Куншенко Игорь Алексеевич: другие произведения.

Недообзор на четыре персоны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прочитал пять рассказов из присланных на конкурс, отзывы написал на четыре. Оценки - как в университете: плохо, удовлетворительно, хорошо и отлично. Продолжение, возможно, будет.


   Арденис Закатный. Чистый Четверг
  
   О чем же хотел поведать читателю автор "Чистого Четверга"? Нам не придется столкнуться с извечной проблемой интерпретации, ведь сам автор не поленился и без лишних уверток выразил свою мысль в предпоследнем абзаце: "Меланж улыбнулась еще шире. Теперь она знала, что день будет удачным. Может быть, он был бы таким и без этих глупых обрядов, но они придавали людям уверенность в завтрашнем дне, а это многого стоило в эти беспокойные времена..." Мысль не самая сложная на этом свете, что, конечно, ей не вредит. Многие писали превосходные романы, выражающие еще более простые мысли. Главное, чтобы мысль присутствовала. Она есть. Уже плюс. А теперь пришла пора посмотреть на упаковку, которая, что бы кто бы не говорил, является важнейшим аспектом художественной литературы.
   В наличие невнятное будущее, которое и сам автор-то, как мне кажется, не шибко хорошо себе представляет, и невыразительный телеграфный язык. В облике грядущего, который мне предлагают, я не увидел ничего необычного. Автор всего лишь скрестил Чистый Четверг и новогодний итальянский обряд. Вещи эти, конечно, не слишком хорошо рифмуются. Но это вопрос второстепенный. Можно - и "дудку" с "губкой", и "слона" с "мухой", на то и фантастика. Можно и дальше пойти - "губка", "муха", "нанотехнологии", "искусственный интеллект" и "Ктулху" в довесок, так даже интересней будет. Главное, хорошо срифмовать. А тут и ингредиентов всего два, и срифмовали плохо. Теперь о стиле. Тексты, написанные в духе "я сел, встал, почистил зубы, сходил в туалет, выглянул в окно, попросил жену приготовить завтрак", чаще всего вызывают у меня зевоту. У меня возникло впечатление, что я читаю плохой перевод, а не текст, написанный человеком на его родном языке. Вот и получается, что отмеченный в предыдущем абзаце плюс быстро ушел в минус.
   А теперь позволю себе пофантазировать. Та же мысль, но без фантастики, хотя, не исключаю, тем же языком. Главная героиня - девушка лет девятнадцати, зовут Лена. Время действия - предпосхальная суббота. Папа и мама у нашей героини верующие. Героиня сидит у себя в комнате за компьютером. Возможно, она в аське. Громко слушает музыку. Родители говорят ей, что в неделю Великого Поста музыку слушать нельзя. Лена ругается с родителями и музыку не выключает. Вечером родители идут в церковь святить куличи. Лена не слишком-то хочет идти с ними, но родители все-таки смогли уговорить ее. И вот они в церкви. Множество людей разного возраста вместе с ними освящают куличи. Некоторые из этих людей, возможно, останутся на ночную службу. Лена смотрит на это. Делает некоторые выводы. Все. Быть может, в пересказе это и выглядит пародией на рассматриваемый текст, хоть он в пародиях и не нуждается, но я уверен, что при должном усердии человек, находящейся на том же уровне писательского мастерства, что и автор "Чистого Четверга", смог бы сделать рассказ на порядок лучше рассматриваемого.
   И еще - не по душе мне имя главной героини. Меланж... Нелепо как-то звучит. Уж лучше бы какая-нибудь Прасковья на худой конец...
   Оценка: плохо.
  
   Бекер Влад. Крысиный король
  
   Рассказ с начала и до конца чисто сюжетный. И фундамент для сюжетного рассказа, надо признать, неплохой. Нет, конечно, особой новизны не видно, но вроде бы и не скучно. Проблема в другом. С такой основой можно плодотворно работать только, скажем так, двумя путями. Либо что-то в духе Стивена Кинга - нагнетание ужаса, множество мелких подробностей, открытый финал, который, впрочем, не предполагает для героя ничего хорошего, - либо в духе киносаги про Индиану Джонса - шутки-прибаутки, немыслимые сокровища, парочка конкурентов-кладоискателей на горизонте и обязательный счастливый конец. Автор, к сожалению, пошел собственным путем и решил работать в жанре "байки". Но жанр "байки" редко когда смотрится на бумаги. Он хорош, скажем, на кухне во время неторопливой пьянки, или возле костра, можно еще, на худой конец, в поезде "Москва - Владивосток". Автору, к сожалению, не удалось достойно транслировать "байку" из устной традиции в письменную. Минус - один.
   Рассказ, грубо говоря, делится на три части: пролог, история Крысиного короля, эпилог. Так вот, и пролог и эпилог можно смело выбросить. И "байка" ничего от этого не потеряет. Зачем мне, читателю, знать, как гипотетический двойник автора знакомится со странным незнакомцем, который хочет поведать ему некую историю? Зачем мне, читателю, столь жирная точка в конце, когда и без того с самого начала ясно, что незнакомец и окажется Крысиным королем? Может быть, автор хотел таким образом сделать рассказ достоверным? Но достоверность должна находиться прежде всего в самом рассказе незнакомца, а не, скажем так, в предисловии. Такие преамбулы хороши лишь в циклах рассказов а-ля "Декамерон". Мы же имеем дело не с циклом, а с рассказом одиночным, который должен отвечать сам за себя, без оглядки на что-либо. Если же выбросить начало и конец, оставить только середину, тело рассказа, в котором и происходят основные события, текст только выиграет. Минус - два.
   Как-то легко и просто незнакомец стал Крысиным королем! Оказывается, чтобы стать им, надо лишь найти гробницу Крысиных королей, надеть на голову особый венец... И все! Такой титул, такое звание, такой статус по определению не может даваться первому встречному. Тут надо быть либо с самого начала уникальным человеком, либо пройти через такие вещи, после которых волей-неволей уникальным станешь. Знаете ли, я больше поверил бы в то, что крысы решили героя сожрать за осквернение своей святыни. Можно, конечно, возразить, что инициация героя заключалась в том, что он решил оставить своего товарища умирать на подземном капище. Но так ведь сам автор весьма аргументировано доказывает, что поступок этот был вынужденным. И в этом есть своя правда жизни. Это в романах герои стремятся спасать друг друга, даже если видят, что ситуация безвыходная. В жизни все проще. За инициацию не сойдет. Минус - три.
   И еще одно замечание. Цитата: "Монах первым полез, привязал веревку к ноге - на всякий случай, значит - и полез". Ладно-ладно, на то, что в одном предложении два раза употребляется глагол "полез", закроем глаза. Мне вот интересно другое. Я не шибко хорошо разбираюсь в диггерских делах, но засомневался. Почему веревку не за пояс привязали, а именно что за ногу? Выглядит эта картинка уж очень наивно, по-детски. Хотя я могу быть и не прав. Надо будет диггеру какому-нибудь знакомому позвонить, спросить.
   И еще интересно, что за книжку читал в парке гипотетический двойник автора? Уж не роман ли Чайны Мьевилля, который так и называется "Крысиный король"?
   Оценка: удовлетворительно.
  
   Булгакова И.Е. Пес, лижущий пилу
  
   Сразу скажу, недолюбливаю откровенно душеспасительную прозу. Намерения у автора, который таковую прозу пишет, несомненно, благие, но все мы знаем, куда намерения эти могут увести. И вообще, не могу отвертеться от ощущения, что автор душеспасительный прозы не до конца со мной честен. Лукавил все-таки многоуважаемый Федор Михайлович. Про Льва Николаевича вообще молчу. А из новомодных - Бах да Коэльо поражают меня своей коммерческой дидактичностью. Ладно-ладно, отвлекаюсь от темы. Речь у нас не о Достоевском и Толстом, а о рассказе И. Е. Булгаковой "Пес, лижущий пилу". Собственно говоря, я хотел лишь отметить, что данный рассказ проходит в моем внутреннем реестре в категории "душеспасительная проза". И ничего с этим не поделаешь. Потому и воспринимаю я его скептически. Но это все же мое, как принято говорить, ИМХО. Пусть же ИМХО останется таковым, обратимся же лучше к художественным достоинствам рассказа.
   А достоинств художественных в тексте хватает. Хорош язык. В доказательство приведу несколько цитат. "Ночь перемигивалась светом далеких звезд, толкалась с улицы в неплотно закрытую форточку. И вошла непрошено. Втянула долгое тело, доползла до кресла, одиноко стоявшего посреди комнаты" Или: "Прошел через комнату, сея как зерна во влажную почву вымученные охи и ахи. Также как зерна, они должны были прорасти, заставив Сан Саныча очнуться и разорвать липкую паутину тревожного сна". Сочно написано. Вещественно. Осязаемо. Это я еще не цитировал речь Иудушки. Хотя в случае с Иудушкой заслуг автора именно этого рассказа нет. Здесь Салтыков-Щедрин отлично поработал, а Булгакова лишь хорошо стилизовала. Но хорошо стилизовать - тоже умение. Помимо языка отмечу и сильно выписанного героя рассказа. Актер, по всей видимости, страдающий шизофренией (пардон-пардон, тут возникает пресловутая проблема интерпретации текста), знающий, что скоро помрет, и пытающейся осмыслить прожитую жизнь. Трудно ему приходится, и ситуация осложняется тем, что осмысляет он свою жизнь с позиции религиозной. Думаю, не надо напоминать, как церковь относилась и относится к актерам. Вот и приходит к несчастному Иудушка. И Яга тоже приходит. А под конец сам Сатана заявляется. И что делать актеру нашему, если он всю жизнь играл всяких негодяев и моральных уродов, получая от этого, мягко скажем, огромное удовольствие? Хотя настоящий актер, исполняя любую роль, должен получать это свое удовольствие, а еще - удовлетворение от хорошо сделанной работы. Тут же и всплывает мысль: а как быть писателям, которые уродов этих напридумывали? Кого встретят в аду они, труженики пира? Воланда? Мефистофеля? Или, извините меня, пожалуйста, Ктулху? Вопросик-то занятный получается.
   А еще понравилось название. Хорошая метафора для актера. Кто он, играющий безумцев, убийц и страдальцев, как не пес, лижущей пилу и наслаждающейся вкусом собственной крови?
   И вот еще напоследок. Сперва цитата: "Машинально заглянув в чашку, Сан Саныч успокоился, разглядев на темной поверхности отражение окна". А теперь вопрос: почему, увидев отражение окна в своей чашке, Сан Саныч успокоился? Символом чего выступило для героя это окно?
   Оценка: хорошо.
  
   Гинзбург Мария
   Сказка про Черную Шапочку
  
   Совсем недавно (буквально в этом году) в издательстве "Азбука-классика" вышла антология альтернативной классики (определение составителей) "Герои. Другая реальность". "Альтернативная классика" сейчас в моде. Это тексты, в которых д`Артаньян неожиданно оказывается гвардейцем кардинала, та самая миледи не погибает от руки палача, Шерлок Холмс предстает в образе Джека-Потрошителя, Мелькор отличается поразительным добродушием, а виновником всех несчастий в Датском королевстве является Горацио. В желании переписать старые тексты по-своему нет ничего плохого. В какой-то степени это вполне естественное желание. Огромное количество читателей ловило себя на мысли, что если бы они писали книгу, которая так им нравится... Скажу честно, была бы моя воля, и Фродо погиб бы в пещере Шелоб (вот такой я кровожадный!), оба брата Уизли счастливо дожили бы до финала, Тюльпанов выжил бы после встречи с Декоратором, а Онегин не застрелил бы Ленского. Повторяю: в желание переписать какие-либо тексты нет ничего плохого. Плохое начинается, когда их все-таки начинают переписывать. Тут надо обладать феноменальным чувством такта и меры, а также завидным талантом. Ведь переписывать посредственные тексты никто не хочет, все замахиваются если не на классику, так на культовые вещи. Хороших переписок почти что и нет. По крайней мере, я не могу назвать ни одной. Вот, правда, говорят, что Шекспир этим баловался. Но с Шекспиром дело темное. К тому же в его случае оригинальные тексты труднодоступны, если только доступны.
   Все это я изложил здесь только потому, что, взглянув на название, решил, что имею дело именно с так называемой "альтернативной классикой". Прочитав текст, я решил, что ошибся, и имею дело с пародией. Правда, если это пародия, то какая-то не шибко веселая. Хотя, наверное, пародии не обязаны быть веселыми. Мало ли что хотел сказать автор. Но для пародии исходник взят какой-то затертый. Вон даже Лукьяненко изъюзал бедную Красную Шапочку до неузнаваемости.
   Двумя предложениями ранее я, кажется, добрался до самого главного. Что хотел сказать автор? Зачем ему понадобились Серый Волк и Красная Шапочка? Причем здесь алименты и презервативы с вазелином? Не понимаю. Оно должно меня улыбать? Не улыбает, хоть об стену бейся! Или презервативы - это символ? Символ чего, хотелось бы знать! И темные эльфы-партизаны какого черта здесь делают?
   Перечитал я то, что только что напечатал, а вы прочитали, и подумал: а чего это я сижу и напрягаюсь, если действительно про этот текст ничего внятного написать невозможно? Ибо ничего внятного в нем и нет. Надо было просто написать: плохо, очень плохо, хуже некуда. И это притом, что от автора я ожидал многого. А если "Сказка про Черную Шапочку" написана для некоего кружка посвященных, так тогда зачем ее выставили на конкурс?
   Оценка: плохо, очень плохо, хуже некуда.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"