Кусаинова Жанар Батырхановна: другие произведения.

От капли помирает лощадь...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это сценарий детского кино. О мальчишке, который впервые влюбился. о его жизни в провинциальном цирке.


  
   От капли помирает лощадь...
   ( литературный сценарий подросткового фильма)
  
  
  
   автор - Жанар Кусаинова
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вместо вступления
  
   Эта история о нежном возрасте, о взрослении. Она должна быть яркой и пестрой, как юбка цыганки. Много шума и крика, много музыки. По цветовой палитре, моя история должна напоминать индийское кино. Дешевые, но тем не менее сияющие, сверкающие костюмы. Безвкусные, вычурные прически. Безудержный смех и грим. И музыка пульсирующая, фонтанирующая. Эта история - фейерверк.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Закадровый текст - " Цирковая общага - не самое веселое место. Здесь люди без грима кажутся поблекшими, увядшими. Здесь живут герои так и не ставшие народными. "-
  
   В кадре бобслей из коротких планов, как пользуются утюгом. В бобслее участвуют только одинаковые утюги. Эти планы перемежаются с титрами.
  
   Крашенная блондинка (это воздушница) забивает утюгом гвоздь в стену. После чего она вешает на стену фото, на котором она в обнимку с лысеющим брюнетом, воздушником, предварительно поцеловав его лицо на фото.
  
   Камера наезжает на ее влюбленное лицо, затем на его на фото, потом отъезд, мы оказываемся в другой комнате, где воздушник сидит за столом, ест руками курицу, также курицу едят его полная жена, двое сыновей - близнецов, тесть Тимоня, старый коверный. На заднем плане дочь воздушника Настя, плевком проверив насколько горяч утюг, быстро гладит белье. Наезд на утюг, отъезд и мы оказываемся в другой комнате здесь художник Саныч намазывает разными красками утюг и печатает таким образом большие цветы на ватмане.
  
   Опять "переход" при помощи утюга в следующую комнату, здесь Гулливер, огромная, мужеподобная женщина в ярком платье и ярко-накрашенная проверив насколько горяч утюг (при помощи быстрого касания) прикрепляет его к стойке от мясорубки, чтобы утюг не упал, не покачнулся и быстро-быстро расчесывает над ним волосы большой массажной щеткой, проводит длинными концами волос по утюгу.
  
   Опять "переход в следующую комнату" при помощи утюга. Мы в комнате Гришечкина, (ничего не видим кроме его зеркала, увешанного его фото) местного шпрехштальмейстера, птицы Говоруна, проще говоря. Он оборачивает в полиэтиленовую пленку свои фотографии, (на которых он сам) прижигает утюгом пленку по краям и все.
  
   Мы снова "переходим с помощью утюга в следующую" комнату, в которой живет Галка, вокруг бардак и клетка с попугаем на столе ( Галка -- певица-карлица в ярком платье) прибивает утюгом платформы к платформам, так чтобы они были еще выше. Встает на них, отмечает рост на косяке. Отходит, улыбается результату, она стала выше еще на 5 с половиной сантиметра. Но теперь туфли-платформы стали как гири, но Галка не унывает, она довольно улыбается.
  
   И опять "переход с утюгом" и мы в комнате Марка (множество музыкальных инструментов и портретов композиторов на стенах) и его отца, который сейчас берет кусок арбуза, выбирает ложкой мякоть из него, кладет ее в полиэтиленовый пакет и сверху кладет утюг, давит на него. Затем то, что получилось, она выливает в кружку своему сыну Марку, который в это время стоит у окна, пиликает на скрипке, Марк оставляет скрипку, подходит к столу, поблагодарив отца, берет кружку, выпивает.
  
   Опять "утюговый переход" и мы снова в комнате воздушницы, она теперь жарит блины на горячем утюге, они получаются треугольные, под форму утюга.
  
   Комната Митяя. Солидный угол, в котором занимает зеркало, увешанное папиными фото, Гришечкина. Мальчик просыпается, видит, что родительская постель уже заправлена и на столе стоит тарелка, накрытая полотенцем, а также записка "Митя, вымой посуду, вынеси мусор, помой полы. К ужину не жди. Твои м. и п."
  
   Митя равнодушно читает, задумчивый и сонный складывает из нее самолетик, отправляет в мусорное ведро. Там много таких самолетиков.
  
   Тоня садится за ударную установку в цирковом оркестре, со стороны видна только ее голова и руки тонкие, детские.
  
   Митяйка тоже садится за ударную установку, она стоит в углу. Снимает чехлы с тарелок и барабанов, вместо одного из них, на ударной установке прикреплен своей плоской стороной утюг и начинается - пом - пом - пим - пом. В стену стучат, кричат что - то обидное. Но Митяйка не слышит, внимательно бьет свое родное - пом - пом - пим - пом.
  
   Наезд на палочки, которыми играет Митяйка, отъезд и мы видим его маму Тоню, которая играет на тарелках, на барабане, и на всяких там треугольниках и прочей ерунде. И когда она играет, у нее такой же торжественный вид, как у Митяйки.
  
   Поздний вечер. Папа у своего любимого зеркала, по краям которого приклеены его фото и фото Бельмондо. А рядышком с ними - папины фото. Бельмондо в шляпе и папа в шляпе. Бельмондо в бежевом пиджаке и папа в пусть не в бежевом, но зато в коричневом. Бельмондо без галстука, и папа без галстука.
   Папа старается походить на Бельмондо.Такая же прическа, такая же, по возможности, одежда. Этот уголок обклеян вырезками из газет о Бельмондо.
  
   Митяйка смотрит как отец серьезный и гордый приклеивает еще одну вырезку, она тоненькая, всего одна строчка, она на картоне, обведена в специальную яркую рамочку.
  
   Приклеив, он гордо поднимает вверх большой палец- О!
   В этой строчке говорится об их цирке в Беловодске, и папина фамилия указывается один раз -- "на арене весь вечер был конферансье Гришечкин П. Н." Эта вырезка в специальной рамочке, и фамилия жирно обведена.
  
   Отец, глядя на эту вырезку - Не конферансье, дура! Шпрейхштельмейстер!
  
   Отец сидит со своими фото. И сравнивает все с линейкой, чьи фото больше по размеру, его или Бельмондо. У Бельмондо фото оказалось больше, папа с радостью вынимает ножницы и стрижет его с удовольствием мести, уравнивая под размер своих. И в итоге большие когда - то фото Бельмондо стало маленьким, огрызанным.
  
   Митяйка смотрит на него из своего "ударного угла" насмешливо и с иронией.
   Отец этого не замечает - клеит фото, что -то отрезает.
   В комнату входит Тоня. Она с авоськами, ей тяжело, она целый день стояла в очереди, устала.
   Тоня замечает, как Митяй смотрит на отца. Грустно вздыхает. Митяй вскакивает с места, идет к ней, берет авоськи.
  
   Ночь. Гришечкин уже спит, Митяйка тоже, Тоня стоит в ночнушке, заботливо складывает свои и митяйкины инструменты вместе на одну полку.
  
   Кабинет директора цирка. Масса старых, запыленных, пожелтевших афиш. Петр Иваныч выглядывает в окно и видит серый дождь, листопад, множество зонтов. Петр Иваныч, директор цирка сонно листает какие-то документы, скучающе курит, решает кроссворд. В уголке паук плетет свою полупрозрачную паутинку. На подоконнике стоит жалкий кирпичного цвета горшок с сухими листьями. И вдруг звонок. Петр Иваныч берет трубку.
  
   Петр Иваныч - Я вас але!
  
   Женский голос - Я вас тоже але! (громкий смех) Это Зубова Розалия.
  
   Петр Иваныч, шокирован- Как Зубова?!
  
   Женский голос - Спокойно Зубова. А вы, что, знаете, кто я?
  
   Петр Иваныч - Конечно, вы же народная артистка. Еще бы я вас не знал.
  
   Женский голос - А я к вам на гастроли. Приеду пятого. На неделю.
  
   Петр Иваныч - Не верю. Как вы и в нашу ды... кхм, глубинку?
  
   Женский голос - А вот... Это у меня прощальное турне. Все ухожу из цирка.
  
   Петр Иваныч - Куда?
  
   Женский голос - На пенсию. (и снова смех) Все пока, ждите!
  
   Идут короткие гудки. Петр Иваныч еще держит пораженный трубку, затем вешает ее и курит.
  
   На арене тесно. Она слишком мала, чтобы на ней могли разместиться столько народу.
   А именно ...
  
   Галка на арене, включает магнитофон. Садится, проверяет шнурки на роликах.
  
   Неподалеку танцует Ника.
  
   Ника - 1 и 2, 1 и 3, 1 и 2!
  
   Возле нее сидит Митяй, он отбивает рукой на барабане. А сам украдкой любуется ее изящными движениями, тонким лицом, большими глазами. Наконец, он бросает быстрый взгляд на ее ноги. На них туфли с открытой пяткой. Митяй видит, что на ногах у Ники белые пластыри.
   Митяй останавливается. Ника тоже останавливается и смотрит на него.
  
   Митяй, глядя на пластыри- Может передохнем минутку?
  
   Галка в тренировочных спортивных штанах, в черной рубашке подъезжает на роликах к стойке, на которой сидят голуби.
  
   Ника - Ты устал?
   Митяй кивает. Ника садится рядом с ним. Снимает туфли, растирает ноги.
  
   Митяй - А где Костен? (она пожимает плечами) Ты, блин корячишься здесь, а он...
  
   Ника- Ну, может он еще придет... Хотя ... мне уже по барабану.
  
   Митяй - Ну раз по барабану, то держи...
  
   Ника - А можно?
  
   Митяй - Угу.
  
   Галка проводит перед голубями рукой, и вот они летят на ее руку, садятся на нее.
  
   Митяй кивает, дает ей в руки барабан. Она его крутит в руках, легонько ударяет по нему, прислушивается к звуку, улыбается. Митяйка следит за нею робким нежным взглядом.
   Она, увидев, что он смотрит на ее ноги, тихо на мгновение отводит глаза.
  
   Ника - Ничего, я потом белые туфли надену, видно не будет. - Отдает барабан Митяйке.
  
   Ника, полушепотом, нежно - Красивый.
  
   Митяйка - Угу.
  
   Галка подставляет другую руку и вот следующая партия голубей садится на нее.
  
   Ника - Ну, что пойдем работать?
  
   Митяйка, пряча глаза- Угу.
  
   Она встает, идет на прежнее место. Он поднимается за нею, берет свой барабан, начинает отбивать на нем ритм.
  
   Ника- 1и 2, 1и3, 1 и 2!
  
   Появляется Костен, он подходит к Нике, тянется обнять ее, чтобы танцевать вместе.
  
   Ника, строго ему, становясь с ним в пару- Костен, ты чего так поздно?
  
   Костен - Да какая тебе на фиг разница?
  
   Ника, еще строже, отстраняясь- Действительно никакой!
  
   Галка осторожно разводит руки в стороны, и кажется, что это не руки, а крылья. Она едет под нежную красивую музыку, в центр арены и ...
  
   Костен пытается снова встать с нею в пару, но Ника не дается, она уходит от него. Митяй не отрываясь, следит за ними. Он бьет по барабану уже не ладонью, а кулаком.
  
   Галка с голубями на руках, поет басом-
   Не забывай меня, мой друг...
   А если ты забудешь вдруг...
  
   Она даже не успела допеть до конца, как перепуганные голуби разлетаются в стороны. Мы видим рассерженное и злое лицо Галки. Ей досадно, что голуби в очередной раз улетели.
  
   Цулькинский - Я же сказал, не петь! Голуби боятся! С ними еще работать и работать! А тебе я миллион раз ... только не реви мне тут!
  
   Ника танцует одна, и не смотря на то, что Костен громко, с нарастающей громкостью зовет ее по имени, она старательно не замечает его присутствия.
   Ритм все нарастает и нарастает. Барабан звучит все громче и громче. Кулаки все сильнее и сильнее бьют по барабану.
  
   Цулькинский- Все, Галка, хватит, забираю у тебя номер к чертовой матери, пусть лучше его Настя сделает. Насть, сделаешь?
  
   Настя, расстерянно - Ну, раз надо...
  
   Костен, покрутив палец у виска, что-то говорит Нике и Митяйке, но мы не слышим что именно, потому, что в этот момент Митяйка бил по барабану особенно громко.
  
   Галка снимает быстро ролики и швыряет их в сторону Насти. Та вдруг поняв, что она такое ляпнула, бросилась за уходящей Галкой, с криком - Галка, прости!
   Но Галка даже не обернулась на крик. Маленькая и гордая она решительно уходит. Ее босые маленькие ножки чуть ли не в ритме марша идут по арене.
  
   Не далеко от Галки двое акробатов придумывают номер. Сначала один из них встает на руки на плечах другого.
  
   Здесь же фокусник - чародей в чалме и тренировочных штанах с пузырями на коленях делает фокусы с шарами. Он кладет их поочередно на блюдце, которое стоит на маленьком столике, затем проводит сверху платком и шары принимают цвет платка. Получается на первый, на второй раз.
  
   Один из акробатов становится на ноги. Его ноги стоят на плечах второго.
  
   На третий раз шар остаются прежнего цвета, как и был до платка. Затем фокусник - чародей делает тоже самое, но теперь платок сменил цвет.
  
   На плечах акробата стоят уже двое человек. Они стоят на руках друг напротив друга.
  
   Фокусник - чародей с серьезным видом, напряженно встряхивает платок, вытирает шар тщательно, каждую часть поверхности. Прижимает платок (синий) к поверхности шара, затем после долгой напряженной паузы, он срывает платок и вот вместо шара - синий апельсин. На лбу фокусника - пот.
  
   Один из стоящих на плечах первого акробата стоит на одной руке. Затем на другой, после чего снова становится на две руки, затем спрыгивает на ноги и делает колесо.
   И снова на две ноги. Затем он тяжело дышит. На лбу бисер пота.
  
   Вдруг на арене появляется Петр Иваныч. Поначалу, никто не замечает его. Слишком силен азарт. Петр Иваныч никак не заявляет о себе. Он стоит на арене и спокойно наблюдает за окружающими, единственное, что он позволяет себе, так это произнести -Кхм, кхм!- но это "кхм" тонет среди циркового шума и гвалта.
   Затем, постепенно, все видят, что он здесь и все затихают. И громовое "кхм" слышно до небес.
  
   Арена. На зрительских местах сидят артисты цирка в своих потрепанных стареньких костюмах, униформа и другие сотрудники цирка.
  
   Перед ними на арене Петр Иваныч. Он торжественно кашляет, проводит рукой по лысине и приступает.
  
   Петр Иваныч - Друзья! Я сегодня оторвал вас от репетиции, потому что я сегодня принес вам радостную весть. Мне с большим трудом и кровью с носу удалось - таки организовать гастроли к нам, в наш цирк (торжественная пауза) Розалии Зубовой, надеюсь не нужно объяснять кто это...
  
   В рядах- шепот - Как это сама Зубова к нам?
  
   Петр Иваныч - Я думаю, что мы не должны ударить лбом по грязи. Мы должны встретить ее по высшему классу. Сами понимаете, не Вася Пупкин едет. И скажу вам еще вот что... Мне с большими трудностями, и интригами, удалось выяснить, что это турне у Розалии прощальное. Она уходит из цирка.
  
   Пока Петр Иваныч говорит, кто -то из женщин все время смотрит на часы, на Петра Иваныча, с нетерпением и досадой, мол когда все это закончится. Тимоня явно засыпает.
  
   Настя - Куда уходит?
  
   Петр Иваныч - На пенсию. И, кстати, Настя, ей некому оставить номер. Покажись ей.
  
   Настя - Так у меня собачки, а у нее - поросята. Это же небо и земля.
  
   Петр Иваныч - Настя! А впрочем, мы с тобой позже поговорим.
  
   Лев Цулькинский - А чего это сразу Настя? Я тоже между прочим, дрессировщик!
  
   Петр Иваныч - А мне все равно, кому она номер отдаст, но факт один, номер должен ыть наш. Ладно, ...так, Гришечкин - текст и чтоб обьявил, так обьявил! А не как обычно...( в рядах смешок) Гримерам скажу позже. Саныч, афишу и чтоб без этого вашего, без экспериментов! Униформе позже скажу. Леонид Петрович, по средствам и кормам отдельно. Да и еще, Галка и Гулливер, девочки, вам нужно будет разучить песню для номера, про поросят. Девчонки, прошу только без пьянок и халтур.
  
   Галка- А мы чего, мы ничего. Мы чисты как пионэрки!
  
   Петр Иваныч - Да уж, да уж... Кто это, интересно, из ресторанов не вылезает?
  
   Гулливер - А народ требует! Песен хотят, чтоб их так через косяк!
  
   Петр Иваныч - Я щас покажу кое - кому через косяк! Все, я свое слово сказал! Без халтуры, чтоб! Ну, вообщем, по- моему все. Вопросы есть?
  
   Игорь- Интересно, а что Зубовой в нашей дыре понадобилось?
  
   Петр Иваныч - Не в дыре, а в глубинке.
  
   Игорь- Ну, если в глубинке, тогда понятно...
  
   Петр Иваныч - Ну, если по этой теме все ясно, то переходим к следующему, о престарелой кобыле Зине. После чего, я думаю, можно вернуться к репетиции. Да, и чуть не забыл, коверный Тимоня (Тимоня, услышав свое имя, просыпается, расстерянно смотрит вокруг) после собрания зайдите ко мне.
  
   Цулькинский - Ага, я же говорил, срежут ему номер. Старик плох, а программа не резиновая.
  
   Отец Марка сидящий рядом с ним, кивнул. Затем они о чем-то пошептались с Цулькинским. Тихо и кратко. Галка бросила на них ядовитый полный презрения взгляд, показала язык. Те во ответ ничего не сказали, но опять же "на ушко" обменялись репликами.
  
   Тимоня молчит, с грустью снимает парик, видны седые редкие волосы. Почувствовав на себе долгий взгляд Галки, он оборачивается к ней, она внимательно посмотрела на него и вдруг скорчила смешную рожу. Тогда Тимоня потянул себя за паралоновый круглый красный нос на резинке. И показался настоящий нос Тимони. Тимоня вдруг резко отпустил свой паралоновый нос. И он снова закрыл настоящий.
   Тимоня и Галка улыбнулись друг - другу.
  
   Поздний вечер. Постепенно все разходятся по домам. Полупустая арена. Тоня , Галка, Настя и Гулливер сидят вместе. Они ждут Тимоню, смотрят как цирковые рассходятся по домам. Тоня грустно смотрит на часы. Настя внимательно высматривает в толпе деда.
  
   Она не видит, что Гулливер тянется погладить ее болонку. Болонка испуганно смотрит на Гулливер и вдруг начинает тявкать. Настя тут же обернулась, увидела, - Гулливер строго смотрит на болонку, пожимает плечами.
  
   Гулливер, болонке, строго - Ну чего вопим?
   Болонка испуганно замолкает.
  
   Тоня, как бы самой себе - Вот черт, уже 8-ой час! Вот и сбегала за продуктами! А дома шаром покати!
  
   Настя, даже не посмотрев в ее сторону, автоматически - Ну, отпросилась бы.
  
   Тоня - Да, тут отпросишься!
  
   Появляется Тимоня. Он держит в руках как шапку парик.
  
   Настя - Деда, ну как там?
  
   Тимоня с деланным равнодушием, c еле- сдерживаемым раздражением махнул рукой- А!
  
   Настя- Да, ладно, деда, мы как-нибудь...
   Тимоня садится рядом с ними, хватается руками за голову, горестно вздыхает.
  
   Тоня- Как всегда, ради всяких там заезжих там своих же вот и... Да что там говорить!
  
   Галка - А что разве нечего?
  
   Гулливер - Да, что вы в самом деле, как будто номер совсем срезали? Приедет она, номера не будет. Уедет, номер на место поставят! (обращаясь к Тимоне) Ну, ведь правда не совсем ?
  
   Настя, Галка, Гулливер и Тоня смотрят на Тимоню с вопросом.
   Тимоня, устало отводит глаза.
   Галка предварительно потряся и услышав родной "бульк" во фляге, предлагает ее Тимоне. Он жестом отказывается.
  
   Тимоня - Ну, мне пора, пошел я, что ли...
   Боевые подруги с грустью, понимающе кивают.
  
   Тимоня встает, глубоко вздохнув, смотрит на своих боевых подруг, с деланной равнодушностью машет рукой, мол, а ну все это.
   Грустно улыбается им. Уходит.
  
   Настя вдруг вскакивает - Деда, я с тобой можно?
   Тимоня на миг остановившись, оборачивается к ней и отрицательно мотает головой. И уходит. Настя смотрит в его сутулую спину.
  
   Вечер. Загораются огни цирка. Торопливо униформа убирает арену, готовит занавес, украшает ее огромными, нелепыми, ядовито - яркими бантами.
  
   В оркестровом гнезде готовятся к вечеру. Пожилые музыканты настраивают свои инструменты. Кто - то из них кашляет, кто - то глотает таблетки, вот появляется кто -то еще с тросточкой.
  
   Цирковой оркестр состоит из пожилых музыкантов. Тех самых, седых, с палочками, и толстыми линзами в очках, лысых, со сгорбленными спинами, с таблетками в карманах. Они работают в оркестровом гнезде над ареной. Здесь же сидит Тоня. Вот она тщательно до блеска натирает свои тарелки.
  
   Откуда - то раздается смех, издали видно, как к оркестровому гнезду приближается яркое красочное пятно. Это Галка - певица из циркового оркестра, по прозвищу Каркуша. Она с громогласным смехом проходит на свое место.
  
   Она карлица, лилипутка, полная и кругленькая, с копной черных густых кудрей, напоминающей капусту. С громким смехом. Курящая, с трубкой в зубах. Она говорит свистящим, ангинным шепотом.
  
   Перед пением она вынимает из кармана свою флягу, булькает ею, открывает и приникнув к горлышку, опрокидывает ее, пьет жадно и горячо. Тяжело грудно вдыхает, занюхивает коробком спичек, после чего запевает басом.
  
   Одевается как сорока, с безумно - глубоким декальте, с шелковым ярко-красным бантом и массой сверкающих крупных бус на шее. И это в 45!
  
   Когда она проходит к своему месту в гнезде , она успевает кого -то приобнять из стариков - музыкантов, кого - то кокетливо ущипнуть за бок, или за щечку, живо и яростно приветствует музыкантов обеими руками.
  
   Галка - Привет, мои маразматики! Мои коматозники, целую вас, мои паралитики ! Мальчики, ау! Это я пришла, пирожков принесла! Ну, что вы сидите! Эй вы, зажигай!
  
   Музыканты приветствуют ее тихо, но с улыбками.
  
   Отец Марка, дирижер нарочито вяло, скучающе - А, это ты - Каркуша!
  
   Галка - Нет не я, это карма моя! (Отцу Марка) А тебя я целовать не стану, ты фальшивишь!
  
   В гнезде появляется Гулливер, при ее виде Галка заметно оживляется.
  
   Гулливер - Доброе утро, моя крошка! - Они обнимаются, целуются.
  
   Гулливер - огромного роста женщина, похожая на мужчину. Широкоплечая, в мини, в обтягивающем свитере. Накрашенная ярко и смело. На голове хвост. Поет тонким, высоким голосом.
  
   В оркестровом гнезде, тихо крася ногти, Галка расстопыренными пальцами криво и неуклюже перелистывает ноты.
  
   Отец Марка - Каркуш, все, соберись, репетируем!
  
   Галка - Так точно, песня про маленьких лебедят! (Поет, репетируя)
  
   Поросята,
   Славные ребята,
   Ах как хвостики торчат,
   Ах у наших у ребят! -
  
   Затем Галка громким шепотом "мальчикам"- Мальчики, а ваши хвостики не торчат?!
  
   Отец Марка, дирижер - И стоит так раскрашиваться, Каркуша? Все равно сидишь глубоко, в темноте, никто тебя не видит. А наряжаешься, как новогодняя елка.
  
   Галка - Конечно, нужно как ты скромненько, серенько. (громко смеется)
  
   Отец Марка, дирижер - Так что ж ты все подальше от публики сесть стараешься?
  
   Галка - А где хочу, там и сижу.
  
   Гулливер - Кому не нравится, все вопросы ко мне.
  
   Наконец открывается блестящая занавесь, сверкающий Гришечкин выходит на арену и торжественно подняв вверх руку, он провозглашает.
  
   Гришечкин - Под куполом цирка широко известные в нашем городе и районе и даже, не побоюсь этого слова, в области воздушные гимнасты - виртуозы своего дела...
  
   Наверху, в гнезде, Тоня тихонько подсказывает одними губами - Кай и Герда...
  
   Гришечкин - Кай и Герда...
  
   На арену выходят крашенная блондинка и лысеющий брюнет в белых костюмах.
   И он так здорово крутит ее под куполом цирка под романтичную музыку - такую,что все сразу думают,что он муж ей, а пожилые зрительницы тихо утирают слезы в полупустом зале, где почти нет зрителей.
   Воздушник работает номер и обнимает в воздухе свою партнершу.
  
   А его полная жена сидит среди зрителей, с маленькими близнецами - сыновьями, она тут же прикрывает им глаза своими мощными руками, чтобы она не видели этой срамной картины. Сыновья умудряются сквозь ее пальцы что -то проглядывать, но все что они видят, это только блеск костюмов и сияние софитов. А еще они умудряются увидеть сквозь мамины пальцы - мамины глаза, ее ревность, ее тоску и печаль.
  
   Когда исполняется этот номер,Тоня особенно трепетно играет на своих тарелках. Она с мечтательным лицом слегка прикасается ими друг к другу. И отец Марка, когда играет на своей скрипке в этот миг, у него тоже такое лицо. И они с Тоней смотрят друг на друга, как посвященные.
  
   Крупный план - Гришечкин - На арене великий чародей и маг и на весь город...
  
   Крупный план - Тоня неслышно повторяет за Гришечкиным одними губами.
  
   Крупный план - Гришечкин - известный чародей...
  
   Крупный план - Тоня - И просто уважаемый человек...
  
   Крупный план- Гришечкин - И просто уважаемый человек...
  
   Крупный план- Тоня - Алексей Максимкин.
  
   Крупный план- Гришечкин - Алексей Максимкин. Аплодисменты, дорогая публика!
  
   Появился чудотворец в потрепанной чалме, с разукрашенной тростью. Стал расскланиваться под музыку. Затем показывает фокус с шаром. Малочисленные зрители в полупустом зале аплодируют.
   В одном из передних рядов сидит какая -то тетка с семечками, ест их. Рядом с нею в парадном платье, с выражением отличницы сидит полная жена воздушника.
  
   Голос Гришечкина - А теперь сеанс ясновидения!
  
   Чародей - Мне нужен доброволец! (говорит таким нарочито таинственным голосом)
  
   Жена воздушника, встает, с пафосом как на пионерской линейке - Есть такой доброволец! Это я!
  
   Чародей- Ну что же ... Идите- ка сюда!
  
   Жена воздушника идет к нему, со старанием делает свою походку манерной, но в итоге получается не манерная, а неуклюжая походка.
  
   Чародей - А имеется ли у вас паспорт? Если да, то дайте мне его.
  
   Жена воздушника, будто признаваясь в любви...- Да! Вот он! (достает из груди паспорт, подает его чародею)
  
   Чародей берет его, проводит над ним рукой. Томно смотрит на жену воздушника и глубоко вздыхает.
  
   Чародей, не расскрывая паспорта - Вы замужем.
  
   Жена воздушника, старательно удивляется- Да! Откуда вам известно?
  
   Чародей - О, мне многое известно! У вас трое детей!
  
   Жена воздушника - Точно! Вы кудесник!
  
   Чародей - И двое из них учатся в одном классе. Близнецы!
   Жена - Волшебник! Волшебник! (нервно и восторженно,фальшиво хлопает в ладоши. Но никто в зале не желает последовать ее примеру).
   Тогда она замолкает и смотрит на чародея.
  
   Чародей, отдает с раздражением ее паспорт - А теперь берите свой паспорт и можете садиться. Спасибо вам большое.
  
   Жена воздушника, с пафосом- Это вам спасибо большое!
  
   После каждого обьявления, текста Гришечкина Тоня дает туш. Радостно, с восторгом любви стучит она по барабану и в конце звонит тарелками.
  
   Гришечкин - На арене самые ловкие и отважные джигиты под руководством заслуженного артиста Гарри Абадзяна.
  
   Выскакивают на арене джигиты. У одного из них на голове красуется та самая "чудотворная" чалма. У другого - "чудотворный" халат. Камера "выхватывает", что на ногах отважных джигитов кеды, обычные, спортивные.
   Они выполняют трюки, малочисленные зрители аплодируют.
  
   Вечером, Тоня, обнимая Гришечкина за плечи, сидящего у зеркала к ней спиной - Вот было бы здорово, если бы ты мог и меня тоже объявить!
  
   Отец хохочет - И что я скажу? Смотрите, вон та маленькая с блюдцами, это Тоня Гришечкина! Кому это интересно?!
  
   Мама ничего ему не отвечает. А на следующих выступлениях Тоня уже не звенит так радостно блюдцами и на барабанах не стучит, так торжественно как раньше.
  
   Поздний вечер. Ресторан. Полно людей. Видно, что это какой- то банкет, какой-то юбилей. Галка и Гулливер входят, держась за руки. Они радостно, с подчеркнутой жизнерадостностью приветствуют завсегдатаев ресторана. Их приветствуют официанты, гости. Чувствуется, что подруги здесь бывают часто и все их знают.
  
   Музыканты, молодые и яркие играют громче, отчетливей и нежнее, кивают подругам. Те просто блистают счастьем, они чувствуют себя звездами в ресторане, на празднике. Галка подходит к сцене, смело забирается на нее и что-то шепчет музыкантам.
  
   Через мгновение звучит известная мелодия Мерелин Монро из фильма "В джазе только девушки". И вот Галка поет. Сильно и красиво. Ее подруга тоже забирается на сцену и вот они поют вдвоем. Горячо и страстно. Галка басом, Гулливер тоненьким голоском. Их угощают вином, шампанским. Голову кружит, огни сливаются в какой-то ослепительный поток.
  
   Один из гостей, лысый полный мужчина, подходит к сцене, дарит Галке цветы. Та заразительно смеется, целует его со сцены в лысину.
  
   Галка - А помните, вы меня в Консерваторию не приняли? Из-за роста.
  
   Мужчина - Извините, не помню... (он смущен)
  
   Галка - А вы не смущайтесь, меня и в педагогический из-за этого не приняли.
  
   Гулливер - И меня тоже! Сказали, что меня дети пугаться будут.
   Они громко смеются. Лысый молчит, напряженно улыбается.
  
   Пьяная Галка смело и ярко танцует на столе. Пьяная Гулливер пытается влезть на стол. Но он переворачивается и они с грохотом и смехом падают на пол. Все смеются, помогают подругам подняться.
  
   Поздний вечер. У общаги останавливается черная Волга. Из нее выходит тот самый лысоватый мужчина, качаясь, подходит к двери машины. Рвет на себя ручку двери. Но не сумев открыть, падает. Дверь с хохотом открывается, выходят две - Галка и Гулливер.
  
   Галка - Ну ты посмотри, какой силач!
  
   Гулливер - Да это же просто тринадцатый подвиг Геракла.
  
   Мужчина кое - как поднимается, слышит смех из машины. Он видит, что подруги уходят.
  
   Мужчина - А вы блин куда? Блин, зачем?
  
   Галка - Блины есть! Пока!
  
   Гулливер (с иронией) - Галь, а вдруг нас зовут кататься? (лысому) Ну, что рискнешь, пригласить меня, крошку?
  
   Мужчина выразительно мотает головой, выглядывая откуда - то из - под мышки Гулливера.
  
   Подруги, смеясь, уходят. Они входят в подьезд. Пропускают мимо ушей какую-то ругань старенькой вахтерши в очечках. Смеются, идут по лестнице. На втором этаже Гулливер и Галка нежно прощаются и Гулливер уходит домой.
  
   Затем Галка идет одна. На ее этаже темно. Галка идет вперед. В темноте слышно, как стучат ее шпильки.
  
   В глубине темноты слышно, как шепчутся двое - девушка и юноша. Это Настя и Игорь.
  
   Настя - Ты слышал? Вдруг комендантша?
   Игорь - Я ничего не слышал.
  
   Галка осторожно снимает туфли и, стараясь не шуметь, тихо проходит мимо них, прячется в темноте.
  
   Игорь, нежно - Ну, чего? Да тебе показалось! Ну не бойся! (слышится звук поцелуя)
  
   Галка сидит одна в углу коридора, на полу, обняв колени руками. В темноте горят ее глаза. И когда слышатся удаляющиеся шаги Насти и Игоря, мы слышим горчайший вздох Галки. Горький вздох одиночества.
  
   Она входит в комнату. В темноте виднеется маленькое пестрое пятно. Она включает свет. В комнате бардак. Пестрое пятно оказывается огромным старым попугаем. На столе масса грязной посуды, всюду битые бутылки, стаканы, окурки. На кровати валяются ее платья.
  
   Попугай просыпается - Галка, пой!
  
   Галка - Ага, щас прямо!
  
   Попугай - Опя-я-ять нажралась!
  
   Галка - И что теперь?
  
   Попугай - От капли лошадь помирает! (напевает похоронный марш)
  
   Галка - Ага, после дождичка в четверг! (накрывает его клетку черной накидкой).
  
   Попугай еще некоторое время пытается петь, но вс тише и наконец замолкает.
  
   Она садится на подоконник, рядом с клеткой, видит во дворе пару - это Настя и Игорь. Они смеются, целуются, обнимаются, качаются на качелях. Галка сидит на подоконнике, прижавшись носом к стеклу. Она не отрываясь следит за парой, но те исчезают в темноте.
  
   Тогда она оперевшись щекой на руку, поет по - бабьи , грустно, по - деревенски...
  
   Потянуло прохладой уже.
   Это лето прощается с нами,
   Обнаружилась птица в душе
   Закричала, забила крылами
   Для нее невозможного нет,
   Тянет в горы-
   Бросайте работу
   В синем небе увидела след-
   Потянулась вослед самолету...
  
   Попугай в клетке молчит. Далеко за окном горят одинокие огоньки, в одиноких окошках. Знаете как, все окна дома черны и пусты в ночной темноте, и только одинокие окна, сияют единицы в темных спящих зданиях. В небе пролетает самолет.
   Здание общаги темное и горят только два окошка галкино и гулливерино. Обе одинаково кипятят в одинаковых банках одинаковое количество воды одинаковыми кипятильниками - (паралельный монтаж).
  
   В это время, уже поздняя ночь. Гришечкин и Тоня лежат в постели. Гришечкин лежит с одной стороны постели, у его края включенный ночник. Тоня спит в темной стороне постели. Она по-детски завернулась в одеяло, сопит носом. Гришечкин торопливо, в азарте чирикает карандашом на исписанных листочках. Затем пересмотрев сверху вниз по диагонали, толкает локтем Тоню.
  
   Гришечкин - Тонь, а Тонь!
  
   Тоня - Сплю!
  
   Гришечкин -Тонь,(он склоняется над ее ухом), а Тонь... (неожиданно громко) оркестр, туш!
  
   Тоня вскакивает, сонная оглядывается - Где, кто, за что? Почему?
  
   Гришечкин - Слушай, чего написал. Только не спи! У меня же творческий процесс. Итак... Эта народная артистка Розалия Зубова связала свои чаяния с народом, создавая по-настоящему народный номер с поросятами. Она относится к ним как родная мать!
  
   Тоня - По - свински что ли? Ну, а кто им еще родная мать?
  
   Гришечкин - (смотрит на нее строго)Ты мне это... Тоня!(смягчается от ее улыбки) А ладно, дальше у меня так...Несомненно Розалию Зубову и ее розовеньких артистов ожидает большое будущее. Аплодисменты, товарищи!
  
   Тоня - А что если поросят хорошо кормить, то можно и на большое будущее замахнуться!
  
   Гришечкин - Тоня!
  
   Тоня - Вообще похоже на некролог. Я и не знала, что ты еще и некрологи писать можешь! Правда, не маленькое открытие для трех часов ночи? Как ты думаешь?
  
   Гришечкин - Чтоб я еще раз поделился с тобой творческим замыслом!
  
   Тоня - Положи его в карман!
  
   Гришечкин - Нет пророка в своем отечестве.
  
   Он лег и отворачивается от Тони. И чуть ли ни в лицо, ему улыбается нахальный и счастливый Бельмондо. Гришечкин грустно вздыхает и закрывает глаза.
  
   Утром, за завтраком, Тоня - Митяйка, у тебя ведь переходный период. Может у тебя есть какие - нибудь вопросы? Ты не хочешь поговорить со мной о чем - нибудь?
  
   Отец во время их разговора сидел за зеркалом, делал себе маску на лицо, кажется из сметаны или из клубники. Услышав последнюю фразу, он обернулся к сыну.
  
   Гришечкин, слегка манерно, как актер - Или со мной...
  
   Митяйка серьезно, торопливо вставая со стола - Нет, спасибо. Я пойду, меня ждут.
  
   Мама вздыхает и, погладив мальчишку по волосам, - Ну, хорошо. А если что, обращайся, ладно?
  
   Отец возвращается к своему зеркалу, похлопывает под подбородком ладонями.
  
   Гришечкин - Да-да, подходи, пообщаемся, ладненько?
  
   Митяйка сухо кивает - Ладно. А теперь все?
   Мама пытается погладить его по голове, но он мягко отстраняется.
  
   Мама - Все.
  
   Митяйка радостно выскакивает из комнаты. А мама, тоненькая маленькая Тоня с крысиным хвостиком, глубоко вздохнув, поворачивается к окну. Видит, как ее мальчишка бежит за Санычем.Тот торопливо идет по улице, неся на плече сумку с картинами.
  
   Мальчишка догоняет старика, тот обнимает его за плечо и они идут вместе, о чем-то радостно говоря. Тоня отходит от окна. Садится на пол, закрыв лицо руками.
   Гришечкин следит за нею в зеркало, затем берет полотенце и вытирает лицо. Маска стирается, открываются чистые участки кожи.
  
   Саныч - старик, художник - оформитель. У него вся комната в плакатах по красным датам, эскизах декораций, костюмов, афишах. У него в комнате валяется масса старых журналов и газет, учебников. И масса всяческих репродукций, фото. И бесчисленное количество ножниц и целые литры клея. В особенные моменты вдохновения старик закрывает глаза и ощупью берет ножницы, страницы и начинает резать, рвать, стричь строчки, кусочки бумаги. Потом берет клей и клеет отрезки на кусок картона. А потом читает с торжественным видом то что получилось.
   Выглядит это примерно так.
  
   Саныч - Ты только послушай, Митяйка, что получилось...
  
   Саныч держит перед собой клееный - переклееный кусок картона со строчками.
  
   Репертуар наш был разнообразный...
   Сами по себе, все новые люди, были очень милые...
   Это какая-то разбойничья шайка...
   Однако я вернусь к чеховской "Чайке"...
   Кто станет первыми олимпиониками нового века...
  
   Митяйка- Ну и что?
  
   Саныч -То есть как ну и что? Ты что не чувствуешь тонкие эманации? А это движение в воздухе?
  
   Митяйка, виновато - Нет, не чувствую.
  
   Саныч строго смотрит на него, вдруг хватает его за плечо, ведет в один из углов своей тесной комнатки, там мальчишка видит маленький холст, запачканный пятнами.
  
   Саныч- Ну,скажи мне, что ты видишь?
  
   Митяйка - Ничего такого. Пятна и пятна.
  
   Саныч - Боже мой! Ты ведь музыкант! У тебя же есть воображение!
  
   Митяйка всматривается, щурит глаза, но ничего не видит. Пятна остаются пятнами.
  
   Саныч - Но это же канкан! Как же ты не видишь!
  
   И в самом деле канкан! Митяйка всматривается еще внимательней и видит. Пятна оживают, двигаются, кружатся. Это платья чудесных девушек.Так оно и есть! И вот он слышит музыку и смех девушек. Стук их каблучков, шелест их платьев. Саныч увидев, что в глазах его маленького приятеля загорается огонек, радуется этому и закуривает трубку.
  
   Митяйка играет на своих блюдцах. И снова стучат сверху и снизу. Кричат что -то обидное, но малыш не слышит. Он весь в своей музыке. Саныч подбадривает его своими аплодисментами.
  
   И вдруг его остановливает чудо - Ника выходит во двор. Она идет куда-то, торопится с полными продуктов сумками. Мальчик перестает играть, любуясь ее золотыми, сияющими волосами, тонкой фигуркой. Он так и стоит на стуле, с тарелками в руках.
  
   Старик оглядывается в окно, желая посмотреть, на кого же так засмотрелся его друг. Он видит Нику и улыбается.
  
   Все ребята во дворе начали перед ней выкаблучиваться.
   Дрон старается громче бренчать на гитаре и хрипеть голосом как Цой.
   Костен начинает задирать Витька.
  
   Марк у окна пилит на своей скрипочке. Рядом стоит его отец и тоже пиликает на скрипочке. Марк стал медленнее водить смычком, не спуская с нее глаз, а через какое - то время и вовсе перестал. Пока не раздался окрик его отца. И тут же грустный долговязый Марк снова запиликал.
  
   Ника замечает Митяя в окне, улыбнулась, крикнула ему - Митяй, привет! - приветливо махнула рукой.
  
   У ребят отвисли челюсти при этом. Костен перестал задирать Витька.
   Марк снова перестал пиликать и снова получил от отца затрещину.
   Дрон прекратил петь и закашлялся. Ника, ничего не замечая, зашла в подъезд и исчезла.
  
   Утро. Старик у этюдника, снова посмотрел в окно, увидел Нику с портфелем в руке. Вспомнил, как ему играл Митя. Картинка на экране расплывается, теряет свою четкость и вот это пятна на холсте старика. Пятно - мальчик, пятнышки - тарелки, пятно - старик, пятно - девочка с пятнышками - сумками . Он рисует, его борода энергично запачкана краской. Старик в пылу бросает кисть на пол, затем он хватает тюбик и выжимает себе на ладонь.Он рисует руками.
  
   За окном уже день . Дети с ранцами идут в школу. Они цепляются за переполненный трамвай и едут счастливые.
   В комнату Саныча стучали. Стучали очень долго и все громче, громче, громче.
  
   Саныч, грозно - Кто там?!
  
   Тимоня - Да я это!
  
   Саныч - А! Тимоня! Че пришел?
  
   Тимоня - Ты мне откроешь или нет?
  
   Саныч - Нет, иди отсюда, я занят. У меня творческие эманации.
  
   Тимоня - Давай эскизы, старый дурак, а то уволят! Тебя директор весь день ищет. Кроет матом и вообще! Ну, блин, как всегда, все через...
  
   Саныч выглядывает в окно - А черт, уже день! - Саныч вытирает руки об штаны.
   Вынимает из кучи бумаг одну из них. Он вертит это, затем просовывает ее под дверь. Бумага исчезает. Вместо них появляются другие. Стук повторяется.
  
   Саныч - Ну, еще чего!
  
   Тимоня - Здесь в списке все, что ты еще должен сделать. А то что ты дал, я передам.
  
   Саныч, забирая - Теперь - то я думаю все?
  
   Тимоня - Все.
  
   Тимоня встает с колен, отряхивает брюки - Всю жизнь так, хоть бы раз спасибо сказал! А, ну его!
  
   Он достает готовую работу, разворачивает ее, и видит, что это афиша Розалии Зубовой. Вглядывается в нее, в лицо на афише. На ней она была в блистающем серебристом платье до пола, в крашенных под блондинку волосах, полная, румянная как кустодиевская красавица. И радостная улыбка, с золотым зубом впереди. А в руках она держала, как младенца, розовенького поросенка. На афише было написано, что она - народная артистка Башкирии.
  
   Афиши Розалии были размещены на всех улицах.
  
   Распахивается дверь главного входа в цирк. Входит Розалия, в ярко-красном пиджаке с синими пуговицами и такими же огромными клипсами, она в джинсах, с тростью. Надпись на огромном куске ватмана - "Приветствуем!" (и яркие пятна вокруг этого слова).
  
   Она входит. Улыбается своей ослепительной улыбкой. Старый коверный смотрит на нее сначала, как все торжественно и улыбаясь. Затем, с сомнением и уже вглядываясь.
  
   Розалия увидела Нику, которая танцевала в фойе. Отановилась, улыбнулась, любуясь платичностью девочки.
  
   Розалия - Послушай, держи руки ровней! (Ника с удивлением посмотрела на нее.
  
   Повернула голову к афише, взглянула на афишу, на Розалию, узнала. Радостно удивилась и улыбаясь, поправила руки. Увидела глазах Розалии одобрение, обрадовалась еще больше)
  
   Розалия (кивая) - Вот-вот умница.
   Когда она кивала, то из - под белого шелкового платка на ее шее, мелькнул край шрама.
  
   Тимоня, как будто себе - Это же Клавка!
  
   Розалия - Девочка, а где у вас кабинет директора?
  
   Ника - А давайте я вам покажу!
  
   Розалия - Нет, спасибо! Я не хочу отвлекать тебя.
  
   Ника - Тогда, вот так прямо, а потом налево, там увидите.
  
   Розалия - Спасибо. (задумчиво, себе) Надо же кабинет на прежнем месте.
  
   Она почувствовала на себе пристальный взгляд, обернулась увидела задумчивого Тимоню.Подошла к нему, ласково коснулась его потертого красного носа, мягкого, из паралона.
  
   Розалия - Привет, Женька! А ты не изменился!
  
   Тимоня - Да уж... (и погладил себя по седой лысеющей голове). Ты тоже.
  
   Розалия засмеялась- А врать ты так и не научился. А номер наш воздушный помнишь?
  
   Тимоня - Клав, ну конечно помню! Только я уже давно не летаю, Клав! Я теперь простой коверный. Я после того и летать не смог (он кивнул на ее тросточку). Никого с собой брать не мог, руки дрожали.
  
   Розалия - Знаю, знаю. Это ведь еще при мне было. А в программе твой номер будет?
  
   Тимоня - Нет... Знаешь, его в этот раз постригли... Но, это даже не плохо. Еть время доработать, так сказать переосмыслить!
  
   Розалия - Да-да, конечно. Переосмыслить, доработать... это всегда полезно. Ну, что ж... извини, но мне пора! Я пойду, еще увидимся! Пока!
  
   Тимоня - Конечно, ну пока!
  
   Петр Иваныч удивленно следит за их разговором. Затем он подходит к ним.
  
   Розалия оборачивается к нему - Здравствуйте, Петр Иваныч! Поросята в пути, они прибудут на поезде, их семь штук. Но я думаю, что мы еще обговорим это.
  
   Петр Иваныч ошеломленно кивает. Она улыбается и проходит дальше.
  
   Петр Иваныч Тимоне - О чем это вы говорили?
   Тимоня, не глядит на него - Да так ни о чем...
  
   Фойе цирка. Галка и Гулливер долго красятся, глядя в зеркало у гардероба. Корчат друг - другу рожи, смеются. И вдруг, мимо них проходит, отразившись в зеркале Розалия с тросточкой. Как призрак, или глюк. Галка остановилась пораженная, перестала краситься, быстро оборачивается и действительно по коридору царственно и спокойно, грациозно проходит вдаль Розалия с тросточкой. Гулливер замечает странную реакцию подруги на появление Розалии. Внимательно смотрит на нее, спрашивая глазами, мол, ты что? Что случилось?
  
   Галка, задумчиво - Голову отдам на отсечение, Клавка это!-
  
   Гулливер, смеется - Что за чушь? Она давно не работает в цирке. Уж ты - то должна это знать!
  
   Галка - А я говорю, что это Клава!
   Гулливер смеется еще громче.
  
   Отец Митяя сразу ее заметил, в первый же день. Когда она шла по фойе с тросточкой. Отец удивился эффектной женщине и приподнял свою шляпу. Розалия, улыбнулась, еле - заметно кивнула, задержала на нем взгляд. Здесь же в фойе появилась Тоня, она бежала со своим мешком с треугольниками, колокольчиками и прочей звенящей ерундой. У нее были растрепанные волосы, мятые джинсы, вытянутый свитер. Она видела как муж встретил Розалию. Тоню это рассердило. Она решительно прошла мимо мужа и, оглянувшись тайком, чтобы посмотреть - не оглянулся ли ее муж, она нечаянно задела локтем Розалию.
  
   Розалия, томно и ленно обернулась к ней - Вы что - то хотели?
  
   Тоня, быстро - Нет, ничего. - И пошла дальше.
  
   Под куполом цирка крашенная блондинка и лысеющий брюнет в тренировочных костюмах. Воздушник обнимает в воздухе свою партнершу. Они встречаются глазами, полными нежности.
  
   Тимоня - Ребята, ритмичнее! Руки пошли! Руки!
  
   Он и Она поднимают сцепленные руки, и все время смотрят друг на друга.
  
   Тимоня - Еще раз и ритмичнее! Не размазывайте!
  
   В это время за кулисами Розалия второпях ищет Гришечкина.
  
   Розалия спрашивает у Насти- А вы не видели Гришечкина?
  
   Настя - Говоруна, что ли? Может быть он на арене.
  
   Розалия идет на арену. Там проходит репетиция воздушного номера. Розалия, едва увидев, что под куполом цирка - двое, остановилась. Арена перед ее глазами поплыла, "картинка" перед глазами расплылась, размазалась.
   Тимоня, увидел, что происходит с Розалией, бросился к ней. Обнял ее.
  
   Тимоня - Тише! Тише! (он нежно усадил ее) Ты как?
  
   Розалия - Ничего, нормально.
  
   Тимоня - Это ты после того, как...
  
   Розалия - Да. Но это ничего.
  
   Дождь мочит афишу Розалии.
  
   К ним подходят люди - Что с вами?
  
   Розалия - Ничего, это только давление. А так нормально...
  
   Тимоня, обращается к кому - то из униформы - Серж, отведи Розалию в медпункт. У меня люди наверху.
   Ему помогают, уводят Розалию. Работа продолжается.
  
   Тимоня входит в медпункт. Розалия лежит на кушетке.
  
   Тимоня - Как ты ?
  
   Розалия - Да так...
  
   Тимоня - Ясно. ( он собирается уходить, но уже на самом пороге вдруг останавливается, поворачивается к ней, он идет к ней, садится на край кушетки ) Знаешь, все эти годы... глупо звучит, как в дешевой мелодраме... ( он достает из кармана красный нос ) помнишь?
  
   Розалия - Конечно. Это ведь я его тебе подарила.
  
   Тимоня - У меня потом больше никаких носов не было. Только этот. Знаешь, это я во всем виноват. Тогда, помнишь, когда мы работали номер, я не удержал тебя... И ты из-за меня теперь (он посмотрел на ее ногу со шрамом, на трость)... И потом, когда Петр Иваныч тебя выкинул из цирка за профнегодность... И когда ты уезжала, я ведь...
  
   Розалия - Петр Иваныч меня даже не помнит... Знаешь, когда я сюда ехала, я думала, что это будет моим триумфом, вот мол, когда -то вы меня выкинули, а теперь смотрите... И что? Никто уже не помнит меня, ту самую Клаву.
  
   Тимоня - Ты уехала, а я остался с носом. А ты действительно молодец! Звезда!
  
   Розалия - Да брось ты! Какая к черту звезда! Так, сало дрессирую, мотаюсь одна из города в город. Всюду одно и тоже. Все цирки похожи друг на друга. Не зря же говорят, хочешь стать звездой, сядь на елку!
  
   Тимоня - Да уж...
  
   Розалия - А, знаешь,большое тебе спасибо. Все - таки и у меня в жизни был воздушный номер без страховки.
  
   Тимоня - Да, но какой кровью тебе это далось!
  
   Розалия - Да лучше летать с кровью, чем сало дрессировать без...(она волнуется и вдруг резко) А ты помнишь, как я... (она не может говорить)
  
   Тимоня - Да, помню...
  
   В медпункт входит Гришечкин, он взволнован - Розалия, извините, мне сказали, что с вами случилось, что вы меня искали. Как вы себя чувствуете?
  
   Розалия, ласковым голосом - Отлично! У меня к вам разговор по поводу вашего текста. (она взглядом "говорит " Тимоне, чтобы он ушел)
  
   Тимоня встает - Ну, что ж, не буду мешать. Пока, и не болейте больше!
  
   Розалия - Спасибо за все! Мы еще увидимся!
  
   Гришечкин и Цулькинский в фойе цирка. Гришечкин вынул из кармана текст. Дал его Цулькинскому.
   Гришечкин- Я думаю, вот так это будет.
   Цулькинский- Это уже готовый текст?
   Гришечкин - Нет, это творческая разработка...
   Цулькинский читает текст, ему явно не нравится. Гришечкин курит трубку. Мимо них проходят оператор с камерой, высокий в джинсах с папиросой в зубах и журналистка, в вытянутом свитере, в джинсах, в очках и крысиным хвостиком на затылке.
   Гришечкин Цулькинскому - О, это же с самой "Панорамы". К директору идут, наверняка про Розалию.
   Цулькинский - А ты что думал, что про нашу старую кобылу Зину будут снимать?
   (он возвращает текст Гришечкину с недовольным видом).
  
   Вечер. Комната Гришечкиных. Митяй и папа смотрят телек. На экране в кабинете директора сидит Розалия и Иваныч. К ним тянется рука с микрофоном. За кадром женский голос.
  
   Женский голос - Розалия, расскажите пожалуйста о ваших творческих планах.
  
   Розалия, со смехом - На пенсию уйти!
  
   В это время в комнату шумно входит Тоня. У нее в руках авоськи, на плече мешок с инструментами. Гришечкин бросает на нее строгий сердитый взгляд. Тоня замечает, что по телеку показывают Розалию. И с каким восторгом муж смотрит на нее. Она смотрит на серебристое платье Розалии, на ее прическу- корабль, на золотые зубы во рту, на себя, на свое потертое платье. И тяжело вздыхает. Затем берется разложить продукты из авоськи в холодильник. Шумит еще громче.
  
   Гришечкин - А нельзя ли потише?
  
   Тоня - А ничего что я устала? Что у меня голова болит и руки отнимются. А мне еще вам обоим еды на утро готовить. Еще и постирать.
  
   Гришечкин - Ты опять ударяешься в свой бытовизм?!
  
   Тоня - А я сейчас покажу кому-то бытовизм! - выключает телек.
  
   Гришечкин - Но мы же смотрим!
  
   Митяй - Это ты смотришь!
  
   Гришечкин упрямо включает телек. Тогда Тоня бросает авоськи, уходит в свой угол, достает жалкое зеркало, садится перед ним, расспускает волосы. Причесывает их, достает губную помаду, она исчерпана почти до конца, и только спичка торчит из нее. Тоня красит губы спичкой.
  
   Арена, день. Игорь тренирует Нику, на лощади учит ездить.
  
   Игорь - Ну, давай садись! Ника, кому сказал!
  
   Ника - А зачем ты его так дергаешь за поручень? У него же во рту болеть будет!
  
   Игорь, смеясь, плюется - Дура! Это не поручень! Это уздечка!
  
   Ника - И все равно болеть будет!
  
   Недалеко от них малыш с шарами в руках, а рядом его отец - фокусник, и в руках тоже такие шары и платок. Он учит малыша тому же фокусу с шарами. Отец показывает ему пример, когда шар приобретает цвет платка. Малыш внимательно смотрит на отца, затем повторяет движения папы. В итоге, когда малыш снимает платок с шара, шар становится прозрачным.
  
   День. Цирковая арена. Розалия дрессирует своих поросят. Она пытается заставить их покружиться на одном месте. Поросята один за другим выполняют задание.
  
   Розалия - А теперь попробуем под музыку.
   Оркестр играет. Поросята кружатся. И вдруг вступает бас Галки. И с испуганным визгом поросята разбегаются в ужасе.
  
   Розалия - Чего вы так орете? У меня поросята от страха мочатся.-
  
   Галка - Я так не ору. Я так пою.
  
   Розалия - Ага, поете! Они ж у меня совсем бледные!
  
   Галка - Ну ты, Клава! Не нравится, сама пой! (швыряет из оркестрового гнезда ей вниз ноты)
  
   Галка одна в обшарпанном цирковом коридоре, она куда-то торопливо, нервно идет.
  
   Мимо нее идут Лев Цулькинский и Петр Иваныч, они не замечают ее в жарком споре, мол почему Настя, ведь у него, у Льва - целых четыре курицы и тоже собака есть.
  
   Галка прячет свои слезы, торопливо проходит мимо них.
  
   Галка кусает губы, задирает голову вверх, чтобы не заплакать. Смотрит в окно. Смотрит, как наверху, на краю крыши, с сосульки капают капли. В окно заглядывает капельное зимнее солнце. Галка, не выдерживает и плачет, закрыв руками лицо.
  
   К ней подходит рассерженный отец Марка - Галка, что это за выходки! Сейчас же иди работать!
  
   К ним размашистыми шагами подходит Гулливер - Галка, ну ты че, в самом деле?!
  
   Отец Марка - Короче, Галка, ты идешь или нет?!
  
   Галка молчит, у нее в горле комок, она не может говорить.
  
   Отец Марка - Все хватит, это уже край! Забираю у тебя песню. Гулливер, возьмешь?
  
   Гулливер - Нет, конечно!
  
   К ним подходит Розалия - Я думаю, что поросят можно...
  
   Подходит Петр Иваныч и перебивает ее - Что это за митинг?
  
   Розалия - Просто рабочий момент. Я говорю, что забирать у Галки песню не надо.
  
   Петр Иваныч - Галка, что ты на этот раз выкинула?! Ты мне учти, выгнать тебя из цирка я всегда могу!
  
   Гулливер - А че сразу так круто?!
  
   Розалия - Да, выгнать из цирка вы всегда можете! (в ее голосе появляются неожиданные нотки горькой иронии) Так вот, я веду к тому, что поросята постепенно привыкнут к голосу Галины. И никаких проблем.
  
   Галка - Тогда пошли работать!
  
   Гулливер - Точно, Галка! (берет ее под локоток, уводит)
   Подруги уходят.
  
   Ветер треплет афишу Розалии.
  
   Вечер. Уже идет программа.
   За кулисами суета. Костюмер куда-то бежит с чалмой фокусника. Гример несет парик в гримерку Розалии. Джигиты курят, играют в карты. Цулькинский кричит униформе, что опять голубей не хватает, их было семь, а стало! Что с ними стало? И если так будет продолжаться, то мало кому-то не покажется!
  
   В этой суете, Петр Иваныч и Настя идут в сторону гримерки Розалии. Они спорят о чем-то.
  
   Петр Иваныч - Короче, хватит спорить. Вон там, видишь, ее гримерка. Подойди и поговори. Скажи ей, что ты тоже дрессировщица и все такое.
  
   Настя, ехидно - И не отдадите ли вы мне свой номер? Вам-то он на пенсии все равно ни к чему.
  
   Петр Иваныч - Настя! Уж кому-то я длинный язычок подкорочу! Ну, все, иди... Вон ее гримерка...- после этих слов он торопливо уходит.
  
   Настя осталась стоять одна недалеко от гримерки. Она то делала шаги к гримерке. То вдруг останавливалась, завидев среди толпы - Цулькинского. Тот явно следит за ней. В тот же миг, она делала шаги назад, в сторону, делая вид, что она как будто ищет кого -то. Он в этот же момент приближается к заветной гримерке, но не тут - то было, Настя, думая, что Лев ушел, быстро поворачивается и стремится на исходную позицию. И тогда уже Лев уходит в сторону, теперь он делает вид, что он ищет кого-то, высматривает кого-то среди суеты. Но сам все время следит за Настей.
  
   И вот, в какой-то из моментов своего "возвращения", она увидела, как в нее входит митин папа. Настя рассерженно гладит свою болонку, торопливо куда - то уходит. Розалия и Гришечкин вдвоем. Он обнимает ее, с его головы падает шляпа.
  
   Гришечкин - Я старый солдат, не знаю слов любви...-
  
   Розалия громогласно смеется, в углу пищат ее поросята с бантиками.
  
   Вечер. За кулисами суета. В раздевалку оркестра вошла Настя со своей болонкой. Она увидела Тоню.Та только начала переодеваться. Настя быстро примкнула к уху Тони и что - то быстро и рассерженно ей зашептала.Тоня, как есть выбежала из раздевалки.
  
   Вечер. Тоня была за кулисами. Она шла к гримерке Розалии, она увидела, как ее муж вышел из этой гримерки. Она торопилась сквозь тесные и переполненные коридоры.
  
   Суетились костюмеры.
   Куда -то торопились пугающе - ярко накрашенные артисты.
   Куда - то бежал ветеринар.
   Бухгалтеры куда -то шли ругаясь,тряся друг перед другом бумажками.
   Целовались Игорь и Настя, девушка с собачкой.
  
   Воздушница куда - то шла со своим утюгом, у нее было решительное,рассерженное лицо. Было ощущение, что она сейчас собирается кого - то убить этим утюгом.
   К ней подошла какая - то женщина.
  
   Женщина (воздушнице строго) - Не нужно на утюгах печь блины! Утюги жирные становятся, гладить просто невозможно! -
  
   Но воздушница и слушать не стала, она отошла от женщины, а та,оторвав от утюга уголок прилипшего блина, махнула рукой и пошла.
  
   Воздушница ворвалась в гримерку к воздушнику. Тот переодевался, и когда она вошла, он стоял перед ней полуголый и растерянный. Она замахнулась на него утюгом, дверь захлопнулась.
  
   Тоня торопилась. Кто - то торопливо здоровался с ней, она не отвечала. У нее были растрепанные волосы. Рубашка застегнута не на все пуговицы, надет только один рукав пиджака, другой болтался на спине. И вот она стоит у двери гримерки. Она распахивает ее. Видит перед собой только Розалию в серебристом. Та, красясь, оборачивается к двери.
  
   Розалия - Вы что - то хотели?
  
   Тоня, увидела на полу шляпу мужа, почти такую же как у Бельмондо. Она посмотрела в глаза Розалиию. Та не отвела глаз, смотрела с вызовом.
  
   Тоня, закрывая дверь - Нет. Ничего...
  
   Тоня быстро захлопывает дверь, бежит по коридору. Перед ней открывается дверь гримерной воздушника.Тоня видит, как воздушник и воздушница стоят, обнявшись.
  
   Воздушница плачет - Я больше так не могу! Весь цирк про нас говорит! -
  
   Воздушник гладит ее по волосам, что - то шепчет ей. Дверь снова захлопывается.
  
   Тоня, даже не переодевшись толком, прибежала в оркестр. Схватила свои палочки, сжала их. Музыканты зашептались между собой, указывая на нее. Но она не слышала шороха их слов. Она смотрела вниз на мужа. Он что - то говорил. Но что именно она не слышала. А когда он как обычно поднял руку, она продолжала стоять со своими палочками. Отец поднял голову и в повисшей тишине посмотрел наверх, на маму. Мама застыла.
  
   В это время там внизу, среди зрителей сидел ее сын Митяйка.
  
   Митяй тихо молился - Мама, ну пожалуйста играй!
  
   Отец Марка подскочил к ней, буквально вырвал у нее из рук палочки. Вырвав их, быстро застучал, а после схватив тарелки, дал звону.
  
   Быстро возвращаясь на место, Отец Марка бросил ей сквозь зубы - Дура!
  
   Мама посмотрела вниз, увидела, как на арене появилась та женщина в серебристом,и ее розовенькие поросята. Голова у Тони закружилась, перед глазами все поплыло.
  
   Откуда - то сбоку Тоня услышала - Да держите же Тоню! Боже,что с ней? Держите ее!
  
   Потом ее подхватили. Положили на пол. Митяйка вскочил, увидев,что мамин силуэт исчез.И стал пробираться через ряды, люди шипели что - то.
  
   А Митяй все пробирался и пробирался, шепча - Мама Тоня, держись!
  
   Никто из зрителей в переполненном зале не заметил, что случилось в оркестровой яме.
   На арене возле огромных ярких подсолнухов крутились поросята, одетые как пчелы. Поросята в белых платицах с бантиками переворачиваются с боку на бок.
   Поросята - полицейские свистят в свистки, догоняя поросенка-гавроша.
   Поросята - военные идут друг за другом в ряд. Поросята- лощади везут в карете поросенка - принцессу.
   Между ними ходит сияющая Розалия в серебристом платье с маленьким хлыстиком в руках. Зрители смотрят, затаив дыхание.
   Звучит песня Галки и Гулливера.
   Наконец, когда номер закончился и поросята стали уходить с арены, Розалии стали бросать цветы, аплодировать, кричать браво. Розалия еле - заметно кивала, улыбалась зрителям.
   Цветы летели, крики "браво" становились громче, аплодисменты перерастали в овацию. Аплодировали все- зрители, цирковые, журналистка и оператор снимали номер.
  
   Гришечкин стоял за кулисами и в дырочку следил за всем этим. Он был в восторге.
  
   Снег покрывает афишу Розалии на столбе. И таким плотным слоем, что уже не видать что там на афише.
  
   После представления. Темный пустой цирк. В оркестровом гнезде уже никого нет. Только Галка и Гулливер. Галка роется в сумке, нервно, резко.
  
   Гулливер - Ну что ты возишься, пошли! У нас такая халтура сегодня, закачаешься.
  
   Галка - Я помню. Сейчас только вот...(она опускается на четвереньки, зажигает зажигалку, смотрит внимательно) ну, где же он!
  
   Гулливер - Ты что ищешь?
  
   Галка - Да ключ, блин! Посеяла, а куда не знаю...
  
   Гулливер - Ну я не знаю. Давай тогда так, я пойду в ресторан, а ты найдешь и приходи. О*кей?
  
   Галка - О*кей!
  
   Галка продолжает искать.
  
   Гулливер уже находясь на арене, кричит ей - Галка, скорей! Мы тебя ждем!
  
   Галка - Вас понял!
  
   Галка ползает по полу, в темноте, вдруг в темноте ей видится что - то блестящее, она направляет зажигалку поближе и видит, что это край блестящего платья Розалии. Галка тут же поднимается на ноги.
  
   Розалия - Ну что ли привет, Галка?
  
   Галка - Что ли привет, Клава! Или как там тебя сейчас?
  
   Розалия - (подносит ко рту кулак как микрофон, "поет") Помнишь?
  
   Галка кивнула - Помню.
  
   Розалия - Ой ( увидела, как внизу Саныч прошел куда-то), а я и не знала, что он еще жив!
  
   Галка - А..., этот, он же вечный! Он еще нас всех переживет!
  
   Розалия - Да уж... (подходит ближе) Ты прости меня, за что сама знаешь.
  
   Галка - Знаю... ( она смущенно прячет руки в карманы, радостно и смущенно вынимает из одного из них ключ) А вот же он, а думала-то, что посеяла.
  
   Розалия - Да, бывает.
  
   Галка - Да, бывает. (долгая пауза) Ну, разве кто виноват, что я такая. Да, если бы даже если бы не ты, можно подумать, что у нас с Женей могло что-то получиться. Нет, ты не перебивай. Если я сейчас не скажу, то я никогда, никогда.(пауза) Как много если...Знаешь, я раньше часто думала, что вот если бы мне хоть 10 сантиметров роста, я была бы счастливой. Ну, конечно, это не так. Разве не ясно. Конечно ясно, и никаких если бы...
  
   Розалия - Я помню, "если бы" тогда было твоим любимым словом.
  
   Галка - Да, а теперь не так...знаешь, я все равно пою, понимаешь. Пою.
  
   Розалия кивает. Галка запевает. Камера любуется ее одухотворенным, поначалу горьким, а потом, с набиранием темпа и ритма песни все более счастливым лицом. Она поет что -то из репертуара Лайзы Минелли (из фильма "Кабаре" Боба Фосса). Розалия с восторгом и восхищением смотрит на Галку. Но та уже все забыла, она вся в песне, размахивает руками, поет.
  
   Полдень. Арена. Занавес украшеннный огромными, нелепыми бантами. На арене все цирковые, кроме пожалуй Саныча. Здесь даже дети. Все при наряде.
  
   Петр Иваныч - Сегодня, то есть сейчас, я, то есть мы...Извините, я волнуюсь. Вообщем так...К нам не каждый день приезжают такие звезды, как вы, Клав... Розалия...
  
   Розалия улыбается...
  
   Петр Иваныч - Вообщем, открываю танцы. Танцуют все.
  
   Звучит песня "Естудей" в исполнении группы "Битлз". Это арена.
   Галка в пестрой рубахе танцует с Женей - Тимоней.
   Их лица на одном уровне, так, как если бы Галка не была бы карлицей.
   Они о чем-то весело переговариваются, смеются.
   Галка оборачивается к Гулливеру.
  
   Гулливер танцует с Гришечкиным, он "дышит ей в пупок".
   Но тем не менее, что - то такое серьезное говорит ей с суровым видом.
   Гулливер тихонько посмеивается над ним.
  
   Напротив них "подпирая стенку", с тоской и сердито глядя на них, стоит одна Тоня. Митяйка видит, что мама едва не плачет, торопливо бежит к ней, сквозь танцующую толпу, ненароком пробегая мимо Ники, он не заметил этого.
  
   Ника с обидой отворачивается, видит перед собой Костена.
   Тот приглашает ее танцевать, Ника оборачивается в сторону Митяйки, который кого-то ищет взглядом в толпе.
   Ника соглашается, идет танцевать с Костеном. Во время танца, она оборачивается снова на Митяя, а тот танцует с мамой, обнимая ее, утешая. Ника, глубоко вздохнула, пытается уйти от Костена, но тот с улыбкой так крепко держит ее, что вырвать руку, просто больно. И они снова танцуют.
  
   Тимоня- Женя замечает, что в зале появилась Клава, оставляет Галку,
   и теперь-то оказывается, что она стояла на табуретке, а он стоял рядом, что они танцевали при помощи табуретки.
  
   Гулливер замечает, что Тимоня - Женя побежал к Клаве, оборачивается к Галке, та стоит одна на табуретке среди танцующих, с расстерянным, печальным видом, и кажется, что она вот - вот расплачется... Но затем Галка вдруг резко поднимает вверх руки и начинает танцевать одна, так весело и залихватски, что некоторые парочки останавливаются, чтобы на нее посмотреть.
  
   Галка вдруг вскидывает голову, и останавливается. Все перед глазами кружится. Из носа Галки хлынула кровь.
  
   Гулливер бросает Гришечкина и бежит к Галке, они обнимаются и танцуют вдвоем. Галка что - то говорит Гулливеру, та гладит ее по спине, как ребенка.
  
   Гришечкин расстерянно оглядывается на забывшую о нем Гулливер, не зная что делать.
   Его взгляд падает на Тоню, та по - прежнему танцует с Митяем.
   Тоня, заметив взгляд Гришечкина, останавливается, смотрит на него.
   Митяй тоже оглянулся на отца, бросил на него рассерженный взгляд, отвернулся.
   Гришечкин пятерней прилаживает волосы, робко направляется к ним.
   Приблизился.
   Митяй смотрит на него, смотрит на мать, пытается в танце увести маму.
   Но она сама отпускает свои руки и уходит танцевать с Гришечкиным.
  
   Ночь. Гостиница. Комната, в которой остановилась Розалия. Афиша на стене, цветы в вазе. Розалия сидит перед зеркалом, расчесывает волосы. Задумчиво смотрит на себя, на морщины на лице, на седые волосы, показавшиеся среди крашенных волос.
   Телефонный звонок. Розалия берет трубку.
  
   Розалия - Алло!
  
   Тимоня, он на улице стоит в автоматной кабинке, у его ног полное мусорное ведро. Он не сразу решился говорить - Алло! Клав, это ты?
  
   Розалия - Жень, ты что ли?
  
   Тимоня, тяжело - Да.
  
   Розалия - Что-нибудь случилось?
  
   Тимоня - А ты не хочешь прогуляться, как в старые добрые?
  
   Розалия - Старые добрые слишком старые. А мне пора баиньки.
  
   Тимоня - Не рано ли?
  
   Розалия - Мне завтра рано вставать.
  
   Тимоня - Ну, что ж. Тогда, спокойной ночи!
  
   Камера наезжает на лицо Галки, отъезд и она оказывается на сцене ресторана. Она поет, песня заканчивается и звучат аплодисменты. Кто - то дарит ей цветы.
   Она улыбается.
  
   Ее зовет к себе ударник - Галка, иди - ка сюда на минутку.
   Галка подходит.
  
   Ударник - Сбацай, битловскую "Естудей". Нам забашляли семь червонцев. Сбацаешь, потом разделим. Фифти - фифти, как обычно! О*кей?
  
   Галка - Не о*кей! Извини, я не могу!
  
   Ударник - Уже забашляли, дура! Ты что не видишь? (он тычет ей в нос деньгами) Давай, сбацай!
  
   В зале с посетителями сидит, тусуется пьяная Гулливер, она рассказывает в шумной компании какие -то анекдоты, все смеются. Кто - то из сидящих апплодирует, а Гулливер кланяется с нарочитой манерностью. Все смеются еще громче.
   Гулливер довольно улыбаясь, берет со стола рюмку водки и опрокидывает, опусташая одним махом.
  
   Гулливер, замечает, что на сцене у микрофона нет Галки.
   Гулливер быстро встает, идет к сцене, видит, что ее маленькая Галка стоит у блестящей ударной установки, та больше Галки.
   Ударник, сидит за установкой и они с Галкой о чем-то спорят.
  
   Гулливер подходит к ним с бутылкой красного вина в руке, слышит обрывки разговора.
  
   Галка - Не могу петь и все. Отдай им бабки и все!
  
   Ударник - Если ты продинамишь этих людей, ты ведь знаешь о ком я говорю, то для тебя уже никакой халтуры больше не будет никогда! Есть такое простое русское слово "никогда".
  
   Гулливер, подходит к ним, берет Галку за локоток, кокетливо смотрит на ударника.
  
   Гулливер - Извините, я могу на минуту украсть у вас мою боевую подругу?
  
   Ударник - Только на минуту, девочки! Время пошло!
  
   Гулливер, отведя ее в сторону - Галка, что случилось?
  
   Галка - Они требуют "Естудей". А я не могу! Ты же знаешь!
  
   Гулливер - Знаю. Но ты же слышала!
  
   Галка - Но я не могу.
  
   Гулливер - Давай, я попробую попроситься вместо тебя.
  
   Гулливер подходит к ударнику- А что если я сбацаю вместо нее?
  
   Ударник - Нет! Речь шла о Галке.
  
   Гулливер снова идет к Галке, мотает головой.
  
   Тогда Галка берет из руки Гулливера бутылку, пьет из горла, затем вытирая рукавом губы, подходит к микрофону, оборачивается к ударнику.
  
   Ударник еле-заметно кивает ей головой- Умница дочка!
  
   Галка - Следующую песню я исполняю специально для Жорика. Жорик, привет! (она грустно машет рукой сидящим мужикам в черных пиджаках, лысых, похожих, сосредоточенно что - то жующих. На их столе много еды и выпивки.
  
   Галка поет битловскую песню. Ее голос звучит надрывно, с неизбывной тоской. Постепенно возле сцены собираются парочки, они танцуют. Галка смотрит на них.
   Гулливер напряженно следит за нею.
  
   На сцене ресторана Галка допевает последние слова последнего куплета песни "Естудей". Она смотрит в зал. Мелодия окончилась. Галка вскидывает голову, из носа пошла кровь. Гулливер увидела это, она бросается к подруге с платком в руке.
  
   Ресторан. Пьяная Галка с отчаянием танцует на столе, ее окружают мужчины, кто - то курит, кто - то пьет, кто - то шушукается, кто - то смеется, лениво хлопает, подбадривает ее. Галка вдруг соскачивает со стола и переворачивает его.
  
   Мужчина - Надо же, это что - то новенькое! Галка, давай!
  
   Галка смотрит на них, перед глазами все кружится, все смазывается. Она не слышит голосов, криков.
   Галка ничего не слышит, только музыку. Она останавливается, молча смотрит на мужчин, на спящую, где - то под столом Гулливер.
  
   В темном дворе сидит на перевернутой скамейке Тимоня. Он курит, у его ноги стоит все то же мусорное ведро. В одном из темных окон зажигается свет. В темноте раздается крик жены воздушника - Пап, ты скоро?
  
   Тимоня - Да, иду!
  
   Жена воздушника - Как за смертью посылать.
  
   Гришечкин - Да вы че оборзели что ли? Чего орете посреди ночи!
  
   Тимоня идет к помойке выворачивает туда ведро. И пиная по дороге пустое ведро как мяч, или как мальчишки пустую консервную банку, он идет к общежитию.
  
   Раннее утро. Тоня резкая и нервная встала с кровати, подошла к расскладушке, на которой спал отец, стянула с него одеяло, как всегда в 6-00.
  
   Гришечкин поднялся, сонный посмотрел на Тоню - Ну чего?
  
   Тоня -Ты что забыл, ты ведь сегодня...- она не смогла договорить, замолчала, отвернувшись.
  
   Гришечкин - Слушай, давай потом. - попросил он, и перевернулся на другой бок. Но Тоня снова затрясла его. Он недовольно открыл глаза.
  
   Тоня -Ты ведь сегодня...- тихо - тихо сказала она, затем резко и громко- Ты сегодня уезжаешь. Короче, вставай быстрее, уходи, мне на работу!
  
   Отец сначала лениво, будто не слышит перевернулся на другой бок, но уже через миг, она стащила с него одеяло, и он вскочил как ужаленный. Еще минуту он бегал по комнате, хватая то одно, то другое, бросая, и снова подбирая с пола.
  
   Тоня выглядывает в окно, видит, что у роскошной машины стоит ослепительная Розалия в серебристом платье.
  
   Митяйка проснулся, когда отец с чемоданами уже стоял на пороге. Они с матерью, молча смотрели как он уходит. Когда он вышел, мама подбежала к окну и прячась за штору, смотрела на него,следила за ним, за тем, как он и Розалия встретились на входе в общежитие, как они ушли вместе. Она стояла там до тех пор, пока они не превратились в пятнышки, в точки. Проснулся в своем углу Митяй. Он подошел к маме, было потянулся к ней, чтобы обнять, но сдержался и отошел. Мама отошла от окна. Наткнулась на папину шляпу на полу. Подняла ее, отряхнула, вздохнув, положила на полку.
  
   Вечер. Митяйка выходит из школы, идет домой. Перед ним , вот шагов через 200 - 300, трамвайная остановка. Он среди школьников. У него на плече мешок, в нем гремят инструменты, в руках портфель. Он идет, на ходу торопливо читает учебник по географии. Позади него идут Костен и Гриха. Они начинают хрюкать.
   Митяй изо всех сил делает вид, что не замечает.
   Хрюкание становится все громче и громче. Все вокруг смеются. Громче всех Костен и Гриха.
  
   Марк и Ника идут вместе. Марк старательно не смотрит на Митяя. Марк, то осматривает свои ботинки, то смотрит на землю, то по сторонам.
  
   Ника все время смотрит на Митяя, с ожиданием, шепчет,- Ну же, ну сделай же что-нибудь!
  
   Митяй, по-видимому, почувствовав ее взгляд, оборачивается, видит ее, и убегает.
   Смех становится еще громче, теперь он звучит с издевательством. Ему вслед несутся обидные реплики, хрюкание.
  
   Митяй бежит к остановке. Он гремит мешком с инструментами. Вот он прибежал к остановке. Он стоит один. Рядом с ним стоит старик с газетой. Хрюкающая толпа приближается. И вдруг трамвай... Митяй заскакивает в него, даже раньше старика. Тот неодобрительно бурчит. Двери трамвая захлопываются и он уезжает.
   А там вне его остаются враги Митяя, корчащие рожи и Марк, рассматривающий свои ботинки и самое главное- Ника. Она смотрит на него прямо, неотрываясь.
  
   Все осталось в папином углу таким же, как было при отце, в тот день,когда он ушел. Его угол превратился в музей. И яблоко у нелепого зеркала и обшарпанное кресло перед ним стояли перед кроватью. Рядом с которой стоял папин видик с кассетами и телевизор.
  
   Митяй, смеясь, брал его, когда мамы не было дома и ел, оставляя на блюдце огрызок.И уже на утро, на блюдце - новое.
  
   Митяй с иронией замечал маме, когда она с грустью вытирала пыль, поправляла фото - А ты еще таблички повесь мемориальные и экскурссии води!
  
   Видеосалон. Вечер. Ника стоит у входа, с надеждой глядит она то на контролера,то вглубь открытой двери видеосалона, где уже собирается публика и знакомый ей рыжий парень, вот он привественно кивнул ей, перематывает пленку, мелькают кадры, со смешной скоростью Брюс Ли бьет кому - то морду.
  
   Ника, с вызовом и мольбой - А что постоянным клиентам ничего не полагается?
  
   Контролер -- Иди - ка отсюда, постоянный клиент! А то брату скажу!
  
   Проходящие в зал, радостно кивают девчонке - Ника, привет! Как дела? Ты идешь?
  
   Ника - Пока не знаю. Вот если пустят.
  
   Проходящие - А ты что опять все деньги просмотрела? Без денег плохо! Деньги такая штука, их всегда нужно иметь при себе!
  
   Рыжий парень подходит к контролеру - Слышь, да пусти ты ее, пусть смотрит, что жалко?
  
   Контролер - А платить кто будет? Ты что ли? У тебя ведь тоже не густо.
  
   Рыжий подмигивает Нике, жестом указывая, чтобы она куда - то прошла. Ника с пониманием кивает. Бежит за угол. Она быстро достает из кустов ящик, становится на него. Рыжий парень идет зашторивать окна, и там на правом окне,он оставляет аккуратную щель. Увидев, что в щели появился никин глаз, он улыбнулся. Ника показала в щель губы, сделала движение губами,будто целует. Он улыбнулся опять.На экране телека пошли начальные титры фильма "Остров Дракона".
  
   День. Школьная столовая, шумная, переполненная детьми. Ника ходит у прилавка, где разложены в большом количестве пирожки, булочки. Митяйка внимательно смотрит на нее, подходит к ней, его одноклассники Костен и Гриха, а также Марк стоят рядом, жуют свои пирожки.
  
   Митяйка - Давай я тебе что - нибудь куплю. Хочешь, пирожок?
  
   Ника - Да нет спасибо, не хочу.
  
   Костен с Грихой - Че, опять все деньги в кино оставила? Смотрите, какая гордая! (смеются)
  
   Ника - Лучше быть гордой, чем глупой.
   И гордо развернувшись, уходит.
  
   В спину летят крики - Это кто глупый, на себя посмотри!
  
   День. Митяй увидел Нику на улице, возле цирка.Он тут же бросился за ней, побежал через дорогу. Его руки были заняты сумками с инструментами. Фигурка Ники была так далека, так не ясна. И только полосатая тельняшка выдавала ее. И нежная и шелковая розовая лентой в светлых и длинных волосах.
  
   Девочка заметила, что за нею бежит Митяй. Она остановилась, дождалась его. Он подошел к ней ближе. Мальчик и Ника встретились взглядами. Митя остановился и тяжело дыша, прерывисто вдзыхая, с трепетом в груди смотрел на нее. Она усмехнулась довольная и счастливая, отвернулась, закинула хвост за плечо. И пошла от Митяя. А Митяйка стоял столбом, молчал не зная, что и сказать. Вид у него был обреченный.
  
   Ветер трогал волосы мальчишки, они топорщились как у воробья. Ветер усиливался, вот он подхватил и понес какую-то газету, и она летит. Ветер усиливается. И вот он каким-то чудом сорвал нежнейшую ленту с волос Ники. Он сорвался с места и помчался за лентой. Побежал. Лента летела над его головой, недосягаемая.
   А мальчишка все бежит и бежит, и пытается хотя бы коснуться ее рукой. Тянет руку вверх. А лента все над ним. Ника улыбается, глядя на него.
  
   День. Арена. Ника с Костеном делала номер, они учились танцевать. Это Митяйке не нравилось. Он все время сидел злой в оркестре (оркестр - это Митяйка, Марк и еще несколько ребят - детей музыкантов), и только в краткие мгновения, была у него возможность гневно вскочить и стукнуть трелками. А Ника даже не оборачивалась, сосредоточенно танцуя.
  
   За их спинами кричит Цулькинский - Барбарис, ты куда пошел?! Я кому сказал поворот?!
  
   И щелчки кнута и горячий, горький собачий лай и вой. Это Лев Цулькинский репетировал собаку, он требовал от собаки поворотов, но та их не делала и в ответ получала щелчки кнутом.
  
   Ника, рассерженно шепнула Костену - Ну что же он делает?! Барбарису ведь больно!
  
   Костен спокойно и грубовато шепнул - Не отвлекайся, работай!
  
   После репетиции. Костен подошел к ней, внимательно глядя на нее, улыбался. Ника прятала глаза. Позади нее звякнули блюдца, она быстро обернулась и увидела, как уходит Митяй. Она торопливо кивнула Косте, заторопилась за Митяем. Догнала его. И вот они уже идут вместе. Ника что - то говорит ему, но он не отвечает. Она подходит к нему ближе,что - то шепчет, украдкой указывая на Костена. Митяй оборачивается. Смотрит на растерянного, злого Костена. Затем быстро - согласно кивает Нике и они оба громко смеются. И вот Ника и Митяй идут уже вместе.
  
   День.Тоня сидела у мужниного зеркала, сутулая, схватившись руками за голову. В это время ее муж, в каком -то другом, но похожем на наш, цирке поднимал торжественно левую руку и кто -то другой давал туш под его слова. Тоня приподняла голову.
  
   Крупный план - Гришечкин с нелепой торжественностью произносит текст - На арене великий чародей и маг и на весь Советский Союз...
  
   Крупный план Тони, она неслышно повторяет за Гришечкиным одними губами.
  
   Крупный план - Гришечкин - Известный чародей!
  
   Крупный план - Тоня - И просто уважаемый человек!
  
   Крупный план - Гришечкин - И просто уважаемый человек!
  
   Крупный план - Тоня молчит
  
   Крупный план - Гришечкин - Михаил Загурский... Апплодисменты, дорогая публика!
   Появился чудотворец в шикарной чалме. Начал размахивать разукрашенной тростью под музыку. Зрители апплодируют.
  
   Гришечкин - На арене самые ловкие и отважные джигиты под руководством
  
   Тоня - Известного артиста, истинного мастера своего дела..
  
   Гришечкин - На арене самые ловкие и отважные джигиты под руководством
  
   Тоня - известного артиста, истинного мастера своего дела..
  
   Тоня замолкает, глядя на фото любимого мужа...
  
   Выскакивают джигиты. Они одеты лучше, чем те, что выступают в нашем цирке. И трюки у них круче. И зрителей больше и апплодируют сильнее.
  
   И когда прозвучали последние слова, она склонила голову, и укрыла ее руками. Рядом с нею стоял порыжевший митькин огрызок от яблока.
  
   Поздний вечер. Митю поймали во дворе Костен и Гриха, и пропинали мальчишку.
  
   А потом, когда Митяй отплевывался кровью и кричал им - Сволочи за что?
  
   Костен сплюнул прямо ему под ноги - А вот, Митяйка, помни, я терпеть не могу, когда по двору с такими штуками ходят, - и он пнул блюдца.
  
   Тогда не выдержал Митяйка с криком раненного зверя бросился на Костена. И тут пошло - поехало.
  
   Вечером на общей кухне Митяйка вынул из кармана спичек, наломал их рассержено.И бросил в кипящий чайник.В коридоре послышались шаги. Митяйка спрятался за плиту и подглядывал. Вошел Костен,с полотенцем в руке. Он выключил газ.
  
   -Костя!Ну где ж ты!-строго позвал его женский голос.
  
   - Щас иду! -ответил Костя и ушел с чайником в руке. Митяйка ликовал. На его лице с фингалом появилась улыбка.
  
   Вечер. Комната Игоря. Ника крутится перед зеркалом в джигитском костюме Игоря. Она довольна, мол вот я какая красивая! Она улыбается самой себе. В комнату входит Игорь, с вазой полной фруктов. Ника быстро обернулась, жадно посмотрела,как он поставил вазу на стол, быстро схватила пару яблок, только потянула в рот откусить, как Игорь отобрал у нее из рук.
  
   Ника с обидой -Ты чего?
  
   Игорь - У нас сегодня гости.
  
   Ника, язвительно - Ага, гости,сказала бы из какого места кости!
  
   Игорь - Помолчи!
  
   Ника - Ах,так?И не буду молчать!И не стану!
  
   Игорь - Ну тогда, держись! - он спокойно берет ее,орущую и кричащую,поднимает и сажает на шкаф.
  
   И уходит в свой угол, чтобы включить магнитофон на всю громкость. Ника сидит на шкафу, продолжая вопить. Но ее не слышно из-за музыки.На шкафу лежат подушка, одеяло, книжки, даже какая - то еда. Видимо, Игорь часто сажает ее на шкаф.Игорь спокойно листает журнал. Ника не унимается.
  
   Тогда Игорь подходит к ней и покрутил указательным пальцем кончик ее носа, как ручку радиоприемника.
  
   Игорь-Так, мне эта передача надоела, а что там по другому каналу?(хлопает ее щеке - Слегка сбавим громкость! Да и еще одна просьба, когда придут гости, ты пойдешь на пару часиков погуляешь! Хорошо?
  
   Ника - Куда я пойду, ночь на дворе! Девятый час!
  
   Игорь - К Митяю пойдешь! К дружку своему!
   Ника швырнула в него подушкой.
  
   Митяй шел по лестнице, тяжело громыхая своими тарелками, барабанами. За ним шла Настя, та самая с собачками. И теперь у нее в руках была крохотная болонка с бантиком. Митяй, не удержав инструментов, уронил их. Настя обошла его. Митяй недовольно посмотрел на ярко - накрашенную девицу.
  
   Митяй поднялся, собрал инструменты и прибавил ходу, стараясь обойти Настю, с криком - Дорогу! -Перепуганная болонка заверещала, когда он обогнал их.
  
   Настя - Во, дурак!
  
   Вверху раздался голос Игоря - Ну иди же, погуляй! -
  
   Митяй поднял голову и увидел Нику, она стояла у открытой двери. Она увидела его, спрятала лицо. Настя, все-таки обошла Митяя, обогнав его, вошла в комнату, дверь захлопнулась прямо перед носом Ники. И она только успела увидеть, что Настя самодовольно улыбнулась в ее Никино зеркало. Ника даже стукнула кулаком в дверь от обиды. Кстати, Игорь и Ника были соседями с Митяем и его мамой. И когда Митя роняя инструменты, открыл дверь своей комнаты, он дружески махнул головой, мол ну что, пошли. И Ника, вздохнув, помогла ему с инструментами, вошла.
  
   Ника вошла в комнату. Смело и спокойно, как к себе домой. Митяй вошел за нею, он пропустил ее вперед себя. Споткнулся об чемодан на пороге буркнул что -то, отодвинул его ногой к зеркалу. Ника положила на полку барабан. Повесила на знакомую вешалку камзол с игоревского костюма. Покорчила рожицы папиным фотографиям. Взяла яблоко у зеркала, куснула и с отвращением отложила неоткусанное яблоко - оно оказалось бутафорским. Открыла холодильник, достала огурец и захрустела.
  
   Перед кроватью, на которой по - детски валялись Митяй и Ника, стоял телек с видиком. Митяй достал из потайного места, из - под матраса коробочку с сигаретками, окурками и так далее. Закурили, пустили дым.
  
   Митяйка, глядя на полку с кассетами - Есть боевик с Ван Даммом. -
  
   Ника, смущенно глядя на пол,тихо сказала - А про любовь там есть?
  
   Митяй присел рядом с ней, смущенно - По - моему есть, с поцелуями и все такое...
  
   Ника, краснея - Я не про все такое...
  
   Митяй - Ну, не знаю. Но драки там классные. Ну, как? Давай включу?
  
   Ника- Давай...
  
   Она выключила свет, он включил видик.
   Дети смотрели. Она на экран, а он на папино зеркало, на ее отражение. Но больше всего ему нравилось смотреть на ее маленькие плечи.Такие крохотные плечики,еще детские, одно с маленьким шрамом. На экране боевик. Отважный герой Ван Дамма смело крушит все на своем пути, рвет и мечет. Ника смотрит с грустью и равнодушием. Митяй замечает это, он смотрит на ее грустные глаза в мягком свете экрана.
  
   Митяй - Тебе скучно?
  
   Ника - Нет, мне клево! Просто клево!
  
   Митяй - Да ладно, я же вижу.
  
   Ника - Ничего ты не видишь!
  
   Митяй - Вижу!
  
   Ника - Ну и флаг тебе в руки.
  
   Митяй - А тебе барабан на шею!
  
   Ника - А тебе тарелки!(она передразнивая, изобразила удар тарелками)
  
   Митяй -Ты кажется кино смотрела? Вот и смотри.
  
   Митяй и Ника замолкают. Лежат, отвернувшись друг от друга. Митяй смотрит на Нику, украдкой, на ее отражение в зеркале. На ее распущенные волосы. Она украдкой смотрит на него. Но они молчат. Он мысленно проводил рукой по ее волосам. Нежно целовал ее глаза в мыслях. Также нежно как герой на экране. Он не удержался и наяву протянул к ее волосам руку. Ника увидела в отражении его руку над своими волосами, смущенно глянула на него, отодвинулась. Он, почувствовав ее смущение, тут же убрал руку, отодвинулся. Уставился на экран, где герой все также нежно целовал свою любимую.Митяйка вздохнул. Ника украдкой смотрела на него. Мальчик, чувствуя ее взгляд, расправил плечи, машинально поправил ладонью волосы. Она улыбнулась. Они продолжают молчать.
  
   Наконец Митяй не выдерживает - Скоро 14-ое.
  
   Ника, вздыхая - Ага! (рекламным голосом) Единственный и неповторимый в нашем городе сеанс художественного фильма "Кинг-Конг". Эх, вот бы достать билетик...
  
   Митяй - А у меня есть!
  
   Ника - Врешь!
  
   Митяй - Да чтоб, я провалился!
  
   Ника - Покажь!
  
   Митяй вынимает из вазы с сухими цветами заветную зеленую бумажку.Ника бережно трогает ее, с восторгом -- Счастливый! Я бы за такой билетик все что угодно отдала бы!
  
   Митяй - Правда?
  
   Ника - Ага!
  
   Митяй - А, что если...- Он замолчал, опустил глаза, смущенно провел рукой по своей груди.
  
   Ника смотрит на него, затем с обидой бросает билет на пол, торопливо идет к двери. Берется за ручку двери. Молча оборачивается к Митяю, тот смотрит на нее. Но вот дверь хлопнула, а на полу лежит билет.
   Митяй вскакивает, хватает билет, бежит за Никой по коридору. Ее маленькая фигурка удаляется от нас к большому окну. Он тяжело дыша, успевает схватить ее за руку.Она резко оборачивается к нему, рассерженная. Он протягивает ей билет.
  
   Ника в слезах мотает головой - Не надо! Я-то думала, ты мне друг.
  
   Митяй-Дурак я! И все!
  
   Ника, грустно- И все...
  
   Митяй - Не надо мне ничего. Прости. Я в книге читал, что это буйство гармонов. Понимаешь? Ну же, прости!
  
   Ника расстерянно кивает, глядит на билет, на Митяя, снова на билет, опять на Митяя. Затем она берет Митяя за руку, ведет его за собой. Он расстерянный следует за ней.
  
   Митяй- Ты чего?
  
   Ника не отвечает,она открывает дверь митиной комнаты и вот они входят туда вдвоем. Боевик уже близок к концу. Они смотрят друг на друга.
  
   Ника - Закрой глаза.
  
   Митяй закрывает их. Ника берет руку Митяя, и зажмурив глаза, с опаской и волнением кладет ее себе на грудь. Митяй нащупал две маленькие вишенки. Он удивляется, открыл глаза, смутился и тут же убрал руку. В его глазах потемнело, комната поплыла и он упал.
  
   Ника стала бить его по щекам,она плакала и кричала - Митяй, очнись! - Наконец он очнулся. Открыл глаза.
  
   Ника - Ты чего?
  
   Митяйка - Ничего.Так.
  
   Ника, с сочувствием - А что буйство гармонов - это болезнь такая?
  
   Митяйка - Ага.
  
   Ника - Ужас какой! У тебя это часто?
  
   Митяйка - Ага.
  
   Ника - Тебе из - за меня стало противно?
  
   Митяй - Нет. Конечно нет.
  
   Ника - Я просто подумала...
  
   Митяй - Что ты думала?
  
   Ника - Ничего...Так...Просто...(она быстро убегает из комнаты и,обернувшись к нему, тихо ) Спасибо, Димка!
  
   Митяйка смотрит ей вслед.На полу остался лежать зеленый билет. Митяйке услышал стук своего сердца.И оно стучало так громко,что его слышала вся общага,вся улица и весь город,весь мир. Взрослые и дети поднимали головы вверх,спрашивали друг у друга что это, и никто не мог ответить. Далее на экране телевизора идут титры боевика.
  
   Вечер.Тоня спешно, суетясь, собиралась. Уходя, еще раз поправила фотку на зеркале, яблоко рядом с ним. Послышался стук в дверь.
  
   -Да! -торопливо ответила Тоня.
  
   В комнату вошел ее бывший муж с чемоданом. Он поставил чемодан, молча посмотрел на жену.Тоня стояла у зеркала, она тут же убрала руку от его фотографий.
  
   Муж - Ну, привет.
  
   Тоня - Ага.
  
   Муж - Я, кажется, шляпу забыл.
  
   Тоня, молча, подала ему шляпу. Муж, молча, взял ее руку. Тоня вырвала ее. Муж снова взял ее руку.Тоня снова вырвала. Муж снова взял руку, Тоня вырвала. Муж посмотрел ей в глаза, потянулся за ее рукой.Тоня с независимым видом сложила руки в карманы
  
   Тоня - Мне пора на работу.
  
   Муж - Мне тоже.
  
   Она, пожав плечами, быстро выходит и он за нею.Хлопнула дверь.Чемодан остается одиноко стоять. На полке остались забытые Тонины инструменты.
  
   Вечер в цирке. Загораются огни. Сияют трубы в оркестровом гнезде.
  
   Галка в огромных ярко - красных клипсах подходит к краю оркестрового гнезда. Ставит табуретку, рядом микрофон, становится на табуретку, к микрофону, ласково
   гладит его.
  
   Гулливер, крася губы - Галка, ты че? На фиг надо, грохнешься еще!
  
   Галка- А пусть народ на меня тоже посмотрит! Хватит всю жизнь в яме сидеть! И ты тоже сюда иди!
  
   Гулливер - И точно, мы же слава Богу не уродки какие-нибудь!
  
   Галка - Ага!
   Они запевают весело, ритмично, что - нибудь в таком духе.
  
   О, цирк!
   Мы твои дети!
   И ни за что на свете,
   Мы смех твой не предадим!
   О, цирк!
   Ты фейерверк и грезы!
   Фонтан мечтаний и любви.
   О, цирк!
   Ты нас благослави!
  
   Распахивается занавес, на сцену выезжают на роликах разноцветные, пестрые коверные, они танцуют размашисто - небрежно, как дети, среди них - Тимоня.
   Зрители, которых очень мало в этом зале, смеются их гэгам.
  
   В оркестровом гнезде появляется Тоня, она расстерянно оглядывается, ищет свои инструменты. Виновато смотрит на отца Марка, тот качает головой, одной рукой играет на контрабасе, другой грозит ей кулаком.
  
   Лицо и фигура на афише Розалии размокли и расплылись, а вместо поросенка на афише стало только розовое пятно.
  
   Вслед за Тоней, входят Марк и его друг Митяй, с мешком на плече. Митя вынимает и дает матери барабанные палочки. Себе берет тарелки.
  
   Гришечкин внизу - Перед нами выступают замечательные, удивительные коверные, под руководством Льва Цулькинского.
  
   На арену выбегают Ника и Костен. Они в ярких костюмах, на роликовых коньках, танцуют. И вновь Митяй от ревности резко и жестоко бьет тарелками. У него серьезное, суровое лицо.
  
   Ника, услышав звон тарелок, поднимает голову, чтобы посмотреть туда вверх, на маленькую фигурку Митяя с тарелками в ладонях.
  
   На арене появляется старенький лохматый, уже седеющий водолаз, у него на спине сияющая серебристая полочка, на которой сидят четыре нахохлившиеся белые курицы, у каждой яркий бантик на шее. Титры. Собака кружится под музыку, одна за одной слетают четыре курицы. Они опускаются на пол и тоже принимаются кружиться вокруг собаки.
  
   Титры (окончание)
  
   Гришечкин - Это был номер дрессировщика Льва Цулькинского, "Четыре курицы и пес". Аплодисменты, уважаемая публика!
  
   Раздаются аплодисменты.
  
   Конец фильма
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   45
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"