Квецень Екатерина: другие произведения.

И наступает Тишина. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:


   Им казалось, что идея была неудачной с самого начала. Это было некое прозрение, предупреждение, но любой человек, привыкший при встрече с госпожой Удачей на людных улицах кивать той, как старой доброй знакомой, проигнорировал бы - без тени сомнения - дурное предчувствие, войдя в столь опасный порою раж.
   Тяжёлая металлическая панель с острыми зубьями по нижнему краю опустилась. Зубья эти вошли в тело, пригвоздив его к полу, вгрызлись в мясо и покорёжили все железные схемы. Человек закричал, протягивая искусственную руку в сторону убегающих силуэтов. Он понимал, что никто не вернётся за ним - риск слишком велик, но не сумел перебороть отчаянье, волной поднявшееся в его груди и вышедшее наружу протяжным воем раненного зверя. Второй крик он проглотил, едва не подавившись им, как коварной костью, и расслабился. Тёмная пелена уже целовала глаза сквозь натянутое стеклом третье веко. Пол морозил щёки. Было чертовски холодно.
   Панель коротко, тихо пиликнула и поползла вверх. В успевшем затихнуть коридоре звук выходящих из тела зубьев омерзительно прокатился по ногам. Два человека в военной форме обошли труп - один из них презрительно пнул его ногой в бок и вдруг заинтересовано наклонился, присматриваясь к чему-то.
   - Смотри-ка.
   Второй неспешно повернулся, покосившись на коридор, куда убежали ещё двое.
   - Нашёл время, - проворчал он, но всё же подошёл ближе и присел на корточки рядом.
   - Всё равно не убегут. Система безопасности перекрыла все пути, - пожал плечами первый и перевернул почти разрубленное напополам тело. - Смотри. Аугментации третьего класса. Военные. "Гипер-зрачок", руки. Не самые простые воры к нам заглянули, смекаешь?
   - Придурок ты, - фыркнул второй, поднимаясь с корточек. - Какой простой воришка попытается ограбить эту хренову цитадель?
  
   1. Кровь
   Несмотря на то, что день только начался - буквально пару часов назад включили внешние солнца, - Джек уже успел ощутить, что именно этот день для него простым не будет. Но сделает его таковым не глупый и медленный новый помощник, путающий совершенно разные инструменты, а нечто другое. Пару минут назад Джек чуть не оттяпал клиенту пальцы подсунутым ему ключом. Мужчина лет сорока даже испугался слегка - металлическая рука машинально сложилась в кулак и покрошила шарик из ферса, материала, который должен был отображать линии тока энергии в механической ладони. Джек зашипел так, будто сломали не шар, а его собственные кости. Когда наладка протеза была закончена и клиент ушёл, оставив после себе довольно скудную горсть жетончиков, мужчина устало плюхнулся в качающееся от старости кресло и вытащил из нагрудного кармана сигарету. Щёлкнув зажигалкой у рта, он затянулся и только потом злобно глянул на вжавшегося в угол паренька.
   - Вали отсюда, приятель, - проворчал он, отводя глаза. - Если ты настолько туп, что за две недели не научился различать четыре формы ключей, то мы не сработаемся.
   Парень опустил голову, принявшись изучать грязный пол под своими ногами - весь в песке, обрывках ткани и проводов, железной стружке и ферсовых осколках.
   - Я не смогу больше найти работу, - выдавил тот, пиная носком какую-то стекляшку. - Из-за долгов заберут сестру. Она будет гнить в стационаре до самой смерти.
   Джек откинул голову, втягивая всевозможные ругательства в лёгкие вместе с гадким сигаретным дымом, и промолчал. Он старался не думать, старался разлепить сухие губы и сказать: "Вали отсюда нахер, дружок", но не мог. Глаза закрывались, будто веки к земле тянула непреодолимая сила, и соображалось туго, темно.
   Помощник всё стоял у стены рядом с выходом и боялся пошевелиться. Рваные, выпачканные тысячью рук тряпки (Джек менял их часто, просто пациентов было чересчур много), покачивавшиеся вместо приличной двери, колыхнулись. Резко - даже сквозь убийственный аромат дешёвых сигарет - в нос ударил запах свежей крови. Металлический, как и всё вокруг, но в отличие от всего - самый живой. Тряпки колыхнулись, а в закуток Джека еле зашла девушка. Она придерживала свою правую руку, затянутую жгутом и накрепко замотанную. Опытным взглядом мужчина отметил, что его внезапная гостья была невероятно бледна и едва держалась на ногах, словно потеряла большое количество крови.
   Джек подскочил, выронив изо рта сигарету, и бросился вперёд, на ходу разворачивая операционное кресло - жуткий с виду агрегат с бесчисленным множеством неработающих кнопок. Парень, мявшийся у входа, подхватил раненную и осторожно усадил её на подготовленное место.
   - Джек, - выдохнула она, пытаясь сфокусироваться на лице мужчины. Белки её глаз были красными из-за лопнувших сосудов, тонкая струйка крови быстро стекала из носа по губе, подбородку и оставляла разводы на воротнике. Запёкшаяся корка схватила правый висок и запуталась в волосах, скрыв ухо.
   - Джек, - совсем тихо повторила девушка. - Рука. Ты был хирургом. Пришей.
   Она, почти до скрипа сжав зубы, положила руку на подлокотник кресла. Бинты, хорошие бинты, со сложным, очень умным названием, содержавшим приставки "нано" и "био", названием, которое Джек даже не пытался запомнить, пропитались кровью, как дешёвой краской.
   Мужчина захотел выматериться на всю оставшуюся жизнь, а потом накуриться до беспамятства. Он закусил губу и потом посмотрел на застывшего в ужасе помощника исподлобья.
   - Если она сдохнет, ты уволен. Мне нужно много намешанного с кариленом спирта и зелёная банка, - процедил мужчина, осторожно разгибая пальцы девушки, которыми она держала раненную руку. Та совсем слабо застонала, в горле её заклокотало - она явно хотела что-то сказать.
   - Молчи, - шикнул на неё Джек, закрепил левую руку ремнями к креслу и пригляделся к жгуту, перетягивающему правое плечо. Вернулся помощник с двумя банками.
   - Открывай зелёную, набирай пять кубиков и вводи ей.
   - Мистер Крейяр, - начал парень, послушно выполнив указания, и застыл около кресла со шприцом в руках, - это её не убьёт?
   - Коли, Пит. Если мы ничего не будем делать, она точно умрёт, - Джек пожал плечами и притянул ногой коробку с инструментами ближе к себе. Веки девушки задрожали, закрываясь, пальцы дрогнули. Хирург несильно хлопнул её по щеке, ещё раз.
   - Быстрее, олух, - прошипел он, сильнее встряхивая умирающую. Питер кивнул, нащупал хорошо заметную на бледной коже вену и вдавил зелёную жижу в тело. Девушка дёрнулась.
   - Прости, Вьес, но нам нужно будет держать тебя в сознании, - пояснил Джек, копаясь в инструментах. Она захрипела, чуть подаваясь вперёд, но туго затянутые поверх груди ремни не позволили ей шелохнуться, и она затихла, сквозь полуопущенные веки наблюдая за методично настраивающим приборы мужчиной.
   - Четыре скобы на семь сантиметров, Пит, - бросил в сторону Крейяр, осторожно разрезая затянутые бинты. Девушка зашипела и опять дёрнулась, намереваясь отодвинуться от хирурга подальше.
   - Терпи. Скоро подействует обезболивающее.
   Бинты отходили от тела скверно, с кусками кожи. Казалось, будто они уже успели стать частью руки, слились с плечом. Вьес заскулила от боли, зажмурилась, глаза её, и без того красные, слезились, кисти сложились в кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Показавшийся на мгновение у кресла Питер увидел месиво под снятыми бинтами и, резко побледнев, отвернулся, сжав скобы в руках.
   - Что ты делала с раной? - спросил мужчина, наклонившись над практически оторванной рукой. Выступающая из-под бледно-красной застывшей корки кровь слегка пенилась, а пена отсвечивала зелёным в ярких бликах белой диодной лампы. Джек удовлетворённо кивнул - состав вступил в реакцию - и ослабил жгут.
   - Успела раскусить синюю ампулу с полосками, - промычала Вьес, - не помню, как препарат в ней называется. И кровь остановить полиреуновой. И замотать это дерьмо бинтом. И жгут.
   - Вижу, - кивнул сам себе Крейяр, рассматривая бледную корку, ту самую застывшую полиреуновую пену, и усмехнулся. - Полезный набор ты с собой носишь. Без него ты б уже умерла от кровопотери. Или ещё раньше от болевого шока.
   - Не ключи же с собой таскать и провода, - девушка фыркнула и, не закончив, захрипела: Джек аккуратно срезал застывшую корку полиреуны.
   - Ты оказала себе хорошую первую помощь, - прокомментировал он, - молодец. Хоть что-то запомнила.
   Девушка промолчала, кусая губы.
   - Как давно тебе так досталось? - поинтересовался хирург, обрабатывая плечо спиртом с подмешанным в него обеззараживающим составом, у затихшей Вьес. Та едва слышно выдохнула.
   - Полтора... - выдавила она и вдруг резко зашипела, стиснув зубы. - Больно. Твоя дурь херово работает.
   - Без неё ты бы сейчас орала, дорогая моя, - Джек скривил губы и стал вытаскивать из раны мелкие осколки чего-то чёрного и твёрдого. - Какую кровь тебе влить? Водицу с раствором отвратного электрика или водицу с электриком получше?
   Вьес слабо усмехнулась.
   - А разница? Ты же знаешь, что я всё равно его не воспринимаю. Вливай любую, - девушка затихла на мгновение и добавила негромко: - Я найду деньги, чтобы заплатить тебе, приятель. Особенно, если ты мне ещё вколешь обезболивающего.
   - Нельзя, - покачал головой Крейяр. - Терпи, потом ещё хуже будет. А насчёт крови я пошутил. У меня есть обычная.
   - Утешение, - прошептала она и замолчала, устало закрыв глаза. Джек мысленно пообещал себе, что после утешится целой пачкой сигарет. Он давно не оперировал живую плоть, слишком давно.
   Обещание своё он выполнил исправно. Часов через одиннадцать. Девушка смотрела в потолок каким-то остекленевшим взглядом и редко моргала - препарат без названия и больше похожий на жидковатое зелёное желе заставлял мысли двигаться медленно, как в вязкой переваренной карамели. Питер сидел на полу и спал, прислонившись к стене и вытянув ноги. Джек курил, безразлично стряхивал пепел на грубую ткань брюк, мял в левой руке кусок зелёного пластика, старого, выцветшего, перемешавшегося с опилками и кусками бумаги. Пластик нагревался от живого тепла, пачкал цветом ладони. Джек курил, не думая ни о чём, и так же, не думая, смотрел на мелко дрожащие пальцы Вьес.
   - Я ничего не чувствую, - пробормотала она, не шевелясь. Крейяр вздохнул, положил пластик на столик рядом со смятой пустой пачкой сигарет и неспешно подошёл к девушке.
   - Это нормально, Вьес, - успокоил её мужчина и осмотрел руку, - отдыхай.
   - Нет, Джек, это другое, - она покачала головой и покосилась на хирурга. - Я ничего не чувствую. Я должна переживать, должна спрашивать, всё ли прошло хорошо, но мне всё равно.
   - Тебе вкололи лошадиную дозу успокоительного, - хмыкнул Крейяр, неспешно растягивающий ремни, фиксировавшие тело в кресле, - неудивительно, что ты себя странно чувствуешь.
   Как только Джек закончил развязывать многочисленные узлы, девушка встала на ноги и потянулась, пытаясь не двигать правой рукой. Мужчина глянул на неё с неодобрением, но потом пожал плечами, сворачивая ремни и пряча их в контейнер под операционным креслом.
   - Когда ты снимешь внешние скобы? - спросила Вьес, щёлкая по металлическим стяжкам, впившимся под кожу и закреплявшим раздробленную кость.
   - Когда заживёт, - бросил Джек, присаживаясь перед сопящим Питером. Девушка взглянула на парня странно, словно жалостливо - Крейяр заметил это случайно и не решился как-то комментировать, всё же это взгляд предназначался не ему.
   - Вьес, - негромко позвал он, взвалив помощника на руки, и понёс того к узкой кушетке в углу. Девушка молча повернулась. Джек устроил Пита на лежанке и задёрнул занавеску, отгородив его от слепяще яркой лампы. Девушка не шелохнулась, дожидаясь момента, когда хирург всё же начнёт говорить.
   Крейяр прошёл мимо неё, плюхнулся в своё любимое расшатанное временем кресло, положил ноги на подлокотник кресла операционного и закурил. Вьес забралась на другой подлокотник, поморщилась, задев больной рукой за что-то, и сразу проверила ту, зачем-то погладила металлические скобы.
   - Где умудрилась? - осведомился он, глубоко вдыхая и выпуская дым из ноздрей. Девушка нахмурилась. Протянула ладонь, молча прося сигарету. Джек протянул последнюю - свою.
   - Не хочу объяснять, - ровно проговорила она и выдохнула облако, задумчиво изучая обстановку в каморке хирурга. - Долго и трудно. Потом, Джек, хорошо?
   Мужчина закатил глаза и потянулся за сигаретой.
   - Потом опять тебя зашивать? - усмехнулся он, покачиваясь на старом кресле. Вообще, когда-то давно оно не было для этого предназначено.
   - Первый раз я пришла к тебе за серьёзной помощью, - напомнила Вьес, изогнув бровь. Крейяр поднял руки, признавая своё поражение.
   - Я за тебя переживаю всё-таки, - отметил он. Девушка отвернулась. В очередной раз оглядела комнату и вдруг поинтересовалась, почему-то остановившись на небольшом холодильнике с препаратами:
   - Джек, у тебя же есть модуль?
   Хирург проследил за взглядом Вьес и несколько удивлённо кивнул.
   - Есть, конечно. Старой дешёвой модели, правда, так что всяких новомодных штучек он не может.
   Девушка отмахнулась.
   - И не надо. Мне только сообщение отправить.
   Мужчина с неохотой выполз из кресла и направился к чёрному экрану модуля на столе, помигивающего красной кнопкой снизу. Джек ткнул блок питания, и монитор загорелся.
   - Скучаешь по траве, а, Крейяр? - поддела его Вьес, рассматривая древние, как мир, фотографии различных пейзажей, сваленные в кучу около модуля. Джек хмыкнул, склонился над экраном, приложил ладонь к сканеру и только потом ответил:
   - Да я её и не видел. А ту, искусственную, что высаживают раз в год в честь праздника, я не переношу. Чихаю и чесаться начинаю. Веселье. Просто... есть в этих фотографиях что-то такое, что можно назвать настоящей жизнью.
   Те люди, которые Джека не знали, сказали бы, что мужчина помешан на зелёном цвете.
   - Добро пожаловать, мистер Крейяр, - приятный женский голос оповестил о готовности модуля к работе. Аппарат поморгал лампочкой, будто приветствуя людей. Джек отстранился, пропуская девушку к экрану.
   - Не думала, что ты на самом деле купил пакет с голосовыми программами для своего модуля, - удивилась Вьес, начав набирать сообщение. - Твой агрегат ещё поновее моего будет.
   - И не думай. Один знакомый по пьяни установил, - фыркнул мужчина. - Мы, кажется, поспорили, что он не сможет взломать последнее обновление на этот милый голосок.
   - Кстати, Джек, - начала Вьес, приглушённо клацая сенсорными кнопками на экране модуля, - не знаешь, где можно немного подзаработать? Я сейчас слегка на мели и деньги за операцию не смогу отдать. А они нужны мне не только для того, чтобы вернуть тебе должок.
   Мужчина задумался. Недавно его просили о слегка специфической помощи - таким сам Крейяр никогда не занимался и ничего подобного не умел, поэтому и просили в шутку, на самом деле. Хирург покосился на девушку, и в его голове что-то щёлкнуло.
   - У меня есть знакомый в нижних фабриках, а у него есть работа как раз для тебя. Заплатят хорошо, - поспешил обрадовать её Джек, - поверь мне.
   Вьес кивала, не отрываясь от экрана, а затем прижала палец к кнопке "Отправить" и повернулась к Крейяру.
   - Где я смогу его найти? - поинтересовалась она, впервые рискнув пошевелить правой рукой.
   - На четвёртом луче. У него там небольшая мастерская, работа с автоматикой, не пропустишь, - пояснил мужчина и направился к холодильнику, бросив через плечо: - Только прошу тебя, иди к нему не раньше чем через две недели. Тогда рука хоть немного восстановится, и я смогу снять внешние стяжки. А внутренние - ещё через месяц. Спросишь Механика и скажешь, что Джек прислал.
   Вьес кивнула и собралась уйти, но мужчина окликнул её и протянул тщательно упакованный флакон.
   - Будет невыносимо болеть - коли, - сказал он. - Только если на самом деле боль будет такая, что вытерпеть её невозможно. Это не синий и тем более не красный, но привыкание вызывает. Шприц хоть у тебя есть?
   - Есть, - девушка кивнула ещё раз. - Спасибо, Джек.
   Крейяр махнул ей рукой на прощанье и отвернулся, мечтая о жёсткой кровати, что осталась пустовать в соседнем закутке, занятая только различным хламом и никем живым. Экран модуля завораживающе горел незакрытым сообщением. Джек склонился над монитором, нащупывая кнопку выключения, и пробежал взглядом по строчкам.
   "Я жива, ублюдки вы паршивые. Следовало раньше предупредить о том, на какие чертовски большие неприятности можно там нарваться. Если завтра вы мне не принесёте мою долю или хотя бы не свяжетесь со мной я, обещаю, больше никогда не буду иметь с вами дело, и плевать на старое знакомство. Так херово напарников не подставляют".
   Мужчина усмехнулся, выключая питание. Тихий голос пожелал ему спокойной ночи, сильно упав вниз на последнем слоге. Осталось около шести часов до включения внешних солнц - не так уж и мало, чтобы выспаться. Редкий день.
  
   2. Бар
   Вьес шагала по тёмным улочкам, уткнувшись в высокий воротник кожаной куртки. Рука опиралась на металлическую конструкцию, заботливо сооружённую из подручных материалов Джеком, и чертовски болела. Шумели турбины и насосы, выкачивающие кислород с поверхности, - отлаженная годами система поддержания здесь, под землёй, жизни. По обшарпанным панелям зданий струились вгрызающиеся в них корни.
   Вьес торопилась домой. Несмотря на то, что она долго и верно считала ночь своим временем, самым надежным и комфортным, сейчас девушка чувствовала себя чрезвычайно уязвимой. Она оглядывалась по сторонам, внутренне подбираясь из-за каждого шума. Кончики пальцев кололо мелкими иголочками, словно кровь вдруг резко перестала к ним поступать. Девушка тихо ругнулась, насильно сжимая и разжимая кулаки, и ускорила шаг. Осталось немного.
   Взбежав по грязной лестнице на второй этаж, она влетела в маленькую квартирку - её хозяин умер пару лет назад, не оставив наследников, а один знакомый, возвращая знатный должок, перепрограммировал для Вьес доступ, и теперь сенсорный замок на двери радостно приветствовал девушку звучным детским голоском: "С возвращением домой, мистер Паттерс" - и слегка усмехался в динамик. Порой девушке казалось, что цифровой ИИ, глупый по сути, созданный лишь для обслуживая, знает обо всех её махинациях, давным-давно об её имени, и просто продолжает придуриваться, называя её предыдущим владельцем. Сегодня паранойя особенно сильно сжала лёгкие.
   - Умолкни, - буркнула Вьес в динамик и закрыла за собой дверь. Щёлкнул электронный замок, но девушку это не успокоило. Скрипнул старый надёжный засов, скрипнул ключ в обычном металлическом замке, и только после этого загорелся свет. Лампочка в центре комнаты моргнула, но выровнялась. Девушка плюхнулась на диван и аккуратно стащила перчатки.
   - Твою мать, - прошептала Вьес, разглядывая правую ладонь. Пальцы были чёрными, но не так, словно их опустили в банку с чернилами, совсем не так. Казалось, что кожа почернела сама по себе, что та гипотетическая краска впиталась, поселилась под кожей.
   Высоко пиликнул модуль, недавно в порыве паранойи спрятанный под стол и укрытый кучей тряпок - девушку невероятно раздражал этот противный писк, но сменить его не представлялось возможным, версия аппарата была старая, взятая на рынке поистине за бесценок, глючная, но основные функции выполняющая исправно. Вьес вздохнула, уже по привычке натянула перчатки и пошла разгребать завалы тряпья.
   Синим пятном на экране помигивал пропущенный вызов. Девушка приложила ладонь, и модуль загудел - разгонялся процессор, успевший отвыкнуть от подобной нагрузки.
   "Обнаружены обновления", - на монитор выскочило сообщение от системы, заняв почти половину экрана и загородив собой картинку вызова.
   - Да ты сдохнешь, если установишь их, - хмыкнула Вьес, подключая к модулю гарнитуру, надела на голову массивные наушники и повернула к себе встроенный микрофон.
   "Проверка совместимости закончена. Обновления готовы к загрузке", - отозвался модуль следующим сообщением.
   - Отменить, - девушка покачала головой, закрывая выскакивающие диалоги с системой. Связь наладилась, на её вызов ответили, и мужчина на экране с сединой в волосах уже смотрел на неё, ожидая чего-то.
   - Ещё не так давно за разговоры с компьютером тебя бы усадили в дурку, - безэмоционально отметил он, слегка отворачиваясь от камеры и переключая своё внимание на головоломку в металлических руках.
   - Лет пятьдесят назад? - хмуро уточнила Вьес, не спешившая ничего рассказывать. Только отвечать на вопросы. Только на них. Дело было бездарно слито.
   - Не так давно, - повторил её собеседник, согласно кивая. - Ты не спишь? Уже поздно.
   - Нет, не сплю, - выговорила девушка и вздохнула. - Что тебе нужно, Клайв?
   - Я пытался связаться с тобой целый день, дорогая, - мужчина исподлобья глянул в камеру (Вьес вздрогнула, ей почудилось, что взгляд пробил её тело насквозь) и снова вернулся к своему увлекательному занятию. - Но молчал и твой интерлок, и домашний модуль. А вы должны были вернуться вчера. Где остальные, кстати? Они тоже исчезли в тишине.
   - Ещё не успела с ними поговорить, - проворчала Вьес, удобнее устраиваясь перед монитором. Разговор обещал быть долгим.
   - Мы разделились, - продолжила она. - И выбирались разными путями. Точнее, мне пришлось искать выход самостоятельно.
   - А куда вы дели данные? - поинтересовался Клайв, а головоломка в его руках распалась на части, разобранная.
   - Мой носитель испорчен, так что осталась только копия Эда. Я отправила ему и Роту сообщение, мы встретимся с ними и с Тарреном завтра. Завтра же свяжемся и с тобой, договоримся о встрече. Сколько ты обналичил?
   - Заключительную часть, - странно улыбнулся мужчина, машинально собирая игрушку обратно. - Аванс вы уже спустили?
   - Комфортно жить дорого, - фыркнула девушка и тише добавила: - А кто не хочет жить комфортно?
   Голова тяжелела. Вьес невероятно хотелось спать, но высокий писк модуля, видимо, осторожно и совсем ненавязчиво намекающий о его возможной перегрузке или даже неисправности, ввинчивался в мозги. Долгое соседство со старой техникой, очевидно, не шло девушке на пользу.
   - Жду вызова от вас. Мне не стоит напоминать, что лучше вам не юлить, или как? - мужчина поднял бровь, и Вьес прошило мелкой дрожью.
   - Тихой ночи, Клайв, - пробормотала она. Тот лишь кивнул ей в ответ и отключился. Вьес мгновенно стянула тяжёлые наушники и потёрла виски. День выдался слишком изматывающим.
   Но молчание со стороны её напарников было подозрительным. Им следовало вернуться на пару часов раньше и сразу выйти на связь с Клайвом. Девушка отрубила питание модуля, педантично вернула все тряпки на место и растянулась на диване, предварительно стянув высокие сапоги и аккуратно устроив больную руку. Ей очень повезло, что в полумраке комнаты и из-за плохого качества передачи изображения её старенькой камерой Клайв не разглядел скрепляющие скобы. Или никак не отреагировал.
   На следующий день Вьес покинула квартирку очень рано - плохо спалось. Она не рассчитывала на то, что с ней свяжутся утром, и спокойно вышла на улицу, замотавшись в широкий красный шарф - было прохладно, воздух снаружи гнался холодный и системы погодного контроля выдавали градусов двенадцать, не больше. Также системы пообещали дождь к вечеру, но девушку это не волновало совсем, весь вечер она собиралась сидеть дома, гипнотизируя взглядом экран модуля.
   Довольно ранним утром не было толпы спешащих по своим делам людей, замотанных в шарфы, будто нельзя было не скрывать лицо, людей, оглушённых музыкой, людей, ослеплённых бесконечными новостями, прокручиваемыми перед глазами на виртуальном дисплее. Утром каждый человек был каким-то особенным. Особенно потерянным. Замерший посреди дороги парень, поднявший голову и щурившийся на ближайшее солнце, горевшее поутру не ярче старой сорока ваттной лампы. В одной руке он держал солнечные очки, в другой - скомканную бумажку и смотрел, не мог отвести взгляд. Вьес прошла мимо. Было похоже, что парню недавно имплантировали новые глаза - по крайней мере, такая догадка приходила на ум первой. Это было не её дело.
   Утром дорога вела в местный недорогой бар. Крупный и уже лысеющий мужчина за стойкой сонно махнул Вьес рукой, узнав её. В небольшой комнате - порядка тридцати квадратов - и народа было немного, все как-то распределились по углам и сидели там, теряясь в полумраке. Девушка присела за барную стойку.
   - Не ожидала увидеть тебя с утра, - проговорила она вместо приветствия. - Обычно же твой помощник по утрам заправляет?
   - Он приболел, - отозвался мужчина, - и я вот уже вторые сутки без сна. Стою здесь неизвестно зачем.
   - Тогда понятно, почему у тебя такой вид убитый, - отозвалась девушка. - Накормишь меня?
   - Ячменьку и два тоста, - бросил за спину мужчина. Вьес хмыкнула.
   - Приятно, что ты всё обо мне знаешь, Беннет. Но неужели я так похожа на человека без денег? - протянула она и взяла в руки кружку, в которую бармен уже успел налить напиток, смутно похожий на кофе.
   - Я догадался по твоей унылой физиономии, что сегодня готовить нужно эконом завтрак, - беззлобно проворчал тот. - Где ж ты пропадала?
   - Искала работу, - ответила Вьес, задумчиво помешивая кофе, - но не выгорело.
   - Могу предложить подработку здесь, если ты не считаешь это ниже своего достоинства, - подкинул идею Беннет, развернулся и поставил перед девушкой тарелку с яичницей.
   - Не считаю, - улыбнулась та и принялась за еду. - Недельки две точно у вас побуду.
   Ведь через две недели - девушка была уверена - её ожидала гораздо более интересная работа, нежели однообразная скукота в баре.
  
   3. Код
   Вода капала. Драгоценная вода утекала прочь, а Джек не мог ничего поделать. Скорее даже не хотел: с тишиной у него были сложные отношения. Бурный поток пациентов, обычно штурмующих его маленькую домашнюю клинику и не оставляющих шанса на отдых, внезапно прервался. А пациентов, здесь внизу, всегда было очень много, нижние районы большого Города всегда славились обилием бушующих эпидемий и просто несчастных случаев с чем-то колюще-режущим. Оставалось только сидеть в его неприбранном после последней операции закутке, сидеть в полнейшем одиночестве, потому что сосредоточённо читающий какие-то мануалы на мониторе модуля Питер не мог сойти ни за какую-либо компанию, сидеть и слушать, морщиться из-за ужасного, вкручивающегося в мозг звука капающей в соседнем помещении воды. Крейяр вздохнул, сломался, проиграл размеренно убивающей его жидкости, схватил пачку сигарет со стола и вышел на крыльцо, старое, скрипящее, гнилое, оно чудом не разваливалось под ногами клиентов - покидать свой дрянной дом мужчина отчего-то не любил, за всем необходимым стал мотаться припугнутый последним шансом на работу Пит. Комнатушка хирурга располагалась на втором этаже, и это позволяло умиротворённо курить, рассматривая редких и запуганных прохожих сверху, скользя взглядом по их затылкам. Но сегодня Джек решил посмотреть наверх. На земляной, укреплённый различным оборудованием потолок - их новое-старое небо. На хорошо заметные светлые фильтры, перегоняющие воздух: с них капало так же, как с того грёбаного крана, выгнавшего Крейяра под коричневое небо. Только капало с фильтров не водой, а химическими отходами, и эти загрязнённые области были отгорожены забором от всех любопытных глаз и рук. Джек щёлкнул зажигалкой, без интереса разглядывая высокие, далёкие и, на самом деле, довольно редкие сталактиты - глазные имплантаты позволяли и не такое. Джек затянулся, отстранённо размышляя о старом-старом небе - о нём ещё писали восторжённые дети, которые только недавно узнали из учебных фильмов, что когда-то раньше оно было другим. Голубым. Джек выдохнул молочный дым, криво усмехаясь - наверно, совсем скоро сказки про давно потерянный мир будут запрещены.
   Лестница заскрипела, снисходительно оповестив хирурга о посетителе. Крейяр взглянул на гостя без энтузиазма: сигарету он только начал и отрываться не собирался, слишком уж поганое было настроение. Смутно знакомый мужчина приветливо кивнул ему, снял с уха модуль непрерывной связи, интерлок одной из последних моделей, и, поравнявшись, замер возле курящего Джека.
   - Срочное? - слегка обречённо поинтересовался тот, окидывая посетителя быстрым оценивающим взглядом. Явно не местный. Местные в таких качественных плащах не ходят. И ботинки у местных дырявые и грязные. А взгляды - совсем не уверенные и живые.
   Гость пожал плечами.
   - Кисть барахлит. Нормально функционируют только мизинец и безымянный пальцы. В принципе, ничего критичного, но большой не сгибается до конца, а указательный и средний сгибаются только вместе.
   - Какая модель? - ровно спросил хирург, вернувшись к бесцельному рассматриванию окрестностей. Сзади него раздался скрежет металла, шорох одежды.
   - I-303.
   - Инженерный? Забавно. В этом районе нечасто встретишь человека с новыми инженерными аугментациями. Этой модели не больше двух лет, - пробормотал Крейяр, коротко покосившись на неожиданно интересного посетителя. - Что же вы здесь забыли?
   - Механик прислал. Сказал, что вы мастер своего дела.
   Джек едва удержался от того, чтобы скривиться: фраза была не его, пресловутый Механик не имеет к этому человеку никакого отношения, а инженерные протезы отличаются от военных совсем немного - опытный глаз отличит, а он-то был опытен. Его проверяли. Неизвестно на что, неизвестно кто. Крейяр привык никому не доверять, привык перестраховываться, привык переживать из-за любой неточности, привык перепроверять всю доступную информацию, привык много разных "пере-".
   Почти наверняка этот мужчина был из полиции. Напрягало одно: он точно знал Механика, а значит, догадывался об их связи.
   - Докурю? - лениво поинтересовался Джек, решив хоть немного соблюсти приличия. Посетитель кивнул и, искоса глянув на скрывающуюся за тканью (хирург всё же повесил другие, недавно выстиранные, занавески) "операционную", спросил:
   - Мне подождать внутри?
   - Как вам угодно, - бросил Крейяр, затягиваясь. Мужчина опять кивнул, быстро улыбнулся, наверно подумав, что никто не заметит, и скользнул в комнату. Хирург услышал, как спешно подскочил Питер, негромко спрашивая имя пациента для записи, как мальчишка завозился, уронил что-то, извинился. Джек скривился. Отчасти из-за того, что неаккуратная суетливость помощника его бесила, отчасти из-за того, что от новой порции сигаретного дыма зажгло лёгкие. Мужчина брезгливо покосился на сигарету и приложился ещё раз. И закашлялся. Похоже, эта последняя затяжка была лишней. Кашлял Крейяр страшно - когда такое произошло впервые, ему почудилось, что лёгкие сейчас полезут наружу, вытянуться через горло, захватив с собой все связанные проводами органы, что его разворотит прямо на месте.
   Однако Джек не выкашлял себе лёгкие. Вытер выступившую на губах пену жидкого электрика, смешанного с кровью, и вернулся в комнату. Посетитель уже довольно уверенно развалился в кресле, прикрыв глаза - учитывая его общую оснащённость, существовала немаленькая вероятность, что и виртуальный модуль у него был встроен. Питер коротко покосился на начальника, взгляд у него был затравленный, видно, парнишка тоже почуял что-то неладное.
   - Пит, принеси ферсовку, обезболивающий раствор и ключ для мелочи.
   Мальчишка кивнул и моментально испарился. Испуганный прошлой речью Джека и наверняка начитавшийся полезной литературы, он уже приносил нужные вещи, даже начинал иногда угадывать наперёд и выкладывать то, о чём хирург только успевал подумать.
   Закрепив ферсовый шар под ладонью, Крейяр быстро снял внешний покров - держался он, кстати, не так прочно, как следовало по стандартам, тонкая отвёртка справилась с искусственным покрытием мгновенно, не потребовалось ничего отжимать и отсоединять, сдвигая в определённом направлении.
   - Каналы забились, - прокомментировал Джек, оценив ситуацию. - Вы ещё слабо отделались, имплантат вообще сгореть мог.
   Пациент облегчённо вздохнул, всё время он неотрывно наблюдал за работой хирурга, но это не было чем-то необычным. Многие люди смотрели на внутренности своих протезов с любопытством.
   - Пит, насос и пинцет. И капли очищенного электрика, они в первом шкафу, сверху.
   Промывка тоже много времени не заняла. Прикрепив поддерживающую часть покрова обратно - на совесть, как того требовали стандарты, Джек ненавидел делать что-то спустя рукава, - он осмотрел всю руку, одновременно ища прочие повреждения и номер протеза. Номера обычно скрывали. По номерам без проблем можно было установить личность. Краем глаза заметив искомое, Крейяр будто нарочно отвлёкся:
   - Питер, сделай окончательную запись, - и продолжил осмотр, словно и не заметил крохотные, почти незаметные цифры на боку безымянного пальца со стороны мизинца, как раз там, где внешние накладки перекрывали обзор. Простые глаза и не различили бы этот номер, и Джек был внезапно рад аугментации своих глаз. Сказал бы ему это кто пару лет назад, когда хирург только-только сжёг свои настоящие глаза, получив в лицо кислотой от взбесившегося наркомана, наверняка получил бы по носу.
   - Чистка центрального и боковых каналов.
   - Сколько с меня? - деловито осведомился мужчина, поднимаясь с операционного кресла.
   - Тысяча жетонов, - Джек отвернулся, мысленно проклиная неожиданного гостя: лёгкие немилосердно жгло, а нужно было ещё его спровадить.
   - А в единых кредитах? - в голосе посетителя показались нотки ехидства и самодовольства. Крейяр фыркнул. Хочет поиздеваться? Сейчас получит.
   - Пятьсот.
   - Но курс другой, - удивлённо заметил мужчина, сгибая и разгибая пальцы на отремонтированной руке. - За пятьсот кредитов и в верхних кварталах можно починиться.
   - Однако вы пришли сюда, - усмехнулся Джек и пристально посмотрел на гостя, глаза в глаза. Тот поёжился, но едва заметно, наверно, вовремя взял себя в руки.
   - Четыреста, - ровно проговорил посетитель, словно невзначай оглядывая комнату.
   - Пятьсот. И я не торгуюсь, - отрезал хирург. - Я использовал такие же материалы, которые используют наверху. К тому же, вы сами говорили, что пришли "к мастеру своего дела". Так?
   Мужчина как-то затравленно взглянул на Крейяра, настолько быстро, что Джек даже не смог точно охарактеризовать то выражение, на долю секунды мелькнувшее в его глазах. Однако пятьсот кредитов он всё же выложил. Посмотрел на деньги, пошевелил рукой, осмотрел кисть внимательнее и слегка улыбнулся.
   - Хорошая работа. Спасибо, - проговорил он, накинул плащ на плечи и неспешно вышел из комнатушки.
   Хирург криво усмехнулся, провожая взглядом спину посетителя.
   - И чего он хотел? - тихо пробормотал Питер, прибирая ошмётки повреждённых проводов. - Он не похож на человека, способного так запустить свои протезы. Шеф, вы видели его вторую руку? Она в идеальном состоянии.
   - Во-первых, протез может загрязниться по разным причинам, - скучающе протянул мужчина, подошёл к шкафчику с препаратами и вытащил с верхней полки небольшой свёрток. - Во-вторых, это загрязнение может быть мгновенным сбоем - и от того, как ты следишь за собой, это никак не зависит. А в-третьих... Да, я видел его вторую руку. W-54. Военный протез. Пусть и переделанный внешне под инженерный среднего класса.
   Пит вздрогнул. С сомнением покосился на устроившегося в кресле Крейяра и продолжил прибирать комнату. Джек откинулся назад, расслабился в робкой надежде, что лёгкие сейчас отпустит, что не обязательно принимать наркотик-электрик прямо сейчас. Но в груди нарастало давление, несуществующим крюком органы тянуло наружу - мужчина ощущал приближающийся приступ.
   - Не отпустит, - усмехнувшись, проворчал Крейяр, бережно развернул свёрток и схватил шприц с зелёной наклейкой. Джек закатал рукав рубашки в спешке: руки уже начинали подрагивать, а значит и его всего скрючит совсем скоро, - попал в вену с четвёртого только раза и облегчённо выдохнул, отложив пустой шприц. Тело его, наконец, расслабилось. Мир перед глазами поплыл влево, краски стали ярче, а каждый новый вдох давался легко, больше обычного приносил в организм кислорода - от перенасыщения немного заболела голова.
   - Мистер Крейяр? - возник над ухом Питер, толкнул Джека в плечо, испугавшись, и затряс его. Мужчина сонно приоткрыл один глаз, повернулся к помощнику. Наркотик уже начал действовать, новая порция электрика - вещества, позволяющего телу нормально воспринимать аугментации, уже разносилось по всему организму вместе с кровью, облегчая боль, перезапуская важные процессы в железе.
   - Отвали, - отмахнулся тот, - протезы износились. Я принял зелёный. Не трогай меня пока.
   - Зелёный? - удивился Пит, но оставил мужчину в покое, присев на скрещенные ноги рядом. - Он же жутко дорогой.
   - Он стоит своих денег. Это самый чистый препарат, - Джек медленно качнул головой. - Одной дозы хватает почти на полгода. И с чего он зовётся наркотиком? Голубой вызывает привыкание после года использования. Красный - через два месяца. Вот это наркотики.
   - Ничего себе. У зелёного эффект длится гораздо дольше, чем у всех остальных, - Питер наморщил лоб. Крейяр вздохнул, поднял голову, устраивая её удобнее на подголовнике кресла, и поинтересовался:
   - Ты состоишь на учёте в клинике?
   Парень хмыкнул.
   - До двенадцати лет состоял. Сейчас нет. Это дорого. Да и препараты, которые они прописывают не бесплатные. Самое дешёвое, что можно найти в клиниках - курс красного, раз в неделю, тринадцать недель, три месяца, четверть года.
   - Красный, - презрительно протянул Джек. - Четверть года. Привыкание. Ломка. Препараты, ослабляющие мнимую потребность организма в красном. Гадство. Самое отвратное, что большая часть аугментированных сидит на нём.
   - Я беру фиолетовый на нижних рынках. Себе. Сестре - синий. Иногда голубой, когда получается подзаработать. Она не воспринимает ничего хуже синего.
   - Пусть тоже сидит на фиолетовом. И чего ты с ней так носишься? - проворчал мужчина. Уже и мысли текли будто через вату, но это была одна из немногих неприятных особенностей зелёного. Питер сжал кулаки.
   - Она - единственная, кто у меня остался, - процедил он сквозь зубы.
   - И, несмотря на это, она совершеннолетняя. Пособие по инвалидности на неё ты не получаешь, насколько я знаю. Она же не инвалид? При этом она не работает. Знаешь, Пит, мне кажется, что именно она довела тебя до такой жизни, довело её содержание. Ведь трущобы всего чуть-чуть ниже того места, где мы сейчас. Чуть-чуть.
   - Она умирает, - едва слышно выдохнул мальчишка, уткнувшись взглядом в пол. - И у меня нет денег, чтобы помочь ей. Только чуть-чуть облегчить её жизнь, покупая не самый паршивый электрик.
   Джек сжал пальцами переносицу. Мотнув головой - привычное действие, чтобы привести мысли в порядок, - мужчина поднялся из кресла и коротко хлопнул парня по плечу. Надо было сделать одно дело, пока он не забыл о нём в расслабляющей неге зелёного.
   - Питер, - начал он ровно, - иди-ка домой. Сегодня у меня есть заботы, не требующие твоей помощи. Считай, это внеплановый выходной. Проведи его с сестрой, раз так её любишь.
   Пит неуверенно встал на ноги и недоверчиво посмотрел на начальника из-под отросшей чёлки.
   - День только начался, - негромко сказал он, но потом слегка улыбнулся, опустив голову, и поспешил наружу. Джек проводил его сгорбленную фигуру взглядом.
   - Дерьмо, - выдавил он, помассировал виски, пытаясь избавиться от тягучего, обволакивающего и расслабляющего тепла препарата, и щёлкнул кипятильником - вода в нём стояла ещё вчерашняя, а гонять за свежей было уже некого. Пока чайник шипел и плевался точно змея, Крейяр вытащил из завалов оборудования - это было достаточно хорошее место, чтобы спрятать какую-нибудь мелочь, отвлекающую во время приёма, - интерлок и нацепил его на ухо. Отозвались на его зов практически моментально.
   - Здорово, Крей, - раздался в наушнике голос.
   - И тебе того же, - бросил в ответ хирург, делая себе бутерброд. Всё-таки хотя бы раз в день нужно было поесть.
   - Решил развлечь меня, а? - усмехнулся человек. - Уж прости, но у меня работы, как грязи.
   - Механик, кончай придуриваться, - устало попросил Джек. - Дело есть. Какого хрена ко мне приходит мужик с военными протезами и говорит, что его прислал ты?
   - W-54 и I-303? - он явно заинтересовался. - Не думал, что он рискнёт. В общем, он с неделю назад завалился ко мне, заказал пару деталек и ненавязчиво так завёл разговор о хороших докторах. Я удивился и послал обратно к тебе.
   - Ты больной, - проворчал Крейяр, как-то пропустив последние слова. - Когда-нибудь твоя жажда поиграть тебя прибьёт.
   - Да брось. Ясное дело, что совершенно случайно на меня вышел и мало представляет насколько крупную рыбу видел, - Джек был уверен, что на том конце пожали плечами. - Зато ты хоть на него посмотрел. Ты же на него хорошо посмотрел?
   - Конечно, хорошо, - фыркнул Джек. - Модельный номер инженерного протеза следующий, записывай. F-29-B-44-I-I. Дашь нашим хакерам установить его личность?
   - Естественно. Например, Мартин из четвёртого уже заскучал без дела, - Механик замолчал на миг. - И, кстати, я не давал этому парню твою кодовую фразу. Он и ко мне пришёл с твоей.
   - Тогда какого..?
   - Кто-то прокололся, - проговорили с лёгким смешком. - Не тот код употребил.
   - Мой код? Значит, кто-то и откуда-то его узнал, - качнул головой хирург, закидывая в рот кусок хлеба. - Ладно, потом поговорим при встрече. Одноразовый канал скоро себя исчерпает. Когда наш умник отыщет новый?
   - Секунду, - попросил Механик, и в наушнике прозвучали приглушённые расстоянием голоса. - Он говорит, через пару дней. А ещё просит прибить тебя при встрече. Он уже задолбался потраченные тобой каналы переделывать.
   Джек невольно, но сдержанно рассмеялся, откинулся на спинку кресла и потянулся за сигаретами.
   - Да этот компьютерный торчок в дикий восторг приходит каждый раз, когда нужно что-то сделать.
   В наушнике раздался короткий смешок.
   - Я ему передам, - пообещал Механик. - До встречи, Крей.
   - До встречи. Если будет что интересное о том парне, передай мне.
  
   4. Страх
   От Эдварда не было никаких вестей и на следующий день. В сердцах Вьес чуть не разбила экран модуля, когда вызов в десятый раз заканчивался одним и тем же сообщением: "Ожидайте". Кристалл на мониторе даже не треснул, только низко загудел, когда девушка треснула по нему настольной лампой в тяжёлом металлическом кожухе. А вот рука от сильного удара заныла, боль отозвалась в правой руке, и, откинув лампу, Вьес стиснула зубы, машинально накрыла плечо ладонью и замерла, глубоко вдыхая и выдыхая. Когда первая, самая острая боль схлынула, девушка зло смахнула выступившие слёзы, нашла в сумке выданное Джеком средство и вколола его себе. Облегчение наступило резко. Мысли прояснились, но тело словно отказалось подчиняться - против воли Вьес растянулась на диване, почти не чувствуя ног и рук. Она пролежала так пару минут, слушая стук, с которым менялись цифры на экране часов. В баре ей следовало появиться ближе к полудню, Беннет милостиво отдал ей вечернюю смену.
   Ожил модуль. Его звук противным писком ввернулся в уши, и девушка, шипя от раздражения, поплелась расчищать завалы тряпья.
   - Доброе утро, Клайв, - с лёгкой издёвкой проворчала Вьес, как можно естественнее повернувшись к мужчине здоровым плечом. Тот поставил локти на стол, сцепил пальцы в замок и посмотрел на девушку исподлобья. Буквально несколько мгновений они оба сидели молча, изучая друг друга, будто противники перед боем.
   - Если бы ты знала, что я собираюсь тебе сказать, - вздохнув, нарушил молчание мужчина и, покачав головой, откинулся на спинку своего кресла, сложил руки на груди.
   - Так говори, - бросила девушка, насторожившись. Её собеседник выглядел чрезвычайно недовольным.
   - Коммуникатор Рота нашли, - огорошил её Клайв и тут же добил: - На свалке Цитадели.
   - Он мёртв? - Вьес даже приподнялась от удивления.
   - Или в тюрьме, - отмахнулся мужчина, - но нам уже это не важно. Если Эд или Таррен всё ещё не вышли на связь, то искать их больше нет смысла. Вы просрали схемы. Я напрасно потратил на вас деньги.
   - Здесь нет моей вины, Клайв, - почти прошипела девушка. - Я, между прочим, тоже там едва не погибла. Я могу передать тебе свой побитый носитель, и если твои чудесники смогут что-нибудь с ним сделать...
   - И что ты хочешь? - устало поинтересовался мужчина, закрыл глаза, потирая седые виски. - Тут нет никаких гарантий успехов.
   - Ты правда собираешься оставить меня ни с чем? - тихо, на грани яростного осведомилась Вьес. - Я жизнью рисковала ради твоих больных схем. И они у меня почти есть.
   - "Почти" - почти не считается, - ровно и холодно проговорил Клайв. - Все целые данные - лежат, как и раньше, в Цитадели. Прости, но мне просто не за что тебе заплатить. Разве что, если ты - чудом, не иначе, - восстановишь эти схемы на своём носителе, я готов отдать деньги. Оставшуюся часть и, может, на чай сверху.
   - Ты с ума сошёл? Предлагаешь мне лезть в пасть к дьяволу? - возмутилась девушка. - Ты же знаешь, что со мной сделают все компьютерщики, едва я попрошу их восстановить данные из Цитадели? Или сдадут, или прибьют!
   - По-другому никак не выйдет, - отрезал мужчина.
   - Клайв, мне жизненно необходимы эти деньги. Может, ты как-нибудь сам?
   Тот усмехнулся.
   - А мне жизненно необходимо чудо. Или давай так, - мужчина придвинулся к экрану, ядовито улыбаясь. - Ты отдаёшь мне носитель и получаешь пару кредитов, как я и обещал, на чай.
   Вьес стиснула зубы. Сжала кулаки, не обращая внимания на прорезывающуюся сквозь убийственное действие препарата боль. Клайв, сочтя, что разговор окончен, потянулся к монитору, чтобы отключить модуль. Вьес молчала.
   - И на всякий случай, - предельно ласково проворковал он. - Будь осторожна. Думаю, что тебя уже ищут.
   Экран пару раз дрогнул, оповещая о том, что вызов завершён, и откатился на начальную заставку, мерцая - из-за неисправности матрицы - светло-жёлтым. Вьес молчала.
   Часы запищали, показывая одиннадцать, а девушка не шелохнулась. Конечно, ей приходилось скрываться и раньше, приходилось затаиваться на месяцы на самом дне, оставляя уютные и обжитые места, чтобы сохранить свою жизнь. Но те времена казались такими давними, серыми, почти исчезнувшими из памяти. Вьес мотнула головой, отгоняя прочь тяжёлые мысли, и хлопнула друг об друга свои руки, которые начали немного трястись от паники.
   - Хватит истерить, - пробормотала она, - ты слишком быстро привыкла к хорошему.
   Девушка быстро окинула взглядом квартирку. Промедлив пару мгновений, она поднялась на ноги и обошла комнаты, вытаскивая всякие полезные небольшие вещички, которые можно было запихнуть в сумку. Их, кстати, набралось пока не так много. Глянула последний раз в зеркало в ванной, с усмешкой отметила ещё более потемневшие круги под глазами, педантично зачесала волосы в хвост и закрыла дверь.
   Горящий экран модуля дрогнул, напоминая о себе, - из него следовало вытащить блок данных и вычистить все следы, оставшиеся на оболочке оперативной памяти, отключить номер модуля, чтобы на него не приходили сообщения и вызовы. Собрав рюкзак, она раскрыла старые, пошло полосатые занавески, и выглянула на улицу, внимательно изучая дома напротив. Потом скрутила один замок с двери, оставив на всякий случай только засов - ими пользовались часто, ничего необычного в дополнительно поставленном на входную дверь засове не было. А лишний замок заставлял подозревать в хозяине скрывающего что-то параноика и всё равно бы не смог остановить полицию.
   Вьес закинула тяжеловатую - основной вес составлял тот несчастный блок данных модуля - сумку на левое плечо и оглянулась в дверях. Как бы ей хотелось вернуться сюда ещё раз. Девушка вздохнула и пошла вперёд.
   - До свидания, мистер Паттерс, - донеслось ей вслед детским, слегка скрипящим голосом. Вздрогнув и почти развернувшись от удивления, Вьес застыла на секунду перед спуском и криво улыбнулась.
   - До свидания.
   На улице девушка стащила интерлок с уха и сунула в неприметную расселину в стене дома, воровато при этом оглядевшись. Нехорошо было приносить его к Беннету - на номер её аппарата уже могли настроиться и отслеживать перемещения.
   В баре Вьес вздохнула как-то облегчённо. Старинные часы за спиной Бена показывали двенадцать и девять, и мужчина взглянул на немного запыхавшуюся гостью неодобрительно, но никак не прокомментировал её опоздание - расположившаяся за барной стойкой компания из четырёх молодых людей громко выясняла у хозяина наличие разнообразной выпивки. Выглядела молодёжь хоть и потрёпано, но весьма опрятно: местные хмурые завсегдатаи бара, рассосавшие по тёмным углам зыркали на шумных ребят сердито, с мрачным обещанием нехорошего действа. И за теми, и за другими следил молчаливый вышибала, пристроившийся у дверей - Вьес не помнила его имени, помнила только, что стреляет этот молчун чертовски метко и быстро, пресекая драки на корню, да одним ударом кулака укладывает особо резвых на пол. Юркнув в подсобные помещения, девушка закинула рюкзак в небольшой шкафчик, выделенный специально для личных вещей, и сразу поспешила обратно, на помощь Беннету.
   Ребята, видимо, определились - мужчина сосредоточённо разливал джин под одобрительный и нетерпеливый гул. Когда парни забрали свою выпивку и устроились почти в центре зала, заняв средних размеров столик, Беннет закатил глаза и тихо выдохнул:
   - Студенты...
   - Уверен? - изогнула брови Вьес. - Думаешь, они похожи на тех, кто способен оплачивать обучение? Хотя да, похожи.
   Мужчина снисходительно усмехнулся, слегка наклонился над стойкой, опёршись о неё ладонями, и проговорил:
   - Уверен на сто процентов. Они - по большому-большому секрету, понимаешь, - поведали мне, что решили развлечься, выпить на спор в одном из баров недалеко от нижних кварталов. В сами нижние они, наверно, полезть не рискнули.
   Девушка презрительно скривилась.
   - Неженки.
   - Везучие неженки, - поправил её Беннет, пряча весёлую искру в глазах, - они по счастливой случайности выбрали один из самых спокойных баров в этом райончике. Да и работают в нём только ловкие и красивые девушки...
   Напарница Вьес на сегодня - рыжая и невысокая, с поистине блядским именем Мисти, - улыбнулась, восприняв слова Бена, как комплимент, и двинулась из кухни дальше: на руках у неё устроились две полных тарелки.
   - Сколько думаешь? - В отличие от неё, Вьес прекрасно поняла, что имелось в виду.
   -Тысяча, - Беннет опустил глаза, расставляя по высоте стаканы, - может, две.
   - Конкретнее, - проворчала девушка, пристально рассматривая вовсю веселящуюся компанию. После джина они, и без того бывшие ненормально живыми для местных, оживились ещё сильнее, расслабились ещё сильнее.
   - Хорошо. Тысяча девятьсот. А ты?
   - Тысяча триста. Кто ближе, тот получает двести сверху половины. Договорились? - Вьес покосилась на загоревшегося Беннета. Когда-нибудь его страсть к играм, спорам и ставкам сыграет с ним злую шутку. А сейчас, почему бы и нет, если она сама могла на этом заработать?
   - Договорились, - улыбнулся он и наполнил новые порции джина: на столе у студентов уже стояли только пустые рюмки. - Всё-таки странно, что они притащились в бар так рано.
   - Днём не так страшно ходить по всяким злачным местам, - усмехнулась девушка, ловко подцепила четыре рюмки и двинулась к студентам за мгновение до того, как один из них поднял руку и открыл рот, намереваясь потребовать добавки.
   После третьей порции ребята дружно что-то сказали в интерлок и, слегка покачиваясь, засобирались на выход. Вьес быстро покосилась на шебуршащегося за барной стойкой Беннета, но взгляд его так и не поймала. Закатив глаза, девушка вытащила припрятанную среди бутылок с ликёром пачку сигарет, сдёрнула куртку с вешалки и, накинув её на плечи, неспешно вышла на улицу.
   Яркость солнц уже снизили примерно вдвое - на поверхности наверняка была осень, а традиция уменьшать длину светового дня осталась с давних времён. Торопиться не стоило, и Вьес закурила, хотя и не собиралась поначалу, задумчиво уставившись на вгрызающиеся в потолок дома. Рядом скрипнула дверь, выпустив первого парня, - девушка ругнулась про себя и затушила сигарету, сделав ещё затяжку, - второго, третьего. После этого Вьес скользнула к двери.
   - Мать твою, - прошипел парень, столкнувшись с ней в дверях: они едва не впечатались друг в друга лбами, - смотри, куда идёшь.
   - Простите, - шепнула девушка и наклонила голову, пряча невольную ухмылку. Парень поспешил за своими друзьями, проворчав ещё что-то себе под нос; Вьес ничего не разобрала, но ей и не было интересно. Она вернулась в бар и медленно, специально раздражая возбуждённого Бена, устроила куртку на вешалке. Тот, однако, держался - не подбегал и выспрашивал, как бывало пару раз, всего лишь переминался с ноги на ногу, опустив руки на столешницу. Девушка зашла за барную стойку и положила карту-кошелёк около бутылок.
   - Сколько там? - полюбопытствовал Беннет, перегибаясь к Вьес через стол и рассматривая карту. Девушка перевернула её и провела пальцем по электронному замку.
   - Тысяча пятьсот с мелочью. - Вьес повернула кошелёк к мужчине и расплылась в широкой улыбке. - Тысяча моя, как договаривались.
   - И долго ты на это проживёшь? - спросил мужчина, вертя в руках пустой бокал. Девушка замечала эту привычку - что-то постоянно делать руками - и раньше у других барменов и усмехнулась; видно, эта привычка была привычкой профессиональной.
   - С неделю, - пожав плечами, ответила она. - Ты что-то хочешь мне предложить?
   Бен со вздохом поставил бокал на стойку, звучно припечатав тяжёлое донышко о металлическую старую и местами разваливающуюся столешницу.
   - Хотел, - согласно кивнул он, - но ты не согласишься.
   Вьес подняла брови. Беннет фыркнул.
   - Я бы отдал тебе все деньги, если бы ты осталась работать у меня. Чертовски не хватает рук.
   - А как же Мисти, другие девочки? - осведомилась девушка, споласкивая джиновые рюмки, оставленные студентами на столе. Бен закатил глаза.
   - Думаешь, Мисти здесь постоянно? Вьес, прошу, она информатор. Появилась на два дня, потом исчезла на пару недель, потом опять помахала рукой. Ребекка ухаживает за родителями, а Анджела пугает меня тем, что она беременна. К тому же, за ту горсть жетонов, которую я могу платить, никто новенький не соглашается работать.
   - А я могу согласиться, значит? - коротко хохотнула девушка и покачала головой. - Прости, Бен, но у меня другие планы. Я, скорее всего, и обещанных двух недель не смогу пробыть здесь.
   - Что же так? Я бы, по блату и знакомству, платил бы тебе побольше обычного.
   Вьес вздохнула, тяжело привалилась к стене рядом с напитками и помассировала виски - это движение, видимо, передавалось от человека к человеку; так часто делал Клайв, сжимая седые виски и ворча, Вьес отметила это даже за то короткое время, что они были знакомы.
   - К концу месяца мне нужно отыскать довольно крупную сумму, - начала негромко объяснять девушка. - Оплатить квартирный номер. Причём умереть, но оплатить в срок, иначе будут проверять, кто там живёт, что там происходит, а мне этого совсем не нужно. Только вот одно дело, с которого у меня уже должны были быть деньги, не выгорело. Даже так: оно почти спалило всё вокруг. Теперь у меня небольшие проблемы, - Вьес криво усмехнулась.
   Мужчина нахмурился.
   - А сколько нужно? Я могу одолжить...
   - Нет, нет, Бен, ни в коем случае, - перебила его девушка, встрепенувшись. - Вот тебе я не хочу быть должна. Никогда, слышишь, никогда я не возьму у тебя в долг.
   Никогда бы денег в долг она не взяла бы и у Джека, но под страхом собственной смерти - хотя Крейяр и не требовал - Вьес нарушила данное самой себе обещанье.
   - Ладно, чёрт с тобой, гордячка, - махнул рукой Беннет, а затем, успокоившись, добавил: - Если с квартирой будет что, можешь у меня пожить.
   Девушка улыбнулась. Предложение было заманчивым, но она бы ни за что не согласилась - Бен жил в бедном райончике, но район тот был приличнее того, где нашла себе местечко Вьес, и, следовательно, там было больше полиции, больше камер и сканеров. А Клайв весьма прямо намекнул, что её могут искать. Жить у Бена даже в течение месяца было опасно - так уверяла девушку её родная паранойя.
   - Конечно, - не моргнув, соврала она. - Я скажу тебе, если что.
   Когда в первом часу ночи девушка возвращалась из бара, она обошла свой дом по дуге, покружилась около него какое-то время, выглядывая что-нибудь подозрительное и необычное, но так ничего и не приметив, направилась к соседнему дому, на который удачно выходили окна её квартирки.
   У того дома была замечательная особенность - крыша не доходила до потолка, оставляя почти двухметровый зазор. Эту площадку нашли и облюбовали первыми дети, и девушке невероятно повезло, ведь, если бы там обосновались пьяницы и бедняки, то найти с ними общий язык было бы значительно труднее. А с детьми она сошлась внезапно легко. Вьес сняла корпус с электронного замка на главной двери, ковырнула пару проводков, потом вернула в прежнее состояние и, проникнув внутрь, сразу побежала по лестнице наверх - своего дома она не видела, но в этот момент что-то как раз могло происходить рядом с ним. Выскочив на тёмную и невысокую площадку под потолком, девушка первым делом метнулась к краю, однако всё ещё ничего не изменилось.
   Дети хорошо устроили закуток. Натаскали сюда всякой мелочи, матрасов, старый разодранный диван по частям: отдельно лежали сиденья, отдельно подушки - всю конструкцию собрали только недавно, прислонив её к заступу, огораживающего крышу. За домом находилась вытяжная труба, днём она страшно гудела, но сейчас работала вполсилы, только нагнетая атмосферу ночи.
   Вьес подтащила один матрас к заступу и уселась на него, вытащила из рюкзака консервы, пару ломтей хлеба, вилку, бутылку воды и бинокль. Консервы пришлось открывать старым ножом в зазубринах, не раз выручавшим девушку, - захватить консервный нож ни из дома, ни из бара та не догадалась.
   Из темноты раздались шорохи. Вьес перехватила клинок, отставила банку в сторону и метнулась в сторону двери.
   - Не пугайся, - негромко попросили её, - Ви, это я.
   Худой мальчишка в старых потрёпанных шортах вышел на площадку, более-менее освещённую отражённым светом от фонарей снизу, и опустил голову, сцепив руки за спиной, словно его застали за чем-то нехорошим.
   Девушка чертыхнулась.
   - Ну ты и напугал меня, Айзек, - выдохнула она и вернулась на матрас. - Хочешь тушёнки? Отвратной и наполовину синтетической.
   Мальчик мотнул головой, но пристроился рядом, облокотившись на заступ.
   - Что ты здесь делаешь? - поинтересовалась Вьес, приготовив себе нехитрый перекус. Айзек поджал губы и промолчал. Девушка прервала весьма поздний ужин и пристально посмотрела на своего нечаянного собеседника. Тот отвёл глаза.
   - У отца началась ломка, - тихо пояснил он. - Бьёт всё, что попадётся под руку.
   - Опять? Чёрт, - нахмурилась девушка. - Когда он принимал красный в последний раз?
   - Недели три назад, - пожав плечами, ответил мальчик. - В клинике не будут больше выдавать ему препарат. Мол, он исчерпал свой запас и не приносит пользу обществу. Это первый раз, когда он так долго не может найти ещё.
   - Дерьмо, - выдавила девушка, сжав в руках вилку: в плечо предсказуемо отдало ноющей и тянущей болью. Они оба замолчали ненадолго. Вьес поглядывала за окнами квартиры, но там было спокойно и пусто.
   Наконец, идея пришла ей в голову.
   - Изи, ты не побоишься сбегать пониже? - спросила девушка, посмотрев на мальчишку снизу вверх. - К моему старому другу. У него комнатка находится в старом голубом доме, напротив того злачного магазинчика, возле которого как-то - помнишь, хвастовалась? - Дора гуляла.
   Айзек повернулся к Вьес с усталым интересом, но не испугом - это уже было очень хорошо.
   - Зачем?
   - Передать записку. Мистеру Крейяру, - одобряюще улыбнулась девушка. - Я попрошу, чтобы он дал тебе одну порцию красного для отца, не думаю, что он может дать больше.
   Мальчик округлил глаза, открыл от удивления рот; он не мог поверить своему счастью. Несмотря на юный возраст, он хорошо усвоил, что ничего в этом мире не делается просто так.
   - Услуга за услугу, - подытожила Вьес и достала из рюкзака лист.
   Айзек отправился в нижние кварталы следующим утром. Почти силой девушка вручила ему бутерброд - мальчишка отнекивался, но голодно блестящие глаза выдавали его. Сама же Вьес осталась наверху. Ночью она так и не смогла заснуть, ворочалась, слушала тихое сопение завёрнутого в три довольно тонких покрывала Айзека. Болела голова из-за недосыпа.
   С ночи около её дома так никто и не появился. Занавески на окнах никто не трогал, всё внутри квартиры оставалось на своих местах.
   - Чёртов Клайв, - прошептала девушка, зябко укутавшись в покрывало. - Чёртов Клайв. Напугал меня, придурок.
   Скрипнула дверь, ведущая из дома на крышу, - она никогда не бывала закрыта, усердные детишки сломали замок ещё давно, и никто из жильцов даже не думал о том, чтобы этот замок починить. Сидящая около края Вьес повернула голову, уже собравшись поприветствовать вернувшегося Айзека. Только это оказался не он. Сверкая глазами и выдыхая воздух, словно взбешённый бык, в дверном проёме стоял мужчина, сжимавший в руках толстую палку, похожую на ножку стула. Внезапный посетитель обвёл крышу диким взглядом.
   Глаза его были красными из-за полопавшихся, видимо, от перенапряжения сосудов, капли пота стекали по вискам за поношенную футболку, а руки мелко тряслись. Мужчина заметил Вьес почти мгновенно.
   - Ты! - заорал он и тут же бросился вперёд, перехватив палку как биту. - Ты забрала моего сына, мразь! Сдохни!
   Девушка перекатилась, без проблем уходя от удара, схватила свою сумку и бросилась к лестнице вниз: пытаться как-то образумить человека, давно не употреблявшего красный было бесполезно, Вьес знала это слишком хорошо. Проще - сбежать, спрятаться, пока охваченный бесцельной яростью разум не найдёт себе другую цель. О том, чтобы аккуратно отключить безумца и спасти от него случайного человека, девушка даже не думала. Во-первых, это была не её проблема, она не собиралась защищать всех вокруг, а, во-вторых, это было просто опасно - ломка по красному, последняя стадия, была похожа на безумства берсерка, не чувствующего боли и жалости.
   Вьес бежала по лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней сразу, накатившую панику перекрыла опять заболевшая рука, когда девушка задела локтём перила.
   - Убью-у-у! - послышалось сверху. Вьес показалось на мгновение, что из-за этого дикого рёва дрогнули стены и шелохнулась под ногами лестница. Обтёсанные и отбитые ступени в старых домах оказались скверными помощниками в побеге. Девушка оступилась, нога проскользила чуть дальше, чем нужно, и Вьес кувыркнулась по лестнице, даже не успев осознать, что произошло, пролетела до очередного поворота и сильно приложилась спиной об стену. Удар выбил из лёгких последний воздух.
   - Растопчу, сволочь! - расхохотался мужчина, на миг застыв перед спуском у начала лестницы. Губы его растянулись в широком оскале, а глаза расширились так, будто он увидел перед собой желанную дозу красного.
   - Проломлю черепушку... - выдавил он и облизнулся, опустил ногу на верхнюю ступень и занёс палку над головой. Вьес в ужасе дёрнулась в сторону, попыталась быстро встать на ноги, но те дрогнули, подломились, и девушка осталась сидеть у стены, в бессилии опираясь на трясущуюся правую руку. Вторую руку она в бесполезной попытке защититься подняла вверх, закрывая голову. Безумный бросился вперёд, заорав.
   Раздался грохот. Пальцы Вьес закололо так, будто она отлежала их, мелкие иголочки вонзились в плоть, словно сосуды были долго пережаты и кровь не поступала. От этого внезапного ощущения, левая рука подломилась, и девушка упала на локоть. Мужчина упал рядом: он запутался в собственных ногах, подскользнулся на лестнице и влетел в стену головой, а потом сполз вниз без сознания.
   Что-то тёплое капнуло на предплечье. Девушка посмотрела на свою руку и увидела красные капли. Из носа текла кровь. Осторожно поднявшись, Вьес вытерла её с губ и подбородка и, пошатываясь, стала спускаться, крепко держась за перила. Кровь никак не останавливалась. Она скатывалась по подбородку, капала на ступени, капала за воротник, но никак не желала сворачиваться.
   На одном из нижних этажей - девушка не смогла понять, на каком именно, - ей навстречу выскочил Айзек, задыхающийся от быстрого бега и сжимающий в руках пакет. Он замер, поражённый, и беззвучно открыл рот, увидев Вьес. Та, предвосхищая расспросы, отмахнулась и проговорила:
   - Твой отец наверху, лежит без сознания. Если он ещё не очнулся, оставь дозу - если Джек отдал её тебе - около него и спрячься где-нибудь подальше. Если услышишь, что он пришёл в себя, оставь красный на лестнице, где стоял, и беги.
   Мальчик медленно кивнул, глаза его расширились от страха, его всего пробрала мелкая дрожь.
   - Вот, - он протянул сложенный в несколько раз лист, вытащенный из пакета. - Мистер Крейяр просил передать. Ви, с тобой...
   - Всё нормально, - перебила та. - И, Айзек. Не болтай никому о том, что твой отец сорвался. Его могут забрать.
   - Я знаю, - совсем тихо произнёс мальчишка, опустив голову. - Я знаю. Из стационаров редко возвращаются.
   Чертовски хотелось спать. И без того измотанная своей извечной паранойей девушка зевнула.
   - Изи, слушай, - нехотя попросила Вьес, повернувшись к поднявшемуся на пролёт выше мальчику, - не мог бы ты ещё мне немного помочь?
   Тот кивнул.
   - Ради дозы красного сбегать и отдать записку маловато будет, - согласился он. - Чем я могу?..
   - Знаешь, какие окна у моей квартиры? - спросила девушка, вновь стирая кровь с лица. Она потихоньку сворачивалась, капала уже слабее и медленнее.
   - Второй этаж, полосатые занавески? - задумался Айзек, пытаясь через узкое лестничное окошко разглядеть дом напротив.
   - Да, это оно. Можешь понаблюдать за ним до вечера? Знаю, это очень долго. Я принесу из бара какую-нибудь сладость в награду.
   Мальчишка насупился.
   - Я же говорил про дозу, - и замолчал на мгновение, - но приноси... спасибо.
   Вьес едва заметно улыбнулась и махнула рукой на прощанье.
   На улице она первым делом натянула шарф повыше - спрятала нос, кровавые разводы на лице. Порадовалась, что на ярко-красном шарфе свежая кровь будет практически незаметна. Она торопилась к Крейяру. Он отреагировал на то, что за Вьес могут следить, совершенно предсказуемо - хотел срочно поговорить. Что ж, поговорить девушка хотела и по другому поводу.
  
   5. Жизнь
   - Никогда не видела тебя таким убитым, Джеки, - ласково протянула женщина, задумчиво шевеля наполовину разобранной рукой. Хирург оторвался от поисков инструментов, посмотрел на неё снизу вверх, сдвинув брови, и проворчал:
   - У меня закончились сигареты. Давно. Из-за абсолютно беспощадного потока больных и обиженных, я не мог отвлечься и сходить за ними. А теперь и ты внезапно заявилась, дорогуща.
   - Но сейчас же ты отослал своего мальчишку, - улыбнулась та, перебирая металлическими пальцами по подлокотнику кресла. Крейяр скривился, словно проглотил целый лимон разом.
   - Отпустить его раньше я не мог, Тали, слишком знатно тебе досталось. Опять гранату поймала? Хорошо хоть вовремя и нужные места ты прикрыла рукой, иначе пришлось бы половину лица перешивать. Ты же не хочешь ходить с разноцветной рожей? - ехидно поинтересовался мужчина и, выудив из недр ящика странной формы ключ, встал с колен. - Потерпи немного, дорогуша, я проверю крепления с плотью. Всё равно пришла.
   Тали приглушённо застонала, откинувшись назад, и закрыла глаза.
   - Какая же это мерзость. Как ты это выносишь, Джеки? Мясо, металл. Дикое сочетание.
   Хирург пожал плечами, наклонившись над креслом, и ровно сказал:
   - Мы все такие. "Мясо, металл".
   Джек поддел провода, соединяющие имплантат с искусственным плечевым суставом, который мужчина пару лет назад впервые налаживал в этом теле сам же, и надвинул лупу на глаз, внимательно рассматривая тончайшие переплетения металла.
   - Два крепления придётся поменять, - отметил он, - основное подтёрлось из-за нагрузок, а второе ты, похоже, сегодня повредила. Как там Имс, кстати?
   Женщина зашипела - видно, Крейяр слишком сильно оттянул связки, - и прикусила губу.
   - Тот, кто поставляет тебе обезболивающее, абсолютно точно разводит его водой, - выдавила она, стискивая подлокотники, и хихикнула. - Ах да, это же я. А Имс, Имс - прекрасно.
   - Я спрашивал про его протезы, но ладно, - пояснил Джек, осторожно заменяя провода. - Ты же знаешь уже?
   - О чём? - насторожилась Тали. - Он опять где-то потерял ноги? Когда умудрился? Я же полдня назад его видела.
   Крейяр отмахнулся.
   - Я не об этом. Мы просрали все схемы. Похоже, придётся предпринять ещё одну вылазку.
   - Дерьмо, - протянула женщина, - я ненавижу тебя. Перескакиваешь с одной темы на другую, чёрт бы тебя побрал. И да, я знаю о провале Таррена. Эх, если бы выбрался хоть кто-нибудь со схемами. Я была бы рада даже людям Клайва. Тогда можно было выкупить копии.
   - За баснословные деньги? - усмехнулся Джек. - Мы оба прекрасно знаем, что представляет из себя Клайв... Нужна ещё одна вылазка в Цитадель.
   - Механик занимается этим делом. Ему не хватает всего пары мелочей и нового одноразового пропуска.
   Тали замолчала, поёжившись от прикосновения холодных инструментов к голой коже около левой ключицы - Крейяр закреплял новые связки. А женщина их заранее ненавидела. Когда хирург закончил, Тали посмотрела на отремонтированную руку и по очереди загнула пальцы.
   - Когда рука была моей, - отметила она, бросая слова почти в пустоту: Джек собирал ошмётки проводов около кресла и никак не реагировал на свою пациентку, - когда она была живой, я не могла согнуть мизинец отдельно от безымянного пальца.
   А ещё тогда, раньше, у неё не было зависимости от препаратов, устанавливающих связь мозга и железа. Не было мелких судорог, прошибающих всё тело насквозь, когда приходило время принимать новую дозу. Тали натянула длинные перчатки, доходящие почти до локтя, прикрывая обе руки: и металлическую, и живую, - а сверху накинула пальто. Она не переносила вид имплантатов. В дверном проёме, на месте отсутствующей двери, она остановилась и повернулась к Крейяру, провожающему её усталым взглядом.
   - У тебя ещё остался зелёный, Джеки? - поинтересовалась она, изгибая губы в обольстительной улыбке и слегка наклоняя голову. Хирург скрестил руки на груди - усталый взгляд стал после этого тяжёлым. Он точно не стал бы говорить ей правду.
   - Нет, - буркнул он. - Тебя это почему волнует?
   Женщина усмехнулась и сделала неопределённый знак рукой.
   - Придётся тебе, похоже, переходить на что-то более низкое, да? Как... захочется, дай мне знать.
   Она уже собралась уходить - окончательно, насовсем, уж в этот раз точно, но внезапная мысль вдруг догнала её на пороге.
   - Кстати, ты нашёл кандидатуру на промывку мозгов, или ещё нет? - осведомилась она, сделав два шага назад, в убогую комнатушку. Джек покачал головой.
   - Пока присматриваюсь. У меня есть парочка на примете, но раз уж мы налажали со схемами, надо найти кого-нибудь более ценного.
   - Хорошо. Поторопился бы ты. И кури поменьше, сам свои лёгкие изнашиваешь, - Тали махнула рукой и всё же ушла.
   Крейяр оглядел рабочее место и вздохнул. Мусор был старательно разметён по углам до вечера, до конца приёма всяких разнообразных посетителей; вечером Джек займётся им тщательнее, выберет все куски проводов, отделит мелкую металлическую стружку, ферсовые куски и даст им вторую жизнь. Джек был невероятно бережлив и аккуратен. Любой огрызок мог стать в его руках чем-то полезным.
   Сзади раздалось покашливание.
   - Садитесь в кресло, - проговорил хирург через плечо. Вьес тихо хмыкнула.
   - Мне хватит тряпочки.
   - А, это ты, - Крейяр ни капли не удивился, увидев девушку - какое-то внутреннее чутьё подсказывало ему, что с рукой у неё всё так просто не пройдёт, что обязательно вылезет какая-нибудь мерзость. Да и после пугающей записки с лаконичным: "Я знатно вляпалась, на интерлок больше не звони".
   - Что-то беспокоит? - вопрос имел два смысла, и ответы на оба Джека сильно интересовали.
   Вьес отодвинула шарф, показывая застывшие следы крови на губах и подбородке.
   - Ну и кто тебе нос разбил? - усмехнулся хирург, протягивая платок, который он успел пропитать намешанным спиртом. Девушка проигнорировала руку мужчины, оглядываясь по сторонам.
   - А где твой мелкий? - спросила она, проходя внутрь.
   - Отослал его за сигаретами.
   - Думаешь, продадут? - усмехнулась Вьес.
   - Да всем плевать, - Крейяр отмахнулся. - Что у тебя случилось, горюшко?
   Она размотала запачканный кровью шарф, стянула куртку, уложив её на кучу прочих вещей, обложивших старый диван хирурга, и стащила перчатки с рук.
   - Что-то происходит с моей рукой, Джек, - пробормотала девушка, забираясь в кресло. - Она... сегодня произошло нечто странное. Я бы даже подумала, что мне это привиделось, но ты же меня знаешь.
   - Паранойя? - понимающе кивнул он. - Я давно привык.
   - Джек, - вновь начала девушка, - посмотри.
   Мужчина склонился над рукой, осторожно размотал бинты и присвистнул.
   - Никогда не видел, что такая дерьмовая рана так быстро заживала.
   - Оно чешется так, словно у меня отрастает новая рука, - проворчала Вьес. Крейяр выудил острый скальпель из коробки с инструментами.
   - Ты, кстати, ничего так и не рассказала о том, где чуть не потеряла руку. - Джек коротко посмотрел на девушку и осторожно сделал надрез. Вьес зашипела, машинально сжала кулаки; правую руку пробило мелкими иголочками, порез набух чёрным, но кровь свернулась почти мгновенно. Мужчина застыл, с подозрением рассматривая тонкую, белеющую на глазах, царапину среди множества стягивающих рану скоб.
   - И всё-таки? - протянул он. - Ты чувствуешь боль? Контролируешь это? Если я сделаю ещё надрез...
   - Джек, хватит, - нервно бросила Вьес, слегка отодвигаясь. - Я ничего не знаю. Ничего. Я только что первый раз в жизни увидела, что по моей грёбаной правой руке течёт какая-то чёрная херь.
   - Я возьму... это на анализ. Стой, только по правой руке течёт?
   Девушка кивнула:
   - Из носа полчаса назад шла нормальная, как видишь.
   - Дай другую руку, - бросил Крейяр, полностью увлечённый неожиданным открытием. - Как ты себя чувствуешь в общем? Что-нибудь изменилось? Поведение, привычки, пристрастия в еде? Головные боли не появлялись? Может, язвы на теле?
   - Сколько вопросов, - повела плечами Вьес, наблюдая за тем, как мужчина берёт кровь из обеих рук. - Привычки и пристрастия не изменились. А по поводу болей... Думаешь, это может быть той болезнью, от которой раньше лечились электриком? Даже не помню её название.
   - Всё может быть, - качнул головой хирург. - Несмотря на то, что она прогрессировала только на поверхности и что у невосприимчивых к электрику чаще всего был врождённый иммунитет к ней, всё может быть. Знаешь, какой процент неаугментированных людей сейчас проживает в нашем городе? Меньше сотой процента. Все давно забыли про эту болезнь. Этот тип фильтров с труб, качающих воздух с поверхности, могли снять.
   - Последний раз работы в трубах проводили больше месяца назад, Джек, - напомнила девушка, поёжившись. - Наверняка симптомы проявились бы раньше.
   - Но они проявились после того, как я пришил тебе руку на место.
   Крейяр отошел от кресла, убирая в центрифугу пробирки с кровью - чёрной и красной. На долгие несколько вздохов повисла полнейшая тишина, которой не было с момента прихода девушки. Словно испуганная этим внезапным затишьем, отсутствием малейшего движения, - Джек застыл, глядя на Вьес исподлобья, а та отчаянно отводила глаза, рассматривая собственные руки, - громко и отчётливо звякнула о металл упавшая из крана капля.
   - Есть сигарета? - глухо спросила девушка, сжимая и разжимая кулаки. Мужчина качнул головой, не сводя с неё взгляда.
   - Я работала на Клайва. Ты же знаешь этого ублюдка, торгующего информацией и паспортами. Я и трое его людей пробрались в Цитадель за схемами, которые жизненно важны Клайву. Он собирался неплохо навариться на продаже их копий для желающих поковырять защиту и склады Цитадели. В результате, всё пошло наперекосяк. Мне пришлось прятаться от преследователей в лаборатории, но меня нашли и там. То, что тебе пришлось пришивать мне руку, - всего лишь моя оплошность. Ну и выпущенный в меня заряд из винтовки. Я выстрелила в ответ и оказалась более меткой, - Вьес чуть усмехнулась.
   Джек прислонился к столу напротив девушки и сложил руки на груди.
   - И... там была пробирка, наполненная странной чёрной жидкостью, похожей на нефть. Я смутно помню её. Помню дичайшую боль в руке, помню вопль того солдата, что подстрелил меня. Помню, как перевязывала этот кровоточащий кусок мяса, едва не теряя сознание от боли. И помню, как эта пробирка упала на меня сверху и разбилась. Бинты были чёрными, но к тому моменту, как я до тебя добралась, всё равно пропитались кровью поверх. Хорошо хоть осколки стекла не пришлось из раны вытаскивать, - её передёрнуло.
   - О, зато множество других осколков пришлось вытаскивать мне, - ухмыльнулся Крейяр. - Как вы проникли в Цитадель?
   Вьес мотнула головой.
   - Использовали пропуск одного из высоких уровней. Похоже, люди Клайва сумели достать его у одного из учёных, работающих там.
   Мужчина потёр лоб рукой, вздохнул и, откинувшись немного назад, уставился в грязный потолок. Дохлое перекрытие, по ошибке названное крышей, протекало; красоты потолку добавляли и прогнивающие, покрытые пятнами плесени короба для проводов.
   - Не думал, что ты когда-нибудь согласишься на подобное.
   Раздался негромкий смешок - Вьес опустила голову ещё ниже; истеричный беззвучный смех мелко тряс её плечи. Продолжалось это, однако, недолго. Джек даже не успел подумать о необходимости успокоительного.
   - Клайв весьма вежливо намекнул мне о том, что мне есть, то терять, - криво улыбаясь, пояснила Вьес. - Что обыкновенной воровке, вроде меня, невероятно повезло с уютной квартиркой и должниками, которые помогли мне в ней беззаботно осесть. Я была нужна ему. Всё-таки я профессионал, а Клайв любит всё лучшее. И отсутствие аугментаций помогало мне взламывать некоторые системы. Они просто меня не видели.
   Джек скривился.
   - Узнаю методы Клайва. Стараюсь больше с ним не встречаться.
   - Кстати, с той вылазки у меня остался поплывший носитель, - пробормотала девушка. - Может, с него можно как-нибудь выскрести часть данных?
   - Оставь мне, я постараюсь узнать.
   Пиликнул модуль. Вьес покосилась на него задумчиво: этот резкий звук напоминал ей о том, что следует идти, она и так засиделась, а подработка в баре никак не отложилась во времени. Но идти не хотелось. После ночи, проведённой на крыше, скверно, на самом деле, отапливаемая комнатка Джека и операционное кресло казались невероятно уютными и родными.
   - Скоро праздник Мира, - отчего-то вспомнил Крейяр, отрешённо изучая включившуюся заставку на экране модуля и высветившееся оповещение в углу.
   В кварталах среднего и выше достатка на этот праздник высаживали траву. Искусственную, конечно, способную простоять на песке и пыли около трёх суток, а затем спокойно завянуть и превратиться в такую же, как и до этого, пыль. В этот день появлялись лавки с цветами; плевать, что запах их был усилен, а листья и соцветия подкрашены. Плевать, что они так же вяли без солнечного света. Они выглядели живыми. И великолепно пахли по сравнению со всем остальным, что приходилось нюхать каждый день.
   Праздник Мира проводили в тот день, когда закончилась война на поверхности, уничтожившая почти всё, загнавшая тысячи и тысячи людей в построенные по последним технологиям подземные города-бункеры. В тот день не подписывали мирных соглашений, актов о капитуляции, не давали салютов и парадов. В тот день никого не осталось наверху, никого, способного воевать. Земля перестала содрогаться, низкие гулы орудий перестали доводить выживших до смертельно опасного для всех безумия. Просто в тот день всё стихло.
   - Я пойду, - бросила неловко Вьес и поднялась с кресла. Было странно видеть Джека таким... неприсутствующим. Словно она случайно залезла в корзину чужого нижнего белья. Девушка оставила на столе красную карту-носитель и горсть жетонов, почти половину того, что удалось утащить у пьяного студента: врачи всё же стоили невероятно дорого.
   Крейяр покосился на эту кучу без особого интереса (он давно устал говорить девушке, что это совсем не обязательно и ей деньги нужны сейчас больше) и окликнул её у самого выхода.
   - Через неделю, наверно, можно будет снимать скобы. Учитывая, как оно заживает теперь. Только, пожалуйста, Вьес, не ковыряй ничего без меня.
   Девушка слегка заторможено кивнула и отвернулась.
   Заставка на мониторе модуля была тёмно-зелёной. И этот цвет чудовищно подходил Джеку.
  
   6. Имя
   Механик дёрнулся, отложил незаконченный протез и подкатился на кресле к взвизгнувшему модулю. Иначе звук настроить никак не выходило, все более менее приличные и привычные для ушей мелодии не достигали этих самых ушей, вечно закрытых производственными наушниками, которые спасали от ужасающего воя сверла по металлу. Мужчина стянул увеличивающие очки с глаз, оставив их болтаться на шее.
   Висело сообщение от Джека.
   - Ничего себе, - присвистнул Механик. - Кто у нас объявился.
   Скрипнула дверь, ведущая со склада в небольшую, обжитую комнату, для жилья раньше явно не предназначенную - слишком высокие потолки, слишком холодный пол.
   - Табер? - громко поинтересовался мужчина, не отрываясь от сообщения и не оборачиваясь. - Ты принёс, что я просил?
   В ответ раздались только быстрые шаги. Техник среагировал мгновенно: модуль погас, кресло развернулось, откатившись назад, а в сторону пришельца был направлен пистолет.
   Вошедший ругнулся, вытаскивая из ушей наушники с орущей музыкой. Ругнулся и Механик.
   - Твою мать, Табер. Я тебя чуть не пристрелил! Отзывайся, чёрт возьми, на своё имя!
   Тот пожал плечами.
   - Я тебе еды принёс, а ты меня пушкой встречаешь. Хорошо, ничего не скажешь.
   - Мясо есть? - мгновенно осведомился Механик. - Любое. Синтетическое, десять раз переваренное, человеческое.
   - Не поверишь, - усмехнулся Табер и скинул рюкзак рядом со стулом своего напарника, - я даже овощей немного добыл.
   - Ого. Но ты что-то долго. Стал ходить за едой в какое-то другое место? Раньше справлялся за час, а теперь где пропадаешь?
   Бер хлопнул глазами.
   - Раньше не было такого количества желающих пожрать, - с некоторой заминкой проговорил он и перевёл тему: - От кого сообщение? Наши?
   - Наши-наши, - кивнул техник и заглянул в сумку с провизией. - Крей написал. Он нашёл человека, которого стоит посетить. Доктор, один из ведущих специалистов сети клиник в приличных кварталах и бывший исследователь в цитадели. Дочь его обеспечивает лекарствами государство - у неё тяжелая зависимость от электрика.
   - Другие родственники? - осведомился Табер, закидывая в рот кусок хлеба, который лежал на тарелке перед модулем. Механик проводил это действо выражающим всё недовольство мира взглядом.
   - Никого. Зато около семи лет назад его тётушку забрали в стационар. И хватит таскать мои бутерброды.
   - Хорошая почва для разговора, - одобрительно закивал Табер, невольно чавкая, - Джек умеет выбирать кандидатов.
   - А ты в нём сомневался? - ухмыльнулся техник и, бросив короткий взгляд на часы, стукнул себя по коленям, резко поднялся с кресла, спохватившись: - Скоро Тали должна зайти, забрать заряды для её малышки. Пойду, приготовлю всё.
   - Ты жрать-то собираешься? - удивлённо поднял брови Табер, разворачивая к себе чёрный пока что экран модуля.
   - Естественно! - крикнул через плечо мужчина, скрываясь на складах.
   Тали объявилась тогда, когда и предсказывал Механик, - скоро. Она вошла в помещение с коротким смешком и стуком тяжёлых сапог по полу, с обволакивающим ароматом шикарных духов, смешанных с сигаретным дымом, и мгновенным вопросом:
   - Эй, торчок, где этот ненормальный с платами вместо живых человеческих мозгов?
   Табер вздохнул. К своеобразной - стервозной - манере речи Тали он привык давно, все её недостатки можно было простить, принимая во внимания всего один факт - она работала, как ни работал никто другой. Тали обладала поистине потрясающим чутьём в своей области, чудесной способностью оборачивать любую ситуацию в сторону собственной выгодой. А при работе с ней, её выгода становилась выгодой общей. И, несмотря на то, что Тали вертелась в среде торговцев незаконным электриком и прочими медицинскими препаратами, сама она не страдала довольно частной для таких людей тяжёлой зависимостью, хоть и имела достаточно аугментаций для развития этой болезни, - следовательно, была адекватной и здравомыслящей в большинстве случаев.
   Следом за ней в комнату вошёл Имс - высокий мужчина, почти вдвое больше Табера, "компьютерного торчка", как ласково называли его практически все с лёгкой подачи слегка выпившего как-то Джека. Около двух лет назад Имс лишился обеих ног - Механик любовно выточил ему эти протезы, вложив в них столько стараний и нововведений, что обычно зловеще-молчаливый мужчина выразил ему благодарность, заключавшуюся в целых двух предложениях. Только через полгода Имс их опять чуть не просрал. И потом ещё через пару месяцев. Механик ржал от этих историй, как ненормальный, ничуть не переживая из-за своего потраченного времени и ресурсов, а Джек скрипел зубами, устав уже видеть мужчину в операционном кресле перед собой.
   Имс поднял руку, приветствуя как-то отрывисто кивнувшего ему Табера. Тот, в свою очередь, когда-то сбивал с имсовского интерлока слежку - на нём было много информации, контактов, просто так выбросить аппарат было невозможно и крайне опасно. Зато после этого случая важные данные на сетевые приборы больше никто записывать не рисковал, что значительно упростило работу Бера и всех "подпольных" хакеров, присоединившихся к оппозиции.
   Табер рвано вдохнул и медленно осел на кресло, на мгновение потеряв связь с действительностью. Изнутри его разрывало и клокотало, будто в голове раскрыл свою пасть давно спавший вулкан. Приступов у него не было уже давно, хакер почти забыл каково это, когда твою черепушку словно раздирает на части. Он не мог выдавить ни слова.
   - Бер, ты слышишь меня? - Тали подошла совсем близко и помахала рукой перед лицом застывшего компьютещика. Мужчина не отвечал; взгляд его застыл, проходя сквозь двери и стены, модифицированные зрачки не двигались, лишь мелко дрожали.
   - Бер? - настороженно протянула женщина и тряхнула Табера за плечо. Имс принюхался.
   - Где здесь лежат лекарства? - чётко спросил он, окидывая взглядом помещение. Тали изумлённо оглянулась на своего попутчика, и нечто мелькнуло в её голове за доли секунды - она метнулась к не реагирующего ни на что мужчине, одновременно с этим крикнув:
   - В серых ящиках за столом с заготовками.
   Тали заглянула в глаза Бера: слегка затянувшиеся словно мыльной плёнкой, - насилу разжала ему челюсти. Изо рта до подбородка пробежала тонкая розоватая полоска вязкой слюны, резко пахнувшая металлом и гнилью.
   - Дерьмо, - процедила сквозь зубы женщина и бросила за спину: - Имс, у него приступ! Найди длинные ампулы аностизила и шприц на десять кубиков.
   Она стащила деревянного Табера на пол, закатала оба рукава.
   - Механик! - закричала она, пытаясь найти следы от недавних уколов. - Чёрт, чёрт, чёрт, только не говори мне, что ты закапывал этот грёбаный аностизил, а не колол. Механик! Отзовись, блядское отродье машин!
   Тали терпеть не могла терять людей. Это сильно било по её самолюбию.
   Имс преодолел расстояние от шкафов до находящейся на грани истерики Тали - половина немаленькой комнаты - за мгновение и протянул ей ампулы. Она считала удары сердца - медленные и неохотные - и пыталась оценить общее состояние хакера. Она кричала:
   - Механик! Чёрт возьми, я не могу понять, сколько вколоть аностизила. Неправильная дозировка может сделать наш главный мозг овощем до конца его дней! Чёрт, чёрт, чёрт, - и почти сорвалась на визг: - Эрик!
   Дверь скрипнула, открываясь так медленно, что будь этот миг не таким коротким, можно было бы играть на нервах этим ленивым и высоким скрипом, противным до ощущения тошноты в горле. Механик, практически скопировав недавние движения Бера, скинул с ушей наушники.
   Тали едва сдержала внутри оглушающий в своей истерике смех.
   - Какого..? - Лицо техника вытянулось, коробка, которую он держал одной рукой, полетела в сторону, жалобно звякнули уложенные внутри патроны, а вторая рука потянулась к шкафчику, откуда Имс доставал лекарство.
   - Как давно Бер принимал?
   Эрик застыл; Имс мгновенно шагнул к нему и крепко встряхнул, уже замахнулся, чтобы хлопнуть изумлённого Механика, но тот смог прийти в себя и ответить:
   - Больше двух недель назад. Семнадцать дней. Но...
   Дальше женщина не слушала, она набрала шприц и чётко проколола иглой кожу - промахнуться мимо темнеющих и набухших вен было сложно.
   - Какого хрена? - тихо поинтересовался техник, присаживаясь на своё любимое крутящееся кресло, и сложил руки у рта. - Почему приступ? До этого никогда такого не было. И дозы он принимал вовремя, дозы фиолетового, иногда голубого, это же совсем не херня разбавленная... Какого хрена? Какого?
   Облокотившись на собственные колени, Механик сжал голову ладонями, массируя виски. Тали бросила на него короткий взгляд и снова устремила всё своё внимание на полуживого Табера: рассмотрела глаза - имплантаты начали подрагивать, оживая, - опять проверила пульс.
   - Скоро придёт в себя, - заключила женщина, опускаясь с корточек совсем на пол. - Механик, рассказывай о случившемся Джеку и побыстрее. Если болезнь Бера прогрессирует, может, он найдёт лекарства помощнее?
   Техник кивнул, хрустнул пальцами и поднялся с кресла, направившись к модулю и, верно, первый раз в жизни забыв о том, что это кресло его, любимое, на колёсиках, вполне может подъехать к монитору.
   Тали проводила мужчину тяжёлым взглядом и вновь посмотрела на компьютерщика, следя за его состоянием.
   - Почему вы оба ничего не сказали о том, что у Бера отказывают имплантаты? И как давно это началось? - ровно и негромко спросила она, не поворачивая головы. Ответа от ошарашенного Эрика она, на самом деле, не особо ждала, но спросить нужно было. Тали ненавидела тайны, как ненавидела и железо. Тали ненавидела чего-то не знать, строить планы, этого чего-то не зная, а планы она строила постоянно, она жила этими вовремя построенными планами и выверенным до секунды временем. Благо, сейчас, в это мгновение, она могла себе позволить сидеть без движения, наблюдая за чуть не умерших от приступа напарником, старым знакомым. Её знакомые и так умирали слишком часто.
   - Несколько лет уже. Джек знал почти с самого начала. - Механик всё же ответил, отводя глаза; он не хотел смотреть на неподвижное тело.
   - О, теперь ясно, кому предназначались упаковки моего аностизила. Дальше? - подняла брови женщина. Табер закашлял, не приходя в сознание, розовая слюна, пенясь, стала активнее выбираться из рта - излишки препарата стали выводиться организмом, что было очень хорошим знаком. Тело боролось.
   - Крей помогал с лечением и процедурами, - коротко сказал мужчина. Тали прикрыла глаза и глубоко вздохнула, успокаивая сама себя - очень сильно хотелось встать и дать Механику хорошую оплеуху.
   - Почему не знали мы? - медленно проговорила она, опять проверяя пульс.
   - Люди ушли от болезни тела, начав принимать электрик. Много лет назад это помогло остановить эпидемию и исчезновение человеческого рода. А сейчас у людей появилась новая проблема. Новая болезнь, заставляющая гнить железо и разъедать живое мясо, - Механик остановился, задумчиво рассматривая горящий экран модуля. - Мне кажется, этот мир просто хочет от нас избавиться.
   - Эрик, прекращай философствовать, - скривилась Тали. - Я жду ответа.
   - Он не хотел, чтобы знали все вокруг. Бер не особо любит говорить о своих проблемах. Идиот, он думает, что болезнь - это его личная слабость, - вздохнул техник. - Я догадался, когда он притащил мне дорогущий очищенный металл, чтобы я вырезал ему новый глаз. И аностизил до этого момента он хорошо прятал.
   - Восхитительно, - проворчала женщина. - Где мы найдём нового настолько же умелого хакера, когда этот загнётся в одиночестве от очередного приступа?
   - Их не было раньше! - вскинулся Механик, чуть не смахнув модуль с подставки.
   - Думаешь, он бы говорил тебе о каждом приступе? - горько усмехнулась Тали.
   - Мы договорились, - заметил техник.
   - И ты сразу же поверил, - фыркнула женщина, глянула на время и поднялась, хлопнув себя по коленям. Имс отлепился от стены следом.
   - Где мои снаряды? - вспомнила Тали, подняв брови и улыбнувшись легко, будто ничего и не произошло. Механика вводили в ступор такие резкие переходы. Он махнул на валяющуюся возле двери коробку.
   - О, спасибо, - издевательски протянула женщина, отвесив короткий шуточный поклон. - Кстати, Фрай ругался, что не может с тобой связаться.
   - Чёрт, - Механик хлопнул себя по лбу, навесил на ухо интерлок и махнул за спину рукой, прощаясь с Тали и Имсом. Как они ушли, техник не слышал.
   - Привет, Чарли, - поздоровался он, потирая виски. - Прости, возникли некоторые проблемы.
   - Здорово. Надеюсь, никто не умер?
   - Нет. Рассказывай.
   - Хорошо, - взволнованный голос Чарли Фрая, главы шестой группы, на том конце стал серьёзным. - Полный отчёт с моими заметками скоро принесёт Майкл.
   - Как он, кстати? - отошёл от темы техник, вспомнив не так давно присоединившегося к ним парня.
   - Лезет со своими комментариями, возмущается, спорит, - перечислил Чарли и хмыкнул, - в общем, прекрасно справляется. Но я вызывал тебя весь день не для того, чтобы поговорить о Майке.
   - Прости, я слушаю, - опять извинился техник. Голова начинала болеть, а нужно было ещё столько всего успеть сделать. Порою он хотел послать всем к чертям и залечь на самое дно, чтобы отоспаться до того состояния, когда от одного вида кровати хочется блевать.
   - Оскар Прайнэ, - начал Фрай, - советник по безопасности и главный гвоздь в нашей заднице. Отвечает за всю полицию и непосредственную защиту серверного центра "Цитадель". Мы, наконец, достали его досье.
   В интерлоке послышалось щёлканье кнопок модуля.
   - Мужчина, белый, возраст, не интересно, - бормотал в ухо Чарли. - О, нашёл! Короче, основная информация: его адрес, семья, связи. Досье, конечно, неполное, у него такая секретность, что ребята почти три без перерыва ковыряли защиту. Доковыряли. Ну, что ж, теперь мы хотя бы знаем его в лицо. В его кабинете в Цитадели - основной узел защиты, соответственно, если мы хотим достать нужные файлы из базы, сначала нужно влезть к нему. Или получить доступ как-нибудь удалённо.
   - Хотя какая-то загадка решена, - удовлетворённо выдохнул Механик. - А мы мы почти полгода искали, как получить доступ к базе.
   - Это наш первый маленький шаг, - смеясь, выдавил Фрай. - Ладно, у меня ещё есть дела. Вызови, как изучишь полный отчёт.
  
   7. Долг
   Вечером следующего дня Вьес уже отковыривала внешние скобы - они отходили хорошо, если нажать в определённом месте. Удивительно было то, что рука почти зажила. Оставалось, конечно, жутковатое на вид месиво снаружи - но оно затрагивало только верхние слои кожи, как бывает, если обтереться рукой об острейшую тёрку. Болела кость - внутренние скобы держали крепко, значительно увеличивая скорость её заживления. Девушка сидела на той же, привычной уже, крыше и рассматривала словно и не свою руку. Невольно задержав дыхание, она стянула перчатки. Странная чёрная зараза продвинулась дальше - она покрывала все пальцы, немного заходя на ладони. Вьес сжала кулаки. Вытянула правую руку в сторону, напрягла её, сделала пару взмахов, разминая. Бросила взгляд на часы и хлопнула себя по голове. В этот раз Беннет не был таким благосклонным и, несмотря на все мольбы, поставил для девушки ночную смену. Та не любила, даже опасалась работать в таких заведениях ночью - паранойя не отпускала её ни на миг. Мало ли какой буйный пьяница заглянет?
   Хорошо хоть добираться до бара было не трудно и не особо долго - чуть больше получаса спокойным шагом и один уровень вверх на круглосуточном грузовом лифте; едва зайдя в огромную кабину вместе с такими же ночными двумя десятками людей, Вьес отошла в самый угол, подальше от невысокого паренька с бегающими глазками - людей своей профессии девушка вычленяла мгновенно. Проезд в лифте был платным, но, наверно, только дурак не знал, как обойти автоматическую систему обычным тонким куском алюминия, да и за нижними уровнями практически в этом плане не следили. Бесплатно уехать наверх на основных лифтах, что соединяли между собой районы, было почти невозможно.
   Сегодня вместе с Вьес опять работала рыжая Мисти. Девушка только вздохнула, когда увидела свою напарницу: разговаривать им было особо не о чем, а, судя по гордо выставленным на стойку леденцам, у Бена опять началось время, когда он пытался бросить курить. Вьес не любила курить в одиночестве и полнейшей тишине.
   - Надо же, - улыбнулся мужчина, выходя из подсобки с разведёнными руками, - ты не опоздала. Сегодня должно прорвать трубы, дорогая.
   - Не срывайся на мне, Беннет, - фыркнула девушка, стягивая мешающиеся волосы резинкой. - Я прекрасно знаю, что ты бесишься из-за того, что твоя ненаглядная опять закатила тебе истерику и выкинула все сигареты. Иди, разбей кому-нибудь лицо на улице, но не язви мне. Раздражает.
   Бен закатил глаза и, схватив тряпку, принялся яростно протирать барную стойку от несуществующей пыли.
   - Будь у меня на то силы, давно бы бросил и курить, и спорить, и играть на деньги. Был бы хорошим мужем, работать бы пошёл кем угодно в верхние кварталы, хоть уборщиком дерьма за домашними собачками, - простонал мужчина, роняя голову в ладони. - Кем угодно.
   - А оно ей надо? - флегматично поинтересовалась Вьес. - Думаешь, твоя жена до сих пор с тобой из-за того, что ты мог бы? Думаешь, ей нужна эта узенькая комнатка наверху, если она каждый раз встречает тебя после работы? И, вроде как, её бесит только твоё пристрастие к сигаретам, а никак не маленький доход твоего захудалого бара и наличие в нём блядовитых официанток. Господи, да как она до сих пор не расцарапала Анджеле глаза? - вдруг с удивлением осознала девушка. - Святая женщина.
   Беннет вздохнул, распрямился и высыпал себе на руку два леденца из баночки.
   - Клубничный или мятный? - поинтересовался он, поглядев на Вьес. Та дёрнула плечами.
   - Без разницы. По мне, так они все на вкус одинаковые.
   - Тогда держи клубничный, - хмыкнул Бен, протягивая ей леденец. - Он хоть пахнет прилично.
   Ночью в баре народа было больше, чем в прошлый раз, но и тише - никакие показательно веселящиеся, чтобы скрыть за громким смехом стук зубов, студенты не восседали посередине зала. Примерно в три часа ночи, когда в потоке заказов возникла случайная пауза: все либо уже сидели, потягивая алкоголь, ковыряясь вилкой в тарелке, либо уже собирались уходить, - Вьес плюнула на злящегося на всех вокруг Беннета, плюнула на испачканные особо отчаянно жестикулирующим клиентом штаны и, схватив пачку сигарет, почти выбежала через чёрный вход на улицу.
   Солнца не светили совсем, заменой им были тусклые дрожащие лампы, прикреплённые на длинных изгибающихся ножках к углам домов. Накрапывал мелкий неприятный дождик; девушка поёжилась, запахнула куртку посильнее и втянула голову в плечи. Нужно было искать одежду потеплее. Или, ещё лучше, новое место жительство, какой-нибудь хоть немного отапливаемый угол. Айзек, конечно, натаскал на крыши множество драных одеял из брошенных квартир в том доме - многие люди уезжали, пропадали или же прописывались недобровольно в стационарах, забирающих на принудительное лечение всех страдающих острой формой зависимости от электрика. Можно было попробовать поселиться в одной из этих квартир, но на крыше было гораздо безопаснее - какой воришка пойдёт проверять крышу на предмет чего-либо ценного? - да и Вьес зачем-то постоянно наблюдала за своим домом, отчаянно желая туда вернуться. Хотя и понимала, что уже стоит искать новой убежище.
   Девушка прислонилась к стене и щёлкнула пару раз зажигалкой. Огонёк упорно не хотел разгораться, вспыхивал на мгновение и мгновенно же затухал, словно издеваясь над отчаянно желающей покурить Вьес.
   - Хреновый у вас помощничек, - усмехнулся рядом кто-то. Девушка дёрнулась от испуга, чуть не уронила в грязную лужу сигарету и, про себя матерясь, повернулась к говорящему. Хотели бы убить - сразу убили бы, без разговоров. Наверно. Она успокаивала себя этим.
   Мужчина в серой, мокрой на плечах толстовке с улыбкой протягивал ей свою зажигалку. Вьес забрала её из металлических пальцев и, наконец, закурила.
   - Спасибо, - коротко поблагодарила она. Мужчина пристроился напротив неё, у стены другого дома; тупичок, куда выходило подсобное помещение бара, был узким и длинным - в таких прекрасно курилось в одиночестве.
   - Я, вообще, Мисти здесь жду, - сказал мужчина. - Не можете позвать её? Мне нужно шепнуть ей пару слов.
   Вьес едва качнула головой. О строгих формулировках она знала достаточно. Девушка заглянула внутрь - Мисти, к великой радости воровки, обнаружилась быстро, она заходила к шкафчикам. Юбка рыжей была испачкана в том же красном соусе, которым Вьес измазали пару минут назад. Почему-то девушку это порадовало.
   - Мисти! - окликнула её она. - Тут человек тебе должен пару слов шепнуть.
   Информатор заинтересованно подняла голову и кивнула, распознав свой код.
   - Секунду, - бросила она через плечо и стянула грязную юбку, одновременно открывая шкафчик с личными вещами.
   - Не холодно? - участливо поинтересовался у Вьес мужчина, нервно глянув сквозь щёлку внутрь помещения. Девушка заметила это и насторожилась, списать короткую дрожь, пробежавшую по плечам человека, на ночной холод ей не позволила паранойя, охватившая быстрее застучавшее сердце.
   - Дождь противный, - протянул опять мужчина, поднимая голову к нему и засовывая руки в карманы толстовки. Будь его руки живыми, в этом действии не было бы ничего не обычного, но металлические имплантаты не чувствовали холода, они передавали в мозг сигналы об окружающей температуре, всего-то.
   Родная подруга паранойя кричала о том, что следует убраться сейчас же. Вьес осталась. Докурить сигарету хотелось больше, чем потакать приступу своей привычкой истерики.
   Скрипнула дверь - это Мисти переодела брюки и, накинув на плечи когда-то модное старое пальто, выскочила на улицу.
   - У меня есть, буквально, минута, - живо начала она, накидывая капюшон на уложенные волосы, - прежде чем Беннет...
   Договорить она не успела. Рыжая захрипела, удивлённо опустила глаза вниз, а руками машинально схватилась на лезвие, засевшее в её животе.
   - Лучше бы ты ушла, - бросил убийца. - Это не твоё дело.
   Недокуренная сигарета всё-таки упала в лужу грязи. Мужчина стремительно развернулся, оставив лезвие в ране, и выхватил второе, рванул к остолбеневшей на миг Вьес. Позади девушки была стена и куча мусора. Человек сделал выпад вперёд, метя в шею, а Вьес - при себе у неё не было никакого оружия, тело двигалось само, знатно натренированное в прошлом, - сместилась в сторону и выставила правую руку вперёд: нужно было увести нож как можно дальше от себя.
   Манёвр удался. Мужчина пролетел немного вперёд и попытался развернуться, махнув ножом в сторону двери. Вьес едва успела убрать руки и отшатнулась назад, зашипев: человек нарочно отгонял её прочь от дверей, ведь в баре был Беннет, в баре были люди, которым отчаянно хотелось прибить кого-нибудь шутки ради. А спасти помощницу достаточно уважаемого в своих кругах Бена - чем не благородное дело?
   Они практически поменялись местами. Девушка подняла руки к груди, сжала кулаки, пытаясь унять не вовремя усилившуюся боль в плече и иголочки в пальцах. Мужчина дёрнулся к Вьес и затормозил на мгновение, удивлённо закашлявшись.
   В тот же миг прозвучал звонкий хлопок, человек взвыл, зажимая свободной рукой рану в боку, и сделал ещё один шаг в сторону девушки. Следующий выстрел уложил его в грязь. Вьес бросилась к дверям - ей было наплевать, что, возможно, этот вооружённый пистолетом некто хотел спасти её.
   - Постой! - прокричали сзади. Девушка не остановилась, резко дёрнула дверь на себя и почти врезалась в ошарашенного Беннета. Тот машинально схватил её за плечи.
   - Пусти, - зашипела Вьес, вцепившись в запястья мужчины и попытавшись скинуть их себя.
   - Твою мать, - вдруг ругнулся Бен, отдёрнул руки, освободив тем самым свои запястья и, закатав рукава, потёр их; там, где их хватала Вьес, появились светлые, словно обескровленные пятна. Но не успел он удивиться, как увидел лужу крови под дверью.
   - Что здесь творится? - грозно осведомился мужчина. Тела Мисти, лежавшего за дверью, он не видел, только подошедшего и убирающего свой пистолет неизвестного и ещё более неизвестный труп прямо перед чёрным входом. Вьес скользнула внутрь, намереваясь убраться от трупов как можно дальше.
   - Стоять, - бросил через плечо Беннет, и девушка послушно замерла, не желая злить и без того весь день рычащего на всех начальника. Таким взбешённым она видела его первый раз в жизни.
   Хорошо хоть пальцы колоть перестало - это изрядно отвлекало, заставляло невольно морщиться и постоянно сжимать и разжимать кулаки. Однако, собственное же тело решило, что периодических болей девушке маловато: из носа опять пошла кровь. Вьес смахнула её и присела около дверей, устроив руки так, чтобы были прикрыты и рот, и нос. Нечего было без стоящей причины тревожить Бена.
   - Ты кто? - спросил тот, хмуро уставившись на мужчину, спокойно убирающего за ремень брюк пистолет.
   - Дейв, - моментально назвался тот, протянув руку. Беннет попытки вежливо познакомиться не оценил.
   - Ты что здесь забыл? - последовал следующий вопрос.
   - Твоё дело какое? - поднял брови Дейв. - Я, между прочим, спас твою девчонку, дружище. А ты на меня собак спустить собрался?
   - А я откуда знаю, что ты её спасать хотел? - проворчал Беннет. Вьес фыркнула, но промолчала. Ей очень не хотелось ввязываться в этот диалог. Её непосредственный на данный момент начальник и сам неплохо справлялся с ролью вышибалы, способного разрулить все опасные ситуации.
   Бен открыл дверь пошире и, наконец, заметил тело Мисти.
   - Вьес? - негромко начал он, обернувшись назад и всем своим видом требуя объяснений. Девушка вздохнула и откинула голову назад.
   - Это мужик, который лежит перед дверью, сказал мне, что у него есть информация для Мисти. Я позвала её. Через секунду он уже бросился на меня с ножом, а рыжая лежала в луже, - коротко объяснила она. - И да, кстати, этот тип с пистолетом застрелил того типа с ножом. Всё, Бен. Больше ничего не было.
   Дейв усмехнулся, видно, его развеселило очень сжатое и поэтичное изложение ситуации в целом.
   - Я же говорил, - пожал плечами он и поёжился. - Дружище, давай внутрь пройдём. Там и продолжим. Всё же снаружи мокро и холодно.
   Беннет громко выпустил воздух изо рта и закрыл лицо ладонью:
   - Уговорил. Только тела помоги унести с улицы, а мало ли какая шваль на запах крови прибежит.
   И Бен не приукрашивал. Кровь означала трудности или наживу, и, естественно, на последнюю надеялись чаще и сильнее.
   Вьес быстро поднялась, пока никто не увидел её лицо, и юркнула на кухню, дверь в которую была совсем близко. Пухлая повариха не слышала ни черта - её уши были заткнуты музыкой, а она сама была сосредоточена на шипящих котлетах неизвестного происхождения. Девушка повернулась к ней спиной и наклонилась над раковиной, смывая красные следы с губ и подбородка.
   Здесь внизу все сбегались всего на три запаха: крови, разумеется, денег и огня.
   Нужно было решить проблему с телами в первую очередь. Беннет прогнал Вьес и Дейва в зал, а сам остался в подсобке, навешивая на ухо интерлок: носить его на работе мужчина не любил, слишком часто он требовался кому-то, а навязчивые звонки раздражали. Меньше полугода назад он поступил по-новому - просто снял интерлок, положил его под кучу тряпья в шкафчике для одежды и забыл на всё рабочее время.
   - Я ничего тебе не должна, - негромко и ровно проговорила Вьес, проводив взглядом активно жестикулирующего Бена, и прислонилась к бару позади себя. Почти пустая бутылка водки, непредусмотрительно оставленная на краю, звякнула, стукнувшись о стакан.
   Дейв недоумённо поднял брови и, взобравшись на высокий стул, положил локти на стойку.
   - Я не просила себя спасать, - так же спокойно пояснила Вьес. Мужчина отмахнулся.
   - Не волнуйся насчёт этого, - хмыкнул он. - Лучше налей мне... Виски?
   - Бесплатно здесь ничего не делается, - уточнила девушка и выхватила бутылку позади себя. Дейв закатил глаза.
   - Если ты всерьёз уверена, что я буду требовать с тебя компенсацию за твоё спасение, то ошибаешься. И за виски заплачу.
   - Ты не похож на того, кто тратит патроны ради удовлетворения своего человеколюбия, - бросила Вьес. Несмотря на кажущуюся отрешённость и наплевательское отношение к тому факту, что она, по сути, должна этому человеку свою жизнь, внутри девушки разгоралась самая настоящая паника. Она и так влезла в долги по самое горло. Она и так уже задолжала жизнь Джеку, а двух у неё, к сожалению, не было.
   - Так уж не похож? - ухмыльнулся Дейв и, качнув стаканом с золотистой жидкостью, протянул его обратно. - Льда не подкинешь?
   - Я знаю людей, - девушка едва удержалась от яростного шипения. Человек раздражал её неимоверно: своей наглой улыбкой, довольно расслабленной позой и хитрым прищуром глаз. Вьес хорошо чувствовала людей своей профессии или профессии близкой, и пусть на вора мужчина не смахивал, но с ворами якшался он точно и часто.
   - Конечно, - ещё шире и ехиднее улыбнулся мужчина, отхлебнул виски и заговорил серьёзнее. - Вообще, меня Джек прислал.
   Девушка машинально отметила верный код. Хотя верные коды, как она только что уяснила, не значили ни хрена.
   - Он попросил, - продолжил Дейв, задумчиво разглядывая стакан, - найти тебя, спросить, в какую глубочайшую задницу ты закопала свой интерлок, а потом прибить, потому что он несколько часов не мог связаться с тобой и кое-что важное сообщить.
   - Что сообщить? - мгновенно зацепилась за фразу Вьес, даже наклонилась немного вперёд, опираясь руками о стойку.
   - Он сделал анализ крови, - пожал плечами мужчина, специально растягивая и делая паузы, и показательно заинтересовался виски больше, чем разговором. - Большего не сказал.
   Девушке хотелось залепить ему такой пощёчины, от которой голова бы его улетела на дальний край зала, - это был один их тех немногих случаев, когда она всерьёз жалела о присутствии всех своих натуральных конечностей.
   - А, ещё просил зайти завтра днём, - закончил, наконец, Дейв.
   - Ты работаешь у Джека мальчиком на побегушках? - едко поинтересовалась Вьес. Пусть не физически, но поддеть хотелось, хотелось уколоть побольнее, лишь бы этот человек не вел себя так расслабленно и спокойно, будто у себя дома.
   - Он попросил, я сделал. - Издёвка явно не достигла цели. - Крейяр выглядел очень обеспокоенным и уставшим, а мне было несложно дойти до этого бара. И то, что я тебя спас... Знаешь, это было машинально. На тот момент мне показалось это правильным, и в моей голове даже мысли не проскочило о том, сможешь ли ты мне потом отплатить.
   - Как ты, такой наивный, до сих пор сам жив? - удивилась девушка, изредка поглядывая на дверь в подсобные помещения. Беннета всё ещё не было видно.
   - О, дорогая моя, я не наивный, - усмехнулся Дейв. - Сколько с меня?
   - Шестьдесят, - бросила Вьес.
   - И ещё Джек просил приглядеть за тобой, - будто невзначай проговорил мужчина, допивая виски одним глотком. Девушка замерла.
   - Какого чёрта?
   Дейв пожал плечами:
   - Предчувствие. Он так сказал. Ты же знаешь Крейяра. Да и он слишком много сделал для меня, чтобы хоть в чём-то ему отказывать.
   Вьес замолчала. Предчувствие. Они с Джеком оба были грёбаными параноиками, оба пытались перестраховаться везде и всегда. Это было ей понятно. Однако она не понимала другое: с чего бы Крейяр начал так о ней беспокоиться?
   - И ты собираешься быть моей личной нянькой? - осведомилась через пару мгновений девушка. - Я не привыкла рассчитывать на кого-то кроме себя. Приглядывать за мной будет сложновато.
   - Ты меня недооцениваешь, - усмехнулся мужчина. Вьес фыркнула.
  
   8. Клятва
   Тали прислонилась к стене и оглянулась по сторонам, прежде чем вытащить сигарету из кармана. Было совсем раннее утро: солнца начали разогреваться и светить меньше пяти минут назад, а Джека всё ещё не было. Женщина нервничала, затянулась быстро и закашлялась, словно в один миг разучившись курить вовсе. Имс отвлёкся от наблюдения за охранным пунктом, покосившись на неё, и покачал головой.
   - Не одобряешь, - протянула Тали, криво улыбнувшись. Она не спрашивала: за то время, которое она знала Имса, она понимала все его взгляды и движения.
   - Дурная привычка, - согласился мужчина. - Джеку курить можно. Можно курить Механику. А у тебя всё ещё живые лёгкие.
   - Механик - просто ходячий кусок железа. Ему всё можно по твоей логике. И неудивительно, что он занимается изготовлением протезов и оружия. Этот парень гений, но какой же он непредусмотрительный! Как же он меня раздражает, - проворчала Тали, стряхивая пепел. Имс хмыкнул.
   - Он сделал твою руку. И кусок черепа.
   Женщина дёрнулась, резко коснулась затылка и скривилась, почувствовав под искусственными волосами металл.
   - Я урод, - выдавила она сквозь зубы. - У Эрика даже волос не нашлось светлых, чтобы прикрепить к этой чёртовой пластине. Теперь на всём затылке - тёмные. Уродство.
   - Зато живая, - отметил Имс. - И насчёт волос - это необычно выглядит. Мне нравится.
   Тали невольно улыбнулась: совсем чуть-чуть, буквально на мгновение уголки её губ приподнялись немного вверх, а нахмуренные брови разгладились.
   - Что-то ты сегодня разговорчивый, - негромко сказала она, посмотрела на тлеющую сигарету и затушила её об угол дома.
   - А ты сегодня почему-то не любишь себя.
   - У меня же есть ты, - ехидно прищурившись, заявила женщина и мгновенно переключилась: - Прибьёшь Джека, когда он соизволит притащить свою задницу сюда?
   Они оба не привыкли говорить друг другу о том, как сильно зависят друг от друга, как доверяют. Тали никогда не задумывалась о происходящем: ей было просто и удобно, ей было понятно и спокойно. Имс являлся для неё верным товарищем, человеком, на которого можно было положиться в любой ситуации; он всегда приходил и спасал, прикрывал спину. За ним не нужно было приглядывать, оберегать его, мужчина был той силой, на которую можно рассчитывать самому. А Тали быстро уставала от слабых людей, а если умудрялась привязаться к ним, то сильно переживала, боясь однажды не успеть придти на помощь. Ещё раз.
   Джек вывернул совсем не из-за того угла, куда поглядывала периодически женщина. Откинул капюшон назад и подошёл быстро, пару раз оглянувшись назад. Тали нахмурилась.
   - Я, конечно, удивилась, когда ты внезапно выразил желание после стольких лет перерыва вместе с нами поучаствовать в "полоскании мозга", - проворчала она, подавшись чуть вперёд, - но мог хотя бы не опаздывать. И не прибегать с таким видом, будто за тобой кто-то гонится. Больше не будем тебя брать, лишнюю панику наводишь.
   Мужчина отмахнулся, слегка скривившись от едкого замечания.
   - Обычные предосторожности, успокойся, дорогуша. А Марк Вейснер - интересная личность, я бы хотел на него посмотреть. Да и скучно что-то стало.
   - Это с твоим-то потоком нуждающихся? - женщина покачала головой.
   - Я устал от них. Считай, это мой выходной, - бросил Крейяр и повернулся к Имсу: - Мы можем начинать.
   Тот кивнул, надвинул на глаза кепку и неторопливо, вразвалочку, направился к скучающему охраннику.
   - Как себя чувствует Табер? - поинтересовался Джек, на мгновение выглянув из-за стены и проверив расположение Имса.
   - Сносно, - Тали вздохнула и поджала губы. - Он сказал, что проблем с его стороны не будет.
   - Будем надеяться, - пробормотал хирург и замолчал, ожидая сигнала.
   Через пару мгновений раздался глухой удар, шум передвигаемого по земле тела и короткий свист. Джек и Тали выскочили следом за ушедшим Имсом. Тот уже нашёл нужные кнопки в каморке охранника и махнул в сторону открывающихся дверей.
   - У вас не больше четырёх минут, чтобы миновать все коридоры, - раздался в интерлоках непривычно тихий голос Табер. - Я даю сбой на камеры этажей и грузового лифта. После дверей налево.
   - На сколько отрубился охранник? - выдохнула на бегу Тали.
   - Это средство действует на всех по-разному, но... Минут на сорок в худшем случае. - Крейяр машинально прижался к стене, заметив за поворотом камеры, а потом цокнул языком и бросился дальше за показывающим путь Имсом.
   Квартира нужного человека располагалась на двенадцатом этаже, единственная там, - Джек мысленно поблагодарил планировщиков за высокие и узкие дома. Меньше соседей - меньше свидетелей.
   Все трое застыли перед дверью.
   - Просто так не выбьешь, - протянула Тали и покосилась на мигающую камеру в углу. - У нас не больше минуты.
   - Я знаю, как мы пройдём, - хищно улыбнулся хирург и нажал на звонок. - Отойдите.
   Отозвался владелец квартиры немедленно. Замок мигнул и из динамика прозвучал хрипловатый вопрос:
   - Да-да, кто беспокоит?
   - Простите, доктор Вейснер, это Грэм с третьего курса. Я хотел попросить у вас рецензию на курсовую работу, - практически пропищал Крейяр, старательно повышая и смягчая прокуренный голос.
   Тали округлила глаза, уставившись на хирурга, как на ненормального, и всплеснула руками, удержавшись, однако, от комментариев. Имс отступил к стене, рядом с дверью, услышав шаги. Замок пикнул, открываясь, и из двери показалась седая голова Вейснера.
   - Я рад, что вы смогли, наконец...
   Имс отреагировал мгновенно - старый доктор едва успел разглядеть Джека, собрался только открыть рот и удивиться, потому что Крейяр на студента не походил совсем, как наёмник двинул ему дверью по голове, моментально вырубая.
   - Заходим, - бросил Джек, помогая Имсу быстро затащить тело глубже в квартиру и связать руки. Тали юркнула внутрь последней и надёжно заперла дверь, быстро взглянув на часы.
   - Полчаса, - напомнила она. - Ещё нужно будет уходить.
   - Приведите его в чувство, - попросил Имса Крейяр, - у нас нет времени взламывать его модуль.
   - Есть вонючка? - осведомилась Тали, наклонившись к доктору и вытащив его руку из-под тела. Она осмотрела того с лёгкой, блуждающей по губам улыбкой.
   - Могу поискать в его аптечке, - сразу отозвался Имс.
   - Думаю, не стоит. Я сделаю это быстрее, - ухмыльнулась женщина и резко наступила каблуком сапога на мизинец Вейснера. Тот закричал, очнувшись.
   - Тали... - Крейяр покачал головой. Та пожала плечами и присела на корточки рядом с баюкающим руку доктором.
   - Пароль от модуля? - ласково поинтересовалась она. Вейснер поднял на женщину затравленные красные глаза.
   - Ч-что?.. - заикаясь, переспросил он, мелко трясясь и обводя взглядом комнату. Тали нежно взяла пострадавшую руку доктора, положила длинные пальцы на мизинец и резко надавила. Вейснер взвыл, откинув голову назад.
   - Пароль от модуля, - повторила она. - Последняя попытка.
   - Армада триста четырнадцать игрек аш ноль пять, - выдавил доктор, глотая слёзы и сопли. - Зачем... зачем вы пришли? Я ничего не...
   Имс ткнул в спину мужчины ножом, оборвав начинавшуюся тираду доктора.
   Модуль стоял в кабинете, отделённой от гостиной, где остался Вейснер с охраной в лице молчаливого наёмника. О том, что Имс был наёмником до работы на Тали, она рассказывала постоянно, с некой гордостью и знатной долей иронии, мол, вот что значит, когда баба стоит дороже денег.
   - Оставь дверь приоткрытой и подыграй мне, - совсем тихо прошептала женщина, когда они вошли в кабинет. Крейяр чуть улыбнулся, иногда тонкие игры Тали ему доставляли удовольствие.
   Экран приветливо загорелся в ответ на лёгкое касание Джека. После ввода пароля ожидаемо выскочила стандартная запись с пожеланием удачной работы.
   - Марк Вейснер, - протянул Крейяр, уже не приглушая голоса. Он надеялся, что в гостиной его прекрасно будет слышно. - Великолепный учёный и исследователь. Подумай только, Тали, столько проектов и публикаций... Настоящая находка для науки.
   - Лет пятнадцать назад? - усмехнулась женщина. - Что-то я не вижу, что правительство больно печётся о таком прекрасном учёном. Квартирка в районе немногим лучше среднего, паршивая охрана.
   - Мда, могли бы и побольше внимания уделять, - согласился хирург.
   - Ну, думаешь, много денег они готовы выделять на пенсии для отличившихся в прошлом людей? - фыркнула Тали.
   Джек вздохнул и принялся искать необходимые данные. Несмотря на то, что дни величия и почитания Марка Вейснера, разработчика одной из самых успешных несколько лет назад универсальных вакцин, уже прошли, допуск к глубоким уровням Цитадели и несколько ключей у него всё ещё были. Именно это и нужно было стащить из памяти модуля. И, конечно же, ещё что-нибудь ценное. Информация была превыше всего, но пока что она являлась одним из немногих ресурсов, которых у оппозиции было достаточно.
   - Смотри, у него дочь находится на обеспечении государством, - Крейяр замолчал, нагнувшись, чтобы подключить свой интерлок, и пробормотал снизу: - Ого, какие суммы! Смотри-смотри, да на это можно полгода безбедно жить.
   Рассматривающая в углу кабинета книги Тали присвистнула.
   - Ничего себе. Какая трата денег. Не удивлюсь, если в скором времени...
   - Нашёл, - вдруг воскликнул хирург, тыкая пальцем в строки непонятных символов. - Собирайся пока, я их скопирую и уходим.
   Тали кивнула и быстро вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь - плотно на этот раз. Картинно повиливая бёдрами, она подошла к вздрогнувшему и сразу сжавшемуся ещё больше Марку.
   - Ты же никому не расскажешь, что мы здесь побывали, верно, хороший мой? - поинтересовалась она, невольно облизнувшись. - Иначе придётся навестить тебя и твою драгоценную дочь ещё раз. О, кстати, ей невероятно повезло, что сейчас она оказалась на процедурах, дорогой доктор Вейснер. И не беспокойся насчёт пальца. Ты же должен знать, что там всего лишь маленький перелом. Через пару-тройку дней уже и не вспомнишь про него, верно?
   Тали резко отошла от доктора и стала обходить гостиную, разглядывая множество книг, небольших статуэток, фотографий и картин.
   - А вы неплохо устроились на старой славе, доктор, - отметила она и осторожно стряхнула пыль с полки. - Я тоже когда-то ела вдоволь и пряталась от проблем за спиной матери. Но всё однажды заканчивается.
   Воспоминание о матери отразилось на лице Тали холодной и тяжёлой тенью. Зря она сказала об этом. Слова сорвались с языка словно сами по себе и ударили не укором по Вейснеру, а скорее острой иглой вины и сожаления по самой женщине.
   - Джеку стоит поторопиться, - проговорил Имс, покосившись сначала на часы, а потом на дверь.
   - Я подгоню его, - кивнула оставившая шутки и ужимки Тали и бросилась к кабинету. Она только схватилась за ручку двери, как внутри раздалось низкое почти нечеловеческое рычание и что-то грохнуло. Оценивший основной источник опасности Имс подскочил к Тали и резко распахнул дверь в кабинет.
   Крейяр стоял перед подрагивающим экраном модуля с расползшейся почти по всей поверхности трещиной и сжимал кулаки так, что если хорошо прислушаться, наверняка, можно было бы различить звук разрываемой плоти вжатыми в ладонь ногтями. Рядом на полу валялся небольшой, но наверняка увесистый металлический сейф.
   - Что произошло?
   Джек не отреагировал на вопрос Тали, а прошёл мимо, довольно грубо подвинув её плечом. Женщина схватила хирурга за руку и сильно сжала, чётко и холодно повторив:
   - Что. Произошло.
   Крейяр вырвался, оскалившись:
   - Я должен посмотреть ему в глаза.
   Имс молча посторонился. Он подумал, что попытки привести Джека в себя сейчас только потратят драгоценное время. Если что, он успеет их всех вытащить.
   Марк Вейснер от страха застыл посередине комнаты без движения и подскочил на месте лишь тогда, когда в гостиную ворвался разъярённый Джек. Доктор увидел его ярость и залепетал.
   - Я ничего... я не хотел... - бормотал он, отступая к шкафам, подальше от хирурга.
   - В записях на вашем модуле, - едва слышно начал Крейяр, и Тали застыла, удивлённая как никогда раньше, - я нашёл кое-что.
   - Я ничего не зна...
   - Помолчи, Вейснер, пока я не вырвал тебе язык, - отчаянно прошептал Джек, подходя ближе. - Ты будешь говорить только тогда, когда я задам тебе вопрос.
   В опустившейся на мгновение тишине было слышно, как зубы доктора выдали короткую дробь.
   - В записях на вашем модуле я нашёл кое-что, - размеренно повторил Крейяр, медленно обходя стол, разделяющий его и Марка. - Гуманитарная помощь людям из нижних кварталов. Обработка ран, бесплатные лекарства, которые на рынке-то не особо дорого стоят, основные профилактические уколы.
   Марк Вейснер судорожно и часто закивал головой, отступая дальше.
   - Всё так и...
   - Тише, - поморщился хирург. - Приятель, побереги язык.
   Доктор сглотнул.
   - Я сам живу в нижних кварталах. Я сам врач и, когда услышал об этой помощи, то был невероятно счастлив и даже немного удивлён. Так сказать, я засомневался: настолько ли ужасны эти ребята из правительства, которые раньше так немилосердно давили низы? Я сам помогал жителям этих кварталов, всегда, когда мог, - Джек прервался на мгновение, будто переводил дыхание. - Я вырос в самых низах и поистине чудом поступил в медицинский институт. Работал по ночам, чтобы оплачивать обучение. Убивал себя, чтобы научиться полезному делу. Не отнимать жизнь, а помогать ей. В конце обучения я давал клятву. Древнюю, древнее этого нашего подземного мира, наверное, она древнее того мира, что был наверху, до войны. Я давал клятву о непричинении вреда своим пациентам. Вы ведь тоже давали её, Марк Вейснер?
   Тот не сводил глаз с Джека.
   - Я не слышу, - чересчур спокойно сказал хирург.
   - Д-давал, - выдавил старый доктор.
   - В записях на модуле, - Крейяр как-то ссутулился разом, став на пару сантиметров ниже, но сделал ещё пару шагов к старику, - написано, что вместе с профилактическими уколами вы давали бедным людям яд. Ослабляющий их иммунитет и ведущий к различным заболеваниям. Смертельным заболеваниям. Зачем?
   - Л-люди из пра-правительства... - начал Вейснер, но Джек остановил его:
   - Успокойтесь, прошу вас. Глубоко вдохните и выдохните. И расскажите всё без заиканий.
   Марк послушно выполнил указания и, сделав ещё шаг к шкафам, подальше от хирурга, продолжил:
   - Люди из правительства... говорили, что нижние кварталы перенаселены... что оттуда идёт большинство заразных болезней и других... угроз. Они говорили, что это ради будущего всех людей... что нужно отрезать кусок гниющей плоти... чтобы... чтобы организм мог жить. Говорили, что смерть этих людей не будет напрасной...
   - Спасибо, доктор Вейснер, - поблагодарил хирург и шагнул к Марку. - Ещё один вопрос.
   Доктор дёрнул дверцу шкафа на себя и через мгновение уже стоял с пистолетом, направленным на застывшего в нескольких шагах от него Джека.
   - Я выстрелю, если шевельнётесь! - вскрикнул Вейснер. Имс незаметно и плавно вытащил метательный нож. Джек не изменился в лице.
   - Ещё один вопрос, - невозмутимо продолжил он, не шелохнувшись. - Как...
   - Молчи, молчи, молчи! - взвыл Марк, кусая губы, и поднял пистолет выше, остановив подрагивающие руки на уровне носа хирурга.
   - Как вы могли?.. - тихо-тихо закончил Крейяр; его голос шелестел по комнате сухими листьями.
   - Вы можете застрелить меня. Я не боюсь смерти, доктор Вейснер. Я видел её столько раз и столько раз побеждал её своими руками, что я не могу больше её бояться. Стреляйте. Только я хочу кое-что вам напомнить. - Хирург сделал шаг вперёд.
   - Джек, стой, идиот, - зашипела Тали, дёрнувшись к нему. Имс поймал её за плечо свободной рукой и коротко сжал, почти сразу расслабив руку.
   - Вы клялись, что не причините вреда.
   - Я сейчас выстрелю! - закричал Марк. - Мне тоже нечего терять!
   Крейяр шагнул вперёд.
   - Вы клялись, что обязательно окажете помощь больному.
   - Я не шучу! Меня даже не накажут за убийство опасных преступников!
   - Вы клялись, что в первую очередь будете ставить пользу и интересы больного выше своих.
   - Пожалуйста, я правда не хочу нажимать на курок. Ни шагу больше!
   Джек шагнул вперёд и упёрся лбом в дуло пистолета.
   - Вы клялись, что будете уважать чужую жизнь, - проговорил он, не сводя глаз с трясущегося Вейснера. - Стреляйте.
   Губы доктора дрожали, седые ресницы были мокрыми от слёз, а руки тряслись, как в судорогах. Джек смотрел без капли эмоций, будто внутри у него всё выгорело и после этого жестокого пожара не осталось ничего, совсем ничего, даже ветру нечего было подбрасывать в воздух, насмехаясь над останками. Марк отвёл глаза и в то же мгновение руки его разжались, пистолет упал на пол, а доктор будто упал следом за ним: он опустился медленно, сотрясаемый беззвучными рыданиями, и прижал ладони к лицу, бормоча себе под нос:
   - Господи, что же я... что же я натворил. Господи Боже, что же натворил... Господи Боже... Господи...
   Имс легко и коротко хлопнул Крейяра по спине, отвлекая его, застывшего над рыдающим доктором, но отсутствующего в комнате, замершего в ней неподвижной статуей со стеклянными глазами.
   - Пора.
   Тали спешно отвернулась к двери, включая интерлок.
   - Вырубай камеры, Бер. Мы уходим.
  
   9. Рост
   Дейв на мгновение замер перед подъёмом в квартирку Джека и смачно зевнул, запоздало прикрыв рот кулаком. Из-за достаточно внезапной просьбы Крейяра он плохо спал уже третьи сутки - до этого работы ему исправно подбрасывала Тали.
   - Нет сегодня приёма, - проворчал бомжеватого вида мужик, вынырнувший из квартиры, и поспешил со своим делам, больше не обращая ни на что внимание.
   Дейв отодвинул занавески в стороны и прошёл внутрь небольшой прихожей, оглядываясь по сторонам. Было непривычно тихо, хотя хирург не любил громкий шум в принципе, работал почти в тишине, но сейчас это тишина была несколько иной - ватной, застывшей.
   - Джек? - негромко окликнул того Дейв. Молчаливо следующая за ним Вьес насторожилась, слегка согнула ноги, приготовившись в любой момент сорваться с места.
   Из жилого уголка послышался шум, грохот, тихое ойканье, и, наконец, показался Питер, только проснувшийся и напуганный так, будто его застали с ножом в руках над трупом какого-нибудь богатого клиента. Увидев Дейва и Вьес, парень выдохнул, расплылся в улыбке, помахал им рукой и, успокоившись, отряхнулся.
   - Мистер Крейяр ушёл сегодня утром и сказал, что обязательно вернётся к вечеру, - отчеканил Пит и замялся. - Вы, наверно, можете подождать его здесь. Свет солнц уже начали убавлять, так что, думаю, он скоро будет.
   - Хорошая работа, пацан, - улыбнулся Дейв и потрепал Питера по голове, проходя глубже. Девушка нахмурилась: ничего не делать и только ждать ей не очень хотелось, однако других дел всё равно не намечалось. Она пошла следом за мужчиной, который, похоже, бывал у Джека довольно часто - он сразу отыскал в одной из задних комнат потрёпанные кресла и распластался в одном из них, закинув ноги на низенький столик в центре, заваленный ферсовой стружкой и металлическими обрезками.
   - Я собираюсь поспать до прихода Крейяра, - честно признался Дейв, поймав недоумевающий взгляд своей подопечной. - Советую присоединиться. А то выглядишь отвратно.
   - Сочту за комплимент, - проворчала девушка, покосившись на свободное кресло. Спать хотелось невероятно, но не идти на поводу у мужчины хотелось ещё больше. Она подошла к старым стеллажам, которые Джек откопал не иначе как на какой-нибудь свалке, любовно отремонтировал и дал вторую жизнь. На полках в страшном беспорядке стояли банки без наклеек и подписей, бутыли с мутными жидкостями, воняющими ацетоном и спиртом, лежали разнообразные ключи, рабочие и сломанные, болты и гайки, мотки промышленной лески и искусственных связок, дешёвых, как песок. Более дорогие и прочные материалы Крейяр, верно, хранил в другом, менее доступном месте.
   На одной из полок под коробкой с мелкими деталями Вьес откопала пыльную пачку старых картинок - тех самых, которые когда-то без дела валялись перед модулем. Довоенные пейзажи. Зелёные парки и пруды. Поля и горы. Тропки в лесах. Некогда Джек коллекционировал эти картинки с упорством помешанного и с этим же упорством раскладывал на рабочем столе, пристально изучая каждую. Вьес не понимала этой страстной любви Крейяра к зелени: и его поколение, и предыдущее уже не могли видеть живой травы, они знали о ней только из рассказов и парочки ознакомительных фильмов, которые правительство советовало показывать всем детям ради общего развития. Девушка успела устроить пачку картинок в прежнем месте, будто она их и не находила, когда по лестнице раздались шаги.
   Питер быстро повернулся к Вьес и мгновенно проснувшемуся Дейву и приложил палец к губам, а сам отправился встречать гостя. Девушка отступила на шаг назад, скрывшись за перегородкой, хотя знала, что от входа этот закуток, где он засели, всё равно не будет видно.
   - Мистер Крейяр? - раздался незнакомый голос.
   - Его сейчас нет, - бодро отчитался Пит, наверняка улыбнувшись, как следует улыбаться клиентам. - Вас записать?
   - Нет, я могу подождать, - ровно проговорил человек, и Вьес совсем не понравился его тон и сквозящее превосходство в голове. - Давно он ушёл?
   Питер призадумался, почёсывая подбородок.
   - Да с полчаса назад. Он на рынок отправился, а то у нас крепления для пальчиковых протезов кончились. А без них никак, - парень цокнул языком и добавил чуть слышно, легко изображая обиду: - Я б и сам мог качественные подобрать...
   Человек вздохнул.
   - Что ж, тогда я завтра приду.
   - Как вас записать-то? - дёрнулся Пит. - И с чем?
   - Да суставы смазать надо, - бросил клиент. Парень встрепенулся.
   - Я могу помочь, если срочно, - с готовностью произнёс он, внутренне опасаясь того, что человек на самом деле согласится, а потом и заподозрит что-то. Питер учился быстро, быстро запоминал, что нужно говорить и что делать, чтобы добиться желаемого, а Джек был чертовски хорошим учителем в этом деле.
   - Нет, не срочно, приятель, - отмахнулся человек, - мне как раз крепления эти проверять надо будет, а ещё раз я приходить не хочу. Тогда до завтра.
   - До свидания.
   Питер прошёл немного назад, схватил мешок с мусором, оставленный на вечер, и отправился наружу: лучшего повода, чтобы проверить отсутствие лишних ушей, не нашлось. Дейв высунулся из-за угла, преодолев расстояние до него от кресла невероятно тихо: Вьес даже вздрогнула, когда мужчина оказался рядом с ней.
   Парень скрылся за тряпками, насвистывая какую-то незатейливую мелодию, выбросил мусор в ящик, расположенный прямо под лестницей, и вдруг резко замолчал. Через мгновение его в комнатушку затащил человек, воровато огляделся по сторонам и, заприметив выключенный модуль, бросился к нему, оставив находящегося в отключке Пита на полу. Нажав кнопку питания, человек выудил из кармана небольшую чёрную коробочку с кучей проводов и наклонился над блоком, выискивая нужные входы.
   Дейв схватил шевельнувшуюся Вьес за запястье, покачал головой и напряжённо уставился на загорающийся экран модуля. Он знал эту каморку, как свои пять пальцев, знал все события и звуки. У него было несколько секунд, чтобы его услышали как можно позже.
   - Добро пожаловать, Мистер Крейяр, - прозвучал синтезированный женский голос, а Дейв рванул вперёд, замахиваясь для удара.
   Незнакомец повернул голову, услышав короткий шум, глаза его расширились от изумления, но сделать он ничего не успел. Точный удар по шее настиг его раньше, чем он смог сдвинуться с места.
   - Вьес, проверь улицу, быстро, - яростно прошептал мужчина, махнув на выход. Девушка кивнула и, добравшись до тряпок, осторожно и быстро высунулась наружу.
   - Никого, - сразу вернулась она и присела около Питера. - Что у тебя?
   - Его интерлок, - проворчал Дейв, вытаскивая аппарат из уха, - чист. Ладно, хоть связь ни с кем в этот момент не велась. В карманах горсть жетонов, провода, провода. О, у него был пистолет. И никаких документов.
   Дейв перевернул человека на спину, разглядывая лицо и протезы рук.
   - Вызывай Джека, - бросил он девушке, сосредоточенно хлопающей по щекам Пита. - Может, у него и дела, но тут, кажется, важное дерьмо.
   - У меня нет интерлока, - напомнила Вьес и помогла довольно быстро очнувшемуся Питера подняться на ноги.
   - Что... что тут было? - испуганно поинтересовался он, ощупав заболевшую голову, обвёл взглядом комнату и остановился на человеке. - Что он хотел сделать?
   - Свяжись с Джеком, - Дейв бросил снятый с уха интерлок Питу, а сам оттащил тело валяющегося без сознания пришельца в дальнюю комнату и принялся прикрючивать того к стулу.
   - Судя по всему, - продолжил мужчина, оглянулся на модуль и указал на валяющуюся рядом с ним коробочку с кабелями, - этой фиговиной он хотел взломать систему Джека и что-то в ней найти. Ничего, очнётся - спросим.
   - Ты его не прибил? - удивлённо осведомилась Вьес и нахмурилась. - А если у него остались при себе какие-нибудь опасные... штуки?
   - Убивать его нет смысла, - пояснил Дейв. - Что можно узнать у мёртвого? А любая информация - ценный ресурс.
   Питер замер, приложив руку к уху, и облегчённо вздохнул:
   - Мистер Крейяр скоро будет. Он только что вернулся в нижний квартал.
  
   10. План
   - Ты действовал чертовски глупо, - проворчала Тали, пиная перед собой мелкий камушек. Джек пожал плечами.
   - Я ничем не рисковал. Этот доктор - слабый человек, он не смог бы меня застрелить. Он ни разу не видел мгновенную смерть: чтобы он сделал что-то своими руками и сразу труп. Я, на самом деле, разочарован. Нет, он не смог бы.
   - А если бы у него палец дрогнул, а? - не унималась женщина. - Что тогда? Джеки, ты представляешь, насколько ты ценный человек для всех нас?
   - Нет незаменимых людей.
   Тали остановилась и сложила руки на груди. Имс обогнал их обоих и покачал головой, выражая своё недовольство бессмысленной руганью.
   - Есть, - вздохнула немного успокоенная этой реакцией женщина, - и хочешь ты того или нет, Джеки, ты - один из этих людей.
   - Я вижу Дейва, - произнёс вдруг Имс.
   Мужчина устроился на верхней ступеньке лестницы, усевшись практически под колыхающимися тряпками, и ковырялся в чёрной коробке, разбирая её на части. Услышав голоса, он вскинул голову и сразу отложил своё развлечение в сторону.
   - Вечер, - приветливо кивнул Джек, подходя к мужчине и наклоняясь над коробкой. - Что это у тебя?
   - О, нет, этим пусть Бер с ребятами интересуются, - усмехнулся Дейв и махнул себе за спину. - Настоящий подарок от нас находится внутри.
   - Нас? - изумилась Тали. - Ты кого притащил, идиот?
   Крейяр качнул головой и развернулся к застывшей у подъёма женщине.
   - Вьес, воровка. Я говорил о ней, - объяснил он и, обойдя развалившегося почти на всю ширину лестницы Дейва, прошёл в комнаты. Пропустив Тали следом за Джеком, Имс уселся у входа, решив, наверно, составить компанию Дейву.
   В отгороженном от приёмной углу, где хирург обычно спал, сидел мужчина, привязанный к крепкому стулу. Тот самый, который с неверным кодом притащился не так давно от Механика. Увидев Джека, он задёргался активнее, пытаясь выплюнуть кляп изо рта, и зашевелил ногами.
   - Я отключил ему протезы рук, - выступил вперёд Питер, заметно обрадовавшийся возвращению Крейяра, и поспешил ответить на молчаливый вопрос: - Он оглушил меня и хотел залезть в ваш модуль. Мы решили дождаться вас и не расспрашивали его.
   - Никто и не хотел расспрашивать, - буркнула Вьес, залезшая в кресло с ногами. Джек открыл рот, чтобы возмутиться, но вовремя заметил, что сапоги девушка всё же сняла. Она сидела в самом углу и, когда ехидно улыбающаяся Тали подошла ближе к пленнику, невольно вжалась ещё больше в кресло, словно пыталась слиться с ним и исчезнуть из вида.
   Женщина, однако, была занята вовсе не изучением предметов интерьера, с которыми отчаянно пыталась слиться Вьес. На крючке билась рыба крупнее.
   - Мне интересно, что он скажет, - протянула Тали, присев около мужчины и перевернув неработающие руки ладонями вверх. - Военный протез, неплохо...
   Тали вытащила кляп и уставилась на человека.
   - Вы должны меня отпустить, - прохрипел сразу тот, грозно сдвинув брови. Женщина коротко рассмеялась.
   - Дорогой мой, мы тебе ничего не должны. Скорее, это у тебя должок. Как его? - она обернулась к стоящему немного в стороне Джеку.
   - За мной придут, и вам будет очень плохо, если вы что-нибудь со мной сделаете, - чётко проговорил мужчина.
   - Блеф, - скривилась женщина.
   - Его зовут Джонатан Коурн, - отметил Крейяр и поднял глаза наверх, вспоминая детали отчёта, который скидывал ему Механик. - Был уволен из правительственных войск.
   Причём уволен с помпой и шикарнейшим в своей масштабности разбирательством.
   - О-о-о, - мигом воодушевилась Тали. - Воюешь один? Отчаянный. Люблю таких.
   - Вы опасные преступники, - выплюнул тот. - Вас ищут. И найдут.
   - А ты решил помочь? Решил, что если принесёшь правительству наши головы, они простят тебе все твои махинации? - устало поинтересовался Джек и прислонился к углу, сложив руки на груди. - Второго шанса не будет.
   Дейв, видно, заскучавший на улице, заглянул в закуток и расположился за спиной хирурга, многозначительно покосившись на прикрытую тряпкой тарелку с чем-то съедобным, оставленную на полке стеллажа. Мужчина быстро покосился на хирурга, потом перевёл взгляд на нависающую над человеком Тали и удивлённо поднял брови.
   - Эй, Джек, я думал, это ты его так долго мучаешь, - тихо прошептал он в бок Крейяру и скинул тряпку с тарелки, изучая подсушенное печенье на ней. - Тали должна была быстро управиться.
   Тот лишь отмахнулся.
   - Ваши действия угрожают безопасности людей, - упорствовал пленник. - Я давно рассказал правительству обо всех ваших действиях и местах.
   - Блеф, - снова покачала головой женщина. - Милый, научись врать получше. Знаешь, сколько народу пыталось меня обдурить? Я лжецов насквозь вижу.
   - Наши действия, - выделил вскинувшийся Крейяр, - спасают людей.
   - Чем же? - ядовито осведомился Коурн. - Тем, что убивают их, освобождая от земных тягот?
   Джек сдвинул брови и сжал кулаки, отступив от стены. Заметивший его состояние Дейв схватил его за рукав, позабыв про тарелку с едой, которую он собрался нагло опустошить: проблема была посерьёзнее, смотреть на разъярённого Крейяра ему совсем не хотелось.
   - Тем, что лишают их честно заработанных благ? - продолжил человек. - Да вы все воры и убийцы. Какая революция, какое освобождение и какую лучшую жизнь вы несёте таким образом?
   Крейяр глубоко вздохнул и скинул руку Дейва, подходя на шаг ближе.
   - Я расскажу тебе одну историю, Джон Коурн, - проговорил он. - Сегодня у известного доктора Вейснера, - слышал о таком? - я узнал, что делает правительство в нижних кварталах.
   - Гуманитарная помощь, - пробурчал пленник. - Таким, как вы, сволочи.
   - А ты знал, сколько людей погибло после этой гуманитарной помощи, приятель? - негромко спросил Джек и присел перед Коурном. - В этой грёбаной помойке я - врач. Я видел много тел бедняков, бездомных, умерших от болезней. Раньше я не замечал, но сейчас... Знаешь, сколько этих бедных людей умерло после твоей блядской гуманитарной помощи? Правительство с помощью вирусов просто выкашивает неугодных, бесполезных для него людей, ссылаясь на благо для остальных. Лихорадка Лерджи, знаешь, что это такое? Это болезнь, против которой нет вакцины до сих пор. Она может поразить кого угодно, она опасна не меньше, чем отторжение имплантатов. Потому что ни у кого из нас, кроме неё, - хирург махнул рукой в сторону Вьес, - нет иммунитета. Все мы, с нашими новыми руками и ногами, глазами и лёгкими, все мы покойники.
   Дейв застыл, словно статуя, с неестественно прямой спиной и остановившимся взглядом. Все смотрели на Джека или на пленного Джонатана Коурна, но не на Дейва.
   Крейяр прервался, внимательно изучая затихшего мужчину.
   - Ты говоришь, что мы боремся неправильно, да? А они поддерживают свою власть правильно? Это ты можешь назвать правильным?
   - Откуда я знаю, что ты не врёшь? - бросил в ответ пленник. - Ты можешь говорить, что угодно. Всё, что тебе выгодно и удобно.
   - Он закостенелый лизатель правительских жоп, Джеки, отстань от него, - проворчала Тали, отведя того в сторону. - Ты ему ничего не докажешь, потому что он слепо верит в благодетель наших управляющих советников. Ты можешь только ему посочувствовать.
   - А вам, видно, куска со стола не досталось, и вы обозлились, - фыркнул Коурн.
   - Объедками сложно наесться, мой дорогой, - проворковала женщина, мигом переключив своё внимание, и вернула шпильку, - но ты, похоже, привык.
   Пленник яростно дёрнулся, желая выцарапать глаза ехидно ухмыляющейся и нарочно провоцирующей его Тали, но та лишь рассмеялась ему в лицо, замерев совсем близко.
   - Смотри, тебе отключили твои железные ручонки, и ты уже беспомощный ребёнок, - ядовито заметила она и легко провела пальцами по живому плечу человека, заставив того покраснеть от злости.
   - Хватит, Тали, - попросил Джек, потирая виски, - не дразни его. Слишком много дерьма за этот день. Он просто будет твердить одно и то же.
   - Ещё самую малость, - протянула женщина и уселась к Коурну на колени. - Обожаю беспомощных мужчин. Вы все такие опасные, когда полностью владеете своим телом, такие грозные. А стоит чуть-чуть ошибиться и вот. Сидите, связанные, и только рычать можете.
   - Я убью тебя, шлюха, - натурально прорычал пленник, подавшись вперёд. Тали вздохнула и аккуратно положила обе руки на плечи мужчины.
   - О чём я и говорила, - опечаленно проговорила она и резко свернула человеку шею, а после яростно прошептала мертвецу на ухо: - Это за шлюху.
   - Питер, сними с него протезы рук. В этих моделях есть крепление у локтя, которое поможет отсоединить имплантат, - бросил Джек через плечо и развернулся к стеллажу с инструментами.
   Парень застыл, круглыми глазами глядя на мёртвое тело, развалившееся на стуле, и сглотнул.
   - А... другие? - осторожно поинтересовался он, не спеша подходить ближе к трупу. - У него глаз... один механический...
   - И ноги, - кивнул Крейяр. - Ими я сам займусь. Придётся отделять от тела.
   - Твою мать, - еле слышно выдохнул Пит и опустился перед телом, стараясь смотреть только на металлические руки перед собой. - Твою мать.
   Ковырялись они над трупом относительно недолго. Через полчаса он уже был разобран на части и разложен по мешкам. Как только дело закончилось, бледный Питер с молчаливого позволения своего начальника выбежал на улицу и, спрятавшись под лестницей, свернулся в клубок, пытаясь подавить подступающую к горлу рвоту. Прекрасно всё слышавший Имс проводил его внимательным взглядом и поднялся со ступенек, приготовившись помогать с транспортировкой тела.
   - Возьмите имплантаты рук с собой и отнесите Механику, - посоветовал хирург Тали, с презрением рассматривающей неживой глаз. - Они его заинтересуют: эти модели почти новые. Думаю, он найдёт, что из них вытащить. Ноги и глаз совершенно обычные, я оставлю их себе.
   Женщина кивнула и схватила сумку с указанными протезами, а Имс вскинул на себя тело, упакованное так, что догадаться о содержимом коробки было довольно сложно. Вьес проводила эту кавалькаду взглядом и выразительно глянула на Крейяра. Тот понял её намёк без слов.
   - Дейв, позволишь нам поговорить?
   Задумавшийся о чём-то своём мужчина вздрогнул - он не обращал внимания на происходящее последние несколько минут, уставившись в одну точку, - спешно закивал головой и вышел следом за неразлучной парочкой, перехватив по дороге Пита, который только пришёл в себя.
   - Первое, - негромко начала Вьес, когда они остались вдвоём, - я хочу уточнить. Что за работа у Механика?
   Джек отвернулся, протирая и раскладывая инструменты.
   - Проникновение в Цитадель. Ты уже была там, ты знаешь некоторые системы. В прошлую вылазку мы потеряли нашего человека, Таррена.
   - Он был среди людей Клайва, - нахмурилась девушка и замолчала, ожидая продолжения.
   - Да, был, - согласился Крейяр. - Он работал на оппозицию и должен был принести схемы, по которым формируются экстренные пароли к дверям и коды систем в Цитадели, чтобы Табер мог создать пропуски для всей группы.
   - Группы?
   - Вторая вылазка, - пояснил Джек, развернувшись к девушке. - В которую я тебя зову уже сам. Нам нужен человек, ориентирующийся внутри, а вы с Клайвом готовились к этому. Нам нужен человек без аугментаций: это поможет обдурить их охранную систему.
   - И поэтому Дейв...
   - Он должен за тобой приглядывать, оберегать. Механик настойчиво попросил меня тобой рисковать, Вьес. Ты - наш идеальный вариант. И единственный. Я не знаю ни одного вора, кроме тебя, который бы обходился без имплантатов.
   Девушка недоверчиво и удивлённо посмотрела на хирурга и покачала головой.
   - Джек, я знаю тебя чертовых четыре года, а это много по меркам этого блядского мира, - тихо проговорила она. - Зачем тебе эта... это... самоубийство? Ты серьёзно вляпался в оппозицию?
   Крейяр вздохнул, отведя глаза, и устало опустился в своё любимое, старое, качающееся кресло.
   - Я слишком часто видел, как мои близкие и друзья умираю из-за существующей сейчас системы законов, - так же тихо ответил он и прикрыл ненадолго глаза, откинувшись назад. - Нужно что-то менять. Жизненно необходимо. А мы... мы все, те, кого ты сейчас видела, кого ещё увидишь и не увидишь, хотим скомпрометировать правительство настолько, что всерьёз встал вопрос о глобальной смене большинства управляющих советников.
   Мужчина нервно усмехнулся, произнеся последнюю фразу.
   - Видишь, какие у нас заоблачные цели? - с иронией поинтересовался он и замолчал, слегка раскачивая кресло. Вьес едва удержалась от того, чтобы от изумления раскрыть рот и выпучить глаза, и только пристально уставилась на хирурга, переваривая его слова.
   - И что же вы будете делать, когда нынешнее правительство выставит белый флаг? - несколько ядовито осведомилась она. Джек улыбнулся.
   - Мы идём к этому очень давно, Вьес. Механик говорил с великим множеством людей, бедных и не очень. Многие поддерживают его. В нижних кварталах, в средних кварталах, даже парочка в высоких кварталах. И один человек в правительстве. Догадываюсь, как это звучит, - прервал вскинувшуюся девушку Крейяр, - но поверь мне. Я знаю того человека дольше, чем тебя, и он ни единого раза не подводил. У каждого из нас свои беды и свои причины бороться.
   - Когда вы собираетесь? - спросила Вьес, качая ногой.
   - Первая вылазка - после праздника Мира. Точнее сказать не могу.
   Джек резко вскочил со своего кресла и вытащил из шкафа колбочки с наклейками.
   - Но ты же пришла за анализами? - напомнил он мигом собравшейся девушке. Она кивнула и пригляделась к пробиркам в руке мужчины. В другой он сжимал скальпель.
   - Закатай рукав, - попросил он. Вьес послушно выполнила просьбу и протянула руку вперёд. Осторожно сделав небольшой надрез, Джек присмотрелся к выступившей крови: она была чёрная, такая же, как и пальцы девушки.
   - Интересно, - протянул он, снова рассматривая колбочки. - Чёрная кровь, которую я забрал из вены на правой руке буквально через минуту потеряла свой цвет. Я не нашёл ничего необычного, ничего, что отличалось бы от состава простой человеческой крови. Дай-ка я проверю свежий образец.
   Взяв ещё немного чёрной крови, Крейяр мгновенно сунул её под микроскоп и уткнулся в окуляр, что-то постоянно подкручивая и сдвигая.
   - Очень мало времени, - вдруг выдавил он и бросился к шкафу с различными лекарствами и реагентами, вытащил из него пару ампул и бегом вернулся к микроскопу. Вьес подошла ближе. Кровь светлела на её глазах, снова приобретая нормальный красный цвет.
   - Нужно ещё, - повернулся к девушке Джек, наполнил пробирку свежей кровью, капнул туда что-то из своих ампул и резко встряхнул.
   - Смотри, - показал он колбу на свет. Сверху над границей крови выступила какая-то чёрная маслянистая жидкость, слой которой уменьшался невероятно быстро.
   - Оно то ли испаряется, то ли... я не знаю, что оно делает, - проговорил хирург и поставил пробирку с красной уже кровью на стол. - Я не знаю, что за вещество впиталось в твою кровь. Только одно: оно не живёт снаружи. Исчезает почти мгновенно.
   - Но что это, чёрт возьми? - прошептала ошарашенная Вьес, гипнотизируя взглядом колбочку с собственной кровью. Крейяр пожал плечами.
   - Не имею ни малейшего понятия. У меня нет подходящего оборудования, чтобы исследовать эту жидкость. Думаю, оно есть только в правительственных лабораториях, где ты его и нашла.
   - Твою... - выдавила девушка и опёрлась на стол, недоверчиво качая головой. - А вдруг это какой-нибудь яд?
   - Пока что мы выяснили, что оно даёт тебе невероятную регенерацию, Вьес, - хмыкнул хирург. - Не думаю, что ты из-за этого умрёшь.
   - Время покажет, - проворчала она и призадумалась. - Спасибо, Джек.
   Тот отмахнулся, убирая небольшую лабораторию со стола.
   - Не за что. Ты мой друг и, естественно, я буду тебе помогать.
   Вьес невольно и совсем легко улыбнулась.
   - Но Дейва я тебе не прощу, - процедила напоследок она и помахала мужчине рукой, прощаясь.
  
   11. Грязь
   - Я не торгуюсь, - медленно и чётко выговорила Тали, уперев руки в бока. - Упаковка доз красного - сто тысяч и не одним чёртовым жетоном меньше.
   - Что-то в последнее время ты повысила цены, душа моя, - показательно разглядывая потолок и растягивая слова, отметил толстый мужчина и покрутил в пальцах своё кольцо. Один из телохранителей-бандитов, который находился сбоку от женщины, сделал короткий шаг вперёд.
   - Всё дорожает, Фрэнк, - пожала плечами Тали и повторила: - Но я не торгуюсь. Клайв торгуется, так что если хочешь утешить своё денежное либидо, отправляйся к нему.
   - Ты сделаешь мне скидку, дорогая, - утвердительно сказал торгаш и едва качнул головой. Бандит дёрнулся в сторону Тали, вытаскивая пистолет, и мгновенно рухнул на землю, захрипев. Тонкий метательный нож засел у него в горле, пробив его почти насквозь. Имс вновь присел на ящик позади женщины, демонстративно поигрывая следующим ножом.
   - Я не торгуюсь, - ехидно улыбнулась Тали, даже не вздрогнув. - Можешь с этого дня покупать красный у Крысёныша, но ты сам знаешь, сколько его клиентов умерло после дозы его электрика. Понятия не имею, чем он его разбавляет. И, между прочим, он тоже поднял цены, представляешь, Фрэнк? Тяжёлое время...
   Толстяк покосился на тело своего человека с лёгкой досадой и поджал губы.
   - Дайте ей деньги, - крикнул он себе за спину и снова посмотрел на женщину. - Скоро, Тали, тебя подстерегут на улице и всадят в живот сантиметров двадцать железа. Будь осторожнее.
   - Что ж, - усмехнулась та, - когда это произойдёт, уже никто не сможет привозить на рынок чистый электрик, от которого даже блевать не тянет. Посмотрим, как долго после моей смерти, проживут мои и твои дорогие клиенты.
   Фрэнк развернулся и неспешно ушёл, его люди, прихватив коробку красного, постарались убраться следом и побыстрее: общество Имса изрядно их напрягало.
   Едва Тали, выдохнув, плюхнулась на старый пыльный диванчик, в интерлоке раздался голос Табера.
   - Я выслал тебе адрес и короткий комментарий по окрестностям, - без приветствий начал он, - всё, как ты просила.
   - Я просила ещё кое-что, - напомнила женщина и устало вытянулась на диване, закинув ноги на подлокотник. Компьютерщик в ухе сдавленно покряхтел.
   - Это не так просто, как ты думаешь, - проворчал он. - Выписать человека из списка государственного обеспечения и вписать другого - достаточно муторно. В системе правительства слишком много всяких ловушек для любителей покопаться в их защите.
   - Но ты же не любитель, Бер, - хмыкнула Тали.
   - Поэтому это не невозможно, - холодно отметил хакер. - А всего лишь займёт время. Проверь меня: ты хочешь перекинуть поддержку больной Виолы Вейснер на умирающую сестру помощника Крейяра? Какой смысл? Она проживёт ещё пару лет, не больше.
   - Главное, убрать из списков дочку Вейснера. Приурочь это ко дню после праздника Мира.
   - Хорошо. Отбой.
   Тали стащила с уха интерлок и замерла на несколько мгновений, бесцельно изучая потолок, потом резко встряхнулась, скатилась с дивана и хлопнула Имса по плечу.
   - Пойдём, душа моя, у нас есть дела.
   Она услышала короткий вопль из динамика интерлока и быстро убрала палец с кнопки выключения, прижав устройство к уху.
   - Бер? Бер? - взволнованно позвала она. Ответили ей не сразу, но довольно быстро.
   - Это Механик, - прозвучал такой же обеспокоенный голос.
   - Что случилось, мать твою? - уже раздражённо осведомилась Тали. - Я чуть не сдохла от испуга. Какого чёрта?
   - Тихо, - проигнорировав резкий тон женщины, продолжил техник. - Нас слушают. Отныне - никакой связи. Отбой.
   На этом он отсоединился. Тали изумлённо уставилась на интерлок в своей руке и тихо выматерилась.
   - Насколько всё плохо? - спросил Имс, вытаскивая свой интерлок из уха.
   - Надеюсь, Табер расправится с этим недоразумением, - прошипела женщина и махнула рукой. - Пойдём. У нас дел по горло. Как говна.
   Человек, которого отчаянно хотела навестить женщина, жил в нижнем квартале, совсем недалеко по меркам Тали, каждый день мотающейся с одного места на другое. Та часть квартала, куда зашла она с Имсом, отличался особо безумной планировкой - узкие изгибающиеся во все стороны улочки, дома, нависающие друг над другом, куча тупиков и приводящих к загороженным колючей проволокой трубам проулкам.
   Тали толкнула от себя хлипкую, никак не запирающуюся дверь и прошла в общий дом, который можно было назвать притоном, если бы в грязных коридорах лежали стонущие от ломки или от кайфа люди. Быстро отыскав на этаже нужную комнатушку, женщина отодвинула, скривившись, сальные занавески (Джек менял свои гораздо чаще) в сторону и прошла внутрь.
   - Добрый вечер, Уолт! - звонко и радостно поприветствовала она выскочившего ей навстречу мужчину лет сорока. - Нас тут Джек прислал.
   Настороженно рассматривающий пришельцев Уолт после этих слов выдохнул и улыбнулся.
   - И вам доброго. Я б вас настоечкой угостил, хорошие, но вода вчера кончилась, - пожаловался он и тут осведомился: - Как мистер Крейяр? Всё ещё на старом месте? А то я думал к нему заскочить на днях - нога барахлит, колено не всегда сгибается.
   - На том же, на том же, - закивала Тали, невзначай оглядывая комнату Уолта. - О, я смотрю, ты на новый фильтр накопил.
   - На фабриках подрабатывал, - чуть с меньшим энтузиазмом отозвался мужчина, переводя взгляд с женщины на застывшего у стены Имса. - Да вы садитесь, что стоять-то.
   - И на еду заработал, - протянула Тали, отодвинув закрывающую полки ткань. - Сколько тут всего! Напал на золотую жилу на фабрике? Молодец.
   Женщина развернулась и подмигнула Уолту, расплывшись в улыбке.
   - Да я долго копил, - неуверенно проговорил мужчина, перебирая пальцами под столом. Это движение, естественно, не укрылось от внимательного взгляда Тали.
   - Кто ж тебя купил, дружище? - сладко осведомилась она, опершись ладонями на стол перед Уолтом. - Не тот ли красавец с протезами рук и ног? М? Который узнавал кодовую фразу Крейяра? Которому ты сдал и Механика? Джонатан Коурн?
   - Нет, я не...
   - Уолт! - рявкнула женщина, резко хлопнув по столешнице кулаком, и тише продолжила: - Не разочаровывай меня, Уолтер. У меня сейчас слишком хорошее настроение, чтобы ругаться.
   - Он... он угрожал мне, - еле слышно пролепетал мужчина, опустив голову вниз и мелко дрожа. - Он держал нож у моего горла. Я не хотел, правда, не хотел. Мистер Крейяр спас меня от смерти, я не желал ему зла!
   - О, прости, Уолт, прости, - проворковала Тали, приложив руки к лицу. - Я не знала, что он угрожал. Он держал нож у твоего горла?
   Уолтер кивнул, сжавшись ещё больше и сделавшись белым, как больничные стены.
   - А Джек спас твою жизнь, верно? - уточнила женщина, подойдя к мужчине, и задумалась. - Выходит, для того, чтобы люди помогали тебе, нужно не помогать им, а угрожать? Так получается?
   - Н-нет, нет, - беззвучно всхлипывая, выдавил Уолт, сжимая трясущиеся руки в кулаки. Тали наклонилась над ним и пригляделась.
   - Хм-м, может, он пытал тебя? - спросила она, взяла руку Уолтера и внимательно осмотрела. - Силой и болью заставил сказать кодовую фразу?
   Тали резко вывернула руку мужчины назад, приложив того головой об стол. Уолт закричал, дикая боль пронзила всё тело, начиная с вывернутого плеча.
   - Нет, нет, нет, - плакал Уолтер, - он купил меня, купил! Пообещал столько денег, сколько я в жизни не видел! А я, я поддался, я не ел тогда почти неделю. Простите, боже, простите меня, я не хотел доставлять проблем ни мистеру Крейяру, ни Механику.
   -Боже, Уолтер, ты был таким ценным шпионом. Ты так помогал Механику с металлом, так поддерживал недовольных на фабриках. А теперь? Продался. Только одному ли единственному человеку ты продался? - поинтересовалась женщина, подняв мужчину со стола, и опять ровно усадила его на стуле. Сломанная рука болталась, причиняя тому противную боль.
   - Да, да, - глотая слёзы, закивал Уолт. - У него было много денег. Я... простите, простите меня... Он обещал такие горы кредитов.
   - Ну всё, успокойся, - негромко сказала Тали, встав позади, и начала осторожно, чтобы не задеть больную руку, разминать плечи мужчины. - Ты же честно всё рассказал, верно?
   Уолтер судорожно закивал, немного ссутулившись от облегчения.
   - Значит, тебе больше не о чем беспокоиться, - произнесла женщина и плавным движением вогнала нож под затылок мужчины. Тело сползло обратно на стол, лоб человека глухо стукнулся об столешницу, а руки безвольно повисли вдоль туловища.
   - Механик будет недоволен, - покачал головой Имс. Тали фыркнула, вытащила нож, скривившись и отойдя вбок, и вытерла лезвие об рубашку убитого.
   - Механик мягкосердечный ребёнок, не способный обезопасить себя со всех сторон. Он слишком хочет верить в людей, - поморщилась она и вздохнула, как-то затравленно посмотрев на Имса. - Кто-то же... должен выполнять грязную работу.
   - Кто-то же должен, - эхом отозвался мужчина.
  
   12. Гром
   Если бы Вьес смогла отговорить Дейва от вечного следования за ней по пятам, было бы гораздо проще. Она бы спокойно осталась опять на своей крыше, спокойно бы перекусила вместе с повадившимся подкармливать её в знак благодарности Айзеком и спокойно поспала бы под кучей одеял. Если бы.
   - Я ничего не хочу сказать, но ночевать на крыше осенью не самая лучшая идея, - поёжился Дейв, недоверчиво поглядывая наверх. Девушка закатила глаза.
   - У меня других вариантов нет, - процедила она, направившись дальше.
   - Вообще-то есть, - хмыкнул Дейв. - У меня, конечно, квартирка небольшая, но это всяко лучше, чем спать на холоде.
   - С чего ты решил, что я пойду с тобой? - возмутилась девушка, резко развернувшись. Мужчина пожал плечами, ухмыляясь.
   - Я думаю, ты умная девочка и всегда воспользуешься возможностью, - ехидно протянул он.
   - Пошёл ты, - беззлобно проворчала та и покосилась на подъезд соседнего дома. И замерла, увидев робко переминающегося в дверях Айзека.
   - Стой здесь, - бросила она мужчине и подбежала к мальчику.
   - Ви, у меня плохие новости, - прошептал тот, едва девушка приблизилась. Вьес нахмурилась.
   - Я видел людей в твоей квартире, - продолжил Айзек. - Они пробыли внутри пару часов, а потом ушли. Вроде как, ничего не взяли. Ничего крупного.
   - Как давно они там были?
   - Два дня назад, - ответил мальчик. - С тех пор я не мог тебя найти.
   - Спасибо, Изи, спасибо большое. Ты очень мне помог, - улыбнулась девушка, ласково потрепав его по волосам. - А теперь беги домой и иногда поглядывай в мои окна. Только не рискуй.
   Айзек торопливо кивнул и убежал внутрь дома. Вьес же вернулась к терпеливо поджидающему её Дейву.
   - Нам нужно заглянуть в мою квартиру, - заявила она и, не дождавшись реакции, направилась туда. Мужчина верно последовал за ней.
   - И зачем нам возвращаться? - поинтересовался он. - Ты же говорила, что путь домой тебе заказан, разве нет?
   - Нужно забрать карты Цитадели. Я не брала их с собой, когда сбегала. Не думала, что они мне потребуются, - пояснила девушка и добавила тише: - Надеюсь, их не нашли.
   - Что ж, веди, - пожал плечами Дейв. Вьес бросилась наверх.
   Дверь её квартиры не выглядела так, будто её взламывали, хотя девушка много раз видела нетронутые с виду двери, которые аккуратно вскрывала она сама. Вьес прижала ладонь к замку и насторожилась.
   - Доброе утро, мистер Паттерс, - привычно поприветствовал людей детский голос и так же привычно ухмыльнулся в конце. Девушку пробрала знакомая дрожь, леденящая спину.
   - Молчи, - предупредила она ухмыляющегося Дейва. Тот поднял руки вверх, согласившись никак не комментировать происходящее.
   - Ничего не трогай, - попросила Вьес, закрывая дверь на все оставшиеся замки, и сразу направилась к шкафу с кучей папок. Она знала, что это лучшее место, чтобы спрятать чертежи: в этих папках хранилось множество её - и не только её - набросков и зарисовок. Пару папок она выпросила у знакомого хакера, того самого, который подарил ей взломанную квартиру. Он тогда сорвал крупный куш, вскрыв несколько квартир, чьи не имевшие наследников владельцы умерли, и сбагрил за неплохие деньги, мастерски заметя следы, перекроив всю информацию по предыдущим и нынешним владельцам так, что не подкопаешься. Только он всё же попался на продаже одной из последних квартир, попытавшись продать её случайному дальнему родственнику владельца. Попался и сел в тюрьму.
   Девушка вытащила все папки на пол и принялась разгребать рисунки. Она прекрасно помнила, в которую из папок она положила планы здания, под каким рисунком тщательно спрятала затертые линии чертежей, и, сунув их себе за пояс, невольно отвлеклась, рассматривая собственное прошлое. Эти рисунки она собирала с пятнадцатилетия, словно помешанная. Но это нужно было оставить позади.
   - А ты неплохо рисуешь, - удивлённо проговорил Дейв, наклонившись над девушкой. Та повела плечами.
   - Не ожидал? - ядовито осведомилась Вьес, повернув голову к мужчине, и замерла. Дверь, которая вела в спальню, была закрыта; она закрывала её ещё давно, когда в спешке собиралась сбегать из квартиры. Только небольшая щёлка под этой дверью, незаметная для постороннего наблюдателя, помогала увидеть тёмные ботинки в соседней комнате. Девушка медленно выдохнула, замедляя забившееся быстрее сердце, и взяла в руки карандаши, постоянно прикреплённые к папкам.
   - Я ещё не всё нашла, что припрятала для задания, - как можно спокойнее сказала она увлечённо рассматривающему рисунки Дейву и в то же мгновение быстро написала на первом попавшемся листе: "Мы не одни".
   - Ищи скорее, - бросил он, поймав взгляд девушки и моргнув, - или может наши потом заберут?
   - Если найдут, где искать, - проворчала Вьес, поднимаясь на ноги. Девушка покосилась на дверь и чуть не хлопнула себя по лбу: возиться со всеми замками ей точно не дадут.
   - Сложу папки, - произнёс Дейв и тоже поднялся, прихватив с пола одну тоненькую папку лишь для того, чтобы создать звуки для людей в засаде. Вьес сделала ещё пару шагов в сторону двери и потянула руку к засову. Дейв отступил назад следом.
   Однако непрошенные гости, видно, почуяли что-то неладное: дверь в спальню распахнулась от мощного удара ногой и в проёме появились две фигуры. Дальше Вьес уже не думала, бросаясь наружу.
   - Беги! - закричала она, почти коснувшись замка, и почувствовала знакомое покалывание на кончиках пальцев. Электронный механизм щёлкнул, засов сам по себе откинулся, а девушка по инерции вылетела в открытую дверь.
   Дейв среагировал почти мгновенно. Швырнув в преследователей папку, щедро расплевавшуюся листками во все стороны, он метнулся следом за Вьес и захлопнул дверь за собой. Девушка мазнула ладонью по электронному замку, а потом со всей силы треснула по нему рукоятью ножа, выводя из строя. Изнутри послышался глухой удар и чей-то крик.
   - Дверь закрылась автоматически, - выдохнула Вьес на бегу, спускаясь по лестнице на первый этаж. - Это даст нам немного времени.
   Вылетев на улицу, девушка чуть не сбила с ног перепуганного Айзека.
   - Быстро уходи отсюда, - крикнула она мальчику, - прячься дома и не высовывай носа оттуда. И больше не суйся к моей квартире.
   Изи закивал и махнул рукой в сторону торца дома:
   - Они оставили мотоциклы там! Я увидел их, побежал сказать, но не успел.
   - Молодец, ребёнок, - оживился запыхавшийся мужчина. - Это спасёт наши никчёмные жизни.
   Мотоциклов было как раз два, Вьес было кинулась к дальнему, но услышала слова Дейва, брошенные ей в спину:
   - Один мотоцикл проще спрятать, чем два! Повреди второй, я этот пока заведу.
   Девушка моментально выхватила нож и проткнула шины, потом заглянула на приборную панель и вогнала нож в то место, где соединялись узлы управления, закрытые тонким слоем защиты.
   - Залезай! - махнул рукой Дейв под звуки заворчавшего мотора и, дождавшись, когда Вьес крепко ухватится за него, резко сорвался с места.
   - Мы едем в центр? - изумлённо поинтересовалась девушка, провожая взглядом мелькающие улицы и вывески. Центр нижнего квартала был местом довольно оживлённым: паршивые рыночки, паршивые забегаловки и куча людей. Вьес ненавидела центр всей душой, там всегда было слишком шумно и слишком ярко для серых и коричневых бедняцких кварталов.
   - Ты же не думала, что мы сможем быстро спрятаться в этой нашей окраине? - ответил вопросом на вопрос мужчина и немного поездил по центру, старательно подыскивая место, где можно бросить мотоцикл так, чтобы он, бесхозный, не привлекал лишнего внимания.
   - В них есть датчик отслеживания, - пояснил Дейв, оставляя транспорт в неприметном переулочке. - А из центра мы можем рвануть куда угодно. Они засекут только то место, где мы слезли с мотоцикла.
   - А вывести датчик из строя? - нахмурилась Вьес.
   - Я знаю эти модели, поверь, - хмыкнул мужчина, - сломаешь датчик и можешь попрощаться с мотоциклом. Они связано друг с другом. Полиция не собирается терять свой транспорт.
   - И откуда ты такой умный? - спросила девушка, не рассчитывая, в общем, на ответ, и двинулась к улицам. Дейв нагнал её сразу же и пристроился рядышком, беззаботно насвистывая.
   - Я был копом, - как ни в чём не бывало поведал ей мужчина и, поймав ошарашенный взгляд Вьес, хитро улыбнулся.
   - И кто же ты теперь? - заметно напряглась девушка, невольно отодвинувшись подальше. Дейв закатил глаза, заметив реакцию своей спутницы, и вздохнул:
   - Что ж, меня зовут Дейв Мэлли, приятно познакомиться. И я, так же, как и ты, между прочим, должен Джеку свою жизнь и свободу. Так что, забудь народную поговорку про то, что бывших копов не бывает. Или радуйся, что разговариваешь с одним из таких.
   - Я не обязана тебе верить, - проворчала Вьес.
   - Милая, я мог оставить тебя в квартире, позволить тебя схватить этим идиотам. Или мог позволить тебя убить ещё в переулке, - вскинулся Дейв, несколько уязвлённый комментарием девушки.
   - Втираешься в доверие? - ядовито предположила она, продолжая шагать вперёд.
   - О, да зачем оно мне? - чересчур эмоционально отреагировал мужчина и всплеснул руками. - Мне хватает доверия Джека. Он знает меня побольше, чем тебя.
   - Уж не ревнуешь ли ты? - слегка повернулась Вьес и изогнула губы с ехидной улыбке. Дейв фыркнул.
   - Сейчас тебе придётся мне поверить несмотря ни на что.
   Мэлли остановился, огляделся и уверенно направился в сторону виднеющейся станции монорельса, схватив девушку за запястье.
   - И куда мы поедем? - прошипела она, вскоре оказавшись зажатой на станции в толпе, и уже сама хваталась за руку мужчины, чтобы не потерять его среди людей. Дейв попал в очередь немного раньше и был впереди, но, когда скрипящий и воющий от напряжения монорельс подкатил к станции, он отодвинулась назад, сжал Вьес за плечи и протолкался к медленно раздвигающимся дверям с ней в обнимку. Девушка сжала зубы, стараясь не взвыть от боли: Дейв не рассчитал силы в механических руках и сдавил её слишком сильно.
   - Ну и хрупкая же ты, - отстранённо подметил он, внимательно рассматривая людей, с которыми им предстояло ехать некоторое время в тесной капсуле, на наличие подозрительных личностей.
   - Уж извини, - процедила Вьес. В толпе ей было не по себе. Слишком близко, слишком опасно. Если кто-то достанет сейчас нож в этой давке, то среагировать не успеет никто. Девушка ненавидела людные места. Боялась их, как огня.
   Пытаясь отвлечься, она принялась считать. Считать ровно, отмеряя секунды, отмеряя время, которое их придётся стоять среди толпы незнакомых людей. Не выходило: руки тряслись против воли, а в лёгких осталось невероятно мало воздуха. Вьес медленно выдохнула, закрыла глаза, сжимая руки в кулаки, чтобы остановить дрожь, и так же медленно вдохнула. Паническая атака точно не сделала бы всё лучше. Вдохнуть получилось с трудом и далеко не с первого раза. Под грудиной словно застрял комок из животного неконтролируемого ужаса.
   Дейв придвинулся ближе, разглядывая девушку. Губы его шевелились, он точно что-то тихо спрашивал, не желая, чтобы его слышала вся капсула, но в ушах у Вьес гремело. Она не слышала ничего, кроме этого ритмичного грома, смотрела сквозь мужчину, мелко трясясь.
   - Вьес? - в очередной раз позвал её Дейв и приложил холодные металлические пальцы к взмокшему лбу девушки. Это её немного отрезвило: она заморгала, пытаясь смочить подсохшие глаза, и, наконец, чётко увидела обеспокоенное лицо над собой.
   - Ты бледная, - негромко произнёс Мэлли. - Плохо?
   Девушка кивнула и сглотнула, всё ещё борясь с тремором рук и затруднённым дыханием.
   - Отвлеки меня. Пожалуйста, - еле слышно попросила она, непроизвольно дёрнув головой. - На что угодно. Отвлеки.
   Мужчина пожал плечами и быстро наклонился ближе, смазано коснувшись губами губ Вьес. Та округлила глаза и отшатнулась на пару сантиметров назад - больше места не было.
   - Я не маленькая девчонка лет четырнадцати, чтобы меня можно было отвлечь или смутить недопоцелуем, - зашипела она, вперив яростный взгляд в спокойного Дейва, который старался держать лицо и не рассмеяться самым позорным образом. Уж слишком комичной вышла ситуация. Однако - мужчина незаметно скосил глаза вниз - руки у девушки ещё тряслись.
   - Намекаешь на то, что хочешь большего? - не выдержал Мэлли и ехидно ухмыльнулся.
   - А ты так уверен в своей привлекательности? - тихо выплюнула рассерженная Вьес, чувствуя, как к щекам от возмущения приливает кровь. - Забудь про это. Ты меня невероятно раздражаешь.
   - Я веду себя совершенно обычно, - качнул головой мужчина, - и почему-то не раздражаю этим других. Просто признай, что ты ко мне неравнодушна.
   - Ты слишком самоуверенный, - старательно успокаивая голос, произнесла девушка, сложив руки на груди. - Так и хочется тебе за это врезать. Ходишь везде со своей самовлюблённо-улыбчивой миной. Мерзость. И как остальных не тошнит?
   - Похоже, как раз ты расстроена тем, что Джек верит не только тебе, - хмыкнул Мэлли. - Послушай, он заботится обо всех своих людях. Он готов жопу себе вырвать, лишь бы оградить их от лишних неприятностей.
   Вьес передёрнула плечами, но промолчала, уставившись куда-то вниз. Руки подрагивали, но искреннее возмущение и даже - она признала это - некоторые ревность и разочарование засели у неё в голове, вытесняя всё прочее. Джек был для неё альтернативой отца, которого она никогда и не знала на самом деле. Джек был одним из тех редких людей, которым она верила безоговорочно. И который ни разу не подводил.
   - Долго нам? - выдохнула девушка.
   - Нет, - мотнул головой Дейв и присмотрелся к электронному табло над дверью. - Вот сейчас.
   Мужчина вытащил её из монорельса на какой-то совершенно непримечательной станции: они вышли вместе с потоком людей, которые потом разбрелись во все стороны, как круги по воде, потерявшись за поворотами и в подъездах домов.
   Это оказался один из тихих спальных райончиков, где снимали комнаты, квартиры разнообразные рабочие; Вьес никогда не бывала в таких раньше - здесь нечем было поживиться да из её обычных клиентов в подобных районах никто не жил. Девушка следовала за Мэлли и удивлялась: некоторые (пара человек) случайно встретившиеся им по пути рабочие щурились на Дейва, а потом приветливо кивали ему. Когда тот заметил изумлённый взгляд Вьес, то ухмыльнулся и негромко пояснил, слегка наклонившись:
   - Здесь живут ребята с оптических заводов. Они работают с лазерами и диодами и поэтому слегка подслеповаты. Думаешь, безопасные места просто так подбираются?
   - Как у вас всё продумано, - с ноткой иронии произнесла девушка, разглядывая людей и дома, больше похожие на бараки. - И здесь безопасно?
   - Ты будешь удивлена, - хмыкнул Мэлли, приоткрывая дверь в один из домов, которые походили друг на друга как две капли воды.
   Безопасная квартирка была небольшой - много ли нужно для рабочего, приходящего домой только для того, чтобы поспать? - одна комната с мелкой плитой в углу, раковиной и совсем маленькой уборной. Хлипкая на вид, но довольно широкая кровать тоже была одна, тонкий матрас на ней был разукрашен чёрными пятнами от сигарет и коричневыми разводами засохшей крови. Больше внутри не было ничего. Вьес ждала подобного: такие квартирки использовались как раз для того, чтобы переждать бурю, перевязать раны и восстановить дыхание. Она и не думала, что увидит перед собой роскошные апартаменты.
   - Не так далеко отсюда есть хорошая закусочная, - начал Дейв, с сомнением покосившись на пыльную плиту, - так что перекусить можно завтра. Там недорого и вкусно. Великолепное место. Но сейчас, Вьес, ложись спать. Завтра поедим, отнесём Механику эти чертежи и постараемся сделать так, чтобы наша милая квартирка успела основательно покрыться плесенью и пылью до следующего срочного визита.
   - Я думала, таких квартир много, - протянула девушка, устраиваясь на кровати.
   - Конечно, много. Просто эта самая спокойная.
   Вьес с вопросом уставилась на мужчину.
   - Джек же просил приглядеть за тобой, - пожал плечами он, стянул с себя куртку и скатал её в некое подобие подушки.
   - И ты мучаешься только из-за того, что Джек попросил? - с сомнением осведомилась девушка, подпирая голову локтем и внимательно изучая невозмутимого Мэлли. Она уже начинала подумывать, что тот с рождения был самоуверенным и абсолютно непробиваемым.
   - Я говорил, что многим ему обязан.
   Дейв бросил кусок ткани на пол (определить, чем раньше было это полотно, не представлялось возможным, это могла оказаться и простынь, и занавеска, и что-нибудь совсем неожиданное) и растянулся на полу, подложив свёрток из куртки под голову.
   - Эта кровать не так уж и мала, - задумчиво и будто в потолок бросила девушка, покачивая свесившейся рукой и продолжая гипнотизировать взглядом своего спасителя. Мэлли, не открывая глаз и не шелохнувшись - как улёгся на спину, так и лежал, - лениво поинтересовался:
   - Предлагаешь присоединиться?
   Вьес хищно улыбнулась и прищурилась.
   - Только из-за того, что Джек попросил? - медленно переспросила она. Дейв усмехнулся.
   - Он мог попросить кого угодно. У него много должников, - произнёс он и замолчал, глубоко вдыхая и выдыхая. Девушка фыркнула и откинулась на кровать, блаженно потянувшись. Хрупнули вставшие на место позвонки, потянулись занемевшие после долгих ночей на крыше мышцы, и она невольно застонала, наслаждаясь этим ощущением.
   - Но сейчас, наверно, уже не только из-за этого, - вдруг проговорил Мэлли, поднимаясь.
  
   13. Мера
   День для Джека выдался тяжёлым. И модуль, и интерлок молчали, а клиентов хоть и было много, чтобы забыть обо всём, работая, но Джек всё равно волновался. Он знал, где затаились Дейв и Вьес, и не догадывался о том, куда пропала Тали. Джек ломал ферсовые шары по неосторожности, один за другим роняя их со стола, и, когда уходили пациенты, срывался на Питера.
   Механик молчал. Механик велел всем молчать, заткнуться, кто-то слушает нас, причём так профессионально, что даже Бер не может выцепить эту гниду. Механик молчал восьмой день, Джек бесился, восьмой день Вьес не появлялась у него и не показывала руки, восьмой день он не мог проконтролировать состояние Табера хотя бы по интерлоку.
   У всех были свои заботы. Но сейчас они были несколько подвинуты информацией о слежке, и все силы сейчас уходили на то, чтобы найти червя и не сказать лишнего. Дейв прятал девушку, тщательно вытаскивая информацию из обрывков пойманных полицейских разговоров. Должен был прятать, Джек знал это.
   И был очень удивлён, увидев его на пороге своего жилища.
   - Где Вьес? - первым делом поинтересовался хирург, не на шутку испугавшись. Мэлли был необычайно угрюм.
   - У Беннета, бармена, ты про него знаешь, - проговорил Дейв, думая явно о другом. Крейяр чуть не задохнулся от возмущения.
   - Ты отпустил её работать? Ты же знаешь, чем это может ей грозить! Я просил тебя не об этом...
   - Постой, постой, - поднял руки Мэлли, - послушай меня. Она не работает, Бен пообещал приглядеть за ней. И я верю ему, пусть он чуть не прибил меня в первую встречу. Он хороший мужик. Я пришёл по другому поводу.
   - Чертежи? - догадался хирург и нахмурился. - С ними что-то не так?
   - Да всё с ними в порядке, - несколько нервно улыбнулся Дейв. - Скоро они будут у Механика.
   - Хорошо, - выдохнул Крейяр. - Так о чём ты хотел рассказать?
   Когда Мэлли закончил говорить, Джек затянулся. Долго - до одурения - держал табачный дым в лёгких и, наконец, выдохнул, без малейших эмоций рассматривая косые двери. Они стояли на этой маленькой площадке перед входом в закуток Крейяра, на верху лестницы, и оба молча изучали открывающийся вид: стены, трубы и корни. Дейв молчал, потому что устал невероятно и хотел упасть хоть куда-нибудь на пару часов. Джек молчал, потому что не мог подобрать слов, его голова словно опустела, а потом наполнилась тяжёлым дымом от дряных сигарет - Джек любил отчего-то именно эти.
   Вызов по интерлоку услышал только Дейв, он почему-то не снял его, когда прошла информация о прослушке. Он кивнул несколько раз, пару - угукнул и, выключив устройство, посмотрел на Крейяра.
   - Похоже, что наши красавцы поймали червя, - как-то чересчур радостно оповестил он Джека. - Пойдёшь на него поглядеть?
   Крейяр мотнул головой и закашлялся, будто подавившись дымом.
   - Нет, нет, - выдавил он. - Я останусь тут и пороюсь в своих записях. Дейв... Если что найду, сразу сообщу.
   - Тогда я передам ублюдку от тебя привет, - улыбнулся Мэлли и сильно хлопнул Крейяра по плечу.
   Дейв добрался до мастерской на четвёртом луче быстро: наконец-то, он мог отвлечься. Мэлли догадывался, что Механик сообщил о пленнике ещё и Тали - безусловно, она была любительницей пленников разного вида, - но надеялся добраться до того раньше женщины. Чтобы можно было поговорить с адекватным человеком, а не запуганным человеком. Сейчас он очень хотел говорить.
   Мужчина дёрнул неприметную дверь на себя и почти сразу увидел Механика, колдующего над знакомым протезом W-54. Он сидел боком к двери и раскручивал металлическую руку самым простым ключом.
   - Вечер, - довольно громко обозначил своё присутствие Дейв, - Джек остался у себя, нашлись дела поважнее.
   - Дэвид Мэлли. Сколько лет, сколько зим.
   Только сейчас мужчина заметил, что Механик сидел лицом к пойманному и связанному "червю", а за его спиной переминались двое бойцов из второго подразделения. На мгновение Дейв усомнился в реальности происходящего.
   - Ричард? - выдавил он. - Какого дьявола ты тут делаешь?
   Механик отложил руку в сторону, а парни сзади едва не уронили челюсти на пол: немногие, на самом деле, знали о том, как именно Мэлли попал к ним.
   - Слежу за вашей братией, как видишь, - пожал плечами пленник и, скалясь, уточнил: - За твоей новой братией. Как, они хорошо тебя приняли? После службы в полиции?
   Мэлли поднял глаза к потолку и медленно выдохнул, переводя взгляд на связанного человека.
   - Я не думал, - продолжал между тем Ричард, - что мой друг, человек, который им когда-то был, может так низко пасть.
   Дейв молчал, стараясь подобрать слова, и пытался отвести взгляд. Но не мог. Он стоял, стиснув кулаки и пождав губы, стоял и смотрел. Механик не шевелился точно так же, он понимал, что стоило бы отослать ребят из второго, но застыл, наблюдая за исступлённой яростью пленника.
   - Я был лучшего о тебе мнения, - с отвращением выплюнул тот. И после этой фразы в голове у Мэлли будто прояснилось.
   - Был лучшего мнения? - переспросил он, медленно закипая. - Это ты разочаровал меня, друг мой.
   Пленник открыл от недоумения рот.
   - Ты так слеп, Ричард. Ты борешься за своё правительство и не знаешь, что оно творит. Оно обманывает вас так же, как и всех остальных. Только вам оно ложь подслащивает, гладит по голове, загоняя в эту голову то, чему там следует быть. Вы мешаете нам помочь тем людям, про которых вы забыли.
   - Вам нужно знать меру в этой своей помощи.
   - Наоборот, нам нужно принять меры! - вскричал мужчина, взмахнув руками. - Потому что вам тоже нужна помощь. Вас нужно очистить от вранья.
   - Мы не врём, - негромко проговорил Ричард, - и они не врут. Просто вы не можете понять, что мы всегда стоим на стороне людей. На стороне народа. На стороне тех, кто живёт во всех домах, на всех улицах, во всех кварталах. Вы не сможете понять.
   - Не врут? - Мэлли подошёл ближе и опустился на корточки перед сидящим на полу пленником. - Четыре месяца назад правительство одобрило проект гуманитарной помощи. Все знают о нём. Вот, смотрите, какая у нас хорошая и сострадательная верхушка! Знаешь, что на самом деле...
   - Знаю, - Ричард смотрел в глаза бывшего друга твёрдо. - Я знаю, что на самом деле скрывается за этим, Дэвид. Это меньшее зло. Все, кто работает в полиции, все, кто работает в клиниках, знают это. Это меньшее зло.
   Механик смотрел во все глаза.
   - Значит, знаешь, - выдохнул Мэлли и хмыкнул. - Для тебя это безликие люди, Ричи. Ты не видишь их, и тебе хорошо. Ты никогда не поймёшь, что убил их. Своими руками, своим бездействием.
   - Это меньшее зло, - упрямо повторил пленник.
   - Я был в клинике две недели назад, - спокойно произнёс Дейв, наплевав на лишние уши. - Посмотри на меня. И запомни. Я - то безликое тело, которое после смерти от лихорадки сожгут вместе с прочим мусором.
   Ричард молчал. Молчал и Дейв. Это признание выбило его из колеи, а взгляд Механика почти ощутимо вкручивался под затылок.
   - Город умирает, - тихо пробормотал пленник, отведя глаза. - Все болеют. Везде. И страшно. Нижние кварталы - источник большинства инфекций, которые потом расползаются по всем районам. Прости, Дейв, но ничто не сможет переубедить меня. Ничто и никто не откроет мои открытые глаза.
   Скажи мне, Дейв, если гангрена обосновалась на твоей ноге, ты отрежешь гниющую плоть, чтобы спасти тело?
  
   14. Цена
   Вообще, Мэлли не любил курить. Сначала он долго не мог научиться затягиваться без кашля, потом ему быстро осточертел табачный запах и противная, чешущая горло сухость во рту. Дейв курил редко и вовсе не для того, чтобы успокоиться. Для успокоения курил Джек. Тали, в свою очередь, курила для души. Дейв курил, когда не знал, чем заняться. Как ни странно, Механик - с его-то искусственными лёгкими - не курил совсем.
   И смотрел на Дэвида Мэлли, дымящего в небольшой жилой комнате, с неодобрением.
   Он был пьян, пьян до истерики истерикой. Он наклонился к морщившему лоб технику и выдохнул облако дыма тому в лицо. Он громко рассмеялся, когда Механик скривился и отшатнулся, чуть не упав со стула.
   - Не люблю я это, - проворчал он, разгоняя руками воздух около лица.
   - Знаю.
   - А ещё я очень зол.
   - Знаю.
   - Да заткнись ты и послушай! - взорвался техник. - Вы сговорились с Бером? Сговорились ничего никому не рассказывать о своих болезнях?
   - Я узнал это недавно, - пожал плечами Дейв, закинул бычок в пепельницу и потянулся за новой сигаретой. - Только сегодня собрался с духом и подошёл к Джеку. Так что, приятель, ты не последний. Один из первых.
   - О, спасибо, - ядовито протянул Эрик. - Тебя заразили, а ты решил скромно помолчать. Тьфу. Ты понимаешь, что ты теперь ходячая смерть?
   - Джек сказал, что заразна может быть только моя кровь, а не я сам в целом. К тому же симптомы ещё не проявились, может и пронесёт...
   - Отлично. Твою мать. Замолчи, кто-то идёт.
   Механик, металлический почти полностью - Дейв иногда в шутку интересовался, был ли техник когда-нибудь живым, - прислушался, слегка наклонив голову.
   - Пришла Тали, - пробормотал он за мгновение до того, как дверь открылась, и в комнату действительно вплыла Тали, широко улыбаясь.
   - А где твоя тень? - поинтересовался Мэлли. Женщина поморщилась и рассерженно прошипела:
   - Будь он здесь, ты бы давно валялся со сломанными руками. А я убогих не бью.
   - Поэтому и шучу, - фыркнул мужчина, - потому что Имса нет. Но, правда, где он? Мы думали, что все придут.
   - В таком случае, где Джек, где Табер?
   - Табер только что пришёл из дома, - отозвался Механик, не сводя глаз с Дейва. - Джек работает у себя, а Бер сел в соседней комнате.
   Тали осмотрелась, ненадолго задержала взгляд на сигарете в руках Мэлли и осведомилась:
   - Что сказал червячок?
   - Пока молчит и маринуется. Я ввёл ему крейяровский препарат, и теперь надо дать ему подействовать.
   - Червячок? - удивился на секунду отвлёкшийся Дейв.
   - Ну да. Этот... Ричард. Тот, кто прослушивал нас. Я не знаю, каким образом он выцепил одноразовый канал, но Бер говорил, что это чертовски сложно, - отмахнулся техник и опять обратился к Тали: - Наш пленник будет слегка не в себе и не сможет контролировать то, о чём говорит.
   - Постой, постой, Эрик, - встревожился Мэлли. - Мы сейчас об одном Ричарде?
   Механик нахмурился.
   - Ты о чём?
   - Ричард не разбирается в этом дерьме с проводами. Он прекрасный стрелок, он крадётся тише кошки, но использует модуль только для того, чтобы отправить пару сообщений. Бер, должно быть, ошибся.
   - Я хочу с ним поговорить, - внезапно заявила Тали. Техник, прекрасно её знавший, нахмурился ещё больше.
   - Ты считаешь... - начал он, но женщина резко мотнула головой и перебила:
   - Я пока ничего не хочу считать, но мне нужно с ним поговорить. Я слишком часто в последнее время видела его в странных местах. И слишком часто он совал нос не в своё дело.
   - Тали, ты понимаешь, как дико звучат сейчас твои слова? - тихо спросил Механик. - Я не могу и не хочу тебе верить, несмотря на то, что ты редко ошибаешься. Тали... Он мой друг. Он мой хороший напарник, а ты... Пожалуйста, будь в этот раз не права.
   - Дай мне с ним поговорить.
   - Говори, - техник развёл руками. - Только я не хочу этого слышать.
   - Спасибо, - коротко и едва заметно кивнула женщина и бросила Мэлли, прежде чем уйти: - Оставь мне сигаретку.
   Табер как раз решил сделать небольшой перерыв на еду, отвлёкся от экрана модуля и потёр устающие быстрее обычного глаза, когда в комнату зашла Тали.
   - Привет, Бер, - устало поздоровалась она и плюхнулась в кресло, закинув ноги на невысокий столик, почти целиком уставленный различными деталями и чертежами Механика.
   - Ты чего такая грустная? - отметил хакер и сунул в рот первую ложку разведённого из порошка супа. Тали негромко хохотнула.
   - Сам особо весёлым не выглядишь. Когда тебе нужно принять аностизил?
   - Через пару дней.
   - Судороги были?
   Табер замялся и попытался скрыть это замешательство поеданием супа. Но Тали смотрела прямо и твёрдо.
   - Совсем слабые, - наконец, признался он. - Дрожали руки. Около часа не мог разогнуть пальцы.
   - А глаз? Тот, новый, который сделал Эрик? Не болит?
   Бер качнул головой.
   - Хорошо, - выдохнула Тали и ненадолго замолчала, прежде чем задать очередной вопрос. - Какую информацию ты сливал правительству?
   Глаза хакера расширились от удивления и испуга, сам мужчина замер, сжав в руке пустую ложку, и не смог открыть рот.
   Тишина длилась от силы пару секунд.
   Женщина застонала, закрыла глаза, откинув голову назад.
   - Твою мать. Твою мать. Бер. Кричи, прошу тебя. Возмущайся. Ори на меня, спрашивай, какого хера я говорю, какого хера я тебя обвиняю. Матерись, сплёвывай на пол, обзывай меня гнидой и мразью, только не молчи, гад ты эдакий, только не молчи. Но он молчал. Стиснув кулаки и зубы, боялся пошевелиться, надеялся, что еле слышно воющая Тали сейчас пропадёт, исчезнет, и не нужно будет ни объяснять ничего, ни оправдываться.
   Выдохнув, женщина встала и остановилась в шаге от Табера, сидящего на любимом кресле Механика.
   - Другой вопрос, - без тени эмоций начала она, - зачем ты шпионил против нас?
   Бер боялся боли и боялся Тали. В его представлении они всегда шли рука об руку, всегда приходили вместе, и только время решало, в какой именно момент к провинившемуся они оба заявятся.
   - Я ничего не сделал, - тихо, но чётко выдал хакер. На лице женщины не дрогнул ни единый мускул.
   - Зачем? - повторила она, медленно положив руку на бок. Табер прекрасно знал, что на теле у неё спрятана куча оружия и что на боку, совсем рядом с рукой, точно есть нож, тонкий, как игла, и короткий. Знал также, что болевые точки на человеческом теле женщина помнит великолепно. И очень боялся боли.
   - Они вышли на меня и пообещали лекарство. Панацею, как они сказали. Новый препарат, который скоро должны запустить массово, который борется с токсинами. Теми самыми, что убивают невезучих аугментированных с отторжением имплантов. Вот почему у некоторых всё хорошо, а некоторые вынуждены бороться с тем, что электрик, смешанный с кровью, неправильно реагирует с материалом имплантата? Разве это справедливо? Умирать от того, что токсины отравляют твою кровь и плоть? - Бер перевёл дыхание. - Я ничего не сделал, Тали, всего лишь пытался спасти свою никчёмную жизнь.
   - Ценой множества других?
   Табер ссутулился, пряча глаза, и продолжил рассказ.
   - Я был очень осторожен. Выдавал побочную информацию - они почти ничего не знают о вас, - не позволял узнать ничего про себя, прятался, выходил с ними на связь из основного модульного узла, уходил из центра, тщательно проверяя хвосты. Мне нужно было, чтобы они убедились в моём искреннем желании работать с ними. И ещё мне нужно было убедиться в том, что лекарство существует и действует. Я пролез в их сеть, получил доступ к базам лабораторий - это было несложно после нескольких сеансов связи - и искал любые отчёты от клиник. Лекарство действительно было, но не было информации об его эффективности. Десятки опытов и исследований её не подтвердили.
   - А ты всерьёз полагал, что правительство будет мило с перебежчиками?
   - Я не особо верил им с самого начала. И перестал верить совсем после обмана с гуманитарной помощью.
   Тали преодолела шаг, разделяющий их, за мгновение и схватила вздрогнувшего Бера за грудки, оторвав его от спинки кресла.
   - Зато я тебе верила, - прошипела она, наклонившись ближе. - Я помогала доставать аностизил, хотя даже не знала, зачем он Крейяру понадобился. Механик вырезал тебе дорогущие протезы. Имс прикрывал тебе спину и не один раз вытаскивал тебя из полнейшей задницы. Дейв тысячу раз спасал твою "никчёмную жизнь", подставляясь сам. И вот твоя благодарность? Вот она какая? Уж не из-за твоей ли помощи Таррен и люди Клайва не смогли уйти из Цитадели со схемами? Скольких людей ты успел убить, лишь бы не сдохнуть самому?
   - Хватит, - пробормотал Механик, застывший в дверях. Тали спокойно отпустила хакера.
   - Ты специально оставила дверь открытой, да? - поинтересовался техник, неосознанно потирая виски. - Я не хотел ничего слышать.
   - Однако должен был.
   - Хорошо, - покорно кивнул Эрик. - Тали, пошли весточку на квартиру к третьей группе, пусть направят сюда Мартина на замену, это самый толковый парень, которого я знаю. Табер. Теперь... Теперь тебе запрещено пользоваться модулем и интерлоком, сдай его. Ты останешься здесь, в дальней комнате, но не сможешь отсюда выйти. Ты под арестом.
   Дейв молча шагнул к сгорбившемуся хакеру, собравшись отвести его, куда велел Механик, но последний внезапно снова заговорил.
   - Последний вопрос. Это всё, что нам следует знать?
   Бер поднял глаза.
   - Они давно знали о готовящейся второй попытке пробраться в Цитадель. Они спрашивали меня о дате. Я сказал: "Через два месяца после праздника Мира".
   - Ты соврал.
   Хакер кивнул:
   - Я оставлю коды доступа к базам их лабораторий. Там должна быть полезная информация.
   - Всё равно это не умаляет твоей вины.
   Табер склонил голову и больше её не поднимал.
  
   15. Излом
   - У этой лихорадки инкубационный период от нескольких суток до двадцати одного дня, ты же сам говорил, Джек. Может быть, я и не заразен. Может быть, я счастливый сукин сын, меня пронесло, не все же умирали после правительственной помощи.
   - Вот через двадцать один день я буду точно в этом уверен, - проворчал Крейяр, с каменным лицом прокалывая вену поморщившегося Дейва, чтобы взять кровь на анализ. - Есть мелкие синяки словно из ниоткуда, слабость?
   - Ты издеваешься? - фыркнул Мэлли. - Я последний раз высыпался в прошлом месяце! Естественно, есть слабость. А синяков у меня всегда много.
   - Я серьёзно. Тошнота, рвота? - Джек заметил, как Дейв мотнул головой, и приставил к вене округлый прибор. - У тебя низкое давление.
   - Оно у меня, блядь, всегда низкое, - процедил мужчина, резко опуская рукав и поднимаясь с кресла. - Дай сигарету, я знаю, у тебя остались.
   - Я хочу тебе кое-что объяснить, - спокойно начал Крейяр, не шелохнувшись. - Лихорадка Лерджи поражает сосуды, лёгкие, почки, печень, селезёнку. Ты будешь умирать довольно болезненно.
   - О, спасибо, что раскрыл мне глаза, - язвительно отметил Мэлли. - Что-нибудь ещё?
   - Дейв.
   - Давай, скажи мне. Что ещё? Температура, кашель, припадки, гангрены?
   - Дейв.
   - Я ходячий труп. Что ты можешь мне объяснить?
   Джек покачал головой, вздыхая, и отодвинул микроскоп в сторону. Мэлли терпеливо ждал, пока хирург отложит все анализы, расчистит - не иначе, как для того, чтобы потянуть время, - рабочий стол.
   - Когда именно ты был в клинике? - осведомился хирург.
   - Семнадцать дней назад, - спустя минуту ответил Дейв, подсчитав время. - Ещё четыре. Четыре дня. Чёрт. Чёрт. Ты... слышал последние новости?
   Крейяр оторвался от копания в бумажках.
   - Они собираются в скором времени перекрывать подъёмники в средние кварталы. Когда они сделают это, ловушка захлопнется. Инфекция выкосит здесь всех. Меньшее зло, тоже мне, - негромко и слишком спокойно проговорил Мэлли, бесцельно рассматривая свою руку и следы от множества уколов на ней.
   - После того, как мы получим схемы паролей, захват Цитадели станет вопросом нескольких часов. У нас ведь всё давно готово.
   Через несколько часов Вьес нашла Дейва сидящим перед чёрным входом в бар Беннета и курящим. Девушка щёлкнула зажигалкой - той самой, которую ей одолжили перед тем, как напасть, - и задымила. Мэлли не знал, почему курила Вьес. Он, вообще, многое не понимал в её поведении, но уже привык скидывать все странности девушки на поломавшее психику детство. Только ей об этом знать было необязательно.
   - Отвратительно выглядишь, - проговорила, наконец, она, непрерывно рассматривая одну и ту же трещину в стене напротив. Дейв нашёл, что эта трещина похожа на изогнутую в судороге многоножку.
   - Ну спасибо, - коротко хохотнул мужчина, осознав, что ему вернули его же фразу, и поинтересовался не иначе, как в отместку: - Ты тоже. Давно не спала?
   Девушка фыркнула.
   - А как же комплименты, "Дорогая, ты выглядишь прекрасно"?
   - Оно тебе нужно? - изумился Мэлли, выкинув бычок. - Вот уж не думал.
   - Мерзость какая, - бросила в сторону Вьес и замолчала, увлечённая больше своей сигаретой, чем всем остальным вокруг неё.
   - Как тебя зовут? - спросил вдруг мужчина и, прежде чем озадаченная вопросом девушка успела сказать хоть слово, пояснил: - "Вьес" больше похоже на прозвище, если честно. Знаешь, кличку у мелкой худой псины.
   Девушка от недоумения и ярости замерла, беззвучно открывая и закрывая рот.
   - Да? Что ж. Имя "Дейв Мэлли" похоже на имя порноактёра. Коротко и благозвучно. А вообще, пошёл к чёрту.
   - Нет, я серьёзно. Это же не твоё имя. Оно... странное.
   - Другого нет, - злобно выдавила Вьес, отвернувшись. Дейв удивился:
   - Разве? А фамилия? А, не знаю, пафосное второе имя, какие любят давать перевозбуждённые мамочки своим детям?
   - Отвяжись от меня.
   Мэлли легко толкнул девушку в бок.
   - Господи, это же всего лишь имя. Вьес, твою мать, ты разозлилась из-за такой херни? Знаешь, из-за чего разозлилась как-то Тали? О, она любит злиться. Так вот, она злилась из-за предательства. Крысы в механизме, который разъедает правительство снаружи, а теперь и гнильца изнутри. Тогда она злилась, да. Швыряла в стенку детали, рвала провода, гнула запчасти. Чуть не вырвала себе механическую руку. Это длилось пару минут. После этого Тали встала, поправила причёску, недоумённо осмотрела комнату, мол, какой идиот это сделал, и ушла, прихватив с собой ножи. А ты... Имя. Да какая разница, как оно звучит!
   - Я не злюсь из-за имени, идиот, - проворчала девушка и усмехнулась. - Я, скорее, разочарована. Вот ты, такой осторожный, такой внимательный, как сам и говорил, такой коп, а ни черта не видишь и не помнишь. Только и можешь, что хвастать.
   - Никто не идеален, милая. Но прости, я стараюсь.
   Она закатила глаза.
   - Я придушу тебя за эти обращения. А по поводу имени... Мой идентификационный номер начинается с двух букв "V" и "S". Ви-эс. Вьес. Ничего умнее я не придумала.
   - А родители? Хотя можешь не говорить. От многих детей отказываются сразу после рождения. Если не убивают до этого. Но в приютах разве не дают имена?
   Девушка передёрнула плечами.
   - Оно мерзкое.
   - Прости, что заговорил на эту тему.
   - Ты не понял, - резко оборвала она мужчину. - Я разозлилась не потому, что мудак и решил повыпытывать у меня, как меня назвали несуществующие родители. Потому что ты моё единственное имя сравнил с кличкой. Уж прости, не всем дано жить припеваючи в средних кварталах, а потом, будто делая одолжение бойцам оппозиции, уходить в низа.
   - Я поступил, как считал нужным.
   - И живи теперь с этим.
   - А ты почему с нами, а? Как-то это не похоже на твою жизненную позицию "держаться вокруг да около, но ни в чём особо не участвовать, только отхватывать куски со стола и линять при первой опасности", - начал заводиться Мэлли. Он был и рад. Девушка, её недовольство и резкие фразы выводили его из опасной апатии, серого и словно замедлившегося мира. Он бы утонул в нём. Тихо и, в общем-то, будучи не особо против.
   - Пока что мне выгодно, - пожала плечами Вьес, начиная новую сигарету. - Я отдаю долг Джеку. Долг жизни, если твой старческий мозг уже забыл. И от меня ничего не требуется пока. Все заняты своим делом, мне не доверяют многого, а я довольна. Будут доверять - будут требовать чего-то взамен. У меня сейчас слишком мало ресурсов, чтобы ими разбрасываться. Я, как ты видишь, предпочитаю жить налегке.
   Дейв фыркнул.
   - Но две вылазки в цитадель?.. Эта опасность стоит твоей жизни?
   Девушка застыла, едва успев закрыть рот и не высказать так и просящуюся наружу фразу: "доверие Джека стоит". Она тихо и отчаянно хохотнула. Она сама нарушила свои принципы. И не заметила. Она сама начала привязываться к людям, стала забывать душить любые приятные чувства к человечеству на корню. И не заметила. Она сама возненавидела систему за обман с лекарствами. И только сейчас поняла это, осознала, что не может больше являться сторонним наблюдателем, не может сидеть и курить, наблюдая, как Джека потащат в тюрьму Цитадели. Или... Дейва?
   Вьес незаметно покосилась на мужчину.
   - Конечно, нет, - фыркнула она, выпуская облако дыма. - Я согласилась только на одну. И только из-за Джека.
   Мэлли поджал губы и закивал.
   - Но как же мы без тебя в самом конце-то, а?
   К людям привязываешься, это Вьес поняла слишком поздно.
   - Надеюсь, в тот момент, когда вы вплотную подойдёте к своей цели, я буду на другом конце города. Так, чтобы ваше счастье до меня никак не достало, - несколько нервно рассмеялась девушка. Она была уверена, что уйдёт, убежит подальше от этого безумия, наивно названного грядущей революцией и изменением системы.
   - Прекрати бояться людей, - негромко попросил Дэвид. - Не все вокруг предатели. Не все вокруг хотят только тебя использовать. Посмотри хотя бы на Джека.
   - С Джеком работает тариф "услуга за услугу", - отчаянно уверяя саму себя, проговорила Вьес. - Он честен и принципиален, и ко мне это никак не относится.
   - Люди могут желать добра, - несколько опечаленно бросил Мэлли. Девушка упрямо мотнула головой.
   Люди, как оказалось, были опаснее всего остального на свете.
   Дейв решил ничего не говорить больше. Что-то внутри него поднималось, давило, вынуждало язык развязываться и рассказывать, рассказывать, он и про имена начал шутить, лишь бы свернуть от страшной темы, увести всё желание выговориться подальше от признаний. Подальше от болезней.
   Потому что за полчаса до того, как вышла наружу Вьес, интерлок щёлкнул сообщением от Джека.
   Ему оставалось всего-то четыре дня.
  
   16. Сила
   - Мартин просил передать, что разобрался на новом месте и начал систематизировать полную информацию, полученную Бером от правительства. А то ты ни на что не реагируешь, - ровно проговорил Имс за плечом Механика. Тот кивнул, не отвлекаясь от модуля с развёрнутыми схемами и текстами. Это был ценнейший подарок Табера на прощание: вскрытые базы и скопированные данные из правительственных лабораторий. Техник переправлял куски отчётов по специалистам в разных группах с просьбой вытащить все полезные наработки и медицину, которые только могут пригодиться.
   - Второе подразделение всё ещё работает над допросом Ричарда Грейса и пытается ковырять код уникальности личного допуска Оскара Прайнэ, - продолжил докладывать наёмник. - Третье вышло на след одного из поставщиков "нерва". Четвёртое зализывает раны и перепроверяет их часть шпионской сети. Пятое закончило наши левые счета и теперь разбирается с поставками с фабрик. Почти всё шестое лежит у Крейяра с лихорадкой. Тали предложили хорошую сделку. Она будет через пару часов. Джек - как ни странно - у себя, принимает пациентов. Дейв и воровка пока кантуются на квартире в Слепом районе.
   Механик кивнул опять. Имс хмыкнул:
   - Поменялись местами.
   И ушёл, решив больше занятому технику не мешать. Он прилежно исполнил просьбу Мартина, немного взбешённого полным отсутствием реакции у Механика.
   Тот даже не заметил исчезновения наёмника. Эти исследования были невероятно полезны. В частности им с Джеком.
   - То, что доктор прописал, - сухо прокомментировал Механик в интерлок, едва Крейяр ответил на вызов. - Получил отчёты?
   - Получил, - проворчал недовольный хирург. - Только разобраться не успел. Ты не представляешь, какое количество больных решило ко мне привалить. И у меня плохие новости.
   Механик сжал кулаки:
   - Ну?
   - Очень много заболевших в наших группах. Не все, конечно, такие простые, как и Дейв, пришедший с банальной простудой - наверно, ослабленный иммунитет и пропустил вирус дальше, - несколько отвлёкся мужчина, - но у нас каждый человек сейчас на счету.
   - Сколько? - негромко спросил техник. Крейяр замялся.
   - Трое в критическом состоянии. Ещё восьмерых наблюдаю. Почти вся группа Фрая не может сейчас работать.
   - Где они?
   - В ночлежке у Мерли. Я был там вчера. Договорился об отдельной комнате, чтобы не рядом с харкающими кровью наркоманами. Мерл добрая женщина, она позаботиться обо всех, но... Меня беспокоит то, как начал распространяться этот новый наркотик, "нерв". Пару лет назад о нём никто ничего не слышал, а теперь такое массовое увлечение, - Механик отчётливо представил, как Джек потирает виски.
   - "Нервом" занимался Таррен, а потом передал это дело перед вылазкой в Цитадель, - напомнил техник. - Я убеждён, что он нашёл хорошего человека в третьей группе себе на смену.
   - Возможно, он ещё к нему вернётся.
   - Вряд ли, Крей, - покачал головой Механик, - я понимаю, я и сам в глубине души надеюсь на лучшее, надеюсь, что все наши пойманные в Цитадели люди сейчас всего на всего упрятаны за решётку. Но здравый смысл говорит мне о том, что они давно мертвы.
   - Порою ты кажется много старше меня, дружище, - хмыкнул Крейяр, опять что-то пожёвывая в интерлок. Техник чуть улыбнулся, только недавно заметив у хирурга постоянное желание есть, когда он разговаривает.
   - Хотя подумаешь, всего пятнадцать лет разницы, - продолжил тот. Джек был, наверно, единственным человеком, который мог растормошить прибитого после неожиданного предательства Механика. Он фыркнул, оттаивая.
   - Тоже мне, старичок.
   Они сошлись с Джеком довольно странно. Механик был ранен в случайной стычке с полицейскими: те стреляли по ногам, надеясь захватить языка, однако не учли, что незадачливой парочке оппозиционеров на помощь придёт целая группа. Обоих пострадавших доставили ворчащему хирургу.
   Отчего-то тот не хотел разговаривать с больными вообще. Быстро обработал напарника Механика, который был ещё младше, но пострадал значительно меньше. А вот парню, не получившему ещё своего прозвища, нужно было ставить протезы. Что Джек коротко и холодно объяснил, а потом чуть не уронил от восхищения челюсть на пол, увидев имплантаты, которые Механик вырезал себе сам и притащил хирургу.
   - Что ж, - вдруг заговорил Крейяр после некоторого затишья, - эти данные весьма интересны. Однако они больше интересны тебе, как технику и конструктору.
   - Да-да-да, - спешно пробормотал Механик, - но мне очень понадобиться твоя помощь, друг мой. Видел отчёт об экспериментальной операции?
   Хирург не отвечал, поражённый, а техник не торопил его, понимая.
   - Ты... хочешь провернуть то же самое? - тихо поинтересовался Джек. В интерлоке послышался шум закипающего чайника.
   - Да, - машинально кивнул Механик и резко обернулся: случилось нечто внезапное и срочное, иначе шагов Имса он бы не услышал даже своими металлическими ушами.
   - Потом, - выдохнул он в интерлок и сбросил вызов.
   - У Табера приступ, - лаконично отчитался Имс. - Я не могу найти аностизил в аптечке.
   - У нас был запас, - несколько заторможено отозвался техник, поднимаясь с кресла, и суетливо забегал по комнате, заглядывая во все коробки и ящики.
   - Срочное дело, - проорал Мартин из своего угла, как-то странно скорчившись. - Майкл из шестой пришёл к тебе, Механик.
   - Подождёт, - рявкнул он, выбрасывая из шкафов все вещи.
   Послышался щелчок затвора.
   - Нет.
   Техник замер и медленно повернулся.
   Имс скрылся профессионально, его чутьё безошибочно определило, что главная фигура сейчас совсем не он и что его исчезновения никто не заметит.
   - Помоги Беру, - бросил едва слышно Механик, не отрывая глаз от парня напротив. Белый, как полотно. Сжатые в узкую полоску губы. И руки, твёрдо и уверенно сжимающие пистолет.
   Не промахнётся.
   - Майкл, - тихо позвал Механик. Парень скривился.
   - Замолчи.
   - Что случилось? - ровно спросил мужчина, не шевелясь. - Наверно, я должен знать, за что ты хочешь убить меня.
   - Мою мать убили, - выплюнул Майкл. - Из-за того, что я сражался вместе с тобой. Из-за того, что я слушал тебя и слушался. Из-за того, что позволил твоим идеям захватить свою голову. Больше из-за тебя никто не умрёт.
   - Я сожалею.
   Механик хорошо умел говорить. У него был отличный учитель. Жизнь. Потом Тали, которая, однако, помогла отточить навыки. Он смотрел на людей и видел их насквозь. Кто-то был прозрачным, как качественное стекло, кто-то мутным. Кто-то был абсолютно непроницаем и для опытного взгляда. Имса, например, поначалу он совсем не понимал и даже порою опасался, но потом Тали невольно и косвенно раскрыла своего дорогого приятеля. Некоторые встретившиеся Механику на пути люди были похожи на зеркала - что дашь, то и получишь. Та же Тали. Но умение читать людей было необычайно полезным, даже необходимым. Нельзя вести за собой никого, если не видеть, что человек хочет и что может дать.
   Майкл взъярился:
   - Мне не нужно твоё сожаление!
   - Но люди умирают и из-за тебя тоже.
   Парень замолчал, словно получивший пыльным мешком по голове.
   - Я не призываю их к войне, - наконец, прошипел он. - Из-за тебя пострадали невинные. Моя мать не имела к оппозиции никакого отношения.
   - Довольно наивно винить во всем меня. Ты знал, на что идёшь.
   - И я прозрел! - перебил его Майкл. - Мою мать убили из-за тебя! Ты - корень всех бед!
   - И ты решил, что можешь его вырвать? Решил убить вдохновителя революции только затем, чтобы отомстить? - хмыкнул Механик, подавляя все опасения и страхи. Если он видит правильно, значит, он будет жить. Если нет... Что ж, значит, он не так хорошо, как привык считать.
   - А ты горд, - процедил парень.
   - Вовсе нет, - едва заметно пожал плечами техник. Не удержался, на мгновение потерял контроль над телом. Это могло стоить ему жизни. Он продолжил, замерев от лёгкого испуга:
   - Я говорю, как есть. Ты сам это прекрасно знаешь. Убив меня, ты неплохо послужишь правительству. Наши будут шокированы и подавлены. Да-а, наверху тебе будут очень признательны. Возможно, выпишут премию. И закроют нижние районы. Вычистят тут всё, продезинфицируют после, вытрут тряпочками кровь со стен и забудут. Убей меня - убей всех в нижних кварталах. Убей Мартина - убей всех в нижних кварталах. Убей Фрая, убей Джека. Вперёд, Майкл. Отомсти за мать, которую убили за то, что ты пытаешься хоть кого-то спасти. Которую убили за то, что тебе не всё равно. Отомсти, забрав попутно за одну невинную жизнь, множество других невинных.
   Майкл молчал, но пистолет в его руке не дрогнул. Не дрогнул и Механик. Пуля пробьёт ему лобную кость, сшитую из осколков, разрежет мозг, как нож масло, и застрянет в затылочной кости, укреплённой дополнительно после одного из похожих покушений.
   - Я не призываю людей к войне, - с грустью выдохнул техник. - Я просто устал смотреть на то, как нашу справедливость, наше право забирают у нас. Как нашими жизнями распоряжаются против нашей воли. Как нас убивают, только потому что мы родились не там, где хочется властям. Я призываю людей сделать для себя лучший мир. И не плакать о невозможном счастье, не выставлять себя обиженными жертвами. Это... раздражает. Если ты слаб, попроси помощи. Найдутся неравнодушные.
   Майкл молчал. Его лицо медленно разглаживалось. Он принимал решение. Определённо своё решение.
   - Ты опасен, - проговорил он. Техник растянул губы в улыбке.
   - Конечно. Знаешь ли, люди не идут за тюфяками.
   Парень невольно усмехнулся.
   Техник увидел. Майкл был гораздо умнее, чем казался. Конечно, эмоции оказывали очень сильное влияние на его действия, но парниша умел думать. Из него можно было сделать очень полезного человека.
   - Ты же слушал меня. Ни у кого из нас нет силы спасти весь мир.
   - Однако ты пытаешься, - фыркнул Майкл, качнув пистолетом.
   - Было бы неправильно не пытаться, - уже явно пожал плечами Механик. - Неправильно было бы сидеть, сложа руки, и ныть, что всё плохо... Как это произошло?
   - Что? - удивлённо вскинулся парень и после сообразил. - Я... вернулся домой и увидел её. Сначала даже подумал, что она просто уснула. Очень профессионально и аккуратно её... убили.
   - Майкл, - негромко позвал техник. - Позволишь мне всё выяснить?
   Парень поднял голову, пару мгновений всматривался в глаза мужчины и потом медленно кивнул.
   - Хорошо, - он кивнул ещё раз и быстро ушёл, почти убежал прочь. Механик запоздало догадался, что Майкл сдерживал слёзы.
   - Я пересрал, - прошептал Мартин, осторожно высунувшись из-за стойки с модулем, и нервно поправил опоясывающие шею провода. У нового хакера первой группы были старые аугментации дыхательных путей, насколько древние, что некоторые части невозможно было упрятать под кожу - слишком объёмными они были.
   - Я тоже, - глухо отозвался техник, вылавливая слабый сигнал интерлока Тали. У него были вопросы.
   "Профессионально и аккуратно".
   Мартин покачал головой. Он лишний раз за сегодняшний день убедился в том, что Механика сейчас лучше не трогать, он проигнорирует все попытки что-нибудь у него узнать. Компьютерщик вернулся на своё место и зарылся в наушники, даже не заметив, что техник ушёл из комнаты.
   Тали ответила не сразу.
   - Привет, железяка! - радостно поприветствовала она закрывшегося на складе Механика. - У меня для тебя прекрасная весть. Нашим запасам лекарств и электрика суждено закончиться ещё не скоро. И всё благодаря мне, держащей местных наркоторговцев в уезде.
   - Это хорошо, - но у техника не было сил, чтобы улыбнуться. - Только я хотел спросить о другом. Миссис Дэззен, мама Майкла, того ловкого парня из шестой группы. Что с ней случилось?
   Тон женщины изменился мгновенно. Теперь он был холодным и даже колючим.
   - Ты не хотел этого знать, дорогой.
   - Не хотел? - изумился он. - Какого чёрта?
   Женщина презрительно фыркнула.
   - Ты трус, Эрик, просто смирись с этим. Дэззен сливала информацию о нас полиции. Наша удача, что Майкл почти не болтал и что его мать знала немного. Она предала нас, сотрудничала с правительством за таблетки, которые спокойно могла попросить у нас. Она полагала, что умнее нас, старше, опытнее, что видит ситуацию шире, чем мы. Вот я её и убила.
   - Я не трус.
   - Ох, - бросила в ответ Тали, - ты постоянно это говоришь. И постоянно твердишь о том, что не хочешь знать ту грязь, которая происходит с твоими людьми. Ты - трус. Ты не хочешь видеть всего. Ты наивно закрываешь глаза и бормочешь себе под нос: нет, нет, нет, мои люди хорошие, они не могут быть плохими, они не виноваты, они, они, они... Ты слишком любишь их, слишком заботишься. Табер предатель, и ты поджал хвост, "я не хочу ничего слышать, я не могу от него избавиться, он был мне другом". Эрик, ты ведёшь этих людей, ты должен знать о них больше, чем их собственные матери, больше, чем их личные дневники, больше, чем они сами. Ты должен знать то, что они скажут и сделают, раньше, чем они попадут в нужную ситуацию. Но нет! Ты - глупец. Наивный глупец, до сих пор верящий в человечество. Поэтому за тобой идут. Поэтому ты закончишь плохо и скоро.
   - И ты взяла на себя смелость решать? - ровно осведомился Механик. - Я мог бы убедить Дэззен перестать сотрудничать с полицией.
   - Это был твой приказ, - усмехнулась женщина. - "Я не хочу ничего слышать". Твой приказ. Твой урок. Твоё наказание за трусостью. Что ж, отныне я буду говорить тебе всё. И ты будешь решать, стоят ли жизни предателей жизней всех остальных.
   Тали отключила вызов раньше, чем Эрик успел что-либо сказать.
   - Чёрт, - проворчал он, схватившись за голову, - чёрт, чёрт, чёрт.
   Техник в отчаянии пинал коробки, заполняющие склад. Они разлетались по всей комнате, разбрасывая мусор, но мужчине было плевать. Последние минуты Механик винил во всём обрезки проводов, стружки ферса, полиэтиленовые упаковки и истёртые шарниры. Последние минуты не он облажался перед миром.
   - Ладно, это была моя ошибка, - смирился он и на одно мгновение замер, уронив лицо в ладони.
   В следующее - Механик уже рванул в комнату, где заперли хакера.
   - Я сделал, что мог с вашей скудной аптечкой, - сразу сказал Имс, кивая на устроенного в кресле Табера. - Поставил ему пару уколов: обезболивающее, стимулятор, гепарил, чтобы разжижить кровь.
   - Хорошо, хорошо, - поспешно отозвался Эрик. - Обращался к Крейяру?
   Наёмник кивнул, неспешно продолжив:
   - Да, он консультировал. Потом я порылся в вещах и нашёл аностизил. Ампулы были хорошо запрятаны.
   "Последний раз он кололся четыре дня назад".
   - Едва успел вколоть дозу, - словно равнодушно прокомментировал Имс, наблюдая за тем, как постепенно прекращается тремор у Бера, как его сжатые в приступе челюсти всё больше расслабляются, а сдавленные хрипы стихают. Механику даже показалось, что веки хакера единожды дрогнули.
   - Он спрятал ампулы? - ухватился за слова техник, внимательнее рассматривая бывшего напарника.
   - Именно. Причём так, чтобы никто не нашёл. Запустил их за шкаф.
   Сам Табер точно бы их не достал. Механик потёр переносицу. Голова болела. От перенапряжений, от избытка эмоций за одно короткое сегодня, от постоянной работы в увеличительных очках, особенно когда одна деталь требовала двадцати часов работы в лупе.
   Веки дрогнули во второй раз.
   - Почему ты хотел умереть, Бер? - устало и будто без интереса поинтересовался Механик.
   Волна удивления быстро промелькнула по лицу компьютерщика, но глаза не открылись.
   - Я жду ответа.
   Бер явно расслабился, слегка ссутулившись и откинув голову ещё немного назад, словно сдался перед натиском противника, ожидаемым, но неминуемым.
   - Я недостоин.
   - Чего? - фыркнул техник, отворачиваясь.
   - Жизни, конечно, - флегматично пожал плечами хакер. Попытался пожать - это действие вышло похожим на мелкую судорогу в районе ключиц.
   - Как поэтично.
   - Я бесполезен, Эрик. Я закисаю. Убиваю себя, своими мыслями и своей ничтожностью. Я схожу с ума на этой фабрике, в этой пустой комнате, один, взаперти.
   - Я ничего не могу сделать, - лёгкую заминку перед фразой Механик удачно скрыл горькой усмешкой.
   Табер покачал головой.
   - Не дай мне свариться в своём же дерьме, - отчаянно прошептал он, всё ещё хрипя. - Не дай мне слететь с катушек из-за ощущения своей ненасытной вины. Дай мне умереть от приступа. Прошу, Эрик.
   "Дай мне свободу".
   Механик закрыл дверь снаружи, пропустив перед собой Имса, и махнул рукой напряжённо всматривающемуся в него Мартину.
   - Мне нужен одноразовый канал с Майклом, - присел мужчина рядом с компьютерщиком. Тот кивнул.
   - Пользуйся на здоровье, приятель, - буквально через мгновение бросил Мартин. - И, будь добр, не пугай меня так. Стань опять нормальным весёлым Механиком, который шутит по поводу и без.
   - Как будет время, - хмыкнул он и услышал в интерлоке покашливание. - Майкл?
   - Всё тихо, слушаю.
   Его код.
   - Это Механик. Одноразовый канал от Мартина. У нас есть пара минут. Я выяснил кое-что по поводу твоей матери.
   Майкл напряжённо молчал. Техник перевёл дыхание. Он ненавидел врать даже в мелочах. Но это его вина.
   - Она сотрудничала с полицией...
   - Что?! Да как смее..!
   - Тихо, слушай меня. Судя по всему, ей угрожали. Скорее всего, угрожали убить тебя. Поэтому она и сотрудничала. Пыталась тебя защитить. Так же, как пытался и ты заботиться о ней. Послушай, Майкл. Возможно, агенты правительства ещё придут к тебе. Придут и... ты знаешь, что они могут наговорить, - выдавил Механик. - Ты умный парень. Подумай, что можно вытащить из этой ситуации. И, вся шестая группа сейчас на тебе, так что не подводи Фрая. Мы ждём его возвращения.
   Майкл всё ещё молчал. Затих и техник, мысленно скрестив пальцы, как в детстве.
   - Я понял, спасибо, - коротко ответил парень и отключился.
   Механик вздохнул. Он уже привык ненавидеть врать.
  
   17. Чудо
   Вода капала, и хоть это была не уютная кухонька Крейяра, но это звук, по всей видимости, преследовал Джека повсюду. Где хирург, там и вода. Капающая, шуршащая, закипающая. В своей голове, в своей больной голове, Вьес всегда ассоциировала мужчину с одной из фотографий из его зелёной коллекции. На фотографии был изображён пруд в парке в дождливую погоду - от плоской картинки пахло сыростью и свежестью, и поначалу девушку это очень испугало. А потом она устала пугаться причуд своего разума.
   Только сам Джек водою не был. Пусть капли постоянно крутились около него, капли воды, капли крови, капли электрика. Крейяр был устойчив, как устойчива земля под ногами.
   И только выбивал землю из-под чужих ног.
   - Он не говорил тебе? - изумился хирург. Вьес не шевелилась.
   - Ну и трусишка, - пробормотал он. - Прости за это. Наверно, было бы лучше, если бы он сказал сам.
   - Мне плевать, - сказала, наконец, девушка и добавила после некоторого затишья: - Я даже не подозревала.
   - Болезнь захватила его очень тихо, - пожал плечами Крейяр. - Почти незаметно. Почти никаких симптомов. Это плохо. Организм не сопротивляется.
   - Он будет долго умирать? - Вьес прочистила горло.
   - Полгода, год.
   - Он дурак.
   - Ты, - Джек замялся, не зная, как выразить это вежливее, - привязалась?
   Девушка дёрнулась, привычно и даже машинально скривила губы в ядовитой усмешке.
   - С чего бы? С того, что он привязался, как липучка, и не отстаёт? У тебя странные понятия о привязанностях, Джек, - фыркнула она, стараясь не смотреть на хирурга. Пальцами она в это время нервно постукивала по коленке. И догадывалась, что Крейяр давно обо всём знает, узнает всё раньше, чем все остальные.
   Знает, что любое живое существо, если дать ему пищу после долгого голодания, будет есть, расти и крепнуть, как можно быстрее. В этом смысле симпатия и даже любовь ничем не отличались от организма, восстанавливающегося после истощения. Вьес особо не замечала такой потребности к любви в себе ранее. И её пугали эти перемены.
   - Как скажешь, - насупился Джек и продолжил: - На самом деле, есть ещё одна вещь...
   Девушка вскинула голову, внимательно уставившись на хирурга.
   - Есть небольшая возможность всё исправить.
   - Исправить? - удивилась Вьес. - Почему ты говоришь об этом, как о починке машины?
   Мужчина пожал плечами.
   - Я привык. Наверно. Человеческий организм - как механизм, - слишком легко и быстро ответил он. Вьес не была бы собой, если бы не заметила этого.
   - И что ты хотел этим сказать? - хмуро осведомилась девушка. - Зачем ты начал это?
   - Тебе стоит поговорить с Дейвом, - посоветовал хирург, разминая затёкшие плечи. - Он сейчас сильно разбит. Наверно, поэтому сам не рассказал тебе о болезни.
   Вьес хмыкнула.
   - Я не видела его почти трое суток. Он встретил меня у Беннета, поговорил о какой-то дикой бредятине и ушёл, - пробормотала она. - Поэтому я пошла к тебе, думала хоть тебе он сообщает о своих передвижениях.
   - Это странно, - нахмурился Джек. - Это очень плохо. Механик не знает, где он?
   - Я до сих пор не знакома с Механиком, - Вьес покачала головой. - Всю информацию о вылазке передавал мне Дейв. Чертежи Цитадели я тоже отдала ему, а не лично Механику. Как-то мне не хочется к нему идти с таким нерабочим вопросом.
   - Он хороший человек и будет рад помочь, - вставил Крейяр. - Ему можно доверять, Вьес. Если у тебя случится что-то...
   - Не надо, Джек, хватит, - спешно оборвала его девушка. - Прекрати. Меня вполне устраивает то, что я справляюсь со своими проблемами сама.
   - И сколько ты там спала на улице? - скептически уточнил тот. - До того, как Дейв забрал тебя на тихие квартиры?
   - Какая разница, - огрызнулась Вьес, уже жалея, что вообще отправилась искать куда-то запропастившегося Мэлли. Пропал и пропал, её не должно было это волновать, наоборот, должно было радовать: тенью следующий за ней мужчина был лишней обузой. Девушка прекрасно сумела убедить себя в этом. Чего-то только не хватало.
   - Хватит с меня Дейва, - выдавила девушка, отворачиваясь. Разговор с хирургом начал её заметно напрягать.
   - Дэвид заботится о тебе уже не столько из-за моей просьбы, сколько из своей личной симпатии, - бросил ей в спину Джек с явным укором. - Нет ничего зазорно в том, чтобы беспокоиться о человеке и помогать ему, и он это понимает. А ты нет.
   - Всегда есть равноценный обмен, - проворчала Вьес. - Он заботился обо мне, отрабатывая твоё доверие.
   Крейяр закрыл лицо ладонью. Подобные разговоры происходили у них нечасто и заканчивались ничем, но каждый раз Джек пытался.
   - Хорошо, я тебя понял. Как твоя рука? - тактично перевёл тему мужчина.
   - Полностью зажила. - Девушка продемонстрировала плечо, на котором не осталось и шрама.
   - Удивительно, - восхищённо пробормотал хирург и вдруг нахмурился. - Кстати, меня беспокоит, что твои анализы изменяются каждый раз.
   - В каком смысле?
   - У тебя были какие-нибудь хронические заболевания? - ответил вопросом на вопрос Крейяр. Девушка задумалась.
   - Убитые от курения лёгкие считаются? - со смешком осведомилась она. - А так. Гастрит. И какая-то фигня с печенью, не помню точно. Я давно не была на осмотре в клинике.
   Её передёрнуло.
   - И не горю желанием идти.
   Джек уставился на Вьес, изучал её лицо какое-то время, а потом плюхнулся в кресло, вытащил из стола свои лабораторные записи и уткнулся в них, вспоминая что именно изумляло его в анализах.
   - Можешь о них забыть, - буркнул он, отложил результаты на стол и зарылся руками в волосы. - Ничего не понимаю. Ни-че-го-ше-нь-ки.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ты лечишься. Каждое мгновение, каждую секунду твой организм исцеляет сам себя. Он... словно аппарат, который решил провести глобальную чистку заржавевшей машины. Он находит и вынимает все соринки, смазывает маслом, полирует. Эта чёрная штуковина пронизала всё твоё тело. Она везде. И влияет на всё, - Крейяр замер на полуслове. - Ты не замечала в последнее время изменений в себе? Изменений сознание, реакций, вкусовых пристрастий?
   Вьес качнула головой. Она была гораздо бледнее обычного.
   - Получается, оно в моём мозгу, да? - тихо спросила она, кое-как стащила перчатки и опустила глаза на ладони. Пальцы правой руки всё так же оставались чёрными - дальше краска ползла медленнее и словно неохотнее.
   Джек кивнул.
   - Блядь, - на выдохе прошептала она.
   - Давай ещё кое-что глянём.
   Крейяр придвинулся ближе и уверенно схватил руку Вьес.
   - Не боишься заразиться? - горько фыркнула та. Хирург посмотрел на неё с вселенской усталостью.
   - Перестань. Я говорил уже, что это не заразно. И раз ни ты сама, ни мы пока не наблюдаем изменений в твоём поведении, то, должно быть, оно весьма безвредно.
   - Пока не наблюдаем, - зацепилась девушка и кивнула сама себе. - Ты сам не веришь в то, что всё хорошо.
   Джек вздохнул.
   - Что ты хочешь? Ты сейчас почти идеально здорова. А я просто не могу понять механизм работы этой штуки. Я не привык к тому, что чудеса подают с неба. А это определённо одно из них.
   - Чудеса? - переспросила Вьес. Крейяр отметил, как дрогнуло её дыхание и ладонь в его руке.
   - Я хочу проверить реакции на поражённых... прости, на окрасившихся участках кожи, - продолжил Джек, вытаскивая инструменты. - Садись.
   Он осторожно дотронулся скальпелем до подушечек пальцев левой руки Вьес.
   - Ау, - дёрнулась та. - Ты что, меня вскрыть решил? Хоть бы предупредил.
   - Хорошо, - кивнул он. - В следующий раз предупрежу.
   И ткнул в пальцы правой руки.
   Вьес застыла.
   - Ещё раз, - попросила она. Джек послушался, он только и был рад. Новое и пугало, и привлекало его одновременно. Крохотный надрез уместился на подушечки пальца рядом с первым.
   - Не чувствуешь? - спросил он, наблюдая за тем, как практически мгновенно затягиваются небольшие ранки.
   Девушка мотнула головой.
   - Нет, чувствую. Но так, словно между моей рукой и скальпелем прокладка из плотной кожи, - она сжала ладони в кулаки. - Твою мать, что за херня со мной творится?
   - Ни малейшего понятия. Как быстро оно чернеет? - Джек поднялся с кресла, убирая все инструменты на свои места. Избавившаяся от лишнего внимания Вьес тут же натянула на руки перчатки.
   - За первые два дня - две фаланги, теперь медленнее. Кажется, что оно вообще не растёт. Это убьёт меня?
   - Очевидно, оно притупляет твою нервную систему. И я не могу понять ни как оно это делает, ни как заставить его прекратить, - признался Крейяр, остановившись посреди комнаты. - Возможно, что оно просто сотрёт твою личность, добравшись до мозга, и отрубит чувствительность в принципе, дойдя до спинного мозга. Я ничего не знаю. Возможно, ты умрёшь завтра. А может, обретёшь бессмертие, не старея и не болея. Кстати, ты стала больше есть?
   Вьес чуть ли не закашлялась от столь внезапного перехода.
   - Да, а что? Это какой-то симптом?
   Ей было до одури страшно, на самом деле. Но что-то заставляло сидеть перед хирургом с почти каменным лицом и не реветь тому в плечо от ужаса. Девушке хотелось думать, что эта сила характера, а не вколотая её с утра доза успокоительного.
   - Нет. Просто моё предположение. Надо же тебе и твоей черной штуке внутри откуда-то брать дополнительную энергию. А слабость чаще стала чувствовать?
   Вьес просто кивнула.
   - Хорошо, - задумчиво протянул Джек и тут же опомнился. - Точнее, ничего хорошего. Но тут хотя бы всё просто. Твой организм стал тратить гораздо больше энергии, чем привык, поэтому тратит неприкосновенные запасы. В общем, мой совет - ешь ещё больше. Вряд ли ты сможешь поправиться хоть на килограмм.
   - Счастье, - проворчала девушка.
  
   18. Выбор
   Тали курила на верхнем уровне фабрики, раскрыв окно только для того, чтобы Механик смотрел на неё чуть менее ненавидящим взглядом. Курить женщине хотелось очень сильно, но и откладывать разговор с техником нельзя было. Всё-таки она не хотела терять даже каплю своего влияния на такого влиятельного человека.
   - Это был жестокий урок. - Механик хмурился, а Тали прекрасно осознавала, что знатно пошатнула свой авторитет в его глазах. Всё же она несколько своевольничала, когда решила убить миссис Дэззин. Другого выхода она не видела, но можно было посвятить-таки в ситуацию Механика и убивать, только услышав его "можешь с этим разобраться".
   - Я искренне надеюсь, что одного такого хватит с лихвой, - произнесла женщина и позволила себе устало выдохнуть. - Ты же понимаешь, зачем я это сделала?
   Техник скрипнул зубами, но, кажется, особо не желал её крови.
   - Я мог бы с ней поговорить. То, что я доверяю своим людям, не значит, что я за ними не слежу. А теперь мы имеем часовую бомбу около нашего носа, - процедил он. - Майкл достаточно умён, чтобы мне приходилось сейчас о каждом своём слове думать рядом с ним.
   - Хочешь, я займусь им? - спросила Тали. Поймав подозрительный взгляд Механика, она продолжила:
   - Его группа сейчас валяется в карантине. Я возьму его под своё крыло. И присмотрю, и узнаю, что творится в его голове.
   - Надо было бы приставить к нему Дейва, - покачал головой техник, - он бы мигом расположил его к себе.
   - Но он занят, - пожала плечами женщина и вдруг, заинтересовавшись, устроилась на перилах напротив сосредоточенного Механика. - Расскажи мне об этой девчонке. Я видела её мельком, но что-то особого впечатления она на меня не произвела.
   Мужчина чуть усмехнулся.
   - А должна была?
   - Я люблю ярких людей, - Тали потянулась за следующей сигаретой в карман, - фактурных, об которых, кажется, что можешь обломать зубы, если вздумаешь сожрать.
   - И часто ты таких встречала? Таких, что не раскалывались между твоих клыков? - Было совершенно очевидно, что Механик язвил, и это, на самом деле, являлось хорошим знаком.
   - Имс, ты. Уже небольшой списочек тех, в кого я пробовала запустить зубы, - обольстительно улыбнулась женщина, щёлкая зажигалкой и затягиваясь.
   Техник ожидаемо сморщился. Он ненавидел табачный дым практически до истерики.
   - Как он?
   - Утрясает одно дельце на подпольном рынке, - бросила Тали и оскалилась. - Один мой партнёр немножко зарвался.
   Хотя, судя по происходящему, её клыки в Имса немного всё же зашли. Его нанимали, чтобы красиво и осторожно убрать женщину, убить без крови и растереть тело в пыль. Это был единственный раз, когда Тали пришлось по вкусу продуманное покушение на её жизнь. Имс, к слову, почти справился со своей задачей, но у женщины было слишком много припрятанных в рукаве подлянок.
   Тали оставила парализованного наёмника после того, как немного поиздевалась над ним и поговорила сама с собой. Но отчего-то не убила. Нагнулась над неподвижным телом и горячо прошептала на ухо, что с нетерпением будет ждать следующего раза. Женщина качнула головой, улыбаясь. Ей казалось, что с того времени успела пройти целая жизнь.
   - А на Джеке, скажешь, не пробовала? - засомневался Механик, потеряв интерес к причине отсутствия Имса, и переключился на Тали. Она фыркнула:
   - Джек - чёртов кремень. Я об него челюсти сотру. Да и не стоит кусать руку, которая тебя лечит. Так что с воровкой?
   Техник пожал плечами.
   - Как раз Джек её и посоветовал. Её нанимал для вылазки Клайв, так что она была в Цитадели вместе с его людьми и Тарреном, - пояснил он, пожевав губу. - И, заметь, она единственная смогла выбраться оттуда. Это уже кое-что говорит о её навыках. Она предоставила нам копию чертежей Клайва, которые они подготовили перед вылазкой. Не знаю, каким образом она умудрилась провернуть это под его носом, но сама подумай.
   - Девчонка не боится ради своей выгоды переходить дорогу акуле, - с удивлением заметила Тали и одобрительно закивала. - Давай дальше.
   - Так же мы получили от неё повреждённую карту, на которой были схемы кодирования, те самые, за которыми и собиралась вся эта кавалькада, - продолжил Механик. - Данные, к сожалению, восстановить полностью не удалось. Но она уже однажды смогла получить их. Значит, сможет снова это сделать. У неаугментированных людей много своих сюрпризов. Им приходится их иметь, чтобы выживать.
   - А, так вот почему я почти не ощущала её присутствия, - осознала женщина и, затянувшись, махнула рукой. - Хорошо, сойдёт. Может, в деле от неё будет больше толка, чем мне кажется. Как хоть её зовут?
   - По документам из приюта: "Джейн Миллер". Но сама себя называет "Вьес".
   - Похоже на собачью кличку, - хмыкнула Тали. И чем оно ей приглянулось больше паспортного? Имс спокойно пользуется своим приютским именем и не переживает по этому поводу. Хотя, представить Имса, рефлексирующего из-за совершенно бесцветного имени, женщина никак не могла.
   Возможно, она была не права, решив, что ярким человеком воровка не является.
   И теперь у Тали оставался всего один важный вопрос к Механику.
   - Ты решил, что будешь делать с Бером? - осведомилась она, ловя мгновенно изменившееся выражение лица мужчины. По нему скользнула лёгкая тень паники, брови на секунду страдальчески изогнулись, но техник тут же взял себя в руки, разгладив складки на лбу и сжав кулаки.
   - Он был моим другом восемь лет, - довольно спокойно проговорил он.
   - Немалый срок, - согласно кивнула Тали. - Но теперь он отчаянно молит тебя о смерти. Неужели ты настолько жесток?
   Механик затравленно покосился на женщину, которая не сводила с него пронизывающего взгляда и медленно выкуривала одну сигарету за другой.
   - Ты не сможешь бегать от решения этой проблемы вечно, Эрик, - неожиданно нежно напомнила она. - Рано или поздно, тебе придётся поставить точку. И чем дольше ты будешь тянуть, тем больше будет мучаться Бер.
   - А ты бы смогла хладнокровно и быстро принять подобное решение, а? - огрызнулся техник.
   - Не имею ни малейшего понятия, - честно ответила Тали. - К счастью, жизнь не ставила передо мной такие ситуации. Я обычно сразу и прочно разочаровываюсь в людях. И не лелею свою вину перед ними и боль. Облажался? Имей смелость ответить за это.
   - Я не знаю, что мне делать, - убито признался Механик.
   - В любом случае, я не буду решать за тебя. Ты большой мальчик, Эрик, - улыбнулась женщина, - ты справишься.
   Она оттолкнулась от перил. Разговор состоялся, и результат её вполне устраивал. Настала пора расхлёбывать другие свои дела. Женщина прошла мимо обхватившего голову руками Механика и обернулась перед лестницей вниз.
   - Я считаю, что лёгкая смерть человеку, который, тем более, уже готов к ней, - это великодушный подарок.
   Она ушла, звонко стуча каблуками по металлическим ступенькам, а Эрик всё ещё сидел, до боли сжав свои волосы.
   - Я не могу, - прошептал он. - Это казнь. Я не могу быть палачом. Я не хочу им быть.
   Механик был твёрдо уверен в том, что за все его собственные ему оставалось только молить о том, чтобы сдохнуть в самом начале пыток от болевого шока.

Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Приручение"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"