Кузнецов Евгений Владимирович: другие произведения.

Забава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Рубиновой иглы", т.е. - рассказов об авторских вампирах-алтрэн. Тот же мир, что и в предыдущем рассказе, но сильно иной географический регион. Охота-развлечение компании знатных юнцов на так называемых "землях вне Закона"

  - Смотри, Рэйнэт. Вот они!
  
  Ирсэнт слегка приподнялся над темной кожей седла и порывисто указал рукой в сторону полянки, едва скрытой легкой порослью одинокого и совсем еще молодого куста.
  
  На искомую полянку в обход пары мощных старых деревьев вела хорошо утоптанная тропа, и было очевидно, что до шести перепуганных человеческих силуэтов прочие участники охоты попытаются добраться именно по ней. Но, едва только они пустили коней в обход, Ирсэнт, разумеется, толкнул своего гнедого напрямик - кустами.
  
  Возмущенный конский храп, короткий всплеск листвы, испуганный вскрик со стороны поляны и...
  
  Жертвы разделились. Старшие дети - мальчик-подросток и девочка лет восьми, весьма благоразумно метнулись в более густые заросли вбок от поляны и вниз по склону горы, но их родителям с младшими братом и сестрой не оставалось ничего иного, кроме как все по той же тропинке кинуться вверх. Плотный подлесок не пропустил бы их в обход тропы, кони преследователей перекрыли дорогу вниз, а единственный лаз еще куда-нибудь преграждал очередной одинокий всадник.
  
  ...Невысокий, крепко сбитый мужчина в последнем желании спастись изо всех сил вцепился потемневшими от многолетней работы пальцами в напряженную от страха руку жены. Будь они одни, бежать было бы легче, но за домотканый подол не слишком широкого материнского платья, как могла, цеплялась пятилетняя малышка, да и на руках у несчастной женщины истошно орал двухлетний карапуз.
  
  - За ними! - не признавая возражений хлестнул по сознанию всадников властный приказ одного из них и почти вся ватага из четырех крупных холеных коней послушно устремилась следом.
  
  Лишь самый младший из охотников с искренним сожалением взглянул в ту сторону, где скрылись упущенные ими дети, а затем нехотя развернул коня вослед остальным.
  
  Противиться приказу принца не следовало. Особенно - ему...
  
  ***
  
  Как и следовало ожидать, на этот раз погоня была недолгой. Перепуганная женщина с двумя детьми - не самая стремительная бегунья. Хотя, разумеется - самая отчаянная...
  За призрачную надежду на спасение она цеплялась с таким упорством, что ни в какую не желала замечать очевидное. Чем больше усилий она прилагает к тому, чтобы вывернуться из-под копыт преследующих ее лошадей, тем скованнее становятся любые ее движения и запутаннее делается проделываемый ею путь.
  
  В какой-то момент ее муж попытался было сам встретить своих обидчиков лицом к лицу, но, повинуясь всадникам, кони двоих из них устроили рядом с ним такой бешенный пляс, что несчастный едва вывернулся из страшного хоровода могучих звериных тел. А едва только все они оказались на самой опушке леса, принял иное решение. Страшное по самой сути своей, но единственное из тех, что у него оставались...
  
  Как только под ногами у них вместо вялой прошлогодней листвы зашелестела выжженная ярким солнцем короткая трава небольшой горной пустоши, беглец последним усилием заставил себя и своих спотыкающихся спутниц еще хоть как-то ускорить шаг. Свои родные горы он, разумеется, знал хорошо и в те мгновения, которые уже всерьез считал последними мгновениями своей жизни, молил богов лишь об одном: чтобы жена его не успела вспомнить, ЧТО ИМЕННО ждет их за таким недалеким уже краем залитой ярким солнечным светом "спасительной" полоски травы.
  
  - Тхэй-я! - в запале неудержимого охотничьего азарта прикрикнул то ли на беглецов, то ли на коней кто-то из особо увлеченных погоней преследователей. Его явно забавляло, что жертвы в кои-то веки пытались ускорить бег, но в конечном итоге по-настоящему его радостный клич подхлестнул лишь одного участника событий.
  
  Ибо не только мужчина-беглец знал склоны этих гор, как свои пять пальцев. Ирсэнту они тоже были очень хорошо известны. И уж его-то мысли никак нельзя было бы назвать хоть как-то скованными страхом. А азарт... азарт погони являлся сутью его души и мешать ему как преследовать, так и думать был абсолютно не в состоянии...
  
  Яростно пришпорив коня, он в мгновение ока обогнал и своих спутников, и своих жертв. Перед глазами в одно мгновение мелькнули отдаленные шапки снежников где-то на самом горизонте, мягкие на вид склоны предгорий где-то далеко-далеко внизу и отвесные скалы каменной стены, прямо из под копыт гнедого уходящие куда-то в никуда...
  
  В какой-то момент стало даже немного страшно и мальчишка искренне задохнулся этим мгновенным осознанием предельной близости к нему внезапной гибели, но затем... Отброшенные им от края пропасти беглецы обессилено опустились на траву, а конь, в ужасе кося налитым кровью глазом на неумолимо кружащую под его ногами глубокую пропасть, в панике дернулся обратно к лесу. Да так, что даже такому неплохому наезднику, как его юный хозяин, удалось остановить его лишь на середине пути.
  
  Распаленный недавней опасностью, Ирсэнт горделиво обернулся к своим спутникам и впервые за все время, проведенное ими сегодня в лесу, открыто улыбнулся. В темно-серых глазах дерзко блеснули веселые огоньки, за мягкими складками властных подвижных губ мелькнули и исчезли клыки.
  
  Еще целых несколько мгновений каждое его движение говорило всем прочим: "Никто из вас так и не рискнул...", но затем единственная девушка в их разбитной компании подъехала к мальчишке почти вплотную и ее узкая ладонь вмиг погасила и огоньки, и улыбку.
  
  - Угробить себя вздумал? - резко, словно в продолжение пощечины, поинтересовалась она и, не дожидаясь ни ответа, ни возражений, спокойно развернула коня от младшего брата к старшему.
  
  Гнев ее не остыл, но добыча интересовала юную леди гораздо больше, чем судьба того, кто эту самую добычу выследил и поймал...
  
  Мужчина на этот раз снова стоял на ногах, но попыток приблизиться к пропасти он больше не делал. Его обтрепанная туника из плотной серой шерсти, повинуясь движениям обреченно обмякшего тела, висела на нем мешком, а крученая головная повязка уже почти не впитывала пот, в три ручья текущий от корней спутанных темно-каштановых волос. Одного взгляда на него было довольно, для того, чтобы любому стороннему наблюдателю становилось ясно: убивать себя, зная, что оставляет в руках бывших преследователей жену и детей, он явно не будет.
  
  Женщина, обессилев, продолжала неподвижно сидеть в жесткой золотистой траве, прижимая к себе младшего сына, но практически не обращая внимания на жмущуюся к ней старшую дочь. После того, как глаза ее пусть и на долю мгновения заглянули-таки в открывшуюся под ногами пропасть, она явно перестала воспринимать то, что ее окружало. Даже когда старший из всадников спешился и попытался забрать у нее сына, она лишь ненадолго попыталась было сомкнуть руки на его ослабевшем от слез тельце, а затем отпустила, будучи не в силах удержать...
  
  Усталость, шок и осознанное воздействие находящихся рядом четырех молодых вампиров (Ирсент сознательно не стал вмешиваться в происходящее) быстро сделали свое дело. Даже та глубинная суть материнских чувств, что лишь совсем недавно гнала ее в отчаянный бег невесть куда, и та оказалась подавлена и забита на самое дно полуугасшего сознания. Если бы сынишка хотя бы закричал или попробовал бы вырваться из чужих рук обратно к матери, женщина наверняка бы очнулась. Но малыш лишь тихонько всхлипнул пару раз и затих, убаюканный коварным теплом чужого тела и широкой груди, а заодно - бесшумным дыханием прямо у собственного смуглого плеча.
  
  Рэйнэт осторожно втянул в себя воздух. Ирсэнт почти физически ощущал, как запах притихшего ребенка касается его чуть дрогнувших ноздрей, проникает глубже и наконец растворяется где-то в теле ощущением непередаваемого спокойствия и теплоты. Раздосадованный, он едва не тронул коня в сторону старшего брата, но вовремя осек себя, понимая, что ЭТА часть добычи ЕМУ - не достанется...
  Максимум, что-то перепадет сестре. Особенно, если она не позабудет вовремя напомнить принцу о своих притязаниях.
  
  Так и есть.
  
  - Эй, Рэйи! Не подавись... - ехидным смешком прозвучал над горной пустошью ее задорный, высокий женский голос.
  
  Нет. Она ни о чем его не попросит. Она просто даст ему знать, что он должен сделать, и старший брат сделает все так, как от него хотят...
  
  ...Идеально правильной формы клыки покинули сонную артерию малыша, красивая загорелая рука привычно накрыла ладонью ранки.
  
  - Держи, Лирит. Не могу сказать, что там НИЧЕГО не осталось...
  Мгновение, и уже теряющий сознание ребенок перекочевал из рук в руки, а еще через какое-то время (уже на новых клыках) часто-часто задышал и наконец затих, отпущенный лишь за пару-тройку вздохов до того, как закончилась агония. Умер он уже на земле. Уроненный с высоты огромного коня, словно забытая в задумчивости кукла.
  
  Что же до его родителей, то отец дернулся еще в тот момент, когда Рэйнэт попытался взять на руки его сына. Но двое приятелей принца быстро заломили назад его руки и, привычно ударив человека по ногам, ловко свалили его на колени. Мать же очнулась лишь тогда, когда Лирит выпустила малыша из своих рук и он полетел на землю. Дико закричав, она бросилась было к нему, но всего через несколько шагов потеряла сознание и была взвалена на седло одного из спутников Рэйнэта. К седлу же второго на средней длинны веревку привязали бледного, как смерть, пленника.
  
  В общем-то какое-то время назад эти люди сами решили свою судьбу. Могли бы жить на замковых землях на небольшой уютной ферме, возделывать землю, пасти коз и овец, возить в долину шерсть, кожи, сыр и молоко... А заодно находится под защитой всех мыслимых и немыслимых законов, что вот уже почти три сотни лет определяют все тонкости взаимоотношений вампиров и подвластных им местных людей...
  
  Они же... Они выбрали то, что, очевидно по странному недоразумению, некоторые здесь называют свободой... Жизнь вне закона. На пустынных землях меж отдаленными замками. В дремучих горных лесах и на мало кому доступных кручах, к сожалению, далеко не всегда способных гарантировать им и их семьям настоящую, реальную безопасность.
  
  Погуляй так компания юнцов на землях Закона - и никакая знатность не спасла бы их от праведного гнева любого из местных правителей или в данном случае - самого короля. Но эта семья стояла ВНЕ закона. А значит и ВНЕ защиты. А потому... нарвались эти люди ровно на то, что с ними произошло...
  
  ***
  
  - Эй! Хватит мешкать. Поехали отсюда!...
  
  Рэйнэт мягко развернул коня к некогда покинутой ими тропе и шагом двинулся в обратный путь. В замок, находящийся примерно в двух долинах от них.
  
  Все остальные молча двинулись следом. Лишь сестра, подъехав к принцу, в какой-то момент завела с ним ни к чему не обязывающий разговор.
  
  Ирсэнт же, обернувшись к оставшейся на пустоши дочери пленников, увидел, как один из спутников брата (уже державший на средней длинны веревке привязанного к седлу опустошенного случившимся мужчину) направился к застывшей в полной неподвижности малышке, желая, очевидно, взять ее к себе на седло.
  
  Это было уже слишком.
  
  Донельзя взбешенный, младший сын короля снова галопом метнулся практически к самому краю пропасти, и, свесившись с седла, лишь на мгновение раньше братцева друга сомкнул пальцы на сильно истрепанной тунике малышки.
  
  - Пошел прочь, - сквозь зубы зашипел он на парня, на целых три или четыре "года" старше себя. - Хватит с тебя и того, что на веревке...
   А затем, не слишком-то церемонясь, рванул девочку уже к себе на седло и куда быстрее всех остальных помчался к родному дому.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"