Кузина Лада Валентиновна: другие произведения.

Тот день

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  20 мая, суббота. Душный вечер стремительно темнел. Людка сидела на подоконнике десятого этажа и бездумно смотрела вдаль. Сегодня Лешка женился. Лешка... В груди поселилась пустота, давящая и пугающая, Люся чувствовала себя рыбой, выброшенной из привычной среды под обжигающее солнце, с обнаженной кожей и сгоревшими легкими. Весь день Людмила перебирала воспоминания, как старые открытки, а сейчас ей хотелось освободиться от них.
  
  Отношения закрутились у них давно, еще на первом курсе. Оба были тогда совсем молодые, только что вырвавшиеся из-под родительской опеки, по-детски смешные в своем первом чувстве. Она отчаянно делала вид, что он ей не нравится, он хохмил и играл на гитаре про алюминиевые огурцы. Началось все постепенно. В комнате общежития, где жили Люда и две ее сокурсницы, по вечерам постоянно находились гости, такие же студенты. Все начало первого курса прошло в броуновском движении, из комнаты в комнату, когда все знакомились и налаживали приятельские отношения. Она так и не вспомнила, как Алексей первый раз появился у них, но после того, первого раза каждый день он находил повод зайти. Лешка был крепко сколоченным парнем с простым лицом, она симпатичная девушка с вздернутым носиком в россыпи мелких веснушек.
  
  Сначала его присутствие ее раздражало, особенно привычка заходить к ним во время обеда. Приехавший поступать в институт далеко от дома, Лешка постоянно искал повод поесть на халяву. Однажды Людка не выдержала и со словами 'у нас здесь не столовая' захлопнула дверь перед его носом. Алексей не появлялся целую неделю, а потом, как ни в чем не бывало, явился к ужину. Дальше было день рождение одной из Ленок, с которыми Людмила делила комнату. Чтобы разделять девчонок, она придумала им прозвища, образованные от фамилий: Ванечка и Зюзя. Лешка весь вечер блистал остроумием и пел под гитару песни собственного сочинения. Людка еще сымпровизировала тогда в своей вечной язвительной манере: 'Хоть на Малежика похож, но голосом не вышел всё ж'. Алексей не обиделся, а посвятил одну из песен ей.
  
  Новый год девчонки решили отпраздновать в общежитии - шла сессия, и уже второго числа надо было сдавать экзамен. Лешка тоже остался в городе, у него не было денег, чтобы ехать через всю страну к родителям. Была дискотека, организованная этажом ниже, было застолье, вполне приличное для трех не особо обеспеченных студенток, Людке было весело и беззаботно. Девчонки украсили комнату разноцветными гирляндами и лапами ели. Леха тусовался в своей компании. В один момент, когда она, разгоряченная танцами, вернулась в свою комнату, он зашел следом. Сказав несколько ничего незначащих фраз, он замолчал. Людмила тоже молчала. Тогда он притянул ее к себе и поцеловал. Это был первый поцелуй в ее жизни. Сердце отчаянно ухало в груди, ноги теряли опору, и она уцепилась за Лешку. У него были жесткие и неумелые губы, она даже представления не имела о французском поцелуе, но это все для них было вторично. Ей казалось, весь мир перевернулся. В коридоре послышались голоса подруг, и Лешка отпрянул от нее, как обжегшийся на горячем ребенок.
  
  Сессия прошла как в тумане. Людмила пыталась твердить заумные формулы, но в голове умещался лишь Лешка.
  'Конечно, он меня любит', - думалось ей, - 'а как же иначе, ведь мы целовались'.
  Ленки заметили перемену и часто подшучивали.
  'В принципе, если ему лицо наволочкой занавесить, то он ничего будет', - заметила одна из них.
  Людка даже обидеться не смогла на соседку. При встрече с Лешиком Людмилу било током, словно вокруг нее сам воздух наэлектризовался. Дни тянулись до встречи с ним, но вместе с радостным напряжением была и горчинка. Лешка все так же приходил в гости, искрил, но отношения не продвигались. Он не назначал ей свиданий под луной, не таскал цветы с конфетами и, главное, молчал о своих чувствах. Все было не так, как ей представлялось в отношениях между влюбленными людьми. Людка все чаще старалась уколоть его, ранить, чтобы он и представить не мог, как больно ей самой. Лето после первого курса тянулось бесконечно долго. Отдыхавшая на каникулах после сессии Люда дождаться не могла начала учебы. Приехавшая на два дня раньше начала семестра (а как же, ведь надо подготовиться к учебе), она первым делом побежала узнавать, а здесь ли Леха.
  
  Второй курс начался весело. Каждый год на факультете проводился день первокурсника. Вот и этой осенью общага старалась достойно встретить новое поколение студентов. Придумывались разные конкурсы и испытания. Люду выбрали королевой математики, чтобы именно она посвящала новичков в студенты. Девчонки вытрясли из гардероба все более-менее интересные вещи и наводили красоту. Людку завернули в большой платок с люрексом, оставив обнаженные плечи, волосы уложили в пышное каре. Она была потрясающа в красоте ослепительно белых покатых плеч, томно-ленивого взгляда из-под пышной челки. Лешка весь вечер не отходил от нее с фотоаппаратом. Через месяц он принес пачку черно-белых фотографий, где Люся была запечатлена во всех ракурсах.
  
  Отношения между ними все также не клеились. Людка ждала каких-то неземных проявлений любви с его стороны, а он смущался и комплексовал. Со временем у Лешки появилась ужасная манера выводить ее из себя - он изображал, что она с ним просто в приятельских отношениях. Весь год она назло его деланному безразличию пыталась встречаться с другими парнями, а он флиртовал со всеми девчонками подряд. Людкины попытки выбить клин клином проваливались одна за другой, уже на первом свидании ее все начинало раздражать в новом кавалере. Лешка же каждый раз зорко следил за тем, кто приходил к ней. Как-то Людмила решила сделать остромодную в тот сезон вертикальную и химию и записалась в дорогой салон. Алексей был у них, когда она вернулась. Когда она, потрясая пышной головой в мелких спиральках, торжественно вплыла в комнату, Леха, снисходительно растягивая слова, произнес: 'Так себе, я думал, лучше будет'. С Людкой случилась истерика, схватив подвернувшееся блюдце, она запустила им в Лешку. Промахнувшись, блюдце разбилось об стенку. Лешка подметал пол и счастливо улыбался. Ленки потом сказали: 'А ведь он весь вечер тебя ждал'.
  
  Перед летними каникулами он пришел к ней. В тот день было не по-летнему сыро и прохладно, Люда нацепила на себя толстые носки и кофту, связанную своими руками. Лешка неожиданно попросил: 'Я проводником устроился, дай мне свою фотографию'.
  'С чего это вдруг?' - Людка вредничала.
  'На стенку в купе повешу'.
  'Нет, а зачем тебе моя фотография? Можешь у кого-нибудь другого попросить', - ей все хотелось вытянуть у него признание в ее значимости для него. А он развернулся и ушел. Люда плакала потом ночью в подушку, чтобы никто не видел: 'Ну, почему он по-человечески не может?'
  
  На третьем курсе Лешка так у них и не появился, лишь однажды он передал через Ленку два Люсиных портрета, которые он нарисовал карандашом. На одном из них Люда была изображена такой, какой он увидел ее тогда на дне первокурсника.
  Девушка долго смотрела на свое изображение, потом спросила: 'А как же он смог? Он и рисовать не умеет'.
  Зюзя ответила: 'Сказал, что сам. Он у меня летом твою фотографию брал, с нее и срисовывал'.
  На втором рисунке Людка была изображена в меховом манто на фоне приличной иномарки и высокого коттеджа. Ее подбородок был гордо вздернут, на руках громоздились объемные перстни.
  'Как-то странно он меня представляет', - протянула Людмила.
  Лешка не приходил.
  
  В середине третьего курса он заскочил к ней в субботу поздно вечером, когда Ленки уже убежали на дискотеку. Усевшись за стол, Леха потребовал чай. Людка радостно хлопотала вокруг него, а он сухим и чужим голосом сообщил, что скоро женится, что будущая жена - дочь очень обеспеченных родителей, что будущий тесть уже пообещал перевести его в другой, более престижный институт. Люда улыбалась изо всех сил и желала счастья. Все последующие месяцы она не жила, а проживала дни. Ей казалось, что она навсегда разучилась улыбаться и мечтать. День Лешкиной свадьбы приближался с неотвратимостью несущегося товарняка, сминая все на своем пути.
  
  ***
  Люда с отличием окончила университет через два года. Декан факультета самолично вручил ей красную книжечку и долго тряс руку. Ей светила аспирантура при кафедре, но к тому времени Людмила уже знала, что нищенская зарплата ученого - не для нее. Она заранее записалась на бухгалтерские курсы с тем, чтобы устроиться на хлебную должность бухгалтера. В личной жизни по-прежнему не складывалось - романы глохли один за другим. Вскоре ей удалось устроиться на работу, благодаря знакомству, приобретенному на курсах. Это была не работа, а соковыжималка, денег платили мало. Приходилось засиживаться до девяти вечера и выходить в субботу. Людка терпела, она знала, что ей необходим опыт, а потом она найдет себе место побогаче и с нормальным графиком.
  
  С Димой она познакомилась в компании из бывших студентов, его туда затащил друг. Димка был плотный загорелый брюнет. Людмила сразу обратила на него внимание, а он заинтересованно смотрел на нее. Вино закончилось, и ее с Дмитрием отправили за новой порцией. Они шли по вечернему городу в свечах каштана, Димка бережно держал ее за плечи. А потом они целовались, не взирая на случайных свидетелей. В тот же вечер Димка поехал в квартиру, которую снимала Люся. Отношения стремительно развивались, уже через месяц Людка перевезла к Дмитрию свои вещи. Не было никакой мучительной недосказанности: каждый вечер Дима встречал ее с работы, звонил по дню несколько раз, а вечерами они сидели на той самой лавочке, где впервые поцеловались. Через три месяца они поженились.
  
  Юленька родилась через год, черноволосая, как папа, с упрямо сжатым ртом. Людмила испуганно смотрела на дочь и боялась к ней подступиться. Выручал Дима. Он помогал купать дочку, стирал и гладил ползунки. Вечерами и в выходные он буквально не спускал ребенка с рук. А чего стоили его вставания к дочери по ночам, когда Людка, уставшая от постоянных недосыпаний, просто проваливалась в тяжелый сон. Через полтора года родился Коленька. Когда дети стали подрастать, муж решил купить дачу. Участок был просторный, на границе леса, недалеко протекала река. Дом решено было возводить из сруба, двухэтажный.
  
  Еще через три года Людмила вышла на работу. С новым местом ей повезло - и коллектив был дружный, и начальство интеллигентное, и оклад вполне достойный. После четырех лет, проведенных в декрете, Люся просто летала на работу. Уже через год она пошла на повышение. Скоро в офис провели Интернет, Люда, получившая доступ одной из первых, тут же зарегистрировалась в одной из социальных сетей. На Лешку она наткнулась случайно, в списках бывших студентов. Из сведений, оставленных на его странице, Люся узнала, что Леха развелся, детей у него нет, а сам он живет в маленьком провинциальном городке и работает учителем. Люда сначала хотела написать ему письмо, а потом решила, что незачем. 'Какая же я была дура...'
  
  Сергей Иванович работал в одной конторе с Людмилой. Всегда бодрый подтянутый мужчина, он вызывал интерес у всех женщин организации. Каждый день он забегал к ней в кабинет и, усевшись на стул около ее стола, травил байки. Если попадала оказия, он подвозил Люду до метро. Однажды он, шутя, взял ее за руки: 'Какие у вас холодные руки, можно, погрею?' Люда растерялась и лишь молча кивнула головой. На мероприятии, посвященном очередной годовщине фирмы, все медленные танцы звучали для них. Сергей Иванович прижимал ее к себе и гладил по спине. На улице, убежав за угол дома, они страстно целовались, и почерневший асфальт уплывал из-под ее ног. Звонок мужа застал ее врасплох: 'Зая, ты скоро? А то у Юленьки температура высокая'. Юля горела, жаропонижающие помогали всего на полчаса. Врачиха скорой строго отругала их: 'А что, родители, врача сразу вызвать не могли?' Держа уснувшую дочь за руку, Люда мысленно корила себя, вспоминая свою временную слабость: 'Зачем я это сделала?' Весь эпизод с Сергеем Ивановичем казался ей мелким и нестоящим.
  
  Дочка уже училась в четвертом классе, Колька был во втором. Как снег на голову, проездом, к Людмиле заехала одна из Ленок, Ванечка. Лена работала менеджером в фирме по изготовлению пластиковых окон, работой и жизнью была довольна. Ее дочь была старше Юлька на год, муж работал хирургом.
  Засидевшись допоздна, Ленка спохватилась: 'Господи, уже без двадцати одиннадцать'.
  Юлька успокоила: 'Спокуха, уже без восемнадцати!'
  'Ну и что?' - удивилась гостья.
  'Но вы же боялись без двадцати', - сострила дочь.
  
  Года менялись как в калейдоскопе, распадаясь на недели и дни. Сын пришел из школы с синяком под глазом, расспросы родителей он игнорировал. Выяснилось все лишь на следующий день, когда позвонила классная руководительница. Оказалось, что Колька подрался из-за девочки, своей одноклассницы.
  'А что ты хотела, мать, он уже в восьмом классе учится', - заметил Дмитрий.
  Сын действительно вытянулся за последнее время, стал немного нескладным, как все подростки и излишне самостоятельным. Муж же со временем заматерел, виски засеребрились. Сама Людмила уже давно красила волосы, чтобы скрыть раннюю седину. Фигура немного оплыла, но муж по-прежнему звал Людку персиком и не давал высыпаться.
  
  Люда отмечала свои пятьдесят четыре года на даче, приехали дети. Юлек со своим мужем Женькой и двумя близняшками Надюшей и Костиком, Коля со Светланой, той самой одноклассницей, из-за которой он подрался в восьмом классе, и сыном Егоркой. Светлана была на сносях, ждали мальчика. День был ослепительно солнечным, небо радовало перламутром перьевых облаков. К вечеру поплыли облака посолиднее.
  'Бабушка, смотри, то облако на белого медведя похоже. Вон, пасть раскрыл, как будто напасть собирается', - к сидевшим у пруда Людмиле и Дмитрию подбежал Егор.
  День догорал, зажглись установленные фонари на солнечных батарейках. Внуки уже спали, молодежь гуляла за территорией дачи.
  'Как хорошо', - прошептал Димка и притянул Люду к себе.
  'Хорошо', - согласилась Люда.
  
  ***
  20 мая, суббота. День заканчивался. Людка сидела на подоконнике общежитской комнаты и пыталась перестать думать о Лешике. Весь день она перетряхивала воспоминания о нем, как забытые фотографии. Не в силах терпеть поселившуюся ноющую боль, она, поддавшись секундной слабости, перегнулась через подоконник и сорвалась вниз. Тапочки слетели с ног, Люда сначала пыталась удержать полы халата, чтобы не казаться смешной потом, когда все закончится. Земля стремительно падала на нее, Людка лишь успела подумать: 'Какая же я дура. Зачем я это сделала?' В последний момент она выставила вперед руки в тщетной попытке смягчить удар.
   Люда не умерла сразу. Став мешаниной из костей и внутренних органов, Людмила не приходила в себя. Превратившаяся в старушку мать, приехавшая сразу после полученной телеграммы, не отходила от постели дочери. Она гладила Люсю по руке и что-то твердила про себя, словно прося. Кого и о чем? Потерянный отец, осунувшийся и похудевший, все шептал: 'Ну что же ты, дочка?' Через два дня Людмила умерла.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"