Кутолин Сергей Алексеевич: другие произведения.

Сумерки провидения(опыт рефлексии слова)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Все на площадь сквозь туннели пассажей" Печатное издание 2004г.

  ПРЕДИСЛОВИЕ
  
   "Providentia", _ "провидение как замысел Бога" в поэзии есть искусство живописи словом, где нет ни вопросов, ни предложений и лишь одни междометия в форме сомнений являются тихим материалом подсознательного гула внутренних переживаний, обретающих в пульсе крови гармонию музыкальных ритмов графической вязью натуральных чисел в порыве необъяснимого внезапно преобразующихся в СЛОВО, смысловая доминанта которого уже оформлена рефлексией _ индивидуальной мыследеятельностью как идеей творчества, т.е. образом. Вот почему поэтическое мышление всегда образно, т.е. оформлено "идейно".
   Вот почему "символизм"_ этот тайный образ виденья, почти эзотеричен, а "натурализм" есть только видимая ткань материи вещественного без интуитивного опознания материи как семиотики образа, алгоритмическое истолкование которого невозможно без провиденции как Стяжания Духа. Вот почему осознание ПРЕКРАСНОГО всегда, по крайней мере, "сидит на двух стульях" и образа, и смысла как дискурсии. И только рефлексия в ее индивидуальном мыслетворчестве есть объективный синтез и "провиденции" и "натуры" как источника творческой фантазии.
   Вот почему рефлексия склонна к заблуждению, самообольщению, психологическому самокопанию, стрессовым взлетам и падениям, отсутствию смирения в размышлении, мирной тоски внутренней темноты человека, взывающего к свету сознания и просветления. Вот почему рефлексия гомеостатична, т.е есть источние таких парадигм, как смысловых связей, которые являют себя через подражание и вдохновение энтузиазм творчества, открытие новых горизонтов естественных наук (Лобачевский, Менделеев), музыки (Чайковчкий), поэзии (Брюсов, Блок и Белый) и гармонии слова(Гоголь), гнусавые вопли противников которых, готовы объявить провиденцию творчества _ гомосексуализмом.
  
   1
  
  Я благодарен провиденью
  
  (рефлексия эхнатонии)
  
  
  
   Аннотация:
  "Все на площадь, сквозь туннели пассажей..."
  
  
   Я благодарен провиденью.
   В косых зигзагах подсознаний
   своей опаловою тенью
   оно присутствует в тумане
   и в опечаленном дожде,
   пролитом звончатою ранью,
   в аллеях сада обо мне.
  
   Я благодарен провиденью.
   Оно всегда передо мной
   в неясном облике мучений
   зовёт дорогой роковой
   в поток, чье имя необъятность.
   Там хаос кажется Судьбой.
   А мы в нем только вероятность?
  
  
  
  
  
  
  
   2
  Весенний сумрак одевает день
  
  (рефлексия сумеречности)
  
   Аннотация:
  "Девушка пугливо куталась в болото..."
   Весенний сумрак одевает день
   в тоскливые,
   унылые наряды.
   Истосковалась птичья говорень
   по дням веселым,
   солнечным и пьяным.
   В кривые подворотни
   по углам
   весна еще пока не заходила.
   Но таяло.
   И праздничный бедлам
   оставило вишнёвое светило
   в садах и парках, в звонкости прозрачной,
   качающейся в дрожи
   у ракит,
   то просветлённой,
   то глухой и мрачной,
   в ней непогода с нами говорит.
   Я думаю.
   Откуда же природа
   в своей тоске
   так понимает нас,
   Ее понять, -
   мы тратим жизни годы,
   А ей творим в душе иконостас.
  
  
   3
  
  По пруду поэтической заводи
  
  (рефлексия критиканства)
  
  
  
   Аннотация:
  "Седых веков наследство, поклон вам, труд и пот..."
  
  
   По пруду поэтической заводи,
   нежась в собственной дури стиха,
   Вы жеманно, в размашку плавая,
   исступленно плюёте в меня.
  
   И на Ваших кудрях младенческих
   загорается яркий изм,
   И сам Горький, рукой отеческой
   обласкает Ваш критицизм.
  
   И под трубы лягушек розовых
   Вам меня по строчкам кусать,
   а сопливой радостью слезною
   все немые уста лобызать.
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  Мне не нужен мандат на поэзию
  
  (рефлексия причины поэзии)
  
  
  
   Аннотация:
  "Под морозами не зябкое, На воде-луде не хлябкое!"
  
  
   Мне не нужен мандат на поэзию,
   Я по карточкам не живу,
   За поэтами я не ползаю,
   От Пегаса пива не пью.
  
   Просто ночью мохнатою, звездною
   заглянул я в колодец души:
   среди слизи, обвалов и оползней
   лунный свет в моем сердце дрожит.
  
   В балалаечных звуках черемухи
   мне почудился запаха цвет,
   Так когда-то в грудастых подсолнухах
   ощущал я вишневый рассвет.
  
   Может просто на время, сомнамбулой
   мир живой осязает меня,
   растворяясь в нем, души слабые
   исторгают частицу огня.
  
  
   5
  
  Я блуждал по травам забвения (рефлексия трубы Майлса Дэвиса)
  
  
  
   Аннотация:
  "У Бога по блину глазища,-И под лавкой грешника сыщет"
  
  
   Я блуждал по травам забвения,
   глядя в черную сеть сушняка,
   и в заре конопляного мления
   мне почудился свет маяка.
  
   В этом зелье - мечты конопляные,
   в этом зелье уныний тоска,
   в этом зелье все звуки пьяные,
   и маяк - лишь исчадие зла.
  
   Только вот что странное, чудное
   понял я в том дурмане полей,
   мы, вещами там став изумрудными,
   служим платьями миру вещей.
  
   Вещи бывшими нашими жизнями,
   щеголяя на танцах балов,
   укрываются тканями пышными
   из созвездия наших умов.
  
  
   6
  
  Поля из ржи метут седое небо
  
  (рефлексия отчужденности)
  
  
  
   Аннотация:
  "Может дойти понемногу к окнам, где ласковый свет?"
  
   Поля из ржи метут седое небо,
   а в зареве озер покоятся леса,
   в закатной вишне кто-то бросил жребий
   и вынул гром, потрясши небеса.
  
   Увиденное в памяти мгновений
   не будет тождеством для молнии огня,
   И топот ног у новых поколений
   напомнит стук пролитого дождя.
  
   В умытых лужах догорают слезы
   далекой угасающей звезды,
   а в серебре задумчивой березы
   зеленый, запах волнами застыл.
  
   Пропало тождество, сместились тут законы,
   последний час у суток отцветал,
   И в черных листьях хмурой непогоды
   ревнивый ветер жалобно рыдал.
  
  
  
  
   7
  Мотивы по Гёльдерлину
  
  (рефлексия самоощущения)
  
  
   Аннотация:
  "Сейчас притащили израненный вечер..."
  
   а. Предел жизни
   Холодные стены безгласны,
   по ветру зыбь знамен,
   разве исчезли несчастные, -
   солнца плоды напрасные
   в тенях земли не найдем?
  
   Смотрятся груши и яблони
   этой деревни в пруду,
   но догорают в развалинах
   жизни избитой, поваленной...
   И подыхают в углу
   те, кто шагнул за черту.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   б. Поток жизни
  
   Кометою жизнь обрывает беспутье,
   А путы цепей разрываются силой,
   в звоннице искрой мысли
   вселил стальною пружиною Дух.
  
   Вы тронулись в путь через медные степи,
   вы шли, покидая тепло и приюты,
   а ваши познания пил,
   лизал ваше тело огонь.
  
   Но, словно змеей, пожирается жизнью
   ваш огненный след, что пробит был в стихии,
   Так кто вас завел в поток,
   так в чем же конец и предел?
  
  
   8
  Умытые стихоплетами
  
  (рефлексия уподобления)
  
  
   Аннотация:
  "По черным улицам белые матери
   судоржно простерлись как по гробу глазет..."
  
   а. Ахиллесова пята
  
   Герой Ахиллес, -
   уязвима пята,
   а сердце - броня!
   Браниться каждому
   можно,
   хлестая по роже
   словом тоже.
   А Вам, Вознесенский,
   ахиллесово сердце
   тоже броня? Для?
   Скромных попыток
   поэтических пыток?
   В изуверстве звуков
   наши муки
   живого огня
   дня.
   И в этом наша пята,
   маята,
   а сердце в биении
   откровения!
  
  
  
   б. Тени поэта
   Сегодняшний день
   вылизав,
   в звонкой тени
   звука стиха
   писал нахал поносицу;
   сам пень,
   недоумок тренькающий,
   очки на переносицу
   лень одеть
   и увидеть ведь
   мир плещущий,
   зовущий, гремящий,
   настоящий.
  
   Лупи забор в буки буквы,
   только от муки
   капли сердца
   на яблоню не плюй,
   холуй!
   а так живи, звени,
   лети в полет
   на пролет.
   Вот.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   в. На стройке, строй
   На кляксах
   умывая рыло,
   твоя рука
   стихи кропила,
   твой поэтический
   наряд
   там плыл,
   удерживая мат,
   и ты решил
   пуститься в пляс как педераст?
   Ну, бог с тобой, строй,
   зачеркивая измы
   у формализма!
  
  
   9
  Не понимаем мы метущееся время
  
  
  (рефлексия многовременности)
  
   Аннотация:
  " Звонки бирюзовых веселых трамваев..."
   Не понимаем мы метущееся время
   И видим равнодушные следы
   в колючей перламутровой метели
   и в трепете осенней глубины.
  
   И в летней муке, зноем оплавляясь,
   весною в фиолетовой заре
   росою рдяною по утру умываясь,
   мы, время, обращаемся к тебе.
  
   Но в черной бездне космоса играя
   с хрустальным шаром голубой Земли,
   Ты тех, кто жил, в объятья принимаешь, -
   Живые в бесконечность не ушли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Твоими белоснежными крылами живые,
   наслаждаясь на Земле,
   сгорают в ней и истязают сами
   себе подобных в крови и огне.
  
   В текущем времени нам слышатся проклятья,
   в текущем времени куст розы опален,
   а время собственное в жизни рвет объятья,
   но в нем эфир бессмертьем напоён.
  
   Метется время без конца и края
   на розах жизни обирая цвет,
   не будет времени, так это будет раем...
   Но где тот рай? Среди каких комет?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  Холодный звон лесных мохнатых елей,
  
  (рефлексия безысходности)
  
   Аннотация:
  " Рай...Но входит Марс - легавый"
   Холодный звон лесных мохнатых елей,
   Усталый шум от ветра вдалеке,
   Гуляет серебро испуганной метели
   по отгулявшей бликами реке.
  
   Косой обрыв, синеющие дали
   в осиротевшей звездной слепоте
   в объятьях разума фантазией сверкали,
   переливаясь в лунной глубине.
  
   Могучий торс деревьев-великанов
   тенями разрывает облачную высь,
   И где-то там, в других мирах и странах
   лесные запахи Земли отозвались.
  
   Тревожат ли они разумное начало,
   живую ощущающую ткань.
   И в тех мирах, и там не умолкает
   ночная освежавшая рань?
  
  
  
  
  
  
  
  
   11
  Ты воешь псом на серп стальной луны
  
  (рефлексия в духе Чарли Хейдена)
  
   Аннотация:
  " Под липой пенье ос.."
   Ты воешь псом на серп стальной луны
   и мрак из не рожденных поколений,
   мы радостью малиновой полны,
   а ты сам вопль терзаний и сомнений.
  
   Седой луны пронзительный зрачок
   нам рассказал про будущие дали,
   а ты сидишь оплавленной свечой
   на пятачке серебряной медали.
  
   Со строчки языка клубится хриплый пар,
   вгрызаясь в ночь заснеженной Сибири,
   взлетел твой вопль как драгоценный дар
   или упал
   в веснушки звёзд на голый череп мира
   в холодных слезах млечного дождя
   и там сверкал для будущего дня?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   12
  Пади в осенний цвет отликовавших теней
  
  (рефлексия осенних теней)
  
   Аннотация:
  " Обидно! Искусство здесь в страшном загоне.."
   Пади в осенний цвет отликовавших теней,
   Тоскуй о времени проснувшихся удач,
   И в шири осыпающейся звени
   послушай разливающийся плач.
  
   Узнал ли пролитое каплями мгновенье
   и облака несбыточных надежд,
   плакучий аромат из листопада тлений
   и синий шелест падающих звезд?
  
   Ты здесь. А памяти кружиться
   в осенней плыни золота листвы,
   И кто еще готов тобой напиться,
   о, плач оранжево-осенней красоты!
  
  
  
  
   13
  Безвременью неведома жара
  
  (рефлексия смысла безвременья)
  
   Аннотация:
  " Сквозь распластанные ветки.."
   Безвременью неведома жара
   и мгла, и мрак, и светлый холод,
   но тень безвременья взошла,
   и вот безвременьем ты полон,
  
   Истлеет прах, и опустеет верность
   рассеянной любви, взрастет чертополох,
   но звуками из прожитых мгновений
   безвременье одарит чей-то вздох,
  
   И новую весну, и новые печали
   нам принесет во времени тот вздох,
   и оживут оранжевые дали
   осенней росписи у будущих эпох.
  
  
   14
  Загораясь тишина, глубинной скорбью
  
  (рефлексия скорби)
  
   Аннотация:
  " Приветоивость, ровная ласка...За что?"
   Загораясь тишина, глубинной скорбью,
   бездной ада ширится в меня,
   но деревья захлебнутся кровью,
   если ей наполнится земля.
  
   Как же я от радости вкушая,
   в мир тоски, сиреневую грусть
   заглянуть душой своей решаюсь
   и, боюсь, оттуда не вернусь.
  
   Ты со знание, - земля моя родная,
   Разум мой - бушующая кровь,
   ощущая жизнь, неволишься, страдаешь,
   познавая пламенную новь!
  
   В тихом чуде мыслимого слова
   прозревает ада тишина,
   И опять нас ожидает снова
   в белокурой млечности весна!
  
  
   15
  Спит береза в кудрях серебра,
  
  (рефлексия прозрачности природы )
  
   Аннотация:
  " В литературном прейскуранте я занесен на скорбный лист"
   Спит береза в кудрях серебра,
   обнаженная и стройная как Ева,
   неподвижна, мертвенно-бледна...
   Или умерла навечно, королева?
   В олуненную прозрачность отлетела?
  
   Но когда весенняя пора
   колокольно - бронзовой капели
   в звездах солнца глянет со двора
   на березовую вольницу апреля
  
   и прольется терпкая тоска,
   полная березового сока, -
   не найти знакомого лица,
   не услышать голос одинокий,
   голос твой и близкий, и далекий.
  
  
   16
  На засыпающем цветке,
  
  (рефлексия синтаизма )
  
   Аннотация:
  " Сквозь незабудки и солнце горит"
   На засыпающем цветке,
   как слезы, бабочки мерцают
   и в черно-алом лаке тают,
   как день в бездонной темноте.
  
   Рассеяв свет и звонкое молчанье,
   у нежных маков пели лепестки, -
   живые тени чьих-то ожиданий
   непостоянны, робки от тоски.
  
   Они вошли в задумчивую вазу
   и пролили загадочный туман,
   но красота неопытному глазу
   срывает все неясные печати,
   она не есть оптический обман,
   а только чувство вечной благодати.
  
  
  
  
   17
  В плаще судьбы явилось время
  
  (рефлексия пространственной причинности)
  
   Аннотация:
  " Из мрака лепится фасад -
   Слепой и снизу осветленный"
   В плаще судьбы явилось время,
   окутав солнцем тополя,
   и принесло с собой беремя
   весенне-ласкового дня.
  
   В объятьях шири шарфом бельм
   сугробы. Млеет от тепла.
   Вздохнув, парится черным телом
   кусочно-рваная земля.
  
   В причинной завязи пространства -
   переживание глубин,
   Глазастый ветер, милый странник,
   весной любуется один.
  
   Неповторима, невозвратна
   пространства радужная ткань,
   в морозном шорохе объятий
   еще звенит по утру рань,
  
   То в одиночестве мгновений
   она улыбка и весна,
   то вдруг остыла в снежной лени
   и вот метель, и вот зима.
  
  
  
  
   18
  Прочертит след по небу млечный путь
  
  (рефлексия пространственной причинности)
  
   Аннотация:
  " Тревога и труд лишь для смертных сердец...
   Для них нет побед, для них есть конец..."
   Ф.Тютчев,1850.
   Прочертит след по небу млечный путь;
   прохладный вечер, упиваясь тьмою,
   спешит на море жадно отдохнуть,
   напиться жизнью, шорохом, волною,
   судьбу прозреть и утро обмануть.
  
   Звенящий блеск широкого простора
   и влажные объятия воды....,
   и в тучах ветер, покидая горы,
   испил у моря трепетность волны,
   и замер в звёздно-вечных разговорах.
  
   И сидя там, на галечной косе,
   вдыхая с солью влажно-терпкий вечер,
   Я видел миг в разверзшейся судьбе,
   обнявший вечер дружески, беспечно
   и хмуро пальцем погрозивший мне.
  
  
  
  
  
   19
  Я вижу белый снег.
  
  (рефлексия видимости весны)
  
   Аннотация:
  " Случайный стих изустно сохранит "
   Я вижу белый снег.
   В холодной нежности объятий
   он искрами мороза пел,
   катая солнце в снежной глади,
   а светотени тополей
   его в пригоршни собирали,
   в их тонких ниточках клешней
   снежинки звездами пылали.
  
   На крышах талая капель
   рыдает шумно и тоскливо,
   какую кучу важных дел
   птичье крикливо порешило!
   Весна .Черёмуховый вечер,
   ему ещё в природе быть,
   но заколдованные речи
   март начинает говорить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   20
  Исчезают мертвые как тени
  
  (рефлексия надежды)
  
   Аннотация:
  " Страстных душ венчальная фата... "
   Исчезают мертвые как тени,
   В них бесцветна света ипостась.
   Мир живых и мир растений,
   Нет вас, нет. И только пасть
  
   пустоты без запахов, без сводов,-
   Мир без ощущений естества,
   без плохой, хорошей непогоды...
   одним словом, плоть твоя мертва.
  
   Нет ни страхов, горестей, страданий,
   остается вещество, состав
   в круговерти старых мирозданий, -
   Там материя единый сплав. -
   Только в этой вере безнадежной
   Вечность жизни тлеет как возможность.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   21
  Обомлевших птиц разноголосие
  
  (рефлексия дыхания природы)
  
   Аннотация:
  " На свет из тьмы, на волю из полона... "
   Обомлевших птиц разноголосие
   носится в весенней чехарде,
   в окнах солнце пламенем полощется,
   вкатываясь в комнату ко мне.
  
   Апельсиновой прозрачной кожурою
   утро светит в ранние часы,
   Теплый свет окраской голубою
   бросил тени в вербные кусты.
  
   Задышала, запереживала
   даль весны и неба глубина,
   Время-логика извечного начала
   только мыслящим как зрение дана.
  
   Забывая новь переживания,
   оставляешь чуточку весны,
   чтобы в капле свежего дыхания
   ощутить биение мечты.
  
  
  
  
  
  
  
  
   22
  Прозрачно-нежный взгляд у неба
  
  (рефлексия видимости начала)
  
   Аннотация:
  " А в очаге отстаивались сплавы... "
   Прозрачно-нежный взгляд у неба
   пролил тепло. 3десь запах утра.
   В сугробах розового снега
   купалось солнце в перламутре,
  
   Капели свет тревожил звуки,
   оттаивала тишина,
   и очарованная мука
   вдруг из души моей ушла.
  
   Исчезло тёмное начало
   и растворилось в немоте,
   и только счастье улыбалось
   своим отточием в весне.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   23
  Ты как горные слезы бледна
  
  (рефлексия мотива)
  
   Аннотация:
  " Они пройдут расплавленные годы... "
   Ты как горные слезы бледна,
   Смехом чистых ручьев весела,
   а глазам твоим бездна дана
   Шалала, Шалала, Шалала.
  
   Вот и годы из жизни ушли,
   так туманы остынут весною
   на черемухе пеной морскою,
   исчезая в свинцовой дали,
   так растаивают корабли.
  
   Нежной ранью весны зацвела
   глубина, глубина, глубина,
   Излилась из безмолвия сна
   шалала, шалала, шалала.
  
   Зелень брызжет из вдохновений
   нашей матери - черной земли,
   И на горных долинах взошли,
   умываясь в разлившейся звени
   голоса сотен тысяч растений.
  
  
  
  
  
   Растворяясь в бездонности дня,
   рассыпаяся в искрах дождя,
   ты в живом существе ожила
   шалала, шалала, шалала.
  
   Даль холмистая, небо безбрежное,
   дышит радуга цветом лугов,
   вопросительны в ласковой нежности,
   и такие чудесные в свежести
   все весенние краски цветов,
  
   Я увидел тебя, Шалала,
   в малой девочке горько плачущей,
   ты уснула и сном жила,
   прикорнув на ковре калачиком,
   Печка рвала, металось пламя,
   Ночь прохладу в объятья звала,
   И в небесной агатовой яме
   звёзды плакали звонко слезами,
   и жалели тебя, Шалала.
  
  
  
  
  
  
  
  
   24
  Шелестя покрышками-губами,
  
  (рефлексия пути)
  
   Аннотация:
  " Ключ иссяк, и русло пусто ныне... "
  Азербайджанские мотивы
  
   Шелестя покрышками-губами,
   целовал дорогу "Жигули",
   озорными стеклами кивая,
   говоря последнее"прости".
  
   Проносилось время, закипая
   светом встречных чопорных машин,
   Ночъ. Баку огнями расцветает,
   запах нефти кружится над ним,
  
   Говор чистый, режущие звуки,
   красный чай, мацони, табака,
   тосты мудрые за жизнь и за науку,
   Жизнь не жизнь, а сущие бега.
  
   Отражаясь в море, грузовые
   тихо спят каспийские суда,
   только вышки, - псы - сторожевые,
   нефть качая, чувственно гудят.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Где ты, синяя холодная Россия,
   проплываешь в сумраке времен?
   Здесь тепло и травы молодые,
   ими воздух в звуках напоен.
  
   Там снега. В моей родной Сибири
   воздух острый как сама пила.
   Море плещется, но это в этой шири,
   Моя Родина отсюда невидна.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   25
  В иссушенной земле,
  
  напоённой и нефтью, и солью
  
  (рефлексия мотива)
  
   Аннотация:
  " И жизни будничной крикливые заботы.... "
  Азербайджанские мотивы
  
   В иссушенной земле,
   напоённой и нефтью, и солью,
   жизни нет. И на коже камней
   рвутся трещины язвами в болях.
  
   В свисте ветер кинжально - холодный
   мечет пыль. И пронзительно сипл
   этот вопль на асфальте дороги,
   словно слышится чей-то всхлип.
  
   Может так оно есть, может тягостно
   жить земле из зимы в весну,
   ощущая, что груши и яблони
   её соками расцветут.
  
   Или ждёт она теплого ветра,
   ждет на Каспие синеву,
   а на волнах посыпанных пеплом
   видит жёлтую седину.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   А за этим, за этим временем,
   словно бы из ведра,
   из небесного светлого темени
   вдруг прольётся на землю гроза.
  
   И залечатся раны былые,
   и на рыжей, кудрявой земле
   вспыхнут розовые, голубые
   все деревья в миндальном огне.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   26
  Почему в тоске купается душа,
  
  (рефлексия стресса)
  
   Аннотация:
  " Разрывали землю. Грызлись за кости... "
   Почему в тоске купается душа,
   словной шар негреющего солнца
   остывает в дымке, расплескав
   на вскипающих черемуховых почках
   свой сиренево-карминовый расплав.
  
   Прослезилась поздняя весна
   в звонких всхлипах свежего мороза,
   Так душа предчувствием полна,
   словно шепотом одетая береза.
  
   Вот опять на тополе бряцает
   серебро заплаканной луны,
   Понял я - душа моя страдает,
   прорастая травами весны. -
  
   Эти травы плачутся ночами,
   а утрами радостью звенят,
   Если сердце болью отвечает,
   то они замолкнут и молчат.
   Лишь теперь, теперь я понимаю:
   в сердце боль, весна - сама душа,
   в ней своё мы имя отрицаем,
   умирая, снова оживаем,
   ждём опять начала и конца.
  
  
   27
  Шей мне черный халат с капюшоном,
  
  (рефлексия цветогаммы)
  
   Аннотация:
  " Кости шуршат.Плоть шелестит... "
   Шей мне черный халат с капюшоном,
   Жизнь устала меня лобызать,
   Глубоки её ночи, бездонны,
   легче в черном мне счастье искать.
  
   В красном людям как будто бы проще,
   пусть полощутся на ветру,
   Я же строчкой, ниточкой тощей,
   догонять их не побегу.
  
   Голубые. Живут голубые,
   растворяются в небесах,
   Голубые, они такие,
   быть всегда и везде на устах.
  
   Не хочу я раскрасок радуги,
   мне противен павлиний хвост,
   Тихой радостью я обрадуюсь,
   если чёрный халат сошьёшь!
  
  
  
  
  
  
  
  
   28
  Снова ночь. И повылупив зенки
  
  (рефлексия восприятия )
  
   Аннотация:
  " Слепой и снизу осветленный... "
   Снова ночь. И повылупив зенки,
   хмуры желтые фонари,
   Тучи мыльною пеной пенны,
   и прохожие как глухари.
  
   Вот упала звезда в объятия
   бесконечной души,
   а по жирной матовой слякоти
   люди мимо понуро шли.
  
   И в домах закипали окна
   голубою луной,
   И в рассеянном свете глубоком
   хохотал телевизор пустой,
  
   Просто всё. Только руки вытяни
   и в ладони звезды лови,
   только эти звёзды умытые -
   телевизорные огни.
  
  
  
  
  
  
   29
  Да. Мудрость непредвиденное ждет
  
  (рефлексия неожиданности)
  
   Аннотация:
  " В последний час всемирной тишины... "
  
   Да. Мудрость непредвиденное ждет
   не раскрывая почек у березы,
   Весенний запах в памяти живёт
   и расцветает кремовою розой.
  
   Взыскание души, - заплаканная ночь,
   оставит откровение идее,
   Вскипит судьба и понесётся прочь
   по молчаливой утренней аллее.
  
   И зелень вздыбится. На ветвях и кустах
   прорвётся тьма молчания и дрёмы,
   И в этих малахитовых перстах
   завоет ветер зло и неуёмно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   30
  Голые капли дырявят лицо,
  
  (рефлексия мнимости)
  
   Аннотация:
  " Случайный стих изустно сохранит... "
   Голые капли дырявят лицо,
   ветер хлещется оземь,
   а луна дрожащим перстом
   по земле хороводит.
  
   В удивлении окна - глазницы,
   в них купается темнота,
   Звёзды мрачные как гробницы,
   Дождевальная суета.
  
   Здесь ночные гитарные звуки
   уходящей на эхо зимы
   отзываются в сердце мукой
   и купаются в тенях весны.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   31
  Так глубока, бездонна чаша эта,
  
  (рефлексия предметности)
  
   Аннотация:
  " Лучи призывные, кидая издалека... "
   Так глубока, бездонна чаша эта,
   так бледен голубой её фарфор,
   И море тьмы, и бесконечность света
   в карминной краске выведенных гор.
  
   О звездопад,
   о вечное паденье в никуда!
   Вершины горные из холода и льда
   горят!
  
   Касаясь края мягкими губами,
   кто ощутил
   как мертвое страдает?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   32
  Сквозь прозрачность ничто,
  
  (рефлексия прошлого)
  
   Аннотация:
  " Замыслы неведомых хирургов... "
   ПАМЯТИ СОРАТНИКА
   Сквозь прозрачность ничто,
   бессловесность испуганной ночи
   смотрит маска твоя, не лицо, -
   это смертью исправленный почерк.
  
   Так лесная деревьев кора
   в письменах заходящего солнца
   зажигается медью в горах,
   рассыпаясь в бездонные ночи.
  
   Хочет разум исследовать дух,
   смерть в материи и причине,
   Солнца луч, задрожав, потух
   в серебре ручья, закручинясь.
  
   Новый день для тебя ничто,
   а колесные звёздные ночи
   будут плакать по-детски смешно,
   отбивая кометную точность.
  
   Бестелесная ранняя даль,
   Что там есть в той бесцветности духа,
   Неужели о жизни печаль
   там вздыхает ревнивой старухой?
  
  
   33
  Время минуло, рассеявши секунды
  
  (рефлексия прозрачности)
  
   Аннотация:
  " Наш мир культурой не состарен... "
  
   Время минуло, рассеявши секунды
   в музыкально-плачущем ключе,
   Это время..., - время пахарь чудный,
   Я с тобой, а ты всегда во мне,
  
   Оживают призраки-деревья
   в изумрудно-голубой листве,
   И свои оранжевые перья
   расправляет солнце по земле.
  
   В лужах света птицы искупаясь,
   ткут наряд из нитей хрусталя,
   Утро раннее проснулось и ласкает
   одуревшие от холода поля.
  
   Отойдя от синего озноба,
   в белой плыни дух переведя,
   Засмеялась тихо и беззлобно
   наша черноглазая Земля.
  
  
  
  
  
  
   34
  Лошадь голубая, голубая лошадь
  
  (рефлексия поглощения)
  
   Аннотация:
  " Лебеди шей колокольных, гнитесь в силках проводов... "
   Лошадь голубая, голубая лошадь,
   мышцами играя, солнца тени топчет.
   В лужах желто-красных заходящей мощи
   ширится пространство, разорваться хочет.
  
   Точат звуки вечер, убегая в дали,
   звонкою картечью птицы зазвенели,
   но, начав, устали. Смолкли. И пропали,
   словно бы не пели.
  
   Синяя роса на лугах зеленых,
   Лошадь голубая в одиноком поле,
   Солнце угасает, речка в мраке тонет,
   Тихая, безгласная, где ты моя доля?
  
   Бродишь ты в сиреневом мареве захода
   голубою лошадью в тучах небосвода,
   а когда на Землю ты опять ступаешь.
   то меня в неведомое снова увлекаешь .
  
  
  
  
  
  
  
   35
  Ржавый свет от солнечного диска
  
  (рефлексия отражения)
  
   Аннотация:
  " На них встающих звезд легко оперлись ноги... "
   Ржавый свет от солнечного диска
   искупал подсолнухов букет,
   Улыбались розовые листья,
   разливая в комнату рассвет.
  
   На лице твоём малиновая нежность,
   и пьянеешь утром как вином,
   и глаза прищуривая, смежив,
   думаешь о близком и родном.
  
   Близкое, далекое в грудастых
   розовых подсолнухах плывет,
   их глаза и головы бесстрастны,
   как беззвездный черный небосвод.
  
   Отцветает утро, задыхаясь,
   в липкой по полуденной жаре,
   листья розовые съёжились,
   сгорая, как огонь на тлеющем угле.
  
   Снова день. Бесформенные звуки
   сердце растревожили опять,
   И оно, безумное, так гулко
   начинает плакать и страдать.
  
  
   36
  В сером фраке вечер опустился
  
  (рефлексия одноизвиленности)
  
   Аннотация:
  " Слава вам, идущие обедать, миллионы... "
   В сером фраке вечер опустился
   на асфальтовую гладь;
   серый люд в кино катился
   жить, любить и помирать.
  
   Свинцовое время на сердце легло,
   и прошлое ближе, и ближе...
   Каленым железом вдруг солнце зажгло
   верхушки задумчивых вишен.
  
   Лимонным пожаром ответила степь
   на шутку земного светила,
   И в зыбкой улыбке озерная цепь
   её глубиной поглотила.
  
   Но серая, серая, серая мгла
   на город, на степь опустилась,
   И скукою серых прохожих гнала
   Туда, где и елось, и пилось.
  
   Твоё же здоровье, пузатый живот,
   здоровья вам, серые люди!
   Пускай диогены встречают восход
   И в серости с вами пребудут.
  
   37
  
  На небесной морде самоварной
  
  (рефлексия общего дела)
  
   Аннотация:
  " Обнюхай приятно - газетное небо... "
   На небесной морде самоварной
   улыбается месяц кривой,
   Смотрят звёзды желтые коварно
   в наш растрёпанный мир земной.
  
   Наших предков глазастые души,
   изливаясь из мира теней,
   сокрушенно и благодушно
   ищут внуков и сыновей.
  
   Но встречаясь там взглядами с ними,
   мы в оранжевом свете огней,
   фиолетовыми, голубыми
   видим лица предков-теней.
  
   В оглашённой сиреневой ночи
   в нас гуляет предков душа,
   она мысли страстные точит,
   что терзают нас не спеша.
  
   Мы звено в неоконченной цепи
   бесконечных духовных начал,
   Мы себя сквозь искания лепим,
   воздвигая судьбе пьедестал.
  
  
  
   38
  
  Луна гуляет за окном
  
  (рефлексия обитания)
  
   Аннотация:
  " В расплаве меди домов полуда... "
   Луна гуляет за окном
   сквозь дым деревьев пучится,
   а небо тучным животом
   на землю давит, мучится.
  
   На голове стоят дома,
   по лужам черным морщатся,
   И в электричестве вода
   на них ежом топорщится.
  
   Там самовары на столе
   сопят в тиски бетонные,
   И звезды тихо на стекле
   купаются мадоннами.
  
   Луна гуляет за окном,
   хохочет в настроении,
   а черный кот со мной вдвоём
   тоскует в упоении.
  
  
  
  
  
  
   39
  
  Чудо-солнце купалось у Поти
  
  (рефлексия экзотики)
  
   Аннотация:
  " В шатрах истертых ликов прель... "
   КОЛХИДА
   Чудо-солнце купалось у Поти
   в звонком мареве влажной улыбки,
   покатилось в огненной плоти,
   утираясь мохнатою дымкой.
  
   Краны птицами море клевали,
   И в гитарной своей перекличке
   Полиспасты - трудяги и тали
   тихо спорили по привычке.
  
   Пирс кипел от людской мешанины,
   И волною катилась толпа
   с теплохода, чей профиль стынет,
   словно айсберг синего льда.
  
   Только я одинокий...(на палубе
   схвачен был и под стражу взят).
   Сизокрылые, милые голуби,
   с вами мысли мои улетят.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я в Колхиде, на родине предков,
   Там в горах просыпаясь, 3угдиди
   чистит вечно - зеленые ветки
   и на встречу со мною выйдет.
  
   Только всё это враки и враки.
   Нет, не будет никто встречать,
   разве ветер соленый во мраке
   будет слезы мои утирать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   40
  
  Я помню день. Он плавился в закате
  
  (рефлексия одушевления)
  
   Аннотация:
  " И небо серое, и веток переплеты... "
   А.Е.Богомоловой
   Я помню день. Он плавился в закате,
   расправив крылья, тихо умирал,
   и гнали сумерки напуганную радость
   к озёрной тьме задумчивых зеркал.
  
   В какой-то миг алтайские картины,
   какие в детстве видел я у Вас,
   открыли мне: мой дух - моя пустыня,
   и жизни день в ней отжил и погас.
  
   Вот радость дня художником воспета
   в холодных красках сине - голубых,
   а вечер нарисованного лета
   осоловел и в вечности затих.
  
   Я помню день. Художника глазами
   теперь глядел тот вечер на меня,
   как будто я был в золоченой раме
   в голубизне сияющего дня.
  
  
  
  
  
   41
  
  Я ушёл в бестелесную глушь
  
  (рефлексия лесного дыхания)
  
   Аннотация:
  " Перепутал карты я пасьянса... "
   Я ушёл в бестелесную глушь
   и луною в березовом млении
   растворился в сиянии душ
   белой плыни лесного течения.
  
   Эти ночи седые, туманные
   в сарафанах тяжелой росы,
   словно жизни ушедшей страдания,
   словно тени бессмертной души.
  
   Прах лесной оживает в видениях
   и разверзлись кошмарные сны,
   Упражняются демоны в пении,
   иди шорохи веток слышны?
  
   Обаяние леса и ночь -
   будто наше второе дыхание,
   покидает там сердце прочь
   злоба, зависть и страхи страдания.
  
  
  
  
  
  
   42
  
  В глухомани леса чертовщиной
  
  (рефлексия сырого времени)
  
   Аннотация:
  " Крик торчком стоял из глотки... "
   ГЛУХОМАНЬ
   В глухомани леса чертовщиной
   смотрится трухлявое полено,
   под короной белой паутины
   тянет звонкой сыростью и тленом.
  
   Это старость, или это время
   корчится в осиновых суставах,
   в мшистой зелени потасканной ливреи,
   поднимая голову удавом?
  
   Где-то ворон скрипом безмятежным
   пилит голосом столетние деревья.
   Солнца нет. И умершая свежесть
   улеглась в разлапистые ели.
  
   Не вернуть ей жизни и свободы
   чистых звуков пламени рассвета,
   В этом склепе нежность небосвода
   глухоманью черною одета.
  
  
  
  
  
  
   43
  
  Не ты ли в чашечке открытого цветка
  
  (рефлексия изначального)
  
   Аннотация:
  " ...во рту умерших слов разлагаются трупики... "
   ИЗВЕРЖЕНИЕ
  
   Не ты ли в чашечке открытого цветка
   росу глазастую баюкало, качало
   и пило день в секундах и веках,
   о бесконечное, двуликое начало!
  
   Обняло тень дрожащих городов
   и целовало тьмой протянутые руки,
   Дышало ужасом на зрячих и слепцов,
   резцом огня, зализывая муки.
  
   Тоскует солнце, гнутое дугою
   в пустынях пепла, лавою дыша,
   Земля как лошадь сбруей дорогою
   красуется,гарцуя,не спеша.
  
   От радости она забыла про мгновенье
   ведь ей оно Вселенною дано:
   знать ощущение, сознание и тленье, -
   знать жизнь, знать суть, а это Божество!
  
  
  
   44
  
  Плавал синий туман над Батуми
  
  (рефлексия оцепенения)
  
   Аннотация:
  " За гам и жуть взглянуть отрадно глазу... "
   Плавал синий туман над Батуми,
   Небо с морем, целуясь во мгле,
   бесновались во влажном безумье,
   Звёзды тлели в бесстрастном огне.
  
   Олеандры огнями дышали,
   проливая карминовый цвет
   на прибрежную гальку и дали,
   Но молчал грустный вечер-поэт.
  
   В этом темно-желейном дурмане
   стадионы и площади спали,
   торжествуя в бетоне и стали.
   Лишь в гранитном столбе великаном
   жил суровый озлобленный Сталин.
  
   Его память хранится в кофейнях,
   магазинах с семействами мух,
   в круглых кепи торговых злодеев,
   ей резиновый воздух протух.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Если свой, то встречают застольем,
   кучей тостов, цветистых речей,
   даже сердце сжимает от боли
   бесконечный аджарский елей.
  
   Вот тогда-то, тебя покидая,
   я, Батуми, подумал: пусть
   море с небом, целуясь, играет,
   Я едва ли к тебе вернусь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   45
  
  ZUM JULI
  
  (рефлексия жары)
  
   Аннотация:
  " ...достойнейшая награда ха выжатое из бумаги и чернил... "
   Die Wolken fliessen, schleppen, tapetten,
   Die Wolken hoeren geraeuschende Wald,
   Und Blick der Sonne war matt geglaettet,
   Der Wind war huebsch, nicht jung, aber alt.
  
   Vermesste die Zeit der erlebenen Streifen,
   im Herz lebte einen gewuesten Gefuehl,
   Waldwiese sind schlank
   und schon laengster gereifen,
   Und schlaf der gejubelte Monatsjuli.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   46
  
  Тучи, тучи, - как черный пепел,
  
  (рефлексия суетности)
  
   Аннотация:
  " резок жгут муки... "
   Тучи, тучи, - как черный пепел,
   Солнца луч - от радости крыло,
   Ты, печаль, сгорая в ярком свете,
   оставляешь вечное клеймо.
  
   Цвет реки подобен малахиту,
   Медью красной смотрится песок,
   А душа печальною ракитой
   шепчет всё, кивая на Восток.
  
   Солнце там. И радуга, сгибаясь,
   рассекает мраморную тьму,
   Мы из гроба встанем, оживая,
   и оставим тесную тюрьму.
  
   А сейчас по жизни незаметно
   мы пройдем в печали суеты,
   Песни те, что были не допеты,
   допоют мятежные кусты.
  
  
  
  
  
  
  
   47
  
  В багровом море грустного заката
  
  (рефлексия неопределенности)
  
   Аннотация:
  " Сады похаьно развалились в июле... "
   В багровом море грустного заката
   роптал июль упругостью листвы,
   взывало эхо и цвело гирляндой
   над шепотом вечерней синевы.
  
   Поплыли обезумевшие тучи
   из мающихся звонких ковылей,
   В их серебре тяжелом и зыбучем
   застыли слезы замерших полей.
  
   Чуб шевелюры дикой непогоды
   опустится на землю полосой,
   И чуткое дыхание у всходов
   рассыплется холодною росой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   48
  
  В голодном брюхе стонет эхо
  
  (рефлексия оесторанного бытия)
  
   Аннотация:
  " душа от осмотров укутана... "
   СЕДЬМОЕ НЕБО
   В голодном брюхе стонет эхо,
   Хрустальный звон в "россии" дышит.
   Людской прибой совсем не слышен,
   Зато в шампанском много смеха,
  
   В янтарном цвете ананаса
   танцует запах арлекином,
   кружится пол, тачая лясы;
   Внизу Москва хвостом павлиньим
  
   играет, радуясь окраске,
   а тучи нежные от ласки
   стучатся в синее стекло.
  
   И нам сквозь грусть опять смешно:
   вокруг простерлась бесконечность,
   а мы обманываем вечность.
  
  
  
  
  
  
  
   49
  
  Целуя рань от утреннего лета,
  
  (рефлексия подражания)
  
   Аннотация:
  " Страстных душ венчальная фата... "
   Целуя рань от утреннего лета,
   Внимая разуму проснувшихся дворцов,
   Я ощутил: гроза пропела песни,
   Повсюду ласковая мертвая вода.
  
   Я в поле шёл будить сырые ветры,
   а камни - валуны, мой замечая путь,
   смотрели вслед и хмурилась их серость;
   безгласно птицы распластались в небесах.
  
   Мой путь по влажному, невспаханному полю
   шел между диких и заплаканных цветов,
   Их имена мне шепот называет,
   Смеется вдалеке блондинистый ручей.
  
   Бродил я по траве как нищий, как слепой,
   И раннею зарей ребенком нежность пил,
   И растворялся в бестелесной плоти
   лесов, лугов, средь улиц городов,
   а пробудившись, встретил воскресенье.
  
  
  
  
  
   50
  Закружилась осень
  
  в красном хороводе
  
  (рефлексия пантомимы)
  
   Аннотация:
  " Часы навмсали как грубая брань... "
   Закружилась осень
   в красном хороводе;
   озеро в ознобе; солнце
   в иглах сосен
   снова колобродит.
  
   В паутине теней
   на балу осеннем,
   сев на пень устало,
   смерть в порыве времени
   маски поснимала.
  
   Души листьев мертвых
   раздирает шепот,
   слева, справа, мимо
   их следы из охры
   в танце пантомимы.
  
   Молоко лесное
   пролито в низинах;
   Я в осенней сени
   грустен и спокоен
   как на именинах.
  
  
   51
  Остывал пожар небесный
  
  (рефлексия надежды)
  
   Аннотация:
  " к руке реки чертя полоски... "
   Остывал пожар
   небесный,
   Улетали с песней
   журавли,
   а Стожары
   в серебристом блеске
   глубины озерной
   залегли,
   Звон полей
   прозрачен немотою,
   Мертвая улыбка
   фонарей
   зыбкою
   сиреневой листвою
   превратилась в шепот
   ковылей.
   В придорожной пыли
   у канавы
   сел на пень,
   а мимо люди шли
   впопыхах за призрачностью
   славы
   и звезду в объятиях несли.
  
  
  
   52
  
  Моя тень распласталась в осени
  
  (рефлексия возраста)
  
   Аннотация:
  " арканом в небе поймал я бога... "
   Моя тень
   распласталась в осени
   как давно
   облетевший куст,
   тот, что с белой
   небесной проседью
   тихо стонет из тысяч уст.
  
   Ветер ржавый
   от листьев осени
   просит милостыню
   опять,
   Только я,
   бессловесный в гордости,
   не намерен ему
   подавать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Серебро
   зазвеневшего холода
   оседает в лесных
   закромах.
   Закатились
   и солнце. А молодость
   где-то в синих
   горах.
  
   Сколько раз
   у заплаканной осени
   на пороге придется
   стоять,
   столько раз
   непременно захочется
   мне её, обомлев,
   обожать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   53
  
  Я брал рукой фарфоровый туман,
  
  (рефлексия исчезаемости)
  
   Аннотация:
  " Листочки.После строчек лис - точки... "
  
   Я брал рукой фарфоровый туман,
   расцвеченный безбрежностью лесною
   и нежной влажною в прожилках синевою, -
   холодный ускользающий обман.
  
   Кипели в нём и пенились все стоны
   осенней умирающей листвы,
   Такое чувство каждому знакомо,
   когда в лесу туман один -
   и ты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   54
  
  Где тот свет от розовой кометы?
  
  (рефлексия цветущего)
  
   Аннотация:
  " цветы испавлинятся в каждом окошке... "
   ЦВЕТЫ Canna Indica
  
   Где тот свет от розовой кометы?
   Он таится в нежности твоей,
   Мраморной прозрачностью одеты
   фиолетовые локоны стеблей.
  
   В золотой бездонной колыбели
   радуется тайна бытия,
   Сердце бьётся нежною капелью,
   замирая в сполохах огня.
  
   В трансцендентных силах совершенства
   плачет тихо чистая роса,
   Canna Indica - цветущее блаженство,
   Слышу в них из детства голоса.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   55
  Пресное слово истины,
  
  (рефлексия сомнения)
  
   Аннотация:
  " слышу в душенках ваших поношенный вздошек... "
   ОСЕННЕЕ СОМНЕНИЕ
   Пресное слово
   истины,
   Выспренна
   только ложь...
   Что же такое
   истина
   в струнном концерте галош ?
   В насморке
   улицы дуются,
   В парках плывёт синева,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Жмутся, кривляютя, хмурятся
   тучные небеса.
   Пресное слово истины:
   Вёсны,- а зимы потом;
   ложь одевается в мистику,
   осень снимает пальто,
   весенне - осенняя, зимняя
   истина в строгом наряде,
   глядя в прошлое синее,
   шествует на параде.
   Хлюпает грязь самокатная
   в глянцевой коже луж;
   В ступе несется патлатая
   пьяная ложь стуж.
   Разум соседствует с истиной;
   правду в природе ищи?!
   В мыслях такое немыслимо--
   истина в мантии лжи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   56
  Дождь бесшумной паутиной
  
  (рефлексия монотонности)
  
   Аннотация:
  " спрятать глубже слезы морей... "
   Дождь бесшумной паутиной
   вяжет нити на окне,
   Всхлип шагов твоих остынет
   как во сне.
  
   Снова станет в одеянье
   белый май,
   Радость встречи в расставанье,
   так прощай.
  
   Зааукаются грозы
   в синеве,
   И прольются чьи-то слезы
   обо мне.
  
   Пережитые печали
   у листвы
   Словно ужас,
   но начало красоты.
  
   Дождь бесшумной паутиной
   вяжет нити на окне,
   Всхлип шагов твоих простынет,
   как во сне.
  
  
   57
  
  А в жизни смысла нет!?
  
  (рефлексия быта)
  
   Аннотация:
  " Я придумал машинку для рубки котлет... "
   НА СЦЕНЕ
   А в жизни смысла нет!?
   Горит он только в нас,
   и если он угас,
   ищи в бессмертии ответ.
  
   В КАФЕ
   Из подражания героям:
   и джинсы, и ковбои;
   коньяк и женщины горят,
   и открывают' двери в ад.
  
   В РЕСТОРАНЕ
   На белой скатерти лицо
   заподлицо,
   промеж бутылок и закусок
   хрипит, грозит законом - кузькой.
  
  
  
  
  
  
   58
  
  Твое лицо в стальном закате
  
  (рефлексия рефлексии)
  
   Аннотация:
  " Не ловите капканом блох... "
   МЫСЛЬ
   Твое лицо в стальном закате
   и в розовой пыли,
   В глазастом сине-белом граде
   в нём грозы проросли.
  
   Твое лицо в спокойном взгляде
   озёрной глубины,
   Им горы в каменной громаде
   ослеплены.
  
   Умыта тишь .
   Не ты ли это дышишь
   в планетном одиночестве Земли?
   В каких мирах находишь дом и крышу,
   где радуги от разума взошли?
  
   Из тех ли мест старинные иконы,
   На чёрных досках не твоя печать?
   Ты так, похоже, радостно - спокойна,
   сурова, грозная о мысль, о благодать!
  
  
  
  
   59
  
  Карусель, карусель, карусель
  
  (рефлексия надежды)
  
   Аннотация:
  " Мозг людей остер, но перед тайнами мира ник... "
   КАРУСЕЛЬ
   Карусель, карусель, карусель
   кружит белые галстуки, бантики,
   Небо дарит веселым капель, -
   разноцветные радуги-фантики.
  
   Круговой перепляс карусели
   веселится, смеется, уносится
   на железной цепной канители
   в бесконечные дали раскосые.
  
   Возвращаются галстуки, бантики
   из хмельной круговерти природы,
   Трудно твердо держаться странникам,
   а кружились минуты, не годы.
  
   Да, им счастье кружиться в радости,
   Из минут возвращаться хмельными,
   Почему во мне чувство жалости
   поднимается перед такими?
  
  
  
  
  
   60
  
  Не ходи! Не трать пустые слезы,
  
  (рефлексия тоски)
  
   Аннотация:
  " Вулканы бедер за льдами платий... "
   Не ходи! Не трать пустые слезы,
   Раненую душу не трави,
   Прошлое сурово и серьёзно
   смотрит в плоть истерзанной любви.
  
   Отцветает осень в поцелуях
   тихой грусти тающей листвы,
   Сердце сжав, по осени иду я,
   Но туда, куда не ходишь ты.
  
   Пусть меня обрадует зарею
   Новый зачарованный восход,
   Только я ни телом, ни душою
   буду в радости совсем уже не тот.
  
   Эти искры будущего утра....
   Трудно им меня воспламенить,
   Но седая мыслящая мудрость
   говорит: "И всё же нужно жить!"
  
  
  
  
  
  
   61
  
  В серебряном свете фонарных купелей
  
  (рефлексия подлунности)
  
   Аннотация:
  " гримасу неба отбросил выше... "
   ЛУННОЕ ЗАТМЕНИЕ
   В серебряном свете фонарных купелей
   Вечерние тени прохладой дышали,
   Пьянея, метались и в шорохах пели,
   И падали в листья мохнатою шалью.
  
   Пьянели от осени мгла и тревога,
   Кидаясь в бетонные лики построек,
   В кресты одинокого милого бога,
   Забытого в мраке церковных покоев.
  
   В разинутых клювах строительных кранов
   Серьёзная мудрость застыла цитатой,
   Луны опечаленной красная рана
   Сияла сквозь клочья из облачной ваты.
  
   Ты снова явилось как в прошлом когда-то!
   Но где те сердца, и где стук их биений
   по жизни исполненных в плавном легато?
   Они растворились в колодце затмений...
  
  
  
  
  
   62
  
  Белый трепет шагов,
  
  (рефлексия пророчества)
  
   Аннотация:
  " Бог города и пашни рущит,мешая слово... "
   Белый трепет шагов,
   Ночь в морозной гримасе,
   Бой часов - бой слогов
   в позднем времени - ваксе ,
  
   В жирных строчках дорог
   как цветы распускаются дали,
   Гуттаперчевый ветер - пророк
   жжет фонарные сизые хари,
  
   В кашле гулко зашлись тополя_
   ледяные качели,
   Одинокое чудное "Я!"
   еле слышно от ели.
  
   Этот звон, этот шелест ночной, -
   это вечно таинственный колокол
   охнул гулко с Руси вечевой
   в век двадцатый холодным молотом.
  
  
  
  
  
   63
  
  Жаль, что многих нас забудут,
  
  (рефлексия осознания)
  
   Аннотация:
  " тихо барахтается в тине сердца
   глупая вобла воображения... "
   Жаль, что многих нас забудут,
   Мы как белый дым
   на заре за счастьем блудим
   вечным и простым.
  
   Дымкой розовой, кудрявой
   провожаем тень,
   По коре стволов корявых
   постигаем день.
  
   В шуме трав мы синью дышим
   и читаем ширь,
   Пусть наш голос еле слышен,
   далека Сибирь.
  
   Жаль, что многих нас забудут,
   бесконечен путь,
   В ступе мелочности буден
   некогда вздохнуть.
  
  
  
  
  
  
   64
  Канитель цветная путается
  
  в праздничном угаре
  
  (рефлексия будней праздника)
  
   Аннотация:
  " Пришла и голосом отчаяния занавесила... "
   Канитель цветная
   путается
   в праздничном
   угаре.
   Холод. Ночь.
   Один на улице
   в копоти я гари.
  
   Отбуянил праздник
   в рюмочных копытах.
   Цоканья застолий
   хватит всем до сыта,
   Мрачно, похоронно
   выкатился вечер,
   опустился ночью
   городу на плечи.
   Одиноко,
   Пусто,
   Беспокойно
   сердцу
   в затаенной
   грусти.
  
  
   65
  
  Ты мне давно не говоришь
  
  (рефлексия единения)
  
   Аннотация:
  " на каждой капле слезовой течи
   распял сеья на кресте... "
   1
  
   Ты мне давно не говоришь:
   "Вставай, вставай, а то проспишь!"
   Едва прольётся с неба рань,
   плачу я жизни снова дань,
   а в камне высятся года,
   Слова - проточная вода,
   но слово в чувстве остается,
   Оно над временем смеётся.
  
   Ты мне давно не говоришь:
   "Вставай, вставай, а то проспишь!"
   Меня не носит в синеве,
   Я не плыву в глубоком сне,
   И серым, скучным, мрачным днем '
   мы не сидим с тобой вдвоем,
   И только мерный бой часов
   Вращает жизни колесо.
  
  
  
  
  
  
   Ты мне давно не говоришь:
   "Вставай, вставай, а то проспишь!"
   Не посылаешь мне тепла,
   хотя звезда твоя взошла,
   Но в сердце я удары слышу,
   Ты в них со мною вместе дышишь,
   со мною входишь в новый день,
   хотя и нет тебя, ты - Тень.
  
  
  
   2
   Картины родные всё снова и снова,
   вот кладбище - место имён безымянных,
   вот пропасть, иные, кидаясь, в ней ищут
   молчанья: всё снова и снова идём мы попарно
   под старые сосны; и снова, и снова ни поздно, ни рано
   лежим меж цветами, но лицами к солнцу.
  
  
  
  
  
  
   66
  
  Я напился ночью серебра
  
  (рефлексия многоисходности)
  
   Аннотация:
  " А сегодня на желтом костре
   спрячу глубже слезы морей... "
   Я напился ночью серебра
   и улыбки полного светила,
   Где-то в мироздании добра
   Истина кого-то полюбила.
  
   Распахнулись мраморные рощи
   в нежных листьях сине-голубых,
   Тишина купается на площади
   среди зданий - мрачных часовых.
  
   Я напился ночью серебра
   из фонтанов свежесть источавших
   и ходил, счастливый , до утра
   по аллеям звонким и озябшим.
  
   Шёлковая чувственная нить
   из клубка далёкой Ариадны,
   Ты не дашь нам жизни загубить, -
   Будет день и новым, и нарядным.
  
  
  
  
   67
  
  В неведенье пред небом и судьбой
  
  (рефлексия Млечного пути)
  
   Аннотация:
  " На терелках зализанных звезд
   будем жарить, тебя, мясо век... "
   В неведенье пред небом и судьбой
   от удивления застыл. Величье звёзд.
   Подъём и низверженье. И тишина.
   Все словно без меня. Возьму ли часть от части
   бытия? В моей крови есть сущность
   этого порядка? Готов
   отдать её, оставить навсегда,
   пусть сердце приручают дали. Пускай
   в холодной звёздной стали
   живёт оно, чем в кажимости близкой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   68
  
  Звёзды падают тихо
  
  (рефлексия финализма)
  
   Аннотация:
  " зажгу сегодня всемирный праздгик
   таких богатых и пестрых нищих... "
   Звёзды падают тихо
   в душу чей - то судьбы,
   Тучи рваные, лихо
   встали вдруг на дыбы.
  
   В неизвестности глохнет
   озабоченный рок,
   Нашей славной эпохе
   всё равно -
   есть ли Бог.
  
   Слово было сначала
   или было потом,
   им всё это мочало,
   что висит над колом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Календарь, христиане,
   православный наш быт.. .
   Лишь бы отдых да бани,
   был при бабе и сыт.
  
   Солнце станет над полем
   на кровавых плечах,
   понесёт людям с болью
   горе в жёстких лучах.
  
   Смерчи засух и смерти
   даст таинственный год,
   И опять в круговерти
   будет верить народ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   69
  
  Из порфировой ночи
  
  (рефлексия движения ночи)
  
   Аннотация:
  " Граненых строчек босой алмазник возник на небе... "
   Из порфировой ночи-
   дыхание сна,
   В звуках остро наточенных -
   тишина.
   Зимний холод,
   змеясь, шелестя,
   режет медную
   роспись окна.
   Жёлтой россыпью
   света легла
   тень домов
   в голубые снега.
   Одиночество,
   между прочим,
   в чёрном зеркале
   черпает ночи.
  
  
  
  
  
  
  
  
   70
  Голос перламутровый, манящий
  
  (рефлексия визионерства)
  
   Аннотация:
  " стрелки волос поднимаются
   на лысом темени времени... "
   Голос перламутровый, манящий
   часто слышу я у тишины
   в засыпающих, спокойных и блестящих
   тёмных комнатах, что мыслями полны.
  
   Тишина и мысли не металлы,
   их нельзя согнуть и разогнуть,
   им неведома дремота и усталость,
   но они страница в новый путь.
  
   Я дышу сегодня ароматом
   этих двух таинственных чудес,
   вижу ласточек в малиновом закате
   и громадный, высвеченный лес.
  
   Мы в лесу, а ласточки свободны,
   где-то там, в излучинах реки,
   высекают новую погоду,
   их движения и чисты, и легки.
  
   Тишина и мысли вне движений,
   но у них фантазия - полет
   и размах, и цвет, и светотени,-
   без движения, но движемся вперёд!
  
  
   71
  В бесконечной шапке белосини
  
  (рефлексия памяти образа)
  
   Аннотация:
  " Тучи отдаются небу... "
  Азербайджанские мотивы
  
   В бесконечной шапке белосини
   Зелень изумрудная цвела,
   Даль холмистая, ожив, заголосила, -
   Там Иран, где Персия была.
  
   В околдованной хвостатой белой пыли -
   сквозь бинокль - восточная страна,
   В ней живут свои автомобили,
   И растут чужие семена.
  
   В солнечном оранжевом покое
   Я с друзьями пробовал шербет,
   За беседой милой и простою
   видел нас и мудрый Магомет.
  
   Мы расстались. Виденное в прошлом
   будущим в душе воскрешено,
   Пережитое естественней и проще
   дарит то, что духом рождено.
  
   Кто бы знал, что ветер, улыбаясь,
   мне несёт заплаканную грусть,
   В этот день я, с вами расставаясь,
   всё равно сказал бы: "Ну и пусть!"
  
  
   72
  Я гляжусь в это море блеска,
  
  (рефлексия натурализма по Тэну)
  
   Аннотация:
  " Из моей души шейте нарядные юьки... "
  Le Plancher de Oeil
  
   Я гляжусь
   в это море блеска,
   в затуманенный
   красный покой
   Стены комнаты
   тихой песней
   отражаются
   в нем глубиной.
   Новый мир. -
   Он всегда заколдован,
   и в него
   собираясь в путь,
   Я по лаковым
   плахам тесовым
   думал в новое
   просто шагнуть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Только где-то
   за стенами дома
   поджидал меня
   милый дурман -
   встреча,
   счастье с таинственным новым,
   оказалось,-
   обычный обман.
   И глядясь
   в эти доски зеркальные,
   снова я
   собираюсь в путь,
   но дорогами
   длинными, дальними
   душу прошлую
   не вернуть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   73
  
  Не пудрите рифму стиха,
  
  (рефлексия образа подражания)
  
   Аннотация:
  " ..а вы говорите гадости в работе над капканом блох... "
  ОБРАЗ СТИХА
  
   Не пудрите рифму стиха,
   Не лакируйте ногти строчек,
   А черно - бурые меха
   долой со строф чернорабочих!
  
   На нежное вымя стиля,
   узорный надев капорок,
   Мысли едва ли выльем
   в декретный приказ - срок.
  
   На пашне посеянных звуков
   в согласных цветет урожай,
   Ритмический ветер в муках
   тело стиха терзай!
  
   Не в кучах словесной вони
   Ищите от вечности перл,
   Образ распятый стонет
   он и мерило мер.
  
  
  
  
   74
  
  Смеялась ночь в оранжевых гирляндах
  
  (рефлексия предновогоднего)
  
   Аннотация:
  " труба в сытую морду
   ударила горстью медных слез... "
   Смеялась ночь в оранжевых гирляндах,
   В предновогоднем жемчуге реклам -
   унылые дома, безликие громады
   и вздох машин, разлитый по кустам.
  
   Куётся счастье топотом прохожих
   и умирает в розовом огне
   стоп - фонарей на задублённой коже
   дорог. В их томной синеве
  
   обычной ночью, пробуя палитру,
   трещит мороз, по улице змеясь,
   И детские заученные ритмы
   звенят на окнах, мягко серебрясь.
  
   Не стало времени. И нового не будет.
   И завтра к нам с мороза не придёт.
   А Новый год? - Всё новое из и буден
   в нас каждый день таинственно живёт.
  
  
  
  
  
   75
  
  В безумии безумие творится
  
  (рефлексия киноступора)
  
   Аннотация:
  " железной мысли проводов - пирина... "
   В безумии безумие творится
   Как "Хрусталев, машину! " подавай...
   И дважды два как пять тебе приснится.
   Король ведь голый, зенки продирай...
  
   Мурло глухое новых революций
   нам открывает воровскую пасть,
   Шалман жлобов - букет слепых настурций,
   как бюрократов криминальный лад,
  
   здесь пекло, открывающее ад,
   где прозревают дети - сосунки,
   когда им в жизни раздают пинки.
  
   Так радуйтесь, гуляйте среди кущ,
   пока карман ваш полон и имущь,
   и сейте право, правоту,
   коль правый Держиморда -
   виден за версту.
  
  
  
  
  
  
   76
  Перед тем как из жизни уйти
  
  (рефлексия пройденного)
  
   Аннотация:
  " Раздвинув локти тумана дрожжи... "
   Перед тем как из жизни уйти
   мы окрасим все прошлое в краски
   и в мгновенье одно ощутим
   пережитые терпкий ласки.
  
   Кинем в прошлое взгляд мимолётный,
   где-то в милой траве забвения
   позабытые листья клёна
   собирают лучи осенние.
  
   Из фарфоровой росписи прошлого,
   из бездонной чаши голубой
   не собрать того, что было брошено
   одуревшей в радости судьбой.
  
   Пусть в удачах глупые топорщатся,
   прошлое для них - не глубина,
   Пусть гроза на темя им помочится, -
   вымоет чины и ордена.
  
   Мы же краски минувших закатов
   в строчках рифм опишем день за днём,
   В прожитом постигнем необъятность
   и тогда простимся и уйдём.
  
   77
  
  Это шорохи вихрастыми шипами
  
  (рефлексия созерцания)
  
   Аннотация:
  " гримасу неба отбросил выше... "
   Это шорохи вихрастыми шипами
   раззадорили тоскующую осень,
   Заклинания кривыми письменами
   небо тучами в прозрачности наносит.
   Вот опять земля осиротела,
   потеряв осенние напевы,
   замерла, окутанная белым
   покрывалом
   снежной королевы.
   Жизнь моя -
   сугробные теснины,
   Двери в будущем -
   узки и одиноки,
   Но душа свободна и едина
   в зимнем небе
   чистом и высоком.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   78
  
  О музыка: дыханье статуй
  
  (рефлексия дыхания музыки)
  
   Аннотация:
  " Морду разбила кофейня... "
   О музыка: дыханье статуй. А может быть
   ты тишина картин. Ты слово там,
   где слова нет. Ты время то,
   что просто стало, сказавшись в пламенных сердцах.
  
   К чему же чувство? Чувство
   превращенное во что?: в осенний листопад.
   Ты, музыка, - изгой. Для нас ты ширь
   всей ёмкости сердец. Вся суть её,
   нас возвышая и кляня,
   есть песнь прощанья бытия.
   И в нас она
   волнообразной далью, изнанкой
   плавного эфира
   чиста,
   громадна
   в звучном мире,
   но...-
   необитаема она.
  
  
  
   79
  
  О жизни жизнь,чудесный слайд
  
  (рефлексия жизнеподобия)
  
   Аннотация:
  " Прощающейся конницы поцелуи цокали... "
   О жизни жизнь,чудесный слайд, -
   противное в противном источая,
   в течении всё скверное, всё чуждое рождая, -
   но в единении невысказанный рай,
   простёрши крылья, ангелом являясь,
   о, время жизни, мудрости воздай.
  
   Средь сущностей великих и всеобщих
   пылать и здравой быть! Какой?
   Стоим, сжимаясь в нашей мощи,
   Но вот идём - неведомый нам бой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   80
  
  Как будто незаметно,
  
  одиноко проходят дни
  
  (рефлексия смысла часа)
  
   Аннотация:
  " Перед мордами вылезших годов... "
   Как будто незаметно,
   одиноко
   проходят дни,
   измеренные днями,
   И вдруг свершилось
   в тихом взмахе рока:
  
   что в памяти тенями
   дремало в робком сне
   и в одурманенной весне,
   мохнатых волнах белопенных,
   цветущих молодостью вишен,
   казалось легким, нежным, лишним,
   восстало смыслом из мгновений.
   Был понят день сейчас.
  
   Проходят Дни,
   измеренные днями,
   Они как листья в чёрной яме
   покрыты плесенью и мраком,
   Но кто читает эти знаки
   и ожидает смысла час?
  
  
  
   81
  
   Солнце плавится
   в собственной радости
  (рефлексия грецизма)
  
   Аннотация:
  " Вышла душа в голубом капоте... "
   "Аминь"- да будет так!
   Солнце плавится
   в собственной радости,
   Розы алые
   рдеют на мраморе,
   Исступлённою, сладкою жалостью
   ветер стелется
   на море.
   Пальмы жалобно
   в далях купаются,
   Кипарисы,
   сверлящие синь,
   словно в рай
   убежать собираются,
   Там и счастье тоскует.
   Аминь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Стаи чаек
   горластые, смелые,
   словно пена морского прибоя,
   наши души
   на пирсе качает;
   мы свечами стоим,
   белотелые,
   и печально
   глядим в голубое.
   Пусть у радости место в раю,
   скучно, глупой,
   в таком одиночестве,
   не его я сегодня пою,
   всё - из чувства
   и в нём пророчества.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   82
  
  Змеи. Черепа. Бущующее пламя
  
  (рефлексия делирия)
  
   Аннотация:
  " В какой ночи бредовой недужной
   возник этот ужас всей тьмы... "
   Змеи. Черепа. Бущующее пламя.
   Радость и страданья. Просветленный миг.
   Души, спящие в порыве ликований.
   Кто-то в разуме вас подлостью постиг.
  
   Из прозрачных сумерков видений,
   Из сознаний сумеречной тьмы
   в плоть и мясо одевались тени
   в переплясе логики и мглы.
  
   Рвались в жизнь.
   Стучалась в стены мозга.
   Охватив сосудистую хрупь,
   пожирали мягкую из воска
   льющуюся розовую глубь.
  
   Вышли вон из скованного тела,
   пустоту оставив по себе.
   Я проснулся. На меня глядели
   те же маски в спальне на стене.
  
  
  
  
  
   83
  
  Стеклянный лес в морозном прахе
  
  (рефлексия морозного праха)
  
   Аннотация:
  " ...кометы заломят горящие руки... "
   Стеклянный лес в морозном прахе,
   сверкая лунною улыбкой,
   дремал,
   вздыхая, тихо ахал,
   то прятал звёзды
   вьюгой зыбкой.
   Умрите мышцы.
   Остывает
   поток пульсирующей жизни,
   и льдинки снежные
   не тают
   на струпьях кожи, жалясь,
   стынут.
   Но нет души в холодном теле,
   а без движений мысль свободна,
   она в мгновенье видит годы
   и спит в мохнатых лапах ели.
  
  
  
  
  
  
  
   84
  
  Млеет тепло на колосьях пшеницы (рефлексия впечатления)
  
   Аннотация:
  " Каждая калоша недоступна и строга... "
   Млеет тепло на колосьях пшеницы,
   Синей глазурью сверкает река,
   Лес в мимолетных, задумчивых лицах
   прячет мгновенье издалека.
  
   Небо в распахнутой белой рубахе
   дышит прохладой из облаков;
   да, я готов, не колеблясь
   без страха,
   перешагнуть в мир зеленых кустов,
   в мир
   совершенного, теплого лета,
   в мир
   озаренного виденьем сна,
   только ...
   художника с кистью поэта;
   вечером зимним
   из ванны нагретой
   летом живу
   я с его полотна.
  
  
  
  
  
  
   85
  
  Мучит прошлое в заманчивых нарядах
  
  (рефлексия догорания образа)
  
   Аннотация:
  " Страстных душ венчальная фата... "
   Мучит прошлое в заманчивых нарядах,
   улыбаясь
   чуткими губами,
   каплями
   живительного яда
   возвращая время
   перед снами.
   Пусть свеча
   горит не догорая,
   тонким пламенем.
   И лезвие из грусти
   тёмный угол
   светом высекает
   жизни прожитой
   и отнятой у сути.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Голубятся образы, качаясь,
   преломляясь
   прожитою новью,
   Так ромашки,
   в поле улыбаясь,
   говорят
   со счастьем и любовью.
   Тухнет прошлое,
   со страхом отзываясь
   в сердце, переполненном тоскою,
   и тогда
   от счастья задыхаясь,
   мы идём
   за временем - судьбою.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   86
  
  Багровое солнце купается в блеске,
  
  (рефлексия цветного озарения)
  
   Аннотация:
  " Город дорогу мраком запер... "
   Багровое солнце купается в блеске,
   рассыпав по морю малиновый звон,
   За синею дымкой качается в песне
   сиреневый парус, но тает и он.
  
   Зелёною патиной древние волны
   одели резьбой перламутровый блеск,
   А теплые ветры, что резвые кони,
   несут нашу лодку в рыдающий плеск,
  
   Судьба беспощадна? А время - пустое?
   Плывём в бесконечную радугу - цвет
   в морской суете. Без покоя - спокойно,
   Судьбою согрет её разум - поэт.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   87
  Синие розы. Красные листья,
  
  (рефлексия цветных грёз)
  
   Аннотация:
  " Улица молча пёрла... "
   Синие розы. Красные листья,
   Запах мимозы. Снится
   мне ветер, хлещется оземь
   в грозах. Просятся
   тучи из сна голубого
   в прозу. Просто
   всё кажется в жизни
   очень. Звёзды во сне - не звёзды
   очи. Очарование
   чистое, звонкое
   как фарфор,
   льется, протяжно окая,
   с гор,
   Медный закат
   отцветает на вишне
   пышно.
   Что же мне делать,
   коль в жизни я
   лишний?
   Сон отцветает
   в серых тонах
   дальтоника.
   Утро. Уже светает.
   Солнце глядит
   с подоконника.
  
  
   88
  Вот девять лет, как мысли, пробежали
  
  (рефлексия натурализма)
  
   Аннотация:
  " Я взведу и стыд сестер,
   и морщины седых матерей... "
   Вот девять лет,
   как мысли, пробежали,
   Вот девять лет
   из зрелости ушли,
   И под глазами
   стаями дрожали
   морщины синие
   и темные узлы.
   Колдобины и рытвины на лбу,
   в глазницах каряя суровость,
   глубокую и грубую резьбу
   на шее вырезала новость.
   Кусты волос топорщатся из носа,
   прижаты уши, словно у бойца
   и серым пеплом, тронутые космы,
   не могут старить старого лица.
   И только мысли,
   радуясь свободе,
   бегут вперед
   без стен, без надолбов, преград,
   Пускай меня,
   как всех, сгибают годы.
   Я понял смысл, и вечности я рад.
  
  
   89
  
  Когда в море луна, рассыпаясь
  
  (рефлексия безмолвности)
  
   Аннотация:
  " ...онемели земель старожилы... "
   Когда в море луна, рассыпаясь,
   затонула в прибрежном заливе,
   Слышишь, ветер на скалах рыдает
   и бранится в ущельях крикливых.
  
   Тянет холодом. Камни и сырость.
   Звукам тесно в ночной тишине.
   В бесконечном задумчивом мире -
   звёзды падают в душу ко мне,
  
   Ведь она за пределами тела
   видит вечность и сущность вещей,
   Ей природа те тайны велела
   охранять на небесном плаще.
  
   Моё тело безмолвно лежало
   на оплаканных ночью камнях,
   а душа в поднебесье блуждала,
   и я чувствовал счастье, не страх,
  
  
  
  
  
  
   90
   В ночном бархате зимою
  (рефлексия молчания)
  
   Аннотация:
  " скидывай лохмотья изношенных имен... "
   В ночном бархате зимою
   смотрит жёлтая звезда.
   Это я смотрю с тоскою
   или ей она полна?
  
   В тесном шуме белых улиц
   неподвижные дома.
   С равнодушием взглянули
   на меня глазницы льда.
  
   Гонит ветер по проспекту
   белый шорох помела
   сине-розовой кометой.
   А за ней клубится мгла.
  
   Чернота безгласных окон
   давит хрупкую мечту
   и гуляет одиноко
   в переулке по двору.
  
   Я стою, теряясь в мыслях,
   но плывёт моя звезда,
   На небесных коромыслах
   в вёдрах мысли - не вода.
  
   91
  Я устал оглядываться в прошлое
  
  (рефлексия чудесного)
  
   Аннотация:
  " Где глаз людей обрывается куций... "
   Я устал оглядываться
   в прошлое,
   Я смотрю
   в неведомую даль с изумрудными,
   сияющими рощами,
   там цветут
   фисташки и миндаль,
   дышит небо трепетностью синею,
   слышен, зрим и нежен аромат;
   Кто же там,
   за бестелесной линией
   встретит нас,
   поймёт и будет рад?
   Я один.
   И здесь среди зелении
   буду жить,
   а умер тот, кто жил,
   щупал шорох,
   наслаждался пением,
   был рождён в созвездии светил,
   Без тоски,
   без слез и воздыхания
   захочу я в прошлое взглянуть,
   Только ключ - есть бывшие терзания,
   и без них ту дверь не отомкнуть.
  
  
   92
  
  Послушай, друг
  
  (рефлексия сна)
  
   Аннотация:
  " поцелуй лежит на диване... "
   Послушай, друг.
   Не нужно обольщаться.
   Чужими мы идём
   по голубой земле,
   Дни -
   золотисто-матовые пятна,
   плывут сквозь нас,
   но сами по себе..
   И земляничные
   живые ароматы
   томят нам душу,
   жалуясь на лес:
   счастливой тишиной
   оранжевых нарядов
   он поглотил
   будущий их плеск.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Послушай, друг.
   Не нужно обижаться
   на ночь,
   сменяющую день,
   ты унеси
   счастливые объятья
   часов, минут
   туда, где плачет тень.
   Она одна с тобой нас приголубит,
   последний след
   из памяти сотрет:
   ведь если спим, -
   мы завтра снова будем,
   а если нет, - нас вечность позовет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   93
  Черные строки дат-родился и умер поэт
  
  (рефлексия поэтизированного)
  
   Аннотация:
  " Мы из себя сделаем рагу... "
   Черные строки дат:
   родился и умер поэт,
   Поэзия не стандарт,
   но звуки как пистолета,
   Изготовленный к бою
   стоя,
   дуэль начинаешь,
   выстрел...
   и умираешь
   от гнева,
   любви,
   страданий,
   Восстанешь
   из пепла,
   Слово
   держа как звезду,
   Слово
   как дух для тела.
   К нему
   через тьму
   иду.
   Стандартные строки снова:
   родился и умер поэт.-
   Опять в антологии "новость":
   слово рождает свет.
  
  
  
   94
  Восторг движений удивляет нас
  
  (рефлексия движения)
  
   Аннотация:
  " нас много ораненных,загнанных ланями... "
   ПО ПИКАССО
   Восторг движений
   удивляет нас
   в жонглёре,
   шепоте природы,
   балерине,
   Из пантомимы
   пульс отсчитывает час
   и учит чувства
   строгой дисциплине.
   Неверный детства шаг,
   жонглируя
   на круглом теле шара,
   рождает смелость,
   сдержанность и такт,
   спасая молодость
   от подлого удара.
   Мы смотрим
   с интересом на баланс
   меж шаром, девочкой,
   художником-поэтом
   сквозь щели опытных
   застывших серых глаз
   сурового и грустного
   атлета.
  
  
   95
  
  Кто нас зовет в неведомые страны?
  
  (рефлексия детства)
  
   Аннотация:
  " трамвай с разбега взметнул зрачки... "
   Кто нас зовет
   в неведомые страны?
   И мы летим во сне
   из детской рани,
   самозабвенно, неустанно
   в жизнь новую,
   приученные двигаться вперёд.
   Ледовые,
   холодные громады
   преодолев,
   мы выбились из сил,
   а впереди лишь чёрный пепел
   ада вулканов
   с лавой говорил.
   И хочется,
   взмывая нежным утром
   во сне как в детстве снова улетать
   и жизнь встречать по-детски,
   а не мудро,
   и снова жить, но жить -
   не погибать....
  
  
  
  
   96
  
  У мудрости цветут цветы несовершенства
  
  (рефлексия несовершенства)
  
   Аннотация:
  " Дай обовью я впалые груди болот... "
   У мудрости цветут
   цветы несовершенства,
   Блаженство
   плачет там обиженностью детства.
   По нежным лепесткам
   стекают капли истин
   и резво по ветвям
   растут, цепляясь, мысли.
   Но вот цветок отцвёл,
   и семена созрели,
   Мудрец их сам нашел
   для пользы в новом деле.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   97
  
  Какой я глупый и некчемный
  
  среди поэтов записных
  
  (рефлексия от материального)
  
   Аннотация:
  " ..дымом волос над пожарами глаз из олова... "
   Какой я глупый и некчемный
   среди поэтов записных
   и академиков-учёных,
   трубящих к месту нужный стих,
   Литавры грянули. И скучные поэты
   "шлифуют рашпилем извилины мозгов",
   Все грустное, что памятью
   из прошлого напето,
   не прошибет их медных лбов.
   Аванс, Аванс. И сумма благ, посеянных
   в кармане.
   Нам крохи не нужны. Мы кучка бедолаг,
   живущих в образе. И это наше знамя.
   Но образ-слово, звук
   из виденных и прожитых мгновений,
   и как пятно от пережитых мук
   счастливо вспыхнувших,
   но грустных песнопений.
   Готов отдать Вам пальму первенца, поэты,
   Ведь мой покой, когда я все сказал,
   Я просто жду. Жду осень, зиму, лето
   и тот настрой, что с песней исчезал.
  
  
   98
  Исчезла тяжесть. В оболочке сна
  
  (рефлексия невесомости)
  
   Аннотация:
  " и небье лицо секунду кривилось... "
   Исчезла тяжесть, В оболочке сна
   лечу в полёте соколином,
   Прохлада, свежесть, глубина
   в моём парении счастливом.
  
   Кружится сильно голова
   от высоты необычайной,
   Но лёгкость нежная моя
   в полёте радости печальна.
  
   Внизу простерлись города
   в зелёных клетчатых рубахах,
   горят на солнце гривы льва, -
   но это тучи, тучи страха.
  
   Я в бесконечной тишине
   кружу один. Один. "Счастливо!"-
   в закатном розовом огне
   мне машут птицы молчаливо.
  
   Низверглась тяжесть в сон сознанья,
   Но с высоты я не упал,
   Земные тяжесть и страданья,
   проснувшись снова ощущал.
  
  
   99
  
  Всё о весне, да о весне
  
  (рефлексия предстоящего)
  
   Аннотация:
  " ...это солнце нежненько треплет по щечке кафе... "
   Всё о весне, да о весне
   сосулечная звонкость,
   горит капель в прозрачном дне
   в берёзовом околке.
   Прогнулся снег,
   теплом вздымаясь.
   Во сне
   дрожит ещё туман,
   Он, синим холодом цепляясь
   среди теней, и тут, и там.
  
   Грустит берёзовая мудрость,
   но жизни запахом полны
   её алеющие кудри
   беспечно-милой головы.
  
   Во мне горят все эти страсти
   прошедших вёсен. Сколько их
   нам пережить с тобой удастся
   мой скромный стих.
  
  
  
  
  
   100
  
  Снова снег. По улицам унынье
  
  (рефлексия метеоризма)
  
   Аннотация:
  " ..на Земле один глашатый грядущих правд... "
   Снова снег. По улицам унынье
   мартовской позёмкою метёт,
   тусклой предрассветностью
   застынет
   в окнах дома серый небосвод.
   В скорлупе бетонных новостроек
  
   пыткой издевается весна:
   таяла, резвилась беспокойно,
   сжалилась. И будто отцвела.
   Я всё слышу, я все вижу снова
   через годы белого тумана:
   счастья синего
   звенящая подкова
   крошится камнями
   из обмана.
   Так и весны.
   Крыльям непогоды
   не стереть ликующую суть
   счастья оживающей природы,
   И весне разлиться и вздохнуть.
  
  
  
  
   101
  Сегодня, прошлое и будущее вижу
  
  (рефлексия длительности)
  
   Аннотация:
  " Страстных душ венчальная фата... "
   Сегодня, прошлое и будущее вижу,
   во мне пылает
   беспокойный пульс,
   Закатный луч
   пятном зелёным лижет
   мои глаза,
   рассеивая грусть.
   Живу я медленней. - В нирване
   льется время,
   отсчитывая томную капель
   весеннего дыхания беремя;
   листаю дни заплаканных недель.
   Но вот всё ново. В считанных секундах
  
   двенадцать раз всю землю облетел
   и времени разорванные путы
   я бросил в длительность. - Не мой
   теперь удел.
   Рванул в сегодня. Телу многотрудно,
   Но вот восстал в ту длительность опять,
   где волочусь
   со всеми вместе нудно,
   и где нас гонят
   время догонять.
  
  
  
   102
  Весь ужас красоты
  
  в неповторимом чувстве:
  
  (рефлексия ангелоявления)
  
   Аннотация:
  " На чешуе жестяной рыбы
   прочел я зовы новых губ... "
   Jeder Engel ist schreklich
   ( R.M.Rilke)
   Весь ужас красоты
   в неповторимом чувстве:
   из детства вышел ты
   для откровений с грустью .
   Глубинность красоты
   в сознании былого,
   И истины листы
   ей распустились снова.
   Черёмух синий запах
   как огорченья снов
   хватает душу лапой
   и давит вздох.
   А где-то дышит счастье
   в прихожей красоты,
   На картах черной масти
   смотри её черты.
   И потому ужасен
   лик ангела из рая,
   Он, молнии метая,
   божественно прекрасен.
  
  
   103
  
  Страданья,покидая душу
  
  (рефлексия души)
  
   Аннотация:
  " я показал на блюде студня косые скулы океана... "
   Страданья,покидая душу,
   не оставляют видимых рубцов,
   но только время ласково потушит
   её пылающее муками лицо.
  
   Всё прогорит. Останется пустое
   и невесомое истерзанное "Ка",
   чтобы открыть в неведомых покоях
   слова и звуки в новые века.
  
   Второе Я живёт, не покидая
   уже давно в прострации меня,
   И я живу, и вёснами считаю
   в душе моей те отблески огня.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   104
  Вяжут косы в черёмухе солнца лучи
  
  (рефлексия прозрения)
  
   Аннотация:
  " в метелях полуденной пыли врывается к Богу... "
   Вяжут косы в черёмухе
   солнца лучи,
   лижут тучи тела небоскрёбов,
   чистят клювы, картавя бранятся грачи,
   облетевшие сплюснутый глобус,
  
   На Земле неспокойно,
   а в душах темно,
   но на трассах космической дали
   не видали,
   не встретили там божество,
   только звёзды из черни
   рыдали.
   Бог всемилостив. Он господин.
   Через Сына и Благостность Духа
   в откровении таинства - триедин, -
   Он для ищущих взора и слуха.
   Мне об этом сказали пророки,
   их распяли в суровых местах,
   откровения сжатые строки,
   прочитай на зелёных листах.
   По весне запашистой, кудрявой
   прорастут из земли семена,
   слышишь, птицы на поле картавят,
   чистят всходы для нового дня.
  
  
  
   105
  
  Дни неделями стираются,
  
  а года мечтой.
  
  (рефлексия городского слуха)
  
   Аннотация:
  " я вот тоже ору, доказать ничего не умея... "
   Дни неделями
   стираются,
   а года мечтой.
   Грустно
   месяц улыбается
   надо мной.
   Эхо теплоходное
   над рекою тает,
   Мусор прошлогодними
   звёздами блистает.
   Лужи - льдины жмурятся
   в свете мостовой.
   Заморозки. Хмурится
   мрак над головой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Месяц - зазывало
   серебром манит,
   в городе усталость
   беспокойно спит.
  
   Уж в пасьянсе карточном
   окна всех домов, а в аллеях парочки
   слышат петухов.
  
   Но зарёй стирается
   грустная пора,
   Небо изгибается
   словно тетива.
  
   Год за годом катится
   в стенах городских,
   год за годом маемся
   я и стих.
  
  
  
  
  
  
   106
  Я не скажу,что будущее видел
  
  (рефлексия суетности)
  
   Аннотация:
  " как беззвездную муку перенести... "
   Я не скажу,
   что будущее видел,
   ему в глаза
   сегодня не взглянуть,
   египетской
   безмолвной пирамиде
   запечатлеть
   до будущего путь.
   А мне идти короткий путь
   до сфинкса
   и мир понять
   из безучастных глаз
   и равнодушия таинственного Икса,
   мне, Игреку, счастливому на час.
   Как киноварь
   песочные громады
   в заходе солнца,
   Только я один бреду вперед,
   испытывая радость,
   что сам себе я снова господин.
   Мигают звёзды древнего Египта,
   играя в жмурки с иксовой судьбой,
   Я понял всё. Мне истина открыта:
   Она - жена, не ставшая женой.
  
  
   107
  
  Я в одиночестве испытываю радость
  
  (рефлексия одиночества)
  
   Аннотация:
  " над крышей загоралась счастливая звезда... "
   Я в одиночестве испытываю радость,
   Она смущенно улыбается во мне,
   Тоска весенняя,
   собрав свои наряды,
   растаяла в нагрянувшем тепле.
   Запели расплескавшиеся зори
   в прохладной зелени мечтающих берёз,
   С пожухлою травой сжигается и горе,
   а дым костров - причина наших слез.
   Друзья, враги и вы,
   поэты,
   (я снова слышу славный гул)
   дадите мудрые советы,
   чтоб душу ветер не не задул.
   А я
   такой вот, неудачник,
   на перепутье
   всех дорог
   стою один,
   а ветер плачет,
   что к счастью
   мне
   идти помог.
  
  
   108
  
  Острый молнии взгляд
  
  (рефлексия восприятия)
  
   Аннотация:
  " случайно попавшую в челюсть фиалку
   жевал вымирающий ихтиозавр... "
   Острый молнии взгляд
   с быстротою сознанья
   сквозь осенний наряд
   в темноте мирозданья
   исчез,
   а задумчивый лес
   бросил влажные ткани
   на траву и цветы,
   цинк осенней листвы
   и прозрачные тени
   растений.
   Чуткой молнии свет-
   след,
   оставивший память надолго.
   В этих тихих местах,
   где рождается страх,
   дождевальною ртутью
   проволгло.
  
  
  
  
  
  
   109
  
  От полноты звучания бездонен
  
  багряно-синий звук виолончели
  
  (рефлексия гармонии)
  
   Аннотация:
  " Просочится солнце в крохотную щелку... "
   От полноты звучания
   бездонен
   багряно-синий звук
   виолончели,
   Скрипичный луч
   подобно солнцу тонет
   в лесной глуши
   среди мохнатых елей.
   Единая, подвижная, живая,
   но матовая ртуть фортепиано
   в безмолвной бесконечности
   рождает
   туманные невиданные страны.
   Но, оживая в целостности звуков
   и чувственности
   прожитых мелодий,
   не описать те трепетные руки,
   как млечный путь
   на звездном небосводе.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"