Куншенко Игорь Алексеевич: другие произведения.

Короткое правление короля Альфреда Девятого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Только что взошедший на трон молодой король по закону своей страны должен жениться. И кажется, ему повезло - не по расчету, по любви женится. Вот, смотрите, как поспешно юнец бежит в спальню, дабы достойно провести первую брачную ночь! Но не все так просто в этом королевстве...


Игорь Куншенко

Короткое правление короля Альфреда Девятого

   Новоиспеченный король Альфред Девятый торопливо шел по запутанным коридорам своего замка. Юный, переполненный страстью девятнадцатилетний мальчишка спешил в покои новоиспеченной королевы Лавинии. Всего несколько часов назад они стояли под сводами городского собора, где под пристальными и любопытными взглядами придворных отец Себастьян объявил их мужем и женой. И предложил мужу поцеловать жену, что тот с огромнейшей радостью и проделал. В эту минуту он забыл обо всем: о троне, о строптивом люде, о неприятностях с соседями. Поцелуй ожег не только губы Альфреда, но и душу. Отстранившись, он увидел лукавую улыбку Лавинии и затрепетал. А где-то вверху, стоя на потайных балкончиках, пажи запустили руки в корзины с рисом и лепестками жасмина и принялись разбрасывать похожую на душистый снег смесь. Король и королева стояли окруженные этим снегом, придворные аплодировали, а ожидающий снаружи простой народ услышал аплодисменты придворных и принялся радостно вопить. А королю было наплевать на все, перед его глазами все еще сверкала улыбка королевы.
   В январе, жуткой морозной ночью умер старый король. Альфред Восьмой прожил долгую жизнь и скончался в возрасте семидесяти лет от тяжелой болезни в страшных мучениях. Сын его, тогда еще принц, стоял на коленях у королевского ложа, сжимая холодеющую руку отца. Тот повернул к нему бледное свое лицо и тихо-тихо проговорил:
   - Я оставляю тебя одного перед лицом всей страны. Будь достойным приемником. Поменьше слушай советников, знай, кто они отнюдь не всегда желают тебе удачи. Я слишком мало уделял тебе внимания, но такова королевская доля. Прости за все.
   С этими словами он закрыл глаза.
   - Я слышу божественные трубы. Меня зовут.
   Последний вздох сорвался с его губ.
   Король умер - да здравствует король!
   В марте прошла коронация. А в апреле молодой король объявил, что собирается жениться.
   По традиции его женой могла стать любая девушка страны. И простолюдинка, и дочь главного советника - все были равны перед лицом короля. В течение месяца глашатаи выкрикивали эту новость на площадях и улицах всех городов Аналидии. И страну охватило волнение. Во многих домах засуетились, многие девушки трепетали и, причесываясь перед зеркалом, воображали на своей голове усыпанную драгоценными камнями корону. И вот в середине мая в главном зале дворца собрались двести шестьдесят восемь претенденток на королевское сердце. Ровно в полдень Альфред Девятый вышел к ним. За его спиной семенили советники, главный из которых, конечно, уже неоднократно намекал, что лучшим выбором будет именно его дочь. Но молодой король помнил предсмертный отцовский совет и собирался следовать зову сердца и собственному разумению.
   Все двести шестьдесят восемь девушек выстроились в одну линию. Все пригожие, все свежие, все соблазнительные. Это был бы слишком сложный выбор - выбрать только одну. Потому король должен был выделить десять. Из них позже он и выберет достойнейшую. Такова традиция. И Альфред Девятый не нарушил ее, хоть сразу и увидел ту... ту самую...
   От нее будто бы исходило сияние. Теплое, мягкое, ласковое. Она представилась ему столбом живого света среди серых мертвых статуй. Он замер на минуту, не веря своему счастью. Ее глаза, ее губы, ее стан, ее волосы - вся она, от головы до пят, - подходила его вкусам, пристрастиями, желанием, слабостям. Именно такой он по ночам представлял будущую мать своих детей. Такого не могло быть, но случилось - его мечта стояла перед ним.
   - Как тебя зовут?
   - Лавиния, - тихий звенящий голосок.
   - Что ж, Лавиния, выйди вперед.
   Традиция была полностью соблюдена. Через неделю свершились вторые смотрины. И король второй раз выбрал Лавинию. Теперь уже в качестве полноправной невесты. В начале июня отпраздновали венчание. И вот в конце этого долгого волнительного дня юный король спешил в спальню своей юной жены.
   Она ждала его, обнаженная и еще более желанная. Он скинул халат и бросился к ней. И ничего не осталось в этом мире, кроме них. Он целовал ее такое ароматное и мягкое тело, ее руки скользили по его напряженной, играющей мускулами спине. Голова кружилась, сердце учащенно билось. И он был счастлив - абсолютно, безмерно. У него не осталось слов, и признания в любви он выражал своими ласками, запечатлевая поцелуями иероглифы чувств.
   И вот все кончилось. Завершилось.
   Освободившись, достигнув пика обжигающего ощущения и упав вниз, в прохладу этой комнаты, Альфред Девятый отстранился, перевернулся на спину. Его рука сжимала ее руку, а во рту росла потребность испить кубок прохладного вина. Мысли возвращались нестройными рядами, слова вновь были подвластны его языку. И он закричал. Это был гортанный вопль, в котором звучало все то, что творилось сейчас в его душе: радость, чувство собственной силы и любовь, любовь к Лавинии, жене его.
   И тут...
   Он вновь вспотел, но теперь уже от страха, а не от страсти.
   Его горла коснулось холодное неожиданное лезвие кинжала.
   И тут же раздался слегка прерывистый шепот Лавинии.
   - Наконец-то. Как долго я этого ждала.
   - Чего ждала? - Альфред Девятый еще не до конца осознал свой страх, в его голосе звучало скорее удивление.
   - Этого момента. Всю свою жизнь я мечтала о твоей смерти. И вот он - момент истины. Ты в моих руках, на кончике моего ножа. Сперва обесчестил, а теперь заплатишь за все.
   - Но... - Что я тебе сделал? Что?
   - Не ты, твой отец. Но мстить я буду тебе, ибо сыновья должны платить отцовские долги.
   - Я все еще не понимаю.
   - О, это просто. Но сперва...
   Резкий взмах. Лезвие прочертило в воздухе сверкающую дугу, а на теле Альфреда глубокую царапину, от соска до соска. Он подпрыгнул, хотел было перехватить руку жены, но парализующий холод наполнил его и тяжелой гирей потянул на перину. Голова погрузилась в мягкую подушку, а немыслимо морозная сила сковала ноги и руки, горло и язык. Но сознание не покинуло короля, он все слышал, видел и мог думать. Став пленником собственного тела, он был беспомощней черепахи, забившейся в свой панцирь.
   - А теперь можно и поговорить. - Лавиния находилась где-то сбоку, король не мог видеть ее, ибо даже скосить глаза не было в его силах. - Точнее, говорить буду только я. История не слишком длинная, не слишком оригинальная, я не затрачу слишком много твоего, муженек, времени. Спешу сказать, моя история - это последнее, что ты услышишь в своей жизни.
   Пауза. Она будто бы давала ему возможность осмыслить сказанное. Но нет, Лавиния отвлеклась, чтобы наполнить кубок вином. Он слышал журчание, почувствовал терпкий аромат муската.
   - Я родилась в городке Фаразей, - продолжала королева. - Ты знаешь о его печальной участи. Десять лет назад там случился бунт, и твой отец усмирил его недрогнувшей рукой. Реки крови, жар огня, пожирающего дома, толпы насильников и мародеров. Все как всегда. В наш дом ворвались трое солдат. Убили отца. Мать оглоушили, задрали ей юбку и использовали. Я спряталась в шкафу и в какой-то момент не выдержала и заплакала. Так была решена моя судьба. Они распахнули дверцы, увидели новую беспомощную жертву. Что может быть слаще маленького невинного тельца? Я бросилась бежать, они поймали меня. Я плакала, кричала, кусалась, и меня ударили по лицу. Один раз, второй, третий. Бил меня их главарь, а на пальце у него сверкало железное кольцо с шипами. Шипы располосовали мое лицо, кровь залила мое платье. А потом я потеряла сознание. Они не стали насиловать меня, что-то святое проснулось в этих ублюдках. Вместо этого они подожгли дом. А мертвого отца, беспомощную мать и не менее беспомощную дочь оставили внутри. Но я спаслась. Не помню - как, но спаслась. Ожоги, раны от кольца, навеки я стала уродиной. Страшно было в зеркало посмотреть. Мне было восемь лет, но уже тогда я поняла, что со мной сотворили. И тогда я поклялась. Поклялась убить короля, который позволил твориться такому. Или, если король к тому времени умрет своей смертью, убить его сына. Ибо дети должны платить долги своих родителей. Ладно, это я уже говорила.
   Очередная пауза. Альфред слышал, как пьет Лавиния. И... Он никак не мог понять одного: если она стала такой уродиной...
   - Я понимала одно: отомстить будет нелегко. Мне надо было найти особое место в жизни, чтобы достигнуть своей цели. И я ушла служанкой в дом одного мага, имена не важны, потому ты не узнаешь, кто именно меня приютил. Я не просила денег. Мне нужны были стол и исполнение мести. Конечно, я не стала говорить магу о последнем, я просто попросила вернуть мне красоту, объясняя это тем, что мне нужно найти хорошего мужа. И за это я работала в его доме долгие девять лет. И вот наступил день, когда возвестили о том, что ты ищешь себе жену. Тогда я пошла к хозяину и сказала, что покидаю его дом и жду обещанной платы. И тут-то я и узнала, что красоту мне не вернуть. Тогда, впервые со дня смерти моих родителей, я расплакалась. Слезы текли по моим обезображенным щекам. Но это была не жалость к самой себе. Это был гнев, ибо выполнение моей мести стояло под угрозой.
   Лавиния допила вино, поставила пустой кубок на столик.
   - Маг подошел ко мне, обнял, успокоил. В его руках были зажаты два флакончика: в одном эликсир красоты, в другом - приворотное зелье. Эликсир позволял мне вновь становится прекрасной, но на слишком короткий срок. Приворотное зелье влюбило бы в меня любого, для этого в него надо было добавить волос этого мужчины и выпить на восходе солнца в день встречи. И я стала бы самой желанной женщиной в глазах своей жертвы. Маг будто бы угадал мои помыслы. Я поблагодарила его и удалилась. И вот я здесь. Ты - мой. Ты скоро умрешь. Мне приходилось постоянно пить эликсир, сегодня он закончился. Наверное, я уже превратилась в уродину. Что ж, так тому, значит, и быть. Но я успела, успела, успела. Теперь ты все знаешь. Прощай.
   Молниеносный удар.
   Кинжал пронзил королевское сердце.
   Королеве показалось, что с губ мужа сорвался стон. Показалось.
   Так завершилось краткое правление короля Альфреда Девятого.
  
   Она положила кинжал рядом с полупустой бутылкой вина. Наклонилась над мертвецом, провела пальцем по щеке.
   - Мне тебя жаль, юнец. Но, что пожелаешь, родителей не выбирают. И врагов - тоже.
   Новоиспеченная вдова поднялась с постели и начала одеваться. Через некоторое время подошла к зеркалу. Поправила локон золотистых волос, улыбнулась своей обворожительной улыбкой. Как же хорошо, до боли приятно, когда у тебя идеальные щеки, прекрасный нос, точеная шея, нежные, но выразительные глаза. Ей повезло. И она это знала.
   Сделав легкий макияж, Лавиния вновь взялась за кинжал.
  
   Страну охватило нездоровое волнение. Горе смешалось с растерянностью, отчаянием и предчувствием надвигающейся беды. Король умер слишком рано, не оставив наследника. Придворные совещались, интриговали и проверяли запасы ядов. Народ, прислушиваясь к тревожному ветру, ждал переворотов и кровопролитий. И придворные, и народ опасливо поглядывали в сторону соседних государств.
   Похороны состоялись через три дня после венчания.
   Король умер.
   Не здравствует король.
  
   В полутемной комнате у письменного стола сидела женщина в черных одеждах. Лампа стояла так, что на лицо почти не падал свет. Женщина пристально смотрела на дверь, ждала кого-то. Тонкие белые пальцы иногда нетерпеливо стучали по отполированной крышке стола.
   И вот - наконец! - раздался стук.
   - Войдите.
   Дверь со скрипом отворилась, в комнату медленно, в каком-то смысле театрально, вошла женщина в черном плаще с капюшоном. За плечами висит дорожная сумка. Ее золотистые волосы выбивались из-под капюшона и почти светились в полумраке. Дверь с тем же скрипом закрылась.
   - Ты сделала все, как я просила? - проговорила хозяйка.
   - Да.
   - Соблазн поступить по-своему, наверное, был велик?
   - Да. Но я смогла победить желание остаться. Все было сделано, все было рассказано. И вот доказательство.
   Гостья запустила руку в сумку, вытащила круглый предмет и положила его на стол перед хозяйкой.
   Голова короля Альфреда Девятого широко открытыми глазами смотрела в темноту.
   - Плата на буфете, - сказала хозяйка. - Плюс мои благодарности.
   Гостья подошла к буфету и взяла небольшой мешочек. Характерного звона монет не случилось.
   - Прощайте, - сказала гостья.
   - Прощай, - ответила хозяйка.
   Дверь открылась.
   Дверь закрылась.
   Женщина в кресле снова осталась одна.
   Она со вздохом провела пальцами по сморщенной коже на лбу, по узловатым шрамам на щеках и горле. Королевская кровь, говорят, обладает магическими свойствами. Женщина надеялась, что теперь сможет вернуть себе красоту.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"