Кузмичев Иван: другие произведения.

Право на месть

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    15/06/2013 Когда ты лидер мятежников, готовый в любой момент убить давнего врага, с которым когда-то бился плечом к плечу, когда десятки звездных систем лишь повод вступить в новую войну, когда мир невозможен, а пути назад нет...


   "Право на месть".
  
   Часть 1.
   "Никогда не сдавайся!"
  
   Глава 1.
   Владения Диктата:
   Система Желтый Вилис.
   Планета Уб-Ога.
  
  
   Полутемное помещение захолустного бара "Фрик-Г" обставленное дешевой пластиковой мебелью и безвкусно украшенное в фермерском стиле чучелом облезлого кречета навевало уныние. Да и темно-серые, пыльные сетки паутины не добавляли уважения заведению. Впрочем единственному посетителю бара на эти мелочи плевать - лишь бы древний дроид-бармен вовремя подливал дешевого пойла, да визор нудно вещал о прелестях жизни во Внутренних системах, забыв о нуждах Приграничья.
   Впрочем, глядя на потертый комбез, кобуру с внушительным пистолетом, и недельную щетину можно свободно предположить, что этому человеку глубоко оранжево как живется в системах. По крайней мере сейчас, выпивая одну стопку за другой, глотал горькую настойку, попутно постоянно осматривал окружающее пространство хмурым мутным взглядом.
   Общаться с подобным типом даже прожженному посетителю точно не захочется.
   К тому же кобура с "Грязным Джонни" внушит кому угодно неподдельное уважение, а в боевом режиме и вовсе заставит относиться с почтением. Здесь на Уб-Оге каждый разбирался в оружии, пусть даже и поверхностно. Специфика жизни обязывала. Тут у каждого работяги всегда под рукой или простой шокер или старенькое импульсное ружье.
   На седьмом стакане посетитель поднял мутный, почти лишенный мысли взгляд от стола и посмотрел на визор. Там ведущий новостей - Гейл Мил рассказывал о лавинообразно увеличивающейся популяции полуразумных приматов на одной из планет Внутренней системы Сектора. Ведущий вдруг запнулся и переключился на срочную новость.
   - ...А теперь узнаем, что происходит возле резиденции диктатора Аркуса Шада...наш корреспондент уже на месте. Сара?
   Экран разделился на две половинки: с одной стороны ведущий новостей с другой молодая брюнетка на фоне дворца правителя Диктата.
   - Гейл?
   - Мы с нетерпением ждем, когда с речью выступит диктатор Шад...
   Девушка не дала договорить.
   - Диктатор Шад появился на трибуне и уже начал пресс-конференцию!
   Оператор быстро сориентировался и перевел камеру на правителя.
   На трибуну взошел немолодой, с редкими серыми волосами, цепляющимися за высокий лоб, сухенький мужчина чуть выше среднего роста с волевым подбородком, ястребиным носом и холодными голубыми глазами. На шее ярко сверкала треугольная трехцветная застежка, скрепляющая края темно-серого мышиного плаща, прикрывающего фигуру диктатора от шеи до щиколоток.
   Посетитель пьяно рыкнул и грязно выругался, хотел было достать "Грязного Джонни", положа ладонь на рукоять пистолета, но в последний момент передумал, одернул руку, решив досмотреть выпуск до конца.
   - Граждане Диктата! Я хочу поздравить вас со знаменательным событием произошедшим ровно семь лет назад. Именно тогда мы...
   - И что здесь делает одинокий красавчик? - к барной стойке, не меняющейся испокон веков подошла молодая привлекательная женщина в облегающем комбезе с глубоким вырезом. - Неужели некому скрасить время?
   Наемник перевел взгляд на появившуюся, сразу потеряв интерес к выступлению диктатора.
   - А что крошка ты желаешь составить мне компанию? - пьяно ухмыльнулся он.
   - Если у доблестного защитника угнетенных найдется парочка кредитов то почему бы и нет, - профессиональная обольстительница игриво улыбнулась, медленно облизнула губы и затем слегка прикусила нижнюю, возбуждая в наемнике низменные желания.
   Она не прогадала. Из века в век женщина без труда подлавливает мужчин одним и тем же способом, ловя на живца!
   Сидящий за стойкой вдруг качнулся в сторону красавицы и сгреб ее в охапку. Все произошло так быстро, что та успела только пискнуть. Впрочем вырываться она не спешила.
   - Чего же мы ждем, пойдем к тебе... - дыша перегаром, хрипло сказал наемник.
   Женщина хихикнула, и игриво повела обнаженным плечиком выскользнула из объятий.
   - Следуй за мной, герой, - прошептала красавица плывя к входной двери.
   Наемник с вожделенным рыком отшвырнул стул и покачиваясь побрел следом за женщиной. Его взгляд заволокло поволокой, того и гляди с губ закапает слюна...
   Утешительница между тем спокойно стояла на улице рядом с такси. И когда только успела вызвать? Но наемник в эти минуты не думал ни о чем постороннем, сейчас мозги работали в совершенно другой плоскости.
   Сев рядом с красоткой наемник без зазрения совести начал ее лапать и полез было целоваться, но в последний момент женщина его остановила, заверив, что совсем скоро он получит настоящее наслаждение.
   И тут водитель такси, воспользовавшись тем, что наемник отвлекся повернулся назад. В руке у него появился парализатор, одно нажатие и луч ударил в шею наемника мгновенно "успокаивая" нежданного воздыхателя. Но красотка вместо того чтобы обрадоваться рассерженно набросилась на водителя:
   - Ты что делаешь идиот? Мог меня зацепить!
   - Успокойся, Милана, все рассчитано до миллиметра, - ухмыльнулся щербатым ртом водитель, с такой улыбкой он больше походил на бандита, а не на добропорядочного таксиста. - Не первый раз берем клиента.
   - Вот именно, что не первый! - продолжала яриться красотка. - Или ты решил от меня избавиться, Гри?
   - Что ты, что ты, ни в коем случае, - ненатурально соврал таксист, аккуратно сворачивая на неприметную улочку, на ней даже фонарей не было, сплошь тени и мрак подобный антураж в самый раз для Пекла, а не нормального мира.
   Обворожительница сделала вид будто поверила и не сдерживая эмоций умело ударила кулачком в плечо обездвиженному наемнику. И тут же ойкнула - словно по глыбе попала, повторно замахнулась, но не ударила. Передумала. Да и вообще им с Гри предстояла самая приятная часть работы...
   Клиента парочка обработала в один момент. Кобура с пистолетом, накопительная карта и странный кругляш, похожий на пропуск в какой-нибудь закрытый клуб - все вещи быстро упаковали в пакет и убрали под сиденье. Парализованного наемника же вместо того, чтобы бросить на улице, как это можно ожидать затолкали в багажник и вырулив на широкую дорогу спокойно поехали дальше.
   Ровные ряды серых трехэтажных коробок оставались позади, но делали это неохотно, будто не хотели отпускать неказистую машину. Фонари, тянущиеся неровной гусеницей вдоль дороги оказались в хорошем состоянии - только каждый десятый отказывался светить, что для такой глуши просто невероятно. Впрочем эта идиллия длилась недолго - исключительно в "верхних" районах города, во всех остальных ночь принадлежала полутьме и тусклому лунному свету.
   На одну из таких улочек - Складскую - в конечном итоге и вырулил Гри, проехал несколько сот метров и затормозил возле дверей одного из складов. Здесь их настроили в огромном количестве, что и не удивительно - город Хир-Акс не одно десятилетие служил перевалочной базой для половины предприятий планеты. Можно сказать он жил исключительно посредничеством между добытчиками и скупщиками, что не мешало ни тем ни другим наслаждаться жизнью именно в его стенах.
   Прежде чем ворота открылись и машину впустили внутрь, их внимательно обследовали всеми возможными средствами. На всякий случай. Здесь, в Хир-Аксе следует держать ухо востро, пропустишь момент, и какая-нибудь банда обязательно попытается подмять под себя, а то и вовсе спустит трупы неугодных в городской коллектор.
   Но вот проверка пройдена. Аппаратура зафиксировала в зоне двадцати метров только трех людей и ворота дернувшись поползли в сторону, открывая полупустое складское помещение. Правда заставлено она оказалось умно, с выдумкой. Металлические ящики стояли таким образом, чтобы в случае прорыва можно было отсекать врага по секторам, вон и оборудованные под пулеметные точки имеются, сейчас они кажутся пустыми, но так ли это?
   Гри тихонечко вкатил машину внутрь, проехал пару метров за порог и остановился. Позади толстая бронированная дверь уже встала на место. Таков порядок. Проникать дальше первых ящиков строжайше запрещено - это заказчики, находящиеся здесь, обговорили особо. Да и сама парочка похитителей краем уха слышали, что слишком длинные носы, пожелавшие узнать чуть больше положенного, бесследно исчезали.
   С высокого потолка, под которым и турболет без проблем зависнет, ударили лучи мощных прожекторов, ослепляя Гри с Миланой. Попыток покинуть машину они не делали. Знали, что заказчики сами разберутся. И правда не прошло десяти секунд как багажник машины скрипнул и оттуда вытащили парализованного наемника...
   Процедура проверки "новенького" на предмет пеленгующих средств заняла пару минут, после чего в открытое водительское окно упала пухлая пачка кредитов.
   Солидный куш за полчаса работы!
   Сзади знакомо скрипнула дверная плита, такую наверно и направленным взрывом не сразу пробьешь, освобождая дорогу. Гри так же тихо как и въезжал подал назад...
   Неведомые заказчики не разговаривали, ничего не объясняли. Они просто были и платили большие деньги за пустячные дела. Им всего лишь требовались люди. Чужаки. Такие кого если и хватятся то не скоро. Для чего их покупали заказчики конечно не говорили, но явно не для того чтобы отправить на курорты Шаригана. Все поставщики догадывались о темных делишках этой "конторки", но помалкивали, предпочитая сохранять стабильных источник дохода, тем более что Хир-Акс посещают много разного сброда и потеря некоторых отдельных личностей здесь никого не волнует. Не те порядки.
   И все-таки даже не смотря на то что тут платили большие деньги Гри всегда боялся этого места. При каждом посещении он дрожал как осиновый лист, изо всех сжимал челюсть, чтобы она не выдала перед Миланой его животного страха. Даже выехав со склада дрожь проходила не сразу и сегодня она ощущалась особенно явно.
   - Трогай, Гри, - пискнула Милана.
   Красотка не скрывала страха перед заказчиками, хотя никогда их не видела, но никогда не оставляла напарника и любовника одного. Она раз за разом пересиливала и заставляла себя трястись, сильно жмурясь и молиться ушедшим Высшим - самозабвенно, искренне как молодой неофит. Правда длился порыв недолго - минут пять - до того момента пока они не покидали склад.
   На автомате Гри завел машину, подав питание и аккуратно развернувшись покатил куда глаза глядят. В ближайший час они будут кататься по городу, радуясь жизни будто после встречи со смертью.
   Это стало своеобразным ритуалом как и завершающий вечер жаркий пышущий страстью секс, всегда завершающийся волной экстаза уносящей обоих на несколько мгновений в райские кущи...
  
  
   * * *
  
   Так было всегда, но не сегодня. Стоило похитителям проехать пару километров, как машина внезапно затарахтела - это порой случалось, и кудахча будто недовольная курица, через несколько секунд заглохла. Прямо посередине трасы.
   - Ведро с болтами, - незлобно буркнул Гри вылезая наружу, с собой он прихватил лучевик - мало ли кто решит поживиться за чужой счет. В такое время молодчиков до чужого добра хватает с лихвой.
   Фальшиво насвистывая незатейливую приставучую мелодию он подошел к капоту и попытался его открыть. Но не тут то было! Заклинило.
   Но не успел Гри повторить попытку как вдалеке показался яркий свет фонарей. Несколько машин неслись по трассе словно угорелые. Такие сшибут и не заметят.
   - Сучьи потроха, неужто Кабаны в город пожаловали? - удивился он глядя на мощный внедорожник с торчащими из бампера бивнями. В ночи их конечно не разглядеть, если бы не одно но - все они горели ярко-красным светом. - Мила, нам предстоит прогуляться!
   - В чем дело, Гри? - недовольно спросила красотка.
   - Ты оглохла, дура? Вылезай из тачки! - не выдержал тот и быстро закинув за спину лучемет распахнул водительскую дверцу судорожно сграбастал все ценное до чего дотянулась рука.
   Милана скорчив козью морду собралась было закатить скандал, как бывало не раз, но тут ее взгляд упал на дорогу.
   В ярком белом свете фонарей проблескивали красные лучи. Мигом поняв кому могут принадлежать машины она охнула и запричитав стремглав выскочила из машины. Впрочем пачку денег и кобуру с пистолетом и картой наемника она не забыла.
   - Шутрее, крошка, если не хочешь остаться потолковать с "кабанами"!
   Гри шлепнул женщину по заднице и припустил к обочине трасы, за ней начинался высокий буерак. В таком при должном старании можно укрыться от не слишком придирчивой погони, по крайней мере Гри на это очень надеялся.
   - Не оставляй меня! - взмолилась красотка едва любовник скрылся в высокой траве.
   - За мной иди и молю ушедшими Высшими, молчи дуреха, иначе нам не жить, - заметил он высовываясь из зарослей, схватив ее за руку.
   Парочка двигалась максимально быстро, но так чтобы не создавать лишнего шума. Их порыва едва хватило на сотню метров прежде чем банда Кабана не поравнялась с брошенной машиной. По пустырю тут же разнесся дикий посвист и грохот множества ударов. Ребятки начали веселье!
   Длилось оно недолго - ровно столько чтобы "молодцы" проявили удаль друг перед другом, корежа двери и крышу, сминая пластиковые стекла.
   А в это время Гри с Миланой притворялись бесчувственными истуканами лежали на холодной земле тихо-тихо не смея лишний раз даже вздохнуть. Попасть в руки к "кабанам" - последнее дело. Отморозки каких свет давно не видывал, спасу от них нет и непонятно почему это полиция их терпит?
   Но вот шум утих, машины "кабанов" шумно тронулись дальше. Можно перевести дыхание, но Гри что-то мешало расслабиться, будто кто-то наблюдает за ним. Казалось бы опасность миновала, ан нет все равно не по себе...
   - Милый куда теперь? - стуча зубами спросила Милана. В таком платьице, что на ней было выход в ночь на долгое время точно противопоказан.
   - Помолчи, - шикнул Гри.
   - Но они уехали, а я замерзла давай вызовем кого-нибудь, у нас ведь есть деньги, - заныла красотка.
   Гри думал, но женская сила взяла свое и чертыхаясь он достал комм. Да только вызвать никого не успел - едва пальцы коснулись дисплея как у него во лбу расцвел страшный алый цветок. Маленький и уродливый.
   Милана сначала не поняла, что случилось и почему вдруг Гри перестал ругаться повалился на землю лицом вниз. Но когда поняла завизжала и отбросив в сторону кобуру с пистолетом бросилась наутек. С пачкой денег, спрятанных во время блужданий по буеракам, в декольте.
   Женщина ничего больше не видела и не слышала, она неслась сквозь стебли многолетней травы, ломая стебли, падая, елозя на коленях и снова всхлипывая вскакивала стремясь убежать как можно дальше...
   Милана не знала и о том, что в дюжине метров от валяющегося тела Гри замер невидимый на фоне зелени человек в лохматке поверх бокоста, ее от смерти спасла случайность - убежав она бросила все что имело ценность для убийцы Гри. Недаром говорят, что женщины интуитивно чувствуют что не следует брать.
   Ну а пока красотка, изгвазданная донельзя спотыкаясь и падая убегала все дальше и дальше, боец тенью обошел тело водителя и подобрал кобуру с пистолетом. Комм в руке мужика он походя раздавил, так что пожелай милашка вернуться она не сможет никого вызвать. Завершив дела боец шепнул:
   - Это Клоп. Завязка ликвидирована. Прием.
   Мгновение спустя в шлеме прозвучал сухой ответ:
   - Двигайся к точке три. Конец связи.
  
  
   * * *
  
   Наемник пришел в себя лежа на полу со скованными руками за спиной, рядом валялись еще несколько человек в таких же позах. Их бросили прямо на бетонное покрытие не заботясь ни о чем. Халатно с одной стороны, а с другой говорит о многом, к примеру, можно со сто процентной уверенностью заявить - пленным недолго осталось валяться.
   Вон и два солдата в комбезах мышиного цвета вальяжно закинули на плечи лучеметы. Подвоха от лежачих не ждут. Наемник присмотрелся к шевронам солдат и удовлетворенно про себя усмехнулся - у обоих на левом плече ярким пятном выделялся красный шеврон с серебряным костлявым кулаком в центре. Такие были только у отряда хэдхантеров "Мертвая хватка". Не самый слабый, но и далеко не сильный противник...
   Известно что к охотникам присоединяются далеко не лучшие кадры, хотя бывают и исключения. Отряды хэдхантеров регулярно участвовали в карательных акциях, за что получали не только деньги, но и некоторые привилегии, в том числе и возможность покупки старых моделей боевой техники. Ну а так как к охотникам уходили в большей части бывшие военные и полицейские, то проблем с использованием боевых машин у них не возникало. Единственное ограничение для всех, неукоснительно соблюдавшееся во все времена - хэдхантерам запрещается иметь межзвездные корабли и ниптонгов. В остальном охотники получали полную поддержку, если конечно финансов хватало.
   У простых наемников подобной поддержки не было, но и отношение к ним много лучше. Из-за чего эти две прослойки воинских сил недолюбливали друг друга, да так, что порой встретившись в отдалении от цивилизации пускали кровь давним противникам...
   И вот один из конвоиров заметил очнувшегося наемника.
   - Чего вылупился?
   И чуть погодя присматриваясь спросил:
   - Слушай, что-то рожа твоя знакома, - задумчиво протянул он, повернувшись вполоборота..
   - Я много где успел побывать, - усмехнулся наемник.
   - Вот и хорошо, что успел. Ха-ха! - заржал второй конвоир.
   - И все-таки я тебя где-то видел, - нахмурился первый непроизвольно кусая губу.
   Наемник сжался сильнее, скрывая на груди заросшее двухнедельной щетиной лицо.
   - Хорош трепаться, грузите этих и выдвигаемся.
   Из-за нагромождения бетона и метала вышел офицер, единственное отличие от простых охотников - вместо автомата или лучемета у него на поясе свободно висела кобура с пистолетом, чем-то похожим на тот который забрала у наемника красотка.
   Близко послышался едва слышный гул включившегося двигателя машины, а следом за ним наемник услышал топот множества ног. Все они двигались к "загону". Вот и машина подъехала, отвалились борта, превращаясь в широкую сетчатую лестницу.
   - Встаем, гниль!
   - Резвее!
   - Просыпаемся, падаль!
   Беззлобные окрики хэдхантеров подкреплялись несильными пинками и ударами прикладов. "Прикладная наука" довольно быстро привела в чувство всех тех кто все еще валялся в отключке. Наемник, очнувшийся в числе первых, насчитал семерых. Очередь дошла и до него, но его не били, лишь подхватили под локти и тычком послали к транспортеру - простому грузовику, переделанному под военный перевозчик. Правда, ни брони на бортах, ни турелей на крыше не имелось. Личный состав, возимый в такой "скотовозке" не иначе как расходным и не назовешь.
   - Чего вылупился? Полезай давай! - один из охотников подкрепил приказ чувствительным ударом в спину.
   Наемник с трудом подавил злобный рык, лишь скрежетнул зубами да прошипел проклятие, на что солдаты в открытую ржали, словно табун молодых жеребцов. Их радовала бессильная ярость в глазах людей, загнанных в фургон.
   В фургон загнали одиннадцать "счастливчиков". Конвоиров же было всего семеро: пять рядовых, сержант и офицер. Пятеро ехали в броневике сопровождения, а двое в транспортере. Колона тронулась сразу как только охотники заняли свои места.
   Примерно в это же время из еще одной точки в городе, такого же неприметного склада, выехала вторая одна колона, так же с броневиком сопровождения, но двумя транспортерами.
   На этой неделе "заказчики" собрали больше улова чем обычно. Может из-за эйфории или просто банального разгильдяйства ни одна из колон не заметила что следом увязались несколько легковушек...
  
  
   * * *
  
   Незадолго до описываемых событий.
   В одном из сотен одинаковых серых домов в простой обывательской квартире, в той где обычно ютятся семьи шахтеров и добытчиков который час шел спор.
   - Алекс почему именно ты?
   По комнате словно запертый зверь метался тридцатилетний мужчина ярко выраженного нордического типа: рубленные черты лица с яркими голубыми глазами, крепкое телосложение и светлый полубокс на голове. На нем как влитой сидел темно-оливковый оцифрованный комбез один из тех что поддевают под бокост.
   А тот к кому он обращался, сидел в мягком стареньком кресле, обветшалом и проваленном за давностью лет и спокойно пил ароматный травяной сбор - такую вещь и во Внутренних системах не враз найдешь. Тяжело вздохнув и потерев лоб он устало но непреклонно припечатал:
   - Ян мы уже все обсудили. Я иду и это не оспаривается.
   - Но, Алекс...
   - За меня никто работу не сделает, - оборвал друга Алекс.
   На сей раз Ян Киргофф верный друг и один из ближайших соратников Алекса не нашел что ответить и лишь беззлобно рыкнул:
   - Но я с ребятами буду поблизости!
   - На тебе с отрядом самая ответственная задача, промедлишь и нам конец. Из Форта никому не выбраться, его только изнутри можно взять, не забывай.
   - Уж я то помню, - мрачно заметил Ян, кинул на спокойного как удав друга мимолетный взгляд и вышел за дверь.
   Совсем скоро должна начаться операция, к которой они готовились весь последний месяц!
  
  
   * * *
  
   В условленном месте конвои объединись. Места спереди и сзади заняли броневики, а три транспортера встали в центре. До выезда из города осталось меньше трех километров. На броню броневиков село по наблюдателю.
   Те зорко следили за обстановкой, держа оружие наготове. В черте города каждый дом в мгновение ока может превратиться в крепость, а простой работяга секунду назад цедящий дрянное пиво вдруг становится неплохим бойцом неплохо владеющим простеньким но надежным как лопата лучеметом.
   На планетах Приграничья чужаку, а особенно правительственным войскам или тем кто выполняет их заказ, расслабляться смертельно опасно. И если две машины не вызывали особого интереса, то полноценный караван волей-неволей привлечет внимание. Вот и ехали солдаты по узким улочкам города напряженные до предела, готовые стрелять на любое движение, но вот беда - на улицах ни души, в окнах - пустота, и даже ветра нет. Хочешь, не хочешь, а заподозришь неладное...
   - Всем быть начеку!
   Каждую минуту командир отряда по общему каналу напоминал о бдительности, прекрасно осознавая что накручивает их сильнее должного, но тут он уж ничего поделать не мог - слишком велика цена добычи и потерять ее из-за банального недосмотра...
   Нет уж увольте!
   Да и чего скрывать - отряд "Мертвая хватка" имел средненький рейтинг в Закрытой Базе ОзаГ, куда входят все отряды Сектора, начиная с Диктата и заканчивая Империей Цань. Так что выполнение подобных щекотливых заданий неплохо поднимет рейтинг, что в свою очередь даст возможность поднять расценки на контракты, получить бонусы в покупке техники и многое другое!
   Колона неслась по пустынным улицам, зажатым между низкими уродливыми домами, отдалено похожими на ДОТы. Серые коробки нависали над улочками, готовые в любой момент свалиться и превратить проторенный путь в смертельную ловушку. Таким приемом частенько пользовались многочисленные городские банды... когда устраняли конкурентов. Они бросали с крыш балки, сваренные друг с другом крест-накрест, и атаковали противника сверху.
   По-хорошему озаги должны бы на всех перекрестках простреливать карнизы домов, сносить беглым огнем все зеркальные и затемненные окна домов. Но подобные меры запрещены, за исключением времени, когда хэдхантеры участвуют в карательных акциях.
   Постепенно накрученные командиром бойцы успокоились - никаких попыток напасть на конвой банды не предпринимали. Они расслабились, не все, но этого хватило, чтобы на одном из последних поворотов, ведущих прямиком на неприметную дорогу на пустыре, не заметили одинокую подтянутую фигуру с плазмометом на плече...
   Искрящаяся серо-голубая капля плазмы ударила в бок первого броневика и на мгновение обволокло всю машину, а еще через секунду она вспыхнула как спичка. Горело все - метал, полимеры, люди, машина стала последним пристанищем сидящих в ней охотников.
   Первый транспортер попытался юркнуть между броневиком и стеной дома, но водитель не справился с управлением и протаранил дом, окончательно заблокировав проход.
   - Назад! Сдай назад! - закричал Серв Гринк - командир "Мертвой хватки".
   Он как и должно главе отряда ехал в центре колоны - во втором транспортере. Серв Гринк когда-то был отличным капитаном штурмовиков, а ныне он командир отряда хэдхантеров. Серв еще не знал о том, что все попытки выбраться обречены - пути назад не было, в сотне шагов позади путь преграждали три стареньких броневика "Куб". И пусть вооружение у них было древним - по одному пулемету на брата, да только задача у него не поддержка наступления. "Кубы" разрабатывались исключительно для обороны, поэтому обладали помимо сильных силовых щитов дополнительной подвижной толстой бронированной лицевой плитой. И сейчас все три плиты были опущены и медленно, неотвратимо, как волна во время цунами, надвигались на охотников.
   А на крышах домов показались вооруженные люди, все в серых неприметных комбезах. Появившиеся здесь явно не случайные наблюдатели...
   Пока охотники за головами, они же озаги, пытались занять позиции для обороны, их обложили со всех сторон словно крыс. "Кубы" доехав до определенной черты остановились, но двигатели не глушили, готовые в любой момент сбросить хэдхантеров в пышущее жаром пекло.
   - Выходите с поднятыми руками и мы оставим вам жизнь! - приказали озагам из-за бронированных плит.
   - Проваливайте, сейчас здесь будет штурмовой батальон и вас раскатают в лепешку! - ответил Серв Гринк, пытаясь связаться с Базой. Да только все геммы, еще минуту назад заряженные донельзя оказались пусты как карманы у пропойцы. Да и на всех остальных приборах геммы странным образом внезапно опустели...
   Словесной пикировки, как ожидал Серв, не последовало, вместо нее с крыш начали обстреливать всех, кто имел глупость выбраться из транспортеров и единственного броневика наружу. Пули и смертоносные лучи импульсников смертельным серпом прошлись по озагам, в первые же секунды уничтожив больше половины хэдхантеров. Из девяти выживших осталось трое, вместе с командиром Гринком. Помышлять о сопротивлении? Среди озагов хоть и полно моральных уродов и прочего отребья, но вот дураков все-таки нет. И единственное, что мешало Серву сдаться - это назойливая мысль:
   "Как они нас так быстро вычислили?" - в сотый раз спрашивал сам себя Гринк.
   Узнать заранее никто не мог, ни у кого из пленных маяков нет, а засаду организовали грамотно и слишком быстро. Если бы не сам Гринк не разрабатывал маршрут движения, то заподозрил бы одного из помощников, да только путь то загружали перед самым выходом колоны со склада!
   По спрятавшимся в броневиках озагам уже не бил ураганный огонь, нападавшие сменили тактику и вели беспокоящую стрельбу. Цель подобной стрельбы - не убить противника, а просто не дать ему выйти из состояния боя, держать врага в постоянном напряжении...
   Единственное что до сих пор спасало озагов так это подрывные снаряды, установленные под днищем транспортеров. Перестраховка на самый крайний случай.
   "Кого же они освобождают?" - лихорадочно думал Серв, но из двадцати семи пленных вычленить возможного за несколько минут нереально.
   Нападающие не оставили хэдхантерам выбора. Хотя быть может право выбрать участь у оставшихся и было, но ни одному из них не хотелось геройски умереть.
   - Прекратите стрельбу, мы согласны! - крикнул Серв.
   - Повторяю вылезайте с поднятыми руками и становитесь лицом к бортам транспортера. Все кто выполнит требование будут жить, - тут же ответил командир напавших, выходя из-за бронеплиты.
   Перед "Кубами" встал молодой на вид - не больше тридцати лет мужчина, с гладко выбритым лицом, скупым на эмоции лицом, голубыми глазами и светлыми коротко стриженными волосами. Остальное тело скрывалось под бокостом, а на плече свободно болтался "ИСМ-3" - надежная машинка, хоть и старенькая, эту модификацию в армию перестали поставлять еще в прошлом десятилетии. Он требовательно глядел на вылезшего командира "Мертвой хватки". Мол давай резвее, а то ведь ребята могут устать, не дай Высшие сорвутся и расстреляют железные гробы. Пара секунд и от броневика останется горящий остов, наподобие того, что чадил и преграждал дорогу.
   Хмуро переглянувшись, хэдхантеры начали выбираться наружу...
  
  
   * * *
  
   Внутри транспортера было темно и душно. Несмотря на то что места хватало и люди не ютились подвое на один трех дюймовый пятачок поездка выдалась суровой. Но только для некоторых пленных. В большинстве своем к озагам попадали крепкие парни, кто-то понюхал пороху или обжегся на луче импульсника и простой духотой во тьме их не проймешь.
   Большинство сидели на широких лавках - единственное удобство доступное в транспортере. Хотя некоторые долбили в двери, пытаясь выбраться. Стоит ли говорить о том, что все их потуги оказались пустыми?
   Алекс сидел отдельно от всех. Ждал своей минуты и по его внутреннему хронометру она должна вот-вот настать...
   Снаружи глухо ухнуло и взорвалось.
   И вот стоило машине резко затормозить, да так что все находящиеся в ней посыпались словно кегли, как Алекс усилием воли выплеснул из себя мощный импульс, мгновенно поглотивший всю энергию геммов в радиусе сотни шагов.
   Эту особенность он приобрел давно, но применение у нее однообразно, да так что не рассчитаешь и нанесешь больше урона "своим" чем противнику. Однако на сей раз все удалось, так как и планировалось.
   Где-то поблизости защелкали пули, засвистели смертельные лучи и тут же послышались хрипы умирающих. Казалось избиение длится вечно, но на самом деле не прошло и десяти секунд. Алекс понял это когда увидел медленно оседающее тело габаритного мужика. Он держался за горло и хрипел, а из-под пальцев сочилась темная кровь.
   "Случайность", - заметил про себя Алекс.
   Он то знал, что его ребята получили ясный приказ вести огонь только по броневикам, но на войне как говорится всякое случается. Бывают и такие вот ошибки. Думать о том, что он сам мог быть на месте этого бедолаги не хотелось. А спустя некоторое время и это отошло на второй план.
   Задний борт дернулся и начал опускаться. Первое что услышали спасенные - это приказ одного из нападающих:
   - Всем построиться перед машинами!
   Выбравшись, Алекс увидел знакомую картину скоротечного боя: чадил остовами броневик, рядом с ним уткнулся тупой мордой транспортер, возле которого валялось несколько окровавленных тел в легких боевых скафандрах. Претерпело изменения и дорожное покрытие, обычно шершавое как наждак, сейчас оно залито кровью и на вязкой поверхности налипли черные хлопья прогоревших полимеров. Оставшиеся транспортеры и броневик заняли оборонительную позицию уступом вперед. И надо заметить такая защита подходит для боев в тесных городских улочках так же как собаке пятая нога. О "защищенности" говорил и характер ранений тел - сплошь в головы и верхнюю часть туловища.
   Из машин смогли выбраться двадцать три человека. Четверо остались лежать в транспортерах. Чуть в отдалении замерли с поднятыми руками три выживших озагов...
   Стоило Алексу оказаться на улице как к нему с тремя бойцами подошел Ян Киргофф. Помощник не говоря ни слова внимательно его осмотрел, а затем хлопнув по плечу удовлетворенно заметил:
   - Цел.
   - Что со мной сделается? - улыбнулся тот и тут же добавил: - Грузи ребят, и выдвигаемся, у нас не так много времени как хотелось бы. И еще...
   Алекс кивнул на потертую кобуру с торчащей массивной рукоятью требовательно протянул ладонь:
   - "Джонни" верни.
   - А я уж думал ты о нем забыл, вон как та лихая бабенка его стащила, - усмехнулся Ян, снимая с пояса кобуру с пистолетом. Настоящим пулевым пистолетом.
   Многие недооценивают этот вид оружия, предпочитая импульсное или даже плазменное, но только недостатки пулевого оружия с лихвой перекрывают его плюсы, один из которых - отличная пробивная способность энергетических щитов.
   - А с этими что делать? - кивнул Ян на озагов.
   - Ты, небось им свободу обещал?
   - Да.
   - Ну так и отпусти их... вместе с теми кто был в транспортерах.
   Один из хэдхантеров вдруг дернулся, Алекс узнал в нем первого конвоира. Он пронзил его ненавидящим взглядом:
   - Я узнал тебя, Алекс Ведун!
   - Поздравляю и что дальше?
   Крыши домов давно опустели, а на слегка раскуроченной улице, стали прибывать воины. Они строились в шеренгу и по-военному четко без сутолоки вбегали по трапу-борту в транспортеры, занимали места на лавке и ставили перед собой оружие, после чего замирали будто истуканы и закрывали глаза.
   Вся погрузка заняла меньше минуты, в транспортеры поместилось тридцать воинов еще семеро сели в уцелевший броневик и шестеро в кабину транспортеров...
   - Ты отдаешь нас на растерзание и чем же ты лучше таких как мы? - спросил бывший конвоир выплевывая сквозь зубовный скрежет слова.
   - Я не продаю людей, мразь! - презрительно бросил Алекс, запрыгивая внутрь подъехавшего броневика. О троих озагах Алекс Ведун, он же главный преступник Диктата и личный враг диктатора Аркуса Шада, тут же забыл.
  
  
  
   Глава 2.
   Владения Диктата:
   Система Желтый Вилис.
   Планета Уб-Ога.
  
   Из города ушли без шума и до места назначения добрались с первыми лучами солнца. Разведчики Алекса Ведуна заранее узнали о нем, отследили конвои и военные патрули. Злейший враг диктатора Шада одновременно являлся и предводителей отряда мятежников "Сыны Родины", известных так же как эсеры.
   На Уб-Оге им предстояло реализовать одну из самых дерзких и ценных операций за все время существования отряда. Мало того ее выполнение одновременно ставит крест на некоторых планах диктатора Шада.
   Алекс конечно в точности не знал, что задумал диктатор, но догадывался. Его осведомители и просто сочувствующие делу недаром рыскали в поисках малейших крупиц информации о действиях войск и наемных отрядов на службе Диктата. И чем усерднее поиски, тем быстрее отдача, вот и эсеры выяснили куда пропала полнокровная рота расквартированного на планете полка усмирителей.
   Уб-Ога периферийная планета и к законам Диктата здесь относятся довольно прохладно. Так что без усмирителей здесь непременно бы случился вскоре бунт. Да и с ними многие указы напрямую игнорировались или саботировались. Уб-Ога живет своими традициями и укладом, даром что ее населяют шахтеры, рабочие тяжелой промышленности и криминальные элементы, содержащие притоны, шабашки и увеселительные заведения разного пошиба.
   И хотя на планете постоянно находится больше миллиона жителей, основная масса концентрируется в трех городах, раскинувших свои паучьи сети у подножия бесконечных горных хребтов. Основатели городов не стали придумывать ничего нового и воспользовались многовековым опытом колонизации планет, где ставка делалась первоначально на обслуживание потребностей горняков, шахтеров, фермеров и прочего рабочего люда. А по мере выработки месторождений город отстраивается в новом месте или удлиняется, словно разъевшийся питон, пожирая все на своем пути, разрастаясь хаотично и безобразно.
   При этом власть на таких планетах поделена между двумя группировками: номинальным и теневым правительством. Причем подобная практика устраивает и тех и других. Одни правят, но не решают, другие решают, но не правят. Вот такой преступный симбиоз, нарушать который никто не хотел. Более того, в случае эскалации конфликта вскроется огромный гнойник и прольются потоки грязи.
   Вот и живут все в мире и согласии. Разве что особняком от всего этого стоят усмирители, закрывающие до поры до времени глаза на творящиеся безобразия. Да и действуют они исходя из полученных указов от вышестоящего командования, а никаких-нибудь административных крыс...
   Получается интересная практика когда солдаты ненавистны но в то же время неприкосновенны. До поры до времени. Тем более что у теневых королей Уб-Оги на прикорме стояли свои маленькие армии боевиков. И пусть выучка у них неакти какая, да и вооружение исключительно легкое, но вот количество изрядное. На каждого усмирителя приходится до пятнадцати боевиков, и это не считая множества мелких сошек неподконтрольных "королям" напрямую.
   И хотя поднапрягшись усмирители могут стереть их в порошок, но цена этого слишком высока. Даром шахтеры - работяги, но при случае могут и старенький импульсник из закромов достать.
   В жителях Уб-Оги не перевелась бунтарская кровь, да и не скоро она превратится в водицу...
  
  
   * * *
  
   Ставку при захвате Форта сделали не на подкуп и не на предательство - слишком ненадежны эти способы, все может сорваться в любой момент. Поэтому решили использовать наглость, то чего противник не ждет. Да и стоит ли говорить о том, что эсеры специально "усыпляли" внимание командования Форта безмятежными безопасными деньками. В этот месяц отряд эсеров вовсе свернул все операции и вел себя тише воды ниже травы.
   Ведун, плавно покачиваясь в эргономичном кресле, отгонял одну и ту же мысль, что поставил успех операции на одну карту, пусть и козырную, но все-таки одну. Раньше подобной глупости Главный Враг Аркуса Шада не позволял, а сегодня сделал исключение.
   "Старею?"
   И сразу сам себе мысленно ответил:
   "Да нет, стараюсь быть непредсказуемым, а вот получается или нет увидим..."
   В отряде Ведуна, поддерживающего дисциплину на должном уровне, армейские привычки не ушли, а приобрели более весомый смысл. Впрочем Алексу не требовалось постоянно быть на пределе сил и ждать когда его подсидят, накатают рапорт или жалобу и в конечном счете предадут.
   Эсеры сплоченный отряд, хотя внутренних проблем хватает и у них. Алекс доверяет своим, но это не мешает иметь собственную Менсуру, бессменным командиром которой на протяжении всего времени является Дир де Гис. Он же капитан штурм-крейсера "Тиранис" и штатный идеолог "Сынов Родины".
   Любой незнакомый с Диром де Гисом никогда бы не узнал в теле бугая, неизвестно каким боком запершегося на мостик, отличного капитана и верного сторонника Алекса Ведуна. Оно и не удивительно. Ну никак не вяжется капитанский чин с лысой головой с торчащими маленькими ушками, хмурым прищуром бледно-серых водянистых глаз, перебитый нос, и все это посажено на тело внушительных габаритов. Для такого сломать непонравившемуся человечку челюсть - раз плюнуть! Поневоле будешь вести себя рядом с таким паинькой. И правда образ тот еще, если бы не... серебряный капитанский покатый погон на левом плече со старой эмблемой Триумвирата. Такие абы кому не дают!
   Образ друга вызвал у Алекса улыбку так и представляется как гигант-капитан без труда раскидывает штурмовиков в бокостах, между ударами спокойно декларирует одно из высказываний мудрого Иши Гангрелла:
   "Если ты думаешь, что имеешь дом и деньги, то ты дурак! Ты не имеешь ничего. Это тлен, который исчезает от одного дуновения власти!".
   Проехав очередной поворот Алекс наконец увидел Форт. Снаружи вроде стандартное оборонительное сооружение: монолитные стены, турели по периметру, но Алекс то знал - нежданных посетителей ожидает множеством сюрпризов, скрытых до поры до времени в недрах стен.
   Выяснить, что именно ищут усмирители, зная в каком направлении копать, оказалось хоть и трудоемким занятием, но выполнимым.
   Люди Шада рыскали в поисках одного из артефактов Древних. "Сказка" - как сказал Ян услышав об этом, да и Алекс мог бы подумать так же, если бы в свое время не увидел одну такую "сказку" в руке Аркуса Шада во время решающей битвы в период Освободительной войны с войсками Триумвирата.
   Естественно будущий диктатор скрывал артефакт от всех и если бы не случайность Алекс сам бы не узнал о секрете Аркуса. Да только вот беда - Шад узнал о ненарочном любопытстве Ведуна, и последствия не заставили себя ждать. Не прошло и недели как на Алекса и его возлюбленную Ол Зи совершили нападение в котором Ол Зи погибла. Генерал сразу узнал, откуда растут ноги и даже сгоряча попытался убить диктатора, но не сумел и ушел к повстанцам, орудующим на периферии созданного Шадом Диктата.
   С тех самых пор - провалив шанс отмщения, Алекс Ведун больше никогда не руководствовался эмоциями, предпочитая действовать прагматично, как и кровный враг. Но в отличие от Шада у него нет тех ресурсов которыми обладает Диктат. К примеру насколько Алексу известно в Секторе орудуют больше двух десятков независимых экспедиций ищущих любые упоминания и следы Древних. Многие участники подобных изысканий даже не подозревают на то что работают на Диктат.
   Вот и сейчас, здесь на Уб-Оге до определенного момента работала экспедиция профессора Кронфа, но стоило им найти всего лишь упоминание о Древних, как их пустили в расход, а на раскопки набрали смертников, при участии озагов. Да к тому же поставили полноценный оборонительный Форт.
   Схема не единожды отработана. И если раньше насколько знал Алекс подобные "раскопки" не приносили ничего стоящего, то теперь нарыли и впрямь что-то из ряда вон. Эсерам хочешь не хочешь пришлось бы пытаться отбить артефакт и лучше это сделать до того как он окажется в загребущих руках Шада...
   Не доезжая пары километров до Форта колона остановилась. Алекс обратился к вылезшему из броневика Яну.
   - Выводи всех на позиции, начнете после того как за колонной закроются ворота, не раньше и не позже.
   - Они уже на местах. Командир это не первая операция и мы далеко не дети, - огрызнулся Ян.
   - Зато эта акция много значащая...
   - Да понял я, понял.
   - Вот и хорошо...
   Алекс, успевший как и все его бойцы, облачиться в бокост запрыгнул в броневик и хлопнув по спинке водительского кресла дал команду на старт. Теперь главное попасть за периметр Форта...
  
  
   * * *
  
   К воротам подъезжали медленно, чуть больше десяти километров в час. Простенький искин Форта, а скорее просто мощный комм, с пары сот метров уже должен был распознать машины и наложенные им самим метки, их роботы ставили на кузова заранее и по секретному протоколу заносили в реестр искина. К воротам мог попасть только "свой". Попади в поле зрения камер сторонний нарушитель и искин Форта мгновенно переведет вооружение из дежурного режима в боевой, чего никак нельзя допустить.
   Вот и плелись теперь броневик с тремя транспортерами словно улитки ожидая в любой момент пары очередей по бортам и мощных лучей в лобовую броню. Однако колона преодолела большую часть "просвечивающей" дороги, но ни завываний сирен, ни треска пулеметов и хриплых "ухов" автоматических пушек до сих пор не слышно.
   За двадцать метров до Форта бронеплита, заменяющая ворота, поползла в сторону открыв проход и колона все так же неспешно проехала к центральному зданию - штабу. Защитный периметр прикрывал площадь чуть более квадратного километра. Достаточно для того чтобы разместить казармы, склад, взлетно-посадочную площадку и даже поставить небольшую спортивную площадку. Идиллия, а не служба, тем более, когда под боком искин, следящий за каждым чихом!
   У штаба по регламенту дежурили два усмирителя. Оба в бокостах с импульсником на плече и коротким клинком на бедре. При виде въезжающей колоны усмирители встали на свои места, сняв импульсники с ремня. На всякий случай. Регулярные войска никогда не доверяли наемникам, тем более таким как озаги. Недоверие впитывается с первыми ударами сержантской дубинки в учебке. И плевать, что в наемники бывшие сослуживцы - доверия от этого не прибавляется. Не тот контингент уходит за легким кредитом.
   Колона начала медленно разворачиваться, занимали места перед штабов не в ряд, а в шеренгу. Вот броневик остановился, прямо напротив окон командира, слева от него затормозил транспортер, за ним еще один и еще.
   Вдруг встрепенулся один дежурный:
   - Олаф за мертвяками уходило два броневика?
   - Кажется да, - неуверенно ответил напарник.
   - Так где второй?
   - Вот черт!
   Усмирители слитно вскинули импульсники к плечу и сразу выстрелили... попытались выстрелить, но оружие не выпустило не миллиметра смертельного луча. Заряд гемма полностью истощился и даже не мигал, в нем не осталось ни грана халь!
   Дежурные не разбираясь что случилось и почему отказали сразу два импульсника отбросили их и потянули из ножен клинки. Да только драться в рукопашную с ними никто не стал - в обоих ударили короткие автоматные очереди, прямо в лицевые щитки шлемов. Лишенные энергетической подпитки крепость сплава резко упала, ее хватило на одно попадание...
   Из машин тем временем быстро выпрыгивали вооруженные до зубов эсеры. Все с пулевым оружием, и "голых" бокостах, без геммов. Подпитку для костюмов доставит второй отряд. Ну а пока первый быстро занял позиции, действуя без лишнего шума. Правда длилось это не долго - до первого взрыва под стенами Форта. Вот тогда то усмирители засуетились, но оказалось поздно. Первые же сонные, ничего не понимающие бойцы высунувшиеся из казарм не пробежали и десяти метров. Кинжальный огонь двух пулеметов выкосил всех...
   Вся операция заняла не больше двух минут. Столько же потребовалось Яну с остальным отрядом для того чтобы проделать брешь в монолитной стене Форта. И столько же потребовалось Алексу для того чтобы прийти в себя после высвобождающего энергию импульса. Как оказалось "выпустить" два импульса в один день не так просто как казалось.
   Отряд Яна занял позиции внутри форта когда усмирителей уже заперли в казарме и избавились от тех кто дежурил на точках. Правда возле спуска в шахту вышла заминка - двери оказались едва ли не прочнее стен Форта. Пришлось использовать вскрывать дедовским способом - раз за разом закладывать подрывные мины и нажимать тангенту. Из-за опасности обвала эсерам пришлось действовать максимально осторожно и не лихачить, как под стенами Форта. В итоге потребовалось семь взрывов вместо трех, да и времени на "прорыв" потратили изрядно...
   - Может я с тобой? Вон Клайда вместо себя оставлю, парень толковый.
   Ян решился на последний приступ, надеясь пробить твердолобого командира. Чем ближе развязка тем сильнее скребли на душе кошки, рвали ее на лоскуты как тряпицу. Ну не мог он отпустить друга одного!
   - Ты мой зам и в случае чего возглавишь "сыновей", - непреклонно заметил Ведун. - Лучше прикрывай нас на позициях, не дай Высшие усмирителям подмога подойдет.
   - Ни один сигнал уйти не мог, твои штучки напрочь выбивают все заряды, так что неоткуда ей взяться, - удивился Ян.
   - Не спорь, лучше перестраховаться.
   Только Алекс замолчал, как глухо ухнул последний заряд. В потрескавшейся и кое-где оплывшей дверной плите образовалась большая проплешина. С ее краев падали крупные багровые капли метала и быстро застывали лужицами. Для минных дел использовали плазменные мины - малошумящие, достаточно мощные и компактные. Всем хороша плазма, вот только дорогая зараза, по сравнению в тем же импульсным и пулевым оружием.
   - Выдвигаемся!
   Все кто прибыл на транспортерах и броневике построились в две колоны, в шаге друг от друга и рысцой направились к дыре. Не смотря на то что у эсеров на вооружении состояли бокосты двух видов: легко и средне бронированные, глаз не мог ухватить ни одной пары идентичных костюмов. Порой пестрая раскраска вовсе раздражала глаз! А вот поди ж ты никому из воинов командир даже замечания не сделает - каждый боец в своем праве, как никак а бокост ему жизнь хранит и значит имеет право на индивидуальность. Бойцы со своими костюмами становятся настолько близкими, что даже подруги порой отходят на второй план. Правда у Ведуна ко всем воинам всегда имелось одно нерушимое и неизменное правило - боец должен быть готов к сражению в любое время дня и ночи. Хотя уж это ветераны-повстанцы понимали как никто другой...
   Впереди двигались разведчики капрала Рона Гудспика в "Оберегах". Его экипаж вместе с ним самим состоял из шести человек. Бокост каждого специально выкрашен в расплывчатые блеклые серо-зеленые цвета, делая незаметным не только в горах, но и на пересеченной местности, но исключительно при опущенном матовом забрале. Рон же на задании вовсе никогда не открывал щитка. Его улыбчивое веснушчатое лицо, обрамленное огненно-рыжими волосам без труда отсвечивало и за километр.
   Следом за разведчиками двигался экипаж штурмовиков капрала Джона Уики - русоволосого двухметрового здоровяка с глубоко посаженными глазами и низкими надбровными дугами, делающими и без того мрачный подозрительный взгляд неприветливо жестким.
   Выждав немного под своды пещеры вошли остальные. Стоило оказаться внутри как со всех сторон навалилась тьма. Тяжелым грузом легла на плечи каждого, но только до тех пор пока не включились фонари на бокостах...
  
  
   * * *
  
   Стоило отойти чуть глубже, как Алекс вскинул кулак. Отряд остановился.
   - Рон - доклад! - приказал он по закрытому каналу.
   - Все в норме, встретили пару крыс. Дохлых, - веселым голосом отозвался тот.
   - Докладывай каждые пять минут.
   - Есть.
   Они шли по широкому туннелю, постепенно уходящему вниз. Глядя на нерукотворные плавные обводы потолка, сталактиты замершие ровными рядами возле стен поневоле задумаешься каким образом артефакт появился именно здесь.
   Эсеры освещали путь узкими лучами фонарей в бокостах и на оружии. Яркие световые пятна прыгали по стенам, отражались на гранях сталактитов, выхватывали из темноты следы раскопок и стремились вдаль. Повсюду эсеры замечали следы пребывания людей, где-то валяются поломанные энергокирки, чуть дальше защитные шлемы шахтеров и раздавленная пластиковая посуда.
   Тяжелые шаги солдат гулким эхом отражались от сводов и уносились вдаль. Уходя ниже, Алекс чувствовал растущее беспокойство. Он ожидал яростного сопротивления, бойни, а тут - играючи вошли и идут словно на прогулке. В таких условиях мысли о ловушке закономерны, не правда ли?
   Комм Ведуна завибрировал.
   - Командир здесь трупы шахтеров и усмирителей, кажется они покрошили друг друга. Каковы действия?
   - Продолжайте движение вместе с Джоном, как только ситуация прояснится свяжитесь. Мы ускоримся.
   - Есть!
   "Возможно артефакт не прост. Хотя какой к черту прост? Та пластина у Шада в свое время натворила дел, до сих пор расхлебываю", - мысли Ведуна тяжелыми валунами катались в голове и раздражали хлеще диких ос в избытке населяющих местные предгорья.
   Своенравное подсознание подняло из пучин беспамятства воспоминания первопричины восстания против Шада. А вспоминать ой как не хотелось. Не хотелось, но пришлось...
  
   Алекс с улыбкой на губах глядел как десантный бот с Ол Зи на борту поднимается в небо. Совсем немного и он вовсе исчезнет из вида - сначала скроется в рыхлой пелене облаков, а затем поднимется еще выше и покинет планету.
   Любимая и желанная Ол Зи, единственная женщина покорившее каменное сердце мрачного генерала. Возлюбленная жрица Высшей Весты и последний лучик света в хаосе мира для Ведуна. Только с ней он ощущал покой, только она дарила ему счастья и радость, только с ней он наслаждался жизнью.
   Алекс страстно желал лететь вместе с ней, что в принципе и планировалось, но в последнюю минуту пришлось задержаться на планете. Неотложные дела заставили - на планете нашли крупную базу повстанцев, но генерал не унывал - через пару дней его армия разберется с мятежниками и он со спокойной душой полетит к своей Зи.
   С радужными мыслями Ведун собрался уже покинуть взлетную площадку - бот почти покинул зону видимости, как вдруг что-то привлекло внимание.
   Росчерк на горизонте!
   Алекс с ужасом заметил истребитель, летящий на перехват боту.
   - Сбейте его! - дурным голосом заорал он, но вот без толку - рядом с ним стояли порученцы и телохранители.
   Однако ПВО аэродрома тоже не дремало - один из тубусов с ракетами-перехватчиками раскрылся и оттуда с шипением в клубах белесого дыма, вылетела юркая "Гончая". Ее подбросило полубоком метров на сто после чего ракета на мгновение замерла и шевельнув острием, словно гончая ищущая след, молнией полетела на перехват истребителя. Казалось вот оно - спасение! И "Гончая" все ближе и ближе к железному стервятнику, секунда другая и от него ничего не останется, разве что куски развалившегося корпуса да град осколков...
   - Ну же! - не выдержал Алекс. Сам он, впервые за долгие годы службы, повлиять на ситуацию не мог.
   Вот ракета прыгнула в облака, следом за истребителем. Мгновением позже рыхлая пелена дрогнула и разлетелась ошметками вместе с огненными лепестками взрыва, уничтожившего самолет. Но не успел Ведун обрадоваться как в небе повторно громыхнуло.
   Истребитель все-таки успел завершить грязное дело. В десантный бот попало две ракеты. Одна за другой. Смерть экипажа и пассажиров оказалась мгновенной.
   Через час после гибели любимой Алекс уже знал чей самолет совершил нападение. Истребитель принадлежал повстанцам...
   Базу накрыли в этот же день. С наступлением темноты. Вскрыли словно консервную банку и уничтожили всех до единого, вот только позже выяснили, что у мятежников давным-давно нет возможностей для вылетов - ни обеспечения ни топлива. А уж когда умельцы Ведуна вскрыли базы данных искина все стало кристально ясно. Ни один корабль не покидал Базу вот уже две недели, а тот что сбили ПВО аэродрома вовсе считался утерянным... в бою с армией Диктата.
   За пару часов удалось отследить всю цепочку, вплоть до заказчика, коим оказался Аркус Шад.
  
  
   * * *
  
   И без того поганое настроение Ведуна опустилось еще ниже, ему хотелось выть и кусаться. Алекс держался. Он давно понял простую истину - первородная злоба питает и прибавляет сил лучше стимуляторов, ну а то что к тому же и выжигает все эмоции... что ж значит так тому и быть!
   Ведун увеличил скорость отряда - теперь они бежали по туннелю легкой трусцой. Через пару минут заметили место бойни, о котором сообщил Рон. Останавливаться не стали, лишь немного замедлились и двинулись дальше.
   Отойдя от побоища сотню метров, как комм Алекса завибрировал. Алекс принял неплановый вызов:
   - Мы на месте. Здесь непонятный предмет, кубической формы... размер стороны чуть больше метра! Рядом трупы шахтеров и регуляров. Приказы? - Рон он старался говорить спокойным ровным голосом, но Алекс почувствовал, что разведчик обеспокоен неизвестностью. Когда врага нет в зоне прямой видимости сложно подготовиться к адекватным мерам противодействия.
   - Наблюдайте. Мы скоро подойдем.
   - Есть!
   Отряд вновь ускорился, бойцы успевали только смотреть перед собой. Алекс чувствовал, что назревает нечто нехорошее, хотелось забрать артефакт и свалить отсюда.
   Отряд оказался в точке назначения внезапно - еще секунду назад бойцы бежали по туннелю, а через мгновение оказались в огромной ярко освещенной пещере, под сводами которой горели сотни фосфорицирующих ламп. В центре зала представлена вовсе ужасная картина. Здесь валялись десятки тел усмирителей и рабочих. Одни изрешечены словно сито, другие изуверски поломаны и даже разорваны, словно побывали в центрифуге.
   - Да что здесь произошло твою мать? - потрясено спросил боец за спиной Ведуна.
   "Я сам не отказался бы узнать это", - подумал Алекс.
   - Командир то, что нам надо лежит вон там, - к Алексу подошел Рон. Он указал на небольшой ящик, стоящий на маленьком чистом пятачке среди окровавленных тел.
   - Артефакт там? - переспросил Алекс.
   - Утверждать не могу, но что-то в ящике точно есть.
   - Хорошо посмотрим...
   Ведун аккуратно ступая между валяющимися телами подошел к ящику. Крышка оказалась приоткрыта. Скинув ее окончательно Алекс увидел лежащий на пористой мягкой основе небольшой диск. За давностью лет он почернел, но по-прежнему оставался прочным, вон даже ни скола, ни помятостей не видно.
   Алекс внимательно смотрел на диск, но брать не спешил. Вдруг по его краю пробежала зеленоватая искра, оставляя за собой медленно затухающие непонятные символы. Ровные плавные линии окружностей пересекали разнообразные углы. Понять что это Алекс был не в силах. Между тем искра завершила круг и пропала, оставив после себя отчетливо различимые знаки.
   На мгновение в голову Ведуна пришла мысль взять диск в руки, ощутить его прохладу, почувствовать гладкую поверхность, а может и шершавость. Желание росло с каждой секундой. И вот рука тянется к диску...
   - Командир у нас проблемы!
   К Алексу подошел сержант Алан Грейк. Этот поджарый здоровяк с пшеничными непослушными волосами и пустыми водянистыми глазами всегда ходил под рукой Ведуна. Отличный образчик "вечно второго". На него можно во всем положиться, но только как на исполнителя. Оставлять Алана без присмотра чревато - с инициативой у него плохо.
   - В чем дело? - Алекс почувствовал как внутри шевельнулся червячок неудовольствия. Маленький такой, с ноготочек размером.
   - Ян передает, что в небе над Фортом заметили разведчика. Скоро сюда придет помощь.
   Ведун ругнулся, но ничего поделать уже не мог, видимо обнаружив артефакт, командир усмирителей решил перестраховаться и отослал отсчет о находке дальше по инстанции.
   - Отряди четверых бойцов на переноску ящика, все остальные пусть соберут оружие. Выступаем через две минуты...
   Бойцы получив приказ быстро разбрелись по пещере. Прикрывать всех стал экипаж Джона. Ему не понравились отнорки в закутках пещеры. Да и звуки доносились какие-то странные, не живые, словно древний механизм с трудом проворачивался, жуя ржавые шестеренки как жвачку. Скрежет нарастал, становился ощутимее, противно резал слух. Джон всмотрелся пристальней, но ничего не заметил, лишь верный автомат сжал крепче.
   Время отпущенное на собирание хабара подошло к концу, но Джон с бойцами покидать позиции не спешили, их привлек мигающий в одном из отнорков тусклый фиолетовый огонек. Знакомый такой.
   "Где я это видел?" - подумал он, силясь вспомнить, но первым догадался один из его бойцов - Тони Дикий.
   - Похоже на глаз пещерной крысы.
   Джон сначала не понял о чем говорит Тони, но секунды через две до него дошло.
   - Их тут никогда не было. Откуда им тут взяться?
   - да кто их знает. Забрели может...
   Джон почувствовал как по спине пробежали ледяные мурашки. Он хотел еще о чем-то спросить друга, но услышал как противный скрежет сменился едва уловимым шуршанием камня о камень.
   - Командир валим отсюда! - не сдержался Джон.
   Алекс удивлено воззрился на "вечно второго" сержанта, раньше подобного обращения он себе не позволял. Но тут из двух углов пещеры раздался громкий скрежет когтей о камень и оттуда хлынул поток пещерных крыс.
   Эти шустрые порождения Бездны достигали размеров небольшой собаки, обладали поразительной живучестью и прожорливостью. Их маленькие глазки злобно блестели, а с частых игольчатых зубов капала вязкая слизь. Не останавливаясь, они бросились к телам убитых. Захрустело и зачавкало, трупы разрывали на части, причем неважно, в чем был человек: в простой одежде или броне, разве что броня держалась дольше... секунд на пять-семь.
   "Наш шанс!" - осенило Алекса.
   Выстоять против сотен грызунов рвущих бокосты без особых проблем для отряда числом в тридцать голов да к тому же на открытой местности задача почти недостижимая.
   - Уходим быстро! Артефакт в центр, строимся охранным ордером! - скомандовал Алекс. Отряд тут же перестроился углом назад, оставив впереди лишь охраняемый ящик да экипаж разведчиков. Все остальные встав плечом к плечу перекрыли проход в туннеле. Перестраивалась на ходу, ящик с артефактом несли уже не двое, а четверо бойцов, неслись словно наскипидаренные. Вот только крысы задержались у трупов ненадолго, минуты на две, после чего с окровавленными пастями и нарастающим безумием бросились в погоню за отрядом.
   Эсеры неслись что есть мочи, но сравниться с обитателями пещер не могли. Не преодолев и трети пути наверх Ведун всем скомандовал занять оборону в месте где туннель максимально сузился. Эсеры вскинули автоматы и импульсники, готовые открыть огонь в любой момент. Цокот когтей о камень нарастал сначала как далекий шум дикого ручья, затем как полноводная горная река, а теперь и вовсе словно сходящая безумная сель.
   Стоило первым тварям показаться в коридоре как Ведун дал отмашку:
   - Огонь!
   И тут же пристрелил ближайшую крысу, вогнав спаренный выстрел в раскрытую окровавленную пасть., развалив черепушку будто гнилой орех. Следом за командиром открыли огонь и остальные. Ураганный ливень прошелся по тварям, сметая за несколько секунд целые десятки. Пули прошивали тела, словно листья, перемалывая кости, а лучи импульсников целиком выжигали крыс будто те бумажные мишени. Но крысы пребывали нескончаемым потоком, они валом лезли вперед, не обращая внимания на гибель сородичей. Давно уже проход завалили мертвые тушки тварей, но они не сдавались.
   В какой-то момент казалось будто крысы захлестнут отряд, разорвут на мелкие кусочки...
   - Кого ждем? Ходу! Ходу! - не выдержал один из бойцов - новичок, прибившийся к эсерам на одной из окраинных планет. И ладно бы просто сказал, но он вскочил, бросил свою позицию, намереваясь бежать прочь отсюда.
   Выстрел "Грязного Джонни" прошил голову паникера когда он даже не успел сделать третьего шага.
   - Еще желающие покинуть позицию есть? - играя скулами через силу буднично спросил Алекс.
   Желающих конечно не было - ветераны смотрели на труп паникера без сожаления - они как никто знали к чему приводит неисполнение приказа или паникерская зараза, не уничтожишь источник и от боеспособного подразделения в мгновение ока ничего не останется! А вот пятерка новичков, таких же как и паникер-неудачник с ужасом глядели на командира не в силах понять как он мог поступить со своим бойцом вот так, будто комара прихлопнул. Но рефлексовать Ведун никому из них не дал.
   - По моей команде продолжаем движение, Джон забери оружие, - кивок в сторону тела паникера.
   Между короткими очередями капрал подхватил автомат и закинул его за спину. Бойня между тем продолжалась. Эсеры меняли магазин за магазином, гемм за геммом. Снимали в первую очередь самых крупных особей, стараясь перекрыть проход. Получалось плохо. Положение отряда ухудшалось с каждой секундой. Крысы все лезли и лезли, не считаясь с потерями, дурея от крови своих товарок. Даже тявкать пытались. Мерзкие уродцы!
   - Бегом!
   Эсеры еще секунду назад поливающие тварей пулями и мощными лучами бросились дальше по туннелю. Но за ними странным образом никто не погнался, да только эсеры не знали этого, спешили на выход.
   Люди двигались, не ломая формации, готовые в любой момент отразить атаку, так было до самого выхода. Разведчики уже выбежали наружу, когда неожиданно Алекс услышал быстро приближающийся монотонный звук...
   Догадка только-только оформилась в понимание как под свод пещеры, через раскрытые двери влетел продолговатый силуэт.
   Грымз! Вгрызся он, и через мгновение пещеру затопила вспышка света и огня...
  
  
   * * *
  
   В штабе Форта, временно оккупированном эсерами, обстановка напряжена до предела, того и гляди люди полыхнут словно спичечная головка. Словно загнанный зверь по залу управления метался Ян, среди сломанных терминалов и отключенных блоков источников данных. До тех пор пока у Форта не заменят элементы питания - вся богатая электронная начинка лишь хлам и ничего больше. Ну а самим мятежникам заниматься реставрацией не с руки - стоит поменять геммы и искин "оживет" и по первому требованию командующего отстреляет нарушителей. Плевать что руководителя Форта - майора Гарфа убрали в первые же минуты штурма, система построена так что пока жив хоть один защитник она не перейдет к противнику, но даже умри последний человек искин обязан уничтожить все строение. Вместе с собой.
   Вот поэтому эсерам приходилось вместо стационарных локаторов Форта, выставленных на возвышенности, использовать мобильные, расположенные прямо на площади. Из-за этого радиус действия резко уменьшился, а если учесть, что они стоят почти под самой горой, то слепая зона вовсе составляет сто восемьдесят градусов!
   Захоти противник напасть - и засечь его не удастся до самого момента нападения, когда уже ничего нельзя будет сделать.
   - Обстановка в воздухе? - кусая нижнюю губу спросил Ян на секунду останавливаясь перед экраном локатора.
   - Все чисто.
   За оператора-локационщика сидел один из инженеров-механиков эсеров - Карл Шоржан, молодой идеалист тридцати пяти лет уже больше четырех лет кочующий вместе с мятежниками.
   -...
   Ян нахмурился еще больше. Конечно может быть тот самолет на горизонте и не разведчик вовсе, в противном случае их давно бы накрыли, прихлопнули бы одним залпом как тараканов на столе. И цена в полсотни - сотню жизней простых солдат за обладание артефактом играет ничтожную роль, уж в этом Ян не сомневался. А раз так, то...
   - Попробуй пробиться за хребет, нет там ничего необычного?
   - Командир я уже сто раз пытался... - Шоржан вдруг замолчал и по-новому посмотрел на экран. - Вот здесь, на самом краю помехи какие-то странные, похожие на естественные - на облака, но слишком уж периодичные.
   - И давно так?
   - С пару минут.
   Ян не сдерживая поток ругани, выскочил из комнаты. На бегу активировал комм и быстро набрал команду "опасность". Тут же у всех эсеров в радиусе ста метров завибрировал браслет, оповещая каждого, где бы он не был и чем бы он не занимался.
   - Приготовиться к атаке с воздуха! - скомандовал Ян.
   Но запоздал.
   Над головой пронеслись силуэты двух штурмовиков, сбросивших две ракеты. Свистнуло и пыша жаром бело-голубые бестии полетели прямиком к пещере: одна вошла под свод на входе, а вторая вгрызлась прямо над воротами.
   Все кто был в это время на площади постарались найти укрытия, спрятаться от шрапнели из щебня и обжигающего жара. Не все смогли добраться до безопасного местечка - семеро эсеров остались лежать оглушенными на взлетной площадке рядом с парой пулеметов.
   Не успели эсеры прийти в себя как из казармы начали выбегать усмирители: двое, трое... пятеро. Закрепиться им было негде, оставалось броситься наземь и попытаться выиграть время для своих, но его то уже опомнившиеся эсеры им и не дали. Разом ударили десятки стволов, забили фонтанчики бетона. Не прошло и минуты как все пять регуляров уткнулись лицами в землю, а под их телами неспешно расползались грязные багровые лужи.
   Ян чувствуя как каменеет все внутри повернулся к пещере и тут же глухо застонал изо всех сил впиваясь ногтями в ладони. Вход уничтожен и нет ни одного просвета! Внезапно глаз Яна зацепило что-то неправильное. Среди пыльной завесы и кусков горной породы, разбросанной по всему Форту словно бельмо на глазу выделялась согнутая пополам шатающаяся фигура.
   Киргофф не раздумывая бросился к завалу, к выжившему. Гигантскими прыжками он преодолел расстояние до кое-как стоящего на ногах бойца. Им оказался Михель Хорх один из разведчиков Рона Гудспика. Даже на первый взгляд состояние у него аховое.
   "Не жилец, - с болью понял Ян. - Как он вообще с такими ранами на ноги встал?"
   Правая рука Михеля висела полусрубленной плетью, тонкая струйка крови свободно стекала по разорванному рукаву "Оберега", но и это бы ничего - вылечили, если бы не здоровенный - с кулак - кусок камня торчащий у него прямо посередине груди - вытащи его и Хорх тут же умрет.
   - Он... они... там, - с губ Михеля срывались бессвязные слова.
   Его штормило как болванчика на пиру у морских пиратов, а взгляд заволокло паволокой нет даже намека на осмысленность. Так Михель и стоял: ни шага вперед, ни шага назад, лишь корпус водит из стороны в сторону, но и сейчас он умудрялся держать левой рукой сломанного пополам исма, даже не подозревая о том что смертоносное оружие уже никогда не сможет никого убить.
   К человеку в таком состоянии просто так и подойти боязно - мало ли что ему в голову придет? Да только Яну в этот момент было на все плевать - главное узнать что случилось со вторым отрядом!
   - Мих! Мих, сукин ты сын, отзовись! - надрывался Ян, но все без толку - разведчик продолжал бубнить бессвязные слова.
   В конце-концов Ян не выдержал, хлестко щелкнула пощечина, на пару секунд взгляд Хорха прояснился и он осмысленно прошептал:
   - Командир остался там, ракета ударила прямо над ними...- Мих качнулся и теряя равновесие повалился на Яна, шепча из последних сил: - все пог...
   Не договорив Мих Хорх захрипел, изо рта пошла кровавая пена и в ту же секунду его душа отлетела. На крошку бетона Ян положил уже мертвое тело. Тем временем в голове Яна мысли громоздкими валунами переваливались, мешая друг дружке. Впервые за долгое время он не знал как быть: попытаться разгрести завал и найти выживших? Бред! Под сотней тонн камня уцелеть не мог никто. Тратить драгоценное время на то чтобы достать расплющенные тела тоже не вариант - через час максимум здесь будет батальон усмирителей и выбраться из Форта станет невозможно. Из этого следует - нужно сворачивать операцию и сваливать отсюда как можно быстрее.
   В штаб Ян влетел будто ужаленный:
   - Карл у нас "красный код".
   Локационщик, он же связист и вообще много специализированный индивидуум, колдующий в данный момент возле вибрирующего кубического устройства с метровым основанием, не отрываясь от дела коротко ответил:
   - Пять минут...
   Ян поперхнулся от негодования и резко гаркнул:
   - КРАСНЫЙ КОД!
   Возящийся в нутре куба Карл дернулся и ругаясь вылез наружу, потирая ушибленное место.
   - А Алекс? - только и спросил он.
   - Кидай кодограмму, - отмахнулся Ян не отвечая на вопрос.
   Скривившись словно от стакана лимонного сока связист щелкнул пару раз допотопным тумблером на крышке куба, подшаманил настройки, залез в искрящийся клубок тонких криаптовых проводов, перекинул пару выходов на запасные клеммы и ... мелко завибрировав, куб из блокиратора превратился в мощный ретранслятор.
   Не прошло и минуты, как трелькнуло и на дисплее высветилась ответная кодограмма. Карл быстро ее распознал:
   - Эвакуационная команда выслана, через час будут в точке четыре.
   - Отлично.
   Ян тут же скомандовал общий сбор возле штаба. Через минуту все оставшиеся в живых выстроились рядом с машинами. Уцелело двадцать семь человек, половина из которых имели средние и легкие ранения.
   - Парни быстро грузите все что можете и трогаемся, у вас три минуты. Вопросы? - Ян посмотрел на хмурые лица ветеранов.
   - А как же командир?
   - Весь первый отряд погиб, - сухо ответил Ян. - Поэтому мы и уходим. Время пошло!
   Сборы заняли чуть больше времени. Грузили не только оружие, но и тела погибших товарищей для отдачи последних почестей. Перед самым уходом эсеров усмирители попытались контратаковать и связать уходящих боем, дать идущим на помощь войскам время, но два залпа из башенных турелей броневика, смевших семерых храбрецов окончательно отбило охоту огрызаться.
   Колона вылетела из Форта и понеслась по единственной дороге к городу, но уже через пару минут резко свернула на мало приметную заросшую папоротником дорогу, ведущую в глухие лесные места.
   Ян не сомневался что их быстро найдут, все-таки усмирители ели свой хлеб не зря, да и техническое оснащение полка даже для приграничных планет весьма и весьма неплохое. Именно поэтому Киргофф гнал машины на максимальной скорости, не заботясь о сохранности техники, как это было до этого. Теперь главное жизни людей сохранить, а там уж и об имуществе подумать.
   Дикая гонка продолжалась двадцать минут, но за это время прокладывающий дорогу броневик смял передние бронеплиты до такой степени, что ни выпрямить их ни снять - только срезать. Да точку эвакуации выбрали специально в таком месте, знали какой ценой обернется дорога. Уж чего-чего а ее накрыть патруль усмирителей точно не мог - просто их офицеры даже не задумались бы о том, что ценящие технику повстанцы рискнут пробираться на такой плацдарм. Почти всегда так и было, но не тогда когда цель оправдывает свою цену.
   Только прибыли к месту эвакуации и сразу заблокировали единственный проезд транспортерами. Броневик отогнали к кромке поляны, рядом с ним быстро оборудовали пулеметные гнезда.
В таком месте без бронированной техники усмирителям эсеров быстро не взять. Им ведь главное не держаться до последнего, а просто продержаться до подхода своих.
   - Командир у нас гости. Идут с северо-запада. Через пару минут будут здесь, - Карл Шоржан с изумленным видом оторвался от сканера.
   - Там же нет дороги, - удивился Ян.
   - Цели движутся хаотично. Это не усмирители.
   - С юга цели есть? - поинтересовался Ян.
   Поколдовав над сенсором, Карл выдал:
   - Есть, но они не движутся. В трех километрах от нас. Похоже на то что заняли круговую оборону.
   - Их что тоже атакуют?
   - Активности не вижу.
   - Ладно нам главное продержаться до подхода бота.
   Ян решил не думать о стороннем и переключиться исключительно на решение первостепенной задачи. Бойцы получили новые указания и быстренько перегнали транспортеры в центр поляны, туда же подогнали и броневик. Машины вплотную подогнали друг к дружке - треугольником - и поставили на крыши пулеметы. Расчеты сразу заняли свои места, а остальные закрыли "глухие" сектора, еще часть Ян отправил в резерв, на случай если потребуется поддержка.
   Противники приближались со скоростью бегущего на штурм пехотинца, но постепенно Карл отметил, что враги ускоряются, будто набирают разгон.
   - Контакт! - крикнул Шоржан за пять секунд до выхода врага.
   Эсеры вскинули винтовки и лучеметы, готовые залить огнем все пространство перед собой. Мятежники ожидали кого угодно: бандитов, приблудившихся неизвестно откуда, даже карателей Шада, странным образом предугадавших ход эсеров, но реальность превзошла ожидания. На поляну вылетела орда лесных собак. Небывалое событие для тех кто живет в стаях по пять - семь особей! Но и появившиеся животные оказались не типичными - изо рта капает желтая слюна, серые белки глаз заволокло краснотой, да и вместо плавных текучих движений, делающих лесных собак опасными хищниками, какие-то дерганные спонтанные взбрыки. Кажется, будто части тела этих особей двигаются сами по себе.
   "Гнилое бешенство!" - осенило Яна, после того как одна из пуль раскрошила череп одной из собак, словно гнилой орех и оттуда потекла густая смолянистая гнойная жидкость.
   - Не дайте им подойти, у них "гниль"! - скомандовал Киргофф.
   Казалось в трескотне и шуме боя услышать его не могли, но нет, бойцы стали вести более прицельный огонь, выбивая самых близких тварей, вне зависимости от того маленькая она или большая.
   С заразой поразившей свору лесных псов люди встречались за всю историю всего несколько раз, да и то, исключительно на стадии колонизации "новых" планет, чаще всего уже терраформированных или плохо обжитых. Уб-Огу же, даже с учетом Приграничья, причислить к отсталым планетам нельзя - более века прошло с тех пор как планету прошерстили геологические экспедиции попутно выявляя все важные особенности мира. И "гнилого бешенства" среди важным пометок в тех записях не встречалось.
   До сих пор многие принижают исходящую от подобного бешенства опасность. Не зная о том, что в былые времена из-за нее стерилизовались целые континенты! Стоит зараженному занести инфекцию в кровь "чистому" будь то животное или человек и через считанные часы, как правило в течение шести, он превращается в ведомую дикими инстинктами тварь. Она имеет два приоритета. Первый - бесконтрольное размножение путем заражения. Второй - в случае замкнутого ареала должен остаться только одна особь. Самая сильная, способная приспособиться к новым условиям и дождаться нового витка экспансии. У главенствующей особи сильно ускоряется регенерация, а инстинкты уступают место изощренному разуму.
   И все же как на старались эсеры, отбиться от огромной массы лесных псов им не удалось.
   Твари, устилая путь своими телами таки добрались до хиленького укрепления людей. Псы, противно вереща, карабкались по транспортерам и броневику как по скалам, в мгновение ока взбираясь наверх. Люди то и дело вступали в рукопашную, скидывали тварей ударами ботинок, прикладами автоматов и лучеметов, но долго так продолжаться не могло. Пока бокосты справлялись с атаками челюстей, но только в единичных случаях.
   Зараженные "гнилью" распалялись все больше. Их косил ливень пуль, потоки энерголучей, но бездушным монстрам все нипочем, они не ведали страха лезли вперед. Напор безудержной силы рос с каждой секундой.
   Ян, укрывшись за переборкой, быстро пихал патроны в обойму, попутно вызывая мостик "Тираниса". Трелькнуло, зашипело, и вот в полусфере появилась маленькая картинка капитана де Гиса.
   - Дир, твою мать, где боты?!
   Капитан, чье лицо исказила помеха, дернулся и поспешно ответил.
   - На подходе!
   Ян посмотрел в небо, ища прямоугольные силуэты, но там никого не было.
   - Через пару минут нас схарчат! - со злостью ответил Киргофф и отключился.
   Какой прок в словесах Дира, если они не помогут ботам двигаться быстрее?
   - А-аа!
   Не удержавшись с крыши броневика слетел один из бойцов, за ним через пару секунд полетел еще один. Не прошло и секунды как псы разорвали воющих дурными голосами людей, их не спасли ни броня бокостов, ни попытки отбиться.
   Оборона трещит по швам!
   Эсеры всеми силами пытались отбиваться, но все чаще и чаще слышались глухие щелчки и ругань. Бойцы попросту не успевали вовремя перезаряжать оружие, а лазерное оружие увы оказалось не эффективным против зараженных "гнилью". Что толку от боли и ожогов, если твари не чувствуют ни того ни другого?
   - Получайте суки! Ха-ха! Вот вам, вот! - с безысходностью кричат люди, отстреливая прущих и прущих из леса псов.
   Ян рыча будто дикий зверь командует:
   - В круг! Все в круг, плечо к плечу!!
   Но не хватает людей, не хватает стволов и падает отрядный дух. Не успевают спрыгнуть внутрь импровизированного дота Нуг, Хорс, Вилл, Прохот и Митар. Их сбивают с ног и кидают на землю кишащую тварями, слышен хруст и крики боли, страха, ярости. Никто не хочет умирать, ни один!
   - Плотнее! Сбивать всех! - хладнокровие давно покинуло командира отряда, сейчас он думал только о том, чтобы спасти хоть кого-нибудь.
   Тик-так, тик-так...
  
  
   * * *
  
   Визгливо скулят и рычат псы чуя желанную добычу, ее страх и боль. Такие сладкие волнующие ароматы, что даже пес с перебитыми передними лапами пытается судорожно подняться и перелезть через мешающиеся железные коробки.
   И жалящего больного огня все меньше, и аромат все сильнее. О, да! Пиршество вот оно, все ближе! Совсем близко надрывается в крике такой большой двуногий, в плохой скорлупе, которая правда его недолго спасает. Пес все чувствует, не смотря на то что маленький мозг превратился в желе, а тело стало чужим, крохи былого все равно с ним, как с ним его лапы, зубы и куцый хвост!
   Вот оно - сладкое кровавое мясо! Он добрался! И челюсть твари уже смыкается на оторванной ноге, и Зов на секунду становится тише, и прекращается в теле повсеместный зуд, и наступает на мгновение крошечное умиротворение. Хочется вновь вонзить клыки, но не успевает пес. Его за один удар сердца перерезает пополам тяжелые пули, градом сыплющиеся откуда-то сверху... из-за вершин громадин деревьев.
  
  
   * * *
  
   - Жарко у вас тут! - присвистнул пилот Стен Кигли, не заморачиваясь захотевший сесть рядом с горой трупов зараженных псов.
   - Принимайте нас прямо с крыш, не вздумайте садиться на землю! - приказал Ян.
   - В чем дело, мы же перемололи тут всех? - удивился Март - пилот второго бота.
   - Исполняй! - гаркнул Ян. - Развели тут диспут, сучьи потроха!
   - Будет исполнено, командир, - от голоса Марта повеяло казарменщиной.
   Оба бота, ревя соплами, замерли в паре метрах над землей и опустили аппарели прямо на крыши. Звук удара приглушили валяющиеся на транспортниках трупы, истекающие смрадной жижей.
   - Бегом на борт!
   Бойцы, получив приказ, карабкались на машины и бежали на посадочные места. После бойни от отряда осталась половина, а если учесть, что первый отряд вовсе весь погиб, то становится вообще скверно.
   Ян взошел на борт последним. Аппарель втянулась в полы бота и следом за ней из верхних пазов опустилась дверь.
   - Ходу, Стэн!
   Сопла выплюнули огненную струю, полупустой бот резко дернулся, словно выпущенный из пращи камень и начал быстро набирать высоту. Следом за ним двигался такой же наполовину полный бот Марта.
   Никто не заметил мелкого пореза на лодыжке двух бойцов, судорожно прячущих их от уставших товарищей. Не уследил за ними и Ян, остро переживающий гибель других эсеров, а в особенности Алекса Ведуна - своего командира и наставника.
  
  
  
   3.
   Владения Диктата:
   Система Акронис.
   Столичная планета Тагус.
   12 июня 971 года от в.и.
  
  
   Объект "Ядро-3".
  
   Как ни старались строители и проектировщики обустроить, облагородить подземелье, увы добиться поставленной задачи не смогли. "Ядро-3" хоть и была самой защищенной из всех имеющихся резиденций, но вместе с тем несла в себе тяжесть восприятия. И пусть диктатор Шад не чувствовал "загробного" влияния, однако большая часть обслуги и охраны раз в два-три месяца приходилось менять. Причина столь же мистична. Со времени сдачи в эксплуатацию объекта "Ядро-3" больше сотни человек заболели разными психическими расстройствами. Им не смогли ни врачи, ни весталки.
   Мистическая аура плотным ореолом окружила резиденцию, и даже рамхаты не могли изменить это, возможно могли бы помочь удрзецы или семарглийцы, но увы всех их вырезали под чистую еще во время войны с Сенатом.
   Но так как сам диктатор не чувствовал странного воздействия, то продолжал бывать в резиденции, не обращая внимания на "небоевые потери"...
   Сегодня Аркус Шад работал среди десятков маркеров и карт, расставляя на них одному ему известные пометки, помечая, переплетая их между собой так что не зная откуда что начинается понять всю заложенную информацию невозможно. Даже в собственной резиденции Аркус перестраховывался...
   В богато обставленный кабинет диктатора вошел Фиргус Прим - тридцати семи летний адъютант в гвардейском мундире без знаков различия. Ничем примечательным он не выделялся, Фиргус просто был, везде и всегда подле Шада. За что и ценился диктатором. На Прима как и на самого Аркуса Шада не воздействовало "Ядро", более того ему даже нравилось мрачное величие подземного дворца, его скрытая мощь и сила, готовая пробудиться от одного приказа всемогущего диктатора.
   Следуя давно установленной процедуре, адъютант начал с главной новости:
   - Господин, пришли сводки с приграничья.
   - Артефакт вывезен? - мгновенно насторожился Шад.
   Фиргус медлил с ответом, но все же произнес неприятное:
   - Нет.
   - Причина? - голос диктатора не предвещал ничего хорошего, обычно так объявляют о ликвидации очередного проштрафившегося чиновника или генерала.
   Адъютант не стал вываливать на правителя всю тяжесть новости сразу, поэтому действовал методично и с оглядкой на реакцию. Мало ли какие безумные чертята появятся в его льдистых глазах. Пару раз Фиргус воочию наблюдал за этим странным пугающим до дрожи в коленках явлением и стоит заметить, видеть подобное вновь ему оч-чень не хотелось.
   - Артефакт прошел первичную активацию. Согласно параграфу о нештатной ситуации они были вынуждены набрать новых рабочих и уже с их помощью доставить груз наверх для эвакуации.
   - Надеюсь это единственная задержка?
   Кресло, доселе повернутое полубоком к адъютанту, так чтобы были видны только холодные голубые глаза, медленно крутанулось. Серая мышиная мантия обволакивала скрывала под собой крепкое сухое тело диктатора. Даже глубокие залысины и те казались всего лишь фронтоном для выступающих редких волосков. Можно было бы сказать, что в кресле сидит тщедушный человечек, но вот ястребиный нос и волевой подбородок рушили весь образ недомерка-самодура. Бывает и так.
   Фиргус невольно сглотнул левое веко чуть дернулось и сделав паузу в пару секунд адъютант быстро, словно бросился в пропасть, произнес:
   - Мятежники напали на Форт и попытались захватить Артефакт, но силы усмирителей хватило на то, чтобы пресечь атаку. Увы, но по предварительным данным мятежники смогли поднять груз наверх, где он и был разрушен точеными ударами истребительной эскадрильи.
   Аркус глубоко вздохнул, набрал побольше воздуха и медленно выдохнул. Затем еще раз и еще. И так до тех пор пока первая - самая сильная - вспышка гнева не прошла.
   - Полковнику Гниру придется постараться объяснить столь вопиющее нарушение приказа о защите интересов Диктата, - играя желваками прошипел Шад.
   - Есть информация о том, что напавшие мятежники не кто иные как эсеры. По не подтвержденным данным их возглавлял сам Ведун, накрытый ракетным ударом. Достоверно известно, что группа прикрытия ушла в спешке.
   Прим замолчал. Диктатор сцепил ладони в замок, вытащим руки из-под мантии и задумчиво прищурился.
   - Разгребите все, но найдите его тело. Это первое. И второе... - найдите Артефакт, в каком бы состоянии он не был!
   - Господин, есть еще кое-что.
   - Слушаю.
   - Во время погони за мятежниками на усмирителей напали животные с признаками заражения "гнили".
   - Отбились? - как можно спокойней спросил Шад.
   - Потери составили больше тридцати процентов.
   - Карантин уже введен?
   - При первых сообщениях. Вокруг городов выставили кордоны, стены спешно укрепляются, ставятся дополнительные системы подавления.
   Адъютант сообщил все важные новости, но уходить не спешил.
   - Что-то еще?
   - В свете последних событий Ваш первый приказ о поиске тел под завалами остается неизмененным? - уточнил Фиргус.
   Аркус Шад мог представляться пропагандой повстанцев и внешних врагов сколь угодно недалеким самодуром, но таковым диктатор никогда не был. Глупец и самодур никогда бы не смог взять власть в руки.
   Выдаивая окраинные системы, Шад никогда не забывал о ценности трех столпов власти - армии, флоте и спецслужб. Именно поэтому всякий приказ отдаваемый диктатором рассматривался не только с ракурса пользы Диктату, но и с моральной стороны. Проще говоря послать на убой легионеров в зону карантина, не зная стопроцентно что оно того стоит Аркус Шад не мог.
   Поэтому как бы диктатор не желал убедиться в смерти заклятого врага в ближайшем будущем он этого не узнает. Карантин "Гнилого бешенства" длится больше года, да и то в случае полной зачистки территории. А насколько известно эта зараза распространяется просто до неприличия быстро. Успели убедиться на примере столицы Триумвирата.
   - Ладно, оставим трупы и Артефакт на месте. Пока будем разрабатывать еще одну точку, - решил Аркус.
   - На Ерле?
   - Да. Пошли экспедицию и пару батальонов охраны, пусть форсируют раскопки.
   - Будет сделано, - адъютант сделал отметку. - Позволите идти исполнять?
   - Ступай, Фиргус.
   Адъютант прежде чем покинуть кабинет положил папку с документами на стол диктатора. Все листы предварительно рассортированы, каждый помечен определенным цветом: желтым, оранжевым и красным. Красным обозначалась информация, требующая срочного внимания, оранжевым - важные новости, желтым - повседневная информация. После чего собрался было выйти, но Аркус его окликнул:
   - Постой, ты говорил о погоне. Что стало с отступившими мятежниками, они уничтожены?
   - Известно лишь то, что их так же атаковали зараженные твари, однако частично их эвакуировали. Больше информации по эсерам нет.
   - Плохо... ладно иди исполняй.
   Фиргус поклонился и бесшумно вышел.
   Шад задумчиво постучал пальцами по столешнице. Левая ладонь непроизвольно потянулась к груди, туда где висел невзрачный темно-красный диск.
   - Бездна! - ругнулся Аркус, одергивая себя. - Пора это прекращать...
   Диктатор поднялся с кресла и подошел к картине изображающей один из знаменитых видов Тагуса - Серебряное Семигорье. Никто не знал что за ней скрывался тайник и чтобы добраться до содержимого спрятанного внутри него придется изрядно попотеть, а заодно разрушить половину "Ядра-3".
   Но сейчас этого не потребуется - Аркус приложил большой палец к малозаметной выемке на раме картины, острая игла резко ударила в подушечку, забирая каплю крови на пробу, а спустя пару секунд картина отъехала в сторону, открывая обычную бронированную дверцу малогабаритного сейфа.
   - Откройся, - властно приказал Шад.
   Дверца распахнулась, словно это не сейф, а бельевой шкаф. Места в нем оказалось до безобразия мало - сантиметров тридцать в высоту, сорок в ширину и полметра в глубину. Сам сейф разделен тремя полками на четыре секции, две из которых пустовали, а на остальных лежали кристаллы-накопители и странные устройства.
   Аркус непроизвольно потянулся к диску на шее и на сей раз не стал одергивать руку. Ладонь приятно покалывало будто маленькие молнии, не переставая прыгали с диска на кожу и как шкодливые щенки неслись между волосками дальше к плечу. Удивительно но подобное чувство испытываешь исключительно беря Артефакт в руки, при ношении открытого эффекта нет. Он словно ждет удобного случая, находится в пассивном режиме готовый в любую секунду одарить хозяина всем чем тот пожелает. И конечно все это за разумную плату. Всего лишь поделиться с Артефактом толикой эмоций. Не важно каких, главное чтобы они были сильными насыщенными и яркими.
   Сначала Шад не подозревал об этом и в первое время брал Силу Артефакта часто и легко. Упоение даруемой мощью давало небывалое чувство эйфории, но по мере использования диска Аркус стал замечать, что былые радости уже не столь приятны и волнующе как раньше. Постепенно теплые чувства тускнели, превращались в серость лишенную жизни, а затем пришел черед и негативных эмоций...
   Единственное что пока еще жило в Аркусе так это животная ярость, лелеемая им словно нежный бутон цветка. Именно поэтому он не позволял себе срываться - понимая, что с каждым рецидивом он теряет человечность. Аркус смутно догадывался о том что будет когда он лишиться последней эмоции и превратится в серую тень себя прежнего - яркого незаурядного человека!
   Аркус расстегнул ворот и достал из-за пазухи цепочку с Артефактом. Казалось бы примитивная поделка, разве что сделанная из твердого минерала, однако приглядишься к диску и понимаешь - это не так. Не может простая поделка настолько завораживать. Диктатору не хотелось расставаться с Артефактом ни на секунду, но сейчас, когда требовалось нечто большее чем Сила Шад не мог позволить себе ошибиться, дать слабину. Поэтому цепочка вместе с диском через несколько секунд оказалась на пустующей полке.
   Картина еще только начала движение, намереваясь скрыть за собой дверцу сейфа, а в груди Шада уже защемило, руки сами потянулись к нише в картинной раме. Но Аркус скрипнув зубами переборол себя и резко развернулся на пятках двинулся к креслу.
   Диктатора трясло будто нейронаркомана подсевшего на психоигры. Чем дальше от Артефакта тем сильнее ломало и корежило Шада, но он держался, не давая слабости взять над собой верх. Пытка длилась несколько часов, все это время Аркус держался только на родовом упрямстве и жгучей ненависти к собственной слабости. Как и любой незаурядный человек он не терпел проявлений постыдных пристрастий, но оказалось сам подвергся их воздействию. И это бесило всесильного диктатора едва ли не больше чем все повстанцы и заговорщики вместе взятые.
   Приступ кончился так же внезапно как и начался - вот тело ломает, а в следующее мгновение в членах остаются лишь отголоски былой боли. С ручьями пота, обильно стекающими по вискам и розовой пеной на губах, Аркус поднялся на ноги. Кряхтя словно дряхлый старик он облокотился о массивный стол и постарался выпрямиться во весь рост. Не получилось. Ноги подломились и не удержав равновесия Шад повалился на пол...
   Злые слезы текли из глаз одного из могущественнейших людей человечества и не могли остановиться. Аркус давно позабывший про слабости, отучивший себя любить, жалеть и сочувствовать внезапно вернулся в далекое детство, когда он - ребенок - мог реветь на коленях матери, настойчиво искать понимания и разъяснения в серьезных глазах отца.
   На короткое время диктатор превратился в обычного человека. Но только на мгновение. Стоило Аркусу набраться сил и подняться во второй раз как слезы тут же прекратили катиться по гладко выбритым щекам, а еще через минуту на бледном лице вовсе не осталось никаких следов недавнего проявления слабости.
   Все лишнее Шад вновь как и всегда взял под контроль, натянув повседневную презрительно-холодную маску безразличия. Чтобы осмыслить произошедшее и собственную реакцию Аркусу понадобилось больше часа.
   Вывод получился простым и прямым как клинок гвардейца. Контакты с Артефактом свести к минимуму, по возможности вовсе их пресечь. Решение вызвало в глубине потрепанной души острое неприятие, но какое-то наносное. Обкатав мысль Аркус только лишь убедился в ее правильности и с чистой совестью принялся за работу.
   Натренированный разум диктатора быстро переключился на главную задачу - борьбу с последствиями разрушения наследия Древних. Требовалось срочно изолировать Уб-Огу и ввести систему кордонов, на ближайшие пару месяцев точно.
   "Имеющихся сил для стабилизации обстановки на планете не хватит... так-с кто там у нас в резерве... Тридцать Пятый и Сорок Первый полки усмирителей. Хорошо, вот их и отправим".
   Аркус одним движением руки приблизил Уб-Огу, затем перевел взгляд на ближайшие системы и найдя в них нужные полки отдал приказ. Не пройдет и пары часов и самый распоследний рядовой усмиритель будет знать поставленную перед ним задачу, а еще через шесть часов звездные транспорты в сопровождении трех эсминцев покинут свои системы и направятся по Альфа-окнам прямиком к Желтому Вилису.
   Чуть погодя диктатор подумал и решил, что мог бы послать в Приграничье одну из эскадр, несущих боевое дежурство, но затем откинул идею. Те кто несут службу не должны оголять границы, цаньцам только дай повод - в миг набросятся. И плевать на то что с ними вот уже больше пяти лет мир и спокойствие. Вероломство цаньцев поражает даже проклятых пиратов. Оголишь границу и получишь удар в самый неожиданный момент. Нет уж, такого счастья нам не надо!
   В таких условиях поневоле задумаешься о том, что верные слову вольники - сильные, опытные воины Союза Вольных Миров, хоть и опасные противники на поле боя, но верные своему слову и оттого - идеальные партнеры. Жаль только единственное чего смог от них добиться Диктат - пакта о ненападении, да мизерного товарообмена в двух приграничных системах.
   Погрузившись в размышления Шад не сразу заметил изменения на карте откорректированные искином пару минут назад. Теперь систему Желтый Вилис окружал широкий белый обод - символика предостережения и особого внимания.
   Диктатор хотел решить еще пару малозначимых вопросов, но подумав отложил из на завтра и собрался выйти из системы, когда вспомнил об еще одном деле.
   - Вызови мне Эрика, - обратился Шад к искину.
   Тот отозвался хрипловатым голосом.
   - Господин Аркус, коммуникатор господина Эрика не отзывается.
   - Координаты последнего отзыва, - потребовал Шад.
   - Вывожу на экран...
   Звездная карта съежилась, маячок оказался в системе Черного Тартуса, возле одной из недавно терраформированных планет. Насколько знал диктатор, там располагался геологический поселок, прямо на месте крупного месторождения криапта. Этот минерал использовался для создания сверхпроводников и рыночная цена у него весьма впечатляюща.
   Аркус хмыкнул.
   "Вот же паршивец, не зря столько времени осаждал Коллегию по добыче и реализации", - одобрительно заметил диктатор, в который раз убеждаясь в правильности решения забрать к себе единственного отпрыска нажитого в случайной связи.
   Еще будучи офицером Триумвирата Аркус Шад не отличался смирением и брал от жизни все. Благо на внимание со стороны женщин он никогда не жаловался. В итоге от одной из таких связей у него появился сын - Эрик, о котором он узнал по чистой случайности - мать парня скрывала его от отца до последнего. Открыться сыну ее вынудила необходимость - она сильно заболела и раскрыла правду. О том чего стоило малолетнему парнишке добиться встречи с всесильным диктатором неизвестно никому кроме него самого. Эрик нашел Шада и тот - великое дело! - выслушал его и ... сделал уйму тестов на определение отцовства. Девяносто девять процентов оказалось с "положительным" результатом. К огромному удовлетворению Аркуса в Эрике он увидел частичку себя -- волевого, сильного духом, несгибаемого под напором неприятностей и неудач.
   Диктатору понадобилось почти три года, чтобы добиться доверия и расположение сына. Сразу после этого он поставил Эрика во главе одной небольшой компании. С тех пор компания разрослась, стала одной из влиятельнейших корпораций имеющих не только свои заводы и лаборатории, но даже отряды наемников и собственную межзвездную эскадру, которую могла позволить себе далеко не каждая корпорация...
   - Что же ты там такого нашел? - тихо спросил Аркус.
   Хотя он и готовил отпрыска к восхождению на "трон" Диктата, Аркус не забывал следить за сыном, предпочитая знать каждый его шаг, но при этом позволял Эрику развиваться, набираться опыта. Да только и упокоиться раньше времени ему ой как не хотелось.
   Доверяй, но проверяй!
   И надо заметить, что подобная позиция приносила свои плоды - одно покушение удалось предотвратить только благодаря агентам, внедренным в корпорацию сына. Узнав о заказе на самого себя, Аркус целый день пребывал в эйфории. Правда после того как голова убийцы украсила одну из пик дворца он преподал Эрику урок, дабы тот не пребывал в иллюзорном мире того будто он стал достаточно влиятельным и сильным.
   В тот раз Эрику пришлось в полуобморочном состоянии стоять на коленях перед отцом, покрывшись испариной и готовясь отойти в мир иной. Синтетический яд, которым отравили младшего Шада, был разработан в единичном экземпляре специально для "урока" и имел только одну ампулу противоядия.
   Эрик запомнил урок и больше не попадался, а заодно провел глобальную чистку окружения, выявив семерых агентов отца и конкурентов. Сын и вправду оказался достоин отца!
   Так что Аркус мог бы поверить в то что сына заинтересовало богатое месторождение, да вот только уже больше двух лет младший Шад не посещал приисков, предпочитая тратить время на какие-то личные дела о которых не знал даже Аркус.
   Диктатор еще несколько секунд рассматривал моргающий маячок после чего одним движением свернул карту и расслаблено откинулся на спинку кресла. Задумчиво пробарабанив пальцами по подлокотнику он встал и быстрым шагом направился к двери. У диктатора осталось еще одно незавершенное дело.
   Распахнув двери первым делом Аркус спросил у охранявших его покой гвардейцев:
   - Репортершу доставили?
   - Да господин.
   - Хор-рошо, - удовлетворенно рыкнул он и тяжело ступая зашагал на нижний уровень резиденции.
  
  
   Глава 4.
  
   Где то в подпространстве Альфа-окна по прошествии четырех часов с момента эвакуации.
  
   На борту "Тираниса" воцарились Скорбь и Печаль. Впервые за время своего существования "Сны Родины" понесли такие потери. И как не цинично это звучит, но потеря отряда ветеранов не главная беда, исполнителей эсеры могут набрать еще, а вот гибель главы - Знамени - действительно трагедия. "Сыны Родины" так прочно связали себя с Алексом Ведуном, что никто в обитаемом Секторе не воспринимает их раздельно. Если Ведун - значит эсеры и наоборот. И теперь его нет.
   Как быть дальше? Люди на борту деморализованы и разбиты. В такой момент главным помощникам и соратникам Ведуна следовало собраться с мыслями и отвлечь команду отупляющей и выматывающей работой, чтобы уже через полдня все падали от усталости не думая ни о чем кроме кушетки в своем кубрике.
   Да так и должно было поступить командирам, но...
   - Ты не должен был оставлять Его там!
   - А что по твоему мне следовало делать? Грызть камни зубами и ждать пока усмирители накроют остальных?
   Им обоим приходится орать друг на друга, кричать глупости за которые потом будет стыдно, но по-другому они не могли - слишком тяжелый груз навалился на плечи и его нужно сбросить, дабы не показать остальным истинных чувств. Тем кто исполняет приказы нельзя знать настоящего положения дел, случись так и воинский дух упадет ниже температуры за бортом и поднять его вряд ли получится. Некому будет его возвращать, исчезнут эсеры как боевое подразделение и останутся лишь озлобленные утратой главы люди желающие мести всем и каждому.
   Такого допустить нельзя. Командиры это понимали лучше остальных.
   - Дир, ты ведь знаешь - я никогда бы не бросил Его, Он дал мне смысл жизни когда я уже был за Гранью, Он...
   - Не надо, ничего не говори, я тебя понимаю, - оборвал оправдывающегося Яна Дир.
   Оба не глядели друг на друга: может не хотели, а может, оттого что в глазах дрожали прозрачные бусинки готовые сорваться в любой момент.
   И не скажешь, что еще пару минут назад здесь в каюте де Гиса бушевал шторм. Эмоциональный. С таким накалом страстей что будь здесь жрец то вмиг бы собрал месячную "пайку" дору, как известно высвобождаемой людьми в момент эмоционального накала. Но то жрецы, а здесь были только два неординарных человека, выплескивающих друг на друга злость и раздражение. Оба ругались самозабвенно, но и ярость в конце-концов кончается.
   - Ситуация паршивейшая, - тихо заметил Дир.
   Он вернулся в любимое кресло и теперь понуро сидел в нем, обхватив голову руками. Ян продолжал стоять возле мнемокарты Сектора.
   - И от этого только паскудней, - скрежеща зубами добавил Киргофф.
   Где-то за бортом крейсера проносились световые годы, мириады частиц исчезали во тьме космоса и ежесекундно умирали и рождались тысячи и тысячи разумных, покоривших ледяную тьму, но до сих пор подверженные эмоциям и страстям как и многие века назад. Человечество поистине неизменно.
   Так может в этом и правда настоящая Сила?
   Минуты утекали, а в каюте продолжала сохраняться тишина, до тех пор пока де Гис вдруг ни с того ни с сего вскинул голову и хлопнул по столу ладонями сказал:
   - Нужно срочно что-то предпринять!
   Ян удивленно воззрился на приятеля, мол предлагай. Дир смутился, но взгляд не отвел.
   - Четко сформулировать не могу, но... можем устроить какую-нибудь акцию в конце-концов, показать себе и другим что эсеры живы и полны сил!
   - И это говорит верный сторонник Алекса? - казалось, Ян за сегодняшний день исчерпал лимит удивления, но он ошибся - де Гис умудрился вновь его поразить.
   - Да верный сторонник! - начал распаляться Дир. - Именно поэтому следует думать не о человеке, а о его идеях и замыслах, тех что предстоит воплотить в жизнь и которые нуждаются в сторонней помощи. Никто кроме нас их не выполнит, да какой там... даже не подумает об этом!
   Ян смотрел на раскрасневшегося капитана новым взглядом. И должно признать - этот де Гис ему нравился больше прежнего, слушавшегося Алекса всегда и во всем.
   - Допустим ты прав...
   - Именно что прав, Ян. И от этого следует отталкиваться, думать о будущем, а не прошлом.
   - Хорошо. Твои предложения? - Киргофф сделал вид что поддался суждениям приятеля.
   - Нужна акция, как можно громче.
   - У нас нет достаточно бойцов, да и средств на что-то серьезное тоже нет, если ты забыл. Насколько помнится нам эти самые средства предстояло получить после захвата Артефакта...
   Дир закусил губу и задумчиво постучал пальцами по столу, после чего взъерошил куцый ежик волос на голове и хитро прищурился:
   - Потеря Артефакта ничего не меняет, мы можем выполнить договор и без него.
   - Поясни.
   - Все просто - раз об Артефакте наниматель знает что он только существует, то определить каков он именно не сможет, а раз так, то его можно просто подменить...
   Ян недоверчиво покосился на боевого товарища. Мол не подменили ли тебя дружок? Но нет, все тот же взгляд карих глаз, те же залысины на голове и аккуратная бородка-пиратка, поглаживаемая де Гисом в моменты задумчивости. Прям как сейчас. Старые привычки просто так не скопируешь.
   - Продолжай.
   - У Макса на складе лежит пара интересных вещиц ,так почему бы нам просто не поменять одну на другую? Все равно мы так и не смогли понять для чего они нужны.
   - А если отдадим действительно нечто важное? - немного подумав спросил Ян.
   - В любом случае пока они разберутся пройдет немало времени, а деньги нам нужны уже сейчас.
   Теперь пришла пора Киргоффа задуматься. Вроде бы логично и обосновано, но какая-то червоточинка в предложении есть и не в том, что будет подмена - в какой-то мере то что Дир предлагает легко можно назвать Артефактами и все же нечто не давало покоя. Но решать что-то надо было и желательно уже сейчас. Киргофф решился:
   - Хорошо, давай попробуем.
   Де Гис слегка виновато улыбнулся.
   - Нам надо занять бойцов на некоторое время, и отправить кодограмму заказчику, кроме того...
   Капитан не договорил - его прервала истошно-визжащая сирена боевой тревоги.
   - Разве мы вышли из подпространства? - удивился Ян.
   - Нет, у нас еще пара часов хода,- нахмурился Дир.
   - Тогда это бред.
   - Или внештатная ситуация... Стоп! Ты всех бойцов на гниль проверил?
   - Конечно, они все были передо мной, тех кто оказался заражен зачистили.
   - Но после боя никого не проверяли?
   - Ни до этого было, - виновато потупился Ян.
   - Высшие меня раздери! Собирай группы, идем зачищать корабль.
   Дир достал из стола кобуру с импульсником и в три движения нацепил ее на себя поверх комбеза. У Яна же пистолет всегда под рукой. Оба проверив боезапас, бросились из каюты как ошпаренные.
   Они еще не знали, с чем предстоит столкнуться...
   Визгливые завывания боевой тревоги гудели не переставая, они хоть немного оттеснили лишние мысли в головах воинов. Терзания и горести поблекли по сравнению с надвигающейся угрозой. Что поделать, но привитые навыки отучили даже рядовых бойцов рефлексовать, а уж от командиров подобной глупости вовсе ждать не следует.
   Ян с Диром молниями бросились на мостик. Полминуты и они на месте - ярко светят мониторы, бодро рассчитывают курс навигаторы. Жизнь бьет ключом, не смотря ни на что.
   Де Гис занял место в капитанском кресле вызывав сразу на всех дисплеях информацию по происходящим в отсеках событиях, заодно включив дублирующее сообщение.
   Искин "Тираниса" тут же оповестил весь корабль:
   - Внимание! Угроза заражения "Гнилым бешенством". Всем немедленно занять свои каюты и сдать анализы, лица не прошедшие проверку и до окончания карантина находящиеся в неположенном месте будут ликвидированы.
   - Действуем по протоколу...
   Через несколько минут Ян уже инструктировал своих бойцов, тех кто остался после рейда на Уб-Огу и тех кто остается незараженным или по крайней мере считает себя таковым. И потому...
   - Прежде чем начать операцию всем раздеться.
   Бойцы удивленно переглянулись, но спорить не стали - не то место и время, да и командир не самодур - знает что делает. Так что ветераны резво скинули бокосты и комбезы, лишь исподнее оставили.
   - Донага, - нахмурился Ян.
   Вздохнув все стянули с себя остатки одежды и вытянулись по стойке смирно, ожидая своей очереди на проверку.
   - Как вы знаете на корабле ЧС. На борт проникли зараженные гнилью люди, надеюсь вам не следует говорить о том что те кого хотя бы царапнул зараженный уже не может остаться человеком, поэтому ни в коей мере не допускать близкого контакта с этими индивидами, истреблять их быстро и безжалостно.
   Ян говорил все во время проверки, осматривая каждого с головы до пят. Ничего подозрительного Киргофф не обнаружил, до той поры пока не начал осмотр предпоследнего бойца - Алана Порта. У него на предплечье он заметил телесного цвета пластырь, казалось бы ничего такого, сам Ян постоянно пользуется такими.
   Но тут в мозгу командира щелкнул невидимый тумблер и появился образ Курта Лава - бойца не прибывшего на сбор - определенного искином как зараженного...
   "Алан с Куртом хорошие приятели", - подумал Ян и решил подстраховаться.
   - Алан тебе следует сдать анализы и побыть пару часов в карантине, - приказал он бойцу.
   - Конечно, - опустил голову Порт.
   "Слишком быстро, даже не поспорил, как обычно, не выказал вечного недовольства, странно".
   Ян внимательней присмотрелся к нему и подал знак остальным отойти назад, освободить пространство вокруг Алана. Он думал, что сделал это незаметно, но стоило первому бойцу сделать шаг назад как Порт кинулся со скрюченными пальцами на ближайшего человека - своего командира. Киргофф рефлекторно ушел от яростных, но глупых ударов и что есть силы вложился в апперкот правой. Хрумс! Челюсть хрустнула будто древняя ветошь, а зараженного подкинуло и бросило на пол. Чистый нокаут!
   Да не тут то было...
   Лже-Алан подпрыгнул как заправский дикий кот и попытался повторить атаку, на сей раз ударить не только руками но и всем телом. Рывок. Взлет. И... вжик! Алый луч ударил точно в затылок, перерезав спиной мозг. Под ноги Яну свалился уже умерший зараженный.
   - Облачаемся. Его, - кивок в сторону Алана, - в печь. Этим займутся Ольг и Мих. Остальные за мной.
   После рейда численность боеспособных эсеров сильно сократилась, однако сработанные звенья не объединялись, предпочитая действовать раздельно - специфика профессионалов. От нее никуда не деться. Грохоча ботинками бокостов штурмовики разбежались по многочисленным коридорам, оставив за собой единственную дверь, ведущую на мостик уже заблокированную от посягательств.
   Экипажи проверяли каждую пядь дотошно, заглядывали во все дыры и щели. Увы, но зараженные гнилью отличались просто невероятным способностями к маскировке и выживаемости, правда на небольшой период - всего две-три недели. С чем это связано никто не знал. Зато последствия даже малюсенькой царапины убедительны донельзя. Вон он результат - по коридорам где-то бродит, убивает ничего не подозревающих товарищей.
   Ян с бойцами двигался по центральному коридору, самому широкому, спрятаться в таком не просто, хотя комнатушек и закутков много, по большей части технические. Жилых же здесь почти вообще не было, только пара разминочных залов, да бар. Их то и проверили в первую очередь. Здесь согласно предписанию все сидели по местам и ждали результатов теста. Зараженных не было и отряд двинулся дальше.
   Шли по наводке всезнающего искина, проверяющего по датчикам корабль сверху донизу. Пару раз заходили в техкомнаты, где застряли два инженера, планово меняющие старые блоки управления. Чистые.
   Под конец коридора бойцы слегка расслабились, за что и поплатились.
   За одной из переборок своего часа ждал Ник Недж - один из тех кто не явился в точку сбора. Выглядел он неважно: бледный с красными воспаленными глазами и желтой пеной на губах. Он почувствовал неладное за час до объявления тревоги. Ему следовало тут же доложить об инциденте и пустить пулю в висок, или выброситься в мусорный шлюз, но гниль слишком специфичный вирус с сильнейшим чувством выживания и мысли о самоубийстве поистине невыносимы. Поэтому Ник ждал, думал авось пронесет. Не пронесло - с каждой минутой вирус захватывал все больше клеток и вскоре от былого веселого парня осталась только оболочка - невзрачная и опасная, к тому же полностью подвластная поселившемуся в теле ненасытному воинству...
   Эту позицию Ник выбрал специально - здесь нет камер и датчиков, проследить его движения искин не мог. Вот уже больше двадцати минут он ждал шанса когда сможет выполнить единственную поставленную задачу - распространить гниль везде и при любом удобном случае.
   Разведчик - Пауль Рокс не заметил прячущегося Ника и неосмотрительно повернулся спиной к перегородке, обследуя новый сектор. Стелющийся шаг, прыжок и острые, словно алмазные, когти, появившиеся вместо ногтей, с легкостью рвут бокост и царапают кожу. Один есть!
   Новый рывок к командиру отряда - Яну Киргоффу, идущему следом за Паулем...
   Удар!
   Ян в мгновение ока подставил под руку бывшего подчиненного свой ИМС и отлетел вместе с обломками к стене. Гниль даровала телу человека куда большие возможности чем он использует в повседневности! Командир дернул из набедренной кобуры лучемет, но не успел выстрелить как Ника длинной очередью из четырех стволов отбросило на пол и не дав подняться разнесли бледную голову двумя выстрелами.
   - Пауль покажи, - требовательно произнес Ян.
   Разведчик с белым как мел лицом повернулся к командиру, зажимая рукав.
   - Убери.
   Перчатка сползла с предплечья. Под ней оказался рваный клочок. Окровавленный.
   - Ребята не надо, это всего лишь царапина, и не такое бывало, - умоляюще посмотрел на собратьев по оружию Пауль Рокс. Те стыдливо отвернулись.
   Ян сглотнув подступивший к горлу горький комок поднял лучемет.
   - Прости, друг.
   Вжик! Алый луч ударил точно в лоб, оставив на нем лишь маленькую аккуратную прожженную дырочку.
   Потерявший бойца экипаж ушел дальше, оставив Пауля и Ника лежать в лужах крови. Будет время, и им воздадут почести присущие доблестным воинам, а пока им суждено лежать здесь, ждать похоронной команды, отрядить еще воинов как это было с Аланом командир не мог - не то место и время. По крайней мере до тех пор пока штурмовики не выполнят поставленную задачу...
  
  
   * * *
   Буферная зона.
  
   "Тиранис" выпрыгнул из Альфа-окна будто демон из Бездны. Секунду назад на границе системы лишь первородная пустота, а мгновение спустя в облаке тусклых огней появляется корабль освещающий пространство проблесковыми маячками.
   Эсеры прибыли в конечную точку - Буфер. Место где не властны ни Диктат, ни Союз Вольных Миров, ни империя Цань и уж тем более ни о каких нейтральных системах здесь речи точно не ведется. С одной стороны это хорошо - полная свобода и все такое, но с другой - анархия. На этих просторах проще простого схлопотать бортовой ракетный залп или получить тройку плазменных капель в подбрюшье. В общем места тут интересные и опасные.
   Сам по себе буферная зона представляла собой семь непригодных для жизни звездных систем с планетами выжженными до пустынного состояния. Радиактивного. Это произошло на заре становления первых звездных империй и в ту пору люди все еще надеялись расселяться во все стороны невозбранно, перескакивая от одного мира к другому словно саранча на бесконечном поле. Но не вышло. К тому моменту когда человечество осознало тщетность преодоления пустоты за границами Сектора в войне сгорело семь центральных систем...
   Давно это было, но урок сей не забыт. Вот к примеру Буфер служит тому ярким подтверждением. Ничейное пространство захламленное пиратами, отщепенцами всех мастей и швалью со всего Сектора. В целом веселое место, если не зевать и не показывать слабости, в противном случае лихие люди вмиг воспользуются оплошностью, а уж чем это обернется знают одни Высшие.
   "Тиранис" после прибытия пребывал в некотором спокойствии, барражирую среди мелких метеоритов и космического мусора в избытке висящего на краю финиса местной звезды. Переход из системы Желтый Вилис в Буфер занял почти двенадцать часов.
   Малый переход, Быстрое окно, да мало ли других названий для ближних прыжков из одной системы в другую? Однако для "Сынов Родины" это перемещение оказалось тяжелее и дольше самих затянутых переходов.
   К концу пути команда не досчиталась тридцати двух человек. Среди мертвецов были как обслуга, так и бойцы. Но как бы там ни было - эсеры выполнили главную задачу - не выпустили гниль с корабля и уничтожили мерзость на корню, выбросив прах сожженных трупов в открытый космос сразу по прибытии.
   До самого конца Ян держался, а когда проверили последний закуток он с тяжелым сердцем направил стопы к себе в каюту. За оставшееся до выхода из Альфа-окна время он решил напиться до состояния нестояния и завалиться спать. Командир штурмовиков и верный помощник Ведуна пил самогон местного производства как воду и не хмелел, лишь тяжесть в груди становилась легче. Ян пил до тех пор пока она не пропала. Последний стакан провалился в горло за несколько минут до того как "Тиранис" очутился на просторах Буфера...
   Де Гис держался лучше, толи потому что лично не участвовал в зачистке, толи из-за более сильного внутреннего стержня, все-таки убивать своей рукой вчерашних друзей - тяжкое бремя. В отместку Дир заставлял себя раз за разом глядеть на зачистку каждого зараженного и того как оными становятся. Противно и больно, но выхода нет, как и альтернативы.
   Вот не успевают убежать от зараженного два молодых техника, а следом сидя в уголке плачет загнанный в угол энергетик, задержавшийся возле гиркона и теперь не могущий пробраться в безопасную зону. Совсем скоро он начнется бессильно рыдать, размазывая по лицу пыльными руками кристально чистые слезы. Дверь закрыта, истерика нарастает с каждой секундой, вплоть до того момента как к нему не подкрался гнилой.
   Дир мог его спасти, открыть дверь. Всего лишь надо отдать команду, но капитан этого не сделал - вовремя заметил разорванный рукав на левом плече. Конечно можно подумать на то что комбез уже был рваным, мало ли о какой выступ зацепился, но малодушия де Гис позволить себе не мог. Лишь обратный счетчик хронометром отбивал потери. Раз-два и нет человека, раз-два и еще один падает с дыркой во лбу...
   Многих отправил на тот свет де Гис, но еще больше погибли бы дай он волю эмоциям. Сохраняя невозмутимость снаружи, под взглядами команды, Дир изнутри выгорал адским пламенем готовым в любую секунд сожрать его, дай он хоть каплю власти переполнявшим эмоциям.
   Капитан мог затушить пожар, но не делал этого. Не покидал мостика до последнего момента, не может капитан уйти с мостика во время перехода. И единственное спасение - скрыться глубоко внутри себя, огородиться от всего и дать страстям утихнуть.
   Тяжкое испытание выпало на долю эсеров, слишком много горестей за один день даже для их прославленного отряда. И может поэтому морально ослабленные локационщики не заметили среди тысяч тонн мусора три блеклые тени, движущиеся прямиком на них...
  
  
   ***
   Буферная зона.
   "Тиранис".
  
   Ян очнулся лежа на полу на чем-то мягком и это нечто вяло трепыхалось, пытаясь вылезти, но куда там! Бокост и без человека весит полтора центнера, а уж с ним и вовсе четверть тонны - попробуй сдвинь такую бандуру.
   - Слезь с меня! - прохрипел знакомый голос.
   - Дир это ты что ли?
   - А кто еще? Я до тебя уже минут пять пытаюсь докричаться.
   - Скорее дохрипеться, - заметил Ян аккуратно перекатываясь в сторону.
   - Ох! - облегченно выдохнул де Гис и попытался встать на ноги. Получилось со второй попытки и сразу кинулся к капитанскому месту запускать общую диагностику корабля.
   Чуть погодя начали приходить в себя и остальные члены команды. Минуты через две все места на мостике были заняты и казалось бы ничего не напоминало о недавнем бое...
   - Проклятье! Что эта ублюдская зараза сделала с моим кораблем?! - взревел раненым зверем де Гис после того как пришли данные по "Тиранису". - Выкидыши Бездны как же они додумались до такого? Три расчетливо поставленные "гнилыми" мины превратили первоклассный корабль почти что в груду мусора. И когда только успели?
   Дир тяжело опустился в кресло и уставился пустым взглядом в мигающий красный экран. "Тиранис" доживал последние деньки - максимум через три дня он развалится.
   "Системы жизнеобеспечения работают из рук вон плохо, заплатки, поставленные дроидами позволят продержаться еще некоторое время, но недостаточно для того чтобы довести крейсер до базы. Хотя кого де Гис обманывает? У эсеров и мощностей то нет... большая часть реактора в критическом состоянии", - с горечью подумал капитан. Пальцы отработанными движениями пробежали по экрану, отключая второстепенные отсеки от единой сети, после чего вызвали меню искина и настрочили кодовую фразу-пароль.
   - Доступ к энергоресурсам корабля получен. Запускаю экономичный режим работы, - оповестил искин всех на мостике и тут же освещение резко упало, уменьшилась интенсивность, а некоторые лампы вовсе отключились.
   Пришла пора беречь скудные запасы.
   Сразу после этого Ян, мучавшийся головной болью подошел к поникшему Диру.
   - Хватит хандрить, до недавнего времени это была моя прерогатива. Или ты забыл? - Киргофф хлопнул друга по плечу, мол давай парень, шевелись. Да только если обычно капитан отвечал какой-нибудь остротой, то сейчас даже внимания не обратил. Как сидел полулежа так и остался.
   - Гляди, а без тебя было бы много хуже! - на капитанском экране появились сухие числа статистики боеспособности отряда. Ян прорычал сквозь зубы проклятье. По данным выходит, что от выживших после зачистки осталось три четверти - два взрыва повредили герметичность нескольких комнат и люди превратились в ледяные скульптуры. Удивительно, что гнилые не додумались гиркон заминировать! Хотя может быть на это и был весь расчет, мол корабль потерпел крушение и нуждается в помощи?
   - Искин проведи перекличку, - приказал Дир.
   - На данный момент из трехсот сорока шести членов команды полностью или частично функционируют двести три индивидуума.
   Искина говорил очень неприятные вещи.
   "Сколько еще погибнет? Сто, тысяча или десять тысяч?" - горько подумал де Гис, одновременно прикидывая сколько новобранцев, смогут предоставить вербовщики.
   - Согласно пункту три параграфа сорок три сразу после перехода активирован экстренный СОС сигнал. В настоящий момент пришло два зарегистрированных ответа. Один в десяти минутах полета, а другой свыше двух часов. Согласно приоритетной программе спасения команды все энергоресурсы переброшены на обеспечение максимума жизнедеятельности. Заблокированы номера следующих шлюзов: первый, третий, четвертый, пятый...
   - Искин выведи расположение ответивших кораблей.
   На экране появилась карта необитаемой системы: четыре планеты средних размеров кружили вокруг белого карлика с напыщенным именем - Большой Фер. Координаты ответных сигналов расположились с противоположных сторон. Первый оказался так же на границе системы, а второй рядом с третьей планетой. Дир с Яном анализировали скудные данные, а искин уже выдал новую информацию:
   - Фиксирую приближение групповой цели.
   - Оперативно спасатели действуют, - хмыкнул де Гис.
   - Скорее пираты... - задумчиво заметил Ян после чего добавил: - Знаешь Дир, надо готовиться к обороне.
   - Да какая может быть оборона, когда треть корабля раскурочена?
   - Собери всех взводных на мостике и прикажи группам готовится выдвинуться на позиции, - сам де Гис вызвал на панели схему корабля для того чтобы выбрать места для обороны.
   Киргоффу осталось только ругнуться и махнуть рукой на ушедшего в себя капитана. Между тем "спасатели" уже появились возле "Тираниса"...
   Дир закончив расчеты вышел в зал:
   - После команды сохранять тишину, разрешено общаться только жестами вплоть до отмены приказа. Просветить термальными сканерами они нас не смогут, так что ждите. И не забудьте все довести личному составу. Командиры в Буфере не ждали ничего хорошего, поэтому и готовились к худшему. Тут искин ожил:
   - К нам приближаются три корабля, класс - эсминцы. Точки выхода позволяют сделать вывод о возможной угрозе. Рекомендации - привести системы противодействия в полную боеготовность, поднять щиты, вывести дроидов на позици.
   - Искин - беззвучный режим, - приказал де Гис.
   Три точки выхода сияли на экране едва ли не впритык к крейсеру. Кто это может быть, спасатели или все таки пираты? Наконец на экране показались вынырнувшие из-за гор мусора корабли.
   - На таких кораблях спасатели не ходят, - заметил Ян и заметил. - Скорее всего пираты.
   Отряды уже занимали позиции, и на мостике воцарилась тишина. Ровно на тридцать секунд, вплоть до момента, когда к борту не пристали первые абордажные лохани...
  
  
  
   * * *
   Буферная зона.
  
   В обитаемом Секторе нет ни одного человека не знающего что такое "охотничья партия свободных". Для романтиков и мечтателей - мечты и грезы, а для суровых прагматиков - шайка пиратов, подлежащая немедленному уничтожению. К последним относились военные всех государств Сектора и не важно где они встретят охотничью партию: у себя в системах или в Буфере последствия почти всегда одни и те же - бой или преследование юрких кораблей пиратов.
   Однако как не парадоксально, но очищающих походов в Буфер ни одна из империй за всю историю существования Зоны так и не предприняла. Высокая Политика.
   Государства официально придерживаются по отношению к пиратам четкой позиции истребления космических стервятников, что не мешает владыкам втайне поддерживать одни кланы против других, прикармливать бешенных псов, науськивая их против своих давних врагов. А нередко и самостоятельно снаряжать шайки сорвиголов, гонящихся за быстрым богатством.
   Всем известно торговля - движитель развития. Не будет ее и государство ждет стагнация с последующей регрессией. Финансы - кровеносная система любого мира, его питающие элементы, смазка для производств и социальных программ.
   Исходя из этого нейтральные государства, расположенные между тремя звездными империями выставили в своих системах тарифные ставки на прохождение по их территории, обеспечивая защиту и ремонт в случае поломки. В Буфере естественно никаких выплат не было, за счет чего прибыль торговцев возрастала в разы. Собственно из-за последних в буферной зоне и появились пираты, прочно обосновавшиеся в заброшенных системах.
   В целом доктрина конвоев и одиноких рейдеров сохраняет шаткое равновесие, позволяющее всем получать дивиденды...
   Сегодня по приграничью Буфера курсировал отряд командора Ксея Хамвора, предварительно разогнав прочую мешающуюся шушеру. Этот ушлый пират обладал необычайным нюхом на наживу и вот после двухмесячного простоя - отдыха после очередного куша он решил напомнить о себе.
   И, о, удача! Не прошло и суток с момента появления как среди обломков кораблей и ледяных глыб появилась подходящая одиночная цель. И всего-то в десяти минутах перехода.
   Командор Хамвор, старый интриган, когда-то командовал боевой эскадрой в Империи Цань, но после того как его поймали с поличным во время проворачивания темных делишек то приговорили к смерти через повешенье. Но пройдоха сумел сбежать, подкупив стражу. С тех пор прошло больше десяти лет, а Ксей Хамвор не только не загнулся на задворках цивилизованного мира, но даже сумел вновь стать командиром эскадры. Правда небольшой - всего в три единицы, но для того кто в начале "карьеры" ничего кроме своей головы не имел результат отличный.
   - Парни нам сегодня везет! - выдал излюбленную фразу командир и не сдерживаясь довольно осклабился.
   Команда поддержала его одобрительным ревом. Ни у кого не появилось даже тени сомнения в истинности слов командора. Все засады и подставы военных и озагов пираты давно знали, как и то, что все "корабли-утки" используются исключительно внутри родных систем, там где до них в случае нужды можно быстро добраться. А вот за финисом звезды этого сделать не получится - звездных троп нет, а значит и отстраиваться непочему.
   - Пёс, собирай абордажников! - приказал Ксей своему верному помощнику.
   Когда эскадра приблизилась к точке пеленга, абордажные команды уже были готовы и ждали только команды на вылет...
   - Ничего себе кораблик! - присвистнул Гейлод, старпом Хамвора.
   Тут же на дисплее выплыла краткая сводка о представшем перед ними корабле:
   Название: "Тиранис".
   Тип: крейсер.
   Владелец: ---
   Предварительное состояние: удовлетворительное.
   Капитан молчал, а мозги едва не кипели от работы. Он понял, кто предстал перед ними, своего рода легенда Сектора! И легенда очень дорогая.
   "Вот он шанс!" - внезапно понял Ксей.
   С таким грузом его примут в Диктате и простят былые шалости да еще накинут на безбедную старость. Но вот цена подобной авантюры могла оказаться слишком высока, хотя командора не заботили жизни людишек, главное в случае успеха он сможет вернуться к спокойной жизни! И плевать, что сейчас придется идти ва-банк. В своем светлом будущем Ксей не видел ни одной из тех рож что окружают его сейчас.
   Хамвор не сомневался в успехе захвата "Тираниса", судя по всему крейсеру изрядно досталось, а от команды вовсе осталось процентов тридцать, если не меньше, с такими силами пираты справятся без проблем! Но командора больше заботили разборки со своей командой во время дележа, вот где могут возникнуть настоящие проблемы...
   Гейлод глядел на повеселевшего командира и сам улыбался. Хамвор склонился над экраном:
   - Доложить о готовности!
   На экране появились два квадрата с лицами капитанов: Спес Цев и Гадди Зил. Над левым квадратом высветилось "Фарт", а над правым "Кот".
   - "Фарт" готов к абордажу, - отозвался Спес Цев.
   Лицо капитана "Фарта" напоминало крысиное: серые волосики на голове и мутные невзрачные глазки на вытянутом лице.
   - "Кот" готов к абордажу, - пробурчал Гадди Зил.
   Капитан "Кота" обладал массивным тучным телом с круглым потным лицом и нечесаной бородой в которой застряли объедки недельной давности. Не добавлял привлекательности и масляный взгляд красноватых подслеповатых бледно-синих буркал.
   - Высылайте призовые команды, - скомандовал он, но капитаны смотрели по-прежнему хмуро. Ксей тогда добавил: - Законы Братства с нами!
   Лица капитанов разгладились, появился хищный оскал. Спустя секунду экран погас. Древние слова произнесены, отменить их уже нельзя. Братство следит за тем, чтобы соблюдались основополагающие законы. Их немного. Один из законов гласит - добыча принадлежит первому кто ее обнаружит, за вычетом капитанской десятины.
   - Командир, но как же так? Они все лакомое загребут, - непонимающе спросил Гейлод. - Ребята не поймут...
   - Что за нытье старпом? - удивился Хамвор. - Парни без добычи не останутся.
   - Но тогда почему отправил первыми этих? - продолжил недоумевать старпом.
   - Не разочаровывай меня, иначе придется искать нового помощника! - разозлился Ксей.
   Старпом потупился, пошевелил бровями, пытаясь показать мыслительный процесс, но глядя на его широкий лоб без единой морщинки, низко посаженные надбровные дуги и приплюснутый нос, не единожды сломанный в работу мозга верилось с трудом. Вот убить, наказать, проследить за работой - на это старпом мастер, именно за безынициативность и верность Ксей ценил Гейлода.
   Ну а подобные выволочки случались частенько - пару раз в месяц точно и на них старпом не обижался и принимал как должное.
   - Вызови командиров абордажников на инструктаж.
   - Но...
   - Не беси меня! - прошипел Ксей в лицо сгорбившемуся старпому.
  
   Тем временем с "Фарта" и "Кота" отошли первые боты и устремились к замершему среди обломков крейсеру. Корабли Хамвора подошли на достаточно близкое расстояние до цели и десантные боты достигли бортов за несколько минут, тут же заблокировав шлюз с основным кристаллом Альфа-окна. Затем словно каракатицы боты разлетелись по разные стороны крейсера, и вплотную пристыковались тут же начав срезать внешнюю броню.
   Все действия заняли от силы минут десять, после чего в образовавшиеся дыры полезли охочие до чужого добра пираты...
   Правда события на "захваченном" корабле начали идти по незапланированному сценарию. Сначала пропала связь с одной группой, потом еще с двумя, капитаны "Фарта" и "Кота" не понимали что случилось. Не было ни стрельбы, ни переговоров. Оба бесились, орали на подчинённых, но прояснить ситуацию не могли.
   Неизвестно до чего бы додумались пираты, если бы вдруг при исчезновении еще одной группы в эфир не попала стрельба и ругань атакующих.
   - Хмырь, заходи слева! Прижми ублюдков, не дай им высунуться... Что?! Я сказал иди, тварь, иначе...
   Ор командира группы резко прекратился, на периферии забулькало, и через пару секунд связь с громким шипением прервалась.
   Командор оглядел прибывших на мостик командиров абордажных команд и с толикой превосходства заметил:
   - Ловушки. Именно поэтому пошли первыми именно они, а не мы.
   Пираты заулыбались, прониклись моментом. Вплоть до того, что даже предложили вовсе напасть на остатки других кораблей и не делится с ними. Тем более без приказа помощники не смогут управлять эсминцами - работала самозащита от предательства. Подобная система разрабатывалась вообще то для военных, но вскоре перекочевала и на пиратские корабли.
   - Чтобы подобной чуши я больше не слышал! - рыкнул Ксей.
   И не потому, что ему претила подобная затея, вовсе нет, он сам хотел поступить аналогичным образом, только еще жестче, но командор давно варился в этой каше и знал, что нельзя давать подчинённым инициативу, иначе они на ней сначала проедутся на твоем горбу, а затем и скинут с пьедестала лидерства. В свое время Хамвор сам воспользовался подобным шансом.
   - Ждем пять минут и выдвигаемся и чтобы без сюрпризов! Всем ясно?
   Командиры промолчали, знали на что способен капитан и испытывать лишний раз его гнев не хотели. Расходились с азартно блестящими глазами, уверенные в своих силах. Не первый раз на дело. Многие из пиратов раньше служили в полках Диктата, дружинах СВМ или ордах Империи. Каждый в команде знает с какой стороны взять импульсник, не понаслышке разбирается в пытках и без проблем прирежет безоружного. Охотничья партия Хамвора состояла из настоящих ублюдков, готовых за кредиты прирезать родную мать.
   Ксей имел хорошее представление о мыслях подчиненных, о том что они наплюют на любые приказы, если увидят что дело того стоит. Ублюдки! Ни доверия, ни сочувствия. Поэтому он всегда шел на дело с тремя дроидами-телохранителями и дюжиной первоклассных рабов с вшитыми кристаллами подчинения, используемые в цаньцев специально для телохранителей.
   В свое время их совместно создали жрецы Триумвирата, но разработку очень быстро засекретили, а спустя некоторое время модификация оной всплыла на рынке Империи Цань. И конечно кристаллы подчинения были одноразовыми...
   А пока команда флагмана набивалась с десантные шлюпы с "Фарта" и "Кота" вылетела уже вторая партия абордажников, во главе с капитанами. Все шли в разные точки. Конструкция абордажных кораблей отличалась от простых транспортников и была похожа на десантные с той лишь разницей, что на левом борту у абордажников крепились плазморезаки, вскрывающие толстую броню, словно консервные банки. После чего с ботов выделялась специальная пенная прослойка и бойцы в бокостах через выдвижной коридор врывались внутрь...
   Ксей Хамвор десантировался в последних рядах, прикрытый телами рабов и силовыми щитами дроидов. Вступил в отсек и тут же наткнулся взглядом на тело своего бойца с расколотым забралом.
   - Вот и первые потери, - рыкнул Ксей и тут же гаркнул на приостановившихся бойцов. - Чего стоим? Вперед за трофеями!
  
  
  
  
   Глава 5.
   Владения Диктата:
   Система Желтый Вилис.
   Планета Уб-Ога.
  
  
   Алекс нехотя приоткрыл сначала один глаз, затем другой. Везде темнота. Первую секунду ему казалось будто он лежит на полу "Тираниса" - так спокойно и легко было, но затем...
   Внезапно наступил приступ жесткой колючей боли в ногах и правой руке, в довесок приправленный мигренью. Сдерживая рвущийся сквозь стиснутые зубы крик, Алекс попытался приподняться на левой руке, не сразу но это удалось, превозмогая вспышки боли и мигрени, он все таки приподнялся.
   Повсюду глыбы, глыбы и еще раз глыбы, среди которых лежал он. Чудо что его вообще не придавило одной из них. Хотя нет. Придавило. Ноги и правая рука плохо слушаются.
   "Уж не раздроблены ли?" - с ужасом подумал Ведун и что есть силы дернулся вперед...
   Раз!
   И ничего, лишь новая вспышка боли, тут же отключившая беспокойное сознание...
   В следующий раз Алекс не проснулся - его разбудили. Голоса. Совсем рядом, буквально в дюжине метров от него - сдвинь каменюку поменьше и увидишь людей! Ведун обрадовался так как не радовался лет семь.
   - Эй! Я здесь, помогите мне! - хотел крикнуть он, что есть мочи.
   Да вот беда - не получилось вымолвить ни слова, в горле словно ком встал и язык набух как сытый удав греющийся на солнце.
   "Может сами отыщут?" - с надеждой подумал Алекс.
   Голоса приближались, они слышны все отчетливей.
   - Есть кто выживший? - спросил кто-то смутно знакомый.
   "Я здесь!" - хотел изо всех сил крикнуть Алекс, но не мог.
   - Тут никого, тебе показалось, - заметил второй голос.
   - В любом случае нужно проверить. Алан приказал найти всех выживших в каком бы состоянии они не были.
   - Знаю-знаю, но теперь убедившись в пустой трате времени и сил, думаю можно возвращаться, мы сделали все что могли...
   "Нет, не все! Я же еще тут! Спасите меня!"
   Алекс лишь мычал и не мог ничего поделать. Люди уже ушли, оставив живого командира под завалом. Ведун поняв, что помощи не будет пришел в ступор - еще никогда он не попадал в такую ситуацию когда он для своего спасения ничего не мог сделать. И это привело в замешательство и временный духовный и моральный паралич.
   Осознание простой истины, что жизнь не данность, - а дар, резким рывком выдернуло разум Ведуна в реальность, дало толчок к действию, подрубило апатию на корню. Даже тело сделалось послушней: боль оказалась терпимой, да и руки с ногами зашевелились.
   "Так глядишь, и оклемаюсь", - заметил Алекс сам себе.
   Минуты тянулись липкой патокой. Постепенно Ведун оживал и даже начал разбирать завал. Ему повезло - он лежал между двумя глыбами, а просвет между ними закрывали десятка два булыжников с голову взрослого человека. Казалось бы пустяк - это и не завал вовсе, но вот когда ты стеснен и руки едва слушаются даже такая преграда может стать непреодолимой.
   "Давай, еще немного", - подбадривает себя Алекс.
   Ему удалось высвободить правую руку и теперь он что есть сил пыжился выталкивал каменюки перед собой. Получалось плохо. Удалось слегка подвинуть, но не более того, однако Алекс заставлял себя не отчаиваться. Закусив до крови губу он раз за разом толкал завал смещая его миллиметр за миллиметром. В какой-то момент булыжники сдвинулись настолько, что верхние осыпались и укатились куда-то во тьму. Просвет расширился, хотя какой там просвет, та же темнота, но чуточку светлее.
   Пот бесстыдно заливает глаза Алекса вынуждая лить слезы. Мутная пелена быстро скрывает даже намек на видимость. Хочешь не хочешь, а начнешь звереть. Этому способствует и то, что не получается убрать последние мешающиеся камни. Толкаешь-толкаешь, а результат нулевой. Затор там что ли?
   Отчаянье готово было полностью захлестнуть Алекса, но он продолжал бороться понимая, что если в ближайшее время не получиться выбраться из каменной ловушки, то он умрет. Выбора нет. И вновь пыхтя и мысленно матерясь, разжигая в себе огонь злобы, он толкал и бил, толкал и бил по серому бездушному камню.
   Тук! Тук! Тук!
   В какой-то момент глухой звук ударов изменился, послышался шорох сдвигаемого камня и в лицо Алексу ударила струя свежего воздуха. Темница пала! Ведун змеей полез вперед, шурша бокостом словно чешуей...
   Понять насколько ему повезло Алексу удалось только тогда когда он выбрался из ловушки. Каменные глыбы загромождали собой все от пола до потолка и лежали они настолько плотно, что удивительно как вообще Ведуна не расплющило.
   Алексу вдруг остро захотелось емко ругнуться, да так чтоб уши покраснели, но вот беда - голоса по-прежнему нет. И вместо ядреного словесного залпа с губ сорвался монолитный сиплый хрип.
   Ведун по-вороньи рассмеялся, но как-то тихо. Безысходно. А тут еще и левая нога начала ныть. Потянул? До этого Алекс не замечал этого, а теперь вон как получается. Заняться осмотром в бокосте занятие бесперспективное и в какой-то мере глупое, но за неимением возможности его снять Ведуну пришлось изощриться. Усевшись на валуны он аккуратно простучал помятый экзоскелет - приятного мало. Каждый хлопок, даже самый незначительный отдавался в теле вспышкой боли. Сломал? Возможно.
   Одно радует - бокост позволяет передвигаться (хотя и весьма посредственно) даже на сломанных ногах. Правда боец будет этот период жить на одних медкитах с их болеутоляющими и энергетиками. Но разве это кого волнует, когда на карту поставлена жизнь или того больше - выполнение поставленной задачи? То-то и оно.
   Алекс принципиально не использовал медкиты, даже когда они и правда требовались. Но теперь выбора у него не осталось, пришлось снять блокировку с автоврача и тут же почувствовать как три иголки прокалывают кожу на правом бедре. Спустя пару секунд по телу разлилась приятная расслабляющая волна на смену которой накатила другая - тонизирующая. Вместе с этим Ведун почувствовал как шею обхватывают теплые липкие ленты сразу начавшие приятно массировать ее. Минуту спустя он почувствовал что может нормально говорить, а не хрипеть как припадочный.
   Да только вот с языка ничего не сорвалось - в этой мертвой тишине Алексу как-то резко перехотелось говорить. К тому же к легкому чувству эйфории (от стимуляторов) добавилось нечто иное - осязаемо-беспокойное, словно гложит нечто забытое но нужное и примерно известно где это забытое искать.
   Перед глазами у Алекса будто навигатор появился. Тусклый и невзрачный, но зато с указанием куда двигаться. Ведун подумав решил поддаться чувствам и следовать за зовом, тем более что выбора нет...
   Идти во тьме, постоянно прислушиваясь - не раздается ли поблизости цокот когтей пещерных крыс, оказалось выматывающим занятием. Странно но почему Алекс был уверен в том что здесь этих тварей не осталось.
   Невидимый компас внутреннего чувства уверено вел по петляющим пещерным отноркам. Порой приходилось ползти по узким низеньким ходам и это у Алекса получалось из вон рук плохо - нога хоть и перестала болеть, но вот и нормально функционировать тоже отказывалась, словно кусок мяса на кости прицепили и теперь волочится тяжким грузом.
   Где-то на двадцатой развилке - неказистой и крайне неудобной Ведун потерял счет времени. Сколько он тут уже плутает - час, а может половину суток? Алексу честно сказать было не до подсчетов, он чувствовал, что постепенно приближается к неведомой цели и старался не думать ни о чем плохом, в том числе и о голодной смерти, ему почему-то казалось, что стоит ему добраться до цели и все наладится. Откуда столь оптимистические мечты Алекс не знал и просто отдавался им как беззаботный ребенок влекомый вслед за родителями.
   Компас настойчиво ведет вперед и Алексу ничего не остается кроме того чтобы чертыхаясь и мысленно ругаясь брести за зовом. Постепенно действие энергетиков и транквилизаторов начало спадать, то и дело в ноге появлялась тянущая боль, пока терпимая и даже ненадоедливая, однако Алекс отлично понимал - еще чуть-чуть и боли усилятся, и достигнут таких величин что ему придется или пролежать сутки не двигаясь или ампутировать ногу к чертям собачьим.
   Ни того ни другого он себе позволить не мог и молился Высшим давно покинувшим Сектор, чтобы он добрался до цели быстрее чем нога превратиться в опасный балласт.
   В какой-то момент компас вдруг отключился!
   Алекс растерялся и словно новорожденный щенок ткнулся носом в холодную стену. За недолгое время проведенное под указкой он свыкся с ним и тут на тебе. Подстава!
   "Вот еще один урок - не хрен полагаться на дарованное, самому надо думать головой, самому", - с раздражением заметил себе Алекс.
   И тут...
   - Он ненужный балласт, нам следует думать о себе, а не о полумертвом бойце. Мы сами толком не знаем выберемся или нет, а ты тут развел демагогию о спасении!
   - Эсеры своих не бросают!
   Звук появился внезапно, словно тумблер включили. Разговаривали неподалеку.
   "Первый - Дикий Тони без сомнений, а второй - Алан, ох не зря он у меня в помощниках ходит", - против воли Алекс улыбнулся. Не все очерствело в его бойцах!
   - Не в таких условиях, сержант, - заметил Тони.
   Алекс даже стоя в отдалении чувствовал как напряжение сгущается, будто грозовая туча перед бурей. Ему остро захотелось выйти к собратьям и сказать какую-нибудь глупость, мол не надо ругаться, все будет хорошо. Вот только внутренний голос настойчиво шептал обратное - потерпи. Алекс решил выждать.
   - Ты не оставил нам выбора, - мрачно сказал Тони.
   - Что ты собрался делать, капрал?
   - То что должен был сделать ты, Алан.
   - Тварь! - рассвирепел сержант и тут же послышались звуки борьбы, звон клинков ножей и спустя несколько секунд бульканье умирающего.
   - Вот и все, - удовлетворенно заметил Дикий Тони. - Ну а теперь берем все необходимое и продолжаем путь, нам еще идти и идти до выхода, если конечно сержант не врал...
   Алекс различил торопливые шаги, шарканье переворачиваемых тел и тихая ругань. Через пару минут обыск прекратился и поредевший отряд побрел дальше. Ведун выждал еще несколько минут и только потом тяжело ступая побрел к месту стоянки.
   Картина открывшаяся взору была не раз запечатлена его мозгом - так могли действовать каратели и усмирители, но еще ни разу эсеры не опускались до их уровня, никогда "Сыны Родины" не бросали своих и тем более не убивали их. Это табу. И оно сегодня оказалось нарушено.
   "Что с ними делать? - спросил себя Алекс и получил единственный ответ. - Убить, как бешеных псов. Подобное не должно остаться безнаказанным и месть должна случиться в любом случае, чего бы мне это не стоило".
   Категоричность идеи на мгновение забила ощущения боли и дискомфорта от ноги, дало Цель на ближайшее время.
   Алекс стараясь шуметь как можно меньше подошел к ближайшему телу. Им оказался Манн Череп - штурмовик, боец Тони Дикого.
   "Выходит он и своего бойца убил? Да в какую тварь превратился этот ублюдок?"
   Сказать что Ведун разозлился - значит, ничего не сказать. На мгновение он даже потерял контроль и собрался броситься вслед за ушедшими, но здравый расчет быстро возобладал - он не в той кондиции, чтобы соперничать с несколькими бойцами. Был бы лучемет, тогда другой вопрос, но вот его как раз и нет - остался под завалом. И то что Манна убили ножом не говорит о том, что у них нет другого оружия. В таких условиях приходится ценить каждый гран энергии геммов.
   Внезапно лежащий в крови Алан пошевелился и что-то нечленораздельно прохрипел. Из горла вырвался едва слышный сиплый выдох. Ведун тут же поспешил к нему. Оказалось, что сержанту не вскрыли горло от уха до уха как Манну, а просто продырявили, кажется думали что ударили в сердце, но оказалось промазали, впрочем рана все равно смертельная. Уж это Алекс понял с первого взгляда - не жилец. И все же вопреки всему сержант до сих пор продолжал жить.
   - Алан ты меня слышишь? - Ведун склонился над умирающим. Тот от голоса командира дернулся и вновь захрипел.
   Превозмогая боль, на остатках сил, сержант приоткрыл глаза и попытался улыбнуться.
   - Жи... жив, - едва слышно прохрипел он.
   - Вот только ты, мой друг, в скверном положении.
   Алан прикрыл веки. Согласился. Он и без командира чувствовал что конец близок. Люди находясь на пороге смерти всегда остро чувствуют ее дыхание, а порой даже знают когда умрут. Сержант не боялся смерти, он вообще ничего не боялся. Набравшись сил он попросил:
   - До...бей... сил... нет.
   Ведун проклиная ушедших снял с бедра нож и аккуратно приподнял голову верного соратника. Его смерть будет легкой и быстрой. Один удар в основание затылка и сержант Грейк отправится на встречу к Высшим.
   Командир отпустил его. Не предал. Но от осознания этого легче не становилось, впервые за долгие годы войны с Шадом и его прихвостнями, Алекс задумался о правильности выбранного пути. Стоило ли начинать все это, если собственные соратники убивают друг друга? Ведун не смотря на личную трагедию продолжал верить в людей, предпочитал давать шанс, но выходит у него под носом зрело целое кубло уродов, а он и не заметил.
   Единственный шанс хоть как то исправить произошедшее - уничтожить отребье, а затем пройти гребенкой и по остальным эсерам, стоит только выбраться из этой передряги...
   Идти следом за ушедшими оказалось неожиданно легко, словно опустошенный медкит ввел новую порцию стимуляторов. Откуда это состояние? Алекс прикинул и так и эдак, но не смог найти достойного объяснения и решил отложить вопрос до лучших времен.
   Вновь активировался пропавших "компас", появился так словно и не пропадал, вел по стрелке не сбиваясь с проложенного ранее курса. Алексу оставалось только шевелиться и глядеть под ноги. Спустя некоторое время он наткнулся на труп одного из его бойцов. Рана у него такая же как и у Манна Черепа. Лужа крови расплылась на весь узкий коридор и еще не успела застыть.
   По полу потянуло едва уловимым сквозняком. Компас указывает верно, где-то в конце тоннеля и правда есть выход на поверхность. Новость настолько поразила Алекса, что он даже не стал осматривать труп. Вряд ли те кто его убил забыли забрать все мало-мальски ценное.
   Перехватив нож, Алекс продолжил путь. Теперь окружающая тьма уже не казалась непроглядной, у нее появились свои оттенки. Глаза понемногу привыкли и с некоторых пор Алекс даже стал различать пол и стены, правда всего метра на три, но и это несомненно прогресс.
   Ведун старался не шуметь, но получалось не очень - мелкая крошка постоянно скрипела и наверняка этот противный звук был слышен не на одну дюжину метров. Все чаще и чаще Алекс опускался на колени и как собака "нюхал", но не следы, а поток прохладного воздуха. Он посвежел и усилился.
   И хотя компас показывал верное направление Ведуна беспокоило странное щемящее сердце чувство скорых неприятностей, хотя Алекс и без него знал - встреть он ренегатов и все они умрут от его руки. Или сам Ведун погибнет, но об этом глава эсеров не думал. Запрещал.
   Повернув на очередной развилке он замер как вкопанный - в сотне шагов ярким пятном выделялся выход, а за ним светила серая луна Уб-Оги.
   - Дошел, - улыбнулся Алекс.
   - Еще не совсем, - заметил кто-то рядом.
   Ведун попытался отпрянуть в сторону, но не успел - что-то твердое приложило по голове и он кулем свалился на пол...
   - Почему нельзя сразу его добить? - спросил знакомый хрипловатый голос Рона Гудспика.
   - А нычки и коды от них ты скажешь?
   - И правда, не подумал, Тони.
   - То-то и оно, - довольно заметил Дикий.
   "Ублюдки", - с ненавистью про себя ругнулся Алекс, но никаких телодвижений не делал - продолжая оценивать обстановку. Уже через минуту понял - положение аховое: руки надежно связаны, а на ногах непонятно откуда взявшиеся кандалы.
   - Проверь как там наш командир, - сказал Тони.
   Алекс напрягся. К нему подошел Рон и несильно пнул по больной ноге. Против собственной воли Ведун зашипел - сказался проклятый накопительный эффект. Его не замечаешь до определенного уровня, но стоит его превысить и все - любое воздействие, даже незначительное кажется невыносимым.
   - О! Проснулся...
   - Готовь инструмент, - тут же приказал Тони.
   Алекс нашел в себе силы перевернуться и взглянуть на Дикого Тони. Не мог же в общем то неплохой малый в одночастье превратиться в выродка, забывшего узы братства. Что-то тут не то, в этом командир убедился сразу как увидел полубезумные глаза Тони, перекошенный рот и пепельные волосы, еще совсем недавно бывшие черными как смоль.
   Здесь явно что-то не так...
   - Как самочувствие, командир? - участливо поинтересовался Дикий.
   - Кушать хочется, - безмятежно ответил Алекс давя вспыхнувшую в душе злобу.
   - Остряк... это хорошо... Эй, Рон, пошевеливайся! - крикнул он в сторону.
   Через несколько секунд раздались шаркающие шаги Рона.
   - Чего разорался?
   - Тебя забыл спросить! Давай инструменты! - гаркнул Тони и не спрашивая выхватил у него из рук грязную тряпицу. - Вот тупица, ничего не понимает.
   Продолжил бурчать Дикий Тони, но уже заметно тише, с благоговейным трепетом разворачивая тряпку. А под ней оказался... серый кусок камня того из которого преимущественно и состоит пещера.
   - ТЫ...
   Тони мгновенно взъярился и резко повернулся к стоящему позади Рону, собирайся ударить его, но не успел. Капрал экипажа разведчиков достал его первым. Черный острый кусок неизвестного минерала ударил Дикого в шею, мгновенно перебив сонную артерию. Тони вздрогнул и заливаясь кровью повалился на землю словно мешок с костями.
   - Больно умным стал... отброс! - прошипел Рон.
   Алексу показалось что в момент смерти ренегата вокруг Гудспика на короткое мгновение появилась нечто темное, будто тень, но насыщенней и плотнее, осязаемей. Однако рассмотреть нечто лучше Алекс не успел - оно пропало так же быстро как и появилось, исчезла с последним вздохом Дикого Тони.
   - А теперь твоя очередь, командир.
   Буркала капрала не походили ни на нормальные глаза возбужденного человека, ни даже на безумно-азартный огонь во взоре ветерана. Алекс видел в них лишь черноту далекого недоступного никому космоса. В эти мгновения на него взирала сама Бездна - равнодушная и безжалостная.
   Рон подошел вплотную к связанному командиру и резко ударил осколком точно в горло...
   "Нет!"
   В последнее мгновение Алекс собрал все запасы дору, скопившиеся после последнего выброса и выплеснул их, прямо на встречу ренегату. Импульс энергии высвободился из тела Ведуна мгновенно, высушив его резервы до донышка лишив его малейшей возможности к сопротивлению, у него просто не осталось сил. Хотя в таком состоянии он ничего и не смог бы сделать - путы на ногах и руках никуда не делись...
   Алексу оставалось лишь принять удар, почувствовать как из пробитой гортани хлынет поток крови и умереть как шелудивый пес в пещере забытой Высшими...
   На короткое мгновение он почувствовал острую боль... в сердце. В тот же миг его дух покинул бренное тело, исчезло все - тяготы, заботы, даже припорошило пеплом угли ненависти к ублюдку Шаду.
   Душа Алекса отлетела необычно легко, словно ее никто и ничто не держало на этом свете. Он в первые мгновения растерялся и не сопротивлялся Зову, идущему откуда-то сверху, прямо из яркого слепящего света.
   "Почему смотреть туда неприятно?" - назойливо билась одна мысль, немного глупая, но почему-то кажущейся важной.
   И когда Алекс понял, куда его несет и что из-за этого месть не свершится, попытался воспротивиться, вернуться назад, но не смог даже притормозить, а скорость все нарастала. Вскоре свет трансформировался из неприятного в обжигающий, и кроме того Алекс заметил, что поднимается не абы как, а внутри узкого туннеля с огненными стенками. Но он не сдавался и что есть мочи боролся.
   В какой-то момент Алексу удалось затормозить, почти остановиться, но от этого жар лишь усилился. Он был уверен, что стоит ему сдаться и все - назад дороги не будет.
   Душа великого грешника застыла на грани забытья. Она чувствовала это и не желала этого, да только справиться с мощью завратной реальности не могла. Нет в ней столько силы.
   Каждое мгновение Алекс сражался с самим собой, с проклятым светом сжигающим и без того эфемерное тело. Он боролся не за себя - за своих почивших близких, за Идею когда-то засиявшую перед ним, за всех тех кто доверился ему.
   Он - Алекс Ведун не мог проиграть, но проигрывал. Постепенно душа начала подниматься все выше и выше, пока еще медленно, нехотя, но все-таки подниматься...
   Вдруг, когда Алекс уже не верил в собственные силы, где-то внизу, далеко на земле, появился еще один световой туннель, совсем рядом с ним. Но в нем было летящей души!
   Упускать такой шанс Алекс не имел права и совершив титанические усилия бросился в сторону, прямо на слепящую стенку своей тюрьмы. И такова была его воля и сила духа, что даже сжигающая стена, казавшаяся еще в начале пути непреодолимой прогнулась и прорвалась! Всего на мгновение, но Алексу этого хватило и он влетел в чужой туннель.
   Ведун не имел ни малейшего представления о том как может помочь другая тюрьма, но верил в это до последнего момента и не прогадал.
   Как оказалось Туннель мог не только "высасывать" душу, но и наоборот бросать ее на землю. Туннель предстал перед Алексом громадным шприцом. Вместе с душой Ведуна вниз неслась прорва сырой энергии, ее Алекс ощущал всем эфемерным существом. Для чего она нужна? Зачем? Кому? Вопросы всплывали один за другим, но ответов не предвиделось, и перед самой землей Ведун подобрался как перед решающим рывком и влетел в мутно-серый щит, раскинувшийся зонтиком прямо над телом какого-то несчастного.
   Алекс думал что больших мук уже не будет, но он ошибся. В момент, когда душа соприкоснулась с мутной пленкой его охватило поистине адское пламя и боль стала такой, что сил выдержать ее уже не было...
  
  
   6.
   Буферная зона.
   "Тиранис".
   Пятнадцать минут после начала высадки.
  
   Ян двумя экипажами бойцов контролировали узкий коридор, ведущий к оружейной. Еще две группы защищали подходы к мостику и реактору.
   - Искин сколько противников осталось на борту?
   - Семьдесят три человека при поддержке пяти дроидов.
   - Сколько времени осталось?
   - С учетом полного подавления отдельных секторов корабля системы будут функционировать семь часов двенадцать минут.
   За все время дежурства их группа выбила только пару дроидов-разведчиков, посланных нападающими впереди себя. В остальном было тихо, чего нельзя сказать об остальных.
   - Зафиксировано вскрытие трех отсеков, на борт высадилось сто три человека, - внезапно сообщил искин.
   Ян представил план корабля, прикинул как пираты могут пройти и резко повернулся к капралу экипажа штурмовиков.
   - Джонни бери своих и бегом к реактору, прикроешь их с тыла.
   Капрал махнул пятерым бойцам и бегом понесся по коридору на новую позицию. К Киргоффу пододвинулся капрал экипажа поддержки - Маар Длань, тридцатилетний воин с внешностью добряка-булочника, никак не вяжущаяся с образом мятежника.
   - Командир, думаешь они смогут там пройти? Даже я прожив на "Тиранисе" больше пяти лет узнал об этой щели, по недоразумению именуемой коридором, только через полгода. Вряд ли пираты ее заметят, - с сомненьем заметил Маар, провожая спины эсеров.
   Ян посмотрел на товарища задумчивым взглядом, пальцем сдвинул предохранитель на "Роке" поставив импульсник в боевой режим и только после этого отстранено заметил:
   - Никогда не надо считать врага глупее себя. Каждая ошибка - кровь людей. А я слишком ценю их, чтобы позволить оступиться. Верность идеалам обязывает. Помнишь такое?
   - Конечно, - склонился капрал.
   Большая часть эсеров состояла из воинов мятежного полка, преданного забвению сразу после случая на Кар-Маре. Все они помнили о главном постулате воинского братства, привитого Алексом Ведуном.
   Вдруг Киргофф почувствовал легкое дрожание и насторожился, но ничего не происходило. Он тихо продолжил мысль.
   - Предают люди - не идеи, их и надо наказывать.
   Маар Длань вновь кивнул. В эфире слышалась перекличка, звучали кодовые слова и фразы. После первых столкновений пираты присмирели, что уже странно - эта братия не отличается дисциплиной, а значит, захватчики обязаны создавать какофонию звуков!
   "Даже ругани не слышно", - удивился Ян, пытаясь прослушать частоты противника, но не ничего не нашел, словно они связь вообще не использовали, чего в принципе быть не могло.
   Он уже собрался выдвинуть позиции вперед, проверить, что там задумали пираты но тут в эфире группы Эльда Крона раздался автоматный треск и характерные свисты лучей. Командир ненадолго отвлекся, за что едва не поплатился - стену рядом с ними выгнуло, а спустя секунду металлические плиты поплыли, словно воск. Края капали расплавленным металлом, а из отверстия уже появился первый противник - боевой дроид - старенький Хонь-Ху, размером чуть больше человека, вооруженный небольшим резаком и слабеньким импульсником, но с сильным силовым щитом. Первый механический штурмовик, отлично зарекомендовавший себя более ста лет назад в войне Империи Цань и Союза Вольных Миров.
   Ян сталкивался с такими в первую кампанию против цаньцев, те в свое время наделали их в избытке и продолжали использовать даже спустя столетие. Помнится в ту пору Хонь-Ху кидали тысячами на все что можно, до тех пор, пока не начали высаживать десанты на поверхность планет. Оказалось их щиты, хорошо зарекомендовавшие себя в абордажных боях, на поверхности сыграли с ними злую шутку. Все мало-мальски "разумные" снаряды, уничтожая механизмы в первую очередь, порой вместе с группой прикрытия и тех поддержкой. В первых же боях цаньцы потеряли больше семидесяти процентов специалистов-ремонтников и половину дроидов-эвакуаторов.
   Как бы там ни было, но стареньких Хонь-Ху нельзя недооценивать - опытный Ян видел что случалось с теми кто пренебрегал железкой - их плазморезак с первого удара пробивает почти все силовые щиты и в считанные мгновения разделывает неудачника на куски.
   - Перегруппировка! Работаем в тройках. Ордер - Зет-3, - скомандовал Киргофф, отскочив от стены.
   Рядом с ним замер готовый к бою Маар. В его руках ожил "АК-531", полосуя врага короткой очередью прямо от бедра. Не выдержав останавливающей мощи штурмового автомата Хонь-Ху отлетел назад. Секундой позже в бой втянулись и остальные. Шквальный огонь не дал пиратам выбраться из дыры в стене. Не помог и силовой щит дроида, быстро потерявшего весь заряд.
   Вдруг валявшийся на полу Хонь-Ху неожиданно ловко вскочил на ноги и с низкого старта прыгнул к эсерам, закрыв на несколько секунд дыру, до того момента пока его разрывали десятки пуль. Второй Хонь-Ху продержался чуть дольше, даже прошел на три шага дальше, после чего упал дымящей грудой метала. Но пираты не сдавались, было слышно как что-то глухо бьет в стены. Ругались и проклинали кого-то, до тех пор пока не раздался полный торжества вопль.
   - Получите, выкидыши Бездны!
   Мгновение спустя из дыры вылез крупный шкафоподобный дроид, заслонивший собой весь коридор, неся перед собой самодельный щит сделанный из куска стены.
   "Как они умудрились ее вытащить?!" - удивился он, а затем увидел того, кто это проделал. За щитом медленно двигался угловатый механизм много массивнее Хонь-Ху, но заметно ниже.
   - Раздери мою печенку Высшие, откуда у них "Краб"? - поразился Маар.
   Робот двигался на гусеничной платформе, имел две клешни с плазморезаками и пару импульсников над кабиной пилота.
   - Против него помогли бы плазмометы, - сквозь зубы прошипел один из бойцов, меняя очередную обойму.
   "Краб" между тем продолжал напирать, плита зажатая в клешнях не оставляла шансов на контратаку.
   - Отходим, - скомандовал Ян.
   Маленький отряд отступил до следующего поворота, а пираты аккуратно плелись следом за "Крабом" и в ус не дули.
   А между тем ситуация накалилась до предела. На частотах эсеров слышались призывы о помощи, позиции сдавали одну за другой, бойцы держались из последних сил и к концу получаса сопротивления из трех опорных точек осталась одна - та что у реактора, да и то благодаря тому, что у пиратов на том направлении бился только один Хонь-Ху. Второй отряд, под командованием Макса Подшипника держался из последних сил и уже готовился отдать позицию, а то и вовсе подорвать себя. Но медлили, не известно выдержит ли потрепанная обшивка крейсера подобного надругательства.
   Ян уже второй раз за короткое время оказался в беспомощном положении. Пираты давили не желая ослаблять напор. Поймали кураж. Да такой, что уже не сомневались в скорой победе. Впрочем Киргофф знал, что так и будет, у эсеров просто нечего им противопоставить. Ангары с техникой недоступны, разве что оружейная, но там по большей части только ранцевое оружие мало пригодное для противодействия дроидам.
   И все же эсеры сражались остервенело, удерживая каждый пятачок, заливая врага пулями и энерголучами, но все равно отступали, до тех пор пока не оказались перед капитанским мостиком...
  
  
  
   * * *
   Буферная зона.
   "Тиранис".
  
   Хамвор стоял в окружении рабов и трех Тору-Ху. Это седьмая модификация древних Хонь-Ху, стоящая на вооружении цаньской империи. Глава охотничьей партии с усмешкой наблюдал за тем как ругаются капитаны "Фарта" и "Кота". Дела у них шли плохо, Спис Цев, несмотря на поддержку "Краба" не мог преодолеть последний рубеж, вояки остервенело защищались, не пускали пиратов дальше коридора, а Гадди Зил вовсе потерял две трети бойцов пытаясь прорваться к оружейной. Только у Ксея дела шли как по маслу - его бойцы методично выдавливали противника и теперь готовились добить их одним мощным рывком.
   Этот бой для пиратов оказался самым долгим и кровавым, еще ни разу они не задерживались настолько, чтобы выкуривать защитников по всем правилам осады. Но Хамвор не сомневался в успехе.
   - Гадди, Спис у вас десять минут, - жестко сказал Ксей капитанам.
   Те угрюмо ответили, что ускорятся и отключились.
   - Гейлод, бери треть парней и двух Хонь-Ху, зайдешь в тыл по тому лазу, который отыскали ребята Грома. Начинаем штурм через пять минут.
   Старпом с группой ушел назад. Выждав, Ксей приказал начинать атаку, предварительно забросав защитников связками светошумовых гранат.
   Однако планы Хамвора быстро задавить защитников не удались. Замер грудой железа "Краб" - кончился заряд батарей, в самый неподходящий момент! А без его поддержки разлетелись словно кегли дроиды, а задача по-прежнему не выполнена. Отряды Зила и Цева облажались, да так, что Гадди Зил с остатками банды ретировался и теперь двигался навстречу Ксею, а Спис Цев вовсе оказался в патовой ситуации не в силах выбраться из ловушки.
   Того и гляди защитники примерят роль охотников и добьют деморализованного противника. Впрочем Ксею было ни капли не жаль ни заносчивого ублюдка Списа, ни хитрожопого Гадди. Их время коптить этот мир давно прошло.
   - Приступаем!
   Первая тройка под прикрытием Хонь-Ху бросилась вперед, поливая проходы огнем, за ними перекатами кинулась следующая, а за ними еще одна. Одновременно с ними с тыла защитникам ударил отряд Гейлода, отвлекая на себя значительную часть сил. Решив не упускать шанс, Ксей бросил оставшихся на штурм.
   Подкрепление мгновенно решило исход скоротечного боя. Защитники отбили атаку с тыла, убив всех высунувшихся, в том числе и старпома, развалив его очередью в упор. Но на этом успех исчерпал себя, пираты прорвались с основного направления и эсеры не устояли.
   Дольше всех держался капрал Хром - белобрысый крепыш с рваной левой бровью, залившей половину лица. Он пытался контратаковать, но силы были не равны. У него осталось в подчинении всего пять бойцов, да и те раненые. Но самое удивительное никто из них не просил пощады, все сражались до последнего.
   Крепыш в измочаленном "Хранителе-М" виртуозно владел коротким штурм-автоматом. Но как не был хорош одиночка, он всегда остается одиночкой. Крепыша лично убил Ксей, пристрелив словно бешеного пса.
   Хамвор думал, что это командир отряда, но это было не так - тяжелораненого Яна унесли дальше к своим, на последний рубеж защиты к которому вел извилистый коридор.
   Уничтожив последних защитников, главарь пиратов дождался, когда потянутся остальные абордажники. Вместе с огрызками отряда запыхавшегося Гадди вышло четыре десятка бойцов при поддержке двух Хонь-Ху и трех Тору-Ху. Достаточно чтобы добить обессилившего но стойкого врага.
   - Вскрываем!
   Как и десятки раз до этого в монолитную дверь ударил слитный залп лучей. Первая атака оставила только чуть дымящееся пятно, как вторая и третья. определенно в этот раз пиратам достался крепкий орешек.
   - Мину ставьте, идиоты! - вскипел Ксей.
   Один из абордажников скинул с плеча неказистый контейнер, вскрыл его и достал небольшую полусферу. Пару секунд он активировал плазму и прилепил ее к двери. Чпок! Магнитные присоски зафиксировали мину и сразу начался обратный отсчет - с пяти...
  
  
   * * *
   Буферная зона.
   "Императрица"
  
   Хамвор отвлекся настолько, что не замечал приходящих с кораблей сообщений. А оставшиеся на бортах операторы систем связи, координации и навигации бессильно наблюдали за быстро приближающимися точками. Но поделать с этим ничего не могли, даже активировать пушки без приказа Хамвора и то не получалось. На все требовалось разрешение командора. Проклиная вся и всех оставшиеся на кораблях готовились к бою как могли. Кто-то достал импульсники, кто-то безрезультатно пытался все-таки взвести пушки или на худой конец открыть шлюзы ракет, после чего произвести частичный запуск вручную.
   Все вооружение пиратов - ракеты, мины, плазмопушки вдруг стало балластом.
   - Мы все трупы, - безнадежно выдохнул старший навигатор, увидев сходящие со звездных троп корабли.
   Эскадра неизвестных появилась боевым ордером, готовым в любой миг открыть ураганный огонь по неприятелю. Однако неподвижных пиратов прибывшие сторожевые эсминцы при поддержке двух фрегатов атаковать не спешили.
   Один эсминец вплотную приблизился к раскуроченному "Тиранису", сбив перед этим точным залпом плазмопушек абордажное судно у борта и замер рядом с крейсером. От фрегатов отделились сразу четыре абордажных бота от эсминцев еще два, они без труда преодолели хлипкие силовые барьеры пиратских кораблей и пристыковались к шлюзовым плитам сразу начав вспарывать их резаками.
   Первым под раздачу попал флагман Хамвора - "Императрица".
   - Что будем делать? - не выдержал самый молодой из операторов - курчавый Ронни.
   Парень то хватался за лучевик в кобуре, то порывался встать и побежать, а то вовсе лихорадочно вбивал на экране пустые команды. Постепенно по мере приближения абордажных команд его паника только усиливалась, казалось еще немного и он расплачется.
   Первым метаний молодого не выдержал старший навигатор:
   - Слизняк! Как тебя вообще взяли на "Императрицу"?
   - Ты старик за себя бы больше беспокоился, - огрызнулся тот.
   - Прихлопни пасть, выродок!
   - Успокойтесь и приготовьте оружие, - со своего места встал сорокалетний Пит Мор - старший связист. Он оставался за главного в редкие отлучки Хамвора и отличался от всего сброда удивительной рассудительностью, да такой, что к нему прислушивался сам командор.
   - Предлагаешь драться? - скривился паникер.
   - Умолкни, Прыщ, иначе язык будешь из задницы вытаскивать, - рыкнул Пит на молодого навигатора с лицом обезображенным шрамами от фурункулов.
   - Где встречать гостей будем? - спросил начавший ругань с Прыщом навигатор.
   - Нигде. Складывайте оружие в кучу, и молитесь Высшим. К нам пожаловали Медведи Кронуса.
   - Ты уверен? - побледнел навигатор.
   - Посмотри сам, раз такой недоверчивый.
   Пит показал на экран, приблизив изображение эмблемы на кораблях. Пираты глянули на примитивный рисунок оскаленной медвежьей головы и обреченно выдохнули проклятья.
   Все десять человек оставшихся на флагмане начали уныло стаскивать с себя оружие и садились обратно на места, даже не помышляя о сопротивлении. Репутация у "медведей" суровая и раздражать лишний раз непонятно что забывших в Буфере вояк не следовало.
   Хотя на "Коте" решили попытать счастья и кронусцев встретил недружелюбный прием, единственное чего добились пираты - обозлили вояк еще больше, а они итак относятся к их брату не лучшим образом. В итоге вся команда корабля была ликвидирована меньше чем за три минуты.
   На "Фарте", как и на "Императрице" сдались без боя, а вот на "Тиранисе", уже почти захваченном пиратами развернулось настоящее сражение.
  
  
   * * *
   Буферная зона.
   "Тиранис".
  
   Потрепанная группа Киргоффа, "усиленная" ранеными кое-как отбивалась от остервенело наседающих пиратов. У эсеров уже и припасы почти исчерпались, рассыпались в прах две трети накопителей импульсников, но они не сдавались! Бойцы готовились сойтись с пиратами в рукопашную. В бокостах на подобный случай специально вмонтировали короткие - в половину локтя клинки, очень удобные для боя в общей свалке. Тем более что клинки при должной сноровке дадут фору и плазморезакам!
   Напор пиратов не ослабевал, пара Хонь-Ху, сошлась в рукопашной с штурмовиками. Удары сыпались с обоих сторон градом, выбивая то одного то другого. Дроиды быстро начали брать верх, они оказались слишком проворными для уставших и потрепанных людей.
   Дир де Гис, возглавивший оборону корабля, координировал действия оставшихся бойцов, но отбив очередную атаку окончательно понял - силы не равны. Он лишь заметил:
   - Парни, прошу об одном - не пустите ублюдков на мостик, , что они сотворят с ранеными одним Высшим известно.
   - Сделаем все что сможем, командир, - смущенно пробурчал здоровяк Марк - командир экипажа штурмовиков. Его измочаленный "Покровитель" не понятно как функционировал, хотя большая часть функции бокост уже лишился и как долго он еще продержится неизвестно. Но Марку плевать, он все равно шел в бой, не смотря на то что половина лица после рукопашной превратилась в синюю раздутую плюшку!
   - Я знаю, Марк, но все-таки прошу сделать чуточку больше, - улыбнулся Дир, перезаряжая "Грома".
   Передышка закончилась ярким хлопком рядом с дверью. В середине плиты появилось раскаленное пятно, быстро разрослось и метал стек на пол, из проема полетели светошумовые гранаты, но эсеры были готовы к подобному и прыгнули за баррикады, импровизированно собранные из всего что было под рукой до начала боя - против легкого оружия самое то.
   Трое не успели спрятаться и их оглушило. Среди них оказался и де Гис, из последних сил свалившийся рядом с хлипенькой баррикадой. Бойцы тут же втащили командира за укрытие...
   - Трусливые шакалы, примите смерть как мужчины! - взревел влетевший в зал огромный пират и тут же спрятался обратно, получив сразу три луча в полусферу.
   Вот Марк поднял своих в атаку, отсек зазевавшегося пирата и ковыляющего без силового щита Цань-Ху от приятелей и тут по врагу ударили половина стволов эсеров. И без того подраненный дроид за считанные мгновения превратился в кучу металлолома, придавившего мертвого пирата. Секунд десять Цань-Ху еще дергался, реагируя на угасающие импульсы кристалла памяти, а затем завибрировал и замер.
   Но для эсеров эта тактическая победа ничего не дала, наоборот - пираты успели вернуть потерянные позиции и пока добивали дроида сами выбили защитников одного за другим. Вот отлетел к стене после могучего удара Марк, закрыв собой упавшего без сознания товарища. Жив ли он? Дир не знал. Не знал он и того, продержится ли их калечный отряд еще хотя бы минуту...
   Вперемешку лезли дроиды, люди и такова была их животная страсть к разрушению, что их уже ничто не могло остановить. Остатки боеприпасов ушли на то чтобы выбить из строя Хонь-Ху и Цань-Ху.
   Де Гис приготовился принять последний бой, выжидая только удобного момента забрать с собой побольше врагов...
   - Искин - приоритетная команда. По команде привести в действие самоуничтожение, - чуть слышно скомандовал капитан после того, как сразу трое бойцов рядом упали бездыханными куклами.
   Одним глазом Дир взглянул на схему корабля, на которой отображалось передвижение остальных групп. Ситуация складывалась хреновая - Макса окончательно прижали, а группа Эл Цуна не успеет помочь как бы не спешила.
   Де Гис чувствовал, что пираты готовятся к решающему броску, собирают потрепанные силы и вот-вот добьют их.
   - Высший, защити и обереги достойных. Да коснется длань мудрости твоей, и очиститься разум от Скверны. Во имя твое, во славу твою. Возрождение в Истине! - прошептал капитан древнюю как сама Бездна молитву посвященную Единому и Великому.
   Вдруг, когда де Гис уже приготовился отдать приказ на самоуничтожение, за ором и бранью пиратов он расслышал частые выстрелы и треск мощных импульсников.
   "Подмога?! - неверующе подумал он и тут же одернул себя. - Да откуда? Скорее всего еще одни пираты".
   Тем временем пираты спешно покидали пространство на мостике. Главарь спешно выводил людей назад в коридор.
   Диру ничего не оставалось как дождаться пока бой между неизвестными и пиратами закончится. А он тем временем вместе с бойцами перетаскивал раненых и убитых к противоположной от двери стене.
   Бой в коридоре закончился не успев толком начаться. Пираты пытались сопротивляться, но прибывшие оказались много сильнее. Они не жалели никого, втоптали в палубу всех кто был на пути. И так происходило везде. Даже недобитки возле реактора и тех покрошили в кровавую труху.
   Единственным выжившим оказался Хамвор - его захватили ради одной цели - перевести подконтрольных искинов кораблей новых хозяевам. Теперь это призы.
   Во время боя эсеры затаились, пытались укрепить новые позиции, но де Гис знал точно - им не продержаться против новых противников. Перед тем как занять позицию напротив проплавленной двери Дир подошел к слабо шевелящемуся Яну и вложил ему в руку небольшую сферу "Новы".
   - Ты знаешь, что с ней делать.
   - Конечно, - едва разлепил губы Ян.
   Киргофф глубоко вздохнул, поморщился от тупой боли в груди и сильнее сжал сферу, положа указательный палец на кнопку. Вопреки развитию технологий в мире до сих пор сохранились неизменные, надежные как лопата механизмы: тумблеры, кнопки, механические элементы подъемников и многое то от чего пытались отказаться еще предки, но на практике всякий раз выяснялось, что многое из придуманного до сих пор актуально и безотказно.
   Постепенно шум за дверью затих, но узнать что происходит Дир не мог - еще пираты уничтожили все камеры и детекторы. Тишину нарушила трель сообщения от Макса Подшипника.
   Окровавленный в повязке на правом глазе с перекошенной мукой лицом он говорил о том, что их почти всех выбили и он просит разрешения на подрыв, тем более что на смену пиратам пришел кто-то более сильный и лучше подготовленный...
   Де Гис горько усмехнулся и хотел было дать добро, но тут пришло еще одно сообщение - от неизвестного адресата, умудрившегося влезть в корабельную систему - пираты на такое точно были не способны, а это как минимум заслуживало внимания.
   Но сначала следовало ответить Максу.
   - Жди команды, как я понял пока у тебя затишье?
   - Да все успокоилось, только эти ребята могут за считанные секунды нас всех положить, если дать им возможность. Мои ранены, только трое боеспособны процентов на семьдесят, остальные едва лучеметы на коленках держат, - скривился главный бортинженер.
   - Мог бы и не говорить столь откровенно.
   - Думаю они итак знают наше положение, достаточно взглянуть на корабль и пиратов.
   - Посмотрим все ли так плохо, как кажется...
   Капитан старался казаться уверенным и спокойным, но выходило не очень. Правда подчинённые перестали нервничать - чего собственно беспокоиться? Суждено умереть? Плевать! Жили как подсказывала совесть, честно выполняли приказы и остались верны чести даже на пороге смерти.
   Да здравствуют "Сыны Родины"!
   Де Гис мысленно досчитал до двух и раскрыл пакет сообщения. На экране появился офицер в знакомой форме десантников Союза Вольных Миров.
   - Говорит капитан Валлон, командир отдельной десроты Кронуса. Ваш корабль очищен от пиратов. Вам больше нечего опасаться, если есть раненые наши медики им помогут, так же мой господин предлагает славным воинам "Сынам Родины" посетить Большой Кронус, где они смогут залечить раны и отдохнуть в спокойной обстановке.
   Капитан замер. Новость слишком хороша чтобы быть правдой, но с другой стороны всем известно - флоты всех держав нередко используют Буфер как полигон, максимально приближенный к боевым действиям. И плевать, что сражаются здесь в основном с пиратами, оснащенными кораблями заведомо слабее их собственных, главное - потерять жизнь здесь так же просто как и на войне.
   "В Бездну все! Рискнем, да и выбора особого нет, без помощи мы долго не протянем".
   Де Гис включил двустороннюю связь на коммуникаторе, ввел прямую передачу и нажал вызов. Ждать не пришлось...
   - Какие гарантии, что мои люди не пострадают? - первым делом спросил он, опуская все политесы.
   - Слово офицера! У меня приказ оказать вам помощь и доставить на Большой Кронус, - гордо ответил Валлон.
   - А корабль?
   - Его возьмем на буксир, через две недели он будет стоять в доке на ремонте.
   - Хорошо, я свяжусь со своими людьми, предупрежу о вас и прошу выслать медиков, у нас много раненых, нужна квалифицированная помощь.
   - Хорошо, трое прибудут через пару минут, остальные минут через десять.
   Де Гис отключился первым и сразу подошел к Киргоффу. Ян, с испариной на лице, но твердым решительным взглядом следил за приятелем. На губах у него застыла грустная улыбка, мол отбегались друг.
   - Ты знаешь, что делать в случае опасности для нас.
   - Не волнуйся, Дир, не дурнее тебя, я все знаю, - прошептал он.
   - Вот и хорошо.
   Капитан подошел ко всем раненым лежащим вповалку у стенки. Впечатление удручающее. Однако доверять Медведям Кронуса, а судя по форме это были именно они, эсеры могли только в малой доле. Незначительной. И поэтому...
   - Искин собери информацию о корабле и скинь мне на комм.
   - Будет выполнено.
   "Кажется все сделал, теперь можно и впустить", - подумал Дир подходя к двери. Пару движений и дверная плита с оплавленной дырой в центре со скрежетом отъехала в сторону, открывая картину разрухи. Коридор разгромлен, пятна копоти, вмятины, а на полу подтеки крови. Однако трупов пиратов не видно, зато стояли два амбала с косыми белыми крестами на груди и с эмблемой над сердцем в форме оскаленной медвежьей головы.
   - Раненые в вашем распоряжении, - посторонился капитан, пропуская медиков внутрь.
   Чуть погодя в коридоре показались еще трое: капитан Валлон и два десантника, судя по полоскам на плечах - лейтенанты. Все облачены в аналоги бокостов Диктата, но в СВМ решили не придумывать вычурные названия и называли все их просто "УД-*".
   - Рад, что вы уцелели, - улыбнулся капитан.
   - Спасибо, жаль не могу сказать этого обо всех моих людях.
   - Они воины, - довольно безразлично пожал плечами Валлон.
   В этот момент часть аварийных лампочек моргнула и отключилась. Последние резервы энергии подходят к концу...
   - Судя по всему мы и правда вовремя, - заметил капитан.
   Валлон не иронизировал, а просто констатировал факт. Не улучшило общий характер бедствий эсеров созерцание сложенных штабелями возле стены раненых. Кто-то из них бредил, путая реальность и сон, кто спал, а кто готовился уйти к Высшим. От былой мощи и силы "Сынов Родины" в эти минуты ничего не осталось, лишь жалкое подобие...
   - Я надеюсь медики прибыли не с простыми медкитами?
   - Не беспокойтесь, капитан, все что надо при них, транспортируют в лучших традициях скорой помощи, - успокоил Дира Валлон, лейтенанты стояли спокойны как статуи, правда в глазах нет-нет да проскальзывала жалость к мучающимися бойцам.
   - Вы разрешите даровать им легкую смерть? - вдруг спросил у де Гиса один из них, стоящий за левым плечом капитана.
   - Пока есть хоть малейший шанс я этого не допущу, - сухо ответил он.
   - Как пожелаете, - спокойно ответил лейтенант и уставился в переборку над дверью.
   Троица вместе с Диром наблюдала возле двери и не входила внутрь. Места на мостике и без того мало.
   - Я бы вас пригласил к себе в кабинет и поблагодарил за помощь, плеснул чего покрепче, но сейчас как понимаете...
   - Мы на службе, - усмехнулся Валлон. - Вы наверное перепутали нас с войсками Диктата.
   - Ни в коем случае. Будь вы шадовскими выкормышами мы давно бы отправились к Высшим.
   - Как скоро вы сможете покинуть корабль? - резко сменил тему Валлон.
   - Как буду уверен в том, что мои люди получили помощь.
   - Что ж, тогда не будем вам больше мешать, лейтенанты Самеров и Харзеев будут руководить группами помощи, распоряжайтесь ими, - кивнул на помощников капитан после чего не прощаясь резко развернулся и тяжело ступая ушел обратно.
   Самеровым оказался тот кто предложил облегчить муки тяжелораненых эсеров. Лицо у него было продолговатым, со слегка выпирающими скулами, тонкими губами и бесцветными глазами спрятанными под густыми бровями. Однако нечто добродушное порой проскальзывало в глубине глаз и говорило о том, что это хороший человек.
   У Харзеева лицо было наоборот приветливое, располагающее, глядя на него хочется довериться, а смешинки в голубых глазах и доброжелательная улыбка настраивали на доверительные отношения. Вот только де Гис чувствовал в нем гнильцу, да не простую, а профессиональную, взращенную с особой любовью и аккуратностью, словно любимого питомца.
   "Интересный подарок оставил нам капитан" - подумал Дир и сделал зарубку в памяти, на будущее. Стоит обсудить этот вопрос с Валлоном тет-а-тет. Ну а пока...
   - Господа, прошу оказать помощь группам вот в этих местах, - де Гис достал карту и указал точки с группами Макса и Элла. - Они уже оповещены, так что проблем быть не должно. Возможно, им начали оказывать первую помощь, но все-таки я хотел бы чтобы вы проверили лично. Я могу на вас положиться?
   - Так точно, - ответили они.
   - Тогда не смею вас задерживать, дорога каждая секунда.
   Сам капитан искореженного крейсера поспешил к держащемуся из последних сил. Он не замечал приятеля до тех пор пока тот к нему не подошел. Нову из руки он так и не выпустил.
   - Дружище отдай гранату, - попросил Дир.
   - Дир? - переспросил он. - Все кончилось?
   - Все... тебе сейчас окажут помощь, но сначала отдай нову.
   Вместо слов Ян медленно убрал палец с кнопки активации и облегчено вывалил сферу в подставленную ладонь.
   - Он ваш.
   Дир устало вздохнул и отошел в сторону, давая дорогу медикам. Некстати накатили воспоминания об Алексе. Ему остро захотелось напиться, до потери сознания, чтобы очнуться в одних трусах и шлюхой под мышкой.
   "Как же ты со всем этим справлялся, генерал? Ведь были и Серый Хрон и Темный Гарус, но ты не сдавался. Никогда".
   В разговорах Ведун не любил вспоминать пограничный конфликт десятилетней давности, еще во времена Триумвирата. Кто же знал, что на захолустной планете найдут богатое месторождение тирия? Да-да основного элемента питания реакторов. И ладно бы тихо нашли и начали разрабатывать, но нет понадобилось заявить об этом во всеуслышание. Идиоты! Неужели многомудрые главы родов не знали, что у Империи Цань дефицит тирия? Думали, не решатся на открытое противостояние? Так и было бы. Если бы не одно "но". Темный Гарус на свою беду находится в нейтральной системе - Криол, как раз между Триумвиратом и Империей Цань. Как посчитали цаньцы - такое богатство стоило эскалации конфликта.
   Один из флотов цаньцев нарушил границу Криола и направился прямиком к недавно колонизированному Темному Гарусу. Естественно система оказалась не готова к боевым действиям против столь мощного противника. Две эскадры криольцев продержались всего два часа, после чего цаньцы сбросили на Гарус непобедимых, не уступающих выучкой ни подавителям Триумвирата, ни ярым Союза Вольных Миров.
   Войска цаньцев подавили сопротивление уже на следующий день...
   Естественно Триумвират не мог не ответить и ввел в систему Второй Бронзовый флот вместе с двумя полками подавителей. Пока в космосе бушевало сражение, на неприветливый Гарус сбросили полки с ходу бросившие в бой с ордой цаньцев, успевших за недолгое время вгрызться в землю.
   Бойня вышла знатная, и хотя Гарус остался за Триумвиратом воспоминания о той победе до сих пор неприятно теребили души всех участников. Именно на Темном Гарусе Аркусу Шаду, в ту пору бывшего полковником в Пятой "Верной" дивизии жрец цаньцев опалил ладони, да так сильно, что восстановить кожный покров так и не смогли, вынудив будущего диктатора постоянно носить тонкие перчатки. Но Аркус еще легко отделался, в отличие от сотен собратьев погибших мучительной смертью не от воинов, а от жреческой Силы цаньцев, не встретившей противодействия со стороны служителей Высших Триумвирата. Большинство отказывали командирам в поддержке, все кроме рамхатцев и весталок, но оба культа не имели боевых навыков и противостоять цаньцам конечно же не могли. Возможно, именно после той войны Шад принял решение о ликвидации большинства культов, оставив самые нужные и подконтрольные...
   Многое скрывал Алекс Ведун и еще больше он приказал себе забыть, уж это верный сторонник знал наверняка, как и то что опальный генерал сам возглавлял карательный полк. Дир и Ян тоже участвовали в тех рейдах, вырезая оскверненные храмы один за другим.
   Возмездие настигло двуличных тварей!
   Глаза Дира заледенели, воспоминания ухудшило и без того отвратное настроение. Капитану пришлось даже на пару минут войти в легкий транс - снять эмоциональный накал. И только после этого вызвать Элла.
   Элл Цун выполнял в "Сынах Родины" две функции. Первая - являлся первоклассным сержантом-разведчиком, свободно оперирующим многочисленным данными. И вторая - являлся надежным как гранитная скала связным в некоторых прибыльных делишках эсеров. Как бы там ни было, но быть мятежником значит искать нелегальные источники дохода. Это прописная истина. За исключением совсем грязных и мерзких дел вроде торговли людьми или наркотиками.
   Вот и сейчас от него требовалась вторая специализация...
   Цун ответил почти сразу, на экране показался изученный но не сломленный человек со сверкающей от пота макушкой и легким прищуром голубых глаз на узком лошадином лице. С первого взгляда он кажется несуразным, но стоит Эллу заговорить... и все. Собеседник пропал. Его мгновенно обволакивает харизма сержанта. Как устоять перед таким?
   - Медики пришли? - первым делом поинтересовался Дир.
   - Уже заканчивают латать наших. - Цун натянуто улыбнулся. Виновато. - Тех кого по крайней мере могут поднять.
   - Твое состояние какое?
   - Могло быть хуже.
   - Хорошо, тогда в течение часа свяжись с Мозгониумом и договорись о встрече, пора пополнить счета. Как только мозгоеды ответят, оповестишь Яна. И еще... больше никому ни слова. Всех наших кроме пары техников скорее всего отправят на реабилитацию.
   Элл кивнул. Ветеран знал что это значит, пусть для простых воинов говорят, мол реабилитация, отдых, но он то видел истинное положение. Их просто берут в заложники.
   - Надолго?
   - Все зависит от обстоятельств, - пожал плечами Дир.
   - И мне просто так дадут связаться с мозгоедами? - удивился Цун.
   - Выйти на Мозгониум ты обязан в любом случае, способ выбирай сам, главное результат. А теперь извини, мне пора, времени нет.
   Де Гис отлично знал возможности старого приятеля, но сейчас эсеры на распутье и если сделать неверный шаг рухнут в пропасть. Людям очень нужен отдых, так что временное заточение парней пойдем на пользу. Подумав немного де Гис связался с Валлоном:
   - Я готов.
   - Замечательно, сейчас придет боец.
   - Думаю, на своем корабле я найду дорогу самостоятельно, - с прохладцей ответил капитан.
   - Как будет угодно.
   Через десять минут он взошел на борт десантного бота и отправился на фрегат, два сторожевых корвета остались на месте. Им предстояло отконвоировать захваченные корабли и перевезти раненых эсеров. "Тиранис" же оставался на месте - дожидаться буксира.
   А де Гис тем временем прикидывал зачем эсеры ни с того ни с сего понадобились одному из князей СВМ, но в голову ничего путного не приходило. Осталось только ждать встречи...
  
  
  
   Глава 7.
   Владения Диктата.
   Система Желтый Виллис.
   Планета Уб-Ога.
  
   Алекс не понимал что происходит и где он находится, в первые минуты будто бы похмельного пробуждения ему приходилось несладко, ой как не сладко! Черепушка повидавшая многое на своем веку казалась маленькой и неудобной. Тело вдруг перестало подчиняться и нестерпимо зудело - Ведун непременно расчесался бы до крови, будь в состоянии поднять руки, но сил не оказалось. А вокруг происходили странные вещи, слышались обрывочные фразы вроде таких: "Скорее сукины дети", "Тащите его к тому..." и прочие нелицеприятные вещи.
   Единственное что Алекс точно знал - это то, что он живой! Ну а прочие детали его пока не волновали, если бы еще голова не раскалывалась и не ломили кости, да не чесалось все тело...
   Сколько продолжалась суета вокруг него он себе не представлял, более того Алекс не мог ни увидеть окружающих, ни сказать чего-нибудь связного, да какой там... даже мычать и то не получалось.
   Вот тогда-то его по-настоящему проняло, до печенки и селезенки разом взятых. И такие моменты Ведуну до хруста костяшек не нравились.
   "Калека?"
   Первое о чем подумал он, но тут же сам себе одернул.
   "С балластом возиться так не будут. Скорее контужен, вот ребята и несут, да орут. Привычная по сути рабочая атмосфера".
   Успокаивая себя подобными мыслями Алексу удалось прикорнуть, не смотря на все свалившиеся на него беды.
   Следующее пробуждение случилось в полностью противоположной атмосфере: тишина мертвецкая, вибрации никакой, даже дуновения ветра и то нет, а вместо зуда холод заморозки. Уж чего-чего а последнего Ведун отведал не один десяток.
   В голову в Алексу лезли всякие глупости о бренности бытия, будущем настоящем и прошлом. Как бы там ни было, но полезных идей разум Ведуна генерировать отказывался, впрочем от них на данном этапе восстановления толку и так бы не было.
   И вот когда Алекс собрался вновь отключиться и провалиться в забытье он вспомнил последние минуты, после того как Рон перерезал ему горло. И белый обжигающий колодец и Зов и даже "шприц" вогнавший его дух в какого-то незнакомого индивидуума, готового уйти на встречу с Высшими.
   Осознание непростой истины ввело разум Алекса в ступор, а затем вовсе заставило отключиться.
  
  
   ***
  
   - По команде вводите антидот, если реакции по-прежнему не будет - придется кремировать.
   "Какой кремировать?!" - ужаснулся Ведун, внезапно пробуждаясь, но толку с этого никакого - тело все так же неподвластно, хорошо что чувствительность сохранилась. Правда укола он не почувствовал, скорее понял по внезапно набухшей вене, в которую ввели кубиков пять непонятной жидкости.
   А неизвестный продолжил:
   - Реакция?
   - Сердцебиение прерывистое, фактор Х в спящем состоянии, первичный анализ подтвержден, - ответил приятный женский голос.
   - Реакция на антидот?
   - Нейтральная. Антитела не вырабатываются, через несколько часов все будет выведено из организма.
   - Удивительно и непонятно, - глубокомысленно заметил главный, подумал несколько секунд и вынес вердикт. - Возвращаем в карантин для наблюдения, требуется больше информации.
   - Будет исполнено, доктор.
   Вдруг Алекс понял что вновь очутится в том непонятном затхлом месте без суеты и сутолоки, будто бы замороженный и тут то ему стало не по себе. Так не по себе, что он изо всех попытался прохрипеть:
   - Ей, люди, не надо карантина! Я живой и здоровый, Бездна забери ваши тщедушные души!
   Но кто ж его услышит, когда он лежит бревном и единственное на что способен так это на пару идей? В общем бренное тело на что-то положили и повезли в неизвестное место карантина, предоставив Алексу самому себе на неопределенный срок.
  
  
   ***
  
   Как часто у людей случаются озарения? Не часто. У тех же кто способен генерировать и фонтанировать разнообразными идеями судьба всегда нестандартная и занимательная, но неспокойная. Вот к примеру как у Алекса, прославившегося на ниве воинских достижений. Хороший командир и отличный полководец.
   Однако в настоящее время бывший генерал не мог похвастаться чем-нибудь оригинальным и от этого находился в прескверном настроении. Он потерял счет времени, не знал какой день и число, даже о том день или ночь не догадывался. Складывалось такое ощущение, что про него забыли. Хотя нет, иногда кто-то молчаливый заходил, чем-то короткое время занимался и уходил.
   А Ведун оставался все тем же бессловесным бревном, валяющимся в карантине. Первоначальный план о том что он вскоре выздоровеет и придет в норму не оправдался. Не было даже намека на выздоровление, скорее наоборот - если в первое время у него была первоклассная чувствительность окружающего мира, то теперь и она постепенно ухудшается. Что конечно же не могло радовать.
   И вот на почве всей этой черной апатии и угнетения разум Алекса погрузился в такие дебри, что мог часами блуждать в самых безумных мыслях.
   Но все изменилось в одночасье. В тот момент когда Алекс попытался окунуться в воспоминания об Ол Зи, как это бывало раньше, еще до того момента когда он очутился здесь. Но если в ту пору погружение в мир грез происходило пусть с трудом но все-таки уверено, то теперь пробраться в сей пласт ни коем образом не получалось!
   Алекс мог терпеть боль, одиночество, утрату, но потерю единственно ценного, тщательно оберегаемого воспоминания привела обычно сдерживаемого главу эсеров в бешенство и ярость. Под общим напором неудержимой силы скрывающая дымка разлетелась будто пыль от струи сжатого воздуха.
   Но столь страстное желание погрузиться в хранимое воспоминание не принесло Ведуну облегчения. Вместе с образом Ол Зи в разум влился пласт неизвестной доселе информации о другой женщине и трех маленьких сорванцах. Их образы оказались столь сильными и яркими, запечатленными словно вчера, что Алекс замешкался, а потом уже не смог оторваться, не смог заставить себя отринуть великолепие семейной жизни...
   Сколько времени он провел в чьих-то воспоминаниях? День, два или год? Бездна ведает, но то что время лечит - факт: апатия, раздражение и отчужденность исчезли.
   Алекс купался в море наслаждения, переживал изо дня в день чужую семейную жизнь, играл с детьми, ласкал чужую женщину и при всем этом выполнял до боли знакомую работу. Этот некто, в чьем теле очутился Ведун был военным и служил в полку покорителей Диктата.
   Скажите Алекс должен был сразу отказаться от воспоминаний, воспылать праведным гневом? Как бы не так, Ведун никогда не переносил ненависть с Шада на кого-то другого и воспринимал противодействующих ему солдат только как инструменты исполнения воли диктатора. Не более того.
   Поэтому Алекс не только не отгородился от домашнего уюта, нежности заботливых рук и мельтешения подрастающих сорванцов, но слился с ними настолько, что мог не погружаясь в воспоминания описать каждую черточку любимых людей.
   Грань между главой "Сынов Родины" Алексом Ведуном и капитаном покорителей Гласом Кремнем истончилась настолько, что порой Алекс путался чьи воспоминания его, а чьи Гласа...
  
  
   ***
  
   - Что у вас случилось такого, что меня подняли из постели посреди ночи?
   - Он очнулся, доктор!
   - Кто он, Сара? Говори яснее, в конце концов мы не жрецы...
   Доктора Бартли и правда подняли посреди ночи настойчивой трелью звонка коммуникатора, да такой что еще немного и от нее проснулись все домочадцы. Естественно переться посреди ночи в лабораторию (а в другое место его бы просто не вызвали в такое время) совершенно не хочется, но красная символика на дисплее заставила смирить гордыню и напялить одежду сесть в машину и поехать на работу. Недовольство разбуженного Уоренса Бартли требовало выхода и он даже не зная причины уже готовился излить его на первого попавшегося сотрудника, но как на зло никого в холле не было и только в рабочем кабинете сидела восторженная медсестра Сара Дорчер. Но накричать на нее Уоренс просто не мог - не представлял как, ведь она сущий лучик света во тьме и обидеть невинное создание он просто не мог, поэтому вынужденно смирил гнев и постарался вникнуть в суть дела.
   - Пациент один три семь, - скороговоркой выпалили она.
   - Какой такой паци...
   Нахмурился было доктор, но тут же вспомнил о нем. О том необычном капитане, зараженном в карантинной зоне, но не превратившимся в монстра как все остальные. Он впал в кому и вот уже больше месяца из нее не выходил. И что самое странное - все показания нормальные, первичных отклонений нет, казалось что человек спит и не может проснуться. С таким Бартли еще ни разу не встречался.
   А теперь выясняется что этот непонятный субъект просто взял и проснулся, чего просто не может быть!
   - Как это произошло? - шевеля бровями спросил он у Сары.
   - Я не знаю, - смутилась та. - Мне для защиты диплома требовалось доработать статью и пришлось задержаться.
   Доктор кивнул. Сара и правда частенько оставалась на работе и подолгу засиживалась. Очень усидчивая девушка, да к тому же с добрейшим сердцем. Порой Бартли думал что она не от мира сего - слишком добра. Можно сказать преступно добра, но Уоренс надеялся на то, что работа все-таки исправит этот недостаток, ожесточит ее и хоть немного но очерствит сердце. Правда пока этого не происходило - девушка по-прежнему оставалась добродушной сверх меры.
   - И когда я около двух часов ночи решила сделать перерыв, то случайно увидела в одной из секции монитора еле стоящего на ногах мужчину. Голого, - девушка слегка покраснела.
   "Что в этом такого, детка, ты ведь сотни раз подобное видела?" - удивился Уоренс.
   - Дальше?
   - Сразу набрала вас, вы ведь тогда давно приказали в случае неординарных событий вызывать в любое время дня и ночи, вот я и подумала...
   - Правильно сделала, Сара, - согласился доктор. - А теперь раз ты и я на месте, то думаю стоит проверить нашего подопечного.
   На деле выяснилось, что капитан еще полчаса назад пытавшийся пройтись по палате не выдержал нагрузок и упал на пол, где и расположился до появления врача. Лицом в пол. Как только нос не разбил? Упал то видать плашмя как стоял так и шлепнулся, хотя синяка избежать не удалось - вон на правой скуле пятно аж блестит фиолетово-синим. Знатно приложился.
   - Ах! Больно ведь ему! - воскликнула Сара приподняв похрапывающего капитана.
   - Ничего, здоровее будет, - отмахнулся доктор и подхватив мужчину под мышки затащил его на кровать.
   Подключить отлипшие датчики и присоски оказалось делом пяти секунд. Главное знать куда и как прикрепить, затем еще пара минут на диагностику и вуаля - испытательный стенд для обследования одного человека готов.
   К несчастью для доктора Бартли все показания оказались такими же как и несколько недель назад - все в норме, ни одного отклонения. Хотя нет одно было. На сей раз сон капитана был настоящим - похрапывал он сладко-сладко, аж с присвистом.
   - Знаешь, Сара, думаю нам здесь больше делать нечего.
   - А как же...
   - С капитаном ничего не случится, - заверил он ее.
   - Но вы не против если я еще немного побуду рядом?
   - Конечно нет, но при одном условии.
   - Каком?
   - Обещай поспать хотя бы пару часиков, у нас завтра насыщенный день.
   Сара мило смутилась и часто-часто закивала. Уоренс хмыкнул и пошел к себе в кабинет. Ога еще не взошла и доктор надеялся поспать еще часика три-четыре. Сара же как только Бартли ушел взяла стул и поставила рядом с кроватью тихо посапывающего капитана. Она часто так делала, даже в первое время нарушала карантин. Запал чем-то он в душу молодой медсестре, но она не могла понять чем именно. Впрочем это не мешало ей глядеть на молодого офицера и мечтать.
   Никто ведь не запрещает людям думать о несбыточном?
  
  
   ***
  
   Через два дня после пробуждения за Кремнем прибыли войсковые безопасники с батальонным жрецом. Рамхатцем. Как не пытались доктор с медсестрой отбить капитана, но справиться с системой два человека не могли по определению.
   Алекса-Гласа забрали прямо из палаты, во время разминки. За месяц бездействия тело одряхлело. А Ведун очнулся но не смог отринуть слияния с памятью бывшего хозяина, хоть и пытался, ах как пытался! Ведь вместе с семейной теплотой и радостью отцовства в душу влезла гордость за деяния Шада, честь состоять в войсках покровителей, но самое паршивое - почти осязаемая ненависть ко всем мятежникам и повстанцам. И отринуть подобную установку Алекс не мог, ведь по сути она была до примитивного логична: любой мятежник - бунтарь, рушащий покой обывателей, а это для семьянина главная опасность. О подобном когда-то думал и сам Алекс. В то время когда еще была жива Ол Зи.
   Жизненные установки Кремня после слияния настолько тесно сплелись с ведуновскими, что стали сплошным взаимоисключающим парадоксом. И как разобраться с ним Алекс не имел ни малейшего представления, поэтому после короткой, но жесткой баталии с самим собой решил отложить решение вопроса до лучших времен и принять все как данность. Стоило все принять как отпало большинство вопросов, Алексу даже почудилось, что дышать стало легче, грудь не спирало и голова не раскалывалась от неприятных противоречивых дум.
   Внутренние прения заняли в общей сложности сутки, а на вторые Алекс уже начал восстанавливать былую форму. И в очередной раз порадовался тому что ему повезло с новым телом (ведь мог попасться какой-нибудь задохлик из технарей или еще кто тщедушней), а так как Ведун всегда тщательно следил за боеспособностью своего организма, то командир покровителей подходил к требованиям главы эсеров как нельзя лучше.
   Правда проверить на что способно новое тело даже после месячного лежания на кушетке Алекс так и не смог. За ним прибыли. Аккурат на шестьдесят третьем отжимании и нескольких каплях пота на полу.
   "Состояние хреновое", - мрачно думал Алекс натужно выдыхая.
   Дверь бесшумно скрылась в пазухах и на пороге вместо привычного белого комбеза появился серый, с серебряными символами, а за ним некто в длинном балахоне сиреневого цвета.
   - Капитан Кремень? - спросил первый с каменным лицом.
   - Он самый, - ответил Алекс-Глас, поднимаясь с пола.
   - Собирайтесь, вы едете с нами.
   - Я вас знаю? - спросил Ведун.
   - Нет, но это поправимо, - тот что в балахоне приподнял края капюшона.- Я раДрей, а это лейтенант СБД Клир Гомен.
   При внимательном изучении оба типа не внушали доверия. Даже капельки доверия. Было в их пустых глазах нечто такое, от чего хочется сплюнуть и прополоскать рот, а то и руки помыть, раза два. Алекс привык доверять первому впечатлению, оно редко ошибалось, такое случалось всего трижды за все время существования. Но начинать конфликт Алекс не хотел поэтому лишь виновато пожал плечами:
   - Увы, но где мои вещи я не знаю.
   Серый недобро прищурился, раздул ноздри и развернувшись на каблуках вышел прочь. В палате остался рамхатец. Уж его то Алекс узнал бы без балахона и приставки - за долгие рейды ликвидации научился отличать Служителей от простых людей.
   Однако жрец не замер изваянием, как это бывает обычно, а приподнял широкий капюшон и повел носом, будто что-то почуял и встал в позу гончей вставшей на след лисицы, разве что переднюю лапу (руку) не поднял. Рамхатец на пару секунд замер, внимательно разглядывая севшего на кровать капитана. Впрочем, злоупотреблять жрец не стал, лишь неопределенно покачал головой и спрятал усталое лицо под капюшоном.
   Что именно хотел сделать служитель Алекс не увидел. Прибыл безопасник. В его руках лежал выглаженный комбез покорителя с двумя серебряными капитанскими полосками на левом плече и ботинки. Серый небрежно бросил одежду в руки Ведуна, а ботинки кинул ему под ноги.
   - Одевайся.
   Алекс пожал плечами и будто не замечая хамского поведения безопасника спокойно облачился. Озлоблять и без того недовольных ищущих крамолу и предательство в ближайшее время Алексу-Гласу невыгодно. Эскалация конфликта не лучший способ закрепиться в новом положении. Из-за этого лучшая политика - подчинение, а уж чуть погодя можно и показать норов, но только после закрепления.
   Провожать капитана вышли Сара и Уоренс. Но если доктор спокойно взирал на садящегося на заднее сидение машины покорителя без эмоций, то медсестра следила нервно покусывая нижнюю губу. Она знала одно - тот кем заинтересовались рамхатцы имеет два пути: в крематорий или на поле брани, на самый жаркий участок боевых действия. И плевать что Диктат ни с кем не воюет, работа для покорителей найдется всегда. Не сегодня так завтра вспыхнет очередной бунт и полк за полком будут маршировать по планетам втаптывая крамолу с кровью и костями в песок, брусчатку или бетон.
   "Неужели доктор что-то почувствовал и сообщил безопасникам? Или это рамхатцы засекли? А Бездна, что толку гадать..."
   По пути в голове Гласа всплывали идеи одна бредовей другой и чем дальше тем хуже, но забрести в крайность не дали сами безопасники, прибыв на место раньше того как мозг Алекса-Гласа окончательно не выкорчевал остатки разумности.
   Саму дорогу Ведуну можно было не запоминать - этот город он итак изучил на зубок еще во время планирования операции по захвату Артефакта. Оказалось, что его привезли в один из трех центральных районов Крипола. Не сказать чтоб столица так уж прям отличалась от остальных двух мегаполисов Уб-Оги, но вот все же статус носила не зря. Только здесь, не смотря на планетарно высокий уровень преступности, обеспечивалась достойная защита всех зданий относящихся к первой и второй категориям сохранения. Охрана по периметрам этих зон была запредельной и пробраться мимо постов простому бандиту даже подготовленному в каком-нибудь планетарном элитном подразделении не так то просто. Охраняли то правительство и филиалы корпораций не абы кто, а полноценные роты охранителей.
   Впрочем подобная ответственность распространялась исключительно на первую и вторую категории, остальные зоны охранялись исключительно силами местных органов правопорядка со всеми минусами и плюсами. Нередко бывало так, что под стенами несущих службу охранителей шла стрельба между бандами, а то и начиналась полноценная война, в отдельно взятом секторе.
   Диктат первоклассно заботится о кошельках, умах и элите общества, ну а проблемы простых жителей правительство мало волнует, лишь бы не замордовать окончательно и ладно.
   Больница как и большинство учреждений располагалась на территории второй категории, поэтому рамхатец с безопасником приехали без машины сопровождения, то есть чувствовали себя в полной безопасности...
   Алекс с легкостью мог разобраться с обоими за пару секунд, благо оба сели рядом с ним и не внушали опасности. Перебить гортань у расслабленного человека проще простого. И все же Ведун медлил, решил узнать в чем же дело, а уж потом предпринимать решительные меры к освобождению. Тем более если б за ним приехали как за пленником, то не ограничились бы хамоватым поведением. Уж чего-чего а конвой быть обязан.
   Между тем машина свободно катилась по Седьмому квадрату минуя офисы и фешенебельные магазины пока не добрались до Третьего квадрата на территории которого и располагались здания безопасников. Храм Рамхата находился чуть дальше, во Втором квадрате, но туда возят исключительно опасных индивидуумов. Капитан же к последним не относился, по крайней мере Алекс на это надеялся. Глупо было бы выжить и быть приговоренным к казни через несколько дней после выздоровления.
   Аккуратные изгороди (забор на территориях учреждений не было, что не мешало предприимчивым владельцам зданий оборудовать их по последнему слову оборонительных сооружений). В целом заборы на территориях первой и второй сохранности как таковые и не требовались - разве что как разграничитель.
   Еще одной отличительной особенностью зоны сохранения являлась плотность гуляющих бездельников. Глядя на этот сонм ничего не делающих людишек так и хочется поднять автомат и срезать всех длиной очередью, такой чтоб дуло оплавилось!
   От нахлынувших чувств Алекс чуть было не потерял контроль. Капитан покровителей априори не может думать подобным образом, уж за своими офицерами Диктат следил очень пристально, особенно за помыслами.
   Машина притормозила возле невысокого, всего в двадцать три этажа, пирамидального здания покрытого черными матовыми стеклами.
   "Прибыли", - подумал Ведун.
   Уж подобных объектов Алекс на своем веку повидал немало, мог даже при случае составить подробный план каждого. Куда деваться, но все значимые организации консервативны в некоторых вопросах и предпочитали сохранять некоторые черты неизменными. СБД к примеру не меняла свои знаменитые Центры с момента постройки Черной Пики. А все периферийные лишь в некоторой части являлись копиями с небольшими модификациями.
   Алекс так задумался, что даже не заметил как вылезли рамхатец с безопасником. Последнему даже пришлось растормошить капитана. ПсевдоКремень повиновался, но про себя заметил, что у Гласа в отличие от большинства вояк нет пиетета перед сбдшниками, ну не боялся он их и все. С чем это связано Алекс пока не разобрался но отметку в памяти поставил, это может пригодится, тем более что в голову уже пришли пара занимательных идей на тему как добраться до тушки Аркуса Шада...
  
  
   * * *
  
   -В который раз спрашиваю, как погибла твоя рота?! Молчишь? Ну так мы тебя разговорим.
   Хек! Хек!
   Голова Гласа от пары ударов мотнулась в одну сторону затем в другую. Шел допрос с пристрастием. "Высокопрофессиональным".
   "Хреновые дела, надо было валить пока был шанс", - ощерился разбитыми губами Ведун и собрав тягучую слюну сплюнул.
   Тьфу! Алый плевок упал точнехонько на носок ботинка безопасника.
   - Ах ты ж мразь!
   На сей раз удар пришелся с солнышко, но не убийственный, дозированный аккурат чтоб глаза на лоб вылезли, а минут через пять обратно вернулись, да в зобу сперло до посинения. Но безопасник не учел одного - капитана "расспрашивали" уже больше суток, не переставая. Менялись исключительно исполнители. Хотя может удар оказался все-таки чуточку сильнее дозволенного, в любом случае Алекс на второй минуте уже действительно посинел от нехватки кислорода и готовился отлететь к Высшим.
   - Идиот, сказал же аккуратно.
   Дверь в допросную от сильного удара отлетела к стене. На пороге показался служитель Рамхата.
   - Так получилось, - потупился тот.
   - Реанимируй и быстро, иначе сам окажешься на его месте!
   Рамхатец не повышал голоса, он вообще не любил кричать, считал подобное последним средством воздействия, к тому же мало эффективным. Вот Взгляд и Жест, по мнению служителя, действовали куда занимательней. Особенно если вложить в них чуточку внутренней Силы - дору. Вот и сейчас он всего лишь плеснул в повелительный жест чуточку дору и безопасник от усердия готов лбом стену пробить.
   В планы служителя не входила смерть офицера, да чего уж скрывать, даже о простом физическом воздействии речи не было. До определенного момента раДрей думал, что справится своими силами и узнает нужную информацию прямо из головы капитана, но защита у него оказалась мощной, вскрыть ее жрец мог бы, но не сразу, месяца два кропотливой работы потребовалось бы, но этого времени у него конечно не было. Наличие столь серьезной защиты настораживало едва ли не больше чем чудесное выздоровление капитана.
   "Мне нужно знать! Непременно".
   Рамхатец заметно нервничал. Это передалось и безопаснику, он резкими нервными движениями вскрыл пакет со стимулятором и достал шприц сразу вогнал иглу в вену. Результат проявился незамедлительно. Капитан согнулся эмбрионом и кашляя исторг жрецу под ноги лужицу светло-коричневой желчи. Тот брезгливо отошел в сторону.
   Комната наполнилась едким пронизывающим духом, вдохнешь его, и самого тянет сжать горло мертвой хваткой, так чтобы содержимое желудка бултыхалось внутри, а не снаружи. Но жрец с безопасником оказались людьми привычными, не раз повидавшими подобное.
   - Чего встал? Продолжай...
   Сбдшник кивнул и подхватил харкающего капитана под мышки, усадил на табурет, после чего хлопнул пару раз по щекам. Шлепки не больные - отрезвляющие, приводящие в чувство. Алекс приоткрыл заплывший глаз. На сбдшника он глядел без страха, скорее даже с вызовом, а на жреца вовсе взирал презрительно, так только могут военные. Когда смотрят на гражданских штафирок, отсиживающихся за спинами настоящих воинов.
   - Еще раз спрашиваю, как погибла твоя рота?
   - Вас это точно не касается, - на пороге появился незнакомый офицер с одной золотой полоской на плече. Полковник. У него за спиной маячили лица двух дюжих молодцов в полной боевой выкладке, разве что взведенных ИБМов не хватает. А так бы полноценные боевики готовые к выполнению поставленной задачи.
   - Почему же? - нейтрально поинтересовался жрец чуть опуская голову, так чтобы скрылись глаза.
   - Все разбирательства полк проводит самостоятельно. И вам обоим это должно быть известно, - таким же нейтральным голосом ответил полковник после чего бросил через плечо: - Майк забери капитана и доставьте к нашим.
   - Слушаюсь, гран!
   Боец что стоял за правым плечом командира протиснулся внутрь комнаты и не обращая ни на кого внимания подхватил ослабевшего капитана и потащил его к выходу.
   - Случай неординарный, подпадающий в нашу зону ответственности! - не согласился жрец.
   - Все вопросы к генералу Кроссу или диктатору Шаду, - стараясь сохранять спокойствие ответил полковник.
   Рамхатец скрипнул зубами. Нагнетать обстановку он точно не будет, как и привлекать лишний раз внимание к служителям культа. Еще свежа в памяти бойня, устроенная диктатором почти всем культам, предавшим его в трудную минуту. Так если он решился на подобное тогда, то почему нечто схожее не может произойти сейчас? Вот то-то и оно. Лучше вести дела тихо, и тогда еще придет время жрецов. К примеру рамхатцы уже завоевали толику доверия Шада до такой степени, что на окраинах Диктата они порой имели большую власть нежели безопасники.
   Полковник развернулся и не прощаясь вышел прочь из допросной, оставив жреца с тупо пялящимся на пустой стул сбдшником. И в голове у служителя билась только одна мысль:
   "Здесь что-то нечисто! Я просто обязан узнать в чем дело".
   Жрец раДрей еще не знал, что совсем скоро она станет его идефикс на долгое время и приведет ненасытного до знаний служителя к неведомому, такому от чего в жилах стынет кровь, а в ногах появляется дрожь...
  
   Часть 2.
   "Всему свое время".
  
  
  
  
   Глава 1.
   Владения Диктата:
   Система Акронис.
   Столичная планета Тагус.
   17 июля 971 года от в.и.
  
  
   Объект "Ядро-3".
  
   Аркус Шад задумчиво глядел на карту перед собой, впервые за долгое время правления не зная как поступить. Вариантов - море, а единственно верного нет. Со смертью Ведуна решилась только одна проблема (о недобитках Тираниса диктатор не беспокоился - без своего лидера они долго не протянут, их уничтожение всего лишь вопрос времени). Однако у Диктата кроме врагов внутренних есть и внешние. Взять хотя бы империю Цань или тот же Союз Вольных Миров - все хотят ослабления Диктата, как раньше хотели развала Триумвирата!
   Впрочем сам Аркус желал им того же, поэтому если и злился то исключительно на провалы своих спецслужб и нерасторопность остальных министерств. Утешало лишь то, что у противников дела обстоят не лучше...
   Маркера планет, медленно плывущих во тьме космоса, горели разными цветами, позволяя правителю следить не только за настроением населения, но и за потенциалом каждой колонии в целом. Аркус задумчиво взирал на белый ореол вокруг Уб-Оги. На этой казалось бы невзрачной планете случилось слишком много важного, чтобы игнорировать ее дальше. И дело не в смерти Ведуна, больше диктатора беспокоило уничтожение Артефакта и ведь последствия не заставили себя ждать. Сила которого поразила даже невозмутимого Фиргуса!
   - Жаль, что так произошло, с ним могло получиться нечто особенное, - тихо заметил Шад.
   Большая часть комнаты скрывала полупрозрачная иллюзия программы, продолжая имитировать все известные системы, в том числе и враждебные. Пусть данных по ним было не в пример меньше, но все-таки они были и давали понимание обстановки в Империи Союзе или нейтральных системах. Все-таки как бы Аркус не относился к разведке, без нее никуда. Вот даже взять цаньцев - взглянешь на эскадры, базирующиеся в приграничье и сразу понятно, что они замыслили. А не будь всего это и что делать? Держать в постоянном тревожном состоянии людей?
   - Все-таки ребята Хайнцвара молодцы, хорошее устройство придумали. Поощрить что ли их? Нет, пожалуй пока не стоит, вот сделают нечто новое тогда и посмотрим.
   Шад порой позволял себе "мыслить вслух". Иногда так рождались неплохие комбинации, иногда возникали глупые идеи, но как бы там ни было - польза от этого была огромная, диктатор освобождал разум для нового, оставляя остальное до лучших времен. Недаром Аркус каждую неделю выкраивал для обработки "наговоренного" полдня, вне зависимости от самочувствия и неотложности дел.
   Однако сегодня был не такой день. Сегодня Аркус решал глобальные вопросы и как бы не огромны были возможности Диктата, без ущерба для дела уделить внимание можно только одному. Как правитель Шад это понимал, но как человек желал большего. Хотя он давно перестал быть "простым человеком", эмоции перестали давлеть над ним, рационализм подменил их. Большая часть человеческих добродетелей канули в Лету, растворились под жесткими лучами звезды Власти.
   Аркус желал счастья и процветания своему народу. И вершил дела так как считал нужным, не оглядываясь на мнение общественности и тем более не слушая противников. Они хотят разоружения и мира? Хорошо, так и поступим, но только после того как увидим пример ,а не показушные словесные баталии на трибунах звездных систем.
   Диктатор стремился к лучшей доле, вытягивал людей из мрака невежества, порой излишне жестоко, не спрашивая их желаний и стремлений. Аркус Шад творил так как считал нужным, заставляя всех потом и кровью пробираться наверх - к счастью.
   Он действительно желал этого. Вот только никто из окружения не понимал его. Для всех он - голодный до власти деспот. Когда-то у него был человек, который разделял его взгляды, помогал не щадя своего живота, но теперь этот человек злейший враг. Ныне усопший. А ведь всего лишь одна случайность и вот результат.
   Аркус Шад достал из стола выцветшую брошюру плохой полиграфии с обложкой в виде полыхающей звезды. Раскрыв ее, он погрузился в чтение...
  
   Мало кто знает, за какие прегрешения Алекса Ведуна объявили мятежником, ведь в свое время он воевал на стороне Шада и возглавлял одну из трех армий Союза Равенства и Братства, собравшего под знаменами всех недовольных Триумвиратом. По официальной версии Ведун пытался убить Аркуса и занять его место.
   Но так ли это на самом деле? Ведь буквально через несколько недель после шокирующего сообщения Шад объявил об упразднении Союза и ввел вместо него Диктат, с собой во главе!
   И все-таки начнем по порядку...
   Как это обычно бывает, восстание началось с мелочи и даже глупости. Во время очередного рейда проверок на планете Таре - быстро набирающей политический и экономический вес в Приграничье, произошло яркое кровавое событие. На планету вместо нормальных инспекторов прислали заносчивых ублюдков. В итоге не выдержав унижения, один из батальонов вступил в бой с охранной ротой инспекторов. Искры хватило для того, чтобы полыхнула все планета.
   Одним из лидеров вспыхнувшего восстания стал Аркус Шад. Во время кровопролитных боев мнение общества о Шаде постоянно менялось. Кем он только не был -- и массовым убийцей, возглавляющий легионы мятежников и героем-освободителем, несущий мир и спокойствие. Но все соглашались с одним фактом - Аркус Шад являлся незаурядной личностью.
   А ведь он родился в сенаторской семье - элите Триумвирата. Ему не надо было ни о чем беспокоиться - живи да радуйся, вкушай плоды беззаботной жизни. Шада с рождения ждало богатство и слава. Вот только его не прельщала ни политическая карьера, ни торговые операции. Еще в юности он решил идти собственным путем.
   К немалой досаде родителей, амбиции привели сына в Специальные войска. Выбор парня пал на геоинженерный корпус занимавшийся не только разработкой важнейших ископаемых, но и защитой их от посягательств пиратов и врагов, к которых негласно относились: Союз Вольных Миров (СВМ) и Империя Цань. Так же существовал с десяток "свободных" планет в периферийных системах, но из них создали буферную зону и признали свободной зоной, которую никто не мог захватить. Каждое государство заботилось о своем будущем и заранее подстраховалось. Попробуй атаковать "свободных" и на тебя накинется весь Сектор...
   Аркус с малых лет интересовался геодезией, понимая ее значимость. Он знал - будущее именно за этой казалось бы обыденной наукой, сплетающей в себе современные тенденции развития техники и глубинный математический просчет каждого космического тела.
   Во время службы Шада, отношения Триумвирата и СВМ резко ухудшились, а после инцидента захвата триумвиратского пассажирского корабля эскадрой капитана Финна - подданного Вольных Миров терпение Сената кончилось...
   Сражения в космосе сменялись баталиями на планетах, ведь войны велись за ресурсы, но явного преимущества ни у одной из сторон не было, поэтому и результат оказался ожидаемым - флоты, потрепав друг друга, разлетелись на базы, зализывать раны, так и не выявив победителя. Установился хрупкий паритет.
   На службе Шад прославился как хороший тактик и прирожденный лидер, но сам Аркус не ставил себе цель сделать военную карьеру. За несколько месяцев до окончания войны он покинул корпус и начал разрабатывать месторождения минералов на отдаленных планетах.
   Аркус пропал на три года, а когда появился, внезапно вспыхнуло восстание на Таре. Добившись независимости необычно быстро и легко он начал собирать войска для дальнейшего завоевания. Ответом Сената стало уничтожение всей семьи Шада. Они хотели уничтожить мятеж одним махом, но сильно просчитались. Аркус Шад стал одним из известнейших лидеров восстания, о нем узнали и на остальных планетах. Недовольство Сенатом росло, как на дрожжах, вместе с ним росла жажда мести самого Шада.
   Партизанские отряды шадовцев проникли на все планеты и быстро прирастали новыми добровольцами. Так появилась армия Равенства.
   Регулярные войска Триумвирата постепенно выдавливались с окраинных планет.
   Однако Аркус отлично понимал, что пока существует Сенат, война будет продолжаться, а этого он допустить не мог - цаньцы с СВМ уже готовили флоты для экспансии. Гражданская война соседа - отличный повод оттяпать систему другую, а то и вовсе "взять под крыло" более слабого противника и на правах союзника оккупировать его же территорию.
   Решить проблему можно было только радикальными мерами о которых никто кроме самого Шада не догадывался. Так на Геонию - бывшую столицу Триумвирата попал старый почти исчезнувший в летах вирус "Гнилое бешенство". И не просто попал, а оказался разнесен более чем в ста местах в том числе в столице.
   Заражение поразило всю планету за считанные дни. Не укрылся никто. Как только охранявший Сенат Первый флот Триумвирата узнал о произошедшем адмирал тут же изолировал всю Геонию, сбивая всякого кто пытался подняться в открытый космос.
   Тем временем Шад уничтожив Сенат, вместе с лояльными ему войсками охранявшими Геонию, получил столь необходимую передышку и спешно собрал в руки всю полноту власти, ввел военное положение и провозгласил создание Диктата.
   Аркус еще в начале пути восхождения на вершину власти позаботился о том, чтобы его репутация в глазах народа была белее снега, а другие лидеры повстанцев по мере ускоряющейся поступи армии Союза Равенства и Братства исподволь очернялись или вовсе исчезали. Им на смену приходили юнцы фанатично преданные лично Шаду. В кулуарах повстанцев плелись паутины интриг, создавались и рушились сиюминутные псевдосоюзы. Много грязи всплыло в ту пору.
   Единственный кто остался из старой гвардии - генерал Первой "Победоносной" армии - Алекс Ведун. И хотя он оставался верным сторонником Аркуса, но косвенно представлял серьезную опасность будущему правителю как возможный центр оппозиции.
   Люди Шада рыскали в поисках одного из артефактов Древних. "Сказка" - как сказал Ян услышав об этом, да и Алекс мог бы подумать так же, если бы в свое время не увидел одну такую "сказку" в руке Аркуса Шада во время решающей битвы в период Освободительной войны с войсками Триумвирата.
   Естественно будущий диктатор скрывал артефакт от всех и если бы не случайность, Алекс бы не узнал о нем. Но Шад прознал о ненарочном любопытстве Ведуна, и последствия не заставили себя ждать. Не прошло и недели как на Алекса и его возлюбленную Ол Зи совершили нападение в котором Ол Зи погибла. Генерал сразу узнал, откуда растут ноги и даже сгоряча попытался убить диктатора, но не сумел и ушел к повстанцам, орудующим на периферии созданного Шадом Диктата.
   Алекс страстно желал лететь вместе с ней, что в принципе и планировалось, но в последнюю минуту пришлось задержаться на планете. Неотложные дела заставили - на планете нашли крупную базу повстанцев, но генерал не унывал - через пару дней его армия разберется с мятежниками и он со спокойной душой полетит к своей Зи.
   С радужными мыслями Ведун собрался уже покинуть взлетную площадку - бот почти покинул зону видимости, как вдруг что-то привлекло внимание.
   Росчерк на горизонте!
   Алекс с ужасом заметил истребитель, летящий на перехват боту.
   - Сбейте его! - дурным голосом заорал он, но вот без толку - рядом с ним стояли порученцы и телохранители.
   Однако ПВО аэродрома тоже не дремало - один из тубусов с ракетами-перехватчиками раскрылся и оттуда с шипением в клубах белесого дыма, вылетела юркая "Гончая". Ее подбросило полубоком метров на сто после чего ракета на мгновение замерла и шевельнув острием, словно гончая ищущая след, молнией полетела на перехват истребителя. Казалось вот оно - спасение! И "Гончая" все ближе и ближе к железному стервятнику, секунда другая и от него ничего не останется, разве что куски развалившегося корпуса да град осколков...
   - Ну же! - не выдержал Алекс. Сам он, впервые за долгие годы службы, повлиять на ситуацию не мог.
   Вот ракета прыгнула в облака, следом за истребителем. Мгновением позже рыхлая пелена дрогнула и разлетелась ошметками вместе с огненными лепестками взрыва, уничтожившего самолет. Но не успел Ведун обрадоваться как в небе повторно громыхнуло.
   Истребитель все-таки успел завершить грязное дело. В десантный бот попало две ракеты. Одна за другой. Смерть экипажа и пассажиров оказалась мгновенной.
   Через час после гибели любимой Алекс уже знал чей самолет совершил нападение. Истребитель принадлежал повстанцам...
   Базу накрыли в этот же день. С наступлением темноты. Вскрыли словно консервную банку и уничтожили всех до единого, вот только позже выяснили, что у мятежников давным-давно нет возможностей для вылетов - ни обеспечения ни топлива. А уж когда умельцы Ведуна вскрыли базы данных искина все стало кристально ясно. Ни один корабль не покидал Базу вот уже две недели, а тот что сбили ПВО аэродрома вовсе считался утерянным... в бою с армией Диктата.
   За пару часов удалось отследить всю цепочку, вплоть до заказчика, коим оказался Аркус Шад...
  
   Диктатор закончил чтение и убрал брошюру обратно. В ней много что было: история самого Аркуса, Ведуна и еще нескольких генералов. Эту книжечку специально со слов Шада написал никому неизвестный молодой писатель - талантливый парнишка. Он не знал, что закончив писать умрет, унеся с собой тайны диктатора. Таким способом Аркус ублажил свою вяло трепыхающуюся совесть, изредка подкармливая ее вот такими минутами чтения: история с художественными приукрасами неизвестного писателя.
   В комнате по-прежнему была развернута карта систем и Шад взирал на нее из удобного кресла, он не заметил как пролетело четыре часа. Но в голове вопреки обыкновению все еще не сформировался четкий план решения возникших проблем. На кого обратить внимание - цаньцы или вольники? Сейчас сил для новой акции имеется с избытком, достаточно только выбрать вектор направления...
   - Гран, разрешите вас отвлечь? - коммуникатор диктатора ожил. От дум правителя отвлек его викарион.
   - Чего тебе, Фиргус? - раздражено ответил Аркус. Он не любил когда его отвлекали в такие моменты, особенно когда в голове нет подходящих идей.
   - Вести из нейтральных систем.
   - О хорошем ты доложил бы позже, значит нечто плохое...
   - Это смотря как посмотреть, - вставил ремарку викарион.
   - Ладно, говори.
   - В Буферной Зоне на "Тиранис" напали пираты.
   - И?
   - По сведениям агентов у вольников - крейсер спасла патрульная эскадра княжества Кронус.
   Голос у викариона звучал ровно, но Аркус знал Фиргуса не первый день и легко читал все паузы, задержки дыхания и оттенки. Сейчас верный помощник впервые за долгое время испытывал неудобство. Шад на это лишь улыбнулся.
   - Ведун же мертв?
   - На "Тиранисе" его не было.
   - Тогда плевать, что задумал старый князь, без лидера мятежники всего лишь... ха... мятежники.
   - К ним не принимать никаких мер? - удивился викарион.
   - Ну почему же, если они вернутся в Диктат - тогда обложим как бешеных псов, ну а пока, пусть живут. Отдавать агентов ради убийства парочки дураков - верх небрежности.
   - Как прикажете, гран.
   Настроение диктатора резко поднялось, а в голове созрел неплохой план против цаньцев...
  
  
   Глава 2.
   Владения Диктата.
   Система Желтый Виллис.
   Планета Уб-Ога.
  
   Алекс, а ныне Глас, прибыл в полк в сопровождении двух бойцов. Состояние хоть и оставляло желать лучшего, но постепенно приходило в норму. Пару суток он пролежал в стационаре, после чего получив выписку врача оказался в казарме.
   Отличалась ли она от сотен, виденных Ведуном? Однозначно нет. Казарма такая же как и сотни тысяч подобных ей. В самом немалом сооружении предусматривалось несколько раздельных помещений, каждому из которых отводилась своя роль. Веками продуманное и по-военному простое, надежное.
   Вопреки ожиданию, в душе Алекса не поднялась волна ненависти, как это обычно происходило, стоит только подумать о любой вещи связанной с Шадом: будь это весь Диктат или просто сооружение.
   "Неужели те воспоминания Гласа столь сильно на меня повлияли? Быть такого не может!"
   Алексу вдруг поплохело, ноги подкосились и он сел на жесткий пластиковый стул, возле входа. Рядовые, заметившие состояние командира хотели подойти, но тут из двери вышел полковник, тот же кто забрал его из лап рамхатца.
   - Пойдем, капитан, нужно пару моментов прояснить, - сорокалетний офицер с седыми прядями в черных как смоль волосах и обветренным волевым лицом с голубыми пронзительными глазами развернулся и не глядя на сидящего Кремня вышел.
   Дрожь в ногах не проходила, но Алекс пересилил немощь и послушно побрел следом за командиром. Солдаты глядели им вслед и тихо переговаривались.
   Кабинет полковника находился на первом этаже рядом с парадным входом. В голове Алекса витали смутные образы, мол раньше тут бывал, но вспомнить подробнее не получалось, даже оказавшись внутри в памяти не возникло ни одного ассоциативного образа.
   - Я прочитал заключение доктора и должен сказать, что поражен. В хорошем смысле этого слова, - начал полковник, чье имя Алекс так и не мог вспомнить, но твердо знал, что вот-вот оно проклюнется, словно молодой росток на взрыхленной почве. - Выжить в таких условиях до тебя никому не удавалось, правда кажется мне, что просто мало кто пытался спасти тех несчастных. Тебе просто дико повезло. Ты со мной согласен?
   Алекс-Глас коротко кивнул. С очевидным не поспоришь.
   - Хорошо, что ты это понимаешь... так вот о чем я толкую. Проблемы с рамхатцами нам не нужны. Новой волны чисток мы вряд ли дождемся, поэтому по возможности нужно жить с ними в мире и согласии.
   Полковник погладив гладко выбритый подбородок замолчал. Его взгляд скользил по стенам, полу, интерьеру и будто бы нарочно "пропускал" сидящего напротив капитана. Алекс молчал и тяжело дышал: сказывался недавний приступ слабости.
   - Думаю, Глас, тебе стоит съездить домой, провести недельку другую с семьей, а лучше месяц. Пока шумиха вокруг не уляжется, а потом уж будет видно как быть дальше.
   - Списываете? - усмехнулся кривой ухмылкой капитан.
   - Не будь таким категоричным. Это просто отдых, - полковник ни капли не смутился.
   - Его хоть оплатят?
   - Все как обычно. Кроме того твой отпуск приближается, сместим чуток и все дела. О случившемся конечно никому ни слова. Это надеюсь тебе, капитан, объяснять не надо? - полковник тяжело глянул на подчиненного, но тот лишь устало кивнул и встал.
   - Я все понял.
   - Вечером придет транспорт "Гравис", документы получишь через час, машина к космопорту доставит. Вопросы?
   Командир Алекса-Гласа демонстративно открыл перед собой несколько документов, прямо на экране, вмонтированном в стол, и погрузился в чтение. Капитану ничего другого кроме как уйти не оставалось.
   Время до отбытия в космопорт пролетело для Алекса одним мгновеньем. Пока забрал вещи, которых оказалось на удивление немало: табельный лучемет, две пары сменного белья, поношенный, но все еще крепкий комбез и универсальный брас с личным кодом. Прощаться с сослуживцами Глас не стал, да и не с кем - все офицеры пребывали на боевых постах, а с немногими рядовыми, тянущими лямку в казарме и рядом с ней капитан не общался.
   Ближе к вечеру к входу подъехал массивный броневик, с турелью на крыше, сзади откинулась дверца, выпали раскладные ступеньки. Из нутра показалась бритая голова:
   - Эй, командир! Ты что ли в космопорт?
   Алекс от подобного обращения онемел. Чего-чего, а подобной "вольницы" он точно не ждал. Но пришел в себя быстро:
   - Боец ты всегда так с офицерами разговариваешь?
   Парень, которому судя по лицу было чуть больше двадцати, вмиг посмурнел.
   - Извиняюсь, знаки отличия не разглядел, гран капитан! - непонятно как, но ему удалось вытянуться во фрунт, не выходя из броневика.
   - Следующий раз будь внимательней, - заметил Алекс, а сам с опозданием ругнулся.
   "Какого черта я делаю? Я своих бойцов никогда Уставом не кошмарил, неужели опять сущность Гласа?"
   Впрочем самокопанием Ведун занимался недолго, исключительно до того момента когда броневик подъехал к космопорту. Погрузка на "Гравис" прошла буднично, досмотра никто не устраивал, пилоты вовсе не показывались из кабины. Кроме Алекса на борт вошли еще семеро офицеров званием от лейтенанта и заканчивая майором. Никто ни с кем не разговаривал, даже оказавшись в тесной комнатушке с тремя кроватями каждый молча разобрал постель и улегся отдыхать.
   Впереди многие дни полета. Но это понятно - до конечной точки - Зеленого Лагоса предстоит нырнуть в две системы: пополнить запасы и забрать груз по маршруту. А это опять же время на разгон, торможение и погрузку, в общем та еще бюрократия.
   Алекс эти дни планировал провести с пользой, вороша память реципиента с маниакальной сосредоточенностью. Да чего там, когда остальные попутчики принялись играть в карты, травить байки и пить спиртное, он спокойно лежал на заправленной постели и прогонял всю доступную о семье Гласа информацию: начиная с первого дня знакомства с Корой и заканчивая последним отпуском полгода тому назад.
  
   ***
   Владения Диктата.
   Система Зеленый Лагос.
   Планета Эль-Тарос.
  
   Алекс глядел на трех маленьких сорванцов, старшему из которых недавно исполнилось всего одиннадцать лет, и счастливо улыбался. Так хорошо ему не было очень и очень давно. Может даже никогда.
   Он не знал почему вдруг память об Ол Зи, предательстве Шада и людском вероломстве внезапно отошли на второй план. Да ему все еще было больно, сердце кровью обливалось... но уже не так сильно, не так яростно хотелось убить диктатора, словно былое скрыл пепел времени и к мятежному генералу наконец пришел покой.
   Алекс улыбался.
   Вот уже третий день он не мог нарадоваться на свою семью. Все вопросы, размышления о нравственности и прочая глупость исчезли стоило только оказаться рядом с счастливыми детьми. Они гроздьями повисли на его руках и больше трех часов не отпускали, завалили кучей вопросов, попросили о сотне мелочей и просто одарили морем детской любви. Давно зачерствевшее и казалось бы мертвое сердце ветерана сотен боев и сражений внезапно ожило. В глазах Алекса постоянно стояла влага и только огромным усилием воли он сдерживал себя, чтоб не дать слезам пролиться.
   Очевидно, Кора поняла чувства мужа и дала ему время прийти в себя. Она оказалась мало того что привлекательной женщиной, но к тому же еще и мудрой. Ведун оценил это и признался сам себе, что на такой как она он и хотел бы быть женат.
   Вот только расслабился он зря. Вечером, когда детей уложили спать, его ожидал трудный разговор с женой, почуявшей неладное...
   Оставшись наедине с мужем Кора посерьезнела. Вопреки женской догматике она не стала ходить вокруг да около и начала разговор о главном.
   - Глас ты изменился.
   Алекс хоть и ожидал этого разговора, но старался отложить его на максимально далекий срок. Ему даже воспоминания настоящего Гласа пришлось заучить, но видно не все так просто.
   - В чем же?
   Женщина нервно поправила рукава платья, закусила губу и отхватила себя руками прошла из стороны в сторону.
   - Ты стал мягче.
   Алекс от подобного заявления опешил. Чего-чего, а подобного он точно не ожидал. Да и как мятежный лидер может быть мягче капитана войск примирения? Хоть в планетарных полках и служат люди не отличающиеся особым пиететом перед человеческой жизнью, но и полных отморозков там не было. Уж за этим командование следило строго. Ведун в этом уверен на все сто, благо сведения поступали верные, из проверенных источников.
   - То есть? - спустя несколько секунд спросил Алекс.
   - Где тот грубый солдафон, что появлялся последние пару раз? Почему ты вновь стал тем Гласом, что познакомился со мной двенадцать лет назад? - внезапно Кора всхлипнула и смахнула выступившую слезу. - Признайся - ты нашел другую?
   Ведун-Кремень в очередной раз впал в ступор. И виной тому женская логика, замешанная на ревности и страхе потери. Без сомнения женщина чувствовала произошедшие в муже изменения, но интерпретировала их по-своему.
   - Нет у меня никого, - искренне ответил Алекс.
   - Врешь! Почему ты мне врешь? - Кора постепенно приближалась к черте за которой начиналась истерика.
   Чтобы не нагрубить Алексу пришлось сделать глубокий вздох, досчитать про себя до десяти и медленно вдохнуть. Полегчало. Даже небольшая кухня, чуть больше двадцати квадратов, казалось увеличилась.
   - Корочка, милая, пойми - у меня никого кроме тебя нет, - как можно ласковей сказал Алекс. Ведун с каждым произнесенным словом мысленно подмечал, что не врет и действительно так считает.
   "Неужели я врос в роль настолько сильно? А как же Ол Зи, почему мне не противно говорить такие слова другой женщине?" - голова у Ведуна шла кругом и самое печальное в том, что он сам не понимал чего хочет больше - вернуть угасшую боль или окончательно вырвать ее из своего сердца, будто сорняк.
   - Правда?
   Постепенно в глазах женщины исчезала боль, вместо нее проступала надежда, смешанная с ожиданием чего-то важного. Но Алекс не знал чего именно, только ответ дал правильный:
   - Правда.
   Кора улыбнулась.
   - Пойдем наверх, завтра вставать рано, а у нас есть еще чем заняться...
  
  
   3.
   Пространство Союза Вольных Миров.
   Система Алый Кронус.
  
  
   Не успел бот с де Гисом на борту опустить трап как рядом появились две машины не уступающие защищенностью армейским броневикам. Из них вылезли безликие люди одетые в одинаковые серые мешковатые мундиры. Похожие друг на друга как клоны из одной пробирки. Безликие.
   "Куда уж без вас", - усмехнулся про себя Дир.
   Кому еще как не контре заниматься таким щекотливым делом? Эти господа всегда поспевают вовремя и оказываются именно в том месте, где и должны - работа у них такая. Важная - пыточно-вертлявая.
   - Прошу вас следовать за нами, - один из безликих, с дежурной приторной улыбкой, услужливо открыл дверь ближней машины.
   Дир поморщился, ну не выносил он показухи, тем более такой нарочито издевательской. Шарканья раздражали, не смотря на то что сам выходец из старой аристократии Триумвирата. Впрочем здесь на территории княжества вести беседы принято вежливо, но с пиететом. При этом простота общения не выпячивается.
   Но замечания де Гис оставил при себе, мысленно напомнил о раненых товарищах, спешно залатанных медиками, после чего спокойно сел в машину, уняв раздражение. Он не заметил как к капитану Валлону, спустившемуся следом за ним и судя по всему собравшемуся сопровождать де Гиса дальше, подошел один из контриков и в приказном тоне что-то сказал. Командир десантников кивнул стиснув зубы, пронзил взглядом полным ледяного презрения контрика и резко развернувшись вернулся на борт транспорта.
   Безликий проводил командира внимательным прищуром, фиксируя каждое движение и только после того как тот скрылся, вернулся к машине. Броневики уркнули двигателями, безликие заняли места и машины тронулись. Они перестраивались каждые десять километров, оставляя пыльную дорогу и куцые одинокие деревья на обочинах. По ощущениям Дира ехали около часа. Дорога, не смотря на сильную урбанизацию Большого Кронуса, оставляла желать лучшего, даже отличная подвеска и мягкие сидения не спасали от жуткой тряски.
   Напротив де Гиса сидел, судя по повелительным жестам и подобострастному отношению окружающих, командир группы. Он пару раз попытался завязать разговор с врио главы "Сынов Родины", но тот отвечал односложно, "без огонька". Беседа "по душам" не удалась...
   За окнами сменялись тусклые пейзажи, а в голове Дира крутилось с десяток мыслей, правда ни одной стоящей, за которую стоило бы ухватиться не было. Но как и любой состоявшийся человек он не отчаивался, тем более что ответственность за жизни сотен людей заставляла собраться.
   Де Гиса доставили в трехэтажный особняк в пригороде столицы. Вокруг не было ни стен, ни решеток - все тихо и мирно, ну не считая полутораметровой зеленной ограды по периметру и небольшой парк перед главным входом из гигантских деревьев. Пример благонравного спокойствия, да только притаившиеся в тени исполинов охранники с оружием наизготовку рушили идиллию спокойствия напрочь.
   "Неплохо", - мысленно крякнул Дир насчитав в зарослях больше двух десятков бойцов и это только те кого он заметил, а сколько еще сокрыто?
   Стоило ему выбраться из машины как безликий в компании трех массивных воинов дежурно улыбнулся и спокойно заметил:
   - Прошу сдать все имеющееся оружие.
   - У меня его нет.
   На лице де Гиса не дрогнул ни один мускул, ведь он говорил правду - ну не считать же тонкую титановую нить вшитую по краям манжета на мундире оружием?
   - Прошу встать лицом к машине, расставить ноги на ширине плеч, положить ладони на крышу, - приказал один из бойцов.
   Капитан "Тираниса" спокойно выполнил требование, не чиня препон. Он смотрел по сторонам, отмечая каждую деталь. Вон вдалеке, на востоке, среди редкого леска блестит клякса озерной глади, а на севере вовсе виднеется одинокий шпиль скалы, торчащей скорее всего где-нибудь на побережье. С юга на особняк напирают удивительно толстые баобабы, сплетая кроны в монолитный зелено-коричневый многоярусный потолок. И только на западе было до неприличия пустынно - лишь темно-синяя полоска дороги да бескрайние поля, усеянные высоким бурьяном, тянущимся на несколько миль вплоть до бедняцких халуп окраины столицы. Среди этой нелепицы пригородный одинокий особняк казался лишним, несмотря на всю свою красоту....
   Осмотр занял меньше минуты - в простом терморегулирующем мундире давным-давно исчезнувшего Союза Равенства и Братства все аскетично и просто.
   Проверив де Гиса, контрик в который раз раздвинул губы в приторной улыбке:
   - Следуйте за мной.
   Дир сделал шаг и пошатнулся, в ногах внезапно появилась слабость и он повалился вперед, прямо на одного из бойцов. Тот успел подхватить, но на лице появилось такая презрительная гримаса, капитан едва сдержался чтобы не согнать ее хор-рошим апперкотом!
   - Вы не первый кто теряет самообладание в подобном случае, - усмехнулся контрик и как ни в чем не бывало продолжил идти.
   Дир пару секунд пребывал в ступоре, силясь унять вспыхнувшую злость, ему пришлось сжать до хруста зубы и стиснуть кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Боль быстро привела Ведуна в чувство. Что это было? Ответа нет, единственное что остается - идти ни на кого не реагируя: под ногами весело шуршит мелкая галька, а тени раскидистых деревьев создают уютный сумрак. Жаль только все это угнетает...
   - Дальше вас проводят, - контрик остановился в нескольких шагах от порога.
   Де Гис, наблюдая за окружающим пространством не сразу обратил внимание на крепыша облаченных в одну из последних модификаций УД, стоящего в полутьме за порогом. На груди у него блекло светилась серебряная эмблема медвежьем морды. Вон как раскрыл пасть того и гляди кинется!
   "Ближник", - понял Дир, внимательней присмотревшись к крепышу.
   Кто такие ближники? Люди, приближенные к князю столь тесно, что знают его лучше родителей. Именно так, ведь ближниками становятся в раннем детстве, проходят специальную подготовку и приставляются к княжичу и дальше проживают вместе с ним всю свою жизнь, оберегая от напастей. Ближников всегда мало - отбор проходят единицы, почти всегда к моменту взросления подле княжича их остается семь - восемь, редко больше. Ближники могут быть телохранителями, вернейшими ставленниками на службе или вовсе вести в бой армии... но всегда и во всех делах они верны и преданны своему князю.
   На протяжении всего известного времени нет ни одного случая предательства, как впрочем и сведений о подготовки ближников. Достоверно известно, что основная часть отсеивается в период с четырнадцати до шестнадцати лет.
   Вход в особняк позволял пройти только одному человеку и если бы делегация из полусотни человек захотела попасть внутрь ей пришлось бы выждать очередь минут в десять. Ближник проводил пристальным взглядов уходящих безликих, затем связался с кем то по коммуникатору.
   Дир ждал. Он внимательней смотрел на аллею по которой его провели. Теперь она не казалась угнетающей, наоборот она виделась нереальной: все в округе было бледно и неказисто, а эти исполины так и пышут цветом!
   Капитан "Тираниса" успел осмотреть и простые прочные стены здания, наверняка выдерживающие не одно попадание из плазмомета, разглядел в узких, как бойницы, окнах силуэты наблюдателей. Но вот крепыш махнул Диру рукой, мол следуй за мной и пружинистым шагом вошел внутрь.
   Ведун шел по полутемным коридорам, увешанным старинными гербовыми гобеленами княжества вперемешку с портретами былых правителей. Каждый из них не похож на другие, все самобытны. Лица: хмурые, улыбающиеся, серьезные и веселые - все они были вершителями судеб миллионов людей в большей или меньшей степени. Проходя мимо Алекс буквально чувствовал на себе их пристальные пронзающие взгляды. По спине невольно промчался сонм мурашек.
   - Пришли, - ближник остановился возле небольшой неприметной двери, десятки ей подобных они миновали даже не оглянувшись.
   Но входить крепыш не спешил и даже дверь не открыл. Впрочем, Дир не привередничал, сам потянул ручку вниз и слегка толкнул. Дверь с трудом поддалась. Внутри как и везде в доме царил полумрак, на стенах горели блеклые холодные светильники.
   Перед Ведуном открылась маленькая комнатка скудно заставленная мебелью, на стене три картины, а перед массивным столом разлеглась шкура разинувшего пасть медведя. Отдельно стояли два удобных кресла. В одном сидел моложавый подтянутый мужчина сорока - сорока пяти лет с гладко выбритым лицом, черными с проседью волосами и внимательными карими глазами, требовательно взирающими на вошедшего.
   - Здравствуйте, капитан.
   Мужчина улыбнулся, легко встал с места протянул жилистую узкую ладонь де Гису. Тот непонимающе сморгнул и наваждение ирреальности не пропало: князь по-прежнему тянул ладонь и дружелюбно улыбался.
   Но глаза...
   Взгляд казался участливыми и теплыми как у заботливого отца. Да только Дир не ребенок и все эти штучки по манипулированию людьми знал не понаслышке. Жрицы в свое время многому его научили.
   Воспоминания вконец опоганили и без того плохое настроение!
   Князь заметил смену настроения и уже нейтральным тоном продолжил:
   - Садитесь.
   Дир сел. И только оказавшись в нем понял что это не просто удобное седалищное местечко, а захоти хозяин - его тюрьма. Вот к примеру взять массивные подлокотники - в них ведь наверняка скрыты блокирующие браслеты, а в спинке пластинчатые путы в мгновение ока пеленающие любого непокорного. Но пока начинка бездействовала. Де Гису стало любопытно узнать для чего князю понадобился второсортный мятежник. Чего-чего, а о собственной значимости Дир иллюзий не питал, у "Сынов Родины" был только один лидер, и его уже среди живых.
   Князь Кронуса развернулся к собеседнику лицом и достал из недр стола непочатую бутылку коньяка, рядом как по волшебству появились две рюмки и пара исходящих паром чашек горячего шоколада.
   - За долгожданную встречу, - пододвинул правитель к Диру блюдце с чашкой и рюмкой.
   Де Гис кивнул, принимая тост, пригубил коньяк и поставил обратно. К шоколаду он не притронулся, в отличие от князя, с довольным причмокиванием цедящего терпкий густой напиток.
   Ритуал длился минуты две. Наконец, князь поставил пустую чашку на блюдце и откинулся на спинку кресла, ладони легли на подлокотники и легонько сдавили их. В комнате сразу стало заметно светлее. Веки Дира дернулись, смыкаясь изо всех сил, подавляя неприятное ощущение.
   - Знаете, когда пришло сообщение о появлении в пределах княжества военного корабля Диктата я признаться несколько опешил, но следом за одиночкой из гипера не вышел никто, а вторжения так не начинаются, одним кораблем войны не выигрывают. Тогда мне стало интересно кто же это такой смельчак, дерзнувший открыто пренебречь всеми пактами и договорами. А когда узнал, то вновь опешил - такого подарка от Судьбы я не ожидал...
   - "Тиранис" не пересекал просторов княжества. Мы были в Буфере, - поправил властителя капитан.
   - Не будем мелочиться, все-таки звездная система, пусть даже и непригодная для колонизации находится ближе к нам, значит и находится под патронажем Союза, - князь не бахвалился, а констатировал факт от чего Диру стало вдвойне интересно с чего бы это один из могущественных людей Союза Вольных Миров лично заинтересован в поиске мятежника.
   - Чем же для вас важны "Сыны Родины" без Алекса Ведуна? - спросил напрямую де Гис. Играть с князем в политес дальше у него желания не было совершенно.
   - Он мертв? - князь Бран казалось вовсе не удивился подобному известию. Хотя бравые вояки в любом случае должны были отчитаться перед начальством, значит и удивляться осведомленности не стоит.
   - Погиб во время миссии на Уб-Оге.
   - Жаль. Перспективный был генерал... ну да ладно, жизнь не стоит на месте и нам следует думать о будущем.
   Де Гис рефлекторно задумчиво погладил гладкую аккуратно подстриженную бородку, скрывающую волевой подбородок и чуточку опускающийся на шею.
   "Возможно предложит нечто интересное и тогда нам представится случай отомстить", - подумал он и куда более внимательнее посмотрел на добродушно улыбающегося князя.
   - О чем именно вы хотели бы поговорить?
   - Ха, ха! Вот это я понимаю деловой подход. Не буду болтать лишнего, скажу лишь о том, что у меня есть отличное предложение "Сынам Родины", думаю в сложившейся ситуации вы от него не откажетесь. Хотя решать конечно же вам, насильно заставлять вас никто не будет.
   - ?
   - Все просто - вам нужно освободить одного человека.
   - И как я это сделаю, если даже вам это не под силу? - удивился Дир.
   - Он в Адском Котле...
   Де Гис изумленно воззрился на князя, ему даже показалось, что ослышался. Это место известно далеко за пределами Диктата и отнюдь не райскими условиями. Выбраться оттуда на протяжении всей его истории существования не удавалось никому. О чем де Гис и напомнил князю.
   - Я все прекрасно понимаю и на память не жалуюсь, но этот человек мне нужен. Менсура слишком ретиво взялась за дело, раз упекла его туда. Не буду объяснять, что силы княжества использовать я не могу, а вот прославленные борцы за свободу - вполне могут позволить себе вызволить из плена сотню другую человек. Тем более насколько мне известно в Котле очень много повстанцев.
   Князь положил ладони на подлокотники и расслаблено откинулся на спинку кресла. Свет в комнате чуть притух, за тяжелыми портьерами шумел ветер, щебетали пара птах и кажется гудел далекий транспортник, заходящий на посадку в космопорте.
   Правитель Кронуса стал подобен мраморной статуе лишь карие глаза продолжали внимательно следить за сидящим напротив человеком.
   - Допустим это осуществимо, - кивнул де Гис, хотя сам даже и понятия не имел как претворить безумную задачу в жизнь.
   Губы князя расползлись в довольной улыбке.
   - Но что эсеры получат за это?
   - А ваше спасение - разве недостаточная цена за такую маленькую ничего незначащую услугу? - деланно удивился князь, но увидев натянутую скучающую улыбку де Гиса выдал:
   - Полная модернизация и оснащение "Тираниса", - уже без улыбки предложил князь и в завершение добавил, - в пределах разумного конечно.
   - У нас нет достаточного числа бойцов, - нехотя заметил Дир.
   - Это не проблема, мои десантники славятся выучкой по всему Сектору, так что думаю пару отрядов я могу выделить во временное подчинение... Кроме этой проблемы больше никаких пожеланий нет?
   Дир на несколько секунд задумался. В голове появился не худший план: сырой и до конца не сформировавшийся, но уже годный для разработки.
   - Только одно...
   Капитан облокотился на столешницу локтями и прищурившись пристально посмотрел на князя.
   - Нам потребуются три пиратских рейдера, что захватил ваш патруль и партия рабов...
   - Я смогу предложить лучший вариант, - приветливая улыбка князя превратилась в хищный оскал.
  
   Глава 4.
   Пространство Диктата.
   Система Акронис.
   Храм Единства.
  
   Когда-то это место собирало многие тысячи человек. Здесь происходили чудесные вещи незабываемые по своей красочности и завораживающие необычностью. Раньше здесь люди радовались и веселились, тут царил мир и покой.
   Храм Единства уникален и неповторим. Колонны книзу не расширялись, как в остальных подобных местах, а сужались. Ствол их не был уподоблен растительным прототипам опор, повторявших форму тянущихся вверх стеблей. Как нет в них и сходства с образами живой природы. Кроме того чудесно освещение комнат! Свет проходил через световые колодцы до первого этажа, создавая различную степень освещенности залов. Запутанность ходов и выходов, внезапные спуски и подъемы по лестницам, неожиданные повороты дополнялись особенной таинственностью неожиданных световых эффектов, игрой света и тени в то ярко освещенных, то полутемных помещениях. Стены покрыты многочисленными красочными изображениями, невысокими раскрашенными рельефами. Кажется, что Храм Единства - гимн всему светлому и прекрасному в этом мире...
   Да когда-то он был именно таким. Давно это было. В те времена не было Диктата, а народом правили три столпа власти. Хорошо или плохо теперь не важно, но неоспоримый факт - это свободная радость людей, не боящихся ее демонстрировать.
   Теперь все иначе. Храм Единства, собиравший патриархов семи культов, переквалифицировался в штаб военно-космических сил Диктата. Подобное изменение вызвало бурю недовольства столичных жителей, привыкших к празднеству и постоянным праздникам. Реакция Аркуса Шада, перехватившего бразды правления от Триумвирата, была жесткой. Еще слышны канонады на периферии новообразовавшегося Диктата, не сложили оружие непокорные планеты, не присягнули на верность недобитые эскадры Триумвирата и в руках солдат армий Союза Равенства и Братства только-только начали остужаться перегретые от постоянной стрельбы лучеметы... На улицы столицы в первый же день беспорядков вышло три полка тяжелой пехоты и без каких-либо увещеваний открыла огонь по недовольным жителям. Бойня продолжалась десять минут, реки крови лились по улицам словно после кровавого ливня, трупы вывозили трое суток.
   Аркус Шад с первых дней правления поставил себя выше простых людей и впоследствии не раз доказывал это. Впрочем спорить с ним решались не многие, а о демонстрациях протеста во Внутренних Системах забыли вовсе.
   Храм Единства канул в Лету. На его месте возник мрачный и величественный Корфакс - штаб ВКС Диктата. Стоит ли говорить о том, что возводился он на базе Храма, причем изменений в общем то и не сделали.
   Сегодня кроме высших чинов армии и флота в Корфакс прибыл Аркус Шад. Но об этом знали лишь самые приближенные ставленники диктатора. Вопреки обыкновению его не встречал почетный караул, не было толп зевак и прочей мишуры правителя. В Корфаксе в этот день проходил Малый Совет, куда вошли лишь самые верные сторонники диктатора.
   Испытавшие на себе гнев Шада, горожане вели себя тихо и мирно, впрочем в защиту Аркуса стоит заметить, что он не сильно ограничивал их свободу в выборе приятного времяпрепровождения. Вот и сейчас пока на минусовых уровнях Корфакса решались глобальные вопросы, на площади Счастья шли очередные народные гуляния: веселые, массовые и невообразимо шумные. Так что на их фоне резко увеличившееся число оперативников Менсуры и дефенсоров оказалось незаметным.
   И пока народ беззаботно веселился, глубоко под землей шли самые настоящие баталии...
   - Мы не можем этого себе позволить!
   - Вы, адмирал или кто? С чего это наш флот не может провести показательные учения?
   - Да потому что два флота цаньцев базируются именно на том направлении! Даже если чисто гипотетически один из них уйдет - второй останется. А это значит, что система подвергнется двойной опасности. Хоть это вам ясно?
   За небольшим столом, рассчитанным на одиннадцать персон, сидели семь человек. Во главе, на троне находился Аркус Шад: в излюбленном "мышином" плаще и треугольной трехцветной застежкой, остальной гардероб менялся постоянно, но не плащ - он остался с первого дня восстания. С тех пор много воды утекло, плащ десятки раз пропадал, исчезал, но всегда восстанавливался, сохраняя неизменными фактуру и покрой.
   Кроме диктатора на Малом Совете присутствовал адмирал Карл ди Крон, генерал-полковник штурмовых войск - Антол Факторий, директор Менсуры - Витос Ол, директор Эксплоры - Марк Бирган, генерал-полковник войск примирения - Фиргус Берн и последний, не имеющий воинских званий человек, но пользующийся огромным доверием диктатора, - доктор Норман Гор.
   Если присутствие первых пяти пояснений не требовало - все-таки армейская жилка присутствовала у каждого, то о шестом стоит поговорить более детально.
   Доктор Гор, обладая чуточку демонической внешностью: удивительно пронзительным взглядом темно-карих глаз, неестественно бледным цветом лица и неисчезающей с губ покровительственной ухмылкой. Да и занимался он вещами с точки зрения простого обывателя непостижимыми. А если быть более обстоятельным и объяснить подробнее - доктор Гор был профессиональный искатель Наследия Древних. Именно он курирует все раскопки Диктата как официальные так и теневые во всем Секторе. Даже адъютант Шада - Фиргус Прим - и тот не владел всей информацией по проекту диктатора, хотя обладал большим багажом разных сведений, относящихся к многим ведомствам.
   Вот уже больше часа за столом шли споры между двумя группами. Первая состоящая из генералов и директора Эксплоры желали эскалации напряженности. Вторая - состоящая из директора Менсуры и адмирала от жесткого сценария отказывались. У каждого из них был свой резон.
   Доктор Гор по старой традиции ни одну из сторон не поддерживал. Он предпочитал давать выкладки по перспективным направлениям и не лезть в чужие для него сферы. И надо сказать - правильно делал.
   - Граны, думаю вы несколько меня не поняли.
   С трона встал Шад: все такой же подтянутый, с редкими седыми волосами, цепляющимися за высокий лоб, чуть выше среднего роста с волевым подбородком, ястребиным носом и холодными голубыми глазами. Он прошел взад-вперед за спинами соратников и остановился возле большого, во всю стену, экрана.
   - Как вы все можете наблюдать - здесь у нас кратко, емко и единообразно описаны состояния всех приграничных систем, в том числе наличие флотов и орбитальных оборонительных комплексов. Всем известно, что хоть число кораблей у цаньцев больше, но качество оставляет желать лучшего. Так что соотношение два к трем выглядит реальным. Но не это главное, хоть и немаловажное. Нас в данный момент волнует ситуация в Союзе Вольных Миров. Они излишне амбициозны. Их нужно окоротить. А как этого добиться лучше всего?
   Советники молчали. Прежде чем высказывать собственные мысли предпочли выслушать самого Аркуса Шада. Он между тем спокойно продолжил:
   - Нападать на караваны или щипать приграничье подконтрольными пирасткими эскадрами - не выход. Нужно нечто куда серьезное. Желательно столкновение их с цаньцами, да такое, чтоб не дипломаты хлеб насущный зарабатывали, а сжигались флоты с обеих сторон! Вот о чем думать нужно, только с такой позиции можно решать возникшие проблемы.
   Удивительно, но первым высказался доктор Гор. Поправил безупречный франтоватый пышный узел цветного галстука и взвешивая каждое слово заметил:
   - Интересы цаньцев и вольников давно лежат в одной плоскости, точнее даже в трех: поиске новых жил минералов, контроле большей части Узла и уничтожении нас как конкурентов. Две из этих проблем они могут решить договорившись между собой, а вот третья жизненно необходима и тем и другим.
   Седовласый Марк Бирган подтверждающее кивнул и добавил:
   - Доктор заметил правильно, но и упустил кое-что. В последнее время подконтрольные нам экспедиции испытывают немалые проблемы с властями обоих государств. Хоть запрета ни одна из групп не получила, но думаю вскоре нам предстоит ожидать чего-нибудь подобного. Возможно сами цаньцы и вольники ведут нечто подобное, а может и нашли что-то от Древних.
   Если на слова доктора Аркус лишь ободряюще кивал, то на спич директора Эксплоры отреагировал куда эмоциональнее:
   - Гран Бирган не вам ли был отдан приказ полностью избавить правительства противника от подобных идей?!
   - Наши агенты не всесильны, диктатор и ждать от них невозможного не стоит.
   - Я разочарован.
   Марк склонил голову, ожидая своей участи. Прощать оплошности диктатор Шад не любил и карал неудачников жестоко. В назидание остальным. Однако для своих вернейших сторонников делал исключения. Вот и сейчас он лишь выпустил воздух из плотно сжатых зубов и куда спокойнее ответил:
   - Я это понимаю, но все-таки прошу сделать невозможное.
   На этот незамысловатый приказ директор Эксплоры отреагировал так как должен:
   - Будет исполнено!
   Диктатор ободряюще улыбнулся и окинул взглядом всех остальных:
   - Итак, я слушаю ваши предложения.
   Тут в дело включился Витос Ол.
   - Менсура получила сведения, касающиеся недавно найденных больших запасов тирия на территории Республики Харт...
   Все тут же заметно оживились. И хотя данное карликовое государство, состоящее всего из одной звездной системы с парой слабо развитых планет, находилось в приграничных системах между Империей Цань и СВМ, что априори выводила ее из зоны влияния Диктата, новость сама по себе оказалась неожиданной.
   - На этом можно сыграть, - заметил адмирал. С ним согласились все остальные, разве что директор Эксплоры недовольно хмурил брови. Оно и понятно - ведь подобная информация должна передаваться его ведомством, а никак не контрразведкой!
   - Вот видите, провокацию устроить можно всегда, было бы желание! Поэтому прошу разработать минимум два плана по развитию событий предстоящего конфликта и нашу реакцию на него...
   Аркус Шад довольно улыбался, словно удачно поохотившийся хорн, и не говоря сторонникам ни слова вышел через неприметную боковую дверь. Свою основную задачу он выполнил - направил энергию приближенных в нужное русло, поэтому о результате не беспокоился. При всех минусах каждый из них являлся первоклассным специалистом, хоть и с некоторыми оговорками.
   Диктатору же предстояло решить дилемму куда большую нежели вывести из равновесия устоявшийся мезальянс.
  
  
   5.
   Владения Диктата.
   Система Зеленый Лагос.
   Планета Эль-Тарос.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6.
   Пространство Диктата.
   Система Синий Вал.
   Тюрьма строгого режима "Адский котел".
  
  
   Когда-то давным-давно, в те времена, когда противостояние Триумвирата, Союза Вольных Миров и империи Цань было в затухающей стадии, Сенат Триумвирата заключил договор с СВМ "О добровольном сокращении наступательных вооружений". Еще через пару лет заключили пакт о взаимопомощи, открыв приграничье для свободного перемещения государственных межзвездных кораблей.
   В договоре оговорили ликвидацию двух из трех Цитаделей охраняющих приграничье между Триумвиратом и СВМ. Надо заметить службу они несли исправно, да так, что пройти незамеченным мимо них никому не удавалось. Такие же Цитадели несли службу и на границе с цаньцами, но если с вольниками еще можно было договориться не ожидая удара в спину в самый неподходящий момент, то сказать подобное о империи Цань было нельзя. Ну да Высшие с ними...
   Другой вопрос - как Сенат избавился от двух Цитаделей. Понятно, что уничтожать их никто не стал - ну не дураки же сенаторы право слово. Ратифицировав договор на границе и правда осталась одна Цитадель "Скала", продолжающая нести службу и по сей день. Две другие исчезли из приграничья, но через несколько недель в приграничье с империей Цань к трем Цитаделям добавилась еще одна, а спустя пару месяцев в системе, расположенной между столичной системой - Акронисом и границей с СВМ, появилась тюрьма строгого режима "Адский Котел", сооружение известная узкому кругу лиц как Цитадель "Неприступная".
   И вот уже больше полутора десятков лет "Адский Котел" является единственным местом пребывания мятежников и опасных преступников разных мастей. Причем тюрьма самобытна и не имеет аналогов во всем Секторе, ведь только она одна легально скупает неугодных людей для собственных нужд. А государство поощряло подобную практику активно пропагандируя отряды наемников заниматься карательными и поисковыми операциями!
   За каждого заключенного на счет "Адского Котла" капала кругленькая сумма, часть которой перепадала тому кто доставил оного в тюрьму. Но самое удивительное доставщиком мог быть любой гражданин Диктата. Впрочем, суммы крутящиеся в тюрьме и без внешних вливаний были немалыми.
   В силу того, что "Адский Котел" косвенно оставался Цитаделью, с которой просто сняли только самое мощное вооружение, но всех военных оставили на своих местах, расширив полномочия и добавив новых бойцов. В итоге после трансформации у директора тюрьмы в подчинении появился полноценный батальон бойцов.
   Но как оказалось первый набор для персонала "Адского Котла" оказался самым лояльным. В дальнейшем каждый кандидат проходил проверку достойную Менсуры и Эксплоры вместе взятых. В тюремщики шли в основном армейские отставники, гражданских почти не было. К каждому заявлению прикладывался послужной список и хотя бы одна рекомендация от старшего офицера. Служба в Котле быстро превратилась в кастовую систему, закрытую для всех кроме избранных. Диктатора подобный выверт директора тюрьмы устраивал, Аркус Шад даже разрешил ему устраивать легальные смертельные поединки, до того бывшие прерогативой теневых корольков, активно проводящих их в подполье всех крупных городов Диктата.
   Именно на гладиаторских боях директор Варус зарабатывает львиную долю всех денег. Благодаря проводимой политике он не испытывал нужды в новых бойцах. Охотники за головами исправно доставляли живой расходный материал. Порой в Котел попадали и просто неудачники оказавшиеся в не том месте и в не то время.
   Отличительной особенностью "Адского Котла" являлась безукоризненная репутация исправительного заведения. За все время функционирования здесь не было ни одного побега, ни одного удачного бунта, ни одного нарекания со стороны правительства! Идеальное место для неугодных, которых убить просто так нельзя, а оставлять на свободе нежелательно. Именно поэтому в Котел порой попадали подданные не только диктатора, но и сиятельного императора или одного из великих князей. За таких "счастливчиков" директор платил меньше, но зато всегда в срок и без лишних вопросов...
   Для обеспечения неприступности тюрьмы в пределах ближней зоны космоса действует незыблемое правило - в пределах досягаемости орудий к нему без разрешения не имеет права приближаться ни один корабль, вне зависимости от принадлежности. Подобное мог себе позволить только сам диктатор и никто больше. Во всех остальных случаях требовалось разрешение директора или одного из его помощников. Правило соблюдалось всеми неукоснительно в любое время дня и ночи даже во время Великих игр - трехнедельных масштабных гладиаторских боев.
   И сегодня шел пятнадцатый день Игр...
   - Хэды пожаловали, - презрительно бросил один из связистов, фиксируя запрос на сдачу "голов".
   - Успокойся Бил, без них жить было бы скучно: ни гладиаторских боев, ни вольных девочек, вообще ничего. Только служба, да и та не бей лежачего...
   Бил - умудренный годами ветеран Десятой "Славной" дивизии беззлобно выругался, рассмешив молодого напарника. В отличие от Била он попал в Котел после одной неприятной истории на Кар-Маре пару лет назад, но благодаря протекции своего полковника ему удалось уволиться со службы без урона для репутации и даже получить рекомендацию, позволившую устроиться в Котел.
   - Не накаркай, Фука! Твой поганый язык всех нас раньше до могилы доведет, - нахмурился старший связист.
   - Да ладно тебе! На эту "старушку" никто в здравом уме напасть не решится, - отмахнулся тот и набрал на короткую команду, открывающую одну стыковочную полосу.
   Фука следуя железным правилам "Адского котла" приказал кораблям дойти до указанной им точки и ждать досмотровую команду, чтобы проверить наличие больных и контрабанды, а так же оценить первичную стоимость "голов".
   В период трехнедельных игр новое "мясо" оторвут с руками. Эту простую истину знают все хэдхантеры и Будет дополнительное развлечение жадной толпе. И плевать что люди смотрят бои и прочие кровавые соревнования из других систем - технологии позволяют ощутить всю прелесть арены!
   Стоило кораблям выйти к заданной точке как Фука сразу оповестил о прибытии "голов" сержанта Хорна Джуза - начальника первого кольца охраны. Сержанта сообщение не обрадовало - он в это время смотрел бой пара на пару и болел за тех на кого поставил...
   Директор Славос Клар, он же бессменный директор "Адского котла", параллельно легализации кровавых игрищ выбил у диктатора Шада разрешение на создание тотализатора в котором мог играть каждый совершеннолетний гражданин Диктата.
   На тотализаторе играли все, в том числе и тюремщики. Да только одно плохо - охранники не могли организовать подставные бои! Все бились исключительно в полную силу, полностью выкладывались и бились до последнего. Клар дорожит репутацией и поддерживает ее жесточайшим образом. Многие тюремщики сначала пытались обойти этот пункт в итоге сами оказывались на арене против бывших арестантов...
   Сегодняшний вызов пришел на комм Джуза не вовремя, его пара проигрывала в пух и прав - новички, выставленные только чтобы разогреть зрителей оказались тертыми калачами. Выигрышный бой летел в тартарары. А ведь сержант имел виды на выигрыш, да так что даже неосмотрительно залез в долг.
   Стоит ли говорить, что на момент вызова настроение сержанта Джуза плавало в районе между "отвратительным" и "ужасным". К командиру не решались подходить не то что подчинённые, но даже другие комвзводы не задевали Хорна.
   На арене близилась развязка! Вот ретиарий выгадал момент и ловко бросил сеть на копейщика "фаворита". Тонкая нейлоновая паутина с грузами на концах опутала бойца и сразу ретиарий подскочил к нему и ударил трезубцем в бедро. Острые пилы оружия пропороли ногу, обнажая снежно-белые кости. Ногу фаворита залила хлынувшая с пропоротых краев кровь и боец не в силах устоять повалился на песчаный пол арены...
   Его напарник - мурмиллон не успел помочь - связанный боем с вертким мечником он пытался выгадать момент для контратаки...
   Хорн, не будучи пророком уже знал кто будет праздновать победу. Чуда не случится! Все вроде ничего если бы он просто проиграл, так нет ведь сдуру влез в долги, думая расплатиться после выигрыша!
   "Раздери Матка мои чресла, но я должен что-то придумать, иначе мне конец..." - с яростью думал он.
   Это только официально Котел был на само обеспечении и не зависел от внешнего мира. На самом деле бывшая Цитадель завязана на многочисленные организации, начиная с поставщиков сублиматов и заканчивая частными наемными фирмами.
   "Черт! Черт! Черт!!!" - мысленно орал Хорн, глядя на дергающегося в смертельных конвульсиях ретиария.
   Вскочив с места, он не стал досматривать бой и вышел прочь, на ходу проверил боезапас "Иглы", по привычке вдолбленной в родной роте, пальцы автоматически, без участия мозга набрали приказ явиться бойцам к приемному отсеку ...
  
   "Грязный Джонни" - пистолет, разработанный специально для штурмовиков, отличается от аналогов повышенной мощью, за что и получил прозвище "Грязный" - трупы после его использования имеют непрезентабельный вид.
  
   Лохматка - специальная ткань, использующая свойства хамелеона.
   Бокост - боевой костюм.
   Хэдхантер - он же охотник за головами, часто к ним причисляются отряды наемников участвующих в карательных миссиях правительства.
   Ниптонг - робот, управляемый пилотом напрямую мозгом. Во время взаимодействия машина и человек становятся единым целым, что имеет как свои плюсы так и минусы.
   ОзаГ - аббревиатура словосочетания "охотник за головами".
   ИСМ-3 - импульсник средней мощности 3-й модификации. Так же есть ИММ и ИБМ - малой и большой мощностей.
   Халь - энергия Вселенной.
   "Оберег" - легко бронированный бокост. Преимущественно для разведчиков, карателей и сил правопорядка.
   Исм - импульсник средней мощности.
   Рамхат - жрец Высшего Рамхата отвечает за порядок и законность.
   Удрзец - жрец Высшего Удрзеца отвечает за правильное посмертие людей и последующее сопровождение их душ в Вирий.
   Семарглиец - жрец Высшего Семаргла отвечает за спокойствие и безопасность во время обрядов.
   Финис - граница гравитационного поля звезды.
   "УД-*" - универсальный доспех, -* - номер модификации.
   Рамхатец - служитель культа Высшего Рамхата, отвечают за порядок в госструктурах и корпорациях.
   Черная Пика - штаб-квартира Службы Безопасности Диктата.
   Безликие - контрразведчики.
   Дефенсор - служащий, обеспечивающий порядок на вверенной ему территории. Ближайший синоним - полицейский.
   Эксплора - внешняя разведка.
   "Головой" на сленге хэдхантеров называют пойманных людей.
   Ретиарий - гладиатор, сражающийся трезубцем и сетью.
   Мурмиллон - гладиатор вооруженный большим щитом и коротким мечом.
   "Игла" - разновидность импульсника малой мощности, используется на расстоянии до полутора сотен шагов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"