Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Глава 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 100 кг.

   Глава 14
  
   Прошелся по Чернореченску, то что людей стало меньше - пока в глаза не бросается, металлурги, механики и химики суетятся по всей территории. Металлургов многовато, домна встала, чугун плавят в вагранке - льют мины и картечь. Видно, что людей излишек - следующим рейсом поедут в Адлер, надо там металлургию начинать.
   Но самые большие группы людей, которым тут не надо находиться - дети и женщины. Но женщины - почти все чьи-то жены, а из детей - около трети - дети этих баб и мужиков. Вот в Адлере быт немного наладится, и буду вывозить уже семьями.
   Пришел я к мысли, что для внешних сил самая желанная технология, которой мы обладаем - это инициирующие вещества и нитрохимия. Производство серной кислоты через селитру хорошо известно алхимикам, а вот нитрование - важный секрет. Стал вспоминать, кто у меня носитель знаний. Два химика и два мужика - рабочии, эти теорию не знают, но все видели. А по хлоратам только один химик вкурсе. И три девки, кружочки бумаги пропитывают, капсюля собирают. И один химик и девка жениться собираются. А у одного из рабочих - жена кухарка, другой холостой. Интересная идея. А если их поселить в Адлере почти изолированно, попытаться создать подобие закрытого цеха, в обоих смыслах - и средневековый закрытый цех, и "шарашкина контора". Только добровольная "шарашка", с оттенком элитарности, ну и промыть мозги немного. Надо подумать.
   Что тут думать! Трясти, тьфу, делать надо. Если тут произойдет утечка, то будет очень плохо. Гирей хочет все забрать, поэтому сейчас и не лезет, но он тут не единственный крупный игрок. Так что следующим рейсом всех в Адлер. Капсюлей для стрелковки у меня полно, сейчас доделают партию капсюлей для детонаторов и капсюльных снарядных втулок и все сворачиваем.
   Зашел к металлургам, у них вагранка дымит - чугун льют. На литейной площадке много людей суетится, но как-то слаженно - как карусельный станок работают. Успевают новые земляные формы в деревянных ящиках делать быстрее, чем чугун заполняет готовые. В сторонке отрубают литники от мин и картечин, подшлифовывают на большом точиле, на круглошлифовальном подгоняют диаметр мин. Под навесом - склад готовой продукции - горка картечи, ровные ряды корпусов мин и снарядов. Поймал бригадира литейщиков - Cколько чего сделали? - спрашиваю.
  - Корпуса снарядов - сто, по плану. Корпуса мин - третью сотню делаем. Картечь медленно идет, только две с половиной тысячи шариков сделали, возни с ней много. С кокилем плохо получается, льем в землю, брак сразу обратно в переплавку.
  - А чугуна еще много?
  - Вон - горка слитков, полно еще.
  - Тогда давай корпусов снарядов еще сто пятьдесят, мины - до шестисот. Картечь - как получится. Людей тебе хватает?
  - Людей хватает, успеваем, вагранка не стоит.
   Вот чугуна много, зачем слитки возить, повезем корпуса мин и снарядов. Пока мы в Адлере производство наладим - а минометы и пушки наша сила. Еще у меня бронзы много!
  - Аргирос! Ты что делаешь?
  - Рамку револьверную. Полирую.
  - Полируешь? Всем цехом бронзового литья?
  - План я весь выполнил. Вкладыши для подшипников в запас по списку наделали.
  - Так, вот тебе задание - еще пятьсот гильз 65 мм. И попробуй на старом кокиле хотя бы полсотни 40-мм гильз сделать. У нас две мелких пушки осталось, а гильз к ним нет, не выбрасывать же пушки из-за этого. Ты как, на каменный уголь перешел?
  - Да, сразу перешел, как ты сказал.
  - Ну и как?
  - Топку переделали и стало хорошо греть, быстро бронза плавиться. Золы только больше стало.
  - Это не зола, это шлак.
  - Ну шлак.
   О! Еще одна идея!
  - Аргирос, тебе не жарко в цеху?
  - Жарко! На улице жарко, тут печка еще!
  - Так надо сквозняк усилить! Плотник! Ну-ка, сними стекла, отнеси на склад, осенью обратно поставим. И так по всем цехам, жарко, люди мучаются.
  - Чтобы не побились стекла, сделай вот такие ящики для них, и стружками пересыпь. А то вдруг будут ящик двигать, и того... Хорошо пересыпь стружками!
   Так, чугуна, бронзы и селитры у меня много, надо теперь все это сбалансировать. Пошел в цех шимозы - готовые шашки завертывают в исписанную бумагу, пропитанную парафином. Бумага - отходы школьного "производства", зачем тратить чистую, если исписанная работает также. Потом шашки укладывают в деревянные коробочки, промазанные парафином, крышку закручивают четырьмя шурупами с большими головками. Это чтобы можно было обухом ножа открыть, хотя у артиллеристов инструмент комбинированный - ключ для взрывателя и отвертка. А посторонний человек даже не догадывается как шуруп выкручивается, проверяли уже. Это не двадцатый век.
   Отлили два десятка корпусов для мин ПОМЗ, одну зарядили шимозой, пошли с саперами испытывать. Все четверо работали серьезно, собрано. Руки от страха ни у кого не дрожали, но и бесшабашности никто не проявлял. Корпус сделали по опыту минометных мин, со стальной вставкой, так что осколки получились приличные. Метров на тридцать поражали уверенно, но на таком расстоянии осколки летели довольно редко, все-таки их мало. Да и не требуется такая зона сплошного поражения, это не МОН. Даже если зацепит пятерых всадников - уже хорошо, важно внести сумятицу неизвестной опасностью. Еще и взрывается очень громко - лошади могут испугаться, да и не только лошади.
   Сделали еще нажимную противопехотную мину ПМД-6, деревянную. Без взрывчатки, тренируются пока. Это на всякий случай, основная будет ПОМЗ. Сделали один взрыватель МУВ-2 с замедлителем взведения из свинца, подбираем параметры металлоэлемента для стабильного срабатывания.
   Стали готовить прокатный стан к перевозке. Сняли половинку корпуса клети - а она ни в какую бочку не лезет. А зачем нам настоящая бочка? Стан не вода, не прольется. Обложили железку поленьями и брусьями до круглого состояния, сбили их гвоздями, доски по кругу набили. Похоже на бочку стало, и катать удобно, а то таскать очень тяжело. А валки закрыли с торцов кругляшами из брусьев, и тоже обшили досками, и маскировка и защита поверхности валка.
  
   Наконец-то загрузили баржу селитрой - тридцать две бочки, более пятнадцати тонн. Еще взяли доски и гвозди, первая партия черепицы готова. Втихаря погрузили ящики со стеклами. Погрузили несколько "бочек" прокатного стана. Только на баржу эти части нормально становятся, на шхуну их грузить страшно. Ну раз "Архимед" идет в Адлер, то прокачусь с комфортом.
   В Адлере шхун уже не было, ушли в Чембало, так что оба места у причала были свободны, куда мы и пришвартовали пароход и баржу. Нас встречает почти все население Адлера, тут уже больше сотни человек. Кому-то по должности положено меня встречать, кто-то рад меня видеть, а скорее всего пришли на пароход поглазеть, его дым издалека видно.
   Сошел на причал, иду по деревянной "железной" дороге. Неудобно - как обычно, шаг шпал с длиной шага человека не совпадает. Да и причал этот грузовой, нужен еще пассажирский, но это потом. Поприветствовал всех, даже небольшая речь получилась про строительство секретной базы против осман. Пошли осматривать достижения.
   Домов много построили, уже целая улица застроена, "улица металлургов" - она ближе всех к металлургическому комбинату будет. Самого комбината еще нет, только колышки и штабеля кирпичей и доломитовых блоков. Но люди там уже возятся, это первая бригада металлургов, планировку продумывает. А планировка не простая, еще будет коксовая батарея, печь агломерации руды, конвертор, литейные площадки на разных уровнях. Все это надо путями соединить - хорошо, что деревянные рельсы наглядно видно, про стальные рельсы пока молчу.
   Хорошо, что вагонетки послали раньше. Поставили их на рельсы, покатили, а на повороте их заклинило. Пришлось основательно пути на повороте переделывать. Но теперь вагонетки хорошо катятся, не так как по стальным рельсам, но по сравнению с телегой - прогресс огромный. Они тут аттракцион устроили - запрягли лошадь и катаются. На одну платформу поместилось человек пятнадцать стоя. Показалось мало - запрягли вторую лошадку, разогнались, и на повороте попадали. Вагонетка - нормально, дальше поехала, а несколько человек не удержалось стоя, без поручней, и попадало. Но никто ничего не сломал, синяки только. Здоровые мужики, а как дети. Что это на них тут влияет?
   Эти две вагонетки - просто платформы для бочек и штучного груза. Для руды и угля нужны будут вагонетки с кузовом - "самосвалы". Прикидывал я конструкцию - деревянная не очень, надо будет стальную сварную делать.
   Начали выгружать бочки с селитрой - сколотили крепкую рампу, осторожно перекатили три бочки на платформу. Так и закрепили бочки клиньями горизонтально, чтобы не кантовать. Подтолкнули вагонетку, дальше лошадка легко тянет. Около склада лошадь отцепили, затолкали вагонетку внутрь на помост.
   Для перевозки селитры особая герметичность не нужна, не воду возим, в боках и так щели появились - то ли от нагрузки, то ли рассохлись бочки. Поэтому крышки - просто конусная посадка, притянуты большими шурупами. Коловоротом с торцевой головкой открутили шурупы, сняли крышку. Селитра высыпается плохо, ковырять надо. В море влажности набрала, слиплась немного, зато не пылит. Опустошили тару, обратно выезжают - а на встречу вторая платформа с бочками. А разъезда-то нет. Решили пользоваться одной платформой, с пустой сняли бочки и перекантовали вагонетку с пути.
   Это что же, мне еще и стрелки путевые делать? Из дерева? Что-то я не готов, пусть пока одной платформой пользуются. И вагонетку для сыпучих грузов пока одну сделаю.
   Плотников и подсобников много, домов уже много настроили. Строили в самом лесу из этих же деревьев. Вырубали только на месте домов и дорог, вокруг домов деревья оставляли. Но корчевать пни сил не было, всех бросили на строительство домов. Так что дороги у нас все усыпаны пеньками и на телегах ездить очень неудобно. Но одну бригаду на корчевку уже выделили, потихоньку расчищают дороги.
   Досок очень много напилили, но они сырые - часть сушат, а остальные пускают в дело, туда, где это не критично. Досками третьего сорта кроют крыши в два слоя, там где жести не хватило. Паровая пилорама оказалась опасной машиной - от искры загорелись опилки, еле потушили. Приходиться периодически убирать площадку от опилок, поставили бочку с водой, на случай повторения.
   Столовую построили - кухонный блок, к нему в одну сторону корпус обеденного зала, вместо другого корпуса - большой навес, размером с корпус. Обедают под навесом - жарко, но если дождь с ветром, то обедают внутри. Хорошо устроились. Жалуются, что одна баранина, у горцев покупают, рыбы нет - ловить некому. В Лияше есть несколько рыбаков, но ловят они мало, и это тоже деньги. Постные дни совсем постные стали. В Чембало второй сейнер заработал, пока в Чернореченске людей больше чем в Адлере, но позже надо будет переводить рыбаков сюда. Еще говорят, что у татар баранина вкуснее, чем у горцев, хотя с виду овцы совершенно одинаковые. Я попробовал - правда, у этой баранины какой-то мыльный привкус, татарская вкуснее, ароматнее, можно сказать. Странно.
   Но сейчас для строителей у меня будет другая задача. Я же хотел для секретоносителей придумать какое-то элитное сословие, но пока ничего не придумал, кроме как сделать их чиновниками - синими мундирами. Элитности добавлю бытовыми условиями - запланировал тут построить жилой комплекс "повышенной комфортности". Проект у меня уже готов - показал строителям, выбрал место, колышки забили. Вот и черепица сюда пойдет. Еще северней будет казарма для солдат, охранять этих работников будет легче.
   Напомнили мне про мельницу, идея хорошая, на берегу моря ветер дует почти постоянно. Вот только конструкция классической ветряной мельницы неэффективная и неоправданно сложная. Гораздо проще сделать ветряк с вертикальным ротором, он менее эффективен, чем ветряк с горизонтальной осью, но это если сравнивать с правильным, быстроходным ветряком, имеющим рассчитанные лопасти с подъемной силой. И эффективность ветряка в данном случае - это соотношение мощности и размеров. Ну сделаем ветряк побольше, что, нам жалко что ли.
   К тому же правильный горизонтальный ветряк нормально можно нагрузить только электрогенератором, ветряки, приводящие насосы - многолопастные и тихоходные, имеют низкий КИЭВ. А вертикальный ротор можно стразу нагрузить жерновами на той же оси, без всяких передач. Хотя параметры лопастей подбирать придется. Нарисовал эскиз ветряка - отдал плотникам - пусть сделаю деревянный, только ось стальная и втулки бронзовые. Хотя бы без жерновов покрутится, вхолостую.
   Расписали со строителями целый план - что строить и в каком порядке. Рассчитал, сколько еще людей можно привезти, и когда.
   Одно здание для механического цеха уже построили, сарай, конечно, но добротный. Перекрытие делали из двутавровых деревянных балок, как эллинг, однопролетное, восемь метров. Это чтобы кран-балка ездила, из за нее и потолок высокий. Вдоль стен деревянные опоры для подкрановых балок, но балки и рельсы еще предстоит делать. За стеной - котельная, для установки паровой машины почти все готово, надо еще вал трансмиссии привезти, его в Чернореченске еще делают. Вал стальной, рассчитан на большие мощность и обороты. Два новых станка тут уже лежат, еще не собранные, в ящиках. Один большой аккумулятор привезли из Каффы, но генератора нет, так что пока не используют.
   Селитру разгрузили, так что можно обратно. Пришли в Чембало, посчитал я расход угля - что-то много получается. Не выгодно пароход гонять в Адлер, опять надо ехать в Шахтинск за углем. А на шхунах много груза не увезешь. Есть у меня неф старый, еще не потонул. Но он очень медленный, и на нем латинский рейковый парус, чтобы с ним управляться нужно много матросов. Переделать неф на гафель? Управлять станет легче, но скорости не прибавит, уж очень корпус кургузый.
   А если на фусту поставить гафельные паруса? Обводы корпуса у нее получше, но остойчивость у нее низкая, высокую мачту не поставишь. Но с балластом можно попробовать поставить мачты чуть ниже, чем на моих шхунах. Тогда пусть будет три мачты. Нарисовал эскиз переделки фусты, отнес корабелам. Их там немного осталось, но и тут работа небольшая, мачты поставить, аутригеры и банки снять, грузовые люки сделать. Тем более, второй фусто-пароход со слипа спустили, у достроечной стенки механики ставят котел и машину.
   А "Архимед" проверят, загрузят углем, и пойдет он в Шахтинск с баржей за углем. Чтобы возить уголь нужен уголь, на парусниках у нас не получается подниматься по рекам. В широком месте еще получается лавировать, но не при всяком ветре. Если ветер не подходит, то приходиться на якоре ждать, пока ветер сменится. Поскольку река петляет, то обязательно встретится поворот, который нельзя пройти при этом ветре. Дельту Дона на парусах пройти совсем невозможно, протоки эти узкие, мели кругом. Только на веслах или бечевой.
  
   Оказывается, меня тут ждет делегация из Молдавии. Воспользовался резиденцией консула Чембало, принял их. Один барон с охраной, от Стефана Третьего. Камердинер объявил: " Барон Фалчинский!" - тот заходит. Знакомые лица! Это он был в свите Александра в Мангупе, вовремя промолчал, и остался жив.
  - Уважаемый Дож Таврии Андреас! Приветствую Вас!
  - И тебе здравствовать!
  - Благодарю Вас! У меня к Вам письмо от Стефана Третьего, госпадаря Молдавии.
   Я взял письмо, вскрыл. На латыни я уже бегло читаю. Стефан меня горячо приветствует и сразу переходит к делу - на него идет османское войско, и Стефан просит помощи - "ты же обещал!" Да, обещал, нельзя пропустить осман по суше, не отбиться - ни мне, ни Гирею, и Крым я потеряю навсегда.
   Стефан пишет что с войском везут более тридцати средних пушек, а зимой везли только пяток осадных. Надо же, решил использовать и полевую артиллерию, а не просто массой закидывать. Зимой у султана было сто двадцать тысяч войск против сорока у Стефана, и он так и не смог форсировать Дунай. Теперь хочет попробовать с артиллерией - "понравились" ему мои пушки. Но у него все так же ядра! В лучшем случае чугунные, бомбы он не успел бы сделать. Вот энергии у султана, армии посылает каждые три-четыре месяца, третий раз с начала года.
   Стефан еще пишет, что посылает барона Богдана Фалчинского как своего представителя, для установления взаимодействия между армиями, на которое он очень надеется.
  - Ну что, барон, идем на войну?
  - Так вы идете на помощь Молдавии?
  - Ну я же обещал! - ух, какой я правильный!
  - Идите отдыхайте, барон, сейчас дам указания консулу, он разместит Вас и Ваших людей.
  
   Так, война на Дунае - пароход нужен обязательно, срочно остановить, пока не ушел. А угля мне хватит? Ведь потом пароходу еще и в Шахтинск идти. Прикинул - впритык получается. Надо будет еще дров взять, выбрать получше - из дубовых и буковых сучьев. Дрова вперемежку с углем должны неплохо гореть.
   А чем воевать? У меня тут есть Шхуна 16 с 65-мм пушкой, этого мало. Но теперь у меня есть хорошие осколочно-фугасные мины, много мин - сотни. Вот теперь и испытаем в бою. Думаю, четырех минометов хватит, мин не так много, чтобы брать целую батарею - у минометов высокая скорострельность. Так что возьму "Архимеда" и две шхуны, пять-шесть отделений стрелков. Оборону Чернореченска оголять не хочеться, хотя от всего татарского войска и три сотни не помогут. Как не вовремя. Но война всегда не вовремя. Надо побольше людей в Адлер послать сейчас. Аким и Игнат уже в курсе операции "Адлер", Аким идет со мной, османа воевать, а Игнат остается в Чернореченске.
   С ним проработали действия на случай атаки татар - экстренная эвакуация под прикрытием солдат. Для этого, в бухте Чембало стоит трофейная неприметная мавна, несколько человек ее как бы ремонтируют. Часть весел на ней оставлено, этого хватит, чтобы выйти в море, а там татары уже не страшны. Внутри запас воды и продуктов длительного хранения. А поместится на мавне хоть четыреста человек, но сидя. Гражданских в Чернореченске осталось меньше сотни, еще полторы сотни - на кирпичном в Чембало.
   Еще ведется осторожная разведка вокруг Инкермана и Мангупа, на счет больших скоплений татар.
  
   Теперь из Чернореченска в Адлер поедут семейные, отобрал тех, у кого дети и тут не особо нужен, собираются. Говорю, что в Каффу надолго, "с вещами". В Адлере уже домов много, у консула даже расписано - кого куда селить. Погрузились в две "челночные" шхуны и ушли, только в море им сказали про "секретный" город.
   Пошел проверять готовность боеприпасов, с собой возьму сотню фугасных 65-мм и десяток картечных, четыреста фугасных мин и сотню старых керамических зажигательных. Патроны для карабинов - двойной комплект, по 160 на ствол. Снарядов и мин еще много в Чернореченске остается, но заказал в производство еще триста мин и сто снарядов.
  
   Собрались на войну и отчалили довольно быстро. Пароход идет экономичным ходом, комбинируем дрова и уголь - кочегары приспособились, в топке неплохо горит. Еще и гафель подняли на короткой мачте - может прибавляет пару узлов.
   В дороге разговорил помрачневшего Фалчинского. Претензии у него ко мне, и заслуженные, как бы.
  - Осман идет сто тысяч! А у вас и полусотни воинов нет, и пушек меньше десятка. Не о такой помощи думал Господарь! Насмешка это!
  - Да, мало у меня воев. Но воюем не числом, а уменьем, как и твой Стефан. Зимой же вы не пропустили через Дунай осман, а их было втрое больше!
  - А вас в тысячу меньше!
  - Одни мы и не справимся, основная сила - молдавское войско. Оружие у нас хитрое, увидишь. И будем мы той соломинкой, что верблюду спину сломала. Да и пошел бы я сам, если бы не верил в нашу победу? Сам посуди?
  - Правда так - согласился Богдан, но вижу, что сомнения остались.
  - А помнишь, в Мангупе, мне пришлось убить барона. Он был твоим другом? - Фалчинский снова помрачнел.
  - Михай был смелым и отважным воином!
  - Поэтому высказал неуважение Дожу - правителю государства?
  - Да! Он был смелый и ... такой ... Да он отличный фехтовальщик! Он любого мог победить на дуэли!
  - Что там про дуэли?
  - Ну осенью он убил на дуэли одного знатного человека. Но это было дело чести! Там было прямое оскорбление!
  - А что Стефан?
  - Все было по закону и традициям! Михай ничего не нарушил!
  - В поход на Мангуп ты как попал?
  - Я друг Александра! Он меня позвал.
  - И Михай тоже?
  - Нет. Ему господарь приказал идти в поход и сопровождать Александра.
  - Я вижу, что Михай был благородным бароном и хорошим воином. Мне жаль, что пришлось убить его!
  
   Подошли к дельте Дуная, протока узкая, местами меньше двухсот метров. Чтобы не терять время на игры с парусами и не сесть на мель, "Архимед" взял на буксир обе шхуны. Против течения - медленно, но тянет. Когда ветер становился "правильным" - шхуны поднимали паруса, и скорость резко увеличивалась, а пароход подстраховывал их от посадки на мель - подтягивал к середине реки. Так и дошли до нашего Ликостомо.
   Крепость довольно большая, но немного странная. Посмотрел вблизи - точно, саман. Камня тут нет, из чего еще строить. На причале встречают консул и комендант. Доложили, что османы вышли на берег Дуная около крепости Исакча уже как три дня. Войско очень большое, около ста тысяч, растянулись вдоль берега на несколько километров. Расставили пушки, вчера уже начали стрелять по молдавским войскам. Но не очень успешно - быстро выяснилась дальность стрельбы пушек, и войска Стефана немного отошли. Где точно расположены пушки - сказать не могут, разведку не вели, надеются на молдаван.
   Я приказал двигаться дальше, форсирование реки может начаться в любой момент. Консулу приказал заготовить хороших дров, заберем на обратном пути. На следующий день начали появляться войска на обоих берегах. Взяли правее, встали на якорь у левого берега (идем мы против течения). Богдан сошел на берег, я послал с ним одно отделение, перехватили каких-то всадников и послал с ними письмо в штаб.
   Часа через два, прискакала целая сотня с крупным командиром, он и доложил нам диспозицию, даже карту нарисовал. Богдан сказал, что это целый герцог. На правом, османском берегу, у самой воды, с некоторым интервалом, установлены четыре пушки. Их ядра перелетают Дунай, и пролетают еще шагов двести-триста. Так что помешать переправе будет довольно трудно. Хотя огонь этих пушек нельзя назвать очень опасным - пушка перезаряжается несколько минут, а их всего четыре. Дальше - османская крепость Исакча, на ней тоже пушки - пять или шесть, после крепости - еще четыре пушки. Все это тянется километров на восемь. И на берегу османы уже ладят десятки плотов.
   Понятно, султан пытается растянуть оборону молдаван, используя трехкратное преимущество. Да еще эти пушки. Но воины Стефана, в случае переправы осман, собрались отважно проскакивать вдоль берега и обстреливать плоты из луков. Да, плотность огня этих пушек недостаточна, против многотысячной конницы. А у Стефана всего две средних пушки, и куда их ставить - непонятно. Еще есть две осадных, но их даже не повезли - очень тяжелые. Сейчас же пушки без лафетов, их возят на телегах, сгружают, вкапывают, наводят клиньями - непростой процесс.
  - А Господарь Стефан сказал, что у Дожа Таврического очень хорошие пушки! - и все вопросительно посмотрели на меня.
  - Да, хорошие - важно сказал я - Османских топчи мы сможем перебить, но пушка бронзовая - может уцелеть. Хорошо бы огневой припас им уничтожить. Сейчас начнем уничтожать пушки осман, а там и до крепости доберемся. Нам бы лошадей для разведки и конных курьеров для связи.
  - Господарь Стефан выделил эту сотню всадников вам в помощь, еще одну тысячу пеших воинов - пикинеров и лучников, они идут, скоро будут.
  - Ого! Тысяча. Куда столько. Пусть там, в сторонке постоят. Пришлите десяток, тяжести таскать, но чтобы или латынь или греческий знали. И дайте пяток коней под седлом, разведать надо.
   К вечеру мы разведали позиции, выдвинулись ближе, выгрузили два миномета. С утра начали контрбатарейную борьбу. Ввиду превосходства в дальности стрельбы, даже не стали искать закрытые позиции - так, в кустиках встали. Несерьезный вид минометов удивил союзников, барон Богдан сохранял мрачное молчание.
   Минометчики несколько раз промерили и обсудили дальность, тщательно выставили прицел. Хлоп - пошла мина. Взрыв в полутора километрах никто из молдаван не связал с нашими действиями, только Богдан смотрел с внимательным прищуром.
   Ввели поправки - хлоп. До союзников начало доходить, что те взрывы - наших рук дело, стали бурно обсуждать, жестикулировать. Четвертая мина - накрытие, насколько можно разглядеть с такого расстояния. Сержант-разведчик вызвался выйти на берег, и посмотреть на результаты стрельбы, там метров пятьсот, может лучше разглядит.
   Я предложил так - разведчик выдвинется, а минометчики, не меняя прицела, еще три мины туда же. Сержант взял подзорную трубу нашего производства - восьмикратная, но изображение радужное, немного мешает наблюдать. Три мины ушли в быстром темпе, секунд десять интервал - еще надо фитиль поджигать. От такого темпа стрельбы союзники загомонили еще больше.
   Пришел сержант, говорит - пушка стоит, вокруг османы только лежат, ближе сотни шагов не подходят. Так, и что делать? Пушка целая или нет - неизвестно. Пойдем дальше - а они вернутся к пушке. Решили так - этот миномет оставляем наведенным на пушку, второй выдвигается стрелять по второй пушке. Позицию надо выбрать так, чтобы стрелять по второй и третьей, между ними метров триста. Пошли.
   Обстреляли вторую, начали третью пушку обстреливать. Наблюдатель докладывает - к первой пушке подходят люди.
  - Ну-ка, давай одну мину по первой пушке!
   Хлоп!
  - Ну как?
  - Двое упали, остальные разбежались! Перелет немного, метров тридцать!
  Вот, начинаем вырабатывать рефлексы. Не надо к пушкам подходить.
   До обеда обработали все четыре пушки, подошли к крепости Исакча. Наблюдатель разглядел расположение пяти пушек на башнях. Тут сложнее, пушки стоят на башнях, на подставках из бревен, из миномета надо попасть в верхнюю площадку башни, а она небольшая - метров десять.
   Но для начала я дал команду закинуть десять мин просто внутрь крепости, хаотично, в быстром темпе. Пусть османы задумаются, о целесообразности там находиться. Крепость небольшая, много кому достанется.
   Мины ушли, заодно и минометчик пристрелялся. Против крепости я поставил один миномет, время есть - а в одиночку он экономичней пристреляется, пушки не убегут. А вот четыре пушки на берегу ночью могут "убежать". Меня прямо жадность гложет - это полторы тонны бронзы, примерно. На сотню метров к ним никто не подходит, но дальше - сплошное поле войск - десятки тысяч. Минометчику сказал начинать с левых пушек в крепости, чтобы они нам не мешали. Хотя, чтобы стрелять в нашу сторону, им надо будет повернуть всю конструкцию из бревен.
   К "Архимеду" привязали Шхуну 16, пушку на пароход ставить неудобно, нет места подходящего, а миномет встал нормально. На шхуну погрузили десяток приданных молдаван. И пошли, потихоньку, к самой первой османской пушке. Когда приблизились к османам на километр, стрельнули из миномета по первым рядам. Как будто нам дальности стрельбы не хватает, и мы идем врагов обстреливать. Даже отсюда видно, как в рядах осман началось бурное движение - передние ряды пытаются отступить, но сзади стоит громада войска.
   Еще пару мин - левее и правее. Представляю, как наша мина взрывается в плотной толпе, бррр. Один взрыв мины был необычный - светлее, и таким облачком. Кажется, мина сработала на голове османского воина, при такой плотности строя - немудрено. Ох, и далеко осколки полетели. Кинули пару мин в строй поглубже, чтобы активнее отступали. Кажется, там давка, часть войска растекается от нас, основная часть - стоит.
   Приблизились к берегу около пушки, строй осман отошел уже метров на пятьсот. В районе пушки лежат десятка три-четыре тел, да, мина по плотному строю - очень эффективно, а тут четыре-пять мин упало.
   На мелководье спрыгнули два моих солдата и десяток союзников, сначала столкнули на воду оманский плот, подтянули его ближе к пушке. К пушке привязали две прочных жердины, и быстро перетащили ее на плот. В стороне площадка с огневым припасом - бочонки с порохом, горки чугунных и мраморных ядер. Надо бы порох уничтожить, но так поджигать - нам же и прилетит, надо отойти, а никаких замедлителей у меня нет. МУВ-2 делали, но я его с собой не брал, дорожка из пороха тут не поможет. Обстрелялем "зажигалками".
   Плот уже привязали "вторым вагоном" и весь "речной поезд" тронулся. Стрельнули по османам из миномета еще раз для острастки, потом развернули миномет и стали зажигательными по пороху стрелять. С третьей мины подожгли - хорошо рвануло, с двухсот метров лицом взрывную волну почувствовал.
   Вторую пушку погрузили еще быстрее - плот уже был у нас. Пока грузили, сержант отсыпал пороховую дорожку метров пятьдесят, стоит с факелом - ждет. Мы тронулись, он поджег порох и залез на плот на ходу. Все пригнулись, но рвануло не сразу, нормально отошли. Вот мин ему жалко! А если бы сразу рвануло!
   Идем к третьей пушке, а тут от осман конница идет, много, сотен пять, наверное. Стреляем по лаве из миномета - прут, не замечают. Пушка подключилась, но с тем же успехом. Третья пушка уже близко, но уже не захватить, конница навалится. Стали стрелять зажигательными по пороху - подожгли только с пятой мины. Жаль только, что османы успели отступить - сообразили, что сейчас рванет.
   Проходим мимо пушки, совсем рядом, метров сорок. Стрельнули из своей пушки, после второго выстрела османская завалилась набок. Интересно, достаточно ли повредили? А то первые две - исцарапанные, но стрелять еще могут. Вот ведь, болванка бронзовая, можно только заклепать затравочное отверстие, чтобы не стреляла.
   У четвертой пушки только пороховой склад взорвали, и отошли к своему берегу. А то османы собрались нас из луков обстреливать, невзирая на потери от минометного огня.
   Крепость Исакча уже недалеко, пошел к минометчикам, что по крепости стреляют. Говорят, что в три пушки уже попали, османы сначала стреляли по ним, но потом перестали, далеко, сейчас на стенах и башнях никого не видно.
   Решил рискнуть, отцепили шхуну и плот, разогнали "Архимеда", идем вплотную к крепости, метров пятьдесят от берега, чтоб на мель не сесть. И, в быстром темпе, зажигательных мин туда накидали, тридцать штук, хаотично. Проскочили, отстрелялись, и к своему берегу вернулись. Надо делать металлические зажигательные мины, а то у керамических дальность плохая, рискованно применять.
   Над крепостью много дымов - горит в нескольких местах. Еще бы, сначала осколочными все расковыряли, потом "зажигалок" накидали. Вдруг - буммм, гулкий, такой взрыв. Поднялся черный столб пыли и дыма - порох рванул, много пороха. Интересно, в крепости живые остались?
   Минометчики чистят миномет, даже сняли казенную заглушку. Нагар слоями высыпается - тридцать выстрелов дымным порохом без чистки! Да, пушка бы так не смогла, но ее и банить легче - через открытый затвор.
   Вечер скоро, надо на ночевку устраиваться. Погрузились, и спустились на несколько километров - там Дунай разливается больше чем на километр. А то османы могут ночью пушки притащить и обстрелять на рассвете. Как совсем стемнело, спустились еще метров на пятьсот, на всякий случай. Все ночуем на кораблях, караул выставили.
   Никто нас не обстрелял, и утром я послал разведку по берегу, посмотреть. Сами начали разводить пары. Разведчики прискакали - до самой крепости пушек на берегу не наблюдается, оставили дозор, наблюдать за крепостью.
   Поднялись по реке всеми кораблями, не доходя до крепости - встали на якорь у берега, пошел посмотреть. Дозор докладывает - на стене замечено несколько человек, но пушки не стреляют. Да и пушками никто не занимается - так и стоят как вчера.
   Вдруг услышал далекие раскаты - пушки стреляют выше по течению, далеко. Стреляют довольно интенсивно, учитывая скорость перезарядки - стреляет не меньше десятка пушек. Что там происходит? Союзники не знают. Послал разведку вперед, но сказал, как встретите первую османскую пушку на берегу, отметьте на схеме и пошлите с курьером обратно.
   Курьер прискакал довольно быстро - километрах в трех стоят две пушки. Погрузились на корабли и пошли. Опасность обстрела крепостью решили игнорировать - если идти вдоль молдавского берега, то до крепости метров семьсот, пушки если и добьют, то по идущим кораблям попадут вряд ли.
   Не доходя пушек причалили, выгрузили миномет и подавили пушки по вчерашней схеме. Еще бы порох поджечь, но сижу, жду сведения от разведки. Наблюдаем за османами - что-то их мало, не то что вчера, не нравится мне это. Разведали немного дальше - на три километра пушек нет. Двигаться дальше? Ну где же разведка!
   Наконец-то прискакал гонец! Там, выше по течению, переправилась большая группа османских войск! В этом месте на молдавской стороне есть озеро, очень близко к Дунаю, получается перешеек метров двести шириной, и река в этом месте относительно узкая. Так османы сосредоточили в узком месте почти всю артиллерию, и на рассвете начали переправляться чуть выше по течению.
   Войска Стефана сунулись в этот перешеек, но попали под фланговый огонь двух десятков пушек. Могли бы прорваться с потерями, но растерялись - под пушечным огнем впервые. А через полчаса было уже поздно, переправилось около тысячи осман - пикинеров и лучников, они перекрыли перешеек. И фланговая поддержка артиллерии никуда не делась. Сейчас плоты сделали еще рейс, осман уже две тысячи, скоро будет три тысячи. Союзникам идти вокруг озера - дневной переход, к вечеру на этом берегу осман будет десять тысяч. На перешейке они удержат оборону, через сутки будет тридцать тысяч - молдаванам не удержать.
   Срочно выдвигаемся! Решил тут никого не оставлять, если что - будем прорываться обратно. Закинули миномет на борт и отчалили. Против течения пароход тянет шхуны медленно, так что к месту баталии добрались чуть ли не через два часа. Выгрузили два миномета, с земли стрелять гораздо точнее, и начали с ближней пушки. А пушки стоят довольно плотно, шагов 20-30 между ними, так что через сорок выстрелов минометов вся батарея замолчала. Причем, мы обстреляли только десяток османских пушек, от остальных топчи уже сами разбежались.
   Подошел еще один командир, герцог, но уже другой какой-то, я не расслышал. Наблюдал за нашей стрельбой, теперь смотрит на нас с надеждой, потому как плоты сделали четвертый рейс, и осман уже четыре тысячи. Молдаване пытались атаковать, но отступили, потеряв с полтысячи. Плоты только ушли на турецкий берег, скоро будет пятый рейс.
   Объяснил ему план - один миномет оставляем здесь, он будет отгонять топчи от пушек. Второй выдвигаем на перешеек и закидываем осман минами. "Архимед" и Шхуна 16 идут вперед уничтожать пятый рейс плотов. Шхуну 7 с минометом оставляю в резерве. Надо быстрее начинать - вон плоты отчаливают от турецкого берега! Вперед!
   Союзники понесли миномет на руках бегом, а ведь он тяжелый, не то что советский - ствол чугунный, общий вес под сотню. А мы на кораблях идем, с одной шхуной на буксире немного быстрее, чем с двумя. Плоты идут медленно, хотя гребцов на них много. А как же в них стрелять? Из миномета - толком не попадешь - плот небольшой, это не мавна. Стрелять можно из пушки, а она на шхуне, и стрелять может только в стороны и назад.
  - Картечью заряжай! И на левый борт приготовится!
   Подошли ближе к плотам - они уже на середине Дуная. Делаем правую циркуляцию, когда шхуна поворачивает поперек реки - выстрел! До ближнего плота - меньше ста метров. Мне кажется, что я слышу крики раненых, картечь 25 грамм на таком расстоянии - страшная штука. Еще выстрел! Быстро перезаряжаются.
   Всего плотов двадцать четыре, значит около сорока воинов на каждом. Два обстрелянных плота крутятся, один борт гребет плохо - много убитых и раненых, их сносит течение. Мы же делаем второй круг циркуляции. Нет, так долго маневрировать. Командую перевести пушку на правый борт. Выравниваем сцепку парохода и шхуны, идем по центру реки. Пройдем за спинами плотов.
   Приблизились, командую "Средний вперед!" - против течения идем еле-еле. Выстрел! Это плот попал в сектор стрельбы. Расстояния небольшие, даже слишком, картечь идет слишком часто, но прорубает просеку в толпе осман. Еще выстрел, и еще. Один плот - один выстрел. Всех на плоту не убивает, но плот сильно сносит течением, и если он пристанет к берегу, то уже по ту сторону фронта, прямо в лапы к молдаванам.
   Берем правее, дальние плоты уже у берега, не достать. Но это не важно, будет там четыре или четыре с половиной тысячи осман, главное, переправа нарушена, плотов поблизости у них нет.
   Вдруг три плота поворачивают на нас! Это они встречный абордаж хотят! Стрелы летят! В укрытие! Стрелы застучали по палубе. Пушка попала по правому плоту, и его стало крутить, но два других слишком впереди, и в сектор обстрела не попадают.
   Стрелки вытащили на палубу два щита с бойницами, установили у борта и начали стрелять из карабинов. Расстояние уже метров пятьдесят, и результат не хуже картечи. Уже через полминуты на плотах полегло половина осман, и плоты пошли по течению. Пулеметчики! По два магазина отстреляли, ну и темп. Один стрелок, который держал щит, получил стрелу в руку. К медику!
   У пушкаря кончились картечные выстрелы, их всего десяток был. А плоты уже к берегу пристают. Пушка стрельнула два раза фугасным, и я задробил стрельбу. Нормально постреляли - одиннадцать плотов сносит течением - тринадцать пристало, один еще фугасным хорошо накрыло.
   А прямо перед нами, на перешейке основное войско переправившихся осман. И по правой стороне этой массы уже бьет миномет. Мы договаривались тридцать мин - и атака союзников. Сколько он уже выстрелил - не знаем, у нас тут своя война была. Решили обстреливать ближних осман - отжимать их от Дуная к озеру. Так мы по атакующим союзникам не попадем и нарушим целостность османской группировки - они не будут перегораживать перешеек.
   Правим пароход к берегу потихоньку, и стреляем из миномета не спеша. Вроде только атаку обозначаем, но каждая мина собирает свой кровавый урожай.
   Мы уже "зависли" в пятидесяти метрах от берега, подгребаем слегка, тут течение слабее. Османы прижались к озеру - оставили полосу метров сто у реки. Тут перестал стрелять "береговой" миномет - сейчас будет атака молдаван. Минометчику говорю - " Сейчас бей в правый край одну мину, следующую - левее, и так по всем османам, справа налево"
   Начали обстрел, и тут пошла конница Стефана. Мы пяток мин отстреляли, и прекратили - конница прорвалась на полосу у берега, с которой мы осман отжали. Османы отстреливаются из луков, среди молдаван много потерь, но конница прибывает и прибывает. У осман уже нет единого строя и большие потери от мин. Началась бойня.
   Мы спустились ниже по течению, у самой кромки воды стоит минометный расчет, а за их спинами, в бутылочное горло перешейка, валят войска союзников. Погрузили миномет и спустились к следующему, там у нас еще расчет и наблюдатель - османскую батарею караулят. Рассказывают - недавно османы пытались прорваться к орудиям большой группой - человек двести. Но у нас тут все пристреляно - третья мина легла точно в толпу, добавили четвертую - много легло, остальные побежали обратно. И что делать - пушки все еще опасность представляют. Сидим караулим, бой уже заканчивается.
   К нам приближается большая группа всадников, довольно пестро одеты, со знаменами и бунчуками. Неужели сам!? В центре всадник в блестящих латах, местами даже золоченых. Не полный рыцарский доспех, но железа довольно много. И еще конь, большой такой, по сравнению с другими. А татарские лошади будут выглядеть рядом с ним как пони. Кажется, это те самые дестриэ - рыцарские кони. Но не белый, самый заурядный темный окрас, найти белого дестриэ даже для госпадаря слишком сложно, а может этот цвет сейчас и не в моде.
   Я встал, солдаты организовали вокруг меня коробочку. Метрах в пятнадцати всадник остановился, видно, размышляет, как себя вести. Но сделал знак, и слуги помогли ему спешиться. Я сказал своим - они расступились. Из свиты выступил придворный и прокричал на латыни: "Госпадарь молдавского княжества Штефан приветствует Дожа Таврии Андреаса!" Ну а я в ответ приветствовал лично, придворных с собой не захватил. Прошлись навстречу друг другу, остановились метрах в двух и слегка поклонились одновременно. Несколько секунд изучали друг друга. Немолодой мужик, полноватый, усы без бороды.
  - Так вот ты какой, Дож Таврический! Я думал ты постарше! Но твои пушки - хороши! Хоть и малые, но осман много побило, иных на части разрывало, что зверь дикий! Сам видел - куски валяются.
  - Рад помочь православным в трудную минуту! Защита православного мира - и мой долг тоже.
  - Все так говорят. А как война - только ты и пришел. Я же думал - ты в насмешку прислал полсотни воинов против тьмы осман. Но и сам пришел, значит веришь в свое оружие. А мортирки хороши, мне бы такие.
  - Самому мало! А вот на том берегу - османские пушки лежат. Нельзя пушки на ночь османам оставлять, утащат. И утром начнут снова обстреливать. Надо их сейчас или захватить или уничтожить.
  - А как? Переплывать Дунай под стрелами?
  - Я могу обеспечить быструю переброску на тот берег, но у меня мало людей. Предлагаю вместе - я перебрасываю твоих людей, короткое время мы сможем обороняться, да и твои лучники помогут. Попробуем забрать пушки, сколько получится, остальные испортим. Трофейные пушки пополам поделим.
  - Половина мне? А ядра, порох?
  - Что заберете - все ваше. И пушки отберете, какие получше, мне любые пойдут.
  - Ооо! Это хорошее предложение!
  - Так давайте начнем немедля! Давайте десятка три людей покрепче - пушки таскать, ну и столько же лучников, для обороны.
  - Сейчас распоряжусь!
   Поднялись вверх по реке немного, развернулись, встали носом вниз по течению у берега. К шхуне привязали еще три плота цугом, целые поезд получился. Как пароход такое потянет? Но по течению, как-нибудь, да пойдет. На каждый плот по десятку грузчиков с веревками и жердями, и по десятку лучников. Сами подготовились - миномет на бак шхуны поставили, из трех стволов можем стрелять, боеприпасы еще есть - мин более полутора сотен, снарядов - почти сотня остались. Еще толстых гвоздей приготовили - пушки заклепывать. Стефан еще десяток грузчиков на плоты впихнул - за порохом побегут.
   Разогнались от своего берега, подходим к османскому, пытаемся остановиться около пушек. Тормозить надо плотам, мы якорь не рискнули бросать. Грузчики на плотах весла и жерди в дно втыкают, один аж в воду сковырнулся, но все живы-здоровы. Только наш поезд остановился - грузчики в воду попрыгали, и бегом к пушкам, начали с крайних правых, что выше по течению.
   Три моих солдата спрыгнули, и побежали с гвоздями и топорами к самым левым пушкам. Они должны заклепать девять самых левых пушек, всего в османской батареи - девятнадцать. После будут стоять наготове заклепать те, которые не успеем вывезти. Надо всего лишь забить толстый гвоздь в запальное отверстие. Казалось бы, гвоздь можно вытащить, но запальное отверстие сильно увеличится в диаметре, и при выстреле вся энергия пороха уйдет сюда. В детстве, когда стреляли из поджиг, такое явление называлось - "прос...ало!"
   Мы же ударили из двух минометов и пушки по османам, что маячили метрах в трехстах, наш минометчик их постепенно отгонял. Стреляем по первым рядам, но пока не очень интенсивно, припас экономим.
   Вот уже три пушки погрузили, побежали за следующими. Протянул поезд метров пятьдесят, чтобы ближе тащить было. Молдаване таскают и бочонки с порохом и ядра. "Каменные не бери!" - кричим. С правого фланга к нам побежала толпа осман, по ним мы не стреляли. Выпустили по ним шесть мин - поднялось облако пыли и дыма, из этого облака они не выбегают. То ли заблудились, то ли передумали. Как-то пыльно сегодня.
   Шесть пушек загрузили, еще продвинулись. Войско осман не видно за поднявшейся пылью. А ведь для этого дымовые снаряды существуют, хорошо, погода сухая - пыль поднялась. Что-то непонятно, куда стрелять - настороженно ждем.
   Девять пушек погрузили - дрейфуем по течению. Стрелять прекратили, стало тихо - слышны крики раненых. У грузчиков лица красные, дышат как кони, но побежали дальше.
   Двенадцать пушек погрузили, мои солдаты лезут на борт - заклепывать больше нечего. Пыль стала оседать и мы увидели идущую на нас массу с пиками и щитами по всему фронту - тысячи осман. Мы по ним стрелять - а они побежали на нас. "Стреляй зажигательными по правому складу с порохом" - кричу минометчику, он самый дальний, а всего их четыре мы заметили. Грузят пушки, и мы трогаемся, отходим от берега. Грузчики заметались - мы кричим - "Назад! Уходим!" Уже стрелы летят - но пока недолет, молдавские лучники в ответ стреляют, но их тридцать, а осман - тысячи. Что-то опять не то с масштабом.
   Минометы стреляют по пороху. Самый правый склад рванул, но что там - не видно из-за пыли. Переместили огонь на второй и третий склад - они взорвались почти одновременно. Мы уже в ста метрах от берега, стрелы почти бесполезны. Где левый склад пороха - не видно, кинули наугад пару мин и пошли к своему берегу.
  
   Пятнадцать пушек - тоже неплохо, главное - что их нет у осман. Стефан самолично отобрал семь пушек, смотрит на восьмую, думает - как делить.
  - Могу обменять свою половину этой пушки на полсотни османских луков, что сегодня оказались в трофеях, только хороших луков, составных. - Это мне для одного джокера в рукаве надо.
  - Ооо! Я согласен! Слышали? Несите луки!
  - Еще могу посоветовать сделать лафет - это специальная телега для перевозки пушек, и стрелять можно прямо с этой телеги - очень быстро и удобно. Вот сюда цеплять пару лошадей и везти, отцепить и можно стрелять.
   Протягиваю ему эскиз одностанинного лафета, тут еще доработка - на этих пушках нету цапф, поэтому добавлена люлька из толстой доски, вертикальная наводка клином. Думаю - молдавские плотники справятся, пушка не особо большая - на шестифунтовку похожа, но короче. Даром, что ее "средней" называют.
   Вот так, отдаю понемногу технологии другим, но этот союзник мне сейчас очень нужен, укреплять его надо, чтобы хоть какой-то шанс был, у султана превосходство в людях в несколько раз. И дело не в лафете, а то, что они миномет "срисовали". Догадаться отлить из бронзы - много ума не надо. Но не надо строить иллюзий, если оружие применялось на войне, то сохранить его тайну очень сложно, вопрос только в технологиях производства, а для такого миномета никакие особые технологии не нужны, ну кроме шимозы. Сделают на черном порохе или зажигательные.
   Стефан все ходит, трофейные пушки осматривает, довольный. Вдруг его лицо стало серьезным и он подошел ко мне.
  - Дож Андреас, а вы ведь в Мангупе убили моего барона, прекрасного и смелого воина. Хоть вы мне и союзник, но то обида мне.
   Ну вот вспомнил! Так, почему сейчас? Что он делал? Пушки рассматривал. А может ... ?
  - Уважаемый господарь Стефан! Я очень сожалею, что я убил вашего барона! Вот смотрите - у меня есть еще одна хорошая османская пушка. Я хочу подарить ее вам, чтобы сия малость хоть немного сгладила горе утраты!
   Стефан придирчиво осмотрел пушку, и я заметил как за сердитой маской мелькнула улыбка.
  - Я принимаю ваши извинения!
   Уфф! Неужели вопрос исчерпан!? Что-то дорого тут ценятся пушки! У Стефана либо слишком мало пушек, либо слишком много баронов. Или он так и хотел списать барона "на боевые"? Непонятно. Но пусть у него будет побольше пушек, ведь он мой передовой край. А просто так дарить - сочтет за слабость. Может, надо было подарить две? У меня осталась еще одна не заклепанная. Ну ладно, мне бронза тоже нужна.
   У осман должно остаться пять-семь пушек и, как минимум, один склад с порохом. Если союзники сделают лафеты, то у них будет девять мобильных пушек, пороха не много, но есть. А ядра они османские насобирали на своем берегу, чугунные почти все остались целые после выстрела, земля тут мягкая. Теперь сортируют по калибру - к стволам прикладывают. Как я понял - с виду пушки одинаковые, но их делят на два калибра стволов и ядер - побольше и поменьше.
   Есть у меня подозрение, что в сгоревшей крепости погибло много съестных припасов, и голод в стотысячной армии может начаться через несколько дней. Горело всю ночь, и дым из крепости до сих пор идет. Так что союзникам надо продержаться некоторое время. Поделился я своими размышлениями со Стефаном, он подтвердил, что последние недели в крепость шли обозы. Ну тогда все очень неплохо, Стефан продержится, в артиллерии у него превосходство, а у осман потери - несколько тысяч человек. Пусть это несколько процентов войска султана, но берег залит кровью, запах идет довольно сильный. Даже отсюда видно, как они могилы копают. Пойду-ка я домой, а то сердце не спокойно, Стефан тут и без меня справится. Помогу еще чуток, и пойду.
   Попрощался с союзником. "Пиши, если что". Ликостомо рядом, а туда рейсовая шхуна заходит, как минимум, раз в неделю.
   Отцепили шхуну, сделали циркуляцию, подошли к османскому берегу, и в быстром темпе пятнадцать выстрелов по войску. По толпе в десятки тысяч человек промахнуться сложно. Вернулись к своему берегу, прицепили шхуны и пошли. Но до ночи в Килию не успели, поздно уже было. Утром в своей крепости загрузились дровами и пошли через море.
   В Крыму все было спокойно, зря я волновался, никто не напал. Из этого еще можно сделать вывод, что Менгли обязательно хочет захватить и меня лично. Что-то как-то неприятно стало. Или это паранойя?
   Первым делом пошёл смотреть, что там с боеприпасами, мины и снаряды хорошо себя проявили на войне, теперь хочется их побольше.
   В литейном цехе придумали как удобнее лить картечь - доломитовый кокиль покрывали тонким слоем жидкой глины особого состава и сушили. При отливке покрытие сходило, но размер кокиля не менялся, и можно было его использовать много раз. Картечь пошла массово. Тут еще под слоем шлака нашли кубики из смеси чугуна и шлака, это мы давно отливали балластные грузики из грязного чугуна. Но теперь у нас есть вагранка, и мы сможем эти болванки легко переплавить. После переплавки чугун оставался немного с крупинками шлака, но для картечи - пойдет, просто некоторые картечины получались с вкраплениями.
   Вот теперь картечи столько, что можно зарядить более сотни снарядов, что мы и начали делать. Картечный выстрел удобен тем, что он стабильный, его не надо собирать перед стрельбой, просто бери и стреляй, как ружейный патрон. Морякам понравится. Еще мы вернули минометы на флот, как вспомогательное оружие для стрельбы по суше, поскольку новые осколочно-фугасные мины получились очень эффективные и дальнобойные. Мины льют вовсю, поставил план - шестьсот корпусов.
   Следующим рейсом начинаю перевозить основную массу станков, с такой круглой упаковкой удобно получается.
  
   На второй пароход машину уже поставили, и Прохор заскучал без новых проектов. Он полез в архив и нашел чертеж паровой машины с качающимися цилиндрами. Мы эту схему забраковали, потому что там нет реверса. Может там и можно реверс сделать, но в готовых чертежах его не было. А в остальном эта схема очень хорошая, главное - простая, в ней роль золотника выполняет сам цилиндр, что сильно упрощает конструкцию. Особенно, если делать машину одинарного действия. К тому же в схеме отсутствует шатун, шток сразу присоединен к кривошипу.
   Прохор загорелся новой идеей и сделал машину довольно быстро, это еще и потому, что большинство деталей отлили из бронзы, как прототип. Но прототип заработал хорошо, решили работать на нем, потом переплавим. Все равно бронзу в Адлер перевозить, какая разница в каком виде. Еще он максимально упростил конструкцию - сделали с открытым циклом, как паровоз. Машину сделал сразу двухцилиндровую, V- образную. Он помнил, насколько двухцилиндровая работает плавнее одноцилиндровой. Простота машины ему понравилась, нет золотника, шатунов, некоторых паропроводов, сальника штока. Но эффективность ниже чем у нашей основной модели двойного действия, а задний ход для заводского привода не нужен.
   А еще у него был мой эскиз локомобиля - это универсальный силовой мобильный агрегат. Котел он сделал как судовой - водотрубный, но вместо четырех секций две. Мощность машины меньше, и важен меньший вес. Но все равно - котел с топкой получился самой тяжелой частью.
   Сварили стальную платформу со стальными колесами - железную телегу, метра четыре длинной. Заднюю половину платформы занимает котел с топкой. Затем идет паровая машина, незаметная на фоне котла. На валу паровика закреплены - шкив ременной передачи, шестерня и план-шайба для крепления карданного вала. То есть потребителя мощности можно подключить тремя способами. А если он не сильно большой, то и тут же разместить на оставшемся пустом месте на платформе.
   Я как раз появился в тот момент, когда Прохор размышлял, какой агрегат подключить первым. Я, конечно, очень удивился такой конструкции, а особенно тому, что Прохор сделал это сам. Хотя на паровик были чертежи, на общую конструкцию - эскиз, котел - часть уже готового. Но он это сделал без меня и оно работает, пока вхолостую, без нагрузки.
   А вот что к нему подсоединить я не думал ни секунды. Тем более, бригада электротехников уже давно собрала второй сварочный генератор. За пару часов мы сварили крепления и подсоединили генератор через повышающий редуктор. Запустили паровик и опробовали генератор. Все, у нас есть сварочный агрегат - САГ, это для меня волшебная палочка для работы со сталью. Сегодня и завтра варим в цеху то, что стационарная сварка не достает, а послезавтра волы потащат САГ на верфь, там столько всего надо сварить. Да, вот такое у нас смешение стилей - электросварка, паровик и волы.
   В бухте Чембало увидел судно - не сразу узнал, сам же заказал поставить три гафеля на фусту. Смешной получился кораблик - больше шхуны, а мачты короткие, еще и балласта пришлось добавить. Но ходит неплохо, получше нефа, и не требует толпы матросов для работы с парусами. Чудес скорости не показывает, зато может взять на борт двадцать пять тонн, если балласт выгрузить. Галеро-парусник уже испытали, ходили по окрестностям. Ну что же принимаю во флот, грузовой. Балкер трехмачтовый.
   Назначил на него капитаном старпома со шхуны, надергал по одному матросу с разных экипажей, взял в моряки еще два десятка рыбаков, пусть осваиваются.
   Верфи дал задание еще одну фусту переделать, можно грузовые перевозки по другому организовать. А Балкер 1 послал грузиться селитрой в Инкерман.
   На втором пароходе машину уже испытали, доделывают второстепенные детали. Сказал с обустройством не усердствовать, он нам быстрее нужен. Пусть все будет по-простому, по-спартански. О! Так его и назову - "Спартак"
  
   Вокруг Чернореченска урожай собирают, почти все созрело уже. Есть только две проблемы - сахарная свекла - двулетник, и в этом году семян не даст, придется оставить. Хорошо, что я не все прошлогодние семена посадил, их много было, мешочек остался. И одно большое поле картошки посадили поздно, клубни только появляются. Если собрать в ближайшее время - получится "молодой картофель", такой может и не взойти, и это только раннеспелые сорта. Но на еду - нормально. Прямо не знаю, что с ним делать - выкапывать сейчас - он еще растет, жалко, а потом - могу не успеть, если начнется. А поле большое, я возлагал на него большие надежды. Начали копать не спеша.
   Хорошо, что в дальний дозор на север послали опытных следопытов, двух бывших лесных охотников. Они обнаружили, что северней Мангупа все патрулируется татарами, от моря до гор. Обложили. Но татар немного, только для охраны, значит, в ближайшее время атаки не будет.
   Химик наработал несколько килограммов хлорной извести, пошли испытывать. На пустынном берегу речки нашли место, где дует устойчивый бриз с моря. Поставили плошку с хлоркой, сами встали с наветренной стороны. Солдат насыпал ложку молотой шимозы и отскочил. Ничего особенного не произошло, дымок слегка пошел, мы с наветренной стороны ничего не чувствуем. И реакция не особо сильная, надо бы подогреть, что-ли. Надо как-то проверить. Приказал солдату пробежать метрах в пяти с подветренной стороны. Солдат пробежал, и секунд через пять схватился за глаза и замычал. Его быстро отвели к речке мыться, так он чуть не утонул, отмываясь.
   Все непроизвольно отступили от плошки, что-то больше никто не хочет проверять. Через полчаса к нам присоединился солдат с красными глазами, а реакция в плошке все продолжается. Надо как-то реакцию ускорять, чтобы можно было применять как оружие. Вещества перемолоть мельче, нагреть. Надо испытывать, а на ком? Зря я пленных осман отдал.
   Хотя даже в таком состоянии - эффективность будет неплоха. Десяток мин в крепость закинуть и все сбегут. А если сотню закинуть быстро, может и мало кто сбежит. Как я понял, в больших дозах хлорпикрин смертелен. Аккуратнее надо, противогазов нет. Делать противогаз из льняного полимера я не рискну, надежней из кожи сделать. Да и то, фигня получится.
   А вот химический боеприпас получается довольно простой - первое, что приходит на ум - должны разбиться две пробирки и высыпаться в одну емкость.
  
   Пришло письмо от Стефана - ушли османы! Через два дня после моего ухода предприняли еще попытку форсирования Дуная, но безуспешно. Потом появилось на реке груженное османское судно. Его обстреляли из пушек и утопили. Да, новичкам везет. А еще через три дня - ушли, действительно, кончилось продовольствие. Припасы подвозили, но этого было недостаточно для обеспечения всего войска. Да, у очень больших армий свои проблемы, я даже не представляю логистику продовольствия гужевым транспортом для ста тысяч человек.
   Я написал ответ, поздравил его с победой, заверил, что всегда готов прийти на помощь. А вот что теперь ждать от султана Мехмеда Фатиха? Если он будет верен себе, то месяца через три может опять послать куда-нибудь армию или флот.
  
   В Чембало уже поставили мачты на вторую фусту-балкер, такелаж набивают. Ну эта фуста была уже переделана в баржу, так что надо было только мачты поставить, да местами палубу переделать. Пароход "Спартак" официально приняли в списки флота. Да, он оборудован попроще "Архимеда", зато сделан быстро и надежно. Еще на баке сделали большую орудийную площадку, где можно разместить 65-мм пушку на корабельном лафете, с довольно большими секторами стрельбы. И под площадкой предусмотрено подкрепление для тумбовой установки орудия. Но это когда сделаем откатник.
   "Спартак" вышел из бухты и крутится в море - обкатываем, испытываем. Возвращается - все проверяем, подтягиваем.
  
   Поехал в Каффу, проверил как строится новый магазин. Демонстративно попенял строителям, что медленно строят. А как они быстро построят, если стройматериалы поступают с перебоями, ведь я сказал строить только из инкерманского камня.
   В цитадели следующим рейсом в Адлер отправляю всех оставшихся гражданских, останутся только солдаты и чиновники. Да и чиновников оставляю по-минимуму - Алессандро Татини послал проверять города от Таны до Мавролако-Геленджика. Еремею сказал готовиться уехать по первому сигналу, всю семью его вывез. Все ценное из Каффы тоже вывезли, немного товаров в лавке для вида оставили. В Каффе говорю, что переезжают в Чернореченск, в Чернореченске - что в Каффу. Думаю, чтобы выяснить несоответствие, Менгли понадобиться много времени.
   Тут я подумал, что зря собираюсь назвать новой столицей Себастополис, во первых - далековато, во-вторых, все поедут мимо Адлера, и заметят мой "секретный город" Решил, что новой торговой столицей надо сделать Геленджик, и недалеко, и бухта отличная. От степи защищен горами, не так хорошо как Адлер, но ни татар ни ногаев там нет. Консулу Мавролако поручил расширять площадь для рынка, готовить места для лавок. "Зачем?" - "Как зачем! Торговля в твоем городе совсем слабая!" Послал к нему в помощь Джованни Барди, тоже нужный человек, надо его сохранить.
   Вернулся в Чембало - Балкер 2 уже готов, перед бухтой тренируются - половина экипажа - новички. А "Спартак" уже смотался в пробный рейс в Порт-Перекоп, привез два десятка рабочих, они поедут в Шахтинск. Это мне письмо-отчет консул Шахтинска прислал, там ему уже есть чем хвастаться.
   Наконец-то Шахтинск огородили стеной и рвом, только это слишком громкие выражения про эти конструкции. Стена - это частокол из тонкомера, высотой три с половиной метра, внутри к частоколу подсыпан вал. Он должен был не доходить метр до верха частокола, чтобы было удобно стрелять. Но это получилось далеко не везде, главное - что частокол не падает. Перед частоколом - ров, полтора метра. Да, параметры этих фортификаций смешные, но была цель, чтобы конный не мог сходу преодолеть это препятствие, поскольку главная наша защита - это наше оружие.
   По углам поставили невысокие башни - большой сруб, внутри него сруб поменьше, промежуток между срубами засыпан землей. Эти башни уже серьезные пункты обороны, не всякая местная пушка пробьет такую конструкцию. А если перед боем наружные стены облить водой, то и поджечь эти башни будет не просто. На верху - площадка для стрелков прикрыта навесом из жердей, от стрел хорошо защищает.
   Конечно, крепость на скорую руку, но огораживаться просто жердями как в Чернореченске я не рискнул - тут натуральное дикое поле. Но и строили крепость напрягая силы - консул пообещал рабочим хороший пряник. Строим стены, огораживаем городок. Когда безопасность будет обеспечена, строим дома. Тридцать лучших рабочих получают жен и вселяются в эти дома, потом строим дальше. На добычу угля много сил пока тратить не надо, идет небольшой поверхностный слой, как приходит баржа - быстро нарубят двадцать пять тонн, и дальше строительством заниматься. А в той жиле еще тонн двести осталось.
   Дома такие - большой сруб, посередине - печь, перегородками дом разделен на четыре комнаты, в каждой комнате - угол печи. Вот одна такая комната - для одной семьи. Столовая общая, уже построили. Кровельное железо им давно прислал.
   Периметр готов, построили девять домов, в одном консул и часть солдат, вторая половина солдат на мавне, как и остальные рабочие. Настал час расплаты. Тридцать два победителя социалистического соревнования помылись в бане и на большой лодке поплыли в Тану, поместились как сельди в бочке, сидели по очереди. Хорошо, что по течению, под парусом бы перевернулись. В Тане передали это письмо мне со шхуной, и начали готовиться к свадьбам. Первое - купили приличную одежду, постриглись, бороды подровняли. Второе - нужны невесты. Без невесты свадьба не получится. Обратились к свахам, они тут есть. Сразу вспомнил - Ханума!
   Пошли по бедным семьям, у кого дочки на выданье. Если планируемые жених и невеста не вызывали друг у друга отвращения, то родителям девушки платили калым и говорили день и место свадьбы. Если не крещеная, покрестят на месте. На калым - дотация от дожа. А живут в Тане черкесы, аланы, ногаи и греки остались. Причем далеко не всегда национальность жениха и невесты совпадали, как бы не пришлось Шахтинск в Вавилон переименовывать, национальный состав рабочих еще шире, кроме кавказцев, молдаван и валахов есть венгры и египтяне. К тому же, в Шахтинске, нет обязательного русского языка, это не реально, но на нем говорят солдаты, консул, бригадиры. Хочешь в социальный лифт - учи русский. Послал туда пять книжек сказок Пушкина.
   Так что готовится свадьба на тридцать две пары, приглашенных почти не будет, поздравят друг друга. Ну еще придут консул и комендант Таны, для солидности. И поедут все в свадебное путешествие к месту постоянного проживания.
   Мне же надо быстрее посылать пароход к ним, они, таким табором, по реке не поднимутся. Тут у меня еще изменения в транспортной системе получаются - пароход будет работать только по рекам - Дону и Северскому Донцу таскать баржи, теперь уже балкеры, вверх по течению. По морю такой балкер сможет передвигаться самостоятельно, получается большая экономия угля. Начали переделывать третью фусту в балкер, это последняя фуста в Чембало, еще одна стоит в Адлере. Есть еще несколько мавн, в разной степени подгорелости, может еще на мавну гафели поставить? Надо посчитать-подумать.
   В Балкер 2 нагрузили досок и послали в Тану своим ходом, пароход быстрее, еще догонит. А вот "Спартак" собирали уже обстоятельнее. Посылаю один минометный расчет и сотню фугасно-осколочных мин. Один миномет - мало, но больше пока не могу. Минометы показали свою эффективность и стали очень востребованы армией и флотом. Новые делать пока не могу, технологические цепочки разорваны. Посылаю оборудование для кухни - раковины, умывальники, котлы, самовары. Везде, где можно, медь заменили бронзой. Бронзы у меня много, а медь надо покупать. Медь, кстати, подешевела, скупаю потихоньку.
   Посылаю еще два отделения солдат, как бы ни мало, охранять периметр городка. Посмотрим, если что - пришлю еще. Много посылаю продуктов, в этот раз пошла еще молодая картошка, пусть привыкают. Картошки в этом году много, если успею собрать.
   Корабли пришли в Тану уже после коллективной свадьбы. Свадьба прошла тихо, рабочим особо не наливали, они и так были счастливы. Не обошлось и без курьезов - некоторые пары поженились не в том сочетании, как сватались. Свингеры, блин. Но по всеобщему согласию.
   В Тане "Спартак" взял на буксир Балкер 2 и лодку. Тридцать две пары на пароходе не поместились, пришлось на балкере размещаться, а еще ведь и солдаты и рабочие. Из-за этого овец не купили, чтобы невест не смущать таким соседством. Хотя девушки смотрели с открытым ртом на самоходный дымящий корабль, а их мужья довольно усмехались, с видом бывалых путешественников.
   Скот приходиться перевозить на баржах, так как наше десантное судно с аппарелью катастрофически протекает по этой самой аппарели. Нет, это можно все прочно закрепить и загерметизировать, но тогда нельзя открывать "дверку", и смысл в этом судне пропадает. Сейчас оно идет пустое, каботажем в Адлер, еще и мореходность оказалась слабой, это же швертовая плоскодонка. Ну вот такой я диванный корабел, чертеж шхуны я хорошо запомнил, а как что самому проектировать - вот такие казусы случаются.
   Вот переделки из фуст получились неплохие, что пароходы, что парусники-балкеры. Хотя насчет балкеров - это из-за того, что мне гадости в глаза стесняются говорить. Но не тонут, и свои функции выполняют, даже немного лучше нефов ходят, пойдет.
  
   Прибыли в Шахтинск, молодоженам дали неделю отпуска, остальные рабочие, увидев, что консул сдержал обещания, принялись за работу с удвоенной энергией. Но не все. Бригадиры заметили, что некоторые и не пытаются проявить себя как передовика производства. Сообразили, что если не напрягаться на работе, то кормят все также хорошо, а без жены можно и обойтись. С ними провели беседу, лишили зарплаты за неделю, предупредили, что если будут плохо работать, то будут кормить отдельно, не так вкусно. Если не устраивает - можете идти гулять, степь большая. Ага, гулять, они ленивые, а не дураки, но работать стали нормально.
   А работы много - надо уголь грузить, двадцать пять тонн в балкер и пятнадцать в пароход. Надо строить очередные восемь домов, вот только крыши крыть придётся досками, жести пока нет. И скоро осень, надо к зиме больше леса запасти, чтобы зимой без дела не сидеть. Лес рубят выше по реке и сплавляют, там нашли приличные деревья, а то вокруг Шахтинска тополя и кусты почему-то.
  
   Балкер загрузили, и он пошел своим ходом в Чембало. Небыстро, зато уголь не тратит. Потом он вернется в Тану, и оттуда его потянет "Спартак" в Шахтинск. А что потом? В Чембало столько угля уже не нужно, следующий рейс нужен в Адлер. Секретность еще сильней снижается, но я уже выхожу на последние этапы миграции.
  
   В Чернореченске завершили плановое производство боеприпасов - теперь у нас около семисот осколочно-фугасных мин, около двухсот фугасных снарядов, более сотни картечных, ну и много всякой мелочи - гранаты, мины. Последние недели тут работали химики, литейщики и сборщики снарядов, больше ничего не делали. Трудно работать когда один станок здесь, другой в Адлере. Вот по взрывателям планирование не сошлось, около двухсот мин без взрывателей. Но теперь все, разбираем последние три станка, из вагранки выдергиваем железные детали. У химиков тут была только оснастка для производства шимозы, им легче. Все остальное уже вывезли.
   Сняли генератор, грузят вместе со станками. Аккумулятор привезут позже, тут еще много тяжелых грузов остается. Начали разбирать все цеха-сараи в закрытой зоне - за забором не видно. Сараи - это не только просохшие доски, но и кровельное железо и гнутые гвозди. Гнутые гвозди, разумеется, никто не выбрасывает, складываем в ящики, будет чем заняться долгими зимними вечерами. Грузят картошку, на большом поле накопали много, но еще даже половину поля не выкопали. Послал еще копать картошку рабочих с кирпичного, а то "колхозники" что-то медленно копают. Но ничего, людей много, выкопают.
   Еще у меня пошло движение больших групп рабочих. Со строительства Перекопа перебрасываю в Шахтинск и в Чембало на кирпичный, из Чембало в Адлер и Себастополис.
   Погрузились на шхуны, со мной едут химики и основная часть механиков. Ну и Фрося, как символ моего пункта постоянной дислокации. Перед этим с ней "засветился" в Каффе - продемонстрировал спокойствие.
   Уже в море рассказал всем про Адлер - новый "секретный" безопасный город, нахваливал, что там еще лучше чем в Чернореченске. Фрося догадывалась, что с этими переездами все нечисто, но молчала. А мои "передовые ученые" - люди увлекающиеся, даже не заметили, что вокруг люди "пропадают". Всю оставшуюся дорогу обсуждал с ними новые цеха и организацию производств. Достали бумагу, стали планы чертить и писать.
   На причале опять встречал почти весь Адлер, много уже тут живет! Консул с мастерами тут же на меня насели - тащат каждый в свою сторону - хвастаться. Металлургия ближе всех к грузовому причалу - пошли туда.
   Вагранку уже построили, но еще не пускали - сохнет. Домну только начали класть, еще и формируют высоты под металлургические площадки. Больших холмов тут нет, и загрузочную площадку, как я хотел сделать в Чембало, построить уже не получиться. Варят кожух конвертера, готовят футеровку. Место под коксовую батарею даже не разметили - не поймут организацию техпроцесса, меня ждут.
   Консул всё тянет в другую сторону, хочет что-то показать, а что - не говорит. Привел - "Вот, дом для командора, рези-денсия! Во!"
   Ба-а-а! Изба двухэтажная! Но такая добротная, солидная, крыша черепичная. Прошелся по дому, довольно просторно, и мебель уже немного есть. Одна комната без окон, и дверь обита железом - хранилище. Даже душ сделали - поддон бронзовый, трубы медные, бочка на чердаке. А как наполняют? Потом спрошу. Молодцы! В своей свите заметил лицо Фроси - довольная до невозможности.
   Поблагодарил консула, пошли дальше. Тут рядом другой проект - закрытая зона, "шарашка". Пока еще не совсем закрытая, забор из горбыля еще строится, но границы уже видны. Сначала - жилая зона, три избы "повышенной комфортности" - крыши черепичные, окна большие, сам сруб больше и в нем три комнаты. Четвертую избу строят, места для строительства еще много. Следующий дом - общежитие для одиноких, но тоже благоустроенное, там же и небольшая столовая, все жители закрытой зоны будут питаться здесь.
   Чуть дальше пошла промышленная часть, первым - цех по сборке капсюлей, небольшой домик, там много места не надо. А вот далее - три небольших химических цеха по производству взрывчатых веществ и нитропороха. Тут проблема - с одной стороны, их надо максимально удалять, с другой - их надо изолировать и охранять всех вместе. Поэтому строят земляные капониры, и только внутри них - цеха, чтобы при взрыве энергия ушла вверх. Это позволили разместить цеха относительно компактно. Правда, построили только один, много земляных работ.
   И тут у нас заготовлен сюрприз для химиков. Произношу речь о том, что у нас есть работники важного, но опасного производства, которые много сделали для нашего могущества. Далее пошел указ о присвоении гражданских чинов. Антип повышается до старшего писаря, второму химику-теоретику - чин писаря, двум мужикам-"лаборантам" и трем девкам-сборщицам - чины младших писарей. С вручением приготовленных синих френчей.
   Походили, посмотрели - где будут работать, обсудили с химиками - где какую лабораторию размещать. Решили еще поставить рядом лабораторию по анилиновым красителям - тоже очень ценный продукт, но этот цех хоть не надо обваловывать - анилин взрывается не сильно, а работаем мы с малыми порциями. Потом все вывозится на склад.
   Потом химиков подвел к жилой зоне - пояснил, что все одинокие будут жить в этом доме. А две семейные пары - в этих красивых отдельных домах. Один "лаборант" давно женат, а второй химик и сборщица недавно поженились. Жена "лаборанта" будет здесь кухаркой с зарплатой. Одинокими остаются Антип, второй "лаборант" и две сборщицы. На осознание этого факта, с видом на красивые дома, у девок ушло несколько минут. Процесс размышления легко читался на их лицах, почти одновременно они глянули на холостяков, потом друг на друга оценивающее. Я с трудом удержался чтобы не заржать, но вместо этого кашлянул. Девки посмотрели на меня, я сделал строгое лицо, даже сердитое. Не знаю, поняли ли. Надо к ним Фросю послать, чтобы девки войны не устроили.
   Цех по производству серной кислоты за пределами закрытой зоны, этот процесс известен всем алхимикам. В этом сарае уже выправили свинцовый реактор, который погнули при перевозке, собираются начать производство. Серы у нас уже шесть тонн, добыча плугами-решетками себя оправдала, добыча еще продолжается. А селитры у нас уже много, недавно приходил Балкер 1, привез вторую партию, на складе уже более тридцати тонн селитры. У нас много селитры! Много! Фу! Никак не могу успокоиться по этому поводу.
   Следующий день обсуждали с отраслевыми мастерами как расположить или распланировать тот или иной цех. Здание первого цеха механического завода готово давно, сейчас там монтируют паровую машину и вал трансмиссии. Некоторые станки уже собраны, но стоят. Паровик тут единственный источник энергии, плотины с колесом тут нет, и вряд ли будет. Из-за этого и проблема с электроэнергией, аккумуляторы не заряжаются пока, генератор крутить некому.
  
   А вечером пришел Балкер 2 с углем. С утра начали разгрузку. Поставили на рельсы сварную вагонетку с кузовом. Через борт балкера построили прочные мостки для тачек, подогнали вагонетку и быстро загрузили ее тачками. Лошадка провезла вагонетку метров пятьдесят, тут, справа от рельсов у нас будет угольный склад. Вагонетку опрокинули на деревянный лоток, чтобы уголь хотя бы под ногами не валялся. Но это сильно не поможет, придется лопатами откидывать. Процесс наладился довольно эффективный, но ручного труда еще довольно много. Надо почаще менять тех, кто лопатами уголь кидает.
  
   Сели с Акимом и комендантом обсуждать вопросы охраны Адлера. Система охраны у нас состоит из нескольких частей - самое сложное, это охрана горно-лесистой части. Для этого мы создали взвод егерей, в нем правда, всего два отделения, но будем доводить до полной численности. Этим егерям поставлена задача изучить этот участок леса и гор, вжиться в него. Надо узнать все тропы, найти проходы к перевалам как на юг так и на север. Выбрать места для фортов, чтобы они прикрывали ключевые места.
   Охрану реки Мзымты организовать уже проще. Во-первых, мы просто запретили местным пересекать реку, хотя и построили наплавной мост из бревен. Мост пока узковат, лошадь пройти может, а телега нет. У моста, на берегу Лияша поставили домик, там два караульных - КПП. Все вопросы от местных - через этот пункт, если вопрос важный, то могут пропустить к коменданту или к консулу. Но это редко и под контролем.
   Пересечение реки в любом другом месте - запрещено. Но пока одного не застрелили, в серьезность намерений не верили. На нашем берегу - три караульных вышки, ночью - пеший патруль и секреты. Купили двух щенков в Лияше и пятерых от двух пометов в Себастополисе. Нашлись люди, имеющие опыт выращивания сторожевых собак, назначил двоих кинологами. Но тут внес коррективы, это будут не цепные псы, а патрульные, если получится. А если из кого не получится, посадим на цепь. Но пока это только щенки, хотя растут быстро.
   С другой рекой еще проще, за Псоу жизни нет. Туда пускаем патруль, чтобы убедиться, что там никто не появился. Один патруль вдоль берега моря, другой - вдоль реки. Пока пеший патруль, а надо бы конный. Но коней сильно не хватает. Заказал капитану Балкера 2 на втором рейсе купить в Тане коней, их можно будет прямо на уголь загнать.
  
   В Чембало поставили мачты на третью фусту, но паруса только два, бизань пустая стоит, ошибся я где-то в планировании. Но парус тут не сшить, все швеи уже в Адлере. Что-то у меня пошли провалы в управлении. Так я всех своих "менеджеров" в Адлер услал, в Чембало и Чернореченске одни солдаты и рабочие остались. Что-то мы все резво тут разбираем, боюсь, что Менгли это скоро узнает, или уже узнал.
   Так, надо все проверить, что еще важного не забрали. Селитру грузят, третий рейс, еще людей туда, пусть в две смены работают. Половина картофельного поля осталась, но это поздние сорта, собирать еще рано, картошка там как горох еще, пусть остаётся. А вот чили собрали весь, часть выдрали с кустами, на семена, а то вдруг не созрел. Все проверили, чтобы ни перчика не осталось. Сахарную свеклу оставляем, двулетник, семена только в следующем году будут. Собрали большой урожай кукурузы и подсолнечника - большой буквально, срывали початками и головками, молотить их не умеем. Получается большой объем, возим в Адлер, там построили большой амбар куда это все сваливаем.
   К добытчикам серы послал шхуну дежурить, если татары появятся - заберут людей. В Чембало, Каффе и Воспоро тоже шхуны дежурят. А вот в городах Готии, ЮБК, татар немного, мои гарнизоны смогут в крепостях отсидеться до нашего прихода. В Чембало тоже, татары могут прийти только мимо Чернореченска, но это стратегический пункт эвакуации Чернореченска, так что тут войск много. Разослал всем консулам полуострова письма о повышении готовности.
   Про руду забыл! В Адлере ни грамма руды! Надо побольше увезти. На чем? У меня в Севастопольской бухте три мавны стоит, одна целая и две подгоревших, но на ходу. Дал задание "Архимеду" перетаскать эти мавны к нашему рудному "терминалу". А две шхуны послал возить рабочих из Порт-Перекопа на погрузку руды. "На руде" десяток рабочих живет, привезу туда всех - на Перекопе около двух сотен осталось, жить будут на целой мавне. Если татары появятся, успеют отплыть от берега. Но там татар давно не было, нет там ничего интересного, эта руда по всему Керченскому полуострову есть.
  
   Зашёл посмотреть как грузят селитру, а в пещерах еще полно остается! Мы и половины не вывезли. Нельзя оставлять это Гирею. Минировать надо. Поставил задачу саперам, разработать план, но так чтобы не повторяться. Устроим тут татарам аркадные приключения, вот только сэйвов у них нет. Например, придумали такое - мы ходим со светодиодными фонарями, а они с факелами полезут. Там где потолок невысокий, подвешиваем небольшую мину, к ней огнепроводный шнур поперек прохода - факелом подожгут.
   То, что пещеры плохо проветриваются, подсказало идею слезоточивой мины. Там газ выделяется медленно, но в пещере быстро создастся непереносимая концентрация. Сделали простую нажимную мину, деревянный пенал, если наступить - ломаются две пробирки, одна с шимозой, другая с хлорной известью, и высыпаются в углублении на дне, где смешиваются. Вот с таких мин надо начинать, можно даже не одну такую мину поставить, они же себя не обнаруживают, если присыпать. Ну хрустнуло что-то под ногой, а потом все задохнулись. А у входа написать на латыни о проклятии пещеры.
  
   Вечером пришли разведчики, доложили, что северней Мангупа появилось большое войско татар. Сколько - неизвестно, наблюдали осторожно, боялись себя обнаружить. Но больше пяти сотен - точно. Татары расположились на ночлег. Наблюдение продлжаем. Вот оно, начинается. Сколько у нас времени? Если выступят утром, и пойдут сразу на Чернореченск, то через лес такое войско пойдет медленно, дорога узкая. Раньше обеда не появятся.
   Быстро все начали по плану, темнеет уже! Какой план? Ну я же объяснял! Аааа! Да что же .. ! Стоп. Успокоиться.
   Так, грузчикам селитры три часа чтобы загрузить селитрой бочек сколько успеют и выкатить их из пещеры, потом их возить всю ночь телегами на баржу, утром баржа должна отчалить. Через три часа саперы начнут минировать пещеру. Двух саперов хватит, а то будут мешаться. С рассвета начинаем минировать подходы к Чернореченску, колья уже все стоят.
   Где " Архимед"? Послать за ним шхуну срочно, прямо сейчас. Успеют до темна из бухты выйти. Мавну подогнать к ближнему причалу, начинаем грузить все что осталось.
   Всю ночь мотался между Чембало и Чернореченском, вроде из цехов все давно вывезли, а еще много что ценного нашлось. Мужики чуть водяное колесо не начали снимать, остановил. Утром прискакал дозорный, татары идут, он их обгоняет часа на два. Послал курьера, чтобы Балкер 1 с селитрой отчаливал и уходил на траверзу бухты Чембало.
   - Сапер! Ты! Помнишь, там дорога к нам из леса выходит, там узкое место приглядели? Повесь там растяжку.
   Все, выгнал всех из Чернореченска, саперы снаружи растяжки поставили, осталось шесть нажимных мин, их в домах поставим. Саперы закончат и уйдут, разведчики наблюдают в полукилометре.
   Я уже подъезжал к Чембало на коляске, когда услышал вдалеке первый взрыв мины. Ну что, Менгли, нравится тебе мое оружие?
   У причала стоят мавна и шхуна. Мавна загружена людьми и разномастным грузом - Ноев ковчег, хороший эпитет.
  - Все кто уходит мавной - быстро на борт! Отдать концы!
   Погонщик хлестнул волов, и они двинулись, натягивая бечеву. Волы топают медленно, выводить судно из бухты полчаса будут. На галере десяток весел есть, но надо экономить силы, парохода еще нет, он потащил баржу "на руду", как всегда - не вовремя. На севере опять громыхнуло - все обернулись.
   На причале увидел Гликерию, каждый раз как ее увижу - дух захватывает. Да, а сам чуть не забыл ее здесь. Хорошо, сама пришла, сообразила. Дал команду солдату погрузить ее вещи на шхуну.
   Прискакали два разведчика, сержант говорит - "Татары осадили Чернореченск, штурмуют", и устало улыбнулся. Все, уходим.
   Шхуна отчаливает, а на причале остаются наши кони. Некуда их грузить, не продумал я. До боли знакомый кадр, корабль с военными отходит, а кони остаются. И что характерно - тоже в Крыму действие происходит. Что же за место это такое! Но наши кони за нами в море не бросятся. Единственно - приказал их распрячь, пусть погуляют немного. Грустно.
  
  
   Каффа. Еремей Гусев, консул Каффы, республика Таврия.
  
   Рано утром караул сообщил, что на площади перед главными воротами цитадели необычно много татар, татары также видны под двумя другими стенами. Вот оно, началось - нападение татар. То, о чем меня предупреждал командор, меня и коменданта, больше об этом никто не знал. Андрей меня попросил оставаться в Каффе до последнего, чтобы Менгли ничего не заподозрил, чтобы дать время для спасения Чернореченска. Жена и дети уже давно уехали в наш новый город - Адлер, говорят, что там хорошо. В цитадели остались одни солдаты, немного рабочих и я, даже Барди уехал. Ну еще аманаты сидят.
   Тут ворвался старшина Осип, комендант Каффы.
  - Ну что? Началось?!
  - Да, начинаем ... эту... эва... куацию!
  - Да какую куацию! Мы их сейчас перестреляем! Смотри, у меня все просчитано. У меня только карабинеров - восемнадцать, еще полицейские с револьверами, еще пикинеры. Патронов для карабинов - три двести в оружейке! Только заряжаться не сможем, все станки, пули и порох увезли. Но патронов хватит, еще же носимый БК у карабинеров.
  - А если пушки притащат?
  - Доложили что уже везут, скоро тут будут.
  - !!!
  - Не ругайся. Я же говорю, у меня все просчитано - пушки они могут поставить или там - или там. Тут чуть больше ста метров, там - сто шестьдесят - уже померили. Места для стрелков уже готовы. Они поставят пушки - а мы расчеты перестреляем. И никто к пушкам подойти не сможет. Останутся у татар одни луки, а луками они стрелков не достанут - там все досками правильно прикрыто. Еще бы миномет, мы бы им порох подожгли - вот бы жахнуло! Там у нас на рейде две шхуны, одна точно минометная. Ты же их сейчас все равно вызовешь, давай миномет снимем.
  - Командор как сказал - "эвакуация и ничего из оружия не оставлять". А ты - "миномет снимем! " Там еще эту лодку с досками выставлять как причал, специально тот причал под калиткой разобрали, чтобы все забыли про него. И как там сейчас миномет таскать? Нет. Зови связиста, выставляй карабинеров по местам, уходить будем.
  - Ну хоть пушкарей татарских постреляю?
  - Тихо! Кричат что-то.
  - "Ворота открывай" кричат.
  - Ну все, началось. Стреляй всех, Осип, а пушкарей особенно. Прости меня, Господи!
   Связист связался со шхунами, они снялись с якоря, паруса поднимают. Как же медленно! Да еще далеко так стоят! Специально, на самую дальнюю якорную стоянку ставят, для безопасности. Рабочие открыли калитку в морской стене, притянули лодку - делают из нее плавучий причал, доски несут, шхуна совсем близко подойти не может. А основной причал цитадели слишком близко к общему причалу, сажений тридцать. Сейчас туда татары забегут и стрелами могут нас закидать, если бы мы там на шхуны пошли.
   Через ворота Осип перекрикивается с татарами, раззадоривает себя. Да и ждет, что татары стрелу первую кинут, первым не начинает, а вдруг татары просто поругаться пришли.
   Шхуны уже близко, и тут Осип кричит: "Пушки убери! Пушки убери! А то постреляю на ...!" Карабины стреляют! Пушки не стрельнули, значит получилось! На площади крики татар. Вот так! Получите! Не на тех напали!
   - Ящики из оружейки несите на шхуну! Те сундуки тоже!
   Так, вроде ничего важного не оставили. Командор сказал, чтобы мебель, рухлядь не брали, налегке уходили. А жалко, у меня какой стол красивый, резной. А кресло! Прямо трон!
   Хлопок какой-то вдалеке, но не пушка. На землю камень упал, развалился и вспыхнул дымным пламенем. Еще хлопки и еще огни по всей цитадели. Это мины! Зажигалки! Минометы у татар! Откуда!?
   - Быстрее все на шхуны! Осип! Ты где! Уходим! Людей уводи, калитку огнем закидают - сгорим тут все!
   Крики уже в цитадели! Солдат орет, катается по земле - у него вся нога в огне!
   - Воды! Несите воды! Аманаты! Их дом горит! Солдат! Ты и ты! Отопри дверь, выводи Гиреев на шхуну. Быстро! Обожженных тащите! Видишь, куда ему идти, он без чувств уже! Несите!
   Одного из Гиреев тоже сильно обожгло, упал, криком кричит.
   - Несите его!
   Вот еще солдата несут обожженного, без чувств.
   - Осип! Да что же это! Ну как так!
   Вроде все вышли, ныряю в калитку и бегу по мосткам, две шхуны стоят друг за другом, кто по резвее, перебегает на дальнюю. Со шхуны карабинеры стреляют по общему причалу, не дают стрелять татарам. Тут больше сотни метров, но могут дострелить. Еле добежал до шхуны, вскарабкался по трапу, что-то нога разболелась. У трапа капитан.
  - Ну что? Все?
  - Теперь все. Посчитал - сказал капитан - Поднять якоря!
  
  
  
   Андрей Белов. Адлер.
  
   Это какой-то кошмар! Менгли сжег цитадель Каффы! Мои спаслись, никого там не оставили, но четверо умерло от ожогов в течении суток, в том числе и комендант. Это от болевого шока, наверное. Еще трое умирают в мучениях, с такими ожогами у них нет шанса даже в двадцатом веке. Среди этих троих - Кильдишь Гирей, брат Менгли. Еще у нескольких небольшие ожоги.
   А остальные гарнизоны спаслись без особых происшествий. В Чембало мавну волы тащили, пока была дорога у моря, потом из бухты выходили на веслах. Весел мало - вышли с трудом, еще бриз к берегу тащит. Бечеву прицепили к шхуне, но этого хватило только чтобы "зависнуть" в нескольких сотнях метров от берега. Через час на берегу показались татары, постояли и ушли. Мы подошли чуть ближе к берегу и смогли зацепиться якорями. Подошел Балкер 1 с селитрой, немного людей пересело с мавны на балкер. Через несколько часов подошел "Архимед" и посыльная шхуна, и все пошли на восток.
   Гарнизон из Воспоро перекинули в Тану. В Солдайи пришлось немного пострелять, но ушли без потерь. А до остальных городов Готии татары даже дойти не успели, вывезли всех. На Казантипе, где серу добывали, стали появляться татары неподалеку, так что все погрузились на шхуну и пошли домой, вола бросили. Южнее Воспоро, где руду грузим, татары еще не появлялись, так что пока еще грузят.
   Всех, кто мне не нужен в "новом Чернореченске " - Адлере, послал в Мавролако. Часть войск, немного рабочих с Перекопа, братья Гиреи, Гликерия - все в Геленджик. Там сейчас бардак, навести порядок консулу помогают Татини и Барди. Немного рабочих и войск послал в Себастополис.
   Объявил, что столица Таврии переносится в Мавролако, в первую очередь - торговля. На ввоз товаров на полуостров, за исключением продовольствия, накладывается пошлина в сто процентов. Вот так, как бы и не запрещаю торговать, как бы оставляю Крым в своей юрисдикции. Хотя, фактически, потерял половину своей Республики. Хорошую, такую, половину потерял. Республика Таврия без, собственно, Таврии.
  
   Вот так, нанес Менгли мне обидное поражение, моим же собственным оружием. Скопировал, отлил минометы из бронзы, перелил часть османских пушек. Ствол из бронзы, плита и двуногая опора - деревянные. Точность низкая, но они стреляли по цитадели с сотни метров, из соседних дворов. С закрытых позиций! Это они бой под Инкерманом подсмотрели. Мины - тоже керамические, копия наших, даже дистанционную трубку скопировали. Не точно скопировали, но работает.
   А вот что было внутри мин - потрясло меня как бы не сильнее поражения в Каффе. Нефть. Две мины не сработали и не разбились, их подобрал и принес замкоменданта, старший сержант, теперь уже старшина. Мы их открыли - а внутри черная жидкость с таким знакомым запахом бензина-керосина. Я тут же послал разведку в Каффу, выяснять. Ну разведка - громко сказано, мои люди в простой одежде спокойно разгуливают по городам Крыма.
   И выяснилось, что в Крыму есть нефть! Мало, очень мало, но есть. На Керченском полуострове есть три места, где нефть сочится из земли. Ее вычерпывают, наливают в кувшины и продают. Но покупают, в основном, татары-пастухи, чтобы зимой, в сырой степи, разжигать огонь. А городские не берут, незачем и воняет.
   Я вспомнил, когда мы впервые попали в Воспоро, покупали воду, мужики были в сильном удивлении, что за воду и дрова надо платить. Так вот, рядом с дровами на продажу стояли кувшины, как для оливкового масла, но грязноватые, заляпанные. Я еще удивился - кто же так маслом торгует. А это и была нефть. У меня под носом три года была нефть! А я даже купцов не догадался спросить, размышлял о Баку и Плоешти. Надо же быть таким идиотом! Запустил процесс Фишера-Тропша, столько сил и угля на это потратил.
   Еще выяснили, на два лучших источника нефти, еще зимой Менгли "наложил лапу". Дебет этих "месторождений" мизерный - несколько литров в день, но за месяц сотня литров набегает. Вот и насобирал, и устроил настоящий ад в цитадели, пятью минометами.
   Те, кто пережил этот бой, были в подавленном настроении, еще и безнадежные мучения обожженных. Так что пришлось с ними проводить "психотерапию". Как прибыли в Адлер, посадил их ужинать отдельно, поставил им вина. А в вино спирта набодяжил, так что упились они хорошо. Дал им еще день отдыха, а потом завалил работой. Сейчас уже тот бой никто и не вспоминает.
   В целом, настроения в Адлере хорошие, можно сказать - радостные. Спаслись от "подлого татарина", да и в Адлере многим нравится. Море рядом и река бурная да чистая. Климат лучше, засухи нет, земля плодороднее. Ну а что заново отстраиваться, так то только в радость, новые дома, новые цеха. С лесом тут получше, так что жилые дома строим бревенчатые, русскому человеку так привычнее. Райское место, жарковато только.
   Отдохнул один день, от стресса отошел, на утро ко мне делегация мастеров и строителей, вопросов много накопилось. Но многое уже и без меня наладили - запустили первый механический цех с паровой машиной. "На валу" уже три станка, сварочный генератор и генератор на двенадцать вольт. Так что наши технологические возможности возвращаются. Вагранка готова, но производственных планов я не поставил.
   Запросил данные о запасах боеприпасов - патронов 9х27 более 50 тысяч, ОФ мин более пятисот, ОФ снарядов почти две сотни, картечных - более сотни. Гильз 65-мм - еще около восьмисот! Аргирос и бронза - это сила.
   Селитры успели вывезти более сорока тонн! Даже ближе к сорока пяти. Третий рейс Балкера 1 еще разгружают, возят в новый склад, который в сотне метров от первого. Деревянные рельсы туда тоже проложили, отрезав путь к первому складу, вот так мы пока стрелки переводим. Селитра! Селитры много! Я все не могу успокоится. Калибры у нас небольшие, селитры нам надолго хватит. Серы и того меньше - около семи тонн добыли, так что нас сера даже больше ограничивает, если через нитровещества работать. А если черный порох делать, то пропорции нормальные.
   Теперь чего нам не хватает - взрывателей мало, трудоемкость высокая. Но если лить бронзовые детали в кокиль, то неплохо получается, лучше, чем паять из меди. Хотя цех по производству взрывателей надо запускать. А еще раньше надо запускать основное производство - станки и металлургию. Со станками проще, их только собрать надо, подключить и отрегулировать. В этот цех еще несколько станков влезет, а второй цех уже начали строить.
   И надо начинать домну строить. Запасов чугуна и стали у нас много, но мы уже привыкли расходовать металл по меркам двадцатого века, новички сильно удивляются, как мы сталь тоннами тратим. Так что есть опасность неожиданно оказаться без металла.
   Зато с неквалифицированной рабочей силой особых проблем нет, гражданское население Адлера, по сравнению с Чернореченском, увеличилось почти на две сотни человек. И это я еще лучших отбирал на кирпичном заводе в Чембало. Ленивых и сомнительных отправил в Шахтинск и Себастополис. Ну и ремесленников из них отобрали, кузнецов и плотников. Кузнецов - в механический цех - переучиваться, плотники пока дома и цеха строят, но их и так много, на верфи еще много работало. Скоро основное строительство закончится, корабелы начнут новую верфь строить, а остальным плотникам надо будет новое занятие искать, переучиваться. Но прямо сейчас плотникам много работы - строятся цеха. Строим по проектам, начальники производств долго проектировали, продумывали, обсуждали вместе. Еще привезли из Чернореченска доски и кровлю от разобранных сараев, так что у нас даже сухие доски есть, только с дырками от гвоздей.
   Тут еще гендерный перекос опять увеличился, чернореченские еще не все женаты, процесс затормозился из-за переезда. А тут еще почти две сотни мужиков подвалило. Чембало с гречанками уже рядом нет, а на горских девушек мужики смотрят с опаской, обычаи сильно другие, крещенных среди них мало. Так что придется устраивать брачные туры в Геленджик-Анапу-Тамань, там греческого населения еще много. Хотя и Лияшских невест отвергать совсем уж не будут, я надеюсь. А то совсем однообразно, у нас типичная семья - муж русский, жена гречанка.
  
   Менгли вроде как и победил в этой войне, но целей своих не достиг. Не захватил ни одного ствола, взятый штурмом, с потерями, Чернореченск оказался совершенно пустой, только часть домов и казармы. При штурме погибло более двух десятков, и при подведении итогов лишился головы тысяцкий, который командовал штурмом. Поскольку он докладывал, что осажденные отстреливаются из своих мортир, новыми страшными минами. А когда городок взяли, не нашли ни людей, ни мортир, ни станков. Только вращалось впустую водяное колесо.
   И серебра не захватил ни лиры. Поскольку было начало сентября, то налоги еще и не начинали собирать. Так что Менгли попытается какие-то налоги собрать самостоятельно, а тут еще мои запретительные пошлины - по сути, торговая блокада. Надеюсь, что купцы разбегутся с полуострова.
   Мне придется опять менять налоговую систему, частично вернусь к старой. Налог на недвижимость для бизнеса снижу до уровня налога для жилых зданий. А портовые пошлины и торговые сборы верну почти до прошлых значений. Только надо продумать механизм сбора пошлин, придется создавать небольшие комиссии, чтобы снизить хищения.
  
  
  
  
  
Оценка: 8.40*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Елена "Беглянка с секретом. Книга 2"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Менеджер олигарха и бессердечная я. Рита АгееваДиету не предлагать. Надежда МамаеваКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеВ плену монстра. Ольга ЛавинАртефакт для практики. Юлия ХегбомТурнир четырех стихий-3. Диана ШафранХолодные земли. Анна ВедышеваНевинная. Подарок для демона. Кристина АзимутНить души. Екатерина Неженцева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"