Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Глава-11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 100 кг.

  Глава 11
  
   Отвлекли меня от производства - построили три дома, печи в них сложили - топят потихоньку. Приехали из Каффы почти все оставшиеся мужики: разнорабочие, хлебопашцы и воины в учебку. Арбалетчики из Каффы закончили обучение, уехали в Каффу учить русский язык.
   Стал я распределять подсобников - что-то слишком много даже, привык к дефициту людей уже, во все отрасли распределил понемногу, даже писарям дал - печатник будет. В механический цех даже особо и не надо, они кузнецов еле переварили, по два-три человека вокруг каждого станка крутятся. Сформировали отдельную группу металлургов - часть опытных, часть новичков. Пока им работы мало, но пусть учаться, к новому комбинату готовятся. А часть людей я вернул в сельское хозяйство, точнее не стал отрывать. Хлеборобы сменят моих опытных, которые теперь картофелеводами будут. Надо же в Россию с картошкой продвигаться, сил поднакопили, если турок удачно побьем, в следующем году может первый шаг сделаем.
   Ну и заодно проверил войска и учебку, процесс идет, тренируются. Вот только на море сейчас не стреляют - холодно. Ходят только в учебно-дозорные походы. А пехота на плацу и стрельбище занимается каждый день. Количество стрелков с карабинами уже более двухсот пятидесяти. Поэтому решили переформировать композитные отделения в гарнизонах, теперь там будет по два стрелка и пять пикинеров. Заодно проведем ротацию.
   Резко стало не хватать военной формы, я же хотел наладить пошив в Каффе и забыл! Полотно я еще осенью закупил, в зеленый цвет половину уже покрасили, осталось шить. Придется ехать в Каффу, налаживать производство, надо парочку опытных швеи с собой взять, и образцы. Я даже знаю кто будет одна из этих швеи, она уже мне все уши прожужжала, что хочет в Каффу.
   Утром подскочил пораньше, собираюсь в Каффу, позже вышла Фрося, я ее не сразу узнал - синий форменный френч, синяя юбка - не такая как советская форменная, а пышнее и немного длиннее. Джинсовый костюм! Ну как еще назвать парусиновую одежду, окрашенную настоящим индиго? Только желтых строчек не хватает. На ногах высокие коричневые сапожки в обтяжку, со шнурками, из тонкой овечьей кожи. На голове низкая каракулевая папаха, такие казаки иногда носят. Придумала полный комплект формы! А я же только френчи вводил, а дальше не додумал. Видно, что френч не первый, этот по объемистей и под ним шерстяная рубаха, потому как холодно, а хочет в форме пофорсить. А ведь она в Каффе швеями командовать будет, так что форма - это правильно, соображает девка.
   В Каффе я только прилюдно дал команду об открытии швейного цеха, посмотрю как Фрося сама справится. По шитью формы опыт у нее большой, все отработано, вплоть до сдельных расценок. Ладно, пусть сама, мне некогда.
   В Каффе за мое отсутствие ничего серьезного не случилось. Вот только консул Еремей жалуется на сложность учета налогов, несмотря на несколько помощников. Да, генуэзская система налогов очень сложная, некоторые налоги такие мелкие, что затраты на их администрирование гораздо больше. Да еще таможенный сбор и рыночный, которые очень субъективные. То есть их объем никак не проверить, по сути, они отданы на откуп исполнителям - фискалам и таможенникам, мне это очень не нравится.
   Поскольку смена политической власти прошла без эксцессов, то можно планировать налоговую реформу. Хочу максимально сократить количество налогов, упростить их администрирование, сократить аппарат налоговиков. Но надо компенсировать выпадающие доходы бюджета - есть у меня одна задумка. Есть один налог от которого сложно уклонится, и в котором очень мало субъективной стороны - налог на недвижимость. Здесь он уже применяется, но только очень слабо - налог на виноградники.
   Я же хочу выдвинуть следующую идею - государство защищает своих граждан. В том числе защищает и дома своих граждан. Вот за эту защиту надо и платить, в соответствии со стоимостью домов. В свете предстоящей войны это будет очень актуально. Хотя тарифная сетка будет отражать в большей степени назначение зданий, а не их стоимость. Жилой дом - минимальный тариф, дом используется для бизнеса (стряпчий, например) - тариф выше. Ремесленник что-то делает и продает - один тариф, торговая лавка - тариф еще выше, и так далее. Важный параметр - дом внутри крепости или снаружи. Основные параметры тарифной сетки я уже обдумал.
   Теперь дам задание писарям составить план города со списком домов и их использованием. Большая работа предстоит - в Каффе около восьми тысяч домов. Наверное лачуги рыбаков и другой бедноты можно не учитывать, много с них не возьмешь, да и социальная справедливость туда же. Так что тысячи три домов будет в списке.
   Еще пришло известие что в Феодоро умер князь Исаак, новым князем стал его сын Ираклий. Теперь надо не пропустить прибытие его племянника Александра с наемниками, усилить конное патрулирование в Чернореченске.
   А писари заняты преподаванием русского языка - часа два в день в большом зале собираются желающие, в основном кандидаты в солдаты, учат стихи для начала, вырабатывают произношение. Собрал я писарей с Ефимом во главе и Еремея, поставил задачу составить реестр недвижимости Каффы, пока без упоминания налоговой реформы. Заодно введем номера домов, а то названия большинства улиц есть, а номеров нет. Но номера официально будет вводить гарнизонный наряд - "полиция", в целях облегчения почтовой и курьерской службы.
   Вообще-то, полиция тут есть давно, городская стража так и называется по-греческий - "полизиа". Правда функций у них маловато - ночных разбойников ловят, да мелкие бунты подавляют. Быстро их сменить на своих не могу, нет у моих опыта полицейской работы, поэтому начал совмещать патрули - местные плюс мои. Местные это восприняли с энтузиазмом, потому как мои в патруль ходят с револьверами, а это ого-го какая мощь по сравнению с копьями, а карабин в городе излишен. Так что гарнизон я разделил на две части, в полицейские перевел часть солдат, имеющих к этому склонность. Форма пока одинаковая, надо будет потом придумать полицейскую. Синюю делать не буду, индиго очень дорогой, надо думать. А сейчас я привез пополнение "солдатской" части гарнизона, отделения формируем уже по формуле "два карабинера и пять пикинеров".
   Тут еще дефицит револьверов назревает, потому как брака при изготовлении винтовочных стволов почти не стало, револьверные делать не из чего. Придётся револьверы заказывать специально.
   Через пару дней вспомнил про швейный цех, зашел, смотрю - работают, шьют. Даже есть почти готовые гимнастерки. Фрося ходит по цеху - командует. Бабы меня заметили, задергались - кто вставать , кто кланяться, а кто в ноги бросаться. Фрося на них прикрикнула - все сели дальше шить. Я же сам ввел такое правило - если на производстве, то хоть дож заходит, хоть король - продолжать работать. А то страшно представить, если начнут кланяться, скажем, в литейном цехе.
   Бабы немного успокоились, работают, стали посматривать то на меня то на Фросю. Вот в чем причина авторитета Фроси! Если бы был значок "Любовница Дожа" она бы его носила. Причем значок размером с блюдце. Хотя в местной культуре и понятия нет такого - любовница, скорее - наложница. Но Фрося и на такое согласна, как мне кажется.
   А форму уже шьем не индивидуальную, а по типовым размерам, которые обозначаются латинскими (как ни странно) буквами - S, M, L. Здесь это довольно просто, потому как толстяков среди солдат нет совершенно, как нет и очень худых - таких не берем, пока массу не наберут. Так что размер у нас - это функция от роста. Сапоги, мастерская Айваза, шьет тоже по размерам, сантиметровым - 26, 27 и тд.
   Обсудили секретно с Еремеем и Ефимом проект налоговой реформы, моделируем нагрузку на купцов, ремесленников и простых граждан. Как не хватает хоть какого компьютера! Мне сейчас Ексель бы! Но смартфон на это жалко, он и так еле живой.
   Получается, что на купцов и ремесленников налоговая нагрузка немного снижается, а на большинство жителей немного увеличивается. При этом на большую группу жителей впервые начисляется небольшой но стабильный налог. Таможенные портовые пошлины придется сохранить, они составляют заметную часть поступлений бюджета, думаем как их контролировать. При этом полностью отменяем внутренние пошлины, при перевозках из города в город. Для рынка делаем вменённый налог на торговое место или лавку. Ну а запрет на торговлю вне рынка или лавки давно придумали и без меня.
   Нашел ученика ювелира, который в мастера не может выйти по бедности. Нанял его, заберу в Чернореченск, будет игольчатую печатную машинку делать.
   Пять дней провел в Каффе, хочется в Чернореченск, и домом его считаю уже, и производство мне милее дворца и рынка. Фрося поехала за мной молчком, хватило ума сообразить, что какая же она "полюбовница", если я уехал, а она останется. Осталась вторая швея из Чернореченска, думаю справится.
   Пока меня не было, на заводе уже успели отлить кучу всего, теперь обрабатывают и собирают. Коленвал на первый паровик уже поставили, гоняют вовсю. Вот только нужен туда еще центробежный регулятор - нагрузка от станков непостоянная, стоит машинист и крутит кран на паропроводе туда-сюда. А вот на пароходе можно обойтись без регулятора оборотов, хотя с ним удобнее.
   Кстати, пора начинать обучать машинистов, чувствую, будет у нас много паровиков, и к каждой машине нужен машинист. В учебке двух парней из новеньких забраковали - хромают сильно, попробуем их на машинистов готовить. Учить будем параллельно - практика на заводе, теория в школе. И два - это мало, придется из резерва хлебопашцев посмотреть - может у кого склонность есть к такому делу.
   Вертикальный двухцилиндровый собираем почти по чертежам - станину делаем не чугунную литую, а стальную сварную. Оно проще, легче и надежней, в чём-то мы уже обогнали технологии девятнадцатого века. Только вот сваренную станину перед чистовой обработкой я сказал отжечь, чтобы снять внутренние напряжения от сварки, а то поведет. Для опор коленвала точность нужна приличная.
   Неожиданно наступил новый год, даже не успел подготовиться, отпраздновал как-то мимоходом, дел много на заводе. Некогда особо праздновать. Хотя год наступил переломный - 1475. Сможем победить османов - будет у нас своя страна - Таврия. Иначе придется уходить на Дон.
   Вливание людей привело еще к одному эффекту - от рутинной работы освободились наиболее грамотные и творческие мастера - те самые четверо. Теперь я могу поручать сложные технические задачи не только Прохору, но и любому из этих четверых. Конечно, инженерная подготовка у них не очень, но я могу просто нарисовать эскиз проекта, а дальше уж точно выполнят, на это уже грамотности хватает.
   Вот еще - инструментальщик нащупал правильный профиль пушечного сверла, и скорость изготовления винтовочных стволов выросла почти в два раза, в основном, из-за того, что сверла менять надо гораздо реже, да и само сверление быстрее идет. Изготовление стволов перестало быть узким местом и очередной цели в триста карабинов мы достигнем в ближайшие дни. Но для обеспечения этих карабинов боеприпасами даже по нашей минимальной норме надо тридцать тысяч патронов! А я помню тот бой в Тане, когда один стрелок, интенсивно стреляя, сдержал атаку нескольких десятков всадников. И он расстрелял всю сотню патронов, и, если бы, не подключился второй стрелок, всадники могли бы прорваться. Так что сотня патронов на ствол - это минимум для мирного времени, потому как мы можем быстро переснаряжать стреляные гильзы. А в случае войны оперативно перезаряжать все не сможем - нужно больше патронов, хотя бы две сотни на ствол.
   Самое сложное в патронах - гильза. Капсюль тоже трудоемкий - но материалов требует мало, счет идет на милиграммы. А вот шестьдесят тысяч гильз - это около трехсот килограммов латуни. Медь у меня есть, да и купить можно - она не подорожала, потому как продолжает поступать на рынок через Орду. Вроде как на средней Волги ее добывают в небольшом количестве, россыпи там пока еще есть небольшие. Ну и из центральной Азии везут. А вот цинка впритык - не всю руду еще переработали - но по расчетам должно хватить. А следующую партию свинцово-цинковой руды мне привезут не раньше мая - война точно начнется к тому времени. Так что придется воевать с тем что есть. Надо только отложить латуни на сто тысяч капсюлей, а то будет обидно иметь гильзы и не иметь капсюлей.
   Свинца для пуль у меня полно, сырья для пороха хватит. Тут придумали небольшую экономию серы - она нужна для производства серной кислоты. А еще мы серу тратили пережигая в диоксид серы для производства бумаги. Но при производстве азотной кислоты в отходах получается сульфат кальция - гипс. А если гипс нагреть, то он разлагается с выделением диоксида серы, который мы и используем теперь для производства бумаги. Греть надо хорошо - до 1100С минимум. Производство немного усложнилось, зато серу экономим. А серная кислота нужна не только для пороха, но и для взрывчатки - шимозы.
   Так что надо увеличить выпуск гильз. Ну тут особых технических сложностей нет, сделаем еще несколько ручных прессов, чтобы каждая операция по вытяжке делалась на отдельном прессе. Две самых объемных вытяжки делаются на прессах с приводом от вала трансмиссии, а остальные на ручных прессах. Когда запустили весь цех латунной штамповки, я вспомнил, где я это уже видел. Это был видеоролик про кустарное производство патронов в Пакистане, такая же линия станков, на каждом вручную делается одна операция. Операции простые, движения быстрые - конвейер. Только самой транспортной ленты нет, она не нужна. Много мелких деталей просто копятся в ящичках около каждого станка, потом передается следующему. Только у пакистанцев круче - у них каждый станок с электроприводом. А у нас только два пресса с механическим приводом, остальные с ручным, и еще два сверлильных - на одном делается проточка, на другом капсюльное отверстие.
   После небольшого обучения на этой линии заработали даже новички - операции простые. Цех стал выдавать около тысячи гильз в день, нормально - к войне точно успеем. С капсюлями еще проще - там даже промежуточный отжиг не нужен. Вот только надо часто штамп менять, из-за износа начинает расти диаметр капсюля. Штампуют их в циклическом режиме - наштампуют три тысячи штук за пару часов, потом замена штампа, на завтра опять. Теперь сборщицы капсюлей не успевают - собирают только чуть больше тысячи в день. Ладно, пока хватает.
   А вот со сборкой патронов проблем нет - если за пресса посадить достаточное количество людей, то можно перезаряжать около пятисот патронов в час, это на случай войны - собираем стреляные гильзы и перезаряжаем. Такой же комплект и в Каффе стоит.
   А один из розмыслов в электросварку прямо влюбился, со сварщиками уже сварили новый реактор для процесса Фишера-Тропша. Учли недостатки первой модели, реактор стал четко работать, производительность выросла раза в три. Гоняли реактор целый день - получили около пятнадцати литров цилиндровой смазки и около пяти - машинного масла. Так что вопрос смазки у нас почти решен. Эх, еще бы Литолу!
   Теперь эта троица хочет построить "правильный" реактор для пиролиза древесины, чтобы объём был нормальный, а не эти кувшинчики. Но их сдерживает отсутствие листового проката приличной ширины, набирать большой реактор из полосок дело неблагодарное. Так что они присоединились к группе строящей прокатный стан. А там их помощь оказалась не лишней - здоровая махина получается. Я предупредил "конструкторов", чтобы предусмотрели возможность разборки стана на небольшие части, килограммов так по пятьсот. Иначе мы его не перевезем в Чембало.
   Прохор смотрит как работает первый паровик и собирает второй. На двухцилиндровом мы делаем коленвал совсем "правильный" - даже провели расчет массы противовесов. Я такое считал первый раз, не знаю, насколько правильно получилось. Но с учетом что машина двухцилиндровая, вибрации должны быть ниже, а рабочие обороты - выше. А то первый выше двухсот оборотов не разгоняем - трясет его.
   Но даже на таких оборотах этот паровик для нас будто атомный реактор - его мощность раза в три превышает мощность водяного колеса. Мы уже стали станки переставлять - те, которым нужна большая мощность - в новый цех. Зато - водяное колесо "само" крутится, а паровик надо дровами "кормить ". Причем расход приличный получается, леса тают на глазах. Надо быстрее начинать добычу каменного угля на Донце, но это тоже после войны, не могу еще и туда распылиться.
  
   Пришло известие, что Господарь Молдавского Княжества Стефан Великий, разгромил османскую армию, напавшую на Молдавию. Это самое сокрушительное поражение турецкой армии за этот период. В моей реальности, уже через год, он потерпит поражение, хотя и не фатальное. Крымские татары станут вассалами осман, и нападут на Молдавию с двух сторон вместе с турками. Так что если мы победим в своей войне, то поможем, тем самым, Стефану в следующей. А Молдавия, в свою очередь, перекрывает сухопутный путь в Крым для осман. Вот такое стратегическое партнёрство, хотя Стефан об этом не знает. К тому же, его жена княжна Мария Мангупская - племянница князя Исаака. Как в индийском кино.
   Но вот в этом проблема - совсем скоро, Стефан даст 300 наемников Александру - брату Марии, чтобы тот занял престол Мангупа вместо Ираклия, сына Исаака. По их мнению Александр имеет больше прав на этот престол, нежели Ираклий. А у меня планы на Елену - сестру Ираклия, дочь Исаака. И этот поход Александра мне принципиально мешает, потому как сейчас Елена - сестра князя, а станет дальней родственницей другого князя. И не факт что не сошлют куда нибудь. По моей реальности судить нельзя - там Мангуп захватили турки, и все для феодоритов закончилось плачевно.
   И вот, что теперь делать? Стефан Великий нужен мне как союзник, и я вынужден буду защищать свои интересы от его родственника. Буду защищать свои интересы, желательно малой кровью. Важно чтобы Александр не пострадал.
   Что еще обидно - свои войска для охраны в Мангупе не поставишь, чужое княжество. Надо караулить снаружи, но тут надежда, что войско Александра пройдет как раз мимо Чернореченска.
  
   Аргирос выпросил у Прохора кусок цилиндровой смазки - синтетического парафина, и попробовал его использовать для литья бронзы по выплавляемым моделям. Парафин для этого подходит гораздо лучше чем воск, нет никаких примесей, ничего не остается при вытапливании. Да еще он использовал синтетический гипс, тот, который образуется при получении азотной кислоты. В результате получил отличную точность литья. Основная продукция цеха бронзового литья, состоящего уже из трех человек - это рамки револьверов. Так получилась рамка, которая не требовала дополнительной механической обработки! Только отрезали литники, нарезали резьбу - и готово. Ну еще отполировали для красоты.
   Я до сих пор восхищаюсь нашими револьверами - сочетание вороненной стали, полированной бронзы и ореховых рукояток - красавцы. Не мудрено, что попыток украсть или купить револьверы у моих людей в Каффе, даже больше чем посягательств на карабины. Но у меня закон предусматривает наказание за утрату оружия, а вот за продажу оружия кому-либо, без моего личного разрешения - смертная казнь. Жестоко - но надо. Мои полицейские в Каффе носят револьверы даже не на шнурках, а на стальных цепочках. Так что единственный случай утраты оружия был тот бой в Тане, когда у убитого часового пропала однозарядная винтовка.
   Кроме того, ведется учет патронов - четко зафиксировано, какой боезапас выдан какому солдату. Если солдат или полицейский стрелял - ему спокойно меняют в оружейке стреляные гильзы на новые патроны. Спрашивают, только если слишком большой расход патронов, должен рассказать о причинах. Но периодически проводят внезапные проверки, у солдата суммарное количество патронов и стреляных гильз должно соответствовать выданному боезапасу. И если не хватает хоть одной гильзы - придется объясняться со Службой Безопасности, зачатки которой уже созданы.
   А началось с одного простого мужика, разнорабочего. Мрачноватый такой, заметил я что он ворчит в одиночку, ну и расспросил его, чем, мол, Иван недоволен. А он мне как вывалит - та повариха так мухлюет, этот ездил на рынок, купил дешевого товара по дорогой цене и так далее. Я осторожно проверил - правда, некоторые подворовывают. Ну и наказал виновных - легкие телесные наказания розгами и снятие с должности. Легкие - это когда через пару дней уже ходить может, а тяжелые телесные наказания кнутом - это такая форма смертной казни. Традиции средневековья.
   С Иваном еще побеседовал да и назначил его начальником Государственной Службы Безопасности. Объяснил ему задачи, сказал неспешно подыскивать подходящих людей. Теперь их трое в Каффе и один в Чернореченске. Носят военные гимнастерки с синими лычками и просветами на погонах. Только не васильковые, а индиго, с красителями туго у меня. Сам Иван - подпоручик, остальные - сержантский состав.
   Наконец-то собрали прокатный стан - мощные чугунные валки, шестерни большого диаметра. Четыре клети, сменные валки - но пока только комплект под лист готов. Уголки, полосы и швеллера будем делать позже. Самыми сложными оказались валки - их надо делать большого диаметра для жесткости при прокате. Нам помогло то, что мы ограничились шириной проката в один метр, иначе валок мы бы не смогли изготовить. Да и этот пришлось отливать по частям, хорошо, что мы уже освоили точное чугунное литьё. Отлили отдельно бочку - толстостенную трубу, и отдельно ось.
   Затем надо отшлифовать рабочую и сопрягающиеся поверхности, поверхности подшипников. Ни в один круглошлифовальный станок такие детали не влезали, сварили из стального уголка подобие станка, благо для шлифования не требуется такой жесткости как для точения. Низкая жесткость могла повлиять только на точность и линейность, но их контролировали вручную. А валки четвертой клети практически отполировали. Хорошо, что детали цилиндрические! Их просто катали по дорожкам и рампам из бруса, крана-то у нас нет. Еще при проектировании предусмотрели возможность разбирать стан, его будет лучше располагать около домны, а я же хочу домну построить поближе к морю.
   Из-за очень большой нагрузки на валках применяют конические подшипники скольжения, на вкладыши для них ушло довольно много бронзы.
   Для шестерен начертили новый модуль зуба, тот, который мы использовали раньше - слишком мелкий для таких усилий. Для шестеренной клети обычно используют очень широкие и шевронные шестерни. Широкие мы смогли сделать, но только прямозубые. Шевронные сделать мы точно не сможем, косозубые могли бы попытаться, но их ставить сюда не желательно, так как при работе возникнут большие осевые усилия, у шевронных эти усилия самокомпенсируются. А у прямозубых эти усилия не возникают, правда работают такие шестерни очень шумно, и требуют большей точности при установке.
   Кинематику стана проверяли глиной - полоса получается ровная. Теперь первый рабочий пуск.
   В вагранке расплавили сталь, примерно марки Ст3. Развели пары паровой машины, от трансмиссии отключили все лишнее. Отлили плоский слиток - плиту, плита не очень ровная - сталь не совсем жидкая - температура впритык. Плита пока горячая - погрузили вчетвером большими клещами на железную тележку и бегом к стану. А паровик уже на максимальных оборотах крутится, от стана грохот - оглохнуть можно. Плиту закинули на подачу, она заехала в первую клеть - обороты машины упали но валки вращаются. "Пар на полную!" - кричу. После первой клети плита стала заметно тоньше, после второй - это уже толстый лист, дальше - все тоньше и тоньше. И вот он выполз - метров пять длиной, машина взревела без нагрузки и стихла - пар прибрали.
   Вот он наш первый нормальный прокат! Все обступили, трогают слюнявыми пальцами - лист еще горячий, шипит, но остывает быстро. Начало и конец листа неровные, дугообразные, зато боковые стороны как по линейке. Да, сталь горячекатаная, немного хуже холоднокатаной, но холоднокатаную мы точно не потянем.
   А в вагранке сталь еще есть, решили еще лист откатать, только вот "четверка" толстовата, подкрутили последнюю клеть на "тройку". Опять грохот, дым - вылез новый лист. "О, а этот длиннее!"- удивился один мужик, остальные заржали - "Эх, ты! Количество и ширина стали одинаковы, а толщина меньше - куда железу деваться - вот и длина больше!" У-у-у, какие все умные. Хотя это они на глине видели, а этот мужик не видел, подошел позже. "В вагранке есть еще? Давайте "двойку" попробуем!" - кричит кто-то.
   Подкрутили до двух миллиметров, на полный слиток стали не хватило - кусок плиты получилось. Но из стана идет ровный лист, только передний край еще более кривой получился. Зато лист "двойка" - то, что надо - все оценили, хоть на что пойдет. "Лопаты из него отличные будут" - во как! Про деревянные лопаты и не вспоминает никто. Вот уже как шагнул наш технологический уровень - от деревянных лопат к паровой машине и прокатному стану.
   Прохор подошел, говорит что первый паровик тянет прокатный стан на пределе - развалится он в таком режиме. Надо сюда двухцилиндровый ставить. Решили, что можно сменить только сам паровик, а котел, конденсатор и остальной обвес оставить старый - там все с запасом - должно потянуть.
   Листовая сталь дала толчок на очередной виток развития. Особенно обрадовались сварщики - кинулись варить большой реактор для пиролиза древесины. Я их тормознул, собрал консилиум - угольщиков, химиков. Два часа обсуждали проект. Появились разгрузочный люк и другие усовершенствования. Заодно химический цех будем передвигать, а то уже тесно становится. После будут строить нормальную вагранку в стальном сварном кожухе, а то эта скоро рассыплется.
   Прохор доложил что изготовили карабин с серийным номером "300". "Дальше делать?"- спрашивает. И я задумался. Настолько уже привык гнать вперед винтовки, а потом карабины, что психологически трудно остановиться. Только теперь производство карабинов уже не узкое место. Подготовленных стрелков у меня примерно столько же, по двести патронов на ствол я смогу обеспечить только через пару месяцев. Да и по плотности огня даже один стрелок - почти пулемет. А тут триста. Хватит пока стрелковки, артиллерия нужна, да и не только. Вон, паровики как пошли, пароход я хочу. Связь нужна - там конь не валялся - проводной телефон особо проблему не решит. Уголь надо добывать - пароход нужен. Да и защиту Чернореченска надо усилить, что-то мне страшно.
   - Значит так, Прохор. План - двадцать револьверов, но это неспешно, много людей туда не ставь. Нужно решать с орудийными гильзами, попробуем электросваркой. Нужны еще большие нарезные пушки, чтобы было хотя бы четыре. Если получится с гильзами - то еще будем планировать.
   - Помнишь, я тебе про пароход рассказывал? Для него нужен будет двухцилиндровый такой же, если этот будет хорошо работать, обвес на него, но там есть отличия. Котел с топкой надо делать чуть больше и все металлическое, чтобы в качку не развалилось. А конденсатор там проще - будет охлаждаться забортной водой. И две сложных детали - винт и дейдвуд - труба вала. Винт я попробую рассчитать, сварим из листовой стали несколько вариантов. Удачный отольем из бронзы.
   Теперь к Игнату по обороне Чернореченска. Стали обсуждать наши уязвимости. Если много конных татар подвалят к забору, на коне не перепрыгнут - но сами люди легко перелезут. Часовые на вышках сотню перестреляют, а если татар пять сотен? Или тысяча? Только у Ширинов как минимум пять тысяч, но это легкие конные лучники в основном. А у самого Гирея - гвардия в полторы тысячи, в доспехах - кольчуги или кожаные.
   Но стену построить - у нас нет ресурсов, да и не нужна она сильно. Надо использовать наше преимущество в оружие. Расстреливать врага через решетчатый забор из карабинов очень эффективно, когда будут перелезать - станут отличной мишенью. Надо чтобы дольше перелезали. Сделать высоту 2,5 - 3 метра. Но жерди в заборе горизонтальные - по ним легко забираться - как по лестнице. Делать забор из вертикальных бревен? Их надо плотно смыкать, по поперечинам залезут - тот же частокол получится - затратно и не эффективно. Надо делать высокий забор из горизонтальных жердей - "лестницу", пусть лезут, но задержать их наверху для расстрела. Колючей проволокой! Смогу ли я быстро наладить производство колючей проволоки? Станок точно не успею сделать, придется делать вручную.
   Но если делать вручную - то можно сделать немного эффективней. На колючей проволоке колючки направлены в разные стороны случайно, и часть из них просто воткнется в дерево - использоваться не будет. Надо делать не колючей проволоку, а колючую жердину, все равно крепить к жердине - зачем несущая проволока. Жердину утыкать кусочками проволоки. Надо пробовать.
   Пошли на участок производства гвоздей. Из проволоки в три мм нарубили около сотни кусочков по четыре сантиметра, на кусачках с механическим приводом это быстро. В цеху взяли кусок стального стержня, как для пробойника, с торца просверлили вдоль оси отверстие диаметром три с половиной мм и глубиной двадцать мм. Получился этакий навойник для штифта. Кусок проволоки вставил в навойник и забил в бревно молотком до половины, снял навойник - торчит проволока из бревна на два сантиметра, даже слегка заостренная - отверстие в конце коническое от сверла.
   Взяли жердину и утыкали такими колючками, не ровной линией, а немного хаотичной полосой, шагом в пять сантиметров. Подошли к забору, а он низкий - полтора метра - прибили жердь сверху, колючками вверх.
  - Ну-ка, кто забор сможет перелезть? Э-э, стой, в форме не лезь, порвешь!
   Один рабочий сунулся - а за верхнюю жердину даже взяться нельзя. Опираясь на вторую сверху жердину кое-как перелез, но несколько раз зацепился, порвал одежду, поцарапался и чуть не упал с забора.
  - Да, хороша колючая жердина - оценил Игнат.
  - А представь, что забор три метра высотой. Многие его быстро перелезут? А по ним стреляй из карабинов сколько хочешь. Надо только опоры крепко ставить, чтобы арканами забор не завалили, татары это умеют. Так что плотники пристройку к столовой закончат и пусть начинают новый забор. Солдаты будут помогать. А жерди гвоздить уже надо сейчас начинать.
   Так, по безопасности работа пошла, пойду к электронщикам. Они сделали по моим эскизам четыре полевых телефонных аппарата, из тонкой буковой фанеры. Телефонные трубки - цельный полированный бук. Красивые. И даже работают. Полевые - это значит могут работать самостоятельно, без телефонной станции. В двух - аккумуляторы, для работы достаточно чтобы один из двух телефонов был с аккумулятором. А вот с полевым кабелем проблема - нормальная изоляция не получается. Полимер льняное масло-сера на толстых кабелях еще держится, а если тонкий кабель сгибать - трескается. Карболитовый лак тоже трескается при многократных изгибах. Держится только если совсем тонкий слой, но этого недостаточно для полевой изоляции. Да и меди сейчас столько нет. Единственно, можем построить стационарную линию по столбам, стальной проволокой по керамическим изоляторам. Хотя откуда и куда ее строить - не понятно - Чернореченск маленький, до Чембало - далековато. Решили построить экспериментальный отрезок от штаба к проходной завода. Но это позже, когда будет время, сейчас у меня другие планы.
   Достал я папку с электронными схемами, перерисованными из смартфона. Достал из заветного сундука пакет с радиодеталями - стал разбираться как мне построить радиопередатчик и радиоприемник. И понял я что ошибся. Взял я с собой двести транзисторов нескольких типов, но они все довольно маломощные. Приемников я из них могу наделать, причем очень приличных. А вот передатчик получится мощностью около одного ватта. Ну в два ватта, если извернуться со схемой. А два ватта - это несколько километров дальности в лучшем случае, реально меньше - я же не электронщик-профессионал.
   Так, и что же делать. Радиосвязь нужна, мощных транзисторов нет. Новых мощных транзисторов я не сделаю, разве что маломощный диод на альтернативных полупроводниках. Остаются радиолампы. У меня тут есть несколько интересных статей по изготовлению радиоламп. И еще у меня есть одна вещь, которая делает радиолампы реальностью - я с собой взял вольфрамовую нить для изготовления ламп накаливания, да еще и трех диаметров. Можно делать приличные электроды радиоламп. Вот если бы испанцы уже открыли Америку, то у них можно было бы купить платины по дешевке для электродов. Первое время платину даже на корабельный балласт пускали, и называли "серебришко" - ложное серебро. Кстати, Колумб должен отправится в первую экспедицию уже довольно скоро - в 1492 году. Как это можно использовать?
   Ладно, это не скоро. Радиолампы. До самого вечера я рассказывал своим электронщикам про устройство, схемотехнику и производство ламп. Да, знаний по физике и математике моим "специалистам" сильно не хватает. Вот так - не учи в школе физику, и мир вокруг тебя будет наполнен чудесами. Но эти хоть знают как "работает" электричество, и радиолампы вроде понимают. Сказал начинать делать со стеклодувом триод, пока с электродами из меди и железа. Когда начнет что-то получаться - дам вольфрам. Еще один плюс радиоламп - я их могу сделать много, вольфрамовой нити у меня километр, а транзисторов - двести штук. В крайнем случае электроды можно делать и из железа - работать будут хуже, но будут работать.
   Сделали орудийные гильзы электросваркой, делать легко, пушка стреляет нормально, вот только гильза трескается по шву при выстреле. Одноразовая гильза получается. Хотя можно опять заварить и отшлифовать - это проще чем делать новую. Но легкой перезарядки как с латунными не получается. Наверное будем такие гильзы делать, а то без снарядов что есть артиллерия, что нет ее. А война скоро. Вот только надо сделать гильотину для рубки листового металла, а то рабочии раскраивают металл зубилом, потом ровняют на шлифовальном. Но это все равно легче чем ковать. Двое розмыслов сразу занялись проектированием гильотины.
   Сейчас на заводе интересная ситуация - всего несколько человек заняты серийной продукцией - револьверами и гильзами, а остальные в вихре новых технологий - то электросварка, то прокатный стан, производство совершенствует само себя. Причем этим "бурлят" десятки человек, много "рацпредложений" пошло. А кузнецы-новички так и ходят с разинутым от удивления ртом, столько всего нового кругом. С потолков светят голубоватым светом "волшебные" светодиодные лампы, от электросварки свет такой, что смотреть невозможно. Паровая машина с прокатным станом раскатывает сталь в тонкий лист - будто это тесто. Новички ходят и крестятся. Надо бы батюшку позвать, молебен на заводе провести, а то они начинают нас в чем-то подозревать.
   Прохор собрал двухцилиндровый паровик и подключил вместо первого. Вот это мощь! Во-первых, момент в два раза больше - два таких же цилиндра, во-вторых - обороты больше дает - вибрация намного меньше. Запустили прокатный стан - новый паровик тянет уверенно, без напряга. Только мне теперь кажется что потенциал паровика больше, чем мощность котла. Надо делать новый котел с большим давлением и с большей тепловой мощностью.
   Пришло письмо от Ефима, дома они посчитали, спрашивает - что дальше делать. Надо ехать. Еще Фрося намекает что надо бы швейный цех в Каффе проверить. Ага, и рынок проинспектировать. Только вот ехать надо через Чембало, а этот город Фрося терпеть не может, там живет ненавистная Гликерия. Хотя ни одна ни другая вслух ничего друг про друга не говорит, но я же вижу. Но Фрося стала уже спокойнее к этому относиться, кто эта гречанка - продавщица в лавке, а Фрося - начальник швейного цеха. Да и с Фросей я постоянно, а к Гликерии - иногда. Порой я и сам не рад. Думал что богатому и знаменитому так положено, а оно вот как. Ну ладно, завтра поедем.
   В Каффе посмотрел список домов, посчитали сколько каких типов зданий, по обсуждали ставки налога. И разослал писарей в другие города Таврии составлять планы городов. Вот только в Тану сейчас не добраться, устье Дона замерзло.
   Проверил поступление в казну, баланс стал немного отрицательным. Тратим больше чем получаем. Разница небольшая, но отрицательная. Но запасов хватит надолго. А вот если провести налоговую реформу, то получу единовременно большой налоговый доход с недвижимости. Этот налог хочу собирать каждые полгода - весной и осенью. Вот армию пока прекратил увеличивать. Ещё и повыгоняю бесперспективных.
   Объявил это кандидатам в солдаты - кто за месяц не пройдет переподготовку и не выучит русский язык - будет уволен. Тут же о готовности сдать экзамен по русскому языку заявили два десятка бывших гарнизонных арбалетчиков. Экзамен сдали - говорят с акцентом и почти без падежей, но понять можно. Дальше - форма, присяга, карабины. Теперь их надо раскидать по разным отделениям и гарнизонам.
   Подошел ко мне Иван, начальник ГСБ Каффы, говорит - непонятное дело. Достает пять револьверных гильз - "это не наши гильзы" - говорит. Я посмотрел - и вправду отличаются. Как это не наши! Откуда в этом мире могут появиться другие гильзы! Неужели? Из моего мира!? Еще один попаданец, и тоже с револьвером калибра 357!
   Взял себя в руки, стал выяснять. Позвали мастера по заряжанию патронов - он их заметил. В Каффе на заряжании патронов один человек, справляется - работы не много, но каждый день поступают стреляные гильзы, еще из соседних городов привозят.
   Так вот, перезаряжает он гильзы, раз - стреляный капсюль не выходит. Чуть иглу выталкивателя не сломал. Смотрит гильза не правильная - с виду нормальная, но стенки толстые, капсюльного отверстия нет - на донышке рельефно изображен стреляный капсюль - заодно с гильзой. И сама гильза не из латуни, а из бронзы. Имитация.
   А я догадываюсь, зачем нужна имитация гильз.
  - Кто патроны меняет?
  - Комендант или замкоменданта.
  - Пошли, посмотрим книгу учета боеприпасов - пошли в оружейку.
  - Так, кому меняли пять револьверных патронов за последнее время?
  - Да много кому, на стрельбище часто тренируются. Только револьверные по шесть обычно. А вот ему пять меняли, два раза.
  - Так он же солдат? Не связист, не штурмовик? У него револьвер?
  - Ну-ка... Карабин на него записан, нет у него револьвера. Позвать?
  - Отставить! Так, старший сержант, это секретно, так что молчи об этом.
  - Есть, молчать!
  - Иван, пойдем поговорим.
  Сели в кабинете.
  - Ты этого солдата знаешь?
  - Ну так, грек, командир караульного отделения, раньше был во второй роте.
  - Смотри, надо за ним проследить, только не сам, а кто нибудь гражданский нужен. Кто у тебя сотрудничает?
  - Швея есть, повариха и мужик один.
  - Те кто с карабинами стоят на стене или на башне, с прохожими не контактируют. Значит, он контактирует в неслужебное время. Надо выследить, с кем будет встречаться.
  
   Слежка дала результаты - через несколько дней этот солдат пошел на скотный рынок и там обменялся чем-то с татарином. С поличным взять не смогли, как не смогли и проследить татарина, моим операм еще учиться и учиться. Но когда грека взяли на выходе с рынка он тут же признался и умолял его простить. Рассказал, что менял патроны за деньги, что на него вышел человек ногайского мурзы. И тот мурза заказал ювелиру копии гильз, потому как без гильз никто и разговаривать не хотел. А вот с гильзами этот солдат согласился.
   Значит та винтовка у ногаев. Но тут мы ничего сделать не можем - он в своем праве - военный трофей. Но без патронов он много не навоюет.
   Суд был скорым. По идее его надо было судить военным трибуналом, но трибунала нет, а генуэзская судебная система - стоит готовая. Так что судья Каффы по моему закону приговорил солдата к расстрелу. Расстреляли на окраине Каффы при большом стечении народа, такой вид казни для людей был в диковинку.
   Уехал в Чернореченск в расстройстве. А тут другое дело - меня встречает толпа мастеров, кто похвастаться, кто посоветоваться. Сделали гильотину для листа - пятерку рубит уверенно, шестерку и семерку только если полметра шириной, восьмерку не берет. Нам пока этого хватит.
   Хотели сделать валки для проката полосы. Вот только менять валки в стане довольно трудоемко. Придумали - добавить дополнительные валки с вертикальной осью - чтобы они ограничивали ширину проката. Если подавать соответствующий узкий слиток то должна получаться полоса.
   Попробовали - получили полосу, хоть 20 мм, хоть 100 мм. Прогресс! Следующий этап - получение уголка. Тут без смены валков не обойтись. Решили попробовать обойтись сменой последней пары валков, и сделать на них несколько ручьев под несколько размеров уголков. Но фасонный валок оказался сложной задачей - попробовали отлить - не получилось. К задаче подключился Аргирос.
   Орудийные гильзы теперь делают так - прокатывают полосу чуть шире чем высота гильзы, на гильотине нарубают по длине. Прогоняют через ручные вальцы чтобы лист стал похож на трубу. На трубу набивают калиберные кольца как обручи на бочку - гильза немного коническая. Прихватывают сваркой между колец, кольца сбивают, проваривают весь шов. Шов сошлифовывают.
   Кузнецы выковывают по штампу донца гильз, токари обтачивают в размер. Донце вваривают в трубу и гильзу обтачивают целиком. Сверлят отверстие под капсульную втулку - гильза готова. Как наладили весь процесс - стало получаться быстро, так они план в пятьдесят гильз сделают. То что сварная гильза работает в орудии, это наверное из-за черного пороха. Если бы был нитропорох, то гильза бы не трескалась, а рвалась бы вдоль от давления и клинила бы в патроннике. Но производство нитропороха слишком невелико, чтобы тратить его на артиллерию.
   Как мы уже пробовали - гильзу можно один раз заварить, а вот третий раз ее использовать не стоит - клинит в патроннике, прессом плохо обжимается - это не латунь, только в переплавку. Так что производство стальных гильз- довольно расточительно, но война и так - дело затратное.
   Раз пошло дело с гильзами, надо и остально двигать. Поставил план по корпусам снарядов, шимозе и взрывателям. Еще надо немного картечных картузов. Количество нарезных орудий надо увеличить до двенадцати, учебке - соответственно, наводчиков и заряжающих.
   Писари зовут - показывают достижение. Новый сотрудник, ученик ювелира, спаял одну игольчатую "ромашку" строчных букв для мимеографа, собрали прототип печатающей машинки. Вощеная бумага прокатывается по деревянным валикам, ромашка пробивает букву, какой повернута вниз. Ромашку поворачивать надо вручную. Вот только как сделать чтобы после удара ромашка сдвигалась по строке на один интервал они не понимают. Позвал розмысла из механического, объяснил про зубчатую рейку и храповый механизм. Сказал делать из бронзы - будет быстрее и точнее, на одну машину бронзы не жалко.
   Но ведь в книге не только буквы, нужны рисунки, схемы, формулы. Иголкой пробивать очень долго. И мимеограф начался с "электрического карандаш Эдисона", в котором электропривод вызывал продольную вибрацию иглы. Если вести таким карандашом по бумаге, он пробивает ряд мелких дырочек. Да, тату-машинка получается, сделать такую мы можем запросто - реле и электромагниты у нас есть. Понял еще одно преимущество мимеографа - мастер-макет можно редактировать - лишние дырочки заплавлять, новые пробивать. То есть совершенствовать отпечаток, здорово. Но в определенных пределах - большую дырку уже не заделаешь. А большие дырки у нас поначалу образовывались в замкнутых контурах - О, А и т.д. Серединки вываливались, пришлось увеличивать шаг иголок.
   Писари напомнили про непонятные слова. Назначил на завтра "научную конференцию " - "энциклопедический словарь ". Целый день рассказывал "сказки" про "непонятные понятия", чуть горло не сорвал, устал. Тоже труд такой, выматывает. К вечеру уже голова не соображает, надо такие "конференции" по пол дня проводить.
   После пошел к электронщикам, посмотреть как у них дела с радиолампой. Никак пока, даже электроды в стекло впаять не могут. Вот так, лихо, с наскока не получается. Тут надо в тему "погружаться". Стеклодува у меня два - разделил я их, первый так и будет дальше заниматься бутылками и химической посудой, я ему ученика еще приставил. А вот второй теперь будет заниматься радиолампами, ему будут помогать два мужика, которые делают электронные компоненты - провода, катушки, резисторы, выключатели. Ну и три электронщика-теоретика, естественно.
   И, наверное, сразу радиолампы - это слишком. Пусть для начала сделают лампу накаливания. Рассказал, нарисовал эскиз. Вроде все растолковал, должны сделать.
   Дальше пошел по кругу. Фасонные валки еще не сделали, а мужики уже думают как сподручнее разбирать последнюю клеть прокатного стана. Да, задачка не из простых - детали очень тяжелые. Кран нужен! Цех уже построен, кран-балку не запихнешь, здание под это не проектировалось. А вот козловой кран сделать можно, по высоте потолков запас есть.
   Поймал более-менее свободного розмысла, как раз это он кран-журавль в двадцать метров придумал. Сели с ним проектировать. Козловой кран должен ездить по рельсам, стальных рельс нет совсем, и даже двутавров нет - будут рельсы деревянные пока. Самая тяжелая деталь стана - валок в сборе - весит почти полторы тонны, значит надо рассчитывать грузоподъемность в две тонны, а лучше в три. Пролет большой не нужен - четырех метров хватит, а куда надо подъехать - деревянные рельсы быстро проложим. Высоту надо под потолок - тут особо и выбора нет.
   А из чего делать балку? Уголки то мы только собираемся производить. Но зато у нас есть полоса, любой ширины. Сделаем сварной двутавр! Надо рассчитать главную балку крана. Эх, давно я не брал в руки сопромат с термехом! Считаю на три тонны. Получается что нужен как минимум двутавр N18, это если горячекатаный. А у нас сварной, значит N20. А с учетом нашего "лоутека" и "опытных" сварщиков надо больше. Назначаю сварной двутавр N25Б1. Значит нужна полоса 250 мм и толщиной 6 мм для стенки, и две полосы 125 мм на 8 мм для полок. Такую толщину мы еще не варили. Дал задание сварщиком делать электроды 4 мм и осваивать их. Ток увеличим оборотами генератора, там запас еще есть. А для стоек пойдет и двутавр N14.
   Теперь лебедка. Сюда бы хорошо подошла червячная лебедка, она самостопорящаяся - не нужны никакие тормоза и блокираторы. Но червяк мы еще ни разу не делали, с первого раза хорошо не сделаем - лучше потом. Так что спроектировали лебедку с двухступенчатым редуктором на наших любимых прямозубых шестернях. Только к нему надо еще храповое колесо для удержания веса, да еще с непростой собачкой, двойной анкерной - чтобы можно было плавно груз опускать. Ну и у таких редукторов КПД выше чем у червячных.
   А как вращать лебедку? Человека гонять наверх не удобно. На подобных лебедках ставят закольцованный кусок цепи с фасонным шкивом. Тянут цепь - шкив вращается. Я уже думал начинать делать сварные цепи, но пока только думал. Так что сделаем проще - деревянный барабан - на нем несколько витков веревки. Веревка тоже закольцована - тяни сколько хочешь. Ну вот проект готов. Мастеру проект понравился, глаза горят - побежал делать.
   Подошел химик, зовет посмотреть. Оказывается, несколько последних месяцев он занимался изучением продуктов пиролиза древесины, помимо фенола и метанола. Перечитал учебник органической химии, выделил бензол-толуол-ксилольную фракцию, очистил ее от тиофена кислотой. Затем долго строил и настраивал ректификационную колонну и разделил фракцию. Показывает мне три бутыли - говорит что температура кипения у всех разная - 80 С, 110 С и 140 С. Запах соответствующий - бензиновый. Теперь просит разрешения взять серной и азотной кислоты чтобы сделать нитробензол. Ну для науки, да и в таких объемах - не жалко. Вот только не нравится мне внешний вид химика - бледный, темные круги под глазами. Да он отравился! Это же все очень токсичное! А у него над установкой даже вытяжки нет.
   Так стоп! Месяц отдыха! Вот такую диету (как бы почки не отказали). Бери свои записи, дам тебе ученика - его всему научишь. А тут пока сделают вытяжку и перегородки как в формальдегидном цехе.
   Фасонные валки уже отлили, но еще шлифуют, кажется, еще долго шлифовать. А вот кран сварили быстро - за несколько дней. Пока делают лебедку, кран поставили на деревянные рельсы, с деревянными дубовыми колесами с двойными ребордами. Так как шпалы отдельные, для одной и другой рельсы (ширина пути четыре метра), то приходиться тщательно выставлять расстояние между рельсами. Кран поставили - катают по рельсам - новая игрушка у мужиков. А рядом паровая машина крутится - интересно, кто первый придумает паровоз?
   Сделали "электрический карандаш Эдисона", теперь на мимеографе можно простые рисунки печатать. А по линейке можно несложные схемы и таблицы чертить. Таблицы - это бланки! О! Надо иметь ввиду. Вот только надо этот карандаш вести с определенной скоростью, если слишком медленно - вощеный лист разрезается, если слишком быстро - видно отдельные точки.
   Как время летит в Чернореченске! Надо уже в Каффу ехать налоговую реформу начинать.
   В Каффе уже собрали данные по недвижимости по всем городам, ну кроме Таны. Текст нового налогового кодекса давно обсудили, ставки налогов утвердили, категории домов и лавок расписали. Теперь надо решить как это учитывать. Во-первых, все списки нужны в двух экземплярах, чтобы не мухлевали чиновники. Во-вторых, нужен офис налоговой службы, куда будут приходить жители, чтобы узнать сумму налога, и заплатить налог. В-третьих, при уплате налога будет выдаваться красивая цветная квитанция - документ строгой отчетности, полиграфия у меня уже появилась. Ну и в-четвертых, налоги принимаются только бумажными лирами.
   После этих слов Еремей и Ефим удивленно на меня посмотрели. Мол, как же так, без серебра? Эх, не понимают! Ведь все равно все бумажные купят за серебряные, а доверие к бумажным резко увеличится, как и эмиссионный доход.
   Зашел Иван, начальник ГСБ. Рассказал мне про интересный вариант - случайно на рынке сотрудник познакомился с одним человеком - в рабах он у татар, сам литвин, лет двадцать пять. Тут, кстати, ценные и послушные рабы довольно свободно разгуливают - бежать из Крыма тяжело. Хозяев больше волнует, чтоб никто из приезжих раба не украл. Контакт передали Ивану, тот литвина постепенно разговорил.
   Этот литвин служит во дворце Гирея - ухаживает за коллекцией оружия, что по стенам дворца развешана, ценят его за то, что хорошо сабли точит. Еще оружие есть в Каффской резиденции Менгли. Так и мотается между Солхатом и Каффой. Но случилась у него в Каффе любовь с молодой гречанкой. Девушка не рабыня, но из бедной семьи. Девушка ради парня на все согласна, родители на нее рукой махнули. Шекспировские страсти, Ромео и Джульетта. Так что вопрос только в деньгах, если их бесплатно поселить в маленьком домике, то они будут счастливы. Венчаться, разумеется, не будут - он раб, будет такая секретная семья, где муж будет иногда появляться. Но это их проблемы - а для нас отличный объект для вербовки. Я одобрил выделение денег.
   И вот настал день налоговой реформы. Текст развесили в нескольких местах и зачитали на площади. Список отмененных налогов и сборов был солидный, и только один налог добавился. Люди сначала не сообразили, обрадовались. И только на следующий день пошли к новой налоговой палате с вопросами. Около недели люди выясняли сколько им придется платить, толпа перед налоговой стояла большая, я туда войска заранее стянул, но бунта так и не случилось. На жилые дома и мастерские налог был небольшой, а у торговцев двоякое впечатление - налог на лавку большой, но отменили большинство других налогов, и точно подсчитать, хуже это или лучше они не могли. Хотя оптовые торговцы явно выигрывали.
   Но я провел встречу с крупнейшими купцами, обсудили эту тему. Получалось, что маржу розницы надо немного увеличивать, а маржу опта - снижать. Когда это открыто выяснили - купцы успокоились, ну и признали, что торговля в целом станет лучше. Но прилюдно не было озвучено, кто сильнее всех пострадал от реформы - это мытники на рынках, в карманах которых оседала значительная часть торговых сборов.
   Всего же было определено четыре категории жилых домов, четыре категории мастерских и аж двенадцать категорий лавок и торговых мест на рынках. Потому что ставка для торговли еще зависела и от предмета торговли. Например, я прогнозировал излишнее укрупнение торговцев скотом, и сделал недорогую "лицензию" для совсем мелких торговцев, которым можно держать на рынке не более пяти овец или двух коней. Ну а для торговцев людьми я ввел самую высокую ставку, надо начинать борьбу. Тем более, сейчас рынок рабов совсем замер.
   Налог на недвижимость должен будет уплачен к первому марта - через полтора месяца, принимать оплату будем с первого февраля, квитанции еще не готовы. Хотя некоторые пришли оплачивать уже сейчас. Лавки, не оплатившие налог, с первого марта не смогут торговать. А вот у хозяев жилых домов зачесались спины. Причем телесные наказания от уплаты налога не освобождают - это своеобразная пеня. И если продолжать тянуть с оплатой то "пеня" может повториться. Как я уже говорил это оплата налога за полгода, вторая оплата - первого октября, не совсем ровно полгода, но это после сбора урожая, так неплатежей будет меньше. А на следующий год весенний платеж сдвину на апрель.
  
   Но есть еще один город, который вроде и мой, но не совсем - армянская крепость Айоц Берд, рядом с Каффой. Но их придется отдельно учитывать - они довольно закрыты - общие налоги платят исправно, но внутри порядок сами поддерживают. Мы там перепись домов даже не проводили, но эту их неопределенность надо постепенно урегулировать.
   Пригласил к себе руководство этого города. Да у них там демократия! Выборный совет города, выборный глава. Но пришли не только они, а еще три крупнейших армянских купца. И тут олигархи. Но тем лучше, ведь еще и налоги будем обсуждать.
   Я начал прямо - скоро война, я буду защищать свои города, и не защищать Айоц Берд я не могу, так как это мой город тоже. Армяне закивали, согласились. Силу моего оружия они знают, ведь тот герой боя в Тане, "пулемётчик " - армянин. Про него уже тут легенды ходят, а он там в Тане сидит, порт замерз.
   Дальше пошла торговля. Обсудили условия на один год вперед. Про себя я подумал - переходный период, но им не стал говорить. Дома и лавки считаем - но ставка налога вполовину меньше. Все законы Таврии действуют, но городская стража (полиция) - своя. Суд свой, но суд высшей инстанции - в Каффе. И в качестве демонстрации своего покровительства - выставляю на стены Айоц Берда отделение карабинеров - целых семь стрелков. Пикинеров им давать не интересно, у них своих полно. Только не забывать стрелков ротировать, чтобы не "приросли".
   От обдумывания итогов переговоров меня отвлек шум за дверью, ввалился запыхавшийся сержант с подошедшей шхуны.
  - Командор! Там войско прошло чужое, незнакомое! Мимо Чернореченска, около белой горы на север! Три или четыре сотни!
  - Что за войско?
  - Наш конный патруль увидел. Пешие почти все, конных около десятка. Это не татары, на латинян похожи, но цвета другие, не Генуя! Я тоже ездил смотреть, проверить донесение. Нас они видели, но не напали, спокойно идут.
  - Чем вооружены?
  - Ну пешцы такие, пики, щиты, арбалеты есть.
  - Не луки, а арбалеты? Точно не татары!
  - Не, лица не татарские, италийцы или греки.
  - А в Чембало их видели?
  - Нет! Я сам узнавал, не видел их никто!
  - Значит высадились на берег с кораблей. Бухта Ласпи!
   Это он, князь Александр, пришел свергать своего кузена князя Ираклия. Как я читал, он пришел с тремя стами наемниками, и молодой князь Ираклий отдал трон без боя. Неужели отдал и сейчас! А как же Елена, дочка Исаака, сестра Ираклия! Я же столько спецопераций провел, прокладывая путь к ней! Так, срочно, может еще успею!
  - Аким! Бери два новых отделения со щитами, и штурмовиков, сколько есть Каффе! Идем на Мангуп!
   Погрузились и отчалили рекордно быстро. Все что надо возьмем в Чернореченске, здесь только людей немного взяли. Штурмовиков только шестеро в Каффе было, в Чернореченске должно быть по более. Вообще-то с выгодной позиции десять моих стрелков с карабинами могут перестрелять триста пехотинцев . Но во-первых: позиции могут быть не выгодные, во-вторых - демонстрация силы может уменьшить число жертв с той стороны, они мне не враги, просто мешают моим задачам. Но три сотни я выставить не смогу, даже сотню не наберу, оголять Чернореченск нельзя. А в-третьих - там арбалеты. Интересно какие, если такие как большинство в моих гарнизонах, то терпимо, они щит только вблизи пробивают, дальше энергию быстро теряют. Да и болт толстый, в фанере застревает.
   А вот есть еще тяжелые арбалеты, их воротом взводят, вблизи они пробивают и щит и рыцаря. В гарнизоне есть несколько таких, но арбалетчики их не жалуют, у них часто рвётся тетива, несмотря на толщину. Хорошо, если лопнет при взведении, руку рассечет до крови. А если при прицеливании, то можно и без глаза остаться.
   Так что надо будет с дистанции, из-за щитов отстрелять арбалетчиков, дальше проще будет.
   В Чернореченске было еще одиннадцать штурмовиков, всего набрал пятьдесят пять человек, с карабинами двадцать два из них, у штурмовиков еще револьверы. Взяли десяток гранат-"колотушек", два десятка шумовых гранат - больших петард на черном порохе. Еще восемь новых щитов с дополнительной секцией наверху под углом, с бойницей и упорами. Такой щит может стоять сам, стрелок стреляет через бойницу, бойница прикрыта козырьком, так что стрела, пущенная с расстояния более 30-50 метров, залететь в бойницу даже теоретически не может. Вот только арбалет вблизи может пробить.
   Игнат доложил, что за чужим войском ведут наблюдение драгуны, войско стояло под воротами Мангупа. Совсем недавно прискакал драгун, доложил, что войско прошло через ворота без боя.
   Неужели Ираклий сдался! Что за ... Опять не успеваю!
   Выдвинулись, я на коне, со мной два отделения драгун, остальные догоняют пешком. Через несколько часов мы у Мангупа. Утомительный подъем к воротам. Ворота закрыты, но на привратной башне людей нет, за воротами несколько человек.
  Аким стучит в ворота, из-за ворот невежливо отвечают на латыни. А латынь какая-то другая, не генуэзцы это. Венецианцы это! Наверное. Скорее всего. Потому что в исторических статьях было две версии - что наемники венецианцы или молдаване.
  Аким рассмотрел через щель в воротах - охрана человек пять-шесть, далее площадь пустая, жители попрятались. А от ворот до дворца князя с полкилометра будет. Все войска там, наверное.
   А стена по бокам башни невысокая, меньше пяти метров, рва нет, людей на башне и стене нет. Войско Ираклия разбежалось, а новое, без приказа, мышей не ловит. Да и не ожидают они атаки снаружи, вовнутрь смотрят - воины Ираклия где-то в городе. Так что можно попробовать забежать на стену по шесту, мои штурмовики такое уже отрабатывали.
   Срубили две длинных жердины, два штурмовика взяли по второму револьверу, чтобы не перезаряжаться. На каждую жердину навалилось по отделению, р-р-раз, и двое уже наверху, слева и справа от башни. Синхронно зашли в башню, и через несколько секунд раздались револьверные выстрелы. Эх, жаль глушители не сделал! Они хоть звук выстрела совсем не глушат, как в кино, но с пары сотен метров звук уже можно и не заметить.
   Открылись ворота, и еще десяток штурмовиков ворвался внутрь. Тут же доклад - чисто, можно заходить. Мое войско втягивается в ворота и скапливается на площади, штурмовики продвигаются к замку князя на разведку. Люди испуганно выглядывают из окон домов.
   Разведка доложила - войско стоит у дворца князя, охранения нет, все смотрят на дворец. Хотя какой это дворец - узкие окна-бойницы, массивные двери. То ли маленький замок, то ли большой донжон.
   Построились в боевой порядок - впереди шеренга с щитами, за ними стрелки, с флангов тоже со щитами прикрывают. Я с драгунами позади. Сказал - ближе ста метров не приближаться. Поэтому так на площадь и не вышли, встали поперек улицы, немного не доходя площади. Как раз хорошо, с флангов прикрыты. Аким выслал охранение в переулки, на воротах осталось одно отделение.
   Нас заметили, шеренга копейщиков со щитами повернулась к нам.
   Аким и двое драгунов надели поверх доспехов накидки-котты с андреевским крестом, Аким еще шляпу с пером поверх шлема напялил, драгун взял знамя в руки. Втроем протиснулись сквозь строй и выехали на площадь. Проехали половину расстояния и встали. Аким заорал на латыни:
  - Дож Республики Таврии Андреас желает видеть князя Ираклия!
   Повторил пару раз для верности. Через минуту к ним выехала аналогичная троица, только без флага, разговаривают, о чем - не слышно. Я Акима проинструктировал, чтобы твердо требовал убраться с дороги, мы к князю, иначе всех уничтожим. Надо их спровоцировать, чтобы уничтожить на улице хотя бы арбалетчиков. Зачищать дворец мне совсем не хочется.
   Рядом с нами на углу стоит двухэтажный каменный дом, я сказал Савве занять огневую точку. Он взял Ивашку и двух пикинеров, чтобы заблокировать людей в доме. У Саввы "кастомный" карабин с оптическим прицелом, на расстоянии 100 - 150 метров он легко делает "в голову". Прицел переставили с винтовки, там хоть патрон мощнее, но самозарядность важнее.
   Я же пытаюсь высмотреть арбалетчиков, их видно, но отдельную группу они не образуют, вроде тоже прячутся за спинами пикинеров. Ну тем хуже для пикинеров.
  Переговорщики закончили, возвращаются. Аким протиснулся ко мне и доложил что по словам офицера Мангупом уже правит князь Александр, а не Ираклий. Но тут есть сомнения, потому как во дворец князя наемники не заходят, и там, похоже, воины Ираклия находятся. Но Александр со свитой уже внутри, возможно, идут переговоры.
  Так, что же делать? Надо бы "валить" наемников, пока они снаружи. А вдруг там Ираклий ничего не сдал, а я тут бойню устрою?
  - Савва! Ты как? - кричу. Он высовывается из бокового окна:
  - Кого стрелить?
  - Сейчас, подожди, скажу!
  - Аким, возьми рупор и кричи им. - мы сделали рупор из листовой меди после того штурма галеры, иногда используем.
   Аким кричит в рупор: "Отойдите от дворца князя, а то начнем вас убивать, считаю до десяти!"
  - Савва, как крикну, стреляй в того, кто ближе к дворцу!
   Аким медленно считает по латыни, конечно никто ничего не исполнит, нас тут на виду раз в десять меньше. Даю команду закрыться щитами, с драгунами отхожу в переулок. Аким закончил считать, кричу - "Савва, стреляй!"
   Бах! Тишина. Криков раненого нет, значит наповал, с такого расстояния Савва не промахнется. Послышались возгласы - заметили убитого, войско зашевелилось, послышались команды офицеров. Стал заметен боевой порядок, это я из-за угла наблюдаю. Савва кричит из окна - "Они арбалеты заряжают!" Мои уже выстроили двухэтажную глухую защиту из щитов. Арбалетный залп даже отсюда услышал, не особо и тихое оружие. Еще громче ударили болты по щитам, но большинство болтов воткнулось в землю.
  - Никто не ранен?
  - Даже не пробило щит! Далеко!
  - Савва! Стреляй по арбалетчикам!
   Выстрел. Через три-четыре секунды еще выстрел. И так, как медленный метроном, как на стрельбище, со второго этажа-то! Послышался крик раненого. Опять залп арбалетов, быстро они перезарядились. Значит арбалеты не с воротом, а с рычагом. Ну хоть в этом повезло. В выстрелах Саввы небольшая пауза, магазин меняет, двадцать уже отстрелял. Когда он возобновил стрельбу, послышались еще возгласы, и это не раненые, а недовольные. Уже больше двадцати арбалетчиков убито, интересно, сколько осталось. Четвертый залп арбалетов совсем жидкий, то ли убито больше половины, то ли стреляют не все. А смертельный метроном все стучит. Пятый залп арбалетов принес только несколько болтов в щиты.
   Вдруг паузы между выстрелами Саввы стали больше. Я кричу:
  - Что там? - из окна высунулся Ивашка и говорит:
  - Арбалетчиков не видно, прячутся что ли.
   Посмотрел на войско наемников - вроде как-то зашевелились, щиты приподнялись. Сейчас атаковать будут!
  - Аким! Сколько стрелков во второй линии?
  - Они в первой, за новыми щитами, восемь их. А между ними пикинеры.
   Войско Александра медленно двинулось вперед, в первой шеренге около двадцати щитов. Как бы их напугать, чтобы меньше убивать? Их же нанял молдавский господарь Стефан Великий, крупнейший православный правитель на юге. Потенциальный союзник против осман, а я его наемников сейчас перебью. Как же их напугать?
  - Аким, кто у тебя лучше всех гранаты "колотушки" кидает?
  - Вон! Солдат Николас! Ко мне!
  - Солдат Николас по вашему...
  - Солдат, ты на сколько колотушку кидаешь?
  - Один раз кинул на тридцать восемь метров ! А на тридцать два обычно.
  - Возьми гранату, я скажу когда.
   Так близко их нельзя подпускать. Если три сотни побегут на нас - сметут. Начинаем нагнетать.
  - Стрелки первой линии! Приготовиться к стрельбе! Три выстрела по щитам, бегло. Огонь!
   Выстрелы слились в короткий непрерывный грохот. Упало несколько пикинеров со щитами, в ровном ряду щитов появились прорехи, как выбитые зубы. На таком расстоянии пуля пробивает деревянный щит, но энергии у нее остается мало, и доспехи уже не пробивает. Но пикинеры падают - значит или доспехи плохие, или попадания в голову-ноги.
  - Стреляем по первому ряду пока ряд не кончится, по готовности. Огонь!
   Стрельба стала почти непрерывной и равномерной. Ряд щитов тает на глазах, упало несколько и во втором ряду, это промахи такие. Слышны крики раненых. Шаг атакующих замедлился, но продолжают двигаться вперед. Иногда слышны выстрелы со второго этажа - это Савва арбалетчиков замечает.
  - По второму ряду стреляем!
  Осталось метров пятьдесят.
  - Николас! Приготовься, сейчас кидать будешь!
   Второй ряд щитов уже ополовинен, но они прут, хоть и приходится переступать через убитых и раненых своих товарищей.
  - Николас! Кидай! Веревку резче дергай!
   Солдат дернул веревку, из ручки пошел дымок. Он размахнулся, сделал два шага и зашвырнул гранату вдаль. Я спрятался за угол. Шесть секунд запал. Хорошо бахнуло! Шимоза!
   Взрыв поднял кучу пыли, вроде как раз под ногами первой шеренги, которая была третьей. Непонятно, идут или стоят? Плохо видно через головы своих, хоть я и залез на какой-то выступ в стене.
  - Стрелки! Еще залп! Огонь! Николас! Еще гранату туда же.
   "Война в Крыму, все в дыму" Надо же, в детстве часто употреблял эту фразу, и не подозревал что это станет реальностью. Смотрю - дрогнули, побежали! Еще бы, кошмар такой! Небось кого-то на части взрывом разорвало. Там около восьмидесяти грамм шимозы в гранате.
   Пыль осела, дым рассеялся, поле боя усеяно десятками тел, но среди них раненых больше половины. Наемники столпились в дальнем правом углу площади, закрывшись щитами и ощетинившись пиками. А дворец на площади слева от нас, то есть они еще выполнили наше указание отойти от дворца. Так мы сможем подойти к дворцу, особо не сближаясь с наемниками. Теперь надо не провоцировать. Кричу:
  - Отставить стрельбу! Без приказа не стрелять! Савва, слышишь?
  - Есть, без приказа не стрелять! - ух ты, по форме ответил.
  - Аким, сейчас надо будет бочком к дворцу князя выйти, прикрываясь щитами.
  - Командор, разрешите доложить - это штурмовик-разведчик влез.
  - По этой улице можно выйти позади дворца не выходя на площадь.
  - Нам надо показать что мы берем под охрану дворец - пойдут стрелки и пикинеры по площади и встанут перед дворцом, а штурмовики и драгуны их отсюда прикрывают. А потом драгуны и штурмовики идут в обход к дворцу. Аким, командуй!
   В результате мы сгруппировались перед входом во дворец. Войско Александра втянулось в улицу и перекрыло ее щитами, но сейчас они немного успокоились, видя что мы их не атакуем. Стояли с пиками наперевес, а сейчас пики вертикально. А ведь Александр во дворце! Вот тебе и взятие здания с заложниками. Надеюсь только на то, что Александр не считает семью Ираклия заложниками. Хотя там и воинов Ираклия должно быть много. И как их различать? Военную форму тут не особо используют, по одежде не различишь. Люди Ираклия на греческом говорят, а наемники на латыни - но это тоже не однозначно, тут каждый второй полиглот.
   Объяснил все это штурмовикам, стрелять только в самом крайнем случае - говорю. Главное - князей не убейте. Гранаты не брать, только шумовые. Впереди три штурмовика в тяжелых доспехах и со щитами, после них четверо с револьверами. Затем я в своей старой титановой броне, и еще два штурмовика с карабинами - огневая поддержка. У связиста взяли светодиодный фонарь - в коридорах темновато.
   А парадный вход - нараспашку, но людей не видно. Зато из окон на нас смотрят, из каждого по несколько человек, но оружия не видно - просто любопытные, что ли. Заходим осторожно, короткий коридор и развилка - длинные коридоры влево и вправо. О, вот слуга княжеский, вроде.
  - Где князь?
  - В тронном зале - машет направо. Ну да, я же тут был, тронный в конце правого коридора.
   Идем по коридору, машем голубым лучом фонаря, штурмовики заглядывают в каждую дверь - проверяют. "Чисто!" - кричит, значит вооруженных людей не увидел. Я сдерживаю улыбку - в спецназ играем. Хотя, по местным меркам мы крутой спецназ, против револьверов только арбалеты кое-как тянут, луки доспехи не пробивают. Замыкающий с карабином идет боком, назад смотрит. Дверь в тронный зал не заперта, мои заходят, и останавливаются через пару метров. Никто не стреляет, не кричит, захожу и я. Зал довольно большой, только деревянные колонны в два ряда мешают обзору немного. Напротив входа сидит на троне князь Ираклий, рядом с ним двое - слуги или охрана. Справа - небольшая толпа. У окна стоит, как я понимаю, Александр - ярко и богато одетый, молодой - примерно мой ровесник или немного младше. Еще трое - одеты чуть попроще, у них, как и у Александра, какие-то узкие мечи. Еще четверо - явно воины, доспехи, мечи помощнее. Но оружие не достают, арбалетов и луков нет. Мои это тоже заметили и немного расслабились.
   А ведь по людям здесь явный дисбаланс, да и у людей Ираклия оружия не видно. Значит тут доминирует Александр. Доминировал. Изображаю улыбку на лице, приподнимаю руки в приветствии и иду:
  - Дорогой друг князь Ираклий! Как я рад тебя приветствовать! - мои идут справа и сзади, прикрывая меня. А парень понял что произошло и явно обрадовался мне, хотя мы раньше виделись лишь мельком. Интересно, а что я пропустил? Неужели Ираклий сдался?
  - Как здоровье, дорогой Ираклий?
  - Прости, что не встретил тебя, дорогой дож Андреас...
  - А у тебя гости, князь?
  - Да это...
  - Отныне Мангупом правит князь Александр! Да будет вам известно - это из свиты Александра кто-то влез. Та-а-ак. Опять опоздал. Что-же делать.
  - Только что, около часа назад Ираклий отрекся от престола Мангупа - продолжил неприятный хлыщ.
  - Кто это? - я демонстративно спрашиваю у Ираклия, не смотря на хлыща.
  - Барон ... э-э-э ...
   Главное, что не Александр, его нельзя трогать. Придется действовать жестко. Напористо говорю:
  - Вы неправильно поняли слова князя Ираклия, он всего лишь рассуждал вслух! Ведь ты же ничего не подписывал, дорогой друг?
   Дорогой друг замотал головой.
  - Вот видите, князь Ираклий не отрекался.
  - Ираклий отрекся! Отныне Мангупом правит Александр! - перебивает меня барон-хлыщ.
   Между нами метра четыре, остальные еще дальше. Я вскидываю револьвер и стреляю барону в закрытую кольчугой грудь. Баах. Ой как громко. Барон валится на спину. Четыре воина рвуться вперед, доставая мечи. Ору по-русски - "В Александра не стрелять!", мелькает мысль - а они знают Александра? Грохочут выстрелы, мои уши! Четверо воинов падают. Александр и двое свитских стоят у дальней стены обнажив мечи. Но видно, что в своих мечах они не уверены - видят яркие примеры на полу. Я сделал шаг вперед. Надо погромче, тут все оглохли:
  - Я еще раз повторяю, князь Ираклий не отрекался от престола Мангупа! Князь Александр! Вы можете это подтвердить?
  Александр стоит, вытаращив глаза и молчит. Он, вообще, слышит? Ору:
  - Александр! - Он вздрогнул.
  - Так кто правит Мангупом? - оказывается я размахиваю револьвером, и трое выживших смотрят на этот смертоносный жезл. Я опустил револьвер.
  - Князь Александр! - повторяю. Он вдруг очнулся:
  - Я вижу Мангупом правит сила. Я не могу противостоять этой силе.
  - Ну час назад сила была у вас. И вы силой хотели забрать престол. Хотя и вы и Ираклий имеете на него право. Но Ираклий уже князь Мангупа, так зачем же вмешиваться в Провидение Господне. Пусть будет как было.
  - Что вы сделаете со мной? Вы хотите меня убить?
  - Ну зачем мне убивать кузена моего друга Ираклия! Я вас даже отпущу, правда, с условиями. Сейчас обсудим, но сначала надо немного прибраться.
  - Дорогой Ираклий, не мог ли ты сказать своим слугам чтоб убрали это - помахал я рукой в сторону убитых. Один из слуг помчался в коридор. По комнате уже пошел тяжелый запах крови, да и не только.
  - Александр! Я прошу ваших спутников оставить свои мечи и выйти из дворца. Мой солдат их проводит, чтобы их не тронули. И принесите два стула - это я своим.
   Тела унесли, стулья - точнее табуретки - принесли, лишние - ушли. Мои бойцы стоят у двери. Мы расселись треугольником - метра три между нами. Меч у Александра отбирать я не стал, а сидящий в трех метрах с мечом в ножнах он для меня безопасен.
  - Итак. Я еще раз приветствую князя Мангупа Ираклия - торжественно кивнул Ираклию, тот кивнул в ответ и улыбнулся.
  - А вы, князь Александр?
  - Приветствую. - чопорно сказал он и кивнул Ираклию.
  - Вот и хорошо. Александр, я отпущу вас и ваших людей обратно в Молдавию. Ведь вы оттуда прибыли?
  - Да.
  - Но будут условия. Я заберу часть оружия - арбалеты, остальное вам оставлю. - Александр согласно кивнул.
  - Вы обещаете, что не будете замышлять зла своему двоюродному брату Ираклию, и никогда не приедете сюда, иначе как по его приглашению.
  - Хорошо.
  - И еще, передадите письмо Господарю Молдавии Стефану Великому. Но в этом письме нет никакой тайны, тоже я хочу сказать и вам. Скоро, весной, османы пойдут войной на Таврию. Если падет Таврия, то следующим будет Молдавское княжество. Османы пойдут на кораблях, но может, часть войск пойдет посуху, мимо Молдавии по Бессарабии. Потому я и отпускаю наемников, они вам пригодятся против осман. Я вас предупредил, поступайте как знаете.
  - Хорошо.
  - Идемте, князь, я вас провожу к вашим людям. Ираклий, я вернусь попозже.
   Что-то я раскомандовался в чужом дворце. Вышли на площадь, свитские так и стоят у входа. Отпускать команды не было. Наемники выглядывают из переулка. Послали одного свитского за представителем наемников. Пришел капитан наемников - живой, и даже не ранен. Немного удивился, увидев живого Александра. Объяснил задачу - оставляют арбалеты, забирают тела и раненых, выходят из Мангупа в свой лагерь. Завтра все идем в Каламиту, там они нанимают корабли и отплывают в Молдавию. Вперед.
   Движение пошло. А мне еще письмо Стефану сочинять. В письме принес извинения, за то что убил несколько наемников и барона. Написал, что это вынужденно, чтобы остановит конфликт между кузенами. Дурачком прикинулся. Сделал вид, что считаю произошедшее эксцессом Александра. Расписал опасность вторжения осман, но это он и сам понимает, он их только что разгромил. Добавил, что готов оказать помощь в войне против осман. Только позови.
   Пообщался с Ираклием, он откровенно радостный, что остался князем, все пытается выразить свою благодарность. Я так, великодушно: "ну что же, какие мелочи, я так, по-дружбе, по-соседски" Поинтересовался здоровьем сестры, Ираклий вскочил, велел ее срочно звать. Елена пришла, бледная, нервная, веером прикрывается. Какой веер! На улице холодина, да и во дворце не жарко. Прикрывается, трясет ее. Да, на полу страшные вонючие пятна - убрать не успели. И то, что я сам убил барона, она уже знает. Наверное, считает меня кровожадным монстром. А то, что сохранил им княжество - это мелочи. Ладно, не самое лучшее время для общения.
   Ираклий зовет трапезничать, да и темно уже. Быстро поел, пошел своих устраивать. Распихались по дворцу, караулы выставили - ворота, дворец, наблюдение за наемниками.
   Утром поделились - часть войск пошли сопровождать наемников и Александра в Каламиту. Для охраны Мангупа оставил два отделения - четыре карабинера и десять пикинеров. Все, теперь меня из Феодоро не выгонишь, зря, что ли я столько крови пролил. Чужой крови.
   А с остальными ушел в Чернореченск, там дел полно.
   Дома занялся бланками, срочно нужны. Хорошо, что Ефим приехал, надо чтобы он в квитанциях не запутался.
   А ведь мы еще нумератор сделали, бронзовый, шестиразрядный. Теперь можем нумеровать банкноты или бланки строгой отчетности. И даже с храповиком, но только на младшем разряде. Сначала макаешь в штемпельную краску (сажевая тушь с глицерином и камедью), затем шлепаешь по бланку - при ударе ручка двигается и поворачивает храповик на одну цифру. И так можно десять раз. Но после девятки надо провернуть следующий разряд на одну цифру вручную.
   Квитанции напечатали на мимеографе, по четыре штуки на стандартном листе. Текст печатали "ромашкой", цифры и заглавные буква рисовали карандашом Эдисона. Квитанции для жилых домов - черно-белые, для мастерских - зеленая гербовая печать (ювелир сделал, ту печать из монеты жалко), на квитанциях для торговли - синяя печать. Ну и порядковый номер бланка.
   С одного шаблона отпечатали около восьмисот листов, это 3200 квитанций. Неплохо для начинающих. Под конец шаблон начал рваться по линиям таблиц, может, с обычным текстом прослужит дольше. А всего нужно более десяти тысяч квитанций, Каффа хоть и самый большой город, но не единственный. Ефим повез бланки в Каффу, а писари начали делать следующий шаблон. Еще по городам повезли свеженапечатанные лиры.
   Я же пошел на родной завод. Сначала проверил как делают оружие. Это я на эмоциях после боя за Мангуп. Медаль что ли выпустить "За взятие Мангупа"? Нет, это будет слишком. А вот Савву наградить точно надо. Геройства не проявил, но солдатскую работу выполнил эффективно, около тридцати арбалетчиков - его. Назову я медаль "За воинскую доблесть". Заказал ювелиру.
   Гильзы орудийные делают, готовятся делать большую партию шимозы, не спеша делают пушки. Сказал, что три пушки нужны с колесными лафетами - в Чернореченск, Чембало и Каффу. Патронный цех завалили стреляными гильзами, но срочности нет, один человек не спеша перезаряжает. Еще медь кончается, мы на генератор с проводами много потратили, а тут еще на взрыватели для снарядов пошел большой расход, на латунь для гильз много ушло. Снабженец пошел на рынок Чембало, но не купил, медь была заметно дороже чем обычно. Побоялся покупать по большой цене, я же всех репрессиями запугал. Надо было в Каффе покупать, но кто же знал. А я еще хочу генераторы, для парохода нужен хотя бы двенадцативольтовый, и нужен еще один сварочный, я уже понял что мы там сделали неправильно.
   На кран поставили лебедку, а трос пеньковый для такой нагрузки какой толстый нужен! Хорошо что его там мало нужно, а то бы не поместился. Трос нужен металлический. Но я еще подумал, и решил что пока не потянем. А вот сварную цепь сделать можно, тем более нам нужны якорные цепи, а то на шхунах якоря на канатах. Поймал розмысла, рассказал как делать цепь - намотать на овальную оправку горячий пруток, нарубить звенья. А дальше только выровнять звенья и заварить. Парню стало интересно - пошел делать.
   Краном уже стали разбирать последнюю клеть прокатного стана. Хорошо что сделали клеть разборную, на болтах. Валки еще часто менять придется.
   Фасонные валки уже закончили, отшлифовали. Неплохо выглядят, уголки должны получится.
   А с Прохором задумали новый котел делать, хотим больше мощности с двухцилиндрового паровика получить. Да и сразу пароходный вариант делать будем. Прохор идеей парохода тоже загорелся. Кроме того, цилиндры и поршни я проектировал по меркам ДВС, они десятки атмосфер выдержат. А увеличение давления пара - это самый простой способ увеличения и КПД и удельной мощности. Так что надо туда двигаться. Но при увеличении давления опять слабым местом становится котел. Котел бочкового типа, как у нас, трудно делать на высокое давление. Да и площадь теплообмена у него маленькая. Так что я решил строить водотрубный котел. Тут важно научиться хорошо трубы варить, потому как котел из труб и состоит.
   Новый котел будет представлять собой куб из трубных решеток вокруг топки. Трубных решеток только не будет в топочной дверце, дымоходе и колосниках. Снаружи топку с котлом обошьем листовым металлом в два слоя с засыпкой керамической крошкой. Схему котла нарисовали и пока поставили сварщикам задачу варить трубы.
   А я пока пошел к электронщикам, на лампы посмотреть. А ламп еще нету, ни одной. Посмотрел я на их мучения и понял, чего не хватает - горелки. Они стекло греют в маленьком горне, температура там нормальная, но нельзя прогреть локально участок, греется вся деталь. Нарисовал им горелку, горючее - скипидар - подача воздуха от мехов с ресивером из кожаного мешка. Не сложно, с медником сделают.
   Пришли писари, говорят, бумага кончается, на квитанции бумага уходит сотнями листов. Пошел смотреть, как бумагу делают - мощности котлов хватает, но много ручной работы. Пару человек добавить и в две смены можно работать. Из крестьян брать придется.
   Пошел дальше смотреть, что как работает. Смотрю, запустили новый реактор пиролиза древесины. Он раз в пять больше по объему, чем три старых. А трудоемкость этого производства даже уменьшилось. С одним большим реактором возни меньше. Вот отсюда можно двоих рабочих на бумагу и забрать на время. Потому как углежоги работают на склад, главный потребитель угля - домна - сейчас не работает. А бумага нужна сейчас, весной они вернуться на уголь, домна заработает.
   Сварщики сварили первую трубную решетку - это две трубы соединенные трубами потоньше - как лестница, только перекладины часто. Вот уже можно испытать как сегмент котла. Заглушили отводы, приварили штуцера - пошли в испытательную яму проверять. Прибежали непровары заварили. Опять прибежали - еще свищ нашли. В третий раз приходят довольные - "восемь держит, до скольки поднимать?" А вот поднимайте понемногу, посмотрим где лопнет.
   Хлопнуло так, что я отсюда услышал. Не выдержал, побежал смотреть. Все живы, здоровы. Труба лопнула по шву, давление было где-то 19 - 20 атмосфер, не успели разглядеть. Вот это нормально! На пятнадцати можно будет работать! Сказал, молодцы! Варите дальше, швы лучше проваривайте.
   Пришло письмо от Еремея и Ефима, спрашивают, можно ли начинать принимать оплату налога, уже много желающих, хотя до февраля еще несколько дней. Ответил им, пусть принимают оплату. А у меня тут интересное дело, почти доделали игольчатую печатную машинку для мимеографа, отлаживаем. Хочу книгу напечатать, а то построил полиграфию в средневековье, а напечатал кучу бланков и ни одной книги. Хотел первой напечатать азбуку, эскиз уже есть, но там много рисунков надо. Буду печатать сказки Пушкина, образец у нас есть.
   Вот только какой формат бумаги? Книги мы можем делать только из тетрадей, складываем пополам А4, получается А5 - довольно маленькая получается. Много рукописных книг у нас А4, прошитые в край, а это слишком много для удобного чтения. Решил я внедрить еще один формат бумаги специально для книг - В4, пополам это будет В5 - 176х250 мм. Делают еще одну машинку для бумаги шириной 250 мм. Вот и увеличится производительность бумажного цеха, будем сразу два формата выпускать. Да и для карт и чертежей формат В4 будет удобней, А4 совсем мелкий.
   Для типографии построили отдельное здание, дощатый сарай, конечно, но просторный. Все стены увешали полками - отпечатанные листы раскладывать. С тиражом я еще не определился, но сто экземпляров - минимум, хотя это около четырех тысяч листов В4.
   Собрали прокатный стан с фасонными валками для уголков, запустили - прокат - будущий уголок - заклинило в четвертой клети, сломало зуб шестерни. Стали разбираться - пройдя три клети, полоса сильно остывает, и заходит в ручей, где ее должны согнуть в уголок, довольно остывшей. При этом возникают очень большие усилия - валки останавливаются. Шестерню сменили, отрезали кусочек полосы в полметра, нагрели в горне, закинули в ручей четвертой клети. Получился отличный уголок. А длинный уголок так не закинешь, третья клеть мешает. Решили делать отдельную клеть для уголка. Тем более, еще надо делать печь для разогрева длинных заготовок. Так что производство уголков опять откладывается.
   Сварщики сварили все четыре трубные решетки для котла. Испытали - восемнадцать атмосфер держит. Клапан поставили на четырнадцать. Котел, хоть с виду не большой, а уже весит килограмм триста. А еще обшивка, колосники, дверца, дымоход. Мы его не переставим потом. Решили этот котел делать стационарным, попроще, с кирпичной обкладкой. А для парохода сделаем подобный, но уже по полной программе.
   Еще Прохор делает центробежный регулятор. Делает сразу на пружинах, а не гравитационный, чтобы можно было в качку использовать.
   Пошел к электронщикам - с лампами пока глухо, остальные бездельничают. Поставил задачу построить телефонную линию от штаба до проходной завода. Там метров двести всего, но это учебный проект. Все им объяснил, эскизы нарисовал. Какие должны быть опоры, изоляторы, крюки изоляторов. Провод будет стальной, ставить столбы солдаты помогут.
   Проверил производство вооружения, поставил себе дедлайн 15 марта. Снаряды - план в пятьдесят фугасных, на большее не хватит селитры. Зажигательных минометных мин уже две тысячи, сказал - еще пятьсот , и хватит. Патроны - план шестьдесят тысяч, сделали почти сорок семь тысяч - успевают. Капсюля - успевают только для патронов, без резерва для перезарядки. Нанял еще одну девку на сборку капсюлей, теперь нормально. Для патронов 9х27 стали делать ящики побольше, на восемьсот патронов.
   Проверил, как стреляют на стрельбище - остатки первой и второй роты стреляют отлично, сейчас гоняют новичков - русских из плена и вторую партию гарнизонных арбалетчиков. Русские уже звания солдат получили, а греков знание русского языка сдерживает.
   Посмотрел как строят линию связи, помог им немного. Надо ехать в Каффу, начались выплаты налога на недвижимость. Ну выплаты начались во всех городах, но в Каффе самый большой объём.
   Приехал в Каффу, налог платят уже. У меня даже инкассаторы есть, и сейчас они сильно заняты - периодически из налоговой инкассируют бумажные лиры и сдают их в "обменники" обоих банков, из банков забирают серебро и сдают в казну. Такой вот оборот бумажных лир, их совсем немного было нужно, как оказалось.
   Предполагаемую сумму налогов мы уже давно посчитали, сумма должна быть большая, но радоваться рано - это будет, по сути, аванс на полгода, больше крупных поступлений до осени не будет. Только будут поступать портовые таможенные пошлины, но там сумма будет намного меньше, с учетом "усохшей" торговли. А вот расходная часть бюджета никуда не денется, каждую неделю надо будет платить солдатам и чиновникам. Хорошо, что у меня почти нет дворцовых расходов, только кухарки и горничные по минимуму.
   Так что деньги на запланированные бюджетные расходы надо отложить сразу, но по расчетам еще должна остаться приличная сумма. Кроме того, еще должен увеличиться эмиссионный доход, не зря я налоги принимаю только бумажными лирами.
   Правильной идеей были красивые квитанции. Люди не просто отдавали деньги государству, они покупали материальное свидетельство налогоплательщика, по сути - гражданина, хотя и на полгода. И это правильно, свою состоятельность и дееспособность надо периодически подтверждать. И я не удивился, когда узнал что татары на скотном рынке, квитанцию с синей, "торговой" печатью стали называть "тамга" - мол, пошлина уплачена.
   Пока я в Каффе, надо меди купить, пошел на рынок, а медь тут тоже дорогая. Стал выяснять - оказывается, как замерзло устье Дона и проход к Тане, поступление меди из Орды прекратилось. Через Босфор нет никаких поставок по понятной причине. Оставался последний маршрут поставок меди - с Кавказа. Но пару недель назад пришел купец с Кавказа и привез совсем мало меди, и от этого цены на медь взлетели в полтора раза по сравнению с летом. Надо ждать когда растает устье Дона, но это более месяца ждать, а медь мне нужна сейчас, придется раскошелиться, вот деньги с налогов как раз кстати. Хорошо что я оловом запасся, оно подорожало раза в три, скоро будет как серебро стоить.
   Раз в Каффе наладилось, я домой, там дел много. В Чембало встретил шхуну, вернувшуюся из дозорного похода к Босфору. Капитан рассказал, что началось какое-то движение - по Босфору привозят бревна и вытаскивают на берег к северу от пролива, причем много - сотни крупных бревен, но не особо ровных, на корабли не годных.
   Значит, начинают, это они будут плоты строить для перевозки грузов. Интересно, за сколько можно построить сотню плотов? Если хорошо организовать, то можно за месяц. Но кажется, визири правильно оценили возможный бардак при казенном строительстве, который до конца искоренить невозможно, и заложили месяца два - точно. Тем более, в феврале они к нам не сунуться точно, для них тут жуткая холодина. Галеры к зимнему плаванию не приспособлены совершенно.
   Хотя капитан сказал что сторожевая фуста за ними погналась. Но я давал инструкции - при слабом ветре не приближаться, так что легко ушли от галеры. Аким это услышал, что-то быстро обдумал, и говорит мне:
  - Можно я?
   Я понял, он хочет с османами повоевать - одинокая военная фуста - для него желанная добыча. Что-же, попрактиковаться перед войной не мешает.
  - Давай. Только возьми побольше командиров отделений, чтобы на деле осман увидели и своим солдатам рассказали.
   Аким пошел готовится к походу, а я вспомнил про металлургический комбинат, который хочу построить в Чембало. Вот прямо на месте и распланирую.
   Место выбрал на окраине Чембало, у подножия восточного холма, там где в Балаклаве улица Богдана Хмельницкого. Есть у меня идея использовать профиль местности. Мне и так нужны перепады высот - ниже домны должны располагаться конвертер и площадка литья чугуна, а еще ниже будет площадка литья стали. Хочу пойти еще дальше - врезать домну в склон холма, чтобы около верха домны была площадка для удобной загрузки домны. Тогда можно будет там копить уголь и руду, и не устраивать авралы по загрузке домны. Да и механизировать подъем угля и руды так будет удобнее.
   Идея хорошая, но много земляных работ предстоит, а экскаватора в ближайшие годы не намечается. Так что лопаты, тачки и много людей. Хотя трудоемкость строительства домны не меньше. Так что - много людей, поэтому начинать надо с жилья. Рабочий поселок будет там, не слишком близко, а то производство шумное и "воздух тоже не озонирует". Как раз этот холмик прикроет дома от завода. Дома можно начинать строить, как раз плотники освободились. Новый забор еще строится, но там и солдаты справятся.
   Приехал в Чернореченск, обсудили план. Начинаем пилить доски для домов. А я пошел дальше по заводу. Медь я привез, так что по материалам весь военный план производства обеспечен. Селитры впритык, но на то что хотели - точно хватит.
  
  
  
   Аким.
  
   Порасспросил я капитана шхуны про сторожевую фусту подробнее. Говорит, что на носу видел пушку, это точно. Командор мне рассказывал про османские пушки, они не чета нашим - дульнозарядные. Заряжать такую пушку, даже малого калибра, надо несколько минут. Да еще эта пушка на носу особо и не крутится по сторонам, так, слегка влево-вправо. Так что надо под первый выстрел не попасть, а там уже легче.
   И еще капитан рассказал, что почти вся фуста покрыта шатром - вот они как от холода спасаются, у нас то в трюме печки есть. На фусте тоже камбуз посередке, но даже так шесть десятков человек не согреть. Это я про другое думаю. Командор наш, храни его господь, страсть как рабство ненавидит. И если кого из рабства освобождает - радуется. Вот и хочу я и фусту захватить и гребцов освободить. Но для этого фусту к нам надо перетащить. Фуста с виду чуть больше шхуны, но тяжелее раза в два. Надо попробовать ее двумя шхунами на буксир взять, у гребцов сил не хватит до Таврии дойти.
   Так что пойдем тремя шхунами, солдат мне хватит два отделения, возьму командиров отделений, как командор сказал. На остальных возьмем припасу, еды жирной - чтоб гребцов в холод поддержать, воды - на фусте запас малый, говорят. Ну и дров, канатов надо взять. Ну а если с фустой не получится, гребцов на шхуны пересадим - привезем.
   Вышли тремя вымпелами. Ветер крепкий, на следующий день уже увидели османский берег. Нашли вход в пролив, и вправду - бревна возят, на берегу раскладывают. Шатры поставили, плотники там и воины, вроде как. Что-то строить собираются. А вот и сторожевая фуста появилась. Делаем вид что не замечаем, надо ближе подпустить, чтобы гнались резвее. А мы на одной шхуне тут, две шхуны вдалеке стоят, даже паруса спустили - я их почти не вижу.
   Вот фуста приблизилась, и мы пошли, но вполсилы, надо отвести их от берега. Отошли километров на пять. Командор говорит что на море надо милями считать. А я к километрам привык - он же как верста, только чуть короче. Пора, делаем разворот и идем почти им навстречу, так чтобы им за нами поворачивать - было против ветра. Сближаемся, сейчас могут из пушки стрельнуть. Загнал всех лишних в трюм, но рулевой и матросы на палубе. А могут же и попасть в нас! Хотя шансов мало, я как представил, как делать упреждение такой пушкой, которую и не повернуть толком, ни прицелится. Бахнули. Даже не понятно куда ядро улетело, не заметили. Все, теперь сближаемся, стрелки на палубу, к корме приближаемся. Мы идем по дуге, гребцы пытаются повернуть. Приближаемся по спирали, уже метров пятьдесят. Лучники начали по нам стрелять, мы по ним. Мои стрелки за щитами, так что у них шансов мало, а вот мы по лучникам попадаем.
   Они на борт ставят маленькую пушку! Бах! Где-то удар по борту. Как же там эта команда? А! Вот! "Осмотреться в отсеках!" - кричу. И еще: "Стреляйте по пушкарям!" Но это мои и сами сообразили. Над бортом фусты ни лучников ни пушкарей уже не видно. Еще бы, сотни две патронов стрельнули. Сейчас две сотни патронов для нас мелочи, главное гильзы собрать, но все и так с мешками для сбора гильз стреляют. А вот два года назад каждый патрон экономили.
   Совсем близко подошли, полетели кошки, притягиваем. Штурмовики в броне приготовились. Из трюма кричат - "Дырок нет!" Нет, и хорошо, потом разберемся. Поставили лесенки с крюками - борт фусты выше нашего - пошли штурмовики. Несколько выстрелов, через несколько секунд еще один. Кричат - чисто!
   Ну и я со стрелками пошел. Воинов османских было шестнадцать, пушка на носу довольно крупная, вторая - вертлюжная, небольшая, сантиметров пять калибром. Пулями убило двух гребцов, жалко, зато остальных спасем.
   Стал говорить гребцам что мы их освободим, надо только до Таврии дойти, но мы парусами поможем. Говорил на греческом, на латыни. Послышались крики на-русском - узнали нас русские полоняне. Повторил по-русски. Еще сказал, что пока расковать не можем, потерпите до порта. Но сейчас покормим. Как раз подошли остальные шхуны. На посуду мы не рассчитывали, еду придумали заранее, командор подсказал, он на выдумки мастер. А еда простая - два куска хлеба, между ними кусок жирного мяса, командор это "сэндвич" называет. Что же за слово такое - еда - а вичем кличут, как знатного.
   Пока кормили-поили, две шхуна пристроились спереди, завели два якорных троса разной длины, чтобы бортами не биться. Бочонки с водой перекатили, еду перегрузили. Дрова передали на фусту, печь на камбузе топят вовсю. Еще все гребцы в овчинных тулупах, дранных-рванных, но хоть так османы их снабдили, не хотят рабов насмерть морозить. Оставил шестерых солдат на галере, перешли на свою шхуну. Отцепились, тронулись.
   Шхуны тянут, но не быстро. Даже десяти узлов нет, хоть ветер и крепкий. Ветер сбоку, на галере парус не поднимешь, да и от ветра идет она немного боком. Высокие они, а киль мелкий.
   Вечер уже, чтобы ночью не столкнуться, на три судна встали связисты - фонарями перемигиваются, мы на шхуне отошли вперед, чтобы не мешаться. Утром подошли ближе, нормально идут. Рулевые на шхунах часто меняются - подруливать надо часто - устают. А гребцы гребут иногда! Минут десять гребут, минут тридцать отдыхают, это они греются. От Босфора отошли, холоднее стало. К обеду ветер повернул немного - парус на фусте подняли, скорость прибавилась. Но идти еще сутки пришлось, только утром следующего дня увидели берег Таврии, еще промахнулись немного - западнее снесло, самый мыс Сарсоны справа увидали, потом еще долго заруливали в бухту. Пришлось расцепиться, и галера на веслах заходила. Я на шхуне зашел раньше и послал гонца за Командором. Сам же поднялся на борт фусты, обещал расковать, но без приказа Командора не могу. Тяну время, стал расспрашивать кто откуда. Чтобы гребцы не волновались, начал расковывать русских. Таких почти два десятка набралось, это я вместе с литвинами считаю. Командор приучил нас не различать. Точнее у нас сложилось так - "русские бывают московиты и литвины".
   Расковываем потихоньку, кандалы железные, кувалда как наковальня, молоток и зубило. Пока солдаты рубят железо, я рассказываю про наш чудо-город Чернореченск, что теперь у нас целая страна - Таврия. А правитель этой страны - дож, наш, православный из русских. Мужики-гребцы кто рот разинув слушает, а кто и не верит особо. Но говорю я по-русски, уж русских Командор-то точно возьмет. А вот по остальным сам решит. А вот и он, бегом на борт забрался. Я поклонился немного, а потом по-военному доложил - что вражеский корабль захвачен, воины османские уничтожены, шестьдесят два гребца освобождены. Командор довольный, кричит "молодец, Аким!" Вот, говорю, это русские, девятнадцать человек, а остальных куда?
   Командор русским сказал что берет всех на работу, оплату за труд будут получать. Может кто воином захочет, османов бить. Для всех дело по силам найдется. Потом обратился к остальным по-гречески, вроде все гребцы его понимают. Сказал что все теперь свободны. Тут гул поднялся. Когда немного люди успокоились, сказал что есть проблема, тут кругом татары, и они могут опять полонить. Но он может взять на работу, тут стройка большая у нас. Работа разная, кто плотником, кто кузнецом. Кто ничего не умеет, тот землекопом будет. Платить деньги будет, еда вкусная. Самая меньшая зарплата - двадцать сольдо в неделю, но за еду надо платить. Шесть дней работа - воскресенье выходной. Кто хочет работать за деньги - сходите на берег и к тому мужику. Кто ко мне не хочет - вон город Чембало. Но попадете к татарам - не плачьте. И на берег сошел. Русские тоже стали сходить, остальные стали обсуждать сказанное.
  
  
  
  
Оценка: 8.33*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"