Кусков Евгений Сергеевич: другие произведения.

Только не открывай глаза!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый просыпался без видимой причины посреди ночи. Обычно достаточно повернуться на другой бок и снова заснуть. Но что если вы почувствуете присутствие в спальне постороннего? Что если это не человек? И что если единственный способ спастись - не открывать глаза?

   Александр проснулся.
   Его будто нарочно выдернули из сна.
   Будильник не звенел, продолжая равномерно отсчитывать секунды негромким тиканьем. Больше ничто не нарушало тишины в спальне. С улицы также не доносилось ни звука.
   Но что-то же его разбудило.
   В памяти осталось смутное ощущение толчка, как если бы дом встряхнуло небольшое землетрясение. Было это реальностью или частью сна, который моментально улетучился из головы?
   Интересно, сколько сейчас времени? Не утро ли? Как же он недолюбливал моменты, когда просыпаешься и осознаёшь, что вставать всего через несколько минут. А так хочется подремать ещё хотя бы часок! Чтобы узнать, который час, ему достаточно было открыть глаза, поскольку будильник находился на столе, в метре от кровати.
   Однако Александр не размыкал век. Не хотел. Казалось, стоит это сделать - и вот тогда случайно спугнутый сон сбежит окончательно. По ощущениям, утро ещё не наступило - часа четыре, может, половина пятого. Если это так, то можно беспрепятственно поспать ещё достаточно долго, прежде чем придётся начинать новый день.
   Он лежал, не открывая глаз и не шевелясь, надеясь, что сонливость скоро охватит его. В голове вяло ворочались мысли о предстоящих делах. Работа в страховой компании редко позволяла выкроить время для отдыха - куда чаще он был вынужден брать её ещё и на дом, жертвуя личным временем. Вечером нужно продлить страховку на машину (откладывать дальше недопустимо, если он не хочет укрепить свою сердечно-сосудистую систему ежедневными прогулками). Затем помочь Артёму сделать домашние задания (сегодня его очередь заниматься с ребёнком). Купить целый список продуктов (тоже в строгом соответствии с установленным графиком - обычно он радовался тому, что у них в семье всё распланировано, но порой это его раздражало). Вдобавок, Вика уже который день просит разобраться, почему мигает лампа на кухне (а он в электроприборах ничего не смыслил, следовательно, придётся сначала узнать, как это делается). А также нетерпеливо напоминает о треклятом грибке, который появился в спальне после того, как у соседей сверху прохудилась батарея, и вот уже полгода упорно возвращался снова после, казалось бы, одержанной над ним победы. Наконец, минула лишь неделя с тех пор, как их кот Раджа (или, как его чаще называли - Рыжик) погиб, не успев перебежать железную дорогу.
   И сегодня только среда. Кто сказал, что понедельник - самый тяжёлый день недели?
   В последнее время Александр стал сильно уставать, появились головные боли (коих у него отродясь не было), то и дело он ловил себя на мысли, что не может сосредоточиться на чём-то или забывает, казалось бы, очевидные факты. Накопилась усталость? Как бы он ни относился к ежедневным делам и обязанностям, назвать себя перетрудившимся не мог. В конце концов, многим приходилось похуже. У близкого товарища, вон, и жена всё чаще прикладывается к бутылке, и успеваемость дочери в школе падает. Вот где настоящие проблемы.
   С другой стороны, как сыр в масле он тоже не катался. Зарплата не бог весть какая высокая (у Вики не лучше), Артём вступил в подростковую пору и начинает показывать характер, квартира требует ремонта... а лучше её и вовсе сменить.
   Александр вздохнул. И неожиданно весь покрылся мурашками.
   Не от холода. В комнате было тепло, даже душновато.
   От страха.
   Это чувство возникло из ниоткуда, обрушилось на него без малейшего предупреждения и беспричинно.
   Или нет?
   Ощущение присутствия. Как будто кто-то ещё находился в квартире. Причём именно здесь, в спальне.
   Грабитель? Маловероятно - район, конечно, не самый благополучный, но местная шпана слишком глупа, чтобы аккуратно проникать в чужие жилища. А он не слышал подозрительных звуков.
   Зато чувствовал - рядом кто-то есть.
   Александр должен был немедленно вскочить с постели, броситься на незваного гостя или, как минимум, недвусмысленно дать ему понять, что он влез не в ту квартиру. Несмотря на сидячий образ жизни, он был в неплохой физической форме. Да и вообще - это его жилище, и он должен защищать свою семью.
   Однако Александр не сделал ничего. Даже не шевельнулся.
   Подсознание подсказывало, что это не грабитель. А кто тогда? Артём решил, поддавшись подростковому импульсу, устроить не самый удачный розыгрыш? Да его ничто не заставит проснуться хоть на минуту раньше, чем необходимо, чтобы пойти в школу! И уж тем более он не стал бы жертвовать своим сном ради дурацкой выходки, к тому же ему не свойственной.
   И всё-таки кто-то в спальне присутствовал. Более того, Александр точно знал, где неизвестный находился - в углу, у окна. Стоял там, совершенно неподвижно и не издавая никаких звуков. И смотрел. Пристально, неотрывно.
   Выжидающе?
   Александр пытался убедить себя, что ничего там на самом деле нет, что это лишь плод воображения. Возможно, отголосок кошмара, который заодно и разбудил его. И плевать, что он по-прежнему не мог вспомнить, какой сон ему приснился. Это же просто смешно - испугался даже не собственной тени, а вообще пустого места! Ну да, в ночной тиши иногда кажется, что полы в квартире поскрипывают не сами по себе, что мимолётный блеск в темноте - это не отсвет уличных огней, а лёгкое дуновение ветерка вызвано не порывом из открытой форточки. В такие моменты застарелые страхи и связанные с ними чудовища (у каждого - свои, но зачастую во многом схожие) выползают из потаённых нор в подсознании и медленно подкрадываются к тебе, всё ближе и ближе...
   "Хватит! - приказал себе Александр. - Это же просто смешно, бога ради!"
   Вот только ему было не до смеха. Мысли метались в голове, но тело оставалось совершенно недвижимым, если не считать поверхностного дыхания. Он прекрасно понимал, что нужно открыть глаза - и тогда убедится, что никого в спальне (в углу, именно там, справа, куда не попадает даже лунный свет) нет. Ведь это так просто!
   Но Александр не мог заставить себя. Его словно сковал паралич.
   Не сдвинулся он с места, и когда незваный гость вышел из угла.
   По-прежнему не раздавалось никаких звуков (кроме спокойного сопения жены), не чувствовалось ни дуновения - и всё же Александр знал, что "оно" идёт (плывёт?) прямо к нему. Он сжал в кулак ту руку, которая находилась под подушкой. Так сильно, что даже коротко остриженные ногти вонзились в кожу.
   Теперь некто находился рядом с ним. Очень близко. Александр не сомневался - стоит ему приподнять веки, и он увидит вплотную к своим глазам чужие. Ярко-оранжевые, круглые, с огромными чёрными зрачками. Немигающие.
   Он не знал, почему именно такие. Просто был уверен...
   Хотелось зажмуриться ещё сильнее. Нельзя. Так он себя выдаст.
   Выдаст? Да ведь он и так не прятался, а лежал и безропотно ждал своей участи!
   Может... в этом и спасение? Что если существо только и подлавливает момент, когда он посмотрит на него? Или шевельнётся? Не нападая по каким-то своим соображениям, терпеливо выжидает.
   И что дальше? Как долго будет длиться это молчаливое противостояние?
   Вдобавок, не так-то просто неподвижно лежать с закрытыми глазами, когда рядом с тобой находится что-то непонятное, пугающее и... да, враждебное. В этом Александр тоже не сомневался. Он не раздумывал над тем, откуда у него такая уверенность, слишком остры были прежде дремавшие чувства. Первобытные инстинкты. Самосохранение. Единственная цель - выжить. И в данной ситуации для этого нужно не сражаться, а притвориться... мёртвым? Нет - спящим.
   "Оно не нападёт, пока я не проснусь. Вернее, пока не дам понять, что я уже не сплю. Всё, что нужно - дождаться утра. Солнечных лучей. И оно уйдет. Обязательно".
   Ощущение времени совершенно пропало. Александр не мог сосредоточиться даже на тиканье будильника. Он по-прежнему не знал, который час и как долго ему ещё выносить это испытание силы воли. Существо не двигалось, его глаза - внимательно изучающие, ждущие - не отрывались от лица мужчины.
   "Давай, уходи, уходи же, чёрт бы тебя побрал!" - мысленно кричал Александр.
   Его тело покрылось холодной испариной, к которой прилипло одеяло. Бросало то в жар, то в холод, безостановочно окатывали волны мурашек, и лишь каким-то чудом он не дрожал. А вот с бешено колотящимся сердцем ничего поделать нельзя. В книгах часто пишут, что у героев возникало такое сердцебиение, что его отзвуки должны были разноситься на десятки метров. Сейчас не до преувеличений - в полной тишине гулкие тяжёлые удары действительно должны быть слышны.
   "Оно ЗНАЕТ, что я не сплю, - сформировалась, наконец, в голове давно зародившаяся мысль. - Знает, провоцирует и ЖДЁТ, когда я выдам себя".
   Александр крепче сжал зубы, сохраняя неподвижность.
   "Нельзя. Нужно перетерпеть это. Потом настанет утро, все ужасы пропадут, можно будет разобраться, трезво оценить. Но это потом. Сейчас - только ждать!"
   Очень скоро дала о себе знать ещё одна проблема. Тело затекало. Обычно он мог проспать всю ночь, не меняя позы, а сейчас был напряжён, как тетива лука, и мускулы начинали просить пощады. Александр многое бы отдал только за то, чтобы перевернуться на другой бок, лицом к жене. Чтобы больше не ощущать на себе взгляд неизвестной твари.
   Словно прочитав эту мысль, тело заныло ещё сильнее, особенно спина, как будто в неё вонзили нож.
   Может, существо специально это делает? Вызывает дискомфорт, заставляя пошевелиться?
   "Нет! Нельзя. НЕЛЬЗЯ!"
   Боль и не думала утихать, вдобавок возникло онемение в руке, которая находилась под подушкой и по-прежнему была сжата в кулак. Александр заставил себя ослабить хватку, только это уже не могло восстановить кровоток, да и причина крылась в самой позе.
   Сначала кончики, затем мизинец и безымянный пальцы целиком. Вскоре к ним присоединилось запястье, с одной стороны. Обычно подобные неприятные ощущения возникали у Александра после долгой работы за компьютером. Избавиться от них можно было, изменив позу и размяв затёкшие части тела. Ни то, ни другое сейчас ему недоступно.
   Для полноты картины не хватало только раздувшегося мочевого пузыря или, не дай бог, начинающейся диареи.
   Время шло, хотя и не ощущалось. Должно идти. Секунда за секундой, минута за минутой. Всё ближе утро, спасение, освобождение. С каждым движением стрелки по циферблату часов. Нужно только дождаться, больше ничто не имеет значения.
   Через мгновение Александр понял, что ошибался. Ещё как имеет.
   Раздался вздох.
   Вика!
   Она слабо шевельнулась и снова ровно задышала. Сладко спала, даже не подозревая о нависшей угрозе.
   Кто сказал, что незваному гостю нужен только Александр?
   Огромным усилием ослабевающей воли (от которого она точно не окрепла) мужчина заставил себя лежать дальше. Всё в порядке. Вика не проснулась, а, значит, ей ничего не грозит. Ей вообще не свойственно вставать посреди ночи.
   "Так же, как и тебе", - напомнил он и в который раз покрылся мурашками.
   А Артём? Что с ним? Спит ли спокойно - или до него уже добрались?
   Из комнаты сына не доносилось никаких звуков, и Александр не знал, радоваться этому или паниковать.
   Так или иначе, если он выдаст себя, существо непременно на него накинется. И вот тогда всем им несдобровать. Пока же ситуация не вышла из-под контроля. Ещё нет.
   Ненадолго отвлёкшись, он вновь сполна ощутил муки застывшего в напряжённой позе тела. Мышцы уже не просили, не требовали - они угрожали. Скоро никакие окрики мозга не смогут справиться с естественным желанием пошевелиться. Будь Александр связан, это бы не так угнетало. Но нет - он абсолютно свободен, и в то же время не имел возможности сдвинуться с места.
   Вика заскрежетала зубами.
   В последнее время она частенько так делала во сне. Ей давно пора сходить к стоматологу, и вовсе не для регулярной проверки. Сейчас подобные заботы казались бесконечно далёкими - но только не сам звук. В гнетущей тишине он показался оглушительным скрежетом ржавых шестерён изношенного механизма.
   Тело сработало быстрее мысли.
   Александр повернулся на другой бок.
   Осознав, что уже поздно останавливаться, он постарался сделать это как можно естественнее, как если бы продолжал спать. Сначала плавно лёг на спину, а затем - на левый бок, одновременно кладя руку на жену. В любой момент он ожидал, что незваный гость отреагирует и набросится на него, вонзая острые когти в податливую плоть.
   Обошлось. Александр благополучно перевернулся и уткнулся лицом в плечо Вики. Теперь, когда нечто не находилось прямо перед ним, он испытал огромное облегчение, которому способствовало и благодатное тепло, разливающееся по ноющим мышцам. К затёкшей руке, лежащей на груди супруги, понемногу начала возвращаться чувствительность. Покалывало ощутимо, но разве может это сравниться с недавними ощущениями! В таком положении дождаться утра будет куда проще. Может быть, удастся и задремать. Пришла спасительная и такая желанная мысль, что никакой угрозы на самом деле всё-таки не было, а причина в расшатавшихся нервах. Даже то, что Александр продолжал чувствовать присутствие кого-то (теперь - за спиной) не являлось убедительным доказательством. Самовнушение - сильная вещь.
   Он рискнул и ещё слегка пошевелился, выбирая наиболее удобную позу. И едва не закричал от ужаса.
   Тишину в комнате нарушило надрывное, хрипящее дыхание.
   Тот, кто стоял у кровати, ничего не предпринимал. И звук шёл вовсе не с его стороны.
   С противоположной.
   Это дышала Вика.
   Как и все люди, она не всегда спала безмолвно. Бывало, громко сопела, а иногда и похрапывала. Но таких звуков не издавала никогда. Так мог дышать человек с сильно поражёнными лёгкими, а Вика в жизни сигареты в руках не держала и на вредном производстве не работала.
   И всё же леденящий кровь хрип издавала именно она. Грудь, на которой покоилась рука Александра, равномерно вздымалась и опадала. Слишком сильно вздымалась и опадала с отвратительным похрустыванием где-то внутри тела.
   "Господи! Вика! Что они с ней сделали?!"
   Понимание того, что его супруга может быть ранена, едва не заставило Александра плюнуть на всё и вскочить. Остановил его не страх, а другая мысль, одновременно спасительная и устрашающая:
   "Это не моя жена".
   Каким-то образом они подменили её, пока он спал.
   "Они"? Кто "они"?
   Вопрос остался без ответа. А уверенность, что он лежал в одной постели с какой-то жуткой тварью (причём всё это время) только крепла. Куда подевалась настоящая Вика, Александр мог только гадать. Почему-то казалось, что с ней всё в порядке.
   "Им нужен только ты".
   Он не чувствовал тепла тела "супруги". Ни рукой, ни лицом, которым продолжал утыкаться ей в плечо. Слава богу, ткань халата ограждала его от контакта непосредственно с кожей этого существа. А вот препятствием для запаха она стать не могла.
   Это не было ни вонью, ни приятным ароматом. Александр вспомнил, как однажды Вика интереса ради решила узнать, как долго смогут простоять подаренные им красные розы. Когда цветы окончательно увяли, она не остановилась и собрала лепестки в пакетик. Дивясь причудам жены (и внутренне не одобряя их), Александр как-то понюхал то, что осталось от букета. Запах, который он почувствовал, поднеся пакет к носу, очень напоминал тот, который сейчас вдыхал. Увядшая трава, пожелтевший луг, заброшенность. Ничего мерзкого и невыносимого, но всё равно отталкивающе. Потому что это запах смерти - пускай только цветов.
   ТОГДА цветов. А что сейчас?
   Александр понял, что поспешил успокоиться, спрятав лицо от первого незваного гостя, который продолжал смотреть на него. Что куда хуже - то же самое делал тот, кто лежал в постели. Прямо сейчас он... она... оно пронзало своим взглядом Александра, скосив ярко-оранжевые немигающие глаза. И наверняка ухмылялось, обнажив ряд кривых острых зубов.
   Оно знало, что он не спит. Конечно, знало. И наслаждалось тем, как мужчина отчаянно пытался собрать остатки воли и не позволить себе вскочить с душераздирающими воплями. Он ведь даже не мог убрать свою руку с груди этой твари и хоть немного отстраниться от неё. Больше никаких поблажек не будет. Ему разрешили перевернуться на другой бок - только для того, чтобы он оказался в ещё худшем положении, чем прежде.
   Надрывный глубокий вдох. Хрипящий клокочущий выдох.
   Покрывало и простыни, касающиеся тела Александра, насквозь промокшие от его пота.
   Неотрывный взгляд. С обеих сторон.
   Мышцы заныли с новой силой, требуя действовать, вырваться из этой ловушки.
   Издевательски равнодушное тиканье будильника (ведь он показывает часа четыре утра, не больше, не так ли?..).
   Веки Александра задрожали, губы сжались. Он уже почти не мог их контролировать.
   Запах давно увядших, погибших роз.
   Рот мужчины стал наполняться кислой слюной.
   Вдох. Выдох. Клокотание. Взгляд. Запах. Тик-так. Вдох. Выдох. Клокотание. Взгляд. Запах. Тик-так. ВДОХ. ВЫДОХ. КЛОКОТАНИЕ. ВЗГЛЯД. ЗАПАХ. ТИК-ТАК.
   То, что лежало рядом с Александром, пошевелилось.
   С диким воплем мужчина вскочил и принялся наносить удары по этому существу. Изо всей силы, какую только могли обеспечить его мускулы. О второй твари позади себя он уже не думал. Только бил и бил, крича.
   А потом открыл глаза.
   Яркий свет. Такой яркий, что пришлось обратно зажмуриться.
   Лёгкий ветерок, прохладный, несущий запах свежести.
   Утро!
   Александр разомкнул веки и, посмотрев вниз, едва снова не закричал. На несколько ужасных секунд он уверовал, что избил Вику, которая, ничего не подозревая, спала рядом. И лишь потом понял, что жены в постели нет, а его атаке подверглась подушка и лежащее комом одеяло.
   Раздались быстрые шаги. В комнату заглянула Вика - живая и здоровая. На ней был тот же халат, что и ночью и только один тапочек. Второй она, по всей видимости, или не успела надеть, или потеряла, бросившись на крики мужа.
   - Саша, что случилось?!
   - Порядок, - едва слышно ответил он. Прочистив горло, кивнул и отчётливее произнёс: - Дурацкий сон.
   Она внимательно и с сомнением смотрела на него, и ему пришлось ещё несколько раз повторить, что причин для беспокойства нет (причём в первую очередь для себя самого). За спиной Вики показался Артём, тоже напуганный криками отца. Сумев успокоить родных, Александр встал с постели. Жена и сын пошли на кухню, где и находились, пока до них не донеслись крики, а он направился в ванную.
   Взглянув на себя в зеркало, он ожидал увидеть круги под глазами и нездоровую бледность. Нельзя сказать, что на него смотрело лицо бодрого и жизнерадостного человека, но в целом могло быть и хуже. Он стал умываться, прикрыв веки.
   И увидел это.
   Размытые силуэты. Сейчас они находились как будто вдалеке. Но уже приближались.
   Александр резко открыл глаза.
   Перед ним никого не было. Только ванная. Зеркало. Кран с текущей в умывальник водой.
   Снова закрыл.
   Несколько секунд темноты - а потом они вернулись. Двое. Шли к нему.
   Он сдержал крик. Не боясь того, что существа его заметят - они и так знали, где он. Александр не хотел, чтобы жена и сын заподозрили неладное, достаточно его дикого пробуждения. Нельзя вовлекать их в это.
   А кого можно? Необходимо же что-то сделать, избавиться от этого наваждения.
   Он попробовал ещё раз зажмуриться.
   Они были совсем рядом. К своему ужасу Александр понял, что они могут двигаться не только в моменты, когда он их видит. И через несколько секунд доберутся до него.
   Он неподвижно стоял, сжав руками края умывальника и неотрывно смотря на своё отражение. Почти убедил себя, что сейчас нечто появится позади него, прямо из воздуха, или выпрыгнет из зеркала. В фильмах он видел такое не раз и всегда потешался предсказуемости подобных моментов. Теперь же понял, что в реальности эти избитые трюки ещё как действенны.
   - Саша, ты чего там застрял? - донёсся с кухни голос Вики. - Не успеешь позавтракать.
   Он быстро заморгал. Идти на работу? Жить обычной жизнью, как будто ничего не происходит? Разве это возможно?
   "А что происходит?" - спросил он себя.
   И не нашёлся с ответом.
   Зажмурившись, он почти лицом к лицу столкнулся с одним из существ, с огромными круглыми ярко-оранжевыми глазами. Но стоило поднять веки, и всё приходило в норму. По крайней мере, внешне.
   "Если бы они хотели что-то сделать со мной - уже бы сделали", - рассудил Александр.
   Облегчения от осознания этого он не испытал.

* * *

   Он не стал завтракать, чем немало удивил Вику. И не взял машину - садиться за руль в таком состоянии казалось безумием. Он был слишком взвинчен, не мог сосредоточиться, и голова снова разболелась. До работы добрался на автобусе без происшествий, но и там с трудом мог выполнять свои обязанности.
   Александр напрягал память, силясь вспомнить, открыл ли он глаза ночью, посмотрел ли на этих существ? Заснул ли в итоге, несмотря ни на что - или потерял сознание? Ясных ответов на все эти вопросы у него не было. Он боялся, что на самом деле знает их.
   Опытным путём Александр определил, что видения (так он это назвал) начинаются, если закрыть глаза более чем на три секунды. Казалось бы, всё не так уж плохо. Просто не смыкай веки надолго, что днём совсем нетрудно - и проблем нет.
   Вот только... Мысли о существах, всё время находящихся рядом с ним, не отпускали Александра ни на минуту. Они не причиняли ему вреда, но само знание об их присутствии сводило с ума. К тому же, они не просто смотрели на него. Иногда уходили куда-то за спину, заставляя спешно оборачиваться. Иногда и после трёх секунд не появлялись в поле зрения - чтобы резко выскочить через мгновение. Более того, помимо зрения они вторглись и в слух. Скрипы, шорохи, хруст, булькающее и хрипящее дыхание... Успокаивало лишь то, что эти звуки появлялись только при закрытых глазах, вместе с видениями. Иначе Александр даже не представлял, как бы с этим справлялся.
   Парадоксально - он знал, что нельзя надолго зажмуриваться, но постоянно пытался это сделать. Как нередко бывает, когда не стоит что-то делать - только об этом и думаешь. Больной ли это зуб, вкусная, но вредная еда, половое возбуждение - что угодно. Поэтому он терзался ещё и этим противоречивым искушением.
   День на работе превратился в настоящую пытку. Коллеги заметили изменения в поведении Александра, как он ни пытался это скрыть. Сославшись на головную боль, он с немалым трудом смог досидеть до вечера. Отпрашиваться у начальства не стал, потому что куда больше боялся не косых взглядов, а неминуемо приближающейся ночи.
   Как он будет засыпать? Сможет ли вообще, когда перед взором будут находиться эти существа, а в ушах стоять пугающий шум?
   После работы он и не подумал заняться делами, которые планировал накануне. Вместо этого Александр зашёл в аптеку и купил сильное снотворное.
   Вика, естественно, была недовольна этим бездействием, несмотря на то, что его версия про головную боль подтверждалась неважным внешним видом. Вместо того чтобы оставить Александра в покое, она принялась расспрашивать его, озвучивать банальные мысли о походе к врачу и неустанно повторять, что "пора заняться своим здоровьем". В итоге он разозлился, ответил дерзостью - и они рассорились. В последнее время это у них получалось лучше, чем всё остальное вместе взятое. Обычно он быстро приходил в себя, чувствовал свою вину и спешил извиниться, но сегодня был рад остаться, наконец, один и провести ночь не с супругой, а на диване.
   Александр принял снотворное - максимальную дозволенную инструкцией дозу. И не сразу лёг. Смотрел телевизор, не вникая в творящееся на экране действо, до тех пор, пока глаза не стали слипаться. Боролся до последнего, чтобы заснуть как можно быстрее.
   И ему это удалось. Но перед тем как отключиться, он всё равно какое-то время наблюдал за существами, тоже смотрящими на него. И в их глазах видел торжествующий блеск.

* * *

   Снотворное не помогло.
   Оно справилось с задачей быстро и эффективно усыпить Александра, но никак не повлияло на его сны. Наоборот - не позволило вырваться из них до самого утра.
   Твари не зря ликовали. Он оказался в их плену на несколько часов, в течение которых они без устали, методично сводили его с ума. Очень быстро они перешли от резких появлений и прочих банальных способов запугать к полноценным видениям.
   Александр продолжал находиться в своей квартире, лежал в постели - и этим сходство с реальностью заканчивалось. Абсолютно всё вокруг - стены, потолок, пол, окна и мебель - покрывало какое-то вещество. Грязно-розовое с фиолетовыми пятнами, испещрённое прожилками и чем-то, похожим на гноящиеся язвы. Оно немного шевелилось: то разбухало, то опадало, влажно поблескивая в свете, источник которого не получалось определить, поскольку лампы тоже были залеплены этой массой. В нескольких местах с потолка свисали изогнутые, похожие на щупальца корни, как если бы над квартирой росли деревья.
   Было вещество и на кровати, и на одеяле, под которым съёжился Александр. И под одеялом. Он не мог этого видеть, а собственного тела вообще не чувствовал (за что благодарил небеса) - просто знал.
   Вика лежала рядом. Он не хотел смотреть на неё, но не мог противиться омерзительно-извращённому желанию. К счастью, она была полностью, с головой, укрыта одеялом. И там что-то двигалось. Александр слышал звук, который иначе как "склизким хрустом" не мог назвать. Источник был не один, а сотни, тысячи. Издаваемый шум сливался в единый непрекращающийся поток, как будто внутри тела жены находился муравейник, в котором кипела жизнь.
   Из-под своего одеяла Александр ничего не слышал, однако и там что-то двигалось. Что-то медленное. Не одно. Больше всего, при взгляде снаружи, это напоминало змей: двух огромных, двух поменьше... и ещё одну небольшую. Они никуда не уползали, оставались на одном месте, прикованные к своему логову, расположившемуся в центре. Пытались вырваться. Чем дольше Александр на них смотрел, тем крепче становились его подозрения, что логовом служит его собственное тело.
   Он хотел закричать, потерять сознание, умереть - и ничего из этого не мог, ведь продолжал спать. Понимание того, что это жуткий, кошмарный, но всего лишь сон, не могло успокоить. Слишком яркие образы терзали мозг, накрепко вгрызаясь в память, чтобы остаться там навсегда, снова и снова выбираться на поверхность и сводить с ума. До самой смерти.

* * *

   Александр смог проснуться лишь под утро, в половине шестого.
   За ночь простыни сбились в пропитавшийся потом ком, подушка лежала на полу. Он хотел бы не помнить своих снов, но они накрепко засели в его памяти, изгоняя прочие мысли и вызывая дрожь.
   Сползя с дивана, Александр, шатаясь, прошлёпал на кухню и поставил чайник. Сел за стол, скрестил руки перед собой и неотрывно смотрел на экран выключенного телевизора.
   О восстановлении сил не шло и речи - он чувствовал себя ещё хуже, чем вечером, как будто вовсе не ложился спать. Возможно, так и стоило поступить? Нет, это не выход - от сна отказаться не получится. Однако и снотворное оказалось совсем не благом, а скорее проклятьем.
   Что же делать? Как избавиться от этой напасти?
   Обратиться в больницу? Наверняка его быстро перенаправят в психиатрическую лечебницу. Никто ему не поверит, и трудно их в этом винить. Его история - чистой воды безумие. Может быть, он и вправду сошёл с ума? А если нет? Кто поможет? Поговорить с тем, кому он доверяет? Родители? Вика? Они могут проявить сочувствие, но вряд ли смогут избежать тех же подозрений - что он лишился рассудка. Да и чем они помогут? Есть ли хоть кто-то, способный помочь?
   Чайник закипел и выключился. Александр не обратил на него внимания.
   Глаза слипались, хотелось лечь и по-настоящему отдохнуть. Только он знал, что ничего не выйдет. Стоит закрыть глаза на жалкие секунды - и жуткие видения вернутся. Он попробовал это сделать, отчаянно надеясь, что существа оставили его в покое.
   Чуда не случилось. Он снова их увидел. Но, по крайней мере, сейчас перед глазами не представали картины, которые ему пришлось смотреть ночью.
   За окном светало. Чайник медленно остывал. Скоро проснётся Вика. От одной мысли об этом Александру стало ещё хуже. У него раскалывалась голова и без жены, а она, конечно же, не сможет промолчать после вчерашней ссоры. Чёрт, да пускай они бы и вовсе не ругались - сейчас даже обычные безобидные вопросы вызывали у него стойкое отторжение.
   А ведь ещё нужно идти на работу, где в тихом углу не отсидишься.
   Несколько страшных мгновений Александра манила мысль броситься к балконной двери, распахнуть её и, перемахнув через перила, отправиться в недолгий полёт с шестого этажа.
   Он помотал головой, на что она тут же отреагировала яростной вспышкой боли.
   Встал из-за стола, так и не попив кофе, оделся и вышел из дома.

* * *

   День был одним непрерывным, безумно долгим кошмаром, наполненным дикой усталостью, не стихающей болью и бешеным раздражением. Такой взрывоопасный коктейль не мог не привести к беде - и она случилась.
   Невинное (и справедливое) указание клиента на неспешную и невнимательную работу привело к тому, что Александр набросился на него с кулаками. Коллеги быстро оттащили его от ошарашенного такой реакцией посетителя, который предпочёл тут же удалиться; его примеру последовало ещё несколько человек. К счастью, пострадавший не стал раздувать конфликт, однако начальник, и так никогда не отличавшийся трепетным отношением к работникам, долго не размышлял. К четырём часам дня Александр был уже на улице - во всех смыслах этого слова.
   Факт потери работы его почти не встревожил. К этому моменту он был настолько вымотан как физически, так и морально, что скорее был рад уйти оттуда. О том, что делать дальше, как посмотреть в глаза жене и сыну, он не желал думать. Хотелось только забыться. Полностью.
   Очевидное решение не заставило себя ждать. Александр купил две бутылки водки. Ему с лихвой хватило бы и одной, поскольку он пил разве что по праздникам, и то чуть-чуть. Но с алкоголем никогда нельзя быть уверенным - хватит его или нет.
   О том, чтобы идти домой с такими новостями и покупками не могло быть и речи.
   Незадолго до ссоры с клиентом Александр пытался найти в Интернете хоть какую-то информацию о похожих случаях. Всё, что ему удалось отыскать - это либо ссылки на сайты фантастической литературы, либо материалы, ключевая мысль в которых сводилась к одному: у здоровых людей таких видений быть не может.
   Хотя Александр уже второй день не ездил на машине, утром он по привычке взял с собой ключи и от неё, и от гаража. Туда он и пошёл. В кооперативе ещё никого не было (рабочий день ведь не закончился), что его полностью устраивало. Он закрылся в своём боксе, забрался в автомобиль и открыл первую бутылку.
   Лампы, висящие на стене, разгоняли темноту. В гараже было прохладно. Двигатель Александр не заводил, боясь угореть. Замёрзнуть он тоже не должен - как-никак, май на дворе. Будет ли Вика искать его здесь? Возможно. Но она не знала, где хранился второй комплект ключей, да и снаружи не будет никаких признаков, что её муж в гараже. Александр мог бы позвонить ей, предупредить, что не придёт домой. Успокоить, наконец. Он взял телефон, открыл контакты - и отложил его. Даже короткий разговор казался слишком сложной задачей. В конечном итоге Александр отправил сообщение: "Я в порядке" и выключил телефон, чтобы, не дай бог, тот не зазвонил.
   После чего налил себе стакан водки.
   Его не интересовало опьянение и приходящее с ним равнодушие ко всему. Он стремился к одному - отключиться. Быстро и гарантированно. Поэтому пил. Опасаясь, как бы его не стошнило, Александр делал небольшие паузы, позволяя бунтующему организму смириться с непривычными дозами алкоголя. Потом пил дальше.
   Он не заметил, как сознание померкло.

* * *

   Он пришёл в себя и сразу осмотрелся.
   В гараже по-прежнему горело искусственное освещение. Который час, Александр понятия не имел.
   Он полулежал на пассажирском сиденье своей машины. Дверь с его стороны была закрыта, окно опущено. На полу, в ногах, валялась початая бутылка водки. Сколько он выпил, точно установить невозможно, потому что она открыта, и часть содержимого разлилась по коврику, наполняя салон крепким запахом ещё не выветрившегося спирта. Немного жидкости в бутылке осталось. А вот стакан, который Александр держал в руке, так и не отпустив его, был пуст.
   Во рту прочно поселился неприятный привкус, тело затекло от неудобной позы, но в остальном он чувствовал себя не так уж плохо. Голова совершенно не болела.
   Александр не помнил, что ему снилось. Совершенно. Даже намёков в памяти не осталось.
   Он рискнул и закрыл глаза. Нужно проверить! И принялся мысленно считать.
   Прошло три секунды, пять, десять, полминуты, минута... Ничего!
   Такой радости Александр давно не испытывал. Он понимал, что рано праздновать, вдруг это уловка со стороны треклятых существ или есть ещё какая-нибудь причина.
   Но ведь он не видит их! Вчера, стоило только зажмуриться на три секунды - и вот они, твари. А сейчас - нет!
   Александр снова и снова смыкал веки - и получал подтверждение за подтверждением, что его оставили в покое. По крайней мере, пока. А, может, и навсегда? Как бы он хотел больше не видеть всего этого!
   Он взял в руку вторую, не вскрытую бутылку водки.
   "Никогда бы не подумал, что это пойло меня спасёт", - хмыкнул он и положил её в "бардачок".
   После чего прибрался в машине (порадовавшись заодно, что его не стошнило во время сна) и включил телефон.
   От Вики было много пропущенных звонков. И ещё больше сообщений. С сожалением Александр убедился, что она вовсе не переживала за него, а лишь рвала и метала, допытываясь, куда он делся, и что, будь оно всё проклято, случилось на работе?!
   - Я исправлю, - сказал он. - Я всё исправлю.
   После сводивших с ума видений житейские проблемы казались сущими пустяками.

* * *

   Этот день тоже выдался не простым.
   Однако настрой Александра сложно было испортить. Даже нападки Вики, которые всегда его раздражали, на этот раз не смогли вывести из равновесия. С работой, правда, уладить не вышло - начальник оставался непреклонен. Ну да ничего, найдёт новую, благо, сейчас с рабочими местами проблем не было. К тому же, давно хотелось распрощаться с опостылевшим страховым агентством - вот и повод если не начать новую жизнь, то хотя бы сильно изменить старую. В лучшую сторону.
   В течение дня Александр то и дело удостоверялся, что существа не вернулись. Впору было поверить, что они оставили его в покое, однако ещё предстояла ночь. Ложась спать вместе с Викой, он не мог унять нервной дрожи. Крепко прижав жену к себе, чему она немало удивилась, Александр, наконец, закрыл глаза и попробовал расслабиться.
   Сначала он занимался с Викой любовью. Его неуёмная страсть передалась и ей - давно у них не было такого хорошего секса. Когда она заснула, он ещё ворочался. Видения его, к счастью, не тревожили, в отличие от мыслей, угомонить которые удалось далеко не сразу. Во тьме перед прикрытыми веками глазами мелькали разноцветные точки, в которых не было ничего страшного или необычного. В конце концов, Александр сдался и погрузился в сон.

* * *

   Александр проснулся.
   Лежал, не открывая глаз, наслаждаясь безмятежной темнотой перед взором. Существа с их мерзкими видениями не вернулись. Больше того, Александр помнил и сон. Ему снилось, что он сидит на экзамене в школе, отчётливо понимая, что не сможет его сдать. Учительница за столом (молодая женщина, которая никогда на самом деле его не учила) строго взирает на него поверх очков, истекают последние минуты. Почему-то он в классе один. Занимает парту у окна. Ярко светит солнце. Очень жарко, Александр обливается потом. Нужно пересесть, но как сделать это под пристальным взором преподавателя?
   И вот звенит звонок. Разве на экзаменах звенят звонки? Но в этом сне звенит. Тетрадный лист перед Александром чист. Он в панике. Учительница продолжает сидеть. Ей незачем торопиться - она знает, что он провалился.
   "Что же делать? - думает он. - И что скажет Вика? Коллеги по работе?"
   "Стоп! Вика... работа... я же взрослый! Так зачем мне вообще далась эта ваша школа? Плевать мне на экзамены, дурацкие оценки для меня больше ничего не значат!"
   Александр понял, что произнёс это вслух, выкрикнул учительнице. Не со злостью - с ликованием. Как просто всё разрешилось!
   Отреагировала она или нет, он не знал, потому что в этот момент проснулся.
   Он сладко потянулся и позволил себе немного полежать. Поскольку его не разбудил будильник, можно не торопиться вставать.
   "Ах да, с работы ведь меня уволили, - подумал он. - Ну что ж, займусь прямо с утра поисками новой".
   Александр мог бы поспать ещё часок, однако он не хотел оставаться в постели, когда Вика выйдет из дому. Зевнул и открыл глаза.
   По голове словно ударили молотком. Притом изнутри. Перед взором всё поплыло, хотя слёз не было. Дыхание перехватило, руки сжали простыню, которая ответила влажным чавканьем.
   А какой ещё звук она могла издать, будучи покрыта мерзким веществом, похожим на заплесневелое мясо - так же, как и вся комната? На этот раз оно было тёмным, почти чёрным, с бесчисленными белыми кляксами плесени. С потолка всё так же свисали корни, теперь больше напоминающие медленно извивающиеся щупальца с беззубыми ртами на концах. На полу тут и там торчало что-то вроде сталагмитов, только не каменных, а тоже из гниющего мяса. Окно на этот раз ничто не закрывало, и из него лился радостный солнечный свет.
   Александр скинул с себя одеяло, похожее на содранную шкуру животного. Его тело на этот раз не изменилось, не было никаких змей. Правда, кожу покрывал тонкий слой слизи, которую не обо что было оттереть, а в кровати копошились орды крошечных насекомых, издающих оглушительное шуршание. В нос ударила вонь, но не разложения и плесени, а сырой земли.
   Он вскочил, наступив босыми ногами на пол, скрытый под толщей вещества, которое по ощущениям напоминало тесто. Под массой его тела оно продавливалось, и из открывающихся пор сочилась та же слизь, которая покрывала его тело - вперемежку с серыми волокнами.
   Александр выскочил из спальни. Остальная часть квартиры выглядела не лучше. Он сначала бросился к входной двери, а потом услышал оклик:
   - Саша, ты куда?
   Это был голос Вики. Искажённый, пропадающий, как если бы воспроизводился с сильно помятой магнитной ленты. Александр замер и шагнул в сторону кухни.
   Они были там. Его жена и сын. Она стояла у раковины, из крана текла густая масса ярко-жёлтого цвета, под которую супруга подставляла круглый тонкий кусок плоти - тарелку. Он сидел за столом, слившись с табуретом в единое целое, поскольку невозможно было понять, где кончается тело Артёма и начинается мебель. Одной рукой мальчик держался за кружку, которую можно было узнать только по выступающей ручке. В ней плескалось что-то зелёное и горячее. В другой он сжимал дохлую кошку - вернее, половину от неё, начиная от головы и до середины живота. Остальное отсутствовало. Из раны свешивались синюшные внутренности. Артём поднёс труп к голове, прежде невидимая прорезь рта расширилась, и он с чавканьем погрузил лицо во вскрытое брюхо животного.
   Александр бросился к балконной двери, которая была приоткрыта. За его спиной раздались совсем утратившие сходство с человеческой речью резкие скрипящие звуки.
   Он устремился сюда, а не к выходу из квартиры, не потому, что собирался покончить с собой, выбросившись с шестого этажа. Ему нужно было только увидеть. Остановившись у перил, он хотел схватиться за них, чтобы не упасть, на что они отреагировали возмущёнными волнообразными движениями. Отдёрнув руки, Александр сжал их в кулаки, неотрывно смотря на открывающийся с балкона вид.
   По улицам ездили автомобили, ходили пешеходы, бегали собаки и кошки; на деревьях весело щебетали птицы. Всё было нормальным - таким же, как всегда. Никаких следов того ужаса, который захватил его квартиру. Александр обернулся и увидел стоящих за его спиной бесформенных существ - один повыше, другой пониже. Они уже ничем не напоминали людей, даже отдалённо.
   Примерно там, где должны были находиться головы, появились глаза. Большие, ярко-оранжевые, не мигающие. То чудовище, которое было Викой, протянуло руку, издав ещё одну череду нечленораздельных звуков.
   Александр снова посмотрел на улицу, на обычных людей, идущих по своим делам и не подозревающих о том, что происходило у них над головами. Он наклонился, чтобы увидеть, в каком состоянии другие квартиры в их доме - и в голове у него словно взорвалась бомба. Перед глазами всё закружилось с бешеной скоростью. Он закрыл их, однако это не помогало - казалось, сам мозг вращается внутри черепа. Александра затошнило и сразу вырвало. Ноги его подкосились, он сделал несколько неуклюжих шагов, слепо хватая руками воздух. В конце концов, до чего-то дотронулся. Удивительно, но это была тёплая рука. Нежная, женская.
   - Вика? - попытался выговорить он непослушными губами.
   Всё пришло в норму. И родные, и квартира - всё.
   Он разомкнул веки.
   Кошмар вернулся. Быстро - и, тем не менее, на короткий миг Александр успел увидеть свою жену и сына такими, какими их знал. А потом они скрылись под слоем разлагающейся и одновременно живой плоти.
   Он зажмурился. И больше не открывал глаз. Не мог. Не хотел.
   Ситуация изменилась. Зеркально. В ставшей благостной темноте ему ничто не грозило. Боль, видения, жуткие мысли - уходили. Он почти видел, как они удаляются от него, подобно отчалившему от пристани кораблю. Вернуть их невозможно, да и стоит ли? Пускай убираются. А он останется здесь, где так спокойно. Нужно заснуть. Ни о чём не думая.
   В том числе и о пробуждении.
   Когда Александр окончательно упал на пол балкона, он уже ничего не осознавал.

* * *

   Вика вышла из здания морга. На улице, вне стен этой угрюмой одноэтажной постройки, она надеялась почувствовать себя лучше, но ни яркое солнце, ни тёплый ветерок не изменили её состояния. Она подошла к стоящей неподалёку машине, открыла дверцу и, не оглядываясь, заняла переднее пассажирское место.
   Сидящая за рулём пожилая женщина посмотрела на неё, ничего не сказав. Она терпеливо ждала, когда Вика заговорит сама. Долго молчание не продлится - кому, как не ей, было знать свою дочь.
   - Вскрытие установило причину смерти, - подчёркнуто отрешённо произнесла Вика.
   Мать дотронулась до её руки самыми кончиками пальцев.
   - Они абсолютно уверены в диагнозе, а я до сих пор не могу поверить. Господи, Саше ведь было всего тридцать три года!
   Она помолчала, борясь с комом в горле. Опухшие красные глаза снова стали наполняться слезами.
   - Инсульт, - наконец, смогла промолвить Вика. - Обширное кровоизлияние в мозг, если быть точной. Откуда... как...?
   Она разрыдалась. Мать крепче сжала руку дочери и закусила губу.
   - Увы, и в таком возрасте это не редкость, - сказала она.
   - Его можно было спасти! - воскликнула Вика и поёжилась от звука собственного голоса. Уже тише прибавила: - Если бы он не скрывал...
   - Может быть, он и сам не осознавал?
   - Может... Мне сказали, что... это могла быть боль, головокружение, потеря ориентации... А ещё...
   - Что ещё? - не удержалась от вопроса мать.
   - Помнишь, я тебе говорила, какой ужас был в его глазах, перед тем как...
   - Да.
   - Я думала, что это от осознания... прихода смерти... Но он мог не только чувствовать боль. Ещё у него могли возникнуть галлюцинации...
   - Обычно они проявляются у женщин, если я правильно помню. И не до, а после пережитого инсульта.
   - Обычно, - покачала головой Вика. - Мало ли, что творилось с его мозгом... Он мог видеть, слышать, чувствовать то, чего на самом деле нет. И даже... возможно, даже сойти из-за этого с ума!..
   - Одному богу известно, что происходило в голове Саши в эти дни, - сказала мать, заводя двигатель автомобиля. - И, наверное, это лучше для нас. Просто этого не знать.
   "И молиться, чтобы к нам смерть пришла не в таком обличье", - про себя добавила она, выводя машину со стоянки морга.
  

Кусков Евгений, 23 апреля - 7 мая 2019 года

Дата последней правки: 23 мая 2019 года

* * *

  
   Данный рассказ - в прямом смысле плод больного воображения.
   Идея пришла ко мне, когда я лежал с сильной простудой. Так уж вышло, что болезнь застигла на новогодние праздники, хотя это не нашло отражения в тексте. В отличие от основной идеи. Мучимый повышенной температурой и болью в горле, я тщетно пытался заснуть после незапланированного пробуждения в пять часов утра. В комнате было ещё темно (разгар зимы ведь) и очень тихо. Неожиданно я представил, что прямо перед моим лицом вспыхивают глаза какого-то существа. И раздаётся надрывное дыхание. Нечто подобное я отразил в давнем романе "Во тьме", но вскользь и не совсем к месту. А той ночью незатейливый, в общем, образ произвёл на меня впечатление, нешуточно напугав. Я запомнил его, но переносить "на бумагу" в обозримом будущем не собирался.
   Пока однажды не наткнулся на каналы в YouTube, где выкладывают короткометражные фильмы ужасов. И проникся ими. Даром, что бюджет минимальный, как и продолжительность - некоторые истории пробирали (и пробирают) до дрожи почище любых "раскрученных" фильмов. Немаловажно и то, что сюжет как таковой в этих короткометражках часто не присутствует вовсе. Есть некая пугающая идея, которая блестяще реализована без излишних подробностей, которые только испортили бы всю историю.
   И я подумал - не попробовать ли мне сотворить нечто подобное? Снять кино, даже примитивное, я, понятное дело, не могу, а вот написать короткий рассказ - вполне. По правде говоря, он вышел не таким маленьким, как я предполагал (возможно, это ему не идёт на пользу), да и совсем без деталей, обрисовывающих главного героя и его жизнь, тоже не смог обойтись. Но в целом получилось примерно то, что я и хотел - небольшая страшная история.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Малиновская "Девочка с развалин"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"