Кувалдина Ирина Владимировна: другие произведения.

Гоблинвилль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не окончено. Собрано из разных эпизодов в хронологическом порядке.

  Маленькая столовая на борту дирижабля была практически пуста, единственным ее посетителем был старый гоблин-ученый.
  ***
  Туманное осеннее утро постепенно вытесняло ночь. Первые лучи рассвета еще не появились из-за горизонта, окрашивая легкие облака в розовый, но небо уже светлело.
  Двое людей тащили огромную канистру, в которой что-то плескалось.
  - Далеко еще? - Один из них отпустил свою ручку фляги и вытер пот со лба. Мужчина был высокого роста, худой, с нервными движениями и вислыми усами.
  - Тихо ты, скоро гоблины пойдут, могут заметить и тогда ничего не получится. Потащили дальше! - Его напарник был ниже ростом, коренастым, словно гном, с грубыми, мозолистыми руками.
  Мужчины снова подняли свою ношу и отправились к месту назначения.
  - Вот представь себе: мы сейчас разольем отраву и тритоны передохнут, откроется путь к столице и гоблины падут к нашим ногам! У наших детей будут великолепные механические игрушки, дешевая ткань, сколько угодно выпивки и такая мощь, которая даже гномам не снилась! - Коренастый вдохновленно вещал, его взгляд затуманился, в мечтах он уже резал гоблинов и отбирал у них достижения их науки.
  Напарник сверлил затылок коротышки ненавидящим взглядом.
  Мужчины добрались до торчащего из земли люка, и тощий отвинтил крышку.
  - Теперь залить. Некоторая часть останется в очистных, но ни у кого не будет сомнения в том, что это гоблины виноваты в отравлении тритонов.
  - Хорошо придумано, Торнфиц, - коротышка с кряхтением поднял канистру и подтащил ее к люку. Отвинтил крышку, и в люк полилась зеленоватая перламутровая жидкость с едким запахом.
  Тот, кого назвали Торнфицем, тоскливо смотрел на струйку яда, стекающую в трубу, по которой в реку сливалась отработанная вода с завода. Изначально в ней содержалось огромное количество примесей, но во время своего пути она проходила множество фильтров, и становилась безвредной для живущих в реке тритонов.
  - Все получилось, Солсбери, - Торнфиц устало закурил.
  - Ты молодчина, Торнфиц, родина тебя не забудет! - Солсбери хлопнул напарника по плечу. - Идем, я поставлю тебе выпивку в первом же открытом кабаке!
  Мужчины ушли с места преступления, даже не вспомнив о канистре с остатками яда.
  
  Открыть глаза. Открыть глаза, Диана! На улице уже утро, пора вставать.
  Я села на постели, не открывая глаз, и потянулась.
  - Проснулась, соня? - В комнату вошла мама. Как она догадалась о моем пробуждении, осталось загадкой. За ней в комнату робко вошла Кейт, и с недовольным видом протиснулась Ева. Малышка уже была одета в домашнее платьице, я умиленно смотрела на серьезное лицо ребенка, который что-то держал в ладонях.
  - Доброе утро, мои дорогие, - я зажмурилась от удовольствия. Дом, милый дом...
  Мама раскрыла шторы, запуская в комнату лучи утреннего солнышка.
  - Мам, посмотри, - Ева, подойдя к кровати, протянула мне сомкнутые ладошки. Я подхватила ребенка и усадила на одеяло. Она с серьезным лицом заглянула в шелку между ладошками и протянула их мне. Я тоже посмотрела на то, что принес мне ребенок.
  У нее в руках дремала саламандра.
  - Ох... Вся в отца, - я взлохматила светлые кудряшки, которые не собирались темнеть или распрямляться. Мягкие, густые пряди цвета льна с легкой золотинкой достались Еве от отца.
  Воспоминания о славном потомке Гэлльстоунов заставили меня нахмуриться.
  - Диана, мы на выходных едем за город, ты с нами? - Мама села за мой туалетный столик и начала проверять баночки на наличие в них содержимого.
  - Может быть, если никаких поручений не будет, - я рассеянно гладила дочь по волосам, думая в это время о событиях весьма давних.
  - Девочки, давайте поручим Диану заботам мисс Левенгок, и будем ждать ее к завтраку, - мама поднялась и потянула Кейт за руку. Моя сестра нехотя отправилась за ней, а Ева внезапно вцепилась в меня, не желая уходить. Я улыбнулась и чмокнула свое чадо в макушку.
  В комнату вошла мисс Левенгок, моя гувернантка. Я тоскливо подумала о том, что дома придется следовать нормам приличий, и вести себя так, как подобает леди.
  В наследство от отца мне достался баронский титул, контракт с командой молодых гоблинов и некоторая денежная сумма. Первому пункту я обязана соответствовать.
  Утро в Гоблинвилле было степенным и неторопливым. Оно медленно занимало небо, будило жителей и мягко переходило в день.
  Я вышла к завтраку со смешанными чувствами. Голова забита рабочими проблемами именно тогда, когда можно о них не думать.
  - Доброго утра, Диана, - отчим уже читал утреннюю газету с трубкой в зубах. Выглядел он неважно - кожа потеряла яркий оливковый цвет.
  - И вам доброго утра.
  - Зайдешь после завтрака ко мне в кабинет? Нужно кое-что обсудить. И расслабься, ты же дома, - орк насмешливо смотрел на мое платье. Он совершенно точно знал о тех усилиях, что мне приходилось прикладывать для поддержания репутации.
  - Да, кстати, Диана, пришло письмо от леди Розалинды, - Роджер вытащил плотный конверт из середины газеты и протянул мне. Я оценивающе посмотрела на свой завтрак и на письмо. Все-таки, стоит сначала поесть, а потом уже читать письмо свекрови. Вполне возможно, что мне кусок в горло не полезет от сообщенного в послании.
  Роджер допил кофе, дочитал газету и отправился в свой кабинет.
  Поев, я взяла письмо и отправилась в кабинет отчима. О чем он хотел поговорить?
  - Уже прочла?
  - Что? А, еще нет, - я поморщилась при воспоминании о письме. - Можно нож?
  Роджер протянул мне изящный ланцет, которым пользовался для вскрытия писем. Соседство с орком полезно наличием в любом месте тайников с оружием. Война у них в крови.
  Я вскрыла конверт и погрузилась в чтение.
  Свекровь сообщала о приеме, который собиралась устроить в честь присвоения моему мужу очередного звания. Мне надлежало явиться вместе с дочерью и изображать прилежную жену. У меня вырвался нервный смешок. Великолепно. Замечательно.
  - Хорошие новости? - Голос Роджера вывел меня из оцепенения.
  - Лучшие за последнюю неделю, - я невесело усмехнулась. - Леди Розалинда требует нашего с Евой присутствия на очередном званом обеде.
  - Что тебя пугает? - Отчим задумчиво прищурился.
  - Боюсь, слишком многие заметят необычайное сходство между малышкой Евой и Ричардом Гэлльстоуном, - я со вздохом опустилась в кресло.
  - Дорогая, я никогда не задавал тебе вопросов относительно твоей личной жизни, но сейчас хотел бы тебе помочь...
  - Брось, Роджер, я давно должна была тебе это рассказать, - я помахала в воздухе письмом. - Можно попросить тебя об одолжении?
  - Конечно, - Роджер поудобнее устроился в кресле.
  - Дай слово, что все участники этой истории не получат телесных повреждений.
  - Вот как... Даже твой муж?
  - Хорошо. Ричард и Генри останутся целыми. Обещаешь?
  - Обещаю, - орк переплел пальцы, и задумчиво меня рассматривал.
  - Когда меня выдали замуж, Джон решил посвятить меня в особенности жизни человеческого Гоблинвилля, посему таскал меня по самым злачным местам. Во многих из них я уже бывала в компании Генри, но иные были мне в новинку. Однажды я оказалась в "Плачущей вдове", знаешь это место? Там Джон надрался, а я встретила Генри. Мы пили вино в одном из отдельных кабинетов, а Джон играл в покер внизу. Я тогда цедила стакан легкого белого пополам с чем-то еще, а Генри решал за меня баллистику. Да-да, я знаю, - я прыснула, глядя на кривящегося отчима. Воспоминания об учебе в университете меня бесконечно радовали - это было последнее достижение, за которое отец мною гордился. Я сумела поступить на факультет заврологии и стать всадником. - В общем, ничего не предвещало, пока в нашем кабинете не появился Ричард Гэлльстоун. Он поприветствовал Генри, а затем обратился ко мне... - Рассказывать о том, что случилось дальше, было для меня делом чрезвычайно тяжелым. - В общем, он сообщил о том, что Джон, проигравший всю наличность, поставил на кон меня. Ричард решил поиграть в рыцаря, обыграл муженька, стребовал расписку, и заявил Джону, что тот более не имеет на меня прав. Юридически мы состоим в браке, фактически я принадлежу Ричарду из-за коллизий в гоблинском праве - любая добровольно заключенная сделка считается действительной, если обе стороны не желают ее расторгнуть. Если Джон посягнет на меня - Ричард обнародует их сделку, что негативно отразится на карьере моего мужа, - я слабо улыбнулась.
  - А Р-ричард не желает тебя отдавать пр-росто из вр-редности своего хар-рактер-ра? - Судя по рокочущим ноткам в голосе отчима, он не знал о том, в какой переплет я попала шесть лет назад. И был совсем не рад тому положению, которое я занимала.
  - К сожалению, Ричард создал условия, в которых мое возвращение к Джону будет иметь катастрофические последствия для Евы. Меня он может просто убить, пусть долго и мучительно, но это не пугает. Он не раз угрожал мне, что если появится такая возможность - Еве придется плохо, - я смяла в кулаке письмо свекрови.
  - Поэтому ты не хочешь ее везти на званый ужин? - Роджер успел взять себя в руки, но нахмуренные брови выдавали внутреннюю бурю.
  - Да, не хочу. Меня там никто не тронет, но Ева... Нет.
  - Тогда сейчас я отправлю Марию с Кейт и Евой за город, а вечером отправлюсь к ним сам. Алехандро! - Роджер обернулся и дернул шнур, висевший у него за спиной. В стене открылось круглое отверстие, сверкающее начищенным зевом. - Прикажи заложить лошадей и передай Марии, что бы собиралась с девочками уехать из города прямо сейчас, - орк обернулся обратно ко мне: - Вот и все, Евы в городе через час не будет, и эта проблема решена... - на столе отчима засветился шар связи. Он коснулся стеклянной поверхности и принял вызов.
  - Сэр Роджер Деброу? Доброго утра, срочный вызов в Управление Третьего отдела правопорядка. Так же вам поручено передать вызов леди Диане Добендорф. Конец связи, - шар потух.
  - Даже в выходные нет нам покоя, - я со вздохом поднялась из кресла, кинула письмо леди Хагмит в корзину для бумаг и подошла к окну: - Льюиса вызывать?
  - Пока не стоит, сейчас надо еще выяснить, что у них там стряслось. Твоя форма уже готова.
  ***
  Майл стоял на борту драккара и прижимал к себе холщовую сумку с пожитками. У него почти не осталось денег, только книги и рекомендательное письмо, но он прибыл к своей цели. Учитель обещал, что Майл сможет поступить в университет и с этим помогут его друзья.
  - Эй, паря! - Зычный голос капитана разнесся над покрытой туманом рекой. Майл обернулся. - Подь сюда!
  Юноша со вздохом отправился к капитанской рубке, в дверях которой стоял седой крепыш-гном.
  - Вот, твое, бери, - капитан протянул Майлу мешочек, в котором что-то звякало, скорее всего, монеты. - Бери-бери, это твой заработок. Греб ты хорошо, парням понравился, поэтому там даже премия есть. Правда, маленькая, но все ж таки...
  - Спасибо, - Майл взял мешочек, вспоминая условия его найма на корабль. Пункты, относящиеся к оплате, были весьма туманны, и парень радовался тому, что гномы хоть за борт его не вышвырнули, когда обнаружили среди грузов неучтенного пассажира.
  - И кого тебе там надо найти, с письмом-то ентим?
  - Диану Добендорф, завролога, - информацию о дочери Учителя Майл зазубрил еще на острове, и сейчас выдавал без запинки.
  - Ты, эт самое, к гоблинам обратись, тем, которые в порту сидят, они ее известят и тебя к ней доставят, а то заплутаешь ты в этом Гоблинвилле, - капитан нахмурил кустистые брови. - И ежели не отыщется твоя Диана - мы только через неделю отплываем, приходи, отвезем обратно, нам как раз по пути.
  Майл кивнул, поблагодарил старого морского волка, а сам подумал, что вряд ли он вернется в свою деревню. Лучше попросится к гоблинам работать кем угодно, и тогда для него будет открыта библиотека Академии наук... А сколько в ней книг - подумать страшно!
  Драккар пришвартовали у крайнего пирса и Майл наконец-то ступил на землю того места, которое снилось ему уже много-много дней.
  Гоблинвилль оказался совсем не таким, как рассказывал Учитель. Высокие шпили, суетящиеся гоблины, сидящее в портовом кафе франтоватые орки... Все это было совсем не похоже на грязные порты человеческих государств. Огромные механические краны сгружали товары, жужжали гигантские колеса, в высокой стеклянной будке маленький гоблин невероятно громким голосом руководил происходящим: какому кораблю куда пристать, какому - пора отправляться, что, куда и зачем загружать и выгружать. Майл на мгновение затерялся в этой кутерьме. Что там сказал капитан? Обратиться к гоблинам? А, вон как раз один из них стоит без дела на углу, в блестящем шлеме, и зорко следит за происходящим. Майл направился к нему, стараясь принять как можно более непринужденный вид и не выдать свое волнение:
  - Здравствуйте, я только сегодня прибыл в Гоблинвилль и мне нужно найти Диану Добендорф, завролога... - Майл умолк, не зная, что сказать дальше.
  - Молодой человек, вам следует обратиться в Бюро прибывающих: войдите в здание порта и подойдите ко второму окошку, - молодой гоблин не отрывал глаз от происходящего в порту.
  - Спасибо, - юноша развернулся и побрел в сторону входа в огромное, шестиэтажное здание порта. Оно было сложено из красного кирпича и имело изящный шпиль на вершине.
  Второе окошко Майл нашел быстро: Учитель обучил его танеке - языку гоблинов - еще в те времена, когда он только попал на острова, населенные северными варварами. Цифра "2" ярко горела над просторной стойкой, за которой сидела пожилая седовласая орчанка.
  Разговор с орчанкой получился недолгим : она каким-то образом связалась с Третьим отделом правопорядка, и за парнем тут же явился вежливый гоблин, попросивший его следовать за ним. По дороге служащий пояснил Майлу, что тот должен пройти стандартную для приезжающих процедуру: заполнить анкету и дождаться, пока найдут нужного человека, от которого Майл получил приглашение. Это заставило юношу задуматься: а можно ли считать письмо Учителя приглашением?...
  ***
  Явление в Управление Третьего отдела можно считать путевкой в страну неприятностей, особенно если ты там работаешь. Думать, что нас с Роджером вызвали на работу в разгар весенних выходных только ради того, чтобы похвалить, было бы величайшей ошибкой в мире. Эти людишки снова что-то натворили. Ни дня покоя от них нет! Да, не надо напоминать мне, что биологически я тоже человек. Воспитана я гоблинами по гоблинским обычаям, являюсь полноправным гражданином своей страны и несу службу на благо отечества. Да, я считаю Гоблинвилль своей родиной, потому что именно он сделал меня тем, кто я есть. Отец когда-то совершил очень мудрый поступок, перевезя сюда меня и маму. Он принял предложение Гоблинвилльской Академии наук, и это дало нам возможность бежать из Саркского королевства. Отца там едва не сожгли за колдовство, от мамы отреклись родные. Я и не помню ничего из тех лет, слишком маленькой была. Но зато очень хорошо помню, как мы сошли с парохода в Логдаме, как меня поразили молоденькие гоблинши, совсем не похожие на человеческих женщин. Они были невысокими, изящными, с темными блестящими волосами, покрытыми миниатюрными шляпками, в расшитых жакетах и юбках, едва доходивших до лодыжек. Изящные сапожки, ажурные зонтики... Они казались мне фарфоровыми куколками, несмотря на кажущуюся уродливость их лиц с крупными, крючковатыми носами, огромными темными глазами, чуть выпирающими острыми клычками, листовидными ушками.
  Погруженная в свои воспоминания, я не заметила, как мы дошли до головного Управления Третьего отдела. Роджер вел меня под руку, что позволило мне не беспокоиться относительно преград на пути моих мечтаний, или банально - фонарных столбов. В вестибюле я на секунду заглянула в зеркало, пока Роджер искал во внутреннем кармане плаща пропуск. Форма сидит отлично, нареканий к внешнему виду нет. Только кушак неуставного цвета, но, надеюсь, мне простят сию вольность: форменный остался в Драгроке.
  Изнутри Третий отдел ничем особенным не отличался от иных гоблинских служебных помещений: стены, обшитые деревянными панелями, арки, все просто, изящно и красиво.
  Тяга к красоте и соразмерности у гоблинов в крови. Я который раз залюбовалась изяществом и пропорциональностью небольшой колоннады, стоящей вдоль нашего пути. Иногда мне кажется, что в душе я уж точно никак не человек, а совершеннейший гоблин. Гоблины говорят, что человека человеком делает их общество, что без других людей они дичают, а если дети попадают к животным - ведут себя как животные, ходят на четырех лапах и не знают языка. Я с шести лет воспитывалась среди гоблинов, и меня всегда тяготило мое медленное развитие. Но мои учителя всегда успокаивали меня, говоря, что так заложено в моей природе. Многие из них занимались со мной дополнительно, чтобы я не сильно отставала от юных гоблинят. Именно благодаря этому я, как и другие, поступила в университет уже в четырнадцать, а в восемнадцать стала магистром заврологии.
  Я люблю Гоблинвилль. Я люблю гоблинов и орков. И ненавижу людей. Третье управление правопорядка было создано именно из-за людей и их нарушений закона на нашей территории. Второе управление правопорядка занималось правонарушениями среди орков. Их горячая кровь бурлила и требовала выхода, и самый высокий процент причинений вреда приходился именно на их диаспоры. Иногда бывали убийства, но всегда - только орков. И лишь люди убивали всех: гоблинов, тритонов, орков и даже гномов. Неоднократно они пытались добраться и до Черного дракона, но таких святотатцев вешали даже гоблины, очень гуманные по сути.
  - Диана, мы пришли, - голос Роджера вывел меня из задумчивости.
  - О, да, прости, я задумалась.
  Он толкнул дверь кабинета начальника Третьего отдела и галантно пропустил меня вперед. Я томно улыбнулась и позволила ему изображать джентльмена. Хотя нет. Изображать - не то слово. Роджер был джентльменом всегда. Но сейчас он был не обязан меня пропускать, а даже наоборот - должен войти первым, как старший по званию. Но он поступил так, как считал нужным. Тучный гоблин, сидящий в кабинете, всегда ценил такие маневры, когда должностные инструкции сталкиваются с внутренней сутью. Внутренняя суть превыше всего. Быть собой тогда, когда это тебе запрещено - высшее счастье в Гоблинвилле. И мало кто от него отказывается. Я не могу правильно передать ту атмосферу, что царит в этой стране, где каждый нашел свое место и считает благом то, что может в ней жить. У людей никогда не получится такого.
  Я снова ушла в свои мысли. За то время, что я провела в раздумьях, Роджер успел углубиться в дело в компании своего непосредственного начальника:
  - ...Получается, что и там, и там замешаны люди из одной и той же группировки? И другой связи пока нет? - Роджер держал в руках бумажную папку, в которой лежали докладные записки.
  - Пока нет. И если относительно первого дела все более-менее ясно, остались лишь детали, то, что делать со вторым и как аккуратно ему противодействовать - пока неизвестно. Первое управление на этот раз отмалчивается, но король уже изъявил озабоченность этим вопросом, и скоро нам всем придется работать за пределом наших возможностей.
  Король... Наш король добр и милосерден, и если он проявляет интерес к какому-то делу - значит, случилось что-то плохое. Сейчас в ведении Роджера находится дело, которое разрабатывается им параллельно с Первым отделом. Официально Первый отдел правопорядка занимается преступниками-гоблинами, но среди таких находятся лишь сумасшедшие ученые да те, кого обманули люди. В последнем деле Роджера фигурировал сумасшедший гоблин и вставшие под его начало человечки. Ритуальные убийства на благо науки. Как романтично... Также помимо гоблинских правонарушений первый отдел занимается делами тритонов и гномов. С тритонами у нас договор, а гномы - лица без гражданства, но это не делает их бесправными.
  - И в связи с тем, что я уже работаю с Первым отделом, мне поручается еще одно дело? - Отчим спокойно рассматривал толстого, уже седеющего гоблина. Генри Дорфорд был начальником Третьего отдела вот уже двенадцать лет - очень долгий срок по гоблинским меркам. Четверть жизни, можно сказать.
  - Верно. И в помощь тебе выделяется драконолетчик - Диана Добендорф. Надеюсь, возражений нет?
  - Нет. Когда приступать?
  - Сию же минуту. Ах да, Диана, я прошу тебя задержаться на некоторое время. Роджер, подожди в коридоре, пожалуйста, - гоблин не любил уставных отношений. Отчим вышел, и гоблин продолжил: - Сегодня в порту Гоблинвилля с борта гномьего драккара сошел юноша семнадцать лет от роду, имеющий при себе рекомендательное письмо на твое имя. Сначала, услышав имя Добендорф, я подумал, что оно адресовано или твоей матери, или твоему пропавшему отцу, однако на конверте стояло именно твое имя. Письмо я не стал вскрывать, просто спросил у мальчишки, знает ли тот суть. Он ответил, что там находится рекомендательное письмо, которое он должен отдать тебе лично в руки. Я решил не изымать у него сей важный документ, посему ты сама можешь пообщаться с этим выходцем с островов.
  ***
  Майл сидел на низком диванчике, пил странный напиток из маленькой фарфоровой чашечки и раздумывал, что ему делать, если письмо Учителя не сработает. Ему больше не казалось легким убедить гоблинов в своей полезности. Хоть Майлу никто не сказал плохого слова, в атмосфере ощущалось неодобрение того, что делают люди. Что-то нехорошее натворили его соплеменники, из-за чего окружающих парня гоблинов теперь от них воротит.
  Ожидание затянулось. Майл прибыл утром, когда туман, поднявшийся с реки, расползся по городу. С этого момента прошло уже около трех часов.
  - Прошу вас, - дверь комнатки, в которой сидел Майл в ожидании дочери Учителя, отворилась и в нее вошла девушка, на вид не сильно старше Майла. Того, кто открыл ей дверь, парень не увидел.
  Юноша поспешил встать и поклониться. Девушка улыбнулась и присела на низкий диванчик.
  - Здравствуй. Меня зовут Диана. Как мне сказали, у тебя есть для меня письмо, - В душе Майла от этих слов появилось чувство, похожее на ревность. Все эти годы Учитель с нежностью вспоминал ее имя, а она с доброжелательной улыбкой ожидает, когда он вручит ей это письмо, даже не проявляя волнения. На миг ему захотелось не отдавать вообще этот злосчастный клочок бумаги. Но все-таки Майл собрался с силами и достал из холщевой сумки тот самый конверт.
  - Вот. Держите, - он старался не смотреть в глаза собеседницы.
  Следующие несколько минут прошли в тягостном молчании. Когда Майл осмелился поднять глаза и посмотреть на Диану, то оказался неприятно поражен открывшейся ему картиной. По лицу девушки катились слезы, пальцы слепо бродили по строчкам. Девушка всхлипнула. Майлу стало стыдно за то, что он о ней думал, за то, что забыл рассказ Учителя о том, в каких обстоятельствах он покинул семью и дом.
  - Простите, - Диана тихо выдохнула и вытянула из рукава носовой платок. Майл отвернулся, ему не хотелось смущать молодую женщину. - Идем.
  Майл вышел из комнаты вслед за провожатой и задумался над тем, что было в письме. Вопрос Дианы застал его врасплох:
  - Скажи, давно ли ты его видел?
  - Кого? А, Учителя... Он посадил меня на корабль около двух месяцев назад. Он... был болен. И считал, что уже ничему не сможет меня научить, поэтому я должен приехать в Гоблинвилль и поступить в университет.
  - Два месяца, значит, - женщина закусила губу. - Хорошо, я выполню просьбу своего отца, стану твоим патроном. Но в ответ.. Ты расскажешь мне, как его найти. Идет?
  - Да, хорошо, - Майл удивился такой странной просьбе.
  Во время разговора они дошли до выхода, где их ожидало странное существо. Огромный, зеленокожий монстр с выбивающимися из-под верхней губы клыками и глубоко посаженными злобными глазками.
  - Знакомься, это Роджер Деброу, мой отчим.
  Монстр протянул когтистую длиннопалую ладонь. Майл с опаской протянул свою. Рукопожатие было более чем крепким.
  - Как тебя зовут-то, парень? - Прорычал зеленокожий.
  - М-майл... - Юноша опешил.
  Динана удивленно изогнула бровь:
  - Ты что, ни разу орков не видел? Отец должен же был тебе об этом рассказать.
  - Отец? Диана, чей отец? Чарльз...
  - Не здесь, - женщина мотнула головой, - за ужином я тебе все расскажу, а пока мне еще нужно заехать к Генри, коль уж случилось стать патроном.
  - Это теперь твой подопечный? - Орк сердито покосился на Майла.
  - Да, Роджер, но все я объясню тебе позже, - Диана подхватила Майла под руку и отправилась к.. В этот момент у Майла захватило дух. За углом находилась стоянка транспортных средств.
  - Отправимся на пауке, это быстрее всего, - женщина подошла к огромной конструкции на 8 лапах. В середине находилась кабина пилота, которая сейчас покоилась на земле, поджав лапы. Кабина была открытой, за штурвалом сидел пожилой гоблин и читал газету. За его креслом находился небольшой диванчик для пассажиров.
  Диана забралась на сидение и назвала гоблину адрес. Тот степенно сложил газету и спросил:
  - Вам срочно или очень срочно?
  - Мне просто срочно. Майл, иди сюда, быстрее, - окликнула она парня. Тот еще секунду простоял в нерешительности, но все-таки забрался на диванчик рядом с Дианой.
  Довольный гоблин потянул какой-то рычаг и кабину накрыло прозрачным куполом. Паук поднялся и расправил ноги. Еще миг и он рванул с места, резво перебирая суставчатыми ногами. Майл понял, что два месяца на гномьем драккаре были легкой прогулкой, по сравнению с поездкой на пауке. Учитель рассказывал ему об этих машинах, но с тех пор их сильно усовершенствовали, и скорость они развивали огромную.
  - Прибыли, - шофер плавно опустил кабину на землю перед старинным особняком.
  Диана расплатилась за поездку и потянула Майла прочь из машины.
  ***
  Меня колотила нервная дрожь. Отец нашелся, отец наконец-то нашелся. В своем письме он просил меня не нестись на какие-то неведомые острова сломя голову, а все обдумать, а еще лучше - серьезно поговорить с Роджером. Отчим, несомненно, будет рад этому факту, но... Одно большое но: исчезновение отца и объявление его умершим обезопасило нашу семью от так называемых "патриотов", шпионов людских государств. С тех пор, как мама заключила фиктивный брак со старым другом семьи, мы живем как за каменной стеной. Роджер нежно любит мою мать, но никаких иных отношений у них быть не может. Она человек, а он орк. Этим все сказано. Конечно, Роджеру, как графу, нужен наследник, и дожидается своего часа юный Джейкоб, который и будет являться истинным наследником титула, земель и прочих привилегий, лет эдак через сто пятьдесят. Несмотря на то, что Джейкоб был рожден вне законного брака, у орков с этим проще. Его мать - свободная женщина, на момент его появления на свет Роджер тоже не был обременен обязательствами, поэтому появление ребенка у двух свободных орков рассматривается как взаимовыгодное сотрудничество. Хотя, не все так просто. По завещанию Роджера и я, и мама, и Кейт также получим некоторую сумму и два объекта недвижимости: дом в Гоблинвилле и загородный дом в местечке под названием Тритонова пещера. Только вот вряд ли до этого доживем - орки живут долго, очень долго. Они живут в пять раз дольше гоблинов и людей.
  Все время, что я предавалась своим размышлениям, Майл сидел тихо, как мышь. Даже его имя я забыла спросить при знакомстве, спасибо Роджеру - выручил.
  Паук, на котором мы ехали, остановился перед особняком, принадлежащим семейке Уинтер. Генри и Розмари Уинтер были одной из нескольких дворянских семей Гоблинвилля, принадлежащих к человеческому роду, а так же одной из самых неоднозначных пар высшего света. Генри - потомственный дворянин, обладающий незаурядным талантом художника. Розмари - женщина сильная, властная и немного истеричная. Их первое знакомство состоялось в одном из городских магазинов: Розмари работала цветочницей. Скромная девушка с букетиком настолько поразила сознание моего друга, что он немедля захотел на ней жениться. Он постоянно рисовал ее портреты, ее профиль смотрел на меня с каждого свободного клочка, находившегося у Генри под рукой. Он превратился в одержимого, он скупал все цветы, что она продавала, и творил, творил, творил. Их бурный роман все-таки перерос в законный крепкий брак, чем породил невероятное брожение умов. Гоблины восприняли это благосклонно - Розмари была весьма очаровательной юной леди - а вот среди человеческой части дворянства постоянно рождались кривотолки. Мнение орков по этому вопросу было выражено Роджером одной емкой фразой - "Они друг друга любят, а остальные обойдутся".
  Я поднялась на крыльцо и потянулась к дверному молотку, но постучать не успела - мне сразу же открыли.
  - Здравствуй, милая! - Сам хозяин дома распахнул мне свои объятия.
  - Здравствуй-здравствуй, дорогой мой друг, - я обняла Генри и шепотом спросила: - А почему ты сам мне открыл?
  - Тише, сейчас просто начнется. Надо оставить дверь открытой, Розмари вот-вот обнаружит очередную натурщицу.
  Я прыснула. Где-то в глубине дома раздался женский визг, звон разбитой посуды и отборная ругань.
  - Посторонись, - я притянула Майла к стене, возле которой мы с Генри вели наш тихий диалог.
  Шум и ругань приближались. Мимо нас по коридору пробежала девушка, завернутая в простыню, а за нею бежала маленькая пухлая блондинка, размахивающая куском ткани как главным доказательством злодеяний несчастной модели.
  - И что бы духу твоего больше здесь не было! - В открытую дверь прокричала хозяйка.
  - Здравствуй, Розмари, - я широко улыбнулась.
  ***
  Майл не совсем понял, зачем они приехали в дом к этим странным людям. Пока его спутница здоровалась с хозяевами дома, парень осматривал прихожую: узкий коридор, обшитый деревянными панелями темного цвета, высокая вешалка, подставка для каких-то странных конструкций. Учитель рассказал Майлу далеко не все, что встретило юношу в новой жизни.
  Пока парень отвлеченно размышлял о странностях этого дня, который, к слову, еще и не думал завершаться, его притащили в гостиную, хозяева отдали распоряжение о чае, хозяйка удалилась, а Диана наконец-то перешла к сути своего приезда:
  - Прости, что отрываю тебя от дел, но я попала в очень неловкую ситуацию... - девушка замялась. Майл, поняв, что речь идет о нем, внутренне сжался.
  - Что случилось? - Генри мгновенно посерьезнел. Он сидел в низком мягком кресле, обитом синим бархатом, со стаканом виски в руке. Напротив него, в точно такой же позе сидела Диана, только в руках она держала бокал вина. Сам Майл сидел на диване и пил вкусный чай. Там, где он родился, в маленьком островном королевстве посреди океана, подобной обстановки не встречалось нигде и никогда. Нет, королевство было не самым бедным, благодаря мимо проходящим драккарам гномов казна имела стабильных доход от торговли рыбой и другими морепродуктами, некоторыми красителями и еще длинным списком того, что жители делали сами в обмен на древесину, лекарства и муку.
  - Я должна стать патроном. Прошу тебя, не задавай мне никаких вопросов, но я должна стать патроном вот для этого парня, и я не знаю, с чего начать, как его оформить и что вообще я должна с ним делать, - Диана выпалила это на одном дыхании.
  - О, всего лишь. Для начала парню нужны документы. Если он побывал в третьем Управлении - завтра к тебе явится один из тамошних чиновников и вы уладите этот вопрос. Потом, тебе дается неделя на его воспитание. Ты должна показать ему столицу, рассказать историю, просветить о правилах приличия и законах, а потом свозить в гости к Черному дракону. Какова цель вашего прибытия, юноша? - Генри резко обернулся к Майлу.
  - Я хочу... учиться в университете.
  - Похвально. Значит, Диана, через неделю поможешь ему с подачей документов в университет и на этом можешь быть свободна. Вот и все.
  - Хорошенькое "вот и все", - девушка фыркнула.
  - А что поделать? Молодой человек, а на кого вы желаете учиться? - Генри снова обернулся к Майлу.
  - Ну, я пока точно не уверен, но мне хотелось бы стать исследователем. И больше всего меня привлекает физика и механика.
  - Чудесно! Диана, обязательно познакомь его со своей Веселой тройкой! Кстати, у меня к тебе есть конфиденциальный разговор...
  - Майл, посидишь здесь? Я сейчас приду, - Диана поднялась из кресла и отправилась вслед за Генри, который уже покинул гостиную.
  ***
  - Что случилось? - Я зашла в кабинет Генри вслед за другом и привычно села на подоконник.
  - Вокруг меня происходит странное. Меня пытаются подставить. Пока мы с Розмари справляемся, давая такие представления, как ты видела сегодня, но мне это очень не нравится. Кто-то очень хочет скомпрометировать меня в глазах гоблинской общественности, спровоцировать на безнравственный поступок. И ко мне приходил отец одной из моих подопечных, возможно, ты ее помнишь. Девочка-кружевница, сейчас она трудится у леди Статем. Так вот, ее отец - инженер, который работал с очистными сооружениями на нескольких фабриках, и он просил меня о помощи. За ним следят, и ему нужно как-то встретиться с кем-то из гоблинов-сыщиков, не вызывая подозрений. Ты можешь это устроить? - Генри сцепил пальцы в замок, глядя на меня с надеждой.
  - Могу. Кажется, я понимаю, о чем ты, и могу устроить встречу с Роджером. Когда он снова может к тебе прийти?
  - Почти в любой момент. В качестве прикрытия мы используем мою новую работу, где мне требуются консультации инженера. Давай в первый день шестой декады?
  - Хорошо, я попрошу отчима незаметно появиться в твоем кабинете. Это все?
  - Не совсем. У твоего мужа появился ублюдок, - Генри сидел за столом и ожесточенно крутил в пальцах карандаш.
  - Я за него рада. Леди Розалинда устраивает прием в честь его повышения, ты приглашен?
  - Конечно, вместе с Розмари. Но я ее в этот гадюшник не потащу. Кстати, чуть не забыл. Ричард просил тебе передать, - Генри открыл ящик стола и вытащил из него маленький голубой конверт и протянул мне.
  - Спасибо. Позволишь прочесть и передать ответ?
  - Да, конечно.
  Я вскрыла конверт и обнаружила там короткую записку
  "Надеюсь встретить тебя на приеме леди Хагмит, уповаю на твое благоразумие."
  Ни подписи, ни приветствия или прощания. Все как всегда.
  - Знаешь, я не буду писать ответ и, пожалуй, пойду. Мне еще нужно поговорить с Роджером и все-таки разобраться в проблеме с Майлом.
  ***
  Диана вернулась достаточно быстро. Улыбнулась Майлу, сказала, что пока он поживет у нее, и потащила куда-то на улицу.
  Дорога до дома Дианы ничем особенным Майлу не запомнилась. Жилище его патрона оказалось гораздо скромнее дома ее друга: трехэтажный кирпичный особняк, увитый плющом.
  - А почему у твоего друга такой огромный дом? У вас сильная разница в общественном положении? - ляпнул парень.
  Диана улыбнулась:
  - Не сильная, просто в его доме располагается еще и художественная мастерская, выставочный зал и небольшая творческая студия, где он работает с одаренными ребятами. Он занимается тем, что находит в человеческих кварталах одаренных детей и вместе с семьями вытаскивает их на просторы Гоблинвилля. Отец рассказывал тебе о социальной политике гоблинов, об устройстве их общества и всем остальном? Нет? Ладно, тогда я сама расскажу тебе об этом. А пока нам надо пообщаться с Роджером, - Девушка толкнула входную дверь.
  Дом, в котором жила семья Учителя, был светлым, и там пахло деревом и выпечкой.
  - Мама вместе с девочками уехала загород, здесь только я, Роджер, наш дворецкий Алехандро и кое-кто еще из прислуги. Кушать хочешь? - Диана на ходу расстегнула мундир,
  Майл прислушался к своим ощущениям и понял, что зверски голоден.
  - Идем на кухню, только тихо, - Диана приложила палец к губам и заговорщицки подмигнула.
  Кухня была светлой, просторной и наполненной такими ароматами, от которых у Майла немедленно заворчал желудок.
  Диана достала из шкафа тарелки, влезла в одну из кастрюль и налила им обоим суп. Поставила на длинный кухонный стол, задумалась и добавила к этому блюдо с овощами, корзинку с нарезанным хлебом и горшочек сметаны.
  - Стул под столом, едим быстро, но не слишком. Скоро с рынка вернется кухарка и нам перед ней краснеть...
  - А передо мной - нет? - В дверях кухни появился Роджер.
  - А ты сейчас к нам присоединишься, я тебя знаю! - Диана ловко вытянула табурет из-под стола и взяла в руки ложку. - Кушай, не стесняйся, - она ободряюще улыбнулась Майлу.
  Тот не заставил себя долго упрашивать. Суп был замечательным: еще горячим, чуточку острым и невероятно вкусным.
  Орк оценивающе посмотрел на кастрюлю с супом и потянулся за тарелкой.
  Когда с едой было покончено, все трое, не сговариваясь, сунули тарелки в большую медную мойку и покинули кухню.
  ***
  С парнем надо что-то делать. Желательно - уже сейчас.
  Начать хотя бы с внешности: по меркам современной гоблинской моды он, мягко говоря, не красавец, даже не смотря на то, что гоблинская мода - вещь весьма призрачная и эфемерная.
  Мы расположились в гостиной и начали внимательно изучать Майла. Роджер сделает свои выводы, я - свои. Что имеем? Светлые волосы, скорее всего, выгоревшие на солнце, смуглая кожа, глубоко посаженные светлые глаза. Грубоватые черты лица, тяжелая челюсть, крупный нос,.
  Молчание затягивалось.
  - Майл, будь добр, расскажи нам о себе, о своей прежней жизни, о появлении у вас Чарльза. По порядку, не торопясь, не волнуйся - ты не на экзамене, - Роджер развалился на диванных подушках, как будто вовсе не имел костей, и начал набивать трубку. Я толкнула ногой столик на колесиках, который подвез к орку пепельницу:
  - Опять этой гадостью весь дом провоняет!
  Отчим лишь отмахнулся и сделал затяжку.
  Майл, напряженно наблюдавший за орочьими манипуляциями, вдруг расслабился и начал говорить:
  - Я родился на островах в Северном море, они находятся между Орочьим королевством и Латунным берегом. У нас есть свое небольшое княжество, мы через гномов торгуем с другими государствами, и живем весьма неплохо. Не очень богато, но теперь будет лучше. Семь лет назад у наших берегов нашли человека, который упал в море с неба. Ну, упал он не с неба, а с дирижабля, который потом нашли неподалеку, а с ним и команду из гоблинов. Их потом гномы забрали, а человек остался у нас. У него несколько переломов было, и везти его морем сначала не решились, а потом он сам отказался уплывать. Прижился. Поговорил с князем, тот увидел, что человек мудрый, и стал следовать его советам. Учил других, строил механизмы, что-то изучал. Я к нему в обучение попал пять лет назад, когда забрался во двор его дома, посмотреть, что там и как, а он меня поймал и... - Парень как-то странно ухмыльнулся. - В общем, с тех пор я от него не отходил, а когда он научил меня всему, что знал - отдал свои сбережения и посадил на драккар до Гоблинвилля.
  - А родители?
  - А что родители? Я же младший сын, мне бы ни надела, ни лодки не досталось, а так у меня есть возможности.
  - А чему тебя обучал отец? - Я примерно представляла себе общую картину того, что случилось семь лет назад. Тогда за отцом охотились людские шпионы, и он отправился с экспедицией на Латунный берег, проводить испытания новых машин. В дороге что-то произошло с двигателем дирижабля, и он рухнул в океан. Команда спаслась благодаря парашютам, а о том, что случилось с отцом - никто из них не знал. Что же, он жив, и был жив все эти годы. А что не захотел возвращаться - я не могу его в этом винить. Так он и от нас отвел опасность, и заполучил полную свободу.
  - Математика, языкознание, основы физики, химии, биологии и их разделов. Общие сведения о гоблинской медицине, о принципах магии...
  - Социального и государственного строя он не касался? Религию, политику и прочее он, как всегда, решил пропустить.
  - У него не хватило времени! - Майл сжал кулаки. Я улыбнулась.
  - Он не слишком-то интересовался этими вопросами, и, скорее всего, не поделился с тобой и крупицей этих знаний, - меня внезапно обожгла ревность. Пять лет этот мальчишка находился возле моего отца, в то время как я, его дочь, даже не знала, жив ли он еще.
  - Диана! - Резкий голос отчима привел меня в чувство. Я неосознанно вызвала огненный шар, и пришлось быстро тушить опасное проявление моих эмоций.
  - Что-то душно, я окно открою, - пробормотала я и быстро поднялась из кресла.
  - Зато прогресс! Да какой! Раньше у нее огонек был только свечки поджигать, а сейчас как полыхнуло! - Роджер дымил и посмеивался. Потоптался по больной мозоли, теперь еще два дня напоминать будет. Да, я бездарь в боевой магии, мне даются лишь мелкие бытовые заклинания и кое-что из исцеляющих, которые работают только для драконов.
  - Кстати, о драконах: если все у нас так получается, то я вызову Льюиса?
  - Вызывай, - отчим вытряхнул пепел из трубки и, подумав, положил её рядом.
  - Почисти сразу, - я кивнула на трубку.
  - А Льюис - это кто? - Майл настороженно заерзал в кресле.
  - Мой дракон. Если я пошлю вызов сегодня - он прилетит через неделю.
  - Почему так долго? От Драгрока до столицы всего три дня пути, а для дракона и вовсе два, - Роджер удивленно вскинул брови.
  - Он у прародителя. Майл, тебе я всё объясню чуть позже. А сейчас, - я взглянула на часы, - нам надо кое-куда наведаться.
  - Я пойду дальше работать. И вечером зайди ко мне, надо будет вместе подумать.
  ***
  Майлу окружающая его реальность казалась сном. Странные разговоры, странные действия. Жизнь внезапно превратилась во что-то хаотичное, что никак не удавалось упорядочить. Парень надеялся, что ему дадут койку, покажут в которой стороне университет и отпустят. Но дочь учителя вела себя совершенно по-другому: после сытного обеда и долгой беседы в гостиной, они снова отправились в путь. В этот раз шли пешком, место назначения оказалось совсем недалеко.
  Диана привела его в портновскую лавку. На недоуменный взгляд юноши она лишь улыбнулась:
  - Это одна из обязанностей патрона. И ты мне за это ничего не будешь должен, таков закон.
  - А что еще входит в обязанности патрона? - Майл потер лоб.
  - Твое просвещение относительно местных реалий и полное обеспечение в ближайшие две недели. Потом я выделяю тебе подъемные и ты справляешься сам. Если поступишь в университет - получишь комнату в общежитии и ежемесячную стипендию. Если нет - постараюсь помочь с работой, - Диана ободряюще улыбнулась и потянула Майла в распахнувшуюся дверь ателье.
  Внутри ярко горел свет, просторное помещение было заставлено манекенами в изысканных туалетах, а в дальнем углу находились мягкие кресла для посетителей.
  - Доброго дня. Чем могу помочь? - Низенький гоблин вынырнул из толпы разномастных манекенов, изображавших гоблинов, орков и людей, поправил на шее портновский метр и улыбнулся.
  - Здравствуйте. Нас необходим гардероб вот для этого юноши, повседневный и парадный комплекты одежды, и что-нибудь еще, - Диана широко улыбнулась гоблину, - Юноша в вашем распоряжении, - и удалилась в сторону уголка с креслами. Пока Майла наряжали, я предавалась мрачным мыслям. Когда я приехала на выходные, Роджер расследовал дело и ритуальных убийствах и человеческих жертвах. Сейчас его перекинули кому-то из гоблинов, наверное, даже не в Третьем отделении, а где-то в Первом. И занят отчим теперь странным делом о слитых в реку отходах, из-за чего пострадали тритоны. Меня отправили в его распоряжение, а, следовательно, нужно вызвать сюда Льюиса, потому что в тандеме всадник-дракон второй ценнее. Что мне известно об этом? Какие нитки у меня есть? Кому это выгодно? Если убивать тритонов, пытаясь подставить гоблинов, то выгодно это людям. Только они способны на такую подлость. Но, с другой стороны, если в этом замешаны люди, то это грозит дипломатическим скандалом, что вряд ли допустят дипломаты. Ни гномы, ни орки не станут так поступать. Гоблины выше этого. Тритоны вряд ли станут травить сами себя ради скандала. Да, остаются только люди... Пока я размышляла, сидя в удобном кресле, старый гоблин увлеченно водил Майла по магазинчику. Пусть развлекаются. Не так уж много в этой лавке бывает людей. Спустя два часа мы с Майлом вышли, нагруженные разнообразными свертками. Остальное старый гоблин обещал прислать позже, после подгонки под фигуру моего подопечного
  Мы шли домой, практически не разговаривая. Весенние сумерки быстро сгущались над городом. На небе зажглись первые звезды, и улицу вдруг осветили ярко вспыхнувшие фонари. Они загорелись в один момент, словно по волшебству, залив улицы теплым неярким светом. Я посмотрела на вытянувшееся лицо Майла и рассмеялась.
  - Магия? - Пораженно спросил он.
  - Технология, - я поудобнее перехватила свертки с одеждой и решила уточнить: - фонари пока что работают в режиме тестирования, поэтому каждый вечер зажигаются они по-новому. То постепенно, один за одним, то вот как сейчас, разом все. Разного цвета, с разной силой.
  - Удивительно. А они всю ночь так гореть будут?
  - наверное, нет. Говорят, что их хотят оснастить специальными устройствами, реагирующими на появление орков или гномов. Гоблинам ночью свет ни к чему, но всем остальным вполне полезен...
  - А почему не людей? - Майл недоверчиво теперь косился на фонари.
  - Потому что людей мало, и они выше гоблинов. Следовательно, на них тоже должны реагировать... а какая разница? Что гоблин, что орк, что человек - все едино, драконовы твари. Хотя, про людей я погорячилась, - я потрясла головой. Что это со мной? Так перепутать.
  - Что значит драконовы твари? - Неугомонный мальчишка наморщил лоб. Видимо, отец не рассказывал ему о религиозных постулатах орков и гоблинов.
  - Орков и гоблинов создал Черный дракон, он же создал этот мир. Я лучше дам тебе сборник мифов почитать, так ты лучше разберешься. Если говорить сугубо с точки зрения науки и магии - все гораздо проще. Но в легендах об этом красиво написано. А люди попали сюда абсолютно случайно, каким-то порталом занесло, - я мысленно сделала зарубку на память, чтобы не забыть выдать юноше нужную литературу.
  - А у нас верят, что люди появились из океана. Огромное чудовище, скрывающееся под водой, хотело уничтожить род человеческий, обитавший когда-то в воде, и тем, первым людям пришлось выйти на сушу. А потом они потеряли способность дышать под водой, - Майл грустно воздохнул. Наверное, он любил море и мечтал о том, что однажды человечество вернется под воду.
  - Гоблины сейчас разрабатывают приспособление для дыхания под водой. Говорят, уже добились определенных успехов.
  - Откуда ты знаешь про то, чем занимаются гоблины? - Парень настороженно косился на меня. И объяснение в духе "Я же дочь профессора!" его бы не удовлетворило.
  - Я живу в Гоблинвилле достаточно давно. А еще у меня есть группа юных оболтусов вроде тебя, занимающихся научными изысканиями на деньги, оставленные для этого отцом, - мы подошли уже вплотную к лужайке перед домом, и я, нимало не смущаясь, развернулась спиной к двери и постучала в нее каблуком. - У тебя руки заняты, у меня руки заняты, как еще поступить? -- В ответ на ошарашенный взгляд Майла мне пришлось прокомментировать свои действия.
  - С возвращением, - дверь нам открыл лично Роджер, и я вспомнила, что Алехандро, как и мисс Левенгок уехали сегодня в загородное поместье с матушкой и детьми. Кухарка и горничная уже ушли, их рабочий день закончился.
  Гоблинская промышленность почти не оставила рабочих мест, где бы требовался неквалифицированный персонал. Моя мать была человеком и считала своим долгом помогать другим людям, поэтому весь обслуживающий персонал нашего дома состоял из людей.
  
  
  ***
  Человеческое гетто. Самое грязное, самое отвратительное место в Гоблинвилле, выглядящее, как огромный фурункул на теле прекрасного города. Когда-то здесь был прекрасный портовый район, который местной власти пришлось отдать на растерзание человеческому отребью. Конечно, гоблины, которые гуманны до мозга костей, регулярно вытаскивают отсюда тех, кто способен принести пользу обществу, но до остальных им дела нет. А вот орки прекрасно чувствуют себя здесь, находя развлечения на любой вкус.
  
  *** В голове билось одно слово: полет. Как можно скорее натянуть теплые штаны, хлопковую сорочку, жакет и теплую куртку, летный шлем. Успела. За окном раздался драконий рев, я распахнула окно и оценила расстояние до земли - около 5 ярдов. Что ж, надеюсь, ноги не переломаю. Оттолкнуться от подоконника как можно сильнее, прыгнуть как можно дальше! Распахнуть крылья, почувствовать свободу кончиками лап! Диана, это мой сон! Ох... Милый, прости, я не сразу сориентировалась! Хорошо, полетаем вместе? Только чур поменявшись местами! Ах, как же чудесно быть драконом хотя бы во сне! Вот не понимаю я вас, люди, две ноги, две руки, а как же крылья? Неправильные вы!
  Просыпаться было сложно. Уйти из сознания дракона, вернуться в свое тело, провалиться в собственный сон, очнуться... Все тело болело, но это была приятная ломота в мышцах как после хорошей разминки с последующим поединком.
  ***
  В кабинете все было как обычно. Приятно, тихо, в облаке муарового полумрака. Тикают огромные напольные часы, чудо современной инженерной мысли. А вокруг их стрелок порхают огненные мотыльки - порождение стихийной магии. Просто, удобно, изящно - этим отличались все творения старого гоблина - всегда видно, который час. А сам гоблин сидел за столом и перебирал какие-то бумаги. Очередные чертежи, листки с расчетами, закапанные чернилами или слегка смятые: отличительный признак того, что они побывали в руках наших технических гениев.
  - Присаживайся, моя дорогая, - он небрежно взмахнул рукой, указав на массивное кресло для посетителей. Я послушно опустилась на мягкое сиденье и уже который раз удивилась - за много лет, что я сижу здесь, ощущение того, что я маленькая, а кресло огромное, не претерпело изменений.
  - Который раз меня ввергает в бездну удивления тот факт, что я уже выросла, но кресло по прежнему огромных размеров, - я легонько постукивала стеком по голенищу сапога. Все так же нервничаю. Совсем ничего не изменилось... кроме отсутствия отца.
  - Магия, моя дорогая, всего лишь толика магии от старого дядюшки Сэма, - гоблин оторвался от бумаг и отечески мне улыбнулся. Седые пушистые бакенбарды, изящный шейный платок... как не похож он сейчас на того дядюшку Сэма, что катал меня на тележке по своей мастерской, пока они с отцом обсуждали новые изобретения.
  - Да, магия может напомнить мне о детстве. Но... - на глаза навернулись слезы. Кабинет дядюшки Сэма - единственное место в мире, где я могу быть слабой.
  Старый гоблин вздохнул.
  - Ты уже совсем взрослая, Диана. Мы по-прежнему слушаем ту частоту, на которой должен был отсылать сообщения твой отец, но там по-прежнему тишина. Если он не отозвался за столько времени - у него есть на это причины.
  Уже семь лет тишина.
  - Я знаю. Все знаю, все понимаю. Давай лучше поговорим о делах, - никакой изысканности, присущей молодой леди. Совершенно. Мне надоело носить маску.
  - О делах, так о делах, дорогая, - гоблину нравился этот неформальный стиль общения.
  - Кто-то отравляет реки и озера, заселенные тритонами. Выбросы опасных химикатов происходят в местах сброса сточных вод с близлежащих заводов. Гоблины, обслуживающие очистные сооружения клянутся, что вода после переработки выходит от них совершенно чистой, - я вытащила из бумажного пакета часть документов и положила их на стол. Старый гоблин хмыкнул, глядя на казенные бланки и принялся копаться в чертежах. В руке у него внезапно возник уголек, которым он что-то упоенно чертил на бумаге. Значит, у меня появляются зацепки и вернусь я не с пустыми руками. Должность драконьего всадника - почетная, но не самая легкая.
  Сейчас я вынуждена заниматься сбором информации для юсов. Тритоны и русалки - один и народов, населяющих наш мир. Согласно договору, заключенному между ними и нашей королевской династией - люди вводили ограничения на пользование водными ресурсами, а тритоны обеспечивали военную поддержку в случае конфликтов, а так же участвовали в обслуживании флота. Сейчас этот договор находился под угрозой расторжения, и предотвратить сие - моя прямая обязанность как верного вассала нашего короля.
  - Вот, держи, я отметил там кое-что, пусть проверят, может, кто-то через технические пути отравляет воду, - гоблин вернул мне листки обратно.
  - Благодарю, - я тепло улыбнулась и хотела уже встать с кресла, дабы удалиться.
  - Погоди, у меня тут новое изобретение есть, хочешь посмотреть? - Глаза гоблина затянулись какой-то странной поволокой, в которой отражался его истинный мир - магии и механизмов.
  На секунду задумавшись, я ответила:
  - Хочу.
  Совершенно счастливый гоблин вытащил из ящика стола необычную вещицу: размером с ладонь, похожую на походную фляжку, но запертую каким-то устройством. Он крутанул колесико и над маленьким соплом вспыхнул огонь.
  - Красиво, - я любовалась голубоватым пламенем. - Но зачем, если можно сделать так? - Я щелкнула пальцами, и маленьким лепесток пламени затрепетал у меня над ногтем большого пальца.
  - Затем, что не все умеют делать так, - Сэм повторил мое движение, - И те, кто не умеет, будут делать так, - он снова крутанул колесико.
  - Занятная вещица. И кто ее придумал? - Я пыталась вспомнить, кто из молодых дарований, находившихся под опекой старого гоблина, не владел магией и мог изобретать ее заменители.
  - Я, - гоблин гордо распрямился.
  - Великолепно, дядя Сэм. Отцу бы обязательно понравилось, - я ничуть не кривила душой.
  В глазах старого гоблина мелькнул лукавый огонек:
  - Знаешь, чем подольстить старику.
  - Ни капельки лести. Лишь голая правда, - я все-таки поднялась с кресла, собрала со стола гоблина бумаги и двинулась к выходу. - До следующей встречи, дядя Сэм.
  - До встречи, моя дорогая. И будь осторожна, - гоблин исчез из кабинета в сполохе пламени, когда я уже закрывала дверь.
  ***
  Мы с Майлом шли между рядов ангаров и складов, отыскивая тот, в котором поселилась Веселая троица. Последний раз я навещала их пару месяцев назад, и они обещали мне нечто грандиозное. Майл все пытался ускорить шаг и оказаться на месте побыстрее, ему нетерпелось познакомиться с юными изобритателями, обретавшимися под моим крылом.
  - Уже недалеко, еще пара ангаров и один поворот, и мы на месте, - я с усмешкой наблюдала за все сильнее проявляющимся нетерпением своего спутника.
  - Ты говорила это пару поворотов назад, - буркнул Майл. Иногда мне казалось, что я являюсь неодолимой преградой на его пути к знаниям и блестящему будущему просто в силу своей медлительности.
  - Вот теперь мы пришли. Вон то синее здание и есть пункт нашего назначения, - я принялась на ходу стягивать перчатки. Майл искоса за этим наблюдал.
  Когда мы подошли к небольшой дверце, вырезанной в огромных воротах, я прижала ладонь к латунной пластине, секунду подождала и только после этого нажала на грубую дверную ручку. Мой спутник озадаченно следил за моими манипуляциями.
  - Моя ладонь - один из ключей охранного заклинания. Можно было и просто постучаться, но так проще, - в последнее время у меня вошло в привычку объяснять даже самые незначительные вещи как можно подробнее. Майл сам не спросит, а загадкой для него это так и останется. После яркого осеннего солнца мои глаза еще не привыкли к полумраку, царящему в ангаре, что было весьма странно. Обычно здесь повсюду горел яркий свет. - Дик, Сэм, Руперт, есть здесь кто-нибудь?
  - Зачем ты тревожишь наш покой, смертная? - Три светло-зеленых светящихся облака начали сгущаться где-то у дальней стены. Майл отшатнулся к выходу.
  - Очень смешно, господа инженеры. Свет! - Освещение включилось по команде, и нашему взору предстали три довольных рожицы. Одна была перемазана какой-то темной краской, вторая изляпана технической смазкой, а третья просто проказливо хихикала. Видимо, охранные заклятия сообщили, что я иду не одна, а придумать что-то страшнее и интереснее у них времени не хватило. Но моему подопечному и этого оказалось достаточно.
  - Привет, Ди! Давно тебя не было, - Дик первым подошел ко мне поздороваться. - А ты с Лью или одна?
  - Одна. Лью отправился к Праотцу на отчет.
  - Жалко. Тогда мы потом ему покажем наш сюрприз. А ты пока иди сюда и стой вот здесь, - Дик потянул меня вглубь ангара.
  За время моего отсутствия ничего не изменилось. Все так же шуршали опилки под ногами, длинные верстаки были забиты деталями, инструментами, странными кусками непонятных материалов, разнообразными баночками и многим другим. Однако, я поспешила с выводами о том, что ничего не изменилось. В глубине ангара определенно было что-то, чего не было раньше. И это что-то скрывалось от меня под куском брезента. Весьма не маленьким куском, прошу заметить!
  Я вдруг вспомнила, что так и не познакомила Майла с гоблинами, но они уже шустро срывали брезент. Под плотной тканью скрывался... остов механического дракона! Длинная гибкая шея, мощная грудь, основа крыльев! Изящная, горделиво поднятая голова слегка покачнулась... и со всего маху рухнула на пол.
  - Сэм, я тебя прибью! - Дик выбрался откуда-то со стороны грудной клетки дракона и попытался влезть туда, где сидел Сэм, на шею к дракону.
  - Я не виноват! Я не знал, что тросы не закреплены! - Сэм шустро спускался с противоположной от Дика стороны.
  - Нравится? - внезапно оказавшийся рядом Руперт скромно поправлял очки.
  - Не то слово! А он будет летать? - Я решила подойти поближе к морде поверженного дракона, чтобы получше ее рассмотреть.
  - Меня не представили, но меня зовут Руперт...
  Ой, точно, Майл!
  - А я Майл! Очень рад знакомству с вами, Диана много о вас рассказывала! - О, моя помощь тут и не требуется.
  Я коснулась пальцами тонких пластин, из которых состояла морда, рассеянно провела ладонью вдоль челюсти, залюбовалась сапфировым глазом. Механический дракон! И как они только додумались!
  Меня захлестнуло печалью от того, что мой собственный дракон сейчас далеко. Мой верный напарник и друг сейчас не может меня поддержать.
  - Понравился? - Рядом со мной тихо возник Сэм.
  - Очень. Он почти как живой. Только зачем ты его уронил?
  - Так получилось. Голова крепилась на стреле тросом, а трос нигде не крепился. Вот он и рухнул, - Сэм скромно шаркнул ножкой.
  Я хмыкнула.
  Судя по голосам, доносившимся уже от одного из верстаков, Майл познакомился уже и с Диком, и сейчас они увлеченно копались в поисках чего-то неведомого на одном из верстаков.
  Сэм тихо спросил
  - Откуда этот мальчишка?
  - От отца. Приехал откуда-то с островов, привез письмо от папы, свалился мне как снег на голову. Теперь я его опекаю, чтобы исполнить отцову просьбу. Вы не будете против, если он будет к вам приходить?
  - Нет, мы не против. Лишние руки нам всегда нужны. Только, наверное, мы скоро уйдем в свободное плавание. Лично у меня осталась всего пара лет, а потом мощь интеллекта пойдет на спад, - Сэм грустно вздохнул. Спад интеллекта был самым страшным кошмаром для гоблина.
  - Зато останется опыт, мудрость, ты перейдешь на другой уровень восприятия. Да, согласна, скорость обработки и усвоения информации станет ниже, но это будет качественно иной уровень, - я знала, о чем говорила. Юношество у гоблинов растянуто, они долго не стареют, чтобы потом проснуться однажды утром и понять: молодость прошла. Мое же юношество практически закончилось. А пик интеллекта и подавно.
  - Все равно грустно, - Сэм устало потер лицо.
  - Хватит на сегодня философствований. Иди, знакомься с моим подопечным, а я уйду по делам. Доверяю его вам, потом вызовите ему паука и отправьте ко мне домой, хорошо? - Я вытащила кошелек, отсчитала нужную сумму и вручила ее Сэму.
  - Сделала из нас нянек! Ладно, будем работать, - Сэм хмыкнул и пошел к остальным.
  Я же выбралась из ангара на свежий воздух и пошла к паучьей станции.
  ***
  Майл стоял в стороне, пока Диана разговаривала с гоблинами. Место, в которое его привела девушка, оказалось гораздо интереснее, чем он предполагал: длинный ангар был заставлен самыми разнообразными приборами, столами, шкафами, в которых и на которых громоздились какие-то детали. Баночки, колбочки, змеевики тут и там. Где-то что-то булькало, журчало, кипела работа, даже не смотря на то, что обитавшие в ангаре гоблины были заняты отнюдь не научными изысканиями.
  Майл познакомился с гоблинами, и Диана ушла, оставив его в этом царстве хаоса.
  Сэм, Дик и Руперт оказались веселыми ребятами, увлеченными своими изысканиями настолько, что у Майла закружилась голова от рассказов о проводимых ими опытах. Гоблины рассказали, что ангар трижды взлетал на воздух, несчетное число раз затапливался и горел.
  - Но самое главное - это то, что тут мы никому не мешаем! Тут каждое здание укрыто силовым полем, хоть бомбы тестируй, никто не пострадает. И гоблинов тут мало, кроме таких же, как мы, - рассказывал Дик с воодушевлением.
  ***
  В толпе я заметила Ричарда. Он вертел головой, будто кого-то искал. Может быть, меня. Я развернулась в противоположную сторону и отправилась искать подходящий балкончик, один из тех, что выходили в сад. Свежий воздух отрезвил меня. Оставалось только ждать.
  - Ты могла сюда не приходить, - Ричард стоял у меня за спиной, - но все равно пришла. Почему?
  - Потому что предполагала, что здесь будешь ты. Для меня одной этой причины было достаточно, - я не спешила оборачиваться.
  - И это перевешивает твое отвращение к мужу, к свекрови, и даже к присутствующим здесь людям?
  - Да, перевешивает, - я все-таки обернулась. Ричард насмешливо отсалютовал бокалом:
  - За это стоит выпить.
  Я немного подумала, и решила, что стоит рассказать кое-что Ричарду, все-таки его это тоже касается:
  - Леди Хагмит требовала присутствия на балу малышки Евы. Мне пришлось кое-что рассказать Роджеру, и он отправил мою мать и детей в загородное поместье...
  - И? - Ричард внимательно наблюдал за мной.
  - Я не боюсь за себя. В конце концов я всадник, а это притупляет чувство страха и лишает инстинкта самосохранения. Но Джон обещал, что отберет у меня дочь, как только представится такая возможность. Я не знаю, догадывается ли его мать, но он знает совершенно точно о том, кто ее отец. И ему это не нравится, - я сильно смягчила то, что не так давно сказал мне Джон.
  - Он сказал, что причинит ей вред? - Еще недавно веселый и расслабленный Ричард подобрался и что-то сосредоточенно обдумывал.
  - Да. Я не могу постоянно находиться в Гоблинвилле, а Роджер - неотлучно находиться рядом с детьми. Нанимать охрану - подозрительно, а мне бы хотелось сохранить в тайне свою частную жизнь. Мы будем стараться, но...
  - Но? - Ричард поставил бокал на перила и скрестил руки на груди.
  - Наши силы не безграничны. Я боюсь, что однажды не успею, не дотянусь, - я подошла к Ричарду и осторожно коснулась пальцами его скулы. - А еще я очень по тебе скучала.
  Еще минуту назад мрачный его взгляд потеплел, и он осторожно обнял меня.
  - Как прыгает твоя мысль. Я поговорю с Джоном по поводу нашей дочери, и постараюсь решить проблему, - Ричард осторожно поцеловал меня в висок: - я тоже по тебе скучал. Давай сбежим отсюда?
  - Давай! Только если мы уйдем вместе, это будет подозрительно.
  - А мы уйдем по отдельности. Сумеешь сбежать отсюда через кухню? Я возьму свой экипаж и подгоню его к черному входу. Хотя нет, мы будем ждать тебя за углом, у начала проулка. Подойдет?
  - Конечно! Только захвати мой плащ, пожалуйста, - я крепко-крепко обняла Ричарда и только потом разжала руки.
  - Тогда пошли. Сначала я, а потом ты. Если ты еще поговоришь с кем-нибудь по дороге - это будет просто замечательно! - Ричард подхватил меня и закружил по балкону. После этого он вышел, а я осталась на балконе, отсчитывая пять минут, что бы выйти с него.
  Возможно, скоро на бал прибудет Генри с супругой, и пока я перекинусь с ними парой слов пройдет достаточно времени, что бы Ричард выбрался из дома и нашел свой экипаж.
  Я вышла с балкона и сразу же увидела Розмари в шикарном зеленом платье. Добраться до нее не составило для меня труда.
  - Здравствуй, - я улыбнулась девушке, и она улыбнулась в ответ.
  - Привет. А тебя Генри искал, у него есть что-то важное для тебя. О, а вот и он!
  К нам подошел граф Уинтер собственной персоной с двумя бокалами шампанского.
  - Ди, здравствуй, дорогая! Шампанского? - Он отдал один бокал жене, а второй предложил мне.
  - Здравствуй. Нет, пожалуй, я не буду. Розмари сказала, у тебя есть какое-то срочное дело ко мне? - Я мысленно отсчитывала секунды.
  - Да, - Генри понизил голос, - это то, о чем я говорил тебе недавно. Пожалуйста, приходи к нам послезавтра около четырех часов дня. Это очень важно. И постарайся взять с собой Роджера.
  - Хорошо. А теперь мне пора, - я заметила среди гостей Джона и поспешила оставить друзей наедине.
  - Удачи тебе, - Генри, заметивший направление моего взгляда, усмехнулся и посторонился.
  Я благодарно улыбнулась и поспешила в сторону внутренних помещений. Этот дом я знала достаточно хорошо, мне довелось прожить здесь несколько месяцев, пока нас с Льюисом не перенаправили в Драгрокк. Нырнуть под лестницу, миновать коридор, повернуть, и вот я уже на кухне. В последний момент перед тем, как нырнуть в кухню я обернулась и заметила, что Джон спешит за мной. Очевидно, его кто-то пытался задержать, но не преуспел, возможно даже, что это был Генри, иначе он бы меня уже догнал.
  Я подобрала пышные юбки и рванула к спасительной двери, надеясь, что он не станет за мной гнаться.
  - Диана, стой! Стой, мерзавка! - Джон ворвался на кухню в тот момент, когда я открывала дверь на улицу. Весь штат прислуги, что был на кухне, пораженно уставился на своего работодателя. Кто-то что-то разлил. Раздались вопли, ругань, крики Джона, но я уже оказалась на улице, в конце которой как раз проехал экипаж, принадлежащий, как я надеялась, Ричарду.
  Тяжелое платье не давало бежать быстро, ворох юбок путался в ногах. Позади раздался скрип открываемой двери. Значит, Джон выбрался на улицу. Но и мне осталось совсем немного до поворота, за которым меня ожидает Ричард.
  ***
  Джон гнался за своей женой, но она опережала его на несколько минут. Он не знал, куда она бежит, но ему это было абсолютно безразлично. Ему просто хотелось Диану догнать и сделать ей больно. Напугать ее до потери сознания, чтобы не вздумала кому-нибудь проболтаться о его прошлом, да и, пожалуй, настоящем. Это могло повредить его блестящей офицерской карьере, а, значит, и лишить Джона всех привилегий, расставаться с которыми ему не хотелось. Следовательно, это необходимо пресечь.
  Женщина успела выбежать прежде, чем он пересек кухню. Джон вырвался на улицу и успел заметить светлое пятно, исчезнувшее за углом. Диана умела бегать быстро тогда, когда нужно. Джону ничего не оставалось, кроме как добраться до конца проулка и заметить уезжающий экипаж. Женщины в светлом платье нигде не было, следовательно, ее здесь кто-то ждал. И, вероятнее всего, это был чертов Гэлльстоун. Вечно он путал Джону планы!
  Раздосадованный мужчина вернулся в проулок и остановился перед черным входом в дом в раздумьях. С одной стороны - в собственный дом с черного входа. С другой - а как еще?
  Примерно в это же время из-за стоявших в глубине проулка мусорных баков вынырнули две маленькие фигурки в черных плащах и, стараясь держаться в тени, осторожно двинулись к замершему человеку. Дойдя до определенной границы, один из таинственных визитеров извлек из-под плаща тонкую трубку и резко дунул. Маленькая иголка попала в шею человека.
  Джон, решивший, что лучше все-таки вернуться через кухню, хотел было сделать шаг и не смог. Его парализовало. Мужчина мог только дышать.
  - Отлично! Просто отлично! - Из-за баков появилась третья фигура. - А теперь аккуратно уложите его на брусчатку и можем приступать. Даже жаль ваш парадный мундир, но чем только не пожертвуешь ради дела! Пошевеливайтесь, мальчики, у нас мало времени, пока этого господина никто не хватился!
  Ловкие гоблины осторожно повалили не имеющего возможности пошевелиться мужчину и аккуратно уложили его у стены. Один из них разрезал одежду Джона и распахнул ее на груди, пока второй в это время сходил за спрятанным за все теми же баками ящичком из черного дерева. Третий гоблин безмолвно за ними наблюдал.
  Напавшие на человека гоблины действовали с удивительной сноровкой, чувствовался опыт в их движениях. Один из коротышек принялся делать аккуратные надрезы на груди и ладонях лежащего мужчины, а второй вырезал неглубокую лунку напротив солнечного сплетения.
  Джон ощущал себя участником кошмарного сна. Не могли эти мелкие, законопослушные до мозга костей твари так с ним поступать. Ему было невероятно больно, но Джон не мог закричать, а дыхание оставалось все таким же размеренным.
  - Очень хорошо! Теперь переместите кристалл, - тот гоблин, что являлся лидером среди напавших на Джона, кивком указал на крупный голубой камень, лежавший в специальном углублении посреди инструментов.
  Тот, что вырезал лунку, аккуратно подхватил камень и установил его в центр солнечного сплетения, прямо на кровоточащую рану.
  - Теперь рисуем, - гоблин, стоявший до этого в стороне, подошел к ящичку и вытащил из него маленький пузырек, баночку с краской и кисть. его помощники сделали то же самое, и разошлись в разные стороны. Они быстро рисовали на брусчатке символы, на которые потом капали красной светящейся жидкости из пузырьков и уже через пять минут с этим было покончено.
  Все это время Джон ощущал невыносимую боль. Ему казалось, что неглубокие порезы, нанесенные ланцетом, на самом деле были выжжены раскаленным прутом. А голубой камень все глубже погружался в плоть. От него по всему телу расходились странные волны, дарящие на мгновение свободу от боли, и в этом было что-то гипнотическое. Джон попытался сосредоточиться на ритме пульсации камня в попытке отвлечься от жуткой боли.
  Гоблины в это время зорко оглядывались по сторонам, следя за тем, чтобы никто их не увидел и не смог помешать. Главный среди них аккуратно сверился с часами и удовлетворенно хмыкнул. Все идет по плану!
  Камень с каждой секундой становился все ярче и ярче, а кожа лежащего на брусчатке Джона - все бледнее и бледнее.
  - Эта новая технология поразительна! Еще немного и мы получим очередной правильно заряженный кристалл! - Один из гоблинов принялся расхаживать прямо по нарисованным ранее символам. - И так быстро!
  - Я бы не сказал, что очень быстро, но все-таки соглашусь с тем, что это гораздо проще того, что нам приходилось использовать ранее. Я не знаю, кто этот человек, но он оказался весьма подходящим! Посмотрите на эти невероятные переливы! Камень будто с удовольствием его впитывает, - второй гоблин внимательно рассматривал кристалл и делал пометки в извлеченном из-под плаща блокнотике.
  - Процесс близится к завершению. Я думаю, нам уже стоит собирать вещи, - третий, самый главный гоблин, вновь достал карманные часы, сверился с ними, а после аккуратно уложил в стоящий на земле коробочек кисточку, баночку и флакон.
  В это время кристалл вдруг засветился так ярко, что гоблинам пришлось прикрыть глаза. Через несколько секунд камень потух, а Джон был окончательно и бесповоротно мертв.
  Гоблины забрали кристалл, уложили его в свой ящик и ушли, оставив за стеной истерзанное тело мужчины.
  ***
  - То есть вы утверждаете, что сбежали с приема около часа ночи, ваш муж гнался за вами, но вас увез Ричард Гэлльстоун и больше вы Джона Хагмита не видели? - Молодой гоблин сверился со своими записями и принялся сверлить меня подозрительным взглядом.
  - Да, именно так это и было. Наверное, мне стоит немного рассказать вам о своих отношениях с мужем, эта тайна ему больше не повредит, а вам может помочь, - я откинулась на спинку стула в кабинете дознавателя, и, сохраняя невозмутимость, продолжила: - Как вам уже известно, Джон Хагмит проживал со своей матерью, леди Розалиндой. Именно благодаря ей состоялся наш брак. Нет, лучше начать с другого. Когда пропал мой отец, мне было семнадцать лет, и я, моя сестра и моя мать оказались впутаны в одно не очень приятное дело, а мое замужество сулило избавлением. Сейчас я знаю, что мой брак с Джоном был подстроен моей тогдашней научной руководительницей и моей свекровью. Они убедили меня, что эта свадьба - последняя воля моего отца. Я сказала, что буду ждать, пока он вернется, но отец не вернулся ни тогда, ни когда-либо позже. В общем, не буду рассказывать, как им удалось задурить мне голову, но на брачной церемонии я ответила "да". Джон Хагмит не казался мне тогда какой-то катастрофой, пока я не узнала о его пагубной страсти к азартным играм. Он проигрывал огромные суммы, которые гасила его мать. Мне предлагалось так же поучаствовать в этом благородном деле, но я ясно себе представляла, что средства мои не настолько большие, да и распоряжаться ими в одиночку - верх эгоизма, ведь у меня оставались сестра и мать. Примерно через полгода после этого моя мать вышла замуж за Роджера Деброу и все проблемы моей семьи, о которых я упоминала ранее, завершились. Тогда же я поняла, что леди Розалинда и леди Элизабет просто обвели меня вокруг пальца. И примерно в тот же момент мои отношения с мужем стали портиться. А в один прекрасный вечер он поставил меня на кон и проиграл в карты. С того дня я почти полностью прекратила свое общение с ним и переехала в дом отчима. А позднее и в Драгрокк.
  - Занятная история. И вы считаете, что это как-то связано с тем, что вашего мужа нашли ритуально зарезанным? - Гоблин усмехнулся.
  - Это напрямую связано с тем, как он оказался в проулке, где был найден мертвым и это же делало его идеальным кандидатом для принесения в жертву. Преступникам чрезвычайно повезло Они ведь поджидали любого из людей, которые могли оказаться в проулке, включая меня, - я сосредоточенно копалась в карманах, пытаясь найти портсигар. Обычно я не курю, но сейчас желание затянуться было просто нестерпимым.
  - Откуда вы знаете? - Гоблин удивился.
  - Этим делом занимался Роджер. Так что я знаю в общих чертах, что примерно происходит. Ну, и, как принадлежащая к человеческому роду, я нахожусь в группе риска, поэтому меня по прибытию в Гоблинвилль официально проинформировали, - я наконец-то нашла искомую коробочку во внутреннем кармане: - Вы не против?
  - Что? А, нет, здесь хорошая вентиляция, - гоблин сделал пару пометок на полях, - а вам не приходило в голову, что в вас тоже могли целиться?
  - Приходило. Но я умею быстро бегать. Профессия обязывает иметь хорошую физическую подготовку.
  - А, действительно, это я как-то упустил, - гоблин потер переносицу.
  И я должна ему поверить? Черта с два.
  - Как, кстати, вас зовут? - Я чиркнула спичкой.
  - Эрик Омерхильд. А есть ли что-то еще, чего вы мне не рассказали? - Гоблин внимательно следил за моей реакцией.
  - Вам действительно хочется знать о том, что отцом моей дочери является Ричард Гэлльстоун, а Джон обещал убить ее у меня на глазах, лишь бы я никому не рассказывала о том, что он игрок? Ах да, еще он весьма развратен и порочен, но это вы бы и сами выяснили, хоть Розалинда и взбесится. Вот уж кто всегда считал моего мужа заблудшим ягненком! - Я раздраженно выпустила дым из ноздрей. Услужливый Эрик пододвинул на край стола пепельницу и я благодарно ему кивнула.
  Возможно, сейчас маленький гоблин думает о том, сколько грязного человеческого белья ему придется переворошить ради расследования. И Эрику это противно.
  - Весьма интересная история. До этого я как раз разговаривал с леди Хагмит и у меня создалось впечатление, что ваш муж по ошибке стал жертвой. Но, как оказалось, все действительно не так просто.
  - Прижизненные действия жертв имеют большое значение? - Я потушила сигарету и сосредоточилась на собеседнике.
  - Возможно. Большинство тех, кого мы обнаружили, были людьми, честно говоря, скверными. Но и нашли мы явно не всех. Преступник мастерски путает следы и ваш покойный муж - первый и единственный пока что из тех, чье тело было оставлено на виду, - Эрик сделал еще несколько пометок на полях. - Что ж, спасибо за помощь. У меня больше нет поводов вас задерживать.
  Я улыбнулась, поднялась с кресла и отправилась на выход.
  Все-таки есть плюсы в моем статусе.
  ***
  Майл лежал на кровати с очередной книгой. Было так много всего, что нужно выучить для поступления, и так мало времени!
  Библиотека Дианы была достаточно большой, но Майл прочел уже большую часть из того, что имелось в наличии. Кое-что ему подкинули гоблины из веселой троицы, они же обещали записать его в Королевскую публичную библиотеку.
  Вдруг раздался стук в дверь.
  - Можно? - Это пришла Диана.
  - Да, конечно, - Майл сел на кровати и отложил книгу на прикроватную тумбочку.
  Диана открыла дверь и вошла в комнату.
  - Сегодня я иду в человеческое гетто, хочешь со мной?
  - О, ну, я не знаю... Мне любопытно, - Майл замялся. С одной стороны ему было интересно, а с другой - не очень приятно.
  - Тогда через час мы выходим. Не одевайся слишком вычурно, там этого не любят, - Диана вышла и закрыла дверь.
  Майлу не потребовалось много времени, чтобы привести себя в порядок, поэтому он ненадолго вернулся к чтению..
  Диана ждала его на первом этаже, нетерпеливо похлопывая перчатками по бедру.
  - Отправимся на пауке, так будет быстрее, - она двинулась к выходу.
  Майл поспешно перекинул новую сумку через плечо и поспешил за женщиной.
  Паук быстро донес их до огороженного высоким забором человеческого гетто. Паутина закончилась в этом месте вместе с городом.
  Майлу уже доводилось слышать о ужасах человеческого поселения, но посмотреть на него пока не удавалось.
  И вот сейчас он стоит на пороге...
  - Пропуск! - рявкнул грозного вида орк, стоявший возле ворот.
  - Держите, - Диана протянула ему белый картонный прямоугольник с красной печатью, - Мальчишка со мной.
  Орк подозрительно зыркнул на Майла, и посторонился.
  - Держите, госпожа Добендорф, - он вернул женщине карточку.
  - Благодарю, - Диана изящным жестом спрятала карточку во внутренний карман жакета и прошла к воротам.
  Майл был разочарован, когда в высоких воротах обнаружилась маленькая калитка. Он ожидал чего угодно, но только не калитки, проходить в которую ему пришлось пригнувшись.
  Человеческое гетто было действительно грязным. Люди выливали помои прямо из окон и по улицам текли зловонные реки. Дома, покинутые гоблинами и орками, выглядели так, словно конец света уже случился, а бродящие по улицам люди походили на единственных выживших.
  - Как-нибудь я покажу тебе несколько акварелей и пару литографий, как выглядел этот район прежде, - сказала Диана, - а теперь давай поторопимся, не хочу оставаться здесь дольше необходимого.
  Майл согласно кивнул и поторопился догнать Диану. Он честно признался самому себе, что ни за что бы не остался в этом месте без надежного сопровождения. А вот считать ли всадницу надежным сопровождением - совсем другой вопрос.
  В одной из подворотен Майл заметил довольно большую компанию ребят примерно его возраста, только одеты они были гораздо хуже, а лица гораздо злее. Диана тоже заметила местную шпану и презрительно усмехнулась:
  - Этот район кроме людей населяют еще и орки. Именно они поддерживают здесь подобие порядка, пусть и на свой воинственный вкус. Так что мы в безопасности, малыш.
  "А как же, еще в какой безопасности," - Майл был уже не рад тому, что захотел тут побывать, но вслух ничего не сказал.
  Они прошли несколько кварталов и Майл осознал, что у ворот было не так уж и плохо. Диана достала из кармана документы и карту, на которой попыталась найти нужный дом. Никаких опознавательных знаков и табличек на окружающих их зданиях не висело. Но вдруг с одной из боковых улиц появился маленький гоблин в сверкающем шлеме и целеустремленно направился к Майлу и Диане.
  - Леди Добендорф? - Голос у гоблина внезапно оказался очень низким и приятным на слух.
  - О, господин Соррей! Вы очень вовремя! - Диана обрадовалась гоблину как родному, - Это Майл, мой подопечный, - представила она юношу.
  - Весьма рад знакомству, - гоблин протянул узкую когтистую ладонь. Майл с опаской ее пожал. Ладонь гоблина была сухой и прохладной, темные его глаза очень внимательно следили за окружающим миром. Майлу показалось, что господин Соррей видит его насквозь. - Итак, на повестке дня у нас процедура принятия гражданства, или натурализация. Вам поручена семья Торнфиц?
  - Да, именно так, - Диана протянула гоблину пухлый конверт и несколько отдельных листков, - вот документы, и согласие Генриха Дорфорда быть патроном. К сожалению, сам он приехать не смог. Находится сейчас в госпитале.
  - Да-да, я слышал об этом случае. Надеюсь, ваш друг скоро поправится, - гоблин сложил переданные ему Дианой документы во внутренний карман и решительно зашагал прочь.
  - Диана, а что случилось с Генри? - Майл постарался говорить как можно тише, но чуткие уши гоблина тут же развернулись в его сторону.
  - На него напали. Я потом тебе расскажу, а сейчас мы заняты делом, - Диана ухватила его под локоть и потянула за угол, туда, где уже успел скрыться гоблин.
  Дом, к которому они пришли, мало отличался от тех, что стояли рядом. Те же обшарпанные стены, надписи на них, местами отбитая штукатурка и противный запах. Подьезд больше походил на общественную уборную, и ароматами, и видом. Перила сломаны, на ступеньках что-то разлито, кое-где видны бутылки, осколки, еще какой-то мусор.
  Нужная им квартира находилась на третьем этаже, где было чуть чище, чем на первых двух. Разбитое окно заложено картонкой, перила более-менее целы, оскорбительных надписей меньше. Хотя, возможно, их было больше, но кто-то время от времени эти наскальные рисунки соскребал, от чего и оставались следы на штукатурке.
  Гоблин аккуратно постучал в светлую дверь, на которой виднелись следы соскобленных надписей. Ему очень быстро открыли, и Майл увидел на пороге весьма опрятную румяную женщину, чем-то напомнившую ему мать.
  - Приветствую вас, госпожа Торнфиц! Сегодня я и леди Добендорф пришли сюда, чтобы присвоить вам гражданство Гоблинвилля и...
  Но договорить гоблину не дали, из-за спины женщины высунулась любопытное девичье лицо, а сама она всплеснула руками:
  - Ну что же вы, это такой важный момент для нас! Не стойте же на пороге! - Она посторонилась и шикнула на дочь. Та пулей унеслась куда-то в недра жилища.
  Соррей немного помедлил, но потом прошел в квартиру, а за ним следом шли Диана и Майл.
  В квартире было чисто и уютно, даже не смотря на то, что жилище было опустошено. Мебели здесь, видимо, изначально был минимум, а то, что хозяева привезли с собой, уже было упаковано для перевозки.
  - Итак, я начну заново...
  Майл решил не прислушиваться к официальной речи гоблина и отошел к окну. Вдалеке по улице двигалась телега, запряженная пегой лошадью. Наверное, к ним, за вещами Торнфицей. Майл уже знал, что уходить вся семья будет пешком, в сопровождении гоблина и Дианы, а на воротах их выпустят орки и аннулируют их пропуски из гетто. Отныне никому из Торнфицей не придется здесь жить, и Майл был за них несказанно рад. Но еще сильнее его радовала мысль о том, что свой путь в Гоблинвилле он начинал не отсюда. Пусть ему недолго осталось жить у Дианы, пусть потом ему придется переехать в общежитие, но это все гораздо лучше, чем жизнь в человеческом гетто. Отсюда за стены выходят немногие, но они всю жизнь пытаются оправдать оказанное им доверие.
  - Майл! - Диана окликнула задумавшегося подростка.
  - М-м?
  - Помоги, пожалуйста, - сама Диана подхватила чей-то чемодан в одну руку и плетеную корзинку в другую.
  Майл посмотрел на стоящие в комнате коробки и понял, что если он возьмет сразу две, то возвращаться вряд ли придется.
  Вслед за Дианой Торнфицы подхватывали свои пожитки и отправлялись на выход. Высокий рыжий мужчина, по всей видимости глава семьи, аккуратно вручил Майлу довольно большую, но легкую коробку.
  - А дайте еще какую-нибудь, и тогда возвращаться не придется, - Майл поудобнее перехватил первую коробку одной рукой и взял вторую.
  Торнфиц, крякнув, взвалил на плечо тяжелый мешок и поднял с пола последний чемодан.
  Пока они молча спускались, Майл думал о том, что же чувствует человек, который три года прожил в этом месте и сейчас покидает его навсегда?
  На улице уже погрузили на телегу большую часть вещей. Майла удивило то, насколько мало было пожитков у семьи из трех человек. Всего лишь три коробки, два чемодана, корзинка и несколько мешков, в которых, по-видимому, лежала домашняя утварь и разнообразный скарб.
  Люди, вышедшие из гетто, могли получить квартиру в любом районе города. Майла всегда удивляло то, что в городе не было зданий выше четырех этажей, кроме одного - королевского дворца. Хотя, тот больше походил на высокую стеклянную башню, чем на типичные оркские дворцы. Особенности гоблинской архитектуры.
  Их маленькая процессия торжественно двигалась к воротам в город. Майл замечал то осуждающие, то завистливые взгляды. Какая-то женщина с корзиной смотрела им в след с такой тоской, что парню стало ее жалко. Наверное все, что у нее есть - это надежда, что однажды вот так и она пройдется по этим улицам, в сопровождении патрона и гоблина, чтобы навсегда вырваться из плена человеческого гетто.
  ***
  - Ты как себя чувствуешь? - Я стояла у окна и старалась не смотреть на Генри. Да, это малодушно, но сил видеть его изуродованное лицо у меня не было. Чувство вины становилось все больше.
  - Пойдет, - Генри было сложно говорить, а мне - невыносимо молчать.
  Майл притулился в кресле в уголочке, и сидел там тихо, как мышь.
  Розмари вышла на пару минут, сестру-сиделку куда-то услали.
  Я все-таки обернулась и посмотрела другу в глаза. Мне было предельно ясно, что и почему случилось с Генри, и это заставляло меня сжимать кулаки. Скоро сюда явится Льюис и у меня появится огневая поддержка, а так же возможность выследить тех, кто это устроил.
  Генри усмехнулся. Мне было страшно смотреть на его разбитые губы, ссадину на щеке, затекший глаз... Скоро должен был явиться медик, наложить регенерирующие чары, и от побоев не останется и следа. Но я-то буду знать, что они были, и помнить, что мой друг пострадал из-за меня.
  - Все пройдет, - Генри говорил тихо и невнятно, стараясь не тревожить разбитые губы.
  - Пройдет, - согласилась я, - следы на теле уберут, но останутся ведь...
  - Дина, успокойся! Пострадало только мое эго, я не Ричард, чтобы уложить в схватке трех агрессивных мужчин, - Генри поморщился, - я правильно оценивал свои возможности в этой ситуации и сильно не сопротивлялся. Посмотри на это с другой стороны: лицо мне вылечат, ребра срастутся, синяки сойдут. Пальцы целы, так что уже завтра я буду рисовать, а через пару дней вернусь к нормальной жизни. Я жив, относительно здоров и впредь собираюсь таким оставаться. А ты и не думай о мести, знаю я тебя, пламенная дева! - Он погрозил мне пальцем и снова поморщился.
  А я задумалась. Генри прав - ему не переломали пальцы, а разбили лицо, значит, либо не задумывались над тем, что для него важнее, либо имели своей целью демонстрацию силы. Хотя нет, в этом случае он бы не отделался парой сломанных ребер и ушибами, ему бы отбили селезенку или что-нибудь еще.
  Вообще после медика должен был прийти Роджер для беседы с пострадавшим, потому что мне казалось, что от этого инцидента за версту несет людьми. Возможно, той же организацией, что отравила реку и тритонов.
  ***
  В этом ангаре было настолько тихо и спокойно, что он казался заброшенным. Только вдоль стен стояли высокие фигуры, закрытые плотной тканью. Я насчитала шестнадцать штук, по восемь с каждой стороны.
  Итак, что мы имеем? Логово заговорщиков, в котором пустота и что-то странное под тканью. Я подошла к ближайшему сооружению и сдернула с него ткань. Ого!.. Да это же самый настоящий алат, только в несколько раз больше обычного и с кое-каким вооружением. Я двинулась к следующему и протянула было руку, чтобы сорвать покров и с него,
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com F.(Анна "(не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"