Кутолин Сергей Алексеевич: другие произведения.

Пельмени в шампанском(опыт рефлексии в афоризмах)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Природу мы одушевляем, а камнем в ней готовы быть" Печатные материалы 2000г.

ОТ АВТОРА
Всякое созерцание переходит в наблюдение,
Всякое наблюдение - в соображение...
Гете
 
Сколько бы люди не читали и не писали, а живут иначе,
чем читают и пишут. А в жизни все не так, как в неимущих
душах людей, обращенных внутрь себя. Это в Евангелии "жена
из ребра Адамова вышла". А в жизни? Удаляют одну хромосому
и пожалуйста тебе - мужчина!
А Земля? Кружит вокруг Солнца, не наоборот! А почему
тогда древние Землю в центр всего ставили? Опять непорядок
получается. Может от того, что мысли людей в уме в те
времена стихийно плавали! А когда плавать на бумаге стали,
то и выяснилось, что на Бога надейся, а сам не плошай... Все
равно, кроме как на Земле, во Вселенной нашей человек
больше нигде не топает, разве когда сам того захочет. То
вылезает жить от товарищеской тесноты в самый что ни на
есть Космос.
А там уже как разнуздается от всех своих одежд, то и превращается
от печали в сердце то ли в Логос, то ли в Софию. А
что это такое, то неведомо только тем, кто исполняет свою
жизнь впереди разума. А для того мысль не организация, а
наоборот, где сначала глагол идет, а о существительном еще
мысли нет.
И доживают же таким путем до угнетения ослабелых и не
научных людей! Но те люди уже давно поняли свою силу. Они
прекращают свои убеждения и живут жизнью их
вопрощающих.
У нас вопрощающие всю погоду делают, а остальным
только отвечать приходиться. Они то в субботниках, с лопатой
ковыряясь, ответа ищут, то от отдыха устраняясь, заголяют
небо для светлой жизни вопрошающих.
А Оттуда во всем гармония схем видна, что худые спины на
Земле проживающих изображает. Но люди от частых раздражений,
наконец, поняли, что пора этому безобразию конец
положить. И что все дело-то в Любви и заключается. А потому
еще при жизни Спасение получить можно. Но Спасение то - в
Женах человеческих в болезненном порядке скрывается.
А потому дума, которую каждый мужик думает, в женщине
в целую мудрость превращается и к нему от нее возврат
имеет, чтобы мужик от ума не отвыкал. Вот почему Жена для
него как Медальон - овальный амулет с заклинаниями, ей же
предуманными и спасающими от всяких напастей, если в этом
смертная необходимость имеется.
Безмолвно изучая эти медальоны, вдруг прозреваешь,
хлебая, как пельмени в шампанском хлебали купцы русские
после трудов правденых, плодя разочарование афоризмами, но
кротко извлекая из женских глубин душевной плотности
самого себя, а именно: рационализм, материализм, индивидуализм,
атеизм, теизм и оккультизм.
Вот почему от Эвы начинаем и к Еве возвращаемся. А уж
что там между остальными делается и что возникает пустыми
остано-вившимися ночами между остальными типами женской
психики, то и автору неведомо. От страданий человеческих,
кто в былинку превращается, а кто кряжистым дубом миру
является. Но все уважение к собственной жизни имеют и попрежнему
желают приближения света будущего дня. Слаб и
неисправим человек.
И в своих беспамятных сновидениях кажется себе только
молодым и сильным, а на самом деле просто живет так, как
это у него выходит. Солнца для сытости может и всем хватает,
да не все одной сытостью жить хотят, но и по чужому
записанному смыслу жизнь свою исполнять не желают. И
заключают тем самым в себе одно сомнение.
Вот почему автор желает не в силу радости, но сомнения
показать идеи и распоряжения людей, где есть мученье
чувства Жен, являющих нам своих мужей не как образец
гнойной смерти, а как ярость и надежду поколений, которые
уже умерли, а которые хотели бы осиять себя утешением,
ослабляя натянутую струну текущего момента с
настойчивостью, яростью и надеждой.
И в этом жизнь, а не тоска "Медальонов", и в этом надежда
"Пельменей в шампанском".

ПЕЛЬМЕНИ В ШАМПАНСКОМ
"... и кушали пельмени в красном шампанском.."
П.Д.Боборыкин. "Китай-город"
1
И если даже смерть близка , -
Мне жизни нечего страшиться,
Вмещают мудрость облака,
А жизнь природой в ней творится.
2
Страданий сонм и тяжесть их
Не порождают в нас тиранов.
Тиран - Геракл " среди своих ",
А Лик святых весь в Божьих планах.
3
Моя дистанция проста ,-
Служу я истине науки.
Для вас же чтение с листаИзобретение
от скуки.
4
Встречаясь сам с самим собой,
Я в мире ухожу от бездны, -
Кто мыслит только головой,
В том сердца мысли бесполезны.
5
Пускай другие ангела в себе
Отыщут, коли жить желают,
Я благодарен прожитой Судьбе,
Она меня в самом себе пытает.
6
Творящий в жизни, сам на волоске
Но в жизни духа он всегда ликует,
Ведь мы себя стираем на доске,
Где суета ведет свой путь от сует.
67
7
Мы беззащитны перед внешней силой,
Нас обворовывает властная шпана,
Когда б нас эгоизмом окропило,
То мы вернули б им все наглое сполна.
8
Благоразумие ветрило из ветрил,
Оно сегодня нас туда - сюда качает,
Но кто свободы Духа пригубил,
Тот вопреки ему и поступает.
9
Смеяться над врагом грешно.
Но! В нас клокочет темное начало
И чтоб оно не означало -
-Убить! - греха увидеть дно.
10
В нас угрызенья совести молчат,
А память их в лицо давно не помнит,
Но только дураки на площади кричат
О Совести, Свободе и Законе.
11
Сам обыватель - подлость всех грехов,
в поносе словоизлияний
политики говорунов
узрел пример для подражаний.
12
Прощать так трудно, но необходимо,
В прощеньи омывается душа
И восстает как куст неопалимый,
А с ним к нам радость с Истиной спешат.
68
13
Судьба есть полная Свобода,
А в ней ее необходимость,
Там звездами сверкают годы,
Отлитые и в слабость, и в решимость.
14
Власть денег, связей, должностей
Людскую кровь так полируют,
Прессуя подлости страстей,
Что уж без них в тоске кукует.
15
Пусть хают музыку болваны
На философских сборищах невежд,
Ведь музыка - пульс крови. И подавно
Из сердца духу "пламенный привет" .
16
Начальство нас так любит благородно,
Что не стыдится слабостей своих,
В своем высокородии угодно
Им ноги вытирать, но о живых.
17
Дурные мысли воплощают облик человека,
А в нем мурло встречает вас и дрянь.
Целуйтесь с дрянью до скончанья века, -
Дурные мысли облика вам дань.
18
Если море бущующе - чисто,
Если небо над ним как фарфор,
Значит страсти, - безумия мысли,
Открывают нам в молниях вздор.
69
19
Нас идеалы прочих восхищают.
Но, вдруг , гремит стоустая молва,
И вот уже она в нас воплощает
Тех идеалов глупые слова.
20
Мы под истиной давно не понимаем
Сущность бесконечной мудрости словес,
Разочарованием питаем
Философий полысевший вес.
21
Мудрость, соблазняя неразумных,
В неразумность превращается сама,
Точно так спресованная сумма
Чисел в функции нулем одним дана.
22
Пронзительный ветер свистает,
А яркое солнце слепит,
И я потому занимаю
Места, где мир чувств не кипит.
23
Между людьми извечна даль,
Она меня и привлекает
И в одиночество кидает, -
Людская близость мне медаль.
24
Смысл одиночества глубок:
Мы жаждем в юности общенья,
Но нет в общеньи очищенья, -
Лишь в отреченьи зрелости итог .
70
25
Цель аскетизма - насыщение себя
От той громады действенного Духа,
Чьи теплые объятья вознося,
В нас порождают приземленье слуха.
26
Философ неприятных истин
Себя к распятию ведет,
И вот уже на полной рыси
Он глупость всякую речет .
27
Бесполезен поиск истин
Там, где нету им цены:
Листопад зеленых листьев
Невозможен в день весны.
28
В заблужденьи метафизик
Открываем дух огня,
Он в нас соком свежим брызнет,
Светом солнечного дня.
29
Для утверждения себя
Нашли мы формулу героя,
А он уже проблемы роет
В себе самом свой дух любя.
30
Но героизм - , самопогибель ,
Нам открывает двери в рай,
Где видим каменные глыбы
И лишь помет от птичих стай.
31
Но вот гармония героикГерою
памятник навек,
Он в сердце жив, он вечно стоек,
В нем святость, а не человек.
32
Герои как насильники
Над массами людей,
Шлифуют мозг напильником,
Но от любви своей.
33
Свобода, Радость и Покой
От Духа в сердце проникают,
Но в нас Прекрасное страдает,
Не окрыляя всех мечтой.
34
Душа и тело наш единый дом
Как гром и молния в природе,
Но как им жутко там вдвоем
В глухих объятьях непогоды.
35
Великий изначально зол?
Или так кажется другим...
Он сам себе и вол, и стол.
Его объедки... мы едим.
36
У качества в малом начало,
Количество как океан,
И то и другое молчало,
Коль слепок наш дух с обезьян.
 
37
Презренье к жизни не присуще нам,
Но нашим тяжело мечтам,
Мы побеждаемы страстями
В своем насилии властями.
38
Желание и цель в характере природы
У большей части человеческого рода,
Но без желанья достиженье цели
Есть свойство фатума рождественской купели.
39
Лишь Бог за всех переживает
И в одиночестве страдает,
А сумме гениев давно
Переживаний не дано.
40
Не жажду славы через триста лет
Да и сейчас ее не нужны крылья,
Ведь мне давно от Бога дан совет
Дерзать без славы в здешней пыли.
41
В любви клянется человеку,
Но доставляет только боль,
И так живет от века к веку
Героев царственная соль.
42
Почему все сильного боятся,
А затем желают все его любить? -
Настрадаются и , вдруг, оборотятся
в чернь. - А ей бы только жить.
 
43
Мы с удивлением себя не уважаем,
Но жаждем уважения других.
И вот уже за Родину страдаем,
Ища свой дом в объятиях чужих.
44
Он не страдал от скромности словес,
Готовился стать Буддой... европейским.
Господь лишил его чудес,
А в желтом доме царствовал он с блеском.
45
Я с некоторых пор
Упорно замечаю,
Что нам качают вздор
Унылыми речами.
46
У времени есть свойство нас не видеть,
Но время нам дано не замечать,
Мы время подгоняем, в кресле сидя,
Но время ставит нам на лоб свою печать.
47
История знает великих людей.
Но счетны в лицах имена
В своем безумии идей
Нам давших сути семена.
48
Важна ли для народа суть,
А может нужен только путь
Всего бедлама и стихии,
В котором нежится Россия?
 
49
Какое счастье быть в тени.
Есть льгота в этом состояньи:
Ты видишь, где вещают пни
От глупости преуспеянья.
50
Сверхчеловек ничто иное
Как близость к Богу означает.
В нем нет и не было покоя,
И от того он так страдает.
51
Жестока истина бывает,
А проводник ее как лгун, -
Он все пороги обивает,
Но кличка у него - "брехун".
52
Пусть правда - лестница познанья,
Но это не единый путь,
Что нужно в мире обогнуть,
Чтоб внять истокам мирозданья.
53
В своем познании как слон
Жить человек наш обречен,
И он стоит на голове
На радость записной молве.
54
Вникая в собственности право,
Вдруг, понимаешь тут одно:
Лишь в воровстве суть истин здрава,
Грабеж же - золотое дно.
 
55
У нас политика - мораль,
Что нет по истине морали,
И нам расписывают даль...
Но все идти вперед устали.
56
Нам изолгали истину давно,
Хотя ее упорно запрещали.
Закон уже положен под сукно,
Ну а приступников всех честными признали.
57
Россия чудная страна.
Сначала в ней одни надежды,
Ну, а затем опять сполна
Путь загнивания невежды.
58
Когда мы видим и не верим,
То искушаем мы себя,
Так Кажимость, лишаясь сферы,
В нас озаряет тени дня.
59
Мы в диалектике доныне
Гуляем как цепные псы
И охраняем логик дыни.
А Чудо - Божие весы.
60
В самих себе себя одолевая,
Мы дух усталости творим,
Но в пережитом осмысляем
Чем в новой жизни возгорим.
 
61
Кто сердце мужеством считает,
А Логос женщин - головой,
Тот лишь в единстве обретает
И дух, и радость, и покой.
62
Структура сложности ума
На языке у нас страдает,
Но если мысль всего одна,
То и язык не помогает.
63
Мы мыслим мир, -
И в деле том едины,
Да разве что сортир...
Наш друг наполовину.
64
Владеет мужеством философ
Не там, где ужас вызывает,
А там, где мудрые вопросы
Ему в знак трусости вменяют.
65
Философ " должен и не должен"..,
Он мусор мыслей разрывает
И в печь сознания кидает
Все, что на истину похоже.
66
Купаясь в призраках вещей,
Или их тени прозревая, -
Не забывай о пользе щей, -
Они здоровья прибавляют.
 
67
Коли безумный любит разум,
Коли больному нужен лед, -
То мир для них дороже сказок, -
В них черен света небосвод.
68
Охвачен сутью сам мыслитель,
Но суть живого существа
И тайн его как естества, -
Не понял мысли победитель.
69
Кто мысли нежит, в них лукавя,
Готовя из суждений винегрет,
Тому молва в заслугу ставит
Его унылый, вязкий бред.
70
У скептиков есть чудная стезя,
Они не ведают, что можно и нельзя,
Но если все и отрицают,
То от чумы тех "нет" страдают.
71
Когда и скепсис, и томленье
Вдруг порождают удивленье,
То мистика тут время настает, -
Он в суете сует живет.
72
У мистицизма доброе начало,
Оно в нас вечностью мычало,
Но Богу чужд оккультный мистицизм,
В себя вмещающий фашизм.
78
73
Причина, следствие в себе
Таят первопричину,
А в ней симметрия как паутина
Рисует образ свой во сне.
74
Не отрицая сущность воли,
В ней нет свободы чудной поля,
Что от природы в нас живет
И в мир рефлексией зовет.
75
Мы всем "должны " в своем "незнаньи"
Необходимости познанья,
И только чистый небосвод
Без диалектики живет.
76
Эпикурейцы - радости собратья
По жизни смерти не встречают
И вечной жизни не стяжают,
Но бездуховностью всем платят.
77
Вся философия не способ для защиты,
Вся философия не путь для нападений, -
Она ведь глупостями сыта.
В ней пережитый ритм мучений.
78
Лишенный формул - не мыслитель,
Но максима - сачок для мух,
Философ сам с собой воитель,
И потому он к золоту так глух.
 
79
Пред будкой философии улегшись,
В безумном лае брызгая слюной,
По древу диалектики растекшись,
Он Дух узрел. Но тот был черной тьмой.
80
У нас и не было и нет
Всей нашей жизни оправданья,
Но сгусток мысли и сознанья
Есть сам за все себе ответ.
81
Вся глупость тем и своеволит,
Желая Бога с дьяволом скрестить,
Им мерзость не дает покоя
И дух безумия им хочется излить.
82
И, улюлюкая, в Божественном честят
Не данную Свободу, а хотенье,
И проповедуя глумленье
Над Совестью. Они спокойно спят.
83
Не камень, - Столп и утвержденье
Из истин жизни и молитв, -
Вся Церковь есть тепло спасенья
Для падших духом в жизни битв.
84
Не ищи в религии врага, -
Сам себе врачом не будешь,
Ты свои бодливые рога
Только в черте, только в черте любишь.
80
85
Не новый ум, а вера новая опасна,
Ведь постигая сам себя,
Твой ум все новое любя,
Не видит морд чужих схоластик.
86
Любовь и есть религии мораль,
Она как и добро всем человеком движет,
Она и женственность , и сталь,
И в ней сам человек к себе поближе.
87
Не нарушая заповедей Бога,
Мы лишь свою свободу обретаем,
Жить в мире с близкими мечтаем,
А грех есть глупости дорога.
88
Творящий сам себя не обедняет,
Но высекает искру Божьего огня,
И в окружающих стяжает
Частицу будущего дня.
89
Добро и зло неравнодушны,
А потому понять их без труда нельзя,
Ведь даже твари нам в добре послушны,
А без труда из озера не вынуть карася.
90
Любой дурак себя мнит Господином,
Но он попрежнему раб собственной души,
И он в себе гнет собственную спину.
А Раб он Бога?.. То уж сам решит.
 
91
Мораль как истина души,
Отнятая, но у самой природы,
В ней человек из тьмы веков спешит
От свального греха в объятия свободы.
92
Для животных человека нет,
Есть лишь зверь в обличьи человека,
Тот, кто сам в себе увидел свет,
Быть не может только дровосеком.
93
Не дьявол изобрел мораль,
Но гордость человека мучит,
А та пружина гордости как сталь
Всю душу человека пучит.
94
Лишь нищие духом в морали
Уверток увидели ложь,
Они в ней так низко упали....
В той грязи нет нужных галош.
95
Мораль не "должно" означает,
Она лишь путь в себе самом,
А тот, кто в ней права качает,
Тот просто слаб своим умом.
96
Мораль ни добрая, ни злая,
Она, по жизни дух листая,
Как бесконечная весна,
Всем человечеством полна.
82
97
Все дело в высшем состояньи
Души и тела, где мораль
Как ткань в картинах созиданья,
Как перспектива, света даль.
98
Но кто в башке вместо морали
Содержит личное дурье,
Того давно уже искали
В том доме, где сидит жулье.
99
Кто сам в себе права качает
Как сумму ценностей всего,
Того все хором величают
Той вещью, что смердит давно.
100
Еще есть люди, что мешают
"Закон" , "Свободу" , "Произвол" ,
Ну а затем уже рыдают,
Что в зад им ставят твердый кол.
101
Когда ответственность молчит,
А сам закон вас не тревожит
("Ведь у закона злая рожа"),
То здесь мораль уже как щит.
102
И тут ваш суперчеловек
Вещает о своей морали,
Вопит: "меня уже достали..."
И хает просвещенный век.
 
103
Мораль не личное, а общее начало,
И если в нас она еще молчала,
То вовсе то не означало,
Что в нас есть истины мочало.
104
Уж как им хочется Иисуса
Во всем и вся всегда уесть,
Но зло змеи змеится для укуса,
Любовь добра неведома им весть.
105
Вот почему Иисус из Назарета
Для них есть не добро, а зло,
Где темен ум, там нет и света,
И с сердцем тем не повезло.
106
"Добро и зло как предрассудки Божьи" ,-
Есть лишь суждение Змеи,
И все напитки адские из кожи
Рептилий тех струят свои ручьи.
107
Когда "глупца", и "гения", "тирана"
В религиозном видят человеке,
То в том суждении исчадие обмана,
А не мораль в нас прожитого века.
108
Добром и злом жонглировать смешно,
Ведь это изначальные начала,
Но зло добра так напрочь лишено,
Чтоб в нас добро все злое освещало.
 
109
Ведь идеал ни бог, ни дьявол,
А воплощенная идея,
В ней человек свой дух исправил
Перед прекрасным, молча млея.
110
Добро и зло героя лишь чеканят
Как образцовую медаль,
А ей уж прикрывают раны
И сочетают с бронзой сталь.
111
Кто зло как лес оберегает,
В том сердце словно частокол
Свой мозг дрекольем протыкает
И тащит зло как воз свой вол.
112
Почему их радует так зло?
Потому что им не повезло.
И цветное света опахало
По их жизни черным пропахало.
113
Кто за штаны нас держит, не пуская
Незнанье в знанье обратить,
То неужели в том добро сверкает,
И нам того благословить?
114
Неужели нечистая совесть
Есть налог на совестливых?
В паутине скрыта повесть
Паука - ловить счастливых.
 
115
Заядло лживый совесть проедает.
В том чуда нет, но нет греха,
А вот когда он нам надоедает,
То в нас сжимает совести меха.
116
Самодовольство в угрызеньях совести морально? -
Безумец для себя всегда нормальный,
В самодовольстве зреет патриот
Самодовольства новый идиот.
117
В негодовании морали
Давно трусливые устали,
Изобретая злую месть,
И дел ее всем нам не счесть.
118
Кто в бедных мучениках видит
Лишь месть обиженных людей,
Тот всех нас люто ненавидит
За стойкость мужества идей.
119
Уж сколько глупостей писали
О счастье бедных и забитых,
В словах людей тех позабыли,
Ну а писатели все святы.
120
Как часто "строгость", "нравственность", "серьезность"
Есть в жизни просто одиозность,
А кто так "строго" говорит,
То в том маньяк давно сидит.
 
121
У себялюбия корысть со страстью
Едины так в одной напасти,
Что разрывают нашу плоть
В желаньи всех других пороть.
122
Но кто и почему считает -
Корысть от глупости спасает?
В корысти тот же идиот
В согласьи с глупостью живет.
123
Разбойник, вор и спекулянт
Не так уж мало и берет.
Ведь денег так всеядна пасть,
Что трудно в пасть и не попасть.
124
Когда в нас самолюбие взыграет,
Самоотверженность в нас исчезает,
И вместо ясных света глаз
В нас виден чей-то жуткий сглаз.
125
Коль крупный вор в стране гуляет,
А мелкий в петле отдыхает,
То как зовется та страна,
Что так законами полна?
126
Кто в нас считает блуд души
За неразумное начало...,
Для тех все средства хороши, -
В них просто тварное начало.
 
127
А есть те люди, что страдают
Избытком своего ума,
И в своей блажи обвиняют
Всю жизнь, что строгостью полна.
128
Как благоглупости творят,
То ищут в поводе причину,
Но чувства в них не тлеют, -спят,
И жизнь для них болота тина.
129
Коль ты дубиной друга погоняешь
И в том покой свой обретаешь,
А в этом видишь малый вред,
То философия та - бред.
130
Если чувства твои без руля и ветрил,
А в движеньях твоих нет надежных перил,
Неужели тогда ты так праведно жил,
Что собою самим в это время ты был.
131
Неужели старость почитая,
Ты наносишь этим оскорбленье?
Неужели дух в своем моленьи
Мы по нашей жизни растеряем.
132
Неужели счастье, -
Сонм простых желаний,
Ну а сонм напастей
Радость ожиданий?
 
133
"Услада", "чувственность" и "тело", -
В них все эфиром пропотело.
И вот все общество спешит
Узнать о том, кто с кем грешит.
134
Мы в культ порочность возвели,
Разбой мы в доблесть превратили,
И нашу волю как смогли
Со смертью кровью окропили.
135
На перекрестках мы орем
О смелости, достоинстве, морали,
Но зарубежный хлеб жуем,
И сало с маслом там достали.
136
Мы чувство в чувстве почитаем,
Но в быт убожества врастаем,
И вот гордится вся страна,
Что всем давно уже должна.
137
Когда возводят в чудо месть,
То там уже ни встать, ни сесть,
И благодарен вам палач,
Что жертвы гоните вы вскачь.
138
О справедливости - не говори,
Она в судах просеяна сквозь сито
И все ворье уже открыто
Свой суд везде давно творит.
 
139
И вот уж ложь опять моральна,
И стадность мнения встает,
По жизни ставит свой зачет
В эпоху, что так идеальна.
140
Как нынешним лгунам эфира,
Что льют на нас сортиры мира,
Как трудно им не понимать,
Что невозможно честным стать.
141
Идеалист - , герой параши,
Вкушает рупорные каши,
А телевизора огни
Кричат давно нам всем - "распни!".
142
Все "добрые" и "добренькие " люди
Нашли те теплые места,
Где цепь кормушек не пуста
И где их дьявол не осудит.
143
Бурлит, бурлит в переживаньях
Чиновных рож упитанная масть,
Но им не скрыть в их ярких одеяниях
Всего убожества их фиговую власть.
144
Не спит народ в морали лживой,
Он делом занят как всегда...-
Плодит детей неторопливо. -
Все остальное ерунда.
90
145
Мы в поступках себя созидаем.
Переживаний наших ткань
Как костюм на себя одеваем,
Отдавая событиям дань.
146
Как часто ставят добродетель
Нам как в пример, так и в вину,
А наш улыбчивый радетель
Готов нас всех пустить ко дну.
147
Кто проповедует жестокость,
Тот сам не ведает природы,
В ней только стойкость, только стойкость
Для улучшения породы.
148
Жестокость обретается как цель,
Как справедливость доброго начала,
Что в нас искусственно молчало,
Но закрутило жизни карусель.
149
Тщеславие есть часть морали, -
Ее кому-то не додали,
И перед нами гусь встает, -
Он душу сам свою жует.
150
Наслаждение от радости ущерба,
Нанесенного друзьям, -
Это воровство кусочка хлеба,
Но в угоду собственным страстям.
 
151
Как часто жестокость трусливой бывает,
И сколько души она в людях съедает...
Жестокость и трусость безумные братья,-
Они близнецы. И меняют лишь платья.
152
Жестокость, если драпируется в страданье,
То жаждет слишком состраданья,
И с удовольствием пытает
Всех тех, кто это испытает.
153
Пусть доброта и состраданье не обретают бархатного глянца,
Не нужно им того румянца,
Коль в доброте страдающий встает,
То Бог тем радость подает.
154
У хаоса есть дальняя мечта.
Не коммунизмом ли она зовется,
Где делом каждый так займется,
Что в нем не встретишь подлеца?
155
Кто глупостью меряет женщин,
Тот о себе и забывает:
Мужчины в том все меньше, меньше, -
Гермафродит в нем возникает.
156
Когда в любви мы к обществу пылаем,
То в туне мы о ближних забываем,
В нас добродетель к обществу встает,
Для ближних сердца нам не достает.
 
157
Не смерть страшна,
А смертные страданья
И плоти нашей истязанья,
А в них смерть наша не видна.
158
Мы любим ближнего затем,
Чтоб чаще можно было беспокоить
Его беспочвенностью тем
И на себя трудиться - "трудоголить".
159
Когда злословие в чести,
А в нем вся правда говорится,
То нам от этого не спится...
И лучше околесицу нести.
160
Мы задом пятиться умеем,
Но твердо верим, что вперед
За жизнью мы еще успеем.
И жизнь живем наоборот.
161
Мы шиворот навыворот
Уверенно живем.
Не в землю тяготеем - в небосвод,
А жизнь живем наоборот.
162
Все созидание -
Мгновений труд,
Бесцельные искания
Всех нас сотрут.
 
163
Кто образ будущего ищет, -
В искусстве тот уже давно,
И в нем была и будет пища,
А остальным - то что дано?
164
Пусть стимул творчеству - герои,
Но мы оставим их в покое,
А скажем - творчество есть Дух,
Что в сердце жив и не потух.
165
Когда прекрасное мы видим,
То, поражаясь, умолкаем.
А если нет?! О том болтаем
И мух той глупости считаем.
166
Природу мы одушевляем,
А камнем в ней желаем быть,
Но и врагам не пожелаем
При жизни памятником слыть.
167
Мы верим в форму,
Постигая содержанье,
В нем жизнь есть шторм
Как испытанье.
168
Писать учитесь для себя,
Все что напишите - вас учит,
А остальных бодливых жеребят,
От чтива вашего лишь пучит.
 
169
И "страсть", и "бессердечие"
Мы древним грекам оставляем,
А "шпагины" и "стечкины"
В нас миру благородство открывает.
170
Уж этот Данте, этот Данте
Возник в ушах он как анданте,
В других как бука из бутылки,
Нам в сердце сыплющий опилки.
171
Трагедий совести устраивать не надо,
Они давно все прогорели
В листве заброшенного сада,
Где птицы прошлого отпели.
172
Как полон радостью герой,
А сам трагедию являет,
В нас смысл трагедий звук пустой,
Хотя там жизнь испепеляет.
173
Кто в "Фаусте" познание обрел, -
Тот рамолический осел
И в жизни только прокисает.
Нас Мефистофель не пугает.
174
Пусть "Гамлет" и вершина духа,
Но немотой беременна, -не слухом.
А мы привыкли есть из общего котла
И потому для нас трагедия светла.
 
175
Как много в мире говорили,
Отговорившие уже,
Но их слова в нас дольше жили
Настороже.
176
Музыка как символ эстафет
Психики физических аффектов,
Музыка звучания - совет
Устремлений, - не сухих проектов.
177
Религия и чувственность едины,
Они в гармонии мелодий,
Они вне следствия первопричины,
Они как в музыке - природе.
178
Оратор музыкою слов
Теперь нас всех уже не поражает.
Как много в мире болтунов,
И каждый нас в свой ад сажает.
179
Коль стиль живет, -
В нем есть уже Слова,
А не досужая молва,
Что заживо жует.
180
И стиль, и личность
В сущности едины.
А без Личины, -
Мы все скотины.
 
181
Длина и краткость предложения,
И выбор слов, и пунктуация
Есть темп из жестов и движения,
А в них и стиль аргументации.
182
Коль в мысли веришь ты свои,
А мыслях суть их ощущаешь,
То и живешь ты за двоих,
Но в этом стиле ты сгораешь.
183
Абстрактной истины плоды
Всегда даны нам только в чувстве
Как извлеченный звук в искусстве. -
В них порожденье красоты.
184
К поэзии близок прозаик,
Но от нее он и далек,
Поэт ткет образ из мозаик, -
Но в мыслях он не одинок.
185
Когда в твоих идеях искупавшись,
Читатель мудростью взыграет,
Он чувство локтя испытает -
Не настрадавшись.
186
Убожество любви как маска
Без ласки,
Но пусть достойный чувства отвергает,
Но в них сверкает.
 
187
Кто любовь убожеством трактуют, -
Рискует
В подарке том себя увидеть...
И ненавидеть.
188
Любовь ни плод, ни корень
У растения,
В ее искристом звоне -
Свобода пения.
189
Любовью к жизни не обладает
Долгожитель,
Он не воитель,
Он не пылает, но тает.
190
Граница у любви не ненависть, а злоба
До гроба.
И в многогранности любви
Все слабости свои.
191
Немного раздражения в начале,
А уж потом любовь как взрыв,
А в ней лишь чуточка печали
И свет, и радость, и порыв.
192
В любви большой -
Неразделенность
Как скованность и уязвленность
Другой душой.
98
193
Но кто в любви лишь гордостью страдает, -
Околевает,
А коли нет в ней полноты, -
Виновен ты.
194
Когда любовь к бессмертию взывает, -
То отупляет,
Но если требует всего, -
Люби его.
195
Тщеславие как чувственность в любви, -
Не рви,
Но во взаимности любви, -
Умри.
196
Когда в нас чувственность прельщается любовью, -
Конец здоровью,
Но глупость за любовью в нас встает, -
Как гнет.
197
Коль справедливые даров не принимают,
А возвращают,
То им неведома любовь, -
Как новь.
198
Награда есть любовь за верность? -
Наверно.
Мы возвращаем любящим любовь -
Вновь.
 
199
Есть люди, - Дух в них повелитель
И даже Бог для них как раб, -
В них дьявол истинный мыслитель,
Но человек тот слишком слаб.
200
Когда мы ревность объявляем страстью, -
В ней лишь напасти,
Кто с ревностью по жизни выступает, -
Тот к глупостям взывает.
201
Когда животное-самец, вдруг, любит,
То он жесток от полноты себя, -
В нем злобы нет. Но жизнь он губит, -
Любя.
202
В любви лишь Мать и Мудрость, и София,
А не стихия,
Мужское - постороннее начало -
Лишь геном стало.
203
Религию как таинство Любви, -
Перевари.
Но Дух, Желание, Свобода, -
Стоят у входа.
204
В любви мужчина размышляет,
А женщина все чувства отдает,
В любви мужчина, иногда, страдает,
А женщина всей сущностью живет.
 
205
Законы сердца дух испепеляют,
А ум в нас холоден как лед,
И если человек от ужасов страдает,
То колобродит в нем живот.
206
Нас словоблудие терзает,
И русский болен им народ,
О лучшей жизни он мечтает,
Но в безобразиях живет.
207
Мы в поисках третьего глаза
Творим все глупости опять,
Мы жаждем поиметь все сразу,
Но колесо историй движем вспять.
208
Как часто в детскость женщины впадают, -
Ты этот миг умом зови,
Они детей им понимают,
И Боже их благослови.
209
В объятьях секса проживают,
Но все детьми их тут считают.
Когда же вырастет народ,
А дух мужей в них обретет?
210
Не будьте идолом, а будьте идиотом,
Коль вам прославиться охота,
Тогда последний первым станет
И в вас он идолом восстанет.
 
211
Не вспоминайте дьявола, - он в суе
Всегда готов услугу оказать.
Страдания как карты вам вистуют,
Но как на картах счастье отыскать?
212
Как часто трудности себе мы создаем,
А остальную половину жизни,
Уж разгребаем дрянь, но все поем
О равенстве, свободе и отчизне.
213
Как трудно сквозь игольное ушко
Себя увидеть и узнать.
Когда летим, бежим, идем пешком, -
Чужому горю трудно внять.
214
Коль этот дает,
А другой воздает,
То третий как будто бы что-то берет,
Но кто из них в суе как есть идиот?
215
А в мелком счастье, -
Одни напасти?
Иль все наоборот, -
Вот.
216
В картофеле вся русская душа
Уже от малолетства пребывает
И слабостью как будто не страдает,
Свой дом не созидая, а круша.
102
217
И страх, и ужас так внезапны,
Что каменеет вдруг душа,
А миг стал тьмою безвозвратной,
В нем звуки в холоде шуршат.
218
Когда победы радость отзвучала,
Когда улыбки счастья поутихли,
То победитель - жди печали,
Несчастий тьму из злобных вихрей.
219
Души потребность неэквивалентна
Самой потребности в душе,
Души сокровища несметны,
Но что таится в ней вообще?
220
Как много мнений у толпы.
А философия едина,
Но в ней бытуют лишь столпы
Суждений истиной любимых.
221
Как наши замыслы разнятся
От наших дел и от работ.
Когда дела нам только снятся,
То без забот.
222
Говори о себе, говори,
Если хочешь, - немного приври.
Несгибаемый - тот промолчит,
Ведь в душе он отчаянно спит.
 
223
Подражанье - творчества начало,
Оно в нас вдохновенье создает,
Оно в нас в детстве закричало,
Но к делу в зрелости зовет.
224
Нам недостатки не мешают,
Они как масло в жизни тают,
А мы на той сковороде
Уже румянимся везде.
225
Коль вкуса нет -
Его не будет,
А потому совет -
Не говори, что будет.
226
Когда в душе ты одинок,
То шум не будет утешением,
А лишь видением, -
Где света чудится порог.
227
Дух в одиночестве светлеет,
А не чернеет.
В ком день тот духом расцветает, -
Характер обретает.
228
Словоохотливый дурак, -
Мрак,
А тот, кто мало говорит, -
Душой спит.
 229
Черствый душу истирает
В жерновах своей души:
Миру кукиш он являет,
С ним за истиной спешит.
230
Лень как двигатель прогресса
Движет нами как и встарь,
Своей сущностью чудесной,
В нас являя миру тварь.
231
Тот, кто в мире изворотлив,
Что по сути прост и глуп,
Жизнь себе он часто портит,
А душою просто скуп.
232
Как человек поступок ценит,
Так в нем и ценится он сам, -
В благополучии той тени
Цена теперь его устам.
233
Прости их мыслей дикий бред:
Они в своем мучительном величии
Как жить давали нам совет
До неприличия.
234
Молчать и говорить не будем, -
Так обо всем забудем.
И в этом мира благодать -
Ни дать, ни взять.
235
Когда актера мы не хвалим,
Актер в нем просто погибает,
Когда любовью не одарим,
В нем человечное растает.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Eo-one "Люди"(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"