Гинзбург Мария: другие произведения.

Слово и дело: обзор конкурса "Коза-Ностра 2"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Слово и дело: обзор конкурса "Коза Ностра-2".

- Вам нечего мне сказать?

- Настоящему джентльмену всегда есть что сказать...

"Человек с бульвара Капуцинов".

   Уважаемые господа, конкурсанты и конкурсантки.
   Над вашим косноязычием, неумением работать со словом и беспомощностью при изложении собственных мыслей со вкусом поглумятся и разберут каждую ошибку по косточкам, не забыв перемыть при этом ваши.
   Но не в этом обзоре.
   Конечно, я люблю, когда рассказ звучит как песня, люблю сочный язык, колорит и выдержанный стиль. "Метафора - не собака... без нее голо. Голо, запомните это!" (Булгаков, "Театральный роман"). К сожалению, подобный уровень владения словом в настоящее время встречается редко (и даже среди современных и популярных авторов). Я буду рассматривать конкурсные работы под несколько другим углом. Конкурс тематический, и главный критерием при оценке рассказа для меня будет соответствие теме и способ, которым автор раскрыл тему. Хороший, литературный язык пойдет только в плюс работе, но не будет превалирующим фактором. Если вам есть что сказать - поверьте, можно научиться выражать свои мысли красиво. "Можно и зайца научить курить, нет преград для человека с интеллектом". ("Служебный роман"). Но если, по сути, сказать вам нечего, то никакие красоты стиля и гладкость слога не спасут ваш текст.
   Итак, напомним дефиниции. Сюжетообразующим элементом рассказа должна быть победа, одержанная одним из героев. И теперь герои рассказа дружно (или поодиночке) расхлёбывают её последствия. Одним словом, ловушка для оптимиста и привет дедушке Пирру. ("Пирр, царь эпирский, высадился в Италии с несметным войском под предводительством двадцати боевых слонов. В первой битве потерпели поражение римляне. Но царь Пирр остался этим недоволен. "Что за честь, когда нечего есть!", воскликнул он. - "Еще одна такая победа, и я останусь без войска. <...>. Слоны одобрили решение Пирра, и вся компания без особого труда была изгнана из Италии". Всеобщая история, обработанная "Сатириконом"). В нашем фольклоре близким аналогом можно считать печально известных Пересвета и Челубея. Схватка двух богатырей, насколько я помню, должна была решить исход битвы. Вместо жуткого мочилова всеми всех. Гуманно и быстро. Но Пересвет и татарский воин оба погибли, оба, можно считать, победили - и за этим последовало то жуткое мочилово, которого стороны хотели избежать, посылая своих лучших воинов на личный поединок.
   Тема не считается раскрытой, если:
   - в рассказ просто включены соответствующие слова: упомянуто сжигание автомобиля марки "Победа", девочки Ники, рукописи "Победа с нами!" и т.п.
   Также настоятельно рекомендовано не раскрывать тему "в лоб".
   Приведем пример удачного раскрытия темы. Возьмем рассказ Юли Остапенко "Пепел".
   Герой желает отомстить двум людям, унизившим его и оскорбившим в лучших чувствах. Для этого он посылает армию на штурм замка, где укрываются негодяи. Сам же в это время штудирует средневековый самоучитель пыточных дел мастера, поскольку ему хватает интеллекта понять - мертвые не страдают, а он хочет, чтобы злодеи мучались, мучались жестоко... так же, как заставили мучаться его самого. Штурм близится к удачному завершению, а герой начинает понимать, что его победа - захват негодяев, в случае которого он не сможет удержаться от применения полученных навыков - полностью уничтожит его как личность, и страстно желает, чтобы враги погибли под обломками рушащегося замка... Но они выживают.
   И рассказ на этом заканчивается.
   Обзор будет подан семью порциями по пять рассказов. Как лайт-жюритель, я имею право обозреть не все рассказы-участники, а две трети от их общего числа - минус один, благодаря любви организаторов к круглым числам. Итак, мой читатель, за мной, и я покажу тебе ТАКУЮ победу...
  
   День первый. Туманные сказки докторов, симпатичные планеты и танцовщицы.
  
   Голдин Ина. Классики в тумане.
   " - Зато я получил классическое образование. Мы с моим учителем уходили на улицу и каждый день играли в классики. Какой был учитель! Сейчас таких уже нет.
   - Настоящий классик! Жаль, что я к нему не попал...".
   Грифон и Черепаха Как бы. "Приключения Алисы в стране чудес", Л. Кэрролл.
   И добавим от себя: жаль, что большинство наших политиков не попали в ученики к главной героине рассказа. Вот кто научил бы их правильно играть в классики!
   Герой: Человек, случайный наблюдатель межпланетного конфликта. Его (точнее, ее, это милая девушка) собственная родина погибла в точно таком же конфликте, причем уже после того, как мирный договор между противоборствующими сторонами был заключен. Но это был такой договор, что восстали даже те, кто хотел мира...
   Победа: Мирный договор в межпланетном конфликте.
   Пепел: Героиня очень сильно сомневается (на основании личного опыта), что теперь тут наступит тишь, да гладь, да божья благодать. И милая концовка - вспомнив свое детство, она учит детей обеих сторон земной игре "классики", и те начинают играть вместе... (Чего не случилось на ее родине).
   Мило. Оптимистично. Я обещала не придираться к стилистическим неряшливостям, и не буду, но буду цитировать фразы, которые мне понравились. Так вот:
   У здешнего Бога вначале вместо слова был туман. Серый, липкий, непроглядный.
   Замечательно!
     
   Бакк Ольга. Сказколожь.
   "Продолжая вдумываться в сущность вещей, Григорий VII очень скоро разобрал, что "все зло от женщин".
   Всеобщая история, обработанная "Сатириконом".
   Прелесть! Я вот все думала, возьмет ли кто-нибудь из участников конкурса за основу наши фольклорные мотивы и что из этого получится... Получилось - здорово. Я вообще люблю перевертыши, хорошо сделанные, конечно. Недостаток: этот мотив, увы, не нов. Настолько не нов, что я рекомендую автору прочесть чеченскую сказку "Злая женщина и чудовище" ("Гора самоцветов", сборник сказок еще советского издания). Сразу поймете, почему чеченцы такие злые люди.. Но мы отвлеклись.
   Герой: Иван, наш родной, милый Иван-царевич... В этой сказке он уже царь, но от проблем его это не спасает.
   Победа: Отбил у Змея Горыныча девицу-красу и женился на ней.
   Пепел: Девица оказалась горем похлеще дракона!
  
   Светов Сергей. Доктор Бэдскин.
   "Все сложные проблемы имеют простые, легкие для понимания неправильные решения".
   Законы Мерфи..
   Мне очень понравилась фамилия. Звучит совсем по-русски - Кошкин, Мошкин, Бэдскин. А на самом деле это "плохая кожа". Удачно.
   Герой: Крупный начальник, страдающий псориазом. Все болезни от нервов, как известно, но псориаз - в особенности.
   Победа: Псориаз излечен, ура! В клинике новомодного доктора Бэдскина.
   Пепел: Лекарство настолько перестраивает организм, как выяснилось, что герой становится нечеловеком... сверхчеловеком... монстром... Его немедленно пытаются нанять для убийства, и не кого-нибудь, а самого императора!
   Господа, не обращайтесь к шарлатанам! Лечить надо не болезнь, а человека!
     
   Кара. Танцовщица бога.
   "Я человек военный! Поэтому повторяй строго два раза!"
   "Две сорванные башни".
   К несомненным плюсам рассказа отнесем язык - красочный, легкий, живописный. Звучит, как песня. Но это же оборачивается и недостатком - из-за деревьев становится не видно леса...
   Герои: жрица бога-покровителя селения и парнишка, у которого в семье приключилось горе, тяжело заболела мать.
   Победа: Чудесное ожерелье с шеи бога излечивает больную старушку.
   Пепел: По утверждению автора, их здесь несколько видов! "Серый, красный, голубой - выбирай себе любой".
   Пепел первый: Парнишка-то ожерелье попросту "позаимствовал" у идола, хотя жрица запрещала делать это, ссылаясь на указания бога. Парень не смог договориться (со жрицей, ясно дело, уж та со своим богом договорилась как-нибудь... если захотела бы), и в этом, по утверждению автора, тоже поражение героя. Итог печален - святотатца поперли из деревни.
   Пепел второй: Факт кражи раскрылся именно благодаря жрице, так никто ничего и не заметил бы - парень аккуратно вернул ожерелье на место, едва чудесное исцеление произошло. А у жрицы берут и отнимаются ноги (честно говоря, этого момента я даже не заметила в тексте... какие-то мысли цветов...). И здесь читателя подкарауливает восхитительная вилка - так за что же бог покарал жрицу? За то, что допустила святотатство, или за то, что "застучала" парнишку, а сам бог, в общем, и не был против помочь (он ведь, между прочим, покровитель этой деревушки)?
   И мне это нравится. Текст приобретает глубину благодаря множественности идей. Но, увы, только для тех, кто сможет это вылущить, выковырять из-за словесных хитросплетений и стилистических красивостей...
   Карочка, милая! Уже никто не сомневается в вашем умении плести словесное кружево. Почему бы вам не поработать немного над более четким выражением идей?
  
   Вец Ирина. Планета Гарагуль.
   "А жизнь... может и есть сон. Но его надобно "проснить" - простите за неологизм - активно".
   Вампир Регис, "Владычица Озера", А. Сапковский.
   Родной фольклор, я смотрю, все еще пользуется не меньшей популярностью, чем нанотехнологии и космические боевики. А когда все это изящно соединяют вместе, очень даже неплохо получается. Но это все орнамент.
   Идея классная, вот что я скажу. И проблема актуальная. Организовать собственное "Лукоморье" каждый может себе прямо сейчас, без всяких там... дробных волновых стимуляций нейронов в анабиозе. Полтора куба черного - и все небеса твои. А итог один, и он очень грустный.
   Потеря себя.
   Герой: космолетчик, потерпевший аварию на незнакомой планете, сохранность личности которого пытается обеспечить специальная кибер-система. Путем создания иллюзорного мира.
   Победа: Личность сохранена до прибытия спасательной команды, которая и выводит парня из сказочного анабиоза.
   Пепел: Команда прибыла слишком поздно. Человек уже забыл себя. Он хочет вернуться на свое Лукоморье... И возвращается.
   Грустно, господа!
  
   День второй. Расшифровки песен ветра, полуночные волшебницы и счастливые малыши.
   Blackfighter. Cn-2: Небаветер
   Кто сеет ветер, пожнет бурю.
   Герой: женщина-чиновник, от решения которой зависело, будет уничтожено население целой планеты, или нет.
   Победа: Население целой планеты спасено.
   Пепел: Межпланетный конфликт. Причем Землю атакуют именно те, кого спасла героиня. И она же погибает под их бомбами в первую очередь. Каждое пятое доброе дело наказывается еще при жизни, увы.
   Я не знаю, закладывал автор в этот текст вторую этическую вилку или нет, но я ее увидела. По-моему, вообще ставить вопрос об уничтожении населения целой планеты (по каким бы то ни было причинам) безнравственно.
   Идей несколько (как мне показалось), и это придает тексту многогранность. К тому же, изложены они ясно, четко и красиво.
  
   Вербена. Кн2: Полночь.
   "Убить Время! Разве такое может ему понравиться! Мы с ним поссорились... и с тех пор Время для меня палец о палец не ударит! И на часах все шесть..."
   Болванщик. "Приключения Алисы в стране чудес", Л. Кэрролл.
   Герой: Юноша, победивший дракона
   Победа: Смерть того самого дракона.
   Пепел: Это, оказывается, был дракон, отвечающий за наступление полуночи. И до тех пор, пока некому будет провести Полночь по узкому мостику Времени, не придет и рассвет. То есть никогда - дракона-то больше нет...
   Так что не стоит убивать драконов налево и направо. Тем более, что сам дракон сидел себе в пещере и никого не трогал. "Ни одна сила да не используется только в доказательство ее существования". Восхищает то, что автор умудрился воплотить свою идею на столь замызганном материале.
   Кстати, о материале. Допустим, что в фэнтезийном мире не действуют известные нам законы физики и проч., но здравый смысл еще никто не отменял. Не стоит так безоглядно следовать плохим клише. Лучше попробуйте порадовать читателя свежим подходом к делу. Дракон - это ведь просто-напросто опасный большой зверь. Никто и никогда не ходит на таких зверей в одиночку, ну а тот, кто вдобавок еще и забирается в логово зверя - это не герой, а самоубийца. Как одолеть такое существо, было известно еще в каменном веке. Либо отравить и добить, либо загнать (заманить) в яму и добить всей толпой. Далее. Второе клише - превращение человека в дракона. Чудесно... Ваша ведьма ведь сама говорит: "Нужно, чтобы исходный зверь был хоть чем-то похож на того, которого я хочу получить!". Возьмем самый несходный параметр - массу героя и массу дракона. Любая женщина (даже не ведьма), которая хоть раз садилась за швейную машинку, скажет вам, что из большого отреза материала можно сделать маленький, но не из маленького большой. Мужчины начнут рассказывать о законе сохранения энергии...
   Автору очень хотелось спасти свой мир, но практика показывает, что в реальном мире приходится платить за все - и за любовь, и за глупое геройство. И я думаю, что по этому параметру миры, где крепости осаждают анку и баргесты, ничем не отличаются от миров, где люди грозят друг другу ядерными томагавками.
  
   Воронцова Кристина. Медеу
   "Назови ее "Гляди в оба" и нарисуй на носу глаза. Тогда моя благодарность будет смотреть на мир этими глазами и сбережет тебя от рифов и скал".
   Старик, вылеченный Гедом. "Волшебник Земноморья". Урсула Ле Гуин.
   Мир создан под копирку с мира Геда. Красиво, конечно, но по мне - это недостаток. Можно брать чужой мир - но если и это работает на вашу идею, а не по причине нехватки фантазии и не из желания примазаться к раскрученному брэнду. Я понимаю, вам была нужна нация, молящаяся на свои корабли. Ну так можно было создать ее и самостоятельно, даже в фэнтези и даже не прибегая к плагиату. Исторических параллелей много - викинги, испанцы Колумбовой эпохи... И вот на этом материальном фоне можно было создать собственный мир. Оригинальный. Чего вам не хватило - времени, желания или эрудиции?
   Герой: Девочка-волшебница, Дающая Прозреть. Кораблям и не только им...
   Победа: Злые враги принуждают волшебницу "открыть глаза" их кораблям. На которых, ясно дело, поплывут воевать родной остров волшебницы. Девочка выполняет требование - а куда деваться? - но корабли, не доходя до родного острова героини, вдруг сами поворачивают носы и отказываются помогать врагам.
   Пепел: А вот тут, по-моему мнению, вы подкачали. Хотя технически спасительница Медеу, лодка Халла, проведена очень хорошо. Я вам скажу, чем закончилась ваша история. Понимаете, мир может быть каким угодно, хоть технократическим, хоть фэнтезийным, но люди не меняются нигде. Четвертовали вашу Медеу на центральной площади, под яростные вопли воинов, вернувшихся ни с чем. Сам колдун и четвертовал. Юный король незадолго до этого умер от неизвестной болезни. Как попытался прогнать колдуна, так и заболел. И не встал уже...
   Вот как все было бы, существуй в реальности те прекрасные острова, о которых вы пишете. А так это чистой воды сказка.
   Сама идея хорошая. Я имею в виду диверсионный трюк вашей волшебницы. Согласиться помочь, но помочь так, чтобы враги потом еще долго отплевывались. Это разумнее прямолинейного лозунга "никогда не сдавайся". Но и опаснее.
  
   Энди Дюффрейн. Я обрел счастье, малыш!
   "Отторжение бессмертия" протекает по-разному, но основные симптомы похожи: отвращение к собственному телу, зияющая духовная пустота, страх и отчаяние".
   "Осмотр на месте", С. Лем.
   Повторяю для товарищей ученых: рация - на бронепоезде!
   А еще мне вспомнилась юмористическая статья из советской Детской энциклопедии. Там рассказывалось о человеке, который заказывал протезной фирме поочередно все свои части тела, пока не дошел до мозга... И заказчику его принесли. В красивой коробочке с лейблом. Так что сама по себе идея не нова. Но этот рассказ не о киборге, а об одиночестве и тоске по взаимопониманию, которыми страдают как раз люди.
   Герой: Первый человек, полностью механизировавший свое тело. Получивший бессмертие.
   Победа: Он очень одинок... и он находит себе верного друга, почитателя, ученика и ребенка в одном лице.
   Пепел: Нечаянно слишком крепко обняв своего ученика, герой убивает его прикосновением своих стальных рук, и создает себе копию малыша в виртуальной реальности, заменив им наскучившую подругу.
   Бр-ррр... Это сильно. "Мороженое есть всегда одному ведь скучно и мне, и тебе, и ему...". Больше всего меня впечатлила та легкость, с которой герой создает себе виртуальную копию друга. Ни на миг при этом не задумавшись о том, что он ради своей тоски по общению убил человека. Который, между прочим, был ему предан. Нет, так порядочные киборги не поступают... Так поступают только люди.
   И еще одно. Все эти "модемы", "несколько проводков на сгибах локтей перетерлись и торчат во все стороны колючими кисточками" напомнили мне один старый советский мультик. Про робота, работавшего не "на бронепоезде", и не на полупроводниках даже, а на лампах. Не стоит так сильно привязываться к современным представлениям о развитии технологий, на мой взгляд.
  
   Black&blackfighter. Cn2: Расшифровка
   Мы никого не защищаем; мы тут брюнетов зачищаем...
   В. Вишневский.
   Героев как таковых здесь нет, есть ситуация. Причем знакомая до боли. Террористы захватывают заложников и предъявляют стандартный набор требований. Причем - как и всегда - террористы абсолютно убеждены, что они - герои, единственные люди, которые на самом деле пекутся о благе своего народа, а силовые структуры, призванные решить вопрос, в ходе операции почти никого из заложников не спасают. Победой в этом рассказе можно считать то, что космический корабль с пытающимися улизнуть террористами уничтожен (без ущерба городу, над которым они пролетали), а пеплом - то, что кроме террористов на борту находилось, между прочим, 152 заложника. Присутствует и этическая вилка - вроде бы галактические представители пришли с миром, с желанием осчастливить жителей этой планеты. "Но история показывает, что сделать счастливым насильно - нельзя!" ("Покровские ворота").
   Классно. Это ведь не сказка о том, что происходило "давным-давно, в далекой-далекой галактике". Это про нас, про нас сегодняшних. Однако вопрос рассмотрен с непопулярной в наше время точки зрения. В этом рассказе нет правых, нет виноватых. Нет героических борцов за справедливость и отвратительных негодяев, от которых-то как раз и все беды в данном обществе... Есть люди, и меня это восхитило до глубины души.
  
   День 3. Дыханье хозяина свалки, выборы с английскими матюгами и восточные красавицы.
  
   Живетьева Инна. C.N: Дыхание
   "Я раньше и не думал, что у нас на двоих с тобой одно лишь дыханье... ".
   "Дыханье", "Наутилус Помпилиус".
   Подзаголовок: "Как НЕ надо строить отношения со своим мужчиной".
   Автор - идейный последователь Симоны де Бовуар, еще в прошлом веке разродившейся фундаментальным трудом о сущности мужчин "Второй пол". Подробно и правдиво описаны отношения в паре вампиров... пардон, оборотня и человека.
   Герои: Девушка-оборотень, которой время от времени просто необходим глоток свежей человеческой крови. Парень, ничем не примечательный, кроме одного: его сладкое дыханье оказывается достойным заменителем этой замечательной жидкости. Оборотень же, ко всему прочему, еще и гуманист. И поэтому оборотень терпит от человека все, лишь бы вдохнуть этот вкусный аромат, смирить зверя в себе и уменьшить количество жертв. Повторяю - ВСЕ. В психологии это известно как "пристройка снизу" и игнорирование, два широко распространенных способа неоптимального реагирования на конфликт. "Ему интересно: как я поведу себя, если при мне погладить коленку другой девушки? Или весь вечер изводить меня обидными подколами, а потом вынуть из шкафа заранее припрятанный букет роз? Когда Сашка изучит все мои реакции, он будет управлять мной, как нарисованным рыцарем или монахом. Я понимаю это и иду у него на поводу". Есть такая теория границ, кстати. Родители ведь наказывают ребенка не потому, что не любят его. А для того, чтобы малыш знал, что можно, а что нельзя. И у тех, кто этого не знает, гораздо больше проблем в жизни. А уж сколько проблем у их родителей и партнеров... Героиня отказывается от попыток хоть как-то управлять своим избранником, сдается на милость победителя. Хищники по своей натуре редко оказываются удачными торговцами. Хищники склонны к простым и решительным действиям. Впрочем, об этом речь впереди.
   Победа: Любой мужчина мечтает о женщине, которая будет смотреть ему в рот. Но, как это у классика, "на третьей день я сказал ей: дура, закрой рот. Я уже все сказал...". Избраннику начинает надоедать эта женщина, а женщине - такая жизнь. И она делает приворот, мощный приворот, чтобы мужчина любил ее до самой смерти. Теперь можно наконец-то расслабиться, звуки лазерных базук из компьютерных игр перестанут терзать ее слух, а неделикатные шуточки мужчины - ее чувства.
   Пепел: И тут же, как по волшебству, дыханье избранника теряет свой сладкий аромат. Ах, какая незадача... И ненужный более избранник очень быстро обнаруживает себя за дверью.
   При всех магических наворотах (а их, кстати, здесь очень в меру), это рассказ о настоящих, живых людях и их отношениях. Вот только любви нет в рассказе, к сожалению. И мудрости тоже. Ни на грош. Речь шла о власти, а давно известно, что нет более жестокого хозяина, чем бывший раб. Если бы героиня хоть чуточку любила своего Сашу, она бы оставила возможность противохода, способ снять чары.
  
   Калугин Владимир. Хозяин Свалки.
   "Хороший дом, красивая жена - что еще нужно, чтобы спокойно встретить старость?"
   Абдула Верещагину. "Белое солнце пустыни".
   "Такая же милость, должно быть, и в том, что небо нас наградило, ради нашего развлечения, этими двуногими тварями, которые гложут нам шкуру..."
   Кола Брюньон о политиках и руководителях стран. Р.Ролан. "Кола Брюньон"
   В этом рассказе поднимается интересный вопрос - о влиянии веры на реальность. Второй, не менее интересный - о принудительном характере социальных связей. Россию поражает страшная эпидемия, причем заболевает тот, кто верит, что болен. И умирает. А кто не верит - живет себе спокойно.
   Герой: Мужчина, живущий на барже с мусором. Федор не верит, что болен. К нему прибиваются женщина и девочка. Мужчина чувствует себя хозяином своей жизни. Федор учит маленькую Иру охотиться на крыс, Галя готовит изумительные по вкусу блюда, заставляющие забыть, из чего они сделаны. Что еще нужно для счастья?
   Победа: Их находит спасательная экспедиция, и делает прививки от болезни. Вот тут я немного разочаровалась, поскольку ход это дешевый и логически ничем не подкрепленный - какие могут быть прививки от веры? Но не все так просто.
   Пепел: Кстати, за гарантию излечения требуют многого. Федора забирают в армию, Галю - в рабочие отряды, а девочку в интернат. Тем более, как выясняется, прививку надо повторять каждые полгода... Да и в шприцах спасателей, к тому же, плацебо. Вакцина от гриппа. А вся эта изумительная идея пришла в голову новоявленному самодержцу, императору всея Руси.
   Просто здорово. Разговор Федора и Гали в джипе напомнил мне пелевинское: "Ты как бы понимаешь, что вот-вот эту мысль подумаешь в полном объеме, и тут же колешь себя чем-нибудь острым туда, где нервных окончаний побольше. И потом у тебя вокруг этой мысли образуется как бы мозоль, и ты уже без особых проблем обходишь ее стороной". Что же касается самой идеи... С тем, что государство - зло, и наверх стремятся вовсе не спасители человечества, и всегда вместо панацеи подсовывают плацебо - это я согласна. В общих чертах. Что же до рая на мусорной барже, то ведь не у всех такая кристальная ясность в душе, чтобы этого хватило для счастья. Властным людям непрерывно хочется топтать сапогом запрокинутое в крике ужаса лицо; людям энергичным хочется оставить свои следы на пыльных тропинках далеких планет; а про тихих, но безумно любопытных парней, ковыряющихся в своих лабораториях и уже несколько раз чуть не отправивших всех нас на небеса в полном составе, я и вообще не говорю. Да и не все женщины, имейте в виду, видят свое жизненное предназначение в изобретении сто пятого рецепта тушеных крыс.
  
   Бортникова Лариса Николаевна. Айшегюль.
   "А сын позволял ему совершать эти глупости, позволял уговаривать его, потакать его капризам..."
   "Сиддхартха". Г. Гессе.
   Предполагая, что не у всех могли дойти руки до этой замечательной книги, поясним - мальчик в итоге сбежал, обворовав отца.
   Послушаем песню автора, мелодичную и красивую, с восточными мотивами.
   Герои: красавица и беззаветно любящий ее отец. Когда маленькая девочка смертельно заболевает, отец призывает джинна и заключает сделку. "За душу невинную, чистую платить своей душой, прибавив к чужой жизни год, отдать своей пять - и никак иначе... ".
   Победа: Девочка спасена, живет.
   Пепел: Ну ясно дело, отец-то у нас не "Горец" и раньше или позже (хотя, конечно, намного раньше, чем должен был) он умирает. Очень меня заинтриговала концовка: "Минуло пять лет... ". Особенно учитывая, что перед этим снова напоминается о безупречной, небесной красоте героини. Нашла, значит, красавица того, кто будет рад за нее свою жизнь отдать, да не сразу, а порциями. Вот так самоотверженность порождает эгоизм. Безупречный эгоизм, паразитизм то есть.
   Есть о чем задуматься!
   Написано красиво, но в отличие от "Танцовщицы бога" идея ясно видна за орнаментом слов.
  
   Следующим двум рассказам хотелось бы предпослать возглас Агронома из "Возвращения Бомжа":
   Бизнес должен быть социально ответственным!
  
   Дмитриева Татьяна. Bыборы
   " ...(Спартанцы), чтобы склонить илотов на свою сторону, придумали так называемую криптию, то есть, попросту говоря, в известный час убивали всех встречных илотов. Это средство быстро заставило илотов одуматься и зажить в полном довольстве".
   Всеобщая история, обработанная "Сатириконом".
   Пошли рассказы, допускающие много толкований, неоднозначные и глубокие. Мне это нравится, даже при условии, что воплощенная в рассказе идея совсем не приводит меня в восторг. Можно сказать, что в рассказе освещается философский вопрос о цене человеческой жизни. Можно предположить, что автор описывал своеобразный механизм регулировки социальных отношений. А можно... впрочем, читатель может выбрать сам.
   В центре рассказа - выборы, причем до самой последней фразы непонятно, что именно выбирают жители благословенной деревни. А когда становится понятно, многих читателей, я так думаю, бросает в дрожь. Они выбирали мальчика, которого сегодня убьет назначенный деревней палач. Цель - превентивное воздействие. Как поясняет председатель, именно благодаря этому суровому средству уже больше ста лет общество не испытывает никаких социальных потрясений. Ни войн, ни революций. (Ни реформ, надо было бы добавить. Это катаклизм похуже революции средней руки). И насколько я понимаю, в данном рассказе именно это является победой. Что же является пеплом? Аморальность поставленного вопроса, то, что люди выбирают жертву сами? Убийство ни в чем неповинного мальчика? Если не угадала, простите, автор. Меня это не впечатлило. Все имеет свою цену, а человеческая жизнь - в особенности. И в критических ситуациях, когда, очевидно, что всех спасти нельзя например, на тонущем судне, этот вопрос встает в полный рост. Как и в вашем рассказе, обычно этот вопрос решается не по сути, а кто чей знакомый (вариант - у кого больше бабла, ну, я думаю, Титаник все смотрели). Вопрос этот действительно аморален, аморален настолько, что при нашей гнилой морали люди чаще всего стараются "кинуть жребий", чем взять на себя такую ответственность и выбрать жертву. Вот если бы ваша героиня задумалась хоть на минутку... хотя о сравнительном IQ мальчиков... или, блин, хотя бы о том, кто из них был бы лучше как любовник... я бы вас, автор, поцеловала во все места. Но нет. Чего-то тут думать-то? Один брат, второй сват, а третьего я не знаю. Очень верно сказали буддисты: "твой единственный враг - человек, которого ты не знаешь". Очень верно по жизни; но хотелось бы больше мудрости.
   Вот такая я привереда. У меня создалось впечатление, что именно на этом аспекте (аморальности выбора жертвы) вы и хотели акцентировать внимание. Хмм...
   Поговорим об идеях, которые воплощать не стоит, на мой привередливый взгляд. А так же поговорим об ответственности, избегать которой нас неявно призывает (как мне показалось) автор.
   Сделаем мы это путем сравнения двух, на первый взгляд, совершенно непохожих рассказов - "Выборы" и "De[f*сk]ate".
   (Открывает газенваген, бормоча себе под нос: "А ведь должен был бы знать, что рукописи не горят". Шарит внутри. Слышны звуки ударов о мягкое, недовольный писк и рык. Из дверцы выскакивают вампиры, космические капитаны, принцессы и разбегаются).
  
   Deathwisher. Кн-2: De[f*сk]ate
   "[Один] монах придумал альтруцидальные забавы, то есть утехи, проистекающие из успешного склонения ближних к самоубийству <...>. Монах этот вовсе не обязательно был исчадием ада, просто его орден..."
   С. Лем. "Осмотр на месте"
   "Мы, может, все к этому придем, да чем позже, тем лучше. Я вам этого даже объяснить не могу, но только чувствую, что это - как в могилу: никогда не поздно и всегда рано".
   Круглоголовый адепт социального мазохизма о слеге. "Хищные вещи века", Стругацкие.
   Я терпеть не могу мата, но все же необходимо признать, что материться автор умеет и делает это со вкусом. В данном случае таково стилистическое оформление текста, а к этому я обещала не придираться.
   Герой: мужчина, проживающий в неком сюрреалистическом городе. В этом рассказе предлагается иной способ регулировки настроения общественных низов. Не коллективное жертвоприношение, а бесплатная выдача всем желающих легких, безопасных наркотиков. По крайней мере, так заявляет власть, но автор сообщает нам, что наркотики эти - не такие уж "легкие", и совсем уж не безопасные.
   Победа: герою удается преодолеть действие наркотика, подавляющего волю.
   Пепел: и за это его подвергают лоботомии, поскольку неуправляемые элементы в социуме потенциально опасны. (Если бы "Выборы" происходили в этом мире, героя наверняка назначили бы очередным Павликом Морозовым)
   Автор убеждает читателя, что действие наркотика можно преодолеть. Вообще, да, так бывает. Есть у некоторых людей врожденный иммунитет (или непереносимость, я не медик) к этой дряни. Но подобное встречается крайне редко. Этот рассказ, по сути - призыв к самоубийству, прикрытый фиговым листком киберпанка. Наркотики - это смерть; любой, кто убеждает в их безопасности (тем или иным путем), если даже в конкретный момент беседы и не лжет, но подталкивает читателя к тропинке, которая ведет отнюдь не в райские сады. Отнюдь. Я побродила по авторской страничке, и у меня возникло ощущение, смутное, но непреодолимое, что сам Deathwisher большую часть этого пути уже прошел. Ну, лично на меня откровенность производит лучшее впечатление, чем ханжество, поэтому самому Deathwisher'у можно только пожелать удачи на любом пути, какой бы он ни выбрал.
   А "Выборы", как мне показалось, это прикрытый фиговым листком слюнявой морали ханжеский призыв к отказу от ответственности. Ну как же это так, выбрать - совершенно сознательно, официально выбрать человека и обречь его на смерть? Ай-яяй, какие нехорошие люди! Только водку хлестать остается палачам после этого... Нет, мы на это никогда не пойдем! Никогда! НИКОГДА! Вы знаете, сколько людей гибнет при революциях, войнах, реформах? По-моему, при подобном раскладе дело стоит свеч. Другое дело, что я не верю в эффективность подобного метода социальной регулировки. Не продержится долго подобное государственное устройство; оппозиция, которая всегда есть, охмурит тринадцати-четырнадцатилетних (а их охмурить - раз плюнуть) и устроит переворот. Этакая антиутопия получится в духе короля Матиуша...
   А я вернусь к вопросу об идеях, которые нельзя вкладывать в рассказ. В общем-то, это вопрос об ответственности. Избегать которой, кстати, нас и призывает уважаемая Татьяна Дмитриева. "И если что-то где-нибудь взорвется - то снова наше слово отзовется...". (В. Вишневский). Как поставщик "пищи для ума" автор ведь несет за свое произведение ответственность не меньшую, чем работники общепита. Весь вопрос в том, чем вы собираетесь торговать - шавермой из собачатины, забивая гнилой вкус острым соусом, или парной телятиной. Что сделает человек после того, как прочтет ваш текст? Пристрелит свою жену, совершит паломничество в Лхасу, погладит своего ребенка по голове?
   Идеи, которые я не рекомендовала бы освещать - это совсем не тот стандартный набор, который указывается в правилах, например, к большинству СИ-шных конкурсов. Нет.
   Хорошие люди должны жить хорошо. В мире и так больше дорог к провалу, чем к успеху, к неудачам, чем к победам; так не будем же умножать количество кривых, растрескавшихся зеркал вокруг узких тропинок, ведущих к счастью. Каждый автор, из чьего текста следует, что:
   Хорошие люди - на самом деле "плохие"; (а в "Выборах" я увидела именно это. Сколько "хороших" мальчиков, желая оставаться "хорошими", объявляют своим девочкам, что это она-де такая дрянь, САМА его соблазнила, а он тут весь такой белый и пушистый совершенно ни при чем, и даже на аборт денег не дают? Пример слюнявый, такой же, как и сам рассказ)
   Хорошим (сильным - у автора второго рассказа. Deathwisher ведь напирает не на врожденную химическую устойчивость организма, а на СИЛУ ВОЛИ своего героя) людям нечего делать на нашей грешной Земле, их место только на небесах;
   И прочие варианты перекодировки -
   работает, хм, под заказ вполне определенной энергетической сущности, вне зависимости от того, понимает он сам это, или нет. Зачем вам лишняя нагрузка на карму?
   Я понимаю, что когда прет, тут не до проверки текста на экологичность. Но потом, когда вы скажете все, что наболело, перечитайте, что вы написали. Ведь вред, который вы можете принести людям, прямо пропорционален глубине вашего таланта. Deathwisher, например, конечно опасен; но он опасен гораздо менее Татьяны Дмитриевой. Deathwisher по крайней мере честен. Большинство людей испытывают инстинктивное отвращение к смерти, и ее смачное описание способно скорее оттолкнуть читателя, чем привлечь. Татьяна Дмитриева взывает к христианской морали, заменяя понятие "ответственность" на такое чистое слово, как "сострадание". Но когда на сцену выходят такие мастера перекодировки, как, например, Пелевин, и заменяют понятие "смерть" такими приятными словами, как "иной мир", "Внутренняя Монголия", нирвана и так далее, убеждают читателя на примере героя, что хорошим людям место именно там...
  
   День 4. Слепые выдры и две серии про ведьмаков.
  
   Лагутина Анна. Убить выдру.
   Не плюй в колодец - придется напиться.
   Вроде бы после Фенимора Купера, Майн Рида и Сат-Ока тема индейского быта и верований казалась закрытой, ан нет. Автор добавил немного альтернативного будущего в котел индейской ведьмы и получил новый вариант известной поговорки: "Не руби выдре лапы - придется ухватиться".
   Герои: Мужчина и женщина, которых мучают ("Больной, вас все еще мучают эротические сны?") сны про выдр. Снотворное не решает проблему, и герои идут за советом к местной ведьме. Рецепт оказывается прост: никаких гадючьих хвостов, настоянных на крови девственниц... надо просто грохнуть парочку-другую выдр, и сны как рукой снимет. Ведьма любезно указывает место, где можно найти этих чудных зверьков и даже дает свою лодку.
   Ох, не люблю я любезных ведьм!
   Победа: Обнаружив выдр в указанном месте, герой отводит свою душеньку. Он уж пол-рассказа ходит с карабином, и автор помнит, что за невыстрелившее ружье его самого могут расстрелять критики. Когда герою отказывает чувство меры, девушка выбрасывает оружие из лодки. Кому охота потом объясняться с безумными гринписовцами? И тогда парень рубит веслом лапы последней уцелевшей выдры, пытавшейся спастись на выступающем из воды камне.
   Пепел: Лодка переворачивается. Выдра-оборотень подает человеку руку-лапу, чтобы вытащить его из воды... но ниже локтей рук-то уже нет. А девушку выдры благополучно спасают. То есть делают таким же оборотнем, как и они сами.
   При всем уважении к автору, я считаю половой способ увеличения популяции более приемлемым с этической точки зрения.
  
   Логос Генри. Искусство быть слепым
   "Никогда еще влияние человека и его дела не разрасталось без слепых учеников"
   "Человеческое, слишком человеческое",Ф. Ницше.
   А чуть ниже философ говорит: "Как известно, чувственная фантазия умеряется и даже почти подавляется при правильных половых сношениях и дичает при воздержании...". Рассказ - яркая иллюстрация этой мысли.
   Герои: Монах, искушающий его демон и чистая, невинная девушка.
   Победа (в данном случае это победа демона) Монах искушение не проходит, чего и следовало ожидать. В судорогах корчащегося в огне тела священник различает прекрасный танец, как и обещал ему демон...
   Пепел: Сама девушка и душа монаха, насколько я понимаю. Автор, правда, утверждает, что в последний момент священник переломил ход схватки в свою пользу, но я этого не увидела.
   Господа, не стоит доводить себя до такого состояния, при котором хочется слепо следовать авторитетам!
  
   Парфенова Мария. C.N.-2: Вторая серия
   Парни, кончайте эти сопли! Вас ждет вторая серия!
   Мистер Секонд. "Человек с бульвара Капуцинов".
   "А супруга моя, которая должна служить идеалом чистой красоты, закажет себе лапшу и будет при мне ее кушать...".
   Юный граф Алексей. "Формула любви".
   Мне всегда казалось, что основные проблемы у героев сказок начинались как раз после того, как они начинали "жить-поживать, да добора наживать". "Вторая серия" - еще одна вариация на эту тему. За основу взята сказка Андерсена "Снежная Королева". Мне, кстати, в юности доводилось слышать песню в исполнении нашей местной рок-группы на ту же тему и на том же материале. Только там Снежная Королева, хмм... растаяла от ласк Кая, а Герда осталась жить с Маленьким Разбойником. Герда вполне поняла все чувства оленя по отношению к своему хозяину - ведь ножом по горлу щекотали ее в самые экстатические моменты... Ничто не ново под луной.
   Этот рассказ, в общем-то, о том, куда приводят мечты, когда сбываются. О том, как романтика гибнет в кандалах быта. Идею очень оригинальной и свежей не назовешь. Больнее всего о мелочи повседневного быта ударяются романтики-идеалисты; может быть, стоит все-таки умерить максимализм юности и начать воспринимать людей такими, какие они есть? Как сказала тетя юного графа в том же фильме: "Ну, зачем же непременно лапшу... А и лапша хороша!".
   Герои: Это старые, очень знакомые, но хитро замаскированные персонажи. Только в последней фразе мы узнаем, что пышнотелая домохозяйка Снежана когда-то была Снежной Королевой, а крутая бизнесвумен Гера - та самая Герда...
   Победа: Как все помнят, Герда спасла своего Кая. А в рассказе мы видим то, к чему это привело.
   Пепел: Герда забивает и продает того самого оленя, который когда-то привез ее к замку Снежной Королевы. Кай красит мертвые розы самой водостойкой краской, но непрерывный дождь смывает и ее, и он продает мантилью Снежаны, чтобы добыть денег. Снежная Королева мало того, что безобразно располнела и начала курить (при ее-то конституции это самый изощренный и отвратительный способ самоубийства), но и практически разучилась колдовать.
   Н-да... Что ж так мрачно-то все?
  
   Туманов Сергей. Способ защиты
   "Идея надвигающейся гибели просто не умещалась в их головах. Гибель надвигалась... слишком давно. Лес был сильнее, но лес ведь всегда был и всегда будет сильнее..."
   "Улитка на склоне". Стругацкие.
   Тут мы снова узнаем, что все зло от технологий.
   Герой: деревенский колдун-целитель.
   Победа: Мир героев рассказа когда-то разрушила война, вспыхнувшая из-за монополии на информацию. Выжившие живут в деревнях и возвели НЕлюбопытство в принцип. В отличие от выдуманных Стругацкими расы Голованов, чьим девизом было: "Мы любознательны, но мы не любопытны", люди из мира Туманова убили в себе даже интерес к миру.
   Пепел: Именно этот агрессивное нежелание ЗНАТЬ губит людей окончательно. Колдун находит способ остановить лес, но интерес это вызывает лишь у разумных медведей, с которыми он и делится секретом.
   Антураж очень напоминает роман Стругацких "Улитка на склоне", особенно сверхзадача героя - попасть в Город. С моей точки зрения, вот эта вот реплика колдуна: "Хочешь сказать, что мы пожинаем плоды тогдашней победы? Да, наверное, ты прав. Любая победа рано или поздно становится пылью" лишняя. Поверьте, у всех уже на зубах хрустит этот проклятый пепел побед. Идея ясна и без этого, а те же самые мысли можно выразить и через другой ассоциативный ряд.
  
  
   Турецкий Вадим. Себе враг
   Это хороший врач. От чего он лечит, от того и умирают...
   Здесь мы опять встречаем деревенского колдуна-целителя, но несколько иного толка. Колдун Вадима Турецкого - ведьмак и сын ведьмака, выбравший путь Добра.
   Герой: Мальчик, сына злыдня-ведьмака. Отец же хочет, чтобы сын пошел по дороге Добра (что бы это ни значило).
   Победа: Мальчик становится целителем.
   Пепел: Выясняется, что не всегда родственники больного хотят исцеления. Иногда до такой степени не хотят, что рады и незваного лекаря прибить, и выздоровевшего крысиным ядом накормить. Мальчик очень быстро умнеет и лечит исключительно по просьбе. Что он, сам себе враг?
   Насчет Добра и Зла - это тема сложная. Но рассказ неплохой. Описания быта и нравов ведьмаков, все эти "Живчики" и "Крапивки" на уровне.
  
  
   День 5. Чужие Травы, ретро-танцовщицы и эсэсовцы-садисты
  
   Шуреман. Чужие, свои
   "Нэш" пишется "наш" и означает на жаргоне русской секретной службы, что это советский агент. Говоря о вражеском агенте, мы говорим "свой".
   "Из России с любовью". Ян Флеминг.
   Кто же чужой, а кто свой для героя рассказа - Кирилла по прозвищу Злой? Автор донельзя запутал этот вопрос.
   Герои: люди с паранормальными способностями. Одаренные дети по неизвестной причине больше не рождаются, и некая секретная служба разрабатывает операцию по пробуждению этих способностей во взрослых людях. А методы просты: поставить человека в нечеловеческие условия, вот тут, глядишь, чуть тлеющая искра таланта и превратится в ярко пылающий факел.
   Победа: дар предвидеть будущее, телепатически связываться с другими людьми и все прочее действительно удалось сохранить и развить в контрольных образцах.
   Пепел: Люди все ж таки не образцы. Кирилл узнает, что над ним измывались не какие-нибудь враги Российской Империи, а свои же особисты (что вообще-то характерно). Он убивает чиновника, пустившего в расход семью Кирилла для поддержания дара в нем, тогда еще двенадцатилетнем мальчишке, так же всех носителей паранормальных способностей, до кого может дотянуться, и гибнет сам.
   Сурово. А вообще да, все эти спецслужбы такая мерзость...
  
   Генератор Иллюзий. Рибанга
   Тот, кто выдумал нас, как рассказ, и заклеил в белый конверт...
   "Родившийся в эту ночь", "Наутилус Помпилиус".
   Герой рассказа тоже сочиняет, но не заклеивает свои истории в белый конверт и не посылает в толстые (и не очень) журналы. Он придумывает сказки о танцовщице Рибанге, живущей в параллельном мире, и рассказывает их настоящей, живой девушке Рибанге, которая тоже зарабатывает на жизнь танцами. А у живой танцовщицы, в отличие от выдуманной, есть еще и покровитель, авторитет Анджи. Так что с точки зрения личной безопасности уж лучше бы герой рассылал бы свои сказки по редакциям и участвовал бы в литературных конкурсах. Герою не всегда хватает фантазии для того, чтобы придумать продолжение, и за вдохновением он ходит к местному провидцу. Но сказки раньше или позже заканчиваются. Провидец уезжает из города, а герой попадает в лапы к ревнивому Анджи. Но танцовщице удается сбежать от бандитов, непонятно куда, правда... Видимо, в тот самый параллельный мир.
  
   Файрэ. Cn2: [in Nomine Mortis]
   Садист, как правило, слишком туп и эмоционально несвободен в подобной ситуации. Поэтому от подобных забав он быстро бы устал... и в конечном счете не смог бы эффективно вести подготовку.
   "Звездный десант". Р. Хайнлайн.
   Читая этот рассказ, я в очередной раз убедилась, что искусство, в том числе и литература, лишь отражает жизнь. Это весомая, но, пожалуй, единственная похвала автору.
   Как я уже говорила, я терпеть не могу мата. Но если "секс как разработанные складки пизды" - это метафора, сильная именно своей грубостью, то "бля" в качестве артикля и прочие однокоренные слова к месту и не к месту - это признак языкового бессилия автора.
   Мир, где действуют герой, создан Deathwisher'ом в рассказе "Les hommes qui rient". На мой вкус, в том рассказе слишком много боли; а вот у Файрэ слишком много, хмм, "красивостей". Чувствительность к боли у каждого индивидуальная, так что кому-то ее может в "Смеющихся людях" оказаться в самый раз. А вот "ветер, завывающий над овитым червями колючей проволоки забором и сторожевыми вышками, ощерившимися хищными дулами систем автоматического огня" - это уже в любом случае перебор. И я имею в виду не само построение фразы, и изобилие деталей. Так же, на мой взгляд, слишком долго и нудно герой пытается поставить распоясавшегося оберконтроллёра на место. Реплика "Подумаешь, сказать им так тяжело... " уместна в супружеской перепалке, но не в беседе начальника с подчиненным. Хлыстом по морде, причем сразу - вот и весь разговор.
   Необходимо отметить, что в кое в чем Файрэ удалось превзойти создателя одолженного мира. В "Les hommes qui rient" есть одна очень откровенная психологическая параллель. Ее Файрэ переносит в свой рассказ чисто механически, отчего она теряет свою яркость. Но зато какие ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ аллюзии создает он сам! Большинство людей хотят вернуться в темное, тесное и безопасное место; но не для того же, чтобы управлять наномышцами рук, рвущих на куски прекрасного ангела! Перефразируя героя моего собственного рассказа, скажем: "Что, только против раненных баб смелый? И то из бронированного брюха гаргойла?". (Эта реплика вымышленного персонажа относится к не более реальному герою рассказа, а не к тому, кто выдумал герра фортштербендфюрера).
   Герой: Демон, герой рассказа, утверждает, что предал свой род для того, чтобы защитить людей. Но любое место, где ангелы сходятся с демонами, раньше или позже всегда превращается в выжженный радиоактивный пустырь. А "население полностью использовано".
   Победа: На контролируемый героем участок забредает ангел (женского пола), которой герр офицер в порядке прелюдии отрывает крылья. Ангел не выдерживает его дальнейших ласк и умирает.
   Пепел: Смерть ангела никоим образом не входила в планы герра фортштербендфюрера. Он намеревался подарить ей такую жизнь, которая хуже смерти. Но у ангела не оказалось в черепе титановых имплантов, увы. Из всех телесных модификаций у ангела было только сердце, взятое из еще живого демона, а согласно "SN428-директиве Четвертого управления при обнаружении беглого модификанта необходимо уведомить службу контроля и, не предпринимая никаких самостоятельных действий, дожидаться прибытия опергруппы". То есть демон огреб себе еще кучу неприятностей по работе. Осталось только пойти и употребить по назначению старые запасы вина.
   Издевательство над поверженным противником ставит любого, кто это делает, на одну доску с теми, кого он так ненавидит и презирает. Так что этот демон обрел все свои служебные неприятности совершенно заслуженно.
  
   Горина Ксения Александровна. Вместе в Травах.
   "Не остаться в этой Траве пожелай мне..."
   "Группа крови", В. Цой.
   Похожая идея - сдаться на милость победителя, отчего ему станет только хуже - мне на этом конкурсе уже встречалась в рассказе "Медеу". Здесь она обыграна гораздо изящнее и без чудовищной вторичности мира, которая так портит рассказ Крыски. И если действия Медеу - это диверсия чистой воды, то в "Травах" мы имеем дело прям-таки с перстом судьбы, с наказанием за жестокость и жадность.
   Герои: кшинты, живущие в чрезвычайно опасных Травах. Выманить их оттуда можно, сыграв на розовой раковине простенькую мелодию, которая полностью лишает кшинтов воли. Выманить - и заставить перенести людей через Травы к Озеру.
   Победа: Героиня Лара выполняет просьбу людей. Сама чуть не надрывается при этом, приходится воспользоваться энергией ее близкого друга. Неудивительно, ведь тащить приходится четверых. Хотя людям было предложено, между прочим, пройти через Болото. Там и с жуками можно договориться, а уж те отвадят тигросс.
   Пепел: Как выясняется из разговора с подоспевшим другом Лары, тигроссы как раз сегодня пошли охотиться именно на Озеро...
   Изумительно!
  
   Мор. Ретро.
   "Где каждый в душе Сид Вишез, а на деле..."
   "Все это рок-н-ролл", К. Кинчев.
   Как-то очень органично соединяются в рассказе киберпанк и тяжелый рок. Сама идея - скачивание ярких образов, созданных людьми с буйной фантазией, и последующая продажа записей -появлялась еще у Стругацких в книге "Обитаемый остров". Случайно попавшего на Саракшу землянина Максима Камеррера местные принимают за душевнобольного. Из клиники Максим в конце концов бежит, а потом видит по телевизору запись собственной ментограммы про встречу с тахоргом в пандорских джунглях. Так что в данном рассказе мы имеем дело с самым настоящим ретро. Крайне редко, к тому же, человеку одного пола удается убедительно передать мысли и чувства, описывая события от лица человека другого пола (на этом сломался даже Пелевин в своей "Священной книге оборотня"). Существует много шовинистических анекдотов о женской логике; так вот, в них больше правды, чем кажется мужчинам.
   Героиня: Повествование ведется от первого лица, так что имя ее остается неизвестным. У нее есть параноидальная задача - вернуться в прошлое и спасти подругу известного музыканта от смерти, а самого Вишеза от попытки самоубийства. Если я все правильно поняла.
   Победа: Ей это удалось.
   Пепел: Сама она при этом погибает. Но изрешеченное разъемами интерфейсов скелетоподобное тело бодрые изуверы в белых халатах засовывают в бак рекреации...
   Вот интересно, почему суицидальные порывы последнее время так модно стало укутывать в паранджу киберпанка?
   День 6. Нездешняя тяжесть мотыги и кораблики северных гор.
   Аноир Талиесин. Великая Ночная Мотыга
   " Ванюша - что, ведь он еще дитя.
   А сват Трофим, который у тебя
   И день и ночь?"
   "Озорные стихи", А. Пушкин.
   Герой: Мальчик с фобией сексуального характера. Отец не хочет, чтобы герой посещал навес в дальнем конце огорода. Он объясняет малышу, что под навесом живет страшный змей, и случайно (?!) заглянувшая соседка подтверждает, что тоже видела это чудовище.
   После чего ребенок вообще перестает выходить из дому.
   Победа: Мать нанимает служительницу Теводу, чтобы та поработала с мальчиком. Эта героиня - фэнтезийный аналог социального педагога-психолога в нашем мире. Герой может, ура, вернуться к нормальной жизни, а служительница получает два мешка муки.
   Да только схалтурила Тевода, ("это я тебе, голуба, говорю как краевед"), не по работе столь высокая плата. Она должна была разобраться в истоках фобии ребенка и устранить причину. Но ведь в головах у подростков наворочано такого, что там сам черт ногу сломит. И Тевода пошла по самому простому пути. Она объяснила мальчику, что "пока с тобой святое имя Кронг Ху, тебе никто не страшен".
   Пепел: Автору удалось меня развеселить. На этом конкурсе это очень драгоценная редкость. А фраза "неумехой по крайней мере можно помыкать, а с домоседом женщина быстро почувствует себя ненужной" свидетельствует о глубоком знании жизни автора.
   Так вот, мальчик подходит к навесу (мать послала за лопатой), и слышит, как страшный змей жестоко пытает его любимого отца. Подростки вообще более решительны, чем взрослые. Мальчик хватает мотыгу и убивает змея, по странному стечению обстоятельств принявшего облик той самой соседки, когда-то подтвердившей существование чудовища.
   Судьба мальчика понятна - колония для несовершеннолетних. Там он встречает и других воспитанников Теводы. И дух самого Кронг Ху посещает своих верных адептов...
   Я-то думала, что только у нас в органы защиты детства идут инженеры, сокращенные с заводов. Их бодрая уверенность в том, что после трехмесячных курсов при бирже труда они перековались в инженеров человеческих душ (в смысле, психологов), меня просто ужасает. Но в фэнтезийном мире, увы, переаттестация социальных работников по итогам работы не проводится контролирующими организациями.
   А зря.
  
   Меро Михаил. Cn-2: Вся тяжесть мира
   Любая чужая инициатива попахивает провокацией.
   "Жизнь и приключения Алекса Уилки, шпиона". М. Любимов.
   В данном рассказе она просто шибает в нос, эта провокация. Давно сказано: бойтесь данайцев, дары приносящих... не играйте с деревянными лошадками, которых в спешном порядке ретировавшиеся враги оставляют на месте своего лагеря... Но герой этого рассказа этих мудростей никогда не слышал, поскольку вырос в индуистской культуре. За что, в общем-то, и поплатился. Он сам и его мир. Сам рассказ начинается тогда, когда уже и победа одержана, и пепел развеян по ветру, а на торговой площади некоего провинциального города появляется голубокожий красавец с вопросом: "Что вы делаете, чтобы все забыть?".
   Герой: всеми презираемый карлик-уродец, которому не нашлось даже мужского имени.
   Победа: Некий дух, индуистский вариант доброго Э-эха, дает ему все - чисто мужское имя Шакра, красоту и силу, летающего красного слона.
   Пепел: Ценой подаренного Э-эхом столика-самобранки была ночь вопросов и ответов, а цена подарков Вритры - разрушение родного мира главного героя. Неизвестно, много ли добра сделал Шакра в своей жизни, но в воду он его точно не бросал, и никто не пришел на помощь голубокожему красавцу, не помог выпутаться из этой сложной ситуации. Шакре пришлось смотреть, как обращаются вспять реки, как тонет огромная черепаха, приютившая на своей спине весь его мир...
   Похмельный сапожник от всех этих переживаний рекомендует гостю единственный в городе бордель. Не успевает Шакра как следует забыться в объятиях жриц любви, как снова появляется Вритра и требует сослужить небольшую службу.
   Надо полагать, разрушить и этот гостеприимный мир.
  
   Deadly. Нездешний
   "Дубочуд, все еще стоявший поблизости, затопал корнями и положил ведьмаку ветку на плечо. Геральт с размаху сел".
   "Башня Ласточки", А. Сапковский.
   Герой: мальчик Марк, старый вяз на берегу пруда, и тот, кто живет в вязе. Дерево пользуется недоброй славой, вокруг него (и на нем) постоянно случаются некие происшествия с удивительно однообразным исходом. А именно, смертью людей. Павлик, больше всех натерпевшийся от вяза (на нем погибают его брат и отец), пытается поджечь дерево, облив бензином. Марк заступается за вяз.
   Победа: Дерево спасено.
   Пепел: Павлик, хммм, очень сильно обгорел. Так же пеплом можно считать и тот факт, что после разговора с существом, живущим в вязе, Марк понимает, что заступался за него зря...
   Вообще, я хочу сказать - не стоит спорить с деревьями. Это двусмысленно выглядит и бывает очень опасно. Геральт при знакомстве с дубочудом отделался легким испугом, а Марку повезло меньше - он повредился в рассудке.
   Я обещала к стилю не придираться, но вот это вот - "На стеклышках его очков уже отразился край набухающих туч. Это придало его лицу оттенок жестокости" - это просто шедевр! Файрэ с его червивыми заборами до вас далеко...
  
  
   Выворотень. На север и в горы
   "И зароем нашу радость в этой черной золе
   Там, где умер последний человек на Земле!"
   "Последний человек на Земле", "Наутилус Помпилиус"
   Герой: супер-пупер воин, в совершенстве обученный многознающим Учителем сложной науке убийства. Трепещите, стал-быть, болотники и пни стоеросовые, а в особенности хумансы! (Люди, стал-быть).
   Победа: Это, насколько я понимаю, сам факт обладания искусством убивать. Второй вариант победы - то, что наш герой остался в живых. Он - последний человек на Земле. Всех остальных воины, не менее искусные, чем он, загнали в гроб своими "Опавшими Листами" и прочими приемами, от которых защиты нет, еще пока герой проходил обучение.
   Пепел: Убивать-то он умеет... и возможно, лучше всех... НО НЕКОГО! Второй вариант пепла, на мой взгляд - хотя тело еще живо и представляет собой совершенный инструмент убийства, душа героя давно умерла. Это видно из отношения героя к дневнику Семена.
   Дневник заслуживает того, чтобы поговорить о нем отдельно. Включая его в структуру рассказа, автор сделал рискованный шаг. Повествование и так ведется от первого лица, и добавляя еще одно "я", автор усложняет восприятие текста. Но это с лихвой искупается смысловой нагрузкой данной вставки. Автору удалось показать, как меняется сознание воина на сознание человека оседлого. Мне при прочтении вспомнилось незабвенное:
   "Но эти передряги так утомили престарелого монарха, что он процарствовал всего двадцать лет, затем отказался от престола и поехал на родину... сажать репу.
   - Друг, - говорил он. - Если бы ты видел, какая нынче уродилась репа! Ну и репа! Одно слово - репа! До царства ли мне теперь?" (Всеобщая история, обработанная "Сатириконом").
   Этическая вилка хороша. Образ врага, внутреннего и внешнего, издавна культивируется в тех политических системах, чьи успехи в экономике оставляют желать лучшего. Но люди верят, потому что так жить удобнее. И вот эта ситуация доведена до гротеска, до абсурда, но тем не менее правдива. Уничтожения ВСЕХ врагов действительно можно добиться только с исчезновением всех людей.
   Да, вот еще что. Имя меча, если уж оно так необходимо, на мой взгляд, должно быть коротким и звучным. Дюрандаль, например, хорошо звучит. Или простенько и со вкусом - Холодный меч, Черный меч. Можно и поэтично - Несущий бурю, Ласточка, Жало. А Шелестящий - по моим ощущениям, это слабо.
  
   Михей. К-н2: Кораблики
   Матросская шапка, веревка в руке.
   Тяну я кораблик по бурной реке...
   "Капитан". А. Барто.
   Герой: сумасшедший изобретатель. Апофеозом его деятельности становится создание Штуки. Ну, "Джуманджи" все смотрели, только здесь Штука полностью автоматизирована и делает каждый последующий ход самостоятельно.
   Победа: Герой проходит все испытания, отделавшись мелочью - добавочным пальцем на ноге. Остальных его друзей засасывает бурная воронка в потоке времени. Теперь он может покинуть тюрьму своего человеческого тела, свой сувенирный кораблик, и пройти сквозь горлышко бутылки, чтобы увидеть Вселенную со стороны.
   Пепел: Выясняется, что он этого не хочет, но уже поздно...
   Изумительно красивый образ с этими корабликами и резиновыми мячиками. Но только, Михей, давайте-ка отойдем в сторонку... мне надо открыть вам страшную тайну....Вы не поверите, но слово "целофан" происходит не от слова "целый", а от слова "целлюлоза" и пишется с двумя "л"!
  
   День 7. Эволюция бережливой черноты и неземные трубы.
  
   Лисс Алиса. Эввалюция
   Все бабы дуры. Не потому, что дуры, а потому, что бабы.
   "Еще меньше проволочек требовал развод... отделение головы от туловища жены считалось достаточным основанием для [этого]".
   Всеобщая история, обработанная "Сатириконом".
   Как выясняется из рассказа, действие народной мудрости распространяется и на женщин-роботов. А вот процедура развода в созданном автором будущем чрезвычайно усложнена по сравнению с милыми обычаями наших предков. Рассказ, симметричный "Дыханью". У Инны Живетьевой умные бабы используют глупых мужиков, а у Алисы умные мужики используют глупых баб. Но от перестановки слагаемых сумма, как известно, не меняется.
   Герой: вполне реалистичный мужчина, можно даже сказать - настоящий кобель. Его секретарша-робот, приставленная женой героя. Жена хочет развестись с ним и оставить без гроша, для чего требуется подтвержедение беспристрастного специалиста, робота то бишь.
   Победа: Робот склоняется к неблагоприятному для героя заключению. Герой тут же в бездушной железяке замечает женщину, отвозит ее к себе на дачу, ну и весь романтический комплект. Робот в корне меняет свои убеждения.
   Пепел: Теперь Эвва не представляет для своего бывшего работодателя никакого интереса.
  
   Томах Татьяна Владимировна. Обратная сторона черноты
   "Свет - рука левая тьмы, тьма - рука правая света, двое в одном, жизнь и смерть, и лежат они вместе..."
   "Левая рука тьмы", Урсула Ле Гуин.
   Но это у них, там, на Западе, обратная сторона черноты - "белота", и темная полоса в жизни обязательно сменяется светлой, как на шкуре зебры. Иногда, правда, по окончании темной полосы можно попасть не в светлую, а прямо, хмм, я извиняюсь, в анус. Герою же рассказа Свену досталась совершенно черная, и к тому же многоанусовая зебра.
   Все эти мои издевательства к тому, что конструкция названия порочна с точки зрения формальной логики. Таким образом построенное название создает ожидание света в конце тоннеля, а в данном рассказе там даже встречного поезда нет... Да, и скандинавское имя героя создает стилистические предвкушения (ну там, меч, шлем с рогами), которые так же не оправдываются. Сплошной обман, в общем.
   Герой: Мальчик, в котором живет прекрасный огненный зверь. Зверь мечтает покинуть тесную темницу человеческого тела. Это можно сделать только с помощью музыки.
   Победа: Преодолев убеждения родителей и социальные барьеры, мальчик поступает в музыкальную школу. Кажется, протяни руку - и вот она, музыка, вот оно, долгожданное освобождение.
   Пепел: Музыка оказывается запертой в грубом деревянном каркасе инструментов, так же, как и огненный зверь в человеческом теле...
   Грустно. А вообще, я люблю музыку.
  
   Козельская Наталья Владимировна. Тот, кто бережет
   "Я еще маленький домовой... всего семь веков стукнуло..."
   "Кузька в новой квартире", Т. Александрова.
   "Чехия, Албания, Польша, Литва - тоже страны".
   "Путевые заметы", М. Задорнов.
   Очень хотелось написать: "тоже рассказ". На все проблемы текста могу посмотреть сквозь пальцы, кроме откровенных логических и жизненных ляпов. Малит должна грохнуть очередное безымянное "я", главного героя рассказа, или он ее, как только становится ясно, что к чему. Но не обозревать же трех поросят... пардон... трех колобков.
   Герой: безымянное "я" - террорист.
   Победа: Его банда захватывает небольшой городок, и его назначают временным королем. Козлом отпущения, то есть.
   Пепел: В песне Высоцкого козла отпущения начинают бояться даже волки, а в этом рассказе все "волки" тихо гибнут в собственных постелях в первую же ночь. Их прикончили "локальные гении" - местные домовые. А в джинсовой сумке героя живет его собственный домовой, и поэтому его (героя! Хоть сама имена выдумывай! БЯ (безымянное "я"), а в качестве индекса указывать номера рассказов на конкурсной страничке, что ли...) не трогают. Так что он становиться не кукольным, а реальным королем. Выживает только еще одна бандитка, тоже счастливая обладательница домового.
  
   Два следующих рассказа - очередные вариации на тему, почему хорошо жить плохо. Создается ощущение, что это говорит в авторах классовая ненависть недовыдавленного по капле раба. Авторов я отсылаю... нет, не так далеко, как можно подумать, а к дню Третьему данного обзора. Там на примере рассказа "Выборы" я страстно объясняю, какие идеи воплощать не стоит, и почему.
  
   Усманова-Полухин. Cn2: Дела земные и не очень
   "И так как Бананито оставалось рисовать только своей кровью, то он решил отложить на время работу над своими шедеврами"
   "Джельсомино в Стране Лгунов", Д. Родари.
   Герой: Чиновник средней руки, который вдруг чувствует потребность изменить свою скучную жизнь, и предаться творчеству. А именно - рисовать.
   Победа: У него, надо признать, неплохо получается. Его, конечно, увольняют с работы и все такое...
   Пепел: Самовыразившись, герой с удовольствием возвращается к своей карьере и пыльной конторе. На предложение доброй феи создать очередной шедевр Сансаныч отвечает: "Вот дорасту до директора, тогда можно будет снова провалиться в безумие".
   Проблема самореализации, конечно, в настоящее время очень актуальна. Человек чувствует себя психически стабильно только в том случае, если принимает участие в творческом производственном процессе. (Это не я придумала, а Эрих Фромм, почет ему и уважение в грядущих веках). То есть бондарь в средние века, или шорник, или кузнец чувствовали себя вполне удовлетворенными жизнью, поскольку создавали вещь от начала до конца. Выполняя же одну и ту же операцию при конвейерном производстве, или, еще лучше, перекладывая бумажки с места на место, человек чувствует себя угнетенным, какой солидный заработок эта деятельность не давала бы ему.
   Но в настоящее время устройство мира именно таково, и глупо ныть или ругаться в надежде, что "этот мир прогнется под нас".
  
   Мамедова Лейла Раджабовна. Счастье, текущее из ржавых труб
   "...[Игра "Трубы"] ему не нравилась полным отсутствием романтики, поверхностным пафосом и особенно тем, что в левом углу был нарисован мерзкого вида водопроводчик, который начинал хохотать, когда какую-нибудь из труб... прорывало".
   "Принц Госплана", В. Пелевин.
   Герои: Ости, добрый форнит, и Алиса, форнит злой. Алиса должна сделать как можно людей несчастными, а Ости, соответственно, счастливыми. Алиса подходит к делу с размахом - она уговаривает Ости совершить самоубийство. Но подвести под это убедительную идеологическую базу ей не удается. Чувствуется недостаток классического образования и харизмы (у героини). Николай Ставрогин в "Бесах" Достоевского, например, развел товарища по партии на самоубийство, ни секунды не напрягаясь.
   Победа: Ости удалось осчастливить непризнанного художника Акима дачей на Мальдивах и полным комплектом социальных благ, прилагающихся к ней.
   Пепел: Праздная сытость лишила Акима возможности видеть настоящее, истинное, лишила желания и способности рисовать... Идея, что признак настоящего гения - непризнанность, творение исключительно "в стол", голодная и нищенская жизнь - кажется мне пошлой песней неудачников. (Вы уж, автор, простите меня за резкость).
  
   На закуску перечислю рассказы, которые произвели на меня впечатление (по разным причинам), и поделюсь образом среднестатистического рассказа-участника конкурса, который сложился у меня в голове по прочтении всех работ.
  
   Номинация "Из песни слова не выкинешь"
   Мне понравилось, КАК написан рассказ. То есть текст просто льется, как песня, и даже не задумываешься, о чем это. Список дан по убыванию, и все остальные перечни построены по тому же принципу.
   Михаил Меро. Вся тяжесть мира
   Кара. Танцовщица Бога
   Бортникова Лариса. Айшегюль
   Выворотень. На север и в горы
  
   Номинация "Сказка ложь, да в ней намек"
   Мне понравилось, О ЧЕМ написано, т.е, идея, которую хотел донести автор:
   Black&blackfighter. Cn2: Расшифровка
   Голдин Ина. Классики в тумане
   Вlackfighter. Небаветер
   Вец Ирина. Планета Гарагуль.
   Выворотень. На север и в горы
   Горина Ксения Александровна. Вместе в Травах.
  
   Номинация "Простой, как правда"
   Мне совершенно не понравилось ни КАК написано, ни О ЧЕМ. Но у этих рассказов есть один существенный плюс. В отличие от многих конкурсных работ, из этих произведений можно совершенно спокойно убрать весь фантастический антураж, и герои не превратятся в кукол, в одномерные силуэты, а останутся людьми, пусть и немного не в себе (напоминаю, что я имею в виду героев, а не создавших их авторов).
   Калугин Владимир. Хозяин Свалки.
   Все-таки, для того, чтобы остаться здоровым, одной веры в себя мало.
   Deathwisher. Кн-2: De[f*сk]ate
   Говоря суровым языком психиатрии, у героя данного рассказа пограничное состояние. То есть считаться вменяемым он еще будет.
   Файрэ. Cn2: [in Nomine Mortis]
   А это уже чистой воды клиника... С песнями, к психиатру! ("Понедельник начинается в субботу", Стругацкие).
  
   Среднестатистический рассказ КН-2 (по моим ощущениям)
   Данная схема, конечно, не претендует на универсальность. Но именно этот набор сюжетных элементов идет рефреном через большую часть произведений. Отдельная песня - это Ребенок-со-Странностями (Звездочка Айзенкура, Кораблики, Нездешний, "Я обрел счастье, малыш!", Великая Ночная Мотыга, Обратная сторона черноты).
   Излюбленные декорации:
   - киберпанк ("Я обрел счастье, малыш!", De[f*сk]ate, [in Nomine Mortis], Доктор Бэдскин, Кораблики, Ретро). Знаком качества считается вплетение в эту канву суицидальных мотивов.
   - фэнтези ("Дыханье", "На север и в горы", "Себе враг", "Способ защиты", "Вся тяжесть мира", "Чужие, свои", "Рибанга").
   Герой - безымянное "я", сверхчеловек, независимо оттого, мужчина это или женщина.
   Механизированное 'я' больше тяготеет к созерцательному или деятельному одиночеству (Deathwisher, Выворотень, Светов, Мор), хотя встречаются и исключения (Файрэ, Дюффрейн). Век-тор действий таких героев - изменение себя, а потом и реальности чистой силой мысли.
   Ведьмаки все-таки ближе к природе, и кое-что человеческое им еще не чуждо. Они стараются обзавестись половым партнером (Хозяин Свалки, Дыханье), желательно, смуглой танцовщицей (Танцовщица бога, Рибанга), пусть даже механизированной (Эввалюция), но превосходящей своей красотой гурий в саду Аллаха (Айшегюль), или уж на самый худой конец, раненным ангелом (Во имя смерти), не утратившим своего неземного очарования. Предел мечтаний - это, конечно, личный бордель (Вся тяжесть мира). Тот из героев, который "я", непременно и самым извращенным образом в конце рассказа вытирает ноги о своего партнера противоположного пола (Дыханье, [in Nomine Mortis], Эввалюция).
   Тенденция, однако. Так и хочется сказать: "Ребята, давайте жить дружно".
   На этой радостной ноте экипаж ночного бомбардировщика прощается с вами!
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"