Коваленко Владимир Эдуардович: другие произведения.

Камбрия - навсегда. Электронная версия.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.55*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я подумал и решил - а пусть они различаются.Потому вернул сюда прежний эпилог, о котором многие сожалели. Текст позже поменяю малость. Тем, кто сюда заглядывает впервые - бумажная версия будет отличаться на одну главу. Версия с поправленными первыми шестью главами. 19.07.2009.

   Камбрия - Навсегда!
  
  Электронная версия (авторская, вычитанная, но без труда издательских сотрудников)
  К тому же отличается финалом.
  Многим нравился этот вариант - и я решил, пусть будут две версии одной книги.
  
   Александру Прибылову,
  без которого этой книги бы не было.
  А еще всем, кто помогал критикой и вычиткой.
  
   Глава 1. Камбрия, правобережье реки Туи, Кер-Мирддин. Октябрь 1400 г. ab Urbe condita.
  
   Неторопливо бредущее по небу солнце уже собралось ночевать в стране антиподов на далеком севере, но, прежде чем скрыться за низкими прибрежными холмами, заглянуло в окошко большого фермерского дома. Даже, скорее, простенькой виллы. Дом-то не кельтский, круглый да деревянный, а римский, каменный и прямоугольный, с плоской крышей, собирающей дождевую воду внутрь. Собственно, весь третий этаж занимает большая цистерна, которой семье Ивора ап Итела обычно вполне хватает. Несмотря на то, что пращур Ивора, который возвел хоромину, был чистокровным бриттом, кусок земли ему достался за сорок лет беспорочной службы Риму, меч его посверкал по всему свету, а голова распухла от уместившихся в ней полудесятка языков. Предок научился понимать не только слова, но и пути других народов. Видеть в них сообразное, а не глупые варварские обычаи. Вот, вернувшись на родину, легионер-ветеран и сообразил, что, пусть Туи и не загажена, как Тибр - но ходить к ней за водой далековато, а пить полусоленую воду из колодца - противно. Соседи сперва посмеивались - а потом последовали его примеру. Так что теперь дом Ивора выделялся, пожалуй, только размером да убранством: если дерево, так резное, от пола до балок, поддерживающих этажи. А камень - тот укрыт. Снаружи плющом, изнутри тканями. Простые клетчатые ткани за поколения зажиточной жизни понемногу сменились гобеленами. Сейчас дом скорее напоминает загородную виллу, и даже высаженные вокруг живые изгороди, по идее предназначенные для защиты от вражеского набега, теперь размыкаются - не из пустого украшательства, но чтобы открыть вид на хозяйство: зимние загоны для скота, склады и амбары, и скрыть домишки люда победнее.
   Солнце, прежде, чем опуститься в невидимое море, пустило луч Ивору в глаз. Чтобы не забывал, что уже вечер, и достойному собранию пора бы что-нибудь, да решить.
   Ивор ап Ител поморщился. Тяжелый взгляд неторопливо обошел собравшихся в доме лучших людей нового королевства. В другое время, наверное, стоило бы вспомнить, что в округе, вообще-то, живут почти одни Монтови, и решать им - остальных попросту слишком мало. Ну, разве ирландцев пригласить, из уважения к королю. Бывшему королю! Ивору захотелось грохнуть кулаком по столу. Сдержался. Может, и зря. Кажется, его отношение к ситуации разделяют все. Это немного утешает. Только Ивору-то совет нужен. Очень.
   Именно поэтому Монтови выделили своим малочисленным соседям выделили по голосу - маленькому, совсем не решающему - но все-таки действительному голосу. И, за отсутствием заезжего дома, предложили собраться в доме самого богатого в округе скотовода.
   Однако растерянным выглядел даже представитель Вилис-Кэдманов. И винить его не приходилось. Как ни обидно было это сознавать, но в масштабах Диведа собравшиеся были мелкой сошкой. Даже сам зажиточный скотовод. Вот и предупредить их заранее то ли забыли, то ли попросту не озаботились. И вскоре после Самайна дома жителей правобережья Туи начал облетать рыцарский разъезд. Отчаянно кричала фанфара. И вслед за ней голос лучшего королевского глашатая провозглашал, что отныне земли на десять римских миль к северу от устья реки Туи, отходят, как владение, признающее лишь верховную власть короля Британии, под руку сиды Немайн верх Дэффид ап Ллиувеллин ап - и дальше шло знакомое перечисление предков хоть и не королевского, да доброго и старого рода. Остальные границы - море.
   Независимости не ожидал никто. Не то, чтобы случившееся было из ряда вон. Король вполне вправе выделить кусок из своих владений. Так часто поступают, награждая владениями сыновей и племянников. И то, что новое королевство получается совершенно независимым от Кер-Мирддина - тоже не удивительно. Напротив, достойно удивления и восхищения, что все братья и сестры короля Гулидиена признали верховенство одного. Удивило иное. Обычно земли делят внутри семьи, и можно заранее угадать, когда и кому король решит выделить кусок. Но у Гулидиена - которого так и подмывает назвать "нынешним" королем, хотя на деле он уже стал "соседским" - нет детей, а немногие племянники и пешком под стол не ходят по крайней степени младенчества. Так король ухитрился и тут подданным сюрприз подложить.
   Ивор дернул вислый ус. Все не так уж и плохо, если подумать. Кто клану Гулидиен? Никто, на Монтови его предки никогда не женились. А Немайн, хоть тоже ирландка, да еще и сида, но свойство с кланом у нее уже есть - свояченицей Кейру ап Вэйлину доводится. А Кейр, похоже, со временем заезжий дом Дэхейбарта унаследует. А это, по доброй старине, которую, оказывается, списывать пока рано, не только честь, но и власть большая. Послабее, чем у королей, да пошире - над целой пятиной. Но если с Монтови Немайн в свойстве, то Вилис-Кэдманы ухитрились сиду удочерить. Так что их голос маленький только формально. Всегда ведь могут по-родственному нажаловаться Дэффиду ап Ллиувеллину, тот и замолвит дочери словечко.
   Да и ирландцев нужно слушать. Немайн ирландка - пусть и сида. Ох, вот уж не думал, что на голову свалятся политические сложности. Голова понемногу превращается в котел для похлебки из мозгов. Вареных. А нужно что-то говорить.
   - Значит, так, - начал Ивор размеренно, чтоб успеть додумать, да настроиться, - раз уж мы теперь отдельное королевство, нужно смотреть - чтоб вышли не хуже других. А коли так, думаю, нужно озаботиться священным местом для возведения королевы. Холм Гвина не подходит.
   - Почему? - спросил представитель Кэдманов. - Наоборот. Ей только приятно будет - сама ж взяла холм на копье. Опять же, сидовский холм - самое волшебное место. Унас другого такого и нет.
   - Вот именно. Получится - мы тут ни при чем. А на новом месте выйдет, что это мы ее возводим. Совсем другое дело. Что скажете?
   - Чтобы сказать, нужно знать, кто она. - заметила ирландка, владелица рыбацкой флотилии, - а так это пустой разговор.
   - Так вы, ирландцы, про нее больше всех знать должны.
   - Слухи да побасенки? - скривилась рыбачка. - Про меня вон тоже говорят. Разное.
   В основном - что главная "рыба", которую ловят рыбаки Этайн, водится на побережье Лейстнера и Мунстера. Ивор знал - неправда. Пиратство в море - да, налеты на берег - нет. Этайн совершенно не желала накликать войну на родной Дивед. А теперь, живя в маленьком королевстве, станет еще осторожнее. Или нет? Страна маленькая, но править-то ею будет сида!
   - Хорошо, - сказал Ивор, - но многие с ней виделись, вели дела - уже сейчас, во время осады холма. Мое мнение - бывает хуже. Ригдамна нам попалась странная, но толковую королеву из нее получить можно... Чему ты смеешься, Этайн?
   - Я ирландка. Ригдамна - ирландское слово... Означает - "сырье для королевы", заготовка. Но не увидит ли Немайн и в нас, в нашем маленьком клочке, заготовку для королевства? Которую и примется обтесывать, обтачивать, полировать...
   Совет кланов безымянного пока королевства принялся переглядываться. Ивор покрутил ус. Морячка права. Что до слухов- ее же пример показывает, что дыма без огня не бывает. Конечно, молва правду раздувает и перекручивает - но в том, что про Немайн говорят, что-то да есть! Говорят же разное. Например, что она, когда на город напало огромное войско варваров, вышла на битву одна, простых воинов насмерть испугала, младшие вожди оружие не смогли держать, а наибольшего сида палкой прогнала, как собаку. А перед тем со стены спрыгнула из удальства, и сломала руку. Еще говорят, что епископ судил ее за волховство, да и признал, что оно не от дьявола. Тут мнения расходились: иные говорили, что Кер-Мирддин она защитила чудом Господним, как святой Димитрий Солунь и Богородица град Константинов, а иные - что сила эта ее собственная, именуется то ли механикой, то ли математикой, и допустима на богоугодные дела, да с молитвой. Второй вариант Ивору нравился больше - видел он сиду, та не казалась способной летать по воздуху, а мешки с землей метала при помощи огромной пращи. Стало ясно, как сиды воевали с гигантами всякими. Если маленькая Немайн ухитряется метать на три сотни шагов мешок, который два человека с трудом поднимают - то что творили богатыри? Выходит, что и в старых сказках не все вранье. А раз у нее рука была на перевязи - значит, падала таки со стены, а не летала и не проходила сквозь, как уверяли многие. Мол, что стоит холмовой просочиться сквозь десятиметровый вал? Тем более, богине всех текущих вод... Но и варваров она не одна победила - королевскому войску тоже работы досталось, иным до грыжи, а иным и до могилы. Ивор кой-кого в лагере во время осады порасспрашивал. Выходило - сида тянула время до появления королевской дружины, дралась с вождем варваров. И войско их, конечно, сглазила.
   Что колдовство сидовское не сказка, Ивор знал на собственном опыте. Лазил на Гвинов холм в молодости. Летом, в самые спокойные времена, когда Гвина в крепости не бывало, и фэйри не решались шалить слишком зло. Увы, в тот раз то ли король Аннона навестил крепость в неурочное время, то ли другие шутники нашлись - но Ивор штаны испачкал и зарекся удаль на сидовских холмах испытывать.
   Гвин шалил да пугал, а его наемники вели себя как любые наемники. Потом явилась Немайн и тут показала себя сильнее: разрушила укрепления братца и запела холмовой гарнизон - то ли до смерти, то ли до поспешного бегства. Скорее второе. А кое-кто и сдался. Пленных фэйри все видели. С виду - почти люди, только уши прячут, да белькочут по-ирландски с дурацким акцентом, вроде лейстнерского. По крайней мере, Этайн уверяет, что смешней только говор пиктов и Фир Болг. У Немайн же выговор, скорей, мунстерский. Как у всех нормальных людей, и, видимо, сидов.
   Трудно придется с такой королевой. Но и хорошо. Ведь сиды не лгут, а главное дело короля - хранить правду.
   - Дело с ней вести можно, - заметил Ивор. - Сам убедился. Поставлял кой-чего во время осады холма. Нужно попробовать договориться. А время подумать - есть. Немайн, говорят, нездоровится.
   Времени, и верно, хватало - на то, чтоб по три раза вспомнить легенды да слухи и поговорить с родней в городе. Два дня пути - если налегке - не больно дальний свет. Ивор, поразмыслив, решил ехать сам. Два дня трясся по дороге - а наградой стало не сочувствие, а скептические взгляды горожан, рассматривающих шестиколесную повозку. Иные и пальцем тыкали - в совершенно правильную колесницу, заботливо раскрашенную желто-красными цветами клана. Причину первый же мальчишка у коновязи заезжего двора объяснил. Оказывается, сида придумала некие рессоры, на которых заднице гораздо меньше страдать приходится. Вот всех и удивляет, как человек, живущий во владениях сиды, такой хорошей вещью не пользуется. А работники конюшен предложили переделать колесницу по новой моде. Ивор покряхтел, развязывая мошну, но отказываться не стал. Обратно-то ехать тоже не на чужом заду. Следующий по приезде день отоспался в доме клана - а там, стоило показаться в "Голове Грифона", как заметивший правильного человека Кейр сразу принялся делать из-за стойки приглашающие жесты.
   - Слышал, да? - спросил. - Мы тут тоже думы думаем. Насчет королевы-то вы поторопились. Не захочет Майни быть королевой. Она ведь серьезная, хотя поначалу и не заметишь. И на старине помешана так, что ой. А по обычаю никому из семьи хозяина заезжего дома нельзя королевскую власть принимать. И, знаешь, я так мыслю, что ей это по нраву. На других сид-королев насмотрелась, и судьбы такой не хочет. Что в Ирландии, что у нас - ничего хорошего. Суди сам: Рианнон детоубийцей ославили, пятнадцать лет и за рабыню не держали, Бранвен загнали в кухонные рабыни и каждый день непременно по лицу хлестали, одну Дон вежливо попросили освободить место сыну. Кстати, прогадали. Дон, говорят, добрая была - но не дура. При живом-то муже у них все хорошо получалось.
   - А с чего Немайн тогда землю взяла?
   - Так это не она. Это отец за нее взял. И, полагаю, с королевским титулом просто не соотнес. Не разглядел за рекой, выпасами, лесом. Он ведь пока больше хозяин, чем властитель. Но - пока. Вот... Слова-то обратно не возьмешь. Так что будет сиде задачка, как сил наберется. А ригдамной пусть побудет. Этого обычай вроде не запрещает.
   - Вы про Майни? - из внутренней двери высунулась сестра сиды, Гвен, как всегда, хозяйничающая на кухне. - Глупости все. Не беспокойтесь. Она хорошая. И справится. Зато тебе, Кейр, стоит подумать про запас солода. С тех пор, как мы варим "коксовое" пиво, горожане домашнего и не пьют почти. Наше вкуснее. Но теперь нам точно не хватит нынешнего припаса на всю зиму, а отцу не до того... Кстати, почтенный, не зерновое ли у вас хозяйство?
   От римского обращения Ивор вздрогнул. Потом приосанился.
   - Основной доход мне приносят стада, - сообщил он, разбавляя местным говором бедную латынь, - но и ячмень я выращиваю, и некоторый запас у меня, так получилось, имеется.
   Запас назначен на черный день - мало ли, пожар в амбарах или лихолетье? Но тут вопрос стоит о добрых отношениях с семьей Немайн. То, что сида не захочет быть королевой, стало совершенно ясно. Сами могли додуматься. С другой стороны, Немайн ведь не просто сида. И кровь тут не при чем - в Камбрии слово стоит выше крови, если уж признана "девушка-сирота" Немайн дочерью Дэффида Вилис-Кэдмана, так она и к роду его относится, и все старые права, обязанности и распри можно смело забыть. Но возраст и опыт не скроешь! Сравнить человека в двадцать лет и его же в тридцать - ежели не глуп, так разница будет заметна. И даже в дурака жизнь вобьет урок-другой. А тут не десяток лет, тут поболе тысячи. Так что мудрее Немайн, поди, в Камбрии и не сыскать никого.
   Отложив решение - а верней, перевалив на чужие плечи, Ивор занялся делами бытовыми. Тут выяснилась очень неприятная вещь: старшина клана, включая папашу Кейра, не случайно начала скупать кожи по неплохой цене - ожидался большой спрос, и они запасались, чтоб потом продать подороже. Наводнившие город римляне собирались покупать оружие. Много оружия - а значит, щиты и шлемы с кожаным покрытием. Пергамент тоже подрос в цене.
   Преступления в поведении старшины не было - договор с греками еще не заключен, да и цену родичам дают неплохую. Но мелкое крысятничество по отношению к собственному клану не могло не раздражать. Тем более, что в иных кланах уже случалось, что богачи узурпировали власть, либо являясь со своими должниками на Совет свободных и разгоняя его, либо попросту заставив таких должников проголосовать на Совете свободных так, как им нужно. А начиналось все вот с таких внешне безобидных проделок. С этим что-то надо было делать, но что, Ивор пока не знал. Разве вот только завести свойство с другими кланами. Лучше всего - с Вилис-Кэдманами. Последнее время они много силы взяли, их родню обидеть не посмеют. Да и сама идея стать представителем ветви клана в отдельном королевстве вдруг стала приятно согревать душу.
   Так что, вернувшись домой, Ивор порадовал маленький Совет тем, что королевы у них, такие дела, не будет. А короля уже нет.
   - Без короля нельзя! - таков был общий глас.
   Жизнь без короля и помыслить невозможно! Если при неправедном короле земля не родит, скот не доится и не плодится, а людей косят глад, и мор, и прочие казни египетские, то что выйдет, если короля не будет совсем? А что угодно, вплоть до Ада на земле. Одной отдельно взятой.
   - Пусть сида сама разбирается, - отрезал Ивор, - она в таких делах понимает больше нашего. А нам пока нужно приготовить все, что нужно для введения королевы. Вдруг что понадобится. Потому как королева или нет, а защищать народ от незримого - ее работа.
   Место выбрали хорошее - на холме, хоть и не сидовском, под старой ольхой. Рядом родник. Совершенно во вкусе Неметоны место. Правильный камень для возведения - приволокли. Оставалось ждать, и ожидание было неспокойным. Смотритель, назначенный ко Кричащему холму принцем Рисом, все чаще обнаруживался вдали от холма. Жаловался, что холм стонет и шевелится, особенно по ночам. Что там внизу целый город, который сида запела насмерть - а теперь, стало быть, умертвия. Что он боится, очень боится... И тут же предлагал найденные в холме штуковины на продажу. А иногда, особенно под пиво, аж слезу пускал, рассказывая, что фэйри они, конечно, фэйри, недобрая гвинова свора, да у них ведь и дети были. У иных - и ворованные наверху. То есть - обычные. А сида их всех - именем Господним - и потолок на голову!
   Бесплатный эль ему полюбился. Сидит, цедит помалу, рассказывает невероятное.
   - Я ведь копать пробовал вдруг там богатства какие. Так куда там! Все завалено, не подступиться. Сплошной камень. А в этом камне - мертвые фэйри. Не такие мертвые, как из людей получаются, - оглянется, понизит голос, и вышепчет. - Другие.
   Страшно, аж жуть. На прочие же расспросы в трезвом виде - отмалчивается, в пьяном - глупо хохочет.
   Многие слушали. Пришлось Ивору встречный слух пустить. Мол, человечишка так старается оттого, что знает - сгонит его сида с хлебного места. Кому нужен недотепа - смотритель за чертовым местом, вся сила которого в том, что он принцем Рисом поставлен? Сам Рис, соседушка, власть над незримым имеет, потому как по сути вассальный король. Но одно дело - отблеск чужой силы, иное - своя. Уж сида-то, если из холма вдруг нечисть полезет, сумеет разобраться. Если уж Гвина победила, так ей, верно, сам Сатана не очень опасен...
   Дня через три после Самайна пришли известия, что сида выздоровела - но на земли свои пока не собирается. А безымянная страна, которую все чаще назвали Неметонионом, нуждалась в защите от незримых сил. Наконец, Ивор решился и отправился за границу - поторопить ригдамну, а заодно и выяснить, как именно придется дальше жить. Не ждать же февральского окота без щита от нижних сил. Да и от горних. Так можно и без скотины остаться!
   Теперь подновленная в бывшей столице колесница вызывала у встречных и обогнанных восхищенные ахи: как же, в правобережье Туи уже все ездят на сидовский манер. А разъяснять, что ты - не все, каждому не станешь. Но уж остановившись на придорожной ферме переночевать, Ивор сдерживаться не стал, и рассказал хозяину с семьей, как довелось ему стать знатным человеком, представителем народа, и что надо бы это как-то наглядно показать.
   - Так подними на копье вымпел королевских цветов, - удивился хозяин, - дел-то! Так и будет видно, что ты по королевской надобности едешь.
   Ивор в раздражении дернул ус.
   - Да откуда ж мне знать эти цвета!
   - Так она же их, наверное, носит!
   Ивор попытался припомнить, что было надето на сиде во время осады. Ряса, точно. А цвет - и не поймешь, какой. Буро-синий, почти черный... Ну, и все. Еще, кажется, всаднические сапоги, которых она не жалеет, по грязи ходит. Так и сказал.
   Фермер поскреб небритый дня три подбородок.
   - Жена! - позвал.
   - Чего тебе? Пироги сгорят!
   - Не помнишь, чего на сиде было? Когда она к нам на Неметону заезжала?
   - Когда заезжала - ряса. Не пойму даже, какого колера. Темная. А когда выходила в бой - оба платья белые, оба, кстати, верхних. Без вышивки... Ох, ну вот подгорели, точно... Алан, а ты у младшенькой куклу Неметоны посмотри. Она ее точно как сиду и одела!
   Легко сказать - возьми посмотри. Куклу-Неметону с женской половины выносят редко, да с церемонией. Одно хорошо - с обрядом управилась младшая дочь фермера. Никого отвлекать от работы не пришлось.
   - Вот, - сказал глава семейства. - А до того, как Немайн к нам заехала, сладу не было. То ли во младенчестве перебаловали, то ли еще чего... А теперь серьезная. Вырастет - ведьмой будет, точно.
   Ивор между тем разглядывал куклу. Да, вся в белом. Алый плащ - это общее, воинское, она тогда на королевской службе была. Ну и какой вымпел приспособить к копью? Хотя... На белой накидке чернели нарисованные углем кресты.
   - Это что? - спросил Ивор.
   - Это мне рассказали, - сообщила девочка.
   - Что рассказали?
   - Что Неметона пелерину вышила. Вот так.
   Ивор дернул ус.
   - Белое с черным, - протянул он, - а хорошо. Ни у кого такого сочетания нет. А у нас, значит, будет. Ну, а не понравится ригдамне - поменяем!
   Так что в Кер-Мирддин он въезжал уже едва не как посол сопредельной державы. Не удержался, надулся индюком. Вышло бы сущее посмешище - да первые же минуты поисков Немайн спесь поумерили. Хуже того - минуты плавно перетекли в часы - а поймать только-только вставшую с одра болезни сиду никак не получалось. Уж больно шустрая! Куда не сунешься, один ответ: да, была, уже ушла, даже убежала. Не перепутаете: зеленое с желтым платье, белая пелерина с премиленькими черными крестиками... И главное: уши.
   Но самое большее, чего достиг несчастный посол, было лицезрение ригдамны издали. Едва завидев сиду, чуть дар речи не потерял - если при осаде ригдамна скорее напоминала монахиню-аббатису, то теперь это была хлопотливая хозяйка. Немайн металась по городу, и откровенно пыталась быть в трех местах одновременно. Ярко-зеленую молнию было трудно не заметить и совершенно невозможно догнать. После нескольких попыток Ивор догадался - очередное волховство.
   Перехватить отца сиды, Дэффида ап Ллиувеллина, оказалось вовсе невозможно - вот усыновил человек ту, кого до Христа почитали за богиню - так и сам стал чуть не небожителем. Одна слава, что землю топчет - а поди поймай! Хуже, чем МЛАДШАЯ дочь.
   А потому Ивор вздохнул, да потопал прямо в "Голову Грифона", справедливо рассудив, что уж домой к маленькому сыну Немайн непременно вернется. Ивор ошибся. То есть сида, конечно, вернулась - ближе к полуночи, только для того, чтобы провозгласить на пороге:
   - Харальд, меня нет! Ни для кого...
   И пробежать на хозяйскую половину.
   Когда Ивор изложил дело бородатому иноземцу, явно состоящему у сиды на службе, тот только плечами пожал:
   - Так она спит. После болезни устает быстро. Так вот до кровати добежит и свалится. Часа четыре поспит - и снова свеженькая... Так и живет: у нас один день, у нее два. Ничего. Раз дело важное, так ты ее подожди. Проснется вечером, дела у нее особого не будет: все еще спят. Ну, разве маленький проснется, с ним повозится. А там спустится перекусить. Тут-то ты и разговор заведешь.
   Харальд не учел одного: проголодавшейся сиде печенку - последнее время вкусы Немайн полностью совпадали с епископскими - Гвен, заботливая сестра и главная повариха заезжего дома, велит принести прямо в постель. А ученицы, привыкнув к странному режиму, тоже спать не будут. Вот и получатся этакие посиделки - то ли вечерние, то ли ночные. Потом заорет маленький, Немайн устроит его у себя на коленях.
   Эйра будет вызванивать на арфе шотландскую колыбельную, Анна - грызть тыквенные семечки, приготовленные по божественно расточительному рецепту: жареные да соленые. Это прямо сквозь шкурку! Когда половина, если не больше, дорогущей соли отправляется свиньям - вместе с шелухой.
   Разговор при этом шел такой, что, услышь его Ивор, решил бы - заткнуть уши от греха. Обсуждали, во-первых, невесть куда исчезнувшую пророчицу, как раз голосом сиды и говорившую, а во-вторых - свежее ведьмовство. С пророчицей всем все было ясно, для учениц она свинюшка неблагодарная, а сиде - дите неразумное, но в своем праве: ну, пришла, так ведь не гнали. Вылечилась сама, помогла ухаживать, когда сама сида слегла. Квиты! Ученицы сразу подхватились и стали допрашивать Немайн: что она прочитала в Луковке, да куда та подалась, но сида молчала. Перешли на ведьмовство, понятней, а оттого и интересней. Да и сида охотно о нем шепталась. Даже удивлялась, что ученицам оно показалось несложным. Впрочем, таким на деле и было, представляя собой работу с примитивным нивелиром. Хороший студент на практике за пару дней освоит. При этом у не отягощенных искусом калькулятора и уже вполне постигших искусство вычисления арабскими цифрами в столбик учениц особых проблем сама процедура топографической съемки не вызвала.
   Трудности возникли только с изготовлением самого прибора.
   Мутное стекло, которое изготавливала местная гильдия, неплохо годилась в окна и на посуду. Даже лупы и зажигательные линзы вполне получались, и небольшие капсулы для уровней. Но Немайн оно не подошло! Сида очень злилась, в качестве ответа на извечное ученическое "почему?" подсунула остекленную трубку и предложила посмотреть. Анна с Эйрой увидели только мутные пятна. После этого Немайн собрала устройство безо всяких стекол: тренога, отвес, уровень, перекрестия - получилось похоже на странное оружие, которым целиться нужно, а стрелять - нет. Дальше стало еще интереснее: сида достала длинную и тонкую полоску льняной ткани и копейное древко, которое принялась раскрашивать в полоску.
   За возней с льняной рулеткой и вешкой наблюдали обе ученицы, потому Немайн поминутно приходилось объяснять, что, как, и, главное, зачем. Эйра внимала и запоминала. Анна анализировала - и не боялась спрашивать.
   - Наставница, но если нам нужно отметить угол, то нельзя ли обойтись подобием? Ты ведь говорила, что в геометрии от размера фигуры углы не зависят! То есть сразу, на треноге. И не бегать с рулеткой? И вешку можно только тогда оснастить одной большой перекладиной, а не многими рисками. Проще будет. Так, как говоришь ты, проводить измерения смогу только я. Ну, и твоя сестра, наверное. А так мы многих научим...
   - Точность, - вздохнула сида. - Точность упадет. Надо считать допуск. Если мы сможем позволить себе подобие - пусть будет подобие.
   Анна, ведьма настолько сильная и опытная, что, прежде чем попасть в ученицы к сиде, пыталась с ней соперничать, пожала плечами. По ее опыту хорошо исполненного подобия хватало всегда. Так вышло и на этот раз.
   Так устройство, которое Немайн назвала странным словом "нивелир" обзавелось сменными ракурсными кольцами и окончательно превратилось в прицел, как у скорпиона, только лучше. А обучить добровольцев посмышленее работе с таким устройством довелось именно Анне. И это была только самая малая доля дневной беготни!
   Главной заботой стало извечное: деньги. Дэффид явно видел в устье Туи всего лишь крепкую усадьбу, а потому на третий день по выздоровлении вручил приемной дочери тяжелый кошель с сотней полновесных солидов, и думать об этом деле забыл. Немайн же усадьба, пусть и крепкая, не устраивала. В ее планах значилась сильная, а лучше неприступная, крепость, защищенный порт, мануфактуры. То есть город. А значит, сотня золотых, которые отец отсчитал - "Из заработанного тобой на ярмарке приданого, дочь! Горжусь! Не подведи!" - на обустройство, должна была уйти очень быстро - здесь же, в столице, на первые задатки. Общая же стоимость строительства, по предварительным расчетам, составляла около десяти тысяч золотых. При этом сида твердо решила, что до возведения жилого донжона основной капитал, скрытно прикопанный до поры, полежит себе в земле. Уж больно цель заманчивая. Королевская казна поменьше - и то в позапрошлом месяце приманила норманнскую ватагу. А если забрать не все - найдутся жадные до ухоронок волшебного народа, вес лес перероют. И прощай, состояние.
   Пришлось вертеться.
   Ученицы с интересом наблюдали, как сида нарисовала на листе пергамента маленький кружок. Удивительно ровный и круглый. Правильней, чем если бы монету обвела.
   - Это новый город, - объявила. - Кому он в таком виде нужен? А никому! А на ненужный город денег никто не даст. А что у нас есть, чтобы город стал необходим?
   И провела ниже города горизонтальную волнистую линию. И спустила через него - волнистую вертикальную.
   - Это берег моря и река Туи. Кому нужен порт в устье? Иноземным купцам. Вон, римский дромон чуть не утонул в реке, не доплыв до столицы. А тут у нас и починка, и отдых, и товары сверху можно спустить. Вывод - римлянам уже нужен. Опять же свежую еду и сладкую воду кораблям продают люди принца Риса - значит, и с ним нужно поговорить...
   Пока Немайн недужила, греки построили себе подворье - не меньше размером, чем заезжий дом. Так что для визита к Михаилу Сикамбу пришлось переходить дорогу. Ту, что от моста до городских ворот. А это препятствие: Немайн вернулась в образ византийки, а значит, снова напялила башмаки на платформе и длинную сестрину рубашку, чтобы задрапировать удлинившиеся ноги, как положено благородной девице.
   Вышагивая меленькими шажочками - а посох-трость сошла за балансир канатоходца - Немайн утешала себя тем, что внушительное сооружение из толстых бревен отлично перекрывает дорогу и простреливает мост, замечательно вписавшись в систему обороны предместья. Так что и разговор начался именно с этого. Если, конечно, исключить взаимные реверансы - точнее говоря, Немайн приветственно разводила руки, не рискуя слишком нагибаться, чтоб не рухнуть, а вежливость выражала больше радушной улыбкой. Михаил же отвесил практически поясной поклон. Разогнувшись, рассмотрел улыбку и слегка вздрогнул. В прошлый раз Немайн обошлась "китайской внимательной", а на этот перестаралась и выдала голливудский оскал. А клычки-то для человека у нее были, увы и ах, малость островаты.
   - У меня и желудок такой, - пожаловалась, пока римлянин расставлял фигуры, и выбивал каждой по шахматному столику короткую дробь - руки меленько дрожали, - так что преосвященный Дионисий мне разрешил мясо во все дни, кроме рыбных - ибо рыба мне тоже полезна. Я хищник, Михаил - но хищник благонравный и к тебе весьма расположенный, так что пусть тебя не беспокоят знаки приязни, немного превосходящие требуемые по этикету.
   Выиграв первую партию - Немайн старалась поддаваться незаметно, а в эндшпиле спустила ладью, после чего честно сопротивлялась - Михаил успокоился и стал пригоден к серьезному разговору. Конечно, выдавить некоторую сумму, пока собеседник в шоке, Немайн могла. Но то, что римляне - не американцы, успела уяснить. Римский купец столь же прагматичен - но не чужд благодарности и чести, потому как в темные века репутация человека надежного окупается стократно. У римлян - как и у других традиционных народов, одобряющих торговлю - неудачник выглядит именно как беспринципный рвач, которого любая открывающаяся возможность урвать сводит с ума - и не дает делать медленное, надежное - но оттого лишь более доходное дело.
   Потому следовало озаботиться правильной репутацией для себя. Та, что не воспользовалась минутной слабостью партнера по переговорам - не станет ли более желанным клиентом? Не стоило, конечно, забывать, что римлянин к западу от геркулесовых столпов совсем не то же, чем он же, но к востоку от них - но это правило касается аборигенов. А два римлянина - договорятся. Разве только у одного из них будет приказ!
   Приказ у Михаила, разумеется, был. Как можно в темные века заниматься дальней торговлей, и ни на кого не шпионить? Совсем невозможно! Сикамб работал на экзарха Африки Григория - можно сказать, в силу порта приписки. Но даже если бы не работал... От нового порта, через который после открытия навигации должно устремиться оружие и припасы для войны с наступающими арабами, а в обратную сторону - шелк и зерно, слоновая кость и золото, деньгами пахло сильнее, чем треской да селедкой, а ведь и простое рыбацкое поселение при грамотном подходе способно приносить немалый доход. А то, что ушастая дама, между делом загоняющая его короля в угол - а пат это тоже поражение - способна обращаться с деньгами ловче константинопольских аргиропратов, купец давно уяснил. Еще одно доказательство, что перед ним сидит беглая базилисса.
   Михаил беседовал с епископом Дионисием. Околичностно, разумеется. Но пришел к выводу, что если искореженное господним гневом тело базилиссы было наказанием для ее родителей - за кровосмесительный брак, то Господь сполна возместил девочке ущерб, даровав разом греческий острый ум и деловую хватку армянских предков. А впридачу - Михаил уже слышал рассказы о ее военных подвигах - мужество и сметку парфян-Арсакидов, от которых и числил свой род император Ираклий. Ее отец...
   Так что Михаил довольно быстро согласился, что порт в устье Туи нужен для крупных перевозок больше воздуха, торговался же за суммы и преимущества - для африканских купцов вообще и для себя в отдельности. Если учесть, что в Кер-Мирддине он начал постоянную, неярмарочную торговлю, не поддержать развитие инфраструктуры было бы сущей глупостью. Заодно предложил спуститься на первый этаж, в лавку - и познакомиться как с новым делом, так и с новым товарищем, Эмилием. Который, на деле, приходился Сикамбу не только партнером и приказчиком, но и начальником - по линии разведки.
   Немайн с интересом навестила лавку - и обнаружила, что большинство товаров - местные. Эмилий, который взялся руководить камбрийским филиалом и после отбытия старшего партнера, объяснил:
   - Товара из Африки мало пока, в основном шелк и пряности кое-какие. А я хочу, чтобы люди привыкли, что у меня можно купить все.
   Потому лавку отгрохал огромную, и нескольких приказчиков нанял - частью из местных, частью из греков-беженцев. Было у него, на деле, и еще одно соображение - закупая местные вещи, резидент увеличивает количество знакомств и мотивирует непрерывную суету и переговоры.
   - Рекомендую поговорить с мерсийцами, - посоветовала Немайн, - у них, насколько я знаю, постоянного агента пока нет. А сухой путь действует круглогодично. Будет совсем неплохо, если и их товары можно будет купить круглый год.
   - А чем они торгуют? Старший товарищ мне о них говорил только как о покупателях.
   - Да так оно и есть! Двадцать лет непрерывной войны не способствуют производству чего-либо, кроме оружия. Но они сбывают сырье - что тебе малоинтересно, и военные трофеи - поскольку король Пенда пока удачлив. Опять же, и над нами тучи сгущаются. Но если повезет - будут трофеи. Стоит подумать, не находишь?
   Немайн вздохнула. Вот, казалось бы, всего ничего на ногах - а уже гудят.
   - Но о войне мы сможем поговорить и позже. Меня же ожидают хлопоты более приятные. Не покажешь, что у тебя есть из готовых нарядов?
   К собственному ее удивлению, наряды оказались не римскими, а камбрийскими - что поделать, торговля готовым платьем вообще не была распространена. Отметила, что фасон, видимо, не новый - молодых девушек в таком видеть приходится редко, а вот замужние дамы похожее носят часто. Немайн припомнила, что в средние века мода вообще ходила поколениями, причем люди в возрасте наряду юности обычно не изменяли. Может, и теперь - новое поветрие? Что ж, древней сиде дозволительно встать над такими предрассудками и напялить, что нравится. Несмотря на похабный разрез на груди. Конечно, подол придется укоротить по росту. У всех платьев, кроме одного: хватит ради прогулки на платформах сестер грабить. Тем более, с собой в новый город удастся прихватить только Эйру.
   Вернулась в "Голову" в сопровождении небольшого отряда, во главе с Эмилием. По камбрийскому обычаю пригласила в дом, угостить - но грек уклонился от застолья, заявив, что клиентов не объедает, но если угоден как друг, то навестит в любое иное, удобное хозяевам, время.
   Немайн проводила гостя до ворот, вернулась обратно - а там Анна с Эйрой добычу обсуждают. Но свести разговор к делам тряпичным не довелось.
   - Вон, - сида, торопливо скинув деревянные подошвы, плюхнулась на циновку, будто ей ноги подрубили, благостно потянулась. - Ту коробку смотрите. Самую тяжелую. Тысяча, и не серебром. Сейчас коротко обсудим условия - вы ведь по-латински плохо понимаете? А потом все вместе пойдем к принцу Рису.
   Который гостит на королевском подворье. Впрочем, на этот раз Немайн роста стесняться не стала - уж во время осады холма принц Рис насмотрелся на сиду - и маленькую, и перепачканную, и валящуюся от усталости с ног. А потому - совсем не удивился, когда, не успел он приказать подать кресло, как ушастая уже устроилась на пятках.
   - Быстро устаю, - пожаловалась, свесив ушки, и сразу взяла быка за рога, - а еще мне деньги нужны...
   Рис разулыбался. Ну не вызывала грозная языческая богиня - правда, крещеная - у него иных чувств, кроме умиления. Да еще, пожалуй, уважения к другу и бойцу, умному и стойкому. Которое просыпается, когда... Когда сида не свешивает уши вот так, к плечам! А теперь - обиженный ребенок, и только!
   Так что, едва услышав, что Немайн нужны деньги, принц заявил, что его кошелек в полном распоряжении соратницы.
   - Жену позови, - предложила Немайн. - Дело-то у меня большое, а Гваллен твоя - умная. Лишний советчик мне сейчас никак не повредит.
   Зачем обижать доброго знакомого? Но кто в левобережьи Туи хозяйственными делами занимается, за месяц походной жизни не догадалась бы только последняя дура! Право, Рис для своих семнадцати лет хорош - храбр, честен, рассудителен и влюблен в жену. И не бешеным пламенем, как можно было бы ожидать от принца, женившегося по любви на фермерской дочке. Чувство Риса ровное и гладкое, как шелк... Вот, и так ведь лучится довольством - а вошла жена, расплылся, как кот, которого с кровати на печку переложили. Гваллен же, подавив желание погладить сиду по головке, что в присутствии учениц было бы совсем уж неуместно, сразу сказала - в обустройство гавани, пристаней и складов вложится. И меньше, чем на половинную долю не согласна, а что до остального...
   - Сколько?
   Услышав сумму, поморщилась.
   - Сейчас столько золота у нас нет. Так что ограничимся портом. Хотя кожи тоже дело нужное: как раз сейчас на них спрос, Дэффид щиты и шлемы римлянам делает.
   - А золото и не нужно. Нужен скот. Нужен хлеб. Рыба. Овощи. Баржи нужны речные, припасы возить. По цене летнего рынка могу зачесть за золото.
   - Тогда... - Гваллен задумалась. Летний рынок на мясо - дешевый.
   - Все будет, - заверил Рис, - чего не хватит, сговорю у соседей. Как раз вся наша семейка в городе. И со старейшинами кланов нужно говорить.
   - Но цены лучше взять, скажем, сегодняшние, - добавила жена, - как ни крути, а телята, например, подросли. Так что продавать их по летней цене - неуместно. А на вес - так тебе же нужно много. Замучаемся.
   - Тем более, что многое нам придется покупать самим. Это вопрос обмена между областями: у нас, например, мало овец, но избыток рыбы. Да и соляные промыслы все мои, так что всегда есть, что предложить в обмен.
   Теперь, когда принц понял, что речь шла не о том, чтобы выручить симпатичную сиду небольшим подарком, а о доходном деле, Рис стал дотошней и практичней жены. Немайн попросту любовалась на славную парочку - но торговаться не забывала. А соль - это хорошо, это валюта получше золота! Надо бы составить этим симпатичным людям конкуренцию. Или хоть обеспечить собственные нужды. Кусочек побережья есть, значит, хотя бы морскую соль добывать можно.
   Вернувшись домой с подписанным договором и еще одним кошелем, полегче, Немайн отдышалась - и объявила, что собирается навестить Тристана. А потому до полудня ученицы свободны - они-то уже умеют владеть оружием, так что, буде пожелают освоить длинный меч по-сидовски, многое из того, чем сейчас занят сын лучшего в городе врача, им не пригодится.
   Тристан был во дворе. Упорно и немного зло отрабатывал мулинеты. При этом явно воображал нарисованный круг головой врага. Не абстрактного, вроде злого сакса, а знакомого, например, соседского мальчишки. И настолько увлекся, что не услышал стука деревянных подошв.
   Ну что ж. Немайн осмотрелась. Ноги гудят, а в ноябре, даже в начале, на травке особо не посидишь. А на камушке - тем более. Другое дело - ветка дерева. Хорошо, что у это ивы развилка между стволами где-то на уровне пояса. Кстати, спасибо ей за ветки, одна где-то затерялась после того, как помогла победить вождя норманнов, а вторая в руках ученика. Залезть - недолго. Устроиться поудобнее, подтянуть поближе посох, подпереть подбородок сложенными в замок руками. И только после этого...
   - Молодец. Хорошо получается у тебя, - сказала. Почему-то стало весело.
   - Майни! То есть... Учитель! А меня к тебе не отпускали. Я даже сбежать не смог.
   - Не большая это беда. Я слабая очень была. И хожу теперь еле. Шагов несколько ступила, а мучает одышка. Мышцы ноют. Новым научу упражнениям быстро, и спать отправлюсь.
   - Так утро еще!
   - Так научу пока, не будет утро... - Немайн осеклась. Что-то ей не нравилось в собственной манере речи. Что именно - уловить пока не удавалось. Разве что голос стал немного скрипучим.
   - А я думал, ты обиделась. Или вообще про меня забыла!
   - Не забываю ничего я. Это знай! Только после обновления... Ну, болезни моей. Но и тогда старое я забываю, не то, что недавно было. А теперь как скажу, делай...
   Упражнения на развитие силы, ловкости, выносливости. Хочешь пораньше взяться за настоящий меч? Тогда отложи на время палку. Вот так. Нет, не то. Теперь правильно. Запыхался? Ну, передохни немного. Тем белее, что загонять себя до пота и боли в мышцах ты уже научился, и теперь придется скорее сдерживать.
   - Кстати, ты лупил мишень когда, воображал кого?
   Тристан потупился. Признаваться было стыдно. Но Учителю - сказал. Оказалось, врагом назначен брат. Не самый старший, который, посмотрев на упражнения, объявил:
   - Баловство, но кисти рук у тебя, может, станут посильней. А это совсем не вредно. Так что - играйся пока, а через пару лет займешься серьезно.
   Это как раз Тристан стерпел, и легко. Возраст - дело наживное, а сида показала, как набрать силу пораньше. Значит, все в порядке... Наказанием оказался средний. Тот про меч и палку вовсе не слушал. Только ревел от хохота, как осел. А еще рыцарь!
   - У сиды учишься, - говорил, - значит, будешь ведьмой. А что? Надо уравновесить. Раз уж Бриана решила стать хирургом и освоить мужское ремесло, тебе и правда стоит заняться девичьим! Ткачихой у нас Альма будет, так отчего бы тебе не заделаться ведьмой?
   Ну и как обиженному мальчишке не вообразить его морду на месте мишени для битья?
   Сзади - шаги. Знакомые. Эйра... И еще кто-то... Мужчина. Довольно тяжелый, топает этак размеренно.
   - Ведьма мужеска пола именуется колдуном! И вполне может быть добрым и правильным, как Мерлин, например. Соглашайся, Тристан! Рыцарей много, волшебников мало. Больше славы достанется, - раздался веселый голос. - Наставница, тут тебя один благородный воин ищет. Из твоего королевства!
   - Какого королевства? - Немайн чуть с ветки не упала.
   - Я сегодня не Тристан, - сообщил ученик. - Сегодня латинский день, так что я Аргут...
   Эйра на такие мелочи, как пытающиеся перебить мальчишки, внимания не обращала никогда.
   - Из того, которое выделил тебе Гулидиен. Раз уж ты никому не подчинена, то и защита народа, на твоих землях живущего, от потусторонних сил, работа твоя. Королевская работа.
   - Я не могу. Я дочь принцепса, - объяснила Немайн, искренне жалея, что у нее не два рта - слушать двоих получалось замечательно, как раз по уху на язык, а вот отвечать приходилось по-очереди. - Думаешь, старый обычай на пустом месте взялся? Принцепс не должен быть королем, да лучше бы ему и в близком родстве с королями не состоять! Потому как, если правитель заделается тираном, или покажет себя негодным правителем, именно Хозяин заезжего дома должен созвать Совет, поднять народ и свергнуть дурного короля. А родную кровиночку ему, может статься, отстранять не захочется...
   После этого перешла на латынь, и напомнила Аргуту, что частные уроки фехтования - это одно, а полноценное ученичество - совсем другое. И посоветовала раз и навсегда решить этот вопрос с родителями...
   - Так что, нам обратно к Гулидиену проситься? - печально спросил Ивор, который уже свыкся с мыслью, что стал человеком государственным. Почему-то возвращаться в прежний беззаботный статус крепкого хозяина не хотелось. - Или к Рису? Будет не принцем, а королем!
   Еще утром Немайн сказала бы: да! Одно дело, получить землю под застройку, другое - область в управление. На второе она не подписывалась. Но два мешочка с деньгами, взятыми под дело, перевешивали личное хотение. Впрочем, тут стоило подумать.
   - Не обязательно, - заявила она. - но король ведь не только от потусторонних сил защищает? Есть и другая работа?
   - Не только.
   - Тогда так... Сейчас я закончу занятия с учеником. Приду домой. Поем. Посплю. И часов через шесть буду свежая и умная. Тогда все и обсудим? Договорились?
   Ивор и этому был рад. По крайней мере, что-то определенное. Эйра между тем продолжала длинное рассуждение о глупых рыцарях и умных ведьмах... Половину историй она почерпнула у Анны. Но от некоторых пассажей Немайн ощутила гордость за сестру. Например, та предложила Тристану спросить у братика, на какие деньги приобретены его боевой конь и доспехи. Желательно - при матери и Бриане. Отец-то, хоть и приносит семье доход, да все-таки больше статусом и уважением. Уж больно часто лечит бесплатно - или за натурные благодарности, реализацией которых занимаются старшие дочери. Жене некогда - несмотря на постоянную беременность, Элейн руководит гильдией ткачей, и если кто-то и заработал на прошлой ярмарке больше, чем семейка Дэффида, так это она!
   Потом из дому выглянула рыжая - чуть-чуть светлее мастью, чем сама Немайн, радостно завизжала, на правах неученицы полезла обниматься - и с ветки сида сверзилась. Впрочем, любовь к нежностям ее после обновления не покинула. Так что, в результате, заглянуть в дом, поговорить и откушать сидовского напитка довелось существу умиротворенному и размякшему. Впору веревки вить.
   - Где все старшие, кстати?
   - Отец у пациента, у мамы какая-то проблема с новыми прялками... Да сама она разберется. Сиди.
   Немайн и сидела: поджав ноги и уши. Манера сидеть не на стульях, а на подушках больше всего понравилась детям. Ну, им часто новенькое нравится. Вопрос один - наиграются или нет? Но - приятно, что случайная пустяковая вещь - прижилась. Еще больше радовали успехи кофе. Был он не ячменный, а цикориевый! Впрочем, у врача не удивительно. Сиду в гости не ждали - а значит, напиток понравился. Это было приятно. Сказала.
   - Цикориевый только у нас, - похвасталась Альма. - Но ячменный тоже ничего. Особенно, когда дождь за окном.
   А здесь почти всегда дождь за окном. А если нет, значит, собирается.
   - Майни, а ты правда теперь днем спать будешь? Всегда-всегда?
   - Буду. И мясо прописали. Кроме четвергов.
   - Мясо ладно, а вот историю расскажи. Раз для тебя, получается, вечер. Страшную. Я потом сестренкам перескажу. Под завывания ветра!
   Историю им, значит. Тристан, который сегодня Аргут, ждет легенду про Кухулина. Альме подавай чего-нибудь страшненького. Будет. Чего-чего, а страшненькой дряни к двадцать первому веку понавыдумывали немало. Вот, например, про колодец и маятник. История ничем не хуже, чем про бочонок амонтильядо. Только Эдгар По, мерзавец, написал от первого лица - уничтожая всю интригу. Да хэппи-энд приделал, как настоящий американец. Нет, его ошибок повторять не стоит... В Камбрии предпочитают печальные концовки.
   Рассказчица сида хорошая - вот облака разошлись, вот солнышко выглянуло, вот и рассказ окончен, а слушатели сидят тихонько и молчат. Первой дар речи обрела Альма.
   - А почему его не спасли? Почему франки не пришли до того, как он в колодец свалился?
   - Не успели. Кони устали. Проводник подвел. Это же взаправдашний случай. Так вышло.
   Неадаптированная, всамделишная история на деле произошла не в Испании, а в Италии, и генерал Бонапарт опоздал спасти узника. Сиды же не лгут! Зато душераздирающих интонаций, которые так славно получились у эксцентричного виргинца, сида не пожалела. Завывала, что та баньши.
   - Майни, - голос Альмы чуть дрожит. - Ну скажи, что это неправда! Сочинять и врать - это же разные вещи!
   Немайн стало стыдно. Как намеки на императорское происхождение епископу делать - так пожалуйста. А как истории детям рассказывать - так я не вру!
   - Правда, я многое придумала.
   - Я так и знала! - Альма снова повисла на шее. Хорошо-то как!
   Когда довольная и отдохнувшая сида ушла домой - спать, хмурый Тристан немедленно испортил сестре настроение.
   - Она многое придумала, - заявил он, - вот только не так, как тебе кажется.
   - То есть?
   - А вот есть. Смотри: сиды не врут. Значит, история - правда.
   - Выдуманная правда.
   - Выдуманная правда - это вранье. Зато разговаривать загадками они умеют здорово. Так? А еще Немайн добрая.
   - Так, - девочка уже чуяла подвох. Но что ей оставалось? Закричать на брата, чтоб не смел ничего говорить, что она знать ничего не хочет? Не той она породы!
   - А раз так, то вот тебе загадка: все эти штуки, колодец, маятник, подвижные стены - кто их вообще мог придумать?
   - Ты плохой, - сказала Альма брату. - Майни не такая! Вот я ей расскажу, и она тебя учить не будет.
   - Будет, - отрезал Тристан, - только ты лучше не говори. Тогда она решит, что я умный, и будет меня как колдуна учить. А я хочу быть рыцарем!
  
   Лес. Суровый и вдохновенный. Прозрачный аромат смолы. Хрустящая сушь полстилки под ногами. Сида идет! Разбегайтесь, звери - не то кабан в камышах, не то медведь не в настроении. В руке - любимый посох. Идет, почти бежит. Как наяву бегала! Теперь и во сне... Поляна. Шелест ольхи. Тут, во сне - лето. Друиды. Жрица с золоченым серпом на поясе. Поет. Знакомое. "Casta Diva" из "Нормы"! Подносят снопы для благословения. Та что-то делает с ними серпом. "Явись, богиня!"
   - Ну, я пришла, - громко сообщила Немайн, - дальше что?
   На Неметону особого внимания не обратили. Все правильно, обряд прерывать нельзя... Но один друид обернулся. Немайн с удивлением узнала старого доброго призрака оперы.
   - А ничего, - сурово пожевал тот губами, - петь тебе хочется, только всего. Это ведь страшно: обладать таким голосом - и не петь! Я композитор, мне проще: оторвите руки, ноги, фугу... носом напишу. А тут... Это ведь не просто - поток воздуха, резонатор, прочая физика. Это... Это как руки.
   - "Так некогда в разросшихся хвощах,
   Ревела от сознания бессилья
   Тварь скользкая, почуя на плечах
   Еще не появившиеся крылья...", - процитировала Немайн. - Прошу прощения, что не в рифму - я даже не знаю, переводили Гумилева на немецкий или нет...
   - Русский поэт? Не знаком.
   - Да и не стоит уже знакомиться, пожалуй. Это в юности, когда легкая толика пессимизма и безнадежности воспринимается как перчинка, Гумилев хорош. А после тридцати - только тем, кто не вырос дальше, и не умеет грустить сам. Правда, мне подходит? Тварь скользкая... Я такая. Вылупилась из хорошего человека, как Чужой, - пригорюнилась Немайн. Ноги гудели, и она присела на случившийся кстати пенек. Судя по шуму, с него только встал один из друидов. Как бы не вознамерился занять место обратно.
   - Как это - вылупилась? - заинтересовался мертвый композитор. Он как-то незаметно сменил жреческий балахон на привычный фрак. - Вы же не птица...
   - Это целая история. Если коротко - был человек, неплохой, смею надеяться. Он заболел, потерял сознание - а вместо него появилась я. С его памятью - но другая.
   - Ааа. Ну, это нормально, - успокоился призрак. - В сущности...
   Немайн дернула ухом.
   - ...это с нами происходит каждое утро. Один человек засыпает, другой просыпается.
   - Это не то.
   - Любое подобие не отражает полностью свойств объекта... Простите великодушно, но, пообщавшись с немцами, поневоле станешь дрянным философом! А почему вы говорите он?
   - А это был мужчина, - а про подобие и объект он бы лучше Анне растолковывал, уж кто-то, а лучшая ведьма королевства в подобиях разбирается! Вот бы свести. И послушать разговор!
   - Даже и так? В таком случае, должен вас порадовать - если вы и были безумны, то выздоровели. Что-то, конечно, осталось, что-то остается всегда, но и это вам на пользу. Припомните-ка оперных героинь. Взбалмошные экзальтированные особы, повинующиеся не разуму, а чувствам. Иные на грани безумия, иные туда соскальзывают... В наше время это принято играть - так вам будет попроще.
   Немайн хмыкнула.
   - Ну вот уж Норму я точно сыграть не смогу. Убить детей...
   - Она же не смогла убить!
   - А я не могу даже подумать!
   Церемония закончилась.
   Одна из жриц со снопами обернулась, откинула капюшон, разлив по плечам черное золото прямых волос. Просияла. Какие у нее глазищи!
   - Я - это ты!
   - Нион? Луковка? Ты куда исчезла?
   - Ты знаешь! Ты все знаешь. Но тут все сложнее, чем я думала. Я трусиха, моя богиня.
   - Я не богиня.
   - Я знаю, но я привыкла. А что обещала - сделаю! Я боюсь и топи, и стрелы, и снова топи - того, что меня туда бросят по приказу друидов. Но я все сделаю!
   - Возвращайся, Луковка, - предложила Немайн, представившая, как маленькая и неприспособленная Луковка пытается проповедовать язычникам. Одна-одинешенька. Да с ее характером. Как бы не вышло первой в Уэльсе мученицы. - Мне ты ничего такого не обещала. По крайней мере, я не принимала твоих обещаний. Или, хочешь, я пошлю тебе охрану? Желающие найдутся.
   - Никого мне не надо, кроме тебя, - не согласилась Нион, - а ты со мной всегда. Я все сделаю, только, может быть, не очень быстро. И к тебе вернусь. Обязательно. Во сне или наяву, живая или мертвая... Ведь я - это ты!
   Серебряный смех... Немайн раньше и не замечала, что Нион выше ростом! Какая-то была маленькая, беззащитная - а вот выросла, вдруг и сразу. Хотя - маленькой Нион казалась до болезни-обновления, тому, кем Немайн тогда была. А теперь все выглядит таким, каким и должно быть...
   Нион стоило как следует отругать - за то, что ввязалась в авантюру до выздоровления Немайн да в одиночку, но - роща сменилась дымчатой тьмой, пророчица и старик-композитор исчезли, а вместо щебета птиц и шума разговоров раздался ровный, немного механический голос:
   - Говорит Сущность. Сообщаю о вашем текущем балансе свершений. К настоящему моменту они составляют одну целую, шесьдесят две сотых доли процента от необходимого для обратного переноса.
   И на этот раз, прежде чем крутящаяся тьма утянула сиду в глубокий сон без сновидений, Немайн успела выкрикнуть:
   - Да пошли вы со своим обратным переносом! Лесом, полем да торфяником!
  
   Лорн ап Данхэм любовался на свою работу. Только что закаленный меч тускло сверкал, как рыбья чешуя. Триумф омрачало только одно - скоро такую же красоту сможет изготовить любой грамотный кузнец. Раз идею высказала сида, то о том, как делать такие мечи, будет знать половина Камбрии. Не признает богиня тайн мастерства. Чужие уважает, но свои - выбалтывает. Хотя - нет, не выбалтывает. Наверняка гейс на ней такой, мистическое обязательство. Ведь за тысячи лет все, что ни напридумывала - людям раздарила. Так что и сварной клинок в руках - просто первый. А скоро их будет больше.
   Не намного больше. Всех пока радует сталь - и то, что из новой печи ее выходит много. Лорн припомнил - с другими мастерами сида говорила о ремесле, и они охотно поддакивали, когда Немайн рисовала подобия мельничных жерновов - для заточки литых, да грубо прокованных заготовок. Всего несколько бесед - и стало ясно, что римляне все-таки получат не секиры, как изначально договорился Дэффид, а старые добрые гладии. Уродливые короткие пыряла, близко не приближающиеся к благородным листовидным формам - но прочные и острые. А баланс обеспечит рукоять.
   И что останется Лорну? Разве только создать гильдию кузнецов-оружейников, да выставить свой клинок как образец шедевра. То есть работы, после которой ученик обретает право именоваться мастером? Сделал не хуже - молодец, можешь, нет - не позорь профессию, оставайся на подхвате у тех, кто достоин. Создать эталон - слава - но небольшая, раз уж ее всякий повторит. А скольких хлопот потребовала вещь! Долгая плавка - не в большой общей печи, а в малом ее подобии, которое Лорн устроил у себя в кузнице. Да не одна - две плавки на сталь, три - на железо. Сварка клинка из кусочков. Проковка. Немайн говорила, что можно сделать много проковок, и тогда меч выйдет еще лучше. Но - это работа не художника, а ремесленника. Значит, не то! Ведь незадолго до болезни сида даже не намекнула - сказала прямо, что для нее следующий меч сделает он, Лорн. А что такое меч Девы Озера? Новый Эскалибур! Уж он-то не может быть получен простым повторением рутинной работы.
   Кое-какие шаги по изготовлению меча спасителя Британии кузнец уже предпринял. А именно, позаботился о сырье. Пока сида болела, он поговорил с одним из ирландских друидов, который сам был не чужд огненному ремеслу. И добился своего: тот согласился послать за железом из древних друидических закладок, куда более старых, чем время жизни человека. Дюжина дюжин лет это будет, или малость постарше - неважно. Важно, что в Камбрии лучшего железа не сыскать! За древнее железо друид просил лишь одного - присутствовать при изготовлении клинка, и Лорн неохотно согласился выполнить это условие. И через три дня после завершения навигации получил сверток с изъеденными ржавчиной крицами.
   Но, прежде чем переводить на окалину драгоценный мелалл, следовало отработать технологию.
   А потому Лорн ап Данхэм загнал бьющееся в груди "Пора!" на обочину сознания. Да, сида принесла два славных ремесленных способа. Но именно он, Лорн должен придумать лучший - третий. Первый дает достойную и дешевую вещь. Второй - дорогую и отличную. Третий должен произвести чудесную. Лорн задумался. Надолго. Следующую плавку он начнет только через три дня, в строгой тайне. Взяв для нее одну из своих двадцатилетних закладок.
  
   Немайн зашла "со второго утра" посмотреть на сына - да так и осталась. Не удержалась, взяла на руки. Даже в походе всегда старалась держать на руках - и только если передние конечности были уж очень нужны свободными, совала в скрученную из плаща переноску. Маленький сыт. Следовательно - спит, но почему не побаюкать? Нет, открыл глазеночки. Чует мать? Ей так мало приходится бывать со своим сокровищем!
   Нарин нашла себе дело снаружи, спросилась и вышла. Краем сознания сида понимала - за время ее болезни та заново привыкла к ребенку. Которого сама и родила, но по странному стечению обстоятельств подарила рыжей и ушастой. Так что теперь числилась в кормилицах, матерью же считалась Немайн. Приемышей и родных детей в Камбрии различать не принято - и этот обычай славно лег на отчаянное детолюбие сидов.
   Так что издевательством это не было. Так, озорство. Захотелось почувствовать, как это - быть матерью не по обычаю, а на деле. Причем - очень-очень. Снова инстинкт... Накатывало и раньше. Но всегда находилось срочное дело, или свидетели - стыдно же! И наряд особо не позволял - разве если раздеться до рубашки. А на этот раз Немайн одела новенькое верхнее платье с ненавязчиво осуждаемым церковью разрезом чуть не до пояса. За который молодые замужние валлийки упорно продолжают держаться. И будут, видимо, аж пока пуговички не изобретут. Дэффид на эту обновку нахмурился было, но Глэдис на ушко пошептала - и как рукой сняло. А вот до сиды только и дошло, для чего эта похабщина. Детей кормить.
   Нижнее платье и рубашка соответствовали.
   Немайн крутанула уши взад-вперед. Вроде никто поблизости не топает. А одежку в сторону сдвинуть - одно короткое движение. Доставать или высовывать в разрез нечего. Если верить Сущности-А - пока.
   Толку, разумеется, не было. Но мир вокруг выключился. Радость была почти такая, как когда маленького подарили. Радость сквозь боль - грудь-то и так ноет, а тут еще мусолят.
   А раз мир выключился, то и закончилась эта радость стыдом и краснением.
   - Так.
   Над Немайн возвышалась ученица. Грозная, красивая. Сильная.
   - Ннееет. Все хорошо. Ой.
   - Вот об этом я и хотела с тобой поговорить. Не как ученица, а как лекарка. Я заметила, ты последнее время грудь часто трогаешь. Болит? Наверное, не в первый раз маленького кормить пробуешь?
   -Яаа...
   Вот и не верь после этого сказкам: сида явно хотела соврать, да дыхание сперло.
   - А чего стесняешься? Не девочка, с чужим дитем забавы ради не балуешься. Твой он, твой. А ты ему мать, и грудь дать должна. Тем более, что молоко у тебя пойти может. Не знаю как у вас, сидов, а у людей всякое бывает. И что нерожавшие девушки детей грудью кормят - тоже. Так что - продолжай. Ничего зазорного, только правильное. Погоди. Зачем я сюда шла?
   - Вспоминай, - улыбнулась сида, все-таки запахиваясь, - кстати, нужно непременно ввести пуговицы. А то просто стыдно: развитое стекольное дело, развитое керамическое, дерева кругом полно, меди, бронзы и латуни - море, и дешевых, а одежду скрепляем тесемками, в лучшем случае - заколками. Первое долго, второе - неудобно. И еще: должен был прийти представитель народа. Ивор.
   - А! Так за этим я тебя и побеспокоила. Он внизу. Я сказала Кейру, что нужна комната для переговоров. И сенатора нашего пригласила.
   - Кого?
   - Легата, который в городе остался. В Совете заседать и решать с королем военные вопросы. Дело для клана важное, втемную решать нельзя.
   - Хорошо. Идем. И нужно послать за священником - раз уж речь пойдет о защите от потусторонних сил. Хорошо бы викарий был свободен... И вот еще что. Все хотела тебя спросить, как твоего отца звали?
   - Зачем? - отказывать не ученическое дело, а вот спрашивать - вполне.
   - Интересно.
   - Иван. У тебя что, припадок?
   Ну да, если читать имя "Ivan" по-английски, будет один из многочисленных в литературе Айвенов. А по-валлийски - именно Иван. А ведьма-ученица, значит, Анна Ивановна. Очень ей идет.
  
   Отец Адриан застал Дионисия, епископа Пемброукского, в нефе церкви, на месте, где еще утром стояло устройство для отбития поклонов. Епископ рассматривал оставленные брусьями следы на полу. Базилисса Августина, которую здесь приходилось именовать Немайн, после того, как ей запретили поститься, решила усмирять плоть дозволенным ей способом. А поскольку уезжает - забрала инструмент. И - опередила, шустрая! Успела поговорить с преосвященным, после чего тот, как и всегда, впал в глубокое раздумье: на лбу нарисовалась лишняя горизонтальная морщинка, нос затупился... В руках крутит деревянный кружок размером с монету. В середине кружка - две дырки.
   - Вот. Любуйся.
   - Что это?
   - Ты ее духовник, тебе лучше знать.
   - А, это великолепная придумала? - Адриан с интересом посмотрел на маленькую штуковину, - и что оно делает? Надеюсь, не убивает?
   - Спасает души, - тон Дионисия был преувеличенно ровным, - вот скажи: зачем мы тут вообще? Я три проповеди сказал против развратных и прельстительных нарядов. Никакого эффекта. Появляется Немайн, и что я вижу? На ней платье. То самое. Неприличное. Только преобразованное в приличное. Вырез плотно застегнут - этим. Я глазами хлопаю, а она читает мне нотацию на тему: соотношение плотского и духовного в мирянке! Мол, если детей женщинам кормить в приличной одежде неудобно, так их можно хоть от церкви за разврат отлучить, ничего не изменится. Вот посмотри на этот кружок. Она называет его пуговицей. Скоро все прихожанки Кер-Мирддина приобретут благопристойный вид, вне зависимости, кормят они детей грудью, или нет. Да и вообще - удобная вещь. Фибуле, кажется, конец...
   Епископ замолчал. Потом заговорил - тише, но ...
   - Я, грешным делом, мечтал - мол, буду наставлять бывшую языческую богиню, приведу ко Христу последних заблудших на островах. Возможно, стану кардиналом... Теперь вижу - не только брат Марк со своими мелкими амбициями веселит Господа. Ты знаешь, что король ей подарил землю?
   - Да. Все знают. Больше того... - замолчал, остановленный жестом.
   - Она собирается строить на ней город. Большой город. Не сразу. Понемногу. Но - вспомни, как ей эта земля досталась! Вспомни, кто она такая, - и вскинул руку. - Вслух не говори.
   Адриан хмыкнул. Говори, не говори - все видно. Ну, местным, конечно, уши свет застят, а все прочие давно уже поняли - и играют в молчанку. И понятно, на что напоминает Дионисий. Начало всякого великого города сопряжено с легендой.
   - Вижу, ты понял. Увы, у меня есть обязанности перед паствой. Сам поехать не могу. А кроме тебя, никому другому я не доверю ни ее душу, ни душу нового города. Непременно и как можно чаще пиши мне - постараюсь помочь советами. И деньгами. Про последнее Немайн не говори, оберет до нитки. Только-только ополовинила остатки мой казны. Правда, поклялась каменный храм поставить. Проследи.
   - Да она набила эту казну, а не ополовинила! - выпалил Адриан. - С ее земель будет идти десятина!
   Вот тут епископ удивился.
   - С города - возможно. Но когда он еще прибыль давать начнет... А кланы не уговоришь. Добрые люди, но на милостыню прижимисты.
   - И я теперь знаю, почему! Потому, что они верят, что их от нечистой силы короли защищают. Бесплатно. То есть, в обмен на некоторые права и привилегии. Шесть недель военной службы, например. И дороги чинить, и болота осушать...
   - Любопытно. Но переубедить их нелегко.
   - Так-то оно так... Только вот Немайн отказалась быть на своей земле королевой.
   - Я полагал, ей выдали землю под застройку!
   - Я тоже - поначалу. Но, оказывается, у камбрийцев вообще нет земельной собственности - в том виде, в каком она существует в империи. Вся пахотная и пастбищная земля принадлежит кланам, и ее они перераспределяют внутри себя. А остальное принадлежит королю - при условии, что эту землю никто не распашет. После того - какой клан распахал, того и земля.
   - А пастбища? - поинтересовался епископ. - Их же можно таким способом захватывать очень быстро! Прогнал стадо, и земли твои.
   - Нераспаханные земли принадлежат королю. Только нет их почти, разве свиней в лес за желудями выгоняют - так вот право выгона свиней, это как раз право любого свободного человека. А все остальные земли, где скот пасется, на самом деле - пахотные. Очень, очень долгий пар. У них тут не пяти, и даже не семипольная система. У них этих "полей" побольше двух десятков, и три четверти - кормовые травы. И та земля, что нам кажется невозделанной, на деле - и боронована, и сеяна, и урожай с нее соберут. Правда, собирать будут овцы да коровы.
   - Интересно, - Дионисий сложил руки на груди, - камбрийцы с каждым днем все меньше напоминают мне варваров. Но вот упрямы они именно по-варварски. Итак, если у них нет земельной собственности, так что же дарил король?
   - Власть. Он уступил ей часть своего королевства. Навсегда и без подчинения. Она стала бы королевой, но быть ею не может. Из кастового предрассудка, как дочь трактирщика. Как видишь, при всем пиетете к хозяевам заезжих домов, отношения к ремеслам здесь почти такие же, как и в империи: трактирщик - единственный человек, чье потомство в принципе не имеет права на высшую власть. Тем не менее, она будет править маленьким государством - хотя и несколько странно...
   Спустя час епископ Дионисий остался один. Если не считать множества мыслей. Базилисса Августина еще раз доказала свои способности. Собственно, идея поменять название власти витала в воздухе. Нельзя быть королевой - будь царицей, императрицей, шахиней, в конце концов. Дело было в другом. Императорская власть в Риме всегда принадлежала мужчине. О, за спиной царя часто стояла жена, но формально главным оставался муж. Не то в Камбрии. Здесь, не именуясь ни императрицей, ни королевой, Августина-Ираклия станет правительницей самовластной. Для полного счастья она получила возможность отринуть старые обычаи, и заново установить свои привилегии и обязанности, а также права и обязанности подданных. При этом оставила довольными всех. Церковь, например, получила десятину, хотя в обмен обещала бесплатное отправление основных таинств и защиту от нечистой силы. Между прочим, свои прямые обязанности, за которые мзду брать грешно. Да, придется попам и дьяконам поработать - зато, похоже, невенчанных браков на землях Немайн не будет, а ведь даже в Константинополе это привилегия знати. Что ж, десятины это стоит. Дионисий-то видел и следствие - власть над соединением людей в семью мало-помалу станет принадлежать Церкви, а это - очень большой рычаг! Епископ улыбнулся, поймав себя на механической аналогии. Да, поговорив с базилиссой или о базилиссе, потом весь день мыслишь, как механик. Но это не всегда плохо. Фермеры тоже не ушли обиженными. Рыцари же и образованные люди придут в полный восторг, когда узнают подробности, и начнут стекаться к новому двору толпами. А что касается того, что Августина оставила себе, так многое дано - многое спросится.
   В том, что перед ним именно беглая базилисса, епископ устал сомневаться. Всякий раз, когда его подозрения начинали крепнуть, являлось новое доказательство, и не одно. Дионисия, например, долго смущала странная болезнь, от которой Августина-Немайн оправилась три недели тому назад... Люди так никогда не недужили! Тем более, что по выздоровлении девушка со странностями начала вести себя точно как сида - и это очевидно шло ей на пользу. Питание, распорядок дня... И уже здесь, в новорожденном городе, Адриан вспомнил - до болезни Немайн вела себя как человек. От этого и слегла. Больше того - Дионисий узнал, что базилисса тяжело болела в десять лет. Как в книге написано. Так что чудо, которое помогло в ее исцелении - принесенная ирландскими святыми книга о лечении сидов - только доказывало: Немайн действительно являлась сидой. Но ничегошеньки не знала о том, как сиде жить положено!
   А значит, выросла не среди своих.
   Выросла в далеких краях, в которых о сидах и слыхать не слыхивали. Например, в Константинополе. А точнее - в полевых лагерях да на долгих переходах императорской армии во время бесконечно долгой и бесконечно тяжелой персидской войны. Получалось - Августина-Немайн разом и сида и царевна. Это все объясняло. Впрочем, оставался еще один вопрос: почему у императора-армянина от брака с собственной племянницей девятнадцать лет назад уродилась именно сида, а не очередной инвалид? Тому, что уродилась Немайн именно у них, был свидетель, и весьма авторитетный. Патриарх Константинопольский Пирр. Пусть беглый, да не низложенный. Который по размышлении оставил себе собственное имя, скрыв только чин. Прихотливая судьба занесла его на окраину мира. Впрочем, не самостоятельно, а вослед. Есть разница. Теперь радуется тому, что тащился на край света не зря. Пусть бывшая ученица - Пирр некогда отвечал за воспитание детей царя Ираклия - признавать свое имя пока не желала, патриарх надеялся вскоре поговорить с ней по душам. А пока для бесед ему вполне хватало заезжих ирландских друидов: Пирр получал изрядное удовольствие от попыток обратить в христианство этих умных, способных к сложным суждениям и неожиданным выводам оппонентов. Выяснять между своими же, христианами, кто еретик, ему уже наскучило. Тем более, что разок еретиком оказаться довелось и Пирру. В прошлом году Максим Исповедник на диспуте в Африке разбил патриарха наголову - так, что пришлось прилюдно каяться. Беды в том, впрочем, никакой не было: отношения Пирра с римским папой резко улучшились, а император Констант, гонитель, из единоверца-монофелита стал злобствующим еретиком. То, что при этом по фасаду Церкви пробежала еще одна трещина - Дионисий заметил. Но не то, что на этот раз она совпала с трещиной на фасаде Империи. Монофелитство оказалось религией верных царю Константу. Православие - вольнодумцев и заговорщиков из Рима и Карфагена.
   Так что заглянувший к Дионисию - еще до сиды - патриарх начал именно с краткого изложения очередного диспута, и это действительно было любопытно. С арабами любой разговор о вере велся в треске копий и звоне мечей. Славяне - дики, немногие закосневшие в язычестве греки - твердолобы. А тут, на краю мира, водятся, оказывается, очень интересные собеседники. Соперники - но не враги. Это было интересно... И вдруг Пирр отвлекся, и как бы между делом сообщил, что окончательно опознал ученицу. Способ оказался прост донельзя. Достаточно было, чтобы кто-то, весьма недурно оплаченный, по условленному знаку негромко, но отчетливо произнес два слова на языке, который камбрийской сиде знать неоткуда. Пирр "честно" признался наемнику, что это шутка над добрым знакомым с дромона, а слова - небогохульственное ругательство. Поскольку диведцы прекрасно знали, что греки поединками насмерть не злоупотреблют, а риск битой морды стоил пары милиарисиев, желающего рискнуть проказливый патриарх нашел без труда.
   Подгадав момент, когда за столиками "Головы" скопилось достаточно греков, а Августина о чем-то беседовала с капитаном, видимо, собираясь нанять корабль для нескольких рейсов по реке, патриарх подал знак.
   Слова были произнесены.
   Базилисса дернулась, будто в нее всадили нож, вскочила, уши насторожились, голова повернулась в сторону незадачливого наемника, рот зло сместился набок. Казалось, сейчас зарычит... Но вместо этого приложила руку ко лбу и тяжело села на место.
   - Что с тобой? - спросил капитан.
   - Мне примерещились дурные слова. Тут так много говорят, слова смешиваются друг с другом, и вводят мои несчастные уши в заблуждение...
   Капитан кивнул, хотя внутренне сжался. Наверное, тоже узнал армянский. Который сида Немайн, как она же уверяла Михаила Сикамба, не знала и знать не могла! Слова он тоже узнал. Не зная языка. Уж больно часто их повторяли четыре года назад - на всех языках империи. Чтобы поглубже въелось. "Кровосмесительное отродье".
   Пирр ожидал, что после такого наемник придет за прибавкой. Ошибся. Тот срочно собрался и уехал. Между прочим, дом в предместье бросил. Клан пытался дом продать, но покупателя на добротное сооружение пока не находилось. Как объяснили камбрийцы, если у человека срочные дела, или возжелалось пожить сельской жизнью - дом следует передать родне победнее. С тем, чтобы потом было куда вернуться. Если возвращения в планах нет, то и уступить кому внутри клана. А если дом пытаются продать вовсе на сторону - что-то с ним не так. То ли домовой в боггарта переквалифицировался, то ли тилвит тег подсмотрели, как муж жену колотит, и обещали к исходу недели с хозяином дома расправиться. Не уточнив, с каким. Так что, купи кто дом - не поздоровится. Могло быть и чего побезобиднее. Например, те же тилвит тег решили наказать семейку за то, что дом дурно содержат, грязью заросли. Или ссора у человека вышла с кем из фэйри, тот и заговорил дом на неудачливость. Начались пересуды - тут-то и вспомнили, как давеча Немайн от одного окрика подпрыгнула. Выходило - точно, поссорился, да с кем! Значит, на домишке проклятие.
   Начали припоминать, когда и кто удостаивался подобной сомнительной чести - заработать проклятие сидов. Да еще не короли и епископы, у тех какая-никакая защита есть, а простые люди.
   Случаи оказались или очень мрачными, или очень смешными. Гвин травил неугодных собаками, Гвидион - писал обидные стихи, такие, что ставшие всеобщим посмешищем жертвы на себя руки накладывали. И даже после этого над ними продолжали смеяться. Дон... Вот она ничего никому дурного не сделала, даже когда судьба от нее отвернулась. А Неметона - уж эта была в мести куда как хороша. А главное, справедлива. Собственно, задирать эту сиду мало кто решался, но случаи бывали, да и обидчики подобрались не из простых. Тот охотник, что явился на берег реки - уж не Туи ли? - подсматривать за купающейся сидой, был королем. А потому обнаглел, и сел на одежду богини. Неметона, по давнему своему анахоретству, была одна. Что примнилось королю - непонятно, но скорее всего он искал себе жену. Только оборотни-тюлени да девы-лебеди сами бывали не против заневеститься, отчего и сообщали подглядывающему громко, что, мол, если захватит он их одежку - так за него замуж и пойдут.
   А Неметона, понятно, ничего не говорила. Только брызнула водой в наглые глаза - и король перестал был королем. Потому, что слепой королем быть не может.
   Неизвестно, что сделал Неметоне Мерлин. Похоже, сын демона и ирландки попросту перехвастался. Ибо всюду раззвонил, что Дева Озера ему ученица и любовница. Как бы не так. Что девственница - медицинский факт, дочь и ученица врача всему городу раззвонила. Ну, а учеба... Ни одной из штучек Мерлина Неметона пока не показала. Зато продемонстрировала все, чем сиды владели, а Мерлин - нет. Оставалось заключить, что сила у них разная. А что Неметона-Нимуэ заманила Мерлина в пещеру и там заточила - так и поделом. Разговоры достигли и дома мэтра Амвросия. И реакция младшей дочери оказалась странной.
   - Я знаю! - Альма была мрачной-мрачной, да и заговорила только после того, как брат под столом лягнул. Думал, родители не заметят. - Я просила Майни рассказать страшную историю, я их люблю. Она и рассказала, жуть! Но эта... Кажется - про Мерлина. Ну, по крайней мере, речь идет о волшебнике.
   - А почему ты решила, что это история про Мерлина и Нимуэ?
   - Ну а про кого еще? Волшебник рассказать не мог - он погиб. Значит, это рассказ того, кто придумал месть! Хотела бы я положить под такое... - Альма задумалась, и совсем тихо добавила. - Никого бы не хотела. Слишком страшно.
   - Это не в духе Немайн, дочь, - заметил мэтр Амвросий.
   - Наоборот, очень на нее похоже, - откликнулась его жена, Элейн. - Очень. Она способна убивать, но не любит делать это руками. А сделать палача из ножа и веревки - как раз по ее склонности. Вспомни маленькую баллисту, "скорпиончика" - Немайн с ним, как с ребенком, носилась. Только когда настоящее дите завела, малость поуспокоилась.
  
   Прежде чем завалиться в ночной сон, Немайн принялась рыться в многотомном справочнике. Которому не очень доверяла. Но - за неимением гербовой, пользовала. Краткое пособие по лечению сидов от всех хворей на ирландском языке реквизировал мэтр Амвросий. После того, как он сказал, что томище сильно изменит лечение обычных людей и спасет множество жизней, сопротивляться было как-то неловко. А ждать, пока снимут копию, было, как всегда, некогда. Так что Немайн вздохнула - животом, но грудь заболела - да и поступилась книгой. Не насовсем, до снятия копии. Впрочем, по местам и временам понятие снятия копии было очень похоже на рака, свистящего на горе, морковкино заговенье, небеса, упавшие на землю и текущую вспять Туи. Утешением послужил конфискованный у врача Вегеций. Да, сама помнит наизусть, а младшей ученице и Тристану? Хотя, вот как раз Тристану-то взять дома книгу проще, чем ходить читать ее к Учителю. А кроме того - скоро, ой и скоро Немайн уплывет вниз по реке. Впрочем, у Тристана останется достаточно литературы. Пусть, например, Аммиана Марцеллина почитает!
   Таким образом, оставалась только личная медицинская энциклопедия - на русском языке. Который в Кер-Мирддине приняли за язык сидов. Немайн захихикала, представив, как будет весело, когда - и если - эту книгу расшифруют. Подивятся глубине медицинских познаний древнеирландской цивилизации, не иначе. Впрочем, какая разница? Люди все равно находят, чем восхититься среди деяний древних. Какими бы дикарями и варварами те ни были в действительности.
   Итак, грудное вскармливание... Ночь. Оконце "готическое", то есть узкое, чтобы враг или вор не пролез. Темновато даже для сидовских глаз. Нормальную масляную лампу все руки не доходят соорудить. Впрочем, сидам глазами читать не обязательно. Немайн повела рукой по странице, ощущая слабую выпуклость букв. Тушь по папирусу, все аутентично. Буквы выпуклые, четкие. Узнаваемые. П-р-о-д-о.. Продолжительность? Не то, тем более это о младенцах-сидах. Дальше, дальше. Ага, вот: "Приемные дети". Анна права. И никаких может быть! Вот организм чуть сил наберет, и молоко будет. В случае послеродового обновления - бывают, значит, и такие, - должно пройти две недели. Значит, еще десять дней, и... Куда тогда Нарин девать прикажете? Выгнать как-то жалко. Несчастная так рада, что пристроила в жизни себя и ребенка! Впрочем, если не кормилица, то нянька дитяте нужна. Пусть остается.
   Сида захлопнула справочник. Открыла Библию. Итак, сегодня еще три страницы переведены. Скоро закончится Новый Завет, и что тогда? Рассказывать камбрийцам про сотворение мира, райский сад и потоп? Не хотелось. А что делать - не придумывалось. Править текст? "Вначале был Большой Взрыв..." Не годится. Да и не доказано, что в начале был именно Взрыв. Вполне возможно, что кое-что было и до! А люди привыкнут верить Книге. Нет, никаких научных фактов и абсолютных датировок. Но что, что делать-то?
   Беспокойные мысли становились все менее и менее внятными, и сида сама не заметила, как соскользнула в дремоту, а потом белое поле простыни развернулось в белое поле схваченного морозной коркой снега, сквозь который местами пробивались черные прутики мертвых растений. Наст глухо шелестел под ногами. Нет, лапами! Широкими лапами с длинными когтями. И до раннего, предрассветного утра носилась по зимней тайге росомаха. Заимствованные при создании сиды инстинкты? Память чужого вида? Немайн было все равно. Это был целиком ее сон, не навеянный чужой памятью - а оттого особенно сладкий.
  
  Глава 2. Устье реки Туи. Ноябрь 1400 года ab Urbe condita.
  
   Поздним вечером, когда даже сида отправилась видеть недолгий ночной сон, викарий принялся за письмо, чтобы утром оно отправилось в Кер-Мирддин на дромоне. За истекшие дни произошло слишком много достойных примечания событий, чтобы не использовать оказию. Так что об утерянных минутах сна отец Адриан не жалел. Вот то, что ответа ждать придется несколько дней - было обидно. Но что поделать, епископу Дионисию нужно восстановить монастырь святого Давида. Работы меньше, чем строить город с нуля - но немамного, есть сложности, а духовный труд иной раз потяжелее физического.
   "Преосвященному Дионисию Пемброукскому, покровителю и, смею надеяться, другу моему - привет! Помню, при расставании нами было уговорено, что писать тебе я буду не реже, чем раз в неделю, из соображений получить совет более опытного пастыря, как в деле попечения всего стада, кое, право, суть не овцы, а волки, и пастушки волков".
   Адриан улыбнулся, отметив, как легко лег в греческий текст оборот северных варваров. Интересно, сочтет ли его уместным Дионисий? Но уточнить, о ком речь, нужно: "Той, кому я теперь прихожусь духовником. Это исполняет меня гордостью, но время от времени - беспокойством о достаточности скромных моих способностей.
   Никоим образом не умаляя своих скромных сил, вынужден признать: то, что происходит на моих глазах, я понимаю от силы наполовину, и это вынуждает мою несчастную голову попросту разрываться на части - потому как более всего я боюсь дать дурной совет или не исполнить должным образом свой пастырский долг. Я, право, ощущаю себя новым Ноем, потому как это более всего и напоминает ковчег - если не на плаву, то уж при постройке - точно. Начну с главного - Немайн стала той, кем хотела, и мне довелось принять в сем участие, достойное более высокого представителя святой Церкви..."
   Отец Адриан отложил стило. Следовало поскорее закончить письмо и лечь спать, но как описать то, чему он оказался свидетелем? Впрочем, за невеселую мысль разом зацепилась озорная: захотелось посчитать, а у кого еще такие же проблемы? И не только с письмами, а и просто рассказами - родне, знакомым, случайным людям? Поди-ка, у всей небольшой страны, потихоньку привыкающей к новому имени. "Глентуи", берег Туи в легком искажении. Вариант "Неметонион" отвергла сида. Уже одно это вызывало у его новой паствы легкое недоумение. Кто и где видел скромную сиду? Не приличную, не стыдливую, а именно скромную? Пусть даже и крещеную.
   Августина словно задалась целью заинтриговать любознательных подданных до крайнего предела.
   Когда вернулся из города Ивор, они вскоре ждали и сиду. Но прошла неделя, прежде чем вниз по реке спустился корабль. Хорошо знакомый дромон. Тот, что ходил по торговым делам последние лет пять - и вот сейчас застрял на Туи под конец морской навигации. В том что боевой корабль подрабатывает, гоняя по чужой реке, грузопассажирским извозом, ничего странного не было. Команда у галеры - каторги, как их называют греки - большая, и любой приработок во время вынужденного простоя полезен.
   К уговоренному сроку все было готово, и небольшая процессия направилась к облюбованному Ивором местечку для "возведения". Многие народы называли такой ритуал коронацией - но как раз корона как символ высшей власти не прижилась ни в Камбрии, ни в Ирландии. Тем более, что на этот раз в должность перед Богом и народом вступала не королева... Всего лишь хранительница правды. Зато какая! Как только упали первые важные слова, сида из непоседливой резвуньи превратилась в ледяную владычицу, и камбрийцы рассмотрели в ней кровь Дон, а епископ - ираклиеву. Ни лишнего слова, ни шага, ни жеста, ни вздоха. Аж оторопь берет. А еще опаска - вдруг не оттает, такой и останется? Дурного в том не видится - а вот не хочется, и все!
   А погода, как назло, выдалась мерзкой даже для ноября - все вокруг напоено мерзлотной влагой. Машут красными, словно от мороза, голыми ветками деревья. Злое серое небо, висящий в воздухе дождь, колючий ветер с гор. И это не беда, если на тебе три теплых платья, плащ с капюшоном и добрые походные сапоги. А не одна рубашка, и та оставленная из почтения к девической стыдливости, да башмак на левой ноге. Церемониальный. По сути, бархатный носок. Который мгновенно промок в сырой траве, и ногу не греет, а, напротив, тянет из нее тепло. Вторую-то ногу, устроившуюся в выбитом в камне следе, камень, поди-ка, меньше грабит... Будущая владычица ощущает себя треснувшим горшком. Холод не чувствуется, но каждая жилка и клеточка напоминают о том, как быстро тают запасы тепла в организме! А значит, о том, что нужно двигаться, искать еду, крутить ушами... Да хоть на месте приплясывать, но делать что-нибудь!
   Немайн попыталась отвлечься от сырой стужи. Стала искать интересное. Нашла: вырубленный в камне отпечаток точно совпадал с размером и формой ее ноги. По рядам свидетелей уже бегут шепотки: мол, камень подстроился. Знак, не иначе. Им также тихо - но слышно - отвечают. Что под сиду камень и должен подстроиться, да и земля вокруг, в общем-то, сидовская.
   Местный старейшина - Ивор, кажется, - настолько старательно изображает невозмутимость, что оставалось заподозрить: мерку с обуви Немайн сняли по его почину. Найти же мастера-камнереза, такого, чтоб молчал о подробностях - несложно. И само ремесло неговорливое, и поверье есть, что за разглашенную услугу сиды не благодарят.
   Одно утешение, до конца церемонии оставалось немного. Огорчало, что ждущий впереди пир и ночлег будут немногим лучше.
   И все-таки - это будет что-то другое, а не пустое стояние столбиком на ветру! Причем неподвижное - включая уши. Очень помогли давние тренировки по прижиманию: локаторы стоят ровно, одинаково, не дергаются. Красиво - и очень неудобно... Даже глазами не пострелять. А значит - и видно чуть, и слышно плоховато. И скучно, и аппетит разыгрывается. Хоть бы ухом крутануть! Но каждое движение, каждый намек на движение во время ритуала имеют смысл. А потому делать нужно только то, что заранее оговорено, и более - ничего, что можно было бы заметить. Нос например, почесать нельзя. И вытереть - а по нему стекает влага от выдоха, собравшаяся на холодных ноздрях. На кончике носа и вовсе висит дождевая капля, щекочет... Вспомнился анекдот про Россини: великий композитор, увидев в ратуше смету на памятник ему же, заявил, что за такие деньги лично вскарабкается на постамент! Если отцы города согласны, чтобы скульптура ходила спать домой...
   Похоже, поймай магистрат Россини на слове, скоро, очень скоро пришлось бы ему жалеть о непродуманных словах. Плоть человеческая - не бронза и не мрамор, неподвижность ей заказана. Что в Уэльсе, что в Италии. А что уж про сидов-то говорить!
   Отец же Адриан церемонией восхищался. И сидой-базилиссой. Которая словно превратилась в статую, изредка говорящую нужные слова. А требовалось их совсем немного. Викарий отнес это на счет опыта множества дворцовых ритуалов, а потому за духовную дочь не переживал. Все остальное его устраивало. Конечно, по хорошему следовало бы вовсе избегнуть раздевания - но символизм действа понятен, и ничего дурного в себе не заключает. Тут, возле родника, на опушке ольховой рощи - белеющие пеньки свидетельствовуют, что недавно вокруг ключа и водруженного над ним камня стояли и неправильные деревья - происходила символическая свадьба правительницы и ее домена. Бард пел хвалебные песни, он, священник, читал наставления. Очень правильные. И вполне достойные записи и упоминания в письме...
   "Да возвеличишь правду, и она возвеличит тебя. Да укрепишь правду, и она укрепит тебя. Да сохранишь правду, и она сохранит тебя. Ибо, пока хранишь ты правду, не отойдет от тебя Бог, и не будешь ты знать неудачи. Ведь правда - это мир для народа, охрана земель, защита племен, исцеление недугов, радость людей, утешение бедных, наследие детей, а для тебя - надежда на грядущее блаженство"...
   Хорошие слова, пусть и идущие из языческого прошлого. Но бритты богаче пророками, чем иудеи, и пророками истинными. Иначе не стояли бы по всей стране кресты - еще до пришествия Господа. Бритты знали и ждали, и приняли свет веры из рук апостола Петра, через пленников, приведенных на славу Цезаря, потеху толпы и казнь в Вечный город. Почему-то бриттов отпустили, и Адриан видел тут промысел Божий. Впрочем, видел он и то, что почти поголовное крещение многих бриттских племен еще до императора Константина, приведшего в лоно Церкви всю империю, вызывалось как раз желанием этой империи немного насолить.
   Стоило записать и песенку барда. Впрочем, ее будут петь еще и еще. Хотя скромная "хранительница правды" и будет очаровательно краснеть...
   Харальд исполнил свое дело и отошел в сторонку - глазеть. Тут-то к нему и прибился друид.
   - Между прочим, - заявил он, - прежде наставления королеве тоже читал бард. И башмак с серебром тоже ему отдавали...
   Харальд пожал плечами. Обычаи изменились. Хотя серебро - всегда серебро. Но свою работу он выполнил правильно. Послушал камбрийских бардов, и сделал все наоборот. Дело в том, что мед поэзии силен только когда опрается на правду, а певцы-хвалители все время врали. Может, именно поэтому дела у бриттских королей последнее время шли не слишком хорошо.
   Резать правду - нужно мужество. Петь правду - нужно умение. Харальд справился. Именно его песню предпочла богиня. Так что теперь на весь следующий год норманнский скальд становился официальным лучшим бардом нового государства. Не королевства. Немхэйн называла это по латински: Res Publika.
   А задачка, и правда, была славная! Но - решил. Как? А вот угадайте! Следовало передать правду в достойных образах и сравнениях.
   И спел. И получил в награду - по обычаю - одежду хвалимой. Обновка с плеча короля - дело почетное. Но Харальду-то женские наряды зачем? Разве только, вернувшись на родину, невесте подарить свадебный наряд богини. Да только этого еще пять лет ждать! Обычный срок службы за выкуп из плена. Харальд вздохнул. Потом ухмыльнулся. Он совершенно точно знал, кто купит у него - завтра же, и недешево - все эти вещи. Сама богиня! Платьев у нее мало, а белых - только эти. Правительница же обязана носить белое во всех важных случаях. Так что купит, никуда не денется. Харальд представил звонкое серебро и с удвоенным удовольствием принялся разглядывать его будущий источник. Приличия приличиями, но обычно на сиде было значительно больше одежды. Так что случай упускать не стоило.
   Комит Валентин глазел на сиду, и получал удовольствие безо всякого серебра. Наказания бояться не приходилось, на Немайн смотрели все. Короткие волосы цвета засохшей крови колеблются на ветру, хоть и отяжелели от дождя. Тот же ветер прибивал рубаху к телу, пустив прахом вредность и целомудренность базилиссы, не ставшей подпоясываться. Внизу, под камнем, медленно двигались и роняли тяжелые, оправленные важностью слова камбрийцы в ярких пледах. Зрелище, пожалуй, стоило того, чтобы в полной парадной выкладке торчать под моросящим дождем, хотя и раздражало непонятностью. Впрочем, давешний ирландский язычник был тут как тут.
   - Что они делают? - Валентин надел маску деланного безразличия. Которую друид без труда прочитал, как "расскажи интересное, пожалуйста, спасибо скажу позже и за другое".
   - Сильнейшие люди кланов обходят ригдамну по правой стороне, кругом. Каждый из них клянется ценой своей чести в верности клана. Когда закончат, ей вручат знак власти. Хранительница объявит свои гейсы и права. И отправимся пировать. Меня тоже пригласили.
   Друид ссутулился. По нынешним временам это было неплохо. Впрочем, позвали его не как слугу богов, но как лекаря.
   - Раньше это проходило не так, - объяснил, - раздеваться было не надо. Зато вместо каменюки подводили белого коня - а королям кобылу...
   - И что? - заинтересовался Валентин, затаив дыхание и ожидая грязных языческих подробностей. Которые он, как офицер и христианин, безусловно обязан осудить и признать недостойными.
   - Королева обнимала коня, - а потом из животного варили суп. Который и вкушали на пиру, причем королева сидела в ванне с бульоном. А из кого сварят суп теперь? Или просто нальют воду? Но это же будет совершенно бессмысленно...
   Комит разочарованно выдохнул. Друид насмешливо поднял бровь. Чего римлянин не заметил, потому как смотрел не на ирландца.
   - Ты все-таки не римлянин и не грек. Нагота может быть чистой, дерьмо и жир - нет. Сидеть в собственной чашке и пить бульон, в который погружен твой зад... Нет, мне больше нравятся новые обычаи.
   - А ты просто желаешь увидеть богиню голой. Точнее, в мокрой рубашке...
   - Она не богиня, - заявил комит, - но...
   И замолчал. Немайн как раз принялась произносить единственную положенную короткую речь. Самым длинным элементом которой было имя. Не богини - приемной дочери хозяина заезжего дома.
   - Я, Немайн, которую называют и Неметона, дочь Дэффида сына Ллиувеллина, сына Каттала... - на этот раз, в отличие от усыновления маленького, перечислять требовалось всех предков, вплоть до Брута - нахального спутника Энея, которого чем-то не устроило устье Тибра как место для поселения, и который уплыл аж на Британские острова. Именно из-за этой легенды бритты считали себя гораздо ближе к римлянам, чем к ирландцам. - Мои права: камень берегов, валуны на вершинах холмов, и земля, что глубже плодородия и освящения, воды, текущие по земле и под землей, один день в неделю для шахматной игры и загадок, и право входить в любой дом, обходя его по правой стороне, а если не пустят - сжечь его. Я зарекаюсь: не ездить на лошади верхом, спать ночью не более четырех часов, и спать при взошедшем Солнце четыре часа, давать пир раз в неделю -для дружины и людей знания, никому не отказывать в правосудии в понедельник, и в добром совете о войне или о постройках - в пятницу, в среду самой высматривать несправедливость, не дожидаясь жалоб. А еще я должна всегда быть на своей земле шестнадцатого августа, в мой малый день, и двадцать второго марта, в мой большой день, с зари, начинающей ночь, до следующего заката! Теперь же я принимаю посох хранительницы правды. И да поможет мне Бог.
   Отец Адриан заметил, что последние слова она произнесла как-то тускло. Наверняка опять ударилась в гордыню и полагает, что незачем поминать Бога по пустякам, с которыми отлично справится сама...
   Посох был новенький, из ивы - а не ольхи, как хотели сначала. Впрочем, королям положен тонкий прутик, а Немайн вскинула над головой крепкую палку. На которую заранее прикрутили навершие работы Лорна - и опора, и оружие, и крест. Оставалось: ногти - пришлось соскоблить - зарыть в землю. Прядь волос - пустить по ветру. Каплю крови - уронить в реку. И - пировать!
  
   Ночевать хранительницу правды оставили в ванне. Правда, сухой. И одеял насовали. У дверей, по старинному обычаю, расстелили циновки ученицы. Всего две - но и дверей в комнате две. А не четыре, как положено в королевской спальне! Немайн в свое время спасла стены, еще раз напомнив, что она вовсе не королева, а хранительница правды. Так что ей двух дверей, на север и на юг, более чем довольно.
   - Холодно будет, - заявила Эйра, пробуя постель, - и жестко. Осенью на полу спать - это плохо. Как древние терпели?
   - Поменяемся?
   По виду Немайн никак не заметно, что она только что отсидела несколько часов в ледяной купели. Впрочем, она даже чуть обрадовалась, когда вода оказалась холодной. Уж больно пир оказался похож на праздник каннибалов. Посадили девушку в котел с водой. Хорошо, на огонь не поставили.
   - Я сыта, и даже объелась, - напомнила сида, - а у нас лишняя еда идет не в жир, а в жар! Меня можно вместо грелки подкладывать. Замерзших согревать. А в согнутом виде - насиделась.
   - Но...
   - Я - не королева, - напомнила Немайн, - так что всех предыдущих ритуалов - хватит. Даже многовато. И чую я, что заниматься делами республики мне тоже придется больше, чем хотелось бы...
   Так и легла с сестрой с обнимку - у того входа, что вел в пиршественную залу. Оставив вторую ученицу размышлять над тем, какую же ошибку совершила наставница во время церемонии. Из-за которой и придется лишку работать!
   Сна хватило часа на четыре. Потом оставалось только лежать с открытыми глазами и ждать утра - сон не шел, тело очень быстро приспособилось к более подходящему сидам режиму, и спать более четырех часов кряду отказывалось.
   - А почему ты покрывало не выкупила? - Анна тоже проснулась, и теперь искала ответов.
   - Ты о чем?
   - Ну, для ванны. Единственное, что ты повела против обычая, - в комнате без окон и сидовские глаза не могли рассмотреть, улыбается ученица или нет. - Знаешь, Ивор был против похищения. Понял уже, что ты жадная... Но - традиция.
   - Не жадная, - сида досадливо передернула ушами, - скупая. А еще вернее, бережливая. Да и не дело мне выкупы платить, - вздохнула Немайн. - Ты видела, как у них лица повытянулись, когда я после этого в плед завернулась?
   Анна кивнула. Отсутствие традиционного знака щедрости мужская по преимуществу старшина охотно бы стерпела - в обмен на лицезрение прелестей богини. Ведь каждый должен был, в очередь, подойти, и получить кубок с вином в знак верности уже личной, а не от имени клана. И, разумеется, заглянуть в ванну. А рубашка, какая бы она толстая и шерстяная не была, намокнув, от нескромных взглядов защищает еще хуже, чем от холода.
   - Но зачем?
   - Выкупы платить не в моем характере, это раз, - Немайн подумала, и решила не гулять вокруг да около, - об этом обычае я не знала, это два. Кстати, а какой знак-то? Второй башмак серебра?
   - А говорила, не знаешь... А особого убытка тебе бы не было - у тебя ножки маленькие.
   - И грудь тоже, - нарочито понуро добавила сида, чтоб Анна приободрилась, и вспомнила, что ее формам богини завидуют. По крайней мере, одна, - и вся я...
   - Я не к тому, а просто - серебра бы ушло мало, а так ты получила славу очень прижимистой сиды.
   - Так для королевы слава скупердяйки - это очень хорошая слава! А для хранительницы правды - тем более. Суди сама - от наших королей все ждут щедростей - причем глупых. Бардов засыпают золотом поверх ушей за лживые славословия, устраивают народные обжорки, турниры и бега на ипподроме. А потом, глядишь, нужно построить дорогу или воевать, или недород и нужно купить у соседей зерно - а казна пуста, и приходиться гнать на работу подданных, и обирать их. Что против правды. А значит, и глупая щедрость - тоже против правды...
   Анна продолжала расспросы - ей было интересно. Так их и застало утро: сестра-ученица, на которую навалили все одеяла, положенные хранительнице - в ванне, посапывает, ведьма-ученица неуклюже - и никогда уже не научится, слишком взрослая, нужно с детства - сидит на пятках, а их наставница бегает вокруг и вольно пересказывает "Государя" Маккиавелли, не забывая пояснить, где италиец, по ее мнению, не совсем прав...
   Отец Адриан, слушай он эту беседу, изрядно бы успокоился - потому как не спал всю ночь, ожидая, чем обернется нарушение традиции. Впрочем, с Немайн он успел побеседовать - да и паству уже немного изучил. А потому стило принялось выводить успокаивающее:
   "Ропот, конечно, был. Но - очень тихий. Дело здесь в том, что традиция не была устоявшейся. Замшелое воспоминание.
   Королев в Ирландии не случалось давно - но Уэльс все-таки страна латинская, римское право за последние четыреста лет неистребимо въелось в народные традиции. Так что, формально для возведения женщины на престол не требуется даже отсутствие сыновей. Дочь старше племянника - таков неписаный закон, но тот же закон гласит: старшинство в клане - старшему в роду, но власть - достойному. Если кланы - в лице хозяина заезжего дома - согласны поставить над собой женщину, у дочерей короля есть все шансы получить престол и при живых братьях! А кланы, как правило, преспокойно соглашаются - особенно, если братьев нет, а девушка не демонстрирует совсем уж откровенной неспособности. Правда, народное мнение к королевам более сурово, и смещают их за неспособность чаще. Как например, Дон. Или очень на нее похожую Корделию. Ту самую, дочь Ллира. Но вот именно в Диведе такого не происходило столетиями.
   Так что ригдамны сами торопятся перевались власть на братьев. Или замуж выскочить за короля побольше.
   Другое дело, что на сей раз люди получили не королеву, а непонятно кого, и это порождает смущение. Вот оттого и требовалось, чтобы церемония возведения "ригдамны Немайн" в хранительницы правды не особенно отличалась от коронации. То же, что "жадная сида" оделась перед тем, как опуститься в назначенную купель, само по себе оказалось довольно правильно. Даже по самым старым правилам.
   Друидические верования многое позволяли - но очень жестко требовали. Если блудницу христиане презирают, но и прощают, ибо милосердны, и способны наказать плетьми и церковным покаянием, то друиды запросто забивали несчастных камнями. Или приносили в жертву - а это обычно означало сожжение заживо...
   Те, кто надеялись увидеть голую, по сути, хранительницу - разочаровались. Очень слабо. Потому, что камбрийцы способны оценить скупую правительницу. И предпочесть рачительную хозяйку земли прельстительной транжире! Таков дух этого народа. Богатого - в отличие от тех же ирландцев, хлебосольного и трудолюбивого. Но вот нищих - точнее, побирушек, не бедняков - они не терпят. Накормить голодного в Глентуи считается само собой разумеющимся. Никто здесь не вложит камень в протянутую руку! Пристроить человека к делу, каким бы ничтожным он ни был - полагается деянием правильным и ловким. Но бросить ни за что монету, даже самую мелкую? Камбриец скорей удавится. Бедняк, что трудится в поте лица своего, но не имеет везения свести концы с концами - достоин в их глазах уважения и помощи, тем более, что невезение это часто почитается за козни нечистой силы. Бродячий поэт - и вовсе ремесло не хуже других, при некотором таланте и удаче позволяющее пробиться в верхушку сообщества бардов. Но бездельник, пусть даже калека? Да об такого и ноги вытереть зазорно.
   Потому побирушек в Глентуи нет. А те, кто беден до нищеты, кормятся тем, что пасут чужие стада - и самым обездоленным достаются самые грязные животные. То есть свиньи. Даже отшельники пасли свое стадо... И, нужно отметить, выпас в результате начал считаться занятием достойным отшельника и аскета...
   А в нерожденном пока городе в устье Туи все бурлит и кипит. Вниз по реке сплавляются баржи и лодки с пищей и материалами, плоты из бревен, ревут пригоняемые стада - благодаря которым на столе каждого рабочего вдоволь мяса, но которые обогатили берег реки дурной вонью кожевенных мастерских. Кричащий холм разрыт, и жить приходится практически в земле, хотя и временно: Августина объявила, что добрые дома будут построены только после того, как будут закончены городские укрепления и церковь. Да, базилисса по-прежнему благочестива - в своем роде. И перевод Библии потихоньку продолжает. Одна страница в день, не больше - но это хорошо и достаточно. Подобный труд не терпит торопливости, зато требует точности. Хотя какое уж тут "потихоньку", когда чтения проходят на будущей главной площади перед несколькими тысячами человек? А звонкий голос - истинное чудо Господне - разносится над изрытыми просторами, и слышит его всякий, и сиде вовсе не приходится кричать!
   Впрочем, иначе и быть не может..." Викарий это понимал - с тех пор, как осмотрел вместе с Августиной будущую систему обороны. "Владычица холма", как ее все чаще называли, щебетала про военную целесообразность, объем работ, преимущества заполненных соленой водой рвов перед сухими и пресноводными в условиях мягкой зимы, о том, что некоторые рвы - на возвышенностях - останутся все-таки сухими, и там нужно насыпать валы так, чтобы с одного можно было обстреливать подножия другого...
   Викарий же за новизной и размахом видел одно - размеры города, который должен подняться за странной оградой из земли и воды длиной почти в половину римской мили. Викарий пытался себе его представить, выстроенный из серого шероховатого камня, лоснящийся на солнце всеми оттенками зеленой, синей, рыжей и черной черепицы. Но вспоминались размеры, и перед глазами вставал Новый Рим, град Константинов. И становился прозрачным хитрый замысел, и отказ от восточной короны. Что толку править городом, в котором тебя ненавидят, править ненавистью и прорываться к власти через огонь и кровь? Мученический же венец противостояния злу любовью Августина принять не захотела или не смогла. Или - не имела на то права. Выбрала себе другой путь. Ей посильный. И посильный, пожалуй, только ей!
   Многие укрепления, на языке фортификации - "верки", будущей крепости пока лежат линиями планов и топографических съемок на столе базилиссы, на полумильную ограду в любом случае не хватает людей, строителей пока защищает частокол, сохранившийся от осадного лагеря, и огромная осадная машина, которую удалось восстановить. Немайн пищала от радости: так, что вся округа сбежалась. И фермеры смотрели, как вылетающие из огромной пращи камни падают точно там, где река наиболее глубока и судоходна!
   Об этом стоило написать, викарий снова принялся выводить старомодным стилом - все перешли на птичьи перья, а он к новинке так и не привык: "Я лично наблюдал то, что сида Немайн называет пристрелкой, и совершенно уверился, что Кер-Миррдин может более не опасаться набега по реке. Прошу тебя не удивляться, что я называю Немайн сидой - хотя ты и знаешь мое мнение насчет того, кем она является. Местных жителей все равно не переубедить, а прозвище "холмовая" ей очень идет - и как хозяйке холмистых земель, и как римлянке. А еще оно ей нравится - по крайней мере, она не просто выглядит, как сида, она и живет как сида - и выглядит день ото дня здоровее, несмотря на нескончаемые хлопоты. Суди сам: у нее на руках маленький сын, две ученицы, и огромное количество дел, для которых требуется ее личное участие. Спасает только то, что как только она отлаживает какую-то операцию - то бросает и берется за следующую, а первая продолжает выполняться сама собой - и силами людей, которых сида натаскала.
   Вот тебе пример - канализация. Первое, что она заложила для нового города! По словам Немайн, строить это сооружение непросто - нужно очень ровно прокопать канавы - так, чтобы городские отходы в них не скапливались, а стекали в море. Я поначалу не понимал, чем это труднее мощения улиц. Выяснилось - нужна большая точность. Если на городской улице останется небольшая лужа от дождя, в этом нет ничего страшного. А лужа из отходов - это гниль, миазмы и зараза. Так вот - Немайн лично промерила первую траншею - и при ней были ее ученицы и другие люди. Теперь новые ветки ведут эти вновь обученные, а ученицы все дотошнейшим образом проверяют. Сама же Немайн занялась укреплениями.
   Не могу не отметить - меня зовут освящать каждый фундамент, а вдоль рвов и по сторонам котлованов на короткое время устанавливают кресты. Немайн заверяет, что это, по сути, землеизмерительные приборы - весьма несовершенные, по ее словам, но достаточные. Кроме того, подобный подход позволяет обойтись без языческого обычая жертвоприношений при крупном строительстве. И все равно - разговоры о том, что город возьмет дань жизнями сам, время от времени случаются. Пришлось пойти на поводу у суеверия, и закопать на месте возведения центральной башни около двухсот солидов - сумму штрафа за смерть свободного человека. Что интересно, желающих откопать не нашлось.
   Вторая сложность в том, что эти канавы нужно мостить и облицовывать камнем - ибо и земля и дерево имеют свойство гнить. А еще нужно перекрыть - прочно и надежно, чтобы улицы не проваливались - и не пахло. Это ей тоже пришлось долго объяснять и показывать: и как мостить, хитро, но в работе очень просто, и как класть свод - просто, но в работе довольно тяжело - каждый камень нужно обтесывать.
   К земле она относится, как горянка: бережет каждую горсть. По крайней мере, заставила землекопов снять весь плодородный слой, до бесплодной глины, и свалить его отдельно в продолговатый курган..."
   Отец Адриан отложил стило. Да, дел переделать базилисса успела много. Удивительно много, и деловитость эта быстро привлекла к ней людей, приунывших было после отказа в знаке щедрости. Да, она не осыпала милостью двоих-троих. Зато не призвала кланы на бесплатные работы, а платила каждому человеку за каждый день - мастерам серебром, подмастерьям - медью, а разнорабочим - обильным столом. Так что, если Гулидиена и поминали - так добрым словом, как неплохого короля, который передал власть вполне на то пригодной особе.
   Сразу после церемонии Немайн заявилась на холм Гвина, что окрестные жители бурно одобрили. На холме и вокруг творилось странное - но так было и прежде, а теперь чудеса творила та, кому по должности положено заботиться о благе окрестных жителей. А кроме того, это странное замечательно поглощало любые избытки урожая, всю выловленную близ берега и в реке рыбу, грибы, ягоды и заохоченных животных. Да не просто так, а в обмен на золото, серебро и пергамент. В любом случае, главную болячку республики - не королевства! - нужно залечить, и то, что хранительница правды при помощи священника рьяно принялась за дело, несказанно радовало людей. Само название страны порадовало древней гордостью - потому как больше половины граждан почитало себя потомками римлян. В какой степени они ими являлись, и каких именно римлян - сказать было непросто - служил-то в легионах конца четвертого века народ весьма разномастный. Но слово они узнали. Римское слово.
   Деньги у сиды должны были уходить, как вода в песок - но этого не получалось. Впрочем, как раз над водами она и властна! Ивору начало казаться, что Немайн берет серебро из воздуха. Сходил поговорить: ежели оно колдовское, его нужно быстро сбыть за границы, желательно саксам. Пока в труху не рассыпалось. После беседы успокоился, и долго тер лоб рукой - такая у него под раздумья была привычка.
   Пригоняемый со всего Диведа скот, помимо мяса, превращался в кожу и пергамент, а кожа - в солдатские сапоги. Наверху, в Кер-Мирддине их брал Дэффид. Остальные части туши тоже не оставались без дела. Кровь пополняла собой рацион строителей, превращаясь в колбасы и пудинги. Клей, точеные безделушки из рога - самой сиде в благодарность за педальный привод токарных станков перепала десятина с промысла. Все это делалось не в самом городе - а вокруг. Всеми, кого еще не занял Дэффид. А еще Немайн велела собирать кости забитых животных, сушить и перемалывать - благо жернова от ветра привести недолго. То, что получалось - задешево продавала для внесения на поля. Фосфор! Слова такого камбрийцы пока не знали, но что на мертвых костях иногда невиданный урожай случается - припомнили. Сделали вывод - сида, как и положено, не лжет. А потому - брали.
   И так - с любой мелочью. Вниз по Туи шли бревна - вверх доски, и даже строительный камень. При том, что Дивед готовится к войне, а комендант столицы на всякий случай обновляет укрепления - получилось очень кстати. Оставшуюся щепу да кору жгли в печках. Золу - отдавали фермерам. Бесплатно, но только тем, кто пославлял в город свежие продукты. Скапливалась зола быстро, так что - на поля уходили телега за телегой. Что пепел да зола удобрение хорошее - фермеры знают. Хотя бы по опыту соседей-саксов, выжигающих леса под вспашку. Вот только эти варвары уничтожают плодородие земель в считанные годы. После чего норовят двинуться дальше.
   Самое же интересное происходило внутри охвативших небольшой треугольный полуостров рвов и валов. Город получался похожим на готовый выйти в море корабль: высокая корма Кричащего холма, на ней замок, сбегающие по склонам укрепления, возвышенность возле подрытого речкой берега - нос, как раз над ней застыли мачты метательных машин. Пристань - скособоченный таран... А команда пузатого корабля получила первую плату - серебром. Расписки, как опасались, сида впихнуть не пыталась - уже хорошо. Однако вскоре рабочие выяснили: продовольствие, да и почти все остальное, в расписках Немайн выходит дешевле. Скоро в городе грамота с подписью и отпечатком пальца сиды стоила дороже серебряной монеты. При этом ее не прятали в сундучок, а тащили в лавку или на рынок - копить расписки, за которые сида обещала на будущей ярмарке только семь восьмых цены, никто не собирался. Лавочники же эти "плохие" деньги брали со всем удовольствием - потому как и им Немайн продавала поставляемые принцем Рисом запасы за расписки несколько дешевле. Убыток, но экономия серебра, так нужного на внешние закупки - и гораздо большая, чем ожидала сида.
   Само же серебро почти исчезло из ежедневных расчетов. Оно смирно сидело по сундукам - а бегала кожа. И, иногда, при крупных сделках, золото. Больше того: грамотки понемногу расползались по округе, все шире и шире. Там происходило то же самое: всяк старался в первую очередь скинуть с рук ценную, но обещающую на ярмарке похудеть расписку. Так и получалось - куда доходили расписки, металл исчезал, и из монет оставались только разменные медяки. Прочее пряталось на черный день.
   А рыжей сиде с ученицами прибавлялась работа - через лавки к концу недели возвращалось не больше половины расписок, и приходилось штамповать новые. Время от времени Немайн пробегала по стройке с черными от краски пальцами - и всякому становилось ясно, от какого занятия ее отвлекли. Пальцы пачкались все - потому как купюры разного достоинства Немайн приловчилась, во избежание подскабливания, метить разными пальцами. Все знали: четверть милиарисия - мизинец, половина - безымянный, милиарисий - большой, так еще с ярмарки повелось, четыре милиарисия - средний, восемь, то есть золотой серебром - указательный. Сида шутила, говоря, что на мелочь, при нужде, можно будет использовать отпечатки пальцев ног. И отпечатки пяток на что-нибудь крупное. Образцы отпечатков - на дереве, да под лаком - сида велела приколотить на стене своего временного домика, и там теперь все время кто-нибудь топтался, сверяя истинность денежки с эталоном...
   Население города росло, да и без имени он оставался не так уж долго. Скромницу Немайн на этот раз и спрашивать не стали. Город сиды - Кер-Сиди.
   Старое имя, среди волшебных земель легендарного Диведа, обители богов и героев - самое чудесное. Диведцы обычно предпочитали не вспоминать, что особенность их края происходит из того, что, расположенный на западном краю Земли, он граничит с Адом, а потому нуждается в волшебных защитниках. Но на этот раз - решились. Именно потому, что защитница-хранительница бегала вокруг, не гнушаясь заскочить к котлу самых простых работяг. Пробовала - и иной раз нерадивые или корыстные поставщики вдруг обнаруживали себя несостоятельными должниками. После выплаты неустойки. Правда, горные кланы начали шипеть громковато. Хотя бы потому, что за своих негодяев расплачивались из соображений чести, а родня и союзники преспокойно выдавали проштрафившихся сиде головой - для соразмерного наказания. Обычно заключавшегося в умеренной порке.
   Старая крепость, разрушенная во время войны между сидами и людьми, древний оплот Диведа - поднималась снова, пусть и на новом месте.
   Каждый день прибавлялись новые жители. Сида же и пришла не одна - с войском, двумя десятками молодцов из ее родного клана, да с греками, которые по имперскому опыту знали, что вернейший способ прокормиться - устроиться на строительство нового города. Скоро Гулидиен подбросил ей и пленных ирландцев-разбойников, которых подозревали в отсутствии душ. Но больше всего было обычных камбрийцев, решивших поработать зимой - кто с ремеслом, за плату, кто без - за прокорм, что после начала саксонских нашествий считалось большой экономией - семье и клану ртом меньше.
   В убытках оказался, разве, смотритель при входе в разрушенный бруг Гвина. Немайн разрешила ему остаться, но тот все равно больше времени бродил по сельским окрестностям, да рассказывал всякие чудесные ужасы. Между тем сидовской крепостью занялись всерьез: вместо щитов поставили у входа сруб, как для длинного дома, перекрыли, и принялись таскать снизу землю. Смотритель рассказывал, что там была не только земля, а что было кроме земли, не говорил. Только зыркал исподлобья, да намекал, что про такие вещи и говорить нехорошо.
   Видимо, был прав - но сида занималась очисткой проклятой земли всерьез. Ивор посоветовался со своим малым Советом. Решили: не мешать и не накликать себе на голову дурную работу. Немайн лучше знать, что делать с холмом брата. А с холмом творилось страшное. Из него долго носили землю. Таскали внутрь уголь. Потом из холма повалил дым, больше всего напоминающий дым от горящего торфяника. Затем дымить начали уже скалы на вершине холма. Но вот, наконец, волхования закончились и началась обычная работа - землю копать, деревья валить... Строиться. Хотя и странно.
   Для пущей безопасности заселили перво-наперво старый лагерь, оставшийся от осады. Начали обустраиваться. Строили не правильные дома, и не старинные, а приземистые сооружения с высокой крышей, почти как длинные дома саксов. Только еще стены зачем-то землей присыпали. По слову норманна, корабельного плотника Эгиля - мол, так теплее. Харальд немедленно подтвердил, сида кивнула...
   Вообще, Эгиль на стройке быстро оказался главным. Кроме Немайн, конечно, но она - вне счета. На хранительнице висели подвоз, и планы, и новенькое показать, и три дня в неделю на державные дела. А плотницкой работы оказалось больше, чем рук, и соображения было нужно много. Тут норманн и выдвинулся - сперва как мастер, а там и как мирный вождь. Перво-наперво опыт норманна понадобился на новой машине, что перекрыла реку для враждебных кораблей. Это был уже не простенький мангонель - а хороший, правильный требюше. Впрочем, Эгиль этого слова не знал. Для него это была вторая машина Немхэйн. И только.
   Отличия были в основном в грузе-противовесе. Неподвижный ящик с землей - так было раньше. А стал ящик, способный ворочаться.
   - Зачем? - спрашивал Эгиль.
   - Так лучше... - и богиня принималась чертить на земле посохом свои магические картины. Из которых стало понятнее, что Немхэйн хочет сделать, и что получится - а получалось, что камни будут лететь точнее, машина же прослужит дольше - но никак не отчего. Впрочем, не его дело обсуждать богиню. Его - делать то, что хитрейшая и проказливейшая придумает. Право, не возись она столько с водой - решил бы, что перед ним родственница Локи. Так она еще и лгать не умеет... Дерется, как ас, хозяйство ведет, как ван, а ушами шевелит и грустит - как домашняя зверюшка! Ну и кто она после этого?
   А ей и правда приходилось больше придумывать, а не рабочими командовать. Пусть не было ни мер, ни толковых инструментов - но спланировать город хотя бы приблизительно было необходимо. Так, на глазок: на холме цитадель, внизу форт - бывший строительный лагерь, с нею связанный. За еще не усиленной камнем и деревом косой - речной порт, а вот там когда-нибудь встанет морской. Мелковато, но грунт там песчаный, всегда можно углубить. Ремесленные и заводские кварталы - сбоку, чтоб на цитадель не несло, торговые - между ними и портом. К каждому кварталу - акведук. Можно было и напорный водопровод проложить - но для этого сперва следовало построить завод по производству труб. Керамических, например. Немайн подумала, и решила: потом.
   Главной проблемой на побережье Камбрии стала вода... Брать питьевую воду прямо из реки - нельзя. Вдруг сверху, по течению, придет зараза? А подземная вода тут слишком солона. Отрыли отводок - против течения, так, чтобы любая дрянь мимо проскакивала. Но, для верности, пришлось поднимать речную воду колесом с черпаками в песчаный фильтр, а оттуда - в башню. Шесть колес, каждое поднимает на четыре метра. Между - самотеком. Но тратить очищенную питьевую воду на привод устройств... Нельзя. Впрочем, совмещение ветряной мельницы с водонапорной башней решило и эту проблему.
   Потом от холма и иных возвышенностей к морю потянулись длинные канавы. Их мостили, как римские дороги - камнем, добытым из недр и с вершины холма. Узнав, для чего все эти муки, рабочие чуть бунт не подняли. Сида явилась, пожала плечами, предложила увольняться. И предупредила, что в дальнейшем в случае изведения рабочего времени на подобные митинги дневная плата выдаваться не будет. Напомнила:
   - Я скупая. - по лицам поняла - вспомнили.
   Подтвердила: канавы - будущая канализация. В Кер-Мирддине есть, и в новом городе будет. А если кто привык, живучи на ферме, дерьмо на поля выносить - так из города это, во-первых, далековато. Во-вторых - многовато. В-третьих, ежели какая бочка опрокинется - кто отчищать будет? И главное - леди сида хочет так и только так. Все стоки - только в море.
   Работы продолжились, хотя многие ворчали на холмовую дурь. Недолго. Эгиль разъяснил: кулаком и словами. Второе было даже слегка непривычно. Не любил он слова тратить. Да и кулак считал менее оскорбительным и более доходчивым средством.
   - Да не может она иначе! Мы, люди, вроде лисиц или свиней. Грязюку не любим - но терпим. А она сида и росомаха чуток. Барсучьи норы знаете? Вот у росомах похоже, только они чаще шалаш строят. А в нору он зимой превращается, когда снегом завалит. Любого зверя в свой подземный дворец пустит - если тот не начнет в норе гадить и добычу несожраную гноить. Лиса, конечно, начнет - ну тут барсук с ней и разделывается. До смерти не убивает, но зимой остаться без дома - много ли радости? Зверю много не надо, да кто летом поленился себе нору вырыть, тот зимой сдохнет. Ну, норвежской зимой. Ваша, скорее, осень. А потому мерзлых лисиц вам наблюдать не приходится... А у нас и не такое видывали. Один охотник рассказывал - довелось ему наблюдать, как росомаха выдру гнала. Лисиц, скажем, росомахи, как и волков с собаками, на дух не переносят, душат сразу. А выдру могут и в дом пустить, и убьют вряд ли. Это уж скорее одна выдра другую задерет, чем росомаха приживалку тронет. Но эта вот, похоже, провинилась. А зная выдр, могу сказать, что нагадить перед жилищем для них - первейшее дело. Дом свой метят. Так вот, гонит когтистая перепончатую. Та уже идти не может. Легла, глазки закрыла - ешь меня! А росомахе наплевать! Как даст под хвост лапищей! Сразу в выдре силы нашлись. Та - бежать. А росомаха припрыжкой неуклюжей - следом. Так, наверное, насмерть и загнала бы, но тут охотник чихнул. Росомахи, они людей уважают, так что мохнатая сразу ушла. А гладкошерстая осталась. Подумал охотник, да так живьем и подобрал. А чего шкуру портить? Еще и спасибо сказал росомашке - история-то вышла занятная, да еще с подтверждением: выдрочка на целую неделю зажилась. Вся деревня смотрела на перепончатую, что от усталости ходить не может. Кормили даже. А как на лапы вставать начала, тогда, конечно, оглушили и ошкурили. Вот оно как заканчивается, у росомахи в доме гадить. А еще, говорят, у выдр лапы короткие от этого.
   - От чего?
   - А оттого, что их росомахи так вот за проступки наказывают. Раньше они высокие были. Как волки. Но их так гоняли, что лапы от бега стерлись больше, чем наполовину. Оттого они теперь приземистые.
   Дни шли, работы вились и переплетались, как тетива лука - пучки в одну сторону, потом все вместе - в другую. Сида как-то ухитрилась сделать так, чтобы никто не сидел без дела - и всяк непременно делал то, что лучше всего умел. При этом всем всего хватало. Чудеса!
   Эгиль заметил - Немайн часто останавливается посмотреть, как он работает. И при этом молчит. Просто стоит и смотрит. Недолго. Потом убегает. Эгиль немного думал над этим. Решил - раз молчит, значит, он все делает правильно...
  
   Отец Адриан, которого с подачи базилиссы уважительно-ласкательно называли "батюшкой", погрыз кончик стила - а перья грызть противно, может, потому к ним и не удалось приспособиться? Послание выходило почти бесконечным - а все оттого, что его занесло в дела мирские, хоть и интересные, но все же - не главные. Главной была душа той, что упорно называла себя Немайн, и то, как видят ее жители Диведа.
   Как передать безумное счастье, разрывающее Немайн, он не знал - а сида была счастлива. Неосознанно - зато до упада, до свечения изнутри! Как человек, который строит свое будущее и будущее свего ребенка. Чтобы кто не говорил о политической целесообразности, видно - приемыша она любит, куда иным родным матерям.
   Тетешкает с младенцем, суетится до упада, но не думает о прошлом. Кажется, решила, что прежняя жизнь быльем поросла. Тут, конечно, ошиблась - по весне откроется навигация, и вся Ойкумена узнает, кто строит новый город в устье реки Туи. Дионисий не удержится, отправит в Рим доклад о своих подозрениях - и пусть "сида" никогда не узнает, чего ему стоило отправить римскому понтифику полуправду! Какие уж тут подозрения, когда приехавший из Африки учитель узнал свою ученицу... Да и быть ей больше некем!
   Так что пусть беглая базилисса Августина-Ираклия пока радуется. Тем более, что эта радость не бездельна - связи с Империей у нее есть, и мятежная провинция Африка, скорее всего, окажется на ее стороне. Впрочем, как бы ни развивались дела в Константинополе и Карфагене, жить Августина - или все-таки Немайн? - решительно предпочитает в Камбрии. И вот именно это в ней никак не переменится. Так что она и правда строит себе дом, город и страну - сама!
   А в душе у нее есть один мало-мальский грешок - нравится ей быть сидой! Жить чужой жизнью и чужой судьбой - или, все-таки, своей?
   Северные язычники, например, абсолютно уверены, что своей. Перемена имен их не пугает. В чужой земле разумно именоваться другим именем. А слава приходит по делам! Так что здесь они спокойны, не сомневаются, что служат достойной их мечей, и очень надеются совершить много подвигов.
   У них другие вопросы - которые они и приходили задавать. Сначала, что характерно, долго беседовали с лекарем-язычником. Разумеется, вопросы, возникшие от общения с доброй христианкой, тот разрешить не смог. Тем более, что настроить воинов против хранительницы правды и не пытался. Только уверял, что она относится к числу языческих богов. А не просто к народу холмов. Его рассуждения были лестны - служить богине должно было показаться очень почетным. Но - норманнов такие объяснения не устроили, и они явились к священнику истинного Бога.
   Викарий тогда даже струхнул немного. Не то, чтобы он боялся викингов. Знал - северяне люди хоть суровые, но вдумчивые. Не все. Эти двое. Такое у каждого ремесло. А потому спор ограничится словами, если не задеть их веру поношением. Другое дело, что эта парочка впервые проявила интерес к христианству. А ведь там, откуда они явились, лежала целая страна. Которая тоже могла проявить интерес - но пока, по слухам судя, интерес этот проявился только в сожжении дотла ирландских миссий на Оркнейских островах. Потому викарию было очень жаль, что в Кер-Сиди не было ни епископа Дионисия, ни патриарха Пирра. О чем и написал. После чего принялся припоминать беседу, которую вел с нежданными гостями. Сперва он предложил им сесть и отужинать. Не отказались. Но - говорили о стройке, да о местных обычаях, казавшихся странными. Советовались, как иноземцы с иноземцем. И только омыв руки, перешли к делу.
   - Вот рассуди, - говорил тот, что стал первым поэтом Глентуи. - Немхэйн возится с землей и рекой, и выглядит, как жительницы холмов. Значит, она из ванов. Но мудрый старик уверяет, что она из тех богов, которые победили в давней войне с другими богами! Значит, должна быть из асов. Но ни на кого из асов она не похожа! И вся ее родня - тоже! Зато они похожи на ванов. И сильно. Манавидан, например, - это же явно другое имя Фрейра! Опять же, холмовым народом правят ваны, и не иначе. А этот сморчок уверяет, что Немхэйн сестра Одина. Да у того вообще нет сестер!
   Он возмущенно фыркнул и треснул кулаком о ладонь. Кулак был большой. На ладони виднелись мозоли, и явно не от стила. Адриан спокойно кивнул. Он немного знал о Вотане и других германских богах. Изучил, пусть и наспех, когда понял, что отправляется в Британию вместе с другом и покровителем. И вот - пригодилось. Впрочем, понятно, что Августина-Ираклия никакой родней Вотану-Водану-Одину и как его еще там - не приходится. Викарий грустновато улыбнулся. Девочке хватит собственной родни. По весне. Зачем ей еще какие-то языческие боги, когда есть царь Констант. Который наверняка уже знает. И даже действует. Только бурное море ограничивает эти действия. До весны. Всего лишь до весны.
   Между тем заговорил доселе молчавший строитель машины и зодчий валов:
   - И вот еще что я подумал. Один же обманщик. Не как Локи, а только для дела, но все-таки. А тут все уверяют, что сиды не лгут! И за полгода, что сида здесь живет, не разочаровались. Значит, она не ас.
   - Меня не волнуют названия, - ответил тогда викарий. - Меня волнуют души. Всякий, кто получил от Творца дары земного бытия и бессмертной души - человек. Немайн - тоже человек. И Один ваш, я подозреваю, тоже. Не держите за обиду: мой Бог человек точно. Не только человек, но в том числе. Что есть большая слава и почесть для всех людей.
   - Один - ас, - уточнил Эгиль, - и какова его слава, мы знаем. А кто Немхэйн? Как это выразить одним словом? Так, чтобы всякий понял. Видишь ли, мы горды, что ей служим. Здесь ее знают, понимают, кто она - и видят в нашей службе славу и почесть. А что мы скажем, когда вернемся в родные фиорды? Что мы служили некоей женщине? Даже и не королеве?
   - Объясните. Расскажите все, - брякнул тогда викарий, и сам понял, что сморозил глупость.
   - Люди не будут слушать долго повесть тех, кто потерял вождя и корабль, а потом служил неизвестно кому. Какое-то время будут - из уважения к деньгам и оружию. Но - недолго. А потому нам нужно уметь сказать коротко.
   Эгиль выдохся. Вытер рукавом лоб, на котором набухли капли. Как будто без продыху полчаса топором отмахал.
   - И мы не хотим говорить ложь. Даже случайно, - дополнил Харальд. - Мы все-таки из ее дружины. Мы надеемся, что ты сможешь нам сказать, кто она, так, чтобы это стало ясно не только мудрецам. Что Немайн - не обычный человек, видно. Не только по ушам и зубам. Не только... Но мы хотим знать, как ее правильно называть. И как ее суть объяснить другим.
   Отец Адриан только хмыкнул. Но - молчал, потому как говорить было пока нечего. Выдавать тайну - в мыслях не было. Но - следовало что-то рассказать. И не путать многообещающих варваров в сложных измышлениях. И - нет, не лгать! - но повернуть истину таким боком, за которым не было б видно ее нежелательной части.
   - Я все-таки начну сложно, - сказал он наконец, - я грек, а греки - народ, любящий мудрствование. Так что - сначала сложно, а потом, быть может, мы достигнем и краткой ясности... Итак, вернемся к тому, что я уже сказал: Немайн, прежде всего, человек. Бессмертная душа, тварное тело. Это образ Бога, по которому мы сотворены. И только от самого человека зависит, сможет ли он подняться выше. Стать - не просто человеком. И даже - не только человеком. Обычно христиане не особенно обращают на это внимание. Уж больно гордыню воспаляет - и ведет к обратному результату. Но в вас все равно этой самой гордыни - на легион. И вы не христиане, вам только знать... Так вот и знайте - в каждом человеке, помимо тела и души, есть еще нечто. Немножко - но есть, как бы плох он ни был. Это нечто мы именуем Святым Духом, третьей ипостасью Бога, - он сделал резкий жест, Харальд, готовый задать вопрос, так и замер с приоткрытым ртом. - Не перебивай, прошу тебя! Мне и так тяжело вести мысль. Одной из частей Бога, всегда различных, и всегда единых. Эта часть Бога разлита во всем добром, что есть в мире, и, в первую очередь, в людях. И если человек будет творить добро и красоту, расти душой - часть эта в нем будет прирастать. Понемногу. Сначала - это будет выглядеть как... - Адриан замялся, подыскивая слово попроще, - как удача! Правильные дела начнут спориться, и выходить лучше, чем человек этот будет рассчитывать или даже надеяться. Потому, что действовать будет уже не только его сила. А вот потом... Потом человек может стать богом. То, что это возможно - правда. Таково слово. "Вы - боги". Те, кто стал его частью, но при этом остался собой. И становится богом велением и благодатью Создателя. Это и есть подобие Бога.
   - Это она?
   - Не знаю. Это заметно только по чудесам. Безусловным. И часто - отрицаемым самим чудотворцем. Не мне судить. Я только верю, что Немайн на этой дороге, а как далеко зашла... Это ее личное дело. Ее и Бога...
   Викинги переглянулись.
   - Не больно просто получилось, - развел руками Эгиль, - то она богиня, то нет. То еще часть бога внутри.
   И с надеждой посмотрел на Харальда. Мол, может хоть скальд чего-то разобрал? Но поэт молчал, только бороду принялся поглаживать.
   - Так он и у тебя внутри, Дух-то Святой, - хмыкнул викарий, - только не особо много пока, видимо. Но что-то же есть! Вот, например, корабли у тебя хорошие выходят? А бывает так, что ты и сам не понимаешь, как вот это у тебя такое ладное судно получилось?
   - Судно, - буркнул Эгиль, - это не то, что плавает, а то, в чем плавает. Но бывало, да... Это что, он?
   Викарий кивнул.
   - Почти наверняка. Но, еще раз скажу - сколько в ком, судить не могу. Но путь никому не закрыт...
   А Харальд вдруг заложил руки за спину. Склонил голову набок.
   - А ты на нее похож, - сказал, - не лицом, словами. Все неопределенное, запутанное. Непонятное уму. Но - ясное сердцу. А потому благодарю тебя. Хотя все, чего ты достиг - так это того, что мы острее стали чувствовать суть Немхэйн. Но никак не приблизились к тому, чтобы описать ее словами...
   Коротко поклонились, ушли. А викарий остался сидеть, и рассматривать огонек в лампе. Он ведь и сам желал знать окончательный, полный, короткий ответ на вопрос: кто такая Немайн? И только что сам себе доказал, что это, в главном и наиважнейшем, ему не дано. Как бы она ни обзавелась своим новым именем, оно не мешает ей оставаться доброй христианкой и коронованной базилиссой. Святые не стали бы помогать самозванке. Тем более, что церковь вполне допускает именоваться в миру прозвищем, отличным от крестильного имени. Остального Адриан знать уже и не хотел. Немайн - кем бы она ни являлась - нужна и Камбрии, и Империи, и Церкви.
   Священник снова обмакнул стило в чернильницу. Кстати, придуманную все ею же. Такую перевернешь, а чернила и не разольются! Вот это новшество ему по вкусу! А перья... Что ж. Камбрийские гуси могут быть довольны - их станут реже резать.
   "Что же касается души самой странной из моих духовных дочерей, то ее немного угнетает невозможность соблюдать все установленные посты", - выскрипел пергамент под острой раздвоенной палочкой, - "и вечное причисление к больным из-за того, что ей необходимо ежедневное потребление мяса, чтобы сохранять силы и здоровье. Я немного утешил ее, напомнив, что такое же послабление дозволяется путешествующим и находящимся в военном походе, а также напомнив слова Спасителя о том, что не человек для субботы, но суббота для человека. Немайн со мной согласилась - но я вижу, что сомнения ее не оставили, а потому прошу тебя, если представится такая возможность, подсказать мне еще какие-нибудь убедительные аргументы. Кроме того, на нее очень тяжелое впечатление производят неизбежные в предприятиях такого размаха несчастные случаи. Иногда я задаюсь вопросом - где же она ухитрилась провести последние четыре года, чтобы, приобретя навыки воина и изворотливость политика, сохранить детскую надежду на безопасность этого мира?" Или веру в его благость, достойную святой. Но вот этого викарий писать не стал. "А случаи, которые это открыли, на стройке весьма редки, что я отношу на распорядительность как самой Немайн, так и ее помощников, Эгиля и Анны."
   Но - все таки происходили. Хотя и случились уже после того, как были отрыты рвы, и дело дошло до укреплений посолиднее. Которых по периметру города не планировалось вовсе. Только рвы и валы, всего в один-два ряда. Но - не просто линией, а углами, чтобы один вал мог простреливать другой, продольно. Когда-нибудь их оденут камнем - но это не к спеху...
   Раньше, при первом случае, нужно вводить хорошее оружие, которое позволит защищать их не крепостью стен, а меткостью стрел. Теперешний лук из вяза оружием был очень слабым. И Немайн расчеты делала исходя из характеристик классического длинного лука. Про который она знала только то, что он изготовлялся из тиса, и был довольно прост.
   И, конечно, она устроила закрытые землей почти со всех сторон площадки для баллист. А мастерам и воинам приходилось объяснять каждое слово: фланкирование куртины - вот как раз баллистами, прикрытый путь, который скоро будет, но пока не прокопали, анвелопа - которой не будет очень долго, теналь, равелин, орильон... Воины кэдмановского клана и немногие дружинники, успевшие наняться к Немайн на службу, вынужденно вникали в эту премудрость. Чтобы ненароком не натворить бед, коверкая магические слова сиды, быстро перекрестили орильоны в "сидовы ушки", равелины в "земляные рога", а прикрытый путь оставили как есть. Потому как звучал понятно и неволшебно. Еще шутили, что сида хоть ворота оставила как есть: хорошие, дубовые, двойные, с запасом камней для того, чтоб завалить их при необходимости. Дошутились. В один прекрасный день сида объявила, что временные меры отменяются, и пора все трое ворот оборудовать как надо! Все ждали нового волшебного слова. И было слово, и слово было страшное: "захаб". Прежние непонятки хоть звучали похоже на латынь. Снова взялись за лопаты. Насыпали внутренний вал, короткий, параллельно наружному. Но отныне всякий, желающий въехать в город должен был тащиться от передовых ворот до внутренних не меньше трехсот шагов меж двух валов, на которых стояла внимательная стража. Пока - немногочисленная и всего лишь с луками. И камнями, которых было вполне достаточно, чтобы завалить рукотворное ущелье едва не доверху...
   И все-таки одной линии укреплений камбрийцам казалось мало. Здесь Немайн пришлось выдержать битву с Ивором, который заявил, что леди-хранительнице республики положено больше рвов и валов, чем какой-то захудалой королеве - а те, бывало, и по девять колец друг за другом насыпали. Но его удалось утешить тем, что ни одно валлийское королевство не строило крепостных башен - у кого были, обходились римскими. А башен пришлось заложить аж три. Хотя сначала Немайн хотела отделаться одним донжоном на вершине холма. Но - запас воды нужно было укрепить, а жить в водонапорной башне - врагу не пожелаешь. Сыровато!
   Где две башни - там и три. Число правильное, а главное - две любые могут простреливать все пространство перед оставшейся. Две такой защиты не обеспечат, да и прикрытый частоколом дворик - тоже. А четыре - дорого. Продумали использование - и у каждой из башен оказались своя форма и характер. Одна - технологическая, водонапорная. Заодно часы и маяк. Вторая - жилая, а заодно оружейная и складская. Третья - именно, что третья. Пониже, потолще... Для важных людей и гостей, которых не пустишь в свой дом, а под рукой иметь желательно - добровольных и не совсем.
   Жилье себе Немайн решила отвести наверху. Ей побегать немного казалось необидно, да и несложно - без одышки-то. Зато Анна, увидев на плане помещения для учеников, грустно завздыхала. Что поделать - даже молоденькой этаж за этажом ножками наворачивать утомительно, а Анна, как ни храбрилась, девочкой заново не стала.
   - Приступ лености? Хорошо, - Немайн, как всегда, все ставит вверх тормашками. - Повод для урока. Ты ведь ничего не имеешь против вершины, только ходить не хочешь, так? Так скажи мне - а что делают люди, когда идти не хотят или не могут?
   - Едут...
   Подъемник придумали быстро. Кто будет крутить барабаны, и спрашивать не стоило. Не люди же! Но выяснилось: запрячь трудолюбивую (хоть и халтурящую при стирке, как плохая служанка) речку Туи в нижнем течении трудно и нельзя. Трудно - как любую равнинную реку в устье. Вот так, навскидку, Немайн могла предложить только медленное колесо восточного типа. Клирик еще застал их работающими на Евфрате и Тигре. Несложные в изготовлении, но маломощные, они годились для подачи воды в оросительные системы - и только. Проблема была в том, что ради подъема воды на метр-полтора эти колеса нужно заглубить на два-три. А этого позволить себе нельзя. Глубин таких на реке нет. А те что были, поменьше, называются фарватером - по ним корабли ходят.
   Потому Немайн пришлось применить ветер - а чтоб не ждать у моря - и правда у моря! - погоды, озаботиться аккумуляторами. Водяными. Вокруг стройки начали подниматься деревянные башни ветряков.
   Вот теперь город и потребовал крови! В тот день все пошло наперекосяк с самого утра, и в попытке исправить хоть что-то Немайн пришлось немало посуетиться. В результате к полуденному отдыху и сама сида, и обе ученицы чуть дышали.
   А ведь еще прошлым вечером ничего не предвещало неприятностей. Работы закончились с наступлением темноты, сида Немайн сидела с ученицами у окна единственного на весь рабочий поселок дома с окнами и дощатым полом. Эту хоромину, которую сида воспринимала как времянку, построили ради ее сына: тащить свою радость в дом с земляным полом Немайн наотрез отказалась. Теперь она хотя бы не слишком беспокоилась за живой сверток, что сладко сопел на коленях. Сытый. Отчасти - ее молоком. Только-только появилось, но маленький уже сосет, а не просто пытается. Радость! Хотя - ему пока не хватает. И боль не собирается никуда уходить. Так что, покормив сама, Немайн передает сына кормилице - для дальнейшей заправки. А сама бежит навстречу очередной неотложности. Но вечер выдался спокойный, так что сида и запахиваться не стала - достала зеркальце, принялась изучать груди. Во-первых, потому, что надо, а во-вторых...
   - Красивые. Уже. А раз так болят, значит, еще растут. Уж следующих, Нарин, тебе не отдам.
   И шутливо погрозила кормилице пальцем.
   - Как скажешь, леди сида, - согласилась та. Другие дети Владычицы, что рожденные, что усыновленные, Нарин волновали слабо. А этот - он все-таки немножечко ее. Сама носила, сама рожала, сама подарила холмовой, надеясь спасти от смерти. И выкормила тоже сама. Пусть сидовского молока сын попробовал - так ему Немайн матерью звать! Вот только... - Леди Немайн, а ты меня не прогонишь? Когда сама кормить будешь?
   - Не прогоню. Не будешь кормилицей - будешь нянькой. У тебя хорошо получается.
   Нарин заулыбалась. Знала - похвала заслужена. Нянька из нее хорошая. Получше, чем из самой сиды. Та в смысле ухода за детьми оказалась особой настолько серой, что оставалось только диву даваться! Хотя, чего еще ждать от богини-девственницы?
   Немайн принялась зашнуровываться. Серое платье на груди сходилось уже с трудом. Пора отдавать Сиан. Вшить вставку в это чудо портновского искусства Немайн не решалась. И хотя младшей старшей сестре оно пока длинновато - пусть порадуется. Убрать подол не лиф перешивать - дело простое и недолгое. Эйре на полчаса работы. Вот и еще одна вещь Клирика ушла. Еще одно подтверждение, что она - сида Немайн, а не человек, яркая память которого осталась у нее в голове. Как же хорошо - быть собой! Захотелось петь. Воровато покрутила ушами, повертела головой. Люди кругом. Даже если тихонечко запеть, под нос - услышат. И как дотерпеть до вечера?
   Первым деянием по прибытии ко Кричащему холму стала топографическая съемка местности. Выглядело это крайне благочестиво: один человек держит простой крест, другой его рассматривает через приспособление, также оснащенное крестом, но кельтским, вписанным в окружность. Затем топографы были приданы землекопам - следить, чтобы уклон "мощеных рвов", будущей канализации, был не меньше допустимого. Чтобы дрянь не задерживалась, а стекала в море. По этой же причине за качеством работы над формированием будущих коллекторов сида следила пристальнее, чем римский инженер за новой дорогой - а римские дороги пережили века.
   Камень взяли из пещеры Гвина и с вершины холма. Ледниковые глыбы раскалили огнем, охладили уксусом. Вышло дымно, вонюче, и совсем не так благочестиво, как топографическая съемка - но знакомо. Потрескавшийся камень раскалывали, поливая деревянные клинья водой. Те разбухали и разрывали валуны. А дальше в ход шли уже молоты и зубила. Камни требовалось точно подогнать друг к другу.
   А там дошло и до башен. Которые начали расти на глазах. Все шло хорошо - до этого самого утра! Началось - едва заря затеплилась. Сидовское засветло. Когда Немайн выбралась из комнаты со спящими близ дверей ученицами - умываться. Плотно сжав веки и размазывая по лицу пахнущее ивовыми почками мыло, сида еще успела подумать, что в погоне за новизной человек вечно повторяет прошлое: двадцать первый век с его моющими жидкостями оставил твердому мылу очень узкую нишу - а ведь некогда оно было самым распространенным. Вот только в седьмом веке до него не додумались. А потому снабдили чистоплотную сиду бочонком жидкой дряни, весьма ощутимо пованивающей рыбой. Потому как римская манера отчищать грязь маслом и пемзой ей пришлась решительно не по душе. При этом, мыло у римлян было! И твердое. "При римлянах это были такие твердые лепешки", которые римлянки-брюнетки пытались использовать для осветления волос. А хитрые британки, в том не нуждающиеся, нашли, что мыло меньше сушит кожу, чем сода, которой пользовались до того. А еще его оказалось удобно использовать при стирке в устроенной Кейром машине! Только предпочли жидкое. Настолько, что секрет твердого утеряли.
   Но чтобы использовать его для тела, нужно избавиться от гнусного запаха. Что почиталось личной заботой каждой женщины. И обеспечивало Анне верный доход - ее травные экстракты особенно ценились. Мужчинам ароматное мыло готовили жены, матери, сестры. А нет - так и рыбным обходились.
   От удовольствия сида плескалась шумно и неосторожно. И только собиралась открыть глаза, как нога скользнула по мокрому полу, руки сдуру да сослепу ухватились за чашу с мылом... Одно хорошо - та была деревянная. Не разбилась. Но содержимое обильно плеснуло в распахнувшиеся, чтоб помочь шатающемуся телу сориентироваться, глаза. Вот как подвела человеческая привычка!
   Немайн зашипела и сунула голову в таз. Зря. Мыла было много, так что вода сразу же стала едкой, зато голову окутала пена, норовящая залезть в рот и ноздри. Щелочь на связки - такого сида не хотела. И задержала дыхание. Большая бочка, с вечера залитая доверху - на завтрашние нужды хранительницыного подворья, стояла во дворе. Найти ее вслепую - ничего проще. Если не торопиться. Но глаза беспощадно резало - а потому Немайн заработала несколько синяков, пока не подоспела помощь...
   А когда рыжие патлы спрятались под теплое - с камина - полотенце, со стороны пристани раздался резкий звон била. Дромон явился на пару часов раньше, чем ждали. Пришлось идти встречать очередное пополнение. Которое оказалось не обычной мешаниной из рабочих, торговцев и желающих записаться в дружину. Первым со сходен дромона спрыгнул возмутительно знакомый мальчишка.
   - Тристан! - ахнула Эйра. - Что он здесь делает? Его родители не отпустили. Уж это точно!
   Анна пожала плечами. Не отпустили, значит, сбежал. Сорванец! У самой двое. Вот только ее мальчики - включая мужа - привыкли к ежовым рукавицам. Вот и теперь - наверняка ведь к матери хотят - но не смеют мешать ее новому ученичеству. Ждут, пока сида отпуск даст. А Тристана родители избаловали. Конечно, врач и глава гильдии ткачей - люди занятые, видя детей, настроены с ними тетешкаться. Даже если из воспитательных соображений нужно ругать или пороть.
   А этот из семьи утек. И ладно бы - всерьез хотел учиться у сиды. Правильным вещам. Так нет. В голове одна драка...
   Анна ошибалась. В голове у Тристана была не драка - а злость и обида.
   Выслушав беглеца, Немайн хмыкнула.
   - И ты ушел из дому из-за детских подначек? Ну нет, в ведьмы ты точно не годишься. Вот поговори с Анной, та расскажет, какое к ведьме отношение. И чего это стоит - при таком обхождении не превратиться в злобную ядовитую тварь, а остаться хорошим человеком и заслужить общее уважение. Да и рыцарь бы скорее бросился в бой с обидчиком, чем сбежал!
   - А я и бросился! - Тристан гордо вытянулся. - Точнее, на поединок его вызвал. Вот только брат меня сразу скрутил. И смеялся долго...
   - Сила солому ломит, - сообщила Немайн, - но это не повод из дому уходить. Оставить записку родителям или передать словечко через сестер ты, конечно, не догадался?
   Тристан пожал плечами.
   - Это, конечно, взрослые штучки, - сида присела на пятки, и теперь смотрела глаза в глаза, - но несносным ты ведь находишь одного только среднего брата?
   - Ну, да!
   - А за что остальных наказал? Они же беспокоиться будут! Ладно. Я им письмо напишу. А пока, раз уж ты тут, продолжим занятия...
   Тристан получил задание на выработку правильного шага, и был рад-радешенек - мулинеты ему изрядно надоели, простая гимнастика не вызывала в душе подъема. А шаги - они были настоящие, боевые!
   Вот тут и раздались встревоженные крики от поднявшейся уже на два десятка метров стены жилого донжона.
   - Подъемник, - громко сказала сида, - следовало ждать. Ох, голова моя, голова...
   И глупая, и мокрая - чего доброго, заболит, прохваченная ветром. Вся надежда на печку внутри. Но у сидов как раз голова склонна переохладиться! Для того и укутана волосами, чтоб теплей было...
   Причитала она уже на бегу, а потому и замолчала быстро. Рот был нужен - дышать. Уже на месте - когда все крестились - кивнула. Система безопасности сработала. К сожалению, не до конца.
   - Подъемник упал, леди сида, - доложил мастер, возводящий башню, - по счастью, не совсем. Зацепился за леса твоими лапками на веревках. А мы-то думали, опять дурная работа...
   В голосе мешались радость и удивление. Надо же! Эта штука работает!
   - А это что?
   Вот именно - что. А несколько минут назад был кто - живой человек. Не повезло - высота такая, что выжить можно. Но - упал неудачно, головой. Как раз на камни, которые должны были ехать наверх следующим рейсом.
   - Выпал, - голос мастера безразличен. Погибший не относился ни к его клану, ни к его ремеслу. Чужак, из тех что приплыли на дромоне. Да еще и чужак глупый. - Не привязался. А остальным мы сейчас со стены веревки спустим. Так что не беспокойся, леди сида...
   Мастер осекся. На месте симпатичной девчушки стояла грозная владычица холма. Глаза-плошки, нос-кнопка, ушки-треугольники - все осталось на месте. Поменялось выражение. Да еще улыбчивый ротик зло перекосился набок, клычки приоткрылись. Маленькие, да острые. Мастеру сразу вспомнилось - сиде позволено есть мясо в постные дни. Потому, что росомаха хищная...
   - Я беспокоюсь, - прошипела сида, - потому, что верно спроектированное и удачно испытанное устройство не сработало. И это привело к смерти земной вот этого человека. А, возможно, и к смерти вечной. Получается - либо он самоубийца, раз не привязался. Тогда ему дорога в ад. Либо он убит мной, сделавшей страховку ненадежной. Тогда на мне очень тяжелый грех. Либо... Срубите леса. Я хочу осмотреть подъемник.
   - Да что его смотреть, - вздохнул мастер, - и так все ясно. И вины, леди сида, твоей тут никакой нет. Гремлины. За ними не уследишь.
   - Это еще кто? Рассказывайте. А заодно... - сида дернула ухом, оглянулась. - Эгиль, ты уже здесь? Сними мне эту штучку, хочу посмотреть, что с ней стряслось. И что за гремлины такие.
   Норманн пригладил бороду.
   - Гремлины? Суеверие. Нет никаких гремлинов. По крайней мере, на требюше их нет.
   - Нет кого?
   Мастер-каменщик и Эгиль переглянулись.
   - Я говорил, - сказал викинг, - их нет. Вот, даже леди сида о них не знает!
   - Значит, они новые... - вздохнул мастер, - Камбрия такая страна, что в ней новые фэйри заводятся, как черви в муке. Было бы место. Вот у нас гремлины завелись. Ясно теперь, почему их леди не отвадила. За ними и так не уследишь, а ты о них и не знала. В общем, ребята говорят, повадились к нам на стройку такие существа. Препаскудные! Очень уж машины твои не любят, и вообще все сложное. А потому норовят сломать. Где веревку перекусят, где рычаг нажмут когда не надо. Видели их, правда, редко - и то случайно. Маленькие, говорят, в красных и черных балахонах. И ступни не как у людей, а утиные. Желтые и с перепонками...
   Полчаса спустя он уже не описывал гремлинов, а держал за шиворот очень несчастного жилистого человека в грязноватой рабочей одежде с перевязью кэдмановских цветов. Этот бедняк, даже несмотря на ноябрь, ходил без пледа, но знак принадлежности к клану носил.
   - За машиной присматривал именно ты, - скучно напомнила сида. - Сам вызвался. Мол, слаб таскать камни, зато смышлен. Ну-ка напомни, что ты должен был делать?
   Смотритель подъемника оттарабанил.
   - Сейчас спустят лифт, - вставила сида незнакомое слово, - но я и так вижу: правый страховочный торсион не вытолкнул лапу. Оттого площадку и перекосило. Скорее всего.
   Эгиль хмыкнул. Если Немхэйн говорит "скорее всего" - значит, точно. Хуже того. Выяснилось, что торсион за три дня не перетягивали ни разу. Вот и ослаб. Хорошо хоть второй сработал... Тут взорвалась Анна.
   - И эти люди сочиняют байки про гремлинов! А ведь машина - она заботу любит. Вот в меч, скажем, или корабль - переходит же часть души мастера? А почему в требюше, колесницу или подъемник - нет? Вот вещь на них и обижается. За дурное обращение, за небрежение, за неухоженность... Я верно все сказала, наставница?
   Для рабочих это было самое то. Да и вообще для седьмого века. Так что Немайн поспешила подтвердить.
   - Все так. Могу добавить: чем машина сложнее, тем капризней, тем больше заботы и ухода требует. Вот теперь, пожалуй, все.
   - А с этим что делать?
   Смотритель, надеявшийся, что про него не вспомнят, свесил голову. Сида никогда ни про что не забывает... Ей, разве что, времени может не хватить. Или другие дела найдутся.
   - Что делать, что делать... Он убил? Убил... Без умысла. Значит, пусть цену крови платит. У погибшего есть кто? И штраф. Мне. Впрочем, не привязавшись, погибший половину вины взял на себя. Так что справедливо будет, если виновный внесет только половину виры за свободного безземельного человека. И штраф такой же. По двадцать пять солидов, стало быть. Не уплатит сам, пусть просит у клана. Не уплатит клан - казним.
   - Так он из твоего клана.
   - Верно... Значит, мне он должен двадцать три солида. Видите, я свою долю внесла.
   Брезгливо дернула ушами и двинулась прочь. Рабочие провожали ее взглядами. Пока Эгиль не разрушил тишину.
   - Чего стоите? Хотите, чтобы за этот день вам не заплатили? Насчет похорон и отпевания я распоряжусь.
   Тут сида остановилась.
   - А на ком теперь машина будет?
   Рабочие принялись прятаться друг за друга.
   - Двойная плата, - напомнила сида, - а всего и надо, что простая аккуратность.
   Стали переглядываться.
   - А гремлины?
   - Нет их. В природе.
   - А вдруг заведутся?
   Немайн собралась было вякнуть, что машину батюшка Адриан освятить может - но осеклась. Вот тогда точно не пошевелятся до следующего трупа. Да еще и церковь обвинят в неминуемом несчастье. Что ж. Суеверия, так суеверия! Сида нарочно пошевелила ушами - чтоб все вспомнили, кто она, хитро прищурилась и объявила:
   - А если грамотный человек возьмется, тройная. Машины таких любят, а гремлины боятся. Точнее, боялись бы, если бы существовали!
   - Так где их взять, грамотных? - спросил мастер. - Тут не Кер-Миррдин и не сидовский бруг! Я вот понимаю, например, в чтении и даже письме, ну так я на иной работе нужен.
   Сида неверяще провернула уши. Как человек бы оглянулся.
   - Что, совсем никого?
   - Леди сида...
   Немайн повернулась на голос. Девушка... Нет, молодая мать: платье, точно как у нее самой. Наверняка и ребенок где-то есть. В руках - узелок. Угощение? Мужу, брату, отцу?
   - Может, я подойду?
   Начала еще слышно, а последнее слово только Немайн и разобрала.
   - Ты грамотная?
   - Да, леди сида. У нас многие девочки грамотные. Мальчиков важному учат, а нас так, баловству. Нет, я умею биться копьем и мечом! Вот только толку от меня...
   Немайн рассмотрела грамотейку. Две толстые каштановые косы - практичная прическа на войне. Кинжал на поясе, плед наброшен по-мужски, через плечо. Цвета Монтови. Полноправная! А росточком немного выше.
   Та внимание сиды восприняла по-своему:
   - Леди Немайн, не смотри, что я маленькая. Ты же тройную плату обещала? А я себе помощника найму за полуторную. И уж прослежу, чтоб все было натянуто и прилажено. Я аккуратная, у меня даже молоко никогда не убегало... Вот кого хочешь спроси. А гремлинов я не боюсь!
   - Медб... - простонал один из рабочих, - уймись.
   - А что? - спросила Немайн. - Звучит разумно. Отныне подъемник на тебе.
   Та немедленно показала своему мужчине язык.
   - Ты ей муж или брат? - поинтересовалась у того Немайн.
   - Муж, - мрачно сообщил тот, - и не быть мне больше счастливым человеком! У Медб характер точно по имени! Брак у нас равный, а зарабатывать она теперь будет больше. Со свету ведь сживет! Хоть разводись...
   - Не надо со мной разводиться! - испугалась Медб. - Ну, хочешь, я не буду следить за машиной?
   - Поздно, - пожала плечами Немайн. - Во-первых и в главных, я тебя назначила. Во-вторых, ты будешь помнить, как муж тебя загнал под лавку. Если ты и правда характером в королеву коннахтских сидов, он и месяца не проживет! Впрочем, у него еще есть шанс все исправить.
   - Какой?
   - Выучиться грамоте. И освоить работу с еще более сложными машинами, чем ты! Ну, или перезаключить брак - с твоим преимуществом.
   - Не выучится он. Бычок бычком: красивый, сильный. Эээ... Ласковый. Так что пусть сразу признает, что я главней!
   Раскраснелась, руками стала помахивать. Брови сдвинулись, глаза налились азартом спора. А муж кулаком по стене:
   - Выучусь! И устроюсь к норманну на камнемет!
   - Не выучишься! Я умнее.
   - Нет, я!
   - Да ты даже слово "требюше" выговорить не в состоянии! И учить я тебя не буду!
   Тому словно пощечину влепили.
   - Медб, ты что, правда хочешь развестись?
   - Не хочу! Но я тебя учить не буду. Так нечестно, потому что! И некогда будет мне! Теперь же не только ребенка да тебя - но и великана деревянного обихаживать придется...
   - Другого учителя найду.
   - Глаза выцарапаю!
   - А если он мужчину-учителя найдет? - поинтересовалась Немайн.
   - Ну, тогда хорошо... Но кого ж это? Мало таких и все заняты. Разве батюшку Адриана уговорит! Хотя вот: пусть учится не один. И прилюдно. А то получится - на глазах жены по бабам бегает.
   - А девиц и дам, значит, грамотных много? - на Немайн и смотреть-то было весело: так вся насторожилась, уши вперед наклонила, и чуть прядет. Боится хоть звук упустить.
   - Много... У нас, у Монтови, много. Почти все. Мы ж римлянки! Только... не будут у нас учиться. Зазорно. Ну, разве только мой, оттого, что деваться некуда.
   - А остальным тоже некуда. Скоро такой выбор будет: кто ученее, тот и командует. Вон, Эгиль. Чужеземец - да умеет многое. На стройке - третий после Бога. А Харальд? А греки с дромона? Так что...
   Назавтра в Кер-Сиди срубили три временных школы. Для мальчиков, девочек и взрослых. Последняя была общей - специально, чтобы мальчики и их родители догадывались: не выучишь парня грамоте в детстве, взрослому придется позориться перед девушками. И все равно в школе для девочек на двух местах трое сидело, а в мальчишечьей скамьи пустовали. Преподавателями оказались два приехавших с викарием монаха - и три десятка камбриек. Ни один местный мужчина на эту работу не пошел, хотя Немайн и положила им полуторную, по сравнению с простыми рабочими, плату. Проблема с начальным образованием худо-бедно разрешилась. Пора было приниматься за специальное, среднее и высшее... Увы, тут дело обстояло неизмеримо хуже. И все-таки... Харальд с удовольствием рассказывал о правилах скальдического стихосложения, заодно вбивая основы единого пока датско-шведско-норвежского языка и настраивая головы на способность к логическому и абстрактному мышлению. Беженцы из Египта взялись за латынь и греческий. Друида удалось уговорить преподать основы травного дела. Механику - под наименованием "основ волхования" взялась вести Анна. Сама она уже вполне освоила то, что наставница, вслед за древними египтянами, повадилась называть простыми волшебными вещами: принципы действия рычага, блока и других устройств этого рода. Поуговаривать, конечно, пришлось - но, в конце концов, Анна признала, что знание людьми некоторых азов никак не повлияет на ее, Анны, статус, скорее наоборот, добавит уважения. А работа - ненадолго. Только подготовить смену.
   - Это ведь не настоящие ученицы. Просто борьба с невежеством. Должен же кто-то будет работать у машин, которые придумаешь ты и те, из кого ты выучишь настоящих ведьм. А настоящих Учеников много быть не может...
   Заставлять учиться некоролева не могла и не хотела. И теперь, представляя будущую гленскую армию, не знала, за голову хвататься, или со смеха покатываться. Такая картина стояла перед глазами: операторы тяжелого оружия все женщины, по крайней мере, первые номера. А санинструкторы - все мужчины. Потому, что идти к друиду было более почетно. Правда, двое-трое парней явились слушать Анну - как ученицу сиды. Со временем перекос должен был устраниться сам собой, но пока система оказалась поставлена с ног на голову.
   Немайн же перед ночным сном еще раз поговорила с ученицами.
   - И вот еще, - сказала Немайн ученицам за ужином. - Как видите, зависеть от доброй воли механика - невесело. Медб, конечно, дама аккуратная, хотя и горячая. Но вот, например, заболеет у нее ребенок, муж уйдет... Тут она и забудет пнуть лишний раз подручного. И снова труп. И хорошо, если один!
   - Не надо! - попросила Эйра, - Она хорошая!
   - Зачем ты ее так? - спросила Анна, - Или просто - судьба?
   Без всякого недоумения переждали смех наставницы. Немайн-то славилась неприятными шутками. И если уж начала гадости пророчить - могла и повеселиться. Впрочем, Немайн почти привыкла к тому, что ее понимают не так. И что переубеждать трудней, чем зайти с другой стороны. И взять двух кабанов на одну рогатину!
   - Непреодолимой судьбы не бывает, - отрезала сида, - так что все в руках самой Медб. И наших. Что можно сделать, чтобы трос не обрывался?
   - Избавиться от троса, - немедленно отреагировала Анна. - Нельзя ли не поднимать лифт за крышу, а подпирать его снизу?
   Полчаса спустя они с Эйрой добрались до архимедова винта, и легли спать счастливые. Придумали новое заклинание, да еще и человеку судьбу исправили. Хорошо! Немайн тоже осталась довольна - хотя и убедилась, что никакие новые слова к инженерному делу не прилипнут. Хотя бы потому, что получались у нее таки ведьмы! Просто их колдовство работало, и надежно... Что ж. Ведьмы и чародеи? Так тому и быть!
   Таков был первый несчастный случай, насквозь понятный. Насчет души в машине викарий и не сомневался: человек потому и создан по образу Творца, что сам наделен правом творить. И если Господь наделил человека способностью к обожению, уподоблению себе, то отчего и мастеру не вложить в вещь способность к очеловечиванию? А значит, способность чувствовать и реагировать. А что пастве пришлось три дня читать проповеди в духе Максима Исповедника - не беда, а повод лишний раз самому припомнить тяжелоязычные, но исполненные истины аргументы - против которых в свое время не устоял блестящий, но несколько легковесный оратор Пирр. Перевести высокие слова в простые оказалось куда как нелегко, но гленцы после речей викария расходились уверенные, что инструмент, и вообще всякая добрая вещь любит уход, а вот разных мелких бесенят придумывать, чтобы оправдать собственное разгильдяйство - не следует.
   Зато второй случай суеверия укрепил, и с ними пришлось бороться. Уж насколько вышло...
   Анна спокойно спала - и явно до утра просыпаться не собиралась. А вот Эйра поворочалась и проснулась. Немайн не было. Арфы - тоже. Эйра вспомнила - сестра дома играла шелковинкам. Стало интересно - кому здесь? И - где? В доме сиды не нашлось. Эйра развела руки и показала отсутствующей сестре-наставнице язык. Эта задачка была из очень простых.
   Всех дел - притвориться спящей. Подождать, пока Немайн вернется. А потом разыграть собственное пробуждение и поиграть в вопросы.
   - Я не играю, - объяснила сестра свистящим шепотом, - я пою. В пещере Гвина. Уже неделю. А что?
   - Там осталось что-то опасное? Нужно предупредить работников каменоломни.
   Немайн испытала мгновенную гордость за сестру.
   - Нет там ничего, не беспокойся. Ой, Анна проснулась...
   - Я и не спала, - зевнув, соврала старшая ученица. - Вижу, сестра твоя не спит. Значит, задумала что-то. Нужно проследить. Чтоб не влипла. Да и интересно. А зачем ты там поешь? Если опасности нет?
   Немайн издала вздох. Тот самый, который купцы прозвали жадным. Предполагалось, что просто так, для себя, ей петь не положено. Потому как ее пение - ужас и паника, и не всегда только в рядах врага. Иногда и своим достается. А если - хочется? Как птице - летать?
   - А почему Тристан палкой машет и боком прыгает? Мне нужно тренироваться! Чтобы петь лучше. И чтобы вообще не разучиться петь...
   И к поступлению в консерваторию подготовиться. Во сне. По крайней мере старик-композитор, который снился Немайн с завидной регулярностью, заверял, что как только она сочтет себя готовой к поступлению, консерватория немедленно приснится. Вот только петь для этого нужно не только во сне.
   В пещеру пошли втроем. Немайн пела вокализы, Эйра щипала арфу, Анна наслаждалась - выходило, что богиня и арфистка-аристократка играют персонально для нее. Голос Немайн казался холодным, узким и блестящим, он совершенно не подходил к внешности больного ребенка, которую избрала себе сида для поселения с людьми. За ним стояло что-то могучее, великолепно-льдистое, жестокое, но не бездушное. Но вот в том, что голос сиды может убивать, Анна понемногу начала сомневаться. А зря.
   Одним прекрасным - зелень холмов, и редкое в ноябре солнце - утром каменотесы вытащили из пещеры человека. Который вечером во всеуслышание хвалился, что собирается подслушать пение богини! Ну вот и подслушал. Как сказал один из кэдмановских вояк: "Если я стреляю из лука в мишень, человек, добровольно вставший перед ней - самоубийца!" Что голос сиды - оружие, знают все. Что убивает Неметона по-свойски, чистенько - тоже. И на этот раз вышло не особенно жестоко. Друид-лекарь, осмотрев убитого, вовсе насмешливо хмыкнул, и сообщил, что богиня просто пугнула наглеца. А тот с перепугу да сослепу - факел-то зажечь не осмелился - ударился о камень головой. И вот все об этом дураке!
   Немайн же констатировала факт: вокализы действительно оказались оружием. Психологическим. Услышав нечеловеческие завывания - а Немайн, шалости ради, забиралась на распевке в четвертую октаву, хотя в основном разрабатывала середину и низы, как советовал призрак из снов - бедняга, решивший переночевать в пещере и послушать песни сиды, испугался. Что ж, кельтское любопытство иногда бывает пороком. То, что хранительница правды выплатила виру клану погибшего, все сочли жестом щедрым и необязательным. Анна даже помянула "добренькую сиду-транжиру", а Тристан заявил, что это истинно по-рыцарски.
   Немайн этот случай прибавил работы, создав славу добренькой. Из-за чего к ней полезли судиться с мелочами, отвлекая от настоящей работы. Чтобы не терять на суд больше одного дня в неделю - ради действительно важных дел вроде споров между кланами - пришлось ей кодифицировать камбрийское обычное право. И назначить нескольких заместителей - по одному от каждого клана, велев судить тяжбы внутри кланов, при желании сторон и дозволении старшины, по книге сиды. И присягу принять: "Читать, что написала Хранительница Правды, без искажений, без пропусков, без дополнений, то, что подходит случаю. И да покарают меня Господь-Спаситель и Владычица Холма, если я нарушу клятву"... Текст клятвы судьи зачитывали перед вынесением суждения о деле. Процесс записывался. К изумлению Немайн, кодекс оказался куцым: множество обычаев настолько сами собой разумелись, что заносить их на пергамент никто и мысли не имел...
   Помимо обычаев, сделки тоже ленились заносить на пергамент. И началась у хранительницы правды головная боль. То ли в самом деле головушку застудила, то ли - вконец умучили. Дела шли как одно: межклановые, сложные, записей - никаких, видоков много, но все говорят по-разному. Своего филида-запоминателя в округе нет. Хорошо, хоть уголовщины нет! Воров - мало, убийство сиде не принесут - сами разберутся. Обычными способами. А вот хозяйственные да торговые вопросы - дело другое...
   - Я первую половину выплатил.
   - Не выплатил!
   - Выплатил, овсом...
   - Но овес нынче дешев!
   - Но когда я платил, он был дороже...
   Немайн сидела в просторном кресле судьи - на пятках. Что поделать, если иначе тебя не рассмотрят в недрах этого циклопического сооружения. Если же забраться внутрь с ногами, да спину выпрямить - острия ушей лишь немного не дотягиваются до верха спинки. На которую, впрочем, не опереться - теряется где-то сзади. Даже Анна Ивановна, даром, что богатырского сложения, даже Эгиль - и те признали - трончик великоват. Харальд великана Имира помянул. А Тристан просто уточнил - это стул или кровать?
   Впрочем, сейчас-то спина наклонена вперед. Подбородок покоится на сцепленных в замочек кистях. Хочется зевнуть. Но вместо этого приходится опрашивать свидетелей: "Сколько стоил овес четыре месяца назад?"
   Наконец, удается что-то придумать. Обе стороны расходятся, ворча. Дело решено, и они скорее недовольны долгим разбирательством. А несчастной сиде - решать следующее! И, видимо, серьезное да сложное. Уж больно люди солидные пожаловали. В том числе ирландка-судовладелица. Неужели снова рыба?
   Немайн захотелось заткнуть уши. Прошлого "дела о рыбах" ей хватило надолго. Хорошо хоть, отец Адриан не стал оспаривать решение публично. Зато потом попытался пропесочить с глазу на глаз, этак укоризненно - мол, отчего и почему решение не в пользу Церкви? Фактов-то нет!
   - Потому, - сида почти рычала. Высоконько, ну да уж как могла. - Потому, что Церковь тут без года неделя. Где священники из местных? Какой процент оснований домов освящен? Не по городу, а по хуторам-деревням? Сколько пар венчано? Сколько священников рукоположено? А рыбу вынь да подай... И, кстати, где книги, в которые вы записываете подати?
   Адриан подал ей со стола толстую, малость истрепанную книгу. От первого же взгляда внутрь сида уныло сгорбилась.
   - Так... И что, святой отец, у вас вообще все свалено в одну кучу? Так это именно куча и получается, а не документация. Отче, ну ты же грек, как же так можно...
   - А как? - спросил тот устало. - Посмотри на свой Кер-Сиди. Где мраморные дворцы? Где высокие и толстые каменные стены? Где мощеные улицы? Молчишь? Не все сразу...
   - Так город строится, и это видит всякий, - сида осела на пол, будто мех, из которого вышел воздух, принялась расправлять складки на платье, - и церковь тоже строится. Каменная. А вот как строится тело Церкви - не вижу. Впрочем, это дело совета... Который, заметь, вполне может счесть, что римская Церковь не выполняет свою работу. Призовет камбрийцев, ирландцев или африканцев. За ту же десятину. Разумеется, римскую миссию никто изгонять не будет, я прослежу, но десятины вы получать не будете. Ее получать будут те, кто займется делом!
   - Священников учить долго... - заметил викарий. - Но дети, которые сейчас учатся у моих монахов, со временем...
   - Ясно, - сида захлопнула книгу, - пришлешь кого-то из твоих, покажу, как бухгалтерию вести надо. Пока - хотя бы по двум книгам. Что до остального...
   Пожала плечами, поклонилась. Цапнула со стола кусок хлеба и убежала держать свой гейс дневного сна.
   И вот теперь - снова рыба? Речная рыба, подлежащая десятине? За что?!
   - Леди Немайн, - торжественно начал один из явившихся, - мы хотели бы не суда, но возможности его избежать. Мы убедились, что призыв свидетелей на заключение сделки не всегда удобен, и не всегда свидетели добросовестны. Мы хотели бы заключить соглашение в твоем присутствии, как Хранительницы правды, чтобы оно было твердо. Чему ты улыбаешься, Владычица Холма?
   - Тому, до чего и сама должна была додуматься! - провозгласила сида. - Вы совершенно правы: сделка, заключаемая тремя сторонами, из которых одна заинтересована в ее точном исполнении, будет гораздо надежнее. И я с радостью вам помогу. Но, боюсь, на все важные контракты меня не хватит... А потому я спрашиваю: не хотели бы вы, а также и иные досточтимые граждане заняться этой работой? Исходя из дозволимого процента за посредничество, разумеется? Я с удовольствием приму в таком деле участие - хотя бы потому, что могу многое подсказать. Согласны? Тогда, для начала, название: "Расчетный дом Глентуи"...
   А вот того, что будет дальше, сида не ожидала. Да, еще несколько грамотных горожанок превратилось в служащих расчетного дома. И их пришлось натаскивать. Наскоро срубить очередной длинный дом под контору и заложить фундамент для постоянного каменного здания. Но - главным сюрпризом оказался самый распространенный вид сделки!
   Свадьба. Батюшки Адриана-то хватало только на старшину, и он почитал это порядком естественным. Хотя и собирался распространить венчание на всех - позже, когда удастся обучить и рукоположить достаточное число священников. А большинство ограничивалось обычным объявлением при свидетелях. Хотя и помнило, что в Риме порядочные люди поступали не так. Теперь же признаком правильной свадьбы стал визит в устроенную Немайн клиринговую контору. Через процедуру прошел не один десяток парочек, когда сида схватилась за рыжую голову. И ворвалась на очередную свадьбу.
   - Согласна ли невеста на заключение сделки? - весело спрашивала сотрудница дома.
   - Да.
   - Известны ли кому либо из присутствующих какие-либо причины, по которым сделка не может быть заключена?
   - МНЕ!!! - рявкнула с порога Немайн. Уши вразлет, красная грива всклокочена, вся в белом без вышивок - значит, сейчас она именно хранительница правды. За спиной хмурятся двое учениц и шестеро свеженабранных рыцарей. Все - с новенькими стальными мечами, но в кольчугах только трое.
   Невеста упала в обморок. Жених подхватил, пошатался, и составил ей компанию.
   - Что именно тебе известно, ввеликолепная? - губы у девушки-клерка дрожали.
   Немайн между тем потянула носом, и радостно прощебетала:
   - Что значит свежесрубленный дом! Пахнет так, что голова кружится. Здорово. Жалко менять все это на камень. Но, увы, дерево имеет свойство гореть... Ах, да я же совсем не о том. В брачный контракт не включена клауза о непередаче контракта. А также любых прав и обязательств по последнему! Это вполне достаточная причина для остановки церемонии, не находите?
   Немайн подошла поближе к молодым, пошлепала жениха по щекам. Когда тот открыл глаза, села рядышком на пятки.
   - Невесте я такого и рассказывать не рискну, - хихикнула она, - а вот тебе - пожалуй, покажу. Чего вы тут едва не понатворили. А кое-кто и успел!
   Она слегка нахмурилась, припоминая имя клерка.
   - Гверид, подними две пары последних контрактов. Ага, на невест и женихов. С одинаковыми условиями. Равные? Подойдет. А теперь, разошли этим сладким полупарочкам уведомления, что, в связи с возникшими обстоятельствами, "Расчетный дом Глентуи" находит необходимым передать их контракты... Ну, допустим, крест-накрест. Мэддок, Хоуэл - доставьте.
   И хихикнула.
   - Так что ж это получается? - спросил из толпы родственников кто-то солидный. - Ты можешь мужей женами поменять?
   - Могу. А могу и развести, и компенсацию выплатить. Право, уважаемые, нужно смотреть, чего подписываете. И, кстати, об этих парочках - обе городские?
   - Да, леди сида.
   - Отлично. Не прибегут через час, будем считать трансфер состоявшимся. Хороший урок выйдет. Тогда Гверид поднимет еще две пары... Заодно узнаем, врал ли Цезарь, когда писал о бриттах, что у них в обычае жениться всей деревней на ком попало!
   Час - это, конечно, долго. Но именно через час била должны были сообщить об окончании рабочей смены. Зато обе пары успели явиться - и не одни, а с родней. И неплохо вооруженной. Впрочем, сида, не обращая внимания на копья и щиты, сунула бумаги под носы и носики.
   - Чьи подписи? А за неграмотных пальцы? Ну-ка отвечайте! Вот и храни правду с такими! Ладно. Сегодняшнюю мою выходку можете считать шуткой. На грядущее - знайте, что подписываете! Гверид, милая, подними все брачные договоры. Нет, не все сегодня, я же не зверь, я добренькая... И подготовь извещения, всякий брачный контракт должен быть перезаключен по новой форме, включающей клаузы о запрещении трансфера как гражданского состояния в целом, так и любых прав и обязательств по нему. В противном случае мы считаем возможным производить указанные трансферы по нашему усмотрению. И прибавь лично от меня, я подпишу: а кто будет сам злоупотреблять такими бумагами - в гости приду. Песни попеть!
   Может, именно из-за этих угроз - и забегавших слухов, батюшке Адриану взбрело в голову опровергать слухи о смертоносности сиды. На практике. Так что три следующие ночи он провел в пещере. Распевки - терпел, но когда из Немайн полились незнакомые слова на странной, невозможно вульгарной латыни, оторопел. Сначала вообще принял за персидский или армянский, но знакомые корни слов выдали. Викарий еще раз пришел к выводу, что последние четыре года базилисса провела не в странном, а в очень странном месте!
   А проповеди стали более успешными - люди сходились со всей округи. Священник отнес это на то, что ежевечерние евангельские чтения Августины не только зародили в душах дополнительную крепость веры, но и породили вопросы в умах, ответы на которые и должна давать пастырская проповедь. Был не прав: ходили на него. Посмотреть и послушать человека, который взбирался на холм Гвина, и вернулся в незапачканных штанах. Который, не будучи учеником сиды, слышал ее пение, и остался жив и доволен. Очень мудрый и могущественный человек. На такого стоит посмотреть. А если уж удастся понять - совсем хорошо!
  
   Письмо почти закончено. Осталось прибавить последнюю новость.
   "Напоследок - забавное. Немайн велела разослать письма ко всем соседним правителям с извещением о новом государстве, приветствиями и добрыми пожеланиями - и написала их по-камбрийски. Разумеется, их переведут! По крайней мере в Мерсии и Хвикке. И если "Хранительница Правды" будет переведена точно по смыслу, то "Владычица Холма" будет выглядеть титулом или епископским, или императорским. В зависимости от воли человека, что будет переводить письмо..."
  
   Жар кузни Лорн ап Данхэм чувствовал безо всяких термометров. Он даже не знал, что это такое - но по тому, как светится расплав в тигле, мог сказать многое. Вот и теперь он следил за тем, чтобы температура оставалась ровной. Не позволял себе отвлечься ни на вздох - чтоб подмастерья не испортили столь тяжко давшуюся работу. А заодно и двадцатилетней выдержки слиток железа. Один из самых старых, которые заложил сам Лорн. Тронуть переданные два дня назад друидом-кузнецом слитки полуторастолетней "выдержки", он не посмел, памятуя, что сварить сталь в печи нового типа он может, а вот расплавить - нет.
   Главным его достижением была печь - почти такая же, так печи Неметоны, только маленькая. На один тигель. А потому пришлось многое придумать - как подвести воздух от мехов, например. Но вот - уже не в первый раз свое место занял тигель, только теперь ему жариться долго - и очень точно. Лорн и сам толком не знал, на что он надеялся. Просто приметил, что сталь, пробывшая в тигле дольше и при более тщательном слежении за температурой, выходит лучше. Вот и решил выжать из себя все, на что способен. Надеясь на то, что сталь оценит искусство и нужду. Ведь слитку должно быть крайне почетно оказаться перекованным в первый меч Британии, новый Эскалибур. Кому-то сида его вручит?
   А еще капризность нового угля! На каменном угле работать Лорн умел - но кокс оказался значительно привередливее, загорался с трудом. Пришлось его уважить древесным углем, тут и кокс не выдерживал: как это? Плавка - без меня? И разгорался ярче и жарче запала. Но древесный уголь горит быстро, очень быстро, и проседает, открывает тигель. И тут нужно подсыпать кокс - быстро, еще быстрее, иначе расплав нагреется неравномерно. При этом есть опасность тигель задеть. И даже опрокинуть!
   Лорн догадался забрасывать топливо в печь в мешочках - ткань сгорала мгновенно, остальное распределялось кочергой. После этого подмастерье начинал качать меха медленнее - а Лорн следил и, не сознавая того, считал и чувствовал каждый взмах, уменьшая поток воздуха к более долгоживущему топливу потихоньку, следя, чтобы пламя не задохнулось - но и не опьянело. Ориентировался он по цвету топлива, огня, и по пышущему от печи жару. Собственно, в этом и заключалось искусство - отбирать у пламени воздух, понемногу, понемногу, и не забывать его кормить.
   Уже через полчаса в печи плавало Солнце. Щедрое и злое, как и положено божеству - маленькому, и сотворенному самим Лорном. Бог сотворил человека в подобие себе, и человека наделил способностью творить подобие, свое и Божие - в жидком пламени, исходящем полупрозрачными языками...
   Лорн сделал знак: раз языки огня полупрозрачны, значит, подачу воздуха можно еще немного уменьшить. И еще... Лорн чувствовал, что в тигле уже жидко - но нужно дать железу и чугуну время. И - не передержать, чтобы вместо стали не вышло железо. Это было как-то связано с силой поддува - и Лорн снова уменьшил тягу, на этот раз совсем чуть чуть.
   Важно и вовремя отдать приказ прекратить дутье совсем. Закрыть печь, заложить кирпичами из тигельной глины. И - ждать.
   Потом - ковка, равномерный прогрев перед закалкой. И, наконец, вот он - мрачный красавец, иссиня-черный клинок с тонким серебристым узором. Такого лучший кузнец Диведа еще не видел. Стало понятно - он все-таки нашел способ изготовить уникальный клинок. Но уж больно сурово тот смотрелся. Как вещь, как оружие - хорош. Но как символ... Не сразу Лорн вспомнил, что этот - только предтеча. И, возможно, вышел таким именно из-за обиды на мастера, который не пожалел искусства, но не отдал ни души, ни крови.
   - Тебя надо бы разбить или перековать... - сказал клинку Лорн, разогнав восторженных подмастерьев пить пиво. - Но я не посмею. Ты ранний Его предшественник. И, возможно, враг. А теперь я даю тебе имя, по цвету твоему. "Ди". И спрячу тебя подальше от дурных глаз.
   И, тщательно завернув клинок в промасленную ткань, полез в подпол. Прятать. Чтоб не пошли по городу пойдут слухи о новом, великолепном мече. Лорн не заметил, что из ветвей ивы за ним внимательно следит дочь лекаря. Альма. Стоило кузнецу уйти, рыжая немедленно проникла в опустевшую мастерскую и полезла в подпол. До того кузнец никогда не прятал свою работу. А значит, интересно! Развернула - и обомлела. Такой красивой стали Лорн не делал никогда. Даже на хирургические инструменты.
   Альма осторожно спрятала клинок обратно, клянясь про себя - никому-никому! Ни словечка. Только матери. И Бриане. А еще нужно сказать братьям - им же в поход! Который, конечно же, приговорят старейшины-сенаторы. Тут ее мысли перескочили со старших на младшего. Хорошо, что Тристан сбежал. Так напросился бы в поход, да и пора уже. Но Неметона с Эйрой теперь королю не подчинены! Может, не пойдут. А если и решат повоевать, так хорошенько присмотрят за братиком, не то, что собирающийся идти с войском отец. У которого всегда наперво работа. Зато Майни успевает все!
  
   Дэффид пребывал в отличном настроении. Теперь, когда главные решения приняты, в городе осталось всего по одному старейшине от клана, хотя сенаторов избрать не успели. Совет, прозванный Мокрым, вдруг усох, и из стоголосой говорильни превратился во вполне приличное совещание из четырнадцати душ, включая председателя. Впрочем, количество душ намеревалось расти: приезжали представители тех кланов, которые на Совет не успели или сочли участие в старинной церемонии за блажь. Их встречали сурово, но справедливо, и Дэффид с удовольствием чеканил: "Нет налога - нет представителя". А налог брали не простой, а с возмещением. Мол, вы опоздали, а мы тут за вас работали. Извольте оплатить. Комнаты и пропитание - нет, а вот общие расходы по содержанию Совета - да. А Дэффид потом разделит возмещение между теми кланами, что уже заседают.
   Сумма получалась, на фоне греческого контракта, небольшая, но получать деньги - не отдавать, это куда как приятней. В результате "Нет налога - нет представителя!" возглашали чуть не хором. В кои-то веки и горные кланы, и равнинные, и прибрежные в чем-то согласились друг с другом!
   Дома тоже все было хорошо. Кейр и Тулла управлялись с хозяйством, хотя зоркий глаз Глэдис оказывался пока совсем нелишним. Зато сам Дэффид как-то незаметно превратился в посетителя - да еще и самого важного. Кругом хлопотали дочери - правда, не все. Немайн отправилась осваивать пожалованные королем земли - холм в устье реки Туи с округой - и Дэффид очень надеялся, что морской воздух пойдет младшенькой на пользу. Да и Эйре стоило развеяться, уж больно много работы на ней висело, пока младшая дочь валялась в беспамятстве. Опять же, где мастер, там и ученик, так что Эйра тоже отправилась на Кричащий холм. И арфу с собой забрала. Недели две по вечерам было тихо. Потом привезли новый инструмент. Снова мучения настигли трех дочерей! Глэдис припомнила, что занятия в свое время прервали, чтоб не искушать Немайн. Очень уж ей хотелось подпевать простеньким мотивчикам. Так что теперь Гвен, Эйлет и Сиан по часу в день бренчали - и выходило не так уж и плохо. А Туллу муж спасал. Сказал: пусть жена лучше трогает струны его души. А что означает: "струны души", не сказал. Харальд же, норвежский скальд, который любые кеннинги читает, тоже уехал с младшей.
   Осталась одна забота - женихов отгонять, да следить, чтобы приворотное никто не подсыпал. Тем более, что Хозяин заезжего дома Гвента как раз прислал письмо, в котором намекал на пользу союза семей. Дэффид раздумывал - старшие сыновья у того женаты, и наследник дела объявлен.
   За дочерей, которые вне дома, беспокоиться не приходилось. Осень, конечно, но Немайн по нраву строже монашки, а денег на строительство доброй усадьбы Дэффид выделил достаточно. Даже и накинул сверху - на новый мангонель. Реку, и правда, нужно закрыть. А силу, которая может победить Немайн при осадной машине, двух десятках работников и двух викингах-телохранителях, представить не получалось. Разве вот собрать всех саксов в кучу... Так ведь не дойдут, передерутся.
   А потому оставалось пить пиво и продумывать, кому и что сказать завтра.
   Рядом, как и обычно, пристроился африканец Эмилий. Который удивительно быстро перенял правильные обычаи: ел мясо с овощами, запивая пивом, да еще и прочих новых людей критиковал. Впрочем, совершенно безобидно. "В Камбрии будь камбрийцем", - повторял он, и с удовольствием копировал местные ухватки. Например, манеру есть вилкой не только из общего котла.
   - Очень аристократично, - объяснял. - Мне нравится! Все высокородные в Константинополе от зависти удавятся, что не они придумали. А кто сорвется, закажет десятки вилок всех размеров, придумает каждой специальное назначение: одна для рыбы, другая для фруктов. Все, конечно, будут из серебра и золота... И те, у кого будут из золота, в очередной раз начнут задирать нос перед теми, у кого из серебра. Они ведь все неродовиты, на самом деле. Добрый солдат может стать императором - на этом стоит Рим последние пару столетий. Но из-за соседства с персами слишком много желающих показать, что уж они-то происходят не от низов. Иные даже выводят себя от языческих богов. Если бы им хватало наглости, и от Христа бы выводили. А поскольку все это - подделка, то пыжатся и придумывают странное. Впрочем, и надуваться толком не умеют, а то, что они пытаются выдавать за странное - скорее дурацкое. В вилке же, например, есть простой практический смысл - я не трогаю кушанье руками, а потому всегда могу предложить другу отведать из своей тарелки. А то и врагу - если заподозрю, что он меня пытается отравить. Впрочем, для вас, бриттов, предрассудки тоже характерны. Например, имена богов.
   - А что имена богов?
   Пиво приятно отягощало живот, и наружу пока не просилось. Мир подернулся благостной дымкой. И собеседник находился в таком же состоянии. Будь иначе, Дэффид бы заметил. Опыт. Не впервой пить с постояльцами.
   - А у вас ими часто нарекают. Короля, например, зовут Гулидиен. Это ведь измененное Гвидион?
   - Да. Нехорошо - не изменять. Тогда не поймешь, человека поминают, или нет. Так же и с прозвищами. Чтоб сразу видно было - это прозвище, или просто так обозвали. Иной раз прилипнет какая дразнилка к целому роду - а если хороший род, так ею со временем гордиться начинают. Ну так - чтоб отличать, вежествует человек или обзывается, изменение имен и придумано. Если измененным именем зовут - значит, просто зовут, и все. Если неизмененным - значит, имеют в виду его главный смысл.
   - А почему у твоей младшей дочери имя неизмененное?
   - Потому что она и есть Немайн. Первая и настоящая. Хотя... Ты прав! Она сама говорила, что уже не та самая. Но тогда нужно изменить имя... Не только отчество и прозвище. В первый раз она из Немайн стала Неметоной. Теперь вернула старое. Правильно ли это? Пойду посоветуюсь.
   Эмилий отсалютовал кружкой. Идти было недалеко - два шага до соседнего столика. Поредевшее поголовье приехавших из Ирландии друидов продолжало разговоры: кузнец с Лорном, второй - со священником в летах, что приехал на дромоне. Третий, лысый и седой, напросился ехать с Немайн. Ему было интересно, и Дэффид его понимал, но решение оставил за дочерью. Та подумала, и рассудила - лишний целитель не повредит. Дэффид подсел к священнику. Изложил дело.
   - Изменилась суть - надо изменить имя, - отрезал друид, - и раз она крестилась, нельзя сказать, чтобы это было возвращение к прежней сути. Напомни ей, благородный Дэффид.
   - Но не торопи, - дополнил священник мягко, - у нее ведь уже есть другое имя, крестильное, этого достаточно. В миру она может именоваться как угодно - до поры.
   - Хранить имя в тайне, прикрываясь прозвищем - предрассудок, - возмутился друид, - хотя и безвредный. Вот от тебя, Пирр, я такого не ожидал. Ты же все-таки грек!
   - Иногда то, что кажется нам предрассудком, поскольку не связано с высшим, вытекает из простой практичности. Люди в империи носят несколько имен: к собственному прибавляют родовое имя и прозвище, здесь - присоединяют имена отцов и дедов. Почему бы и Немайн не напомнить всем, кем она была? В этом может быть польза. И вообще - если она привыкла оглядываться, слыша прежнее имя, и боится не обернуться вовремя, услышав новое, почему мы должны ее осуждать?
   - А кто ее должен окликнуть?
   - Не знаю, хотя и догадываюсь. Но подозрения мои пока расплывчаты, и о них говорить не стоит.
   Пирр немного лукавил. Подозрения его были тверды и четко очерчены. Тем более, что "кто-то" уже благополучно опознал ученицу, и теперь ждал возможности поговорить без свидетелей. Вызнать, какую игру ведет базилисса, и определить в ней свое место.
   А для Дэффида ап Ллиувеллина продолжался день открытий! Он уже был несколько озадачен - но чувству этому в тот день предстояло расти и расти! Не успел он сделать пару шагов обратно к своему месту, как его перехватил человек короля. Должность которого звучала как "навозный чиновник". Не то, чтобы этот человек занимался исключительно удобрениями - на нем висела нелегкая задача следить, чтобы земли королевства родили и не истощались. Последнее время, правда, он начал много на себя брать. Не то, чтобы обнаглел - напротив, тащил воз за троих и брался за любое задание. Злые языки утверждали, что в награду за это сему достойному человеку было обещало переименование в "чиновника по земледелию", что, конечно, куда благозвучнее нынешнего титулования. Которое в народе сокращали до "навозника".
   - Сиятельный Дэффид, - главный удобритель поклонился низенько, почти как королю, - позволишь ли себя обеспокоить хозяйственным делом? Я понимаю, что строительство в устье Туи ведет твоя младшая дочь, и средствами, ей выделенными, распоряжается именно она. Но Немайн далеко, а ты близко...
   Дэффид повернулся к нему в некотором недоумении. Дело было не слишком важным, и того, чтобы беспокоить человека, пытающегося координировать подготовку нескольких кланов к войне, явно не стоило. Тем более, по сравнительно дешевому вопросу! Именно сейчас, когда Дэффид поставил на кон не только свои состояние и честь, но и средства половины кланов Диведа, когда игра шла на тысячи и десятки тысяч солидов, к нему приставали с вопросом ценой в пару золотых! Впрочем, Дэфид давно заметил, что наибольшее желание сэкономить у служилого люда, что у придворных, что у рыцарей, вызывали суммы, сравнимые с жалованьем. Привыкнув к собственным бытовым делам, они и за королевский милиарисий торговались, а сотню солидов спускали без особых разговоров. Заметив, хозяин заезжего дома стал этим пользоваться, норовя продавать припасы для нужд короля крупным оптом. Так что теперь его жгло ощущение бессмысленности предстоящего разговора.
   С другой стороны, этот вопрос связан с его дочерью. Которой он хотел дать возможность немного отдохнуть - пока не начнется. Немайн получила на обзаведение около сотни солидов, сумма из категории больших. Но не все же она навозному пообещала?
   - В чем дело-то? - когда чиновник побагровел от нетерпения, спросил Дэффид.
   - В солонине, - торопливо сообщил тот, - в свиной. Я взялся поставить ей на стройку. Из королевских запасов. Тех, которые на случай осады. Сэр Эдгар принял новые бочки, этого года, а старые нужно продать. Они же хорошие - но к следующему году будут плохие.
   Дэффид кивнул. Понятно, что сам комендант продажей старой солонины не то, чтоб не озаботился - но торговать лично счел зазорным. И был, разумеется, кругом прав - если комендант торгует солониной, то кто учит ополченцев и ловит разбойников? А вот сбагрить ненужное через "навозника" - самое то.
   - Так и что? - делая вид, что теряет терпение, поторопил чиновника Дэффид.
   - Так не все хорошие! - всплеснул руками тот, и сам чем-то похожий на одноименного жука - чернявый, плащ черный, усики торчат вперед... Нет, право, быть ему "навозником", какую должность ни получит. - Не все. Видимо, в позапрошлом году соли положили маловато.
   Позапрошлый год был тихий... Как и большинство из последних, поди-ка, десяти. Осад и битв никто не ждал, а соль стоила дорого. Она всегда стоит дорого, даже морская.
   - А не ты солением заведовал?
   - Нет, сиятельный Дэффид, не я. И сейчас не я... К сожалению. Я, с позволения сказать, человек аккуратный. Я бы проследил. К тому же те бочки, которые не вздулись, отчаянным образом пересолены. Кажется, часть бочек пересолили, а на другую, напротив, не хватило. Так что, боюсь, неиспорченные бочки тоже не придутся по вкусу Неметоне. А я не хотел бы испытать ее гнев. Я слышал про маятник...
   Дэффид с трудом подавил улыбку. Надо же, детские страшилки оказались совсем не детскими. И весьма полезными.
   - Неустойку плати, - пожал он плечами. - а что ж еще? Не верю, что моя дочь этого не оговорила!
   - Даже записала, - вздохнул "навозник". - вот...
   И потащил из-под плаща довольно толстый свиток. У Дэффида глаза на лоб полезли. Ради десятка бочек солонины писать толстенный контрактище? Обычно в таких случаях хватало честного купеческого слова. А то пергамент дороже обойдется.
   Впрочем, когда вчитался - от проставленых количеств и сумм глаза на лоб не полезли потому, как уже были на лбу. То, что он видел, никак не вязалось с прокормом пары десятков работников - пусть даже в течение года. Дочь отчего-то скупала запасы, предназначенные для пропитания города в течение трех месяцев осады - небольшой рабочей команде, строящей крепкую усадьбу в устье Туи, этого хватило бы... Дэффид не стал трудить мозги. Позвал ту дочь, что помогала Немайн с рассчетами на ярмарке. И очень поднаторела в обращении с цифирью.
   - Эйлет, посчитай-ка... Насколько этого хватит двадцати работникам.
   Та только задумалась ненадолго. Даже и за перышко не взялась. Сидова наука!
   - На сорок семь лет и девять месяцев, батюшка.
   Теперь на людях было так. "Папка" остался для внутренних комнат. Что поделать - старые обычаи порядком забыты, и семье приходится ставить себя заново. Чтобы никто не усомнился в благородстве!
   Впрочем, теперь-то Дэффид об этом не вспомнил. Слишком взволновало непонятное, что происходит в устье Туи - а потому некуртуазно привлек к себе уставно-смиренную дочь, ухватил за голову, чмокнул в макушку.
   - Спасибо, умница моя.
   И повернулся к "навознику".
   - Значит, так, - ласковый отец превратился в главу сильного рода. - Тут все описано. Штраф, возврат средств по текущей рыночной стоимости... Эйлет, рынок теперь как будто на тебе? Почем там свиная солонина? Так вздорожала? Ну и ну! Отчего бы? Обычно в это время года дешевеет... А, баранину кто-то скупил, прямо живьем? Да, на носу поход. Король еще не начинал закупок? А когда? По обычаю, все снабжение после первых шести недель похода на нем, а не на кланах!
   - Майни скупила, - скучно сообщила Эйлет. - город свой строить. А что?
   Удивленно проследила, как вдруг налившийся пунцовым отец быстренько ушел внутрь хозяйской половины. Пожала плечами, да двинулась следом.
   Дэффиду было разом смешно и обидно. Смешно - потому как сам мог догадаться, что Немайн спокойно строить маленькую усадьбу не станет и вычудит что-то этакое. Обидно - потому как не сказала.
   - Я с ней еще поседею, - пожаловался он дочери, отхохотавшись, - вот принимай таких в семью... Но хороша. И права.
   - Правда? - Эйлет обрадовалась, ждала-то громов и молний.
   - Правда. Это я недодумал, а она - гордячка, сколько б ее епископ поклонами ни лечил, все сама... Но раз уж Майни ухитрилась стать кем-то вроде королевы и строить город, там нужен будет заезжий дом, - продолжил Дэффид. Эйлет захотелось зажать уши - а толку, если продолжение она и так знала, - а потому собирайся замуж! Девка Хозяином заезжего дома быть не может, дело на сторону отдавать нельзя, а Тулла с Кейром мне здесь нужны!
  
   Город временами всплывал в чужих воспоминаниях - знакомый шапочно и нелюбимый. Вот пригороды, с их парками и дворцами - другое дело. А в самом городе - шаг в сторону от напомаженных парадных улиц - и начинается гниль, на которую строителю смотреть больно. На торжественных проспектах - бесконечный барахольный ряд, от уличных лотков до хрустальных витрин набитый бездельным товаром. Кошмарные норы станций метро с одним выходом.
   Если бы болезнь, поразившая город, была банальной старостью... Увы. И все-таки сон принес ее именно на эти неприятные улицы. На которых не все было так уж плохо. Днем реклама не била по глазам, а яркий грим очередного подновления к дате выцветал под живым светом полуденного солнца. Хорошо, резкий весенний ветер с моря не нанес еще туристов - летом будут бродить праздные толпы, уродуя кропотливый образ бывшей столицы, представляя ее стариком-чиновником в затрапезном: заляпанный винными пятнами атласный халат вместо мундира, нищая роскошь отставки... В Эрмитаж, впрочем, и теперь очередь на часы. Наверняка. Но Немайн - не туда.
   Ей в консерваторию. Пока - всего лишь документы занести, и узнать, на какой день назначат прослушивание. А потом, наверное, музеи - самые полезные - артиллерии и флота. Вечером Мариинка. Вечность в опере не была!
   На улице - оглядывались. Не более того. Впрочем, на большинстве прохожих отчего-то красовались венецианские маски - золотые, серебристые, цветные, которые удивительно шли к костюмам двадцать первого века. Над проспектом летели стремительные мелодии рондо, под которые утренняя деловитая толпа и пихалась локтями. Асфальт пружинил под ногами, как сырая земля на окраинах Кер-Сиди. Немайн еще подумала, что ее, как и Петра, угораздило основать город на болоте. Вот только она озаботилась превратить оборонительные рвы в мелиорационные каналы - а потому в самом Кер-Сиди сухо. Если же кто-то решит обложить город осадой - то влажная земля и высоко стоящие солоноватые грунтовые воды будут уже его проблемой!
   Великие города тем и отличаются от провинциальных, что пронять их может разве Уэллсовский треножник. И то, если буйствовать начнет. А никак не смирная сида...
   - Ого! А я и не знал, что нынче опять хобичьи игрища! - за спиной, шепотком.
   - Нет, это скорей реконструкторы. Где ты толкиенутых с клевцами видел?
   - А ты на уши посмотри!
   Похоже, сзади идут. Привычно... Уже привычно. И неопасно. Здесь ее уши сойдут за пластик. Главное, чтоб никто отрывать не начал. Впрочем, геологический молоток тоже не резиново-поддельный. И, что особенно хорошо, не является формальным оружием. Конечно, объяснять, зачем это нужно в городе, случись что, придется. Но - не раньше. Для кого штуковина на поясе Немайн - оружие, те явно и одежку датируют. А значит, либо подделка, либо разрешение есть. А для кого инструмент... Ну мало ли откуда сестра солнца и ветра торопится. Может, студентка с поезда, с практики, топает через центр к себе в общагу.
   - И на пальце бижутерия... Либо у девочки нет вкуса, либо одно из трех эльфийских, - продолжали за спиной, - слушай, это мне кажется, или ее уши назад развернулись?
   - Так. Дыхни. Не пил. Дай лоб пощупаю. Здоров. Слава богу! Значит, просто дурость. Ну а мозги и вокалист - понятия несовместные. Так что поступай в свою консу смело. В политех ты не годишься, там хоть немного думать нужно.
   - У некоторых людей есть мышцы, ушами шевелить.
   - Не настолько, чтобы их...
   Немайн стало смешно. Уши дернулись.
   - Моторчик, значит. До чего техника дошла...
   Навстречу - ровная летящая походка, пляшущие в такт шагам струны белого золота. И - ни какой маски! Она. Высокая, красивая, как всегда стильная... Здесь, в Питере? Немайн бросилась навстречу.
   - Привет! Что ты тут делаешь?
   На лице Колдуньи - недоумение и даже легкий испуг.
   - Девушка, мы разве знакомы?
   Немайн отпрянула, уши упали к плечам.
   - Мне показалось, что да...
   - Бывает. До свидания.
   Один шаг, и уже нужно поворачивать голову, и видишь все равно спину.
   - Стойте! - Немайн немного удивилась своей настойчивости.
   - Что вы от меня хотите?
   Она снова рядом. Вот этого Немайн и хотела. Или - не она, а память Клирика, вдруг выбросившая старинный образ - тот, который он еще любил. Сиде стало чуточку смешно: ей-то Колдунья, ни нынешняя, ни тогдашняя, была и даром не нужна. Но оставаться одной среди масок не хотелось.
   - Извиниться за ошибку. А я не люблю ошибаться, поэтому... Немайн Кэдманс. Приехала прослушаться в здешнюю консерваторию. На подготовительное. Будем знакомы?
   И протянула узкую ладонь.
   - Ой, а мне как раз прислали статью о поступающих писать! Я на журфаке МГУ учусь.
   - Значит, зверь прибежал на ловца. Статья о поступающих, хм. Ты что, тут три месяца болтаться будешь?
   - Нет, только до конца предварительного прослушивания. Потом на экзамены загляну... Я же на музыкальной критике специализируюсь.
   Немайн слушала новообретенную подружку. Колдунья без умолку трещала, она была еще на втором курсе, до встречи с Клириком оставалось больше года. Сида рассеянно поддерживала беседу, в ноздри лез приторный аромат недорогих духов - скоро, ой скоро вкус у девочки станет более изысканным и дорогим - и пыталась про себя понять, как же это получается, что она так отреагировала на знакомую Клирика, как будто сама была в нее влюблена. Да не когда-то, а сейчас!
   - Это все потому, что женщине нужен мужчина! И никак иначе, а старая дева - не диагноз, и даже не приговор. Это последствия приговора! Кадавр ходячий, - подытожила рассуждение о деканше журфака. - Слушай, Маня, ну вот почему мне кажется, что мы знакомы всю жизнь?
   - Потому, что ты хорошая журналистка и умеешь втираться в доверие?
   - Ну тебя! Лучше глянь, какие за нами мальчики следят, - Немайн и глянула. Те самые, специалисты по эльфам: будущий инженер и баритон-заготовка. Золотой пучеглаз и редкий в сверкающей толпе черный клюв ибиса... А подруженька зашипела, понемногу превращаясь из чудного виденья в ту самую Колдунью. - Да не так! Что у тебя за манера - обернуться и в глаза заглянуть? Ну вот, отстали, затушевались. И кому я, спрашивается, ножки весенние показывать теперь буду?
   - В твоем распоряжении полгорода.
   - И сколько из них нормальных мужиков? - Колдунья вздохнула. - А эти симпатичные. Правда, смотрели больше на тебя, но ты зыркнула очень грозно... Юные девушки так не глядят! Что у тебя за линзы?
   - Это глаза...
   В консерватории был почти обычный учебный день. Это во время экзаменов, как и в прочих ВУЗах, перекроют все второстепенные входы-выходы, а напротив главного устроят совместный пост из милиции и студентов - пропускают только тех, кто подал документы. И никого лишнего - чтобы уменьшить шанс подкупа приемной комиссии. Или стучания оной комиссии по мордам... Схема на стенах какая-то неправильная, встречные указывают дорогу артистически неопределенно. Бесконечные коридоры, удивительно тихий паркет. И - звуки, звуки. Неслышимые, или почти неслышимые для человеческого уха, они проникали сквозь недостаточную по меркам сиды звукоизоляцию, и окончательно сбивали ориентацию - если на двери написано, что это класс фортепиано, а внутри играют на флейте, невольно ошибешься! Впрочем, вдосталь поблуждать не вышло - журналистка взяла за руку и оттащила - вокруг аж смазалось - куда надо. К обитой черной кожей двери с золоченой табличкой. На табличке неразборчивой вязью значилось "Вокальный факультет. Деканат".
   - Спасибо.
   - Пожалуйста.
   Сида топталась на месте.
   - Заходи. Иначе мне не о чем будет статью написать.
   - Угу. Дай вдохнуть.
   Запах кожаной обивки, вот чудо, натуральной, сухой чистый воздух, прогнанный сквозь три климатизатора - меньше от питерской сырости не спасут - Немайн тянула через себя, как приговоренный последнюю затяжку. Не петь - значит не жить, и точка. А петь - это жить как-то совсем иначе, родиться заново... Что ж, ей не впервой! Наконец, легкие заполнились, дальше не лезло. Осталось только толкнуть дверь.
   Ее не заметили.
   Единственный находящийся на месте сотрудник деканата разглядывал потолок, словно карту неведомой планеты. С таким восторгом, что ногами в коротковатых брюках подергивал. При этом указательные пальцы рук лихорадочно вращались друг вокруг друга.
   - А если так, то что? - вопрошал он пространство.
   Немайн удивилась. Такое было уместнее на композиторском.
   - Таким образом, высчитав двойной интеграл по указанному контуру, мы получим под смешаной производной по дэ икс, дэ игрек и дэ зэт мгновенное значение для каппа...
   Немайн не удержала воздух внутри, громко выдохнула. Звук оборвал танец пальцев, они сомкнулись. Узкое лицо развернулось к посетительнице. Висок блеснул тонкими нитями седины в темно-коричневой, как иная нефть, шевелюре.
   - Слава Эру Элуватару, - спокойно сообщил тот. - Чем скромный замдекана может служить дивной?
   Немайн дернула ухом.
   - Может, я лучше в "чайковку" попробую...
   - Там, в Москве, снобы, там не поймут! Кстати, почему у тебя Нарья, это же игрушка Гэндальфа?
   - Какая Нарья?
   - А кольцо...
   Немайн скосила глаза. На пальце переливался имперский рубин. Воск, закрывавший его, куда-то пропал. Объясняться не хотелось.
   - А расчет волнового фронта?
   - Что?
   - А вот, на доске... Ваш же, наверное! Распространение звука? И что вы делаете здесь?
   Замдекана посмотрел на Немайн иначе. Совсем. Словно вот забежала мышка, покрутилась - и превратилась в человека.
   - А вы? - спросил он, склонив голову набок, отчего стал немного похож на старшего из друидов. - А вот вы - можете посчитать распространение плотностей в звуковой волне?
   - Зависит от граничных условий. Если они не слишком сложны. Непроницаемо ограниченный сверху и снизу пласт, скажем... Инженеру хватает, знаете ли.
   - Специальность? - резко спросил замдекана.
   - Гидротехнические сооружения и порты.
   - А... Рад знакомству. Будет третий нормальный человек на факультете, - уши и кольцо замдекана уже не замечал. - На подготовительное?
   - Да. А кто второй?
   - Увидишь, он в комиссии. Кстати, тебе почти коллега - конструктор с "Рубина", здесь совмещает. Ты порты строишь, он - то, что в них заходит. Вот. Бери анкету, заполняй. Сколько стоит у нас второе высшее, в курсе?
   - Да.
   Анкета Немайн порадовала - поскольку представляла собой лист электронной бумаги. Пусть и похуже той, которой привык баловаться Клирик в концерне - ту можно было гнуть и мять, как душе угодно, а эту только сворачивать в трубочку, но все-таки не средневековье!
   Устроилась в уголке, вытащила из футляра, в который сворачивался лист, стило, и принялась заполнять. Заодно - дивилась, насколько же история - в том числе и техническая - повторяется. Были же некогда свитки - и вот, появились снова. Еще несколько лет назад были господствующей технологией... Но хватило их ненадолго. Скоро уйдут - как только новые модели догонят по цене.
   Стилус бодро бегал по строчкам. Документы пришлось разложить и в них подглядывать, причем некоторые вещи оказались для Немайн небольшим шоком. Например паспорт. Она ожидала российский, но вместо него обнаружилась книжечка с воспетым еще Маяковским "двуспальным британским левою". Да, все верно. Имя: Немайн Неметона Кэдманс. Гордых клановых приставок англичане валлийцам не сохранили... Дата выдачи паспорта - полгода назад, в Кармартене.
   Мягко прошуршала дверь.
   - Валюша, хорошо, что ты пришла. Посиди пока тут, прими документы...
   - А у вас что, опять идея?
   - Именно.
   Замдекана убежал.
   Вошедшая с первого взгляда не понравилась Немайн - совершенно взаимно. Было в ней нечто нарочитое, которое часто воспитывается в мелких служащих, решивших - сдуру или по веской причине, неважно, что карьера закончилась, не начавшись. И которых слегка распустило начальство. То ли выражение лица, то ли осанка - то ли тон и выбор слов в двух фразах - а историю болезни можно заполнять.
   В бульоне офиса эта болезнь не так опасна для окружающих - и то зависит, от того, на какой должности обретается больной. Если он получит хоть какую работу с людьми - пиши пропало, и работа не пойдет, и люди нервы истреплют. Но вот в учебном заведении... Там, где будут люди, у которых все впереди - и над которыми мелкое чудовище получит свою маленькую власть. Та, у кого жизнь не получилось, над теми, у кого получиться может.
   Самое обидное, что в такое крысообразное нормальный человек превращается подчас очень быстро - месяцев за шесть, а то и меньше. Лечение припоминалось одно - направить на производство, да там, точно по определению Ильфа и Петрова, "загнать в бутылку". Если болезнь удавалось прихватить достаточно рано - и следа не оставалось. Или оставалось - в виде склонности изредка болезненно цапнуть словом. Немного виновато и почти по-дружески. Но эта девушка, похоже, болела несколько лет - да и случай ее относился не к техническим наукам, там было проще. А тут...
   Неважно, насколько хорош голос у девочки - она не нашла себе работы. И осталась при кафедре. Бумажки перекладывать. При этом, наверняка, еще и приняли кого-то с курса в магистратуру... И этот кто-то работал рядом, на такой же должностишке - но имел перспективу. А потом ушел - то ли на сцену, то ли в преподавание. А она осталась. Без перспективы.
   Когда ученик превосходит учителя - у того есть утешение. А когда выпускники год за годом обходят вот такую бедолагу - а она к ним руку не приложила, наоборот, гадила? Как могла - по мелочи, по крайней мере - обычно. Вот тут и уходят остатки совести, и начинается партизанщина. Когда ни одна возможность сделать подлость не упускается. Это по отношению к средним студентам. Хвостистам такое существо иногда даже сочувствует - но если возможность хороша, бьет все равно. Лучшим же гадит самозабвенно...
   Немайн попыталась представить пути исцеления. А ведь индустриальный метод, наверное, сработает... В оперу не возьмут - загнать в рок-группу, да погонять с туром по Сибири. Чтоб пусть второй голос, третий - но пела. Впрочем, может не помочь. Далеко зашло. Если вот сейчас эта дуреха дуется на непонятную ушастую гостью уже за то, что нужно будет принимать документы - вероятно, неизлечима. И ведь снаружи - почти человек...
   Немайн вернулась к анкете. Дата рождения - 22 марта, год неизвестен. В паспорте так и написано. А в анкете графа - возраст. И что писать? Честно - четыре недели без малого? Не поймут. Тоже честно - несколько тысяч лет? Неточно, и эффект такой же. Взять возраст Клирика? Уже натяжка... Врать не хотелось. Немайн начала покусывать стилус. Точно, как отец Адриан. Заразилась...
   - Не грызите, не ваш.
   Немайн подняла голову. Как ее назвал замдекана? Валюша. Плохо назвал, Валюша это мягкое и объемистое, а тут ежик в джинсах. Причем концлагерный ежик. Припомнилось оброненное как-то знакомым биологом понятие - "еже-час". В этом, оказывается, измеряли количество энцефалитных клещей в лесу. Сколько их за час на ежика осыплется...
   - Не буду.
   - А поздно. Уже испортила. И заразила.
   Скорее заразилась, раз тут такие змеи...
   - Выпишите счет, оплачу. И, кстати - на сколько лет я выгляжу, не подскажете?
   - Думаешь, уши прицепила, и вечная эльфийка? Судя по глупости, ты и школу не закончила...
   Этого было довольно. Немайн припомнила - Клирик закончил в семнадцать - и то, потому что пошел туда на год раньше остальных детей.
   - Не закончила, значит, - пробормотала под нос Немайн, и вписала в графу "Возраст" число 17.
   Место рождения: Ирландия, Мунстер. Немайн фыркнула. Похоже, у нее паспорт сиды. А впрочем, кто еще может светить на фотографии такими ушищами? Тут в паспорте буковки вдруг пересобачились, запись "год неизвестен" исчезла, вместо нее четко обозначилось: 2020. Оставалось пожать плечами и продолжать.
   Образование: высшее техническое. Два диплома: основной, и магистра логистики. Немайн с интересом заглянула внутрь - а вдруг там имя Клирика? Но нет, все в порядке, для полного счастья страничка на английском. Такие дипломы выдавали иностранцам. Но недурное ж образование у семнадцатилетней! От удовольствия уши провернулись - вперед и назад.
   - Девушка, не хулиганьте.
   Немайн снова подняла взгляд. Ну, брюнетка жгучая - и крашеная, колец на пальцах нет, хотя по нышешнему времени это ничего не говорит, возраст - ровно полдороги от осознания себя женщиной до последнего приступа молодости. Почти красива - если бы не обиженное выражение лица. И вокруг глаз - уже появилось, а кремами и масками не злоупотребляет. Считает себя еще молоденькой. А потом, когда стервозная красота станет собственными следами, поздно будет. То ли дело Анна! Как-то успевает - и всегда успевала, чуть не с детства. Так и выглядит - в седьмом-то веке - моложе, чем ей дали бы в двадцать первом...
   Объеденный стилус бежал по анкете.
   Семейное положение - не замужем.
   Специальность - могли бы и не писать, но - вокальное искусство, подготовительное отделение.
   - У тебя какой голос определили? - спросила вдруг "ежиха".
   - Сопрано.
   Если совсем точно, то колоратурное сопрано.
   - Тогда тебе тут нечего делать. Сейчас только один преподаватель не калечит сопран. Но он не берет группу на подготовительном. Никогда. Если не дура - забирай документы...
   Ее, возможно, и правда, испортили. А может, просто надежда на то, что слабый голосок подрастет, не оправдались. Но...
   - И который не калечит?
   Ежиха назвала имя. Немайн впервые слышала.
   Хотя... Клирик - не слышал, видел. Этой фамилией были подписаны спецификации по проекту... Да, купол под Северным полюсом.
   - Это он с "Рубина"?
   - Да. Но он не берет подготовительных групп...
   Немайн широко улыбнулась.
   - Спасибо тебе. И принимай документы.
   - Дура... - сзади зашелестела дверь. Замдекана.
   - Ну что? Все готово? А тот преподаватель, я тебе говорил, конструктор, он здесь как раз. Уговорили поступающих на подготовительное послушать, другой член комиссии заболел... Так что - пойдешь сегодня, через час. Я бы, кстати, тебя за одни дифуравнения в уме взял, но я сам баритон, и учить получается тоже только баритонов. Черт его знает, почему. А этот... Но он обычно групп на подготовительном не берет - хотя и уговаривают. Так что... Готовься.
   - Я... Мне распеться надо.
   - Аудиторию ищи. Или вот что... тут распевайся.
   - Здесь не класс, - отрезала "ежиха". Теперь, когда у непонятной толкиенистки засветила впереди дорога, помогать ей уже не хотелось, - хочет распеваться - пусть ищет свободную аудиторию.
   - Ну, Валенька, - взмолилась Немайн, надеясь, что некоторую искусственность не заметят. - Ну вдруг из меня что-то выйдет? Я же тебе всю жизнь буду обязана... Ты же мне сама советовала...
   Собственно, она могла просто заявить, что замдекана - главнее, встать в позу и начать петь. Клирик, пожалуй, так бы и действовал. Могла отправиться поискать свободный класс. Могла... много чего. Но решила попробовать достучаться. Даже слезу без лука выдавила. И старательно заглянула - снизу вверх, заполненными влагой блюдцами.
   - Ладно, - отрезала "ежиха", - но это единственное исключение...
   Хотя начала догадываться - не единственное, а первое. И жесткость тона была жесткостью отступающей болезни. Скоро у деканата будет хороший и веселый сотрудник. Девушка, смирившаяся с тем, что великой ей не стать. Но свято уверенная в том, что быть первой подругой великой - тоже нужно. Иначе их не будет, великих... А великая рано или поздно попадется...
   Как только Немайн издала первые звуки, внутрь заглянула Колдунья.
   - Можно послушать?
   - А что тут слушать-то? Обычные упражнения...
   - Тем более...
   Через полчаса она достала блокнот и принялась водить внутри стилусом. А когда пришло время, сообщила об этом слишком уж увлекшейся Немайн. Ухватила за руку. И отвела на экзамен - под самую дверь, только паркет мелькнул под ногами. Немайн успела подумать, что запись - это хорошо, никакой тебе толпы, разве пара-тройка ожидающих. Из класса, где тот проходил, как раз вышла девчонка, заплаканная и злая.
   - Срезали, - сообщила.
   - За что?
   - Снегурочку пела. Сказали, растаяла неубедительно...
   Немайн скептически свесила голову набок. Что для поступления нужен голос, и еще раз голос, а никак не драматический талант, из ожидающих прослушивания осознавали не все. А потому...
   - Следующий.
   Все переглядываются. Страшно, видите ли... Немайн юркнула в дверь.
   Через несколько минут Немайн стояла перед комиссией, и не знала куда деть руки. Места не находилось. Когда пела - были при деле, а тут вдруг... Догадалась, сцепила в замок. А комиссия совещалась.
   - Вы можете спеть что-нибудь еще? Кроме этих двух арий?
   - Могу... Дочь полка могу, Линду ди Шамуни могу. Даже Лючию.
   - Хм... А что, кроме Доницетти, других композиторов в мире нет? И народных песен?
   - Есть. Ну, я Леонору могу спеть, наверное... Но я ее не готовила. Не впелась.
   - А в Лючию ди Ламмермур, вы, значит, впелись?
   - Не особенно... Но пробовала петь... Кстати, это вы - конструктор с "Рубина"?
   - Я, а что?
   - Скажите честно: вы певиц готовите так же качественно, как проект полярного купола?
   - Надеюсь, что да. Но - вы откуда вообще знаете, что я работал над куполом?
   - Оттуда... Кстати, спасибо. Если б не ваши требования, затопило бы купол к чертям. Я ж с вами по подписи вашей знакома...
   - Вы там когда были?
   - В тридцам пятом. До ноября.
   Конструктор окинул взглядом ушастую, как египетский фенек, девушку. Немайн догадалась: ловит себя на стариковском кряхтении. Мол, в его время молодежь тоже умела поиздеваться над собственной внешностью - но вот это - уже новое. А ведь, поди-ка, приживется. Но - в тридцать пятом - смотрит документы - ей было, было ей... Пятнадцать лет. Впрочем, иностранные специалисты на куполе были, иные и с семьями...
   - В тридцать пятом, говорите? То есть Инцидент тоже застали?
   - Именно.
   - Наверху или внизу?
   - Наверху.
   - Тогда вот вам вопрос по сольфеджио. Повторите, пожалуйста, звук, который издает "Аргунь". По тону, не по громкости. Вы не могли его не слышать, если были там.
   Немайн вздрогнула. "Аргунь" была многоствольной зениткой - первой гауссовой многостволкой в мире. Собственно, если бы не этот аппарат на верхней монтажной платформе, запитанный напрямую от реактора, "неопознанные" ракеты превратили бы платформу в груду рваного металла, а недостроенный купол внизу - в братскую могилу. По счастью, "Аргунь" достала ракеты - а несколькими секундами позже и носитель. И все, кто были рядом, запомнили ее пение... А заодно постарались разузнать характеристики.
   Немайн вдохнула поглубже, припоминая, на сколько секунд "Аргуни" хватает погребов... А как вспомнила - класс залил звук. "Аргунь" делала 1354 выстрела в секунду. Почему так - неясно, но - факт. Потом его снаряды разделялись, и тысячи превращались в десятки тысяч - но пела зенитка именно на этой частоте. Громко пела. А 1354 Герца - это фа третьей октавы.
   Немайн спокойно и ровно тянула ноту полминуты. Замолчала. Доложила:
   - Боезапас исчерпан.
   Тогда певец-учитель-конструктор повернулся к замдекана.
   - В этом году я, так и быть, возьму подготовительную группу - пять человек. В том числе - и эту девушку, - и, обращаясь к Немайн, прибавил. - Вы приняты. Пригласите следующего.
   За порогом Колдунья радостно помахала блокнотом. У нее была самая страда, и отрывать было совестно. А выбраться наружу, и побаловать горлышко хотелось. После нескольких минут пения в полную силу. А что творится с вокалистами после концертов и спектаклей?
   - Поздравляю, сударыня. Подозреваю, вы мечтаете вот об этом? Смазать связочки? - старый мертвый итальянец, разумеется. Улыбается, в руках большущий поднос с эклерами. - По поводу поступления, полагаю, пара парижских "заячьих лапок" вам не повредит. Кстати, вы меня очень порадовали выбором репертуара, я был с Гаэтано дружен, к тому же, если оперу в целом он мог написать небрежно, то ключевые арии обычно получались выше всяких похвал. А вот Лючию вам, правда, петь рано...
   - Спасибо. Хотя я предпочла бы кусок мяса, и чтобы прожаренный до хруста. Но это тоже неплохо... Вот поэтому все тенора толстые, да?
   - В мое время очень выручали глисты, - сообщил призрак, - но от диабета они, увы, не спасали. Опять же, нынче их так легко вывести... Позвольте, я провожу вас наружу. Кстати, как вам мои упражнения?
   - Чистейшее счастье. Почти как сын! Очень боюсь забыть о времени, и допеться до боли в горле. Просто таю...
   - Полагаю, скоро наставник порекомендует вам Генделя. Это хорошо, это правильно. Вообще, не торопитесь, не пойте слишком много. То есть во сне - сколько угодно, а наяву - нельзя.
   - Не беспокойтесь. Мне и во сне-то не дадут.
   - Каким, интересно, образом?
   Самым простым. Ухватив за плечико и тряхнув как следует.
   - Наставница, вставай!
   Немайн разлепила глаза.
   - Уже вечер? - после дневного сна для нее это было то же самое, что "уже утро".
   - Нет. Но пришли известия... Война!
  
  Глава 3. Глентуи, Кер-Мирддин, дороги Диведа. Декабрь 1400 года от основания Города.
  
   Позевывая, Немайн пыталась понять, с чего ее вообще разбудили. Ну, приговорил Совет Мудрых принять союз с Мерсией, так этого следовало ожидать. Ну, часть удальцов уйдет со стройки искать более лихого заработка - так и это предусмотрено. Самые тяжелые и неквалифицированные работы - земляные, в основном окончены. Дальше нужны мастера - а этих Немайн собиралась мобилизовывать сама. Якобы для охраны речного рубежа. Точно, как с Гулидиеном уговорились. Прикрыть королевство с моря - разве малая заслуга? За отдельную плату и дело сделают. Между тем, ученицы торопили. Оставалось заключить: после всех поражений, которые бритты понесли за два последних века, само слово "война" вызывает у них крайнее беспокойство.
   В результате сида вышла к гонцу как была - в двух длинных не подпоясанных рубашках, шелковой и шерстяной, босая и нечесаная. В голове билось желание завалиться обратно в кровать и добрать свое. Перед этим, конечно, высказать гонцу из Кер-Мирддина милость и благоволение, подтвердив ее золотым - премией, вполне пристойной для рыцаря. Как известно, медали произошли именно от таких наградных монет.
   Впрочем, первые же звуки чужого дыхания разрушили сети сна. Серые с красноватой от усталости каймой белка глаза поднялись на едва стоящего рыцаря. Черное с желтым под алым плащом. Память услужливо воспроизвела лекцию приемного отца о расцветках. Эта - с востока, с границы... Гвент!
   - Неметона! - гонец через силу улыбнулся. - Слава Богу... Успел... Мы разбиты. Хвикке... Теперь - все на тебе.
   И заснул раньше, чем его уложили. А вот Немайн было уж не до зевоты...
   - Таак, - протянула она, - а я думала - зря меня будили. Дежурный! Поднимай семью.
   То есть, дружину. Что поделать - в клановом обществе иначе просто нельзя. Доверенный человек, служащий не только из денег, но и из чести - должен стать немного родственником. Но, только рыцарь потянулся к рожку, остановила.
   - Сам. Тихо. И - не буди тех, кто только сменился со стражи. Ясно?
   - Да, Хранительница.
   - И сразу троих - для верности - к Гулидиену. Передать: "Гвент атакован Хвикке, потерпел поражение". Как только этот добрый сэр проснется - созывай Совет. А я пойду, приведу себя в порядок. Охх, как назло, вчера легла поздновато... Все равно этим утром уже не доспать.
   Ведро холодной воды на голову! В мозгу - ледяной ветер: воспоминание обо всем, что позабыла или не успела. Например, хоть мало-мальски переучить своих рыцарей. И перевооружить. Ни новых седел, ни луков, ни копий. Только стремена, с которыми ее маленькая семья - иначе в Камбрии дружину и не называют - уже хорошо освоилась. Двадцать человек от родного клана, двенадцать успела нанять сама. Шестнадцать рыцарей и столько же оруженосцев. Для крохотной Глентуи - огромная сила. Хвикке, способным выставить несколько тысяч человек, на один зуб.
   Ополчение гленцев - в первозданном виде. Конь не валялся. Зато вот, канализацию начали перекрывать... Тяжелое оружие: замечательно. В принципе, один камнемет можно снять. Вряд ли найдутся два сумасшедших капитана, которые поведут местные скорлупки сквозь зимнюю Атлантику. Но - камнемет - это десятки телег и около сотни людей... И дни на постройку.
   Колесница - одна. "Скорпиончик" - один. Ну и что может молодая республика предложить тому же Диведу в качестве помощи? Одну недоученную вокалистку?
   Оставалось - не дергаться, сидеть тихо, работать дальше. Надеяться, что король Диведа справится сам. И молиться за него, потому как все прекрасные планы претендента на корону Британии только что пошли прахом. Гулидиен собирался воевать вместе с Хвикке против Уэссекса. А придется драться с самыми худшими саксами, какие только есть, в одиночку...
   Что за плюханье? Эйра тоже окатила голову, глупая! Вот она точно простудится...
   - Марш в дом! И пока не высушишься, чтобы носа твоего во дворе не было! И не повторяй за мной, не спросясь! Я все-таки сида.
   - Да, наставница... А ты - не забудь соответственно одеться!
   Последние слова говорила уже не ученица, а старшая сестра непутевой младшей. С которой станется выйти к старейшинам кланов в той же рясе, в какой по стройке шныряет. Как сложно-то все... И в то же время - проще некуда. Даже думать не надо, само собой выходит.
   Соответственно - значит, как Хранительница. Не королева - но что ново под Луной? То-то, завидев Немайн в официальном наряде, друид похихикивает, отец Адриан улыбается и римляне косятся... Итак - для начала - чулки, которые по неразумению называют обувью. Белые. Хотя могли бы быть любые. Кто их увидит-то? Нижнее платье. Короткое, всего лишь до щиколоток - чтобы рубашки торчали. Да, обычной девице из хорошей семьи и одной бы под платья хватило. Но не дочери принцепса и лицу государства... Ей положено три: две простые, белые, одна на два локтя длиннее пят, другая на один, третья - точно до пола. У этой подол вышит - белым по белому. Вот это зачем? Не видно же ничего. Разве что самой сиде. Но - положено, и точка. Рукавов нет ни у одной. Зато у нижнего платья - есть. Еще пару месяцев назад шнуровались бы - но теперь на каждом красуется полдесятка крохотных пуговиц. Нет, право, с деревом работать в Камбрии умеют! Верхнее платье сшито так, будто детей у сиды нет и быть не может. Если доведется прозаседаться, маленького покормит Нарин, но грудь опять будет болеть.
   Немайн взмахнула руками, чтобы просторные рукава верхнего платья избавились от складок. Широкий пояс-кушак лег на талию. Которую, собственно, и замаскировал. Наконец, круглая "греческая" пелерина. Собственноручно вышитая. Правда, черные кресты пришлось спороть, и вышить заново - невидимые, белые.
   Короткий взгляд в зеркало. Да, вся в белом. Как римлянка времен Пунических войн, как друидесса. А еще это очень напоминает облачение римского епископа для рождественской службы! Но чего-то не хватает... Немайн ойкнула, поспешно разомкнула фибулу на пелерине, подсунула черно-красно-зеленую ленточку. Родной клан забывать нельзя! Да и дочери Дэффида ап Ллиувеллина нельзя носить меньше четырех цветов. Хочет она того или нет. Теперь оставалось ждать. И думать.
  
   Как это хорошо - открыть глаза! Хотя бы щелочкой! Какая радость - понять, что правда - это колышущийся свет за окном, дробный стук дождя в дешевое непрозрачное стекло, смолистый запах и яркие доски свежего пола. А никак не крик умирающих лошадей, злой лязг оружия, и последнее дыхание короля: "Неметона... К ней... Больше никто..."
   И не безудержная скачка, не украшенные пеной лошади, выжатые хуже губок, из боевых друзей, которые подчас ближе любого человека, вдруг превратившиеся в средство расплаты: столько миль на очередную лошадиную душу. Не перепуганные лица хозяев придорожных ферм, у которых приходится требовать новых - именем мертвого короля, живой богини, и своего доброго меча. Что все ужасы - сон, кошмарный - и минувший.
   Явь же - теплый и по-доброму тревожный запах, как от подгоревших лепешек. Чуточку иной, но чем-то похож.
   - Проснулся, сэр рыцарь? На-ка, выпей. Не бойся, это хорошее питье. Называется кофе. Отвар жареного цикория. Не взбодрит, но укрепит сердце, придаст сил. Да и просто горячее питье с утра - это хорошо. Жаль, что это утро нельзя назвать добрым.
   На мгновение показалось, что перед ним - фурия из кошмара: огонь вместо волос, огромные нечеловеческие глаза нараспашку... Наваждение прошло так же быстро, как и накатило: на светлом полу, в старинной позе, сохраняющейся, разве, у самых диких горных кланов, да и то - для торжественных случаев, сидела девочка. Глаза скромно опущены вниз, да еще и ресницами занавешены. Рыжая. Даже темно-рыжая, как молодые ветки ольхи. В вытянутых руках - через тряпицу - горшочек с ароматным питьем.
   - Тут еще сливки, и мед, и немного ореховой настойки, - уговаривала та, - и всего этого большая пивная кружка! Вот как пьют кофе по-гленски!
   Рыцарь взял горшок. Ручки у того не оказалось, но сквозь ткань горячо не было. Отхлебнул раз, другой... Вкус оказался незнакомый, но приятный. В голове, кроме ощущений, собрались мысли.
   - Где я, красавица?
   - У меня в гостях. Ты же скакал ко мне. В Кер-Сиди.
   Девочка подняла серые, без белков глаза Неметоны. Усталые и мудрые. То ли от бесконечных лет, то ли от бессонной ночи. Но рыцарь все никак не мог поверить, что страшный сон последней ночи произошел на самом деле. Понимал - но не принимал. Что, впрочем, не мешало рассказывать. Все, что помнил. И еще чуть-чуть - отвечая на подсказки богини.
   - Мы узнали о них по сигнальным дымам, - говорил он, удивляясь спокойствию и отстраненной пустоте в груди. - Король сказал, мол, как здорово, что армия не разошлась после подавления мятежа. Можно будет побить саксов, и спокойно зимовать. Они к нам каждый год лезут, но мы их бьем с помощью Господней... - рыцарь осекся, Немайн ожидала уже "Били...", но услышала. - И твоей, конечно. Тут же с самого начала все пошло необычно. Саксы прислали послов, хотя всегда лезли в драку без разговора. Стоило задуматься, наверное, но Мейриг тогда только рассмеялся. И они пошли вперед - а мы отошли малость повыше, чтоб стрелы дальше летели. Поставили обычный строй...
   - Лучники впереди, плечом к плечу? Копейщики по флангам и чуть позади? - Немайн уже знала, как привыкли воевать камбрийцы.
   - Да. Король с дружиной встал справа от пешего строя. Потом выскочил отряд их конницы. Собственно, это и была вся конница Хвикке - и на этот раз ее вел сам король. Обычно они прикрывали пехоту, и держались позади. Мейриг сказал, что Господь лишил саксов разума, и что победа наша. Мы ударили - вниз, под гору. Они бежали. Мы прорвались за пеший строй - но тут они развернулись... И их стало много!
   - Ты говорил, тот отряд, что выскочил изначально, это все всадники Хвикке?
   - Да. Мы много лет держим рубеж. Мы их знаем. Не иначе, саксам помог дьявол!
   - Может быть, это была посаженная на лошадей пехота?
   - Тогда б мы их разметали! То есть - нет. Там были все умелые наездники. Никакой слабины! Нас взяли в кольцо... Король сумел прорваться. Но "Черный Дракон" на холме к тому времени уже упал, наше войско бежало... Я не видел, как это случилось. И почему они не отступили. Правда, внизу кто-то рубился...
   Немайн кивнула. Это было странно. Камбрийцы не стеснялись отступать перед сильным врагом. Особенно, если тот нахватался стрел. Пойдет дальше - получит еще. Главное - чтобы шел медленно, чтоб люди успели сбежаться в город. И уже там - или оборона стен, или полевая битва и разгром измотанного неприятеля.
   А рыцарь продолжал говорить, и из кусочков, выхваченных одним бойцом, понемногу проявлялась картина страшного разгрома. Который был бы хуже - не цепляйся король со своими рыцарями за каждую пядь, не утыкай он стрелами преследующую конницу врага. Камбрийцы рассеялись по лесам, но вырезаны не были. Уже неплохо: мертвых не воскресишь, а разбежавшихся можно и собрать. Было бы кому!
   Король слишком долго не обращал внимание на раны. А дружина-семья оказалась связана кодексом чести. Выжить после смерти короля считалось непристойным. Хуже только нарушить последний приказ - который и получил гонец. Других распоряжений, даже по престолонаследию, король отдать не успел - а потому последним, что запомнил рыцарь, была атака его товарищей - безнадежная, с пустыми колчанами, да и копья уцелели не у всех. И "Золотой Дракон" над копьями преследователей - знамя Уэссекса. Так что собирать беглецов оказалось некому.
   Немайн продолжала спрашивать. Ее интересовало все: особенности вооружения и доспехов врагов, последовательность, в которой остатки дружины встречались с врагами и беглецами. Подробности понемногу приоткрывали истинную картину постигшей армию Гвента катастрофы. Она хотела понять не только, что произошло - но и как. Мозг, приспособленный к созданию картинки по памяти да на слух, понемногу превращал батальное полотно в схему из военного трактата. "Битва при... " Пока неважно, какая деревня или река была ближе всего. "Приграничное сражение" - так будет вернее.
   Король Мейриг недооценил вражескую конницу - и хитрость командира саксов. Впрочем, он ждал старого врага, год за годом убивавшего о частокол копий и ливень стрел лишних переселенцев с континента. На этот раз враг оказался другой - с несколько иной армией и куда более высоким уровнем воинского искусства. Больше того - в рисунке сражения проскакивало что-то знакомое.
   Первая линия саксонского строя не включала королевской гвардии и лучников - только ополчение. В сущности - фаланга. Как ее романтично называют варвары: "стена щитов". Справа, под знаменем короля - под "Белым вепрем" - всадники. Позади, за ними, не поднимая до времени значков, еще отряд конницы - побольше, пообученнее, сплошь окольчуженный. Еще дальше - пешая гвардия Хвикке. И немногочисленные лучники.
   Строй расчленен, а Мейриг слишком быстро спустился с холма, не рассмотрел глубины неприятельского фронта. Привык, что строятся в одну линию. Вот и попал под фланговый удар уэссексцев. Советы которых явно слушали Хвикке.
   Пока дружина Гвента пыталась вырваться, небольшой отряд обошел линию камбрийцев и ударил по коноводам. Подать помощь тылу было невозможно: первая линия саксов двинулась вперед. На расстоянии излета стрелы - когда еще можно прикрыться легким щитом - постояли, передохнули. И рванули вперед так, как могут только варвары! Первые ряды наверняка полегли, но камбрийцы воевали с оглядкой назад. Лучники плечом к плечу, без щитов и доспеха - а позади, там, где верное спасение жует травку под присмотром немногих коноводов, крики и шум схватки...
   Центр камбрийского строя побежал еще до столкновения. Но копейщики удар приняли. По-римски - сначала метнули дротики, а потом двинулись навстречу саксам. На левом фланге их остановили, окружили и выбили. Но на правом копейщики прорвали саксонскую линию, разорванную бегом, отразили удары с фланга и пошли вперед - клубок, окруженный бессильными врагами.
   Тогда в бой вступила гвардия Хвикке: воины с двуручными топорами. И поддерживающие ее лучники. Своих стрелков у камбрийцев уже не было - а в ближнем бою отборные ветераны в добрых доспехах быстро одержали победу. Им даже не пришлось применить свои топоры - которыми следовало перерубать копейные древки, чтобы создать пустоту в линии жал. Лучники и схватка с ополчением сделали свое дело: брешь нашлась. В дело пошли мечи.
  
   Слухи быстрее лошадей. Старейшины кланов не съезжались - слетались, едва не обгоняя топот своих коней. Новости - тоже. Сида сидела неподвижно, словно кукла или статуя. Приветствовала, выслушивала - не двигая головой, только губы шевелились, да уши - то пускались в безумный танец, то успокаивались в настороженной готовности. Огромные глаза изучали пол. Вокруг мелькали имена: Артуис, Вриог, Паул, Иднорт, Корнерег, Гвидген, Кейдио, Брохвайл, Гендог, Ллеухонерд, Кадваладр... Король Мейриг наплодил немало сыновей, и у всех были равные права на престол. Впрочем, серьезная армия была только у одного - Артуиса, короля Эргинга. А в придачу - военный и государственный талант! Принц Рис, например, о нем вообще без придыхания не говорил. Храбрый воин, славный полководец. Вот только сидит непрочно. В конце августа вышиб из города недовольных объединением с Гвентом мятежников во главе с дядьями. И, чтоб хоть немного успокоить народ, объявил себя независимым от отца правителем. Что не помешало ему остаться одним из наследников Гвента.
   Амбиции, верно, будут у многих, но что-то сделать может только он. Или не может? Старейшины поглядывали на сиду. Недаром Мейриг послал именно к ней.
   Когда собрались все, Неметона попросила гвентского рыцаря повторить свой рассказ. Потом заговорила сама. Коротко описала обстановку. Подытожила:
   - Гонцов с известиями к королю Гулидиену я направила. Дальнейшее - не мое дело.
   - Как это? - растерянно спросил гвентец. Он пока пребывал между небом и землей. Меньше чем за сутки привычный мир успел превратился в ад - а из этого ада его отправили пусть не в рай, но в волшебную страну, всплывшую из морских глубин на страх врагам и радость добрым людям. И вот теперь дивная страна вновь уходит на дно. В волшебный туман, от которого ни помощи, ни надежды.
   - Я не королева этой земли, - привычно напомнила сида, - решение не за мной, но за кланами. Кроме того, нас мало. По договору с Диведом, в грядущей войне с саксами мы прикрываем спину. На пиратов наших скромных сил еще хватит. Но биться с Хвикке и Уэссексом... Светлейшие мужи, на какое количество воинов мы можем рассчитывать в случае созыва ополчения?
   Первым встал Ивор ап Ител. Крутнул ус.
   - Плант Монтови выставит три сотни воинов, - сообщил он. - Из них две сотни лучников и сотню копейщиков. Из них сорок - в доспехах.
   - О'Десси дадут пятьдесят копий, десять луков, и шесть десятков пращ, - сообщила ирландка, - и у нас есть два хороших корабля, ходких под веслами и парусом. Вот только погода... - она развела руки.
   - Вилис-Кэдманы: две сотни воинов. Из них половина лучников.
   - Из этих двух сотен треть - женщины, - уточнил Ивор. - Я же говорил о людях, которые могут идти в поход. Я не о тебе, Этайн О'Дэсси! Ты, конечно, поведешь своих людей. И ирландец с пращой - воин серьезный. Тем более, что кинжалы у них тоже есть. Но кто-то должен остаться охранять город. И поддерживать порядок. Рыцари уйдут. Значит, нужно оставить часть ополчения. Рабочие, кто нанялся на стройку - эти или подадутся к Рису и Гулидиену, или попросят денег за службу.
   И вопросительно посмотрел на Немайн.
   - Если бы речь шла только о жаловании, - сида дернула ухом, - но у них же ни оружия, ни лошадей. Да и работы прекращать нельзя. Потом переделывать будет трудней, чем начинать сначала. Опять же, вооружение. Впрочем, тем, кому взводить камнеметы, да коноводам, да обозникам... Пара дротиков, топор, кинжал - и хватит. Общая картина ясна, не так ли? Шестьсот человек. Десяток рыцарей. Одна колесница. И что нам делать в схватке гигантов?
   - Помогать в меру сил, - пожал плечами Ивор. - К тому же, у нас есть ты. Сколько сотен воинов ты стоишь?
   - Одного, - приподняла кончики губ Немайн. - Я же одна. И еще - все ли почтенные советники полагают, что нам следует вступить в войну с саксами?
   Все.
   - Хорошо. В таком случае, я вынуждена напомнить, что мы с вами - не настоящий Совет Мудрых. Потому как созваны не Хозяином заезжего дома. Да и королевство у нас с мышиный след. Потому: по причине разногласия между старейшинами кланов и Хранительницей правды надлежит созвать Совет Свободных. Все кланы вместе! Пусть те, кому сражаться и умирать, решат сами. Полагаю, времени до завтрашнего утра хватит, чтобы оповестить всех граждан республики Глентуи. Засим я завершаю беседу.
   Немайн встала. Поклонилась легонько. Повернулась к двери во внутренние покои. Чуть-чуть не запуталась в длинной одежде, на подол наступила. Нога быстро зашарила в поисках пола. Нашла. Как ни в чем ни бывало, удалилась.
   - Хитрая, - сказал вслед Ивор, и хлопнул по плечу хмурого гвентца. - Очень-очень хитрая. Ты думаешь, драться не хочет? Богиня-то войны? Но рассудила она верно. Одно дело - приказ вождя. Другое - твой собственный выбор. Пусть каждый наш воин знает - он сам отправился выручать братьев в Диведе... и Гвенте. Это доля славы...
   - Что?
   - Она читала нам Писание. Неметона же крестилась, слышал? Так вот, в книге сказано: Бог оставляет человеку право на выбор. Ведь если все предопределено - в чем тогда будет слава и честь? Потому нам и оставлена наша доля славы. Или позора, кто как выберет. Но - наша. Значит, когда Хранительница оставляет долю славы вождям, а те - простым воинам, это по правде. А правда удваивает силы...
  
   Совет Свободных собрался на следующий день - к самому вечеру. Немайн к этому времени уже - глаза нараспашку. Как раз не надо щуриться - ни от яркого света, ни от темноты. Но не в этот раз. Свет факелов, плотный и колючий, бил в лицо, приходилось прикрывать веки. Людей... Сейчас Немайн видела только первый ряд - рост, что поделать. Трибуну, увы, сколотили маленькую, точно по Вегецию - на одного оратора. Как полководцу для обязательной перед боем речи. У Немайн горло пересыхало от одной мысли, что этим полководцем наверняка окажется она. Настроение у граждан агрессивное. Что и неудивительно. Полтора месяца назад все они числились диведцами. Теперь же Дивед в одиночку противостоял сильному врагу.
   Никакой помощи от бывших владений короля Мейрига ждать не приходилось. Слабая родня попряталась по городам и клановым крепостям. Сильный Артуис - прислал монаха. Видимо, опасался, что иному посланцу и рыло начистят. Хотя - положение нового короля Гвента настолько же хуже губернаторского, насколько король выше. И посол в рясе, бедняга, оказался принужден говорить неприятное в лицо нескольким тысячам человек. Причем не больно добрым да умиротворенным - торопливо собирались, шагали или ехали - иные и по пять римских миль, не самый ближний свет. Покидали семьи - причем знали, что скоро доведется это сделать надолго. Кое-кому и навсегда. А им говорят это:
   - ...может удерживать города ополчением. Какое-то время. Но - столица осаду бы не выдержала. Ополчение осталось в поле... На стенах женщины и дети. Саксы требовали только свободного прохода! У короля не было выбора. Ему пришлось их пропустить. Тем более, что там были уэссексцы. Эти - христиане. Можно взять клятву.
   - Сестре Пенды их король тоже давал клятву, - крикнула Этайн. - А только без носа и ушей оставил. Так что я бы не верила!
   И гордо посмотрела на Немайн. Мол, знай ирландцев. Пришлось в ответ слегка кивнуть. Мол, слышала.
   - Нам нужно время, - сказал посланец Артуиса, - вывести людей из Кер-Вента. Хотя бы в крепости кланов на холмах. Потом...
   Все решится гораздо раньше этого "потом": или саксы захватят Дивед, или будут разбиты. Тогда королю Артуису придется думать - как жить. Либо зажатым с двух сторон саксами - история учит, что в таких условиях жизнь кельтского королевства недолга - либо получив в соседи короля Британии, попробовавшего вкус победы... И не испытывающего особой благодарности к стране, пропустившей врагов. Впрочем, сейчас король Эргинга и, уже очевидно, Гвента, западным соседям ничем не обязан, а потому - сможет загладить. Если будет перед кем.
   Хорошо, хоть подробности прислал. Не сражения - тут он знал меньше Немайн - обстановки. Хотя наверняка описал ее более бедственным, а саксов более грозными, чем на самом деле. Что плохо - гленцы сочувствовали своим и рвались на помощь. Стоять против этой силы было глупо. Оставалось - возглавить.
   - Значит, война и поход?
   - Война и поход!
   Орут, кажется, единогласно. Можно понять. Странно другое - они, вроде, рады. Да, давно Дивед не воевал... Опаску же перед саксами - никак не страх, но вбитое горечью поражений уважение к варварам, как военной силе - сняло присутствие богини войны. Да, великая и ужасная! Вот только враг - совсем не дуболомы. А гленцы... Гленцы смотрят в рот и ждут истины. Скажи им, что у богини в одном широком рукаве припасена маленькая бутылочка вина, а в другом - кубок, решат, что так и надо. Верно, надо. Теперь уже видно, что надо...
   - Хорошо. Договор помните? Так вот. Раз мне доведется вести вас в бой, слушайте. И если кто скажет, что не слышал, живо станет короче на голову, будь он простой воин, вождь или рыцарь. Первое и главное - полная власть главнокомандующему. То есть - мне. Как скажу - делайте. Спрашивать: "Зачем?" - можно. Пока приказ не отдан. После - исполнять. Не успели спросить до - зададите вопрос после того, как выполните. Ясно? Второе. Я жду от кланов не только бойцов, но и запасов. Или денег на их приобретение, хотя лучше - самих запасов. Воины, знаете ли, денег не едят. Война может продлиться больше установленного срока в шесть недель. Дальше. Крепость нужно отстроить. По договору. Она реку защищает. Так что в поход пойдут не все. Для дальнего похода я прошу от кланов сто двадцать копейщиков. Девяносто лучников. Всех - снабженных наилучшим образом. И отряд ирландских пращ. Две сотни человек для службы снабжения. Всех - с лошадьми. Что еще? Ах, да - я завтра выезжаю в Кер-Мирддин. Договариваться о совместных действиях. Как раз дромон наверх пойдет... За меня - командовать остающимся ополчением и поддерживать правду и порядок в республике будет человек, уже показавший себя достойным. Ему же продолжать строительство, пока я буду в походе. Сэр Эгиль, подойди!
   Викинг стоял тут же, рядом с трибуной. Подходить не надо - скорее уж, повернуться. И смотреть, как льется красная струйка в чашу. Красная, как волосы богини. Кровь лозы, кровь христианского Бога, кровь власти.
   - Я, Немайн Шайло верх Дэффид, сейчас назначаю моего рыцаря сэра Эгиля Создателя Машин, комесом Южного Берега и Города. В свидетели чего беру всех свободных воинов Республики Глентуи. Принимаешь ли ты это назначение?
   Викинг ухмыльнулся.
   - Я бы лучше подрался с саксами, - заявил он во всеуслышание, - но драться и знать, что кто-то запортит мою да твою работу... Этак можно и мечом себе по ноге попасть! Принимаю, Хранительница.
   Осушил кубок - одним глотком. Недоумевающе оглянулся. Бутылка исчезла в широком рукаве, будто и не было. Студенческий навык Клирика служил новой хозяйке честно.
   - Маловато? - спросил Харальд. - Ох, боюсь, нашего конунга прозовут: "Неметона, Прижимистая на Золото и Вовсе Скупая на Выпивку".
   - После похода доберете, - утешила норманнов Немайн. - Пивные дни никто не отменял...
   Многие улыбнулись. Хранительница выговаривала рыцарям, как хозяйка домашним. Это было забавно и правильно разом. Дружина - семья, а у справной хозяйки не забалуешь. Улыбалась и Немайн. Хотя и чувствовала, что до утра ей - глаз не сомкнуть. А отсыпаться на дромоне...
  
   Больше шести часов проспать так и не вышло. Явилась Нарин. Мол, маленького пора кормить. Ну и как ей было сердиться? Разве, когда проглоту ненасытному опять не хватило ее молока, и пришлось добавлять кормилицыного. Отгоняя дурную ревность, Немайн и проснулась окончательно. Зато сын заснул. Словно знал, что матери пора и делами заняться. Вот подрастет - и понятливость эту как рукой снимет...
   Сперва - грамоту выписывала. Ленный договор на владение куском речного берега. Когда Немайн весело спросила Эгиля, что он предпочтет принять в оплату новых трудов - сокращение срока службы или звонкое золото, викинг вдруг отчаянно махнул рукой и попросил землю.
   - Хмм, - сказала тогда Немайн, - а тут проблемы. Ты что, сам пахать будешь? Рабов у нас нет. Им, понимаешь, оружия не дашь.
   - Дашь, - парировал норманн, - еще как! Только рабами они от этого быть перестают.
   И был прав. Вручение оружия - самая простая из церемоний освобождения раба.
   - Тогда как?
   - Я думал, - сообщил Эгиль. - Работников можно ведь и нанять. Но - я привык возиться не с землей и скотом, а с деревом. Да и земли пахотные не твои, а кланов. И пастбища. Но вот кусок речного берега я бы взял. И лес. Под сведение. Я вот на дромон смотрю: хлипкая посудина, но ходкая. А как достигнуто, уже понял.
   - Ты смотри, - предупредила сида. - Земля - не моя и не твоя. А республики. Возьмешь - будешь должен служить, пока не вернешь.
   - Знаю, - Эгиль пожал плечами, - как на континенте. Я тебя понимаю - если раздать земли навсегда, кто служить потом будет? Но сыну я смогу завещать и землю, и службу?
   Здравствуй, феодализм... А что делать? Мешок с золотом уже на четверть обещан за расписки, а впереди война. И что-то говорит, что придется за средствами на военные траты лезть в собственную мошну. А общество вернет отнюдь не все.
   - Сыну, дочери, неведомой зверушке, - подтвердила сида, - если та будет в состоянии исполнять обязанности, соответствующие твоему званию. Или выставлять корабль первого ранга с экипажем. Я в дороге набросаю договор. Вернусь - посмотришь...
   Вот и готово. Немайн помахала листом, чтоб высохли чернила. Свернула в трубочку и спрятала в тубус для документов. Как чертеж. Собственно, это и был чертеж - а точнее, лист пояснительной записки. Озорство озорством, но отучать своих людей от бессмысленных украшательств и приучать к точности - стоило. Мода - штука заразная, и если все увидят, в каком стиле сида оформляет документы - для Камбрии и Ирландии этот стиль очень быстро превратится в стандарт. Хотя бы потому, что красив и удобен.
   Свернула плед, на правую руку привычно пристроила сына. Вышла на палубу. Скорей, спустилась - поскольку для отдыха и дел воспользовалась любезно предоставленной капитаном каютой. Хозяин каюты стоял тут же, на кормовой площадке. Переход до Керр-Мирддина, даже против течения, занимал немного времени, а дромон для этой реки был все-таки большим кораблем. Потому отсыпался капитан, пристав к берегу. Зато особенности русла изучил едва ли не лучше местных жителей. Тем большие корабли по устью Туи гонять не приходилось. Завидев сиду, немедленно подошел, спросил, как великолепная переносит путешествие. Услыхав, что все в порядке, сообщил:
   - Задерживаемся. Течение усилилось. Видимо, в верховьях прошли сильные дожди, даже вода немного поднялась. Ветер тоже южный, нам точно с носа. Так что идем на веслах. Река!
   Тут капитану нашлось более насущное занятие, чем беседа со знатной пассажиркой.
   Впрочем, сида в одиночестве не осталась. Не спал и Михаил Сикамб. Купец немного волновался от полученных известий. Война - это не игра по маленькой, это разорение или богатство. Он уже вступил в игру - и тут ему подсунули еще одну доску!
   Михаилу явно хотелось немного успокоиться. И сверить сложившуюся в голове картину с видением ситуации более осведомленной особой.
   - Река, - буркнул он, тихонько, косясь на сверток в руках Немайн, - да не совсем. Те же дельфины заплывают, а они в реки ни-ни...
   - Знаю, - так же тихонько, шепотком, откликнулась сида. - Видела плавники. Даже мысль была - поплавать с ними, поиграть. Увы, времени так и не удалось выкроить. Но заметь - по стремнине вода пресная. На глаз заметно. Так что - это устье. Широкое устье, понемногу переходящее в залив. Потому и дельфинов сейчас не видно! Пресной воды нагнало, ушли. Не любят, да... Знаешь, что это значит?
   - И что? - Михаилу, и правда, стало интересно. Та, которая сумела удивить баллистиариев, а главное, его товарища, занятого в первую голову отнюдь не торговлей, могла рассказать новенькое и тому, кто кормится дальней морской торговлей всю жизнь. Тем более, местные жители как-то связывали ушастую августу с реками.
   - Туи когда-то была много полноводнее. Скорее всего, когда таял ледник.
   - Но Камбрийские горы нигде не покрыты льдом. По крайней мере, все так говорят. И никогда не были. Не Альпы все-таки.
   - Это сейчас. А тридцать тысяч лет назад...
   - Постой! - римлянин опешил. - Но разве мир не был сотворен пять тысяч лет назад? И мы не живем в шестой эпохе?
   - Он мог быть сотворен и пять тысяч лет назад, и вчера, - сида немного нервно хихикнула, - и ты не заметил бы разницы, Творец-то всемогущ. Почему бы ему не создать долину возрастом в тридцать тысяч лет? Трехсотлетний лес? Купца, которому за сорок?
   - Мне не нравится эта мысль. И на ересь похоже, и вообще... - Михаил замялся, подыскивая слова. - Это ведь почти умереть: узнать вдруг, что всей твоей жизни и не было никогда!
   - А вот со мной очень похожее произошло, - Немайн, взгрустнувшая было, приободрилась. - Однажды я просто появилась. Взрослая, умная. А до меня был другой человек. Который исчез, как не было. Желал бы ты такой судьбы этой долине?
   - Нет... - откровения базилиссы Сикамба не удивили. Был у восточных римлян обычай - после долгой комы или летаргии считать очнувшегося другим человеком. Помимо прочего, каждая такая малая, одолимая, смерть укрепляла веру в окончательное воскресение. После нее "обмиравшего" полагалось крестить заново - имя менять. Родственных же связей, рукоположения, пострига малая смерть не отменяла. И коронации тоже. Так что оставалось вставить на место очередной кусочек головоломки. Заодно и прикинуть, что за этот кусочек дадут резидент Григория и епископ. Которому эта подробность, пожалуй, даже более интересна. Августа же продолжала расписывать странности своей реки:
   - Тогда она старше тридцати тысяч лет. И около восьми тысяч лет назад там, на вершинах, таял ледник, и Туи, полноводная, как нынешний Дунай, несла песок, ил и глину, лепила из них себе ложе. Со временем вершины оголились, и теперь реку питает только дождь...
   Сикамб вздрогнул. Дунай августа помянула обыденно, не как дальнее заморское чудо, а как реку неподалеку. Знакомую. Виденную. И это тоже было весьма и весьма ценной информацией. Особенно после камнемета. Камнемет, по свидетельству греческого священника - аварский. А где сидят авары? На Дунае. Еще одна монетка в копилку!
   Разговор утих. Река подошла к очередному повороту. Сида принялась разглядывать берег. Она помнила поход, в котором присмотрела место для города - но тогда на долины и холмы любовался все-таки Клирик. Когда спускалась по реке - преспокойно проспала половину дороги. Вниз-то по течению путешествие быстрее. Вторую половину пришлось просидеть над вышивкой! Черные кресты на белые поменять... Зато теперь время поглазеть на свои земли нашлось. И верно, холмистые! С реки они смотрелись особенно живописно. Вот на пути кручи, которые приходится обходить под самым обрывом, вот суровый лес поднимается выше мачт. Деревья приветственно помахивают кончиками голых ветвей, изредка роняя последние, словно отложенные для такого вот торжественного случая, листья. Дуб, бук, ближе к воде - ольха да ива. Но поворот пройден, впереди расстилается долина, посреди которой торопится донести взбухшие свинцовые воды до старшей сестры-Туи речушка поменьше. Вдали встают холмы повыше - или уже горы? - с вечнозелеными от сосновых шапок вершинами. По пологим склонам - буро и коротко. Трава выедена или скошена. Скот загнан в стойла. Дома - небольшие, жмутся друг к другу кучками. Здесь не селятся длинным домом, как те же норвежцы, одним на огромную патриархальную семью, и не строят круглых домов-коммуналок, как ирландцы или некоторые горные кланы. Семейная пара без собственного дома - это, по валлийским понятиям, даже не нищета, а просто непристойность какая-то. Если человеку клан не строит дом, значит, он или не нуждается в отдельном жилье, или изгнан... Но ничто не мешает родичам селиться рядом! Даже крутые склоны, из-за которых выходит, что дома стоят не столько стена к стене, сколько фундамент к крыше. Земля порождает национальный характер. Не случайно в любой стране завоеватель из века в век или превращался в новое издание все того же народа, перенимая привычки побежденных - пусть они и полегли до единого, либо погибал. Либо - менял ландшафт. Так что, разглядывая страну, сида заново знакомилась с характером народа.
   Высокие холмы раздвигают горизонт, камбриец привык видеть больше, чем равнинный житель. Даже и горец. Камбрийские горы пологие, открывают больше, чем прячут. Но и ограничивают, отсекая незримое далеко. Оттого, может быть, у этого народа так развито чувство малой родины. И нет ни малейшей склонности мыслить широкими категориями. Не то, чтобы возвышенных материй тут не понимали - но до сердца лучше дойдут понятия размером в такую вот долину.
   Не свобода - а свободы, личные права. Свои и знакомых людей. Не Родина без конца и края, крестьяне в Гренаде и сапоги в персидском заливе - а те самые три березы, которые нельзя отдать врагу. Или, если угодно, сырье для заводика, который скрипит крыльями ветряков неподалеку. С которого кормится половина города. И, кстати, не абстрактный Творец, а святой, построивший первую церковь в округе. А то и фэйри из-под ближайшего холма. Добрые соседи, да. С которыми можно просто, по житейски поговорить - и договориться. Даже с самыми злыми.
   Немайн хмыкнула. Получалась, что самый главный ресурс для пропаганды в Камбрии - это она. Неприятно - но деться от этого некуда. А вот использовать с пользой вполне реально.
  
   Прежде любой интриги, прежде любой войны - семья. Впрочем, под сводами "Головы Грифона" в полной мере положение понимал только Дэффид. И то по-своему, днюя и ночуя в Сенате да гоняя молодых ополченцев. И был прав. Глэдис вполне способна управиться с прочим. Не впервой. И все равно ей было страшно. Дочурки-то настоящей войны не видали. Кроме одной. Увы, встреча с Майни привнесла лишнее успокоение: домашних забот полно, у Туллы живот уже здорово округлился, ушастая своего младенчика привезла. Вот это девочкам интересно, а с войной сида пусть разбирается, ее епархия! Если надо помочь - конечно-конечно, сразу-сразу! Со всем удовольствием. Лишь Тулла поглаживает живот с таким видом, будто сделала сиде мелкую гадость. На стены не пойдет, а вот за племянником присмотрит с удовольствием. Заодно и опыт наберет для своего ребенка. И Эйлет дуется за то, что ее отец замуж выдавать вознамерился, да срочно. В общем - молодые и глупые.
   Впрочем, опора нашлась. Немайн. Что оказалось чуточку неожиданно. Все-таки сида настолько вжилась в роль младшей... Да и легендарная проказливость после болезни да трудов никуда не подевалась. И в росте сида не прибавила. Хотя формы стали взрослее. "Кормит" - объяснила Эйра, пока Майни блаженствовала в объятиях остальных сестер. Заодно решая проблему с Эйлет.
   Для дочурок-то главным оставалось обычное, девичье - женихи. При встрече Эйлет так набычилась на Майни, что Эйра, заметив, вызверилась на сестру. Наставницу защищать приготовилась. Ну и собственное будущее - в делах семейных в Камбрии старшинство считается, и замуж сестры по очереди идут. Впрочем, скоро все снова стали подруги - не разлей вода.
   - Разберемся, - предложила Немайн сестрам. - Помните мои уроки? Пошел разговор всерьез. Эйлет, замуж ты хочешь. Просто желаешь жениха выбрать сама. Верно?
   - Да, но...
   - Тебе ничего не мешает. Отец не дурак, перед походом сговариваться не будет. Вдруг парня убьют?
   - Так меня тоже могут...
   - Вряд ли. От семьи в девять душ у нас в поход идут четверо: отец, Кейр, да я с Эйрой. Больше не надо, да и нельзя. Риск для вас будет, если войско поляжет, и на стены становиться придется. Ну а тогда ты любому жениху рада будешь. Мало мужчин останется... Потому - я буду просить отца и коменданта отпустить тебя, Эйлет, в поход со мной - в качестве заместительницы начальника службы снабжения...
   Сестра просияла. Выходило-то наилучшим образом. И с самыми храбрыми да деловыми мужчинами перезнакомиться доведется. И себя показать с лучшей стороны. Как хозяйку и воительницу разом. Только вот...
   - А начальник кто?
   - Эмилий. Только тсс! Он об этом еще не знает, - сида засмеялась.
   Скоро ей стало не до смеха. Поставщики щеголяли шлемами, щитами и копьями. Весь разговор об обеспечении продовольствием и фуражом сводился к пожатию плечами:
   - Так война.
   - Война войной, договор договором.
   - Так я тоже иду...
   Хотелось рычать!
   - Мне нужны припасы. До похода, во время похода и после похода тоже. Кого-то ты же оставишь на хозяйстве? Урожай собран, работники тебе не нужны. Товар ты мне уже обещал! А возниц я своих пришлю...
   Не хватало ничего! Припасов, подвод, лошадей и волов, оружия, людей - а главное, времени! И именно на время приходилось разменивать занятое под совсем другое дело серебро...
   Вечером сбившуюся с ног сиду отловил Дэффид. За длинное ушко.
   - Попалась, градостроительница! - возгласил довольно.
   - Ай! - сида сразу обратилась из деловитой хлопотуньи в щенка, поднятого за шкирку. Не гроза врагов - а домашний зверек с просительными серыми глазами... Почему-то Дэффиду захотелось, чтобы его младшая дочь почаще была такой - беззащитной и домашней. Которой можно быстро и просто помочь. Но - увы. Накатывалась война. И даже налюбоваться напоследок дочерьми было некогда.
   - Вот тебе и "Ай". Дай на тебя погляжу. Дышит тяжело, мясо жует на ходу... Значит, выше головы хлопот. И захлестывает. Ну, жалуйся. Авось, не захлебнусь.
   Немайн не стала запираться и вывалила на приемного отца все. Тот лукаво и самодовольно щурился - превзойти эту дочь в таком деле, как подготовка похода, было приятно. Законный повод для гордости. Пусть то, что она наладила с нуля за пару часов, он нарабатывал годы - но здесь и сейчас именно Дэффид может сделать больше! Подождал, пока та иссякнет, спросил строго:
   - А что на свете есть отец, забыла, конечно? И что он кое-что значит на этой земле, тоже? И что дела ведет не первый десяток лет?
   С делами немедленно полегчало - по крайней мере, доверенные люди Дэффида взялись доставить все нужное для стройки.
   Но снабжение армии Немайн наладила сама. Старые методы ей не годились! А для нового - нужны не просто исполнители. Нужны очень толковые люди. Где их взять? Известно... Вот сида и перехватила запирающего лавку Эмилия.
   - Воин из меня, наверное, неважный, - заявил тот, - но послужить поставщиком для армии я смогу... И Михаила уговорю. И остальных греков. Все равно делать нечего, а тут и польза, и барыш. Ты ведь разрешишь нам скупать военную добычу?
   - Да, но при условии - немедленно отвозить все ценное в Кер-Мирддин. Иначе... Вы знаете историю Александра. Приказать спалить ненужное барахло с меня станется. Или - бросить вас без охраны. А, да - скупку производить за мои расписки. Пусть золото полежит в безопасности. И еще - записи будут вести мои люди. По моей системе. Тебе понравится, уверяю.
   - Посмотрим, - не стал тот спорить. - И с расписками - разумно. Но мы и свои векселя предлагать можем.
   - А их возьмут? К моим-то уже привыкли. Опять же, я хранительница правды, для меня расплатиться - вопрос не только чести, но и власти.
   - Как для епископов? - уточнил римлянин.
   Эту штуку Немайн уже знала. Расписки духовных лиц очень высоко котировались в империи. Дело в том, что епископ не имел права иметь неоплаченных долгов, и в случае отказа платить по векселю автоматически лишался сана. Потому их бумаги считались очень надежными.
   За делами срочными настал и черед дел нужных, но неприятных. Пришлось брать - спасибо Дэффиду, научил, как - за ушко Тристана, да вести к родне. А чтобы не воспринял как подлое предательство, поговорить.
   - Обстановка изменилась, - сидя на полу, она была меньше ростом, и заглядывала в лицо мальчишки снизу вверх. - Теперь у тебя есть обязательства. Перед кланом и семьей! Ты не слишком взрослый - но в поход, бывает, берут парней и помладше. Особенно умных и расторопных. Помогать. Так что - в тебе может быть нужда. От тебя может быть польза. А потому ты должен явиться к родителям. И лучше, если сделаешь это сам...
   - Но ты меня хотя бы проводишь?
   - Нехорошо. Не по-рыцарски. Выйдет, что ты боишься, - Тристан опасно хлюпнул носом, и Немайн понизила планку. - Но до городских ворот, пожалуй, пойдем вместе. У меня вполне может быть дело. К тому же навозному чиновнику, например.
   - Спасибо, Учитель, - вот теперь он грустный, но смирившийся с необходимостью. Опять же, идя на головомойку, он совершает подвиг ради семьи и клана. Рыцарское деяние! Ради такого можно немного и пострадать.
   Ночью Немайн и Анна занялись колесницей. В тайне от всех. Только часовые и могли припомнить, что, скромно запряженная парой, "Пантера" выезжала на дорогу в сторону холмов, а ближе к утру - вернулась. Караульные даже докладывать не стали. Внутри колесницы-то сидели сида и ведьма. Ну, травка какая у них закончилась, а собирать ночью положено... Житейское дело.
  
   Короля предупредили. Больше того - он послушался! Вот и прохаживался неспешно по Via Principalis свежеотстроенного лагеря, ждал чуда. Гулидиен, до того старательно давивший растерянность и тревогу, отчего выглядел сурово и нелюдимо, вдруг обратился в ребенка, ожидающего подарка. Его радостное ожидание не осталось незаметным окружающим.
   Ополчение заволновалось. Люди стояли шпалерами вдоль улицы, боясь помешать командующему, на которого то ли Святой Дух снизошел, то ли явился архангел Михаил и пообещал через полстражи подбросить пару тысяч ангелов из небесного воинства. Многие поминали имя Пенды Мерсийского. Отчего зажатый в толпе возле королевского шатра посол Окта чувствовал себя не лучшим образом.
   Гонцов он, конечно, отправил. И ожидал, что через неделю Пенда будет знать. И развернет войска с севера - все, что сможет, так быстро, как сумеет. Нортумбрия выжила - это уже ясно. А вот что собирается делать Гулидиен? Гонцы докладывали о том, что над марширующей через Гвент армией вьются не только "Вепри" Хвикке, в два раза большего и в три раза более населенного, чем Дивед, но и желтые знамена огромного Уэссекса, превосходящего после покорения большей части Корнуолла по размерам даже Мерсию!
   Граф Окта на месте камбрийского короля стащил бы припасы в столицу да сел в осаду, ожидая помощи мерсийцев. Урожай собран, до весны можно сидеть за стенами всем народом. Потеря сельских домов - штука тяжелая. Но, пока не перевелись руки, умеющие держать топор - вполне поправимая. Король, однако, не предпринимал пока ничего. Только наблюдал, как стягиваются войска братьев и сестер, чьи владения расположены к западу от Кер-Мирддина. Силы с востока не подходили, и это могло означать только одно - король планирует дать полевой бой где-то на границе. Окта не представлял - как он собирается победить или хотя бы уцелеть. Но Гулидиен вдруг из рубахи-парня превратился в зачарованного истукана, к которому подходить с добрым советом или вопросом - без толку. Все равно в ответ падают камнями напыщенные, ничего не значащие слова. "Сбор войска идет по плану". "Мы с братьями обсуждаем этот вопрос". И даже - "Окончательное решение будет принято после завершения концентрации главных сил". Черт побери, да он словно в римлянина превратился! А теперь - это. Выходит, он все это время чего-то ждал. Чего же?
   От сборов в поход на неравный бой оторвались и королевские рыцари, изо всех сил пытающиеся поднатаскать на мечный бой самых неумех из числа клановых ополченцев. В том числе и сэр Кэррадок. Был он, как все в последнее время, собран и мрачен. Даже общее оживление его задело мало. После давешней истории с походом на "фэйри", жизнь не доставляла рыцарю радости. Потому как вбил он себе в голову простую мысль: погибни он на лесной опушке в схватке с фэйри Гвина ап Ллуда, вступи в бой и согласись с судьбой, достойной воина, товарищи, павшие в схватке с лишенными душ ирландцами, сейчас ходили бы по земле вместо него. Раз уж Неметона назначила его главной целью для вражеских клинков и стрел, следовало принять выбор богини мужественно.
   Рыцарь намеревался, сколь возможно, загладить свою вину перед братьями по оружию и той, которая его обрекла, и кого он по прежнему любил, боясь себе в этом признаться. Пасть в битве с саксами за отечество. Хорошая, если вдуматься, судьба для воина. При этом играть с врагами в поддавки Кэррадок не собирался, намереваясь отомстить негодяям за собственную гибель лично, заранее и как следует.
   Приняв решение, как добрый христианин, сходил исповедаться. Отчего-то ноги принесли его не к тому священнику, которого оставил в городе епископ, но к африканскому паломнику, что прижился в городе и не спешил к другим святым местам. Впрочем, это было неудивительно: в церкви стоял дохристианский крест, возведенный кем-то из древних волхвов, и у священника проснулся интерес к камбрийским древностям.
   - Если библейские пророки знали о приходе Спасителя, если три волхва явились его приветствовать, не будучи иудеями - отчего бы истинному пророку было не обитать и в Камбрии? - спрашивал он. - Может быть, и не одному... Это интересно!
   "Интересно". Слово, которым камбрийцу можно объяснить почти все. Даже супружескую измену. Простить не простит, но поймет. А уж после таких речей жители Кер-Мирддина бывали весьма польщены и дальнейшие расспросы обычно прекращали.
   Выслушав рыцаря, изыскатель радостно потер руки.
   - Грехов я в тебе, сын мой, не вижу, кроме уныния. Рекомендовал бы вино - но, право, в этих обстоятельствах оно только усугубит печаль. Посему придется ограничиться доброй пастырской беседой. Дело в том, что в тебе сильны языческие пережитки, мой друг...
   После чего распекал, долго и не всегда понятно. Грехи же отпустил, так что на смертный бой сэр Кэррадок собирался с чистой душой и совестью. Перемена в вожде его не особо заинтересовала, но не отрываться же от товарищей? Тем более, что с трибуны амфитеатра, возле которого был разбит лагерь, и происходили тренировки, все было прекрасно видно: неровные ряды шатров, летящее от порта длинным путем по правой стороне облако пыли, колесница, в которую оно превратилось, осев после остановки. И девушка в белом плаще, с волосами, пылающими, как пламя над языческим жертвенником, упавшая на одно колено. Неслышные издалека слова. Но вот она вскочила... и бросилась королю на шею!
   Гулидиен едва устоял. Сида, несмотря на маленький рост, оказалась тяжелущей! А в уши уже лез свистящий шепот:
   - Что стоишь? Возьми за уши, расцелуй в обе щеки, и тащи в шатер совещаться.
   - Но...
   - И обними. Крепко. Руки устали. Грохнусь... Ну!
   Король сделал, как сказано.
   - Молодец. Теперь за уши и в щеки. Сам только что назвал меня младшей сестрой... Так и веди себя, как старший брат!
   - Ааа! - громко и облегченно выдохнул Гулидиен, взял сиду за уши. Не удержался, почесал за одним, как кошку. Безнаказанно. Та только прищурилась хитро. Шепнул:
   - Стратегия?
   - В шатре. Теперь в щеки, троекратно...
   Король исполнил. После чего торжественно объявил, что зовет любезных братьев, сестер и легатов на совещание. Которое произойдет у него в шатре немедленно.
   - Что это было вообще? - спросил он у Немайн по дороге.
   - Любовное зелье, - хихикнула та, - и, немного стратегии, да. Ты же просил привадить Кейндрих? Теперь у нее появился повод ревновать. Поверь, мужчина, рядом с которым дева из холма, земной красавице покажется стократ привлекательнее. Так что, если ты ей хоть немного в сердце запал, явится отбивать. В то же время ты вел себя хотя и вольно, но именно как старший брат. Никаких упреков - только что я признала себя твоей младшей сестрой, по должности. Ну, ты и повел себя так, чтобы закрепить мой сомнительный статус: я ведь не совсем королева. Этого хватит даже отцу...
   Сида грустно вздохнула. Веселая часть закончилась. Теперь пора оставить на время прекрасную ирландку, и заняться саксами. И, для начала, успокоить короля.
   - Их не может быть очень много.
   - Они разбили Гвент. А это не мирный Дивед. Это настоящие воины...
   - Они умылись кровью в Гвенте! Настолько, что не посмели добить. Это означает - сил у них не слишком много. Еще сражение, еще осада - и саксы потеряют надежду нанести нам поражение. Теперь - смотри: как давно ты собираешь войска? Насколько это незаметный процесс? А у саксов было куда меньше времени. Так что там идет дружина, приезжие с континента, да те немногие, кого Хвикке успел поднять - явно не все ополчение. Хорошо, если треть. Уэссекс? Этот осадил у Пенды аж три города. И что, смог развернуть на Дивед осадные армии? Нет. Они послали, что всегда под рукой - крупный кавалерийский отряд. Это и решило дело. Мейриг не ждал у Хвикке сильной кавалерии, погиб в конной сшибке, его люди растерялись. Бывает. Кстати, тебе урок: вождь не должен подставляться без крайней необходимости. А саксов... Их тысяч шесть. Сейчас. Было больше. Но Мейриг дрался. Гвентцы дрались. Даже потерпев поражение. Даже в безнадежном положении. У нас оно получше - мы уже знаем, с кем имеем дело. Потому, что Мейриг, умирая, в первую очередь подумал не о сыновьях, не о королевстве, а о всей Камбрии.
  
   Утром конница Диведа ушла в собственный, отдельный поход. Полторы сотни конных бойцов, полторы сотни ездящих пехотинцев - защитить при неудаче, построить лагерь. Во главе - сияющий лицом и римским пластинчатым доспехом принц Рис. Собирался-то, как все, идти в бой вовсе без лат - но жена настояла. Приказ у него был - выбить конницу, задержать противника беспокоящими атаками. И, при этом, по возможности, не дать себя перебить. Привычная камбрийская тактика! Особую уверенность в успехе придавали стремена. У саксов-то их нет. Даже гвентцы пока не переняли сидовскую манеру. Иначе их не перебили бы саксы. В рядах ехал и умиротворенно-спокойный Кэррадок. Рыцарь был очень доволен возможностью выступить против моря врагов. Только косился на едущего рядом сакса. Воин из охраны мерсийского посольства вел себя невозмутимо. Он-то привык ездить бок о бок с бриттами. А чуть позади командира диведцев ехал посол. Такую решил развести дипломатию. Ничего лучшего не придумал. И теперь хвалил себя за то, что мозгов хватило посоветоваться с Неметоной. И рассудить спор с королем. Впрочем, сперва он нарвался на отповедь. Вполне заслуженную.
   - Граф Роксетерский, - вместо приветствия сказала крещеная богиня, прижав уши, - если ты еще раз попробуешь сократить или дополнить мои слова так, что это вывернет их смысл... Или, тем более, использовать тайную беседу как довод в разговоре с кем-то третьим - тебя спасет от смерти разве статус посла. Но ни одного слова, предназначенного тебе, ты от меня не услышишь! Ясно?
   Пришлось виниться. Окта не вполне понял, за что. Уяснил только - богиня хоть и крестилась, норов сохранила. Любое упоминание всуе бесит! Но, когда, наскучив пространными извинениями, перемешанными с комплиментами, Неметона велела говорить прямо или убираться, перешел к делу.
   - Я решил выступить вместе с вами, - сообщил он, - и попросил разрешения поднять над своим небольшим отрядом знамя Мерсии. Король был зол, не лучше тебя, и отказал. Я полагаю, он все-таки неправ.
   - Почему? Или у тебя в кармане армия?
   - Нету армии, - Окта развел руки. - Но мы мерсийцы, мы здесь. Я ведь не виноват в том, что случилось! Если бы знать, что нас предадут и Хвикке - Пенда прислал бы армию. И он ее пришлет! Уверен, уже сейчас он снимает из Нортумбрии все, что вообще можно снять...
   - Но мы пока не видим ни одного человека. А знамя... Граф, это же просто недостойно - поднимать знамя державы над таким маленьким отрядом. Что подумают ваши последние оставшиеся друзья - что в случае беды Пенда пришлет на помощь десять человек?
   - Нас - двадцать три.
   - Хорошо, двадцать человек. На фоне тысяч врагов это будет смотреться очень красиво. И в слухах, и в песнях...
   - Но и не дать показать себя союзнику - тоже неверно.
   Богиня задумалась.
   - А вот здесь ты прав... Слушай, а ведь у тебя тоже есть знамя! Твоего города. Так и честь Пенды не пострадает, и все увидят, что некоторые из мерсийцев на поле боя были. Ты - граф, тебе не зазорно придти на помощь другу и с небольшим отрядом.
   Оставалось уломать Гулидиена. На сей раз посол говорил с голоса Неметоны: осторожно, слово в слово. А то, чего доброго, обидится! Это была нелегкая работа словами - но именно такую он и любил, не меньше, чем головоломную скачку по непролазному лесу или пляску мечей.
   - Нас мало. Но, я слышал, ты собираешься отправить передовой отряд? У меня два десятка всадников в доспехах! Скажи, что будет, если окольчуженная конница Уэссекса сумеет перехватить твоих конных лучников? Резня... А если их закроют собой мои люди? Битва. И, поверь, если будет нужно, мы поляжем все. Но знамя королевства не посрамим.
   Гулидиен задумался. И Окта ловко направил его мысли в нужном направлении. Показать врагу мерсийское знамя в передовом отряде - крепко испортить Хвикке настроение. Пусть гадают - успела прийти помощь от Пенды, или еще нет? И как это нет, когда знамя - вот оно, и сражаются под ним натуральные мерсийцы, уж это бывшие вассалы поймут - и по виду, и по повадке. То-то им весело станет, если начнут вместо "когда?" гадать "сколько?". И как-то незаметно вышло, что король разрешил графу присоединиться к передовому отряду. Но под знаменем Роксетера. Или Кер-Гурикона, как называли город камбрийцы.
   - Это не совсем саксонское знамя, - заметил тогда Окта. - Пусть навершием на древке и посажена лошадь, под нею - все тот же дракон.
   - Так и ты сакс не больше, чем наполовину, - отрезал король. - И, чтобы напомнить тебе о твоей камбрийской крови, я, пожалуй, поделюсь с тобой маленьким секретом...
   Которым оказалось фактическое разрешение выкупить редкого качество оружие. Окта непроизвольно сжал пальцы вокруг рукояти меча. Нового меча, который не терпелось испытать.
   Идея заказать себе в Диведе хороший меч не давала графу покоя с тех самых пор, как он взялся за миссию в Камбрии. Раз уж этот край славится кузнецами - грех не использовать путешествие с толком! А слава о камбрийском оружии доходила до Норвегии. Эти мечи хотя бы не нужно выпрямлять ногой после каждого удара, как приходится поступать с изделиями тех краев, где бриттов под корень извели. Или где их отродясь не водилось, как в тех же норманнских краях.
   К вящей досаде, в Керр-Мирддине выяснилось - работа большинства кузнецов ничем не лучше произведений оружейников Роксетера, таких же бриттов, как диведцы. Однако за оружие взялась сама Неметона, и вскоре даже застрявшие из-за непогоды римляне принялись хвалить новое оружие. Увы, слишком уж короткое для всадника. Быстро выяснились и другие недостатки: например, новые мечи было очень тяжело точить. Зато теперь Окта точно знал - его мечта может сбыться. Один из городских мастеров создал новый, совершенно замечательный меч с черным клинком.
   Граф заинтересовался, и счел необходимым к мастеру заглянуть. Вежливо поздоровался - по меркам саксов, кузнец-оружейник был крайне важным человеком, от него зависела жизнь воина. А уж в сложившихся обстоятельствах, к мастеру, изготовившему нечто новое и великолепное, проявить всяческое почтение никак не вредило ни делу, ни чести. Закончив с комплиментами, граф перешел к торговле.
   - О вашем достижении мне рассказал король, и вот я здесь. Я хотел бы купить черный клинок - с тем, чтобы сражаться на стороне Камбрии камбрийской же сталью.
   Кузнец пожал плечами.
   - Их трудно и долго делать, такие клинки. Возможно, этот меч пожелает приобрести сам Гулидиен?
   - О нет. Король совершенно точно дал мне понять, что хотел бы видеть это оружие в моих руках. Как еще один знак союза.
   В известной степени это была взятка: за то, чтоб Окта поднял все-таки собственное знамя. Вот они, плоды искусства дипломатии: подарок за то, на что ты бы и так согласился!
   - Хорошо. Я сейчас принесу клинок. Прошу тебя, граф, не заходи в мастерскую: несведущему человеку в ней находиться немного опасно.
   Лорн притворил дверь. Вызнали! Но - отдать черный меч саксу? Невозможно! Не исключено, что он предназначен судьбой в противники неоткованному. Новому Эскалибуру. Впрочем, выход нашелся быстро. Как всегда бывает, если выходы готовить заранее.
   Довольно скоро Окта, сияющий, как полуденное солнце, заказывал рукоять и гарду другому мастеру.
   - Это тот самый?
   Граф кивнул.
   - А он скорее серый. Хотя темнее обычного. Да, невозможно хорош! Что ж, ты получишь надежное оружие еще до выступления...
   Так и вышло. И теперь сварной меч, первый из своей породы, словно живой, просился в дело. Ему не терпелось испытать на прочность уэссекские кольчуги. Впрочем, испытание на поле боя должен был пройти не он один. Замыкала отряд упряжка с пожарным насосом. Пусть ни сама она, ни приставленные к насосу люди, не должна была увидеть саксов даже издали - неприятности саксам она сулила. Мелкие. Впрочем, это уж как повезет...
  
   А вот с Немайн дела у Лорна не задались. Сида, перво-наперво, протянула кузнецу холщовую суму. Пока тот пялился на оказавшуюся внутри кольчугу, коротко обрисовала заказ.
   - Это моя, - пояснила, - а надо переделать на сестру. На Эйру.
   Лорн открыл было рот, чтоб возмутиться. Он броней занимался редко. Тем более - такой рутинной работой, как подгонка кольчуги. Но - присмотрелся к доспеху, рот закрыл и торопливо согласился. Такой работы ему видеть еще не доводилось. И такого металла. Серебристый, яркий, с тонкой черно-угольной жилкой. Кольца - никаких следов клепки или варки. Все - цельнокованые. Мелкие-мелкие. Очень хотелось понять - как это сделано. Понятно, что сталь. Понятно, что варили ее очень похоже на то, как он - черный меч. И даже понятно - кто. Холмовые фэйри, некому больше! В груди зашевелилась гордость - он-то оказался не хуже мастеров волшебного народа! Но - как ковали? Как скрепляли кольца? На осторожные вопросы сида коротко повторила:
   - Это моя. Берешься? Нужно быстро.
   Искушение было велико. И все-таки Лорн сумел отказаться.
   - Быстро - не получится. Еще испорчу. Если позволишь, я сниму пару колец, посмотрю как изготовлены...
   - Некогда, - вздохнула сида, - моим ученицам нужна защита. И срочно. Через две недели нам в бой. Если повезет. Если нет - раньше. Щиты я уже заказала. Шлемы есть.
   - Ладно, - вздохнул Лорн, подозревая, что даже новенький стальной напильник может не взять эту красоту. Придется перетирать кольца точильным камнем, а потом поставить новые и заварить. Да и выковать такие маленькие колечки из, как это выяснилось, сидовской стали ему пока не под силу, - попробую. Но - наверняка станет не такой красивой... И это... У тебя вторая такая же есть?
   - Нет. Я сида. Я обойдусь. Анна себе, оказывается, еще месяц назад пластинчатую кирасу заказала. У мастера попроще. Ты ей не по карману, знаешь ли.
   Лорн пожал было плечами - и тут до него дошло. Первой мыслью было: сиды, как и большинство камбрийских рыцарей, предпочитают не нагружать себя лишним весом, который спасет - не всегда, а силы тянуть будет постоянно. В стране холмов и лесов никакая броня не защитит от стрел из засады. Но один взгляд на чудную кольчугу уверил в обратном. Сиды носят броню! Но Неметона, за болезнью да хлопотами, забыла о броне для второй ученицы. И теперь отдавала свою, чтоб не тянуть в сражение беззащитную. Сама же останется бездоспешной. Как отреагирует войско, если шальная стрела уложит Немайн на месте, мастер воображать не стал. И думать себе о таком запретил.
   - Знаешь, - сказал медленно, - не буду я эту вещь трогать. Не дело чужие шедевры похабить. Я другое думаю. Что, если я Эйре римский доспех сделаю? Лорику сквамату? Она, конечно, потяжелее выйдет - но и ученица-то посильнее тебя. А металл... Подожди-ка.
   Полез в подпол. Вытащил сокровище, развернул, рассказал о сомнениях. Немайн разглядывала вычурные узоры. А ведь не гравировка - природа.
   - Красивый... Нет, в переплавку жалко. И хранить нельзя - украдут. Но - можно продать его далеко-далеко. Римлянам. Они увезут меч в Африку, и там у него появятся свои хозяева, друзья и враги. Не наши, не британские. Там он попадет в совсем иную легенду - а он в нее попадет, достоин. При чем тут лорика для Эйры?
   - Я могу сделать еще такой слиток. Может, чуть хуже. Помнишь, ты с ребятней на Лугнасад город взяла? Так решетку при входе в подземелье поменяли. А старые прутья - мне снесли. Один хорошо зарос землей, сгнил. Из него должна неплохая сталь выйти. Пусть не специальная закладка, но лет двести ему есть. А потом отдам на перековку другим. Потому, что сам все сделать за неделю уж точно не успею!
   - Но чем тебе не нравится тот металл, что ты приготовил для меча? Он ведь лучше?
   Лорн оторопел.
   - Другого такого нет! И пророчицы твоей нет, кровь отдать...
   - Делай, как знаешь. Кузнец здесь ты. Но кольчугу сестре переделай. А лорику - мне. Ей-то в колеснице сидеть, за щитами. Топорами да копьями дотянуться трудно. Стрелу же эта кольчуга любую удержит.
   - А ты?
   - Я могу оказаться где угодно.
   Немайн лукавила. Бой есть бой, но место в сражении сида себе уже отвела...
  
   Она сидела, как положено - лицом к югу и окну, спиной к двери. Ступни старательно прикрыты подолом, руки сложены на коленях. Не узнать Нион в первое же мгновение оказалось невозможно. Зачем лицо, если есть дыхание?
   - Я пришла, - как будто и не шастала невесть где почти полтора месяца. - Я нужна, и я пришла.
   - А мне сказали - фэйри, - Немайн обошла блудную пророчицу кругом. Изменилась, и заметно. Особенно глазам. Длинные темные волосы аккуратно заплетены в косы. Древняя прическа воина. Тени под глазами, и складочки в углу рта прежде не было. Но и голос стал тверже. Взрослеет? Если Немайн от роду несколько недель, то и Нион, можно сказать, недавно вылупилась. До того жила, как в яйце - ни тебе внешнего мира, ни общения.
   - А мне сказали, война, - Нион хихикнула. - Ну, где ты, тихо не бывает. Знаешь, а хорошо, когда тебя кто-то слушает. А не только слушается. Надоело уже! - сердито стукнула кулачками по коленям, и тут же быстренько затараторила. - Нет-нет, что ты, я люблю командовать. Особенно - от тебя. Но грустно, когда все только смотрят в рот. Вот у тебя сестры есть, и родители. Я думала-думала, зачем? Теперь вижу. А у меня только ты. Та, что обещала меня слушать!
   И, похоже, совершила немалый подвиг. Что ж. Стоит продолжить в том же духе. Немайн коротко поклонилась:
   - Здравствуй, Нион, подруга моя, "я" мое второе. Почему не здороваешься?
   И услышала удивленное:
   - Зачем здороваться с той, с кем не прощалась? Ты же всегда со мной. Я - это ты. Хотя... Я ведь, и правда, желаю тебе здоровья, счастья, и всего того, что люди используют в качестве приветствий! Здравствуй, Неметона!
   - Я тоже желаю тебе добра, Нион. Очень прошу - не уходи больше так внезапно. И вообще - чтобы я могла слушать, ты должна со мной говорить. Встреча и расставание - более чем достойные причины, не находишь? Кроме этого, невысказанные мысли и образы размыты, колеблемы и неопределенны. Чтобы придать мысли четкость и понятную форму, мы используем слова. А потому, чтобы точно знать, что я думаю по тому или иному поводу, лучший способ - не пить настойку, а просто спросить.
   - Я поняла, - уныло сказала пророчица. - Я что-то сделала не так. Что?
   - Ты ушла, не попрощавшись и не поговорив со мной напоследок - и только. Все остальное... - Немайн хотела продолжить, сказав, что все остальное - личное дело Нион, девушки взрослой и самостоятельной, но не успела. Взрослая да серьезная девушка вдруг издала совершенно нечеловеческий вопль, от которого и в глазах потемнело.
   - А остальное правильно! - бедные сидовы уши чуть в трубочку не свернулись, пытаясь зажать сами себя, но все равно было почти больно. - Правильно! Правильно! Правильно!
   Девушка, распрямившись как пружина, подпрыгнула. На секунду мелькнули босые ступни. Не грязные, не исцарапанные, значит, к стенам трактира явилась обутой, но разулась, прежде чем лезть в окно. Немайн отметила для себя, что нынешнего стража нужно непременно отчитать за утрату бдительности - и тут ей стало не до наблюдений. В очередном радостном пируэте Нион не удержала равновесия и рухнула точно на свою богиню. Немайн такого не ожидала - в результате по комнате покатился комок из рук, ног и голов, размахивающий плавниками широких рукавов и возмущенно-радостно пищащий. Окончило свой путь странное существо, врезавшись в ларь.
   - Ууй, - Нион, стоя на четвереньках, попыталась разглядеть ушибленный локоть. Получилось настолько же удобно, как укусить. Потом посмотрела вниз. Внизу была богиня - разметавшая красные волосы по полу и странно обмякшая. На губах мерцала ласковая улыбка. Глаза словно пеленой подернулись.
   - Что с тобой?
   Неметона молчала. Молчала совсем - и устами, и в голове, только дышала глубоко, и смотрела. В глазах был какой-то смысл, но скорей животный, чем человеческий. Нион прижала кулачок ко рту, душа крик. Неужели у великой сиды снова будет это ужасное обновление? Из-за Нион-Луковки? Лучше не жить. Прыгнуть из окна вниз головой - в ад, где после смерти обретаются самоубийцы, и куда богиня, конечно, не попадет... Но сначала - сделать, что возможно. Например, перетащить Неметону на кровать. Наклониться. Ухватить под мышки. Тяжелая... Маленькие женщины столько не весят. Верно, божественная суть тянет. Или зверь внутри. Или...
   Рука Неметоны обвилась вокруг шеи. А в голове, в месте богини, было пусто, только смутные тени чувств. Образы.
   - Не молчи, - попросила Нион, - скажи что-нибудь.
   - Ты хорошая, Луковка. Ты красивая. Ты сильная.
   В голове проявился образ: маленькая, куда меньше себя настоящей, сида на руках у Нион. И обнимает за шею вот так же...
   - Не удержу, - выдохнула Луковка, - весишь ты много. Но дотащу... Сестер позвать? Мать? Врача?
   - Никого... - сида смотрела в потолок, изучала, как совершенно новое для себя явление. - Это тоже не болезнь. Это обнимки. Просто я в таких случаях обычно на сестре висю. Правда, ноги не слабеют...
   До Нион дошло. О манере сиды разводить родственные нежности с сестрами она была уже наслышана. Но - на этот раз Немайн восприняла свою жрицу разом как подругу - и как мужчину.
   Нион выросла в Анноне, где на трех женщин приходился один мужчина. Там идея о том, что девочке может понравиться другая девочка, не казалась ни экзотической, ни запретной. Нион наклонилась к богине - для того, чтобы немедленно быть ухваченной обеими руками за голову, поцелованной в нос и крепко-накрепко обнятой. Внезапно защипало глаза. Похабные мысли вымело из головы, словно спертый воздух в распахнутое окно.
   - Я - хорошая девочка, - сообщила на ухо богиня, - и ты тоже. Мы можем вместе смеяться и плакать, болтать и воевать, дрыхнуть в одной постели и делать кучу других разных дел. Но есть занятие, которому мы будем предаваться по отдельности - и исключительно с мужчинами. Причем с законными мужьями... Согласна? Умница! Но до чего странно я устроена: мужчине, случись что, могу дать в лоб. А девчонку - только обнять да приголубить покрепче, чтоб дурь выбило...
   Нион почувствовала, как напряжение - напряжение неправедности, да! - ее отпускает. А из глаз текут слезы, смешиваясь со слезами той, с кем она одно целое, навсегда и навеки - по сути, по правде, по душе, а не по плоти...
  
   Они стояли и смотрели. Любопытство, задор, ожидание, даже вызов. Они смотрели - и кого они видели? Нион стало немного не по себе. У каждого из тех, кого она привела к богине, сложился свой образ Неметоны - не такой, как у нее, а смутный, искаженный, неверный. Он может быть даже не похож на настоящую! Признают ли... Успокаивало, что у самой богини, похоже, особых сомнений на этот счет не было. Шагала бодро, весело помахивала ивовой веточкой. Увидев аннонцев, дернула ушами, склонила голову набок. Левая рука спряталась за спину.
   - Рада вас видеть, - объявила. - Я всегда рада людям, желающим со мной работать...
   Замолчала. Поворочала ушами, повертела головой. Теперь - знает всех. Внешне. Нион вдруг поняла - быть богиней не так уж и сладко. Слишком зависишь от людей. И каждый человечишка лучше тебя знает, что ты есть и что должна делать... Зато хорошо - крещеной сидой. Никто не возьмется говорить, что тебе следует делать, а уважение и опаска - те же. Немайн прошлась мимо своих адептов раз, другой. Молчала. Давала аннонцам к себе привыкнуть.
   - Ну, - спросила, - и как вы находите Неметону? Не больно грозная? Каждый из вас представлял меня иначе. Хуже того - представлял не меня. Сразу скажу: я не та, кому вы молились, приносили жертвы, о ком слышали в преданиях. Я - это я. Христианка. Хранительница правды. Дочь Дэффида Виллис-Кэдмана. Сида. Характер скверный. Не замужем.
   Нион только глазами захлопала. Вот так, прямо в лоб? И ведь прошло, прошло! Иные даже заулыбались. Значит, в главном - приняли.
   - Всем, кто желает мне помочь, я благодарна. Всех, кто имеет достаточно смелости, чтобы выступить против саксов, не будучи обязан к этому защитой родной земли - уважаю. Вы меня весьма порадовали. Слааавно! Не перевелись герои в Британии.
   Комплимент. А вот поклона - не заработали пока. Кроме первого, вежливого, при приветствии.
   - К сожалению, времени у меня очень мало. Потому я хочу, чтобы каждый из вас коротко, очень коротко, назвал себя. Кто он, что умеет, чем желает заняться...
   Немайн замолчала. За спиной громко дышала Луковка, изо рта явно поднимался невидимый еще людям парок. Вообще-то, конечно, сделала она все совершенно правильно: ухитрилась не сломать себе шею. Да и вернулась с прибытком. На самом деле - совсем не удивительно. Это для нормального общества она младенец, а для жреческих интриг - вполне зрелая подколодная змея. С очень небольшим практическим опытом, но выученная уж на таких примерах... Самый свежий случился прямо перед тем, как Нион сбежала от своих. Перед ее вторым самостоятельным выступлением. Первым было свидание с Немайн с глазу на глаз.
   Собственно, ей как раз ничего не грозило. Как всегда. Ее дело было подтвердить подлинность богини. Подтвердила. Против этого результата ни болотный бард, ни возглавлявшая экспедицию друидесса ничего не имели. Поэтому у глупенькой пророчицы, не умеющей лгать и притворяться, были все шансы выжить. Погибнуть она могла только в одном случае - если бы, зайдя слишком далеко в болото, она осталась без обоих кураторов. И выбраться не смогла. То, что девочка из золотой клетки в состоянии найти обратный путь сама, тем и на ум бы не пришло. А ей и правда пришлось трудно. Очень трудно. Но до болота не уйти было. Послеживали. Для проформы, не так, как друг за другом, вернее, враг за врагом, а как за скотиной смотрят. В болоте, пока шли по гатям - тоже. Кому, потеряв соратника в рискованной экспедиции, охота и за утрату ценнейшего инструмента отвечать? А пророчица второго уровня посвящения и была для аннонских друидов прибором... Немайнометром. Хорошим. Практически незаменимым. Слегка капризным - но точно в меру. В ту самую, которая не вызывает сильного раздражения, но только определенное уважение к норовистому аппарату.
   Немайн разговаривала с аннонцами - а у самой перед глазами, как наяву, стояла трясина. И Луковка, которая еще сама не поняла, что - все решила, и изнутри сосет душу уже не необходимость выбора, а сладкая тоска по мгновению, когда она, наконец, перестанет быть чем-то и станет кем-то. Начнет собственную игру. За себя и Неметону! Что для нее - одно и то же.
   Первое действие требовало одного - чтобы ее никто не взялся преследовать. Сколько времени она проживет, когда раскроется маскировка? Ровно столько, сколько понадобится каждой из грызущихся за власть над болотным краем клик, чтобы подготовить удар. Уж больно часто ей приходилось видеть такое, что не всяким взрослым адептам показывали. Глупенькая. Забудет. Не поймет. Молчунья, смотрящая внутрь себя. Не скажет. Одержимая богиней... Главное забывали - одержимая богиней мудрости и военных хитростей! А такая не может быть растением. Зато может обвешаться венками и веточками. Особенно старательно, если от этого зависит ее жизнь - и голос богини.
   За пока еще не своими врагами пророчица следила внимательно. Видела - бард-проводник проиграл, еще не вступив в схватку. Старуха - выигрывала. О, если бы их было двое... Но пророчица стала граничным условием. Проводник не мог себе позволить ни убить обеих спутниц, уж больно суровая проверка ждала б его по возвращении, ни совершить открытое злодеяние на глазах пророчицы. Вот подделать несчастный случай на тропе - это да, это пожалуйста. Пусть даже и весьма грубо - лишь бы сошло для единственной глупенькой зрительницы.
   Те четыре часа, что они шли по гатям, Нион - тогда ее звали иначе - запоминала путь, сочиняя внутри себя песенку про каждый поворот, каждую кувшинку. То была уже вторая песня, первую она сложила при выходе, но проводник выбрал новый путь. За этот путь она насчитала пять попыток покушения барда на друидессу. И совсем не исключала, что заметила не все. Во-первых, потому, что была слишком занята, запоминая путь. Во-вторых, следить приходилось за обоими спутниками. В-третьих, она очень устала! Привыкла-то к совсем иной жизни... К вертикальным складкам круглой бревенчатой комнаты, отделенной от помещений для прислуги - и соглядатаев - тремя пологами, а от святилища Неметоны - всего одним. К ярким тряпичным коврикам и мягким тюфякам на гусином пуху. К дрянному - это она теперь знала, тогда оно казалось древним и могучим - оружию на стенах. И к тому, что не она ходит, а ходят к ней - а ей приходится сидеть на пятках, пока не затечет нижняя половина тела. А иногда - и дольше. Когда заметно, что важные люди решают важные вопросы, не стоит какой-то девчонке путать их планы мелкими капризами. Если уж осмеливались иной раз слова богини перевирать - какое уважение они могли иметь к глотке, из которой эти слова исходили?
   А еще Нион привыкла к одежке из мягкого льна, к сухой! А еще к твердой земле, по которой можно ходить, а иногда, украдкой - и бегать. И к крыше, на которой можно лежать, рассматривая высокое небо. В те редкие дни, когда оно было высоким. Теперь Нион знала - небо над Анноном и верхним миром одно. А это означало, что Аннон никакой не потусторонний и прошлый мир. Просто медвежий угол, в который сбились лжецы, испугавшиеся нового Бога. И дураки, которых тем удалось обмануть!
   Обманутыми дураками Нион сочла не только крестьян, но и друидов младших ступеней посвящения. И даже богов. Которым явно рассказывали что-то иное. Ни шутливая Неметона, ни хмурый рыцарь Гвин, ни Талиесин, непоседливый бард, побывавший во всех местах и временах, достойных упоминания - никто из них не желал и не умел лгать. А сказка про то, что Аннон часть преисподней - ложь наглая. Настолько, что никто не осмеливался оспорить.
   Впрочем, про христиан она знала тогда только то, что к ним отправляют девушек, уродившихся со знаками принадлежности к иному миру: островатыми ушами, белыми или светло-русыми волосами, удлиненными кистями и стопами. И что выглядят они достаточно обычно...
   К месту вечернего привала, небольшому островку среди бескрайних хлябей, вышли еще засветло - и это позволило Нион решиться. Идти по запутанному маршруту впотьмах она бы не рискнула. А ведь уйти удалось не сразу. Пришлось подождать, пока разведчики не разбегутся по естественным надобностям. Друидесса поволокла было ее с собой, но Нион, вытянув натруженные ноги, заявила, что ей не хочется и вообще она никуда не пойдет. Если нужно - несите. Та осталась очень недовольна - оставаться одной было рискованно. Но прибор не к месту закапризничал и из самоходного разом превратился в непортативный. Не помогло ни постучать, ни потрясти, ни поуговаривать. Оставалось признать - неприятности накопились, то-то пророчица последнее время была шелковая, и даже на переходе по болоту - не ныла. Пришлось бросить ее около неразожженного еще кострища, аккуратно обложенного редким во владениях Гвина ап Ллуда булыжником: островок служил местом отдыха не первый год. Что было возле этих камешков потом, Нион не знала. Догадывалась - ничего хорошего. Уж больно старательно подделала следы борьбы и собственной гибели. А потом, осторожно, перепевая сложенную на пути туда песенку задом наперед, двинулась вспять по тропе.
   Выбраться на сухую землю засветло - не успела. Пришлось всю ночь простоять по пояс в трясине, лишь чуть-чуть переступая ногами. Как тут не простудиться! Какая уж тут борьба за души? Хорошо, ноги к Неметоне принесли - как больное животное к хозяину. А там - сперва сама болела, потом за богиней в обновлении ухаживала. И только потом выбралась-таки, чтобы доделать дело.
   Немайн напрасно опасалась. Идея о проповеди в скрытную головку ее второго я никем заложена не была, и новокрещеная преспокойно оперировала старыми, языческими понятиями. А потому и в мыслях не имела спасать, обращать или еще как-либо воздействовать на людей, не почитающих Неметону превыше того же Гвина и прочих богов. Власть над торфяниками ее тоже не привлекала. Пророчица хотела всего лишь вывести поклонников богини священных мест, текучих вод и военных каверз из ставшего вдруг чужим владения в дружественные земли бога христиан. Нельзя сказать, чтоб эта цель была лишена амбиций - Моисей желал точно того же. И отличие Нион от древнего патриарха состояло, пожалуй, только в масштабах: не 40 тысяч человек вывела, а два десятка, не сорок лет водила, а два дня. И совсем не по пустыне.
   Месяц ушел на другое: на осторожность.
   Первую неделю Луковка лежала в вереске у выхода с гатей. Ждала. Пропустила троих проводников. Двое - завзятые гвинопоклоники, третий шел не один, вел очередную "озерную" невеститься. Дело хорошее, и бард этот в святилище Неметоны хаживал, жертв не жалел. И если б он вел "озерную" в один конец... Но девка так уж беспокоилась, что стало ясно - на земли нового бога ее ведут в первый раз. Значит, и обратно должны вернуть. Лишние же глаза Нион были ни к чему.
   А вот четвертый сгодился. Подношения он богине клал маленькие, да больше не те, что денег стоят, а такие, которые найти можно: четырехлистный клевер, редкой формы камни... Значит, не считал себя ни друидом, ни воином, ни даже крестьянином. Просто человек, не желающий ни мудрости, ни славы, ни доброго урожая. Только немного везения. Вот ему и привалила удача!
   Вот он рассказывает о себе сиде. Спокойно, коротко. Так же невозмутимо он вел себя и тогда. Взялся рассказать верящим в Неметону, что им отныне следует обитать в ином месте. Кому - Луковка сказала. Предупредила, что нужно осторожно, с глазу на глаз. Тот слушал, кивал в ответ на ее несложные советы. И сделал все - своим усмотрением и лучшим образом.
   Скоро у Нион было несколько курьеров-связников, шалаш в стороне от торных троп, и немного еды. Много интересных новостей. Например, она теперь знала, чем закончилась история на болоте. И это знание поощряло осторожность. Ибо друидесса продемонстрировала запредельную силу, ухитрившись захватить своего противника живьем. Теперь весь Аннон знал, что бард за свои заслуги получил достойную награду: его отдали в обучение, с тем, чтоб помочь достигнуть первой ступени посвящения, минуя вторую! То, что процесс подразумевает строжайшую изоляцию от общества, никого не удивило. Живым - хотя и молчащим - барда, тем не менее, видели. Значит - или сонное зелье, или какое-то неведомое Нион колдовство.
   Понемногу к знанию стала прибавляться власть, незаметная, но пронизающая торфяники из конца в конец. Власть над ползающими, подобно гадам, между людьми тайными шепотками. И пусть друиды сказали, что пророчицу не пустили обратно старые боги - слух уверял, что она жива и соединилась с богиней. Понимай, как хочешь! Пусть огонь пожрал дом пророчицы и святилище богини-изменницы - слух напоминал, что ручьи не заткнешь. И что Неметона теперь заодно с новым богом. А уж у того храмов немало!
   Главное же, слухи говорили, что к богине, в новый мир, можно уйти. Не только рожденным для него "озерным". С ними-то ясно, они - дань, которую осколок умершего мира должен платить молодому. Теперь же новый мир открылся любому, кто почитает богиню...
   Аннон был землей Гвина. Неметону почитали больше из страха. И точно не любили. Кроме воинов и проказников. И вот теперь они изучали ту, которую так по-разному представляли, в то время, как она пыталась найти им применение.
   Двадцать человек. Сида спиной чувствовала самодовольный взгляд, которым Луковка ощупывала своих людей. Как же она ими гордилась! Каждым и каждой. А уж как сияла, когда объявила во всеуслышание, что привела на службу Неметоне двадцать человек. Как купалась в уважении, произошедшем от того, что она не сбежала, а выполнила задание. Как впитывала скрип зубов Анны, когда сообщила, что привела из Аннона тринадцать ведьм! Правда, среди них - только три слабенькие травницы. И - десять учениц, не достигших и первой ступени посвящения. Зато все рвутся в битву, и искренне полагают, что ведьма-недоучка стоит трех саксов. Ну, а кроме ведьм, Немайн довелось познакомиться с четырьмя болотными бардами-лучниками - и одной лучницей. Да двумя филидами-запоминателями, немолодой бездетной парой. Вот такое пополнение.
   Лучники - это было хорошо. Можно считать, тактическая разведка уже есть. Главный вопрос - хорошо ли ездят верхом? Плохо. Жаль. Но вообще - умеют. Травницы. Лучше бы хирурги. Но - лекарь есть лекарь, всегда хорошо. Филиды согласились остаться в Кер-Сиди. Война их не прельщала, зато идея заняться нотариальным делом пришлась по вкусу. Заодно они запишут все те сказания, что искони передавались только изустно. Пора заканчивать старый спор христиан с язычниками о том, что лучше - писаное слово или затверженное назубок. Лучше и то, и то!
   Что же касается ведьмочек...
   Немайн склонила голову набок.
   - Огаму знаете?
   Надежды на латынь или греческий не было.
   В ответ - дружный согласный хор. Все грамотные. По меркам седьмого века - сокровище.
   - Вот и отлично. Поможете моей сестре. Задание, каюсь, нудное, но нужное...
   Пополнение отправилось на дромон. А Немайн хлопнула себя по лбу.
   - Юпитер в созвездии весов, Солнце в седьмом доме... В общем, мы снова все вместе! Луковка, мне нужна твоя кровь.
   - Хоть вся!
   Вот ляпнула - правду, а богиня принялась немедленно объяснять и успокаивать.
   - Не вся, а сколько обещали кузнецу, помнишь? С Анны тоже причитается. Лорн, конечно, и так занят. Но что поделаешь - война...
   И кто придумал, что Неметона злая, а Немайн взбалмошная? Или это враги? А богиня, говорят, теперь жертвы берет только фруктами... Мясо же ест сама, совсем немного. И вообще - добрая. Не стала. Всегда была! Нет, подводить ее нельзя. Не потому, что страшна в гневе. Просто - опростоволоситься у нее на глазах стократ больней, чем отдать кровь по капле!
   Потом - скальпель, тазик с кровью. Ожидание. Важно прошествовавший мимо друид-вражина. Который, увидев зажимающих раненые руки ведьму, пророчицу и богиню, только крякнул понимающе. Утирающий пот Лорн. Который вышел из святая святых только через несколько часов. Присел рядом.
   - Не вышло, - вот и все, что сказал о своем неуспехе, который, может быть, предвещает падение Камбрии.
   - Ты так устал? - Лорн даже не кивнул. Какая разница, насколько он устал, если не удалась главная работа в жизни?
   - Немудрено. Ладно. Один меч, даже очень хороший, судьбу страны не решит, - Неметона утешала кузнеца, еще раз подтверждая добронравие. - И все же... Покажи, что получилось.
   Получалось-то поначалу хорошо. Плавка прошла отменно. Наблюдатель сидел тихо, прекрасно понимая, что вопросы следует задавать после. И боязнь ошибки, и восторг от послушности огня не помешали. Напротив - топливо, словно само собой, подсыпалось точно в меру, идиоты-подручные, в кои-то веки, работали мехами без нарекания. Слиток вышел коричнево-красный, будто предвкушающий купание в крови. Серебристый узор, напоминающий корни дерева. Оставалось - знакомое. Придать ему форму. Две формы. Одна - похожая на спату, "примерно вот такой длины, и более тонкий, можно с односторонним лезвием" - сида показала на себе, отмерив от пола немногим более двух с половиной локтей. И - кинжал.
   С кинжалом трудностей не возникло. Но у меча при закалке клинок "повело". Раненая рука дрогнула, и лезвие вошло в смесь из масла и крови слишком быстро. Мгновение - но клинок оказался слегка изогнут. Лорн без сил смотрел на изуродованную надежду. Пусть клинок не скрутило штопором, а слегка выгнуло в плоскости лезвия, и то ближе к острию. Пусть даже на нем заклятия сиды - какой рыцарь или король возьмет в руки кривой меч? Перековывать - металл потеряет свойства. Да и новую кровь для закалки где взять?
   - А почему не получилось? - спросила вдруг Немайн. - Это оттого, что вместо меча вышла шашка? Так она и колет, и рубит. Ну, не прямая. Но приноровиться можно.
   - Да кто ее носит-то будет?
   - Я и буду. Ты же мне оружие делал? Ну, вот и отлично. Мне ведь все равно технику боя под себя подгонять...
   Выхода у Немайн другого не было. Изначально вложенное Сущностями "искусство защиты" рассчитано на двухметроворостого детинушку. Но Лорн понял по-своему, переглянулся с друидом. Тот был доволен - пусть ему не сделать клинок на крови богини, но уж земные-то навыки он запомнил. А ведьмы с пророчицами пока и в Ирландии водятся. И ошибка оказалась вовсе не ошибкой. Сида под руку толкнула, не иначе. Именно для того, чтобы все поняли: меч ее. Та, кого христиане уже не смели обзывать Нимуэ, Девой Озера, на этот раз взялась за дело сама. Без королей, героев и прочего. А если учесть, что ей нельзя податься в королевы - возрожденная Британия обещала стать страной очень необычной. Впрочем, главное - чтоб жила. А вот для этого сама Неметона - лучший выбор!
   А еще, впервые, меч получил женское имя. Именно потому, что это оказалась "шашка". "Руд", от слегка искаженного "красный". Кинжал отдельного имени не удостоился, став "ап Руд". Стоило обдумать - не сохранить ли традицию.
   Впрочем, помимо возвышенных, в голове Лорна крутились и мысли попроще. О том, что сохранность секрета равно выгодна и ему, и друиду, а потому договориться несложно. Что с Немайн предстоит беседа потрудней - но не захочет же она вооружать новым оружием саксов? А значит, согласится допускать к секретам только людей проверенных. Создать гильдию, например. Гильдию литейщиков древесной стали.
  
   Комната казалась очень готической - и очень ненастоящей. Тусклый, переливчатый свет висел в прозрачном воздухе, не опираясь ни на пыль, ни на туман. В комнате стояли четверо. На каждого стоило посмотреть. Хотя бы потому, что собрать подобную команду вместе не всякая компьютерная игра осмелится. Плечистый гигант, несмотря на оливковый оттенок кожи, смотрелся сущим аристократом. Впрочем, позу ему диктовало тяжелое оружие на плече, а выражение лица объяснялось длинными клыками, торчащими из-под нижней губы. На деле в нем не было ни величавой напыщенности, ни надменной самоуверенности, ни презрения к низкорожденным. Не было - но вот подразумевались как-то. Несмотря на то, что сам Воин даже улыбаться пытался - правда, неловко, но искренне.
   Низкорослый человечек, которому в ролевой игре одна дорога - в работники плаща и кинжала, совсем не карлик, ибо сложен пропорционально, - в длинной и очевидно теплой одежде, в странной шапке, обмотанной вокруг головы - почти чалме. На поясе - те самые парные кинжалы. И многое - невидимое, но весомое - в складках просторного одеяния.
   Были и две девушки: ослепительная блондинка в офисном брючном костюме старательно делала вид, будто происходящее ее не касается. И правда, смотрелась она на фоне изысканной рунной резьбы по камню немного чужеродно. Вот богатый восточный кафтан клыкастого воина в фэнтэзийном интерьере выглядел уместно, а костюм коротышки если и вызывал диссонанс, так разве излишней достоверностью. Другая девица, темно-рыжая, в широком и длинном красно-зеленом платье, равно уместном в любой эпохе после изобретения ткачества, разглядывала собственные руки. Как будто мозоли на узких ладонях были гораздо интереснее происходящего в комнате.
   - Приветствую панство! В декабре в Праге холодно, - сообщил коротышка, зябко потерев ладонью о ладонь. - Интересно, во сколько любезные Сущности оценят жизнь Яна Гуса и отсутствие гуситских войн? Девчонки, что вы жметесь по углам? Слушай, чароплетка, не горюй! Мы, пожалуй, сумеем выжать и больше ста процентов. И вернемся в один мир - вчетвером!
   - Ты слишком много считаешь, - хмыкнул богатырь, - поспешать нужно медленно, и с удовольствием! Но выжать лишнюю сотню процентов мы с ассасином сможем. Ну, подзадержимся на годик-другой - так мы устроились неплохо. А у тебя как дела, рыжуня? Процентов одолжить?
   - Нет, - коротко буркнула та. - Должна сообщить пренеприятное известие, господа: вы остались вдвоем. Клирик выбыл.
   - А тут кто стоит? Дай-ка я тебя пощупаю...
   - Жить надоело?
   - Ну, хотя бы уши...
   - Тем более. Уши - это только для родных и близких... И - мне не до шуток. Еще раз повторяю: Клирик умер. От болезни, больше месяца назад. А я вот выжила. Для меня это и не болезнь вовсе... Похожа, понимаю. Но я не он! Не знаю, как так вышло. Заболел он - очнулась я. Кстати, меня зовут Немайн... Будем знакомы. Хотя и не долго: я намерена сообщить Сущностям, что возвращение в чужой мир и чужое тело меня не интересует, и, следовательно, всякое участие в их эксперименте я прекращаю...
   Коротышка, действительно отыгрывавший некогда в партии приключенцев Вора, разведчика и мастера ударов в спину отравленным клинком, недоверчиво хмыкнул.
   - Рыжуня, так ты что, теперь совсем баба? - спросил Воин. - Полностью и окончательно? Слушай, а давай попробуем? Ты орка, я эльфийку? Интересно!
   - Ты бы лучше за упокой товарища выпил! Чем так вот сразу пытаться переспать с его... - Немайн задумалась. Правда, а кто она Клирику?
   - С его анимой, - вставил Вор, и подмигнул.
   - Кем-кем?
   - А вот со Жрицей нашей. Она ж не просто тело. Она личность. Ну, как тебе лучше объяснить... Внутри каждого из нас сидит женщина...
   - Внутри меня никто не сидит. Тем более - женщина! Разве какой микроб... Но у микробов баб нету. Это я точно говорю. Они почкуются.
   - ... или глист, - вставила Немайн. У которой чесался не только язык, но и руки. Набралась! Хорошая камбрийская девушка за предложение в стиле поручика Ржевского дает промеж глаз - боевым топором! Может, именно поэтому тот же двор короля Артура и стал образцом куртуазии и почтительности к даме на многие века... Попробуй тут яви непочтительность, если дама и сама в состоянии за себя постоять - а оскорбленная родня не признает никаких поединков, кроме смертельных!
   Правда, всегда оставалась возможность откупить оскорбление. Которой обычно и пользовались в неприятных случаях. Другое дело, что Воин даже не заметил подколки.
   - Глисты обычно гермафродиты, - подхватил Вор, - так что...
   - Не, глистов у меня нет пока, - заявил богатырь, - у меня внутри среда антиглистовая. Не всегда, но обычно! А иначе никак - у этих косоглазых, я думал, они китайцы, а они нет - жратва у них такая, что без градуса никак.
   - Иными словами, ты пьешь... - подытожил Вор. - Вопрос - что? Поверь, пиво, мед и кумыс глисты перенесут гораздо легче, чем ты сам. Печени-то у них нет.
   - Так я самогон пью. И монголы тоже! Ну, эти совсем сволочь. Последний рис у крестьян отбирают, и гонят. Ну, мы с ребятами их режем. Что успели перегнать - пьем. Что не успели - раздаем народу. Я ж и не понимаю, что эти желтые там белькочут, но как от радости плачут - видел, и не раз. И команда моя растет! Сам ихний хан на меня войска посылал... А толку! Их много - мы на реку. Обычно в гаолян, но и в рисовых полях, бывало, отлеживались. Казацким способом. Камышинку в рот - и на дно. И хрен какой татарин найдет! Ну, тут они за свое - грабить и пить. Ну и мы за свое. Глядишь, отряда монгольского и нет уже. Другой посылают, побольше. А толку? Конец один. Одна беда - многовато народу становится. А рожи все похожие, и имена. Нет, они не китайцы. Стой, как же они себя-то называют-то... Минь-я? Я еще все время "меня" слышал.
   - Слушай, ну не было у монголов перегонки в тринадцатом веке
   - Не знаю. Но ведь есть! Хороший первач, градусов пятьдесят. Слушай, рыжуня, парень-то, что внутри тебя был, он правда - ушел? Совсем?
   - Совсем. Я - не он.
   - Значит, помянем. А ты - расскажи, чего он натворить успел! Чтоб мои герои узкоглазые знали, за кого пьют, по ком гуляют поминки. Или не знаешь?
   Немайн говорила долго. Стесняться не приходилось - речь-то шла не о ней. Приукрашивала, как могла, но старалась не привирать особо.
   Слушали. Даже Колдунья подошла поближе. Хотя губки и надула.
   - Правда, конунга завалил? Девкой?! А я к Батыю прорубиться не смог... Оглоушили из камнемета, - вздыхал Воин.
   - И что - зажал и скупил ниже себестоимости? Пусть только ткани! Все равно здорово. Интересно, почему Сущности ему такой низкий процент насчитали?
   - Хвастаемся? Возмущаемся? - Сущность на этот раз появилась незаметно и неслышно, повисла серебристым облачком невдалеке от компании. - Кстати, про процент могу рассказать. У Клирика он менее всего потому, что отнесен на ожидаемый срок жизни. То есть у кого больше времени на подвиги, с того и спрос больше. Так что, его шансы не хуже ваших.
   - У него нет никаких шансов, - тихо сказала Немайн. - Потому, что я - не он. Я - новая. Мне месяц от роду. Понимаете, я даже не могу ругать вас за то, что вы его убили. Потому, что тогда бы не было меня... А потому я просто сообщаю, что не хочу никуда возвращаться. Я сида, и мое место в Камбрии.
   - Надоел, - заявила Сущность. - Ну, если угодно, надоела! Все люди как люди, интригуют, воюют, пьют... А этот - эта - сутяжничает. Никуда Клирик не делся. Обновление мозга не могло затронуть личность. Никоим образом!
   - Но затронуло, - Немайн свесила уши. - Оно ведь рассчитано на личность сиды, а не человека.
   - А скорее, кто-то хитрый просто спрятался за это обновление, как за предлог, - буркнула Сущность. - Причем неосознанно. Но очень рационально.
   - Почему вы обвиняете меня в мошенничестве или сумасшествии? Неужели, когда я говорю, что я сида и женщина, я безумна? Проверить не можете?
   - Что проверять? Память? Вся на месте! Схема мышления? Прежняя! Ты помнишь все, что помнил Клирик до болезни. Думаешь точно так же. Ну и кто ты после этого?
   - Немайн. И я вовсе не думаю точно так же. Он таких вещей и думать-то не смог бы...
   И покраснела. То есть, полиловела. Колдунья пакостно хихикнула. Вор оттопырил большой палец, потом нагнул к себе недоумевающего Воина и зашептал на ухо. Сущность тоже оживилась.
   - А, ты про это? Да, мозг действительно избавился от некоторых комплексов. Приспособился, можно сказать. Тело заставляло быть женщиной. Сознание - противилось. И вот результат.
   - Именно. Он умер. Родилась я, - Немайн выпрямилась, чуть не на носки встала, голову запрокинула назад. - Как Афина, из головы Зевса! Я этим очень горжусь. И мне очень горько, что человека, который мне ближе отца, больше нет. Я ведь с ним даже не говорила ни разу.
   - Все можно поправить, - вкрадчиво предложила Сущность. - Я могу наложить твое сознание на аватару заново. Мы ведь его перед обновлением мозга записали. На всякий случай. Правда, при этом ты забудешь последний месяц жизни.
   - Нет. Если вы это сделаете, я умру, - Немайн стояла на своем. - А он снова будет страдать. Да, он предпочел бы мучиться, чем умереть, но я тоже хочу жить!
   Она покаянно развела руками.
   - У меня не хватает духа пожертвовать собой. Но... может быть, вы могли бы дать ему его старое тело? И отправить в контрольный мир, как Колдунью? Он же проиграл, не так ли? Да и в любой мир! Хоть бы и ко мне...
   - Чего захотела! - влезла Колдунья, - тогда лучше ко мне. Контрольной-то считается моя планета! И, как проигравшему, память об эксперименте ему стереть!
   Воин зароготал. Вор погладил бородку. Воздел указательный палец.
   - Вот она как выглядит, Вальхалла. Валькирии делят погибшего героя...
   - Я не делю! - Немайн и руки перед собой выставила. - В любой мир, лишь бы жил. Только бы жил, понимаете! И память стирать - неправильно, неправильно! Это ведь тоже часть его жизни.
   Сущность молчала. Видимо, думала.
   - Это нарушает условия нашего уговора, - объявила, наконец. - Колдунья права...
   Та надулась от торжества. Ненадолго.
   - ...она живет не в исходном мире. Просто ей достался мир попривычнее ваших. Из которого она не вернется. Ты же говоришь, что Клирик умер от болезни. Пусть так. Мы предупреждали - жизнь вокруг настоящая, и смерть настоящая. Мы четыре Земли создали с нуля! Коллеге вон звезды двигать пришлось для достоверности. Про генетику, которой довелось заниматься мне - просто молчу. А система инстинктов? Как мы с ней мучались! От человека удалось взять не больше трети. Остальное - росомаха, дельфин, гриф... Представляете, как мы это вместе сгоняли?
   - Не знаю как. Знаю - обеспечить бесперебойную работу мозга эльфийки на протяжении ее срока жизни вы не смогли. Да и в обновление Клирика загнали тоже вы - неверными данными о физиологии нового тела. Так извольте поступить с ним честно - верните хоть то, что отняли. Жизнь. И поселите на одной из этих четырех Земель. Или на настоящей.
   - Вот именно, и моя подойдет лучше всех.
   - Даже если он будет помнить? - спросил Вор.
   - Даже, - отрезала Колдунья.
   - Вы мне позвольте продолжить? - поинтересовалась Сущность. В ее голосе вдруг просквозил какой-то механический присвист. - Так вот: на настоящую Землю можно вернуть только победителя. Ошибка с данными о физиологии возникла под его - хотя я по прежнему считаю что под вашим, нажимом. В нормальных условиях мы с коллегой не ошибаемся. Лучшей физиологии под заданные условия сделать было нельзя... Нежелание возвращаться - ваше личное дело. Мы не будем на этом настаивать. Мы можем даже предложить вам другую награду. Например, замотивировать ваше присутствие на планете.
   Сида спрятала лицо в ладонях.
   - А это вы и так должны были сделать. Помните? Тогда, при самой отправке в прошлое? "Вы можете быть последней в роду?" Учитывая, как дотошно вы подошли к инвентарю и классу, создав мне несуществующее византийское родство, могли бы и кости окаменелые разбросать, помет, орудия первобытного и не очень труда, кострища... Так что - вот вам еще одна ошибка!
   - Что я слышу! Оказывается, иной раз и некоторые из моих коллег прыгают не выше головы! - появления второй Сущности никто не заметил, зато, появившись, она себя повела почти как газ: места не стало, а давление выросло. - Изволь исправить. Кроме того, я, в отличие от некоторых, имею склонность решать созданные мною проблемы, а не уверять всех, что их, видите ли, не существует. А проблема тут одна: эта девушка в плохом настроении и не хочет дальше работать! Вот уйдет в монастырь - и что ты будешь делать, а? Не умеешь ты награды предлагать. Все-то боишься отдать лишку! А тут щедрость уместна. Впрочем, вполне умеренная. Немайн! Хочешь, чтобы тебя считали сидой? Отлично. Да будет так. Хочешь, чтобы Клирик вернулся домой? Так доделай его работу!
   - И все? - Немайн просияла. Воин и Вор переглянулись.
   - И все. Наберешь сотню процентов, и мы оставим в покое тебя и твою Землю. Навсегда! А Клирика, в самой последней записи, вернем на исходную.
   - Но... - встряла было первая Сущность.
   - Какая тебе разница, кто наберет проценты? Кого тут только что несло: у нее память Клирика, мышление Клирика...
   - Приемлемо, - подумав, согласилась первая Сущность. - Эксперимент прерывать - не дело. Да, все-таки есть в тебе некоторый научный артистизм. За что и терплю.
   А Немайн аж подпрыгнула от радости. И в ладоши захлопала.
   - Это - Клирик? - вопросила вторая Сущность с интонацией вскрывающего вены ритора.
   - По всем графикам - да, - отрезала первая, - И вообще, мы отвлеклись, - голос желчно-ядовитого стал сухим и безжизненным. Зато куда-то исчез механический поскрип. - Итак, подвожу итоги последнего месяца. Воин: семнадцать целых и восемь десятых процента. Вор: шесть целых и три десятых. Кли... Немайн, в пользу Клирика: три процента ровно. Все. Старые знакомые могут побеседовать между собой.
   - А я? - пискнула сида.
   - А ты возвращайся-ка к себе!
   Перед глазами Немайн вспыхнула чернота, обратившаяся вдруг красной вышивкой на подушке, и лукавыми лучиками лунного света, щекочущими в носу. Сида дважды неровно вдохнула и издала звонкий чих. Начиналось новое утро, заполненное хлопотами, которые отныне предстояло нести за себя и за того парня. Ухитрившегося стать ей пятым - после Сущности, великого сида Ллуда, императора Ираклия и Дэффида Вилис-Кэдмана - отцом.
  
   Спустя неделю после отбытия сиды из Кер-Мирддина выступило ополчение - стук копыт тонул в скрипе телег, рессорных повозок под весь обоз сделать так и не успели. От принца Риса прибыл первый посыльный. Его слова разгладили лица воинов, а в Гулилиена словно стальной стержень засунули - стал гибок и тверд разом. Слова были такие: "Никаких несчетных легионов. У саксов шесть тысяч пехоты, из них не больше пяти сотен лучников. А еще у них была конница! И даже есть пока. Сколько точно - не знаем. Теперь - не больше сотни. Очень прячутся!" Гонец сперва, конечно, рассказал королю. А потом и перед всем войском провозгласил.
   По рядам ополчения немедленно покатились шепотки, да с оглядкой на священников. Огромное войско, одна мысль о котором лишала воли и надежды, с прибытием сиды превратилось в большое. Просто - большее, чем у Диведа. Победа над которым потребует мужества и мудрости, труда и крови. Но не чуда. Теперь у камбрийцев появилась надежда. Мало-помалу переходящая в уверенность. В конце концов, Гулидиен пока показывал себя только с хорошей стороны, значит, и воевать должен неплохо. И - после явления сиды ни одной дурной вести. Зато хорошие - не замедлили! Примчались гонцы из Брихейниога и Кередигиона. Первые сулили выставить полное ополчение, вторые, оправдываясь тем, что очень уж путь далек, обещали прислать часть дружины. В условиях союза между Диведом и Мерсией, беспокойный сосед решил не рисковать, и поставить на славу, удачу и правду против числа, ярости и измены. И часть дружины, около сотни опытных всадников - это было хорошо. Очень хорошо. Потому как ополчение собирать - долго, да идти... К тому времени, как подоспеет такая подмога, саксы уже возле Кер-Мирддина будут. А Гулидиен не таков, чтобы отдать свои земли на разор. И если уж он готовился идти навстречу пятнадцатикратно превосходящему врагу, что говорить о почти равных силах?
   Всякий скептик, который сказал бы, что саксов изначально и было именно столько, рисковал целостью лица. Других аргументов не находилось. Долго. Начали вспоминать старые сказки. Вот тут выяснилось, что местные, пусть и обританившиеся, ирландцы все-таки понимают ситуацию немного иначе. Другие сказки в детстве слушали! Начались споры - веселые. Сразу, как только король объявил о вероятном числе врагов.
   - Всего шесть тысяч! Она скукожила саксов! - на радостях заорал один из пращников-ирландцев.
   - Не скукожила, а уполовинила! - откликнулся кто-то из горцев. - Скукожила, это если б сами саксы стали меньше... И вообще, слово какое-то легковесное!
   - Хорошее слово, веселое... Как и сама Немайн. Очень к шуткам ее подходит. Она ж любит это дело, скукоживать. Вы что, истории про мужа-неряху не слышали?
   - Ты рассказывай, не спрашивай. Все одно еще топать и топать.
   - И то верно. Дело было так, - ирландец приободрился. Раз уж даже свои на древнюю побасенку не закричали: "Старо!", значит, история пришлась к месту. - Немайн тогда еще в Ирландии жила. Где точно, и не упомню. Не в Уладе, конечно. Скорее всего, близ Шенрона - место самое ее. Водное. Ну, а какой народ там - сами знаете. Ленивый, да хитрый. Может, и ленивый оттого. Ну да при лености и хитрость не спасает - живут бедно. То есть, даже по ирландским меркам. По нашим - вовсе нищета! Вот и у той семейки, о которой речь пойдет, даже котла большого не было. А временами - нужен. Земля там бедная, болотистая, так что даже родичам приходилось селиться довольно далеко друг от друга. Одно на всю округу сухое место и есть - и то сидовский холм. Вот жена и решила - чем к родне за трижды три мили топать, да котлище увесистый потом столько же на горбу тащить, не проще ли постучаться в холм?
   Стучаться оказалось особо некуда - ни двери, ни норы. Ничего, лень да наглость - смесь адская. Принялась нахалка громко топать, да звать-кричать. Вот тут...
   - Тут ее и скукожило? - разулыбались камбрийцы.
   - А вот и нет. Открылся холм-то! И выглянула оттуда сида, рыжая, да ушастая... - ирландец и сам не заметил, как старый, с детства неизменный, образ, вдруг слился с виденной редко да мельком настоящей сидой, - да малая ростом. И спросила сурово так: "Чего буянишь? Чего пляшешь у меня на потолке?" А ленивица и говорит: "Котел вот одолжить хочу, Добрая соседка. Большой. Чтобы наварить еды на праздники, и чтобы на несколько дней хватило. Сама знаешь, Белтейн, он длинный." Сида ее пожалела - как же, бедняжечка, совсем-совсем не у кого котлом одолжиться, только в холм стучать - и вынесла ей котел. Сама - ну видели - маленькая-маленькая. А котлище - большущий-пребольшущий! Тащит, пыхтит. "Вот, говорит, доброй соседке от Доброй соседки. За то, что нас не забыла, да не стала дразнить обидными кличками. Бери. Не насовсем, правда - после праздников вернешь. Я-то одна живу, мне кормить некого..." И пригорюнилась этак. И в холм ушла. А довольная жена потащила котел домой, и все радовалась, какой котел ей хороший достался - целиком медный, только ручки бронзовые. Весь в литых зверях, а зверей таких и нет теперь, допотопные, видать. И уж так была она довольна, что, как еду готовила, лениться забыла, а так-то она была повариха изрядная! Так что отпраздновала та семейка Белтейн на славу. А на последний день вымыла жена котел, да потащила его на холм - возвращать.
   - Тут ее и скукожило? - торопили слушатели. А вот сказитель не торопился.
   - Да нет. Все хорошо было. И даже кричать и прыгать особо не пришлось - появилась наша рыжая. "Слышу-слышу", - сказала, забрала котел, похвалила, что надраен до блеска, да и была такова. Но день длинен, а год короток - вот и Лугнасад на носу. И снова надо бы просить у родни котел, да тащиться, да, наготовив, сразу и возвращать - родне-то нужен не меньше, а одалживают котлы близ Шеннона вперед - чтоб хоть в начале праздника горячего поесть. Потому не отдать котел вовремя - большой проступок. А маленькая сида - одинокая, ей котел и после праздников хорош. Так что опять ленивица наша отправилась к сиду Немайн. На этот раз ей и вовсе кричать не довелось. Подходит к холму - а у подножия уж сида с котлом. "Здравствуй, - говорит, - соседушка, хорошо, что ты пришла. Вот котел." "А как ты узнала?" - спрашивает жена. "А по шагам тебя услышала, - говорит сида, - У меня же ни слуг, ни скота, только трава над головой, да полоска ячменная. А еще барсук в кладовую лазить повадился, негодник. Его и выслушивала, а услышала тебя. И хорошо, не пришлось тебе наверх тащиться!"
   Ну, ленивица только порадовалась, поблагодарила, поболтала даже немножко - да и домой. Настроение стало лучше прежнего - кругом-то лето, птицы поют, прогулка не далекая, и даже на холм лезть оказалось не надо! И приготовила она все вкуснее вкусного, и радость была в доме. Потом, правда, котел пришлось назад тащить. А котел большой-большой, тяжелый-тяжелый. А холм крутой-крутой, а ножки гудят-гудят. Вот и бросила она котел у подножия холма. Решила, что сида сама свою посудину заберет.
   - Тут ее и?
   - Нет, - ирландец хохотнул, - ничего с ней не стало. Ночь за ночью, день за днем, да наступил Самайн. Снова котел понадобился. А в эту ночь, сами знаете, все нормальные люди по домам сидят. И мы теперь знаем, зачем. Вдруг кто из сидов озвереет? Вот. Но Немайн оказалась в себе, и ленивицу нашу на половине дороги встретила. "Я, - говорит, - решила, что ты приболела. Раз уж котел на холм затащить не смогла. А праздник есть праздник. Ты как, выздоровела, соседушка?" А соседушка ни жива ни мертва. Сказать, что да, что нет - никак нельзя, сида ложь почует. И будет тогда ой. Даже - ОЙ. Но - вывернулась. Сказала, что сейчас здорова. И это было правдой! Она же и правда была вполне здорова, а про то, что с ней раньше было, просто промолчала. Тут сида ей отдала котел и была такова! Веселый Самайн получился. Но уж не столько вкуснятина радовала, сколько потешала глупенькая сида. Которая половину не слишком и близкой дороги от сида на себе тащила огромадный котел. Маленькая такая, да не слишком сильная.
   Вернуть посудину, правда, пришлось как должно, и даже на холм затащить: сказалась здоровой - дюжь. А ленивице уже и это в тягость показалось. Так что решила она, что уж на следующий раз и пальцем не пошевелит! Следующий раз, долго ли, коротко ли, а подошел. На Имболк в том году даже снег лег. Вот как холодно было. Вот и решила ленивица сказаться больной. Мол, я к соседям в гости загляну, а к сиде на холм пусть кто из детишек сбегает. Ребятенка своего пришлось обмануть - сказали, что мамка к травнице ушла, лечиться.
   Немайн лжу и не почуяла, в голос болящую пожалела, да сама котел и принесла. До дверей! Уж как та семейка веселилась да ухохатывалась - надо же, древняя сида у них на побегушках. Уже и придумали, как дальше быть - мол, малышне достаточно прибежать, сказать: "Как в прошлый раз!" И ведь никакого вранья - ленивица опять к соседке уйдет! И пусть сида обратно посуду волочет! Только жене и этого мало показалось. Решила она и мужа обмануть. Да и убежала в гости, котел не вымыв. Дело-то зимой было, вода ледяная, греть - дрова расходовать. А котел жирный, оттереть нелегко. Муж посмотрел-посмотрел, да и решил - посуду мыть - работа женская. Не хочет жена - значит, придется делать сиде. И так уж себя настроил, чтоб помереть, а котел не мыть.
   Тут и ушастенькая под окном нарисовалась. "Ну, где моя подружка?" - спрашивает. Муж, как уговорено, плечами жмет: "Как в прошлый раз!" - "А что котел весь в сале?" - "Так не мужское это дело, посуду мыть! А жена приболела... Выздоровеет - все перемоет. Хочешь - жди, не хочешь - мой сама." Удивилась сида. "А в походе как?" - "Ну, то в походе, а то дома." Вздохнула Немайн. Грязный-то котел в холм волочь совсем неловко, да и одежду перепачкать недолго. Опять же, подруга приболела. Надо бы и помочь. "Вода, - спрашивает, - в доме есть теплая?"
   А мужу лениво дрова таскать было. Так что подогрел он не бочку, не бадью, и не ведро даже. А так - кувшинчик! Сида посмотрела - да и махнула рукой. Мол, хватит. Руки на груди сложила и запела. Муж ленивый, конечно, в окно... Но ничего, успел, страшного с ним ничего не стало. Даже увидеть успел, как вся посуда в доме маленькой стала. Даже и не детской, а вовсе как для мышей! Сида все помыла - кувшинчика как раз и хватило, котел свой в кулачок зажала, да и была такова. Тут и жена от соседей вернулась. Глядь - а все ее хозяйство - было обычное, стало кукольное. Забыла Немайн посуду обратно увеличить. Ну и ленивица про все забыла. Юбки подобрала, да побежала к холму ругаться-свариться. А там голо, пусто, ветер свищет... Покричала - никого. Стала прыгать-топать. Сида и выглянула.
   Ну ленивица ругать подруженьку. Мол, сделай посуду такого же размера, как и все остальное! А та только стоит себе, слушает. Потом и говорит: "Как-то ты выздоровела быстро, соседушка. Чем недужила то?" Так жена и попалась. Ведь что ни скажи - лжа выходит. Увидала сида, как над ней насмеялись, рассерчала. Ленивица - ни жива, ни мертва. Немайн же говорит. "Ладно. Ступай себе домой. Будь по твоему, будет тебе посуда такого же размера, как и все остальное! И докучать мне отныне не смей! Шаг на холм ступишь - косточек не соберешь. Ясно?" И глазами сверкнула так, что ленивица под гору кубарем покатилась...
   Бросилась бегом обратно домой. Рада-радешенька, что жива осталась. Но на полпути поуспокоилась. И тем себя за страх утешала, что, пусть за котлом ей теперь снова далеко ходить, зато над сидой-судомойкой вся Ирландия смеяться будет. Вот и к дому подошла, а дома то и нет. Пригорок - тот же, деревья - те же, колодец на месте, поля, мостик - все есть, а дома нет. Закричала. Забегала - да тут и споткнулась: стоит домишко, никуда не делся, только размером стал с пенек лесной. Сида не посуду увеличила, а скукожила и дом, и мужа с детьми. А сама ленивица осталась и без посуды, и без дома, и без припасов. Да, в общем-то, и без мужа. Уж как она до следующей ярмарки перебивалась - никто не знает. А только на ярмарках Коннахта да Мунстера на домик с карликами лет тридцать смотреть можно было. И им, и жене их и матери на прокорм хватало, да и трудиться особо не приходилось. Вот только смеялся народ совсем не над сидой...
   Тут хмыкнул один из камбрийцев.
   Громко и насмешливо.
   - Сказка хороша, да не к месту рассказана. Если б Немайн уменьшила самих саксов, а не их число - вышло б по-твоему, что скукожила. А так - не получается. И вообще, у вас, в Ирландии, она была помоложе, понасмешливей, да, поди, и не такой искусной. А что она на самом деле утворила, это вы из моей байки поймете. История-то свежая, хоть я и не застал тех, кто все видел своими глазами, но деду своему доверять привык. Да и на кладбище ходил. На новое, христианское. Камни смотрел, проверял. Все верно.
   - Что-то невеселый у тебя рассказ выходит, - упрекнули его, - начал и то с могилок.
   - А Неметона и была невеселая, - отвечал тот, - сейчас вот, вроде, приободрилась. И то хорошо. Не везет ей, видите ли. Уже и в ирландской-то басенке, заметьте, одна живет, да к первой встречной дуре благоволит - просто ради того, чтоб раз в полгода было с кем словом перекинуться. Ну, на западе привыкли все, что она веселушка да проказница. Так и понимали: кашляет - смеется, плачет - притворяется. Того не понимали, что покровительнице рек жить в холме, да к воде не выбираться - пытка. А прочие сиды ее договор с людьми исполнять принуждали. Опять же, внучатая племянница жениха отбила. Ну, она в Британию с матерью и подалась. А толку? Мать пристроилась в королевы, детей начала рожать от местного короля. А Немайн сиди, ройся в книгах, как моль! Опять ушла, присмотрела себе местечко - как раз на Туи, нравится ей у нас - воду привела к порядку. Болота тогда совсем ушли, зато луга да поля родили, как в сказке. Тут ей Мерлин повстречался. Неметона его полюбила, а тот любил только ее секреты. Настолько, что и бабой сделать забыл. Ну какая такое перенесет? Чем закончилось - это уже все слышали. И старинное, и свеженькое, из первых уст. А сида совсем пригорюнилась. Реку илом стало заносить, болота наступили...
   Потому как сида дело не делает, сидит в камышах, как цапля, в воду смотрится. Все пытается понять: чего в ней не хватает? Там себе парня и насмотрела - не ангела, не колдуна с демонской кровью - обычного охотника, что бил уток из лука. Вылезла, заговорила... Тот - ни жив, ни мертв: узнал, конечно. Простая фэйри по болоту, аки посуху, ходить не сможет. А потому - мямлит, мычит что-то...
   - И не влюбился? Это ж сида!
   - А ты влюбился? Ты ж ее видал. И как? То-то. Опять же, Медб не свела с ума своих подданных, да и Бригита среди людей прижилась. Похоже, как раз великие сиды и не умеют в себя влюблять. Иначе и тому же Манавидану не приходилось бы притворяться чужим мужем. Так что - посидели они на кочке, как брат с сестрой, ну да она и этому рада была, просила еще приплывать. Тот - обещал, лишь бы вырваться. А слово нужно держать. Правда, охота у него пошла - заглядение. Еще бы: вода по слову Неметоны уток за лапки хватала, да со всей округи и стаскивала. Стрелять, правда, приходилось - уж больно сиде нравилось, как ее парень уток бьет влет. Наоборот, запускала их сложненько, чтоб мастерство показал. Но мазал он редко. А дичь у него была всегда.
   Стал парень завидным женихом - с такой добычей, да и собой недурен. И девушки старались ему глянуться. Одна таки глянулась. А сиду, что ждала в заводях, он тогда уже как товарища по охоте понимал. И только, значит, собрался будущим своим счастьем похвалиться хотел, как этот дружок и говорит: "А мы с тобой уже почти год знаемся. Нехорошо как-то, да и скучно! Давай-ка, женись на мне!"
   А у охотника любовь! Сказать - боязно. И даже не оттого, что Немайн великая сида. Просто - не посмел отказать в глаза. А тот, кто его за это осудит, верно, не имеет понятия ни о любви, ни о дружбе, ни о совести. Другое дело, что побоялся родителям да старшим клана рассказать, но и тут парня понять можно: как услышали бы, что есть возможность с великой сидой породниться, вряд ли устояли б. Оно и правильно - только вы попробуйте поперек страсти стать! Но был один человек, кому он правду рассказал. Ну да, той девице, что завладела сердцем. Не сказал только, что виды на него имеет великая сида. Пугать не хотел. Та ж его цап за руку - и к родителям. Сперва к своим, а там, всей родней - и к его. Мол, решайте, кто вам милей, соседи старые иль нечисть болотная. Ну и поросенка с собой прихватили, по поводу.
   Ну, тех "нечисть болотная" как раз заинтересовала, и весьма. Невесту-соседку они знали хорошо и где-то даже любили. Но известная вещь и цену имеет привычную. Тут же назревало непонятное да интересное. Озерные, например, вполне неплохи, девки как девки, мужей любят, приданое - на загляденье. Колотушек, правда, не выносят. Но и это не беда - жених-то телок телком. Знай, мычит под нос - на вопросы в лоб-то. Растерялся, да. Тут отец его и приговорил: "Иди завтра на речку, да веди сюда зазнобу камышовую. Посмотрим на нее. На что похожа, чего умеет, какое приданое. Тогда и решим."
   Делать нечего - пришлось идти. Сида как услышала, обрадовалась, засобиралась: пояс поправила да тростинку изо рта сплюнула. Воительница! Такая и пришла: подол до бедер мокрый, на боку нож, в руках острога да три рыбы - потому как она рыбачила как раз, а что ей рыбалка - вода сама рыбин подтаскивает, всех дел - заколоть, чтоб не бились. Рыбы же были - сомы вековые, каждый длиной в Неметонин рост. Но она их за хвосты, да через плечо - и потащила. Так и явилась. "Вот, говорит, мой подарочек!"
   Стали ее спрашивать-расспрашивать: чего в семью принести может. Выяснилось - все у чудушка камышового для жизни семейной припасено по обычаю. И котел есть большой, и жаровня для круглого очага, и вся посуда. Причем бронзовое все, или медное, или хоть глиняное. А у соседки, пусть с приданым тоже порядок, да тарелки деревянные, а вилки двузубой для трапезы героев и вовсе нет! Вышло, что нечисть речная побогаче будет.
   Стала невеста соседская считать скатерти с простынями, да платья с рубашками. А невеста камышовая - нож показала из доброго железа, да острогу. Да повинилась, что булаву, пращу и копье с собой не взяла. Опять вышло по ее: скатертями, случись что, сыт не будешь. Рыбалка же, охота и война хотя и неверный, но хлеб.
   Неметона уж поняла, что двух невест заставили за жениха биться. Противно ей стало. "Почему, - спрашивает, - самого жениха не спросили?" "Спросили, - отвечают родители, - Еще как! И учли. Так что хочешь замуж по родительскому благословению - старайся, не хочешь - топай в осоку, никто не держит. А сроку спору вашему - от Белтейна до Самайна".
   И стали невесты спорить. А родители и рады - всю работу на девиц перевалили. Но если соседская могла скот пасти да лошадей обиходить, то камышовая встала за борону. И так поле подняла, что все диву давались. Соседская взялась шить да вышивать - камышовая принялась лепить горшки. И вышло лучше городских! Соседская жать - камышовая косить! Соседская стирать - камышовая притирать жернова. Соседская прясть - камышовая ткать. И все, что ни делает соседская - хорошо, а все, что камышовая - лучше не бывает. Даже матушка соседской повздыхай, да скажи: мол, будь камышовая парнем - цены б не было. Зато и приметила кой-чего. И дочери нашептала.
   И вот на Самайн, как уже принялись за обильную трапезу, и полуневест к делу приставили - соседскую перемены носить, камышовую - пиво разливать, соседская невеста и скажи: мол, работа дело доброе, но не будет хорошей женой та, что веселья не знает. Что не поет - ни за трудом, ни в праздник! И песенку запела. И все взялись подпевать, и парень, что ее любил, тоже. "Ну, я повеселить людей тоже могу", - отвечала Неметона, и стала истории рассказывать, да такие, что все со смеху покатывались, а парень, которого она любила, сполз под стол.
   Тут соседская и скажи: "А я могу песню с шуткой совместить". И снова взялась петь. Вот только обычно на Самайн такое не поют. Песенку-то монашек какой-то сочинил, чтоб народ от старых богов вернее отвадить. И все-то они там были глупы да потешны. И глупые люди слушали, и чуть не лопались от хохота, и не замечали, что маленькая камышовая дрожит вся, что кулачки сжала, что губу клычком разорвала. Вот уж и про нее хулу поют - а жених знай смеется. И пивом смех запивает.
   Повернулась Неметона к дверям. Решила уйти тихонько. Тут бы соседской и замолчать - да победу свою та почуяла, решила погромче спеть, камышовой на дорожку. Как раз куплет про Дон попался. Вот тут-то и развернулась камышовая - подбородок в крови - губу прокусила, рука на ноже. Запела.
   А потом вышла. Навсегда.
   - А где уполовинивание-то? - удивился кто-то из ирландцев, - Про песни мы и сами знаем!
   - Потом было уполовинивание, - пояснил рассказчик, - позже. Соседская-то невеста как стояла, так и померла. А парень, из-за которого весь сыр-бор случился, через неделю повесился. Похоронили их рядышком - только ее внутри церковной ограды, а его сразу на другой стороне. Многие хотели жилище Неметоны отыскать, поквитаться за жизнь родни да за испуг, но дальше разговоров дело не пошло. Потому как вдруг забыли, чьего рода и клана были охотник и соседская невеста. Причем от нее хоть камень остался с именем, да кой-кто помнил, как ее на улице видел, или у колодца. Ну и история эта. А от охотника - ничего. Даже холмик могильный исчез, как не было. Не рождался, мол такой... И все. Вот я и думаю - может, иные из саксов тоже - просто не родились?
   Тут и припомнились объяснения кэдмановской ведьмы про подземный ход: и стало так, что ход был всегда. Захотела сида сейчас - его римляне прорыли. Двести лет назад. Теперь выходило - то ли к Хвикке приплыло поменьше ладей, то ли детей в прошлые годы уродилось поменьше, то ли думнонийцы побольше уэссексцев положили. Оттого, что на минувшей неделе Неметона сказала: да станет саксов меньше! И еще пела у себя в холме. Бывшем Гвиновом. Колдовское место! Все знают - сила сидов, она связана со временем. Но раз церковь ничего дурного в этой силе не нашла - оставалось радоваться, что Немайн есть на свете!
   Так что настроение с каждым днем росло. А если у кого и портилось, такому живо напоминали: Неметона собирается принять участие в битве. Сама. Несмотря на то, что уже сделала для победы вполне достаточно. Не ее это дело, мечом махать. Но - хитрая она. И потому даже как простой советник при короле - полезна. Опять же, если дело обернется вовсе плохо, может и песенку спеть!
   Дошло до того, что к королю начали заглядывать доброжелатели - как из родни, так и из ближней дружины. С намеками. От которых король хмурился. Но терпел. Потому как напрямую ляпнуть:
   - Да бросай ты сохнуть по своей гордячке, женись на сиде! - осмелился только Рис. Любимый из братьев. Как раз прискакавший согласовать сдерживание. Саксы подходили к развилке трех римских дорог, каждая из которых вела к Кер-Мирддину. Пора было решить - на какой встречать. А для того - показать, что на ней главные силы. Саксы не могли не ухватиться за предложенную битву - в тылу у них приходил в себя Гвент. Так что была нужна демонстрация. Торжественное выступление к границам королевства по той дороге, на которой окажется облюбованная для боя позиция.
   Обсудили. Выбрали самую южную, прибрежную. За стоящий на самой границе римский земляной форт. Всегда приятно зацепиться за укрепление. А потом Рис ляпнул про женитьбу, и немедленно был ухвачен за грудки. Увидал вместо родного лица зверообразную маску. Но Гулидиен посмотрел брату в глаза - и бешенство потухло. Сердиться на брата король просто не умел. Особенно когда он смотрит так вот честно: мол, за тебя умру, а говорю, что думаю. Как достойно рыцаря.
   - Вот я б тебя стал уговаривать с женой развестись, - буркнул король, плюхаясь в складное кресло: без спинки, только две крестовины, между кусок полотна. Удобная в походе вещь, - мол, фермерская дочка... Ты бы что сказал?
   - Что это невозможно, - спокойно парировал Рис, - мы венчаны, значит, мы теперь один человек. До смерти, и в смерти, и в жизни вечной.
   - А если б я тебе предложил с ней расстаться до свадьбы?
   - Так предлагал! Но я с тобой не согласился.
   - Вот и я с тобой не соглашусь. Тем более, что та же Немайн нам уже напророчила счастье. Если с войны вернемся.
   - Это как?
   - А вот так. Сказала - если Кейндрих бросится отбивать меня у нее, значит, любит. Сам знаешь, отбить возлюбленного у сиды обычная женщина не может. Епископы не всегда справляются! И уж коли бросится творить невозможное... Кстати, сэр Кэррадок-то прав!
   - Ты о чем?
   - Да все о том же, братец. Об ушастой нашей. Когда это хворое дитятко мне на шею повесилось, я чуть не рухнул. Весит она, будто ростом с меня. Истинным ростом. Просто ей нравится быть такой, как сейчас. Или удобно. Вон, один рыцарь влюбился - хлопот выше кончиков ушей. А если б вся дружина? Кстати, все удивляются, что твоя в поход не увязалась. Несмотря на все хлопоты дома.
   - Она очень кстати забеременела, - сообщил Рис, король немедленно заговорщически подмигнул, - так что придется ей остаться, и не дома, а в Кер-Мирддине. Я право, думал и про Кер-Сиди, но сида своего маленького в столицу привезла. Значит, там крепость еще слабая. Опять же, к южному тракту ближе. А значит, случись что, враги туда раньше доберутся.
   - Но броню напялить заставила!
   - Само собой. Я ее, впрочем, во вьюк перекинул. Не сразу, а как из моих владений выехали. Не то, сам понимаешь, найдутся звонари. Но не мог же я, в самом деле, идти в бой в защитном вооружении! Во-первых, дурной пример. Во-вторых, лошадь устает. В-третьих, устаю я!
   И замолчал, ожидая, что брат рассмеется. Тот молчал. Подпер подбородок тыльной стороной кисти, и смотрел сурово. Так, что Рису, легко выдержавшему недавнюю ярость, стало немного не по себе. И даже понятно, почему главным над дружной компанией своих детей Ноуи Старый оставил именно Гулидиена. Не только потому, что старший. Ох, не только...
   - Гваллен взрослее тебя, - сказал, наконец, король, - право, жаль, что она забеременела. Опять дергал лук в первых рядах?
   - А что?
   - Мейриг Гвентский уже додергался. Хочешь изумительных подвигов доблести? Изволь, сойдемся с Хвикке - геройствуй. Хоть во главе дружины, хоть так. Если убьют, мне, как брату, будет горько. Но как король я потеряю всего одного воина. Если же тебя прибьют сейчас, я, может, и успею выйти к месту, которое мы наметили для боя. Но Немайн опоздает. И Кейндрих!
   - Откуда Кейндрих?
   - Все оттуда же. Из Брихейниога. Во главе армии. У ее отца, видишь ли, разыгралась подагра, и я даже догадываюсь, как эту подагру зовут. И уж она постарается, чтобы ее вклад в сражение оказался не меньше, чем у Неметоны. Сида стоит войска, да - но вот как раз у Кейндрих-то войско и есть. А у ушастой нету. Или, точнее, очень маленькое...
   Рис откинул полог шатра, ушел - туда, в ничейные земли Глиусинга. Мелкие владетели, бывшие вассалы Мейрига, прятались по укреплениям. После Артуиса им стыдиться было уже нечего. И летели гонцы к армии Хвикке: "пропускаем, пропускаем, пропускаем!". А немногие, у кого в мозгу не укладывалось подобное поведение, присоединялись к всадникам Риса. Получалось, что они с саксами воюют, а родину в опасность нарушения договора не ввергают. Так что принц с удивлением обнаружил, что, несмотря на потери, его отряд день ото дня все растет - и с каждым днем все быстрее!
  
   В боевой поход сида собиралась впервые. Тут даже память Клирика о контактах с наемниками мало чем могла помочь. Хотя бы потому, что нанимать было некого: море бурно, а собственные граждане и так подняли ополчение и тащат упирающуюся сиду воевать. Солидарность с остальным Диведом... Но и здесь можно было сделать многое. Например, отобрать ядро будущей кадровой армии.
   Сида и без того была недовольна. Толпа вооруженных людей, которую выставили кланы - маленькая толпа - оказалась почти неуправляемой. Ее можно было построить - убив больше часа. Она могла стоять. Еще отряд можно было бросить в атаку. Один раз, развалив строй. С маневром было получше - ополченцы умели соскочить с коней, напасть, отступить, подняться в седла и снова ударить в другом месте. Но это и все. Зато сида нашла инструкторов. А именно - абордажную команду с дромона. Эти грозные бойцы начинали скучать - а до чего скука может довести солдата, капитан знал не понаслышке. Так что он обрадовался предложению не только из очередной прибыли. Тем более, участвовать в сражении им не доведется - поход планировался конным, а не морским. Но сколотить пеший строй абордажники умели. И что могли сделать за неделю - сделали.
   За эту же неделю Эгиль успел соорудить небольшой камнемет без противовеса. У моряков-африканцев машина - да еще и в разобранном виде - интереса особого не вызвала. Зато вызывала горячее сочувствие сида, которая разрывалась между желанием прихватить - на всякий случай - еще немного стрел. И необходимостью выделить две повозки под устройство, которое, скорее всего, окажется совершенно неэффективным.
  
   Эмилий с тоской вспоминал далекую Африку. И еще более далекие времена, когда он только начинал свою многотрудную службу. Тогда тоже казалось, что для империи все кончено: столица схвачена с двух сторон грозными врагами, житницы пусты, по полям вместо крестьян шляются варварские банды. Тогда ему пришлось со своей полусотней - которую готовили к другому - изображать армию прикрытия границы. Ибо берберы, хоть и старые соседи, но дай слабину - и ворвутся на поля. Одна радость - прорвись пустыня сквозь заслон, был бы грабеж, а не резня. Будут пленные, за которых потребуют немалый выкуп - но не иссеченные мечами деревни. Потому как в набег пойдут те, кто привык ценить соседей - как источник зерна и фиников. Но так же, как кочевники привыкли к плодам оседлой цивилизации - и им было, кстати, все равно, Карфаген с ними соседствует или Рим - точно так же и оседлые жители Африки не представляли себе жизни без плодов огромных стад, покрывающих склоны Атласских гор.
   Тогда Эмилий справился - и ему сделали лестное и выгодное предложение. Которое и привело его, в итоге, к туманным холмам Камбрии, и к необходимости наладить службу снабжения маленькой армии с нуля. Иногда даже думалось - а может, лучше б он попал в плен? Выкупили бы. Конечно, на прежнем счету опростоволосившийся офицер бы не остался. Но задание-то было не из легких! Так что свою тагму бы получил. А не вот это!
   Почти две сотни молодцов с легким оружием. И десяток грамотных девчонок, ни бельмеса не понимающих ни по-латински, ни по-гречески. Да и грамота у них - хуже персидской или армянской! Те хоть буквами пишут. Пусть и чужими. Эти же только черточки рисуют. Длинные и короткие. Получается - как береста, только штрихов побольше. И как это вообще можно читать?
   Собственно, для того с ним августа свою "сестру" и отправила. Вести канцелярию. Но тут Эмилий вспомнил, что он теперь купец. А чтобы нормальный купец ведение книг полностью перевалил на партнера? И вел дела не читая? Пришлось изучать новое письмо. В придачу - ирландский язык и то, что августа полагала правильной системой учета движущихся грузов.
   Все это приходилось проделывать в пути. Нужно было заглянуть к поставщикам, с которыми договорился Дэффид ап Ллиувеллин. Ко всем по очереди. Разумеется, не лично к тем людям, что ушли в поход или остались в городе. А к младшим да старшим партнерам, к родне. Чаще всего - к женам или сестрам.
   Сидова команда сразу окружала жертву кружком и начинала щебетать. Понимающему - изредка - отдельные слова римлянину оставалось только щеки важно надувать. Спустя некоторое время Эйлет докладывала результаты. И оставляла на месте одну из своих чародеек. А заодно и пару мужчин.
   После чего - снова в седла! Старому кавалеристу Эмилию оно и ничего. Привык в молодости есть и спать в седле - и не забыл, как это делается. Потому и держался бодро, и беседы на тему, что и как надо бы взять со следующих хозяев, не забывал проводить. Напоминал, как строить блокгауз. Как и что складировать. Эйлет, за пяток бессонных ночей постаревшая лет на десять, закутанная в военный плащ, в штанах, короткой тунике да стеганой куртке и на девицу-то не больно уж походила. Так, молоденький офицер. Только недавно назначенный, и искренне полагавший, что воинские части снабжаются сами собой, а питаются манной небесной да росичкой божией. А теперь вдруг осознавший, какой труд - переместить три с половиной сотни конных от квартир до поля боя. Да еще и без помощи флота! И без обоза!
   Эмилий знал - в историю этот переход войдет. Про интендантов наверняка будут спорить сколько они украли. А не сколько у них прибавилось седых волос! Вот у него, например, когда базилисса на ясном глазу ляпнула, что запряженные волами телеги - это позавчерашний день, а хорошие двуконные возки - минувший час. И что ныне правят дорогами рессорные колесницы о трех осях. Правда, мало их пока. Только под небольшой запас стрел. Значит, все остальное придется добывать как-то иначе.
   И ведь никто за язык не тянул. Сам предложил магазинную систему снабжения. Сам согласился, что дорога, по которой пойдет войско, и так будет немножечко забита. Уж найдется кем и чем! Сам нашел решение ушастой гениальным. Как же, базилисса-армянка! Так что толку скулить? Исполняй!
   Решение казалось хорошим. И довольно свежим. Войска выйдут засветло, пойдут шагом - вдоль восточного, пологого берега Туи, за ними рессорные повозки с неприкосновенным запасом на случай чего. Десять миль без дороги, по пляжам и отмелям. Потом повернут на римскую дорогу. Вот тут их и будет ждать первый магазин. У моста. Еда, шатры, короткий ночной отдых. Потом - снова переход. На римской дороге перейдут на рысь. Эмилий поморщился, аллюр не самый приятный. А без стремян и вовсе невыносимый. По счастью, в Глентуи всякий перенял римскую манеру. Иногда в голову приходили мысли, о том, что местные жители и правда одичавшие римляне. Утратившие часть цивилизации, но сохранившие старую доблесть. Впрочем, всего четыре часа пытки, и их ждет магазин на другой реке. Следующий переход - и снова до моста. Тут ночевка. И, наконец, следующий магазин, обед, еще бросок - и встреча с основными силами. Где уже должен ждать очередной магазин с шатрами и горячей пищей! Хорошо!
   Поди ж ты это "хорошо" организуй. Эмилий вздохнул. Слава достанется не ему. Но... Он хмыкнул. Слава-славой, а добрые солиды не уйдут. Он-то, по легенде, бывший чиновник и нынешний купец. А за услуги сида расплатилась щедро. И еще добавит. По выполнении. Чего еще надо? Хмм. Ну, например, удобную местность. Хотя бы тот же Атлас. Горы, да, и так же вздымаются отвесные стены по краям дороги. Зато хотя бы сухо, и копыта лошадей не скользят по влажному сланцу. А стоит дороге выбраться наверх, то внизу, под насыпью, зеленеет трясина, или чернеют воды крохотного озерца. На вид - совершенно мертвого.
   Правда, камбрийцы, если привал застает вблизи озера, ухитряются натаскать оттуда много мелкой рыбешки. Если же рядом ручей, добычей становится пятнистая рыба с красным мясом. Тоже мелкая, но изумительно вкусная. Что вареной, что запечнной на костре.
   Еще хочется, чтобы у его девочек не стирались бедра и задницы о добрые военные седла. Потому как они не то, что в мужской посадке со стременами - вообще в жизни верхом не ездили. Сгрузить бы в рессорный фургон, да и дело с концом. Но в лесах да на торфяных болотах фургон с собой не потаскаешь. А на лодках - крюк в полусотню миль на каждый переход получается. Так что - выхода не было. Оставалось - утешать.
   - Вы же хотели на войну? - спрашивал Эмилий. - Так вот это настоящая война и есть. Хорошая, потому как на этом острове, кажется, лет полтораста никто так не брался за снабжение, как ваша Немайн... И потому, что из-за этого у вас есть все шансы вернуться живыми. И целыми. А сверкание брони, лязг мечей, вьющиеся значки - это не война, это парад. Впрочем, тоже дело нужное. Победим - покрасуемся.
   - Насчет целыми, это я не уверена, - откликнулась одна, побойче. Прочие уже только носами хлюпали. - Кажется, я забеременела...
   - От кого? - римлянин скользнул взглядом по подчиненным. Вот они, особенности национального военного дела: потери брюхатыми.
   - От того скота, что подо мной! Кажется, уже ничего целого ниже пупка не осталось...
   Эмилий незаметно выдохнул. У этой еще есть силы шутить? Да из чего тут девок делают?!
   - Ну, тут я тебя утешу. Скот под тобой холощеный. Кто ж посадит непривычную девицу - да на жеребца? Так что - целая ли, нет ли, но кентавра рожать не будешь.
   - Спасибо и на том... - молоденькая язва поклонилась легонько. Откуда святая и вечная ухитрилась вытащить ему на хребет умненьких язычниц, разведчик не знал. Зато выяснил, что способов хотя бы на время прекратить стенания и вернуть болотным нимфам бодрый вид, всего два. Во-первых, объявить, что почти добрались, и скоро можно будет отдохнуть. Увы, до следующего селения оставалось не менее пяти миль. Что ж. Оставался последний вариант: помянуть имя августы.
   - Ничего, ничего, - улыбнулся Эмилий. - Мне еще в бытность опционом пришлось выучить простую мудрость: стереть задницу ради императора ничуть не менее почетно, чем получить рану, но гораздо более практично и здорово. Уверен, что Неметона полностью разделяет мои убеждения!
   И вот у них уже горят глаза... И шеи выпрямились. А главное, ноги не ленятся, а работают, как надо, смягчая толчки. Рысь! Рысь, ставшая главным козырем маленькой армии Глентуи. А потому - терпите, девочки, терпите. Лучше один потный скот внизу, чем дюжина - сверху! И простите вашу богиню, а нашу августу. Иначе просто никак. Зато... Эмилий хохотнул. Выскочившая вперед Эйлет придержала коня.
   - Чему смеешься, почтенный?
   - Представляю себе рожи саксов, сиятельная... Да всех! Пойми - то, что собирается провернуть твоя сестра, сложно и удивительно даже по меркам Империи. А здесь... Я так понимаю, в Камбрии стремена пока в новинку?
   - Сестра их и ввела.
   - Даже так? - римлянин цокнул языком, - Совсем радость. Эй, слушайте все, веселое рассказывать буду! Вот, значит. То, что войско великолепной Немайн пойдет без обозов, рысью - это вы знаете. Что все привыкли тащиться шагом, причем не лошадиным, а воловьим, тоже. Теперь шутка: никто же не поверит, что армия за два дня пролетела расстояние, на которое все привыкли тратить больше недели! Будут сказки ходить... Про ведовство, про чудо. А это чудо - природная хитрость великолепной, да наши стертые задницы. Вот такая шутка...
   Эйлет хихикнула. Все остальные оставались донельзя серьезными. А та самая, бойкая да остроязыкая, привстала на стременах.
   - Слышали? - спросила. - Все не напрасно. Просто - заклинание такое. Сжатие дороги. Вчетверо, мэтр?
   - Вчетверо, - буркнул Эмилий.
   Теперь все оказалось наоборот: радовались все. Кроме купца-римлянина, который все бормотал под нос, что если это и римляне, то одичавшие вконец. Прямо таки до сципионовых времен. Утешало только то, что во времена оны римляне были народом, пусть и суеверным, но, пожалуй, даже более храбрым и стойким, чем их просвещенные и принявшие свет истинной веры потомки. Родину, по крайней мере, защитить умели.
  
   За день до начала похода дромон снова спустился в Кер-Сиди. Груз был по преимуществу заказан уже вновь произведенным комитом Южного берега - под новые потребности стройки. Но были и исключения. Обновки. Которые, разумеется, пришлось сразу напялить - не из свойственной женщинам любви к нарядам, но ради того, чтобы хоть немного привыкнуть к их весу на плечах. Лорн ап Данхэм успел.
   Немайн разворачивала льняную ткань, в которую была для сохранности завернута броня, очень осторожно. Виной тому - подсознание. При словах "лорика сквамата" глаза застил классический доспех эпохи поздней римской республики, вышедший из употребления уже ко временам Траяна. Который, кажется, назывался немного иначе. Но предубеждению не прикажешь. Так что, когда разум говорил, что бояться нечего, воображение рисовало нечто вроде анатомического доспеха. Женского. Этакий фэнтэзийный бронелифчик. Только без декольте...
   Действительность оказалась куда великолепней и сумрачней любых измышлений. Первое, что вспомнила Немайн, увидев броню, был пресловутый "evil overlords list". Кузнец, сумевший освоить литье булата, ухитрился повторить условия выплавки меча почти один в один. Так что пластины новой брони сверкали, словно серебро сквозь кровь, так обильно пролитую при закалке. Тяжелые грани перекрывали друг друга. Сверкал белый металл заклепок, намертво прикрепивших десятки крупных чешуй к поддоспешнику.
   Броня даже на вид казалась увесистой. И если в руках это был просто тяжелый груз, то на плечах... Весить будто стала полегче. Но ощущения! То ли черепаха, то ли танк...
   - Ладно поход, - бурчала Немайн, преодолевая желание немедленно скинуть вериги, - поход я в колеснице просижу. А как быть сегодня? Мне бегать надо. Хотя... Забыла. Полководцу не положено. "Гора не движется". Что ж. Такэда Сингэн прав!
   - Кто прав? - а вот у Эйры, кажется, сложностей поменьше. Девушка сильная, в обновлении половину осени не валялась.
   - Один полководец. Который считал, что командиру в бою суетиться незачем. На то есть подчиненные.
   - Ну, он, наверное, прав. Майни, а нам обязательно это носить? Рыцари обходятся. Дышать же тяжело!
   - Ничего не тяжело. И заметь, у тебя кольчуга в два раза легче. Давай, перевязь надену. Так. Хорошо. Теперь плащ. Под фибулу, чтобы не вышло против обычая, цветастую ленточку. Шлем.
   - А почему мы едем не на "Пантере"?
   - Так считать нужно. Как ты думаешь, зачем я поручила Эмилию сдохнуть, но доставить в последний из магазинов две тысячи лопат?
   - Ох, и любишь ты в земле копаться!
   - Люблю? - Немайн задумалась. - А знаешь, действительно люблю. Земля - хороший материал. Простой в обработке, податливый. Живой. Особенно - мокрая земля.
   - Ты еще зыбучие пески расхвали, - фыркнула сестра.
   - Зыбучие пески не обещаю, но что земля будет на нашей стороне - обеспечу, - ни тени шутки. Закончились.
   Немайн рассматривала себя в зеркальце. Белый плащ. Алый шелк вокруг шеи. Через красную, одного цвета с волосами, лорику - белый крест перевязей. Шашка и кинжал заняли свои места. Чуточку искривленная "Руд" скромно спряталась в ножнах вместе с рукоятью, торчит только крюк. За который и полагается извлекать оружие. Такими рукоятями пользовались иные сарматские офицеры, и в Камбрии еще помнили, как их изготавливать. При некоторой сноровке можно немедленно нанести рубящий удар или перейти в стойку. Но только рубящий! Увы, колоть с такой рукоятью оказалось практически невозможно. Зато, стоило сомкнуть пальцы вокруг рукояти, непременно хотелось чего-нибудь рубануть... На другом боку - пристроился кинжал. На борту колесницы ждут клевец, булава и "скорпиончик". Богиня войны готова к работе по специальности!
  
   Глава 4. Прибрежный тракт, окрестности Кер-Нида, река Нит. Год 1400 ab Urbe condita, вторая половина декабря.
  
   Вини саксы врага или природу, но все бритты, кто желал уйти, ушли. Надвигающиеся саксы идут по враждебной территории, пусть и замиренной. И если храбрецы вступают в бой, поднимая диведские значки, то люди поосмотрительней, не надеясь на мелких правителей и непрочные земляные крепости, хватают семьи в охапку и подаются на запад. Что будет, если Хвикке решат чуть-чуть нарушить договор, жители приграничных земель представляют себе слишком хорошо. По счастью, войско Хвикке еле ползет. Обоз, запряженный волами, постоянные стычки охранения с диведцами и мерсийцами, настолько жаркие, что время от времени приходится разворачивать в боевой порядок часть основных сил, никак не прибаляют хода. А завалы на дорогах? А сожженные мосты - рек много, и все поперек пути. И где поначалу взятый саксами неплохой темп в полтора десятка миль за сутки? Черепашье ползание, да и только. Попытка решить дело кавалерийским сражением закончилась плохо - и виной тому оказались мерсийцы. Те самые посольские два десятка, в пользе которых сомневался король Гулидиен. Воины, выросшие и возмужавшие во время непрерывной войны с Нортумбрией, не знавшие ни дня мира. А их противник, хоть и превосходил числом, да вдосталь нахватался стрел и дротиков от камбрийцев. Которые, дав врагу увязнуть, навалились со всех сторон - и вот тут сказались стремена. Удары рыцарей Диведа оказались куда сильней и смертоноснее обычного - а сами всадники не боялись вывалиться из седла, что сплошь и рядом происходило с уэссексцами. Тут не спасают никакие кольчуги: спешенные не в состоянии противостоять конным атакам без строя. Бежало не больше трети. Головы прочих были отрублены и аккуратно сложены пирамидкой на пути армии. Для поднятия супостату боевого духа. Доспехи достались пополняющим отряд добровольцам. Принц Рис, как выкупал брони у взявших трофеи стрелой и копьем воинов, вздыхал совсем как скупая сида - но дело того стоило. Тем, кто собирался сражаться копьем и топором, они были нужней, чем лучникам. Получившуюся "полурыцарскую" конницу присоединили к мерсийцам. Вскоре пополнения значительно превзошли числом изначальный отряд, и граф Окта оказался командиром не столько мерсийцев, сколько западнокамбрийских бойцов.
   За спинами отряда и происходил очередной исход. Как пытались себя уверить камбрийцы - временный.
   Если бы карабкающийся по горным тропинкам Эмилий знал, каково придется Немайн на дороге, живо прекратил бы ворчать под нос о несправедливостях судьбы. Тем более, что мог бы и догадаться. С его-то опытом!
   Римская дорога покрылась густой массой из повозок, людей и скота, медленно смещающейся на запад. Через которую, как ни старайся, пройти можно только узкой ниткой, по обочине. С колесницами же совсем беда. Немайн, такого никак не ожидавшая, вслух изумилась. Мол, никак не думала, что в Глиусинге, да и восточном Диведе, столько людей. И с ней согласилась половина старожилов.
   - Это ведь только часть, - вдумчиво рассуждает Ивор, выглядящий в седле и доспехах моложе, - правда, большая. Кое-кто подался на север, в Брихейниог. Ну, это у кого где родня. Не забывай, у нас не Ирландия, земли клана с землями королевства не совпадают. Потому и идут - к родне. И это очень хорошо. Случись что - помогут держать стены.
   Немайн старательно поддакивает. А в голове переплетаются мычание и детский плач, скрип колес, ржание и ругательства, сливаются в песню горя и страха. Песня-стон чуть притихает, когда вблизи показывается знамя маленькой армии с диковинным черным зверем, обнявшим древко. В глазах загорается надежда. Войско идет под красным знаменем Камбрии. Идет - навстречу. Этого довольно, чтоб его - пропускали. А шеи беженцев поворачиваются, взгляды не хотят отпускать невиданную столетиями боевую колесницу, о которой ходило столько слухов, да треугольные уши, торчащие из-под римского шлема воительницы. Сидящей, почему-то, в другой, обозной, повозке. Слух доносил из общего гвалта: "И коней у рыцарей два - один для похода, другой для боя". "Неметона! Неметона идет на саксов!". Слухи о явлении старой богини ходили по Камбрии давно. В другое время ее "дикой охоты" боялись бы. Но теперь все чаще звучит, и все чаще - громко: "От Гвина не уйти, Неметону - не разбить!" Это значит - чем быстрее волшебная армия доберется до врага, тем меньше поляжет добрых бриттов! И безропотно валятся с моста телеги с пожитками - чему изрядно помогает немедленно вручаемая расписка крещеной богини, любое содержимое пробки заталкивается с обочины в лес да топь. А люди - стараются помочь. Протащить. Протолкнуть. Пройти - на восток.
   Но при том - глазеют на ушастую фигурку в колеснице. И когда встречают взгляд серых глаз - или свои опускают, чтобы уныло брести дальше на запад, или припоминают, что на поясе висит оружие, а под седлом - добрый конь. И чем больше людей поможет Неметоне, тем хуже придется врагу. Короткое прощание с родичами, если те рядом. Попытка пристроиться в хвост колонне. Потому как единственный отряд, готовый принять пополнение, плелся позади трехосных, как у Кухулина, колесниц обоза.
   Аннонцы нетвердо сидят в седлах, да и к стременам пока не привыкли. Потому включить их в ряды гленского ополчения оказалось невозможным. Но пятеро хороших лучников никогда не вредили войску. Разумеется, они спросили командира - стоит ли принимать в ряды верхних неумех.
   - Да, - отрезала Нион голосом богини. - Мы никого не отталкиваем. Даже пеших. Слабые отстанут. Неумелые погибнут. Достойные - победят.
   Сначала просто хотела увеличить маленькое свое войско. И совсем-совсем не ждала трудностей. Где пять человек - там и семь. И десять...
   А где десять - там и сто. Родня цепляется за родню, и стихийная мобилизация нарастает, как снежный ком. Скоро Нион пришлось задуматься о том, чем кормить всю свою ораву. Чью ж еще? Богиня в голове молчала. Богиня в колеснице выслушала бегущую рядом с бортиком пророчицу.
   - Первый привал - без проблем. Не зря запас заложили. Сразу от магазина отправим гонца к Эмилию - пусть пополнит следующие. А то вдруг твоя армия станет больше моей?
   - Моя армия - часть твоей, - отрезала Луковка, - как я - часть тебя.
   На ее лице замерло недоумение, подобное попытке понять глупую, неуместную шутку. Пришлось надавать советов и указаний, подбодрить - и отпустить обратно в хвост довольную и веселую.
   Если б эти части хоть толику любопытства на себя отвлекали! Общее внимание Немайн снесла бы куда спокойней, если бы считала свой внешний вид хоть чуточку менее дурацким. И неважно, что шелковые ленточки на ушах оказались неизбежны и необходимы. Совершенно так же, как шарф на шее. Без них нежная кожа быстро натирается о вырез шлема. Пришлось набросить на уши широкие тканые петли, завязать... Вот теперь - шлем снят, а кончики лент вьются на легком ветру, путаясь с короткими красными прядями. Выглядит легкомысленно, зато можно крутить ушами, сколько душе угодно, и все слышать.
   Когда к полудню до первого магазина добраться не удалось, стало ясно - сроки придется сместить. За счет отдыха. Иначе - никак, все рассчитано. Немайн решила отказаться от намерения поспать в колеснице - вместо этого, показывая армии пример бодрости, стояла столбиком. Чем привлекала еще больше внимания. Время от времени - отвлекалась, оглядывая доски, на которых ученицы играли странную партию: позиции обозначают поселения выше по реке, магазины, переходы по дороге или реке. Фишки - войска, речные кораблики, скорее напоминающие лодки, продовольствие, военные припасы. Если бы не пополнение, мозаику можно считать в целом разложенной - но приходят новые люди, много людей, и следует дать новые распоряжения и указания.
   А заодно продолжить планирование - в расчете на победу, на поражение, на стояние армий друг против друга.
   - Стояние нам выгодно, - говорила Немайн ученицам, - а саксам - нет. Мы подтянем еще силы, снабжение наладим, если надо. Зато саксам ни фуража, ни продовольствия взять неоткуда! Кроме собственного обоза.
   Дорога становилась все более забитой. Наконец, Немайн, тяжело вздохнув, признала: все планы на кампанию пошли прахом. Подвел образ отличной римской дороги - и недоценка числа беженцев. Нет, она-то успеет. Но пешая армия северных соседей, с большим обозом, не меньше, чем пара подвод на десяток бойцов, встретив встречный поток людей, к сражению опоздает безнадежно. Значит, Гулидиену - и ей - придется встречать саксов не равными силами, но - в два раза меньшими. Что ж, как говорит Ивор, и не такое случается. Место выбрали хорошее. Резервная позиция - на несколько миль западнее. Но - туда нет римской дороги с севера. Тогда под полновесный удар всей силы саксов попадет уже войско Кейндрих. Гораздо более слабое. У них шансов выстоять - вовсе нет. Вот и приходится - думать, да шипеть, как змея, которой на хвост наступили.
   - Ладно, - мысли катились лавиной, и следовало отлить их в хоть какую-то форму, - ладно. И ведь на западный берег не отойти! Придется принимать бой, имея за спиной реку и болото, что вдоль берега. Мост, похоже, лучше перед боем сжечь. Чтоб не было искушения к бегству. Все равно снабжение пойдет по реке. Оборона. Большого вала насыпать не успеем, да и отдохнуть нужно. Частокол между валом города-форта и лесом Гулидиен и без меня поставит. Надо же прикрыть лагерь! Что не особо и поможет. Римский форт стар и мал. И вообще, сейчас он скорее напоминает обычный камбрийский городок. Туда не спрятаться и не продержаться. Что-то я упускаю...
   - Майни, ты говорила, что земля будет на нашей стороне! Сестра богини в сверкающей броне привлекает не меньше взглядов, чем сама Немайн. А еще - чего не знают ни Анна, ни Немайн - она их охраняет. Ведь если саксы достаточно хитры, они могут подмешать в эту толпу человека с самострелом. Так Харальд сказал, и отправился расчищать дорогу. Вот и приходится в полуха впитывать мудрость, а остальными чувствами - следить, что вокруг происходит. Но теперь - можно и о непонятном спросить. Потому как Харальд снова рядом. Только-только сменился из передних рядов. Которым приходится тяжелее всего. Именно им пробиваться через толпу. И исполнять приказ: темп превыше всего.
   - Если бы земля... А там за спиной болото! Строй, значит, в нитку - через дорогу, от леса до города, и никакого движения сзади! Всего счастья, что не обойдут.
   - А что такое болото? - вопросила спереди правящая колесницей Анна. Ей приходилось малость полегче, чем всадникам - вперед, в самое месиво, колесницы не лезли. - Земля и вода. Ты же с водой возиться обожаешь! Это ведь твое! С ней должно быть проще.
   - Вода лишняя, - отрезала Немайн. - Не нужна там вода!
   - Вот и отлично. Уговори ее уйти!
   И замерла, ожидая. Все-таки Неметена - богиня только проточных вод. Вдруг гнилая вода - не ее епархия? Сида открыла было рот - возразить. И осеклась. А потом расплылась в улыбке. Совершенно дурацкой, несмотря на длинноватые клыки.
   - Спааасибо, Анна Ивановна, - протянула.
   Ведьма пожала плечами. К новому титулованию она привыкла - сида объяснила, что подобное употребление имени означает у народа холмов особое уважение. А вот "спасибо" - просто вежливость, благодарности она совершенно не заслужила, напомнив очевидное. Зато вызнала то, что и сама Немайн позабыла. И не рассказала бы. Если же заодно и саксам не поздоровится - совсем славно. Теперь можно спокойно ждать, пока наставница не займется воплощением задуманного. Если ты Анна Ивановна, конечно. А если - Эйра, которой все нужно знать вчера? Тогда ты немедленно лезешь к треугольному уху, шепчешь:
   - Придумала?
   - Точно. Теперь главное - успеть. Лопаты Эмилий доставит. Как хорошо, что я попросила две тысячи лопат! Как жаль, что не три!
   - Ожидается работа? Я понимаю, заклинание будет большое, придется помогать? - интересуется Ивор, возле штабной повозки становится тесновато. - Мы не против.
   - Но как к этому отнесутся остальные? Не мои войска?
   - Без восторгов, - соглашается Ивор. - Но - будут еще жители самого Кер-Нида. Которые захотят отстоять город. И ради этого - лопатами помашут в охотку. Готов поспорить - они и так укрепляют вал, подновляют частокол, строят баррикады...
   - Их мало, - отмахивается рукой Немайн, - сколько там людей останется? Сотни три?
   - Полтысячи, не меньше.
   - Все равно - мало.
   - А остальным воинам хочется жить. И славы. И добычи. И... Интересно им будет.
   Последнее означает - проблемы нет. Хотя ворчать и будут, но незло и больше для порядка.
   Теперь, когда стало ясно, что делать, сон навалился с новой силой - глаза слипались. Немайн пожалела, что придумала торсионные веревочные рессоры - швыряй и дергай колесницу, как древние бриттские, стало б совсем не до сна.
   Но что там, впереди? Сквозь сетку голых ветвей белеют паруса шатров! Вот и яичный, шкуренных бревен, сруб блокгауза. На крыше, на шесте, ловит ветер раззявленной пастью узкий красный дракончик. Общекамбрийский символ. Посты на мосту, пытающиеся регулировать движение толпы. Одна из девочек Нион машет руками и радостно что-то орет - такой гвалт вокруг, что слов и сиде не разобрать. Эмилий руки сложил на груди, мрачен, как туча. Уже знает о пополнении, поэтому озабочен - продажные запасы многих кланов вычерпаны до донышка, пришлось выбирать: или упирать на патриотизм, а заодно платить втридорога. Или организовывать волок. Это деньги, которые пока есть, и люди, которых взять попросту неоткуда. Ничего, вывернулся! Теперь Эйлет верх Дэффид налаживает волоки между Туи и Нитом.
   - Она потребовала треть для клана и четверть для себя лично, - сообщил Эмилий, - остальное мое и короля. Если ты выбьешь из Гулидиена привилегию. Зимний путь нужен. Даже в мирное время.
   - Лучше корабли нормальные строить, - буркнула Немайн, - которые не тонут зимой. Но - пусть будут и волоки... Постараюсь. Как сестра-то, справляется?
   - Лучше, чем я ожидал, - тень забот и усталости на мгновение покинула лицо римлянина. - Местами - лучше, чем я...
   Долг сильней сна, злей голода. Немайн вдвойне привычно, как по стройке, пробежалась по лагерю: так поступал некогда Клирик, так и сама по новому городу носилась. Короткие вопросы: как устроены, хороша ли пища, есть ли больные, и напоминания: времени мало, отдыхайте, не отвлекайтесь на мелкие дела, все должны сделать римлянин и Эйлет. Вы же ее знаете! Не подведет. Машинально цапнутый из котла кусок. Проверки сида в мыслях не держала. Но удержаться не было сил. Ложка-другая - и все, людей объедать нельзя, а желудку чуть полегчало, ведь он невелик. Когда ноги принесли в свой шатер, оказалось - сыта. Закрыла глаза - почувствовала, трясут. Перед распахнувшимися глазами - знакомый носик. Чуточку островатый для японки. Темные косы вдоль щек. Тьма глаз, веселых и серьезных сразу. Нион. Луковка.
   - Вставай!
   - Уже выступаем?
   Глаза разлепились, а уши не совсем. Словно ватой набиты. Вот и рожков к выступлению не слышно.
   - Нет, но стража минула. Четыре часа. Тебе же больше нельзя... Гейс!
   Как хорошо было на дромоне, без умных пророчиц! Но - Луковка права. В войске достаточно ирландцев, чтобы уважать их обычаи. Да и камбрийцы воспримут нарушение ограничения Хранительницей как дурное предзнаменование. Значит, всем дрыхнуть еще пару часов, а Немайн нельзя? А не надо было быть дурой, когда договаривалась с подданными...
   Зато есть повод - и время - проверить посты. Спящих нет? И на том спасибо. Теперь найти местечко, укромное, но заметное остальным, и рассчитать давешнюю придумку хотя бы приблизительно. Достаточно ли сил? Хватит ли времени? Люди, лопаты, кубометры. И - часы. Часы, которые кто-то, совсем недалеко, покупает кровью, скупо стараясь подсунуть судьбе вражескую...
   Но только перо потянулось к пергаменту, с дороги донесся детский крик. "Голодный", - шепнуло что-то внутри. Сразу вспомнился маленький. Может, ее сокровище тоже плачет. Пусть и на родные руки оставлено, но и родные - не свои. И та же Нарин. Раз отдала ребенка, что с нее станется на другой?
   - Не плачь, мой маленький, - прошептала Немайн. - Мама только отгонит злых вражин от порога. И сразу вернется...
  
   Эмилия во сне никто не ограничивал, а дремать в седле - невелика наука. На этот раз он ехал - слава Господу! - по настоящей римской дороге. Для того, чтобы проинспектировать - вот именно! - настоящий римский магазин. Впереди - свои, позади - свои, на дороге людно - но не так густо, как днем. Опять же, рядом все, кто должен опередить армию и помочь ей быстро и удобно отобедать. Можно бы и поклевать носом. Никакого ущерба чести - потому как опального чиновника Эмилия на деле-то и нет, а есть личина, которая со временем исчезнет в тартарары. Пусть ее и зовут так же, как и самого разведчика.
   Иное дело - мысли. Голова пухнет! Вовсе не от проблем снабжения - эти-то, по сути, уже решены, и наемному интенданту остается только контроль за исполнением - да оперативные поправки, вносимые разрастанием ополчения. За сутки перехода к армии Глентуи пристало больше полутора сотен человек. Отстало - сорок два. Непонятная девица, крутящаяся при базилиссе, Луковка, всех переписывает на каждой остановке. Толковая. Благодаря записям можно представить, что произойдет на следующем переходе. А значит, наскоро прикинуть, сколько и чего понадобится, да какой запас взять сверху. Мелькали даже идеи о том, как потом переправить вдогон армии излишки. Римлянин улыбнулся. Да, всю эту рутину он может переделать, не просыпаясь.
   Покоя не дает оружие, виденное на поясе базилиссы. Одно к одному - славянское имя приемыша, камнемет, рассуждения о Дунае. Теперь вот и кривой меч, получивший прозвище, схожее со славянским словом, обозначающим кровь. Изо всех соседей Рима таким оружием пользовался только один народ. Авары. Те самые, которые возглавляли славянские орды, затопившие балканскую часть империи. Те самые, отвратить которых от стен Константинополя смогло только чудо. Потому что стены они уже разнесли в щебенку! Те, что во время очередной осады на Пасху пропустили в голодающую Солунь обозы - вроде как поздравили. Это язычники! Солунцы ждали подвоха. Не оказалось! Ни спрятанных воинов, ни яда, ни заразы. Авары, что сидят на дунайской торговле и получают от нее гораздо больше, чем платит откупающаяся от набегов империя. Мир же с таким соседом недешев - особенно, когда другие границы не просто пылают - несутся к столице, как пожар в поле. То-то Немайн, как она себя зовет, все твердит, что платить дань нельзя никому и никогда. Начиналось-то с сущих медяков... Те самые, чей каган Баян стал регентом империи при малолетнем сыне Ираклия - как раз тогда, когда тот отправился в свой персидский поход. И чей данник, болгарский хан, был назначен наблюдать за передачей власти после смерти императора. С ханом император и породниться был не против, старшую дочь в жены наследнику предлагал. Сговорились, багрянородная выехала - да тут у болгар случилась усобица... Тут вам и свадьба, и гарантии, и вспомогательные силы против славян! Только свист кривых мечей да арканов у низовий Дуная - теперь болгарам своих невест пристроить некуда.
   А багрянородная была слаба здоровьем, да вскоре после неудачного путешествия своего умерла. Эмилий хмыкнул. Слухи и эту смерть приписывали Мартине. Вот уж не в ее стиле деяние. О, как рвал на себе волосы начальник разведки, когда зачитали завещание, назначавшее вдовствующую императрицу регентшей! Боялся, что та пойдет по стопам Юстиниана и отменит разведку в принципе.
   Эмилий оглянулся, словно мог рассмотреть августу за несколько миль и сквозь полдесятка холмов. Кривой клинок. Осадные машины. Имена. Уж не готовили ли ее в невесты степняку? Если так - зря. Такую не стыдно и на собственный трон. А что женщины, по римской традиции, не допускаются к власти, так традицию можно и обойти. Или проще - сломать. Вот только сама августа заниматься этим не хочет. Ей проще построить новую империю и новую традицию.
   Нашла провинцию, отпавшую после очередной гражданской войны лет двести назад, да так и не возвращенную. И теперь решает все те же вопросы, что и в Константинополе пришлось бы. Пополнение казны. Торговля. Разбойники. Варвары на границах. И пока - справляется.
  
   Пела Немайн теперь только во сне. Увы, и в снах сосредоточиться на упражнениях для укрепления голоса не удалось. Сперва Немайн попыталась выбраться в музеи, но самые интересные залы оказались на реставрации, пришлось пялиться на экспонаты, которые она и так хорошо помнила. Впрочем, несколько мелких деталюшек сида все-таки подсмотрела. Например, подъемные шверты на бортах модели голландской херрен-яхты. Для суденышка, ходящего и по морям, и по рекам - самое оно.
   Всякая польза от прогулки в Петродворец, прервалась у знаменитого фонтала, где вместо Самсона, разрывающего пасть льву, довелось увидеть "БелАЗ", разрывающий кардан "Катерпиллеру". "Призрак" назвал сию кошмарину дивным образчиком конструктивизма, бегал вокруг, охал, ахал, да так, что забыл накормить даму пирожными - сладкими, и критикой - кислой с горчинкой. Слушать его оду конструктивизму и футуризму пришлось до самого пробуждения!
   На этот раз, однако, стоило смежить веки - и перед Немайн встал консерваторский класс. А время - исчезло! До тех пор, пока не отворилась дверь, и не заглянул сухопарый седовласый джентльмен. Замдекана.
   - Мы пошли вам навстречу, - сообщил, невозмутимо дослушав очередную невысокую - "у тебя проседает середина, девочка! Ее и тренируй," - трель. - Тем более, расписание позволяет. Так что, вместо фортепиано теперь будете ходить на арфу. Кстати, если вы намерены петь ирландскую и валлийскую народную музыку, сразу разочарую. Современная арфа от традиционной отличается как рояль от клавира.
   Немайн распахнула глаза шире обычного. Совершенно не ожидала, что ей уступят. И только собралась поблагодарить, как замдекана оглянулся, юркнул в класс, плотно затворил дверь, заговорщически зашептал:
   - Пой. Арию. Из тех, что тебе разрешают. Или со вступительного.
   При этом седой живчик словно ниже ростом стал. Точно - подогнул коленки. Как за прикрытие присел.
   - Чего ради? - удивилась сида.
   - Пой, кому говорят! - вот уж не ожидала, что можно прикрикнуть шепотом. - Потом объясню... Ну! Быстро!
   - Мне нужно работать середину, - напомнила Немайн спокойно. - Вот ее я и буду распевать.
   И продолжила упражнения, как ни в чем не бывало. Певец-математик, между тем, чуть на стену не лез. Говорить и даже шептать уже не осмеливался - зато устроил пантомиму. Много махал руками: выше, выше! Но Немайн вверх не лезла, упорно пропевая заданные куратором ноты. И с интересом разглядывала солидного человека, лицо которого вдруг исказилось, подобно театральной маске скорби, а руки метнулись к горлу, изобразив сцену самоудушения. Потом замдекана разом превратился в себя обычного, укоризненно покачал головой. Осторожно приоткрыл дверь.
   - Ушел, - выдохнул, - ушел. Ну просил же я... А ведь заглядывал настоящий ценитель. Нет, вру. "Настоящих" и "истинных" - как грязи. А этот... Профессиональный, вот. Проходит иногда мимо классов, чтоб узнать - кого можно будет сходить послушать годика так через три в театре-студии. А если он придет на студентку больше раза - все уже знают, это звезда... Что с вами?!
   Немайн выскочила из класса - как бросившаяся на добычу хищница. Уж ей ли не знать манеру Клирика! Увы - среди струящихся под ногами лестниц и смазанных от быстрого бега стен она так и не увидела знакомой фигуры. Не догнала! Может, потому, что часто оглядывалась. Боялась не узнать со спины того, кого знала лучше себя самой...
  
   Граф Роксетерский старался не подавать вида, что ему не по себе. Его люди уже дважды отгоняли от колодца разъезды саксов. Кто-то из варваров догадался подкрепить конницу легкой пехотой. Лучниками и метателями дротиков. В результате бездоспешные диведцы стали действовать очень осторожно. А его отряд терял лошадей. Но с главной задачей справлялся - продвижение саксов задерживал. Вот только делать это приходилось не только мечами и копьями - но и насосом.
   Идею об отравлении колодцев он выдвинул сам. Способ - простейший и верный - кусок гнилого мяса. Камбрийцы переглянулись. И сказали, что получить войну с братьями-бриттами им вовсе не хочется. А отравления своих вод бежавшие или спрятавшиеся жители Глиусинга не простят. Король же у них рано или поздно снова заведется. Скорее всего, Артуис. Хороший вояка, получше отца. Другое дело, если удастся сделать воду непригодной только для саксов. Тогда - никаких политических проблем. Тут все уставились на Неметону. А на кого еще? Кто лучше в воде разбирается? Та подергала ушами и спросила, устроит ли командование, если воды просто не будет некоторое время. Или будет - но очень мало, для саксов недостаточно.
   Вот теперь и приходилось защищать ровно половину городской пожарной команды - вторая половина осталась в городе на случай осады - которая, пыхтя, наполняла пожарные рукава водой, убегавшей ручейком в сторону ближайшей речки. Наследники римских вигилов почитались, по старой традиции, едва не выше рыцарей. Да так оно и было - подолгу качать воду ручным насосом не легче, чем бить из лука, а иной огонь пострашней врага-человека. Некогда Рим запрещал провинциям заводить пожарные служьбы, боясь, что в случае восстания пожарные легко одолеют легионеров. Впрочем, рим Камбрии уж триста лет, как не указка! Максим, Вортигерн, Артур - всякий правитель Британии заботился о пожарных службах. Короли Диведа не были исключением.
   - Быстрее! - граф обернулся. Десятник пожарных, несмотря на прохладу, скинул рубаху - и то блестел от пота, как и все его люди, да как медные шлемы на головах. - Быстрей, лошаки!
   Прикрытие о помощи он не просил - случись еще раз саксы, кто мечами махать будет? Но это не означало, что он останется совсем без поддержки. Окта не был христианином. И виды колдовства делил надвое: полезные ему лично и вредные. А потому решил рискнуть. Иные страшные слова, которые говорила Неметона, напутствуя передовой отряд, граф запомнил. И как они цеплялись друг за друга - тоже. А если от повторения заклинания у глиусингцев не будет в колодце воды лишнюю неделю - переживут. К соседям побегают.
   - Уровень насколько опустился? - бросил Окта.
   - Как всегда, - десятник притворился, что принял ритуальный вопрос за практический, чтобы разогнуться и утереть пот со лба. - Но эта зараза глубокая. И зачем такую копали, ослы?
   Ослы бы рассказали, что колодец старый, а при римлянах вода стояла ниже. Но - ушли. То ли далеко, в Дивед и Брихейниог. То ли в близкое укрепление в холмах.
   - Сейчас сформируется воронка депрессии, - объявил Окта, - грунт глинистый, коэффициент фильтрации низкий... Ожидаемый срок восстановления грунтовых вод - неделя.
   Он оглянулся, уточняя условия заклинания.
   - Река далеко, восполнение происходит через питание дождевыми водами... - вдруг до графа дошло - часть доселе страшных слов вполне рациональна, и понятна. Впрочем, у кого мать валлийка, у того бабушка ведьма. Наверняка какие-то способности есть! Ведь ясно же, хоть никто не объяснял: если почва - глина, она сама похожа на воду, только медлительна - недаром из нее горшки лепят, не из песка. Ее водяным колдовством уговорить придержать собственно воду или напустить саксам одной грязи куда легче. И дождь... Тиу, норманнский Тор, бог грома и дождя - честный и бесхитростный воин. Он склонен помогать защитникам земли, а не грабителям. А особенно - ему, Окте, с детства посвященному носителю молний! Не случайно его и в графы призвали - ведь король дал Роксетеру на выбор несколько кандидатур. Но все остальные больше Вотана жаловали. Значит, дождевые капли, собравшись вместе, помнят власть Тиу? Окта обалдело помотал головой. Новое знание не исчезло. И преотлично, вождю такое на пользу. Водяная магия, значит... Окта потер руки, потрогал на всякий случай висящий на шее знак бога - молоточек, и спокойным тоном опытного ведьмака пояснил. - Сейчас сухо. Боги на нашей стороне. Не только Неметона.
   Ведь настроение порой значит не меньше, чем сила. Особенно в ведовстве. Тут труба зафыркала, из нее выскочил сноп брызг, другой.
   - Воздух!
   - Все, - подытожил десятник. - Ниже не откачать. Да и грязь там уже. Вот не знал, сиятельный посол, что ты так хорошо в этом деле разбираешься.
   - А я плохо разбираюсь, - честно вывалил Окта, - но Неметона пару слов на ухо нашептала. Сворачивайтесь, и в путь.
   Кто заставил его вот так взять и вывалить голую правду, граф тоже не сомневался. Впрочем, так оно и следовало - с добрыми союзниками на войне. Торг в длинных залах и шатрах - дело другое, там его боги за язык не хватают. Что ж. Он получил знак, и если выживет - расскажет королю Пенде главное. Что было знамение. В том, что диведцы - не предадут. Если, конечно, выстоят.
   Возле следующего колодца он, припомнив заклинание, с видом знатока растер кусок земли.
   - Кажется, в этой глины побольше...
   - Тут недалеко ее и добывают. Для горшков.
   - Вот и хорошо, - граф напряг память, вспоминая, какая воронка лучше, какая - хуже. Что это такое - смутно догадывался. Водовороты-то видеть приходилось. Наконец, объявил: - Воронка депрессии будет узкой... А вы чего смотрите? Качайте! Без пота заклинания богини не работают!
   Процесс ему нравился все больше и больше. Опять же, следовало отточить пусть слабенький, но действенный дар к волшебству, который отныне окутывал его мир волшебным туманом водяных брызг. А кто-то еще завидовал принцу Рису, которому выпало рубить завалы поперек римской дороги!
  
   - Эй, на барке! Куда плывете? - надрывался с берега малый в зеленом наряде да высоком колпаке-капюшоне. Который когда-то был красным - но повыцвел. Впрочем, даже это было поводом для гордости: если колпак потерял цвет, но не истерся, значит, льняной. А лен штука не так, чтоб дешевая.
   Владелец барки - на местной латыни так прозывали любое сооружение, способное подняться вверх по реке без посторонней помощи - велел принять ближе к берегу. Ибо раз зажиточный человек так дерет горло, ему есть, что сказать.
   - Вниз. Ко ключу от речки.
   То есть, к старому римскому форту, а теперь городку Кер-Нид, удобно пристроившемуся возле двух перекрестков. Один образовывали две римские дороги, другой - дорога и река. Понятно, что всякий разумный правитель поставит в таком месте укрепление, а всякий человек с мозгами найдет способ прокормиться. А потому хозяин барки, нанятой в верховьях для наполнения устроенного возле Кер-Нида магазина, выслушал человека в зеленом с большим интересом, подивился хватке, и согласился с ним во всем.
   О чем и думать забыл - до самого города. Встретили барку у самого моста, и прием оказали неласковый. Дюжина воинов, за главного - девка, но одета парнем. Словно в извинение перед попранными обычаями, плед кэдмановский сколот по-бабьи - двумя фибулами с цепочкой. Длинные волосы убраны в две толстые косы - воительница, значит. И быть ей, кроме как дочкой главного гостеприимца страны, некем. Вот только - не в настроении! Брови сведены, губы поджаты.
   - Накладную сюда, - в ответ на любезное приветствие. А ведь даже сиятельной назвал, по новому поветрию!
   Корабельщик протянул дощечку со странным названием. "Накладная" ни на что не накладывалась. Ее вручила одна из странных девушек, которую привез римлянин. Та, что пересчитала все мешки и заглянула в каждый. Все щебетала чудным озерным выговором. Корабельщик ее толком и не слушал - а чего слушать озерную дурь? Уловил, что кусок дерева нужно отдать в Кер-Ниде, иначе денег не заплатят. Решил, хватит голову глупостями забивать. По дороге, из интереса, пробовал смотреть. Доска доской. Дерево мягкое, вроде осины. Ножиком поцарапана. Не так, как если на ней резали что, аккуратненько. Но и не старательно, не узорно. Просто - царапины, четкие, глубокие, одна рядом с другой - так, чтоб только различить. Часть доски просто перечеркнута крест-накрест. Странная, в общем, штука. Ну, да колдунье виднее.
   Со старинным ирландским письмом - не сопоставил. Привык, что письма на пергаменте пишут. Или хоть углем на тряпице! А пятна чернильных отпечатков, приложенных на тщательно отполированное место, как на грамотах-оберегах и расписках сиды, окончательно убедили: ведьминская вещь.
  
   Эйлет, увидав дощечку, нахмурилась, уже скорей огорченно: и на пергаменте огама давалась ей тяжко. Ну почему народ, что при смешении языков разжился ирландским, на котором только и чесать язычком между подружками, получил в дополнение такой алфавит? Впрочем, как раз понятно: язык дан свыше, а буковки люди придумывали, мудрецы. Хотя... Не люди. Сиды! Эйлет припомнила, как резное письмо читает Майни - прикрытые глаза, короткий полет ладошки по доске... А ей приходится на риски глазами пялиться. Одно хорошо - нет следов ни подделки, ни порчи.
   Следует похвалить перевозчика.
   Корабельщик выдохнул. Колдовская вещица явно пришлось сиятельной по вкусу. Она сразу успокоилась.
   - Молодец, - Эйлет погладила одну из кос. - Наконец, попался человек, разом порядочный и аккуратный. Осталось только мешки пересчитать, проверить содержимое - и на расчет!
   Корабельщик переступил с ноги на ногу. Нет, когда тебя хвалят и называют честным человеком, это лестно. Когда намереваются пересчитать мешки при выгрузке, это привычно. Но зачем каждому мешку внутрь заглядывать? Это же долго.
   Так и спросил.
   - А многие твои товарищи по речному делу хитрые больно, - заявила Эйлет. - Те, что поглупее, накладные портили - да не знали, бедняжки, что второй экземпляр мне конным гонцом высылают. Я их предупредить забыла... Ей-ей, случайно. Мне сейчас зерно нужно, а не проверка возчиков. Но как вышло, так вышло. На каждом экземпляре - палец моей ведьмы. Что груз верный, как сказано в описи. Так что мы сразу проверяли - где расхождения или порча, там и недостачу искать.
   - А вдруг она ошиблась? - корабельщик понял, что влип. И теперь пытался узнать, насколько.
   - Так перевозчик сверить груз должен, и если не соответствует - не брать накладной. Неужто тебе ведьма не объяснила? Не может быть, до тебя она восьмерых отправила - все все поняли! Некоторые, правда, решили, что нехватку овса и ячменя можно компенсировать, намочив зерно - разбухает же! И вес прибавляется. А иные камни в мешки совали, совсем чудаки. Вот потому и проверим. Нельзя у своей армии воровать! Драть втридорога - это я понимаю, но вот так! Эх, добренькая у меня сестра. И король. Сестра велит порчу да недостачу по тройной цене в долг перевозчику писать, и расписки брать под залог судна. Король же говорит, что земля тут его, не сиды, а сам норовит, по рыцарски, небольшой поркой ограничиться. На главной улице войскового лагеря. Пусть все видят, кто в стране вор!
   Корабельщик побледнел. После такого... Как дела-то вести? Лучше уж штраф! Но - в мешках все в порядке. Кроме веса. Вдруг забудет взвесить?
   - Так что смотреть будем подробно, - продолжала разливаться воительница, - и взвесим, конечно!
   Вот и все надежды. Дочь трактирщика забыть проверить товар по весу не могла.
   - Я, - проблеял он, - это... Не совсем твою ведьму понял. И отсыпал по дороге чуток зерна одному человечку. Ну, наполовину человечку.
   - Штраф плати, - пожала плечами Эйлет, - если отсыпал чуток - ну, плата за рейс немного полегчает.
   - Десятую часть, - признался тот. На крыс и утруску решил не валить. А то до королевского суда и позора недалеко.
   - Значит, ты залез в долги! Или предпочтешь порку? Или...
   Эйлет склонила голову набок. Этот купец ей глянулся. Не как жених - от "деловых людей" ее уже мутило. А ведь именно среди них еще пару недель назад собиралась искать мужа. Но вот как подсадная утка - хорош!
   Наверх шли не порожняком: с грузом из воинов. Хорошо, ветер от моря налетел сильный, тянул споро, и барка не выглядела слишком уж отяжелевшей.
   Впрочем, воинов скинули ниже по течению, и последнюю милю пришлось еле тащиться, изображая поломку рея. На месте капитану пришлось спрыгнуть на берег. Знакомая фигурка в зеленом переминалась с ноги на ногу в компании полудюжины лучников. Пледы горских расцветок, наложенные на тетивы стрелы... Увы - полосок своего клана корабельщик не заметил. А горные кланы потому и не подмяли под себя равнинников, что между собой не слишком ладили.
   - Я этих славных людей уговорил меня посторожить, - вместо приветствия начал он, - целых два клана на год придется оставить в покое! Что поделать - война. Мне же нужно работать.
   - Людей на съедение сидовской семейке отправлять? Я не узнаю Робина Доброго Малого! Деньги ладно... Знаешь, какого я страху натерпелся?
   Человек в зеленом печально вздохнул.
   - Я сам себя не узнаю. Раньше все получалось. Сколько зерна отдавали мне прежние короли! Для них весь товар исчезал бесследно. Оттого вояки принялись таскать с собой обозы. Саксов бить - дело правильное, но до чего же хотелось попробовать старинную схему! Не выдержал я. Но брал, заметь, немного. И ведь сработало бы. Если б не ведьмы.
   - Да, если бы не ведьмы, - эхом откликнулся корабельщик. - Но ведь теперь-то тебе ясно, что твои хитрости бьют по перевозчикам. Зачем продолжаешь?
   - Я не продолжаю, - фыркнул Робин, - я сворачиваю. Предупреждаю тех, кто идет вниз, какие шутки боком вылезают. А то купец - человек завистливый, может насоветовать дурного, лишь бы и другой пострадал. А охрана мне нужна, чтоб морду не набили. Те, кто вверх поднимается.
   - Аааа, - протянул корабельщик. Про что говорить дальше, он не знал. А надо было болтать, чтоб Робина вернее оцепили. И очень хотелось помочь проказнику смыться. Ведь и верно, первый раз такое, чтоб его шалость не удалась! - Это не просто ведьмы, это Неметона.
   - Понял я, понял... - потерпевший неудачу Робин выглядел растерянным, - после войны попробую договориться, чтоб не становиться ей поперек дороги. Ну, и наоборот, чтоб она мне не мешала. А что еще тут сделаешь? Она чистокровная сида! И штук всяких знает побольше моего, и сила у нее волшебная...
   - А то у тебя нет?
   - Есть, да с ноготь от мизинца. Я в отца умом пошел, не волшбой... Стой-ка! Хрустнула ветка! И пусть меня засолят в бочке, как селедку, если это олень или кабан!
   В руке тускло сверкнул широкий клин короткого меча.
   - Предатель! - воскликнул он. - Сейчас ты умрешь!
   Но к делу не перешел - один из лучников схватил его за руку.
   - Мы не уговаривались защищать убийцу, - предупредил. - Мешать не будем, но ты же не желаешь остаться один против... Ого! Против полусотни. Может, и правда, убьешь этого типа?
   Рука снова свободна, но знаменитейший мошенник Камбрии опустил оружие. Расхотелось в драку лезть - подкрадывалась-то не горстка разобиженных матросов с барки, а небольшая армия. Равнинники, ирландцы. То есть, тяжелые копья и пращи. Впрочем, града камней и дротиков не случилось, значит, следовало ожидать разговора.
   - Предателем следует назвать того, кто грабит армию, которая защищает весь Дивед... Эх, Робин, а я про тебя сказки слушала! Мол, надувает только злых да богатых...
   - Если ты скажешь, что Неметона добрая и бедная...
   - А кусок изо рта солдат рвать, это как? Они злые? Все? И богачи, как один?
   - Я брал немного, - начал оправдываться Робин, - войску без вреда. Всегда берут запас. А мне интересно!
   Эйлет пожала плечами.
   - Лить кровь не будем. Почтенные воины - вы как хотите, но или зерно в магазин сейчас вернете, или - коли оно вам так нужно, что жить без него нельзя - тройную цену обязуетесь уплатить. Честью клана, под запись. Кто сколько - меня не волнует. Взялись защищать Робина - возьмите на себя и его долги. Так своим и передайте. А запас - он не для разворовывания. Он - на случай, если нам лишний день на месте простоять придется, например.
   В лагерь возвращались сумрачные. Знаменитого пройдоху к ногтю так и не взяли, отношения с горцами - хоть и не до крови, да попортили. Кое-кто ворчал, что лучше уж кровавая свара - да вернуться со славой. А горцы... Сами зерно продают, сами воруют по дороге, сами воров укрывают. С такими союзниками врагов не нужно!
   Воины горских кланов, что в лагере стояли, не обращали внимания на хмурых гленцев-тыловиков. Ну, не задалось у них что-то. Так и понятно - нормальные люди все припасы с собой тащат. Даже если король зовет больше, чем на шесть недель обычной службы - всей разницы, что за остальное деньги платит. А потому проводили взглядами, да и вернулись к кострам, на которых шипели уже раз опорожненные котлы. Теперь в них варилась вода - а кое-кто уже отмерял в кружки жареный ячмень. По новой моде. Большинство любителей кофе были ирландцами, особенно падкими на новизну, мистику - да вообще на что угодно, лишь бы исходило из древних холмов. А повод собраться у них был. Вот и стояли кругом вокруг одного из костров, да уговаривали:
   - Не ломайся, как девка. Расскажи. Сама же приедет! Значит, нужно знать, о чем при ней лучше не говорить. Да и любопытно. Там как, наветы были, или правда?
   Воин, что рассказал историю про двух невест, был уже не рад, что ввязался в спор с ирландцем. Теперь к костру его десятка прибились соотечественники короля и требовали подробностей. Вот понадобилась им песенка невесты-соседки, вынь да положь!
   - Сейчас уже и не разберешь, - вздохнул горец, - после того, о чем в песенке пелось, лет триста прошло. Остались от той истории легенды, а от легенд - детские сказки. Опять же, произошло это далеко на севере, аж в Гвинеде! Сами понимаете, до наших мест немного донеслось, да через третий пересказ. Так и вышло, что филиды вещают одно, барды поют иное, а матери детям на ночь и вовсе третье рассказывают. А самое смешное - я толком не помню ни преданий, ни баллад, ни сказок. И коли уж начну байку, так в ней будет по кусочку от всего, кроме, разве что, правды. Вот, я вас предупредил. Слушать будете?
   - Ты нас присказками не корми. Выкладывай, что знаешь, - отвечали ему.
   - Ну, сами напросились! Было это лет тому, опять же, триста. Как раз, когда Максим Великий ушел с войсками на континент, да там и сгинул. Я так понимаю, его сыновья на тот поход подбили - то ли младшие, что боялись малое наследство получить, то ли старшие, желавшие кусок пожирнее - бог весть. Но были и те, кто своим уделом был доволен, остался на родине - ну и остался жив. Главного меж собой они так и не избрали. Один из таких и правил Гвинедом. Вот за него Дон, как из Ирландии приехала, и вышла замуж. Немайн закопалась в библиотеку, Гвидион начал готовиться править государством, да так, что чуть Манавидана не переплюнул. Впрочем, нравы тогда были куда как вольней - так, что иные еще спасибо говорили за улучшение породы. Гвин охотился да воевал - из песни слова не выкинешь - с пиратами из Улада и Лейстнера.
   - Уладцы - это ууууу! А лейстнерцы совсем негодяи! - откликнулись О`Десси. Откуда бы не происходили сами, вслед за королем они предпочитали считать себя мунстерцами. То есть людьми не больно хитрыми, не больно работящими, не больно драчливыми, зато душевными да верными. И самую малость упертыми. Вот как Немайн. Хотя она, вроде, и коннахтская сида... Об этом рассказчику напомнили.
   - Она, прежде всего, камбрийская сида. Как вы - камбрийские ирландцы. В общем, семейка жила - и главным в ней, как это ни странно, оказался именно человек. А вот кем вышли дети короля-римлянина и Дон, уж и не скажу. Почитаются за сидов. Видимо, их кровь крепче. Но годы свое взяли. Дон овдовела. И тут же снизила налоги... Наемники разошлись, кланы чужачку не слушались, сыновья отбились от рук, а старшая дочь собрала вещички и ушла неведомо куда.
   - В камыши?
   - Может, и в камыши, только это еще до Артура было. И даже до саксов. Кер-Легион тогда был наш, и управлял им легат Кунеда, чистокровный бритт и хороший римлянин. Он же отвечал и за северный вал - а тот, все знают, до сих пор стоит. Вот легат и видит - непорядок в тылу, разобраться нужно. Ну, собрал отряд, задавил мятежи, прижал разбойников, кланы согласились посылать воинов помогать оборонять вал и гонять пиратов. Возвращается домой - и обнаруживает в своей постели одного из братиков рыжей и ушастой. Любовнички то краснеют от стыда, то бледнеют от страха, и невнятно блеют про высооокие чувства.
   Кунеда, как я уже говорил, был бритт и римлянин разом, значит, человек спокойный и рассудительный вдвойне. А потому он велел парочку взять под стражу, и повез в Гвинед: в качестве подарка для Дон. Он ведь и прежде наведывался по разным делам, давал советы и вообще числился другом семьи - и решение предложил дружественное. Мол, я остался без жены, а сам еще мужчина в самой силе. Давайте-ка породнимся, да я половину земель в приданое отхвачу, и с остальными помогу управиться.
   - Эй, погоди, я что-то слыхал про "хранительницу ног"... - встрял один из товарищей рассказчика.
   - Так это у северян обычай такой, - пояснил тот, - брачный. Жених ноги на колени невесте водружает. И так сидит на пиру. Бочком. Кто пробовал - говорят, есть при этом неудобно до изумления. Ходят байки, что раньше невеста жениха разувала, но ноги у северян вонючие, и они решили поменять обычай, чтоб гости не разбегались.
   - У них не только ноги вонючие, - уточнила девчонка из О`Десси. - Невесте могу только посочувствовать. И вполне понимаю, почему девки с берегов Клайда и Твида вешаются на шеи нашим парням. Наши чище.
   - Вот жена Кунеды тоже так решила, - усмехнулся горец, - и все-то шло по ее... Дон согласилась на обмен! У нее войска не было, у Кунеды было, разговор шел пока добрый. "Ну, - говорит северянин, - Зови свою старшую, Немайн!"
   - А Немайн-то и нет!
   - Вот именно, - рассказчик подмигнул подыгравшему ирландцу, - нет. Ушла, и, видимо, не зря, что-то мне кажется, с Кунедой они б не спелись. Ну, Кунеда не уныл, велел позвать другую, Аранрод. Ан та прийти не может - от волнения схватки начались, рожает! Приуныл северянин. Спросите, говорит, от кого хоть детишки? Выяснилось: от брата, Гвидиона. Эту парочку, стало быть, тоже под арест. Под домашний, в той же комнате, в которой близнецы уродились.
   А легат стал думу думать. И решил, что по-хорошему честь ему восстановить никак уж не удастся, придется по-плохому. Но убивать никого не захотел. Взвесил вину, и сказал: "Ежели жить хотите, так опозорить себя вы должны сильнее, чем меня. А поскольку оскорбление вы мне нанести через запретную страсть, так и наказание будет вам соответствующее..."
   И велел тому брату, что жену чужую соблазнил, поступить с тем, что прижил детей от сестры, как с женщиной. Троекратно.
   Дон как услышала приговор - стала просить. Без толку. Колдовать начала - но у Кунеды было с собой полторы когорты британских ветеранов Двадцатого легиона - а это лучший легион Империи! Таких не берет ни сон, ни чох, ни птички Рианнон, ни песни Неметоны... Скрутили ее и кляпом заткнули.
   "Ты тут больше не королева, - заявил Кунеда, - Раз до такой неправды допустила..." Тут сида снова взмолилась - чтоб ей хоть позора не видеть!
   - Это с заткнутым-то ртом?
   - Ну, мычала, наверное. А может, кляп выплюнуть ухитрилась, сида же. Не важно. Сыновей-то знала. И верно, умереть с честью не захотел ни один. Проделали, что велено, на виду у всего войска, и всех гвинедцев, кто желал смотреть. Три раза. После того никакой власти у них уже не было, так что оставили им по поместью на прожитие, и по пять тысяч голов скота...
   А мать отвезли к ближайшей границе, сунули котомку с краюхой хлеба, - и с тех пор о великой сиде Дон в Гвинеде не слыхивали.
   Королем Гвинеда Кунеда заделался сам, нынешние короли, и настоящий, и лизоблюд нортумбрийский - оба от него происходят.
   Гвидион и дальше жил с сестрой, как с женой. Как и поныне. Только позора не выдержал, ушел из Гвинеда. И вообще на бриттов зло затаил. Так, что от великой ненависти и за ум взялся. Тут и саксы пожаловали. Стал он им помогать, и много пролил нашей крови. Говорят, саксы потому и не двигались полсотни лет после горы Бадон, что в той сече Артур опозоренному сиду глаз стрелой выбил, и стрела до мозга дошла. Ждали, пока оклемается. Они же без него никуда: жертвы приносят и богом называют.
   Рассказчик умолк. Только ветви трещали в костре. Пока один из ирландцев не хлопнул рукой по колену и не подытожил:
   - Понял.
   - Чего ты понял? - спросили его.
   - А отчего Господь наш отказался выходить с Одноглазым на поединок, хотя тот и вызывал. Зазорно!
   Собравшееся у костра воинство грохнуло хохотом. И понемногу рождалось ощущение того, что им саксов не побить - тоже зазорно. Почти как цену кунединой чести выплатить!
   Хотя бы потому, что поутру, опровергая ворчание не верящих знатоков, на правом берегу показались значки гленской армии. Началась обычная встречная суета. Довольно хорошо организованная: сиду с ученицей встречали отец и сестра, а ее армию - заранее разбитый лагерь и магазин. Обычные хлопоты разом перелетели на широкие плечи Ивора, да на хрупкие - Нион Вахан. Пронзительный голос, которым Луковка принялась распоряжаться, был настолько похож на командные покрикивания Немайн, что постоянно приставляемая формулировка: "Голосом Неметоны!" стала пониматься буквально. Распоряжалась бы сама - наломала б дров, пусть и насмотрелась на то, как разбивает лагерь сида. Но рядом неизменно находился Ивор, который выручал в затруднительных ситуациях. "Девочке нужно учиться не разбивать лагерь, и даже не командовать - слушать, - объяснила ему Хранительница, - И доверять. Хоть кому-то, кроме меня..."
   Для начала - вполне годился легат, человек, надежный по должности. Который находил, что его, по сути, команды, поданные рассекающим воздух звоном "голоса богини", что самой сиды, что ее странной подруги, приобретают дополнительный вес. Как и он сам. Многие заметили, что самые сложные вопросы обустройства временного походного быта и богиня-то решала с его слов.
   Еще оказалось хорошо, что ирландцы теперь знали, о чем молчать - и когда почитающий старых богов Харальд проходил мимо - про непотребства всякие словечка не звучало. Пусть сейчас он служит Неметоне, но уважать Вотана это ему ничуть не мешает.
   Анна, сразу, как соскочила с колесницы - большой, шестиколесной - отправилась в город. При наличии нормальных домов и хорошего укрепления располагать госпиталь под шатрами за жиденьким частоколом додумался бы разве жесточайший формалист, цепляющийся за каждую букву писаного наставления. Мэтр же Амвросий всегда предпочитал живой опыт. Не только свой, да и римские книги он полагал за основу лекарской мудрости - и все таки школа у него была другая. А потому лучшей ведьме клана - все-таки ведьме! - следовало присмотреть за тем, что он успел натворить, и уговорить исправить немногие возможные упущения.
   Здание он занял правильное - городские бани. Сооружение большое, снабженное запасом воды, легко и целиком протапливаемое. Чего искать лучше? Первым встреченным знакомым оказался сын мэтра, Тристан. Разумеется, при отце - братья с собой не взяли. Мальчишка выстругивал дощечки для шин. Перелом - не самый редкий вид боевого увечья.
   - Пришла смотреть? Ну-ну. У нас и свои ведьмы есть, - сказал через губу. - Аж три.
   - Аннонские язычницы? А Бриана где?
   - Уже не язычницы, - сообщил мальчишка. - Все три крестились. Сестра осталась дома. Нельзя город бросать без медика. А если ты аннонок изводить начнешь, так знай - они под защитой Майни!
   - Ясно... - Тристан настроен ершисто, так и не все ли равно? Анна огляделась. Отметила - стеклянные окна укреплены деревянными ставнями, некоторые стекла вынуты и заменены деревянными форточками, чтобы удобней было проветривать дом. Из-за перегородки доносятся знакомые запахи травяных сборов, щебет на смеси местного и ирландского. И ни единого латинского словечка, которых она нахваталась у мэтра за годы дружественной конкуренции. Сердце уколола ревность. Уколола и отошла. Лечить людей - и не только людей - славное ремесло, оно всегда ей нравилось. Но - впереди ждало новое и интересное, захватывающее и величественное. А знакомое да домашнее - не для нее! Уж не от того ли, что стала первой, что учиться не у кого было, так набросилась она некогда на заглянувшую сиду? Не из-за прокормления же дочерей, в самом деле! Первая ли, вторая ли, ведьма всегда заработает и на мясо, и на масло, и на хлеб! Настроение стало солнечным.
   - Пойду, познакомлюсь с коллегами, - блеснула латинским словечком, как самоцветом в колечке, - с младшими. С чего мне их изводить?
   Младшие, судя по запаху, начали перегонку кернода - сложной смеси экстрактов для обезболивания. Отличный состав - вот только длительного хранения не переносит. Масла - которые и отделяются перегонкой - легко испаряются. Но и у нее есть небольшой подарок. Который местные ведьмы не воспроизведут. Да и ей самой придется ждать весны и франкских кораблей, которые привезут молочко альпийских маков. Сида решила пожертвовать частью запасов опиума ради раненых.
   Только не забыть предупредить мэтра и его помощниц об опасности средства! Чтоб несколько раз подряд не давали из жалости...
   Тристан проводил ведьму завистливым взглядом. Вот ведь повезло - в броне и с копьем будет совершать подвиги, и стоять о правую руку Учителя, и разговаривать с ней каждый день и каждый час, наверняка про важное и интересное. А ему - деревяшки строгать, да льняное полотно варить, да железный ящик с отцовскими инструментами жарить. И даже поговорить не с кем!
   Отец занят. Занят всегда, только иногда говорит, что сделать. Коротко отругает, если сделал что не так. Все. Тристан пытался обратить на себя внимание хотя бы отказом от работы и шалостями - но отец просто поручал его работу другому. Но очень быстро выяснилось, что Тристану не с кем поговорить во всей армии, и даже охочие до историй о "верхней" жизни аннонки слушать его не хотят. Которая помладше, так даже "пустым местом" назвала.
   Пустым местом Тристан быть не хотел. Стал исполнять все, что поручал отец, старательно. Если оказывался свободен - предлагал помощь травницам. Трудился без души, но - аккуратно. А скуке сказал, что это наука - из необходимых рыцарю. Помочь раненому товарищу нужно уметь. Это всегда пригодится.
   Дня три назад принесли раненых - воинов передового отряда. Тристана, доказавшего равнодушную аккуратность, приставили к раненому рыцарю - пока к одному. Который в промежутке между забытьем и болью коротко рассказал: если бы не Немайн, саксы бы уже были здесь. Что сделала, как - ничего не сказал. Но надежда услышать продолжение истории про Учителя неожиданно привязала лекарского сына к раненому.
   Он уже не слышал за спиной тоненьких шепотков травниц: "Парень, а какой заботливый!" И солидного покряхтывания заходящих на перевязку легко раненых: "Из него может выйти толк. И сиде недаром глянулся..." Просто делал рыцарское дело - помогал товарищу.
   На выстругивание шин он теперь тратил редкие свободные минуты. Услышал мимоходом оброненное отцом: "Полотна и шин никогда не бывает достаточно!" - и взялся за неподъемное.
   Анна под этим высказыванием тоже палец бы приложила. Однако, в отличие от Тристана, за годы практики привыкла к тому, что жизнь пациентов это одно, а ее жизнь вовсе другое. Потому, передав опийную настойку и убедившись, что аннонки достаточно знают травное дело, успокоилась и направилась к лагерю. Найти свою палатку труда не составляло - лагерь маленького гленского легиона был во всем подобен лагерям римским. Правда, подразделения оказались неодинаковы - очень уж много народа пристало по дороге. Теперь эта вспомогательная когорта занимала половину лагеря - отчасти из-за численности, отчасти из-за меньшей организованности. Не то, чтобы Нион не старалась. Но сколотить из толпы добровольцев что-то боеспособное, на марше, за двое суток, при постоянном пополнении сырыми людьми? С такой задачей и Траян бы не справился. Разве - Цезарь.
   Но эти люди, спокойно варящие себе суп из бобов и баранины, были так же нужны, как и все остальные в этом лагере. Они могли стоять на стенах. Могли строить полевые укрепления. Могли сражаться и умирать за отечество - даже не по долгу перед королем и кланом, а по собственному выбору.
   На главной улице лагеря человеческое мельтешение всегда несколько ограничено, и за тем внимательно следят дежурные - она для гонцов и командиров. Но она-то как раз командир! Анна задумалась: а не переменить ли ведьминскую распущенную копну на воинские косы? В молодости носила... В молодости? А теперь что, старость? Под глазами сине от недосыпа, но морщины куда-то подевались. Потому как старость - это как раз то, что было до появления сиды. Жизнь без новизны, надежды, целиком уместившиеся в детей. Тут никакие маски надолго не помогут!
   Но ведь смогла! Пробилась к сиде, стала чем-то другим. Новым. Может, потому, что никогда не видела себя только ведьмой? Всегда что-то было: колесницы, охота, дела клана... Семья. Ее семья! Иногда кажется, судьба нарочно послала ей вдовство, к нынешним временам готовила. Чтоб отвыла, отгоревала - да нашла себе нынешнего... Чтоб и в семье была главной, и было, к чьему плечу прижаться после выездов к больным да к скотине. Согреться телом и душой. Без этого доброго тепла, не то чтобы послушного - нет, терпеливого и невозмутимого - кем бы она стала?
   Анна шагала легко и уверенно. Ведьма ходить умеет - не всюду и не всегда проедешь верхом, а Первая в клане - это ведь не просто самая умелая. Это та, которая больше всех пользы клану сделала. И вреда его врагам, не без того...
   Уже подходя к палатке, расслышала знакомый запах овсяных лепешек и жареного сыра. Очередь стряпать была за Эйрой. Которая, разумеется, давно изучила пристрастия сестры. Ведь нелюбовь к овсяной каше не обязательно означает неприятие и всех прочих блюд из овса: тот же половинный хлеб, из смеси овса с ячменем, сида ест и не морщится.
   Эйры внутри не оказалось.
   - Я младшую ученицу отпустил. Дай, думаю, старшую побалую...Мне, знаешь, за ученицами сид ухлестывать пока не доводилось. Интересно!
   Анна хлопала глазами, разглядывая мужа, недолго. Потом уперла руки в боки.
   - Ты чего тут вообще делаешь? Из двоих кормильцев у семьи, одна в походе - больше, чем достаточно! Ты подумал, что будет с детьми, если мы не вернемся?
   - Думал, - хмыкнул тот. - Вот не поверишь - думал. И надумал, что старшенькие уже взрослые. Выживут, и о младших позаботятся. Клан поможет. Опять же, если ты погибнешь на службе у Немайн - та о семье позаботится. Обещала же дочерей в ученицы взять. А мне твою честь ронять неохота. Ты ведь ученица сиды, значит, числишься, как копье рода Дэффида. А от Анны верх Иван кто пойдет? Никого не выставить - стыдно. А если обидел, нарушив уговор - можешь со мной развестись.
   - Негодяй...- а сама обняла. Вот так, как и любила всегда - чуток сбоку. Чтоб не виснуть на шее, а вдоволь потереться о шершавую щеку. - Так я тебя и отпустила! Тебя ж, кажется, ученицы сид интересуют? Так куда ты от меня денешься!
   Анна еще припомнила - кто ставил палатку. Кажется, Эйлет лично. Девчонка серьезная, можно доверять. И надеяться, что не рухнет. Оставалось высмотреть, в какой стороне постель. Любая. Все равно они одинаковые...
   До возвращения Немайн оставалась целая стража.
  
   Дэффид окинул взглядом собравшихся за столом. Половина семьи. Уже завтра - останется меньше. Эйлет с полусотней топоров уйдет вверх по течению - строить мост. Остальные разойдутся по работам - и он их увидит разве у котла. После, правда, будет день сравнительного отдыха. Предбоевой. Когда не нужно работать до упада - а вот мелких хлопот - море.
   Особенно - у вождей. А они теперь все - вожди.
   Эйлет - острое лицо, сжатые в щель узкие губы. Мужская одежда. Ходит вразвалку - как всадник, а не моряк. Три сотни человек, полдюжины погостов, три больших волока - все ее. Самого Робина поймала за руку. Ни медяка не потеряла зря. Была бы парнем, Дэффид бы точно знал, на кого оставить большое дело. Не трактир, а новое: сенат, иноземную торговлю, плавильни и сукновальни. Впрочем, дочь нашла хорошее занятие сама. Волоки в верховьях - дело доходное. А если ухитриться связать не только реки, текущие на юг - так можно получить свое с торговли и войны не только в Камбрии. Жаль, в войске нет никого из Поуиса - горное королевство как раз контролирует верховья. А иной сынок многодетного принца или младшего короля мог бы и согласиться поменять наследный клочок земли на звание принцепса всего Дехейбарта да торговую империю.
   Эйра. Огромные - дома таких не было - глазищи горят азартом и интересом. Сквозь усталость, через настороженность, что не отпускает даже в семейном кругу. Коса одна - зато в нее вплетена не жалкая лучная стрела, а наконечник от дрына, каким стреляют "скорпиончики". Чтобы все видели - легат Эйра верх Дэффид поведет в битву все семь колесниц Диведа - по одной от клана, да ее. О, разумеется, она будет слушать свою колесничую, Анну Ивановну, очень внимательно. Как младшая ученица, как добрая подруга. И как начинающая ведьма - опытную.
   Кейр - весел и бодр. Звезд с неба как раньше не хватал, так и ныне ничего не изменилось. Но - парень хороший. Не трус, верен, в делах не без хитринки. С трактиром управится, да только что теперь трактир. Главное - те парни, что встанут в первую шеренгу лучников, смотрят ему в рот и чуть не молятся на бравого командира. Командовать лучниками клана в его возрасте - честь большая, хоть и с червоточинкой - на эту должность никогда не назначают лучшего стрелка. Потому как стрелять ему и придется меньше всех. Впрочем, Кейр никогда не стремился быть самым первым. Он получал гораздо большее удовольствие, когда его признавали достойным в еще одном, новом, деле.
   Анна. Ученица - значит, тоже член семьи. Даже после, как срок учения выйдет, будет числиться в ближнем свойстве. Вот мужа ее пустили на семейные посиделки скорее от недоумения. Выгонять из шатра показалось неловко. Ну не случалось до сих пор в гильдейской и ведьминской практике семейных учениц! Вот и сидит - как это по латыни? - прецедент. Сам, кстати, понимает, вот и помалкивает. Жену разглядывает. Будто год не видел. Ну, да любит он ее... Дэффид представил, как вернется к Глэдис после похода, с победой. Хорошо! И особенно хорошо - проскочить мимо торжеств, сразу домой. А эти вот и перед боем сподобились.
   Немайн. Вот уж сегодня - точно, не Немхэйн-Неметона, а Майни. Радость ушастая! Та, что принесла горькую, как мед с вересковых полей, славу Британии на голову новой семьи. Болтает взахлеб, развернула по уху на сестру, и сама трещит сорокой. Ей-то все нормально и привычно. Которая у нее битва впереди? Сотая? Тысячная? И все-таки - проскальзывает предбоевая тоска. В старательной радости, в ненапускном счастье свидания с родичами. Пусть епископ говорит про жизнь равно вечную - что для обычного человека, что для ушастой. Умирать страшно. Даже тому, кого скоро ждет старость и та же смерть. Кем же надо быть, чтобы раз за разом ставить бесконечную сидовскую жизнь на военный случай, на собственное мастерство, на мужество и умение товарищей? Как надо верить - в новую семью, в новый свой народ? В свою правду?
   Дэффид тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение.
   Все три дочери - число для легенд - в белом. Даже плащи снеговые - королевская служба любит алый цвет, но Немайн-то не королева. Цвет радости. И - на Дэффида вдруг потянуло сквозняком - смерти. Только трехцветные ленточки под фибулами напоминают - девочки помнят, кем были. Кто они до сих пор есть. И ходят пока по грешной земле. Сида. И сестры сиды. Не боги, не люди. Да, он и Кейр отныне - тоже между миров. Герои. Вот с самой поры, как породнились с сидой. Что так будет, Дэффид понял с самого начала, и принял. Для себя. Но превращение коснулось всех. Эх, а того ли он хотел для своих девочек?
   Майни почувствовала странный взгляд отца первой, развернула ухо. Мгновением позже - и голову, но Дэффид уже улыбался, опорожняя в чаши бурдюк с дорогущим африканским вином.
   - Припас - как раз ко встрече, - объявил, как ни в чем не бывало. - То есть купил на ярмарке, на всякий случай, а тут и пригодилось. Хорошее вино, прошлогоднее. Более молодое до нас, увы не добирается. Но и это еще не испортилось. Так что - по чаше. Как раз половина выйдет. Вторую выпьем после битвы. Ну, за победу!
  
   Нион сидела в личном шатре. Неподалеку веселилась семья богини - а ей достался котел с ячменным отваром, навощенная доска и стило. Одиночество? Что это - для той, у кого каждый миг богиня в голове? А если наполнить кружку горячим ячменным варевом - так и совсем хорошо. Днем ждет - работа, тяжелая и грязная, а ночами - тревожное ожидание саксонских соглядатаев. Потому вечер особенно ценен - как возможность спокойно поразмыслить. Не радоваться разливающемуся по телу теплу, мягкой подушке под ногами и некусачему пледу - выпросила ношеный у Эйры, новые все злые - не перебирать в голове воспоминания, не подставлять на свое место богиню - или другого человека - а именно мыслить. Трудная наука, и не все, кто учится этому с детства, могут достигнуть вершины. Да и зачем это - всем Для приземленных бытовых дел? А ей нужно. Потому как у Неметоны есть для Нион работа. Новая и интересная. Нет, богиня ее не бросит, если у глупой Луковки не получится. Но - хочется все сделать. Хочется быть полезной. Не отдав голос, как обычно - а самой по себе. Для этого нужно учиться. Не на ведьму - Нион хихикнула - совсем не на ведьму. Но - на кого-то очень похожего. Подобия-то - ведьминская игрушка.
   Ей же приходится делать и исследовать именно подобия - но не людей и вещей, а отношений. Запоминать и испытывать маленькие кирпичики, из которых состоят любые отношения. Которыми оказались не любовь и дружба, не ненависть и злоба, не жадность и щедрость. Всего лишь: истина и ложь. Как только услышала - поняла: иначе и быть не может. Только истина и ложь правят миром. Да еще неизвестность, и маленькие штучки, превращающие одно подобие в иное: "и", "или", "не", "если". Ей, чтобы научиться быть не просто голосом, следует все это понять.
   Но не утратить способности чувствовать, как раньше. Опасность такая есть, Немайн предупреждала. Потому, решив новую задачу, Нион Вахан заглядывает в место богини, спрашивает, все ли в порядке. И, решив очередную задачу логически, непременно проверяет ее чутьем. Иногда ответы не совпадают. Тогда она отставляет вопрос в сторону для богини. Чтоб спросить - нет ли ошибки в построении подобия.
  
   "Нам нужно три дня". Принц Рис осторожно выглянул из-за завала. Да, саксы теперь строй не разворачивают. В который раз. Остановили колонну, легковооруженные спешат к лесу. Вслед за ними - редкая цепочка бондов. Лес слева, справа болото. Там лучников не обойдешь. На дороге два завала, один за другим. В этом - новизна и хитрость. Первый никто не защищает. Почти никто: копье с флажком.
   Зато за вторым - лучники. Плечо к плечу. Соваться в лоб на первый завал саксы отучены - два раза кровью умылись. На третий обошли через лес. Что означает: командир у них не гений, но и не дурак. Первую неудачу, когда его молодцы с копьями и топорами лезли через завал, чтобы сразу же получать стрелы - по очереди, да не прикрывшись как следует щитом - за случайность не счел. В другой раз послал окольчуженную гвардию, которая осторожно и неторопливо растащила заграждение большими топорами. Выстроил штурмовой отряд, сложив из щитов "стену" - для того, чтобы подойти к совершенно пустому укреплению. Все получилось ладно, без потерь. Саксы свистели и улюлюкали вслед бриттским трусам.
   У которых в головах засело одно: "Нам нужно три дня." Слова короля, но в них за широкими плечами Гулидиена прячутся уши хитрой сиды. Большая армия будет два дня копать - и день восстанавливать силы перед битвой. Граф Окта... Как бы ни предупреждали сида и жена, что любой посол - змея, кусающая пригревшего на груди, сейчас полусакс скорей напоминал волка - с остатками своих людей и импровизированной кольчужной конницей ополчения ухитрялся и колодцы вычерпывать, и фланги прикрывать. И всякий раз, когда начинало тянуть жареным, появлялся, словно по волшебству.
   Может, и верно, колдовал. Мало, что слова из него сыпались непонятные - с саксами в бою и не такое бывает, так граф еще и понимал половину того, что нес! Но дело делал хорошо: доброй колодезной воды вражинам не досталось. И если королевская гвардия да уэссексцы не ленились каждый вечер да каждое утро кипятить воду, а по выступлении - наливать ею фляги, если ополченцы-бонды не брезговали сдабривать речную воду уксусом, а кипяток готовили позже только потому, что их котлы ехали в обозе, а не на плечах поочередно меняющихся гвардейцев - "дикие" переселенцы с континента, привыкшие к более суровому климату да целебной талой воде, преспокойно набирали фляги прямо из текущих поперек дороги рек, просто зайдя на несколько шагов выше брода. Обычно слегка политого кровью их товарищей - и их врагов. Принц Рис не сдал без боя ни одной переправы, и на реках выиграл больше суток. Жаль, что позади их осталось мало, да маленькие.
   Неразборчивость в питье сыграла свою роль - многие, приехавшие за британской землей, маялись теперь животами. И обильно унавоживали эту самую землю. Не то, чтобы совсем не бойцы - и все-таки сил у них будет поменьше, а значит, пожарная команда делает правильное дело.
   И все-таки три дня - многовато. Хотя бы потому, что особых сюрпризов в лесу нет. Значит, придется... Дождя нет уже почти неделю. В конце концов, укрепятся здесь саксы - все сведут под пашню. Да и лес - не колодцы, за такую обиду можно заплатить деньгами или товаром, как за то же сено. Принц услышал торопливый перестук копыт, конское фырканье. Граф Окта опять успел вовремя.
   - Ветер западный, - мерсиец понял, к чему все приготовления, с первого взгляда, только причину заминки определил неправильно. - Ольху Неметона простит, за остальное жертву принесем. Лучше так. Я устал менять своих людей на мили и часы. В старые времена деревья сражались в битвах - почему не теперь?
   Приставших к отряду бриттов он тоже считал своими людьми. Впрочем, отряд теперь таял быстрее, чем пополнялся.
   Рис продолжал из-под руки следить за саксами.
   - Что ждешь, мой друг? Вдруг ветер переменится, и их войско не наглотается дыма? Или ты не хочешь губить деревья, как христианин? Есть какой-то запрет? Я могу отдать команду.
   - Запрета нет, - Рис вздохнул. Другого решения не было. Но вольно же Окте палить леса в чужой стране. - И команду запалить сено и хворост я отдам сам. Просто я хочу, чтобы некоторое количество саксов втянулось в лес.
   - Они успеют сбежать, - пожал плечами Окта, - роща-то разгорится не сразу.
   - Пусть. Я думаю, врагов следует приучить бегать. У их конницы уже появился нужный навык, пора бы заняться и пехотой. Им стоит привыкнуть удирать. Сперва от огня - а там и от нас.
   Окта кивнул и повернул коня. Его ждал очередной колодец. А роща - про рощу сложат песню.
   На прощание один из рыцарей выскочил к самому завалу и выстрелил по строю Хвикке. Окта сморщился - дальность камбрийских луков враги, хотели они того или нет, изучили за последние дни очень хорошо. Но... тонкая легкая стрелка, неспособная кого-либо убить, вонзилась в гриву поднятого на шесте над неприятельской колонной вепря.
   - Кто этот воин? - поинтересовался граф. - Если мне доведется снимать осаду с крепости, я буду знать, кого просить доставить осажденным послание.
   - Сэр Кэррадок, рыцарь Гулидиена, - охотно сообщил Рис. - Он, кажется, действительно лучший лучник Диведа. А то и всей Камбрии. Среди конных, конечно. Кстати, он одно время за сидой ухлестывал. Безрезультатно.
   Окта еще раз оглянулся - на возмущенные вопли врагов. Они все-таки пошли на баррикаду! Чтобы бежать от огня. Какое уж тут "безрезультатно"! Сиде простой рыцарь, конечно, не пара, но подарок меткий сэр явно получил. Не тот, на который рассчитывал. Потому и не замечает...
  
   Две тысячи лопат. Семь тысяч рук. Три дня. Немало. Особенно если копать посменно - смена спит, смена сторожит, смена машет лопатами. Отличными по местным меркам деревянными лопатами. У иных лезвие оковано железом - но таких мало, совсем мало. А деревянные быстро ломаются, и не берут плотный дерн заливного луга.
   И части тех, кому выпало сторожить, приходится браться за топоры, и разрубать узлы из трав, по сравнению с которыми узел, разрубленный Александром, - сущая безделица. А внизу - хлюпающая влага.
   - Передайте графу Роксетерскому - его насос нужен здесь!
   И все равно - воды по пояс, грязи по уши.
   Полторы тысячи шагов неглубокого болота. Полторы мили каналов. Восемь миллионов модиев влажной земли. И время - воде уйти, земле высохнуть, людям отдохнуть.
   Гулидиен оказался настоящим бриттом. Он предпочел возможность маневра укреплениям. А потому тех, кто рекомендовал вбивать ряды заостренных кольев, и вообще делать работу попроще, заткнул одной репликой.
   - Проще всего - умереть. Кто хочет жить - будет работать!
   Быки моста обвязаны хворостом. Барки, возившие припасы, получили новую работу. Эйлет повела их выше по течению. Если гонцы доберутся вовремя - может получиться очень красиво! Но главное - выстоять, значит, армия не должна иметь оглядки назад.
  
   Анна оглянулась на сиду. Вот кому грязюка на лице даже идет. Милашка-замарашка. Машет лопатой, как все. Правда, не роет землю, помогает выбрасывать из канала уже разрыхленный грунт.
   А вот Эйра наверху, с дощечкой и стилом. Чистенькая! Повезло. Не потому, что сестра Немайн - потому, что вытянула длинную соломинку. Анна хмыкнула, вспомнив, как угадала - длинную. А вытянула - короткую. После вечера с мужем у нее настроение было - ярче солнечного. Такое, что не к добру долго хранить. Не то нечистый приревнует. Вот и уступила везение другой.
   - Канал Дэффида перекрыт, - докладывает младшая ученица, - толстым плавником, начали маскировку. На центральном, короля, еще треть работы по длине, и по глубине хорошо. Третий... Сама видишь.
   - Вижу. Эй, парень, что с тобой?
   Один из рабочих наклонился - а вместо того, чтоб разогнуться, так и упал ничком в холодную воду. Ту, что сначала была рыжеватой и ужас какой ледяной, а теперь чистая и чуть теплее. Сида мгновенно повернулась, одним рывком вытащила бедолагу из воды за шиворот. Отвесила пару оплеух.
   - К Амвросию, - вырвалось у Анны.
   - Нет, - отрезала сида, и в глазах сверкнули тысячелетия, - иначе многие захотят в больничку. Кто послабее духом. Саксы, они послезавтра, а каналы сейчас. Пусть отдохнет полчаса. За счет сна. И хватит. Как земля?
   Болотные лучники постоянно проверяли качество грунта. Опыт был - скот водили по болотам, поди, не реже людей.
   - Уже можно. Если осторожно и шагом. Может, ну его, третий канал?
   - Нам нужен не шаг, нам нужен галоп... Стой! А колья?
   - Колья вбиты. Но если...
   - Если - все равно, есть там колья или нет!
   Снова лопаты. К вечеру работа окончена. Ночная смена перекроет канал, а перекрытие искусно укроет дерном. Что сида делает, если ее прижали к болоту? Убирает болото. Вот только это заклинание Неметоны, как и все другие, требует соленого пота и мозолей. Недаром сама старается.
   Епископ - лопатой не махал. Но спустился во рвы, и подбадривал паству притчами. По возрасту - вполне извинительно. А вот батюшка Адриан лопатой не побрезговал. Смену, правда, стоял половинную, так потом ведь в госпиталь шел. Раненых утешать. Вот уж кто не видел в победе над болотом никакого волшебства. Его смущало другое.
   - Великолепная, - "дочерью моей" или "рабой божией" святую и вечную он называть избегал. Спасал светский формализм, вполне заменявший формализм церковный, - ты уверена, что вы с королем все решили верно? Ведь единственный пример, известный из истории - это Гавгамелы!
   - Я похожа на Дария? - августа размазала грязь по лицу. Нет, другие же ухитряются как-то извозюкаться в меру! А эта... Словно и вправду сида - а сиды, по местным понятиям, иногда превращаются в свиней! Правда, потом мыться побежит. Единственная ее привилегия сейчас - бочка с холодной водой. Слишком холодной для остальных.
   - Я его не видал, - хмыкнул викарий, - но только он разравнивал поле для колесниц.
   - А заодно и фаланге. Но у нас и для фаланги кое-что припасено. Собственно, сражайся саксы геометрическим строем, как македоняне, трудностей бы вообще не было. Увы, они и в свалке хороши. Не беспокойся. Мы готовы. А Дарий попросту не умел пользоваться колесницами, да и были они похуже наших. Серпоносным, чтобы нанести врагу урон, нужно подходить вплотную к строю - и, конечно, нести урон даже от копий, не то, что от стрел и дротиков. Наши же колесницы могут стрелять из баллист, держась на расстоянии большем, чем полет стрелы. Потом, Дарий разделил колесницы на две части - чего делать не следовало, кавалерия-то у македонян была хорошая. Ну и, под конец, когда колесницы выиграли фланг у македонян, они не ударили им в тыл. Не пойму - то ли это ошибка, то ли измена, то ли трусость. Александр лично возглавил кавалерию, и выиграв у персов другой фланг, такой удар нанес. Чем и решил сражение. А ведь, ударь колесницы фаланге в тыл - фаланга бы распалась. И бой окончился в худшем случае вничью! Вообще, колесницы нужно применять только массово, и только с конницей или ездящей пехотой...
   Немайн несло - она говорила про колесницы, но излагала теорию применения танков. Память Клирика, не абсолютная, но вполне приличная, не подвела, и читанные тем на студенческой скамье книги Фуллера и Гудериана, мемуары Меллентина и Рауса, воспоминания Попеля и Катукова вываливались на уши совершенно неподготовленного слушателя. Все примеры удалялись на персидско-индийскую границу, в Бактрию и Согдиану.
   Викарий слушал. Военные аспекты ему были неинтересны. Зато вспомнилось, что Ираклий происходил из армянского царского рода. Который, собственно, боковая ветвь персидского царского. Неудивительно, что августа разбирается в колесницах. И все-таки - очень много у предстоящей битвы общего с Гавгамелами. Недаром и персы тогда, и камбрийцы теперь вспомнили про колесницы - остальное оружие словно отказалось побеждать неумолимого врага. Вот только у бриттов есть еще одно оружие - вера и правда Господня. И если августе следует заняться колесницами, то ему, Адриану - душами. Чтобы были крепче вновь придуманного сплава железа с углем.
   Глухо звякнуло било. Раз, еще раз, и еще.
   Надо рвом немедленно возникла Эйра.
   - Наставница, тебе пора спать. Не меньше четырех часов. Иначе выйдет нарушение гейса. Слушай, а как ты ухитрялась в дороге спать стоя? Не все и догадались.
   - Очень плохо, - сообщила Немайн, - так что больше не буду.
   А того, что покраснела, под штукатуркой из грязи и видно не было.
  
   Декабрьская ночь, сида и неподвижное лежание - вещи мало совместные. Аж церемония возведения вспомнилась. Хорошо, на этот раз в одежде не ограничили. Наоборот, посоветовали замотаться как можно теплее. Три пледа - так три, пять - так пять. И сапоги можно любимые. Главное, чтобы лежала, где скажут, с вечера, и совсем-совсем не двигалась. Значит - не шумела.
   Как ни странно, репутации грозной воительницы неумение двигаться бесшумно не повредило. Немайн славилась отчаянными налетами, грозной волшбой, оборотничеством - но никак не скрадыванием. Аннонские проводники - другое дело. Воевать у болотной страны ни сил, ни желания, а задания вроде мести мужу, поколачивающему жену-озерную, или, хуже, пытающемуся выбить из бедняжки тайны входа в нижний мир, тренируют навыки, сильно отличные от привычки к полевому бою или защите крепости. Тут не только сделать гадость нужно, но и перевалить вину - на других фэйри, на соседей, на несчастный случай. Известно, кто фэйри обидит, того оставляет удача. Невзгоды приходят, одетые в зеленое, в венках из ольхи и бука. И никогда - поодиночке!
   Впрочем, противник у пятерки бардов-лучников на сей раз достойный и интересный. Хотя, отчего-то, полагающий себя невидимым! Оно и верно, костры диведской армии делают темень вокруг лагеря совершенно непроглядной для часовых. Зато для сиды - отличная подсветка. Пусть близко к земле, но источников света много, и тени множественны, нечетки. В них не спрячешься. Если бы чужую разведку нужно было перебить - три выстрела из "скорпиончика", и вопрос снят. Беда в том, что следует им кое-что показать. А потом - выпроводить. Вот это сиде не по силам. Аннонцам же она свои глаза не отдаст.
   Остается хруст сапог. Как только сознание отсеяло среди своих, правильных, привычных уже звуков ночного лагеря эти, чужие, Немайн прошептала об этом на ухо лежащему рядом барду. Тот принялся вслушиваться внимательнее. Сам даже не шептал - знал, сида ночью видит, прочитает по губам.
   - Точно. У саксов слишком толстая подошва. Будь у меня такие сапоги - я бы разулся. Так что - эти нам не чета. Все сделаем.
   - Вы все равно осторожнее. Может, эти с континента, к здешним местам не приспособились.
   Что вряд ли. Многие Хвикке живут на границе Камбрии лет двадцать. Что, среди таких нельзя трех разведчиков сыскать? Но - пусть барды не расслабляются.
   - Учту. Буду осторожен...
   Немайн подавила пожелание удачи. Как только началась игра с саксонской разведкой, аннонцы - все пятеро - вдруг дружно онемели. Причем крепко заранее. Они же в малой войне разбираются куда лучше. Значит, каждый звук теперь - лишний.
   Теперь двое - среди них единственная настоящая женщина в пятерке - изображают стражу. Полуслепую, но старательную. И ненавязчиво выводят саксов куда нужно. Ко рвам и заднему фасу крепости. Мимо правой башни, на которую по такому случаю водрузили знамя Глентуи. Чтобы рассмотрели в темноте - пришлось подпустить поближе, а для того - договариваться с настоящей стражей. Которая состояла из гленцев, так что здесь проблем не возникло. Интересно, как саксы оценят бдительную наружную стражу и дрыхнущую внутреннюю? Расслабились за гранью дружеских штыков?
   Штуку со знаменем подсказал Харальд. Росомаху - как символ и значок, он знал хорошо. И если ворон искони означал "пленных не берем" - здесь и сейчас, впрочем, и так не брали - то проказливая растрепа, примостившаяся при древке или вышитая на полотнище означала: "Граблю до исподнего. Включительно". Главное же, пользовались этим знаменем исключительно норвежцы. Которые как раз и выдавливали англов, саксов и ютов с благодатных датских земель. Ох, и хорошо же должно стать тем, кто от норвежцев попросту сбежал, надеясь забрать землю у цивилизованного, размякшего народа. И вдруг увидел ненавистный символ. "Мы уже здесь. Ну, подите сюда, голубчики. И золото свое не забудьте."
   А саксы увидели - это же не вышивку на полотнище разглядывать, тут достаточно приметить профиль раззявленной пасти, поднятую для удара переднюю лапу и короткий хвост-помело. И хоть шли крадучись, как с разбега на стенку налетели. Это было плохо, ложный патруль не мог остановиться, вызвав подозрения. Момент скользкий, но дальше саксы сами двинулись по нужному маршруту. Вероятно, состояние болотистой поймы их интересовало ничуть не меньше подсчета костров в лагере бриттов. Хотя бы потому, что укрепления с этой стороны часто бывали гораздо слабее. А то и вовсе отсутствовали.
   Что захотели - то и получили: убедились, что вал со стороны болота подновлен, частокол - не хуже, чем спереди. Ворот нет. Что ворота есть, но видны только с северной стороны - саксам знать не стоит. Так же как и того, что с севера конница уже может пройти по "болоту". А вот на юге земля достаточно подсохнет только к утру. И, все-таки, нужен третий пункт экскурсии - ко рву. Для надежности.
   Барды-загонщики старательно играют роль стражников, общаясь бряцанием оружия. Стараются, чтоб выглядело - и особенно звучало - естественно. Врага следует уважать.
   Хвикке любят и ценят "малую" войну. Которую ведет не войско короля строем, а несколько добрых воинов своим усмотрением. Спроси любого - именно в этом главная их особенность, совсем не в бое строем, это умеют почти все. Подкрасться, напасть внезапно. Безопасно убивать, потом хвалиться победами. В этом же походе такого развлечения на их долю выпало немного. Разумеется, выходить-то многие выходили. Да все бритты ушли в земляные крепости на холмах. Пахать не надо, скот, кроме свиней, на зиму так и так в стойло загонять. Дров - и тех запасли вдосталь. А если кто и выходил - посмотреть, чего и как - так не один. Да оказывался ничуть не меньшим любителем малой войны. Да еще располагающим лошадью и промышляющим на родной земле. Тут, при всех талантах саксов, шансы уравнивались. Это не считая диведских разъездов!
   Разведку Хвикке все равно высылали. Но удовольствия в ней не было. И только теперь им стало интересно по настоящему. Сходить в лагерь враждебной богини - подвиг. Даже если никого там не убьешь.
   Что на влажном лугу что-то припрятано, они поняли сразу. Ночь, болото, плавни, неожиданно сухая земля болотистого берега. Впрочем, дождей не было давно. Вот потому бритты не поленились - вырыли рвы и кольев натыкали, закрыли дерном. Чтобы точно обезопасить берег. Оно и немудрено - со стороны болота разве пеший подойдет, а перевес в пехоте не за ними...
   На расстоянии, да в неверных тенях слов по губам не прочитать. Немайн превратилась в продолжение собственных настороженных ушей, ловя голоса врагов. Тихо. Очень тихо. Но - слышно!
   - Что они говорят? - шевельнулись губы рядом лежащего аннонца.
   - Один уверяет, что перекрытия для ловушки больно толстые. Другой считает, это неважно - земля обрушится сама, слишком непрочная. Третий... Третий подозревает машину! Он знает обо мне, и думает, что рвы будут пропускать нашу кавалерию и проваливаться под саксами. Потому, когда они будут отходить, первого - убейте. Второго - подраньте, не насмерть. А третий... Пусть живет. У саксов командир умный. Он не поверит в избирательный пропуск, а колья убедят его во второй версии.
   - Ясно.
   Бард поднялся, заскользил кошачьей походкой - прекрасно видимый, оттого чуточку забавный. Зато очень тихий. И при этом - обутый. Мокасины, оказывается, не только в Америке носили. Саксов понемногу оттеснили от лагеря, загнали в лес. Увы, сквозь деревья и сиды не видят, ни днем, ни ночью. Оставалось - вслушиваться. Да разглядывать колышущуюся траву. Хотя вереск, кажется, не трава... На некоторых ветвях еще догорают высохшие цветы, сохранившиеся с лета. Стоит выглянут луне, и на седых лапах вспыхивают красные искорки, как на пледах О`Дэсси.
   Возвращающегося барда Немайн увидела раньше, чем услышала - хотя головой пришлось покрутить. Да, это не сакс.
   - Удалось?
   - А... Ты слышала шаги?
   - Я тебя вижу.
   - Забыл... Сделали все, как ты сказала. Одного я застрелил сам, второго ранила Фланн. Она искуснее в стрельбе из лука. Хорошо ранила - жив будет, говорить сможет, но на битву завтра не выйдет. Сакс, которого мы отпустили целым, утащил раненого к своим... Можно больше не таиться.
   Но звук так и не включил!
   Немайн вскочила и начала отряхиваться. Впереди ждала бочка с водой - и на этот раз с горячей. Почти кипяток. Блаженство! А потом четыре часа сна. Но - вопрос следовало задать. А то, кто знает, что за драконы таятся среди белого пятна.
   - Почему ты продолжаешь разговаривать одними губами? Без звуков?
   Бард расширил глаза. Чуточку нарочито. Хлопнул ртом, изображая глуповатое удивление. То ли опять забыл, что сида хорошо видит его лицо. То ли изображал что-то... Зато ответил серьезно и понятно.
   - Потому, что почитаем тебя выше остальных богов. И, когда важна помощь судьбы, стараемся напомнить ей, что мы часть тебя, пусть и небольшая. Речные. Значит, немного рыбы! Мы все-таки барды, и, хотя стрелы нам привычнее песен, такие вещи проделываем словом, мелодией, жестом...
   Немайн тяжко вздохнула. Вот так всегда. Хочешь драконов? Посмотрись в зеркало!
   А в крепости кипит новая работа - собирают камнемет. Распоряжается Нион. Ей, бездоспешной, и командовать в бою этой штуковиной.
  
   Барки пришлось купить, и недешево. Майни шипела от жадности, все бормотала, что подобные деньги за перестраховку - слишком. К тому же, может не сработать! Но вдруг, вдруг, вдруг... Эмилий уже ускакал на север, а теперь черед Эйлет - со всей тыловой командой, на восемнадцати барках. Настоящий флот. Каждое суденышко гружено с верхом. В основном - лесом. Пилеными досками. Горбыли да цельный кругляк из верховий пригнать не проблема, камбриец и плотогон - почти одно и то же. Все же лесопилки остались на Туи. Хорошо, Эмилий успел привезти достаточно - тоже через верховья, через волок. Хотели укрепить Кер-Нид, да нашлась работа нужнее. Стратегическая.
   Срубить мост, чтоб армия Брихейниога могла подойти к месту боя по левому берегу, и ударила саксов во фланг и тыл. Внезапно. Расстроенных битвой с диведцами - неважно, победителей или побежденных. Новым и странным было то, какой мост предстояло построить. Не на обычных сваях-быках - на лодках. Вот на этих самых барках! Так должно получиться гораздо быстрее. Хорошая идея. Только Эмилий отчего-то, выслушивая задание, отразил на лице понимание. Не собственно задачи, а - тайного. Словно узнал про Майни что-то очень важное и интересное.
   Эйлет решила - римлянин все ей расскажет. Только сначала нужно его догнать. Увы, этого оказалось недостаточно - слишком много работы свалилось. Армию снабжать, мосты строить - не с тарелками бегать да рагу по-мунстерски варить. И людей узнаешь совсем иначе, чем по залу трактира. Только вот толковые женихи все никак не попадаются! Разве только римлянин. Иноземец, это плохо. За ним ни клана, ни гильдии, а род если и есть, так за морями остался. Но отцу не в первой брать в дом чужаков! Майни же принял... И неважно, что сида. Главное - умная и сильная. И верная. Такую в семью принять - честь.
   Вот и Эмилий. Умный и сильный. А верность и честь... Как их проверишь? Эйлет ломала голову - те немногие минуты, когда не раздавала указания рабочим, не барахталась в ледяной воде, спасая сдуру посаженную на мель барку, не тянула веревки и блоки, подавая пример, не ругалась с кормчими идущих вниз судов, которым мост перегородил путь. Не спала, наконец!
   Она совершенно не подозревала, что проверка, бряцая сбруей и оружием, во весь опор летит к ее мосту. Командир уэссексцев, издерганный постоянными упреками в бездействии, решил провести глубокую разведку.
   Это были лучшие - из тех, кто остался. Самые доспешные, самые умелые, храбрые и осмотрительные разом. Все - рыцари, цвет уэссекских тэнов - служилого сословия, более всего напоминавшего дворянство. Между ними ни одного слабого - ни слуг, ни оруженосцев, лишь несколько опытных латников. Работа предстояла опасная и трудная. Требовалось обойти сильных, до поры не обращать внимания на слабых. Вернуться, рассказать. И, только увидев достойную цель, бросаться в атаку.
   Понтонный мост, уже перекрытый на всю длину, такой целью являлся. Пусть по ширине его предстояло нарастить больше, чем вдвое - все равно готовый мост. Перейти с берега на берег уже можно.
   Эмилий не был бы римлянином, если бы не организовал охранение. Он даже лагерь хотел перенести с восточного берега, пологого, на западный, крутой. Но пожалел полдня. Оказалось - зря.
   Гленская тыловая команда состояла из воинов. Сида их буквально из рядов вырвала - тех, кого кланы поставили бы в строй. Сказала - снабжение нужней лишней сотни бойцов. Те сперва ворчали, но после того, как армия Глентуи пролетела немалый путь втрое быстрей обычного, умолкли. Поняли - стали подручными по военной магии. А это - боевая работа, и даже почетная.
   Топоры у гленцев и без того под рукой были. Многие и дротики похватать успели. В том числе Эйлет. Вот и оказалась в первом ряду, возле Эмилия. Спереди - нахальная зелень заливного луга, не обращающего внимания на давно наступившую зиму, потеющая грязью грунтовая дорога. За спиной - ленивый поплеск речной волны и остов недостроенного моста, да занимающие место в задней шеренге строители, которым довелось бежать с той стороны. Короткий строй - три линии, меньше никак - нужно, чтобы бойцы чувствовали поддержку. Людей, которых для стройки вполне хватало, оказалось ничтожно мало для схватки.
   Саксы обошли завал лесом, потратили несколько мгновений на то, чтобы порубить в лагере шатры - и зазевавшихся. И вот уже наносят первый удар - несильный, вскользь - как у конницы, только начавшей привыкать к стременам. Полетели дротики - немного, да ни одного мимо. На место раненых и убитых встали люди из второго ряда. Саксы напали снова. Вновь - хрипы, стоны. Вновь свежие люди в первом ряду - но уже с заминкой.
   Эмилий сознавал - то, что гленцы еще не побежали - уже чудо. Нормальные легковооруженные африканцы или греки бросились бы наутек после первой атаки, гвардейцы - после второй. Страшно - вставать на место второго уже убитого, поднимать теплое от его рук копье, и видеть - ни один враг не повержен. Даже не задет.
   Эмилия это не касалось. Хорошо выученный, рассудительный, римлянин не дрожал - считал. У саксов по два дротика, значит, закончились. Теперь третья атака, подойдут на копейный удар. Удастся пустить рыцарям кровь - есть шансы, что камбрийцы снова устоят. И настроение станет совсем другое.
   Эйлет не успела схватить щит. Только копье. Кольчугу с утра нацепила, да в воду лезть пришлось, скинула, чтоб не заржавела. Первый же дротик был - ее, но левая рука Эмилия чуть дернулась, и жало, пробив щит - равно округлый со всех сторон, как принято говорить - остановилось в дюйме от груди. Отяжелевший щит Эмилий не бросил, и поймал еще два снаряда - один свой, один - опять - ее. Показалось, что римлянин успел одобрительно подмигнуть. Мол, хорошо держишься, белобрысая. Но после второго наскока щит стал неподъемным, и упал под ноги.
   Тогда она и решилась. Страх куда-то ушел. "Покажешь спину - умрешь без толку". Слова отца, слова матери, слова сиды, слова сэра Эдгара, гонявшего на ополченских учениях до семижды семи потов. В то время, как другим девчонкам, не то, чтобы спуску давал, но обходился без пристрастия. Когда выяснилась причина - Майни с комендантом перемолвилась - Эйлет собиралась с сестрой не разговаривать неделю. Хитрюга заболела вовремя! Теперь эти же слова кричит Эмилий - а слышит, похоже, только она. А конница - ближе, ближе! Проносится мимо, под веселые крики раня и убивая вжавшихся друг в друга бриттов, отчаянно выставивших свои коротковатые жала. Идет забава, и саксы не ждут, что кто-то из врагов осмелится высунуться из обреченного строя.
   Эйлет сама не сообразила, как сделала шаг вперед. Она выбрала - шлем с бармицей, белый султан, бритый лошадиный подбородок. Повернула копье, как учили, зацепила заднюю ногу рыцарской лошади, и резанула листовидным наконечником.
   Шаг назад. Всадник с выбеленным конским хвостом на шлеме падает с забившейся лошади - слишком близко к камбрийским рядам. Он еще не встал прочно на ноги, не успел поднять щит. Снова выпад - и добротная кольчуга не спасает сакса. Снова в строй!
   Вовремя - удар следующего всадника пришелся в пустоту, зато Эмилий ткнул рыцаря, пытавшегося отомстить за товарища, в неприкрытое кольчугой бедро. Третий - выпал из седла сам, когда конь поднялся на дыбы перед маленькой свалкой.
   Саксы пользовались стременами - точней, кожаными петлями - немногим больше недели. И уж их-то сида не предупреждала. А своим пожужжала все уши: слетишь с коня, а нога останется в стремени - ты труп. Причем не сразу, и очень неприятно. В случае самого везения - калека. Потому бритты делали широкие стремена, да твердые понизу благодаря накладке из литой бронзы. А саксы сделали свои петли слишком узкими. Им казалось - чем крепче нога держится в петле - тем лучше! Все случилось так, как говорила сида. Сакс умер, небыстро и нехорошо, истоптанный собственным конем.
   - Третьего положила Неметона! - не важно, кто выкрикнул. Подумали все. Кроме римлянина.
   Вот тут настроение и стало - правильным. Устойчивым. До следующей атаки. А уж когда гленцы увидели, что саксы спешиваются, начались насмешки над врагом.
   Увы, заряда бодрости хватило ненадолго. Можно сколько угодно сознавать, что на твоей стороне правое дело, старая богиня из холма и воинство небесное - но когда под ногами бьются в агонии товарищи, а к тебе идут, не особо торопясь, одетые в железо неуязвимые убийцы - сердце дрогнет у любого.
   - Ударим? - выдох рядом с левым плечом. С непривычки стоять и ждать - нестерпимо. Даже побывав в битвах - все равно хочется сделать хоть что-нибудь, а не просто ждать опасности. Но девчонка рвется вперед, а не назад. Да она вообще - улыбается! Спокойно стоит, и целит саксам смертью в грудь. Против пехотного копья что кольчуга, что паутина. Да и щиты у всадников сверху не окованы железом. У большинства. Значит, хорошего удара могут не выдержать... Если же быстро положить парочку - так можно и перерешить, кто тут волки, кто овцы. Главное, угадать момент.
   - Сейчас, пусть запыхаются еще немного, - громко, чтобы все слышали, объявил Эмилий, - Они свеженькие, только с коней, а мы строили мост. Так что на половине пути таких гостей встречать неуместно...
   Голос весел, а глаза щупают подходящих врагов. Им тоже несладко. И идут... Не строй, не толпа - каждый сам по себе, но вместе. Волки. И ни одного конского хвоста на шлемах. Кажется, единственного командира убила Эйлет.
   Значит, или встанут, или бросятся. Встанут - тут и нужно ударить, но если бросятся первыми - камбрийцы побегут. При всем уважении к своим людям, иначе думать римлянин не мог - это ополченцы, а принять неприятельскую атаку стоя не всякий легион способен. Но каждый лишний шаг вперед - испорченный строй, сбитое дыхание. Всего преимущества - чуть слабее ужас перед острым железом. Надо бы заменить людей. Отбивавших всадников, истрепавших силы и нервы - из первой шеренги отвести назад. Кто пока не бился, только ждал - вывести вперед. Будь у него под командой не ополченцы, а полусотня ветеранов персидского похода, нескольких секунд бы хватило, и строй не нарушился. А так...
   В мягкой звериной походке саксов появилась нарочитость. Гибель командира, стремена, из опоры превратившиеся в ловушку. Саксы слышат насмешки бриттов, да и сами иначе понять случай не могут. По-прежнему волки, но волки помятые и опасливые. Которые зауважали не столько гленских ополченцев, сколько помогающую тем злую волшбу. И теперь ожидали чего угодно. Хоть и того, что собственные сапоги начнут кусать за пятки!
   Пора! Эмилий оглянулся, поднял руку, успел удивиться гранитному спокойствию в глазах Эйлет - и саксы бросились! Оставалось заорать: "Вперед!" и метнуться навстречу, надеясь, что команда и импульс командира не дадут родиться панике.
   Сакс, которого выбрал римлянин, дернулся - уклониться, копье отошло в сторону, щит качнулся вниз - и выпад римлянина - в лицо - оказался удачным. Зато рядом - справа - вдруг стало пусто. Подобно римским легковооруженным, ополченцы не продержались в прямой стычке и минуты. Их хватило на один удар. И тот смогли нанести далеко не все. И не у всех этот удар - первый и последний - достиг цели. Потом строй рухнул внутрь себя. Передние ломились сквозь задних, те пытались устоять на ногах, подняться... Отползти... Строя не стало, не было даже бегущего стада - небольшая, давящая сама себя кучка еще живого мяса, парализованная собственным стремлением к бегству. И деловитые жнецы, которым предстоит лишь немного работы.
   Эту минуту римлянина не трогали. Командира не было - и рыцари просто рубили ближайших врагов, а это и оказались беглецы. Те, что стояли против него и Эйлет - валялись на земле и рубиться уже ни с кем не могли. Так что Эмилий мог прорваться - туда, к саксонским коноводам. И даже протащить под щитом сводную сестру августы. Но въевшаяся за годы службы привычка выполнять задание любой ценой взяла свое. А мост был заданием. "Тоже задание", простое прикрытие настоящей работы, но об этом Эмилий в те секунды совершенно забыл. Причина - правильная, веская, да он в ней совершенно не отдавал себе отчета. Не до того было - нужно прорубаться обратно к мосту, да еще и прикрывать ту, которая все так же держалась рядом. Привычная уже, как третья рука. С копьем. Твердая и меткая.
   Эйлет своего сакса заколоть не сумела. Зато - заставила отшатнуться, и уж от копья римлянина он не ушел. Все остальные занялись легкой добычей. Настолько, что довелось ударить одного в спину. Остальных, кто пытался загородить путь - двоих? троих? Она не считала - Эмилий то ли убил, то ли покалечил - быстро, так быстро, что и не рассмотреть, как.
   Под ногами скрипнуло неровное покрытие из расщепленных бревен. Четыре локтя в ширину, двоим толком не встать. Что ж, работа второго ряда тоже пойдет. Опять же, барки длиннее настила. И саксы могут попробовать забраться с ближайшей к берегу.
   Уэссекцы не торопились. Пожалуй, метнись они вперед, как бешеные животные, все вместе, кто по настилу моста, кто по воде и через барку, последних защитников они б одолели, но сами себя больше перекалечили, чем потеряли от сопротивления. Однако - боевой опыт не пустил. Навалиться кучей и зарезать врага, заплатив половиной жизней, и в головы не пришло. Да и унизительно для потомственных воинов добиться победы - так. После победы над ополчением, к рыцарям полностью вернулась самоуверенность. Их даже не насторожило то, что загородивший дорогу воин перекинул меч в левую руку. Двое немедленно попробовали взять в копья Эмилия. Один остался без кисти, другому римлянин перерубил дротик. После чего повторил несколько слов, которыми камбрийцы осыпали саксов, когда те начали слезать с лошадей.
   Еще двое, с мечами. Сдуру встали рядом, мешая друг другу. Стоявший слева попробовал рубануть Эмилия по голове - тот вовремя вскинул руку, подставив наруч. Почти одновременно правый попытался уколоть в ногу - из-под щита, мечом, слишком коротким для настоящей угрозы. Не достал, а напарнику помешал. Возможности уйти в оборону римлянин им не предоставил. Ударил левого в подмышку, где на кожаную основу не были нашиты металлические бляхи - и немедленно занялся оставшимся. Укол в обход щита - и у Эмилия стало меньше врагов, да и щит появился. Крепкий, из плотного дерева. И - что редкость для всадника - с железной оковкой поверху, прекрасно подходящей для отражения излюбленных варварами рубящих ударов. Хорошее тяжелое копье тоже не лишнее.
   Эмилию результат понравился. Он повторил ругательства. И даже сделал пару жестов, в Средиземноморье почитавшихся универсальными оскорблениями. Но саксы урок поняли. Потому, старательно прикрываясь щитами, обошли берег. Собирали метательное оружие. Эйлет, словно безумная, бросилась вперед - еле удержал.
   Тогда она принялась громко говорить. По-саксонски. Эмилий не понимал ни слова. Зато заметил - те стали двигаться несколько иначе. Настолько хотелось броситься. Но - превозмогались. Снова зауважали.
   - Вы люди или рыбы? - насмехалась девка, одетая вождем. - Вам годится только падаль! Вот перед вами готовые к смерти герои - так убейте же нас! Неужели вы не видите света славы на наших лицах, что подобны Луне и Солнцу? Убить нас - доблестное деяние! Я сестра богини, мой воин - потомок богов и героев Рима, и сам великий герой, наши копья алы от крови Хвикке. Убейте нас - или бегите, как шелудивые псы! Сперва с поля боя, потом из Камбрии, а там и вовсе с острова Придайн. Знайте - по этому мосту пройдет смерть саксов. И если вы не разрушите его, все вы не просто трусы, но еще и мертвецы. От вас уже пахнет!
   Саксы терпели. Потом вернулись. С дротиками.
   Эмилий повторил тираду. И стал медленно отступать. Эйлет, накричавшись, чуток пришла в себя. Отдала дротик, умница, взяла тяжелые копья. Отойдя до середины моста - римлянин уселся на настил с крайне безразличным видом - сам закрыт щитом, копье сжато в кулаке. Саксы не повелись. Достали топоры и принялись рубить первый пролет.
   - Дураки, - шепнула Эйлет. Устроилась рядом, под прикрытием широкой окольчуженной спины. Странно, что теперь, когда они остались вдвоем, а враги потеряли не больше трети, казалось, опасность миновала. Может, от позы Эмилия веяло надежностью? И древностью. Историями, которые Майни пересказывала лекарскому отпрыску! Так, не выпуская оружия, закрывшись шитом и опершись на копье, отдыхал Кухулин, когда в одиночку сдерживал войска четырех пятин Ирландии.
   Римлянин, который и не подозревал, что подражает легендарному герою, хмыкнул.
   - Они дикари, - сказал тихо, - я не могу иначе назвать тех, кто сунулся воевать, ничего не узнав о стране, в которой предстоит действовать. Нит неглубок, потому все лодки заякорены. А они надеются, что сейчас весь мост снесет течением. Но если враги потратят несколько минут на то, чтобы причинить вред, который хороший плотник в одиночку исправит за полчаса - к чему мешать?
   И задумался. Девушка формально оставалась начальницей. Как ей приказать уйти? Чтоб послушала? Пусть живет. А он... Сможет продержаться достаточно долго, даже не раскрывая подготовки. Место узкое, а хороший воин и против троих врагов какое-то время устоит. Мысль бросить мост и в голову не пришла.
   Стало чуточку обидно: умирать из соображений секретности, не убив тех, кого иначе достал бы, не хотелось. Ведь воин, служащий по ведомству магистра оффиций, может многое. Недаром начальник сотни скультаторов приравнивается по чину к командующему всеми полевыми армиями Африки. Потому как эта сотня при нужде натворит дел не меньше, чем полевая армия. Эмилий в свое время, став вместо центуриона рядовым сотни трапезитов, чувствовал, что прыгнул через чин! Впрочем, вступительное задание - выйти с ножом на льва и вернуться с целой шкурой - не провалил. Иначе и не стоял бы теперь на наплавном мосту через Нит.
   Саксы закончили работу. Мост пошатнулся, качнулся несколько раз - и на этом все закончилось. Римлянин вновь прокричал уэссексцам обидное. Эйлет опять добавила.
   - Тут меня одного достаточно, - сказал Эмилий, - а ты бы лучше раздобыла лошадь, да попыталась поторопить армию лесного королевства с непроизносимым названием.
   - А ты рассчитываешь выжить, римлянин? - желто-рыжие брови взлетели вверх.
   - До ночи - да. Потом... - он пожал плечами. В темноте всякое случается.
   - Это хорошо. Потому, что я никуда не уйду. Это ведь мой мост, Эмилий.
   - У тебя нет доспехов.
   - Я могу прикрывать тебе спину. Ругать саксов. Ударить копьем, прежде, чем меня достанут. Ты видел.
   Видел. А больше - чувствовал спиной, как она поменяла стойку, приспосабливаясь к обоерукому напарнику, словно свой брат-разведчик. Но без доспеха ее нужно закрывать. Так и не поймешь, чего получается больше, пользы или вреда. Надо было придумать еще доводы, но пришлось успокоиться на том, что русоволосая отойдет, куда дротик не добросить, а потом вернется: саксы закончили собирательство и полезли снова. Аж четверо. Пустили дротики - по два. Задние подавали собранные по полю боя снаряды. Часть поймал, от иных увернулся. Пробили, не пробили - не почувствовал. Иные чиркнули по броне. Что кована лучшим мастером Карфагена по особому заказу - чтоб была крепкой, но смотрелась дешево. Дротик бросать не стал, взял копье. И бросился навстречу. Одному против четверых нужно действовать очень быстро. На узком мосту маневром не взять - оставались скорость и финты.
   Назад да по бокам Эмилий не смотрел - а зря. Двое саксов, скинув одежду и зажав ножи в зубах, поплыли резать якорные веревки. Доплыть - доплыли. И обнаружили перед лицами жало копья Эйлет.
   Увы, левый берег был слишком близко. Ей, бездоспешной, пришлось от дротиков уворачиваться - и нанести удар не получалось. Не успевала. Но к веревке пловцов - не подпустила. Пока у одного из них не свело судорогой ногу, и второй не потащил соратника к берегу. Вот тогда, на радостях, чуть замешкалась.
   Удар пришелся в левый локоть, шершавые доски метнулись навстречу. Боли не было. В голове стояла глупая радость, что дротик сакса перебил левую руку - правой гораздо удобнее перетянуть рану... Пережать руку выше раны другой - и в голову не пришло. Если последняя рука будет занята - чем саксов убивать? За свою гибель следует отомстить заранее! Она припомнила, что в поход отправилась за женихом, и улыбнулась. Уже тогда, в строю, решила: кто из своих упадет последним - того и будет считать мужем. Эмилий, значит - без гаданий.
   Ремень удалось закрепить. Кровь остановилась. Теперь нужно встать, не то - затопчут и не заметят. Эйлет оперлась на копье, приподнялась. В глазах начала разливаться тьма, но осколок сознания отразил смерть Кухулина. Герой умер стоя, и враги не смели подходить к телу, боясь, что грозный воитель оживет. Эйлет подперла голову здоровой рукой, как бы отдыхая. И тут мира не стало.
   Эмилий как раз сбросил четвертого врага в воду. Двое остались лежать на настиле, делая его, вот незадача, неудобно скользким. Потому Эмилий и отдал саксам несколько шагов . Не стыдно. За них честно заплачено - кровью. Третий покоился на дне. Последний рухнул в воду сравнительно целым. Даже до берега добрался, сумел. Чтоб человек в толстой кольчуге и десяток-другой локтей проплыл - такого и римской разведке прежде видеть не доводилось. А вот, оказывается, иные варвары могут!
   Тут Эмилий - увидел. Свершил короткую месть - метнул единственный дротик в спину пловца. И, не заботясь, попал - не попал, наклонился - инстинктивно сложившись за круглым щитом. Услышал слабый выдох. Оттащил раненую - подальше. Устроился в позу отдыхающего воина.
   Теперь он знал - ему придется жить. В какое из этих стремительных мгновений Эмилий это понял, он бы сам не сказал. Не обратил внимания. Непрерывная, воспитанная десятилетиями двуличного ремесла саморефлексия разведчика куда-то исчезла. А с ней ушли за грани мира секреты и интересы империи, страшные клятвы... Вселенная съежилась до нескольких шагов неровного дощатого настила. Остались истекающая кровью девушка в шаге за спиной, враг перед глазами. И мост. Его мост.
   Ждать пришлось долго. Чем заканчивается рукопашная с засевшим на мосту чудовищем - уяснили. Дротики - закончились. Но не ушли, упорные. Пусть командир убит, рассудить, что наплавные мосты просто так не строят, и не защищают отчаянно, может самый тупой из рыцарей Уэссекса.
   Впрочем, один вариант у них оставался. Прежде его отбросили - способ-то долгий. Теперь же - направились в лагерь строителей, и принялись рубить широкий прочный щит выше человеческого роста. Чтобы выпереть богатыря к другому берегу. И обрезать-таки якоря.
   Затея оборвалась на третьей барке - первые Эмилий сдал, зная, что мост это не разрушит, а качать и дергать начнет сильно. При этом старательно изображал сопротивление, крутился перед щитом, изображал попытки атаки - сверху, сбоку, снизу. Но вот - обрезана веревка, другая. Теперь саксы больше стараются удержаться на ногах и не полететь в воду. А в очередную барку спрыгнуть быстро. И выскочить врагам за спины. Дальнейшее было - скучно. Вдобавок пришлось спихивать в воду щит - чтобы вернуться к сестре августы, ослабить ненадолго жгут.
   После провала затеи с осадным щитом выжившие враги ушли. Или затаились в лагере. Эмилий продолжал вахту.
   Лишь перед самой темнотой позади задрожала земля - под авангардом армии Кейндрих. И только когда лучшие лекаря занялись раненой - он вспомнил про рассыпающуюся легенду.
   Принцесса задумчиво наблюдала, как ее воины споро заканчивают настил. Еще час - и можно переправляться. Двенадцать локтей... Даже повозки удастся пропихнуть. Но обоз пойдет последним. Да и пехоте нужна дневка перед сражением. Так что - первой пойдет конница... Увидав последнего защитника моста, Кейндрих поспешила высказать восхищение. Достаточно формальное. В голове вертелись недалекое уже поле, на котором саксов будет куда больше, да милый образ человека, которому придется принять такой же страшный бой.
   Впрочем, на блестящие слова и тоску в голосе командующей Эмилию было плевать. Ему легенду горящую спасти хотелось. Проснулся долг, и ничего более не видел и не слышал. Потому разведчик отрицательно мотнул головой и ткнул в сторону лекарских повозок.
   - Я что? Обычный человек. Помогал, пока ее не задели. А она - сестра богини...
   И удивился странному выражению лица ирландки. Словно той хотелось разом порвать кой-кому личико ногтями - и расцеловать взасос разом. И почесать за обеими ушами. Мерзавку, дрянь холмовую! За то, что она - рядом с королем Диведа. Слава Богу, рядом с ним. В огне.
  
   О битве у моста саксы узнали утром. На час позже, чем камбрийцы. Дэффид демонстративно потер руки, и заявил, что саксам деваться некуда - или атаковать сейчас, или убираться без боя. И вообще лучился счастьем - знал, что одна из оказавшихся в пекле войны дочерей - жива, среди своих и при должном уходе. А рана - раны заживают. Харальд же достал нож и принялся соскабливать ногти.
   У викингов это означало - ждет боя. Кстати, Немайн с ее короткими ноготками, он всячески одобрял. А вот на иных дам, щеголявших - не в декабре, конечно - длинными, острыми и красными ногтями на ногах, смотрел точно как епископ Дионисий. Даже чуть хуже. Злей.
   - Никогда не знаешь, когда придет черед отправляться в чертоги асов или в край Хель, - объяснял он. - Мир наш случаен и удивителен, но не всегда приятно. Завершится же тогда, когда достроен будет корабль из ногтей мертвецов. Зачем же снабжать злых великанов материалом? То, что человек обрезал и соскоблил при жизни, им не подойдет.
   Немайн этого не видела - отбывала дневной сон. Не меньше четырех часов! Гейс! Пришлось постелить прямо в башне, на которой ей по диспозиции полагалось проторчать всю битву. В постели сида разместилась - с честно закрытыми глазами, но во всем боевом снаряжении. Рядом стоял Харальд и, словно сам с собой разговаривал, рассказывал "спящей", что происходит.
   - Саксы, что стадо свиней, выходят из лагеря. А за пастухов уэссексцы. Все верхами. Чтобы удирать было легче, не иначе. А нашим не до того, у них церемония! Епископ и священники разоделись в женские платья...
   - Не верю... - как бы сквозь сон пробормотала Немайн.
   - Ну, длинное, до пят, мужчины обычно не носят! Кстати, они все в белом. Это что-то означает? Спи, не отвечай!
   Означает. Должно означать. Обычную службу начали бы по-походному... Да сегодня же Рождество! А Харальд продолжал.
   - Ну вот, пока бритые девы в белом поют, город открыл ворота. Выходят колесницы. Одна, две... Семь. Любите вы это число. Наверное, было восемь, но лишнюю сломали. Главное - "Росомаха" в поле! Правильный стяг над правильным войском. Хорошо грабить, имея колесницу: много добра войдет. И саксам, наверное, это понятно. Летят кони, как соколы. Успеют ли повернуть? Ха, а ножовщики то, наверное, поняли! На два стада разделились. И колесницы перед ними как акулы перед треской! То, что побольше, становится против нашего войска, а второе - за ним. Ну, точно - косяк трески. Где щит есть - где нет, где грудь - где задница. И вот через это пропускать лучников? Сбились! Один косяк, побольше, впереди! А второй сзади, - голос Харальда постепенно набирал силу и певучесть, превращаясь в подобие песни, даже ритм появился. - Видно, Тор принял их за кашу, счел, что горяча, да помешал как следует! Жаль, не молотом. Ха! Видно, с колесниц за саксами зайцев увидели - половина поверх голов. Вот бегут их лучники, и метатели дротиков, глупые, думают, что быстрее лошадей.
   - Это как беременная Маха, что ли? - припомнил трубач-ирландец печальную историю про болезнь древних ольстерцев.
   Харальд на мгновение умолк - и разразился хохотом:
   - Точно! Бегают - как беременные! А мнят себя героями! А у твоей сестры повадка правильная, "Росомахой" машет - заворачивает своих! Умная. Под стрелы не лезет. Куда им, псам, за цаплей гоняться! А ведь рано, лучнику еще не дострелить. Скачут назад. Встали, и лучников угостили! Из-под хвоста! Точно, росомаха! - Харальд вошел в азарт, а Немайн вдруг вспомнила футбольного комментатора.
   - Снова взяли высоко. И хорошо - что шло кустам в макушку, попало большим деревьям по корням. Эх, сейчас бы на коня, да на эту толпу клином... Ага, хвосты поджали, видел я такое на охоте, сейчас вместе столкутся, храбрости наберутся и пойдут. Наши на дороге уже стенкой стали. Ждут... Лежи, лежи, саксы пока не собрались в строй, и если успеют за полчаса - я удивлен.
   Потом - молчание, изредка прерываемое сообщением, что колесницы все целы, и неплохо развлекаются. Все же ближние, кроме Харальда, заняты. Весь штаб - телохранитель, двое трубачей - сигналы подавать. И несколько гонцов.
   - Лес запалили, - продолжил вдруг репортаж Харальд, поскучнев. - Зачем зря землю зорят? - фразу из четырех слов на одну букву он пропел, как строку хулительной песни. - Конницу там все равно не укрыть! А голытьбу с дротиками да пращами есть кому гонять. Ветер гонит пепел и дым на наших, но кто знает, как он переменится, когда разгорится? Дыши мы водой, как рыбы, я бы сказал, куда, а так - не берусь. Ничего, прочихаться перед боем - не самое худшее дело. Хотя на месте короля я бы уже отправил пешему войску мокрые тряпки. Очень хорошая вещь, если в дыму к морде прижать.
   Немайн, не открывая глаз, кивнула. Спросила с нарочитым зевком:
   - Мне ему крикнуть?
   - Спи. Ничего страшного. Мы же поле пристреляли, так что - войдут в дым, начнем бить, как уток в тумане - стая большая, стрел туча. Повстречаются! Всего убытка - немного стрел раньше выпустим. И не ерзай так. Подоткнуть одеяло?
   - Нееет, - снова зевок.
   - Эх, хорошо, в пору буранов день короток. Стража промелькнет - не заметишь. Даже если не всю стражу проспишь - все равно больше времени останется в запасе. Так, стену сбили. Щиты красные слева, как раз напротив наших копейщиков. Справа пестро, кто как красил. Копья щетинятся. Железный вепрь спешит... Губитель снастей идет с юга, правду вы, камбрийцы, говорите - добрый ветер! Дым унесло. Два отряда - в основном лучники, но и хорошая пехота тоже есть - идут к городу. Там их с колесниц расстреливают. Приноровились. Хорошая дарительница стрел твоя сестра! Не одна ты ее любишь: как кабанов на вертел саксов насадила, по двое-трое на один. Но пора бы ей... Стоит. И что они свои щиты выставляют? Не спасет их бычья кожа, и толстая липа, и даже железо... И не спасло. Близко лучники подошли! Вздергивают луки! Пляшет "Росомаха" в руках Эйры. Город открывает ворота, но птицы битвы уже сыплются на колесницы. Режут колесничие упряжь, отделяя падаль от живых лошадей... И снова летят, как вода с горы! Колесницы уходят! Все прошли, иные на трех лошадях, иные и на двух. Ворота закрыли, теперь заваливают. По мне - зря, отряд маленький, что он сделает. Ага, стреляет вверх, по частоколу. Все-таки деревянные щиты - это хорошо, держат они стрелы. А их стрелы частокол держит. Так долго можно веселиться! Ну, все. Красная волна двинулась. Славный звон будет. Просыпайся, Немайн!
  
   Глава 5. Правый берег реки Нит, город Кер-Нид и поле перед ним. Год 1400 ab Urbe condita, 25 декабря.
  
   Харальд сбился на эпический слог. Немудрено. Хороший поэт способен разглядеть величественность и в самом заурядном событии. На поле же перед Кер-Нидом происходила битва, превращающая скромное представление норвежца о Рагнареке в сон о дворовой потасовке!
   Наибольшая экспедиция на памяти нынешнего поколения норманнов - полтора десятка длинных кораблей. Меньше тысячи воинов. Здесь же только защищалось вчетверо, накатывался же человеческий вал, который не уместить и на сотне драккаров.
   Норманн покосился на сиду - как раз изучает неприятельское построение. Что-то отразится на лице? Разочарование!
   - Я думала, они построятся плотнее.
   - Значит, у них много дротиков. И нет настроения сразу переходить на копья и мечи. Гвардия-то во второй линии. Топоры хороши после прорыва. Хотя, строй можно и топорами развалить. Особенно такой, жидкий.
   Викингам. Особенно с датскими топорами - которых пока не придумали. Для большинства иных воинов - немыслимо. У разреженного строя есть и преимущества - воины из задних рядов могут сменить тех, кто начнет бой, когда те устанут. Не мгновенно, и не в сече - но все таки. Командиры тысяч вместе со свитой могут свободно перемещаться внутри такого строя, поддержать при неудаче, возглавить удар, если во вражеском частоколе копий возникнет щербинка. В первом ряду - сплошь копья. Но на десяток длинных жал непременно придется лучник - для того, чтоб, улучив момент, выбивать вражеских воинов на короткой дистанции. На большее саксонский малый лук и не способен. Право, ирландские пращи и то дальнобойнее.
  
   Изначально подразумевалось, что пращники попробуют действовать из леса. Глупо не использовать преимущество, которое дает традиционное оружие доброй части подданных Диведа. И Глентуи - сейчас там, между двумя армиями, разворачивались для недолгого боя шесть десятков пиратов Этайн. Закинув маленькие щиты и дротики за спину, заложив пули в нехитрое оружие, они стремились навстречу опасности.
   Со стороны саксов из строя никто не выдался. Немногочисленная конница спокойно стоит во втором ряду. Так что на камни ирландцев отвечают только луки. Камни бессильно стучат по надежным щитам воинов первого ряда.
   - Хорошие щиты, северные, - комментирует Харальд, - толстые. Крепкие. Кажется, метатели камней зря полягут...
   Ошибся. Если саксы принимают камни на щиты, то ирландцы ухитрялются уворачиваться от стрел. Иногда стрела кого-нибудь ловит, и пляшущий человечек превращается в человека лежащего или ковыляющего назад - но столь же часто и в стене щитов появляется щербинка. Немедленно занимаемая свежим воином из задних рядов. Которых Немайн насчитала - десять.
   А считать вышло совсем не легко - ряды зыбкие, идут не в ногу. Пришлось насматривать приметы, по которым можно отличить воинов третьего ряда, пятого, восьмого. И стараться не встретиться с медным оком низкого, утреннего Солнца. Зато сида видела подробности - и мельком, на будущее, отметила: разреженный строй в наступлении хорош тем, что не приходится топтать тела убитых и раненых товарищей. А ведь не всякий на такое способен.
   Вот передние шеренги выросли достаточно, чтоб сида прекратила смотреть на чужую работу, да своей занялась. Заговорила, словно распеваясь, сперва негромко, а там сама не заметила, как голос - ровный, размеренный - вырос, окреп, захватил окрестные мили. Отводить глаза, высматривать, как там Луковка - некогда, все внимание на отслеживание врага. Да еще на ирландцев - иные мешкают, хоть их предупреждали перед боем, что Немайн девица голосистая, и, хоть петь не собирается, покричать настроена всерьез. Тяжело прогудело над головами, но камень из сидовой машины внимания ирландцев не привлек: глазея на небо, можно и стрелу поймать. Опять же, интересного мало. Зная характер народа, составляющего костяк легких войск, Немайн все обстоятельно продемонстрировала перед боем. Как выглядит машина - по сути, очень большая праща - на что похоже ядро, сколько человек дергает за веревки, почему каменюка не упадет на удалые ирландские головы: как раз потому, что на башне сида покрикивает. И даже согласилась пострелять - при условии, что камни обратно потащат зрители. Разумеется, ирландцы поняли как обычную сидовскую уловку. Могла б и прямо сказать, что расчету камнемета нужно сохранить на завтра побольше сил. Но что тут поделать, такие сиды существа. Иначе не умеют.
   Зато пращники видели падение камня. Хорошо ударил: троих саксов снес, как клюшка - мяч. Остальные шарахнулись, и тут кое-кто из команды Этайн успел. Пули полетели внутрь приоткрывшегося строя, а, как только саксы убрали щербину, снова раздался голос камня. Кто-то из пращников объявил, что против сиды он в хоккей на траве играть не согласен! Особенно на воротах. Гленцы ответили смешками, некоторые стали уже прикидывать, что после окончания войны сиду, и верно, нужно затянуть в местную команду. Сглазили, негодники: второй снаряд рухнул в глубине строя, и какие потери нанес - было неясно. Все-таки Этайн прокричала своим людям, чтоб пули берегли - следующий камень может вновь открыть строй. И точно, вскрыл - да так, что под снарядами ее моряков саксы встали, строй прогнулся - середина выправляется, фланги продолжают идти вперед. Еще гудение, еще камень - упал перед линией, обдав щиты нескольких воинов землей. Еще один - вглубь порядков. Еще раз - удача! Сидова праща бьет по центру саксов - и линия под ударами выгибается, как лук от натяжения тетивы. И если натянувшая ее рука дрогнет, прежде чем возьмет прицел...
   Дрогнула! Десятый камень саксы не перенесли. Ринулись в атаку. Без команды - те, у кого убили соседей, не выдержали, бросились мстить. В кольчугах да поножах, с тяжелыми щитами, догнать ирландцев? Невозможно. Но сократить разрыв и метнуть дротики - вполне. Отомстили. Зато за их спинами, не обращая уже внимание на приказы, перешла на бег вся масса саксонского войска, утомленная необходимостью терпеть удары больших камней. Волшебных камней. Что существуют машины, способные метать ядра без всякого колдовства, саксы знали, хотя баллист и катапульт не применяли. Но знали они и то, что стреляют те хорошо, если три раза за стражу. А тут - не поймешь: то ли богиня, по слухам, вовсе не великанша, их рукой бросает. Так по скорости выходит. То ли камни метает машина - так по силе получается. Как ни возьми - а без страшных ирландских заклятий не обошлось!
   Отбегая к проходу в рядах копейщиков, ирландка жалела, что передовая стычка оказалась настолько короткой. Но до чего же здоровская штука - большая праща! Главное - до чего часто стреляет. Вот уж чего никак не ожидаешь от такой махины...
   Над полем разносится пронзительный голос, значит, сюрпризы от Немайн еще не закончены. Вот только они уже не касаются рыбаков и пиратов. Тем пора выставить ивовые щиты и дротики вровень с деревянными щитами и длинными копьями тяжелой пехоты. Принять удар - в тех самых промежутках, которые им оставили для спасения.
   - Три часа вправо - поворачивай! - голос с башни кружит над городом, как цапля перед перелетом - над родным гнездом.
   - Заводи тали! Тяни! - откликается эхом внутри стен Кер-Нида. Машина, которую Неметона обзывает диковинным словом "перрье", куда как хлипче оставшихся дома, стерегущих морские ворота. Зато легче. Подкладывая валики, два десятка человек могут ее развернуть. Легко. Увы, не мгновенно.
   А времени мало. Саксы строились далеко. Лучшему лучнику не достать, и даже Эйре из "скорпиончика". Но все равно - идут быстро. Слишком быстро! До боя Нион ожидала, что успеет сделать полтора десятка выстрелов. Оказалось - только десять, а люди работают куда слаженнее, чем на тренировке. Успеть же между выстрелами нужно вот что: стрелу спустить к земле, праща должна быть разложена, ей самой - такое никому не доверить - внести поправку кольцами у крюка, а у этой машины их целых десять. Только после этого можно ставить расчет к веревкам и давать отмашку. Вроде и немного - если б саксы стояли на месте и ждали! Раз машину приходится поворачивать - значит, вот-вот сцепятся с армией в поле. А то и на стены полезут. А какие тут стены... Не Кер-Мирддин. Вал, да частокол.
   Наконец машина развернута, снаряд в праще. Нион готова: одна рука на верхнем кольце, чтоб, услышав поправку, быстро-быстро сдернуть лишнее. Во второй - кольцо, чтобы, услышать поправку, быстро-быстро его надеть. Но голос с башни все рушит...
   - Полчаса влево, поворачивай!
   Снова подкладывать кругляши, впрягаться в тали. Снова тратить драгоценные секунды на старческий скрип крепи... Луковка не ворчит на богиню. Не сердится. Ее посетило понимание - которое следует отогнать на время. Или навсегда - как получится с саксами. "Неметона может ошибаться".
   - Прицел восемь!
   А Луковка не смеет поторопить расчет. Ее людям нельзя слишком устать. Им за веревки дергать, запускать скалы в небо.
  
   До чего же хочется сделать что-то самой! Тело готово биться в судорогах, будто голову оторвали. Стукнула в щит Харальда стрела... Немайн, приплясывая на месте - взгляда это не сбивало - оглядела камбрийскую рать. Три густые линии, вплотную друг к другу - копейщики. Позади еще три - через интервал, эти отстоят друг от друга на несколько локтей. Стрелки. Слава Диведа. Пусть в руках не знаменитый длинный лук - и нынешний лук из вяза довольно серьезное оружие. Не хуже индейских девятнадцатого века - а индейцы Великих Равнин хваленой американской кавалерии наносили весьма болезненные потери. По эффективности, как оружие, лук напоминал револьвер - без его компактности, зато бесшумный.
   - Луки, готовьсь!
   Кейр вытянул стрелу из дерна перед собой - куда сам недавно и воткнул, наложил на тетиву. Так их брать скорей, чем из колчана, и от раны, нанесенной стрелой, попробовавшей сырую землю, горячка приключается. Есть и другие способы, более скорострельные, но ими владеют не все. Тогда придется стрелять вразнобой, а залп целым рядом - лучше. Больше надежд на прореху в неприятельском строю. Куда смогут ударить копейщики первых трех рядов. Расширить, раздвинуть, навалиться вдвоем на одного - в отличие от саксов, камбрийская фаланга сомкнута плечо к плечу. Теперь лучникам ничего не видно из-за спин. Какая разница? Стрельба навесом - занятие привычное, а что врагов не видно - хорошо. Спокойней малость.
   Самая широкая из спин принадлежит Дэффиду. Так получилось, что он единственный из знатных людей королевства не обязан находиться вместе с кланом - в рядах ли лучников, в рядах ли копейной фаланги. Принцепс сената - важный человек, но куда его в бою приткнуть? Ни богу свечка, ни черту кочерга! А почета требует, да и человек что надо. Вот и стоит позади копейного строя, смотрит, как дело пойдет. У него, как и у младшей дочери, забота не в бой вести, а говорить, чему настало время, а с чем погодить пока. Стоит не один - за ним войско младшенькой. Славные ребята. У Кейра среди них много родни.
   Впереди шум. Саксы надвигаются. Первая линия копейщиков стала пониже, зашумела доспехами и щитами. Воины склоняют копья к бою - только что держали вертикально, так их можно упереть в землю и не уставать, держа на весу. Иные стали меньше ростом, сгорбились, словно выгнувшись вперед. Так рука при выпаде дальше достанет, и щит закрывает больше. А в плотном строю особо не позакрываешься - щиты перекрывают друг друга, оттого и стук стоит. Это немного неудобно, но куда надежней старого, римского способа. Вторая линия выставила копья в промежутках между бойцами первой. Очень маленьких промежутках. При учебе никогда без порезов не обходилось. Впрочем, на учебе первый ряд не весь в кольчугах - сейчас же впереди стоят лучшие. Вожди да знатные воины, которым самим бы кого поучить. И король! Вот вторая линия вскинула щиты над головами первой. Значит, скоро окажутся в досягаемости саксонских луков. А камбрийские лучше. Так когда? Понятно, что легатам из первого ряда виднее. А ну как затянут с командой?
   - Луки - в дело!
   Кейр, не тратя времени на слова, вскинул оружие - так, чтобы стрела летела выше голов копейщиков, и выстрелил. Краем глаза заметил - так поступил весь ряд. И два ряда лучников за ним - тоже. Слушать свист, созерцать стремительные тени в небе - некогда. Выдернуть из земли следующую стрелу, наложить на тетиву, поднять лук. Чуть подождать, убедившись, что все в ряду готовы. И только тогда выстрелить снова.
  
   Саксы остановились. Ошибка! Маленькая, но ошибка. Пусть они поступают так всегда, обычай въелся в кровь и плоть глубже любого устава - он отольется тяжелыми потерями. Может, и поражением. Харальд, вон, не понимает - смотрит на радостно подпрыгивающую сиду, как на безумную. А она и есть безумная, врагов зубами рвать хочет! Только дела это не меняет. Строй, красный слева и пестрый справа, замер - против наклонного частокола из копий и вертикального - из щитов. Стена против стены. Из красной стены полетели дротики. Разбить щиты врага, отяжелить их - вот их цель. Но через головы камбрийцев сыплются стрелы. Больше тысячи луков стараются. Без остановки - но, увы, не без устали.
   Хвикке могли с хода ударить в копья, ворваться, войти в ближний бой - ножи-саксы против ирландских кинжалов. И бросить в бой гвардию, созданную для таких мясорубок. Но гвардия ждет позади.
   Значит, и диведской коннице, и колесницам, что притаились за городом, у новеньких, широченных задних ворот, выходящих на бывшее болото, тоже придется ждать. А строю между городом и лесом - выстоять. И ухитриться понемногу заменить ирландских пращников, что заняли разрыв строя, на одоспешеных копейщиков.
   То же происходит возле городских ворот - только тут с обеих сторон войска похуже. Одни - потому как ров и частокол - какая-никакая защита, другие - потому, что главная задача саксов - сокрушить полевую армию. И, желательно, перерезать. Чтоб никто не мешал спокойно и раздумчиво осаждать кельтские городки. В основном и прикрытые, как Кер-Нид, земляным валом и частоколом. Правда, круглым, и башен обычно нет. Эти-то построены на месте римских, каменных. Разрушенных в незапямятные уже времена.
   Город держит собственное ополчение, да отряд Луковки, да лучники. Сто двадцать человек "регулярной армии", построенные все в те же три ряда позади основных сил, сейчас как раз выполняют сложнейший маневр - меняют в первой линии легковооруженных. Саксы следят, готовые воспользоваться любой заминкой или неурядицей.
   - Что делают вожди? Я их потеряла...
   Вожди заметны по лучшему вооружению, да по красивой одежде. До сих пор они в основном равняли ряды, перекосившиеся после пробежки. Чуть отвлеклась на положение дел при воротах - и узость поля зрения сыграла злую шутку, ничего не поделаешь. Харальд простер руку. Немайн - привычно уже - скользнула взглядом вдоль. Напротив трудного гленского участка обороны наметилось уплотнение в строю, вождей больше, чем надо бы на такой короткий кусочек фронта. Саксы собираются ударить!
   - Прицел восемь! - пальцы добела впились в холодную сталь брони. Рукам нельзя дать воли, а работы хотят - так пусть сами себя и держат!
   Луковка явно не готова, но пусть получит команду заранее. Мало ли что... Тем более, по башне начали стрелять - Харальд уже раза два ловил щитом "ее" стрелы.
   Камень упал хорошо. Но саксы все равно бросились. И бросились бы, даже, если не заметили бы небольшого замешательства в строю камбрийцев, когда тяжелый дротик, пущенный могучей рукой, пробил ивовый щит высокой женщины, что вела вылазку пращников.
   Шанс был так себе - да каждый знал: время поджимает. Как и о битве у плавучего моста. Вожди объяснили: победим сегодня, особенно с утра - все наше. Если же лишних две тысячи камбрийцев выйдут во фланг и тыл - дай Вотан ноги унести. А он обычно не подыгрывает тем, кто боится рискнуть. И тем, кто не желает получить все и сразу!
   Другое дело, что от напрасной пробежки войско подустало, и командующий правого, сильного, крыла первой линии, кто бы он ни был, решил - лучше выстоять несколько минут под ливнем стрел и потерять сотню воинов, чем ломиться на свежего врага, когда запыхались все. Немайн видела опущенную личину шлема - даже не робот, идол - но действия говорят о человеке больше, чем лицо! Раз дикие пришельцы с континента покорно стоят и ждут команды - враг силен и жесток до божественности. Абсолютное уважение? Страх перед зверской жестокостью? Неважно. Он держит в порядке тех, кто б иначе не замедлил сбиться в неуправляемую толпу.
   Впрочем, передовые шеренги саксов рады даже отдыху, оплаченному смертями. Каждый верит, что его удачи хватит, а нет - так у первого ряда лучшие доспехи. Самые тяжелые.
   Так что, насколько серьезно повлиял на готовность саксов к атаке камень, сразивший стоявшего рядом с вождем сотника - остальные увернулись, камень летел достаточно медленно - неизвестно. У любых нервов бывает предел, а день только начался. Да и душ из крови человека, только стоявшего рядом и что-то доказывавшего, проймет и языческое божество!
   Так или иначе, а в атаку бросились лучшие из лучших. Герои, способные впрыгнуть поверх копий в порядки врага, и разить. Пока кольчугу не пробьет единственно удобный в тесноте бриттских шеренг кинжал. Но в проделанную храбрецами брешь двинулся копейный строй.
   Мужественные - и сильные - люди водятся не только у саксов. Это, вообще-то, кельтский прием - прыжок на вражеский щит с разрубанием щита мечом. Сохранившийся, правда, скорее как военное упражнение. Так инструктор проверяет качество сбитой воинами "стены". Сначала ее, правда, из луков расстреливают - стрелами с тупыми охотничьими наконечниками. И если ученики держат первое испытание - на них начинает прыгать могутный дядя в тяжелом железе. С боков следит еще парочка ветеранов - насколько "стена" пошатнется?
   В бою это художество применяли редко. Еще римляне - а в Диведе народ на осьмушку числится от римлян - отучили бриттов от нанесения красивых героических ударов. Попросту оковав навершия щитов железом. И начав испытывать выстроенные новобранцами черепахи-"тестудо" на прочность ничуть не менее сурово.
   Так что у гленцев нашлись свои желающие выяснить, что сделает новый стальной меч с саксонским щитом. Для оружия это ничем хорошим не оканчивалось - меч пробивал оковку, если была, но застревал в толстом дереве. Северный круглый щит - не ивовая плетенка. Кто-то из экспериментаторов погиб на ответном выпаде, кого-то спас щит или кольчуга. Такие хватались за запасное оружие, что имелось у каждого.
   Топор, булава, кинжал... Один из топоров и сыграл решительную роль в отражении прорыва. Лихой бритт, оставшись без меча, зацепил верхний край вражеского щита топором, дернул на себя - а сосед не растерялся, успел ударить открывшегося врага мечом.
   Ивор, как старейшина и легат, бился в первом ряду. Увидев такое - обрадовался. Тому, что пару недель назад поставил на своем, да не променял на острое листовидное копье, более приличествующее вождю, верный бил.
   Хороший, большой тесак-кусторез. Загнутый острием вниз. Насаженный на длинную рукоятку, бил становится весьма опасным оружием. Не хуже копья. Которое и заменяет большинству небогатых воинов, неспособных потратиться разом на оружие и инструмент. Ивор предпочел бил не из бедности, а из любви к грубым приемам. Вот нравится человеку клюнуть острием подошедшего слишком близко врага, да посмотреть на изумление воина, которого сталь вдруг достала за щитом. Чего тут плохого?
   - Нет, это делается так! - объявил буднично, как будто сливы прививать собрался. И, никуда не прыгая, сделал короткий выпад. Дернул щит стоящего напротив сакса. Сосед по строю немедленно нанес укол копьем. Следующий сакс тоже оказался не готов к подобному приему...
   Билов в гленском воинстве едва не половина, больше во втором ряду. Заметили. Приноровились. На гленском участке прорыв заглох. Больше того - гленцы отвоевали шаг. Потом - второй...
   Ближний бой понемногу растянулся на всю линию. Возникали все новые бреши - до поры затыкаемые третьим рядом.
   Тут и начали сказываться недостатки и преимущества обоих построений - саксы в разреженном строю несли большие потери - каждый из них оказался против двоих бриттов. И смениться, как во время боя метательным оружием, уже нельзя. Но бритты, устав, истекая кровью - стоят от начала. Впрочем, в противники им теперь все чаще доставались вставшие на место убитых "ножовщики" - воины без кольчуг, с короткими мечами. Самое дешевое постоянное войско на островах - король платит воину, но сильно экономит на экипировке. Так что эти, ожидая очереди к риску и славе, уже обзавелись царапинами. А щиты, их единственная защита в ближнем бою, скорее напоминали ежей - настолько успели их утыкать стрелы.
  
   Кейр поднял с земли очередную стрелу. На каждого из выстроившихся перед ними саксов стрелки уже выпустили дюжины по полторы-две. Сколько раз он уже натянул лук? Пятидесят? Сто? Руки - особенно правая - гудели, но пока выдерживали заданный им самим ритм. В ряду уменьшилось число стрелков: женщины несли только один колчан. Расстреляв, побежали за новыми - для себя и для мужчин. Которым сбегать за стрелами нельзя - так можно и панику поднять! В первом ряду женщин нет, значит, пока в тыл бегут только они - строй стоит, и причин для беспокойства нет. Особенно, если столько же возвращается в линию. Заодно у девочек руки немного отдохнут. Кейр сам подивился старообразно-начальственным мыслям: многие "девочки" ему годились в матери. А все одно - начальник, значит, старший! Но скоро вторые шесть десятков стрел закончатся, их придется брать из свежепринесенного колчана. Скорость стрельбы упадет. Враг может принять это за добрый знак...
   Вот тут-то Дэффид развернулся к Кейру:
   - Уводи своих к повозкам.
   Повторил то же самое другим легатам над лучниками. После чего повернулся обратно к трещащей от напряжения линии. Трещит - ничего. Не расползлась пока, и ладно. Хорошо бы вытащить из битвы легковооруженных. Их и так погибло слишком много. Но ирландцы завязли, утратили организацию. Нет, придется бедолагам терпеть до последнего. Иначе, отступая, увлекут за собой копейщиков. То же - и гленцы. Впрочем, эти-то отборные, дочкой особенно ученые. Выстоят.
   Прохаживаясь - легче ждать. Копейщикам без поддержки тяжко - но лучникам нужно время. Пока займут новую позицию, приготовятся. А саксы, точно, ободрились. Еще бы - теперь перевес в метательном бое склонился на их сторону. Да и камбрийцы чуют за спинами пустоту. Знают, зачем она возникла. И от этого знания у задних шеренг, небось, ноги чешутся - хоть ненадолго удалиться от опасности. А вот у первой - сердца тоскуют. Их-то ожидает самое трудное...
  
   Солнце! Яркое, горячее - но отвратительно низкое, лезет под козырек, прилаженный к парадному шлему, норовит полоснуть по глазам горчицей. Впрочем, из-под руки видно достаточно - фронт полевой армии вот-вот рухнет. Даже ослепнув, трудно не понять - симфония работающих лучных линий оборвалась. Остались глухой стук дротиков и копий о щиты, да лязг мечей о доспехи и умбоны. Но поделать сида ничего не может. Один камень раз в пятнадцать секунд - вот и вся подмога. Пусть момент много раз обговорен и даже разок отрепетирован. Все равно - опасность бегства сохраняется...
   Стоит чуть сместить взгляд, чтоб понять - на городском валу дела немногим лучше. Здесь саксы собрали большую часть лучников. И, тщательно оберегая стрелков большими щитами, навесом засыпают стены. Причем вялой атаке подвергаются сразу двое ворот - восточные и южные. И если Немайн довольно короткого взгляда на каждые, чтоб убедиться - пока защитники города держатся, то каково приходится тем, кто не вознесся над битвой на высоту дозорной башни? Для того и пришлось выделить из скудных сил небольшой резерв - из самых дурно вооруженных - небольшие отряды, стоя за спиной защитников каждой стены, самим спокойствием своим показывают - положение пока не отчаянное. Как говаривают Монтови: "до триариев дело не дошло".
   И пусть гонцы со всех укреплений по очереди просят подкрепить их - ответ у сиды один:
   - Рано.
   Уши сердито топорщатся, и гонцы поспешно уходят, не смея сбивать поправки для перрье, в блаженном неведении о том, что "Пора!" не наступит вовсе. Зато уносят с собой уверенность, что битва идет по плану.
   Заодно спокойствие распространяется и на тыл: легкораненые, идущие на перевязку, санитары, что выносят тяжелых, говорят одно: трудно, но стоять можно. А ежели что, есть резерв! Одна беда - образованного грека, вовсе ничего не читавшего из многочисленных "Тактик" и "Стратегик", найти в империи сложно. Слишком уж сильно врезалась война в жизнь восточного Рима за последнее столетие. А хороший священник разбирается в людях достаточно, чтобы понять - на деле последняя надежда и кладезь боевого духа только и годятся стоять и подбадривать. Обычный прием, во многих сочинениях описанный. Причем именно с рекомендацией набирать такое демонстрационное войско из худших воинов.
   Началось все с того, что нескольких раненых не донесли. Умирающих так и так пристраивали в сторонке - мэтр Амвросий, хирург с опытом, в первую очередь брался за тех, кого точно мог вытащить - и кто точно не мог подождать. Кто полегче - доставались лекарям попроще, тяжелее - ждали, когда у мэтра появится возможность потратить время с риском потерять его впустую. Так что священники занимались ожидающими операции. Исповедовать и причастить следовало всех не ходячих - в случае прорыва саксов они были обречены.
   Однако, когда на носилках притащили очередное тело, еще теплое, но совершенно очевидно расставшееся с душой, отец Адриан не вытерпел.
   - Я, преосвященный, под стрелы соваться не собираюсь, - успокоил встрепенувшегося епископа, - устроюсь за ближайшими к восточной стене домишками, да и только. Глядишь, спасу душу-другую.
   - Ступай, мой друг. Тем более, на северной стене как раз гленцы стоят. Твоя паства, - Дионисий согласился легко, ибо не знал за своим заместителем ни склонности к лукавству с друзьями, ни ложного честолюбия. Только желание выполнить обязанности как можно лучше. А внутри города - опасность примерно равная...
   Вот тут Адриан и насмотрелся на "резервы". Да что насмотрелся! Одного взгляда хватило, чтобы понять - случись что - побегут. Назад, не на стены. И смысла воодушевлять и ободрять тонкие унылые линии нет никакого. Не по силам. Как тогда, с холмом. Но это не означает, что не стоит и пытаться...
   Тем более, что поток раненых схлынул - из основной сечи их не выдернуть, а на стенах самые неуклюжие да невезучие свое уже получили. И все равно - здания бань не хватало, и госпиталь выплеснулся наружу, под заблаговременно приготовленные навесы. Другое дело, что не хватало и персонала. Старшая из аннонок трижды падала в обморок - а до того невозмутимо ассистировала при самых тяжелых операциях. Одна рана, пусть самая страшная, ее не пугала - а вот тысяча... Тристан похожее уже видел - после набега викингов. Зрелище тяжелое - но рыцарю следует переносить самые страшные картины - ведь зло, которому должен противостоять рыцарь, не постесняется совершить любые преступления.
  
   Знамя графа Окты скучало в резерве. В настоящем. Том, что начал просачиваться через новенькие, западные, ворота на бывшее болото. Первыми, конечно, прошли колесницы. И раз уж эти не завязли, значит, остальным ничего не грозит. Вслед двинулись конные лучники. А вот тяжелой, по камбрийским меркам, кавалерии, следовало портить дорогу последней. Зато в бой идти вторыми, закрывая броней уязвимых, но быстрых рыцарей-бриттов. Но не колесницы. "Скорпиончики" не умеют стрелять навесом. Что ж, возницы и стрелки укрыты за добротными щитами по бортам. Колесниц всего семь - шесть по числу кланов, прежде соперничавших на гонках, теперь же готовых помериться славой в битве. И еще одна, богини. Эта и поведет. Как утром, когда пришлось двух лошадей отрезать, чтобы вернуться. Сестра богини - на нее чуть-чуть похожа, хоть и не родная - тоже схлопотала стрелу. Теперь морщится и растирает больное место. Синяк! То ли кольчуга особенная, то ли она сама, но жало, сумев немного раздвинуть тонкое кольцо, разорвать - не смогло. Как и прорезать толстый поддоспешник.
   Вот чем хороша война в декабре - не жарко. Летом тоже приходится одевать под доспех стеганку толщиной в полтора пальца. Приходится терпеть - лучше вспотеть, чем погибнуть. Окта хмыкнул, покосившись на принца Риса. Который, чудом уцелев в паре стычек, признал, что для командира хорошая броня не роскошь и не трусость, простое средство выживания. Начальник - всегда первая мишень. Все понял, но продолжает хмуриться.
   Как тут не хмуриться, когда старший брат кругом прав? И жена... Особенно противно сознавать, что ты опять сморозил глупость. Из детского упрямства, желания поступить наоборот. Взрослый, женатый человек, брат короля, самостоятельный правитель, магистр конницы в обход прочих братьев и сестер - повел себя наподобие сопливого мальчонки. Соображения не хватило догадаться, что если Гваллен и Гулидиен о чем-то талдычат хором - так правы они, а не наивные понятия о приличествующем, вычитанные из древних поэм.
   То-то у его и гулидиеновой семьи настроение поднялось, как увидели на командире кирасу. Поняли - из головы дурь вымело. Точно как сказал брат. Сам, кстати, не посчитал постыдным бегать, спину врагу показывать - пока - на учении. Собственно, если конным лучникам отойти - не позор, почему копейщикам нельзя?
   Чего не знает принц Рис - брат в это самое время умным себя не считает. Зато радуется, что младшенький чему-то научился, ибо, похоже, скоро ему придется стать королем Диведа. Что поделать, если старшего понесло в первый ряд копейщиков! Как восторженно кричала армия, когда король слез с коня и укрепил монаршей особой боевой порядок! Оно и понятно. Воины первого ряда перестали считать себя жертвами. Поскольку искренне полагали, что король пребывает в здравом уме и на верную смерть не пойдет. А риск - куда без него на войне? И раз становится в пеший строй - значит, ни удрать, бросив армию, ни оставить на растерзание именно первую шеренгу у него в мыслях нет. Еще, конечно, грела душу возможность отличиться на глазах верховной власти, а то и спасти короля. Отчасти этим и объяснялось едва не эпическое геройствование иных удальцов. Сам король никаких подвигов силы и ловкости не совершал - прикрывался щитом, слегка шевелил упертым в землю копьем, не позволяя перерубить древко, да иногда подавал голос, чтоб заглушить возможные слухи о гибели. Пока - преждевременные.
   Прекращение обстрела саксов разом воодушевило - многие решили, что трусливые бритты бежали - и обеспокоило. Кое-кто догадывался, что не все так просто. Отреагировали и те, и другие одинаково: усилили напор. Само собой, особенно отчаянно бросались на короля, тут их разреженный строй стал плотным. А попадали в зубы четверым - по числу сторон света и пятин Диведа - телохранителям, стоящим рядом и сзади. Гулидиену тоже довелось разок сделать меткий выпад в горло врагу, щит которого оказался пригвожден стрелой к соседнему. Один из телохранителей одобрительно крикнул, мол "король завалил вепря". Для него, по должности, правитель мыслился чем-то мягким, малобоеспособным и нуждающимся в охране. Потому скромное, по общим меркам, достижение и заслужило громкую похвалу. В строю подхватили - воины смотрели на врагов перед собой, не по сторонам, и решили, что правитель наконец-то совершил подвиг, и достал некоего совершенно исключительного сакса, вождя или героя.
   Оставалось только гадать, кого запишут на его счет в легендах. Оно и хорошо. Король Диведа, и без малого - Британии, не может погибнуть просто так. А жить... Это зависит скорее от Дэффида и его чувства сообразного. Впрочем, у хозяина заезжего дома и отца сиды чутье должно быть ого-го! Но до чего тоскливо - ждать... Наконец-то принцепс решил, что лучники достаточно обустроились на повозках, и занялся копейщиками.
   - Знамя - назад! Резерв - строй пила.
     Сзади сразу стало свободнее. Знаменные отошли к повозкам. Пусть в бою третья линия почти не помогала, но в затылок ощутимо дохнуло холодом. Пусть рядом саксы не прорвутся, отходить - не стоять, где-то да побегут. Те, кто будет отходить строем, шаг за шагом - не получат ли удар в спину? И редкая цепь резерва надолго не спасет.
     - Общий отход! Держать строй!
   В этот момент его выдернули из строя - мощным рывком сзади. Лакуну в стою заполнил собой один из телохранителей.
   - Без тебя войско побежит, - объяснил, не оборачиваясь, - а без меня - обойдется...
   Возразить нечего и некогда - король повернулся и побежал к повозкам - и собственному знамени. Для того, чтобы развернуться, зацепить щит за крюк на шее, перехватить копье обеими руками. Ждать неизбежного удара - рядом с единственным телохранителем. У которого неплохие шансы вскоре оказаться последним. И только теперь заметил - Дэффид ап Ллиувеллин все так же неторопливо прохаживается между линиями.
     - Дееержи... - начал напоминание принцепс.
   И вот тут - рухнуло. Саксы пробили дорогу сквозь тонкую линию, которую больше некому было пополнить. Хлынули, как река через прохудившуюся дамбу - не остановить. Но - хотя бы смягчить удар? Саксы рванулись вперед толпой. Двумя толпами.
   Маленькое войско Глентуи, впитав в свои порядки остатки ирландцев, стоит, как утес на стремнине, и медленно, шаг за шагом подается назад. И саксам приходится тормозить, разворачиваться к нему, чтобы не получить копьем или билом в спину.
   Что и позволило спастись многим беглецам из первого ряда. Наконец, саксы сомкнулись вокруг клубка из копий, достигли разрыва в новом строю. Поздно! Их ждут не спины, а копейный частокол. Иные ударили - с разбега, с безудержной тевтонской ярости - да так и остались на остриях. А сверху, с выстроенных в линию повозок, защелкали тетивы валлийских луков - и на этот раз прицельно, да почти в упор!
   Вот тут и пришло время испытать самые быстрые способы стрельбы. Пока саксы не сбили строя, не превратились снова в "стену". Кейр зажал стрелы для первых выстрелов в зубах. Такой вот специальный прием, для командира неудобный - рот занят. Потом пришлось лезть в колчан, но многие выхватывали стрелы из колчана пучками, левой рукой, которой держали лук. Так выходило еще быстрее, но требовалась изрядная ловкость, чтобы не оцарапаться наконечниками.
   Вихрь из острого железа, дерева и перьев продолжался недолго, но достаточно, чтоб вымести передних. Те, кто перешагнул завал из тел - встретил не спины - а новый частокол. Иные ударили - с разбега, с безудержной тевтонской ярости - да так и остались на остриях.
   Пока камбрийки таскали колчаны - саксам пришлось равнять ряды, сбивать строй - уж какой получится. Диведцы - кто сумел отойти в порядке - выровняться, а те, кто принял на себя удар человеческой волны - стряхнуть вражеские тела, остановленные поперечинами копий. Обеим сторонам, после всех потерь, приходилось начинать то, что не доделали - заново. Понемногу. Методично - но тем более верно.
  
   Быстрый взгляд скользит по шеренгам - камбрийцев, саксов, не успевая заметить деталей - если его придержать на секунду, нетрудно различить перекошенные лица бойцов. Но если его замедлить - можно упустить изменение ситуации. Которая для камнемета - ах, и хороша. Враги стоят боком к линии огня. Пять рядов - узковато, но достаточно, чтоб точно попасть по ширине. Конечно, будь ядра разного веса и формы - это оказалось бы невозможно. Так что - не зря мучились каменотесы, не зря ушастая сида каждую пару камушков друг с другом сличила. Зато все теперь летят одинаково. И ветер, хотя и есть - но ровный, не порывистый, да еще и попутный - по своим не попадешь. Прицел менять приходится лишь в зависимости от того, где именно среди саксонского строя стоит упасть подарку. А взгляд скользит дальше, и кажется, будто это не люди, а специальные кегли, при попадании шара разлетающиеся красными брызгами. Напротив - свои фигуры. Почти шахматы, и даже то, что над белеными щитами реют красные знамена, а над червлеными - белые, для шахмат характерно. Часто фигурки короля и ферзя исполняют с включением цвета противной стороны. Неужели ничего не переменится? Вот оно!
  
   Отступление к обозу оказалось последней каплей. Король Хвикке возомнил, что полевой армии Диведа более не существует, и поторопился лишить беглецов последнего укрытия, взяв город. Осаждать тысячу-полторы уцелевших, пришедших в себя и настроенных подороже продать жизни, имея в дневном переходе к северу еще одну камбрийскую армию, не хотелось. Да и устал он за недолгий поход от решений мудрых, но не мужественных. А главное - устала гвардия. Пришлось прислушиваться к ропоту людей, уверенных, что только что потеряли право на добычу из лагеря вражеской армии. И вовсе не настроенных терять еще и добычу из города. Не брось Хвикке гвардию в бой, она и сама могла пойти драться!
   Король же все сделал красиво. Выскакал вместе с ближними советниками перед рядами, тяжело упали скупые слова, от века неизменные, про славу и добычу, ждущую за стенами. Наверное, и этого хватило бы - на первое время, пока воины не увидят, что с города нечего взять - у бриттов оставалось достаточно времени, чтобы ценности вывезти или зарыть. Но бой мог затянуться, и король встал в общий строй, рядом со знаменем. Ради того, чтобы вовремя пообещать награду от себя, и вместо недовольства укрепить верность. Вслед за королем спешились остальные штабные. И тот подъем в душах, который Гулидиен растратил на начало битвы, саксы получили сейчас, под занавес. Опять же, неожиданностей можно было не опасаться. Диведцам через тлеющий лес да болото не сунуться. А передовые разъезды северной армии, даже если и появятся, удержит конница. Эти в нынешний бой не рвутся - их и так осталось меньше трети, а в награду за спокойствие король обещал долю в добыче. Но от случайностей - прикроют. На достаточный срок, чтобы расправиться с защитниками города. И - развернуться.
   Если король и заметил на половине дороги, что атака завязла в повозках, что-то менять было поздно. Он стоял в голове колонны, и та толкала его, вместе с остальными воинами, вперед - к славе и добыче!
   Как только колонна набрала ход, Немайн решила - пора. Оглянулась к трубачам - и обнаружила одного, убитого. Второй, верно, свалился вниз. Обе фанфары лежали на полу башни. А толку? Немайн и простой звук из фанфары извлечь не умела, а уж сигнал... Тут вспомнился экзамен во сне и "Аргунь". Сигнал не сыграть. А вот спеть - вполне! Одна беда, истосковавшаяся по пению сида не смогла остановиться. Слышала только себя. Как же легко, радостно летел голос, не стесненный узкой пещерой! Бывают голоса, хорошо звучащие в небольшом зале с хорошей акустикой, но теряющие силу и красоту в большом пространстве. Случается и наоборот, и голос Немайн оказался именно из таких! Она пела - выполнив главную работу тяжелого дня, и совершая новую, от которой так яростно откручивалась на военном совете. Сама привела тысячу доводов против! Главным из которым стал тот, что сакс должен бояться любого камбрийца, не только ее. Теперь все забылось, остался новорожденный звук, наполнивший все существо без остатка, воздух, ласковым потоком протекающий через связки - без напряжения, без усилия, сам... А еще стало можно оглянуться - назад, на бывшее болото, где кавалерия, поддержанная колесницами, начинает разгон!
   В легкие ворвался новый воздух - чтоб устремиться наружу вместе со словами - уж больно сигнал оказался похож на начало одной из сцен, которые она готовила к вступительному экзамену в консерваторию из снов.
   Уже первые звуки - знакомый сигнал, исполняемый не трубой, а голосом - насторожили принца Риса. Он отдал приказ к выступлению, но как-то с оглядкой. Когда за сигналом последовала песня на неведомом языке, понял: дело плохо. В ход пошла последняя ставка. На военном совете так уговорились: саксов бить обычным оружием, но, если станет невмоготу - сида с башни увидит и запоет. Тогда уже все равно будет, даже если удар придется и по своим...
   - Немайн поет! - крикнул, обернувшись. - Победа или смерть!
   А чуть впереди Эйра, наслушавшаяся рассказов о стычке с ирландскими разбойниками, добавила свой клич - и богини:
   - Камбрия навсегда!
   Тряхнула головой, чтобы ленточки на ушах заволновались. Знала, что ей такое "украшение" не нужно. Но - не удержалась. С утра еще помнила - будет ей от Немайн головомойка. За несерьезность. Заранее смирилась. А теперь и забыла.
   Ария закончилась, и вслед ей понеслась песня, наполовину придуманная, наполовину переведенная - специально для Эйры, желавшей услышать хоть что-нибудь понятное. Голос Немайн покрывал все поле боя - и в каждой камбрийской душе отзывался родными словами.
  
   Люди Камбрии! Лавиной
   Рвется к ласковым долинам
   Поднимаясь к гор вершинам
   Битвы злая песнь!
   Это войска саксов поступь!
   Лес из копий, луков поросль,
   Много пеших, много конных -
   Ждет могила всех!
  
   Кейр оглянулся на потрепанную линию стрелков. Бьют поверх голов копейщиков - но и сами больше не прикрыты. Впрочем, лучники саксов попали в плотный строй и вообще не могут стрелять. Так что опасен разве редкий метательный топор или дротик, брошенный кем-нибудь из бойцов первого ряда. Гораздо страшней прорывы - в нескольких местах саксы все-таки прорубились повозкам, и то и дело порывались залезть наверх. Раза три им это ненадолго удавалось. В одной из таких схваток Кейр лишился лука, и теперь только страховал товарищей, да время от времени напоминал лучницам, что пора пополнить запас стрел. Долго так продолжаться не могло - обе стороны колебались под градом ударов. Вперед гнали долг и ярость, назад - страх и отчаяние. Пока не появились слова - и отчаяние вдруг оказалось на стороне, ведущей к победе.
     Кейр взмахнул мечом. Сида запела. Значит, судьба сражения должна решиться в ближайшие минуты. Пришла пора встретиться с врагом на истоптанной земле, где из последних сил держатся остатки копейной линии.
   - Сейчас или никогда! - заорал он. - В рукопашную! Бей!
   А над строем летело, звало к победе и славе:
  
   Развернуть знамена!
   Ввысь летят драконы!
   Неба синь,
   И солнца лик,
   Стрелы вмиг закроют!
   В битву! Камбрия зовет нас,
   Храбрый в бой король ведет нас
   Правда в сече сбережет нас
   Правда, Бог и Честь!
  
  
   На этот раз Нион услышала поправку не голосом, а пророческим чутьем. На всякий случай проверила логически: все выходит верно. Восточные ворота вот-вот упадут. Это южные завалены намертво, а через эти колесницы ходили. И, насадив все кольца до единого, велела заложить в пращу вместо каменного ядра - свинцовые пули. Скрип талей, злой прищур, как у сиды на ярком свету. Машина смотрит на спокойные створки - таран саксы так и не притащили, зато ухитрились сбить петли. Внешние ворота уже пали, и небольшой завал между саксы расчистили. Теперь черед внутренних. В Кер-Сиди входы устроены разумней, но исправить всю крепость не хватило времени и сил. Защитники столпились по сторонам, метают вниз все, что под рукой - но задние ряды держат щиты над головами передних, а если кто и падает - на место поверженного немедля встает новый боец.
   Как только ворота рухнули, Нион дала отмашку. Чем опасна стрельба при всех нацепленных кольцах, из головы вылетело. За то ей, пустой да глупой, и досталось - соскочившим кольцом. Шлем спас голову. Но, как стояла, так и села. Вот какой из Луковки командир: в город ворвались враги, а она сидит себе на земле, хуже любой немытой нищенки - на заднице, и ноги из-под юбки видно выше, чем по щиколотку! И как их подтянуть, чтоб это выглядело прилично?
   Страшный удар задержал саксов - и тут вставший перед демонстрационным резервом отец Адриан поднял наперсный крест.
   - За мной, детушки, - сказал негромко. - Помните - смерти нет, а для павших за други своя - ада нет. Лишь жизнь вечная.
   И, неторопливо - чтоб позади не развалили строй - двинулся навстречу саксам, только оправившимся от удара картечи. В отличие от епископа Дионисия, палицы на боку он, как мирный человек, не носил. А потому шел навстречу саксам только с крестом - и с улыбкой. Чуточку грустной, и чуточку - торжествующей.
  
   Гулидиен сделал шаг вперед. Лучники, ввязавшиеся в рукопашный бой - это неправильно! Без доспехов, без щитов, да и руки порядком устали - долго ли смогут держаться против ножовщиков Хвикке? Пусть короткий меч, почти нож - дешевое оружие, в руках его держат вовсе не дешевые люди. Пусть они не стояли в первых шеренгах, пусть у них простецкий стеганый доспех, зато они не так долго сражались. Меньше вымотаны. Другое дело, что после прорыва первой позиции их строй стал плотным, и лучшие бойцы, уже отдохнувшие, не могли сменить бывшие задние шеренги. Разве - встав на тело убитого. И люди, никак не ожидавшие, что окажутся в первых рядах плотного строя, чувствовали себя неуверенно - настолько, насколько сакс вообще может ощущать неуверенность. А в это время на лучших воинов безответно сыпались стрелы. И, то ли песня вливала новые силы в бриттов, то ли отнимала их у саксов - те начали подаваться назад. А раз им есть куда отступать, значит, задние ряды тоже пятятся. Впрочем, голоса фанфар идущей в атаку диведской конницы не узнать было никак нельзя. Возможно, саксы хотели только загнуть фланг, только оттянуться на несколько шагов от позиции, которая оказалась не по зубам... Но они делали шаг назад, потом другой - быстрее, быстрей, еще быстрей! Камбрийцы еще усилили нажим - хотя это и казалось выше человеческих сил. Иные уже и подпевали, бросая врагу в лицо слова заклинания:
  
   Под обрывом, над рекою
   Путь мы саксам перекроем
   Нет для нас, спешащих к бою,
   Смерти и судьбы!
   Конницу в обход пустили
   Строй щитов беленых сбили,
   Жизнь друзей, семьи, любимых -
   На весах войны!
   Значит, целься метче!
   Значит, бейся крепче!
   Все равно,
   Сколь их пришло -
   Здесь судьба полечь им!
  
   И если бриттов настигала смерть - умирали, зная, что последнее слово делает заклинание только крепче!
   Напор на гленскую армию совсем ослаб. Настолько, что Ивор получил возможность слегка осмотреться. Его баталия - чудное слово, но хорошая штука - выстояла. Перестроилась, спрятав пращников за спины. Только те в плотном строю ничем особо помочь не могли. Будь внутри посвободнее...
   - Раздаться! - крикнул Ивор. - Второй ряд пополняет первый, третий и четвертый становятся вторым. Стуу-пай!
   Этот маневр они не отработали, но саксы уже не особо и мешали. А зря - ибо на смену стихшему ливню из стрел пришел каменный дождик. Да и билы с копьями заработали веселей. Под песню!
  
   Из мен оф харлех
  
   На поле творилось невозможное. По болоту, надо рвами летели колесницы. Волшба чужой богини, внезапный шум боя за спиной, впавшие в одержимость враги... Вот тут саксы отреагировали по разному.
   - Нужно убить ведьму! - заорал король. - Ее МОЖНО убить! Прикройте мне спину!
   И бросился к башне. Пусть в воротах еще рубились - все защитники стены сбежались туда, быстро не пройдешь. А у подножия башни виднелась небольшая дверца - для вылазок. Да, выбив ее, в город особо не ворвешься. Зато можно рассчитаться с той, которая превратила победу в поражение. Для этого много людей не надо.
   Гвардия, на которую упали первые стрелы, последовала за королем. А фаланге, закрытой от этого наступления городом, хватило шума. Сперва повернулись задние ряды - состоящие теперь, по иронии судьбы, из лучших воинов. Возможно, они хотели сделать несколько шагов, избавиться от толкучки, снова создать разреженный строй. Возможно - прикрыть тыл от чужой атаки. Какая разница? Чувствуя пустоту за спиной, слыша шум боя слева и сзади, не видя вообще ничего, средние ряды повернулись тоже. Возможно, некоторые из них успели понять, что катастрофы еще не произошло - но на них уже давили передние. Отступление превратилось в бегство. Теперь спасти могла только скорость! Ополчение Хвикке бежало - без оглядки, без удержу, бросая оружие, пытаясь на бегу сбросить доспехи. Теряя всякую организацию, оружие, здравый смысл и рассудок... А на пути бегства уже грохотали колесами страшные квадриги, убивающие троих одной стрелой, квадриги, над которыми реяла "Росомаха" и вились ленты на ушах невесть откуда взявшейся второй богини, оставляя последний выход - на север, в дымящий лес. Многотысячное человеческое стадо, без жалости давя самое себя, бежало от четырнадцати человек, при двадцати восьми лошадях и семи малых баллистах.
  
   Сида не видит опасности, либо видит, но считает свою песнь важнее, а наружная дверь башни уже трещит под топорами. Будь проклято следование традициям, не подтвержденное здравым смыслом! Зачем эта дверь хлипкому деревянному сооружению, со стены которого можно запросто спрыгнуть, не покалечившись? У римского форта была, значит, сделаем! И ведь никто не заметил - до тех пор, пока не стало слишком поздно.
   Пусть граф Роксетерский, отмахнув принцу Рису - продолжай, мол, маневр - повернул тяжелые сотни на выручку. До того, как копья его рыцарей вонзятся в спины гвардейцев, ни доброму дубу, ни толстым железным петлям не выстоять. Да и граф зря поторопился, вырвался вперед - если у врагов нет дротиков, это не значит, что им нечего метнуть. Окта, увидев замах, поднимает коня на дыбы - и метательный топор вязнет в брюхе скакуна. Соскочить не успел, ногу прижало тушей. Обрадованные враги бегут добивать. Осталось - прижать свободную ногу, чтоб хоть отчасти прикрыть щитом, вытащить меч - да надеяться, что удастся покалечить супостата-другого. На большее лежачий против стоячих рассчитывать не может.
  
   Харальд перехватил поудобнее щит, обнажил меч, немного спустился по узкой лестнице. Ждать не пришлось. Навстречу через пролом в стене шагнул кряжистый человек в шлеме с золоченым вепрем на гребне.
   - Кто ты, вождь героев, не испугавшихся песни богини? - спросил Харальд, ощущая дыхание легенды. - Я скальд, и если я тебя убью - я достойно воспою твою мужество. Если же мне суждено пасть - достойнее умереть от руки героя, чье имя тебе известно.
   - Я их король, - коротко ответил Хвикке, но позволил себе оплаченное кровью умирающей, нет, уже мертвой, но еще сражающейся дружины любопытство, - а ты кто, последний защитник мелкого божества?
   - Я - Харальд Оттарссон, прозванный Хальфданом, потому как мать моя происходит из племен, что вымели вас, саксов, с прежних земель, - он осклабился. - И я не хуже моих дядьев - ни в бою, ни в стихосложении. Я не последний защитник - великой богини, обратившей твоих бондов и кэрлов в обгадившихся трусов - но те, что будут за мной, меня не стоят.
   - Начнем, - сказал Хвикке, - и пусть великие асы судят, чья слава громче.
   - Начнем, - согласился Харальд, отводя удар щитом, - и я не усомнюсь в помощи ни добрых ванов, ни странного бога римлян, ни Тора, ненавидящего ложь.
   Его меч отскочил от брони короля. Но поединок только начинался.
  
   Кейндрих вела авангард лично. Сперва - рысью медленной. Потом, как почуяла в воздухе гарь, быстрой. Навыков хватало - держаться с рыцарями наравне, знаний - понимать, что двести человек к вечеру могут оказаться нужнее двух тысяч завтра. Когда увидела первых саксов - черных от дыма и поражения, сердце кольнуло завистью. Кажется, вся слава достанется другой. Когда, взлетев на очередной холм, увидела сколько беглецов впереди - поняла - не все потеряно. Щит полетел за спину, копье с флажком - в петлю при седле. Осталось привстать на новомодных стременах - сидовская выдумка, да удобная.
   - Стрелы, дротики не тратить! - разнеслось над полем. - Копья не ломать! Мечи наголо! За мной, гончие славы! И если кто не привесит к седлу бородатой головы - не быть тому в моей дружине!
   Боем дальнейшее не являлось. Саксов было в десятки раз больше - но они не могли сражаться. Не из-за отсутствия строя. Не из-за потерянных доспехов, растерянного оружия или паники. Их загнали в угол - так, что прыгнула б не то что крыса - кролик. Остальное могло сказаться на соотношении потерь, но никак не на результате. Вот только прыгнуть - сил не нашлось. Физических.
   Сначала - долгое построение под длинными стрелами колесниц. Потом медленный марш, стучащие по щитам камни. И камни, проламывающие ряды. Стояние под стрелами, копейный бой. Яростное преследование ложно бегущих. Рубка под стеной из повозок. Отчаянный бег - по ухабистому полю, в лесу, между стволов, которых не видно, через отравленный дымом воздух. В одном прекрасная ирландка ошиблась: копья, стрелы и дротики в этот день рыцарям Брихейниога так и не пригодились.
   Единственное противодействие, которое они встречали - просьбы о пощаде, предложение выкупа или себя - в рабство. От желания жить или в надежде занять всадников личными пленниками, чтобы у остальных появился шанс уйти. Изредка такое делалось - и, еще реже, получалось. Мерсийцы, например, и до Пенды охотно брали пленных, да и уэссексцам нужны крепостные. Но - ни диведцы, ни континентальные саксы в холопах не нуждались.
   Что касается выкупа - у многих рыцарей загорелись глаза. Иные начали торговаться - не опуская занесенных клинков. Кейндрих заметила, велела рубить всех. А чтобы меньше разговаривали с врагом, повысила норму до двух голов...
  
   Солнце не ведает жалости. В глаза Немайн задувает колючая яркая пурга, превращает картины реальные в фантастические видения. Проще закрыть глаза - но она упрямо пялится на поле боя. У разбитых ворот усталые израненые люди из-под руки следят, как остановленного ими врага добивают другие. Кто-то гонится за бегущими, стараясь отрезать их от лагеря, лишить надежды зацепиться. Ложной, что видит пока одна сида. Людей в лагере довольно много - туда вернулась, так и не вступив ни в одну схватку, кавалерия саксов. Оставленная небольшая охрана торопливо седлает лошадей, хотя бы обозных - пешком от камбрийцев не уйти.
   Вот конный лучник, зачем-то оторвавшийся от своих и затесавшийся в ряды латной кавалерии, положил нескольких саксов и, соскочив с коня, принялся вытаскивать придавленного лошадиной тушей рыцаря, в то время как его окольчуженные соратники совершили первую на острове Придайн прямую копейную атаку.
   Двуручный топор или меч со щитом, если первый достать из ножен, а вместо второго закинуть за спину топор - снаряжение неплохое. Страшная и довольно дальняя атака или баланс, по выбору. Против пехоты - убийственно. Против конницы без стремян - сносно. Только от тарана конным клином ни топоры, ни щиты не спасают. Гвардейцы Хвикке полетели в стороны - а больше под копыта. Их печальная участь войдет в трактаты по военному мскусству, но взгляд скользит дальше - мимо колесниц, сверкающих алмазами умбонов, и нескольких всадников, пытающихся уйти.
   Память подсказывает - эти стояли с гвардией, но в последнюю атаку со всеми не пошли. Хотели выжить? Тщетно. Многих достают стрелы, одного цепляют крюком, тело недолго волокут за колесницей. Кончено. Разбег остановлен. К колесницам спешит пехота - гленская, и тут первые! - а саксов в промежутке больше нет. Живых.
   Поле покрыто убитыми в два слоя. Поверх утренних, убитых в начале боя - беглецы. Изредка встретится ирландский плед. Остальные камбрийцы лежат там, где стояли - на первой линии обороны, у сцепленных повозок - и между. Тут - все расцветки Диведа. Глаз цеплялся в первую очередь за кэдмановские пледы. Сколько у нее, оказывается, родни - и с ней уж не перезнакомиться!
   Немайн начала разглядывать лица - если те сохранились. Только теперь до чувств начинало понемногу доходить - битва случилась на самом деле, в ней сражались не смазанные от быстрого перемещения поля зрения абстракции, а живые люди. Те, что еще вечером сидели вокруг костров, смеялись незамысловатым шуткам, стараясь отогнать боязнь такой вот судьбы... То, что до этого сознавал только безразличный разум, добралось до сердца.
   Память услужливо, точнее, чем Харальд рукой, показывала - где и кого она видела в последний раз. Проверять было страшно. Но не удержалась. Посмотрела, только чтоб успокоиться, одним глазком, между линиями.
   Он - был там. Лежал, как стоял - тогда, когда все бежали. Ради лишних секунд и чужих жизней. Закрытый телами изрубленных врагов, все еще сжимающий в руках оружие, заколотый в спину - и не раз. Человек, ставший не самым близким - самым надежным.
   Песня стихла.
   Усталые шаги. Довольный, как кот, притащивший хозяйке мышь, Харальд. А перед глазами - отпечатавшееся на сетчатке, замершее сияние. Дэффид. Не убитый - разливающий вино, смеющийся. Неужели его нет? Неправильно! Кто же будет чесать сиду за ухом - годы спустя, в ее каменном городе?
   - А правильная вещь - гнутая лестница, - начал норманн издалека, растягивая удовольствие от рассказа о подвиге, осекся. - Немхэйн, почему у тебя лицо в слезах? Мы победили!
   - Это солнце.
   Только если Солнце - почему так темно? А если не так - разве сиды умеют лгать? Нет, не умеют. Как и звери - а Немайн зверь. И солнца вокруг полно - сверху и снизу, небо и снег, и снег можно подбрасывать к небу. А вокруг опушки - сосны, звенят и пахнут. Фыркать, рассматривать фигурные облачки, пока не рассеялись: это как тетерев, а то - как заяц, а это... Это совсем непонятно что, но интересное!
   Запах сосен становится едким, и от этой горечи на глаза наворачиваются слезы, мир становится мутным, плывет... Сквозь шум пробивается голос мэтра Амвросия:
   - ...бывает. И от пения - оно требует сил, и от душевного напряжения. Даже от яркого света. Причем тут пророческий сон?
   - Похоже, - гудит Харальд, - ну, придет в себя, расскажет.
   Невеселое. Уши свисли, глаза уперлись в настил над головой. Харальд забеспокоился. Раз Немхэйн молчит - значит, знание не для любых ушей.
   - Короля позвать?
   Вялые треугольники не дернулись.
   - Отыскать Ивора? Учениц?
   Тишина. Смотрит сквозь, даже не моргает.
   - Дэффида?
   - Он убит.
   Вот и говори - приемыш!
   Почуяла смерть отца - и когда родная дочь, сверкая кольчугой, как рыба чешуей, смеясь, влетела в город на быстроколесой колеснице, крича о победе и славе - сида все-таки поднялась на ноги. Чтобы сестре не принесли горе чужие.
   - Мы сироты, Эйра... - вышептала. И рухнула ей на грудь. Та потом говорила - не нужда утешать сестру, умерла бы сразу. Слишком страшный переход от радости - к скорби.
   Выяснилось, что Немайн помнит не только смерть отца - все, кто при взгляде с башни представал безликими фигурами, вдруг обрели лица. Ее спрашивали: где кого искать - и она отвечала.
   Впрочем, сперва огребла по морде от Анны, и разослала санитарные команды - к тем, кто еще дышал. По именам всю армию не знала, но короткого описания внешности, упоминания где стоял - оказывалось достаточно. Когда желающие спросить закончились, попыталась думать. Выходило - она оказалась той песчинкой, что, покатившись под гору, вызывает обвал. Вот невысокое ушастое существо - еще не Немайн! - приходит в город. Собирается поселиться неподалеку. Потом приживается в предместье. Казалось бы, немного надо, полдюжины добрых знакомых, крыша над головой, планы на любимую работу. Являются разбойники, и мир показывает зубы, способные разгрызть даже крепкую скорлупу "Головы Грифона". Ты начинаешь строить город, чтобы укрыть и защитить росток уютной жизни - накатывается война, и те, без кого ты уже не видишь спокойной радости, уходят в бой, чтобы не вернуться.
   Чужая память уверяет: войны непреходящи. Увы, какие бы высокие и прочные стены ты не возвела, сколько б земли ни огородила - хаос снаружи всегда больше и сильней. Взять сражение: все сделано правильно. Без ошибок. Даже пение вышло против планов, но не против здравого смысла. Тогда - почему? Над ухом воет Эйра. Чуть поодаль стоит Анна, присматривает. Счастливая: дети далеко, муж уцелел, клан прославился, на остальное наплевать. Ведьма! С детства приучена к тому, что вокруг мистический туман, из которого выплывают чудовища. Наверняка обдумывает эффект от песни Неметоны. А у самой Неметоны в голове пустота. Непривычная. Прежде любая неудача не губила людей сотнями. А здесь успех - и это. Цифры, успокаивающие разум, тонут в чувстве, как в омуте - триста человек, десять процентов. У саксов - ради того и старались - восемьдесят, к ночи будет девяносто. А к исходу недели... Шансы есть только у конницы. И то невеликие. Все барды будут петь славу королю. И ей. Пусть поют. Похоже, без песни больше камбрийцев легло бы рядом с этими тремя сотнями. Ради этого можно и не такое вытерпеть.
   Но дальше что? Как смотреть в глаза Глэдис? Эйре, как проревется - можно. Сама тут побывала, сама все видела. Не понимает, так чувствует. А что сказать Сиан? А их ведь триста лежит. У каждого друзья и родня. У Этайн, например, дети маленькие. Да ладно дети - людей и так не хватает! Кто будет жить в сверкающем граде? Вдовы и сироты?
   Но самое страшное не это. Страшнее всего то, что все - совсем все - считают произошедшее громадным успехом. Почти невозможным. Даже Эйра. Оглядывается. Подходит. Гладит по голове.
   - Майни, скажи хоть что-нибудь. Не молчи.
   А что тут можно сказать? Что все здешние предрассудки, понятия, мораль, способ мышления, видение мира нужно переломить об колено - и в камин? Если бы еще знать, чем их заменить. А кому знать, как не хранительнице правды?
   - Майни... Ты меня слышишь?
   - Слышу.
   - Тогда почему молчишь? Сначала ты хотя бы говорила, пусть и страшное. А до того, Харальд говорит, плакала. Теперь сидишь. И не моргаешь даже. Только глаза красные. Вот, посмотри на себя...
   Сует зеркальце под нос. Ну, ужас. А сама? Нет, и так - тоже нельзя. Больше крепость - трудней уследить за порядком внутри стен. А если не уследить - зачем отгораживать один мир боли от другого? Решения нет. А без него нет смысла вставать и делать хоть что-то.
   Пока Немайн изрекала окончательное - оттого многие шли на поле искать родню и друзей, не дожидаясь ее слов - у Харальда нашлись иные заботы. О репутации. Подняла "Росомаху", голубушка - изволь соответствовать.
   Немайн горюет, Эмилий с Эйлет далеко, но запущенная машина тыловой службы крутится, и даже идет вперед. Как корабль без экипажа с заклиненными намертво рулями. Роль клина исполнила аннонская ведьмочка. Девушка-колокольчик, звонкая и бойкая, что осталась на складе главной над двумя подружками и парой охранников. Оставили ее ради учета новых поступлений и выдач. Главным поступлением ожидалась военная добыча, это ей Эмилий три раза объяснил. А Эйлет три раза спросила. Как уж тут забыть?
   Как только Немайн смолкла, этот подарок свалился на больную голову Нион Вахан. Сразу вслед за круглой деревяшкой. Значит, Харальд еще рубится с Хвикке, конница добивает гвардию, колесницы ловят самых шустрых, кого крючат, кого стреляют, Луковка только-только вложила в ножны кинжал, пригодный разве веревки резать - да себя, чтоб врагу не достаться. Тут ей заглядывают в глаза наивной синевой, и интересуются:
   - Когда пойдет добыча?
   И все короткие рассуждения написаны на лбу. Немайн умолкла - значит, победа. Победа - значит добыча. "Росомаха" - Харальд рассказывал - много добычи. Начальства нет. К богине на башню высоко, и чуточку страшно, а к пророчице привычно. Еще по Аннону. Теперь даже проще стало. Без церемоний.
   Нион потерла затылок. Не вскочила бы шишка... Начала понимать, каково в шкуре богини. Но девочка поступила правильно. Для почитателей Неметоны сбор трофеев - священнодействие. А Луковка, выходит, отлынивает от обязанностей. Пусть она теперь христианка, но прежние способности никуда не исчезли, наоборот, усилились. Пришлось бегом бежать к Немайн, вымаливать кивок богини - и Харальда, разбивать едва стоящих на ногах бойцов на трофейные команды. И все равно - не успела.
   Неупорядоченное мародерство уже началось. Пришлось наводить порядок - и полторы сотни гленцев с этим справились. Пятнадцать трофейных команд. На десяток одна трехосная повозка, в ней - приемщик. Пришлось повозиться, отыскивая грамотных. Войско-то отборное, женщин и нет почти. Зато те, что есть - благородные воительницы. Пусть коряво, но писать умеют. А большего и не нужно. Грабили, впрочем, не до исподнего, снимали сливки да пенки. Доспехи, оружие. Кошели. Рубили пальцы с кольцами. Во рты не смотрели, зубных врачей и в Диведе негусто. А монета за щекой - для сакса не метод. Да, наконец, Нион противно! Опять же, вспомнила - и меркантильные заботы оставила на Харальда.
   Зато велела всем, приметившим необычное, а особенно грамотки, немедля звать. На самом поле боя любопытного обнаружилось мало, разве тело в сутане, растерзанное колесничным крюком, а при нем свиток с письменами, которые Нион прочесть не смогла, хотя латинские буквы - спасибо дини ши, что приходили навестить больную Немайн - узнала. Так что пришлось только послеживать, чтоб никто, по старинке, ничего себе без записи не брал. Ничего из оружия и доспехов - за мелочью не уследить, да и редкий кошель содержит цену доспеха или меча - саксы в походе не больно разжились.
   Иные воины начали ворчать: жаль, что враги не погуляли в Гвенте как следует. Наверняка мошна б потолстела! Да и мы бы окопались получше. Нион проверила такую мысль логически. Вроде правильно. Заглянула в место богини. Ответ не сошелся. Спросить не у кого, пришлось искать ошибку самой. Нашла!
   - Вот и гвентцы так подумали, - объявила, - и пропустили гадов... Нам понравилось? Небось, долго смотреть в глаза не посмеют. Пока нынешнее поколение не перемрет. Или пока позор не смоют.
   Притихли. Хотя жадность никуда не подевалась. И выплеснулась - в саксонском лагере. По верхам обобранном конными лучниками. Да много ли влезет в чересседельную суму? До полагающихся им повозок - по одной на каждого! - рыцари Риса добраться не могли, от них все еще требовалась служба. Рассыпавшиеся завесой, они в любой момент были готовы дать сигнал о неожиданности. И не зря.
   Скоро запели фанфары - не тревожно, приветно. Подошла армия Кейдрих. Принцесса с личной охраной направилась искать короля, прочие же воины решили почтить вражеский лагерь визитом. И напоролись на жесткую отповедь.
   - Дело сделали мы. А вы - за барахлом, на готовенькое?
   На это у лесовиков ответ был. Взятые по слову командующей головы.
   - Ай, молодцы! - отвечали диведцы на похвальбу, - бегущих рубили, да? Устали, наверное? Так подите отдохните. Или ждите. Мы не жадные. Нагрузимся как следует, и вас пустим. Мы ж все понимаем. К вам саксы самые трусливые прибежали, обгадились по самую шею, кроме головы и не возьмешь ничего. Будете нахальничать - так и у вас штаны испачкаются. "Росомаху" видите? Догадайтесь, чье знамя?
   Догадались. Сцепили зубы и отправились искать добычу попроще. А заодно - лелеять обиду.
   Нион могла прекратить пререкания, организовать учет, выделить долю... Если б не сидела в шатре королевского советника и не созерцала сокровище. Главную добычу. Ту, что принесет богине. Закатное солнце красило полоски, что остались от шатра, в королевский красный цвет. Всадники Риса, занимая лагерь, иссекли ткань мечами, чтоб проверить, не спрятался ли кто внутри. Втоптали в землю, ища ценностей. Но книгу в недрагоценном окладе то ли не заметили, то ли не поняли, что это и чего стоит!
   Под невзрачным переплетом бычьей кожи все те же понятные буквы, непонятный язык. На сей раз - знакомый. Латынь. Первый порыв - плясать, радоваться, показать всем. Второй - сунуть под плащ, чтоб никто не увидел. Нион вздохнула. Старательно подстелила остатки ткани, чистой стороной вверх. Села на пятки. Раскрыла книгу еще раз. "Ammianus Marcellinus. Res gestae". Кажется, она слышала это имя и это название. Его Неметона произносила. Когда разбирали поражение короля Мейрига в Приграничном сражении. И переводила: "Деяния". Книга захлопнулась, и Нион бегом побежала - регистрировать долю богини в трофеях дня.
  
   Встреча с любимой женщиной у Гулидиена не задалась. Казалось бы - все, как надеялся. Победа за спиной, за окном королевского погоста, маленького, на раз переночевать при ежегодном объезде владений - ликующий Кер-Нид. Жители еще не начали возвращаться, но ополчение веселится. Вскрыты все закрома, которые вывезти не успели. Епископ на проповеди сказал: "Ныне мы празднуем не только Рождество Спасителя нашего, но и возрождение римской славы!" Не ждал от иноземца. Хотя - у него саксы друга убили. Так люди и роднятся с землей - через кровь. Свою, родную да дружескую. Зато битву иначе, чем Рождественским сражением, уже не называют. У Немайн тоже горе, а потому, верно, и хитрые чары все рассыпались.
   И вот, вместо доброй встречи, в ответ на приветствие - только обвинения! Украл у войска Брихейниога победу и славу. Того, что она не потеряла ни одного человека, Кейндрих в расчет не берет. И с глазу на глаз бычится через стол, да требует долю добычи. Не только взятое на беглецах, но и половину от взятого на поле боя. Его боя! Где сам чуть голову не сложил!
   Созвали военный совет. При легатах стало хуже. Принцесса заявила, что ее войско положило больше саксов. Что выглядело похожим на правду. Голов точно отсекла больше. Так будь дело в похвальбе, можно бы и уступить. Нет! На основе этого делался вывод: раз Гулидиен сам понес потери, и убил меньше саксов на своего павшего, чем Кейндрих, то она - лучший полководец. Значит, соединенным войском должна командовать она. Все слова о том, что драться с храброй армией и рубить неспособных даже бежать недобитков - разные вещи, как от стенки горох отскакивали. Скоро Кейндрих объявила, что претензия на титул короля Британии - несбыточная дурость, и на ее поддержку Дивед может не рассчитывать. Союз останется, раз уж приговорен Советом Мудрых, но верховное командование она требует для себя. Либо - пойдет отдельно. Король развел руки и попытался объяснить, что так оскорбить сражавшуюся и победившую армию он не посмеет. В ответ - насмешливое фырканье. Ничем не помог и Кейр. Новый принцепс. Хотя пытался. Припомнил, что Гулидиен, так или иначе, король. Кейндрих же только наследница. Пусть и перевалила на себя большую часть отцовской работы. Но рассудить - не взялся. Свалил на Сенат. Заложил колесницу - и отправился в Кер-Мирддин, голосование проводить. Значит - два дня туда, два обратно. Да еще сколько прозаседают. Будь жив Дэффид, у него и влиятельные люди прямо в войске б нашлись. Хотя и полегло старшины без счета. Все одоспешенные, все в первом ряду рубились. Главные же потери оказались именно среди первого ряда. Зато те, что остались - сенаторам седьмая вода на киселе. Разом взлетевшие против любых ожиданий. Тут короля осенило. Как легатов взамен убитых назначал - поставил каждого над отрядом из людей не его клана. Из военной целесообразности да убыли в больших людях, а как иначе?
   Такой легат не столько перед воинами заискивал - случись чего, все одно своего выберут - а королю в рот смотрел. И вот свеженьким и зубастым Кейр, вышло, вслух сказал, хоть и иными словами: вы никто. По обычаю - прав. А на деле? Похожую пощечину получили и легаты Брихейниога. И всю ночь пели в уши принцессы. Результат - наутро требование изменилось. Кейндрих заявила, что с учетом потерь, да за вычетом гленцев, что подчинены не диведской короне, а британской, незанятой, у нее войско больше. Потому командовать ей. Тогда Гулидиен не выдержал, и грохнул по столу кулаком:
   - Наши потери - твое опоздание. Ты явилась на пять дней позже договоренного. Тащилась неделю - а туда же, командовать. Вон, Немайн такой же путь за два дня проделала!
   - Немайн, - прошипела Кейндрих, - себе дороги сжала. А мне - растянула! Наверняка.
   - Особенно, построив мост! Так что вся твоя великая победа - тоже ее. Переправляйся ты паромом, убила б дня три. И отведала не отбитой свинины, кабаньих клыков!
   Кейндрих принялась хватать воздух, как вытащенная из воды рыба. Продышавшись, начала говорить - спокойно, медленно.
   - Говори что хочешь. Здесь - место победы. Моей победы. И я тронусь с места только когда твоя армия мне подчинится. Не нравится - воюй один. Я от союза не отказываюсь, но не отдам своих людей под начало мяснику.
   Встала и вышла. Даже дверью не хлопнула.
   За ней потянулись ее люди. Один обернулся.
   - А если сенаторы решат неправильно, мы их того. Отзовем!
   Так что теперь король сидел, обхватив голову руками, и пытался размышлять. Может, вообще распустить армию? До весны и подкреплений с континента Хвикке снова не сунутся. Скорей же всего, разгрома им хватит года на два-три - переселенцев с континента ждут земли, дочери и вдовы павших в Рождественском бою.
   От перенапряжения голову Гулидиена спас шум за окном. Громкий, мерный. Короткий взгляд не показал ничего, кроме стены соседнего дома. Тут и брат в дверях нарисовался. Поманил пальцем. Король, накинув плащ, шагнул через порог - и остолбенел. Вдоль центральной улицы Кер-Нида выстроилось все войско Диведа, до последнего обозника. Вьются иссеченные стрелами "Драконы". Грохочут мечи и топоры по умбонам.
   - Армия не признает иного верховного короля Британии, кроме тебя, и ничьего командования, кроме твоего! - торжественно возгласил Рис. - Я, как магистр конницы, передаю просьбу и требование всех благородных воинов войска: веди нас дальше, король и брат мой! На Северн! На Темзу! К восточному морю!
   - На Северн! На Кер-Глоуи! На Лондиниум! - В такт щитам гремят слова.
   Гулидиену стало зябко, несмотря на теплый плащ. В руки просится судьба - слишком великая. Не превратила бы в шута, как иного свинопаса - одежка с чужого плеча. Но ответить следовало. Оставив хоть какую лазейку. Вскинул руку, подождал, пока шум уляжется.
   - Воины! Я не обещаю ни славы, ни добычи, - удары все такие же ровные. Неужели им безразлично? - Я просто говорю: Хвикке весны не встретит!
   Переждал короткое ликование.
   - Но сегодня - дневка. Нам стоит помочь городу, похоронить наших павших и скинуть дохлых саксов в воду. Не то начнут вонять, и жителям Кер-Нида придется оставить город...
  
   Анна наперво присматривала за Эйрой. Слишком много на нее свалилось - первый поход, первое командование. Первое убийство. Не то, что из скорпиончика, издали - то, что сестриной булавой, накоротке. И, будто остального мало, потеря отца.
   Сида тоже страдает, да ей Луковка работу приволокла. Книгу - и непонятные листки. И большой наперсный крест. Серебряный. Ну, его Немайн сразу в сторону отложила. За книгу взялась. Листки Эйре подсунула, велела исчислить буквы. Не все подряд, в разбивочку: сколько раз встречается "а", сколько "b"... Сказала - очень нужно, и срочно. Еще бы не нужно! Работа простая, да требующая внимания, под такую горевать некогда. Сама же занялась латынью. И чем дольше вчитывается в пометы на полях рукописи, чем внимательней изучает подчеркнутое, тем крепче сжимаются кулачки, и злые тени превращают лицо ребенка в морду хищного зверя. Хорошо, не демона. Епископ Теодор рассказывал - ирландская церковь верит, что сиды потомки ангелов. Тех, что при мятеже на небесах не пристали ни к Богу, ни к Сатане, остались - сами по себе. Доказали, что у них тот же дар, что у людей - самим выбирать путь. Вот их и отправили к людям, на землю. До тех пор, пока не определятся. Вверх или вниз... А раз сама земля суждена людям - так утеснить зверей, и отдать сидам норы да пещеры в холмах.
   Стало чуточку страшно, хоть по лицу Немайн видно - глубже определенной в удел норы не ходит.
   - Сестра, ты сколько успела пересчитать? Три страницы? Хорошо. Закончишь - посчитаешь десяток страниц из латинской книги.
   - Зачем? Майни, я не дура! Это как зерно перебирать - овес от ячменя. И я совсем не против, сама хотела бы заняться чем-нибудь - только полезным. Да хоть полы мыть или лук чистить...
   Чего дома терпеть не могла!
   - Это и есть полезное, - отрубила Немайн. - Извини, не объяснила. Но я сейчас сама такая...
   Помахала руками и ушами вокруг головы. После чего четко и понятно объяснила: настоящий убийца отца - и всех, кого преосвященный Дионисий теперь отпевает, всех разом - тот тип в сутане, которому Анна Ивановна крюк в бок вогнала, а Луковка обобрала. Потому как книга его. А в книге подчеркнуты места, в которых описано сражение, один в один похожее на Приграничное. Только правый фланг с левым местами поменять. Не будь у Хвикке советника - бились бы по старинке, да так и полегли.
   - Расчлененный боевой порядок, кавалерийская засада, поддержка конницы легковооруженными. Все это появляется вдруг, в одном походе. Теперь понятно, почему. Военный советник! Эта книга, - Немайн потрясла "Деяниями", - объясняет, что и как он сделал: приметил, что тактика Мейрига похожа на манеру рейнских германцев: неплохая конница, одна фаланга... Зато не выдает, кто его послал. А нам, флейта колесниц, это самое интересное и есть. Я очень надеюсь, что среди скрытых тайнописью строк записано и это.
   - Я тоже надеюсь, - встряла Анна. - Очень.
   Ведь чуть вдовой не осталась! Муж забегал, рассказал, какой кошмар был во время общего отступления. Как его соседей убили уже у самых повозок, а он вовремя забился между колес. Лежал, боялся. Потом пришел в себя и принялся резать поджилки пытающимся влезть наверх саксам. И вот - жив, и то, что не резал бегущих в первых рядах, за позор не считает. Припомнился первый муж, что ради денег и славы добытчика трижды добровольно уходил на войну. Иная бы решила - любил. Анна подытожила - любил, но не ее - деньги. Иначе подумал бы, каково жене одной остаться.
   А Немайн вновь склонилась над рукописью. Вот - другой почерк, грубая саксонская речь: "Это место нахожу поучительным", "Смешно: Юлиан Отступник послужит Церкви", "Использовать его пример - наружно христианин может таковым и не являться! Потому союзники язычников да будут истреблены..."
   Немайн скрипнула зубами. А сам комментатор - кто? Впрочем, его интересует не правда, а оправдание... И снова - запись на полях, снова чернеет лицо. И только тихая приговорка Нион:
   - "Y" - сто тридцать два, "S" - пятьдесят четыре, снова "Y" - сто двадцать восем. Майни, а почему "Y" так много?
   - Узнаешь скоро. При тебе расшифровывать буду. Анна, ты что выписываешь из латинской Библии?
   - Считаю буквы. Тебе ведь подойдет любая латынь, не обязательно книга советника?
   - Подойдет-подойдет...
   Когда епископ Дионисий явился нести утешение, процесс расшифровки был в разгаре. Преосвященный от увиденной картины вспомнил последние письма друга. Увы, Адриан за своими духовными дочерьми теперь разве с небес присмотрит. И не защитит от трех фурий. Разгневанных, по счастью, не на него... Хотя - лучше б растерзали, чем читать перевод тайнописной галиматьи, написанной знакомой рукой. Рукой, которую он до недавнего времени полагал пусть не дружеской, но дружественной.
   Гибель друга - страшна, гибель веры - невыносима. Не в Господа. Но в надежность этого мира.
   - Неужели эти бумаги нельзя прочесть по-иному?
   - Попробуйте, - Немайн пожимает плечами, - вот только вряд ли что получится. Шифр примитивен - действительно сложный я бы не вскрыла на коленке. И то - переутрудилась, дело оказалось проще, чем я думала. Здесь все просто. Алфавит сдвинут на некоторое количество букв. Прочесть можно, не перебрав и тридцати вариантов. А мы-то частотный анализ делали... Преосвященный, я оскорблена! Кто-то счел камбрийцев варварами. Такими же, как саксы. И я зря осторожничаю, говоря "кто-то". Под инструкциями нет подписи, но имя даже я назову без труда.
   - Я его назвал бы и без расшифровки. Я хорошо знаю руку, писавшую эти буквы. Только складывались они обычно в иные слова. Тебе следовало сразу послать за мной.
   - Мне все равно захотелось бы прочесть скрытое. Значит, архиепископа Кентерберийского ты полагал единомышленником?
   Час назад - да. Ровно до той поры, пока не ознакомился с деловитыми, рублеными фразами - сакс стал христианином, священником, иерархом - но в душе так и остался варваром. "Запомни - на весах крещение целого народа. Хвикке обещал креститься, и сделает это. Если победит." "Всякую женщину - убить. Всякого человека в сутане - убить. Проследи лично, Дионисий трусоват, ушастая демоница богата. Могут сулить выкуп. Не забудь назначить за головы хорошую награду. Лишний святой Церкви не повредит. Особенно - считающийся нашим сторонником. Папа должен узнать о событиях предстоящей зимы от нас." Воистину апостол Хвикке!
   А Немайн ждет слов. И сестра ее ждет. От человека - не меньше, чем от церкви Рима, которая, здесь и сейчас - он.
   - До весны многое может случиться, - сказал Дионисий, - но письма святейшему престолу я напишу уже теперь. Помимо армии варваров, есть и другие способы... Что я еще могу?
   - Свидетельствовать о произошедшем перед королями, армией и народом. Остальным могу заняться и я...
   Для начала - письмо Пенде Мерсийскому. Много величальных оборотов - суть короткая. Говорим Кентербери, подразумеваем - Кент. Еще одна армия! Потом - военный совет. Немного пополнившийся - легатом над тремя сотнями рыцарей из Кередигиона. Эти пришли позже всех, сидят тихо, но непременно поддерживают Кейндрих. Зачем им сильный Дивед? Разговоры... А там, на востоке, собирается новое ополчение Хвикке. Из медвежьих углов, с союзных границ. Встают, стягиваются. Кто постарше - отстаивать давнюю добычу, кто помоложе - защищать землю, на которой родился.
   Результат - ничего! Пока - решили ждать гонца из Кер-Мирддина. Который мало что переменит. Да и будет ли? Сенат из таких же людей состоит.
   Вечером навестили Эйлет. Героине достался дом с деревянным полом, не хуже королевского погоста. Уже ходит, но у руки на перевязи шансов нет. Мэтр Амвросий припечатал: высохнет. Так, что пальцами не пошевелить. Про отца - уже рассказали. Тогда - приняла, как кремень, между своими - выплакалась. Разумеется, в Майни. Тут еще Эйра влезла.
   - Я тот мех прихватила... Помните?
   Полмеха на троих - многовато. Но - первая чаша пошла по короткому кругу, и ее пополняли слезы. Женщин, но воинов. Второй не было. Эйлет остановила руку готовую наполнить чашу заново.
   - Остальное - когда отомстим. Даже если оно превратится от старости в уксус - не будет мне слаще вина!
   - И мне, - согласилась Эйра.
   Посмотрели на Майни. Та спала. Эйра возмутилась, мы плачем, а она спит! Эйлет выудила здоровой рукой придавленную носиком Майни записку: "Пока не захмелела: Ивору - побудка по четвертой ночной страже, по первой дневной быть готовыми к выступлению. Эйлет, разыскать Эмилия, Окту. Сдохните все трое, но мне нужно снабжение трех легионов под Глостер через пять дней, и готовые лагеря по южному тракту, причем ближний - завтра к четвертой страже. Всех королей - болотом и торфяником, я сама с усами. Исполнять. Немайн."
  
   Глава 6. Кер-Нид, Глиусинг, Гвент, Хвикке. Год 1400 ab Urbe condita, конец декабря - январь.
  
   - Стража минула. Просыпайся!
   Кто орет в ушко по утрам или трясет за плечо? Нион Вахан, легат-будильник. Сида потянулась. Первая мысль - маленького покормить. Вторая - желание придушить себя за то, что не рядом с сыном. Третья... Удивление, что спать не хочется. Что жизнь не окончена - ясно. Она никогда не окончится, пока на смену родителям приходят дети.
   Сон и в уголках глаз не затаился. Несмотря на тяжелую работу, последние три дня и ночи перед битвой спала нормально - и вот результат. Хорошо. И что в постель уложили - хорошо, сидя спать неудобно. Вокруг кружком собралась команда, пробуждения ждет. Сестры. Ивор. Эмилий. Сейчас больше никого не нужно.
   - Все, что успели - сделали. А снабжение - долгая игра. Но - работаем.
   - Что с оценкой трофеев?
   - Завершаем. Примерную общую сумму уже могу назвать. Нам, включая добровольцев, следует треть. Если ты готова отнести возможные неточности на счет своей доли - можно начинать выплаты. Учти, трофеи мы скупаем дешево. Зато и продаем дешево... Но дороже. Должны мы прибыль получить?
   Эмилий улыбнулся. Такая вот акула рынка. Совершенно необходимая. Трудно поделить на двоих пять солидов, но можно, особенно если у обоих по топору. Кольчугу - сложнее. А шатер? Повозку? Коня?
   Так вышло: немало доспехов и оружия досталось северной армии. Зато победители получили обоз. Кони спешившейся знати, шатры, повозки - и все их содержимое. И волы - неторопливые, но сильные. Больше тысячи одних волов. Фураж и провиант на три месяца для шеститысячного войска. Все это необходимо поделить... и нельзя. Слишком заманчиво использовать саксонский обоз по назначению. Только за это придется платить. И не Хранительнице. Ей он попросту не нужен: слишком медлительный. Она уже разменяла свои золотые на более быструю систему снабжения. Иное дело - доспехи. Это саксы могут себе позволить экономить на экипировке воина. Если что - бабы новых нарожают. А как быть, если после бойни рожать и не от кого, и некому? Так что покупать придется в основном доспехи. Которые Эмилий скупает у молодцов Кейндрих за четверть цены. А продаст за треть.
   - Вот видите, преосвященный, тридцать три минус двадцать пять - восемь. Ровно по закону.
   Немайн вспомнилось: "На эти два процента и живу". От реальных вложений-то выходит совсем не восемь процентов, а все тридцать три. Уши дернулись. Эмилий чуть расширил глаза. "Не выдавай". Немайн не выдала. На деле, и треть от оборота для военного поставщика процент божеский.
   - Клан бы заплатил, - вздыхает Ивор. - Только у нас денег столько нет. И у остальных нет. Скотом разве. Хранительница, мы у тебя в долг возьмем, а? Понимаю, что грамотки. Да их же берут не сильно хуже серебра.
   Начался привычный деловой разговор: обеспечение, сроки... Смахнув песок с подписанного договора, Немайн завела речь о предстоящем походе.
   - Люди не обязаны идти дальше. Но - нужно. Если Хвикке не добить сейчас, они оправятся. Быстро. Уже на тот год саксы с континента вновь Гвент на зуб попробуют. А если их пропустят?
   - Дрянные дела выйдут, - согласился Ивор. - Хотя Артуису тогда не жить. Значит, навестим Хвикке? Добро. С них есть, что взять.
   - Взять мало. Нужно остаться. Для этого - не дать собрать ополчение. Каждый час на счету, а что творится с большой армией - видишь. Выхода нет, придется сунуться малой. Это риск. И все-таки я бы хотела, чтобы люди на него пошли.
   - Прикажешь - пойдут, - хмыкнул Ивор. - А позовешь - тем более. Даже нехотя! После твоей песни... Знаешь, даже при Кадуаллоне никто не видывал такого количества улепетывающих саксов одновременно. И хоть пела ты - дрались все, и победа вышла общая. И никому не захочется терять причастности к победе. Позови их, Немайн. Пообещай славу - на века, как у рыцарей Артура. Пообещай добычу...
   Стукнул кулаком по колену. Дернул вислый ус. Все выходило верно, да не совсем. Слава, добыча... Это говорят всегда и все! Конечно, если скажет Неметона, слова выйдут весомей. Но и этого может не хватить.
   - Вот есть еще что-то! Чую, но прямо сказать не получается. Начну-ка издалека. Последние годы жить стало как будто чуточку тяжелей. Много парней в город уходит. А те, что остаются, землю так уже не холят. Почитай, все хозяева из молодых лишний урожай берут. А земля такого не любит, может и родить перестать, как под саксами. Я, конечно, ворчу - как на меня отец ворчал, но... Если внуки в них пойдут, не прокормимся. Земля им нужна. Новая. Жирная, равнинная. Которую можно пахать - а не только бороновать. Ради которой не нужно копать каналов. Которую не нужно разбивать на клетушки изгородями. Луга, на которые можно выгнать скот - а не окашивать осторожно, боясь повредить. Ленивая земля за Северном! Вот это им и скажи.
   Тут неожиданно встрял Эмилий.
   - А еще прибавь, что настоящие парни, ввязавшись в драку, доводят ее до конца.
   Немайн осталась единственной в шатре, кто не заметил восхищенного взгляда Эйлет. Сам римлянин не увидел - спиной почувствовал. Отчего только шире развернул плечи. Вот это сида уловила. Что ж. Человек, в одиночку удержавший стратегическую переправу, заслуженно гордится подвигом. Для купца он еще скромен. Но решение - неплохое. Гленцы люди основательные. Довести дело до конца для них веский довод.
   Что хорошо. Немайн совершенно не хотелось звать и вести за собой. Нет уж. Пусть каждый знает, на что идет. Возглавлять, организовывать, руководить - пожалуйста. А если в ряды затешутся слишком уж восторженные идиоты, рассчитывающие на песенки богини, а не на собственные копья да топоры - она их повычистит. Не то, ненароком, нормальных погубят.
   Немайн деловито потерла руки. Как работать с людьми малыми - увидела, теперь следовало приниматься за великих. И первым - за Гулидиена. Как-никак, почти сюзерен. Надобно навестить. Провести по итогам боя военный совет. Начистоту, среди своих - без соседей, не всегда любимых, да непременно беспокойных.
   Увы, король был зол и маловменяем. Ожидал, что Кейндрих, примчавшись, повиснет на шее. Не случилось. В результате - страдания. И все мысли - совершенно не о том. Честно пытался сосредоточиться на военных делах - не получилось. Мимо, как сквозь вату, проскакивали отрывки фраз. "Армия не готова к быстрому выступлению". "Но хоть часть". "Ирландцам досталось..." Тут Гулидиен тряхнул головой и подтвердил: тяжелейшие потери и наибольшая слава в сражении выпали на долю легкой пехоты и первой линии копейного строя. Так что пусть ступают по домам: долг свой исполнили. От всей последующей добычи всем, кто вернется теперь - и выжившим, и семьям павших - определить половинную долю. Потому как во всех будущих победах будет и их слава, и их риск. Легат-ирландец, еще вчера не ожидавший, что командование гленскими Десси свалится на него, молча кивал.
   После минутной активности король снова впал в оцепенение и принялся разглядывать кружащую вокруг лампы моль. Легаты высказались по три раза, а командующий все никак не удостаивал решением. Ивор хлопнул ладонью по столу.
   - Это король Британии? - спросил громко. - Не верю!
   Он был прав, но давить на короля сейчас не следовало.
   - Ивор, ты, верно еще не привык к военным советам, - проворковала Немайн, - да и от спертого воздуха кровь к голове приливает. Выйди-ка, подыши свежим.
   - Тут у нас не воздух спертый, тут мысли спертые...
   Увлекся. По хорошему не понял.
   - Господин легат, ты слышал приказ командующей. Походи по улицам. А лучше в городской сад, или к реке, там свежей всего, - сида сердито поджала губы. Вообще, прежней, улыбчивой да озорной, со времени битвы ее пока не видали, - Ясно? Исполнять.
   Лицо Ивора стало одного цвета с сапогами парфянской юфти. Но - ушел. Снова молчание.
   - Брат, что ты решил? - средненький из дружной семейки.
   Король безмолвствует.
   - Ты слышишь?
   - Я ничего не решил. Не умеешь ждать - ступай, проветрись.
   Немайн кивнула.
   Скоро в комнате сидело трое. И молчаливый ирландец - умница - все понял, встал.
   - Хранительница, мне подышать свежим воздухом?
   - У тебя и так много дел. Ступай. Нам с королем с глазу на глаз поговорить придется. Не при гражданах и подданных.
   И вот - вдвоем. Молчание понятней упрека. И все-таки... Сперва скрип стула, шаги. И только потом объяснение:
   - Ты обещала помочь. А сделала хуже!
   Взлетевшие брови, пожатие плеч. Смешно, но король сам занял позицию неуспешного руководителя, нервничающего перед лицом эксперта-"пожарника". Сколько таких на памяти Клирика бегало, потело, мялось. Бывало, и упрекали. Бывало - нависали сверху вниз.
   - Я не обещала, что все выйдет быстро и просто. А ты, видимо, ждал идиллии? Вспомни, я говорила, что Кейндрих примчится на помощь, если любит? Она здесь. Радуйся!
   Гулидиен только зубами скрипнул.
   - Хороша радость.
   - Привыкай к семейной жизни. С Кейндрих тихо и спокойно не будет. Может, поищешь кого поспокойней? Позабитей? Кейндрих - единственная наследница отца. Всю сознательную жизнь - единственный ребенок в семье. Последние годы она практически правит королевством. А потому привыкла, что государственные интересы - и есть ее личные. Привыкла, что добивается всего, чего ни пожелает. Пойми, она по-прежнему хочет быть первой! Представь: мчится она на выручку нам, перед глазами - изнемогающее от борьбы диведское войско, и ты, признающий, что на ней жениться и при ее главенстве почетно. Это ее мечта. А что вышло? Вышло, что счастья нет. Из-за рыжей да ушастой. Которая мало того, что распугала саксов, мерзавка - это можно и простить, так еще и совещаться к чужому милому по ночам шастает!
   Ушки к плечам свесила и вздохнула.
   - Вот так она тебя любит, будущий мой король. А как любишь ты ее? Тоже, верно, хочешь одеяло малость на себя натянуть?
   - Нет!
   - Тогда - признай ее правоту! Целиком и полностью. Королем Британии тебе после этого, конечно, не бывать. Диведа - тоже, кланы взятую кровью добычу не простят, соберут Совет Мудрых и отстранят. Поставят, скажем, Риса. Годится он в короли?
   - Годится...
   - Ну вот. Выделит брат тебе манор - и ладно, зато ирландка рада будет! Как поймет, на что ты за ее правду пошел - за уши от тебя не оттянуть будет. Хочешь такого счастья?
   Не успел король ответить, явился рыцарь-телохранитель.
   - Мой король, пришла Кейдрих, требует впустить ее.
   У городской ночи глаз достаточно: ирландке доложили. Даже разбудить не поленились.
   - Ну, вот и повод все выяснить, - обрадовалась Немайн, - зови! Скажем, что со мной посовещался, да и решил, что она во всем права. Тебе женин каблук, мне подружка! Хотя и ревнючая...
   Собралась, примчалась - в сердце стучит надежда, что все не так, что сейчас ее пригласят посовещаться, спросят, как она саксов дальше бить собирается... А тут возле порожка легаты переминаются. И даже родственники королевские.
   - Сдается мне, что свежий воздух - все те же лес, луг, болото да торфяник. Только более обходительный.
   - Ну почему так сразу? Это успокоение. А то мы, и верно, заговариваться начали...
   - Так что, и правда идти смотреть на голые ветки? Или на реку?
   - Приказ есть приказ. От нас не убудет. Только если на реку, я удочку возьму. Вдруг у какой форельки бессонница... А в садах хорошо весной. Особенно в Ирландии. Есть к них обычай по весне, кто любовным томлением болен, страсть свою утешать. Именно в садах. И это грехом не полагается. Один день в году.
   - Это весной. И в Ирландии.
   - Сида ведь тоже ирландка... Доброй ночи прекрасной дочери Риваллона! Что здесь ищет принцесса, ужасная в битве?
   - Короля вашего ищу. Посовещаться надо.
   - Не совещательное у него настроение... И у хранительницы тоже.
   Тут дверь распахнулась.
   - Вы что здесь делаете? Вам куда приказано? Все в сад, - объявил Гулидиен. - А я чем могу служить тебе, Кейндрих?
   Та быстренько повторила, что нужно согласовать планы и попыталась внутрь зайти. Но путь преградила рука Гулидиена.
   - Ты пока не часть моей армии. А потому о наших планах знать права не имеешь. Вдруг на общем совете выдашь за свои? Скажешь, вот чего я, умница-разумница, напридумала, подчиняйтесь мне. Мы, конечно, еще что-нибудь изобретем. Только зачем лишний раз голову ломать? А хочешь присоединиться - согласись, что армией командую я. Ничего зазорного: Немайн вон богиня войны, и то признала. Не хочешь? Тогда извини.
   И ушел. К рыжей сиде. Неправда, что в Ирландии нет змей - а как же сиды? Она там короля с глазу на глаз охмуряет, а тот и уши развесил. Как же, признала главным... Еще бы не признать! Страшилищу-то, от которой все мужчины тысячу лет бегают!
   Вот тут Кейндрих дверью хлопнула. Изо всей силы. Чтоб грохот дурака до сердца достал, и оно заставило - выбежать, догнать... Ничего.
   Король и Хранительница мрачно молчали через стол, давили взглядами. Наконец, король снял с пояса флягу, отхлебнул. Протянул сиде. Та, скорей, губы смочила. Сидр, и довольно крепкий. Зато, обернувшись к дверям, потребовала:
   - Соленых огурчиков!
   Не нашлись - на теплом побережьи еще растут, а в Кер-Ниде не вызревают. Пришлось хрустеть репой. Посмотрев на дергающиеся в такт поглощения закуски уши, на прищуренные от скромного удовольствия глазищи, король против воли испытал приступ умиления.
   - Не смог, - повинился, - вот хотел, поверь - а не смог.
   - Тогда начинай исповедаться, - сообщила сида. - Сам не понимаешь, к чему стремишься - так я разберусь. Учти - меня твои грехи не волнуют, на то духовник имеется. Мне сейчас нужно душу твою на кусочки разложить, да посмотреть, что к чему. Я в таких делах не дока, но попробую ничего не сломать...
   Говорили - до утра. Сида-то свое отоспать уже успела. С поздним рассветом собрали легатов - все дела разрешились за минуты. Гулидиен превратился в прежнего себя, деловитого и неунывающего. Оставалось заключить - что бы с ним сида ни утворила, для армии это к лучшему. Правда, от дерзких планов становилось не по себе.
   - Воюя медленно и размеренно, - объяснял король, - мы дождемся поражения. Хвикке попросту больше. Пока они не подняли всех, от сопливых мальчишек до стариков, из которых песок сыплется, и не выставили на каждого из нас по десять воинов, нам нужно лишить их самой возможности собраться вместе. Я понимаю, мой план - игра в зернь. Но я не собираюсь играть с врагом честно ни партии! У меня свинец в костях.
   Рыжий "свинец" застенчиво улыбался. Потом убежал. Кому идти первой, у той хлопот больше всех.
   Кейндрих до утра так и не заснула. Пыталась себя успокоить. Гулидиен - не единственный благородный жених в Камбрии! Но - свет клином сошелся. И, как ни ругай ушастую разлучницу, на душе легче не становится. А поутру выплыли и королевские планы. Отправить рыжую и младшего брата вперед - за славой, пока сам будет хоронить убитых да ждать сенатского решения. Чтобы перечеркнуть все, что северная армия уже сделала, и что она еще только может сделать. Когда пойдет вперед.
   Старейшины это ей объяснили. Долго старались. Как девочке, как блаженненькой - пока не дошло. Но не во всех же сидовская хитрость от рождения сидит. Сами, впрочем, тоже дурни. Вчера кричали - слава лежит на поле боя. Значит, надо стоять. Были правы, но вперед и на ход не посчитали. Тот, кто первым двинется вперед, станет победителем в глазах Глиусинга. И все мелкие княжества, доселе подчиненные Мейригу, начнут выбирать - кому впредь кланяться, кого о защите просить, случись беда. Между Артуисом, который саксов пропустил - и победителем. Тем из победителей, что явится первым.
   Обогнать сиду надежды не было. Но хотя б не слишком сильно отстать? Тогда у князей появится выбор между соседом западным и соседом северным. Сама она с поля битвы не уйдет - но отправить небольшой отряд? Почему нет?
   Засобирались и кередигионцы. Сида - тут как тут. Разыскала командира.
   - Ты собираешься выступать?
   - Да, но не под твоим знаменем.
   - Зря.
   Спорить без толку. Да и хорошо, что кередигионец не согласился. Он союзник ненадежный. А соперничество подстегнет людей.
   Зато личная дружина Гулидиена уже седлает коней. И граф Окта собрался в поход! Пусть и морщился от боли, когда его грузили в колесницу. Боевую. Выкупленную у Монтови.
   - Верхом с переломом не поездишь. А так... Мое знамя и моя болтовня, надеюсь, окажутся не лишними?
   - Для Мерсии - точно, - Немайн подмигнула. - Собираешься прихватить всю свою ораву? Учти мою манеру. Всем придется махать лопатами.
   - Так это ж волхование. Благородному человеку не зазорно.
   У бриттов благородному человеку и навоз ворошить не зазорно. Если не чужой. Свой, известно, пахнет розами.
   Ближе к утру хлынули одиночки. Вербовкой, привычно уже, занялась Нион. Самых первых, безусую молодежь с горящими глазами - отправила обратно. Велев без рекомендации старейшин не приходить. Вскоре, понятно, оказалась в работе по уши - услыхав про подобный подход, многие солидные люди, собрав бедных родственников и должников, приходили небольшими отрядами - разузнать, как да что. После первого разговора не уходили. Вокруг луковкина шатра собралась толпа, в середке - самые важные. Говорят мало, усы крутят, ловят пальцами в затылках ускользающие мысли. Большая половина, подумав, исчезает. Зато те, что остались - ждут саму Немайн.
   Ждать пришлось до утра, до общего построения гленцев. И дележа добычи. Немайн явилась незадолго перед тем. В руках - саксонский топор. Уши прижаты, ноздри раздуваются.
   - Вот, - шлепнула перед Нион незамысловатую добычу, - любуйся. Каменный! И эти дикари нас теснят. Хорошо, что не жрут... Эмилий это и оценивать не стал, сказал, можно горожанам подарить, может, пригодится для чего.
   Луковка осторожно подняла незамысловатое оружие.
   - Тяжелый. Для боя плох. Долго замахиваться. В хозяйстве... - пожала плечами. Мол, где я, где хозяйство. - А в Анноне хорошего камня нет. И вообще - мало. Зато железная руда встречается, пусть плохая, как здесь говорят. Потому там все железное, хоть и гниловатое. Ржавчина очень портит.
   - А у Хвикке железо свое, и хорошее.
   - Так чего они с вот таким воевать ходят? Правда, странные.
   - Анна говорит, это с континента, - Немайн немного успокоилась. - На островах в Уэссексе встречается, в Кенте... Там железо дороже. И соха у них железом не оковывается, и вообще.
   И вообще - получается, оружие не главное. Предки нынешних саксов забили романизированных бриттов каменными топорами. Причин две. Первая - организация. С падением имперской власти в Британии порядком и не пахло. До Артура - то-то при нем саксы встали, как вкопанные. Вторая - число. Цивилизованные граждане сами не воевали. Воевала армия - хорошо, если полпроцента от населения. Саксы шли всем народом. И ничтожное дикое племя сокрушило цивилизацию. Кто смог бежать - уплыли за море, в Арморику. Кто желал драться - сбились в последнюю пятину, Камбрию. Можно сказать, саксы бриттов, совершенно по Булгакову, "уплотнили и мобилизовали". Плохо бы им пришлось, но тут на выручку дикарям явилась чума. Саксы по деревням отсиделись, а торговые города бриттов запустели. Выживших осталось настолько мало, что возродились древние обычаи насчет женщин-воительниц. Теперь Камбрия восстановила население и готова биться всем народом. Первая попытка возмездия случилась при Кадуаллоне. Вторая - сейчас.
   Вот и ждут: гленцы, конница Риса, добровольцы Нион и Окты, диведцы - из граждан Кер-Нида и клановых ополчений Диведа. Выстроились шеренгами. Позади коноводы с лошадьми. Хоть сейчас в поход. Хотя прямо сейчас не получится - нужно выяснить нужду в трофейном оружии и доспехах, выкупить те у Эмилия, раздать. Но сначала напомнить, что они избранные и добровольцы разом. Значит, опять напяливать церемониальное одеяние...
   Что сида с башни видит все, как-то самой собой разумелось. Что память у нее хорошая - знали, но не соотнесли. И лишь как рыжая да ушастая начала обход рядов, поняли - не только видит все. Еще и помнит все. Совсем или почти - не важно. Главное рассмотрела. Кто герой, кто трус. Кто умно бился, кто чудом не полег по глупости. Теперь шагает вдоль гленской шеренги. Спрашивает имя. Как бился - сама рассказывает. Два-три слова - рисунок. "Завалил сакса. И подранил двух". "Крепко и сильно бился, не бросил щит с тремя дротиками в нем". "Добрый боец. Но горяч. Сегодня со мной не иди." Вручает расписку. Заранее объяснила: это чтобы врагу добыча не досталась. Дома, как бы то ни было, можно будет получить золотом. Отличившимся - двойная доля. Семьям погибших - тройная. Раненым - по увечью.
   С добычей покончено. Короткая речь - Ивор довольно дергает ус, все по его советам. Обращается ко всем, не только к гленцам. Предлагает - всем, кто здесь, но не желает идти - уйти. Времени - пока сида стократно прочтет "Ave, Maria". Становится на колени - перед ними, перед строем. Откидывается на пятки. Закрывает глаза. Чтоб уходящим стыдно не было. Только ушами воздух щупает - много ли сапог топочет?
   В ушах - тишина и собственный шепот. Уходят те, кому сказала - больше никто! Слишком молодые, слишком горячие, многодетные и единственные кормильцы. Ирландцы - все. Горячие головы с ночи отвозмущались и смирились. Им везти домой Этайн. Главой местной ветви клана выберут кого-то из ее детей, а пока те маленькие, посовещавшись, просили в регенты Луковку. Хороший человек, целая пророчица, а вне клана! Родителей, и тех не помнит. Непорядок. А тут просят сразу в старшину. Та отказалась, умница. Сказала, ирландкой числиться - честь, а вот управлять пока не умею. Придется почетной родне меж себя регента выбирать.
   Сэр Кэррадок стоял плечо к плечу с товарищами, но ощущал себя вдали. Жизнь превратилась в краткий сон между схватками. Смерть не приходила, несмотря на все удобства, и это значило, что главный подвиг еще впереди. Недалеко впереди, судя по тому, как смыкался вокруг волшебный туман. Среди которого плыла тонкая фигурка сиды. Между ним и Немайн тумана почему-то не было. Вытоптанная земля гнется под тяжелым шагом, носки белых башмачков изредка выглядывают из-под серого от росы подола. И голос. Что золото волос и белизна кожи? Сила сидов в песнях. И красота тоже, даже когда не поют. Повторяет одно и то же. Хотя каждый раз чуть по иному.
   - Сэр Овайн, рада, что ты со мной.
   Этот придумал таранную атаку. Умный, читать умеет. Постоянно рассказывает про подвиги Александра Македонского. Теперь носится с идеей усилить заднюю луку у седла.
   - Сэр Валган, рада, что ты со мной.
   Тот самый мальчишка, что получил охранную грамоту вторым. И сейчас таскает на тесемке за пазухой. Ничего не боится, кроме потусторонних козней, а как обзавелся защитой, так и вовсе ничего.
   - Сэр Ллевелис, рада, что ты со мной.
   Человек, способный выдернуть товарища с падающей лошади - себе за спину. Хотя, если что, двоим на одной кобыле не уйти.
   - Сэр Белен, рада, что ты со мной.
   - Сэр Мэлон... сэр Гайон... - этот покраснел. Гайон - измененное Гвин, - сэр Карадуг, сэр Марх, сэр Кинлан...
   - Леди Вивиан...
   - Я зовусь твоим именем! Если позволишь, после кампании я перейду в твою гвардию. Нехорошо, что гленские рыцари - сплошь мужчины.
   Немайн благосклонно кивает. Вивиан - еще одна форма ее имени, хотя и искаженная. Неметона-Немайн-Нимуэ-Вивиан...
   - Сэр Кинон, сэр Кай, сэр Оуэн... - заминка. Но и ему рада... - сэр Эрбин, сэр Ллойд... - этому подарила улыбку. Даже спросила, как сиятельному мужу нравится новомодный ячменный напиток. Неудивительно, славный рыцарь сэр Ллойд! Даром что шрамы через морду накрест, да восемь внуков подрастают. Выполз из отставки ради битвы с саксами, чему теперь очень рад. Говорит, с Кадуаллоном так интересно не было...
   Сида с каждым шагом все ближе. И вот - бескрайние серые глаза упираются в него.
   - Сэр Кэррадок, - заминка. Сейчас назовет судьбу - или с губ сорвется лишь общее "рада"? Вот уши виновато упали вниз, как у побитой собаки... - Сэр Кэррадок, ты слишком храбр. В этом походе мне понадобятся более осторожные люди. А потому я прошу тебя не идти с нами.
   Шагнула вбок - и туман сомкнулся, оставляя только сон, бессмысленный и бесконечный. Вокруг мелькают тени. Тени-люди скользят мимо, некоторые что-то пищат, проносятся тени-лошади. Кер-Нид стоит на месте, и найти свой шатер, наверное, несложно. Да зачем шатер человеку, лишенному судьбы? И винить некого, сам потерял! Не то, чтобы отказался. Утешаться сомнительным величием выступившего против рока героя рыцарь не стал. Различил ясность разума и любовный дурман. Теперь они уживались в голове вместе, почти не мешая друг другу, но тогда, в ночной скачке - нет. А новую судьбу сида подарить не хочет. Или не может. Она не всемогуща. Наоборот: маленькая, хрупкая, так нуждающаяся в защите - и не той, которую дает ящеричья шкура пластинчатого панциря. Увы, закрыть ее телами доведется другим. А у него - туман, и ничего более.
   Кэррадок помахал рукой перед глазами. Болотная муть не рассеялась. И куда же деваться? А никуда. Теперь что ни делай, куда ни иди - все одно. Пустота. Так не повернуться ли спиной к последнему остову, что связывает с миром людей, к деревянным башням, мужеством людей и мудростью сиды ставших неприступными? И сделать шаг. Еще один. И еще.
   Шаги - это все, что у него осталось. И верный лук за спиной. Остальное - растворилось в тумане, и больше не имело смысла. Таков Иной Мир. Не христианское посмертие. Удел сидов. Здесь можно провести годы - и вернуться к людям в то же мгновение. Или час - но застать правнуков стариками. Можно бежать и остаться на месте - и стоя перенестись в Ирландию или Дал Риаду, а то и на острова блаженных. Сиды как-то ухитряются понимать Иной Мир, и пользоваться им к собственной пользе. Вот и Немайн давеча - наверняка срезала дорожку, а войско подумало - утренняя сырость. И правда же, сыро. Вот и овес не вызревает. Впрочем, что овес человеку, у которого нет судьбы?
   Зато есть мужество. Быть может, стоит прекратить служить игрушкой неведомым силам? Сломать себя? Вот дымка гуще, сквозь нее дышит вода. Берега и вовсе не видно, наверное, достаточно просто дойти, упасть в бездонный поток. Лучше муки ада, чем служить орудием злу. Только туман этот наверняка ее. А Немайн - не зло! Достаточно вспомнить ее лицо, когда сына баюкает. И песню, повергающую врагов Камбрии. Тогда, что, и Камбрия - зло? Нет. Всему виной собственная растяпистость. Сам потерял судьбу, сам виноват... Стоп!
   Кэррадок с маху хлопнул себя по лбу и захохотал. Были б рядом люди - сочли бы безумцем. Но вокруг вьется молочная дымка, и если на земле его и слышат, то, вздрогнув, затворяют ставни плотней, и крестятся, поминая разных фэйри. Кто - проказливых, радующихся шутке, кто - угрюмых, хохочущих раз в столетие. А кто прижившихся в Волшебной Стране людей, тоскующих по прежней жизни. Эти-то почти правы.
   Только Кэррадок не тоскует. Радуется. Понял, наконец! Кто потерял судьбу, может попробовать найти в тумане другую. Может, не свою. Но - судьбу человеческую.
   Судьба не попадалась долго. Десять тысяч шагов, сто тысяч - он не считал. Во рту пересохло - спасла фляга, но начало подводить желудок. По левую руку маячило темное, верно, лес, в котором лучник без пищи не останется. Но принять пищу в Ином Мире - признать себя его обитателем. Стать фэйри! Это не отказ от души, конечно, но Кэррадок не хотел надолго задерживаться в краю вечных сумерек. К которым так хорошо приспособлены ясные глаза Немайн...
   Оставалось - терпеть и топать, куда глаза глядят. Спереди донесся прелый запах моря. Море дохнуло - и туман смело, как не было. И вот перед Кэррадоком в свете рыжего, как волосы сиды, разъевшегося неплотными тучами Солнца лежит галечный пляж. На сером песке возятся двое, пристегивая кожаный верх к небольшому курраху. Серая запыленная одежда... Рясы. Пялятся настороженно.
   - Кто ты, добрый человек?
   Голос не подвизгивает, не лопочет с непристойной быстротой. Обычная человеческая речь. Но раз он слышит, значит, должен принять назначенный разговор. Таков закон волшебного мира.
   - Теперь уже и не знаю. Но человек. Насколько добрый - судить не мне.
   - По крайней мере, ты не сакс. Не поможешь ли спустить лодку? Прошли слухи, что пал восток. Говорят, саксы только пройдут, а судный день пришел для Диведа. Но я-то знаю норов дикарей. Они никогда не проходят мимо, и убивают всех. Братия затворилась в обители, ожидая последнего часа. Куррах у нас один, и обычно назначен для рыбной ловли. Нам же выпало вынести Слово: монастырскую летопись, священные книги...
   - Вам не нужно бежать. Саксы разбиты! Я только с поля битвы. Женщины бриттов смеются - даже те, кому приходится плакать по павшим родным. Неметона ужаснула врагов песней, а войско не жалело ни стрел, ни жизней!
   Один из монахов пристально вперился в Кэррадока.
   - Ты вышел из тумана. Верно, ты перенесся в наш скорбный век из далекого минувшего, когда великая воительница еще ходила по земле. Быть может, ты из тех, кто почитал ее богиней?
   Рыцарь похолодел. Подозрение сжалось в животе готовой броситься змеей.
   - Я христианин, и верю в Троицу. Но маленькая сида, не являясь богиней, встала на сторону бриттов и принесла победу.
   Монахи переглянулись.
   - А какой год шел у вас? От Воплощения Господня, от Адама?
   - Не помню. Кажется, на Самайн был пять тысяч восемсот какой-то год Адама... Так епископ возглашал...
   - Теперь же пять тысяч девятьсот пятьдесят первый! - воскликнул один из монахов.
   - Ты где-то потерял целых сто лет. За которые, увы, и минула эпоха славы... Британии, считай, нет. Ныне же пробил и час Камбрии...
   - А она?
   - Кто?
   - Сида! Что с ней?
   - Убита одним из рыцарей, как нечисть нечестивая... Хотя многие говорят - ушла. Что с вами, добрый сэр?
   А рыцаря ноги не держат. Сел на мокрый песок. Не может быть! Позавчера - любовь. Вчера - победа. Сегодня - туман. Кэррадок схватился за голову. Но ни забытье, ни безумие не принесли успокоения. Зато пришло понимание - как нож в брюхо. Боль, агония, но не милосердная смерть. Страсть? Болезнь? Наваждение? Да. А еще - чувство, которое есть Бог. Что даровал одному младенцу талант - видеть иначе. Именно ради того, чтобы тот полюбил маленькую сиду! Потому и знахари не помогали, и даже епископ не смог ничего сделать. Так было суждено. Ему, свинье неблагодарной. Убита рыцарем? Может, потому, что рядом не оказалось другого рыцаря. Того, что не стал бы смотреть - нечисть, не нечисть. Закрыл бы серые глаза собой, и встретил железо - железом, а стрелу - щитом. Но зачем он здесь? И теперь? Здесь, где нет ни золота коротких прядей, ни голоса, острого и быстрого, как стрелы "скорпиончика"? А с ними нет и надежды. Она ведь и была последней надеждой Камбрии...
   Кэррадок стиснул голову сильнее, надеясь, что она хотя бы заболит.
   - Это правда? - спросил монах.
   - Что?
   - Про тебя, про сиду. Ты вслух думал.
   - Правда. Правда! Я бы убил себя - но посмотри, к чему меня привело окаянное стремление к смерти! Меня, мою страну. И мою любовь... Я не могу жить без нее - но искать смерти еще раз? После того, как туман привел меня сюда? Я не безумец! Но что мне теперь делать?
   - Если Господь привел тебя сюда, путь он ведет тебя и дальше! Я бы предложил тебе место в нашем куррахе. Если нам не суждено будет добраться до земли - значит, все, что тебе было суждено - осознание и раскаяние. Если нас вынесет к земле и к людям - то я с братом Теоторигом понесу людям свет веры и мудрость, накопленную нашим народом до тех пор, пока он не впал в разврат и не пал под ударами саксов. И ты тоже увидишь назначенную тебе службу...
   - Верно!
   Рыцарь вскочил на ноги и в несколько размашистых шагов оказался у лодки.
   - Я не особенно силен в морском деле, но уж закрепить верхний покров на куррахе умею, - говорил громко, ободряя сам себя, да глуша мысли. - Как думаете, братья, мы успеем выйти в море до вечера?
  
   Снова - мерное качание колесницы. Далекий голос Эйры:
   - Сестра спит.
   - Но нам очень нужно с ней говорить!
   - Кому - вам? Тебя я знаю, ты при Кер-Ниде был. А остальные кто?
   - Лучшие люди долины реки Таф. У нас третью неделю даже князя нет, не то, что короля. Все полегли с Мейригом. Родня королевская попряталась, вдруг и не сыскать...
   А сыскав, намекнуть, чтоб прятались получше? Перемена династии в Камбрии процедура обычная, но долгая. Чего хотят - ясно. Вот она, цена девичьим мечтаниям. Мчат и мчат принцы на белых конях, хоть из баллисты отстреливай. Спать не дают. Предлагают союз, провиант и фураж, себя с дружиной и ополчением. Всего третий день пути по Глиусингу, а как надоели. И ведь учить приходится на ходу. И половину войска оставлять ждать короля. Который то ли идет, то ли нет.
   А главное, все они уже знают об ошибке, которую совершила утром маленькая ушастая сида. От жадности. Забыла кое о чем попросить.
   Случилось вот что. Очередной принц - гнедая кобыла, едва сходящаяся на пузе кольчуга, безрадостное выражение на одутловатом лице - явился не с пустыми руками. С собой притащил пару саксонских мечей. Сказал, что полторы сотни голов тащить не стал, поленился. Да и варварство это, головы рубить... Выяснилось - отступающая конница Уэссекса влипла в засаду. Обозники, охрана лагеря полегли все и сразу, рыцарей загнали к речной развилке и сутки осаждали. Наконец, те рискнули переправляться - под стрелами. Кто-то, возможно и вырвался. Но как организованная сила отряд больше не существовал.
   Жадность прихватила Немайн, когда удачливый партизан назвал свое имя, а заодно и владение. Принц Кадог, лорд Большой и Малой Ронды.Сиду словно током ударило. "Ронда" - значит уголь. И не просто уголь, лучший антрацит для паровых судов, который только и считался достойным идти в топки боевых кораблей.
   В довершение дел, принц попался умный. Мечта стать самостоятельным королем и принести клятву верности напрямую верховному королю Британии его не грела. Берега Ронды - владение скромное. В одиночку от соседей не отбиться. А они наверняка в честь обретенной свободы возжелают пошалить. И что тогда?
   Лучше уж обзавестись сюзереном. Таким, чтоб имя назвал - и вдоль границ сразу благодать и сердечная дружба. Ради этого и войско предоставить можно, и денежку выплатить. А какое имя сейчас разносится над горами победным громом? Гулидиена не предлагать.
   - Я? - удивилась тогда сида. - Я же не королева! Мне вассалов...
   "Ронда, - полыхнуло в мозгу, накладываясь на образы паровоза и парохода, - Ронда! Ронда-ронда-ронда..."
   - ... принимать можно. Но защиту обещаю только от врагов. Могу и от местных фэйри. Не больше. Мистическую защиту пусть обеспечивает церковь...
   Немайн несло. Антрацитовый дым укутал все. Вместо подарка, символизирующего новую зависимость, за который нужно рассчитываться данью, Кадог с удивлением получил грамоту с записью о том, что он должен сиде немалую сумму. И на втором экземпляре расписался. Столько должен выплатить, буде захочет сменить сюзерена. Кабально, а что поделаешь... Назад отыгрывать неловко. Не выполнил обязательства - штраф. Тоже понятно, хорошо, не война сразу, и не выкуп по произволу сильного: все подробно расписано. Все равно, приуныл. Перечитал документ - нет ли еще какого подвоха. Остолбенел, когда увидел, что ежегодный процент следует ему! За верность. Трижды переспросил. Объяснили. Мол, драть процент - грех. Так что - не заплатит Немайн деньги, долг полегчает. Заплатит - и вовсе славно.
   А лучше всего - что не пришлось выдавать никого из детей в заложники. Процедура привычная, но неприятная. Сказано: "Тот не король, у кого нет заложников в цепях!" Так Немайн не королева!
   Принц немедля присоединил небольшое войско ко гленцам. Помогал, как мог. И все пытался понять - за что ему такое счастье? За право свободного прохода по реке, да землю ниже плодородия и освящения? Так безделица же сущая. Искал подвох. Не находил. Начал хвастаться, всем встречным владетелям договор показывать. Это Немайн, со сна да от нежелания упустить уголек, и не досмотрела. Могда ведь попросить держать договор, до поры, в тайне. Забыла.
   Теперь Кадог, боясь и надеясь разом, ждал - когда знатоки найдут в грамоте сидовскую засаду. Кой-что отыскали. Не принцы, а бесхозные жители устья Тафа.
   - Вы там у себя из дерева строитесь? А тут налог на строительный камень выходит. И на глину, и на руду.
   Получалось - фермерам неопасно. А ремесленникам неуютно... Хотя и глина, и руда поверху тоже встречаются. Случись что - поди, докажи, где взял. Так что договор оставался непонятно выгодным. Многие, ознакомившись, торопились предложить сиде доблесть и верность. И получали решительный отказ. Может быть, потому, что просидели, трясясь, в замках да холмовых фортах все нашествие и нос высунуть боялись? Кадогу уже рассказали - Немайн видела в битве каждого воина, и подвиги всякого запомнила. А если она вообще воинскую доблесть чует? Вот он побил саксов - не много, не мало, ровнехонько по скромным силам. И то, сорвись засада, разогнали бы его войско саксы. Не перебили, кони у валлийцев лучше. А форт у него хороший, сотней-другой лучших головорезов не взять. Три вала разной высоты, живые изгороди вместо кольев. Старый способ, да надежный. Так что он один оказался достоин. И на что, спрашивается, надеется эта деревенщина? Известно - таких забирает принц Рис. Уже приятно округливший владения за счет городишки Кетгвелли и полудюжины общин поменьше. Все верно: без короля или принца нельзя, а Риса знают как государя в меру доброго, хозяйственного да аккуратного.
   Но что это? Из колесницы, выглядывает Немайн, протирает глаза, ворочает ушищами. Зевает. Забыв прикрыть рот ладошкой, показывает длинноватые клыки и розовое небо. А потом и говорит:
   - Таф? В него обе Ронды впадают, да? Кажется, мне придется строить еще и Кардифф! Приняты, граждане. Префекта выберете между собой...
   Снова зевок, и голова в лохмах цвета ивовой коры исчезает за бортиком колесницы. А дело решено.
   Кардифф. Измененное Кер-Таф. Все понятно. Низовским повезло. Но почему? Сиду не спросишь - снова спит. Зато есть старшая ученица.
   - Река, - объясняет та. - Кусок земли Немайн в подарок получила, это Глентуи. Но от реки там - только кусочек, и лишь один берег. А она ведь землей мерять не приучена. Привыкла быть владычицей речной. Скажи - кто, получив угол в чужом доме, откажется построить собственный? А она, видишь ли, только что речку собрала целиком. Из кусочков. Твоя Ронда, их Таф - и вот у нее есть собственный поток, от горных ручьев до соленого устья.
   Вечером, когда разбили лагерь, началось и вовсе странное. Армия собралась, построилась. Все чего-то ждут. Вышла сида - без брони, в белом наряде. Не то друид, не то епископ... Рядом - сестра. Устраивается на бочонке из-под солонины, на коленях раскрытая книга в деревянном окладе. В руках перо.
   - Вообще-то проповедь следует читать до трапезы, - сообщает Неметона, она улыбается, но как-то смущенно и испуганно. Странно. Чего бояться девушке, песня которой обратила в бегство шесть тысяч саксов? - но мы в походе. Потому о пище земной вынуждены заботиться в первую очередь. Хотя бы потому, что соленого и вяленого мяса нам добыли не больше трети, а свежее имеет обыкновение портиться. Эйра, не пиши!
   Девушка в кольчуге дернулась. Скривилась, принялась засыпать страницу песком. Верно, посадила кляксу. Вскинула на сиду упрямый взгляд цвета речных волн.
   - Майни, записать нужно. Ты не понимаешь, ведь ты помнишь все. А остальные забывают. Даже главное. Как лучше поступать в разных случаях, знать важно. Так что правильно все. Пригодится.
   - Вдруг с остальным текстом перепутается?
   - Не перепутается. Я аккуратная.
   Немайн махнула рукой.
   - Сегодня я не буду переводить дальше. Да и осталось всего Нового Завета одно "Откровение", что хоть и написано истинным святым, но не каноническое пока. Святые отцы не уверены, обязательно ли эту книгу читать каждому христианину... И я не уверена! Потому я прочту проповедь. У нас ведь даже капеллана нет, - сглотнула комок в горле. - Преосвященный Дионисий сказал, что я могу отчасти заменить священника. Не во всем, но крестить человека, например. И уж тем более - сказать проповедь. Да и епископ наставлял меня, что следует говорить в нашествие варваров и идущим на битву.
   Голос сиды снова стал твердым, он не парил в высотах и не падал в пропасти. Лишь ровно и четко доносил смысл. Суховатый и чуточку злой.
   - Припомнив указанное, я поняла, отчего непобедимых прежде римлян теперь бьют во всех провинциях. В словах тех много заботы о душах воинов - но мало о победе. Но ведь победа - это и есть истинное спасение для тех, кто закрывает собой ближнего своего, идя на праведную войну за отечество. Теперь я скажу вам, о чем умолчала перед боем. Резервы в Кер-Ниде я не пускала на стены оттого, что собрала в них трусов и калек. Тех, от кого все равно не было б толку, кроме вреда.
   Немайн приподняла уголки губ. Мол, пошутила.
   - Я никого не хотела оскорбить недоверием - вот и создала эти отряды. На случай, если не будет надежды. Чтобы они дали мне возможность признать ошибку. Так и случилось. Я ошиблась - но не в людях, а в обстоятельствах. Вы знаете, кто спас Кер-Нид. Город. Раненых. Меня - башня-то сзади открыта.
   Путь варварам в Кер-Нид закрыл преподобный Адриан. Мужественный человек, но не воин. Его убили первым ударом - вы знаете, саксам велели убивать священников. Но мужество его осталось тем, кого он повел за собой. Потому я о них и говорю, и с уважением, а не поношением - трус, отринувший страх, калека, перешагнувший ограничения немощного тела, достойны почета. Но кто вложил в них силы сделать невозможное и остановить варваров? Вера Адриана, и их вера. Как ветер раздувает пламя, так слова его раздули пламя веры в душах. Спаситель говорит - имеющий веру Божию, поднимет горы и свергнет в пучину. Мои резервы стали горами батюшки Адриана, а саксы - горами резервов. Остановленными и поверженными! Вера дает силу, сила направляется разумом, разум совершает работу, путем совершения работы мир изменяется по нашему желанию. Так правда порождает правду: вера рождается праведностью, а праведный разум порождает правую цель. Вам много твердили, что вы рабы и овцы! В Камбрии нет рабов - этот закон не для бриттов, ибо те страны, в которых держали рабов в изобилии, пали, а это знак Бога. Овец у нас много, да...
   Снова полуулыбка. Пауза. Все тот же ровный голос.
   - Добрые существа. Шерсть. Молоко. Сыр.
   Еще одна улыбка. Широкая. Король Кадог слыхал про клыки сиды - потому и увидел. А то мог бы и не рассмотреть. Почти человеческие. Но - мощнее. Не просто длинные! Широкие. Верно, и острые. Гленцы, верно, привыкли. Люди Клидога отшатнулись. А сида словно наслаждаясь эффектом, молчит. Наконец, все так же ровно, выронила:
   - Мясо.
   Вот тут кое-кто и за мечи похватался, и даже камбрийцев проняло до дрожи. А сида продолжала, как ни в чем ни бывало.
   - Мясо, что все мы вкушаем в скоромные дни. Я, грешная, и в постные. Потому всякий раз, когда Спаситель говорил о человеках, как об овцах, он всякий раз имел в виду отношения с теми, кого интересуют шерсть, молоко да сыр. Ближних. Да и не очень. Но - не тех, кому нужны шкура, плоть и кости. А шерсть... Кесарю - кесарево.
   В руке Немайн сверкнула золотая монетка, полетела вверх, переворачиваясь. За ней настороженно следили сотни глаз. Тех, что в который раз не знали, чего ожидать. Уж сколько не сговаривайся, что Немайн стоит принять непонятной - все равно своя - так новое коленце разбередит былые страхи. Ненадолго. Хранительница Глентуи снова превратилась из зверя в проповедницу и начальницу войска. Истинную древнюю сиду, чей облик сладок, а голос горек, как сок вереска ратных полей.
   - Долго же не было врагов у христиан... Долго же кесари брали монету ради того, чтобы содержать христиан - овцами! Долго. Настолько, что вся правда забылась. Так я напомню. Я читала вам - когда Спасителя окружали волки с пергаментными свитками за пазухой, пытающиеся древней пылью забить молодое Слово, Он не говорил уверовавшим в Него про овец. Зато вспомнил ветхозаветную песнь Асафа! И сказал Спаситель: "Вы - Боги!" Вы - сыны Всевышнего, пел пророк. Вспомните!
   Тишина. Ни гневных выкриков, ни обвинений в ереси. Поди, поспорь с той, что знает Писание наизусть, а сама - из первого поколения рожденных. И ведь все равно - волнуется, и голос дрожит сильней, чем тогда, на башне, перед лицом врага. Сама забыла... И верно, забыла - когда пришла к людям и попробовала жить веселой жизнью камбрийской девчонки. Или, наоборот, вспомнила? Но шепотки пойдут потом. Теперь - слушают. И жалеют, что не могут повернуть уши, подобно сиде, на проповедницу. Голос которой - как первые глотки вина, пьянит и окрыляет.
   - В нас, людях, а в том числе и сидах, нет сути Творца. Мы сотворены им, не зачаты. В нас есть свобода воли - выбрать Бога, или Дьявола, или никого не выбирать, быть овцой, волком. Или попробовать подняться выше. Нам, камбрийцам, это проще. В Творце-то нет лицеприятия, и те, кто относится к пасынкам своим, как к рабам, истинно рабы Божии. А в Камбрии...
   Сида замолчала, но всяк сам закончил привычную формулу: "... приемных и родных не различают." Повисла тишина. И эту тишину разрезал суровый голос сиды. Такой же высокий, но не текущий струйкой, но скрежещущий, как скрещенные клинки.
   - Не зазнавайтесь. Многое дано, многое спросится. Вспомните о кресте Господнем. Вспомните о подвиге Адриана. Под Кер-Нидом волки ворвались в овчарню. Желали овец резать - а встретили того, для кого и волки - овцы! Батюшка Адриан был богом мгновение. Мгновения хватило. Но я хочу жить! И вы, верно, тоже. Заповедано нам - любить жизнь и тела свои. Так знайте - ведро пота заменяет каплю крови. И мне это нравится. А вам?
   Расходились все в той же тишине. Было сладко и страшно. Шептаться - и то начали к утру. Но скорости - не сбавили. А вечером была еще одна проповедь - другая, да не хуже. А потом - еще... Войско рвалось вперед - мили сжимались под копытами. Чудо сохранялось, но никого не удивляло. А разговоры с проезжими разносили волны слухов, странных и восхитительных, некоторые ухитрялись обогнать войско, и над ними успевали посмеяться перед ночлегом.
   Никто не знал, что больше всех боится - сида. Каждый вечер прижимается к сестре и шепчет. И до Эйры доносятся отголоски бури в большой душе. Будь иной выход... Будь иной способ... Не придумала. Не нашла - а он есть, всегда есть лучший. Только измыслить некогда. Правило такое. А ведь впереди - нужно чудо. Настолько большое, что одной богине никак не управиться. Нужны еще.
   Слова сбивчивые, но понятные. Как не хватает батюшки Адриана... Вот кто умел сказать - понятно. Майни воительница и чародейка, но не проповедница. Потому нет в ее словах окончательной ясности, зато есть сила. А потому - их нужно держать в себе, как бы не жглись и не просились наружу. Иначе - уныние и гибель.
   - Хвикке продолжают поднимать ополчение. Много! Наверняка поднимают. Вне зависимости от победы. Их там уже - тысячи. Но если промедлим - будет больше. Хвикке больше Диведа, пока повытаскивают ленивых хозяев с хуторов... На это вся надежда: остатки конницы у них в разъездах, а все дороги сходятся ко Глостеру, так что соединятся они не вдруг... Но их может оказаться и шесть тысяч, и десять. А нас? Тут никакие укрепления не спасут, тут нужно чудо, иначе поляжем... Эйра, я жить хочу! Но я не хочу жить среди дикарей, в каких мы превратимся, если война затянется. И уж тем более - бежать на чужбину... Никто не может побеждать вечно. У меня одна надежда - пока люди не признали поражение, победа не потеряна. Вот мы и идем вперед: отступать некуда, стоять на месте тоже нельзя.
   И остается хлопать сестру по спине, говорить, что она справится. Как всегда. А самой - исполнять что поручено, точно и аккуратно. И верить в победу. Несмотря ни на что.
   Если совместный рев с Эйрой изгонял отчаяние, то беседы с Анной наполняли спокойствием, напоминали о любимом деле. Тогда, после первой проповеди, пришлось объяснять, почему работу совершает именно разум, а не человек, не бык и не речка. Пришлось подчеркнуть, что дурная работа - это или никакой работы вовсе, или переделывать, что бывает даже трудней. Довольно быстро добрались до определения коэффициента полезного дела, и понятия мощности, как способности совершать некоторое количество работы в единицу времени. И тут застряли надолго! На самом простом: на времени. Время для бриттов было вполне себе мерно - часы, стражи, дни, месяцы и годы знали все. Но было это время расплывчато. Анна Ивановна не привыкла мерить время варки зелья песочными часами или клепсидрой - ждала результат. Дни - они разные летом и зимой, и ночи тоже, а значит, и стражи, и часы. Месяцы - тоже разные. Даже годы!
   Тема оказалась трудной, но очень интересной обеим. Анна решила, что вера сиды в ровный и непрерывный поток времени - свидетельство очень спокойной, склонной к созерцанию натуры. А еще - речной сути. Вода ведь течет ровно и непрерывно! А Немайн поняла, что в житейских, а не технических, вопросах непосредственный подход кельтов бывает куда верней...
  
   К чуду быстрой дороги Эйлет на сей раз отношения не имела. Сидела в трехосной колеснице - спасибо Майни, догадалась впихнуть туда нечто вроде стула и стола, да, сцепив зубы, проклинала боль в руке. Которая отвлекала, глушила нужные мысли и открывала скрипучую калитку в голову разным гадостям. Самой слабой из которых было понимание своего увечья.
   При этом разум все понимал - а что-то внутри отказывалось смириться с таким поворотом! При этом - Эйлет себя презирала, но поделать ничего не могла, - боль от гибели отца оказалась едва ли не слабее той безнадежности, что нанесла удар перед самым отъездом. Майни как раз вручала грамоты-инструкции, граф Окта уже передал письмо для жены и продолжал сыпать дельными советами... От Эмилия она ожидала того же. Ничего сердечного, просто деловой совет - и девушка-подранок отправилась бы в путешествие печальной, но спокойной. Увы, негодяй не соизволил подождать полчаса и пощадить ее чувства. Четко повернулся к Немайн, и тремя рублеными фразами - не купец, воин! - доложил, что по окончании кампании намерен срочно отбыть в Карфаген. Как только откроется навигация. О чем-де ставит в известность и просит учесть таковое намерение в последующих планах великолепной. Так и сказал - "таковое". И даже глаз на Эйлет не скосил. А ведь ее взгляды - чувствовал. И раньше, и тогда.
   Эйлет склонилась к бумаге, повозку тряхнуло, несмотря на все торсионы, чуть столом по лбу не получила. И поделом. Кому ты нужна, однорукая? Разве кто захочет с Кейром да с Майни породниться - и для него ты будешь не половинка, а так. Нечто вроде очень ценной скотины. Бурый бык из Куальнге, так сказать. А дорога не римская, совсем не римская. То есть была римская. Но какому-то из королей Поуиса понадобился камень. И вот результат: нет ровного тракта, есть ухабистая колея. Вблизи Роксетера камень появится. Хотя Пенде Мерсийскому тоже нужен камень. И Окте. Война, и лишние укрепления в городе лишними не будут, а каменотесов взять неоткуда. Но неужели это мучение придется терпеть еще два дня? Словно отвечая на невысказанный вопрос, повозка подпрыгнула. И покатилась ровно. А в повозку заглянул командир небольшого - шесть рыцарей - эскорта.
   - Мерсийская граница, сиятельная, - сообщил, прилепив к ней новомодный римский титул, - таможенный пост не посмел нас беспокоить. Завтра днем будем в Роксетере.
   - Благодарю, - буркнула Эйлет.
   И рада бы выговорить чего полюбезнее. Но - болит рука, и открывает путь для боли сердца. А впереди требуются вежливость да улыбчивость, вот и остается тратить злость, пока не поздно! Впрочем, ровная дорога позволяет заняться делом: перечитать инструкции, нарисовать примерные планы работ. Без плоского подобия сила сидов проявляется хуже. Это Эйлет заметила давно. Увы, большой планшет рассчитан на другое - а уж какие красивые подобия на нем получаются! Хотя... Удержаться, и не переиграть несколько вариантов снабжения по Северну, пока без учета военного сопровождения конвоев, оказалось невозможно. Уже сама доска - выструганный широким рубанком дуб - просит, чтоб руки ее погладили. Под столом прошли ремешки, намертво прихватив модельный стенд к столу. Теперь начинается работа - увлекательнее игры, загадочнее гадания. В углы доски - два камня. Черный на Роксетер, "источник". Белый на Глостер - "цель". Ветка пути, толстая, но с перемычкой посередке. Значит, путь ведет и вверх, и вниз. Направления пометили стрелками. Теперь - дни пути. Вверх - побольше, вниз - поменьше. Ночевки у берега - где берег свой, и на якоре - где вражеский. Время барок. У Роксетера речной посуды немало, мерсийский флаг позволял торговать мимо Хвикке. Пошлина, конечно, душила город - но жить удавалось. Даже, наверное, вышло бы богаче, чем при своем короле - тогда город, еще называвшийся Кер-Гурикон, терял от разбойников каждый четвертый корабль. Да вот последние годы товар их стал куда хуже. Эйлет припомнила, как горшечники да стеклодувы несколько лет назад печально пересчитывали барыши - их вещи вдруг оказались лучшими на ярмарке. Она маленькая была, ей не объяснили. Только стеклянного лебедя, как Тулле, отец так и не купил...
   К губам подкатилась соленая капля, зубы прихватили губу. Отвлекаться нельзя, нужно мстить. К делу! Барки сохнут на берегу - война. Их ровно шесть десятков - если какие не попались саксам. Окта говорил, этой зимой он собирался с Хвикке торговать... Пусть осталось пятьдесят. Пригодятся все, а если окажется больше - будет запас.
   Что Камбрия за спиной, Эйлет поняла по пыли. Пыль на дороге требует хотя бы нескольких дней суши, а на западном краю цивилизованного мира такое бывает отсилы пару раз в год.
   Здесь же пыль поднялась тучами. Пробила полог повозки. Она плясала над фишками и доской, сбивалась в комки в горле, щипала глаза. Но Эйлет продолжала гонять ладьи, стараясь подать груз ровно, избегать столпотворений - и не пускать суда в одиночку меж чужих берегов. Но вот - время обеда. Короткая остановка. Хорошо, что вторая повозка - с припасами. Но...
   - Сиятельная, эти добрые люди согласились за пристойную плату разделить с нами трапезу.
   Снова клычком по губе - до мяса. "Добрые люди!" Желтая бородка лопатой, свинячьи глазки, кожаные штаны, куртка мехом наружу... Сакс! Лица охраны поскучнели. Не хотят вяленого да соленого. Пусть даже и вываренного с кашей да овощами.
   - Не отказывайся, принцесса. Пожалеешь! - родной язык, задорный голосок. А еще проказливые синие глаза под черной волной волос.
   - Ты кто? И почему пожалею? - а губы против воли раздвигаются в улыбке.
   - Потому! Мама таких мясных шариков наделала - ты в жизни таких не пробовала! Даже на королевском столе.
   - Я не принцесса, и не буду. Я дочь хозяина заезжего дома, и уж в чем в чем, а в готовке разбираюсь. Саксы не умеют готовить валлийские блюда.
   - А причем тут саксы? Мама у меня камбрийка. А папа англ.
   Англ, значит... Хрен редьки не слаще, но отчего-то отпустило. Мерсийцы, наверное, все-таки люди. Даже те, кто диковат пока. По крайней мере, эти пришли не убийцами, а защитниками. Слово за слово, и вот ноги сами собой переступают порог типичного британского дома: над кухней - плоская крыша для сбора дождевой воды, толстые каменные стены, темно-бурая черепица. Только на крыше что-то странное. И рядом, стена в стену, срублен бревенчатый коровник! Это неправильно. Случись пожар...
   Эйлет так и сказала. Фермер вздохнул.
   - И не говори, леди. Жена уж всю плешь проела. Но каменный ставить дорого. Отнести подальше - я как-то не сообразил. Привык, что при пожаре десяток-другой шагов не спасут. А ходить ближе... Что дом крыт не соломой, а черепицей, не учел. Так я и коровник покрыл черепицей. Еще меня в городе надоумили надстроить на крышу, над жилыми комнатами, бочку с водой. Случись чего - остудит черепицу, не даст ей загореться.
   За разговором Эйлет забыла под ноги смотреть - и на первом же шаге споткнулась. Хорошо, начальник охраны за здоровый локоток ухватил, помог на ногах устоять.
   - Что это? - по полу, сколько видно, сухая трава разбросана.
   - Сено. Мужу так привычнее. Да и спится лучше... Запах!
   Спится, может, и лучше. Только за пару дней сено затопчут, оно вберет в себя пыль и грязь - и само станет не чем иным, как сором. Да и не напасешься сена на такие подстилки. Сели за трапезу. Эйлет, по примеру сестры, прочла молитву, краем глаза заметила - хозяйка повторяет за ней, а косится на раненую руку гостьи. Хозяин плеснул из чаши на пол пивом, в честь кого-то из своих богов. Спросил:
   - А что, верно, на дорогах шалят?
   И что говорить? Наплавной мост - тоже в известной степени дорога. Уж лучше молча ковырять очередной шарик. Похуже чем у Гвен - но уж всяко лучше вяленой говядины. А желающие поговорить отыщутся. Отозвался один из рыцарей:
   - На дорогах, как беженцы прошли, мертво. На тех, что войску не по пути. Разбойники или сами в ополчении, или боятся. Даже в Поуисе. Ну да там сейчас все нескладно. Мытарей на границе выставить некому. Впрочем, по их дорогам и в мирное время ездить дураков мало. Камень посдирали, умники... Не будь войны, и мы б через Гвент ехали.
   Не будь войны - никуда б не ехали. Сидели б в "Голове", да к свадебке готовились с нелюбым женихом, что батюшка подобрал. А теперь, вон, жениха присмотрела - да тот, как от чумной, убегает. И ведь не скажешь, что по нему томление какое. Но злоба берет, что не повезло. А Эмилию, и верно, калека не нужна. Видно - воин опытный. Не стоявший в ополчении, пусть и со старшиной, а именно живший мечом. Купеческое дело, что ли, в Африке опасное такое? Одно ясно - ему жена нужна, способная спину прикрыть. А чего возьмешь с однорукой?
   Задумалась. Чуть ложку не откусила. Скользкий от соуса шарик прыгнул в горло, перебил дыхание. Девочка воспользовалась, постучала "принцессу" по спине.
   - Вспоминают тебя, - сказала, - постарайся припомнить, кто.
   - А кому я нужна? - вздохнула Эйлет. - Ну, маме. Сестрам. Своему королю да графу вашему, по их делам еду. Кажется, все...
   И снова подавилась. Нечего языком болтать, не дожевав. И нечего жаловаться: разве перечисленного мало? А еще есть клан. Клану она нужна - детей рожать можно и вовсе без рук. Клану и Камбрии нужны воины. И умные головы - а на плечах не просто штука, в которую нужно есть. И это не самомнение, это Майни говорит, что Эйлет умная. Мудрей сиды - и не придумать, ей видней. Да и лгать сиды не умеют, так что это не лесть...
   Один из камбрийских рыцарей все-таки успел нашептать хозяевам, где сиятельная повредила руку, и чем это закончилось для врагов. Так что, когда небольшой отряд снова тронулся в путь, жена украдкой перекрестила повозку воительницы. А муж громогласно пожелал благосклонности Тора-громовика, что любит честь и отвагу. И всегда помогает Мерсии и ее друзьям: то-то Пенда все победы одержал на ратном поле, а его враги - на поле тайных козней.
   Всю дорогу до столицы графства у Эйлет в голове крутилась новая, странная, мысль: "Есть - бритты. Есть - англы. Есть саксы. Есть христиане и есть язычники. А еще есть мерсийцы, и этим все сказано!"
   Так что Роксетер разочаровал ее любопытство. Слишком пыжился казаться более британским, чем оставался на деле. Это было хорошо политически, но скучновато.
   Разве красные крыши со старой римской черепицей напоминали: здесь - не Дивед. Да еще бороды воинов. Во всем прочем город из улиц выворачивался, так прятал английское! Получалось не очень: мерсийцы все эти годы считали солью земли себя. Зато теперь их жены позадирали носы, а мужчины-бритты, что уцелели в давней бойне - разогнули спины. Оказывается, рано поддались отчаянию! Старая слава жива, и кто кого - не решено по-прежнему. А мерсийцы сбавили заносчивость. Хотя бы оттого, что их дети-полукровки теперь не менее охотно играли в Немайн и Гулидиена, чем в великого Пенду. А невесты вдруг начали вспоминать, что такое равный брак. На большее наглости пока не хватало.
   И поделать тут было нечего: граф в походе, а на хозяйстве - жена. Дочь прежнего короля. И уж она-то погрузилась в старые добрые времена с радостью воспоминаний о детстве. Совершенно безобидным, хотя и чуточку расточительным способом: устроила "настоящий римский" пир. Чем надеялась угодить гостье-героине.
   Эйлет же, увидев низенькие столики для возлежания, скромно попросила подушку - и устроилась за трапезой по-старинному. Тут все и вспомнили: если Роксетер теперь наполовину саксонский, то Кер-Мирддин - наполовину ирландский.
   - Это и наша старина! - оправдывалась Эйлет. - Немайн иначе и не сидит.
   - Она тоже ирландка! Да это неважно все. Бритты, саксы, ирландцы... Мы цивилизованные люди, и это главное! - Завернутая в паллу, с прической из мелких соломенных локонов, жена Окты полностью соответствовала римскому понятию о женской красоте. Эйлет, с рукой на перевязи и вплетенными в косы стрелами, казалась древней ирландкой. А кругом сидело настоящее, жрало соленые устрицы руками. Самые лучшие, собранные в октябре, с риском для жизни.
   Да, англы еще не цивилизованы, облагораживаться только собираются. Но хотя бы моют руки после каждой перемены блюд. А еще чинят стены, и сам комендант, показывая пример, таскает здоровенные камни. И, пока эти грубые ребята живы, прекрасный и хрупкий город, понемногу ставший - их городом, врагу не взять!
   Конечно, их жены умело расправляются с раковинами ножом и ложкой. А разговор пойдет и с теми, и с другими. Так же, как и подарок, который приготовила городу Неметона, пригодится всем. Вместо красивых безделушек - рассказ, как сделать полезную вещь. Очень полезную и нужную! Особенно нужную там, книзу по течению Северна.
   Полевая кухня-скороварка. Всей сложности - приладить котлу с крышкой зажим, да кожаную прокладку - чтоб пар не выходил. Да клапан, чтоб не разорвало. Два клапана - один может забится. И пружин не нужно: пусть затычка давит на котел своим весом. А притереть - не проблема. Зато еда будет готовиться в несколько раз быстрей. Любая хозяйка оценит. И небогатый горожанин - когда посчитает, сколько сэкономил на дровах. А еще больше - оценит голодный солдат, который получит обед или ужин на полчаса раньше: котел водрузить на железную печку, печку на трехосную колесницу. Пусть едет и варит!
   Впрочем, кухни - не единственная забота, в одночасье свалившаяся на город. Нужно спускать на воду барки. Грузить их продовольствием - и особенно фуражом. А заодно - разными хитрыми штуками, за которые уже взялись кузнецы. Триболы. Стрекала. Железные скобы для укрепления деревянных построек. И каменных. А еще - лопаты! Деревянные долго не живут - хотя на первых порах вниз повезут и их.
   - А сида очень напоминает крота, - улыбается один из офицеров, - так же любит землю рыть.
   - Но видит сестра хорошо, - улыбается Эйлет. Впереди много работы. Но главное, ей здесь хотят помочь. Значит, все должно получиться.
   А поговорка в голове снова перевернулась и пополнилась: "И есть мерсийцы, которые совсем не против того, чтобы стать бриттами!"
   За некоторым исключением. Итамар, епископ Роксетерский был саксом, и саксом намеревался оставаться. Человек немолодой и, судя по тяжелым мешкам под глазами, нездоровый, совершенно не напоминающий ни аскета Дионисия, ни богатыря Теодора, искренне скорбел об усобице между родственными народами Мерсии и Уэссекса.
   - Все от того, что короли наши - язычники, - сокрушался он. - Только в Нортумбрии христианин - так этого же мало! Вот отец Кенвалха был христианин, и подданных окрестил очень многих. Так Уэссекс и прославлялся победами!
   - Над христианами Корнуолла... Впрочем, мое дело - передать тебе послание. И не одно.
   На губах, которыми пришлось целовать волосатую лапищу, возник соленый привкус. Словно причастилась кровью... Или прокушенную губу разбередила? А письма веселые. От Дионисия да от Окты. И если первый сумел обуздать ярость и прислал увещевание, то второй кратко заключал: дальнейшее подчинение его епархии Кентербери невозможно. Как это ни печально для коренного кентца, свара между саксами ширилась, а бритты, напротив, соединялись. Это был пока не монолит, но на кулак их силы вполне уже тянули.
   Вредить или мешать пастве в ее войне Итамар не собирался. Все, что останется в истории от его оппозиции графу - несколько напоминаний о христианском милосердии в проповедях, да полные горечи строки в письмах и летописи: "Прежде бритты были развращены, многогрешны и не ведали праведности, потому Господь отдал их земли народу пусть и не знающему истинной веры, но невинному в простодушии. Теперь же среди англов и саксов брат убивает брата, камбрийские же бритты, очистившись страданием, несут знамена свои к востоку. Потому надлежит встречать их молитвой и возвращением к благочестивой жизни, но не мечом - и тем верней остановить..."
   Подобное письмо направилось и в Кентербери, к архиепископу Адеодату. Которого сам и рукоположил этим летом. Горечи в нем было - куда той полыни. Итамар упрекал младшего летами, хотя и старшего местом прелата в грехе гордыни. Желание сделаться апостолом Хвикке на чужой крови принесло большую беду и самим Хвикке, и английской Церкви.
   "И будет свара перед святейшим престолом, - сокрушался Итамар. - Сочтут нас варварами, кои мы, увы и есть... Нескоро Рим вновь утвердит за нами право поставить архиепископом сакса."
   Расстроился, а тут еще королева. Как всегда - прослышала. От камбрийки, конечно. Явилась не римлянкой, фурией. Заявила, что не желает становиться вдовой из-за итамаровых дружков. Кричала, ругалась, как базарная торговка. Когда ушла, епископ обнаружил, что передал ей в бесплатное пользование до весны десять барок. И даже грамотку в том, что делает сие одолжение однократно, подсунуть на подпись забыл. Значит, теперь королева каждый год корабли на вторую половину зимы отбирать будет. Убытки...
   Королева, напротив, пришла в отличное расположение духа, обыграв очередного сакса его же костями - в этот раз варварского права. Собралась помогать камбрийке в остальных делах, да та сама прекрасно управилась. Все поняла - и то, что ремесленники едва концы с концами сводят. И то, что именно оттого они заносчивость показывают. Ибо кроме гордости за душой только инструменты. И те, того и гляди, продавать придется. Однорукая не подкупала и требовала - просила и взывала. Цену дала невысокую, да пристойную. Да и заказ большой. И куда деваться мастерам да мастерицам? Сговорились!
  
   Над Глостером - недовольное мычание согнанных в город стад. Под городом стучат топоры, воины ставят частокол. Одна за другой вспухают палатки. Обычная вечерняя работа. Рождение лагеря. Пока - очень скромного. Но есть и те, кому можно от нее отлынивать. Не заносчивые еще позавчера рыцари Клидога Кередигионского - эти как раз роют ров, не хуже прочих. Интересные приключения выпали на долю их отряду. Сперва - гонка с сидой. Тут-то и выяснилось, что лучшая конница на большое расстояние передвигается не быстрее, чем ее обоз! Так что в первый день кередигионцы вырвались вперед, собирая восторги и вассальные клятвы, а к вечеру ушли назад. Ужинать и ночевать. Так и на второй день марша было. А на третий догнать гленцев не смогли. Свое наверстали на вражьей земле. Начали жечь деревни саксов - больше пустые. Главное - старались найти зимние запасы. И себе нужны - в котлы да в тороки. И врага голодным оставить хорошо. Хвикке, что жили вдоль границ, убегать да прятаться оказались свычны - и кередигионцы с хода залезли поглубже. Пешее ополчение саксов за ними не успевало. Само его наличие стало для многих немалым сюрпризом. Пленив нескольких врагов, удалось выяснить: саксы вообще не прерывали мобилизацию. Главное войско в поход выступило, а вторая очередь только собиралась, рассчитывая успеть к осаде. На границе с Гвентом остались заготовленные для Кер-Мирддина тараны - бревна с железной оковкой. Порубленные да обугленные. Теперь они саксам не нужны! Теперь у них другая забота - алое, скачущее по соломенным крышам деревень. Алое, стекающее по лезвиям камбрийских мечей. Гарнизон же в каждую деревню не поставишь: и слаб окажется, и от войска ничего не останется. Пришлось семьям гордых завоевателей бежать в леса. Обычно - наспех. В заросли камбрийцы пока не лезли.
   Так что, хоть рыцари Клидога и отказывались согласовать действия, польза от них была. На их фоне маленькая армия Немайн, звенящая копытами по римскому тракту, не сворачивая, казалась меньшим злом. Росомаха над строем, не отвлекающемся на грабеж и фуражировки, выглядела сущей насмешкой. Саксам никто не доложил, что на одной из проповедей Немайн пообещала армии - возьмем много. Но - разом. А по мелочи пусть другие крысятничают. Что возьмешь в деревнях? Впереди же - Глостер!
   И вот он, город на восточном берегу Северна. Реку перешли, не промочив ног, да и топоры остались без работы. Урок - и ученицам, и самой Немайн, полководице начинающей. И слава - шести человек, что тянут руки к огню и с нетерпением поглядывают на котел. Сегодня они освобождены от любых работ. А чествование - будет тихим. Пусть привыкают к особенностям новой службы.
   - Вы подарили мне мост. Благодарю еще раз. Отныне каждый из вас будет числиться, как пять рыцарей. И получать соответствующие деньги. Что до тебя, Нион Вахан, ты отдала приказ, о котором я забыла. Я бы отблагодарила - да как-то неловко говорить спасибо себе. Ты - это я, но мне временами начинает казаться, что я - это ты, и никак иначе...
   Нион аж покраснела. Барды-аннонцы переглянулись.
   - Я не понял, - спросил один, - а при чем тут мост?
   Спросил беззвучно. Теперь игры в аквариум начинались просто в присутствии сиды. Что поделать, права говорить: "Я - это ты!" барды пока не заслужили. Для этого нужно получить следующее звание, пророческое. Причем со специализацией по Неметоне. А другого знака отличия Немайн пока не придумала.
   - Сейчас расскажу, - сида зябко охватила предплечья ладонями. Это людей костер на открытом воздухе спасает от холода. А сиду колотит! Полтела прогрелась - и организм решил, что не стоит тратить ограниченный запас топлива на обогрев. И другая половина - мерзнет, как ни повернись! А палаток поставить не успели. Можно, конечно, уйти от костра подальше, но не мерзнуть же десятерым ради одной. - Хотя нет... Хочу услышать, как поняли ваш успех ученицы.
   Старшая шепчет на ухо. Права.
   - Сестра, расскажи ты.
   Эйра тянет руки к огню. Не так уж ей и холодно. Но - повод время на размышления получить. Хоть капельку.
   - Мы много говорили про Северн, - начала издали, а сама думает, решает задачку. Хороший дипломат получится. - Река - проблема для армии. Большая река - проблема большая. На целый мост мы надеяться не смели. Все, что придумали - это снова сделать наплавной. Как через Нит.
   Вопросительный взгляд. Кивок в ответ. Пока все верно.
   - Немайн говорила: получим барки из Роксетера, поставим на половину - лучников и так прикроем строительство переправы. Так бы и сделали: надежно, но долго. А тут вы со своим языком...
   Барды переглянулись. Пущенное Неметоной прозвание для захваченных пленников им понравилось. И понемногу приживается в войске. На деле языков было трое. Один ничего не сказал, другой пытался лгать. А толку, если было с кем сверить показания? Ну, разве прожил подольше - но неприятно.
   - Так мы узнали о засаде. Наследник Хвикке - до гемота, ихнего народного собрания, он все еще не король - решил поймать наших союзников из Кередигиона. Отобрал из ополчения вояк похрабрее, присмотрел лощинку, куда те собрались наведаться за добычей. По бокам - лес, поперек дороги завалы приготовлены, деревья подсеченные... Все и случилось, как задумывал, только позади кередигионцев принц Рис шел. Со всей нашей конницей. Саксы окружили союзников, а за спиной следить забыли. Рис навалился на саксов сзади - сразу стали не вепри, а поросята: бегут и верещат. Молодой Хвикке на коня залезть успел, а удрать не сподобился. Вот и получилось - не стало у саксов ни короля, ни наследника. А от полутора тысяч самых сорвиголов несколько беглецов на тот берег прибежали. Что понарассказывали - не знаю, только Глостер затворил ворота, ополчение отступило дальше, на восток, да еще и на части развалилось: всяк норовит свой хутор прикрыть. А про мост забыли. Вот и выходит: не узнай мы о засаде, не видать нам моста, как своих ушей!
   Немайн скосила вбок глаза. Вытянула уши вперед...
   - Не видно, - пожаловалась. Дождалась улыбок, продолжила:
   - Все верно. А о засаде мы узнали благодаря вам. Так что к мосту добавьте и три сотни клидоговых упрямцев: все согласились, что до подхода главных сил будут меня слушаться.
   Теперь у нее было больше тысячи всадников - и дело нашлось всем. Иные пытаются задержать сбор ополчения, отвлекают саксов рейдами. Остальные, вместе с пехотой, превратились в кротов. Которым каждый вечер напоминают: ведро пота - капля крови. Твоя - или товарища. Вокруг Глостера встали три лагеря - напротив каждых ворот. Между лагерями протянулся частокол - в два ряда. Потом - рвы. С обеих сторон. За рвом - еще ров. В каждом лагере выросло по наблюдательной башне. Саксам внутри наверняка ясно: камбрийцы готовят долгую осаду. И хорошо.
   Работа трудная и не совсем привычная, но понятная. Зачем рвы и частокол, ясно. Зачем колья, ясно. Зачем капканы-стрекала, тоже вполне понятно. И триболы, шипастые железные шары, нужны тоже. Скоро ополчение Хвикке оправится от потерь - и явится на помощь городу. А ведь в одном городе не меньше тысячи воинов засело. Придется держать осаду снаружи и вести внутри. А решит все река: Глостеру не помочь, а гленцы получат все нужное. Раненых вывезут, и даже подкрепления получат.
   "Сида знает, что делает!" - таков был общий глас. Немногие скептики нашлись на военном совете.
   - У них там припасов на три года! - заявил Окта. - Я знаю, я им сосед. И бывший союзник. Мне показывали.
   - Поэтому я предлагаю сделать мангонель. Разобьем стены - и на приступ.
   Понравилась принцу Рису мощная машина.
   - Можно еще малыми машинами огонь кидать, - заметил Ивор, - углей раскаленных в железную клетку насыпать... При полете еще и раздует.
   Немайн слушала, подперев кулачком подбородок. Как добрая мать слушает лепет детей. Первой - сестра заметила.
   - Ты все уже решила!
   - Не то, чтоб решила. Мангонели - построим. И перрье. И огонь метать хорошо. Но все забыли шутку, что случилась на Белтейн!
   - Суд? Это когда ты римский ход в Кер-Мирддин создала?
   - Не создала, нашла. Такой же должен и в Глостер вести. Римский стандарт. Если саксы озаботились найти, приставить стражу или засыпать - поставим мангонели. Советник у них был. Вот только вряд ли озаботился обороной.
   - Да какая разница, как называть: нашла, создала... А почему не торопиться?
   - А рвы? А стрекала? А камнемет? А те двести тысяч стрел, что нам привезли? Что, добру пропадать? Я жадная! Я подожду ополчение. Пусть придут. Пусть - отведают. И когда они подожмут хвост и разбегутся - мы возьмем город.
   - То есть нам заниматься внешней обороной?
   - И внутренней тоже. Хороший гарнизон будет делать вылазки. А уж видя помощь - и плохой себя попробует! Полагаю, недели две на подготовку у нас есть. Давайте распределим работы...
   Себе Немайн оставила город. То есть - сходить туда раз-другой, "поднять настроение" защитникам.
   Первый визит в подземелье показался обескураживающим: ход оканчивался стеной из слежавшейся земли. Немайн вскинула глаза вверх. Никаких признаков проседания свода. Зато на стене нацарапано: "FODITE". "Ройте".
   - Будем рыть, - пожала сида плечами. - Ничего другого не остается. На всякий случай - держите наготове клеть.
   Ее немедленно оттерли. В благожелательность писавшего не верилось - а зря. Через несколько минут работы один из заступов стукнул о крышку сундука. Дренаж работал - и старинная вещь рассохлась, а не сгнила, сохранив внутри кусок пергамента.
   "Кто бы ты ни был - раз ты читаешь это, ты владеешь латынью, и смог найти тайный ход. Раз он тебе интересен - ты или осаждаешь саксонскую твердыню, либо заботишься о безопасности отвоеванной у врага. Если ты сакс - прими мое проклятие, убийца, быть может, оно хоть немного отравит тебе победу. Если ты бритт или римлянин - тебя благословляет Сибн верх Кинвайл, королева Кер-Глоуи. Я последняя в моем роду, а потому завещаю королевство тому, кто освободит его - потому, что мой Кер-Глоуи пал, и только каменная базилика пока стоит, дав приют последним защитникам. На улицах - гарь и крики, и за последний час к нам не удалось прорваться более никому из граждан. Остается заключить, что королевства более нет: лучшие граждане погибли вместе с моим отцом и братьями на поле близ Дирхэма, остальные умирают теперь. Немногих спасшихся сюда мы вывели через подземный ход. Я, однако, остаюсь, как и полсотни защитников, для того, чтобы враг не сразу начал искать беглецов. Полагаю, мы займем саксов не меньше, чем на два дня. За это время мы засыплем ход хотя бы локтей на пятьдесят и замаскируем ход деревянным щитом, благо в помещении, куда он выходит, стены обиты дубовыми планками. Надеюсь, саксы не заметят, что часть обивки несколько новее, или решат, что это следы ремонта. Еще я должна тебе сказать, что выйдешь ты в базилике - вряд ли варвары ее разрушат, скорей, используют для чего-нибудь. Это большое каменное здание в центре города. В нем удобно накопить войска перед внезапным ударом. Будь осторожен, мой друг - и отомсти за нас хорошенько! И не забудь вспомнить добрым словом тех, кто в день поражения верит в окончательную победу своего народа. Сибн."
   Строки - ровные. Ни кляксы, ни помарки - а их так легко сделать заостренной деревянной палочкой, какими иные ретрограды и посейчас пишут, не желая признать, что гусиное перо куда удобней. Да еще ворчат, что птичек жалко.
   - Я напишу сагу, - сказал Харальд, услыхав перевод. - Сагу, эпичней сказаний об Инглингах! Суметь отомстить через долгие годы после смерти... Когда это случилось?
   - Семьдесят лет тому назад. Хвикке тоже помогали уэссексцы, тогда и они совсем зверьми оставались. Потом город еще несколько раз из рук в руки переходил. Возвращаемся! Документ нужно сохранить. А еще - послать к Артуису. Архив префекта Западной Британии римляне отсюда перевезли в Кер-Леон, значит, он мог уцелеть. Мне нужны планы города, каменных зданий, канализации, укреплений... Все, что найдут! Кто у нас хорошо знает латынь... Эйра, сдается мне, что это твоя работа!
   Которую никто не возьмется делать в одиночку. Вся небольшая дружина Немайн - в сопровождение. Дороги пока опасны. Оруженосцев, что послания возят, за три поездки, даже если ни одного врага не видели, в рыцари посвящают. А опоясанные рыцари такие рейды считают, ибо это почетно, сказать в старости внукам, сколько раз ты прорывался сквозь страну врага. Но блокгаузы - еще одно сидовское слово прижилось - стоят, а на них - все те же ведьмочки, уже ничуть не усталые. Свыклись. Да и работа стала не то, чтобы легче - обыденней. Одна, выписывая в толстую книгу расход фуражного зерна, даже успехами похвасталась.
   - Вот!
   И продемонстрировала висящую на шее монету с дырочкой. Золотой.
   - Мне это дал Эмилий, - объяснила, - за то, что я с деревянными дощечками придумала.
   - Но это ведь просто монета. Зачем было делать дырку? Солиды принимают на вес.
   - Три причины. Чтоб не потерять. Чтоб все видели награду...
   - А как понять, что это награда? Солид и есть солид. Ценная денежка, да и только.
   - Так она ж в книги все вписана. "За сообразительность, сбережение средств и времени - Ллиувелле из Аннона, один солид." И в мою, и Эмилия. А с нее и в контору в Кер-Мирддине внесут. Так что разменяю - и не будет награды. Это третья причина, зечем дырочка. На высверленное я поросенка купила. Люблю вкусное!
   Мясоедка. Наверняка пример с Майни берет! Снова дорога, снова станции, уже без ведьмочек, и гарнизон похлипче. Своя земля. Гвент. Тут местные грамотеи сидят. Но ей - не за серые стены шершавого камня. Ей - в лагерь рядом с городом. У армии Гулидиена - дневка? Нет, не дневка, вредные гвентцы дальше не пускают. А Майни пропустили. Впрочем, Артуис тогда еще короноваться не успел, и боялся, что соседи оспорят трон. Теперь же подтянул войска из Эргинга, задобрил гарнизон столицы - и почуял силу. Значит, раздать письма, помочь епископу в поисках - и назад во весь опор. Не хватает к битве опоздать!
  
   Вот уж не ждал преосвященный Дионисий, что в далекой Камбрии нахватается архивной пыли больше, чем за все расследования в славном городе Риме! Не один, но людей не хватает, а сводная сестра Августины совершенно ничего не понимает в архивных делах. Архив же в пристойном состоянии, и знающему человеку не придется перебирать все свитки и тетради подряд. Сказано предками: хранить - вот и хранят. Даже не перемешали почти! Пыль, правда, вытирать ленятся. Король Артуис мог бы помочь грамотеями, да не верит, что малый клочок телячьей или козьей кожи может спасти тысячу жизней. И дел у него полно: в поход собирается. Слава Господу, на саксов, а не на Гулидиена. А ведь усобица могла и произойти. Если б не треугольные уши "сиды"! Одно шевеление - мир вместо войны, союз и гарантия приращения границ в обмен на присягнувшие владетелям юго-западной пятины земли Глиусинга.
   Вряд ли король Гвента при этом сильно выгадал - ему пришлось признать западного соседа верховным правителем Британии. А обещанные земли по Северну хороши, но ненаселены. Даже хуже - еще населены. Теми, из кого подданных не сделаешь. И воевать за них нужно. Но - земли богатые. И размером - как оба его нынешних королевства, Гвент и Эргинг, вместе взятые, да и половина Глиусинга влезет. А добрые подданные найдутся. Во внутренних королевствах, не тронутых войной, всегда найдутся желающие рискнуть пограничным житьем ради жирных полей. А не хватит - есть Ирландия, есть Албания и Дал-Риада. Скотты не саксы, договориться можно. Есть и зажатый между Нортумбрией и пиктами Стратклайд, переполненная безземельными беженцами после уэссекских завоеваний Думнония, да и из Бретани, глядишь, потянется струйка обратных переселенцев...
   Собственно, торговаться Артуис торговался, а выбора не имел: неизвестно откуда взявшиеся стихи ползали по Кер-Венту, заставляя хватать оружие и готовиться к походу. Не со своим королем - так с чужим. Оно и лучше - добровольцам не нужно служить бесплатно.
   Строчки были нарочито безыскусны, кое-где хромал размер, где-то сбивался ритм. Да и структура - проста, даже топорна. Ни рифм в середине строки, ни сложных аллитераций. Только слова поднимали ярость - которая вела и не отпускала. Хотя бы потому, что от проклятых строк, перед глазами вставал образ друга - и красная пелена ярости. И где она слова такие отыскала? "И пока его не убил, помолчи о своей любви." Епископ подозревал, кто написал гимн ненависти, и намеревался очень серьезно поговорить с Августиной. О грехе гнева, и о достойном христианки милосердии. Но булаву к поясу привесил.
   Гулидиен уже раздал больше половины пока не завоеванных земель: что на западе - Гвенту, что на севере - Роксетеру, так и у мерсийцев будет меньше поводов ворчать. Странная судьба ждет восток и юг: король Британии станет вассалом собственного вассала Пенды как граф Кер-Кери. Подати будут те же - люди другие. Король Мерсии согласится, предателей в жизни не прощал! А если кто из саксов не хочет уходить - к его услугам северная часть страны. Если и Окта не возжелает гнать изменников поганой метлой.
   Но самая странная часть договора - доля августы. "Некоролева" писала, что титул принять не может, но не смеет и отказаться от наследства Сибн. А потому решила принять то, что на момент написания письма еще не топтала нога сакса: каменную базилику, а буде сгорит при занятии города, землю, где та стояла - и реку Северн. Текучую воду. Даже от прав на лов рыбы отреклась. Мол, берега были уже саксонские - те могли оттуда сети забрасывать. Камбрийцы изумляются - мол, все как в сказке. Ищут - не то, чтоб подвох, а выгоду. Не замечая истинно рыбные места, лучше любых заводей и плесов: права на подорожные сборы от устья и до владений Окты Роксетерского. Который уже договорился о взаимном беспошлинном проходе.
   А еще Артуис доволен, что любому обидчику с востока напрямую до истерзанного войнами Гвента не дотянуться. А если дотянется, так окажется в ссоре с двумя большими королевствами. И, главное, с "некоролевой" Немайн...
   Под мысли о местной политике глаза Дионисия бегло обшаривали маркировки архивных укладок. Пока удалось найти лишь отчеты о ремонте городских укреплений двухсотлетней давности. Но и это уже неплохо. Стоп! Вот оно. Планы застройки Антониновых времен. Есть. Тысячи душ, святая и вечная? Вот они, твои души. И ведь скажи им - не поверят, что не получат копье в брюхо только из-за того, что некогда один из последних чиновников префектуры не освободил помещение архива, раздав свитки и тетради беднякам на растопку, а перетащил на чердак, не поленился. Да еще и сложил, как следует. А потом придумал гейс, мистическое ограничение для городского головы: чердак управы следует содержать сухим. И ни единой грамотки не выбрасывать.
   Увы, он не догадался придумать еще один гейс - не орать в архиве!
   - Нааашла!
   Громкое чихание. Голова, седая от пыли, платье с чужого плеча - в паутине. Такая сестра у базилиссы. Временами кажется, что родная.
   - Нашла! Подземелья нашла! Ой...
   Стеллаж узкий. И древний. Подкосился, зашатался, да и рухнул. Зацепил другой - и вот уже половина архива на полу валяется. Остается закрыть рот краем мантии, да к выходу поскорей. Такая пыль и молодым легким вредна. За спиной - чихание. И деловитое:
   - Нет, так содержать записи нельзя! Нужно непременно сделать городским властям внушение, чтобы поставили устойчивую мебель, регулярно вытирали пыль. В углу пристроить корытце с водой, а то слишком сухо, полки все потрескались. Возмутительная бесхозяйственность! Эти гвентцы совершенно ничего не понимают в архивном деле.
   И снова оглушительный чих.
   - Все, что просила Немайн, мы нашли, - заметил Дионисий. - Теперь ты снова поедешь к сестре?
   - Угу, - энергичный кивок. - Только не сразу. А жаль! Я ей сваха? "Поговори с Кейндрих, поговори с Кейндрих!" Сама от этой кошки бешеной целый день бегала. Ну, это когда в поход выступали... Ну, не то, чтобы пряталась, но старалась не встретиться. А мне - поговори! Да тебе, верно, это неинтересно, преосвященный?
   - Отчего же? Весьма любопытно узнать, как в Камбрии королей женят. Занятный процесс, оказывается.
   - Поучаствовать не желаешь? А то, боюсь, закончится сперва выдиранием волос, а там и до поединка на длинных копьях дойдет. Я дочь принцепса, меня за волосья тягать только отец может. Мог...
   А теперь - всхлипы и глаза на мокром месте. Но - достает платок, сморкается. Все-таки Августина патологически чистоплотна и скупа - остальные и в рукав не брезгуют. После чего коротко сообщает:
   - Упакую бумаги, соберусь в дорогу - заскочу договорить. Боюсь я этой ирландки! Хуже саксов...
   Все верно: девочка работает - забывает горе. А вспоминает - еще яростней за работу хватается. Но с Кейндрих и Гулидиеном, и верно, следует поговорить. А начинать именно ему, и именно с короля. Уж больно момент подходящий настает, чтобы проявить благородство и руку протянуть. Не оценит ирландка - так и не надо, корона Британии обойдется без взбалмошной дуры. Оценит - так куда денется от короля?
   А положение у нее проигрышное: Совет кланов Гулидиена признал, и не командующим, а именно верховным королем. Титул, который бритты скромно переводят на латынь словом "император". Которым, кстати, и был их легендарный Артур. Хорошей римской фамилии человек. Артории - старый римский род. И служили в Британии. Мог кто-то из них остаться, не пойти на континент с Максимом Магном? Варварские нашествия так все перемешали...
   Итак - титул, это во-первых. Решение привез Кейр, парень светился от радости, что одержал первую политическую победу. Зря! Кейндрих это запомнит. И не она одна... Во-вторых, кередигионцы признали командование Немайн. Артуис в обмен на земли и обещания военной помощи тоже подтвердил империум Гулидиена. И поставил в общий строй еще полторы тысячи воинов. Теперь у короля Диведа самое большое войско. Значит, и командовать надлежит ему.
   Для полного счастья, северная армия плетется в хвосте. Кейндрих снялась с поля битвы последней, как обещала. Теперь воины боятся упустить добычу и славу. Они б и поднажали - да кто ж их теперь пропустит? Дорога узкая. А, стало быть, ворчат. И все чаще вспоминают, что кланы у них общие - у кого с диведцами, у кого с гвентцами. Того и глади, перебегать начнут из войска в войско. Держат прошлая удача Кейндрих и боязнь насмешек со стороны соседей. Пока.
   Только Эйре с ирландкой разговаривать не стоит. Если вообще получится. А вот ему, иноземцу да монаху - в самый раз. И наивность в местных делах извинительна, и в душу лезть - прямая обязанность. Если же сестра Немайн в это самое время пойдет Гулидиену весточку передавать, вовсе хорошо. В подобном деле ревность - лучшая приправа. Вот так и округляются епархии: королева получится обязана епископу. Да и король тоже. Можно будет просить подчинения северных монастырей. Валлийские монахи, конечно, себе на уме. И сотня Адриану не замена! Но больше священников взять неоткуда. А приманка им будет знатная: десятина с гленских земель, с Кер-Тафа, когда его построят, с Ронды...
   А Немайн достанутся благодарность короля и острая ревность королевы. Что в считанные месяцы, если не дни и недели, поглотит эту благодарность, как пучина - дырявый челн. Если только... Скорей всего, Августина сама уже знает, как вести партию дальше. Но если нет - нужно вовремя оказаться рядом и дать добрый совет. А еще почаще говорить с Кейндрих. И лучше начинать, не откладывая!
  
   Анне ход понравился. Первый, под Кер-Мирддином, она и не запомнила толком. А тут хорошо: залитые маслом лампы через каждые два десятка шагов, стража, на случай, если саксы полезут навстречу - ну и масло в светильники подливать. Пара бардов-аннонцев возятся с дубовой панелью, маскирующей проход. Открывается тяжело, а повредить - опасно. Если верить Сибн, ход ведет не просто в подвал базилики. Помпезное здание, некогда служившее присутствием префекта западной Британии, после переноса административного центра провинции в Кер-Леон, служило языческим храмом, а потом церковью. Теперь в нем снова обосновались язычники - только поклоняются не Аполлону, а Вотану. И вот результат: камбрийцы сдвигают ветхую панель - и под ноги им сыплется золото чужого бога.
   В отблеске факелов светлое, богатое серебром золото Британии обращается червоным златом! Хищно блестят лица римских владык, сверкают самоцветы на боках чаш, звонко шуршит под ногами почерневший прах серебра и меди, дрянной биллон разменной монеты. И странные кусочки кожи.
   - Что это?
   Бард-аннонец. Что-что. А иначе и быть не могло. Хотя шутка вышла занятная. Раз уж храм не сожгли, а приспособили к собственным нуждам - то для чего можно использовать отгороженную крепкой дверью в подвале клетушку? Запереть кого или что-нибудь! Так уж повезло: запереть тут решили храмовую казну.
   Стены носят следы грубоватого ремонта. Потолок черен от сажи. Но приходится признать: варвары поддерживают храм в пристойном состоянии. На собственный манер. Вместо масляных светильников - стойки для факелов. И плевать, что лепнина на потолке прокоптится.
   Немало ценностей скопилось тут за десятилетия. Хвикке постоянно воюют - значит, ищут благосклонности богов. А для скитальцев, ищущих добычи и славы - Вотан лучший покровитель. Ему и обещают при победе отдать часть добычи. Плохо пойдут дела - и половину. А как жадные твари зарвутся - так и всю посулят, лишь бы тот помог ноги унести да не взял до срока в дружину. Оно конечно, пасть с мечом в руке почетно. Но лучше на годик позже. А еще лучше - на десять...
   - А я еще сомневался! - торжественно возглашает Харальд. - Славная добыча. И брать ничего не нужно: уже в руках. Эх, таскать нам, не перетаскать! Жаль, придется делиться с армией наверху.
   Сверлит Немайн вопросительным взглядом. Понятно, нормальный вождь добычу от войска не спрячет. Щедрость на чужое, бережливость к своему - таков хороший вождь. А Нэмхэйн...
   - Отсутствие сокровищ заметят.
   - И пусть заметят. Зато как приободрятся!
   Старшая ученица лезет в висящую на поясе сумку. Перо, бумага, медная чернильница-невыливайка. Начинает что-то писать. Покусывает кончик пера, хихикает - пакостно, как только ведьмы и умеют.
   - Чтобы саксы больше приободрились, оставим письмо. Мол, вора не ищите: деньги Неметона взяла. Наставница, приложишь пальчик?
   Сида заглянула. За Анной Ивановной, как всегда, переделывать не надо. Коротко и доходчиво: "Взяла казну, возьму и город." И правда, осталось расписаться и припечатать.
   Начали таскать добычу. Харальд деловито спросил:
   - Кожу забираем?
   - Бери все подчистую! Наставница, веники зачем?
   - Подметем.
   - Услышат же!
   - Если остальную возню не заметили - караула за дверью нет. А есть замок. Большой. Висячий. А что там дальше - потом посмотрим. Когда сестра планы привезет. Если отыщет. Зато смотреться как будет...
   Добычу в лагерь внесли тихо-тихо. До палатки Немайн. А вот уж оттуда - со всей помпой и с фанфарами! Чтоб саксы заметили. Тут часовые в подземном ходе ожиданием истомились: отыщут, не отыщут. Не нашли. Зато саксы обнаружили записку. И стало им совсем весело. Настолько, что горевать начали тут же, на месте. И не столько по деньгам.
   Девичья любознательность Луковки принесла новую огромную добычу. Ох, и не даром уговорила она слазить в подземный караул именно воинов, говорящих по-саксонски. А чтоб сидели тихо, приставила аннонскую лучницу в надсмотрщицы. Сама напросилась: тоже хлеба не надо, дай чего подслушать. Потом и не рада была: саксы за ширмой стенают и чуть не бороды себе с горя выдергивают. Воины, что понимают - перемигиваются, руки потирают. Большие пальцы - кверху. Это у одного. Другой рот зажал, на спину свалился и ногами сучит. Тихо. И уже ясно, что, как пост сменят, будет что послушать, а потом всласть пересказать ватессе. Но это же сколько ждать! Если бы беседа была еда, на слюнки б изошла. Целиком. А так - выжила. Все выслушала. Ахала, охала, смеялась. А там потащила рассказчиков к Нион.
   Ватесса смеяться не стала. Немедленно послала за Анной, богиней и Харальдом. Ну а кто еще в верованиях саксов разобраться может?
   Харальд подтвердил: саксы боятся сглаза. Кружочки кожи, что вынесли с ценностями - не что иное, как жертвы. В Норвегии, когда воин посвящает себя Отцу Дружин, довольно простого пореза. А саксы народ подлый, им без залога веры нет - вот и оставляют в храме кусочек кожи. Имея часть чужого тела, великий ас такого может натворить, если кто обета не сдержит... Тут Харальд задумался, а подумав, пришел к выводу, что и представить не может, каков тут будет предел власти. Впрочем, посвящение Одину обычно означает всего-навсего согласие воина погибнуть в следующем бою - лишь бы войску досталась победа.
   Анна, пожав плечами, заявила, что уж она-то не ас. Но натворить гадостей человеку, имея кусок добровольно пожертвованной кожи, может немало. Даже со света сжить. Но никогда не делала, как христианка. Ей-ей. Грех это. А что заказчик якобы может взять грехи ворожеи на себя - дурацкая байка. Опять же - на войне дозволено больше, да что епископ скажет? Если уж сиду за бой перед воротами судил.
   Тут все на Немайн уставились. Мол, решай, матушка-командирша. Как скажешь, так и будет.
   - Я не черная колдунья, а честная христианка! Потому колдовать не будем, - решительно заявила Немайн. - более того. Я не могу совершить многие таинства, но погребальная служба - то, что мне дозволено. Подобно капитану корабля. Еще, кстати, могу повенчать и окрестить. Только сейчас это не нужно, саксы же язычники. Останки саксонских воинов мы предадим земле со всем должным уважением. И пусть со стены видят - против мертвых врагов мы ничего не имеем. Мертвый враг - хороший враг.
   - Там и останки живых! - встрепенулась Нион. - Ой, что я сказала...
   - Верно сказала.
   Тут и до Анны дошло. Великолепно! Те саксы, кто перед осадой посвятил себя Вотану, и так чувствуют себя неважно. Теперь у них нет уверенности, что они погибнут ради общего торжества. А если еще и церемонию провести - будут уверены, что полягут зря. Только...
   - Наставница, кожи лучше сжечь. Саксы же язычники.
   Да и заставлять человека гнить заживо неделями - слишком уж жестоко. Пусть умрут быстро!
   К утру церемония была готова: перед широкими восточными воротами, посреди римской дороги - перед самыми рвами контрвалационной линии установили жаровню. Нион слегка развернула скорпиончик - не точно на ворота, а так, наискосок, веревки по земле валяются, в праще дорогущие свинцовые пули. Но со стены видно только расчет, что и камень пока к машине не тащит, и вообще - глазеет на сидовское волхование, пока начальства рядом нет. У других зевак под плащами луки - а стрелы уже воткнуты в землю за частоколом, чтоб видно не было.
   Началось с раздачи добычи. Что на поле происходит театр, в городе не догадались, у самих так и происходит: свары за каждую вещицу, раскроенные пополам тарелки. И даже чаша-дароносица. Харальд прекрасно сыграл жадного варвара-язычника. Может быть, именно потому, что он и есть жадный варвар-язычник! Которому ничего не стоит упереться и ото всякого разумного выкупа отказаться. Хочу половину золотой чаши, и точка. Понравилась.
   Пришлось рубить. А церкви можно новую подарить.
   Саксы смотрели со стены, как примерно равный по силам противник делит их добро. Даже не взятое с боем - краденое. Непостижимо, мистически, но - именно краденое. Впрочем, когда уводят столько золота, с точки зрения кельтов это подвиг не хуже прочих. А если учесть, что родная сида чужое божество раздела - так и вовсе повод сочинить сагу. А щедрость? Сама ведь взяла, с малой помощью, а делит на всех...
   Они тоже готовились с вечера. Всем гарнизоном. Вязали фашины. Чинили большие щиты. Разбирали завал между воротами. К каждой створке приставили столько людей, сколько вошло по ширине - чтоб распахнуть быстро. Хоть какая-то внезапность. Страх перед чужой богиней, загнавший за стены, после нескольких осторожных вылазок начавший подтаивать, вновь полыхнул полной силой. Неметона доказала божественные способности, не побоялась ссоры с самим Вотаном... И не то, что ссоры: храм-то под защитой величайшего аса. Мечом туда пройти можно, мечом можно пройти всюду. Но иным путем - только если твоя сила не меньше той, что защищает. Неужели она настолько могущественна? Жуть!
   Но именно жуть, пронизывающая до костей, как злой январский ветерок, гнала вперед изрядную часть саксов. Даже обычная ведьма сживет человека со света, заполучив большой кусок его кожи. Иной и пряди волос довольно, или ногтей - потому, соскоблив, их следует сжечь. А богиня? Хорошо, ночью заняться не успела. Но вот сейчас поделит добычу, и... Жаровня стоит явно не для плавки золота. И все-таки саксы ждали. Чтоб не делать вылазку напрасно. Ждали, пока Неметона не закончила радовать войско, и не перешла к камланию.
   Если б саксы знали фарси... Текст, точнее, латинскую транслитерацию - и перевод короткой речи, Немайн переписала и раздала важным людям для сверки и хранения. Каждый подписала и пальцем запечатала.
   Анна поняла: сида собирается ходить по грани между молитвой и колдовством. Потому и зафиксировала слова - одну букву изменить, и получится не так, но теперь ее речь в тисках чернил и чужого языка. Как страшно звучат слова из далекой страны на востоке... Кожи приносят на плаще, а плащ - на носилках из сложенных вместе мечей и копий. Копья камбрийские, мечи - ржавь из той же сокровищницы. Предельный почет. Саксы видят, но не успокоятся: казнь тоже бывает почетной.
   Под жаровней разводят огонь. Вот он - обряд призвания. Не демонов, не фей. Саксов! Ворота распахнулись, толпа за ними бросилась вперед. Быстро, но недостаточно быстро. Люди Луковки навалились на веревки - первую шеренгу смело под ноги бегущим, торопящимся забрать роковой заклад. Они не видели картечного выстрела, до этого камнемет только булыжниками кидался - и снес-таки пару зубцов со стены. В первый ров летят связки хвороста. Полить бы маслом, да поджечь - но ближний ров мешает. Остается - следить, как лучники рассыпаются вдоль частокола, и начинают дергать из земли стрелы. А саксам еще второй ров заваливать. Нион лихорадочно готовит камнемет к новому выстрелу. Анну с Немайн ждет иная работа. Тренога уже стоит, водрузить на нее "скорпиончик" дело недолгое. А что взводной механизм с "Пантеры" не снять, так на то есть ворот. И ворот крутить ей, Анне...
   В крепость вернулись немногие. Назначенных Вотану среди них не осталось. За линией камбрийских укреплений полыхал костер. Немайн почтила ярость обреченных, и с павшими врагами поступила достойно. Это немного утешало, как и то, что павшие в бою избегли мучений колдовской гибели и удостоились чертогов Вотана. Иные вспомнили - Отец Дружин еще и Предатель Воинов. Ему угодна смерть героя, потому, рано или поздно, но помощь его заводит в безвыходное положение. Это он и теперь сделал, потому и храм не защитил.
   Ударь камбрийцы на приступ, пока гарнизон во всем изуверился - глядишь, и одолели б. Но Немайн вместо приступа продолжала углублять рвы и готовить предполье, радуясь, что поредевший гарнизон почти не вредит работам. А десять дней спустя из-за дальних холмов показалась стена алых щитов. Ополчение Хвикке явилось выручать столицу.
  
   В маневренной войне один всадник стоит десятка пехотинцев. А в осадной? Саксы осторожничали - и понять их было можно. В прошлый раз они атаковали вдвое уступающую армию, стоящую без укреплений - и проиграли вчистую. Попробовали засаду - трое на одного - не вышло, а ноги унесли немногие. Теперь их было впятеро больше, но червяк сомнения глодал и угрызал. Хотя бы оттого, что вдоль дорог продолжали действовать камбрийские всадники.
   Ополчению удалось собрать достаточно людей, но совершенно недостаточно припасов. Рыцари Клидога недаром считались доками по доставлению соседям мелких неприятностей - угонять скот и грабить обозы у них получалось весьма ловко.
   Увы, если пищу и корм для лошадей кередигионцы находили в изобилии, стрел им не хватало. Их обоз давно и благоразумно стоял внутри одного из лагерей - напротив южных ворот Глостера. Теперь, когда Хвикке вернулись к столице, это означало: каждый новый рейд отныне будет начинаться прорывом. Впрочем, у саксов не оставалось времени - армия Британии подходила к границам. Несколько дней - и появится конница. Еще через пару дней - силы сравняются. А ведь у бриттов еще и богиня! Ну и как ее атаковать?
   Вот и медлили. Построили лагерь. Принялись совещаться - в который раз. Ничего не выходило. Все путал крик Неметоны. Но, натешившись буйной перепалкой в большом шатре, идея на саксов снизошла. Пленники, кого захватить удалось, все признавали: богиня поет опасливо. Своих задеть боится. По легендам тоже так значилось. Выходило: если перемешаться в кучу, ничего у нее не выйдет. Или петь не станет, или распугает вообще всех. Что тоже неплохо: саксов больше, саксы храбрей - значит, оправятся раньше. Решено: ставка на свалку! А как добраться? Конницы нет. Место вокруг голое, а еще лезть через рвы и частокол... Но - придумали!
   Расходились веселые. Но больше всего довольны оказались не они, а пятеро аннонских бардов. Если бы счастье было светом, ночи бы не было. Стало можно уволочь взбалмошную сиду, вздумавшую лежать в десятке шагов от чужого лагеря. Хорошо хоть, одеться в черное согласилась и личико сажей перепачкала. Не целиком, как все, а полосками. Долго убеждала, что так лучше - да так и не уговорила. Ну что она понимает в скрадывании, налетчица! Зато счастливая: белки глаз и не видны совсем. Их-то сажей не замажешь.
   Если бы возмущение было тьмой, утро в тот день не наступило бы вовсе. Немайн совсем сошла с ума - захотела лезть в город. Перед тем, правда, подняла Анну, Ивора да пророчицу. Велела - отобрать лучших лучников. Придать аннонцам, выставить в дальний караул, за рвы. Осторожно. Чтоб на готовые саксам подарки не наткнулись. Бить всякого, кто попробует пустить к крепости летучую стрелку. Саму стрелку вместе с запиской - немедленно ей. Как из города вернется.
   Пророчица тоже умом тронулась.
   - Жаль что до Роксетера долго плыть. Заказать бы веревок и бубенчиков. Немайн, конечно, ночью видит хорошо...
   Анна же Ивановна только улыбнулась хитро. Одно слово сказала:
   - Стрекала.
   Нион Вахан смотрела непонимающе.
   - Люди, когда им очень больно, кричат, - пояснила Анна.
   - Аааа. Тогда ясно. Бубенчиками будут саксы!
  
   У нее есть имя. Главная тайна и секрет. Настоящее имя, не кличка! Тэсни. "Солнечное тепло". Почему же так холодно? Хозяйка все ж решила сжить со света? То ли мужу свою волю в домашнем хозяйстве доказать, то ли заметила в глазах надежду. Так у многих злоба проскакивает. Не у нее. Она спокойная. Она попросту хочет уйти. Посмотреть, как живется в стране, где слово "бритт" не значит раб. Лучше в такой, в которой рабов и вовсе нет. Временами мечталось - занять место хозайки, а ту с дочками - к жернову да квашне. Потом понимала: нельзя. Слишком захочется отыграться. До смерти загоняет. А рабы дороги. Вот ее хозяйка ненавидит. Почти как ту, что муж временами пользует. Убить - нельзя. Накладно. Тем более - испортить. Пусть хозяйство и богатое, а дорого выходит, калечить ту, что смирная и работящая. А за то, что временами - когда думает, что и не видит никто, шею выпрямить пытается, губить как-то непроизводительно. Так что до осады жить было можно. Другие рабы говорили, мол, у тебя не жизнь, а муки пекельные. А другой-то не видела, привыкла. Всех мук - лишняя работа и разные шутки с насмешками. Нет, хозяйка не настолько на нее зла. Не была - до войны, до слухов о поражении.
   С началом же осады жизнь стала вовсе невыносимой. Саксы, безжалостные в торжестве, от неудач обезумели. Хозяин - подслушивать не пришлось, при скотине не стесняются - сказал, что рабов надо бы убить. И христиан. Не то произойдет вред. Ворота им не открыть, конечно. Но мало ли что. Многие закивали, да тут хозяйка руки в бока уперла, и заявила, что, выходит, мужики свободных женщин решили к квашне да жерновам приставить? Или воины намерены молоть да месить сами?
   Вот и жива пока. Кто бы знал, что жернов, проклятущий, спасителем окажется?
   Но что хозяева сделать догадались - так это вышвырнуть рабов из дома. На январский морозец. Мычащую скотину оставили. Мычащую не боятся. Ну, кроме быка. А говорящих разогнали по нескольким подсобкам, чтоб вместе не сбились, да подперли на ночь тяжелым. Ее - к малому жернову, да одну. Несмотря на холод, улыбка наползла на лицо. Боятся. Ее, жалкой. Приятно. И грустно: лестно, да не про нее. Это там, за стенами - грозные люди. И не только люди! А у нее... Всего и есть, что имя. Немножечко тайной гордости. И много-много терпения - сносить скотью долю.
   Холод и сон - не спать нельзя, спать страшно: можно не проснуться. А не спать - все равно не выйдет.
   Шуршание. Скрип. Холод. Дверь приоткрыта. Кто-то "выпустил". Со света сжить хочет. То ли ее, то ли всех. Понятно же: отперли - дура-девка вылезет. Вылезла, значит, злоумыслила. Ей - веревка на месте, а там и остальных под нож. Потому как саксы уже и теней боятся. Пока леность сильней страха. Да намного ли?
   Тени, они страшные! Особенно лунные, а лунный свет проник в щель вместе с морозцем. Вот одна, в углу, и зашевелилась. Крыса? Нет, большая... Наверное, это тучи бегают по лицу Луны. Вот сложили невысокую фигуру. Почти человек. Человечек.
   Лунный человечек откинул капюшон. Тускло блескнули засохшей кровью волосы. Странное лицо - полосками. Заворочались легендарные уши. Она их по другому представляла.
   - Ты - бриттка. Значит, ты и нужна.
   - Зачем ты пришла? Я слабая. Я рабыня и дочь рабыни, я ничем тебе не могу помочь.
   - Я не нуждаюсь в помощи. Чего не скажешь о женщинах Кер-Глоуи. Да и мужчинах: есть же сыновья у пленных валлиек? Теперь, наверное, и внуки.
   - Есть...
   - Пусть выберут: кто они. Саксы-рабы или бритты, желающие свободы. Но это их дело, и я не хочу вмешиваться. Я только хочу, чтоб мои воины не перерезали невиновных. А то и родичей. Что делать, решай сама. Я пойду, навещу еще кого-нибудь. Зимняя ночь длинная... Зато последняя.
   - А как ты вообще сюда попала? Прилетела? Или через туман?
   - Сквозь стену прошла, - буркнула Неметона. - Ты точно наша: сама околеваешь, а любопытство еще живехонько. Эх, дала б тебе плащик погреться. Так мало что назавтра отберут, еще и допрос устроят. Ну, до свидания.
   Скользнула к дверям, и только тут рабыня подхватилась, окликнула.
   - Так назавтра что, приступа не будет? - а из двери холод. Даже дрожь бьет сильней.
   - Будет. Только не мы, а нас. Ополчение снаружи, гарнизон изнутри. Как бы не с самого утра.
   Сида вышла. Зябко потерла руки. Хорошо, если эта - смолчит. Чем-то симпатична. Но предатель найдется. Или хоть болтун. И это очень хорошо!
   Наконец - подземный ход. Там уже подпрыгивает от нетерпения Луковка.
   - Есть письмо! Я уже и чернила подобрала - похожие.
   - Погоди. Сначала прочту.
   Взгляд шарит по строчкам. Главное - вот: атака без условного сигнала. На шум боя. Это следует изменить. И забросить в город отравленное ложью письмо летучей стрелкой. Чтоб в городе знали: атака по условному сигналу. Тем, что битва стихла - не смущаться, отступление ложное!
  
   Последний день перед битвой Немайн проспала. Впрок. Раз уж сказанула сдуру "ночью не больше, а днем не меньше четырех часов" - так тому и быть. Засветло обошла позиции. Проверила бочки с маслом и жиром, факелы. Запасы стрел. Позавтракала ужином из солдатских котлов. Бодрилась. Шутила. Навестила Луковку - эта тоже перешла на дневной режим. Что поделать - камнемет разбрасывает триболы, железные шары с четырьмя шипами: три - в землю упереться, один - врагу. А это ночная работа, иначе саксы увидят, куда те легли - и не полезут ноги колоть. Убедилась - все готово. Оставалось - лезть на одну из дозорных вышек и ждать атаки.
   Проходит час, другой. Ночные краски сгущаются, понемногу превращаясь из ярких - в мрачные, когда Луна, пособница саксонская, прячется за холмом. Но саксы показываются. Может, догадались, что письмо перехвачено? И ударят утром, по невыспавшимся?
   - Пора?
   Граф Окта. Кони, впряженные в колесницу, и те фыркают тихо, соблюдая тайну. Предпоследняя команда, которую следует отдать шепотом.
   - Выступай. На тебя очень надеюсь. Если они не полезут ночью - то, что ты выбрался из лагеря, станет главным моим достижением на сегодня.
   - Не беспокойся. Когда в Роксетере ковали наконечники стрел, там знали, что пользоваться ими буду я. По крайней мере, большими. И сестру твою сберегу.
   Ушел. Интересно, как он Эйру опекать собирается? Ее, и все пять колесниц, что все еще на ходу. Все-таки как судно назовешь - так оно и поплывет. Две из семи "Пантер" сломались на переходе в полторы сотни километров. Без боя. Кажется, пора пересматривать конструкцию. Чтоб получился "Т-34-85". Или хоть "Шерман". А заодно придумать применение для трехосной рессорной повозки, помимо обозного. В Рождественскую битву только обоз и спас! А если сделать на основе таких колесниц специализированные подвижные укрепления?
   Тут и выяснилось - просто взять и представить вещь у Немайн не получается! Клирик, если нужно, видел чертежи в голове - а ей нужна картинка перед глазами. Иначе образы путаются и сливаются, рождая невнятных чудовищ. Сида принялась вспоминать задачки из полузабытого курса начертательной геометрии, но проявить перед глазами абстрактные линии не получилось. Зато, взяв за пример один из окрестных холмов, удалось мысленно дорисовать простые сечения плоскостями... И тут абстрактная линия взбухла вражескими воинами. Саксы все-таки начали атаку.
   Колонна старалась идти тихо, крадучись - и сиду никак не покидало ощущение, что перед ней разворачивается бездарная кинопостановка, и орда статистов сумеречным днем изображает ночь и скрытность. Впечатления впечатлениями, но... Этот шепот - последний.
   - Готовьсь!
   По лагерю пробегает шелест. В спящих гленцы не играют давно. Теперь же стрелы ложатся на тетивы, руки перехватывают копья и билы покрепче. А вот теперь - громко:
   - Свет!
   Загораются факелы. Не фонари - ориентиры. Прямой крест, косой, круг с крестом...
   - Альфа! Прямой, возвышение два, - значит, две ладони. - Бей!
   - Гамма! Круг, возвышение один. Бей!
   Враг успевает понять, что замечен. Уйти от стрел - нет. Даже щиты подняли, на звук. Два лагеря работают, третий ждет. Одна колонна? Не верится, другие просто поотстали. Вот и они. Хорошо, что есть река: Немайн со своей вышки видит все позиции войска. При полностью круговой обороне такое бы не получилось.
   - Бета! Прямой, возвышение один. Бей! Альфа, круг, возвышение два. Бей!
   Вторая колонна успешно влипла в "минное" поле. Не простенькое, наспех набросанное прошлой ночью, а любовно вкопанное. И если трибол всего лишь пропорет ступню, то стрекало - и до живота доберется. А ведь простейшая вещь. Даже без пружины. Грабли, да и только. Но грабли, верхняя часть которых вооружена железным острием. Простеньким, без режущих кромок. Дешевка. Даже не дротик. Вот только что должен подумать враг, напоровшись ночью на засаду из сотни - другой подобных штуковин? Особенно если римские военные трактаты наизусть не учил, зато слыхивал сказки о сидовском колдовстве, обращающем траву и кусты в непобедимые армии?
   Этой колонне хватило капканов и стрел. Зато первая прорвалась ко рвам. Теперь врага видит уже не одна сида. А тем, кто бой еще только слышит, стоит напомнить:
   - Все хорошо! Все держим! Бей!
   Фашины летят в ров, а в фашины - зажигательные стрелы. Наконечник у каждой - клетка с раскаленными углями, да крюк острей рыболовного: за крыши цепляться. Ну, или вот - за фашины. А то, перелетом, и саксу за щит. Или за рукав. Или за штаны. Жаль, мало огневых наконечников. Фронт широкий, саксов много. Господи, до чего же их много! Даже в одной колонне. Один ров уже перешли - во второй защитники льют масло, поджигают. Кое-где уже и билами отмахиваются.
   - Все укрепления держатся!
   Пока это так. Пусть это и будет так! Окта, где ты? А, вот и он. Рукой машет. Где проплутал лишний час? Непонятно. А что поделать - ночь. Спасибо, вообще вышел куда собирался...
   После битвы Немайн пришлось перед Октой извиняться за дурные мысли: причиной опоздания стали не блуждания в потемках, а третья колонна. Вот она как раз блуждала - хотя должна была атаковать вдоль берега Северна. А в результате столкнулась - лоб в лоб - с группой графа Роксетерского. Окта спешил зайти в тыл первой колонне. Они могли разминуться в безлунной тьме. Тогда - кто первый заметил врага, тот и победил. Но вышло иначе, и пять колесниц, шедших в голове британско-мерсийской конницы, врезались в пешие порядки саксов. Те успели поступить "правильно". Слухи о колесницах ходили давно. Потому вожди припомнили слова уэссекского советника, отзывавшегося о боевых колесницах с крайним пренебрежением. По его словам выходило: достаточно расступиться и забросать возниц дротиками.
   Саксов подвела заносчивость греков и римлян. Впрочем, жизнеописатели Александра и диодохов ругали колесницы серпоносные, а Цезарь удостоил умеренной похвалы британские - именно за то, что, способствуя маневренной партизанской войне, в битву не лезли.
   Саксы расступились, но до дротиков дело не дошло. В брешь ударила кольчужная конница. Посыпались удары. Проходя сквозь строй, колесницы вреда особого не нанесли. Разве Анна вновь окровавила крюк, а Окта любезно вернул врагам ту самую франциску, из-за которой остался без любимого скакуна и на ближайшие недели лишился способности ездить верхом. Зато, прорвавшись, ударили болтами - в спины.
   Вслед за ними на тыл саксов обрушились всадники. Штурмовой строй, не приспособленный к таким перипетиям, рухнул. От резни саксов спасли только крики фанфар. Окта собирался выполнять главную задачу, а не головы резать. Хотя новый меч в который раз показал себя оружием надежным, и просил рассечь острием десяток бегущих. Но гоняться за славой, когда союзники изнемогают? Теперь, поднявшись на холм, граф увидел всю картину. И, в который уже раз, подивился предусмотрительности бриттской богини.
   Этот холм она собиралась окопать. Включить в линию укреплений. Хотя бы гребень. Но лишние полторы мили удлинили бы циркумвалационную линию вдвое. Выбирая между вторым рвом и холмом, Немайн выбрала ров. Теперь ров был завален, а с холма, под гору, катились саксы. Возле иссеченного частокола единственный небольшой резерв пытался не пустить врага внутрь укреплений. Зато теперь на вершину холма взошла его конница. У четырех других колесниц иная работа. Прежде, чем возглавить таранный удар, Окта приветственно помахал огням лагеря. Знал: сида увидит.
   - Слава графу Роксетерскому! - донеслось со стороны лагеря. - Все позиции держатся! Альфа! Прекратить стрельбу. Холодное оружие наголо. Гамма. Прекратить стрельбу...
   Увидела. Колесничий опустил длинное копье. Всадники так же поступили со своими, покороче. Теперь нельзя было сказать, кто из них мерсиец, кто камбриец - тем более, что многие из воинов уговорили свои общины признать правителем Окту. Тех прав, которыми он, как граф, обладал в Роксетере, в новых владениях он не получил и близко - зато воинов и кое-какие доходы приобрел. Вместе с необходимостью постоянно навещать Камбрию для отправления суда.
   - Слава! Роксетер! - орут защитники укреплений.
   - Роксетер! Камбрия! - крик всадников бьет по растерянным врагам раньше копий. Бежать тем некуда - впереди стена, позади конница. Опасно! Окта понял, удар получился не прижимающим, а рассекающим. Конец самой успешной из колонн оказался и самым страшным. На этот раз преследование сдерживалось лишь необходимостью поддерживать порядок. Которому очень способствовало покрикивание с башни.
   - Все укрепления держатся! Вижу огни!
   На вершине холма Эйра запаливает три костра. Поддельный сигнал к вылазке гарнизона.
   - Всем - к внутренним линиям! Альфа, косой, возвышение два. Бей! Альфа, возвышение один!
   Гарнизона в городе после истории с кожами - сотен семь. Еще полстолько - женщин, подростков, стариков. Тех, кто может стоять на стене, но не годится для вылазки. А еще кому-то нужно рабов стеречь. Если их не перебили. Сколько из них вышло? Половина. Меньше, чем надеялась, но тоже не плохо. Плохо, что дорогу им стрекалами не устелешь - самим нужна. Вот эти самые четыреста шагов между частоколом и воротами. Саксы прорвутся - но там, где не преуспели тысячи, сотням ловить нечего. А потому следует ждать, пока отойдут от города подальше. Пока перелезут ров, другой. Пока ввяжутся в рукопашную схватку... Пора! Над полем боя разносится:
   - Луууковка!
   Войско радостно подхватывает.
   - Лук и Камбрия! Лук и Дивед!
   Лук для всех - символ страны, боевой клич. Но это и прозвище Нион! Сигнал. Пора засадной сотне выплеснуться из базилики, превращенной в храм Одина. Еще вчера саксы тут приносили жертву. Но собственную кожу пожалели. Свиньи - обычной жертвы - показалось мало. Пришлось вспомнить старину, и принести человека. Даже не одного. Гудели рога, и важные жрецы следили, как истекают кровью одурманенные священным вином жертвы. Молились бы о священном - сожгли б или удавили. А для войны - чем больше крови, тем лучше. И все равно Нион морщилась. Это обычная замена, жизнь за жизнь. Но вряд ли жрецы, что лежат с перехваченными глотками у ее ног, были столь великими друидами, чтобы ценой нескольких рабов купить неуязвимость сотен воинов. А христиане сильны: их Бог дозволил собственную плоть и кровь приносить в жертву. Так на что они надеялись? Теперь под сводами базилики вновь собрались христиане. Не молиться. А впрочем, многие шепчут под нос молитву.
   - Готовы? Вперед!
   Странно и смешно: осаждающие захватывают ворота для того, чтобы закрыть! Пока ушедший на вылазку гарнизон не понял, в чем дело.
   Ушли не все, половина. Остальные - их пятеро на каждого камбрийца - размазаны по стенам. Укрепления - старые, римские - все, на случай предательства, открыты сзади. Римляне и бритты боялись заговорщиков, не народа. Да и подвиги защитникам легче совершать на глазах у тех, кого они обороняют. А потому все решает - кого куча, да кому с башни Неметона покрикивает. Не только Луковке!
   - Рабы Глостера! Кто из вас хочет стать свободными гражданами? Восстаньте. Отомстите за годы унижений, за плети, за казни! Пришла пора! Наши воины уже в городе! Всем, кто встанет рядом с ними - воля и добыча!
   Увы, холопское звание лишает мужества. Вспомнить былую свободу могли разве некоторые женщины - да и тех давно сломали. И все же, призыв богини не прошел совсем впустую. Дети да подростки - бесстрашны. Нашлось и отчаянное взрослое сердце. Одно.
   - Не хочу быть рабыней. Убьют вас - с вами умру. Меня зовут Тэсни. Тэсни верх Максен, и я внучка свободных бриттов.
   Из любопытства, да потому, что от безоружной да неученой в драке толку мало, Нион оставила бывшую рабыню при себе, да при воротах. Жернова крутила - и со створками тяжеленными поможет.
   - А что вы с остальными рабами сделаете?
   - Мерсийцам подарим. Неметона говорит, в Камбрии невольникам не место! У нас только воины. А там рыцари, бывает, не с королевской казны кормятся, а с деревни, жители которой на войну не ходят...
   Далеко отряду разбредаться не стоило. Три десятка остались в храме. Семь - наскоро разорили ближайшие к захваченным воротам дома, соорудили баррикады. Тут снаружи полезли ходившие на вылазку, изнутри - те, кто остался. Но Майни двинула к стенам всю пехоту - и тем, кто стоял на стенах, пришлось этим обеспокоиться. Уцелевших после вылазки впустили через лазы или втащили внутрь на веревках. К утру вокруг ворот красовалось камбрийское укрепление - напротив саксонское. "Дом Сибн", как начали называть базилику, тоже выстоял ночь. Оборонять крепость в таких условиях гарнизон толком не мог - а что оставалось?
   Поутру нашелся вариант. Его принес граф Окта. Приковылял к баррикаде. Спросил, есть ли с кем поговорить, или глостерцы - совсем толпа? Коротко обвинил в мятеже и предательстве. Заявил, что сам бы всех перерезал - но Неметона, как христианкой заделалась, добренькая стала. Согласна выпустить всех - даже с оружием. И всем имуществом, что можно утащить на себе. Скот и рабов - не брать. Дал стражу на размышление.
   Поразмыслить было над чем. Граф Роксетерский явно дал понять, что Хвикке для него - люди без чести. Перед такими слово держать не обязательно. Конечно, остаться в городе - все равно умереть. Но цена - другая. Так к чему щадить своих убийц? А жить хотелось, предложение же Окты сулило надежду. Потому глостерцы ломали голову: какой гарантии попросить? Требовать в их положении не приходится. Неделю назад можно было попытаться обменяться заложниками. Но тогда оставалась надежда удержать город. А теперь?
   На выручку пришли старые легенды. Удалось припомнить - эльфы да фэйри никогда не лгут. Даже самые злые. Лукавить могут - так тут как уговоришься.
   Уговаривались целую стражу. Потом - из города потянулась колонна груженых пожитками и оружием людей. Немайн разглядывала процессию с вышки. Послеживала - но никаких подлостей не последовало. Глостерцы тяжело шли, едва не шатаясь под неподъемным грузом. Навьючились так, чтоб едва-едва дойти до лагеря ополченцев. Но это никак не объясняло злорадства на многих лицах.
   Анна просто радовалась победе, шушукалась с Луковкой, представляя, как ополченцы и гарнизон начнут выяснять, кто кого не поддержал во время решающего сражения.
   Эйра оставалась сосредоточенно насупленной.
   - Ты что? Победа же!
   - Победа... - проворчала та. - Что, от нее отец воскрес? А Майни... Добренькая она! Гвентцам так подбросила "Сколько раз увидишь его, столько раз его и убей!". А сама... Ничего, Артуис придет, собаки живой не оставит.
   - Будут они дожидаться большого войска, как же...
   В город входили с опаской. Боялись, что найдутся желающие умереть со славой. Тянули с собой перрье, наконец-то поставленную на колеса. На случай осады какого дома. Напрасно. Город был пуст, тих. Мертв. Хвикке точно выполнили букву договора: рабов и скот с собой не взяли. Порезали на месте.
   - Майни, прикажи атаку! - ладонь сжата на рукояти клевца. На лицо Эйры лучше не смотреть - страшно. Лучше смотреть на убитых. У трупов лица спокойные...
   - Нет. Подумай...
   - Не хочу думать... Хочу мстить!
   - И Хвикке этого хотят. Ждут, что теперь мы полезем на их укрепления. Не дождутся. Хочешь поплакать?
   Да, а заодно и помириться с сестрой. А вот не хочется!
   - Посмеяться хочу. Добрую Немайн саксы обманули!
   Немайн отвернулась. Зато заговорила Анна.
   - Дура. И как тебя наставница в ученицах терпит? Разве за родство. Вспомни: если тебе кажется, что ты обманул сиду, начитай считать. Коров, пальцы, детей... А верней - подожди немного.
   - Майни, это так?
   Сестра не отвечает, насупленно молчит, сапог ковыряет грязь разъезженной улицы. Глина, навоз, кровь - всего понемногу.
   - Маайни?
   - Мэтресса наставница, - поправляет Немайн. - Мэтресса наставница - аж пока не поумнеешь. Я ведь смотрела, как они уходят... Помню всех в лицо. Им теперь деваться некуда - только бежать. Далеко-далеко. И дрожать всю жизнь... Повод обеспечу. Даже жалко их. Правда.
   - Добренькая ты, - улыбается Анна Ивановна, - наверное, и рыцарей на дорогу, по которой ополчение отступать будет, выпустить не забудешь?
  
   Эпилог.
    
     Иногда ход эксперимента интересней, чем результат. И не так уж важно, что там, внизу, под пытливым взглядом: предметное стёклышко или целая планета. Даже целая система - но интересное всё на одной планете, остальное - обычное. Пусть и собранное лично, а потому нет-нет, да и стрельнешь глазком на дальние орбиты. Уравновесить семь планет - не шутка, а он всего четырьмя балансирами обошёлся! Жаль, подопытный не может оценить. Или - подопытная? Да как ей удобнее! Беда, что даже сидовскими глазами этот маленький шедевр без телескопа не рассмотреть. Так что могла бы вместо войн заняться очисткой стекла, да телескоп соорудить. Не так уж это и сложно. Зато как повеселится! А уж как до южного полушария доберётся... Ну что там на контрольной Земле - маленькие пятнышки, именуемые Магеллановыми Облаками. А тут - спиральная Галактика во всё южное небо. Красотищща! Даже поторопить возжелалось - но истинный учёный бережёт чистоту опыта, уже не особо о ней и задумываясь. Хорошо хоть, ждать дальних путешествий недолго. Народец рыжей попался морелюбивый. Ну как можно - на крохотной - нет, не скорлупке, она кожаная! - в бурю, в шторм? Или это у них развлечения такие, суицидальные безумеренно, по валам штормовым кататься? Из воды вышли, и в воду вернётесь. Плавут-то бесцельно, ни вперёд, ни назад, а всё вверх да вниз... И чем живут? Что в махонький кожаный поплавок можно напихать достаточно припасов - не верилось. И чем живут? Дети моря...
     На куррахе, на деле, голодали. Пища закончилась на восьмой день - а поначалу сэр Кэррадок о ней и думать не хотел. Господь милосердно посылал путникам дождь, так что воды было достаточно. Всех занятий - прочувствовать единение с Богом, мощь творения, силу первозданного хаоса. Пощупать спиной хребты морских допотопных гадов. Если в Палестине да в Аравии пустынь предстаёт раскалёнными песками, если грекам верно служат острова и горы, кочевым народам степь, а славянам лес, ирландцам и бриттам достался Океан. Не призрачные видения-миражи. Не пронзительная синь, напоённая хрустальной прохладой вершин. Не бескрайний мир, равный небу - только чуть ниже. Не горнее стремление смолистых стволов, перепевающихся кудрявыми шапками. Вздымающиеся и опадающие стены воды, летящие - и бесконечные - дождя. Движение. Вечное. неостановимое, всесильное. А потом - ясная зелень, и тепло дневного свелила, покачивание, зыбкое и нежное. Крики чаек, и запах - такой же, как тот, на который Кэррадок вышел из туманного мира. Запах берега.
     - Не будет грехом нам и вёсла в руки взять - Господь явил нам назначенную землю! - заявил один монах.
     - Значит, нас ожидают труды, - хмыкнул другой, - иначе выбросило бы на берег. Но это и хорошо. Если у Него есть для нас работа - нет ничего радостней!
     Стоило вытащить верное судёнышко на берег, как тучи сомкнулись. Ни дождь, ни снег не пошёл - и то хорошо. Зато к запаху берега примешался ещё один. Знакомый. Запах гари.
     Кэррадок, невзирая на пост, чувствовал себя лёгким и бодрым. Проверил меч. Лук, не подготовленный к морской дороге, отсырел и быть оружием на время перестал.
     - Ну что, братья, - спросил весело, - вам нашлась земля? А мне - дело. Лес в такую погоду не загорится, и даже соломенная крыша - только если очень постараться. Кто-то - постарался. Значит, рыцари здесь очень нужны.
     Сэр Кэррадок доволен. А наблюдатель - разочарован. Кажется, люди в кожаной лодке попросту путешествовали. Сотня километров за десять дней. Без управления. А если бы их в океан унесло? Нет, он бы таких спасать не стал! Впрочем, совсем недалеко, даже глаз скашивать не придётся, работает подопытная. Хорошо работает - в Южном Хвикке огненные сполохи и дым. И сколько процентов ей за такое начислить? Всё-таки её народ теперь знает - можно не только остановить врага, но и сделать маленький шаг вперёд. Или назад? Не разберёшься. Спрашивал у Юрис Консулента - тот стоял в углу мастерской, пылился, места же занимал аж три этажа в высоту, а в длину и ширину ещё больше - чья та земля, что завоёвана от пятидесяти до двухсот лет назад, но юридически никак не оформлена. Так ящик с транзисторами, конденсаторами да соленоидами только некое "право меча" и припомнил... А соленоиды как раз были нужны заклятому приятелю. Этот сорвигайка опять ухлопал куда-то все запасы. Приходил просить. И транзисторов тоже, мешка хотя бы три-четыре... Вот Консулент ему на запчасти и ушёл, да ещё из старого Подглядывателя пришлось добавить. А тот даже и спасибо не сказал, только обещал показать, что из бывшего Юрис Консулента получится.
     Бригстоу оказался большой деревней. К приходу британского авангарда - деревней брошенной. А авангард, конечно, гленцы. На вал с частоколом надежды у саксов не было - и правильно не было, тем более бревенчатые дома растянулись вдоль берега на несколько миль. Защитить такую линию они не могли - да и не хотели. У измученного кавалерийскими налётами табора, в который превратилось обросшее беженцами ополчение, оставалось одно несбыточное желание - оторваться от бриттов.
     Главная гавань Хвикке пуста и молчалива, но Нион упрямо разворачивает камнемёт. Зачем? Учение? Замешкалась. Ааа, грабят! Ну да, город брошен, а много добра на повозку не взгромоздишь. Интересно, здесь рабов и скот тоже порезали? Нет, угнали. Наконец, трофейная команда даёт согласие. А там - в сумку пращи - ядро из жира и хвороста. Поднести факел, дать отмашку... Ещё заминка. Почему? Немайн забралась на пригорок. Запела - и огненный шар вонзился в низкое небо!
     После третьего зажигательного снаряда пришлось менять пращу. После пятнадцатого - спешно тушить сам перрье. Урок на будущее - ивовой плетёнки недостаточно, зажигательному снаряду нужен металлический корпус. Однако соломенные крыши занялись. Гудит пламя, сида выводит "Dies Irae". Красота! Пусть коллега ремесленник - но с этим голосом он превзошёл себя. Шедевр, безусловный шедевр. Умри, дружище, и не твори ничего больше! Нет, живи и твори, а то скучно будет. Но эта песня - жарче огня ядерного, благоуханнее моторного мирра...
     Смолкла - и только жаркий ветер и треск пожара. Сида снова шустра и деловита - а вот камбрийцы чуть друг на друга не натыкаются. Искусство искусством, но могли бы и попривыкнуть немножко.
     - В этот год мы эту землю не заселим, откатимся на Северн, - невозмутимо сообщает оторопевше-восторженному войску Немайн, - теперь-то можно! Работу другие доделают.
     Теперь вправду можно. Трижды учёное ополчение саксов откатывается вдоль римской дороги. Как может, укрывает народ, уходящий в Уэссекс. Повозки кругом, скот, дети... Так они когда-то пришли - а теперь вот уходят. И ждут границы как земли обетованной - только какое укрытие можно найти в стране, обреченной удару Пенды Мерсийского? Тридцать закалённых в бесконечной войне легионов идут на юг. Помощи Хвикке ждать неоткуда. Другое дело, что работы для рыцарей Британии осталось немало - объезжать ничейную землю, отбивая у врага желание вернуться, да следить, чтобы кланы за сладкие куски не передрались...
     Немайн этого ещё не знает, гонцы скачут медленно - но если чуть сместить взгляд к востоку, становится ясно: через год по берегам принимающего Северн залива саксы найдутся. Только хорошо перемешанные с англами и бриттами. Армия Мерсии разбила Уэссекс - три сражения за пять дней, два выхода на фланги, удар в тыл, и излюбленный королём Пендой удар большой колонной по центру линейного строя. Когда у тебя есть хорошая конница, что пойдёт в прорыв - такой удар смертелен. Да и полуторное превосходство над каждым из спешащих к месту сбора отрядов сказалось. Успей они соединиться... Но тем великий полководец и отличается от толкового, что все многочисленные если поворачиваются в его сторону. Чуть сместить взгляд - и вот задумчивые победители разглядывают покрытое телами поле. Привычный мертвецам конь Пенды - маленький и выносливый, как вся мерсийская порода - обнюхивает приглянувшийся пучок травы.
     - Я думал, это закончится, - тихо говорит король сыну, - Дожмём Нортумбрию, поживём в мире. Но нет... Значит, тебе придётся продолжить. Потому - учись. И - не только у меня.
     - А у кого ещё? - недоверчиво фыркнул отпрыск, - Цезаря я прочёл. Спасибо, что заставил выучить латынь. Книга того стоит.
     - У бриттов. У них творится странное творится. Громко называют имя короля Гулидиена - но шепотком прибавляют, что без богини войны побед бы не было...
     - Так это волховство...
     - В том, что я слышал, следов потусторонней силы нет. Зато есть характерный пошиб... Кого-то мне очень напоминающий. Такое ощущение, будто встретил знакомого - в чужой броне и шлеме с личиной. Потому они мне очень интересны, новый император Британии, и крещёная богиня. Я хочу знать - не кто песни поёт, а строит войска и измысливает приказы. Да, очень. К тому же тебе следует навестить невесту. Сестра короля Британии - хороший выбор, а её кусочек Диведа - владение завидное, хоть и небольшое. Думаю, по весне мы навестим союзников... А впрочем - зачем откладывать то, что можно сделать прямо сейчас? Заодно и предателей накажем.
     Их "прямо сейчас" - недели неторопливого марша. А потому стоит перенести область зрения подальше. К людям более торопливым. Вынужденно торопливым.
     Ликует Карфаген! Жителям города - да и всей консульской Африки кажется - возвращаются старые добрые времена. По городским улицам бодро топают воины. Парад? Нет, идут буднично. Да и толпа не восторгается и рукоплещет, а всего лишь радуется и гомонит. Вот из гомона и становится ясно: не победа и не праздник. В лагеря спешат пращники, нанятые на Балеарах. Многочисленные знатоки рады объяснять любому профану, что лёгкую пехоту римляне саму по себе не применяют, стало быть, император Григорий где-то нашёл оружейные мастерские. Недаром вблизи города тренируют набранных из городской бедноты гоплитов. Пока с учебным оружием - но должны же им выдать и боевое. Да-да, Григорий объявил себя императором! По крайней мере, теперь горожанам всё ясно. На смену солдатам на улицы выплеснулись радостные толпы. Сперва казалось - праздник. Оказалось - нет. В руках карфагенцев появились дубины и ножи. Кое где и мечи мелькнули.
     Первой целью толп стали отдельные дома в богатых кварталах. Там, впрочем, дело заканчивалось больше разговором да выкупом. Неужели всё-таки праздник? Но вот - громкие голоса, решительные жесты. Удар палкой. Взмах меча. Смятая ограда. Изломанные тела на белом камне...
     В кварталах бедноты и разговоров не было. Только грабёж и кровь. По выкрикам удалось понять - бьют монофизитов. Тем беженцам из Сирии и Египта, что не отказались от еретических заблуждений, надеясь на защиту Константинополя. Раньше трогать их было нельзя - а тут, наконец, стало можно. Заодно прошлись и по еврейским кварталам. Евреи, они ведь тоже малость монофизиты: уж Божественной-то сущности в Христе не признают точно. Заодно и с долгами расплатились.
     Наказания горожане не боялись. Горшки с Константом побиты, примирения не будет. А Григорий - православный, за ревность в вере сильно не обидит. Новые же войска и корабли только подтверждают серьёзность намерений. Вот наберёт бывший экзарх вторую армию, и повторит подвиг двоюродного деда - наведёт порядок в Константинополе, искоренит ереси. Потом займётся работой двоюродного дяди и изгонит врагов за пределы. Теперь сил должно хватить - и на арабов, и на гражданскую войну. Тем более, слухи уверяют, что Максим Исповедник, знаменитый защитник православия, что сумел прошлым летом обратить к истинной вере самого константинопольского патриарха, видел сон, предвещающий падение Константа. Даже и подробности откуда-то взялись: мол, привиделся монаху хор ангелов, певших славу греческому царю, императору Константу. Но вот некоторые ангелы запели славу царю Григорию и царице Августине! И очарование песни пропало, но тех, что пели осанну Константу, становилось всё меньше, августининых не прибавлялось - и скоро хор возглашал только здравицы Григорию, и песнь звучала краше прежнего.
     Явное знамение. То, что сам сновидец находится в Риме, и никак не может ни подтвердить, ни опровергнуть слухов, жителей города не смущает. Напротив - поговаривают, что Максим сам являлся во сне патриарху Африки, чтобы рассказать о чудном видении.
     Если бы у самого Григория было столько же уверенности, как у иных подданных! Будь его воля - предпочёл бы подождать. До известий из Британии, до нападения исмаильтян. Увы, царственный племянник поторопил, официально сняв дядю с должности, раз уж вызвать в столицу не получилось. Что ожидать от вызова - гадать не приходилось. Как и о том, насколько случайно единственный брат императора сломал шею на охоте. Оставалось занять должность, которая подтверждается не тираном на берегах Босфора, а одним Богом, и надеяться на лучшее.
     Большая часть этих надежд связана с Британией. И той, которая может оказаться как ушлой самозванкой, так и сбежавшей из-под стражи племянницей. По крайней мере, попытка разоблачения, предпринятая Константом пару недель назад, совершенно провалилась. Впрочем, племянник совершенно обезумел, раз пошёл на такой подлог: выставить простолюдинку с Родоса, да ещё знакомую многим морякам, в качестве собственной тётки. Видно, искали похожую, да лучшей не нашли. Как бедняжку ни запугивали, та от самозванства отказалась прямо на площади. Не посмела оскорбить священность царского венца.
     Тут её и морячок какой-то признал... Начались волнения, и в беспорядках рыжая гречанка сумела сбежать. И хорошо. Ненависть племянничек успел заработать - пожалуй, везде, кроме столицы. Теперь стал посмешищем. Отлично! В ближайшие месяцы ему точно не до Африки будет. А за это время нужно обеспечить себя против арабов...
     Наблюдатель бьёт себя по лбу. Отвлёкся, отвлёкся на дальние дела - пусть интересные, но почти совпадающие с исторической канвой. Зато, рассмотрев победителей, забыл про побеждённых. Тех из них, кто будет что-то значить в следующем году... Теперь в фокусе внимания просторный бург - укрепление, начинающее медленно, но верно превращаться в город. На башне разевает пасть золотой дракон. Внутри - сложив руки на груди, внешне спокойный человек склонил раздираемую тысячей забот и беспокойств голову. Кенвалху Уэссекскому есть о чём поразмыслить.
     Старые боги покарали за отступничество. Иисус помочь не пожелал... Что ж. Остаётся надеяться на прощение тех, кому, по крайней мере, не безразличен. Асы терпеливы. Сколько выходок Локи простили, прежде чем заточить в подземелье. Так тот одного из асов убил. А он, Кенвалх, всего лишь желал испытать силу иного божества. Решено!
     За спиной дышит дворцовый управитель. Ждёт распоряжений. Что ж, они последуют.
     - В молельной комнате убери христианский алтарь, - а голос удалось выдержать спокойным, хорошо.
     - Но, мой король...
     - Не беспокойся. Я знаю, что ты христианин. Поверь, это никак не изменит доброго к тебе отношения. Я попросту сделал выбор - и желаю, чтобы мои подданные это заметили.
     И не обратили внимание на то, что король сам виноват в поражении.
     Кенвалх повернулся к окну, сквозняк донёс привычный уличный смрад Винчестера. Армии Пенды, разбившие его армию - бесчестно, по частям! - почему-то отклонились к западу. Кажется, мерсиец решил, что врагов следует добивать окончательно, а потому намерился в этом году покончить с Хвикке. Хорошо. Это даёт ему, Кенвалху, время до осени. А там - переселенцам с континента, кроме Уэссекса, податься некуда. Кент и Мерсия границы закрыли давно, Хвикке нет. В Нортумбрию традиционно едут англы. На следующий год она встанет на ноги, а это держава посильнее Хвикке. Да и христианский Кент никуда не денется - в Уэссексе у них куда больше единоверцев, чем в той же Мерсии. Опять же, они всё-таки саксы. А мерсийцы и не поймёшь, кто. Одна беда - Пенда уже нашёл одного нового союзника, может, и ещё кого-нибудь отыщет?
     Кенвалх снова недвижим - и скучен. Что ж, найдётся другое место, более достойное внимания Сущности. Например - оставленный подопытной ради войны новорожденный город. И его граф. Который уже на грани злоупотребления. Ох, будет ему взбучка. Крепкая. Немайн не хуже коллеги - и мозги вправит, и лицо даст сохранить. И всё равно - каков этот норманн! Своё - не королевское. Точней, не хранительницыно. В том и проступок: в верфь Эгиль вложил чуточку больше души, чем в город. Хотя и тот рос понемногу. Но верфь не просто выросла - начала действовать. Очень помогли специалисты, конечно: скучающие моряки с дромона всегда готовы почесать языками. Результат: на стапеле - сидовское изобретение и великое искусство - растёт скелет корабля. Не больно длинный, да ходкий, плоский, словно распластанный по реке. Этот пройдёт над любыми мелями. В письмах Немайн нашлось решение - как сделать такой корабль устойчивым на ветру и на волне. Над снастями - сам ломал голову. Осталось - спустить, испытать в реке. А по весне - и в море. Если выйдет, как задумано - хороший речник и хороший мореход разом - Эгилю никакого золота не нужно. То есть нужно, но придёт само, в оплату за корабли.
     До сих пор младшим сыновьям норвежских властителей приходится, выбирая себе корабль, разрываться между войной и торговлей. Иным попросту приходится заниматься делом, к которому лучше приспособлен доставшийся корабль. Не всегда у отца есть посуда на выбор. Отныне же, кроме корабля длинного и корабля пузатого, будет и корабль камбрийский. Хочешь, лови рыбу, хочешь, вози товары, желаешь - воюй. Если приплывёшь в Глентуи и задорого купишь славное судёнышко!
     Только как сделать, чтоб все узнали - где ныне следует корабли заказывать? Не иначе, стоит сплавать на новом корабле на Оркнейские острова. И недалеко, и народ там богатый да лёгкий на подъём и всякую новизну. А повод... Торговля. Наёмники. Весточка родным, в конце концов. До весны же заказов и местных хватит - ирландцы уже заказали два судна, да купцы, кто по рекам торгует, присматриваются.
     Сверху судёнышко выглядит ничтожным - голландский деревянный башмак, и только. Правда, в нетронутой, контрольной истории именно такие кораблики вымели в семнадцатом веке с морей врагов Соединённых Провинций. Некоторые даже в Темзу захаживали, чтоб способствовать сговорчивочти англичан. Хотя обычно - ловили селёдки и треску, и таскали грузы по всем балтийским рекам. Триста лет! Под конец многие успели обзавестись паровым двигателем. Наблюдатель аж ногой притопывать начал, представив, как "башмаки" заполняют моря. Эти потащат тот же груз, что и маленький дромон - только вёсельному кораблю нужно больше сотни человеНо Немайн для этого не нужна, контора управится сама. к экипажа, а этим достаточно десятка.
     Тут проектор Подглядывателя зафыркал, картинка вспучилась рябью - а не должна бы, Подглядыватель-то новенький, суперструнный и гипертуннельный, а главное - сделанный собственноручно. То есть - надёжней не придумаешь. Собрать его попросту пришлось - старый-то, на тахионах инверсированных, мало того, что включается не раньше третьего пинка, так ещё и конденсаторов содержал прорвищу. А тут коллега за деталями заглянул. Как не дать? Опять же, ясно становится, кто тут гений, способный собрать новый Подглядыватель - лучше прежнего - без всяких конденсаторов, а кто по друзьям недостающие штуковинки ищет.
     А тут снег, засыпающий картину на стене. И времени на ремонт почти не осталось - вот-вот коллега явится, собственное творени демонстрировать. И будет, конечно, снисходительно заверять, что Подглядыватель без конденсаторов - сам по себе достижение, как себя за локоть укусить, и какое-то мелкое мельтешение мешает очень мало.
     Потому неполадку следовало отыскать и устранить - а пока проектор обесточен, заняться не столько подглядыванием, сколько подслушиванием. На кого бы настроиться? Ну вот, кажется, в меру интересный разговор...
     С иными духовными дочерьми как побеседуешь - начинаешь понимать местных мальчишек, что хотят не грамоте учиться, а рубить врагов тяжёлым и острым. Проще это, куда как проще. Что ж, дорога к Господу трудна и терниста, зато и радости от светлеющей души ближнего куда побольше, чем от пронзённого тела. Хотя бы потому, что тело со временем обернётся прахом и так, а душа вечна. Но каждая исповедь Кейндрих стоит полугода жизни! За месяц-другой можно сойти в могилу. Но на сегодня, кажется всё.
     - Погодите, преосвященный. У меня есть вопрос.
     Хорошо хоть, не грех. Вообще хорошо, что принцесса начала о душе задумываться. А то всё гордыня да ревность вперемешку.
     - Слушаю, дочь моя.
     - Немайн, она и правда может некоторые таинства проводить? Почему, женщин-священников ведь не бывает?
     Кажется, это не беспокойство о душе. Жаль.
     - Потому и не может производить все таинства, что она не священник. Только немногие - связанные с рождением, смертью и супружеством. А может многое - по своей природе. Не сидовской, а... Есть у неё некоторые особенности.
     - Так, значит, - Кейндрих посуровела. Потом просветлела. Идея снизошла. Что-то не верится в благость её очередной затеи.
     - Что ты задумала, дочь моя?
     - Сущую безделицу, преосвященный. Брак у меня будет вполне обычный, равный. Я уж рада, что Гулидиен и на такой согласился. Иначе, меня, боюсь, отец со старшиной отдали б ему в подчинённые жёны. Так пусть хоть что-то особенное в свадьбе будет! Вот я и хочу, чтобы нас Немайн повенчала.
     Дионисий постарался вздохнуть неглубоко и тихо.
     - Неужели тебе мало епископа?
     - Не то, чтобы мало. Просто... Она получится не чужим человеком. Кем-то вроде крёстной матери. С которой нельзя. Понимаешь?
     - Понимаю. Ты не веришь в добродетельность мужа? Тогда венчаться зачем?
     - Верю. Но сиды, они же развратные! И оборотничать умеют. Вот примет она мой облик, и чужим мужем насладится. А Лидди и знать не будет!
     Лидди. Первый раз жениха назвала ласкательно - и то, чтоб подчеркнуть - мой.
     - Дочь моя, Немайн девушка честная и серьёзная. И останется такой же после замужества, которое еще неизвестно когда приключится. Зато у "крёсной матери или кого-то вроде" будет гораздо больше поводов повисеть на шее у твоего мужа и по-сестрински поцеловать его в щёчку!
     Задумалась.
     - Может, это, и правда, не лучшая идея была...
     Обрадованный епископ ушёл. Кейндрих немедленно вскочила и принялась бегать по шатру. Нога зачесалась. Блохи! Неизбежное зло походной жизни и земляного пола. Нормально, в постели, только в Глостере поспать и получилось... Одну ночь - на весь поход! А сиду, Анна говорила, гады прыгучие не кусают. Наоборот, уходят из её палатки. И комары тоже... Да и епископ - как он, не называя вещи своими словами, ухитрился напомнить, что Немайн не просто сида. Богиня. Пусть и крещёная. Ладно. Не стоит её злить, в самом деле - мелкие женские шпильки недостойны королевы. А что достойно королевы? Забота о благе подданных. Вот, например, в Сенате Брихейниог представлен слабовато. А принцепс, Кейр ап Вэйлин, откровенно служит Диведу. Эту проблему можно решить? Запросто! Вот этим и займёмся. Заодно и зятька сидового огорчим!
     Изолента помогла! Юрис Консулент, мерзавец, предчувствуя разборку, перетёр собственный кабель - а чтобы тот не искрил, придавил углом корпуса. Так что метания Кейндрих по палатке доставили Сущности немало удовольствия - исключительно качеством картинки. Но перспектива казалась мутной. Поворот верньера - и вот уже помещение побольше. На фоне мрамора стен - свежесрубленные скамьи и длинные столы. Разновеликие ученики выводят первые буквы... И каракули их видны отчётливо. Учитель - молодая женщина, воительница - если судить по паре длинных кос и пристроенной на столе перевязи с мечом. Видно её плохо... а если повернуть вот так, уже лучше. Зато подёрнулась дымкой другая взрослая, что сидит позади класса. Тоже учится - а заодно присматривает, чтоб ребятня не шалила... Ну вот, опять расплывается, полоски на чёрно-жёлтом пледе сливаются в омерзительное ржавое пятно. Это что, гнусный агрегат хочет, чтобы фокус ему каждый раз выставляли принудительно? Это можно, Принудителя спаять недолго. Но как же неизящно. Опять же, а если и этот начнёт брыкаться? Второго поверх громоздить? Или третьего? Известно - подобная система надёжно работает, только будучи замкнута в кольцо - а значит, не производя иной работы, помимо собственно принуждения. Нет, лучше ещё поковыряться во внутренностях прибора... Оп! Теперь - хорошо, и учительшу видно, и старшую над учениками. Даже выражение лица читается - а оно сложное, удивлённое, задумчивое. И счастливое. Не привыкла к новой жизни? Да, прежде за душой было только имя. И то - тайно.
     Теперь, кроме имени и свободы, и отец. Гвентский рыцарь. Долго присматривался - видно, на мать оказалась похожа. Потом и спросил - сколько осеней назад родилась, да как матушку звали. Прослезился, припомнив ту, что укрыла и выходила подраненного при набеге на Хвикке молодца.
     Законных и незаконных в Камбрии не различают. Признавая дочь, рыцарь даже семейного скандала не опасался - тогда он женат не был, быль же молодцу не укор. Что до приданого, так старшей дочери полагается дом в Кер-Глоуи, кусок земли и доля в добыче с города. Немного, да и не мало. А ещё ей нашлась работа.
     Дети. Подростки, что прибились к отряду пророчицы. Которых так и не удалось согнать с баррикады. Может быть, оттого, что Нион, сама не слишком взрослая, и не пыталась тратить время на бесполезное и несбыточное. Зато отправила их в двойную надвратную башню. Швыряться камнями, лить вниз кипяток - всё то, что хвикке приготовили для камбрийцев. Сама потом удивилась, настолько помогли. Но в поход, конечно, не взяла, велела переписать, как городское ополчение. Тэсни же приставила за командира. Бывшую рабыню видели рядом с Нион, прошёл слух, что к ней перед битвой Немайн заглядывала - так что на первое время авторитета хватало.
     Тем более, после битвы сида снова удостоила беседы. Велела детей учить - грамоте и бою, счёту и ремеслу. О том и с гвентцами, что остались в крепости, поговорила. Так что малолетние ополченцы слушаются Тэсни, как шёлковые. А в сложных вопросах всегда помогают воины гарнизона. И, разумеется, комендант - сэр Максен ап Бринмор.
     Тэсни вновь отложила пёрышко, удивлённо разглядывает потёртость на пальцах. Мозоль! Думала, только от жёрнова бывает? Каменюки-то круглыекаждую ночь снятся. А днём их приходится крутить - у Тэсни рабов нет, а мука нужна. Только это - для себя. И ненадолго. Гарнизон упражняется в копании - скоро, скоро вертеть жернова будет Северн. Для всего города. Потому у камбрийцев и нет рабов - умные они! А раз умные - то и сильные. Не забыть сказать детям - а то что-то заскучали на уроках...
     Тэсни пишет крупно, не жалея места на навощённой дощечке. А как насчёт рассмотреть текст помельче? На кого ещё настроена машина подглядывания?
     Псалтирь отворена, но Пирру нет нужды подглядывать. Строки псалма Асафа он помнит наизусть. И почему пропускал их прежде? Может, если б догадался напомнить их воинам Ираклия перед битвой при Ярмуке - исход битвы был бы иным. И усталые солдаты дунайской армии, непривычные к сухим сирийским пустыням, разбили бы исмаильтян. Но - что поделаешь, с возрастом фантазия покидает человека, оборачиваясь осмотрительностью. Что ж. Если в речах Августины трещит огонь - старику-патриарху стоит обратиться камином. И озаботиться, чтобы новое христианское учение не обратилось пожаром скачущим по крышам, а стало теплом, согревающим людей. Хотя бы ради того, что у него уже недостанет сил оседлать пожар. А он намерен использовать идею ученицы - на правах наставника. Принести православию силу, которую обещают эти строки. Достоинство - без гордыни, смирение - без уничижения. А заодно - мужество, совмещённое с праведностью. То, чего не хватает армиям Рима. Которые давно не имеют ни мужества, ибо убийство - грех, и они боятся убивать врагов, ни праведности - потому, что солдат считают подонками общества. И им остаётся соответствовать. А ведь именно из солдат поднимаются новые династии!
     Противоречий в её учении особых нет. Человек, осиянный благодатью Господней, и вправду подобен Богу. Значит, неизмеримо сильней демонов, которых язычники почитают богами. И в таком состоянии не может совершить неправедного деяния... Потому, если Господь сочтёт дело, за которое идут сражаться и умирать солдаты, правым - им будет прощено. А что человеку не дано знать, когда предание врага мечу благословенно, а когда - преступно, тем лучше. Не будут убивать понапрасну.
     Пирр улыбался. Он знал, что новое учение обречено на успех среди солдат и полководцев - а значит, и правителей. А потому... Пусть глупцы и завистники пробуют его оспорить! Теперь все диспуты выиграны Пирром заранее. И патриарх Константинопольский превратится из беглеца - в духовного наставника. В том числе - и Камбрии, разумеется! Патриарх аккуратно закрыл книгу. Его ждал новый труд, не имеющий пока названия, лишь образ замысла - а наблюдателя ещё одна проверка - видом с птичьего полёта...
     Дельта Нила. Облако песчаной пыли. Армия идёт на Фустат. Позади - стены удивлённой Александрии. Горожане никак не ожидали, что их подвергнут потоку и разору. Тем более, римская армия была единоверной, а во главе стоял армянин. Такой же монофизит, как и горожане. Да ещё и старый знакомый, уже правивший некогда Египтом... Увы, у магистра армии Мануила Мамикомьяна было настолько плохое настроение, что делегация горожан с просьбой оградить мирное население от насилия добилась исключительно побоев. Магистр, сморщившись, словно от зубной боли, велел только не пришибить никого до смерти. Зато армия была довольна. Со своих ли, с чужих - добыча остаётся добычей. Эту простенькую мысль наблюдатель читал на каждом довольном лице. Да, сейчас, несмотря на тяжёлый переход, они были довольны...
     Все, кроме командующего. Если б наблюдатель и в мозги к нему залез - он бы удивился. Суровый сановник, налитый сепсью и желчью, отчаянно жалел себя. Горожане, впрочем, как и солдаты, были ему абсолютно безразличны. Но полководцу плохо - и окружающие должны это прочувствовать!
     А какая была радость, при известии, что ему снова поручили командование! Больше того - доверили отнять у неверных ту самую провинцию, что он же и оставил в руки врага год назад.
     Причиной столь плачевного состояния дел явилась недвусмысленная инструкция императора - заняв город, оставить небольшой гарнизон, отпустить флот и наступать. Город-младенец - Фустату не исполнилось ещё и пяти лет - населён арабами, перебравшимися из пустыни в благодатную нильскую дельту. Крепость, благодаря которой они контролируют хлебный край. "Александрия - это рты, а мне нужен хлеб" - сказал Констант в беседе с глазу на глаз, - "Сейчас только хлеб решает благосклонность толпы. И армии. Всё остальное - вздор. Дай мне хлеб - и ты станешь вторым человеком в державе."
     Что ожидает проигравшего, Мануил догадывается. Нет, казни не боится, не первый раз его будут бить арабы. Но более армии ему под начало никто не даст. Верней всего - лишат чинов. чтоб военный бездарь не попробовал себя в столичных интрегах, да вышлют на мелкую должность в Армению. А то и вовсе в поместье.
     На успех полевого сражения он не рассчитывал. Надеялся отсидеться за могучими стенами, измотать неприятеля - и, может, после этого, едино уповая на милость Божию, выйти в поле. Увы, инструкция гонит вперёд. А впереди маячат позор и ссылка. Что ж. Если император не заботится о полководце - тот позаботится о себе сам. Флот, нагруженный александрийской добычей, уже двинулся к Родосу. Что ж, если Мануила ждёт поместье на берегу озера Ван - жить он там будет безбедно. Займётся местной политикой. Человек хорошего рода, да с деньгами - достичь можно всего. А с большими деньгами - даже невозможного. Главное - не попасть под шальную стрелу...
     - А, вот ты где! - насмешливый голос коллеги отрывает от Подглядывателя, - Вижу, у тебя тоже успехи? Что интересно, почти одного размера с моими. Ну, рассказывай. Сгораю от любопытства.
     Прокрался, негодяй. Постой-ка, на лбу - царапина замазана. Значит, в соседние лаборатории заглянуть пытался. Царапалка своё дело сделала, пометила, да он с собой баночку краски прихватил. Теперь и не уличить.
     - Ты не мучаешься и мгновения, а я ждал демонстрации твоего аппарата недели... Так что начнём с твоего устройства. Тем более, оно гораздо крупней. То-то на тележку еле влезло... Наверное, и функциональней?
     - Ну, не знаю. Это не всегда получается. Помнишь самую глупую в мире машину? А ведь восемь этажей!
     Такое забудешь. Еле ноги унесли. Ну, эта всё-таки поменьше.
     - Так что она делает?
     - Он. Прогностер-Экстерминатор. Позволяет предсказать, как и куда повернётся будущее, если из него вырвать одну личность. И даже моделирует сценку из этого будущего. Правда, количество актёров ограничено - это же не полноценный мир! Думаю, штука эта очень нам поможет при начислении процентов...
     - Включай же скорей!
     - Хорошо. Испытывать будет на ушастой?
     - Конечно! Побеспокоим беспокойную. Питание? Вот в этот разъём... Настройки? Ну, изъятие немедленное, абсолютное. Срок - пятьсот лет, хватит для начала. Местность - Кер-Мирддин. И пусть в сцене присутствуют умные люди. Готово? Куда смотреть? Ах, в окуляры...
    
     Когда тебя приглашают читать лекции за тридевять земель, это лестно - но очень хлопотно. Так что, не будь лесть подкреплена толстым кошельком, профессор бы и с места не сдвинулся из милого Аахена, но король Кинрик сулил златые горы. Пришла ему блажь основать университет, не совмещённый с монастырём. Какая королю разница - непонятно, профессуру всё равно зазвал монастырскую - а другой и нет - мирян же и в церковных университетах учат охотно.
     Морское путешествие - полтора месяца выворачивания наизнанку - подошло к концу, уже у сходен, в самом порту Марчестера, лектора ждала рессорная карета с удобнейшими подушками. Увы, недолгая дорога до городского замка была такой, что подушки не спасли, а рессоры поломались. Именно поэтому благородный человек едет верхом или нанимает портшез, оставляя пыточное средство, карету, на случай церемонии.
     Встречал сам король. Сразу бросилось в глаза - Кинрик больше моряк, чем правитель. Высокие сапоги, шапка с вислыми полями, абордажный тесак на поясе. Этому не впервой с маврами на абордажах рубиться! По три вторжения в год в морях топит. Но в глазах - тоска учёного книжника, оторванного от любимого дела.
     - Я не смогу приглядывать за моим долгожданным детищем, - сказал вместо приветствия, - Увы, доля правителя Саксонии заключена в вечной войне. Скотты северные и западные, кордовцы и марокканцы не дают покоя. Хорошо, что даны тверды в дружбе... Но, увы их война со свеями и норвегами не позволяет им подать нам руку помощи. А потому я вынужден лично испытывать всякого преподавателя - чтобы в дальнейшем уже не иметь в нём сомнений. Потому я прошу всякого вновь прибывшего прочитать мне и моему малому двору лекцию по его предмету. В вашем случае, это история. Вы вольны в выборе темы - но я бы предпочёл услышать ваше описание некоторой части истории моей много страдальной страны.
     И взмахнул рукой, отпуская. Профессору оставалось только поклониться и ждать вечера, на который были назначены испытания. Тогда его привели в зал серого портландского камня - и даже свечи там были не сальные, а восковые! Не шипят, не коптят, не отвлекают. Кинрик сидел в окружении немногих сподвижников. Милостиво кивнул, давая знак начинать.
     - Я осмеливаюсь предложить славному королю выслушать краткое изложение истории возвышения Саксонии, - начал профессор с некоторой заминкой, но понемногу разговорился, - читать же буду точно так, как это делал в Аахене - без подобострастия к победителю, и без жалости к поверженным.
     Король одобрительно кивнул. Он уважал мужество.
     - Итак, я начну с того давнего тёмного часа, когда зародыш будущей державы оказался в самом тяжёлом положении за все века. Я говорю о времени, когда осколки Рима в последний раз пытались вернуть себе господство над окрестными народами. Осколков этих было четыре: Византия, единственный доживший до нашего времени, Африка - лишь недавно отколовшийся от империи, Рим - город с небольшой округой, обладавший силою скорее духовной, нежели военной, и, наконец, Уэльс. Этот последний был наименее римским - но наиболее доблестным. Это объясняется как древней воинской традицией. так и появлением в те годы двух поколений новых талантливых вождей.
     Ловкая политика позволила княжеству вступить в союз с королём Мерсии Пендой. Союз в высшей мере странный - поскольку заключённый между враждебными народами и враждебными верами. Воистину это было не содружество, но совражество! Два зверя согласились прикрыть друг другу спины - а это были именно звери. В хрониках Беды Достопочтенного стоит стон о повешенной Нортумбрии и расстрелянном Хвикке. И если язычник Пенда позволял себе лишь обыденную жестокость злого времени, то Кадуаллон, а после него Гулидиен не ограничивались умерщвлением сервов, каковых в том же Хвикке было немного, и уничтожали людей благородных. Успех подобного союза оказался прочным - в течение первых двадцати лет войны Мерсия истощила своих противников на севере, затем долгие десять лет избивала Юг. Уэльс исправно поставлял ей войска в обмен на звонкое золото. Тогда Уэссекс, будущее ядро Саксонии, был стёрт с лица земли - однако, раз его земли достались Пенде, то резня была умеренной. Предки нынешней династии укрылись в Кенте, где и совершили свой странный подвиг. Без денег, без солдат они покорили королевство, заставив его отринуть христианство. Я не могу восстановить их аргументацию - но архивы Папы в Аахене, выкупленные у Румийского халифата, позволяют предположить - виной тому стали грубейшие ошибки тогдашнего архиепископа Кентерберийского. Из-за того, что был он саксом, в наше время принято считать Адеодата языческим притворщиком - для христиан Иудой, для верующих в Одина - героем. На деле архиепископ всего лишь совершил ошибку - которая дорого обошлась его репутации, пообещав помощь свыше королям Хвикке и Уэссекса, в их борьбе с грозным врагом - в обмен на крещение. Но бог христиан не терпит торга. Язычники и еретики вновь восторжествовали. Более того - в то время они и отличаться перестали. Внезапное исчезновение Неметоны, женщины-полководца, правительницы карликового государства в составе Уэльса, вероятно, и ответственной за последние победы княжества, привело к слиянию ересей христианской и эддической. Скорее всего, она была просто убита - но еретики заговорили о Вознесении. Язычники стали уверять, что богиня сделала, что хотела - и ушла, доверив завершение работы людям.
     Используя войско Кента, королю Кенвалху удалось вернуть своё королевство, в котором были сильны и истинное христианство, и эддическая вера. Усиленный добровольцами с континента, рвущимися на святую войну, Уэссекс поразил Мерсию, разбив Пенду, положив начало нынешней Саксонии. Англы, увы, слишком закоснели в заблуждениях, и Кенвалху пришлось заменить народ, проживающий в северной саксонии, на более верный, наделив землёй тех, кто так помог ему в трудный час.
     Падение Пенды, впрочем, было неизбежно - он лишился единственного союзника, ибо ещё перед восстанием Кенвалха Уэльс постигла кара Господня в виде морового поветрия, унесшего двоих из каждых пяти, живших в той стране до чумы. Торговля и союз принесли заразу и в Мерсию, но потери Пенды оказались значительно легче. В последней битве он выставил сорок легионов - однако без валлийских лучников был уничтожен много меньшим войском Кенвалха, не достигавшим и двадцати тысяч...
     Один из соратников короля рассмеялся.
     - Я видел старые росписи, - сообщил он, - в те времена легион не достигал и тысячи бойцов. А уж после войн и чумы... Вернее будет сказать, что Пенда выставил сорок знаменосцев!
     - Не стоит уменьшать славу моего предка, - заметил сам правитель, - Мы-то с тобой понимаем, что значит выступить против сильного полководца. Или против слуха о громадном числе неприятеля. Ну так то мы. Для остальных пусть будут сорок легионов...
     - Столько не прокормить! - вылез другой вельможа, - Мой король, у нас столько войска не наберётся - а ведь Мерсия только часть Саксонии...
     - Умный поймёт, - отрезал король, - профессор, продолжайте, прошу Вас.
     - Так завершилась история Мерсии. История Уэльса закончилась несколькими годами позже. Так город, в котором я имею честь находиться, поменял имя, из Кер-Мирддина превратившись в Марчестер. Увы, ересь не была искоренена, но отступила в Эрин и Норвегию, а оттуда в Швецию, что положило начало следующему этапу борьбы...
     Ровную речь профессора прервал набат. Звон метался над городом - истошный, заполошный. Король, помянув собакосвиней, метнулся к выходу. Свита, выдирая мечи из ножен, поспешила вослед. За стенами топало и лязгало - но совершенно напрасно. Подбежавший с окну профессор увидел жаркий до желтизны огонь, стремительно обугливающиеся башни, безнадёжную рубку в воротах - и паруса, закрывающие небо со стороны реки. Над высокими мачтами - ало-чёрные стяги с серебряным проблеском. И это явно не датский крест, а "треножник", составленный из молота Тора и циркуля Немайн. Норвеги, язычники и еретики разом! Но как?
     А враг уже внутри города, и вся надежда - что королевский замок задержит норманнскую ярость до подхода помощи. Увы, напротив ворот уже выставлены большие щиты, за ними стремительно растёт боевая машина. Час, другой - и всё будет кончено. Останется немного рабов - на продажу, и норманнская крепость, из которой потянутся колонны воинов.
     На многократно политых кровью землях Саксонии снова наступили злые времена...
     Изображение внутри прибора погасло, и вечные соперники с удовольствием вернулись в реальность, к любимой пикировке.
     Не такие уж большие перемены, - заметил тот, что принёс прибор, - по крайней мере в технике.
     - Но сильно повлиял факт исчезновения... - протянул второй, - Получается, если мы не подставим точные условия провала, результат точным не будет. Впрочем, нам ведь хватит и такого приближения.
     - Конечно, хватит. Если понадобится, ты всегда сможешь изготовить машину получше.
     - А что собрал ты?
     - Как раз это самое: машину получше. Новый Подглядыватель. Полюбуйся!
     Щелчок тумблера - и на побелке красуются буроватые холмы зимнего Уэльса.
     - Чем же тебя старый не устроил?
     - Всего лишь тем, что в нём были столь нужные тебе соленоиды. В этом - ни одного! Не мог же я отказать другу...
     Сущности переглянулись. Обоим ясно, за кем осталась победа в очередном раунде вечного спора.
     А на стене идут усталые войска. Гленцы возвращаются домой. Не все. Многих соблазнила ленивая земля Кер-Глоуи. Настолько, что они остались выбирать земли для кланов, и внутри - для ветвей. Гленцам выйдут лучшие - да вокруг железных копей.
     На лицо стоящей в колеснице сиды наплывает призрак тени. Опять не удержалась! Зато теперь Ивор - не просто легат, а префект над землями Глентуи, обязанными воинской службой королю Диведа. И бессменный командир экспедиционного корпуса республики при армии королевства.
     И всё-таки, земля или не земля - воин торопится домой. Обнять родных - и обменять расписку Хранительницы на звонкое золото. Сикамб с Эмилием ещё перед походом передали обеспечение расписок, за которые проводили скупку. Сразу с процентом за эмиссию. То, что раздала Хранительница - будет оплачено из глостерской добычи, да из остатков средств, что собрала на постройку города, не всё ещё потратила. Но Немайн для этого не нужна, контора управится сама.
     А у неё - дом в другом месте. Два дня пути - и снова покажется знакомый мост, и башни Кер-Мирддина. И каменные стены "Головы Грифона", открытые для всех пяти пятин! Тогда Эйра заплетёт ей куцую косичку, и прикрепит к крысиному хвостику наконечник стрелы. Чтоб Глэдис видела - возвращаются не плакальщицы, а мстительницы.
     Потом будет работа. Много, и интересной. Нужно строить город, и лить сталь, и ковать мечи - для римлян, для себя, для мерсийцев. На ближайшие годы - с войной покончено. Хвикке нет - спасибо Пенде. А с Уэссексом Пенда и Гулидиен - вассалы и сюзерены друг друга - управятся сами.
     Оставшиеся счета можно оплатить по другому. Иным придётся ждать долгие годы. Но всякий будет закрыт. Немайн отогнала тяжёлую мысль. Сейчас постная физиономия неуместна - мимо проходят войска. Хранительница им нужна уверенной и весёлой...
Оценка: 7.55*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"