Кузьмина Ольга: другие произведения.

Нагоняя время

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история обросла слишком нереальными подробностями. Да и сама эта история невероятна и невозможно. История потери, история поиска. И, конечно, история вечной любви.


   Это история обросла слишком нереальными подробностями. Да и сама эта история невероятна и невозможно. История потери, история поиска. И, конечно, история вечной любви. Я запишу так, как все было на самом деле. Чтобы сохранить для потомков. Итак, начнем...
  
  
   Глава 1.
  
   - Посмотри, какой красавчик!
   - Это новый учитель по некромантии.
   - По некромантии? Ни за что бы не подумала. Черный маг! Да к тому же учитель. А я была уверенна, что светлый...
   Две миловидные студентки обсуждали прошедшего мимо них преподавателя. Заблуждения первой были понятны, так как данный преподаватель был действительно молод. Он выглядел так, как будто вчера окончил Академию. Хотя правдой это было лишь частично. Академию он окончил полтора года назад. Но все равно был просто неприлично молод для учителя. С другой стороны, это впечатление рассеивалось, если даже просто пообщаться с ним. Но те, кто видел его издалека, были уверенны, что он очень молодой человек, студент. Он знал о том, какое производит впечатление. Так же он знал, что стоит ему захотеть и впечатление изменится. Он вообще много знал или думал, что знал. И с высоты своих знаний и привычек относился ко всему с чисто темным цинизмом. Считают молодым - их заблуждение, которое потом, если понадобиться, можно будет использовать себе во благо. Насчет же красоты... Черные волосы, пронзительные синие глаза, черный костюм некроманта. Его внешность была обыкновенной, каких миллионы. Родись он в обычной семье, никто бы не назвал его красавцем, но и уродом он никогда бы не был. Но. Опять, но... Осанка и походка благородного. Воспитание: почтительное отношение к девушкам. В нем прекрасно чувствовалась, как говорят, порода. И порода не простого аристократа, а аристократа магического рода. Такое происхождение и умение себя вести сделает красивым даже не самого красивого человека. Ко всему его окружала аура уверенности и силы. А еще была некая тайна, загадка. Да он был красив. Притягателен. И взгляды молодых студенток останавливались на нем во множестве, впрочем, не задевая его сердце и не заставляя биться чаще.
   Хотя на нем останавливались взгляды не только студенток, но и лиц женского пола всех возрастов. За пределами Академии к его имиджу добавлялся еще один плюс - эта самая Академия. Учитель Академии. Такое обращение завершало образ проходящего мимо девушек человека, вознося его на недосягаемые высоты в их глазах.
   И один изъян, который портил замечательное впечатление, производимое им, Черный маг. И, если бы просто Черный маг, ну там Маг общей теории или артефактор. Черные артефакторы пользовались намного большей популярностью, чем белые, из-за возможности изготовлять любовные артефакты. Так нет. Он был некромант. Маг смерти. А страшнее магии смерти, тяжело было придумать другой вид магии. Конечно, хоть Салавьера считалась светлой страной, и темных магов с самым страшным даром лет триста как не убивали даже в самых отдаленных и диких уголках, да и до этого их предпочитал обучать уже как тысячу лет, и при Светлой Академии Салавьеры был целый Темный институт, некромантов не любили. Даже более того - некромантов боялись. Потому что любой человек может быть уверен, что бы ни произошло и кем бы он не был, только в двух вещах: что он родился и что он умрет. А некроманты обладали властью именно над второй вещью. В результате получалось, что до вмешательства некроманта любой может быть уверен в смерти, то после вмешательства, может оказаться в положение не-живого и не-мертвого: таким как зомби, лич, вампир или просто ходячий скелет и летающий дух. Такой вот изъян останавливал многих и многих, позволяя молодому, перспективному некроманту жить в свое удовольствие.
   Хотя молодой некромант слабо представлял, почему им так интересуются женщины, а отсутствие решительных действий со стороны слабого пола его только устраивали, его они не трогали.
   А в данный момент некроманта не трогали все разговоры о нем еще и потому, что он шел на урок и... волновался. Это был не его первый урок. Более того тема урока не была трудной. И даже о группе отзывались как о спокойной и умной. Но молодой учитель волновался. По вполне объективным причинам. Дело в том, что в Светлой Академии было всего четыре некроманта, включая его самого, они и составляли весь преподавательский состав факультета некромантии, кстати, чуть ли не единственного факультета некромантии во всей стране. Объяснялось это просто и легко: светлая Салавьера рожала в большинстве своем светлых магов, темных же магов рождалось намного меньше, а природных некромантов лишь единицы. И среди этих четырех некромантов-преподавателей один был Высшим магистром, двое - Старших магистров, а один - просто магистр. Магистром, не трудно догадаться, был молодой человек. Иерархия некромантов отличалась от иерархии светлых магов. На магистерском уровне она ограничивалась представленными уровнями, тогда как светлые маги делились на верховного мага и магистров первого, второго, третьего, четвертого, пятого уровня. Разница между уровнями, а значит и разрыв в силе и опыте, была у некромантов больше. И, если иерархия у светлых магов служила в некоторой мере лишь способом классификации и поощрения, то темные маги относились к иерархии по-другому. Она регламентировала многие стороны, включая даже обращение к собеседнику. Был и еще один момент. Отношения между темными магами представлялись вполне определенными. Отношения между магами высших уровней к магам более низшим тоже не были тайной. Так вот в группе, в которую направлялся молодой некромант, раньше преподавал некромантию Высший магистр зей Ронтан. И для молодого учителя урок именно в этой группе был очень значимым в плане занимаемого положения и в плане отношения к нему.
   Нельзя сказать, что собственная репутация и отношение окружающих, сильно заботили его. Если рассуждать о душевных переживаниях - то ему было совершенно безразличны данные вещи. Но отсутствие или плохое положение могли затруднить многое, создать проблемы. А вот это уже было лишнее. Кому нужны проблемы? С другой стороны, хорошая репутация и дружба с сильным магом облегчали пути к любым целям. А у молодого и перспективного некроманта была цель. Конкретная цель его жизни. Правда, он еще не знал, как добиться ее, у него не было даже предварительного плана. Но хороший урок должен был стать первым шагом. И некромант волновался.
   Он зашел в кабинет. Небольшая, что характерно для Темного института, группа учеников человек тридцать сидела кучно на ближайших партах. Когда он зашел, все встали.
   - Садитесь. Меня зовут магистр Риакард дель Тиар. С сегодняшнего дня и до конца года предмет "Управление созданиями живыми и мертвыми" буду вести у вас я.
   Магистр дель Тиар помолчал. Вот прямое отличие темных от светлых. Светлые маги давно бы уже закидали вопросами, а темные ждут, когда вопросы можно будет задавать. "Правильно", - с одобрением подумал молодой магистр. -"Действительно хорошая, умная группа. Зачем лезть туда, куда не просят, и, походя стать объектом утверждения авторитета темного мага в новом коллективе." Вообще, под дисциплиной темные и светлые маги понимали разные вещи. Если темные соблюдали дисциплину, не желая нарваться, то светлые из-за того, что так нужно. Поэтому дисциплина в Темном институте была наилучшей.
   - Вопросы?
   Такое типичное предложение на темных факультетах тоже понималось по- своему. Ну, какой темный маг позволит прерывать свою расчудесную лекцию какими-то жалкими вопросиками? А прозвучавшие предложение как бы говорила: я спустился с верхов знаний к своим ученикам и готов объяснять, показать и выслушать ваши предложения, то есть я готов возиться с вами. Цените! А значит задавайте вопросы. Соответственно не ценить чревато незачетами.
   Сейчас спрашивая, какие есть вопросы, молодой магистр просто хотел расставить все акценты. Вопросы посыпались сразу:
   - Почему Вы ведете уроки?
   -Где Высший магистр зей Ронтан?
   Интерес учеников был вполне объясним и понятен.
   - Магистр зей Ронтан где-то в институте, был на кафедре, когда я уходил. А веду занятия у вас я, потому что так решил ректор.
   - А почему ректор решил сменить учителя? Осталось немного до конца года, вот бы и выпускал нас Высший магистр.
   Хотя предложение было построено вежливо, вопрос был явно вызывающим, предполагавшим, что новый учитель может не справиться с обучением группы. Преподаватель посмотрел на учащегося. Нет, паренек не выглядел тем, кто мог бросить вызов. С другой стороны, ученик мог просто не понимать, что в вопросе содержится вызов. Стоит внимательней присмотреть к нему, заключил Риакард.
   - Вам не кажется, молодой человек, что стоит об этом спросить ректора? Я думаю, вопросов больше нет. Итак, сегодня мы с вами продолжим изучать раздел "Управление неживым". И тема нашего урока "Управление скелетами", подтема "Управление сложными действиями". Управление простыми действиями, такими как ходьба, бег, построение и многое другое, вы проходили раньше. Скелеты считаются наиболее легким материалом в управлении. Поэтому, как вы уже знаете, любой некромант с удовольствием набирает в армию скелеты. Сложными действиями называется действия, которые представляют так называемое подобие жизни. Например, охранять объект может и живой человек, а может и скелет. И понятно, что при охране объекта скелет должен не только ходить туда-сюда, но и смочь остановить грабителя, позвать на помощь, и, в конечном счете, отличить хозяина от прочих. Таким образом совершать определенный набор действий в комплексе. Кстати, любое комплексное действие будет сложным действием. На данном примере хорошо видно, что управление сложными действиями базируется на умение работать с простыми.
   Читая лекцию, преподаватель внимательно наблюдал за учащимися, держа в поле зрения всех. И от его взгляда не укрылось, как с учеником, отмеченным ранее, заговорил его сосед, паренек с неплохим уровнем даром.
   - Итак, чтобы понять суть сложных действий вспомним, как наколдовываются простые.
   На этих словах преподаватель достал игрушечный скелет длиной с ладошку. Оживить такой скелет, зная заклинания, не представлялось сложно. Но была одна хитрость. Чтобы скелет начал ходить требовалась ювелирная работа. Важно было не столько уметь правильно колдовать, сколько прилагать внимание и концентрации. Это как человеку с размашистым подчерком, требовалось усилие, чтобы писать мелким. Поэтому, по сути, не сложное задание могло стать трудным для учащегося с живым и подвижным характером. Такие ученики всегда привлекают внимание, и именно такого ученика высмотрел молодой некромант.
   - Вот Вы, молодой человек, покажите нам, как работает заклинания. Заставьте ходить этот скелет.
   Парень, к которому обратился учитель, вздрогнул, поднялся, потом растерянно посмотрел на учителя. Когда до него дошло, что от него хотят, он улыбнулся и успокоился. Задание было понятно, и он прекрасно знал нужное заклинание.
   Учитель наблюдал за учеником, смотря внимательно и сосредоточенно, то есть нагнетая обстановку. Скелет поднялся, сделал рывок, потом сделал еще несколько вполне хороших шагов, и в следующие мгновение опал. Это ученик потерял концентрацию и отпустил скелет.
   Именно этого и ожидал дель Тиар. Он окинул взглядом класс: кто-то улыбался, кто-то думал, кто-то прятался за соседей, не желая стать следующим. Взгляд лишь на мгновение дольше задержался на пареньке, который опять что-то шептал соседу. Увидев такое, некромант обрадовался, а вот и жертва, которая поможет поднять авторитет. Но взгляд заскользил дальше. Кабинет был устроен так, что парты поднимались по ступенькам. Дверь же была внизу, около преподавательского места. На последнем занятом ряду, по диагонали от двери сидел еще один паренек, который тоже обратил на себя внимание преподавателя. Во - первых, он был беловолосым, но при этом природным некромантом, как-то странно, не так ли. Во - вторых, он сидел так, чтобы прекрасно видеть весь класс, то есть в сильном положении, хотя за партой он был один. И третьих, было что-то в этом пареньке - харизматичное. "Так, так, - подумал магистр. - Я не ошибусь, если предположу, что в этом классе два лидера. Один явный, скорее всего инициатор всех идей и заводила, - тот, который шепчется. Слишком вызывающе себя ведет, а другие замечания ему не делают, значит уважают. А другой скрытый, организатор, - вот этот беловолосый. И класс считается одним из лучших благодаря такому хорошему распределению ролей. А может все сложнее. Но чтобы меня приняли как учителя, надо, чтобы приняли эти двое." Взгляд учителя опять скользнул к первому пареньку.
   - Может, Вы сами хотите попробовать. Прошу. Только представьтесь сначала.
   -Ученик Анатоль дель Лират,- представился шептавший учащийся.
   Уверенно представился, отметил преподаватель, и уверен, что справится. И справился: скелет заходил по столу, чуть ли не забегал.
   - Молодец, - похвалил учитель. - Перед вами пример правильного и четкого выполнения заклинания. Так же должны знать это заклинание и остальные. Вы хорошо колдуете, я надеюсь, так же хорошо будете соблюдать дисциплину на моем уроке. Садитесь.
   "Так, - продолжая вести урок, думал учитель, - один нейтрализован. С тем, кто тебя хвалит, не больно и повоюешь. Теперь я его устраиваю. А потом он и сам не заметит, как начнет думать только так постоянно. Остался второй"
   Когда до конца осталось минут десять, магистр Риакард дель Тиар сказал:
   - Теперь мы можем попробовать новое умение на скелете. Кто хочет?
   При этих словах он внимательно посмотрел на беловолосого паренька, как бы говоря "ты хочешь попробовать?". Потом отвел глаза, отвечая другому ученику:
   - Да Вы можете попробовать. Не забудьте представиться.
   Это была девушка. Она представилась, и выполнила заклинание. Учитель мягко поправил ее, указав на ошибки и заодно разъяснив самые часто встречающиеся, потом сделал акцент на действие заклинания. Девушка села и Риакард снова посмотрел на паренька. Теперь его взгляд говорил: "Попробуй, я тебе помогу"
   - Можно я, - сказал беловолосый. - Адриан Линар.
   Не благородный, отметил учитель. Между тем ученик подошел поближе, произнес нужные формулы. Скелет пошел, потом стал танцевать. Замечательное зрелище, все ошибки были учтены.
   - Хорошо.
   Тут вышло положенное время, и преподаватель отпустил группу. Выходя из кабинета, молодой магистр думал о том, что урок прошел неплохо. Анатоль будет ждать новых похвал, а потому не будет нарываться. А Адриан думает, что у нас с ним что-то типа договора: преподаватель помогает ему учиться на отлично, он доволен его кандидатурой. Наивный ребенок, он же даже не понимает, что ничто не мешает поставить ему плохую отметку, тоже как бы в рамках договора. Вроде того, что учитель тебе помогал, а ты его помощью не воспользовался, вот и ..., а репутацию уже не испортишь, другие помешают.
   После урока молодой магистр направился к себе на кафедру.
  
   Кафедра некромантии находилась не в подземелье, как можно было подумать, а на втором этаже Темного института. В подземелье располагались лаборатории и кабинеты для практических заданий по некромантии. Кафедра по некромантии представляла собой свободное помещение с пятью столами. Один из столов принадлежал призраку, который был лаборантом и проявлялся, когда заходили студенты. Остальные столы принадлежали преподавателям и были сделаны не из костей, а из обычного дерева. Также в кабинете было несколько деревянных шкафов. На стенах, которые тоже были не черные, а белые, висело несколько пейзажей самого лирического содержания. Также имелось большое окно, выходившее не на кладбище, а во двор академгородка. И даже пол был не черным, а светло-коричневым. Не что не отличало эту кафедру, от многих других. Сейчас здесь сидело два преподавателя: старший магистр Нерал де Ракт и высший магистр Реган зей Ронтан.
   Старший магистр де Ракт происходил из благородного, но не магического рода. Грузный мужчина ста двадцати лет. Он был из тех мелких подхалимов и лицемеров, кто всегда носит маски, и чей характер насквозь лжив. Дружба с таким человеком была бесполезна, так как он не мог разделить не горя, не радости. Вражда бессмысленна, потому что все, на что хватало его способностей - это мелкие неприятности, которые не сильно влияют на общее дело. Опасным он становился для тех, кто попадал он него в полную и безраздельную зависимость. Вот тогда маски, за которыми он прятался, ниспадали и проявлялись скрытые качество. А какие они, знал только он сам. Хотя, дожив до своих лет, он уже понимал, что любая власть - это ответственность. А любая ответственность - это возможные санкции. Также он прекрасно понимал, что выше старшего магистра он не прыгнет, и виноват в этом его проклятый характер. Темная сила отличалась от светлой. А если светлый маг рождался уже с определенным уровнем силы, только неразвитым, и во время жизни, по мере того, как набирался опыта, она проявляла себя, оберегая и защищая носителя, то темный маг с получением нового уровня получал и новую силу, которая ломала и корежила своего носителя. Именно поэтому высшими темными магами становились люди с твердой волей, ну, или ничего не чувствующие личи. И именно поэтому сильнейшими светлыми магами чаще всего были старцы, а сильнейшими темными магами чаще всего были мужчины в расцвете сил. В себе то силы стать высшем он ни чувствовал, а вот в мальчонке, ставшем вдруг темным, он чувствовал. И за это не любил молодого выскочку.
   Тут стоит заметить, что право называть магистра Риакарда дель Тиара - выскочкой он имел, потому что магистр Риакард дель Тиар действительно был выскочкой. А как иначе еще назвать племянника ректора Академии уважаемого Высшего магистра земли Краен дель Адрина. Матерью молодого магистра была родная сестра ректора. И причины, побудившие в феврале взять нового преподавателя, выделить ему группы для занятий, были именно родственные. Хотя, как подозревал Риакард, причины были не только родственные, но и другие, о которых ректор не кому не рассказывал.
   Отвлекаясь от своих нерадостных мыслей, старший магистр пробежал глазами по комнате. Ничего хорошего, по мнению де Ракта, в комнате не было. Обычно в это время магистр Нерал де Ракт сидел один, и наслаждался полным одиночеством и мнимой вседозволенностью. У второго старшего магистра Арея Ская был выходной, у высшего магистра урок, у самого старшего магистра окно между занятиями. Все, что нужно для хорошего отдыха. Теперь, благодаря появлению в стенах выскочки Риакарда, он должен был сидеть на кафедре ни много ни мало два часа под надзором высшего магистра. Он взглянул на часы. До окончания его пытки оставалась около 15минут. Уйти куда-то магистр не сообразил, и в результате сейчас пребывал в сквернейшем настроение. И, пожалуй, стоит испортить настроение и виновнику, решил де Ракт. Он еще раз осмотрел комнату и его взгляд остановился на высшем магистре.
   - Что читаете? - спросил он, добавляя в голос интонацию заинтересованности.
   - "История развития некромантии в Салавьери: западное и восточное направление" Густофа Норана, - спокойно ответил Реган зей Ронтан.
   - Зачем Вам это?! - уже по-настоящему удивляясь, воскликнул Нерал. - Вы же и так знаете всю историю некромантии в Салавьери. Вы ее и создаете.
   - Ну, создаю - слишком сильно сказано. Да, я хорошо знаю историю возникновение и развитие западной ветви некромантии в Салавьери, так как сам принадлежу ей. Но Вы прекрасно знаете, что в нашей стране успешно используется и восточная некромантия. А о ней я знаю меньше. Это во - первых. Во - вторых, Густоф мой бывший ученик, и мне, как учителю, приятно видеть, как растет и развивается его талант.
   - Да я тоже всегда слежу за свои ученика, - добавляя в голос обеспокоенности и радуюсь возможности перейти на нужную тему, магистр де Ракт продолжил. - Кстати об учениках, Вы не боитесь, что Риакард не справиться с обучением группы? А ведь там много талантливых ребят.
   - Почему я должен бояться?
   - Но, как же. Магистр дель Тиар очень молод. Совершенно понятно, что по молодости он наделает ошибок. И Вы вложили в них столько сил и времени. Тем более обучать группу магистру после того, как ребят обучал высший магистр вдвойне сложно.
   Последней фразой Нерал де Ракт постарался как можно мягче и незаметней намекнуть на то, что такая передача обязанностей может сказаться не лучшим образом на репутации высшего магистра.
   Высший магистр Реган зей Ронтан закрыл книгу и сказал:
   - Зачем гадать. Сейчас урок кончиться, и мы все узнаем. Если он не справляется, всегда можно ему помочь, как нашему коллеге. Вы так не считаете?
   - Да, да. Вы правы.
   Согласился Нерал де Ракт, но на самом деле никому не собираясь помогать.
  
   Магистр Риакард дель Тиар поднялся на кафедру и прошел к своему столу. Он заметил, как магистр де Ракт старательно смотрит в другую сторону, хотя на самом деле подмечает все движения. Такие не-взгляды он научился чувствовать давно, и прекрасно их видел. Магистр зей Ронтан улыбался чуть заинтересовано. И страшно. Не стоит забывать, что высший темный маг будет так улыбаться и на празднике в свою честь, и разрезая человека на кусочки. Но не кто ничего не говорил. Здесь он младший: он должен отчитываться, а не они задавать вопросы. Он немного нервничал, так как понимал, оттого как пройдет разговор будет зависеть, какое положение в иерархии он займет.
   - Вы правильно говорили. Третий курс удивительно умная и спокойная группа, тисей.
   Последнее слово выскочило само собой. Тисей -уважительное обращение к высшему темному магу, признание его силы. Слово в самом прямом смысле вбитое в Риакард. О чем Риакард не хотел бы кому - нибудь говорить. Но с другой стороны, произнеся его, молодой преподаватель не только раскрывался, что ему делать не хотелось, но и показывал уважительное отношение к магу. А уважительное отношение нравиться многим. Все эти мысли пронеслись в голове дель Тиара за секунды, оставляя за собой осознание того, что все сделано правильно.
   Совсем другие мысли вызывало уважительное обращение у Нерала де Ракт. Если начало речи он ожидал, потому что никто не будет сразу признаваться в своих ошибках, то такое окончание его просто злило. Вежливость. Ведь было ясно, что парень подлизывается. Но как он это делал! Элегантно и не заметно. Как истинный аристократ очень богатого и очень древнего магического рода. Род де Рактов не был ни древним, ни богатым. Осознание несправедливости и злость вырвали слова, которые старший магистр хотел бы сказать тогда, когда возникнет подходящий момент, чтобы как можно больнее задеть. Но и прозвучавшие в запале, они должны были вызвать неприязнь у молодого преподавателя. А он должен был ответить, раз уж так уважает вежливость:
   - Как Вас приняла группа?
   Нерал правильно отгадал реакцию Риакарда. Вопрос был неприятным, даже очень, как будто мнение малолетних магов было важнее, чем мнение самого магистра.
   - Ожидаемо. И Вами, и мной, - поддел старшего магистра Риакард. - Ребята были не рады сменой учителя, это и понятно, но приняли меня неплохо. Урок прошел хорошо. Юные некроманты знают пройденный материал по теме, за что я выражаю Вам свою благодарность, - молодой учитель повернулся к зей Ронтану, наклонил голову, обозначая поклон, - и мы легко изучили новый. Ну, я думаю, насколько хорошо они усвоили материал, будет понятно по небольшой самостоятельной работе, которую я планирую провести по окончанию изучения темы.
   - Я надеюсь, что и самостоятельную работу они напишут хорошо, -сказал зей Ронтан
   "Надежда, в устах некроманта, недобрая подруга", - отметил Риакард.
   - Я покажу Вам работы.
   - Важно не давать списывать. Эти бессовестные сорванцы способны списать, что угодно, - поспешил вмешаться старший магистр, замечая, что диалог слов между Реганом и Риакардом превращается в диалог взглядов.
   Молодой преподаватель внутренне поморщился. Какой все-таки богатый опыт у магистра де Ракта в умении ставить словесные подножки. Словно намекает, что молодой магистр даст возможность списать, чтобы результаты были лучше, чем есть на самом деле. С другой стороны, когда кто-то списывает - это всегда понятно.
   - Я думаю, что я справлюсь с этой трудностью.
   - Главное дело не в том, как они знают теорию. Важно, чтобы они умели применить свои знания на практике, - магистр зей Ронтан посмотрел на молодого человека в упор.
   - Плохо, когда молодые некроманты ошибаются в простейших заклинаниях. От нас зависит, каким будет юное поколение.
   -Я это понимаю, - чуть резче, чем следовало, сказал Риакард.
   - Хорошо, если Вы понимание ответственность, которая лежит на Ваших плечах. А сейчас извините господа, я должен идти. Урок.
   С этими словами старший магистр Нерал де Ракт собрал вещи и покинул кафедру, не дав вставить Риакарду не слова.
   Молодой человек проводил глазами старшего магистра и перевел взгляд на зей Ронтана.
   - У меня тоже урок, - сказал высший магистр.
   - Да. Конечно. Но, а у меня на сегодня все. Я, наверно, пойду домой. Готовиться к завтрашнему дню.
   - До свидания.
   -До свидания.
   Реган зей Ронтан ушел. Магистр, оставшись один, прикрыл глаза, вспоминая прошедший диалог. Было похоже, что в конце ему напомнили его место. Но, кажется, высший магистр не имеет ничего против него, а вот старшему магистру де Ракту он не нравиться. Помотав головой, молодой преподаватель стал собираться домой. "Они не знают, - думал он, - что все еще только начинается".
  
  
   Глава 2.
  
   Весна. Ярче разгоралось солнце, ночи стали короче, дни длиннее. Город Антар, столица Салавьеры наряжался в новые летние одежды. Заканчивался меняющий свое обличье апрель. Снег уже почти сошел, хотя то тут, то там попадались грязные сугробы с оледеневшей коркой. Но зима не хотела сдавать свои позиции. Иногда еще выпадал снег с дождем, и тогда улицы превращались в канавы, наполненные грязью. Кварталы богатых избегали этой напасти, бедные становились непроходимы. Одна Светлая Академия жила по своим особым законам, где обострялась ежесезонная борьба Институтов Воды и Огня. Этой весной оказались сильнее огневики, и в Академии давно уже все высохло. Особенно резко был виден контраст по сравнению с мелкими улочками, которые даже в такой теплый день представляли собой речушки.
   По одной из таких улочек шел человек. Он был одет в темный плащ с капюшоном. Под плащом прятался теплый свитер и брюки. Все черного цвета. Молодой, лет двадцати, с невыразительными чертами лица. Он бросал взгляды на прохожих, которые ему хотелось, чтобы выгладили зловеще, но были на само деле просто неприятными.
   Он считал себя Великим Некромантом. Именно так, два слова с большой буквы. Но остальные почему-то не считали его не только великим, но даже и некромантом. Когда он поступал в Светлую Академию, то его направили на кафедру проклятий, сказав, что его дар как малефика более силен. Конечно, он объяснил им ошибку, которую они допустили, и его перевели, куда он просил. Казалось бы, на этом досадные недоразумения должны закончиться. Но нет, дальше больше. Учителя не замечали его несомненного таланта, заставляя учить совершенно не нужные вещи. Они не понимали его творческую душу и требовали ходить на лекции. Они делали замечания на практических заданиях. Преподаватели должны были гордиться, что у них учиться тот, кто станет Повелителем Смерти. Но они не гордились. Сначала он как-то пытался соответствовать их стандартам, осознавая, что они старше, что у них больше опыта. Но чем больше он учился, чем больше узнавал, тем сильнее приходило понимание, что они не правы. Он не нуждался в их лекция, а уж тем более он не нуждался в проверке знаний. И конечно не пошел на четвертом курсе, ни на какие экзамены. А зачем? И пересдавать не собирался. Он и так все знает. А они его выгнали. Выгнали! Как они посмели? Это же Он - Великий Некромант. И они за все заплатят, они узнают, что были неправы.
   Когда его мысли подходили к моменту расплаты, руки сами собой стискивали книгу, которую он нес. Он нашел книгу в библиотеке. Тогда, поняв, какое сокровище ему досталось, он спрятал книгу под плащ и вынес из библиотеки. И никто не заметил. Это был знак судьбы. Книга была очень старой, похоже, что ее просто вывезли во время войны из темной страны. Но именно в ней он нашел одно интересное заклинание, которое поднимало кладбище, затрачивая совсем немного сил. Его сил как раз хватит. Он мечтательно улыбался.
   Впереди показалось кладбище. Он считал, что они ничего не знают о некромантах. Купи любую книгу, и становиться ясно: некромант живет на кладбище. Правда жить на кладбище оказалось страшно, и, проведя одну ночь, он предпочел снять комнату в городе. Но это пока он не выстроит здесь замок. Да и это не главное. Главное, что именно на кладбище некромант творит свои темные дела.
   Он дошел до заветного места, здесь в ограде была дыра, и пролез. Пристроившись на одной из плит, он достал свою книгу, погладил ее, чуть ли не обнял. Он думал про свою месть.
  
   - Слушайте! Он опять объявился, - на кафедру ворвался старший магистр Арей Скай.
   Реган зей Ронтан поморщился и который раз в своей жизни подумал: почему из салавьерцев даже темные маги получались какими-то светлыми, что ли, особенно, если они неблагородные. Вот взять хотя бы его ученика, теперь бывшего ученика, Адриана Линара. Он был излишне благороден для темного мага и светловолосым. Где видано, чтобы очень сильный некромант был блондином. Или старший магистр Арей Скай, но какой магистр некромантии мог практическое занятие в подземелье с покойниками и паутиной превратить в балаган, над которым смеялась вся Академия, в том числе Темный институт. И сейчас взбегает на кафедру, будто бы он и не старший магистр, веселым голосом сообщает это. Уже около месяца кто-то, то ли недоучка, то ли самоучка, а может и группа слабых магов терроризировали город, пугая населения ожившими покойниками. Очень шустрыми и голодными зомбиками. И очень странными зомбиками, которые не хотели умирать от заклинаний магов, и приходилось каждого в отдельности расколдовывать, применяя трудные и нудные ритуалы. Хорошо, что ничего страшного странные зомби не натворили. Некоторое время о темном маге, создающим их, не было слышно. А теперь, значит, опять появился. И высший магистр не видел ничего веселого.
   - Что произошло? - спросил Риакард
   - Не знаю, как он собирался это сделать, но он хотел поднять целое кладбище. Я слышал, говорили, что сторож делал обход, когда вдруг полезли из могил руки, лица. Сторож, конечно, испугался и спрятался. Но зомби так вылезти и не сумели. Может, колдуну сил не хватило?
   - И что теперь? Опять будут обыскивать наш факультет, задавать вопросы, срывать занятия, - не скрывая сарказма, сказал Нерал де Ракт.
   Разную степень недовольства появилась на лицах всех, даже высший магистр поморщился. Причины для таких ярких проявлений эмоции были. Первое же появление зомби навело следствие на вполне закономерный вывод, что виноват темный маг. Но, если в какой-то темной стране, такой вывод только запутал бы ситуацию, то в светлой Салавьере он резко сужал круг подозреваемых до Темного Института Светлой Академии и немногих практикующих темных магов, живущих постоянно или бывших в столице во время происшествий. Конечно, следствие сначала взялось за проверку практикующих магов, оставив на заметку Академию. Но по мере того как происходили преступления, становились известны надежные и крепкие алиби у все большего числа темных магов, а подчерк происшествий все больше походил на детский, следователи стали заглядываться на Академию. А после того как одно творение разыскиваемого некроманта удалось сильно напугать жену государственного сановника, и он поднял на ноги все инстанции, до которых смог дотянуться, даже ректор был вынужден дать разрешение на проверку и допрос в Академии. И следствие, ухватившись за разрешение, как за возможную ниточку, устроила такой переполох, что и студенты, и преподаватели вынуждены были жаловаться. Хотя следствие это не остановило. Правда и существенных результатов не принесло. Преступника не нашли. Он затаился, а сейчас, значит, решил объявиться.
   И как объявился! Поднять городское кладбище. Такое рисковали делать только самые сильные и опытные некроманты. На столичном кладбище хоронили не только простых жителей, но и в том числе магов, воров и убийц, да просто неизвестных. Вся эта братия могла после поднятия превратиться далеко не в обычного ожившего покойника, и, чтобы с ними справиться, нужны были огромные усилия и большой опыт. Не говоря уже о самом ритуале поднятия, который забирал из мага тем больше сил, чем на большее пространство использовался. А столичное кладбище было большим. Из всех присутствующих магов с такой задачей мог справиться только высший магистр Реган зей Ронтан. Другое дело ему это было не нужно. Да и никому их присутствующих такое нужно не было. Зачем? Из живых людей слуги получались гораздо лучше. А с одним магом и с одним кладбищем Салавьеру не завоюешь, если бы кому-то пришла в голову безумная идея ее завоевывать. Но разыскиваемый некромант грешил каким-то книжным, бульварным стилем своих преступлений. Именно в бульварных романах некроманты, поднимая одним щелчком кладбища, завоевывали мир. Но такими романами практикующие темные маги не увлекались, а вот подростки самое то. Что опять-таки должно было навести следствие на Академию.
   - Ну, нет, - ответил магистр Скай, становясь в этот момент серьезным и опасным (он тоже был темным магом, хотя считал, что профессия не должна мешать ему жить, как нравиться). - Снимать с уроков и допрашивать своих учеников я не позволю. Хватит уже ерундой заниматься. Не справляются сами, пусть обращаются за помощью.
   Упертость и твердолобость следователей и их начальства превращалась в шутки у студентов и вызывало раздражение у учителей. Что может быть проще: подозреваете вы кого-то из студентов, ну, пригласите учителя. Кто еще лучше разбирается в стили магии, характерном для каждого из учеников. Но нет следователи раз за разом пытались выяснить все сами, терпя поражения и теряя авторитет в глазах граждан.
   - Пока они этого не делают, - взгляд магистра зей Ронтана стал равнодушным. - Но ты прав. Я не допущу, чтобы опять мешали учебному процессу.
   Три головы склонились, две в легком наклоне, третья - глубже, соглашаясь с решением высшего. Иерархия темных сродни военной: высший решает, остальные подчиняются. И демонстрируют свое подчинение согласно этикету, в данном случае наклоном головы. Несмотря на большой жизненный опыт и многие прожитые годы, такое, осознанное, подчинение всегда грело душу Регану зей Ронтану, в отличие от темных земель, где подчинение чаще было просто привычкой. Это была одна из причин, почему он выходец темных земель предпочитал жить и работать на светлых землях.
   Между тем, остальные посчитали вопрос решенным и стали собираться на занятия. Прозвучал легкий стук в дверь. Дверь открылась. Вошел молодой студент, некромант. В нем Риакард опознал своего ученика Адриана Линара. Тот поздоровался со всеми, но прошел к столу высшего магистра:
   - Магистр зей Ронтан, - обратился Адриан, - ректор просил передать, чтобы Вы к нему зашли.
   - Хорошо, я зайду, - ответил высший магистр.
   Ученик ушел. Сразу за ним вышел зей Ронтан. Остальные переглянулись. Интересно, зачем ректору понадобился высший магистр, мелькнула у всех мысль. Но надо было идти на лекции, так что обсудить тему не получилось.
   Маги, знающий друг друга уже лет двести, обговорили все возможные варианты, так что темный результатом разговора остался доволен. Хотя его удовлетворенность выразилась не в том, что он лучился счастьем, а в том, что он начал действовать, медленно, но неотвратимо.
   Риакарда так же, как остальных заинтересовало, зачем ректор вызвал высшего мага. В свете последних событий самым вероятным было, что стража, наконец-то, дозрела до идеи пригласить темного мага для консультаций. Но стоило учитывать, что речь шла не просто о магах, а о высших магов, и тем для бесед у них много. И разговор может идти, как о дипломатических отношениях с Ильней, еще одной светлой страной граничащей с Салавьерой, или об открытие Тарских островов, хотя у Салавьеры нет водных границ, так и о погоде на ближайшие лет сто. Зачем черный маг в разговорах о погоде? Но как же, любой темный может испортить погоду просто из интереса. Все так, но сбрасывать со счетов и самую явную версию тоже не стоит. А значит, надо вовремя попасться зей Ронтану на глаза. Но как подгадать время. Только, если просто рискнуть и спросить. Рисковать не хотелось. Риакард нахмурился, не замечая, как от него отшатнулась девушка, хотевшая обратить на себя внимание и принявшая недовольство учителя на свой счет. Но ему был нужен шанс. В крайнем случае придется уверять в своей преданности. Но хотелось бы этого избежать, а то еще не известно, как понимает преданность высший темный маг, особенно, если речь идет о преданности племянника ректора.
   Выполнить план оказалось на удивление легко. Пришлось всего лишь уточнить расписание, и поймать момент, когда оба окажутся на кафедре. А вот прежде чем рискнуть и спросить Риакард долго думал. Оказалось, что Реган тоже умеет видеть не-взгляды, так что мученья Риакарда он заметил быстро. Но Риакард никак не решался заговорить, то высший маг сам и спросил:
   - Вы что-то хотели? - смотря прямо перед собой.
   - Да, тисей, - немедленно откликнулся молодой магистр, и даже чуть наклонил голову, демонстрируя уважения. - Я хотел узнать, ректор ничего не говорил по поводу того, буду ловить хулигана или нет.
   - Говорил, - маска осталась холодной. - А что?
   Но после того ответа, Риакарда уже и сам ректор не мог остановить.
   - Я, кажется, знаю, что за магию использовал преступник, и что надо сделать, чтобы его поймать.
   - Подробнее, - потребовал зей Ронтан.
   Подробнее Риакард мог бы рассказать то, как он покупал романчик про некроманта, когда впервые услышал, что стиль преступника называют бульварным, и потом, как внимательно изучал все, что там написано о действия самого главного злодея. Еще о том, как с самого утра побывал на кладбище и происходящее там он уже увидел до того, как новость дошла до академии, как обратил внимание на интересное ассиметричное плетение, как ходил в библиотеку, чтобы еще раз все проверить, но он только сказал:
   - На самом деле я не уверен, надо бы посмотреть на место действия. Но идея такая: вы прекрасно понимаете, что поднять кладбище за раз одним заклинанием невозможно, если не быть высшим магом, но в данном случае все указывает на то, что это не так. Значит, была хорошая подготовка. Все заклинание наложили заранее, образовав сеть, окутавшее кладбище, и медленно подпитывали в некотором узловом моменте. Осталось только найти его, и вплести опознавательную магию.
   - Найти узел довольно сложно.
   - Скорее муторно. Придется просмотреть все вехи и перекрестки заклинания.
   - Так, а как странные зомби вписываются в твою теорию?
   - Они ее как раз и подтверждают. Если взять за основу, что маг был самоучка, то получается, когда он плел сеть заклинания, то делал ошибки, которые приводили к сбору силы в одной точки, и ближайшей к точке покойник вставал, притом покойник должен был быть свежим. Вот мы и получали странных зомби. С другой стороны, это же и объясняет, почему его до сих пор не поймали. Обессиленное заклинание не видно и держится не долго. Ему приходилось постоянно его выправлять. Вряд ли он бросит такую трудоемкую работу, скорее всего, когда ажиотаж чуть утихнет, он снова попытается воспользоваться своей заготовкой и подцепит следящее заклинание. И все.
   - Похоже, очень похоже, что так все и есть. Сегодня в шесть встретимся около статуи Дриады, а потом пойдем на кладбище, и все проверим.
   - Я тоже приду, - сказал не замеченный ранее Риакардом старший магистр де Ракт.
   Молодой учитель поклонился, и распрощался со всеми. У него еще были занятия.
  
   Вечер. Но на улице еще светло. Прохожие торопятся по домам, конец рабочего дня. Тепло. Яркое солнышко, светившие весь день, нагрело воздух. Небольшая площадка со статуей девушке, обнимающей дерево, как будто возлюбленного. Девушка и есть Дриада. Ее одежды легки и свободны, черты гротеско преувеличены, так скульптор показал, что перед нами не просто девушка, а дух леса. Во многих сказках до сих пор деревья могут разговаривать, хотя на самом деле разговаривают Дриады. А среди магов Земли признаком мастерства является умение вызывать Дриад. Так что площадь является традиционным местом встреч для студентов - магов Земли, и, конечно, излюбленным местом пакостей над магами Земли студентами других институтов. Но сегодня здесь спокойно. Хулиганы Академии заняты тем, что сбивают спесь с слишком загордившихся, по их мнению, магов Огня. Именно здесь назначил встречу Реган зей Ронтан, потому что, во-первых, несомненно, считал учителей выше мелких студенческих разборок, и, во-вторых, отсюда было недалеко до кладбища, а сюда сходились многие дороги.
   Сначала появился Риакард, он был вынужден подождать некоторое время остальных. Потом пришел Нерал де Ракт. Они еще здоровались, когда к ним подошел Реган зей Ронтан. Высший маг не любил опаздывать, куда бы то ни было, даже не смотря на свое положение. Занятые разговорами о магии, не обязательно темной, об Академии, они дошли до кладбища.
   Кладбище было огорожено деревянной оградой с большими воротами, в которых имелась небольшая дверца. Некроманты прошли в нее. Они рассчитывали, что им придется объяснять, что они здесь делают. Но кладовщик испуганный происшедшим и замученный следствием даже не вышел.
   То ли могилы еще не привели в порядок, а может специально оставили так, но повсюду были следы недовылезших покойников, то рука, то голова, то пол туловища торчали прямо из земли. Зрелище было страшное, не для простых людей, но у некромантов оно вызывало лишь умеренное любопытство.
   - Так. Мы пришли. Судя по вылезшим трупам, здесь проходит контур заклинания. Теперь осталось только его найти, - сказал Нерал де Ракт.
   - Зачем искать? Вот оно. Его никто и не прятал, - ответил высшим магистр.
   Он помахал рукой, и заклинание, будучи раньше не видимым, проявилось в материальном мире. Линии, как будто веревочки разной ширины, засветились розоватым светом. Так, где силы было больше, они светились ярче, цвет был более насыщенным, так, где силы было мало, цвет был почти белым. И Нерал, и Риакард застыли, уставившись глазами на высшего некроманта. Не часто люди становятся свидетелями ворожбы высшего порядка. То, что Реган зей Ронтан сделал, просто помахав рукой, не мог сделать ни Нерал, ни Риакард. Если бы что-то подобное захотел совершить Риакард, ему пришлось готовиться как минимум день, вплетая заклинания, если бы, то же сделал старший магистр то, кроме того, что заклинание пришлось бы проговаривать вслух, концентрируясь на нем, эффект был бы все равно не таким. Нити наложенного заклинания проявились бы в виде туманных облачках, и было бы не понятно, какой они ширины, и сколько где силы.
   - Теперь магистр дель Тиар ваша очередь. Вы сказали, что сможете найти узел выхода, - старший магистр отмер первым, и по своей привычке тут же подставил Риакарда.
   Молодой человек только вдохнул. Предстояла огромная работа. Он бы вообще убивал тех, кто плетет такие заклинания, и не мучился бы потом угрызениями совести. Тот, кто плел заклинание, выдержал основной узор, но кроме него нанес столько лишних линий, которые пересекались, соединялись, образовывая лишние центры. И каждый из этих перекрестков надо было проверить, потому что любой мог стать узлом передачи силы. Все это становилось сложным умением не терять концентрацию, выполняя одни и те же действия при постоянно уходящей силе.
   Реган нашел скамейку, сел, достал книгу, наколдовал подсветку и принялся читать. Результатов все равно придется подождать. Нерал тоже сел рядом, но он не собирался оставлять Риакарда без внимания. Наоборот, прекрасно представляя, что через некоторое время, если ему не повезет сразу, что сомнительно, магистр устанет и начнет делать ошибки, он собирался указывать на них, демонстрирую заботу, но на самом деле контролирую процесс и показывая молодому человеку его место, исключительно в лучших целях, а не из-за мелочности своего характера.
   Но и Реган не пустил ситуацию на самотек, как могло показаться. Он тоже следил за действиями Риакарда, только не так топорно. Он первый раз видел, как работает Риакард. И высшего мага поражала архаичность способа колдовства. Древние темные маги полагали, что основа правильно составленных чар - это жест, слово, мысль. Жест - это движение, взмах рук или ритуальный танец. Слово написанное или произнесенное. И мысль - концентрация на магической силе, на колдовстве, на результате. Уже довольно давно было доказано, что соблюдения триединства не обязательно: маг может колдовать и чем - то одним. Но древние заклинания были удивительно крепкими в отличие от нынешних.
   Темным магом Риакард был хорошим - это видно, даже старший магистр смог сделать лишь несколько замечаний. И это после двух часов непрерывной волшбы. Странно. Магистр зей Ронтан помнил Риакарда еще подростком, впервые переступившим порог Академии. Уже тогда он был сильным магом, но сильным светлым магом Воздуха. Именно светлым, как и весь его род. Он вел у его группы общую теорию темной магии. Риакард был обычным избалованным дворянчиком с идеалистическими представлениями о чести и совести, а также непомерно раздутым самомнением. Учеником он был не слишком внимательным, часто отвлекался. Вернее, его отвлекали девушки, которые и тогда проявляли к нему повышенный интерес. И он к ним был не равнодушен, как сейчас. Нет, тогда они его очень даже интересовали во всех планах, кроме женитьбы. Обычный молодой человек, обычный светлый маг, с обычными для светлых заскоками на почве благородства. Сейчас они тоже выполняли благородную миссию, но Реган очень сомневался, что Риакард это делает, чтобы помочь несчастным жителем столицы и спаси их от злого волшебника, скорее он просто преследует свою цель, как и полагается темному магу. И цель, которую преследует Риакард, Реган представлял прекрасно. Но так, как она ему несколько не мешала, он не встревал, лишь наблюдая с любопытством сытого хищника.
   Между тем Риакард вскрикнул, подзывая магов к себе. Он все-таки нашел узел силы. Недалеко проходила ограда и виднелась дыра. Посмотрев на дыру, Нерал сказал:
   - Так, так. Вот как наш неуловимый попадает на кладбище.
   - Теперь уже уловимый, - с законной гордостью произнес Риакард. Работа была проделана хорошая и закончена, он нашел то, что искал.
   - Нерал вплетите поисковое заклинание, Риакард отдохните, - распорядился подошедший высший магистр.
   Риакард с удовольствием потянулся и в свою очередь принялся смотреть за магистром де Рактом, отыгрываясь за устроенный контроль, впрочем, не переход границу дозволенного и тем более не позволяя себе каких-либо замечаний.
   - Сделано, - через некоторое время сообщил Нерал де Ракт.
   Реган кивнул.
   - На сегодня все, - сказал он, а потом повернулся к Риакарду и резко вскрикнул, - Риакард берегись, - посылая в него заклинание.
   Дель Тиар при слове "все" расслабился и уже собрался уйти, когда его настигло восклицание высшего темного мага. Среагировал он рефлекторно, уходя с траектории заклинания, понимая, что не успеет, поднимая щиты, которые отбросили заклинание. Оно ушло в ближайшее дерево, вспыхнуло и опалило ствол. Риакард посмотрел вслед заклятию, потом на Регана зей Ронтана. Первым его побуждением было спросить "что Вы делаете", но он понимал, что это была проверка, поэтому просто смотрел. Реган тоже ничего не говорил. Маги еще некоторое время смотрели друг на друга. Риакард пожал плечами и пошел по направлению выхода. Остальные двинулись за ним.
   Нерала эпизод не заинтересовал, он уже был мысленно дома. Да и потом высшей, он все-таки высшей, в его увлечения лучше не лезть ни с советами, ни с замечаниями.
   Реган анализировал то, что он увидел. Любопытство, вдруг решившее себя показать, только распалилось. Мало того, что у бывшего светлого архаичный стиль колдовства, и значит, он знает многие забытые заклятия, так еще и рефлексы боевого темного мага. А они не за один год вырабатываются. Было отчего заинтересоваться еще больше.
  
   Где-то через неделю.
   - Магистр дель Тиар! Постойте! - окликнули Риакарда.
   - Магистр зей Ронтан. Что Вы хотели?
   - Магистр дель Адрин только что сообщил, что поймали нашего преступника.
   - Поймали?! И кто же это?
   - Вы его не знаете. Он учился в группе некромантов, у которых я раньше преподавал, а сейчас ведете Вы. Его выгнали за то, что он не сдал экзамен. Правда учился он плохо и талантом не блистал. Обычный паренек. А вот как вышло. Но я хотел сказать не это. Ваша теория полностью подтвердилась. Так что Вы - молодец.
   Риакард опешил, а потом поклонился, не только наклоном головы, а полновесны поклоном, не обращая внимания то, что они разговаривают в коридоре, где постоянно ходят люди. Не каждый день высший маг расщедривается на похвалы.
   - Ну, хорошо, я Вам сообщил, а у меня еще дела.
   - Да, да, конечно.
   Магистр зей Ронтан ушел. Риакард посмотрел ему вслед. Интересно, а откуда недоучка брал свои заклинания. Кажется, книга, если она, конечно, существовала, пополнит библиотеку высшего мага. А пусть. Главное то, что его внимание молодой некромант смог привлечь к себе. Шанс был использован.
  
  
   Глава 3.
  
   Кабинет ректора очень уютный. Здесь можно было даже жить. Просторная комната, заставленная различной дорогой мебелью: стол из красного дерева, мягкий диван, книжные полки, произведения искусства, статуэтки - все говорило о богатстве хозяина. Но, тем не менее, все эти дорогие вещи не создавали эффекта музея, скорее рабочая обстановка делового человека.
   Краен дель Адрина ценил многофункциональность. Он считал, что его главный рабочий кабинет должен одновременно производить впечатление, чтобы не стыдно было принимать даже членов королевской семьи, подходящим для работы, то есть выполнять основную функцию, и отдыха, если работы много и приходиться ночевать. И пользуюсь своим положением, а также наличием средств, он смог приблизиться к своему идеалу. Так, что кабинет ректора был сам по себе достопримечательностью, на которую хотелось полюбоваться. Конечно, так не считали студенты и другие люди, которых ректор к себе вызывал. Риакард тоже предпочитал любоваться кабинетом ректора по своим воспоминаниям, но сегодня, к сожалению, у него не было такой возможности, ректор попросил зайти. Пожалуй, в любое другое время Риакард бы не так волновался. Все бывают в этом кабинете, ничего особенного. Но сейчас подходила к концу летняя сессия: первая сессия, когда Риакард выступал в роли учителя, первая сессия, когда принимали экзамены у учеников, обучающихся у молодого преподавателя. И Риакард вполне обоснованно боялся, что у ректора есть причины быть недовольным. Так что на лице была равнодушная маска, из -под которой выглядывало внутренне беспокойство, но в самой глубине души ему было совершенно безразлично, как сдали его ученики: он им темы раскрыл, теперь их проблемы.
   - Магистр дель Адрин, вызывали?
   - Да. Проходи, садись, Кард. И давай без формальностей.
   Риакард присел на один из стульев, так чтобы оказаться напротив ректора, сидевшего в кресле за столом.
   - Как скажешь, дядя. Что-то случилось?
   - Да, случилось. Читай.
   Риакард принялся читать. На самом деле главное он увидел сразу, но ему требовалось время, потому что наружное волнение сменилось равнодушием, а вот глубоко внутри все пустилось в пляс. И теперь надо было собраться, захотелось отыграть интригу по нотам собственного сочинения. Но это было невозможно, не тот противник, а значит, надо было вступить в определенный, четко выверенный момент, чтобы изменить мотив, на новый, нужный. А сейчас надо подыграть дяде.
   - ...Для повышения квалификации и в целях поддержания дружественных отношений прошу отправить Магистра Некромантии Риакарда дель Тиара в Райнеру моим помощником. Высший Магистр Некромантии Реган зей Ронтан, - зачитал Риакард. - И что?
   - А ты не понимаешь?
   - Ну, я так понял, что магистр зей Ронтан хочет, чтобы в этом году я поехал с ним. Что я еще должен понимать?
   - В Темную Райнеру, - многозначительно сказал дель Адрин.
   Риакард внутренне нахмурился, а внешне тяжело вдохнул. Это была проблема. И даже не проблема, а целая бездна. Именно из поездки в Райнеру Риакард вернулся темным магом, хотя уезжал-то светлым. При том, как были уверенны все родственники, уезжал он чистым, благородным, светлым мальчиком, а вернулся темным магом до мозга костей. То есть в светлые маги уже не перекрасишь. Сам Риакард по этому поводу не испытывал никаких переживаний, с удовольствием сдал все экзамены и научные работы на магистра некромантии, и был доволен сложившейся ситуацией. Родня не понимала этого, родня хотела, чтобы вернулся он прежний. Родня продолжала холить и лелеять темного мага, чтобы он не стал еще темнее и в надежде, что он одумается. Риакарда вся мышиная возня вокруг его фигуры злила. Он-то и на должность учителя согласился, лишь потому, что понял, иначе покоя ему не будет, а так, он вроде и полезным, важным, нужным, благородным делом занят, и на виду у главы семейства. Благо Глава Семьи был человеком умным, и знал, что если черный маг становиться белым не хочет, то его и не заставишь. Но отпускать второй раз своего племянника в темную страну не собирался. А Риакард как раз-таки собирался, и именно в темною страну в Райнеру. Зачем же иначе он так старательно привлекал к себе внимание высшего мага. Так, что для Риакард вопрос не стоял: поедет, не поедет; он знал, что поедет. Все упиралось в то, что поедет он с протекции дяди, по совместительству ректора, высшего мага и Главы его рода, или по собственному желанию.
   - И что? - в голосе прорезалась грусть. - Дядя, но подумай, я ведь не смогу вечно сидеть дома и прятаться за твою широкую спину. Правда, ведь? Ты же сам меня первый презирать начнешь. Ты же это понимаешь.
   Тут Риакард посмотрел на дядю. Все, что он сказал, было правдой. Он просто констатировал факт. Все известно, что род дель Адрин не терпел в своих рядах трусов и предателей, слишком давно представители рода стояли на страже страны, чтобы понимать всю опасность таких людей. Риакард просто обрисовал ситуацию такой, какой она была в отношении его сейчас. Со своей стороны обрисовал. Высший маг Земли мог сказать многое, но Риакард ему не позволил, продолжив:
   - Мне надо побывать в этой проклятой стране, хотя бы, чтобы все знали, что я могу. Чтобы я знал, что могу! Понимаешь: могу, и со мной ничего не случится! Это же мой шанс! Да еще под присмотром сильного мага, - Риакард некоторое время помолчал, и продолжил, уже менее эмоционально. - А потом, я же черный маг, и хочу, чтобы меня уважали черные маги. Когда еще будет возможность решить все проблемы одним махом.
   Краен дель Адрин был умным человеком, и, несмотря на прожитые годы и из-за того, что много лет он был ректором, он понимал молодость. А его племянник был еще очень молод. И, конечно, как молодому человеку, ему хотелось решить все проблемы разом. Но и потом его гордость должна чувствовать себя ущемленной. Еще бы! Почти каждый второй совершает свое путешествие после окончания Академии в темную страну. Но лишь единицы не возвращались оттуда, оставаясь там жить или погибая по собственной дурости, или возвращались темными магами. Светлым магам был открыт путь в темные страны, и гарантировалась безопасность. А тут такое. Это с одной стороны. С другой же: раз Риакард не чувствовал никакого дискомфорта от смены цвета, то, естественно, что он хочет занять достойное положение среди темных. А тут существовало определенное предубеждения у колдунов: будь ты хоть сто раз легендарным по силе темным магом, но если ты своей магии учился в светлых странах (не обязательно Салавьере), то имей возможность подтвердить титул у темных. Конечно, к высшим магам утверждением относилось поскольку по стольку, кто же в здравом уме сунется к высшему темному магу. Но его племянник-то высшим не был. А первым определенно быть хотел: тщеславие - качество темное. Вот и выходило, даже если он сейчас не поедет, это не значит, что он не поедет когда-нибудь, например, через год-два. И, ладно, если догадается предупредить родню, а то просто убежит. Сестра будет волноваться. Сестра была младшей, и обладала всеми достоинствами младших, и, к сожалению ректора, всеми недостатками. То есть, как никто умела капать на мозги и доводить брата, высшего мага, кстати, до бешенства. И опрометчивое обещание поехать за своим сынулей вполне могла получить за день-два. И объясняй потом, что понадобилось ректору, высшему светлому магистру и не последнему человеку в государстве в Райнере. Дипломатический казус, однако, получится. Краен представил себе все последствия. Избежать всего, конечно, можно, просто начав следить за племянником. Ага, а молодость к тому же славиться своей непредсказуемостью. Да и получится, что он не доверяет Риакарду, то есть лишний козырь в руках оппонентов. Оно ему нужно.
   А если рассмотреть создавшуюся ситуацию. Ясно, что просто так высший темный маг с собой людей не берет. Но расспрашивать его бесполезно. Это вообще особенность темных магов - всегда скрытничать по причине и без оной, при том, чем выше статус мага, тем больше недомолвок. Но будь ему нужен Риакард для чего-то особенного, так топорно работать он бы не стал, выждал. С другой стороны, хоть Реган зей Ронтан и темный маг, но проверенный со всех сторон, и не раз, а за двести лет и не одним начальником тайной полиции. То есть на роль няньки при вылупившимся недавно маге годился. За Риакардом он присмотрит. Но, конечно, не просто так. А в чем может быть его интерес? Хотя интерес к Риакарду и сам ректор был не прочь проявить, и проявлял, только вот без каких-либо последствий. Молчал Риакард, а когда не молчал, то рассказывал, правдоподобие там и не ходило, но оттого казалось правдой. Вот только чутье как-то не хорошо давало о себе знать, и ректор до сих пор сомневался: то ли понятное недоверие к затесавшемуся в родственники темному, то ли правда врет, но зачем так фантастически. А уж интерес высшего темного мага к собрату темному просто должен существовать, а, наоборот, его отсутствие настораживать. И что Реган хочет проявить этот интерес без присутствия ректора, который к тому же дядя, в таком ракурсе становиться объясним. Краен и Реган знали друг друга давно, и, хотя их суждения во многом расходились, они скорее были добрыми врагами, теми, к кому скорее побежишь в случаи неприятности, чем к некотором близким знакомым. И Краен доверял магистру некромантии настолько, насколько светлый маг может доверять темному.
   На лице Краена дель Андрина застыла равнодушная маска, взгляд устремлен в некуда, был видно, что он еще раз обдумывает создавшее положение. Риакард успел несколько раз поерзать на стуле, привлекая внимания, прежде чем высший маг сказал:
   - Я так понимаю, что ты решил ехать. Ты почему-то считаешь, что тебе так нужно.
   - Не почему-то, - возмутился Риакард. - Я же тебе объяснил.
   - И что мне с твоих объяснений. Вбил в свою голову, и думать ни о чем не хочешь. А о матери ты подумал, она тебя уже сколько не видела. А у самого дел что ли никаких нет, чтобы разъезжать. Так я тебя загружу, ты не бойся.
   - Но, дядя...
   - Что дядя? Твой дядя, кстати, за тебя отвечает перед другими.
   - Мне так нужно. Пойми.
   - Нужно? Ты уверен?
   - Уверен, - Риакард изобразил высшею степень уверенности, какую смог.
   - Вот я и говорю, вбил себе в голову... Молодость... Никаких альтернатив не признает. Но, ладно. Я тебя отпущу.
   На этих словах Риакард заулыбался, подался вперед.
   - Да, отпущу. Но обещай...
   - Да что угодно
   - Обещай, что будешь во всем слушаться магистра зей Ронтана.
   - Обещаю, - молодой человек был готов согласиться со всем.
   Дальше последовала нотация, о том, как ведут себя приличные маги, особенно, если эти маги учителя Светлой Академии Салавьеры. За ней последовал рассказ о том, как ведут себя аристократы магических родов, а также о том, как отличить приличного человека от прочих, и как не уподобиться этим прочим. Риакард слушал внимательно, кивал, соглашался, заверял в своей полной пригодности. Потом настоял, чтобы ректор на его глазах подписал прошение, а то с ректора станется позже раздумать, и очень подробно разъяснить, почему передумал. И лишь потом Риакард стал собираться уходить. Уже около дверей он спросил с просящей интонацией:
   -А маме не говори, пожалуйста.
   Краен дель Андрин внимательно посмотрел на племянника, прикинул, что с ним будет, если узнает сестра, и сказал:
   - Не скажу.
   Дверь закрылась. Выйдя за дверь, молодой преподаватель уже с трудом сдерживал желание пуститься в пляс. Улыбка, самая искренняя и добрая, расцвела на его губах. Он был не просто рад, он был счастлив. Мелодию задавал дядя, но он смог ее подхватить и в нужный момент добавить свое. Потому что суть его счастья заключалась не в тех причинах, о которых он рассказ ректору. Хотя они тоже были настоящими. Но они лишь дополняли собой главную, ту, перед которой меркло все остальные его чувства, ту, которая вела его в Райнеру, окружными, но верными путями.
  
   Начало июля. Солнечный и жаркий день. Одним словом - лето. Праздник у студентов и преподавателей: экзамены кончились. Последние пересдачи прошли позавчера, а вчера разъехались последние студенты. По Академии еще ходили немногие учителя, которые сдавали оставшиеся отчеты и планы.
   К воротам Академии подъехала дорожная карета. Высший магистр сидел уже внутри. Он договорился, что его встретят и заберут прямо из дома. Здесь же нужно забрать Риакарда, который просто таился от родни. Он не хотел, чтобы кто-то знал, что он уезжает, а тем более, чтобы кто-то знал, куда он уезжает. Возница помог уложить немногие вещи, и про себя удивился: едут в другую страну два человека, а вещей берут совсем немного. Но тут же вспомнил, что это маги. Риакард забирался в карету, закрыл дверь и в скором времени карета начала неспешное движение.
   Реган зей Ронтан взял немного вещей, потому что он возвращается в себе на родину, где у него есть свой дом, и все нужное в нем. Он отдергивает штору и смотрит в окно. Медленно проплывают дома. Ему не хочется уезжать. Каждый раз, когда он уезжает отсюда, ему грустно. Когда он впервые приехал, еще молодым магом и всего лишь старшим магистрам, сюда в Антар, светлую столицу, после прошедшей войны, он влюбился в нее. Причудливое смешение разных стилей, расцветок камней должны были резать глаза после единых архитектурных решений темной столице, но они лишь дополняли друг друга, играя в свои игры. Да, тогда белая столица была другой, но и тогда она была прекрасна. И он захотел быть частью этой гармонии. С тех пор прошло много времени, он стал высшим магом, и одним из тех, с кем советуется даже король. Его вклад в дела Светлой Салавьеры неоспорим. И до сих пор, ему не хочется уезжать, и он грустит по обретенному дому, как по родному. Он бы и не уезжал, но была у него одна маленькая слабость - темная магия. Светлая столица - красивый город с особой атмосферой, но он никак не может быть центром темномагической науки. Сюда не съезжаются темные маги, чтобы поделиться, а вернее похвастаться, своими достижениями. Это нормально, было бы странно, если наоборот. Вот и приходиться уезжать в Райнеру, чья столица поистине считается центром инноваций темной магии. Обычно он брал с тобой кого-то из учителей или перспективных учеников, но в этот раз выбор пал на магистра дель Тиара.
   Риакард тоже взял немного вещей, чтобы лишний раз не привлекать внимание к своему отъезду. Он рассчитывает купить нужное в пункте назначения. И виды проплывающего за окном города его мало интересовали, он уже был не здесь. Полугодовое напряжение отпустило, оставив за собой легкое послевкусие: там будет лучше видно, там действительно будет видно. Риакард закрыл глаза и откинулся на спинку сиденья.
   Они пребудут в столицу Райнеры через две недели. Часть пути предстояло сократить благодаря телепортам. К сожалению, в столице ими не пользовались из-за насыщенности магией, что приводило к сбоям, и попасть в заданный пункт становилось невозможно. Но дальше по дороге существовали также природные телепорты и телепорты, образованные на стационарных источниках силы, их и использовали путешественники.
  
   Другое место, другое время.
  
   Мягкий свет полосами проникал сквозь верхушки деревьев, плохо освящая путь. Под деревьями было темно. Идти удавалось с трудом, и причина была не только в недостатке света, но и в том, что деверья переплетались с друг другом, образовывая непроходимую преграду, корни торчали в самых неожиданных местах, а травы не хотели прогибаться и пропускать человека. Но юноша пробирался вперед с упорством, которое было скорее наигранным. Его мысли были далеко. Он думал о том, почему в пятнадцать лет каждый уверен, что сейчас то правы родители, а вот в двадцать лет будешь решать все сам и прав, конечно, будешь ты. А когда тебе становится двадцать, оказывается, что родители все еще правы. Как же он не любил сейчас свою маму. Нет, конечно, свою маму он любил, он не любил ее профессию Страж Границы, главный маг приграничной крепости. И Страж не где-нибудь, а на границы светлой страны с темной. В результате, исключительно в силу своей профессии, она считала, что любой уезжающей в черною страну человек - предатель, а любой приезжающей в светлую - шпион. Само собой, эта женщина не желала, чтобы ее сын становился предателем, и не хотела отпускать его, приводя очень убедительные доводы, пока не вмешался отец, и сын радостно уехал. Юноша считал, что отец прекрасно понял, что для его сына значит это путешествие, которое совершает каждый второй выпускник Светлой Академии и которое он итак был вынужден отложить на весну из-за перепалки родни, не зная, что отец, сказал матери, что лучше он пусть сам во всем убедиться и вернется быстрее, чем, если его будут отговаривать и он уедет из чистого упрямства. Он был единственным сыном, и очень избалован дальней и ближней родней. Сейчас он вспоминал то, что говорила ему мать, и понимал, что она права во всем. Предательская мысль вернуться посещала его все чаще. А как же иначе, если, подтверждая каждый довод матери, все трактирщики, словно сговорившись, запрашивали явно слишком высокою цену, не обращая внимания на его титул мага, а жители деревень сваливали на него всю работу, которые не доделали проезжающие маги раньше, и требовали, чтобы он колдовал бесплатно, утверждая, что раз он светлый маг, пусть и ведет себя соответственно. Вот и сейчас, видите ли в старой беседке вдруг стали раздаваться голоса и там видели кого-то непонятного, "уж светлый маг будьте любезны разберитесь, не оставьте", просили жители небольшой деревеньки, жалобно так, но о деньгах даже не заикались. А он пошел выяснять. Он же светлый маг. Вот и бродил по лесу уже который час, "беседка-то, почитай, совсем рядом будет, через лес-то скоро дойдете, да и тропка старая есть", говорили жители, скрывая, что тропка настолько заросла, что местами пропадала, и приходилось идти наугад.
   Впереди сквозь зеленую листву мелькнуло что-то белое, настолько быстро, что юноша не понял, привиделось ли ему или было на самом деле. Он замер, настороженно стал всматриваться и вслушиваться. Но все было также: пели птицы, на небе светило солнце, вокруг темно. Постояв еще немного, он двинулся в ту сторону, где ему что-то померещилось. Через некоторое время опять что-то мелькнуло впереди. И опять не понятно, то ли было, то ли нет. Становилось все загадочней. На этот раз он двинулся вперед быстрее. Вдруг пение птиц прорезал женский крик, приглушенный и доносившийся, словно издалека. Юноша пошел на звук крика. Через некоторое время он повторился уже ближе. Маг постарался увеличить скорость, он уже почти бежал по лесу, лихо перепрыгивая корни, и вырывая мешающие травы, иногда падая, но тут же вскакивая и продолжая бег. Через несколько минут под ногами появилась заросшая тропа, он побежал по ней. Еще через небольшой промежуток времени, прорываясь сквозь кусты, он выскочил на открытую поляну. Вокруг плотной стеной возвышались деревья, образовывая контор. Повсюду росли луговые цветы. Посередине поляны была выстроена старая беседка, в которую и вела тропинка. Камень, из которого она была сделана местами покрылся мхом, а плющ, посаженный ради красоты, разросся там, что закрывал происходящее в беседке от взгляда человека, находящегося снаружи. Это все что ему удалось рассмотреть за те несколько секунд, пока не раздался еще один тревожный крик. Стало понятно, что крик идет из беседки, а внутри сквозь зазоры в плюще мелькнуло белое плате женщины. Юноша бросился к беседке, перепрыгивая через ступеньки. Но он не учел, что ступеньки от времени потрескались и осели, оттого были разной вышины. Не рассчитав, и вместо того, чтобы просто встать на пол, он задел кромку ступени. Не удержав равновесие, полетел вперед. Думая, что сейчас он больно упадет, но замечая, что в беседке разгорается белое светлое пятно, которое растет, понял, что он падает в центр этого странного света. В последние секунды сквозь белое марево краем глаза замечая фигуру женщины-приведения, он влетел в белое пятно.
  
  
   Глава 4.
  
   Карета, запряженная двойкой лошадей, ехала сквозь лес. Чистый воздух с запахом цветущих трав проникал повсюду и был так непохож на зловонии городских улиц.
   Вожжи в своих мозолистых руках держал седовласый кучер. Он одет по-походному просто. Лицо, прорезанное морщинками, обычно было добродушным и веселым, сейчас выглядела озабоченным. Сумерки уже наступили, а до ближайшего селения еще далеко. Придется заночевать в лесу, и он знал подходящую поляну. Очень скоро они должны были выехать на нее. Но беспокоила его не ночевка в лесу, а реакция путешественников. Нет, он был не виноват в отставание от графика, просто телепорт вынес их карету несколько в стороне. Такое с телепортом случалось, но в казне города, в ведение которого было магическое строение, никак не находились деньги на найм мага, который бы смог исправить ситуацию. Потому-то и полянка была известна, и кучер не пугался, но вот путешественники всегда сердились.
   Между тем дорога сделала небольшой заворот и в свете сгущающейся тьмы стала видна заветная поляна. Ничего особенного в ней не было. Как рассказывали старики, здесь стояло крупное дерево, чьи ветвистая крона раскидывалась на достаточно большое пространство. Пришло время, и дерево рухнуло, образовав пространство, которую люди приспособили под свои нужды. Прогнивший ствол старого дерева оттащили на край, обрубив ветки, его стали использовать под сиденье. Ветки пошли на костры.
   Возница натянул вожжи, когда поравнялся с поляной. Спрыгнув на землю, он пошел к дверцам кареты, чтобы сказать, что ночевать придется здесь, умоляя тьму и свет, чтобы путники не решили ехать ночью по лесу.
   Ночевка посреди леса, на неизвестной поляне не входила ни в планы магистра зей Ронтана, ни в планы дель Тиара. Но будучи опытным путешественником, не первый раз проезжающий этим путем, высший магистр прекрасно знал, что такие задержки случаются, особенно по светлую сторону границы. Позволил бы кто себе задержать высшего темного мага на темной земле. Конечно, он показал некоторое неудовольствие, впрочем, без всякой надежды, что оно чем-то поможет, просто поддерживая свою репутации, и согласился переночевать на выбранном кучером месте. Риакарду осталось лишь согласиться, предвидя, что именно ему и кучеру придется обустраивать ночевку. Так оно и оказалось.
   Кучер взялся за устройство трех спальных мест, он накидал лапник, набросил одеяла и вынес из кареты две маленьких подушки, служивших для удобства сидения, чтобы подложить под голову. Себе же под голову он просто свернул одежду.
   Риакард занимался костром, он собрал сухие ветки, сложил их. Некромантия мало годилась для разведения огня. Но в золотой набор любого мага, кроме силового удара, например, огненных шаров для огневиков, и универсального щита на одну персону, обычно себя же, после первых практик всегда входило умение добыть или почувствовать воду, поставить оградительный контур и развести огонь, исцелить небольшие раны. А уж как эти умения реализовывались, с помощью артефактов или путем наколдовывания, зависело от способностей мага. Конечно, Риакард, будучи некромантом, знал заклинание, которое переводит смертельный внутренний жар в материальный огонь, но демонстрировать свое знание не хотел, так классифицировалось оно намного выше магистерского уровня. С другой стороны, можно было воспользоваться артефактом, но этот способ считался примитивным и больше подходил для не магов. Дилемма, над которой молодой человек думал недолго. Любые задачи надо решать простейшим способом, а если понадобиться, свою силу он всегда сможет показать. Выбор был сделан в пользу артефакта. Небольшой рубин вправленный в металл содержал магию чистого огня, прикосновение нитей силы высвободило ее прямо на сложенные для костра ветки. Огонь был разожжен. Потом дель Тиар поставил защитный контор, но пока не замкнул его. Еще надо было приготовить еду. А для этого нужна вода. Чтобы найти воду некромантия тоже годилась плохо, но решать еще и эту проблему Риакард не собирался. У кучера должен быть соответствующий амулет, а еще вероятней рядом есть источник воды. Иначе вряд ли полянку использовали так часто для ночевок.
   - Надо бы набрать воды, - обратился молодой некромант к кучеру.
   - Да. Здесь есть небольшой источник. Сейчас схожу.
   Возница подошел к карете, отцепил котелок, которой держали именно для таких остановок, взял с собой все, что нужно было почистить для готовки, и скрылся в лесу. Риакард еще успел подумать, что кучер направился в совершенно противоположную сторону, чем, когда он собирал хворост, иначе бы он сам нашел ручей, когда раздался испуганное, приглушенное восклицание. Оба некроманта вскочили со своих мест и пошли на крик, недоумевая, что произошло. Разбойников в этих лесах не было отродясь. Всплеска магической силы не ощущалось. Разве что зверь какой решил показаться людям. Тем не менее оба мага приготовили несколько заклинаний, на всякий случай.
   Возничего нашли очень быстро. В стороне обнаружилась чуть приметная узкая тропка, которая, петляя между деревьями, вела к шуму воды. Выскочив из очередного дерева, они увидели живого и невредимого кучера, который со всей силы прижимал к себе котелок и прочие вещи, словно защищаясь ими от невиданной опасности. Но никакой опасности не было. Качая ветками шумели деревья, пели птицы, ничто не нарушала идиллии.
   - Мы слышали крик? Что произошло? - спросил Реган зей Ронтан.
   - Плохая примета. Плохая примета, - бормотал, как заведенный, кучер, и взглядом посмотрел направо.
   Некроманты проследили за его взглядом. На самом краю тропки лежали высохшие кости неизвестного животного.
   - Раньше тут такого не было. Плохая примета, - объяснил возница.
   Зей Ронтан оглянулся на Риакарда. Тот за время бега отстал ровно на пол шага, чтобы позволить первым быть высшему магу, но так, чтобы не казаться трусом. Ответил он таким же недоуменным взглядом. Кости для некромантов были тем же, что дождь для водников и бардак для магов Хаоса, то есть, как одно из олицетворений их силы, сулили удачу.
   - Все это суеверия, - сурово произнес высший темный маг.
   Кучер вздрогнул, вдруг кости перестали вызывать страх, а страшными стали путешественники. Реган зей Ронтан развернулся, он не стал оглядываться на возничего, рассуждая о том, что у него есть помощник, чтобы разбираться с такими ситуациями, и не надо было так реагировать самому и спешить на помощь. Возница, стараясь забыть свой страх, решил заняться делами, вспомнив, что шел он собственно за водой. Риакард проследил взглядом удаляющего мага, повернул голову, и посмотрел в противоположную сторону, где уже скрылся кучер, подошел и поднял одну из выбеленных костей, покрутил в руках, прикидывая что-то, а потом спрятал ее у себя и, прибавив шаг, стал нагонять высшего некроманта.
   Ужин прошел в спокойной, хоть и немного напряженной после происшествия, обстановке. Ночью их никто не тревожил. Утром, собрав вещи, люди отправились дальше.
  
   Три тысячи лет назад.
  
   Темная, непроглядная чащоба замерла. Для нее это была естественная тишина. Ночь вступала в свои права. Набольшие лучи света проникавшие сквозь ветвистую крону исчезли до следующего дня. Лес приготовился спать. Но вдруг среди стволов деревьев разгорелось пятно яркого белого света, его лучи проникли в каждую трещинку коры, залили светом редкие растения, выбравшие тяжелую жизнь под кронами деревьев, ослепили ночных животных. Этот яркий комок чистого свет, пульсируя, нарастал, пока не выплюнул из себя человека. И ту же секунду он погас, и через некоторое время и лес забыл о том, что потревожило его многовековой порядок.
   Луч солнце пробиваясь сквозь листву тронул распростертое человеческое тело. То ли человек почувствовал мимолетное тепло, то ли просто так совпало, но человек застонал. Парень открыл глаза, и непонимающе огляделся. Ему понадобилось время, чтобы вспомнить события предыдущего дня: деревню, ее жителей, поход по лесу, беседку, яркий свет и женщину-призрака. Вместе с воспоминаниями вернулась и способность чувствовать, в том числе способность чувствовать боль. Болела правая рука и спина. Судя по всему, куст, на который он упал, помог ему не удариться, но ветки разорвали одежду и поцарапали кожу. он посмотрел на руку, так оно и было, рукав был разодран и под рукавом имелось несколько царапин. впрочем небольших и уже переставших кровоточить. Постанывая и охая, он поднялся, завел руку за спину, и аккуратно провел пальца по спине, потом поднес их к глазам. На пальцах осталась кровь. Он оглянулся на куст, поймавший его, он был в крови. Потом попытался на ощупь выяснить, что со спиной. Похоже было, что на спине царапины глубже, но ничего более серьезного не произошло. Царапины следовало промыть. Для этого была нужна вода. Все свои вещи он оставил в деревне, конечно же, рассчитывая туда вернуться, с собой он взял только мешочек с деньгами, не нужных сейчас, и фляжку с водой, к данному моменту наполовину выпитую. Также у него в карманах лежали артефакты и амулеты в том числе: от проклятий, поиска воды, разведения огня, оградительный контур и как-то там взрывающийся. Рассовав опять все по карманам, он оставил только артефакт поиска воды, неприметный серый камешек. Обычно его красиво оплетали нитями и носили как подвеску на цепочке, но он так не делал, считая, что если он на себя повесит все свои артефакты, то точно будет смотреться как девчонка в побрякушках. Зато они часто терялись, поэтому прежде чем приступить использованию амулета, он полюбовался на него, радуясь своему везению. Кстати артефакт был полностью заряжен, что тоже удачно. Он зажал его в руке и поддержал так руку некоторое время. потом посмотрел на камень, он светился голубым неровным светом, правый бок был темнее, левый - светлее. Это указывало на то, что открытый источник воды был справа в радиусе действия артефакта. Правда радиус артефакта он не знал, но сомневался, что большой. Обнадеженный таким результатом, он понял, что может промыть царапины. Оторвав и без того разодранный правый рукав, юноша смочил полученную тряпку водой, оставив немного на всякий случай, скинул рубашку и постарался как можно тщательней промыть раны. Через некоторое время он решил, что хватит. К сожалению результат его действий так и остался неизвестным для него. Не представляя, как спину можно перевязать, он просто одел рубашку так, чтобы порванная часть оказалась впереди, а вырез сзади. Все равно его никто не видел.
   Юноша решил, что надо бы выйти к источнику. Осмотрелся. Везде был лес нетронутый присутствием человека, магия тоже нигде не ощущалась. Только теперь ему стало страшно. Сколько времени пройдет, пока он выйдет к человеческому жилью? Где кончается лес? Какие звери здесь водятся? Чем в лесу питаться? Усилием воли он отогнал панические мысли. Сейчас главное сосредоточиться на воде. Еще раз окинув взглядом место, запоминая его, парень пошагал в ту сторону, куда указывал артефакт.
   Пробираясь через чащобу, парень стал понимать, что селяне, говоря про тропу, были правы. Идти по лесу, не имея никакого ориентира под ногами, оказалось очень трудно. Куда не посмотришь, все везде одинаковое: перед глазами стволы, стволы, стволы, под ногами листья и травы. Словно стоишь на одном месте, а какой-то мастер меняет расположение деревьев. Может это и совсем не верно, но ему иногда так думалось.
   Когда солнце поднялось высоко, парень остановился и присел на землю. К этому времени он уже устал, да и желудок, не получивший ни ужина, ни завтрака, стал напоминать о себе. Ему не встретилось никаких диких зверей, но и шума воды не было слышно. Тогда юноша еще раз проверил артефакт, и в сердцах стукнул кулаком по стволу. Если верить артефакту, выходило, что он слишком забрал влево.
   Он еще посидел немного. Потом встал. А дальше шел, шел, шел не думая, не оглядываясь. Правда теперь юноша чаще смотрел на свой артефакт - путеводитель, корректируя маршрут. Лишь однажды он позволил себе останову, когда увидел знакомые кустарники с ягодами. Такой кустарник рос в его родных, приграничных лесах, и он знал, что ягоды на них съедобны. Поев их некоторое время, он продолжил идти. К сожалению, они не насытили желудок, лишь растравили аппетит. Теперь он постоянно ощущал голод. Потом ему подумалось, что надо было бы запастись ягодами. Прикинув пройденное расстояние, выходило немного, он попытался вернуться. Но на том месте, где, казалось, кустарники должны расти, их не было. Поблуждав по лесу около получаса, он понял, что не сможет их найти. Вытащив артефакт, он опять пошел к воде. Еще одна небольшая задержка произошла, когда перед глазами промелькнул небольшой зверек. Кто это был юноша не знал, но недолго постоял, ожидая развитие событий. Ничего не происходило, и он пошел дальше.
   О приближение воды он узнал не по шуму, а по появлению комаров. Лишь подойдя совсем близко он услышал шелест воды, а потом из-за деревьев показался маленький ручей. С одной стороны, это не совсем то, что желал парень, потому что окажись здесь настоящая река шансов выйти к людям было больше, с другой стороны это вода, и жадными губами он припал к ней. Напившись и набрав полную флягу воды, он занялся своими царапинами. Рубашка, пропитавшись кровью, прилипла к спине, и, снимая ее, он заново раскровил ранки. Постоянно отвлекаясь на комаров, он еще раз хорошо промыл царапины и прополоскал рубашку, потом развесил ее на ближайших кустах. Дальше стоило заняться целительством. Раньше он боялся, что сделает лишь хуже, оставив грязь в ранах. Перетрясся еще раз все свои вещи, юноша понял, что все лечебные амулеты остались в деревне. Пришлось вспоминать уроки целительства в Академии. Целительство не было его профилирующим направлением, и изучалась для общего развития. С трудом, но все же вспомнив пару заклинаний, он применил их. Кровь перестала сочиться, но насколько хороший получился результат, он сказать не мог. Потом он присел отдохнуть. Когда парень сюда шел, то, конечно, рассчитывал остаться здесь же ночевать. Но теперь понимал, что сделать так невозможно. Если комаров здесь сейчас столько, пусть даже и привлеченных кровью, то сколько их будет вечером и ночью. На минуту он представил, что с ним было бы, если он вышел к воде вечером, картина получилась страшная. Итак, предстояло найти место для ночевки.
   Найти место для ночевки оказалось сложнее, чем он рассчитывал. Деревья росли плотно друг с другом, пригибаясь к воде и не оставляя свободного пространства, а молодой человек не знал, какие признаки указывают на полянки. Между тем начало вечереть, похолодало. Пришлось устраиваться на первом попавшем месте, где он мог вытянуться во всю длину. Собрав хворост, вот уж чего в лесу хватало, он сложил костер. Потом достал подходящий артефакт. Артефакт был наполовину разряжен, он пользовался им раньше. Он повертел его в руках. Проводить первую ночь в чащобе без огня не хотелось, но и разводить огонь так близко к деревьям было боязно. Достаточно небольшого ветерка, и начнется пожар. Но в конце концов он маг или не маг, выставить вокруг костра щит будет вполне достаточно, чтобы огонь не перекинулся на деревья. Так он и сделал.
   Спал молодой человек плохо, даже несмотря на усталость, сказывалась отсутствие привычки спать на земле. Жесткие травы, ветки, да и сама земля, словно врезались в тело. Он долго поворачивался с боку на бок, прежде чем нашел удобное положение. Не приходило ощущение, что кто-нибудь сможет пробраться сквозь выставленные щиты, да и мысли, гонимые целый день, вернулись. Лишь под утро парень смог забыться беспокойным сном.
   Проснулся юноша резко, словно его что-то толкнуло. Вчерашние размышления сразу вернулись. Солнце уже поднялось высоко, над головой пели птицы. Он посмотрел туда, откуда доноситься звук, и увидел, что прямо над ним на ветки сидит кераш, птица славившиеся вкусным мясом. Множество способов поимки пронеслись в голове, пока он не остановился на одном. Как можно тише пошевелив руками, он начал плести волшебную сеть, проговаривая соответствующее заклинание в полголоса, и постоянно думая о птице, что в его положение было легко. Можно было обойтись и без волшебных пасов, но сейчас от качества заклинания зависело добудет он еду или нет. Дальше совсем просто: набросить сеть на птицу, подтянуть к рукам и умертвить.
   - Поймал, - юноша так обрадовался, что воскликнул вслух, и эхо разнесло его голос, вспугивая стайки птиц.
   Он поднялся с земли, болело все тело. Сняв заклинания с костра, погасшего пока он спал, он пошел к речушке. Там умылся и развел заново огонь. утром было прохладное. Теперь надо было распотрошить птицу. Этим процессом он занимался очень долго, просто потому что не знал, как это делать. Дома еду готовили слуги, да и в Академии парень питался готовой едой. Никакое подходящее заклинание он не вспомнил. Тем не менее после долгих мучений птица была приготовлена и с аппетитом съета.
   После плотного завтра поднялось настроение. Он решил идти по течению речушки, так как речушка - это какой никакой ориентир, да и люди всегда селятся у воды. Вчерашнее депрессия ушла, все-таки это лес, вода есть, дичь тоже. По дороге юноша стал обдумывать сложившуюся ситуацию. Выходило, что он попал в портал. И телепорт судя по всему природный, самообразующийся. Если верить воспоминаниям, то запущен он был сгустком самоорганизованной энергии, то есть приведением, конечно, случайно. Такой портал просто не может быть стабильным. Если бы он в него не попал, то телепорт должен был схлопнуться сам в себя. На этой мысли парень застонал, и даже споткнулся. Нестабильный портал без точки выхода не мог вынести его далеко. Значит скорей всего его выбросило не далеко от места, где он так подставился. Правда эта чащоба мало походила на тот лес, что он помнил. Но парень не был жителем деревни, и скорей всего просто не знал этих мест. В опровержение теории существовало одно но: природный телепорт должен был обладать кучей энергии, и куда эта энергия делась. Если опять-таки верить теории, то она должна была наполнить все возможное, но так не случилось. С другой стороны, он даже магистром пятой категории не был, и некоторых тонкостей мог не знать. Подумав еще, он решил принять свою версию за главную, но в уме держать оставшиеся неточности.
   Идти вдоль речушки оказалось сложнее, чем просто по лесу. Все растения тянулись к воде, иногда образовывая непроходимые преграды. Приходилось обходить, пролезать и подлезать. Юноша старался постоянно держать в поле зрения воду, чтобы не искать ее потом и тратить артефакт. Сегодня он чаще останавливался, и потому что думал, как лучше обойти препятствие и потому что пробовал поймать себе еще еды. Но результата так и не смог добиться. Утрешняя веселость сменилось хмурой сосредоточенностью. А вечером еще появились комары, и настроение совсем упало. К второй ночи он приготовился так же как к первой. Выспаться нормально опять не получилось, но уже этой ночью он спал крепче, сказывалось напряжение дня, и встал утром.
   Третий день его приключений начался с того, что парень резко проснулся от холода. Костер опять успел потухнуть, да и утром похолодало. Но солнце светило ярко, обещая, что днем будет тепло. Разодранная рубашка, и брюки, которых не пощадила чащоба, мало согревали тело, а если будет дождь, а если действительно станет холодно. Почти панические мысли, которые с трудом забивали здравые рассуждения. Хотелось домой под крыло родителей, теть и дядь, к тем, кто знает, что надо делать, кто может помочь хотя бы советом. Он понимал, что никогда в жизни не попадал в такие приключения. Холеный и лелеянный родней, которая всегда знала, где подстелить солому, юноша никогда не сталкивался с трудностями чуть большими, чем обычные бытовые проблемы. В своей жизни он никогда не думал о добыче еды, никогда не думал о одежде, никогда не терялся и никогда не принимал столько решений сам. Нельзя сказать, что он не мог или не хотел, просто всегда находились те, кто решал за него. Даже поступление в Академию и студенческая жизнь, где кажется и должен был он повзрослеть, не обошлась без мягкого и ненавязчивого контроля родни. И приходилось взрослеть сейчас. Именно теперь он осознал, что ничто не мешало ему научиться охотиться, ничто не мешало научиться готовить, да и узнать кучу других важных вещей. Потому что приходило понимание, если он не выйдет к людям через неделю, то осваивать и заново изобретать все придется самому, а это не в пример труднее.
   Между тем речушка, словно решив подарить надежду, журча свою мелодию, влилась в другую речку. Новая речка тоже была небольшой, всего то с вытянутую руку шириной, но ее было не сравнить со старой, и, конечно, повышался шанс встретить на ее берегах людские поселения. Молодой человек пошел по новому маршруту.
   Ближе к обеду чувство голода, которое собственно и никуда не пропадало, стало совсем не выносимым. Парень решил углубиться в лес, чтобы найти что-нибудь поесть. Оглядывая верхние ветки, помня свой первый опыт ловли дичи в чащобе, и, рассматривая кусты, парень бродил по лесу.
   - А ну, стой! - раздалось восклицание из-за спины юноши через несколько часов блужданий.
   Обрадованный тем, что слышит человеческий голос, парень разулыбался, и хотел было повернуться, но голос не дал, приказав:
   - Стой! Лучники стреляют на поражение!
   Ни таким он представлял себе встречу с людьми. Парень послушно замер.
   - Так, а теперь руки подними, так чтобы я их видел.
   Он подчинился.
   - Я заблудился, - попытался объяснить юноша, но обладатель голоса не обратил внимание на его попытку.
   - Так, а теперь заведи руки за спину, - распорядился он дальше. - Давай, давай, заводи, - прикрикнул голос, видя, что стоящий человек колеблется.
   Как только парень завел руки за спину, он почувствовал, как кто-то дергает его руки вверх, ему пришлось нагнуться, и крепко их связывает.
   - Что происходит? - возмутился парень.
   - Ну, все. Кайд, Дерен он связан! - прокричал человек за спиной, опять игнорируя юношу.
   На поляну вышли пять человек. Двое из них держали луки, которые явно еще недавно были нацелены на него, видимо это и были Кайд и Дерен. Из-за спины показался бородатый мужчина, и еще двое появились с разных концов полянки. Кроме луков, все были вооружены ножами и клинками. Но одеты они были в домотканые штаны и брюки.
   - Я всего лишь заблудился, - еще раз попытался объяснить парень.
   - Слушай, да мне не интересно, как ты здесь оказался. Вот сейчас придем в замок, так начальство все и расскажешь, - ответил ему тот мужчина, кто связывал его руки.
   Заложника, подталкивая в спину, повели вперед. Скоро они вышли на плохо укатанную дорогу, которая потом вывела их к мощенной дороге, ведущей к замку. Парень старался идти сам, не дожидаясь толчков. Проведший три дня в лесу, но у воды, юноша купался и умывался, что его спутники похоже никогда не делали. Он них так несло, что парень непроизвольно сторонился. Впрочем, это не задевало его путников, занятых разговорами про урожай и какую-то Малю. Дорога привела их к замку, который стоял на холме, господствующему над местностью.
   - Эй, открывай, - крикнул кому-то главарь во всю силу своего голоса.
   В это время парень поднял голову. Все происходящее потом он помнил, как в тумане, потому что на замковой стене стояла Она. Она была одета в длинную черную накидку, под которой пряталось платье светло-коричневого цвета. Она стояла, повернувшись к ветру и смотрела прямо перед собой. Небольшой ветерок развеивал ее черные, густые, волнистые волосы. Тонкий носик был вздернут вверх. Тонкие губы не улыбались, и полоска рта казалась прямой, как линия горизонта. Выражение лица было мечтательным и вызывающим. Она словно покоряла тот ветерок, что был там, и одновременно мечтала, чтобы он подчинялся ей. И слова песни, то ли слышимые где-то, то ли пригрезившимися во сне, сорвались с губ юноши тихим полушепотом:
  
   Ах, какая женщина! Какая женщина!
   Мне б такую.
  
   Резкий толчок в спину разрушил волшебство момента, парня ввели в замок. Но перед его глазами все еще стояла она, и лишь краткие обрывки яви прорывались сквозь видение.
   -... тюрьму..., - говорит чей-то голос.
   В сознание врывается ступеньки лестницы и стена. Коридор. Его куда-то ведут. Дверь. Развязывают руки. Еще один толчок, он летит в комнату. Дверь запирают за ним.
  
  
   Глава 5.
  
   Три тысячи лет назад.
  
   Тусклый свет струился через небольшое окошко. В нем прекрасно были видны пылинки, летающие по всей комнате. Окошечко находилось под самым потолком. Потолок был очень высоким так, что, даже встав на цыпочке и потянувшись, парень не мог достать до подоконника. На окне решетка. Стены покрыты слизью. Воздух тяжелый, сырой. На полу была наброшена солома, наполовину сгнившая. Тюрьма. Явь размашистой походкой вступила в свои права, сметая все на своем пути. Какие уж тут девушки и видения! Он резко развернулся, и со всей силы ударил по двери.
   - Эй! Это ошибка! Выпустите меня! - кричал он, тарабаня по двери руками и ногами.
   Никто не отвечал. Через некоторое время он развернулся и припал к двери. Последний раз ударив, он вскрикнул:
   - Отзовитесь! - уже чуть хриплым голосом с нотами отчаянья и неверия.
   Потом сполз по двери вниз и сел на пол. "Невозможно", - билось в голове набатом. Все происходящее казалось таким нереальным, словно выдуманным больным воображением. Лес, люди, замок, тюрьма. Картины последних дней вставали перед глазами, сменяясь образами семьи и дома. Усталость трех дней скитаний, радость от встречи с людьми, попадание в тюрьму просто так, да и отсутствие привычки отвечать за себя навалились тяжелым комом. И он лег здесь под дверью на полу, так как даже дойти до двери стало вдруг тяжело, и провалился в спасительный сон.
   Спал он беспокойно: ворочался, разговаривал, звал. Проснулся также тяжело. За три дня тело не успело привыкнуть к ночевкам на земле, после теплых кроватей они уже испытание, здесь же был твердый, каменный пол. Он потряс головой, встал, потянулся, обвел глазами комнату. Нерадостное зрелище наталкивало на нерадостные мысли. Из окошка все еще лился свет, указывая на то, что долгий и насыщенный событиями день не желал заканчиваться. Некоторое время постояв, он стал исследовать свое узилище. Комната была небольшой, пять широких шагов в длину и столько же в ширину. На против двери - гнилая солома, которая подверглась очень пристальному осмотру за неимением других занятий. Конечно, по-хорошему, надо было обдумать сложившуюся ситуацию, но он этого не хотел. Потом такому же осмотру подверглась комната. Все эти занятия сопровождались непроизвольными взглядами на дверь, и несколькими попытками достучаться, впрочем, без надежды.
   Когда свет в окошечке померк, а в комнате заметно потемнело, принесли еду. В тюрьму вошли страж и какой-то старичок. Кожаные доспехи с вплетенными защитными заклятиями - форма. Сгорбленный старичок был одет в какую-то ветошь. Он и нес еду, тогда как страж выполнял функцию охраны, поставив прямо на пол небольшую посудку с деревянной кружкой. Попытки паренька заговорить с ними провалилась. Страж придержал его, пока старичок ставил еду прямо на пол. Когда они ушли, он еще долго колотил в дверь.
   Есть хотелось, и он подобрал еду. Сначала молодой человек долго рассматривал принесенную еду. В посудине находилось что-то напоминающее кашу, кажется недоваренную. В кружке была вода. После того как он ее попробовал, выяснилось, что вода уже начала протухать и имела сладковатый привкус. После некоторых сомнений, он все-таки поел.
   Делать было совершенно нечего. Несколько раз обойдя комнату, он уселся, а потом улегся на солому. Потом встал. Мысли не давали покоя, а отвлечься не получалось. Он еще несколько раз ложился, и несколько раз вставал. Совсем стемнело. Вконец измученный он заснул.
   Проснулся в поту. Предрассветные сумерки заглядывали в окошечко, совершенно не освещали комнату, тем не менее, глаза, привыкшие к темноте, видели. Некачественная пища давала о себе знать, просясь наружу. Ползком, продвинувшись в угол, используемый как туалет за не именем лучшего, он наклонился. Его вырвало. Вместе с рвотой пришло облегчение и полный упадок сил. Вернувшись на свою лежанку, которая сейчас не вызывала брезгливости, а, наоборот, представлялась сокровищем, он свалился на нее. И лежал до тех пор, пока живот не схватило опять. И когда лучи солнца, наконец, осветили комнату, из полумрака они вырвали бледное осунувшееся лицо.
   Много позже он скажет мне, что в тот день познал отчаянье, беспросветное и холодное.
   Он спал или лежал. Вставал лишь пару раз, и снова ложился. Ни о чем не думал и ничего не хотел.
   Вечером пришла уже знакомая пара, старик налил воды и наложил что-то в посуду. Парень проигнорировал их появления, продолжая безучастно лежать и смотреть в потолок. Но через некоторое время он заставил себя подняться и поесть. Вода была ледяной, но хорошей, да и в каше можно было признать талкан.
   Выспавшись днем, он часто просыпался ночью, и подолгу лежал, ворочаясь на соломе. Лишь под утром он забылся сном, но уже крепким и здоровым.
   Когда проснулся, солнышко вовсю светило в окошко. Он решил, что сейчас полдень. Вчерашнее недомогание прошло, и он снова чувствовал себя здоровым и полным сил. Подавив усилием воли, желание есть, парень сделал комплекс. Молодой организм был рад размяться. После физических упражнений настроение еще поднялось. Парень помечтал о душе, хотя понимая, что в его положение это лишь мечты. Потом сделал небольшую магическую разминку, припомнив наиболее простые плетения. Хорошо известные пасы, направленные на создания движения небольших потоков воздуха, навели его на мысль, что эти же пасы, но уже с большим приложением силы, можно использовать, чтобы проветрить комнату. Он посмотрел на окно. Решетка была видна, но больше, кажется, окошечко ничем не защищено. Он аккуратно поднял отходы к окну, протиснул сквозь прутья и выкинул их, постаравшись, чтобы они улетели подальше в бок. Дышать ими ему тоже не хотелось. Дышать? Эта мысль напомнила кое-что. Любой Институт Академии имел свои студенческие заклинания, которым никто не учил, но которые все его студенты знали. Без сомнения, у водников это заклинание трезвости. А вот у воздушников - было управление запахами. Но сначала стоило просушить комнату. Создав вокруг себя вихрь, так чтобы он не касался пола, он постарался его расширить до соприкосновения со стенами. Посмотрев на то, что получилось, изменение были небольшими, молодой человек решил заняться запахами. Он закрыл глаза и прислушался: на улице пели птицы, шумела листва. Потом глубоко вздохнул. Еще раз, и еще. Выпуская магическую силу тонкими нитями, он позволил ей собраться около носа. Теперь он вздыхал запахи через магические нити. Через некоторое время он сделал пас, и одновременно сосредоточился на том, чтобы нити силы полетели к окошку. Как только нити достигли окна и вылетели на улицу, парень резко отпрянул и сел на пол. Запах, который ударил в нос, обычно бывает в отхожих местах, к тому же благодаря заклинанию был магически усилен. Он потряс головой и сосредоточился опять. На этот раз он предпочел перетерпеть возникшее неудобство, тем более что чем дальше продвигались нити, тем запах слабел, а потом запахло лесом. Обрадованный, он открыл глаза и закончил заклинание. Теперь в его тюрьме пахло лесной свежестью. Захотелось сделать проживание еще более комфортным, хотя это и было невозможно, бытовые заклинания никогда не интересовали его раньше.
   Уютная камера. Само словосочетание вызывало ироничную улыбку. Перебравшись на свою лежанку, он постарался трезво осмыслить ситуацию. Первую мысль, что его посадили проста так, следовало сразу отнести к ошибочным. Он - чужой. В этом вся суть. Конечно, требуется сначала разузнать, кто он, установить личность, как выражался один знакомый родителей. Будь он дома, он бы назвал срок дня два, но здесь, наверное, требовалось увеличить раза в три, значит, получается шесть, ну и добавить день до недели. То есть неделю он сидит спокойно, а потом, юноша перевел взгляд на окно, напомнит о себе любым способом. После этого он дотянулся до стоявшей на полу кружке, и ручкой на стене начиркал две палочки. Два дня уже прошло. Не то, чтобы он боялся сбиться со счету, но так как-то веселей, и сразу видно сколько прошло. Оставалось ждать.
  
   Время тянулось убийственно медленно. Он ходил по комнате, делал физическую разминку, упражнялся в магии, много спал или просто лежал на соломе. Эту череду одинаковых дней прервало появление сразу трех стражников. Парень очередной раз лежал на соломе и откровенно хандрил, когда дверь распахнулась. В тюрьму вошло сначала двое охранников, а потом они расступились, и вошел третий.
   - Поднимайся и иди вперед, - приказал он же.
   Сердце юноше радостно забилось. Ну, наконец-то все выяснения позади, сейчас перед ним извинятся и отпустят, мечтал он. Молодой человек вскочил с кровати, недоуменно отметив силу наложенных на охранников заклинаний. Хотя, кто поймет этих темных. Подчиняясь прозвучавшей команде, он вышел из опостылевшей комнаты. Один из охранников пристроился впереди, второй сзади, замыкал шествие последний зашедший в тюрьму. Они долго шли по коридору с одинаковыми дверями, прошли несколько развилок. Дальше поднялись по лестнице. Охранник, шедший первым, толкнул, открывая, дверь. Яркий свет после темных коридоров резанул по глазам, ослепляя. Когда слепота прошла, перед юношей предстал двора. Парень вертел головой, пытаясь рассмотреть все, что попадала в поле зрение. В результате его постоянно подгоняли тычками и резкими окриками.
   Взгляд парня сквозил по окружающему пространству, цепляя различные его детали. Вот женщина, одетая в широкую юбку и рубаху, на коромысле тащит два ведра с водой. Двое, одного из них, кажется, он уже видел, о чем-то разговаривали в стороне. Лошади, привязанные, стояли под навесом. Ступеньки и дверь главного входа, украшенная резьбой. Мощеный пол - последние, что молодой человек отметил, прежде чем его ввели в одну из боковых дверей.
   Оказавшись в новом коридоре, он испытал удивление, которое затмило волнение о судьбе. Уже во дворе он отметил некую странность, которую не мог еще понять. Но здесь она была на лицо. Факелы. Чадящие факелы освещали весь коридор. Отношение между темными и светлыми странами всегда были прохладными, а иногда и откровенно ледяными. Но торговля прерывалась разве что во время открытых столкновений, войн, и светильники, шары огненной энергии, бездымные и яркие, были нормой, как у темных, так и у светлых в любых количествах.
   Но в это время его ввели в комнату, где стояла огромная бадья с водой, и парень просто отложил в память еще один странный факт. Сейчас его всецело заняла возможность помыться, чем он и занялся, как только вышла охрана. Потом он стал бриться, одновременно возмущаясь про себя. Чадящие факелы еще ничего, но вот как этим бриться, порезавшись пару раз, он выругался вполголоса. По-хорошему стоило все высказать, но ему не хотелось скандалить. Юноша испытывал слишком большое облегчение, что все закончилось, и некоторый страх, а вдруг нет. Эти эмоции не оставляли место мелочным переживаниям.
   Долго и с большим сомнением он рассматривал чистую одежду, находящуюся в комнате и явно приготовленную для него. Грубая ткань, никакой вышивки. Темные брюки оказались впору, рубашка сидела мешковато. Посмотревшись на себя в зеркало, он решил, что напоминает даже не простолюдина - мещанина, а деревенского бедняка. Ни один уважающий себя маг так бы не вышел на люди, но делать было нечего. Взглянув на себя еще раз, все-таки он был больше похож на мещанина, зачем-то решившего вырядиться в крестьянский наряд, чем на самого крестьянина, тяжко вздохнул и вышел из комнаты.
   Охрана, терпеливо дожидавшаяся его, уже который раз велела идти вперед. И они пошли в том же порядке. По мере того, как они шли, подсобные помещения и комнаты для слуг сменились богато украшенными залами. Остановились они перед очередными дверьми. Хотя эти двери отличались от прочих богатством украшений, резьбой и вплавленными камнями, так же по бокам свисали махровые шторы. Замыкающий постучал и вошел. Два охранника и молодой человек остались ждать.
   Убранство комнаты указывало на то, что это приемная, правда сейчас она была пустой. Большое количество массивных стульев, такой же массивный стол. Буфет с стоящими на нем весами, символом правосудия, и подсвечником с горящими свечами. Подсвечники со свечами также были развешены по всем стенам. На одной стене находилось небольшое окошко, на двух других - по картине. На картинах изображались одинаковые скалы и море. Только на первой - страшная гроза, а на второй - восход солнца. Юноша предположил, что изображение тоже символизирует правосудия. Вроде того, что: да испугается неправый, и да возрадуется правый.
   Между тем ушедший охранник задерживался, молодой человек, недолго думая, сел на один из стульев. Охрана осталась стоять. "Прямо как в театре в пьесе про старые времена", - подумалось ему. Эта мысль зацепила его. Как в откате заклинания, он припомнил все замеченные странности в обратном порядке: стоящая охрана, бритвенные принадлежности, чадящие факелы, двор, как в историческом романе, и, наконец, венчающая картину, пропавшая сила природного телепорта. Портал был не пространственный, а межвременной. Сейчас это было ясно как никогда. При выходе из него он оказался в той же точки пространства, видимо беседку еще не построили, в какой был, но много лет тому назад. Юноша понял, что оказался в чужой стране в прошлом. И сейчас ему предстоял разговор с человеком, наделенным властью в данный момент. Значение разговора резко выросла до заоблачных вершин. Нравы в старину были дикие. И от того, как пройдет разговор, зависело его очень много, его положение, его свобода, и, может быть, даже его жизнь.
   Сначала он попытался вспомнить историю страны. Он припомнил войну, произошедшею лет двести, в которой, кстати, победило его родное светлое государство, но интерьер указывал на то, что он попал в более позднее прошлое, внутреннюю войну темного королевства и, очень смутно, еще какие-то столкновения, напрягшись, он еще припомнил, что регулярные торговые отношения между светлыми и темными землями наладились после окончания внутренней войны темной страны, то есть после победы над личами, и, если он попал в этот время, то шанс вернуться домой был. А если раньше... Он не стал развивать появившуюся мысль. В любом случае, судя по наложенным повсюду заклинаниям, хозяин замка сильным маг, и стоит придерживаться правды, как можно ближе.
   Возможности продумать линию поведения более конкретно у него не оказалось. Двери открылись, и мажордом пригласил их войти.
   Он поднялся и уже на ходу пробежался по основным моментам: да - он светлый маг, да - попал в природным телепорт, нет - он не враг здешним жителям.
  
  
   Глава 6.
  
   Настоящее время.
  
   Она появилась внезапно. Хотя о ее появление знали. Но, тем не менее, оно хоть и было жданным, ну уж очень неожиданным. Карета нырнула в туман, конечно, искусственного происхождения, созданный магами какого-нибудь городского управление, и примерно через час выехала около высоких и широченных ворот, за которыми виднелись ее первые дома. Кара[1] - столица Темной Райнеры. В отличие от той же Антары, темная столица не славилась памятника старины. Внимательно читая путеводитель, можно было узнать про ее достопримечательности: и древние замки, и музеи, и даже про каскады фонтанов с черной водой - но не это привлекало сюда людей. Город являлся центром передовых достижений в темной магии. Сюда съезжались колдуны, чтобы обменяться опытом, похвастаться, сюда проезжали предприимчивые не-маги с разными целями, от благородных до отвратных.
   Карета, не та, что выезжала от дверей Академии, богаче и удобней, немного задержалась около ворот, пока возница, тоже другой, предъявлял документы страже, и въехала в город.
   Риакард приподнял штору окошка. Как всегда в таких случаях, его поразила похожесть и одновременно чуждость неизвестного города. Те же люди, дома, дороги, но если маг, то темный, если дома, то с особенной архитектурой, другие улицы, другой язык и еще то чувство, которое не дает спутать ни одно поселение, свой нрав. Кстати насчет магии. Риакард откинулся на спинку сидения и постарался увидеть, не тем обычным зрением, а магией, почувствовать саму суть столицы. Сразу исчезло все сходство с его родиной. Магия, применяемая изо дня в день, оставляла следы, обрывки заклинаний, клубки силы, накапливаемые со временем. В светлой столице существовала целая служба, которая занималась уничтожением остатков ворожбы, здесь же ими никто не занимался. Оплетая густой сетью, волшба четка делила город на районы влияния того или иного магического рода, братства или же просто сильного мага, перемешиваясь лишь в центре города и в общественных заведениях. Создавая свой узор, она словно создавала свой неповторимый язык, который и указывал, кто есть кто. Пока он был не просто чужим для этого города, он еще даже не существовал. Но уже в следующие мгновение молодой магистр выпустил несколько следящий, защитных заклинаний. Нити чар вылетели на улицу, и опутали ближайшие заклинания, слились с фоном города. Риакард обозначил себя.
   Высший магистр подивился очередной раз. Как легко и просто молодой человек слился с незнакомым городом. А так ли незнакомы ему темные города. Хотя совместное путешествие и открыло внимательному взгляду (а зей Ронтан умел видеть) многое, в том числе и то, что в темных землях Риакард чувствовал себя также уверенно, как у себя дома, но такое быстрое вливания было уже слишком. Магистр зей Ронтан не любил тайны рядом с собой, как, наверное, не любит их и обычный человек. Но в отличие от обычного человека, у него было много способов раскрыть их. У Риакарда были тайны, и с его стороны было большой ошибкой заинтересовать ими высшего некроманта, а еще большой - оказаться так близко и в значительной зависимости от сильного мага.
   Между тем лошади, цокая по булыжной мостовой, занесли карету в проулок, где их и остановил кучер. Путешественники вылезли. Они оказались около двухэтажного здания из камня, украшенного статуями химер.
   - Мрачно, - прокомментировал молодой человек.
   - Мой дом, - ответил ему Реган зей Ронтан, приглашая жестом войти.
   Они поднялись по небольшой лестнице и вошли в дом. Внешняя мрачность сменилась внутренним теплом и уютом. Богатые ковры лежали под ногами, были развешены по стенам. Хрустальные люстры с горящим "светом" внутри, гобелены, картины, статуи и статуэтки украшали комнату. Вся эта несомненная роскошь, тем не менее, удивительным образом сочеталась друг с другом, указывая на изумительный вкус хозяина. Риакард пораженно рассматривал представшие перед ним комнаты.
   - Проводите моего гостя в отведенные ему покои, - между тем обратился высший магистр к экономке, вышедшей встречать хозяина. - Там не так богато все устроено, - это уже молодому человеку.
   Риакард перестал разглядывать убранство комнат, подобрался и сказал, чуть наклоняя голову:
   - Благодарю, тисей.
   "Что не забыли обо мне" - добавил он уже мысленно. Хотя зей Ронтан никогда не позволял себе неуважительного отношения, но любой высший темный маг в своем доме деспот, и вполне мог заставить гостя спать и на улице. Риакард знал об этом, и готовился к разному развитию событий. Проявленная забота и радовала, и настораживала одновременно. Он понимал, что ему предстоят напряженные недели. Впрочем, сейчас его больше заботила ванна, чтобы смыть дорожную пыль, и отдых.
  
   Три тысячи лет назад.
  
   В отличие от приемной комната была освещена плохо. Над головой висел огромный канделябр, но свечи не были зажжены. Свет проникал через единственное окошко, и от двух свечей.
   В середине комнаты, спиной, почти теряясь в полумраке, стоял высокий человек, в черных одежда. Он развернулся на звук шагов, и паренек непроизвольно отшатнулся. Сила, темная сила струилась сквозь него, и казалась осязаемой. Юноша еще не раз в жизни не встречался с людьми, наделенными такой силой. Недовольный своей реакцией парень поднял взгляд, и встретился с круговоротом властности в глазах собеседника.
   Человек в темных одеждах прошелся взглядом по стоящему перед ним юноше. Закончил свой осмотр взглядом в глаза. Испуганный и сжатый ребенок мало напоминал бродягу, еще меньше разбойника. Главное отличие заключалось в явной привычке мальчика ухаживать за собой. Он даже пожалел о своем приказе вымыть пойманного. Хотя он ожидал увидеть одичавшего мародера, и приказ избавлял его от невыносимой вони, раз зрелища избежать все равно не представлялось возможным. Но зрелища не получилось. Запуганное дитя меньше всего подходило под подобное определение. И во взгляде, кроме моря удивления, неистребимая привычка смотреть на собеседника взглядом равного, которая может быть привита только с детства.
   - Кто Вы? Назовитесь, и объясните цель своего нахождение на моей территории.
   -Рик Тиар, светлый маг Воздуха, - представился юноша осторожно, опасаясь нелюбви темных к светлым. Но магию свою утаивать он не умел.
   - Светлый маг? - поразился собеседник. - Это же много месяцев пути отсюда... Как ты здесь оказался?
   - Природный телепорт. Споткнулся и угодил прямо в него, - Рик взглянул на темного, и затараторил, пытаясь убедить. - Я не хотел, не специально... просто не вовремя споткнулся. Вы мне не верите?
   - Но почему же, верю. В жизни чего только не бывает. Что думаешь делать?
   - Ну, я еще не знаю. А где я оказался? - решился спросить Рик, видя, что собеседник настроен благодушно.
   - Присаживайся, - вместо ответа предложил темный, указывая на массивные стулья рядом камином с тлеющими внутри углями.
   Оба разговаривающих уселись. Рик немного поерзал. Сидеть было неудобно: жесткое сиденье, прямая спинка стула не позволяла расслабиться и занять приемлемую позу. Хозяин замка просто сел. Воспитание не позволили молодому человеку дальше искать подходящую позу, и он замер. Увидев, что юноша устроился, темный маг продолжил разговор.
   - Итак, ты оказался на моей территории, все, что простирается отсюда до горизонта мои земли, здесь я - Властелин, Лорд. Потом идут необитаемые земли, и земли, которые имеют своих владетелей, и совсем вдали есть народ, который живет тесной общиной, и среди, которого рождаются маги подобные тебе, они называют свою страну Светлой, или на их языке Салавьера, рядом находятся княжества Нареты, Гатана, Эйлья, ну и многие другие.
   "Княжества", - поймал устаревшее слово Рик, и тут же попытался припомнить, когда княжество Нареты или Гатана стали частью Салавьеры. Но даты в памяти так сразу не возникли, единственное, что он мог сказать с уверенностью - это было очень давно. Между тем пауза в разговоре стала заметна, и Рик Тиар спохватившись ответил:
   - Я из Салавьеры, - лишь затем соображая, что он сказал. С одной стороны, он определенно был не из той Салавьеры, которая существовала сейчас, но с другой стороны, он сказал объективную правду. И, значит, если темный маг каким-нибудь способом мог отличать ложь от правды, он не должен усомниться в его словах. Юноша очень надеялся, что его не попросят рассказать о родине.
   - Ты, наверно, хотел бы вернуться домой, - полувопросительно - полутвердительно спросил Лорд.
   - Я? Да. Нет...
   "Что мне там делать?" - пронеслась в голове паренька мысль. Он понимал, что знакомых в своей стране он там сейчас не найдет, а значит и помощи ждать неоткуда. Салавьера этого времени будет сильно отличатся от его страны.
   - Нет? - удивился Властелин земель.
   - Э-э-э. Я хотел бы разобраться в том, как я сюда попал, - и, видя, что Лорд еще больше удивлен, быстро добавил, - я понимаю, что с помощью телепорта. Как еще? Перемещаться на такие значительные расстояния никто не умеет. Но меня интересует сам процесс. Следы моего пребывания... Э-э. Возможности использовать. Ну, вы должны понимать, что подобный переход должен быть при правильном использование очень выгоден.
   Парень прекрасно понимал, что где-то в разговоре он свернул не туда, и его занесло, но остановиться уже не мог. Между тем Лорд, слушая его речь, удивлялся бредням, которые ему тут говорили, пока не понял, что ребенок по каким-то своим причинам, уж точно не тем, что он озвучил, не хочет возвращаться домой.
   - Значит так, - перебил он, становившийся все бессмысленней монолог собеседника, - ты хотел бы остаться пожить у меня. Так?
   -Да.
   -Насколько?
   -Я не знаю. Понимаете, мне по-настоящему хочется найти и осмотреть то место, где я сначала очутился. Да и взять и оправиться в Салавьеру... Я ведь никогда раньше не путешествовал, - он вдохнул, набираясь смелости, и попросил. - Можно я останусь на некоторое время у Вас? Я Вам не враг, - добавил юноша, вспоминая свои заготовки к разговору.
   - Можно.
   Хозяин замка не в коем случаи не рассматривал сидящего перед ним человека, как врага. За время разговора образ "испуганного мальчика" лишь подтвердился. Его поведение, явно вежливость, но чуждая, такая же чуждая манера говорить, держатся, даже акцент все утверждало, что он не врет.
   - Благодарю.
   - Но, - сказал он уже веско, одновременно призывая силу, которую этот мальчик мог видеть, - здесь мои земли и мой закон. И если ты нарушишь его, тебя ждет смерть. Ты должен помнить об этом всегда.
   И больше не давая вставить не слова, мужчина встал, прерывая разговоров. Взял колокольчик, и позвонил в него, вызывая слуг. Рик поднялся вслед за собеседником.
   Когда вбежала служанка, хозяин замка сказал ей:
   - Это мой гость. Приготовьте для него комнату.
   -Хорошо, - поклонилась та. - Следуйте за мной, - это уже Рику Тиару.
   Юноша сделал пару шагов к двери, и оглянулся на человека в черном.
   - Вы не представились, - заметил он.
   - Называй меня Лорд.
   Лорд. Назвать так, значит признать человека не только повелителем земель, на которых он находился, но и поставить намного выше себя. Эти или примерно эти мысли собирались устроить хоровод в голове, как только он оказался в приемной, но были прерваны неясным чувством. Рик поднял глаза и наткнул на пристальный, с большой долей любопытства взгляд служанке. Девушка-шатенка с веснушками на носу была ровесницей или, что вероятней, чуть помладше. Заметив, что гость смотрит на нее, она повторила "следуйте за мной".
   Выйдя из приемной, девушка сняла со стены факел, и уверенно пошагала вперед. Рик сосредоточился на том, чтобы запомнить дорогу: темный коридор, сменился освещенной благодаря окнам галереей, потом лестница, коридор, и еще один поворот. Девушка постоянно оглядывалась, проявляя желание заговорить с гостем, но не решалась. Юноша же больше заботила дорога. Не сказать, что путь был очень запутанным, располагать гостиные комнаты где-то в лабиринте переходов странно, но он был здесь впервые, а планировка была нестандартной. Впрочем, стандартной она быть никак не могла, время то совсем другое.
   Завидев дверь, служанка заулыбалась, обрадованная поводом начать разговор.
   -Ваша комната, господин.
   То, что перед ней не крестьянин, и не разбойник, она, как и Лорд, поняла сразу.
   - Благодарю, - откликнулся юноша, что заставило девушку улыбнуться еще шире.
   Девушка толкнула дверь, и вошла в комнату. Следом за ней вошел Рик. Через чуть приоткрытые ставни проникал свет. В полумраке можно было разглядеть деревянную кровать, тумбочку, в стене был камин, рядом стояло одно кресло. Незамысловатое убранство комнаты, казалось ему великолепным после тюрьмы. Настроение сразу стало веселым. Он сел на кровать, и немножко попрыгал, пробуя мягкость. Девушка хохотнула. Услышав смешок, юноша сразу переключил внимание на нее.
   - Как зовут мою прекрасную спутницу? - спросил он.
   -Нонна.
   -Значит Нонна. Какое прекрасное имя.
   -Имя, как имя. Обыкновенное.
   -Ну, какое же обыкновенное. Вот у меня не одной знакомой с таким именем. А не подскажешь ли ты мне Нонна...
   -Что господин?
   -Насчет моих вещей, - и подергал себя за рубаху.
   -Слуги выстирают, зашьют и завтра принесут.
   Парень смутился. Конечно, его вещи были в ужасном состояние, но ходить в этом грубом тряпье не хотелось совсем. Только если не останется выбора. В это время забурчало в желудке.
   Служанка засмеялась еще. Ее веселила странная обходительность и робость гостя. Она уже представляла, как обо всём расскажет подругам.
   - Так, а покушать что-нибудь будет.
   -Обед уже прошел, а ужин будет только вечером.
   -Я мог бы поесть и на кухне, там-то точно что-нибудь есть уже готовое.
   -Нет.
   -Но...
   -Вы гость повелителя, а значит, будете есть с повелителем.
   Служанка нахмурилась, беззаботность вмиг исчез.
   -Но, - попытался юноша еще раз.
   -Нет, хозяин ужинает вечером, Вы с ним, - твердо ответила служанка.
   Ей не нравился этот разговор. Нонна дорожила своим местом в замке, но повелитель был строг, и мог за малейшую провинность отправить опять в деревню. А выяснял Лорд легко, все знали, что он колдун.
   - Хорошо, - решил использовать хитрость Рик. - Мы будем кушать вечером с твоим повелителем. А сейчас ты принесешь чай и булочку. Это же не еда. Это просто чай с булочкой.
   Служанка засомневалась. Завидев это, юноша встал, и подошел к девушке вплотную.
   - Чай и булочку, всего. А Лорду мы не скажем. А если он узнает, я сам перед ним отвечу, - про себя парень подумал, что такие мелочи вряд ли интересны Лорду. - Просто хочется перекусить, немножко. Принесешь, - он сделал жалобную мину, - А?
   - Принесу. Но ужинать Вы будете с Лордом.
   -Хорошо.
   Служанка развернулась и ушла. Юноша лег на кровать.
   И скоро следящий сквозь сферу видений Лорд заметил, как грудь Рика Тиара начала плавно подниматься и опускать. Как только за юношей закрылась дверь, Лорд позвал к себе начальника охраны, и объяснил тому, что заключенный объявляется его гостем, и обращаться с ним надо соответственно. Потом достал сферу видений. Несколько пасов, несколько слов и в следующее мгновение перед ним появилась картина без звука. Звук тоже можно было наколдовать, но это требовало намного большей усилий. В сфере стала видна лестница и поднимающиеся по ней люди. Он проследил, как служанка провела гостя к комнате, посмотрел на их диалог. Надо будет не забыть, поставить на него следящее заклинание, напомнил он себе. При разговоре наколдовать его не получилось, парень был настороже, и мог заметить. Ужин самое подходящее время, решил Лорд. Доверяй, но будь начеку - было основным правилом его жизни.
  
  
   Глава 7.
  
   Настоящее время.
  
   Риакард проснулся резко и сразу же открыл глаза. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, где он. Как только сознание полностью прояснилось, он встал, оделся. Потом прислушался: в доме стояла тишина. Было слишком рано, и все еще должны были спать. Привычка тренироваться по утрам напоминала о себе. Некромант обвел взглядом комнату. Маленькое помещение вмещало в себя кровать, шкаф, где юноша разместил свои вещи, стол для письма и пару стульев. В результате оставалось совсем немного свободного пространства. Провести тренировку здесь не представлялось возможным. Придется поискать специальное помещение. То, что в доме высшего магистра существует зал для тренировок, он не сомневался.
   Он прошел совсем немного, когда столкнулся с экономкой. Невысокая женщина средних лет недружелюбно смотрела на гостя дома. Она попалась ему навстречу совсем не случайно, как можно было подумать. Экономка сама была магичкой, правда слабенькой. Немногие из привезенных зей Ронтаном с собой замечали наличие у прислуги дара, чем она и пользовалась. Конечно, это была не магия слежения, все намного проще. Достаточно привязать тонкую нить сил, например, к ручке двери, и каждый раз, как гость открывал дверь, ей становилось известно. Вот и сегодня, она только собралась готовить завтрак, как почувствовала колебание своей ниточки. Экономка поспешила на встречу возмущенная и тем, что срываются ее планы, и тем, что гость может побеспокоить высшего магистра.
   - Кушать еще не готово. В этом доме завтракают позже, - сообщила женщина гостю. Конечно, фраза звучала невежливо, но Реган зей Ронтан еще тогда, когда она только пришла в дом, сказал ей, что с салавьерцами можно не церемониться.
   -Я хотел потренироваться. Не подскажете, где находится тренировочный зал, - фраза, построенная вежливо, была произнесена равнодушным тоном.
   - Господин разрешил Вам воспользоваться залом? - поинтересовалась экономка, прекрасно понимая, что ее ставят на место, и тем самым настраиваясь еще больше против молодого человека.
   - Да, - заявил магистр.
   "Когда господин успел?" - удивилась служанка про себя.
   - Следуйте за мной.
   Мысль, что гость может врать, казалась ей абсурдной. Видимо договорились во время путешествия, решила женщина.
   Конечно, Риакард говорил неправду. Он вообще считал, что это не дело обслуги интересоваться разговорами хозяев. Хотя молодому человеку было странно, что этот вопрос возник. Рассмотрев все аспекты, он пришел к выводу, что стоит обсудить возможность тренировок с высшим магистром просто на всякий случай, чтобы не возникло неловких ситуаций.
   Тренировка прошла очень успешно. Организм тихо радовался. Сам Риакард светился удовольствием. Огромный тренировочный зал, закрытый высшими щитовыми заклинаниями, позволил ему не только пройтись по основам, но и вспомнить более опасное колдовство.
   Переодевшись, молодой магистр поспешил в обеденную, беспокоясь, что он слишком задержался. Но, оказавшись в столовой, он понял, что тревожился напрасно, так как Реган зей Ронтан зашел практически вмести с ним, но через другую дверь. Ощущение радости мимолетное, но заметное, вдруг коснулась самого сердца Риакарда: получится, все получится. Дель Тиар подошел к уже накрытому столу по правую руку от высшего магистра, наклонил голову и замер. Реган зей Ронтан проследил взглядом за гостем, потом занял свое место во главе стола, и проговорил:
   -Садитесь.
   Риакард сел. Завтрак начался.
   Все эти тонкости являли собой не что иное, как правила темного этикета: высшего положено ждать, но являться заранее - дурной тон, наилучшим считается, когда приветствующий оказывается в столовой лишь чуть раньше. Садиться за стол без разрешения хозяина нельзя, лишь, когда позволение дано может начаться трапеза. Такое дословное выполнение правил этикета в первый же день без всякого расчета для Риакарда было счастливым знаком. И как любой маг он относился к символам судьбы с должным уважением.
   Совсем иначе на ситуацию среагировал высший магистр. Знание темного этикета само по себе не являлось чем-то выходящим за рамки даже для жителя Салавьеры, а уж особенно для темного мага, но вот знание его тонкостей выглядело странным. И наличие странностей в сотрапезнике начинало зашкаливать. Но, к сожалению, еще не выходил в те пределы, когда от собеседника принято добиваться ответа силой.
   Разговор начался легко и просто, как будто сам собой:
   - После завтрака надо будет заглянуть в Академию Райнеры. Там, во-первых, предупредить о моем приезде, во-вторых, записать тебя, как лицо, приглашенное на симпозиум, и, в-третьих, ты должен будешь подать заявку на подтверждение титула магистра. Я правильно угадал твои намерения?
   Риакард улыбнулся:
   - Тут и гадать не надо. Само собой, я намерен подтвердить свой статус. Более того, если смогу, звание старшего магистра, я бы хотел получить сразу в Райнере. Не сейчас, конечно, но мосты навести стоит.
   - Далеко загадываешь.
   - Отнюдь. Просто облегчаю себе жизнь. Хотя Вы правы, это на будущее.
   -Значит, в том, что титул подтвердится, ты не сомневаешься. А знаешь, были случаи, когда маги не справлялись, а еще были случаи, когда темные маги погибали на испытаниях.
   Магистр дель Тиар поднял взгляд и посмотрел прямо в глаза высшего мага. Рейган зей Ронтан, взглянув в ответ, прочел: нет, не сомневается, более того, не считает, что у него возникнут трудности.
   - Ну-ну, похвальное самомнение.
   - Благодарю. Но это не самомнение, я действительно уверен, что справлюсь. Впрочем, буду рад, если Вы мне расскажите об испытаниях. Судя по всему, Вы о них знаете.
   Рейган рассказал. Молодой человек внимательно слушал, иногда задавая вопросы. Когда принесли чай, собеседника уже перешли от испытаний на подтверждения звания к прочим магическим состязаниям, дуэлям и сражениям. В самом конце завтрака молодой магистр вдруг кое-что вспомнил:
   - Кстати, позволено ли мне будет пользоваться Вашим залом для тренировок?
   - Да, конечно, - разрешил зей Ронтан.
   Собеседники не видели, как за дверью экономка, собиравшиеся убрать со стола, замерла, услышав последние слова, а потом всплеснула руками, поняв, что ее обманули. Ее возмущение нынешним гостем быстро переросло в обиду.
  
   Академия Райнеры представала посетителям высоким монолитным зданием из черного камня. В ее ансамбль не входило общежитие для студентов, зато, кроме полигона и отдельной лаборатории, было небольшое кладбище. Также под землей, укрытые от глаз, ветвились ходы и лаборатории. Сейчас створки входной двери были гостеприимно распахнуты. Три ступени вели в просторный холл. Несколько резных колонн поддерживали свод.
   Риакард вертел головой во все стороны, пытаясь отметить и запомнить малейшие детали обстановке: портьеры, картины, рельефы. Холл его родной Академии был украшен не менее помпезно, но был не так огромен. Высший магистр зей Ронтан тронул молодого человека за локоть, привлекая внимание, и, кивнув на стол, за которым сидели студенты старших курсов, проговорил:
   - Запишись, и меня запиши, как членов симпозиума. А я пойду, пока поздороваюсь...
   Риакард проследил за взглядом собеседника, и увидел разговаривающую друг с другом парочку магов. Склонив голову, подтверждая, что все будет сделано, юноша направился к столу. У стола он назвал себя, и своего учителя, дождался, пока их внесут в список. Потом получил два пропуска. Проверив на магию, он обнаружил, что на них имеется магическая пометка в правом верхнем углу в виде замысловатого узора желтого цвета. Пометка была доступна только магам и сохраняла пропуск от уничтожения. Повертев его в руках, Риакард улыбнулся. Светлые маги редко ограничивались одни заклинанием.
   Найдя взглядом высшего магистра, он увидел, что учитель еще разговаривает со своими знакомыми. Интуитивно оценив их уровень, как старших магистров, Риакард решил не вмешиваться в диалог, а подождать в сторонке. Через некоторое время Реган зей Ронтан попрощался, и велел следовать юноше за ним. Ведомые высшим некромантам, они поднялись на второй этаж, и зашли в один из кабинетов, дверь которого была распахнута настежь.
   Алет Нардин, хозяин этого кабинета, не имел магические способности, но всю свою жизнь провел среди магов. Преданный слуга ректора Академии, он смог прославится своими организаторскими способностями. Почти все соревнования, в том числе под патронажем Совета Райнеры, проводились им. Сейчас он откровенно скучал, и появление гостей его только обрадовало:
   - Кого я вижу! Высший магистр зей Ронтан! Какое счастье видеть Вас снова. Как поживаете? Как ученики? Талантливые есть?
   -Алет. И я рад тебя видеть. У меня все в порядке, ученики разные. Есть и талантливые. У тебя как дела?
   - Ах, дела. Ну как у меня могут быть дела. Вот списочек, - при этих словах Алет Нардин схватил со стола листок бумаги, и помахал этим листком перед глазами гостей кабинета, -фамилий мало. Сюда никто не заходит. Ты только подумай. А если кто умрет, при таком количестве, совсем плохая статистика получится. А плохая статистика на прибыли сказывается.
   - Ну, я тебе статистику разбавлю. Вот, познакомься магистр Риакард дель Тиар, учитель Светлой Академии. Алет Нардин, организатор испытаний.
   Если Риакард и тут ограничился кивком, то господин Нардин согнулся чуть ли не пополам, приветствую мага, а потом разразился долгой речью, объясняя, какая это честь познакомится с господином магистром.
   -Итак, что же привело господина достопочтимого магистра ко мне.
   Риакард улыбнулся. Он прекрасно понимал, что подобное обращение маленькая проверочка.
   - Можно и без господина, и тем более без достопочтимого, просто магистр. А привело меня к Вам, Алет Нардин, желание подтвердить свое звание в темных землях.
   -Замечательно. Вот списочек, - Алет еще раз помахал бумажкой, а потом аккуратно расправил ее на столе, взял перо. - Сейчас я запишу Ваше имя. Э-э-э...
   - Риакард дель Тиар, - подсказал магистр.
   - Да, да, да. И рядышком поставлю отметочку. Все, осталось только подписать договор, - организатор испытаний обошел стол, и достал еще один листок.
   - Позвольте, я его сначала прочитаю, - твердо проговорил дель Тиар.
   - Ах, я имел в виду вот этот договор, - Алет Нардин опять наклонил и извлек еще одну бумажку, которую и передал магу.
   Риакард пробежал по ней глазами, потом взглянул на Регана зей Ронтана, высший магистр в свою очередь посмотрел на организатора. Алет остался спокоен, из чего молодой магистр заключил, что договор стандартный. Впрочем, и он сам не нашел никаких спорных пунктов, поэтому молча подписал, и передал Нардину.
   - Дата и место проведения будут установлены позже. Вам сообщат. Не волнуйтесь, минимально дается два дня на подготовку, но обычно даже больше. Мы понимаем, что участником нужно время.
   - Хорошо.
   Потом магистры распрощались с хозяином кабинета, тот в свою очередь предложил заходить еще, не по делам, они заверили, что, конечно же, зайдут и на этом расстались.
   - Зей Ланар - одна из наиболее влиятельных семей Райнеры. Глава Семье в Верховный Совет не входит, но положение занимает где-то рядом, является Старшим Магистром. Его слова очень много значат. Женой является Ариатель зей Ланар тоже из очень влиятельного клана...
   Реган зей Ронтан говорил тихо и как бы про себя. Его собеседник, Риакард, казалось совершенно не слушал, а дремал, оперившись о мягкую спинку сиденья кареты, прикрыв глаза. Позавчера они приехали, вчера были в Академии, а сегодня весь день посещали влиятельные семье Райнера. Так что устать и задремать было не мудрено. Но... Риакард не спал, иначе бы и высший магистр не стал бы ничего рассказывать. Молодой человек слушал, внимательно, впитывая, как губка, не только слова, но и интонации, одновременно отслеживая заклинания, что густой сетью оплетали район, принадлежащей зей Ланарам. И, пожалуй, всматриваясь в плетения, он узнавал о людях не многим меньше того, что ему говорил наставник. Например, сейчас молодой магистр, мог точно сказать, что ему предстоит встреча с темными магами совершенно другого профиля, чем он, с магами проклятий. И тихий голос Ронтана лишь подтверждал, что это умение передается из поколения в поколение.
   Карета остановилась у названого дома. Особняк зей Ланаров сразу бросался в глаза своей исторической ценностью. Не было сомнений в том, что дом построен не в этом веке, и даже не в этом тысячелетий. Плотная, густая вязь заклинаний окутывала его с подвалов и поднималась над крышей. Несколько поколений выплетали ее, добавляя свои лучшие разработки. Правда сейчас дверь была раскрыта, и гости зашли в дом.
   Их встретили супруги. Гортон зей Ланар - подтянутый мужчина уже справивший свой полуторасотлетний юбилей. Он был одет по последнему слову моды в костюм, сшитый из дорогостоящих тканей. Лишь кончик шрама, выглядывавший из воротника рубашки, говорил о том, что не всегда этот господин предпочитал семейный уют и щегольские наряды опасной работе, предупреждая внимательных, что Гортон не так прост. Его жена, Ариатель, выглядела намного моложе своего мужа, хотя по возрасту была его ровесницей. Воздушное платье с открытыми плечами подчеркивали кукольность черт госпожи, создавая обманчивый образ во всем зависимый от своего мужа женщины. Хотя это было не так, выросшая и воспитанная среди высших сановников Темной Райнеры, она умела добиваться своего.
   Знакомство шло своим чередом. Уважительность и обходительность с высшим магистром, аккуратное пренебрежение и легко, чуть заметное презрение пополам с заинтересованностью к дель Тиару. Вдруг из двери выплыло создание в голубом платье: черные нерасчесанные волосы, бледная, будто прозрачная, кожа с синими прожилками, широко распахнутые глаза. Позор и гордость рода - Анжена зей Ланар, старшая дочь. В руках она держала хрустальный графин. Дойдя до середины комнаты, девушка застыла, словно не понимая, где она находятся.
   -Анжена, доченька, а у нас сегодня гости.
   Начал говорить Гортон, между тем, как его жена уже стала подниматься с дивана, чтобы усадить дочь рядом с собой. Но Ариатель не успела ничего сделать. Дочь, услышав слово "гости" выпустила из рук вазу, которое упав на пол, разбилась на множество осколков. Пройдя прямо по осколкам, девушка поспешила к гостям и, присев в реверанс согласно этикету, она представилась:
   - Анжена зей Ланар.
   Приехавшие маги были вынуждены встать, и тоже представится:
   -Высший магистр Реган зей Ронтан.
   -Магистр Риакард дель Тиар.
   Впрочем, Риакард мог не представляться. При слове "высший" глаза девушки казалось, распахнулись еще сильней, и взгляд прилип к Регану, вряд ли она слышала еще что-то. Ариатель подошла к ним и, отвлекая внимание дочери, спросила:
   - Анжена, доченька, ты зачем разбила вазу?
   Девушка нахмурилась, но тут же заулыбалась легкой, ничего не значащей улыбкой. Мать, воспользовавшись тем, что дочь задумалась, увлекла ее с собой на диван. Гости сели следом. Сейчас, когда Анжена перестала загораживать обзор, им стало видно, как осколки вазы, подлетая, растекаются, соединяясь между собой. Через пару минут перед взглядом всех сидящих предстало это. Без сомнения, оно имело дно и горлышко бывшей вазы, но кроме того множество непонятных выступов и бугорков.
   - Это не похоже, на ту вазу, что ты разбила? - заметил Гортон.
   - Ах, пап, ну какое тебе дело до этой вазы. Я все равно собиралась ее использовать в своих экспериментах. Так, что она вряд ли сохранила свою первоначальную форму, - девушка мимолетно взглянула на вазу, и добавила, - тем более, что так она стала только красивее.
   Теперь уже взгляды всех сидевших в комнате обратились к вазе. Назвать это красим никто бы не осмелился, даже просто обычным, значило бы очень польстить предмету. Между тем Анжена проследив за взглядами всех и не найдя ничего интересного, опять обернулась к зей Ронтану и спросила:
   - Я Вас припомнила. Вы же живете в Салавьере?
   -Да.
   - А к нам надолго?
   Беседа возобновилась, но потеряла непринужденность. Гости прекрасно почувствовали это, и поэтому заторопились домой. Хозяева попросили их задержаться еще, но скорее из вежливости. Ариатель, обняв, дочь за плечи повела ее из комнаты, Гортон пошел провожать посетителей. Риакард, прежде чем выйти, оглянулся на столь необычную девушку, и чуть не отпрянул: вокруг девушки собиралось одно страшное проклятие. Глубоко вздохнув, молодой человек поспешил из дома. Когда он вышел на улицу, то как раз застал, как Гортон, витиевато извинялся и в качестве компенсации за испорченный вечер приглашал прийти на день рождения его жены.
   Уже в карете, когда они достаточно отъехали от негостеприимного дома, Риакард через силу спросил:
   - Анжена зей Ланар. Кто она?
   Как и любой молодой черный маг, магистр некромантии, терпеть не мог, показывать свое незнание даже в мелочах.
   - Анжена? Она очень сильный темный маг.
   -Да, я понял, но...
   - Ты знаешь в чем отличие светлой и темной магии для самого мага? - перебив, спросил Реган зей Ронтан.
   Риакард отвернулся. Кому же как не ему это знать. Но даже вспоминать было... больно.
   -Да, - ответ прозвучал глухо.
   - Дочь Ланаров тот самый случай, который невозможен в белой магии. Когда сил много и разум не может с ними справиться. Когда врожденные способности потихоньку уничтожают своего носителя. Да, - опередил Реган, готовый слететь вопрос собеседника, - блоки поставить можно. Они у нее и стоят. Но, во-первых, даже для крепкого, здорового человека тяжело отказаться от своих сил. Сам подумай, например, чтобы с тобой было, если бы тебе поставили блоки, - Риакард остался спокоен, но высший магистр знал, что внутри мальчик поежился. - А во-вторых, блоки должен ставить более сильный маг, а ее возможности соответствуют как минимум старшему магистру черной магии. Так, что рано или поздно девочка сойдет сума, и ее или придется уничтожить, или она убьет себя сама.
   Последняя фраза была произнесена ледяным тоном с особой интонацией, которая навсегда западает в память. И Риакард вздрогнул, только сейчас до конца поняв и почувствовав, что с ним могло произойти.
  
  
   Глава 8.
  
   Три тысячи лет назад.
  
   Молодого человека, свободно раскинувшегося на кровати, разбудило пение птиц. Он открыл глаза, а потом резко поднялся. На самом деле он бы со спокойной совестью повалялся в кровати еще некоторое время, благо вечер прошел хорошо, а ночь и того чудесней, но завтракали здесь рано. И тот, кто опаздывал к завтраку, приходилось обходиться без него. К сожалению, даже оправдания в виде бурной ночи не служили причиной, чтобы изменить раз и навсегда заведенный порядок. И на кухню тоже не имело смысла спускаться, там никто милосердия не проявит, слишком боятся здешнего владыку. Так что пришлось молниеносно просыпаться, приводить себя в порядок, спускаться вниз. Опаздывать тоже не рекомендовалось.
   Через некоторое время, петляя с определенной целью по закоулкам замка, Рик раздраженно сверкал глазами. Привыкнуть, а скорее просто смириться с темными переходами, чадящими факелами, грубой ткани одежды, и, наконец, чуждыми традициями оказалось намного легче, чем с полным отсутствием удобств. И любому дерзнувшему спросить, в чем причина раздражение, он бы ответил именно так. По-своему это было правдой, обычно, но не сегодня. Сегодня его особенно взбесила отразившаяся в воде помятая рожа, иначе и не назовешь, в придачу к полному отсутствию антипохмельных средств, а также голова, которую следовало держать строго вертикально, иначе внутри что-то ударяло и сдавливало, и ничего кроме боли чувствовать не получалось.
   Завтрак уже был накрыт на стол, когда Рик появился в дверях столовой. Он не опоздал. Лорд, устроившись на кресле около камина, сверял какие-то записи, то и дело делая какие-то пометки. Больше некого не было.
   - Лорд, - обозначил Рик свое присутствие.
   Мужчина, поднял глаза на своего гостя:
   - Рик, заходи, присаживайся. Сейчас кушать будем.
   Рик прошел в комнату, и занял одно из кресел у камина. Его поведение, мяться у дверей комнаты, как нашкодивший студент-первогодок, бесило Рика самого, но ничего сделать не получалось. Такова была аура Лорда, темная, бьющая точно в цель, вытаскивающая на свет все сомнения и тревоги, а потом размаживаюшая их в пыль. Она пугала слабых, и заставляла замирать в нехорошем предчувствии более сильных. Обычно парень все-таки справлялся со своими инстинктами, но после вчерашней вечеринки как-то не очень получалось. Лорд, видимо что-то почувствовавший, а вернее просто знавший о гулянке, поднял взгляд на юношу и иронично улыбнулся. Молодой светлый маг уже начал готовится к самому худшему... но тут с легким скрипом отворились двери и зашли две служанки. Одну из них, Нонну, Рик помнил по своему первому дню пребывания здесь, с другой Гариеной он просто встречался в замке. Но не девушки привлекли внимание мага, а то, что они несли. У одной в руке был кувшин, а у другой бокалы. И до молодого человека донесся легкий запах настойки. Он заворожено наблюдал за тем, как служанки аккуратно поставили кувшин и расставили бокалы, потом удалились. Блаженная улыбка сама собой набежала на губы юноши. Жизнь показалась прекрасно, а дом очень гостеприимным.
   Лорд отложил листы и кивнул своему гостю, приглашая к столу. Рик тут же встал, подошел к своему месту. К сожалению, садиться за стол раньше хозяина было запрещено. В это время опять отворилась дверь и вошла молодая леди. Милона, дочь Лорда и единственный ребенок в семье.
   Юноша поднял взгляд на вошедшую. Это естественно, неестественным же было то, что за те секунды, что он смотрел на нее, светлый маг отметил многое. Что ее черные волосы собраны ленточками, что зеленого цвета платье совершенно закрытое, что на груди висит несколько нитей жемчуга - накопителя магической силы, тонкие губы опять не улыбаются, а носик вздернут вверх. Каждый кусочек, как элемент мозаики, по его мнению, восхитителен, но в целом образ словно ускользал и прятался.
   -Отец, я не опоздала, - в тишине ее мелодичный голос прозвучал очень громко.
   -Нет, - Лорд указал на стул справа от себя.
   После этого господин сел.
   -Садитесь.
   Молодые люди последовали приказу. Теперь получалось так, что юноша и девушка оказались друг напротив друга. Заметив это, девушка полуобернулась к отцу, заняв такую позицию, чтобы ее взгляд даже случайно не попадал на него. От Рика не укрылись эти телодвижения, и он лишь сильнее наклонился к столу.
   Тянет. Объяснить это странное влечение Рик не мог. Но пытался. А еще пытался не обращать внимание. Или, наоборот, обратить ее внимание на себя. Не получалась. Она видела всех. И его... как часть безликого всех. Не выделяла. Даже, когда он колдовал с ее отцом, возводя защиту вокруг замка. А что, плетенья интересные получились, как узор свет-тьма-свет-тьма. Такую защиту не просто преодолеть, и держаться она будет века. Но Милона и тогда не замечала. Так работник, батрак. В голове что-то ударило и сдавило. Потянулся к настойке, налил полный бокал, выпил. Полегчало. Как-то не так, чтобы совсем, но ситуация перестала бесить, хотя раздражение осталось.
   - Отец, как ты позволил человеку с такими манерами, оказаться у нас за столом? - интонация, не вопроса, а просто сомнения удалась Милоне с блеском, к этому еще она подчеркнута смотрела только на Лорда.
   Рик не среагировал: не словом, не взглядом. Говорят не с ним, он как бы вроде бы и не слышит, хотя, конечно, слышал. Только сел чуть прямее, и все. Юноше хотелось ответить, ответить не просто словами, какой-нибудь колкой фразой, которая сразу заставит ее замолчать, или по-простецки бранью. Не стал, не тот случай.
   Зато Лорду очень не понравилась такая демонстративная провокация. Слишком она показательна для третьей стороны. Провокационна не формой вопроса и интонацией, а тем, что вообще возникла ее возможность. Когда ты кого-то упорно игнорируешь, хотя интерес был бы естественен, а потом, пользуясь подвернувшимся моментом, ударяешь. Что это? Возникшая с первых мгновений неприязнь или ... совсем наоборот. Проследить за ситуацией, решил для себя Лорд.
   - Милона, я считаю, у нашего гостя есть вполне оправданный повод так себя вести. Рик Тиар впервые оказался на наших гуляньях. Нет ничего удивительно в том, что он позволил себе немного расслабиться. Ведь так? - вопрос уже был адресован молодому человеку.
   - О, да. - Рик был рад нежданному заступничеству.
   Милона поджала губки, и так и не повернулась к говорящему. Впрочем, изобразить презрение ей удалось. Праздновать с чернью. По ее мнению, это далеко не самое достойное время провождения для мага, пусть и светлого. Она решила не выражать свои эмоции, Лорд однозначно встал на сторону гостя. И чтобы показать, что с ее стороны вопрос закрыт, она обратила внимание на приготовленную еду. Наложив себе, аккуратно и медленно стала есть.
   Рик тоже вспомнил, что сейчас завтрак. Однако вкуса еды не чувствовалось, слишком неприятная атмосфера создалась вокруг, слишком он был раздражен.
   Одного Лорда совсем не трогало напряжение. И когда собравшиеся приступили к чаепитию, он спросил непринужденно:
   - Чем сегодня собираетесь заняться, Рик? С возведением защитных чар, мы закончили...
   О, да с теми частями чар, где требовалась помощь светлого мага, действительно было покончено. Лорд даже улыбнулся хищно, прекрасно понимая, что это была поистине гениальная идея - воспользоваться помощью светлого для воссоздания защиты. К сожалению, маг оказался не так силен и опытен, как требовалось в идеале, но так даже лучше. Определенно лучше. Ведь он не сможет до конца понять систему защиты, которую темный маг разработал. Конечно, парень все-таки знал достаточно. При неудачном стечение обстоятельств и это могло стать опасным. Но убивать... не хотелось. Не хватало объективных предпосылок. Все-таки неудачное стечение обстоятельств - это же не объективная предпосылка. Хотя стереть память стоило. Лорд рассмотрел эту мысль, и решил, что это лучший выход. Но он займется этим потом.
   Риакард обратил внимание с какой интонацией Лорд произнес "возведение защитных чар". Только сейчас, видя удовлетворенно - хищную улыбку Лорда, светлый маг понимал, почему ему позволили здесь погостить. Гость, как же, скорее слуга, который вынужден отработать еду и крышу над головой и к тому, как в пьесе дешевого театра, заинтересовался дочкой своего хозяина. Унизительно так, что хотелось рычать. Рик, заметив, что Лорд все еще ждет ответа, глубоко вздохнул и произнес:
   - Я уже давно хотел осмотреть место, куда я прибыл. Если сегодня нет никаких дел, то я туда съезжу.
   Молодой маг решил, что это неплохой выход побыть в дали от замка, разобраться.
   - Позволяю, - молвил Лорд, и Рик чуть слышно все-таки скрипнул зубами.
  
   Набор разумных и аргументированных пунктов перевесил один - ее никто не увидит. Вбежать по лестнице не позволила гордость, и теперь Милона поднималась в одну из гостевых комнат с тем невообразимым выражением лица, которое заставляло слуг прятаться по углам от рассерженной ведьмы. Милона и была ведьмой, черной колдуньей. Правда в глазливости обвинить не получалось, не те способности. Лорд смеялся - боевая черная волшебница - и уже серьезно - наследница древней силы рода. А вот светлого мага она до попадания парня никогда не видела. Сначала проявить любопытство не позволило воспитание, а потом стало не интересно. Слишком он прост в своем отсутствие малейшего намека на желание отобрать ее земли. Казалось на этом все должно закончиться. Каждый знает свое место: он - бродяга, прижитый из милости, она - гордая дочь Владыки. Не закончилось. И дело было не в его силах, которые разве что определение "бродяга" меняли на более благозвучное "путник". Нет, не в его силах. Дело было в том, что он никак не хотел соответствовать своему месту. Взять хотя бы взгляды, бросаемые им на факелы, создавалось четкое ощущение, что видел он эти факелы в домах черни. Но такого быть не может! У Милоны голова кругам шла от этих наблюдений.
   Резким толчком открыв двери, госпожа вошла в одну из комнат замка. Постояв немного, она обернулась и осторожно закрыла дверь, защелкнув, чтобы никто не вошел. Потом прошла к окну, а прислонившись полуоборотом, так чтобы ее не было видно, замерла.
   Внизу Рик как раз кончил цеплять сумку к седлу. Потом потрепал холку, и через мгновение вскочил на коня. Обернулся к кому-то, видимо что-то сказал, посмотрел вперед и ускакал со двора.
   Милона глубоко вздохнула, только сейчас замечая, что задержала дыхание. Надо быть честным с собой, решила она: он мне нравиться. Но это не повод. Не повод.
  
   За воротами к Рику присоединился Кайд, который прекрасно знал здешние места. Рик подружился с ним еще в первые дни, простив Кайду его участие в захвате невинного путника. Собственно, причина такого человеколюбия послужило то, что Кайд немногим старше самого Рика. Так что розыск места прибытия был переложен на спутника, а сам светлый маг собирался помочь с охотой.
   Кайд выспросил все подробности и как-то странно улыбнулся. Рик полез с вопросами, но ответа не дождался. Пообижавшись, просто для вида, он тут же об этом забыл, рассудив, что все равно скоро все узнает. Через некоторое время всадники разговаривали о разных мелочах, наслаждаясь беседой и теплым утром.
   Где-то часа через четыре Кайд высмотрел подходящее место и свернул в лес. Рик за ним. Лесная прохлада вовремя скрыла их от полуденной жары.
   Еще несколько часов Кайд остановился, Рик замер рядом, удивленно озираясь. Деревья, травы - обычная картина леса. Светлый маг взглянул на своего спутника, не поминая, почему он остановился. Перехватив взгляд юноше, Кайд протянул руку. Рик проследил за рукой, дальше, и удивленно узнал знакомые кусты с ягодами.
   - Но как! - потрясенно воскликнул он.
   Кайд не выдержал, засмеялся, пока приглушенно
   - Это не может быть! Я три дня гулял по лесу, - между тем возмущался юноша.
   - Ага, по кругу, - подтвердил лучник. - Ты сначала ушел в противоположную сторону от замка к болотам. Хорошо, что не дошел! Потом, идя по направлению реки, которая как раз здесь делает большой крюк, вернулся.
   - Но это, что ж получается... Получается... Я мог выйти на дорогу и в тот же день попасть в замок!
   - Да.
   Кайд уже смеялся во всю силу своих легких. Рик, глядя на спутника, тоже засмеялся. С трудом верилось, что он столько времени провел зря. Но с другой стороны, окажись он в замке раньше - дольше просидел бы в тюрьме. А это еще вопрос, что лучше: дикий лес или цивилизованная тюрьма. Припомнив дни заключения, Рик четко определил, что для него лес привлекательней. А раз так, то все сложилось наилучшем образом. С этой мыслью маг спрыгнул с лошади. Теперь необходимо было найти место, где его выкинуло из телепорта.
   А вот это оказалось не так просто. Задачу усложняло и то, что знанием того, чего они ищут, обладал только Рик. Он, конечно, описал место своего приземления, но описание было очень стандартным и подходило ко многим кусочкам леса.
   После того как друзья методом тыка прошлись в разных направлениях и не обнаружили исковое, было решено пообедать. На сытую голову соображать получилось лучше, и в результате они додумались до гениальной в своей простоте идеи: обойти кустарники кругом, а с каждым оборотом расширять зону поиска. Так и поступили.
   Заночевать пришлось в лесу. Обход ничего не дал. И надо было или продолжать дальше, или сворачиваться и проходить все по новому кругу. В коротком совещании решено было действовать по первому пункту плана, если так ничего не найдут, то переходить ко второму. Если и так не найдут, то думать.
   Ночевка оказалась познавательной. Молодой маг набирался опыта: как развести огонь, как расположить вещи, и как, в конце концов, приготовить еду. Все это было для него новыми и столь необходимыми знаниями. Он старался усвоить как можно больше, запомнить малейшую деталь. Кайда роль наставника веселила, еще больше его веселило то, что его спутник действительно не знает элементарного. Рик подобное отношение раздражало, но четкое понимание того, что ему это надо и надо именно ему, пересиливало раздражение. Воспоминания о днях бродяжничества успели потускнеть, затереться другими, но то, что навыки выживания лишними не бывают, он запомнил четко.
   Пламя костра освещало небольшую полянку, где устроились охотники. В сполохах огня было видно, как крепко спал Кайд, прижимая к себе свой лук. Рик сидел и смотрел на огонь. Юноша сам вызвался дежурить первым, и сейчас ничуть не жалел. Свет пламени успокаивал, а ночь напоминала, что еще один день прошел. Когда пришло время, он разбудил Кайда, а сам лег на его место. Засыпая, он вдруг вспомнил Милону: она любовалась их с Лордом работой, и, в кое веки, улыбалась. К чему бы это - еще успел подумать Рик, прежде чем провалиться в сон.
  
   - Вставай, соня! - раздался крик, откуда-то сбоку.
   Рик нехотя открыл глаза. И тут же зажмурился. Уже настал день, и луч света попал прямо по глазам парня. Он чуть повернулся, и повторно взглянул. Теперь перед его глазами росли какие-то травинки, а по резному листику, бодро перебирая лапками, полз жучок.
   - Теперь завтрак оставить или обойдешься!
   Рик помотал головой, и понял, что деваться некуда, придется вставать. Наконец, поднявшись, он нашел взглядом спутника и удивленно застыл. Кайд, не став ждать, пока юноша встанет, уплетал на обе щеки их завтрак. Заметив удивленный взгляд, он воскликнул:
   -А я решил, что ты завтрак себе наколдуешь, - пододвигая еду к Рику.
   - Если бы я мог...
   - Что? Совсем не можешь?
   - Ну, - Рик задумался. - Что-то может и могу. Но скорей всего это будет несъедобным.
   - Жалко.
   При этом Кайд откусил здоровый кусок булки и с аппетитом начал жевать, припевая молоком, и всем было ясно, что ему никак уж не "жалко", а сказал он просто, чтобы поддержать разговор. Рик еще немного подумал, и тоже приступил к трапезе.
   Место, которое они искали вчера, нашлось сегодня буквально в двух шагах от их полянки. А после того, как Кайд сказал, что они оказались немного ближе к замку, Рик понял еще один минус своего образования: слов, чтобы выразить свое отношение к ситуации явно не хватало.
   Кайд уже который час наблюдал за своим знакомым. Тот то ходил взад-вперед, то пробовал залезть на деревья, то внимательно изучал травы, то вдруг замер. Все действия сопровождались размахиванием руками и произнесением слов на неизвестном языке. Кайд понимал, что гость замка колдует, но у Лорда данный процесс получался как-то эффектней: взмахи, слова, результат. А здесь парень повторял одно и то же по несколько раз, и выражение разочарования без сомнения указывало, что что-то не получается. Лучник и раньше не сомневался, что его Владыка - сильный маг, но сейчас довод получил своего доказательство.
   Между тем маг пытался тепелопортироваться, или открыть портал, или его найти, или хотя бы... Да, хоть что-нибудь. Ничего не получалось. Юноша из-за всех ударил по дереву, выражая свои чувства. Приходилось признать, что с наскоку разрешить ситуацию не получилось. Теперь придется вспоминать все теории порталов, или, что еще хуже, создавать свою.
   - Пошли, - сказал Рик, сдаваясь.
   Кайд взглянул на своего спутника и решил не комментировать произошедшее. Впрочем, он был рад, что все закончилось, теперь оставалась только охота. Вот, где настоящая забава для мужчины, а не пляски на одном месте, называемые магией.
  
   Милона в бешенстве взмахнула рукой, пару слов и черные нити обвили корень дерево, торчавший из земли, высасывая из него соки. Силы чар не хватило, чтобы высушить все дерево, но надземная часть злополучного корня рассыпалась в труху. Сбросив напряжение, она аккуратно ощупала ногу. Кажется, это только сильный удар. Опираясь все о тоже дерево, девушка попыталась встать. Наступать было больно.
   Как? Как такое могло случиться с ней?! С ней! Выдавшееся внезапно свободное время она решила провести с пользой и сбегать на сближавшую к замку поляну, нарвать цветов. Надо было пройти небольшой перелесок, где Милона, не заметив, навернулась на корень дерева и больно ударилась. А главное: никто не знал, куда она ушла. Ситуации была глупой до абсурда. Девушка закрыла глаза и попыталась припомнить, когда она последней раз так подставлялась. Выходило - никогда. Разве что в детстве.
   Тяжело вздохнув, дочь Лорда открыла глаза и перевела взгляд в ту сторону, где располагался замок. Как ни больно, но идти придется. Самой. Сделав пару шаг, она заслышала какой-то шум. Кто-то шел как раз от дороги. Прошел немного времени и появился гость.
   -Рик, - окликнула она.
   Светлый маг поискал глазами источник звука, и недовольно поморщился. Встретиться здесь с Милоной он не ожидал. Только вернувшись с охоты, избавившись от добычи, он решил побродить около замка и в тишине подумать о причинах своих неудач с телепортом. Само собой, теперь все раздумья отходили на второй план: платье с зеленными разводами от травы, напряженное выражение лица, и сама поза, говорили о том, что девушка упала. Рик подошел ближе.
   - Помоги, - распорядилась Милона, командным тоном.
   Именно это он и собирался сделать до получения приказа. Но сейчас юноша замер, а потом, прислонившись к дереву напротив, произнес:
   - Я думаю, что такая важная госпожа, - в последнее слово он постарался вложить как можно больше иронии, - справиться сама.
   Милона вытаращилась на парня, не в силах поверить в то, что услышала.
   - Немедленно!
   Рик лишь улыбнулся.
   - Хорошо, - она глубоко вздохнула. - Хорошо. Не хочешь сам, заставлю.
   Несколько жестов, несколько слов, и вокруг рук девушки закружилась темная сила. В следующее мгновение этот клубок полетел в юношу. И застыл, не долетев, столкнувшись с барьером. Это Рик не стал ждать нападение, поставил защиту. Сам он атаковать не собирался, но и позволять собой управлять не намеревался.
   Еще одно слово и клубок выпустил нити, которые стали обвивать защиту, стараясь найти слабое место. Через некоторое время юноша вскинул руки, резким движением, одновременно с этим защита с оплетшим ее черным заклинанием полетела вперед. Силы тьмы и света сплелись и, взорвавшись, самоуничтожились. На месте старой защиты, стоял новый барьер. Рик все так же улыбался:
   - Продолжим?
   Милона нахмурилась. Она отдала должное и реакции, и скорости принятия решений противника. Впрочем, в поединке победа все равно бы осталась за ней, несмотря на трудности с концентрацией из-за боли, но нужен ли ей был сам поединок. Определенно нет. Она выпрямилась, и пошла к замку.
   Рик растерялся. Он не знал, чем кончится его провокация, ну уж никак не ждал, что девушка действительно постарается справиться сама. Недолго думая он нагнал гордячку, и, молча, обхватил ее, помогая идти. Милона хотела сбросить его руку, но понимала, какая это глупость.
   Когда они оказались в замке, Рик передал свою ношу слугам, уверенный, что они уж позаботиться о хозяйке.
   - Спасибо, - сказала девушка.
   - Не за что. Обращайся, красавица, - ответил Рик, предоставляя Милоне самой гадать, что значит его последнее слово.
  
  
   Глава 9.
  
   Три тысячи лет назад.
  
   Осенняя страда, сменилась зимней непогодой, а потом и весенними ручейками. Рик мужественно проигнорировал все намеки Лорда, и предпочел остаться в замке. Конечно, пришлось рассказать правду. Правда не произвела того впечатления, которого он боялся. Все осталось по-прежнему.
   Ветерок изредка дул в окно, взметая шторы. За окном было темно. В большой полупустой комнате хранилась одна из основных ценностей всего рода Лорда - его библиотека. Целый стеллаж книг: в кожаных обложках, часто инкрустированные драгоценными камнями, и со страницами, написанными от руки, по математике, астрономии, полка, посвященная темным искусствам, и книги со сказаниями и преданиями - без сомнения были достоянием, которое собиралось не одним поколением. Сюда не пускали слуг, и здесь не было камина. Мебель, кроме стеллажа, - два стола по разным углам и по стулу к ним.
   Ветер раскидал бумаги, уронив пару листочков на пол, с одного из столов. На втором находился единственный источник света, по три свечи в двух подсвечниках. За этим столом и сидел Рик. Библиотека сразу же показалась ему идеальной комнатой для исследований. Никто не мешает, никто не тревожит. Только пришлось соблюдать множество правил, в частности: работать только при дневном свете, не открывать окна, когда идет дождь, обязательно проветривать помещение, и другие. Но уже два дня как Лорда не было в замке и правилами можно было пренебречь. Совсем немного, не всеми, и обязательно предупредив слуг, чтобы не беспокоили. Чем Рик и воспользовался. Бесконечные вычисления, гипотезы телепортации, и рассуждения на тему юноша забросил. Плохой, пляшущий свет от свечей мешал работе. Но справиться с соблазном, почитать в свое удовольствие, не смог. Он еще не научился настолько владеть собой, чтобы безболезненно отложить что-то на потом и не мучиться. И теперь, сдвинув свечи, юный маг с трудом пробирался через неровный подчерк переписчика. Внезапно он откинулся на спинку стула, поднял взгляд вверх, и опять опустил, взял книгу в руки и прочитал вслух с выражением, надеясь лучше понять смысл:
  
   Мело, мело по всей земле
   Во все пределы.
   Свеча горела на столе,
   Свеча горела.
  
   Как летом роем мошкара
   Летит на пламя,
   Слетались хлопья со двора
   К оконной раме.
  
   Метель лепила на стекле
   Кружки и стрелы.
   Свеча горела на столе,
   Свеча горела... [2]
  
   Рик замолчал. В наставшей тишине вдруг послышался звук робких шагов. Юноша обернулся. После яркого света глазам понадобилось несколько секунд, чтобы привыкнуть, и увидеть женский силуэт:
   - Рик, - позвал Милона.
   Она пришла на звук его голоса, гадая, кто в такое время сидит в библиотеке. А потом осталась, слушать. И строчка за строчкой перед глазами появляется картина. Такая желанная, и такая неосуществимая. Метель мела всю зиму, но... Они не были вместе. Не потому что нельзя, хотя и нельзя тоже. Они не вместе, потому, что так должно. Так нужно для рода, для земель, для народа, чей Властительницей, Владычицей, Леди, она станет. Не бывать светлому главою темных, какой бы силой он не располагал. Невозможно, не приговор, а скорее вердикт лекаря, обязательный для исполнения. Иначе будет хуже. Милона и не обещала, улыбки, разговоры по душам дарила. А больше? Избегала. И не могла пройти мимо. То есть обычно-то могла, он все-таки гость, пусть и подзадержавшийся, но гость, сегодня здесь, а завтра нет. Чужой. А сейчас. Зачем он читает? Душа и так болит, и даже гордое слово "долг" не помогает. Метели мели, свечи горели, только они не вместе. Сила, первородная, главная, толкнула ее, и она позвала. Болезненно, судорожно произнося его имя, потому что она никогда не просила помощи, и никогда не желала настолько сильно, чтобы помогли.
   Рик не услышал всей боли, что прозвучал в ее голосе. Он только понял, что сегодня можно. Подошел, и поцеловал. Сначала просто коснувшись, пробуя и не веря, что происходит. Потом глубже. Ошеломленная, она замерла. Да, она звала, но не ждала, что на зов откликнуться так. Что вообще откликнуться. И она отвечала на его поцелуи.
   Очарование момента не закончилось, когда они кончили целоваться. Он хотел продолжить, но Милона шепнула:
   - Не здесь.
   Схватив его за рукав, она развернулась и потом бросилась к двери. Все это не смотря на него, понимая, что стоит ей взглянуть, как она не сможет сделать ни шагу.
   Потайной, а вернее просто хорошенько припрятанный ход, ведущий от библиотеки к дверям комнаты, они не прошли, а пробежали. Пробежали, пытаясь, если и не обогнать время, то вырвать еще кусочек этой вседозволенности.
   Как только двери комнаты были закрыты, последние барьеры пали. Она посмотрела на него, и разве что не бросилась, вцепилась руками, губами целуя. Он тут же перехватил инициативу. Слишком долго он ждал. Ждал, позволив себе уйти в тень, и быть довольным лишь малостью. Видеть. Этого не нужно было раньше, с другими. Только видеть - это так мало с ней. Даже иметь право назвать ее своей было малостью, хотя и этого права он был лишен. Хотелось большего. Разделить каждый день, каждый час - вот чего хотелось. Не отпускать. Совсем. Никогда. Нельзя. Но нельзя не сейчас. Сейчас можно, можно прижимать, ласкать, шептать слова любви. Можно все. И ворохом падают одежды, а ночь прячет два сплетенных тела.
   Утром в библиотеке догорят свечи, улики нарушенных запретов.
  
   Отгорало красной полосой заря. Уже давно посветлело. Лорд, не смотря, передал поводья конюху. И уверенной походкой пошел к входу в замок. Сейчас его интересовала только купальня. Он знал, что расторопные слуги, а другие у него в замке не задерживались, бегом согревают воду. Поэтому шел неторопливо, спокойно, внимательным взглядом окидывая коридоры и комнаты. Везде ли порядок, следят ли за убранством залов. И от него не укрылось, как немногочисленные встреченные им опускают взгляд, и за его спиной начинают о чем-то шептаться. Мучиться пустыми сомнениями он не стал, поэтому просто остановился пробегающего служка, и прямо спросил:
   - Что-то случилось?
   - Нет, господин, - слуга отвел глаза, и прилагал явные усилия, чтобы не взглянуть на своего хозяина, - Все в порядке...
   Лорд жестом остановил его, резко развернулся, меняя направления движения. Теперь он шел к дочери. Пока он отсутствовал, в замке что-то произошло. Теперь он знал точно, отрицательный ответ, и невнятный лепет, только подтвердили его смутные догадки. Но что могло произойти в замке такого, о чем ему бояться сообщить. Милона должна знать, но, если и дочь не знает об этом, стоит приложить усилии, чтобы все выяснить. Одновременно с беспокойством им овладела легкая досада. Он прекрасно знал, что всегда бывают неожиданности, но мысль о том, что нельзя и на несколько дней оставить замок, чтобы ничего не случилось, вызывала раздражение.
   Не стучась, он открыл дверь, сделал несколько шагов по комнате и замер, потом оглянулся. Шкаф, из дорого дерева с искусно вырезанными узорами, единственное, что осталось не затронутым общей вакханалией. Вещи, кинутые, как попало, были повсюду, например, платье лежала прямо на туалетном столике, сбив протирки и настойки. Лорд долго несколько секунд посмотрел на этот кусок материи, а перевел взгляд на центр безобразия. На кровати, прижавшись друг к другу лежали его дочь и светлый маг, и мирно спали.
   Несмотря на внешнее спокойствие и безразличие, предписываемые ему статусом, в комнате начала разливаться темная сила, выдавая владевшее им бешенство. Его дитя, воспитанная им, в постели с блудным потеряшкой. Темная сила стала материальной и начала закручиваться в спирали. Милона и Рик оба почувствовали ее присутствие. Рик открыл глаза и увидел перед собой разгневанного высшего мага. Он замер, понимая, что сейчас любое движение чревато. Милона, ничего не понимая со сна, открыла глаза, и с недоумением посмотрела на напряженного любовника, потом повернула голову:
   - Отец, - произнесла она приглушенно.
   Лорд четко развернулся, и так же чеканя шаг вышел из комнаты.
  
   Рик начисто вымылся, побрился и оделся во все чистое. Долго зачесывал волосы, стараясь подобрать максимально строгую прическу. И лишь потом отправился на встречу к Лорду. Он не знал, к чему он готовится больше, к традиционно-торжественному разговору или к смерти, которую принято встречать во всем чистом, особенно, если останков для похорон может и не быть. Внутренние сомнения никак не отразились на внешних действиях. Задерживаться по пустякам он себе не позволил. Хотя и не спешил. Пожалуй, в первый раз в жизни ему удалось шагать так чинно вельможно.
   Он, не останавливаясь, прошел к двери сквозь знакомую приемную, и оказался в знакомом же кабинете. Найдя глаза Лорда, опустился на колени, и справедливо опасаясь скорой смерти, выпалил:
   - Позвольте мне взять в жены Вашу дочь!
   Вчера он наконец-то узнал название для своего состояния. Следовало догадаться давно. Но юноша серьезно считал, что порывы души им уже изучены. Нет. И никогда не было, теперь он точно знал, что любовь - это не обязательно первая красавица курса, или умилительные подарочки в праздничные дни. А самое любопытное, оказалось, что для него любовь - это не по водосточной трубе на балкон и один против четверых хулиганов. Любовь - это так же естественно, как дышать. То есть балкон и хулиганы тоже остались, только не ради, а вообще, ничуть не больше, чем придержать, чтобы не споткнулась, улыбнуться в ответ, нахмуриться, если не понимает элементарного. Рик просто почувствовал эту любовь во всех пластах своей личности, и не нашел ничего чужеродного, ничего вызывающего отторжение.
   Когда Лорд ушел из спальни, он спросил: "Моей будешь?". Она промолчала. И само ее молчание было криком "да". Несмотря на его безграмотность, а правильней незнание тонкостей, юноша понимал, что ее "да", "нет", как щепки, брошенные в огонь. И огонь здесь родительская воля. Даже в светлых землях к совету родителей было принято прислушиваться, и их рекомендации являлись обязательными к рассмотрению. Другое дело, что воля молодых была главенствующей. В темных же землях из трагических историй, которые запоминаются всегда лучше дат и событий, явственно следовало, что в повешенном на собственном ребенке заклятия повиновения не было ничего из ряда вон выходящего. Ведь свой ребенок - основной претендент на твое место. Этот ребенок всегда мог бы рассматриваться, как первый враг, если бы не родная кровь. Так и выходила, что неволить смысла нет, а придержать надо. Заклятие принуждения сразу становилось, хоть и не лучшим способом, то элегантным выходом точно. А взгляд на брак старшего и молодого поколения обычно разнился. И проявление непокорности в такой проблеме, тем более, не является чем-то странным. Пару подбирают родители, а детям остается лишь смериться. И Рик прекрасно осознавал, что если он действительно хочет быть с ней, то в его случаи главной становиться воля Лорда.
   Для Лорда просьба Рика оказалась неожиданностью. Поэтому он отреагировал не сразу, а долго вглядывался в коленопреклоненного юношу, раздумывая, с чего бы это. Так и ничего не решив, мужчина подошел к незажженному камину, и несколько секунд рассматривал золу, потом произнес:
   - Это невозможно.
   -Почему? - тут же откликнулся Рик, вскинув голову.
   -Ты не подходишь, - в голосе Лорда перекатывались кубики льда.
   -Чем?
   - Ну, для начала может тебе стоит вспомнить, кто ты, - льда в голосе Лорда было ничуть не меньше, чем в предыдущем высказывании, но теперь еще добавилась задумчивая ирония.
   Парень тут же подумал о том, кто он, и о том, кем его здесь считают. Разница была существенная.
   - Я никогда об этом не говорил, не видел необходимости. Но мое истинное имя - Риакард дель Тиар. По матери я принадлежу к очень древнему магическому роду дель Адрин. Древнему уже в это время! Родство со мной честь, - последнюю фразу Рик произнес настолько высокомерно, насколько смог. Он вообще с трудом понимал, что кем-то он мог не рассматриваться как перспективный жених.
   Прозвучавший постулат не вызывал сомнения у Лорда. И тут даже не надо было применять магию. И умение ездить на лошадях, и некоторые оговорки в его рассказах, да и многие другие мелочи, оставляли мало места для догадок, юноша действительно происходил из знатного рода. Поэтому Лорд не стал комментировать заявление и сразу перешел к главному.
   - Суть не в твоем происхождении. Там, где при моем отце расстилались пустынные земли, сейчас владения одного из Лордов. Я сомневаюсь, что он может похвастаться благородным происхождением. Тем не менее, многие хотели бы, несмотря на брезгливое к ему отношения, чтоб он вошел в их род. Наличие благородных предков несомненно важно, но я не хочу ослабить свой род. Так, что мой ответ: нет.
   Рик ничего не понял, кроме того, что ему отказали:
   - Но я маг! И со временем стану сильным магом.
   - Светлый маг! Если я соглашусь, это скажется и на наследниках. Так, что нет.
   - Но, но...
   -Смирись, - Лорд начал раздражаться.
   - Наша любовь не может быть слабостью.
   - Я не сказал, что ваша любовь- это слабость. Ты пропустил, все мои доводы мимо ушей?
   -Нет. Но какое отношение имеет цвет силы к нашему браку? Какое отношение имеет он к нашей с Милоной любви?
   - К любви не каково. Любите друг друга хоть до помрачения. Конечно, придерживаясь некоторых правил. А вот свадьба невозможна. Я не допущу, чтобы светлый маг вошел в мой род. Это мое последнее слово, - Лорд злился, он уже все объяснил, а мальчишка всё не мог принять его решение как данность, на чем-то еще настаивая.
   - Хорошо, - Рик встал с колен и тяжело вздохнул. - Хорошо. Я стану черным магом. Тогда Вы разрешите брак.
   - Вот когда станешь, тогда и посмотрим.
  
  
   Глава 10.
  
   Глаза, привыкшие к темноте, четко видели очертания выложенной камнями тропинки, но с трудом различали мелкие выбоины. На небе, словно специально, не было луну. Темное, без единого облачка, оно освещалось холодным светом далеких, недоступных звезд. Или это было иллюзией, бредом возбужденного разума, или ожидания нескольких дней отразились таким образом, но казалось, что ночь сама ластиться к двум людям. То ветерок, играя, касался их, то ночные мотыльки, вдруг, пролетали мимо, кружа. Словно жизнь сохранилась только на этой тропинке, по которой шли двое магов, а вне ее клубилась темнота, неся с собой страх.
   Тропинка, сделав резкий поворот, оставила пустую темную громаду замка справа. Лорд отпустил всех слуг, а тех, кто жил постоянно, отправил к родственникам и гостям, даже Милона уехала навестить свою нянечку. И сейчас замок представлялся огромным монстром, то вдруг что-то выкрикивающим голосами птиц, то замирающим и настороженно следящим за путниками. Особенно усиливалось это впечатление, если смотреть в магическом взоре, нити чар превращались в сверкающие жилки жизненной силы чудовища. В темноте поместье не было домом - убежищем для путников, а последней ловушкой для искателей приключений. Справа находился лесок. Днем редкие деревца ждали к себе отдыхающих. Сейчас же проходы между ними сливались. Стволы казались копьями между провалами пустоты. А темнота, словно живая напирала, на лес.
   Тропка, петляя, то приближалась к леску, то поворачивала ближе к замку, потом взбиралась на пригорок. Путники оказывались то около чудовища-замка, то, как будто опомнившись, уходили в противоположную сторону, но там их ждало притаившиеся воинство леса, и они кидались опять к жилищу. Чтобы в следующее мгновение восшествовали вверх.
   На пригорке находился постамент - алтарь. От неба он был закрыт крышей, которую держали опоры. В праздники столбы оплетали цветами. В будничные теплые дни алтарь стоял открытый всем ветрам. А когда бушевала непогода, его закрывали плетнями. Перед тем, как разъехаться, слуги убрали перегородки, и сейчас ограда неровной кучей лежала внизу. Под крышей, кроме монолитного камня, не было ничего, ни идолов богини, ни ее знаков. Считалось, что так и надо, Само место пропитано ее духом.
   Рик огляделся, запоминая детали. Он находился в том созерцательном состояние, которое бывает между страхом, когда нет шанса увернуться, а должно становиться главным, и куражом, когда уже не важно, делаешь ты что-то или нет, потому что все идет как надо.
   Вчера это место тщательно вымели, а алтарь омыли водой. Черный маг сам нанес все положенные символы - каналы для энергии. А светлый дня три развлекался тем, что готовился к ритуалу. Воздержание от еды, вплоть до полного отказа, медитации, работа с нитями магии. Силе предстояло поменять свою полярность, и чтобы этот процесс прошел, как можно легче, доступ должен быть открыт, в том числе и к внутреннему резерву. Эффект от подобных издевательств был, и магия, словно вода, плескалась вокруг него, она светилась, как сигнальный огонь, привлекая всех магических существ. Но для юноши это не имело значение.
   Рик прислонился к опоре, пока сопровождающий его Лорд проверял все линии ритуального рисунка. Когда Владыка земель закончил, юноша присел, а потом и лег на постамент, как раз поместившись во всю длину.
   Камень холодил спину сквозь одежду. Скоро все измениться. Останутся теми же только имя и внешность. Остальное будет другим. Или он умрет. А между жизнью и смертью, катализатор изменений, и возможность выжить - отказ от Света и покровительство Тьмы. "Тьма - стерва" говорили, когда жизнь ставила подножку и окунала лицом в грязь, "Тьма - ветряная любовница", когда случалась не такая крупная неприятность, "Тьма - удачливая мошенница", когда риск и азарт приносили ощутимую пользу. А еще "Тьма сохранит" и "Тьма поможет" собираясь совершить преступление. Но в тоже время она защитница женщин, деторождения. Многоликая богиня черных магов, их вечная возлюбленная. И задача, которая стояла перед парнем была с одной стороны простой, с другой, маловозможной: понравиться Тьме с первого взгляда, потому что второго уже не будет, не на кого богине будет смотреть, человек уже умрет.
   Между тем Лорд, замыкая все линии, отступил к самому краю, а потом, остановившись перед узлом силы, занес над ним руку. С руки сорвалась капля темной магической энергии. Она чуть зависла над узлом, и в следующее мгновение оказалась внутри. Сейчас же по линии вокруг постамента возникла непроницаемая темная стена, а потом опять ушла в линию. Как только стены не стало, на месте второго круга образовался ажурный забор, он тоже продержался несколько мгновений и так же исчез. Настала очередь последнего внешнего круга. Он состоял из маленьких кружков, соединенных между собой, и теперь каждый из них послужил воронкой для гейзера только не воды, а темной силы. Она взметнулась вверх, достав до потолка, а потом так же, как и в предыдущие разы, ушла в пол. Лорд еще раз осмотрелся и стал удаляться, больше визуальных эффектов такого размаха не предвидеться, а переходить на магическое зрение не стоило, можно ослепнуть.
   Рик глядел в потолок. Что что-то происходит, он понял по тому, как вдруг резко стало темно, потом перед глазами замелькали тени, и все опять застыло. Послышались шаги. Рик повернул голову и увидел, как Лорд не торопясь спускается с холма. Парень смотрел ему вслед, пока он не пропал из поля зрения. Потом опять перевел взгляд на потолок. Он остался один, лежа на алтаре. Сбежать отсюда нельзя, три круга - магическая ограда не выпустят его до утра. Осталось ждать.
   Прошло время. Ничего не происходило. Риакарду надоело просто лежать. Он поерзал, но устроиться на холодном камне удобно так и не получилось. Парень только повернулся на бок, чтобы сократить площадь соприкосновения с поверхностью, и подложил под голову руки. Каково бы не было напряжение, ночью в тишине лежать и ничего не делать получалось плохо. Рик начал засыпать.
   Осталось полчаса до полночи. Свет звезд загородила прозрачная тень, а потом она плавно стекла по опорам на пол. Рик резко вздрогнул и проснулся, огляделся, все было также. Он опять закрыл глаза. Прошло немного времени. Тень влилась в первый круг, и начала наливаться чернотой. Линии между кружками набухли, шевельнулись и отделились от пола. Они превратились в совершенно черных маленьких змеек. Змейки подняли головки, как будто оглянулись и следующий миг бросились по начертанному к лежащему на камне парню. Раздалось шипение. Еще не уснувший маг пошевелился, услышал какой-то звук. Черные змеи сразу слились с символами ритуального рисунка. Рик с трудом открыл глаза, но ничего не увидел, тут же закрыв их опять. Как только это случилось, головы змеек тут же поднялись, но парень опять пошевелился, и змеи тут же превратились в линии. Рик пошевелился опять и перевернулся на другой бок. Тишина стояла до того момента, как юноша снова не задышал ровно. Это послужило сигналом, и змеи опять устремились к незащищенному человеческому телу, но уже без шипения.
   Около самого постамента узор был нанесен так часто, что почти не осталось свободного пространства. Здесь все черные змейки и собрались. Освещенные звездами они казались черным шевелящимся пятном, живой тьмой. В безмолвной и короткой, но яростной борьбе победили четыре змеи. Они-то и взобрались по линиям, начерченным по углам алтаря. В синхронном прыжке змеи обвили его голенища и запястья, а потом резко дернули, распластывая тело лицом к потолку. Рик проснулся и попытался вырваться, но первые четыре змейки превратились в цепи, которые крепко держали тело в заданном положении. А между тем по постаменту уже поднималась следующая четверка, а потом следующая, и так подряд черной рекой. Оказалось, что путешествовать змейки могут не только по ритуальным знакам, но и по человеческому телу. Рик дернулся, пытаясь сбросить их. Они наползали на него. А потом одна открыла пасть. Стало понятно, что эти существа лишь напоминают змей, так как во рту у змеек никогда не бывает стройного ряда зубов хищников, приспособленных отрывать куски мяса, прокусывать плоть. И эти зубы сначала одной, потом другой змейки вонзились в мага, прокусывая ткань. Рик заорал от боли, и начал дергаться сильней. Некоторых существ ему удавалась сбросить с себя, но они возвращались, и кусали, кусали, въедаясь в плоть. Парень уже метался по алтарю, пытаясь вырвать руки и ноги из сковывающих цепей, избавиться от боли.
   - Расслабься, - вдруг прозвучал звонкий, как звук хрусталя, но холодный, как вода со льдом, женский голос. - Позволь им сделать свое дело.
   Этот голос пробился к замутненному болью сознанию легко и просто, юноша услышал каждое слово так четко, словно собеседник всю жизнь учился ораторскому искусству. Но значение этих слов... "Расслабиться! Как?" - вот, что хотелось крикнуть в ответ Рику, вся сила которого уходила на борьбу с мерзкими тварями. Он не собирался сдаваться без боя.
   Женщина засмеялась. Казалось, ее смех разнесся по всей округе. Но какой это был смех! В нем смешалась и наслаждение чужими страданиями, и ожидания продолжения происходящего увлекательного зрелища, и высокомерие высшего, понимание своего превосходства и глупости наблюдаемого.
   Рик вздрогнул, услышав его, и на секунду замер. Этот смех отрезвлял, в голове успела пронестись вопрос: а чему он сопротивляется. Но сквозь боль от укусов, которые к тому же начали гореть, в сознание с трудом формулировались четкие мысли. Слова, то всплывали ясно, то пропадали, затираясь ощущениями. Парень сделал над собой усилие, еще раз замирая, чтобы не отвлекаться на движение тела, отрешаясь от боли, и осмыслил пазл: сопротивляется, сейчас, в религиозном месте, в защитном круге, чему, кому - Тьме, своей будущей покровительнице. И по ответу - вывод: не сопротивляться. Смех сразу прекратился.
   Парень смог замереть, не мешать, но расслабиться не получилось. Наоборот, он был напряжен. И ни кричать не получилось, хотя Рик старался, честно старался не кричать.
   В определенный момент боль стала другой. Теперь это уже был жар. Огонь пожирал тело изнутри, и Рик забыл, что надо замереть, терпеть, что все идет своим чередом, он метался, как лихорадке, пытаясь хоть как-то избавиться от ужасного состояния. Сознание, не выдержало такого издевательство, померкло.
   Он так и не смог узнать, сколько времени провел на алтаре, час, ночь, прежде чем пришло спасательное забытье.
   Рик очнулся, резко дернулся и ударился о камень. Потирая ушиб, он сел. Его мутило, утренняя прохлада студила мокрое от пота тело, и парень мерз, разорванные остатки одежды не защищали. Места укусов, ночью представлявшиеся настоящими ранами, при свете выглядели просто царапинами, правда нанесенными по всему телу и кровоточащими до сих пор. Шальная мысль поколдовать даже не возникла. Тревожила более насущная проблема: дойти до замка.
   Маг встал и, пошатываясь, пошел. Понятно, что за ним должны будут прийти, хотя бы за телом, но пока он их дождется, то успеет простыть. Впрочем, все оказалось не так страшно, с пригорка было видно, как идут люди. Заприметив его, они ускорили шаг.
   Рик остановился около колонн - опор, сначала просто прислонился, а зачем сполз на пол, дожидаясь слуг. Двое мужчин быстро добежали до него. Они принесли с собой плащ, в который юноша с благодарностью закутался. Потом помогли подняться и как можно удобнее опереться на них. Вся процессия медленно двинулась в замок.
   Перед самым спуском Рик оглянулся. Место замкнутого внешнего круга занимал ряд маленьких кружков, бывших его элементами, а постамент весь хаотично разрисован линиями равной длины. Только темная сила могла так их переместить, и она же заставила их вгрызаться в тело, а вернее в каналы силы, перерабатывая светлую энергию в темную. Но как это было больно. Невыносимо!
   Юноше было плохо. Усталость накатывала волнами, то казалось, что сил нет вообще, и лишь помощники спасали от падения на землю, то появлялась энергия и подхлестывала изнуренный организм, мучая его еще больше. И что-то давило. Изнутри. Постоянно. Так, что он сам себе казался речкой, воды которой вот-вот выйдут из берегов.
   Маг шел, сосредоточенно переставляя ноги, и стараясь не заваливаться на слуг. Ночная стужа оказалась по-весеннему коварной, и парень шмыгнул пару раз носом. Впрочем, лежа на камне, после несколько дней голодовки, немудрено было заболеть. К тому же теперь, когда все позади, он понимал, что страшно переживал все три дня.
   Когда процессия медленно дошла до замка, до Рик с грустью обнаружил, что их встречает сам владелец. Чувства собственно достоинства не позволило показать истинное состояние Лорду. Но на его колючий, нехороший взгляд ответить сил не было. Рик с помощью слуг поднялся к себе в комнату и развалился на кровати. Юноша и не сомневался, что Владыку земель устроит его смерть, но сам он намеревался выжить. И выжил.
  
  
   Глава 11.
  
   Настоящее время.
  
   За окном шел дождь. Свет в комнату проникал сквозь стену дождя, создавая ту пасмурную серость, которая портит с утра всем настроение. Риакард проснулся легко. День должен был стать знаменательным, а маг со вчерашнего дня прибывал в меланхоличном настроении. Ничего не хотелось, но, словно подружившись с удачей, все получалось. Такие моменты надо ловить - народная мудрость, известная и ему. Но он просто не знал с чего начать и выжидал, оттого и тосковал.
   Одевшись, молодой человек стал перебирать вещи. Из походной сумки он достал подобранную когда-то белую кость. Взявшись за кончик, он повертел ее, рассматривая в тусклом свете. На лице появилось чуть мечтательное выражение. Задумавшись, он положил кость на руку, а другой ласково поглаживал. Потихоньку взгляд стал все более осмысленным. Резким движением вынул из сумки еще и платок, потом он расстелил его на письменном столе и разгладил, настолько насколько это было возможно. На платок он положил кость. Теперь осталось приступить к намеченному колдовству.
  
   Реган зей Ронтан выбрался из кареты и посмотрел на своего спутника. Настроение Риакарда было сродни погоде, такая же серая пасмурность. Но в тоже время не было основного - беспокойства. Высший магистр развернулся и быстрым шагом направился в Академию, на полигоне которой традиционно проходили испытания на подтверждение звания. Зей Ронтан немного тревожился за молодого мага. За свою преподавательскую деятельность он насмотрелся на студентов перед экзаменом, обычным и естественным состоянием являлся страх, и чем важнее экзамен, тем больше волнений. И то, что Риакард его не испытывал, настораживало. Как бы его протеже не переоценил свои силы. Хотя Реган прекрасно понимал, что это не его дела. Но, решил колдун, если магистр провалится, он вспомнит, что согласно страшилкам Салавьеры черным магам полагается быть злыми, и очень разозлится.
   Они прошли быстрым шагом по Академии, и вышли во двор. Моросящий дождик прекратился, но небо все еще было хмурым. Огромная площадь, над которой потрудились маги земли и огня, сплавливая камни между собой, являлось достопримечательностью Академии. Огибая мощеное поле, возвышался холм, то ли естественного, то ли искусственного происхождения, на котором находились скамейки. Отдельно стоял крытый павильон со столиками и удобными креслами, предназначенными для важных персон.
   Реган уверенно отправился к навесу, Рику пришлось устраиваться на скамейках. В павильоне его никто не ждал, все-таки это было не ученическое соревнование, когда учителю полагается быть рядом со своим протеже.
   Риакард устроился в первом ряду, наблюдая, как заполняются людьми скамейки. Участники испытания в толпе выделялись каноническими мантиями магистра темной магии и волнениями в облике. Молодой маг высматривал их с целью выяснить, если ли среди них знакомые. Несмотря на статус учителя Светлой Академии, ему не хотелось лишний раз подчеркивать свою молодость и свой официально небольшой, каких-то полгода, опыт в некромантии. Поэтому не найдя знакомых, он даже улыбнулся. От испытания никуда не денешься. А Риакард очень хотел задержаться в Райнере в качестве полноценного мага.
   Само мероприятие было организованно несложно. На арену выходил претендент на подтверждения звания. Один из старших магистров напускал на него заклинания соответствующего уровня. Испытуемому нужно было с ним справиться. Оценивалось мастерство, знания чар, контроль над силой. Если маг справлялся с заклинанием, то титул подтверждался. Если возникали мелкие проблемы или разногласия у судей, то старший магистр использовал еще одно заклинания, и если еще были неясности, то все повторялось. По результатам трех попыток выносился вердикт. Если кандидат пусть с трудом, но справился со всеми тремя заклинаниями, то вердикт всегда был положительным. Если претендент не мог уничтожить или иным способом обезвредить заклинание, то колдуну оставалось или признать свое поражение или, когда заклинание достигало своей цели, титул считался не подтвержденным. Если в результате манипуляций кандидата заклятие становились опасно для окружающих, то оно уничтожалось четверкой магов-стражей, стоявших по углам стадиона, и испытуемый соответственно считался провалившимся. Если в результате манипуляций чары становились опасны для самого мага, то вмешательство происходило, лишь по чьей-то просьбе, так как считалось, что подобным колдунам нет места в темномагическом сообществе. Последний пункт и делал возможным смерти на мероприятие.
   Выступление первых участников были достаточно ровными, потратив некоторое время, они справились с заданием. Четвертый провалился, ему повезло, что заклятие оказалось обычной заморозкой, и его просто унесли с поля.
   Пятым выступал молодой магистр.
   - Риакард дель Тиар, - провозгласил ведущий.
   Кард поднялся со своего места и вышел на середину, встав лицом к павильону. Маг краем глаза отметил, что все сидящие смотрят на него. Удивительно, когда он сам был в зале, народу казалось намного меньше. Ему еще не приходилось выступать публично.
   Картина происходящего замедлилась и приобрела необычайную четкость. Риакард видел, как человек в черных одеждах, сидевший справа, поднялся, полуобернулся к кому-то, вслушиваясь, потом чуть склонил голову, признавая чужое решение, и опять взглянул на претендента. Медленно, как казалось молодому колдуну, он поднял руку сжатым кулаком и резко раскрыл все пальцы. Одновременно с движением старшего магистра вокруг дель Тиара образовались хлопья тьмы, загородив его от зрителей.
   Мгновенно воздвигнув вокруг себя барьер, Риакард, тем не менее, чуть опоздал. Несколько черных пушинок попало внутрь барьера, и они сразу ринулись к теплому телу, прожигая ткань и вместе с тем исчезая.
   Магистр сразу узнал хлопья тьмы, их еще называли "воздушными угольками", похожие на черный пух, они жглись как раскаленные угольки, но, так как это была не магия огня, пламя от их прикосновений не вспыхивало.
   Сейчас оставшаяся часть кружила за его щитом. Можно было использовать щит, как сеть, растянуть и набросить. Ни то, чтобы такое решение было неправильным, просто оно напрашивалось само собой. Поразить воображение присутствующих искусством не было его целью, но и тривиальный подход его смущал. Риакард задумался, вспоминая все, что он знает о магии. В конечном счете, он же даже чему-то учил студентов. А если подумать, что собой представляют "хлопья". Это обрывки магической энергии. Маленькие комки силы, которые можно собрать в одну кучу, и выплести нить. Даже не просто тонкие нити, чародей еще раз огляделся, он понимал, что здесь хватит энергии, для настоящей веревки. "Кнут", - вдруг осенило мага, - "даже два".
   Риакард дель Тиар наметив план действий, сразу приступил к его выполнению. Первый пункт - самый тяжелый и самый опасный. Следовало собрать все пушинки вместе. А слететься они могли только на тепло его тела. Пару слов он проговорит шепотом и взмахнул рукой. Щит стал сужаться, одновременно истончаясь...
   Зрители и комиссия видели, как тьма окутала фигуру соискателя и остановилась, лишь частички чар двигались вокруг невидимой оси. Потом они вдруг стали уплотняться, сжимаясь к центру. Казалось маг не смог справиться с чарами и сейчас он будет повержен, как и предыдущий выступающий. Но вдруг хлопья тьмы разлетелись во все стороны. Среди мельтешащих пушинок проявилась фигура человека, исполняющего грациозное па. Он звонким голосом произнес слова, а руки вывел вперед, скрещиваясь в запястье. В следующие мгновение Риакард развел руки, и по полю щелкнули два кнута, сотканных из темных чар, рукояти которых были в руках у молодого мага. Элегантное решение: хотя своя сила тоже тратиться, но чужая остается.
   Риакард замер посреди поля, аккуратно положил кнуты на землю, подошел к судьям и глубоко поклонился. Магистр знал, что сделал все хорошо, но, если кто-то из высших магов комиссии решит, что он не справился, никакие свидетели не смогут доказать обратное.
   Со своего места поднялся тот же человек, который накладывал заклятие, и спокойно произнес два слова:
   - Поздравляю, магистр.
   На лице появилась надменная улыбка, желая ее скрыть, Кард еще раз поклонился, но глубже, и быстро развернулся, направившись на свое место. Он знал, что сегодня никто не сравниться с ним, а завтра до всей этой возни ему уже не будет никакого дела.
   После испытания всех пригласили пройти на празднество. Оно проходило в огромном зале. Хрустальная люстра под потолком, залитая светом магических огней, служила освещением. Стены были украшены декоративными подсвечниками с искорками того же света, богато вышитыми гобеленами и коврами. У одной из стен размещались музыканты. Как только гости оказались, в зале заиграла музыка. Начались танцы. Риакард развернулся, отыскал глазами симпатичную девушку, и пригласил ее на танец.
   Вскоре стало видно, как хаотичная толпа, смешавшаяся в коридорах Академии, распадается на маленькие группы. Празднество было открытым, и сюда приглашали многих: судей и почетных гостей мероприятия, всех кандидатов, независимо от того прошли они испытания или нет, их родственников и друзей, зрителей и стражу, следившую за порядком на стадионе. Люди из разных слоев, разных профессий и даже стран с трудом смешивались друг с другом. Но объединенные одним интересом, темной магии, они и не ссорились. Праздник всегда проходил в теплой атмосфере.
   Только один стол обходили стороной, даже те, кто недостаточно знал этикет темных, просто чувствуя, что к этим людям приближаться не стоит. Возглавлял стол хозяин торжества, ректор Темной Академии, вошедший в полную силу высший маг проклятий, отсчитывающий свою вторую сотню. Бледный цвет кожи человека, большую часть времени проводящего с бумагами, внимательные зеленые глаза под кустистыми бровями, непропорционально большой нос и поджатые губы. Нинэс зей Гарт был по-настоящему опасным человеком, любившим помучить не только врагов, но и подчиненных. Впрочем, он всегда знал, когда надо остановиться, что и позволило ему достичь своей должности.
   - Интересного студента Вы в этом году привезли, - заметил зей Гартан.
   Использовал слово "студент" он специально. Ректор Академии не любил выходцев из светлых стран. Не любил и все. Он был твердо уверен, что светлые земли - для светлых магов, темные - для темных, а иные просто выродки.
   - Магический род, темный маг...- ухмыльнулся еще один сидевший за столом.
   Тоже высший темный маг, но его специализацией были любовные чары. Обрюзгший, с толстым животом он напоминал перекормленную комнатную собачку, которая с трудом перебирает лапками. Гнусные намеки были нормой его общения со всеми.
   Реган зей Ронтан намек проигнорировал, и ответил сразу ректору:
   - После сегодняшний выступлений обращения "студент" не совсем уместно.
   Ректор промолчал. Извиняться он не собирался, и вины за собой не видел. Впрочем, магистр зей Ронтан, и ничего не ждал, помолчав немного, чтобы все прониклись, он продолжил:
   - Талантливый мальчик и сильный маг. Потенциал у него большой, но слишком себе на уме. По выступлению видно.
   - Что-то мне его выступление напоминает... - проговорил третий член застольный беседы.
   Он был почетным гостем мероприятия. Крепкий, моловожатый мужчина. Высший маг - артефактор, владелец нескольких лавочек. Артеан зе Бристон являлся тем редким примером для Райнеры, когда в высшее общество выбивался и занимал достойное положение, выходец из не магического рода. Делец по складу ума, он прекрасно умел подмечать существенные детали.
   - Да, мне тоже что-то напоминает, - подтвердил ректор. Его тон был спокойным, как бы говоря, что Нинэс зей Гарт вспомнит, все вспомнит попозже.
   Но напрягать память ему не пришлось, в разговор вступил еще один высший маг, самый старый из присутствующих, убеленный сединами боевой маг Мишен зей Орит.
   - Мемуары Вам это напоминает, мемуары очевидцев последней войны, - заметив, что все головы повернулись к нему, и высшие маги, он неторопливо отпил глоток, и проговорил. - На войне почитай не так все было. Не совсем так, как сейчас.
   И опять сделал паузу. Из всех присутствующих последнюю войну между Светлыми и Темными застал только Реган, но он был тогда ребенком и в ней не участвовал. Все собравшиеся самым внимательном образом изучали факты того времени, но понять, куда клонит старый маг, пока не могли.
   - Некоторые заклинания, что всегда были запрещены, тогда использовались, - наконец сказал Мишен зей Орит.
   Во времена становление государственности в Райнере и еще раньше магические знания передавались от учителя к учению. Все, что связано с магией, охранялось и береглось, разглашать любые сведение было нельзя. После прокатившейся гражданской войны, многие знающие люди были убиты, и темномагическая школа Райнеры находилась в упадке. Тогда-то и стали открываться учебные заведения, где среди прочих дисциплин, изучалась магия. Вместе с тем появилась и специализация: некроманты, артефакторы и другие маги. Часть заклинаний старой школы были запрещены, а остальные потихоньку приспособили и изменили согласно новой концепции. По прошествии времени обороты "старая магия" и "запрещенные заклинания" стали почти синонимами, хотя второй все-таки предполагал более широкий круг чар.
   - Таким же образом колдует Ваш, Реган, протеже, - поставил точку боевой маг.
   - Я-то все думал, что мне странным показалось, - вдруг сказал взволнованным голосом последний из присутствующих за этим столом. Малефик, он недавно стал высшим магом, и еще не привык к новому статусу. Здесь он находился по работе, являясь Главным Распорядителем сегодняшних испытаний. - Задачу-то он решил совершенно не в некроманском стиле. Ну, совсем. Единственный некромант из выступающих, я ждал, он духа вызовет или еще как-нибудь. А он... Зрелищно, конечно, но некромант поступил бы по-другому.
   - Да, - подтвердил Мишен, - боевой парнишка.
   Не то чтобы ветеран войны считал все некромантов трусами, но в первых рядах они не воевали, не их место.
   - Я бы не советовал сомневаться в его профессиональных умениях, - заметил Реган зей Ронтан.
   - Значит, старая магия. Да, я согласен, оно. Но возникает закономерный вопрос, где он мог этому научиться? - опять вступил в беседу артефактор.
   - Ага, особенно в Салавьере, - влез коротышка, но его опять проигнорировали.
   - Вот, чего не знаю, того не знаю, - ответил высший некромант.
   -Меня больше интересует, насколько он опасен, и сколько проблем может принести его существование, - сказал ректор.
   - Опасен? - удивился самый молодой собеседник.
   - Кому может быть интересно его существование? Разве что любителям старины. Хотя бы просто посмотрите на темы докладов в этом году, современная магия еще себя не исчерпала, чтобы искать другие варианты, - проговорил Артеан. - Да, и потом для кого может быть опасен маг его уровня. Разве что для бездарного. И то, никто ему этого не позволит.
   - Тем более тех заклинаний он и не знает. А если и знает, то не использует. Не преступник, не изгой. Краен дель Адрина хоть и светлый, но его в излишней мягкости никогда не обвиняли. И родня исключением не будет.
   Зей Гарт, раздумывая, стукнул мягко указательными пальцами по стулу, потом сказал:
   - Вы правы. Остается его учитель.
   Артеан зе Бристон плавным движением поднял стакан и отпил. Говорить "а я о чём" ему не позволила гордость, но яркий огонь тщеславия вместе с изрядной долей недовольства блеснул в глазах.
   Толстенький маг вместе с Артеанам поставил на стол допитую кружку, только для зельевара она была уже третьей, громко рыгнул, и, осмотрев всех мутным взглядом, проговорил:
   - Господа! Древний сильный темный маг на светлых землях - бабушкины сказки. Именно, сказки! - последнее слово он произнес очень громко так, что проходящие мимо люди оглянулись. - Вон его учитель сидит, и остальные в Салавьере. А старой магией он здесь научился, больше негде.
   На этот раз скрыть хищный блеск в глазах артефактор не смог, молодой маг его заинтересовал. Ректор опять постучал пальцами, но это движение лишь означало, что он думает, о чем сказать было трудно. Молодой высший колдун дернул бровями, собираясь нахмуриться, но сразу опомнился и придал лицу невозмутимый вид. Мишен остался спокоен.
   Реган зей Ронтан опытным взглядом педагогам заметил все мимолетные движение и про себя поцокал языком. Риакарду стоило с ним посоветоваться. Для высшего мага ошибка юного спутника была легко объяснима. Колдун, выросший в светлых землях, знал отличия темной магии от светлой, но имел мало представления о различных школах темной магии. В оправдание можно лишь сказать, что в Салавьере тяжело найти информацию о направлениях черного колдовства, но это не меняло сути. Магистр дель Тиар поступил опрометчиво и привлек к себе внимание. Впрочем, это было неизбежно, ведь кроме темной магии есть еще происхождение из известного аристократического рода. Да и плюсов в создавшемся положение вещей много, в конце концов, ему самому хотелось разгадать загадку, и Реган был не заносчив, чтобы избегать помощи. А прочие высшие маги ничего кроме помощи предложить и не смогу, слишком у них мало времени на решение ребуса имени Риакарда.
   - Сказки или не сказки не скажу, а вот выдающихся темных магов, рожденных на светлых землях, я знаю, - проговорил артефактор, уводя разговор в сторону.
   Тему тут же подхватили другие, плавно свернув на выдающихся магов разных эпох и стран, в частности их великих соотечественников и их открытия. По пути кратко обсудили менее впечатляющие выступления участников. Разговоров как раз хватило до ужина.
   Когда вечер кончился, и все стали расходиться Реган зей Ронтан повернулся к магистру любовных зелий и произнес, но так, чтобы слышали и остальные маги:
   - Кстати, Вы говорили магический род... Так вот, да я его учил, но только теоретически. В то время Риакард был светлым магом.
  
  
   Глава 12.
  
   Настоящее время.
  
   Пробравшись сквозь толпу, Риакард отстал ровно на шаг от высшего магистра Регана зей Ронтана. Двери, не те, через которые они попали в зал, другие, ведущие к парадному входу, открылись. Веселая толпа, откушавшая и отплясавшая свое, с гомоном и шумом вылилась в коридор. Высшие магистры еще некоторое время раскланивались между собой.
   Маги тихонько переговаривались, но он не прислушивался к разговору. Он просто радовался, что день закончился. Любовь к танцам куда-то исчезла полгода уже как, а умения провести светский вечер с пользой он еще не набрался. Чародей бы с удовольствием постоял в сторонке, но позволить себе столь вызывающее поведение не мог.
   Вскинув голову, чтобы не пропустить очередной поворот, он вдруг увидел картину, и резко замер, словно налетев на невидимую стену. В позолоченную раму, искусство вырезанную, был вставлен портрет женщины. Седые волосы уложены в сложную прическу, чуть вскинутый подбородок, властный взгляд, старомодное, богатое украшенное платье, прямая спина - все выдавало знатную аристократку.
   - Риакард, - позвал высший магистр, только заметив, что его протеже отстал.
   Риакард не откликнулся. Словно ведомый кем-то, он сделал несколько осторожных движений к портрету, потом провел, нежно и аккуратно, тыльной стороной ладони, и спросил:
   -Кто это?
   - Риакард дель Тиар!
   - Кто? Кто это?
   - Королева-мать Первого правителя Райнеры, - вдруг получил ответ от старого боевого мага. - Копия с прижизненного портрета.
   "Королева-мать", - повторил он про себя, запоминая. Еще раз проведя рукой по картине, он как будто очнулся. Вокруг собрался народ, который с интересом наблюдал за представлением. Риакард вздернул бровь, обводя всех взглядом, потом повернулся и подошел к высшему магу. Реган тоже не стал комментировать ситуацию, развернулся и направился к выходу. Риакард пристроился за ним.
   Три тысячи лет назад.
  
   Рик проснулся. Глаза не открывались, а руки, как будто отдельно от тела, пытались нащупать что-то рядом. Но нужного предмета не находилось. Пришлось напрягаться и вспоминать, что он ищет. Через некоторое время он все-таки сообразил, что там должна лежать одежда. Еще через несколько секунд, что неплохо бы открыть глаза и посмотреть, куда делся костюм. Когда Рик все-таки распахнул веки, то с раздражением увидел, что забыл раздеться. Хотя недовольство вышло вялым и неискреннем, хотелось спать.
   - Господин! Завтрак уже готов! - звонкий девичий голос позвал из-за двери.
   - Да, - сипло спросонья проговорил Рик.
   -Что? - не разобрала служанка. - Скоро завтрак!
   -Сейчас! - напрягая голосовые связки, крикнул маг.
   Рик встал, умылся. Ждать хорошего от нового дня не приходилось, и завтрак вполне мог стать единственным приемом пищи. Сосущее чувство голода стало почти привычным, как и боль в мышцах. Не возможным оказалось приспособиться к другому: океану темной силы, посреди которого твое сознание всего лишь щепка. Безжизненная, холодная энергия плескалась в каналах, ее было столь много, что непонятно, как она помещается внутри, и, думалось, возможно всё.
   Абитуриенты Светлой Академии всегда завидуют темным собратьям, их силе. И это правильно, светлая магия, Риакард еще помнил свои ощущения, неотделимая часть сущности, и какой ее носитель, столько опыта, знаний и умения, такова и магия.
   Сейчас сила ощущалась по-другому, словно сосуд, наполненный смертоносной жидкостью, но сосуд разумный, и значит жидкость опасна и для него самого. Она не давила, как впервые определил он, нет, она просто была. А у других ее не было. Она была, и колдун должен был всегда помнить о ней. Она была, но не защита, словно холм, спрятаться за который можно, но который, конечно, не для укрытия человека образовался. Просто была постоянно, в нем, текучая, губительная, его сила.
   - Господин, - робко окликнул его кто-то.
   Рик развернулся и столкнулся нос к носу с Гариеной, уйдя в свои мысли, он не услышал, как она подошла.
   -Да, все в порядке, - сказал молодой человек.
   Небольшая тренировка во дворе замка, не магическая. Колдовать без наблюдения Лорда он опасался. Понять, как сами темные маги справляются с такой энергией, он не мог. Рик все время забыл, что теперь он тоже темный.
   Сытный завтрак и время на отдых.
   Приблизительно через полчаса маг стоял на открытой местности. Замок остался за спиной, лес шел по правую руку, по левую тянулись холмы. Солнце уже встало, но на воздухе было по-утреннему прохладно. Небольшая площадка, заключенная возвышенностями в кольцо, прекрасно подходила для оттачивания магического навыка, в том числе и для первых попыток, из-за невозможности попасть сюда случайно и тем, что горы без последствий могли принять на себя магические удары, но Рику здесь не нравилось. Он, как бывший маг воздуха, выбрал бы открытую местность.
   Лорд все не приходил. Ждать стало скучно, и маг сел на траву. Колдовать самостоятельно он даже не пытался, хватило уже сегодняшней ситуации, когда он так увлекся разглядыванием своих сил, что не заметил, как подошла служанка. Недосып сказывался, хотелось спать, Рик зевнул и потянулся. Потом оглянулся, гадая, куда пропал наставник, и в следующее мгновение вскочил с места. Лорд стоял в десяти шагах от него.
   -Замечательно, - мягко сказал Владыка земель, - наконец-то Вы меня заметили.
   В интонации не было сарказма или усмешки, они были лишь в словах, но Рику хватило, он залился краской.
   - Если Вы готовы, то мы начнем урок, - так же нежно сказал Лорд.
   -Да, - ответил Рик, невольно напрягаясь, обычно Властелин не разменивался на просьбы или вопросы, просто приказывал.
   - Тогда, быть может, мой ученик вспомнит, что я просил называть меня тисей, и позволит себя наказать? - все так же безмятежно спросил наставник.
   Рик вздрогнул. Во фразе чувствовалась скрытый подтекст " я - хозяин, а ты раб, не забывай", и ответить "да" не позволяло чувство собственного достоинства. Да и сами слова, безотносительно был там подтекст или только мерещился, не позволяли ответить "да". Наказание всегда было более суровое, чем предполагал проступок, оно зависело от желаний самого Владыки. Но и ответить наоборот тоже было нельзя, в вопросе прозвучало ученик, и твердое "нет" слишком легко можно было отнести на его счет.
   Но, как оказалось, Лорду ответ и не требовался. Взмах рукой, слов Рик уже не расслышал, юного мага снесло потоком воздуха. Он проехался по земле, порвав рубашку и расцарапав спину.
   - Сегодня мы будем изучать простейшие щиты, - как ни в чем ни бывало продолжил Лорд.
   У Владыки была своя, особенная система обучения, если ее можно было так назвать. Перед учеником ставилась задача, дальше ее надо было решить практически. Конечно, решение не находилось, и следовало изучение теоретического материала. Потом опять практическое занятие и вывод. Сама по себе такая концепция имела права на существование, если бы не методы ее исполнения.
   Лорд делал все, чтобы унизить человеческое существо, вдруг оказавшееся от него зависящим. Не заинтересовать, а растоптать было главным в занятиях. Сломать и выкинуть в отхожую яму. Рик осознал это на первом же уроке. Осознал, что обманулся вежливостью хозяина замка, принял предписываемое этикетом радушие и гостеприимство за хорошее отношение к нему, обычный корыстный интерес за уважение к его знаниям.
   А много позже, тоже став отцом, он понял и причины поведения Лорда: отцовская любовь и гордость за дочь, желание наглядно показать ей, какого фигляра она выбрала в спутника жизни. Единственное в чем Лорд ошибся, Риакард не был шутом, просто его избаловали в детстве, и став старше у него не было причин усомниться, что мир кружиться вокруг него. За наносным прятались целеустремленность и сила воли.
   От следующего удара энергии, новый темный маг просто ушел, а вот под следующий подставился, возводя что-то, не продержавшееся и пары секунд. Рика опрокинуло на землю. Властелин дал ему прийти в себя и продолжил.
   Молодой чародей понимал беспомощность своих попыток, но просто так прекратить их не мог. Это значило бы признать свою несостоятельность. Хотя он видел, что только больше сердит Лорда своими робкими попытками, своей объяснимой, но от этого никуда ни исчезающей, не умелости, своей не нужной, или вернее не умной, смелостью. С другой стороны, проявлять покорность он не собирался, да и вряд ли бы она смягчила Властелина.
   На третьем часу такого обучения Рик провел по лицу, оставляя кровавый след из царапины на руке, и остался лежать на земле.
   - Что ж. Я смею надеяться, что Вы поняли значение и важность постановки щитов, - голос Лорда звучал спокойно.
   Рик, конечно, понял важность щитов. Он знал, что как нужна оборона, еще будучи светлым магом. И чтобы повторить тоже самое для него, темного мага, хватило бы двух слов, а не нескольких часов унижения. Все это он мог сказать бы вслух - но промолчал.
   - После полудня мы опять вернемся к этой теме. На верхней полке, в так любимой Вами библиотеке, можно найти записи Анетера зей Ванта, посвященные многим разновидности щитов. Внимательно изучите данный труд, - наставник замолчал.
   - Да, тисей, - проговорил Рик, сообразив, что от него хотят.
   - Продолжим урок, повторим то, что изучали раньше.
   Рик сжал губы, чтобы не застонать вслух. По его мнению, ему требовалось передохнуть, а еще лучше посетить лекаря, а не вспоминать заклинания. Взглянул в спокойные глаза стоявшего над ним человека, и резко поднялся с земли, сотый раз решив для себя, что свои слабости показывать не намерен.
   Кое-как приведя в порядок себя, темный маг спустился в библиотеку. Подойдя к столу около окна, Рик открыл верхний ящик. Там лежали исписанные с двух сторон листы бумаги. Потом печально вздохнул. Половина этого богатства можно было выкинуть без сожалений, оставив только исследования, посвященные самому стихийному телепорту, благодаря которому он и оказался здесь. Почти год работы! Это было очень много - особенно для него, ведь юноша не являлся ученым по призванию. Впрочем, времени решать проблему перемещения не было, так что он просто задвинул ящик, оставляя свои наработки до лучших времен.
   Некоторое время он перебирал книги в шкафу, пока нашел нужную фамилию, выписанную витиеватыми буквами. Пролистав несколько страниц, он осознал, что подобным манером написано все исследование. Но поделать ничего нельзя, и схватив книгу, парень вернулся к столу. Открыв книгу, он заскрежетал зубами от злости. Записки были написаны на старом наречии. Присмотревшись к предложениям можно выделить отдельные слова. Некоторые, общеупотребительные, остались такими же в речи, другие были похожи на известные ему, правда оставался вопрос: изменилось ли значение, одни он просто знал, так как хорошо владел языком, да и у него была обширная практика, пока он прибывал здесь, а потом встречались слова ни на что не похожие. За всеми этим разгадыванием ускользал смысл предложения. Текст придется разбирать очень долго.
   На обед Рик опоздал. Так повелось, что завтракать его будила одна из служанок, а вот обедать он приходил сам. Занятый книгой он просто упустил время, и когда спохватился, было уже поздно. Смысла идти на кухню тоже не было, самое больше на что он мог рассчитывать, как он узнал уже в первый день, - попить чай, и то, если хозяйничать будет кто-то из молодых. Женщины, прослужившие в замке долго, таких вольностей не позволяли. Он остался дальше пробираться через завитки незнакомых слов.
   Ближе к трем часам дня Рик с удовольствием констатировал, что вычленить несколько щитовых заклинаний ему удалось, даже понять их основное назначение. Чтобы облегчить себе задачу, он не стал переводить текст с самого начала, предположив, что сами заклинания вряд ли упоминаются на первых страницах, а сразу открыл на середине. Найдя значимые словосочетания, Рик стал разбирать написанное.
   Но не более. Молодой маг печально припомнил слова Лорда, что он имел виду оставалось загадкой. Особенное настораживало упоминание множества различных щитовых чар. Такая постановка вопроса предполагала и различные способы нападения, а Рик сомневался, что изученные им чары могут выстоять против каверзных заклинаний.
   Но так как выбора все равно не было, он закрыл книгу, и отправился на площадку. На этот раз Лорд появился почти сразу, долго ждать не пришлось. Словно в противовес страхам молодого мага урок прошел неплохо.
   Когда Лорд взмахнул рукой, Рик не раздумывая выкрикнул одно из выученных заклятий... И оторопело смотрел, как магия хозяина замка столкнулась с невидимым обычным зрением преградой. По счастливой случайности заклинание, выученное им, оказалось универсальным, и большая часть магии Лорда увязла в нем. Некоторые заклинания все-таки попали в мага, но их было совсем немного.
   После занятия магией шла вечерняя тренировка на мечах. Начальник караула, грузный мужчина, очень серьезно подходил к своим обязанностям. Сначала разминка, потом тренировка с разными противниками. Сам он внимательно наблюдал, поправлял, делал замечания, но никогда не хвалил, впрочем, и не ругал. Еще он редко показывал новые приемы, предпочитая, чтобы соперники перенимали наука друг и друга. Проводившиеся в течение нескольких часов занятия, казались Рику нудной и скучной обязанностью. Рик, как маг, не видел нужды в этом знании. Тем не менее, в другое время он отнесся бы с интересом к этому, без сомнения, полезному умению, но не сейчас. Лорд считал, а мнение Владыки была для этих землей закона, что отдыхом является переключение с одного вида деятельности на другой, с магических, на физические упражнения. Но для юного мага и темные чары, и владение мечом были в новинку. Постоянная активность не давала возможности отдохнуть. К концу тренировки он часто чувствовал себя зомби, которого заколдовали махать мечом и исполнять другие нехитрые приказы.
   Ужинать Лорд запрещал. По его словам, так было нужно, чтобы воспитывать дисциплину и силу воли. Хотя юноша, как не пытался, не смог вспомнить, чтобы такие методы применялись у него в Академии. Списать на мелочность Властелина тоже не получалась, подобное качество за Лордом не было замечено. Оставалось смириться. Так что это время он мог использовать для себя, решая бытовые проблемы.
   Потом следовала последняя вечерняя тренировка. Сегодня Лорд сократил время ее проведения. Но, когда они оказались во дворе, Владыка земель окликнул его:
   - Кстати, Вашем наказанием будет восемь ударов плетью.
   Рик застыл. Сначала ему показалось, что он ослышался. Это не могло быть, потому что быть не могло. Он же сам признался Лорду, что принадлежит к знатному роду. Он аристократ - их не наказывают плетью. В его время даже к простолюдинам редко применяли подобные меры. Но Лорд уже наматывал плеть на руку, и, заметив взгляд молодого мага, кивнул на столб, вбитый здесь же.
   Публичная порка всего лишь за одно не сказанное слово. Тело онемело и не желало слушаться. Это слишком было для него. Слишком. Лорд ждал, ждали слуги и стражи. Он развернулся и деревянной походкой подошел к месту экзекуции, поднял руки. Кто-то расторопный привязал их к столбу.
   Властелин не стал больше мучить, и как только связывающий отошел, раздался резкий звук, и спину обожгло болью. Рик не успел приготовиться, не успел испугаться. Вскрик получился таким же надрывным и коротким, как звук плети, а в следующий момент, он просто закусил губу. Второй удар сопровождала приглушенное мычание, но даже этот звук он постарался побороть.
   Наказание кончилось быстро. Сосредоточенный на том, чтобы не вскрикнуть, он просто перестал считать удары, и удивился, когда тот же слуга распутал узлы, связывающие ему руки. Перед глазами помутилось, но он не упал в обморок. Усилием воли вернув себе четкое сознание, он обернулся, облокотившись об столб. Губа была прокусана до крови, по подбородку сочилась кровь. Но видимо было в его взгляде то, что возвысило его предков и заставляло обычных людей идти за ними, толпа народа быстро рассосалась сама собой. Лорд скатал плеть, развернулся и ушел. Только после того, как во дворе стало пустынно, он позволил себе сползти по столбу вниз и опустил взгляд.
   По двору раздался звук быстрого шага.
   -Рик! - взволновано воскликнула Милона. - Держись!
   Она аккуратно помогла ему подняться и повела к замку.
   Молодому магу завтра надо было встать ко времени приема пищи, как бы плохо ему не было сейчас.
  
  
   Глава 13.
  
   Настоящее время.
  
   - Лайз, открой. Лайз!
   Но кухарка как раз ушла в подвал и окрик не слышала. Стук в заднюю дверь повторился.
   -Сейчас! Сейчас! - крикнула служанка и поспешила к умывальнику.
   Женщина занималась готовкой, месила тесто, и все руки были в муке. Быстро ополоснув их, экономка поспешила к двери, на ходу вытирая руки об угол фартука. Резко распахнув дверь, женщина посмотрела на пришедшего. Им оказался мальчонка-посыльный. Он был опрятный, одетый в чистенькие рубашку и штаны. Женщина сразу догадалась, что его прислали из богатого и знатного дома.
   -Что надо? - спросила она.
   Мальчик быстренько поклонился, и сказал:
   -Мне надо видеть госпожу Ранану.
   - Это я.
   Посыльный еще раз поклонился, и гордо, оттого, что ему доверили такую миссию, произнес:
   -У меня для Вас письмо, - потом протянул сложенный лист экономке.
   -Письмо? - удивилась женщина, она не ждала никаких писем. - А на словах велели что-нибудь передать?
   - Нет. Но велели дождаться ответа.
   -Проходи, посиди пока.
   Мальчик юркнул в кухню. Со вздохом посмотрел на тесто, тут же пожалел, что поспешил исполнить приказание, ведь если бы он чуть задержался, то, может быть, его угостили пирогом.
   Женщина прочитала письмо два раза, потом еще раз. Некоторое время подумала и улыбнулась. Обычно улыбка красила ее, но не эта. В этой улыбке проглядывало слишком много нехорошей решимости. Она быстро взмахнула рукой, буквы сложились в другие слова, а лишние просто стекли кляксами к уголку бумаги. Потом отдала ответ мальчонку и проводила его до двери, даже подтолкнула немного, чтобы бежал быстрей. Потом захлопнула дверь, и замерла, глядя прямо перед собой. Когда уже все было сделано, Ранану вдруг посетили сомнения в правильности поступка. Обида обидой, но мало ли. Она вернулась к тесту. Когда, наконец, Лайза вернулась из погреба, экономка месила тесто резкими движениями, и была не в духе.
   Ответ содержал всего одну фразу: вечером он собирается отправиться в библиотеку.
  
   Библиотека пряталась среди других построек. Одноэтажное здание с клумбами перед входом, казалось, терялось среди ровного ряда двух- и трехэтажных. Крышу портика держали по три симметрично расположенные колонны. Капитель украшали две волюты-завитки. По стволу центральной колонны в тройке спускались змеевидные, чешуйчатые твари. Подчиняясь воли скульптора, они застыли, готовые к прыжку. Риакард был уверен, что это не просто художественное преувеличение, а настоящая охранная система, признанная задерживать воров.
   Магистр прошел через главные двери.
   Первое впечатление от библиотеки: гулкость зала, тишина и спокойствие. Молодой маг не ждал чего-то особенного, хранилище книг - в любой стране хранилище книг, но чувство умиротворенности удивило его самого. Пожалуй, несколько часов покоя он заслужил и шагнул в сторону библиотекаря.
   Старичок, такой ветхий, что пора бы уже и песку сыпаться, поднял подслеповатые глаза. Не часто летом его обитель посещали молодые люди. В это время года библиотека становилась прибежищем ученых мужей, привлеченных симпозиумом. Приглядевшись внимательней, он понял, что посетитель не студент, а уже полноправный магистр.
   - Я интересуюсь историей Райнеры, - высказал свою просьбу колдун.
   - А могу я взглянуть на Ваши документы, - сиплым, от долгого молчания, голосом, произнес старик.
   Зрачки мага гневно сузились. Недоверие к нему, магистру благородного происхождения, оскорбляло. Но старик не испугался. Такое положение вещей совсем не понравилось магу, и с угрозой в голосе он переспросил:
   -Что Вы сказали?
   -Я хочу посмотреть Ваши документы, - тут же повторил библиотекарь. - У Вас с собой есть какие-нибудь документы?
   Старичок смотрел на мага, ни столько не заботясь о его гневе. Умного человека подобное поведение должно было насторожить. А Кард всегда был сообразительным, тут же припомнив монстров на входе, он решил больше не возмущаться и с холодным спокойствием достал документы. Старик долго щурил глаза, рассматривая подорожную, потом спросил:
   - Из Салавьеры?
   -Да, - сдержанно ответил дель Тиар. - Хочу больше узнать о стране, где оказался.
   - Что ж, тогда Вы правильно зашли, - сделал вывод хранитель книг. - Пройдемся.
   Библиотекарь провел его через боковые арки туда, где находился читальный зал, и сам принес несколько книг. Риакард хотел помочь, но был остановлен очередным значительным взглядом.
   Читальный зал представлял собой вместительное помещение, заставленное столами со стульями. Над каждым столом висели магические огоньки. Они светились слабым светом. При прикосновении он загорался ярче. Риакард уселся в угол, настроил свет, как ему удобно, и погрузился в чтение.
   Еще направляясь в библиотеку Риакард считал, что для него наиболее интересным окажется момент возникновения государства и исследования именно по этому вопросу. Так и случилось. Как ни странно, королевская семья - вот какие сведения внимательнейшим образом изучал колдун. Строчки складывались к строчке, открывая собой занимательную мозаику образования государства и восшествию на престол правителя.
   Райнера одна из первых возникших стран в темном мире. Свободолюбивая натура жителей долго не признавала повелителя, а противоположная ее сторона, рабская, не могла понять, как владык может быть несколько, и как один может быть выше другого. Пока не появился один из сильнейших темных магов. Легенды рассказывали, что его сила проявлялась в материальном мире и даже не-маги ощущали холод, стоило им приблизиться к нему. Став Владыкой земель своего рода, он вплотную занялся их расширением, завоевывая одну за другой ближайшие территории. К сожалению, его родной замок не годился из-за множества факторов для управления захваченной землей, и тогда же была возведена отдельная столица - Кара. Еще больше упрочнилось положения его как Повелителя после брака. Никто не знает, был ли это брак по расчету или по любви, но у Повелителя родилось пятеро детей, ставших основателями, так называемых, новых родов.
   Происхождение Первого правителя Райнеры окутано тайной. Его родиной является восточное владение Вальд. Сейчас оно расположено на пути из Райнеры в светлое государство Салавьера. Тем не менее, зей Вальд фамилия его матери, которая после восшествия сына на престол стала носить титул Королевы-матери. Именно ее называют воспитательницей и учительницей повелителя. Ей приписывают многие таланты. И хотя так и не найдено не одного подтверждения дара пророчицы, Видящей ее считают по праву, только так объясняется многие из ее идей, которые больше подходят для позднего развития общества. Об его отце неизвестно ничего. Некоторые ученые осторожно предполагали, что отцом правителя мог быть кто-то из странствующих актеров или сказителей. Но все эти исследования были признаны порочащими честь королевского дома и запрещены. Даже сейчас, когда род повелителя пресёкся, и страной правит Совет, они не пользуются популярностью. Остальные версии являются еще более фантастическими, такие как тайный портал, отцом ребенка был дух леса, - и не выдерживают никакого столкновения с реальностью.
   Когда Риакард захлопнул последнюю книгу и встал из-за стола, он выглядел как ударенный, что библиотекарь поинтересовался:
   -Вам помощь не нужна?
   Молодой маг смерил старика долгим, невидящим взглядом, медленно понимая, что от него хотят, и от помощи отказался.
   На улице уже было темно, но сил удивляться, что ему позволили задержаться в библиотеке, не было. Маг просто пошел вверх по улице, раздумывая над полученными сведениями.
  
   Риакард шел по улице, медленно и спокойно, глядя прямо перед собой. Плащ, черный, как, вот уже полгода всегда черная одежда, подчеркивающая его принадлежность к магам Тьмы, раскачивался в такт его шагов. Только в поблёскивающих, синих глазах отражались его эмоции. Стыд, страх, любовь, потрясение. Он снова и снова видел себя, читающим книги, и его снова и снова кидало то в жар, то в холод. Сухие, пожелтевшие страницы, беспощадные к его чувствам.
   Погруженный в себя, некромант, не заметил, что ночь вокруг сменилась. Темнота стала вязкой, неестественной. Потом под ногами возникла белая прослойка. Постепенно она стала преобразовываться: из белой массы стали выделять кости, соединяться между собой.
   Рик очнулся лишь, когда почувствовал, что что-то задело за его ногу. Он опустил взгляд и увидел, как костяшки пальцев вцепились в штанину. Такая же костяная рука крепилась к груди скелета, череп сверкал пустыми глазницами, беззубый рот скалился в немой улыбке. Но там, где полагалось быть ногам, струился лишь туман медленно истончавшийся, постепенно сливаясь с пустотой.
   Потом что-то коснулось его плеча. Он это резко схватил и дернул вперед. Перекинутый через плечо в воздухе застыл точно такой же скелет-приведение. Некоторое время они смотрели друг на друга, вдруг скелет дернулся, вытянул руки, целясь в глаза человеку. Риакард отпрянул, одновременно возводя вокруг щиты. Но щиты не стали для приведений проблемой, озверевшие твари ринулись на свою добычу. Спасло его то, что он отпрыгнул.
   Скелеты столкнулись, путаясь между собой, и на мгновение оставили его в покое. Риакарду хватило этого времени. Наклонив голову, он ухватил появившуюся за плечом крестообразную рукоять, выточенную из цельного камня, и из позвоночника вышел меч. Сам клинок был костяным, полутораметровой длины, с двухсторонней заточкой. Грани лезвия от рукояти и до середины были украшены символическими зубцами.
   Взмахнув, он перехватил клинок между зубцами особой хваткой такой, чтобы лезвие не ранило руку, и срезал сразу группу скелетов. Они истаяли, не оставив следа. Но на их смену пришли другие.
   Несколько минут длился бой. Молодой маг уворачивался, нападал, резал, не забывая, колдовать свободной рукой. Сейчас для него ничего не существовало, кроме поединка. Упоение битвой захлестнуло с головой. Тело реагировала раньше, чем он успевал подумать, раз за разом отражая атаки.
   И вдруг все кончилось. Тьма рассеялась, показалось звездное небо. Пара секунд было слышно только биение его сердце и хриплые, рваные вздохи. Потом он медленно, словно не веря в происходящее, опустил клинок. Где-то каркнула ворона. Рик резко оглянулся в ту сторону, всматриваясь в темноту. Потом опустил взгляд к земле. Он постоял так, приходя в себя, отдыхая от боя. Выпрямился. Перехватил меч, чтобы было удобней, и пронзил себе плечо, пряча клинок в своей плоти.
   Еще раз огляделся вокруг. Зло оскалился. Так происходило каждый раз, когда он - маг, не мог решить проблему магическим путем, и приходилось применять подручные средства. Данная ситуация как раз из таких, против него применили чары высшего порядка. У него просто не хватало сил с ними справиться. Вот, что в первую очередь заботило его. И лишь по краю сознания прошла мысль, что если бы не его меч, то завтра нашли бы только куски мяса. Риакард тут прогнал ее: он предполагал, что риск будет.
  
   Темную комнату не освещал не один источник света. Человек, сидевший в полной темноте, перестал массировать виски. Потом раздраженно махнул рукой, опрокинув стоявший на столике кувшин с водой. Вода пролилась. Но человек этого даже не заметил.
  
  
   Глава 14.
  
   Настоящее время.
  
   Риакард поправил кружева на запястья и улыбнулся своему отражению. Плотно облегающий сюртук с вышивкой, прямые штаны, туфли -- все образец строгости и элегантности, подчеркивающие аристократическое происхождение. Сегодня колдовать он не собирался и поэтому предпочел одеться так светски.
   На улице его ждала карета. Высший магистр уже сидел внутри. Усилием мысли, проигнорировав недовольство Регана, юноша беззаботно улыбнулся. Карета двинулась с места.
   Дом светился издалека. Яркими фонариками были украшены деревья, гирлянды огоньков, навешенные на всех окрестных балконах, указывали направления. Когда карета остановилась у крыльца, то стало ясно, что дорога к входу в дом усыпана лепестками цветов.
   Гостей встречала, как и в прошлых раз, чета зей Ланаров. Только сегодня с ними была и их дочь. По случаю торжества ее волосы были убраны в сложную прическу. Два локона обрамляли лицо, так похожее на материнское. Взгляд был устремлен в никуда. Пустая улыбка приветствовала всех входящий.
   - С праздником, уважаемая Ариатель! Вы сегодня удивительно прекрасны, - Реган поймал пальчики хозяйки дома, и поцеловал. - Позволь вместе с поздравлениями вручить вам маленький презент!
   Реган зей Ронтан развернул ладонь, и в его руке появилась маленькая коробочка.
   -Только лучшее достойно тебя, Ариатель, - добавил он. - Из самого сердца Антары, столицы Салавьеры.
   Хозяйка искренне улыбнулась, принимая подарок.
   -Дорогой друг..., - стал здороваться с Гортоном.
   Риакард успел мимолетно позавидовать, как легко и непринужденно, высший продемонстрировал свое умение, телепортировав заранее подготовленный подарок, да так, что, казалось, коробочка сама возникла в его руке. Молодой маг свое подношение держал с собой. В свою очередь поприветствовал виновницу торжества и вручил подарок со словами поздравлений. Расточать комплименты, как учитель, он не стал.
   Потом они вступили в общий зал, залитый ярким светом. Пары, празднично одетые, кружились в танце. Повсюду доносился смех, звонкие девичьи голоса. Строгие камеристки держали у себя своих подопечных, но это только до момента, пока на танец не пригласит кто-то из знатного рода. Старшее поколение женщин с известным осуждением смотрело на широкие платья и с лживой радостью приветствовало каждого входящего. Золотые подвески, бриллианты, драгоценные камни украшали одежду гостей. Золотой и серебряной нитью велась вышивка на камзолах и платьях. Все говорило о том, что здесь собралось самое высокое общество.
   Празднично убраны были и залы. Свечи и камин зажжены. Ковры - на полу, гобелены - на стенах. Между собравшимися летала сверкающая пыльца, которую собирали на дальних островах. По одной из стен лился водопад, но стены и пол рядом не были сырыми. Живые, в человеческий рост, цветы тянулись прямо из пола, покачиваясь, когда очередная красавица взметала свои юбки в их непосредственной близости. Следующая комната была украшена охотничьим декором. На стенах весели головы животных, под ноги были брошены их шкуры.
   Но больше всего на Риакарда произвела впечатление другая комната в черно-красных тонах. Особый колорит в ней создавали черепа, инструментированные драгоценными камнями. В светлых землях подобное сочли бы неприличным, здесь же никто не обращал внимание. Магистр так и не решил, были ли эти черепа действительно людскими или искусно выполненными подделками. Он долго стоял там, рассматривая убранства, пока не заметил брошенный на него взгляд одно из девушек. Комната тут же была забыта.
   Усиленный магическим образом голос позвал на обед. Обед прошел в теплой атмосфере. Гости большой часть уже давно знавшие друг друга непринужденно общались, интриговали, обсуждали проходящие семинары.
   После горячего сам собой наступил перерыв. Часть гостей потянулись на улицу. Опять заиграла музыка, молодежь стал танцевать. Риакард предпочел остаться в жарко натопленной гостинице и послушать, что говорят.
   В камине потрескивали горящие поленья. Атмосфера дружелюбия, взаимопонимания казалась почти настоящей, но сдерживаемое напряжение все-таки чувствовалось. Люди разговаривали между собой.
   - Ваш подарок так необычен! - легко улыбнулась кукольной улыбкой госпожа зей Ланар, обращаясь к Риакарду.
   Риакард удивленно моргнул. Он не ожидал, что хозяйка дома обратится к нему, что в череде званных гостей ей станет интересен именно он- приезжий чужак.
   -Стилет. Такой великолепной работы! Украшенный сапфиром... Вы, наверно, не знаете, но сапфир является камнем королевской семьи. Лишь немногим даровано привилегия носить украшения с сапфиром.
   Ариатель опять улыбнулась своей идеально выверенной еще в юности улыбкой, сосредоточенно ожидая ответа. Подарок ее действительно заинтересовал. И сейчас медленно, получая удовольствие от разговора, она собиралась по капле выведать все. Как, где и когда гость его приобрел.
   Риакард позволил легкой растерянности отразиться на его лице. Впрочем, в душе он испытывал намного больше эмоций по поводу услышанного. Подобная заинтересованность говорила о том, что с подарком что-то не так. Из-за обычной, пусть и не бесполезной безделушки, не начинают так разговор. И он собирался это выяснить.
   - Сапфир - мой камень. Под цвет моих глаз.
   Сейчас Риакард просто посмотрел вдаль. Синие, пронзительные глаза, которые не смеялись вот уже полгода, хранили тихую печаль. Иногда она становилась легким отчаяньем, иногда горькой грустью, редко, не позволяя забыть, задуматься и отступить. Большую часть времени он предпочитал просто делать, хоть что-то.
   -Ах! - притворно вздохнула госпожа, но тут же посуровела. - Постойте! Так это значит, что стилет сделали Вы сами!
   -Да, конечно, - ничего не понял Риакард.
   -Сами? - еще раз переспросила госпожа.
   Сейчас только статус и въевшаяся годами привычка не позволили ей выразить свое удивление. Ариатель оглянулась, подмечая, кто вокруг, потом достала до поры до времени припрятанный стилет. Он словно был вырезан из цельной кости, трехгранный клинок и прямая крестовина, украшенная подходящим по размеру сапфиром.
   -Такая великолепная работа! - еще раз повторила Ариатель, на этот раз, не поскупившись на настоящие эмоции, потом взмахнула ресницами и добавила: - Словно настоящее магическое оружие!
   Риакард опять ничего не понял. Дарить подделку одному из влиятельных горожан города? Само по себе предположение звучало глупо. И магическое оружие - всегда являлось хорошим подарком. Недоуменно, он оглянулся вокруг, ожидая, что хоть что-нибудь подскажет, что здесь происходит. Но на лицах тех немногие, кто с любопытством прислушивались к разговору, отражалась лишь вежливая заинтересованность. Да, и Риакард никого из них не знал, разве что сидевшего на кресле мужчину, он помнил по-своему выступление, там он был почетным гостем, и все.
   -Это и есть настоящее магическое оружие, - подтвердил факт дель Тиар.
   -Да! - госпожа зей Ланар чуть наклонила голову, и просяще произнесла. - Покажете, как его надо носить с собой.
   И еще раз робко улыбнулась, как бы говоря "я женщина слабая, в оружие не разбираюсь", очень удивив молодого мага.
   Что-то странное ощущалось в воздухе, какая-то незримая настороженность. Риакард решил, что ему все равно не хватает знаний и опыта, чтобы распознать суть происходящего, да и воспитанность не позволяла больше медлить, он улыбнулся и как можно нейтральнее произнес.
   -Да.
   Магистр подсел к хозяйке дома, потом взял ее руку со словами "вы позволите" закатал рукав платья до локтя. Плавным движением взял из руки Ариатель стилет, потом положил его на открывшийся участок кожи, рукоятью к ладони, и чуть нажал. Кинжал медленно растворился в руке. Кость, из которой был сделан стилет, магическим образом слилась с одной из костей предплечья. Теперь уже даже Риакард распознал настороженные взгляды окружающих.
   -Что-то не так, - спросил он, возвращаясь на свое место.
   - Как, как его оттуда достать?!
   -Легко и просто: положить руку на запястья и подумать о кинжале.
   Госпожа зей Ларан резко сжала запястье, костяной стилет тут же возник у нее в руке.
   -Это не может быть, - резко воскликнула она, уже не претворяясь.
   -Да, как такое возможно, - прошипел кто-то.
   -Что происходит? - возмутился Риакард.
   -Это просто потрясающе. Вы действительно не знаете, что такие технике давно утеряны, - чуть с иронией произнес Артеан зе Бристон, тот самый единственные человек, которого узнал молодой магистр.
   -Утеряны?! - теперь уже эмоций не смог сдержать дель Тиар, повернувшись к своему учителю.
   Реган зей Ронтан помолчал. На самом деле ситуация смешила его своей абсурдностью: мальчишка из светлого магического рода владел утерянными темномагическими техниками.
   -Да, так оно и есть, - ответил высший магистр после паузы.
   - Вы, наверно, не знаете, в старину магия не преподавалась в школах и академиях, а передавалась напрямую от учителя к ученику, - прояснил ситуацию Гортон зей Ларан, забирая стилет из рук жены. - Во время гражданской войны, той самой между "старыми и новыми родами", многие приемы и техники, магические заклинания и ритуалы были утеряны вместе с уничтожением старых кланов. В том числе и продемонстрированное Вами умение.
   Риакард опустил глаза. Он знал, что этого следовало ожидать. Но молодой человек не рассчитывал, что все произойдет так нелепо и быстро. Что ему стоило просто поинтересоваться, что принято дарить. Теперь уже все. Конечно, объяснение происходящему у него было. Он его уже даже опробовал на своих многочисленных родственниках, так что можно было не сомневаться. Только вот дядя, кажется, не очень верил.
   - Откуда у Вас такие знания? - спросил напрямую зе Бристон.
   Риакард поднял глаза и ровным голосом заговорил.
   - Что ж я понимаю, ваш интерес. Все знают о старой традиции после выпуска Академии совершать путешествие в соседнее темное государство. Я решил поехать в Райнеру, - Риакард замолчал, подбирая слова. - Мне не повезло. Когда я проезжал мимо одной из деревень, ее жители обратились ко мне с просьбой: разобраться в странностях, происходящих в старой беседке в лесу. Там жил призрак. Впрочем, я понял это, уже когда попал в ее сети. Известная истина: призраки остаются на земле до тех пор, пока не исполнял то, что их держит. Она была одержима желанием передать свои знания, и ее не остановило то, что я был светлым магом. Так, что большая часть моих знаний от нее. Вот и все.
   -Что же. Судя по вашим умениям, ей долго пришлось ждать, - удивился Гортон зей Ларан.
   -Да, я тоже так считаю. Но в этом нет ничего удивительного. Я съехал с главной дороги, и немножко заблудился. Места там тихие, и маги редкие гости. А может она и спала некоторое время.
   -То есть, где именно находится эта беседка, Вы не знаете?
   -Нет, не знаю, - твердо ответил Риакард.
   - Она научила создавать вас только стилеты? - тут же спросил Артеан зе Бристон, в отличие от хозяина дома, его интересовала практическая сторона вопроса.
   -Что? - переспросил маг.
   -Мечи... Костяные мечи, обладающие такими же свойствами... Она научила их изготовлять.
   -Нет. Она говорила, что я не достоин подобного знания, что для меня это сложно - соврал Риакард. Ему не нравился хищный блеск в глазах известного дельца, да он итак привлек слишком много внимание к себе. - Честно говоря, мне еще понадобиться много времени, чтобы разобраться даже с теми основами, что меня научили.
   -Что ж... Несомненно, Вы можете знать еще многие забытые заклинания.
   -Может быть. Впрочем, меня окружают достаточно могущественных магов, чтобы, не торопясь, разобраться в моем багаже заклинаний.
   Риакард произнес последнюю фразу как можно тверже, намекая на своего дядю. Ему не хотелось делиться своими знаниями с кем-то, так что "могущественные маги", которые его окружали, было лишь предлогом отказаться от возможной помощи.
   -Это ваше решение, - заметил Гортон, с легким сарказмом в голосе.
   Молодой магистр хотел ответить, но не успел: первой заговорила госпожа зей Ланар.
   - Все эти разговоры о прошлом так будят аппетит. Кто хочет попробовать второе, - Ариатель снова улыбнулась одними губами, и словно молодая девушка, порывисто встала с дивана. Гости потянулись за ней.
   Кард тоже встал и пошел к столу, нацепив на лицо самое доброжелательное выражение. Избежать пристального внимания со стороны не удалось, впрочем, рассчитывать на это было бы по меньшей мере, странно, если не глупо. Просто подобного интереса хотелось избежать. Не получилось - не страшно до тех пор, пока он не будет мешать.
   Когда начался второй перерыв, Риакард предпочел присоединиться к танцующим. Выпивка и вкусная еда заставляли расслабиться, и ему совсем не хотелось нечаянно рассказать лишнего. Он собирался поступить незамысловато, всеми силами избегать подобных разговоров, благо гостей пришло много и затеряться среди своих сверстников, не представлялось проблемой и больше не думать о своих словах, взглядах, жестах.
   После третьего перекуса он все-таки столкнулся с именинницей, но видимо обильно выпитое вино уже начало сказываться: на бледных щечках появился румянец, глаза горели, и ей уже дела не было до подарков. Риакард решил, что это правильно, когда еще как не в свое день рождение стоит отдохнуть, и окунулся в праздник.
   Он точно не помнил, как оказался в круге танцующих. Очередной вальс и его партнёршей вдруг стала Анжена зей Ланар. Ее глаза, огромные, открытые все так же были устремлены в дали, непонятные обычному человеку. Она не шла, а словно плыла по полу, сама не замечая этого. Ни музыка, ни окружающие люди не прерывали ее транса. Неприятное ощущение, что он танцует не с девушкой, а пустой оболочкой немного протрезвили молодого мага. Настолько пустой взгляд, как у нее, видел только у зомби. Чтобы не смотреть на напарницу в танце, Риакард перевел взгляд на соединенные руки. Его крепкая рука сжимала узкую с синими прожилками вен маленькую ручку, на указательный палец которой было одето золотое кольцом, украшенное сапфиром, словно обвитым лозой.
   -Это старое украшение. Оно передается в нашем роду по наследству, - пояснила Анжена.
   -О!
   Риакард вдруг перехватил руку, и поднес ее к губам, поцеловав кольцо.
   Анжена резко дернула руки и вырвалась из захвата, убежала. Гости обернулись ей вслед. И тут же сделали вид, что ничего не случилась. Об Анжене зей Ларан знали все и ее странное поведение некого не удивила.
   Она забилась в темный угол. На секунду, на долю секунды, когда гость вдруг поднес ее руки к губам, ей стало страшно. По-настоящему страшно, когда озноб пробивает до костей, а сердце, кажется, уходит в пятки. Потому что в ту секунду он изменился, весь его вид выражал боль и надежду, словно она передала ему какое-то послание. "Ненавижу" - прошептали ее губы.
   С это мгновение праздник потерял для него интерес. Сейчас никто бы не усомнился, что перед ними не выскочка из светлой страны, а темный маг. Он погасил удовлетворенную улыбку, и спокойным шагом вернулся к столу. То, что он заметил за те доли секунды, что они смотрели вдруг другу в глаза, ему понравилось.
   Праздник закончился далеко за полночь. Гости еще раз поздравляли именинницу с праздником, желали всех благ, долго прощались и наконец, разъехались по домам. Уехали к себе и Рейган зей Ронтан и Риакард дель Тиар. Потихоньку погас свет и в окнах дома.
  
  
   Глава 15.
  
   Три тысячи лет назад
  
   Лорд быстро вошел в двери, не оборачивая на посетителя, приставшего было, чтобы поприветствовать хозяина замка. Рик следовал за ним, отстав ровно на один шаг. Войдя в свой кабинет, Лорд развернулся и уселся в уже знакомое Риакарду кресло.
   Рик вернулся к двери и пригласил посетителя войти, потом встал по правое плечо от Владыки. Вместе с седым крестьянином в кабинет вошел начальник стражи. Он не охранял посетителя, просто тоже хотел лично услышать, что случилось.
   Староста деревни, тощей старый мужичок, выглядел по-настоящему напуганным. И напуганным не своим повелителем, а сложившейся ситуацией.
   -Моя деревня, моя деревня... - то и дело восклицал он.
   -Рассказывайте, - распорядился Лорд.
   Захлебываясь, сбиваясь, староста стал рассказывать о том, что случилось. И когда дошел до истории своей семьи, сбился и заплакал. Его дочь погибла. Несмотря на такой эмоциональный пересказ, все было ясно.
   -Зомби, - охарактеризовал проблему Рик.
   -Живые мертвецы. Только этого не хватало! - возмутился начальник стражи.
   Лорд поднял своим приказом старосту с колен, потом заверил, что разберется с проблемой и велел ему пройти на кухню, чтобы там накормили.
   Лишь когда проситель ушел, Владыка высказал свое мнение:
   -Вы правы - это живые мертвецы. Что могло их поднять?
   -Поднять? - удивился начальник охраны.
   -Да.
   -Источник силы. Мои опыты тут не причем. На такую отдачу там просто не хватило бы энергии.
   -Так постойте... - хоть начальник стражи и не был магом, он умел быстро разобраться в ситуации. - Вы хотите сказать, что там колдовал еще один маг.
   -Или маг, или какая-то магическая аномалия, - уточнил Рик, уже знакомый с тем, как могут быть коварны выплески магии.
   - В любом случае нужно найти источник. Асан, -обратился он к начальнику стражи, - Вы остаетесь со мной. С источником силы я разберусь сам. А Вы, Рик, пока зачистите местность.
   -Зачищу?
   Лорду вдруг вспомнилось, как два года назад, впервые перед ним появился этот мальчик. Тогда он хлопал глазами и всеми силами изображал из себя взрослого. Сейчас он окреп, в нем появилась уверенность, но видимо все-таки какая-то наивность, свойственная светлым, осталась.
   -Уничтожь всех мертвецов.
   -Но... может быть их можно как-то спасти.
   -Ты знаешь такой способ?
   Рик задумался, если бы у него было время, он мог бы что-нибудь вспомнить или постараться создать, это было возможно, но прямо здесь и сейчас ему нечего было ответить.
   Лорд не стал ждать.
   -Я тоже не знаю, - потом все-таки пояснил. - Если не убить всех сейчас, то могут пострадать жители соседних деревень. Ты же не хочешь, чтобы из-за нашего промедления расплачивались своими жизнями ни в чем неповинные люди. Так что, чем быстрее ты справишься со своей задачей, чем быстрее люди окажутся в безопасности. И возьми с собой один из отрядов.
   - Слушаюсь, - Рик поклонился и вышел.
   Начальник стражи некоторое время помолчал, обдумывая ситуацию. Если Лорд дает поручения молодому магу, значит, он готов переложить часть ответственности на Рика, а это в свою очередь означает...
   -Разрешите вопрос? - обратился он к своему Владыке.
   -Да, слушаю.
   -Вы намерены сделать этого парня своим приемником?
   -Пока нет. Но не стоит забывать о привязанности моей дочери к нему и довольно сильном магическом даре.
   - Но он же собирается вернуть к себе?!
   -Что же. Не уверен, что я его отпущу. Поживем - увидим. Пока это не проблема, в любом случае сейчас можно гарантировать его лояльность. Ты лучше пригляди за ним, чтобы он взял с собой надежных людей, тех, у кого нет родственников в разорённой деревне, и хорошо выполнил мой приказ.
   -Конечно.
  
   В кухне пахло чем-то вкусным. Староста погибшей деревни неловко замялся на пороге, осторожно принюхиваясь. Кухарка, дородная женщина, уже знавшая о произошедшем, тут же налила чарку и поставила на стол, пригласила гостя присесть. Только потом подала похлебку.
   -Моя дочка, моя дочка... единственное дите... - тихонько причитал староста, так и не притронувшись к еде. Даже ломтик хлеба, который он взял было откусить, так и остался в руках. Теперь с каждым полувсхлипом-полурыком неосознанно отрывал маленькие кусочки и разбрасывал их по столу.
   - А знаете, она маленькая была, такая смешная. Бывало, зовешь ее, зовешь, а она куда-то в небо уставиться и смотрит. Что уж она там такое видит. А уж работящей была, что не попросишь, все делала. Хотя баловал я ее... Кого же я теперь баловать буду... Дочка, кровиночка...
   Кухарка тоже всхлипнула и обняла голову сидящего человека.
   -Но будет, будет, - она по-настоящему жалела его, известного, как строгого и придирчивого человека. Другим спуску никогда не давал. А вот дочку любил, и многое ей прощал, хотя та и баловницей не была, но и строгости отца не знала.
   Дверь резко распахнулась, и в кухню влетела молодая служанка.
   - Тише ты, - тут же гаркнула кухарка, и добавила, - не видишь у человека горе.
   -Ох! - откликнулась служанка и отвернулась в шкафу. Ей нужно было найти кувшин. Как назло, кувшина не оказалось на месте, она стала его искать, переставляя посуду.
   Кухарка поджала губу, наблюдая, как девушка роется в шкафу. Потом не выдержала, подошла, спросила сурово:
   -Что ищешь?
   -Да, кувшин был такой, - молоденькая служанка развела руками, показывая форму посуды, - с каемочкой.
   - Дурище! Не там ищешь.
   Кухарка залезла совсем в другой шкаф, и вытащила искомое.
   -Этот?
   -Да, - ответила девушка, но кувшин взять не торопилась. Потом подошла, дотронулась нерешительно до ручки, и посмотрела на стол.
   - Ой, а что случилось? - жадно спросила молоденькая девушка, желая все узнать из первых уст.
   -А то сама не знаешь? Ты иди, иди, - кухарка прекрасно понимала непрошенное любопытство девушки. - Потом расскажу.
   Служаночка схватила кувшин, и добавила:
   -А Лорд распорядился разобраться с зомбями.
   -Что? - взревел староста деревни, и кинулся к девушке.
   Молоденькая служанка отпрянула, напуганная выражение лица старика, стукнулась о ближайшую тумбу, но даже не посмела вскрикнуть.
   -Что ты сказала? - угрожающе переспросил старик.
   - Я-что... Я ничего такого не сказала.
   -Повтори!
   -Да, отряд вон только уехал, в Вашу деревню послали. Избавиться, чтоб, от упырей.
   -А-а-а, - заорал староста, убегая из кухни.
   Служанка потерла ударенное место, потом схватила кувшин.
   -Сумасшедший какой-то, - развернулась и вышла, уже обдумывая, как она будет все рассказывать.
   Кухарка покачала головой:
   -Ох, что будет!
  
   Лошади сменили галоп на шаг, а потом и вовсе остановились.
   -Им не хочется туда идти, - пояснил Маран, мужчина средний лет с тяжелым немигающим взглядом. Ему сразу, как старшему в группе, отдали негласное лидерство, и Рик, подумав, согласился прислушиваться к его советам.
   Впереди отряда хорошо была видна деревенька. Маленькая, дворов пятнадцать, с одной главной улицей, она лежала как ладони. Небольшие проулки между огромными площади земли, на которых уже начали зеленеть ростки, причудливо стоявшие домики и сараи - все это создавала свою неповторимую красоту.
   Деревня казалась спящей. Не вздоха, не окрика.
   -Даже птицы не поют, - заметил кто-то из отряда.
   Несмотря на красоту, все выглядело зловеще. Может потому, что все знали, живых тут нет.
   - Но что смотреть, пошли спустимся что ли к деревне, - неуверенно предложил еще один член отряда, Сорн, краснощекий, с носом картошкой мужчина лет тридцати.
   -Не торопись. Мы хорошо подошли, с подветренной стороны, они не должны нас учуять. Надо бы по уму все сделать.
   Рик посмотрел на деревню, потом повернулся к старшему.
   -Хорошо. И что ты предлагаешь.
   - А что тут предлагать, сжечь все, - тут же вмешался Аден, в отряде он единственный был ровесником Рика. Нетерпеливый, из тех людей кто всегда бежит впереди телеги, его, тем не менее, любили за смекалку и сообразительность.
   - Скажешь тоже. Огонь. А когда они на нас кинуться, так мы и первые в этом огне сгорим.
   Маран еще раз осмотрелся и проговорил:
   - Выманить их надо на открытое пространство. Двое, у кого самые быстрые лошади, заедут в деревню, привлекут внимания, а когда на запах вылезут достаточно, то поскачите вон к той открытой поляне. Там вас уже будут ждать мечники. А лучников на этот холм поставим. Господин маг, Вы где будете?
   Рик тоже осмотрелся. Ему без сомнения хотелось находиться в центре событий среди мечников. И на это были свои причины: мечом он владел лучше, чем луком. Хотя это помешало бы применить магии, которую он и не хотел использовать, так как до сих пор не был уверен в своих силах. Но на холме маг может принести больше пользы. А в случаи потери контроля над своими же силами, увести удар в сторону и никого не задеть.
   - Я останусь с лучниками.
   - Хорошо.
   Поэтому "хорошо" Рик понял, что старик так и рассчитывал.
   - А уже потом сожжём всю деревню.
   -Так и поступим, - решил Рик, хоть и номинальный, но все-таки глава отряда.
   Маран сам отправился в деревню, как приманка, взяв с собой еще одного человека. Четверо, в том числе Сорн и Аден, остались у подножия холма. Дерен, назначенный главным среди лучников, и еще трое человек, среди которых был и Рик, заняли позицию на холме.
   Маран и Лират, еще один член отряда с самой быстрой лошадью, въехали в деревню, и проскакали вдоль домой, остановившись перед домом старосты на площади. Лошади нервно цокали, всадники с усилием сдерживали их. Из домов неторопливо, чуть волоча ноги стали выходить люди - жители деревни. Они совсем не были похожи на нежить, обычные крестьяне, бросившие мотыги и лопаты и решившие в разгар сельскохозяйственных работ собраться на площади. И хотя ничем не пахло, люди принюхивались к чему-то, и, если смотреть прямо в толпу, то можно было поймать пустой взгляд, одинаковый у всех.
   -Ждем, ждем... - распорядился Маран, сдерживая лошадь, которой не нравились мертвецы, и внимательно следя за окружающей их толпой.
   Когда люди из ближайших домой подошли совсем близко, так что можно было задеть их вытянутом носком сапога, мужчина распорядился "Погнали!" - и первым рванул в толпу зомби. Лират устремился за ним.
   На ходу отталкивая собравшихся жителей, всадники мчались к ожидавшим их мечникам. Жители деревни, смотревшиеся неповоротливыми и неторопливыми, вдруг оказались очень быстрыми. Почуяв, что добыча уходит из-под носа, крестьяне бежали за лошадьми с невозможной для обычного человека скоростью. Мертвая плоть не чувствовала усталости и боли.
   Первый залп лучников, который по плану должен был задержать зомби, дав всадникам фору, чтобы уйти, попал в толпу, не задев самых голодных, а потому самых быстрых преследователей. Мечникам пришлось буквально собой закрывать всадников, встречая на свои лезвия уже мало чем похожих на людей жителей деревни. Началась рубка. Двое всадников, отъехав на безопасное расстояние, спрыгнули на землю, отпустили коней и присоединились к тем, кто был внизу. Задача была одна: настолько искромсать тело зомби, чтобы он уже не смог подняться.
   Рик смотрел вниз. Творящиеся там представляло собой неприятное зрелище. Твари, еще минуту назад выглядевшие как обычные люди, сбросили с себя маскировку и принялись уничтожать все на своем пути. Но Рик медлил, он все еще помнил, что те, кто внизу, были когда-то людьми. Взгляд, испуганный, молящий метался от одного существа к другому, по всей битве. И он увидел, как парень, Аден, отпрыгнул вверх по холму, пытаясь увернуть, но у него не получилась. Человеческие зубы впились в его руку. Он закричал, Рику показалось, что он тоже кричит. Но в следующую секунду чья-то стрела ударила по нападавшему, и кто-то, Рик не узнал, прикрыл паренька. Мечники отступали.
   Маг уже не мог больше медлить. Энергия сплеталась вокруг его рук в толстый, запутанный клубок, и в следующее мгновение всю эту силу он сбросил вниз. Предполагалось, что там, куда она попадёт, все живое и неживое просто выгорит. Но этого не случилось: травка вспыхнула, опадая золой, а мертвецы, наоборот, напитались силой.
   -Невозможно! Нет!
   Ему понадобилась еще секунда, чтобы осознать ситуацию, и принять решение. Он выхватил меч и бросил вниз к мечникам: как маг он тог только навредить. Если бы у него было время, если бы чувство вины не грызло его изнутри, ведь пусть бессознательно, но он помог монстрам, Рик никогда бы не смог так, с размаху, вбежать в толпу тех, кто еще недавно сеял поля, растил детей, ругался с соседями, и начать рубить их плоть. Немертвые, тем не менее, их кровь было тоже красной. Она брызнула и попала на одежду. Но ему некогда уже было думать о чем-то. Сейчас надо просто выжить.
   Он орудовал мечом, разрубая все, что попадало под руку. В этом не было ничего красивого, не было изящества поединка, благородства древней знати. Просто был приказ, такая работа, которую надо делать, иначе умрешь. Он не смотрел, не запоминал их лица, они были не к чему. Просто рубил и рубил, не видя ничего вокруг, не чувствую, не ощущая.
   Колдун не знал, когда он, теснимый нежитью, взобрался на холм, и, когда очередное рассечённое тело повалилось на землю, вдруг, образовался просвет. Никто не нападал.
   Рик не сразу поверил в это, несколько секунд он балансировал с поднятым клинком, ожидая атаки. Но атаки не последовало. Вокруг никого не было. Снизу доносились отголоски затихающей битвы. Рик понял, что в пылу драки взобрался слишком высоко на холм, оставив своих соратников внизу и справа.
   В это время в листве растущих за его спиной деревьев послышался шум. Колдун сразу же насторожился, прыжком оборачиваясь на шум. Из леса на загнанной лошади выехал потрепанный старик в рваной одежде. Бешенный взгляд без сомнения выдавал в нем живого. Очень рассерженного живого.
   -А-а-а... - заорал старик.
   И тут Рик почувствовал, что кто-то хватается за него сзади, пытаясь укусить, инстинктивно тянется к единственному не защищенному участку кожи, шеи. Он завел руку за спину и дернул вниз. Парень думал, что так просто не получится отлепить от себя нежить, но вместе со звуком треска рвущейся одежды удивительно легкий нападающий улетел в сторону.
   Рик развернулся; противников оказалась молодая девушка. Она упала на землю. И тут же стало ясно, что девушка уже нежить, человек бы кричал от боли в такой неестественной позе, но эта лишь усилено к чему-то принюхивалась. А потом рванула к старику, который уже успел слезть с лошади. Рик бросился наперерез, понимая, что не успеет. Девушка, как пиявка вцепилась зубами в старого человека, опрокинув его. Колдун подбежал и рукой сдернул нежить, следующий раз он ударил мечом, и еще раз, и еще раз, продолжая рубить до тех пор, пока нежить не перестала двигаться.
   Лишь после этого он остановился. Вокруг было тихо. Задача была выполнена, местность зачищена от нежити.
   Спасенный староста деревни навзрыд плакал над телом своей дочери.
  
  
   Глава 16
  
   Три тысячи лет назад
  
   Сон, явь. Рик всегда знал, что Тьма зовется Тьмой не просто так. Нелегко ей понравиться, и ей никогда не хватало обычных заверений. Отсутствие милосердия, отсутствия права выбора - хорошие отговорки. Совсем не подходящие для того, кто сам решил стать темным магом. Это не приказ Лорда - он защищал свои земли. И уж совсем глупо обвинять богиню, ей нет дело до людской бестолковости. Но Рику было больно, так больно, что хотелось скинуть на кого-нибудь груз, сбежать, спрятаться, найти виноватых. Во сне он снова рубил, на яву он видел знакомые лица, а перед глазами вставали другие, забрызганные кровью, роющие могилы для немертвых. Тогда они спалили деревню и похоронили дочку старосты. Земля и огонь заберут злую магию, и люди, наконец-то, обретут покой.
   Все было закончено, но Рик понял, что для него это оказалось слишком большим потрясением. Должно пройти время, прежде чем сердце успокоится. И еще: он - черный маг. Теперь навсегда. Даже, если судьба сложится так, что он вернется домой, он уже не изменится. Цепями оказался не ритуал, который лишь высвободил его силу, изменив ее полярность, а этот бой. Он больше не видел себя светлым магом. Он не помнил больше, каково это чувствовать послушный воздух вокруг себя. И не хотел вспоминать. Все было по-другому. Но это была его сила.
   - Эй, ты пойдешь с нами по ягоды, - кто-то потрепал его по голове.
   -Милона.
   - Пойдем, погуляем, а то ты который день как в воду опущенный ходишь.
   Мир оставался. И этот мир был настоящим. Так же как раньше спелые ягоды сластили во рту, а руки тут же пачкал сок.
   Решение нашлось само. Впрочем, оно всегда оставалось единственно достойным. Узнать больше, научиться, сделать так, чтобы в следующий раз быть уверенным, что сделал все возможное.
  
   Дзинь. Клинки встретились. И один вылетел из рук.
   -Не может быть!
   -Рик, поздравляем!
   -Ты его сделал!
   Тут же раздался гомон людей, еще недавно, затаив дыхание, внимательно наблюдавших за схваткой. Поединок между начальником стражи Асаном и его учеником Риком получился по-настоящему захватывающим. Атаки, контратаки, финты - двое сражались не на публику, а между собой, используя все свои знания и умения. Чем удивительней была победа Рика. Первая безоговорочная победа.
   Лорд мельком глянул в окно, привлеченный шумом. Подробности, несомненно, ему сообщат еще до того, как начальник стражи доложит лично, но ему будет интересно мнение и непосредственного участника. Полтора года довольно большой срок, за это время можно было научиться сражаться достаточно хорошо, если сосредоточиться только на обучение мечу. Но Лорда интересовали главным образом способности в магии. Огромный потенциал, спрятанный, впрочем, как и у всех светлых магов, раскрылся. Теперь уже можно было приступить к следующей фазе обучения.
   Радость от победы, неожиданной, но такой долгожданной, сменилась настороженностью, когда во время завтрака Владыка вдруг объявил, что ближайшую неделю он не будет заниматься уроками магией с Риком. Такое уже случалось, но всегда были определенные причины. Сейчас же, когда все было покрыто снегом, ни поездки к соседям, ни сбор урожая, ни приезд купцов не был возможен. Рик терялся в догадках, или ему, правда, давали время отдохнуть, или было что-то, чего он не знал.
   К обеду юноша решил взять себя в руки. Аккуратные расспросы ни к чему не привели: слуги тоже ничего не знали. В эти короткие зимние дни ничего не происходило, разве что... Дальше шел подробный отчет, какое платье сшила себе одна из служанок, кто играл в снежки на заднем дворе, почему поссорился кузнец со своей женой. Все эти будничные дела ну никак не могли повлиять на Лорда. А раз так, то осталось только еще раз согласиться с известным утверждением, что на уме у темного мага не отгадаешь.
   Тем неожиданней оказалось приглашения Лорда, никуда ни будь, а к себе в комнату. Личные покои Владыки были одним из немногих мест, куда вход приезжему до сих пор был закрыт.
   В комнате было тепло, которое особенно хорошо ощущалось после холодных коридоров. В камине горел огонь, заботливые слуги целый день подкидывали туда дров, чтобы комнаты не стыли. Ковры и меха развешены не только на стены, но и лежали под ногами. Свечи расставлены так, чтобы освещать даже самые темные места.
   -Присаживайся, - Владыка земель указал на кресло около камина. - Тебя можно поздравить с сегодняшней победой, - доброжелательно продолжил Лорд после того, как Рик сел.
   - Благодарю.
   - Хотя, конечно, в этой победе не было ничего неожиданного.
   Эта фраза собеседника очень удивила юного мага. Победа была сюрпризом для него самого.
   - Тебе не надо так теряться. В тебе есть достаточный потенциал.
   А вот это уже было очень хорошо, если Лорд признает потенциал, значит, признает, что он достаточно хорош, чтобы стать его наследником, а значит и быть с Милоной.
   -Мне лестно слышать Ваши похвалы, - несмотря на свои выводы, Рик ответил очень осторожно.
   - Потенциал есть, но ты его не используешь.
   Рик промолчал, ему было что ответить. Он мог привести кучу примеров свой силы. Но сейчас важно было не хвастаться, а понять, что имеет в виду Лорд.
   - Я говорю о твоей магии, - пояснил Лорд. - Да, она поменяла цвет. Но кроме этого ничего не изменилось. Все, что ты сейчас используешь, ты делал, будучи светлым магом. Те же щиты, атаки.
   -Но, - не выдержал Рик. Владыка земель замолчал, готовый выслушать претензии Рика. Но маг уже и сам сообразил, что сказать нечего. То, что он использовал, действительно были лишь удары и щиты, изредка сплетал клубки больше всего похожие на взрывчатку. Все. - Нет, ничего. Продолжайте.
   - Возможности темной магии намного больше, - как ни в чем ни бывало дальше стал объяснять Лорд. - Твоей силы вполне хватает, чтобы всем этим пользоваться, - Владыка откинулся в кресло, продолжая говорить тихим спокойным голосом, как будто для себя самого. - Есть опасные заклинания, очень опасные, такие, что противник на коленях приползет, умоляя тебя избавить от них. Есть такие, которые не оставят и следа твоей магии, и целые деревни канут в никуда. Есть и совсем простенькие, и не опасные, но очень заковыристые. Разные. В каждой семье свои.
   Рик слушал как завороженный. Он знал, что каждый род создает и пестует определенную магию. Даже на светлых землях магический род всегда мог похвастаться несколько личных заклинаний, даже в его время. Правда, эти заклинания не изучали. Они хранились в фамильных книгах, в которые редко кто заглядывал. Чтобы жить и работать вполне хватало того, что изучали в Академии все. Но это в его время, когда можно было прочитать о фамильных заклинаниях в библиотеках и энциклопедиях. Прожив почти три года здесь, он мог представить себе, как важно, чтобы твои секреты никто не узнал. В этом мире постоянной неизвестности заклинания совершенствовались и становились все сложнее и опасней.
   - Научите меня, я хочу знать.
   - Я научу. Чтобы ты однажды передал их своим детям. Моим внукам.
   Здесь уже были не нужны никакие клятвы. Передать знание дальше, когда найдется достойный ученик, достаточно сильный, чтобы еще усовершенствовать их. И сохранить от посторонних.
  
   Неделя прошла спокойно. Рик отдыхал. Конечно, он не отказал себе в удовольствии поэкспериментировать с магией. Но лишь вынужден был заключить, что с наскоку здесь ничего нового не создашь. Поэтому занятий он ждал с особым нетерпением.
   На свой урок он пришел раньше назначенного часа с клинком. Таково было распоряжение Лорда, переданного им через слуг. Владыка земель появился через некоторое время. Поздоровавшись с учеником, он сказал:
   -Урок начнет с небольшого поединка.
   - Поединок? - удивился Рик.
   Несмотря на то, что на учителе был теплый плащ, прекрасно видно, что никакого оружия нет.
   -Вы хотите противопоставить моему мечу магию.
   -Нет. Ты тоже можешь использовать магию.
   Соединять магию и материальный предмет - замечательное решение. Только Рик совсем не представлял, как его можно осуществить, так что придется просто чередовать магические пассы с ударами. Но даже так решение выглядело интересным и открывало много возможностей.
   Молодой маг выхватил меч и замахнулся. Он ничуть не боялся, прекрасно зная, что опыта у отца Милоны хватит, чтобы этот удар ему не повредил. В следующее мгновение Лорд отпрыгнул и взмахнул. И Рик широко открытыми глазами смотрел, как в руках противника появился меч. Костиной клинок Владыка вытащил прямо из шеи. Взмах, и засмотревшийся Рик вынужден был принять удар на свой меч. Удар оказался действительно сильным, что нельзя было предположить лишь по виду клинка. По тому, как Лорд размахивал клинком, казалось, что он легкий, но тяжелый удары опровергали эту теорию. Очередной замах и меч молодого мага разлетелся на мелкие осколки.
   - Невозможно! Так не бывает.
   - Ты так считаешь.
   Рик помотал головой, словно желая отогнать неприятные мысли. Он мог многое рассказать о возможностях использовании светлой магии в мирное время то, о чем здесь даже представить не могли, но ничего не знал о использовании темной магии в бою. Страшные легенды, повествующие о магах соседнего государства, краем уха слышанные когда-то истории о том, что во время последней войны люди предпочитали погибнуть, а не сдаваться в плен - все это было далеким и нереальным. Что же теперь видать ему придется самому стать воплощением этих страхов. Недаром Тьма, его новая покровительница, часто ассоциировалась со страхом.
   Лорд перехватил меч двумя руками и поднес к глазам юного мага.
   -Посмотри, пористое строение кости служит прекрасным вместилищем для темной магии, так же как драгоценные камни для светлой. Но в отличие от драгоценных камней, которые в основном вставляют в украшения, кость лучше использовать как кость.
   Владыка земель показал Рику нужные для заклятия ритуальные символы. Осталось только их выучить.
   Через несколько дней молодой колдун понял, что все не так просто. Легче все было научиться соединять готовый артефакт с собственным телом. Наполненный энергией он легко растворялся в теле. Но магия не задерживалась в зачарованных предметах, просачиваясь опять в окружающий мир. Еще через месяц Рик решил чего-то он не знает, что-то ему не сказали.
   - Ты все делаешь правильно, - ответил лорд, когда Рик осторожно поделился своими сомнениями. - Да, тебе пока не хватает навыка питать предметы энергией, это придет со временем. Но, если ты хочешь создать по-настоящему сильный и долговечный артефакт, то дело не в твоих действиях, а в тех предметах, которые ты используешь. Та вещь, которая уже была наполнена магией, сохранит энергию намного лучше, чем только что изготовленное изделие. Ты и сам должен это понимать.
   В отличие от обучения в школе или в Академии Лорд никогда не говорил прямым текстом. Рик связывал это с тем, что научной базы, которая существует в его время, в эти дни еще не создана. И большинство магов вынуждены опираться на опытное воздействие. Но на практике часто оказывалось, что тяжело перевести абстрактное "та вещь, которая была наполнена магией" в конкретный предмет. Что именно ему нужно, Рик так и не понял. Предполагалось, что он должен осознать по мере использования магии. Молодому магу придется перебрать гору костей, прежде чем он обнаружит то, что ищет. Как всегда и бывает, зловещие сказки вокруг древних темных магов имели под собой банальною житейскую основу.
   Первые проталинки показались на южных склонах, когда Рик вынужден был проститься со своим десятым костяным мечом. За это время Лорд показал еще много интересных заклинаний и ритуалов, но ничто не привлекало молодого человека, как возможность самому создавать свое оружие. Под свою руку, под свою индивидуальность. Но самое желанное искусство не собиралось покоряться ему.
   -Что грустим? - спросил его кто-то.
   Это был староста разоренной деревни. Он теперь жил в замке и следил за двором. Между старостой и Риком установились нейтральные отношения. Несмотря на свою горечь, старик понимал, что его дочери лучше лежать в земле, чем бродить по свету тварью, одержимой вечным голодом. Все жители его деревни обрели покой, а значит и ему не престало страдать.
   - Мне нужен сосуд, который я мог использовать для клинка.
   - Так попроси у кузнеца, он не откажет.
   Рик насмешливо взглянул на собеседника.
   -Если простой кузнец мог бы решить мою проблему, неужто я б к нему не обратился.
   - Положим, кузнец у нас не простой, а замечательный. И, положим, твою проблему легче было бы решить, если ты ей поделился.
   Рик раскрыл ладошку, на который лежал костяной стилет.
   -Я хочу создать подобный меч. Клинок, созданный магией, наполненный магией, тот, который может использовать только маг. Но и изготовить его можно только из предмета, когда-то тесно соприкоснувшегося с магической энергией.
   - Это кость.
   -Да.
   Старик потер подбородок.
   -Я должен подумать, - произнес он потом.
   -Вы знаете такой предмет.
   -Я сказал, что должен подумать.
   Рик посмотрел на спину удаляющего старосты, и покачал головой. Старик ничем ему помочь не мог. Молодой маг не сомневался, что такого редкого изделия у него все равно нет. Но, вдруг.
   Следующим вечером староста подошел в Рику и неожиданно спросил:
   - А зачем тебе такой странный меч?
   -Магические клинки для людей, наделенных силой, удобнее использовать. Не знаю, как объяснить, но они помогают правильно распределять энергию и многое другое. Лучше сражаться.
   -Кхм... Ты собрался с кем-то воевать.
   -Да не то, чтобы... - Рик смутился. - Но и в обиду некого не дам. Свою семью я всегда буду защищать.
   -Семью, значит...
   Староста замолчал, принимая какое-то решение. Потом твердо произнес:
   -Ты можешь использовать кости моей дочери. Они должны быть наполнены той силой.
   -Но как же... , - растерялся Рик. Он уже привык, что жители этих земель на многие вещи смотрят по-другому, но предложение старика все равно - кощунство.
   - Если тебе нужен меч, чтобы защищать жизнь, то ты можешь взять ее кости. Моя доченька всегда любила жизнь. Да и те воспоминания не позволят тебе использовать меч для зла.
   Позже Рик узнает, как тяжело на темных землях защитить покой мертвых, и поймет, что староста просто хотел уберечь посмертие своей дочери, раз не смог спасти ее жизнь.
   Когда на полянах появились первые весенние цветы, молодой маг закончил творить своей меч.
  
  
   Глава 17
  
   Настоящее время
  
   Риакард посмотрел в окно. Белые хлопья снега, кружась, падали на мостовую. Повсюду уже лежал легкий пушок. На душе стало тяжело и муторно. Все-таки снег посередине лето - это неправильно.
   На пути из комнаты в обеденный зал молодому магу, как всегда, попалась экономка.
   -На улице снег идет, - после утренних расшаркиваний поделился новостью колдун.
   -Бывает, - высокомерно ответила женщина, недолюбливавшая гостя своего господина. - Сюда же столько темных магов съезжается, чего только не бывает. Вон, в прошлом году, так вообще один маг дождь из желтых лягушек наколдовал, и ничего.
   -Да, - изумился молодой человек таким подробностям ежегодный научных конференций. - И что случилось с лягушками?
   - Подохли. А что еще с ними могло случиться? Жить в природе желтые лягушки не приспособлены. Хотя может где-то в коллекциях и сохранилось пару штук на опыты.
   -Понятно, - кивнул молодой человек и направился в сторону столовой.
   За время, что Риакард жил в доме своего учителя, он уже мог по секундам расписать утренний ритуал. И по некоторым косвенным признакам можно было утверждать, что Реган зей Ронтан нравится такая приверженность древним традициям.
   Вот и сегодня завтрак шел в медленном темпе. Но в конце приема пищи Кард поймал себя на мысли, что с каждым съеденным кусочком, с каждой пройденной секундой напряжение нарастает. Как будто происходило что-то нехорошее, а он, магистр, не мог понять что.
   После завтрака маги разошлись, чтобы уже потом встретиться у дверей выхода. Сегодня был свободный день, члены симпозиума отдыхали, готовили свои выступления. Реган запланировал пройтись по магазинам, закупить кое-какие нужные вещи для следующего учебного года. Рик напросился с учителем, совершенно справедливо полагая, что в лавочках в Темной стране, продающий темные артефакты и ингредиенты для заклятий, нужно побывать.
   Когда маги вышли из дома, то их встретила ослепительная белизна выпавшего снега. И снег все еще продолжал идти. Зей Ронтан смахнул немного снега с поручня и растер между пальцев. Потом нахмурился.
   Гнетущее чувство, которое испытывал Риакард, на улице только усилилось.
   -Что происходит? - спросил молодой человек.
   Высший магистр недовольно обернулся. Риакард сразу понял, что сейчас недовольство связано с его вопросом. Внутри все ныло от тревоги, заставляя максимально насторожиться, реагировать на каждое действие. Но источник беспокойства маг так и не мог обнаружить.
   -Учитель? Тисей? - совсем уж вежливо обратился к сопровождающему Риакард дель Тиар в надежде, что ему объяснят. Просьба объяснить ситуацию, хоть и высказанная с бесстрастным лицом, и вежливое обращение, которое магистр не использовал с момента подтверждения своего звания, считая, что их отношения переросли в более неформальные, были унижением. В любое другое время, он бы никогда не позволил себе так унижаться, но сейчас приходилось реагировать на ситуацию, и все тоже чувство опасности подсказывало, что реагировать надо быстро.
   Высший магистр был огорчен. Первый раз в течение всего путешествия, он действительно был разочарован в своем спутнике. Зей Ронтан даже посмотрел на мага один из своих особых учительских взглядов, надеясь, что этого хватит. Но молодой маг слишком паниковал, чтобы сообразить что-то. Как будто ученик, впервые попавший в Академию, хлопающий глазами, взволнованно оглядывающийся, слишком суетящийся не по делу, а не магистр, и, как подозревал Реган, боевой маг
   - Вы должны были понять сами, - ледяным тоном произнес Высший маг.
   Потом сделал паузу, надеясь, что юноша догадается, лишь потом сжалился и пояснил:
   -Посмотрите вокруг через магию.
   Риакард так и поступил. В магическом зрении все вокруг выглядело зловеще. Снег превратился в пепел, который оседал повсюду. Это определенно была какая-то магия, но защитные заклинания не реагировали на нее. Дель Тиар прекрасно видел, как пепел спокойно пролетает через плотную сеть магических нитей, оседая на тех предметах, которые эти нити должны были защищать. Магистр снял заклинание, мирный белый снег лежал под ногами. И тут только он понял, что неосознанно насторожило его в самую первую минуту: на дворе стояло лето, ярко светило солнце, еще сохранялась утренняя прохлада, но уже было тепло, а снег не таял. Даже на крышах домов, откуда ему уже полагалось стечь ручейками. Нигде. Не таял.
   Маги сели в подъехавшею карету.
   - В Академию, - распорядился высший маг.
   Запланированный поход по магазинам откладывался, возникли другие дела. Важно было узнать, что произошло.
  
   Академия гудела. Суетливо бегали молодые маги, нанятые, чтобы обслуживать деятельность многочисленных мероприятий. Бестолково толкались приезжие со всех стран, переговариваясь на своих языках.
   -Жди здесь, распорядился высший магистр, - я переговорю со своими знакомыми.
   -У Вас есть предположения, что могло случиться, - решился все-таки поинтересоваться Риакард. Он все еще был недоволен собой из-за того, что не сразу сообразил использовать магию, чтобы посмотреть вокруг.
   -Предположения есть. Одно страшнее другого, - Реган замолчал.
   Перед ним стоял молодой маг из хорошей семьи. Но какие бы тайны, секреты не имел этот маг, чтобы не пряталось за его безразличный взглядом, вежливым, в рамках традиций, поведением, он все еще оставался человеком, за которого отвечал зей Ронтан.
   - Будь осторожен. Помни, мы граждане чужой страны. Страны, с которой воевала Райнера. И еще живы многие маги, которые помнят эту войну. Все очень серьезно. Я не думаю, что нас будут в чем-то обвинять, но сейчас лучше вести себя как можно тише. Потолкайся среди других магистров. Но к высшим магам не подходи. И постарайся поменьше колдовать, - предупредил учитель Академии Светлой Салавьеры.
   - Хорошо. Но... что не так с моей магией, - сразу выделил странность Риакард
   -Просто не стоит лишний раз демонстрировать наши силы, - ответил Реган, так и не рассказав, какой интересной магия молодого мага выгляди в глазах внимательного человека.
   Магистр остался, Реган зей Ронтан скрылся за дверьми зала. Некоторое время дель Тиар постоял под дверью, наблюдая за тем, как высшие темные маги безошибочно устремлялись к этим же дверям, оставляя своих спутников терзаться вопросами снаружи.
   Помявшись в том же коридоре, молодой маг спустился в холл. За время пока он ждал, в холле стало намного больше народа. Рик прислонился к стенке, потом решил заговорить с магом, молчаливо стоявшим рядом. Судя по покрою одежды и характерным чертам лицам, он был не из Райнеры.
   - Не знаете, что произошло?
   Оказалось, что собеседник не знал, что случилось. Он уже успел спросить своих знакомых райнерцев, но и они ничего не знали. Большинство, а некоторые и до сих пор, думали, что это очередной неудачный магический эксперимент, "ну знаешь, такое бывает"... Риакард покивал головой, как бы говоря, что знает, в Салавьере такое бывает. Но высшие маги повели себя неожиданно серьезно, и направились в Академию.
   -А высшие маги, что говорят? - любопытничал магистр.
   -А кто спрашивал? Вот ты бы рискнул?
   Риакард согласился, что он бы не рискнул, хотя он то как раз спросил, но ответа не получил. Поблагодарил собеседника за информацию. Потом поспрашивал еще разных магов, суицидников, которые рискнули бы что-то выпытывать у серьезно настроенных высших магов, не нашлось. Потом стали рассказывать, что вся стража приведена в боевую готовность и выведена на улицы патрулировать.
   Когда время приближалось к двенадцати, пришел ректор в сопровождении своих подчиненных. Быстрым шагом Нинэс зей Гарт пересек холл и направился в свой кабинет, где закрылся от посторонних. Через некоторое время объявили, что всех собирают в главном зале Академии. Уставший от долгого ожидания народ потянулся в зал, на ходу обсуждая все версии происходящего. Риакард отправился со всеми.
   Зей Гарт прошел на сцену, оглянулся, дождался, когда люди успокоятся, и громко и отчетливо начал говорить. Сначала он поздоровался, еще раз представился, хотя все и так знали выступающего, потом перешел к сути вопроса:
   - Мы имеем делом с прорывом источника черной магии. Явление редкое, но исключительно опасное. Опасно оно именно своими последствиями. Суть этого явления в том, что неожиданного происходит прокол и ничейная магия в огромном количестве оказывается собрана вместе. Как вы понимаете, просочившиеся магия начинает впитываться во все без исключения нити силы, что, в конечном счете, приводит к активации заклинаний...
   Ректор продолжил говорить о том, что "не надо бояться", "будет произведена эвакуация", "подготовлены порталы", Риакард пытался осмыслить услышанное. Маг знал, что когда в одном месте собирается очень много светлой магии, она ослепляет, а черная, значит, становиться похожа на снег. Столько же ее должно быть повсюду! Какие открываются возможности, если бы только он мог использовать эту магию. Впрочем, способ был, хотя косвенный. Но, к сожалению, сейчас проверять эту теорию совершенно некогда. Сейчас важнее было остаться в Райнере. Совершенно незапланированная проблема.
   После выступление Риакард поспешил найти Регана зей Ронтана, прежде чем предпринимать какие-либо действия следовало узнать его решение.
   Зей Ронтан нашелся разговаривающим с кем-то из высших магов. Заметив Риакарда, он закончил свой разговор и обратился уже к своему подопечному:
   -Тебе придется подождать еще. Мне необходимо лично поговорить с Нинэсом.
   Риакард не сразу сообразил, что Нинэс - это ректор Темной Академии.
   - Вы собираетесь остаться?
   - Да, я хотел бы предложить свою помощь.
   -Я бы тоже хотел остаться. Я сильным маг, и мог бы оказаться полезен.
   -Мы обговорим этот вопрос позже, - не стал пока заострять внимание на проблеме Реган, но юный маг прекрасно понял, что его хотят отправить домой.
   С этими словами Реган зей Ронтан зашел в кабинет к директору, опять оставив Риакарда за дверьми. Но на этот раз ждать долго не пришлось, высший маг почти сразу же вышел из кабинета.
   - Мы направляемся домой, - распорядился он.
   Карета медленно ехала по улицам, протискиваясь сквозь поток эвакуирующихся людей. В первую очередь вынуждены были покинуть свои дома люди, живущие в исторических районам города и около кладбищ, то есть там, где магии было много, и нити силы плотным кольцом опутывали дома. Жители тех районах, в которых по каким-то причинам магия использовалась мало, а также та часть населения, которая не обладала способностями, стремились укрыться в своих домах.
   Карета неожиданно остановилась посреди дороги.
   -Что случилось? - спросил зей Ронтан.
   -Сейчас узнаю, господин, - воскликнул кучер, спрыгивая на землю и направляясь к ближайшей группе, что-то горячо обсуждающих людей.
   Через некоторое время, кучер доложил, что впереди образовался самопроизвольный щит, и пока никто из магов, что оказались по близости, не смогли его снять.
   Высший магистр выглянул из кареты и огляделся. Повернуть, чтобы проехать другой дорогой уже было невозможно, за их каретой образовался целый потом других.
   - Постарайся подъехать как можно ближе к щиту.
   -Хорошо, - кивнул кучер.
   Раздалась отборная брань, и карета все-таки сдвинулась с места.
   -Поставь щит, так чтобы и кучера, и лошадей закрыло, - посоветовал Реган.
   Риакард горько ухмыльнулся, выполняя замечание. В такой толчее опасаться надо было не магии, а именно людей.
   Но карете так и не удалось подъехать прямо к щиту. Хотя с их места уже было прекрасно видно, как люди пытаются пройти, но ударяются о пустоту.
   Риакард наученный своей ошибкой сразу перешел к магическому зрению. При таком рассмотрение - это оказался и не щит, а хаотичное переплетение магических нитей. Судя по всему, большинство из них были предназначены для защиты, и поэтому конструкция переняла свойства щита.
   - Я не представляю, что с этим можно сделать, тисей, - проговорил Риакард, наблюдая за попытками группы магов создать проход.
   - В таких ситуациях выход может быть только один, - безразлично заметил высший маг.
   Он неторопливо вылез из кареты. Отряхнул свою одежду. Встал лицом к самовозникшему щиту. Потом резко махнул рукой, одновременно отрывисто произнося заклинание. Огромный поток силы, вырвавшийся из одного - единственного человека просто снес щит, и разметал людей, которым не посчастливилось оказаться по ту сторону магической конструкции.
   Запрыгнув, опять в карету, Реган крикнул:
   -Гони!
   Кучеру не пришлось повторять дважды.
   Уже дома Риакард с удивлением узнал, что эта поездка была нужна, чтобы он собрал свои вещи и отправлялся назад в Салавьеру. Реган зей Ронтан оставался в столице.
  
  
   Глава 18.
  
   Настоящее время
  
   -Вы возвращаетесь домой, - категоричный тон высшего мага Регана зей Ронтана не оставлял место для сомнений. Но Риакард все-таки попытался возразить.
   - Я считаю, что могу быть полезен, будучи магистром темной магии...
   Разговор происходил в доме высшего мага и заходил уже на третий круг. Высший магистр начинал терять терпение. Темные маги вообще не славились своим терпением, а высшие темные маги совсем не привыкли, чтобы им в чем-то перечили.
   -Не вынуждай меня повторять: вы возвращаетесь домой, - уже с угрозой распорядился зей Ронтан.
   Глаза Риакарда сузили.
   -Вы не сделайте этого.
   -Не тебе... указывать мне, -оскорбление так и не прозвучало, но оно явственно слышалось в интонации.
   Во всей фразе было только пренебрежение. Больше ничего. Риакард понял, что подошел в черте. Свобода сознания, свобода выбора - всегда являлись аксиомами для светлых магов, и никогда не были настолько важны для черных. То, что в наборе заклинаний Регана зей Ронтана имелись такие, которые управляют сознанием, сомнений не приходилось. Как и в том, что при случае он их применит. И поедет домой молодой маг уже по собственному желанию, навязанному извне магией. А зей Ронтан по этому поводу останется совершенно спокойным, ведь в его представление он не сделает ничего особенного.
   Риакард сглотнул. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы прикинуть свои шансы. Впрочем, он прекрасно понимал, что возможность сбросить заклинания слишком маленькая. Непроизвольно сжал зубы. Потом резко поклонился, не просто наклоном головы, а всем корпусом.
   - Да. Я уезжаю. Пойду, соберу вещи, - с этими словами Риакард развернулся и направился в свою комнату.
   - Я надеюсь, по дороге ты никуда не сбежишь. А то беспорядки в столицы кажутся так волнительны для молодых, наслушавшихся сказок в детстве, - уже своим обычным голосов заметил Реган в спину своему гостю.
   Риакард замер, потом, не оглядываясь, произнес:
   -Я слишком благоразумен для такого, - и вышел из комнаты.
   "Светлая кровь и светлое воспитание всегда так занимательно смотрятся в темном маге" - подумал Реган зей Ронтан, преподаватель с более чем столетним стажем.
  
   Вещей все еще было не много, только то, что он брал с собой из Салавьеры. Основные покупки предполагалось сделать сегодня. Не получилось. Но это было очень маленькое сожаление по сравнению с остальным. Если бы... Если бы он просто остался без покупок. Не получилось и то, что занимало мысли молодого мага вот уже полгода. То, что заставляло его работать, врать, договариваться. Сжать зубы и беззвучно орать на весь дом, на весь мир, но совершенно беззвучно. Еще будет шанс, верить, только в это, говорить себе: шанс будет. Отступить сейчас. Не потому что ему указали на то, что отсюда надо убираться, а потому что что-то сделать в городе на военном положении действительно невозможно. Остается только проявить благоразумие и уехать.
   Последняя рубашка полетела в походный сундук с другой стороны комнаты. Но замки на сумки уже застегивал спокойный, все для себя решивший человек.
   Провожали его домой экономка и Реган зей Ронтан. Высший маг предпочел убедиться, что его молодой коллега не поменял своего решения. Экономка же искренне переживала за гостя, мелкие обиды отошли на второй план, и гостю досталась бодрая улыбка и теплые пирожки в дорогу.
   Карету пришлось ловить на улице, пустевшей прямо на глазах. Своего кучера зей Ронтан отдать не мог, потому что сам собирался поехать сначала в Академию, а потом туда, где соберутся сильнейшие маги. Так что распрощались у дверей дома.
   Риакард доехал до ближайшего портала без приключений. Снег перестал падать с неба, но это казалось лишь временным затишьем. Маг расплатился с извозчиком и встал в очередь уезжающих из столицы.
   На территории, где размещалось учреждение, обеспечивающее работу портала, было удивительно спокойно. Во всем чувствовалась властная рука управителя. Магический снег, который мог бы помешать эвакуации, убран и вывезен за пределы прилегающих территорий.
   Очередь продвигалась медленно, народу было много, отправлялись целыми семьями, и через некоторое время Риакард понял, что голоден. И если воспитание еще позволяло стоять в общей очереди, хотя, конечно, для благородных стояло создать отдельную, но есть на улице, среди людей, уже нет. Прикинув время, Риакард решил, что ничего не потеряет, если ненадолго отойдет, и отправился искать приличное место, в котором можно было хотя бы просто присесть.
   Все закусочные на улице оказались закрыты. Это было понятно: работники и хозяева спрятались в своих домах, если совсем не уехали из города. Но через некоторое время Риакарду повезло, он вышел на небольшую площадь, где стояли скамейки. Кушать хотелось все больше, а искать что-то еще - все меньше. Да и до этикета ли сейчас, когда вокруг такое творится. Тишина, людей не было. Тяжело вздохнув, он все-таки уселся на скамейку, наиболее спрятанную от проезжей части. Потом усмехнулся: за последние полгода, находясь в школе, под постоянным присмотром дяди, он как-то привык соблюдать правила. Запах теплых пирожков развеял все мысли, и некоторое время молодой человек был поглощен едой. Доев, маг сыто улыбнулся, сразу повеселев. Торопиться опять в очередь, над которой так и витал запах страха, не хотелось.
   И тут что-то бахнуло. Осколки полетели повсюду. Риакард среагировал быстро, не вставая слетел со скамейки, и кубарем откатился от предполагаемого места взрыва. Громко охнул в следующее мгновение, один из осколков все-таки сильно ударил по плечу. Потом опять стало тихо. Осторожно приподняв голову, Риакард увидел раскуроченную скамейку, ту самую, на которой он сидел. Магистр тут же перешел на магическое зрение. Причина взрыва сразу стала понятна. Две узора, набухшие от впитанной ими силой, сцепились и срезонировали. Если бы он вовремя не среагировал, то ему бы досталось, как от магического взрыва, так и от осколков.
   "Что-то не везет мне последнее время, - подумал Риакард. - Неприветливо принимает меня столица. Как специально..."
   Зацепившись за последнюю мысль, магистр темной магии нахмурился. Сейчас действительно случилось совпадение. А раньше? Нападение по дороге из библиотеки тоже случайно или...
   В конечном счете, стоит проверить все версии. А о чем высший магистр не узнает, то и ему не повредит.
  
   Пройти обратно не заняло много времени. Расчищая себе дорогу магией, молодой человек просто сметал все преграды на своем пути, двигаясь по самому прямому маршруту. Два источника взрыва по бокам, он просто проигнорировал, еще один прямо на его пути развеял. Куда двигаться Риакард узнал легко, просто выбил ближайшую дверь и расспросил напуганных людей.
   Встреча со знакомым проулком ознаменовалась очередным взрывом. Но дом высшего мага был в порядке. Кард некоторое время полюбовался на защитную магическую сеть. Идеально ровный симметричный узор без малейших намеков на обрывки нитей заклинаний. Он точно знал, что еще тогда, когда он уезжал, защитная сеть дома выглядела совсем по-другому. Риакард еще раз внимательно рассмотрел узор, если он все-таки задержится в столице, ему стоит знать, как можно обеспечить защиту. Нити впитывали магическую энергию, как воду, по всей своей поверхности. Часть магических нитей уходила под землю, и излишки магии струились по ним. Если там, в подвале, на конце этих нитей поставить накопители, чья функция итак собирать и удерживать магию, то можно получить сильнейшие артефакты. Идеальное решение для данной ситуации.
   Вычленив самое главное, молодой маг вспомнил, что он сюда не любоваться чужими возможностями пришел, а из-за другой очень явной причины. Тем больше он думал над происшествием, чем сомнительней ему казалось, что тогда была случайность. Нападение, и нападение, рассчитанное именно на мага, - вот на что похожа ситуация. Почему он не задумался раньше? Даже рассматривая самое простое: скелеты - это не приведения, которые могут напасть сами. Потому что скелеты никогда не становятся приведениями, если только над ними не колдовал маг со своеобразным представлением о действительности. Скелеты-приведения можно только создать искусственно, и никак иначе.
   На стук в дверь долго никто не открывал. Риакард мялся у двери, прислушиваясь к звукам. И вздрогнул, когда щелкнул замок. Экономка аккуратно приоткрыла дверь, оставив лишь маленькую щелочку, опасаясь, хотя и без основания, за себя. На меньше всего ожидала увидеть на пороге дома гостя, того самого, которого сама провожала всего-то несколько часов назад. Женщина сразу же подумала о плохом.
   -Телепорт сломался? Вы не смогли уехать? - обеспокоенно закидала вопросами экономка.
   -Нет, все в порядке. Я кое- что забыл. Очередь двигается очень медленно, и я решил вернуться за вещами. Вы еще не разбирали мою комнату? - Риакард решил, что не стоит начинать задавать вопросы сразу, тем более испуганную женщину стоило сначала успокоить.
   -Нет. Я... нет еще.
   -Понятно. Вы позволите мне пройти, кажется, не стоит стоять на улице.
   -Ох, да. Проходите, конечно.
   Риакард зашел. Экономка сразу захлопнула за ним дверь. Бедная женщина вынужденно была сидеть одна в большом доме. Присутствие знакомого человека успокаивало. Она сейчас совершенно не помнила о своих обидах на молодого человека.
   Хозяйка дома и гость поднялись на второй этаж, прошли до его комнаты.
   - Где Реган зей Ронтан? - спросил Риакард, просто чтобы что-то спросить. Он усиленно размышлял, как перевести разговор на интересующую его тему. По всему выходило, что единственной человек, кроме, конечно, учителя, который мог знать что-то о том нападении, находился сейчас рядом с ним.
   -Господин уехал почти сразу после Вас. Насколько я помню, он сетовал на неразбериху в Главном Совете.
   Неразбериха в Совете? Риакард припомнил, что за все время, что он шел по городу, он ни разу не видел стражу. И это в столице страны, когда ситуации является экстренной. С другой стороны, телепорт работал исправно, здание охранялось. Создавалось ощущение, что каждое министерство Совета работа обособленно. Впрочем, ему лично не было никого дела до беспорядков в чужой стране раз покинуть ее без проблем он в состоянии.
   Между тем экономка и маг подошли к комнате Риакарда. Молодой человек открыл дверь, пропуская женщину вперед. Потом зашел за ней.
   -Знаете, когда Вы упомянули слово "неразбериха", я вспомнил об одном случаи.
   -Да, и о ком же? - переспросила ни о чем неподозревающая женщина.
   -О нападении на меня, которое произошло, когда я возвращался из библиотеки. Вы что-нибудь знаете?
   Знает - сразу же понял Риакард. Женщина непроизвольно сжалась. Взгляд метнулся на мага, потом на дверь. Она поняла, что путь к выходу предусмотрительно отрезан.
   - Не понимаю, о чем Вы. Я ничего не знаю.
   Магистр смотрел женщине прямо в глаза. Одновременно вокруг него стала собираться сила. Применять магию к экономке он не собирался, но напугать хотел.
   -Я ничего не знаю, - еще раз повторила служанка с вызовом в голосе.
   -Поймите, - мягко произнес Риакард, навязчиво демонстрируя свои силы, - я Вас ни в чем не обвиняю. Мне надо это знать, - зачем ему нужны были такая информация, маг и сам не знал. - Вы же понимаете, что если со мной что-нибудь случится, то пострадает и репутация учителя. Я просто хочу быть уверен, что со мной ничего не случится, если я сейчас покину страну.
   - Ничего о зей Ронтане не скажут, все лишь решат, что Вы были неосторожны, - лишь упоминание нанимателя задело экономку.
   Риакард мгновенно понял, как надо провести диалог:
   -Здесь да, но только не в Салавьере. Я не рассказывал, случай не представился, но я племянник ректора. Что подумают в Антаре, что скажут в Светлой Академии?
   -Да, я ничего такого не знаю!
   -Но ведь что-то Вас беспокоит. Что-то Вы скрываете... Скажите, пока Вы не скажите, я никуда не уйду!
   -Скорее это и отношение не имеет к тому, что с Вами произошло! Просто совпадение. Да и почему Вы думаете, что нападение на Вас было умышленным.
   -Потому что это нападение было рассчитано на мага моего уровня. Вы скажите, а я уж решу, имеет ли отношения Ваш рассказ к нападению, или нет.
   Экономка немного помялась, и неуверенно произнесла:
   -Приходил посыльный из дома зей Ланар, с запиской. В записки спрашивалось, куда Вы собираетесь пойти, - госпожа Ранана тяжело вздохнула, припоминая ту историю. - На самом деле так не принято делать, да и Вы, наверное, знаете, что у семьи Ланаров нехорошая репутация. Все из-за их дочери. Но я посчитала, что ничего страшного не случится, а Вы сейчас говорите о нападении, - экономке было стыдно за свое поведение тогда.
   - Успокойтесь. Может быть, тот случай действительно не имеет отношения к нападению.
   Риакард отпустил свою силу, развернулся и вышел из комнаты.
   -Вы говорили, что что-то забыли, - крикнула вслед служанка.
   -Ах, это, ничего важного. Вы лучше закройте дверь плотнее, и никого, даже знакомых не постукайте, - уже выходя на улицу, ответил Кард.
   "Действительно", - рассуждал Риакард, - "участвовать в чужих беспорядках не стоит, но если есть возможность разобраться в своих проблемах, то это надо сделать. Чтобы в следующий раз ничто не отвлекало от решения главной задачи".
  
  
   Глава 19.
  
   Настоящее время
  
   Тишину пустынных улиц разорвал вскрик. Потом из-за поворота показались люди. Они пробежали мимо, но Риакард успел заметить испуг в их глазах. Посчитав это нехорошим предзнаменованием, Риакард предпочел завернуть в другую сторону, чтобы обойти источник опасности по параллельной дороге. И сразу понял, что просчитался. На разъезде дорог, огромное, с дом, возвышалось пламя. Шурша и потрескивая, оно метало искры во все стороны. Судя по следам разрушений, пришло оно как раз с той улицы, по которой хотел пройти Риакард.
   В это время пламя вдруг немного утихомирилось и приобрело очертания ящерицы. Магистр магии с удивлением узнал саламандру. Две штуки этих зверей держали на кафедре огненной магии у него в Академии. Правда размером они были с ладонь, и молодой учитель за всю свою жизнь не слышал о саламандрах ростом с трехэтажный особняк.
   - Берегись!
   Засмотревшись на чудовище, Риакард пропустил, как сформировался клубок огня, который сейчас летел в его стороны. Маг тут же выставил щиты. В следующее мгновение он смотрел, как огонь, распадаясь на две части, столкнувшись с невидимой преградой, огибает его.
   -Туши!!! - окрик людей, которые давно уже пытались успокоить саламандру, но зачарованный зрелищем молодой человек их просто не увидел.
   - Ты маг? - подлетел к нему старший, даже не поинтересовавшись самочувствием.
   -Да, - не стал отрицать очевидного Риакард.
   -Останешься с нами. Поможешь, - тут же распорядился старший.
   -Я спешу, - совершенно честно ответил молодой человек, сразу развернувшись, чтобы уйти, пока не начали уговаривать, и почувствовал, как в шею врезается веревка.
   Магистр узнал заклинание. Официально во всех источниках оно называлось "Сковывающая волю сущность определения", среди магов - коротко и ясно "удавка". И народное название очень точно отражало действие самого заклинания. Попавший под заклинание маг должен был в точности исполнять некое условие, если он делал что-то противоречащее условию, то заклинание начинала душить мага, и так до тех пор, пока условие не начнет исполняться или до смерти мага. Чары рассеивались сами по себе с исполнением заданного действа. Само условие называлось "замок".
   - Замок, - вместе со своими словами Риакард стал использовать силу, - победа над саламандрами.
   - О, я гляжу, Вы разбираетесь в темной магии. Что же да будет так, больше я задерживать Вас не буду. На время проведения операции обращайтесь ко мне капитан Найл.
   - И сколько саламандр нам надо будет победить, - сразу же стал выяснять подробности Риакард, считая, что в данный момент лучше начать действовать по обстоятельствам, а все сожаления оставить на потом.
   -Пять.
   Выходило больше, чем рассчитывал магистр, особенно, если все они превратились в неконтролирующих себя тварей. Но с другой стороны задача становилась очень интересной. В обычной ситуации, чтобы победить саламандр потребовались бы маги огня, но сейчас рассчитывать на их поддержку не приходилось. Если такие и есть в Каре, то они будут заняты тушением возникающих тут и там пожаров.
   - Надо стараться сдерживать тварей в центре, чтобы они не вышли в новые районы Кары, - между тем инструктировал капитан только что завербованного рекрута. - И в не коем случаи не дать им попасть на королевскую площадь.
   На королевской площади находился дом Совета. Риакард мысленно согласился с капитаном: разозленные Совет, накачанный силой, был опасней для сохранности города, чем пять саламандр. Впрочем, молодой маг был не уверен, что в данном случае капитан думает только о безопасности города.
   - Как их можно остановить?
   -Мы сейчас именно это и выясняем.
   - Что ж тогда убьем одну и натравим ее на остальных, - высказал свое решение Риакард.
   -Некромант? - Риакард кивнул. - А я боевой маг. Воспользуемся твоим планом. Но ты уверен, что сможешь поднять саламандру.
   Магистр улыбнулся. Капитан предпочел больше не о чем не спрашивать. Молча оглядел территорию вокруг. Ближайший перекресток выглядел подходящим местом для ловушки. Там улица, на который они сейчас находились, пересекалась с другой, одной из главных, а потому достаточно широкой. На перекрестке стоял жилой многоквартирный дом. Дом был выше, чем разъяренная саламандра.
   -Двое с ведрами на том перекрестке наверх, заберитесь на крышу. Приготовьтесь облить водой это существо, как только она окажется рядом с домом. Еще двое загоняют туда саламандру. И не забывайте прикрывать друг друга. Остальные на перекресток, выстроиться в линию. Когда саламандра отвлечется на воду, стреляйте прямо в открытый участок шеи. Еще ни одна тварь не оставалась живой без головы. Выполнять!
   Получив четкий план действий, люди, до этого лишь уклоняющиеся от огня, оживились, ринулись выполнять приказ. Риакард со всеми побежал к указанному месту.
   -Маг, держишь позади всех, - тут же отдал капитан приказ лично магистру некромантии.
   "Еще чего!" - хотел было возразить Риакард, но удавка на шее дернулась, еще не опасно, но уже чувствительно сжимаясь. Кард понял, что это полуразумное заклинание его бесит. Эмоция мало подходила некроманту и ситуации, в которой необходимо было действовать, как можно хладнокровней. Но именно сейчас, вот так, нелепо, попасть в чью-то зависимость, - бесило. Капитану стоит успеть доказать свою компетентность, а то этот бой с саламандрами может стать последним в его жизни. А компетентность будет доказана только полной и безоговорочной победой. Риакард провел рукой по шеи, словно пытаясь почувствовать волшебную нить, потом усмехнулся. Держаться позади, еще не значит не помогать. Его мысли и эмоции настроены только, на то чтобы выполнить задание, так что заклинание не должно навредить.
   Когда все выбежали на перекресток, магистр отступил как можно дальше и встал между домами. Он преследовал сразу три цели: во-первых, сейчас он находился под защитой домов и, по сути, было исполнением приказа командира, который, несомненно, хотел уменьшить опасность для мага, во-вторых, стоя между домами, в случаи удара, Кард имел возможность для маневра, и в-третьих, отсюда безопасней стрелять для линии нападение, чем прямо у них за спинами.
   Саламандра неслась за людьми. Сейчас это существо совсем не походило на виденных им тогда. Темная сила всегда опасна для всех созданий. Только люди, как мотыльки, летят, привлеченные силой, и обжигаются, куда чаще, чем хочется. Существо подняло голову, чтобы разобраться с новыми обидчиками, теми, которые облили ее водой. Удар линии нападения получился на удивление слаженным. Смертельные заклятия, в том числе и Риакарда, на кончике стрел попали в шею чудовищу. Голова, брызгая кровью, слетела на мостовую. Туша покачнулась и упала. Огонь вокруг нее сразу погас.
   -Да! Мы это сделали, - радостные крики разнеслись по притихшему городу.
   -Голову к туше подтащите. Эй, маг, теперь твоя работа.
   Молодой магистр подошел поближе.
   -Сил хватит? - отрывисто спросил капитан. - Не стоило помогать нам с ударом. Магическое существо, как ни как.
   Риакард пожал плеча. И подпихнул ногой снег. Совсем глупостью было бы в такой ситуации не обвешаться парой накопителей. Тем более халявной силы вокруг хватало, можно даже не пользоваться источником.
   Но и капитан Найл прав. Магическое существо - это своего рода вызов его таланту. Так что стоило сосредоточиться. Здесь не помогут обычные заклинания, которые используются на скелетах. Их заглушит собственная остаточная магия саламандры. Создать что-то вроде умертвия, усилить контролирующие контор, и не задеть, а то и сохранить, собственную магию существа, иначе из двухметровой твари она превратиться в маленькое создание, каким и бывают изначально саламандры.
   - Эй, что так долго! Крикнул кто-то нетерпеливый.
   -Молчать! - тут же откликнулся капитан. - Ну как? Времени совсем нет, - это уже Риакарду.
   - Лучше было все-таки голову от туловища не отделяли, - посетовал Риакард.
   - Ну, об этом надо было раньше предупреждать, - ответил капитан без всякого упрека, просто только чтобы поддержать разговор. Ожившей мертвечиной легче побеждать, чем собственными руками. Но и в себя, и в силу своих ребят он верил куда больше, чем во встречного мага.
   -Так, отступили все на два шага. И последите, чтобы меня ни что не побеспокоило.
   Сначала позвать тихо-тихо. Потом уже начать применять магию Отлетевшая голова подпрыгнула сама собой, и поддерживаемая нитями силы соединилась с шеей. Теперь дернулось уже все тело. Из открытой пасти вырвался не огонь, а черный дым. Все, что попалось ему на пути, обратилось в пыль.
   -Берегись, - крикнул Риакард, поздно увидев, что случилось. Сосредоточившись на оживление, он упустил пламя.
   -Осторожней!
   -Не стойте на пути пламени, - отвлекся от магии магистр, чтобы предупредить о безопасности, потом опять занялся созданием умертвия.
   Тело дернулось еще раз, а вдруг открылись глаза. Умертвие осмотрелось и с протяжным криком поднялось на ноги, распахивая крылья, которые стали намного больше, чем раньше.
   -Ну, если это саламандра, то я и сам некромант, - сказал капитан, только сейчас понимая, как он был напряжен.
   - Зато оно теперь сможет летать. Природную магию волшебных существ тяжело контролировать, - покаялся Риакард.
   -Хотите сказать, что ты сам этого не ожидал.
   Молодой магистр пожал плечами. Потом все-таки решил объяснить, прекрасно понимая, что лучше, когда тебе доверяют как сейчас, чем ждут подвоха.
   -Я контролировал процесс обращения по основным нитям силы. Хотя знал, что тоненькие переплетения тоже окажутся задействованы. Последствия могут быть, вот как сейчас, но не опасные. Поэтому крылья и для меня стали неожиданностью. Но, что ничего серьезного не произойдет, я знал.
   -Понятно. Ну, так летать наша пташка сможет.
   -Конечно.
   Движение руки, слова полушепотом, энергия на крыльях создание - умертвие с еще один протяжным криком взлетело над крышами домов.
   -Контроль перекидывай на меня, - распорядился капитан, наблюдая, как умертвие кружится в небе.
   Риакард спорить не стал. Таким покладистым делала его все та же удавка на шее. Но и ничего не объяснял. Конечно, любое умертвие слушалось своего создателя лучше, пусть даже это выражалось в секундах. Впрочем, лазейку, чтобы перехватить контроль, на крайний случай, он себе оставил.
   Но уже в ближайшем столкновении со следующей саламандрой магистр понял, что оставить управления в руках капитана было хорошей идей. Найл мог быстро оценить ситуацию и умел действовать в городской обстановке. В его движения, командах чувствовалась выучка городской стражи, многолетний опыт борьбы с темными созданиями.
   Как всегда и бывает, проблемы возникла с последней тварью. Две следующие одичавшие саламандры удалось победить также легко, но последняя, пятая, успела набрать силы.
   -Не похоже это существо на саламандру.
   -А раньше что ль было похоже...
   -И раньше нет. А сейчас совсем не похоже.
   В суеверном страхе перешептывались между собой люди, направленные поймать разъяренных зверей. Но тварь действительно вызывала удивление. Монстр из огня с раздвоенным хвостом, острыми шипами на хребте, когтями и клыками во всю пасть.
   -Похоже саламандра переродилась, - сказал капитан, который в любой ситуации предпочитал оставаться спокойным.
   -Я тоже так думаю, - согласился Риакард, который не находил ничего странного в таком изменении живого под действием темной энергии.
   -Умертвие с ним справиться? - уточнил начальник отряда.
   -Сомневаюсь. Здесь нужен высший маг.
   -У нас нет высшего мага. Справимся сами.
   Риакард сделал шаг назад, отходя к остальным членам отряда, во-первых, как бы оставляя капитана наедине, давая ему возможность обдумать ситуацию, а, во-вторых, откровенно не желая маячить перед ним. Молодой магистр сомневался, что сможет победить монстра один на один, но и прятаться не собирался.
   Умертвие, кружившие в небе, вдруг сорвалось вниз и полетело прямо к монстру, выдыхая ядовитый дым. Мертвая тварь, послушная мысленному приказу, вцепилась в монстра зубами и когтями. Ее атака была самоубийством, но все прекрасно поняли замысел капитана: ранить перерожденную саламандру как можно сильнее.
   Монстр отмахнулся от умертвия и в следующее мгновение взмыл вверх на крыльях из чистого огня. Умертвие, как одержимое, полетело за ним.
   -Его огонь... он не обжигает, - крикнул кто-то, и взмахнул рукой, показывая на дерево. Оно стояло именно там, где летел монстр, но даже сухие ветки не опалились.
   -Ну, хоть что-то хорошее, - проговорил себе под нос Найл.
   Все головы поднялись вверх. В небе разворачивалась настоящая битва. Твари то сближались, норовя убить друг друга, то разлетались, прицеливаясь к удару. Умертвие было меньше в размерах, но вертлявей, монстр более громоздкий, но зато менее поворотливый. Разгневанная, да этого казалось непобедимая мертвая саламандра, решила воспользоваться последним средством: она дыхнула черным дымом - своим огнем. Монстр сделал маневр, уходя от опасности и вдруг взвыл, громко и протяжно. Это черный огонь умертвия все-таки частично достиг цели.
   -Крылья, - вдруг сообразил Риакард, одним прыжком оказываясь рядом с капитаном. - Пусть умертвие подпалит крылья перерожденной твари. Упасть с такой высоты! Никакая нечисть не выдержит, и даже если монстр выживет, останется только его добить.
   Капитан ничего не ответил, но атака мертвой саламандры стала направлена именно на крылья.
   -Рассредоточиться. Быть готовым ударить в любую минуту.
   План Риакарда удался. При очередном заходе своим дыханием умертвие удалось повредить крыло. Монстр несколько секунд еще держался в воздухе, отчаянно махая здоровым крылом, и камнем полетел вниз. Одного не учел в своем плане Риакард, монстр, пытаясь как-то выправить свой полет или хотя бы задержать падение, просто-напросто сбил столб, а за ним и ближайший дом. Камни и стекло полетели во все стороны.
   Риакард забежал за целый дом, стараясь спрятаться от опасного дождя. Его примеру последовали и другие члены отряда. Остался один капитан, яростно посылавший заклятия в падающего монстра.
   -Нападайте! Атакуйте, - Найлу было понятно, что монстр сможет приземлиться, и начнет восстанавливаться.
   В планы молодого магистра совсем не входило лезть под камни. Удавка на шее сжалась, недвусмысленно требуя последовать приказу. Кард потер шею, одновременно собирая вокруг себя нити силы. Выставив щит, маг выскочил из укрытия, бросаясь к капитану и полевая магией все вокруг. Но добежать до Найла ему не дал сгусток огня, слетевшей прямо с тела монстра и попавший прямо между капитаном и Риакардом. Магистр предпочел остаться на месте, где его застал удар, и просто чистой силой бить по монстру.
   Перерожденное существо взвыло и затихло. Но обрадоваться победе люди не успели. Стена дома, которого сбил монстр, стала заваливаться прямо туда, где они стояли. Риакард отпрыгнул, спасаясь от падающей стены, поспешил в свое укрытие. Некоторое время ничего не было видно от пыли. Когда колдун осторожно выглянул из-за стены, то увидел груду камней.
   -Капитан, вы живы? - приглушенно раздалось с той стороны.
   -Да. Нормально.
   Риакард успокоено вздохнул. Несмотря на то, как капитан поступил с ним, молодому магу Найл нравился своим профессионализмом.
   Потом Риакард дотронулся до шеи. Ни то, чтобы он думал почувствовать удавку, просто рука сама тянулась к опасности, и шея как будто чесалась. Потом резко выбросил нити силы, перехватывая контроль над затаившейся умертвией. Как только тварь снова оказалось под его контролем, Риакард разорвал магические связи, удерживающее существо. "Удавка" было одно из немногих заклинаний подчиняющийся не букве, а духу. Как только умертвие снова превратилось в труп, магическая нить на шее исчезла.
   Риакард решил не прощаться. Просто развернулся и стал выбираться из закутка, в котором прятался. У него появилась еще одна причина посетить зей Ланаров.
  
  
   Глава 20.
  
   Настоящее время
  
   Все выглядело очень просто. Достаточно представить схематическую карту Кары, и отметить на ней три точки. Первая - дом, откуда сбежали саламандры, вторая - место, где они нашли перерожденную тварь, и третья - дом зей Ланаров. И сразу видно, что третья точка расположена между двух первых. Пять разозленный, накаченных силой, но все же, без сомнения, саламандр разлетелись в разные стороны. И лишь одна из них превратилась во что-то совершенно другое. Та, что пролетела маршрутом от первой до второй точке, где-то неподалеку, а может и над домом зей Ланаров. Вывод напрашивался сам собой: где-то именно на этом маршруте находился источник проблем столицы, источник силы.
   Вероятность такого исхода событий казалось большой. Но все могло быть и совсем по-другому. Хотя посетить семью, что так тепло принимала их с Реганом, все-таки стоило, хотя бы чтобы просто узнать, как у них дела, и, конечно, задать несколько вопросов.
   На улице было темно, время приближалось к ночи. Но обычно летом в это время еще бывает светло. Риакард прошел по улице и постучался в знакомую дверь. Здесь тоже никто не собирался отвечать на первый же стук. Риакард постучался еще раз. Потом задумался: никто не рискнет врываться в дом к темному магу, занимающему важный государственный пост, а, значит, этот маг имеет право совсем не отвечать на звонки и стук в дверь, а слуг скорее всего отпустили по домам.
   Прежде чем нарушить все мыслимые правила поведения молодой магистр окинул дом взглядом. Черные проемы окон холодно смотрели на запоздалого путника, ни в одном не сверкнул пусть отраженный свет свечи. Складывалось ощущение, что-то притаилось в тишине дома.
   -Нехорошо, как-то, - неразборчиво пробормотал себе под нос молодой человек.
   Несмотря на логичность годами выверенных формул, так же, как и в белой магии, в черной магии, страх оставался неизменным спутником последней. Сильные темные магии поголовно не умели бояться, но и не забывали, что испуг - это еще и естественное предупреждение.
   Несколько слов, легкое движение пальцем, обрисовавшим линии двери, и перед магическим взором возник прямоугольник из нитей силы. Риакард резко сжал пальцы, и, словно толкнул магическую конструкцию, сосредотачиваясь на том, что он хочет сделать. Магический прямоугольник прошел ровно по стыкам двери со стеной, разрезая нити силы, петли и замки. Лишившись поддержки, дверь упала вовнутрь.
   И в следующее мгновение маг вынужден был поднять один из самым сильных своих щитов, спасаясь от дыхания первозданной тьмы. Оказалось, что те самым защитные заклинания, которые должны охранять богатый дом, задержали энергию тьмы. Источник, причина всего происходящего, без сомнения, находилась внутри дома.
   Переждав вихрь силы, Риакард зашел в дом. В магическом зрении дом казалось оплетен бесконечными веревками, завязанных в странные узлы. Маг достал из спины меч, легонько провел по нитям. С противным шипением, они разрезались. Получившие кончики сразу же обуглились и почернели, словно оплавились.
   -Тики-так, - противный, визгливый голосов раздался из-за спины.
   Риакард резко развернулся на голос.
   -Ха-ха-ха, - холодный женский смех послышался справа. Этот голос он уже слышал где-то, но вспомнить не смог.
   -Тики-так, таки-тик, тики-так, - справа, слева, из-за спины.
   Кард резко выбросил меч, пытаясь задеть тварь.
   -Тики-так, таки-тик, хихихи, -задребезжало вокруг.
   Молодой маг, остановился, выпрямился. Эхом, от пола до потолка, отразились слова заклинания, одного из древних, сонных заклятий, какие только смог вспомнить маг. Стало тихо.
   Риакард покачал головой и стал пробираться дальше. Люди здесь жить уже не смогут - это он прекрасно понимал. Огородить щитом и сжечь все, что горит.
   Рик шел по знакомым залам, которые он помнил еще недавно наполненным людьми, празднующими день рождения. Сейчас мишуры и волшебных украшений не было. Совсем мало вещей, предназначенных облегчить быт, а не стать предметом показухи. Аскетичность обстановки подчеркивало свободное пространство комнат.
   Широкая лестница на второй этаж. Резные перила, белые ступеньки. Серый ковер. Риакард вдруг понял, что все вокруг давно уже он видел именно в черно-белой гамме не зависимо от того смотрел магистр магической зрением или нет. Лишь в памяти отложено, что ковер не серые, а зеленый, оттенка майской травы.
   Если вспомнить, что Кард почувствовал беспокойство утром, хотя заснул хорошо, и спал крепко, то сам собой напрашивался вывод: несчастье произошло в предрассветный час, в самую темень. И скорее всего застала хозяев дома в кровати.
   Риакард прикинул примерное нахождение спален, и пошел в конец коридора. Остановился, выбирая наугад из трех закрытых комнат, потом резко распахнул дверь. Вытянутая тварь с оскалом полным зубов с удовольствием что-то жевала. Черная кровь стекала с морды, капала прямо на ворсистый ковер. Маг внимательно вгляделся в растерзанную тушку, пытаясь узнать, кого ест зверь. В следующее мгновение он почувствовал настороженный взгляд твари. Сердце глухо ударилось о грудь. Риакард резко захлопнул дверь. Тварь стукнулась о запертую дверь с той стороны, молодой магистр добавил заклинаний для надежности. Кого бы не жрал зверь это мало походило на человека.
   Со второй дверью ему повезло больше. Наглухо закрытые шторы, давно потушенные свечи и аккуратно застеленная кровать. Судя по обстановке, хозяева успели проснуться и покинуть спальню.
   Минутного замешательства хватило, чтобы за его спиной появилась еще одна тварь. С громким рыком, учуяв запах человека, она кинулась на Риакарда. Маг развернулся, понимая, что не успевает сложить руки в жесте заклинаний и не тратя на это время, слитным движением рубанул зверя. Заколдованный клинок легко вошел в плоть, разрубая туловище на две части. Красная кровь брызнула в стороны. Тварь зашипела и исчезла. Остались лишь красные капли- яркие пятна на бежевом фоне комнаты.
   Какая-то логика у происходящего должна была быть. Но обдумать ситуацию Риакарду не дал очередной монстр, со всей силой ударивший по запертой двери. Со стороны мага стали видны его когти.
   Очередной удар заставил Риакарда действовать быстрее. Пробиваться через монстров, сражаясь с каждой встречной тварью выглядело бы героически, но маг понимал, что такой бесконечный поединок его бы быстро измотал. Почти бегом магистр пересек комнату и распахнул окно. И тут же был вынужден схватить за подоконник, стараясь удержаться, сила, вырвавшаяся на свободу, чуть не снесла и его. На несколько секунд Риакард оглох. И первым звуком после тишины был удар в дверь. Маг больше не раздумывал, вскочил на подоконник и спрыгнул вниз, смягчив магией приземление.
   На улице потемнело, стало прохладнее. Риакард глубоко вздохнул и понял, что его отпустило. На улице было спокойно, сосредоточенность, ощущение, что за тобой следят, страх, что на выпад появившийся из неоткуда твари, ты не успеешь ответить достойно - отступали.
   Развернувшись на месте, Риакард огляделся, а потом подошел к ближайшему окну. Комната была одной из залов, расстеленные ковры, кресла, камин. Маг не поверил в свою удачу заметив макушку головы за одним из кресел. Человек, бывшие все это время в доме, определенно мог прояснить, что же происходит и где находятся остальные. Но сначала стоило приготовиться: во-первых- щит, во-вторых - несколько плетений, которых останется только отпустить в случаи опасности, и в-третьих - камень, бить стекло руками тоже не лучшая затея.
   Камень влетел в стекло именно в том месте, куда Риакард целился. Сила стала высвобождаться через дыру. Стекло мелко затрясло и осыпалось мелкими осколками. В другое время он бы позволил себе немножко удивиться, но сейчас для этого не было времени. Приняв к сведению, что одной помехе меньше, Риакард вспрыгнул на подоконник, пролез через окно, и мягко опустился уже в доме. Снова появилось чувство тревоги. Тем не менее, выбранный Риакардом щит работал, и монстров не было.
   Магистр подошел к лежащему в кресле человеку. С лица он, конечно, узнал хозяйку дома - Ариатель зей Ланар. После всего на такую удачу он и не надеялся. Маг легонько тряхнул женщину, стараясь ее разбудить. Это не помогло. Тогда он тряхнул чуть сильнее. А когда женщина так и не проснулась, легонько ударил по щеке. Ариатель резко вздохнула, дернулась и открыла глаза. В ответ на движение над ее головой возникла тварь. У монстрика были маленькие кожаные крылышки, сморщенный носик и большое количество зубов.
   Женщина попыталась рукой отмахнуться от надоедливой твари и принужденно застонала. Темная сила, находившаяся повсюду, вредила и физическому телу. Ждать в комнате, пока хозяйка дома придет в себя, не имело смыла. Риакард быстрым движение спрятал клинок в свое тело, потом подхватил на руки Ариатель. Рядом с зубастой тварью возникли еще две такие же.
   -Давно меня не носили на руках красивые юноши, - натянуто улыбнулась женщина, но сопротивляться не стала.
   Кард ничего не ответил, перехватил удобней свою ношу и сделал шаг в направлении окна. Появилась еще одна крылатая тварь. Вчетвером они ринулись на людей. Но щит выдержал. Столкнувшись с невидимой преградой монстрики защебетали по-своему и заложили еще один круг, пытаясь пробиться к добыче. Рик порадовался, что не прогадал с щитом, хотя на него уходило много сил, понес хозяйку дома к окну.
   Между тем тварей стало еще больше. Они возникали прямо перед глазами, мельтешили, пытаясь прорваться к незащищенным участкам кожи. Да и просто мешались. Но все это можно было бы пережить, если бы возросшее количество тварей не увеличило давление на щит. Темный маг стал чувствовать, как сила уходит в щит, как в бездонную бочку. А прибегать к силе, разлитой вокруг, все равно, что тревожить еще монстров. Уж больно странные плетения виделись в магическом зрение, и магистр просто не решался предсказать, что появиться из этих узоров, если их тронуть.
   - Не думаю, что они отстану от нас, если мы выберемся из дома. Надо избавиться от них здесь, чтобы не выпускать в мир еще одно порождение тьмы.
   -И как Вы себе это представляете.
   -Они должны оказаться у нас за спиной. Я смогу от них избавиться.
   Риакард проглотил не уместное в их ситуации недоверие. Потом хищно улыбнулся:
   -Держитесь крепче, леди. Но действовать придется быстро. Кидайте заклинания сразу, как они окажутся у нас за спиной.
   Резко развернувшись, магистр сделал несколько маленьких шагов опять к креслу. Твари полетели в их сторону. Риакард только этого и ждал, обратно развернувшись он магией облегчил ношу и свое тело, отпрыгивая дальше, чем обычный человек. Крылатые твари очутились за их спиной. Этого хватило Ариатель, чтобы кинуть свое заклинание. За спиной людей что-то ударило. Риакард не оглядываясь сделал пару шагов, что его отделяли от окна. Помог женщине перелезть через окно, и сам перескочил на улицу. Госпожа зей Ланар взмахнула рукой, магией закрывая окно. Магистр успел заметить в комнате странного синего цвета огонь.
   - Горячая заморозка - интересное заклинание, - опознал чары Риакард. - Что произошло?
   -Может, это я у Вас должна спросить, что происходит? И как Вы оказались в моем доме? - истерично спросила женщина.
   И только тут молодой человек заметил, что Ариатель на самом деле очень испугана. Она держалась, пока они находились в опасности, но сейчас, когда опасность миновала, позволила своим чувствам выйти из-под контроля.
   - В городе произошел прорыв неизвестного источника. На улицах опасно. В результате всех этих беспорядков, я оказался около вашего дома. И здорово напугался, когда мне никто не ответил. Я счел для себя возможным зайти в дом без приглашения.
   Риакард поймал себя на том, что несмотря на усталость, он начал юлить, словно это очередной придворный разговор, и не испытывал поэтому поводу никаких угрызений совести.
   - С Вами все в порядке. Где могут быть остальные Ваши домочадцы? - мягко спросил маг.
   - Слуги не живут с нами. Обычно они приходят, чтобы выполнить работу. Мой муж и я, мы не любим посторонних в доме, - Ариатель попыталась обойти разговор о состоянии их дочери. Рик мог это понять.
   -Дочь с утра отправилась на прогулку. Я попросила мужа, чтобы он позвал ее домой. Было еще очень рано. А она слишком легко оделась.
   -Куда могла пойти Ваша дочь?
   -Наверно, к склепу.
   Это тоже Риакард понимал. Влияние Тьмы, девушку тянула туда, где оно сильнее, темные места, куда не попадает солнце.
   -Отдохните, и позовите кого-нибудь на помощь.
   -Вы думаете, в беспорядках есть вина моей дочери. Она жива?
   -Я не знаю. Ну, если она жива, я постараюсь ей помочь. Где находится склеп?
   -За домом. В той стороне, - женщина махнула рукой на тропинку рядом
   - Отдохните, - еще раз повторил Риакард, не представляя, как можно утешать человека в такой ситуации.
   Ариатель зей Ланар печально посмотрела вслед уходящему юноше. Будь у нею силы, она сама немедленно бы отправилась на поиски мужа и дочери. Но сил не было. А вот уверенности, что источником стала ее дочь очень даже. Она внимательно изучила всю информацию по похожим случаям. И хорошо знала, что магический потенциал людей таков, что они проводят силу как раз от источника в мир. А вот для получения ее обратно используют артефакты. Ариатель сжалась и заплакала. Шансов, что ее девочка жива, почти не было.
  
  
   Глава 21
  
   Настоящее время
  
   За домом, спрятанная в саду среди деревьев, действительно нашлась каменная постройка с широкими, высокими, железными воротами. Где-то под землей находилась сеть разветвленных туннелей, комнатами и переходами соединяющейся с домом. Светлые боялись смерти, предпочитая все атрибуты убирать, огораживать кладбища заборами. На темных землях верили, что предки берегут потомков, а потомки берегут предков. Риакард, как последователь Тьмы, согласен был со второй установкой. Город смог выстоять еще и потому, что приведения рода сдержали открывшийся портал.
   Рядом с закрытыми воротами прямо на земле лежал мужчина. В мужчине узнавался Гортон зей Ларан, хозяин дома. Магистр наклонился, проверил пульс. Зей Ларан был жив, но без сознания. Молодой человек даже смог определить причину состояния мага, Гортон израсходовал все силы и упал в обморок от истощения. На что ушли все силы мага тоже не вызывало вопросов: ворота, и в материальном мире выглядели монументальным сооружением, в магическом зрении представляли собой удивительное по красоте плетение симметричное относительно центра. В центре чар располагался камень-сапфир, являющийся замком, надежно закрывающим эти вторые невидимые ворота.
   Риакард внимательно рассмотрел чары. Необычность их была в том, что магия пронзала железо, таким образом сами двери служили каркасом для магических нитей.
   -И пока магический замок не открыт - двери не откроются, - сделал вывод Риакард с раздражением от такого препятствием и с восхищением от задумки посмотрел на тело Гортона.
   Следующим молодой маг изучил замок. В драгоценном камне находился узел, сдерживающий все плетение. Чтобы его распутать надо было знать заклинание, являющееся ключом. Ключ должен был знать хозяин дома, и то если в спешке он не кинул в замок первое пришедшее на ум заклинание. Возвращаться и идти через весь дом не хотелось. Внутренним чутьем он чувствовал, что отсюда намного ближе до цели, чем если пробираться по коридорам жилища.
   "Значит сапфир" - мысленно проговорил сам себе Риакард. С тех пор, как маг узнал, что сапфир - это королевский камень Райнеры, он старался не одевать его. Он знал, что итак вызывает интерес, не стоило привлекать к себе еще внимания. Но сапфир всегда был его камнем. И отнюдь не потому, что камень был такого же темно-синего цвета, как его глаза. А потому что он- Риакард обладал редким даром, сродни лозоходству. Он мог чувствовать, слышать, говорить с сапфирами. Эти камни всегда были его друзьями, и маг старался окружать себя ими, в одежде, в оружии, в убранстве дома.
   Но использование этой способности всегда требовало усилий. Риакард не знал каких именно, источник при этом не использовался, физические и умственные силы тоже. Но каждый раз он уставал. Хорошо, что усталость эта была мимолетной и сразу проходила.
   И сейчас он напрягся, призывая те странные силы, и позвал. Камень не ответил. Гордый своей задачей и ответственностью с ней связанной, сапфир молчал, не желая открывать свое сердце чужаку. Риакард позвал еще, чуть стороже и повелительней. И опять получил в ответ лишь тишину. Третий крик уже был полом отчаяния и силы, теперь он звал его так, что все камни вокруг слышали. И замок вздрогнул, подавленной этой силой, узел выпал, концы так надежно сплетенного заклинания распались. Ворота с резким скрежетом распахнулись, приглашая войти настырного посетителя.
   Риакард зашел внутрь. Полы плаща развеялись от ветра. Внутри было темно и тихо. Такого гнетущего напряжения, как в доме, не ощущалось. Чувство опасности не было. Но и видно впереди ничего не было. Риакард закрыл глаза. Казалось, весь мир молчал, с интересом наблюдая за магом. Магистр улыбнулся. В следующее мгновение нити сплелись в древнее, забытое новыми родами заклинание. Нити силы, порожденные тайными знаниями, понеслись вперед, уничтожая все на своем пути, пожираю тьму. Ночь - величайшая союзница, то, что так пугает жителей светлых земель, неизменно манит темных магов. Ведь любопытство, как известно свойственно всем женщинам, в том числе и Тьме, их богини.
   После заклинания все осталось также. Тихо и сухо, но почему-то теперь окружающее пространство казалось настоящим. Нечисть он узнал сразу. Приходилось сталкиваться. Бесформенным сгустком, она селилась в укромных уголках леса, куда не достигал свет и поедала незадачливых путников, сбившихся с пути. Выдавала ее присутствие только необычайная тишина, ее силы заглушали все звуки. Риакард решил, что склепы подходящее место обитание в городской среде для такого вида нечисти. Вот только, что заставило ее выползти почти к выходу. И почему здесь не ощущалась давящая сила темной энергии?
   Освещения с улицы хватило, чтобы найти светильники, расположенные на стенах. Магические факелы вспыхнули, освящая весь путь. Широкий, рассчитанный, чтобы здесь могла пройти прощальная процессия, коридор вывел в большой зал. В склепе тоже все было спокойно: кости лежали не тронутые, гробы закрыты. Лишь около еще одной арки - входа, напротив той, где стоял Риакард, свет тускнел.
   Маг ненадолго задумался. Это он еще знал по школьным временам, что провел в своем родном городе, а не в столице, - огонь тускнеет рядом с проявлениями темной магии, чья сила многократно превышает силы используемой на создание магического светоча. Только сила, что стремится в своем приращении к бесконечности. Сила, находящиеся рядом со своим источником.
   Догадка, словно вспышка молнии, ослепила на миг магистра. Забыв об осторожности Риакард кинулся к арке, надеясь подтвердить или опровергнуть свою теорию. Получалось, что там за дальней аркой и есть тот самый источник, ставшей причиной бедствия Кары. Источник черной магии - его магии. В голове Риакарда билась только одна мысль - подчинить, если бы он смог подчинить себе это магическое явление. Огромная сила в его руках - то что нужно любому темному магу, особенному тому, кто находиться в самом низу иерархии.
   Быстрым шагом, почти бегом, забыв об опасности, Риакард пересек грот, прошел под аркой, еще один коридор, но значительно уже чем предыдущий, и вот, наконец, еще один проем. Ослепленной жаждой силы, маг даже не остановился, чтобы проверить комнату, за что и поплатился. Как муха, он попал в паутину и прилип. Побарахтавшись немного, стараясь выбрать из сетей, он понял, что только еще больше запутывается в них и затих. Сквозь тонкие нити прекрасно было видно комнату.
   Без сомнений, перед Риакардом находился в личном кабинете зей Ланаров. Комната освещалась странно: несколько светящихся гнилушек по разным углам отражались в стеклышках, из-за чего свет имел синевато-зеленоватый оттенок и казался холодным. Прямо напротив него еще одна дверь - это был путь в дом. Справа - большое пространство, свободное от мебели, необходимое для проведения ритуалов. Сейчас там нарисовали магический круг, а прямо на полу, пересевая линии, лежала Анжена. Слева стояли шкафы, полные книг, а также колбочек и мешочек для ингредиентов. У левой стены - массивный стол, по всему столу разбросаны листы с записями, часть почему-то залита водой.
   Некоторое время ничего не происходило, и Риакард стал думать, что источник неприятностей находится все-таки в доме.
   -Кхм
   Младший магистр вздрогнул, оборачиваясь на звук. На стуле, рядом со столом, сидел человек. По крайней мере, так казалось, так как четко разглядеть его не удавалось, мутная пелена словно заволакивала взгляд. Риакард поразился, как он его не увидел.
   - Сегодня у меня много гостей.
   В голосе не чувствовалось радушия, просто констатация факта.
   -Мы с Вами знакомы? - спросил Риакард, лишь бы что-то спросить.
   -Вряд ли, - хозяин комнаты улыбнулся, решая, что делать с неожиданным подарком. А то, что забредший к нему на огонек маг был вознаграждением за его труды, сомнения не возникало. Древняя кровь, магический род, огромный потенциал, и знак пристального внимания богини - качественный компонент к любой магии, почти ключ к могуществу. Впрочем, ключ к могуществу у него уже был, а этого стоило пустить на что-то особенное лично для себя. Вспомнить так сразу этакое не получалось, память с трудом удерживала множество заклинаний, нужна была подсказка.
   Диалог не случился. Бессодержательный ответ никак не характеризовал спрятавшегося в магической пелене, более того собеседник словно потерял интерес к разговору. Темное пятно вдруг повернулось к столу, и стало перебирать бумажки. Понятно было одно - помогать выпутываться из сетей Риакарду не намерены.
   Надо выбираться самому: находиться словно муха, опутанная паутиной, когда рядом ползает паук, - очень опасно. Попытки сжечь или просто воздействовать магией провалились. Побарахтавшись немного Риакарду удалось свести руки и достать костяной кинжал. Магический артефакт, чьим назначением являлось разрезать нити магии, стал очень быстро тупиться, задевая паутинку. Понимая, что силы, заключенной в веще, не хватит, чтобы освободиться полностью, магистр сделал замах к плечу. Выкинув ставший не нужным кинжал, он достал свой меч. Заколдованный клинок легко разрезал сети.
   Сделав несколько бесшумных шагов, дель Тиар подошел к человеку. Убить со спины существо, не проявившее агрессии, ему не позволяло воспитание, так что Риакард клинком стремился пройтись по руке, чтобы лишить странного незнакомца возможности делать пасы. Но магистру этого не удалось. В то же мгновение, как длинный меч коснулся пелены, человек развернулся, и мага силой отбросило в противоположный конец комнаты. Лишь благодаря инстинктам ему удалось отпрыгнуть от заклинания, иначе он оказался пришпиленным к стенке, но уже магическими плетениями.
   Но костяной клинок успел задеть чары, под которыми скрывался незнакомец, и сейчас они медленно испарялись, открывая истинную суть. Не веря своим глазам, Риакард сделал шаг назад, прислоняясь спиной к стене. Тот, на кого он смотрел, был не человек. Но, без сомнения, когда-то принадлежало к людскому роду. Череп с деформировавшейся челюстью, острыми зубами, предназначенными рвать мясо, в глазах мертвецкий зеленый свет. Седые волосы, неизвестно как державшиеся на черепе. Одет он был в тунику, украшенную эмблемами черепов.
   Подобных существ он видел на картинках, относящихся к периоду гражданской войны в Темной Райнере. Апофеоз старой темномагической школы, ее самое страшное оружие. Лич. Не-мертвый высший темный маг.
   Между тем, лич ударил еще одним заклинанием. Риакард опять отпрыгнул, судорожно вспоминая, что он знает о личах. Хотя тут и вспоминать не пришлось, маг ничего о них не знал. К моменту его рождения личи стали историей. Лишь в одном он был твердо уверен, тогда их смогли победить, уничтожить полностью, а, значит, и тварь, что пыталась его сейчас поймать, смертна.
   Поэтому от следующего заклинания Риакард не просто отпрыгнул, а рванул к личу, пока не исчезли нити силы, и мертвый маг не начал творить нового. Клинок столкнулся с щитом не-мертвого, щит выдержал удар. Несколько секунд, и два заклинания летят друг в друга. Заклинание лича попало в Риакард, больно ударяя по ребрам. Магия дель Тиара тоже попала в цель, но не принесла ощутимого урона.
   - Тебе от меня не сбежать. Смирись.
   Бежать Риакард и не собирался. Ему нужно было время, чтобы подумать. Если их убивали тогда, то сейчас это, тем более, не должно быть проблемой. Как бы не ворчали старики, магическая наука ушла далеко вперед. Должно быть что-то, какая-то хитрость - это молодой маг прекрасно понимал. А еще, то что здесь ему не победить: слишком открытое пространство, негде не спрячешься, противник, заведомо сильнее, прекрасно видит все его ухищрения.
   Очередной обмен заклинаниями закончился тем, что Риакард спрятался в проеме двери. Заклинание личи ударила по стене, выбивая каменную крошку. Становилось опасней, враг не собирался его беречь. Теперь надо было пересечь коридор. Оставляя за собой каскад щитов, дель Тиар рванул по коридору в склеп: там можно было спрятаться за постаментами, скрыться в арках с гробами, и, наконец, там больше места для маневра.
   Риакард не мог видеть, какие именно чары противник отправил ему в след, но они пробили все щиты, опаляя спину холодным огнем. Маг инстинктивно нагнулся, пропуская заклинание над собой. Но оно все равно задело плече. Человек вскрикнул от боли, усилием воли заставляя себя не останавливаться. Наконец, показался спасательный поворот. Выбежав в грот, маг сразу же нырнул к ближайшему постаменту и, пригибаясь, отбежал дальше.
   Лич выплыл, не касаясь пола, в склеп за ним, и, в первую очередь, думая, что человек хочет сбежать, обрушил арку выхода. Камни с громким грохотом упали вниз, закрытая проход, потолок уцелел. Магистр магии из своего укрытия видел, что произошло и его это не обрадовало. Теперь людям, которых позовет Ариатель, придется пройти сквозь ставшей ловушкой для всего живого дом, где цена малейшая ошибки - жизнь. Впрочем, думать о чужих людях, ему было некогда. Лич, медленно обходящий комнату, мог найти его в любой момент. Надо было действовать.
   Быстро начертив на земле магический знак, Риакард бесшумно отбежал назад, и кинул маленький камешек в то место, привлекая внимание. Лич предсказуемо пролетел туда. Как только не-мертвый колдун оказался в круге знака, нити силы вспыхнули, спиралями обвивая его, удерживая на месте. Именно этим и воспользовался Риакард, чтобы еще раз напасть, теперь от него летели не просто ранящие заклинания, уничтожающие все живое. Казалось в эпицентре мишени бушует настоящее торнадо, на несколько секунд лич полностью скрылся в нитях силы. Но уже через мгновение внутри кокона засветился зеленый свет, и тварь взревела нечеловеческим голосом, лепестки открылись, сразу же превращаясь в прах. Лич пролетел над побежденной ловушкой как не в чем не бывало. Сила бушующих темных нитей отбросила магистра на постамент, дель Тиар отлетел сильно ударяясь. Способность воспринимать реальность вернулась к нему как раз, когда лич возродился из кокона. Сейчас он смотрел на то, как лич приближается к нему. Порванная туника, под которой находились только клубы тьмы, медленно по ниткам соединялась, возвращаясь в первоначальную форум.
   Риакард дель Тиар, представитель древнего магического рода, поднялся. Сплюнул кровь, потом улыбнулся. Лич подплывал не торопясь, он желал, чтобы его противник боялся, еще и еще искал бессмысленные пути к спасению, чтобы игра не становилась скучной. А для него весь поединок выглядел игрой. Риакард на это никак не реагировал, пытаясь справиться с болью, чтобы просто хотя бы выпрямиться. Когда до лича осталась немного маг прыгнул прямо него, хватаясь за одежду, единым движением разрывая эмблему на ходу и снося голову. Порождение магии еще успело своими когтями оцарапать бок, и все исчезло. Молодой магистр оказался на полу, прямо на старых когтях, когда-то бывшими основой для волшебника.
   Все те же основы магии - любая магические плетения имеют свои узлы. Достаточно избавиться от них, чтобы магия распалась, в том числе это касается и поднятых существ. Магистр дель Тиар - это знал, в пору свою учителем он даже учил этому свои классы. Но вот в момент, когда эти знания ему оказались жизненно необходимы, он не вспомнил.
   Тяжело поднявшись, шатаясь от усталости и боли, Риакард направился опять в лабораторию. Добравшись до цели, он в первую очередь проверил жива ли девушка. Молодая магичка была мертва. Риакард лег рядом, закрыл глаза, вспоминая прошлое.
  
  
   Глава 22.
  
   Три тысячи лет назад
  
   Шелест листьев заглушил цокот копыт, кавалькада во главе с Риком ворвалась в замок. Разгоряченные кони ржали, не желая успокаиваться. Уставшие всадники радостно улыбались, наконец-то оказавшись дома. Почти месяц они гоняли по дальним деревням хищников, которых в этом году развилось очень много. Потом для охраны присоединились к каравану с собранной с поселений дани и только с ним отправились вернулись. Повозки, ломившиеся от снеди и шкур, еще только поднимались наверх, но на подступах к замку возничие уже ничего не боялись, зная, что магии Владыки хранит эти дороги, с усмешкой отпустили стражу вперед.
   Рик соскочил с коня, приветливо махая знакомым служанкам. Расторопный мальчонка, вихрастый служка, поднес путнику воды. Маг с благодарностью принял, холодная вода то что нужно разгоряченным всадникам. Отдав черпак, юноша еще раз оглядел встречающих. Теперь он искал вполне определенного человека. Суетливые служанки разошлись, и он, наконец, увидел ее, ту которую так не хватало ему все это время. Немедля больше не секунды он поспешил к Милоне. Сейчас он чувствовал себя как никогда счастливым.
   Следующий день принес новые заботы. Вчера им позволили отдохнуть, но сегодня все стоило пересчитать, все расписать по книгам, рассказать о поездке Властелину здешний земель. В суетах и хлопотах прошел весь день. Когда слуги раскладывали последнее, а Рик следил за ними, со спины к юноше неслышно подошла Милона.
   -Угадай кто? - тонкие женские пальчики закрыли глаза темному магу.
   -Моя возлюбленная, - перехватывая маленькие ладошки и нежно целуя, ответил Рик.
   Девушка улыбнулась, но отводить глаза не стала. Милона не могла наглядеться на своего милого, ей тоже этот месяц показался бесконечным. Некоторое время они стояли и смотрели друг на друга не в силах оторвать взгляд, пока чей-то дружеский хохоток не привлек их внимание.
   -Ты что-то хотела? - спросил Риакард, чтобы скрыть смущение. Он себе казался наивным мальчонкой, который никак не научиться вести себя как взрослый.
   -Да. Мы решили сегодня поесть на природе. Повара уже наготовили много вкусностей... Так что заканчивайте тут быстрее, вас уже ждут.
   -На природе - это где? Здесь, около замка?
   -Нет. Чуть дальше. Ты знаешь это место. Там, где ты появился. В этом году на полянке аж три родника потекли. И отец приказал поставить беседку, чтобы можно было посидеть недалеко от воды. Строители как раз к вашему приезду закончили.
   Милона говорила звонко, радостно. Она предвкушала предстоящие посиделки. Но каждое ее слово Рик воспринимал все глуше и глуше, словно девушка отдалялась, слова звучали как эхо. В теплый августовский день ему вдруг стало холодно. Сердце сжалось, предчувствуя беду.
   -Рик. Рик! Милый!
   -Что?
   -Ты меня не слышал, что ли? Я говорю о том, что к пикнику уже все готово.
   -А беседка какая? Каменная или деревянная?
   -Это то тут причем?
   Милона нахмурилась, почему-то тоже настораживаясь. Но солнце светило ярко, Рик был тут, и думать о плохом совсем не хотелось.
   -Вот придешь и сам все увидишь. Или ты передумал приходить? Может ты плохо себя чувствуешь?
   - Я приду, - немного не впопад ответил Рик. - Сейчас мы тут закончим, соберемся и придем. Так что ждите. Я приду, - повторил он.
   Глубоко вздохнув, он отпустил ладошку Милоны, и сосредоточился на недоделанной работе. Молодая наследница поспешила на полянку, еще раз все проверить, но на выходе обернулась на своего любимого. Рик был занят работой, и не заметил ее взглядов.
   Когда Рик наконец-то собрался на чествование их приезда, все уже ушли. Замок казался холодной громадой камней, за три эти года он так и не стал ему родным домом. Может, виной было неудачное знакомство.
   -Рик! Ты еще здесь, - окликнул его около ворот Асан, бессменный защитник крепости и сейчас оставался в замке, чтобы его охранять. - Твой друг, Кайд, уже давно убежал на празднование.
   -В этом нет ничего удивительного, Кайд - один, а девушки оденут свои лучшие наряды. Ах, Нонна, Мара...
   -Вам пристало думать только о Милоне, - шутливо напомнил Асан, но Рик предпочел помнить, что разговаривает с начальником стражи Лорда.
   -Я думаю о ней, не сомневайтесь, - тепло улыбнулся юноша.
   Он не врал нисколько, обычно девушка постоянна присутствовала в его мыслях. Но сейчас ему очень не хотелось идти на празднование, и в разговоре Рик не столько вспоминал других, сколько просто цепляя слово за слово, тянул время. Стоило поторопиться, и уже взглянуть на беседку, которое в его отсутствие поставили строители Владыки земель, но Рик медлил. Он понимал, что не желает знать ничего о той полянке, и это было не просто предчувствие беды, а настоящий страх перед неизбежностью.
   -Тогда Вам надо поторопиться. Скорее всего уже начали без Вас.
   -Да, я поспешу.
   Вопреки своим словам Рик медленно пошел по знакомой тропке.
   Даже, если он не знал, куда идти, то нужное место не пропустил бы. Голоса и веселые смех слышны были еще издалека. Усилием воли заставляя себя не замедляться, Рик вышел на полянку.
   Беседка была такая, какой он ее помнил. Белый камень, широкие ступеньки, колонны, правда еще не обвитые плющом. Все было таким знакомым, словно кошмар, который он видел три года тому назад.
   Но додумать мысль ему не дали, кто-то подтолкнул его сзади, другие руки втянули в круг, и вот он уже оказался в группе танцующих. Празднование, что позволил Лорд, шло своим чередом. Все хотели насладиться нежданным отдыхом, ведь следующий праздник будет только по случаю уборки урожая. Так что пришлось Рику свои домыслы оставил на потом, и присоединится к радостно галдящей толпе.
  
   -Рик! Рик! Ты где?
   Милона целенаправленно обходила замок, пытаясь найти возлюбленного. Ей хотелось поговорить. Вчера он странного себя вел, да и на празднике уж слишком неистово радовался всему. Но время шло к обеду, а его нигде не было.
   -Кайд, ты не видел Рика? - обратилась она к последней свое надежде. Уж лучший друг должен был знать, куда пропал маг.
   -С утра видел, - расстроил ее Кайд. - Слонялся здесь, такой потерянный. Меня даже не заметил, а куда ушел не знаю.
   -Да, что ж это такое. Никто не знает!
   -Ну, если в замке его никто не видел, значит в замке его нет, - по-житейски заключил Кайд. - Поищи еще где-то. Да хоть в соседней деревне. Мало ли.
   Милона ничего не ответила: в соседней деревне Рику делать было нечего. Но вскоре обнаружила, что второй раз проходит мимо ворот замка. Повинуясь наитию, она пошла по тропке, к родникам, к той самой беседке, которая вчера так интересовала ее жениха.
   Пройдя вчерашней дорогой, она попала на полянку. Рик сидел на скамейке, глядя прямо перед собой, но Милону не видел. Еще больше настораживаясь, девушка поднялась по лестнице. Вдруг юноша взглянул прямо на нее.
  
   Мы с тобой не совпали во времени,
   В параллельных случились мирах.
   В осень пышную, из-за затмения,
   Вдруг внезапно весна ворвалась...
  
   Всё на свете кругом перепутала,
   Завязав все дороги в узлы.
   И не думали, что вдруг, в безвременье
   Мы с тобой оказаться должны...
  
   Мы с тобой, а вчера ещё не было...
   Была лишь ты, и был просто я.
   Зыбко воздух струится: "Прости меня..."
   Слышит шепот апрель сентября.[3]
  
   Когда Милона неожиданно появилась прямо перед Риком, он даже не удивился. Как будто, так и должно быть. Она стояла раскрасневшаяся, в домотканом платье, на черных, чуть спутанных волосах играли зайчики света.
   -Опять стихи, - голос Милоны звучал глухо, вернулось предчувствие беды.
   -Да. Они о нас с тобой, - согласился Рик.
   -И за что мне тебя прощать, - с напускной бравадой спросила Милона.
   -Мне пора, - просто ответил Рик.
   -Куда?
   Милона никогда не верила рассказам Рика. Они, как сказки логичны, но объяснения притянуты за уши. А иногда и просто не разумны. Но в остальном его поведения нормальное, так что некоторые странности можно простить. Тем более про порталы, что только не рассказывали. Так что, где там правда, не ей решать.
   -Послушай!
   Рик сделал пару шагов и обнял Милону. Аккуратно провел по волосам, и откинул непослушную прядь назад.
   -Я давно все просчитал. Сила всегда стремиться вернуться в источник. Ни одно заклинание не держится вечно. У меня было много коэффициентов, расстояние воздействия, сила воздействия. До определенного момента она сходила на нет, потом в обратном порядке, начала опять появляться. Осталось только подсчитать время.
   -В обратном порядке? Сначала ты появился... а теперь должен исчезнуть? Ты знал, что исчезнешь? Знал! - Милона уже почти плакала.
   -Подобная сила неоконченного заклинания - страшная вещь. Оставшись в незавершенном состоянии, она может однажды так взорваться, что всем достанется. Понимаешь? - Рик помедлил. - И я не знал, когда это произойдет. Несмотря на мои громкие слова, влияет слишком огромное количество факторов, что бы я точно знал день. Я надеялся, все демоны, я действительно надеялся, что вернутся только мои останки. Слишком большой выброс силы. Я на самом деле в это верил. А мы с тобой проживем всю жизнь вместе.
   -И почему ты решил, что этот день пришел? - слезы беззвучно стекали по щекам девушки. - Может еще рано? Может ты еще остаешься?
   -Нет, время пришло. У меня уже перед глазами двоится. Словно я здесь, и нет. Я ждал тебя - попрощаться.
   Милона всхлипнула вслух, не таясь. Рик обнял ее еще раз.
   -Это только раз. Один раз я поступлю, как должен. Я пойду на поводу демоновой магии, и вернусь в свое время. Но потом я приду за тобой. Жди меня. Слышишь.
   Нежно обнимая плачущую женщину, он вывел ее из беседки, поцеловал, и сам вернулся внутрь.
   -Жди, - еще раз приказал он.
   Милона подняла глаза, и как будто очнулась. Сорвавшись в места, она кинулась в беседку к любимому, отчаянно крича:
   -Рик!
   Но ее руки прошли сквозь пустоту. В беседке уже никого не было.
  
   Год назад
   Вот руки любимой тянутся, чтобы обнять, но он уже стоит в видимой только ему портале, вздох, и все исчезает.
   Рик поднял голову. Кое-где листву тронул золотой налет, приближалась осень. Еще было светло, но уже вечерело. Красное солнце опускалось к горизонту. Это определенно был не тот день, в котором он исчез. Да и кем он был теперь? Риакард дель Тиар - светлый маг или Рик Тиар - темный. Впрочем, решить второй вопрос легко: Рик призвал свою силу, магические нити опутали его. Темный источник питал их. Родня будет недовольна. Но это не важно. Главное, сила есть, а значит однажды он вернет Милону.
   Тропинка нашлась быстро. Деревенька стояла там же, где он помнил. Хотя ему были не рады. Вещей мага, по пришествию столько времени сыскать не удалось. Вытребовав компенсацию, Риакард понял, что не знает с чего начать. Скакать в столицу Райнеры, в которой... Что? Вернуться на родину. Зачем? Так он и оставался в деревне, пока не получил совет.
   Однажды утром, когда он сидел на первом этаже гостинице, показался старичок. Риакард знал, что он - староста деревне. Маленький и круглый, с вечно хитрым прищуром, он находил язык со всеми, будь то купцы, дворяне, или только что слетевшие со студенческой скамьи молодые люди.
   -Эх, мил человек, еще утро, а Вы пьете. Не есть хорошо, - укорил его староста деревни.
   -Я не пью. Я так, - Рик и сам не понимал, что он делает. Первые дни, он горевал из-за разлуки с Милоной. Но сейчас просто не мог собраться.
   -Возвращались Вы бы домой. Дома все помогает, и судьба благоволит.
   -Да, и где мой дом?
   -А раз не знаешь, то вернись туда, откуда все началось, - решительно сказал староста.
   Рик совету внял. Отправился в Салавьеру, туда, где он родился. Он тоже подождет, столько сколько надо. Но когда время придет, он будет готов. И уже не отпустит Милону. Да, сейчас он возвращается, чтобы позже начать свой путь сначала.
  
  
   Глава 23
  
   Настоящее время
  
   Пол начал холодить спину, став напоминанием о том, что лежать лучше на теплой кровати. Синяки и ссадины болели, но магу повезло, что серьезных ран и переломов не было. Риакард резко поднялся в сидячее положение, тряхнул головой, пытаясь вспомнить, что он хотел. Что заставило его, сломя голову, забыв о осторожности, нестись вперед. А потом так глупо попасться в ловушку. Но ничего похожего на источник силы здесь не оказалось.
   Риакард встал, укутался в плащ. Его беспечность явилась его же ошибкой. Теперь ему просто не хватало как душевных, так и физических сил, справиться с источником. Даже если он его найдет. Если бы он просто уехал домой, как сказано, тогда можно было счесть, что поездка лишь разведывательная. Какой она по сути дела и была. Но после таких приключений второй раз его не отпустят. А его окружают слишком могущественные маги, чтобы вырваться легко. Впрочем, это не важно.
   В бессильной злобе дель Тиар обвел взглядом комнату, где-то внутри себя не желая отступать. Взгляд наткнулся на знакомый костяной кинжал. Некоторое секунд магистр вспоминал, где он его видел. Широкое лезвие с заостренным концом, рукоять, украшенная камнями - это же тот кинжал, что он подарил зей Ланарам. Повинуясь наитию, он взял кинжал и застегнул за пояс.
   О подобных кинжалах Рик знал все. Еще тогда, когда создавал свой меч, Лорд многое рассказал. От него Риакард знал, что артефакт может не только разрушать магию, но благодаря своему материалу проводить энергию, в том числе и от чужого источника во внешний мир. Припомнив этот факт, Риакард еще раз оглянулся на девушку.
   Ужаснувшись своей догадки, Рик отступил на пару шагов, чтобы видеть всю картину целиком. Девушка лежала посреди магического круга. Лучи расходились в разные стороны от центра, без сомнения, являясь проводниками силы от нее в мир. Не желая верить в то, что видит, магистр еще раз проверил рисунок, вспомнил положения кинжала, соотнеся с тем, где лежала девушка. Чудовищный ритуал был призван использовать живое существо, как источник энергии.
   Сам по себе ритуал был простеньким, но найти все компоненты не так легко. Во-первых, нужно было живое существо, чьи способности превышали порога магистра. Но любой человек с такими способностями умел себя защитить. Во-вторых, найти костяное оружие. Предки хорошо постарались, уничтожая любые знания о его изготовлении. Причиной этому являлись все те же личи, непобедимые маги с оружием, разрушающим все, что на них направлено доставили беспокойство потомкам Повелителя. Лич зей Ланаров, должен был затаиться и долгое время ожидать подходящего момента. Но, Риакард закрыл глаза, вспоминая Милону, его ждали намного дольше.
   Вокруг разливалась сила, перед ним была возможность. Все вычисления уже сделаны, подробный рисунок он бы вспомнил посреди ночи, во время боя, всегда. Единственный ритуал отделяющей его от любимой. Он приказал ей ждать, обрекая на тысячелетние скитание в форме призрака. Та, одетая в белое, женщина в беседке, и есть Милона. Сколько лет, ожидая, она провела в одиночестве. Почему он медлил? Его оправдывает только то, что упустить свою единственную попытку он не имел право, а потому все должно быть сделано тщательно.
  
   Лес шумел, как тысячи лет назад, так и сейчас. Бывшее когда-то саженцем дерево превратилось в крепкий дуб. Так же и она, бывшая, когда-то миловидной девушкой, потом королевой-матерью, давно превратилась в приведение, пригвожденная одним словом к единственному месту. Призрак, вынужденный много лет ожидать, когда позовут его.
   Сегодняшний день не отличался от предыдущих, как не отличался вчерашний. Она устала считать такие дни. Вроде бы недавно, но уже успели лечь и растаять снега, и опять зацвести цветы, она получила надежду. Эта надежда разгоняла тоску, окрашивала дни. Все больше жителей соседней деревне видело приведение, все больше шепталось, что девушка в белом улыбается. Сегодня она тоже улыбалась. И, наконец-то, почувствовала то, что так ждала: мощная сила звала ее отсюда, куда-то в другие края.
   Не веря своему счастью, девушка помедлила, всматриваясь в то направление, откуда идет сила. Легкий ветерок коснулся ее волос, растрепав их. Милона поправила прическу, вдруг вспоминая, что тысячи лет не ощущала ни ветра, ни холода, ни тепла. Повернул голову туда, откуда дул ветер она увидела красивую женщину, стоявшую в клубах тьмы. Богиня тоже улыбалась. Больше Милона не медлила не секунды, позволяя зову унести себя вперед.
   Темнота сменилась зеленоватым светом гнилушек, над головой был потолок, а не голубое небо. Девушка моргнула несколько раз, чтобы убедить себя, что происходящее реальность, и попыталась встать.
   - Осторожно, ты еще очень слаба, - знакомый заботливый голос звучал совсем рядом.
   -Рик! - воскликнула Милона, не веря своему счастью. От дерзких движений голова закружилась, и она вынуждена снова опуститься на пол.
   Риакард присел рядом с девушкой, чтобы поддержать ее. Сам он чувствовал себя не лучше. Магический поединок, потом сложный ритуал забрали все его силы. Пройдет время прежде, чем он снова сможет использовать магию. Но он не о чем не жалел, его любимая была с ним. Одно ее слово подтвердило то, что ритуал удался. Больше ничего не надо было. Он притянул женщину к себе и обнял.
   Так они сидели некоторое время, потом Рик вспомнил, что послал старшую зей Ланар за помощью, и сюда в любой момент могут прийти люди. Да и нечисть, всегда собирающаяся в склепах, скоро поспешит на запах живой плоти. И после такого выброса силы слабой не будет. Рик набросил плащ на Милону, чуть тронул ее за руку, привлекая внимание.
   -Послушай меня.
   Милона настороженно повернула голову в его сторону, заглядывая глаза.
   -Очень внимательно послушай, - продолжил Рик. - С нашей встречи прошло три тысячи лет...
   -Сколько?! - удивилась Милона.
   - Три тысячи. Не перебивай, и я же говорил, что живу в далеком будущем. Твое тело я не нашел. Да и не пытался найти, за это время, наверное, и кости уже истлели. Так что мне пришлось использовать тело одной бедной девушки.
   Милона открыла рот, чтобы возмутиться, затем закрыла. С одной стороны, поступок ее возлюбленного нарушал моральные запреты, с другой, она была жива. И это много значило. Но следующие слова, заставили ее отбросить любые сомнения.
   -Она уже была мертва, когда я ее нашел. Если бы я смог, я постарался ее спасти. Но даже при жизни она была несчастным существом. Ее уничтожала собственная сила.
   -Но я не чувствую давления магии.
   -Потому что ты намного сильнее и мудрее ее, - ту же успокоил Риакард. -Да, и сейчас ее сила тоже вся израсходована. Я тебе потом расскажу, что случилось. Девушку зовут Анжена зей Ланар. Теперь - это твое имя. У тебя сохранились часть черт ее внешности, так что мы выдадим тебя за нее на первое время. Притворишься, что ничего не помнишь. А потом посмотрим. Понятно?
   -Понятно. - Милона улыбнулась.
   Мимолетно Милону взволновала, как она выглядит, но для этого было не время и не место.
   Риакард кратко рассказал, что происходит. Его речь перешла от событий в городе на людей, которых он встретил, потом он уже просто делился своими впечатлениями. Милона слушала. Они не замечали, что эхо от голоса становилось глуше. Все звуки замирали. Если бы они могли перейти на магическое зрение, им стало бы видно, как нитка за ниткой оплетает их магический кокон. Не имея магических сил и амулетов, способных защитить, они не чувствовали зловредную магию, а из-за физического истощения не обратили внимания на другие признаки присутствия нечисти. Им показалась, что они лишь закрыли глаза на секундочку, но нечисть успела присосаться своими щупальцами, и методично выкачивала жизненные силы. Но даже там в своих грезах они были вместе.
  
   Ариатель переживала очень сильно, то бросалась сама в дом, но ее вовремя ловили соседи, то без сил падала на ближайшие скамейки. Мужа нашли около ворот склепа, но пройти внутрь не смогли, проход в склеп был завален. Гулкий звук обвала камней напугал всех, и на улицу, не смотря на опасность, вышло много народа. Также сюда подтянулись отряды стражи. Слух о том, что где-то рядом с их домом находится тот самый источник, ставший неприятностью для всех, расходился среди людей, как заклинания, над которым потеряли контроль. Люди шептались, но никто точно не мог ничего сказать, слишком редкое явление, чтобы утверждать наверняка.
   Дверь открыли, сбивая ее с петель. Из проема показались люди, которые должны были попробовать пробраться к склепу из дома. Немолодые, опытные маги, вытащили двоих. Ариатель бросилась к тому, кто держал девушку. Мужчина аккуратно положил свою ношу на траву, дожидаясь, пока подойдут лекари. Склонившись над ней, женщина убрала прядь волос, вглядываясь в лицо дочери, и заплакала еще сильнее.
   -Но что ты. Жива, жива, девочка, мы успели вовремя.
   Но женщина плакала не останавливаясь, захлебываясь своими слезами. Это другие могли ошибаться, но она прекрасно видела, что это не ее дочь, а просто удивительно похожая девушка.
  
   Риакард проснулся. Комната в светлых тонах, мебель вокруг- все было незнакомым. Теплый солнечный свет проникал сквозь окно, согревая и прогоняя ночные страхи. Молодой человек перешел на магическое зрение, и создал вокруг руки волшебную петлю. Магии отозвалась легко. Ниточка силы вышла однотонной, и одинаковой толщины. Значит, время с последнего его воспоминание прошло достаточно, чтобы он восстановился. Сколько это - день, два? И почему он не помнит, как заснул. Риакард подумал, выходило, что он потерял сознание от усталости. И главное, где Милона?
   Тревожась от осознания, что, только встретившись, он уже потерял любимую, Рик встал с постели и поспешил из комнаты, желая скорее кого-нибудь найти. Чуть слышный стук чашки о блюдце привлек его внимание. На это звук он и направился. В каминной комнате сидел Гортон зей Ланар. Он выглядел истощенным, пропал праздничный лоск. Последствия магической катастрофе все еще сказывались на его виде, но больше внешне.
   - Риакард, добрый день. Как ты себя чувствуешь? - заметив парня, обратился к нему Гортон.
   -Добрый день, - церемонно наклонил голову Рик и тут же спохватился. - Где Анжена? Как она?
   -Она отдыхает. Целители говорят, что с ней все в порядке. Но что ты стоишь? Присаживайся. Чаю?
   -Да, спасибо.
   Риакард присел в соседнее кресло. Пока все выглядело даже слишком просто: двое едва знакомых людей пережили вместе ряд неприятностей, которые вроде бы их сблизили. Или, Риакард сделал глоток чая, все совсем не так.
   -Где я? Я не помню, как я здесь оказался.
   -Мы гостим у одного моего хорошего друга. Что да того, как ты здесь оказался... Вас нашли в моей лаборатории, как раз когда нечисть собиралась вас съесть. Удалось спасти. Я счел, что заполненная больница, не лучшее место для молодых людей. И решил воспользоваться гостеприимством этого дома, велел перевести вас сюда. Тебя и мою дочь.
   Риакард поставил чашку на стол. Непроизвольно расслабляясь, так как судя по словам Гортона их не раскрыли.
   -Или не мою дочь, - резко добавил зей Ланар, внимательно наблюдавший за своим собеседником.
   -Что?
   -Кто эта девочка, я тебя спрашиваю? Где моя дочь? И советую даже не начинать утверждать, что это девчушка - Анжена. Ты до сих пор жив, потому что мне нужны ответы.
   Гортон злился, этот парень сидел прямо перед ним, как будто так и надо. И думал, что никто не заметит подмены. Другие может быть и не увидят, из-за болезни они прятали свою дочь, но родители знали своего ребенка хорошо. Анжена была слабой болезненной девушкой, ее всегда трудно заставить сделать что-то, она никогда не заканчивала начатое. Но та, даже лежа при смерти, боролась. Ей не понадобятся блоки. Она справиться с темной силой. Это девушка не могла быть Анженой.
   Риакард перевел взгляд на камин. Обгоревшие дрова, черная зола, а когда-то в нем полыхал огонь. Ему совершенно расхотелось что-то объяснять и доказывать. Он посмотрел прямо в глаза зей Ланару.
   -Ваша дочь была мертва. Посмотрите все сами.
   Дель Тиар достал прихваченный нож, и протянул его отцу Анжены.
   -Да, я и сам хотел бы знать: откуда в Вашем склепе взялся лич.
   -Этот тот нож, который Вы подарили моей жене.
   -Да, и это тот самый нож, который я нашел в Вашей лаборатории. Все видели, как я его дарил. Остаточная магия чётко указывает, где я его нашел. Вы все еще сомневаетесь?
   Заклинание показывающее прошлое требовало некоторого времени для приготовления. И зей Ланар не пользовался им часто, так что ему понадобилось вспомнить слова и жесты для сотворения чар. Риакард не торопил, ему самому было интересно узнать, что же там произошло.
   Магия создала модели прошлого. Полупрозрачные фигуры, деревья, листья, все двигалось, как это происходило тогда. Со стороны картина выглядела странно. Девушка схватила стилет из шкатулки, сбежала по лестнице в сад. На улице еще не расцвело, но Анжела словно чего-то опасаясь, от любого шума пряталась за деревья, открытые пространства пересекала пробежками. В тени склепа ее ждал лич. Заметив его, она кинулась ему на шею.
   -Судя по всему какое-то дурманящее заклинание, - прокомментировал Риакард сцену, понимая, что сейчас лучше молчать, но смолчать не получилось.
   -К сожалению, блоки ограничивают и естественную защиту от внушения, которая есть у любого мага, - поделился зей Ланар своими знаниями, выстраданными в борьбе с ее недугом.
   Лича не интересовало ничего, кроме стилета. Получив оружие в свои руки, он сделал пас рукой, и девушка упала замертво. Дальше бесчувственное заклинание показало ритуал, который и вызвал катаклизм в городе. Риакард увидел и себя, до тех пор, пока стилет не оказался закрыт плащом.
   -Я думаю - сомнений нет, - сказал Риакард, когда картинка замерла, и растворилась. - Виновник всего тот лич. Кто он?
   Гортон еще помолчал, не потому что он не знал ответов. Он все еще переживал.
   -Это дом достался нам по наследству. Из-за моей работы мы не жили в столице, лишь изредка наведывались. Сейчас, чтобы точно сказать, надо смотреть хроники. Там была какая-то нехорошая история. Но Вы ведь знаете и сами, у каждого аристократического рода есть скелет в шкафу, дель Тиар. Похоже Вы были готовы к такому развитию события. Вам не понадобилось ни минуты, чтобы создать подходящее заклинание. И как Вы проникли в склеп.
   Риакард рассказал. Все. Сейчас он не видел нужды что-то скрывать.
   -Это могла быть не Ваша дочь. Все могло быть совсем не так. Но чтобы не произошло, я обязательно вернул ее себе. Я знал это с самого начала. В моих действиях нет вины, но и благородства тоже нет.
   -Но все произошло именно так.
   -Да. Что Вы сделаете теперь?
   -А что теперь можно сделать. Мы все повязаны этой историей. Если б я хотел что-то сделать, я бы сделать. А сейчас оставьте меня одного.
   -Да.
   Риакард залпом допил остывший чай. Встал, поклонился, как положено магистру кланяться высшему магу, и покинул комнату, оставляя Гортона зей Ланара наедине со своим горем. Закрыв дверь, Рик понял, что там оставляет прошлое, которым он жил все эти полгода, а впряди маячила новая жизнь.
   Он шел к Милоне, и только это сейчас было важно.
  
  
   Глава 24.
  
   В доме было пусто. Риакард проходил комнату за комнатой без единого человека. Следующий раз его внимание привлек разговор. Это определенно была его Милона. Он поспешил на голоса. Почему-то, когда Гортон зей Ланар говорил, что Анжена отдыхает, Рик предположил, что она еще не пришла в себя и спит где-то в своей комнате. Как-то Рик совсем не предполагал, что отдыхает, - это разговаривает с молодым аристократом.
   -Рик! - обрадовалась ему девушка. - Ты уже очнулся! - и собеседнику - Простите меня, я бы хотела поговорить с моим спасителем. Будьте любезны, оставьте нас.
   -Да, конечно, - мужчина улыбнулся, поклонился Милоне, скользнул взглядом по Риакарду и вышел.
   -Кто это? - возмутился магистр.
   - Я тебе расскажу, но сначала послушай...
   -Ты только что оказалась в этом мире. И пока я приходил в себя, уже нашла себе кавалера.
   Риакард понимал, что сердиться не на что, но никак не мог с собой совладать.
   -Не ревнуй.
   -Я не ревную. С чего ты так решила. Просто очнувшись я нахожу свою любимою с другим мужчиной.
   Милона вдруг подошла к Риакарду и поцеловала его.
   -Мне приятно, что ты меня ревнуешь. Очень. Но я хотела поговорить о важных вещах. Послушай, - на последнем слове Милона сделала резко шаг назад.
   Фразу она начала говорить ему на ушко, с каждым словом немножко отстраняясь. Рик понял, что уже не злится и что им просто играют, не скрывая этой самой игры. Но сейчас как раз тот случай, когда он не против игр. Поэтому отойти девушки он не дал, шагнул вперед, и уже сам поцеловал ее. Сначала нежно, потом углубляя поцелуй.
   -Ты что-то хотела?
   -Нет. Да. Не здесь же.
   -Где? Давай переместимся туда.
   -Ты только встал. Ты еще слаб. Рик.
   Теперь Риакард отошел на шаг. С улыбкой посмотрел на раскрасневшуюся девушку, потом спросил:
   -Ты хотела о чем-то поговорить?
   Маленькая месть за то, что застал свою красавицу за разговором с другим, а не у своей постели, как ему бы хотелось.
   -О, Рик.
   Милона переступила с ноги на ногу. Ей надо было срочно переговорить с Риком, сообщить нечто важное. Вот только уже новость не казалась такой срочной. Пока ничего не случилось, так что некоторое время она может потратить на себя. Решив таким образом возникшую дилемму, Милона обольстительна улыбнулась и сладким голосом проговорила:
   -Видишь ли, это не мой дом...
   -И?
   -Я не знаю, где находится кровать.
   Когда им не угрожала опасность присутствие Милоны просто кружило ему голову, взревев "что-нибудь найдем!!!", он потащил женщину по дому.
  
   -Ты собиралась со мной о чем -то поговорить, - спросил Рик, одеваясь к ужину.
   Милона зарылась в подушки. Вставать совершенно не хотелось.
   -Да. Еще до ужина. Подожди меня в библиотеке.
   -В библиотеке?
   -Да, это комната, где ты меня нашел.
   -Я догадался.
   Милона улыбнулась только глазами, обнимая подушку.
   -Ну, как хочешь, - решил согласиться Риакард, понимая, что иначе они опоздают на ужин.
   Милона появилась внезапно быстро. Одетая в черное платье, бретельки которого разделялись на несколько на плечах, шлейф волочился по полу, и талия подчеркивал широкий пояс, его возлюбленная показалась бы ему божественно красивой, если бы не глаза, белая кожа - все так напоминало Анжелу.
   -Милона, - неуверенно переспросил Рик.
   -Да.
   Образ чужой безумной девицы не рассеялся. Наоборот, маг впервые задумался, что же он получил в результате своего колдовства. Через чужие черты проглядывало что-то знакомое, но скорее интуитивно знакомое, а не осознанно. Внешность, привычки, характер - лишь напоминал о Милоне. Риакард мог точно сказать, что тогда она была другой.
   -Ты изменилась? - после долгого молчания произнес он.
   -Ты тоже.
   -Я?
   -Да. Ты всегда рубил с плеча, но сейчас стал осторожней.
   -Я был молод и глуп... - рассмеялся Риакард.
   -Я полюбила тебя тогда. Все это не важно, - отмахнулась Милона. Ее заботил разговор и смысла обсуждать, что все изменилось, она не видела. Для нее мир стал другим, а изменения в характере Рика смотрелись как часть всех изменений.
   -Ты знаешь, - наконец-то приступила к своему разговору Милона, - что за сотворенное тобой колдовство полагается смерть. Ужасная смерть для тебя, меня и всех соучастниках. Более того, насколько я поняла, при малейшем подозрении выяснять все будут тщательно. Сам понимаешь, никакие сложности не остановили бы темных магов. Да и судя по истории Райнера уже сталкивалась с массовым воскрешением. Отголосок того кошмар - лич, с которым ты столкнулся в склепе.
   Книги по истории, законодательные акты первое, что волновало Милону, когда она восстановилась в силе. Никто противиться не стал. Все понимали, что после таких приключений важен уют и покой. Чашка чая, уютное кресло и книжка - все, что нужно для отдыха.
   -Я предполагал что-то подобное. Но стремительное развитие ситуации, не позволило мне разобраться в деталях. Сути это не меняет. До тех пор, пока все молчат, нам ничего не грозит, - официальным тоном ответил Рик.
   -Правда ходит странными путями. Тебе хочется всю жизнь оглядываться за спину?
   -И что ты предлагаешь?
   -Стать королем Райнеры.
   -Что? - переспорил Рик, надеясь, что он ослышался.
   Риакард был поражён. Он, зная Милону, ожидал резкого решения, но не предложение захватить трон. Да и на шутку не походило, не в характере Милоны такие шутки.
   -Да. Именно. Стать королем. Подумай сам, темное королевство, которым управляет Совет, - это абсурд. Взгляни в окно.
   Милона замолчала, как будто правда ожидая, что Рик бросится высматривать в окне причины стать правителем. Конечно же, он этого не сделал, зная, что интриганка пояснит все сама.
   -Пустой город. Когда случается несчастье, спасают себя, ну и своих близких.
   В Салавьере, где родился магистр, пословица звучала по-другому: когда случается беда спасают тех, кого можно спасти.
   -Разумное решение, - оценил Риакард новый смысл известной ему истины. - Какое это имеет отношение к трону?
   -Пустой город означает, что люди не верят, что Совет защитит их. Не в характере черных магов созидать. Я уверена, страна просуществовала до сих пор из-за последней войны. А у власти тогда стояли те, кто еще помнил Истинных Властелинов. Те, кто знали все про свою силу. Сейчас люди с восторгом смотрят дальше, не в сторону Салавьеры, а на другие темные страны. Да, у них нет столь древней истории, столь развитой магии. А им не надо - от кувалды по башке знания, как известно, не спасали никогда. Единственный способ защитить своих родных - стать королем. У тебя больше прав, чем у других. Здесь правил твой сын. Это единственный способ не оглядываться постоянно за спину.
   Милона раздумывала долго над доводами. Она почти сразу заметила, что Рик часто помогал другим в ущерб себе. Но при этом не позволял помыкать собой, чувствуя разницу между пользой и использованием. Это завораживало. Все ее знакомые, если и оказывали помощь, то только с выгодой для себя. Рик был другим. Аргументируя свою мысль, она показывала ее со стороны заботы о ближнем. Но до конца не верила, что такая непонятная вещь сможет сподвигнуть возлюбленного, поэтому закончила простым и ясным доводом.
   Забота о Райнере, беспокойство о Салавьере - слишком отвлечённые понятия от реальности. Его заделала лишь одна фраза "здесь правил твой сын". Казалось давно, но на самом деле еще этим летом, он читал историю Райнеры. И уже тогда эта мысль не давала ему покоя. Первый Повелитель - дитя Королевы-матери, Милоны зей Вальд, его сын? Рик замер ошеломлённый, что его догадки подтвердились.
   - Это правда - первый Повелитель Райнеры мой сын?
   -Да.
   -Ты была беременна?! - воскликнул Риакард. Чем были тогда их отношения, если ему ничего не сказали.
   -Да,- Милона растерянно переспросила. - Ты не знал?
   -Откуда? Ты не говорила.
   -Я... я была не уверенна. Тогда, когда ты пропал. Кажется... Я плохо помню. Тысяча лет прошло.
   -Три.
   -Что?
   -Прошло три тысячи лет. Сейчас у власти стоят наши потомки. Твои потомки. Мои потомки. Праправнуки нашего сына, - вслух, но самому себе, подытожил Риакард.
   -Да. Твои потомки. Единственное, что их сейчас объединяет твоя кровь, сила твоей магии. Ты станешь королем?
   -Да.
  
   Когда они наконец спустились в столовую, стол был уже накрыт. В комнате находился человек, он задумчиво разглядывал пейзаж на стене. Риакард нахмурился, все-таки им стоило поторопиться или отложить серьёзный разговор на потом. Просто не хотелось извиняться, особенно перед незнакомцем. Милона же за этикет не переживала:
   -Добрый день, - окликнула она человека.
   Тот повернулся. Риакард который раз отметил, что его женщина изменилась. Раньше она бы тоже не позволила себе подобную бестактность, но сейчас все выглядело очень естественно.
   -И вам доброго дня.
   -Риакард позволь представить хозяина дома - Артеана зе Бристона. Артеан зе Бристон - мой отважный спаситель - Рик дель Тиар.
   -Приятно познакомиться.
   -Взаимно.
   Мужчина чем-то походил на свой дома. Как богатство убранства пряталось за простотой линий интерьера, отсутствием позолоты и вычурной резьбы, так и за удобной, а не модной, одеждой, скупыми движениями, улыбкой пряталась бесконечная магия, сильный характер и заинтересованность в гостях.
   -Зе Бристон? - переспросил Риакард, отмечая, что мужчина принадлежит к немагическому роду.
   -Да, вассал зей Ланаров. Так что, Вам, как спасителю Анжены, всегда будут рады в моем доме.
   -Для меня это большая честь.
   -Я пригласил бы вас к столу, но Гортон еще не спустился.
   -Он не спустится. Гортон зей Ланар хотел побыть один, - прояснил ситуацию Рик, припомнив в каком состоянии оставил отца Анжены.
   -Вот как. Что ж. Тогда приглашаю всех к столу. Слуги сообщили, что Вы очнулись, так что повар расстарался, намереваясь поразить Вас.
   -Мне уже натерпеться попробовать, - хотя фраза была всего лишь данью вежливости, Риакард понял, что на самом деле голоден.
   Гости и хозяин уселись за стол. Утолив первый голод, маги продолжили неспешный разговор.
   -Я могу с уверенностью утверждать, что Вы маг, - начал разговор Рик.
   -Высший магистр-артефактор. Вы это хотели спросить?
   -Да. Я магистр некромантии.
   -Я знаю, - показал свою осведомленность Артеан.
   -Знаете? Но откуда? - удивился дель Тиар. То, что он раньше не встречался с представителями рода зе Бристон, Риакард мог утверждать наверняка.
   -Я видел Ваше выступление на подтверждение звания. Великолепное выступление, стоит отметить.
   -Я всего лишь не хотел опорочить имя Реган зей Ронтана, благодаря которому я попал в Райнеру. Вы его знаете?
   Рик не собирался привлекать внимание к своей магии, а потому попытался перевести разговор на своего учителя.
   -Да, конечно. Один из сильнейших магов нашего времени.
   -В этом году я сопровождаю его в ежегодной поездке в Райнеру.
   -Ваш спутник представил более чем интересный доклад на семинаре. Многие выводы спорны, но, без сомнения, исследована любопытная область. Смежная с некромантией. Все говорят, что он некромант, но, без сомнения, своей специализацией не ограничивается. И Вы, его ученик, утверждаете, что вы-некромант, но это не так.
   -Не так?
   -С чего Вы так решили? - впервые в разговор впустила Милона, до этого гадая, куда клонит зе Бристон.
   -Если подумать, делить на магов по специализации начали совсем не давно. Очередное веянье светлого мира.
   -Но подобный порядок помогает достичь больших высок, изучить все тонкости дела и...
   -Все это не относиться к Вам, - перебил Антеан. - Раньше магов делили всего на две категории, и не заморачивались светлой ересью. Маг, который сидит себе в башне и рассчитывает сколько сил надо затратить больше на одно заклинание по сравнению с другим, - называли теоретиком. Остальных практиками- вне зависимости от того, поднимет ли он зомби у себя дома, насылает ли проклятие на соседей, или с заколдованным мечом вырубает темных тварей.
   -А еще раньше маги даже не знали о категориях, - согласилась Милона.
   -Но это было совсем давно.
   -Вы правильно подмените, было давно. Пятьсот, шестьсот лет - это все равно не сейчас. К чему эти истории?
   -А к тому, что Вас, дель Тиар, - артефактор обратился прямо к Рику, - я бы никогда не назвал некромантом. Маг-практик - будет вернее. А для некроманта у Вас слишком различный набор приемов, особенно для магистра.
   -Даже так.
   -Именно.
   -Но я как бы уже рассказывал эту историю. Во время моего путешествия встретил призрака. Она обучила меня магии, - специально для Милоны повторил свою легенду Риакард. Вопросы о его принадлежности к темной магии наскучили еще дома. Но даже после того, как он пережил смертельную опасность, первого же встречного высшего мага интересовало тоже самое.
   -И как-то маги сами не догадались вызывать призраков своих предков и учиться у них, - немедленно согласился Антеан, даже не пытаясь прикрыть сарказм.
   -Может об этом стоит спросить у них? - сказала магичка.
   -Я ничего не могу Вам на это ответить. Я родился и вырос в Салавьере, традиции вашего народа для меня чужды.
   С этими словами Риакард поблагодарил Антеана за ужин и под предлогом недавнего истощения отправился отдохнуть. Милона тоже не стала задерживаться, сказав еще пару дежурных фраз, она пошла к себе в комнату.
   Антеан проводил глазами это поспешное бегство от вопросов, и подивился как быстро Анжена и Риакард нашли общий язык. Отодвинув от себя чашку чая, зе Бристон, понял, что загадка вокруг этих двоих стала привлекать его еще больше.
  
  
   Глава 25.
  
   -Подъем, моя красавица!
   Милона поморгала, пытаясь понять, не чудится ли ей. Но, нет. Риакард полностью одетый на выход стоял рядом с кроватью и улыбался. Бросив взгляд за окно, магичка недоуменно воскликнула:
   -Так еще даже не рассвело!
   -Конечно, поэтому мы и идем захватывать дворец сейчас. Позже туда подтянется знать, кто, конечно, не сбежал, представляешь сколько мороки. Так что хотелось бы успеть до завтрака.
   -Чтобы эту самую знать съесть на завтрак.
   -Можно и так. Я не понимаю, почему ты не встаешь. Язвишь, позеваешь - а собираться, не собираешься. Если мы решили променять путь правителей на дороги изгнанников, так и скажи.
   -Ну уж нет. Меня манят шелковые наряды, пуховые кровати, а не мешковатые одежды и голая земля с походной сумкой вместо подушки.
   -Значит идем.
   -Да идем.
   Милона оделась быстро. Вся одежда была приготовлена заранее, дубленные штаны и куртка, зачарованные так, чтобы спасать и от магии, и от оружия. И меч. Она долга искала в оружейной зе Бристона что-то, что могло заменить по своим свойствам костяной клинок. Среди оружия попадались довольно качественные изделия, но почти сразу Милона с отчаяньем обнаружила, что клинки слишком тяжелы для ее рук, скорее привычных к вышиванию, нежели к поединкам. При использовании магии, чтобы сделать оружие более легким, остальные чары обесценивались. Так что выбором меча она была недовольна: тонкий и длинный клинок, вычурная гарда. Меч видимо должен был играть декоративную роль, но некий маг постарался придать ему вполне боевые свойства: острие клинка не тупилось и резало даже камень. Поколдовав немного над оружием, Милона с ужасом осознала, что магия слушается ее своеобразно. На простых заклинаниях это не сказывалось, а любое комплексное заклятие сплеталось совсем не так, как было задумано. Тем не менее, получившийся результат Анжена сочла лучшим вариантом и именно этот меч пристегнула к поясу.
   Город изменился в третий раз. Странные ветки из неизвестного металла оплетали дома, преграждали улицы. Риакард хотел поближе осмотреть одну из таких линий, но был остановлен:
   -Не трогай!
   -Что это?
   -Нити силы, магические, они так проявились в видимом мире.
   -И когда это случилось?
   -Судя по рассказам, почти сразу, как нас нашли. Видимо после того, как закрылся источник, чары перестали резонировать и впитали в себя остатки силы.
   Это походило на правду. В окружение не ощущалось того количества энергии, которую Рик накапливал, когда шел к дому зей Ланаров. Более того, казалось, энергии совсем нет.
   -В столице еще долго будут торговать артефактами. Когда научатся использовать этот металл, - Милона махнула рукой в сторону ближайшего дома, окутанного также, как и соседние, витиеватым, словно кованным, узором. - Но сейчас не стоит рисковать. Пока неизвестно, как металл реагирует на магию.
   -Неужто никто не проверял.
   -В столице ни так много людей осталось. Я же тебе говорила: город - пустой. Хотя мародеры может и проверили. Но ты же понимаешь, мне не рассказали.
   Небольшие переулки сменилась широкой улицей. Главная дорога выходила на площадь, еще с древних времен носившую название Королевской. Здесь маги стояли долго, оглядываясь по сторонам, не в силах оторвать взгляд от узоров, украсивших каждый особняк. Сотканное поколениями магов кружево заклинаний было прекрасным, и, чтобы посмотреть на него, не надо переходить на магический взгляд.
   -Неужели - это все магия? - не выдержала Милона.
   -Что мы вообще о ней знаем, - риторически спросил Риакард.
   -Это дар богов.
   -Смертельный.
   -Это люди все, до чего дотрагиваются, наделяют убийственными способностями. Легенды рассказывают, что через магию боги говорили с людьми.
   -Что-то в этих легендах есть, - Риакард припомнил, что все встречи с Тьмой сопровождались волшебством. - Пошли.
   В узоры на воротах, заборе, дворце они вглядывались, уже не любуясь, а стараясь разобрать, какие заклятия хранят главное здание Совета. Сделав несколько шагов вглубь сада, Рик остановился, потом обернулся, еще раз посмотрев на ворота, потом - на здание.
   -Тебе не кажется, что ворота должны были охраняться, особенно сейчас. Да даже не сейчас - всегда.
   -Да, у ворот должна быть охрана. Совет должен работать день и ночь. Посмотри на окна. Ни одно не горит.
   -Ты хочешь сказать, что там никого нет.
   -Вот и узнаем, - с этими словами Милона достала меч из ножен.
   Долго ждать и искать врагов не пришлось. Сразу за входной дверью оказалось несколько человек с приказом убивать всех. Стоило Милоне и Риакарду зайти в помещение, как на них напали. Бой затянулся: напавшие были готовы задержать магов и при себе имели множество защитных амулетов, сводивших любой урон от заклятий на нет. Широкая прихожая позволяла маневрировать, так что первое время пара просто уклонялась от ударов. Воспользовавшись моментом, когда Милона взяла на себя всех врагов, защищая Рика, он достал и свой клинок. Теперь они пошли в наступление. Древний клинок легко справлялся с магией амулетов. А враги, полагавшиеся на свою защиту больше, чем на свои умения, не смогли резко сменить тактику. Через несколько минут все было кончено. Разглядывая трупы напавших, Риакард заметил:
   -А они не похожи на охрану дворца. На них даже форма не одета.
   -Охрана дворца не напала бы на нас без предупреждения.
   -Ты так считаешь? А я всегда думал, что не стоит соваться на земли Темных Лордов, убьют и не спросят.
   -Так это про исконные владения аристократов, а мы же - во дворце. Хотя помнится, мой отец тебя не убил.
   -А его не было в замке.
   -Ну, и когда приехал, все равно оставил жить. С другой стороны, ты появился в мирное время, - магичка проследила за взглядом Рика. - Надо было хотя бы одного не убивать и расспросить.
   -Стоило, - согласился Риакард. - Теперь поздно.
   Еще раз обращать внимание на то, что у противника имелись сильные амулеты, Рик не стал. Да и в пылу боя было тяжело отражать атаки и следить за тем, чтобы никто не сбежал предупредить своих сообщников. Им обоим и так было ясно, что оставить в живых кого-то просто не получилось.
   Прямой коридор вывел к широкой лестнице. Милона поднялась на первую ступень и замерла, руками нежно поглаживая перила. Она понимала, что сейчас не время, что надо спешить, но лестница... та же лестница, что когда-то, заставляла вспоминать прежние дни.
   - Здесь мало что изменилось.
   -Дворец располагался в здании Темного Совета?
   -Темный Совет всегда располагался во дворце. В него входили люди, отвечающие за самые важные направления жизни: охрана, налоги, законы и многое другое. Повелитель собрал под свою руку умнейших людей, преданных ему лично. Первый раз Совет был собран в первый же день правление Повелителя.
   -Что ж. Тогда мы лишь вернем естественный порядок вещей.
   Риакард балагурил, чтобы скрыть испуг. Потому что именно в этот момент он понял, что между ним и Милоной, которую он знал, стояла целая жизнь. Жизнь, которую прожила она, от которой у него был всего лишь год.
   Между тем пройдя по коридорам, они вышли в широкий холл, заканчивающийся лестницей.
   -А тронный зал раньше был здесь. Правитель восседал на самом верху, а гости почтительно замирали около первой ступени. Хотя все это не имеет значение - дворец перестроили.
   -Стоило ожидать.
   -Да, я и ожидала. Нам нужен не тронный зал, а "сердце дворца". "Сердце дворца" - это камень...
   -...Зачарованный лично Первым Владыкой Райнеры. Магический артефакт, определяющий кровную связь с первым правителем. Я знаю историю Райнеры.
   -Тогда вперед.
   -Ты сможешь найти "сердце дворца"?
   - Его ни разу не переносили. Именно это сообщил тот обаятельный человек, которого ты встретил, когда, очнувшись, пришел ко мне, - Милона мягко улыбнулась. - Но, к сожалению, карту дворца достать за столько короткое время не удалось.
   - И мы идем по дворцу, полагаясь на твою память.
   - Не переживай, я не потеряюсь. Ведь здесь я прожила много-много лет.
   И правда Милона знала, куда идти. Лишь однажды пришлось вернуться. Наконец, они оказались около кованной двери.
   - Здесь не чувствуется магия.
   -Ее нет.
   С этими словами Милона толкнула дверь от себя. Риакард шагнул вперед, Милона последовала за ним. Это была не комната, а настоящий грот. Лишь у дальней стены естественный ландшафт сменялся отполированной платой, на которой стоял постамент.
   Магическая энергия летала хлопьями по всей комнате, но каким-то чудом сгустки силы не касались Рика и Милоны.
   -Иди вперед, к постаменту. Я не буду подходить. Там чары чувствуются еще сильнее. Я не люблю это давящее ощущение.
   Риакард дель Тиар сделал те пять шагов, что отделяли его от постамента. Около постамента было заметно темнее. Так проявлялась концентрация темной магии, хотя от дверей ничего подобного видно не было. Но Рика интересовала лишь историческое достояние Темной Райнеры. Много раз слышав о термине "сердце дворца", читая, какое значение этот артефакт имеет в определении правителя, Риакард всегда представлял, что талисман - это большой обработанный драгоценный бриллиант, но перед ним сейчас лежал маленький красный камешек в виде слезки. Словно Первый Правитель зачаровал каплю своей крови, превратив ее в камень.
   Рик протянул руку и осторожно взял камешек. Ничего не произошло. Риакард неуверенно обернулся к Милоне, ожидая подсказки, но та лишь улыбнулась. Не желая больше мешкать, он сжал кулак, намереваясь положить "сердце дворца" в карман, чтобы потом разобраться с тонкостями традиций Темной Райнеры. Но как только пальцы сомкнулись на острие капельки, дель Тиар почувствовал, как что-то кольнуло изнутри. И в следующее мгновение он оказался среди двух потоков: силы, что рвалась из него, сквозь него из источника, и силы, что была заключена в камне. Он уже не чувствовал время, не узнавал место, где находится, ощущая себя стеной, что оказалась на пути двух ураганов.
   Теперь становилось понятно и почему именно этот артефакт определял правителя Райнеры, и почему Совет так и не выбрал нового короля. И дело было не в крови. Кровь отзывалась на родную кровь, но не давала преимуществ. Все опять и опять возвращалось к основам магии, к тем первоначальным, которые утверждали, что если светлая магия бережет своего носителя, то темная - уничтожает. И Риакард уже знал это. Весь путь от становления темным магом до встречи с безумной Анженой, подготовил его к осознанию. Он понимал, как опасны эти потоки и признавал их силы. И силы признавали его. Два потока встретились и слились в один.
   Риакард дель Тиар открыл глаза. Оказалось, что он упал на пол и судорожно схватился за постамент. Дыхание сбилось так, что маг никак не мог отдышаться. Мысли метались. И только теперь приходило осознание того, что он рискнул своей жизнь и жизнью Милоны, поддавшись на ее уговоры. Зачем? Впрочем, ответ на этот вопрос не имел значения. Теперь он Правитель Темной Райнеры- это состоявшийся факт, с которым придется считаться.
   Хлопнула дверь. Забыв обо всех своих рассуждениях и догадках, Рик вскочил на ноги и обернулся. В комнату забилось множество человек. Милона дернулась, желая отбиться, но так и не успела отреагировать вовремя. Парализующее заклинание прилетело быстрее, чем она смогла сплести щит. Ниточка к ниточке заклятье опутала женщину, и Рик вдруг понял, что видит их четко и ясно, словно в полумраке кто-то включил свет, хотя он даже не пользовался особым зрением. Более того, он видит каналы внутренней силы, тянувшиеся к источнику. Той самой силы, по которой в черной магии обозначает уровень, той самой, которая выясняется различными магическими тестами. Сейчас просто взглянув на человека, он мог определить потенциал каждого мага. В комнату находились люди, имеющие уровень старшего магистра, но за спиной Милоны в дверях стояли двое высших. Он бы рискнул и постарался спасти Милону, но не был уверен в своих силах. Без сомнения, один из высших будет убивать, второй защищать первого. Успеет ли он быстрее них? Сможет ли он спасти ее или потеряет еще раз, уже навсегда?
   Его колебания заметили и высшие маги:
   -Малейшее движение и женщина умрет, - гортанным голосом произнес тот, что стоял справа.
   -Я Вас слушаю, - ответил Риакард, понимая, что его голос звучит сипло.
   -Значит и у Райнеры появился свой правитель...
   Риакард промолчал, хотя от него ждали комментария. Он просто не хотел любым своим заявлением еще больше рассердить неизвестных.
   -Неожиданно, очень неожиданно, - говорящей чувствовал себя хозяином положения, и потому позволял себе тянуть время. - Ха. Кто бы мог подумать Правитель Райнеры - какой-то магистр.
   Высший маг не может определить его реальный уровень силы - первое, что понял Риакард. Если бы он видел его силу, то никогда не назвал его магистром. Но почему именно магистр. Значит он знает его. Но второе умозаключение мало помогло Риакарду. За то время, проведенное в Райнере, он познакомился со многими аристократическими семьями, в среде которых было много высший и старший магов.
   - Ошибка Судьбы не иначе.
   "Скорее уж работа богов" - мысленно не согласился Риакард.
   -Но мы Вас не убьем, - продолжил между тем разъяснять ситуацию напавший. - Конечно, если Вы проявите благоразумие.
   Этот человек, прятавшийся за спинами своих соратников, ничего не боялся, всем своим нутром чувствовал, что Риакард не рискнет жизнью женщины. У него была приманка на Повелителя.
   -Я буду благоразумным, - согласился Риакард.
   -Тогда на Совете, который соберется сегодня днем, Вы назначите меня своим первым советником.
   После этих слов Риакард понял, что ему не оставили выбора. Он будет представлен всем, как новым Правителем Райнеры.
  
  
   Глава 26.
  
   Завтракать Артеана зе Бристона пришлось одному. Гортон зей Ланар чувствовал себя не лучшим образом еще со вчерашнего дня, его жена находилась в лечебнице, и, как оказалось, его дочь и ее спаситель ушли куда-то еще затемно. Все было бы ничего, если бы не понимание того, что, если что-то случится с дочерью зей Ланар, Гортон лишит его своего покровительства. А Артеан, хоть и был известным артефактором, лишившись защиты терял половину своего статуса. Пока Анжена здесь, он отвечает за нее.
   Опросив еще раз всех слуг, и, уточнив, что никто не видел, куда молодая госпожа и ее отважный спаситель отправились, Артеан понял, что как-то надо узнать, куда они ушли.
   Был лишь один человек к которому Артеан зе Бристон мог обратится по деликатному вопросу. Этот человек когда-то являлся непосредственным начальником Гортона зей Ланара, потом вышел в отставку. В отставке он не участвовал в политической жизни, но был всегда в курсе всех событий и вхож в любые общества. Артеан не любил его по многим причинам, но в основном потому, что он никогда не тыкал носом в его происхождение и занятие, но никогда и не пользовался услугами его компаний. Тем не менее, никакая причина не являлась решающей, когда речь шла о благополучии, и артефактор отправился домой к магу.
   -С добрым утром! - поприветствовал Артеан своего знакомого.
   -И Вас, и Вас... Но учтите, стар я уже, чтобы заклинания с дома снимать и наново ставить. Стар.
   -Благодарю! Но речь идет не о заклинаниях... Что же мы в дверях стоим, может пропустите внутрь.
   -Проходите, присаживайтесь, - гостеприимно предложил хозяин.
   Хотя уже с первых слов Артеан понял, что ему не рады, но от своего плана отступать не собирался.
   После того, как они расселись в кресла, старый слуга принес им чаю, гость и хозяин еще раз обменялись несколькими незначительными фразами. Лишь тогда Артеан счел, что можно поговорить о деле.
   -Гортон зей Ланар попросил меня позаботиться о своей дочери, чудом пережившей последнюю неделю...
   -Да уж, события последних дней можно назвать только чудом, - высказался знакомый Артеана.
   Зе Бристон задумался, что даже не обратил внимание на то, что его перебили. Слишком многозначительно было сказано, но у Артеана не получалось уловить подтекст. Впрочем:
   -Да, действительно, чудо, особенно, если вспомнить, что есть некоторая вина и Анжены в том, что произошло.
   Артеан замолчал, ожидая, что собеседник как-то подскажет, что правильно понял намек, но нет, его знакомый никак не отреагировал. Развивать эту тему было опасно, зей Гортоны все еще были его сюзеренами, так что Артеан поспешил загладить свою фразу.
   - Но конечно, так может показаться некоторым личностям, - интонацией показывая, что слова этих загадочных "личностей" никто не примет всерьез. - И сейчас Анжена пропала.
   -Что совсем пропала?
   -Я не специализируюсь на заклинаниях поиска, но мои чары не смогли ее найти.
   -Пропала одна?
   -Ее спасителя тоже нет, но ушли они вместе или по отдельности, я не знаю.
   -Значит Анжена зей Ланар пропала вместе со своим спасителем, вот уж правда - чудо, так чудо.
   -Какое чудо?
   -Никакое. Я думаю, Вы зря беспокоитесь. Но, - повысил голос знакомый Артеана, видя, что тот собирается его перебить, - раз Вы пришли этим утром ко мне, я, конечно, Вам помогу. Вы же понимаете, поиски дело не быстрое, мне понадобится время. А сейчас я вынужден попросить Вас уйти, чтобы я мог вплотную заняться Вашей просьбой.
   Когда так выставляют из дома, ничего невозможно сделать, кроме как покориться. Ощущение, что его не хотят посвящать в тайны, только усилилось, но в некоторые секреты лучше не лезть.
   Выпроводив утрешнего гостя, пожилой человек вдохнул: он знал, что Артеан зе Бристон обладает, что называется, предпринимательской жилкой, но магическая интуиция определённо не соответствовала его богатству. Надо быть очень наивным, чтобы верить, что приезжий темный маг использует заклинания, которые он мог узнать только чудом, а стражи страны чудом пропустили угрозу столице темной Райнеры, чудом у источника оказывается названный маг, и чудом спасает дочь зей Ланаров, а потом чудом исчезает с ней же. В этой стране чудо имело вполне конкретное божественное имя - Тьма.
   Мишен зей Орит не торопясь оделся на выход и пошел во дворец.
  
   Милону увели. Вот просто окружили и увели от него. Это было больно. Сколько они провели вместе, день-два, как не считай выходило, что совсем мало. Почти год и три тысячи лет ради того, чтобы влезть в очередную авантюру и начинать все заново. Им нужно быть вместе, здесь, сейчас, всегда. Но ее увели. Рик поймал себя, что мысли ходят по кругу. И все, о чем он начинает думать возвращается к одному.
   Риакард решил собраться, сосредоточиться на настоящем. Его не оставили одного. Должно быть трупы у дверей здания произвели должное впечатление. Не одного магистра, только старшие маги. Все равно такая охрана была лишь символичной, они не представляли для него реальную опасность. Но, если он решит напасть, окружающие маги смогли бы его задержать некоторое время. А то, что главный был беспечен, и не поставил в охрану Милоны высшего мага, было невероятно. Конечно, с приказом убить, если Риакард поведет себя не обдуманно.
   Риакард горько усмехнулся. Он понимал насколько повезло человеку, захватившему Милону, ведь до этого он был один из многих претендентов, теперь он уже Советник Правителя. Все остальные претенденты - враги, но вот найдутся ли среди врагов Советника соратники нового Правителя, найдутся ли там его, Риакарда, люди.
   Но все оказалось просто. Совет прошел очень легко. Он поздоровался, показал камень, представился, представил своего главного Советника, Нерела зей Дорита, и на этом все закончилось. Дальше осталось только скучать, потом его попросили удалиться. Риакард не стал спорить. Хотя на первом месте все еще было спасение любимой, он осознавал, что уже отвечает за эту страну, и все происходящее сейчас и далее до тех пор, пока он не избавится он статуса Правителя будет так или иначе связано с его именем.
   -Скучаете?
   Рик резко обернулся на голос, совсем не ожидая, что кто-то так легко пройдет сквозь его охрану и решится с ним заговорить. На него смотрел с хитринкой в глазах седой, маленького роста человек, высший маг.
   -Может немного.
   Риакард сразу понял, что ошибся: окружающие его маги заметно насторожились. Его фраза хотя и была совершено- нейтральна, предполагала продолжения разговора.
   - Чтобы развеять скуку, предлагаю немного прогуляться. Сегодня чудесная погода.
   Рика беспокоила его зависимость от окружающих людей. Любое неверное слово или действие могло сказаться на Милоне. Его совсем не интересовало, что творилось за окном.
   - Отвратительная... погода. Я останусь здесь, извини.
   Рик демонстративно отвернулся. Подобное поведение должно успокоить его соглядатаев, вот только оно вряд ли поможет найти союзников.
   - О молодость, молодость... Мишен зей Орит, - неожиданно представился его собеседник.
   Лихорадочно закрутились мысли в голове: зачем надо было представляться. Ищет покровительства нового Правителя, но это невозможно. Пока двери комнаты закрыты о том, что у Райнеры появился свой глава, знают лишь маги Совета. Они встречались на балу у зей Ланаров. Нет, это мало вероятно, так как бал в честь дня рождения молодой девушки неподходящее место для старого человека, да и не помнил Рик его среди гостей. Значит, знакомый Регана зей Ронтана. Связаться с магов было бы не плохо.
   -Риакард дель Тиар, - в свою очередь представился Рик, выделив голосом дель, указывающие на его происхождение из светлой страны.
   -Видите юноша, вежливость всегда предпочтительней всяких выступлений, - теперь его собеседник выделил голосом слово "выступление".
   Рик на минуту задумался, когда он выступал, разве что на экзамене, тогда на него смотрело много зрителей. Он был одним из них. Что же в таком случаи, Рик вряд ли сможет его узнать, так как все, что помнил о событиях того дня, - это портрет Королевы. Но судя по настойчивости нового знакомого им стоило поговорить, нет, не открыто и честно, а свободно без соглядатаев, улавливающих каждое слово.
   Но сегодня не получится. Если Мишен зей Орит знает, а узнать ему еще неоткуда, о новом статусе Риакарда, то он должен понимать, что нового главу государства вряд ли оставят без внимания. Дель Тиару еще предстоит тайное или явное знакомство со всеми, кто остался, с теми, кто поспешит к дворцу, только заслышав новость. Его покровитель захочет познакомить его со своими сторонниками, его представят тем, кому должно представить правителя, пусть и марионеточного. День будет насыщенный. Они освободятся к вечеру. А вечером его покровитель захочет отпраздновать свою победу. Да, его Советник - высший маг, но он всего лишь человек. Сколько их таких людей плетет интриги, чтобы оказаться на его месте, а Нерелу зей Дориту повезло. Он просто обязан отметить свою победу.
   - Вы правы, -согласился Риакард, между тем осознавая, что ему не просто сделали навек, а посоветовали, как себя вести. Лучше правда обойтись без эксцессов, быть кукольно-вежливым, как и полагается марионетке. - Сегодня ясно. Надеюсь такая погода продержится и ночью. А сейчас вынужден просить прощения, мне надо обговорить кое-что с тем человеком, - Риакард кивнул на ближайшего в сопровождении. - Приятно было с Вами познакомиться.
   -Тоже был рад знакомству.
   Мишен зей Орит медленно удалился.
   Риакард дель Тиар подошел к тому из охранников, на которого указал в разговоре, бросил "все в порядке" и вернулся к окну. Его новый знакомый не обернулся ни разу, и Риакард не знал понял ли зей Орит его намек. И даже если понял, как их встречу можно реализовать. Но не только эту встречу, Рик вынужден был повесить на него больше, спасение Милоны.
   Нерел зей Дорит без сомнения умел рисковать и использовать малейший шанс двигаясь к цели, он своими поступками просто не оставил Риакарду выбора - обратиться к первому, кто предложит помощь. Рик не доверял Мишену зей Ориту, предполагал, что просьба о помощи, которую он озвучит, приведет к тому, что сменится покровитель, и на следующем собрании ему придется представлять нового Советника. Но у него все равно появлялся выбор, возможность что-то выгадать для себя. И в конечном счете, спасти Милону. А ждать он умел.
  
   Когда Мишен зей Орит навестил Артеана зе Бристона был уже полдень. Новость о том, что появился правитель, облетела город, успев обрасти просто невероятными подробностями. И вместе с вестью стали возвращаться в большом количестве люди из ближайших городов. Не зная деталей, они добавляли свою ложь, и правда все больше искажалась. Когда и как потерялась суть вести, никто не понял, но когда старый маг пришел в дом зе Бристона, тот еще не знал, что произошло. Зей Орит рассказал, кем оказались потеряшки, и, увидев удивленное лицо артефактора, расхохотался. Пока Мишен придавался веселью, Артеан старался прийти в себя, и хоть как-то смириться с тем, кого он укрывал у себя дома.
   -Но ладно. - Мишен зей Орит был настроен перейти сразу к делу. - Новость, конечно, восхитительная. Единственное что омрачает, так это наличие Советника у молодого Правителя.
   -Советника? - несмотря на свою растерянность зе Бристон сразу уловил главное.
   - Да. Великая Райнера получила не только молодого Правителя, но и его Первого Советника. И с таким Советником вызывает опасение будущее величие Райнеры.
   -Кто он?
   -Некто Нерел зей Дорит. Вам это имя ничего не говорит? Вот и мне тоже. Развелось этих высших магистров за годы мира столько, что и по именам уже друг друга не знаем. В моей молодости войны прекрасно справлялись с излишком магистров, старших магистров и высших магов. А теперь...
   Зе Бристон в пол уха слушал решившего побрюзжать старика, пытаясь припомнить, знает ли он Советника Правителя. Нерел зей Дорит. Кого-то из рода зей Доритов он без сомнения знал. Но зей Доритов не было в Совете Райнеры. Не было, но Советник определенно хотел бы там быть. Скорее всего он из тех, кто крутился у трона, пытаясь выгадать себе местечко получше.
   -А Вы меня не слушаете...
   -Но что Вы, уважаемый зей Орит. Я полностью с Вами согласен. Развелось слишком много магов вокруг. Но избавиться от излишка пока не получится.
   -Но надеюсь только пока, - как бы между прочим бросил зей Орит.
   Артеан пожал плечами. Попадать в такие ловушки он давно отучился: обещать что-то, не имея к тому никаких оснований, было не в его правилах, тем более, когда его руками предлагали убрать совершенно постороннего человека.
   -Риакард предложил встретиться ночью и все обговорить.
   -Это будет сложно устроить.
   -Сложно, но возможно.
   -Да, - без сомнений ответил артефактор.
   Артеан, будучи высшим черным магом, не любил, когда ему указывали на невозможность. Он любил обладать всем, что хочет. Зей Орит же находился в том возрасте, когда не заморачиваются с правилами. Вместе им ничего не могло помешать встретиться с Риакардом дель Тиаром.
   Но детали они обговаривали долго. Мишен зей Орит просто желал и делал все для того, чтобы свалить подготовку встречи на артефактора. В свою очередь оказаться единственным замешенным в борьбе против, согласно новым политическим реалиям, всесильного Советника ему тоже не хотелось. И лишь, когда старый маг распрощался и ушел, зе Бристон понял, что все-таки большая часть вопросов оказалась взвалена на его плече, и, что обиднее всего, решается за его счет. Но он быстро смирился с таким положением дел, все-таки он был лично заинтересован встретить с Риакардом.
   Артеан зе Бристон всегда был трезвомыслящим человеком. Многие считали, что его способности помогли ему взлететь так высоко для выходца из немагического рода, только сам он знал сколько приложено сил. Променять свое положение на эфемерную возможность стоять около трона он не намеревался. Анжена зей Ланар интересовала его намного больше, будучи дочерью его сюзеренов, только она являлась основой стабильности его статуса. А они пропали вместе, Риакард и Анжена. Куда исчез дель Тиар теперь была известно. Но где девушка? Так что высший магистр не против потратить, что встретить с Риакардом и поговорить. Ведь его личная заинтересованность - Анжена зей Ланар.
  
  
   Глава 27.
  
   День выдался утомительным. Изображать марионетку оказалось намного тяжелее, чем Риакарду мнилось. С одними было интересно пообщаться дольше, с другими даже здороваться не хотелось. А приходилось улыбаться и улыбаться. Он думал, что весь сегодняшний день будет лишь спектаклем, но нет. На его Советника смотрели по-разному, и говорили тоже разное. Часть лебезила, желая подняться выше, с другой частью договаривался уже сам зей Дорит. Вот только в роли куклы он определенно устраивал всех.
   Риакард отвлекся от своих мыслей и осмотрелся. Спальня, на третьем этаже дворца в его жилой части, была обставлена помпезно в красно-черных тонах. В центре комнаты стояла огромная кровать с балдахином. Окна выходили во внутренний двор. Внизу никто не ходил, но около дверей стояли двое, охраняли. От слуг он отказался сам.
   Потом решил, что стоит осмотреть комнату в магическом зрении. И потрясено замер. За время, как артефакт попал ему в руки, он не раз не переходил на этот взгляд. Теперь жалел. Он видел не просто нити силы, перед Риакардом предстала вся их структура в объемном изображении: было понятно, где линия тоньше, где чары пересекались, а где просто накладывались. Такое видение давало огромные возможности, ведь все составные части любого заклинания представали перед его глазами. Мгновенно найти слабое место брошенных чар, или составить совершенно новое заклинание. Но и это не все. Он видел силу живого. Не только дерева, что росло во дворе. Больше. Сквозь стены линию сил своей охраны, дальше людей, что находились в ближайших комнатах. В соседней комнате их четверо, в комнате дальше - трое, и люди в других помещениях. Если бы он видел их в новом магическом зрении раньше, мог бы и узнать. Ведь каналы силы обычно у каждого человека свои. Единственное, что можно было сказать точно, что вокруг все темные маги. Но это он знал и так.
   Кстати, в соседнюю комнату вел тайный ход. Но там могла его ожидать как ловушка, так и встреча с новым знакомым. Зей Орит должен догадаться послать ему знак. Словно в ответ на его мысли он заметил, как по коридору в его сторону движется человек. Вот этот человек замер у его охраны. В следующее мгновение дверь открылась, и вошла молоденькая служанка с подносом. Рик предпочел перейти на обычное зрение.
   - Доброй ночи, господин, - девушка поклонилась. - Я принесла воду и умывальные принадлежности.
   -Благодарю, - ответил Риакард, внимательно наблюдая за служанкой.
   А та была только рада. Словно невзначай она провела рукой по столу, и тут же проявились буквы. "Вас ждут в двенадцать часов ночи в соседней комнате, тайный ход ведет через шкаф у правой стены" - гласила надпись. Еще один небрежный жест, и буквы исчезли. Служанка раскланялась и покинула комнату.
   Риакард перешел на магическое зрение. Слова все еще были на столике. "Как небрежно" - подумалось ему. Нити силы, и уже никто никогда заново не прочтет надпись.
   Теперь он внимательно следил, что происходит в соседней комнате. Ближе к двенадцати двое вышли. Оставшиеся двое видимо и ждали его. Больше немедля не минутки, он распахнул шкаф, нашел дверцу и прошел. В комнате находились те, кого он и так знал: Артеан зе Бристон и Мишен зей Орит. В его глазах такой союз выглядел неожиданным. Все-таки, зей Орит, как представитель старой аристократии, не похож не того, кто свяжется с выскочкой, поднявшимся за счет денег. "Мишен зей Орит - опасен, более опасен, чем кажется", - сделал вывод Риакард, и улыбнулся:
   -Рад приветствовать Вас, господа.
   -Вы так неожиданно пропали, - не стал разводить церемонии Артеан. Он был очень недоволен тем, что его гости одним утром просто испарились, вынудив их разыскивать. Если бы не сама ситуация, простой колкой фразой никто не отделался. Но читать полноценные нотации своему правителю не стал. -А потом также неожиданно нашли. Я рад приветствовать нашего нового повелителя. И также буду рад поприветствовать его спутницу. Надеюсь, с ней все хорошо.
   -Я тоже на это надеюсь. - Риакард понимал, что грубит, но сейчас он не мог говорить по-другому. День измотал. Казалось он стал Правителем целую вечность назад, а не сегодня. А она некуда не уходила из его мыслей. Он тоже надеялся, верил, мечтал, чтобы с ней все было хорошо. Иначе не имеет смысла. - И мы ее спасем. - Без обиняков и недоговорок, они нужны ему для этого - спасти.
   -Конечно, - согласился Артеан зе Бристон.
   - Мой Советник, Нерел зей Дорит, держит ее у себя. - Для того, чтобы так утверждать Риакарду не надо было знать точно, это просто здравый смысл. - Но он не ожидал, что к нему попадем такая ценная заложница. Он был не готов, значит, должен был использовать готовый вариант: свой дом, дачу. Что угодно, куда можно поселить человека. У него есть дом в городе?
   -Что-то должно быть, - согласился Артеан. - понадобится время, чтобы узнать наверняка.
   -Узнайте сейчас.
   -Кажется, я еще не согласился помочь.
   -Вы же не откажете своему новому Правителю, - Риакард достал капельку, и покатал свой амулет по цепочке.
   Артеан зе Бристон замер, глядя на артефакт. Он, единственный в комнате, мог примерно оценить всю силу амулета, спавшего так долго. Риакард еще не начал использовать амулет на полную. Но когда это время придет, он будет сильнейшим магом Райнеры. Но и сейчас не имело никого смысла отказывать. Тем более, он уже ввязался в борьбу. Он достал амулет, который использовал для переговоров с помощниками и раздал задания.
   -Мои люди все разузнают.
   - Хорошо.
   Настала тишина. Артеан зе Бристон подумал, что его очередной раз используют. Конечно, помочь Правителю всегда радость для верного подданного, только в комнате сидел еще один человек, который мог также разыскать информацию, но делал вид, что он не причем.
   Риакард ждал. Где-то в городе была она. В том самом городе, где тоже был он. Это было близко, невыносимо близко, обжигающее. По сравнению с уже прожитыми полгода - один шаг. Если с ней что-нибудь случится, если Советник ранил ее, то засевший в середине столице Лич, мечтающей о бессмертии, покажется всем детской игрушкой, город столкнется с живым сумасшедшим Правителем. Риакард ждал, но его терпение утекало, сила звала действовать. В тишине все планы утра выглядели нелепо. Почему он тогда промедлил, разве сила не текла по его телу, он должен был привыкнуть, почему же он позволил себе тогда так вымотаться.
   В это время сработал артефакт.
   -Да. В Казенном переулке у Нерел зей Дорита есть дом. Около него видели группу людей. Никаких сомнений. В город только стали возвращаться люди, и любая большая группа легко заметна.
   -Он не спрятался - удивился Мишен. - Эх, молодежь.
   -Мы идет туда, -распорядился Риакард.
   -Подождите, Вы не можете выйти из комнаты, об этом станет сразу известно. Мы не знаем какие приказы получила стража, - воскликнул Артеан, видя с какой поспешностью вскакивает со своего места Риакард.
   Артеан правильно предупреждал, к его словам стоило прислушаться. Но не значит, что они не могли ничего сделать - просто действовать надо так, чтобы никто не узнал раньше времени. Он мог бы сейчас сотворить портал, силы хватит. Но... А что, если он промахнется. Убить всех? Охрану у дверей легко, раз уж он видит их токи силы. Но зей Дорита окружен щитам, а значит все бессмысленно. Должен быть другой вариант.
   -Это хорошо, что Вы не кровожадный. Хотя может причина в Вашем происхождении. - сказал Мишен. - И не надо прожигать меня взглядом. Зей Дорит Вам еще понадобиться. Знаете ли высшие маги на дороге не валяются. Особенно те, кто во всеуслышание признал себя Вашим сторонником.
   Риакард смотрел. Зей Орит поспешил, признав его не кровожадным, потому что Правитель был готов вцепиться в глотку и выбить уже предложение, а не слушать поучения старика. Но тут Мишен перешел все-таки к делу:
   - Мы можем просто использовать фантом. Но знаете такой, которым пользуются юные маги, когда им надо сбежать к возлюбленной, а строгие родители не позволяют. Небольшой фантом, и вы свободны всю ночь. Даже, если кто проверит - Вы в комнате есть. Также использовать иллюзию, чтобы выйти из комнаты. С иллюзией, конечно, сложнее. У охраны несомненно есть специальные артефакты, чтобы видеть сквозь наложенные чары. Но это лишь значит, что иллюзия должна быть мощнее, чем артефакты.
   -Фантом не проблема...
   Риакард подошел, толкнул тайную дверь, чтобы видеть соседнюю комнату. Потом взмахнул рукой: на кровати появился спящий человек, затем закрыл дверь.
   -... Но с иллюзией сложнее. Я все-таки некромант.
   - Как мне нравится Ваше отношение к магии. Будь здесь настоящий некромант, мы бы уже услышали причитания "не могу, не умею". Небольшое искажение черт лица никого не удивит. Это дворец - Вы же не думайте, что все здесь выглядят так, как мы видим их.
   -Я захватил подходящий артефакт. Он должен стабилизировать иллюзию, - вмешался зе Бристон, - но он Вам не нужен. "Сердце дворца" способно материализовать иллюзию, а не только сохранить неизменной определенное время.
   -Но уж нет. Мне нравится, как я выгляжу.
   Последнее замечание Риакард сделал, потому что, наконец, расслабился. Появился план. Насколько он реализуем, еще только предстояло узнать, но как действовать сейчас стало понятно.
   Сила, чтобы стать иллюзионистом, хватало, но вот воображение всегда подводило. Иллюзия же во многом строилась на представление мага. Немного подправить черты лица он сможет: уменьшить нос, нарастить щеки, раздвинуть брови. Получившее лицо напоминало благодушного толстячка. Потом закутаться в одежду, и образ готов.
   -Идемте, время не ждет.
   Они вышли втроем. Около соседней комнаты стояла охрана, которая не обратила на них никого внимания. Спуститься вниз к лошадям, проехать еще стражу, которую успели выставить, чтобы охранять ворота во дворец. И быстрее по улицам города, вместе с присоединившимся отрядом.
   Рик почувствовал еще тогда, когда только поворачивал в Казенный переулок: она там. Опять совсем рядом, в нескольких шагах, но опять есть между ними преграда.
  
   Милона проснулась резко. Шторы не закрыты, и в окно было видно темное, ночное небо. Дом того, кто ее пленил. Его спальня. И оттого не хотелось не до чего дотрагиваться, будь то расческа на столике или шторы на окне. Лечь и спать, чтобы не думать. Ее возвращение в этот мир превращалось в череду приключений. Это было бы занимательно, если не так опасно. Вторая молодость не отменяла старых обязанностей. Хотя сейчас надо быть с ним. Надо было быть несмотря не на что.
   И почему она дала так легко себя поймать? Это и крик души, и внутренний укор. Но ее любимый окутанной силой, силой, что изначально предназначена ему, был так красив. Она помнила, он открыл глаза и... они должны были тогда обняться. И позже жить долго и счастливо, правя вместе. Но трон как всегда притягателен, и для тех, кому суждено править, и для тех, кто лишь думает, что ему суждено. Если бы враг был более умен, он бы отослал ее дальше из города, а не отправил сразу же к себе домой, и забыл про нее. Хотя Рик еще молод, ему понадобятся сторонники, чтобы освободиться, а она все еще слишком мало знает об этом мире, чтобы понять, как ему помочь. Их врагу повезло, очень повезло.
   Но она проснулась не просто так. Легкое поисковое заклинание, словно дымка, прошло сквозь стены, и она поняла, Рик пришел за ней.
  
   Риакарду хотелось ворваться сразу, сметая все на своем пути, не останавливаясь, пока не увидит ее. Но он не стал. Слишком легко в пылу драки навредить его женщине.
   -Что будем делать? - спросил он, поворачиваясь к своим спутникам.
   То, что они справятся с магами - все понимали. Но устраивать здесь полноценный магический поединок тоже не к чему.
   Артеан зе Бристон пожал плечами. Так как здесь везде были его люди, выходило, что и командовать должен он. Но он всю жизнь занимался артефактами и их продажей, и даже не представлял, как можно захватить дом с заложницей.
   -Что? Никаких идей?
   Риакарда злила задержка, но теперь он был спокоен. Так думалось лучше. Он посмотрел на дом в магическом зрении. Он видел их жизненные токи, а значит мог посчитать. Но и сам не понял, почему взгляд задержался на втором этаже.
   -В доме восемь человек. Но где именно находится Анжена, я не могу сказать. План дома есть?
   -Откуда? - ответил зе Бристон.
   -Вы точно уверенны, что их восемь? - вмешался Мишен.
   -Да. Я вижу, - не стал скрывать свои способности дель Тиар.
   -Это плохо. Будь их два-три можно просто их обезвредить. А так не получить, а значит остается, - он обвел взглядом магов, - или послать туда человека, или их выманить оттуда.
   -И что Вы предлагаете? - спросил Риакард, понимая, что Мишен зей Орит просто так не стал бы начинать разговор.
   -Выманить, конечно.
   -Как?
   -Огнем.
   Риакард осмотрел соседние дома, охваченные причудливой вязью проявившейся магией, и спросил:
   -Вы думаете это горит?
   -Нет. Но мы же справимся с этой проблемой.
   План был прост, и тотчас же приведен в исполнение.
  
   -Горит.
   -Ааа.
   -Огонь.
   Перекрестный крик раздался со всем сторон, привлекая внимания. Тележка, груженная соломой, весело заполыхала. Один из сопровождавших Риакарда людей, уже стучал в дверь похитителей, и ему открыли. Открыли, потому что крики привлекли внимания, заставили опасаться за собственную жизнь.
   -Хозяин! Пусти за водой, слуге подсветить велел, и он возьми и опрокинь светильник, и прям на телегу. Все же загорится. Водой надо.
   Все это скороговорно объяснял страж, протискиваясь в дом. Открывший мало сопротивлялся. Он видел, что прямо напротив крыльца горит огонь, и может в любой момент перекинуться на дом. Он даже жалел, что добровольный спасатель тратит минуты, объясняя, что произошло.
   -Вода там, третья дверь, - одни из тех, кому велено было охранять и не пускать, сам провожает по дому.
   Вместе с первым в дом вбегают еще несколько людей. Начинается суматоха и толкотня. Люди с пустыми и полными ведрами спешат в разные стороны. Охрана дома тоже принимает в этом участие.
   Весь бардак только на руку Риакарду, никем не замеченный, под мощными щитами он легко проходит через толпу, поднимаясь на вверх. Один человек, так и не покинувший второй этаж, без сомнения, остался сторожить украденную женщину. Он успевает заметить Рика, но позвать на помощь уже нет. За дверью дель Тиара ждет Милона. Выбираются они из комнаты через окно, используя магию, чтобы остановить падение.
   Крики остаются далеко позади. Сейчас они только вдвоем. Это шанс для них, скрыться, спрятаться, и никто не узнает. Но:
   -Пойдём домой, - говорит Милона.
   Рик бросает взгляд на дворец, а потом целует свою женщину. Милона отвечает страстно. Желанный и желанная. Им понадобиться время, чтобы оторваться друг от друга. И все-таки вернуться во дворец.
  
  
   Глава 28
  
   Месяц спустя
  
   Город проснулся очень рано. Еще солнце не взошло из-за горизонта, а первые люди уже вышли к главной улице. Люди сплошным потоком шли сначала к главному храму, посвященному Тьме, ей приносили дары, как женщине заведующий материнством и детством. Ей же, как главной богине, молились о милости для семьи правителя и всей Райнеры. Потом шли в небольшой храм, посвящённый Свету, там тоже делалось подношение, но уже с пожеланиями благополучия в браке.
   На улицах города ходило необычно много стражи. Но это не вызывало раздражения, люди лишь улыбались своим охранникам. Повсюду царило радостное настроение.
   Молодой Правитель Райнеры Риакард берет в жены сильнейшую колдунью из рода зей Ларан. Основные торжества были намечены на вечернее время, сейчас же забросив все свои дела, люди стремились встретить и поздравить друг друга с обретением Повелительницы, и пожелать молодой чете долгого благополучного правления.
   Этот праздник вызывал особые чувства еще и потому, что восхождение на престол долгожданного Повелителя обошлось без торжеств. Просто на следующий день после прорыва источника у темной страны вдруг появился свой правитель. Люди шептались, что юноша обрел свои способности и встретил свою суженною именно в тот день. Очевидцы или те, кто именовал себя таковыми, рассказывали о его сражении с перерождённой саламандрой, добавляя все больше и больше страшных подробностей. Наслушавшись о героических свершениях своего Правителя, уже мало кто интересовался самим источником магии, где он находился и как его удалось закрыть.
  
   Риакард взглянул на себя в зеркало: свободного кроя штаны, черная рубашка, расшитая золотыми и алыми нитками по краю, и черного же цвета плащ, украшенный еще и драгоценными камнями. Одежда выглядела простовато для торжества, но была удобна для того, чтобы выстоять весь день. Единственное смущало, что в его родных традициях одежда для свадебных торжеств выбиралась светлая. Впрочем, он выкинул эту мысль из головы, как только отвернулся от зеркала, готовый выглядеть торжественной, как подобает Правителю, в любых цветах и обстоятельствах.
   -Господин, - молодая служанка присела в реверансе, - высший магистр Реган зей Ронтан ожидает Вас.
   Ее голос звучал звонко и надломлено. Свою работу она получила совсем недавно, и очень желала задержаться на новом рабочем месте как можно дольше. Даже произнеся такую простую фразу она старательно выговаривала каждое слово, отчего речь и звучала странно.
   -Благодарю, я сейчас подойду.
   Служанка сделала еще одно приседание и поспешила из комнаты, чтобы объявить решение господина его гостю.
   Регана зей Ронтана он пригласил сам. И сам выбрал время до торжеств, потому что именно сейчас они смогут спокойно поговорить.
   Высший магистр ждал. Расслабленный и спокойный, он прекрасно понимал, что у нового Правителя может возникнуть куча непредвиденных дел, которые задержат на неопределенное время. Чего он не ожидал, что Риакард появится в комнате почти сразу же за служанкой.
   -Приветствуя Повелителя в столько радостный день. Желаю Вам и Вашей семье всех благ, и стране Вашей мира, - Реган успел начать говорить до того, как Рик открыл рот, тем самым подчеркивая, что признает старшинство Риакарда.
   -Здравствуйте, тисей.
   Как и раньше обращение слетело легко, но теперь Рик говорил так, не преследую никак целей. В круговерти новых лиц и имен он просто был счастлив видеть знакомого мага.
   -Я рад, что Вы смогли откликнуться на мою просьбу и появиться во дворце.
   Зей Ронтан лишь улыбнулся.
   -Наверно, я должен признаться, что отправился с Вами в Райнеру преследуя свои цели. Хотя, конечно, не думал, что все зайдет так далеко, -признался Рик.
   -Я всегда знал, что Вы стремитесь сюда не просто так. Титул Вам не интересовал, Вы только что сами это признали. Что же влекло Вас в Райнеру?
   -Анжена, - Риакард уже привык называть свою возлюбленную новым именем.
   -Что может быть банальней женщины. Но разве Вы раньше встречались?
   Теперь настало время улыбаться Рика.
   - Что ж, - не стал выяснять подробности Реган зей Ронтан, - сейчас вы вместе.
   -Да! - Риакард мог подтвердить эту фразу тысячу раз, любому.
   -Вы должны понимать..., - зей Ронтан замолчал.
   -Продолжай, - распорядился Риакард, уже зная, что услышит.
   -...Что в светлый род не может входить Темный Повелитель. Вы отлучены от рода дель Тиар.
   Рик кивнул.
   -Я возьму фамилию жены. Ее род станет правящем.
   -Но ваши родители передали, что рады, что Вы нашли свое счастье.
   Оба помолчали. Именно из -за этого, желая получить весть из дома, он пригласил высшего магистра. Никто другой здесь не был так близок к его семье. Конечно, не намеком, не полунамека на свою истинную цель он себе не позволил. Оттого и весть из дома была вдвое радостней.
   -Благодарю Вас. Празднуйте. Сегодня счастливый день.
   Риакард больше не стал задерживаться. В этот день у него было много дел.
   Реган зей Ронтан тоже поспешил присоединиться к другим гостям. Он испытывал смешанные чувства. С одной стороны, как человек, который большую часть времени проводил за пределами Райнеры, ему лучше было видно упадок, который становился больше год от года. И новый Правитель на троне нес с собой новые надежды. С другой, он был недоволен тем, что лишился способного приемника. Как никак Рика он прочил на свое место. И теперь придется искать кого-то еще, и не обязательно маг окажется также хорош.
   Впрочем, позже решил Реган зей Ронтан, когда бокал вина оказался в его руке, среди бывших учеников Риакарда была двое занимательных ребят: беленький и черненький. Стоит присмотреться к ним внимательней.
  
   В той половине дворца, где жила Милона, сегодня было очень оживленно. Фрейлины и служанки, портные и парикмахеры - все куда-то носились и спешили. В этом царстве хаоса лишь сама Милона, как будто она - "глаз" водоворота, оставалась спокойна. Она встала рано, съела легкий завтрак в окружении двух фрейлин. Потом позволила служанкам привести свое тело в порядок. Затем настал черед одежде. Алое, согласно традиции, платье без рукавов с пышной воздушной юбкой, открытый вырез, широкий воротник, все расшитое золотом. К платью прилагалось болеро, если на улице станет холодно. Но погода стояла теплая, и Милона, чуть посомневавшись, отказалась от него.
   -Вы такая худая, такая худая, - причитал главный портной, постоянно поправляя то юбку, то ворот, - совсем не нужен корсет.
   В последнем предложение чувствовалось сожаление. Милону это смешило, словно портной хотел обязательно заковать ее еще и в корсет. Хотя корсет был бы лишним. Платье выглядела богато, но не за счет фасона или алого цвета с золотой вышивкой, а из-за тканей. Ткань, вытканная лучшими мастерами -магами, когда в каждую нить вплеталась капелька силы. Сила так и струилась вокруг, ощущаемая даже теми, кто не мог видеть её.
   Но для Милоны вся эта суета не имела значение, платье было лишь атрибутом - главное сам союз. Именно он должен был связать их на долгие годы, как перед лицом подданных, так и перед лицом богов. Долгожданный, запоздавший, но случившийся союз.
   На свою свадьбу она ехала, как будто бежала из столицы: запасной выход, закрытая карета, стража-только проверенные люди. Риакард должен был ждать ее в храме, ей же предстояло появиться там позже. Но беспрецедентные меры по охране дворца не позволяли воспользоваться телепортом. Риакарду в этом плане было легче, благодаря артефакту все защитные чары воспринимались им как обычная мишура, мешает, но можно отодвинуть и пройти.
   Слуга подал руку, но она выбралась сама. Небольшая иллюминация, чтобы привлечь внимание, и вот она стоит на последней ступени древнего храма Тьмы.
   Милона знала точно, храм заложили в тот же день, что и дворец. И с тех пор он только разросся. Черное, монументальное строение. Сейчас она стоит на постаменте - фундаменте храма. Чтобы подняться сюда, надо пройтись по лестнице. Дальше три длинных, но не высоких ступени. Их предназначение, еще раз подумать, а надо ли тебе сюда. Женщине надо. И она медленно, не спеша проходит по ним. Сразу же оказывается перед огромным входом, два роста длинной, и еще больше шириной. По углам стоят колонны, поддерживающие небольшой козырек крыши. Огромный вход не имеет ворот, но зайти в них все равно не может каждый. Ворота пускают, или не пускают - и никто не знает, в чем причина такой разборчивости. Милона лишь на миг замирает перед дверью. Сзади раздается облегченный вздох, и радостные крики. Глупое суеверие, что в дверь не могут пройти те, кого не хочет видеть сама богиня, ничем не подтверждены. Но люди верят, и сейчас ликуют так, будто сама богиня пустила ее в своей дом.
   Глаза Милоны видят его. Так в конце огромного зала стоит он. И ждет. Здесь, рядом с входом еще стоят люди, наиболее доверенные, приближенные. Но около алтаря, и в пяти метрах вокруг он, один. Женщина не спешит, шаг становится еще более медленным, размеренным. Каждый удар каблучка по плитам храма разносится громким эхом. Слишком громким, чтобы быть вызванным естественными причинами, эхо - порождение магии.
  
   И вот остались последние пять метров. Риакард разворачивается, и начинает идти ей навстречу. Милона также шагает к нему. Они встречаются ровно на середине пустого пространства. Он берет ее под руку, улыбается, светло и радостно. Несколько шагов. Риакард вместе с Милоной возвращаются к алтарю.
   На плите лежали два кинжала, перехлестом друг на друге. Риакард взял верхний, Милона следующий. На несколько секунд оба кинжала вспыхнули красном. Это не было данью традиций, но Рик с Милоной не сговорившись решили перестраховаться. Магический огонь прекрасно убирал яд, если бы он оказался на оружие. Все-таки все предметы для ритуала готовили люди, а прошло еще совсем немного времени, как Риакард стал править, и не все еще смирились с тем, что Правитель предпочитает вести независимую политику, а не выступать гласом высшей аристократии.
   Они синхронно вскинули кинжалы гардами в сторону идола богини, в традиционном жесте предлагая вести их руку, потом сделали надрез на запястье. Кинжалы положили опять на алтарь, они тотчас исчезли, всосавшись в камень. Посчитав это сигналом, женщина и мужчина поднесли руки к пьедесталу, и две капли крови упали на алтарный камень. В тоже мгновение красные узоры возникли на алтаре, потом - по всей алтарной комнате. На улице черный орнамент оплел храм. Вдруг в середине дня стало темно, но узоры на храме вспыхнули светом, и день вернулся. Люди закричали, приветствуя свершившееся бракосочетание.
   Риакард наклонился, целуя Милону. Потом углубил поцелуй. Женщина легонька стукнула его кулачком, привлекая внимание. Риакард улыбнулся. Милона и Рик синхронно посмотрели на свои руки, на месте пореза возникла брачная татуировка. Они развернулись к своим ближайшим сторонникам, помахали сначала им, потом Риакард взял за руку Милоны и сделал шаг. Они оказались у входа в храм, еще шаг, и -уже на ступени перед народом. Люди ликовали. Риакард и Милона стояли, взявшись за руки, улыбались и махали.
  
   -Я думал, мне уже не дадут свою речь произнести. Люди кричали так, что никакая магия не помогала, - пожаловался Риакард, одним движением руки сбрасывая плащ прямо на пол.
   -Просто народ радовался за нас, - Милона скинула туфли, садясь на кровать. - Зато позже во дворце тебя слушали в полной тишине.
   -Пауки в банке, - пренебрежительно отозвался Рик.
   Он не боялся говорить в открытую, потому что они уже не находились в замке. Эту пещеру он нашел сам, когда понял, что ему нужно убежище вдалеке от дворца. Расширил, перенес сюда кровать, диван, стулья. Столик с яствами захватил только что, когда телепортировался вместе с Милоной, из своей спальни.
   Неободрительно посмотрел на шрам и татуировку:
   -Настоящее варварство: резать руку, потом набивать на ней рисунок, чтобы жениться.
   -Это освященная веками традиция, - улыбнулась Милона.
   -Варварство. Про освященные веками традиции мне все уже рассказали по несколько раз с того самого дня, как я объявил, что женюсь. Заметь, они до сих пор не знают, что я думаю обо всех этих ритуалах.
   Милона рассмеялась легко и свободно. Пещеру осветили лучи заходящего солнце, окрасив в красный цвет. Рик щелкнул пальцами и по углам зажглись кристаллы тусклого света. Он достал кольцо.
   -Вчера я нашел его в комнате Анжены...
   Приметное кольцо, Милона сразу узнала его.
   -Тогда я нашла его в твоей комнате после того, как ты ушел. И подарила своей младшей внучке. Она отдала его своей первой любви. А тот своей жене. Ты думаешь, оно путешествовало дорогами любви?
   -Да! - Риакард сделал шаг вперед, а потом встал на колене, - И я люблю тебя. Ты станешь моей женой?
   -Да! Да! Да! Я люблю тебя.
   Больше он не ждал, глубоким, чувственным поцелуем захватил ее губы. В этом поцелую было все, и годы, прошедшие в ожидании, и обещание вечности вместе, преграды, которые преодолеют, дороги, которыми пройдут. Только вместе, только вдвоем с этого дня, и до конца. Только любовь.
   Ночь вступала в свои права. Первая ночь новой эпохи.

***

  
   Все было так, и на то моя порука и порука тех, кто жил и видел их тогда.
   Дилайла зей Ланар, Повелительница Райнеры, дочь Повелителя Риакарда зей Ланар, рожденного дель Тиар, и Анжены - Милоны зей Ланар.

Конец.

  
  
      -- Кара - с башкирского языка "черный".
      -- "Зимняя ночь". Б. Пастернак
      -- "В параллельных мирах" Стоп Кадр.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"