по душе.
   Диоген кормил меня, намазывал масло на хлеб, чистил для меня яйца, доставал кости из рыбы. Мы ели и разговаривали, обсуждали речь Аурелии. Нам было весело. Я так и не решилась сказать Диогену, что скоро уеду от него на другой остров с подругами. После ужина Диоген вымыл посуду. Мы вместе пошли в комнату Аурелии, чтобы посмотреть, чем она там занимается.
   Когда мы вошли к Аурелии, мы не узнали ее комнату. Все стены были увешаны фотографиями ее владелицы. Вот для чего девочке понадобилась липкая лента! Она украсила комнату своими фотографиями.
   -Ножницы! - закричал Диоген. - У нее ножницы!
   Аурелия отрезала от липкой ленты кусочки, с помощью которых лепила свои фотографии на стены.
   -По-моему, у нее мания величия, - предположила я.
   -По-моему, тоже. Ей не логопед нужен, а психотерапевт, - сказал Диоген.
   Мы решили, что поведем девочку к психотерапевту завтра же. Ради этого Диоген даже отменил свои дела. Могла ли я сказать ему, что скоро улетаю? Не могла.
   Я снова переоделась в мужчину, чтобы пойти к психотерапевту. Но можно было и не идти. Врач все равно нас не пустила в кабинет. Она пригласила Аурелию одну и очень долго о чем-то с ней беседовала. Часа через полтора нам с Диогеном тоже позволили войти.
   -Кто из вас папа? - спросила врач.
   Диоген молча поднял руку.
   -К сожалению, я ничем не могу вам помочь. Вам нужно записаться на прием к психиатру-реинкарнологу. Похоже, что ваша дочь - это реинкарнация какой-то выдающейся личности. Этими вопросами должны заниматься узкие специалисты.
   И снова я ничего не сказала Диогену о своем вынужденном отъезде.
   Всю последующую неделю Диоген водил Аурелию к психиатру-реинкарнологу. Ей давали какие-то книги, портреты, рисунки, чтобы определить, в чьем теле могла пребывать ее душа в далеком прошлом. К концу недели врач остановился на двух вариантах: либо Аурелия - это реинкарнация великой Александры Македонской, либо не менее великой Юлии Цезарь. Или же это как раз тот редчайший случай, когда в теле человека пребывают и мирно или не очень уживаются две души из давно ушедших времен. Диогену предложили понаблюдать за малышкой в течение месяца, а потом привести ее снова к врачу и принести с собой дневник наблюдений.
   -Принцесса, наблюдать за Аурелией придется тебе. Мне нужно работать, а твоя работа занимает мало времени. Так что будешь вести дневник наблюдений ты.
   -Хорошо, родной, - согласилась я.
   Как мне сказать, что у меня есть только один день для наблюдений? Подруги уже решили свои семейные проблемы, уладили дела. Они готовы лететь со мной на остров. А я, которая сама же это и предложила, теперь должна отказаться? Нет. Завтра понаблюдаю за Аурелией, а вечером признаюсь во всем Диогену.
   Аурелия уже не клеила свои фотографии на стены. Альбомы ее давно опустели, клеить было нечего. Первую половину дня она вырезала из всего, что ей попадалось под руку, милые сердечки. После обеда она наотрез отказалась от послеобеденного сна. Теперь она до самого прихода Диогена развлекалась тем, что примеряла к своей голове все, что было в нашем холодильнике. Наверное, она видела себя в короне или в венце, когда прикладывала к голове огурец, банан или качалку колбасы. Судя по этим ее действиям, я решила, что, скорее всего, в прошлой жизни она была Юлией Цезарь. Ведь это Юлия Цезарь, кажется, носила на голове венец из лавровых листьев.
   Я рассказала о своем предположении Диогену, когда он вернулся домой. Он сказал, что согласен со мной. Это был подходящий момент, чтобы сказать правду.
   -Любимый, я должна покинуть тебя на некоторое время.
   Я прочла разочарование в глазах Диогена. Но остаться я не могла.
   -Прости, родной! Но это не надолго! Я буду очень по тебе скучать!
   Диоген ничего не ответил мне, отказался от ужина, молча встал и куда-то ушел. Вернулся поздно. Впервые за все время нашей совместной жизни мы спали в разных комнатах. Я пыталась войти к нему, но он меня не пустил. Утром я встала очень рано и, не попрощавшись с Диогеном, уехала к себе.

31

   Остров встретил нас с распростертыми объятиями. Он любил нас, как и все дамы, работающие на нем. Нас любили деревья, трава, озеро, бассейны, апельсиновая роща, цветные тротуары, домики с разноцветными крышами, длиннохвостые павлины, свободно разгуливающие по острову. Здесь и только здесь горничная может почувствовать себя королевой, а самая обычная студентка - кинозвездой. Здесь все равно, кто ты. Всех интересуют только твои деньги. А расценки одинаковые для всех, будь ты принцесса или врач-стоматолог. Здесь тебя никто не спросит, заработала ли ты деньги собственным трудом или получила их в наследство от бездетной тетушки. Мы еще ни разу не были с подругами на этом волшебном острове. Были, но только не вместе. Девчонки прилетали сюда с мамами, я была здесь с бабулей. Помню, тогда на меня произвели неизгладимое впечатление цены на предоставляемые в салонах услуги. А сейчас нам предстояло жить здесь долго.
   Чтобы не вызывать ни у кого подозрений, мы не идем сразу в салон массажа "Тиски". Поселяемся в небольшом домике с четырьмя комнатами, по одной для каждой из нас и одной общей для совместных вечерних посиделок. Вызываем к себе астропедикюршу. Она составляет личный гороскоп каждой из нас и определяет, кому из нас можно делать сегодня педикюр. Оказалось, что никому. Тогда мы вызываем к себе астроманикюршу. Звезды говорят ей, что маникюр сегодня тоже никому из нас не светит. Платим за составление гороскопов и отпускаем мастеров. Тогда идем в апельсиновую рощу, ложимся на траву и смотрим молча в небо, пытаясь понять, как долго мы сможем ждать здесь окончания амнезии. Степа потратилась на мужа, Таша - на уроки стриптиза для гарема. А я вообще сотворила большую глупость - почти все оставшиеся у меня после покупки дома деньги вложила в производство глиняных пивных кружек.
   -Девчонки, может, сразу пойдем в "Тиски"? - предложила Степа. - Интуиция подсказывает мне, что на этом дорогостоящем островке мы продержимся недолго.
   В "Тисках" я сразу же спросила о Крохе. Крупная женщина высокого роста подняла меня одной рукой и уложила на кушетку. За эти последовал высокопрофессиональный, но очень болезненный массаж.
   -Ай-ай-ай! - постанывала я. - Когда я смогу увидеть здесь Кроху?
   -Как только я переверну вас на спину, - ответила массажистка. - Я Кроха.
   -Вы?!
   Высокая, крепкая, мускулистая... Кто мог назвать ее Крохой? Это несоответствие между образом и именем натолкнуло меня на мысль, что здесь что-то нечисто.
   -Вы знали агента Ассоль? - спросила я напрямик, когда массажистка перевернула меня с живота на спину.
   -Нет. И об агентстве "Соль" мне тоже ничего не известно, - сказала массажистка.
   -А почему вы так сказали? Я ведь ничего не спрашивала об агентстве.
   -Да ладно вам! Или я ничего не понимаю? Меня полгода пытались убедить, что я и есть агент Ассоль.
   -А может, так оно и есть? - спросила я.
   -Нет. Я массажистка Кроха. Когда бы я успела освоить эту профессию, если бы была агентом?
   Я показала Крохе фотографию Ассоль, которую мне дали в агентстве.
   -А это лицо вам знакомо? - спросила я.
   -Нет. Совсем на меня не похожа, - ответила Кроха.
   -А почему вы решили, что она должна быть на вас похожа? - быстро спросила я.
   -Но вы же все считаете, что я - это и есть агент Ассоль.
   -Но я же вам не сказала, что это ее фото!
   -Бросьте! Вы думаете, что поймали меня? Я эту фотографию видела двести раз, когда меня пытались убедить, что я - это вовсе не я.
   Заплатив за массаж, я вышла к подругам, которые ждали своей очереди к Крохе.
   -Ну как? - спросила Таша.
   -Массаж - чудо! Наслаждайтесь. Встретимся в домике.
   Я, конечно, не детектив. Но кое-что мне показалось странным. Уж очень быстро она сказала, что на фотографии Ассоль на нее не похожа. Что-то подсказывало мне, что никакой амнезии у бывшей сотрудницы агентства, а теперь успешной массажистки вовсе нет.
   Девчонки пришли довольные, но злые.
   -Ничего себе массажик! Да за такие деньги я месяц могу не выходить из массажного кабинета на нашем острове! - сказала Степа.
   -Для кого вообще такие расценки? - возмутилась Таша.
   -Для нас, знатных дам, - объяснила я. - Если бы я не ухлопала семь с половиной миллионов в свой дом для гарема, я могла бы жить здесь хоть целый месяц!
   -Если бы я не накупила своим мужьям пуль без маминого разрешения, я бы составила тебе здесь компанию. А так мама думает, что у меня полно денег.
   -А я так вообще из нас троих самая обездоленная, - пожаловалась Степа. - Денег, которые мне дает моя мама, едва хватает на содержание моего маленького гарема из одного мужа и одного сына. И еще уроки для сына очень дорого мне обходятся.
   -Девчонки! Бедные мы, обездоленные! Живут же некоторые дамы! Видели, сколько здесь счастливых женщин? - спросила Таша.
   -Ничего, подружки, - успокоила я девчонок. - Зато у нас есть молодость, здоровье и красота. И всякие укутывания глиной под оркестровую музыку нам ни к чему. Будем укутываться, когда лет будет больше и денег тоже. Тогда мы уже не будем пули мужьям покупать.
   -А сейчас что будем делать? - спросила Таша. -Смотреть и завидовать?
   -Сидеть в домике и ждать, когда пройдет амнезия у нашей малютки? - предположила Степа.
   -Здесь на острове много прекрасных мест, где еще не расклеили тарифы, - заметила я. - Бродить по парку мы можем пока еще бесплатно, плавать в озере - тоже, греться под лучами космического солярия - пожалуйста. Загар буде не хуже. Природа нас здесь тоже любит, как и косметологи.
   -Да, нас любит Великая Богиня! Предлагаю устроить пикник на травке у озера, - сказала Степа.
   -Гулять придется вдвоем, - заметила я.
   -Это почему же? А что будет делать третья? - удивилась Таша.
   -А третья будет следить за Крохой, - объяснила я.
   -Зачем за ней следить? Будем приходить к ней каждый день и спрашивать, не вернулась ли к ней еще память, - предложила Степа.
   -И она каждый день будет говорить нам, что не вернулась. И проживем мы здесь год, а она все так же будет говорить. Девчонки! Я уверена, что у нее вообще нет никакой амнезии, - таинственно снизив звук, сказала я.
   -Не может быть! - воскликнула Степа. - Она же ничего не помнит!
   -Она притворяется, что не помнит, - с уверенностью сказала я.
   -А как ты догадалась? - удивилась Таша.
   -Как вы думаете, легко ли такую огромную женщину вывести из строя? Да еще так, чтобы она память потеряла!
   -Мозги не кости, к ним через жир добираться не надо. Может, ее сильно по голове ударили, а потом без памяти на остров привезли, - решила Таша.
   -Я думаю, дело было так: Крошке дали много денег, чтобы она сделала себе пластическую операцию и поселилась на острове. А вместо нее под видом агента ко мне пришла другая женщина. Здесь орудует целая банда, не иначе. Они собирают по всему королевству дорогостоящую информацию и продают ее в журналы. Учитывая тиражи и цены, им доступен даже SPA-остров, - рассказала я девчонкам свою версию.
   -Значит, кто-то из этой банды и сейчас еще отдыхает здесь, - предположила Таша.
   -Скорее всего, у них здесь штаб, - решила Степа.
   -И все они как-то связаны с Крошкой! - внезапно осенило меня.
   -А Крошка - это их главарь, - решила Степа.
   -Крошка - руководитель банды? Это гениальная мысль! Значит, к ней часто приходят связные. Мы должны установить слежку в салоне "Тиски", - предложила Таша.
   -Так я вам о чем толкую! - воскликнула я.
   -Послушайте, - сказала Таша. - Во время массажа женщина теряет над собой контроль полностью. Она может взболтнуть лишнее. От боли или от удовольствия клиентка вообще может выкрикнуть какую-то тайну. А Крошка уже сообщит тайну своим людям.
   -Вывод какой? Две из нас идут на пикник. А одна устанавливает наблюдение за "Тисками". Давайте бросим жребий, - предложила я.
   Мы достали из косметичек помаду. У кого помада использована больше, тот и должен идти на задание. У меня и у Степы помада почти заканчивалась, а у Таши был еще только начатый тюбик.
   -Таша, - мягко сказала я. - На пикник идешь одна. Мы со Степой будем следить за нашей малышкой.
   -Вот жадины! - заметила Таша. - Помаду вовремя покупать нужно. Еще немножечко, и уже пальцем выковыривать пришлось бы.
   Зато нам будет веселее на задании вдвоем. Вообще-то я схитрила. У меня в косметичке есть другая, абсолютно новая помада, но мне не хотелось идти на пикник. Я человек дела. Я прилетела на остров с определенной целью, а не развлекаться. С Диогеном поссорилась. Впервые за всю нашу совместную жизнь! Ах, Диоген! Почему ты не захотел меня понять? Обиделся, не пустил меня к себе. А если он так сильно на меня обиделся, что не захочет мириться? Как же я буду жить без него? Ничего! Помиримся. Я куплю Аурелии большую куклу, а взамен попрошу Диогена. Тогда я стану его законной женой, и ему придется со мной помириться.
   Таша собрала себе корзинку еды и ушла гулять. Мы со Степой пошли к "Тискам".
   -Посмотри, Степа, что у меня есть! - похвасталась я подруге полевым биноклем.
   -Это что? Театральный бинокль? - спросила подруга.
   -Нет, это полевой бинокль моей бабули. Она с ним в поле ездила на картошку, когда студенткой еще была.
   -Надо же! Сколько же лет этой раритетной вещице? - удивилась Степа.
   -Очень много. Он у бабули очень давно. Он с ней в космос летал. А сейчас она с ним журналы читает. Бабуле он очень дорог. Я одолжила без разрешения, - призналась я.
   -А как же бабуля твоя теперь читать будет? - спросила подруга.
   -Ничего, картинки посмотрит. Зачем ей читать? Она и так знает много. Намного больше, чем все мы трое вместе взятые.
   С полевым биноклем наблюдать за массажным салоном было очень удобно. Мы сели с подругой на скамейке прямо напротив окон кабинета Крохи. Что происходило в самом кабинете, нам не позволяла видеть шторка. Но мы видели, как к двери салона то и дело подходят клиентки. Подходят, входят, а потом выходят. Пока ничего подозрительного. Клиентка вошла. Клиентка вышла. Еще одна пришла. Вышла. Еще одна вошла. Вышла. Еще одна вышла. Как?! Вошла одна, а вышли две?! Так это же Кроха! У нее уже рабочий день закончился, пока мы сидели на скамейке в засаде.
   -Степа, - шепчу я подруге. - Мы пойдем за ней. Значит, члены банды приходят к ней домой.
   Мы крадемся за Крохой. Она идет не спеша, время от времени останавливается и оглядывается назад. Наверное, кого-то ждет. Нас она не видит. Потому что мы ползем по-пластунски и наблюдаем за ней в бинокль. Наконец Кроха остановилась у небольшого домика и достала из сумочки ключ. Открыла дверь и вошла. Теперь мы знаем, где она живет. Но как же мы теперь найдем наш домик? Уже темно, а мы ползли, не разбирая дороги. И вдруг слышим прямо над нами:
   -Что это вы тут лежите?
   Таша! Это она возвращается так поздно с пикника!
   -Ташка! Как ты нас нашла? - удивленно спрашивает Степа.
   -Я не нашла! Я просто шла, - объяснила Таша. - Устала вас ждать, вот все съела сама, домой иду.
   -Наш домик тоже здесь? - спрашиваю я.
   -Да, вот вы рядом с ним лежите. Вставайте уже!
   Таша помогла нас со Степой встать, потому что после долгого ползания по земле наши ноги отказывались стоять и ходить.
   Мы вошли в свой домик, не переставая вести наблюдение за домиком Крохи. Надо же! Наши домики находились почти рядом. Следить за Крохой можно теперь, даже не выходя из домика!
   -Ух ты! Бинокль? - спросила Таша. - Дай посмотреть! Как красиво! Звезды так близко!
   -Ты не на звезды, ты на объект смотри! - сделала я замечание подруге.
   -На какой объект? - спросила Таша.
   -На Кроху, - объяснила я.
   -О, Кроха раздевается у окна. Хотя бы шторку задернула! - возмущенно сказала Таша.
   -Если она шторка задернет, мы ничего не увидим, - объяснила я подруге.
   -Она свет погасила. И так ничего не видно. Вот, возьмите бинокль, кому надо.
   Я решила понаблюдать за домиком Крохи всю ночь. Может, кто-то придет к ней с донесением? Все-таки главарь банды.
   Но ни в первую ночь, ни в последующие семь никто так и не пришел к своему главарю. Девчонки не хотели дежурить ночью с биноклем у окна. Мне приходилось это делать самой. Никакие просьбы, мольбы, увещевания, угрозы не помогали. Я уже просто валилась с ног от усталости. А девчонкам хоть бы что. Не хотела бы я с такими подругами идти в разведку!
   Днем девчонки тоже не хотели следить за Крохой, мотивируя это тем, что вода в озере теплая и прозрачная, а песок на берегу чистый и горячий. Зачем я только взяла с собой подруг? Я вполне бы могла справиться со всем сама.
   И вот однажды вечером, наболтав себе огромную кружку растворимого кофе, чтобы не уснуть на посту, я посмотрела в бинокль из окна и увидела, что маленькая женщина с оттопыренными ушами поднимается по ступенькам в домик Крошки. Ассоль! Я сразу узнала эти мерзкие оттопыренные уши! Я даже почувствовала аромат "А почему?", так мне показалось.
   -Девчонки! Птичка в клетке! Девчонки! Да просыпайтесь же, девчонки!
   Но девчонки ничего не слышали. Они давно уже спали, каждая в своей комнате. Местные вечеринки, на которых были в основном клиентки солидного возраста, их не привлекали.
   Ассоль (я буду называть ее так, потому что знаю ее только под этим именем) оглянулась опасливо по сторонам и вошла в домик. Она не стучала, не открывала дверь своим ключом, а просто вошла. Значит, ее там ждали. Свет в домике сразу же включился. Шторы были задернуты, и мне ничего не было видно. Затем свет выключился. Еле-еле пробивался какой-то слабый свет. Наверное, фонарик. Что они там делали с фонариком? Потом и фонарик погас. Наверное, выключили. Или батарейки сели. Я сидела у окна и смотрела в бинокль на темный домик, в котором кто-то безмятежно спал. Рядом были еще точно такие же домики, и в них тоже спали люди. В соседних комнатах спали мои подруги. Я одна сидела с биноклем в ночи и неизвестно чего ждала. Может, пойти к Крохе сейчас, немедленно? Войти и предъявить обвинение. Нет, нужно собрать доказательства. А так выкрутится, наврет что-то и выкрутится. Безмятежный сон острова начинает действовать мне на нервы. Я проваливаюсь куда-то в темноту и лечу... Лечу я, лечу... Над городом лечу. Надо мной звезды, подо мной люди. Говорят что-то и на меня пальцами показывают. Прислушиваюсь: обо мне говорят.
   -Бедняга! Все сама, все сама. Надо будет ее сегодня сменить на посту. Ты не подежуришь, Степа? - узнаю я Ташин голос и просыпаюсь.
   Я лежу прямо на полу.
   -Девчонки! Она там! - восклицаю я.
   -Кто? - спокойно спрашивают подруги.
   -Ассоль! - объясняю я.
   -Конечно, она живет там.
   -Нет! Другая Ассоль, та, что ко мне приходила! Что деньги с меня высасывала, а сама обо мне в редакцию сообщила!
   -Правда?! - обрадовалась Таша. - Не зря приехали! Мы ее выведем теперь на чистые воды!
   -Идемте сейчас же к ним! - требую я.
   -Ты опоздала, подруга. Крошка уже давно в салоне. И Ассоль, скорее всего, уже ушла. Что ей в домике днем делать? Она уже где-то в бассейне ныряет под музыку и аромат "А почему?"
   -Если бы вы хоть изредка подменяли меня, я бы ни за что не уснула сегодня на посту!
   -Ничего. Главное, что мы на правильном пути. Ассоль здесь, на острове. Отсюда быстро не улетают, - сказала Таша.
   -Конечно! У нее же денег полно! Я сама ей много заплатила, а потом еще журнал за мое фото без макияжа.
   -А давайте залезем в домик, - предложила Степа. - Обыщем его, может, найдем какие-то улики.
   -Ни за что! - ответила я решительно. - Я законопослушная гражданка, я в чужих домах обыски не делаю.
   -Не делала, - уточнила Таша. - Не делала, потому что в этом не было необходимости. А сейчас сделаешь. Потому что это надо для дела. Или ты еще хочешь ночами не спать, следующего раза ждать?
   -Нет, не хочу, - согласилась я.
   -Тогда за дело! - скомандовала Таша.
   Ключ от нашего домика прекрасно подошел к двери Крошкиного домика. Мы вошли.
   -Сначала мусор смотрим, - предложила Степа. - Я видела в кино. В мусорном мешке всегда можно много интересного обнаружить.
   Мы послушали подругу и вывалили мусор из мешка прямо на пол в кухне. Салфетки, окурки, обертки от конфет, огарки свечей, воздушные шары, пробки от шампанского, яблочные очистки.
   -Ничего интересного, - сказала я. - Собираем все обратно!
   -Девчонки, кто-то из них двоих - мужчина... - растерянно прошептала Таша.
   -С чего ты взяла? - удивилась я.
   -Из мусора, - объяснила Таша.
   -Из мусора? А что там? Салфетки, пробки, окурки, воздушные шары... Разве мужчины курят?
   -Воздушные шары, подруга. Воздушные шары, - улыбнулась Таша.
   И вдруг я все поняла! Мое лицо покрылось краской стыда. Какая же я тупая!
   -Кто? Кто из них мужчина? Ассоль? Кроха? Как узнать? - размышляла вслух Степа.
   -Ассоль, - уверенно заявила я. - Это Ассоль. Когда Крохе делали пластическую операцию, то не могли не обратить внимания на такую деталь.
   -Чушь! - сказала Таша. - если они не обратили внимания на татуировку, то могли не заметить и деталь.
   Все-таки не зря мы прилетели на остров! Кажется, мы в пяти шагах от разгадки какой-то большой и ужасной тайны! Мошенники, ищущие сенсации, очень скоро могут быть нами разоблачены. Вот это будет сенсация!
   То, что Кроха и Ассоль любовники, ни у кого из нас троих не вызывает сомнения. Осталось только выяснить, кто прячет свою порочную мужскую суть за женским лицом. Как бы там ни было, Ассоль рано или поздно снова придет к Крошке. Мы ее поймаем и все у нее выведаем.
   -Мы будем ее пытать, - предложила Таша.
   -Нет, - возразила я. - Пытать не будем. Просто спросим. Представляешь, что будет, если об этом кто-то узнает? Представляешь себе эти заголовки? "Принцесса Сения пытает внештатную сотрудницу журнала".
   -Вот еще глупости, - сказала Таша. - Кто об этом узнает?
   -Ассоль кому-то обязательно расскажет, - сказала я. - Это же ее профессия.
   -Да кто ей поверит? У тебя безупречная репутация. У меня безупречная репутация. У Степы безупречная репутация. Никто ей не поверит, - уверенно сказала Таша.
   -А если поверят? - спросила я. - Поверили же, что ты мужей учишь танцевать?
   -Тогда придется разобраться с ней еще до того, как ей поверят, - сказала Таша.
   -Ты предлагаешь... убить?! - воскликнула я.
   -Убить - это неплохой вариант. Жаль, что он нам не очень подходит. Нет. Мы просто первыми расскажем об этой мошеннице всему королевству, - сказала Таша.
   -Пока у нас нет доказательств, мы ничего не можем рассказать, - вздохнула я.
   -Будут. Обязательно будут! Для этого нам надо схватить Ассоль и убедиться, что она - мужчина, - сказала Таша.
   -А если она не мужчина? - спросила я.
   -Тогда мы схватим Кроху и убедимся, что она - мужчина, - предложила Степа.
   -А если и Кроха не мужчина? - предположила я.
   -Этого не может быть! - заявила Таша. - Мы ведь знаем точно, что кто-то из них двоих точно мужчина.
   -Предлагаю начать с Ассоль, - сказала я.
   -А почему не с Крохи? - спросила Степа.
   -Во-первых, если мы схватим Кроху, мы можем спугнуть Ассоль, - объяснила я. - И она больше не появится. Во-вторых, Ассоль легче, меньше, слабее. Втроем мы с ней справимся. А с Крохой - вряд ли.
   -И как же мы ее схватим? - спросила Степа. - Как мы схватим Ассоль?
   -Это будет сделать легко и просто, - заметила я. - Мы устанавливаем снова слежку за домом Крохи. Как только Ассоль покажется, мы набрасываемся на нее и набрасываем ей на голову...
   -Что?! - спросили вдвоем Таша и Степа.
   -Какую-то убийственно немодную вещь, - говорю я. - Смертельно немодную вещь!
   -Главное, не переусердствовать, - добавила Таша. - Вещь не должна быть настолько убийственно немодной, что убьет Ассоль сразу. Она нужна нам живой.
   -А где мы возьмем такую убийственно немодную вещь? - спросила Степа.
   -Поищем в своих чемоданах, - предложила я.
   -А давайте займемся этим прямо сейчас! - сказала Таша.
   -А кто же будет сидеть у окна и следить за домом Крохи? - поинтересовалась Степа.
   -Никто, - ответила я.
   -Никто? - удивилась Степа. - А если вдруг именно в этот момент появится Ассоль?
   -А какой смысл следить? - спросила я. - Даже если она и появится сейчас, у нас все равно нет еще убийственно немодной вещи, чтобы набросить ей на голову!
   -Ты права, Сеня, - согласилась со мной Степа. - Значит, наша первоочередная задача - пересмотр всех наших вещей.
   На острове много одежды ни к чему. Мы взяли с собой только самое необходимое. Несколько купальников, пляжных халатов, белье, несколько спортивных костюмов для занятий в тренажерном зале и для утренней пробежки в парке, коктейльные платья для коктейлей, вечерние платья для вечеров, спальные пижамки для сна, обеденные платья для обедов и еще несколько трикотажных кофточек на пуговицах для прохладных вечеров.
   Искать убийственно немодную вещь мы решили в общей комнате.
   -Давайте начнем с меня, - предложила свою кандидатуру Степа. - Я самая обездоленная из нас троих. В моем гардеробе проще будет найти немодную вещь.
   Мы включили ритмичную музыку, под которую приятно было бы дефилировать. Наш импровизированный подиум протянулся от сейфа прямиком к барной стойке. Степа надевала одно за другим свои платья, вприпрыжку демонстрировала их нам под радостную музыку. Мы визжали и подпевали музыке. Все вещи Степы были супермодными. Ни одна из них нам для дела не подошла. Вот и обездоленная Степа! Нечего выбросить!
   -Теперь я! Я хочу продемонстрировать свои наряды! - закричала Таша.
   Высокая, стройная, красивая, с удивительными синими глазами, с прекрасными черными короткими волосами Таша великолепно смотрелась на нашем воображаемом подиуме. Все вещи сидели на ней безупречно. И снова нам ничего не удалось выбрать для дела.
   -Давай, принцесса! Покажи, как ты умеешь двигаться! - потребовали подруги.
   Каждое мое появление в очередном наряде встречалось дикими возгласами моих подруг и одобрительными аплодисментами. У меня отличный вкус! И все мои вещи самого высокого качества. Похоже, и в моем гардеробчике не удастся нам найти необходимую нам убийственно немодную вещь. Но вдруг...
   -Фу-у-у... - сказала Таша, когда я надела джинсы с подушечками на ягодицах.
   -Полный отстой! - подтвердила версию Таши Степа.
   -Ну, наконец-то! - обрадовалась я. - Теперь мы можем идти на дело.
   Джинсы с накладными ягодицами были очень популярными прошлой осенью. Но мне так и не удалось их поносить, потому что прошлой осенью я, в основном, выходила замуж. Я не знаю, почему эти немодные джинсы до сих пор задержались у меня? Наверное, я просто верила, что эти милые подушечки мне к лицу.
   Теперь я сажусь у окна с биноклем и жду появления Ассоль. Девчонки развешивают вещи в гардеробной. Как только солнце полностью скрылось за горизонтом, на горизонте появилась знакомая мне головка с оттопыренными ушами.
   -Девчонки! Хватайте джинсы и вперед!
   Если бы мы замешкались хотя бы на минуту, нам пришлось бы сидеть под дверью Крошки до утра. Но мы успели! Не успела Ассоль. Не успела Ассоль взяться за ручку двери, как Таша надела ей на голову мои отстойные, смертельно немодные джинсы.
   -Помогите! - закричала Ассоль.
   Но голос ее звучал глухо и неубедительно из-за моих накладных ягодиц. Нам ничего не стоило втроем донести перепуганную Ассоль к нашему домику. В домике мы ее втолкнули в самую маленькую комнатку, сняли с головы штаны, а руки привязали к ножке массивной кровати. Ассоль оказалась в очень неудобной для нее позе, но нам это было безразлично.
   -Ну? - подошла я к ней близко, чтобы она меня узнала. - И что ты можешь нам рассказать?
   -Не убивайте! Только не убивайте, - заплакала Ассоль.
   -Ты в своем уме? Разве мы похожи на убийц? - удивленно спросила я.
   -Тогда зачем же вы надели на меня убийственно немодные джинсы? - спросила Ассоль.
   -Мы только хотели тебе этим сказать, что с нами шутки плохи, - объяснила я. - Если ты не расскажешь нам всю правду о себе и о Крохе, мы найдем в своих чемоданах еще много таких вещей.
   -Я все расскажу! - пообещала Ассоль. - Только Крошку оставьте в покое! Она ни в чем не виновата! Крошка - это любовь всей моей жизни. Она озарила светом мое жалкое существование, наполнила смыслом мою бессмысленную жизнь. Ради нее я отказалась от своей мечты. Крошка сама стала моей мечтой.
   -Так трогательно, - расплакалась Таша, и по лицу ее растеклись радужные узоры.
   Снова эти "Красивые слезы"! Когда же я приобрету себе этот тональный крем? Мне тоже хочется иногда так эффектно расплакаться! А я знаю, когда! Я вернусь к Диогену и расплачусь. Он увидит узоры от слез на моем лице и поймет, как я сожалею о нашей ссоре.
   -Ташка, не плачь! - сказала я подруге. - Все равно никто не оценит здесь твой дорогущий крем. Итак, агент Ассоль! Ты обманывала меня, брала у меня деньги, а потом продала мое фото без макияжа в журнал. Да?
   -Я виновата! Простите! Но у меня не было выбора!
   -Выбор есть всегда. Или ты поступаешь подло, или ты не поступаешь подло, - сказала Таша. - О моих мужьях тоже ты сообщила? О пулях, о стриптизе?
   -Каюсь... Я. Мне очень деньги были нужны.
   -Это не оправдание. Мне тоже деньги всегда очень нужны, но я же не подсматриваю за другими людьми, не фотографирую их полуобнаженными, не продаю фотографии. Ты сняла моего мужа без паранджи? - спросила Степа.
   -Нет! Это не я! Не я, клянусь! О принцессе я, признаюсь. О Ташином гареме тоже я. А о вас - не я. Кто-то другой постарался. Не выдавайте меня! Я никогда не забуду вашей доброты! Ваши деньги мне так помогли. Мне давно надо было прекратить это мерзкое занятие, но я никак не могла остановиться. Только Крошку не трогайте! Она у меня такая... Она не такая, как другие женщины. Это я сразу поняла, как увидела ее. Когда я ударила ее по голове, она упала. Она лежала такая слабая, беспомощная, нежная... Я тогда поняла, что уже не хочу делать себе операцию по изменению пола. Дело в том, что я... мужчина.
   -Что?! - воскликнули мы одновременно втроем.
   -Да, я мужчина, хоть это звучит странно. Когда я родилась, у мамы уже было три дочери. Только я родилась мальчиком. Мама любила меня безумно, часто плакала, когда меня обнимала. Я тогда еще не понимала, почему она плачет. Когда я стала подрастать, мама объяснила мне, что мир принадлежит женщинам. Что в будущем меня ждет только паранджа и гарем. Ничего хорошего меня не ждет. Но мама хотела, чтобы я была счастлива. Она решила сделать из меня четвертую дочку. Никому, оказывается, она не призналась, что ее четвертый ребенок - мальчик. Изменив всего одну букву в моем имени, она решила воспитывать меня, как девочку. Меня звали Николя, а мама называла меня женским именем Николь. Она заплетала мне косички, надевала платья. А когда я подросла - повела меня в модный салон, где мне сделали великолепную стрижку. Мама хотела, чтобы я стала настоящей девочкой. Она искала врача, которой можно было бы доверить нашу тайну. И нашла бы, если бы не умерла. Я до сих пор виню в ее смерти себя. Она часто пропускала различные процедуры из-за меня, какие-то антицеллюлитные обертывания. Она вместо этих процедур водила меня в кино или в кафе, где покупала мне мороженое и сладости. Когда я спрашивала ее, почему она пропускает такие важные процедуры, она беспечно смеялась и говорила: "От целлюлита не умирают". Оказывается, умирают. Теперь я знаю, что умирают. Мама умерла, а я ушла из гарема. Уехала далеко-далеко, где меня никто не знает. Я думала, что так смогу начать новую жизнь. И еще я хотела осуществить мамину мечту и сделать себе операцию. Я работала трихологом здесь на острове, получала хорошие деньги. Но на операцию все равно не хватало. Тогда я решила, что можно продавать анонимно секреты своих клиенток. За это платили очень много. Но встреча с Крошкой перевернула мою жизнь. Теперь я не хочу делать операцию. Я поняла, что быть мужчиной не так уж и плохо, если рядом есть женщина, которая тебя понимает.
   -Так у Крошки нет амнезии? - спросила Таша.
   -Нет. Просто она не хочет возвращаться в свою прежнюю жизнь. Каждый человек имеет право на амнезию. Не так ли?
   -Быть мужчиной не так уж и плохо, если рядом есть женщина, которая тебя понимает, - прошептала я слова Ассоль-Николя-Николь.
   Мне больше не хотелось мстить. Чужое счастье напомнило мне о моем. Вернуться к Диогену! Вот что мне надо было сделать немедленно.
   И я вернулась.

32

   Прощальный ужин, который для нас устроила Кроха, заставил нас забыть о наших разногласиях и о цели нашего пребывания на острове. Кроха и Николь (она же Ассоль) поклялись, что больше никогда не будут продавать чужие секреты и фотографии. Более того, Николь пообещала, что, как только мы улетим, она даст обет молчания на целый месяц, чтобы приучить свой артикуляционный аппарат работать в избирательном режиме. Я забыла, что жаждала мести. Я искренне простила Николь, которая меня бессовестно обманывала столько месяцев. Такой уже у меня характер! Я не могу долго сердиться или обижаться. Хорошо было бы, если бы и у моего Диогена был такой же характер. То, что он закрылся в своей комнате, когда обиделся на меня, не в счет. Наверное, он уже сожалеет о своем поступке. Я представила, как Диоген садится ежедневно в полдень у телевизора, чтобы увидеть, как я веду передачу об интеллектуалках "Сидим дома". Как он ловит каждое мое слово, каждый мой взгляд. Тогда он мысленно повторяет с мольбой: "Вернись ко мне, моя принцесса..."
   На SPA-острове оказался только один более или менее приличный экран связи, и я вынуждена была вести интеллект-шоу с диспетчерской пуледрома. Конечно, я совсем иначе представляла себе эту поездку и эти выпуски. Я думала, что свои вопросы я буду задавать участницам из салона пилинга или гидромассажа, когда мне будут делать приятные отшелушивающие или еще какие-то не менее приятные процедуры. Что вопросы интеллектуалкам будут приятнее и спокойнее. Но я влетала в диспетчерскую после ночи, проведенной в засаде, валилась с ног от усталости и ненависти. Включала экран и обращалась к интеллектуалкам с вопросом:
   -Как вы себе представляете идеальную месть?
   Я видела, как загорались злобные огоньки в глазах участниц, как вспыхивали в них приступы гнева, какими безумными и негламурными становились тогда их лица. Вместе со мной это видели все жители королевства. Выпуски со SPA-острова имели колоссальный успех, они подняли интерес к шоу на недосягаемую высоту.
   Подруги купались в озере, загорали. Я сидела в засаде и выслеживала Ассоль-Николь. И в результате - они стройные, загорелые, красивые и довольные, а я - бледная, злая и измученная. Так кто оказался прав? Стоило ли мне лелеять в себе месть? Все равно сейчас мне уже не хочется мстить. Более того, я испытываю к Николь и Крохе глубокое уважение. Они нашли свою любовь и сохранили ее, несмотря на все трудности. Кроха даже пошла на пластическую операцию, ради того, чтобы быть с любимым... любимой... любимым... Да какая разница! В любви детали не имеют значения.
   -Принцесса, я не могу вам вернуть деньги. Я все их истратила на операцию Крохе, - призналась Ассоль-Николь.
   -Пустое, - растроганно сказала я после второго бокала шампанского. - Я даже рада, что мои деньги ушли на доброе дело.
   Мы расстались друзьями. Обещали приезжать друг к другу в гости. А Кроха сказала, что будет делать мне и моим подругам массаж бесплатно.
   Мы вернулись на столичный остров в конце сентября. Подруги помчались в свои гаремы, а я, оставив пулю на стоянке, решила навестить бабулю. Наверное, я выбрала неудачное время: у бабули была Люсиль.
   -Сеня! Королева хочет видеть тебя немедленно! Сейчас же иди к ней. Что ты снова натворила? - спросила меня мать.
   -Снова? Я что-то не припомню, чтобы я вообще что-то творила. Люсиль, ты меня с кем-то путаешь.
   -Зачем же она тебя вызывает к себе? Такой сердитой я ее еще ни разу не видела!
   -Люсиль, дай мне хоть с бабулей поздороваться. Бабуля, как ты? Прости, что давно не заходила! Со мной столько всего произошло в последнее время! Я потом тебе все расскажу.
   -Не откладывай на потом визит к столетней бабушке. Как бы предыдущий твой визит не стал последним, - сказала бабуля.
   -Бабуль, ты меня пугаешь.
   -Я не пугаю, я напоминаю.
   -Ты плохо себя чувствуешь?
   -Нет, чувствую я себя превосходно, куколка. Просто я скучаю по тебе. Ты же знаешь, что ты для меня значишь. А королеву не бойся! Иди, если вызывает, но не бойся. А если очень будет тебя распекать, скажи, что у тебя на нее компромат имеется. Поставь ее на место.
   -Но у меня нет никакого компромата.
   -Я тебе его дам. Любая мать о своей дочери такое знает! Я тебе все ее секреты выдам. Она до десяти лет палец сосала, а до пяти грудь у меня просила. И еще кое-что покруче. Компроматом я тебя обеспечу. Иди к ней и не бойся!
   На самом деле мне не очень хотелось идти к королеве. Из-за этого незапланированного визита откладывалась наша встреча с Диогеном.
   Попрощавшись с Люсиль и поцеловав бабулю, я спустилась вниз по перилам. У бабулиного дома стоял мотоцикл Люсиль. Я решила воспользоваться им без разрешения. Я ведь уже пользовалась без разрешения бабулиным биноклем, и ничего, она и не заметила пропажи. Все-таки Люсиль моя мать, и все ее вещи в какой-то степени и мои тоже.
   У входа в королевский дворец я столкнулась с Ташей и Степой.
   -И вы?
   -И ты?
   -Почему нас вызывают к королеве, ты не знаешь? - спросила Таша.
   -Точно такой же вопрос я хотела задать тебе, - ответила я.
   -Но ты же внучка! Наследница престола! - заметила Степа.
   -Да, когда-то я, возможно, стану королевой. Но сейчас мне влетит от королевы за что-то не меньше, чем вам.
   -За что?
   -Всегда можно найти причину, - сказала я.
   -А нам-то за что? - спросила Таша.
   -И вам за то же самое.
   -Понятно, - сказала Таша. - Объяснение принято. Что будем делать? Во всем сознаваться или все отрицать?
   -Я думаю, кое в чем можно и сознаться. А все остальное будем отрицать! - предложила я.
   -Договорились! - согласились со мной девчонки.
   Нас встретили слуги королевы, которые здесь назывались жрицами. Отвели в огромный зал, соседствующий с будуаром королевы.
   -Когда нас примет королева? - спросила я одну из жриц.
   -Вам придется подождать, - сказала жрица. - Королева открывает третье око.
   -И как долго оно открывается? - спросила я.
   -Немного дольше, чем первые два, - объяснила жрица.
   Жрица ушла.
   -Я так летела, а у нее, оказывается, еще третье око не открылось! - возмущенно сказала я.
   -Я только сынишку успела поцеловать, а мне конверт вручили. Срочно требует к себе королева. Что же ей о нас наплели?
   -Это из-за меня, - сказала Таша. - Кто-то позавидовал моему счастью и донес на меня королеве.
   -А мы-то тут при чем? - спросила я. - Нет, Таша, нас не из-за твоего счастья вызвали. У нас у каждой свое есть.
   -Да что мы гадаем! - сказала Степа. - Скоро все узнаем. Вот только третье око откроется, и нас примут.
   -А как оно вообще открывается? Кто-то знает? - спросила я.
   -Я даже не знаю, где оно находится, - призналась Таша.
   -Это где-то между бровями на лбу, - сказала Степа. - Я что-то об этом слышала от учителя моего сына.
   -Ну, и как он? Еще не женился? - спросила Таша.
   -Учитель? Нет, не женился. Мне бы он сказал. У него какие-то проблемы в семье, ему не до женитьбы.
   -Когда же этот третий глаз откроется! Мне так домой надо, - сказала я. - Такое неуважение к будущей королеве и ее подругам.
   В эту минуту дверь распахнулась, и три жрицы внесли для нас подносы с фруктами. Одна спросила:
   -Чай? Кофе? Фиторелаксант?
   -Мне фиторелаксант, - сказала я. - Мне не помешает успокоительное. Что-то я очень возбудилась от бабушкиного неуважительного отношения ко мне.
   -Вам какой? - спросила меня жрица.
   -А какие у вас есть? - задала я встречный вопрос.
   -"Фито-маргарита", "фито-мохито", "травяная мери".
   -Мне "маргариту", - сказала я.
   -Мне тоже.
   -И мне.
   -"Маргариту" три раза, - сказала я жрице.
   -А что за "маргарита"? - спросила Таша, когда жрица ушла.
   -Лаванда, мелисса, корень солодки, шишки хмеля, обезвоженный экстракт корня валерианы. Вот и все, - объяснила я.
   -И это пьют люди? - удивилась Таша.
   -И это будем пить мы, - вздохнула Степа. - Лучше бы нам предложили шампанское.
   -Королева считает, что шампанское мешает медитировать, - объяснила я.
   -А мы не собираемся медитировать, - сказала Таша.
   -Кто знает, кто знает? Для чего-то нас сюда вызвали! Может, заставят нас медитировать? - предположила Степа.
   -А вот и "маргариту" нам несут, - увидела я жрицу с подносом.
   Жрица поставила поднос, поклонилась и ушла. Напиток не вызывал отвращения.
   -А почему королева называет слуг жрицами? - спросила Таша.
   -Наверное, по той же причине, что и своего водителя шаманом, - ответила я.
   -Королева называет своего водителя шаманом? - удивилась Степа.
   -У королевы водитель мужчина? - еще больше удивилась Таша.
   -Нет, он действительно шаман. Он шаман, но работает у королевы водителем, - объяснила я. - И шаманит иногда по просьбе королевы. Когда дождь нужно вызвать, или тучу прогнать. И еще по мелочам разные поручения.
   -Значит, все-таки можно заставить мужчин работать? - обрадовалась Таша. - Вот бы мне моих куда-нибудь пристроить! Деньжищи бы лопатой загребала.
   -А ты их пристрой полезные ископаемые добывать, - посоветовала я.
   - Почему это ископаемые? - спросила Таша.
   -Ты же сама говорила, что они любят грязь из-под ногтей выковыривать, - напомнила я подруге ее же слова.
   -А, вот ты о чем! Все шутишь! Вот и дошутились, что уже к королеве вызывают, как провинившихся школьниц к директору.
   -Лично я никакой вины не чувствую,- сказала Степа. - И ни в чем признаваться не собираюсь.
   -Тогда и я не буду, - решила я. - Значит, все отрицаем?
   -Все! Абсолютно! Что бы нам ни сказала королева, на все будем отвечать "нет".
   Тут как раз у королевы открылся третий глаз, и она вышла к нам.
   -Давно ждете? - спросила она.
   -Нет, - ответили мы дружно.
   -Надоело сидеть?
   -Нет!
   -Фиторелаксант вам мой понравился?
   -Нет!
   -Сеня, может, тебе увеличить сумму денег на карманные расходы?
   -Нет, - ответила я.
   -Да? Странно. А я думала, что твой завод понес большие убытки, - сказала королева.
   -Нет, - снова ответила я.
   -Хорошо ли вам живется на столичном острове? - спросила королева.
   Мы не заметили подвоха и снова дружно ответили:
   -Нет!
   -Ах, значит, нет? А если нет, мне придется выслать вас вместе с вашими гаремами в далекую провинцию. Подальше от светских тусовок, завистниц и клеветниц. Надеюсь, все, что писали о вас в журналах - клевета?
   -Нет!
   -Не клевета? Значит, Степа разгуливает с обнаженным мужем по острову? Таша учит своих мужей раздеваться под музыку? А ты, душа моя, до сих пор ни разу не посетила гарем!
   -Враки! Я была в гареме! - ответила я.
   Я смотрела на королеву и думала: как может эта толстая тетка быть родной дочерью моей стройной и красивой бабули? То, что эта тетка - моя родная бабушка, вообще казалось мне нереальным. Бабушкой я с самого детства считала бабулю.
   Королева сидела перед нами в шелковом розовом пеньюаре и кружевном чепце. Глубокое декольте пеньюара умело прикрывал шарф из гагачьего пуха.
   -Я думаю, так будет лучше для вас. Поживете в глубинке, увидите, как живут простые люди. Поймете, что нужно ценить то, что у вас есть. О ваших похождениях все забудут. Принцесса, а тебе стоит больше времени посвящать своим мужьям. Свежий воздух и натуральные продукты помогут тебе зачать наследницу. А когда вы все это сделаете, тогда я отзову вас снова в столицу.
   -Королева! - прижала я руки к груди, как для молитвы.
   -Мы не на официальном приеме, - сказала королева. - Можешь называть меня бабушкой.
   -Бабушка! - прижала я руки к груди, как для молитвы. - Ты не могла бы наказать меня как-то иначе? Зачем же сразу в изгнание? Неужто кроме ссылки нет никакого способа вправить нам мозги?
   -Нет. Другого способа нет, - ответила бабушка.
   -Я не хочу в провинцию! - взмолилась я. - Прости, бабушка! Я буду есть овсянку по утрам! Я буду надевать ночной колпак не позже девяти! Прости меня, прости, прости, прости...
   -Не заставляй меня чувствовать себя виноватой, - сказала королева. - У меня от чувства вины повышается давление. Почему ты не можешь лететь на другой остров? Есть какая-то причина, о которой я не знаю?
   -Нет, - тупо ответила я.
   -Тогда живо по домам! Собирайте свои саквояжи и косметички!
   -Бабушка! - внезапно осенило меня. - А как же мое шоу? Я не смогу вести его в глухой провинции!
   Я смотрела на королеву. В моих глазах была надежда. В ее глазах почему-то не было веры.
   -Ты не хочешь уезжать только из-за передачи? - спросила меня королева.
   -Нет, - сказала я, не нарушив наш с подругами уговор.
   -Тебя волнует еще что-то? - спросила королева.
   -Нет.
   -О шоу не волнуйся. Люсиль нашла тебе достойную замену. Ведущими вместо тебя будут две дочери ее лучшей подруги, близняшки. Сестры Змеюкины.
   -Что-то я раньше никогда не слышала о таких сестрах!
   -И никто не слышал. Они никогда раньше на свет не выходили.
   -В свет, - подсказала я.
   -Ни в свет, ни на свет. Подруга Люсиль воспитывала дочерей в строгости. Они вообще из дома никогда еще не выходили. Только ночью.
   -Может, они вампиры? - спросила Степа.
   -Вампиры не вампиры, но страшные, как последствия землетрясения или извержения вулкана, - сказала королева.
   -И этими дамочками мама хочет заменить меня?! Они же загубят шоу!
   -А ты хотела бы, чтобы вместо тебя взяли писаную красавицу? Так все тебя будут помнить, с тобой их сравнивать. А как только ты вернешься, тебя цветами забросают от радости.
   -Это все Люсиль тебе рассказала?
   -Люсиль. Она такая умная! В следующем году передам ей власть. А мне пора на покой. Улечу в далекую провинцию с шаманом, будем там медитировать, третье око открывать.
   -Бабушка, а как ты это делаешь? Как третий глаз открываешь?
   -Все делается очень просто. Зажигаешь свечи по всей комнате, включаешь легкую музыку, аромакурительницу, наполняешь аквариум водой, задергиваешь шторки, выключаешь свет, откупориваешь шампанское. А шаман в это время тоже над чем-то колдует...
   -Нужен еще и шаман? - удивилась Степа.
   -Профессия не имеет значения. Мой шаман, например, работает у меня личным шофером. Твой может быть учителем или дантистом. Или просто твоим законным мужем из гарема.
   -Или шахтером, - добавила Таша, вспомнив, очевидно, о своих мужьях, которые любят грязь из-под ногтей добывать.
   -И где же этот третий глаз? - спросила я.
   -Так прямо между... А когда откроете, тогда и узнаете. Вам сейчас не о третьем глазе думать надо.
   -А о чем? - спросила я.
   -О том, чтобы завтра уже и духу вашего не было в столице! - напомнила королева.
   -О Великая Богиня! Завтра уже лететь? - вознесла я руки к потолку.
   -Сегодня! Немедленно! Завтра столичный остров должен проснуться без вас. И уже никто не будет колоть мне глаза тем, что моя внучка и ее ближайшие подруги подрывают моральные устои нашего общества. Все! На сегодня аудиенция закончена! И оставьте ваши пули дома. Вас доставит куда надо мой личный самолет.
   Мы вышли из дворца, как в воду опущенные. Было такое ощущение, будто с нас сняли штаны и надавали пощечин нашим задницам.
   -Какой позор, - сказала Таша. - Нас изгнали, как нашкодивших котят!
   -Но я же не успею... - хотела сказать я, что не успею помириться с Диогеном, но вовремя остановилась.
   -Что ты не успеешь? - в один голос спросили меня любопытные подруги.
   Я же так и не призналась им, что два месяца жила не с бабулей на ее острове, а с Диогеном в его доме. И сейчас я ничего не скажу подругам.
   Но как мне помириться с Диогеном? До вылета осталось очень мало времени. Я не успею собраться, если поеду к Диогену. А с королевой шутки плохи. Может, воспользоваться экранной связью? И что я ему скажу? "Извини, дорогой! Я еду по приказу королевы в далекую провинцию с гаремом. Чтобы там зачать наследницу от чистого воздуха и натуральной пищи". Диоген не захочет со мной говорить. Нужна только личная встреча. Что ж, личную встречу придется отложить. Королева позволит нам вернуться, и я тут же помчусь к Диогену. К тому времени Аурелия научится еще лучше говорить. Я тогда попрошу ее, чтобы она позволила Диогену жениться на мне. Какое там у нее было первое слово? Что-то на "гэ". Сейчас вспомню... Я закрываю глаза и пытаюсь вспомнить слово. Гать. Нет, не гать. Гуть. Нет, не гуть. Гэть. Нет, не гэть. А впрочем, может, и гэть. Надо будет спросить у бабули. Еду к бабуле на мамином мотоцикле. Оставлю там, где взяла, пока Люсиль не поняла. Не надо ее злить. Она все-таки скоро станет королевой. Хорошо иметь связи при дворе. Поднимаюсь в верхнюю комнату к бабуле. Люсиль уже нет. Как же она без мотоцикла домой добралась? Пустое! Это ее проблемы.
   -Бабуль, что означает слово "гэть"? - спрашиваю я прабабку.
   -Немедленно вымой рот с мылом! - требует прабабка. - Это очень нехорошее слово!
   -Нехорошее? Но что оно означает? Скажи! - настаиваю я.
   -"Гэть" - это значит "долой", - отвечает бабуля и засыпает.

33

   Напрасно я не послушалась бабулю! Она советовала мне припугнуть королеву компроматом. Тогда бы она не посмела так поступить со мной. Выслать меня в глухую провинцию! Лишить возможности развлекаться, ходить по магазинам, ездить на мотоцикле, вести передачу. Родная бабушка! Как она могла?
   На далеком острове, который назывался Хутор, нам выделили четыре маленьких, мало приспособленных для человеческой жизни домика. С нами прилетел еще королевский астролог. Он и остался с нами на острове, когда самолет вернулся в столицу. Ему тоже выделили отдельный домик. Королева приставила нам астролога вовсе не для того, чтобы он составлял нам наши гороскопы. Он бродил по острову, входил в наши дома без стука, смотрел, что мы делаем, и что-то записывал в черный блокнот. Вероятно, он писал донесение королеве. Или донос. Все равно, как ни назови, а суть останется неизменной. Мне с моими четырьмя мужьями достался небольшой одноэтажный домик с красной черепичной крышей. Черепица была из глины! Мне в голову тут же пришла удвчная мысль, как можно заработать много денег. Если мой завод начнет выпускать глиняную черепицу, я смогу продавать ее на другие острова. Нет, не очень удачная мысль. Завод уже выпускал дл меня кастрюли, тарелки, чашки, и я получала прибыль. Но пивные кружки и бочонки перечеркнули все те успехи, которых я добилась благодаря своей комерческой хватке. Кружки и бочонки заполнили собой все склады, они скушали все мои деньги и почти всю глину. О черепице сейчас нечего и думать.
   Рядом с моим домиком - два точно таких же домика заняла Таша. Ее гарем из тринадцати бездельников не поместился в одном домике. И дальше всех от меня поселилась Степа с маленьким и очень талантливым сыном и двумя мужчинами. Степа каким-то образом ухитрилась взять на остров в изгнание учителя для своего сына. Астролог поселился рядом с нами в отдельном домике.
   Пока мои мужья раскладывали на общем умывальнике свои зубные щетки, я решила немного побродить по острову. Все дома на нем были одноэтажные. Все имели форму спичечного коробка. У всех были одинаковой формы и размера окна. Здесь был только один магазин, в котором продавались стиральный порошок и гвозди. Нигде и в помине не было ни кафе, ни ресторана, ни бара, ни ночного клуба..
   -А где вы берете продукты для еды? - спросила я женщину, которая пришла покупать порошок.
   -Так у нас же все свое, - объяснила женщина.
   -А шампанское? - спросила я первое, что взбрело мне сейчас в голову.
   -И шампанское свое, - сказала женщина.
   -А спички? Где вы берете спички? - спросила я.
   -Спички нам привозят в магазин. Просто сейчас все разобрали. Только гвозди остались. Через неделю подвезут спички, соль, сахар, резиновые сапоги, дрожжи и селедку. А сегодня все уже кончилось. Вы бы пораньше пришли, часов в шесть утра. Тогда еще все было, - посоветовала женщина.
   -А мы только что поселились на этом острове. Хотела купить что-то, - объяснила я.
   -А идем ко мне! Я шампанским тебя угощу, - решив, что без шампанского, спичек и соли я не могу быть уважаемым человеком, моя спутница сразу же перешла на "ты". - Как тебя зовут?
   -Саня, - почему-то солгала я.
   Стыдно было признаться, что я принцесса в изгнании.
   -Александра, значит?
   -Ага, - кивнула я и не покраснела.
   -А я Тимоти. Меня тут все тетей Мотей зовут. И ты можешь так меня называть. Пока скажешь Тимоти! А тетя Мотя - проще и лучше.
   -Хорошо, тетя Мотя, - согласилась я.
   Я вспомнила, как очень давно, в гаремном детстве, я любила надевать на себя вещи какого-то из маминых мужей. Потом прыгала на диване с пружинами в длинном бесформенном плаще и орала так, что все мамины мужья затыкали уши.
   -Тетя Мотя! Тетя Мотя! Подбери свои лохмотья!
   Может, стоит мне все же подумать о карьере певицы? Вот бы фабрика моя вместо пивных бочонков...
   Тетя Мотя завела меня в свой домик. Я хотела бы сказать, что домик был уютным. Хотела бы. Но нет! Прочь лицемерье! Ух ты! Откуда это? Это снова какие-то бабулины стихи. Вот как, оказывается, сложно быть правнучкой талантливой прабабки. Ее строки живут во мне, выбираются наружу в самые неподходящие моменты, заменяя собой мои собственные мысли. Итак, прочь лицемерье! Домик тети Моти был грязным, тесным и вонючим. Мебели в нем вообще не было никакой, если не считать грязную лавку, на которой стояла кастрюля. Посуды тоже не было никакой, если не считать кастрюлю на лавке и кружку на гвоздике, забитом в стену. Ах, теперь понятно, зачем нужны гвозди! На них можно вешать кружки.
   -А из чего мы будем пить шампанское? - робко спросила я. - У вас фужеров, наверное, нет?
   -Обижаешь, Саня! - ответила с обидой тетя Мотя. - Есть у нас все: и фраже, и фужеры, и фураж, и фуражиры, и фуражки, и фуфайки.
   В этом перечне кроме "фраже" и "фужеры" для меня больше не было знакомых слов.
   -Садись, - велела мне хозяйка гостеприимного дома.
   -А куда? - растерянно спросила я и огляделась по сторонам.
   -А прямо так и садись, - решительно сказала тетя Мотя.
   -Я не могу так, я не привыкла, - объяснила я.
   -Так ты неженка! - догадалась тетя Мотя. - Трудно тебе придется здесь. Мы к гламурам-то не привыкли. Ладно, на печь садись. Там теплее.
   Я взобралась на печь. Там было холодно.
   -А где ваша мебель? - спросила я хозяйку. - Ну, стулья, стол.
   -Я знаю, что такое мебель! - с гордостью произнесла тетя Мотя. - Я журналы тоже смотрю цветные! Была у меня мебель, в печке сгорела. Холодно было. Что мне стул, когда топить нечем?
   -А где же вы спите? - удивилась я.
   -А какая разница? Когда дома, когда в гостях. Где усну, там и сплю. Держи!
   Тетя Мотя протянула мне кружку, доверху наполненную жидкостью, которую она зачерпнула из кастрюли.
   -Что это? - удивленно спросила я.
   -Шампанское! Пей!
   -А где же ведерко? Кубики льда? Охладить как?
   -Да что его охлаждать? Оно и так холодное. Вчера последнюю табуретку в печи сожгла. Топить нечем.
   -А хворост? - выплыло откуда-то из глубин памяти незнакомое слово.
   -А где его возьмешь? Вот разве что дров нарубить, так топора нету.
   -А где топор?
   -Топор есть. Топорище сожгла. Говорю же: холодно, топить нечем. Пей!
   Я подняла ко рту кружку с шампанским. Бр-р-р... Первый глоток дался мне с большим трудом. А остальные пошли легко.
   -Еще? - спросила хозяйка.
   -А шоколадки нет? - спросила я.
   -Шоколадки нет. Огурчик будешь? - предложила тетя Мотя.
   Огурчик так огурчик. Все равно в магазине есть только гвозди и порошок.
   После второй кружки шампанского тетя Мотя показалась мне красивой женщиной. После третьей - она мне стала казаться блондинкой. Теперь мы были подругами, и тетя Мотя предложила мне остаться у нее с ночевкой. Я согласилась. Потому что не была уверена, что мои мужья нашли дрова и затопили печь.
   Утром меня разбудил какой-то подозрительный стук. Кто-то стучал в моей голове маленькими молоточками.
   -Войдите! - закричала я. - Или выйдите!
   -Проснулась, Александра? Шампанское будешь? - улыбаясь, спросила меня женщина, которая очень отдаленно напоминала мне вчерашкюю красавицу тетю Мотю.
   -Ой, нет! Спасибо! У меня еще от вчерашнего голова болит, - отказалась я от протянутой мне руки помощи с полной кружкой.
   -А ты выпей! Голова сразу же болеть перестанет, - улыбнулась женщина.
   -Это похмелье? - спросила я.
   -Это дежавю, - ответила женщина.
   Я выпила.
   -Тетя Мотя! Это вы? - обрадовалась я, потому что память вернулась ко мне, и я узнала красавицу.
   -Хватит мне уже выкать! Мы же подруги! Целую ночь в одной постели провели.
   -Да, - согласилась я, - совместный сон сближает. Мы теперь подруги. Подруги! А где же мои подруги?! Они же с ног сбились, ищут меня повсюду, волнуются!
   -Я тебя прошу! Никто тебя не ищет. Твои подруги по Хутору разбрелись, тоже шампанское пьют. Кто к кому попал, тот у того и остался. Наташа твоя - у Сюзанны Павловны прямо в подвале уснула, когда шампанское капусткой квашеной закусывала. Степанида - у Клеопатры Петровны на сеновале уснула. Клеопатра Петровна ее за сеном послала, чтобы козу накормить, а она так оттуда и не вернулась.
   -О Великая Богиня! Мы же сопьемся здесь!
   -Не сопьетесь, - уверенно сказала тетя Мотя. - Мы всю жизнь так живем. Не спились же.
   -А мужья? Мужья наши где?
   -Твоих Людмила приняла, соседка моя. Сейчас баньку для них топит.
   -А баньку зачем?
   -Баньку? Странный вопрос. Каких только диких и необразованных людей приходится встречать на своем веку! Баньку топят, чтобы париться. Хочет Людмилка твоих мужей попарить. Помыть. Веничком отхлестать.
   -Веничком?! Отхлестать?! - ужаснулась я.
   -Веничком. Мы женщины простые, гаремов не держим. Нам тоже иногда хочется кого-то веничком отхлестать.
   -А остальные мужчины где?
   -Остальных там один построил и в лес повел дрова рубить. Высокий такой, стройный, крепкий. Наверное, самый главный муж. Все его слушаются, даже мальчишка. Обещали и нам дров принести. Я сказала, что ты у меня.
   -Как ты им сказала?! - испугалась я.
   -Так прямо и сказала: "Александра ваша у меня. Надо бы дров нам тоже, чтобы ваша принцесса не замерзла".
   -Принцесса? А почему ты решила, что я принцесса?
   -Вот глупая! У нас здесь мы всегда друг дружку принцессами называем. Это у нас ласковое слово такое! У Людмилки даже козу одну Прнцессой зовут.
   -А почему у тебя козы нет? Козы молоко дают...
   -Есть хочешь? - жалостливо спросила тетя Мотя. - Скоро принесут. Мужчина тот высокий из Наташиного гарема пообещал картошки нам сварить. Скказал, полный казан принесет. А шампанское и огурцы у нас свои.
   -Не хочу больше шампанского. А от картошки не откажусь. Когда же появится этот самый главный мужчина?
   -А кто его знает! Самый главный мужчина появляется только однажды. Главное, не проворонить его, - заметила тетя Мотя. - Куда-то спешат женщины, гаремами себя окружают, а того не видят, что самый главный мужчина - он всего один. И никакие гаремы его не заменят.
   -Да я не о том мужчине! - объяснила я. - Я о том, что картошку обещал.
   -Принесет, если обещал. Ему можно верить. Он надежный, это и в парандже заметно.
   Я сразу поняла, что руководит мужчинами королевский астролог. Возможно, бабушка велела ему нас живими домой привезти. Только когда? На сколько лет нас сюда выслали? Я думаю, что у астролога в черном блокноте можно найти кое-что интересное. Наверное, он написал там, когда нас отсюда заберут. Вот бы пробраться к нему в комнату и его вещи обыскать! Блокнот найти и все узнать! Только как? Надо что-нибудь придумать. Пребывание на SPA-острове меня все же чему-то научило.
   -А нельзя ли старшего в баньку? Попарить, веником отхлестать? - предложила я тете Моте.
   -Можно. У меня тоже банька есть, своя. Вот дрова когда он принесет, я скажу ему, чтобы пришел к нам париться. А зачем он тебе? У тебя же своих целый гарем! - удивилась моей просьбе тетя Мотя.
   -Хочу поблагодарить его за дрова, за картошку, - объяснила я. - Только чтобы он не узнал о том, что это я его в баньку зову. Можешь это устроить?
   -Могу. Скажу ему, что я его сама хлестать буду. А потом он придет, разденется - а ты появишься. Спинку потрешь. Так?
   -Так, так, - согласилась я.
   Конечно, я не собиралась астрологу спинку мыть. Пусть только разденется - я его вещи проверю, блокнот найду и все узнаю. Долго ли бабушка собирается нас здесь держать? Какие она еще придумала для нас испытания? Но тете Моте я об этом ни слова.
   Пока я лежала на холодной печи, по приказу самого старшего Ташиного мужа, как решила тетя Мотя, нам принесли много дров и казан вареной картошки. Я-то знала, что самый старший - это вовсе не Ташин муж, а бабушкин астролог. Наелась я картошки в кожуре, огурцом закусила и говорю тете Моте:
   -Тетя Мотя! Иди уже к старшему! Пора ему спинку парить.
   -Иди ты! Сначала баньку истопить надо! Кто же в холодной-то баньке парится? Ох, каких бестолковых людей приходится в жизни встречать! В холодной баньке мужика собралась парить!
   Пошла тетя Мотя баньку топить, а я сижу на печке и думаю: стоит ли подругам о своих планах рассказывать? Думала я, думала и решила. Не стоит! На SPA-острове я сама в засаде сидела. И здесь сама все сделаю.
   После горячей картошки с хрустящим огурцом так хорошо мне на душе стало, что я уснула. Дрова в печке потрескивают, тепло от стенки идет. Снится мне, что лежу я на SPA-острове в салоне "Тиски", а мне малышка Кроха массаж делает. Да так больно! Я как закричу!
   -Чего кричишь? - спросила меня тетя Мотя. - Уже твой клиент в бане без одежды. Пора и тебе.
   Теперь я окончательно проснулась. Все вспомнила. Детство вспомнила. Юность вспомнила. Свадьбы четыре свои вспомнила. Диогена вспомнила. Королеву вспомнила. Так жалко себя стало! И я расплакалась.
   -Не плачь, - утешила меня тетя Мотя. - Не ты первая, не ты последняя. Кому из нас не приходилось за дрова да за картошку спину мужику тереть! Ступай! На, выпей шампанского! Для храбрости!
   Я с благодарностью приняла кружку и осушила ее залпом. Тут же в моей руке оказался огурец.
   -Я готова! - сказала я и вышла из дома тети Моти.
   Ничего не изменилось снаружи. Осень была, осень осталась. Значит, не так долго топила я свою печаль в шампанском.
   Тетя Мотя показала, где банька. И я пошла. Я не собиралась входить к астрологу. Мне нужен был только его блокнот. Осторожно, чтобы астролог не услышал, я вошла в предбанник. Ага! Вот и темный бесформенный плащ. Вот и паранджа. Вот и брюки, рубашка, пиджак. Карманов! Начинаю обыск с внутреннего кармана пиджака. Блокнота нет. А это что? Моя фотография! Значит королева велела астрологу глаз с меня не спускать, а чтобы он не забыл о своей миссии, дала ему еще и мое фото. Хорошее фото, качественное. Я на нем смеюсь. Счастливо так смеюсь, голову назад запрокинула, руками рот закрыла обеими, чтобы не видно было, что рот до ушей растянулся. Это когда же мне так весело было? Помню, кажется, помню! Если бы не кружка шампанского утром, кружка сейчас, может, и вспомнила бы. Кладу фотографию в карман. Снова ищу блокнот. Но ни в одном кармане его нет. Хитрый астролог! Спрятал где-то свой блокнот. Что-то почувствовал. Понял, что я буду его вещи проверять. Надо уходить отсюда немедленно, пока он не вошел и не поймал меня с поличным. Надо бежать... Но уже поздно. Внезапно открывается дверь, и обнаженная мужская волосатая рука грубо хватает меня за шиворот и тянет в парилку.
   -Помогите! - кричу я.
   Но мой крик тонет в сладких мужских губах...

34

   И что сделал астролог со мной? Ничего. Потому что меня втянул за шкирку в баню вовсе не астролог. Астролога там не оказалось. Сомневаюсь, что он сделал бы что-то со мной, даже если бы и был там. Мужчина в парандже не способен на безрассудные поступки. А Диоген способен. Он был в этот момент как раз без паранджи.
   -Ген! Я думала, здесь бабушкин астролог! Как ты здесь оказался?!
   -Молчи! Ты мешаешь мне тебя целовать.
   -Откуда ты здесь взялся? - снова спросила я после незначительного перерыва.
   -Мы прилетели вместе в одном самолете.
   -Королева выслала и тебя?! Из-за меня? Тебя наказали из-за меня, любимый!
   -Хорошее наказание! За то, что я соблазнил принцессу, меня высылают в провинцию вместе с принцессой. Ты иногда думай, прежде чем сказать.
   -Да, я не подумала. Но как ты здесь оказался?
   -Я учитель Никодима, - сказал Диоген.
   -И ты молчал?!
   -Ты не спрашивала, а я не говорил. Знаешь, почему мы встретились возле дома твоей подруги? Я тогда возвращался домой с дня рождения Никодима. Мы праздновали отдельно от вас, на мужской половине.
   -И ты молчал! Я столько времени искала тебя, а ты был рядом! Тебя расхваливала Степа, говорила, какой ты умный и талантливый, а я не знала, что ты и есть мой прекрасный незнакомец! Я носила твой образ в своем сердце...
   -Значит, это судьба, что мы были рядом друг с другом и все-таки встретились, - сказал Диоген, не выпуская меня из объятий.
   -Да, ты прав. Если уж мы были так близко друг к другу и все-таки встретились, значит, это действительно судьба.
   -Ты не обижаешься на меня за то, что я не пустил тебя к себе в комнату? - спросил Диоген.
   -Когда? Я не помню! - сказала я.
   -Все ты помнишь, не притворяйся. Я знаю тебя лучше, чем себя.
   -Такое может быть?
   -Конечно. Я люблю тебя больше жизни. Значит, я люблю тебя больше, чем себя. И знаю тебя лучше.
   -Так не бывает, - уверенно сказала я.
   -Не бывает, ты права. Но тебе повезло.
   -И долго ты собираешься еще себя хвалить? - спросила я.
   -А что? Тебе не нравится? Ты что-то имеешь против?
   -Расхвастался! Можно подумать, что у тебя совсем нет недостатков.
   -Можно подумать, они у меня есть!
   -Есть! Есть! Есть!
   -Назови хотя бы один, - предложил Диоген.
   -Ты хвастун.
   -Это не считается. Это, скорее, достоинство, чем недостаток. Я смело говорю о себе, не скрываю своих достоинств.
   -Ты притворился астрологом, чтобы завладеть мной в бане!
   -Ты сама решила, что я астролог.
   -Я сказала тете Моте, чтобы она привела старшего, который руководит гаремом.
   -Это я руковожу гаремом. Они же ничего делать не умеют. Ни дров нарубить, ни печку натопить, ни воды наносить, ни каши наварить.
   -А ты все умеешь! Ген, ты просто чудо!
   -Чудо - это ты, моя принцесса. Какой бы ни казалась порочной наша безбрачная связь, обстоятельства так и толкают нас в объятия друг друга. Не можем же мы противиться обстоятельствам.
   -Нет, не можем.
   -Ты еще не была в своем гареме?
   -Нет. Я как прилетела, так и живу у тети Моти.
   -Это хорошо! Я бы умер от ревности, если бы ты жила со своими мужьями в одном доме.
   -Глупый ты, Ген. Даже если бы я жила в доме с сотней мужчин, тебе нечего волноваться.
   -Так и будем теперь в бане встречаться? - спросил он.
   -Не получится. Каждый день париться - это вызовет подозрения у местных жителей. Лучше приходи ко мне жить в домик тети Моти.
   -А она где будет?
   -Есть же у нее какие-то друзья, подруги, родственники? Мир не без добрых людей. Кто-то возьмет ее к себе жить. А к нам пусть в гости приходит.
   -Давай ей прямо сегодня и скажем, - предложил Диоген.
   -Давай! Только шампанское свое пусть она тоже заберет. Мне его запах не по душе.
   -ОК!
   Вечером того же дня мы стояли втроем в домике тети Моти, так как сидеть было не на чем, и разговаривали.
   -Тетя Мотя! Ты не могла бы пойти к кому-то со своим шампанским? На ночь. А завтра придешь. А я тут у тебя поживу несколько месяцев.
   -Живи! А что мне соседкам сказать? Они же жаждут сплетен!
   -Скажи, что я разлюбила свой гарем и люблю вот его, это безобразие в парандже.
   -Гарем поменяла на одного? Не поверят. Что-нибудь придумай правдоподобное.
   -Тогда скажи, что у меня простуда, а он меня мазями лечит. А у мужей моих на мазь эту аллергия. Так пойдет?
   -Так ты доктор? - спросила тетя Мотя Диогена. - У меня коленка так крутит, так крутит! И на дождь, и на снег, и на солнечную погоду. Ты не мог бы посмотреть?
   Диоген посмотрел. Назначил лечение. Тетя Мотя ушла жить к соседке. Кастрюлю с шампанским Диоген отнес им сам.
   У нас была божественная ночь на теплой печке. Утром у домика тети Моти выстроилась очередь. Пришли почти все жители острова. Многие принесли с собой фотографии родственников, живущих на других островах. Диоген не успел принять и половину очереди, как начался обед. Пациенты, которых Диоген уже успел принять, принесли яйца, молоко, хлеб, сало, морковь и рулон туалетной бумаги. Я сбегала за тетей Мотей, пригласила ее к нам на обед вместе с соседкой и ее столом.
   -Только шампанское не несите, - попросила я тетю Мотю. - Диогену еще работать.
   -Пусть себе работает, - сказала тетя Мотя. - А нам не грех и выпить.
   Но я все-таки отказалась от шампанского. Во время приема больных Диоген иногда поручал мне кое-что сделать. Чаще всего его просьба звучала так:
   -Выйди! Я должен осмотреть пациентку.
   Когда Диоген по несколько раз вылечил всех жителей острова, в очередь стали становиться мужчины из Ташиного гарема и бабушкин астролог. Потом Никодим загнал занозу в палец. Потом у моего Семена Захаровича разболелся зуб. Диоген вылечил всех. Когда аптечка, которую астролог взял на остров по приказу королевы, полностью опустела, я решила связаться с бабушкой и попросить ее, чтобы она прислала нам еще разных лекарств. Но на всем Хуторе не оказалось ни одного экрана связи. Тогда мы пошли с Диогеном в лес собирать лекарственные травы. Был конец осени, в лесу не осталось никакой травы. По ночам уже были заморозки. А очередь из пациентов все не редела. Когда мы вернулись из леса, где безуспешно пытались найти хоть какое-нибудь зелье от всех болезней сразу, Диогена осенило:
   -Я буду лечить гипнозом!
   -Да! Гипнозом! Не нужны никакие лекарства, не надо греть тазики воды, кипятить бинты и давать антисептики и антибиотики. Только ты и твои глаза.
   -И сила мысли.
   Когда Диоген стал всех лечить гипнозом, пациентов стало еще больше. Люди выходили из домика тети Моти и тут же становились в хвост очереди.
   -Их невозможно вылечить! - сказал Диоген. - Для них лечение - это развлечение. Лечи не лечи, а их все больше становится, а они еще больше болеют.
   -Назвался груздем - полезай в кузов, - напомнила я Диогену пословицу из допотопных времен. - Тебя никто за язык не тянул. Ты сам сказал, что ты врач. Вот и лечи теперь до потери сознания. Даже для меня у тебя совсем времени нет.
   -А ты на прием запишись, в очередь стань. Я уделю тебе внимание, пока лечить буду. А то, что я врач, это ты придумала. Не помнишь? Это же ты сказала тете Моте, что я тебя лечу мазями, - напомнил мне Диоген.
   -Что же делать? Может, сказать всем правду, что ты не лекарь, а учитель?
   -Попробуй! - согласился Диоген. - Увидим, что из этого получится.
   Рано утром, когда очередь из пациентов спала еще перед домиком тети Моти, я вышла на крыльцо и объявила:
   -Послушайте! Диоген больше не врач. Он поменял профессию. Теперь он учитель. Кто хочет учиться - оставайтесь. Остальные - можете расходиться по домам.
   -А нам все равно, - прозвучало из очереди, - лечиться или учиться. Толк один.
   И снова потянулись люди к Диогену. И снова приносили фотографии своих родственников, живущих на других островах. Чтобы и они тоже могли приобщиться к знаниям.
   Оказалось, что стремление к знаниям - это тоже болезнь. Чем больше люди узнавали, тем больше они хотели знать еще. Мы ни в чем не знали недостатка. И хотя за уроки платили меньше, чем за лечение, в доме тети Моти теперь стоял стол, появились стулья, тарелки, ложки, бумажные полотенца и горчица. Мне по-прежнему приходилось становиться в очередь, чтобы Диоген мог пообщаться со мной. Как много я узнала нового! Я научилась извлекать квадратные корни и склонять по чем зря существительные. Выучила порядок расположения планет в зависимости от их удаленности от Земли. Узнала, что выражения "стрелять глазами" и "стрелять на поражение" имеют уходящую в глубокую древность родственную связь.
   Наконец мне надоели и эти пациенты Диогена, которые называли себя теперь его учениками.
   -Диоген, что делать? Ты же такой умный, подскажи!
   -Я рад, что ты это поняла. Я умный. А тебе не надо было лезть со своими идеями. Сейчас я покажу тебе, на что способен. Смотри и удивляйся.
   Диоген вышел во двор, где на выпавшем ночью снегу топтались жаждущие получить новые знания.
   -Друзья мои! Я больше не учитель! Я дал вам все знания, которые имел. Теперь я хочу посвятить себя ремеслу.
   -Ремеслу! Ремеслу! - повторили радостно за ним стоявшие в очереди люди.
   Диоген собрал какие-то инструменты по всему острову. Глядя на них, он понял, что сможет мастерить что-то из дерева. Теперь он ходил по острову в поисках сухого дерева. Кое-кто имел такое у себя в хозяйстве. Некоторые приготовили его для путешествия в тот неизбежный путь, в который желательно не отправляться как можно дольше. Диогену отдавали все. Ему верили. Он уже доказал всем, что может многое. У него не было нареканий ни когда он был учителем, ни когда лечил людей.
   Сначала у Диогена было много последователей, которые, как и он, хотели что-то строгать и пилить. Потом их становилось все меньше и меньше. Лечиться и учиться хотели все. А вот сделать что-то своими руками да еще и с помощью инструментов - на это способен далеко не каждый. Скоро все жители Хутора разошлись по своим домам, занялись своими делами, если такие были у них до нашего появления на острове. Излеченные и обученные Диогеном, они теперь совсем по-другому воспринимали окружающий их мир. Шампанское теперь пили не когда попало, а только во второй половине дня, а некоторые вообще стали делать это только по праздникам. А так как почти в каждом доме уже было шампанское ( у некоторых стояло несколько кастрюль, а не одна, как у тети Моти), а выливать добро им не позволяли воспитание, менталитет и жадность, то решили устроить на острове какое-то всенародное гулянье с фейерверками, шампанским, песнями, плясками и застольем. Было только начало декабря, до нового года шампанское могло прокиснуть. В оргкомитет праздника вошли я, мои подруги, тетя Мотя и ее подруги. Было много предложений, чему посвятить праздник. Хотели провести фестиваль фонарей, проводы осени, встречу зимы, фестиваль квашеной капусты, хеллоуин, но чтобы было страшно. Таша предложила:
   -Давайте назовем праздник так: "Проводы медведя на зимнюю спячку".
   -Да ты что! - перекрестилась тетя Мотя. - Медведи уже давно спят. А ты только праздник собираешься для них устраивать.
   -Это не страшно, что спят, - поддержала я подругу. - В допотопное время была традиция замуж беременными выходить. Невесте уже рожать пора, а она только жениху "да" говорит.
   -Ладно, пусть будут проводы, - согласилась тетя Мотя.
   -А назовем праздник День медведя! - предложила Таша.
   Идея Таши всем понравилась, хотя показалась глупой и странной. День медведя! Это ж как можно веселиться! Все ломать, крушить, объедаться, обпиваться. В общем, вести себя по-свински.
   -Праздник без застолья - как берлога без медведя. Только одно название. - сказала тетя Мотя.
   Сначала хотели все блюда медом намазывать, но потом передумали. Тете Моте не понравились огурцы с медом, а мне сало. Решили оставить, все как есть. А мед просто в бочонках на столы поставили. Выпили в тот день все шампанское! Я так танцевала, будто меня должны расстрелять, если остановлюсь.
   Эти простые люди нравились мне все больше и больше. Я поняла, что у них тоже есть чувства, мечты, а не только одни проблемы, как считала моя подруга. Эти люди - мой народ. И я - часть этого народа.

35

   Королева отправила меня в изгнание, чтобы я не подрывала моральные устои общества. А может, у нее были какие-то другие причины? Может, это Люсиль предложила выслать меня на Хутор с моим гаремом? Свежий воздух и натуральная еда действительно пошли мне на пользу. Я просыпалась в объятиях Диогена и радостно похрустывала натуральным соленым огурцом из подвала тети Моти. Но ни к одному из моих законных мужей этот хруст не имел ни малейшего отношения. Астролог по-прежнему врывался без стука в наши домики. Следил за нами, выпасал нас, как месяц пасет звезды на небе. И что-то все время строчил в своем блокнотике. Таша жаловалась мне, что "шпион королевы" (так она называла астролога) так к ней зачастил, что ей приходилось своих мужей перед сном пересчитывать, чтобы под видом мужа астролог не остался у нее ночевать.
   -Не могу уже видеть эти седые брови! - жаловалась Степа. - Когда он смотрит на меня, я просто физически ощущаю, как его взгляд продырявливает дыру в моем прекрасном теле.
   Мужчины тоже не любили астролога, старались при нем ничего не рассказывать. Ташины мужчины. И Степин Кит тоже его терпеть не мог. И мои, наверное, тоже. Я как поселилась у тети Моти, так к ним больше не показывалась. Виделись иногда, встречались на улице. Я узнавала их по рыбьим глазам. И еще по тому, что они всегда особняком держались, стайкой. Так вчетвером и ходили по острову. То в магазин за порошком, то в лес за дровами. Встретят меня, поздороваются. Воспитанные такие! Федю я всегда по черной парандже узнавала, а все остальные еще ходили в цветной свадебной.
   -Принцесса, - говорил мне Диоген. - Ты бы мужьям паранджу поменяла. Уже годовщина свадьбы прошла, а они все еще в цветных ходят. Это говорит о твоем несерьезном отношении к своим обязанностям. Это характеризует тебя как необязательного и недисциплинированного человека.
   -Схожу, обещаю, - сказала я.
   Астролог входил во все дома без стука, а к тете Моте, где мы с Диогеном жили, путь ему был заказан. Злился астролог, что не может за мной следить, а ведь это и было, наверное, целью его пребывания на острове. Частенько видела я его в лесу. Как только мы с Диогеном в лес гулять идем, так и астролог тут как тут. Смотрит на меня так пристально, просто мороз по коже.
   -Ох, не к добру это! - говорила я Диогену. - Не спроста астролог за нами все время в лес ходит. Наябедничает он королеве на нас. Как бы королева не прервала наше строгое изгнание.
   А Диогену все ни по чем!
   -А как он сообщит? Экранной связи нет, пули на острове нет ни одной, самолеты не летают.
   Накаркал Диоген, спасибо ему. Прилетел самолет. Прилетела королева собственной персоной в сопровождении шамана, нумеролога, ароматерапевта и стилиста. Остановилась в домике астролога. Стала всех изгнанников к себе по очереди вызывать. Вызвала Ташу, Степу, мужей всех по очереди, моих мужей. А нас с Диогеном не вызывает, как будто нас совсем нет в ее списке. Не вызывает, и не надо. А сами мы не идем. Потом местных жителей стала к себе по одному вызывать. Пришла очередь и тети Моти. Прибегает она как-то в наш домик и радостно говорит:
   -Королева прилетела! Такая внимательная ко всем, заботливая. Всем календарики дарит со своим изображением. А некоторым еще и флажки. А мне шарфик и кулек подарила
   -И о чем же вы с ней разговаривали? - спросила я.
   -О нашем, о наболевшем. Обещала развивать на Хуторе средний и малый бизнес. Спрашивала, легко ли нам живется в этой глухомани, не задирают ли нас медведи. Интересовалась, чем мы кормимся, когда неурожай на шишки и грибы. Обещала построить библиотеку, подарить ксекс и мультрамедную доску.
   -И зачем это вам на острове?
   -Темная ты, Саня. На доске стирать будем, а с ксексом у нас свои счеты, разберемся.
   Действительно, как можно жить на Хуторе без ксерокса и мультимедийной доски?
   -А ты хоть знаешь, что это такое?
   -Конечно, знаю! А даже если бы и не знала, все равно была бы рада. Раз королева дает, значит, что-то хорошее.
   -А что тебе от среднего и малого бизнеса? У тебя ведь ни того, ни другого. Чего же ты тогда так радуешься? - спросила я.
   -Я не такая эгоистка, как ты. Я о людях думаю.
   -В политики бы тебе пойти, тетя Мотя. Сейчас о людях только политики думают, - посоветовал тете Моте Диоген.
   -А еще о чем тебя королева спрашивала? - спросила я. - Обо мне спрашивала?
   -Да ты что! С чего бы ей о тебе спрашивать? Что ты, персона важная, что ли? Я сама ей о тебе рассказала. Живет, говорю, у меня одна приезжая дамочка. Такая умница, такая красавица! Вот бы ее от нашего острова на какой-нибудь конкурс красоты послать, пока у нее фигура от беременности не испортилась.
   -А королева что?
   -Пообещала, что возьмет тебя в столицу.
   -Правда?!
   -Да. Только думаю, не успеешь ты на конкурс. Кажется мне, что не просто так ты мои огурцы все съела.
   -Тетя Мотя, а ты на что намекаешь? - спросила я.
   -Кажется мне, что у тебя ребенок будет. Только об этом я королеве не сказала. Так что возьмут тебя в столицу. А там выкручивайся, как знаешь.
   Тетя Мотя оказалась права только в одном: вскоре после визита королевы за нами прислали самолет. Ни ксерокса, ни мультимедийной доски в нем не оказалось. Беременности у меня тоже никакой не было, просто мне нравились соленые огурцы.
   Так окончилось наше изгнание. Я встретилась с бабулей, Люсиль и королевой. Люсиль рассказала мне по секрету от королевы, что королева прилетела к нам на остров вовсе не для того, чтобы пообщаться с нами или местными жителями. Ей понадобился гороскоп на предстоящий год. Вот она и прилетела к астрологу. И оказалось, что звезды пообещали ей удачный во всех отношениях год только в том случае, если она в самом конце уходящего года совершит благородный поступок по отношению к члену своей семьи. Бабушка ничего умнее не придумала, как осчастливить меня.
   И вот я снова на столичном острове. Диоген живет у себя, я у себя. Времени на общение у нас нет совсем. Ко мне приставлен астролог. Он ходит за мной по пятам и ночует в моем доме внизу у консьержки Как только я выхожу из дома, он тут же увязывается за мной. Королева лично составляет для меня список важных дел и приемов, на которых мое присутствие обязательно. Новый год я встретила в узком семейном кругу: королева, шаман, Люсиль, бабуля и девятнадцать бабушкиных советниц. Снова шампанское из бутылок, икра и устрицы вместо соленых огурцов. Встретиться с Диогеном нет никакой возможности. Королева не отпускает меня ни на шаг. Я решила выполнить пожелание Диогена и навестить свой гарем.
   -Бабушка, - сказала я как-то королеве. - Мне бы в гарем...
   -В гарем? Пожалуйста! Сколько тебе понадобится времени, чтобы встретиться с мужьями? - спросила королева.
   -Я не знаю, - ответила я. - У меня еще мало опыта в таких вопросах.
   -Значит, с тобой поедет астролог, - решила королева.
   -Только не астролог! Только не астролог!
   -Хорошо, тогда тебя повезет к мужьям мой личный шаман.
   Я поняла, что фактически нахожусь под арестом. Я не могла даже связаться с Диогеном по экрану. Как только я включала экран связи, на нем появлялось изображение Веселого Роджера, и беззубый череп приятным электронным голосом говорил мне бесстрастно:
   -Введите пароль, введите пароль, введите пароль...
   Я не знала, какой пароль. Моя связь с внешним миром оборвалась. Вот так королева отомстила мне за мою внебрачную связь. Вот так приходилось мне расплачиваться за мою любовь. Лучше бы нам с Диогеном было остаться на Хуторе! Там все было так понятно, естественно, просто, правдиво. А сейчас я просто не понимала, что должна делать. Я не понимала, что мне нужно взять с собой к моим мужьям. Там, на Хуторе, все было понятно. Там ценилось то, что привозилось раз в неделю в магазин с другого острова на списанном буксире. Спички, соль, сахар, дрожжи, селедка. А здесь? Что ценно здесь? Чему могут обрадоваться мои мужья? А бабушка Варвара? Чем удивишь ее, если она может купить себе все, что угодно, за те семь с половиной миллионов, которые ей достались от меня?
   Все было здесь запутанно и непонятно.
   Шаман позволил мне зайти в супермаркет, чтобы я выбрала подарки для мужей. Феде я купила миленькую корзиночку с разными интересными штучками. Там были плавающие свечи в форме сердечек, маленький флакончик с ароматическим маслом лаванды и ревеня, гель для душа с запахом козьего молока и подснежника. Пусть этот запах напомнит ему о пребывании на Хуторе. Такие приятные воспоминания... Это у меня приятные воспоминания, а у мужей моих, может, и не очень. Печку топили, дрова рубили, столько времени без маникюра. Без душа. Только банька раз в четыре дня. Их Людмила по очереди парила. Один день - один муж. Получалось раз в четыре дня.
   Семену Захаровичу, как самому первому моему мужу, я купила золотую единицу с рубинами. Идиоту я решила подарить свою фотографию в рамке из красного дерева. А вот что подарить четвертому мужу, я не могла решить. Во-первых, я никак не могла вспомнить, как же его зовут. Во-вторых, мне хотелось быть оригинальной в выборе подарков и не хотелось повторяться. Золото, шампунь, моя фотография... Что же еще может быть настолько же ценным, чтобы мой четвертый муж, чье имя я запамятовала, не почувствовал себя обделенным? Побродив по супермаркету еще три часа, я так ничего и не выбрала своему четвертому мужу. Бабе Варваре я купила спички, дрожжи, селедку и шампанское в бутылке. Расскажу ей о провинции, выпьем по бокалу шампанского, пасьянс разложим.
   Шаман красноречиво посмотрел на часы, когда я села в машину с увесистым пакетом. Но вслух не сказал ничего. А что он обо мне думает, мне не интересно совсем. Гораздо интереснее для меня сейчас, как же все-таки зовут моего четвертого мужа. Я лихорадочно прокручиваю в памяти наше первое знакомство. Это было на костюмированной вечеринке. Я была в белом коротеньком халатике медсестры. Мама познакомила меня со своей подругой. Радмила сказала мне тогда: "Вот мои сыновья. Это Федор Михайлович, этот Семен Захарович, этот Идиот, а этот..." Память упорно отказывалась сотрудничать со мной. И вдруг... И вдруг шаман резко бьет по тормозам. Мы останавливаемся.
   -Щенок! - зло шипит шаман.
   Кого это он обозвал щенком? И вдруг я вижу, как от наших колес медленно отходит, ковыляя на маленьких ножках, щенок. Я выскакиваю, догоняю его. У него коротенькие ножки и длинные-предлинные уши. Он очень похож на щенка из сказки Никодима.
   -Очей очарованье! - говорю я ему с нежностью.
   А ведь он чуть было не погиб под нашими колесами! Слезы, душившие меня после разлуки с Диогеном, хлынули из меня соленым потоком. И снова нет на моем лице тонального крема "Красивые слезы"!
   -Очей очарованье, - повторяю я щенку и глажу его по грязной шерсти. - Бедный, бездомный, обездоленный... Я подарю тебя моему законному супругу. Ты будешь называться Асом. Так звали моего любимого поэта из допотопного времени. Это он сказал кому-то: "Очей очарованье!" Только я не знаю, кому. Наверное, моей прабабке. Она была само очарованье.
   Я глажу щенка и плачу, глажу и плачу. И внезапно я понимаю, что назвать щенка Асом я никак не могу. Ведь именно так зовут моего четвертого мужа.
   -Очей очарованье... Ты будешь Кадо, - говорю я щенку. - Я подарю тебя Асу.

36

   Меня встретили в моем гареме, как родную. Мои подарки приняли с радостью и благодарностью. Кадо привел в восторг всех моих мужей. Я подумала, что не стоило мне тратиться на дорогие подарки. Надо было просто поездить по острову и насобирать бездомных щенков. Только вряд ли мне бы так повезло: бездомные щенки на острове - большая редкость. Модные животные живут у своих хозяек, а вышедшие из моды - в приюте для негламурных животных.
   Кадо тут же освоился и оставил неглубокую лужицу в форме сердечка на паркете.
   -Мальчишки! Дайте я хоть посмотрю на вас!
   Я сняла свадебную паранджу с Семена Захаровича и увидела, что глаза у него совсем не рыбьи, а довольно-таки приятного стального цвета. Под носом и на подбородке пробивалась черная щетина. Ему бы эпилятор подарить, а я единицу! Как жаль, что я не познакомилась с ними раньше. Они неплохие ребята! И все разные, хоть и братья с разницей в месяц. Принесли мне свои вышивки, показывают, ждут, что я похвалю. Я хвалю. Хорошие у меня мужья, добрые, ласковые, нежные. Спели мне песню о девочке, которая очень любила солнце на листке рисовать и в уголке писать. Их баба Варвара научила. Так красиво спели! Им бы в шоу-бизнес, а они в гареме сидят.
   -Вам понравилось, госпожа? - спросил Федя.
   -Очень! А что-нибудь по-взрослому умеете? - спросила я.
   Они как будто ждали этого. Выстроились передо мной, спинки выпрямили, носочки подравняли.
   -Исполняет группа "Гарем принцессы". Песня "Сения". Исполняется впервые.
   Федя объявил и Федя запел. Как он пел! Он пел так, что мое сердце сжалось от восторга, от невысказанной грусти, от щемящей тоски. Душа моя воспарилась к облакам и смотрела оттуда на мир удивленно. Остальные мои мужья тоже пели, но это были совсем другие звуки: они изображали из себя музыкальные инструменты.
   -Восхитительно! - сказала я и расплакалась.
   Вот бы где тональный крем "Красивые слезы" был кстати! Я думаю, радужные узоры на моем лице несомненно оценены были бы моими талантливыми мужьями.
   -Как здорово! Если со мной что-нибудь случится, вы не останетесь без средств к существованию. Я за вас теперь спокойна. Только название группы мне не очень нравится.
   -Почему? Нам нравится! А когда вы станете королевой, мы будем называться "Гарем королевы", - сказал Федя.
   -Когда я стану королевой, родные мои, на ваше место подрастут новые мальчиковые группы. И хотя они будут петь не всегда лучше, слушать их будут значительно чаще.
   -Вы найдете себе молодых мужей? - испуганно спросил Семен Захарович.
   -Нет, молодых певцов, - объяснила я.
   -Как жаль, - сказал Федя. - Значит, мы никогда не станем группой "Гарем королевы".
   -Дался же тебе этот "Гарем королевы"! Пусть будет просто - "Гарем". Красиво, стильно, сильно, дерзко, кратко и надежно. Вы ведь мои надежные мужчины, на вас всегда можно положиться. Вы всегда дома, когда к вам ни приди.
   -А вы к нам никогда не приходите, - заметил Ас.
   -Может, поэтому и не прихожу, что вы всегда дома. А ходили бы куда-то по мужским делам, я бы чаще наведывалась.
   -А к нам Диоген приходил, - вдруг не в тему сказал Идиот.
   -Идиот! - закричал на него Федор Михайлович. - Он же просил, чтобы мы госпоже ничего не говорили!
   -Просил. Но кто он мне? Подумаешь, учитель! Научил читать, писать, слагать, умножать, водить мотоцикл, пулю, разбираться в живописи. А она мне - жена. У меня от нее никаких секретов быть не должно.
   -Мальчики! Простите меня... Я так по нему скучаю. А мне бабушка шагу ступить не дает.
   -Да, мы понимаем. Мы ж не идиоты, - и Семен Захарович показал кулак своему брату.
   -Расскажите о нем. Как он выглядел? Здоров ли? Не похудел ли?
   -Хорошо выглядел, только какой-то печальный, - сказал Семен Захарович.
   -Ничего не печальный. Просто он был небритый, - сказал Идиот. - И без макияжа.
   -Ты тоже сегодня небритый и без макияжа. Но я бы не рискнул называть тебя печальным, - сказал Федор Михайлович.
   -Я же не знал, что госпожа приедет, - попытался оправдаться Идиот. - Я бы побрился и накрасился.
   -Да, я бы сказал, что ты злой. Но не печальный, - сказал Семен Захарович.
   -Я не печальный, но и не злой. Меня просто зло берет. Почему одних любят, а других нет? Почему, например, наша госпожа по Диогену скучает? Чем он лучше меня?
   -Я люблю его! - вырвалось у меня внезапно. - И вас я тоже люблю, только иначе.
   -А кто же нас так полюбит, как вы Диогена, если мы у вас взаперти сидим?
   -Наверное, где-то есть женщины, у которых еще нет гаремов, - вспомнила я жизнь на Хуторе.
   -И Диоген так говорил! Мы же видели, как живут в провинции! - обрадовался Идиот.
   -Замолчи, - зашипели на него братья.
   -Говорил! И газету приносил! И вслух читал! - понесло куда-то Идиота.
   -Газету? Читал он и мне газету, - вспомнила я. - Ничего там нет интересного. А какую культурную программу вы мне еще приготовили?
   -Может, в игру поиграем? - предложил Ас. - Нас баба Варвара научила.
   -Хочу в игру! - вспомнив свое гаремное детство, захлопала я в ладоши.
   -Игра называется "бутылочка". Все садятся в круг, а кто-то один в центре крутит бутылку. На кого горлышко укажет, на того надо паранджу надеть.
   -Разве это весело? - спросила я.
   -Очень весело! Особенно, когда бутылка на бабу Варвару покажет! - засмеялся Идиот. - Женщина в парандже! Обхохочешься!
   -Вы при бабе Варваре без паранджи ходите? - удивилась я.
   -Да. Она сказала, что при ней можно, - сказал Семен Захарович.
   Мы стали играть в "бутылочку". Действительно, это было здорово! И очень весело. Особенно, когда бутылочка на меня указывала. Мужья мои с таким восторгом надевали на меня паранджу, так смеялись, что я даже подумала, не опасна ли эта игра для их психического здоровья. Потом мы били чашки с изображением короны и буквы S об дверь бабы Варвары. Наверное, мы очень шумели, потому что баба Варвара вышла из своей комнаты.
   -А! Сеня! Опять ты. И двух лет не прошло. Что-то ты зачастила к нам, - обрадовалась моему приезду бабушка Варвара.
   -Бабушка Варвара! Прекрасно выглядите! Совсем не изменились, - сделала я комплимент старушке.
   -Засушенный цветок цвет не меняет, - сказала бабушка Варвара.
   -Нет, правда, вы хорошо выглядите, - сказала я.
   -А кто разрешил собаку в дом? - заметила бабушка Варвара скрутившегося клубочком в комнатном тапке одного из моих мужей щенка.
   -Это Кадо, мне принцесса подарила, - похвастался Ас.
   -Я не терплю собак! И эту не потерплю. Собаки должны жить во дворе и охранять дом, - строго сказала бабушка Варвара.
   -Но он такой маленький! Ему нельзя во дворе, - сказал Ас.
   -Бабушка Варвара! Может мне стоит вам напомнить то обстоятельство, что одна половина дома моя? Или семь с половиной миллионов недостаточная сумма для того, чтобы впустить в дом маленького бездомного щенка? - вспыхнула я.
   -Вот оно что! Я думала, что мы семья. А ты меня деньгами упрекаешь, - обиженно сказала баба Варвара.
   -Простите! Сама не знаю, как вырвалось, - извинилась я за свою несдержанность.
   -Думать надо перед тем, как сказать, - напомнила мне баба Варвара.
   Да! Так и Диоген мне всегда говорил. "Сначала подумай, а потом говори". А я часто без разбору говорю, а потом только думать начинаю. И это мое качество, оказывается, замечают и другие, не только Диоген. Ах, Диоген! Ты мне так нужен! Я скучаю по тебе, Диоген! Но вслух я сказала другое:
   -Простите меня, бабушка Варвара. Я к вам действительно, как к родной бабушке приехала. И подарки привезла. Вот, посмотрите. Дрожжи, селедка, шампанское. Сейчас в провинции это самый желанный подарок.
   -Надо же! - удивилась бабушка Варвара. - Все изменилось: материки ушли под воду, выросли новые города, мир стал совсем другим, а в провинции ничего не изменилось! Там по-прежнему самым желанным подарком остались дрожжи и селедка. Ставьте, дети, самовар! Будем Сеню чаем поить.
   Мужья мои забегали, засуетились. Идиот случайно ногой тапок задел. Щенок проснулся, заскулил, заковылял на маленьких ножках по гостиной. Еще одну лужу на паркете оставил, и снова в форме сердечка.
   -Надо же! - воскликнула бабушка Варвара. - Щенок "валентинками" мочится! Такого чуда я еще не видела!
   Чудо! Я вспомнила: Диоген говорил о каком-то чуде, которое должно произойти со всеми нами, чтобы мы что-то поняли. Может, это и есть то чудо, о котором он говорил? Щенок оставляет лужу в форме сердца, а сердце - это символ любви. А любовь давно покинула наш мир. Она хочет вернуться к нам, а мы противимся этому, не пускаем ее в свой дом. Напрасно не пускаем! Конечно, с любовью хлопот много. С любовью вернутся к нам страдания и ревность, тоска и печаль. А впрочем, страдания и ревность и не уходили никуда, они и так есть. Только без любви. А так будут еще и с любовью. Хлопотно с любовью. Вот бабушка Варвара не хотела щенка в дом к себе впускать, а теперь смотрит на него и умиляется. Так и с любовью. Мы не хотим ее впускать к себе в душу, а когда впустим - умиляемся. Кажется, это уже перебор: любовь с щенком сравнивать. Любовь - это цветок. Но цветы вянут. Любовь - это звезда. Но звезды гаснут, кажется. Надо будет спросить у бабули, что она думает по этому поводу. Но думает ли она вообще еще по этому поводу? И думает ли она еще вообще?
   Пока я думала, рассматривая лужицу в форме сердечка, кто-то из мужей эту самую лужицу вытер. Потом мужья мои принесли чашки, блюдца, печенье, варенье, налили чай.
   -А это я испек собственными руками, - сказал Федя и поставил на стол большой пирог с начинкой.
   -Сам?! Виртуоз! - похвалила я мужа. - А что ты еще умеешь?
   -Я многое умею, - признался Федя. - Только вот на мотоцикле никак не могу научиться ездить.
   -Ну, пекарю - пекарево, а повару - поварово, - напомнила я мужу поговорку из допотопного времени. - Не мужское это дело - мотоциклом управлять. Вари, Федя, пироги! А начинка какая?
   -Ананас, - ответил Федя.
   -Пирог с ананасом! Это же мой любимый!
   -Вот и дрожжи твои не пропадут, - заметила бабушка Варвара. - Мы их Феде отдадим, он еще какой-нибудь пирог с ананасом сделает.
   -Дрожжи - в пирог? - удивилась я.
   -А ты думала, дрожжи так едят? - спросила бабушка Варвара.
   -Нет, я вообще о них не думала, - призналась я. - Смотрю: люди берут. И я взяла.
   -Как же далека ты от народа! А ты ведь будущая королева. Как же ты страной руководить будешь?
   -Пустое! Главное, двумя научиться руководить. А научишься двумя - тогда все равно, что два, что два миллиарда, - ответила я.
   Так мне хорошо было в моем гареме! Так тепло, душевно. Почему я раньше к ним не приезжала? Совсем забыла я, что меня в машине шаман ждет.
   -Дорогие мои мужья! - торжественно сказала я, когда увидела, что бабушка Варвара уснула за столом, а мужья мои стали зевать. - Хорошо мне у вас. Но мне пора. Боюсь, как бы шаман на улице не замерз или от голода не умер. Пора мне!
   Мужья как будто ждали этого. Вскочили, по своим комнатам разбежались. Странно... Разве так прощаются с женой? Может, и так. У меня не было никакого опыта общения с гаремом. Набросила я себе на плечи куртку, шапку надела. Сапоги высокие сама застегнула. Кто же бабушку Варвару в ее комнату отнесет? Неужели так и будет целую ночь на стуле сидеть? Только я открыла дверь, бабушка Варвара проснулась.
   -Уже уходишь? - спросила меня старушка. - Что же ты так мало погостила?
   -Так я и так у вас уже целый день! - сказала я.
   -Целый день? Неужели уже день прошел? Как быстро время летит! Только недавно встала, а уже снова надо ложиться, - пожаловалась на жизнь бабушка Варвара.
   А тут и мужья мои из своих комнат повыскакивали. Оказывается, они бегали к себе в комнаты за подарками для меня. А я подумала, что они меня провожать не собираются.
   -Госпожа, - сказал Федя, - я для вас картинку вышил. Только рамку не успел доделать. Возьмете без рамки?
   -Спасибо! Конечно, возьму. Замечательная картинка!
   На картинке Федора было много совершенно одинаковых белых с желтыми прожилками бабочек. Вся картина - примерно метр на метр - усеяна одинаковыми бабочками. Может, стоит показать ее психотерапевту?
   Семен Захарович, мой первый муж, подарил мне фарфоровую куклу, удивительно похожую на меня.
   -Ты тоже это сделал сам?! - удивленно-радостно воскликнула я.
   -Я ее купил собственными руками. По каталогу. Как увидел, что на вас похожа, сразу заказал, - объяснил Семен Захарович.
   -А я написал ваш портрет, - сказал Ас. - Словесный!
   И протянул мне сложенный в несколько раз лист бумаги.
   -Только не читайте сейчас, а потом, когда одна дома будете.
   -Спасибо, Ас! Это самый лучший подарок в моей жизни.
   Я сказала чистую правду. Таких подарков я еще никогда не получала. Его легко нести, легко хранить, он занимает очень мало места, не собирает много пыли и его не жалко выбросить.
   -А что ты мне приготовил, Идиот? - мягко спросила я своего немного придурковатого супруга.
   -Стихи. Я хочу подарить вам сборник своих стихов, - с гордостью сказал он.
   Он протянул мне что-то, отдаленно напоминающее книгу. Тоненькая тетрадь с обложкой из плотного мешка, внутри - рукописные строки. Вместо картинок - перья из воробьиных хвостов, засушенные листья и маленькие шарики из пенопласта.
   -Спасибо, я тронута до глубины души, - сказала я и прослезилась.
   Как хорошо, что люди еще не научились читать мысли друг друга и не изобрели прибор для чтения мыслей. Потому что на самом деле я подумала: "Ничего более идиотского я не видела в своей жизни!"
   -А что Диогену передать? - неожиданно спросил Ас. - Если он вдруг снова придет.
   А что передать? Подарки я все раздала, записку писать некогда. А на словах... Не хотела я, чтобы мужья мои услышали такие слова. К тому же Идиот снова что-то перепутает.
   -А ничего не надо! Скажите просто, что я была у вас, - сказала я.
   -И все? - удивился Ас.
   -И все.
   Мы попрощались, как близкие родственники. Постучались кулаками и показали друг другу языки. Только с бабушкой Варварой я попрощалась по-старому, по-допотопному. Я крепко пожала ее маленькую сухонькую ручку и поцеловала ее сморщенное личико.
   Я вышла на улицу. Шаман по-прежнему был жив, но только очень голоден и зол. А если бы я осталась в своем гареме с ночевкой? Это бы убило королеву. А меня бы обвинили в государственной измене. Измена! Что я сказала мужьям? "Скажите просто, что я была у вас". Придет Диоген, спросит обо мне, а они ему: "Наша госпожа была у нас. А тебе просила передать, что она у нас была". Как бы он не понял мои слова неправильно.
   Дома попыталась прочесть стихи Идиота. Смогла осилить только первую страницу. На ней было написано: "Идиот. Стихи. Автор идеи - Федор Михайлович". Ай да Федька! Это ж он посоветовал Идиоту такой подарок мне сделать!
   Разворачиваю подарок Аса. Читаю: "Наша черешня в снегу. Я вспоминаю твой смех. Зима не кончается". Какая черешня? Ас сказал, что это мой словесный портрет. Какая-то черешня в снегу. Это я, что ли, черешня? Вот бы еще разобраться с этими образами. Черешня. И вдруг я вспомнила! Летний день. Я бегу в огромных туфлях Таши за мужчиной в темном бесформенном плаще. Я бегу и падаю, бегу и падаю. Я понимаю, что в этом плаще заключается для меня сейчас весь смысл моей земной жизни. Я что-то кричу, падаю, снова бегу, снова падаю, что-то шепчу. Мужчина подходит ко мне, наши взгляды встречаются. Моя душа рыдает от счастья. Вся моя жизнь - ничто, этот миг - все. Так банально, но так правдиво. Черешня из мужских рук, ее божественный вкус, поцелуй из его уст, его божественный вкус...
   Эту записку написал для меня Диоген. Он любит меня, любит!
  
  

37

   Шаман заболел. У него была какая-то странная болезнь: сам он был горячим, как камин, но в то же время его трясло, как от холода. И еще он не мог говорить, а только хрипел и все время пальцем на меня показывал.
   -Почему он все время на тебя показывает? - спросила меня королева.
   Я подумала, что шаман хочет обвинить в своей болезни маня. Но разве можно признаваться в этом королеве? И я сказала первое, что пришло мне на ум:
   -Он хочет, чтобы я сидела у его постели и накрывала одеялом, когда оно спадет.
   -Принцесса - сиделка? Ни за что! - заявила Люсиль.
   Но королеву мой ответ вполне удовлетворил.
   -Останься, Сеня. Поживешь во дворце, раз этого хочет шаман. Есть две вещи, которые я могу доверить только женщинам из моего рода - мое королевство и моего шамана. Я не хочу, чтобы жрицы касались его своими руками.
   -Но бабушка! Я ведь тоже могу заболеть, если буду ухаживать за больным.
   -Ничего. Уход за тобой я смогу доверить жрицам.
   И мне пришлось остаться. Когда шаман очнулся от лихорадочного сна и понял, что кроме меня рядом с ним никого нет, он тут же потерял сознание.
   Королева вызвала лучших дам из королевских поликлиник. Они входили в комнату шамана по очереди. Каждая осматривала больного, а потом сообщала диагноз королеве. Пятнадцать дам поставили пятнадцать различных диагнозов.
   Королева велела обкурить всю комнату аромакурительницей. Велела жрицам сварить лечебные травы. Пятнадцать дам поспорили между собой и разлетелись по своим островам. Королева хваталась за голову, а шаман даже в бреду называл мое имя. Я опасалась, что шаман неожиданно придет в сознание и расскажет кому-то, как я держала его целый день на морозе. Поэтому никого не подпускала близко к нему, сама выполняла все процедуры, которые ему были назначены одной единственной дамой-врачем, оставшейся во дворце. Я обкладывала шамана всего кубками льда, как шампанское, ставила на него множество маленьких ароматических свечей и поджигала их. Шаман казался огромным праздничным тортом. Но ничего не помогало. Королева обратилась ко всем жителям королевства с просьбой помочь ей советом, как вылечить шамана. В воззвании к народу были такие слова: "Многие годы шаман разгонял тучи над столичным островом, оберегал всех жителей королевства от наводнений, землетрясений и цунами. А сейчас пришел ваш черед ответить благодарностью за его добросовестный труд на благо королевства". И потянулись во дворец женщины... Кто просто хотел хотя бы раз в жизни побывать во дворце, а какая-то одна действительно считала, что ее рецепт поможет вылечить шамана. Пришла и Радмила, мать мужей моих, известный химик. Принесла какой-то якобы чудодейственный порошок, изготовленный в ее лаборатории. Вообще-то она пыталась создать порошок для обесцвечивания волос, но получилось неплохое средство от простуды. А мне Радмила рассказала, что ей недавно звонил сын Ас и, рыдая, рассказал, какое у него случилось несчастье. Его щенок Кадо играл, потянул зубами кружевную скатерть, которую связал крючками Федор Михайлович, с комода. А на скатерти стояла банка зеленой туши, которой Идиот собирался рисовать ели на стенках в своей комнате. Банка разбилась, тушь разбрызгалась в разные стороны, но особенно много ее попало на щенка. И он стал зеленым. Потом щенок убежал, очевидно, испугавшись своего зеркального отражения. Братья искали щенка по всему острову, но так и не смогли его найти. Ас плачет, так ему жаль своего щенка, да еще и зеленого к тому же.
   Когда Радмила рассказала эту историю, у меня просто волосы стали дыбом. Сын Степы Никодим - пророк! Он может заглядывать в будущее! Он не сам придумал сказку о зеленом щенке, а увидел картинку из будущего!
   -Передайте Асу, - сказала я Радмиле, - что зеленый щенок очень скоро попадет в хорошие руки. Его найдет маленький мальчик и возьмет к себе жить.
   "А папа мальчика будет ходить по городу без паранджи", - хотелось мне так закончить историю о зеленом щенке. Но об этом я Радмиле не сказала. Я сказала ей другое:
   -И пусть Ас не страдает: я подарю ему другого щенка. Как только шаман поправится, я снова навещу моих мужей.
   Порошки Радмилы помогли шаману. Он перестал гореть, как камин, но по-прежнему не приходил в себя. И тут меня осенило! Меня разлучили с Диогеном, лишили экранной связи, лишили общения с подругами, запретили выходить в город без сопровождения астролога или шамана. Пусть так! Но мы все равно встретимся. Я оставляю спящего шамана в его комнате и требую, чтобы королева приняла меня немедленно.
   -Бабушка, у меня есть один знакомый врач. Я уверена, что он сможет помочь шаману. Когда мы жили на Хуторе, он по нескольку раз вылечил всех местных жителей, всех мужей из Ташиного гарема, одного моего от зубной боли и даже астролога.
   -Даже астролога? - удивилась королева.
   -Даже астролога, - подтвердила я. - Если не веришь - спроси у него сама.
   -Я тебе верю, но лучше я спрошу у астролога. Сейчас в тебе живет болезнь под названием любовь, а психические больные все очень хитрые.
   Королева вызвала астролога и задала ему несколько вопросов.
   -Как здоровье? - спросила она.
   -Спасибо.
   -Спасибо "да" или спасибо "нет"?
   -Спасибо, есть, - ответил астролог.
   -А на острове Хутор болел?
   -Нет, не болел, - ответил астролог.
   -До свидания, - сказала бабушка астрологу, а мне погрозила пальцем.
   -Бабушка! Ты ему поверила? Он же астролог! Ему каждый месяц положено что-то новое врать! А я твоя внучка. Зачем мне тебя обманывать?
   Но бабушка мне не поверила. А когда у шамана начала идти изо рта пена с запахом порошков Радмилы, а королева присутствовала при этом, она сказала:
   -Давай уже своего лекаря. Хуже не будет.
   -Я могу связаться с ним по экрану, и он прибудет сюда немедленно. Но мой экран закодирован.
   -Воспользуйся моим. Пока ты до своего доберешься!
   -И ты мне не скажешь мой пароль?
   -Я же сказала: живи у меня, пользуйся моим экраном. Идем, я открою тебе комнату связи.
   -Значит, я все-таки под арестом?
   -Да. Шаман мне, конечно, очень дорог, но твой моральный облик дорог мне не меньше. Связывайся со своим лекарем здесь, а домой я тебя не отпущу.
   -Хорошо. Давай ключи. А ты прикажи, чтобы твоему шаману дали слабительное и прочистили кишки. Сколько я возле него нахожусь, он ни разу не делал ничего такого.
   -Как ты можешь об этом говорить! Что ты в этом смыслишь!
   -Как хочешь. Но я советую тебе прислушаться к моему совету, - сказала я это и пошла одна в комнату связи.
   Ключи от нее мне бабушка дала на связке. Включила я экран, набрала номер Диогена. Жду. Он не отвечает. Повторяю вызов и снова жду. Он снова не отвечает. Может, Диоген во дворе? Да, наверное, во дворе. Рыхлит в саду почву. Нет, этим занимаются мужчины из гарема. Нет, почву не рыхлит, потому что зима. Мне надо самой ехать к Диогену. Тогда эта загадка перестанет быть для меня загадкой. Интересно, где же тут ключик от бабушкиной гардеробной? Может быть этот, на который надета бирочка с гравировкой "гардеробная"? Открываю дверь комнаты, которая по счастливой случайности оказывается королевской гардеробной. На каком же это я сейчас нахожусь этаже? Кажется, на третьем. Фу, какие же у королевы есть отвратительные вещи! Я сбегу из дворца! Сбегу, а заодно сделаю доброе дело: избавлю гардероб королевы от ужасной одежды Модного дома Лаокоон. Я достаю вещи именно этой марки и связываю их крепко-накрепко друг с другом. Если бы я использовала в своей классической лестнице для побега из дворца все вещи подряд, мне понадобилось бы гораздо меньше времени. Но я твердо решила избавить королеву от хлама. У меня изумительный вкус, и с этим ничего не поделаешь. Когда моя лестница из безвкусной одежды коснулась земли, я протянула ее за ножкой дубового комода. Затем я связала еще столько же вещичек, чтобы и с другой стороны моя веревка коснулась земли. Комод меня выдержит, главное, чтобы одежда не подвела. Принцесса совершает побег из дворца! Классика жанра. Я улыбаюсь и спускаюсь. Если бы я меньше улыбалась и отвлекалась, я бы вспомнила, что сейчас зима, а зимой, как известно, бывают иногда морозы. И люди должны носить одежду "из меха и пуха". На мне спортивные штаны и футболка, у меня были планы сходить в бабушкин тренажерный зал, пока шаман все равно не приходит в себя. Мои руки мгновенно покрываются пупырышками, ноги тоже. Что делать? Я обматываюсь своей лестницей, потому что развязывать крепкие морские узлы у меня нет времени. Я хорошо усвоила искусство вязания морских узлов, когда прабабка Сеня учила меня управлять яхтой. Ей было тогда всего лишь восемьдесят пять лет, и она еще не сидела в своем домике безвылазно, а вела очень активный образ жизни. Обматываюсь веревочной лестницей из ужасной одежды и бегу. Выгляжу, наверное, очень глупо, потому что редкие прохожие смотрят на меня с удивлением. Бегу к Таше, ее дом намного ближе, чем Диогена. Врываюсь без стука. Где же черные тени? Они должны мгновенно разлететься по углам при моем появлении. Так было однажды. Я как-то вошла в дом Таши без стука, а ее тринадцать мужей так испугались, что мгновенно разбежались по своим комнатам. Сейчас в гостиной никого.
   -Таша! Спаси меня! Я замерзаю!
   Слава Великой Богине! Подруга услышала меня. Она дома и уже спешит мне на помощь.
   -Что с тобой, Сеня? Почему ты так странно выглядишь? Без маникюра, без макияжа?
   -Я с маникюром и макияжем, я без одежды, - объяснила я подруге.
   -Без одежды? Разве? На тебе полно всякой одежды.
   -И этот отстой от Модного дома Лаокоон ты называешь одеждой?
   -Это Лаокоон? Как же я сразу не узнала! Конечно, подруга, ты без одежды. Сейчас я найду тебе кое-что в своем гардеробе.
   Таша уходит, но очень быстро возвращается. Дает мне свитер, куртку, шапку-ушанку, перчатки и сапоги. Все ее вещи на меня велики, но зато они такие модные и теплые!
   -Почему ты не предлагаешь мне чай? - спросила я подругу, все еще дрожа от холода.
   -Я не думаю, что ты сбежала из дворца, чтобы пить у меня чай.
   -Откуда ты знаешь, что я сбежала из дворца? - удивленно спросила я.
   -Догадалась. Чай будешь?
   -Буду.
   Таша согрела мне чай. Я сняла куртку.
   -Что будем делать? У тебя есть какие-то идеи? - спросила Таша, после того как я, согревшись, наконец, окончательно, сняла с себя шапку-ушанку и перчатки.
   -Идей никаких. Но я хочу пойти к Диогену. Одолжишь мне свой мотоцикл?
   -Так ты ничего не знаешь?! - воскликнула Таша.
   -А что я должна знать? - спросила я.
   -Они сбежали!
   -Кто сбежал?
   -Они все. Твои, мои, Диоген - все. Кит прихватил даже Никодима. Степа обвиняет во всем себя. Это она первая научила своего мужа управлять пулей.
   -Не может быть! Сбежали? Почему? Разве им было плохо у нас? Я только недавно познакомилась с мужьями. Мне показалось, что мы подружились. А Диоген?
   -Тоже сбежал.
   -А как же Аурелия?
   -Аурелия осталась с отцом и братьями. Я же сказала: сбежали только наши. Твои, мои, Степины.
   -Какой Кит! Даже сына забрал! Где же Степа? - спросила я подругу.
   -Дома. Сидит и плачет. Она считает, что зачинщик этого бунта ее мятежный муж Никита.
   -Я думаю, что не муж. Это ее сын, - предположила я.
   -Сын еще маленький. Что он может понимать?
   Я хотела сказать, что Никодим каким-то образом умеет заглядывать в будущее, но передумала. Все равно не поверит. А рассказывать всю историю о зеленом щенке с самого начала - это долго.
   -Тогда едем к Степе, - предложила я. - Надо же что-то делать.
   Я снова возвращаю себе на голову шапку, надеваю перчатки и куртку. Таша одевается и мы выходим.
   -Таша, дверь закрой! - говорю я подруге.
   -А! Воровать нечего! Самое ценное, что у меня было, надето на моих мужей. Золото, бриллианты, рубины, сапфиры, изумруды... Все на себя надели и сбежали. Ничего мне не оставили.
   -Так на тебе же тоже всего этого полно, как на мужчине. Даже брошь бриллиантовая, что Люсиль подарила тебе за предательство. Хоть она к твоему наряду совсем не идет.
   -Не идет? Точно, не идет. Сеня! А почему мы должны ехать к ней? Нас две, а она одна. Пусть она сама к нам приедет.
   -Ты же говорила, что она плачет!
   -Плачет. Но когда она увидит, что ты снова с нами, ее слезы высохнут моментально. А радужные разводы на щеках пусть остаются.
   Опять этот тональный крем "Красивые слезы"! У всех уже есть, только я никак не соберусь купить! У всех есть? А если у всех уже есть, то зачем тогда он мне нужен? Я предпочитаю ультрамодные штучки! Ультрамодные и ультрастильные. А если уже есть у всех, то мне этот крем и даром не нужен. Вот и решение вопроса.
   Мы возвращаемся в дом и связываемся по экрану со Степой.
   -Степа! Привет! - радостно ору я.
   -Сеня! Тебя уже не держат под домашним арестом?
   -Они считают, что держат. Я сбежала!
   -Молодец! Сбежала! - Степа начинает смеяться, но внезапно ее смех переходит в рыдания. - И они тоже сбежали! И Никодима забрали...
   -Не плачь. Главное, что мы снова вместе. А вместе мы сила! - уверенно говорю я, хоть не очень уверена в своих словах, а произношу их только для того, чтобы успокоить подругу.
   -Где встречаемся? У Таши? - спрашивает Степа.
   -Вот еще! Нужны вы мне здесь! - говорит гостеприимная Таша. - Как всегда, в нашем кафе. И не задерживайся!

38

   -И зачем только я научила своего Кита управлять пулей! - уже в двадцать пятый раз за сегодняшний день повторила Степа. - Имею теперь неприятности на своей голове.
   -На свою голову, подруга, - подсказала я.
   -Какая разница! Что в лоб, что во лбу! А эту кашу хлебать вместе будем. Где их теперь искать?
   -Далеко они не улетят. Им зарядки не хватит. Куда ты летала с ним? - спросила я Степу.
   -Только на рыбалку, в Рай! Там смотрительница деньги очень любит. Ей побольше заплатишь, она всю ночь тебя не будет беспокоить, - объяснила Степа.
   -Не будет, - согласилась я. - А потом ей еще в журнале заплатят за скандальное фото, на котором твой муж без паранджи разгуливает по острову топлес.
   -Ты думаешь, это ее рук дело? - удивленно спрашивает Степа.
   -А то чьих! Конечно, ее. Сколько людей всего на острове обитает? А теперь методом исключения определи, кто настолько жадный, чтобы совершить подлый поступок? Деньги с вас взяла, а сама за вами подглядывала, подлая.
   -Тварь! - возмущенно воскликнула Степа. - Подлая тварь! Как она могла?!
   -Не тварь, а творение Великой Богини, - сказала я. - Такой ее создала Великая Богиня.
   -Так можно оправдать любую мерзость! "Я такая дрянь, потому что такой меня создала Великая Богиня". А я разве сама не могу контролировать свои поступки?
   -Можешь. Ты - можешь. А кто-то нет. Вот ты летала с мужем на рыбалку, позволяла ему открыто гулять по острову. Но ты же не считаешь это безнравственным? - спросила я подругу.
   -Не считаю. Мужчина - это тоже творение Великой Богини, может, даже не второсортное, как принято считать в нашем королевстве.
   -Вот! А смотрительница острова считает, что доносить на тебя тоже не безнравственно, поскольку существо второго сорта не имеет права разгуливать по острову без паранджи. И она по-своему права, - попыталась я хоть как-то оправдать подлую смотрительницу, хотя сама понимала, что она не права.
   -А кто запретил мужчинам показывать лица?! - возмущенно воскликнула Степа. - Сама Великая Богиня?
   -Я думаю, что... - не успела я договорить фразу.
   -А кто это видел?! Кто слышал?! - продолжила возмущение Степа.
   -Сенина прабабка видела. Она слышала, - уверенно сказала Таша.
   -Моя прабабка Сения сама никогда не видела Великую Богиню. И слышать ее она вряд ли могла. Мир был создан намного раньше моей прабабки Сении, это точно.
   -Тогда кто? Кто так решил? - снова спросила Степа. - Кто решает, что нам можно делать с нашими мужчинами, а что нельзя? Кто определяет, что нравственно, а что безнравственно?
   -Думаю, мы сами это должны определять, - предположила я.
   -Какая-то чушь собачья получается! - не могла успокоиться Степа. - Стриптизеры вертят обнаженными задницами - это нормально. Светских львиц это нисколько не шокирует. А стоит только порядочному семьянину, отцу моего ребенка (в законном браке!) снять паранджу - тут же вспыхивает грандиозный скандал. И меня обвиняют во всех смертных грехах.
   -Возможно, все можно делать только тем, - объясняю я, - кому это дозволено.
   -Твоя глубокомысленная фраза меня не убедила, - сказала Степа.
   -Больше прав тот, у кого больше прав, - сказала я.
   -Значит, кто-то один, у кого много прав, может сказать: "Это прекрасно!" И все остальные будут повторять за ним его версию, как тупые попугаи. Так?
   -Наконец ты раскрыла секрет мирозданья, - пошутила я.
   -Оставь в покое твой бесценный мозг, - посоветовала Степе Таша. - Ему вредно так напрягаться. Да, была такая история с обнаженной королевой. Она внушила всем, что одета безупречно, а сама вышла к публике, в чем мать родила. И все поверили, что она одета!
   -Все поверили? - удивилась Степа. - Неужели все?
   -Да, все поверили, - вспомнила и я историю о голой королеве, которую не раз слышала в Люсином гареме. - И это до сих пор происходит с нами всеми почти ежедневно. Нам скажут: это стильно. И мы аплодируем. Нам говорят: она - икона стиля. И мы верим. Нам сказали: не позволяйте мужчинам становится независимыми. И мы не позволяем.
   -А я позволила! Научила его всему, что умела сама. И где мне его теперь искать? - заплакала Степа, и по лицу ее потекли настоящие, совсем не радужные слезы.
   -Без паники, - попыталась я успокоить подругу. - Сейчас мы полетим в Рай. Наверное, наши мужчины ловят там рыбу. Важно, чтобы мы нашли их раньше, чем на них донесут королеве.
   -Тогда почему мы еще здесь? Почему не летим?
   -А на чем? Они же угнали все наши пули! Нам нужно купить новые.
   -У вас есть деньги? - спросила я подруг.
   -Я могу взять у мамы, но она обязательно спросит, зачем, - призналась Таша.
   -Я тоже истратила все, что у меня было, когда развлекалась с мужем, - объяснила Степа. - А разве у тебя нет денег на счету, Сеня?
   -У меня на счету полный ноль! Огромный такой нулище! SPA-остров меня обескровил. Семь с половиной миллионов я потратила на покупку дома для своих неблагодарных мужей, которые сбежали от меня. А все остальные деньги я вложила в развитие своего завода. Я хотела наладить производство на нем пивных кружек и глиняных бочонков для пива.
   -А прибыль? - спросила Таша. - Где же прибыль от продажи кружек?
   -Какая прибыль?! Кому нужны пивные кружки, если рецепт пива утрачен навсегда? По той же причине глиняные бочонки для пива тоже пылятся на складах в огромных количествах. Я разорена, полностью разорена. А просить деньги у мамы я не могу, по той же причине, что и вы.
   -Ничего, Сеня! - попыталась утешить меня Степа. - Мы найдем секрет приготовления пива! Твой завод снова будет приносить тебе прибыть, и мы сможем купить себе новые пули.
   -Но это будет через несколько месяцев, а может, даже лет. А пули нам нужны сейчас, - напомнила я.
   -У меня есть одна идея. Седлаем мотоциклы! Едем ко мне!
   -Надо было сделать это уже давно, а не рассуждать о нравственности, - заметила я.
   -К черту нравственность! - воскликнула Таша. - Когда пушки молчат, музы грохочут!
   -Ты опять все перепутала, подруга, - сказала я. - И это выражение здесь неуместно.
   -Я писательница! Я сама решаю, что здесь уместно, а что неуместно, - обиделась подруга.
   -Тогда седлаем наших быстрых коней, наконец? - предложила я.
   Мы вразвалочку подходим к нашим мотоциклам. Увлекательная беседа прерывается необходимостью срочного отъезда. Через несколько минут быстрой и опасной езды мы оказываемся у дома Степы. Ставим мотоциклы и входим в дом.
   -У меня есть кое-что интересное, - говорит Степа.
   -Степа, кое-что интересное покажешь нам в следующий раз. Сейчас нам нужно найти много денег, чтобы приобрести три новенькие пули, - напоминаю я.
   -А я для чего вас сюда привела? Конечно, меня сейчас интересуют только деньги! Живо на второй этаж! В комнату сына!
   В комнате Никодима помимо разных прочих вещей среди игрушек оказалось несколько глиняных зайцев и кошек.
   -Ой! Это же мои зайцы! С моего завода! Их уже давно сняли с производства. А у тебя до сих пор они есть.
   -Не просто есть, их долгое время даже использовали по назначению.
   -Ты хочешь сказать, что там монеты? - удивилась я.
   -Ты хочешь сказать, что за эти деньги мы купим пули? - удивилась Таша. - Это ж сколько невинных кисок и зайцев мы должны разбить, чтобы нам хватило на пули?
   -Сколько есть, столько и разобьем, - решительно сказала Степа. - Возвращение мужчин - это для нас сейчас самое главное.
   Никогда еще я с таким удовольствием не била изделия моего завода. Подруги тоже делали это с восторгом и упоением. У меня внезапно возникла идея: а что, если начать производить на заводе специальные изделия для битья? Чашки, тарелки или фигурки людей, но чтобы при падении они как-то по-особенному разлетались на мелкие кусочки и при этом еще издавали звуки? На этом можно разбогатеть! Немедленно позвонить в производственный отдел! Нет. Не сейчас. Сейчас не до этого. Во-первых, склады уже и так заполнены кружками и бочонками для пива, а во-вторых, надо срочно отыскать Диогена и остальных сбежавших мужчин.
   -Степа! - требует Таша. - Неси большой чемодан! Будем складывать деньги!
   Ни один мускул не дрогнул на лице кассирши в магазине пуль, когда мы выложили перед ней все наши деньги. Она хладнокровно стала пересчитывать монеты.
   -На это уйдет несколько дней, - волновалась Степа. - Неужели нельзя считать быстрее?
   -Нельзя ли побыстрее? - обратилась я к кассирше.
   -Не мешайте! Из-за вас я сбилась, придется все начинать сначала, - спокойно ответила кассирша.
   -Я буду жаловаться на плохое обслуживание! - предупредила Таша.
   Администратор магазина подошла к кассе, чтобы выяснить причину задержки. Теперь к пересчитыванию денег подключился весь персонал. Монетки пересчитывались и складывались аккуратными башенками. Когда часть денег была пересчитана, кассирша сказала нам:
   -Здесь хватит на три пули. Если вы торопитесь, за сдачей можете заехать в другой день.
   -Сдачи не надо! - радостно закричали мы и побежали к открытой площадке, где нас уже дожидались три новенькие блестящие пули.
   Через несколько минут мы оказываемся в Раю. Приземляемся на платном пуледроме и направляемся к апельсиновой роще. Так и есть! Наши все мужчины здесь! Вот они все вместе, сидят у костра. Еду себе готовят. Увидев нас, все сразу падают на колени. Нет, не все. Сын Степы держит за руку своего отца, не позволяя ему опуститься на колени. Мой Диоген тоже здесь. Он тоже не падает мне в ноги, конечно. Я и не ждала от него подобного действия. А вот мужья мои законные уже просят прощения. Диоген не надевает паранджу, он с презрением смотрит на мужей Таши, которые плотным кольцом обступили свою госпожу и повелительницу. По его сверкающему взгляду я понимаю, что главный зачинщик бунта именно он, а не Кит, муж Степы, как предполагали мы.
   Таша начинает журить и увещевать свой гарем.
   -И чего вам не хватало? Сыты, одеты, обуты. В тепле, в добре, в уюте. Ухожены. Тонального крема - во! - Степа провела указательным пальцем по своей шее. - Лаков - во! Помады - во! Духов - во! Украшения к каждому празднику вам дарю! Чего же вы взбунтовались? Зачем устроили это представление с побегом? Что вам не так? Живете, как у Великой Богини в лифчике. Все проблемы ваши финансовые решает моя мама. Я тружусь в поте лица, чтобы вам хорошо было у меня. Мы все трудимся в поте лица для вас, мужчин. Что не так? Объясните мне?
   Я представила, как Таша "в поте лица" трудится, строчит мою биографию. А Степа обдумывает цветочный рисунок на обивку стульчика и тоже сильно потеет. Мне становится весело от моих мыслей.
   -Это все он! - указал пальцем на Диогена один из Ташиных законных мужей. - Это он все что-то о равенстве полов говорил!
   -Ха-ха-ха! - засмеялась Таша. - Равенство полов! Да вы на себя посмотрите, уроды! У вас даже... Да вы даже... Да у вас даже груди нет!
   -Кто б говорил, - обиделся, очевидно, на "урода" один из Ташиных мужей.
   -Кто это сказал? Кто это сказал? - разволновалась Таша. - Кто посмел мне перечить?
   Но все тринадцать молчали, как куртизаны. Очевидно, Ташкин веский аргумент не показался ее мужьям достаточно убедительным. Наступила убийственная тишина.
   И в этой тишине я подошла к Диогену и опустилась перед ним на колени, как провинившийся муж.
   Все ошалело смотрели на меня. Моя садо-мазохистская выходка не осталась незамеченной. Но мне сейчас все было все равно. Что нравственно, что безнравственно, что безрассудно, что умно. Я люблю этого мужчину, я хочу быть с ним, хочу видеть его ежесекундно. Я хочу сливаться в такт своим дыханием с его дыханием. Как это было в стихах, которые я слышала от своей прабабки. "И встретиться со вздохом на устах..." Потрясающие стихи! Их могла написать только моя прабабка Сения. Ведь она была та еще штучка!
   -Я люблю тебя, - шепчу я, уткнувшись лбом в колени любимого. - Люблю, люблю, люблю... Если ты меня оставишь, я умру. Возвращайся ко мне, прошу.
   -Куда? В твой гарем? - ревниво спрашивает Диоген.
   -Разведусь! Сегодня же разведусь! - пылко отвечаю я. - Зачем мне гарем? У меня только одни губы, я могу целовать только одного мужчину.
   -Наконец ты это поняла. А каково было мне, когда ты перестала жить в моем доме? Что я мог думать?
   -Так это все из-за ревности? Только потому, что я снова стала жить в своей квартире? Так я сейчас же перееду к тебе! - обещаю я.
   -Поздно. Моя сестра продала меня другой женщине, - с горечью произнес он.
   -Аурелия?! Да как она могла?! Я ей столько всего надарила, я ей штаны мокрые меняла, я ждала терпеливо, пока она заговорит! Я ей на кукол одежки шила, все пальцы себе исколола! Я ее на руках носила, когда она болела! Откуда такая черная неблагодарность?!
   -Она еще ребенок. Ей дали игрушечного ежика, а за него потребовали меня. И она согласилась, - объяснил Диоген.
   -Прости ей, Великая Богиня! - вознесла я руки к небесам. - Ибо не ведает, что творит! И кто же та тварь, что посмела использовать неразумного ребенка, чтобы увести тебя у меня перед моим носом?!
   -Зачем ты так, Сеня, - вмешалась в наш интимный разговор моя ближайшая подруга Таша. - Она не тварь. Она самая обычная женщина.
   -Ты знаешь, кто она? - удивилась я.
   -Знаю, - сказала подруга.
   -Так назови скорее имя! Я разорву ее на клочья! На лоскутки! - пообещала я.
   -Зачем ты так? - обиженно сказала подруга. - Она не сделала ничего безнравственного. Просто выкупила себе мужа у его семьи на законном основании. Она, между прочим, не вступала с ним в безнравственную безбрачную связь, как это делала ты, подруга!
   Таша произнесла это с таким вызовом, что я сразу поняла, что она имела в виду нашу с Диогеном интимную близость. Как она догадалась? Когда поняла это? Наверное, когда мы жили в изгнании на Хуторе.
   -Имя! Назови имя! - схватила я подругу за плечи и затрясла ею так, словно надеялась, что с ее головы сейчас же начнут падать на землю райские плоды.
   -Сумасшедшая! Ты поехала на своей любви! - закричала моя подруга. - Оставь меня в покое! Не тряси меня, как дыню!
   -Опять мимо! Дыни не растут на деревьях! А я буду трясти тебя до тех пор, пока ты не назовешь мне имя той змеи!
   -Змея я. Я змея. Каюсь.
   -Ты?! - у меня зрачки вывалились из глазниц от удивления. - Ты?! Моя лучшая подруга?!
   -А что? Самые большие и известные предательства совершались в мире по отношению к самым близким людям. Дочери Евы перестреляли друг друга. Человек сам себе враг, он делает много такого, что вредит ему самому.
   -Ты... Как ты могла... Мы же были, как сестры!
   -Сестры? - зло сверкнули глаза подруги. - Сестры?! Ты - принцесса, а я твоя тень! Личный биограф! Я всегда тебе завидовала, а когда увидела твоего Диогена... Нет! Когда я узнала, что ты любишь Диогена, то сразу решила: "Он будет моим!"
   -Подруга... За что? За что ты казнишь меня? За что отбираешь у меня самое дорогое?
   -А за то. Мне надоело быть твоей тенью. Я не хочу больше питаться крохами с твоего стола. Я стану законной женой твоего любовника и заполучу его навеки в мой гарем! Навеки!
   -Не выйдет. Я сейчас же лечу к Аурелии. Пообещаю ей еще одного игрушечного ежа, и она отменит свое решение.
   -А я пообещаю двух! Двух ежей!
   -А я прилечу к ней раньше тебя, мы закроем наш дом изнутри и никого не пустим!
   -А я прилечу раньше тебя...
   Я не могла уже ей отвечать. Мы мчались с бывшей лучшей подругой наперегонки к нашим пулям. От моего умения быстро бегать зависела теперь вся моя судьба. Я победила! Мое умение быстро бегать передалось мне, очевидно, от моей прабабки Сении вместе с другими талантами. Ведь моя прабабка была та еще штучка!
   Вечером того же дня я массировала спину моему возлюбленному.
   -Милый, - мурлыкала я ему на ушко. - Я больше никогда не оставлю тебя без присмотра. Завтра же велю привезти все мои вещи с квартиры к тебе. Никому не позволю приближаться к Аурелии. А когда мы оформим наши отношения?
   -А зачем? - лениво отвечал Диоген. - Разве нам нужны бумаги?
   -Нет, не нужны, - согласилась я. - А хочешь, я познакомлю тебя с бабулей?
   -С правящей королевой?
   -Нет, любимый. Бабулей я называю свою столетнюю прабабку Сению, - объяснила я любимому.
   -Хочу, если этого хочешь ты, любимая, - согласился Диоген.
   39
   -Бабуль, я хочу тебя познакомить с одним человеком, - сказала я своей прабабке Сении.
   -Серж! - испуганно воскликнула прабабка, увидев Диогена.
   -Бабуль, не бойся! Это я, правнучка твоя, Сеня! - поспешила я успокоить бабулю.
   -Серж! Ты пришел по мою душу! Я узнаю эти глаза, этот лоб! Я поступила с тобой несправедливо! Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?
   -Что-то с бабулей не так, - сказала я Диогену. - Может, вызвать врача?
   -Не надо врача. Я сам справлюсь, - тихо сказал мне Диоген и обратился к бабуле. - Сения! Ты поступила со мной несправедливо! Это так! Но я благороднее тебя! Я давно забыл о той ране, которую ты нанесла мне! Я прощу тебя окончательно, если ты вернешь мне мою вещь!
   -Какую вещь, что ты несешь? Кто такой Серж? Бабуль, о чем он?
   Но бабуля уже крепко спала. Значит, у нас есть несколько часов, чтобы все обсудить.
   -Серж - это мой прадед. Твоя прабабка высадила его на безлюдном острове без еды и питья. Но он выжил. Он долго жил на острове в полном одиночестве, а потом к нему прибилась одна коза, которая и стала впоследствии моей прабабкой.
   -Твой прадед был женат на козе?! Какой ужас!
   -Нет, глупенькая. Конечно, он был женат на женщине. Просто он так называл ее ласково: "Моя коза американская!"
   -Значит, ты специально появился на нашем острове, чтобы забрать у моей прабабки вещь твоего прадеда? Значит, ты совсем не любишь меня? Ты просто меня использовал?
   -Да, признаюсь тебе, что сначала так и было. Я хотел добраться к твоей прабабке с твоей помощью. Но потом я узнал тебя, полюбил всем сердцем. Да ну ее, эту вещь! Поехали домой! И прадед, наверное, о ней уже забыл. Ему сто одиннадцать лет!
   -А что хоть за вещь-то? - спросила я с любопытством.
   Вместе с моим любопытством проснулась и бабуля.
   -А? Что? Вещь? Нет у меня никакой вещи! Я избавилась от всего, чтобы не захламлять мой дом ненужными вещами, - сказала она Диогену, в котором видела сейчас Сержа.
   -Ты выбросила орден?! - воскликнул Диоген.
   -Какой еще орден? Нет, я не могла выбросить орден. Я не настолько цинична, чтобы выбросить орден. Напомни, какой? - предложила бабуля Диогену.
   -Орден, который доказывает, что "мужество" и "героизм" - это близкие понятия, а не "женственность" и "героизм", как принято считать в королевстве.
   -А! Что-то припоминаю. Орден "За мужество и героизм". Да, был у меня такой, помню. Так у меня их много было, не один. Сколько мужей, столько и орденов. Только сейчас их у меня все равно нет.
   -А где они, бабуль? Может, в твоем старом доме? Или во дворце? Ты скажи, я поищу, - предложила я.
   -Вспомнила! В нашем старом доме. В ковчеге. Он был когда-то для меня домом. Где-то в ковчеге я оставила сундучок с орденами.
   -Ковчег большой! - всполошилась я, зная, что за любыми словами бабули может последовать внезапно ее храп. - Подскажи, где искать!
   -В ковчеге, - ответила сонно бабуля и свалилась в объятия того, кто держит под контролем сны.
   -Разбуди ее, - предложил Диоген.
   -Бесполезно! Пока сама не проснется, будет нести всякую чушь, даже если и глаза ей открыть. Она и разговор наш не вспомнит.
   -А мы ей напомним наш разговор!
   -Тогда придется рассказывать все с самого начала, начиная от Всемирного потопа и до наших дней. За это время мы успеем перебрать ковчег по шпангоутам до самого киля.
   -Тогда пойдем! Отыщем орден, и я докажу тебе, что...
   -Родной, ты еще не понял, что лично мне ты уже все доказал? Дело за малым: доказать то, что ты уже доказал мне, всем остальным женщинам королевства.
   -Я не в состоянии это сделать физически. Если я буду им доказывать это тем же способом, что и тебе, на это уйдут годы. А я хочу остаток своей жизни посвятить общению с тобой.
   -Спасибо, любимый! Значит, мы будем искать какой-то другой способ, - предложила я.
   -Я думаю, если мы найдем орден, то упростим себе задачу. Орден сам по себе уже доказательство. На нем написано "За мужество и героизм".
   -Итак, едем к ковчегу? - предлагаю я.
   Мы съезжаем по перилам лестницы-винта, чтобы сократить путь и сэкономить время. У входа в прабабушкин дом нас дожидается мой сверкающий мотоцикл. Я привычно сажусь впереди.
   -Нет! - решительно говорит Диоген. - Давай нарушим традицию. Сегодня я повезу тебя.
   Диоген надевает на голову мотоциклетный шлем. Так забавно он выглядит в парандже и шлеме! Я подчиняюсь его мужской воле и послушно сажусь сзади. Обнимаю крепко его талию, чувствую, как бьется его сердце. Ощущаю аромат его длинных волос, которые он сегодня не собрал в тугой пучок. Обалдеть! Я мечтала об этом всю жизнь...
   Диоген ведет мотоцикл быстро и умело. Через несколько минут мы уже на причале. Вот и "Ковчег-2", на котором когда-то жила королева планеты Сения. Здесь начиналось строительство новой цивилизации. Здесь решалась судьба человечества. Здесь принимались судьбоносные законы. Здесь издавались королевские указы.
   -Что-то мне страшно подниматься по этому трапу. Как бы он не рассыпался у нас под ногами, - сказала я, увидев ветхий деревянный трап, ведущий на главную палубу ковчега.
   -Я первый, - предложил Диоген. - Если подо мной не развалится, то и тебя выдержит. Я намного тяжелее тебя.
   Старый трап выдерживает Диогена. Мой возлюбленный уже стоит на палубе ковчега и делает мне знак рукой. Теперь пришла моя очередь подниматься по трапу. Я уже на палубе! Мы идем к надстройке медленно, чтобы не наступить на что-то неожиданное или опасное и никуда не провалиться. Кругом одни только следы запустения. Сразу видно, что палубу уже давно никто не драил. Несколько лет.
   -Долго же нам придется искать необходимую нам вещь, - говорю я. - Если мы так медленно все будем делать, то на это уйдут годы!
   Идем очень медленно, внимательно смотрим под ноги. Я ударяюсь головой о надстройку.
   -Дошли! - радостно восклицаю.
   Диоген уже рядом, он пытается открыть дверь.
   -Что-то с ней не то. Я не могу открыть, - признается он. - Или дверь заклинило, или петли заржавели.
   -А может, кто-то держит дверь и не пускает нас?
   -Принимаю как вариант. Но только с дверью без взрывчатки я все равно не справлюсь, - говорит Диоген.
   -А если взорвать дверь, есть хоть какая-нибудь гарантия, что от ковчега хоть что-нибудь останется? - спрашиваю я не из любопытства.
   -Нет, такой гарантии нет, - честно отвечает мне Диоген.
   -Значит, такой способ проникновения в надстройку для нас неприемлем.
   -Неприемлем, любимая, неприемлем, - соглашается Диоген.
   -Если кого-то не пускают в дверь, то этот кто-то просто обязан попытаться влезть в окно! Не поискать ли нам полуоткрытый иллюминатор? - предложила я.
   -Хорошая идея! Нам подойдет даже слегка приоткрытый иллюминатор, - обрадовался Диоген.
   -Да что там слегка приоткрытый! Даже если мы обнаружим закрытый иллюминатор, но не задраенный на барашки, мы сможем его открыть снаружи, - добавила я.
   -Молодец! - похвалил меня Диоген. - С тобой можно и в море выходить!
   Мне понравились слова Диогена, сказанные с мой адрес. Я порозовела от удовольствия и смущения и заулыбалась от похвалы. Пока я, смущаясь и улыбаясь, стояла у двери, Диоген обошел всю надстройку.
   -Принцесса! Иди ко мне!
   С другого борта дверь открылась практически сразу. Как только мы вошли в надстройку, нам навстречу вырвалась стая испуганных птиц. Нет, не птиц. То были летучие мыши!
   -Летучие мыши - это плохая примета, - заметила я.
   -Ты думаешь, тут живут вампиры?
   -Может быть. Место как раз подходящее: пыль, мрак, пауки, паутина...
   -Не бойся. Если здесь и живут вампиры, то они в это время суток спят где-то в глубине трюма.
   Одинокие полоски дневного света пробивались сквозь пыльные стекла иллюминаторов.
   -Как мы что-то сможем найти? Здесь темно, - заметила я.
   -У меня есть зажигалка, - вспомнил Диоген.
   -Много ты увидишь! Надо было фонарик взять.
   -Да, фонарик в данном конкретном случае лучше, чем зажигалка. А вот если бы нам нужно было разжечь костер, то фонарик нам вряд ли помог бы, - мудро заметил Диоген, продолжая исследовать шаг за шагом надстройку.
   Мы наталкиваемся на дверь с надписью "Королева планеты Сения". Входим в каюту.
   -О! Бабулина каюта! - восклицаю я радостно. - Поверить не могу, что моя прабабка здесь когда-то жила!
   -А я могу. Смотри: на переборке до сих пор висит ее фотография. Ты очень похожа на нее, принцесса!
   -Да! Бабушкина фотография! Если бы не белые волосы, я бы подумала, что это я. Давай заберем портрет? - предлагаю я Диогену.
   -Как хочешь, - соглашается Диоген. - Только тогда я заберу портрет моего прадедушки Сержа.
   -А как ты узнаешь, где его портрет? Они же все одинаковые!
   На переборке в бабушкиной каюте висело еще несколько фотографических портретов с изображением мужчины в черной парандже. В парандже да еще при плохом освещении мужчины действительно выглядели одинаковыми.
   -Что же я, своего прадеда не узнаю? Вот он, лицом к стене висит.
   -Да, - соглашаюсь я, - похоже, что ты прав. Очевидно, когда бабуля высадила одного из своих мужей на безлюдный остров, она так на него рассердилась, что повернула его портрет лицом к стене.
   -Я забираю портрет, - напомнил Диоген.
   -Это несправедливо по отношению к другим портретам. Все мужья Сении были известными людьми, космонавтами. Кто-то из них наверняка был отцом правящей ныне королевы, и все они были моими прадедушками. Давай заберем всех, - предложила я.
   -Хорошо, - согласился Диоген. - Только нести их будешь ты сама. Я сюда пришел не за этим.
   Он все еще надеялся найти орден прадедушки. В каюте королевы Сении его не оказалось.
   -Предлагаю обыскать рулевую рубку, радиорубку и мостик, - сказала я. - Ордена там, может, и нет. Зато мы возьмем на сувениры оттуда штурвал, бинокль и судовой журнал.
   Мы обыскали радиорубку, рулевую рубку и мостик. Ордена нигде не было.
   -Можем уже уходить, - сказала я, прижимая к груди сувениры.
   Воспоминания с трудом помещались у меня в руках. Диоген все еще пытался найти орден.
   -Пойдем! Мне и так тяжело, - сказала я. - Я все равно больше уже ничего не смогу нести.
   -Ах, принцесса! Я сам понесу орден моего прадедушки! Где бы нам еще посмотреть?
   -Посмотри еще раз на камбузе. Там в большом котле должен стоять маленький сундучок.
   -Откуда ты знаешь? - удивленно спросил Диоген.
   -Не знаю. Может, бабуля когда-то рассказывала. Вдруг всплыло в памяти.
   Диогена как ветром сдуло.
   Я осторожно шла по палубе к трапу, нагруженная портретами прабабушки и прадедушек, штурвалом и судовым журналом. На плече у меня висел бинокль.
   -Почему ты сразу не сказала, где искать? - внезапно возник рядом со мной Диоген.
   В руках он держал небольшой сундучок.
   -Нашел?! - удивленно воскликнула я.
   -Он был там, где ты сказала. Но почему ты сразу не сказала?
   -Я не знала. А даже если бы и знала. разве тебе не понравилась наша экскурсия по ковчегу? Да, не забудь еще спасательный круг взять, - напомнила я любимому.
   -Зачем тебе спасательный круг? - удивился он.
   -Сувенир.
   Диоген снял спасательный круг. Но едва только мы сошли на берег, к причалу с дикими воплями подъехали три пожарные машины.
   -Зачем пожарные машины? - удивилась я.
   -Может, я забыл потушить тот огарок свечи, что нашел в каюте королевы? - предположил Диоген.
   Таки да, он забыл. Мы оглянулись назад. Ковчег уже горел ярким пламенем. Дамы из пожарной службы растянули свои шланги по причалу, но так и не начали тушить.
   Ковчег горел быстро, как страницы из учебника химии, из-за отсутствия которых я лишилась средства для обесцвечивания волос.
   -Столько лет стоял, - вздохнула стоящая рядом с нами дама из пожарной службы.
   -Наверное, детишки баловались спичками, - предположила другая дама из пожарной охраны, стоявшая тут же.
   -Или зажигалкой, - вздохнула я.
   -Кому понадобилось лезть на это старое корыто? - подошла внезапно дама из службы внутренних дел. - Ищи их теперь! Наверное, рванули, как только пожар увидели.
   -Наверное, рванули, - кивнула я согласно, прижимая к груди семь портретов в рамках, штурвал, судовой журнал.
   На плече у меня по-прежнему висел бинокль, а у Диогена - спасательный круг с надписью "Ковчег-2". А еще Диоген держал в руках небольшой сундучок.
   Когда ковчег догорел, пожарные машины уехали. Мы тоже погрузили наши трофеи на мотоцикл и не очень быстро поехали домой к Диогену. Я не хочу во дворец. А дома меня не ждет теперь даже Лучик. Моя модная киска живет у Диогена.
   -Орден хоть есть в сундучке-то? - спросила я Диогена уже дома.
   -Есть. Шесть. Все шесть.
   -Прекрасно. У меня есть еще одно небольшое дельце сегодня, и я твоя навеки.
   -Надеюсь, тебе не придется никуда уходить?
   -Нет. Только свяжусь с Люсиль.
   Иду в комнату с экраном одна. Набираю номер Люсиль.
   -Что ты себе думаешь?! Немедленно возвращайся во дворец! Ты позоришь королевский род!
   -Люсиль. Ты сама пойдешь к королеве и попросишь ее, чтобы она позволила мне остаться там, где я хочу. Просто сию минуту пойдешь и попросишь. Попросишь так, чтобы тебе не отказали, - спокойно говорю я.
   -Что ты себе позволяешь?! Как ты разговариваешь с матерью?!
   -Люсиль, твоя серебряная пудреница с гравировкой в гримерке одного актера в Театре Теней. Хочешь, я расскажу об этом королеве?
   -А... я.... Да...
   Лицо Люсиль мгновенно покрылось алыми пятнами. Шантаж - это отвратительно. Но сейчас у меня просто нет другого выхода.
   -Вот и хорошо. Пока, мунчик.
  

40

   Произошло чудо, о котором говорил когда-то Диоген. Прямо на площади перед королевским дворцом приземлился космический корабль. Все, кто находился во дворце, высыпали на улицу. Даже шаман. С тех пор, как его лечением занялся Диоген, он стал чувствовать себя значительно лучше. Мы с Диогеном стояли рядом с бабулей, которая как раз сегодня впервые вышла из своего добровольного заточения, чтобы навестить свою дочь, правящую королеву. Из корабля один за другим стали выходить роскошные, яркие женщины, и с ними - очень странно одетый мужчина. Странно одетый мужчина обратился к собравшимся на острове:
   -Люди! Земляне! Как я рад! А мы думали, что здесь никого не осталось! Как же я рад, как рад! А мы как увидели, что с Землей что-то произошло ужасное, решили немного в космосе задержаться, пока здесь все успокоится, в норму придет. Мы думали, здесь никого не осталось. А вы вот, здесь. Родные!
   И тут он замечает меня.
   -Курочка, - обращается он теперь исключительно ко мне. - Что с твоими волосами? Кто твой стилист? Кто тебя стрижет? Что за ужасная челка? А цвет? Где твой цвет? Что с тобой случилось?
   Это ужасно!
   -А что ужасного во мне? - удивленно спросила я.
   Моя прабабка Сения приходит мне на помощь.
   -Эти все "комплименты" предназначались мне. Привет, Андрюха! С возвращением!
   -Как?! Меня знают даже дряхлые старушки?! - воскликнул радостно прибывший из космоса.
   -Еще бы тебя не знать! Ты же Андрей Дверев, самый стильный стилист планеты, - сказала бабуля Сения.
   -А вы? Простите, я вас не припомню, почтенная старушка? Вы у меня стриглись?
   -Эх, ты! "Почтенная старушка"! На это я скажу тебе вот это: если бы со мной в свое время такие мужики прилетели из космоса, как ты, мне и в голову не пришло бы рядить их в паранджу! Я б не стала их фигуры прятать под бесформенные плащи. Кто б позарился на такое чудо? Никто!
   -Бабуля, успокойся, - сказала я. - Это же наши, земляне. Мы должны встретить их с почестями. И этот стилист не знает, что тебе уже сто лет. В космосе время идет по-другому. Посмотри, бабуль, сколько привлекательных женщин! Привет, девчонки! Мы рады вас приветствовать в королевстве Земля!
   -Курочка, - снова обратился ко мне стилист. - Они такие же женщины, как я. Это шоу трансвеститов, а я их стилист.
   -Это транс... - не смогла я сразу повторить новое слово. - А это кто?
   -Трансвеститы - это мужчины, которые любят наряжаться женщинами. И даже любят себе женские имена присваивать: Вера, Надя, Люба и другие.
   -Значит, эти прекрасные длинноногие блондинки - мужчины? - недоверчиво спросила я.
   -Я же сказал: это мужики, - повторил стилист.
   -Это правда? - еще раз усомнилась я.
   -Да.
   -Эти прекрасные натуральные блондинки - мужчины? - повторила я свой вопрос.
   -Натуральные? Фиг они натуральные! Просто я, их стилист, взял в полет достаточно краски. Вот почему они так отпадно выглядят!
   -А еще осталось что-то? - с надеждой спросила я.
   -Конечно! - ответил мне стилист.
   -Так чего же вы молчите?! Дайте мне краску!
   -Нет! - выбежала вперед химик Радмила, мать моих мужей. - Краску дайте мне! Я сделаю ее химический анализ и узнаю, что там в нее намешано. Всю жизнь бьюсь над секретом обесцвечивания волос.
   Мужчины, переодетые в роскошных блондинок, посылали всем воздушные поцелуи и слова приветствия.
   -Земля! Земля! - восклицали они радостно. - Мы дома!
   -Бабуль, - спросила я свою столетнюю прабабку. - А что с ними теперь будет? Их, таких красивых, придется паковать в паранджу? Они же мужчины.
   -Детка, какие же это мужчины? Пусть так ходят! Правда, дочка? - обратилась прабабка Сеня к своей дочери, правящей королеве.
   -Пусть ходят, - согласилась королева.
   -Бабуль, а как же другие мужчины? Наши мужчины? Им же обидно будет. Какие-то транс... свеститы будут без паранджи ходить, а нашим почему нельзя?
   В эту минуту из корабля вышли шестеро нормальных, здоровых мужиков. Сразу видно: космонавты! Все наши дамы сразу ахнули.
   -Что "ах"? Что "ах"? - возмущенно воскликнула прабабка Сения. - Наши-то чем хуже?
   -Бабуль, это тоже наши. Земляне! - мечтательно сказала я. - Разве можно такую красоту - в паранджу? Разве можно такую красоту - в темный плащ?
   -Эх! Я эту кашу заварила - я ее и расхлебаю! Дочка, - обратилась бабуля к правящей королеве, - давай, дочка! Исправляй мои ошибки! Немедленно!
   -Повелеваю! - громко произнесла королева. - Я, королева планеты, повелеваю: всем мужчинам снять паранджу! Отныне и навсегда отменяю многомужество! Каждый мужчина может выбрать себе женщину по своему вкусу! А если кто-то в своем гареме захочет остаться, так только по собственной свободной воле!
   Что тут началось! Мужчины сбрасывали с себя темные плащи, срывали паранджу. Сразу стало понятно, что некоторым лучше было бы этого не делать. Я сама лично открыла красивое лицо моего возлюбленного Диогена. А правящая королева с радостью сорвала тряпье с лица все еще кашляющего шамана. Ничего себе шаман!
   -О, да у вас тут party! - воскликнул вышедший в это время из космического корабля еще один переодетый в женщину мужчина.
   Безупречный макияж указывал на причину его опоздания.
   -Я вижу, мы вовремя прилетели, - радостно произнес он. - Ну, девчонки, зажжем!
   Он запел песню о человеке, который любит гулять под дождем. Я не поняла, при чем здесь дождь, так как на улице стояла солнечная погода. Тем не менее, все мужчины из шоу подхватили этот зажигательный мотив.
   Итс э рейнинг мэн!
   Аллилуйя!
   В воздухе запахло хэппи-эндом. Я, как зачарованная, смотрела на них. Это был совсем другой мир. Шипучий, словно только что откупоренное шампанское. Это были совсем другие мужчины. Сильные, стильные, независимые, гордые, уверенные в себе, красивые, дерзкие, яркие.
   Представляю, что сегодня будет твориться в Театре Теней!
   Хэппи-энд
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | Л.Каминская "Сердце дракона" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"