Кузнецов Константин Николаевич: другие произведения.

Часть вторая. Глава 26

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.69*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть 100 кг.

   Глава 26
  
  
   В бухту Лампедузы входили крадучись, промеривая лотом глубины и крутя во все стороны стволами орудий, винтовок и карабинов. Действительно, если держаться правее, то глубины приличные, для корвета хватает с запасом. Подошли к мысу, где стояли нефы, свой мы оставили на якоре напротив входа в бухту. Тут даже небольшой причал есть, но подойти к нему вплотную не смогли, глубины не хватает. Надо причал удлинить, совсем немного не хватает, меньше десятка метров. Встали на якорь.
   Слева довольно большая мелководная лагуна, сквозь ровную прозрачную воду видны светлый песок и темные поля водорослей. Такой же светлый песок есть и на берегу, чуть дальше стоят хижины, от одной из них осталось только две стены, результат попадания снаряда.
   Два отделения стрелков высадились на берег. Обошли окрестности, но недалеко, не выходя из вида орудий корвета. Никого не нашли, а идти дальше, за холм, как-то не уютно. Капитан сказал не рисковать.
   Собрались на совет - что делать. Шхуны с подкреплением на походе к Мальте, договорились встречаться там. Туда же отправился "Архимед", обеспечивать связь. Оставлять гарнизон на Лампедузе - распыляться, войск и так мало. Еще этот неф - сундук без ручки, как говорит Командор. Оставлять остров без присмотра - опять пираты набегут.
   Все-таки решили все идти на Мальту, и неф с собой тащить - тут недалеко, чуть более сотни километров. Еще с предложением выступил сапер - появилась такая должность на корвете. Командор назвал эту должность минером, но все путают, и по привычке называют его сапером. Предложил он заминировать пару хижин на пляже. Другие засомневались - а вдруг кто из честных людей приплывет? Капитан предложил для честных людей написать записку о том что остров проклят, и страшная сила карает тех, кто будет ходить по острову. А тот кто не знает латыни - пусть языки учит, а не по морям ходит.
   Заминировали нажимными минами, внутри двух хижин, сразу у входа. Там песок, так что довольно просто. Сапер тщательно составил карту минирования, довели это до всех членов экипажа и солдат. Отправились на Мальту, буксируя неф. Пришлось задействовать обе машины и все котлы, но тут недалеко.
   Шхуны с подкреплением пока не подошли, поэтому пока решили не спеша все обследовать. Рядом с Мальтой есть еще один остров, поменьше, но на нем нет удобных бухт. На самой Мальте бухт несколько, наиболее удобная - северо-восточная. Юго-восточная тоже неплохая, но слишком открытая. Решили начать с нее.
   Прошлись по бухте - просторная, на берегу никого нет, только обломки досок немного. Но скоро сядет солнце, надо готовиться к ночевке. А дым от парохода на полнеба видели на всем острове, придут из любопытства. Так что если оставаться на ночь в бухте, то могут пожаловать гости.
   Решили прикрыться нефом и минами. Бухта большая, встали подальше от берега, вплавь с оружием до нас добраться - таких умельцев мало. Лодок на берегу не наблюдается, до основной бухты более пяти километров - лодку не донести. Основной вариант - придут морем. Поставили неф между корветом и входом в бухту в сотне метров. На палубе минер поставил растяжку. Мина в чугунном рубчатом корпусе, начинка из тола. Мы такие против всадников ставили, на высоких кольях. Осколки далеко летят, всем хватает. Злая мина.
   На рею повесили масляный светильник, чтобы пиратам ночью ориентироваться. На корвете будем соблюдать светомаскировку, подготовились по-боевому - все иллюминаторы закрыли стальными щитами, стекла сняли. Все двери на верхнюю палубу задраили, караул удвоенный. Половина артиллеристов тоже будет дежурить ночью.
   Долго пираты собирались - громыхнуло на нефе под утро. Заорал раненый. Сигнальщик с марса включил большой светодиодный фонарь - у нефа большая лодка, с другой стороны - вторая, но видно плохо. Стрелять из пушек даже картечью не хочется, можно свой неф потопить. Через амбразуры в щитах иллюминаторов начали стрелять солдаты. Но капитан быстро задробил стрельбу - движения не наблюдается, нечего патроны зря палить. За нефом остались наблюдать три стрелка с винтовками и сигнальщик с фонарем. Остальные осмотрели свой корабль. Ни на палубе, ни у борта посторонних не видно. Несколько раз стреляли солдаты из винтовок - на нефе и лодке кто-то мелькал.
   Развели пары и стали приближаться к нефу. Ближняя лодка так и стоит привязанная к якорному канату, а вот второй лодки уже нет - ушли, прикрываясь нефом. Дождались рассвета, осмотрели неф - три трупа на палубе и один в лодке. Но в крови перемазано все что можно, хорошо им досталось. Немного прибрались на нефе, поставили еще одну растяжку, и пошли в обход острова против часовой стрелки.
   Тут много мелких бухточек, как только вышли, увидели четыре штуки, но там тоже пусто. Но вот подошли к главной бухте. Очень разветвленная бухта, чуть ли не десяток "языков" расходиться в разные стороны. С правой стороны по мачтам заметили стоянку судов. Надо заходить прямо к ним, и демонстрировать нашу непробиваемость. Страшновато, хотя мы идем по-боевому, с щитами, но вдруг у них есть особо большая пушка.
   Кораблей не особо много - три нефа и полдюжины фелюк и больших лодок. Прямо перед нами на острове или полуострове небольшая крепость, на площадках видны две пушки на деревянных опорах. Это даже не крепость, а форт, сложенный из местного светлого камня. Главная крепость должна находиться в глубине острова на горе. До нее километров семь по карте.
   Около одной из пушек появились люди и что-то делают. Это они хотят в нас стрелять. Не, так не пойдет. Да еще и приближаемся к этой крепости. Фугасным снарядом можно промахнуться, а вот картечь будет в самый раз - пиратов от пушки будто сдуло.
   Прошли совсем близко от форта, стали обходить этот мыс. Солдаты из винтовок даже еще кого-то на стенах подстрелили. И тут - бах! С нефа стреляет пушка, и ядро теперь в правый борт. Мы из малой пушки картечью в ответ, что было в стволе, тем и стрельнули. Тут совсем близко, метров двести, и облачко дыма четко показывает - откуда стреляли. Капитан:
   - Ну-ка, добавь по этому нефу фугасным, им оставшихся хватит чтобы уплыть!
   На юте нефа взрыв вырвал куски досок, которые красиво полетели в море. Но дыра высоко, не утонет. Корвет остановился, отсюда хорошо видно все корабли и форт. На кораблях и стенах форта двигались люди, и за дело взялись солдаты с винтовками. Минут через десять методичного отстрела, пираты поняли, что нам на глаза лучше не попадаться. К ближней пушке форта никто не подходит, а дальняя отсюда не видна, артиллерия на нефах тоже молчит. Стало тихо, только машина подгребает винтом, да волны плещут.
   - Так и будем их караулить?
   - А что делать? Для высадки нас мало, а корабли топить нельзя.
   - А крепостицу?
   - Крепостицу можно. Заряжайте трёхдюймовку фугасным! Видишь, левее орудийной площадки стена потоньше. Давай в это место, в середину или чуть выше.
   Выстрел из пушки и громкий взрыв снаряда. Над стеной форта поднялось большое облако пыли.
   - Попал!
   - Ха! Если бы не попал - драить ему палубу, тут две сотни метров!
   Пыль рассеялась, и стало видно, что в верхней части стены не хватает куска, обсыпалось метра два.
   - Стена хоть и каменна, а наша пушка ее быстро прогрызет!
   - Ничего мы сейчас грызть не будем. Свою силу и свою прочность мы им показали, пусть думают. А нам надо весь остров кругом осмотреть.
   Корвет развернулся и пошел обратно. Выходя из бухты, добавили еще трёхдюймовым фугасом в другую стену форта. Чтобы думали быстрее.
   Выйдя из бухты повернули налево и пошли вдоль берега, внимательно осматривая берега. Бухт тут оказалось много, и небольшие, и совсем маленькие, на Лампедузе такого разнообразия нет. Но везде пусто - ни каких судов нет. Дошли до северо-западной оконечности острова, тут пролив, за ним маленький островок, а там еще остров побольше.
   - Куда идем? Маленькие острова осмотрим, или в пролив, вокруг большого?
   - До ночи не успеем если еще и маленькие осматривать, а там у нас неф в бухте.
   - Ну идем.
   На южной стороне острова бухт меньше и местность немного гористая, насколько это можно увидеть с моря. Вдалеке видна небольшая гора, вот на ней и должна быть главная крепость острова. Дошли до "своей" бухты - неф на месте, минер проверил мину - тоже на месте. На ночевку встали как вчера, только к нефу немного ближе. Но так, чтобы от осколков мины кормовая надстройка нефа закрывала.
   Эта ночь прошла тихо, никто на борт не лез. Стали думать, что делать дальше.
   - Шхунам еще дня два идти, без делу ждать негоже.
   - Ну в ту бухту к пиратам тоже соваться не стоит, так мы их вглубь острова загоним, бегай потом за ними.
   - Поехали, маленькие острова осмотрим, что еще делать.
   Проходя мимо пиратской бухты, думали - пальнуть по форту, или нет. Решили пока снаряд сэкономить. Обошли остальные острова, нашли только остов, затонувшего у берега, нефа. К вечеру вернулись в бухту, и неф и мина на месте. Ждать надо шхуны и пароход, они уже близко - связь между радиостанциями круглосуточная, а не только ночью.
  
  
  
   В Адлере сварили стальную часть корпуса баржи и спустили на воду. Вот это действительно - баржа - большая, широкая. В такую будет удобно и скот загонять, и угля много войдет. Еще нет ни палубы, ни фальшборта, только голые стальные борта. На корме стальная рама с площадкой капитанского мостика с одиноким штурвалом, ни стен, ни крыши надстройки еще нет. Все это будут делать уже другие корабелы из дерева.
   Так как нет фальшборта, то боялись что при спуске со слипа баржа может зачерпнуть воды. Но в таком состоянии баржа еще довольно легкая, и ее осадка сейчас менее полуметра, так что на воду спустили нормально. На изготовление стальной части корпуса ушло около семидесяти тонн проката, а расчетное водоизмещение баржи - триста тонн. Ну еще добавится довольно много дерева, но грузоподъёмность ожидаю более двухсот тонн.
   Одна из главных особенностей этой баржи - она толкаемая. Для этого в корме сделана выемка для носа парохода, и там установлено специальное сцепное устройство. На носу "Гефеста" уже закрепили ответный упор для этого замка, сделали подкрепление форштевня. Сцепное устройство обеспечивает возможность перемещения парохода относительно баржи при всех видах и комбинациях качки - вертикальной, килевой и бортовой. Кроме того, обеспечивается взаимное вертикальное перемещение обоих судов при разной осадке. Для этого туда поставили бронзовые вкладыши и смазали машинным маслом.
   Надо бы доделать баржу для испытаний, но "Гефесту" надо спешно уходить в Воронеж. Началась осень, а там она может быстро смениться зимой, Дон замерзнет. Сцепили пароход и баржу, попробовали вперед-назад, замок держит. Тут все увидели главное преимущество этой конструкции - пароход может спокойно разгоняться и тормозить машинами, не думая о том, что баржа может его догнать и задеть, а то и навал может произойти.
   Вот с поворотами хуже - радиус циркуляции сильно увеличился, даже не смогли с первого раза развернуться в бухте. Для улучшения маневренности на баке парохода и корме баржи установили по два кнехта по бортам, между ними натянули канаты, параллельные диаметральной плоскости судов, левый и правый канат. При движении прямым курсом, эти канаты должны быть натянуты одинаково, при этом сцепка пароход-баржа меньше рыскает. При поворотах наружный к повороту канат ослабляют. Чтобы выполнить поворот минимального радиуса, пытались натянуть внутренний канат, но там усилия очень большие, нужна какая-то механизация.
   Скоростные характеристики сцепки проверить не удалось. Бухта у нас небольшая, а выходить из бухты без фальшборта на барже не рискнули. Заметили только, что недогруженный нос баржи немного скачет по волнам, надеюсь, что при загрузке это пройдёт. Еще вес от дерева прибавится. Важно, что удостоверились в работоспособности сцепки. Будем доделывать баржу, а "Гефест" уходит в Воронеж.
   Мы довольно быстро сварили подряд два корпуса - "Гермеса" и баржи. На это время два производства сбалансировались - эллинг потреблял прокат примерно с той же скоростью, с какой его производил металлургический комбинат. По случаю спуска на воду очередного судна, корабелы отдохнули два дня и начали раскладку набора корпуса второго корвета.
  
   Но все еще узким местом является механическое производство. Второй речной корабль "Гермес" все еще стоит у достроечного причала, хотя за это время успели сварить корпус баржи. Если надстройки уже закончены, и идет монтаж внутреннего оснащения, то паровая машина установлена только одна, вторую все еще делают. Эти трёхцилиндровые машины тройного расширения имеют очень сложную конструкцию, намного сложнее паровика локомобиля. Их изготавливают самые квалифицированные мастера, таких у нас раз-два и обчелся. Еще есть два мастера-станкостроителя, их использовать в других целях я себе запрещаю. Они не спеша работают в углу цеха, и этот станкостроительный участок выдает раз в пару месяцев по станку. И с ними я лично обсуждаю, какой станок будет следующий, вместе эскизы рисуем. Это один из столпов моей цивилизации. Одно из главных недавних достижений для этой отрасли - электродвигатели. Построить станок с электрическим шпинделем гораздо проще, чем сочинять сложную трансмиссию от общего вала.
   Давно пытаюсь достигнуть другой ступени технического прогресса, тоже для станков очень нужной. Шарикоподшипники пытаемся сделать уже больше года, отрядил для этого отдельного мастера. Только недавно получился действующий подшипник, но из бронзы. Ресурс у него небольшой, а менять его гораздо труднее, чем вкладыши подшипника скольжения. Зато шариковый почти не требует смазки, а в тот масло надо подавать непрерывно.
   Сделали большой роликовый регулируемый подшипник, тоже пока бронзовый. Пару таких поставили в шпиндель нового токарного станка. Долго прирабатывали и регулировали, зато биение шпинделя стало таким маленьким, что сразу и измерить не смогли. Точность обработки еще подросла. Вот так, пытаемся чтобы каждый новый станок хоть немного превосходил точностью предыдущие.
  
  
  
   Я же всех начинающих токарей и фрезеровщиков заставил учиться в Техническом Училище, они там учатся грамоте и арифметике, основам технических дисциплин. Вроде даже чему-то научились, но квалификация у них средненькая. Что-то у меня не сходится - несколько человек довольно быстро освоились со станками, а остальные - вроде хотят, стараются, учатся - но обрабатывать что-то ответственное им давать нельзя. Наверное, их надо долго учить. Но, возможно, еще был неправильный отбор на станочников, одного желания - быть токарем - мало. Возможно, среди этих грузчиков и подсобников есть более способные к точной работе.
   Похоже, что у многих плохо развита мелкая моторика пальцев, землепашцам и лесорубам она не очень нужна. Надо еще раз провести отбор среди всех рабочих, найти людей с хорошей мелкой моторикой. А то что они не выразили желания стать мастерами, так люди тут не привыкли говорить такое начальству, многие стесняются, или даже опасаются - как бы хуже не было.
   Тестов на мелкую моторику я знаю много, да хотя бы письмо или вдевание нитки в иголку. Надо тестировать, отбирать. Но только в Адлере на должностях грузчиков и подсобников более двухсот человек, а отбирать надо самому - другим пока объяснишь. Опять все самому. Надо как-то быстро провести первичный отбор. А ведь мелкая моторика пальцев еще коррелирует с развитием речи! Области мозга находятся близко и влияют друг на друга.
   Надо проводить отбор утром, чтобы усталость не смазала картину. Проведу короткое собеседование с каждым, но и отвлекать от работы всех нельзя. Сказал всех рабочих разделить на четыре группы и в течении четырех дней принял каждого. Рядом со мной сидел секретарь и писарь из отдела кадров. Каждого грамотного просил написать свое имя, а неграмотного - перерисовать один из небольших рисунков. Задавал несколько вопросов - кем был раньше, кем хочешь быть. Мне нужно было услышать его речь и отсеять совсем немотивированных.
   Ориентировался отобрать некоторую часть, по этим признакам, на первом этапе, чтобы их проверить еще раз. Вскоре с первых слов человека стал определять - хорошо он владеет карандашом или нет. Отобрал двадцать четыре человека. Пытался выявить закономерности - с некоторыми из них в детстве занимались родители, но таких было мало. Некоторые вспомнили, что в раннем детстве лепили из глины фигурки - скорее всего это и было одной из причин хорошего развития мелкой моторики пальцев.
   После провел углубленное тестирование, но отсеял только двоих. С остальными поговорил о перспективах, вдохновил, и отправил учиться. Вот это важный этап - если не обучаться грамоте, то и моторика не поможет стать хорошим станочником. Будут учиться и практиковаться на станках, параллельно. Это еще месяца два, а то и больше. Так что перекос между производствами пока будет сохраняться.
   Но обучение и первой группы токарей и фрезеровщиков дало некоторый эффект. Там где не требуется большая точность, или эту точность можно обеспечить аппаратными методами, производительность заметно увеличилась. Стало в достатке болтов и гаек всех нужных размеров. Котлы, трубы, якорные цепи, литые детали, дельные вещи для кораблей - это стали делать в нужных количествах.
  
  
  
   На нефтяной участок прибыла первая группа - греки-плотники и одно отделение солдат. Приехали от Мапы на лошадях, с собой привезли только инструменты, шатры, продовольствие и гвозди, много во вьюках по лесу не привезёшь. Поставили шатры, наладили немного быт, и приступили к делам. Плотники начали рубить лес и строить срубы, солдаты охраняют. Ну и по двое уходят в патрулирование окрестностей, заодно местность исследуют.
   Вторую группу шхунами доставили по Кубани к устью этой "нефтяной" речки. Одна бригада плотников начала тут строить причал, домик и амбар. Перевалочный пункт нужен. Туда же привезли из Копы две плоскодонные лодки и пригнали лошадей. Лодки небольшие, лошади потянут, а то волы медленные. Со шхун на лодки перегрузили припасы, кровельное железо, пустые стальные бочки, корзины. Первые километры по речке шли хорошо, лошадки тянули бечеву, надо только периодически отталкивать лодку шестом от берега. Потом начался лес, но как раз тут черкесы рубят лес и сплавляют его по речке. В густом лесу деревья выше и прямее, чем на открытом месте. Немного мешали продвижению пеньки от срубленных деревьев.
   Но вот вырубка закончилась, и уперлись в сплошной лес. Деревья подступали к берегам так плотно, что лошади не могут пройти. Пытались прорубать дорогу, но тут работы на недели. Нашли выход - речка у берегов совсем мелкая, и лошади пошли по мелководью. Дно каменистое, ила почти нет, нормально идти. Только вода в речке холодная не смотря на жару. Так и добрались до участка. Но осенью, а тем более зимой так не походишь, надо что-то придумывать.
   По битумной луже проложили мостки, и начали собирать сырье. Битум и асфальт грузят в корзины, нефть черпают и заливают в бочки. Первую плоскодонку с корзинами и бочками отправили вниз по ручью, на берегу Кубани выгрузят и обратно. Пока тепло, надо максимум вывезти.
  
  
  
  
   "Гефест" ушел в Воронеж. Этот рейс готовили так, будто он последний в этом сезоне, хотя надеемся сходить еще раз. Послали еще одно отделение солдат, патроны, снаряды и серебро. Это то, без чего совсем нельзя на зиму оставаться. Еще послали зимнюю военную форму из толстого сукна. Зимние форменные куртки из стриженой овчины, шапки-ушанки, сапоги. Длинные тулупу и унты для караульных. Обработанную овчину, жителям продавать, сами пусть себе тулупы шьют. Запас ткани и всяких бытовых мелочей на зиму. Запасные детали для локомобиля и радиостанции.
   Из еды только пшеницу, южные крупы, и немного картошки. Основное питание должно быть местным - рожь, ячмень, овес. Для этого везем серебро. Рыбу и дичь должны будут сами добывать, но и покупать у местных тоже будут.
  
  
  
   На третий день ожидания к Мальте подошла эскадра из "Архимеда" и двух шхун с войсками. Все собрались в небольшой полуоткрытой бухте на восточном берегу, неф тоже сюда притащили. Отсюда до центральной крепости на холме чуть более четырех километров.
   В нашем распоряжении десять отделений - семьдесят солдат и сержантов, и два полевых 65-мм орудия. Пиратов более сотни. Но самое главное - на острове нет конницы, поэтому мы и взялись за сухопутную операцию.
   И вот, одним прекрасным утром, а тут все время погода хорошая, только ветрено, начали высаживаться на берег. Высаживались долго - шлюпок мало. Высадилось девять отделений, пушки выгружать пока не стали. Три дозора выдвинулись вперед и в стороны, начали осматривать окрестности. Подали знак, и колонна двинулась вперёд по извилистой дороге. Местность чем-то напоминает путь от Чембало к Чернореченску, только более гористая.
   Не самое лучшее место для полевого боя с карабинами и винтовками, профиль местности прилично изрезан, есть овраги. Хорошо, что густых лесов нет, только рощицы, довольно редкие.
   Дорога сначала пошла резко в гору, затем подъем стал незаметным, только впереди виден большой холм, на котором видны стены города. Дорога как раз и ведет к воротам. Шли медленно и осторожно, но вот уже подошли к стенам, остановились метрах трехстах. Головной дозор пошел к воротам, но когда до них оставалось менее сотни метров, со стен грохнул выстрел. Двое дозорных присели от неожиданности, и через секунду побежали обратно, петляя как зайцы. Место там открытое, и лежать под стенами бессмысленно.
   Значит у них есть мушкеты, по крайней мере один. Ворота заперты, солидные. Но деревянные - какие же еще. Против фугасных снарядов им не устоять, даже против "мелкашки" - 65-мм пушки. Вот как раз для этих ворот эти пушки и подходят, чуть ли не самое лучшее для них применение на суше. Послали одно отделение назад за пушкой.
   Окружить крепость тоже не можем, солдат мало, а крепость большая, это даже город, метров четыреста-пятьсот шириной. Располагаемся здесь, встали в оборонительный порядок - две шеренги, с флангов шеренги загибаются, получилась С-образная фигура. Наши отделения экспедиционного корпуса хорошо вооружены, в каждом отделении три винтовки и четыре карабина. Для обороны выстроились так, чтобы снаружи были стрелки с карабинами.
   Ждать долго, поручик, командир роты, сменил дозоры, остальным разрешил сесть на землю, отдыхать. Жарко, тут будто не осень, солдаты пьют воду из фляжек. Командир сказал воду экономить - на острове рек нету. Солдаты заозирались, будто в поисках реки или озера, и стали бурно обсуждать - как же тут жить? Из моря не попьешь, а вон целый город живет.
   Что-то долго отделения с пушкой нет, надо было два отделения послать. Резервное отделение капитан все не отдаст, так что там человек десять толкают пушку в гору.
   Вдруг "А-а-а" - заорал дозорный и выстрелил. Ворота в стене уже открыты, и оттуда выливается толпа людей. И эта толпа бежит прямо по дороге на нас.
   Поручик заорал - "Становись!", все повскакивали, занимая места в шеренгах. "Первая шеренга - на колено!" "Дальность - двести метров!" - это больше для карабинеров, из винтовки по ростовой фигуре можно поправки и не вносить. А для карабинов далековато, но стрелять уже можно - "хуже не будет", да и приближаются они с каждой секундой. Стрелять лежа тут нельзя - пожухлая трава по колено, только несколько человек, что стоят на дороге, могли бы лечь. Но командир не стал отдавать сложные команды, тут каждая секунда дорога.
   "Огонь!" - грохот полусотни стволов ударил оглушительным рёвом по ушам. Через пару секунд нестройный залп одних карабинов, уже явно тише без винтовок. Еще секунд через пять снова пошли громкие выстрелы винтовок. Все стреляют самостоятельно, по готовности.
   Но берберы бегут вперед, как будто пули в них не летят. Стрельба грохочет секунд двадцать, но кажется что уже несколько минут. Некоторые карабинеры уже начали менять израсходованные магазины. Даже сквозь выстрелы стали слышны атакующие крики пиратов.
   Но не добежав то рубежа в сотню метров, толпа стала резко замедляться, только отдельные пираты продолжали бежать с той же скоростью. Карабины ударили с новой силой - многие перезарядились, а на сто метров все солдаты хорошо стреляют. Кто-то перевел прицел на карабине на сто метров, а тот кто не перевел - стал чаще попадать по головам. Толпа стала таять на глазах, и почти также дружно побежала назад. Заметно, что у пиратов много раненых, они падают, поднимаются и бегут дальше - к воротам. Но это продолжается недолго, они еще лучшие мишени, нежели хорошие бегуны. Но вот все скрылись в воротах.
   "Прекратить стрельбу!" - и через несколько секунд стало непривычно тихо, только тяжело дышали солдаты, будто это они бегали в атаку, да вдали кричали раненые берберы.
   - Ох!
   - Что это?
   - Отбились!
   - Да сколько же их было!
   - Сотни две, не меньше.
   - Хорошо мы им дали! Половину положили, точно!
   - Не, половину - вряд ли. Видел, сколько в ворота забегало!
   - Но там и поранетых много было.
   - Этточно.
   Только тут заметили, что один солдат лежит на спине, а на его груди большое пятно крови, но стрелы не видно. Вот он - мушкет! Точно! В атакующей толпе были видны несколько облачков выстрелов. Попали все-таки.
   Медик бросился к раненому, но уже через минуту медленно встал - "Все. Не дышит". Еще бы, у этих мушкетов пули - как орех свинцовый, быка убить можно.
   Прямо сейчас они на нас снова не нападут, если только у них там еще несколько сот воинов в резерве нет. Ну это вряд ли, не то войско у берберов, и на вылазку должны были всеми силами идти. Не пойдет малая часть войска у татей на убой, когда остальные отсиживаются.
   Поручик отправил еще одно отделение в помощь тем, кто тянет пушку сюда. Как оказалось - правильно. Те солдаты, что тянули в гору, изрядно вымотались, еще и снаряды тащить. Так что помощь сильно ускорила доставку орудия. Еще доставили сообщение, что командующий флотом Василий отправил пароход "Архимед" вокруг острова к пиратской бухте, наблюдать. Но в бухту не заходить, а держаться на расстоянии. Радиосвязь с ним будет постоянная, тут совсем близко.
   Пушку поставили на четыреста метров от ворот. Наводчик тщательно целился, и не зря - попал первым же снарядом. Когда пыль от взрыва осела, в подзорную трубу рассмотрели большую дыру в воротах. Наводчик немного подправил орудие и выстрелил еще раз. Второй и третий выстрел сделали в максимальном темпе, чтобы продемонстрировать скорострельность. После третьего выстрела упала правая створка ворот, а вот с левой створкой не задалось - четвертый снаряд попал в стену слева от ворот, а пятый залетел в проем, и взорвался внутри крепости.
   - Тоже неплохо - сказал поручик.
   Шестой снаряд попал в левую створку, и она повисла с перекосом в проеме ворот.
   - Достаточно. Прекратить стрельбу!
   - Что, штурмовать пойдем? Их там более чем нас. Потери будут. Командор такое запрещает.
   - Не, не будем пока. Силу свою мы им показали. Дело к вечеру идет, а тут ночевать негоже.
   Покатили пушку обратно, тут совсем легко - людей много и под горку. Спустились на берег, к бухте, встали лагерем. На борт подниматься не стали, шатры поставили. На твердой земле солдатам привычнее, а на кораблях тесно очень. Да и погода тут такая, что и без шатров спать хорошо.
   Караул выставили усиленный - одно кольцо вокруг бухты, на холмах, а еще дальние дозоры на пути к крепости. Но ночь прошла тихо, только дозоры доложили про движение вокруг крепости.
   После завтрака опять пошли к крепости, дружно таща веревками пушку, снаряды несли в специальных ранцах. Встали на вчерашнюю позицию. Ворота в крепости вроде как починили, обе створки на месте.
   - Интересно, просто починили, или завалили?
   - Так сейчас и проверим.
   Наводчик опять тщательно целится, вспоминая вчерашние промахи. Бах! Облако пыли оседает.
   - Что-то не пойму, что с воротами - поручик смотрит в подзорную трубу.
   - Так эта, нету ворот, я и так вижу.
   - Одним снарядом разнесли, что ли?
   - Так они их и не чинили, видно. Левую створку поправили, а правую просто прислонили.
   - И что делать?
   - А давай еще один снаряд внутрь через ворота.
   - Давай!
   Выстрел, и эхом взрыв за стенами.
   - Что-то не видно никого. Ни на стенах, ни за воротами. Так и будем стоять?
   - Двигаться надо ближе.
   Зарядили пушку картечным выстрелом и пошли потихоньку вперед. В полусотни метров от ворот остановились. Прямо у дороги свежевскопанная земля, длинным холмиком. Это они вчера своих хоронили. Большая могила.
   Два отделения подошли к воротам, заглянули внутрь - пусто. Пошли дальше, остальные подтянулись к воротам. Да, там внутри целый город, дома каменные. Но кругом грязь и мусор, местами кровь засохшая. Сначала продвигались очень осторожно, боялись засады. Но поняли, что нет никого в городе, пошли быстрее. Дошли до дальних ворот, а они открытые - ушли берберы. И тут прибегает посыльный от капитана корвета. С "Архимеда" сообщили, что из бухты вышли два нефа и ушли на запад.
   Получается, что ушли пираты, не хотят с нами воевать. Но все ли ушли? Надо все осмотреть, город в первую очередь. Разделились на отделения и стали прочесывать город частым гребнем. Нашли один дом запертый, в нем в ужасной вони несколько человек лежат, рядом с ними с десяток трупов в таких же позах. Двое из них еще могли говорить, и рассказали что они воины арагонского гарнизона, захваченные пиратами.
   Те, кто был ранен при обороне Мдины, так этот город называется, постепенно умирали от ран, также в этот дом запирались те, кто получал раны при наказаниях. Даже при лекарской помощи далеко не каждый раненый выживал, а тут помощь была только взаимной, в отсутствии лекарских снадобий.
   Захватив город, берберы всех выживших жителей объявили рабами и стали продавать османам и мамлюкам. За стеной Мдины есть еще один город - Рабат. Когда пираты напали, жители Рабата разбежались. Но с острова некуда деться, и за эти месяцы берберы переловили и продали почти всех жителей.
   Но вчера раздался сильный грохот и был страшный бой, много пиратов погибло. Весь вечер и всю ночь берберы решали, что делать с таким сильным противником. Но когда утром разведчики донесли что тот же враг опять выдвинулся к Мдине, все решили уходить на кораблях, благо бухта в другой стороне. Пираты забрали оставшихся здоровых рабов, а раненых и больных оставили тут умирать.
  
   Медик осмотрел раненых, и сказал, что у двоих есть шанс выжить, остальных не вылечить. До вечера обыскали весь город, но никого живых более не нашли. Послали гонца к кораблям - город занят, пиратов нет. На ночь расположились в нескольких крепких домах, выставили караулы. Утром гонец принес приказ - продолжать осмотр острова и поиск пиратов. Так как шхуна и "Архимед" уходят на Сицилию за представителем принца Арагона. К их приходу надо быть уверенными, что на острове нет пиратов.
   В первую очередь осмотрели пиратскую бухту и форт, туда же перетащили купленный неф. В бухте нашли две фелюки и севший на мель неф. Тот самый, что стрелял по "Зевсу". Ответный снаряд корвета попал в корму довольно высоко над ватерлинией, но от взрыва лопнул шпангоут и сдвинулись доски обшивки, началась течь. Пираты пытались починить, перетащили неф на мелководье, но потом им стало не до корабля, и он затонул, сев на мель.
   Вспомнили, что надо обустраивать базу на Лампедузе. А неф, даже не на ходу, это изрядное количество хороших досок, начали его разбирать и грузить доски на свой неф.
   Начали прочесывать остров. Остров большой, а солдат мало. Сначала пошли по берегу, с моря эти три отделения поддерживал корвет. Вечером грузились на корвет и ночевали в море, утром продолжали с той же точки.
   За неделю силами семидесяти человек такой остров тщательно не осмотреть, но больших групп пиратов не нашли, может отдельный берберы еще где-то прячутся. Зато нашли полтора десятка жителей Рабата и рыбаков. Они прятались в пещере на берегу и были сильно истощены. Главной проблемой была не еда, а пресная вода. Рыбаки ловили рыбу в достатке, а вода на острове была только в нескольких колодцах и небольших озерах-лужах среди скал, наполняемых дождями.
   Пираты взяли под контроль все колодцы и лужи, так что эта группа выжила только за счет совсем маленьких луж, которые еще не пересохли. Людей напоили и накормили, медик оказал необходимую помощь. Предложили им переехать на Лампедузу, и там работать. Услыхав про пиратский остров те сначала испугались, но их заверили, что пиратов там уже нет, а под охраной солдат будет строиться форт, и работа будет всем - и рыбакам и строителям. Поселили их на нефе, пока отлеживаются.
   С "Архимеда" сообщили что приближаются, и завтра к вечеру будут на Мальте. Все ценное уже погрузили на неф, к нему прицепили фелюку получше. От затонувшего нефа остались только шпангоуты, торчащие из воды. Корвет перетащил неф и фелюку в маленькую бухту, с которой начинали штурм Мдины.
   Арагонцы прибыли на двух галерах, высадили на берег сотню солдат, нефы с еще двумя сотнями на подходе. На шхуне прибыл Еремей Гусев, он теперь еще и посланник Таврии в Арагоне. "Архимед" держался в стороне, незачем посторонним знать подробности устройства парохода. Для этого и брали шхуну, чтобы "Архимед" к причалу не подходил.
   Почти двое суток арагонцы осматривали остров - в первую очередь крепость Мдину и форт в пиратской бухте, но кроме двух солдат гарнизона, что приходили в себя в импровизированном госпитале, на острове больше никого не было. В Мдине на площади почти торжественно обменяли договор продажи острова, подписанный принцем Арагона в присутствии римского и венецианского нотариусов еще в Барселоне, на рубин. Еремей и солдаты быстро покинули город через южные ворота, и бодро зашагали под горку к маленькой бухте. Уже через час они грузились на "Архимед", который только что обогнул остров. Корвет тянул на буксире неф и фелюку, шхуны ловили ветер - вся разномастная наша эскадра двинулась осваивать новое приобретение - остров.
  
  
   На пляж Лампедузы сначала высадился минер и отделение солдат. Он проверил свои мины - обе мины сработали. Около одной из них в хижине лежал труп пирата, около другой только обрывки плоти, скорее всего ноги другого неудачника. Так что пираты в наше отсутствие сюда наведывались, и, как видно, неудачно для них. Интересно, записку они прочитали?
   Затем на берег сошли почти все, только на кораблях остались вахтенные. К ближайшему дереву привязали шест, и торжественно подняли флаг Республики Таврия - сиреневый косой крест на белом фоне. Отсалютовали выстрелом из малой пушки фугасным выстрелом в сторону моря. Надо заводить холостые выстрелы.
   Два отделения солдат пошли осматривать остров, а то вдруг пираты забыли кого-нибудь. Остальные принялись обустраивать лагерь. Вечером устроили праздник, купить остров - не шутка.
   Ночью переписывались телеграммами с Адлером, там тоже шло празднование. "Зевс" подойти к причалу не мог, осадка мешала, стоял на якорях метрах в пятнадцати от конца причала. Так что обмен телеграммами выглядел так: Ереме или Василий с бронзовым рупором выбегал на конец причала и диктовал радисту текст, в это время кочегары разводили пары и поднимали давление в котле. Радист забегал в радиорубку и на переднюю машину давали пар. Обороты нужны довольно высокие, чтобы генератор дал нужное напряжение. Хотя нагрузка от него небольшая, холостой ход, можно сказать, обходились одним котлом.
   Кочегары уже примерно знают, сколько будет идти передача, и угля в топку кидают соответственно, чтобы потом лишний пар не сбрасывать. Но если таковой оставался, сбрасывали гудком. Тоже весело - гудит так, что слышно и на Мальте, и на африканском берегу. Пусть удивляются.
   Телеграмма идет на Родос, оттуда в Адлер. Там Командор зачитывает здравицы народу, все радуются, потом сочиняют ответ. Телеграммы проделывают обратный путь. Приемник работает от аккумулятора, тут проще. Записав текст, радист выбегает на бак со свои бронзовым рупором и зачитывает поздравления из Адлера. Теперь на острове бурные крики радости. И все ощущали чувство особого единения - вот такая у них республика, две тысячи верст от столицы, а празднуют вместе. Командор о них знает и помнит, телеграмма к нему доходит за считанные минуты, и если понадобится помощь, то он сразу же вышлет.
   А тут еще пришла приветственная телеграмма из Воронежа, который еще в тысяче верстах от Адлера, и здравицы зазвучали с новой силой.
   Но каждый на празднике выпил только по кружке вина, все помнят про черные баллы. Если выпить не более одной кружки, а потом не пить две недели, то черные баллы за выпивку снимаются. Кружки поднимали с отварами - иван-чая тут нет, но есть много других отваров - из сушеных абрикос и сушеных яблок, и еще из сушеных листьев особого куста. Эти листья привозят мамлюки из индийских земель. Так что утром все встали поздно, кроме караульных и вахтенных, но никто здоровьем не страдал, с кружки вина-то.
   Встали и принялись за работу - дел тут много, столько всего строить и обустраивать. Нанятые на Мальте люди пришли в себя, и потихоньку тоже принялись за работу. Рыбаки на трофейной фелюке вышли в море на промысел, а остальные разгрузили доски и начали строить рядом с хижинами дом и навес для кухни и столовой.
   Но мы хотим построить на мысу у входа в бухту каменный форт, и десятка рабочих для этого совершенно недостаточно. Для этих целей Командор сказал нанять рабочих, выделили серебро. И Еремей на "Архимеде" и шхуне отправился на Сицилию искать рабочих.
  
  
  
  
  
   Получили первый цемент, как я думал, но это не совсем цемент. Или совсем не цемент. Из домны мы взяли слой шлака, в котором больше всего глинозема, и резко охладили водой. Получились серые гранулы. Взяли еще пережженной извести и немного гипса - все по рецепту. Перемололи на мельнице - получился тонкий порошок. Но цвет не как у цемента. Затворил раствор, сделал несколько образцов бетона с разными пропорциями. А он не особо и твердеет. Видно, что известь твердеет сама по себе, медленно, и что-то там еще густеет. Но никакого быстрого роста кристаллогидратов не наблюдается. Значит дело не только в составе. Эти вещества надо обжигать вместе, видимо там еще какие-то реакции идут. Я-то думал, глинозем уже обожженный, и его можно просто перемолоть, но нет, фокус не прошел. А обжигать все вместе при высокой температуре - это же какие расходы угля! Ладно, решил пока продолжить эксперименты в лабораторных масштабах.
  
  
  
   Из-за субтропического климата картошку можно сажать чуть ли не круглый год, мы и сажали тут разные поля в разное время. Первые поля на этих берегах мы уже собрали, но тут созрело самое большое поле - в Поти.
   Сельским хозяйством у нас занимаются греки. У них плавучий дом, сделанный из мавны, перевозим его то в Сухуми, то в Батуми - то вспахать поле, то убрать урожай надо. А из Поти сообщают, что не справятся, поле большое. Как это? Их там полсотни мужиков! Поеду, посмотрю, как они работают.
   В Поти жарко и душно, несмотря на сентябрь. Только ночью чувствуется, что скоро осень. А в Воронеже скоро морозы начнутся, такие вот контрасты.
   Посмотрел я на своих греков - неправильно они картошку убирают. Один человек идет и с лопатой и с корзиной. Копает лопатой, набирает в корзину. Потом тащит полную корзину на склад, берет там пустую. А ведь телега рядом стоит, и лошади, и волы, и плуг есть.
   Остановил работу, начали пробовать - как правильно. Хотя я сам только в детстве на большом поле за трактором картошку убирал, у родственников в селе. На маленьких участках лопатой справляются. Но тут у нас - десятки гектар. Самое сложное - направить плуг так, чтобы картошка не портилась. Приспособились вроде. После плуга послал мужика расставлять пустые корзины. За ним уже основной сбор, потом лопатой ворошат - вдруг что в земле еще осталось. Полные корзины оставляют на месте, едет телега - забирает. Вот так лучше - сразу производительность выросла. Хотя, наверняка, не оптимально - пусть сами дальше думают. Объяснил это бригадиру - что надо творчески подходить к работе, а не делать как получиться.
   Картошка какая крупная тут выросла! Интересно, это от климата или от почвы? Земля тут тоже неплохая - пойма реки. Какая же урожайность тут будет?
   Вот как этот урожай вывозить отсюда? На складе уже десятки тонн, в шхуны мало помещается. Надо сюда баржу-мавну из-под руды прислать. В нее много войдет. Но она далеко, и без парохода под парусами медленно ходит. Новую стальную баржу уже заканчивают деревом зашивать, но ее нечем сюда толкать. "Гефест" в Воронеж ушел, а "Гермес" еще не закончили.
   А вывозить картошку отсюда надо быстрее, влажно тут, дожди частые. Навес небольшой, даже четверть урожая не поместится. В Адлере и Мавролако уже вырыли большие погреба, но надо еще строить хранилища. И в каждом нашем городе надо заложить на хранение по полтонны картошки на каждого солдата. В Шахтинск надо под сотню тонн, там весь город у меня на зарплате. Вот в Воронеж много пока не увезем, туда есть грузы и поважнее.
   Кроме картошки собрали приличный урожай кукурузы и подсолнечника. Собрали-то мы собрали, а как хранить? Початки и корзинки занимают очень большой объем - получаются целые терриконы, никаких амбаров не хватит. Срочно построили навесы, свалили эти горы там, теперь надо обмолачивать. А для обмолота еще надо досушить. Часть уже высохла, но кукурузу молотим вручную - "зубастой прищепкой", другого механизма для этого не придумали. Пришлось снова нанимать баб да девок, так скоро и среди них будет дефицит рабочих рук. Они же сейчас еще и форму для солдат шьют, так что почти все при деле.
   Еще одна стратегическая культура созрела - красный перец чили. Но тут я подготовился заранее. Часть урожая отложили на семена, а у остальных плодов тщательно отделили семена. Семена сожгли подальше от домов. Тут некоторые предлагали просто бросить семена в домну, но я не стал рисковать - вдруг после этого у домны работать будет невозможно.
   Очищенный урожай перца сушится и раскладывается по мешкам. Урожай большой, сотни килограммов. Как бы теперь наладить торговлю, чтобы сильно цена не упала. Мелким оптом начали продавать в Мавролако по налаженным связям каффским купцам, но этого очень мало - десятки килограмм, и это мы цену на четверть снизили. Есть надежда на купцов, что с Ордой торгуют, Ахмат и его приближенные вроде распробовали чили.
   Персидским купцам подарил полпуда, сам с ними долго беседовал, рассказывал про перспективы торговли красным перцем. Они про этот перец давно знают, но боятся что он составит конкуренцию черному перцу, который они возят с востока на запад. Я их все убеждал, что надо расширять деятельность, а от конкуренции им никуда не деться, так что лучше взять это в свои руки. Тем более товар подходящий для их вьючного каравана - легкий и дорогой.
   Надо осваивать рынки средиземноморья, но там опасаюсь обостриться с венецианцами - главными импортерами пряностей в Европу. Так что в саму Венецию пока не повезем. А вот мамлюки к этой конкуренции совершенно спокойно отнеслись - специи у них проходят транзитом и обратной связи они пока не ощущают. Мы к ним закидывали "пробники" старого урожая, некоторый спрос появился, повезем коммерческую партию.
   Надо также спрос на рынках Арагона создавать, на них "пробников" старого урожая не хватило, начнем урожаем этого года. Еще бы к франкам наведаться, но Еремей сейчас занят Лампедузой, это важнее. Надо каменный форт строить, он поехал людей нанимать. Перец ему пошлю, как будет время - отработает по рынкам.
  
  
   Вакуумный насос Шпренгеля у нас, вроде как, заработал. Но приборов, чтобы измерить такую степень разрежения у нас нет, и нигде в справочниках я его не нашел, что-то пробел какой-то. Будем проверять практикой.
   Для начала сделали игнитрон с откачкой воздуха, без обходной технологии выжигания кислорода дополнительным электродом. Заодно проверка навыка мастера, по запайке лампы "под вакуумом". Но для игнитрона глубокий вакуум не нужен, тут только нужно отсутствие кислорода, а азот лишь снижает эффективность. Это не электровакуумная лампа, а ионная. Так что новый игнитрон заработал сразу без дополнительной операции со вспомогательным электродом. Включали и выключали подогревающий электрод - все работает, ничего не перегорает. Поставили игнитрон в передатчик, подали рабочее напряжение. Работает хорошо, и даже меньше греется. Можно такие делать. Вот только сложнее и дольше старого способа, из-за вакуумного насоса. Не знаю. Но если надежность такого игнитрона будет выше, то будем делать "с вакуумом".
   Тем временем собрали арматуру электронной лампы. Это будет триод. Две слюдяных пластинки, между ними и крепятся электроды. По центру - катод прямого накала из вольфрамовой нити. Это не лучший материал для катода. Чтобы у вольфрама началась эмиссия электронов, его надо нагревать аж до 2200 С. При такой температуре в вакууме он довольно сильно испаряется и служит недолго.
   Но вот остальные электроды надо бы делать из никеля или молибдена, но нет у нас таких металлов. Железо или медь. Еще можно золото или серебро - но они слишком мягкие. Еще и металлы должны быть максимально чистые, чтобы из них при нагревании в вакууме ничего не испарялось, не загрязняло вакуум. Сталь придется отжигать, очищать. Поэтому из чистого железа с медным покрытием у нас только ножки, проходящие сквозь стекло. Там и температура не очень высокая, идет теплоотдача через стекло. А остальная арматура в вакууме висит, тепло отдает только в виде излучения, или через те же ножки. Поэтому сетку и анод сделали из электролитической меди. Долго такая лампа не проработает, но нам важен принципиальный вопрос - оно вообще заработает?
   Лампа получается немаленькая, уменьшать ее тоже пока сильно не старались. Кроме того, нагреваемый катод должен быть подальше от стеклянного цоколя, термостойкость стекла у нас средненькая, резких перепадов температуры может не выдержать. Поэтому от электродов, находящихся внутри коробочки анода, к цоколю идут довольно длинные проводники. Но толстые, чтобы не болтались. Предельная частота такой лампы будет невысокой из-за этих паразитных индуктивностей. Проводники, электроды и ножки соединяются контактной сваркой, но это мы давно освоили. Работа ювелирная, хотя лампа у нас размером сорок на сто пятьдесят миллиметров. Как же тогда маленькие лампы делают?
   Собрали лампу в стекле, промыли спиртом, просушили. Прогрели осторожно, чтобы все летучее улетучилось. Колбу припаяли к вакуумному насосу. Запустили ртутную капельницу и через время начали прогревать лампу. Дали на катод напряжение, и стали медленно повышать - чтобы он засветился желтым светом. Сейчас там все прогреется и из металлов электродов выйдут в вакуум остаточные газообразные загрязнения. Надо еще колбу прогреть, из стекла тоже может что-нибудь выйти. Снизу осторожно греем горелкой, сверху на колбе разложили кусочки сплава свинца и олова в разных пропорциях, как индикатор температуры. Еще эти испарения из лампы поглощаются ртутью насоса, потом могут дать обратное загрязнение. Надо эту ртуть перегнать через ректификацию, для очистки.
   Лампа греется, воздух откачивается. Откачивать долго, производительность у насоса Шпренгеля низкая, а лампа большая. Но вот, наконец, звук ртутных капель поменялся. Мастер нагрел горелкой кончик баллона лампы, переходящий в трубку - штенгель, защипнул его, и откусил после защипа. Не так красиво, как на настоящих лампах, но как умеем. Еще и лампа получилась немного деформированной, стекло поплыло от нагрева.
   Вот как проверить герметичность лампы? Думаю, если лампа не герметична - в нее попадет воздух. Если включить накал - он начнет гореть в воздухе, увидим дымок. Оставил лампу на сутки полежать.
   Поставили на стенд, подсветили фонарем, дали накал. Никакого дымка не просматривается, надеюсь, что герметичность есть. Дали анодное напряжение - анодный тока есть! Слабый, но есть! Только что-то сильно плавают показания миллиамперметра. Подал запирающее напряжение на сетку - стрелка подергалась, но ток все равно есть. Так не должно быть. А если ... Подал на анод отрицательное напряжение. Ток, в обратную сторону, но есть.
   Таак. Электроны так двигаться не могут. Это ионы. А электроны и не двигаются, или двигаются очень слабо. Им мешают молекулы или ионы. Вакуума в лампе нет. Или там появились летучие загрязнения, например, от попадания электронами по загрязнению на аноде. Культуру производства надо повышать. Да много чего надо. Не все тонкости учли, а надо, без этого работать не будет. Уфф, сколько всего. А еще геттер! И как его туда засовывать?
  
  
  
  
  
   Из Шахтинска пришла телеграмма: "Сверху реки на струге пришли литвины видные, просят к Дожу пустить, что делать?" Ну я, конечно, сказал их отправить ближайшим рейсом "Спартака" в Мавролако. И сам к тому времени туда же. Интересно, что за литвины, да еще видные?
   Оказалось что это боярин-литвин с небольшой группой воинов. Вот он и пришел ко мне на прием, с дарами, как и полагается в этом времени. Дары неинтересные, меха и серебряные украшения. Но разговор у нас выдался интересным. Как я понял, этот боярин представляет интересы группы купцов из Киева. Вот так олигархат начинается, купцы безродные, а целого боярина наняли. Хотя боярин так далеко без ведома своего князя не пойдет, так что там много кто в деле. А может и князь это затеял, понимает, откуда налоги берутся.
   - Давняя беда нашего княжества в том, что по Днепру в греки пройти тяжко. Если бы все водой идти, а то пороги. По ним только малой лодкой пройти можно, а на такой лодке в море только утопнуть сразу. На добрых лодках идти, так их кругом порогов волочь надо. Вот тут-то всяка напасть и норовит. Ныне там разбойничьего люду развелось - страсть! Купцы с сотней охраны шли - и те сгинули.
   - Так сколько там этих разбойников?
   - Много! Как в городе каком. У них там и хаты, хозяйство - но лодок много.
   - И князь это терпит?
   - Князь Казимир и войско посылал, так те хаты побросали, сели в лодки - и нету их. Войско постояло и ушло. Те хаты даже и не сжечь целиком - землянки. Даже татары их не воюют - разбойники на другой берег переедут, и все. Татары дальше, к нам пошли. Наши села разорять, тем деваться некуда.
   - А дальше?
   - Вот. Прослышали мы, что новый латинский Дож враждовал с татарами и те ушли жить в низовья, на правый берег.
   - Было такое. Ширины то.
   - А они своих овец все по берегу пасут, и так до порогов и дошли. Разбойники те, на левый берег перешли. А тут еще ногаи появились, что под рукой Дожа. На левом берегу. И тоже пошли вверх по Днепру.
   - До порогов дошли.
   - Дошли. До верха порогов дошли. И теперь разбойники те ушли выше порогов.
   - И что?
   - А если на лодках, без волока, то охрана купцов может отбиться от тех разбойников.
   - Но пороги еще?
   - Вот за них и речь. На левом берегу ногаи твои. Купцы киевские предлагают плату за проход волока порожского.
   - И много предлагают?
   - Прости Дож Андрий, но с этим я шел к тебе, пока не попал в твой город Шахтинск, а потом на пароход твой. А столица твоя - град небывалый. Пустые замыслы наши. Просить будем тебя, чтобы пустил торговать эти путем. А если будет цена небольшая пароходом до Шахтинска подниматься, то. А купцам объясню, что лучше телегами товар довести по своим землям до притоков Донца, чем на волоке маятся.
   - Так там узко, речки мелкие, да и разбойники, поди, тоже есть.
   - Я что думаю, если пароход возить будет, в море на наших лодках не выходить, то и лодки можно брать небольшие. А разбойники на Донце... Есть там похожие, на лодках. Но они не озоруют. Но и себя в обиду не дают. Рыбачат, и на лодках от татар спасаются. А дикие татары к ним даже не суются, сильны те разбойники воевать. Мы у них даже рыбы купили, а то со мной только вои ехали, рыбу плохо ловят.
   - Где это?
   - Где Оскол впадает, и ниже, там они чаще встречаются. Так как с пароходом будет? Добрые люди мне рассказали, что московских и рязанских купцов другой пароход возит почти до самых верховий Дона.
   - Пусть едут в Мавролако, повезу недорого. Сам же видел, какой рынок здесь!
   - Рынок хорош! И пошлины невелики. Буду купцам рассказывать, а то они мне все про Каффу мриют. Вот только про пароход не поверят.
   - В Каффе пусто сейчас, весь рынок здесь.
   - Благодарствую!
  
   Ну вот еще один торговый путь намечается. Скоро билеты на пароходы надо будет в кассах продавать. Вот только получается, что замирю я часть Дикого поля в низовьях Днепра, а выгоду от этого получит Великое княжество Литовское. И расселятся они до самого Шахтинска, для Руси же пользы нет. А учитывая противостояние с Литвой, то и вред получается. Тут думать надо.
   Еще и брожения у татар в Крыму продолжаются - совет беев никак кворум не соберет, да еще поняли они, что перешеек я с ногаями надежно перекрыл, и могу брать с них пошлину за проход какую захочу. Пятидесятипроцентный налог на полон их обидел сильно, но сделать с этим они уже ничего не могут. Даже если они сейчас объединяться, что маловероятно, то Порт-Перекоп им не взять, и ногаи почти неуязвимы под стенами крепости. Войско татарское через Перекоп пройти может, а вот обозы, стада или полон - уже нет. Ну или с большими потерями.
   Менгли Гирей забрал гарнизон из Воспоро, теперь он контролирует только Каффу, на большее его сил не хватает - у него остались только его гвардия, род Гиреев, и несколько мелких родов. Остальные крупные рода в раздумьях - как жить дальше. Единого ханства уже, по сути, нет. Купцов и мастеров почти не осталось, налогов поступает очень мало.
  
  
   Работа нашего монетного двора доставляет удовольствие - и финансовое и научное. Серебро на аффинаж поступает сейчас из трех источников - из свинцовой руды, из слитков, что привозят персы, и из монет, что мы берем на вес в средиземноморской торговле.
   Антип заметил, что серебро из разных частей света, при очистке электролизом, дает разный шлам. Химик попытался выделить из этого шлама чистые вещества и определить их. Разделять на отдельные вещества получается с помощью ртутного катода и перекристаллизации. Уже собралась целая коллекция в пробирках, но с определением пока сложности. Пока точно определили и выделили кадмий, кобальт, сурьму и мышьяк. Сурьмы совсем мало - сотни грамм, для гарта не хватит.
  
  
  
   Нашу новую большую баржу закончили полностью, обшили деревом, построили ют, поставили мачты, паруса. Вид необычный - кажется, что судно деревянное, сразу и не скажешь что в основе большая и прочная железяка. Судно готово, а использовать не можем. "Гефест" ушел в Воронеж, а "Гермес" никак не доделают. Попробовали баржу под парусами - очень неоднозначно. Без нагрузки у нее очень маленькая осадка, килеватость тоже низкая, и как следствие - практически отсутствует боковое сопротивление. Получается сильный снос не только при бейдвинде, но и при галфвинде и крутом бакштаге. При фордевинде хорошо идет, но тогда зачем барже гафельные паруса? Может поставить прямые паруса? Хотя в сцепке с пароходом боковой снос уменьшится, длина увеличится, косые паруса работать будут. Оставлю пока так, надо пробовать.
  
  
  
   Наконец-то сделали достаточное количество литер, чтобы набрать одну страницу. Для этого еще провели частотный анализ букв русского языка, чтобы не делать лишних литер. За это время уже отработали технологию бумажных матриц. Самый ответственный - первый лист пакета делали с большим содержанием льняного волокна и проклеивали костным клеем. Клеящую способность крахмала трудно контролировать, когда он набирает определенную влажность - начинает "ползти" почти необратимо. А кондиция костного клея очень хорошо контролируется температурой. Так что бумажная матрица уже хорошо получалась на тестовых литерах.
   И вот в специальном бронзовом ящичке набрали первую страницу "Сказок" Пушкина. Кроме литер надо иметь еще много вставок для "пустого места". Это не только пробелы между словами, но еще поля станицы и разрывы между строфами стиха.
   Обнаружилось еще одно преимущество литерного набора перед мимеографом. Теперь каждую строку можно идеально ровно выровнять по ширине, добавляя тонкие вставки в пробелы. То что в Ворде делается одним нажатием на пиктограмму. В мимеографе это делалось на глазок, и идельно ровно не получалось.
   Сделали пробный отпечаток прямо с набора. Краска для высокой печати тоже нужна совсем другая, нежели для мимеографа. Она должна быть намного гуще, с высокой адгезией к металлу. Думали, что набрали текст без ошибок, но на литерах зеркальное изображение букв, и даже прикладывание зеркала не особо помогло. На пробном отпечатке сразу обнаружили множество ошибок, да еще заметили в нескольких местах нарушение геометрии текста, на наборе этого видно не было.
   Подровняли, ошибки исправили - сделали еще один пробный оттиск. Стал сравнивать два отпечатка - так это же те самые гранки, что надо вычитывать. И именно во множественном числе - надо сравнивать предыдущий оттиск с новым, все ли ошибки исправлены, а после этого вычитывать заново.
   Второй оттиск уже все оглядели придирчиво, тщательно сравнили со страницей настоящей книги. Очень похоже. Наш оттиск даже лучше. Это потому что книгу уже прилично замусолили, хотя все старались обращаться с ней очень бережно, это наша икона. Так что сейчас мы делаем максимально близкую копию книги. Немного больше формат листа и чуть-чуть больше шрифт. Ну и выходные данные на форзаце будут другие.
   Теперь слово за другим мастером. Ящик с набором накрыли специальным бумажным пакетом определенной влажности и температуры. Этот пакет с виду похож на толстый картон. Засунули в винтовой пресс и медленно прижали. Подождали немного, тут надо чтобы влага в пакете перераспределяется - ушла в промокашки внутренних слоев. Осторожно открыли пресс и достали эту картонку - на ней появился четкий рельефный отпечаток текста. Этот картон еще очень мягкий, его надо правильно высушить, не перегрев при этом. Положили его между двумя нагретыми бронзовыми плитами, подложив с тыльной стороны несколько слоев промокательной бумаги.
   Пытались при этом достичь того, чтобы после высыхания лист картона был ровным, но его все равно коробит. Поэтому для отливки высохший лист зажали по периметру стальной рамкой. Залили свинцом - получилась тонкая плита - оттиск всей страницы - стереотип. По-хорошему, его надо отливать из гарта - сплава свинца, сурьмы и олова. Но сурьмы у нас мало, поэтому залили свинцом с небольшой добавкой олова, для улучшения литейных свойств. Такой сплав много мягче гарта, но и тиражи у нас будут меньше. Если стереотип из гарта может отпечатать 30-40 тысяч экземпляров, то нам будет достаточно и десятой части. Да и по картону всегда можно отлить еще один стереотип. Только со свинцовым стереотипом надо обращаться осторожнее, не поцарапать, не погнуть.
   Теперь пробный оттиск уже со стереотипа. Тут уже основательно готовятся к печати большого тиража. Два валика - первый из пористой кожи, пропитан краской. Сначала им гоняют по металлической пластине, сгоняют лишнюю краску. Затем проводят по стереотипу, правильно поставив. Долго мучились - от стыка кожи на валике получалась полоса неоднородности краски. Как на измученном ксероксе. Потом просто сделали валик большого диаметра, с окружностью больше высоты страницы, и шов ставили с краю. Получается очень равномерно покрыть матрицу, шов на нее не попадает, и одна и та же поверхность валика дважды не наносит краску. Потом накладываем лист бумаги, и прокатываем другим, чистым валиком из жесткой кожи.
   Кажется, что отпечаток со стереотипа даже лучше чем с набора. Но это они просто руку набили. Но медленно это все. Только для больших тиражей имеет смысл столько возиться. Ну для нас и одна тысяча - большой тираж. Копим бумагу для этого, а все учебники печатаем мимеографом для себя, по пятьдесят-сто экземпляров.
   По моей просьбе, в Венеции Еремей купил католическую библию и переслал сюда. Вот эту книгу можно печатать большими тиражами и продавать. В нашем исполнении она будет дешевле в несколько раз, можно неплохую прибыль получить. Но взял книгу в руки - и как-то не хочется ее печатать. Религиозные войны вспомнились, инквизиция. Да и слухи пойдут - православные мы, а библию схизматиков печатаем. Надо православную печатать. Есть у меня текст и библии и молитвослова, но на русском языке двадцатого века. Вот как это воспримут церковные иерархи?
   Сейчас, далеко на севере, архиепископ новгородский пытается собрать славянские тексты в единую книгу, которая позже получит название Геннадиевская Библия. Но куда монастырским переписчикам против печатного станка. Тысяча экземпляров Библии на языке Пушкина вытеснит на Руси все остальные церковно-славянские и греческие тексты. А все три книги - Библия, сказки Пушкина и "Основы медицины", в достаточном количестве, приведут к тому, что через пару десятков лет все грамотные на Руси будут писать на языке, к которому я привык. А ведь книг будет не три, мои писари хотят издать все, что я не засекречу.
   Что-то аж дух захватило. Но прямо сейчас принимать решение нет необходимости, будем не спеша печать красивое издание Пушкина. А там посмотрим.
  
  
  
Оценка: 8.69*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"