Профессор Читалкин: другие произведения.

Белые мухи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Навеяно творчеством мэтра Говарда Лавкрафта... //извиняюсь, еще не дописано//

  Я пишу в необычном душевном состоянии, потому что вечером меня не станет.
  Говард Филлипс Лавкрафт.
  
  Виктор Каранков, уже немолодой, но еще и не старый геолог, с заросшим щетиной лицом, глазами, некогда приятно-голубыми, а теперь почти что прозрачными и запавшими, сидел в кожаном кресле и держал в руках кружку горячего какао. Приятный аромат напитка смешивался с запахом некой затхлости, древности или старости, по пятам преследующей человека вот уже почти год, и с нежным запахом свежих крокусов, букет из которых собрала и принесла жена Виктора. Она сама стояла позади мужа, возле тумбы, осторожно поправляя цветы в вазе.
  Последнее время с Виктором совсем плохо. Он почти не ест и не пьет, редко покидает свое прогнувшееся кресло и находится в некоем забытье: взгляд его направлен в пол, но не сосредоточен, как у мыслящего человека, а рассеян и пуст. Мария, его жена, знает, что какао он так и будет держать в руках, даже когда оно остынет совершенно, знает, что на очередную просьбу поесть он либо промолчит, либо тихо откажется своим обесцвеченным и глухим голосом, но она все же спрашивает его, как ребенка:
  - Витенька, может ты все-таки поешь немного?
  В ответ молчание. Мария поспешно вытирает тыльной стороной ладони слезы и идет в прихожую: в дверь позвонили.
  Квартира у Каранковых маленькая: исключая крошечную прихожую с ванной комнатой, есть еще кухня, спальня и рабочий кабинет Виктора. Несмотря на это, постоянно не хватает денег, чтобы отдавать хозяевам квартиры, и те не выгоняют жильцов только из сочувствия к их семье.
  - Здравствуй, Маш, как он сегодня? - спрашивает худощавый мужчина лет сорока в очках, проходя в прихожую и не улыбаясь.
  - Привет, Тош. С утра ничего не ел, и не говорит со мной.
  Голос женщины дрожал, а в еще влажных глазах стояли слезы, но она держалась. Антон не видел ее лица, потому что стоял к ней спиной и вешал свою куртку на вешалку, но по дрожащему голосу догадывался как ей плохо.
  Антон - друг семьи Каранковых, знаком с Виктором еще со школы. Вместе учились, вместе работали, даже полюбили одну девушку вместе, но Мария отдалась не ему. Он убеждал себя, что давно к ней остыл, но ее красные глаза и редко вздрагивающие губы, которые он увидел, обернувшись, пошевелили тлеющие чувства. Мужчина постарался улыбнуться - вышло неважно, и ему стало неловко и почему-то обидно.
  ***
  Нагнувшись в низком дверном проеме, Антон вошел в кабинет Каранкова, сразу ощущая носом затхлость воздуха. Причину он видел в постоянно закрытых и занавешенных плотной темной тканью окнах, которые почти никогда не открывались. Стоило только распахнуть форточку, впуская в маленькую комнату свежий воздух, сейчас по-февральски свежий, но уже околдованный нежностью пришедшей весны, как Виктор начинал дрожать и сильнее вжиматься в кресло, что-то нечленораздельно хрипя. Комната не проветривалась уже более недели, и Мария каждый день покупала свежие цветы в вазу. Сегодня крокусы - одни из самых ранних цветов, одни из самых ее любимых.
  Пройдя мимо кресла, Антон бросил печальный взгляд на друга, похожего на сильно больного человека, бледного и укатанного несколькими теплыми пледами, с кружкой остывшего какао в исхудавшей, перетянутой жилами руке.
  - Ничего, ты обязательно поправишься, - сказал он, включая подвешенное под потолком старое радио, вещавшее уверенным голосом, смешанным с помехами: "...сильный снегопад ...кхш..., ветер тридцать-трид...кхш... пять метров в ...кхш..., убед...". С явным разочарованием выключив радио, Антон взял стул и сел сбоку от Каранкова так, чтобы видеть его схожее с гипсовой маской лицо. Некоторое время тянулось молчание, которое прервал - к удивлению гостя - Виктор:
  - Ветер пойдет с гор.
  - Вроде бы, с гор.
  Вновь молчание, тишина, которая опутывает человека, вынуждая говорить и дышать тихо, почти неслышно. Такая тишина живет в домах забытых стариков, печальных вдов и вдовцов, или в комнатах, где прощаются с отошедшим от жизни человеком, роняя слезы и до побеления костяшек пальцев стискивая ребро гроба.
  - Уведи мою жену.
  Антон удивленно посмотрел на Каранкова, все так же неподвижно сидевшего в кресле, и решил, что его друг начинает сходить с ума. Он ничего не ответил, и Виктор повторил свою просьбу, на этот раз поворачивая лицо к гостю.
  - Она сейчас ушла в магазин, - неуверенно начал отвечать Антон, стараясь не смотреть в глаза хозяина квартиры и пытаясь понять, зачем тому понадобилась пустая квартира, - и...
  - Маша не должна больше появляться здесь.
  - Слушай, - снимая очки, начал гость. - Тебе плохо, я понимаю. Ты хочешь побыть один? Хорошо. Но пойми: Мария о тебе заботится, волнуется, а ты ведешь себя, как эгоист... - Антон запнулся и замолчал, подняв глаза на Каранкова, который застонал и отвернул от него голову. - Прости, я не думал тебя обидеть, - договорил он уже тише.
  - Ветер пойдет с гор, - повторил он свою загадочную фразу, - и принесет их.
  - Кого - их?
  Поставив кружку какао на деревянный подлокотник и спрятав руки под пледом, Каранков тяжело вздохнул:
  - Их... много...
  - Виктор, - еле слышно проговорил Антон, - ради бога, не сходи с ума.
  Пристально всмотревшись в исхудалую фигуру друга, гость невольно начал вспоминать его прожитую жизнь, которую, как он сам считал, знает не хуже самого Каранкова. Он знал все, почти все - судьбы друзей простилали свои дороги поблизости, пересекаясь и сплетаясь, как это обыкновенно бывает у знакомых с детства. Так было до того периода, пока Виктора не пригласили в экспедицию в Восточную Сибирь, где он пробыл четыре месяца. Девятого октября его обнаружили в заброшенном доме в нескольких километрах от Палевой горы, замерзшего, но живого, пусть теперь и без трех ампутированных пальцев обеих ног, что отмерзли после мучительных дней в бесконечных снегах. С ним должно было вернуться еще шесть человек - не нашли даже трупов. Сам Каранков после уволился, ушел в себя и ни словом ни с кем толком не обмолвился об экспедиции. Врачи считают, что у него появились явные проблемы с психикой. Вначале они хотели положить его в клинику, но Мария уговорила позволить ему жить дома. Он каждый день сидит в своем кресле, не проявляя интереса ни к чему, что его окружает... так, по крайней мере, кажется. Его сознание варится в кипящем бульоне отвратительных ему воспоминаний, которые он ненавидит и готов отдать душу дьяволу, чтобы их позабыть; возвращается к ним вновь и вновь, не в силах прервать эту нескончаемую пытку. Сегодня он знает, что его страданиям придет конец: они вернутся за ним.
  ***
  Сибирь зря представляется иностранцам и многим русским царством вечных снегов. Растительность некоторых ее территорий схожа с Канадой, или же с городами севернее Москвы. Летом снега сходят, земля в течение кратких месяцев дышит теплом, а мелкие, красивые цветы спешат выкинуть бутоны, устилая коврами освобожденные от снега прогалины.
  Каранков очень любил Сибирь, его восхищала природа и люди востока России, и он, не задумываясь, согласился на участие в экспедиции, ставившей себе цель исследование пещер Палевой горы. Эта гора стояла одиночной скалой, где-то на ее вершине виднелась снежная шапка, а у подножия расстилалась деревня в десяток домов. Исследователи поначалу решили в ней переночевать, прежде чем начать подъем. В пути им придется делать еще, по меньшей мере, два-три привала, и это если погода не выкинет нежеланного причуда.
  Деревенька на карте почему-то отмечена не была. Вальгут - "русский" немец, возглавивший экспедицию - объяснил это так:
  -- Палевая еще не исследовалась толком, да и селение это слишком мелкое, чтобы наносить его на карту.
  Говоря это остальным, он пытался убедить и себя в верности собственных слов, хотя задолго до отбытия из С... он изучал все справки, карты и даже историю этого региона Сибири, и по его мнению никакой деревни здесь быть не должно, даже такой маленькой и тем более такой старой: на внешних стенах домов нависали губки мха, крыши почти у каждого строения прогнулись, а балки прогнили. Вальгут даже решил, что деревня заброшена, пока они не увидели сидевшего на лавке возле дома старика в шубе и высокой меховой шапке, курившего трубку и не сводившего с них взгляда.
  Подойдя ближе, исследователи поинтересовались, как называется деревня.
  - Никак, - прохрипел дед.
  Каранков заметил, что лицо у старика почти белое, а глаза слепые. Однако неизвестный пристально смотрел на них.
  - Ну, так не бывает, - засмеялся немец, а дед только выпустил кольцами дым. Виктор не почувствовал запаха табака.
  - Что вы курите? - спросил он, но ответа не последовало, а взгляд сибиряка поглощал, и где-то в его глубине ревела снежная буря.
  ***
  - Полоумный какой-то, - говорил уже во время подъема Павел Кропотов. - Может он вообще там один живет?
  - Не-е, я в окне мордашку мальчишки видел, - ответил его товарищ, имени которого Каранков до сих пор не запомнил. - Еще девку молодую.
  - Красивая? - с усмешкой спросил Вальгут.
  Кропотов скривился:
  - Бледная, как смерть.
  Каранков этот разговор запомнил.
  ***
  Темнело, становилось холоднее, поднимался леденящий ветер, с заунывным свистом скользящий по каменному телу Палевой горы. Он поднимал снежные хлопья, крутил их, словно сухие осенние листья, и проносил над землей, бросал в лица исследователей. Нужно было остановиться на ночлег, и Вальгут указал на пещеру, похожую на трещину в два человеческих роста.
  - Здесь мы переночуем, - сказал он, и заглянул в усталые лица коллег.
  Пещера вначале была похожа на коридор, постепенно расширяющийся в просторную залу. Каждое сказанное слово вторило эхо до тех пор, пока звук голоса не дробился в еле уловимый шум, теряющийся среди многочисленных камней. Каранков, хоть и устал дико, но пока остальные расстилали спальные мешки, осмотрел пещеру.
  - Скорее всего, когда-то пещера была больше и существовал проход дальше, но обвалом его завалило, - заключил он через полчаса. Остальные уже спали, и Виктор последовал их примеру.
  Сон одолел Виктора моментально. Настолько странного сновидения у него никогда не было: он спал, не видя ничего, кроме сплошного мрака, какой увидел бы любой бодрствующий человек, прикрыв глаза. Каранков был уверен, что спит, и сама эта уверенность его поражала, его вообще удивляло то, что он мыслил о настоящем и реальном, пребывая в морфеевом царстве. Это состояние не прошло и после того, как мрак начал наполняться сновидением: геолог видел густой зеленый туман, в котором всплывали фигуры безликий людей. Он будто бы летел вперед, оставляя позади неясные силуэты, летел до тех пор, пока туман не рассеялся, и он не оказался в деревни посреди снегов у подножия горы. Виктор узнал ее - то самое селение, в котором они поначалу хотели переночевать, но побоялись молчаливых жителей. Сейчас деревня была ухоженной, бегали дети, сидели на лавках старухи, укутанные в теплые одежды, из которых выглядывали только лишь высушенные временем морщинистые лица. Это было похоже на просмотр фильма. Невероятно реального фильма, внутри которого находилось сознание Виктора.
  Но вот что-то меняется, наплывая тяжелая грусть и тяжесть, становится трудно дышать. Мир мутнеет, краски смазываются, расплывается деревня, плывут дома, лица, облака, все сливается в плывущую к вершине неба спираль, в сердце которой геолог. Мороз иглами пробегает по телу, забравшись в спальный мешок и пропитывая его холодом. Спящий пытается проснуться, но бесполезно. Спираль расширяется, где-то в ее вершине зарождается шум, смутный и неясный, но наливающийся с каждой секундой нарастающим жужжанием. Дикий ветер во сне и наяву терзает его тело, жужжание звучит отовсюду, разум медленно искажается, не выдерживая нахлынувшей на него нечеловеческой мощи, могущество которой берет истоки из первобытного холода.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"