Куншенко Игорь Алексеевич: другие произведения.

Харфаги

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.04*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ выставляется на конкурс "Грань миров". В финал вышел, но не занял призового места. Рассказ опубликован в авторском сборнике "Бестиарий" (Ростов-на-Дону, издатель ИП Каторгин Д.Е., 2015).


Игорь Куншенко

Харфаги

  
   - До свиданья! - сказал Гэндальф Торину. - Всем, всем до свиданья! Идите через лес прямо, не сходите с тропы, а то вряд ли найдете ее снова и вряд ли выйдите из Черного Леса. В таком случае ни мне, ни кому другому вас больше не видать.

Д. Р. Р. Толкиен "Хоббит, или Туда и Обратно"

  
   После заката в лес ходить нельзя.
   Даже днем не следует удаляться от дороги в чащу.
   Никогда не убивайте более одного животного.
   Шуметь и громко разговаривать, когда идешь через лес, опасно.
   Два раза в неделю в лес относят дары.
   Почему?
   В лесу живут харфаги.
   Они скрываются под землей до наступления ночи.
   Они хитры.
   Они жестоки.
   Они сильны.
   Никто не посмеет убить харфага, ибо расплата будет слишком велика.
   Их боятся.
   Перед ними трепещут.
   Им поклоняются.
   Они - харфаги. Они - повелители леса.
   Они были до нас.
   Они будут после нас.
   Они - те, кто живут в ночи.
   Встреча с ними - почти верная смерть. Ибо харфаги не хотят, чтобы их видели. Но не из-за того, что ненавидят нас, а из-за того, что жалеют.
  
   Его нашли на рассвете. И всем сразу же стало ясно - он пришел из леса ночью. Но не смог дойти хотя бы до ближайшего дома и упал без сознания. Странно было не это, а то, что он еще жив.
   Позвали старейшину. Ему задали вопрос:
   - Что делать с пришельцем? Выходить или отнести обратно в лес?
   Старейшина задумался. Пошел советоваться со знахарем.
   Знахарь пил взвар из трав, когда к нему завалился старейшина. Услышав, что стряслось, знахарь пошел посмотреть на причину беспокойства.
   Мужчина стонал, но не приходил в себя.
   - У него испуг, - сказал знахарь.
   У мужчины на лбу был красный знак.
   - Его надо оставить, - сказал знахарь.
   Хворого отнесли в дом знахаря. Тот за ним смотрел. Поил особыми настоями. Но испуг не проходил.
   Шли дни.
   Знахарь по вечерам выходил на окраину деревни и смотрел на темную громаду леса, прислушиваясь к таинственным шорохам. Никто в такой час не осмеливался подходить столь близко. Да и днем здесь мало кто появлялся, разве что ребятишки - они же непоседы - забегали.
   В один такой вечер - надежда на излечение больного становилась все меньше - знахарь постоял, постоял, взял да и пошел вперед. Приподнял ветку старой ели, ступил на мягкий пружинистый мох и скрылся в лесной мгле.
   Никто того не видел.
   А если б кто и увидел, то постарался б забыть.
   Знахари много умеют, многое знают - и лучше не знать этого простым смертным. Ибо простые смертные - не знахари.
   Где-то зловеще прокричала ночная птица. Наступила тишина.
  
   "Вот и заблудился", - подумал путник.
   Вечерело. В поле, наверное, еще светло, а вот под пологом леса неотвратимо сгущался мрак. Путник не испугался ночевки в лесу, как говорится, не в первый раз, но жутковато было. Даже не жутковато, а скорее обидно. Дичь ускользнула прямо из-под носа, часа три пришлось блуждать среди вековых деревьев и колючего кустарника, а горсть ягод нельзя назвать сытным ужином. Ложиться спать на голодный желудок всегда неприятно, а в таких условиях - тем более. Но делать нечего, мужчина нашел подходящую полянку, развел костер, расстелил на жесткой сухой траве походное одеяло. Лежал на спине, чувствуя боком благостное тепло огня, смотрел вверх. Но там была лишь густая шуршащая тьма. Да и как можно увидеть хотя бы звездочку, если небо закрывало плотное переплетение ветвей? Именно звезд и не хватало путешественнику. Слишком уж он любил открытые всем ветрам степи и чистое безграничное небо. С детства, глядя в завораживающую голубую небесную глубь, ощущал он то, что мудрецы называют чувством свободы. Сейчас на душе было как-то тревожно: из-за окружающих его толстых стволов деревьев, темных зарослей и отсутствия небосвода над головой. На шорохи путник внимания не обращал. Пока горит костер, никто его не тронет.
   Заснул.
   И проснулся. Неожиданно.
   Костер еще горел, спал мужчина явно не долго.
   Что-то коснулось его и разбудило. Путник сел и стал оглядываться.
   На той стороне костра стоял человек.
   Или не человек?
   Длинные волосы, руки до земли. Голый - нет даже намека на одежду.
   Мужчина схватился за меч. Но странный гость не двигался.
   - Кто ты?
   В ответ неподвижное молчание.
   - Отвечай, кто ты?
   Из темноты вышли еще трое.
   Путник оглянулся и увидел пятерых.
   "Спаси меня, святой Лорк!"
   Они медленно приближались.
   Мужчина вскочил на ноги. Меч со свистом рассек воздух.
   - Не подходите!
   Они не послушались.
   - Говорю же, не подходите!
   Один из них издал пронзительный свист, от которого заболели уши. Второй поддержал первого. Третий - второго.
   Они окружили путешественника.
   Кольцо сужалось.
   Свист не умолкал.
   - Стоять! - завопил мужчина. - Убью!
   Пламя костра отражалось в сверкающем лезвии.
   Они бросились на путника. Он рубил направо и налево, почти вслепую. Чья-то холодная шероховатая рука вырвала у него меч. Ударили по рукам, спине, ногам, голове. Швырнули в кусты.
   Свист усилился. Стал каким-то ликующим.
   Мужчина смог-таки встать на ноги. Шатаясь, побежал. Ветви царапали лицо, рвали одежду, не пускали. Тьма кромешная. Он наступал куда придется. Вдруг земля ушла из-под ног. Покатился по склону ложбинки. Ударился обо что-то головой. Ругался, проклинал все на свете. Опять вскочил на ноги, побежал. Что-то белое, гудящее бросилось на него. Схватило, потащило. По лицу бегали муравьи. Выволокло куда-то, бросило.
   Лежа лицом вниз, путник стал молиться.
   Молитва не помогла. Его подбросило вверх, ударило об дерево.
   Он опять катился под откос и слышал нечеловеческий смех.
   С противным чмоканьем упал в жидкую грязь. Приподнялся, стал отплевываться. В голове кружилось.
   Шаги.
   Неторопливые, но уверенные.
   Идут.
   За ним.
   Побежал, иногда проваливаясь по колено. Квакали лягушки.
   И снова свист.
   Каким-то чудом выбрался из болота. Бежать уже не мог, с трудом продирался сквозь орешник. Ветви были по лицу. Несколько раз чуть не поцеловался с землей. Постоянно спотыкался о переплетения торчащих из земли корней.
   Свист приближался.
   Неожиданно вывалился на открытое пространство. Побрел к чему-то светящемуся. Вдруг это костер кого-то, кто поможет спастись.
   Испугался странного громкого дыхания.
   Потом понял, это он сам так дышит.
   Светилось дерево. Это не вселяло надежд.
   Возле дерева его уже ждали.
   Попятился.
   Упал.
   Уже не мог ни о чем думать.
   Они приближались. Свистели.
   Бежать бесполезно. Он закрыл глаза.
   На него обрушился сильнейший удар.
  
   Дерево открылось, и она ступила на усыпанную листьями землю. Вот уж которую ночь она выходила и ждала. Он не приходил, и это внушало только плохие ожидания. Но сейчас ее тонкий слух уловил шаги. Значит, сегодня, наконец, все станет известно.
   На поляне появился человек. Единственный, кому можно доверять. Он был как всегда спокоен, дышал ровно и тихо. Что ж, это добрый знак. По крайней мерей, ей хотелось так думать.
   "Человеки не гневаются?" - спросила она мысленно.
   "Нет. Я смог их успокоить."
   "Он жив?"
   "Да. Но может и не выжить."
   "Прости их. Они еще дети. Не ведали того, что сотворили. Я подоспела в последний момент, с трудом разогнала их. Ими двигало любопытство, они хотели понять, как устроены люди. Они забыли о том, что такое кара. Но я напомнила. Они просят прощения."
   "Надеюсь, этого больше не повторится."
   "Даю слово."
   "Ты знаешь, к чему такое приводит."
   "Знаю."
   "Мне нужны листья лунной травы, чтобы спасти его. Если он умрет, будет очень плохо."
   "Иди за мной. Я приведу тебя туда, где растет лунная трава."
   "Молись, чтобы он выздоровел."
   "Я молюсь об этом каждую ночь."
   "Я передам слова твоего прощения."
   "Они идут от души."
   "Я знаю. Но другие люди могут думать иначе. Я постараюсь их переубедить."
  
   После рассвета не выходите из-под земли. Это время сна.
   Даже ночью не следует удаляться от леса и тем более проникать в деревни.
   Никогда не убивайте животных, которые живут в их домах.
   Шуметь и громко разговаривать вблизи дороги или деревень опасно.
   Два раза в неделю мы получаем от них милостыню. Это знак покровительства.
   Почему?
   В деревнях живут человеки.
   Они скрываются в домах до наступления дня.
   Они хитры.
   Они жестоки.
   Они сильны.
   Никто не посмеет убить человека, ибо расплата будет слишком велика.
   Их боятся.
   Перед ними трепещут.
   Им поклоняются.
   Они - человеки. Они - повелители деревень.
   Они были до нас.
   Они будут после нас.
   Они - те, кто живут днем.
   Встреча с ними - почти верная смерть. Ибо человеки не хотят, чтобы их видели. Но не из-за того, что ненавидят нас, а из-за того, что жалеют.
  

Мы боимся того, чего не понимаем.

Чей-то известный афоризм

  

сентябрь 2005 года

  
  
  
   1
  
  
  


Оценка: 7.04*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"