Кузьмин Антон Аркадьевич: другие произведения.

Сказка о помеле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 5.70*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда в жизни встречаешься людьми, во время общения с которыми поневоле возникают сомнения в их полностью человеческой сущности. Если написать о произошедшем на полном серьёзе, то к тебе отнесутся как к тому, кто рассказал, что видел динозавра, или НЛО с зелёными человечками, или ещё что-нибудь в том же духе. И в лучшем случае, окружающие будут крутить пальцем у виска. А в худшем - могут признать тебя недееспособным, отдать в руки врачей с добрыми глазами и нечистой совестью и поделить твоё имущество. Поэтому приходится писать Научную Фантастику! :) Ранее много раз публиковал и на своих и на чужих сайтах. Несколько раз предлагали экранизировать как сюрреалистический фильм. Но мне не нравилось, кого присылали вести переговоры.


Легенды о Грязнуле. Часть первая: Сказка о помеле.

  
   Иногда в жизни встречаешься людьми, во время общения с которыми поневоле возникают сомнения в их полностью человеческой сущности. Если написать о произошедшем на полном серьёзе, то к тебе отнесутся как к тому, кто рассказал, что видел динозавра, или НЛО с зелёными человечками, или ещё что-нибудь в том же духе. И в лучшем случае, окружающие будут крутить пальцем у виска. А в худшем - могут признать тебя недееспособным, отдать в руки врачей с добрыми глазами и нечистой совестью и поделить твоё имущество. Поэтому приходится писать Научную Фантастику! :) Ранее много раз публиковал и на своих и на чужих сайтах. Несколько раз предлагали экранизировать как сюрреалистический фильм. Но мне не нравилось, кого присылали вести переговоры.
  
   Не хочешь - не слушай, а правду врать не мешай.
Правила поведения в гостях. 

Однажды мой сенсей сказал мне, что я трепло по жизни. И что если я не хо-чу, чтобы мой длинный язык принес вред мне и ни в чем не повинным окружающим, то мне придется научиться трепаться безопасным способом. В смысле научиться говорить и даже думать так, чтобы никогда не выдать по-настоящему ценную и / или опасную ин-формацию. С тех пор прошло много лет, мне много пришлось тренироваться в своем умении. И я многого в нем достиг. Я могу рассказать почти все, только не ясно будет, с кем, когда и где на самом деле все это происходило (Ну и что на самом деле, было, тоже будет не совсем ясно). Кроме того, так подам детали, что из них тоже нельзя будет выйти на по-настоящему ценную информацию. Этот момент я специально подчеркиваю для тех идиотов, которые поймут всё слишком буквально и начнут препарировать ни в чем не по-винных жуков. Хотя нисколько не удивлюсь, если найдутся такие, которые не поверят и этому моему предупреждению. Тем хуже для них. В смысле, для жуков. Так что не надо забывать старую русскую антинародную пословицу: "Сказка ложь, да в ней намек. Доб-рым (?) молодцам не впрок ". А, чуть не забыл! В принципе, я всегда говорю только прав-ду, кроме первого апреля, когда подаю декларацию о доходах. Но это не распространяется на т.н. "охотничьи рассказы", т.е. байки о том, кто какую рыбу поймал на охоте или какое количество девчонок удалось перепить за одну ночь.

Столбы.

История эта началась на Столбах. Есть такой государственный ландшафт-ный заповедник мирового значения. На юг от Красноярска. Красивейшее место. Описать невозможно, Нужно увидеть. Впрочем, академику Обручеву,(это тот, который написал "Земля Санникова" и "Плутония"), это удалось. В небольшой, в общем-то, рассказ, он ухитрился вместить все. И описать красоты этого уголка горной тайги, и все прелести сек-са на лоне природы (это в советское-то время, когда никакого секса у нас не было!) и да-же про мировое рабочее движение не забыл! Ну, все-таки не зря там проводятся междуна-родные чемпионаты по скалолазанию! Если кого-то интересует мое мнение, то я могу сказать только одно. В моей жизни было только три женщины, которых по силе своего эмоционального воздействия можно было сравнивать со Столбами. Остальные были го-раздо хуже. Причем эту фразу я сказал не сейчас, когда люблю девчонок как-то больше по привычке или по инерции, а в 23 года, когда сей процесс, занимал у меня почти все свободное от ничегонеделанья время. 
Однажды я со своим приятелем на выходные поехал в Красноярск. Для разминки покорили Первый Столб. Потом Второй и Бабку и Внучку. На Деда решили сегодня не лазить. Потом пошли к Перьям. Полюбовались, но не полезли. Я вообще-то всегда без страховки лажу. И из всего оборудования пользуюсь только резиновыми кало-шами. А чтобы лезть без страховки в одних калошах на Перья нужно иметь что-то более крутое, чем у меня. В смысле или навыки или самомнение. Ибо на Перьях насмерть раз-бивались столбисты, коим я и в подметки не гожусь. Тут к нам бабулька одна подошла. На вид - как бы не под семьдесят. Но бодренькая такая старушенция, шла быстро и дыха-ние у нее ничуть не сбилось. Остановилась рядом, тоже любуется. Разговорились. Оказа-лось, что бабулька уже больше шестидесяти лет почти каждые выходные на Столбы хо-дит. Я обмолвился, что все местные Столбы (кроме Перьев) покорил, и мне хотелось бы посмотреть что-нибудь новенькое. Бабка сначала меня подколола, чтобы я сходил на Коммунар. Это боковая вершина Первого Столба. Последних, кто пытался покорить без страховки эту вершину, снимали с помощью вертолёта, причем по запчастям. Ну, по-смеялись мы над ее приколом, а потом она и подсказала, в каком направлении идти и по каким приметам ориентироваться. И даже маленечко проводила нас в нужном направле-нии. Шли мы довольно долго. Уже стали вспоминать бабку по матери. В смысле, что мать её ... была не то внучкой, не то правнучкой Ивана Сусанина. Ну, часиков через много ( знать вам это необязательно, точную привязку к местности я давать никому не собира-юсь) добрались. Местечко действительно красивое. Но, так как уже вечерело, высоко мы не полезли. Столб незнакомый, да и не маленький. Может быть, и залезли бы мы до тем-ноты. Ну а вниз спуститься уж точно бы не успели. Стали ночлег себе организовывать. Костерчик запалили, перекусили и лениво трепались, сидя возле костра. Тут - то все и началось. Солнышко - то еще почти не село, но мы в ложбинке были, так что наш костер привлек внимание всяких там насекомых. Стали и бабочки и жучки к нашему костерку подлетать. А за насекомыми и птички подтянулись. Маленькие. А за маленькими и большие. Схватила маленькая птичка здоровенного (по ее меркам) жучка. И тут на нее сверху нечто крупное и спикировало. Может, сокол, какой поздний, а может и сова ран-няя. Я (по слепоте своей) толком и не разобрал. Была птичка - и нет ее. Только перышки вниз посыпались. Только два перышка не на землю упали, а вверх потихоньку поднимать-ся стали. Мы за ними пошли. Их ветерок к склону прижимать стал. Мы с трудом за ними успевали подниматься. Еле успел их мой приятель шапкой поймать. Перевернул шапку, чтоб посмотреть, а они опять вверх поднялись. Никто, конечно, от них такой подлости не ожидал. Только и успели мы понять, что не перышки это, а крылья жука (в смысле не то-ненькие, полупрозрачные собственно крылья, а то, что их сверху прикрывает - жёсткие надкрылья из толстого хитина). Так и улетели они от нас. Тут и солнышко село. Пока вниз в темноте спускались, два раза чуть не убились. Хорошо хоть оба раза успевали друг дру-гу руку подать. Приятель этот у меня проверенный. Раньше я как-то его даже и за чело-века особенно не считал. Первый-то раз я его на Столбы взял просто, потому что уж боль-но хотелось, а больше не с кем было. Ну, я перед ним пофорсить решил. Типа, какой я крутой столбист показать. Тем более, рядом девчонки симпатичные стояли, на нас гляде-ли и охали. Ну и оступился ненароком. Если бы приятель мой вовремя руку не подал, навернулся бы я весь такой весь из себя крутой метров эдак с шести о плиту гранитную. А этого любая, даже самая дубовая башка, с непривычки не выдержит. Можно мозгами рас-кинуть в разные стороны в прямом смысле этого слова. Я ему ничего не сказал, он мне тоже. Только с тех пор я только с ним на Столбы ездил. Малый он довольно молчаливый, а тут его словно прорвало. Все время тему разговора к крылышкам жучиным подводил. В конце концов, достал он меня. Процитировал я ему несколько русских народных сказок на тему "Утро вечера мудренее" и спать завалился. Он еще побубнил немного и тоже за-храпел. Оно хоть и лето, а на Столбах нежарко в ту пору было. Часиков в пять я от холо-да проснулся. Ну и костерок решил раздуть, кофейку сварганить. Воду-то мы на себе пёр-ли, так что кипятил я в аккурат на две чашки. И чтобы, не дай бог, вода не выкипела, ве-точки подбрасывал самые маленькие из тех, которые возле самого костра были. Ну и на-ткнулся я на жука вчерашнего. Сначала рукой, а потом и глазами. И в карман себе по-ложил. Тут и кофеёк подоспел. Разлил я его по чашкам по - братски и сахарку добавил по-честному - приятелю моему ложечку и себе четыре. И " Рота, подъем!" заорал. Прият-но мне было смотреть, как он вскочил. Чувствуется, что год как училище военное закон-чил. Ухмыляюсь я и кружку алюминиевую с кофейком ему протягиваю. Ну, чашку-то он правильно взял, руки не обжог. А когда пару глотков сделал, так у него даже взгляд ос-мысленным, почти человеческим стал. И опять он про жуков болтать начал. Но я его живо оборвал. " Хошь - говорю - жука? А что взамен дашь?". Мне-то ничего от него не надо было, просто интересно стало, насколько же его эта тема зацепила. А он смотрит на меня так растерянно, что я по взгляду понял - проси сейчас у него все что хочешь. Ничего не пожалеет. Ну, наступил я на горло своим желаниям своекорыстным и жука ему из кармана достаю. Как дитя малое он обрадовался. Радость неподдельную я в его взгляде увидал. Разглядывал он его со всех сторон, а потом названием его поинтересовался. Я то-же на жука глянул. Меня вообще-то устройству солдат учили. В смысле медицине воен-ной. Я любого солдата за полчаса разобрать могу. Меня даже специальным приказом на-значали внештатным патологоанатомом дивизии. Ну, биологию я тоже неплохо знал. Да-же одному дяденьке капитану во время учебы диссертацию кандидатскую про комара ма-лярийного писать помогал. Ну, то, что это не комар малярийный и не вредитель амбарный это я сразу понял. Вредную черепашку от маркитанской козявки и малого хруща я и безо всякого определителя определить могу. А тут возьми и выдай ему сразу название шибко научное по жуку мятому, бескрылому, да еще и с головогрудью полуоторванной! Это притом, что видов насекомых на свете больше, чем всех остальных животных и расте-ний, вместе взятых. Объяснил я ему, неразумному, всю глубину его заблуждений наив-ных. А потом пилюлю подсластил немного - подсказал, что по определителю толстому могу любую животную необычную в рамки видовые загнать доподлинно (за деньги нема-лые). Он сначала обрадовался но, услышав про деньги немалые, пригорюнился. Ибо знал он про жадность мою безмерную и совесть потерянную. Но не стал я его разводить на бабки немалые, а предложил позавтракать плотненько и быстренько покорить Столб не-знакомый. И еще посоветовал ему голову не забивать мечтаниями глупыми и под ноги себе смотреть старательно. Потому как если из нас кто-нибудь навернется с высоты нема-ленькой, то не до жуков таинственных нам будет, наверное. А чтоб он не стал меня угова-ривать, чтоб на восхождение сегодняшнее наплевали мы слюнями тягучими, намекнул я ему заранее, что день у нас нынче воскресный, праздничный. И что люди хорошие, доб-рые в постелях теплых спят после вчерашнего. И только чужие, коварные с утра ранне-го рыщут по городу, опохмелки ища старательно. И что библиотеки научные сейчас во-обще не работают, потому, как сессия летняя уж неделю как везде закончилась. А чтоб не заплакал от слов моих горьких слезами горючими, пообещал я ему после восхождения успешного устроить посещение зала научного во время обеденное. И слово свое честное, купеческое сполнил во время урочное. Ибо никаких усилий дополнительных не при-шлось мне, толстому прикладывать. Потому как во время обеденное собирался всё равно посетить я общежитие женское с целями обеденно-сексуальными. И уже ждали меня там студентки молоденькие, к приходу моему готовились. Выметали окурки подкроватные, готовили яства разные. В холодильник напитки закладывали, да и сами наряжались-красились. Изучала одна биологию, а другая была библиотекарем, потому как с раза пер-вого не сдала она экзамен вступительный, а написать о том родителям строгим стесняла-ся. Зато в этом году поступила она на факультет свой биологический. Вот по этому само-му поводу и закатывала она пир богатый для круга узкого людей ограниченных. В смысле для землячки своей учащейся и меня, любимого, толстого. А так как предупредил я зара-нее, что приеду не один, а с добрым молодцем, то вызвал у них радость безмерную. За-являемся тут мы, долгожданные, и с порога девиц радуем, что вместо любви заслужен-ной хотим от них посещения библиотечного. Ну, девицы, конечно, были умницы. Не ста-ли они нам перечить - противиться. И, после скандала сорокаминутного, живо определили животную таинственную по определителю научному, толстому. Оказалась сия животная насекомой эндемической, нигде, кроме края Красноярского, не встречающейся с периода ледникового. И еще они нашли про жука сего загадочного монографию шибко научную, на правах рукописи опубликованную, тиражом до смешного маленьким на бумаге пло-хой, сероватенькой . Ну засим я и откланялся, потому как время уже было позднее, вечер-нее. (даже на вторую палочку чая не остался) . А мне на поезд успеть надо было обяза-тельно, ибо утром мудреным надо было мне стоять в строю воинском вместе с офицерами управления и тяготы нести служебные. А приятель мой остался, ибо был он свободен до вторника. Потому как ему не ранее заступать нужно было на дежурство боевое до пятни-цы, вместе с мастерами удара ядерного, упреждающего (по возможности - несанкциони-рованного). 

Ещё раз Столбы! И клещ на самом интересном месте... :)))

В общем, увиделись мы с этим обормотом, только в ночь с пятницы на субботу в поезде Карабульском на коем вместе с зеками свежеотпущенными до Красноярска мы добиралися в вагоне общем (слегка переполненном). Разговора у нас тогда не получи-лось, зато хоть немного поспали. С утреца приласкали мы девиц и на Столбы вместе с ними отправились (предварительно плотно позавтракав). Я, в основном, Столбы покорял, а он уломал девчонок поискать еще жуков таинственных. Когда лазить по Столбам мне надоело, взял я одну из девчонок и предложил ей вдвоем поискать в кустах дремучих. Ну, поискали мы с ней (два раза) и нашли (только не смейтесь) и правду жука. Точнее он сам нас нашел (как выяснилось впоследствии, жук был не единственным, кто нас нашел). По-ка мы его " искали" он на нас просто сверху тупо свалился. В общем, выползаем мы из кустиков, отряхиваемся, а эта парочка на нас смотрит, ухмыляется. И издевательски, эдак, спрашивают о результатах наших поисков старательных. Ну, мы им и предъявили доказательство нашего старания. И в ответ тоже интересуемся, как у них успехи-достижения. А они стоят, пригорюнившись, и ответить что-то стесняются. А тут еще мы масла в огонь добавили своими подколками на тему о том, что вообще непонятно, чем они весь день занимались. И что для этого вовсе необязательно было на Столбы ехать, можно было из койки общежитской вообще не выползать. Больше мы жуков искать не стали, а поехали в общагу. По дороге я чей-то бумажник нашел. Внутрь заглядывать не стал, а просто лёгким движением руки переправил его с земли в карман, Этого вообще никто не видел. Приехав, я завалился спать в своём кабинете. Только предварительно пре-дупредил бойца, чтобы меня утром разбудил. Потому как мне с утра надо было заступать дежурным по госпиталю. Уже засыпая, я почувствовал легкий дискомфорт в паху. Засу-нул ручонку шаловливую почесать место беспокоящее, и наткнулся на что-то непонятное. Почесал, потрогал и решил, что стоит встать и рассмотреть на свету. Прыщик - не пры-щик, родинка - не родинка. Бородавка что ли? Наконец до меня дошло, что это клещ. А клещи эти переносят энцефалит. Заболевание достаточно страшное. Половина умирает, половина становится дураками. Не смейтесь - не смейтесь! Вот мы с братом болели, так брат умер. Военная шутка юмора. Он выжил и получил очередное воинское звание, а по-том майора. :)
Тут я вспомнил про бумажник. Сумма выкатывалась не маленькая, в районе мо-ей зарплаты за три месяца. Кроме денег там были кое-какие бумажки, позволяющие сде-лать вывод, что владелец бумажника иностранец. А про язык иностранный ходят сплетни, что он не один, а их несколько. И у меня закралось нелепое подозрение, что это не тот язык, которому меня учили. Впрочем, на "отлично" я знаю только одну тему-допрос во-еннопленного раненого. А эта тема обязательного знания иностранного языка не требует! Ибо если он захочет прекратить болезненные ощущения - враз по-русски заговорит, ба-сурман! Так что найти хозяина бумажника было достаточно проблематично. Хотя внутри бумажника и было несколько визиток жителей Красноярска, с которыми он вел дела. Так что можно было во время следующего визита в Красноярск попробовать попытаться най-ти хозяина бумажника через его знакомых. Но, по зрелому размышлению, я решил этого не делать. Времечко было у нас тогда веселое. Страна развалилась, везде был бардак страшный. Зарплату нам задерживали уже шесть недель. Никто такой подлости от жизни не ожидал. Мы привыкли получать зарплату вовремя. Все в военном городке получали зарплату из одного источника, так что даже занять было не у кого. Я позволял себе в Красноярск мотаться только потому, что кроме зарплаты получил несколько небольших гонораров. Тем более, я отлично понимал, что скоро сезон закроется и тогда я, даже имея деньги, не попаду на Столбы. В данный момент у меня не было денег даже на завтрак. Единственное, на что я мог рассчитывать, так это на то, что в мои обязанности входило снимать пробу пищи в столовой. Так что столовую ожидали ежедневные проверки до тех пор, пока я не получу зарплату или (что более вероятно) гонорар. Короче, из-за этих мыс-лей я толком и не поспал, а тут уже пришел старый дежурный, и я пошел принимать де-журство. Немножко позже пришла медсестра, которой предстояло дежурить вместе со мной. Я ее приколол, сказав, что хочу ей кое-что показать. И стал снимать штаны. Ну, эту подругу сложно было чем-нибудь удивить, в особенности это касалось содержимого муж-ских штанов. Я подозреваю, что минимум дважды она его видела и даже ощущала, судя по тому, что у неё две дочки. Так что медсестра повалила меня на столик в хирургиче-ском кабинете. Потом полностью сняла с меня нижнее бельё и удалила клеща. После чего я вколол себе противоэнцефалитную сыворотку и стал выслушивать ее подколки по пово-ду места, в которое вцепился клещ. Я ей коротко рассказал, при каких обстоятельствах мы с клещом нашли друг друга. Она посмеялась, а потом сказала, что очень рискованно заниматься сексом в местах массового скопления энцефалитных клещей. И предложила мне посетить её завтра для расширения моего кругозора о безопасном сексе. Но не срос-лось. Так я, наверное, и помру дураком, ничего о безопасном сексе и не узнав. Ибо на следующий день меня отправили в командировку ( так и не погасив задолженность по зарплате), потом появились другие дела и заботы и я как-то забыл о обо всей этой жучино-клещевой истории. 

Каки-таки жуки? 

Однако история не забыла меня. Однажды приходит ко мне этот мой приятель Алик и заявляет, что ему еще жуки нужны. Я даже не сразу уловил, какие еще жуки. Ну, потом врубился и собрался его послать вместе с его жуками всерьез, далеко и надолго. Но из-за культурности врожденной и чувства такта безмерного решил его сначала выслушать. А то вдруг потом выясниться, что на его дури с жуками заработать можно было, а я отка-зался. Я б же спать спокойно не смог после такого осознания. Из рассказа его отрывоч-ного я понял, что жуками этими заинтересовался он не на шутку. Смущало его то, что они летали (пока с крылышками) а без крылышек - не летали. Ну, я ему намекнул, что наблю-дение его лишено оригинальности. В смысле самолеты и птицы тоже с крылышками ле-тают, а без крылышек - только сверху вниз падают. А он говорит, что по всем прикидкам они не должны летать ни с крылышками, ни без оных. (На всякий случай ещё раз уточ-няю, что тут везде речь шла собственно не о крылышках, а о надкрыльях). Ну, я ему со-общил, что это тоже не слишком ново. Большинство ученых в свое время тоже не могли понять, как летает то ли шмель, то ли майский жук. По их мнению, кто-то из них тоже не должен был бы летать. Однако летает. Алик дико оживился и стал требовать подроб-ностей. Я сказал, что где-то или слышал в пол-уха или читал в полглаза и подробностей не помню. И вообще посоветовал не сушить себе остатки мозгов, а купить бутылочку винца и сходить к девчонкам. Он сказал, что теперь к девчонкам не ходит. Ну, я его и подколол: " Что, опять сексуальную ориентацию сменил?!". Он чуть драться не полез (ко-гда до него дошло, что именно я только что в его адрес ляпнул). Как выяснилось, на время летних каникул библиотекарша вместо того, чтобы к родителям поехать, переехала к нему. Только когда он на боевое дежурство заступал, возвращалась в Красноярск. И зани-малась тем, что по межбиблиотечному обмену доставала ему всякую научную литературу, связанную с его интересом к жукам. Я в слух ничего не сказал, а про себя подумал, что шизофрения - заболевание заразное, передающееся воздушно-капельным и половым пу-тем. Ну, её- то я могу, как бабу, понять. Малый он симпатичный (чего не скажешь о ней) к тому же охвицер . Вот она и разделяет его бред (как "душечка")." Он глазом не успеет моргнуть, как она его на себе женит." - подумал я. И довольно грубо его оборвал, что бред его не разделяю и выслушивать не собираюсь. Если ему нужен собеседник, то оба гарнизонных психиатра к его услугам. Алик понял, что заинтересовать меня с чисто на-учной точки зрения не получится, и заинтересовал с материальной. Получив от него ящик очень приличного вина, я как-то сразу понял, что он психически абсолютно здоро-вый человек, и останется таковым в моих глазах навсегда (во всяком случае, пока не ис-сякнет его способность делать такие подарки). Дня через три я ему и статью по поводу шмелей и прочих майских жуков достал и даже свел его (по телефону) с одним знакомым, который сделал сверхскоростную съемку, как эти самые шмели и прочие жуки в аэроди-намической трубе летали. 
Знакомый мой вводил в воздух дым и, таким образом, делал видимыми все турбу-лентные завихрения вокруг этих самых насекомых. Алику же я посоветовал даже не пы-таться найти сумму, необходимую для того, чтобы арендовать аэродинамическую трубу со всей аппаратурой. А просто взять пару канистр "жидкого доллара" и попробовать до-говориться лично с младшими научными сотрудниками, а то и вовсе с лаборантами. Че-рез четыре дня он был уже женатым человеком и под этот соус получил задолженность по зарплате(!) и отпуск по семейным обстоятельствам. Через восемнадцать суток он вер-нулся из Европы и показал запись полета этого самого жука в аэродинамической трубе с дымом. И для сравнения- полеты шмеля, майского жука и еще двух видов жуков, сравни-мых по форме и массе. Я поинтересовался, кто еще видел эту пленку. Он сказал, что кро-ме одного лаборанта, который последнее время ничем, кроме жидкого доллара, не инте-ресуется, вообще никто. Он и хотел бы посоветоваться со специалистами, но отпуск не ре-зиновый, и ему просто не хватило времени. И сказал, что хочет со мной посоветоваться, как ему написать научную статью и узнать мои мысли по поводу моего соавторства. Я сказал, что его желание посоветоваться со мной есть самое его гениальное решение за всю его жизнь. А то, что он никому не успел показать результаты съемки - вообще чудо, дос-тойное канонизации. И рассказал ему массу историй на общую тему: "Вы еще слишком молоды, чтобы быть кандидатом наук. Так что напишите сначала мне докторскую, а там посмотрим". То, что я увидел на пленке с записью полета жука, тянуло не на одну диссер-тацию. Но нас бы легко оттерли от авторства, а сами мы никогда бы не получили доступа к аппаратуре, необходимой для дальнейших исследований. Вбить все это в его голову бы-ло не очень-то просто. В некоторых вопросах он был порядочен до наивности. И считал всех остальных людей порядочными. Но в этом вопросе я нашел неожиданную поддержку в лице его свежеиспеченной жены. Она с пол-оборота поняла суть проблемы. И с этого момента я мог чувствовать себя спокойным за судьбу наших докторских. Впрочем, она, выйдя замуж, еще не однажды меня очень сильно удивляла, причем чаще всего в хорошем смысле этого слова. И поумнела и даже внешне стала как-то интересней. Впрочем, мне всегда нравились замужние женщины. Так что договорились мы ни с кем даже мыслями не делиться и потихонечку разобраться с этим вопросом самостоятельно. 
В двух словах поясню, что так меня взволновало в материалах съемки жука. Из того, как обтекали его струйки дыма, даже слепому и глупому становилось ясно, что в рамки аэродинамики жук не укладывается. Кроме аэродинамической подъемной силы он летал с помощью НАС. Это я так решил обозвать явление сие непонятное. Не Аэродинамическая Сила. Собственно, сил этих много, но не ясно, чем в данном случае мы столкнулись. Вот, к примеру, ракеты. Они вообще в безвоздушном пространстве летают. И подъемная сила у них тоже не аэродинамическая, а реактивная. Есть животные, которые для движения ис-пользуют реактивный принцип. Так движутся все головоногие моллюски, всякие там кальмары, осьминоги и прочие каракатицы с аргонавтами. Только и на реактивную силу не очень-то похоже было. Впрочем, если бы мы описали вид жука, который использует для полета реактивный двигатель, то тоже материалов для нескольких диссертаций набра-лось. Но для начала следовало понять, что это за сила, хотя бы в общих чертах. И как жук ее создает. С помощью какого такого органа. Поэтому для начала Алику понадобился микроскоп. Ну, с этим проблемы не было. У меня была очень хорошая знакомая, которая работала в СЭО врачом - бактериологом. И она по старой памяти дала мне микроскоп (и не только) на праздники совершенно бесплатно. Ну, не совсем, хотя сами понимаете, рас-плачиваться мне с ней пришлось совсем не деньгами, причем все праздники. Так что ко-гда этот идиот после праздников заявил, что ему нужен гораздо более сильный микро-скоп, мне очень сильно захотелось его придушить. Я у него с издёвочкой поинтересовал-ся, может ему сразу электронный микроскоп принести. Я-то, наивный, думал, что это шутка удачная. Через неделю оказалось, что даже более мощный микроскоп ничего не дал и Алик действительно потребовал электронный. И тут я вспомнил, что однажды в детстве был в квартире у директора завода электронных микроскопов. Единственное, что я помнил, так это то, что у него дома было много всякой импортной бытовой техники (что сами понимаете, в советское время встречалось не часто). А оказался я у него дома потому, что кое-кто из моей родни вел с этим директором какие-то дела. И я в этом городе в то же самое время оказался по своим делам, так что все получилось совершенно случай-но. Тут уж пришлось отпуск по семейным обстоятельствам брать мне. Ехал я в Европу без особого желания, в конце концов, я даже не помнил, как этого самого директора зовут, вполне возможно, что на заводе уже десять директоров с тех пор сменилось. Однако ду-ракам везет. Меня, понятно, директор не признал, а вот родственника моего хорошо пом-нил и написал рекомендательные письма в Новосибирск и Красноярск. Так что почти бесплатный доступ к электронным микроскопам мы получили. Про Алика одно можно сказать - руки у него, конечно, росли, откуда надо и всё у него получалось, даже если он это делал в первый раз. Но тут вышла заминка. Жуки тупо кончились, и разглядывать до весны стало некого. Алик, конечно, жутко дергался, но я ему доходчиво объяснил, что оно, может, и к лучшему. Никому не ясно, сколько времени и денег займет это исследо-вание. Так что нужно сделать паузу. Немножко пожить для себя, да и о службе вспомнить не помешало бы. 
Так что зиму (до конца апреля) мы прожили спокойно. Кстати, я как-то, походя, ре-шил проблему ловли этих самых жуков в больших количествах. Просто намекнул его жене, чтобы она поймала одну - единственную самку.... Все остальное она сама додумала и организовала. Не зря она все-таки на биологическом училась! Кстати, жена его так на-строила на службу, что за зиму он сильно вырос в глазах начальства. И к лету получил не только очередное воинское звание, но и повышение в должности. А это открывало перед нами дополнительные возможности, в том числе материальные. Самым ценным было да-же не повышение оклада, а доступ к бесплатной рабочей силе. Конечно, в большинстве своем это была низко квалифицированная рабочая сила, но встречались и приятные ис-ключения. Появился у него боец из русских немцев. Его действительно грех было исполь-зовать на рытье канав. Зато сложную бытовую и медицинскую технику он ремонтировал быстро и качественно. Он же сильно помог нам с созданием специальной регистрирую-щей аппаратуры. Перед этим в нашей дивизии сократили один полк. У него на вооруже-нии стояли шахтные ракеты с ядрёной боеголовкой. Ну и когда полк сокращали, появи-лась возможности пограбить оборудование. Особенно запчасти для электронной аппара-туры. Алик в этом грабеже тоже поучаствовал (точнее, даже не Алик, а его непосредст-венный начальник, Алик в это время ещё курсантом был, но это не важно). Так что из чего делать эту аппаратуру у него было. А теперь появилось и чьими руками. Когда Люда (это жена Алика ) объяснила, чтобы она хотела измерить, сей немецкий зольдатен , буквально на коленке , сварганил приборчик для измерения этой самой НАС. Ну, для измерения это сильно сказано. Но, во всяком случае, можно было точно сказать, в какой момент жук ис-пользует НеАэродинамическую подъемную Силу, а в какой - нет. Так вот понаблюдав за жуками, Люда обнаружила, что используют они её далеко не всегда. Чаще всего, они, как и все добропорядочные жесткокрылые, вполне обходятся обычной аэродинамической, создаваемой их крыльями. А наиболее часто включают они НАС в брачный период. 
Выглядит у них процесс ухаживания довольно-таки своеобразно. Самка поднимает-ся на большую высоту, по возможности над хорошо прогретым участком земли (Идеально подходит пахота или огород). И лениво так планирует кругами, изредка включая НАС на очень короткий промежуток времени. Самец, обнаружив самку, свой прибор включает на полную мощность и быстро поднимается к самке. Когда он набирает одну с ней высоту, самка начинает пикировать с выключенным НАСом. Самец пытается ее догнать со вклю-ченным . Если самка не против знакомства, то свой НАС она не включает, самец посте-пенно догоняет ее и пристраивается сзади, крепко удерживая даму лапками. А вот если дама не в настроении, то бедному мужику не позавидуешь. Подруга включает свой НАС. А они (НАСы) рядом вместе одновременно работать не могут! И мужика отшвыривает от нее со страшной силой. И, если запас высоты маленький, он может и в землю впилиться! После чего ему уж точно не захочется никаких дам, во всяком случае, в этом сезоне. 
Так вот Люда сделала парадоксальный на первый взгляд вывод о причинах появле-ния НАСа. И, как мне кажется, единственно правильный. НАС в эволюционном плане появился у жуков не как способ полета, а как элемент брачного поведения. По большому счету, НАС жуку не нужен. Пусть и не очень хорошо, но летает он обычно без него. А НАС служит единственной цели - помочь даме отшить непонравившегося ей мужика. Не включая НАСа, самец просто не может догнать самку в пикировании, так как она круп-нее и тяжелее его. А со включенным - зависит от бабского каприза. Убедив нас в своей правоте, Люда стала нас подкалывать, мол, жаль, что у людей нельзя так отшить мужика. Ну, я ей и ответил, что если бы подобное бабское поведение служило интересам вида, то жук сей таинственный, уже давно бы заполонил все подходящие для него места. А так он встречается только вокруг того места, куда царь-батюшка Ленина-дедушку сослал (в места не столь отдаленные) и более нигде. Да и вообще русских становится на пять мил-лионов в год меньше (а россиян - всего на один). И что-то Люда сразу сильно погрустнела. Подозреваю, что от этой математики.
Кстати, по ходу дела мы выяснили, что жук все-таки летает вполне в рамках обыч-ной аэродинамики. А НАС включает достаточно редко. А то, что Алику первоначально казалось, что он в рамки аэродинамики не вписывается, вполне объясняется воздейст-вием наблюдателя на наблюдаемый объект. То есть открытию НАС мы обязаны ошибкам и пристрастности Алика! Вот такая вот вышла загогулина! В общем, пока тепло было, мы жуков ловили и мучили. Только довольно-таки зря. Мы так и не поняли, ни с помощью какого органа или части тела создается эта самая НАС ни где запасается энергия (в весь-ма изрядных количествах). Мы чуть ли не договорились до антигравитационного двига-теля и нарушения закона сохранения энергии. Но тут я напомнил Алику, что сначала он считал, что жук и в рамки классической аэродинамики не укладывается. А потом разобра-лись хорошенько - и вполне он в них вписался. Честно говоря, мне к тому времени уже надоело на каждом шагу изобретать велосипед. Я вполне понимал, что наших возможно-стей (как умственных, так и финансовых) не хватит на это дело. Тут работы на несколько НИИ. Мне и так пришлось подучить математику далеко за пределы школьного курса (платно, между прочим) чтобы некоторые моменты до конца понять и описать. И я все больше и больше стал склоняться к тому, чтобы результаты обнародовать. Только при-кидывал, как бы это повыгоднее сделать. Ну и решил я потихоньку Алика к этой мысли подвести. А перед этим решил я еще раз снимки с электронного микроскопа просмот-реть. Сделали мы их много, обошлось нам это, несмотря на кажущуюся бесплатность, весьма дорого. Ну и не пропадать же добру! Короче лежал я с пивом и лениво так переби-рал снимки. А потом уронил их. Рассыпались они по всему полу, а вставать из-под одеяла было холодно и лень. Так до утра они и остались. А утром я стал их собирать и наткнул-ся на двух рядом валявшихся снимках на существенное различие. Стал я выяснять, чем же оно вызвано. И разобрался. Оказывается, один из снимков был сделан на материалах давно не летавшего жука, а другой- с только что завершившего брачный полет. Ну а после этого я легко разобрался, каким местом жук создает НАС и где запасает энергию. И, разу-меется, никому не сказал (кстати, до сих пор). Потому как все равно не понял - как он это делает и что это за вид энергии. А потом решил, что не обязательно понимать, можно по-пробовать скопировать. И придумал, как это сделать. Самое смешное, что для копирова-ния понадобилось объединить три технологии, каждая из которых точно существовала в 1943г. Более того, по две их в том же году даже объединяли в разных вариантах. Но так как они лежат в настолько разных областях знания, что просто в принципе не могут ока-заться в одной голове, я совершенно спокоен по поводу воспроизведения этого открытия. И совершенно не боюсь делать столь толстые (и неконкретные) намёки. Тем более что в некоторых вопросах я всё равно наврал. И тот же немецкий зольдатен претворил мою идею в жизнь. Только тут наткнулись мы на одну тонкость. Скопировать запчасть от ус-тавшего жука занимало сутки и двадцать восемь киловатт-час энергии. А вот свеженько-го! Сначала вообще ничего не получалось. Причем энергии вообще уходило немеряно и вся она непонятно куда. А потом я понял, куда и почему так много. То есть все мы делали правильно, только вот используя обычное сетевое электричество, мы провозились бы до тех пор, пока у нас не сгорела бы проводка и еще пару-тройку десятков тысяч лет после. Просто эта штука запасала энергию. И уж если мы ее решились скопировать в заряженном состоянии, то эту энергию нужно было к этой запчасти приложить. Посчитал я, пуши-стенький, и понял, что мощности Красноярской ГЭС мне как раз хватит. А Саяно-Шушенской - так даже с избытком. 

А чем я вам не Чубайс?

Дело оставалось за малым - прикупить себе одну из них - и дело в шляпе. В тот мо-мент как раз прихватизация шла, народу ваучеры выдавали. А чё, чем я хуже Чубайса? Ну и пришел я с этой идеей к Алику и Люде. Ну и объясняю, что если наших ваучеров для покупки одной из этих ГЭС не хватит, то придется нам полученные результаты пуб-ликовать. И надеяться, что и нам хоть что-нибудь при делёжке пирога достанется. В чем я, в общем-то, сильно сомневался. Кое-кто из моих родственников попытался сделать за-явку на изобретение. Отправили ему отписку, что нечто подобное американцы еще семь лет назад изобрели. А спустя много лет выяснилось, что его изобретение используется на нашей военной технике. В том числе и на той, которая поставляется в Индию за твердую валюту. Поди, кто-то и докторскую себе на этом сделал и карьеру и денежки. А автору - отписку. Типа на память. Так что желания делиться с государством или бесплатно делать карьеру чужому дяде мне как-то не хотелось. А потом появилось еще одно соображение. Если в жука можно запихать такое количество энергии, то, как бы не нашелся умник, ко-торый придумал бы, как ее мгновенно высвободить. Сами понимаете, взрывчик можно сделать почти как ядерный. 
Правда, со временем эта проблема как бы сама собой снялась. Дело в том, что это наш способ запихивания энергии в копию запчастей жука оказался весьма неэффектив-ным. Коэффициент полезного действия процесса был невелик. Но все равно, в маленьком жесткокрылом плотность энергии была выше любого другого известного источника энер-гии (кроме термоядерного, конечно). Но самое заманчивое заключалось в том, что запча-сти жука одновременно и запасали энергию и создавали эту самую НеАэродинамическую подъемную Силу. Алик никак не мог поверить, что столько энергии может уместиться в столь малом объекте и при этом он не взрывается. Или хотя бы не испаряется. Но мы с Людой рассказали ему о цикле Кребса, который идет в любой живой клетке. Огромная химическая энергия, которую мы можем реализовать только сжиганием при высокой температуре, обычной клеткой утилизируется при температуре до 40 С, причем с гораздо лучшим КПД. Ну, к тому времени я кое-что почитал из Лиддел-Гарта и решил решить сию промблему с точки зрения стратегии непрямых действий. То есть, раз уж Чубайс нас опередил в плане "прихватизации" ближайших к нам ГЭС, то надо немного подумать, а уж потом заявлять о несовершенстве этого самого мира. В принципе, нам нужны были не ГЭС (пусть бы Рыжий ими подавился), а доступ к бесплатной энергии. Ну и поняли, что решение, в общем-то, лежало на поверхности. Более того, подобным образом мы получали уже в свое время доступ к аэродинамической трубе и электронному микроскопу. Когда мы решили проблему теоретически, осталось реализовать ее на практике. И оказалось, что нет ничего практичнее, чем хорошая теория! Родом Люда была как раз из тех мест, куда Макар телят не гонял, а именно, из мест не столь отдаленных. 
Короче, её прабабушка дедушку Ленина с сестрой и Крупскую живьем видела, более того, им дома по хозяйству помогала. Прабабушка, якобы, говорила, что эти барыни вдвоем одного мужика обслужить не могли, ни хрена по дому делать не умели, а наняли ее, девчонку тринадцатилетнюю, чтобы она дома убирала и готовила. Ну, меня там не было, прабабушка, сами понимаете, давным-давно померла, так что кто там кого и как об-служивал и в каком смысле - дело тёмное. А если без лирики, двоюродный брат Люды на Саяно-Шушенской ГЭС после института мелкой шишкой работал. Мы его в курс дела не вводили, просто попросили краткий доступ к нескольким гигаваттам. Он сначала думал, что мы куда-то за пределы станции хотим энергию халявную продать. Ну и сказал, что это в принципе невозможно по двум причинам. Во-вторых, шишка он мелкая и не в его власти сделать так, чтобы никто не заметил использования линии электропередачи для кражи "левой" энергии. А во-первых, у него есть совесть и ничего противозаконного для чужого обогащения он делать не хочет. А вот если бы для его собственного обогащения... 
Ну, мы ему объяснили, что энергия никуда "налево" не пойдет и может быть ис-пользована прямо на территории ГЭС, можно даже прямо с генератора ее снимать. Вот с этим получилось гораздо проще. Правда, организовать он это мог не в любое время года, а только тогда, когда водохранилище было переполнено и часть воды все равно спускали. Ну и сумму в "жидком долларе" тоже запросил не малую, ибо в одиночку сие дело было провернуть нереально, кое-кому глаза надо было залить на некоторые нарушения режима эксплуатации. Хорошо хоть еще что согласился взять не медицинским спиртом (которого у меня было довольно-таки немного) а техническим, коего у Алика было несколько по-больше. Что-то там, в ракетах с ядрёной боеголовкой спиртом протираться должно бы-ло. Насколько я понимаю в ядерной физике (а я неоднократно занимал призовые места на областных школьных олимпиадах), скорее всего эта запчасть называется нутром команд-ного состава. Ну а пока нужный сезон не наступил, мы усовершенствовали технологию копирования запчастей жука. " Немецкий зольтатен" и тут нам помог очень сильно. На-шел он причину, по которой процесс запасания энергии шел с очень низким КПД и наме-тил пути для совершенствования. Ну и оказалось, что нам нужна не вся ГЭС и не на не-сколько месяцев, а всего один агрегат и на несколько часов. А это, сами понимаете, силь-но упрощало проблему. Кстати, "немецкий зольдатен" оказался не только весьма грамот-ным технически, но и удивительно тактичным человеком. Ему-то и двадцати тогда не стукнуло, но его чувство такта для меня до сих пор является образцом для подражания. Я сначала убедился на личном опыте (в смысле, как личность со своими мелкими тайнами и грешками) а потом и в плане его нелюбопытства по поводу конечных целей задач, ко-торые перед ним ставили. Как он сам потом сказал по этому поводу, его дедушке удалось донести до него идею, что между любопытством и продолжительностью жизни сущест-вует обратно пропорциональная зависимость. В переводе на обывательский это звучит так: " Не суй свой нос в чужой вопрос - дольше проживешь".

0x08 graphic

Грязнуля. И лёгкий адюльтер.
Сами понимаете, с такими расходами на исследования нам никаких дохо-дов не хватало. Хоть и доставалось нам многое по знакомству, по сравнению с реальной ценой практически даром, все равно бюджет наш с бюджетом даже самого захудалого НИИ сравнивать сложно. Вообще-то у Алика в тот момент в подчинении было около сот-ни бойцов. Многие, конечно, пользовались подобной ситуацией не хуже Геринга. В смысле, чуть ли не пол зарплаты всякого, служившего в германских ВВС шло на "добро-вольные" подарки любимому рейхсмаршалу авиации. Но в этом вопросе Алик был весьма непреклонен. Сам у бойцов не брал и другим не давал красть. Я его позицию в данном во-просе также полностью разделял. Тем более что у меня бойцов всё равно не было и обоб-рать, даже при всём желании, мне было некого. Вот какой я честный и высокоморальный! Но денежки-то все равно были нужны и в огромных (по сравнению с нашими зарплатами) размерах. Ну а тогда уже некоторая экономическая свобода появилась. В принципе, зани-маться бизнесом, офицерам было запрещено. Но если зарплату не выдают месяцами.... Ну, в общем, сами понимаете.... Вот на ниве этого самого частного предпринимательства мои пути и пересеклись с Грязнулей. Личностью он был весьма примечательной, если не сказать легендарной. Кличку он свою получил не за то, что грязным ходил, а за то, что денег у него всегда было "как грязи". Впрочем, мылся он при этом весьма редко, и несло от него не хуже, чем от сотни солдатских портянок. Это я лично обонял. Ну, и слухи про него ходили всякие нелепые. Вроде как он не то ведьмак, не то вампир, не то и вовсе гип-нотизер или колдун какой. Перед первой нашей встречей помощница его, Гела, меня подготовила. Объяснила, что Хозяину не нравится, когда его разглядывают, и не реко-мендовала смотреть ему не только в глаза, но и просто в лицо. И особенно не рекомендо-вала врать. " Все равно это бесполезно" - просто сказала она, и я почему-то сразу ей пове-рил. Впрочем, это мало меня волновало, сделку я ему хотел предложить вполне реальную, хотя (по его, а не по нашим меркам) довольно мелкую. Встреча проходила в полумраке, при свечах. Стол вместо ножек опирался на пень, скамьи тоже весьма топорной работы, хотя и удобные. 
Посуда глиняная, вилок не было вообще, ложки деревянные. Еда простая и сытная. Каша из русской печи, солёные рыжики, побеги папоротника и домашнее пиво - вообще выше всяких похвал. Ну, сижу я, как Мальчиш-Плохиш, жру и радуюсь. Сам разговор не начинаю, об этом меня предупредили. Потихоньку хозяин стал задавать вопросы, потом мы немножко поторговались, и он сунул мне в руку пачку засаленных купюр. Ни распис-ки, ни залога не потребовалось. На этом аудиенция закончилась, и меня отвезли домой. Дома я пересчитал деньги и выяснил что там, на одну купюру больше, чем я просил. Но что-то меня удержало от первоначального желания купюру эту "прихватизировать". Ко-роче, купюру эту я тоже вложил в дело, провернул сделку, но при расчете вернул и ее и дополнительные проценты. Грязнуля мне ни слова на это не сказал, все деньги сгреб не считая, пожал руку и пригласил приходить еще. Ну и поехал я домой. А пока ехал, думал о двух вещах. Когда Грязнуля пожимал мне руку, я обратил внимание на строение неко-торых суставов. Похожее строение было у ... неандертальцев. Суть его состоит в том, что имеющий подобное строение сустава выигрывает в силе, но проигрывает в точности движений. Впрочем, пусть слово " неандерталец" вас не смущает. Встречается оно из-редка и у некоторых горных народов нашей необъятной Родины и у их родни во Франции и Испании. Обойдемся без точных названий, а то еще обвинят меня в разжигании межна-циональной розни. Впрочем, я не антрополог, так что могу и ошибаться. Кстати, клыки у Грязнули тоже выпирали из зубного ряда, а в противоположной челюсти между зубами были промежутки для этих клыков. Этот называется диастемы. Между прочим, это вооб-ще даже не неандертальский, а обезьяний признак. Даже некоторые виды павианов (прав-да, ископаемых) имели более близкое к современному человеку строение челюстей. " Ладно - решил я- хрен с ним, с этим Грязнулей, деньги у него настоящие, еда и выпивка - так вообще выше всяких похвал, а к его внешнему виду и запаху пускай привыкают его бабы, а я могу часок и потерпеть". Впрочем, всё это меня не сильно смущало. Вон даже в школьном учебнике биологии в главе "Атавизмы" есть рисунки людей с несколькими ря-дами сосков, шерстью на лице и даже с хвостом. Ну не повезло мужику, ну легли у него гены как-то не так, так и что с того? Мне с ним детей не крестить. А жратва у него лучше кремлёвской! Особенно пиво! И каша! И рыжики! А про папоротник я вообще молчу! И пиво!
Приехал я домой и зашел к Алику. Впрочем, я точно знал, что его нет дома, ему еще сутки надо было дежурить. Просто я должен был передать Люде часть денег от сделки для закупки реактивов и оборудования для дальнейших исследований и подтвер-дить факт своего благополучного возвращения от Грязнули. Она меня, собственно, и по-кормить пыталась. Но после Грязнулиного угощения есть, обычную бабью стряпню мне показалось кощунством. Так что мы ограничились кофе по-венски. Ну, сидели мы, бол-тали о делах, и Люда у меня поинтересовалась, куда я собираюсь девать остальные день-ги. Она очень лихо у меня выведала сумму прибыли, сравнила с тем, что я выдал ей на реактивы. И сделала правильный вывод. Чувствуется железная хватка замужней женщи-ны. Ну, я пытался отшутиться, что это мое личное мужское дело. Впрочем, она и так знала ответ. Любовь за деньги я отродясь не покупал и не собираюсь. Но, извините, если я при-хожу к даме, ем у неё и оставляю ей свои грязные носки в стирку, то чтобы не чувство-вать себя нахлебником, надо хотя бы на стиральный порошок и черную икру ей денежек изредка подбрасывать. Собственно, Люда даже знала приблизительно, с кем я встреча-юсь. А надо вам заметить, что я как-то попытался к ней подкатиться уже после ее знаком-ства с Аликом. И очень был удивлен ее спокойным и твердым отказом. Я даже сначала подумал, что она прикалывается или цену себе набивает. Вот уж никогда бы не думал, что она когда-нибудь сможет мне отказать! Когда-то она липла ко мне как кошка и в глаза преданно заглядывала. Ну, а когда она официально вышла замуж за Алика я, конечно, подъезжать к ней даже и не пытался. Уж в чем - в чем, а в неблагодарности меня еще ни-кто не обвинял. В конце концов, это Алик, а не кто-то другой мне на Столбах руку помо-щи протянул в прямом смысле этого слова. А тут она сама ко мне полезла. Я даже сопро-тивлялся поначалу. Но она мое сопротивленье поборола буквально парой фраз. 
Мол, мужа гораздо сильнее интересует скорость прогресса в исследованиях, чем её верность. Так что если она не даст уйти "на сторону" деньгам, которые можно потратить на исследования, то этим только сделает ему приятное. Тем более, она уверена в моем молчании и сама, понятно, трепаться не собирается. " Ну не на стороне же мне подраба-тывать - сказала она - а ты все-таки нам не чужой". И, видя мое колебание, добавила: " Тем более ты всегда мне больше нравился!" Ну и кто бы устоял перед такой грубой ле-стью? Лично я не смог. Тем более что постаралась она от всей души. Впрочем, и денежки все выгребла прямо у меня на глазах, пока я курил. Я настолько охренел, что даже не на-шелся, что ей возразить. Проблемы начались буквально сразу же, как мы вышли из спаль-ни. Оказывается, на кухне уже давно сидел "немецкий зольдатен" и спокойно пил кофе с винегретом. 
Оказалось, Алик дал ему дежурную машину с шофером, ключи от квартиры и отпра-вил за какими-то документами. Получив от обалдевшей Люды требуемые документы и поблагодарив меня за отличный результат лечения его больной спины, он вежливо откла-нялся и уехал. На Люду больно было смотреть. Мне тоже было жалко винегрета, но я да-же и не дернулся. Спину я ему вылечил еще неделю назад и благодарил он меня тоже не-делю назад. Просто повторная благодарность была тем способом, которым он дал понять мне, что в его благодарности и тактичности не стоит сомневаться. Люду мои соображения на этот счет не очень-то успокоили, но при расставании она все-таки поцеловала меня и сказала: " Носки стирать тоже приноси". Из чего я понял, что сумма, отобранная только что у меня, была в её глазах не платой за услуги шлюхи, а чем-то вроде месячной зарпла-ты, которую она взяла у мужа. И что мне можно приходить еще. Нет, не зря мне всё-таки всегда нравились замужние женщины!

"Немецкий зольдатен" и "точное" приборостроение.

В общем, "немецкий зольдатен" оправдал наши самые смелые ожидания с любой точки зрения. То, что он не проболтался, конечно, само по себе чудо. Впрочем, Люда, как я впоследствии узнал, тоже очень грамотно подстраховалась. Но, самое глав-ное, этот фриц с Аликом сварганил - таки (под моим чутким руководством) установку для творческого копирования жучиных запчастей! Тут пошли новые проблемы. Не знаю (до сих пор) на каком принципе эта штуки работают, но терпеть они друг друга точно не мо-гут! Я имею в виду НАС. Если один из них включен, то другие рядом с ним работать не будут! Понятно, все зависит от взаимного расположения отдельных приборов и от рас-стояния между ними. Но, все равно, они мешают друг другу, а увеличивать один прибор в размерах тоже довольно бессмысленно по другим соображениям. Ну, методом "научного тыка", мы подобрали условия и расположения отдельных приборчиков так, чтобы их подъемная сила складывалась, а не вычиталась. Первый экземпляр был размером с напер-сток (просто потому, что снаружи он им и был!) и мог поднять себя и даже небольшой по-лезный груз (кусочек пластилина). Дальше, чтобы поменьше тыкаться, я решил допустить в наше тыканье немножко теории. 
Изменяли мы положение приборчиков и регистрировали полученный результат с весьма плохой точностью из-за несовершенства измерительной аппаратуры. Но я догадал-ся нарисовать график, который, несмотря на разброс отдельных точек, дал мне общее представление о том, чего можно ждать от агрегата, а чего ждать не приходится. Так вот по всему выходило, что самый правый пик на графике приходится на массу чуть больше сорока килограммов полезной нагрузки, при габаритах агрегата менее полуметра. Дальше увеличивать установку было бессмысленно - размеры и энергопотребление росли очень сильно, но отдельные элементы так сильно мешали друг другу, что полезная нагрузка не росла, а снижалась. В принципе практический результат уже был - можно показывать фо-кусы по левитированию мелких предметов. Но так как мы не знали, как фокусы можно сделать по-настоящему платными, то показывать эти фокусы мы не стали. У меня к этому времени совсем руки опустились - мы всё время куда-то движемся, а реального толка не видно. Эта дрянь мне даже по ночам сниться стала. Как-то приснился мне школьный ка-бинет математики, на стене висит портрет Андропова. 

К чему снится Андропов?

Так вот, Андропов вроде как живой и с портрета пальцем грозит и смеется, мол, как я тебя обобрал! Ну, проснулся я и думаю: "Какая же мура снится!" Я вообще-то никаким суевериям особенно не подвержен, но в то время слишком много по телевидению трепа-лись про магию, целительство, вещие сны, человеков снежных и прочие НЛО. А от теле-визора куда денешься!? Впрочем, вещие сны не такая уж дурь, как может показаться на первый взгляд. К примеру, незадолго перед некоторыми заболеваниями людям довольно часто снится мясо сырое. В принципе, человек уже заболел, только сам это еще не понял. Вот и сниться ему всякое. Короче, решил я над этим сном подумать. Так вот единствен-ный момент, в котором меня Андропов действительно обобрал, так это в математике! Де-ло в том, что он забрал в Москву на повышение одного военного. А жена его была у меня классным руководителем в старших классах, преподавала математику и вела факульта-тивные занятия. Так вот на этих факультативных занятиях она очень интересно рассказы-вала о графиках всяких там функций! И я довольно лихо всегда в них разбирался (её мо-литвами). Так вот из-за Андропова у меня в выпускном классе эта лавочка прикрылась! 

"Молот ведьм".

Короче, решил я еще раз поработать с графиками. И даже собирался поговорить с Аликом на эту тему. Пришел к нему, Люда нас покормила, сидели мы при свечах (элек-тричество, как всегда, вырубило) и под кофеёк курили. Обстановка была довольно мисти-ческая. Освещение свечное, царство полутеней просто завораживало. Люда всегда была крашеной блондинкой, а тут она перекрасилась в чёрный и распустила волосы. Помада ярко красная, ногти длинные стальной окраски. В общем, дама в стиле "вамп". Я даже тщил себя нелепыми мечтаниями, что весь этот маскарад она устроила ради меня, а не ради Алика! Хотя черт их девчонок знает! Я до сих пор не могу понять, за что мы этих коварных существ любим! Так вот, трепались мы про графики и уровень полезной на-грузки. Ну и я ляпнул, что где-то читал, что ведьм по весу определяли. Мол, помело не могло больше определённой массы поднять. И эта масса что-то около сорока килограм-мов, в переводе на метрическую систему мер, выходила. И напомнил про книгу " Молот Ведьм" сначала в шутку, а затем и почти всерьез. 
И тут выяснилось, что очень даже кстати Люда не с первой попытки в институт по-ступила, а целый год библиотекарем проработала! Она довольно быстро достала по меж-библиотечному обмену массу литературы, о которой мы даже не подозревали! В некото-рых произведениях вскользь упоминалась мазь из жуков как средство левитации! Но, если честно, наибольшее удовольствие я получал не от осознания собственной причастности ко всему этому, а от Люды! Раньше я как-то даже внимания на нее не обращал, просто под руку (или под какое другое какое место) подвернулась. А тут я стал побаиваться, как бы не влюбиться в неё всерьез! Уж больно хорошо я себя после встреч с ней чувствовал. Как молоденький летал! Тем более, я еще несколько удачных сделок с Грязнулей провернул. И моё материальное положение было весьма приличным. Хотя это отнюдь не пошло на пользу исследованиям! Я ещё раз убедился в мудрости советского руководства, которое считало, что учёному не стоит быть слишком богатым! Даже опыты показали, что голод-ные крысы быстрее находят выход из любой сложной ситуации, чем зажравшиеся!
Так что решил еще раз поработать с графиками, но как-то всё откладывал. То Столбы меня отвлекали, то девчонки мешались. Но как-то раз дошли у меня руки и мозги и до теоретических исследований. Всё-таки не зря Андропов с портрета надо мной под-смеивался! Нащупал я на графике и ещё один пик устойчивости. А вот он зашкалил за сто кг, правда, был весьма узким и труднодостижимым практически по вспомогательным параметрам. Теперь можно было хотя бы какому-нибудь фокуснику продать комплект для личной левитации. Впрочем, только для одноразовой. Ибо если бы он попробовал переза-ряжать от сети, то всё равно бы вылетел в трубу, несмотря на то, что мы всё-таки очень сильно подняли КПД зарядки. Этот номер был бы рентабельным, если бы энергия стоила не более канистры спирта за абсолютно любое количество, как это было у нас. Впрочем, эту идею с продажей мы так и не реализовали, хотя и обсуждали. 

Если человек в душе - оптовик. То это навсегда!

С моим бизнесом был связан один почти анекдотичный случай. На одной оптовой базе в Красноярске я прикупил для себя и знакомых маленькую партию кофе (но по крупнооптовой цене). Приехал домой, решил попробовать. Оказалось, что вся партия бра-кованная. Не знаю, в чем там было дело. Может, работники с работодателем повздорили. А может, какой-нибудь конкурент этой кофейной фирмы заслал диверсанта в Вальпараи-со. Но результат получился сногсшибательный. Весьма неплохой (для растворимого) кофе имел посторонний запах свежих зеленых яблок. В принципе, лично мне кофе даже понра-вился. Но я отлично понимал, что продать его нереально и что ближайшие несколько лет мне предстоит угощать знакомых кофе с посторонним запахом. Но тут вмешался в этот процесс Его Величество Случай. Были у меня одни знакомые, тоже, как и я, Айболиты. По замашкам и поведению - типичные представители т.н. "гнилой интеллигенции", причём жуткие снобы. Пришли они ко мне очередной раз на чашечку кофе. У меня всегда был очень неплохой зеленый кофе, Олег его жарил, молол и варил, а потом мы весь вечер тре-пались о том, как космические пылинки бороздят просторы Большого Театра. Ну и для прикола я им дал попробовать этот растворимый кофе с запахом зеленых яблок. Им он жутко понравился, они подогнали мне всех своих знакомых снобов. 
И кофе я продал гораздо дороже даже нормальной цены. И у меня поинтересовались, нельзя ли достать еще. Ну, я выразился в том смысле, что это почти нереально, т.к. партия очень маленькая и эксклюзивная. После чего цены взлетели на вообще недосягаемую вы-соту. Мотанулся я опять к своим знакомым в Красноярск, попросил партию оставшуюся несколько дней придержать, пока я буду вести переговоры. Ну и так как денег на то, что-бы купить всю партию сразу у меня не было, то я опять занял у Грязнули. Быстренько обернулся, продал кофе и рассчитался с Грязнулей. Когда пришел к нему рассчитываться, то его дамочки меня, как всегда, накормили меня сытной домашней едой и пивом. А по-том Грязнуля поинтересовался, как я отношусь к другим напиткам. Я сказал, что к алкого-лю довольно равнодушен, разве что хорошее пиво и красные сладкие вина (в сухих винах я в те годы ещё не разбирался). Но, как оказалось, Грязнулю интересовало моё отношение к безалкогольным напиткам. Поговорили мы и на эту тему, дошли до кофе. Я сказал, что предпочитаю натуральный свежежареный и свежемолотый, причём, желательно Олегом. Грязнуля сказал, что сам-то он вообще никакой кофе не употребляет, однако ему тут на днях принесли баночку эксклюзивного растворимого кофе. 
И угостил меня кофе с запахом зеленых яблок. Когда он мне сказал, сколько он от-дал за баночку, я поперхнулся. И тут же махнул назад в Красноярск. Забрал все остатки этой партии и привёз Грязнуле. Цену ему предложил установить самостоятельно с учетом крупнооптовости поставки, но попросил рассчитаться побыстрее, т.к. часть партии я брал в долг под честное слово. И тут я впервые увидел Грязнулю задумавшимся. Честно гово-ря, я уже начал дёргаться. Но тут Грязнуля наконец-то подал голос и поинтересовался, а не возьмут ли мои кредиторы не деньгами, а самородным золотом, ибо он недавно про-вернул несколько крупных сделок, но деньги по ним получены лишь частично. Я поинте-ресовался, сколько он может мне дать наличными сейчас. Сумма выкатывалась вообще баснословная. Плюс к этому он мне показал несколько мешочков с самородным золотом. Я сказал, что пусть дает наличными сколько сможет сейчас, а насчет остального я как-нибудь сам договорюсь. На том и порешили.

О бабах и золоте.

Основательно прибалдевший я поехал домой (в смысле к Люде). Алик, как всегда, был на боевом дежурстве. Тут надо отметить такой момент. Девчонок я, конечно, люблю. В те годы так даже не просто любил, а очень любил. Но в повышенной трепливости в при-сутствии прекрасного пола я никогда замечен не был. Нет, рассказывать девчонкам по по-воду большого светлого советского чувства глубокого удовлетворения, их красоту и про-чие достоинства я готов хоть круглосуточно. Но разбалтывать важные секреты в постели - это не про меня. А тут немножко я дал промашку. Начал я расспрашивать Люду о пробле-мах сбыта и добычи самородного золота в их краях. Ну, она вкратце, поведала, что источ-ников поступления три: кражи с государственных приисков (самый сложный и опасный вид), нелегальная разработка мелких россыпей и скупка у староверов и туземцев. Точнее даже не скупка, а обмен на патроны, соль, скобяные изделия и мануфактуру. Ну а сбыва-ют в основном через стоматологов. Больше я ей ничего не говорил и не спрашивал, но она знала, что был я у Грязнули и денежки заработал не маленькие. Сложить два и два она сумела, хотя тоже лишних вопросов не задавала. Ну и, видать, с мужем своими наблюде-ниями поделилась. Не даром же говорят, что муж и жена - одна сатана.
Так вот анекдот заключался в том, что всю эту партию довольно быстро распро-странили среди снобов и гораздо дороже, чем я даже мог себе представить. Грязнуля со мной честно рассчитался, а в дверях сказал, что источник поступления бракованного кофе он уже вычислил и больше ему не надо. Я слегка покраснел.
В принципе, за вырученные деньги я вполне мог купить квартиру и/или машину. Но и квартира и машина у меня в тот момент были государственные, хоть и плохонькие. Что такое собственная машина, я попробовал в 15 лет. И возни с ней мне больше не хотелось. Так все денежки (через Люду) ушли на закупки оборудования и материалов. И это финан-сирование дало плоды. Алик создал не просто действующую, а удобную в эксплуатации, установку, способную поднять более ста килограммов полезной нагрузки. А это было очень близко к теоретическому пределу. И тут опять возникли проблемы. С одной сторо-ны, теперь можно было писать статьи, демонстрировать образец и ждать признания, по-честей и наград. Но шёл уже 1993 год, страна развалилась окончательно и, к тому же, сме-нила название. И шел страшный процесс разворовывания и распродажи, в том числе и за-границу. У меня и тогда не было иллюзий по поводу поведения других стран после смены у нас строя. Строй - строем, а от геополитики никуда не денешься! И что-то мне не очень хотелось, чтобы это открытие ушло за бесценок к потенциальным врагам и в прямом смысле свалилось бы на мою голову. Алик полностью разделял мою точку зрения, "не-мецкий зольдатен" выполнял прямые приказы и не представлял, что он делает и для чего (или качественно делал вид, что не понимает.).
Ну а Люда просто была нормальной бабой и понимала, что семейного счастья не за-менят ни какие деньги и слава, и просто слушалась старших. Так что решили мы пока не обнародовать результаты наших исследований, а немножко подождать. Тем более что на-ше материальное положение было в тот момент весьма хорошим. А лишние деньги просто нереально было потратить без проблем. К примеру, съездить на Багамы любой из нас смог бы не ранее, чем через пять лет после увольнения из армии. Машины у нас и так бы-ли служебные. А всё остальное - это от лукавого. И без этих излишеств можно обойтись. Тем более не хотелось привлекать к себе излишнее внимание. Но, как оказалось, не все до конца разделяли мои взгляды. Мне-то было довольно просто - денежки у меня с детства водились, запросы у меня довольно скромные, так что мне вполне хватало зарплаты и приработков (в т.ч. и литературных). Но не все родились в достатке. 
Случилось у нас в дивизии ЧП. Грабанули военное отделение Сбербанка. И сигна-лизацию отключили и следов не оставили и всё вроде хорошо, только забыли на месте преступления домкрат. Да не простой домкрат, а номерной. Это со стадвадцатитонного МАЗа с ядрёной боеголовкой. Ну, по номеру легко вычислили, с какого именно МАЗа его сняли, а дальше всё было делом техники. В принципе, ракетчики ребята с крепкими нер-вами. И планировать они научены. Но всё-таки каждый должен заниматься своим делом. А они в первый раз пошли на дело и, видимо, слишком нервничали. Так вот, несмотря на то, что похищенное они почти не вернули, сроки им дали весьма маленькие. У всех были семьи, а тех денег, которые мы получали от государства, не хватало даже для одного че-ловека. И некоторые многодетные офицеры были даже зарегистрированы как малоиму-щие! 

Помело. И проблемы военно-полевой хирургии.

Но это так, лирическое отступление. К этому моменту мы располагали одним дей-ствующим прибором. Полуметровый прибор параболической формы крепился к длинной ручке. После того, как сверху мы прикрыли его привязанными веточками, внешне он стал походить на метлу. Если хочешь что-то спрятать - размести это на самом видном месте. Вот и стояла эта метла вместе с остальными швабрами и тряпками. Честно говоря, я до-вольно смутно представлял, что мы будем делать с ним дальше. Однако дьявол распоря-дился за нас. Прибегает однажды ко мне ночью Люда. Я, придурок, обрадовался, думал, она приставать ко мне начнет. Но это заблуждение продолжалось недолго. Достаточно было бросить взгляд на выражение её лица. Я собирался в ближайшее время ехать в сто-рону Иркутской области, где дорожные и мостостроительные отряды из нашей дивизии строили и улучшали дороги и мосты для наших ядрёных стадвадцатитонных МАЗов. В смысле с инспекторской проверкой. Ну и заодно пополнить запасы санинструкторов этих отрядов всякими там бинтами-анальгинами. 
И часть этого имущества стояла прямо у меня дома (та часть, которую я решил оста-вить себе на память о воинской службе). Люда еще рот не открыла, а я взял медицинскую сумку и пошел с ней. Благо, городок у нас небольшой, идти, долго не пришлось. Алик ле-жал в своей кровати. И по его посеревшему лицу было ясно, что он серьёзно болен. По-трогал пульс, он мне сразу не понравился, и я приподнял одеяло. Живот его был перемо-тан окровавленными бинтами. Я повернулся в сторону Люды: "Ты чё, совсем сдурела! Ка-кого хрена ты меня вызывала! Его же в госпиталь срочно надо!" Алик с трудом открыл глаза: " Нельзя мне в госпиталь!" Из их сбивчивого рассказа выяснилось, что я зря судил людей по себе. И если мне денег вполне хватало, то нашим молодожёнам хотелось от жизни большего. И они ничего "умнее" не придумали, чем обокрасть Грязнулю. Вся сис-тема охраны Грязнули строилась вокруг собак. Технике он не доверял. Конечно, его соба-ки порвали бы любого, только не того, кто на помеле высадился на крышу. Алик специ-ально дождался дня, когда Грязнуля и большая часть его людей уехали. Алик и золото бы-стро отыскал (недаром они меня про грязнулин дом расспрашивал) и не разбудил никого, и дом покинул незамеченным. Только когда он уже летел назад, произошло несчастье. Грязнуля жил на необитаемой окраине. Его дом непосредственно примыкал к реке и ле-сочку. А вдоль дороги располагалось садовое товарищество, плавно переходящее в боло-то.
И надо же такому случиться! Когда Алик уже спускался с небес на землю, пьяному сторожу приспичило выйти отлить. Ну и увидел он фигуру, летящую по небу на помеле в сторону болота. Взял, перекрестился, и пальнул из обоих стволов. А так как дистанция была небольшая, то соль сработала не хуже дроби. Алик с большим трудом перелетел че-рез реку и доковылял домой. Незадолго до этого я узнал о Грязнуле одну байку. Вроде несколько лет назад его похитили и пытали какие-то кавказцы. Он каким-то образом убе-жал. Ментам жаловаться не стал, более того, никаких показаний не дал. Вроде как его ни-кто и не трогал. Но кавказцев именно этой мелкой кавказской национальности в нашем городе с тех пор не стало совсем. Кто уехал, а кто и пропал вообще бесследно - это я знаю только на уровне сплетен. Ибо вся эта история случилась задолго до моего приезда. Алик об этом тоже слышал. Так что весь план Алика строился на том, что никто не только не сможет доказать его вину, но даже и не подумает на него. А в случае, если бы он обратил-ся в госпиталь с огнестрельным ранением, его песенка была бы спета. При этом неизбеж-но бы выплыл тот факт, что он каким-то образом высадился на крышу двухэтажного дома, потом летал над садовым товариществом и перелетел через реку. Собственно, нас смуща-ло даже не это. Мы точно знали, что у Грязнули отличное чувство юмора. Только оно со-вершенно не распространяется на людей, пытающихся сделать ему зло. В этом вопросе Грязнуля вел себя как настоящий еврей. Строго по ветхому завету: "Око за око, зуб за зуб". Разрушил Вещий Олег Хазарский Каганат - а ровно через тысячу лет взорвался в тех краях Чернобыльский реактор. Так и Грязнуля, на проценты не скупился, гадости возвра-щал щедро, без меры.
Тут надо заметить, что я всё-таки не хирург. Не говоря уже о том, что у меня не было полного набора инструментария. Ну не было у меня операционной, ассистента и медсестры. Честно говоря, я даже не знал, с какой стороны подступиться к проблеме. Но тут осенило - мне же надо в Иркутскую область ехать на неделю! Короче взял я свою са-нитарную машину, водителя отправил помогать Люде по хозяйству, а сам отвёз Алика в фельдшерско-акушерский пункт в Иркутской области. Всё это я сделал за ночь. Фельдше-ра я отлично знал, несколько раз я у него в ФАПе оставлял бойцов с мелкой травмой, чтобы не портить статистику травматизма в части. Но тут был случай особый. Одно дело прятать в ФАПе сломанную руку или даже челюсть, а совсем другое - огнестрельное ра-нение брюшной полости. Всё-таки я не хирург, фельдшер тоже не врач, анестезиолога нет и как делать операцию вообще непонятно. Решил я своего знакомого сноба привлечь к этому делу. У него как раз были корочки хирурга и анестезиолога. Пришел я к нему домой утром в слегка пьяном виде. (Это для водителя моего нужно было лёгкий маскарад устро-ить. Чтобы он думал, что я всю ночь пьянствовал и развратничал) . 
И начинаю ему нести всякую околесицу по поводу моего интереса к военно-полевой хирургии в условиях недостатка медикаментов и оборудования. Но он, гад, легко меня раскусил. Всё-таки он на десять лет меня старше, да и знакомы мы к тому времени были почти пять лет. И встречным вопросом отвечает, мол, не знаю ли я почему это всех хирур-гов опрашивали вчера на предмет :" а не обращались ли к вам лица с огнестрельными ра-нениями?" Ну, думаю, влипли. А с другой стороны я знал, чем могу его купить. Тут от-крывалась вакансия анестезиолога в соседней (по сибирским меркам) дивизии и у меня была возможность помочь Олегу в её получении. Ну, я у него и поинтересовался, не хочет ли он случайно пойти в госпиталь анестезиологом? А, получив утвердительный ответ, уточнил, согласна ли его жена поменять место службы? Он, конечно, сильно заинтересо-вался, что же нужно сделать для меня (где открылась вакансия, я ему не сказал). Я очень туманно выразился в том смысле, что ничего, кроме выполнения клятвы Гиппократа от него не требуется. Ну и на его чувство такта и прочую нетрепливость все сильно надеют-ся. В принципе он согласился. Но сразу же поинтересовался, на какую операцию ему по-надобится инструментарий и медикаменты. Пришлось сказать, что на брюшную полость. Мы быстренько собрались и поехали. Состояние Алика было средней тяжести, всё-таки оперировать его надо было сразу, а не через тридцать часов после ранения. Но втроём (считая фельдшера) мы более- менее неплохо справились. Хотя всё равно стопроцентной гарантии выздоровления Алика не было. 0x08 graphic


Тут еще некоторые организационные вопросы встали. Если офицера сутки нет на службе, друзья-товарищи и мелкое начальство его прикроют. А вот более длительное от-сутствие неизбежно всплывёт. Так что пришлось брать рапорт Алика на отпуск по семей-ным обстоятельствам, пузырь жидкого доллара и идти к его командиру на поклон. По-нятно, что к командиру чужого полка просто так я бы не попал, но в принципе, я даже не собирался пытаться. Я всегда ладил в нашей части с Помощником Начальника Штаба. 
И здесь я обратился к ПНШ. Вопрос решился быстро и дёшево. ПНШ поинтересо-вался, где на самом деле Алик. Я щелкнул пальцем по горлу: "Заквасил! С женой поругал-ся!". Более вопросов не возникло. После этого я созвонился с Олегом, и мы опять поехали к Алику. Точнее, я довёз Олега до ФАПа , перекинулся парой фраз с Аликом и фельдше-ром и поехал дальше. Собственно, с фельдшером я познакомился потому, что дивизия своими силами улучшала дороги в Красноярском крае и Иркутской области. Это чтобы 120-тонные МАЗы с ядрёной боеголовкой могли ездить. И каждое лето создавались до-рожные и мостостроительные отряды. А я их инспектировал, пополнял аптечки у санин-структоров и оказывал помощь заболевшим по мере необходимости. Так что мне надо было и в этих отрядах иногда появляться. А если было нужно какой-нибудь случай трав-матизма в части прикрыть, то мы клали бойца в этот ФАП, а потом замполиты сами с фельдшером рассчитывались. Ну, и приехал я в один такой отряд. Надо заметить, что мес-та эти были вообще дикие. Домашние свиньи у населения были, в основном, на четверть дикими (по дедушке). Посему паслись они в лесу на подножном корме. А домой только ночевать ходили (всё-таки в тепле ночевать приятнее, да и вкусными помоями их при-кармливали, чтобы дорогу домой не забывали). И, раз так, то любая свинья за пределами села считалась условно-дикой и могла стать объектом охоты. (Это местная шуточка. Но шуткой подобное утверждение было только наполовину). Короче, бойцы и командиры к моменту моей инспекторской проверки были с мясом. Провел я инспекторскую проверку, полечил заболевших, попил спиртику с четвертьдикой свининкой и поехал назад. По до-роге забрал Олега и опять пообщался с Аликом и фельдшером. После того, как приехали домой, и отпустили водителя, я пригласил Олега к Люде на кофе. А по дороге поинтере-совался состоянием Алика и согласовал, что мы будем сообщать Люде, а о чём пока сто-ит умолчать. Шансы выжить у Алика были. В госпитале они были бы, конечно выше, но светиться в госпитале никто не хотел. Люде, конечно, сказали, что Алика мы проопери-ровали и пока всё идёт нормально, но всё равно она здорово дёргалась - муж всё-таки. Олег сам пожарил и сварил кофе, успокоил, как мог (а Мог, как известно, был весьма крепким парнем), Люду и пошел домой. Я решил никуда не ходить, но потом вспомнил, что обещал Люде дать кое-каких лекарств и мы с ней зашли ко мне домой. Честно говоря, ни мне, ни Люде было не до секса, но чисто по привычке мы с ней разочек пообщались и заснули. 

0x08 graphic

Идея. И де я? И хто я?

Проснулся я в абсолютной темноте. Сначала решил, что опять в военном городке проблемы с электричеством, но довольно быстро сообразил, что я нахожусь не у Люды и не у себя дома.
Осторожно нащупал стенку и обследовал помещение. Полностью забетонированная комната три на четыре с питьевым фонтанчиком и стоком для нечистот. Дверей и люков в полу нет. Вся обстановка-охапка соломы в углу. И никакого освещения. Вообще. В прин-ципе, я не особенно боюсь темноты, но не до такой же степени! Часов на руке я тоже не обнаружил. Я и так-то малый с "тараканами в голове", а тут я конкретно утратил остатки душевного равновесия. А потом почему-то вспомнил четвёртый курс и нашего преподава-теля по психиатрии. Сия наука не входила в число моих любимых. Совершенно случай-но вытащил лёгкий билет и сдал экзамен на четыре, после чего сразу же забыл всё, чему меня учили. Но преподаватель остался в моей памяти. Не внешне и не по должности. Про-сто вёл он себя всегда так, как ведут себя психиатры в анекдотах про психиатров. Ну, в тех, в которых спрашивают: "Доктор, а правда, что психиатры со временем и сами с ума сходят? - Нет!!!!!!! В психиатры идут те, у которых с рождения не все дома!!!!!!". Короче, странности в поведении у нашего преподавателя искать было не надо - их было видно не-вооружённым глазом. Но, с другой стороны, некоторые из его выходок и высказываний отпечатались в моей памяти навсегда. Я даже навсегда запомнил имя-отчество этого пре-подавателя. Имя у него товарищ, а отчество - подполковник. Большое ему спасибо за то, что мне временами до сих пор кажется, что я не до конца сошел с ума в этом каменном мешке. Как-то незаметно для себя я переключился с панических мыслей о том, как скоро я сойду с ума на более конструктивные мысли о том, как себя вести в жизни дальше, что-бы о моём сумасшествии не сразу догадались окружающие и не изолировали меня от об-щества принудительно. А время шло. И совсем непонятно было, сколько его прошло. Это могли быть как часы, так и месяцы. Потом я прикинул, что накануне я вместе с Людой мы умяли по полкило жареной четвертьдикой свинины, которую привёз с собой из мосто-строительного отряда. А в туалет, пардон за подробности, сходил в этом каменном мешке только один раз. Ну, думаю, физиологию обмануть сложно, значит сижу я никак не более суток. Хотя в тот момент мне в это совершенно не верилось. Пожрать я всегда был не ду-рак, а тут получился принудительный пост. Теоретически я знал, что без еды люди живут более месяца. Однако мне почему-то не очень хотелось проверять эту теорию на себе. Опыт пребывания в заключении у меня уже был. Однажды я неудачно пошутил. Высокое начальство не оценило моего юмора, и я шесть суток отсидел на гаубвахте. Только срав-нивать эти виды заключения ни в коем случае нельзя. В конце концов, я знал, что когда-то выйду. Каждый день с 16:00 до 18:00 меня отпускали в мой кабинет, где я вёл прием больных. В моём кабинете было и курево и выпивка, и жратва и книги. В конце концов, я мог бы (чисто теоретически) и не явиться на гаубвахту или договориться с начальником гаубвахты и сходить к бабе, например. И то мне было не очень-то весело. А тут - совсем другой расклад - непонятно где, непонятно насколько. Вдобавок не кормят. Плюс абсо-лютная темнота, абсолютная тишина и никто даже и не заходит. Было от чего утратить душевное равновесие. 
Попробовал песни петь или кричать - никакой реакции. Стал исследовать свою тем-ницу подробнее. В одном углу обнаружил груду костей. Сначала сильно задёргался. А ну как это мой предшественник по заключению? Сами понимаете, от подобных мыслей ду-шевного спокойствия как-то не прибавляется. Однако спасибо моим преподавателям ана-томии. Хоть и стоит у меня по этому предмету тройка, однако в голове моей кое-что их молитвами отложилось. Определить видовую принадлежность костей на ощупь мне не удалось, но в том, что кости принадлежат не человеку, сомнений у меня не было. После этого стало немного полегче. И даже появилась хорошая спортивная злость. Кто бы ни был мой таинственный тюремщик, с костями он явно просчитался. Вместо того чтобы ввергнуть меня в пучину неконтролируемой паники, подброшенные нечеловеческие кости стали точкой опоры для моего душевного равновесия. Ибо я понял, что в этом мой тю-ремщик совершил ошибку. Значит, он может совершать ошибки. А это даёт мне шансы. Успокоившись, я заснул. И снился мне сон, что я опять в Питере. Еду во время белых но-чей на трамвае, а на коленях у меня сидит блондинка. На этой оптимистичной ноте я и проснулся. Земля действительно подрагивала, как будто рядом едет трамвай или метро. Только вот ничего подобного рядом быть в принципе не могло. Ближайшее метро - в Но-восибирске, в другом часовом поясе. А здесь не то, что трамваев - троллейбусов нигде, кроме телевизора не увидишь. Потом я вспомнил о том, что железная дорога у нас всё-таки проходит. Причём не какая-нибудь, а Транссиб. 

Обкатка танками.

Но если бы моя темница находилась где-нибудь рядом с Транссибом, то земля со-дрогалась бы постоянно - поезда по нему идут часто. Тут дрожание прекратилось, но не затухающе, как это бывает при удалении поезда, а внезапно. За всё время заточения это был единственный звук из внешнего мира. Я уже начал подумывать, а не приснилось ли мне это дрожание, когда оно снова возникло и снова прекратилось. Тут у меня никаких сомнений не осталось, что это не поезд. Наиболее похожее состояние у меня было под Выборгом, когда по моему окопу аккуратно проехался танк. В смысле и звуки и вибрация были очень похожими. Но в наших краях танковых частей не было. Так что это было не-понятно что. Внезапно я почувствовал дуновение ветра сверху, и возле моей щеки со сви-стом пролетело нечто. Вскоре я нащупал верёвочную лестницу. Я не стал ждать повторно-го приглашения и мухой выскочил из подвала. Два мордоворота проводили меня к Гряз-нуле.
- Тут за тобой приехали - обрадовал он меня - и очень настойчиво просят вернуть. Так что ты сейчас пьёшь стакан водки, чтобы твой бред всерьёз не восприняли, и едешь домой. Вопросы есть ?
-А можно вместо водки литр пива и десять с собой ? - обнаглел я. Грязнуля кивнул своей секретутке Геле, и я получил просимое, а также свои часы, деньги и документы.
На улице действительно стоял танк. Правда, инженерный. Кажется, подобная дрянь называется Инженерная Машина Разграждения или что-то похожее. Их, вроде бы, делают из морально устаревших танков. На крыльце грязнулиного дома меня уже ждал боец. Су-дя по бляхе, спущенной едва ли не на яйца, остальной форме и замашкам - явный "дед". Взяв меня и бочонок пива подмышки, он потащил нас к ИМРке.
-Вашь бродь! Ихнее благородие вас во внутрях желают...видеть! - заявил он мне.
При других обстоятельствах я бы живо поставил этого зарвавшегося хама на ме-сто, но в тот момент мне было не до того. Продолжая щуриться, я полез в ИМРку. ИМРка взревела и покатилась в городок. Всю дорогу я тупо пялился в триплекс. На окраине го-родка стояла толпа бойцов и усердно делала вид, что роет канаву. ИМРка в последний раз взревела и остановилась. Нежно, под локотки, нас с бочонком извлекли на свет божий. Давешний "дед" и какой-то белобрысый лейтенант отвели нас с бочонком домой, и уло-жили в койку. Привычно обняв бочонок, я внимательно присмотрелся к лейтенанту и, на-конец-то узнал его. Почти два года тому назад он окончил танковое училище. И по рас-пределению попал к нам в дивизию. И уже через неделю обратился ко мне с триппером. А тут, как назло, оба наших дерьмотовенеролога были в отъезде. Ну и свёл я его с врачом - лаборантом из гражданского кожвендиспансера. Она его вылечила и притащила к себе домой. И почти два года они прожили душа в душу. 
А незадолго перед этими событиями они расстались. Ну, это так, лирическое отступ-ление. Выгнали мы бойца из кухни в комнату, телевизор смотреть, хлебнули со Стасом пивка. Отпустило немного меня, хотя и не до конца. Стал мне Стас вопросы задавать. Только я избрал еврейскую тактику ответов на вопросы вопросами. И довольно быстро выпытал, как он меня нашел. Недавно поругался он со своей Ириной-венерологом и по-слал он её на хрен. А она была девочка дисциплинированная, именно туда и отправилась. Причем не на какой зря, а на майорский. Этот майор был разведённым , и по возрасту Ирине лучше подходил и жениться был не против (в отличии от Стаса). Так что когда Стасу через две недели сильно приспичило бабу, мириться было уже поздно. С горя Стас сильно нажрался, и собрался идти бить морду майору. Но тут увидел, как через мою лод-жию выволакивают два больших мешка. А было это в полтретьего ночи. И хватило же ему (в дымину пьяному!) ума не вмешиваться, а проследить! Да на моё счастье на КПП бойцы из его взвода дежурили. Одного он взял с собой, другого послал за подмогой. Проследил за мешками до грязнулиного дома, потом пошел ко мне домой, через лоджию (я жил на первом этаже) проник в мою квартиру. По смятой постели и другим признакам понял, что я приводил бабу и что мешки были с людьми. Позвонил в автопарк, там тоже дежурили прапор и бойцы его роты. Взял под свою ответственности ИМРку и поехал меня вызво-лять. Я у него поинтересовался, а не страшно ли ему было связываться с явными бандита-ми.
А мне было по херу - я был в танке! - ответил Стас. Я еще немного поболтал с ним, поел, забежал на службу и пошел к Грязнуле.
- Хорошо, что ты сам пришел - сказал мне Грязнуля. - Я сначала думал, что ты то-же в это замешан, а потом Люда мне всё рассказала. Сейчас вертолет подадут, полетим за Аликом.
Отказываться я не стал, не тот расклад. Я с детства привык летать на вертолётах, но никогда не любил этот трясучий агрегат. Всю дорогу я потихоньку приходил в себя. А тут еще Люда "обрадовала", что беременна от меня. А мужу, понятно, скажет, что от него. Я слегка прибалдел, а она продолжила - вытащи нас отсюда!
- Кто б меня вытащил, - подумал я, но вслух, понятно, ничего говорить не стал. Не знаю, кем эта дура считала меня, но тягаться с Грязнулей мне было явно не под силу. Мне вертолёты к крыльцу не подают. Единственная толковая мысль, посетившая в тот момент мою многострадальную голову, была идея больше никогда-никогда в жизни не связывать-ся с замужними женщинами. Вертолет высадил нас на берегу речки в полусотне метрах от ФАПа и улетел. Фельдшер уже стоял на крыльце.
- Ну что, Федор Николаевич, сухарей уже насушили? - приветствовала его грязнули-на секретутка Гела.
- А дальше Сибири всё равно не сошлют - в тон ей ответил фельдшер, хотя я видел, что внутри его колотит.
- Ну-ну, - сказала Гела и первой вошла в ФАП.
Меня это несколько насторожило. Грязнуля всегда держал своих баб в узде. Даже не так. Его бабы отлично знали своё место и не высовывались больше, чем им было велено. А тут такая наглость. И я вспомнил анекдот, который слышал в Афгане от своего научно-го руководителя. Встречаются два моджахеда на горной тропе. Жена одного идет впереди мужа на десять шагов. Ну, первый стал возмущаться, мол, жена мусульманина должна идти сзади мужа. На что второй спокойно ответил, что Коран не догма, а руководство к действию. Когда его писали, противопехотных мин ещё не было. Вперёд, Фатима!
Я повернул голову в сторону Грязнули. Какой-то он не такой был сейчас, прям как неживой. "В вертолёте его укачало, что ли - подумал я, но, как всегда, благоразумно про-молчал. Гела уже стояла возле кровати и "наезжала" на Алика. Я подошел к нему и по-щупал пульс. И пульс и Алик мне сегодня нравились гораздо больше, чем позавчера ут-ром. Алик спокойно отвечал Геле:
- Не надо считать меня конченым идиотом. Я жив до тех пор, пока не отдал золото.
- Ну, ты и так в любой момент можешь умереть. А за золото ты можешь купить сво-его сына - прищурилась Гела и подтолкнула к Алику заплаканную Люду. Люда жалобно посмотрела на Алика и кивнула. Алик с минуту молчал, потом сказал, что хочет погово-рить со мной без свидетелей. Гела кивнула и все вышли. 
- Что ты мне посоветуешь? - спросил меня Алик. Я лихорадочно соображал, что ему посоветовать, имея в виду тот факт, что ребенок, возможно, мой, и как вообще можно со-ветовать в такой ситуации. Алик прижал палец к губам и, продолжая болтать, стал пи-сать, а затем вложил в мою руку маленькую бумажку. Мы с ним ещё немного потрепа-лись, но тут вернулись Грязнуля и все остальные. Судя по решительным движениям Гелы, она была настроена совсем не мирно. И тут Грязнуля раскинул мозгами. Все еще недо-уменно смотрели на то место, где мгновением назад была его голова, а я уже упал на ок-ровавленный пол, усеянный ошметками его мозгов. Звук второго выстрела я тоже не услышал. Голова Алика тоже развалилась, как переспевший арбуз. И только тогда все попадали на пол. Раздался звук разбитого стекла, и в воздухе сильно запахло спиртоэфир-ной смесью. Один из грязнулиных мордоворотов потащил меня по полу в соседнее поме-щение. Тут ещё и пожар начался. И тут я, непонятно почему, вырубился. Очнулся в пол-ной темноте. Это уже стало становиться дурной традицией. Вообще-то я обморокам не подвержен, со здоровьем (кроме душевного) у меня всё в порядке. А тут второй раз под-ряд я очнулся в совершенно незнакомом месте. От эфира я бы так не заснул.
-Да нет, он не от него и, тем более, не от мужа. Видать, она ещё с кем-то путалась - услышал я голос Грязнули. "Ну вот, до галлюцинаций дожился-подумал я - уже голоса покойников слышу". И как-то сразу успокоился. Если до этого я переживал, что схожу с ума, то теперь перестал дергаться. Самое страшное уже произошло. С ума я сошел. Будем жить дальше!
Загорелась свечка в руках у Гелы и я увидел Грязнулю, стоящего на коленях между ног лежащей Люды и продолжающего принюхиваться. А чё! Нормальная галлюцинация! Галлюцинация, видимо по изменившемуся ритму моего дыхания, учуяла, что я проснулся, и поманила пальцем к себе. Я пошёл. Люда лежала без сознания. У неё произошел выки-дыш.
-К гинекологу - поставил я точный диагноз.
-Сейчас поедем - сказал Грязнуля и мы полезли из подвала.

О гоминидах.

Было уже полтретьего утра. От пепелища ФАПа ещё поднимался пар и дым. Всё это смешивалось с утренним туманом над рекой. Грязнуля (уже снова загримированный под собственного телохранителя) вместе со вторым мордоворотом отнесли Люду к лодке. Мы немножко проплыли по течению и врубили движок. Через два часа мы были уже в Центральной Районной Больнице. А после обеда я, как ни в чем не бывало, даже вышел на службу. После службы я поехал по указанному Гелой адресу, там мне сообщили другой адрес, но до него я не доехал. По дороге меня встретили, пересадили в другую машину и завязали глаза. Впрочем, дорога была не долгой, и вскоре я опять предстал перед мутными грязнулиными очами. Грязнуля поинтересовался, как я собираюсь с ним рассчитываться за похищенное золото. Я не стал хамить, но, тем не менее, выразил свое удивление подоб-ной постановкой вопроса. В конце концов, все знали, что Грязнуля мужик денежный. И что если он и хранит деньги в банке, то явно в трехлитровой, а не в акционерном коммер-ческом. Так что даже наводчиком меня не назовешь. Поговорили мы с Грязнулей и о по-меле. Я постарался донести до Грязнули идею, что душой проекта был Алик. И без него вообще нереально воспроизвести это открытие. В принципе, все, сказанное мной было правдой, но я еще немножко сместил акценты в сторону незаменимости, главенства и ге-ниальности Алика. Если Грязнуля и догадался, что я немного сгущаю краски, то виду и не подал. А просто стал держать паузу. Через некоторое время я не выдержал и ляпнул:
-А почему ты такой?
-А мы с Гелой даже поспорили, осмелишься ли ты спросить - улыбнулся Грязнуля- из-за родителей.
-Да я понимаю, что все мы от мамки с папкой - ляпнул я и тоже стал держать паузу. Впрочем, она тоже была недолгой. Гела принесла пива и еды и, повинуясь взгляду Хо-зяина, тоже села с нами за стол.
-Небось сейчас гадаешь, почему я с тобой цацкаюсь вместо того, чтобы отвернуть тебе башку, предварительно допросив с пристрастием? - начал Грязнуля. Меня тоже за-нимал этот вопрос, но, сами понимаете, вслух я его не задавал, чтобы ненароком не по-дать идею. И посему просто кивнул.
Грязнуля продолжал прикалываться:
-Ну, попробуй угадать!
-С трех раз, как в сказке? - поинтересовался я.
-Ну, давай как в сказке - поддержал мой тон Грязнуля.
-Наверное, я твой ближайший родственник и у тебя рука на родную кровь не подни-мается - вспомнил я бородатый анекдот про Вовочку и таракана.
Гела и Грязнуля дёрнулись и посмотрели друг на друга, а потом перевели взгляды на меня. У меня от их взглядов даже мурашки по спине поползли, причём такие крупные, что мне даже помыться захотелось. Впрочем, я сдержал свой малодушный порыв, и мыться всё равно не стал.
-Я опять что-то не то ляпнул - констатировал я очевидный факт. Ответ Грязнули ошарашил уже меня:
-Нет, не очень близкий.... Так что башку запросто смогу тебе отвернуть...если по-надобится. А вот Гела тебе ближе, хотя тоже седьмая вода на киселе.
Я посмотрел на грязнулины руки и понял, что голову он мне открутит запросто, лично и с удовольствием.
-Ну, а перед тем... как... типа, башку, мне отворачивать, мое, типа, любопытство удовлетворят? Ну, насчет, типа, родства? - запутался я в словах-паразитах.
В ближайшие несколько часов я слушал Гелу и Грязнулю и охреневал. Куда там сказкам про НЛО, зеленых человечков, вампиров или оборотней! ( Впрочем, в последних я верю. Одна из моих бывших жен, например, в некоторые фазы лунного цикла по ночам превращалась в бревно. И только деньги могли её немного расшевелить, а потом болезнь зашла так далеко, что и деньги перестали давать клинический эффект. Пришлось бедняж-ку усыпить...тьфу, то есть развестись! Но это так, лирическое отступление) .
Короче, действительность превзошла все самые смелые гипотезы. Оказывается, в некоторых труднодоступных местах сохранились человеческие существа, не создавшие даже намека на цивилизацию. Причем это вовсе не говорит об их тупости или неполно-ценности. Ведь сколько копий было сломано в научных спорах о тех же неандертальцах! А как им бедным, не повезло с первыми попытками реконструкции по сохранившимся костям скелета! Их ведь чуть ли не в обезьян превратили! А ведь на самом деле средняя масса мозга неандертальца была больше, чем средняя масса мозга современного человека! И кроманьонец тоже, в среднем, имел более крупную черепную коробку, чем ныне жи-вущие представители рода Хомо! Какая же разница между кроманьонским и неандерталь-ским черепами одинакового объема? Просто в строении и относительных размерах горта-ни! Классический неандерталец имел более примитивное строение речевого аппарата и мог издавать 10% звуков, доступных современному человеку. У кроманьонца глотка уве-личена за счет мозга(!), а не за счет увеличения размеров черепа! То есть сначала труд создал из обезьяны человека, а затем язык стал превращать человека в замполита! Да, бо-лее совершенный речевой аппарат дал возможность членам языкастых племен лучше взаимодействовать. Да, это был и первый шаг на пути к цивилизации. Но это было и пер-вым шагом на пути от разумного существа к просто болтливому! Почти каждый нормаль-ный неандерталец и кроманьонец был носителем почти всех знаний цивилизации и, фак-тически, вынужден был обладать почти эйдетической памятью, ибо тогда не было даже предшественников письменности. Нынешние же люди с трудом запоминают даже стихи и вынуждены пришпиливать на холодильник записки для того, чтобы не забыть сделать элементарные бытовые ежедневные дела.
Для меня осознание того, что язык и речь у нас развились только за счет мозга и умственных способностей, стало настоящим шоком. Но факты - упрямая вещь. В рамках этой гипотезы становятся понятными многие явления современной бестолковой жизни.
Так вот сначала более совершенная гортань и речь дали колоссальное преимущест-во их голосистым владельцам за счет лучшего взаимодействия членов племени. И племена с более примитивным строением гортани стали медленно проигрывать гонку за выжива-ние. Пока не проиграли ее совсем. Сейчас на Земле нет племен с примитивной неандер-тальской гортанью. Причины весьма прозаические - проиграв гонку за цивилизацию, племена примитивно-гортанных были или уничтожены физически или оттеснены в места с неблагоприятными условиями. Собирательством, да еще и в плохих условиях обитания, можно прокормиться с большим трудом, да еще и с очень большой площади. Поэтому по-томки примитивно-гортанных живут в одиночку и крайне редко контактируют друг с дру-гом (разве что на границах участков или для спаривания). Так что ни о каком развитии ре-чи в таких условиях и речи быть не может. Кстати, в похожем положении сейчас оказа-лись и орангутанги. Они тоже ведут одиночный образ жизни, хотя некоторые черты в их поведении указывают на то, что их предки жили группами. До начала позапрошлого века самыми крупными были группы по 3-7 человек в болотах Полесья. Во время наполеонов-ского нашествия они даже чуточку увеличили свою численность и ареал. И получили не-большую примесь французской и, самое главное, гасконской крови. Но во время обеих Мировых войн на эту территорию претендовали еще и партизаны и просто беглецы с ог-нестрельным оружием.. После Второй мировой войны из-за мелиорации площадь болот стала сокращаться и ареал сжался до невообразимо малых размеров, не позволяющих жить даже семейными группами. Так что и полесские гоминиды (если они еще не вымер-ли окончательно) живут в одиночку.
И все-таки цивилизованная жизнь сыграла с человечеством дурную шутку. К не-счастью, вперед выдвинулась такая лженаука, как медицина. Дело в том, что сами докто-ришки толком не знают, что делать со своим собственным здоровьем. Поэтому по стати-стике они живут меньше нормальных людей, особенно хирурги. Так вот эта лженаука приводит к осложнению естественного отбора. Одно из следствий этого-бабы не могут нормально самостоятельно родить. И всё больше и больше выживает всяких калек и уро-дов. А они плодят ещё худших.
Мозг современному человеку тоже не нужен. Вся информация есть в справочниках и в Интернете. А язык стал нужен человеку ещё больше - для лизания задниц вышестоя-щих.
Проблема в том, что согласно одному из вселенских законов сумма разума на плане-те есть величина постоянная, а население между тем растет. Если вы хорошо учились во втором классе, то сами сможете посчитать, что происходит в этом случае с количеством разума, приходящегося на одного носителя. Так вот, среди этого стада тупых и языкастых изредка проскальзывают потомки результатов скрещивания с примитивно-гортанными.
Но тут есть свои проблемы. Первое поколение почти не имеет шансов не только выжить, но даже появиться на свет. К примеру, до какой степени нужно изголодаться по мужской ласке полесской бабе, чтобы спариться с лешаком, чуть ли не обезьяной? Или, у многих ли мужиков, пардон, встанет, на волосатую даму с неприятным запахом изо рта? Да и не факт, что такой контакт закончится зачатием. Тем более не факт, что родами. И уж совсем невероятным представляется случай дожития подобного гибрида до половой зре-лости. Поехали дальше. Ну, допустим, дожил этот гибрид до половой зрелости. Ходит он и думает, с кем бы эту зрелость реализовать? Ну, положим, реализовал. А дальше опять проблемы. Надо ведь не просто спариться, а завести следующее поколение и воспитать его. Дальше, на первый взгляд, проще. Гибрид в третьем поколении не очень-то внешне отличается от окружающих людей. Однако есть вероятность, что он унаследует от дедуш-ки высокие умственные способности и позднее овладение речью (пример- Потемкин) В детстве его ждут насмешки из-за плохой дикции и внешности. Не факт, что гибрид в третьем поколении будет хорошо учиться. И очень велик шанс, что у него будет асоци-альное поведение, что тоже не способствует появлению следующего, четвертого поколе-ния. С этим поколением тоже проблемы. Пусть с небольшим опозданием, но болтать он научился. А в более позднее время даже обогнал сверстников, особенно в науках, тре-бующих способностей к логическому мышлению. Проблема в том, что он умеет думать, а, среди языкастых, этот признак является атавизмом и встречается нечасто. И, вместо того, чтобы мыслить штампами, гибрид начинает задумываться над вещами, над которыми, ра-ди собственного счастья, не стоит задумываться. Или пытается докопаться до первопри-чин событий и явлений. И уж совсем плохо, когда он свои мысли пытается донести до других, превращаясь в белую ворону.
В общем, только пятое-шестое поколение полностью вписывается в социум и даже преуспевает в нем. На седьмом колене разница в умственных и других способностях уже не превышает статистической погрешности. Впрочем, это всё лирика. Самое главное, то, что некоторые из тех, кто считает себя потомками примитивно-гортанных, решили, что они являются последней надеждой человечества. В смысле, что из-за постепенного поглу-пения человечества, оно вообще может вымереть как вид. И что их высшее предназначе-ние состоит в том, чтобы вести отбор по умственным и другим редким способностям. Я до сих пор не знаю (да и не хочу знать) действительно ли я тоже имею среди своих пред-ков какого-нибудь полесского гоминида. Или Гела с Грязнулей просто решили мне наве-шать лапши на уши, чтобы иметь в моём лице молчаливого союзника. Ибо тут эта исто-рия фактически заканчивается. Грязнуля, каким-то способом инспирировавший или орга-низовавший своё "убийство", более на людях не показывался, передав все дела по бизнесу Геле. Зачем ему это понадобилось, я так толком и не знаю. Можно предположить, что это как-то связано с его давним конфликтом с кавказцами. Так что, скорее всего, он решил, что гораздо выгоднее числиться покойником, чем быть им реально. Впрочем, это не более чем моя догадка, никакими фактами не подтверждённая. Люда очень долго была в подве-шенном состоянии. Труп Алика полностью сгорел во время пожара ФАПа (один позво-ночник остался), так что даже если бы она о чём-либо заикнулась, всё равно доказательств именно его смерти не было. В итоге его признали безвестно отсутствующим, и она полу-чила свободу. Через некоторое время, продав за сущие гроши служебную квартиру в за-крытом гарнизоне, она вышла замуж за "немецкого зольдатена", от которого она и была по- настоящему беременна. И уехала с ним жить к его дедушке. Тут наше любимое госу-дарство в очередной раз решило поменять правила игры и придумало такую штуку как контракт.  0x08 graphic
  
Я счел личное участие в подобном надувательстве глубоко аморальным. И не стал его заключать. Я давал присягу Советскому Союзу и после столь великой державы слу-жить какой-то там России мне лично в падлу. Тем более, родни среди русских у меня нет, разве что один из сыновей, да и тот только по матери. Так что Сибирь я покинул и сейчас живу в Европе. Занимаюсь мелким бизнесом, пью своё пиво, отрастил бюргерский живо-тик и ни во что больше не ввязываюсь. Верите?

P.S. А листочек, который передал мне Алик, у меня сохранился. Грязнуля у меня ни о чём не спрашивал, сам я ему со своими догадками не навязывался. Спросит - скажу. А так мне просто приятно думать о том, что где-то далеко-далеко в Сибири есть действую-щий образец помела... 
P.P.S. А ещё больше греет мне душу тот факт, что рядом лежит что-то около трёх пудов самородного золота...

Оценка: 5.70*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | У.Соболева "1000 не одна ночь" (Романтическая проза) | | Ю.Резник "Ведьма" (Современная проза) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Любовное фэнтези) | | A.Moon "Дороже золота" (Короткий любовный роман) | | А.Тарасенко "Анита. Новая жизнь" (Любовная фантастика) | | З.Анна "Держи меня крепко" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга первая" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм "Игрушка Палача" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"