Квотчер Марамак: другие произведения.

Пузырь и Хорелька

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отдельная тема про клюквисов, морфов, получивших вторую жЫзнь за счёт глубокой биотехнологической модификации организма. Исторически-альтернативный галактический СоюзЪ. Начинается с похождений клюквогрызя на космическом корабле, но основная часть не про космос, поэтому в "ко(С)мический песок" это не полезло. И да, этот опус особенно важен для меня, потому как немалая часть основана на совершенно реальных событиях. Здорово кусать, Хорелька.

Часть первая

--

- Эй Пузырь! Пуз!

Пузырь, вздрогнув, резко открыл глазные яблоки. Правда, это не принесло немедленного эффекта - изображение в глаза попадало, но голова ещё отказывалась его понимать. Когда наконец мозг кое-как прожевал картину, Пуз зажмурился и потряс башкой, но это не помогло. "Это где меня так накрыло, чтобы такое видеть?" - подумалось ему. Видел же он морду некоторого товарища, каковой тряс его за плечо, стараясь вытащить из состояния январского сурка. Широченная такая морда, приближённо смахивающая на кота, только вот окрас оригинальный, белый с яркими зелёными и фиолетовыми полосками по шерсти; над мордой колыхались довольно массивные зелёные отростки, так что, всё вместе выглядело как карикатурный инопланетный кот с антенками на голове.

- Пуз, ты ваще как? - осведомился кот уже с некоторым беспокойством.

- Я не как, я кто, - машинально ответил тот, - Нормально, сейчас только чаю выпью.

- Ну тык изволь поднять гузлище, твоя смена! - фыркнул кот.

Так, "кот" этот - Требакентий, вспомнил Пузырь, и не особо кот, а более рыба, как ни удивительно. Причём, здесь он старший оператор корабля... Пуз испытал реальный испуг, когда припомнил, где находится: на галактической орбите, в пуховой туче световых лет от ближайшей звезды. Если конкретнее - то в обитаемом отсеке, каковой отнюдь не блещет размерами, если не сказать больше: круглое помещение диаметром от силы метров пять, разгороженное сборными стенками вроде складских стелажей. Если взять на себя труд пролезть по лестницам в люк, то там ещё два этажа, полтора из которых заняты под теплицу. Кажется, у меня таки нет этого, как его... склероза, хихикнул Пузырь, и ещё раз вздрогнул, увидев собственные руки. Нет, слегка склерозом всё-таки ударило, раз он забыл, что сделал с собственным организмом. После некоторых "процедур" на станции Лисувин он выглядел почти как белка - почти, потому как точно копировать внешний вид запрещалось. Возможно, для настоящих белокъ разница сразу бросалась в уши, но для самого Пузыря она более всего заключалась в мелких красных шариках на ушах; это было справедливое требование, чтобы все сразу видели, что перед ними морф. Пуз философично уставился на свои рыжие лапы с довольно длинными когтями - правильнее было бы называть их руками, потому как функциональности они нисколько не утратили, но белки цокали "лапы", так и повелось. В общем, приступ склероза прошёл примерно за пол-минуты, и рыжий грызь, выбравшись с сурковательного места, вспушился на всякий случай, и принялся за деятельность. Тем не менее, он запомнил, что надо будет предупредить Кешку... главное не забыть про склероз, вот что. Натурально, никто не знает, насколько сильно его может стукнуть, а это чревато.

Однако, грузить рыбного кота сразу Пузырь не стал, потому как вряд ли это срочно, а Требакентий нисколько не шутковал, когда требовал поднимать гузлище. Да и вообще, пух его знает, какие реакции могут вызвать такие новости, думал грызь, упаковываясь в рабочий комбез. По ходу шерсти, лучше это держать при себе, потому как вряд ли оно представляет опасность для корабля. Ну, если уж не повезёт и склероз случится основательный, тогда деваться некуда. Но практика давала повод для оптимизма, потому как приступы амнезии случались с ним с самого начала полёта, и при этом становились менее продолжительными и глубокими. Пузырь был почти на несколько процентов уверен, что дело тут в морф-процедуре на тушку, плюс эффекты сверхскорости, вот и получается песок, как некоторые цокнут.

- Ты сегодня шевелиться будешь, грызота эдакая? - любезно осведомился Кеша, вылезая с нижнего этажа.

- Нутк, беру пример с начальства, - сделал троллемордие Пуз.

Требакентий только фыркнул, отдал ему вахтенный планшет, и отправился на кухню с плохо скрываемым намерением пожрать. До настоящей грызоты мне как до песка, слегка уныло подумал Пузырь - белки всегда носились, как белки в колесе, и вряд ли кому пришло бы в голову подгонять их. Он же был не дурён в плане расплющить морду эдак часов на восемь... всмысле, вдобавок к обычным восьми. Мотнув хвостом... а да, у меня ещё и хвост, сделал "открытие" Пуз - так вот, мотнув хвостом, он взял на себя труд изучить форму, заполненную Кешкой за прошлую вахту, и фыркнул: там довольно допуха всего оказалось. Это была обычная практика в межзвёздном полёте, когда сначала ничего-ничего, а потом внезапно рраз! - и ничего... Всмысле, отсутствие происшествий могло напрягать, когда это продолжается пол-года, но и наличие таковых редко кого радует. Соль ведь в том, что эти происшествия, самые незначительные на первый слух, могут в перспективе убить команду. Более того, именно команду, потому как это самая хрупкая часть корабля; железо доберётся до места назначения с гораздо большей вероятностью. По всему комплексу причин, летать на грузовых рейсах находилось столько желающих, сколько жевоющих... всмысле, дюже мало. А уж таких, кто полез бы сюда по доброй воле, а не по необходимости - ноль целых пух тысячных на всю галактику. И один из них я, добавил бы Пузырь. Он не особо удивился бы, если бы узнал, что вообще один, потому как за всю свою не слишком короткую жизнь привык к такому положению вещей. Рыбный кот Требакентий, например, зарабатывал на землю для семьи; хотя технологии колонизации сделали огромные успехи, жилплощадь в новых мирах всё-таки чего-то да стоила. А Пузырь таки понятия не имел, куда ему девать положенное вознаграждение - впрочем, не цокай, пока не перепрыгнул, как гласит народная глупость. До получения "зарплаты" предстоит навернуть крайне неслабый крюк по галактике, и пилить лишь в дальний конец осталось ещё... а сколько там осталось? Пуз с удовлетворением понял, что не знает. Это было очень хорошо, потому как если космонавт смотрит на часы и до секунды знает, сколько осталось, значит его самочувствие, мягко говоря, неудовлетворительное. Правда, когда грызь бросил взгляд на экран и таки узнал, то не удержался от того, чтобы поморщиться - четыре месяца бортового времени.

Ладно, топчем гусей по мере поступления, цокнул он себе под нос, и захихикал. Пожалуй теперь, по прошествии пары лет после процедуры морфа, он точно знал, что ему в мозги записали немало информации, которой ранее там точно не было. Впрочем, это только тешило, потому как Пуз, будучи по рождению отнюдь не белкой, всегда тяготел к грызям по образу мыслей... и привычке постоянно хихикать. Ну нет, не постоянно, а только тогда, когда не ржал, образно выражаясь. Ибо всем в галактике давно было известно: смех без причины - признак белкачины. Потрясши пушными окистёванными ушами, Пузырь усадил себя в достаточно удобное кресло перед терминалом управления, и занялся обычными проверками, как и в начале каждой вахты. Само место для работы с числовой машиной располагалось за перегородкой от кухни, в очень узком закутке, где хватало места только для кресла и стола с экраном. И полок со старыми журналами и дисками. И для земляных ящиков, в которых росли какие-то неизвестные Пузырю растюхи. И для... короче, барахла хоть ушами жуй. Чувствуя пряный запах ботвы, грызь с ленцой просматривал отчёты, написаные Ящиком, как Требакентий обозвал ИИ числовой машины. Ничего особенного там не было, что ни разу не удивительно - если бы было, Ящик немедленно поднял бы тревогу. Однако, сухая логика программы зачастую не обращала внимания на то, за что цеплялся взгляд разумного существа, поэтому космонавты начинали вахту с "чтения", как это обзывали официально... и как оно и было в натуре, собственно.

Да, на дворе стоял растакой-то век, и существовали технологии, позволявшие залить гигабайты информации прямо в голову; но, как было известно Пузырю, космонавты пользовались старыми добрыми экранами, и считывали информацию с них посредством глаз. Этому имелось то же объяснение, что и отсутствие на корабле виртуальной среды - чтобы команда не отрывалась от реальности, потому как в условиях длительной изоляции это происходит очень просто, а вот вернуть крышу на место зачастую невозможно. Пуз прекрасно знал, как оно происходит, поэтому ничуть не тяготился такими "морально устаревшими" техническими решениями. По ходу шерсти, во всей известной галактике морально устарело только понятие "морально устарело", а всё остальное использовалось только в путь. Нынче, сверяясь с планшетом, грызь выявил ряд тенденций, потенциально чреватых; с непривычки обилие данных казалось кашей, с привычкой, чесно говоря, тоже... но как-то удавалось находить нужные куски. Вот тут например система перекачивает электролит, и есть подозрение, что крайний аккумулятор может остаться сухим, что крайне мимо пуха. Теоретически, система должна знать, что так делать нельзя, а на практике - ну нафиг проверять, чревато. Уяснив проблему, Пузырь брал на себя труд обвести кусок данных курсором и щёлкнуть в меню пункт "устранить косяк". В большинстве случаев Ящик делал это за доли секунды и абсолютно правильно, но случалось, что и тупил на ровном месте, и тогда приходилось разруливать в лапном режиме. Кому несведущему могло бы показаться, что тут стоит просто "научить" машину новым знаниям, и это решило бы проблему - на самом деле, могло решить, а могло и усугубить в сто раз, поэтому так не делали. В конце концов, понять головой, что там происходит и написать программу самому - не так уж долго.

Закончив с этим, Пуз провёл осмотр кружки и выявил отсутствие внутри неё чая. Как оказалось, возня заняла таки у него довольно много времени, поэтому пришлось в стотысячный раз посещать самовар на кухне. Ибо, как известно, "чай не пил - какой работа". Расквитавшись таким образом с прогаммными косяками, грызь пошёл проверять аппаратные. Аппараты в обитаемом отсеке стояли на втором этаже, насованные в несколько шкафов: часть системы управления, в том числе - числовой машины. Это хозяйство было отгорожено магнитной защитой, чтобы не оказывать влияния на органику, сухо цокая; даже для осмотра приходилось напялить защитный колпак из фольги, иначе можно слегка скипятить мозги... у кого они есть, конечно. Хихикаючи, Пузырь провёл обычные процедуры, в основном - просто зырил глазами, чтобы всё было в пух; сначала просто так, потом - через тепловую камеру, и наконец, выключив освещение, чтоб увидеть искру, если где образовался пробой. Опять-таки, когда ничего не обнаруживалось, это вызывало странное ощущение одновременного облегчения и утомления. Ему придётся это делать ещё несколько тысяч раз, как минимум, и скорее всего - с тем же результатом. Плотно закрыв клетку с электроникой, Пуз вернулся к терминалу и взялся за визуальный осмотр. По всей конструкции было натыкано изрядно камер, потому как вылезать каждый раз в открытый космос - дюже затратно.

Помогало то, что обитаемый отсек отстоял от главного блока на сто метров, и с камер, которые установлены на нём, корабль видно почти как со стороны. Честно цокнуть, на корабль это было похоже отдалённо: большую часть составляла идеально круглая сфера серебристого цвета, оплетённая "авоськой" тросов. К этому пузырю, пардон за каламбур, крепился ещё один, раз в пять меньшего размера. При ближайшем рассмотрении оказывалось, что меньшая сфера не покрыта сплошной оболочкой, а внутри каркаса из тросов находится пачка восьмигранных контейнеров, которой придана форма, наиболее близкая к сфере. На фоне огромного серебристого шара, диаметр коего достигал четырёхсот метров, практически незаметен основной блок, цилиндрическая ерундовина с торчащими из неё соплами двигателей и длинными сегментными радиаторами. Сейчас, в инерционном полёте, двигатели молчали, а радиаторы оставались холодными, потому как термоядерный реактор, дававший сюда энергию, стоял на минимальном режиме. Кроме того, основной блок вращался вокруг продольной оси, удерживая на длинных подвесах две "корзины", одна из которых и была обитаемым отсеком, а вторая - служебным, повешеным как противовес. Космонавт хоть с каким-то стажем сразу опознал бы в пузыре запас рабочего тела, как оно и было в натуре. Этот аппарат был "сопельно-авосечного" типа, как значилось в инструкции, тобишь - вместо огромных баков использовал ещё более огромные надувные пузыри, в которых хранился водород, смешаный с хитрым углеродным компонентом, делавшим его значительно плотнее. Смысл такого инженерного балета состоял в том, что при всех достижениях галактической медицины, ещё не было найдено способа ампутации с шеи Жабы... всмысле, при всех достижениях материаловедения, баки всё ещё имели изрядную массу. Точнее, очень лёгкие баки много стоили, поэтому здесь их заменили на мономолекулярное полотно, которое имело достаточную прочность, и при этом - сравнительно ничтожную массу. Бак такого размера потянул бы на тысячу тонн, в то время как пузырь, вместе с оплёткой, весил две тонны.

Как и всякую белку, пусть и не совсем настоящую, Пузыря радовал факт свершившейся Жадности, хотя и было цокотно от сознания того, что если с пузырём что-то случится, это будет нехорошо, мягко цокая. С другой стороны, не было повода не доверять инструкциям, которые гласили, что такой резервуар ничуть не менее надёжен, чем жёсткий бак, и также может быть залатан, по крайней мере, временно. Сейчас, оглядев сферу со всех сторон... да, был и зонд, болтающийся сзади, чтобы вид был и оттуда; так вот, оглядев сферу, Пуз обратил большее внимание на сборку контейнеров. Честно цокая, зря, хихикнул он - ничего с ней не может быть. Эта куча как раз представляла собой полезную нагрузку, каковую тащил "Малахольный Цыплёнок"... нет, это была идея Требакентия. Нагрузка, следует отметить, более чем полезная - никакой ерунды, только средства производства, сухо выражаясь. Научное и промышленное оборудование для Шелека, населённого мира, который лишь недавно получил связь с галактикой. Полторы тысячи тонн такого всякого, навроде квантовых микроскопов, станков для производства электроники, медицинское оборудование - в общем, по стоимости на единицу веса в разы больше, чем золото. При этом упаковка всего этого добра практически отсутствует, контейнеры сделаны буквально из картона, правда, этот картон успешно отражает радиацию, иначе хрупкий груз могли бы повредить космические лучи. Тем не менее, доставить груз на планету в этих ящиках невозможно, для этого есть стандартные перегрузочные станции на орбите, где лёгкий контейнер вставляется в тяжёлый, и уже в таком виде грузится в челнок.

Просмотрев записи с камер... не все конечно, а лишь вибирая отдельные кадры, Пузырь убедился, что корабль - да. Как гласила инструкция, "перед использованием аппарата убедитесь, что кабина находится вокруг вас". Впрочем, отсутствие неожиданностей, мягко цокая, не явилось неожиданностью. Аппарат двигался в межзвёздном пространстве, где до ближайшего атома целые миллионы километров, а до звезды - световые годы. Пуз например толком не понимал, как это вообще возможно, но для практики этого и не требовалось - просто он знал, что фактическая скорость превышает световую, причём в допуховское количество раз! У него было обоснованое подозрение, что механизма вообще никто не понимает, но это ничуть не мешало его использовать. Соль состояла в разнице свойств пространства внутри гравитационного колодца звезды, и вне оного, на орбите вокруг центра масс галактики: переход между этими системами отсчёта не походил на "гиперпрыжок", а был долгим и нудным, как мог уже убедиться грызь: в течении многих суток аппарат удалялся от звезды, потом начинал разгон "по-большому", как некоторые выражались. На этих этапах корабли расходовали большую часть рабочего тела, потому как тормозить уже гораздо проще: сначала гравитационный эффект сожрёт сверхскорость, а под самый конец можно тормозить об атмосферу планеты, дабы не создавать растрату. Откуда берётся энергия для такого астрономического, в прямом смысле, перемещения, и куда она потом девается - это одному пуху известно, как цокают белки. А пух, чаще всего, свои знания держит при себе... да и пух с ним, думал Пуз, потягиваясь в кресле и хихикая. Сломать мозг он ещё как-нибудь успеет.

Углядев, что ухлопал на проверки уже час времени, грызь вскочил и принялся шуршать по отсеку, причём не просто так, а по работе. Практика выявила, что ежедневный осмотр обитаемого отсека на предмет косяков совершенно необходим... ладно, не то чтобы необходим. Но один шиш, делать особо нечего, почему бы и да? Главное, чтобы нигде ничего не закоротило в проводке и не протекло в трубах, потому как последствия будут плачевные. Проводки здесь, как нетрудно догадаться, имелись целые километры, да и труб немало, поэтому пройтись вдоль них всех - уже опушнеешь. С кухни жутким образом воняло рыбой, которую жрал Кешка; Пузырь эту ерунуду на пух не переносил, но запашину можно и потерпеть. К тому же, хавать рыбу часто рыбному коту не светило, её просто мало в холодильнике, потому как продукт далеко не идеальный в соотношении массы и калорийности. Большую часть калорий космонавты получали из сублиматов, витамины - из тепличного укропа и таблеток. Это обеспечивало замкнутый цикл по основному ресурсу - воде; таковой у них имелось аж двадцать тонн, чтоб с избытком, и пока система очистки работала как следует - экономить не приходилось ни разу. Рядом с кухней, помимо теплицы, имелся санитарный узел с душевой кабиной, и даже некоторое подобие бассейна в минималистическом исполнении. При этом перегородки, отделявшие всё это от остальных помещений, были в основном чисто для поржать, воду в случае чего они не остановят точно. По этой причине Пузырь и Кешка сошлись во мнении, что бассейн лучше наполнять раз в десять дней, а потом сливать обратно в цистерну, целее будет.

Пуз делал обход по дубовому методу: шёл вдоль левой стены, так чтобы точно ничего не пропустить. Это приносило закономерный результат, так что можно и чаю выпить, собственно. Чего-чего, а чаю грызь взял с собой изрядно, потому как предпочёл бы сэкономить на чём угодно, кроме чая. Вернувшись к исходной точке маршрута, тобишь креслу, Пузырь занялся следующим процессом - прослушкой. Зачастую камеры не могли показать каких-либо вещей, зато микрофоны ловили посторонние шумы, и тогда следовало обращать на данное место повышенное внимание. Внутри обитаемого отсека, где имелась атмосфера, микрофоны работали как обычно, во всех остальных местах - ловили колебания материала, потому как там воздух отсутствовал. В целом, постоянной прослушкой занимался Ящик: машина знала, какой звук в норме, и если звук становился другим - давала сигнал оператору. При некоторой сноровке Пуз уже мог отличить, когда там что-то не в пух, образно выражаясь. Вот и нынче, напялив на башку наушники, он принялся качаться в кресле и слушать, что там такое. Немудрено, что звук в целом напоминал гул различной тональности, изредка перемежаемый стуками, лязгом и скрипом; даже на корабле, который практически просто летел по инерции, много чего работало. По сути, источник энергии, термоядерный реактор, не глушили только из опасений, что его не удастся запустить - если такое случится в условиях похода, это классический случай для определения "капец аппарат". "Капец аппарат - капец и нам" - добавлял Требакентий, ничуть не приукрашивая. "Печка" потихоньку коптила, и благо, тратила при этом мало ресурса, так что это можно стерпеть. Космонавты пристально следили за ней, абы чего не вышло, и всё же держали наготове аккумуляторы. По идее, эти реакторы - изделие чрезвычайно надёжное, но если как следует накосячить, то и стальной шарик тоже можно сломать, как известно.

Переключив очередной аудиоканал, Пузырь насторожился, потому как услышал новенькое - какой-то шум, как будто на приличных оборотах работала бетономешалка с камнями. Взяв на себя труд раскрыть глаза, он нашёл на экране соответствие канала со схемой корабля, прошёлся по трёхмерному чертежу, прикидывая, чего это может быть. Подумавши головой, для разнообразия, грызь щёлкнул тумблером рядом с экраном, который включал звуковую связь с системой.

- Ящик, компрессор теплоносителя двадцать два плюс, - Пуз и не подумал продолжить, пока машина не высветила на экране именно названный узел, - Отключить.

- Выполнено, - отозвался Ящик ровным безликим голосом, как и положено роботу, - Отключение данного узла влечёт за собой...

- Стоп! - оборвал Пузырь, и приложив наушник непосредственно к уху, прислушался, потом вздохнул. - Ящик, найди как обойтись без данного узла.

По крайней мере, обойтись без узла можно без проблем, но тем не менее, компрессор дал какого-то косяка. Пуз утёр морду, в очередной раз испытывая оригинальное ощущение, когда одновременно в пух и мимо пуха. Так, ладно, прикинул он, немедленно бежать никуда не надо, Кешка уже наверняка дрыхнет, или смотрит видак, да и пусть его. Требакентий находился где-то в радиусе трёх метров, но грызь не видел точно, где, потому как перегородки, и в данном случае - достаточно плотные, годные для звукоизоляции, чтоб не мешать дрыхнуть. Здесь, на втором этаже, космонавты сами установили перегородки так, чтобы имелись две "каюты", если так можно назвать крохотные закутки. В любом случае, поднимать тревогу незачем, но вот провести ремонт до того, как "Малахольный Цыплёнок" выйдет в систему Шелека, это пожалуй придётся вынуть да положить. Без компрессора не будет работать полностью охлаждение реактора, а вдруг второй накроется, так вообще труба. Ладно, это записали, кивнул грызь, действительно записав событие в вахтенный журнал. После этого он и не подумал бросить своё дело, а прослушал всё остальное - будет некстати пропустить критичный косяк из-за некритичного, это ошибка для новичков. Пуз захихикал, потому как он и был этим самым новичком, нынче выпущенным в первый поход. Зато его внутренняя крыса была далеко не новичком, проявляя чудеса паранои, а это, как известно, способствует выживанию, если не перегибать. Ну всё, потянулся грызь, шкрябая когтями по столу, теперь можно и гуся притоптать, образно выражаясь... гусь сам себя не притопчет.

Благо, по топтанию гусей, или по убийству времени, с какой стороны посмотреть, Пузырь был большим специалистом. В этом плане он практически нашёл применение своим навыкам в этом трудном деле, ведь если космонавт не сможет пару лет подряд ничего не делать, а слетит с кукушек, то все остальные навыки ему уже не помогут. Например, аборигены пузырёвской родины считали себя в этом большими специалистами, но как только им случалось реально просидеть в закрытой консервной банке хотя бы месяц - оказывалось, что всё не так просто. А уж окучить такой поход, два с шишом года в одну сторону, мало кому удалось бы без вреда для здоровья. Пузырь же, проводя регулярную само-инвентаризацию, приходил к выводу, что справляется удовлетворительно, в худшем случае. На практике - он в очередной раз заварил чаю, слегка разбадяжив сушёной земляникой, и полез в числовую машину, смотреть "крольчатник" - так в сетях обычно обзывали сервис хранения видео-(к)роликов. Само собой, связи с сетью на корабле не имелось, но память Ящика хранила такое количество данных оттуда, что для пользователя разница лишь в односторонней связи, и отсутствии данных за последние полтора года, прошедшие после вылета с Лисувина.

Неудивительно, что большую часть пырного времени Пуз тратил на белокъ. Для него было чрезвычайно интересно увидеть, как живут настоящие, а не морфные грызи: обмен данными между сетями миров галактики, и астрономические объёмы памяти в современных числовых машинах позволяли такой фокус. Однако, тут имелась специфика - грызи чуть реже чем никогда занимались съемками самих себя, поэтому попадали в кадр исключительно случайно. Да их вообще можно было толком рассмотреть только в научных передачах, посвящённых строго разумным грызунам. В отличии от Пузыря, они были гораздо пушнее, как на вид, так и по факту; Пуз, например, так и не осилил освоить базовый приём белокъ - вспушиться. Как он ни встряхивал шкуру, получалось встряхивание шкуры, а не вспушение... впрочем, шиш его это расстроило. Скорее он хихикал, применяя острые резцы на очередной орех или сухарь, а это более сближало его с белками, чем внешние проявления. В беличьем языке, например, не было слова "скучно", что уже свидетельствует, и отнюдь не о малом словарном запасе. Ну и грызунихи, хрр... Пузырь зачастую бил себя по лапам, чтоб не пялиться на них, но это мало помогало. Чисто технически, ничто не могло ему помешать перебраться в какое-нибудь место, где можно поймать за пушной хвост симпатичную грызуниху, но он этого сознательно не делал. С самками у Пуза не было никаких проблем, потому как нет самок - нет и проблем. С этим он попал в логическую волчью яму: если самка ему не симпатична, то нечего подбивать к ней клинья, а если симпатична - то Пузырь не считал себя большим подарком, мягко цокая. Однако, когда тебе восемьдесят лет, из которых примерно восемьдесят ты провёл на одну морду, к этому слегка привыкаешь. Да, Пуз был тем ещё старпёром по земным меркам, но галактические технологии позволяли на это поплёвывать. Гарантийный срок на эту тушку равнялся примерно семидесяти годам, и это только для того, чтобы не раздавать бессмертные тушки кому попало. Пуз к этом относился с полным пониманием, потому как пух его знает, можно ли ему доверять? Самому кажется что да, но вряд ли хоть кому-то кажется иначе.

Вряд ли те деятели, что устроили катастрофы исторического масштаба, потирали руки в предвкушении сделать побольше зла. Хотя, грызь мог бы припомнить одну особу... скорее, особь, которая действовала как раз по принципу "радость-то какая, теперь всем плохо будет". Кстати, если подумать, то именно стервозная президентка, решившая устроить ядерную войну, подарила Пузырю и остальным возможность выхода в галактику. Соль в том, что Земля уже сотни лет находилась под наблюдением милиции Союза, однако, следуя своей обычной практике, ка-вэ не вмешивались в эволюцию первичного мира и его цивилизации. Если бы не "гениальная" инициатива Аманды Никсон, всё осталось бы по прежнему, но "бы" не считается. Когда по приказу неадекватного президента были выпущены тысячи носителей ядерного оружия, как-грится пришёл лесник и всех разогнал. Для ка-вэ не составило сложностей нейтрализовать ядерные устройства, так что, ни единого взрыва не произошло. Пузырь, кстати цокая, мог похвастаться тем, что наблюдал сей процесс лично; иногда он вскакивал в холодном поту, припомнив летний день, когда это случилось. Когда завыли сирены, лютая дичь началась безо всякой бомбардировки, масса людей, заранее накачаная соответствующим информационным полем, ломанулась в метро - стоит ли упоминать, что задавили там дофига и больше. Пузырь, который получше среднего обывателя представлял себе действие термоядерного взрыва, никуда не побежал, а продолжил неспеша шлёндать по бульвару, с вердиктом "ну не повезло - значит не повезло". В качестве бонуса за такой фортель он один из очень немногих смог наблюдать, как из небесной синевы спикировала боеголовка, оставляя за собой инверсионный след, притормозила парашютом, и... шмякнулась на газон, как распоследний утиль. Тот самый случай, когда "всё пошло лучше, чем ожидалось"...

Пуз помотал головой, возвращая картинку перед глазами к настоящему моменту. Его вполне правдиво предупреждали заранее, что так и будет. Более того, ему ещё очень сильно повезло - большая часть тех, кто использовал биотехнологическое продление жизни, получали в прямом смысле разрушение мозга, в основном именно на почве избытка воспоминаний. Пузырь же во-первых, ничего не потерял бы, во-вторых понадеялся на то, что у него таки воспоминаний немного. Как поясняли, соль в том, что мозг работает отнюдь не так, как запись в книгу или на магнитный диск, и просто взять и удалить оттуда часть информации невозможно, можно лишь заблокировать, а это не лучшее решение. Особенно шишово обстояли дела у иммигрантов с Земли, потому как они сильно стремились к продлению жизни, а получалось это так себе. Только один из тысячи мог реально воспользоваться этим и "носить" обработаный орагнизм в течении рассчётного срока - остальные съезжали с катушек гораздо раньше. Но, поскольку Пуз не считал себя дофига как ценным, а свою адекватность - сомнительной, то пошёл на риск без малейших колебаний, и судя по всему, таки проскочил. Впрочем, не говори "цок", пока не перепрыгнул, как цокают белки, приступы склероза и вспышки из прошлого всё ещё приносят сильные неудобства, так что сажать его за штурвал самолёта точно не стоит. Но, поскольку в Союзе пратиковали другие понятия, нежели на Земле, за штурвал космического корабля его таки посадили.

Грызь хихикнул, проведя лапой по приборной панели, на которой в частности имелась металлическая табличка с надписью "Д.О.С.Я. 16-57", что являлось не иначе как обозначением типа корабля. Строители этой штуки делали всё надёжно, плюя с высокой орбиты на то, как это выглядит - а выглядело отнюдь не футуристично, рядом с экранами числовой машины имелись тумблеры и пакетные выключатели, которые ворочались с громким щёлканьем; там же казали разноцветные глазки индикаторы. Одно из базовых требований - сохранение минимального функционала при полном отказе числовой системы управления, и это на практике спасло слишком много жизней и Прибыли, чтобы пренебречь. В общем, подумал Пузырь, приборов и места побольше, но в целом, сильно смахивает на обстановку в первых космических аппаратах. Честно сказать, а так и сказали, ДОСЯ - та ещё кляча, едва ли не пароход среди современных кораблей, но тем не менее, возможность преодолевать межзвёздные расстояния приносит слишком много профита, чтобы от него отказаться. Причём, понятие "профит" здесь также отличалось от привычного землянину, "Малахольный Цыплёнок" шёл к Шелеку вовсе не для торговли, а груз представлял собой практически безвозмездную помощь аборигенам - хотя бы потому, что им ещё лет сто будет просто нечем расплачиваться. Как бы там ни было, эти философичные растечения мыслей ничуть не помешали грызю продолжать планомерное ковыряние - как в таблицах на экране, так и непосредственно в отсеке.

В частности, потянувшись и сделав очередную попытку вспушиться, Пузырь потащился на кухню, имея хитрый план выпить чаю. Помимо этого, он закопал ещё минимум час, пока варил овощи и жарил котлеты на следующую смену. Хотя продукты складировались в сублимированном виде, после разморозки и помещения в воду они быстро приобретали привычный вид; кастрюли здесь тоже использовались специфические, с креплениями и плотными крышками, чтобы в случае чего кипяток не летал по всему отсеку. Однако, после нескольких месяцев ежедневной возни такие изыски стали совершенно привычными, и Пуз даже не обращал на это внимания. "Нормально" - цокнул он себе, и хихикаючи, оставил корм для последующего употребления внутрь, сухо цокая. Морепродукты, похожие по виду на кальмаров, а по запаху пух знает на что, Кешка готовил сам, да и то не каждый день, слава пуху - так что, с базовой аммортизацией номер один, как цокали белки, было покончено. Вернувшись в кресло, Пуз включил на экране забортный вид, а в наушниках - звук... само собой, звук передавался не по воздуху, а путём электромагнитных колебаний. После минимальной обработки системой этот фон начинал звучать, примерно как ветер. Слушать космос Пузырь привык, потому как, в основном, это давало чувство движения. Ведь несмотря на сверхсветовую скорость, увидеть глазом движение практически нельзя, звёзды как висели в бесконечности, так и продолжали. Когда это длится год, подсознание отказывается верить, что корабль движется, а это прямая угроза для сохранности кукушки. Но стоило потаращиться на эту картину со звуковым сопровождением - другое дело! Солнечный ветер, хотя и крайне ослабленный на таких расстояниях, шумел как волны, и его тональность изменялась в зависимости от положения корабля в пространстве. Правда, приёмники "звука" находились на хвостовом зонде, там же - оптика; причина в том, что всё остальное вращалось вокруг своей оси с приличной скоростью, и в окно, которое было в жилом отсеке, можно увидеть только крутящиеся световые линии.

Тут правда была и обратная сторона, если слишком расслабиться - шум солнечного ветра вводит в транс, можно просидеть так пух знает сколько и пропустить что-либо важное. Поэтому Пузырь, когда "шёл на улицу", включал будильник, чтоб точно. Вот и сейчас сигнал застал его почти врасплох; вздрогнув, грызь стянул наушники, хлебнул чаю и зевнул во все резцы. Из-за перегородки слышался звук поглощаемого корма и бухтение из телевизора, а значит, Требакентий уже продрал глаза. Глянув на хронометр, Пуз кивнул с довольством: отсидел вахту, сам не заметил как. Пойду обрадую кота, хихикнул он, потирая лапы. Как он и подозревал, новости по поводу косяков с компрессором вызвали у Кешки смешанное чувство, но частично он таки обрадовался, что будет чем заняться всерьёз. По крайней мере, поднялись "плавники" на голове, делая его похожим на рыбного кота... каковым он и являлся, собственно. Кешка, не дожевав бутер, побежал к терминалу зырить.

- Ну, всё правильно, - крякнул он, - Эту тюрю надо раскручивать и смотреть, чего так.

- Но, это критично? - уточнил Пузырь.

- А сам как думаешь?

- Думаю, не особо, - хихикнул грызь, - По крайней мере, бежать никуда не надо.

- Именно так, - кивнул Требакентий, - Я за дровами, остальным разойтись... Всмысле, для начала позырю, как оно вообще делается. Времени у нас, мягко говоря, немало.

Данное вполне правдивое заявление ничуть не расстроило Пузыря, поэтому он прошлёндал в свою микро-каюту, да и завалился дрыхнуть. Как уже было указано, этот грызь был настолько недурён плющить морду, что мог в этом соревноваться хоть с сурками, хоть с медведями. Возможно, дело в том, что пушная шкура и ещё более пушной хвост были для него не врождённым, а приобретённым "оборудованием" - по ходу шерсти, для мягкости положения боков ему не особо требовались подушка и матрас. В общем, на этот случай Пуз тоже включал будильник... поскольку он включал его регулярно, то и пользовался встроенной функцией комма, каковой представлял из себя подобие часов на запястье лапы. На самом деле, комм назывался так по традиции, потому как даже на больших кораблях им редко кто пользовался для связи. Сейчас это устройство связывало космонавта с автоматикой управления - так, чтобы система всегда знала, кто где находится, и не бросала на них наковальни, образно выражаясь. Кроме того, комм имел датчики для медицины, чтобы контролировать состояние тушки, на всякий случай. Сделаный из прочного материала, лёгкий и плоский, браслет нельзя было снять просто так, следовало пройти ряд процедур и доказать машине, зачем тебе это действительно надо - на практике, никогда такой надобности не возникало, и космонавты предпочитали не снимать комм, пока не уйдут на заслуженый отдых, в прямом смысле.

Как оно обычно и бывало, проваливаясь в дремоту, Пузырь жамкал лапами подушку и хихикал; в данном случае припомнилась Алекса, его единственная знакомая на Лисувине, рыжая кошка. Ну всмысле, это она теперь морф-кошка, а родом она была с Земли, как и сам грызь. Тискать её лапами не доводилось, но Пуз был чрезвычайно доволен одним только фактом, что у него есть такая подруга. Алекса здорово помогла ему, потому как освоилась на Лисувине на несколько лет раньше, и показала новичку, почём перья и всё такое. Конечно, Пузырь был не из тех, которые за пределами родной планеты продолжали свою обычную практику, и оттого жили недолго - он был та ещё крыса, осторожная и хитрая. Тем не менее, Лисувин, международная станция, это далеко не спальный район, и вляпаться в историю там можно даже крысе. Кстати, Алекса ему так и говорила, что он крыса... "крыса, ссцука!", если цитировать точнее. Да, она была очень откровенна с теми, кого считала своими, за что и была дорога пуху. Ну и на вид кошка вызывала сплошь положительные ощущения - неяркая рыжая шёрстка, привлекательные обводы тушки, хотя и без лишней тонкости, большие зелёные глаза и чрезвычайно пушные уши, на которых сразу различалась "клюква" - красные бусинки, помечавшие морфов. В отличие от Пузыря, она любила разнообразную физическую нагрузку, короче цокая, весьма спортивная кошка; например, она могла пробежать двадцать километров, а Пуз точно сдох бы, и без переносных смыслов. Он тоже ничуть не чурался поработать лапами, но из-за врождённой Жадности - не в порядке спорта, а в порядке выкопать яму, наколоть дров, и тому подобное.

Да, на Лисувине это было сделать проще простого. Как и большая часть открытых станций, эта находилась на планете с пригодным тяготением, но без естественной атмосферы; для создания среды обитания всякой флоры и фауны поверхность практически от полюса до полюса покрывали "соты", шестигранные ячейки из массивных каменных стен и крыши, которая удерживала воздух. Это давало возможность всем диким животным, к каковым Пузырь относился чуть более чем полностью, забиться в Дичь и хихикать. Однако, он потратил бы куда больше времени на понимание того, что там можно делать, а чего нельзя, если бы не подружка. Пуз опять-таки хихикал, вспоминая, как они иногда на две морды шарились по диким местам - сущая дурь, а как доставляет! Единственное, что ему могло бы не понравиться в отношении Алексы, так это то, что она замужем, если можно так выразиться - могло бы, не будь Пузырь Пузырём. Он прекрасно понимал, что его образ жизни для рыжей кошки не подходит... да он ни для кого не подходит, если честно. Так что, ревность была уничтожена в зародыше, и Пуз искренне радовался за неё, хотя и не упускал случая постебаться над её мужем, потому как был это стоплин... "Чё плин??" - обычно переспрашивали в этом случае. И не зря, потому что стоплины порядком походили на гоблинов - коренастые коротышки с огромными ушами, зелёной кожей и ещё более зелёной Жабой, намертво закреплённой на шее - образно выражаясь. Стоплины считали себя очень жадными, хотя на самом деле, грызи могли бы дать им сто жаб форы... Хихикая от воспоминаний, Пуз незаметно отваливался в сонъ.

--

Если кто и мог бы подумать, что Требакентий немедленно схватится за ремонт, как рыба за червяка, то Пузырь такой ошибки не сделал. Как он и предполагал, рыбный кот начал с прочтения инструкций по этому и смежным поводам, а на это уходили целые дни. Запихивать в голову все сведения по устройству каждого агрегата на корабле - занятие бесперспективное, в лучшем случае, а вот иметь по лапой инструкции никакого труда не составляет. Тем не менее, Пуз тоже оказался нагружен поверх обычного, и не только из-за того, что Кешка не занимался теперь текущей вознёй и проверками. В частности, ему пришлось проводить расследование по поводу того, как работал компрессор ранее, и попытаться выявить причину косяка. Воисполнение грызь перелопачивал тонны информации, хранившиеся в памяти системы, и задавал Ящику задачи, которые тот вроде как даже решал. Правда, толку от этого вышло ровно в соответствии с ожиданиями, ноль целых ноль десятых. Ноль - это тоже число, напомнил себе Пузырь, хихикая. Более полезную операцию он провернул, когда лазил в служебный отсек за инструментами, потребными для предстоящей работы. Базовый комплект имелся и внутри обитаемого отсека, но всякие тяжёлые штуки и запчасти складировались в противовесе, который с полным основанием обзывали "сараем".

- Да мне просто лень! - привёл веский аргумент Требакентий, отправив в космос напарника.

Благо, напарник не возражал; тем более, Кешке предстояло делать основную работу, так что, лень или нет, а прогуляться в вакуум ему придётся как следует. Пуз вполне освоил скафы, да и собственно, это надо ещё ухитриться, чтобы сильно накосячить, когда скаф всё проверяет сам и не даёт делать глупостей. Правда, это относится лишь к тому, чтобы не дыхнуть вакуумом, а выходить за борт, когда отсек вращается на тросовом подвесе - сам по себе тот ещё цирк. Что касаемо шлюзов в обитаемом отсеке, то вспоминая об этом, Пузырь хихикал. "А нет их!" - сказали ему, поржали, но при этом данное утверждение не было шуткой на сто процентов. По каким-то соображениям шлюзовая камера здесь считалась запасной, а штатно использовались стыковочные узлы. Два из них были постоянно заняты пристыкованными скафами, каждый из коих имел стыкузел на спине; таким образом, космонавт мог входить туда прямо из отсека, затем закрыть люки и отстыковаться, как в случае с любым аппаратом. Главной причиной, побудившей к такому изврату, была Жадность, само собой: так экономилось место и масса. Кроме того, при таком способе воздух оставался лишь между крышками стыкзулов, и когда его оттуда выкачивали, при расстыковке потери атмосферы составляли ничтожную величину. Как бы там ни было, Пуз открыл крышки, протиснулся в эту довольно узкую нору, и оказался в скафе. Далее следовало переводить его в рабочий режим, что не составляло проблемы, если знать, куда тыкать и что переключать. На "вакуумный костюм" это походило слабо, потому как внутри можно ворочаться так, чтобы развернуться мордой к спине! Ведь без этого было бы крайне сложно закрыть люк, сдвигающийся в сторону. В остальном скаф представлял из себя отдельный аппарат, только с ногами и руками - а так, там даже двигатели есть. Само собой, всё это годится только в том случае, если нет клаустрофобии, ведь приходится ворочаться в очень замкнутом пространстве. Но, с фобиями никого к кораблям не подпускают, и Пузырь таки выполнял все эти пассы без напряжения. Главным неудобством тут было то, что приходилось упихивать собственный хвост в "рюкзак" на спине, чтобы он не мешал - но он всё равно мешал! У Требакентия такой проблемы не было, потому как его хвост был гладкошёрстным и упаковывался гораздо проще.

Ясен пух, хвост не помешал Пузу привести таки скаф в годность; после этого он и не подумал забыть о корме. Чтоб не лазить туда-сюда несколько раз, грызь заварил в термосе цикория, разбадяжив, как всегда, сухим молоком; взял и ёмкость для процесса, обратного приёму внутрь жидкости. Сделав очередную попытку вспушиться, Пузырь таки сказал коту, что начинает трясти, и полез трясти, что характерно. Кешке при этом следовало сбавить обороты вращения, потому как работать снаружи в тяжеленном скафе при ускорении в одну единицу практически невозможно. Благо, операция проходила относительно легко - тросовая система притягивала жилой отсек и противовес к узлу вращения, а гироскопы компенсировали момент вращения, возникающий у всего корабля. Узел продолжал вращаться с гораздо меньшей скоростью, лишь для того, чтобы не готовить всё к невесомости; при минимальном ускорении вещи в отсеке ещё не взлетали, что и требовалось. Сидючи в скафе и любуясь на металлическую панель перед стеклом шлема, Пуз ощутил, как его перевёртывает набок, но потом сила тяжести резко снизилась.

- Можно топтать! - дал отмашку по связи Требакентий.

- Эт ты мне? - уточнил Пуз, ухитрившись не хихикать.

- Нет, ёрш! - заржал Кешка, - Тут помимо тебя ещё...

Филигранная в своём изяществе "шутка" про "эт ты мне?" кочевала вслед за всеми кораблями, где команда составляла две морды, и смешным становилась не она сама, а длина её бороды, измеряемая световыми годами. Проржавшись, Пуз убедился в готовности оборудования, и задействовал механизм стыкузла. Его скаф легонько оттолкнуло, и подошвы упёрлись в пол, прижатые остаточным ускорением. Из-за тяжести скафа работать в таких условиях было самое то, поэтому Пузырь цокнул, да и почапал в заданном направлении. Ему предстояло забираться по вертикальной лестнице на поверхность центрального блока, в зону практически полной невесомости, а потом спускаться в сарай. Главное, что следовало при этом помнить - не таращиться на звёзды, которые всё ещё кружились вокруг достаточно быстро, чтобы ввести в ступор этой картиной - поэтому грызь смотрел вниз, под ноги, и увиденым оставался доволен. Металлическая поверхность корпуса выглядела далеко не новой, но и ржавчины, ясен пух, не наблюдалось. Здесь износ происходил от столкновений с микроскопическими частицами и жёсткого излучения, отчего верхний слой превращался не в монолитный материал, а подобие губки с видимыми невооружённым ухом полостями внутри. Однако Пуз не обращал внимания на это, потому как по корпусу стояло достаточно датчиков, показывающих износ куда лучше, чем наблюдения глазными яблоками. Корпус основного блока тянулся в обе стороны, напоминая не иначе как бок большой цистерны, ибо бы он цилиндрический, только из него ещё торчало Всякое, в том числе - радиаторы, раскинутые далеко в стороны. Сейчас на них можно не обращать внимания, а когда реактор в ходовом режиме, лучше не маячить близко, ибо поток тепла оттуда идёт хороший. Неспеша переставляя неуклюжие ноги скафа, грызь слушал характерное бумканье подошвами по металлу; звук тут распространялся через материалы самого скафа и корпус, поэтому был тихим и глухим, но всё же, "космической тишины" не дождёшься.

Когда пространство всё же попадало в поле зрения, вращение скорее помогало, чем мешало. Когда корабль не вращался, очень легко словить испуг от осознания расстояний. Пузырь испытывал это на себе, но знал, что у него ещё очень высокая стойкость к подобным вещам, а некоторые индивиды могли и кондратия схватить. Избежав такого сценария, грызь залез по лестнице в отсек-противовес; сейчас это давалось легко, хотя и не без усилий. "Сарай" в основном состоял из топливного бака, дававшего основную массу, и служебных конструкций вокруг него, куда было насовано Разное. В данном случае Пуза интересовали определённые инструменты, запчасти и расходники. Залезши на второй этаж, он двигался вокруг цилиндрического отсека по мосткам на внешнем корпусе, подбираясь к нужным крышкам. Сарай всего-то имел три этажа при диаметре около пяти метров, как и обитаемый отсек, но если просто лезть туда - потребуются многие сутки, чтобы найти нужное. Поэтому приходилось соблюдать строгую складскую отчётность, дабы не тратить время... любой космонавт заржал бы на этом месте, но иногда всё-таки времени не хватало. Вопрос был не в том, чтобы составить список, что где лежит - а в том, чтобы его обновлять, когда предметы начнут движение. Воисполнение этого Пузырь тащил с собой внутри скафа ещё и электронный планшет, на котором не столько смотрел адреса нужных вещей, сколько отмечал свои действия, чтобы потом не сесть в лужу с поисками того, что уже было потрачено. На практике - поворачивал металлическую ручку и открывал дверцу, похожую на обычный жестяной шкафчик, и освещал фонарём на шлеме внутренности ячейки. Содержимое, как и ему и полагалось, на это реагировало адекватно, тоесть никак, продолжая существовать.

- Так, поршни... Поршни-упоршни, - хихикал Пуз, прочтя позицию на планшете.

Эвон оно как, подумал он, эти поршни включены в набор запчастей, значит, поломка далеко не редкая. Вряд ли сейчас не могли сделать вечный компрессор, не делали из каких-либо смежных соображений, как это всегда получается. Чаще всего логика в том, что сломаться должно что-то второстепенное; если сделать его неломаемым, наверняка сломается уже что-то сильно важное. Примерно такая ерунда была с одеждой, в Союзе её не делали слишком прочной, хотя, ясен пень, могли. Причина в том, что одежда зачастую цепляется за всякие механизмы типа поезда, но если она при этом не будет рваться, то с высокой долей вероятности получится труп в совершенно непострадавшей куртке. Как бы там ни бывало, Пузырь добыл с полки картонную коробку, в которой, как пельмени в пачке, бултыхались поршни. У грызя заурчало в пузыре... тоесть, в пузе, потому как вспомнились пельмени. Сейчас их придётся делать лично, ну да ладно, после ремонта у него будет немножко свободного времени... несколько месяцев, если точнее. Осмотрев коробку, Пуз не поленился открыть её и убедиться, что там действительно то, что написано - для этого у него имелась рулетка, замерить диаметр. Так, первый пошёл... в прямом смысле. Таскать предметы в этом случае предстояло в лапах, потому как лазать с каким-либо громоздким рюкзаком или с тележкой тут не получится. Всё что было доступно - авоська, в которую накладывался груз, а сама она обматывалась вокруг руки и таким образом оставляла перчатки почти свободными. Соль в том, что в полностью штатном режиме лазать так придётся совсем мало, да и в нештатном, в общем, тоже не особо вспотеешь.

- Пуз, не вспотел там? - осведомился Требакентий.

- Думаешь, пускать меня обратно, или не стоит? - захихикал Пуз.

- Да тут думать нечего, - фыркнул рыбный кот, выбив ещё ржи.

Часть вещей Пузырь перетащил в то место, где стыкуются скафы, потому как отсюда они не разлетятся в произвольных направлениях, прижатые к "полу" ускорением и специальной сеткой. Другие компоненты доставил в шлюзовую камеру, навалив их туда, как дрова в печку. Кешка считал, что придётся заносить некоторые детали внутрь, потому как с ними долго возиться, и сделать это в обитаемом отсеке куда как проще. Сам компрессор тащить не получится, потому как его для начала пришлось бы отмывать от теплоносителя, дюже ядовитого и фонящего. В частности, подумалось грызю, это ещё один довод в пользу "внешних" скафов, их не надо чистить от радиоактивной и прочей грязи, так как они не попадают внутрь; достаточно дезактивации крышки стыкузла, что гораздо проще. В общем, грызь таки слегка вспотел, пока всё это переносил малыми дозами, и был весьма доволен вылезти из скафа. Правда, система очистки воздуха, в том числе и от линялого пуха, в отсеке вполне справлялась с задачей; тут это вопрос не комфорта, а выживания! Можно лишь удивляться, сколько всяких загрязнений производит средняя особь, и как люто провоняет отсек, если отключить очистку. А так - Пуз мог даже унюхать Кешку, если делать это специально. Не то чтобы тот издавал какие-то сильные запахи, но нюх грызя гораздо чувствительнее того, к какому он привык - и это ещё при том, что ему далеко до настоящего беличьего нюха. Как бы там ни было, Пузырь предпринял очередную попытку вспушиться, отчасти даже успешную, и почапал есть еду.

Чаще всего грызь и кот кормились по очереди, и ухитрялись не встречаться в течении многих смен, что в трёхэтажной бытовке не так-то просто. Однако бывало и так, что они засиживались на кухне, клюя корм, слушая бухтение телевизора и обмениваясь словами. Ясен пух, экран показывал лишь записи, но если смотреть даже новости Союзных каналов, разницы практически никакой, события, о которых идёт речь, всё равно происходили слишком далеко, и становились известны по факту свершившегося. Пузырь таки с интересом слушал про Ириду, очередной первичный мир, который союзная милиция взяла под надзор и разогнала тамошних хулиганов, игравшихся с ядерными технологиями. Требакентий фыркал по поводу подобной пратики, особенно в начале, но он не жил в мире, который собирались уничтожить идиоты, получившие в распоряжение разрушительное оружие.

- Философия, Кеш, это конечно в пух, - цокал Пуз, качаясь на стуле и порыгивая, - Но представь себе, что это твой мир мог бы сгореть к пухеням. Не абстрактно, а бабах мегатонна прямо на твой город и семью. Сильно бы тебя волновало, насколько местные те придурки, которые это устроили?

- Не волновало бы от слова совсем, - подумав, ответил кот, - Тут ты точно подметил, трудно представить. Раньше я считал наших изрядными кретинами... но узнав, как оно бывает, получается что я был неправ. Всякой фигни от них можно ждать, но точно не такого.

Грызь хихикнул, припоминая рассказы о том, какой именно фигни можно ждать от рыбных котов. Узаконенного воровства, например: у них это как спорт, кто больше сопрёт у соседей. Причём, достаточно попросить так не делать, чтобы перестали - но, ортодоксальные рыбкоты так не делали до последней возможности. Требакентий, когда прибыл на Лисувин, получил изрядный штраф за то, что по привычке тырил всё что плохо лежит. Благо, тырить что-либо здесь не представлялось технически возможным, да и Кешка, судя по всему, сумел избавиться от этой привычки.

- Слушай, а у вас, - цокнул Пузырь, - Это вообще в порядке вещей, ну такие командировки лет на десять? Ты ведь до этого ещё на Лисувине изрядно тусовался, так?

- Да нет, конечно, - фыркнул Требакентий, - Это ни у кого не может быть в порядке вещей, если подумать головой.

- Э. Ну да, - почесал тыкву грызь.

- У нас в обычаях большие семейные кланы, - продолжил рыбкот, - И я в своём был, как бы так сказать... факап мастером.

Пуз чуть не выплюнул чай, поперхнулся, и поднял лапы, извиняясь за столь откровенную реакцию. Кешка не обижался, потому как сам сказал, да и знал, что не ржать грызь не может.

- Пришлось пойти на крайние меры, чтобы они поверили, что я чего-то стою, - пожал ушами рыбкот, - Хотя Лисувин хорошо прочистил мне мозги, и я уже сомневаюсь, что оно мне так уж надо. Но, знаешь, молодость-фиголодость, туда-сюда...

- Вообще, не знаю, - уточнил Пуз. - У меня вообще частичный склероз по этому поводу.

- Ну а ты после похода, как, домой? - хихикнул Кешка.

- Если бы он у меня был, то да, - продолжил хихикать грызь, тряся ушами, - Кстати, вот тебе вопрос: а я могу, ну теоретически, соскочить на Шелеке?

- М, - рыбкот почесал челюсть, - Да, можешь. Если честно, многие так и делают.

- И... С меня ничего не будет взыскано, ну там аресты, штрафы, всё такое?

Пуз понял, что опять ляпнул тупость, но прикусил язык слишком поздно, и Кешка заржал.

- Ты ляпнул тупость, Пуз, - сообщил он. - Никак не привыкнешь к практике дел в Союзе. Во-первых, в договоре ничего нет про то, что ты не можешь соскочить. Просто логично, что ты соскочишь лишь после того, как приведёшь корабль к планете, а значит, задача будет выполнена. Во-вторых, просвети-ка меня, что с тебя можно взыскать? Пуха на подушку?

- Да, точно, - подумав, уяснил грызь. - Но...

- Эй, ты куда намылился, грызота? - хмыкнул рыбкот, - Шельчанок насмотрелся, чтоли?

- Да я не намылился, пока что, - отмахнулся Пузырь, - Просто интересуюсь, как оно. Ведь если я, предположим, насмотрелся на шельчанок, то команда "Малахольного Цыплёнка" уменьшится на сколько процентов?

- Это надо посчитать. А так, на Шелеке достаточно крупный транспортный узел, найти там синяка по объявлению, чтоб заменить... кхм, ну ты понял. В общем, это проблемы не составит.

- Хм, - произнёс глубокомысленную и точно выверенную реплику грызь.

Шелекские аборигены женского рода действительно выглядели весьма привлекательно, насколько не врали изображения. С одной стороны, они сильно походили на людей, с другой - точно не спутаешь. Проще всего было бы сказать, что они похожи на эльфов, как их изображали на Земле - тонкие и изящные, с большими глазами и удлинёнными ушами. На самом деле, наука утверждала, что шелеки - близкие родственники пчёл, как это ни покажется удивительным.

- Только вот думаю, нрав этих пчёлок вряд ли тебе понравится, - добавил Кешка, лопая свою рыбу, - Думаю, ты знаешь, что они те ещё нормисты.

- Знаю, - кивнул Пуз, и отхлебнул чаю из гранёного стакана, - Только вот они сами, между прочим, остановили планетарную катастрофу, хотя сами её и устроили. И мы сейчас летим к ним с грузом технологической дребузни. А на Ёрфи нас с таким грузом вообще никто не ждёт.

Требакентий пожал плечами, потому как знал эту историю. Мало того, что аборигены едва не сожгли свой мир, так они потом отчебучили ещё один фортель, после которого Пузырь и понял, что пора удирать. На всемирном голосовании девяносто девять процентов выбрали программу Мудрого Отказа, суть которой сводилась к отказу от всяческих контактов с галактикой: благо, милиция Союза совершенно не собиралась их "завоёвывать", и осуществить задуманное ничто не мешало.

- Кстати, это первый случай в нашей галактике, - хмыкнул Пузырь. - Всякое бывало, но режим страуса в мировом масштабе исполнили только мои бывшие родственнички.

- Серьёзно? - поднял бровь рыбкот, - Удивления слова.

- Отсутствия удивления слова, на удивления слова, - хихикнул грызь.

Однако, смех с мехом, а работа не волк, как гласит народная глупость. Хотя экипаж "Малахольного Цыплёнка" не бросался куда-либо сломя голову, делать всё равно приходилось. Впрочем, как уже было указано, практически любая возня не воспринимается как обуза, после месяцев усиленного ничегонеделанья. Для начала Кешка снова выгнал грызя на космическую улицу, на этот раз - откручивать башку компрессора. Это было вполне логично, потому как ломать не строить, и уж открутить Пузырь как-нибудь справится. Сам рыбкот при этом наблюдал за происходящим через камеры, продолжая готовиться к основным этапам операции. Воспользовавшись всё тем же методом, когда вращение корабля снижалось до минимума, Пузырю удалось не накосячить в процессе выкручивания длиннющих болтов... уронить болт было бы весьма неприятно, потому как другого взять негде в радиусе нескольких световых лет. С одной стороны - никуда он не денется, а для подобных случаев существовал малый служебный аппарат, способный поймать улетевшие детали и вернуть их. С другой - перемещение по галактической орбите имело свои особенности, и, как выражались, "нет-нет да и вода течёт вверх". Всмысле, отлетевший болт вполне мог резко исчезнуть где-то в бесконечном пространстве, наплевав на законы классической механики. Пузырь знал, что впринципе, существуют сверхсветовые локаторы, которые могут отслеживать такие объекты - но эту аппаратуру не давали кому попало, воизбежание. Честно сказать, корабль на галактической орбите был практически слепым и шёл исключительно по данным, заранее введённым в систему: без них нельзя даже попасть к нужной звезде. По этой причине, параметры курсы были не только в числовой машине, но и на отдельных дисках, а также записаны на бумаге, на всякий случай.

Однако, всё вышеуказанное никак не помешало Пузырю открутить крепление верхней части агрегата, отсоединить подходившие туда трубы и провода, и отделить узел от остальной конструкции, сухо цокая. Хорошо ещё, что это была не железяка, весившая бы пол-тонны, а некоторый гораздо более лёгкий материал, и Пуз счёл, что не придётся из-за этого сидеть в невесомости, как рыба в аквариуме. Правда, для начала ему пришлось долго и нудно обрабатывать деталь очистителем, собирая остатки веществ, какие негоже таскать в жилой отсек. Тем не менее, опыт Требакентия говорил о том, что проще очистить и втащить внутрь, чем колупаться в вакууме. А опыт Пузыря добавлял, что сделать это без исправного очистителя - шиш получится; благо, в инструменталке таким имелось с избытком. Оставалось только трясти ушами, насколько это возможно в тесном шлеме скафа, и тщательно водить прибором по тем местам, которые он же подсвечивал. Как ни крути гуся, а на эти элементарные операции, которые сами себя не сделают, грызь ухайдокал полную смену! И лишь в завершении всех пассов он смог втащить агрегат в шлюзовую камеру, в компанию ко всему тому барахлу, что уже там имелось. Потом ещё пришлось проверять по списку, чтоб ничего не забыть, и само собой, лезть за забытым обратно в "сарай"... Короче, Пуз был рад отвалиться дрыхнуть, как никогда.

Затем Требакентий задействовал шлюз, скрепя Жабу, потому как примерно пятьдесят граммов атмосферы улетят в межзвёздное пространство, и пострадает ресурс шлюза - но, куда деваться. В крайне неспешном темпе выполнив все процедуры и сто раз убедившись, что всё в пух, рыбкот открыл люк и выпер агрегат во внутренности отсека, предварительно устроив подставку из тумбочек. Эти кубики, сделаные из лёгкого, но прочного сплава, унифицированы с приборными стойками и шкафами, и служат для Разного - их можно повесить в качестве полок, использовать как табуретки или собрать из них стол, например. В крайнем случае - верстак, как это сделал сейчас Кешка. Соль в том, что в отсеке нету ни полок, ни табуреток - ради экономии места и массы, как всегда. В любом случае, получилось вполне удобоваримо - не идеал конечно, но мимо агрегата можно перемещаться, и делать с ним всё что надо. Как и предполагал Пузырь, далее наступил момент нудистики, продолжительностью в несколько смен. Требакентий занимался ремонтом узла, и вроде как, объяснял свои действия, чтобы напарник тоже слегка того. Однако, учитывая его навык объяснять, и навык Пузыря понимать, получалось примерно ничего. А ведь приходилось торчать, пыриться и стараться хоть как-то вникнуть, что грызю давалось посредственно, мягко цокая. С обучаемостью у него всегда не было никаких проблем, в плане нет обучаемости - нет и проблем... это образно, конечно, но недалеко от истины. Единственное, что сумел сделать Пуз для облегчения своей участи, так это убежать на какое-то время на работы в теплицу, создав ложь о том, что это необходимо. К его удаче, рыбкот не шарил в растениеводстве... или тщательно делал вид, что не шарит. Как бы там ни было, грызь целых две смены прокопался там, занимаясь рыхлением почвы, подвязкой стеблей и проверкой оборудования. Всё же теплица обеспечивала разнообразие в корм, а тот же Кешка был способен сожрать изрядное количество укропа, в качестве приправы к морепродуктам.

Пузырь таки развернул на имевшихся квадратных метрах целый филиал агропрома, так что зелени имелось в избытке, но не только; за цикл, который в условиях теплицы сокращался суток до тридцати, вырастало килограммов двадцать клубней, похожих на картоху - отчего Пуз называл их картохой, собственно. Такого количества хватило бы, чтобы кое-как прокормить весь экипаж, даже если не трогать запасы! Соль в том, что высокопроизводительный сорт рос в условиях усиленного освещения, при полном отсутствии вредителей и других отрицательных факторов. Под картошку было занято около трети площади, следующим номером там сидели пянимоны, очень низкорослые деревца, дающие бешеные урожаи фруктов. Этот сорт также назывался "химическим лимоном", потому как обработка растений разными веществами приводила к тому, что плоды становились сильно разными, похожими по свойствам то на лимон, то на яблоко. Это позволяло получать разные плоды с одних и тех же растений, что в данном случае просто незаменимо... ладно, заменимо, но если есть возможность, то почему бы да? Собственно, оснащение жилого отсека было делом исключительно команды, и есть подозрения, что рыбкот вообще не стал бы городить огород. Но, поскольку он не придумал, чем занять место, то согласился с предложениями Пузыря, и огород таки нагородили. Всё-таки есть вероятность, что эта система жизнеобеспечения пригодится поверх обычного, а срезать лишний риск Требакентий никогда не отказывался. В общем, нарывшись вилкой в почве, грызь остался вполне доволен, а также нажрался лишних фруктов, честно говоря. Ведь в процессе подробного осмотра кустов попадалось достаточно "лимонов" с бочкАми, которые всё равно сгниют, так что им зазря пропадать - и они пропадали внутри грызя.

В остальном, стоит отметить, рабочая возня не вызывала и тени утомления! Могла вызвать усталость в шее, когда приходилось долго сидеть на одном месте, или в глазах, но это другое дело. Пузырь вообще вполне положительно относился к разного рода механическим вещам, в плане покрутить гайки и всё такое, поэтому не испытывал никаких отрицательных ощущений. Правда, в данном случае крутить надо мало, а много - замерять и думать головой, и тут отдуваться пришлось рыбкоту.

- Ды ты глазами, глазами смотри! - изрекал мудрость Требакентий, - Ты что думаешь, я тебе инженер со стажем? Хрен там. Просто берёшь инструкцию, понимаешь её головой, и делаешь лапами.

- Ну, учитывая, что у тебя это не первый поход, то стаж таки есть, - хихикнул грызь. - Кстати, как оно там продвигается, чисто для поржать?

- Чисто для поржать - завтра начнём ставить обратно. Начну, - уточнил рыбкот.

- Ну и в пух, - со всеми на то основаниями рассудил Пуз, и пошёл пить чай.

---

Требакентий свои угрозы выполнил в полной мере, и к следующей смене уже приступил к монтажу. Собранную более-менее башку компрессора вытащили через шлюзовую камеру, а сам рыбкот, как обычно, просто влез в скаф и почапал по обшивке отсека. Как оно зачастую и случалось, даже сквозь мощную изоляцию шаги слышались внутри, отчего Пузырь продолжал хихикать, типа а не спросить ли "чу, кто здесь?!". Сам он осел перед терминалом, запасшись печеньками и чаем - следовало пристально следить за процессом, абы что понадобится. Наблюдая на экране картинку с камер, грызь философично рассматривал печеньку, которую сам же делал - в этой попалась даже земляничина, с собственных "угодий". Жрём в три щеки, подумал Пуз, и заржал. Соль в том, что сейчас можно было нажраться больше, чем обычно - сила тяжести снижена, поэтому в желудочно-кишечный тракт влезет больше!...

- Пуз, ты опять ржёшь, лошадка? - осведомился Кешка, который всё слышал, конечно.

- Почему ржу? Угораю, - поправил грызь.

- Угу. А теперь будь любезен запустить прозвонку второй линии.

- Принял.

Пузырь пощёлкал по клавишам и для верности посмотрел на экран то одним, то другим глазом. Да, можно было отдать голосовую команду Ящику, но из опытных никто так не делал, по многим причинам. И дело даже не в том, что машина может выполнить команду формально или неверно, отнюдь - тут главное в воздействии на самого оператора. Пуз хоть и не мог считаться опытным, но интуитивно понимал это, потому и набивал команды с клавы, и смотрел на результат глазами.

- Результат наблюдаешь? - уточнил грызь.

- М. Да. Напряга что-то меньше нормы, - повозился в скафе рыбкот, - Ща...

- Огузок от леща, - цокнул себе под нос Пузырь.

Однако, на все операции ушло от силы два часа, после чего Требакентий дополнительно разместил измерительную аппаратуру, убедиться, что всё в пух, как кое-кто цокнет. Пуз с интересом следил за его действиями, наблюдая на схемах, как подключается система, и компрессор заполняется очищеным водородом. Датчики позволяли видеть всё достаточно подробно, а не только по факту свершившегося.

- Ну, держит, - крякнул Требакентий, удостоверившись, - А ну-ка...

Как оно всегда и происходит в подобных случаях, Пузырь увидел только результаты очень быстрого процесса. Раздался глухой, но достаточно мощный удар по металлу корпуса; учитывая, что удар был не по обитаемому отсеку, а довольно далеко от него, сила изрядная. Подрыгнувший в кресле Пузырь увидел на экране лишь стандартную надпись "нет сигнала", и тут же в уши резануло сиреной, включённой системой, так что грызю пришлось зажать уши, реально больно!

- Ящик, выключи сигнал, скотина!!

К удаче, это сработало, и Пуз получил возможность действовать. Дрожащими лапами он переключил изображение на другие камеры.

- Утечка РТ, - сообщила система, - Нарушение КЦ на основном блоке. Утечка устранена.

Под РТ имелось вслуху Рабочее Тело, тобишь водород, а под КЦ - Конструкционная Целостность. Вкупе с этими сообщениями Пузырю удалось за несколько секунд сообразить, что он видит на изображении с камер. На самом деле, там всё осталось по прежнему, компрессор стоял на месте, только вот и он, и корпус вокруг был покрыт слоем пушистого инея от замёрзшего газа. И, чего-то ещё не хватает...

- Кеш? - осторожно цокнул грызь, но связь молчала, как рыба.

- Оператор Требакентий, код двести, - донеслось из динамиков.

Пузырь подавился воздухом, и ещё больше - когда вспомнил, что это значит. На некоторое время грызь впал в ступор, что вполне объяснимо. Он всё-таки проходил подготовку не по военному образцу, и ситуаций вроде этой для него практически не предуслышивалось. Тем не менее, Пуз сумел быстро избежать тупака, кое-как собравшись. Он немедленно переключился на метеорную защиту, полагая, что удар мог быть вызван попаданием частицы. Скорее он ошибся, потому как шанс на это оценивался в какие-то микроскопические числа, а уж если бы частица попала... но это другое цоканье. Тем не менее, локатор показывал не чистое поле, и Пуз не сразу сообразил, что на экране видны обломки, разлетающиеся от корабля. Так, это... пщууу... грызь протёр лапой морду, и несмотря на напряжённость момента, хлебнул чаю. Волшебный напиток заставил голову работать! Грызь переключился на схему конструкции, которая сразу показала, где гусь потоптался: красным мигала труба подвода РТ, входящая как раз в тот компрессор. Не потребовалось много усилий, чтобы сообразить, что произошло: разлетелся узел крепления, освобождая трубу, находившуюся под высоким давлением. И всё бы ничего, если бы труба была жёсткая, но здесь она представляла собой толщенный армированый шланг, какой лапами и не согнуть. А вот от давления шланг сработал как хлыст, и остатки узла врезали по скафу...

- Ящик, статус скафа номер три, - сумел цокнуть Пуз.

- Не функционирует, - лаконично ответила система.

В кашу, если точнее, невольно подумал грызь, содрагаясь от этой мысли. Чтоб он не функционировал, повреждения должны быть очень серьёзными. Тем не менее, сидеть и тупить Пузырь собирался потом, поэтому полез активировать сервобот, которым можно поймать то, что осталось от скафа. Одновременно он думал о том, какие последствия будет иметь обрыв шланга. Вот тут как раз весьма пригождался голосовой канал, чтобы делать сразу два разных дела.

- Ящик, оцени опасность от повреждений.

- Непосредственная угроза отсутствует, - тут же отозвалась машина.

- И то хлеб, - фыркнул Пузырь.

- Повреждения могут быть исправлены в рамках штатных ремонтных операций, - добавил Ящик.

- Ну да, конечно, - поёжился грызь.

Аппарат, похожий на коробку с манипуляторами и движками, отстыковался от "сарая", и пошёл вслед за удаляющимися обломками. За эти пару минут они успели улететь на километр, и если сильно замешкаться, то вступят в действие сверхсветовые эффекты, и вернуть ничего уже не получится. А напуха я это делаю, подумал Пуз, не лучше ли оставить всё как есть?... Да не, не лучше. Кешке уже явно попуху, но вот Пузырю пожалуй стоит предъявить вещдоки... Грызь хлопнул себя по уху за такие мысли. Кроме того, Ящик всё сохранил в лучшем виде, а взломать его - это ещё надо ухитриться. Пуз помнил, что в практике космонавтики в Союзе было возвращать останки на Родину - не полностью, так хотя бы в виде пепла. Да и вообще, если все будут пулять тела в космос, рано или поздно их станет слишком много. Как бы там ни было, сервобот едва успел - когда он схватил манипуляторами скаф и пошёл обратно, его стало заметно относить в сторону, но при этом для этого не имелось никаких причин, умещающихся в классическую физику! Видеть такое своими глазами было весьма волнительно, так что Пуз на время даже забыл, что именно он тащит, и занимался тем, чтобы аппарат всё же вернулся. Предварительный, он же заключительный, осмотр скафа выявил правильность первоначального вердикта, а именно "в кашу". Узел крепления раскололся в основании, и на конце шланга осталась массивная металлическая штука, которая и влепила в скаф примерно сверху вниз, как раз по шлему, от которого мало что осталось; всё остальное исковеркало ударом. Сервобот притащил останки скафа к стыкузлам, где их удалось кое-как закрепить.

Убедившись, что бежать куда-либо уже поздно, Пузырь таки позволил себе испытать вполне закономерный шокъ, так что шерсть встала дыбом, и челюсти заклацали. Как это могло случиться? Что там Тебакентий успел сказать, "а ну-ка"? Передёрнувшись всей белкой, грызь подумал, что вряд ли будет ещё произносить это словосочетание. Если же расслушать сухо, то словосочетание ни при чём, главное, что рыбкот сделал в это время. Выведя на экран технический журнал, Пуз потратил минут пять, чтобы отфильтровать тысячи сообщений системы и дойти до сути. В данном случае спешить ему было совсем некуда, и на Ящика он не полагался. В итоге он увидел вполне ожидаемую вещь, Кешка поднял давление в магистрали, чтобы проверить её. В общем-то, вполне штатная процедура, и давление поднялось без инцидентов, плавно и до нужного значения - тоесть, у шланга не было никаких законных поводов выкидывать этот фортель. Тогда резонно возникает вопрос - какого пуха?

- Ящик, выясни причины разрушения указаной детали, - цокнул Пуз.

Судя по индюкаторам, Ящик серьёзно загрузился вопросом.

- Прямых причин не выявлено. Косвенные указаны на схеме.

Вибрация в компрессоре, из-за которой и была вся возня, вероятнее всего, и послужила причиной. Каким уж образом она сумела разрушить прочный сплав до такого состояния, чтобы тот развалился под нагрузкой, Пуз не представлял. Но примерно догадывался, потому как слыхал такие слова, как "резонанс", например. А Кешка, видимо, плохо был знаком с встроенной Крысой, какая есть у каждого грызя: Пузырь был почти уверен, что сам он шиш бы стоял рядом, включая агрегат после ремонта. А теперь ему предстояло принять в голову, что он остался в одну морду на галактической орбите. Однако, лучше принять в голову это, чем железку, как некоторые. Горевать над погибшим товарищем грызь не собирался, имея чёткую установку, что в подобном случае следует включать режим "за себя и того парня", а не эт-самое. Так что, крепкой рябиновой настойки он бултыхнул в себя только стакан, для успокоения нервишек, а не в порядке нарезаться до визга.

Благотворная настойка помогла ему расплющить морду и избавиться от неизбежного шока. Первое, что сделал Пуз, так это вовсе не полез разбираться с последствиями, а продолжил все те же действия по вахте, как и обычно. Кто другой мог бы допустить ошибку, но грызь знал, что главное - это избежать каскада косяков, а для этого нельзя бросать ЕО, тобишь Ежедневное Обслуживание. В том числе - заниматься кормом, как ни банально сие. Ведь с корабля нет доступа в лес, а есть только морозильник с сублиматами, которые практически несъедобны, пока не переработаны. Из-за ограниченых сроков хранения готового корма делать его приходится регулярно, как минимум раз в пять-шесть смен, чтобы жрать что-либо удобоваримое. А жрать таковое следует исходя не из гурмании, а для поддержания в годности организма, тобишь, это часть техобслуживания. Так что, грызь сварил подобие пельменей, собрал урожаи в теплице, и как следует отхавался, прежде чем шуршать дальше.

Для кого другого ситуёвина представляла бы значительную опасность, и вовсе не по техническим причинам. По сути песка, Ящик вполне себе мог довести корабль до места самостоятельно, с нулевым вмешательством операторов. Однако, вслуху достаточно сложных логических построений, практика использования чисто автоматических аппаратов оставалась узко специализированной, там, где шанс на успешное возвращение невелик, либо время похода исключает использование живого экипажа. На транспортных перевозках, как правило, корабли оснащались таки командой. Пожалуй, настоящий грызь принял бы это дело спокойно, но вот практически все остальные - рисковали бы получить снос крыши от синдрома "необитаемого острова". И, как утверждала наука и статистика, не только рисковали, но и получали, со всеми вытекающими плачевными последствиями. Пузырь же был полностью привычен к существованию в одну морду, он это проходил с самого детства и всю дорогу, поэтому реально не понимал, что тут вообще сложного. Сложность для него состояла как раз в том, чтобы не накосячить, ведь он проходил только ускореный курс обучения, по сути, не поднялся выше практиканта. С другой стороны, жить захочешь - завертишься, как известно. Пуз сам удивлялся, но жить ему до сих пор хотелось, и не номинально! Хотелось сделать полезное дело для целого мира, доставив туда оборудование, хотелось позырить на Шелек, пошуршать по тамошним лесам, если представится такая возможность... так, ладно, не цокай, пока не перепрыгнул, гласит народная глупость.

Пузырь вернул жилой отсек в обычный режим вращения, когда сила тяжести равнялась стандарту. Строго цокая, стандарту она равнялась на втором этаже, ниже и выше уже заметна разница. Таким образом ему было проще умять все текущие дела, да и вообще, собрать в кучу мысли и всё такое. Не собираясь топтать гусей, он лишь на четвёртые сутки после инцидента приступил собственно к изучению того, как устранять последствия. Как и подозревал грызь, правильный ответ - никак. Всмысле, он мог бы что-то нахимичить и попробовать восстановить шланг, но смысла в этом не прослеживалось, потому как эта линия была отнюдь не единственной, какая могла качать РТ - их было аж четыре. Учитывая их пропускную способность, трёх оставшихся с ушами хватит для работы двигателя. Осмыслив эти факты, Пузырь принял ответственное решение ничего не делать. Нет, если бы поломка оказалась критичной, он конечно полез бы, но сейчас такой шаг давал больше риска напортачить ещё, чем выгоды от ремонта. Собственно, грызь зафиксировал данное решение в бортовом журнале, дабы потом не возникало вопросов. Как и всякий грызь, Пуз был сторонником максимальной автономии во всём, но даже он признавал, что сделать на коленке шланг под такое давление - это слишком. А вот на локте - совсем другое дело, захихикал рыжий. Проржавшись, он ещё подумал головой и принялся считать в количественном выражении, как оно будет. Соль в том, что эти "компрессоры" не столько перекачивали водород, сколько отделяли его от абсорбера, того порошка, который позволял уплотнить газ в несколько раз. В этой системе водород играл роль как РТ, так и теплоносителя; сначала попадал в радиаторы и грелся, потом очищался от абсорбера и остывал до приемлемой температуры. Числа показывали, что выключение одного из агрегатов приведёт к потере мощности двигателя в ноль целых ноль десятых - потому как, система сделана с большим запасом, оставшиеся вполне справятся, а есть ещё радиаторы, которые просто рассеивают тепло в пространство. Тоесть, в общем-то, есть все поводы выпить чаю.

Исполнив столь замысловатый план, Пуз продолжил изыскания и размышления на весьма практические темы. В нулевых, ему предстояли минимум три коррекции курса - это он знал от Требакентия, потому как нафигацию тот рассчитал сильно заранее. Кисло лишь то, что теперь придётся полагаться исключительно на Ящик в плане проверки этих рассчётов. Как ни странно, Пузырь действительно не шарил в данном вопросе, и как именно провести коррекцию - понятия не имел вообще! А устраивать проверку своих способностей сделать всё по инструкции - это не про Пузыря, потому как он знал свои способности, нечего там проверять. Соль в том, что после первоначального разгона траектория корабля уходила лишь в нужном направлении, но точность наведения не позволяла попасть в цель с первого раза. Поэтому требовались периодические коррекции курса, причём в заданных точках, а не как пух на уши пошлёт. Если как следует накосячить, то просто не хватит РТ для завершения маневра, а этого совсем не хотелось. Ведь под сухой формулировкой "не хватит РТ" скрывается ситуёвина, когда корабль продолжает весело мотыляться по галактической орбите, без какой-либо возможности покинуть её в ближайшие пух знает сколько лет. Как уже упоминалось, Пуз был твёрдо намерен совершить жадное дело, доведя "Малахольного Цыплёнка" до пункта назначения, поэтому... Кстати, а что я буду делать после, задался вопросом грызь. Ну чаю выпью это понятно, ведь ему по сути надо отправляться обратно на Лисувин, а как это сделать в одну морду? Ладно, сейчас это не столь актуально, отмахнулся Пуз, надо работать над маневрами.

Вспушившись, насколько это у него получалось, Пузырь открыл навигационные данные и принялся разбираться, как оно там, сверяясь с инструкцией и словарём, так как там встречались такие слова, каких он ещё не знал. По крайней мере, Ящик повёл себя адекватно, открыв для Пузыря доступ ко всем функциям системы - если бы он начал дурить, Пуз мог бы смело считать задачу проваленой, так как его навыки в ремонте числовых машин равнялись примерно нулю. Однако, система радовала чёткой работой, по крайней мере, пока что, и грызь слегка расслабился по этому поводу. Но, ясен пух, не перестал проводить осмотры аппаратных стоек по утверждённому распорядку, как и всё остальное, что по распорядку. Как ни удивительно, но в замкнутом пространстве, когда казалось бы, склероз невозможен, вполне реально забыть что-либо важное - поэтому космонавты придерживались строгого распорядка, имея контрольный список и отмечая в нём выполнение; в данном случае помогал и Ящик, если уж склероз сильно буянил. Собственно, это ни разу не шутки, Пузырь сознательно ввёл в систему команды, чтобы та смогла вывести его из тупака, абы такой случится... "Не абы, а когда!" - так и послышалось фырканье рыбкота, но Пуз, к его удаче, полностью понимал, что слышит это он изнутри башки. Пока поводов для опасения вроде не имелось, приступы амнезии после сна становились короче и реже. Но, как, цокают грызи, бережёного хвост бережёт, и лучше перебдеть.

Что касается процесса корректировки курса, то для этого, ясен пух, требовалось включить двигатель. А на корабле типа ДОСЯ сделать это отнюдь не так просто, как и поменять ориентацию в пространстве. За максимальную скупость по массе приходилось расплачиваться тем, что любой маневр превращается в цирковой номер, и не только из-за поржать. Развернуть аппарат на нужный вектор просто так было невозможно, ведь он состоял из трёх частей, связаных гибкими тросами и шлангами - следовательно, нужно дать хотя бы малую тягу, и вытаскивать "прицепы" за основным блоком. Пузырь проходил это дело на симуляторе, но всё таки слегка морщил уши от необходимости выделывать такие кренделя. С самого начала, следовало привести жилой отсек в готовность к невесомости, а это изрядная возня. Помогало лишь то, что в наличии имелись "простынки", полотна лёгкого прочного материала, которые цеплялись по углам и прижимали сразу все предметы к той грани, которая будет полом. В этом месте космонавты могли даже порадоваться, что жилой отсек не огромный - опушнеешь, пока всё уберёшь, закроешь и затянешь плёнками. А главное, как ни упирайся - всё равно где-нибудь да выйдет косяк, и потом придётся убирать осколки или разлитую жидкость. По-хорошему, следовало бы испугаться, но Пузырь цокнул себе "эхей, каналья!", и это, пожалуй, было более рационально - деваться-то всё равно некуда. Вспушившись, грызь забегал по отсеку, как белка по ёлке, и в течении одной вахты привёл всё в стационарное положение, сухо цокая.

Отсурковавшись, Пузырь приступил к действиям - на всякий случай достал из загашника аварийный лёгкий скаф и влез в него, и только потом - устроился в кресле перед терминалом управления. По ходу шерсти, операция в натуре и на симуляторе для оператора не отличалась вообще никак, поэтому... поэтому песок, заржал Пуз, и щелчками тумблеров перевёл систему в нужный режим. Сначала тросовая система подтянула жилой отсек и противовес к основному блоку и остановилось вращение, убрав и силу, прижимавшую к полу. Явственно почувствовался щелчок замков, когда отсек вошёл в жёсткое зацепление с основным блоком. Пузырь наблюдал эту картину с внешних камер и видел, что действительно, зацепление - да. Можно было конечно жевать хвост и сто раз проверять, но грызь счёл, что для него лучше будет побыстрее расквитаться с делом, потому как надолго его собранности не хватит. Вслуху этого Пуз повернул лапку селектора в положение "тяга" и не забыл посмотреть, чтобы Ящик продублировал команду по своим каналам, и понял её адекватно. Кресло дрогнуло, потому как весь отсек начал поворачиваться на девяносто градусов, становясь по курсу: таким образом, при ускорении пол останется на полу, сухо выражаясь, иначе все предметы ссыплются на стенку. Спустя пару минут зажёгся зелёный огонёк, и вид с камер плюс датчики системы подтвердили, что поворот - да.

- Топчем, - дал себе ценные указания Пузырь.

Благо, он выключил микрофон, чтобы Ящик не воспринял его откровения за команду, не дай пух. Вполне привычными по симулятору действиями грызь перевёл силовую установку в рабочий режим. Реактор начал набирать мощность, включились радиаторы, постепенно нагреваясь, и те самые компрессоры, которые остались втроём, стали перекачивать РТ, обеспечивая дополнительный отвод тепла и заодно подготавливая водород к работе, очищая его от абсорбера. Всё же лапы у Пузыря слегка подрагивали, когда он взялся за рычаг "газа", и подал его вперёд. На внешнем виде из основного блока вырвались два сверкающих луча, направленые под углом к курсу, а не строго назад - потому как сзади громоздился сферический танк РТ. На самом деле, если приглядеться, то становилось заметно, что сопла двигателей двигаются туда-сюда, как натуральные поршни - таким образом они утилизировали ту тягу, которая потерялась бы из-за угла между курсом и осью двигателя. Ясен пух, что главное здесь - не прожечь выхлопом тонкую оболочку ёмкости, потому как это будет совсем плохо. Хотя сейчас больше половины РТ было израсходовано на разгон, сфера ничуть не уменьшилась в размерах, и также мешала маневрировать, как и в начале полёта. Пузырь собственным хвостом ощутил плавные толчки, когда подвеска окончательно натянулась; неуклюжая связка начала было складываться, но Ящик следил за этим и скорректировал тягу движков. Делать это влапную было бы настолько сложно, что никто и пытаться не станет, да и напушнину, когда придуманы калькуляторы?

Оставляя за собой светящиеся линии выхлопа, которые изгибались, как ленты, аппарат начал потихоньку выруливать на нужный вектор - сильно потихоньку, так что Пузырю хотелось вылезти и толкать корабль лапами, настолько медленно он ворочался. Лишь когда вектор тяги совпал с рассчётным, Ящик дал добро на увеличение мощности. Пуз прибавил "газу" до половины, пырючись на то, как побежали числа, показывающие нужное изменение скорости. Теперь его прижало к полу с силой примерно в половину единицы, так что можно и чаю выпить... Как оказалось, это было бы опрометчиво. Едва грызь расслабился, как кресло под ним повернулось едва не набок, потому как аппарат понесло в сторону и начало закручивать. Пузырь едва не подумал "да что за", но вовремя вспомнил, что даёт ускорения на галактической орбите, где есть ньюансы. И пережить эти ньюансы можно только с помощью Ящика - если бы не автоматика, оператор никогда не успел бы погасить двигатели и точно прожёг бы оболочку. А так получилось, что сверкающие плазменые хвосты прошли мимо вместилища РТ, которое сейчас было уже не сферическое, а вытянулось в каплю. Это сильно помогало, так как уменьшался диаметр мешка, и двигателям оставалось больше места для работы. Таким вот образом, периодически "подскальзываясь" на пустом месте... в прямом смысле, для восприятия существ, рождённых в гравитационных колодцах звёзд, это было пустое место. Но как показывала практика, не настолько пустое, чтобы не воздействовать на ускоряющийся объект. Все десять минут тяги Пузырь просидел в кресле, пристёгнутый ремнями и готовый к новым фортелям - и само собой, таковых не последовало. Привыкнув к новым условиям, грызь таки испил чаю из фляжки, и теперь следил также за схемой, которая показывала курс на место назначения. На оной имелись две линии, синяя и зелёная, и сейчас зелёная медленно ползла в сторону, так чтобы совместиться с синей, рассчётной; синяя же упиралась в точку, подписаную "АМП61-034 Шелек".

Пузыря посетило множество философичных мыслей... но только потом, в небоевой обстановке. Пока работали двигатели, он сидел в наиболее собранном состоянии, на какое только был способен, и пожалуй даже сумел бы отреагировать на некоторые косяки. Выключать тягу тоже следовало не абы как, иначе "авоська", притянутая силой натяжения подвески, наподдаст по основному блоку. Методика заключалась в том, что тяга снижалась очень плавно, в течении нескольких минут, постепенно сходя на нет; одновременно система убирала натяжение с аммортизаторов в подвеске. По итогу - связка оставалась в относительном покое и могла переходить обратно к инерционному режиму полёта. Грызь чуть не стал грызть когти, ожидая завершения процесса - ему показалось, что прошёл год! На самом деле, конечно, прошли считаные минуты, прежде чем Ящик погасил тягу в ноль и подтвердил, что достигнуто стабильное положение в пространстве. Убедившись, что линии траекторий теперь действительно совпадают, Пуз довольно нервно захихикал и постарался унять дрожь в лапах. А, вот ещё... он быстро просмотрел отчёт о количестве потраченного РТ, и выдохнул с облегчением: там тоже ничего страшного не случилось, расход попал в рамки рассчётного с большим запасом. Если разбрасываться веществом на таких маневрах, это тоже хороший шанс никогда не попасть в место назначения. Но, как показывала практика, разбрасываться - это вообще не про Пузыря ни разу.

Вспушившись для приличия, грызь принялся крутить шарманку в обратную сторону - перевёл отсек из положения "тяга" в положение "инерция", отцепил замки, задействовал тросовую подвеску и механизм вращения, возвращая себе возможность ходить по помещению, а не уподобляться рыбе. Ну и, стоит ли упоминать, что Пузырь и не подумал снимать скафандр, прежде чем проверил герметичность отсека и годность атмосферы. Не то чтобы он так уж берёг себя, но, как было указано, был заинтересован в завершении полёта, а для этого, как ни крути, надо беречь себя. Пройдясь по всем контрольным местам, Пуз наконец удостоверился полностью, что косяка нет, и вылез из скафа. Тем не менее, он ещё раз проверил люки, разделявшие этажи жилого отсека - Требакентий в своё время чихал на них и даже не удосуживался закрывать, но в свете событий, пожалуй, не стоило брать с него пример по отношению к технике безопасности. Люки эти считались аварийными, на случай внезапной пробоины, и представляли из себя довольно тонкие пластиковые крышки, которые однако могли выдержать давление, если их хотя бы прикрыть и не пропускать через отверстие проводов. Пуз решил так и делать: закрывать их каждый раз это слишком, но достаточно будет просто прикрывать и не блокировать - в случае чего разница давлений сама придавит крышку на место. Собственно, там по крышке с каждой стороны, чтоб наверняка... если присмотреться, а главное, понять увиденное головой, то оказывается, что жилой отсек всё-таки сделан по результатам длительного обдумывания, а не как пух на уши положит.

Приводя всё хозяйство в прежний вид и сматывая плёнки, Пузырь слегка поёжился - проводить маневр было цокотно, а ведь это далеко не последний, а только начало! Один раз пронесло, но предстоит сделать так же ещё пару раз, никуда не денешься. А потом... ну суп с кротом это понятно... так вот потом следует сделать то, зачем весь этот балаган - выйти на заданую орбиту у планеты и провести торможение. Попасть в нужное место это ещё пол-дела, когда попадаешь туда со скоростью в сотни километров в секунду - надо ещё куда-то деть эту относительную скорость. Как нетрудно догадаться, разработчики корабля, которые пожалели массы даже на жёсткие баки РТ, пожалели её и на то, чтобы тормозить обратной тягой - тобишь, у аппарата просто нет достаточного запаса, чтобы сбросить скорость. Зато топливный мешок может играть роль парашюта, если это не слишком громко сказано... Честно цокнуть, Пуз имел весьма отдалённое представление о том, как конкретно сдесь осуществлять торможение, поэтому поставил себе в план задач непременно изучить вопрос по инструкциям. Благо, времени до "экзамена" у него ещё хоть хвостом жуй, и грызь не собирался оставлять всё "на последнюю ночь". Помотав ушами, Пуз продолжил шуршать по отсеку, как распоследняя амбарная мышь.

Даже в малогабаритном жилике всегда находилась возня, и несмотря на месяцы избивания балды, иногда грызю бывало даже лень поднять хвост и пойти в очередной раз подметать пол. В голову настойчиво лезла мысль о том, что ничего страшного не случится, если отложить это назавтра... или вообще не делать. Тем более, чистота в отсеке оказывалась на весьма высоком уровне, потому как пыль улетала в вентиляцию и фильтровалась там, крошить хлеб по помещению космонавт привычки не имел, а тараканы не завелись, потому как до ближайшего такового слишком далеко. Если бы Пузырь был натуральным грызем, а не "клюквенным", как это зачастую погоняли, то от него летел бы линялый пух, потому как грызи отличаются исключительным количеством оного на внешней поверхности организма, сухо цокая. Однако из соображений удобства морфная тушка практически не линяла, выдернуть клок шерсти, или даже ворсинку, довольно трудно. Клюквенными же морфов называли вслуху того, что у них на ушах имелись красные шарики-бусинки, похожие на клюкву. В глаза это не бросалось, но при внимательном рассмотрении точно не пропустишь, что и требовал лось. В этом Пузырь был полностью согласен с коллективным мнением Союза, что будет правильно сразу видеть, морф ли это - так, на всякий случай. Никакого предубеждения к морфам не имелось, но так всё же спокойнее. Пуз задумчиво потёр "клюквину" на ухе, в очередной раз задумываясь о том, какого рожна он делает здесь, а не полетел к грызям. Рассмотрев факты, оценив их и проведя логический анализ, он пришёл к выводу, что пух его знает. Идиот, что с него взять, заржал Пузырь... и заржал в полный голос, когда представил себе, как это в натуре: корабль на расстоянии в световые годы от ближайшей звезды, и внутри него бугага! Ему повезло, что Ящик не имел полномочий проверять трезвость ума космонавтов.

Порой приходилось крутиться по отсеку настолько долго, что это приносило реальную усталось, и садиться за изучение инструкции становилось не в пух - тогда грызь отваливался сурковать, как распоследняя белочь в гнезде. Вроде, не камни ворочать? Так отсек ведь трёхэтажный, и даже если надо принести что-то мелкое с третьего этажа, это вынь да положь метров пять вверх по лестнице, а грызь отожрался весьма прилично, вместе с пухом тянул килограмм на девяносто. Так вот каждый раз почти центнер да на высоту в пять метров - легко посчитать, сколько это будет в единицах работы. Из-за этих физических упражнений специальные тренажёры, какие имелись в отсеке, Пуз практически не использовал, и послал бы впух любого умника, который посоветовал бы ему такое. Бегать, как белка в цилиндре, приходилось регулярно, поэтому также регулярно, примерно раз в две смены, грызь взял за привычку промывать шкуру водой - благо, с системой очистки никаких проблем нет, и воды этой хоть залейся. Как уже указывалось, воды в отсеке имелось с избытком, в частности потому, что это аварийный запас топлива и РТ. Технически помывку осуществляли в закрытой кабинке рядом с кухней, и этого оказывалось вполне достаточно, чтобы поддерживать тушку в состоянии годной чистоты. Причём, как ни удивительно, но высушить шерсть оказывалось не так долго, как можно подумать, и Пуз очень быстро привык к этому.

Усевшись после Возни и пырючись на звёздную бесконечность, грызь снова получал дополнительное количество Дури, а в голове его в это время происходило... само собой, ничего. Он и так постоянно мусолил мысли, и втыкать взглядом во Вселенную это как раз то, что требуется для отвлечения. В наушниках переливался шумом электромагнитный фон, заменявший здесь шум ветра. Таким образом космонавт мог не только видеть звёзды, но и слышать их, причём звук, если сделать приём направленым, принесёт больше информации. Иногда в эфире раздавались достаточно резкие щелчки, одиночно или группами, так что порой задремавший грызь подпрыгивал от неожиданности. Пух его знает, какие космические катаклизмы порождали эти звуки - ясен пух, энергия должна быть феерическая, чтобы на таком расстоянии в приёмнике щёлкнуло. Кстати, вспомнил Пуз, и полез смотреть, как там с записью этого самого эфира. Соль в том, что на всех кораблях Союза стоял стандартный набор научных датчиков, и по прибытию на станцию информация автоматически попадала в сеть - таким образом получалась большая статистика по процессам в галактике. А уж как это используют учёные-топчёные, Пузырь не имел никакого представления: главное, чтобы они сами имели. На "Малахольном Цыплёнке" с записью всё нормально, насколько можно судить, отметил Пуз, да и что с ней может быть, оборудование дубовое. Помимо этого, в накопителях информации имелась часть сети с Лисувина, и по прибытию на место она также в автоматическом режиме сольётся в сеть станции: это всё происходило без вмешательства операторов, так что они вообще редко о том вспоминали.

Оглядывая россыпи разнообразных точек, составлявших галактику, Пузырь регулярно хихикал над тем, что это - уникальный вид! В прямом смысле, потому как вид на галактику в это время и с этой точки является уникальным. Правда, он таращился на звёзды ещё тогда, в прошлой жи... да нет, он бы не цокнул, что это была жизнь, скорее - личиночная стадия. С другой стороны, вид конечно разительно отличался от того, каков он с поверхности планеты - звёзды гораздо ярче и не мерцают, ввиду отсутствия атмосферы. Разглядывая всё это великолепие, которое состояло в основном из пустоты, обмазаной водородом и гелием, Пузырь отнюдь не ощущал одиночества, несмотря на положение, в котором оказался. Правда, он и раньше не понимал, что это такое, вероятно, по принципу "если у вас нет собаки - её не отравит сосед". Однако, такая альтернативная одарённость позволила ему забраться "в ракету", и струячить сейчас между звёздами. Особенных навыков к инженерному делу, физике и математике у него не было впомине, но для должности наблюдателя за Ящиком это не имело большого значения, главное - чтобы кукушка не улетела от многомесячной изоляции. Возвращаясь к происшествию, Пуз качал ушами и бормотал себе под нос "земля пухом", но потом прикусывал язык и хихикал, какая нафиг земля? Пожалуй, было бы меньше ущерба, если бы шлангом прибило его, а не Требакентия, сухо подумал грызь, но что есть, то есть. Теперь остаётся только сделать так, чтобы все усилия рыбкота по успешному завершению полёта не пропали всуе. В целом, Пуз доверял технологиям и Ящику, но при приёме на работу от него не скрывали, что стопроцентной безопасности не будет. Некоторый процент кораблей до места не долетал, хоть весь пух с хвоста выдерни, ничего пока не поделать с этим. Обидно-досадно, но ладно, цокал в таких случаях грызь.

Подумав для разнообразия головой, Пузырь пришёл к естественному заключению, что для подготовки к маневру выхода к звезде следует как следует обкатать эту операцию на симуляторе, чтоб не было неожиданностей. Вычислительные мощности системы были куда меньше, чем в центре подготовки на Лисувине, но тем не менее, этого вполне достаточно, чтобы просчитать основные параметры с высокой точностью, и ввалить случайностей. Потерев лапы, грызь запасся чаем и сухарями, и основательно устроил хвост у терминала. Собственно, ему не пришлось даже ничего выдумывать, программа маневра уже была, что вполне естественно, и оставалось только понять, как это работает. Практика выявила, что идея весьма своевременная.

- Да что ты издеваешься, чтоли?! - цявкнул Пузырь, хлопнув лапами по столу.

На экране висела табличка "корабль уничтожен", причём далеко не первый раз! Утерев морду и полностью уяснив для себя, что никто не издевается, хотя бы потому что банально некому, грызь снова полез в технический журнал миссии. Опять перегрев, но какого пуха? Он уже и так отодвинул траекторию настолько далеко от планеты, что дальше просто некуда. Придётся потратить практически всё РТ, и тормозить на пяти витках, чтобы хоть как-то уложиться в параметры. Пораскинув мыслями и ничего не придумав, Пуз снова сбросил данные Ящику с командой разобраться в причинах. Система как обычно выдала чёткий логичный ответ, который однако вообще ничего не говорил! Вот он косяк, отметил грызь, если бы этому кулькулятору дали волю, он вполне мог бы выполнить именно такую программу, и спалил бы корабль напух. Хотя были подозрения, что программа делает это нарочно, чтобы оператор почувствовал свою полезность - но, проверить это никак нельзя.

- Ладно же, будем топтать, - озвучил угрозу Пузырь, разминая мозгъ.

Главная сложность в том, что после торможения тягой остаточная скорость всё равно будет слишком велика, и необходимо сбросить её до орбитальной, причём с первого захода к атмосфере - в противном случае второго захода не будет, корабль усвистит "мимо". А чтобы обеспечить нужное торможение, требовалось зайти весьма глубоко в ионосферу, и на такой высоте выделение тепла будет очень весомое. И, как считает симулятор, охлаждающих систем не хватит, чтобы уравновесить термодинамику аппарата - в итоге разрушение конструкций от нагрева до тысяч градусов, "капец аппарат, капец и нам". Пузырь почувствовал, как шерсть слегка встаёт дыбом от понимания того факта, что он не знает, как выкручиваться! И по всем признакам, Ящик тоже не знает, точнее - даже не будет пытаться, потому как ему абсолютно однопухственно. Это было, мягко говоря, затруднение... гусей топтать такими затруднениями, резонно цокнул грызь сам себе.

Нет, посидите-ка на хвосте, вернулся к спокойному рассуждению Пуз, я явно чего-то не понимаю. Ведь план полёта составляла навигационная служба станции, а Кешка просмотрел и одобрил. Они, ясен пух, не могли посылать корабль туда, куда он не доберётся по объективным причинам. При этом, что поменялось? Если подумать головой, то ничего. Количество космонавтов на борту и проблемы с компрессором никак не влияют на главный показатель, дельта-вэ, тобишь количество ускорения, которое аппарат способен выдать при данной массе, тяге и запасе рабочего тела. Или всё-таки влияют?... Грызь полез в отчёты системы о происшествии, опасаясь увидеть там что-нибудь ужасное, но его посетила пассивная радость, образно цокая - тобишь, ничего он не нашёл. Импульс, который корабль получил из-за разрыва шланга, был ничтожным и легко был уравновешен при последнем маневре, так что, об этом песке можно забыть. Однако, это более всего и напрягало. Если бы имелась явная аварийная ситуация, Пуз бегал бы и чинил, чинил, чинил - а тут он просто не вгрызал, что чинить. Ему невольно приходили на ум весьма пугающие картины того, что произойдёт с кораблём в натуре, а не в симуляторе - это будет не малахольный цыплёнок, а цыплёнок табака! Или, того хлеще, не сумев заторомозить, он просвистит мимо звезды и отправится в долгое, но не особо увлекательное путешествие по галактической орбите. Впрочем, риск такого случая всегда имелся, и Пузырь знал, что даже тогда не станет играть в самурая и резать себе живот. Придётся провести остаток жизни в обитаемом отсеке - не фонтан конечно, но грызь не жалел о том, что забрался сюда. И, таращась в очередной раз на Вселенную, ощущал полнейшее умиротворение, и хихикал.

--

часть - два

--

Даже не делая попыток вспушиться, Пузырь принялся двигать лапами и поплыл, постоянно кунаясь с ушами под воду. В случае с длинными беличьими ушами не нахватать в них воды - это надо уметь, но грызь уже освоил этот приём. Хватая воздух при всплытии, он как следует макался вниз и загребал лапами и даже хвостом, который в мокром виде приобретал частично функции весла. Подобные фортели с водой были ему достаточно любезны, потому как позволяли выработать положеную физическую нагрузку, и при этом не одуреть от однообразных действий. Кроме того, в голову приходили философичные мысли о том, что всякая жизнь вышла как раз из воды, и кстати, по большей части из воды и состоит. Можно было бы подумать, что Пуз или тронулся умишком, или у него есть виртуальный бассейн - на самом деле, ни то ни другое. Хотя в его распоряжении по прежнему оставался только трёхэтажный жилой отсек, в нём имелась возможность установить складную ёмкость для воды весьма приличного объёма, и налить туда практически весь запас. Каким образом в этом баке устраивать заплывы неограниченой длины, Пузырь докумекал сам - прицепил себя за пояс к стенке, и таким образом мог "плыть", не сдвигаясь с места. Достаточно высокие стенки позволяли не расплескать жидкость, так что, вполне себе нормально получалось. Правда, оставлять бак в таком виде небезопасно, и приходилось каждый раз после пользования сливать его обратно, пропуская через очистку. Но, ежели делать так не слишком часто, то даже такое ленивое животное как Пузырь могло на это пойтить.

Итого плавания оказался закономерен, вода таки попала в уши, а там и в нос, и грызь вынырнул, отфыркиваясь от дигидрида кислорода в жидком агрегатном состоянии. В этом собственно тоже была хитрость плана, промывать носоглотку специально это дюже неприятно, а если случайно, то вроде как сойдёт. Правда, после отмокания сам грызь приходил в жидкое агрегатное состояние, образно цокая, поэтому ему следовало побыстрее привести в порядок жилой объём. "Почистил с утра зубы - прибери планету", или как-то так, хихикал Пуз. Благо, с трёхэтажной "планетой" действительно возможно её убрать, не сильно утомившись при этом. Воисполнение этих измышлений Пузырь шустро выбрался из своего "бассейна", если это не громко сказано, высушил шкуру и хвост, одновременно запустив откачку воды обратно в её штатное место хранения. Не прошло и пяти минут, как шланг схлюпал последние литры, а вентиляция выгнала из помещения остатки избыточной влажности. Вот теперь можно позволить себе вспушиться... хотя, шиш что мне помешало бы раньше, подумал грызь. Вспушившись и залив внутрь себя чай, Пуз в очередной раз уселся на рабочее место, нацепив наушники, чтобы слышать эфир. Это не только не мешало ему дремать, но и полностью помогало! Шум солнечного ветра от невероятно далёких светил напоминал ему, что у него есть вполне определённая цель, а не просто пух в ушах. И пока космонавт, обернувшись пушным хвостом, клевал носом в кресле у терминала управления, "Малахольный Цыплёнок" продолжал своё движение по галактической орбите, хавая такие расстояния, что шерсть дыбом встанет, если представлять наглядно. При отстутствии тяги оболочка, заполненная водородом, приняла форму сферы, и поблескивала серебристыми боками; рядом с ней имелся второй пузырь, но заполненый не рабочим телом для двигателя, а грузом - этот гораздо меньше по объёму. Ну и самой маленькой нахлобучкой на связке смотрелся собственно корабль, основной блок с силовой установкой, вокруг которого сейчас вращались на тросовой подвеске два цилиндра, жилой отсек и противовес-"сарай".

...И как прежде, ты снова веришь Партия в нас!

Твоя воля, твоё слово - это нам как приказ!

В том что цели добьёмся, не отступим в борьбе,

Мы клянёмся! Клянёмся! Клянёмся тебе!...

Пузырь застыл с открытыми на полную глазами, выпрыгнув из сна, как крыса из воды. В ушах ещё явственно звучала мелодия, но стоило ему вслушаться в звук из наушников - и само собой, там всё ещё были только переливы солнечного ветра. Это что было, слегка испугано подёрнул ушами грызь, который привык слышать только то, что следовало слышать согласно физике. Он почувствовал себя аккурат как хомяк, которого втихоря ткнули пальцем в спину, и было крайне цокотно подумать, кто здесь мог это сделать... Однако, прийдя в более-менее здравый ум, Пуз фыркнул. Само собой, это закидоны его собственной пух-головы, и остаточных явлений склероза. Да, он мог бы... поклясться, что не слышал раньше этой песни, но сам понимал, что если знает - значит слышал, никаких других вариантов. Впрочем, до него более дошёл смысл, чем форма, и Пузырь получил на морде основательную, хитрую, и малость упоротую лыбу. Формально, ясен пух, никаких клятв Партии он не давал, но тем не менее, всегда ощущал определённый Долг - перед Родиной, хотя бы. Случилось так, что родине он оказался совершенно не нужен и даже вреден, но Пузырь считал, что Вселенная едина, а стало быть... "Сало - быть!" - как обычно цокают в этом случае настоящие грызи.

- Кому-то предстоит неслабо разбрыльнуть! - цокнул своей голове Пуз, совершенно не приукрашивая ситуацию.

Получив таким образом Пинок, грызь пошёл на крайний шаг... вспушился, само собой. А затем принялся снова ковырять те самые программы, которые чётко говорили ему, что никуда он не прилетит. Пух там, бормотал себе под нос Пуз, Партия, что бы это ни было, верит в него, а значит, он способен найти и устранить тот досадный косяк, который мешает упеху. В частности, была полная уверенность, что это именно мелкий косяк, потому как, опять-таки, навигационная служба Лисувина не отправила бы корабль в никуда, а Требакентий не оставил бы такое без внимания, просматривая программы много раз. Следовательно, стоит заварить чаю, сделал рациональный вывод грызь.

--

Нулевое, что следовало сделать при выходе с галактической орбиты в систему - это убедиться, что включены передатчики системы опознавания. Пузырь не имел никакого понятия о том, что может прилететь на такое расстояние, но во время подготовки на Лисувине ему чётко дали понять, что прилететь может, ещё как. Это конечно не ракета и не луч, что-то совсем другое, но ясен пух, что рассказывать подробно о военных технологиях всяким морфам никто не собирался. По этой причине Пузырь и включил транспондеры заранее, ибо бережёного хвост бережёт, как известно. А потом - сидел ещё несколько суток, ожидая наконец ответа от службы контроля, и офигевая от того, что относительная скорость падает без всяких видимых причин - если по галактической орбите корабль фигарил на сверхсвете, то по мере входа в гравитационный колодец звезды числа менялись на много порядков, каким образом - спросите что полегче! Для практики главным было то, что "Малахольный Цыплёнок" таки попал в нужную точку пространства, а не просвистел мимо, и кроме того, конечная скорость после выхода оказалась меньше запланированой, что в пух. Теперь Пузырь был полностью уверен в успехе, и выдохнул очень много воздуха... и заржал от этого.

После Пинка грызь долбил проблему, как баран новые ворота, и в конце концов, дурак был найден, как-грится. Неудивительно, что при наличии в радиусе световых лет только одной морды, дураком оказался он сам - но, ему это надо было выяснить не формально, а по факту косяка. Короче цокая, Требакентий просто поставил в основные не рабочую программу, а те прикидки, над которыми он раздумывал во время долгих вахт; рыбный кот оказался жаднее, чем можно было предположить, и хотел дополнительно сэкономить или время, или ресурс двигателя, а лучше и то, и другое. Для этого он исключил из программы гравитационный маневр у газовой планеты, имевшийся там изначально и гасивший скорость процентов на тридцать. А сейчас Пузырь отлично видел эту планету на данных с оптики, попробуй её не заметить, такая туша с роем спутников вокруг, самые крупные из которых рамером с обитаемую планету. У Пуза возникло искушение таки выполнить тот фортель, который не успел осуществить Кешка, но грызь мысленно дал себе подзатыльник - лучшее враг хорошего, как известно. Ему бы хоть с песком пополам сделать обычный маневр, а уж потом доберётся и до оптимизации, если повезёт... На этом месте раздался незнакомый сигнал, и грызь соизволил вытаращить яблоки на экран. Там открылось окно сообщений от службы контроля:

"Проверка окончена положительно. Ваш корридор подхода - двенадцатый. Пожалуйте в систему Шелек".

Пузырь в очередной раз подёрнулся всей белкой, потому как столкнулся с тем, чего не понимал - это как можно проверить объект на расстоянии в миллиарды километров? А то, что его действительно проверяли, сомнений нет, потому как весьма неосмотрительно было бы пускать к планете столь скоростной объект. Масса у корабля вполне приличная, а при скорости в сотни километров в секунду это получится кинетическая бомба, способная ввергнуть целый мир в катастроффу. Тем не менее, даже при такой скорости лететь ему ещё семнадцать суток, потому как расстояния от внешних границ колодца до орбиты обитаемой планеты измеряются очень большими числами. Ладно, уже кое-что, рыгнул Пузырь, и отдал Ящику команду передать дополнительную служебную информацию в сеть системы. Это относилось к техническим неполадкам, а главное - к факту гибели космонавта. Пуз не думал, что будут какие-либо сомнения, а не кокнул ли он напарника, но всё же необходимость предъявить останки была весьма неприятной.

Следующее время стало более насыщеным на события, чем межзвёздный полёт, так что даже поскучать особо некогда. Пузырю пришлось опять проводить несколько корректировок траектории, чтобы попасть в нужное место - не успеешь закончить один маневр, как пора готовиться к другому. Впрочем, грызь вполне справлялся, причём не бросал и распорядок, продолжая обходы, осмотры, обслуживание оборудования, и так далее. Сдохнуть от пожара или ещё чего вполне доступно и на орбите, поэтому Бдить следовало ровно до того момента, как корабль будет снят с его попечения на стоянке. В инструкциях вполне художественно и доходчиво писали про идиотов, которые убили себя, уже будучи пристыкованными к станции! Так что, как цокают грызи, напух-напух, подумал Пуз, хрумая свежую морковь, добытую из теплицы. Однако, на пух или на подшёрсток, а ему таки пришлось осваивать маневрирование на более высоком уровне, чем "кое-как": для этого опять пригодился симулятор. Казалось бы, Ящик должен был справиться сам и гораздо лучше, чем какой-то там клюквенный грызь, но на практике - очень часто требовалось реальное мышление, а не математический просчёт. Система же, при всей своей мощности, как раз не обладала этим самым реальным мышлением, причём это делалось вполне намерено. Как бы там ни бывало, Пузырю пришлосиха учиться, чего он крайне не любил делать! Ведь если каждый маневр будет смертельным цирковым номером, то вся программа закончится явно не с нужным результатом. Или я к тому времени долбанусь на отличненько, уточнил для себя Пуз, хихикая. Смех с мехом, но психологическая нагрузка слишком большая даже для такого овоща.

Кстати про овощи, подумал грызь, и пошёл делать инвентаризацию оставшихся кормовых ресурсов. Как это и планировалось, фактически, корма на корабле хватит ему на всю жизнь, даже после того, как закончатся сублиматы. Пользоваться такой опцией он не желал ни в какую, но признавал, что запас карман не тянет. Опять-таки, в грузе имелись определённым образом обработаные генотипы растений и других организмов, которые должны были принести изрядную пользу Шелеку. При бесконтрольном заносе они наверняка принесут Ущерб, но в галактике уже давно умели пользоваться такими вещами, и успешно выбивали Прибыль из каждого факта межзвёздного перемещения каких-нибудь очередных семечек. Что именно нагружено на "Малахольного Цыплёнка" - Пуз не разбирался, потому как это было сильно выше его компетенций, он просто не соображал, что это такое и зачем может понадобиться. В этом случае оставалосиха только полагаться на то, что все остальные причастные к теме морды сделают всё правильно. Если честно, то в галактическом мире это было совершенно неизбежно, ведь силы, которые подчинила себе организация, были просто астрономическими в прямом смысле...

Однако, все эти философические раздумия не избавили Пузыря от необходимости рассчитывать маневры, проверять на симуляторе и с помощью Ящика, и собственно выполнять их. Связка в очередной раз фигурно изгибалась и вытягивалась по заданному вектору, меняя слегка траекторию всего полёта. А космонавт, соответственно, потирал рыжие лапы и хихикал, как распоследняя белочь. Теперь, натянув наушники и подключив "звук" от сенсоров, Пуз явственно слышал, что корабль с громадной скоростью несётся к звезде, которая уже не точка в бесконечности, а вполне себе кружок, испускающий потоки энергии в разных диапазонах. Если на межзвёздье эфир звучал очень легко, как шелест ветра, то по мере приближения к солнцу шум становился похож на перекаты водяных валов... если честно, Пуз никогда не слышал шума волн в море, но интуитивно определил, что похоже. Более того, привычка слушать эфир настолько повысила способности грызя в этом деле, что он без труда различал и то, как "шумит" приближающаяся газовая планета со своими кольцами и ватагой спутников. Если взять на себя труд и переключиться на оптику - то вполне себе видно, что эта штука приближается с каждым днём... если можно так выразиться. Как известно, грызи ещё как могли выражаться, и таки делали это, поэтому тут проблем не возникло.

В навигационной базе пузырь был записан как Меркстред, а Пузырь, само собой, мысленно добавил "ъ" на конец слова. Пока что огромная система газового гиганта оставалась почти нетронутой деятельностью, маячили лишь отдельные станции на спутниках, а сами каменные шары с крайне фигурным рельефом таращили в пространство совершенно дикие бока, куда не ступала, как-грится. Пуз с большим интересом наводил оптику на искусственные объекты, и мог потратить целые часы, рассматривая архитектуру станций. Ясен пух, если весьма длительное время не видеть ничего, кроме корабля, то потом захочется увидеть! На самом деле, у многих существ этот эффект был настолько силён, что приводил к съезду крыши, но Пузырь ощущал исключительно довольство от факта, что сумел таки дойти до этого места, а не накосячил фатальным образом ранее, что было весьма вероятно. Он даже сумел запустить поиск и обнаружил какую-то посудину, судя по всему - того же типа, что и его собственная; только этот корабль уходил из системы, выполняя гравитационный маневр у Меркстреда. Стоило увидеть это дело со стороны, чтобы в очередной раз словить чувство масштабов: далеко не маленький аппарат был малюсенькой песчинкой в сравнении с планетой, и настолько терялся на её фоне, что пух захватывало.

Собственно, захватывало этот самый пух и при взгляде "в окно", тобишь на изображение с камер. Когда "Малахольный Цыплёнок" приблизился к планете, чтобы войти в разреженые верхние слои атмосферы, газовый гигант уже не выглядел шаром, а раскидывался во все стороны сплошной стеной, закрывая в прямом смысле половину Вселенной. Пузыря пробирало до кистей на ушах от вида бездны из водорода и гелия, которая таращилась... снизу? Визуально было полное впечатление, что прозрачность позволяет заглянуть на глубины в тысячи километров - пух знает, как оно было на самом деле, но выглядит это именно так. Этажерки из облаков, похожие на те, что можно увидеть в небе у себя дома, здесь имели колоссальные масштабы и в высоту достигали сотен километров, что также заставляло привспушаться. Впрочем, любоваться газовыми гусями Пузырь смог лишь после того, как вывел корабль на правильный режим маневра, что потребовало от него некоторой сноровки и стоило обкусаных когтей. Цепляя край атмосферы, аппарат тормозил своим огромным топливным мешком, используя его как парашют; ускорение получалось менее ноль десять единицы, но протяжённость газового гиганта позволяла растянуть время воздействия достаточно долго, и в итоге сбросить прилично скорости. Во время этого маневра Пуз на некоторые часы оставался в невесомости и получал возможность таки попрыгать от стенки к стенке, а также поглазеть в иллюминатор, а не на экран.

Если взять труд выглянуть в то стекло, откуда виден мешок - заметно синеватое свечение, кажущееся совсем слабым. На самом деле, это набегающий поток газа превращается в плазму при столкновении с материалом мешка, и создаёт при этом приличную нагрузку, так что сувать туда лапы не рекомендуется. Что там цокать, если корабль влетел пусть в разреженую, но всё-таки среду, на скорости в сотни километров в секунду! Пузырь зажмуривался, представляя себе такой ужас, и бросал представлять - для дела неполезно, если не сказать больше. Главное, что соблюдались параметры, заложеные в программу и провереные службой навигации на Лисувине - это даёт самые большие гарантии, по крайней мере для таких "профессионалов", как Пуз. Само собой, грызь не упустил случая включить электронные "уши" и послушать, какие "звуки" издаёт Меркстред: столь же непонятные, как и весь остальной космический шум, но гораздо более мощные, что неудивительно, учитывая близость источника. Если использовать воображение, то их вполне можно назвать "грохот", или как-то так. Пузырь также был в курсе, что обычно у газовых гигантов очень мощные радиационные пояса, пролететь через которые так же просто, как через огромную микроволновую печь; здесь присутствовала халява в том виде, что радиацию загасили намерено. Опять-таки грызь не представлял себе, как можно взять и погасить, но факт наморду, дозиметр показывал вполне приемлемые значения. В теории, можно было пережить гораздо больше облучение, закрывшись реактором, ведь это весьма массивная штука, в которой имеется мощнейшее магнитное поле; на практике, Пузырь не взялся бы за такой номер, и облегчённо выдыхал, наблюдая показания по радиации.

Ну а в остальном, как цокнул бы любой грызь, оставалась обычная тряска и пересыпание песка - и это окажется недалеко от истины, собственно! Ведь нет особой разницы, двигается корабль по галактической орбите, или уже близко к планетам - один пух, приходится выполнять все текущие операции обслуживания. Правда, как это уже заметил Пуз, на девять десятых обслуживание относится к самому жилому отсеку и жизнеобеспечению экипажа, а вмешательство в другие области может не потребоваться вообще. Он хотел было "поговорить" на эту тему с Ящиком, но внутренняя Крыса, имеющая неограниченную осторожность, не дала этого сделать. Грузить машину такими материями - это прямой способ проверить её на глючность, а этого грызь вовсе не хотел делать. Как уже упоминалось, он не представлял себе, как исправить вычислительную машину, и потому старался избегать малейших рисков, с оной связаных. Правда, такое положение дел не особо его расстроило, если не сказать, что вообще не - ну а Ящику точно было до лампочки. И, таким образом, все остались достаточно довольны, чтобы успешно преодолеть оставшуюся часть полёта, и не получить сноса крыши. С другой стороны, подумал Пузырь, что там с моей крышей - это ещё предстоит выяснить чисто по медицинским показателям, когда он будет проходить обычное обследование после полёта. Не то чтобы были основания сомневаться, но Пуз ещё не до конца избавился от симптомов, связаных с морфом. Редко, но случались случаи выборочного склероза, особенно после выхода из сна; иногда Пуз после пробуждения долго не мог прийти в себя, в прямом смысле, и с удивлением рассматривал свои рыжие когтистые лапы. Как гласит народная мудрость, склероз - неисчерпаемый источник новых впечатлений!

--

Когда в положеное время корабль приблизился к цели всего пути, его единственному обитателю пришлось особенно пошевелить мозгами, чтобы не накосячить и не сжечь посудину в атмосфере, как это предсказывал симулятор. Собственно, в этом деле приближение отнюдь не означало, что всё в порядке, потому как оставалась ещё относительная скорость - а таковая, даже после маневра у Меркстреда, оставалась огромной. Правда, при непосредственном подходе к планете в дело вступала навигационная служба данной "станции", контролируя то, что вытворяют космонавты. Ведь планета была не меньше Пузыря заинтересована в том, чтобы груз был доставлен по назначению, так что они не ленились проверить траекторию и параметры маневра, чтобы в случае чего внести коррективы. Пузырь в этом процессе практически не учавствовал, лишь наблюдая в записях то, что Ящик ведёт активный обмен информацией со службами станции. Как уже указывалось, числовая машина на борту была более частью системы, хотя и могла работать автономно - в частности, команды со станции имели приоритет над другими, на всякий случай.

Однако Пузырю было чем заняться помимо наблюдения за этими числовыми гусями и растущей на экранах планетой. Пришлось выполнить немало всяких операций - закрепить, переместить, переключить, и так далее, ведь режим атмосферного торможения сильно отличается от походного. В частности, предстояло проследить за тем, чтобы правильно сработал такелаж топливного мешка, сжимая его таким образом, чтобы сфера превращалась в блин - причём, ориентированый поперёк курса, а не вдоль! Таким образом резко увеличивалась площадь парашюта, а если этого не сделать, то это аварийная ситуация. Пуз был уверен процентов на сто, что даже при критическом косяке его всё равно выловят из пространства, а не дадут улететь в никуда - но это будет уже совсем другая история. В галактическом Союзе не было капитализма, но тем не менее, Прибыль здесь считать умели, как и Ущерб - тобишь, получить взыскание за косяк можно весьма легко, а тут косяк получается в прямом смысле астрономический. Напух-напух, как цокнул бы любой грызь, и Пузырь не стал исключением.

При торможении корабль вытягивался вдоль курса таким же образом, как и при разгоне, только тягу теперь создавали не двигатели, а парашют в виде топливного мешка; сборка с грузом и основной блок по инерции тянули вперёд по курсу, в то время как парашют тащил назад - получалось пух в пух. Это, однако, только в том случае, если маневр рассчитан верно... но теперь, после всех уже пройденых этапов, Пуз имел некоторую уверенность, что критичного косяка не будет. По крайней мере, если не отвалится что-нибудь в таком же духе, как тот рыбкотовский шланг! Но, вероятность - штука достаточно упрямая, и она говорила, что такого быть не должно. Исходя из таких соображений грызь вспушился, а затем испил чаю, как ни странно. Столь решительные действия привели... ни к чему, само собой. А вот загодя проведённая подготовка к маневру привела к тому, что все компоненты операции, сухо цокая, чётко складывались один к другому. Перед тем как начинать собственно бодать атмосферу, Пуз задействовал двигатели, расходуя запас РТ до минимума и снижая орбитальную скорость. Теперь мешок реально превратился в парашют, будучи почти пустым; это было кстати, потому как в процессе он нагревался весьма значительно, а из-за этого росло давление внутри. Фокус также состоял в том, что остатки водорода должны были быть перекачаны в жёсткие цистерны на основном блоке, по мере того, как мешок будет складываться. Таким образом корабль постепенно переходил из состояния гибкой связки в подобие единого твёрдого тела.

Пузырь мог чувствовать собственным хвостом ускорение - гораздо большее, чем это было у газовой планеты, доходящее до целой единицы. Тобишь это было равносильно тому, чтобы всю эту тюрю подвесили на стреле - впрочем, учитывая прочность мономешочного материала, волноваться не стоило. Однако трудно не волноваться, когда весь здоровенный парашют охвачен оранжевым пламенем! Плазма казалась особенно яркой на фоне черноты космоса, и грызь с трудом заставлял себя понимать, что ничего тут не горит, вопреки всему опыту - просто светился газ атмосферы, сталкиваясь с мешком на огромной скорости. Само собой, космонавт более смотрел на полётные данные, а не любовался плазменными гусями - длинное число, обозначавшее орбитальную скорость корабля, стремительно тикало в сторону уменьшения, что радовало. Глянув в окно, на этот раз в прямом смысле, Пуз видел планету, до которой уже было буквально лапой подать. Окружённый голубой атмосферой, Шелек с первого взгляда сильно походил на Землю... да и со второго - тоже, особенно если не знать географии. На освещённой солнцем стороне синел океан и блестели ледники в высоких горах, а на тёмной - различались яркие пятна городов и больших объектов. И на высоте в сотни километров над этим огромным миром стремительно неслась маленькая комета, оставляя яркий плазменный след. Вероятно, "Малахольного Цыплёнка" даже можно было разглядеть с поверхности в несильную оптику, а то и невооружённым глазом. Пузырю было интересно, как это выглядит со стороны... впрочем, куда более интересно ему было сделать всё по шерсти и не разбить посудину.

По мере выхода из очень-верхних слоёв атмосферы тяга сошла на нет, и снова предстояло поболтаться в невесомости. Однако это Пузыря напрягло далеко не сильно, если не сказать что никак. Его гораздо больше радовала траектория, нарисованная на одном из экранов: если сначала это была почти прямая линия, проходящая по касательной к планете, то по мере снижения скорости линия становилась всё более кривой, и в конце концов - замкнулась в эллипс вокруг Шелека. Смех заключался в том, что после этого маневра предстояло мотыляться ещё пять суток - чтобы, пролетев весь этот эллипс размахом почти в миллион километров, снова затормозить в атмосфере, на этот раз окончательно. Правда, это был тот редкий случай, когда Пуз не стал ухахатываться. Ему было чем заняться помимо, да и кроме того, грызь с удивлением ощутил некоторое нетерпение, чего раньше за собой не замечал. Да, подождать ещё пять суток после всех этих месяцев - объективно ничего не значит, а на практике выглядит как натуральное издевательство! И это я ещё на редкость устойчив к такому делу, подумал Пузырь, что же было бы с неустойчивым организмом? Такие моменты заставляли его задуматься... всмысле не вообще, задумывался-то он регулярно. Конкретно о том, что контора с Лисувина, которая дала ему эту работу, отнюдь не занималась благотворительностью, а скорее наоброт, нашла редкого специалиста. Впрочем, Пуз, как и всякий грызь, не увлекался размышлениями на такие темы, поэтому быстро забывал.

Для начала же ему пришлось снова перевести корабль в режим вращения, чтобы не сидеть означеное время в невесомости - а затем, соответственно, снова всё переключать на режим атмосферного торможения. На самом деле, корабль был способен даже приземлиться, используя парашют... как парашют, собственно - но это только на самый крайний случай. Такие аппараты совершенно не предназначались для атмосферы, и всю свою "жизнь" проводили в пространстве; для сообщения с поверхностью существовали другие аппараты, а на орбитах всегда имелись станции для перевалки грузов и техобслуживания. Пузырь вполне мог видеть эти самые станции на навигационной схеме, как и два корабля, которые в данный момент совершали тот же маневр, что и он сам - к удаче, их орбиты никак не пересекались, так что и следить нечего. Правда, эта картина передавалась диспетчерской службой и могла сильно отличаться от реальной, но тут уж никуда не денешься. Также как никуда было не деться от упомянутого ранее эффекта "последнего дюйма"... грызю хотелось выйти наружу и лапами толкать корабль, чтоб он быстрее двинулся! Но, как ясно даже пуху, физика продолжала работать по прежнему, и раньше положенного ничего никуда не попало.

После второго маневра торможения параметры орбиты влезли в рассчётные рамки: апоцентр, тобишь наивысшая точка, располагался на высоте двухсот километров, а перицентр, нижняя точка - вообще уходила ниже шестидесяти. Чтобы выйти на стабильную орбиту, Пузырь впоследствии включил двигатели, тратя последние запасы РТ, и поднял перицентр так, чтобы уже не цеплять атмосферу. Впрочем, этот маневр был настолько хорошо ему знаком по симулятору, что не вызвал и тени волнения. Вот сложить как следует топливный мешок - это надо постараться, там сложная система такелажа и если накосячить, это может привести к огромному ущербу. После выхода на орбиту Шелека корабль переходил в режим стыковки, избавляясь от лишней гибкости: мешок с РТ полностью складывался и жёстко стыковался к грузовому, а тот, в свою очередь - к основному блоку. В таком виде "Цыплёнок" напоминал корявый кабачок или длинную картофелину, в общем, опять не блистал изяществом форм. Зато блистал показателями эффективности в плане потраченного РТ на единицу доставленной массы, а для грузоперевозчиков это было главное.

Впринципе, у аппарата имелись кой-какие средства ориентации и маневрирования, однако в штатном режиме они не использовались от слова совсем, работал буксир. Пузырю оставалось только подтвердить запрос от диспетчера и привести в действие нужные программы. Как он резонно полагал, если бы он этого не сделал - Ящик сделал бы тоже самое чуть попозже. Как бы там ни было, к "Малахольному Цыплёнку" на перехват пошёл беспилотный буксир... это тоже заняло много часов, даже на орбите расстояния очень большие. Тем не менее, Пуз сумел не сгрызть себе лапы по локоть, прежде чем увидел прямо через стекло, как поблескивает солнце на приближающейся машине. И кстати, он не просто любовался этим орбитальным гусём, а делал это из лёгкого скафандра, ибо бережёного хвост бережёт, пробить корпус при неосторожном маневре проще простого. Однако, не на этот раз: серебристый бочонок с вынесеными в стороны движками аккуратно подрулил к стыкузлу, и через минуту система подтвердила стыковку. Пузырь выдохнул на редкость много воздуха, минут пять сидел в ступоре, а потом безудержно и весьма истерически заржал. Теперь - всё! Управление связкой аппаратов перешло к контролю орбиты, и ему уже не надо было ни за чем следить, по сути. Тем не менее, грызь не забывал, что расслабляться можно только никогда... но всё же полностью прочувствовал, что межзвёздный поход не был столь уж простым делом.

И кроме того, крыша Пузыря начала крениться и в другую сторону, образно выражаясь. По мере того, как буксир бодро потащил корабль к станции, грызь осознавал, что скоро придётся столкнуться с кем-то... неважно с кем! Ведь до этого он провёл столько времени сначала на две морды с рыбкотом, а потом и вовсе на одну морду - и теперь встреча хоть с кем-то его по настоящему пугала. Этой параное способствовала традиция того, что до стыковки корабля к орбитальной станции не разрешались никакие сторонние переговоры, не относящиеся к процессу полёта. Если бы это было не так, сейчас Пузырю уже уши бы оборвали представители тех контор, чей груз лежал у него в "авоське". А так - фигу без масла, ждите события. Причём, дело усугублялось тем, что ждать события предстояло ещё более суток, пока связка сделает несколько витков по орбите и выйдет в точку встречи со станцией. Всё это могло бы здорово нервировать... кого-нибудь, но не Пузыря. Грызь просто зевнул во все резцы, и лупанув дополнительного чая, подключился к местной информационной сети, просмотреть оперативные данные, сухо цокая. Правда, и здесь кто-то перебдел, потому как разрешался доступ в одностороннем режиме, но Пузырю этого было предостаточно. В конце концов, ему весьма важно было знать, что такого серьёзного произошло на планете за последний год. К его немалому удовольствию, ничего из ряда вон в сводках не имелось, а того, что имело бы отношение к его делу - вообще ноль. Пуз порадовался и тому, что на Шелеке ситуация с нановирусом пошла лучше, чем ожидалось, насколько это сообщали в сети.

Соль в том, что местные аборигены те ещё лентяи, и они очень хотели "волшебных бобов", которые всё бы делали за них - а как известно, если долго мучиться... то иногда потом получается совсем плохо. Короче, учёные гуси изобрели наномашины, позволявшие осуществлять преобразования вещества едва ли не силой мысли, и само собой, очень быстро накосячили. Вышедший из-под контроля наномеханизм, имеющий все признаки вируса, вызвал заражение огромных территорий и мог бы стать причиной гибели всего живого, если бы не вмешательство милиции Союза. Причём, в отличие от кой-кого, шелеки моментально наплевали на свою ксенофобию и были крайне рады любой помощи - ввиду такого конструктивного подхода, с катастрофой удалось справиться. Получив новые технологии, местные быстро сумели разработать противовирус, который теперь распыляли над всей планетой. Однако, даже с орбиты можно было различить огромные бурые язвы на зелёном континенте, там где зараза успела уничтожить растительность, и она до сих пор не восстановилась. Когда поражённые территории уходили на тёмную сторону планеты, там зачастую можно было наблюдать очаги пожаров, выгорал сухой лес. Пузырь, ясное дело, ощущал давление Жабы на шее, глядя на такую растрату углеводородного сырья. Однако головой всё-таки понимал, что это таки не его дело, возить дрова на межзвёздные расстояния пока ещё нельзя.

Помимо философичных обозрений, грызь проверил и страницы грузополучателей - как они там вообще, существуют ещё? Оказалось, никаких сюрпризов по этой теме нету, за прошедшее с последних обновлений время ничего не изменилось, и это приносило облегчение. Ведь Пузырю теперь предстояло поработать водителем-экспедитором, тобишь не просто привезти груз, но и сдать его точно в нужные лапы, а не куда пух пошлёт. Если бы на каждой станции имелись свои собственные порядки, это превращалось бы в атракцион везения - но в Союзе станции работали по единым правилам, а главное, контролировались всё той же милицией. Пузырь злорадно хихикал, вспоминая о том, как визжали по этому поводу поборники демократии и свободного рынка с его родины - но, их мнения тут никто не спрашивал. А Пуз полностью одобрял строгий контроль, потому как мало ли дураков, которые толи со зла, то ли по незнанию могут завезти на планету какую-нибудь гадость. Тем более, когда в транспортной сети несчётное количество миров - то и разнообразных угроз становится много. Кроме того, такое положение сильно упрощало самому Пузырю жизнь: не будь контроля, наверняка нашлись бы желающие присвоить себе хоть что-нибудь из груза "Малахольного Цыплёнка". Всё-таки корабль вёз не огурцы, а вещи, которые были достаточно дорогими на Лисувине, а на Шелеке - просто уникальными, с какой стороны ни посмотри. Как бы он мог убедиться, что выходит на связь именно с грузополучателем - да никак, обмануть двух космонавтов, прилетевших крайне издалека, всегда способ найдётся. А так передача осуществляется через службы станции, и это уже совсем другое кудахтанье.

Кстати о песке, подумал Пузырь, и полез в запасы. У него там залежалась бутылка ягодной настойки, каковую он забадяжил ещё на Лисувине, набрав плодов в местных лесопосадках: это было что-то среднее между малиной и земляникой, а подобие вина, которое получалось при сбраживании, приносило потеху при принятии внутрь, сухо цокая. Они с Кешкой собирались выжрать содержимое, если им всё-таки удастся добраться до станции назначения, и сейчас, вроде как, одно условие оказалось выполнено. Со вторым получилось так себе... но моего косяка тут нет, сказал себе Пузырь. Так что, чокнувшись пластиковой бутылкой с иллюминатором, грызь вылил в себя жидкость, что не так-то просто сделать в невесомости, даже с мягкой тарой.

...

Благо, настойка имела далеко не большой градус алкоголя, и к тому времени как связка достигла станции, Пузырь был трезв как свинья. Пользуясь этим, он выглядывал через стёкла, рассматривая внушительное сооружение, вращающееся и оттого постоянно бликующее на солнце разными плоскостями. Как и большая часть больших обитаемых станций, эта в основе своей имела бублик, но здесь он был не столь прост. Ведь это был порт для приёма кораблей, а следовательно - их надо стыковать и удерживать на положеном месте, так чтобы обеспечить и возможность загрузки, и ремонта, и чтобы вращающиеся секции самого корабля тоже могли функционировать. Пуз мог видеть, как это происходит - однотипные с его посудиной аппараты стыковались к длинному причалу по оси станции, который сам по себе не вращался, но расстояние между стыкузлами позволяло вращаться обитаемым отсекам кораблей. Соль в том, что так персоналу будет куда проще провести обслуживание этих самых отсеков, а потом - поддерживать их в годном состоянии. Впрочем, к станции были пристыкованы и несколько больших кораблей, по форме напоминающих вытянутые цилиндры - эти, насколько мог судить Пузырь со своими познаниями, универсальные, могли использоваться как в мирных, так и в военных целях. В любом случае, станция представляла из себя такое нагромождение всевозможных конструкций, что глаза отказывались выделять в этой каше что-то конкретное.

Помотав башкой, грызь вернулся к более насущным вопросам, а именно - втыканию в экран; как он и предполагал, Ящик куда лучше знал, что нужно переключить, так что, вмешательство космонавта свелось к нулю. Постепенно снижая относительную скорость, буксир завёл свою поклажу к свободному узлу, затем к кораблю протянулись телескопические стрелы, удерживая его на месте, а буксир отстыковался и отвалил в сторону; лишь после этих упражнений аппарат окончательно закрепился за станцию, что сопровождалось ощутимыми толчками и даже глухим звуком клацающих запоров. Пузырю это напомнило старый громыхающий лифт, и он захихикал... а там и заржал, представив себе, что сейчас в таком расположении пуха его застанут работники станции. Впрочем, просто взять и выйти ещё было нельзя, потому как стыкузел корабля находился спереди на основном блоке, и соединял только линии электропитания и управления, а выбираться из жилого отсека - другое дело. Пузырь подозревал, что тут включилась какая-то программа у него в башке, но он слишком отчётливо вспомнил занятия именно по этой теме, которые проходил на тренажёре: тут включить, тут выключить, и песок. Удостоверившись, что песок - да... всмысле, что всё в пух, и система подтверждает стыковку, грызь мотнул ухом и включил связь со станцией.

Неудивительно, но на экране он увидел ка-вэ, как назывался этот биологический вид; соль в том, что большую часть союзной милиции составляют именно эти ребята, которым Бдить не впадлу даже просто из чистого искусства. Главное, что отличало ка-вэ, так это третий глаз на лбу, а мордой они походили то ли на волков, то ли на кошек, отчего также втихоря их погоняли "кошковолками". А для двухглазого было физически невозможно определить точно, куда смотрит трёхглазый - впрочем, Пузырю это было попуху тридцать три раза.

- Пожалуйте на станцию Шелек, грызо, - произнёс ка-вэ, - Мы конечно осведомлены о событиях у вас на борту, поэтому вопрос будет тупой, но, всё же, у вас всё в порядке?

- Помимо "событий", да, - хихикнул Пуз, - Насколько я мог видеть, у вас тут без глобальных происшествий?

- Так точно, без. Будешь выходить на станцию, или предпочитаешь ещё посидеть?

Трёхглазый ухитрился даже не хихикнуть при этом, а вот Пуз заржал. Хотя, подумал он, пух знает, может тут и есть те, которые предпочтут посидеть ещё.

- Понятно. Тогда через пять минут за тобой зайдут.

Кое-как вспушившись, Пузырь оглядел отсек и понял, что вопрос был не столь уж для поржать. После такого времени, проведённого в этом закрытом мирке, уходить оказалось куда тяжелее, чем можно представить! Грызь бросился бы собирать урожай редиски с "огорода", если бы не сделал это заранее - а так он только проверил, чтобы при нём имелось всё необходимое, и полез в скаф. По сути песка, ему вообще ничего не было нужно, разве что комм, но он и так на лапе. Упаковавшись по обычному сценарию и отстыковав скаф от корабля, Пуз уже мог видеть, что вокруг аппарата наблюдается оживление, в виде нескольких космонавтов, обрабатывающих корпус какой-то ерундовиной, вероятно, для удаления наведённой радиации.

- Товарищ космонавт, сюды, - послышалось по ближней связи.

Это было не просто так сказано, без провожатых товарищ космонавт мог реально вообще не найти шлюз для входа на станцию - как уже указывалось, "архитектура" тут весьма специфическая. Углядев глазами, кто махает ему лапой скафа, Пуз последовал в том направлении, осторожно перепрыгивая между конструкциями и пользуясь магнитами на перчатках, чтоб не отлететь куда попало. Летать на реактивных микродвижках, как это делали докеры, он резонно опасался, без практики это может выйти такущим боком. Тем более, захватывало пух от вида планеты, которая казала освещённый бок во всей красе - уже создавалось ощущение высоты, местами. Пузырь не стал долго любоваться орбитальными гусями, в конце концов, если ему так уж приспичит - потом снова можно выйти и погулять, а сейчас надо уминать возню и не задерживать работяг.

- Запускаем гуся, работяги! - вполне ожидаемо донеслось по эфиру.

Хихикая, грызь прочапал ногами по металлическим панелям и вошёл в просторную шлюзовую камеру, куда ему указал докер. Всего через минуту открылся внутренний люк и Пузырь таки мог цокнуть, что он это сделал! Теперь за корабль отвечала станция, и... да не, лучше перебздеть, припомнил грызь, и не стал растекаться в рыжую лужу. Однако, поскольку внутри ждал ка-вэ без скафа, можно было надеяться, что атмосфера годная, и Пуз разгреметизировался. Какое-то время он профыркивался, потому как в нос ударили незнакомые запахи - ясен пух, после длительной изоляции. Следующим пунктом его внимание привлёк тот самый провожатый, который также разгерметизировал скаф и вылезал оттуда: это оказалась кошка, ну или кто-то сильно похожий на оную. Как бы там ни было, грызь всё-таки уставился на неё, как космический баран на сверхновые ворота. Очень трудно этого не сделать, да и кошечка симпатичная, с пушитой чёрной гривой и пятнистой чёрно-серой шкурой, как у барса... Пуз всё же заметил, что у неё на мягких пушистых ушках краснеют те же самые "клюквины", что и у него самого - морф, стало быть.

- Пожалуйте на станцию, - мявкнула чёрная, явно привыкшая к неадекватным реакциям космонавтов, - Для начала - в медицину.

- В, - подтвердил ка-вэ, слегка хмыкнув, - Фейлин вас проводит, воизбежание. Потом заваливайтесь ко мне, дабы сразу запустить процессы.

- Аэээ... ага, - тупо кивнул Пуз.

- Товарищ Пузырь, кажется? Оставляйте скафандр в шлюзовой камере, его заберут для обработки.

Товарищ Пузырь заставил себя оторвать взгляд от её мордочки с ярко-фиолетовыми глазами, и запихал скаф обратно в шлюз. Так, сказал он себе, а ну-ка отставить. Мало ли чего ещё ты тут увидишь, чтобы так таращиться на первую встречную кошку. Кошка же, убедившись в том, что клиент вменяем, полетела вдоль корридора, пользуясь невесомостью и показывая дорогу. Пожалуй, это они специально, решил Пуз, уменьшить шок от прибытия и всё такое... и пожалуй, мне это понравилось, признался он.

- У тебя был не самый простой рейс, грызо, - заметила Фейлин, сверкая фиолетовыми глазищами в отсветах ламп.

- Но всё-таки я здесь, - нервно хихикнул грызо, - А мог бы и не быть. Фейлин, а ты... морф?

- Нет, просто так клюкву по ушам развесила, - резонно ответила кошка, - Конечно морф.

- А... - заикнулся было Пуз.

- А этого тебе знать незачем, - мягко, но уверенно ответила она, - Меньше знаешь - крепче спишь.

- Да вот у меня как раз обратная проблема, скорее... - пробормотал себе под нос грызь, но далее трепать кошку за уши не стал.

Тем более, двигаться по корридорам станции им пришлось не особо далеко - вдоль причала, а там через ось вращения в основной "бублик" с силой тяжести. Там внимание Пузыря слегка отвлекли встречные шелеки, вид которых был довольно странным для выходца с Земли, потому как они вроде походили на людей, но в то же время сразу было понятно, что это не люди. Несмотря на очень схожее телосложение, они таки чем-то сильно напоминали пчёл, вероятно "антеннами", заменявшими им брови, и большими глазами на худых лицах. Местные, ясен пень, на грызя не таращились, потому как привыкли тут к такому, и просто шуршали по своим делам мимо. Фейлин провела его через контрольный пункт в один из изолированых отсеков, сдала медтехнику-шельчанке, и сама уселась за терминал числовой машины. Тушку грызя поместили в кресло и обвесили изрядным количеством датчиков, что неудивительно; на аппаратных стойках усилено загудели приборы.

- А вы сами-то не боитесь? - хихикнул Пуз, - До проверки?

- Неа, - мявкнула кошка, - Ничего особо опасного в тебе быть не должно, ведь проверка была и перед отлётом. А не особо опасное от нас отлетит, как от стенки горох.

Пузырь поперхнулся воздухом и опять уставился на неё. Фейлин усмехнулась, покосившись на грызя.

- Не делай поспешных выводов, я ведь могла сказать это специально.

- Да я и не собираюсь делать никаких выводов, кошарыня, - цокнул Пуз, - Если не хотите рассказывать, это ваше дело.

- Не хочу, - легко призналась кошарыня, и потянулась в кресле, заставив грызя слегка зажмуриться, - Пузырь-пуш, я замужем, если что. Но если тебя интересуют самочки, то на планете... кхм. В общем, ты понял.

- Пока не знаю, - мотнул ухом Пузырь.

- Не знаешь, интересуют или нет? - насторожилась Фейлин.

- Ага, - признался грызь, - Я сейчас вообще туговато соображаю, но полагаю, это объяснимо.

- Верно, - успокоилась за его психическое здоровье кошка, - Сейчас ещё минут десять, и будет готово. Но карантин на станции десять суток, если помнишь.

- Да я не спешу, - озвучил исключительную правду Пуз.

Кстати, подумал он, мне ещё предстоит узнать, насколько именно я не спешу. Соль в том, что галактика не стоит на месте, а представляет из себя динамическую, тобишь движущуюся, систему. Всвязи с этим чаще всего оказывается невозможным сразу отправиться в обратный путь - траекторию перекрывают звёзды, а то и целые скопления оных, и когда будет очередное окно - надо рассчитывать точно и на недолгий срок вперёд. На старте считалось, что задержка будет около полугода, что очень даже в пух для космонавтов - само собой, корабль можно привести в годность куда раньше, а вот команде будет крайне полезно отдохнуть от эт-самого. На регулярных рейсах это решалось сменой экипажей, но здесь такое вряд ли будет возможно. А застрять на Шелеке на неопределённый срок Пузырь побаивался, хотя собственно, какая ему разница? У него было ровно нисколько дел на Лисувине, так что, пух его знает...

- Всё в рамках нормы, - вывела его из задумчивости шельчанка, - Единственное, что система ввела вам успокоительное из-за высокого пульса.

- А усволнительное есть? - фыркнул Пуз.

- Шен, это была так называемая "шутка", - пояснила Фейлин, - Пошли, грызо.

Грызо, правда, начало зевать во все резцы - то ли от успокоительного, толи просто так, как всегда. Кошка отбуксировала этого сонного сурка в кабинет Ыдреса, того самого ка-вэ, который занимался приёмом корабля на станцию. Ну, как сказать "кабинет"... в Союзе бюрократов не было, потому как их с потрохами съели жабократы. А эти скупердяи обитали в очень маленьких помещениях... нет-нет, ещё поменьше. Ещё, ещё. Вот так, а теперь поделить на пять и будет самое оно... Это конечно утрировано, но не сильно. Настолько не сильно, что здесь был стул для посетителей, и место для работника, а третьему удалось бы влезть только по головам, в прямом смысле. Ыдрес, ясен пень, по опыту знал, в каком состоянии находятся прибывшие, поэтому не собирался долго трепать грызьи уши, лишь дал на подпись основные формуляры. Несмотря на смыкающиеся веки, Пузырь всё читал, а не ставил галочки не глядя. Он полностью доверял ка-вэ, но ведь это не отменяет возможности накосячить самому! Так, послушаем ухом, бухтел себе под нос грызь, техобслуживание корабля после полёта, туда-сюда, выгрузка на станцию, инвентаризация, начало процесса передачи груза получателям - тобишь, они получат извещение, что ихнее барахло на станции, когда в этом будет уверенность. Вроде всё так, как оно и должно быть, пожимал ушами грызь, и ставил подпись, соглашаясь. Таким образом первый раунд был умят очень быстро, и Фейлин проводила Пузыря до каюты, каковую ему выделили, как экипажу межзвёздного корабля. Свернувшись калачом на кушетке, грызь хихикнул - успокоительное весьма кстати, потому как иначе он вряд ли он смог бы заснуть, после того, как увидел такую кошку.

Насчёт "усволнительного" это была шутка с долей шутки, потому как, продрыхнув часов семь, Пузырь вовсе не ощущал избытка бодрости. Если честно, он такого избытка не ощущал вообще никогда, но зато для него это был не повод перестать шевелиться. Грызь чуть не подпрыгнул до потолка, когда раскрыл глаза и увидел не привычные стены отсека, а совсем другую каюту - зато, сюрприз получался скорее в плюс, а не в минус. Вспушившись для порядку, Пуз высунулся в корридор, подозревая, что Фейлин будет его караулить, как кошка мышь - но оказалось, что это не так. Ну и в пух, кивнул грызь, и пошлёндал по жилому отсеку станции искать санузел и столовку. Как ни проста была задача, он чувствовал себя как на другой планете - как оно и было в натуре, собственно. Благо, немногочисленные шелеки из персонала, встречавшиеся по дороге, нисколько не удивлялись грызю - или, по крайней мере, хорошо это скрывали. Так, а ещё мне надо подгрузить в башку местный язык, припомнил Пузырь. На станции местные наверняка знают союзную феню, но на планете лучше будет цокать по шельчански. Для начала Пуз выполнил первые задачи - обнаружил санузел и умыл морду, чтобы хоть как-то прийти в подобие годности, а потом по запахам нашёл столовку, где автомат выдавал вполне себе приличный корм. Грызь никогда не был особо разборчив к корму, однако сейчас получил полный рот слюнь, и не в переносном смысле. Причина в том, что на корабле рацион был хоть и не слишком узкий, но крайне ограниченый, и хоть что-то другое вызывало у желудка интерес. "Сплюнь! Избыток слюнь." - припомнил Пуз поговорку, и хихикая, потыкал в кнопки автомата, в результате чего получил порцию салата и овощную котлету на картонной тарелке. Как раз когда всё это добрище полетело в грызьевые недра, рядом как-то крайне незаметно нарисовалась чёрная кошка, которая шурилась и лениво поглядывала за белкой.

- Хомячите? - осведомилась она.

- А фто? - хрюкнул Пузырь, продолжая хомячить.

- Ничего, всё правильно сделал. Не спеши, тут в столовке пересменка три часа, так что можно тут посидеть, пока пчёлы не налетят, - Фейлин и ухом не повела, обзывая шелеков пчёлами, - Думаю, ты не рвёшься в бюрораковину? Да и секретного у тебя там вроде ничего нету.

Поскольку Пуз был более чем согласен, она поставила на стол переносной терминал, и накативши себе что-то вроде кофе, показала грызю следующую порцию Всякого, которое требовало его внимания. Грызь мотнул ухом, чтобы не таращиться на неё, и постарался вникнуть в вопросы, что ему в целом удалось.

- Вот форма для заявления насчёт поломки штуцера, - мявкала Фейлин, - Полагаю, вполне справедливо будет инициировать расследование по этому инциденту, ведь в результате погиб гражданин Союза... в основном.

- В основном - что?? - округлил глаза Пуз.

- В основном погиб, - спокойно пояснила кошка, - На Лисувине у него есть аварийная копия, поэтому как только информация дойдёт, Требакентий будет снова жив... в какой-то степени.

- Ах да, - поёжился Пузырь, припомнив такую опцию, - Понятно. Но Фейлин, я разбирался с этим вопросом по пути, и думаю, что это редкое стечение обстоятельств, а не брак в детали.

- А у тебя есть право проводить такие экспертизы? - фыркнула Фейлин, - Тогда жуй, и подписывай заявление. Да, скорее всего дело в исключительном невезении, но лучше перебдеть.

Кошка умехнулась, когда грызь уставился ей на лоб в поисках третьего глаза, потому как это "перебдеть" слишком уж походило на ка-вэ. Впрочем, аутентичный ка-вэ тоже проклюнулся, связавшись с Фейлин по комму.

- Да, эта грызота уже продрала глаза, - ответила кошка, - Мы сейчас в первом секторе, у кормушки. Справлюсь, если перешлёшь мне документы... а вот, вижу.

Грызота же с удовольствием разглядывала её - вдвойне приятно видеть, когда миловидная самочка ещё и шарит в своём деле, а эта чёрная, судя по всему, ещё как шарила. В частности, она уточняла технические детали относительно корабля, не сверяясь с записями, а значит, действительно понимала, что там куда.

- Тоесть, насколько я понимаю головой, - цокнул Пузырь, догоняясь чаем, - Записей Ящика достаточно, чтобы меня не стали ни в чём обвинять?

- А что, ты всё-таки грохнул напарника?

- Боюсь тебя разочаровать, но нет.

- Тогда - да, достаточно записей и этого вопроса.

- Всмысле? - не вгрыз грызь.

- Пфф... Всмысле, тебе было бы... довольно затруднительно соврать мне, - призналась Фейлин.

- Да ладно? - не поверил Пуз.

Он всё-таки упустил из виду, что эта кошечка работает в милиции Союза.

- А ты проверь, - мило улыбнулась она, - Попробуй сказать мне, что ты настоящая белка, а не клюквенная.

- Я клюквенная белка, - немедленно произнёс Пузырь, - Тьфу. Всмысле, я - клюквенная белка!... Да что с моей клавой, всмысле, с языком!...

Фейлин милостиво подождала, пока он наиграется с этим эффектом, а Пуз был весьма впечатлён, если не сказать что напуган.

- Видишь? Но ты даже не заметил, потому что ни разу не соврал.

- Но мне это кабы не совсем зачем, - пожал ушами грызь, и вернулся к бутербродам, - Кстати, кошарыня, могу я спросить вашего совета? Что мне теперь делать со всей этой кашей, без Кешки? Он вообще-то был реальный космонавт, а я так, практикантус.

- Хм? - глянула на него Фейлин, - Отчёт показывает, что с этой посудиной ты справился на пятёрочку. Учитывая ситуацию, я бы сказала, на шестёрочку.

- Да ну? - усомнился грызь.

- Ты ощущаешь, ну, что ты не в своей тарелке?

- Твоими стараниями, почти нет, - правдиво цокнул Пуз, - Первые часы на станции сильно давило, да.

- Вот именно, - кивнула кошка, - Ты не представляешь, в каком состоянии обычно бывают космонавты после подобных полётов, даже безо всяких чэ-эс. Ыдрес сейчас занимается ещё одним кораблём, на нём экипаж в четыре единицы, так они сейчас все в интенсивной терапии.

- Фига се...

- Так что, ты огурец, Пузырь Земляныч, - погладила его по лапе Фейлин, - Ты сделал очень полезное дело, и при этом сам не пострадал... по крайней мере, сильно. Я совершенно уверена, что ты смог бы довести корабль обратно на Эл.

- Ага, кто-то начинал оттуда, - хихикнул грызь, - Только на Лисувине называют станцию "Эл".

- Я и это могла сказать специально, - покачала головой чёрная, - Можешь конечно поиграть в сыщика, но это бесполезно. Как ты себя ощущаешь, в плане обратного полёта? Не сию минуту, само собой.

- Через час? - нервно хихикнул Пузырь, - Кхм. Да в общем, нормально ощущаю. Как насчёт нафигации?

- Смотри, - повернула к нему экран Фейлин, - Окно будет открыто ещё неделю, но за это время нельзя годно подготовить даже корабль, не говоря о тебе. А следующее - от семи до девяти.

Кошка позволила себе позырить, как Пуз тяжело сглотнул, представляя себе, что после этих слов может следовать "лет", и отнюдь не в шутку!

- Месяцев, - хихикнула чёрная, - Что, хвост жмакает?

- Есть мальца, - подёрнул глазом Пузырь, - Хотя, если так уж, ничего страшного.

Фейлин всё же слегка подёрнула ушами, поняв, что скрывается за этой простой формулировкой - если ему не страшно застрять тут на семь лет, значит, на Лисувине его ровным счётом никто не ждёт. Впрочем, космонавты, которые подряжаются в столь дальние рейсы на утлых посудинах типа этой, как правило, все такие. Тем не менее, кошка прониклась некоторой симпатией к этому грызуну, и мявкала более доброжелательно, чем это необходимо по службе.

- Дело такое, что теперь этот "Малахольный Цыплёнок", - хихикнула она, - Фактически в твоём распоряжении. Возможно, ты это упустил из виду, но прибыль от доставки этого груза в разы больше, чем стоимость самой посудины. Так что, на Лисувине никто не расстроится, если ты задержишься, или отправишь корабль обратно на автопилоте.

- Так я что, могу полететь куда угодно? Чисто из любопытства, - уточнил Пузырь.

- Ну, не настолько, - покачала головой Фейлин, - В бортовую систему заложены некоторые базовые инструкции, поэтому ты сможешь лететь только в сторону Лисувина. Но вот как именно, это большая разница, улавливаешь?

- Да, - уверено кивнул грызь, подумал, и поправился, - Тоесть, нет.

- У тебя как у команды корабля есть определённый счёт, - принялась разжёвывать кошка, не проявив и тени раздражения, - Ты в курсе? Так на эти средства ты можешь накупить на одной станции спичек, например, а на другой продать их с прибылью... или с убылью, конечно. Потом, ты сможешь взять любой заказ на транспортировку, какой только влезет в рамки разумного, опять-таки сделать полезное дело и заработать.

- А поржать? - моргнул Пуз, сказав это лишь с долей шутки.

К его удовольствию, Фейлин рассмеялась, оскаливая острые белые зубки.

- Ради поржать можешь найти себе попутчиков... или попутчицу, - хихикнула она.

- Серьёзно? - удивился грызь, - И мне за это ничего не будет?

- Кроме риска для жизни, ничего, - подтвердила Фейлин, - Но если ты действительно вздумаешь так сделать, проконсультируйся со мной. Дело в том что средняя шельчанка... скажем так, угроза жизни возникнет где-то на вторые сутки, думаю.

- Пока не знаю, что я вздумаю, - правдиво ответил Пуз, - Ещё не до конца каша из головы ушла...

- Так жри меньше каши, - резонно мявкнула кошка, кивнув на тарелку каши, и когда все проржались, продолжила, - Правильно, тебе ещё надо умять все дела по сдаче корабля и груза, потом подумаешь, что делать дальше.

Пузырь не удержался, чтобы погладить её по изящной чёрной лапке, лежавшей на столе, и взглянуть в фиолетовые глаза.

- Мне очень везёт на кошек, - цокнул грызь, - На Эле у меня есть знакомая, а тут ты... Благодарю тебя за тёплый приём, Фейлин, мне правда это очень сильно помогло.

- Это моя работа, - пожала плечами та, но подмигнула, - Хотя дело не только в этом. И действительно, Пуз, заканчивай жрать.

- Оу щи, - искренне удивился Пуз, обозрев пустые тарелки.

От кормопункта Фейлин погнала его в очередной медицинский отсек, и на этот раз обошлась вообще без помощи местного персонала; насколько понял Пузырь, она вообще предпочитала не связываться с шелеками лишний раз - надо будет запомнить, решил грызь. Помимо очередных замеров по медицине, была задействована мозговая машина, писавшая в голову язык... ну как писавшая, по принципу "попытка не пытка". Потому как вдобавок грызю был выдан проигрыватель с наушниками, с пожеланием включать каждый раз перед сном на всё время карантина - это уже почти гарантировало, что он запомнит словарный запас. После этого Фейлин смылась заниматься какими-то другими делами, а Пузырь, пребывая после её компании в крайне благопушном настроении, вернулся в каюту и уселся... да, почти за точно такой же терминал, за каким провёл большую часть полёта. Да и пух с ним, хихикнул грызь, включая машину и вываливаясь в сеть, как кабан в подлесок.

При помощи сети ему было гораздо проще осматривать все темы, причастные к его делу. Например, понаблюдать через камеры за тем, как длинные раскладные манипуляторы шустро разгрузжают контейнеры из грузовой связки "Цыплёнка", и передают их на транспортёр станции. Здесь использовались стандартные "стаканы", восьмигранные призмы объёмом примерно в кубометр; такая форма позволяла напихивать их достаточно плотно, и при этом контейнер был прочнее, чем прямоугольный. Пузырь знал, что сами эти ящики - изрядная ценность, потому как каждый такой весит менее килограмма, и при этом выдерживает пятикратную перегрузку. Как бы там ни было, сейчас тара бодрым образом перемещалась в хранилища станции. Одновременно с этим какой-то служебный аппарат возился на основном блоке, там где располагалась крышка в реакторное отделение. Пуз мог посмотреть, что именно они там творят, но особого желания не испытывал, потому как понять досконально у него не хватит знаний... и терпения, собственно. Грызь захихикал, потому как уж чего-чего, а терпения у космонавта вроде как допушнины. Насколько он разбирался, груз проходил инвентаризацию на складе станции, тобишь всё сканировали, чтобы полностью подтвердить соответствие накладной и фактического содержимого. Скорее ради биологической безопасности, чем из-за контрабанды, потому как трудно было придумать что-то, что запрещено провозить по межзвёздной сети - другое дело, что многое запрещено спускать на планету, но это уже другой вопрос.

Большую часть груза "Цыплёнка" составляли разнообразные станки, предназначеные для выпуска других станков, которые уже, в свою очередь, будут делать полезняшку. Ассортимент конечной продукции, как прикидывал Пуз, практически безграничный, от электроники до медицинских препаратов. На самом деле, этот самый ассортимент в мирах галактики был настолько широк, что окинуть его ухом не представлялось возможным. В итоге грызю пришлось действовать достаточно примитивно и считать, что если шелеки довольны получить такие-то вещи, и заплатить за них, то это в пух. В конце концов, контролем занимался не он, а целый отдел милиции, Ыдрес с Фейлин, в частности, а на них, скорее всего, можно понадеяться, насколько успел составить мнение Пузырь. Открыв соответствующие страницы в сети, он мог видеть, как продвигается дело с инвентаризацией, позиции в бесконечном списке окрашивались зелёным. Ходить на склад и поучавствовать, или просто позырить он пока не мог, потому как находился в карантине, а шелекские работники - нет. На практике же почти весь груз выглядел как большие, опять-таки восьмигранные коробки из тонкого картона, уложеные стопками в контейнеры; внутри, подпёртые минеральной ватой, находились детали и носители информации по поводу того, как это всё собирать. Пуз прикинул, что при длине накладной в двадцать шесть тысяч позиций косяки неизбежны, что уж там. Он порадовался, что не ему отдуваться за это! Да, получатели оторвали бы ему уши, но к счастью, они не имели права узнать, кому именно отрывать - это правило было частью системы защиты для космонавтов.

Пока Пуз философично, хотя и весьма бесполезно, таращился на процесс, в дверь каюты уже постучали, и к его удовольствию, это оказалась снова Фейлин.

- Пшли, - поманила его кошка, ухмыляясь.

Грызь огляделся и решил, что сбежать решительно некуда, да и не хочется, если честно - поэтому пошёл за чёрной, подозревая, что таким образом не зовут никуда, кроме как получать Боль. Его опасения не подтвердились, потому как Фейлин всего лишь загнала его в спортивный зал и заставила вырабатывать физуху. Получив колики в боках и отдышку, Пуз понял, что ему стоит ещё раз поблагодарить кошку, потому как на радостях от прибытия он совершенно забыл об этом аспекте, что крайне чревато. Здесь же, в помещении длиной с полста метров, бегали по круговой дорожке шелекские космонавты, в том числе шельчанки в облегающей одежде, но Пузырь если и находил время покосить глазами, то на кошарыню. Фейлин, сколько он её видел, облачалась в мешковатый чёрный комбез, скрывавший обводы тушки, и это нельзя было не признать верным подходом. Но представить себе невидимое было не так сложно, особенно когда чёрная кошка выполняла упражнения, грациозно взмахивая пушистым хвостом и длинной гривой. И то правда, везёт на кошек, хихикал Пуз, в перерывах между тем, как отдувался от нагрузки и утирал пот с морды.

Милостиво дав грызю перевести пух после физухи, Фейлин опять взяла его за шкирку, пока ещё в переносном смысле, и устроила ему совещание с персоналом станции - по сети, чтобы не нарушать карантин. Присутствовали, хоть и не присутствуя, трое шелеков, которые в частности занимались "Малахольным Цыплёнком". Один из них, изрядно похожий на того самого цыплёнка своим хохолком, отвечал за перемещение грузов, и с ним Пузырь разобрался очень быстро, подтвердив, что груз надо действительно переместить со станции на планету, а не куда-то ещё. Вроде тупо, но по правилам шелек был обязан получить подтверждение от ответственной морды, а в данном случае это был Пуз. Со вторым пришлось возиться куда дольше, потому как этот занимался ремонтом и техобслуживанием; в частности, Фейлин и не подумала забыть о расследовании причин инцидента, хотя об этом забыл даже Пузырь. Самому же грызю, ясен пух, хотелось чтобы корабль как можно меньше курочили, но при этом сделали бы всё действительно необходимое. Судя по недовольной морде шелека, он наверняка планировал задурить космонавту голову и нагреть на этом руки, но присутствие кошки из транспортной милиции начисто блокировало эту возможность. Как бы там ни было, Пуз изучил список операций, которые уже начаты на корабле, и опять-таки глубокомысленно поставил своё одобрение, хотя по сути это мало что изменит. Ну, в общем-то, и ладно, подумал грызь.

Третьим пунктом после этого мозгопинчества он получил возможность вблизи... хотя и через экран, посмотреть на шельчанку. С первого взгляда они походили на этаких эльфиечек, с большими зелёными глазами и длинными ушами, но если присмотреться - то пчелиность становилась очень заметной. Корделия, как звали эту особу, отвечала на станции за сохранность биокомпонентов в жилых отсеках кораблей, тобишь, присматривала за "огородом", потому как если забросить это делать на месяц - там будет очень грязно и тухло. Судя по всему, шельчанка недавно работала на станции, потому как таращилась на грызя во все глаза и явно офигевала от того, что приходится разговаривать с белкой, хоть и клюквенной. Пузыря это даже слегка позабавило, поэтому он вполне милостиво выслушал все предложения, покивал ушами, и похихикал.

- Думаю, в любом случае корабль не полетит в ближайшие недели, - цокнул он, - Поэтому работаем по тому сценарию, когда огород переносится в ваше хранилище, а оборудование консервируется. Там у меня некоторый срач, но надеюсь, справитесь.

- Вне всякого сомнения, - заверила шельчанка, хотя явно не была в этом так уверена, - А что насчёт обновления ассортимента флоры?

- А пух его знает, - пожал ушами Пуз.

- Пуз, ты не с клюквенной кошкой говоришь, - хихикнула Фейлин, - Убирай из речи все подобные фразеологизмы, воизбежание.

- Ах да, - фыркнул грызь, - Всмысле, шельчарыня, пока не могу ничего сказать по этому поводу. Я изучу те материалы, что вы мне любезно предоставили, на досуге... благо, досуга у меня будет допу... много, судя по всему. Вот вам код доступа к кораблю, а вот оплата со счёта.

- О, благодарю, - действительно обрадовалась пчёлка.

- Некоторые пользуются правом зажимать оплату, - пояснила Фейлин, - Но в данном случае это совершенно необязательно, Корделия честно делает своё дело.

- Впух двадцать раз, - фыркнул Пуз, когда связь уже была отключена, - Чувствую себя как долбаный бюрократ! Я привык всё делать своими лапами, а тут приходится раздавать поручения и вносить оплату, причём не совсем представляя, что они там будут делать.

- Ну, такова, - пожала плечами Фейлин, и показала на экран, - Вот эта пчела, Корди Травница, она... прикольная. Я бы посоветовала тебе познакомиться с ней поближе, если бы она не была основательно занята.

- Но в данном случае "бы" не считается, - хмыкнул Пузырь, - Верно?

- Верно. Кстати, ты достаточно одуплился, чтобы тебя можно было оставить без присмотра, или ещё нет? У меня там ещё один экипаж, вчера прилетели с Мцедии.

- Ну, вроде да, - честно ответил грызь, - В конце начал, если что, не пропаду... Подожди-ка, прилетели вчера? Я не видел, чтобы кто-то за мной заруливал.

- Значит, были достаточно далеко, - пояснила чёрная, - Ты же знаешь, что диспетчерская не рисует полную картину для каждого.

"Или думает, что меньше знаешь - крепче спишь" - подумал Пуз, но только хихикнул над этой мыслью. Пока что службы Союза всё делали исключительно по шерсти, с самого начала, как только он с ними связался. Взять хоть морфацию, да его могли просто усыпить, как приблудную крысу, и ничего бы им за это не было, хоть с какой стороны. Вместо этого перед ним выполнили все обязательства, ровно настолько, насколько об этом была договорённость. Кстати, Фейлин со своим опытом быстро уловила такой настрой подопечного, и предупредила, что станция и космопорт на планете - это одно дело, а вот дальше - совсем другое. Идти на конкретные преступления вряд ли решатся даже самые отмороженые шелеки, но вот поймать на недосказанном или незнании - это запросто. Кошка провела для Пузыря несколько лекций по этому поводу, и позднее он понял, что она специально делала это в первые дни после прибытия, чтобы забить информацию в ещё мягкие мозги, образно выражаясь. А вне всякой образности - заваливаясь в конце "дня" дрыхнуть в каюте, Пуз одевал наушники и включал проигрыватель, доучивать шельчанский язык.

Помимо этого, а также регулярных походов в медицину и на физуху, грызь занялся столь оригинальным делом, как просиживанием хвоста за экраном - да, опять. Он постарался как можно более полно вникнуть в детали техобслуживания корабля, хотя и подозревал, что ему не удастся нигде там сжадничать. Всмысле, сжадничать и не рисковать убиться при этом, а так-то пожалуйста. С другой стороны, цокнул себе Пуз, собираюсь ли я остаться на этой планете навсегда - скорее, нет. Значит, опыт такой возни ещё пригодится в следующих полётах, как ни крути гуся. Как минимум, предстоит вернуться на Лисувин, а это значит, надо будет сделать всё точно по шерсти в одну морду, и на этот раз с самого начала. В своей способности найти замену для Требакентия грызь вполне оправданно сомневался, даже если бы существовали желающие лезть в утлую консервную банку и струячить шиш знает куда. Следующим пунктом Пузырь ещё раз просмотрел отчёты по движению груза - "чеки", как это называлось, и на свой взгляд не увидел ничего неправильного. Первая партия машинокомплектов уже была полностью инвентаризована, прошла все положеные операции, и челнок доставил коробки в один из космопортов, к мало скрываемой радости получателей. Нормально, с умным видом кивнул Пуз, и захихикал. В частности, хихикал он оттого, что на счёт, привязаный к кораблю, падали внушительные суммы. По сути песка, если бы ему взбрело такое в голову, он вполне мог накупить на все средства спичек!... Правда, столько спичек на Шелеке явно не найдётся.

Вместо этого Пузырь осматривал поверхность планеты, пользуясь уже вполне оперативными данными из сети, а не записями. Космопорт "Дрегово", с которым работала данная станция, находился рядом с крупным городом Мункейпом, столицей обширного региона; вся эта штука располагалась примерно в средних широтах планеты, ближе к северу, и имела выход к океану. Сейчас там была зима, и Пуз мог воочию видеть заснеженый ландшафт, очищеные техникой дороги, и всё такое. Более того, если включить не статичное, а динамическое изображение - видно, как движутся автомобили, а по посадочной полосе космопорта то и дело пробегают челноки. Первичная природа вокруг пока застыла в ожидании весны, хвойных лесов тут почти не имелось, и все они сейчас стояли с голыми ветками, серые и довольно унылые. Тем не менее, грызь потёр лапы, потому как в первую очередь собирался посетить именно лес, а не что-то другое, и зима шиш его остановит. В этом отношении ему опять-таки повезло с кошкой, потому как другой куратор мог бы отчебучить чего по поводу желания объекта забиться в лес, а Фейлин точно воспримет адекватно.

А почему бы и да, хихикнул Пуз, и полез смотреть... он предпочёл бы базу данных транспортной милиции, но ясен пух, доступа к ней не имел. Поэтому пришлось довольствоваться обычной электронной доской объявлений, по сути разделом сайта для работников, ищущих места. Грызь слегка икнул, когда выяснилось, что на Шелеке в данный момент присутствуют более сорока тысяч инопланетников, и это не считая всяких служб Союза, которые не распространялись о своём персонале. Причём из них многие тысячи оказывались такими же клюквоморфами, как и сам Пузырь, и большая их часть свободно шаталсь по планете, занимаясь чем пушеньке угодно, хоть бить балду в городе, хоть работать на рудниках. А это в какой-то степени даже в пух, подумал грызь, ведь ранее он опасался оказаться слишком заметным среди аборигенов, а если тут такое дело, то никто не обратит особого внимания, что ему и требовалось. Уж по крайней мере, забиться в лес ему точно никто не помешает! Потратил ещё сколько-то очков удачи, заметил Пуз. Что касаемо сайта, то у него разбежались уши от обилия возможностей, а также слегка задрожали уши от сознания того, что он действительно может это сделать. Например, взять с собой вот этих шельчанок в качестве пассажиров до Лисувина, и ведь никто не запретит! Пчёлки были очень... няшные, как иногда выражались, но Пузырь очень быстро проходил стадию первого взгляда, и начинал сомневаться. В первую очередь в том, что лететь на одном корабле с ним - такой уж большой подарок; в итоге, зевнувши во все резцы, грызь откладывал это дело на следующий раз, благо, он точно никуда не спешил.

Не спеша, Пуз даже выделил время из своего напряжённого графика...

- Ну да, я нишиша не делаю, - пояснил он Фейлин, - Но зато делаю это круглосуточно и с полной отдачей!

...время для того, чтобы влезть в скаф, каким пользовались на станции, и прогуляться по внешней стороне корпуса. Как он помнил из краткого курса подготовки, делать это следует для лучшей сохранности кукушки, объяснения долгие, но почему бы не сделать? Бумкая магнитными подошвами по ребристым серым панелям, грызь прошёлся до причала, позырить в натуре на своего цыплёнка, который малахольный. Как он и ожидал, корабль всё ещё представлял из себя довольно унылое сооружение в виде цилиндров, сейчас окружённое оборудованием для обслуживания, кабелями и фермами. И тем не менее, эта невзрачная ерундовина закинула его сюда, на невообразимые расстояния, и вполне сможет вернуть обратно. Если кто-то не напортачит, что весьма вероятно, хихикнул грызь. Будучи уже достаточно расслабленым, он даже включил связь и цокнул

- Эй Ящик! Ты как там?

- Статус зелёный, - немедленно ответила система корабля.

Во время полёта Пуз соблюдал установку - не разговаривать с машиной, ибо чревато по многим причинам, но теперь можно было поржать, что он и сделал.

- А почему именно зелёный?

- Уточните запрос.

- Что появилось раньше, курица или яйцо?

- Уточните запрос.

- Уточните запрос!

- ...

В общем, сломать "железяку" Пузырю не удалось, да он не очень-то и старался. Зато он потратил почти час времени на обзор планеты с высокой орбиты, и остался доволен этим. Зоны поражения нановирусом с такого расстояния выглядели отнюдь не огромными, в сравнении с остальными просторами, так что даже эти пятна не портили картину.

- Ну ладно, я за дровами, остальным разойтись, - цокнул грызь себе под нос, и потопал к шлюзу.

...

Спустя на всякие операции положенное время, а также отсидев карантин, Пузырь таки получил возможность, в том числе - катиться на планету. Благо, Фейлин закруглялась со сменой на станции, и теперь взялась проводить на поверхность его и ещё троих космонавтов, а это вызывало у грызя сплошь благопушное настроение. Правда, его слегка нервировали эти товарищи откуда-то издалека, потому как выглядели они слегка странно, даже на взгляд клюквенной белки. Похожие сложением и мордой лица на людей, они отличались худобой до скелетоподобия, что вкупе с серой кожей производило законченное впечатление мертвеца. Кошка просветила, что эти ребята действительно не совсем живые, если так можно выразиться, у них там практиковалось продление жизни за счёт трансурановых элементов, вводимых в организм... жуть, жуть, согласился Пуз, и старался сесть подальше от "зомбаков". Впрочем, его куда больше занимали последние данные от навигационной службы, которые гласили, что окно для полёта на Лисувин будет через семь месяцев - это в том случае, если ничего не изменится. Значит, можно смело разминать ногу и топтать гусей, образно выражаясь. Уж что-что, а потратить время для Пузыря не представляло никакой проблемы! Кому-то могло показаться, что семь месяцев это прям долго, но ранее он сливал реально в никуда целые годы, так что, ничуть не тяготился такой перспективой.

В челноке он устроился у самого натурального окна и получил возможность собственными яблоками видеть, как аппарат снижает орбиту, проходя виток вокруг планеты, и постепенно входит в атмосферу. На фоне черноты пространства он даже разглядел след очередного корабля, тормозящего в верхних слоях - не так давно он сам там прокатился, и что характерно, с успехом! Воспоминание об этом успехе придало грызю бодрости пуха, поэтому всю дорогу до поверхности он в основном хихикал, как распоследняя белка - даже тогда, когда навалилась двухкратная перегрузка, и челнок задрожал, бодая термозащитой уже плотный воздух. Сначала это вызвало появление красочных плазменных сполохов за окном, а когда скорость упала до вменяемой, пассажиры получили возможность позырить на планету с высоты в десятки, а не сотни километров. Не то чтобы эта картина была так уж, но Пузырь таки не отказался попыриться ещё раз. Всё как положено, ребристые облака на больших высотах, кучевые - сильно ниже, отбрасывают тени на освещённую солнцем поверхность. Это очень напоминало Землю, как и любую подобную планету, так что Пуз получил некоторое Ощущение, как выражались настоящие грызи... впрочем, какое именно - трудно сказать.

Челнок приземлялся в порту по-самолётному, после чего пассажиры крайне быстро проходили контроль и могли валить, куда пушеньке угодно - настоящие проверки они проходили до того, как попасть на планету, что гораздо надёжнее. Хотя шелекские служащие и пытались нагнать пафосу, у них это получалось не очень, прибытие напоминало сход с электрички на станцию, потому как через сто метров терминал порта заканчивался, и там уже была обычная дорога, каких дофига в любом мире. Наблюдая целую делегацию местных, Пузырь похихикал - скорее всего, пришлось бы их долго выслушивать и делать вид, что действительно ошарашен такой удачей, как прибытие на Шелек. Сейчас же они сбились в кучу, как напуганые утки, при виде "зомбей", и явно были недалеки от того, чтобы броситься бежать - это избавило. Фейлин только фыркнула и деловито просветила аборигенов, приложив к объяснению документы: тем крыть оказалось нечем, хотя явно и хотелось. Пока происходили эти тёрки, грызь смог вдохнуть полным носом воздух и как следует прочувствовать, что таки добрался до другого мира! В голубом небе мелькали птицы, и с относительно чистого неба светило весеннее солнце, начиная как следует греть. По большому счёту, никакого радикального отличия от того, что он мог бы видеть где-нибудь в средней полосе на Земле, но тем не менее...

- Эй Пуз, - пихнула его в бочару Фейлин.

- А? - помотал башкой грызь, - Угу.

- Вот те и угу, - хмыкнула чёрная, - Значит так, сейчас по просьбам трудящихся поедем в грузовой терминал, позырить на коробки. Это вон там, километра два через поле.

В этом она ничуть не солгала, загнав всю компанию в какую-то самоходную машину, какие тут ездили по территории порта, и покатившись в указаном направлении. Откровенно цокнуть, "заявки" исходили от зомбоидов, Пузырь так вполне мог обойтись без того, чтобы пялиться на коробки - но, раз есть возможность, так почему бы нет?

- Один шиш, вы весьма выделяетесь среди местных, - мявкала Фейлин, пока ехали, - Ваша защита в том, что ни один отморозок не подумает вас тронуть, потому как дорого выйдет. С другой стороны, я предупреждаю, что если нарвётесь сами - это уже будут ваши проблемы, ясно?

Само собой, этим было нифига не ясно, и кошка вздохнула, потому как придётся объяснять. Пузырь в этом плане был более подготовлен, на Лисувине действовал такой же порядок, и ему таки удалось не влипнуть в историю за всё время пребывания. Пока грызь пялился на челноки на лётном поле, машина уже зарулила в огромадный ангар, заставленый стелажами с Разным - как раз здесь было и то Разное, что привёз "Малахольный Цыплёнок". Были немедлено вызваны ответственные морды от склада, и произошли какие-то переговоры, которые грызя не особо интересовали, так как он уже умыл лапы, и к грузу отношения не имел. Вместо пустопорожних слов он прошёлся вдоль полок, убеждаясь, что коробки - да. Те самые восьмигранные коробки из особого картона, которые он видел на складе на Лисувине, и внутри коих находились ерундовины весьма астрономической стоимости. Помня об этом, грызь не обращал внимание, что его сопровождают двое местных охранцев, пырящихся во все глаза - дырку не протрут, как известно. В других обстоятельствах он бы подумал, что так ему могут и в карман чего лишнего подкинуть, но здесь - точно нет. Достаточно было внимательно позырить, как эти ребята реагируют на Фейлин, они точно знали, что с этой котейкой лучше не связываться.

Так что, Пузырь получил уникальную возможность позырить на коробки... реально, он не видел их всё время полёта! "Привет коробки" - подумал грызь, и захихикал, плюя на косые взгляды шелеков. Похоже, они мало видали грызей, иначе привыкли бы к тому, что смех без причины - признак белкачины, даже клюквенной. Вот этот самый упаковочный картон пролетел столько световых лет, опушнеть! Соль в том, что когда видишь какую-нибудь массивную железку, то в это верится, а с картоном другое дело. Налюбовавшись на упаковку, Пуз неспеша шлёндал вокруг стелажей всё время, пока остальная компания перетирала какие-то вопросы со складскими, и наблюдал уже за сотрудниками. Судя по их крайне унылым мордам... Пуз уже кое-как мог читать эмоции на их мордах, так что и - так вот судя по мордам, эти пребывали в постоянном унынии от необходимости выполнять свою работу, и делали это настолько без огонька, что просто жесть. Можно было бы подумать, что на этом складе что-то не так, но грызь припомнил, что ему известно о шелеках, и угадал, что тут это вполне норма. Бестолочи, что с них взять, пожал ушами Пуз, продолжая хихикать, и принялся грызть семечки, загодя насыпанные в карман. Кстати, тут можно было сорить шелухой куда угодно, потому как любое помещение в обязательном порядке оснащалось уборочными автоматами, которые убирали его просто постоянно, вне зависимости от потребности. Ещё одна "уникальность", близко граничащая с безумием, хмыкнул грызь, потому как он не мог заставить себя кидать шелуху просто на пол - в итоге, набрав кучку, высыпал прямо в робота-уборщика. И заржал, потому как это сильно смахивало на кормление голубя.

Сильно одуреть грызь не успел, потому как Фейлин поманила компанию на выход, и Пуз с удовольствием снова пырился на лётное поле. Докатившись обратно до пассажирского терминала, они прошли через официальную границу космопорта, и оказались уже непосредственно в окрестностях Мункейпа. Дорога вдоль порта, на другой стороне коей стояли разные здания, производила весьма спокойное впечатление - машин мало, пешеходов и того меньше. Ввалившись прямо на тротуар, их ожидал микроавтобус, из коего бодро выбрался ка-вэ; Пуз слегка протёр глаза, когда трёхглазый просто сграбастал Фейлин в охапку, и они заурчали, как два кота! Впрочем, одёрнул он себя, что за дурацкие стереотипы? Ка-вэ тоже живые организмы, и почему бы одному из них не приглянуться клюквенной кошке... везучий засранец, хихикнул грызь.

- Ыквер, мой муж, - представила его Фейлин, и обвела лапкой космонавтов, - А это космонавты.

- Добро пожаловать на Шелек, товарищи космонавты! - вполне обычно для трёхглазого выразился тот, но потом не удержался добавить, - Фигово выглядите.

- Для них это норма, - пихнула его локтем кошка, - А вот клюквобелка, видишь, хиханьки хихикает, животное?

- Вижу, - оскалил клыки ка-вэ, - Товарищ грызь, полагаю, думает "везучий засранец".

Пузырь непроизвольно прижал уши, испугавшись чтения мыслей.

- Не бойся чтения мыслей, - заверил Ыквер, - Это и так понятно. Ну что, погнали?

- Может, лучше на машине? - продолжила хихикать Фейлин.

Как было сказано, по городу в основном ездят на аккумуляторах, а вот по бездорожью часто и на обычном топливе, как это бывало ещё в докосмическую эру. Пуз с интересом пырился в окно, благо, его усадили в первый ряд, а "зомбаков" - назад, чтоб не отсвечивали.

- Как тут тихо-мирно, - заметил грызь, - Не то чтобы я хотел этого, но предполагал, что на подобных планетах космопорт привлекает много ненужного внимания.

- А он и привлекает! - кивнул Ыквер, - Поверь, делается очень много работы, чтобы отвадить отсюда всех идиотов... Но лично тебе беспокоиться нечего.

- Как непуха делать, - хрюкнул Пузырь, нисколько не соврав: напрягаться и сидеть на измене он не собирался, - Кстати, мы куда?

- Своевременно задался вопросом, - хмыкнула Фейлин, - Сбросим вас в гостиницу, и домой. Чай лапы и язык у вас на месте, если что - разберётесь. Ну и я на связи буду конечно, если что. Как у тебя с одеждой?

- Да норм, - похлопал по комбезу грызь, - Хотя, если тут другие метеоусловия...

- В общем, потом покажу, где можно взять. Но мне так кажется, ты не из тех, кто пойдёт по магазинам.

- Кажется? - фыркнул Пуз.

- Знаю, - поправилась кошка, и подмигнула мужу, - Этот грызун очень удобный клиент, в отличие от некоторых.

- Ага. И этих некоторых придётся охранять, а то тут найдутся ксенофобы, - фыркнул ка-вэ, - Хотя в данном случае я их вполне понимаю.

Фейлин втихоря толкнула его, чтоб он бросил обсуждать этих неживчиков при них же, и далее поездка перешла в русло обычной для таких случаев экскурсии. Пузырь отметил, что район космопорта явно застроен недавно, потому как тут преобладали утилитарные здания, характерные для Союза - склады, терминалы для транспорта, базы обслуживания и станции; поля во многих местах сверкали на солнце огромными по площади теплицами, и скорее всего, это тоже постарались не местные, а союзные. Этот вид вызывал у грызя плохо скрываемое чувство спокойствия, потому как он привык к нему на Лисувине, лишь с той разницей, что там не было горизонта, а местность всегда упиралась в стенки ячеек. По мере же того, как машина катилась по трассе к городу, стали попадаться явно аутентичные шельчанские постройки, чаще всего круглые, имевшие вид башен в самой разной конфигурации, и крашеные в яркие цвета, от белого до красного. Чем ближе к центру, тем башен становилось больше, сами они выше, а золочёные шпили - всё более разлапистыми, напоминая деревья. Пузырь пырился на это без больших эмоций, потому как собственно, ничего из ряда вон тут не происходило: шелеки, даром что "пчёлы", жили не в сотах, и питались не мёдом. Единственное, что сильно отличало их постройки - это полное отсутствие окон! Стены башен покрывали террасы, переходы и балконы, в иных местах с целыми садами на них, но гладкие стены не имели ни одного застеклённого окна. Кроме того, здесь практически не признавали дверей, здоровенные проёмы, через которые входили в здания, закрывались прозрачными занавесками из особого материала, которые удерживали внутри тёплый воздух... по крайней мере, пытались. Насколько понял Пузырь ещё при изучении Шелека на экране, с жабократией у аборигенов плохо от слова совсем, так что, они не видели ничего ужасного в том, чтобы греть улицу. А он - видел, даже при том, что это вовсе не из его кармана.

В остальном Мункейп не вызывал никакого шока, потому как походил на любой другой город - катались автомобили, куда-то шлёндали пешеходы, и часто на глаза попадались служебные роботы, курьеры и уборщики, которые катались по тротуарам и дорогам. Пузырь быстро потерял интерес к городу как таковому - или, точнее сказать, у него его никогда и не было, города - это не к нему. Благо, скоро тут грянет весна с потеплением погоды, а беличья шкура, хоть и не совсем настоящая, отлично греет, так что, можно ночевать в лесу в полевых условиях. А уж если не упарываться и не делать эти условия экстремальными, так вообще в пух!... Задумавшись над этим, Пуз не заметил, как они уже докатились до места, и Ыквер попросил всех на выход. Грызь слегка икнул, увидев здание - серое панельное, этажей в двадцать, оно сильно контрастировало с местной архитектурой и напоминало не иначе как панельные дома, какие бывали когда-то на Земле.

- Обрати внимание, - мявкнула ему Фейлин, показывая как раз туда, - Гостиница "Космосок". Вон там через дорогу - наша квартира, так что, добежим быстро, если что.

- Угу, - кивнул Пуз, хихикая.

На этот раз его потешило, как местные шарахнулись от "зомбей", откуда-то подбежали патрульные, и ка-вэ пришлось опять объяснять, какого лешего тут творится, и почему эти ребята идут в гостиницу, а не в морг.

- Похоже, ты совсем очухался, рыжий, - хмыкнула чёрная кошка.

- Да, похоже на то, - согласился рыжий, спугивая птицу с куста.

- Куда собираешься сшуршать? Блекджек, шлюхи в очереди стоят? Извини, но я обязана это спросить по работе, - пояснила Фейлин, - Да и не по работе тоже.

- Понимаю, - кивнул Пуз, и задумался, - Вообще-то я собираюсь сшуршать в лес.

- О как, - удивилась, но не сильно, кошка, - В любом случае, подожди, пока я достану тебе комплект туриста, ладно? Думаю, к вечеру управлюсь.

- Хорошо, - пожал ушами грызь.

Судя по тому, что он мотал хвостом от нечего делать, он действительно очухался после прибытия, и теперь перешёл в обычное для белки состояние. Так что, завалившись в довольно малогабаритную квартиру, он остался более чем доволен: главное, тут был терминал с сетью, да и все остальные удобства, собственно, тоже. Кстати, просёк Пузырь, стоило бы оплатить пребывание здесь... с этим он обломался, потому как жильё для космонавтов выделялось транспортной милицией Союза и оплатить его было нельзя. Ладно, не разорятся, решил грызь. А если на то пошло, так он предпочтёт взять на прокат какую-нибудь колымагу, шлёндать пешком через пригороды ему не особо светит. Он обломался бы и с этим, потому как шелеки не из тех, кто предоставит дешёвые услуги гостям планеты - но, опять постарались службы Союза, и оказалось возможным взять на прокат вполне себе дешёвую самобеглую повозку - без кредитов, без смс и регистрации, как-грится. Пузырь ещё раз протёр глаза, когда увидел этот автомобиль - да это же УАЗовский "козёл" собственной персоной! Даже крыша из мягкого тента, и цвет практически хаки. Однако, этот аппарат назывался РЗА, и делал его местный завод, так что, к Земле он не мог иметь никакого отношения. С другой стороны, чудо отменяется, просто конструкторы считали по одной и той же математике, вот и всё.

Пока суть да другая суть, Пузырь открыл дверь... Хм, деревянная, отметил он, со шпингалетами! Точно не местных работа, гуся им в свинарник. Так вот, эта дверь вела на узкий балкон, и грызь ощутил таки некоторое беспокойство, выйдя туда, всё-таки шестнадцатый этаж. Само собой, он захихикал от этого - летать между звёздами и при этом бояться высоты! Собственно, не то чтобы бояться, но вывешиваться через перила точно желания не было. К тому же, пол тут имел весьма внушительный наклон от стены, видимо для слива дождевой воды, но заодно это создавало с непривычки ощущение, что сейчас скатишься. Пуз окинул ушами панораму, найдя её вполне попадающей в пух, потому как сплошная застройка отсутствовала, и между двумя районами с белыми башнями раскинулся просторный лесопарк, который сейчас по большей части серел голыми ветками. Тоже сошло бы, подумал грызь, но пожалуй, нет: он уже мог представить себе, как шелеки уделают парк в черте города, и не горел желанием это видеть лично. Понюхавши воздух, он нашёл его вполне годным, так что и вспушиться недолго. Оглядевшись, Пуз обнаружил, что на балконе имеется фанерная тумбочка, а на ней - ящичек с каким-то суккулентным растением и кормушка для птиц с давними остатками семок и хлеба. Ясен пух, что он сразу сходил в комнату, принести воды для полива и кусок булки для местных голубей, которые отличались раскраской во все возможные цвета радуги. Накрошив в кормуху, грызь решил не останавливаться на достигнутом, и приоткрыл дверцу тумбочки; там стояли пустые банки, как и полагается такому месту, но между досками полки был также всунут массивный ножик длиной сантиметров в десять.

- Добрый вечер, хабар, - захихикал Пуз, изымая добычу.

На поверку оказалось, что довольно скромный на вид нож с коричневой ручкой и гравировкой "нерж" на лезвии, является высокотехнологичным инструментом, причём без всяких уток! Ручка раскрывалась, давая доступ к кнопкам и переключателям; Пузыря аж пробрало, когда он повернул одну штуку, и на его глазах лезвие, которое казалось обычной сталью, потекло, плавно меняя форму, и через десять секунд это был уже рожковый ключ на восемнадцать. Жидкий металл с памятью формы, и нефиговой памятью! Грызь припомнил, что нечто подобное было в инструменталке на корабле, только он его никогда не использовал, потому как это было из аварийного набора. В общем, он с интересом потратил несколько часов, изучая по сети инструкцию к переножу и играясь с функциями этой потешной штуки. Впрочем, это ни на секунду не привело его к мысли заныкать трофей втихоря... если честно, он надеялся заныкать его вполне гласно, и не прогадал.

- Шутка не дешёвая, но и не звездец какая ценность, - пожала плечами Фейлин, когда грызь рассказал ей, - Если какой-то дурак забыл это здесь, это его проблемы.

- А ты могла бы посмотреть, кто жил в этой квартире ранее? - предположил Пуз.

- Могла бы, - хмыкнула кошка, проходя на балкон и осматривая тумбочку, - Но не стану. Это будет должностное преступление, Пуз. К тому же, эти ребята вовсе не склонны лазать по тумбочкам, поэтому далеко не факт, что перенож забыл именно последний постоялец.

- Случай Ж-сти? - уточнил грызь.

- Да, - чёрная рассмеялась, видя как это его обрадовало, - Жадная белка. Вот тебе ещё, только для временного пользования.

В "набор туриста" входил комм, специализированный для работе на планете - добивал сигналом до орбиты и так связывался сетью; кроме того, в прибор был встроен электроразрядный станнер, который можно активировать, по сути, силой мысли - правда, стоит постараться. Это на случай, когда тебя схватили за лапы, пояснила Фейлин в духе "усыпить, напоить, оглушить. В общем, с бесчувственного тела. Наконец, с трупа". Помимо этого, выдавался компактный станер, выполненый в виде пистолета, как средство самообороны.

- Конечно, лучше не палить куда ни попадя, - пояснила кошка, - Но поскольку он нелетальный, то лучше лишний раз потом извиниться, чем недобдеть. Имеет встроеный видеорегистратор, имей ввиду.

- Вот блин, я-то думал пушку дали, крутись как можешь, - хихикнул Пуз, - Кстати, а у остальных инопланетников как с этим?

- А это их дело, - пожала ушами Фейлин, - Особое внимание к космонавтам, тем более к таким, кто на одну морду. Или ты опять забыл, что не просто так гуляешь?

- Забыл, - признался грызь, - Эх, завтра в лесок!... Стоп, а как тут у них с грибами?

- Если что удумаешь, звякни, - показала на комм чёрная, - Я думаю ты не из тех, кто будет дурить, но тем не менее... не дури.

- Есть не дурить, товарищ! - кивнул Пузырь.

Легко цокнуть, подумал таки он, когда Фейлин ушла, не дурить! Даже ему приходили в голову всякие такие идеи, вполне попадающие под определение - а уж среднему человеку, или шелеку, так вообще начисто сорвёт башню в такой ситуации. Правда, "средние" не попадают в космонавты, особенно в подобные рейсы, но всё же Пуз в очередной раз подумал, что работёнка у кошки с её трёхглазым мужем весьма пыльная, и язык не повернётся сказать, что они зря грызут свои орехи. Причём он подумал это не просто для констатации факта, а твёрдо решил, что действительно не стоит дурить. Исходя из столь оригинального вывода он отказался от похода в столовку за пивом, потому как давно известно, сначала по стакану, а потом и по канистре, и здравствуй вытрезвитель. Ему действительно не хотелось доставлять лишних хлопот Фейлин, которая так радушно приняла его на этой планете, поэтому грызь ограничился чаем, причём из собственных запасов, ещё с корабля. Усевшись на табуретку на балконе, он философично пырился на звёзды, высыпающие на темнеющем небе, прихлёбывал чаи, и слегка поиграл в следователя, раздумывая над тем, может ли действительно кошка быть родом с Земли? А пух знает, сделал он точно выверенный вывод, и пошёл дрыхнуть.

...

С утреца Пузырь продрал ничто иное как глаза, кое-как вспушился, и... не-не-не, а ну-ка встал на лапы, животное, прикрикнул он на себя. Соль в том, что после неизбежного шока от прибытия на него накатило Ленью, и если его не пинать - то он наверняка просто проспит все эти месяцы прямо тут, как сурок в берлоге зимой! А это недопустимо просто по медицинским показателям, да и вообще, сидеть за терминалом он прекрасно мог и на Лисувине, и даже на Земле никто ему этого не запрещал - поэтому, надо пользоваться возможностями. Пуз уже уяснил, что торговую точку типа "продуктовый магазин" у шелеков в основном заменяют автоматы, исправно выдающие местный аналог хлеба, плюшки, минералку, и всё такое; поэтому он пользовался коммом, чтобы получать доступ к этой системе и забирать корм, сухо выражаясь. Таким образом грызь быстро решал этот вопрос, набивая запасы в рюкзак, и двигался дальше. Правда, двигаться уже стало не так просто, как вчера, когда в охранении были миллиционеры: едва он вышел из здания, как на него буквально спикировали несколько шелеков, предлагая Разное. Пуз даже не разбирался, что им надо, а просто убежал, в прямом смысле! Он пользовался таким способом давно, и уяснил, что это эффективно и весьма просто, гоняться за тобой вряд ли кто будет. Ну а уж как местные посмотрят глазами на бегущую клюквенную белку - это белке глубоко попуху, ясен пух.

Успешно убежав от предпринимателей, Пузырь прошлёндал вдоль широкой улицы ещё с квартал, как раз до конторы по аренде; таблички гласили, что улица называется не иначе как Приход, что весьма соответствовало сути, ибо она переходила в шоссе до космопорта. Ежели поначалу грызь опасался просто так попадаться на глаза аборигенам, то вскоре понял, что им глубоко до лампочки, и уже не обращал никакого внимания, как и они на него. Шелеки, напомнил он себе, те ещё формалисты, похлеще человеков! Это на выходе из гостиницы он представлял собой добычу для коммерции, а просто так белка ни одного из сдешних жителей не интересовала от слова совсем, как это ни удивительно - им даже было не интересно, кто это шляется по ихнему городу. Впрочем, для космонавта это просто райские условия, подумал космонавт, хихикая и продолжая лузгать семки, а шелуху собирать в карман.

По прибытию на место он вполне ожидаемо столкнулся с очередным недобитым маркетологом, который явно намеревался сдать ему в аренду что угодно, только не "разик" за 25 монет в сутки. Причина очевидна, дешевле только... да ничего нет дешевле, собственно. Шелек довольно-таки с огоньком чирикал насчёт того, что не стоит экономить на здоровье, что своя жизнь это самое дорогое, что у всех есть, что арендаторы вездеходов "РАЗ" это вообще не разумные существа, и остаётся только пожалеть этих животных... Потуги наивного чувака сгинули всуе, а Пузырь злорадно оскалил резцы, понимая, что наносит очередной удар по сдешнему "бизнесу", и главное - чисто походя, и ему за это ровным счётом ничего не будет! Да, если бы он был местным синячком, этот петушок мог бы попытаться проколоть ему шины или ещё чего удумать, но связываться с космонавтом он явно не будет, потому как действительно, милиционерам дойти недолго. Правда, Пуз слегка поперхнулся воздухом и захихикал, когда его спросили, есть ли у него водительское удостоверение - он напрочь забыл об этом! К его удаче, такое удостоверение он получал на Лисувине, а комм хранил данные в том числе и об этом, поэтому проблемы не возникло.

Правда, на подобных аппаратах грызь ездил ну ооочень давно, но, где наша не загрызалась, как кое-кто цокнет. В конце концов, он не собирался кататься по дорогам, а как раз наоборот, уехать подальше в Лес, так что, должно пройти. Осмотрев выданый ему самобеглый экипажъ и попинав колёса, Пузырь без особых затей влез внутрь, завёл двигатель и покатился себе, куда и хотел. Оказалось, что забыть совсем, как это делается, действительно нельзя, как в случае с велосипедом, например. Да, он создал кой-какие помехи движению, потому как катился куда медленнее остальных, но ничего, переживут как-нибудь. Кроме того, по дорогам он ехал километров пять от силы, как только появилась возможность - свернул на грунтовку и погнал по полям. Благо, спутниковые карты помогли ему точно определиться, куда двигаться, а не фигачить наугад. Уже здесь, когда под колёсами машины похрустывал песок, и чувствовались кочки и ямы, Пузырь полностью словил ощущение присутствия на планете, как это ни странно звучит. Для космонавта, который как следует прочувствовал межзвёздные расстояния, медленное движение по поверхности, тряска и шум - напрочь переставали быть утомительными, а напротив, приносили кучу потехи. Имея на морде лыбу до ушей, грызь заржал.

Ведь помимо того, что он видел первичную среду обитания не в телескоп, а прямо через открытое окно, в которое врывался свежий весенний ветер, имелось и крайне сильно чувство безопасности - опять таки, это мог понять только тот, кто целыми месяцами сидел на пороховой бочке, ежесекундно ожидая подвоха. Здесь же с ним не могло случиться буквально ничего, если сравнивать! Дожили, цокнул себе Пуз. Тем временем с южной стороны натянуло синих туч, и на местность ливануло в формате эдак двадцати миллиметров осадков, сухо выражаясь. Грызь остановил машину на вершине холма, и с высунутым языком пырился, как дождь лупит крупными каплями по стеклу. А уж звук так просто песня, даже без металлической крыши. Осадки продолжались от силы десять минут, после чего снова выглянуло солнце, и Пуз получил возможность наблюдать расстилающийся впереди ландшафт, и радугу среди облачности. Оглядевшись, грызь уяснил, что километров за несколько вокруг не было ровным счётом никого, да собственно, на грунтовой колее не было и свежих следов, а значит, тут могли не ездить целыми месяцами. В общем, Пузырь ощутил себя полностью в привычном состоянии, и сделав очередную попытку вспушиться, неспеша покатил дальше.

--

часть - три

--

Выполнять роль космического туриста Пузыря хватило на два дня: столько времени он просто катался по местности, пырючись на оную, и получая довольство от одного этого факта. Однако уже на третье утро этого похода грызь вляпался в Случай Жадности, как это называлось по-жабократически. Казалось, ничто не предвещало, РАЗик зелёного защитного цвета неспеша катился по грунтовке, похрюкивая движком, как вдруг в глаза Пуза попали объекты вторичной природы, сухо цокая. Не сухо, на опушке очередного перелеска лежала изрядная гора каких-то мятых металлических конструкций... Грызь попытался развидеть её, но, ясен пух, не сумел - пришлось заворачивать туда, вылезать из машины и смотреть подробно. На поверку оказалось, что это балки из какого-то светлого металла, навроде дюраля, и притом прилично корёженые, как будто по ним топтался гусь весом тонн сто. Пуз огляделся и не увидел ничего подозрительного, что заставило бы его бросить хабар - на самом деле, вокруг стояла всё та же тишь да гладь, а колея от его собственных колёс выглядела самой свежей. В окрестных прудах вовсю орали лягушки, пробудившиеся всвязи с теплом, чирикали птицы, уже кто-то пробовал жужжать - дичь, одним словом.

- Ну-ка, приступим, - потёр лапы Пузырь, хихикаючи.

Для начала он воспользовался коммом, выданным Фейлин - там в частности имелся встроеный дозиметр, а грызь понимал, что единственное, что может быть не так с этим ломом - это облучение. Однако прибор сухо зафиксировал тридцать микроединиц, что соответствовало фону, и рыжий грызь вторично потёр загребущие лапы. Далее он включил переносной терминал сети, поставив просто на капот машины, и недолго думая нашёл пункт приёма металлолома в ближайшей округе. Ну как ближайшей, почти сорок километров... Удастся ли мне продать им эту находку самовывозом, захихикал Пуз, но отмёл саму идею: он ведь собирался чем-то занять лапы, а не продавать что-либо. Воисполнение Жадного Плана, который сложился в ушастой голове, грызь вытащил новопреобретённый перенож, и перевёл его в режим резака. На самом деле, это была довольно опасная штука, тонкий шнур уверено резал металл, если водить им туда-сюда, и ещё лучше отрежет лапу, если не уследить. Пузырь однако на такой риск шёл легко, и встав на гнутую балку, пропускал под ней режущий шнур, а затем двигал его посредством ручек на концах. Благодаря каким-то хитрым эффектам прочный материал резался гораздо проще, чем ему следовало бы по чисто механическим свойствам, так что, перепилить толстую балку оказывалось не труднее, чем бревно обычной пилой.

Отфыркиваясь и продолжая хихикать от самой ситуации, грызь отрезал трёхметровые куски, каковые запихивал в машину, открыв задний борт и сложив сиденья второго ряда. Собственно, напихать под самую крышу не получилось, потому как куски были куда легче стали, но всё равно весили каждый кило под сто, и Пуз утомился, пока поднимал их. Честно говоря, он того и добивался! Кто другой сказал бы, что это сущее безумие, но грызь знал, что настоящие, не клюквенные, грызи поступают именно так... скорее, квалифицированная белка нашла бы этот хабар гораздо раньше. Ну ничего, а я пока практикантъ, заржал Пуз, но перспективы имеются!

К тому же, именно ему было куда как проще заниматься подобными вещами, и вскорости это подтвердилось. Когда он выезжал с бездорожья на шоссе, путь ему перегородил автомобиль с шелеками... ну как перегородил, попытался. Ясен пух, что "разик" мог мотануть по кустам безо всякой дороги, и шиш его догонишь - Пузырь так и сделал бы непременно. Но на этот раз оказалось достаточно его морды - едва разглядев, что это грызь, аборигены резко сдулись. Вероятно, уже имели неосторожность вляпываться в истории с инопланетниками, и более такого желания не имели. Будь Пуз местным, сейчас бы началось какое-нибудь гуано, и ещё неизвестно, чем оно могло бы закончиться. А так он мог хоть воровать этот металлолом, если сильно приспичит! В общем, в пух, да и только, решил грызь. Он и ранее в течении многих лет своей весьма длительной жизни ни единого раза не жалел о том, что всё это продолжается, и вот теперь - бонусный уровень, получите-распишитесь. Опять-таки, немного нашлось бы тех, кто столь искренне порадовался бы возможности собрать лом; впрочем, тут сразу много плюшек, подумал Пуз. Дичь вокруг, хоть и прореженая слегка вторичной природой, вполне пригодная погода, которая всё более заворачивала к теплу, и вдобавок защита от глупостей, которую даёт статус космонавта.

Крутя баранку и таращась на дорогу, которая изрядно прыгала вслуху колдобин, грызь поймал себя на том, что за прошедшие пару суток даже не вспомнил о том, что он космонавт - видимо, таки вся эта кухня надоела, чисто механически намяв мозги. Однако, стоило ему включить комм, как он мог посмотреть все данные по "Малахольному Цыплёнку", и даже напрямую связаться с Ящиком. На время стоянки бортовая система оставалась включённой - по ходу шерсти, она оставалсь включённой, пока её не разберут на запчасти. Или пока кто-нибудь не накосячит с маневром, хихикнул Пуз. Посмотрев на цифры, он мотнул ухом, да и снова забыл. Работы ведь много, лом сам себя не перевезёт... Судя по тому, сколько шелеков бродили по базе вторсырья, пиная виртуальных гусей, эти-то как раз думали, что лом перевезёт себя сам. Однако, вопреки опасениям, они не были шокированы появлением грызя, и сдача хабара прошла вполне успешно, в результате чего Пузырь получил на счёт ещё какие-то копейки. Выезжая с базы, он заметил, как туда подваливает грузовик, ведомый также кем-то явно не местным, и понял, почему пчёлы спокойны. Видимо, инопланетники часто брались что-то делать здесь, а учитывая местную специфику, сбор вторсырья это самое то... Пух подери, надо было закрыть кучу ветками, заржал Пуз, а то украдут.

На самом деле, ему это было глубоко попуху - он даже не потрудился посчитать точно, сколько монет получил за лом, потому как не в этом суть. Вместо этого грызь с высунутым языком, иногда в прямом смысле, катался по грунтовым дорогам, открыв настижь окна в машине и лопая полными ушами свежий ветер, наполненый запахом прущей травы и листвы. Собственно, не столько ушами, ведь чувствительность нюха у грызей сравнима с собачьей. Так что, Пуз издали различал наличие водоёма, например, или если что-то активно цвело - когда запашище сильный, его не забивает даже фон от автомобиля, который почём зря воняет бензином, резиной и железом. Иногда от обилия лезущей в нос информации начинала болеть башка... да, у морфа, который создан посредством технологий межзвёздной эры. Соль ведь в том, что большая часть клеток организма, а мозг так и целиком, остались от прежней тушки, а ей, номинально, должно было быть лет восемьдесят. Операции, применённые во время морфа, значительно снизили биологический возраст, однако отключить головную боль было нельзя по многим причинам - так что, пришлось есть "колёса". Надо ли упоминать, что Пузыря это расстроило чуть менее чем никак.

Следующим этапом он приступил к квестам, примитивно выражаясь. Проезжая мимо очередного посёлка, который в основном состоял из хозпостроек, грызь увидел, как два шелека возятся со сборкой теплицы приличных размеров, и решив позырить на это, не прогадал. Эти пчёлы возились на площадке, как... пчёлы, собственно. Совершая массу бестолковых действий, они приближались к результату со знаком минус, скорее всего, потому как только уставали и создавали беспорядок. Да вы пьяные чтоли, вполне всерьёз подумал Пуз, но последив за ними, пришёл к выводу, что нет. Пожав ушами, грызь подкатил на своём чудо-агрегате к площадке, и высунул уши в окно:

- Запускаем гуся, работяги! Никак теплицу ставите?...

В общем, ясен пух, дальше теплицу ставил в основном грызь, а "работяги" носились с подачей патронов, и всё равно не успевали. Для этих двоих, шелека и шельчанки, происходило натуральное чЮдо, потому как теплица росла как на дрожжах! Пузырь был не только опытным Разнодельщиком, но к тому же сейчас имел двухкратный запас Дури, плюс перенож в качестве универсального инструмента. Можно удивиться, если подсчитать, сколько времени тратится на поиск всяких ключей и отвёрток - шелеки таки тратили на это вообще всё время, насколько видел Пуз. Он же просто крутил настройку на переноже, и лезвие из жидкого металла перетекало в нужную форму, напоминая Пузырю виданный им невероятно давно фильм "Терминатор". Единственный недостаток состоял в том, что инструмент был не слишком твёрдый, и при попытке крутить за рычаг сразу гнулся; в остальном перенож позволял делать Разное воистину ударными темпами! Часа через три сборная теплица уже была готова, а грызь получил возможность заварить чаю, потому как у горе-строителей здесь имелись удобства. Хотя... подумав, Пуз ещё и стирку затеял - всё-таки это лучше делать при горячей воде, а возвращаться в город грызю совершенно не хотелось.

Как и подозревал Пуз, его инициатива отнюдь не полностью обрадовала шелеков: конечно, помощь с теплицей дала им огромный прогресс в работе, но они никак не могли бы поверить, что он делает это просто так, а не за деньги. Когда же грызь взял с них "сколько не жалко", это вообще сломало им программу, и пчёлы косились на него с крайним подозрением, пытаясь найти подвох. Грызь понимал, что переубедить их, в оперативной перспективе, нельзя никак, а возиться с ними весь "отпуск" до отлёта - да ну его. Да, шельчанка была прикольная на вид, этакая эльфиечка с длинными ушами и большими глазами - но стоило послушать ту фофудью, которой забита её голова, и желания иметь с ней дело резко убавлялось. Как и все шелеки, эти работать не просто не любили - они откровенно страдали, если приходилось что-то сделать, а тем более если сделать руками! В общем, Боль и "всё очень плохо" в разных сочетаниях... Идиоты, мотнул ухом грызь. Впрочем, добавил он, пока они не пытаются накормить этой кашей кого-либо ещё, это полностью ихнее дело, пусть себе страдают. Для него, как астробайтера, это вообще в пух. Не зря же в окрестностях Мункейпа толчётся такое количество инопланетников - теперь Пуз стал подозревать, что они тут вообще делают большую часть полезной работы.

Таким образом, разъезжать по стройкам и искать квесты Пузырь дальше не стал, а сделал ещё пяток рейсов к той самой куче лома, разрезая её переножом и отвозя куски на базу. При отсутствии спешки это заняло у него двое суток, и грызь только хихикал и потирал лапы. Погода перемежалась от солнечной до дождливой, а ночью можно было как сурковать под брезентовой крышей машины, слушая шорох капель, так и таращиться на звёзды. Да, Пуз всё ещё мог на них таращиться, после стольких лет! Собственно, эффект вообще не поддавался времени, насколько понял грызь, смотреть на Вселенную можно реально бесконечно. Зачастую среди звёздного узора можно было заметить светящиеся полосы, выхлопы двигателей больших кораблей, маневрировавших по орбите. Придёт время, я туда обязательно залезу снова, с удовольствием подумал Пузырь, но пока что - впесок!

Это ответственное решение, однако, не помешало ему регулярно включать комм в режиме терминала, и, если можно так выразиться, готовиться к полёту. Ооочень неспеша готовиться, ведь техническую сторону дела брали на себя службы станции, а грызь практически ни во что не мог вмешиваться, потому как просто не хватало знаний. Зато Жадности у него было хоть отбавляй, и Пуз стабильно ставил отказные рецензии, если ремонтка запрашивала замену деталей, которые хоть как-то ещё можно не заменять. После того полёта, который имел место быть, напугать грызя уже вряд ли представлялось возможным, а вот потереть лапы над очередным актом Ж-сти, это всегда пожалуйста. Кроме того, перед ним, как перед командой корабля, вставал в полный рост вопрос о том, какую нагрузку взять в обратный рейс до Лисувина - и в данный момент у него не было ровным счётом никаких идей по этому поводу. Специфика в том, что Шелек это мир на довольно низком техническом уровне, если по стандартам Союза, а это значит, что грузопоток идёт в основном туда. Вывозить на межзвёздные расстояния сырьё можно лишь в том случае, если оно крайне дорогое, но Пуз не увидел в сети открытой информации о том, что в этой солнечной системе есть что-то жирное. Вполне вероятно, была закрытая информация, но ему не светило с ней ознакомиться, на то она и закрытая.

Во процессе ускореных курсов на Лисувине Пузырь узнал о стандартной практике того, как формируются заказы на перевозку; как он и подозревал, на практике всё оказалось посложнее. А именно, когда он вбил параметры маршрута, система лаконично ответила "ничего не найдено". Такая же ерунда повторилась, когда Пуз добавил попутные станции - фигу. Если разобраться... то обратно уже фиг соберёшься, цокали обычно грызи. Так вот, если разобраться, то это неудивительно, потому как упомянутый грузопоток шёл с узловых станций, таких как Лисувин, и на девять десятых - в одну сторону. Возить что-либо между системами, которые с логистической точки зрения не отличались вообще, никому как-то в голову не пришло. Кроме того, всё то немногое, что было для отправки на узел, давно уже расписано на регулярных рейсах. Нипушнины себе, подумал грызь, представляя себе порожний полёт на такое неслабое расстояние! Он аж поёжился от такой астрономической, в прямом смысле, растраты. Потом Пуз вспомнил, что у него есть куратор от транспортной милиции, подумал, и испугался ещё больше: если бы были идеи, вряд ли Ыдрес или Фейлин молчали бы. Скорее, сразу подкинули бы подопечному космонавту - а если молчат, значит... ладно, надежда умирает последней, а Жадность вообще никогда, припомнил мудрость грызь.

Также он припомнил, что Грести надо с умом, как и всё остальное - в данном случае, делать перерывы, даже если не очень хочется. Вслуху таких теоретических выкладок грызь не поехал искать очередную кучу лома, а оставил машину в кустах, и пошёл по округе собственными лапами. Насколько он изучил вопрос, в здешних лесах, если достаточно в Дичь, водились хищные кошкоподобные звери, но сейчас все они уже были оснащены "оборудованием безопасности", сухо выражаясь. Тобишь, чипированы или окольцованы, и миниатюрное устройство не давало животному заглатывать граждан - на самом деле, даже приблизиться не давало. Правда, чёрная кошка предупреждала его, что система настроена на аборигенов, и пух знает, сработает ли на грызя. Однако Пузырь никогда не боялся такого - разумно опасался и страховался, но не боялся. Сейчас он подумал, что целых два станера - вполне достаточно, чтобы чувствовать себя в безопасности с этой стороны. Шлёндая по берегу довольно широкой речки, он обнаружил несколько насекомых навроде клещей, которые уцепились за пух на хвосте и пытались укусить организм; здешние были зелёные и длинные, но по сути, это те же клещи, что и на Земле. А значит, наверняка переносят какие-нибудь инфекции. Но Пуз был спокоен и по этому поводу, потому как его морфная тушка была гораздо менее восприимчива к микробиологической угрозе, чем любая натуральная, да ещё и после комплекса процедур на станции. По ходу шерсти, вызвать летальный исход могла только воистину конская доза заразы, как значилось в нормативных документах.

Сидючи под размытым песчаным берегом, и пырючись на поблёскивание света на волнушках в реке, грызь соображал, на чём в частности держится могущество Союза - не на технологиях, как считали некоторые. Есть большая разница, как эти технологии использовать, и вот тут-то и порылась клюквенная белка, образно цокая! Ведь Пузырю уже полагалось давно сдохнуть, а вместо этого он практически задаром получил вторую жизнь, и честно сказать, ему она казалась куда как прикольнее, чем первая, и со всеми на то основаниями. Исходя из этого, вряд ли он откажется сделать что-либо, что от него могут потребовать, да хотя бы и Ыдрес с Фейлин... особенно последняя, прямо цокнуть. Эту практику он тоже уже уловил, служащие в структурах Союза не были чиновниками, а скорее состояли в некой корпорации, чтоли... ну, это не так-то просто объяснить. В общем, они часто налаживали личные контакты с гражданами, и учитывая, что среди них полно симпатичных сударынь, это крайне способствовало. Пуз припомнил лицеономию той чиновницы из "родного" министерства миграции, которая оформляла его выезд с планеты, и всю глубину излучаемого им презрения, и поёжился. Да что с ними не так?... Грызь довольно захихикал на этом вопросе, потому как теперь он его не касался от слова совсем, и это очень грело.

Грело и весеннее солнышко, а если достать корм - то с окрестностей сбежится немало всякой живности, калибром до лося. По крайней мере, Пузырь видел зверька типа очень длинного кота с пушным хвостом, который долго тёрся вокруг, а потом и вовсе запрыгнул на плечи грызю, издавая урчание. Натеревшись боками и сожрав корм, животное отвалилось на пушной грызий хвост, как на подушку, и свернувшись калачом, засопело. Ну и ладно, подумал Пуз, который сам не собирался никуда двигаться ближайший час, и включил комм. Благо, там имелся и встроеный экран, который можно растянуть достаточно, чтобы было видно почти как на обычном терминале. Сало быть, подумал грызь, почёсывая сало на боку, стоит ли упарываться с поиском профита для обратного рейса? Как известно - тряси, тряси, да не перетрясай, конец цитаты. Если не будет видно никаких перспектив в этом направлении - то не стоит, решил Пуз. Лезть из шкуры вон и выжимать какие-нибудь копейки на перепродаже ерунды он не станет, скорее действительно полетит порожняком, наплевав на растрату. В конце концов, не стоит забывать, что "Малахольный Цыплёнок" уже выполнил свою задачу, и даже если его отдать в лом после этого полёта - Прибыль уже существует. А на деле в лом он ещё отнюдь не собирается, отчёт ремонтного отдела со станции весьма радовал, потому как, коротко цокая, корыто в более чем удовлетворительном состоянии.

Ну и впух, легко смирился грызь, и потерев лапы, полез в другой раздел электронной доски объявлений. Как он знал, автостопом по галактике - это отнюдь не фигура речи, а вполне существующая практика, когда любители дальних путешествий нанимаются на корабли на один рейс. Честно цокнуть, Пузырю вряд ли вообще пришла бы в голову такая мысль, но Фейлин неосторожно подсказала, и теперь это уже не развидеть обратно - а именно, идея найти попутчицу. Учитывая размеры "ракеты", это будет... довольно интересно, захихикал Пуз. А может быть и нет, поправился он, ведь у него весьма небольшой опыт общения вообще с кем бы то ни было, тем более с шельчанками. Хотя, почему обязательно пчёлы? Подумав головой, для разнообразия, он немедленно нашёл нескольких морфов, таких же как и он сам, по крайней мере, технически. А вот по сути... это оказывалось гораздо сложнее. Пожалуй, решил грызь, самцов сразу мимо. Если бы ещё среди них были специалисты, можно было бы подумать, а так - ни пользы, ни удовольствия, толкаться в жилом отсеке с каким-нибудь гусём. А вот на самочек по крайней мере можно попыриться и пооблизываться, кто мне помешает, продолжил хихикать Пузырь. Само собой, на этом месте он пристально огляделся, потому как обычно как раз тогда и начинали мешать - но, не в этот раз. Лес всё также шумел свежими листочками, а нюх сообщал, что рядом никого нету.

Большого выбора не имелось, и грызь обратил внимание на клюквенную белую лису, которая честно написала, что ей пофигу куда, лишь бы с Шелека. На вид лисичка была очень приятна, но Пуз своим крысиным чутьём... да, у белок, даже у клюквенных, есть специальное Крысиное чутьё! Не у всех крыс оно есть, а тут вот так. Так вот, поскольку грызь был довольно продвинутый пользователь, он быстро нашёл все записи, сделанные этой лисой в местной сети - по крайней мере, общедоступные. Почитав эти разведданные, Пузырь хмыкнул - получается, милая лисичка только и делает, что шарится по тусовкам, балуется всякими веществами, и никоим боком не причастна к космической тематике. На Шелек прибыла в криокамере, тобишь - в качестве груза, и никогда не летала по другому. И после этого она пишет в объявлении, что готова наняться на корабль? После того, как ей здесь стало очень скучно? Бу-га-га.

- Ты не готова! - с подобающим пафосом возвестил Пузырь, показав когтем в экран.

Да, ему очень хотелось бы притереться к ней хвостом, но грызь понимал, что шанс на летальный исход нетерпимо высок, сухо выражаясь. Если кому-то становится скучно в целом мире, то лезть почти на год в консервную банку размером с автобус - не лучшая идея, мягко цокая. А как воздействовать на эт-самое, Пуз не имел ни малейшего представления, поэтому и браться не стоило. Так что, грызь не без ощущения грусти, но достаточно легко забыл о своей находке, и пошёл искать дальше. Благо, для этого надо было всего лишь мотать дальше страницы на экране: экономия, отметил жадный грызь.

Не то чтобы ради экономии, но и для этого тоже, Пуз собирал в окресных лесах дрова для костерка, на котором делал себе кипяток для чая и супа - в этом плане тут царила такая Дичь, какую он мог припомнить только по предыдущей жизни на Земле. На Лисувине были самые настоящие леса, но там Жадных водилось несравнимо больше, а следовательно - все дрова улетали быстрее, чем сухая ветка успеет упасть с дерева! Здесь же немудрено найти залежи старого сухого валежника, и жечь сколько влезет - благо, нить-пила из переножа резала дерево ещё лучше, чем металл. Пузырь даже начал подумывать о реально массовой утилизации этого ресурса, но вовремя остановился - есть кому об этом подумать, пусть они и жадничают. А ему вполне хватит десятка поленьев для костра, которые обеспечат и кормом, и подогревом на ночь. Поскольку морозов уже не было, грызю оказывалось достаточно пару раз за ночь выпить горячей воды из термоса, а остальное делала пушная шкура. Кроме этого, Пуз уже давно прошарил, что в здешних лесах есть аналог сморчков, весенних грибов, которых не особо трудно найти и употребить в пищу. Так что, мясистые синеватые шляпки регулярно попадали в варево, которое делал в котелке грызь - и хихикал при этом, ясен пух, потому как в таком виде напоминал не иначе как ведьму, варящую в котле какое-то зло.

Эти процедуры по натуральному хозяйству помогали ему продолжать копаться в опциях, связаных с кораблём, и порой даже что-то удавалось сжадничать, что приводило клюквобелку в нескрываемый восторг. Побрыляв эту тему, как курица песок, Пуз обычно снова открывал объявления - а вдруг. Примерно на пятый день этого гусетоптания ему показалось, что он за что-то зацепился. На самом деле, можно было найти уйму шельчанок, которые готовы были полезть в "ракету", но их мотивация совершенно не нравилась Пузырю: глупые пчёлы считали, что живут в галактической дыре, и желали приобщиться к цивилизации. Это слишком напоминало поведение особей на Земле, на которое Пуз успел насмотреться по уши. С одной стороны, почему бы и нет, а с другой - он знал, почему нет: при таком складе ума выдержать поход в рабочем режиме не получится от слова совсем. Так что, это мимо. А вот шельчанка по имени Итерина заинтересовала его тем, что намерено училась на космонавта, даже имела кой-какую практику на полётах внутри системы, и похоже, не особо рвалась с Шелека, скорее необходимость заставляла. Она написала, что нужны средства на лечение сына, а единственный способ достать их в потребных количествах, который ей доступен - это наняться на рейс.

Пузырь всегда считал, что помогать вообще, а особенно с обоюдной пользой - это в пух, поэтому задумался подробнее. Ну допустим, сухо отметил он, фотка красотки шельчанки на меня подействовала, но пожалуй, не критично. Как уже упоминалось, когда грызь рассматривал шельчанок пристально - ему начинало казаться, что это действительно пчела! Тем не менее, он прикинул, как это могло бы выглядеть... подумав ещё, выбросил прикидки в корзину, потому как не имеется вводных данных. Чтобы они имелись, это надо поработать с ней вместе месяцок или около того. Характеристики с прошлых мест работы... да о чём они могут сказать, напух, фыркнул грызь. Всё это "не была, не состояла, не привлекалась" - из бюрократической архаики, от которой в Союзе давно отказались, а на Шелеке ещё нет. По крайней мере, захихикал Пуз, на фотке она в платье - многие таки были и без оного; одежда не особо скрывала стройную тушку шельчанки, заставляя облизываться. В общем, грызь сделал попытку вспушиться, пробежал пару кружков вокруг своего лагеря, суетясь, как белочь, и собрался было дёрнуть за ухо эту пчёлку... но Крыса опять не спала. Это неудивительно, потому как Крыса, равно как и Жаба, не спит никогда. В общем, в первую очередь Пузырь написал сообщуху Фейлин, а во вторую - пошёл проспать ночь.

Туманным утром, когда всё вокруг утопало в сырой дымке, и видимость не превышала полуста шагов, грызь отсиживался у заново разведённого костра и кипятил воду, в который раз. В это время он находился в состоянии сонной клуши, прямо сказать... ну да я никуда не спешу, рассудил грызь, и продолжил клевать носом. Сигнал вызова заставил его вздрогнуть, потому как Пуз никогда не был привычен к тому, чтобы часто слышать такой сигнал; как бы там ни было, грызь отложил дубину, которой мешал дрова, и соизволил включить комм. К его удовольствию, с экрана на него сверкнула фиолетовыми глазищами чёрная кошка.

- Привет, выпушень, - мявкнула Фейлин, и явно постаралась оглядеть панораму, передаваемую камерой комма.

- Боброго утра, - кивнул ушами грызь, и повернул прибор по кругу, - Каково?

- Таково, - хмыкнула кошка, - Честно сказать, у меня были сомнения, что ты действительно в лесу. Небольшие, но были.

- Так точно, крыса-пуш, - захихикал Пуз, - Кхм! Думаю, у тебя есть кой-чего?

- Ага. Две новости, как всегда. Хорошая новость в том, что ты правильно сделал, что уточнил у меня. Плохая - эта пчела состоит на учёте за мошенничество, а в сеть она написала откровенную ложь.

- Вот ведь! - удивился грызь, - Но... Насколько ложь?

- Настолько, - заверила Фейлин, - Вся эта история про больного ребёнка - полная туфта, нет у неё никаких детей. А вот счёт весьма приличный.

- Понятно, - пожал ушами Пузырь, подумал, и уточнил, - Не понятно. Она что, настолько глупая, что не может предугадать действия потенциального "клиента"?

- Получается, так. Не то чтобы глупая, просто не может представить, как думают не-шелеки, - чёрная внимательно посмотрела на грызя, - Тебя это расстроило?

- Не то чтобы уж, но радости нет, - честно цокнул Пуз.

- Можешь конечно поиграть с ней, если есть охота, но я бы не советовала.

- Есть ли? Вряд ли, - покачал башкой грызь.

- Пуз, мне неприятно так тебя обламывать, - прямо мявкнула Фейлин, - Веришь, если бы у меня была такая возможность, я бы тебе как-нибудь помогла...

- Окститесь, кошарыня, - захихикал Пуз, - Ты и так мне помогаешь, нет ли? Как там твоя подопечная дохлятина, а?

- Есть надежда закрыть дохляков по медицинским показателям, - поморщила мордочку кошка, - А пока они та ещё головная боль, прямо сказать. В любом случае, ты с ними точно не встретишься.

- Ещё одна хорошая новость, - заметил грызь.

В общем, несмотря на то, что пчелиное дело потерпело категорический фейл ещё до его начала, Пузырь вовсе не тяготился этим, а скорее получил очередной заряд бодрости от простого разговора с Фейлин. Да, ему было достаточно столь малого, хотя сам он не цокнул бы, что это мало. В течении многих месяцев полёта у него не было просто физической возможности с кем-то поговорить, так что, довольство грызя вполне объяснимо. А ещё, в программе есть возможность делать снимок экрана, хехе... так что, никто не помешал Пузырю сколько влезет любоваться на кошачью мордочку в чёрных барсовых разводах по шёрстке. Кто же ты такая, Фейлин, подгрызало его чисто академическим интересом; впрочем, грызь быстро поправился - что значит, кто? Сейчас она клюквенная кошка, точно также как он сам - клюквенная белка, вот и весь секрет! А уж что там было в прошлой жизни, этого никто никогда не узнает, в этом часть всей соли с морфностью. В подтверждение мыслей Пуз потирал "клюкву" на собственных ушах - вот она, на месте.

Прокатившись немного дальше, грызь упёрся в речку. Стоило ли говорить, что он не поехал через брод, а сначала потыкал туда жердью и убедился, что глубины там метра два - явно больше, чем вытянет его "разик". Через брод проходили достаточно свежие колеи, но тут каталась техника посерьёзнее. Ну и впух, резонно рассудил Пуз, мне туда особо надо? Вслуху такого вывода он поставил машину в густые заросли чего-то вроде ивы - вроде, не особо светится. Конечно, нельзя исключать актов вандализьма, но учитывая, насколько местные любили болтаться по местности - шанс мизерный и вполне приемлемый. Так что грызь с лёгким пухом собрал рюкзак для пешего похода, остальное своё барахлишко закрыл в машине, и мотая хвостом туда-сюда, пошлёндал вперёд. Найти упавшее дерево, которое можно использовать вместо моста - дело десяти минут, так что и вплавь бросаться не пришлось, купаться казалось ещё совсем рано.

Выйдя из низины у речки, дорога стала совсем сухой и удобной для хождения, так что, переться одно удовольствие! Пузырь намотал уже, наверное, десятки тысяч километров пешком, потому как баловался походами всё время и регулярно. Так что, длительная дорога, которая привела бы в ужас любого другого, его только радовала; вероятно, это сыграло свою роль в том, что грызь сумел таки стать космонавтом. К этому, как нетрудно догадаться, прилагались навыки натурального хозяйства, на уровне "более чем достаточно для выживания". Впрочем, Пуз не считал, что забиться в Дичь и жить там - очень уж хорошая идея. Главное, что ему-то возможно будет тепло и сухо, а вот Дичи от его присутствия - вряд ли. Если все попрутся в Дичь, то она сразу перестанет быть таковой, а это мимо пуха. В общем, грызь предпочитал делать так - жить в Лесу, в широком смысле слова, но не таскать за собой всю базу обеспечения жизнедеятельности организма, сухо цокая. Ну а пока что, в нос лезли запахи свежих шишек на здешних аналогах ёлок и сосен, нагревалась смола на стволах, а по веткам сидели змеи, вывесившие свои серые тушки, как колбасы в продмаге. Здесь у Пузыря имелся неоспоримый бонус - в отличие от шелеков, он был полностью невосприимчив ко всем здешним ядам, так что мог поплёвывать на то, ядовитые именно эти змейки, или нет. Махая "колбасам" лапой, грызь шлёндал мимо, хихикая от того, что вряд ли эти организмы догадываются, что это прошло мимо.

Опосля некоторого времени, которое грызь назвал бы "пол-часа", если бы заморачивался, в его нос попал запах, весьма нехарактерный для сдешнего леса - явственно пасло маслом и резиной, намекая на автотранспорт. Как оказалось, в данном случае носу можно верить - вскоре впереди замаячила округлая тушка бочки-полуприцепа, крашеная в оранжевое, а вместе с бочкой имелся и тягач, подле коего сидели и вели светскую беседу два шелека, пчелу им в ухо. В общем случае Пуз всегда сделал бы примерно также, как и настоящая белка - сныкался в хвою и обошёл бы десятой дорогой; однако, белкамъ в том числе характерны внезапные решения. Так что грызь, ничуть не сомневаясь, подошёл прямо к машине... ну как подошёл, пробрался по обочине, потому как колея тут опять разнеслась в полную никакашку, наполнившись водой и представляя собой две канавы.

- Запускаем гуся, работяги! - поприветствовал Пузырь.

Как ему показалось, шелеки при его виде вскочили как ужаленые пчелой, и едва не вытянулись по стойке смирно. Судя по тому, как они переглядывались, их явно озадачило заявление насчёт гуся, и аборигены были в раскоряке по поводу того, что на это следует ответить. Можно было бы извлечь дополнительные лулзы, но Пуз не был склонен к подобному, поэтому прямо цокнул

- Да вы меня похоже не за того приняли. Я тут просто так проходил, смотрю вот бочка стоит, ну нельзя же не эт-самое...

- Ааа, понятно, - выдохнул шелек, - Постойте-ка, куда вы тут могли просто проходить? До ближайшего города километров двадцать.

- А я белка, - хихикнул белка, - Не заметно?

- Заметно, - кивнул второй, - Да мы тут трактор ждём, вот и всё.

- А, я думал решили выгулять бочку по лесу. А напушнину трактор?

Шелек подзакатил глаза, потом подошёл к колёсам тягача, закопаным в грязь до половины, и показал для тупых:

- Тык застряла!

Пузырь более подробно оглядел колымагу и нашёл, что эта - едва ли не точная копия "КамАЗа", в плане высокой кабины, расположеной над мотором. Достаточно было увидеть раздаточные коробки под рамой и мощные покрышки с грунтозацепами, чтобы понять, что это вполне себе вездеход, причём полноприводный. Кстати, ещё и бочка пустая, отметил грызь, глянув на рессоры.

- Где она у вас застряла? - хмыкнул Пуз, - Кабина над лужей торчит? Торчит. Значит, это так, слегка буксанул. К тому же у вас вон лебёдка есть.

- Да упало оно нам, - ничуть не приукрашивая, зевнул шелек, - В грязи возиться, как пороси. Сейчас приедет и вытащит.

- Ну как сейчас, плюс-минус три часа, - уточнил второй.

- А если я попробую? - ляпнул грызь.

Если честно, он и предположить не мог, что этим "работягам" настолько пофигу, что они легко дали ему попробовать. Точнее, чего тут пробовать? Будь у него такое намерение, он сейчас просто угнал бы машину, потому как эти фофаны даже не удосужились залезть в кабину! В общем, устроив хвост на водительском месте, Пуз пару минут осматривал, как тут чего, потом завёл двигатель. Тишина оказалась сильно подпорчена басовым рыком мощного движка, вибрация от коего чувствовалась прямо хвостом, в прямом смысле. Грызь не был водителем в полном смысле, хотя было дело, работал на подобной технике и на Земле, и на Лисувине, а этот опыт шиш забудешь при всём желании. Так что Пузырь уверенно врубил заднюю, включил понижайку, и осторожно начал продавливать грязь колёсами, на давая им срываться в рытьё. Как он и предполагал, чудо тут отстутствовало, стоило покачать машину туда-сюда, поставить колёса ровно и включить пониженую передачу, как тягач начал выбираться из лужи. Грызь почуял прямо таки чувство выполненного долга, когда тяжёлая машина, мерно урча движком и хлюпая водой под колёсами, медленно вылезла на относительно твёрдое место. Ясен пух, что и дальше Пузырь поехал с дополнительной потехой, а не стал чапать лапами - иногда надо и сменить метод передвижения, ради разнообразия... более того, космонавту это было просто необходимо по медицинским показаниям, сухо цокая. Шелеки вовсе не возражали, чтобы машину вёл какой-то грызь, только таращились, потому как не могли взять в толк, в чём подвох.

Пуз же получил на морде ничто иное как лыбу, потому как припоминал время, проведённое на Лисувине - там тоже иногда приходилось гонять транспорт. Правда, в тамошней среде грязь развести особо негде, но принцип-то везде один и тот же, поэтому, шло нормально. Вращая довольно тугую баранку, грызь с удовольствием пырился на грунтовую колею, что вилась по рельефу как пух на уши положит, а в окно задувал свежий лесной скозняк, и ветки постоянно скребли по кабине. Это вызывало уютное ощущение того, что машина пробирается сквозь лес, как кабан - как оно и было в натуре, впрочем. Из кустов, существовавших рядом с дорогой, то и дело взлетали птицы, подчас изрядного калибра, и с воплями улетали в гущу. Когда есть гуща - это в пух, подумал "свежую" мысль грызь. Шелеки что-то пищали и пытались развести уныние, но от Пузыря это отскакивало, как от стенки горох. По идее, подумал он, следовало бы брать их за шкирку и вдалбливать основы, потому как они тут настолько оторвались от реальности, что дальше некуда. Но грызь прекрасно знал, что переговоры любого рода - это не его сильная сторона... это вообще не его сторона, если честно.

Когда где-то через пол-часа Пуз задался своевременным вопросом, а куда он собственно катится, тягач уже достиг места назначения. Таковым оказалась база посередь леса, далеко не капитального вида - несколько контейнеров и вагончиков-бытовок на колёсах, плюс большое количество всякого металлического барахла вокруг, и грязь, развоженая колёсами и гусеницами тяжёлой техники. Когда машина с бочкой влезла на площадку, там как раз что-то лили в мотор бульдозера, скорее всего - масло, которое тот хавал нещадно, судя по дыму. Отвесив ценные указания шелекам, с бульдоза спрыгнул некто, кого Пуз опознал как клюквенного волка, по крайней мере, морда его выглядела именно так. Судя по всему, именно этот гонял тут пчёл, чтоб они хоть как-то шевелились.

- Именно я гоняю тут пчёл, что они хоть как-то шевелились, - подтвердил клюквоволк, - Здорово, брат по клюкве.

- Нету удивления? - хихикнул грызь.

- Нету удивления. Тут наших дофига, а уж где работа - там и больше, чем пчёл.

Пчёлы подтвердили, что они неправильные пчёлы, потому как, едва вывалив из машины, убежали жрать, как будто перетрудились. Клюквенные только головами покачали, понимающе усмехаясь. Хеверт, как погоняли серо-белого клюквоволка, запрыгнул в кабину тягача и мигом поставил бочку под загрузку, чтоб не терять времени. Грузили тут через пожарные рукава из цистерн, поставленых на бетонные блоки, и судя по запашине - нефть.

- Нефть? - повёл носом Пузырь.

- Нефть, - кивнул Хеверт, - А чего удивительного?

- Странно, что она ещё осталась тут, до Мункейпа пух да нипуха ехать.

- Так они не шевелятся, - показал на шелеков серый, - Тут ещё полно чего осталось, чтоб ты знал. А у них лапки не доходят добрать, хотя тут несколько тысяч тонн, вероятно.

Грызь провёл лапой по шее, которую придавила жабёнка. Под этой грязью, на которой они стояли, скрывалась неслабая такая плюха профита, оказывается. Пуз также понял, что башня из стальных балок, весьма кривая и сделаная явно на глаз - это сдешняя буровая вышка, а рядом с ней лежали и трубы для скважины, собственно.

- Кстати, благодарность за помощь, - сказал волк, - Без тебя пришлось бы трактор гонять.

- Так я ещё ничего не сказал, - заржал грызь.

- Так это понятно как тёмная ночь. Этим расшеляям все проезжие помогают, потому как шевелиться вообще не хотят ни разу.

- Эй, послушайте-ка, гос... товарищ клюквоволк! - поднял хохолок один из шелеков, который всё прекрасно слышал и понимал, - Ваше отношение к шелекам...

- Ой, да пошёл ты! - учтиво ответствовал Хеверт, отмахиваясь, - Пойдём перекусим, грызо.

- А стоит ли так жёстко? - риторически цокнул Пуз.

- Стоит, - не риторически ответил серый, - Совести у них нет вообще, поэтому сядут на шею только в путь.

- Но это конфликтный потенциал, не? - грызь покосился на пчёл, которые собрались в маленький рой и гудели, подняв хохолки.

- Да пошли они, - неоригинально выразился Хеверт, - Не хотят, пусть уматывают. Ты кстати с какой планеты?

- С Земли, - ляпнул Пуз, - Тьфу, с Шаданакара.

- Да видно, что не с воды, - хмыкнул волк, - А я с Щеплина.

Клюквенные переглянулись и заржали, потому как обоим эти названия были совершенно по нулям! Галактика дюже большая, и вполне вероятно, волк за всю жизнь не слышал о Шаданакаре, как и грызь - о планете Щеплин. Пух его знает, как этот волчок выглядел раньше, подумал Пуз, он ведь мог быть и огромной креветкой, теоретически... ну да ладно. Как и в случае с Фейлин, об этом можно было легко забыть, потому как оно не имело никакого отношения к текущим делам. Грызь и волк уселись на широких ступеньках жилого вагончика, и приняли внутрь корм, как они и угрожали сделать. Вокруг чирикали птички, задувал свежий ветерок, относя запашину от цистерн, на краю площадки шелеки возились с бензопилой, вероятно, с небольшим успехом. Периодически раздавался скрип подвески, потому как бочка-полуприцеп постепенно проседала под тяжестью наливаемой в неё нефти. Пузырю, хотя и не слишком хотелось, пришлось рассказать о том, как его занесло сюда, и как всё-такое и эт-самое. Хеверт удивлённо таращил уши, судя по всему, вождение космических кораблей для него было довольно высокими материями.

- Ну а у вас тут как, в пух? - задал содержательный вопрос Пузырь.

- По крайней мере, мне нравится, - оскалил зубы волчара, - Дичь на месте, да и шлюхи с блекджеком, в общем, тоже. Ты в "Чистой Рыбе" был?

- Неа, - мотнул ухом грызь, - Это не по моей части, я больше по Дичи как раз.

- Ну это как пуше угодно, но если что - найдёшь, - хмыкнул Хеверт, и резко повернул уши, - Малат, с.ка длинноухая, кто за бочкой следит?!

Длинноухая с.ка только оторвалась от коммуникатора и лопала зенками, так что волк вздохнул, привычно пробежал полста метров, легко взлетел по лесенке на бочку, и перекрыл поток продукта. Дальше потребовалось минут десять, чтобы пинками погнать смену шелеков на рейс, вывозить нефть на базу.

- Да ну нааапух, каждый раз так... - фыркнул Пуз.

- Привык уже, - пожал ушами Хеверт, - Пока идёт, пусть идёт. Я на этой нефти лапки погрею изрядно, знаешь ли. Единственный косяк...

- Ну-ка? - поднял уши грызь.

- Представляешь, я сижу на нефтяной скважине, а с топляком проблемы! - фыркнул волк, - Не перегонку же мне тут городить, кто с ней будет управляться? Ну вот присобачили к тягачу пару баков, так этого мало, а в цистерне не повозишь, как понятно.

- Стоп, а липездричество у тебя откуда?

- А, это почти по-беличьи сделано, жадно, - довольно сообщил Хеверт, - Видал дым? Там у нас топка, жжём тупо дрова, получаем энергию для качалки. Но дрова надо напилить и привезти, а для этого уже нужен топляк.

Это он зря ляпнул, потому как грызь немедленно пошёл позырить на такое чудо жадности, и шиш от него отвяжешься! Действительно, на соседней прогалине в лесу имелась кустарно сделаная тепловая электростанция. Брёвна подавались в топку прямо целиком, сверху вних под углом в сорок пять - чтоб не пилить на поленья, ибо затратно. Топка, брыляя из железной трубы дымком, грела котёл с водой, и пар вращал турбину и генератор. Эффективность так себе, но учитывая, что вокруг мегатонны бросового древесного хлама, это позволяло спасти немало тонн этого самого топляка. Хеверт таки постоянно ходил от электростанции к скважине и обратно, проверяя работу механизмов и постоянно где-то подкручивая, потому как сделано далеко не идеально. Впрочем, без него шелеки не продержатся и дня... и это была не фигура речи, а провереный факт.

- И что, ты тут безвылазно сидишь? - уточнил Пузырь.

- В основном - да, - хмыкнул волк, - Хотя тут есть два чувака из местных, которые шарят, но они только на вахту приезжают, лентягаусы...

- Эээй Хев! - окрикнул его очередной шелек, - Жижи для пилы почти не осталось!

- Ну вот опять, - фыркнул серый, - А ещё машину ставить, это растрата будет.

- Да собственно, - подумал головой Пуз, кусая травинку, - В бочке ведь можно возить топляк.

- Да ладно? - с явным недоверием крякнул Хеверт.

- Ага. Есть такая штука, полимерный мешок для жидких грузов, - просветил грызь, - А у твоей бочки сколько крышек? Три.

- Ммм... - повёл ушами волк, - Но сливная-то одна.

- Попуху.

- Попуху, это как?

- Вот так, - показал по пуху Пузырь, хихикая.

Соль состояла в том, что мягкий полимерный мешок вставлялся в цистерну, и его горловина крепилась на одной из заливных крышек. Соответственно, когда бочка будет свободна от нефти, в мешок можно налить топлива, и он будет лежать в цистерне, как... мешок. По прибытии на базу топляк сливается, и цистерну можно снова наполнять нефтью на весь объём. При этом сливной шланг от мешка, если взять меньшего диаметра чем сливная труба бочки, можно запихивать внутрь, когда везёшь нефть, и вытягивать проволкой наружу, чтобы слить топливо.

- Теория на пять, - признал Хеверт, - А где такой взять-то?

- Даю часть уха на отрыв, что на космопортовых складах такие есть, - зевнул Пузырь.

- Сомневаюсь.

- А если найду?...

Само собой, он нашёл, примерно за минуту, использовав комм и доступ к сети. Он уже знал, что союзные - это очень жадные ребята, и подобных штуковин, которые исключают порожний ход транспорта, у них в избытке. Более того, мешок было совершенно немудрено заказать и приобрести.

- Как у ваших говорится, дарю бобра! - искренне поблагодарил волк, - Единственное, как мне его получить сюда? Самому не поехать, а доставку заказывать у пчёл, это сам понимаешь.

- Да попуху, я привезу, - зевнул Пузырь, - Один пух, лапы нечем занять пока.

- Ну тут смотри, триста монет, не меньше! - предупредил Хеверт.

- Триста так триста, - легко согласился грызь, которому было реально попуху, столько или сто раз по столько.

Для начала же он отошёл от базы, так чтобы не слышать возни и не нюхать нефти, залез под ёлку, и расплющил морду, как ни в чём ни бывало. Впрочем, а разве в чём бывало?... Кхм. Тем более, солнце, глядючи на всё это, со смеху закатилось, и наступила ночь, в данное время года относительно короткая, но всё же. Это однако ничуть не помешало Пузу продрать глаза ещё в полной темноте, и практически не ощупь выбраться обратно к базе. Как он и подозревал, шелеки дрыхли намертво, а вот Хеверт продолжал суетиться, перебегая от объекта к объекту: и что характерно, нефтяная качалка хоть и скрипела, но выдавала продукт. Грызь причапал в самый раз, потому как бочка закончила грузиться, и теперь он мог вместе с ней ехать обратно. Собственно, его шиш бы остановила и перспектива дойти лапами, но. Качаясь в кабине тягача и философично пырючись на то, как на востоке небо окрашивается рассветными красками, Пузырь припомнил, что ему ещё предстоит как-то перетащить свой "разик" через реку, когда он повезёт мешок. Можно было бы конечно как-то погрузить его на саму бочку, но, захихикал грызь, дополнительные сложности это как раз то, что мне сейчас надо.

--

К удаче нефтедобытчиков, Пуз ничуть не шутил, когда обещал привезти мешок для жидкостей, а также ещё много чего по мелочи, также с космопортовых складов. Благо, расположение объектов порта он более-менее запомнил, поэтому мог ориентироваться не только по карте, что гораздо дольше. Насвистывая свист, грызь прокатился по дорогам местного значения, и без малейших задержек получил искомое, каковое и запихал в машину, благо, это оказалось возможно. Ощущая вонь свежего пластика, грызь испытал очередное чувство выполненной Жадности, и хихикал от этого, ясен пух. В то время, как он упихивал поверх мешка очередную деталь, добытую со склада, ему на комм прилетел вызов от Фейлин, и Пузырь почувствовал себя ещё лучше, чем до этого, так что даже вспушился.

- Чем занимаешься, белка? - спросила чёрная, и не забыла добавить, - Кроме того, что разговариваешь со мной.

- Не забыла добавить, - захихикал белка, - А так, везу предметы.

- Везёшь предметы? - скосилась Фейлин, - Это что-то новенькое.

- Да не цокнул бы. Мешок для жидких грузов на два куба, уплотнители к компрессору, пластиковые трубы двадцатка, вентили... Да кстати, ты знаешь, что за нефтедобытчики работают в лесу под Мункейпом?

- Да знаю, Хеверт там работает, - не моргнув глазом, вспомнила кошка, - Это ты ему предметы везёшь?

- А что, не стоило бы?

- Да нет, вполне стоило. Просто это... - чёрная мотнула мордочкой, - Это конечно очень странно, что ты везёшь предметы... Было бы, не будь ты белкой.

- Стараемся, - скромно ответил Пузырь, - А как твои дела, Фейлин? Может, подсобить чем?

- Благодарю, Пузырь-пуш, - захихикала она, - Пока нет. Хотя... Ты видал, что там творит этот клюквенный волчара? Как там, всё в пух?

- Напомню, я везу туда предметы, - цокнул Пузырь.

- Тогда, вопросов больше не имею.

- Единственное, Фей, эти пчёлы... Пух побери, да они же вообще того!

- Ты только сейчас заметил? Привыкай, теперь ты на Шелеке.

- А ты привыкла?

- Уел. К этому невозможно привыкнуть, - согласилась Фейлин.

После общения с кошкой, пусть и через комм, лёгкость пуха у грызя увеличивалась во много раз. Он уже объездил с десяток разных мест и перетаскал лапами изрядно груза, но теперь усталости вообще как ни бывало, и Пуз потирал лапы, думая о том, что ещё надо подцепить. Пырючись ушами в голубое небо, на которое натянуло по летнему белых облачков, грызь просто отодвинул сидушку в машине, и сел на порог открытой двери, дабы покормиться. "Разик" его стоял в неплотном ряду других автомобилей, припаркованых на широченной стоянке перед очередным ангаром, каковой одним торцом был в космопорту, а другим - вне оного, что и обеспечивало грузопоток, сухо цокая. Заметив краем уха что-то рыжее, грызь высунул морду из-за машины, и хихикнул, потому как первым делом виднелся огромный пушистый хвост, и только потом всё остальное. Насколько позволяли видеть глаза, это была грызуниха. А насколько это понимала беличья голова, грызуниха была прелестна - ярко рыжая, почти оранжевая шёрстка, огромные уши, дико пуховой хвост. В фиолетовом сарафане и солнечной шляпе она выглядела очень... няшно, припомнил слово Пуз. Однако, пока грызь удивлялся самому факту, рыжая уже дотащила свою сумку до машины, запрыгнула внутрь, и была такова.

А кто это, задался умным вопросом Пузырь? Настоящая грызуниха, вряд ли. Скорее клюквенная, потому как здесь вообще много их таких. А вот это очень интересно, и я упустил это из слуха, хихикнул Пуз. Было бы весьма в пух познакомиться с ней... если бы кто-то поменьше тормозил, это было бы куда легче, дал он себе мысленный подзатыльник. Теперь поди найди её в целом городе и окрестностях. Грызь подумал о том, что есть способ это сделать, но подумав хорошо, отказался от идеи - нет, Фейлин ему ничего не скажет, и правильно сделает. Да и вообще, контакты с другими существами - это не моя сторона, фыркнул Пуз, что бы я ей цокнул? Про гуся и работяг это пожалуй слишком официально, заржал рыжий. Но цокнуть таки очень хотелось, поэтому грызь не забыл об этом случае, так как он это сделал бы обычно, в ста случаях из девяноста. Некоторое время он просто просидел с лыбой на морде, вспоминая виданную картину - такая рыженькая белочка, хрр... И кстати, опять захихикал грызь, стащив с ушей шапку - на самом деле, у него была точно такая же, как и у незнакомки, "шапка от солнца тип 2" из спецодежды. Это что-то да значит, метко подметил Пуз, осталось только понять, что именно.

- Применим дедовскую дукцию! - решил грызь.

А именно, что она здесь могла делать? Сам он приехал за свёрлами, которые его просил посмотреть Хеверт, а больше тут вроде ничего и нет. Или есть? Само собой, оказалось, что или есть. Для этого Пузырь взял на себя труд открыть на комме карту, и позырить. В ангаре номер сто шесть дробь ноль была выдача со склада, но не только с того, который продавал свёрла. Но вот выяснить, что именно забирала грызуниха - это надо опрашивать штук сорок шелеков, а это точно вызовет нездоровый интерес, да и законность такого мероприятия сомнительная. Это было похоже на облом, но Пуз был не из тех, кто не привык к обломам. Кроме того, подумал он, такая прелестная белочка наверняка вызовет подъём хохолков среди самцов, так что, ловить вряд ли есть чего. Но, в отличие от всех прочих случаев, когда на этом тема закрывалась, здесь грызь просто по произволу не стал этого делать, а твёрдо поставил в список задач на обдумывание. Ну, для начала, можно просто пошарахаться тут вокруг, надеясь на то, что грызуниха появилась тут не единственный раз... но это, конечно, после того, как предметы будут доставлены по назначению.

Вспушившись для порядку и цокнув себе "эхей, каналья!", Пузырь бодро покатил по обратному маршруту, трястись на ухабах грунтовой колеи и месить грязь колёсами "разика". Лучше колёсами, чем собственной мордой, как утверждала практика. Если для какого другого водителя тряска была в минус, то для космонавта, как уже упоминалось - только в плюс, потому как это давало ощущение движения, какового грызь был лишён на протяжении многих световых лет пути через пространство. Чувствуя, как кочки отдаются через руль, он только ухмылялся. Тем более, если бы это был "разик" докосмической эры, его всё же можно было бы убить неумелым обращением; этот - только специально поджечь, иначе никак не выведешь из строя. Это придавало ещё большей лёгкости пуху, образно цокая, и Пузырь, нюхая полными ушами забортный воздух, гнал машину по проложеному им самим маршруту.

Немного пришлось повозиться с переправой через речку, но как и было цокнуто, это принесло только дополнительную потеху. Вся операция ограничилась тем, что Пуз сделал из проволки, бутылки и кирпича высокотехнологичный глубиномер, и составил представление о том, как оно. Впрочем, ему куда больше помогло то, что теперь он знал, что через этот брод ездит тягач с бочкой, и прикинуть, на какой высоте находится у него воздухозаборник. Собственно, именно забор воздуха ограничивал машину по глубине погружения, и Пуз сделал кой-какие приготовления, протянув шланг от воздушного фильтра, и замотав всё это скотчем. Через десять минут отвалится, но тогда уже дело будет сделано. Припомнив физику, он также размотал лебёдку, не поленился перебраться по бревну на другой берег, и закрепил её там за якорь, вбитый в грунт. На крайняк, воротом можно хоть влапную вытащить, хотя это очень долго и трудоёмко. Вдобавок, он поставил машину не поперёк реки, как можно подумать, а под приличным углом. Смысл такого маневра состоял в том, что "разик" погрузится наполовину, и его будет прилично толкать течением - поэтому надо, чтобы течение выталкивало его, а не тащило назад или переворачивало. Это с виду речка почти стоит, а на самом деле, тут движется огромная масса воды, у которой в избытке кинетической энергии, сухо цокая.

Правда, совсем сухо поцокать не получилось, потому как операция прошла успешно, но вода всё же пролилась достаточно, чтобы вымочить водителя по пояс. Всё-таки машинка не была предназначена для заплывов, и сифонило водой там отовсюду, как пухти что. Пузырь, который имел опыт походов... да что там, хороший опыт походов, даже межзвёздных! - был к такому вполне готов, поэтому сменил одёжу, мокрую повесил сушиться под крышу машины, и покатил себе дальше. Как он и подозревал, идея подождать бочку и попросить протащить его через брод была так себе - бочка не встретилась ни сейчас, ни позже. Да и с этими "профессионалами" цокотно связываться, если честно, раздавят и не заметят. Тобишь, в очередной раз было подтверждено, что если хочешь сделать хорошо, то делай это сам. Уже к полудню "разик", хрюкая движком, влез на знакомую грязевую площадку, и приткнулся возле хозблока.

- Фига се, - прокомментил Хеверт, - Если честно, я не думал, что ты действительно это сделаешь.

- А что, тушно стало? - хихикнул Пузырь, окинул ухом базу и уточнил, - Наверное, и мне бы тушно стало, после такого.

- Да есть мальца, - признался клюквоволк, кривя морду, - Старею, видимо.

Клюквенные переглянулись и заржали.

- Второй раз, всмысле, - уточнил серый. - Мне вот иногда даже здесь как-то не по себе бывает, а как оно - в одну морду между звёздами? Как ты это сделал и не свихнулся?

- Почему не свихнулся? - продолжил хихикать грызь, - Ну, это убельчиться надо, чтобы. А вообще так, в любой непонятной ситуации - втыкайся в возню.

- Да, это работает, - кивнул Хеверт, - Вижу, ты так делаешь регулярно.

- Тут ещё такое дело, волк-пуш, - цокнул Пуз, чеша уши, - Я возле базы увидел какую-то... ну...

Он показал лапами, какую, и волк-пуш явно всё понял.

- Есть какая-нибудь возможность найти её? В конце концов, клюквенных здесь не так уж много, а среди них ещё меньше грызуних.

- Я бы на твоём месте пошёл в "Чистую рыбу", - хмыкнул Хев, но призадумался, - Хотя, грызуних я там не припомню, это точно. Тогда... шут знает, что тогда. Если она не захочет, чтобы её нашли, то это довольно-таки невозможно.

Пузырь уставился в небо, прикрытое разлапистыми сосновыми ветвями, но вместо философичных растечений мысли усиленно варил котелком. Он не бросил это даже тогда, когда они с Хевертом после перекура пошли вкорячивать мешок в бочку - благо, это не так долго. Так вооот, цокнул себе грызь, не проще ли будет найти не грызуниху, а её машину? Автотранспорт как-то позаметнее будет, тем более, насколько ему не изменял склероз, у неё была не обычная "мыльница", на каких ездят шелеки, а что-то довольно тяжёлое и угловатое, вероятно внедорожник или как-то так...

- Эк тебя приплющило, - вяло прокомментил Хеверт, глянув на то, что творит грызь с коммом.

- Втыкайся в возню, ага? - хихикнул Пуз, не отрываясь от дела.

Соль в том, что грызь вспомнил столь уникальный факт, что все автомобили в обязательном порядке оснащаются видеорегистраторами. На "разике" он вообще был засунут под несущую балку над стеклом, так что достать его невозможно, а вот скачать информацию... Пузыря слегка пробрало, когда он увидел, что едва не опоздал - ещё немного, и запись со стоянки была бы затёрта. В частности, помогла его привычка ставить машину задницей к стенке, а не мордой, как это делало абсолютное большинство водителей - так у камеры оказался обзор на стоянку, а не на ангар. И Пуз смог получить вполне качественные, ну для такого случая, скриншоты с изображением искомой колымаги и грызунихи за рулём. Хм, а грызуниха ли это? Рассмотрев её в профиль неспеша, грызь заметил, что форма мордочки у неё не совсем беличья, а слегка лисья, с вытянутым длинным носом. Ну, это частности.

- Ну-ка Хев, я тебе помог с матчастью? - цокнул Пузырь, и высветил экран комма на стенку бытовки, - Теперь ты мне помоги. Что это за машина и где такие можно взять?

- Тут тебе повезло, - хмыкнул Хеверт, не особо разглядывая изображение, - Это "вишня", как её тут называют. Не знаю как-что, но в конторе проката, которая на кругу, такие были. Только вот как тебе это поможет?

- Не знаю, но это уже хоть кое-что, - потёр лапы грызь, - Там ведь и мастерская при гараже, так? Наверняка бельчарыня заедет туда, если что-то случится с машиной, а оно наверняка случится.

- Вот ты настырный, - удивился клюквоволк.

- Сам удивляюсь, - не меньше удивился Пуз.

Ещё больше он удивился себе, когда проторчал на стоянке у пункта проката пол-дня и понял, что идея так себе. Всмысле, после этого он пошёл на неординарный для себя шаг, и речь даже не о вспушении. Пузырь просто зашёл в контору, взял за уши первого попавшегося шелека, и выложил всё напрямую.

- Понимаешь чувак, я ищу одну клюквенную белку, - он показал на собственную "клюкву" на ушах, - Но я знаю только то, что она, возможно, взяла на прокат у вас машину. Ты сделал бы мне большое одолжение, если бы посмотрел по базе, не бесплатно, конечно.

- Мы не даём подобной информации, - весьма убедительно соврал шелек.

- А полста монет?

- Мы не...

- А семьдесят пять?

В общем, несмотря на всё, за семьдесят пять монет служащий быстренько сел к терминалу и прокрутил базу данных. Как и подозревал Пуз, рыжая с ушами там оказалась вообще одна, так что, ошибиться довольно трудно. Сбросив данные себе на комм, грызь отдал взятку, и пошёл изучать информационный хабар уже в спокойной обстановке, усевшись в удобное кресло в "разике". Его слегка вспушило, когда он понял, что авантюра полностью удалась, и это действительно она, а не какая-то ещё клюквенная белка или лиса. Эту рыжую прелесть звали Хорелькой Валентишкиной, и вдобавок, в качестве отчества было указано "Земляновна", что указывало на родной мир. Пузырь аж тяжело сглотнул, представляя себе такую удачу... хотя, это как посмотреть глазом, пискнула Крыса, ведь Пуз как раз и сбежал с Земли куда подальше. Но, это мы посмотрим позднее, цокнул себе грызь, сначала попробуй реально найди её, да познакомься, что гораздо сложнее, если речь о Пузыре. Здесь ему повезло ещё раз, потому как бельчарыня брала машину для работы, а следовательно, указала и предприятие: отделение всесоюзного бюро контроля биоресурсов. С другой стороны, а вот это мне как поможет, хихикнул Пуз, ведь их контора на другом континенте планеты, а здесь все работают по удалёнке, видимо. А вот регистрационный номер этой самой "вишни", пожалуй, поможет. Грызь снова применил голову, и счёл, что ему следует объехать стоянки возле гостиниц, выискивая нужный автомобиль, ну а там уж как-нибудь далее.

Собственно, именно такой хитрый план он и принял к исполнению, подремал несколько часов прямо в машине, потому как лень было возвращаться в нумер, составил маршрут по карте города, и покатился. В этом месте он словил Ощущение, которое весьма напрягало мозг своей минус-логикой, а именно - было цокотно как не найти, так и найти, причём сразу! Ведь если найти, то надо будет что-нибудь сделать, а что именно - Пузырь, если честно, не представлял от слова совсем. Скорее всего, подумал он беличьей головой, последить за ней и убедиться, что она не нуждается в компании всяких там выпушней с клюквой на ушах - это легко понять. И тем не менее, отказываться от затеи он не собирался, легко приняв произвол в качестве уважительной причины. И заржал, само собой, потому как видал эту причину, вписанную во вполне официальные документы. Ржущего грызя, однако, не миновал очередной вызов комма; поскольку вызовы были далеко не частым случаем, Пуз останавливал машину и высвечивал экран на стекло, ибо бережёного хвост бережёт, как цокают белки.

- Пузырь, - мявкнула Фейлин, уставившись на него, - Ты уже больше суток топчешься по городу, а на тебя это не похоже. Что случилось?

Пожевав ушами, Пузырь чётко ответил, что случилось: утаивать что-то от кошки не было ни желания, ни причины. Чёрная повела ушками, раздумывая.

- Понятно, благодарю за честность... ещё раз, - хихикнула она, - Ты прав, смотреть базу данных я не стану. Но вот совет в частном порядке, кто мне помешает?

- Дай угадаю, совет - убиться об стену? - заржал грызь.

- Не угадал. Я просто в курсе, как работает ВБКБ, особенно на Шелеке.

- Можно попросить тебя продолжить мысль? - цокнул Пуз, потому как Фейлин и не подумала продолжить сама.

- Ладно, не буду мучить, - хихикнула кошка, - У них там система контрактов, ну посмотришь на ихней странице в сети. Тобишь, скорее всего, твоя клюквенная белка взяла один из этих контрактов на выполнение, а они все доступны для ознакомления, сечёшь?

Пуз обдумал это головой, и его вспушило, когда он таки просёк, что дело почти сделано.

- Фейлин, - выдавил он, - Чем я заслужил такое отношение с твоей стороны?

- Пааашёл ты, - ответствовала чёрная, и продолжая хихикать, сбросила вызов.

Это в пух, цокнул сам себе грызь, и немедленно полез смотреть страницу Бюро. Как он и подозревал, Фейлин нисколько не шутила, там действительно имелась база данных с квестами, и всё это было видно для любого пользователя. Соль в том, что данному Бюро на постоянной основе требовалось просто пух знает что! Сегодня - собирать образцы тополиного пуха, завтра - отлавливать крыс, а послезавтра - разносить тополиный пух обратно, в прямом смысле. Однако, сейчас Пузыря интересовало вовсе не это, а единственный пункт в ихнем списке, помеченый "принято к выполнению", причём с указанием конкретно, кто принял. Забив искомое слово в поле поиска, грызь с изрядным содраганием ушей получил результаты, прочитал, и призадумался. Ведь полученная информация не говорила напрямую, где искать грызуниху, хотя подсказки были более чем простые.

Получалось, что рыжая в данный момент занимается поиском и отловом летучих мышей. Правда, это были не те мышки, к которым привык Пуз, а твари размером с ворону, причём весьма агрессивные и вполне способные причинить вред здоровью, вплоть до жмурного исхода. Во первых, они летали стаями, во вторых - легко заражали жертву остаточным нановирусом, каковой и был причиной их мутации до монстрообразного состояния. В описании задания говорилось, что имеются конкретные точки, где предполагаются гнездовья летышей, вот их-то и надо проверять, держа наготове огнемёт. К удаче, скотины остались чисто ночными и днём сидели достаточно тихо, чтобы этим можно было воспользоваться. План получался не слишком хитрым - поехать по этим местам, в надежде найти эт-самую... Жаба тут же сказала, что лучше бы заодно действительно делать дело, но Пузырь послал её впух, на этот раз, ибо это будет через край. Кстати, в данном случае именно клюквенные морфы были более чем пригодны для задачи, потому как обладали абсолютным иммунитетом к нановирусу, в то время как шелеки вполне себе рисковали нарваться на случай "моментально в море".

Вспушившись для порядка, грызь поехал комплектоваться, как это называлось - на заправку, чтоб был и полный бак, и канистры; потом к кормовому автомату за едой, собственно. В данном случае будет не в пух тратить сутки на добычу корма по лесу, хотя Пуз и уважал это дело. Сейчас он ещё недостаточно хорошо изучил сдешние условия, чтобы уверено цокать о подножном корме, да и голову занимало совсем другое. А что я творю, спросил себя грызь, пырючись на ленту дороги, и резонно ответил: произвол. А как известно, если произвол не приносит никому Ущерба, это верное уравнение. Успокоившись на этом, он уже сосредоточился на вождении, и мыслью не растекался. Покинув Мункейп и влезши на грунтовую колею, Пузырь остановился и внимательно изучил карту, прилагавшуюся к "квесту" от Бюро - на ней указывались как примерные районы, так и конкретные точки. Так, ну если это грызуниха... а это скорее всего грызуниха, хихикнул грызь, то она должна смотреть на эту же карту, и принять беличье решение. А значит, он по идее должен угадать на сто процентов... или нет?...

--

Как оказалось, или да. Само собой, Пузырь просто поехал по кратчайшему маршруту, и уже в первом районе нашёл... нет, не совсем то, что ему хотелось бы, но уже кое-что, а именно - свежие следы. К его удаче, искомый автомобиль имел значительно более широкую колею, чем "разик", но и со следом от грузовика не спутаешь, поэтому Пуз мог уверено чесать носом по следам, хихикая при этом. Насколько он уяснил из первого дня расследования, грызуниха уже закончила с первой точкой, и поехала обратно в город, видимо пополнять припасы, и возможно, выгружать тушки летышей. Допустим, потёр лапы грызь, и неспеша поехал к следующему кругу на карте. Как оказалось, прямо туда ведёт довольно сносного качества бетонка, а посередь круга находится огороженая территория, причём неслабо так огороженая, бетонный забор метра в три с колючкой поверх, вышками и камерами по периметру. Причём на общедоступных картах это место обозначалось как жилая зона - может и жилая, но явно не для всех, подметил Пуз, или это вообще какой-то военный объект. Хотя, у шелеков военных объектов вроде уже нету, а союзные... пух знает, будем посмотреть. Чтобы было удобно смотреть, грызь поставил машину в кусты на опушке небольшого поля, откуда открывался вид на дорогу и подъезд к воротам контрольно-пропускного пункта. Ну как пропускного, скорее - не-пропускного, судя по наглухо закрытым воротам.

Стояла изрядная теплынь, с неба грело солнышко и чирикали птички, так что можно и расслабона словить. Честно цокнуть, Пузырь таки словил, развалившись на кресле в машине, так чтобы иметь обзор в нужном секторе, и позволил себе на пару часов разгрузить голову. Иногда это необходимо, особенно, если всё остальное время её, голову, занимают мысли. Когда надоело просто сидеть и пыриться ушами на ландшафт, грызь неспеша открыл свои таблицы по поводу корабля, в очередной раз проверить их, раскинуть, и всё такое. Кроме того, он отслеживал и изменения на странице Бюро, вдруг они снимут ту самую задачу с летышами, а он не узнает. Однако, поскольку статус задачи оставался прежним, можно было сделать вывод с вероятностью процентов в сто, что грызуниха где-то здесь. Учитывая то немногое, что он о ней знал, Пуз цокнул бы, что лезть через забор она не станет, а скорее просто подкатит прямо сю... И тем не менее, грызь поперхнулся воздухом, увидев на дороге ту самую серебристую "вишню". Настолько прямо видеть результаты чисто мысленного разбрыла ему ещё не приходилось! Впрочем, Пузырь скорее почуял радость оттого, что всё же нашёл её, а не что-то другое.

Судя по всему, с тяжёлым внедорожником рыжая справлялась не совсем в пух, потому как машина двигалась неуверено, и едва не влезла в канаву, останавливаясь. Пуз, внимательно следивший за происходящим со своей позиции, фыркнул - похоже, вот и ответ, она не одна. Впрочем, с ней не грызь, а шельчанка, что оставляет пространство для эт-самого. Сам же грызь не особо прятался, хотя и не предпринял попыток приблизиться, не совсем... точнее, совсем не представляя, что цокнуть. Возможно, самочки даже заметили его, но не придали этому никакого значения, потому как белка в лесу - это и на Шелеке норма. Выбравшись из колымаги, грызуниха и шельчанка отправились прямиком к воротам, и вероятно, стали топтать звонок, или что там вместо оного. Даже издали были отчётливо заметны огромные рыжие уши и пушной хвост, вызывавшие у Пузыря стойкое ощущение... чего-то. Вероятно, чего-то очень знакомого и родного, учитывая то, что точно такой же хвост был у него самого, а уши лишь слегка поменьше. Однако, крысторожность, помноженая на долгие годы, проведённые в одну морду, останавливали грызя от того, чтобы подойти и позырить, что там. Там же, как было нетрудно догадаться, было явное затруднение, вызванное тем, что охранцы из шелеков не спешили пускать прибывших на территорию. Более того, высунувшийся зассанец прокричал что-то достаточно грубое, и наверняка озвучил угрозу применить насилие.

Будь на месте Пузыря какой другой самец, он наверняка подумал бы, что помочь девчонкам проникнуть за периметр каким-нибудь хитрым способом - это хорошая мысль. Но на месте Пузыря был Пузырь, поэтому, несмотря на причину, которая привела его сюда, он не упустил из вида то, что происходит явное нарушение зако... а, тьфу, поправился грызь, в Союзе законы не писаны, здесь есть один закон, "чтоб было в пух", конец цитаты. А не пускать тех, кто работает на Бюро, да ещё и в хамской форме - это явно мимо пуха, тут не надо быть семи пяней во лбу, чтобы понять это. Так что, пока рыжая со своей спутницей препирались у ворот, Пуз в очередной раз вызвал Фейлин.

- Привет, зверюга, - мявкнула кошка, - Ну как, поймал кого?

- Возможно, - ответил грызь, - Как ты думаешь, препядствовать сотрудникам ВБКБ в их работе, это по шерсти, или не очень?

Фейлин потребовалось секунд двадцать, чтобы полностью разобраться в ситуации.

- Вот же придурки! - оскалилась она, - Сейчас вызову туда наряд. Главное дождитесь его, а не дурите, ясно?

- Очередные хруродарствия, кошарыня, - кивнул ушами Пуз.

- Очередные взаимно, - хмыкнула та, - Приятного дня.

Как уже успел убедиться грызь, Фейлин такими вещами не шутила, поэтому спустя всего пять минут из-за леса донёсся рокот винтов, и прямо на дорогу спикировал летательный аппарат; сложив винты, машина подкатилась к воротам, а на серых боках явственно различалась синяя полоса и надпись "милиция" на шелекском языке. Как и предполагал Пуз, охранцы сделали предсказуемую ошибку, а именно упомянули частную собственность. Соль в том, что в Союзе вполне себе была частная собственность, только вот никто не носился с ней, как с писаной торбой, как это делают в иных местах. Как только дело доходило до вопросов, касающихся всего мира, на всякие собственности плевали невесомо легко. Пузырь уже насмотрелся, как это не пролезает некоторым особям в голову, и теперь с довольно злорадной ухмылочкой наблюдал, как наряд милиции утюжит остолопов - пока ещё только словесно, но с них станется перейти и к физике. Что, собственно, и подтвердилось - один из вертухаев поднял оружие, совершив уже гораздо более грубую ошибку. Само собой, что спустя три секунды все нарушители валялись на земле, обработаные станерами, а милиция начинала рутинную работу по погрузке туловищ. Через десять минут появились ещё машины, и начался изрядный базар-вокзал; насколько видел грызь, грызунихе и шельчанке отрядили кого-то в сопровождение, и они таки зашли на территорию, исчезнув где-то за высоченным забором.

Вот впух, фыркнул Пуз, ведь всё правильно сделал, а получается, нисколько не приблизился к своей цели, поймать кой-кого за рыжий хвост. Ломиться сейчас туда было бы весьма плохой идеей, так что он это даже не рассматривал. Вместо этого он ещё раз рассмотрел карту и прикинул, как можно проехать к следующему месту, обозначеному в задании. Получалось, что если не ломиться через лес по азимуту, то есть только одна дорога, широкая и развоженая в никакашку, которой пользовались все, кому надо забраться в эту глушь. Да, для шелеков эти километры от Мункейпа уже были глушью, так что тут мало кто встречался - они, похоже, даже лес не вывозили, хотя сушняка тут лежали мегатонны. Зато теперь это означало, что там хоть как-то можно проехать, а значит, следует отправляться туда и караулить уже знакомую колымагу. Нафига? Ну, один раз я ведь ей помог, как-никак, хихикнул Пуз, хотя это и было несложно, мягко цокая. А на том участке, судя по отметкам на карте, присутствует остаточное заражение местности, тобишь, могут быть всякие сюрпризы - именно "всякие", потому как это заражение давало весьма непредсказуемые эффекты. Грызь вытащил из рюкзака станер, и покачал ушами - от хулиганов идеально, но вот что-то серьёзное этой штукой не пронять.

А где мне взять пушку, задался он вопросом, и быстро придумал, где: страница ВБКБ была у него перед носом, а там чёрным по зелёному писали, что есть задание на отстрел гарпий, причём инструмент выдаётся. Гарпий, фыркнул грызь, а кентавров вам не завезли?... Впрочем, смех с мехом, а эти твари, которых по аналогии называли гарпиями, были подарком ещё меньше, чем летыши. Как утверждали, они появились в результате мутации изначальных искусственных существ, которых шелеки делали для удобства своих задниц, как обычно. Пузырь слегка поёжился, глянув на видеозаписи: эта ерундовина была размером с хорошего индюка, при этом достаточно резво летала и была оснащена огромными когтистыми лапами, которыми и хватала всё что видела. Видок у гарпии был так себе, навроде смеси вороны с крысой, да ещё и с подобием "лица" вместо обычной морды, что вызывало естественное чувство жути. Фигня была в том, что территория вокруг города была обработана реагентами и покрыта зоной действия излучателей, которые убивали наночастицы, являющиеся основой таких тварей - а эта зона пока ещё нет, что и вызывало аномалию. Ясен пень, что если бы не помощь Союза, такие "пташки" порхали бы по всему Шелеку, и это ещё только предцветочия! Ладно, топчем гуся по мере поступления, припомнил народную глупость грызь, и занялся делом.

Для начала он взял на себя труд зарегаться в системе Бюро и взять "квест", как они это называли, затем - катиться на склад во всё той же космопортовой зоне, получать инструмент. Как и предполагал Пуз, гранатомёты с ядерными припасами не выдавали, потому как незачем. Вместо этого существовал ионный разрядник - довольно тяжёлая фигня, похожая на электродрель, причём к ней ещё и подключался кабелем аккумулятор. Смысл состоял в том, что нанести этой штукой тяжкий вред здоровью шелека или ещё кого можно, но скорее путём удара по башке рукоятью, а не выстрелом. Выстрел же разряжал в цель высокочастотный ток, подобраный таким образом, что опять-таки убивал наноструктуры, а без них "гарпии" и прочие кукушки не существовали. Само собой, что Пузырь первым делом испробовал прибор, найдя тихое место - просто выпалил в бетонный забор, позырить чё будет. Было ничего особенного, после нажатия спуска прибор свистел секунды три, набирая заряд, а потом раздался треск, в воздухе понесло озоном, и с забора полетела тучка пыли, вот и всё. По крайней мере, стреляет-то он не сразу, хмыкнул грызь, об этом никто не предупреждал, гуси клыкастые. Ещё поэкспериментировав, он выяснил, что штука бьёт куда дальше, чем может показаться - метров на двести достанет, если не будет металлических препядствий. Кроме того, стоило помнить, что заряда там ровно на один выстрел, и ещё на тридцать - в аккумуляторе, после чего придётся довольно долго заряжать от машины. В общем, вырисовывалось такое дело, что лезть туда не слишком безопасно... а когда это меня останавливало, хихикнул Пуз. Кроме того, теперь у него был отличный повод влезть, так что - !

Учитывая крысторожность, грызь не полетел сразу искать грызуниху, а предпочёл посмотреть, как там оно на практике, чтоб не вышло чего. На практике это выглядело так, что развоженая грунтовая колея проходила мимо весьма неприметного столба с обветшалыми табличками, которые предупреждали, что здесь заканчивается зачищеный периметр, и дальше - только на свой риск. Пузырь даже и не полез бы туда чисто поржать, но он здраво рассудил, что если Бюро пускает туда кого попало - значит, не так уж там опасно. Однако, рыжий всё равно невольно сидел как на иголках, постоянно вращая башкой и ожидая подвоха. Пока что ничего такого заметно не было, а вот растительность явно поуныла, сделавшись похожей на осеннюю; чем дальше в зону заражения, тем более явным это становилось, и уже через пару километров стали попадаться участки полностью сухого леса... хотя и не нестолько мёртвого, как хотелось бы. Остатки деревьев были оплетены какой-то паутиной, то и дело виднелись кучи чего-то кислотно-зелёного, явно не травы, и грызь пока поостерёгся приближаться к ним. Однако, к его полному удовлетворению, органическую жизнь оказалось не так то просто убить: то тут то там зеленели прогалины настоящей травы, и лезли молодые деревца, радуя глазные яблоки. Кстати, пару раз он видел на ветках что-то подозрительно похожее на глазные яблоки, но разбираться не стал, потому как помнил, что приехал сюда не за этим.

Пузырю потребовалось всего часа три, чтобы найти первое искомое, тоесть гарпий. Сначала он только видел пролетающие над сухим лесом объекты, и резонно решил, что это оно и есть. Подкатившись по полю вслед за очередной "птичкой", грызь увидел на опушке целую стаю таковых, и даже что-то похожее на гнёзда на ветках. Штук двадцать тварей серо-чёрной расцветки сидели на сучьях и издавали такие звуки, что не возникало вопросов, почему их обозвали гарпиями. Честно цокнуть, это было порядочно цокотно, потому как налети такая толпа сразу, и она вполне может задрать клюквенную белку - вопрос только в том, налетит ли. Это можно выяснить только опытным путём, цокнул Пуз с умным видом, похихикал, и быстро изобрёл хитрый план. План оказался хорошим, но неправильным: при попытке подъехать ближе на машине гарпии резко взбодрились и ломанулись... только не на, а от, и быстро скрылись в сухой чаще, где шиш их достанешь. Слышимо, реагируют на массу объекта, сделал вывод грызь, а "разик" всё-таки весит куда больше, чем клюквобелка. Пришлось менять тактику и экипироваться для пешего похода... Пузырь утянул рюкзак таким образом, чтобы аккмулятор от разрядника, который он туда запихнул, висел у него на загривке, закрывая спину и даже частично шею - получить сзади ему вовсе не улыбалось. Подумав, Пуз взял ленточную пилу и отчикал от ближайшего сушняка хорошую дубину - не помешает, на случай важных переговоров, как-грится. Сама пила была куда более эффективным оружием, только вот и шанс оттяпать себе лапу непозволительно высок, поэтому она осталась в машине. Всмысле пила, а не лапа.

Экипировавшись таким образом, грызь вспушился, насколько ему это удалось, выбрался из "разика", и пошуршал в сторону цели. Пошуршал здесь не в качестве красного словца, а в прямом смысле, потому как под ногами шуршала сдешняя вечно-осенняя трава и сухие ветки, оставшиеся от деревьев. Чувствуешь себя долбаным сталкером, захихикал Пузырь, и поправился - так оно и есть, собственно. Что ему потрбовалось более всего в данном деле, так это терпение, но космонавт-межзвёздник вряд ли мог пожаловаться на проблемы с этим. Тобишь, он три часа просидел на поле среди жухлых кустов, ожидая возвращения гарпий из бурелома, и в конце концов этот план сработал. Оглашая окрестности воистину жуткими воплями, крылатые твари слетелись к месту своей тусовки, уж пух знает, зачем им это, но факт. Поскольку Пуз выбрал позицию не хвостом, а головой, то сидел на небольшом бугре и имел отличный обзор на сектор стрельбы, чем он и не приминул воспользоваться.

Взвесив ещё раз все за и против, грызь хихикнул и нажал на спуск; разрядник засвистел, и уже на этом этапе гарпии резко взбодрились. Какие-то рванули обратно в чащу, но гораздо больше - на источник шума. Пуз верно прикинул, что летать им довольно тяжело, поэтому после перелёта они еле махали крыльями и скорее далеко прыгали, чем летели. Это сыграло налапу, и первый же разряд угодил в группу, сбив штук пять и зацепив ещё сколько-то. Пузырь не рассматривал эту картину, а жал на кнопку снова и снова, потому как если зазеваться, то придётся отмахиваться дубиной, а это лишнее - впрочем, он не забывал о количестве зарядов, чтобы не растратить их в ноль. Судя по визуальным наблюдениям, сухо цокая, разряд действовал весьма эффективно - без огня и звука, зато твари просто падали на землю мёртвым грузом, и попыток встать не делали. "Лежит, скучает" - припомнил грызь слыханую где-то фразу, и чуть не заржал невовремя. Прибыль также была в том, что в отличие от огнестрела, разрядник убивал молча, и не слишком интеллектуальные гарпии долго не могли понять, что происходит - настолько долго, что Пузырь методично расстрелял всех, какие не утекли в лес. Впрочем, последняя шмякнулась всего в пяти шагах, что слегка вызывало обеспокоенность - резво они, ничего не скажешь.

Уняв некоторую дрожь в лапах, грызь внимательно огляделся на предмет других угроз, но ничего не увидел, и пришлось идти собирать хабар. Соль в том, что тушки гарпий были нафиг не нужны, Бюро требовались когти в качестве образцов и заодно как доказательство уничтожения твари. Это уже было куда как менее приятно, чем палить из разрядника... Нет, Пуз хорошо владел натуральным хозяйством и умел кое-как разделать курицу или рыбу, но здесь рыба была с половину него размером, и пух знает, дохлая ли до конца. Однако, назвался - полезай, как известно, и пришлось полезать. Для начала грызь не забыл вернуться к машине и зарядить аккумулятор, благо, на "разике" избыточно мощный генератор как раз на такие случаи. Теперь по крайней мере он был уверен, что сможет добраться к укрытию, отстреливаясь, а не останется без заряда. Далее в ход пошёл перенож, схабареный в гостинице: Пуз переключил лезвие на тонкое и длинное, и этим кинжалом отрезал гарпиям бошки, чтоб быть увереным в результате, а затем и когти с лап. Сперва это вызывало отвращение, но вскоре стало понятно, что тушки состоят явно не из обычной плоти, как могло показаться с первого взгляда. Снаружи это походило на корявые перья и кожу, как у страуса, например - но внутри тушка была студенистой массой, почти прозрачной и без всяких признаков крови. Правда, стоило некоторых усилий не думать о том, что этот студень состоит из весьма агрессивных наночастиц - по идее, разряд должен был убить их, но кто даст уши на отрыв?

В целом, сбор урожая прошёл без эксцессов, если не считать того, что Пузырь таки едва не получил по морде. Когда он обрабатывал тушки рядом с гнездом, висящим на дереве подобно осиному улью, оттуда тихо и незаметно полилась жижа, лужа которой за считаные секунды сформировалась в новую гарпию. Нет, грызь всё это видел, но вот осознать получилось не так быстро, как хотелось бы: такая фигня ввела в ступор даже его! В общем, разрядник сработал в самый последний момент, и Пузу пришлось уворачиваться от летящей на него туши, набравшей хорошую скорость. Вспушившись, и на этот раз не просто так, грызь забыл про утомление от работы и быстро раздеталировал оставшиеся тушки, а затем занялся и "гнездом", если это так можно назвать. На самом деле это был массив наплывов из всё той же массы, прикреплённый к толстому суку сухого дерева, и выглядел он весьма таки отвратительно. Так вот где вы респитесь, гады, подумал Пуз, и ещё раз как следует осмотревшись, влепил в объект три заряда подряд - почти в упор, этого должно быть достаточно. Чтобы зафиксировать результат, пришлось ещё прыгать и бить гнездо дубиной, пока часть его не отвалилась на землю, разваливаясь на куски "студня". Идея собрать всё это зло в кучу и сжечь была хорошая, но неправильная - поджигать что-либо посередь сухого леса не самое умное решение. Тем более, пока Пуз возился - первые псевдо-тушки уже заметно оплыли и сплющились, быстро распадаясь на составные вещества. Это подтверждалось и тем, что сильно несло метаном, как из канализации - ведь наноконструкты в основе своей имели углеродные соединения, если верить справочным данным. Подавив желание собрать и сжадить газ, грызь вспомнил о том, зачем он вообще сюда припёрся, и подпрыгнул. Да тут эту Хорельку с её напарницей-пчелой порвут на куски, вполне вероятно! Так что, он начал бежать прямо сейчас, как-грится.

Эти теоретические выкладки подтвердились весьма быстро, стоило проехаться вдоль дороги и поискать свежие следы. Прокатившись вдоль таковых, грызь обнаружил "вишню", а подальше, видная издали, кружила стая гарпий, не меньше той, что уже была обработана. И судя по истеричным визгам тварей, они таки на кого-то плотно насели.

- Вот это я вовремя зашёл, - цокнул Пуз, давя на газ.

Он слегка икнул, когда увидел, что именно там происходит - рыжая грызуниха отбивалась от гарпий палкой, встав хвостом к большому дереву. По крайней мере, сверху оказались толстые ветки, сбоку - валежины, поэтому её ещё не порвали на составляющий пух. А вот где шельчанка, задался вопросом Пузырь, это так себе история... но, топчем гуся по мере поступления. Он не удержался заржать, когда случилось практически то самое, с гусём. Одна из гарпий, уворачиваясь от дубины, шмякнулась о ветки, неуклюже отлетела в сторону передохнуть - но тут как раз подкатился "разик" и растоптал её колёсами. Пуз ещё и втопил гудок, чтобы расшугать тварей, и отчасти это подействовало. Некоторые же гарпии бросились на машину, вцепляясь когтями в брезентовый тент - но, фигу, порвать его можно только гидравликой, а не лапками. Поразмыслив секунду, грызь заглушил мотор, вырубил массу на всякий случай, а затем взял с сидушки разрядник, и щёлкнул прямо в крышу. Как он и предполагал, брезент пропускал разряд, а металлический кузов ещё и передавал, так что все гарпии, которые атаковали "разик", резко заскучали. Правда, на этот раз сам Пуз почувствовал весомый удар током, но это частности. Выпрыгнув из машины, он без особой опаски выпустил пяток разрядов по оставшимся тварям. Баловаться так с огнестрелом он бы не стал нивкакую, потому как грызуниха находилась точно за гарпиями, и наверняка словила бы пулю - а так пожалуйста.

С некоторой лыбой на морде Пузырь наблюдал, как рыжая на автомате продолжает фигачить по тушкам, хотя те уже свалились на землю. Неслабо так навешивает, подметил грызь.

- Здорово кусать, бельчарыня, - цокнул Пуз, не забывая озираться.

- Здорово, - цявкнула она, утирая с мордочки мусор и перья, - Благодарю за помощь, грызь-пуш.

- Вы тут в одну морду? - уточнил грызь, опасаясь худшего.

- Да, а что? - фыркнула Хорелька.

- Это весьма неосмотрительно с вашей стороны, - цокнул Пуз, выдыхая: значит, шельчанку не разорвали.

Рыжая скривила мордочку, что явственно намекало, чтобы он оставил свои комменты при себе, и грызь был склонен согласиться, что тупь цокнул. Правда, сначала он просто пырился на неё, потому как впервые видел вблизи, и ощущение было... в пух, если коротко. А глаза у неё всё-таки синие, отметил Пуз, и мордочка длинная и узкая, почти лисья. На больших рыжих ушках явственно краснели бусины "клюквы", указывая на то, что эта белка "не из тех, а из этих", как обычно цокали. Она тоже заметила клюкву, и это наблюдение явно успокоило грызуниху. Хорелька достала ножик и принялась деловито свежевать псевдо-тушки, как будто ничего и не случилось. А она не нервная, хихикнул Пуз, что в пух. Вот то что её едва не порвали - это мимо пуха, ну да ладно. Вдобавок, она потащилась сюда всё в том же фиолетовом сарафане, в каком он видел её первый раз - выглядело это мило, но для охоты на гарпий куда лучше подойдёт спецовка. Ладно, не буду грузить сразу, подумал грызь, оставив эти комментарии при себе.

- Ну раз уж вы здесь, продолжим зачистку вместе? - подняла на него уши рыжая, - Когти пополам.

Само собой, Пузырь не имел ничего против, потому как именно на это и нарывался. Правда, он не представлял себе, насколько спартанской тактики придерживалась Хорелька при этой самой зачистке. Просто цокая, она бросалась на гарпий, как цыплёнок на коршуна, даже не думая осмотреться сначала и прикинуть, сколько ещё тварей соберёт на себя. На самом деле, такое было ему знакомо ещё с Лисувина, многие клюквоморфы не слишком берегли себя, потому как пожили уже передостаточно, и больше ценили получить приключений на хвост, чем сохранность оного. Слышимо, эта лиселка как раз из таких, думал Пуз, отмахиваясь от гарпий дубиной. Махать приходилось потому, что зарядов не хватило бы на всех, а ждать зарядки грызуниха вряд ли будет. Более того, она вообще оставила свой разрядник в машине, потому как давно его посадила, а правильно заряжать не умела. В итоге, двое рыжих раззадоривали очередную порцию тварей, собирали их на себя, отмахиваясь палками, а потом Пуз жал на гашетку и успокаивал их разрядом. После чего работали режущим инструментом, добывая трофеи.

Грызуниха не из болтливых, подумал Пуз, потому как та действительно не болтала, а только работала лапками, так что он едва успевал за ней. Впрочем, когда-нибудь она устанет, мысленно потирал лапы грызь, и вот тут можно будет слегка потрепать её за прелестные рыжие ушки... Получилось так, что сначала устали гарпии: они просто закончились в обозримом пространстве, а согласно карте, компания рыжехвостых уже обошла полный круг по зоне, которая не настолько большая. Убедившись в этом на своём комме, Хорелька вздохнула и опустила палку; лапки-то дрожат, подметил Пузырь. Она раскрыла пакет и пересчитала добытые когти.

- Ну, кажется, с этим местом мы разобрались, - цявкнула лиселка.

Она действительно говорила с особым акцентом, цокая и подтявкивая, и мягкий голосок был Пузырю как сердце по маслу. Уставшие и запыхавшиеся, они оперлись о свои дубины на краю поля, заваленого сухими остатками деревьев, и какое-то время попырились на голубое небо, на котором торговали боками белые облачка. Но как только Пуз собрался зацокнуться, произошло событие. Как оно всегда и бывает, событие произошло настолько быстро, что глаз не успел толком заметить. В воздухе что-то мелькнуло, раздалось громкое "АЙ!", и грызуниха полетела в сухую траву. Несмотря на шок, Пузырь сумел быстро разобраться, что это такое - а это была гарпия, только другой разновидности, с большими крыльями, которые позволяли ей подниматься высоко и пикировать оттуда подобно хищным птицам. И сейчас эта зараза массой под полста кило влепила лиселке в спину... с Пузом это бы не прошло, потому как спину всё ещё закрывал рюкзак, но грызуниха об этом не подумала. Да и грызь не особо думал, просто сделал добротный замах дубиной, и произвёл удар, который сложил гарпию пополам; сначала он ещё лупил барахтающееся тело палкой, но потом пришёл в себя и задейстовал разрядник, что куда эффективнее.

- Вот чёрт, - только и смогла произнести Хорелька, прежде чем упала без сознания.

Пуз с ужасом увидел, что спине досталось куда больше, чем он ожидал - кровища так и хлестала, заливая одежду и пушнину. Позырив на останки гарпии, он поёжился ещё больше - у этой были здоровенные когти-кинжалы, которыми грызуниху можно и насквозь проткнуть! Так, а теперь соображать, цокнул себе грызь, и сунув лапу в карман портков, тут же наткнулся на... ничего, естественно. У него не было привычки носить с собой перевязочные пакеты, как на передовой. Зато была спецовка, вполне себе плотная, чтобы сойти за эт-самое. Наплевав на осторожность, Пуз выскочил из куртки, и как сумел примотал её рукавами к тушке, которая не подавала признаков жизни. Следующим делом он включил комм, ткнул пару кнопок и послал вызов медицинской службе. Через пять секунд экран показал ответ: "На текущие координаты уже есть вызов. Сделать ещё один?". Это привело грызя в некоторый ступор, он даже покосился на останки гарпии, но потом сообразил, что у Хорельки комм не сильно другой, и он умеет распознать, когда владельцу нужно вызывать скорую. К удаче, скорая здесь значит действительно скорая, и они прибудут через несколько минут.

Однако и эти минуты, когда пришлось держать в лапах окровавленную тушку, не показались Пузырю чем-то приятным, мягко цокая. На самом деле, это было едва ли не самое паршивое, что ему пришлось пережить до сих пор. Вспомнив про аптечку в машине, грызь осторожно оставил рыжую, огляделся в поисках гарпий, и рванул к "разику" с рекордным темпом. Там есть кое-что на подобный случай, аналог сурокцина, который вгоняет организм в спячку... главное - не разбить ещё и себе по дороге башку, сухо отмечал грызь, прыгая через сухие стволы и завалы веток. Эпизод с Требакентием прошёл для него гораздо проще, ведь там рыбкота буквально снесло в никуда, а главное, в этом не было ни малейшего косяка самого Пузыря. Здесь же, как посмотреть... мог бы и посмотреть, чучело, цокнул он себе, или заставить её нацепить рюкзак, или ещё что-нибудь! А теперь вот бегай и надейся, что Союз успел создать на Шелеке аварийную службу, потому как на самих пчёл надежды никакой.

Как бы там ни было, он успел сбегать за аптечкой и задействовать капсулу с препаратом; для простоты использования было достаточно повернуть колпачок и затем прикладывать раструб к носу пациента, чтобы испарения пошли в лёгкие. В аварийной ситуации вколоть препарат в нужное место тушки, это та ещё задачка, учитывая обрывки одежды и грязь. К большому облегчению Пузыря, тушку лиселки затрясло - это может и не хорошо, но по крайней мере, пока ещё она жива, а это уже заявка на успех. С сурокцином, собственно, даже неживая тушка могла сохраняться до получаса вполне пригодной к восстановлению в полном объёме, припомнил грызь энциклопедические данные. Стоп, это ведь про обычную тушку, а это клюквоморф, поправился он, и получил больше оптимизьма, потому как вспомнил, что у морфов этот показатель умножен на несколько. Более того, у них в клетках заложен механизм гибернации в случае отсутствия входящего соединения, например при прекращении поступления крови. Пуз бережно придерживал лапами голову лиселки, измазаную кровью и песком, и чувствовал, что на глаза наворачиваются слёзы - а это случалось с ним чуть реже чем никогда, образно цокая. Не вздумай умирать, рыжая, стиснул зубы грызь.

Наконец раздался реактивный рокот, и на поле буквально спикировал чёрный треугольный аппарат, выровнялся в метрах над землёй, и уселся прямо на кусты, сминая сухие ветки выдвинутыми лыжами. Из боковых люков шустро полезли медики - не бегом и опрометью, как для показухи, а в рабочем режиме. Учитывая, что почти все они были шелеками, это вообще большое достижение! Правда, подгонял их опять клюквоморф, на этот раз похожий на бежевого кота. Пузыря оттащили в сторонку, а лиселку немедленно переместили на носилки и поволокли в аппарат.

- Чего стряслось? - без особого любопытства спросил кот у грызя.

- Г. Г!... Тьфу с.ка... Гарпия, - выдохнул Пуз, кивнув на дохлое тело с торчащими когтекинжалами.

- А, - хрюкнул тот, осмотрев когти, - Это да. Кстати, с вас триста монет за вызов в зону.

- Попуху, - правдиво цокнул грызь, и сразу же перевёл монеты с комма, - Главное, как она?

- Пфф, - фыркнул кот, - А сам не видишь? Всмысле, день-другой, будет как новая.

- Фуфффф, - выдохнул Пузырь, - Так, а куда вы её заберёте?

- В больницу, - снисходительно, для дураков, пояснил медик, - Это такое место, где доктора лечат глупых грызунов, лезущих хренти куда.

- В какую именно, - проигнорил троллинг Пуз, - А то я её опять искать неделю буду.

В общем, он получил название больницы, которая называлась весьма витьевато: Первая. А главное, Хорелька получила медицинскую помощь, и за неё можно было быть спокойным. При современных технологиях восстановить морфа после таких ранений - это лёгкий уровень. Медики уже упаковали носилки в свою леталку, снова раздался рокот двигателей, и поднимая тучи пыли, чёрный треугольник ушёл в небо. Триста монет, ха! Это был тот случай, когда Пузырь не задумываясь отдал бы все монеты, и он знал кой-кого, кто непременно этим бы воспользовался. Но здесь работал Союз, поэтому аппарат был практически вечный, и топливо к нему стоило не так уж дорого. Плату взыскивали скорее не для оплаты расходов, а для того чтобы натурально глупые грызуны пореже попадали в такие коллизии, образно цокая. Провожая взглядом машину, грызь дополнительно поёжился. Нормально так познакомился с бельчарыней, что через пару часов её уже убили! И это не оборот речи, а так оно и есть. Долбаные клешни, посмотрел на свои рыжие лапы Пуз, когда-нибудь вы дождётесь...

А пока он вернулся к РАЗику, сел на порог, и позволил себе офигеть мальца, хлебая чай из термоса. Впрочем, для космонавта такой шок никак не мог иметь большие последствия, и благотворный напиток полностью очистил голову, так что через десять минут Пуз уже был как огурец, и не всмысле цвета. Потерев лапы, он вернулся по трассе через кусты и поросль, которую сам проложил при беге, и нашёл все предметы: главное, тот самый пакет из магазина "семёрочка", в который грызуниха собирала когти гарпий, а их там набралось довольно прилично. Думается, она будет довольна не потерять это. Впрочем, жадный грызь не пожалел времени, чтобы найти и всё остальное, в том числе хорелькин ножик. Всё это добрище он положил в огромный багажник "вишни", и осмотрев машину, пришёл к выводу, что лиселка оставила ключ на месте, а значит, можно отогнать колымагу в город, чтоб она тут не мотылялась, мало ли что. Для хитрого грызя такая задача не была сильно сложной, на самом деле он просто прицепил "вишню" буксировочным тросом к своему РАЗику, и неспеша тащил: неубиваемая машинка исправно волокла груз больше своего веса, и лишь иногда приходилось вылезать и сдавать назад, когда прицеп упирался в дерево на крутом повороте. Более того, Пуз вспомнил, что у него есть карта и глаза; этот комплект позволил ему понять, что можно взять на восток и выйти на трассу движения нефтяной бочки. Как он и надеялся, Хеверт не отказался подсобить в столь мелком деле, так что грызю осталось подождать тягач, и посадить одного из шелеков за руль "вишни". Уже поздно вечером, хотя и того же дня, оба автомобиля оказались на стоянке гостиницы "космосок", а Пузырь, прилично умотавшийся, отвалился в номер.

Однако, прежде чем расплющить морду, он нашёл в базе данных Бюро номер комма Хорельки, и - призадумался, что для грызя далеко не аномалия. Не стоит ли оставить её в покое, пискнула Крыса, кажется, начало так себе, раз её откачивают в реанимации. Но едва Пуз вспоминал, как они вдвоём лупили дубинами гарпий, на морде появлялась лыба, а сомнения исчезали - ему жутко хотелось продолжения этого песка, даже если предстоит только и делать, что лупить гарпий, всё равно, ведь главное, что с ней. По сей причине грызь нашёл инструкцию по экипировке в зоне заражения, которую рыжая явно не видала в глаза, и приложил к сообщению по электронной почте. В самом же сообщении он применил всё своё красноречие... написал "здорово кусать", само собой. Кому-то может показаться, что довольно странно писать письма грызунихе, которую пол-дня назад увезли в коматозном состоянии... но, как уже упоминалось, Пузырь привык к реалиям Союза, и понимал, что она вполне может прийти в сознание в ближайшие часы. А прийдя, вне всякого сомнения дотянется до комма. Только вот нет уверенности, что будет какой-то ответ... но и ущерба от сообщухи тоже не будет, рассудил грызь, нажимая "отправить".

Погода как раз завернула к резкому похолоданию, по небу полетели серые рваные тучи, а температура свалилась едва не к нулю. Из окна гостиницы можно было наблюдать глазами пасмурное небо, подсвеченое огнями города; доносился шум автомобилей, потому как движение тут не прекращалось никогда, даже глубокой ночью. Вдыхая холодный воздух, Пуз пырился в пространство и снова прокручивал в башке произошедшие события, опять невольно получая лыбу. Когда с ним последний раз бывало так, чтобы он оказывался в компании прелестной самочки?... Ну допустим, подсказала память, лет десять назад бывало, когда он познакомился с Алексой, но это совсем другое. Кроме того, с рыжей кошкой они никогда не били вместе гарпий, захихикал грызь. В общем, даже такая мимолётная встреча с грызунихой принесла ему хвостиллион тонн потехи, вот и весь песок! Поправив морду, чтоб не разорвало от ширины лыбы, Пуз отвалился себе на кушетку и вырубился на пару часов. Как оказалось, этого времени хватило медицинской службе Мункейпа, чтобы привести Хорельку в более-менее годное состояние, уже точно без угрозы для жизни. По крайней мере, в тишине комнаты звякнул сигнал входящего сообщения, и грызь, глубоко выдохнув, открыл его. "Благодарю за помощь! Я теперь учёная лиселка."

Пух ты! Пух ты, пух ты, пухты-пухты, забегал по помещению Пузырь, и заржал, само собой. Она мне ответила! Вот это поворот... Нельзя цокнуть, чтобы он такого не ожидал, но всё-таки ощутил растеряность. Сбросить ей на комм инструкцию казалось слишком сухо, хотя и вполне в беличьем духе. Ей может показаться, что это всё, что я хотел цокнуть, а это совсем не так! Потерев лапы, Пуз уселся за стол, высветив на него виртуальную клаву, и принялся за сочинение послания. Да, у него с этим были баальшие проблемы... тем не менее, минут за двадцать кое-что получилось. Да и тянуть не стоит, заметил грызь, и щёлкнул по кнопке отправки.

"Главное, чтобы лиселка была живая (лыба). Бельчарыня, вы не будете против, если я составлю вам компанию в увлекательном деле шуршания по лесам Шелека? А то мало ли, не буду назойливъ."

Запулив сообщуху по сети, Пузырь снова вышел на балкон, расположился на табуретке, и философично уставился в облачность. Теперь только ждать, пожал он ушами. Но, как уже было упомянуто, межзвёздники это не те, кого можно испугать ожиданием.

--

Часть четвёртая

--

Как известно, грызун спит, а служба идёт. В данном случае, Пузырь дрых как последняя сурчина на кушетке в нумере, а в это время технические службы станции продолжали приводить в годность "Малахольного Цыплёнка". Когда Пуз соизволил продрать глаза, а это случилось прямо посередь ночи, он уже смог ознакомиться с отчётами, которые ему сбрасывали с орбиты, чисто для галочки. Собственно, там всё было в пух, и вскоре корабль будет готов к запуску. Только вот галактика пока не готова, захихикал грызь, да и мне совсем не хочется срываться именно сейчас, так что, задержка на какие-то месяцы вполне к месту. Просмотрев сухие строчки отчёта, сделаного системой станции, он перешёл к почте и фыркнул, потому как ухитрился не заметить входящее сообщение. Учитывая, что он их не удалял, и при этом их там было по пальцам пересчитать, это уметь надо. С содраганием ушей грызь открыл письмо, вполне готовый к очередному Облому, но - не в этот раз. "Заманчивое предложение, но как его реализвовать?". Реализвовать... Пуз воочию представил, как Хорелька набирает это своими рыжими лапками, которые не до конца слушаются после эт-самого. Хм, а это смахивает на то, что она ответила "да", нет ли, заржал грызь. Поскольку смахивало очень сильно, он подпрыгнул в прямом смысле до потолка, вспушился, и забегал, как белочка-хлопотушка.

В самую первую очередь он выкатился из гостиницы... несмотря на то, что было ещё вовсю темно, на входе стоял целый взвод продавцов-всякой-херни. Шелеки выстроились в оборонительную формацию, явно намереваясь стоять насмерть, но грызь оказался быстрее, проскочив по стеночке, так что только мотнулся рыжий хвост, а вслед раздались полные уныния крики, вызвавшие ржач. Запрыгнув в машину, он покатился в первую очередь к известному ему складу оборудования, где он брал Всякое для своих походов: склад бы удобен ещё и тем, что работал круглосуточно. Изучив тему, Пуз взял несколько аптечек, и опять заржал, потому как чувствовал себя участником древней игры-стрелялки, ибо аптечки выглядели именно так, как все думают: плоские коробки с красным крестом. Ранее он не стал заморачиваться, потому как считал, что если ему потребуется перевязка - он считай уже сдох, а помочь будет некому. Теперь же ему совершенно не лыбилось снова оказаться в ситуации, когда нельзя ничего сделать, так что грызь без зазрения жадности потратил прилично монет на всякое оборудование из разряда медицины, в частности, запасся тем самым сурокцином, который вроде хорошо себя показал, ну и всякое там типа средства от клещей, до кучи.

Имея такой запас, Пузырь подкатился к Первой больнице Мункейпа, а это был целый квартал, и уточнил у грызунихи, когда её собираются выпустить. Поняв, что времени ещё много, он не стал тупо сидеть у терминала, откуда отгружали обработаных пациентов, а вернулся на стоянку и забрал из "вишни" пакет с когтями гарпий. Ключ от её машины он пока так и таскал с собой, ну а куда его деть, что и оказалось полезным. Когти Пуз отослал в Бюро через почту, само собой не от своего имени. Вот теперь он пожалуй был готов встретить рыжую... кстати, а ведь я ей не цокнул, что буду ждать, захихикал грызь, ну ничего, сюрпризь будет, как-грится. Прошустрив, он поставил РАЗик таким образом, чтобы напрямую видеть выход из терминала, и теперь не собирался упустить её. Через пару часов к нему даже подошёл шелек в милицейской форме, поинтересоваться, какого чёрта он тут торчит; к счастью, объяснения пчелу устроили, и она улетела по своим делам. Из широкого выхода валил постоянный, хоть и не плотный, поток шелеков, да и всяких инопланетников, включая морфов, попадалось изрядно, в том числе и миловидных самочек - но Пузырь не замечал ни их, ни шельчанок, потому как ждал вполне конкретную лиселку.

Как показала практика, если долго ждать - то что-нибудь да будет. Когда день уже вовсю буянил, и солнце залезло высоко на небо, грызь увидел поверх руля, как в из-за стеклянных дверей появилась она, такая же изящная рыженькая белка-лисичка, как и тогда, когда он увидел её впервые. В общем, по ней никак не цокнешь, что вчера она получила когтями в организм, и едва не эт-самое... даже фиолетовый сарафанчик и солнечная шляпа были как новые. Отойдя с прохода, грызуниха пригладила пух на ушках, и полезла в комм. Только тогда Пуз встряхнулся, припомнив, зачем он здесь, и ткнул вызов.

- Здорово кусать, - цокнул грызь то, что каким-то образом пришло в голову.

Ему пришлось подождать довольно долго, так что Пузырь уже заёрзал, не собралась ли бельчарыня убежать, но в конце концов она всё таки обратила внимание на вызов.

- Здорово, - цявкнула она.

- Если что, то я прямо перед вами в сорока шагах, - хихикнул грызь.

К его удовольствию, Хорелька выглядела так, словно действительно рада его видеть, а не делает вид из вежливости. Мотая пушным хвостом, она едва ли не бегом добралась до РАЗика, и пожала лапу Пузырю, который соизволил вылезти из машины.

- Здрасти, - хихикнула грызуниха.

- Как себя чувствуешь? - вполне правдиво поинтересовался Пуз, разглядывая её.

- Вашими стараниями, грызь-пуш, куда лучше, чем могло бы быть, - не менее правдиво ответила рыжая, - Я действительно очень благодарна за помощь! Даже не знаю, как мне пришло в голову полезть туда.

- Пух авантюризьма, как некоторые говорят. Кстати, я взял на себя смелость оттащить твою машину на стоянку, и сдать когти гарпий в Бюро. Вот ключ. Ты не против?

- Экхм... - моргнула Хорелька, и подёрнула ушками, - Да, я видела на странице, что задание закрыто. Я не против, но...

"Ух щас будет" - подумал Пузырь, мысленно съёживаясь.

- ...но почему ты мне помогаешь? - продолжила она, - Какой тебе в этом интерес?

- Блин, ты меня раскусила. Конечно, мне заплатили, - грызь помедлил достаточно, чтобы она офигела как следует, и продолжил, - Шутка! Ну вообще, бельчарыня, здесь это далеко не редкость, многие звери помогают друг другу, особенно клюквенные.

- И это всё? - недоверчиво цявкнула грызуниха.

- Нет, - признался Пуз, и большим усилием воли собрал мысли в кучку, - Я довольно дикое животное, бельчарыня, мне некому особо помогать, а хочется. Вообще я из космонавтов, просто отстаиваюсь на Шелеке месяцев семь-девять, так что дел неотложных у меня как-то это... Ну а тут увидел такую прелестную лиселку, подумал, может быть удастся как-то помочь ей... и как оказалось, местами это удалось, правда?

- Правда, - ответила лиселка, глядя ему в глаза и погладив по лапе своей лёгкой рыжей лапкой, - Спасибо за честный ответ, Пузырь-пуш. Мне приятно твоё внимание и помощь.

Пузырь-пуш слегка хапнул воздуха, потому как чуть не лопнул от радости. Но, будучи грызем, он просто продолжил хихикать и трясти ушами, с той самой клюквой на них.

- Очень рад слышать, и в частности это. Что пожелаете, лисельчарыня? Вернёмся к битию гарпий?

- Даа, - Хорелька приоскалилась, став совсем похожей на лису, но фыркнула, - Хотя, мне сказали минимум сутки не напрягаться и лучше не отходить далеко от больницы. Дебаф повесили, короче.

- Лучше дебаф, чем бирку в морге, - резонно цокнул Пуз.

- Юморок у вас, грызь-пуш, - захихикала Хорелька, - Узнаю беличью породу.

- Ага. Ну раз в тайгу сейчас не пойдём, может, посмотрим город? - предложил Пузырь, - Я немножко видал, и думаю, тебе понравится.

- С удовольствием, - улыбнулась рыжая, и для грызя это было как сердцем по маслу, - Тем более, я подозреваю, что если я снова свалюсь, ты меня не бросишь.

- Неа, - подтвердил Пуз, хотя подумал, что не бросит её вообще никогда, насколько хватит его жизни.

- Неа да или неа нет?

- Юморок у вас, Хорелька-пуш.

В общем, с этой лиселкой Пузырю сразу стало очень легко - они хихикали, как распоследняя белочь, хотя на самом деле, не были грызями на сто пухов, а только через клюкву, да и то не совсем. Яркое солнце заставляло рыжую пушнину грызунихи переливаться, и поблёскивали большие синие глаза, что приносило грызю потеху. Хихикая, он сел на водительское место, и ногой изнури пнул противоположную дверь, потому как иначе она очень туго открывалась; раздался характерный жестяной звук. Правда, здесь этот звук был обманом, потому как погнуть эту жесть не удалось бы даже кувалдой, не то что ногой. Хорелька, предусмотрительно убрав пушной хвост из-под двери, сумела её закрыть, долбанув с приличной силой.

- Машинка у тебя... не представительского класса, - хихикнула она, хитро косясь на Пуза.

- Да я и сам не представительского класса, - вполне серьёзно цокнул он, и склонил ухо, - Тебя это напрягает?

- Нисколько, - судя по всему, это была правда, - Скорее, мне даже нравится.

- Могу ещё показать, как кормятся простые работяги, которые запускают гуся, - продолжил хихикать Пузырь, - Если проголодалась.

- Вообще-то, да, - призналась Хорелька, - У меня с этим проблемы с самого прилёта, не могу найти нормального корма, а то что они тут жрут это просто ужас какой-то.

- Пчёлы, что с них взять, - рыжие переглянулись и заржали.

Не утруждая себе убрать с морды лыбу, грызь завёл мотор и покатил по направлению к гостинице, потому как именно там у него имелся запас кормов, набраный с портовых складов для личного пользования. Теперь, ясен пух, его ничуть не расстроит, если поделиться с лиселочкой. Она же сначала не удержалась от фырканья, потому как здесь сильно пасло маслом, но быстро привыкла и более не обращала на это внимания.

- Вообще же, я думаю ты знаешь, как в Союзе относятся ко всяким там "представительским классам", - продолжил грызь мыслю, - Главное, чтобы дело было по шерсти, и лучше с минимальными затратами, а всякий пафос и формализьмы - побоку.

- К этому трудно привыкнуть быстро, - призналась лиселка, - Но скорее это... в пух, да. Кстати, ты так хорошо меня понимаешь, уж не с Земли ли ты?

- Не с воды, это точно, - повторил "шутку" Пуз, - Да, с Земли. Как тебе это?

- По моему, это невероятно. Чтобы мы встретились здесь, а даже не на Лисувине... как думаешь, сколько таких на Шелеке?

- Понятия не имею, мне тебя хватит, - захихикал грызь.

- Ну это да, приключения на хвост я умею, и даже не искать, а создавать на пустом месте, - без ложной скромности цявкнула Хорелька, и захихикала.

- Это да, - кивнул Пуз, который, неслушая на присутствие грызунихи, не забывал смотреть на дорогу, - А как тебя угораз... ну всмысле, что тебя привело в клюкву?

- А тебя? - резонно ответила она.

- Да я никогда особо человеком не был, - правдиво сказал грызь, - На Земле я только мешался, а это не в пух, как кое-кто цокнет. Так что, в моём случае клюква это вообще ничего удивительного.

- Но у тебя же были... - заикнулась лиселка.

- Даже не заикайся, не было. Родительница отдала меня в детдом, когда поняла, что... ну в общем эт-самое. А потом никого не было, - Пуз хихикнул, - Ну раз не было, значит не очень и надо было, логично?

- Мне трудно это представить, - покачала ушами Хорелька, даже перестав хихикать.

- Тебе трудно это представить, - согласился грызь, - Да и нафига, собственно. Так что с тобой?

- А я вот в прошлой жизни была... ну я так думаю, что вполне себе обычной, - подумав, сказала рыжая, - У меня был муж и семья и всё такое, и всё было очень даже неплохо. Наверное.

- Наверное?

- Ага. Потому что на старости лет я отчётливо поняла, что не очень-то им нужна, мягко цявкая, - лиселка поёжилась от воспоминаний, - А там ещё этот отказ-акт, ну и всё такое... А когда я заикнулась, что хотела бы уйти в клюкву, как ты выцокнулся, то собственные внуки сказали мне, что в общем-то ждут пока я помру и оставлю им наследство.

- Пфу чёрт, - передёрнуло Пузыря, когда он представил, - И что было?

- Не знаю, - вернулась к хихиканью рыжая, - Я попросила затереть память при морфе, поэтому просто не знаю. Но вряд ли это было настолько радостно, чтобы я так сделала. Кстати, я могу быть уверена в том, что они не написали мне в башку ложных воспоминаний?

- Можешь, - кивнул грызь, - Написать можно, как шельчанский язык, например. Но это сразу чувствуется, и если не поддерживать, то быстро исчезает. И главное, надо доверять службам Союза.

- Ну тут да, если уж им захочется что-то сделать, то как мы узнаем, - согласилась Хорелька, изящным движением лапки поправляя ушки.

- А почему лиселка? - глянул на неё Пуз.

- Мне всегда нравились лисы, и сначала я хотела лису, - она повертела перед глазами свои когтистые рыжие лапки, - Но когда лучше узнала про грызей, то поняла, что я в немалой части белка. Ну вот и...

- Вот и получилось весьма в пух, - дал точное определение грызь.

- Ты дал точное определение, - цявкнула она, подтверждая, что в немалой части белка; потом в голове у неё щёлкнуло, и она уставилась на него, - Погоди-ка, ты цокнул, что ты космонавт?

- А что, нельзя?

- Льзя, конечно. Но что ты тогда делал в тайге?

- Находился, - абсолютно точно ответил Пуз, и понял, что надо быть честным до конца, - Я же белка, всё-таки, и в Лесу мне самое место. Но в зоне с гарпиями я оказался не случайно.

Хорелька склонила ухо, намереваясь дождаться продолжения, так что Пузырю пришлось собирать пух в пучок, ещё раз, и цокать до конца.

- Ты заметила, что к воротам в том заборе прилетел наряд милиции? - хихикнул он, - Ты его вызывала?

- Так это твоя работа, рыжий? - захихикала лиселка, - Ну ты дал! Я подозревала что-то такое, но не была уверена. И давно ты висишь у меня на хвосте?

- Не слишком. Первый раз я увидел тебя на стоянке у ангара, ну, в порту.

- Блин. Я даже не помню, что это за ангар, - пробормотала рыжая, - А ты запомнил какую-то мельком виданную грызуниху.

- Не какую-то, - хмыкнул Пуз.

Не какая-то смущённо поприжала свои огромные ушки, что выглядело просто прелестно. Ухи у неё были больше, чем у обычных белокъ, и тоже отчасти напоминали лисьи, хотя и несли на себе кисточки.

- Кстати, что это за пчела, которая была с тобой? - уточнил грызь, - Ты вообще хорошо знаешь это Бюро, или куда?

- Или куда, ничего я там не знаю, начала выполнять их задания две недели назад. А пчела просто случайная попутчица.

- А ты вообще кого-нибудь на Шелеке знаешь? - осторожно продолжил Пуз.

- Тебя, - засмеялась лиселка, - Кхм! У меня есть подруга, она совсем лиса, но она сейчас занята в Бкшенике, это на другой стороне планеты.

- И вы что, вдвоём приструячили сюда с Лисувина?

- Ага. Пух авантюризма, как кое-кто цокнул. Думаешь, мы совсем спятили?

- Не думаю, а знаю... кхм, шутка. А так-то, как думаешь, какова численность экипажа на моём межзвёздном корабле, угадай с семи раз?

- Да лааадно, - не поверила Хорелька, прикинув ответ.

Грызь отстегнул с лапы второй комм, тот что выдала ему Фейлин, и отдал лиселке. Та высветила экран на лобовое стекло перед собой, и явственно икнула, прочитав данные о "Малахольном Цыплёнке".

- Ты что, вот на этом... пузыре... - грызи скатились в смех, само собой.

- Да, на этом пузыре.

- И ты ещё будешь рассказывать мне про пух авантюризма, - фыркнула рыжая.

- Почему бы и да, - пожал ушами Пузырь, - Мне это далось не так уж тяжело, если честно.

- А меня в дрожь бросает от одной мысли, хотя я летела в виде полуфабриката, как они это называют.

- В сурок-состоянии, - кивнул грызь, - Понятно. Кстати, вот твоя машина.

Тут он не приукрашивал, потому как РАЗик завернул на стоянку перед гостиницей, и там в углу как раз и казала серую крышу "вишня". Хорелька, сунув внутрь всю лиселку, прошуршала по багажному отсеку, разыскивая и набивая в карманы предметы, известные ей одной. И кстати тут Пуз метко заметил, что она довольно маленькая зверушка - особенно это стало заметно, когда она залезла в машину. Он сам не отличался большими размерами, но рыжая была ещё меньше, и довольно хрупкого тушкосложения, как-грится, одни уши да хвост. Но поскольку у него не было в планах запрягать её в телегу или что-то такое, то такое "открытие" не вызвало никаких расстройств. И кроме того, её совсем нетрудно прокормить, захихикал Пуз. Рыжие, продолжая хихикать и мотать хвостами, пошли к подъезду, но тут лиселка пискнула и спряталась за грызя, в прямом смысле. Позырив, он пошлёпал губами, аки конь - это были опять мцедийцы, шлёндавшие куда-то по своим делам.

- Лисельчарыня, - ласково цокнул он, - Привыкай к здешним порядкам. С тобой может случиться что угодно, но в плохом будешь виновата только сама, это типа первое правило.

- А-а-а? - ткнула она пальцем в сторону "зомбаков".

- Мцедийцы, - фыркнул Пуз, - Я с ними на одном челноке на планету летел. Ничего страшного, кроме того, что страшно... всмысле, просто такой видок.

Один из неживчиков даже кивнул грызю, проходя мимо, видимо, тоже запомнив его. Однако Хорелька, уже зашуганая такой встречей, жалась к Пузырю и нервно озиралась, что со стороны, должно быть, выглядело крайне подозрительно. Ну и пух с ним, как оно там выглядит, фыркнул грызь, мы ведь не замышляем ничего плохого, а значит, всё в пух. Открыв дверь номера железным ключом, Пуз сделал бы широкий жест, но размеры прихожей не позволяли ничего широкого.

- Будь как до... тьфу, - захихикал он, - В общем, ты поняла.

Хорелька пихнула его в бок, так что скорее всего, поняла. Цокать про "будь как дома" клюквенному морфу довольно глупо, так как у них пока нет дома. Сам же Пуз включил обычный режим белочки-хлопотушки, так что только хвост мелькал между столом, холодильником и электроплитой. Никак нельзя цокнуть, что у него тут имелись всяческие разносолы, но пожрать определённо было, потому как белка суть грызун запасливый, при первой возможности набивающий в Закрома.

- Ниччего себе! - цявкнула лиселка, рассматривая кусок хлеба, - Это же настоящий хлеб, Пуз! Где ты взял такое чудо на Шелеке? Стоит небось как космолёт!

- Копейки, - зевнул грызь, - Просто надо уметь искать вещи в портовой базе данных.

- Там и хлеб есть? - недоверчиво уточнила Хорелька, осторожно кусая оный.

- Пф. А как ты думаешь, персонал станций, который составляет тысячи единиц, хвосты жуёт? Или пчелиным воском кормится, хехе... Кстати, вот земляничное варенье, осталось ещё с полёта.

- Опушнеть, - искренне произнесла рыжая, рассматривая на солнечном свету баночку варенья.

Пузырь и сам уставился на продукт, отчего продолжил хихикать: это-ж надо провезти варенье на такое расстояние! Вероятнее всего, прикинул он...

- Вероятнее всего, землянику для этого варенья я собирал где-то пол-года назад. И в это время "Цыплёнок" был... довольно далеко отсюда.

- Умеешь обращаться с кормом? - хихикнула лиселка, - Это в пух.

- Куда бы я делся, на корабле. Но вообще да, умею, - признался Пузырь.

Поскольку у него тут была готовая к употреблению в пищу каша, макароны, сыр, сметана... и ещё немало чего другого, нетрудно было поверить в цокнутое. Грызь слегка запасся кормом, но с собой таскал гораздо меньший набор, ясен пух - ну вот, теперь явственно пригодилось. Пуз старался не лыбиться во всю морду, но вид деловито жующей лиселки был донельзя приятен ему.

- Правда, в Лесу тут сейчас собирать нечего, - цокнул он, - До грибов и ягод месяца два. Разве что пресноводных улиток... ты как по улиткам?

- Не, - цявкнула Хорелька, - Кстати, я веган.

- Какой ган?... А, дошло. Ну я по большей части тоже, - ухмыльнулся Пуз, - Жадность не тётка, знаешь ли, а мясное обычно стоит больше, чем растительное.

- Хм, - рыжая оглядела корм, и действительно не увидела ничего мясного, - Даже не заметила. Большое "цявк" тебе ещё раз, Пузырь-пуш, ещё и накормил. Знаешь, мне бы вернуться пока в съёмную нору, кой-чего сделать, да и просто отлежаться.

- Как пожелаете, - кивнул грызь, - Тебе корма с собой завернуть?

Само собой, он завернул ей с собой корма, и проводил до "дому", тобишь до гостиницы, где лиселка снимала номер, отвёз на "вишне", оставив колымагу на той стоянке. Пузырь буквально распушился от радости, что он не на одну морду, и вероятно, это было видно даже со стороны, и даже шелекам. По крайней мере, продавцы-всякого-дерьма, которые дежурили и возле той гостиницы, даже не попытались атаковать парочку. Скорее всего, гузлом почуяли, что этот грызь готов оторвать голову любому, кто тронет его лиселочку.

- Надеюсь, ты не убежишь? - цокнул Пуз, и цокнул это вполне серьёзно, - Очень надеюсь, Хореля.

- Справедливо надеешься, - хихикнула рыжая, - Пойдём погуляем по городу, к вечеру?

- Воу, - подвысунул язык грызь, - Но только если вам будет в пух, лисельчарыня.

- Будет, - подмигнула лисельчарыня, и сшуршала за дверь.

Пузырь же пробежал пару кругов вокруг этой самой гостиницы, в прямом смысле! Пух уж знает, откуда взялась такая привычка, но он всегда обегал места, важные для него в каком-то плане, а сейчас важность была просто беспрецендентная, как-грится. Опять поправив морду, чтоб не разорвало от ширины лыбы, грызь отправился к себе пешком, благо, тут не так уж далеко, час ходьбы. Шлёндая вдоль проспекта, слегка озеленённого и заставленного белостенными округлыми зданиями, он сильно офигевал над происходящим, хотя более тешился, конечно. Надо же было, натурально, забраться в такую астрономическую даль, чтобы здесь встретиться! Между прочими гусями, он прожил на Земле весьма долго, и отнюдь не сидел взаперти, но у него ни единого раза не было ничего подобного этой встрече. Так это потому, что там самочки не ездят в одну морду охотиться на гарпий, подсказала логика, вот и всё "чудо". Пуз вернулся мыслями к рассказу Хорельки, и снова поёжился - это-ж надо так! Он предполагал, что она просто сбежала от "родственничков", просто не хотела об этом помнить, не то что рассказывать. Кстати, это был ещё один повод для благодарности Союзу, как ни странно, ведь именно ихняя политика приводила к тому, что с Земли можно было убежать, несмотря на отказ-акт. Официально человечество отказывалось контактировать с галактическим сообществом, но вот остановить их патрули, которые в основном и занимались поиском мигрантов, людям было просто физически не под силу.

Грызь с некоторым злорадством припомнил, что несколько раз пытались, но последствия были плачевны. Целая армия, которая осуществляла нападение на базу Союза в одной из африканских стран, исчезла в течении часа, и этих вояк больше никто не видел ни в живом, ни в ином виде. Что возымело гораздо большее действие на "истеблишмент", так это то, что милиция Союза моментально выяснила, откуда растут уши у этой авантюры, виновные были вытащены из самых разных мест планеты, публично осуждены и подвергнуты форматированию мозга. После этих событий "общечеловеки" всячески делали вид, что присутствия инопланетников не существует, вымарав все упоминания из информационного поля. Зато такие как Пузырь получили подтверждение, что Союз это серьёзно, а не просто куда-то там. Собственно, после ряда этих инцидентов Пуз и понял, что уйти в клюкву - это вполне реально, и шиш кто ему сможет помешать. Честно цокнуть, к тому времени он уже настолько растратил запасы Дури, что сомневался, а не плюнуть ли на себя, и мог бы так и сделать. Однако он подумал о всех тех своих собратьях по альтернативной разумности, которые жили на Земле до этого времени - ведь у них не было такой возможности, а у него есть. Поэтому-то и.

Завалившись на кушетку в нумере, но по прежнему имея на морде лыбу, грызь фыркнул и взялся за комм: со своей радостью он начисто забыл про Фейлин, а это как-то негоже. С одной стороны, вряд ли ей реально потребуется его помощь, бугага... с другой - поинтересоваться не лишнее. Насколько было видно по сообщениям, оставленым в сети, клюквенная кошка сейчас отправилась на смену на станции, принимать очередную партию космонавтов, и советовала обращаться к Ыкверу, если понадобится. Она там точно гуся не топчет, хихикнул Пуз, вспоминая, как оно на станции, поэтому дёргать за уши без весомой причины не стоит. А вот написать сообщуху, это всегда пожалуйста, что он и сделал. После этого следовало бы расплющить харю, но грызя так распирало ощущениями, что об этом не было и речи. Вместо этого он полез смотреть всё что мог, относящееся к Хорельке - задания Бюро, например. Там он не увидел ничего нового, а вот на странице службы аренды автомобилей таки заметил, что грызуниха уже с неделю не оплачивала свою "вишню", за что получила сколько-то штрафа. Пфф, фыркнул Пуз, посылая туда монеты и, о чудо, не ощущая ни малейшего давления Жабы на шею! Похоже, с монетами у неё пока не очень... всмысле, точно не очень. Уверившись в этом, грызь послал лиселке сообщуху, приложив тысячу монет в электронном виде... но это как-то того, подумал он, и придумал оправдание: "Сейчас не восьмое марта, но какого хрена я не могу поздравить лиселку с двадцать шестым числом? Ещё как могу! Как тебе такое, календарь?". Надеюсь, она вообще знает, что такое восьмое марта, захихикал Пуз, отправляя сообщуху. К его немалой радости, ответ прилетел куда быстрее, чем ожидалось:"Умеете удивить, ещё как! Благодарю за подгоны, когда-нибудь и я вам чем-нибудь пригожусь." Вот теперь можно и дрыхнуть, цокнул себе грызь.

--

Продрав глазные яблоки по заранее поставленному будильнику, Пузырь зевнул во все резцы, наблюдая, как уже довольно низкое солнце заливает светом стены комнаты. Вспомнив, сухо цокая, оперативную обстановку, он опять подпрыгнул, как ужаленый... пчелой, да. Грызь давно знал, что он тот ещё сурчина, и может отрубиться на несколько часов в любое время, едва приляжет подремать пять минут, поэтому взял в твёрдую привычку ставить будак, даже если нет особой надобности. Сейчас это помогло ему не проспать то, чего он проспать ну никак не хотел. Ещё ранее Пуз, не без подсказок Фейлин, прошарил, как работает общественный транспорт Мункейпа. Возить Вещи далеко в тайгу - это одно, а возить свой хвост по городу - совсем другое, и грызю это совершенно не подходило. Само собой, транспорт тут был, но шелеки попытались сделать всё, чтобы неподготовленный кто-нибудь не сумел разобраться, плюнул бы и пошёл брать машину на прокат - в этом и состоял рассчёт. Пожалуй, для среднего инопланетника было бы выгоднее так и сделать, но та карта, которую выдавали космонавтам для рассчётов, работала и в автобусах. "Е", пришла в голову Пузу свежая мысль, и грызь, хихикаючи, побежал по заранее выбранному маршруту, на остановку. Благо, гостиница "космосок" стояла на том же проспекте, что и все остальные места обычного обитания инопланетников, и ошибиться сложно.

Запрыгнув в практически пустой автобус, грызь с полным удобствием устроил хвост на сидушке, и пырился в окно, не сильно замечая, что видят глаза, потому как был занят другим. В голову почему-то настойчиво пришла версия "калинки-малинки", с актуальным содержанием - "хорелька, хорелька, хорелька моя. В саду ягода хорелька, хорелька моя...". Ясен пух, что салон автобуса огласился ржачем, а пчёлы встревоженно зажужжали, образно цокая, и перелетели подальше от грызя. Кстати, а почему именно Хорелька, задался вопросом Пуз... ржач продолжился, потому как он в упор не помнил, почему Пузырь! Реально, как-то вылетело из пух-головы, а ведь нельзя сказать, чтобы он был сильно круглым. Правда, и на соломинку тоже не тянет. В общем, пока он катился несколько остановок, ржал как... сильнее коня, и был вынужден утирать с глаз слёзы, когда выбрался из автобуса. Дойдя до гостиницы и осмотрев диспозицию, он сманеврировал к двери, за которой вероятно мусорка, чтобы оказаться позади выхода, и принялся усердно околачиваться. Топтаться здесь было непривычно, потому как в любом ранее виданом городе под ногами будут похрустывать камешки от асфальта и бетона, а если уставиться под стену в таком углу как этот - там обязательно будут валяться всякие мелкие кусочки, которые ещё не попали под уборку... или куча кусков, если уборки нет. Но в Мункейпе, как и в любом шелекском городе, плиты постоянно утюжили стаи роботов-уборщиков, поэтому при ходьбе не получалось вообще никакого звука, что слегка нервировало с непривычки. Пуз простоял на своей позиции минут пять, а видал за это время семь штук уборочных автоматов разного калибра. Вероятно, среди них был и автомат для уборки автоматов, как грызть дать.

Впрочем, этот ползающий техноабсурд сейчас занимал его чуть менее чем нисколько. С учащённым сердцебиением грызь увидел, что из подъезда выпорхнула она, рыженькая, большеухая, невероятно милая. Выбросив идею подкрасться сзади и дёрнуть за хвост, Пуз крякнул.

- Хо-хо-хо... Хо хо Хорелька! - цявкнул грызь.

- Да-да? - ничуть не удивившись, крутанулась на месте рыжая, и хихикая, пожала ему лапу.

- Вы прелесть, лисельчарыня, - ничуть не покривив пушой, заявил Пузырь, - Пойдём, пощёлкаем клювом?

- Пойдём, - мотнула хвостом лиселка, - А куда?

- Вон туда, - показал грызь, - Там считай центр Мункейпа, есть кой-какие интересные места, а идти не так уж далеко. Заодно хотелось бы немножко потрепать тебя за ушко, если ты не против.

- Потрепать? - слегка прижала эти самые ушки Хорелька.

- Я имею ввиду, порасспрашивать, - хихикнул Пуз, - Ты ещё не до конца понимаешь грызий эт-самый, насколько я слышу ушами.

- А, - успокоилась она, - Это можно. Хотя и потрепать в прямом смысле тоже можно, если уж тебе очень хочется.

- Пока обойдусь, - правдиво цокнул грызь, и выудил из кармана кулёк с семками, - Семок?

Лиселка немного уставилась на столь простую штуку, потому как на всём Шелеке, наверное, никто не грыз жареные семена подсолнуха, так что найти их в продаже было невозможно. А Пузырь и не искал, как обычно, а сделал сам, купив пять кило сырых на складе.

- Просто... напомнило, - тихо цявкнула она, хрумая семечку.

- Нутк. Взяли с собой всё самое лучшее, - хихикнул грызь.

Лузгая семки, чем вызывали шок среди встречных пчёл, рыжие пошлёндали вдоль по широкому тротуару проспекта, махая пуховыми хвостами, которые то и дело перехлёстывались, вызывая смешки. У них ведь не было цели куда-то дойти, а напротив, подольше затянуть это самое хождение. Ибо, как смел надеяться Пуз, его компания грызунихе приятна не сильно меньше, чем наоборот, а он так просто пушился от радости. Немудрено, что Хорелька практически в ультимативной форме потребовала рассказать, как это - оттоптаться почти год в трёхэтажной коробке, летящей между звёздами, и при этом не сойти с ума... по крайней мере, в медицинском значении. Собравшись с мыслями, потому как голова сейчас думала не шибко здорово, грызь поведал вкратце, минут на пятнадцать, об основных аспектах данного процесса. Само собой, лиселка более всего была шокирована случаем с рыбным котом, зажмуриваясь от одних только слов грызя. Вполне себе адекватная реакция, подумал Пузырь, да и самочки вообще более эмоциональны... хотя, себя она не очень-то берегла, припомнил он.

- В общем, с такими замашками как ты показала на гарпиях, - хихикнул он, - В космонавты не берут. Там приходится беречь себя, потому как замены нету в радиусе световых лет.

- Я постараюсь исправиться, честно, - цявкнула рыжая, - Знаешь, это всё ещё шок после морфа, хотя и прошло уже прилично лет. Мне иногда кажется, что я... ну, не совсем в реальном мире. А не в реале можно и рискнуть хвостом, всё равно респ будет.

- Да уж, постарайся выплюнуть это, - серьёзно цокнул Пуз, - Ну ладно всякие там клюквогрызи, но у тебя вот есть подруга, она не была бы рада получить известие, что от тебя осталась весьма разорванная когтями тушка.

- Ох! - представила это Хорелька, - Конечно, это так. Но это не всегда удаётся контролировать сознательно, ты понимаешь? У тебя небось тоже есть какие-нибудь такие баги?

- Да отку... а, - призадумался грызь, - Да, у меня бывает этот, как его... склероз, вот.

К его удовольствию, рыжая скатилась в смех, сложившись пополам и потеряв шляпку. Проржавшись, она поправила ушки и церемонно пихнула грызя в бочандру:

- Да мы с вами просто два сапога пара, Пузырь-пуш.

Пузырь-пуш, само собой, был рад это слышать, мягко цокая. Очень мягко! На самом деле, шиш он припомнил бы что-то, что его обрадовало хотя бы в такой же степени. Даже тогда, когда стало ясно, что ему не откажут в клюквиации, или когда его зачислили в космонавты, это было сильно другое, и не вызывало такой дрожи хвоста. Впрочем, Хорелька не могла не заметить эту дрожь, и слегка смутилась, что цявкнула слишком откровенно. Но всякое смущение между грызями проходило крайне быстро, и рыжая снова закидывала Пуза вопросами, и они ржали так, что кони просто отдыхают. В частности, грызь узнал, что лиселка прожила на Лисувине гораздо меньше, чем он: пух авантюризма, как было указано, не давал усидеть на месте. Кроме того, она связалась с клюквенной лисой по имени Мигалу, а та как раз собралась на Шелек по каким-то достаточно заморочным научным вопросам.

- Вот Лу, она сначала думает, потом делает, - вздохнула лиселка, - А я пока наоборот, чаще всего.

- Учиться никогда не поздно, - заметил Пузырь, - Даже в нашем случае. Или, особенно в нашем случае.

- Это теория. А на практике или есть предрасположенность, или нет её, так тут хоть об стенку убейся, а ничего не получится.

- Но попробовать-то ты не откажешься?

- Если ты будешь наставником, то да, - захихикала Хорелька.

- За язычок тебя не тянули, - многообещающе цокнул Пуз.

Центр Мункейпа, куда рыжие добрались действительно быстро и не заметили как, изобиловал торговыми точками всех мастей, потому как из шелеков ещё только-только начали выбивать уныние, а это процесс долгий. Впрочем, там было и кое-что действительно интересное, например - музей Катаклизма. Веьсма большая территория была выделена на то, чтобы рассказать глупым пчёлам, в каком состоянии находилась вся планета не так давно, а также предостеречь от прогулок по оставшимся зонам заражения.

- Думается, кой-кому это будет не только потешно, но и полезно, - хмыкнул грызь.

Само собой, через двадцать метров от входа они уже ржали, и даже не просто так. В прозрачной витрине были выставлены чучела гарпий, тех самых, чьи когти они собирали давеча; рядом имелись интерактивные экраны с информацией по объекту. Судя по тому, как возле витрины толпились шелеки, и какие комменты они отвешивали, здесь никто в глаза не видал таких тварей. Кстати, у них тут имелись видов тридцать разных гарпий, но грызи так и не нашли ту самую, облегчённую версию с длиннющими кинжалами, которая едва не прикончила лиселку. Вероятно, мутации тварей происходили быстрее, чем обновление музея... впрочем, пошлёпал губами Пуз, кто бы сомневался.

- Это была минутка воспоминаний, - цокнул Пузырь, - А дальше образовательная часть.

- Пожалуй, действительно стоило зайти сюда и сначала посмотреть на всё это, а потом лезть в грязную зону! - фыркнула рыжая.

Твари, порождённые хитрым взаимодействием наночастиц, органики и ещё пух знает чего, оказались весьма разнообразными, причём далеко не все представляли опасность, по крайней мере, непосредственную. Наука же утверждала, что всех их объединяет одно - тупиковость развития. Пока имелась биосфера, которую можно переваривать, существа функционировали, но когда они сжирали всё живое - а они сжирали, то им оставалось очень мало времени до полного распада. Один из стендов как раз демонстрировал точно выверенный результат того, что было бы с планетой при невмешательстве: пустыня чёрной пыли, состоящей из дохлых наночастиц. Пуз фыркнул, глядя на то, что абсолютное большинство шелеков не обращают внимания на этот экспонат - пронимало только тех, кто хоть слегка задумывался, а таких тут было явное меньшинство.

Ещё одним знаменательным местом был внутренний двор музея, в котором имелся большой прозрачный купол, накрывающий целый старый дом вместе с прилегающей территорией. Соль в том, что в пик катастроффы заражение проникло и в Мункейп, поэтому теперь была возможность продемонстрировать, как оно выглядело в то время. Выглядело, ясен пух, весьма уныло: дом стоял с побитыми окнами, растительность вокруг пожухла вплоть до полной сухости, а по стенам и сухим веткам расползались клочья "паутины" и прочего невразумительного фуфла. Даже Хорелька, которая в общем-то видела уже это воочию, поёжилась, и поспешила пройти дальше. Тебе стоило бы рассмотреть эту экспозицию подробно, подумал грызь, хихикая, но оставил это на потом, всё-таки не очень к спеху.

- Не укладывается в голове, как можно так накосячить! - фыркнула лиселка, - Ладно бы пчёлы разрабатывали оружие, но ведь нет. Как говорится, благими намерениями выложена дорога кой-куда.

- Соль в том, что намерения были не благие, на самом деле, - пояснил Пузырь, которому вся история здешнего катаклизма как раз была понятна, - Поэтому результат закономерен.

Поскольку рыжая склонила ухо, подставив его под цоки, грызь продолжил:

- Это долго цокать, но в данном случае имела место быть технологическая сингулярность, вот и всё.

- А, я-то думала, - лиселка скатилась в смех, - Ты с кем разговаривал сейчас, Пуз? Сингулярность... Ты хоть представляешь, сколько лет назад я получала хоть какое-то образование?

- Ничего сложного, - цокнул грызь, - Сингулярностью по научному называется Неведомая Херня, которой следует бояться всякому воену... кхм! Так вот, поскольку шелеки хотели, чтобы нанороботы всё делали за них, то когда они действительно стали всё делать за них, сами пчёлы очень быстро утратили знания о том, как это работает, а вместе с ними и контроль за процессом, само собой. Бабах!... Улавливаешь суть?

- Примерно, - призналась Хорелька, мотнув хвостом.

- Для справки, во многих мирах Союза используются наноконструкты, похожие на шельчанских. Только вот используются они не для того, чтобы "ни о чём не думать", а для решения тех задач, которые нельзя решить другими средствами. В частности, наномашины применяются при процессе клюква-морфа.

Пуз снова заржал, когда грызуниха изобразила испуг от такого заявления. Но само собой, это-то она знала.

- В общем, главное это думать башкой, а не огузком, - подытожил грызь, - Тогда всё будет в пух.

- Они смотрят на тебя довольно косо, - захихикала лиселка, втихоря показывая на ошивающихся рядом шелеков.

- Довольно попуху, - правдиво ответил Пуз.

Тут он не шутил, потому как факт тупака, приведший к катаклизму, признан даже самими пчёлами на официальном уровне, так что, цокать об этом никому не запрещается.

- Тут просто надо не переходить грань, - пояснил он, - Я ведь не называл их хвостоголовыми дурнями, или там бесформенными боровами? Нет, не называл.

Поскольку не называл он весьма вслух, Хорелька прикусила губу, чтоб не ржать в голос, и пихнула грызя в пух, чтоб прекращал буффонаду. Пуз был и не против, так что они прошли дальше с достаточно церемонными мордами, держа друг друга под лапу, и пчёлы перестали за ними виться. На самом деле, Пузырь мало обращал внимания вообще на что-либо, кроме своей рыжей спутницы. Ургхх, насколько рыжей... Однако, это всё равно не убрало с его шеи Жабу: она лишь вошла в спящий режим. Так что, грызь всё же обратил внимание на стенд, где за стеклом лежал кристалл размером с хорошего голубя. Фиговина была весьма странной расцветки, меняя её от ярко-красного до столь же пронзительно голубого. Так он бы цокнул, что это просто спецэффекты, но информация гласила, что нет.

- Шелеканит, материал с пятимерной структу... это как, интересно? - фыркнул Пуз.

- Тебе это правда интересно? - улыбнулась лиселка.

- Сейчас мне больше всего интересна ты, - цокнул истину грызь, - Но в целом, да.

- Но Пуз, ты даже не знаешь, как это, не говоря уже о том чтобы...

- Зато теперь я знаю, что такие штуки валяются по поверхности планеты, - показал на экран с информацией Пуз, - А уникальные объекты обычно имеют хоть какую-то ценность.

- Мне кажется, или я вижу что-то зелёное у тебя на шее?

- Тебе кажется, но Жаба там конечно есть.

Впрочем, как уже указывалось, это было то уникальное время, когда Жаба подождала. Пуза куда больше интересовало, чем например занималась лиселка до того, как её понесло на Шелек; как он и подозревал - околачивалась, в целом. Где-нибудь в другом месте это может быть сложно, но на Лисувине пруд пруди разных "квестов", которые можно выполнять до посинения, и при этом потихоньку набивать карман. Впрочем, Хорелька не казалась сколь-либо жадной... ну да это поправимо, потёр лапы Пуз. Здоровая Жадность и супердяйство, если не за гранью разумного, ещё никому не вредили, а таки только наоборот. Выйдя из музея, рыжие обнаружили кормовой автомат, который продавал в том числе мороженое, чему слегка порадовались и слопали по пачке. Конечно, это было не "ленинградское" или "пломбир", а ерунда кислотно-розового цвета со вкусом клубники, в которой, возможно, присутствовали следы молока, но за неимением ничего лучшего, сошло. На улице уже вовсю сидели сумерки, и в воздухе чувстовался свежак, хотя не зимний, а весенний, отдающий талой водой и мокрой землёй. По крайней мере, при таких температурах грызи могли обходиться без дополнительного утепления одеждой, собственных пушных шкур было достаточно. Пуз с большой лыбой глядел, как Хорелька привспушилась и мотнула своим ярким хвостом, у какового на конце имелся белый клок, как у лисы. Синие глаза лиселки поблескивали в свете фонарей, и иногда вспыхивали на ушках красные искорки: "клюква" специально так работала. Пузырь подождал, пока они отойдут подальше от скопления пчёл, чтоб те не жужжали; ему очень хотелось что-то цокнуть, но вот с исполнением... так себе. В конце концов он собрался с пухом, и взяв её за лапку, только и цокнул

- Хорррелька... моя рыжая звёздочка...

Его рыжая звёздочка захихикала и потёрлась об него своими огромными ушками, вызывая большое годование, мягко цокая. Пожалуй, это в пух, сделал удивительный вывод Пуз, и осторожно приобнял её, чувствуя под лапой идеально шёлковую пушнину.

- Фыр-фыр, - предельно чётко выразилась лиселка.

- Ты выразилась предельно чётко, - ласково цокнул грызь, гладя её по ушкам, и включил режим абсолютной откровенности, - Лиселочка, сейчас мне следовало бы утащить тебя в нору, образно цокая... Но если всегда всё делать как следовало, то нам наверно и быть уже не следовало, не? Просто я настолько очарован тобой, что очень боюсь спугнуть.

- Афф, Пуз, - хихикнула она, - Вообще-то ты прав, мы не так уж хорошо знакомы, как хотелось бы. Но ведь это только пока?

- Очень на это надеюсь, - цокнул Пузырь, - И думаю, что лучше всего узнавать друг друга в каком-то деле, а не на пустых формальностях, как кое-кто.

- Хах, я об этом даже не подумала, - почесала ухи Хорелька, - Так-то да, наверное. У тебя есть конкретные предложения?

- Пока нет, - хихикнул грызь, - Точнее, предлагаю тебе продолжить свои квесты, а я просто приплетусь хвостом и буду прикрывать, так сойдёт?

- Более чем! - пихнула его в бочандру лиселка.

- Как ты себя чувствуешь кстати, в пух? Ну, чисто по медицине.

- В, - проверив, дала развёрнутый ответ рыжая.

Ну а уж Пузырь чувствовал себя настолько "в", как никогда ранее, серьёзно! Вообще посещение любых общественных мест обычно расходовало его энергию куда быстрее, чем погрузка щебня лопатой - тоесть, после полудня хождения по городу и музею он должен был бы упасть от утомления. А тут фигу, грызь насвистывал, подпрыгивал при ходьбе и мотал хвостом, как распоследняя белочь. Даже Хорелька спросила, какого хрена он постоянно бубнит себе под нос, пришлось воспроизвести эту ересь вслух:

Цыплёнок, цыплёнок, цыплёнок.

Цыплёнок без сомненья малахол!

Цыплёнок, цыплёнок, цыплёнок,

Зачем же ты копытами на стол?

Ну и так далее в том же духе. Пузырь сочинил эту "симфонию", ясен пух, во время полёта, имея "достаточно" свободного времени - немеряно, если точнее. К его удовольствию, лиселка не сочла его полным идиотом... по крайней мере, на этом основании, а только посмеялась, что всегда в пух. Ведь как известно, надо иногда посмеяться, чтобы не только ржать.

Рассыпая рожь, как грузовик с дырявым кузовом, рыжие сами не заметили, как прошлёндали вдоль проспекта обратно к гостинице, где гнездилась лиселка. Жаба опять приоткрыла глаз и квакнула, что надо бы утащить таки её к себе в нумер, чтобы не платить за два помещения. Но пока Хорелька только лизнула грызя в нос на прощанье, и хихикая, убежала. Пуз ещё минут десять с лыбой пырился на дверь, за которой она скрылась, и даже погладил пластик лапой, на всякий случай. Потом, пробежав пару кружков вокруг здания, совершенно счастливый грызь отправился на базу.

--

- Ну что, поехали? - цявкнула лиселка.

- Хуп! - подавился воздухом Пузырь, - Всмысле, Хореля. Не знаю как тебе, а мне не лыбится возвращать тебя в медицину по частям, улавливаешь?

- Амм... Немножко упустила это из виду, - захихикала рыжая.

- Поэтому, лисельчарыня, не соизволите ли сесть на хвост, прежде чем поехать?

- Соизволю, - вполне осмысленно кивнула Хорелька.

В общем, утром они конечно поехали, только отнюдь не в грязную зону, а на космопортовые склады, запасаться Всяким. Например, отдать в ремонт разрядник, которым пользовалась грызуниха, потому как он явно барахлил - но, ясен пух, ни в коем случае не пчёлам! Кроме того, Пуз сумел аргументировано убедить спутницу, что куда более жадно ездить в такие экспедиции на РАЗике, а не на "вишне".

- Да, она побольше, только вот реально это вообще незачем, - показывал грызь на натуре, проводя лапой над крышей машины, - При этом "вишня" в полтора раза тяжелее и на треть больше по габариту, а топлива жрёт во все два раза.

- Это да, умаялась я с этим топляком, - фыркнула лиселка.

- И главное, вот это видишь? - хмыкнул Пуз, показав на клеймо на металле, - Текфонитизированная сталь, практически вечная, в отличие от. Что это для нас означает, сечёшь?

- Да, - кивнула ушами рыжая, и поправилась, - Нет.

- Ну лииись, - захихикал грызь, - Это означает, что гарпия очень даже хорошо может пробить и стекло, и даже дверь "вишни". А вот эту жестянку пробить можно разве что из танковой пушки.

- Серьёзно? - удивилась Хорелька.

Удивление было не удивительно, потому как жестянка так и выглядела, как жестянка. Поэтому пришлось вручить ей молоток и провести следственный эксперимент. Стеклом рисковать не стали, но когда лиселка била со всей силы по торцу двери, результатом стал только лязг по металлу и царапины - на молотке, само собой.

- Пуз, мне слегка страшно, - призналась рыжая, - Чего я ещё не знаю?

- Ну, от общего объёма, ты не знаешь ничего, - цокнул Пуз, - Как и все остальные, впрочем. Однако следует не забывать, что если машина сорвётся с обрыва, например, то она-то будет целая, а вот мы не очень, мягко цокая.

- Это своевременное замечание, - серьёзно цявкнула лиселка, - У меня ведь квест в Тыщу-Дыр, а там есть куда упасть.

- Будем топтать гуся по мере его поступления, - сообщил "мудрость" грызь.

Таким образом, все припасы, которые Хорелька возила с собой в "вишне", они перенесли в РАЗик, а пчеловозку вернули в пункт проката. Пришлось как следует провести инвентаризацию, чтобы не возить дубляж всяких расходников, но по итогу напихали очень изрядно.

- Ну и как, размер не понадобится? - усмехнулась рыжая.

- Неа, - зевнул Пуз, и полез раскладывать верхний багажник.

Всё габаритное и лёгкое, типа сложеного тента для палатки, легко шло туда, привязывалось и покрывалось брезентом от дождя и грязи. Не прошло и часа, как имевшуюся экипировку привели в годность; ясен пух, что машина теперь стала сильно похожа на вьючного верблюда.

- Есть опасения, что и кое-кто ещё станет похож на верблюда, - фыркнула лиселка.

- Они отчасти оправданы, - подтвердил Пуз.

Теперь грызуниха была укомплектована более-менее, по крайней мере - рюкзак на спину, чтобы защитить её и иметь возможность носить с собой большой аккумулятор для разрядника. Помимо этого, Хорелька нашла в ассортименте склада подходящий комбез - это не так просто, как может показаться, и дело вовсе не в фасоне. Просто у клюквенной лиселки своё собственное тушкосложение, сильно отличное от шельчанского, поэтому брать предметы одежды, не глядя - прямой путь к растрате. А Хорелька уже поняла, косясь на грызя, что кой-какой выпушень весь пух из хвоста выдернет, только бы избежать растраты. Собственно, в чёрной с серебром спецодежде рыжая выглядела ничуть не менее прелестно, если смотреть беличьими глазами, о чём Пуз и не умолчал.

- Блин, - цявкнула грызуниха, уставившись в комм, - У меня не осталось монет на это. Думаю, за когти гарпий могли бы отвалить и побольше!

- На, - зевнул Пузырь.

- Но Пуз, - фыркнула она, подёрнув ушками.

- Ничего, - хихикнул тот, - Я дарил тебе конфеты-букеты? Неа. Лучше подарю пару автоматических аптечек и всякое такое, полезнее будет.

Лиселочка потёрлась об него ушками, что в очередной раз вызывало массу годования среди наличных грызей. Так что, довольно-таки рутинная и утомительная возня, когда они на парковке перед складом готовили машину к походу, прошла незаметно и с удовольствием. Эй, да тут вообще что угодно пройдёт по шерсти, подумал Пузырь, потирая лапы и поглядывая на свою ненаглядную. Хотя с подготовкой они закончили едва ли не к вечеру, откладывать отправление не стали, по причине просто так. Оба зверька давно уже отвыкли от жёсткого суточного цикла, и могли возиться в любое время дня и ночи. Кроме того, клюквенным морфам по жизни требовалось меньше сна, чем обычным организмам - по крайней мере, научно; Пуз на самом деле дрых едва ли меньше, чем до морфа. Так что, Хорелька какое-то время потратила на то, чтобы уточнить детали "квеста", как она выцокнулась, и лишь потом назвала Пузырю ориентиры, куда катиться.

- Весело помчали, - цявкнула лиселка, подвысунув язычок.

По совершенно ровным дорогам города РАЗик не особо мчался, скорее плёлся медленнее всех в потоке, но когда свернули на грунтовку - скорость уже стала ощущаться собственными хвостами в полной мере! Автомобиль раскачивало и трясло, хотя Пузырь подозревал вплоть до уверенности, что этот катится куда плавнее, чем "такой же, но другой" с Земли - всё-таки сюда была упихана технология всей галактики. На небо натянуло бело-серой плотной облачности, и иногда даже начинал накрапывать дождь, грозящий превратиться в снежок, потому как прилично похолодало. Однако теплынь, которая прошлась по региону до того, уже растопила все невеликие залежи снега с зимы, и увидеть где-либо сугроб не представлялось возможным. Иной раз, высунув морду к лобовому стеклу и пырючись вверх, грызи видели пролетающие косячки птиц, что свидетельствовало об эт-самом... всмысле, что биосфера вполне себе жива, несмотря на всякие катаклизмы. Как следовало из физики, через пару часов солнце закатилось со смеху за горизонт, и наступила темнота, вдобавок поднялся достаточно густой туман, так что фары РАЗика освещали лишь узкий конус среди непроглядной мути. Ясен пух, что упарываться и ехать по ночам никто из всей толпы не собирался, так что грызи выбрали место повыше да посуше, и остановились на привал.

- Первое дело тут какое? - цокнул Пуз, водя вокруг фонариком.

- Хм... Остановиться поближе к дровам? - предположила Хорелька.

- Неа. Дров тут везде однопухственно хоть ушами жуй. Главное - не встать на дороге, не заметив этого. Сонный сурок да за баранкой тяжёлой машины, и результат нам не понравится.

В исполнении своих же инструкций грызь поставил машину между деревьями, так чтобы точно не оказаться на пути тяжёлого тягача, прущего со всей дури. Фокус в том, что когда не видишь препядствий на протяжении недели дороги, то шанс не заметить таковое становится гораздо выше! Конечно, и вероятность, что тут кто-то попрёт, довольно низкая, но всё же Пуз не собирался испытывать, сколько РАЗик может выдержать на удар. Тем более, он предложил грызунихе устроиться внутри, положив спальники на груз, а сам организовал место прямо у колёс. Спальные мешки, имевшие хождение в сдешней торговой сети, были вполне пригодны, чтобы дрыхнуть на снегу, не то что при плюсовой температуре; никуда не девалась и пушная шкура, служившая хорошей изоляцией. Лиселка настолько клевала носом к этому времени, что даже ничего не пискнула, а только укрылась рыжим хвостом и судя по всему, сразу уснула. Прелестная зверушечка, с нежностью подумал Пузырь, хотя и делает довольно дикие вещи - его самого шиш заставишь заснуть в незнакомом месте, не сделав соответствующих приготовлений. Хотя по карте они находились в чистой зоне, и гарпий можно не опасаться, но бережёного хвост бережёт, цокают обычно грызи. Так что Пуз взял свои проволочки с консервными банками, и поставил вокруг растяжки, так чтобы любая попытка приблизиться вызвала бы жуткий звон. Ну и стоит ли упоминать, что улегшись, грызь имел прямо под лапой как станер, так и разрядник, потому как лишним не будет.

Когда лиселка, зевая во все резцы, высунула нос из машины, на востоке только начинал буянить рассвет, а вот костерок уже вовсю занимался приготовлением чая и корма. Пузырь же возился рядом с ленточной пилой, расчекрыживая сухие валежины на брёвнышки.

- Боброе утро! - цокнул Пуз, заметив рыжую.

- Достаточно боброе, - согласилась она, - А чего в такую рань?

- Дурь, - дал исчерпывающий ответ грызь.

- Исчерпывающий ответ, грызь, - хмыкнула Хорелька, и окончательно проснувшись, полезла шуршать.

Через пять минут они уже хлебали из мисок заварной суп, потому как это самый быстрый корм, какой только бывает, и суп-пакеты имели хождение и в Союзе. Благодаря более продвинутым технологиям, такие пакеты имели вид плоской коробки с пачкой тонких, в пару миллиметров, брикетов внутри; ведь корм процентов на много состоит из воды, и когда её всю убирают хитрыми способами, остаётся очень сильно ужатый вариант: в одной коробке, которая по габариту соответствует брикету лапши, напихивается минимум десять высушеных. Такая ерунда называлась "квадрат", и как ни странно, это соответствовало истине, пачка квадратная; были и обычные брикеты, которые погоняли "традиционное". Как бы там ни было, лиселка уже успела усвоить базовые навыки походов в Дичь, поэтому миска и ложка у неё были свои. Пырючись на прыгающие по кускам дерева огоньки, грызи нюхали приятный дымок, какой вполне сошёл бы за берёзовый, и поднимая нос, видели всё более светлеющее небо, на котором горели лишь несколько ярких звёзд.

- Смотри-ка, это... - показала Хорелька.

Пузырю было достаточно глянуть мельком, чтобы понять, что это: очередной корабль тормозил в верхних слоях атмосферы планеты, и выглядело это как яркая комета с длиннющим хвостом. Довольно красиво, впрочем.

- Жирный, - хихикнул Пуз, и включив комм, передал лиселке, - Хочешь, посмотри точно, что это такое.

- Жирный пассажирный, - цявкнула она, посмотрев, и вспушилась, - Вот и я на таком же прилетела, как и... тьфу, чуть не ляпнула. Ну как, собираемся и в пух... тоесть, в путь?

- Присядь на хвост, - покачал головой грызь, - Думаю, надо сначала заготовить дров.

- Почему?... А, блин.

Догадалась быстро, лапочка моя, хихикнул Пуз. Запастись стоило потому, что место, куда они катились, отличалось практически полным отсутствием какой-либо растительности, тем более пригодной на дрова. Упарываться конечно не стоит, но приторочить по паре брёвнышек поверх задних дверей, на упряжь из буксировочных лент - это сам пух велел, как кое-кто цокнет. Это не вызвало никаких затруднений, и уже через пол-часа Пузырь стал собиться залезть за руль, но лиселка, хихикая, оттащила его за хвост.

- Хорошего понемножку, Пузырь-пуш, дай и мне покататься.

Само собой, Пузырь-пуш был нисколько не против, а местами даже за, потому как теперь он мог пялиться не на дорогу, а на лиселку. Дорог он видел достаточно, а вот лиселок - эта первая, собственно, к которой удалось притереться столь близко. Да уж, пух авантюризма такой, что дай пух всякому, как-грится... Переться в Дичь напару с грызем, которого она не так уж хорошо знает - это не пух, это целая пушнина авантюризма! Ну ладно я, подумал Пуз, максимум - протуплю так, что она опять попадёт в больницу, а если бы попался какой-нибудь не такой?... Впрочем, имея опыт общения с милицией Союза, грызь подозревал, что "не таких" отсеивают через десять фильтров, и шанс приближен к нулю. Кроме того, у лиселки на запястье лапки висит комм, а здесь это отнюдь не тоже самое, что сотовый телефон. Комм даёт связь с системами планеты, в первую очередь - автоматическими. Тобишь, если прибор зафиксирует что-то не то, это будет проверено сначала роботом, а потом и оператором. Стоит вспомнить хотя бы, что скорую помощь во время инцидента вызывал не Пузырь, а как раз автоматика. Короче, можно слегка расслабиться, цокнул себе грызь, и просто любовался на рыжую в профиль - мордочка у неё весьма длинная, но очень милая. Усевшись крутить баранку, Хорелька сняла с ушей шляпку, так что просматривалась в оптическом диапазоне вся, сухо цокая. Гривки на голове, как это бывает у грызей, у неё не было, но, ясен пух, это совершенно не делало лиселку лысой, потому как шёлковая пушнина прекрасно заменяла и волосы. Собственно, у Пуза тоже не было, разве что небольшой хохолок, который поднимался дыбом в моменты волнения. Пырючись сбоку, было особенно заметно, что лиселка весьма хрупкая маленькая зверушка, а объём в основном от огромных ушей и пушного хвостища.

Однако, разглядывания пушных лиселок не помешали ему включить комм в режиме терминала, и полезть смотреть всякое, что его в данный момент занимало. Жаба, которой дали отдыха, начала своё обычное дело с новыми силами, образно цокая. Пуз мельком окинул ухом отчёты со станции - да пух с ними, это ещё дело на много месяцев вперёд, подождёт. А вот более подробно посмотреть всякие ньюансы о том, что происходит в грязных зонах - это прям полезно для здоровья. Посмотрев, грызь захихикал, а там и заржал.

- Что ты, лошадка? - поинтересовалась Хорелька, глянув на него.

- Да так, - отфыркался Пузырь, - Только сейчас выяснил интересную подробность. Ты знаешь, что эти гарпии и многие другие нанотвари вообще не имеют зрения?

- Ик?

- Вот именно. Глаза у них, как и многое другое, чисто в подражание организмам, а на самом деле они ориентируются по радиолокации.

- Но... почему это нам важно? - почесала ухи рыжая.

- Потому что есть джаммеры, тобишь постановщики помех, - пояснил Пуз, - Достаточно взять такую фофань, и мы станем для гарпий невидимыми. Ну не совсем, но прицел это им собьёт очень сильно, чтобы исключать инциденты, подобные... ну ты поняла.

- М, - кивнула лиселка, обдумывая, - Эти ребята из Бюро не очень любят объяснять всё досконально, верно?

- Ага. Наверное, тренируют, чтоб сами докапывались. Путём естественного отбора.

Хорелька фыркнула, потому как ещё слишком хорошо помнила, как это работает. Впрочем, поскольку они уже проскочили самый трудный начальный этап, можно было надеяться на лучшее. А грызь так и потирал лапы, хихикаючи, потому как в жизни не мог надеяться на столь лучшее, серьёзно. Пока же РАЗик, хрюкая движком на малых оборотах, то катился по грунтовке, то лез через грязь и глубоченные лужи. Однако, не весь путь проходил по бездорожью, потому как здесь сохранилось немало древних дорог, построеных за сотни лет до катаклизма. Как трассы они не годились, но проехать по бетонке, пусть и сильно побитой, всё же проще. Кроме того, бетонки было чётко видно с орбиты, в то время как грунтовки, укрытые в хвойной гуще, только угадывались, и легко ошибиться. А ведь грызи прокладывали маршрут именно по спутниковому снимку, потому как карта существовала, но доверять ей это так себе занятие. Пузырю пришлось ещё придержать рыжую за хвост, чтоб она не разгоняла машину по твёрдому покрытию, потому как впереди неизбежно были провалы, ямы, и завалы из деревьев.

Отчасти пейзаж на старой трассе напоминал декорации к фильму про катаклизм, потому как это и были последствия катаклизма, собственно: старое крошащееся покрытие дороги, трава в трещинах, ямы и промоины, едва различимая разметка. Когда грызи закатились достаточно далеко, километров на тридцать, по краям стали попадаться остатки инфраструктуры - столбы, ограждения, и всё такое. Пузырь захихикал, понимая, куда это всё девалось на предыдущем участке - сжадено, вот куда! Не один он такой умный, чтобы пилить металлолом и возить его на сдачу. Стоило дать ухо на отрыв, что шелеки побросали тут всякого барахла на немеряное количество монет, так что, эти трассы - буквально золотое дно для того, кто не боится грязной работы с утилём. Правда, прикинув временные интервалы, грызь вздохнул - поздно, скорее всего, жадные инопланетники начали прибывать сюда много лет назад. И судя по тому, что они сейчас уже пилят ограждение трассы, а на всём пути не встретилось ни одного остова брошеной машины - ловить тут же нечего. Зато легко ловились обломки арматуры, и в старые времена каждый такой сминусовал бы по покрышке, как минимум. Но колёса РАЗика вполне выдерживали такое, особенно на скорости менее сороковника - гвоздём их не проткнёшь. После пары часов неспешной езды по тракту снова налетела облачность и пролился дождь, видимость упала в район нуля, так что машина катилась совсем медленно.

- Атмосферно так, - хихикнула Хорелька, разминая лапки и глянув на Пузыря, - Дождь, Зона...

- Жадобы едуть, - дополнил грызь.

- Где?

- Вот, - показал он на зеркало, и уточнил, - Хотя, про тебя это я авансом цокнул.

- Бум старацца, - кивнула ушами лиселка.

- Устала, Хорелястая? - цокнул Пуз, - А то лезь назад, поспи пока. Всё равно ни зги не видно.

- Эф, и то правда, - согласилась рыжая.

Она попробовала дрыхнуть прямо на ходу, в то время как Пуз сел за баранку и продолжил движение. На самом деле, движения виделось изрядно, по карте получалось что-то около пятиста километров. Упрощалось дело тем, что вскоре лесная зона закончилась, уступая место степи - фигачь в любую сторону по азимуту, пока не упрёшься в гору или реку. Тут тоже могли попадаться сюрпризы в виде ям и больших камней, так что, давить газ в пол крайне чревато, и грызи так не делали. Катились себе неспеша, любуясь местными гусями, образно цокая, и перецокивались друг с другом. Пузырь всё больше офигевал, как ему повезло с этой лиселкой, потому как поначалу очень опасался, что она окажется... слишком человеком, что ли. Однако, за многие часы разговоров так и не вылезло ничего, что можно было бы назвать стереотипным, и грызю это чрезвычайно нравилось. Собственно, он был в такой эйфории, что даже не задавался вопросом, а что дальше? Ведь он вроде как занимается подготовкой к полёту, а она - нет. Да и впух тридцать шесть раз, цокнул бы на это грызь, и в данном случае, так он и цокнул. Сейчас его занимало только то, чтобы порадовать лиселочку большим урожаем очередных когтей не менее очередных гарпий - похоже, ей это ещё не надоело.

На третьи сутки пути РАЗик уже трясся по каменистой почве на плоскогорье Тыща-Дыр. Аналогов такой местности Пузырь не припоминал более нигде: тут действительно были дыры! Правда, если открыть глаза и посмотреть карту, то их никак не тысяча, а штук сорок от силы, но это частности. Достаточно плоская гора, раскинувшаяся на десятки километров, была истыкана этим дырами примерно равномерно. Что это такое, жерла вулканов, извергавшися тысячи лет назад, или эррозия камня, Пузырь уточнить не удосужился, но на практике это выглядело так, что едешь-едешь по камню, а потом бац! И ничего... на самом деле, бац и дыра вниз, размером с рудный карьер! Только, в отличие от карьера, дыры имели очень крутые склоны, зачастую близкие к отвесным, и имели глубину в несколько сотен метров. И если сверху на камне ещё кое-где пробивалась чахлая растительность, то на дне дыр была биологическая пустыня, в частности из-за выделения газов, которые там накапливались, и почти полного отсутствия солнечного света, заслонённого стенами. К удаче, все дыры имели возвышенность перед обрывом, учитывая их размер - это была приличная скала, которую очень трудно не заметить. Так что, если уж совсем не переть без разбору, свалиться в дыру это надо постараться...

- Пузырь-пуш, - церемонно цявкнула лиселка, - Вы имеете честь наблюдать здесь минимум одну особу, которая обладаем умением попасть в любую дыру безо всякого труда... Короче, следи за мной, пожалуйста.

- А я и не прекращал, - хихикнул грызь, крутя баранку, - Кстати, это место ещё называли Мозг Чусайба.

- И в чём прикол? - фыркнула Хорелька.

- Чусайб это глава корпорации, которая распространила нановирус, чем и вызвала катаклизм, - пояснил Пуз, - А гора типа дырявая, как его мозг.

- Йумористы просто спасу нет, - хмыкнула рыжая.

- Ага. Кстати, кто это там?

Там, насколько позволяли видеть глаза, были гарпии. Сдешние оказались значительно крупнее тех, что попадались раньше - почти того же размера, что и грызи! Получить такую тварь сверху совершенно не лыбилось, но с другой стороны, физика была не на их стороне. Утяжелённые гарпии летали совсем плохо, скорее прыгали, как курицы, помогая себе подобием крыльев. Лиселка приоскалила клычки и резцы, и шустро полезла за инструментами... в общем, гарпиям пришлось крайне туго. Тем более, грызи не забыли запастись оптикой, чтобы иметь возможность разглядывать дали, а спрятаться на открытом каменистом плато было почти негде. Пуз предположил, что большая часть тварей сидит как раз в дырах, потому как им пофигу и газы, и отсутствие корма. Из интереса он забрался на вал, окружающий дыру, и смог рассмотреть дно, пока солнце висело достаточно высоко в небе. Толп там не было, но определённо что-то возилось, что ещё более убавляло желания падать туда.

Что же касается отстрела объектов, то он пошёл по принципу ударной уборки урожая. Заметив группу грапий, грызи подкатывались примерно метров на пятьсот, после чего покидали машину, так как вблизи она по прежнему распугивала тварей. Подобравшись... или скорее просто подойдя, метров на двести, открывали огонь из разрядников. Открытая местность с полным отстутствием металлических конструкций была идеальна для такого инструмента, поэтому каждый разряд улетал на максимальную дальность и приносил большой ущерб целям - те просто падали, как подкошеные. После чего оставалось только сделать контрольные выстрелы в упор, и отделить хабар от остального утиля. Как и прошлый раз, когти без малейшего уважения валили в продуктовый пакет, и вскорости их набралось довольно много. К тому времени как заканчивали со сбором когтей, первые из тушек уже заметно распадались, оплывая и на глазах теряя объём. Пузырь заметил, что не стоит оказываться с такими тушками в замкнутом пространстве, ведь при распаде получится уйма газа, неполезного для вдыхания внутрь. Воняло даже здесь, на продуваемом ветром каменном плато, а если в какой-нибудь пещере, это точно будет опасно. Впрочем, через некоторое время Пуз слегка расслабился, увидев, что особой опасности тут нет. Хихикая втихоря, он и не подумал подсказывать лиселке, и та была очень удивлена, когда у неё в неудачный момент закончились заряды. В иных обстоятельствах он был ржал над этим как конь, но сейчас чувствовал, что не стоит.

После растраты двух третей зарядов грызи возвращались к машине и врубали двигатель на некоторые обороты, чтоб крутил генератор, и заряжали аккумуляторы - на это уходило до получаса, давая возможность перекусить какого-нибудь корма, и потрепаться. Пузырь цокал о том, как оно - пролететь пухову тучу световых лет в трёхэтажной бытовке; начал издали, с теории, и продолжил примерами из собственной практики, даром что у него было не очень много полётов, а именно - один. Один, зато кучно, как-грится. Покопавшись в комме, грызь дал Хорельке послушать записи того, как "звучит" солнечный ветер, хотя он сам признавал, что здесь это не производит того эффекта, как если слушать это в корабле.

- Неужели тебе ни разу не стало скучно там? - удивлялась лиселка, хлопая ушами.

- Хм. А как будет "скучно" по беличьи?

- Никак, - засмеялась она, - Нет такого слова в беличьем языке. Но ведь ты же не совсем белка, а через клюкву, как минимум.

- Но в этом аспекте, видимо, совсем, - хихикнул Пуз. - Ну как, вы довольны, лисельчарыня?

- Ага, - приоскалилась Хорелька, но фыркнула, - Хотя большую часть работы сделал ты, а я просто как балластный хвост.

- Ничуть, - правдиво цокнул грызь, - Без тебя впух бы мне упало сюда лазать. Хотя, учитывая практику, признаю что это довольно потешно.

- Таак, ну этот квадрат мы зачистили, - посмотрела по комму лиселка, и навострила ушки, - Ого, тут вылез новый квест.

- Дай угадаю, развесить когти обратно на гарпий?

- Неа. Пишут, что позавчера одна из групп обнаружила здесь какую-то новую тварь, дюже опасную. Предполагают, что это даже может быть заражённый шелек.

- Довольно мерзко, - согласился Пуз, представив себе это, - Хотя, вряд ли так уж опасно.

- Почему? - хмыкнула Хорелька, - Те ребята убежали, потому что этого гада вроде как не берут разрядники.

- Во первых, "вроде как". Во вторых, шелеки не блещут теми навыками, которые пригодились бы монстру, - пояснил Пузырь, - У них с навыками вообще туго, как ты могла заметить. Думаю, они просто накосячили, вот и весь секрет.

- Проверим? - хитро скосила мордочку рыжая.

В этом случае грызь без зазрения крысторожности согласился проверить, потому как, в конце концов, РАЗик вряд ли кто догонит, даже по камням. Так что, подкрепившись из запасов, они покатились к указаной в "квесте" точке поиска, имея на лапах полностью заряженые аккумуляторы. Вокруг по прежнему простирался пейзаж, похожий на лунный, за исключением неба, а так всё на месте, включая кратеры. Под колёсами хрустели камни, и когда машина наезжала на россыпи оных, её тащило вниз по склону - благо, большие завалы были редки и их можно объехать. Но всё же, крутить баранку тут приходилось куда как активнее, и после часа дороги лапы слегка офигевали. По множеству причин клюквенным морфам не делали каких-либо "сверхспособностей", и лапы у них уставали точно также, как у любого другого организма. А лиселка-то довольно шустрая в этом плане, отметил грызь, косясь на неё - никаких признаков утомления, как хихикала, так и хихикает, высовываясь в открытое окно.

Как оказалось, иногда данным с сайтов можно верить: чучело торчало практически в том самом месте, где его оставили прошлый раз. Использовав всё ту же оптику, грызи разглядели, что это самое чучело имеет вид шельчанки, только очень уж косой: во все стороны торчали длинные изогнутые иглы или ещё какая-то фофань. Одна из рук, кажется, просто переходила в здоровенный резак наподобие извратной формы меча. Чучело торчало на месте без всякого движения посередь каменистой равнины, и вызывало ощущение неживого объекта, как оно впрочем и было в натуре.

- Пфе, - чётко выразилась Хорелька, посмотрев.

- Чётко выразилась, - кивнул Пуз, - И у меня возникает, в том числе вопрос.

- Не сдохло ли оно уже?

- Нет, что это такое, ну конкретно, - пояснил грызь, - Мне не лыбится ухайдокать заражённого шелека, которого можно было бы ещё откачать, теоретически.

- Блин, упустила этот момент! - прижала ухи рыжая, - Ладно, сейчас уточним.

- Лисельчарыня, вы могли бы сделать это с минимальными затратами времени? - церемонно осведомился Пузырь, а сам уже втыкал передачу и разворачивал машину.

- А что такое? - не менее церемонно спросила она.

- Да оно уже бежит сюда, какбы.

Ерундовина действительно двигалась в их сторону, явно не случайно. Даже при дневном свете различалось, как горят фиолетовым пламенем эрзац-глаза твари; здоровенный меч, задевая грунт, высекал искры и разбрасывал камешки. К счастью, эта штука бегала отнюдь не так быстро, как катался РАЗик... но и не настолько медленно, чтобы расслабляться. Не расслабляясь, Пузырь дал газу и погнал по прежнему маршруту. Глянув в зеркало, он поёжился - псевдопчела не отставала, а наоборот, приближалась. Более того, тварь стала делать прыжки метра на три! Хорелька невольно взвизгнула, прижимая ушки.

- Хореля, разрядник в лапы! - цокнул Пуз, - Когда я слегка поверну, фигачь с окна, понятно?

- Ааа... да! - клацнула зубами рыжая, и шустро полезла за инструментом.

А эта штука резвая, подумал грызь, и втопил уже по серьёзному. Как по анекдоту, "а теперь - вторая передача!". РАЗик немилосердно затрясло на камнях, зато разрыв с предследователем перестал сокращаться.

- Переведи напряг на полную! - крикнул Пуз, - Лапка снизу! И постарайся чтоб не разрядило на корпус!

- Да чтоб её!... - цявкнула лиселка.

Вытащить с задних сидушек разрядник и привести его в готовность, когда тебя бросает вверх-вниз на кочках, далеко не так просто. Вдобавок к этим прелестям, при быстрой езде из-под колёс летела пыль, которая попадала в раскрытые настижь окна, не добавляя обзору, мягко цокая. Наконец Пузырь, мельком глянув в сторону, убедился, что рыжая готова, и повернул машину, давая ей сектор обстрела. Хорелька вполне шустро высунула лапы с инструментом подальше наружу, и втопила спуск, раздался характерный свист и треск, когда разряд пошёл по воздуху, создавая микро-молнии по трассе.

- Есть! - хлопнула она по двери.

- Ага, - хмыкнул Пуз, - Только не совсем.

- Вот зараза...

Чучело лишь притормозило, тобишь, полный разряд подействовал на него как оплеуха, не более того. Спустя десяток секунд оно уже совершенно очухалось и продолжило движение. А вот двигатель заткнулся, как и опасался Пуз, и хорошо ещё, если не навсегда.

- Пууз... - с ужасом уставилась на него Хорелька.

- Закрой окно, - цокнул грызь.

Правда, он вовсе не собирался сдаваться, а вывернул руль и направил машину под уклон вниз - не туда куда собирался, ну да сейчас сойдёт. Приличный спуск позволил быстро разогнаться до той же скорости, с которой он шёл ранее, так что пришлось уже жать на тормоза, чтоб не перевернуть колымагу. Подумав головой, грызь хихикнул.

- Открой окно. Дай ещё, когда эта краля будет перебираться через камни, может, застрянет.

- Поняла! - рыжая действительно поняла, и стала опускать стекло.

К удаче, она не открыла его полностью, потому как в следующую секунду в борт машины прилетел булыжник, запулённый тварью! Такого сюрприза никто не ожидал, и это могло бы закончиться крайне плачевно. Но поскольку РАЗик шёл к врагу почти строго задом, бульник лишь чиркнул по корпусу, высекая искры и разбрасывая пыль, и улетел вниз по склону.

- Ну-ка, - протянул лапу Пузырь, и Хорелька без лишних вопросов вложила в неё разрядник.

Для начала грызь, зажмурившись, попробовал завести двигатель - это получилось без проблем. Дальше он опять заглушил его, отключил массу на всякий случай, и сильно выдохнув, глянул на лиселку. Та вцепилась в дверь и прижала уши, но явный восторг в глазах выдавал её, нишиша она не испугалась! Скорее, за этим она сюда и притащилась.

- Второй разрядник! - цокнул грызь, - Останавливаюсь, бьём с двух!

- Понятно!

Как следует выдохнув и убедившись, что чучело поотстало, он втопил тормоз. Не дожидаясь полной остановки, дёрнул дверь, и прилично высунувшись, принялся жать гашетку, посылая разряды куда-то в пылевой шлейф, оставшийся за машиной - должно задеть, в какой-то мере. Когда пыль отнесло в сторону, грызи увидели, что чучело встало в оборону, скукожившись наподобие черепахи и закрываясь отростками и мечом. Трещавшие разряды не причиняли ему никакого видимого вреда, и в данном случае глазам наверняка можно верить.

- Вот с.ка, - фыркнул Пуз, и юркнул обратно в машину, захлопнув дверь, - Валим.

Движок подхватил с пол-оборота, и РАЗик, брыльнув колёсами мелкие камни, сорвался с места. Осмотревшись, грызь понял, что диспозиция ему отнюдь не нравится - спуск неизбежно заканчивался, и переходил в подъём. Впрочем, чучелу вверх бежать тоже вряд ли очень удобно, пожал ушами Пуз, направляя машину вверх по склону и стараясь не влететь в какой-нибудь валун или яму. Массированный обстрел дал им какое-то преимущество, но чучело явно не собиралось сдаваться, судорожными рывками продолжая прыгать вдогонку. Через пару минут автомобиль перевалил возвышеность и снова пошёл вниз, уже к конкретно глубокому ущелью, но на этот раз добавился писк от приборов. Мельком глянув на комм, Пузырь удивлённо крякнул - тревога была вызвана ростом уровня радиации, пока что незначительным, но динамика явно не в пух. Впереди явно была зона заражения, или скорее, валялось что-то очень сильно фонящее.

- Радиация, - без особых эмоций цявкнула Хорелька.

- Вижу, - кивнул Пуз, - Больше сотни единиц будет не в пух.

Возможно, я недооценил умения этого псевдо-шелека, подумал грызь - если он специально загоняет нас к источнику, соображая, что... а может, это просто случайность. Ещё посмотрев на экран комма, он призадумался над полученными данными - сорок два по гамма, и сто два по омега. В голове щёлкнуло. Пуз точно не знал, что такое вообще омега-излучение, но он вполне хорошо помнил, что норма безопасности для него на порядки выше, чем для гамма-излучения. Тобишь, эти сто два - это нисколько. Сорокет "обычной" радиации тоже не подарок, но это если тут остаться на месяцы.

- Оно остановилось! - цявкнула лиселка, внимательно следившая за чучелом.

Пузырь, создав разрыв метров в пятьсот, тоже остановился, перевести пух и всё такое. По крыше тут же прилетел бульник, и если бы крыша была обычная, могло выйти некрасиво - но дуги выдержали удар легко, отпружинив камень лететь дальше. Утерев пот с глаз, грызь просветил спутницу, в чём соль.

- Слышимо, ему-то омега как раз неполезна, - хмыкнул он.

- По-моему, это она, - поёжилась рыжая, - Хотя да, оно.

- Унылое говно, - кивнул Пуз, и грызи скатились в нервный смех, - Фуф, чуть не вляпались.

Первым делом они сделали то, чего не успели - посмотрели, может ли это быть шелек. Как выяснилось - нет, не может. Все шелеки на планете заприходованы, и если с каким-нибудь из них что-то случится, об этом обязательно станет известно. А нанотварей, похожих на шелеков, полным полно, и их не только не возбраняется уничтожать, но и прямо поощряется. Пока же чучело поощряло не высовываться из машины, потому как кидалось камешками, каждый весом с десяток кило, так что машину заметно швыряло в сторону при попадании. "Вишню" такой подарок несомненно проломил бы насквозь, и припомнив это, Хорелька благодарно погладила грызя по лапе, вызывая годование. Однако, стоило подумать, как выбираться из ситуёвины, и Пуз взялся за оптику.

- Ну-ка, - цокнул он, оглядывая ущелье впереди через лобовое стекло.

Пару минут грызь не мог увидеть ничего, заслуживающего отдельного внимания - камни, камни и камни в различных сочетаниях, как и везде тут. Однако, проведя очередной раз вдоль скальной стены, он заметил, что часть её словно окрашена... разув глаза, Пуз понял, что это подсветка, исходящая откуда-то со дна ущелья, только увидеть её днём довольно сложно. Когда же голубое свечение на глазах сменилось красным, грызь отчётливо понял, где он такое видел совсем недавно.

- Да это кусок шелеканита! - сообщил Пузырь, - И нефиговый такой, судя по эффектам.

- Главное, что он отпугивает чучело, - хихикнула Хорелька.

По крыше прилетел очередной подарок от чучела. Тварь не собиралась униматься, прыгала на границе опасной зоны как орангутанг, размахивая своими меч-лапами, издавала нечленораздельные вопли, и кидалась камнями.

- Ну, для начала надо уйти из зоны обстрела, - сделал гениальный вывод Пуз.

Он осторожно повёл машину дальше по спуску, высмотрев место, где можно подъехать как можно ближе к краю ущелья. Приборы продолжали попискивать, и грызь постоянно косился на показания - пока ещё вполне терпимо. Хотя, поправился он, текфосталь прилично глушит радиацию, снаружи может быть далеко не так приятно... едва он решил проверить это, высунув лапу в окно, как комм взвыл конкретной сиреной, и лапу пришлось отдёргивать. Не то чтобы там прям уж прям, но - ну его впух, резонно решил грызь.

- Хореля, помнишь где дыхприборы? - цокнул он, уставившись на неё.

- Неа, - легко призналась Хореля, и хихикнув, показала назад, - Там.

В общем, Пузырю пришлось шустро лезть туда, мотая хвостом как распоследняя белочь, и искать дыхприборы, которые он тоже взял, на всякий пожарный, в прямом смысле, случай. Среди сухих лесов в грязных зонах легко угодить под пожар, а там главная опасность это задымление. Относительно лёгкие маски на нос могли целый час фильтровать воздух, потом требовалась замена активного химического фильтра. Пуз отдал маску лиселке и натянул сам, потому как надышаться радиоактивной пылью - это гораздо быстрее навредит здоровью, чем излучение снаружи, о чём он и не умолчал.

- Ничего такого чтоб звездец, - пояснил грызь, гнусавя из-под маски, - Но двести сорок единиц там уже вынь да положь. Надо в общем валить отсюда поскорее.

Очередной булдыган пролетел мимо машины и запрыгал в расселину, поднимая тучки пыли. Судя по всему, лисельчарыня была не против того, чтобы валить. Однако, несмотря на всё это, Пуз ощутил...

- Хорелястая, я ощутил давление Жабы, - признался он, - Ты не против, если мы сначала осмотрим объект?

- Конечно нет, жабократ-пуш, - цявкнула она, - Но как мы его осмотрим, если там радиация?

- Издали, - дал справку Пуз, - А радиация эта имеет значение только без средств защиты, в самом простом скафе это ерунда. Наверное.

- Наверное? - икнула рыжая.

- Да, учитывая то, что я не знаю, как действует омега-излучение, - пояснил грызь, - Так, а теперь...

Теперь он врубил передачу, и неспеша, осторожно, покатил вдоль склона. Теперь чучело видело машину сбоку, и попадания камней стали чаще; если бы не текфосталь, машинку давно превратило бы в изодраный металлический блин! А так тяжеленные бульники отскакивали, а то и разбивались в щебёнку. Единственное, чего удалось добиться псевдопчеле, так это поцарапать стекло и заставить треснуть колпачок на сигнале поворота... ну и нервов грызям попортило, естественно. Пузырь почти не обращал на обстрел внимания - в конце концов, этот нанодебил должен когда-то выдохнуться, нет? Проехав с километр вдоль ущелья, он нашёл подходящий изгиб оного и подкатился блико к обрыву, так чтобы можно было просматривать низину вдоль, а не поперёк. Рассчёт оказался правильным, с этой позиции открылся вид на кучу щебня на дне ущелья, а венчал оную кристалл шелеканита размером эдак... Пуз не поленился сделать точные прикидки, какого размера, и получилось, что где-то пол-метра. Хотя, объект торчал из щебёнки, и неизвестно, сколько там внизу. Сделав на всякий случай видеозапись, он этим удовлетворился, и далее уже нажал на всю железку, спустился в самый низ и переехал ущелье, после чего погнал в гору на другой стороне - чучелу придётся обегать километров десять, или идти напрямки через радиацию, что в равной мере ему недоступно. Не прошло и десяти минут, как прыгающая и махающая мечом фигура потерялась среди скал позади, и грызи могли выдохнуть много воздуха.

- Ура! - искренне цявкнула Хорелька, снимая маску, - Кое-как вырвались!

- А вы говорите купаться, - хмыкнул Пузырь, - Холодно купаться!... Кхм. В общем, согласен с вашей оценкой, лисельчарыня, хотя кой-какую потенциальную прибыль мы обнаружили.

- Ты про тот самоцвет? - пожала ушами лиселка, - Он такой здоровый, и излучает, а вокруг бегает чучелко.

- Кстати, нам таки придётся купаться, - цокнул грызь.

- В каком смысле?

- В прямом.

Глядя на показания приборов он понял, что они всё же слегка нахватались пыли, которая вблизи ущелья фонила. Найти в Тыще-Дыр водоём было нельзя, поэтому пришлось пожертвовать запасами воды, вылив буквально всё, чтобы ополоснуть одежду, пушные хвосты, и протереть хотя бы как-то машину изнутри. После этих немудрёных процедур дозиметр согласился, что оставшийся фон совсем маленький, и на этом можно было успокоиться. Можно было бы, но само собой, Пуз не успокоился, и при первой возможности загнал в реку и автомобиль, и лиселку, и себя.

- Пуз, тебе не надоело возиться со мной? - цявкнула рыжая, - Одно слово, а столько ущерба.

- Мне никогда это не надоест, рыжая, - правдиво ответил грызь, - А слово, так сам тебя туда и притащил, по сути. Никак не думал, что чучело будет столь активным!

- И что ты теперь думаешь делать? - повела ушками Хорелька.

- Думаю, надо вернуться и сдать хабар, - цокнул Пуз, - А потом, кроме супа с кротом... Заедем к одному клюквенному волчаре недалеко от города. Есть мнение, что у него найдутся инструменты, чтобы выполнить поставленную задачу.

- С чучелом? - уточнила лиселка.

- С чучелом это ладно, с кристаллом, - потёр загребущие лапы грызь.

- Пф. Сдался тебе этот кусок песка.

- Ну лиселочка, а сдались тебе эти чучела? - хихикнул Пуз, - Ради чего ты так усердно их истребляешь? Вряд ли ради монет.

- Да уж наверно, - скатилась в смех она, - Да и монет там, крот наплакал. Главное, помогаем сделать мир лучше. Хотя бы этот мир, раз уж так получилось.

- Вот, - кивнул грызь, - А как думаешь, здоровенный кусок радиоактивной материи на поверхности, это сильно улучшает мир?

- Упустила из слуха, - захихикала Хорелька, и пихнула его в пух, - Не забывай, с кем имеешь дело.

- Общими мероприятиями, которые проводят службы Союза, заражение нивелируется, - пояснил Пузырь, - Но локально, сама видишь, как фонит. Так что, планете будет исключительно полезно, если мы уберём этот кусок песка, как ты изволила выцокнуться.

- Понятно. Подожди, уберём - куда?

- В контейнер, как и поступают с такими вещами. Там уже он сможет лежать и фонить сколько влезет, пока ему не найдётся полезного применения. Ну или что-то ещё... в общем, главное - это схапать, как оно обычно и бывает.

- Ничего не смыслю в радиоактивных материалах, - покачала головой лиселка, - Поэтому доверяю тебе.

- Приятно, - хихикнул Пуз, - Хотя и опрометчиво.

Над плоскогорьем Тыща-Дыр начинали задумываться о чём-то сумерки, а РАЗик, всё также хрюкая движком и бренча на камнях, покатился по обратному маршруту.

--

Как и рассчитывал Пузырь, второй раз маршрут проходился раза в два быстрее, чем в первый - не надо было постоянно смотреть за картой и угадывать, где есть проезд, а где только пух в ушах. Так что, к утру второго дня грызи уже сбагрили хабар куда следует, отожрались от пуза в нумере у Пуза, и завалились дрыхнуть. Как оказалось, длительная поездочка по бездорожью оказывает действие и на клюквенных морфов, так что глаза закрывались сами собой, тут уже не до всякого песка, только бы прилечь хоть где-нибудь... Грызь, правда, всё же не забывал, что с ним лиселка, и не дрых как сурчина, а только столько, сколько надо для годности; далее он прошуршал на кухню, быстренько намесил теста для плюшек, а электропечку, хихикая, выставил на балкон! Ведь если включить её в нумере, запашина будет такой, что не учуять невозможно. Какое-то время он позволил себе втихоря понаблюдать за Хорелькой, которая сопела на кушетке, буквально свернувшись калачиком и укрывшись пушным рыжим хвостом, и это вызывало у него плохо скрываемый восторг.

А у грызунихи вызвали вообще не скрываемый восторг плюшки с земляничным вареньем, так что не зря Пуз собирал эти плоды во время полёта - правда, теперь "межзвёздного" варенья больше не осталось от слова совсем, ну да и пух с ним. Для грызя было сплошным удовольствием наблюдать, как лиселочка набузыкивается чаем, зевая во все резцы и клычки. Тем не менее, даже от столь "внимательного" взора, как грызий, не укрылось то, что она не полностью на расслабоне, как следовало бы.

- Приснилось, - пояснила Хорелька на его вопрос, - Так, из прошлой жизни...

Она поёжилась, как от лютого холода, а Пуз поёжился от жалости.

- Я не могу себе этого представить, Хореля, - признался он, - Я такая толсторожая скотина, меня какими-то там снами не проймёшь.

- Они ведь от нас не отстанут, Пуз, - произнесла она.

- Неверно, - покачал он ушами, - Уже отстали. Не совсем понимаю, про каких "они" ты цокаешь, но в целом догадываюсь.

- Думаешь, им составит проблему добраться сюда? - грустно цявкнула лиселка.

- Да я не думаю, я знаю, - хмыкнул Пуз, - Что ещё как составит. Ты заметила, что Лисувин не выглядит как образцовый коммунистический мир, или что-то в этом роде?

- Заметила, а что?

- То, что попасть в галактику можно только через узловую станцию, такую как Лисувин. "Эти" просто свернут себе шеи прямо там, что кстати и происходит в больших масштабах.

- Тоесть, ты хочешь сказать, что про одного из тысячи, это правда? - недоверчиво скосила мордочку Хорелька.

Она имела ввиду тот факт, что примерно в такой пропорции эмигранты с Земли могли окончательно прижиться в галактическом мире. По комплексу причин, но именно девяносто девять с пухом процентов как раз сворачивали шеи в первый год, причём тенденция повторялась и дальше, так что оставался как раз примерно один из тысячи. Само собой, этот факт озвучивали, и неоднократно, всем желающим покинуть родную планету, но это мало кого останавливало.

- Хореля, здесь не практикуется ложь, - заметил Пуз, - Да, правда. Поэтому можешь смело выкинуть это из головы, ты - та самая, которая не из тех.

Хотя, если подумать, заметил он не вслух, она была не так-то далека от самоликвидации, нет ли? Бросаться на гарпий считай с голыми лапами, это оно и есть: незаметное для самого объекта, но при этом вполне себе неадекватное восприятие реальности. Но, пожалуй, не стоит ей это говорить, по крайней мере, сейчас. Лиселку вроде как сильно успокоило такое заявление, а Пузу это было самое главное, так что он похихикал и потёр лапы. Он действительно был готов сделать всё, чтобы эта рыжая чувствовала себя в пух, а не мимо.

Залив внутрь себя чай в большом количестве, грызи полностью отошли от предыдущего похода, и теперь немедленно начали новый. Как известно, нежиться летом на солнышке белка не склонна, даже если это клюквенная белка, или лиселка. Мотая от нечего делать пушными хвостами, они скатились по лестнице, и рассыпая рожь, упаковались в уже привычный РАЗик. Хотя по сути песка, можно было бы просто вызвать Хеверта по комму, Пуз предпочёл съездить туда лично - в частности, просто чтобы занять время, когда ему не придётся ожидать, что лиселка опять найдёт приключений на хвост. Это конечно очень мило, но нужно иногда и отдохнуть. Вдобавок, ему прилетели новые технические детали с орбиты, в которые предстояло вникнуть, поэтому грызь на какое-то время закопался ушами в этом песке - но, не слишком глубоко, чтобы не упускать из вида рыжую. Как он уже понял, не упускать её из вида - это не только приятно ему, но и полезно, для её сохранности. Качаясь на ухабах и брыляя водой из луж, машинка преодолела уже знакомый путь, разминувшись с оранжевой бочкой-нефтевозкой. Пузырь просто заржал, увидев обеспокоенные морды шелеков - надо думать, каждый раз как он появлялся здесь, работа сдвигалась с мёртвой точки, а они этого отнюдь не жаловали. Вкатившись на базу, грызи пошли искать хозяина, а Пуз заодно провёл для подруги экскурсию по объекту, тыкая пальцем в вещи и цокая, что это такое.

- Нефть? - удивилась Хорелька, - Я думала, тут её уже не добывают. Ну всмысле, что высоким технологиям не нужна нефть.

- В общем-то и не так чтобы нужна, - пояснил Пуз, - Обойтись без неё можно, только зачем, если жижа всё равно без толку лежит под землёй. А совсем высокие технологии заняты тем, чего нельзя достичь другими средствами... ну это как с наночастицами, помнишь? Поэтому кому-то остаётся и повозиться с нефтью, как и тысячи лет назад. Ты ещё спроси, чем они тут топят.

- Дровами, - захихикала лиселка, почуяв дым.

- Дровами, - подтвердил Хеверт, нарисовавшись, - Здорово кусать, лисельчарыня, ну и Пузырь-пуш.

- Драсти, - продолжила хихикать рыжая, мотнув хвостищем.

- А Пузырь-пуш времени не теряет, как я вижу глазами, - хмыкнул серый.

- Чья бы волчачка выла, - заржал Пуз, - Сколько бочек уехало, пока эт-самое?

- Пять, - припомнив, ответил тот, и внимательно оглядел грызей, - Думается мне, вы не просто чай попить зашли? Ща ведь пуханёт...

Пуз, само собой, пуханул, всмысле - изложил суть дела, для начала - с чучелом. Хеверт явственно вытянул морду, уставившись на лиселку: он явно первый раз видел, чтобы хрупкая самочка столь рьяно лезла на охоту за чучелами, да ещё и не убежала бы в ужасе после первого раза.

- Ну вы даёте, - фыркнул он, - Вам жирно повезло, что вы ещё цокаете. Эту фофань сталкеры называют сталежопами...

Неизбежно пришлось ждать, пока грызи проржутся.

-... ну, похожи на пчёл в стальных доспехах, чисто внешне. По сути тоже похоже, потому как этот панцирь спасает их от действия обычных разрядников, да и механически пробить его не просто. Вдобавок, они достаточно сообразительные, в отличие от гарпий, например.

- Но... это просто чучело? - уточнила лиселка, - Без шелека?

- По сути да, - кивнул Хев, - А уж как они образуются, шиш знает.

- Нам более интересно, как их выводить, - заметил Пуз, - Если обычный дуст не берёт, образно цокая.

- Да это известное дело. Слегка подкручиваешь монтажный пистолет, так чтобы он бил вместе с разрядником, получается бронебойный разрядник. Вот такой штукой оно уже пробивается, но есть ньюансы. Попасть из такой пушки иначе как в упор вряд ли получится, а если ты в упор к сталежопу, это знаешь ли слегка травмоопасно, - ухмыльнулся волчара, - Знаю минимум два случая, когда это привело к летальному исходу. Поэтому, в комплексе с пробойником, тварь надо как-либо обездвиживать, хотя бы на время. Ну, тут фантазию не ограничишь, какую ловушку можно соорудить, и как туда загнать чучело.

- А этот пробойник, это вообще законно? - осведомилась Хорелька.

- С фига ли нет? Тем более, пока вы бьёте чучел, законно почти всё, кроме атомной бомбы, - хмыкнул Хеверт, - Вы видать не привыкли к сдешним порядкам, лисельчарыня.

- Да, есть немного, ещё туплю, - хихикнула она, и потёрла лапки, - Тогда это в пух, как кое-кто цокнет. А...

- Да, у меня такой есть, забирайте, если надо. Когда сломаете... а вы сломаете, с вас четыреста монет. Но я бы крайне не советовал вам вдвоём лезть на такой рожон.

- Есть хитрый план, - заверил Пузырь, - Но для этого нам нужна большая машинка.

Далее он изложил свои мысли по поводу куска шелеканита, и Хеверт офигел окончательно. Возможно показалось, но он даже слегка подвинулся подальше от этих сумасшедших грызей.

- А вот это уже серьёзно, Пуз, - просветил он, - За косяки с активными материалами можно огрести по полной, есть прецеденты. Правда, те идиоты возили урановую руду в обычном кузове.

- Ну вот, - кивнул грызь, - А я в данном случае без зазрения жадности возьму контейнер. Это надо ухитриться, чтобы с ним что-то случилось.

- Допустим, ты сумеешь выковырять кристалл и запихать в контейнер, что не факт. Куда его дальше-то деть, если на Шелеке они никому не сдались?

- Ты забываешь, что у меня случайно есть межзвёздный корабль, - заржал Пуз, - А на Лисувине, насколько мне удалось выяснить, такие штуки как раз вполне востребованы. В пересчёте на монеты это получается прям довольно дофига, тысяч двести за тонну.

Клюквоволк явственно поперхнулся воздухом, представив себе это. После чего непроизвольно передвинулся поближе к этим сумасшедшим грызям.

- Это же имба, Пузырь! - крякнул он, - Нефть рядом не валялась по тому, сколько можно выжать. Хотя... Вряд ли это не пришло в голову кому-либо ещё раньше, значит есть подвохи?

- Ага, - радостно подтвердил грызь, - Например, можно легко хватануть дозу и скопытиться, это сойдёт за подвох? А так, просто космонавтам обычно нет времени заниматься этим, а у не космонавтов нет межзвёздного корабля... хоть и пузырь-типа. А тут какбы всё сошлось пух в пух. Единственное, я смотрел, мы не сможем добыть слишком много контейнеров, потому как их просто нет в звёздной системе, и их тут вообще не делают. По сути песка, можно рассчитывать только на дюжину.

- Это уже не так жирно, - сдулся Хев.

- Как послушать. Ведь контейнер нужен только для того, чтобы доставить груз на орбиту, - пояснил грызь, - Когда он будет закреплён в транспортной связке на корабле, контейнер освободится и его можно загрузить по новой.

- Это будет стоить астрономических количеств монет, - зажмурился серый.

- Да, но у меня есть доступ к счёту, и в данном случае я склонен совершить растратку, - хихикнул Пузырь, - Кто меня остановит?

- А тебя потом не...? - показала петлю на шею Хорелька.

- Это зависит от того, насколько удастся жадный план. Если пригоню на Лисувин полный груз шелеканита, то это будет похоже на успех.

- И сколько ты можешь напихать? - сглотнул Хеверт.

- До пятисот тонн, ориентировочно. Да-да, я всё цокну за тебя, это-ж целых сто лимонов стоимости.

- Кажется, кого-то душит, вероятно Жаба, - захихикала рыжая.

- Верное наблюдение! - клюквоволк протёр шею, потому как душила люто, - Но мне всё ещё не верится полностью, что никто ещё не позарился на этот хабар. Кристаллы валяются просто на поверхности, хоть ушами их жуй!

- Вот и надо поспешить, пока никто не прочухал, - хмыкнул Пуз, - Тем паче, дело натурально полезное для Шелека, потому как мы уберём мощный источник радиации. Только вот, Хев.

- А? - мотнул ухом тот.

- Уточню, что если ты вляпаешься в эту возню, я тебе гарантий никаких давать не буду, - прямо цокнул грызь, - Не имею такой возможности, как понимаешь. Так что всё исключительно в порядке авантюры.

- Ваще не вопрос! - фыркнул Хеверт, и огляделся, - Только не болтайте, хорошо? А то пчёлы знаете ли такие такие, а потом бац и ничего... ну вы поняли.

Пчёлы, тобишь шелеки, работавшие на базе... ну как работавшие... в общем, они не проявляли ни малейших признаков заинтересованности в том, о чём там бакланят эти клюквенные. Впрочем, с них станется сделать любой нужный вид, так что, замечание вполне в тему.

- Сало быть, начинаешь бежать прямо сейчас? - уточнил Пузырь.

- Да. Законсервировать эту базу дело полудня, а потом начинаю бежать.

- Хореля, а ты как? - посмотрел на лиселку грызь, - Не против немного поработать с неведомой фигнёй?

- Ты ещё спрашиваешь, распухяй! - пихнула его в пух рыжая, - Только не прекращай присматривать за мной, ладно?

- Это уж будь спокойна, - погладил её хвостище Пуз, распираемый от радости.

Пока грызи покормились, Хеверт действительно начал бежать! Для начала - вызвал трактор и разогнал от него пчёл, которые отнюдь этому не расстроились. Оказалось, что егоновский трактор - это здоровенная дылда наподобие "Кировца" К-700, с массивной мордой, в которой скрывался мощный двигатель, и огромадными колёсами. Здесь его использовали для того, чтобы трелевать лес, а также грузить брёвна на машины, для чего сзади имелась гидравлическая клешня. Плюя из трубы чёрным дымом и оглашая окрестность немилосердным рёвом, машинка промяла грязь на площадке и встала на ремонтное место.

- О! - ткнул в машину Пуз, - Этой штукой можно запихать кристал в контейнер, а то влапную будет слегка некрасиво.

- Ну-ка подсобите, сейчас покажу вам, как надо работать, - хмыкнул Хеверт.

Хорельку поставили за пульт подъёмника, в то время как грызь и клюквоволк суетились на крыше высоченной кабины трактора, которая была размером с небольшой сарай. Для начала подцепили верхнюю крышку, вырезанную в кабине, и убрали в сторону; затем на её место...

- И брюки превращаются, - цокнул Пуз, скатив лиселку в смех.

Потому как брюки, тоесть трактор, лёгким движением крана превращался в подобие танка. Вместо крышки на кабину опустилась небольшая коническая башенка на поворотном круге. Небольшая-то да, но она вполне вмещала в себя модернизированный разрядник, совмещённый со строительным пистолетом. Следующим ходом на широкие окна кабины вещались рамы с прочными стёклами, и крепились нехитрыми приспособами в течении пяти минут. И обзор сохраняется, и пробить стекло уже крайне затруднительно. Рыжая, довольно потирая лапки, мигом залезла на место стрелка и покрутила башенку - даже она легко справлялась с этим, что свидетельстовало о качестве изготовления.

- Ну а вы чё думали, - хрюкнул Хеверт, довольный эффектом, - Я сначала тоже чучел отстреливал тоннами. Но тогда их и было куда как больше, там что можно было заработать, не то что сейчас. Да и надоело слегка, когда год повтыкаешься.

- Ё-маса!... - только и цокнул Пуз, оглядывая оснащение кабины, - У него тут и постановщики помех, и отдельный генератор. Это же натуральная противочучельная машина!

Хорелька показала на панель, на которой было начертано белым по чёрному: "натуральная противочучельная машина НПМ-1". Проржавшись, грызи захихикали и потёрли загребущие лапы, потому как было ясно понятно, что чучелам не поздоровится. Трактор подходил для этой роли практически идеально, учитывая наличие гидравлического захвата: этой клешней он мог расчищать себе дорогу, а также вытолкаться из любой мыслимой ямы. Даже если перевернуться на крышу, клешня позволяла легко выйти из положения. Хев подтвердил эти тезисы, добавив только, что единственный минус НПМ-1 это лютейший расход топляка. Чтобы совершать более-менее длинные походы, приходилось цеплять к трактору телегу с цистерной, а если уж совсем далеко, то и использовать отдельный тягач для бочки с горючим. Это однако с лихвой компенсировалось тем, что машина оказывалась неуязвимой для всех известных чучел, в то время как разрядник, имея большие аккумуляторы и мощный генератор для подзарядки, мог работать в режиме пулемёта, покрывая большие площади вокруг.

Это было куда лучше, чем Пуз мог ожидать, и полностью закрывало первый пункт, с чучелом или множеством таковых. Теперь нужно было лишь найти, где взять контейнеры для активных материалов, и какой-нибудь транспорт для их перевозки. Хеверт и тут подсказал, назвав грызю совкорпорацию "СтройЛом". Как и многое из того, что сейчас активно работало на Щелеке, предприятие было основано инопланетниками, прибывшими с первой волной, и нынче занималось профильной деятельностью по всему миру, собирая на свои базы всё то, что было уже не нужно, или временно не нужно, силам Союза, которые занимались устранением последствий Катаклизма. Стоило потереть лапы, потому как именно в таком месте на Шелеке наиболее вероятно нахождение как контейнеров, так и тяжёлого автотранспорта. В этом случае клюквенные попали в точку, Пуз потратил пять минут и уже точно знал, что два "ящика" есть на базе в Мункейпе, а всего их два десятка в разных местах, и за их доставку сюда придётся потратить как время, так и монеты. Тем не менее, пух авантюризма уже соединился с Жабой, и грызь послал заказ на все эти ящики, чтоб они не вздумали невовремя попилить их на металлолом.

- Ну как, в пух? - осведомилась Хорелька, заглядывая ему через плечо.

- Е, - дал развёрнутый ответ Пуз.

--

Часть пятая

--

Продирая с утра пораньше глаза, Пузырь обычно начинал постепенно вспоминать факты, и радоваться, но теперь, когда он доходил до грызунихи, его как шилом кололо, в хорошем смысле, и на морду возвращалась лыба. Высунув уши из машины, грызь обозрел площадку базы, развоженую в изрядную грызь; по кустам и подлеску полз плотный утренний туман, создавая болотце, истошно орали какие-то местные аналоги куриц. Пока была такая возможность, лиселке Хеверт выделил койку в бытовке, выгнав оттуда пчёл, ну а Пуз по привычке дрых в РАЗике, как распоследняя белочь в дупле. Грызь поводил носом и ушами, пырючись на эту самую бытовку, обычный контейнер, в котором оборудовали место для перекантовки работяг, запускающих гусей. Никак нельзя цокнуть, чтобы ему не приходили в башку мысли забраться туда ночью и притереться к рыжей хвостом поближе, но он всё ещё опасался спугнуть её. Ведь по сути песка, целью Пузыря было не тупо потискать лиселку, а стать её согрызяем, как это называли натуральные грызи - тобишь, спутником на всю жЫзнь. От таких раздумий грызь получал подёргивание глаза и шкрябал когтями, вспоминая, какова на ошупь шёлковая пушнина его ненаглядной.

Однако, грызь, как и одинадцать из десяти таковых, не был склонен к пустым философствованиям, а склонен к полным. В ознаменование этого, он повздыхал, глядя на бытовку, лишь пять минут, а потом пошёл пожрать, да и уселся за сеть, использовав свой переносной терминал. Не то чтобы его так уж вдохновила собственная идея набить шелеканитом корабль, но с другой стороны, почему бы и да? А главное, идея понравилась Хорельке... были подозрения, что она просто не представляет себе, что это такое, но это уже частности. В общем, Пуз прощёлкал курсером и клювом с часок, потом потянулся, вспушился, и пошуршал делать корм поверх стандартного, потому как хотелось порадовать лиселочку. Здесь правда его ждал некоторый облом, потому как запасов варенья не нашлось, как и вообще запасов чего-либо, разве что присутствовал свежий хлеб, но его и так с утра пекла шельчанка, получившая от Хеверта достаточное количество монет и пинков. В общем, когда туман рассеялся и в лесу стало теплеть, участники концессии собрались за деревянным столом, вырезаным пилой из толщенного бревна, употребили корм и чай, и продолжили обсуждение Возни.

- Как? - озвучил вопрос клюквоволк, водя ушами.

- В пух, - дал исчерпывающий ответ Пуз, - Кхм. Всмысле, два ящика считай у нас, а ещё десять - гарантировано вероятно, конец цитаты.

- Ты связывался с эт-самыми? - уточнил Хев.

- Ну, я уже слегка посыпан опытом, - умехнулся грызь, - С морфами и прочими ответственными мордами, а не с пчёлами, конечно.

- Почему вы так не доверяете пчёлкам? - ляпнула спросонья Хорелька, зевая во все резцы.

- Почему? - церемонно переспросил Хев, и показал на часы, - Девять оклочин, лисельчарыня. Вы наблюдаете, чтобы кто-нибудь грузил бочку? Я нет. И в данном случае глазам можно верить.

- Долбаные... пщу, - фыркнула лиселка, - Вопросов больше не имею.

- На базе "СтройЛома" в Мункейпе есть много подходящей техники, - продолжил Пузырь, - Думаю, вот такой тягач и трал, и контейнер на него. По весу ещё и запас остаётся.

- Нет, - покачал головой Хеверт, - Трал ты по кочкам не протащишь, будет пахать. Придётся на месте, или здесь, поставить на тягач платформу и класть контейнер туда. Кстати, сколько он?

- Пустой три тонны, полный - как получится, может быть раза в два больше.

- Угу, - серый просмотрел данные, и хмыкнул, - Только вот тебе ещё задачка. Как ты всунешь свой кусок в этот контейнер, он же явно больше.

- Тык я думал разбить на куски, - ляпнул Пуз.

- Разбить на куски шелеканит? - заржал Хев, - Чем, атомной бомбой? И то не факт, что возьмёт.

- Хм. А в музее катаклизма мы видели маленький кусок, они чем били?

- На удачу, есть чем.

- И что же это? - фыркнул Пуз, потому как клюквоволк замолчал.

- Не знаю, - заржал тот, - Правда! Кристаллы даже не режут, их делят какой-то заморочной штукой, ну там резонанс, всё такое. Кой-кому придётся узнавать, как это сделать и где взять такой инструментус.

- О! И не подумайте что ноль, - грызь уставился на лиселку, - Хореля, что с твоей подругой?

- Да ничего особенного, она лиса, - сыграла дурочку та, и скатилась в смех, - Да ладно, хорошая идея. Она вообще по биологии... вроде бы, но всё-таки научные учреждения получше нас знает.

Поскольку они тут не привыкли топтать гусей, а также им повезло, что в другом полушарии планеты только вечер, Хорелька немедленно вызвала по комму упомянутую лису. Правда, та тоже не совсем походила на лисицу, как это можно ожидать, скорее на енота с большими ушами. И на этих больших ушах висели клюквины, не слишком бросаясь в глаза, но вполне заметные.

- Привет Хореля, - улыбнулась клюкволиса.

- Привет. Познакомься с Пузырём-пушем и Хевертом-не-менее-пушем, - повернула на них камеру лиселка.

- Здравствуйте, - кивнула ушами Мигалу, - Надеюсь вы понимаете, что вам стоит присматривать за этой шустрячкой?

- Это по существу, - хихикнул Пузырь, - Да, понимаем.

- Алу! - фыркнула Хорелька, - Кхм, ладно. Вообще у нас корыстное дело к тебе, научный сотрудник.

Выслушав суть корыстного дела, научный сотрудник явственно прифигела.

- Похоже, за вами за всеми надо присматривать! - прямо сказала она, - Какого рожна вас тянет к самым опасным вещам на этой планете?!

- Жаба, в атаку! - хихикнул Пузырь, - Вот тебе ссылка насчёт того, сколько шелеканит стоит на Лисувине, и это лишь номинально.

- Какая разница, сколько он стоит там! - фыркнула лиса.

- У Пузырька случайно завалялся межзвёздный корабль, - хихикнула Хорелька, - И через какие-то месяцы ему всё равно надо лететь на Лисувин, так что, будет оказия.

- Пузырь-пуш космонавт? - с подозрением покосилась на грызя Мигалу, - Это немножко легче. Потому что иначе нет разницы вообще, сколько стоит шелеканит, вы будете слишком мертвы, чтобы оценить это. Ладно, вы ведь всё равно не бросите эту дурь, правда? Лучше я вам подскажу, чем кто-то ещё.

- Алу, лапочка! - просияла рыжая.

Пузырь хихикнул, в том плане, что серая-полосатая Мигалу, кажется, была куда более похожей на грызуниху по мышлению, по крайней мере, крысторожность и Жаба присутствовали. Похоже, она всю дорогу придерживала кой-кого за рыжий хвост, чтоб от него что-то осталось.

- Что вы скажете по поводу омега-излучения, лисярыня? - спросил Хеверт, внимательно пырючись на неё.

- Скажу забыть, - фыркнула та, - Старое-доброе гамма наделает дел гораздо раньше, поэтому думать надо о нём. Вот если вы собираетесь собрать много шелеканита в кучу, это отдельная история, но думаю, пока вам это не грозит. Вы в курсе, что сам кристалл вообще не излучает?

- Ик?

- Вот вам и ик.

Мигалу провела краткую лекцию о свойствах кристалла шелеканита, которая была весьма полезна для практики. Она "открыла секрет", что кристалл состоит не из атомной материи, а из... на это образования никого из присутствующих не хватило, так что они сочли, что из неведомой фигни. Главное, что следовало запомнить - излучение идёт не от кристалла, а от материи, находящейся в определённой зоне рядом с ним, конкретно - на пересечении плоскостей граней кристалла. Именно по этим линиям происходит эффект, который ионизирует вещество и заставляет его излучать.

- Посиди-ка на хвосте, - задумался Пуз, - Получается, если поместить кристалл в вакуум, он не будет излучать?

- Мне приходит другой вывод, - хмыкнул Хев, - Кажется, мы чуть не облажались, собираясь возить кристаллы в обычных ящиках для урана.

- Хеверт-пуш догадлив, - усмехнулась Мигалу, - Такие контейнеры были бы бесполезны, так как зона ионизации может оказаться за пределами защищённого периметра. Насчёт вакуума, это почти что так. Только придётся чётко контролировать, чтобы все грани оказались внутри объёма. К тому же, нельзя просто положить кристалл, он должен находиться в центре объёма, а значит, нужен подвес или что-то такое.

- И вдобавок, здоровый бак с вакуумом это хорошая такая бомба, - добавил Пузырь.

- Ну как, вы ещё не остыли? - осведомилась лиса.

- Двести тыщ, - напомнил Хев, - Тут скорее в морге остынешь.

Само собой, никто и не думал остывать, Пузырь так уже черкал карандашом по столу, прикидывая, как можно подцеплять вопрос.

- Не всё так жажко, - сообщил он потрясающую новость.

- Потрясающая новость, Пуз! - хлопнула лапками Хорелька, и захихикала.

- Да. Если излучает не сам кристалл, так незачем его паковать. Достаточно окружить его баками, тщательно наполненными ничем, - грызь заржал, представив себе это, - И проследить, чтобы грани оказались внутри этих баков.

- Геометрия будет сложноватая, - почесал репу Хеверт, - И не думаю, что это сработает. Грани всё равно будут пересекать стенки баков, и там будет Ущерб. Кажется, я понимаю, почему эти фофани до сих пор валяются по планете.

- Они ещё и поднимают сами себя, - набросила Мигалу, - Ведь плотность кристалла очень большая, и по идее он должен уйти под землю, но вместо этого они все "всплывают" на поверхность.

- Так, давай-те как подумаем, для разнообразия, цокнул грызь, - Но мы это будем делать довольно долго, лисярыня, так что не смеем занимать слишком много вашего времени.

- Хорошо, - согласилась клюкволиса, - Как что надумаете, сообщите. Я знаю, у кого можно проконсультироваться в полной мере, а не поверхностно.

- Это было "поверхностно"! - поёжился Хеверт, когда она отключилась со связи.

- Привыкай, тут головой думать придётся, - предупредил Пузырь, - Шутка, конечно. Ты и так вон сколько всего наворотил, так что с транспортировкой мы уж как-нибудь управимся.

- Как-нибудь нельзя, - покачал башкой серый, - Иначе, как изволила вытявкнуться лисярыня, мы будем слишком мертвы, чтобы оценить результат. Короче, я за дровами, остальным разойтись... всмысле, пойду ещё кой-чего сделаю здесь, чтобы избежать Ущерба.

Он выполнил данную угрозу и пошёл возиться с оборудованием своего нефтепромысла, а Хорелька и Пузырь сходили на кухню за дополнительным кормом и плотно уселись за стол. У лиселки был свой переносной терминал сети, так что она могла реально нехило помочь в поисках нужной информации, спасая грызю время. Собственно, просидеть тут несколько дней их никак не могло бы напрячь, потому как вокруг шумела ветвями Дичь, а запах нефти перебивался дымком из самовара, кипевшего неподалёку и растопленного натуральными шишками.

- А она за тебя беспокоится, - заметил Пуз, - Похоже, она хорошая лиса.

- Очень! - заверила рыжая, - Если бы не она, я бы сделала последнюю глупость ещё на Лисувине. Даже не представляю, что её заставляет возиться со мной.

- Да потому что ты прелесть, - хихикнул грызь, погладив её лапку, - Кхм.

- На самом деле, подозреваю, что это просто материнский инстинкт, - усмехнулась Хорелька, - Что весьма потешно, учитывая все обстоятельства.

Она имела ввиду, что чисто номинально годится в трижды прабабки. Пузыря же привело в немалый восторг то, как лиселка обходилась с сетью, а она явно умела обходиться! Было даже непривычно видеть её в столь деловой обстановке, когда рыжая не лезла куда-либо, а морщила уши, задумываясь, и щёлкала курсером, причём не просто так. Похоже на то, что в прошлой жизни ты не топтала гусей, моя зверушечка, подумал грызь, умиляясь. В общем, научно-производственное объединение "Клюква" вовсю приступило к работе!

В первую голову Пуз ещё раз проверил свою версию с вакуумным контейнером и убедился, что сделать достаточно большой объём для хранения ничего - это куда сложнее, чем кажется. Сила атмосферного давления очень значительная, поэтому ёмкость с вакуумом должна быть очень прочной, желательно - сферической; кроме того, если она лопнет, то это будет взрыв, легко способный убить всех невдалеке. Особенно не подходило последнее, поэтому грызь окончательно убрал этот вариант из рассмотрения, и стал топтать гуся по мере его поступления - раньше такой подход всегда давал хорошие результаты. Воспользовавшись трёхмерным редактором, Пуз прикинул, как может выглядеть контейнер, чтобы закрыть в нём кристалл. После часа возни у него получилось сделать подпорки таким образом, чтобы они сами не попадали под действие излучающих граней, а только держали бы объект в заданом положении. Так, это уже пол-песка, отметил грызь, и позволил себе невиданную роскошь... вспушился, да.

Далее, отнюдь не без помощи шустрой подружки, он нашёл, какая газовая смесь лучше всего поглощает излучение - не теоретически, а из тех, что можно достать прямо сейчас. Получалось, что проще всего использовать простую воду... ну, не настолько простую, дистиллированую. Поковырявшись в программе, которую ему нашла Хорелька, Пуз получил результат, согласно которому толща воды в метр вполне способна ослабить излучение от грани до незначительного уровня, каким можно пренебречь - это если брать рассчётный кусок кристалла, ведь чем он больше, тем сильнее эффекты на вещество. Однако, это было далеко не всё. Если просто утопить кусок в воде и продержать его там хотя бы час, получится весьма некрасиво: сама вода получит наведённую радиоактивность, это раз; второй раз - она просто закипит от выделения энергии, и либо разорвёт контейнер, либо из него будет весело и задорно бить гейзер радиоактивного пара. Благо, Пузырь знал, что с подобными проблемами научились справляться - у него на корабле имелись установки для деактивации вещества, в частности. В общем, требовалось не так уж много: устроить циркуляцию воды и пропустить её через деактиватор. В таком состоянии контейнер уже мог работать длительное время, вполне достаточное, чтобы...

- Кстати, - потянулась лиселка, шкрябая коготками по столу, - Куда ты собираешься переть эту ерундовину? Не в Мункейп, я так полагаю.

- Почему же? - сделал удивлённую морду Пуз.

- Ну, потому что возить по городу сделаный на коленке контейнер для радиации, это так себе идея.

- Ты меня радуешь, Хореля, - признался грызь.

- Брось, я не настолько отбитая, как тебе кажется, - фыркнула она, - Так что?

- Хитрожадный план такой, - цокнул Пузырь, привспушившись, и показал карту, - Фиксируем все точки сбора, чертим круг, в центре оборудуем приёмный пункт. Хабар с точек, соответственно, везём туда. Конечная цель мероприятия - доставить эту ерундовину, как ты изволила выцокнуться, на орбиту. А это можно сделать не только из порта, но и с любой подходящей площадки.

- Нам придётся зафрахтовать челнок, - слегка прифигела рыжая, - Ты соображаешь, сколько это стоит?... Хотя, что я несу, ты-то соображаешь это лучше всех. И у нас... у тебя, есть такие средства?

- У меня - нет, - захихикал грызь, - А на счету корабля - есть.

- Ох Пузырь, - только и цявкнула рыжая, покачав головой, - Надеюсь ты знаешь, что делаешь.

- Солидарен с вами в этом, лисельчарыня.

Впрочем, пока он точно знал, что делает: жадничает! Ж-чает, если выражаться строго жабократически. Благо, под лапой были программы, например тот же самый симулятор конструкций, которым пользовались на корабле, он мог довольно точно просчитывать сопромат создаваемых изделий, а это уже считай почти готовое дело.

- Компромат? - скатилась в смех лиселка.

- Сопро-мат, - поправил Пуз, - Сопротивление материалов бишь. Это базовая величина, в плане того, что сломается под нагрузкой, а что нет.

Подумав для разнообразия головой, грызь сделал объёмную раму по габаритам контейнера, так чтобы она влезала внутрь; затем к этой раме крепились подпорки для кристалла, желательно - под любым углом, потому как кристаллы будут разные. Пуз некоторое время повозился с тем, чтобы сделать подпорки достаточно прочными - всё таки им предстоит держать на весу тонн двадцать, и при этом не согнуться, не сломаться, и не вылететь из креплений. Стоит учесть, что весь контейнер не будет стоять ровно, а будет прыгать на спине грузовика по кочкам. Немного помогло, когда он "налил" в контейнер воду - вес погружённого в жидкость объекта слегка уменьшился, но погоды это не делало. В конце концов Пузырь сварганил что-то, похожее на правду, и по привычке помножил на полтора по запасу прочности, ибо запас карман не тянет. Получалось, что раму придётся варить из толщенных двутавровых балок, а распорки это столь же мощные стальные трубы, вставленные одна в другую ради регулировки длинны. Вдобавок к этому великолепию требовались крепёжные узлы, чтобы ставить распорки именно так, как нужно применительно к данному кристаллу.

Присобачив к контейнеру деактиватор, Пуз задался вопросом, откуда взять энергию для его работы. Ответив себе на этот вопрос, он поржал - да у него в контейнере уйма энергии, которую девать некуда, в прямом смысле!

- Хорель, а найди-ка, - цокнул он с серьёзным выражением морды.

- Что именно, - скатилась в смех лиселка, потому как грызь и не подумал продолжить.

- Кхм! - проржался Пуз, - Запчасть к РИТЭГу, собственно электрические преобразователи.

- Ну вот это немножко сужает круг поиска, - церемонно сообщила рыжая.

Как и подозревал грызь, такие запчасти имелись в наличии, и их вполне можно поставить на конструкцию, чтобы преобразовывать излучение в электрическую энергию. Помимо этого, на контейнере появилась нахлобучка в виде охладителя... в общем, чудовище получилось страшное. Зато программа, имея на то все основания, утверждала, что это чудовище может работать как замкнутая система, снабжая себя энергией.

- На самом деле, вот самое простое применение кристаллу, - цокнул Пуз, - Источник энергии. Там получится кил пять, но зато бесплатно и на очень долгую перспективу... ладно, это мимо.

Это было мимо, потому как в продаже имелись радиоизотопные батарейки, которые дадут те же пять кил, только из гораздо меньшего объёма и массы, и главное с гарантией безопасности. А уж будет ли источник работать сто лет или тысячу, это обычно мало кого волнует. По крайней мере, теперь имелся некоторый план по поводу того, как можно перемещать кристаллы. Само собой, Пузырю пришлось тут же, на месте, изобретать технологию подъёма, потому как кантовать такую штуку просто клешнями трактора будет тупо. В итоге у него получилось, что нужен кран, нефиговый притом, учитывая вес объекта и такелажа, который будет его удерживать. На этом месте Пузырь поднял уши от экрана машины и с искренним удивлением увидел, что уже темнеет. Хорелька, рыжая пушистая лапочка, спокойно попивала чаи, и было ясно, что хотя сама она давно отвалилась от Возни, но ни разу не собиралась мешать другим. А впух, цокнул себе Пуз, от работы кони дохнут, и решительно закрыл числовую машину.

- Пойдёмте прогуляемся, лисельчарыня? - подал он лапу лиселке.

- С удовольствием, - уркнула она, и захихикала, - А куда? Мы вроде и так в лесу.

Однако Пузырь знал, куда: ещё в своё первое посещение нефтебазы он отметил овраг, который огибала дорога, и оттуда его еле видно. Но вот если немножко потолкаться с еловыми ветками, и пройти через густой подлесок - открывался вполне себе достойный внимания вид. Впрочем, любая белка цокнет, что любой вид в Лесу - достойный внимания, но всё же. Грызи оказались на краю песчаного обрывчика, и прямо тут заботливо лежало сухое бревно, посидеть на хвосте. Внизу, метров на пять в глубину, расинулась низина оврага, на дальнем конце сходящая на нет; зеленели кусты, торчали серые каменные валуны, а в самом низу блестела вода в прудиках, из коих лезли камыши. Закатное солнце уже лишь слегка освещало низину, так что в густых тенях нипуха не видать.

- Здесь очень красивый ландшафт, - цявкнула Хорелька, оглядывая овражек.

- Здесь очень красивые зверушки, - хихикнул Пуз.

- Себя чтоли имеешь ввиду? - продолжила хихикать рыжая.

- А то... Нет конечно, тебя, - погладил её по лапке грызь.

Лиселочка улыбнулась, поглядывая на него. Лапкой она поправляла пушнину на ушках, но Пуз сильно подозревал, что этот непроизвольный жест остался у неё с прошлой жизни. Она наверное и тогда была красотка, подумал грызь, хотя сейчас ещё лучше, уточнил он. Оранжевый свет, бликуя на поверхности воды, отражался и в синих глазах грызунихи, и поблескивал еле заметными красными искорками на "клюквинах" на её ушках.

- Хорелька, я... - тихо цокнул Пузырь, пырючись на неё, как мышь на крупу.

- Нет, Хорелька это я, - засмеялась она, - А ты Пузырь, помнишь, или опять этот, как его... Ладно-ладно, так что ты хотел цокнуть?

Проржавшись слегка, Пуз всё таки цокнул, потому как, собственно, не было никаких причин этого не сделать.

- Я хотел бы, чтобы ты была моей... моей лиселкой. Чтобы мы с тобой всегда были вместе. Распиливали всякую жажу на две морды. Чтобы прощали друг другу косяки, как это делают только родные звери... ну как-то так.

- Мм, это приятное предложение, Пузырёк, - ласково цявкнула рыжая, и продолжила хихикать, - Косяки, друг другу? А тебе не кажется, что это будет исключительно в одну сторону?

- Не думаю, - вполне осмысленно цокнул грызь, - Знаешь, какая другая наверняка была бы не сильно довольна, что через пару часов после знакомства со мной её уже увезли в реанимацию.

- Но при чём тут ты, выпушня кусок?? - фыркнула она, - Напротив, я правда очень благодарна, что ты помог меня вытащить, неизвестно, как бы оно было. Как можно тебя обвинить в этом?

- Да уж поверь мне, можно, - хмыкнул Пуз, - Но я уже знаю, что ты не из таких, чем и дорога пуху.

- Ага, я не такая, - кивнула лиселка, - Я никакая, ахаха... Кхм!

Хорелька положила лёгкие лапки ему на плечи и коснулась чёрным носиком грызьего носа. Пузырь мог бы поклясться, если бы он имел такую привычку, что в этот момент увидел в её глазах всю Вселенную сразу, как это ни странно звучит.

- Чтоже до твоего предложения, рыжий, так это твёрдое "да", - шепнула ему на ухо лиселка.

- Хоррреелькааа...

- Хорелька я, не забывай, - она игриво прикусила его за ухо.

Ясен пух, что теперь Пуз уже никогда ничего не забыл бы, что связано с ней. А теперь, с величайшей осторожностью схватив в лапы пушную тушку, грызь вдруг сделал удивительное открытие, что его лиселочка, кроме всего прочего, ещё и очень соблазнительная самочка. Не будь он в этот момент в глубоком позитивном шоке, то обязательно заржал бы над собой за такую "наблюдательность". Но он был, поэтому схватился за неё хоть и осторожно, но очень крепко.

- Фыр-фыр, - прифыркнула рыжая, ласково прильнув к грызю.

Если брать строго научно, то клюквоморфы вообще были никакого пола, потому как не имели возможности размножаться естественным путём. Но кого это напух волнует! Уж точно не Хорельку и Пузыря, которые в наступившей ночи никак не собирались отпускать друг друга. Даже когда на нефтебазе что-то неслабо бабахнуло и раздались пчелиные матюки, рыжие лишь слегка повели ушами, но своего времяпровождения не бросили - ну их всех впух, разберутся как-нибудь. Благо, Хеверт был достаточно догадлив, и вряд ли пойдёт искать их в потьмах, если уж только не случится что-нибудь совсем мимо пуха. К ихней удаче, пожар быстро потушили, и даже пчёлы всего через часок прекратили жужжать. Рыжие, забившиеся как распоследняя белочь в жилой контейнер, отлёживались, в охотку потискиваясь, и пялились на отсветы фонарей и фар, прыгавшие по стенке маленькой комнатушки. Есть такая вероятность, подумал грызь, что к утру кое-кто лопнет от радости. Он не был бы собой, если бы даже в такой момент не представил себе, как наряд милиции осматривает контейнер, записывая в протокол - "лопнул от радости".

Наутро рыжие сидели опять за своим столом, временно превращённым в конструкторское бюро, и ржали так, что шелеки смотрели на них ещё более косо, чем всегда. Но и рыжим было ещё более попуху, чем всегда, так что рожь сыпалась, как из элеватора. Видеть рядом свою лиселку, да ещё и когда она ржёт, как лошадка, это просто бесценно! А поскольку у неё работал такой же механизм, получалась цепная реакция выработки ржи. В общем, у Пузыря заболели бока, а Хорелька долго отплёвывалась от чая, которым поперхнулась - но это их не остановило, ясен пух. Слегка вернул их на землю только Хеверт, хотя клюквенный волк понимающе хмыкнул, и не став ничего с них требовать, пошёл по делам. Тем не менее, вид идущего по делам заставил вспомнить о Возне.

- Только это, Пузырёк, - цявкнула Хорелька, - Давай я не буду ничего обещать тебе? Ты ведь не полностью меня знаешь, грызька. А когда узнаешь, то вполне может быть, переменишь мнение.

- Хотел цокнуть тоже самое, - на полном серьёзе ответил Пуз, - Думаю, ты не представляешь, с кем связалась. Поэтому... что мы делаем в любой непонятной ситуации?

- Втыкаемся в Возню, конец цитаты, - продолжила хихикать рыжая, - Раньше я так никогда не делала, но теперь вижу, что это работает.

- Угу. Короче, если после операции "Зажать шелеканит" ты не захочешь меня убить, это будет успех и всё такое, - подытожил Пуз.

- Фырк, - чётко и ясно выразилась лиселка.

На фоне полной эйфории от прибочности с грызунихой Пузырь немедленно воткнулся в Возню! И, что характерно, Возня пошла гораздо более интенсивно, чем это было бы обычно. Нет, он и в худшие свои времена наверняка сделал бы это всё, но вот удовольствия это бы не доставило - а тут просто полные уши счастья от самых простых вещей. Подумавши для разнообразия головой, грызь переделал свой атомный контейнер, так чтобы крышка была с торца, притягивалась бы мощными запорами, обеспечивая герметичность, что далеко не лишнее. Однако, когда он приступил к процессу погрузки кристалла, пусть и виртуально, уже получилось так себе: надо будет сливать воду, а затем наливать обратно. Пришлось опять всё переделывать, крышку ставить сверху на всю грань контейнера, а всякое оборудование переносить в другое место. Кроме того, Пуз воочию представил себе, что такое тащить по бездорожью тяжёлый автокран, и решил обойтись без него, по возможности. Возможность предполагалась такая, что достаточно длинная стрела крепилась к гидравлическому захвату трактора, и в общем, он мог поднять объект на нужную высоту, тем более, там всего три метра. Поигравшись с длиной стрелы и подпорками, Пуз добился того, чтобы условие с высотой подъёма выполнялось. Правда, эту стрелу в сложеном виде придётся возить с собой на прицепе... Грызь втихоря проверил, не накосячила ли его лиселочка, и убедился, что нет: в наличии действительно были автокраны, поднимавшие значительно меньший вес, а городить огород стоило только вместо, а не вместе с краном.

В итоге Пузырь на скорую лапу "спроектировал"... а точнее, слепил из готовых блоков, подобие складного мостового крана, для работы с подъёмником трактора. Эта табуретка не могла передвигать груз, но должна была исправно поднимать его, а большего вроде как от неё не требуется: поднял кристалл, подвинул под него раму, опустил. На тягаче по любому имеется мощная лебёдка, которая вполне сойдёт для этого, надо только прибельчачить направляющие снизу, чтоб шло ровно. Поскольку пока что грызь возился с программой,а не с реальным металлом, это не составляло трудов. Следующим этапом, по плану, к подъёмнику цеплялась уже рама, поднималась... правда, тут поднимать её предстояло почти на шесть метров, а не на три, чтобы подставить под неё контейнер. Ну, на шерсть так на шерсть, подумал Пуз, удлиняя фермы и подпорки.

Погоняв симулятор физики, он убедился, что система как-то работает, хотя и далеко не идеально. Ох и навозится с этим кое-кто, и грызь даже знал точно, кто. Однако, проблема с тем, что подъёмник представлял собой громоздкую и тяжёлую конструкцию, была не единственная. Соль в том, что контактирующие с кристаллом части попадут под эффект ионизации, и очень скоро приобретут наведённую радиоактивность - тобишь, их тоже надо прятать в контейнер. Хорошая новость состояла в том, что эти части достаточно малогабаритные, конкретно - балка, тросы и крюки, которыми предполагается цеплять. Опять-таки, как цеплять? Учитывая уникальные свойства шелканита, скафандр не поможет, если сувать лапы прямо в активную зону; значит, нужно ещё запастись инструментами на длинных ручках, и хранить их также в защищённом контейнере, с циркуляцией воды через дезактиватор. А это, в общем-то, ещё один тяжёлый грузовик с контейнером на нём, вдобавок к тому, который будет тащить подъёмник. Долбаный автобат уже получается, заржал Пуз, а ведь я ещё не приступал к дополнительному песку! Помимо вышеназванного, потребуется ещё как минимум компрессор для воздуха, очищать всё это хозяйство от активной пыли при выходе из грязной зоны, и насос для воды, перекачивать её в контейнеры. Плюс целый наливник, чтобы обеспечить всё это стадо топливом, и желательно - подобие бытовки, чтобы можно было эффективно отдыхать на привалах. Это не вопрос удобства, это вопрос экономии рабочей силы, поэтому тут не стоит зажимать.

В итоге у него получилось, что все необходимые для операции предметы можно утащить на четырёх единицах техники. Самопальный подъёмник в сложеном виде цеплялся к тягачу как полуприцеп; второй такой же тащил на себе основной контейнер для груза и на прицепе второй, гораздо меньше, для инструментов. К бронетрактору было достаточно прицепить бочку на двенадцать кубов топлива, чтобы такого бачка хватило для длительного похода. Наконец, компрессор для воздуха и насос помещались в кузов грузовика-технички, а к нему шёл прицеп-бытовка для мордного состава. Стоит ли упоминать, что Пузырь ж-чал, как только мог, но к его сожалению, пришлось брать именно два тяжёлых тягача, меньшие просто не утащат рассчётный вес. Ему как космонавту было очень жалко тратить столько всего на преодоление простой силы тяжести, но куда деваться-то. Впрочем, его порадовали числа, обозначавшие стоимость аренды всего этого добрища, потому как они были весьма щадящие! Это объяснялось просто: службы Союза, которые использовали при ликивидации катаклизма уйму техники, теперь в ней уже не нуждались, отсюда и избыток. Шелеки же не из тех, кто найдёт хорошее применение подобным вещам, а инопланетников на всё не хватало.

- Хм, - как всегда чётко высказалась Хорелька, когда грызь показал ей свои выкладки.

- Ты высказалась как всегда чётко, - согласился Пузырь, - Но всё же, косяки видны?

- Ты меня спрашиваешь? - фыркнула лиселка, - Да, ты меня спрашиваешь. Отвечаю, что пух его знает... хотя, в глаза сразу бросается математика. Машин четыре, а нас с Хевом, если я не ошиблась в подсчётах, трое. И мне кажется, вам не улыбнётся посадить за руль такой махины шелека.

- Всё-правильно-сказала, - кивнул грызь, - Но это учитывается, и это будем решать далее.

Поскольку Хеверт тоже не нашёл в планировании косяков, на этом этап был практически закончен. Пузырь с подобающим пафосом занёс данные в папку, поименованную "операция "Кристальная Жаба", чем скатил в смех всех наличных лиселок. Собственно, этого-то он и добивался. Правда, предстояло ещё составить список всякой мелочи, которая далеко не мелочь, и без которой шиш что получится. Например, элементарно прикинуть количество потребного корма, чтобы потом не отвлекаться на это. Кроме того, немпременно нужны хотя бы два прибора для визуализации излучения, чтобы видеть активные грани кристалла, и не накосячить. Понятное дело, что Пуз не забыл включить в оборудование реагенты для дезактивации, и всякую медицину, связанную с атомной темой. Получать дозы никто не собирался, но - понятно, что но. Соль в том, что реагентов слишком много не утащить, стоят они не копейки, и вдобавок, сами по себе загрязняют среду продуктами распада - правда, уже чисто химически, что слегка легче. Вспомнив про чисто химию, грызь набрал ещё дыхприборов. Ну и само собой, потребуются скафы с радиационной защитой, благо, сейчас это не такая проблема, как в докосмическую эру. Спецкостюм достаточно лёгкий и похож скорее на медицинский, и в нём вполне можно грузить уран лопатой - только вот, без дополнительных средств, потом не выберешься из него, чтобы не отхватить дозы, ведь грязь снаружи никуда не денется. В качестве таких средств предуслышивался компрессор, который сдует грязь обратно в среду - всё равно вокруг кристалла заражённая зона, которую потом уже будут чистить кому-положено, когда у них дойдут лапы. Думается, без источника в эпицентре сделать это будет куда как прощее.

Далее Пузырь задался резонным вопросом, а куда он собирается тащить груз? Как было упомянуто, везти его в космопорт Мункейпа - очень плохая идея. Но, как также было упомянуто, орбитальному челноку вовсе не обязательно садиться в порт, сойдёт любая пригодная для этого по техническим условиям площадка. Вылезал вопрос, как перекинуть груз с контейнера на грузовике в челнок. Чтобы обеспечить подобие эффективного сбора хабара, наземная партия должна иметь возможность выгрузиться на базе и ехать дальше, а не ждать челнока. Покумекав, грызь решил, что стоит предусмотреть съёмность контейнера, это сразу решило бы вопрос. А вот найти площадку не так просто, как может показаться. Она должна быть довольно большая, метров двести желательно, и при том не заслонённая по краям горами. Поляны среди сухого леса категорически не годились, потому как челнок легко подожжёт сухостой выхлопом. В идеале - камень, но склоны гор имели слишком большой уклон, и были завалены крупными валунами. Пузырю пришлось нагрузить Хорельку просмотром спутниковых карт и пропусканием их через программу, чтобы отсеять возможные места для площадки. Кроме того, лиселка быстро нашла в общедоступных сведениях и ещё одну карту, важную для мероприятия - на ней просто обозначались все места, где лежали кристаллы шелеканита. Обозначались значком черепа с костями, само собой. Зная местоположение целей, было уже проще спланировать сбор и рационально разместить базу, куда стаскивать груз, дабы минимизировать потребный километраж.

Пырючись на карту, Пузырь изрядно удивлялся, потому как тут всё складывалось лучше, чем ожидалось. Россыпь кристаллов, имеющая некоторую концентрацию на равнине за взгорьем Тыща-Дыр, располагалсь практически вся вдоль старой трассы, а это широченная дорога, по большей части находящаяся в неплохом состоянии. На ней имелись проблемные места, где произошли обвалы и рухнули мосты, но в целом, тракт позволял резко повысить скорость передвижения. Чего ещё Пуз не учёл сначала, так это водичку, в виде широких рек, которые уже просто так вброд не возьмёшь. Придётся брать сложно так, и Хеверт подсказал, как это делали все местные работяги - танковым методом. Тобишь, к машине крепились длинные трубы для забора воздуха, которые питали двигатель, водитель напяливал дыхприбор или скаф, и тупо ехал по дну реки. Чисто механически для тягача массой под сорок тонн довольно всё равно, ехать по воде, или под водой на глубине в пару-тройку метров.

- Послушай Пузыч, а почему не усадить челнок на трассу? - пришла мысль лиселке, - Она широкая, и думается, достаточно прочная.

- Технически да, - кивнул он ушами, - Но практически, Хорель, это ведь трасса регионального значения. Как мы её перекроем для своих нужд?

- Брёвнами, - захихикала рыжая, - Да ладно, никто там не ездит, ты же знаешь.

- Идея имеет место быть, - согласился Пуз, - Но это на крайний случай. Не охота складировать наши штучки возле дороги, где на них может наткнуться кому не след.

- Это кому же, например? - не поверила Хорелька.

- Понятия не имею, но бережёного хвост бережёт.

- Мда, тебя шиш собьёшь, - изобразила разочарование рыжая.

Отчасти она была права, сбить Пузыря с траектории не легче, чем баллистический снаряд. Вспушившись для порядку, грызь быстренько перебрал с десяток вариантов, и наконец нашёл, вроде бы, мечту своей рыбы. На расстоянии в десяток километров от трассы, не далеко, но и не близко, когда-то в незапамятные времена сущестовал большой объект, пух уж знает, что именно; главное, от него осталась большая площадь, частично укатаная в бетон, частично засыпаная гравием. Всё что там плохо лежало - уже давно утащили, о чём свидетельствовали колеи тяжёлых машин, видные даже с орбиты. Сейчас это было на лапу, потому как не будут мешаться всякие металлоконструкции и тому подобное. Рядом с площадкой вполне можно обустроить пункт сбора, чтобы накапливать там хабар для дальнейшей отправки. Планирование объектов по местности напомнило Пузу древние игры-стратегии, только здесь космопорт будет не для доставки, а для отгрузки. "Юнит репортинг" - подумал он, и заржал, потому как это было название распространённой в Союзе новостной программы.

Впрочем, все эти хозяйственные художества на виртуальной бумаге могли бы так и остаться таковыми, если бы сорвался ключевой этап с челноком. Ведь по сути песка, настырные зверьки могли привезти кристаллы хоть на санях, а вот обеспечить подъём груза на орбиту своими силами никак не получится. Ясен пух, что Пузырь не стал топтать гусей... как минимум за их отсутствием, а вместо этого послал сообщуху на станцию, клюквенной кошке, с пожеланием перезвонить, когда будет возможность. На самом деле, чёрная там тоже далеко не прохлаждалась, но всё же к обеду вызов от неё таки прилетел.

- Привет выпушень, - мявкнула Фейлин, - Сразу отвечу: даже не спрашивай. Что у тебя?

- Ладно, не спрашиваю, - кивнул Пуз, - Что? Ну, для начала ещё мешок благодарностей. Видишь вон ту рыжую грызуниху? Твои советы не прошли мимо.

- Здрасти, - хихикнула вон та рыжая грызуниха, помахав лапкой в камеру.

- Здравствуйте. Приятно это видеть, - кивнула ушами кошка, - Хотя подозреваю, ты не за этим вызывал.

- Угадано. У меня есть корыстное дело, к тебе или к тому, кого ты порекомендуешь.

Пузырь коротенько, стараясь не особо ржать, изложил суть дела: кристаллы, контейнеры, туда-сюда. Чёрная клюквокошка вытянула морду и явно была недалека от того, чтобы выразиться нецензурно. Её можно понять, потому как её работа - обеспечение безопасности космонавтов, а это курицын сын лезет пухти куда, и главное - шиш его остановишь! Однако, окинув ушами все опции, обрисованые грызем, она сначала призадумалась, а потом и потёрла лапы.

- Тебе повезло, - сообщила Фейлин, - Повезло, что я не дотянусь до твоих ушей... шутка. На самом деле, я вам достану челнок как нефига делать.

- Но, это тебя не напряжёт? - уточнил Пуз, - Состыковка с работой там...

- Тык я в свободное время, - хмыкнула она, - Этого мне никто не запретит. И десять тыщ тоже не лишние, знаешь ли. Короче, дней через... двадцать, можешь ждать ракету. Стоить это будет в районе двадцатки за рейс к станции, но нужны спецификации на груз, форму я скину.

- А челнок может брать радиоактивный груз без защиты? - втянул голову в плечи грызь.

- Может, но только один раз, - засмеялась Фейлин, - Шиш.

- Ладно, там масса воды не такая большая, - нехотя признал Пуз, - Придётся возить в контейнерах.

- Это всё ерунда, ты вот подумай, как будешь крепить эту фофань на корабль.

- Нуу, это уже моя профильная задача, кошарыня.

- Этого я и опасаюсь, грызярыня, - передразнила кошка, - Но это мы будем разгребать потом, по мере поступления. Пока что готовь монеты, предприниматель пухов.

- Большие благодарности ещё раз!

Отключивши связь, Пузырь обнаружил у себя на морде лыбу, а Хорелька хитро покосилась на него и пихнула в пух:

- Вы кажется хорошо знакомы с этой кисой, не?

- Вообще-то, именно "не", - хмыкнул Пуз, приобнимая её, - Она просто мой куратор из транспортной милиции, но как оказалось, ещё и хорошая жадная кошка.

- Чтож, жадная кошка сделала нам челнок, - рассудила лиселка, - Дальше?

- Дальше, думаю, та самая математика, - почесал ухи грызь, - Всмысле, нужны ещё рабочие лапы. Пушнинушка, ты могла бы этим заняться? Потюкать там разные доски объявлений, всё такое.

- А ты опять будешь гусей топтать? - захихикала она.

- Почему гусей, уток... Не, остальным пора волочь сюда матчасть для операции. Только это... не вздумай написать прямым текстом, что мы затеяли.

- Почему? - удивилась Хорелька.

- Это вызовет нездоровый интерес и вопли. А нам не нужны нездоровые вопли. Нам нужны здоровые вопли, - сообщил Пуз столь официально, что лиселка скатилась в смех. - И конечно, в идеале обойтись без пчёл.

- Вряд ли это проблема, - пожала ушами рыжая, - Вокруг Мункейпа полно клюквенных. Сколько нам надо пар ушей?

- Штуки две-три, для начала, и желательно не только ушей, а в комплекте. Вот что надо сообщить чётко и сразу, так это оплату, полста тысяч за ммм... несколько месяцев, так полагаю.

- Это прям дофига, - икнула Хорелька.

- Это прям мало, - поправил Пуз, - Напомню, что контейнер с нашей фофудьёй будет стоить миллионы. По хорошему, те зверята, которые будут в этом учавствовать, должны получить долю, но...

- Но, Ж-ба? - укатилась обратно в смех лиселка.

- Неа. Ж-ба никогда не идёт против справедливости, если это не тухлая ж-ба, конечно. Просто я не смогу отдать им стоимость груза, пока не продам его на Лисувине, а это будет, если будет, через дофига сколько времени, и очень далеко по расстоянию.

Не нужно было быть семи пяней во лбу, чтобы заметить, как Хорелька вздрогнула при этих словах.

- Хорелястая, - ласково цокнул грызь, - Неужели ты могла подумать, что я тебя брошу?

- Не знаю, могла ли, - призналась рыжая, профыркиваясь, - Но ведь действительно, тебе надо возвращаться на Лисувин, и как?

- Да элементарно, - фыркнул Пузырь, - Посылаю всю эту кухню впух, и концы в воду.

- Всмысле? - не вгрызла грызуниха.

- Всмысле, я не на военной службе, - разжевал он, - Я вообще ни на какой службе, поэтому отвешивать мне приказы никто не может. Найду синяка по объявлениям, или отправлю корабль на автопилоте... Поверь мне, груз шелеканита их там порадует куда больше, чем моя морда.

- И ты так сделал бы, чтобы остаться со мной? - всё ещё недоверчиво склонила ухо рыжая.

- Без бэ, Хореля, - улыбнулся Пуз, - Это не выбор.

- Пуз, это... - она не нашла что цявкнуть, поэтому просто крепко обняла его.

- Но есть и второй вариант, - хихикнул грызь, гладя лапами идеальную пушнину, - Я могу взять тебя с собой.

- Ик? Ты серьёзно?

- Ты замечала, чтобы я когда-нибудь шутки шутил? - заржал Пузырь, - Более чем, рыженькая. Технически, взять тебя мне никто не помешает. Но вот практически...

- Что? - склонила ухо лиселка, - Нужна подготовка?

- Не совсем. Подготовка желательна, но можно и обойтись. Просто понимаешь ли, просидеть примерно год в трёхэтажном помещении, это... ну, требует некоторых особенностей. И они или есть, или их нет, изменить практически невозможно.

- Хм, - задумалась Хорелька, - Понятно. А как ты узнал, что сможешь? Просто на практике?

- Не, так проверять это чревато, - хмыкнул грызь, - Когда проходил ускореные курсы на космонавта, отсидел восемь месяцев в симуляторе, так и протестировался. Но впринципе, есть ведь ещё камеры для сурок-состояния, на крайняк. Если возникнут какие осложнения с длительной изоляцией, переходишь в режим груза, это обычная практика.

Пузырь с радостью, но в то же время с опаской наблюдал, как на мордочку лиселки выползает широченная лыба, по мере того, как она осознавала цокнутое. Собственно, а чего ты ожидал от неё, кроме восторга из-за возможности совершить межзвёздный полёт.

- Я вижу у тебя восторг из-за возможности совершить межзвёздный полёт, - сообщил он.

- Я вижу, что твоя наблюдательность возрасла до небывалых высот, - захихикала рыжая.

- Да. Но я не вправе скрывать, что главное, чем это можно описать, это... Возня. Причём очень одинаковая, день изо дня по кругу до посинения, а деться от неё некуда.

- Типа фарм, - рассудила Хорелька.

- Скорее даже лютый гринд, - уточнил Пузырь, - Ты готова к этому?

- Не знаю, - твёрдо ответила она, - Но ведь если не попробовать, не узнаешь, верно?

- И ты... согласна мотануть со мной на Лисувин? - склонил ухо грызь.

- Ага, - радостно кивнула ушками лиселка, - Если только ты не одумаешься.

- Хорррелькаа... - заурчал Пуз, потискивая пушную тушку.

Несмотря на совершенно умиротворённое состояние, он и не подумал прекращать посматривать вокруг, и сейчас это здорово помогло. Едва уловив краем уха хлопок, грызь практически подсечкой столкнул лиселку со скамейки, одновременно падая на землю сам. На самом деле, он никогда не бегал в атаку под пулями или что-то такое, но имелся рефлекс при опасности падать, который сработал и сейчас. Спустя секунду прямо над столом просвистело колесо от тягача! Тяжеленное, килограммов на сто, колёсико. Оно пошло сильно выше и не задело бы сидящих, но ясен пух, проверять это никому бы не захотелось. Весело пролетев метров десять, колесо прошибло стенку сарайчика и с грохотом застряло где-то в хламе.

- Хорошая реакция, Пузырёк, - хихикнула Хорелька, поднимаясь и отряхиваясь от мусорка.

- Иногда да, - правдиво сообщил он.

- Все живы? - с явным испугом задал вопрос Хеверт.

После того, как все отозвались и выяснилось, что живы, клюквоволк уже заговорил по другому... грызи снова чуть не упали, на этот раз от смеха, потому как мимо пробежал Хев с дубиной, гнавшийся за двумя шелеками, которые улепётывали со всех ног. Пуз, уже прийдя в обычное состояние пуха, пояснил лиселке, как это бывает: шишово смонтированая на диск покрышка, плюс невнимательность при работе с компрессором, и пожалуйста. В итоге силой вырвавшегося давления колесо и отправляется в полёт, и всем повезло, что пострадал только сарай. Хорелька только покачала ушами и согласилась, что с пчёлами лучше лишний раз не связываться, такие олуши, что просто невозможно.

--

Утвердив собственнолапно сделаный план, клюквенные приступили к подобию его исполнения, а именно - покатили на базу "СтройЛома", даром что уже наступила ночь. Как уже упоминалось, им всем было достаточно попуху на время суток, а на машины издревле ставили такое уникальное оборудование, как фары, для езды в темноте, так что, проблемы это не составило. Тем более, когда компания подъехала к городу, небо на востоке вовсю заалело, а там и рассвет не заставил, и в том числе, ждать себя. Углубившись в промзону, примыкавшую к территории космопорта, РАЗик завернул к воротам объекта, и Пуз прямо-таки ощутил, что они попали по назначению. Будь это пчелиные ворота, они были бы уделаны завитушками как торт, и скорее всего, светились бы; здесь же на приезжающих таращилась поверхность металла с облупленой краской цвета "какой-то", а под забором курлыкали голуби и лезла из щелей в бетоне травка.

- Хорелястая, в пух? - осведомился Пуз, погладив её по лапке, - Тогда прокатись за мелочёвкой по списку, а пацаны пока займутся большими игрушками.

- Легко, - зевнула во все резцы лиселка, и ничуть не приукрасила.

Она укатила на РАЗике, а клюквенные пацаны, протиснувшись в не до конца закрытую воротину, пошли по территории. Здесь натурально были большие игрушки, очень большие! Типа землеройной техники, карьерных самосвалов и экскаваторов, и тому подобного. И такого добра тут был целый небольшой аэродром, достаточно плотно заставленый, так что аж уши разбегались. Не будь у него чётких планов, Пузырь тут целый день просто проходил бы, щёлкая клювом, как по музею - но, не в этот раз. В этот раз они с Хевертом сразу пошли в контору, и грызь опять заржал, потому как это выглядело точно так, как утром зайти в улей и растревожить пчёл - они сонно загудели, ещё не понимая, что к чему. Благо, через десять минут подошёл клюквокот, который одуплялся куда как лучше, и вся толпа, набившись в машинку, покатила по площадке к тому её краю, где стоял ряд искомых тягачей. Действительно целый ряд, и на фоне прочей машинерии здоровенные штуки выглядели уже не так крупно, хотя на самом деле это та ещё туша. Когда Пуз стоял на земле рядом, его уши едва доставали до края двери кабины, а колесо высотой превышало его рост.

- Ну вот это пицот тридцать седьмой, - меланхолично мявкал кот, сверяясь с планшетом, - Сорок тонн на него нормально влезает.

- Офигеть, дайте два, - не удержался цокнуть Пузырь, - В прямом смысле. Два с платформой есть?

- Ага, вон там где-то стояли. Правда предупреждаю, они не в идеальном состоянии.

- Охохо, - чётко выразился Хеверт, прикидывая масштаб возни.

- Охохо! - потёр лапы Пузырь, прикидывая тоже самое.

Грузовик М537 не отличался изяществом форм, потому как выглядел, как вагон - квадратно. Зато на нём стоял двигатель в какие-то там тысячи сил, обеспечивавший движение для всей этой махины. Колёсной формулой машина походила на бронетранспортёр, тобишь - восемь на восемь, с полным приводом и управляемыми колёсами на двух передних осях. Огромный двигатель был слишком тяжёлый, поэтому он стоял не совсем спереди, а был сдвинут к хвосту, и кабина "пилотов" находилась впереди моторного отсека. Самым распространённым применением М537 было использование его с тралом, тобишь низкой платформой, на которую можно как поставить тяжёлую технику, так и положить что-то не менее тяжёлое, тонн эдак в сто. Пуз поначалу так и хотел сделать, но Хеверт, шаривший поболее грызя, уверил его, что таскать на трале по кочкам - это мимо пуха.

Подошедши к указанному месту, клюквенные поняли, что "не в идеальном состоянии" - это мягко сказано. Если уж точнее, то эти выглядели так, словно побывали в зоне боевых действий - все во вмятинах, частично с выбитыми стёклами, поверх которых наскоро приляпали прозрачный пластик. Один, кажется... да нет, он точно горел, следы копоти так и остались на металле. Однако, рассудил логически грызь, если они сюда доехали, значит, ещё не всё потеряно.

- Дай угадаю, кто мог так уделать эти вагоны, - хмыкнул Хев, показывая лапами "жу-жу", и кот кивнул, - А получше ничего нету?

- Неа, - сообщил клюквокот, ковыряя карандашом в ухе.

- Так это в пух, - хихикнул Пуз.

- С какой же стороны это в пух? - сварливо осведомился Хеверт.

- Тык некондиция, а на неё положена уценка, верно?

- Ага. Вот этот семь тыщ, а этот пять с полтинной, - ткнул в машины кот, - Но у этого ещё и сцепление не пашет.

- Ну допустим, сцепление это так себе, день работы, если взмыленно, - пожал ушами серый, и позырил на грызя, - Бум брать?

- Е, - дал развёрнутый ответ Пуз.

Уже через пять минут он открыл крышки моторного отсека и обозрел агрегаты: вид ему понравился. Не сам по себе, а тем, что там начисто отсутствовала плотность компоновки, а это значит - легко добраться до нужного агрегата, это раз. Два - когда есть обзор, сразу становится понятно, что к чему привинчено и как работает, что тоже немаложадно. Благодаря последнему Пузырь быстро увидел, как запустить этот капец-аппарат: здесь имелся отдельный стартер, который сам сошёл бы за движок для лёгкой машинки, а его можно раскрутить и запустить просто влапную. 537й - он для работы в походных условиях, когда замену для аккумулятора шиш найдёшь, потому и. Привспушившись, грызь попомнил неизвестных ему конструкторов и понадеялся, что и всё остальное они сделали также дубово и безотказно. Судя по дальнейшей практике, эти надежды скорее оправдались, чем нет. Стоило налить топляка... не только в бак, конечно, но и прямо в карбюратор, и покрутить кривой стартер - и дело пошло! Затарахтел пускач, а там недалеко и до пуска главного мотора - гипердвигателя, как его обозвал грызь. По крайней мере, при пуске из труб вылетало такое количество дыма, что просто гусь закатай вату и хоть не грызи. По мере прогрева и выхода на рабочий режим дым прекращался, но всё равно, стоять рядом с тягачом так себе удовольствие.

Зато тут был компрессор для автоматической подкачки шин, и много ещё чего полезного. Устроив хвост на водительском месте, Пузырь обозрел немногочисленные приборы и остался доволен. Стоит ли упоминать, что из электроники тут был только радиоприёмник, да и тот, скорее всего, ламповый. Грызь аж хрюкнул от удовольствия держать в лапах кусок столь отточеной годами технологии - ничего лишнего, то есть вообще ничего!... Нет, ну ясен пух, держать в лапах лиселочку ему нравилось ещё больше, но это совсем другое. Вот рычагов у водителя было довольно много, переключения передач, привод, дифференциалы и всё такое; Пуз потратил какое-то время на изучение всего этого добра, прежде чем решился поманеврировать по площадке. Покататься для начала хотя бы туда-сюда стоило, потому как 537й сильно отличался от РАЗика, мягко цокая: да это просто пароход на колёсах, вот что приходило в голову. Вращая здоровенную баранку, грызь постепенно привыкал к габариту машинки и её динамике, которая была отнюдь не такая уж слабая, как может показаться. Если сдуру втопить газ в пол, гипердвигатель вполне себе даёт тяжеленной машине большое ускорение, и велик шанс что-нибудь раздавить ненароком - дом, например.

Пока Пуз прокачивал начальный навык вождения такой техники, Хеверт повозился со вторым тягачом, который был совсем убитый, и сумел его завести, и даже кое-как ехать. Однако было ясно, что до базы он своим ходом не доберётся - ну, это элементарно решалось буксиром. Короче цокая, через какое-то время грызь спустился с высокой кабины весьма довольный, и даже позволил себе вспушиться. Когда загасили моторы, над площадкой, казалось, повисла просто звенящая тишина! Само собой, это было только на контрасте с тем немилосерным рёвом, что издавали движки 537х.

- Так, - потеребил ухо Пузырь, - Глушители ещё надо в кабины, иначе мы одуреем раньше времени. Странно, что там нет штатных.

- Они там были, - хмыкнул кот, - Но сплыли, как видите. Кстати, на эти штуки нет техосмотра, если вы ещё не догадались. Так что вам надо пробираться втихоря, чтоб не замели пчелиные менты.

Трое переглянулись, и заржали над словом "втихоря", применительно к М537.

- Да знаю, как оно, - фыркнул Хеверт, - Надо вызывать из космопортского отдела, чтоб сопроводили до границы города. Сам так часто делал, нафиг мне вся эта канитель с допуском.

- Тоесть, заходи кто хочешь, бери что хочешь? - уточнил Пуз.

- Да нет, они просто будут пристально следить, чтоб не было косяков, - пояснил клюквоволк, - Ну и монеты за это возьмут, конечно. Просто если следовать бюрократии - всё встанет. Пчёлы именно так и поступают, но союзные им не дают перегибать палки.

- Ну да, там за городом - свободная зона, - зевнул кот.

- Кстати, кот-пуш, - уставился на него Пузырь, как на новые ворота, - Не надоело здесь ковыряться? Есть возможность эт-самое.

- Ну раз я до сих пор здесь, значит не надоело, - логично ответил тот, - И я в эту свободную зону не рвусь, если честно. Там ведь можно как свободно нагрести, так и свободно огрести.

- Вопросов больше не имею, - хихикнул грызь.

Как раз в то время, как они с Хевертом корячились с тросами, подцепляя инвалида к рабочему тягачу, на комм грызя прилетел вызов от Хорельки, что его обрадовало, вне зависимости от обстоятельств. Например таких, что этих вызовов было уже пять за последние пол-часа, потому как лиселка не слишком шарила в промышленном оборудовании, и постоянно консультировалась, чтоб не накосячить. Тем не менее, Пуз был готов висеть на связи хоть постоянно, настолько ему нравился мягкий голосок грызунихи.

- Тут это, как его... ну эта штука с очками, - цявкнула она.

- Визор, - продолжил хихикать грызь, - Что с ним?

- Есть разные фильтры. У меня тут тепловой, на гамму нету. Такой сойдёт?

- Неа, нам надо именно на гамму. Ты где там сейчас?... А. Попробуй объедь порт, там за углом будет ещё одна точка выдачи. Только...

- Только сначала проверю по сети, чтоб не тратить, - засмеялась Хорелька, - Ж-ба оказывается заразна, Пузырь-пуш.

- Это очень приятно слышать, Хорелька-не-менее-пуш, - церемонно сообщил грызь.

- Давай-ка слегка пошевелим хвостами, Пузырь-дважды-пуш, - фыркнул Хеверт, - Кажется, дождь собирается.

Пуз соизволил раскрыть уши и заметить, что действительно собрались тучки, и вот-вот польёт.

- Хм, а нам что с того? - уточнил он.

- Если польёт сильно, - клюквоволк показал комм с прогнозом погоды, - А польёт сильно, то мы просто выезжаем и по газам, там километров семь от силы. Как думаешь, пчёлы сильно любят вылезать под ливень, чтобы проверить документы?

- А если всё же?

- Тогда и будем... топтать гусей, - заржал серый, - Короче, что, хвост жмыгает?

Подумавши, Пузырь рассудил, что даже если их спалят на этом нарушении, ничего кроме штрафа не грозит, а значит - ну его впух тридцать семь с половиной раз, как кое-кто цокнет... я и цокну, уточнил грызь. Благо, на базе хотя бы озаботились иметь запас топлива, поэтому уже заправленные машины, бодро оглашая окрестности рёвом движков, покатились на выход с территории. Как и предупреждал Хев и физика атмосферы, хлынул дождь. Более того, из клубящихся туч протянулись ветвистые молнии, и загрохотало как следует, так что слышали даже водители тягачей. По крайней мере по одной фаре и стопу на машинах работало, поэтому клюквенные не боялись, что в них кто-то влепится... да собственно, Хев оказался прав в своих прогнозах: дороги были практически пустые, потому как пугливые пчёлы поспешили схоронить свои хрупкие тушки и не менее хрупкие автомобили. Наступила темень буквально как на самом закате, так что видимость в пелене сплошного дождя упала метров до двухста - красотища!

- Пузырёк, можно ещё вопросик? - хихикнула Хорелька, которая подозревала, что вопросиков уже было очень много, - Я тебя не загрызла с этим?

- Хорелястая, я сам тебя туда отправил, - напомнил он, - Валяй.

В общем, он вполне себе отвечал на её вопросы, хихикая как распоследняя белочь и вращая руль, одновременно отплёвываясь от струй воды, которые фигарили в неплотно закрытое стекло двери. Благо, цокать ему было легко, потому как он сидел во второй машине, которая шла на прицепе, и двигатель не бухтел. Зато ему довелось как следует нюхнуть выхлопа - как уже указывалось, кабина была "не совсем герметична", если смягчить формулировку. Можно было бы с уверенностью сказать, что десять из десяти обывателей планеты пришли бы в ужас и принялись усилено страдать, но Пузырь был не из тех! Вместо унынья обстановочка опять доставила ему бугогашечки в промышленных объёмах. Как этого добиться? Для начала следует просидеть пухову тучу времени в отсеке корабля, где не происходит ничего, кроме узко ограниченного круга событий, чтобы потом любое событие, просто по факту своего существования, приносило бы потеху. Тем более, это буйство стихии спасало компании какие-то гроши, которые пришлось бы заплатить за попирание местных законов - а так оттоптались бесплатно, заржал грызь. Окатывая заборы и встречные машины волнами из луж, два тягача медленно, но уверенно покатились строго в заданном направлении.

--

Хотя за всё приходится платить, клюквенные так и не заплатили ни копейки за свои авантюры с перегоном техники из черты города. Пчелиной дорожной инспекции явно было наплевать на перемещения подобных машин, что оказалось чрезвычайно кстати. В итоге, на нефтепромысле, где Хеверт волевым решением остановил работы собственно с нефтью, оказалось довольно много всякого барахла. Помимо двух М537, притащили прицепы для них и трактора, ещё один грузовик-трёхоску с прицепом-бытовкой, контейнеры, и много тонн разных материалов и оборудования. Одних стальных балок - два прицепа, а возить пришлось самим, потому как доверить пчёлам даже это никак нельзя, воизбежание стократного ущерба. Пуз было зацокнулся о том, чтобы припахать и тот тягач, что таскал бочку с нефтью, но клюквоволк упёрся как баран, потому как не хотел убивать машину, которая ещё пригодится - ну, нет так нет. Поскольку все шелеки с базы были отправлены напух, стояла отличная тишина, и чувствовалась полная свобода действий. В то время как Пуз и Хев ворочали тяжёлые стальные вещи и работали не менее тяжёлым инструментом, Хорелька занялась всем подсобным хозяйством, что далеко не так просто, как кажется некоторым пчёлам из своего улья. Однако, вопреки некоторым опасениям, лиселка оказалась очень даже упрямой, когда дело касалось Возни - целыми днями она шуршала по базе, так что только мотался яркий рыжий хвост, то тут, то там. Пожалуй, гораздо больше чем калории от приготовленного ею корма, самцов просто мотивировал её веселый жизнерадостный вид, а уж Пузырь так просто тащился, как никогда.

Вывалив с утра из бытовки и замочив башку в бочке с водой, которая пока ещё была ледяная, грызь вдыхал запашину леса, которую не удавалось перебить даже топливу - дичь! На фоне оранжевых облаков, подсвеченых рассветным солнцем, разлетались стаи птиц, ветер шумел в кронах здешних почти-ёлок, и где-то недалеко орали какие-то организмы. Попадая в такие моменты в одну морду, Пуз ловил сильнейшее Ощущение... пожалуй это было то самое ощущение нереальности, которое едва не подвело его лиселочку. Ведь по ходу шерсти, ему следовало давно помереть. Причём, даже с учётом галактической медицины, ведь она лишь продлевала срок службы тела, но не могла исправлять косяки в сознании... точнее, это считалось недопустимым. И вместо того, чтобы тихо-мирно исчезнуть, этот неугомонный дед, думал Пуз, стоит тут и ржёт над рассветом! Вероятно, причина в том, что он так и не стал настоящим дедом, несмотря на прожитые годы. "Если кто идиот - то это надолго" - припомнилась мудрость, и грызь опять захихикал, потому как сейчас наблюдал на практике, насколько надолго.

На этом Пуз считал философию полностью законченой, и приступал к распилке жажи, как это обычно называли. Подумав головой, собрание решило, что стоит сначала собрать подъёмник, а не что-то другое. Это критичный элемент, и если он не будет работать как следует, то всё остальное нет смысла городить. Кроме того, с помощью подъёмника куда как легче обрабатывать всё остальное, в частности - поднимать агрегаты тягача для ремонта сцепления. Ведь эти фофани весят сотни килограммов, влапную не покантуешь... грызь опять фыркал, потому как привык, что как раз сотни килограммов можно двигать влапную - но это в невесомости. В целом подъёмник должен был выглядеть как подобие моста, со складными опорами, так чтобы в сложеном виде это было похоже на полуприцеп и могло цепляться к тягачу. Ради перевозки конструкции к ней дополнительно предполагалось прибельчачить четыре колеса, заблаговременно изъятые из запасов очередной базы-всякого-хлама. Раскладывание моста Пузырь предполагал хитрым способом, а именно - зацепляя трос от лебёдки за опоры, и чтоб он сам себя поднимал на ноги. Морочиться с гидравликой совсем не хотелось, а ещё меньше - покупать гидравлические цилиндры. Ведь по ходу шерсти, после операции всё это барахло не продашь, потому как наверняка будет фонить - останется только загнать в дальний отстойник до лучших времён.

Между двух окороков, между двух гусей

Вдалеке от воды и карасей

Нашей жажи распил не так уж и прост

Мы строим для мира атомный мост!

Чтобы впредь не терять связь ноги и гуся

Чтобы всяк кто хотел, молоком упился

Не забудут это все, кто здесь побывает,

Работают тут все, а я - разгребаю!

Я разгребаю жажу, я жажу разгребаю

До отметки до отказа, и по центру и по краю!

Я распиливаю жажу, я жажу распиливаю

До отметки до отказа, да да да.

Пузырь в очередной раз заржал, когда прислушался к бубнящему радио и различил вышеуказаный текст, который как нельзя лучше подходил к ситуации. Вообще, как он давно заметил, радио в Союзе - это вообще совсем другое дело, чем местное. Хотя бы потому, что шелеки вообще не вели радиовещания и просто не знали, что это такое - зачем, когда есть сеть. А в эфире постоянно шли песни подобного содержания, которые как раз подходили к ситуации тех, кто будет слушать. В общем, это был не тот карнавал унылого говна, что случался иногда в иных местах, а мощно, мотивирующе, и просто смешно, что тоже немаложадно, как грызь давно усвоил.

Кстати, распиливать, в прямом смысле, ему чрезвычайно помогал перенож, найденый в самом начале на балконе гостиницы "Космосок". Когда под лапой полно инструмента, нет особой нужды, чтобы ключи меняли форму и превращались в отвёртки, хотя перенож это умел - а вот резать им, как ни странно, очень удобно. Соль в том, что если бы у Пузыря была такая штука... без "бы", она у него была, в ремонтном наборе корабля. Но тратить ресурс столь заморочного изделия на банальную пилку казалось крайне расточительным, зачем, если можно пользоваться дешёвым обычным инструментом? Ну а раз перенож проходил по категории хабара, то можно и нагружать его сколько угодно, не побаиваясь, потому как ущерб в любом случае будет равен нулю. Кто другой мог бы не докумекать, как именно пилить такой фофанью, но грызь взял на себя труд изучить инструкцию в сети, поэтому знал. Можно было "перелить" лезвие в тонкую ножовку, но гораздо эффективнее превратить его в режущий шнур. Эту проволоку, соблюдая осторожность, грызь оборачивал вокруг толстых стальных балок, скреплял в замкнутый контур, а затем таскал за ручку туда-сюда, натягивая. Шнур пилил не механически, а воздействовал непосредственно на атомные связи материала, чем и достигалась высокая производительность пилки. Собственно, Пуз не отказал себе в удовольствии шустро перепилить все заготовленные балки, и ржал над мордой Хеверта, когда тот вернулся и увидел, что всё уже сделано.

- Может, ты ещё и дырки насверлишь своей чудо-кочергой? - фыркнул клюквоволк.

- Хм, а это идея, - на полном серьёзе цокнул грызь.

Пришлось слегка повозиться, чтобы заставить перенож принять форму сверла, но зато потом дело пошло просто отлично! Соль в том, что сверлить толстую сталь конечно можно, но старые разболтаные дрели, имевшиеся на базе, постоянно ломали свёрла, да и просто работающие не страдали избытком опыта в таком деле. А вот сверло из переножа, ломаясь, быстро стекало обратно в свою форму и снова твердело! Главное следить, чтобы куски не улетели куда-нибудь в пух, вот и всё. Ради этого Хеверт пожертвовал большой пластиковой бутылкой, которую одевали на дрель - она не давала осколкам разлетаться, но позволяла видеть процесс.

Но, ясен пух, не столь радовали Пузыря успехи в деле создания дырок в металле, как присутствие лиселки. Зачастую Хорелька выходила на площадку, где возились с постройкой подъёмника, лупила половником в кастрюлю и кричала "Вторая смена!", вызывая ржач среди имеющихся грызей - таким образом она сообщала, что корм готов и можно приступать. А Пуз вылуплялся на неё, как мышь на крупу, потому как рыжая выглядела великолепно, пушинка к пушинке. Он всё ещё часто мотал башкой, стараясь окончательно поверить, что такая лиселка согласилась с ним связаться! Впрочем, если чисто логически, то ничего удивительного, ведь они действительно были похожи, хотя это не заметно сразу. Соль в том, что грызь не мог "чисто логически", когда речь шла о ней, ему просто сносило башню, образно цокая. Абсолютно в любом другом случае он прекратил бы такую практику, потому как всегда держал всё под контролем - но здесь и не думал, потому как знал, что это незачем.

Сбежавшись ко всё тому же столу из толщенных досок-горбылей, клюквенные набрасывались на корм, как куры на зерно, потому как операции с тяжёлыми предметами типа стальных балок требовали затраты большого количества калорий. Правда, Пуз всё ещё иногда забывал хомячить и таращился на грызуниху, как белка на лиселку. Соль, помимо солонки, состояла ещё и в том, что клюквоморфы не являлись биороботами, штамповаными по единой мерке, но в то же время, клиент не мог точно задавать параметры того, что получится в итоге. Тобишь, Хорелька выглядела именно так не специально, а в результате проекции её самой через призму клюквоморфа... это если просто цокнуть.

- Пузырёк, рыжулька моя, - ласково цявкнула лиселка, пихнув его в пух, - Жрать будешь сегодня?

- А? - очнулся тот, - Впух. Да, конечно, лиселочка. Извини, задумался.

- А, ну это с кем не бывает. Решил вспомнить тригонометрические таблицы, - серьёзно кивнула она, и грызи скатились в смех.

- Кстати Хорель, ты это... - цокнул Пуз с набитым щачлом, - Не подумай, что мы тебя на кухню загнали. Если надоело, давай посменно, мы не развалимся.

- Вы-то не развалитесь, верю, - захихикала рыжая, - А вот я опасаюсь, что развалюсь балки тягать.

- Балки тягать тебя тоже никто не заставляет, - заверил грызь, - Не забывай об этом. А вот слегка повысить копенгагенность в вопросах... ну цокнем так, строительных работ, это будет лишним ли?

- За язык вас не тянули, Пузырь-пуш, - приоскалилась Хорелька.

Не то чтобы ей было капец как интересно подолбать молотком или посверлить сталь, но лиселка была исключительно живая, и интересовалась реальным миром, а как известно, мир - это Возня, а Возня - это производство, а производство должно быть тройным!... Пузырь напрочь не помнил, откуда он это взял, но уверенность была полная. В общем, на следующий день на хозработы пошёл Хеверт, ничуть не расстроившись, потому как это был повод отдохнуть, а грызи в количестве две штуки пошли на площадку, пилить жажу и всё такое. Пуз, показывая на практике, отцокал коротенько, на часок, лекцию по поводу базовых приёмов, применяемых при физическом воздействии на твёрдые тела, сухо выражаясь. Тобишь показал, как кантовать тяжеленные балки при помощи рычага, или вообще поднять балку в воздух одними лапами и системой тросов. К его огромному удовольствию, Хорелька была в восторге от столь простых вещей, потому как явно никогда с ними не встречалась раньше.

- Встречалась раньше с такими вещами? - уточнил грызь, пиная ногой балку.

- Ну да, цокнешь тоже, - фыркнула она, - Как-то не приходилось.

- Навёрстываем упущенное, - сделал удивительный вывод Пуз.

- Сделал удивительный вывод, - покачала ушами Хорелька.

Вывод выводом, а при всех лекциях и при том, что лиселка выдавала значительно меньше тяги, чем клюквенный волк, который тот ещё бык, они незаметно сделали минимум половину от нормы, которую сами себе и устанавливали. Рыжая с высунутым языком оглядела здоровенную ферму, которую они только что скрутили из отдельных кусков металла.

- Не, это прям историческое событие, - каталась она по смеху, - Пуз, сфоткай меня с этой штукой! А то потом сама не поверю.

- Ну, с почином, Хорелька-пуш, - вполне серьёзно цокнул грызь, хотя и ржал, - Даст пух, не последняя, как-грится.

- Ага, у вас их тут намечено немало, - мотнула хвостом лиселка, оглядывая штабель металлопроката, - Неужели мы будем так упарываться?

- Дай-ка подумать, - сделал глубокомысленную морду Пуз, - Пожалуй, да.

- А может, дорежем эти железюшки, и пойдём ну... - рыжая слегка смущённо пригладила ушки и мотнула мордочкой в сторону жилого вагончика.

- Тут и думать нечего, - хихикнул грызь.

Покрутившись по площадке, как белки в колесе, даже при отсутствии колеса, двое рыжих таки перекусили на скорую лапу, и отвалились в бытовку. Пузырь, правда, даже несмотря на это затаил коварный план, а именно - продолжать Возню и ночью, чего лиселка вряд ли ожидала. Пока же можно было часок-другой отдохнуть, набираясь сил. Тем более, силы пёрли как из термоядерного реактора, когда под лапой была тёплая шёлковая пушнина, даже удивительно. Пуз бережно поглаживал хорелячью шёрстку, а лиселка спокойно посапывала, привалившись к его бочандре и частично укрывшись хвостищем, по привычке. Грызь несколько раз сделал очень тупое упражнение - закрыл глаза, потом открыл и снова испытал радость оттого, что это рыжее сокровище никуда ни исчезло! Хррр, пришла ему в голову свежая мысль, и он закусил губу, чтоб не заржать. Странное дело, но он никак не мог избавиться от иррационального любопытства о том, какой она была в прошлой жизни. Если подумать головой, то ему это не особо интересно, скорее он даже он не хотел бы этого знать, но - очередной баг сознания, получите-распишитесь.

Задремав, грызь очень отчётливо увидел ту картину, которую ему бессознательно нарисовала опять-таки его пух-голова. По тротуару вдоль улицы группа людей шла за пожилой женщиной, тщательно делая вид, что им доставляет радость эта прогулка - на самом деле, шиш скроешь раздражение и нетерпение. Пуз не различал черт старушки, как это часто бывает во сне, но чётко понимал, что это и есть его ненаглядная лиселочка... или была, получается. Также он соображал, что тут происходит - заботливые, на свой манер, родственнички уломали бабку сдаваться в дом престарелых. Само собой, с заботой о ней, а не о том, чтобы наложить лапы на имущество, да как вы могли такое подумать... Тут и думать нечего. Пуз прекрасно представлял себе эти рожи, намазаные косметикой, оттоптаные всякими техническими средствами, и напрочь лишённые той жизни, которая была в Хорельке. Хотя она была просто старой бабкой, казалось, что это она светится, а весь вылизаный, до тупости унылый город вокруг - сереет и поглощает солнечный свет. Грызь в своё время насмотрелся этого досыта, этих "развитых" мест цивилизации, похожих на механизированные кладбища. Взять хотя бы тот факт, что средь бела дня эта группа пешеходов была единственной на улице, по которой пёр плотный поток трупово... автомобилей. Только необходимость заставила уродственников пойти на поводу у сумасшедшей старухи, которая решила, просто неприлично даже сказать - пройтись пешком.

Среди бесконечных нагромождений зданий каким-то образом сохранился зелёный сквер, когда-то бывший частью огромного парка, и группа прошлёндала мимо. Бы, но бабуля приостановилась, а потом решительно завернула туда, игнорируя раздосадованное жужжание своего конвоя. Остановившись перед огромными старыми ёлками, она посмотрела в синее небо, по которому белыми чёрточками пролетали чайки. Кто мог бы подумать, что она прощается с жизнью, но Пуз-то уже успел узнать свою лиселку достаточно, чтобы захихикать даже во сне. Отчасти она действительно прощалась, только вот дальше всё будет не совсем так, "как принято". Пожилая женщина решительно достала мобильник, и отстучала номер прежде, чем уродственники поняли, что она делает. Когда же поняли, то уже не могли сдерживать раздражение и наверняка избили бы старушку, если бы не боялись за свои задницы. А бояться стоило, потому как она звякнула в службу межмировой миграции: эти ребята очень въедливо выполняли свою работу, и уж если звонок был, то будьте любезны, как-грится. Правительства земных государств не признавали этой службы, только вот структуре галактического Союза на их признание как-то довольно пофигу, попробуй останови. Тем более, они не делали ровным счётом ничего, кроме своих заявленых обязанностей, помогать мигрантам, желающим покинуть Землю.

В общем, пре-Хорелька вполне могла улыбаться прямо в перекошеные злобой рожи, потому как знала, что они её не посмеют тронуть. Что и подтвердилось, буквально через пять минут из потока машин вырулил кунг, крашеный под корову, в бело-чёрные пятна, а над кабиной ярким языком пламени развевалось алое знамя. Нет, это не был флаг Союза, просто красный флаг всегда означал "!", что и требовалось в данной ситуации. И эта машина, начисто лишённая понтов и идиотского лоска, также выделялась среди всей окружающей пластиковой шушары, как и сама виновница торжества. Грузовик со скрипом остановился рядом, из кузова неспеша вылезли несколько человек, которые из формы носили только зелёные фуражки... в общем, дальше всё было понятно. Пузырь представлял себе, насколько это взволновало её, когда "погранцы" явились реально по первому звонку, и быстро разобравшись в ситуации, достаточно корректно оттеснили "родню" от бабуси. Как уже было известно, они работали по союзным правилам и всегда вели себя спокойно - пока не было глупостей. А вот если сделать глупости, так ноги переломают и не поморщатся...

Вздрогнув, как от удара током, Пузырь проснулся, и получил неослабевающий прилив радости - вот она, мягонькая, под лапой! А что это было, припомнил он только что виданые кадры? Закидоны пух-головы, или же... только вот какие ещё варианты, фыркнул он на себя. Это в сознании кой-каких обывателей чтение мыслей, телепатия, розовые единороги - раз плюнуть как существуют, а на самом деле, пух его знает, или точнее - вряд ли соответствующие службы допустили, чтобы клюквенные морфы могли баловаться таким. Впрочем, что такого я видел, здраво рассудил Пузырь, да ничего, по сути. Просто подсознание занялось моделированием на основе имеющихся скудных данных, вот и весь песок. Да уж, нежно погладил он рыжие ушки, ему было куда как легче всё это провернуть. Да ну впух, сказал себе грызь, а не забыть ли об этом навсегда, потому как есть и желание, и возможность. Кстати, она-то как раз забыла навсегда кой-какие подробности, если верить её же словам, и правильно сделала. А я правильно сделаю, если буду делать всё, чтобы она была счастлива, бесценная пушнина, хихикнул Пуз. Тем более, так получается, что можно потешить лиселочку прогулками по дичи и приключениями на хвост, и одновременно нагрести в Закрома, в том числе личные, да ещё и сделать при этом мирополезное дело - что может быть более в пух!

В общем, Хорелька очень даже хорошо шуршала вокруг растущих металлоконструкций, так что Хеверт был исключительно удивлён, когда грызи сообщили ему, что подъёмник готов. Отойдя на всякий случай на безопасное расстояние, Пуз подключил питание, и мотор начал наматывать трос, раскладывая опоры. Получалось что-то вроде складного стульчика, только этот был высотой метров пять и приличного размаха в длину; после того как конструкция вставала на ноги, опоры сдвигались в стороны и она превращалась в мост, под которым легко проходил тягач с контейнером, что и требовалось.

- А теперь горбатый! Я сказал горбатый! - цокнул себе под нос Пузырь, хихикаючи.

Эти заявлением он хотел цокнуть... ничего, само собой. А вот подъёмник немедленно подвергли испытанию, просто загнав под мост один из М537, и подцепив его тросами. Благо, этот утюг можно цеплять за специальные крюки на раме, не оторвутся... наверное. Поэтому грызь и не подумал забыть рассказать лиселке столь простую, но действенную формулу, как "не стой под стрелой" - ибо бережёного хвост бережёт. Он с полной спокухой наблюдал, как натужно воют электромоторы, и мост ощутимо прогибается под нагрузкой; опоры слегка выкопали грунт, становясь в устойчивое положение. Тем не менее, медленно, сантиметр за сантиметром, машинка весом поболее тридцати тонн оторвалась от земли и закачалась на подвесе.

- Точно в цель, - зевнул Пуз.

- Если честно, я не верила, что из этого что-то получится, - призналась Хорелька.

- Подсказка, с этой фофанью вера не очень сочетается, - пихнул её в пух грызь, - Тут больше математики. Раз выходит что так, значит так.

- Ты это, афоризмы записывай, чтобы мудрость не пропала для потомков, - фыркнул Хеверт, - Давайте теперь ковырять коробку.

С действующим подъёмником ковырять коробку было куда как проще. Правда, сначала пришлось делать обычное в таких случаях дело, чистить агрегат от слоя грязи, налипшей за долгое время. Но на базе имелись и разные металлические щётки, так что это не вызвало затруднений. Затем, одевши на болты голову немыслимого калибра, Пуз вставил длинный рычаг, и помаленьку отвернул крепление коробки. Затем её подвесили на тросах, и отвернув последний болт, освободили и спустили на землю под машиной. На 537м это можно было сделать вот так запросто, даже не откручивая колёса, не то чтобы что-то ещё. Как и предполагали знающие морды, свету дня открылись два весьма хорошо полированых диска со стальными заклёпками.

- Мдааа, это ж как надо умудриться так стереть, - покачал башкой серый, проводя пальцем по диску.

- М? - пихнула грызя Хорелька, кивнув на стального моллюска в разрезе.

- Сцепление, - цокнул он, - Ерундовина для сцепления двигателя и трансмиссии. Короче цокая, эти диски должны быть гораздо толще, а заклёпки утоплены в них, а здесь они стёрты, поэтому прокручиваются и того самого сцепления не получается. Понятно?

- Ага, - радостно кивнула ушами лиселка, подумала и немного поправилась, - Неа.

Пуз только хихикнул, взял её за ушко, и процокал туда много слов, показывая на наглядном пособии, как оно, зачем, и какого пуха.

- И сало быть, что мы делаем в данном случае? - задал он риторический вопрос.

- Меняем деталь? - предположила рыжая.

Пуз с интересом изучил её шею, отчего она скатилась в смех, но Жаба так и не была обнаружена.

- Деталь, лисельчарыня, чего-то да стоит, - сообщил он.

- Да, но кое-кто разбрасывается десятками тысяч, фрахтуя орбитальные челноки, - заметила Хорелька, - Поэтому мне немного непонятно, почему этот же кое-кто не хочет потратить жалкие копейки на деталь.

- Хорель, это вообще не имеет отношения к деньгам, - цокнул Пузырь, - Понимаешь, если каждый будет думать только о том, что он там себе может позволить, или не может, то будет... да ты видела, что будет. А здесь по другому.

- Ухитрись разжевать, для особо одарённых лиселок, - хихикнула лиселка.

- Соль в том, что любое производство нагружает мир, и если разбрасываться тратами без оглядки - то и очень быстро пере-гружает, со всеми вытекающими.

- Да, но как же всякие орбитальные заводы и всё такое? - уточнила рыжая.

- А логистику, логистику ты куда денешь? - фыркнул Пуз, - Эту деталь, даже если её сделают вне мира, надо привезти, вот тебе и нагрузка. Более того, зачастую нагрузка от логистики будет больше, чем от производства на месте.

- М, понятно, - пораздумывав и поводив своими прелестными ушками, цявкнула она, - Но в данном случае, как ты собираешься выкрутиться?

- Выкручиваться, обычно, против часовой стрелки, - дал справку Пуз.

- Благодарю за справку, ходячая энЦОКлопедия.

Проржавшись, грызь объяснил суть хитрого плана: эти диски существуют не в единственном экземпляре, они есть в каждом 537м, и во многих они также стираются до непригодности. В докосмическую эру это происходило вообще часто, теперь же надо быть отбитым шелеком, чтобы ухитриться так уделать сцепление за короткий срок. Стало быть, на базах, где обслуживают эти машины, остаются стёртые диски...

- Всмысле, "выкидывают"? Не жабохульствуйте, лисельчарыня.

Пузырю пришлось также тщательно объяснить ей, что нет такого слова в беличьем языке, "выкинуть". Это для существа, которое видит мир в крайне узкой полосе, можно что-то выкинуть, а когда у тебя мысленное поле зрения на весь мир, выкинуть ничего просто не получится физически! Можно просто положить в другое место, но предмет от этого никуда не исчезнет. На практике, возвращаясь к вопросу - все запчасти, снятые с машин, попадают в отстойники и развитую систему вторичной обработки, и если знать где, то взять нет никакой проблемы. Конкретно с дисками сам грызь едва не совершил преступление против Жадности, порываясь купить новые, но Хеверт вовремя остановил его. Там всё было просто, берёшь два стёртых диска, приклёпываешь их вместо одного целого - и вот она, мечта моей рыбы, как-грится. Да, через какое-то время верхний развалится, но в данном случае это вообще не имело никакого значения, так как машины были нужны не на годы, а на месяцы работы. Так что, лиселка могла ещё мордозреть столь увлекательное представление, как замена этих дисков, по мере того как Пуз высверлил старые заклёпки, и поставил новые.

- Молотком? Серьёзно? Это так сейчас выглядят современные технологии? - скатилась в смех рыжая, - Да ладно, всё понятно.

- Надеюсь, что понятно, - хмыкнул Пуз, - Как не надо обращаться с технологиями, смотри на пчёл. А молоток, он ещё никому не повредил, образно говоря.

Поскольку в этом была большая массовая доля правды, молоток им не только не повредил, но и отремонтировал, и уже к вечеру коробка передач заняла законное место, а грызь нарезал несколько кругов возле базы, проверяя работу сцепления. Тягач, не отягощённый грузом, катался очень бодро, так что пару раз едва не вышел конфуз, когда Пуз по неопытности передавил газу. В общем, грызь остался, и в том числе - весьма доволен результатами, пока что. Следующим номером предстояло сделать раму и контейнер, но это куда как более долгая возня, чем простые ремонтные работы. Вместо этого Пуз вытащил и испытал визор, который улавливал гамма-излучение и наглядно показывал его источники, типа как тепловизор показывает источники тепла красным цветом. Причём он знал, где взять фонящие вещи на этой базе... точнее, думал, что знает. Оказалось, что здесь трубы, извлечённые из скважин, не несут и намёка на радиоактивность, потому как недра Шелека значительно беднее тяжёлыми элементами, чем это обычно бывает. Так что, проверку визора пришлось отложить непосредственно до операции, хотя это и чревато большой растратой времени, если он не сработает.

Однако, уловив наступление ночи и тот факт, что погодка вполне себе располагает, грызь забросил возню, и взявши под лапку свою ненаглядную пушнинушку, пошёл с ней шляться по лесу. Благо, светила хоть и не полная, но луна, а ночное зрение как у грызей, так и у лиселок не намного отстаёт от кошачьего. Когда глаза привыкали, они вполне различали предметы вблизи даже в очень сильной тени, так что, на деревья не натыкались. Правда, чуть не наткнулись на какое-то крупное местное животное, которое ломало сушняк и орало, но Пуз заорал ещё громче, и "пчелиный медведь" упилил восвояси. Собственно, именно так и происходит в абсолютном большинстве случаев, даже с хищниками - стоит только намекнуть, и никто не будет навязывать тебе свою компанию. Ну а для грызя компания лиселки была просто идеальной, и он в очередной раз пырился с лыбой до ушей, как поблескивает лунный свет в её больших глазах. Неспеша шлёндая вдоль развоженой колеи, где оставалась твёрдая полоска грунта, рыжие перецокивались, и полными ушами лопали ощущения от Дичи, потому как оба очень уважали это дело.

- Как у тебя с эт-самым? - задал точный вопрос Пузырь.

- Очень точный вопрос, Пуз, - Хорелька просто улыбнулась, потому как за день устала ржать, - С чем именно?

- С поиском клюквенных для нашей маленькой корпорации, - был вынужден уточнить грызь.

- А. Я и забыла об этом... шучу. На самом деле, это оказалось не так просто, как я полагала. Тоесть, ещё неделю назад я бы уже пригнала сюда полный автобус, но после того, как вы с Хев-пушем всыпали мне слегка мудрости в голову, понимаю, что это было бы мимо пуха. В общем, если пропускать это всё через Крысу и Жабу, как вы изволите выцокиваться...

- Всмысле, "если"? - фыркнул Пуз.

- Извините, - хихикнула она, - Не если, а когда пропускаешь, то в сухом остатке у меня получилось ноль целых ноль десятых. Если только та белая лиса...

- Та самая? Нее, - отмахнулся грызь, - Не оберёшься потом.

- Но ведь всё равно придётся кого-то впутывать в дело.

- Не фактус. Видала те штуки, возле кухни? Это между прочим комплекты для автопилота, три штуки. Ставишь на три машины из четырёх, и они весело катятся вслед за ведущим. Количество потребных пушей уменьшается до одной штуки.

- Хм. А что-ж ты тогда мне компостируешь? - пихнула его в бок лиселка.

- Ну, лучше это буду делать я, чем кто-то ещё, - сделал хитромордие Пуз, - На самом деле, Хорелястая, пуши нам были бы кстати, но именно не абы какие, а чтоб "не из тех", ну ты поняла. Потому как на три морды добыть потребное количество кристаллов, это мы упоремся... Но на крайняк лучше недогрузить баржу, или упороться, чем вляпаться в историю с дурнями.

Рыжие какое-то время шагали дальше в тишине, нарушаемой только шелестом прошлогодней травы под ногами и легким шорохом трясущихся хвостов. Сверху, среди прекрасного звёздного узора, медленно ползла по небу очередная "комета" с ярким белым хвостом, кто-то тормозил в атмосфере. Лиселка слегка пихнула спутника бочком.

- Знаешь Пузырёк, ты мне очень нравишься, - цявкнула она, - И я тебе вроде как тоже...

- Это мягко сказано, пушнинка, я тебя обожаю!

- Но мне сильно кажется, - продолжила она, - Что ты меня как-то побаиваешься, чтоли? И думаю, это не из-за пуха авантюризма.

- Есть слегка, - профыркавшись, признался Пузырь, - Как тебе цокнуть. Наверное боюсь, что ты окажешься слишком человеком, как бы это тупо не звучало.

- Фырк за откровенность, - хихикнула Хорелька, - Какой же ты подозрительный, грызька. Хотя, не без оснований, если подумать...

Сейчас каак пуханёт, вжал голову в плечи грызь.

- Нет, не пугайся, - погладила она его, - Теперь всё хорошо. Просто если бы мы встретились на Земле, то тогда я действительно оказалась бы слишком человеком. Думаю, что место рождения и кем тебе быть никто не выбирает, так ведь? Но я честно прожила ту жизнь, по крайней мере, старалась... А теперь я лиселка Хорелька, и мы отнюдь не на Земле.

- Хореля, что тебе сделать, любимая? - шмыгнул носом Пузырь, таращась на неё.

- Хм? - игриво мотнула хвостом рыжая, подумала, и захихикала, - Хочу винтовку. Надоело знаешь ли гарпий дубиной лупцевать.

--

Стоит ли упоминать, что со следующим завозом на базу всяких предметов Пуз прошарил приобрести гораздо более продвинутую версию разрядника, и Хеверт милостиво объяснил грызям, как обращаться с этим инструментом. По ходу шерсти, это уже была самая натуральная автоматическая винтовка, стрелявшая большими тяжёлыми пулями, с магазином на двенадцать патронов. Если совсем-по-закону, то грызь не имел права на ношение такого оружия, но кто будет проверять это среди густой тайги? Клюквоволк подтвердил, что пока оружие используется по назначению, а не для произвола, даже местные возникать не будут, разве что можно попасть на монеты. Принцип действия устройства был такой же, как у самодельной пушки с бронетрактора, только здесь пуля летела гораздо дальше и точнее, а пробивная способность куда выше, чем у строительного пистолета. Поскольку пушка была предназначена для борьбы с нановирусными чучелами, вслед за пулей шёл разряд, поражавший непосредственно противника после пробития его защиты. Поскольку на этот раз Пуз сумел не поскупиться, он взял целый ящик патронов, и несколько дней компания занималась целенаправленными тренировками в стрельбе, постепенно отодвигая мишень всё дальше - триста метров показалось достаточным, на том и успокоились, пока что.

Ну а помимо таких развлечений, основное время оказалось потрачено, причём с пользой, на постройку необходимых для операции технических средств. Если точнее, то Пузырь наименовал раму "изделием номер 13", а контейнер - КРХ, что означало "контейнер для радиоактивного хабара". Добытые на разных базах материалы и запчасти превращались в готовый продукт, так сказать. Со стандартного транспортного контейнера была срезана крыша, внутрь вставлены полимерные панели для ёмкостей, и сварены горелкой в сплошное герметичное покрытие. Для уверенности Пуз даже заварил двери в торцах контейнера, чтоб не открылись ненароком. Затем внутренняя поверхность была залита слоем монтажной пены, благо сейчас из одного баллона её вылезало несколько кубометров! На этот слой снова уложили полимер и опять заварили, для уверенности. Хитрый план состоял в том, что если один слой вдруг протечёт, вода сольётся в специально оставленные пустоты, откуда её можно откачать обратно в ёмкость. Затем по всему периметру верхней грани приваривались швеллеры, а на них крепились полосы резинового уплотнителя, и такая же операция проделывалась с крышкой. В итоге контейнер превращался в герметичный аквариум... по крайней мере, на это сильно надеялись.

Крышка, когда её подъёмником помещали на место, притягивалась восемью запорами, работавшими по принципу эксцентрика, тобишь круглая тюря с выступом поворачивалась и прижимала крышку с большой силой. Технологически сделать это было не так сложно, потому как грызи и волк просто сварили две рамы для уплотнителей отдельно, так чтобы те были одинаковые и чётко подходили друг к другу, а потом уже приварили их к баку и крышке. Однако на всё это уходило большое количество пуше-часов, а Пузырь начисто отказывался ушатывать лиселочку до состояния съеденой мидии. Помогло только то, что ушатать её оказалось очень трудно, и рыжая сама была не против Возни, войдя во вкус. Благодаря этому, изделие КРХ быстро приобрело законченый вид, не прошло и десяти суток. К торцу контейнера крепилась ещё одна рама в виде ящика, внутрь коего установили оборудование - насос, электросхему, и главное - два стандартных дезактиватора для жидкости, которые должны будут эт-самое. Вся эта композиция питалась от преобразователей, прикрученых к внутренней раме - они окажутся близко к источнику излучения, и смогут жрать его за три щеки. На всякий случай было предуслышано резервное электроснабжение, как по проводу от сети тягача, так и от собственного генератора. Красить всё это добрище не стали, поэтому контейнер выглядел ржавым, и в данном случае глазам можно верить.

Ещё несколько дней было потрачено на то, чтобы доделать остальное оборудование, а также протестировать КРХ, накачав туда воду под давлением. Пузырь на ходу изменил планы, и вместо большого бака для хранения грязных инструментов сделал закрытую камеру для их мойки. Скафы сделаны из особых материалов и для них такие дозы облучения как слону бобина, после обмывки струями воды никакой грязи на них не останется, а саму воду из камеры легко пропустить через дезактиватор. Всякий такелаж, который придётся использовать для подъёма кристалла, пробудет в контакте с ним слишком мало времени, чтобы получить наведённую радиацию, грызь пересчитал как следует и понял, что и с этим заморачиваться не стоит. В итоге основной тягач, тот что тащил КРХ, обзавёлся прицепом, большую часть которого занимала цистерна с водой, а рядом стояла помывочная камера со всеми приблудами к ней. Поскольку с базы припёрли ещё и целую цистерну на дюжину кубов для топлива, этого запаса по рассчётам должно было хватить, и больше баков никуда корячить не стали. Всё остальное по мелочи, типа инструмента и ходовых запчастей, запаса реагентов для дезактивации, поместили в кунг на грузовике.

Прикинув расклады, коллектив общим собранием постановил, что обойдутся без бытовки, чтоб не таскать с собой лишнего. У них имелись в наличии большие палатки, которые можно использовать и как навесы для работы во время дождя, а главное - все трое оснащались пушными шкурами, позволявшими дрыхнуть хоть бы и на снегу. На самом деле, на снегу никто не пробовал, а вот если на чём-то мягком да в сухости, то это пожалуйста. Кроме того, они не рассчитывали на слишком длительные походы, ведь доехать до точки в Тыще-Дыр можно дня за полтора, ну день провозиться там, и готово. Впрочем, Пузырь-то точно знал, что не стоит цокать "цок", пока не перепрыгнул. По мере осуществления плана может вылезти столько неожиданностей, что хоть гусей выноси! Грызь был готов даже к тому, что вся возня окажется всуе и ему вообще не удастся ничего сжадить - слышимо, повлияло то, что прибочность лиселки ему была куда важнее, чем какие-то кристаллы. А ещё его очень радовал такой вид, когда рыжая шуршала по базе, хихикаючи и мотая пушным хвостом, натурально напоминая сразу и белку, и лису. На это сама Хорелька ответила, что он ей напоминает сразу и белку, и белку, отчего все наличные грызи скатились в смех, как огурцы в таз.

Последними штрихами приготовления к походу была установка автопилотов, причём отнюдь не на одну машину, а на все кроме одной. Хеверт пояснил, что одолевать такой путь гораздо проще, если ведущая машина оснащается экипажем в две морды - водитель и штурман. В противном случае водитель либо заедет не туда, либо будет постоянно останавливаться и сверяться картой, что сильно замедлит движение. Вероятнее всего, сообщил он, по незнакомой местности лучше вообще пускать вперёд грузовик без прицепа, потому как ему проще всего развернуться, чем остальным крупногабаритам с огромными телегами. Чтоже касаемо автопилота, то грызи опять ржали, на этот раз - над уникальной нанотехнологией, которая там применялась, и называлась она "леска". В прямом смысле! Комплект автопилота состоял из нескольких блоков, которые крепились на органы управления - руль, педали и рычаги, и эта штука умела даже переключать передачи. Впринципе, там были электронные мозги и всякие датчики, дававшие системе информацию, но связь с ведущей машиной впереди осуществлялась именно посредством обычной лески, протянутой от бампера ведущего до приёмного устройства на ведомом. Ведущий просто тащил за леску, и по силе и направлению автомат понимал, что нужно делать. Да, если резко заехать за угол, то можно оборвать привязь, но при дистанции в пять-семь метров это надо сильно постараться, чтобы так получилось.

Пузырь, задумчиво рассмотрев леску, попытался поджечь конец горелкой, и убедился, что она нипуха не плавится при трёхстах градусах. Это подтвердило его выводы о том, что такой автопилот - старая военная технология, нарочно сделанная предельно дубовой. Датчики могут отказаться работать при разных воздействиях, а вот леска всегда останется на месте, пока ещё целы сами машины. Ради проверки клюквенные не поленились загодя установить автоматы, сцепить свою технику в походную колонну, и покататься вокруг базы - это было весьма умно, потому как сразу повылазили косяки, требующие исправления. Однако, когда изрядно ушатаные пуши отвалились вечером отдыхать, то оказалось, что всё сделано, и мех(овой)корпус готов выдвигаться на позиции, образно цокая. А что, кто меня остановит, подумал Пуз, и немедленно развёл бюрократию, создав в отдельной папке "журнал жадных действий" для 1го отдельного мехкорпуса!

А погода тем временем вполне способствовала, потому как весна разгулялась вовсю, а зелень хотя и пёрла, но пока что не достигла большой плотности, и не создаст затруднений. Температура также оставалась оптимальной, без жары и без мороза, так что можно было бы сказать, что повезло. В итоге, солнечным и вполне тёплым утром такого-то числа, нефтебазу огласил могучий рёв двигателей, и колонна неспеша тронулась в пух... тоесть, в путь. Хорелька с Пузырём уселись в кабину переднего тягача, а Хеверт как раз устроился в замыкающем, чтобы следить, не отвалилось ли чего. Раздвигая широченной мордой хвойные ветки, нависающие над дорогой, и переламывая как соломины толстые брёвна в колеях, массивная машина шла медленно, но очень даже уверено. Правда, минут через пять лиселка потеребила ушки, слегка заложеные от грохота, каковой производил движок. Пуз хмыкнул и показал ей на колонки, загодя установленные в кабине. Рыжая пожала ушами, но включила прибор - шум враз упал в громкости в несколько раз. Она уставилась на грызя, а тот захихикал, само собой.

- Хорелястая, ау, - цокнул Пуз, - Ты первый раз видишь колонки, производящие тишину?

- Да, свисток подери! - фыркнула лиселка, и покрутив ручку громкости, покачала ушами, - Жесть!

- Жесть была бы при их отсутствии, - поправил грызь, - Нам ведь так несколько суток катиться, помнишь? А с глушаком будет вполне себе норм.

Хорелька ещё поигралась с эффектом, высовываясь из окна, где заканчивалась зона действия глушителя, но потом вспомнила про Возню, открыла числовую машину и стала прокладывать маршрут. Насчёт "норм" она согласилась, потому как без рёва мотора поездка на тягаче была не утомительной - качает плавно, а вокруг сплошная Дичь, так что эт-самое. Ну и конечно, главное...

Отзвуки лисьего ветра

В уши попали опять

И пусть впереди километры

Можно ведь их прошагать

Можно нестись темпом таким чтобы все офигели края

Лишь бы лапой до тебя дотянуться, лисочка моя ( о,..,о )

Мы будем прыгать, мы будем грызть!

Пусть перья кружат снегопадом

Какая же прекрасная жисть

Когда лисёна рядом!

Отзвуки лисьего ветра

Уровнем ноль децибел

Но их непременно услышат

Те кто усышать хотел

Кто поднял к небу уши и понял слегка головой

Будут кудахтать клуши и петь лисий ветер живой!

Мы будем грызть и перегрызать!

Снесём все преграды с дороги!

Лиса - это счастье, прямо сказать!

Это счастье, в рот мне ноги!

Отзвуки лисьего ветра

В свете Солнца и звёзд

Между сказкой и былью

Железобетонный мост!

Заря поднимает над миром Победы алое знамя

И вместе с ним трепещет незримое рыжее пламя!

Мы будем грызть как не в себя!

Быстрее мангуста, осторожнее крысы!

Когда твоя радость верит в тебя -

Здорово кусать и бессмертны лисы!

Песенка, случайно залетевшая в радиоэфир, оказалась как нельзя в тему, и рыжие укатились обратно в смех, услышав такое. Впрочем, почему "случайно", подумал Пузырь, ведь Союз таки и создан всякими там, в том числе лисами, так что - совсем не случайно. Пырючись на Хорельку, грызь в который раз получал полные уши счастья, и...

- На дорогу посматривайте, грызударь! - засмеялась лиселка.

Пуз притормозил и вывернул руль, иначе и правда получилось бы некрасиво, мордой тягача да в изрядной глубины овраг. Благо, шанса раздавить кого-либо почти нету, никто не будет стоять на пути такой дури.

- Кстати, мы как, сперва заедем убьём чучело? - уточнила Хорелька, - Не то чтобы я так уж жаднею за эти копейки, но дела надо доводить до конца, верно?

Когда речь заходила о чучелах, она оскаливала одновременно резцы и клычки, и выглядела довольно хищно, как натуральная лиса, когда та прыгает по параболе на мышь.

- Чучело и так возле кристалла, - пожал ушами Пуз, - Можешь даже поискать его со спутника. Но сперва нам надо заехать на площадку, осмотреть её и всё такое.

- Чудовищные растраты, поражающие своим масштабом и цинизмом... могли бы быть, но их нет, - цявкнула лиселка.

Пузырь получил дополнительную лыбу до ушей, потому как слышать, что твоя рыженькая ржёт как лошадка, это буквально самое то для грызя, даже клюквенного. А когда она ещё и лезет после этого в числомашину, искать как проехать, так это вообще точно по центру пуха! Не снижая лыбы, он надавил на педаль, и тяжеленная машина с ещё большим упорством покатилась месить грязь на грунтовке. Следом, автоматически удерживая интервалы, двигалась небольшая колонна.

--

Часть ше(р)стая

--

Высунувши из-за бетонного куска длинное щачло, на дорогу вразвалочку вышла ящерица, и неспеша почапала по своим делам. Нынче покрытие бывшей трассы весьма способствовало тому, чтобы там чапали всякие мелкие существа - глубокие трещины и отколотые куски плит давали достаточно укрытий, а над относительно гладкой поверхностью бетона, откель торчали только редкие пучки травы, вилось много насекомых, составлявших в том числе корм ящерицы. Никто не интересовался, а на самом деле, ящерице было несколько сотен лет, и она могла бы помнить времена до катаклизма, но этим уже не интересовалась сама ящерица. Для небольшого существа все эти вещи прошли практически мимо, и оно не могло бы себе представить, что мир находился на грани полного уничтожения; для ящерицы катаклизм отметился лишь снижением уровня кормёжки, но не ниже критического уровня, а это вполне терпимо. Переливаясь по неровностям, длинная чешуйчатая штука обшаривала одну за другой бороздки и канавки в бетоне, заглатывая попадающихся насекомых. Когда-то трассу сплошь покрывала металлическая сетка, и по ней пролетали машины на магнитной подушке, но потом наночастицы очень быстро сожрали и сетку, и машины, и приличную часть их хозяев. А вот бетон, как более дубовая субстанция, остался на месте, и теперь потихоньку разрушался средой. Тем не менее, трасса всё ещё оставалась проезжей, катиться по твёрдому покрытию куда сподлапнее, чем месить грязь.

Уловив дрожь земли, ящерица издала ультразвуковой вопль и метнулась в глубокую трещину. Не зря, потому как через малое время надвинулась массивная туша машины, и над трещиной с рёвом двигателя и хрустом камешков под огромными колёсами, прокатился четырёхосный тягач, волоча за собой ещё и прицеп. Следом за этим добрищем загребал дорогу колёсами тяжёлый трактор с бочкой на прицепе, потом ещё один тягач, и наконец, просто грузовик-трёхоска. Ящерица такого насмотрелась сколько угодно, поэтому и ухом не повела, хотя бы ввиду отсутствия оного. А механизированная колонна продолжила движение в заданном направлении, примерно на юг, в сторону плоскогорья Тыща-Дыр.

- Да, достаточно МЕХанизированная, - продолжил хихикать Пузырь, пожамкав лапой мех на хвосте лиселки.

- Да от ты впух какой йуморист выискался, спасу нет! - пихнула его в пух Хорелька, и вернулась к экрану своей числомашины, - Так, ещё около трёхста метров, и будет съезд.

- Съезд народных депутатов?

- Пуз!... - лиселка заржала как лошадка, и оттянула вниз свои огромные ушки, - Ты сюда ржать приехал, или что? Впрочем, вопрос глупый, конечно ржать. Хев, ты слышишь? Скоро поворот с тракта.

- Желудочно-кишечного?...

В общем, рыжие грызи как ржали, делая перерывы на смех, так и продолжали, кто бы им помешал! Ибо давно известно, смех не телега, от проката не изнашивается, а только наоборот. Тем не менее, съезд народных депутатов с желудочно-кишечного тракта Пузырь не пропустил, и 537й, смяв на повороте кусты, осторожно попёр по крайне заросшей колее, раздвигая ветки боками, а где-то и проламывая заросли корпусом. Вскорости грызь обнаружил впереди конкретный завал из поваленых деревьев, и включил связь:

- Хев-пуш, впереди завал.

- Понял, - лениво отозвался клюквоволк.

Тягач принял в сторону, освобождая проезд, и мимо прокатил блекло-жёлтый трактор. Хеверту пришлось вылезти и отцепить бочку с топливом, чтобы задействовать подъёмник трактора. Вероятно, в дальнейшем надо освободить трактор от этой обузы, каждый раз так плясать - мимо пуха. А пока он сделал своё прямое дело, сграбастал стальными клешнями сухие брёвна, и откинул вон с дороги, как щепки. Как и ожидалось, никаких баррикад тут никто не строил, и после очистки пути от нападавших предметов вполне можно проехать, тем более на 537м. Хрустя под шинами щебнем от старого крошёного бетона, машины выкатились из зарослей на ту самую площадку, и на какое-то время заглушили двигатели. После того, как это дело долбило по ушам в течении целых часов, тишина показалась звенящей, хотя на самом деле, вокруг полно чего звучало. Всё собрание выбралось из кабин - размять лапы, а Пузырь так и собирался провести детальный осмотр места, и шиш ему что помешало.

Помог же, в частности, дальномер, взятый загодя в инструментах: согласно замерам, площадка имела триста сорок метров до дальнего края, где снова начинались заросли. Открывши данные на тот челнок, который ему указала Фейлин, грызь убедился, что тому для штатной посадки нужно сто пятьдесят метров, следовательно - геометрия соблюдена. Были некоторые сомнения по поводу неровностей, и Пуз не поленился осмотреть их собственными глазами. В целом всё выглядело как фундамент под какое-то большое здание, который бросили на этом этапе стройки - то тут, то там попадались прямоугольные колодцы разных форм и размеров, в некоторые уходили лестницы, но они упирались в грунт внизу, а не вели куда-то ещё. Плиты, которыми была покрыта тут большая площадь, крошились и трескались, а местами и шли волнами - это надо много десятилетий, чтобы так их износить. Хорелька, помахивая пушным ярко-рыжим хвостом с белым пятном на законцовке, прошлась вдоль углублений, тыкая туда газоанализатором и счётчиком радиации, и к облегчению, получила полный ноль - что здесь далеко не обязательно.

- Ну как чо? - задал содержательный вопрос Хеверт, лениво оглядывая территорию.

Вообще при взгляде на этого серого могло показаться, что эта та ещё туша, похлеще пчёл - обвислая морда, подобие пивного пуза и всё такое... на самом деле он крутился как белка в колесе, когда хотел.

- Ну Хевыч, ты как загнёшь, - покачал ушами Пузырь, - Покроче не мог?... В общем, годно. Надо только закопать несколько впуклостей, чтоб челнок туда опорой не угодил. Там вон с краю как раз плиты валялись, положим сверху.

Клюквоволк кивнул и неспеша пошлёндал к своему трактору. Он сам и настоял, чтобы с собой был взят ещё и ковш для подъёмника, позволяющий рыть грунт - теперь только снять с прицепа, прикрутить четыре болта, и готово. Лиселка же присела возле пучка травы, лезущего из промоины в бетоне, и провела лапкой по листьям. Там была не только трава, из трещин уже лезли потихоньку деревца, похожие на берёзы, и кое-где они вымахали до трёх метров.

- Что ты, рыжулька? - ласково цокнул Пуз, опускаясь на колено рядом.

- Ну, так... - фыркнула рыжулька, поводя ушками, - Жалко эти растюхи. Видишь как они старались, вылезли из-под бетона, а сейчас я боюсь Хев их раскатает.

- Мда, действительно, - почесал ухи грызь.

- Хм? - покосилась на него Хорелька, - Ты правда понял, или просто соглашаешься со всем что я скажу?

В ответ Пузырь усмехнулся, порылся в карманах своей спецовки, и извлёк плоскую коробочку из прозрачного пластика, внутри коей находились какие-то трубки.

- Взял эту штуку с корабля, думал надыбать семечек на Шелеке, - пояснил он, и сорвав сухой колосок, принялся шелушить, - Так что, всё я понял, Хорель.

- Фыр, - улыбнулась лиселка, пихнув его лапкой, - Может, как-нибудь...

- Неа. Я тебе больше скажу, челнок при посадке выжгет тут всё начисто, - прямо цокнул Пуз, - Но это оправдано. Наше дело принесёт для этого мира куда больше пользы, чем будет вред для этой площадки... а растюхи может попадут ещё пух знает куда, через эти семки.

- Пух. Знает. Куда, - задумчиво повторила Хорелька, - Кхм! Вопросов больше не имею, Пузырёк.

И Пузырёк мог быть уверен чуть более чем полностью, что она действительно не имеет больше вопросов. Вопросов не было, зато были загодя заготовленные щиты из грубых досок, которые грызи сделали на нефтебазе. Каждая такая штука имела подставку, чтобы удерживаться в вертикальном положении, а на собственно щите было начертано горелкой "Не влезай убьёт!". Приколотив подпорку, щит ставили на краю площадки, примерно огораживая то место, которое Пуз застолбил под стоянку контейнеров. Само собой, всё это было совершенно незаконно и полнейший самозахват, но можно было давать часть уха на отрыв, что никто не станет проверять, а если уж вдруг, то дело можно будет уладить. Соль ещё и в том, что структуры Союза здесь не ведали подобными делами, а пчелиные - ведали, но они слишком привыкли, что за границей города всё разруливают союзные, и даже не пытались лезть. Это было крайне налапу тем, кто работал на пользу мира, ибо убирало всякие ненужные препоны. Что там цокать и цявкать, если даже Хеверт не удосужился оформить свой нефтепромысел официально, по документам у него там лесоповал!

Более серьёзной штукой, чем самодельные деревяшки с письменами, был автосторож, тобишь камера на стойке, которая фиксировала всё происходящее в зоне досягаемости, отслеживала движение и включала сигналы для привлечения внимания тех, кто случайно наткнётся на объект. Такие штуки стандартно использовались по всей тайге для охраны барахла, которое иначе могут просто счесть бесхозным. А вот тырить из-под автосторожа довольно накладно, ведь видео сразу попадает в сеть и всё такое. Пузырь пожадничал и взял только две такие штуки, ещё одна была у Хеверта, поэтому зону огородили в виде треугольника. В центре оного находилось большое углубление в общей площади, как раз для того, чтобы загнать туда технику. Контейнеры, напротив, предполагалось выставлять на самую площадку, чтобы было проще запихать их в челнок. Кстати, ещё нет вменяемого плана, как это вообще сделать, хихикнул Пуз, косясь на компаньонов, ну да ладно. Пока рыжие таким образом оборудовали позицию и проводили замеры, Хев со своим трактором без малейших проблем навозил песка и засыпал ямы, а поверх ещё и бухнул куски плит, которые затем затромбовал колёсами - получилось, будто так и было.

- Так, это вроде как в пух, - сделал заключение грызь, оглядев результат.

- Тогда пришло время поджарить кой-кому бронированую гузку! - захихикала Хорелька, потирая лапки.

--

Правда, эпической битвы, на которую наверняка рассчитывала втихорельку лиселка, не произошло. Пользуясь слежением с орбиты в реальном времени, она сама обнаружила чучело недалеко от того места, где его видали последний раз, и вывела туда колонну. Хеверт решил применить тактические приёмы, и как оно часто бывает, план не выдержал первого контакта с противником: пока он на бронетракторе катался с фланга, чучело просто и бесхитростно сагрилось на основную группу. Пузырь узнал об этом, когда рыжая, а они вдвоём сидели в кабине тягача, произнесла "упс". Подняв глаза от приборов, грызь увидел, что из-за гребня горы выбежало знакомое чучело и фигачит прямо к ним. "Упс" состоял в том, что лиселка только начала приводить в готовность оружие, и ей явно не светило собрать машинку за оставшиеся секунды.

- Ааа Пуз... - поджалась она, вытаращившись на грызя.

Ничего себе, да она чуть ли не испугана, хмыкнул тот, или мне показалось? Ладно, это решим потом, а теперь... Пуз протянул лапу вниз и рванул рычаг "катапульты", тобишь в данном случае - отцепления груза. С мостовым подъёмником тягач был очень неповоротлив, а вот без него - вполне себе динамичен. Газанув и выплюнув тучу чёрного дыма, 537й сорвался с места и набирая скорость, попёр навстречу противнику. Чучело издало торжествующий вопль и поднажало, а зря. Пузырь, как космонавт, хорошо владел физикой, в её прикладном виде, так сказать. Поэтому он моментально просчитал, что если чучело просто врежется в морду машины - ему капец. Но оно также может попробовать зацепиться на ходу сбоку, или же скорее, прыгнуть на крышу; именно последнее грызь принял как рабочий вариант, потому как чучело постоянно прыгало и без дела. Так что, разогнавшись за пяток секунд до хорошей скорости, он вполне спокойно подождал, когда расстояние станет подходящим, и даванул тормоз - не в пол, но точно в нужной степени. Как он и подозревал, сталежоп сиганул навстречу, и как раз в это время тягач клюнул носом, но отнюдь не остановился. Пузырь даже успел разглядеть прямо за стеклом... а это было обычное стекло, кстати, разбить которое нет большой проблемы! Так вот там промелькнула жуткая синевато-зеленоватая морда, отдалённо копирующая шелека - ну а дальше гравитация сделала своё, и чучело оказалось прямо под колёсами. Тридцать тонн налетели на него с хорошего разгону, и поскольку грызь прошустрил также повернуть колёса, то удар о бампер был только цветочками - на упавшее тело навалилась вся тяжесть машины. Вот тут Пуз вдарил по тормозу на полную, заставив колёса встать намертво... какая АБС, о чём вы, это 537й. Такое упражнение позволило ему не просто переехать чучело, а буквально растереть его по каменистому грунту, как долбаную муху под тапком! Это наверняка только показалось, но грызи были уверены, что слышат противный хруст снизу.

Как оказалось, этим ощущениям вполне можно доверять, в конкретном случае. Хотя, ясен пух, грызи вовсе не сидели, любуясь гусями, а как только машина остановилась, схватили разрядники и применили их по назначению, метясь в то, что осталось от чучела. Осталось довольно мало, какие-то невразумительные ошмётки, перемешаные с щебёнкой и грунтом.

- Бронежоп оказался не настолько жоп... тьфу, не настолько броне, - подытожил Пузырь, утирая пот с ушей.

- Иногда ты меня удивляешь, Пузырёк, - цявкнула Хорелька, покачав головой.

- Иногда это когда?

- Да всегда, по ходу шерсти, - хихикнула лиселка. - А где...

Из-за складки местности отчётливо донеслась очередь из огнестрела, показывая, где.

- Хевыч, что? - цокнул Пуз в комм.

- Нормульно, я его подстрелил, - не без довольства сообщил тот.

- Как бы не услышать второй раз "упс", - поморщил морду грызь, - Ладно, пошли посмотрим, кого он там подстрелил.

На этот раз опасения оказались напрасными, потому как Хеверт не первый раз был в песке и мог отличить чучело от не-чучела. Подстрелил он точно такого же бронежопа, как и тот, что был раздавлен тягачом. Клюквоволк щедрым жестом отдал хабар с останков, потому как на сдаче оного особо не обогатишся, а вот Хорелька порадовалась, что квест оказался выполнен ажно в двойном объёме. Правда, возникал вопрос, сколько ещё таких чучел может вылезти, если вылезли два, но решение этой шарады оставили на кого-нибудь другого, и вернулись к своим кристалическим баранам. Кусок шелеканита, который грызи обнаружили во время первого посещения данной локации, всё также лежал на дне ущелья, и всё также предупреждал о себе повышением радиационного фона по мере приближения. Отряд встал как можно ближе к месту, но под защитой скального выступа, чтоб не словить лишнего. Предстояло как следует подумать головой по поводу того, как именно осуществить операцию, чтоб не накосячить, поэтому Пуз буквально за хвосты оттащил компаньонов, которые собирались бросаться туда, как цыплёнок на коршуна.

- Кажется, один раз вы уже огребли когтями, лисельчарыня, - напомнил он, - Но это сущие цветочки по сравнению с этим. Так что, извольте включить Крысу на максимум.

- Крысу, как это? - изобразила удивление лиселка, - Да ладно, всё я помню. Ведь скаф далеко не хрупкий, верно? А пока мы в скафах, нам почти ничего не грозит.

- Тем не менее, расслабляться нельзя, чревато. Про фильтры помнишь? А про песок?

- Про песок забыла, вовремя напомнил, - скатилась в смех рыжая.

- Да, в смех тоже особо не катайся, а то знаешь... в общем, Хорелястая, ты поняла?

- Не будь слишком спокоен, но я постараюсь, - искренне заверила она.

Охохо, протёр морду Пуз, тут ведь натурально может выйти куда менее красиво, чем с когтями гарпии. Современная медицина лечит и от лучевой болезни, но всему есть предел, а уж приятного в этом ноль в любом случае. Ладно, скафы и правда надёжные, в них полно систем безопасности, так что, это ещё ухитриться надо, чтобы накосячить. В первую очередь все трое привели в готовность визоры, тем самые, что доставала на складах Хорелька. Эти штуки, по габариту больших лыжных очков, при желании можно было нацепить на голову и под шлем, но грызь заверил, что на шлем - куда удобнее, и оказался прав. При включённом визоре поле зрения окрашивалось в синий туман, вдаль почти ничего не было видно, зато, едва поворачиваешь башку на ущелье, объект сверкает оттуда ярко красным, так что не заметить никак нельзя. Вспушившись для порядку, Пуз оглядел окружающий пейзаж - скалы серые и бурые в разной степени торчали из-под каменистого грунта, покрывавшего длинные пологие склоны взгорья; иногда попадались большие валуны из других пород камня, и обычно рядом с ними пытались вылезти какие-то пустынные растюхи, тонкие и вдрызг сухие. Грызь также втихоря оглядел собрание, усилием воли прекратив пыриться на лиселку как на согрызяйку, и результат наблюдений он признал неудовлетворительным. Хеверт похоже вообще был на полном расслабоне, а Хорелька едва не высовывала язык и подпрыгивала, как нетерпеливый щенок.

- Зверята, так не пойдёт, - покачал он башкой, и показал пальцем на обоих по очереди, - И так не пойдёт, и так тоже не пойдёт.

- А как пойдёт? - фыркнул серый.

- Поскольку возня с радиоактивными предметами это скорее моя специализация, чем ваша...

Он подождал, пока лиселка проржётся.

- ... то приступать к работе можно только в составе организованой группы, а не как пух на уши положит, мысль ясна? Вслуху вышецокнутого, командиром группы придётся назначить некоего Пузыря. Возражения?

- Отсутствуют как класс, - пожал ушами Хеверт.

- Хореля, ты одуплилась, пуша моя? - уточнил грызь, - Если будет команда бежать, надо бежать, а не что-то ещё.

- Вполне ясно, - вильнула хвостом рыжая, - Приказы не обсуждаются.

- Да нет, мы не в армии, - уточнил Пуз, - Поэтому приказы обсуждаются, но только после исполнения оных, а не до или во время, хорошо?

Лишь полностью убедившись, что все участники в его группе одуплились, грызь продолжил. И это не фигура речи, он без зазрения совести остановил бы всё дело, если бы у него были сомнения. Искусство, как известно, требует жертв, а искусство Жадности в том, чтобы жертв не было от слова совсем! А Пузырь всю осмысленную жизнь занимался именно этой дисциплиной, сухо выражаясь, так что определённый опыт всё же имел.

- Значит сяк, - цокнул грызь, - Как было упомянуто, скаф герметичен и пока вы внутри, вам ничего не угрожает. Фильтры в системе очистки воздуха рассчитаны на неделю работы, менять ничего не потребуется. Обратите внимание на индикаторы системы, они должны показывать зелёное, в противном случае следует незамедлительно всё бросить и заниматься устранением косяка, а также сообщить о факте такового в эфир, а не молчать. Типовые косяки и способы их устранения мы с вами проходили во время занятий на базе, так что, склероз отставить.

Клюквоволк и лиселка вполне осмысленно кивнули - вот так уже гораздо лучше.

- Значит, ещё раз обрисую картину маслом, - продолжил Пуз, - Объект... Налееево! Бегом марш!

К чести "подразделения", все с задачей справились, и тормозили очень недолго, после чего сорвались в бег в заданном направлении.

- Извините, но это было необходимо, - фыркнул грызь, когда они вернулись, - Сало быть, объект находится вон там, и вокруг него в низине верхний слой грунта заражён наведённой радиацией. Судя по замерам, радиус грязной зоны метров двести, для запаса будем считать, что четыреста. Это значит, что дальше этого расстояния ходить в грязном скафе не надо, чтобы не растаскивать эту самую грязь. На границе грязной зоны у нас организована очистка и дезактивация реагентами, выходить будем через неё. Но это стандартные меры, а дальше нестандартные. Предполагается, что при помощи визоров мы будем наблюдать вокруг объекта что-то типа сетки, там где грани воздействуют на атмосферный воздух и ионизируют его. Если картина будет другой, останавливаемся и разбираемся, а не лезем туда. Как вы догадываетесь, сувать что-либо в грани крайне не рекомендуется, потом как оно будет потом фонить, и скаф от этого не защитит от слова совсем.

- Как так? - фыркнула Хорелька, - Ты же цокал, что скаф держит радиацию.

- Он и держит, но грань сама по себе это источник излучения, - разжевал Пуз, - Если ты сунешь туда лапу, радиация уже будет внутри, а не снаружи. Чисто цокнуто?

- Достаточно чисто. Хотя это странно, - призналась лиселка.

- Три клюквоморфа на Шелеке - вот что странно, - заржал грызь, - Кхм! Вопросы?

- Чучела, - чётко выразился Хеверт, - Да, ваш бронежоп боялся излучения, но шиш их знает.

- Верно замечено, - согласился Пуз, - Нам нужен кто-то для постоянного наблюдения, пока мы будем возиться вне машин.

Хорелька закатила уши, так что серый пожал плечами и кивнул.

- Сяду в трактор, если что - буду кричать, - сказал он, - Так пойдёт?

- Мм... да. Точнее, посмотрим-послушаем, - цокнул грызь, - Так, все оправились? В скафах предстоит просидеть довольно долго, так что лучше заранее. И водой особо не бузыкайтесь, лучше потерепеть часок жажду, чем всякое такое.

Напоследок Пузырь лично проверил скафы товарищей, а то мало ли что, и они закрыли стёкла шлемов, получив отрезанность от внешней среды, до какой-то степени. Хеверт почапал к своему бронетрактору, и вскоре тяжёлая машина, взрыкнув движком, откатилась на возвышенность, откуда открывался хороший обзор. Всё бы ничего, но трактор будет нужен для погрузки, это косячок, подумал грызь. Ладно, наблюдать можно и с тягача, в случае чего он достаточно массивный, чтобы за ним спрятаться. Радиационный скаф был достаточно лёгким, поэтому Пуз и Хорелька вполне обычным шагом прошли несколько сотен метров по каменистому грунту, перевалили складку рельефа и спустились в низину. Как только открылся прямой вид на кристалл, Пузырь сдвинул визор со лба на глаза и активировал его; дальше пришлось повозиться с настройкой, чтобы видеть картину, а не просто разноцветные пятна. После этого всё становилось на свои места: среди синего тумана пятно грунта вокруг кристалла было всё более ярким по мере приближения к центру, а сам объект как будто был упакован в светящиеся трубки - эти как раз горели особенно ярко.

- Хорелястая, ты видишь это? - уточнил Пуз, - Потому как видеть надо.

- Вижу, - подтвердила она, - Странное зрелище. Ведь эта сетка по сути...

- Пустое место, правильно, - хихикнул грызь, - Главное, не трогай её, и всё будет в пух. Пшли?

Они пшли, потому как крысиная осторожность требовала сначала внимательно всё осмотреть, и только потом сувать туда лапы. Подойдя шагов на десять к кристаллу, который продолжал переливаться странным светом от синего до красного, Пузырь поёжился, потому как дозиметр показывал очень увереные числа - но, это снаружи скафа, а внутри по прежнему было удобно.

- Хореля, как оно? Внутри удобно?

- Ну не то чтобы очень, но снаружи совсем некрасиво, - хихикнула рыжая.

Подняв на какое-то время визор, Пуз заценил натуральный вид на объект - он всё также переливался, но без яркой сетки, конечно. Кажется, даже видны потоки тёплого воздуха, а это отнюдь не в пух, они разносят радиацию. Припомнив этот аспект операции, грызь вспушился, насколько это возможно внутри скафа, и достаточно быстро обошёл кристалл кругом, осматривая. Диспозиция была достаточно удачная, потому как кусок лежал на некотором возвышении - навроде кратера от удара, только не впуклого вниз, а выпуклого вверх, если понятно, о чём цоцо. Это подтверждало гипотезу о том, что кристаллы росли глубоко в недрах, а потом всплывали через породы. Вот радости шелекам, что такая тюря может выкопаться прямо посередь Мункейпа!... Ну да это их проблемы, у меня сейчас другие, уточнил грызь. На всякий случай, ради научного эксперимента, он осторожно бросил камень, так чтобы тот пролетел через сетку из граней - как и предполагалось, это вызывало ноль эффекта. Подумавши головой, Пуз также потыкал длинным стальным прутком прямо в кристалл - этот отзывался пассивно, сухо выражаясь.

- Отзывается пассивно, - сообщил новость грызь, - Приступаем к следующему фазу операции.

Поскольку с трактором лучше всего обращался Хеверт, то он на нём и работал, для начала. Грызи же взяли огнестрелы и заняли позиции на валунах, караулить от чучел. Лезть в кабину тягача в грязном скафе это была так себе идея, потом чистить замучаешься. А трактор, подцепив ковш, сделал дело, вырыв в насыпи вокруг кристалла проём, так чтобы туда можно было запихнуть раму. Далее Хев оставил ковш, и подняв раму на вилы подъёмника, перенёс её в нужное место. Эта рама будет самая грязная, но что поделаешь. Выдохнув как следует и зажмурившись, Пузырь даль отмашку на весьма сомнительный маневр, а именно - перевалить кристалл на раму, хотя бы как-нибудь. Для этого у них имелась ещё одна приблуда, удлинитель для вил, чтобы загрязнять его, а не сам подъёмник. Как оказалось, сдвинуть с места кристалл, который был не такой уж большой по габаритам, далеко не просто даже тяжёлым трактором! Хеверту пришлось здорово повозиться, подкапывая его, как огромный пень, да и то, машина едва не опрокидывалась, когда поднимала такой вес даже частично. Однако, мастерство не пропьёшь, и минут через десять кристалл, оказавшийся в длину около метра, перевалился через насыпь и оказался на раме.

- Вот с.ка поросёнок, а? - фыркнул клюквоволк, - Тонн сорок весит эта фофань, не меньше! Вместе с контейнером будет все шестьдесят... Пуз, сколько поднимет челнок?

- Сто двадцать, так что запас есть, - заверил грызь, - Теперь поверни его поровнее, вдоль.

Не топча гусей, Пуз чуть не бегом отправился к объекту, цеплять тросы за дужки на раме. Мда, выдержит ли такелаж такую массу, это уж пух знает, но отступать-то поздно! Поспешить стоило ради того, чтобы как можно скорее упрятать кристалл в контейнер, так оборудование получит меньше наведённой радиации, и чистить придётся меньше. Но, просто цокнуть, "упрятать"... предстояло поднять сорокатонную ерунду не слишком правильной формы, и установить в держателях. Для начала трактором подтащили поближе подъёмник и привели его в рабочее состояние, так что теперь рядом с объектом громоздился считай целый мостовой кран. Уже в развёрнутом виде его надвигали на цель, просто сдвигая вилами трактора, без никаких изысков. Когда мост оказался в нужной позиции, Пуз прицепил тросы от рамы за крюки подъёмника, можно было цокать, чтобы поднимали. Грызь так и сделал, собственно.

- Чо поднимайте, пух-голова, пульт у тебя, - фыркнул Хев.

Хлопнув по пух-голове, точнее по шлему, Пуз взялся за пульт и включил подъём. Благо, он сам сделал этот пульт на проводе длиной двадцать метров, чтобы стоять, но не рядом, когда происходит процесс. Как и во время испытаний, мост заметно прогнулся под нагрузкой, опоры зарылись в грунт, копая его, но груз медленно и верно пошёл вверх. Рассчёт оказался верным, и даже кривой кристалл не свалился с рамы, а дальше - дело техники, как-грится. Не прошло и пяти минут, как груз уже поднялся достаточно, чтобы подсовывать под него держатель. Правда, все воочию наблюдали, как всё больше краснеют тросы, пересекающие сетку граней вокруг кристалла - эти будут фонить как не в себя. Так что, трактор без задержек подставил снизу держатель, и Пуз опустил груз на него. Теперь, по ходу шерсти, сетка касалась только этих держателей, но не будет касаться контейнера, что и требовалось. Правда, осталась ещё операция по закреплению кристалла, чтобы он оттуда не сверзился, и делать это пришлось грызю влапную, пропуская тросы и затягивая храповиками. Пузырь постоянно одёргивал себя и прекращал спешить, потому как ну его, когда рядом сетка. Один раз промахнёшься - минус лапа, а это блин довольно дорого, не говоря о том, что неприятно. Возился он минут двадцать и счёл, что следующий раз можно вдвоём сделать быстрее, но пока так.

Привязаный, по сути, как булыжник к доске, кристалл снова пошёл вверх, на этот раз на самую высоту, а потом... потом пришлось опускать обратно, потому как пух-голова забыл снять контейнер с тягача, а сделать это можно только всё тем же мостовым подъёмником. Пришлось скрепя пух загонять машину в грязную зону, опять двигать подъёмник, лазить цеплять тросы... в общем, Пузырь изрядно упоролся, бегая туда-сюда и ворочая тяжёлые предметы. Сделать бы подъёмник повыше, чтобы можно было сразу загрузить объект в контейнер на тягаче, но это так себе идея, поднимать сорок тонн на лишние три метра. Ничего, повозимся, цокнул себе грызь, хихикаючи. Собственно, стоимость этого куска превышала стоимость золота, так что, можно и повозиться. Повозившись, Пуз добился надёжного зацепления всех тросов, и подъёмник подвесил контейнер над тягачом, который теперь мог откатиться. Затем ящик опускали на грунт, а подъёмник передвигали обратно на позицию раз, так чтобы он был над целью. Крышку с контейнера снимал трактор вилами, потому как она весила относительно немного. Теперь в воздух поднимался кристалл вместе с рамой и держателем; когда высота достигла рассчётного значения, Пуз остановил подъём и пошёл цеплять тросы за контейнер. Наполненый водой, он тоже весил тонн двадцать, поэтому трактор не мог сдвинуть его вперёд, только тащить на привязи, когда торец не зарывался в грунт.

Пузырь и ранее знал, что провести такую погрузочную операцию - это не раз цокнуть, а сейчас убеждался в этом на практике. У него были идеи, как попасть грузом точно в контейнер, для этого использовались направляющие в виде толстых арматурин; но чтобы это сработало, контейнер должен стоять хоть как-то близко к нужной позиции, а не как пух на уши положит. Сейчас, когда это делали первый раз, пришлось просто пинать его рывками по десять сантиметров и каждый раз примериваться, годно ли. Когда стало годно, Пуз потихоньку опустил груз, и действительно, стальные прутья направили держатель, так что тот пролез в габарит.

- Так, всем внимание! - цокнул грызь, - Пух знает, как эта штука поведёт себя при встрече с водой, будьте наготове.

- Поддон под кирпичи готовить чтоли, - фыркнул Хев, - Ладно, понял.

- Принято, - подтвердила Хорелька.

Штука повела себя вполне адекватно, тоесть проявила пассивность, как и ожидалось. Держатель с кристаллом на нём ушёл в раззявленное нутро контейнера, а по стенкам оного наружу плеснулись излишки воды, выдавленные объёмом груза. Пуз позырил на показания приборов и хмыкнул - излучение резко упало! Не до нормы, потому как они всё ещё стояли на пятне грязи, но основной источник был изолирован. Ещё лучше он стал изолирован, когда Хеверт поставил на место крышку, а грызь, забравшись по лестнице туда, притянул её запорами, ворочая трёхметровым рычагом массивные эксцентрики, которые сам же и сделал.

- Фууф, это всё? - с явной надеждой спросила лиселка.

- Твои варианты ответа? - хихикнул Пузырь.

- Не всё, - вздохнула она, - Просто уже хвост затёк в скафе, с непривычки. Давай командуй, заводила.

Само собой, заводила стал командовать. Был приведён в действие компрессор, стоящий в кунге грузовика, и подключён к распылителю, заправленному реагентом. Поскольку это была не настоящая машина РХБЗ ( Радио Химико Биологической Защиты ), то месить реагент следовало в бочках, наливая туда воду из цистерны и засыпая порошки из мешков. Хорелька скатилась в смех, потому как это выглядело, словно баба-яга варит зло в котле, когда Пуз в скафе мешал раствор в бочке лопатой. Внешность обманчива, на самом деле варили тут добро! Хотя пока оно и было ядовитым, но это только пока. Вдобавок, реагент для дезактивации был двухкомпонентным, поэтому работали сразу два компрессора и два распылителя, скрученые скотчем вместе. Однако, это работало - один опрыскивал, в то время как второй рулил грузовиком, потому как шланги имели длину метров в десять и не более. При попадании на поверхности смешаный реагент начинал активно пениться и испускал зеленоватый пар, отнюдь не полезный для вдыхания. Зато эта жижа каким-то хитро выгрызаным образом ликвидировала нестабильные атомы - не связывала химически, а просто переводила в другое состояние, так что они переставали излучать. Через несколько минут остатки химиката распадались на безвредные вещества, так что, присыпка весьма действенная. Едва Пуз облил машину, себя самого и окрестности, насколько дотянулся, как показания дозиметра ещё упали.

Полную очистку проводили уже после того, как контейнер занял место на машине, а подъёмник сложен и вытащен из грязной зоны. Это не доставило никаких проблем, разве что Жаба опять давила на горло из-за того, что тратился реагент, который немало стоит. А вот тягач с полной загрузкой не особо порадовал, потому как двигался с явным трудом. Не требовалось проводить долгих расследований, чтобы понять, что это перегруз - даже тяжёлая машина заметно осела на подвеске, а на подъём вообще еле трогалась с места. С такой тюрей следовало ехать крайне осторожно, потому как центр тяжести сильно задрался и перевернуть это дело набок теперь было проще репаной пари. Единственное, что можно было сделать немедленно - это перецепить телегу к грузовику, чтобы хоть немного отблегчить работу 537му. Пуз поморщил уши, потому как предположил, что шиш доедешь с такой поклажей, но деваться-то было некуда! Наконец, когда обработали всю технику, в том числе - кабину тягача изнутри, и промыли напором чистой воды, приступили к помывке скафов, используя для этого малый контейнер с телеги, чтоб не лить грязную воду куда попало. И только после того, как приборы подтвердили радиационную и химическую чистоту снаружи, грызь дал отмашку вылезать. Он не удержался захихикать, глядя на взъерошеную мордочку лиселки, которая показалась из-под шлема.

- Хихикает он, видите ли, - фыркнула она, но тоже скатилась в смех, - Ладно, это было не так-то сложно, если честно.

- Тык это только начало, - успокоил её Пуз.

- А, ну ты меня успокоил, - цявкнула рыжая.

Смех с мехом, а надо было ещё подключить ту систему, которую они сварганили внутри контейнера. К счастью, грызь не забыл подключить кабели, когда закрывали крышку, и теперь контейнер мог сам себя питать электроэнергией от преобразователей радиации. Судя по приборам, температура воды внутри медленно, но росла, как и её радиоактивность. Пузырь подключил насос и дезактиватор, убеждаясь в том, что там всё работает в пух; к счастью, в продаже были стандартные датчики, позволявшие передавать измерения на числовую машину - так гораздо проще следить за процессами, чем каждый раз лазить смотреть лично. Если пройтись вдоль контейнера снаружи, то счётчик показывает некоторое превышение фона, но более чем в рамках допустимого. На самом деле, Пуз настоял, чтобы все участники авантюры начинали глотать колёса для защиты от радиации ещё до того, как они подъехали сюда, ибо бережёного хвост бережёт, а эти колёса как минимум безвредны. Так что, они могли себе позволить нахватать дозу раз в двадцать больше, не рискуя получить вред для здоровья - но если есть возможность, то лучше не хватать вообще ничего.

Устроив основательный перекур после возни, компания тронулась в путь уже к вечеру, снова сцепив машины в колонну на автопилотах. Благо, сначала всё время с горы, так что проблем вроде быть не должно. Оранжевое солнце закатилось со смеху за горизонт, и вот уже только мощные фары тягача освещают конус впереди, а вокруг сплошная темень, хоть ухо выколи. Сидючи за баранкой, Пуз ощущал исключительную радость, ведь рядом с ним на сидушке пристроилась лиселочка, которая поглядывала в экран и подсказывала дорогу; как приятный бонус, сзади лежал кусок неатомной материи, который можно очень нехило продать на Лисувине. Однако, уходить в расслабон не стоило - перегруженая машина могла легко сорваться на спуске и загреметь куда-нибудь сильно не туда, было бы некрасиво. Чтобы избежать такой колизии, Хеверт просто поставил второй тягач вслед за первым, и сцепил их буксировочным тросом - в крайнем случае, придержит.

Эта поездочка уже отличалась от простых покатушек, когда колонна шла порожняком, и двигаться приходилось крайне осторожно. Гружёный тягач весил уже тонн девяносто, а это далеко не всякий грунт выдержит. Зачастую дорога начинала плыть под таким весом, обваливаясь в канавы рядом, и если не обращать на это внимания, выйдет шишово. Машину уже нельзя было просто заводить на спуски, потому как её могло потащить вниз слишком сильно, так что и не остановишь. Ну и наконец, места с глубокой грязью, куда раньше колонна влетала с радостью поросят, следовало проходить крайне осторожно, чтоб не посадить как следует контейнеровоз, ибо вытащить его будет непросто. Зачастую Пузырь и Хорелька вылезали из кабины и шли тыкать в лужи палками, чтобы таким высокотехнологичным методом определить их жажкость, а Хеверт ехал на грузовике по альтернативному маршруту, осматривая его. Ожидания насчёт того, что удастся вернуться к площадке за сутки, полетели в корзину - даст пух, за три-четыре дня добраться, уже будет хлебец. Расход топлива вырос весьма значительно, и грызь порадовался, что как обычно считал с огромным запасом: теперь хватит, а так бы шиш.

Более всего проходимости способствовал трактор с его подъёмником. Там где колея упиралась в конкретное болото, приходилось валить сухие брёвна в качестве настила, укладывая их вдоль и поперёк дороги. Получалось дикое месиво, причём на сотни метров вокруг, потому как трактор не страдал избытком изящества, и ломал сухостой почём зря. Однако стоило вспомнить, чем они занимаются - вывозят с планеты здоровенный кусок радиации, чтобы наплевать на эти летящие щепки. Когда контейнеровоз всё же буксовал и не мог идти своим ходом, трактор или подталкивал его сзади, или брал на буксир. Если и это не помогало, Хеверт втыкал вилы подъёмника в землю и тянул гидравликой - сила там такая, что это помогало в любом случае. Однако все эти пляски требовали времени, подцепить трос - это надо вылезти, и чапая в сапогах по колено в грязи, вытащить эту тяжёлую верёвку из телеги и зацепить за дуги на рамах машин, далеко не лёгкое занятие. В общем, привалы вся компания встречала с искренней радостью, потому как очень хотелось просто отвалиться в сидячее положение и расслабить тушку.

- Ну как, лисельчарыня, насколько вы жалеете, что вляпались в это? - хихикнул Пузырь.

- Нисколько, - покачала ушами Хорелька, - Хотя это конечно жесть, Пуз.

- Мы с_ралли на ралли, мы очень устали, - произнёс классику жанра проходивший мимо Хеверт.

Грызи переглянулись и заржали, само собой.

- Жесть, - подтвердил грызь, - Завтра вылезем на трассу, будет легче. Да и первый блин, он всегда первый, как-грится.

- Ну ты сделал оргвыводы, распухяй? - изобразила возмущение лиселка.

- Ага. Для начала, надо освободить трактор от прицепа. Потом, нам было бы крайне кстати получить пилу для кристаллов, чтобы делить их на меньшие куски. Таскать такие дуры издали будет очень долго, мы просто не уложимся в сроки.

- В сроки, - прикинула расклад рыжая, - А что ты собираешься делать с кристаллами потом, когда они попадут на орбиту?

На это у Пузыря был развёрнутый ответ, потому как он ухитрялся ещё и планировать, выкраивая для этого время. На самом деле, кристаллы шелеканита были довольно удобным грузом, потому как именно в вакууме переставали излучать, если их правильно закрепить. В итоге грузовая сборка должна была выглядеть как длинная балка, к которой как орехи на ветку крепились отдельные куски. Правда, там всё отнюдь не так просто, для начала эту тюрю надо отцентровать, потому как куски будут разной массы, и придётся рассчитывать, насколько оттодвигать их от центральной оси. Потом следовало учесть омега-излучение кристаллов, так чтобы не устроить цепную реакцию или ещё что-то мимо пуха. Поскольку в этом ( да-да, уточнил он, в частности - в этом! ) Пуз был абсолютным нулём, сборку будут делать в основном ребята со станции, которым достаточно заплатить монеты.

- Ох и повозимся! - потёрла лапки Хорелька.

Пузыря же в очередной раз едва не разнесло от радости, потому как она цокнула не "ох и повозимся", а "Ох и повозимся!", что есть две большие разницы. Как раз в то время, как во временном лагере догорал костерок, а вокруг уже сидела уверенная ночь, на комм грызя прилетел вызов, и тот едва не сбросил его, по привычке, потому как это была не Фейлин, а больше он никого не ждал от слова совсем. Однако, не на этот раз, потому как на экране отрисовалась коричневая морда ящера, причём Пуз напрасно искал уши и клюкву на них: это была натуральная ящерица.

- Это тот чувак, которого Алу послала к нам с пилой для кристаллов, - подсказала лиселка.

"Чувак" был крайне немногословен и сразу сообщил, что не понесёт никакой ответственности за последствия применения оборудования. Правда, он не собирался брать и монеты в оплату, а довольствовался тем, что "пила" заодно проводила кучу всяких замеров и сразу передавала в сеть. Кроме того, чешуя затребовала небольшой кусок в качестве образца для изучения.

- Слушай, Откен-непуш, - цокнул Пуз, переварив, - А почему так?

- А почему, как вы думаете, кристаллы называют шелеканитом? - ящер бы сделал троллемордие, но мимика у него была как у рыбы.

- Хм, я как-то упустил это из слуха, - хихикнул грызь, - Действительно, если это шелеканит, то скорее всего, они какие-то особые, встречающиеся только здесь.

- Верно. В галактике конечно есть подобные, но именно такие обнаружены пока что только тут. И их свойства изучены... неудовлетворительно.

- Или тот кто изучил свойства, не хочет распространяться об этом, - хмыкнул Пуз, - Ладно, мы ведь всё равно от них не отстанем.

- Не пойми неправильно, Пуз, но почему? - цявкнула Хорелька, - А если эта дура взорвётся?

- Фигня в том, что множество таких дур валяется по всей планете, - пояснил Пуз, - И их постоянно пилят и ещё пух знает что делают с ними. И уж если она взорвётся, то скорее всего, мы об этом просто не узнаем.

- Справедливо, - лаконично прокоментировал ящер.

- Так, как будем трясти конкретно? Всмысле, как нам переправить пилу к месту работы?...

Оказалось, "пила" достаточно компактный прибор, ну там килограммов сто, не более. Хотя Откен работал в НИИ за тысячи километров от региона, не было никакой проблемы доставить груз на склад в городе. Когда дело касалось каких-либо повторяющихся операций, подверженых глубокой автоматизации, у шелеков всё работало нормально - но как только требовалось хоть что-то нестандартное, начинался просто циклически повторяющийся тупак, быстро переходящий в катастрофу.

А вот если у тебя на шее сидят два кучера, Жаба и Крыса, то катастрофы происходят исключительно ввиду внешних обстоятельств. Несмотря на то, что дорога изоблиловала уклонами во всех возможных профилях, а также ямами и обваливающимися краями, компания так и не уронила контейнер! Несколько раз дело было близко к тому, но водитель успевал сдать назад, и ущерба не случалось. К тому времени, как колонна добралась наконец до площадки, они сожгли большую часть топлива из цистерны, а это, на минуточку, двенадцать тонн! Топляк стоил копейки, но при таких объёмах сумма уже набегала приличная... да, жадный грызь не забывал об этом, даже имея кусок шелеканита стоимостью во много миллионов. Если подумать головой, то одного этого куска вполне хватит, чтобы окупить операцию, да только вот шиш там, а не остановиться на этом.

В дороге Пуз получил в частности сообщуху от Фейлин, где она сообщила, что челнок ещё нет, а вот определённый прогресс по бюрократической части - да. Всмысле, она по своей инициативе осторожно поинтересовалась у соответствующих служб, как они отнесутся к вывозу кристаллов с планеты, и те твёрдо ответили, что готовы приплатить тому дураку, который за это возьмётся. Официальные шелекские власти вполне могли бы взрыгнуть по поводу того, что у них что-то вывозят, но вопрос в том, что никто им просто не скажет, а они не станут спрашивать. Ведь по сути, как уже упоминалось ранее, шелеки сами отдали большую часть территории в ведение Союза, по факту. В общем, с юридической точки зрения вывоз кристаллов был чистой воды воровством, но здесь плевали на крючкотворство, и смотрели по существу. Оставлять кристаллы в шаловливых лапках аборигенов - так себе идея, это поймут даже некоторые из них самих. По итогу получалось, что если всё сделать тихо и быстро, то вероятность осложнений близка к нулю, что и требовалось.

Кроме того, ещё до того, как колонна доехала до цели, Хорелька обратила внимание команды на то, что поступают сигналы от автоматики, оставленной там. Поскольку автосторож передавал и видео, они смогли наблюдать в режиме реального времени, как на площадку вываливает целый табор всякой техники, так что вскоре им там стало едва ли тесно. Судя по всему, это были не службы Союза, а какие-то местные, усиленые клюквоморфами...

- Да, это местные, - подтвердил Хеверт, увидев, как они уже засадили грузовик в яму, - Какого рожна им тут понадобилось?

- Ну, если разбрыльнуть, - цокнул Пуз, - То скорее всего, им понадобились кристаллы. Кажется, я даже видел контейнеры на тралах.

- Вот зараза! - рыкнул клюквоволк.

- Попуху, - зевнул грызь, - Как-нибудь разберёмся.

Шелеки, вывалившие из машин и бестолково бегавшие по площадке, как растревоженые пчёлы, утыкались в ограждения, поставленные Пузырём, выражали явное негодование по этому поводу, но трогать не стали, что сказало грызю о многом. Будь это официальные работы, снесли бы всё не задумываясь, потому как им за это ничего не будет. В общем, когда колонна вышла из зарослей, пришлось едва ли не проталкиваться - площадь, не так давно выглядевшая заброшеной, теперь напоминала забитую стоянку, над которой стоял шум двигателей и вопли шелеков. Хорелька просто скатилась в смех, настолько кислая морда стала у Пузыря, когда он понял, что не избежать переговоров - вот так он "любил" дипломатию, что поделать. К удаче грызя, бегать искать главного не пришлось, потому как он нарисовался сам; точнее, это оказалась крольчиха, судя по морде и длиннющим ушам, а ярко-синий цвет шерсти сразу показывал, что это клюквоморф. Длинноухую сопровождали два шелека весьма бандитского вида, которые, скорее всего, предназначались для раздачи пинков остальным пчёлам. Поскольку противник пошёл в атаку, образно цокая, не оставалось ничего другого, кроме как вылезти из кабины.

- Помни, шиш они что нам сделают, - шепнул грызь лиселке, и та кивнула.

- Эй вы! - заорала синяя крольчиха, пырючись неестественно жёлтыми глазами, - Вы что тут делаете, а ну немедленно освободите территорию! Это частная собственность!

На самом деле, это была методологическая ошибка, сухо выражаясь. Стоило ей сообщить об этом более-менее вежливо, и вполне вероятно, компания тут же убралась бы в какое другое место. Но эта беспричиная агрессия была слишком знакома Пузырю, и вызывала прямо таки аллергическую реакцию. Похоже, не только ему, потому как Хеверт весьма недобро оскалился, подойдя к синей на расстояние в несколько сантиметров, так что та непроизвольно попятилась.

- Да ладно, прямо собственность? - не слишком тонко протроллил он, - А документ покажешь?

- Да кто ты такой чтоб я тебе документ показывала! Я сейчас полицию вызову!

- Не вызовешь, - заржал Пузырь.

Само собой, потому как полиция осталась где-то там, в далёких углах галактики, а здесь есть только милиция, что совсем не одно и то же, как ни странно.

- И не покажет, - оскалился Хеверт, - В этой зоне нет никакой частной собственности.

- Тоже мне выискался, знаток херов! - зарычала крольчиха, - Уматывайте по хорошему, дешевле выйдет.

- А ты чего хамишь, закуска? - не удержалась даже Хорелька, подошедшая на кипеж.

Лиселка выглядела очень мирно, но это если её не знать, а Пузырь уже знал, поэтому на всякий случай приобнял и оттащил в сторону - ещё пара глупостей со стороны закуски, и рыжая на неё бросится, рвать когтями, и это не фигура речи. Тем временем от машин подошёл ещё один клюквенный, обычный рыжий лис, который и вёл себя поадекватнее.

- Шилла, ты чего орёшь? - осведомился он, - Тем более на товарищей по клюкве.

- Да какие они мне товарищи, с.ка! - взвизгнула синяя, - Разберись с этим и за работу!

Истеричка отвалила куда-то в туман, делая вид исключительной занятости, а лис вздохнул, проводив её взглядом, и перешёл к конструктивному диалогу. Как и было ясно с самого начала, весь этот табор был точно такой же частной инициативой, как и предприятие грызей и Хеверта, поэтому все претензии крольчиха могла засунуть себе... в уши. Оказалось, что кристаллы активно собирает компания, которая базируется на другом континенте - там они в основном и возятся, а сюда послали чисто синячков, набраных по объявлениям, в прямом смысле. В качестве большой ошибки кто-то назначил начальником экспедиции эту синюю, которая теперь не давала житья всем, кто вляпался в это дело.

- Трет, послушай совета, - вполне доверительно сказал лису Хев, - Начинай бежать прямо сейчас.

- Контракт подписал, сам дурак, - развёл лапами тот, - Да и не так часто я имею честь общаться с Шиллой, можно потерпеть.

- При чём тут потерпеть? - удержался прибавить эпитеты клюквоволк, - Вы с ней подорвётесь, это гарантировано.

Трет хотел было что-то возразить, но Пуз показал пальцем ему за спину, где Шилла орала на шелеков так, что было слышно через рёв двигателей. Ну это ладно, но в это время у неё на глазах они вытаскивали застрявший грузовик очень оригинально, в две стороны сразу.

- Контракт, - виновато опустил нос лис, - Да-да, я всё скажу за вас, сам дурак.

На этом можно было бы закрыть тему, но Пузырь ради разнообразия подумал. Да, в Союзе были контракты, когда "сам дурак", но в данном случае вряд ли он подписался на смертную казнь в случае отказа.

- Озвучьте число, - церемонно цокнул грызь.

- А? - не сразу вкурил Трет, - А, неустойка? Восемь тысяч.

- И сколько вас ещё таких умников в этом стаде? - уточнил Пуз.

- Ещё трое, но они сейчас в городе.

Тридцать две тысячи, ё-моё... Плюс считай столько же в качестве доли... Грызь почти наяву услышал "шмяк!" сзади, когда его Жаба упала в обморок. Но с другой стороны, Хеверт сказал отнюдь не свои домыслы, а практически решённый факт - с такими менеджерами, как Шилла, катастрофа это просто вопрос времени. Так что, семьдесят тысяч за спасение четырёх жизней...

- Семьдесят тысяч за спасение четырёх жизней, - озвучил грызь для своих, - Это не вопрос, верно?

- Четырёх? - фыркнула Хорелька, - А все эти пчёлы, их тут десятки!

- Пчёлы ничего не смогут сделать без клюквенных, - заметил Хеверт, - И жертв не будет. По крайней мере, больших. Так что я тебя полностью поддерживаю, Пуз, готов отдать часть своей доли.

Пузырь покосился на него с ещё большим уважением, чем всегда. Оказывается, этот одиночка вполне может пойти на жертвы для своих братьев по клюкве - а для него часть доли это была жертва, ещё как! Трет реально офигевал, уставившись на грызей, а Пуз, ещё раз окинув ухом диспозицию, заржал и потёр загребущие лапы.

- Это она удачно зашла, зайка, - цокнул он, проржавшись, - Теперь мы оставим её без рабсилы, и нагребём больше кристаллов. Горе от ума, однако.

- Но... - поднял палец лис.

- Беличье гумно, - церемонно срифмовал грызь, - Кхм. Всмысле, будете заниматься у нас тем же самым, собирать шелеканит, только без мудрого руководства и без пчёл. Оплата в размере восьми тысяч тебя устроит?

- Устроит, а в чём подвох? - прищурился рыжий.

- Ни в чём, просто клюквенные звери должны помогать друг другу, - Пузырь подмигнул Хорельке.

- Настоящие звери, а не кто морду перекрасил, - уточнил Хеверт.

Вряд ли Трет так уж поверил в это, но поскольку так он получал в два раза больше, чем платила ему Шилла, то не смог отказаться. Грызи и клюквоволк скатились в смех, когда над площадкой разнеслись истеричные вопли крольчихи, которой лис сообщил новость. Благо, вызволять его силой не пришлось, потому как на такую глупость даже шиллиной дури не хватило. Пуз также отстучал сообщуху Фейлин, на всякий случай, хотя он был почти уверен, что это мимо, ничего противозаконного крольчиха пока не делала, так что и подкопаться нельзя.

- Так, сейчас я за дровами, остальным разойтись, - цокнул стандартную "шутку" Пузырь, - Кхм. Точнее, действуем по старому плану, контейнер оставим здесь, а сами пойдём к городу и на базу, усиливать матчасть, сухо цокая.

- Но как? - показала на табор Хорелька.

- Да легко! - фыркнул грызь, - Если эта синявка вздумает совершить кражу из-под автосторожа, это будет уже совсем другая песня, навроде "мункейповский централ, ветер северный". А площадка... у нас ещё есть время до посадки челнока, так что будем топтать гусей по мере их поступления.

Не откладывая, они развернули машины и приступили к процессу, чем явно потешили Трета, который уже слегка привык всё делать через хвост. А тут тебе ни разнарядок, ни совещаний, ни документации - бац и сделали, варвары. Таким методом контейнер оказался снят с тягача в течении получаса, и оставлен на хранение на той части площадки, которую компания заранее выгородила себе ещё раньше. Рядом с контейнером поставили и большую часть техники, потому как не было никакого резона гонять тяжеленные машины до города, один пух они поедут в следующий рейс отсюда. Оставалось надеяться, что пчелиный рой уйдёт, потому как иначе придётся искать другую площадку. Конечно было бы красиво посадить челнок прямо на них, заржал Пуз, но это будет слегка перебор. По итогу таких действий и мыслей, в комплексе, уже четверо клюквенных набились в грузовик-трёхоску, и на нём погнали на север, в сторону города. Ясен пух, что двоим из четырёх пришлось трястись в кузове, где для этого, мягко цокая, не особо есть условия - точнее, их вообще нет. Лишь кое-как удалось пристроиться на ящиках у открытых окон, так чтобы не одуреть от качки на ухабах. Тем более, Пузырю предстояло не просто сидеть как валенок, ему ещё надо было скорректировать план всей операции по последним изменениям. Кто бы мог подумать, что грызь собирал кристаллы просто так, не рассчитывая? Шиш там, ещё и формулы приплёл, в плане того, к какому сроку сколько надо набрать, чтобы получить полную грузовую сборку для корабля. Ему сильно подсобило то, что он всё же проходил тренировки на космонавта - и теперь это было самое то, приходилось считать, в то время как машина прыгала по кочкам и плескалась в глубоких лужах на просеках.

Впрочем, иногда грузовик катился по достаточно ровной грунтовке или старой трассе, так что можно было пыриться за окно на лес и получать удовольствие во все уши, особенно если у другого окна сидела лиселочка, рыжая и ушастенькая, хрр... Но Хорелька иногда оказывалась в кабине на месте штурмана, и Пуз погружался в работу, как рыба в глубину. Он даже успел сделать прикидку того, как можно изменить маршрут корабля, чтобы взять больше груза, но вовремя остановился. Ему бы хоть номинал взять, это уже будет такая Прибыль, что просто дальше некуда. А уж остальные кристаллы с планеты наверняка кто-нибудь утащит... хотя, если вспомнить Шиллу, не обязательно обойдётся без жертв. Но, всех кристаллов тут слишком много, чтобы их упёр один пузырь-корабль, так что, эт-самое. Поскольку часть пути рядом с грызем отсиживался на хвосте Хеверт, тот получил возможность слегка тюкнуть его по мозгам.

- Если честно, я не ожидал от тебя, что ты это, ну того, - точно выцокнулся Пуз.

- Точно выцокнулся, - заметил серый, зевая во всю пасть, - Видимо, подсознательно понял то, что ты озвучил уже после, насчёт того, чтобы оставить зайку с одними пчёлами. Больше кристаллов - больше прибылей. Да и я вроде как не собираюсь никуда с Шелека, так мне же спокойнее, когда ты увезёшь эту дрянь подальше... Так что, корысти выше ушей, как всегда.

- Пфе, - поёжился грызь, - Такую "зайку" не дай пух никому. А корысть да, если совпадает с общими интересами, то это точно в пух.

- А что, может быть иначе? - фыркнул Хеверт.

Пузырь слегка почувствовал себя старым дедом, по сравнению с этим наивным щенком, который задаёт такие вопросы.

- Я тебе могу показать минимум одну планету, где аборигены всю дорогу противопоставляют прибыли и всё остальное... да они вообще постоянно что-то противопоставляют, но это в частности.

- Крошкин крот! - покосился на него клюквоволк, - Это ведь ты про свою родину, верно? Как ты там выжил-то, склизский тип?

- Без напрягов, - пожал ушами Пуз, - А как показала практика, оно того стоило.

Само собой, он по большей части имел вслуху, что стоило добраться до клюквы, оттрясти на Лисувине и преодолеть расстояние между звёздами, чтобы встретить Хорельку, даже если бы только ради одного этого! Слышимо, на морде у грызя появилась настолько широкая лыба, что серому стало всё понятно.

- Знаешь Пуз, - щёлкнул он длинной пастью, - Вот у меня было столько самок, что всех и не помню, хотя на память не жалуюсь. А я тебе завидую, в хорошем смысле слова. Вы с ней как... белка с лиселкой, да, это приятно видеть.

- Сам офигеваю, - заржал Пузырь.

Спереди из кабины раздались удары в стенку, мол хватит ржать, коняшка. Вот она моя лапочка, грызолисонька рыжая, идеально пушная и мягкая, пискнул от радости Пуз.

- Чё думаешь дальше делать? - с ухмылкой осведомился Хев, - Самочки они знаешь такие, ничего-ничего, а потом бац и ничего...

- Пока не обцокивали, - пожал ушами грызь, - Но она согласна махнуть со мной на Лисувин, как минимум. Там коль живы будем, посмотрим.

- Фига се, - мотнул мордой серый, - Ну что-ж, желаю успехов.

- Благодарствую, Хев, - цокнул Пуз, потому как Хев действительно желал успехов, а не что-то ещё.

Но само собой, самая потеха наступала тогда, когда грызи оказывались в кузове вдвоём, и могли поржать... всмысле, ещё раз. Хорелька радовала своего согрызяя всё больше и больше, хотя казалось бы, что достигнут потолок. Когда возня утомляла её, лиселка просто забивалась в какой-нибудь уголок, сворачивалась пушным калачом и дрыхла до достижения годности. Будь она натуральной грызунихой, ей приходилось бы отдыхать куда больше, но клюквоморфы имели в среднем высокую работоспособность, это было обусловлено просто строением их тушек, вплоть до клеточного уровня. И рыжая отлично умела этим пользоваться, так что остальным казалось, что она вообще никогда не спит, хотя конечно, это не так.

- Пух ты! - восхитилась лиселка, глянув за окно, и раскрыла его полностью.

В кузов ворвался свежий ночной воздух, запашина сырого леса и свежей травы, и что характерно, никакого гнуса типа комаров! Машина неспеша катилась по очередному участку старой трассы, так что качало весьма умерено, но Хев не давил газ в пол, чтоб не словить в темноте яму или торчащий кусок плиты. Когда лес расступался, над тёмными вершинами деревьев можно было видеть почти полную луну среди сверкающих звёзд, которая щедро заливала ландшафт особым светом. По ходу шерсти, луна как луна, если не присматриваться - точно такую же видно с Земли. А вот если присмотреться, то на тёмной стороне различаются огни, потому как там немало чего уже понастроено. Хорелька с Пузырём, привалившись к пушным бокам друг друга, с высунутыми языками таращились на это великолепие, удобно устроившись на куче мешков как раз возле открытого окна.

На чужих берегах, переплетение стали и выси

В чьих-то глазах, переплетение Жабы и Крысы

Эээй квох, взрезаны волны ударами тушек

В вое ветров - мы слышали крики рекордных несушек!

Упорото небо, взрезаны пашни жабьею пастью

Светом и ветром ныне пронзает звенящие снасти!

И, луна! Я её ждал и любил как невесту,

Нам не до сна, Мы дети Союза, наша жадность известна!

В наших зрачках - острые грани чистого льда,

А на резцах - свежей Прибылью пахнет вода!

Видишь мерцанье, точки что мчится вперёд среди ночи,

Срок ожидания, тот что стал на мгновенье короче!

Вечна погоня, вечно на шее сидеть нашей Жабе!

Приход повторяется, и каждый раз в большем масштабе!

Но когда солнца первый луч, щачло высунет из-за тайги,

Будет уверенность - мы вернули мозги!

Хорелька оторвала взгляд от той самой луны, и укатилась обратно в смех, увидев морду Пузыря с отвисшей челюстью, в прямом смысле.

- Хореля, ты просто прекрасно поёшь, моя мягонькая! - ничуть не кривя пушой, цокнул грызь, - А где ты слышала это?

- Честно? Нигде, на ходу придумала, - слегка смущённо хихикнула она, - Тебе правда понравилось?... Ай, вспомнила с кем имею дело, вопрос снят.

- Иии! - шёпотом взвизгнул от восторга Пуз, хватая всю лиселку лапами.

--

Клюквенным весьма подфартило с погодой, потому как она установилась на отметке "уверено солнечно", но без изнуряющей жары; это означало, что можно хоть пешком ходить от склада к складу, собирая необходимое оборудование и матчасть, сухо цокая. Лично проведённые рассчёты показали Пузырю, что необходимо минимум два контейнеровоза, а следовательно - придётся делать ещё один контейнер для кристаллов. При таком раскладе можно было бы организовать три колонны, две из которых будут возить контейнеры, а третья - пилить кристаллы и грузить их. Скинуть контейнер с тягача можно и без подъёмника, достаточно будет сделать на месте рампу, благо, песка и обломков бетонных плит там достаточно. Если так пойдёт, то можно рассчитывать, что суток через полста искомое количество хабара будет набрано, и можно будет закруглиться с наземной операцией. Если честно, то закругляться совершенно не хотелось, кататься по лесам и взгорьям очень даже потешно - но, само собой, Жаба не спала. Помимо прочего, Пуз написал письмо в адрес руководства компании по сбору шелеканита, где предупреждал, что ихняя синяя крольчиха обязательно сделает глупость. "Не знаю что они там задумали, но итогъ будетъ плачевенъ" - набрал буквы грызь, и на этом посчитал своё вмешательство законченым.

По факту, после приезда в город грызи лишь немного отсурковались в гостиничном номере, благо, он был бесплатный для Пуза как для космонавта. Грызь аж заржал, представив себе, что бы сделал на его месте лютый жабократ - сдал бы эту комнату в аренду, например, или устроил бы тут склад. Впрочем, напару с Хорелькой мысли поворачивали совсем в другую сторону, а догадливые товарищи оставили грызей наедине, так что, эт-самое. Как уже неоднократно отмечалось, нежиться летом на солнышке белка не склонна, и хотя эти двое тянули на настоящую белку только суммарно, это ничуть не помешало им вскочить и забегать, как белки в колёсах, так что только и мотылялись пушные рыжие хвосты, да слышался звук трясущихся ушей, как это обычно называлось. Пуз в своё время даже проверял, не звенят ли уши натурально при тряске - но нет, даже с клюквой на них, никаких звуков в акустическом эфире они не производили. Хорелька взяла на себя подсобное хозяйство, вплане корма и всего такого; чтобы совершить эту небольшую поездочку по магазинам, ей пришлось брать грузовик. Но Пуз уже знал, что эта лиселка не из тех, кто испугается грузовика, за что в частности и была дорога пуху! Сам же он пошёл собирать более тяжёлое оборудование, надо было достать тот же контейнер, ещё всякого металла, технику, и всё такое.

В общем, Пузырь вынырнул из возни, которой оказалась начисто забита голова, только на следующее утро! И то только потому, что пришлось подождать, пока соизволят расшевелиться пчёлы. Так, ну всё в пух, проверил грызь по комму, считай все уже движутся к нефтебазе, один я тут гусей притаптываю. Местный аналог голубя, клевавший крошки возле ног, на гуся не тянул, но смешок всё равно вызвал. Рядом с Пузом, который просиживал хвост на ограждении газона, торчал 537й, массой и габаритами превосходя все остальные машины на стоянке, вместе взятые; от тягача протягивалась огромная тень, потому как солнце ещё не вылезло высоко в небо. Грызь позволил себе зевнуть во все резцы и расслабиться, пока есть возможность. "Хорелька, Хорелька, Хорелька моя. В саду ягода Хорелька, Хорелька моя" - снова принялся бухтеть себе под нос рыжий, и сам же хихикал над этим. Скосивши глазные яблоки, он углядел, что вдоль стоянки идёт, судя по всему, лиселка - только не та, про которую он бухтел, а другая. Огромными ушами и хвостом она походила на Хорельку, но расцветка шёрстки была другой, серо-чёрной в полоску. Тем не менее, Пузырь уже достаточно хорошо разбирался в морфах, чтобы не перепутать эту лиселку с Мигалу, у которой окрас похожий. О как попёрло на лиселок, захихикал грызь, сначала ничего-ничего, а потом бац и эт-самое. Полосатая тем временем не прошла мимо, а завернула прямо к нему.

- Привет, сородич, - цявкнула она, кивнув ушами.

- Какая дич? - хрюкнул Пузырь, - Здорово кусать, лисельчарыня. Чем могу быть полезен, опционально - вреден?

- Ну видишь ли, я ищу одного клюквенного грызя, его зовут Пузырь.

- Ну видишь ли, ты его нашла, - легко признался грызь, - Это всё?

- Нет конечно, - засмеялась лиселка, - Нам Трет сказал, чтоб тебя нашли в городе. Мы раньше работали на Шиллу, если знаешь, кто это.

- А, так это вы, разгрызяи, - оживился Пуз, - Заваливайтесь, время конечно ждёт, но эт-самое. Как бишь вас, лисельчарыня?

- Лака, - вежливо мотнула хвостом она, - Прошу прощения, но в чём подвох с этой оплатой в двойном размере? Надеюсь, ничего незаконного?

- У нас всё тоже самое, что делает и ваша прошлая компания, - пояснил Пуз, - Вас мы переманили с тем, чтобы оставить конкурентов без рабочих... ну и живы будете, заодно.

- Хм?

- Увидишь, - заверил грызь, - Так, собираем свою клюкву и погнали.

Собирать долго не пришлось, поэтому спустя всего пол-часа, когда Пуз получил таки свой груз, тягач уже катился по направлению к нефтебазе, тягая за собой прицеп с контейнером, а грызь объяснял новобранцам суть дела. Благо, кабина у 537го позволяла легко уместиться четверым, что они и сделали. Все трое оказались лиселками, и все были похожи по окрасу, так что производили впечатление группы енотов. Помимо Лаки, присутствовали Фелло и Зиира, такие же большеухие, как и она... с этим обнаружилась коллизия, потому как Лака упорно говорила о себе в мужском роде, а остальные не замечали. Когда раньше Пузырь не обратил бы никакого внимания, но сейчас он в некотором роде... да нет, в полный рост, был командиром группы, и ему следовало избегать всяких сюрпризов, потенциально чреватых жмурным делом. Так что он цокнул

- Семён-семёныч, что у вас с головой? Всмысле, откуда все эти "знал", "взял", и тэпэ?

- Просто я трап, - не мотнув ухом, цявкнула Лака.

- Чё?

- Ну, мальчик как девочка.

- Да ты блин и есть девочка, - Пузырь оторвался от дороги и лишний раз проверил.

- Просто я очень красивый, - опять-таки даже не заржав, ляпнула лиселка.

- Просто у тебя очень сиськи, - а вот грызь, само собой, заржал, - Лисята, что с ней такое?

- Да ничего, дурку гонит, - фыркнул Фелло, - Правда, давно и упорно.

- Но кукушка-то в остальном, на месте? - уточнил Пуз, прикидывая, как будет избавляться от этой "девочки", если придётся.

- В остальном - да, - подтвердил лиселк, - Насколько это возможно в нашей ситуации, хехе.

- Кстати, вы откуда? - позырил на компанию грызь, - Не с воды, случаем?

- Нет, с Земли, - немедленно проговорилась Лака, - Шаданакар, галактическое название. Это...

- Да я знаю, - хмыкнул Пуз, - Мы с Хорелькой тоже оттудова.

Как выяснилось в результате безудержного ржача, эта троица познакомилась ещё на Лисувине, и теперь всюду шарилась вместе, насколько позволяли обстоятельства. Фелло и Зиира успешно притёрлись хвостами друг к другу, хотя этого не было особо заметно для внешнего наблюдателя... особенно такого "профессионала", как Пузырь. В общем, поцокав с лиселками, он заключил, что доверить им транспортировку контейнеров скорее можно, чем нельзя - ущерб возможен, но не гарантирован, как в случае с пчёлами. Хотя связываться с ними более плотно грызь бы пока поостерёгся, похоже у них ещё вылезают баги после морфа, если одна "слишком красивый", а другие тщательно скрывают, что они считай муж с женой. Попуху, решил Пуз, на количестве выработанных трудодней это вряд ли отразится.

- А как вас угораздило? - задал как всегда точный вопрос Пузырь.

- Я даже и не помню, - хихикнул Фелло, - Как всех, наверное. Просто большинство этих всех очень быстро... того, а нам типа повезло.

- Ну, те которые "из тех", до морфа не доходят, - заметила Зиира.

- Ага. Я имел вслуху, как вас угораздило связаться с Шиллой, - уточнил Пуз, - Тоже не помните?

- Нет, тут всё обычно, - проржавшись, пояснила Лака, - Прилетели на Шелек, ну знаешь там чужая планета всё такое, денег в обрез, а мозги ещё не до конца на месте после перелёта, и тут такая милая синяя зайка, с таким заманчивым предложением...

- Мда... Лисы из вас пока так себе, - прямо цокнул грызь, - Учиться, учиться, и ещё раз учиться. В приказном порядке рекомендую каждому выпить максимальную дозу окрысина!... Образно, а то вы чего доброго и правда выпьете.

Большое пополнение в мордном составе, не слишком ожиданное, само собой пошло делу на пользу, хотя и не сразу. Поначалу даже наоборот - вместо того, чтобы сооружать контейнер и готовить матчасть, Пузырь, Хорелька и Хеверт были вынуждены проводить долгие лекции для лиселок и клюкволиса, показывая, почём перья и куда гуси дуют, как-грится. Те были достаточно опытными трясами, как это обычно называли, поэтому схватывали быстро, но на прошлом месте работы всё было организовано вообще не так, и сейчас пришлось переобуваться налету. Узнав о том, как планировали походы за кристаллами "те", Пуз просто схватился за голову - идиоты! Причём, в плохом смысле слова. Достать где-то двадцать штук одинаковых грузовиков эта длинноухая сумела, а вот подумать о том, как сотрудники будут защищаться от чучел - не очень. Стандартные разрядники, которыми вооружались пчёлы, были мягко цокая неудовлетворительным ходом. Грызь и клюквоволк всё больше убеждались, что они вовсе не приукрашивали, когда думали, что спасают клюквенных от неминуемой гибели. Хорелька же на это снова фыркнула, что спасать это конечно хорошо, но вроде как стоило бы официально остановить грызущую дуру, прежде чем она наломает дров? Пуз подробно объяснил союзную практику в этом отношении: быть идиотом само по себе - не преступление. В данном случае как раз требовался прецедент, чтобы можно было привлечь милицию.

- Прецедент! - фыркнула рыжая, - Только вот там могут быть десятки пчелиных тушек, нет ли? Тебе не кажется, что это крутоватая цена за то, чтобы вывести на чистую воду одну дуру?

- Само по себе да, - согласился Пуз, - А в целом, нет. Эти пчёлы полезли туда по доброй воле, всё сами видели, но не останавливаются. Значит, сами виноваты.

- Я вполне могла бы вляпаться в такое, ты ведь знаешь, - шмыгнула носом Хорелька, - Тогда ты тоже так спокойно цокал бы?

- Ты же знаешь, что я бы из шкуры вылез, - погладил её грызь, - В конце концов, ещё ничего не случилось, и даст пух, и не случится. Эти из компании вряд ли такие же кретины, примут меры. А мы тут ничего сделать не можем, Хорелястая, поверь мне.

- Не можем или не хотим? - ухмыльнулась лиселка.

- Не можем, - уверено подтвердил Пузырь, - Как ты себе это представляешь? Сжечь им машины, загреметь на двадцать суток, а они тупо купят новые? Или сразу сжечь пчёл, бугага... Короче, если вы лисельчарыня ухитритесь придумать вменяемый план, мы его внимательно выслушаем. А пока так.

- Пока так, - закусила губу Хорелька, призажмуриваясь.

Пуз обнял её и погладил шёлковые ушки. Лапочка моя, с нежностью думал он, беспокоишься о каких-то пчёлах, которым нет дела ни до чего вокруг. Это было так... нет, не по грызьи. Настоящая белка до кисти ушей не испытала бы никаких сомнений. Это было чисто её, хорелькино, и очень грело пушу. С другой стороны, дополнил себя Пуз, беспокоиться стоит не только о пчёлах, когда речь идёт о шелеканите. Как только у него выпала свободная минутка, он полез в сеть и пролистал кой-какие данные, а потом дёрнул за уши Откена, несмотря на отсутствие ушей у ящера. Тот подтвердил его опасения, если резать кристаллы обычным образом, весьма вероятны побочные эффекты из разряда "мало не покажется". Тем не менее, этого всё ещё было недостаточно, чтобы писать заяву в милицию - ну есть у них плазменные резаки, мало ли что у кого есть? У клюквокомпании, например, по стволу винтовки на каждого, разрешений на них - ноль, и как-то ничего, никто не опушнел.

Поскольку была по прежнему доступна трансляция с камер, установленых на площадке, Пузырь имел неудовольствие наблюдать, как табор медленно превращается в кишлак, всмысле, аборигены натащили уйму всяческого барахлища, одних бытовок штук двадцать, на какой-то хрен. Похоже, расчистить это место для посадки челнока будет уже невозможно... да и шиш с ним, обойдёмся, легко решил грызь. Сначала надо провести хотя бы один успешный рейд за хабаром и доставить его к месту, а уж потом думать о следующем этапе. С одной стороны, пиленые куски кристалла можно будет регулировать по массе - следовательно, контейнеровоз пойдёт в штатном режиме, а не с диким перегрузом, как первый раз. С другой стороны, ещё неизвестно, как сработает пила, и сработает ли она вообще. Однако, мысль поехать проверить заранее была негодная, потому как один пух, пробиваться туда по бездорожью достаточно долго. Туда, это чуть подальше на взгорье Тыща-Дыр, там же, где хапнули первый кусок. Следующей целью Пузырь определил кристалл, находившийся в обширной низине навроде кратера - если воспользоваться орбитальными камерами, куски шелеканита отлично видно в радиодиапазоне, а ясной ночью так и в оптическом. Соль была в том, что этот кристаллик - явно слишком крупный, чтобы уволочь целиком, метров семь в длину и массой, думается, тонн под тысячу. По ходу шерсти, ведь нам же больше и не надо, заметил Пуз, достаточно будет пилить его, и...

Стоп, а чего я туплю, заржал грызь. Напушнину возить хабар оттуда, когда можно прямо там и устроить погрузку на челнок? Имело бы смысл стаскивать с разных мест на одну площадку, а тут получается, что можно будет грузить с одной. Всё пошло лучше, чем ожидалось! Да, тот первый контейнер придётся теперь переть обратно, как бы это тупо ни выглядело. Зато у них есть кристалл, на котором сразу можно испытать "пилу". Это будет не так-то просто, но зато даст гарантию, что не возникнет затруднений в неподходящий момент.

- Есть подозрения, зачем там столько пчёл, - цявкнула Хорелька, посмотрев картины.

- Ну-ка? - размял уши Пуз.

- Думаю, они вышлют отряды для того, чтобы огородить кристаллы, дабы мы не могли их забрать.

- Пха... - только и клацнул челюстью грызь.

Поскольку это было крайне тупо, он не сумел такого придумать, а ведь лиселка была права чуть более чем полностью! Схватившись за числомашину, Пуз вывел на экран оперативные данные по объекту, и фыркнул, а от Хорельки чуть не воочию отлетело повышение репутации. На съёмке было отлично видно, что поотдаль от кристалла стоят два внедорожника, а вокруг оного пчёлы растягивают заграждение. Да, просто подъехать и забрать уже не получится, тайга-закон, кто первый встал, того и тапки.

- Просто подъехать и забрать уже не получится? - уточнила Хорелька.

- Я тебе больше цокну, сложно забрать тоже вряд ли получится, - цокнул Пузырь, - Какая ты догадливая, Хорелечка.

- Возможно, хотя мне не очень нравится, что это вообще пришло мне в голову, - призналась она.

Пузырь же крепко задумался, потому как это было похоже на операцию "фиаско"... ну не совсем, потому как сорокатонный кусок уже был сжаден, и никуда не денется. А вот как опередить противника в застолблении объектов, при том что Шилла бросает туда пчёл, не побаиваясь ни разу, это придумать вряд ли возможно. Поделав глубокомысленную морду, грызь пошёл посоветоваться с наиболее шарящим в подобных вопросах, а именно Хевертом.

- Лажово, хотя и ожидаемо, - кивнул клюквоволк, - Предполагаю, что пользоваться методами синявки ты не захочешь? Да и я не захочу, если честно.

- Тогда, получается, зря лисеев притащили, - пожал ушами Пуз, - Обработать один кристалл мы уж как-нибудь сумели бы.

- Почему один? - оскалил пасть серый, - Ты рано сдался, грызо.

- Без жмурок? - уточнил грызо, потому как подозревал, что с волчары станется организовать войсковую операцию.

- Без, - твёрдо ответил тот, - Всё куда проще. Я ведь сталкерил по свободной зоне и раньше, помнишь? У меня есть карты, где отмечены те кристаллы, которые не видно сверху. А вот у зайки, надеюсь, нету.

- Фух, угроза жадности устранена, временно, - выдохнул Пуз.

Дальнейшие наблюдения со спутников, которые он поручил Хорельке, выявили, что действительно, пока устранена: поисковые партии пчёл двигались только к тем точкам, которые отмечены на пузырской карте. А вот те три, которые были лишь на десятки километров дальше, они явно не замечали, что и требовалось. "Е", - подумал грызь, и приступил к Возне. Тем более, с большим количеством учавствующих лап дело происходило соответственно быстрее, и имелись все надежды сделать контейнер за пару суток. Второй такой был нужен для того, чтобы притаскивать к месту посадки челнока достаточно хабара для его полной загрузки. Стоит ли упоминать, что когда клюквенные собирались на ограниченой площади, это выглядело как постоянное мельтешение хвостов, а также непрекращающийся ржач, как на конюшне. Смех с мехом, а работы по сборке изделия проходили в плановом режиме, так что оставалось лишь довольно потирать загребущие лапы. Фелло таки впал в положительный шок от вида того, что может творить перенож, и загорелся идеей достать себе такой же, а лучше, конечно, станок по их выпуску. Жадное дело - хитрое, цокнул на это мудрость Пузырь.

Но как оно всегда и бывало, более чем производство его радовала согрызяйка. Рыженькая и так постоянно хихикала и была очень жизнерадостной, но даже Пуз заметил, как она обрадовалась компании лиселок. Хорелька носилась по нефтебазе, как хвостатый мячик, звонко цявкала и подкалывала лисеев, вызывая дополнительную рожь.

- Кажется, тебе по пуше эти разлисяи, - цокнул грызь, когда они хлестали чаи.

- Конечно! - и не подумала соврать Хорелька, - Они прелесть! Ну если только...

- Ну если только у Лаки не все дома, - прямо цокнул Пуз.

- Ну и что? У нас с тобой знаешь тоже баги есть, и ничего, пух с хвоста не опадает, - лиселка проверила хвост, и убедилась, что не опадает.

- Это верно, - подумав, согласился грызь, - Пока ущерба нет, сойдёт. Хотя эта чувиха давеча такую дичь несла, что просто уши завяли.

- А, это? Покайтесь олухи, ибо приспело время, и всадник унылый вложил ногу в стремя? - скатилась в смех рыжая, чуть не упав со скамейки, - Слышала, как же. Не забывай, что по сути это старая бабка...

Грызи переглянулись и заржали ещё раз. Рожь не стыд, глаза не ест, как-грится.

- Просто всегда хотелось, ну, как это цявкнуть... - повела ушками Хорелька, - Найти своих, чтоли. Все эти клюквенные в городе, они конечно дружественные и всё такое, но.

- Но, - согласился Пуз, пырючись на возящихся со швеллерами лиселок.

С подачи согрызяйки он хватанул сильнейшего ощущения... чуда, наверное? Ведь и они, и эти ржущие клюквенные зверьки, не должны были бы существовать, если брать обычное течение вещей. А они существовали, это прям таки твёрдый факт объективной реальности, проверяемый собственными лапами. У Пузыря появлялись мысли насчёт того, что можно сделать дальше - точнее, возвращались, потому как он не сейчас начал думать. Однако, всякому гусю своя нога, как-грится, всмысле - сначала надо распилить на мелкие куски имеющуюся жажу, а уж потом всё остальное. К вечеру, когда стало совершенно ясно, что оборудование будет готово, грызь провёл общее собрание, само собой, одновременно с общим приёмом корма. Он поймал себя на мысли, что и ему очень даже по пуше, когда есть компания - но только когда все свои, а не кто-то там.

- Товарищи клюквоморфы, - цокнул Пуз, - Имею сообщить. Готовы ли вы выслушать?

Он подождал, пока товарищи клюквоморфы проржутся.

- Диспозиция такая, - грызь воспользовался сумерками и высветил экран на стенку бытовки, - Завтра у нас будет уже два контейнера и машины для их транспортировки. Однако я ради разнообразия подумал головой...

- Ты себя не бережёшь, Пузырёк, - цявкнула Хорелька.

- Да. И понял, что если пятьсот рассчётных тонн поделить на сорок, а лучше на тридцать, а ещё лучше на двадцать пять, для уверенности, то получится двадцать контейнеров. Как вы понимаете, делать двадцать таких фофаней совершенно не хочется.

- А в чём проблема? - пожал ушами Фелло, - Ты цокал, что у нас ещё полно времени, успеем.

- Успеть-то успеем, - хмыкнул Хеверт, - Только вот после операции эти контейнеры придётся утилизировать, потому как они будут основательно фонить. Сечёшь?

- Да, - кивнул лиселк, подумал и поправился, - Нет.

- Утилизировать радиоактивный хлам недёшево стоит, - пояснил Пуз, - Либо дезактивация на заводе, либо запустить в звезду, когда контейнеры будут на орбите, один пух, недёшево. Кое-кто конечно мог бы просто бросить их в тайге, но это не наш метод. Поэтому будем пытаться обойтись двумя контейнерами. Хитрый план в том, чтобы соблюдать расписание с полётами челнока.

Грызь переключил изображение и открылась схема траектории, ведущей с поверхности планеты на высокую орбиту.

- Станция находится достаточно высоко, челноку потребуется сделать несколько витков вокруг Шелека, чтобы достичь её. Плюс время на выгрузку и возвращение, итого получается около пяти суток. Если будем придерживаться этой схемы, потребуется десять ходок, и за полста суток, тобишь в районе двух месяцев, операция будет завершена.

- И можно будет топтать гу... ой, - прикусила язык Лака.

- С другой стороны, Пуз, - сказал Хеверт, ковыряясь в зубах, - У тебя есть уверенность, что челнок сможет так делать?

- Неа, - точно ответил грызь, - Фей никаких гарантий не давала.

- Тогда я бы не сказал, что сжадничать на контейнерах это хорошая идея, - продолжил серый, - Утилизация, да выстрел с ней. Но если хабар будет упакован в транспортабельный вид, мы сможем отправить его дальше уже самыми разными способами, хоть и через космопорт, если уж припрёт. Кажется, лисята вполне освоили технологию, а?

- А, - подтвердили лисята.

- Ну вот. Если за двое суток мы смогли сделать один ящик, то ещё восемнадцать сделаем быстрее, чем за тридцать.

- Альтернативная математика? - подняла уши Зиира.

- Конечно, у меня тут трижды семь это сорок, - сообщил клюквоволк с серьёзной мордой, - Кхм. Всмысле, серийность производства обеспечивает сокращение сроков на каждое отдельное изделие, это аксиомина.

- Может, аксиома?

- Аксиомина. Альтернативная грамматика, ага?

- Короче. Пуз, мы уложимся в сроки, если потратим месяц на контейнеры?

- Хм. Вообще-то... пух знает, - захихикал грызь, - Я понятия не имею, как пойдёт с монтажом грузовой сборки. Но предварительно... скорее да, чем нет.

- Учтите ещё вот что, - цявкнула Зиира, - Если мы будем месяц делать контейнеры, Шилла со своими пчёлами уже соберёт все кристаллы, в том числе и "бонусные", если понятно о чём речь.

Пуз уставился на неё, а потом заржал, само собой, потому как это натурально не пришло ему в голову.

- Благодарствую за подсказку, Зиира-пуш. Да, получится весьма мимо пуха. Но в таком случае мы можем воспользоваться тактикой противника, выслать оперативные группы для захвата объектов. РАЗик вот он стоит, поэтому мы вполне могли бы послать кого-нибудь...

- Тебя, например, - хмыкнул Хев, - Кто нашёл, тот и эт-самое. Только в РАЗик не влезут все потребные вещи, там ведь надо сделать ограждение по кругу. Придётся катиться на 131-ом.

- Слушайте, а к чему вообще весь этот балаган с захватом объектов? - фыркнула Лака, - Ну ладно Шилла, но те ребята, которые её наняли? Может, проще договориться с ними?

- Я попробовал, - зевнул Пуз, - Они отмалчиваются. Видимо, не считают, что есть какая-то проблема. А она есть, правда, не совсем здесь.

- Тогда вали...те, - хрюкнул клюквоволк, - Вряд ли Хорелька захочет остаться тут и заниматься сварочными работами, верно? А я уж по старинке, поработаю тут с этой бригадой-пух.

- Воу, - подвысунула язычок рыжая, - Вы правда нас отпустите?

- Хоря, а кто вас задержит? - заржал серый, - Твой Пузырь, вообще-то, учредитель всего предприятия, да и ты не под конвоем.

- Уж не задумал ли что-то этот серый, - подумал вслух Пуз, подозрительно пырючись на Хеверта, - Ну да ладно, раз уж так, то шиш я откажусь.

Таким образом, вновь утверждённый план был такой: двое катятся на грузовике в рейд по тылам противника... тоесть, совершают маршбросок и огораживают кристаллы из списка Хева, чтобы на них не наложили лапу пчёлы. Остальные торчат на нефтебазе, привозят восемнадцать комплектов для сборки изделий, и собственно совершают производство. Дальше - по обстановке, как обычно. Проводить тесты "пилы" Пузырь решил отложить до тех пор, пока не будет набрано рассчётное количество хабара, потому как глупо пилить шкуру неубитого чучела, как-грится. Если уж совсем припрёт, они как-нибудь исхитрятся утащить кристаллы целиком. Кстати о чучелах, кивнул своим мыслям грызь, на южном склоне Тыщи-Дыр их наверняка ещё больше, чем к северу, так что, стоит позаботиться об этом. В качестве заботы они с Хорелькой погрузили в машину сразу три комплекта генераторов помех, тех самых, что должны были лишать наночастицы ориентации. Само собой, были проверены и погружены винтовки с увереным запасом патронов, плюс стандартные разрядники на всякий случай. Поскольку крыса из Пузыря никуда не делась, он ещё раньше достал на одном из складов сапёрные комплекты защиты, в плане прочных натушников, способных удерживать очень сильные удары. Вместе со скафом это давало весьма хороший уровень бронирования...

- Как будто ты собираешься рубиться с чучелками влапную, - фыркнула лиселка, упихивая предметы в кузов, - Видали мы твоё кунг-фу, тягачом наехал, и моё почтение, как-грится.

- Выпей ещё окрысина, - хихикнул Пуз, - Мало ли что я собираюсь, чучелки могут иметь другое мнение. Да и тягача у нас там с тобой не будет, а эта машинка гораздо легче, и к тому же, не из текфостали. Если что, так её и разорвать могут.

- Это не слишком в пух, - попыталась изобразить озабоченность Хорелька.

- Не пытайся изображать озабоченность, тебе не идёт, - заржал Пузырь, - Но вслуху вышецокнутого, вот там будут гранаты.

- Гурман пухов, ты обжираться едешь, или куда?...

Само собой, это были не те гранаты, которыми обжираются, а те, которые ставят на растяжки. Не боевые, а специальные противочучельные, выдаваемые для "квестов" по очистке территории любому желающему. Конечно, держать эту банку в лапе не стоит, но взрыв в основном производит электромагнитный импульс, а осколки летят слабо. Собственно, Пуз не постеснялся собрать всю компанию на то, чтобы продемонстрировать действие гранат - все должны знать, как оно, ради собственной сохранности. Оно было так, что осколки летели вверх - в основном... если вверху будут ветки или ещё что, вероятны рикошеты. Убедившись, что эта пиротехника работает как надо и загружена, Пуз также проверил электронные системы слежения, которыми он намеревался окружать место стоянок, ведь они не смогут ехать постоянно, а главная опасность - это внезапная атака. Некоторый косяк состоял в том, что автоматика будет работать только до тех пор, пока не сработают растяжки, дальше импульсы от взрывов вырубят её, как минимум на время, как максимум так вообще. Но для общей тактической схемы, сухо выражаясь, это приемлемо, ведь тревога по-любому будет поднята. Главное, думал грызь, это чтобы расход всего этого барахла не оказался слишком большим, потому как грузовик изрядно набит средствами для ограждения, плюс в кузове стоят четыре бочки с топливом, потому как кататься предстоит довольно далеко, штатного бака точно не хватит. В итоге на всё остальное осталось немного места, да и вообще гранат у него пока было пух да нипуха, ибо Жаба запретила совершать растрату.

В поход рыжие выехали отнюдь не как на работу, а как на праздник, без преувеличения! Правда, это было продолжение всё того же праздника Жадности, но тем не менее. С раннего утречка, бодро выскочив из бытовки, они наскоро закинулись кормом, пожали уши товарищам, и весело помчали, как обычно вытявкивалась Хорелька. Погоды установились совсем летние, безо всякого "почти", регион накрыла теплынь, перемежаемая лишь небольшими дождями - в общем, самое то что в пух. Грязь и лужи, оставшиеся с весеннего половодья, уже сдулись во многих местах, так что дороги оказались куда более проезжими, чем раньше. Возможно, подумал Пуз, конкуренты по сбору кристаллов не так уж глупы, а начали активно возиться сейчас именно из-за погодных условий... но это вряд ли. Кроме того, ему совершенно не хотелось вспоминать о чём-то ещё, когда рядом сидела лиселочка. Положив числомашину на колени, она щёлкала курсером и очень мило поводила своими большущими ушками, и вдобавок, извлекала при этом пользу.

- Пщу, вот же дурни, - фыркнула Хорелька, - Похоже, они собираются заблокировать нашу нычку на площадке. Окружат её своими, как мы тогда туда доберёмся?

- Не окружат, - помотал башкой грызь, - Блокировать запрещено, это обычная практика. Но подгадить конечно можно, если очень сильно постараться.

- И как ты собираешься выкрутиться?

- Сейчас? Да никак. Начхать! - высморкался в окно Пуз, - У нас ещё полно времени до того, как потребуется вытаскивать этот ящик, так пусть упираются и играют сами с собой.

- Блин, так бы и отвесила пендель этой синявке! - оскалилась лиселка, - Мне одной кажется, что она точно с Земли?

- Кажется - не одной, - хихикнул грызь, - Но с Земли это не обязательно. Просто вот такой вот... случай, да. Выбрось из головы, Хорелястая.

- Я бы выбросила, но ты цокнул мне следить за ними, - скатилась в смех она, - Ладно, поняла.

Рыжая высунулась в окно, подставляя мордочку набегающему потоку воздуха, пропитанного запахами леса - нагретой уже хвои и смолы, и зацветающих побегов флоры, сухо цокая. Как обычно, машина катилась по просеке достаточно медлено, чтобы можно было так высовываться, не опасаясь. Пригладив пух на ушках, Хорелька ласково погладила грызя по хвосту, лежащему на сидушке.

- Какая удача, Пузырёк. Мы с тобой да вдвоём, в такую дичь, ммм! Как в старые добрые времена.

- Ага. Сколько времени утекло с тех пор! - сыграл в старую перечницу Пуз, проржался, и добавил, - Да недели две от силы, если честно.

- А мне кажется, это было так давно, - произнесла рыжая, - Я уже и не помню, как это, шуршать без тебя.

- Очень приятно это слышать ушами, моя рыжая звёздочка, - цокнул грызь, расплываясь в лыбе, но не приминул добавить, - Хотя объективно, память тебе надо подкачать.

Его рыжая звёздочка припушилась к бочандре согрызяя, пользуясь тем, что тому пока не надо было месить рычаг, который торчал считай из самой сидушки рядом с водителем.

- Знаешь, я ведь сначала как думала, - цявкнула Хорелька, - Что клюквисы где-то обитают, ну всем скопом, типа как ихний мир или что-то такое. И была слегка разочарована, что этого нет. Когда вы там притащили этих разлисяев на базу, это прям напомнило мне... фыр-фыр, в общем.

Пузырь кивнул, разбрыливая мыслями и при этом не отрываясь от дороги, чтоб не засадить машину в яму. Да, пока что не было известно, чтобы клюквоморфы обитали отдельными группами, они все растворялись в той галактической движухе, которая присутствовала на узловых станциях типа Лисувина. Причём, большая часть растворялась без остатка, образно цокая.

- Ну ведь понимаешь в чём песок, - почесал нос грызь, - Клюквисы, как ты изволила выцокнуться, они ведь слишком разные, потому что произошли от разных существ. Даже в рамках своего вида и то трудно договориться, а тут разница побольше, чем между орлом и письменным столом.

- Понимаю, но... так хотелось бы, чтобы у нас был дом, - фыркнула лиселка, - А то мы как галактические бомжи получаемся.

- В каком-то плане да, - захихикал Пуз, - Хотя есть мнение, что это хитрый план тех служб, которые контролируют проект "клюква". Надо ли им, чтобы мы собрались вместе и начали чудить?

- Кстати, я совершенно не понимаю, зачем Союзу всё это, - призналась Хорелька, - Мы с тобой конечно что-то отработали за клюквоморф, но неужели это такие огромные прибыли?

- Да никакущие это прибыли, - подтвердил грызь, - Автомат сделал бы это лучше, быстрее и дешевле.

- Так какого? - развела лапками рыжая.

- А ты не понимаешь? - покосился на неё Пуз.

- Вообще-то понимаю, - засмеялась она, - Но не могу сформулировать.

- Это сложная материя, Хорелястая. Концепция бескомпромиссного добра, что-то вроде этого. Когда Прибыль не для себя, а для всех и даром, и пусть никто не уйдёт разжиженым... кхм. В данном случае, Союз получает весьма лояльных чуваков, на которых можно положиться, ведь они всем своим существованием обязаны Союзу.

- Ну да, на синявку тоже можно положиться? - фыркнула лиселка.

- Нет конечно, но в среднем, будет плюс. Кроме того, клюквопригодные, они практически все обладают некоторыми уникальными свойствами, которые в обычных условиях им только мешают. В галактическом мире есть механизмы, чтобы они стали приносить Прибыли, ну и как цокнуто выше, не только себе, а всем. Вот тебе прямая корысть.

- Хм. А у тебя какая суперспособность? - сделала троллемордие Хорелька.

- Супертупость, вероятно, - заржал Пуз, - Межзвёздный перелёт в полторы морды - это то самое. Поверь мне, обычный чувак в таких условиях слетает с катушек, чисто по медицинским показателям очень быстро. Способность она ведь бывает не только в плюс, но и в минус, всё равно можно использовать.

- А у меня, получается, поиск приключений на хвост? - фыркнула лиселка, - Не густо.

- Ну не цявкни. Особенно с твоим отношением к данному процессу, это может быть архиполезно.

- Агхи полезно, товагищи! - Хорелька сделала характерный жест лапой, скатив грызя в смех.

- Кхм, Хорель, - цокнул Пуз, проржавшись, - Как там перемещения противника?

- Сейчас посмотрим, - рыжая снова открыла отложеную числомашину, - Ох тыж ё... Блин, Пуз, ты бы мог и сделать вид, что купился. Ладно, нет там ничего нового. Четыре группы на бандурах едут к ближайшим объектам с карты А, вероятно, потом поедут дальше. Кстати одна из них...

Хорелька подняла глаза от экрана на окно, и вернулась к смеху, потому как на повороте дороги как раз и находилась одна из указаных групп. Штук семь шелеков копошились вокруг, как пчёлы возле улья, один из внедорожников "вишня" лежал на боку, а второй сидел носом в глубокой яме, так что торчал только огузок. Пузырь хоть и хихикал, но удивление у него отсутствовало начисто: эти пчёлы реально не понимали, что такое "реально", и при столкновении с оным садились в лужу, на этот раз - в самом прямом смысле. Две шельчанки побежали навстречу грузовику, размахивая лапами, как будто эта ерундовина могла вдруг взять и дать дёру по кустам.

- Поможем? - спросила лиселка, глянув на грызя.

- Как пожелаете, лисельчарыня, - церемонно ответил тот, ничуть не приукрашивая.

Как он и подозревал, лисельчарыня пожелала помочь, хотя сама прекрасно понимала, что вряд ли эти пчёлы ответят взаимностью. Пузырю оставалось только подогнать машину к гузлу "вишни", подождать пока шелеки зацепят трос... само собой, выйти, перецепить трос годным образом, заодно рассказать Хорельке, как можно его цеплять, а как нельзя.

- Вот эта фофудья называется лон-же-рон, - тыкал он в машину, - Она приварена к кузову весьма негустым образом, потому как не за что там сильно приваривать. Тобишь, оторвётся на раз-два. А колымага весит три с пухом тонны, как думаешь, что произойдёт при обрыве троса, на котором она висит?

- Думаю, правильный ответ вон там, - подавилась смехом рыжая, показывая на вторую "вишню".

Тут она была права чуть более чем полностью, на двери имелась хорошая вмятина от карабина, и след от самого троса по всему корпусу. В общем, машины были поставлены на колёса, и Пузырь вполне искренне пожелал шелекам прекращать эту буффонаду.

- Они не внимут, - сделал он предсказание, трогая грузовик дальше по колее.

- Поразительная прозорливость, оракул-пуш, - согласилась Хорелька.

Учитывая, что "вишни" обогнали их и понеслись дальше, прозорливость у него была на уровне. Грызи лишь покачали головами и подумали что-нибудь вроде "земля пухомъ". Само собой, к объектам по карте А, тобишь спутниковой, они не поехали, хотя наверняка могли бы и успеть раньше таких профессионалов. Соль в том, что Пузырь вообще не имел никакого спортивного духа, соревноваться с кем-то - это вообще не его! Лиселка была к такому более предрасположена, но сейчас она полностью шла хвостом за ведущим, и нисколько не порывалась устраивать ралли. Поэтому глупые пчёлы сейчас гонялись сами с собой, рискуя свернуть шеи и нанося ущерб матчасти, а грызи ехали себе безо всякой спешки, и без преувеличения наслаждались происходящим - обществом друг друга, в основном, но и отличная Дичь вокруг не оставалась без внимания. Хорелька снова что-то напевала, но Пуз даже не удосуживался понимать слова, потому как голосок рыжей звёздочки сам по себе приносил ему исключительную потеху.

Даже не спеша ни разу, к вечеру они уже докатились до начала Тыщи-Дыр, а это было самое выгодное место для устройства стоянки, чтобы потом рвануть в грязную зону днём. Хотя номинально здесь ещё не должно быть чучел и прочей несуразицы, стоит ли упоминать, что Пузырь поставил всю фортификацию в полном объёме, а не полагался на случай. И собственно, ультразвуковые пугачи, срабатывающие на движение крупных объектов, отвадили от лагеря нескольких животных навроде лося, которые иначе имели все шансы растоптать имущество и вообще наделать шороху. Сами грызи ставили палатку всегда под каким-либо укрытием, в идеале - толстыми поваленными стволами деревьев, так чтобы не уподобляться гусям, которых топчут. Поставив палатку и убедившись, что корм - да, Пузырь принюхался и пошёл чесать носом по траве, в результате чего вскорости нашёл заросли местной ягоды, называемой жабикой - похожа на чернику, только жёлто-зелёная, как жаба. Не сказать, чтобы Жаба так уж душила на сбор этих плодов, но грызь не отказал себе в удовольствии набрать кружку для своей лиселочки, пока та кипятила заварной суп из пакетов.

- Фыыр, это так мило, грызька, - захихикала она, - А ты уверен, что это съедобно?

- Ого, рыжулька начинает растить крысёнка, - заметил Пуз с малой долей шутки, - Уверен, мне Хев показывал, они это постоянно жрут.

- Ну, рыжулька смотрит на тебя, - продолжила хихикать Хорелька, хрумая сочные ягоды, - И замечает, что в этом что-то есть, когда вырастишь крысёнка, как вы изволили выцокнуться. Мм, вкуснотища! Ты сам-то пробовал, выпушня кусок?

Само собой, он не просто пробовал, а нафигачился как следует. Кроме жабики, Пуз обнаружил в радиусе прямой досягаемости два вида съедобных листьев, один похожий на щавель, другой что-то вроде заячьей капусты, маленькие розетки из листочков были мягонькие и имели приятный кисловатый вкус. На ближайших молодых типа-ёлках торчали красные "свечки", которые тоже вполне можно употребить в качестве корма, а если живёшь в Дичи - так и нужно, здоровья ради. В чай же попала смола, сковырнутая с дерева, сильно похожего на обычную тыблоню, только размером с дуб. Это дерево грызь идентифицировал посредством сети, потому как тащить в пасть смолу пух знает откуда - это мимо пуха и для тех, кто ещё не "вырастил крысёнка". А Пузырь таки давно являлся обладателем такой крысины, что моё-почтение, как-грится. Привалившись к тёплым бокам, грызи хлебали чаи и таращились на звёзды, которые высыпали на небо, как пухти что - теперь они казались ещё более жирными, чем раньше, только лапу протяни, и можно достать. Но, как показывала практика, просто так достать не получится, надо газетку подстелить, как-грится. Завороженые видом Вселенной, рыжие отваливались конкретно дрыхнуть лишь далеко после полуночи, скорее под утро, но ничуть об этом не жалели.

- Знаешь, Шелек оказался гораздо более похожим на Землю, чем можно было предположить, - произнесла лиселка, - Ну там, никаких голубых сухопутных китов и красных растений, ничего подобного. Если не знать, этот лес вполне можно принять за средние широты.

- Тык это и есть средние широты, только планета другая, - хихикнул Пуз.

- Ага. Как подумаешь, насколько далеко нас занесло!... - Хорелька зажмурилась, - Иногда накатывает, грызька, так хочется вернуться. Но это только иногда.

- К сожалению, вернуться будет проблематично, - хмыкнул грызь, - Даже в других мирах зачастую клюквисам запрещено возвращаться, а уж у нас это вообще ну-такое. Ты расстроена этим?

- Неа, - хихикнула рыжая, мотнув ухом, - Если бы было можно вернуться, я бы постоянно думала об этом. А так получается, гуляй пушнина, вся галактика открыта. Ну, почти вся. Возможно, в этом и состоит хитрый план?

- Тогда будем гулять, пушнина, - погладил Пуз шёлковые ушки.

Конечно, они продолжили "гулять", только не забывали, чтобы при этом винтовки были под лапой, потому как грязная зона уже близко. Отсурковавшись, как распоследние грызи, рыжие бодро выкатились в путь, несмотря на довольно плотный туман, который окутал начало плоскогорья. Пуз даже надел визор на башку, потому как с ним было видно куда лучше, чем в оптическом диапазоне - меньше шансов засесть в яму, как некоторые, и ехать можно быстрее. Хорелька обеспечивала информационное сопровождение, связываясь с товарищами, отслеживая маршрут и наблюдая за перемещениями "противника", как некоторые выцокивались. За ночь ни одна из пчелиных групп не дошла до цели, вероятно, все они точно также облажались, как и те, которых видели давеча, а вытаскивать некому. Однако Пуз не испытал и тени сожаления, пусть их катятся!...

- Ё-моё! - цявкнула Хорелька, - Гарпиё. Соизволите ли совершить короткую остановку, грызень?

- Соизволю, - не менее церемонно ответствовал Пуз, давя педали.

Грузовик клюнул носом, в кабине шустро открылось стекло в пассажирской двери, и оттуда высунулось дуло винтовки. Над каменистой равниной разнеслись трескучие удары выстрелов. Из-за валунов взлетели и дали дёру местные птички, попрятались суркообразные зверьки, но ничего, потому как им же лучше будет потом, без гарпий. "Вот в таком акцепте" - подумал Пуз, подкатываясь к уже валяющимся тушкам: никакого драматизма, зато дёшево, надёжно и практично. У чучел не было ни единого шанса, электромагнитная глушилка делала грузовик невидимым для них, а Хорелька уже натренировалась достаточно, чтобы попасть с двухста метров да в разлапистые тушки.

--

Часть седьмая

--

Когда солнце начало уже закатываться со смеху за горизонт, оперативная группа из двух клюквогрызей подобралась вплотную к следующей цели ихнего похода. До этого они успешно нашли и застолбили автосторожами два вполне годных кристалла, каждый из которых тянул тонн на сто, так что в итоге, оставалось ещё пару, и хватит. Как и рассказал им Хеверт, один из кусков шелеканита лежал под нависающим скальным обрывом, потому его и не видно с орбиты; второй находился в грязевом озерце, откуда его ещё предстоит вытащить. Дальше путь лежал за пределы плоскогорья, в юго-западном направлении от коего начиналась лесостепь, по карте это была Ширканская равнина. На практике же "лесостепь" здесь не особо походила на что-то привычное грызям, потому как местность изобиловала торчащими скалами и довольно глубокими оврагами, хотя и куртины леса также присутствовали. Основную массу зелени давали местные породы дерева, похожие на дубы, только размером с баобаб или даже больше, так что ствол представлял собой огромадную глыбу, из которой торчали ветки. Благо, такие деревца имели тенденцию расти далеко друг от друга, иначе шиш тут проедешь без дороги. А ехать приходилось именно так, по азимуту, потому как дорога не вела к нужному месту никоим образом, да собственно, дорог-то тут вообще считай не было, даже грунтовых.

Под колёсами грузовика-трёхоски по прежнему похрюкивали камни, но попадались и большие площади, заросшие подобием плотного мха, так что вся земля оказывалась тёмно-зелёной. Пузырь, хоть и продолжал любоваться на местные красоты, главной из коих оставалась его рыжая спутница, но всё-таки ощущал обеспокоенность из-за того, что резко вырос расход топлива. По траве машина шла куда туже, чем по твёрдой каменистой почве в Тыще-Дыр, и оставался вопрос, смогут ли они проехать весь маршрут без того, чтобы остаться с нулём топлива. Казус, захихикал грызь, успешно пролететь столько световых лет, и иметь проблемы с десятками километров!

Машина, довольно натужно воя движком и иногда брыляя грязью из-под колёс, залезла на возвышенность, откуда открывался хороший вид на весь ландшафт. На юго-западе темнели куски леса и заросшие скалы, а на северо-восток всё ещё были видны склоны Тыщи-Дыр, лишённые растительности и гораздо более светлые. Низкое солнце отбрасывало густые тени от рельефа, так что в низинах стояла сплошная темнота. Хорелька, заметив движение сбоку, схватила оптику, но посмотрев, расслабилась.

- Бараны, - цявкнула она.

- Ну, возможно поехать сюда было и не самым умным решением, но... - захихикал Пузырь, - Да ладно, понял. Хм, а почему ты уверена, что это бараны?

- Жруть колючки, - пожала ушами лиселка, - Чучела не жруть. Хотя, конечно, могли и приноровиться, но это уж совсем того.

- Ага. А как насчёт...

Как раз в это время загудел вызов, и это оказалась Лака, сидевшая сейчас на нефтебазе.

- Зверята, тут такое... - сглотнула полосатая лиселка, - Точнее, такое - у вас.

- Соизвольте вытявкнуться подробнее, - хмыкнул Пуз, но уже оглядывался и проверял, под лапой ли оружие.

- Эти долбаные идиоты уже приволокли резак к большому куску. Прямо сейчас наблюдаю, как они собираются его резать, - Лака явно была испугана, - Пуз, можно их как-то остановить?

- Дай подумать... - почесал морду Пуз.

Но подумать ему не дали. Событие случилось сразу, резко, как понос! Воздух и всё вокруг словно пошло рябью, как на экране при плохом сигнале, и в ушах мерзко зазвенело. Рябь прошла за пару секунд, но это были только цветочки. Пуз почему-то обернулся именно направо, и в боковое окно увидел на несколько секунд яркую пульсирующую черту, вертикально вверх из-за горизонта. Что-то ему подсказывало, что именно там и находится источник проблемы. Снова прокатилась волна "ряби", заставляя зажимать уши и жмуриться, потому как это было дюже неприятно. Грызь достаточно внезапно обнаружил, что Хорелька вцепилась в него, явно испуганная такими спецэффектами. Он погладил шёлковые рыжие ушки, но вряд ли уместно было бы сказать "не бойся" - пожалуй, сейчас был повод бояться, ещё как. Балет продолжался и перешёл в следующую фазу - небо вдруг резко потемнело, а грызи почувствовали облегчение... всмысле, начала происходить какая-то ерунда с гравитацией, конкретно так она уменьшилась. Они собственными хвостами ощутили, как машина качается на подвеске, потому как вес её куда-то подевался.

- Я тебя люблю, Пузырёк, - ласково прижалась к нему рыжая.

- А я тебя, Хорелечка, - и лыба таки появилась, несмотря на всё происходящее вокруг.

Через лобовое стекло они могли наблюдать весьма занятную картину, а именно то, как сверху медленно надвигается... да ну те впух, протёр глаза Пуз, серьёзно? Вместо неба был рельеф, такой же, как внизу, с горами и лесом! Грызи просто отвесили челюсти, в прямом смысле. Они могли ожидать чего угодно, но только не такого песка. Это что за долбаный цирк с физикой, возмутился грызь, наблюдая, как на горе, на коей они стояли, поднимается пыль и прыгают камни, словно вся она пришла в движение. Вероятно, так оно и было в натуре. Налетел жесточайший ураган, так что грузовик аж потащило в сторону, и Пузырю пришлось выворачивать руль, чтоб не перевернуться. В борт полетели камни, вызывая грохот, как от обстрела, и в кабину пыхнуло пылью, задутой в щели.

- За!Щитку! - перекрикивая грохот, заорал Пуз, - Пристегнись!

Неизвестно, есть ли в этом какой-то смысл, когда небо стало твердью, но грызь привык никогда не сдаваться. Тяжёлую машину проволокло по местности вместе с тучей пыли и щебня, поднятого ураганом. Пуз изо всех сил старался удержаться против направления ветерка, колёса буксовали, в то время как грузовик сдвигался задом наперёд. Снаружи становилось всё темнее, а горы сверху, казалось, уже совсем падают на голову. По крайней мере, это нетривиально, хихикнул грызь, и мельком глянул на лиселку. К его огромному удовольствию, та не сидела в ступоре, а шустро натягивала защиту - натушник, шлем, дыхприбор. Весьма вероятно, что... но додумать ему опять не дали. Жуткая картина с двойным ландшафтом рухнула так же моментально, как и возникла - бац, и нету. Грузовик тут же осел на рессорах, потому как вернулся нормальный вес, и поднятая пыль вокруг начала быстро падать обратно. Ну, это уже кое-что! Ураганный ветер не упал так быстро, но явно начал стихать, потому как исчезла сила, которая его питала. Глянув на юго-восток, Пуз убедился, что светящейся линии больше нет - зато оттуда поднималось характерное грибовидное облако пыли и дыма.

- Вспышка с тыла! - сам не зная почему, цокнул грызь, разворачивая машину гузкой к эпицентру.

К его очередной радости, Хорелька не стала уточнять, что он имел ввиду, а вместо этого закончила со своей экипировкой, и полезла доставать такую же для него. Через десяток секунд прошла ударная волна, снова подбросившая всё в воздух и наделавшая ещё пыли, но это уже было вполне терпимо. После столь серьёзного катаклизма наступила почти тишь, хотя ветер всё ещё швырял пыль, а со склонов катились потоки камней. Пуз дёрнул стояночный тормоз и кое-как оторвал от баранки дрожащие лапы.

- Ш-ш-ш... Кхм, тьфу! - клацнула челюстью лиселка, - Что это было?

- Не имею чести знать, - церемонно ответил грызь, и оглядел небо, - Но, кажется, уже всё.

- Пуз, Хоря!! - цокнул комм крайне озабоченным голосом Хеверта, - Вы как??

- В рамках климатической нормы, - доложил Пуз, - А вот наша синяя подружка, думается, вне оной.

- Очень вне оной, - фыркнула Лака, - Там кратер диаметром триста метров.

- О, спутники работают? - обрадовался грызь, - Значит, катаклизм локальный, что уже легче.

- Нипушнины себе! - выдохнула Хорелька, - Это пчёлы устроили? Просто резанув по кристаллу?

- Основная версия такая, да, - хихикнул Пузырь, приходя в норму.

- Эм... Зверята, тут такое... Точнее, у вас такое, - неоригинально сообщила Лака.

- Никогда такого не было, и вот опять, - прокомментил грызь, - Давай, вали.

- Тыща-Дыр оседает на глазах, похоже на большие тектонические подвижки. Так что вам будет лучше залезть в скафы, вероятно извержение с выбросом пепла и газов.

- Нет, - вмешался Хеверт, - Вода.

- Чё??

Пуз однако мог уже видеть это сам, безо всяких спутников. Закатное солнце как раз подсвечивало склон, и было отлично видно, как вся гора на многие десятки километров проседает вниз. А из тех самых дыр, которых якобы тыща, явственно хлынула вода. Издали казалось, что течёт так себе, но грызь соображал, что там изливаются просто хвостиллионы тонн воды!

- Хореля, готовим переправу вплавь! - цокнул грызь, вылезая из кабины.

Хореля не задавала ненужных вопросов, а также шустро метнулась к задним дверям. Переправу вплавь они задумывали вместе и даже отчасти тренировались, как оно, а склероза у лиселки не имелось. Так что, грызи очень быстро вытащили из кузова все шесть пустых бочек из-под топлива, и оттащили их к передку грузовика. Здесь в ход пошли буксировочные ленты, имевшиеся в большом избытке - они оборачивались вокруг бочки, а такой петлёй бочка притягивалась к корпусу. Смысл пантомимы состоял в том, чтобы прикрепить к морде машины поплавки. Кузов был частично герметизирован подлапными средствами, но тяжёлый перед перевесил бы - а шесть бочек по двести литров это более тонны водоизмещения, по идее, хватит. Ранее Пуз задумал этот ход для преодоления больших водных преград, но теперь, ясен пух, его вполне устроит просто не утонуть.

- Хевыч, как там обстановка? - осведомился грызь, не прекращая затягивать петли.

- Так себе, но могло быть хуже, - хмыкнул клюквоволк, - Пока объявили полную блокаду региона, воизбежание. Но на спасателей не рассчитывайте, они все заняты на эвакуации Скулина.

- Скулин это город воон там, - пояснил для лиселки Пуз, махнув лапой, - Вероятно, туда пойдёт волна потопа. Ничего, выкрутимся... хотя это не совсем точно.

- Ага. Вы на двадцать метров ниже уровня затопления, - сообщила Лака.

- Это не в пух, - не к месту спокойно цокнул грызь, - Поедем искать место повыше.

Оглянувшись на взгорье, он не увидел волны высотой двадцать метров - вероятно, её и не будет, но лучше перебздеть, как известно. Снова заскочив в кабину и убедившись, что Хорелька рядом, он дал по газам, насколько это позволяла местность и привязанные бочки. Глянув на рыжую, Пуз чуть не заржал в голос, потому как всё было ровно так, как он и предполагал: лиселка уже отошла от шока и теперь глазки заблестели от того, что происходит какая-то фигня!

- А нашим там ничего не угрожает? - уточнила она.

- Пока нет, - цокнул Пуз, - Волна пойдёт в эту сторону, здесь уклон до самого океана.

- Всмысле, пока нет? - икнула Хорелька.

- Всмысле, если кто-нибудь ещё возьмётся ставить эксперименты над кристаллами, это может возыметь слегка плачевные последствия, - грызь поёжился, - Впух, а мы чуть не сделали тоже самое!... Ну, почти.

- Нет, а ты видел это? - с восторгом цявкнула лиселка, - Что это было, копия Шелека сверху от нас?

- Ну это было бы крутовато, - рассудил Пуз, - Скорее, оптическая иллюзия. И гравитационная, да. Как раз из-за гравитации горный массив и пошёл вразнос. Наша удача, что под ним всего лишь подземное море, а не лава.

- Ага, вышло бы некрасиво, - захихикала рыжая.

Грузовик, завывая двигателем и грохоча бочками, козлил на камнях, поднимаясь вверх по склону - но грызь видел, что далеко он не заедет, потому как некуда, дальше только ниже. Хорелька высунулась в окно, посмотрела, и её энтузиазма немного поубавилось:

- Там текёт довольно сильно.

- Угу, - подтвердил Пуз, - Сейчас будем купаться. Главное не пить воду слишком много, как-грится.

Поскольку полной уверенности в плавсредстве не было, грызи полностью залезли в свои персональные защитные раковины - радиационный скаф, поверх которого крепилась ещё и броня от механических воздействий. Система скафа позволит достаточно длительное время дышать и под водой, так что, кой-какой повод для оптимизма имелся. Пока ещё не закрывая стёкла шлемов, рыжие любовались на селевых гусей феерического масштаба - по склонам валила огромная масса воды, как будто реально выплеснулось целое море. Что не очень нравилось - так это наступающая темнота, когда будет ни зги не видно, но это кое-как решалось наличием визоров. Услышав ещё один входящий на комм, Пуз отметил время - семнадцать минут после взрыва, кошарыня как всегда оперативна.

- Слышь ты, грызота! - прямо мявкнула Фейлин, - Это твоих лап дело?!

- Варианты? - ухмыльнулся Пуз.

- Ну вообще-то раз ты тут, то нет, - согласилась она. - З-зараза, надо было заниматься этими умниками до, а не после! Впрочем, теперь поздно.

- Совершенно верно, - подтвердил грызь, - Как я понимаю, транспорта сейчас не будет?

- Нет, - Фейлин шмыгнула носом, - Вы там держитесь, ладно?... Тупь ляпнула.

- Нормально, - заверил Пузырь, - Нас конечно смоет, но у нас есть плавучий грузовик и скафы на крайняк, так что всё будет в пух, хотя это и не точно.

- Она бы тебя, - Хорелька показала петлю на шею, - Если бы это ты.

- Так разве это было бы неправильно? - хмыкнул грызь, - К тому же, мы-то никогда не собирались резать кристалл плазмой, а резонансным делителем их пилили и раньше, и ничего.

Однако, пока они вели эти светские беседы, вода продолжала течь, и уже подходила вплотную к той горе, на которой стояла машина. Несколько минут поток обтекал её, но уровень всё рос и рос, так что перспектива становилась вполне очевидной.

- Так, плавника в воде мало, это плюс, - цокнул Пуз, - Не разобьёт машину.

- Слушай, а может быть, заякориться здесь? - предложила Хорелька, - Может, удержится.

- Впух, а это хорошая идея. Только вот мы уже не успеем.

Успеть не светило, потому как поток добрался до вершины и весьма резво захлестнул её. Уже через минуту машина начала подвсплывать, хотя всё ещё держалась колёсами за грунт. Грызи с любопытством пырились через визоры на картину того, куда им предстояло поплавать - водопад был нефиговый, во многие километры длиной.

- Надеюсь, тебе нравятся аквапарки, - захихикал Пузырь.

- Гусей топтать такими парками, - пробурчала лиселка, скатив его в смех.

Грузовик сорвался с места, и набирая скорость, пошёл вместе с потоком. Похоже, рассчёт на поплавки был правильный, машина стояла в воде почти ровно - спереди поддерживали бочки, сзади основную плавучесть создавал кузов. В неплотности кабины снизу начала хлестать вода, но не поднималась сильно высоко, пока "судно" имело плавучесть. Только вот с этим могли быть осложнения... грызи уже несколько раз испытывали, как колёса на скорости врезаются в скалу, и машину то подбрасывает, то накреняет. Однако, мореходные качества у этого крейсера оказались более-менее, потому как вся тяжесть сильно внизу, а водоизмещение - наверху, так что, перевернуть его не так-то просто. Единственное, что сильно не нравилось - это то, что корабль был неуправляемый от слова совсем, крутить колёса нет никакого толка, а приделать гребные винты и руль Пузырь как-то не удосужился.

- Пуз, ты почему не удосужился приделать гребные винты и руль? - сделала возмущённую мордочку Хорелька, - Это же очевидно, что можно попасть в наводнение!

- Косяк, ага, - заржал грызь.

- С долей шутки, грызька, - цявкнула рыжая, - А то я уже привыкла, что у тебя на всё есть ответ.

Грызька пискнул от удовольствия, поглядев на свою лиселочку... правда, за окнами на фоне всё также бесновался поток воды, нахлёстывая на кабину и вызывая озабоченность, сухо выражаясь. К тому же, судя по ветру за окном, скорость потока и машины вместе с ним была уже очень приличная, и если попадётся хорошая торчащая скала... Само собой, она и попалась. Грызи только и крякнули, аки утки, когда машину резко крутануло вокруг оси, причём продольной. Всякие предметы, которые лежали в кабине и которые никто не удосужился крепить, как в невесомости, полетели на потолок, а потом обратно, посыпая собой грызей - вот тут они удостоверились, что защита ещё как нужна! Получить хотя бы разрядником по балде - не подарок, а вот по шлему это получается так себе шлепок. Когда их снова перевернуло в нормальное положение, Пуз закрыл стекло шлема и показал лиселке сделать также. Теперь стало спокойнее, кроме того, они могли переговариваться, не перекрикивая грохот потока. За стеклом примерно вполовину его высоты бурлила вода, очень похожая на морскую, с поднятым песком, и сквозь неё просвечивали лучи фар.

- Это нам повезло, что взгорье сплошь пустое, - цокнул Пуз, - Были бы брёвна, расколотило бы сразу.

- Клаас, - цявкнула рыжая, заворожено пырючись на воду.

Пока ещё была возможность работать с навигацией и отслеживать своё местоположение, чем Пузырь и занялся, за отсутствием других насущных дел. Судя по всему, их уже снесло с нагорья и вскоре поток должен начать тормозить, заполняя низину на входе в Ширканскую равнину. Грызь попытался что-то разглядеть подальше от машины, но это не удавалось, потому как над потоком тянуло туман, и волны с брызгами начисто закрывали обзор. Вокруг установилась почти полная темнота, видимо, выбросы от катаклизма закрыли небо, и свет звёзд не проходил.

- Хорель, впереди низина, - сообщил новость грызь, - Там может быть замедление потока.

- Да мы вроде как не торопимся, - захихикала она.

- Справедливо, - проржался Пуз, - Я имел вслуху, что там можно попробовать зацепиться за что-нибудь, за дерево там или ещё чего, чтоб не несло куда пух на уши положит.

- Хм. Впринципе, можно вылезти через люк, - показала на крышу Хорелька, - А в кузове есть такой же как раз с этой стороны.

- Только вот он закрыт, - уточнил Пуз, - Да и вылезти не так просто, легко улететь.

- Нипушнины он не закрыт, я помню, - возразила лиселка, - А чтоб не улететь, подстрахуюсь верёвкой.

- А с чего это ты решила лезть лично? - хмыкнул грызь.

- А ты попробуй протиснуться, - показала ему язык рыжая.

Смысл балета был в том, чтобы залезть в кузов и достать оттуда буксировочные тросы, которыми таки можно попробовать заякориться. Кроме того, Пузырь сильно подозревал, что кузов таки вовсю затапливает, и если не включить насос для откачки, судно даст бульбулевского. А это пожалуй ещё больший риск, чем лазать через люк. В конце концов, верёвка действительно поможет, если что. Исходя из этих соображений, грызи приступили к операции, и когда машину в очередной раз вынесло на относительно ровное место, где не сильно качало, лиселка юркнула в люк, как лиса в нору. Благо, связь позволяла им перецокиваться, иначе Пуз сгрыз бы себе все когти.

- Отлично, я внутри, - сообщила Хорелька, - Ох и сыренько тут... по колено примерно.

- Насос у передней стенки, - подсказал грызь, - Трубу в окно, провода к питанию.

- Аа твою калошу, где тут эти провода... - зафыркала рыжая, копаясь в барахле.

У неё ушло конечно куда больше времени, чем это было бы обычно, но в конце концов насос заработал, и из окна полил поток, осушая кузов. Пуз попробовал завести двигатель и обнаружил, что это вполне удалось! Это ему было надо не для езды, потому как на плаву это получается так себе, а для получения электроэнергии.

- Огурец, Хорелястая! - ничуть не приукрашивая, похвалил грызь.

- Я конечно подмокла, но не настолько! - захихикала лиселка, - Бросаю петли, принимай.

В открытый люк упали ленты из синтетических волокон, которые и использовались в качестве буксира. Пуз втащил их внутрь кабины и прикинул, что можно из этого сделать. Ну петлю для набрасывания - да, только вот чтобы это сработало, потребуется торчащий столб в радиусе досягаемости, а это вряд ли. Грызь почесал было репу, но сейчас её закрывал шлем, поэтому пришлось чесать стекло.

- Чешешь репу? - осведомилась Хорелька.

- Ага. Из чего бы сделать якорь? Что-нибудь такое, что мы сможем сбросить на привязи.

- Я не полезу, - отказалась рыжая.

- Ну ты разошлась, лапушка моя, - умилился Пуз.

- Надеюсь, не на запчасти, - подтвердила вывод она.

Смех с мехом, а якорь они с собой как-то запамятовали взять. На ум приходила только запаска, её легко открутить, привязать к буксиру и выкинуть за борт - только вот толку от неё, колесо круглое. Пока грызи раздумывали, ситуёвина сильно поменялась - поток резко ускорился, а потом они и вовсе ощутили большую лёгкость... само собой оттого, что падали! Машина спрыгнула с водопада и пролетела прилично метров вниз, прежде чем бултыхнуться в воду. К счастью, там были не камни, хотя некоторый удар о дно всё же ощущался. Пуз закрыл люк, потому как при нырянии в него хлестало слишком много воды.

- Хореля, сядь в кресло, примотайся там хоть чем! - цявкнул грызь, - Возможны удары!

- Прогноз так себе... Поняла, - отозвалась лиселка.

Удары не заставили себя ждать, из темени вокруг стремительно появлялись каменистые склоны, и машину било о них с приличной силой. Несколько раз Пуз мог бы дать ухо на отрыв, что видел кроны деревьев, торчащие из воды - значит, их уже отнесло достаточно далеко, вглубь равнины, к лесам, потому как близко к взгорью их нету. З-зараза, подумал он, сколько экологического ущерба из-за одной синей тушёнки! Да и вообще ущерба, если уж честно.

- Хорель, ты как?

- Я не как, я кто, - ожидаемо ответила она, - Нормально, грызька. Палатки смягчают, если что.

- А, ну это в пу...

Как раз в это время корабль пошёл в очередное пике, и грызю стало не до цоканья. Машина провалилась глубоко в воду, так что та хлынула под давлением во все щели, а их тут изрядное количество! Тем более, постоянные удары разболтали все швы и соединения ещё больше, так что Пуз почувствовал то самое, что ощущает бельё в барабане стиральной машины - струи со всех сторон и лютую качку! За стеклом уже не было видать ничего другого, кроме аквариума, в котором проносился мелкий плавающий мусорок и... правильно, пузыри. "Привет пузыри" - подумал Пузырь, и заржал, насколько это позволяла обстановка. Если пузыри приносили только потеху, то вот кусок бревна, который вдарил в угол окна, таковую не обеспечил. Стекло треснуло, а в выбитый кусок хлынул ещё один поток, заливая кабину уже практически полностью. Если бы не скафы, то шанс напиться слишком много воды был бы близок к полному! Едва грызь подумал об этом, как кабина получила хороший удар сверху, так что стекло окончательно приказало долго жить, и Пузырь оказался в воде.

- Хореля, помни про дыхприбор, - на всякий случай цокнул он.

- Склероза нету... Какой дыхприбор?... Ладно, уткую.

- Скорее, рыбуешь, - поправил Пуз.

- Эээ слушай Пуз, а почему мы врезались в потолок? - задалась интересным вопросом Хорелька, - Насколько я помню, дно всегда было снизу, а не сверху.

- Ты задалась интересным вопросом, - согласился грызь, - Слышимо, пещера. Только не видно ни зги пока что.

В этом он ничуть не приукрашивал, в мутной воде даже довольно мощные фонари на шлеме скафа просвечивали от силы на пару метров, и Пуз не особо их жёг, экономя заряд батарей. Это было почти как в открытом космосе, когда вокруг темнота, и светятся только индикаторы скафа - если бы не долбаная болтанка, от которой уже заныл весь организм, сухо цокая. Судя по всему, машину прижало к каменному потолку, и она всё ещё плавала, за счёт сохранившегося воздуха в закрытом кузове и бочек, привязаных к морде. Так, столь большие пещеры должны быть указаны на карте, решил Пуз, и полез в комм, высвечивая экран прямо на стекло шлема. Как он и предполагал, соединения с сетью не имелось, сигнал на доставал на глубину. Вопрос только в том, на какую глубину, поёжился грызь. Тем не менее, он смог просмотреть сохранённые карты, и не увидел ничего, что могло бы его заинтересовать. Значит, провал открылся во время катаклизма, чтоб его.

- Пузырчик, а что нам делать? - осведомилась лиселка.

- Пока - находиться, - дал он точную инструкцию, - Если у тебя сверху воздушный пузырь, то высунься туда и пока дыши там, чтоб не тратить ресурс дыхприбора.

- Сверху воздушный, а спереди пушный, пузыри, - скатилась в смех рыжая.

- Эк тебя колбасит, лисолнышко.

- Ага, есть такое. Наверх вы товарищи, все по местам! Последний парад наступааает! Врагу не сдаётся наш гордый "Варяг"! Пощады никтоо не желаает!

Если не утону так лопну со смеху с ней, подумал Пуз, утирая выступившие от ржача слёзы. Но если серьёзно, то Хорелька подтверждала свою суперспособность, совершенно игнорировать угрозу жизни и получать удовольствие от любой истории, в которую она попадала. Сам грызь, несмотря на Крысу, никогда не трясся над своей жизнью, но инстинкт самосохранения это штука такая упрямая, а тут - его попирали лапами, как гуся ногами!... Представив это себе воочию, Пуз опять заржал.

- Всё, воздушок тю-тю, - сообщила лиселка.

- Заметно, - согласился грызь.

Машина встала вертикально мордой вверх, потому как бочки остались целыми и всплывали, а вот побитый от ударов кузов окончательно залило и он теперь тащил ко дну. Какое-то время рыжие испытывали состояние свободного плавания, а затем - явственный удар о камни, на это раз об настоящее дно. К удаче, течение уже ослабло достаточно, чтобы их не потащило, размалывая в кашу о выступы породы - машина просто застряла в ложбине, какое-то время помотылялась туда-сюда, а потом окончательно успокоилась. Вокруг стояла такая темень, что хоть ухо выколи, ничего не видно... что впрочем ни разу не удивительно. Пузырь, пользуясь визором, мог оглядеться на ближайшие десять метров и различить скальные выступы, в которых и сидел сейчас грузовик; в относительно чистой, для потопа, воде мельтешили пузыри и мелкие куски всякого плавучего. А ведь тут могут быть чучела, вздохнул грызь, ещё как могут, тем более в пешере. Впрочем, пока у него есть энергия от аккумулятора, которому затопление ничем не грозит, и значит, работает электромагнитная глушилка. Этим надо пользоваться, подумал Пуз, быстро осмотрел кабину на предмет полезных вещей, и с максимальной шустростью полез через окно водительской двери, наружу. Там присутствовало кой-какое течение, но явно не настолько сильное, чтобы снести его. Лишний воздух, который имелся в скафе вместе с организмом, придавал плавучести, так что в итоге двигаться можно ровно как в невесомости, а это грызь проходил очень основательно. Так что, ему не составило труда выплыть к окну кузова, и постучать туда монтировкой.

- Пуз, тут стучат, открывать? - захихикала Хорелька.

Само собой, она открыла, и помогла ему забраться в не слишком широкое окно. В кузове уже было куда как уютнее, чем в перевёрнутой кабине - главное, рядом была лиселка. Кроме этого, захламлённое помещение достаточно ярко освещалось лампами, так что здесь почти всё было видно. Например, рыжую мордочку за стеклом шлема. Тем не менее, Пуз не собирался игнорировать настойчивый писк своей Крысы.

- Хорельчик, как насчёт посидеть в потёмках? - ласково цокнул он, - Сэкономим заряд, а главное, не привлечём кого-нибудь лишнего светом.

- Ох, тут может быть кто-то лишний? - поёжилась она, - Ладно, давай выключать.

Вскоре они уже сидели в полной темноте, различая только еле-еле видные индикаторы внутри шлемов. Чтобы взять что-либо, приходилось включать визор.

- Как думаешь... тьфу, забываю, кому цявкаю, - фыркнула Хорелька, - Что думаешь по поводу ситуации, это наша последняя остановка, или как?

Пузырь подёрнул глазом оттого, что тут она нисколько не шутила, и была вполне готова к негативному сценарию, сухо выражаясь.

- Недостаточно данных для вывода, - правдиво ответил грызь, - Пух его знает, насколько глубоко нас затащило, и спадёт ли уровень воды. Шишово то, что воздуха у нас на пару часов.

- Ик? Ты же цокал, хватит на неделю!

- Это при очистке негодной атмосферы, а здесь её нет от слова совсем, - вздохнул Пуз, - Когда закончится ресурс блоков для поглощения це-о...

- Но если копнуть логику, как некоторые цокают, то вода налилась в каменную ёмкость, и шиш она уйдёт за два часа.

- Хм, это свежая мысль, - согласился грызь, - Сейчас попробуем кое-что.

На комме в частности имелась функция для фиксации маршрута, чтобы потом запустить его в обратную сторону - помогает от блужданий, в общем случае. Даже без связи с какой-либо сетью приборчик имел собственную систему ориентации и мог высчитать расстояния и всё такое. Потыкав в виртуальные кнопки, Пузырь с немалой радостью убедился, что эта штука сработала и здесь, потому как он не забыл включить навигацию. Весь их путь по волнам потопа не зашёл, но ему этого было и не надо, а только последние минут пятнадцать. Позырив сам, он показал это Хорельке, высветив экран на стенку:

- Судя по вот этой дребузне, до выхода метров семьсот.

- Ну тык надо делать ласты и валить, пока не поздно, - здраво рассудила лиселка, - Семьсот метров мы с тобой уж как-нибудь осилим, верно?

- Эт как пойдёт, - хмыкнул Пуз, - Но попробовать стоит.

В качесте ласт использовали куски пластика, привязав их кое-как к ногам; возиться в достаточно тесном пространстве, когда мало что видно, было крайне неудобно, и дело почти не двигалось. Тем более, стоило обратить внимание и на другой песок... Мельком глянув в окно, которое кстати так и осталось открытым, грызь чуть не заорал, потому как там проплыло что-то весьма большое, и это явно было не бревно. Скорее - змея с лапами, насколько он успел увидеть. Пуз немедленно взял под лапу винтовку, сильно надеясь, что она сработает и под водой, хотя бы в упор.

- Хореля, гости! - цокнул он, - Только не делай резких движений, не привлекай их.

- Чучела? - деловито осведомилась она, вытаскивая ствол.

- Пух знает, но кусать они наверняка здорово, вне зависимости.

Осторожно выглянув в окно и использовав визор, Пузырь убедился, что идея покинуть машину была так себе. То тут то там в мутной синей дымке шевелились то ли чучела, то ли просто местные организмы, но как и было верно подмечено, от этого ничуть не легче.

- По моему так мы здорово влипли, Пузырь Земляныч, - произнесла Хорелька, глядючи на это.

- Влипли бы мы, если бы нас смыло без скафов, - заметил тот, - Что более чем вероятно, заметь. Мало кто ездит по Тыще-Дыр с полной защитой от радиации, и если сейчас таковые там были, они все буль-буль.

- Не поспоришь. Но что делать с этими змеюками? Что-то мне подсказывает, что зубы у них не для красоты. Пушки сработают под водой?

- Пух знает... И скорее нет, чем да. Пуля-то полетит, а вот что будет с разрядом, не грызу.

Они какое-то время посидели, обдумывая этот песок, и слегка вздрагивая от того, что твари шуршали по обшивке кузова, проплывая мимо. Пузырь с большим трудом вернулся к обдумыванию мыслей, потому как в голову ему лезла совсем другая картина, а именно то, как они останутся тут навсегда. Снова помогли космонавтские тренировки! Подумав головой, грызь взял подходящую ерундовину, а именно длинную пластиковую ленту, и приоткрыв окно, высунул её конец наружу.

- Рыбалка? - захихикала рыжая.

- Неа, гидрологические исследования. Вот видишь, что происходит с лентой?

- Хм, ну... Её сносит, значит, есть течение.

- В запятую, - нисколько не удивился Пуз, - И течение весьма интенсивное. Есть некоторые основания думать, что вода всё-таки сливается.

- Какие именно основания?

- Такие, что если это не так, нам кранты, - прямо цокнул грызь, - Против такого течения, да среди змеюк, шиш мы куда уплывём.

- Понятно... это было бы печально, - ничуть не унывая, цявкнула Хорелька.

Пуз поглядел на неё через стёкла шлемов и понял, что это такое - "вывернуться на изнанку". Это то, что он сделает, чтобы вытащить её, ну и себя до кучи. Грызь позырил на индикаторы - уже сорок минут чисто под водой, блок поглощения це-о выработался почти наполовину. На самом деле, он будет работать часа три, потому что два - это полная гарантия, и есть запас. Только вот запасных блоков он как-то с собой не набрал, потому как не было никакого плана заниматься таким донным делом. Ещё пошарив мыслью вокруг, Пуз хлопнул себя по шлему.

- У нас есть ещё восемьсот литров воздуха при атмосферном давлении.

- Ик?... А, точно! - захихикала лиселка. - Этого хватит?

- Для чего хватит? - хмыкнул грызь. - Этого очень мало, но если фильтр сцедит оттуда кислород почти под ноль, то уже кое-что. Только вот достать этот воздух будет далеко не просто. Так, уважаемые кроты, давайте посчитаем...

Как космонавт, Пузырь знал про физику дыхания куда лучше, чем многие другие. Неизвестно как-что, а именно его показатель составлял четыре и восемь, всмысле - литров воздуха в минуту. Плохая новость в том, что это куда меньше нормы, по вполне понятной причине для космонавта это в пух. Впрочем, Хорелька тоже не лошадь, мягко цокая, и скорее всего, у неё примерно столько же. Значит, в среднем на двоих - десять литров в минуту. Поскольку лёгкие удаляют из вдыхаемого воздуха лишь около четверти кислорода, эти десять литров можно использовать четыре раза, ну будем считать для запаса, что три. Получается, каждая бочка даёт в районе шестидесяти минут для дыхания, а это уже кое-что!

- Так, Хореля, каждая бочка даст нам час на подышать, - хихикнул Пуз, - Поэтому, за дело.

- Опяяять, - изобразила разочарование она, - Утка, конечно. Цокай, что именно делать.

Бочек было четыре, и ещё в одной частично имелся воздух, частично - топливо, так что её тоже можно использовать. То что воздух будет пропитан парами топлива, сейчас не имело значения, фильтр легко отсечёт ненужное, только бы смесь содержала достаточно кислорода. Само собой, выпполнять эту операцию в стоящем вертикально затопленом кузове... это просто очень сильно смахивало на какие-то учения-ухомотания, там обычно такие задачки попадаются. Грызи достаточно быстро придумали хитрый план и приступили к его реализации, что характерно. Среди прочего барахла в кузове имелись и складные ёмкости из плёнки, которые имели объём в районе кубометра; кроме того, по верхней кромке в плёнке имелись кольца для крепления всякого, что сейчас было как нельзя кстати. Пропустив верёвку в эти кольца и привязав её внизу, рыжие сделали подобие водолазного колокола, тобишь оболочки, которая удерживает под водой пузырь воздуха. Не слишком вольготно, но они могли туда влезть оба и сидеть так, чтобы шлемы с воздухозаборниками оставались как раз в пузыре. Следующим этапом был изъят насос, самый обыкновенный, которым накачивают шины - теперь ему предстояло накачать воздух в колокол из бочек.

Перенести бочку было никак нельзя, потому как она имела большую плавучесть и сразу улетела бы вверх, к потолку. Пуз, скрепя Жабу, понял, что единственный вменяемый способ - продырявить снизу и всунуть туда трубку. Если сделать всё достаточно аккуратно, потери драгоценного воздуха будут минимальные, а результат достигнут. Главное, чтобы компрессор сумел качать и воду, потому как осушить его будет весьма проблематично. В итоге получилось фигурное сооружение: компрессор стоял внутри канистры, которую грызи как сумели герметизировали, а от неё шли две трубки - одна к бочке, вторая под колокол. Соль в том, что у агрегата нет входной трубы, он сосёт воздух отовсюду, и план был такой - сначала он выкачает из канистры воду, а потом начнёт закачивать через неё и воздух. Чтобы этот резервуар работал, была применена очень высокая технология, известная под названием "клейкая лента": да, здесь она имела хождение именно под таким названием, хотя по сути это был тот же самый скотч.

Гораздо больше ньюансов было с тем, как вывести шланг к бочке. Просто открыть крышку нельзя, она сбоку, и из неё выйдет слишком много воздуха. Но и работать спокойно, когда рядом плавают пухти кто, было весьма и весьма цокотно. Благо, Пуз так и не посеял до сих пор свой... уже, свой, перенож, и теперь этот инструмент ему здорово помогал. Путём некоторых манипуляций грызь заставил лезвие принять очень фигурную форму - в одну сторону просто шток, чтобы вставить в патрон дрели, в другую - круглая полая плашка вроде тех, которыми дырявят дерево. Опыт работы в невесомости крайне помогал, потому как это вполне похоже на работу под водой, отчего тренировки часто так и проводят, в бассейне. Без них Пузырю было бы очень трудно ориентироваться, и вряд ли он бы подумал привязать инструменты на шнурок. А привязать стоило, потому как он их тут же уронил, и без шнурка искал бы слишком долго. В общем, грызь потихонечку, чтобы не привлекать внимание всяких там, вылез из бокового окна, подтянулся по скобам на кузове, благо он почти ничего не весил в воде, и таким образом добрался до искомых бочек. Пару раз дрель вылетала из лапы, но шнурок выручал и вскоре Пуз наловчился сверлить и одновременно держаться самому, так что, процесс пошёл. Бочки всегда делались из очень тонкой жести, поэтому прорезать в ней отверстие под шланг оказалось просто. Засунув его до самого верха, Пуз быстренько сделал ещё несколько операций: поменял перенож на обычное сверло и сделал два маленьких отверстия рядом с большим. В них продел кусок провода, каковым привязал хомут, одетый на шланг - так будет держаться, а не вылетит при первом толчке. Пришлось повозиться и с канистрой, потому как поначалу она никак не хотела держать давление и компрессор гонял воду по кругу. Это нервировало, потому как индикаторы показывали, что поглощение це-о уже начинает заметно падать, а время работы блоков так вообще закончилось, и шло неизвестное количество "бонусного". Тем не менее, Пузырь не без помощи Хорельки намотал на канистру два мотка ленты, и тогда это возымело эффект: ёмкость начала сжиматься, потом из трубки пошли отдельные пузыри, а через минуту уже лупцевал хороший поток оных. Пузыри весело взлетали под колокол и образовывали там ту самую подушку, которую и хотели получить грызи.

- Кислородный пирог, кушать подано, - сообщил Пуз.

- Не, боюсь поправиться, - захихикала лиселка.

Высунув в "пирог" шлемы, они с немалым облегчением увидели зелёные индикаторы, показавшие "А", тобишь наличие пригодной атмосферы. Ну как пригодной, воздух был наполнен парами топлива, а содержание кислорода там стремительно падает, поэтому пригодно это было лишь через фильтр скафа. Теперь можно было посидеть в этом уютном, местами, подводном дупле, поржать... на самом деле, ржать старались меньше, потому как это расходовало воздух. Когда фильтры сцеживали весь кислород, и система сообщала об этом, снова включали компрессор и добавляли новую порцию воздуха из бочки. Вдобавок, по мере того как бочки будут заливаться водой, машину перестанет тянуть мордой вверх, и возможно, она примет более удобное положение.

- Ну, это успех, - констатировал Пуз, - Хотя и всего на несколько часов.

- Ниже дна не провалимся, надеюсь, - хмыкнула Хорелька.

Пузырь снова позырил на лиселку через стёкла и воду, не удержавшись подумать, что вполне может быть, это последняя возможность.

- Кстати, моя рыженькая, - цокнул грызь, - То что ты сказала во время взрыва, когда на нас падало каменное небо... это было в состоянии аффекта, или как?

- А ты отвечал в состоянии фефекта? - резонно захихикала его рыженькая, и пихнула скаф в бочандру, - Что за вопросы, Пуз, конечно я тебя люблю, если ты не заметил. Думаешь, из любви к кускам шелеканита я ввязалась в эту авантюру?... Хм, а ты мне раньше не цокал об этом. Нет, я знаю, что ты меня любишь, но всё таки.

- Потому что это мягко сказано, - грызь шмыгнул носом, - Я тебя обожаю, Хорелястая, всё для тебя сделаю.

- Пока что твой кислородный пирог мне пришёлся по пуше, - церемонно сообщила она, - А так, расскажи что-нибудь, чтоли, чтоб скрасить этот увлекательный вечер.

- Только не катайся по смеху, чтобы не тратить воздух, - предупредил Пуз.

- Хорошо, кататься не буду, буду просто ржать, - ожидаемо согласилась лиселка.

На самом деле она ограничилась хиханьками, когда Пузырь рассказывал о своих похождениях на Лисувине и о том, как он бакланил, давал тупака, и всё такое. Впрочем, грызь не был бы собой, если бы перестал думать о насущном - он умел немного думать и в два потока, когда необходимо. Так, размышлял он, где мне взять гребной винт, чтобы ускорить плавание? Получалось, что винт у него есть! В кузове имелся достаточно большой вентилятор, если запитать его от батареи - как раз и получится торпеда, то что нужно. Не переставая болтать, чтобы лиселочка чувствовала себя в пух, грызь принялся откручивать вентилятор от подставки и мастерить средство передвижения. Правда, нельзя было совсем уж топтать гусей, потому как минут через сорок вся система расходовала воздух из бочки, и приходилось переключаться на новую. Однако, работая снаружи, Пуз ощущал сильное течение, и это добавляло оптимизьма. Хотя, как-грится, пух его знает, но это не повод сдаваться.

По мере заливания бочек водой машина действительно съехала назад и теперь стояла криво, но хотя бы не вертикально, что сильно облегчало все операции внутри кузова. А Пуз проковырял переножом уже последнюю, и теперь ощущал некоторую озабоченность, мягко цокая, выпуская остающиеся литры воздуха в колокол. Он всё более склонялся к мысли, что следует попробовать рвануть против течения при помощи вентилятора, сидеть здесь до последней капли воздуха будет вряд ли умно.

- Прости, что притащил тебя сюда, - выдавил из себя грызь.

- Легко прощаю, Пузыревич, - ласково цявкнула Хорелька, - Я ни о чём не жалею.

- Хо... - цокнул было Пуз, но прикусил язык и прислушался, - Хо-хо. Булькает, слышишь?

А раз булькает, то где-то есть воздух! Те восемьсот литров, что они выпустили из бочек, не дадут такого эффекта, значит, пузырь где-то недалеко, под потолком, и образоваться он мог только из-за того, что упал уровень воды. Хотя это и не точно, но грызь немедленно полез наращивать шланг, примотал к концу пустую баклашку как поплавок, и стравил на всю длину за борт. Из самопальной системы жизнеобеспечения попёр поток пузырей, наполняя колокол! Индикаторы показали, что это вполне обычный воздух, а значит, можно ещё топтать гусей!

- Тык, на чём я остановился? - цокнул Пуз, - Значит, когда я работал грузчиком в порту...

Он действительно расцокал ещё сколько-то историй из прошлого, только теперь сидение под колоколом стало куда как более приятным! Пузыри шли не переставая, а когда грызь молчал, слышался всё более громкий шум оттого, что сверху бурлила вода. Уровень её однозначно падал, что не могло не радовать. Правда, рыжие уже просто одурели сидеть в тесной ёмкости, что мягко цокая не сильно удобно - но выныривать наверх казалось плохой идеей, унесёт течением опять пух знает куда, да и змеи там эт-самое. Отсидеть им пришлось не менее трёх часов вдобавок к остальным, уже проведённым в воде, прежде чем верх грузовика начал высовываться из бурунов; уровень постепенно падал, и ещё через час рыжие уже смогли наконец свернуть свой колокол и дышать просто потому, что вокруг был воздух, много воздуха! Остатки водички, весело плескаясь, утекали куда-то в неведомую глубь недр, откуда они и выплеснулись ранее.

- Фууф, чуть не искупались! - выдохнула Хорелька, - Что дальше, грызька?

- Спать, - заржал он, - Не, серьёзно. Мы мотыляемся уже давно, так что присутствует утомление, как считаешь? Так что, для начала надо покормиться и отсурковаться, и только потом всё остальное.

- Но нас наверняка ищут, - заметила лиселка, - Блин, Алу мне уши оторвёт за такие новости.

- Лезть без отдыха это неоправданый риск, так что часа четыре надо выделить.

- Ну как цокнешь.

Дело усложнялось тем, что кому-то предстоит стоять на посту и следить, чтобы их не зажевали местные тварюшки. Хотя глушилка исправно работала, и они не видели машину как таковую, но змеи вполне могли наткнуться на неё просто механически, что мимо пуха. Едва Хорелька устроилась отлежаться, а Пуз проверил огнестрел, снаружи раздался скрежет когтей по металлу, а затем огромная зубастая морда, похожая на рыбу-удильщика со всем её "обаянием", всунулась в окно. Грызь дал бы чучелу просто уйти, но оно явно не собиралось этого делать, а просто начало протискиваться в проём, цепляясь лапами. Пузырю не оставалось ничего другого, кроме как взять разрядник и щёлкнуть в упор. Это стоило ему сожжёной лампочки на потолке, а змеюка резко отлетела в сторону, но явно не получила проблем со здоровьем. Грызь тщательно закрыл все окна и люки, но это не особенно помогло - уже через пять минут сразу несколько змей стали обшаривать поверхность машины, и им не потребовалось много времени, чтобы обнаружить двери и начать раскачивать их. Пузу не осталось уже ничего другого, кроме как распахнуть дверь и разогнать "гостей" одиночными выстрелами на поражение. В закрытом помещении выстрел винтовки был просто ужасен, как по вспышке, так и по звуку, от которого башка потом гудела, как колокол.

- Поспишь тут, блин, - заворчала Хорелька.

К сожалению, спать пришлось именно в таких условиях. Неудобство чучел заключалось в том, что это не животные и не разумные, которых очень даже отпугнули бы выстрелы. Эти же напротив, собирались к машине ещё активнее, с брызгами перелезая залитые водой низины, оставшиеся после потопа, и тупо толпились возле дверей. Когда чучела чисто механически начинали напирать и были готовы ввалиться внутрь, Пузырь опять открывал огонь, делая по одному выстрелу в тушу - этого хватало. Соль в том, что у него было довольно ограниченое количество патронов, и косить очередями без разбору никак нельзя. Поражённые пулей и разрядом твари, как правило, сразу заваливались и начинали быстро превращаться в химическое сырьё, из коего состояли. Опять-таки, если бы не фильтры скафов, грызи задохнулись бы от одного обилия це-о и метана, которые сейчас выделялись в закрытое пространство пещеры. Единственное, что радовало, так это то, что количество чучел оказалось ограниченым - когда грызь разогнал первые пару дюжин, следующие собирались уже гораздо медленнее, и лиселка таки смогла слегка отдохнуть в перерывах между пальбой. После этого пришлось меняться местами, потому как и Пузырю следовало нажать на сурка, иначе он просто потеряет адекватность... остатки оной, поправился грызь. Спустя ещё часа четыре все имеющиеся грызи могли бы сказать, что кое-как пришли в норму, и готовы действовать.

- Ты видал, что это такое? - цявкнула рыжая, - Змеи соединены отростками, это как грибница.

- Да ладно? - зевнул Пузырь.

Далее он заржал, потому как Хорелька показала ему на длинное щупальце навроде большого дождевого червяка, которое лезло из щели. Благо, эти длиннолапы поражались простым разрядником, иначе могло бы стать кисло. Вспушившись для порядку, Пуз начал думать головой, и для начала полез на самый верх, осмотреться. Насколько он увидел через визор, потолок пещеры был метрах в десяти или поболее, а дно её покрывали валуны и трещины большого размера - однако, не настолько большого, чтобы 131й не протащился там, если использовать лебёдку.

- Лебёдку, ик? - икнула Хорелька, - Я думала, пешком проще.

- Проще, да не лучше, - заметил Пуз, - Здесь мы можем заряжать разрядники от батареи, а если уйдём от машины, то можем остаться без липездричества, что крайне не в пух. Судя по времени, на поверхности уже должно быть светло, но я не вижу света. Значит, тащиться до выхода неблизко.

- Верно. Может, выйти через вход?

Проржавшись, грызь приступил к аварийно-спасательным работам, сухо цокая. Открыв крышку мотора, которая и так еле держалась, он убедился, что грузовик скорее жив, чем нет: этот разбить не так-то просто. Единственное, почему он сейчас был в ауте - водой залило воздушный фильтр. Если бы Пуз не заглушил движок заранее, могло бы выйти долго, а так всего лишь разобрать фильтр, вылить воду, вспушиться. Проделав все эти операции за пять минут, несмотря на скаф и неудобные камни, на которых приходилось прыгать, Пуз вернулся в кабину, крутанул выключатель, и пещера огласилась рёвом мотора. Правда, этим тоже нельзя было злоупотреблять, мотор жрёт куда больше кислорода, чем пара клюквогрызей, и может сжечь весь, какой тут есть вообще. Кроме того, на звук немедленно бросились чучела, и рыжим пришлось хреначить с двух стволов во все стороны, чтобы отогнать их.

- Мне кажется, или у них нездоровый ажиотаж? - уточнила Хорелька, - Прямо хайп.

- Не кажется, - заверил Пуз, - Ну-ка попробуем гренки.

Гренок он взял с собой в поход достаточно, потому как собирался ставить на растяжки - собственно и ставил, но расход оказался куда ниже ожидаемого, и теперь практически все боеприпасы лежали в кузове нетронутыми. Выдернув чеку, грызь запулил шарик куда-то в темень, и рыжие пригнулись, чтоб не дразнить осколока. Правда, они таки получили по кумполам камнями с потолка, которые посыпались оттуда после взрыва. Зато чучела, судя по наблюдаемой картине, рванули именно туда, что и требовал лось! В следующий раз гранаты просто бросали из машины, чтобы быть под крышей, и шло нормально. Кроме того, Пуз кидал гранаты парами - одну чисто для привлечения внимания, а вторую через минуту, чтобы накрыть чучела, которые сбегутся туда. Как он и подозревал, популяция чучел здесь была большая, но не бесконечная, поэтому прореживать их вполне имело смысл.

В качестве поступательного развития, сухо цокая, клюквисы для начала зарядили все имевшиеся батареи, чтоб ненароком не остаться без оружия и глушилки. При этом, как уже было помянуто, следовало постоянно следить за уровнем кислорода, и когда тот начинал заметно падать - снижать обороты двигателя или вовсе глушить его на время. Сделав это, приступили к главному номеру балета - движению. Воисполнение оного номер первый становился на крышу кабины, чтобы иметь лучший обзор и сектор обстрела, брал под лапу всё доступное вооружение, и отгонял чучел. В это время номер второй разматывал лебёдку метров на сорок вперёд по курсу и забивал якорь, за который она крепилась. Когда везло - якорь можно засунуть в расселину между валунами, когда нет - приходилось ковырять камень переножом, делая отверстия. Когда привязь была установлена, оба номера залазили в машину, и та с жутким скрипом и дребезгом переваливалась по камням, более за счёт редуктора лебёдки, потому как колёса тут не помогали. Водителю этого великолепия следовало крутить руль так, чтобы машина не завалилась набок, и несколько раз таки выходил облом, и приходилось поднимать обратно.

Хорелька вытявкнула слова сомнений по поводу того, что такиим образом можно вообще хоть куда-то добраться, но Пуз пригласил её на крышу и показал в свете фонаря уже пройденый путь, который оказался далеко не коротким. Соль ещё и в том, что после нескольких "ползков" на лебёдке грузовик попадал на относительно ровное место и мог проехать сколько-то своим ходом, что увеличивало общий результат по длине дистанции. А главное, что по пути на них то и дело совершали набеги чучела, причём достаточно спонтанно и со всех сторон разом, так что уцелеть на открытом месте было бы весьма затруднительно. И это при том, что тут работали сразу три глушилки, а ведь на себе их не утащишь. В общем, как заметил Пуз, следует до последней возможности держаться за укрытие, благо, оно ещё и двигается, хотя бы кое-как. Возможность же оставалась до тех пор, пока путь был хоть как-то проходим для столь крупного объекта, а также пока ещё оставался топляк. По этому поводу стоило беспокоиться, потому как его и так оставалось негусто, а теперь автомобиль жрал по пятаку литров на каждые сто, и не километров, а просто метров.

Однако, наблюдения за окружающей средой, сухо цокая, добавляли оптимизьма. Когда грызь осторожно открывал стекло шлема и высовывал нос из разбитого окна кабины - он чувствовал явственный сквозняк, а это значит, что выход не так уж далеко. Может быть. Кроме того, стали гораздо дольше периоды, когда можно держать движок включённым, что подтверждало, что направление взято верное и темп соответствует эт-самому.

- Ох уж и впух, лапчонки болять, - сыграла в старую перечницу лиселка, хотя вряд ли шутковала, лапчонки уже болели и у Пузыря.

- Ну, могу только цокнуть, что осталось не так много, литров шестьдесят, - хихикнул Пуз.

- Да я не жалуюсь ни разу, если ты не понял, - уточнила Хорелька, - Лучше пусть болят лапы, чем не болит голова, потому что её оторвут. А вообще я просто в шоке от этой машинки! Думала, после первого же удара ей кранты, а мы её бьём и бьём, хоть бы хны.

- Суровый автопром Союза. Хотя по поводу "хоть бы хны", тут ещё вопрос, сколько с нас снимут за такое состояние арендованой техники.

- Вот скупердяй! - изобразила возмущение рыжая, - Чем и дорог пуху, собственно. А что, нету никакой там страховки на случай? Ну ведь со всеми бывало, что поехал на гору, она провалилась вниз, всё залило водой, пещера с чучелами...

- Страховки - нет, - проржавшись, ответил Пуз, - Это свободная зона, напоминаю, какая страховка. Благо, я могу это компенсировать из не совсем своих средств? Могу, так и сделаю, чо. Пчёлам вон ещё разгребать последствия катастрофы, которую устроила синекролиха.

- Ужасно, Пуз, - фыркнула Хорелька, - Ладно, давай выбираться уже, а то скаф надоел хуже горькой редьки.

Это было правдиво, потому как радиационный скаф, в отличие от космического, не предназначен для того, чтобы сидеть в нём долгое время. Шкура промокла от пота, и воняло внутри наверняка так, что хоть гусей выноси - и это ещё в случае с клюквенными морфами, натуральные звери вообще бы одурели. Цявкнуто - сделано, и клюквисы с немалым рвением перетащили машину через очередную россыпь валунов, опять кидали гранаты и отстреливались от чучел, а дальше их ждал неслабый такой бонус! Впереди открылось что-то вроде русла реки, только теперь в связи с катаклизмами оттуда ушла вся вода, оставив относительно ровную дорогу, покрытую щебёнкой. По этому "шоссе" грузовик уже ехал самостоятельно, и это было крайне кстати, потому как расстояние там оставалось ещё очень и очень приличное. Пуз прикинул, что всего они проковыляли около семи километров! И вот уже вечером, когда топляк уже бултыхался только в баке и подходил к концу, 131й, хромая на погнутой подвеске и скрипя, забрался вверх по огромной каменной плите, и рыжие воочию увидели вверху звёзды! Видимо, этот кусок потолка пещеры свалился от землетрясения, и через него внутрь попал поток воды вместе с машиной. Остатки потопа всё ещё сливались туда, но это уже было так себе, а не волна по всей местности.

- Привет звёздочки, - прошептала Хорелька, уставившись на небо, а потом пихнула в плечо грызя, - Опять спас, Пузырь-пуш.

- Три патрона, - показал винтовку Пузырь, - Остальное по сухому.

- Фуух, вот это приключение! - пришла в обычное состояние пуха лиселка, - Но повторять не тянет.

Оказалось, что они были ещё раз недалеко от жмурок, помимо всего остального. Пока они офигевали над тем, что удалось выбраться, из вечерних сумерек показались фары тяжёлой техники, и прямо через кусты и подлесок к провалу выкатилась целая колонна, ведомая бронетранспортёром. К счастью, 131й выглядел точно не как чучело, что спасло от очереди в упор. Как и предполагал грызь, это были вовсе не спасатели, а наоборот.

- Это вы оттуда выбрались? - кивнула на провал шельчанка, - Своевременно, потому как мы сейчас зальём его химией, для очистки от чучел.

Хорелька и Пузырь с некоторым ступором наблюдали, как к провалу подъехал 537й с цистерной на нём, и прямо вниз в яму пошёл щедрый поток какой-то дряни, которую потом ещё и подожгли. Если бы они промедлили на пол-часа, то сейчас весело превратились бы в шашлык. Но в данном случае "бы" точно не считается, и Пуз чуть не заснул прямо за рулём, осознав, что пока дело сделано. Он так бы и поступил, вне всякого сомнения, если бы рядом не была согрызяйка. И если после этого с-ралли по дну пещеры грызь был в состоянии съеденой мидии, то что цокать про лиселку, которая не проходила подготовку на космонавта! Из таких соображений Пузырь посидел в ступоре лишь пять минут, машинально ответив на вызовы от Хеверта с компанией и Фейлин - ясен пух, они были рады увидеть, что грызи не утонули. Невдалеке поднимался столб дыма, подсвеченый багровым пламенем, "ликвидаторы" производили над пещерой действие, известное как "очищение огнём".

Немалым усилием воли заставив себя снова начать двигаться, Пузырь для начала подрулил к ближайшему 537му, и попросил шелеков продать хотя бы сотку литров топляка, потому как остаться с полностью сухими баками ему не светило, мало ли сколько ещё придётся выбираться отсюда. Пчёлы нисколько не возражали и слили даже больше, целую бочку и полный бак. Заправившись, грызь порулил по следам колонны; из-за постоянных брёвен под колёсами и ухабов было почти незаметно, что сама машина хромает на все колёса и еле движется. Правда, теперь грузовик ещё и грохотал, потому как отчасти отвалилась выхлопная труба, и летело мимо глушителя. Но нельзя не признать, что всё это мелочи в сравнении с тем, что удалось вырваться из подземной ловушки, и рыжие именно так и думали. Как и подозревал Пуз, вскорости попалась подходящая полянка, а рядом была и низина, сейчас залитая водой от потопа, что тоже не лишнее. Пока он в достаточно шустром темпе оборудовал стоянку и разжигал костерок, Хорелька просто отключилась и мерно посапывала, привалившись к покорёженой двери кабины.

Кто мог бы подумать, что в такой ситуации грызь забудет поставить растяжки от чучел, но нет. Правда, теперь они все были привязаны к одной единственной гранате, последней которая осталась после похода по пещере, но это частности. Пуз, чувствуя второе дыхание, или как-то так, ухитрился напилить сушняка... ну как сушняка, мокрого сушняка, потому как тут всё недавно заливало. Тем не менее, это вполне годилось для поддерживания огня в костре. На жаркий огонь, в котором полыхали и с треском раскидывали искры поленья, воодружался котелок, потребный как для заварки чая и корма, так и для помывки. У Пузыря была специальная бочка для такого случая, которую он закинул в кузов при отправлении, и теперь она очень пригодилась; скипятив три котелка почти до кипения, он вылил их в бочку с холодной водой, получив горячую. Воду он черпал из этой самой ближайшей лужи, хотя и шиш забыл проверить её на опасности. Шибко помогала и другая ерундовина для походных условий, которую подсказал Хеверт: в барахолку между кузовом и кабиной, помимо всякого другого, засовывали жестяную трубу длиной в пару метров. Поставленная над костром, она обеспечивала тягу, и во-первых, позволяла очень быстро разжечь жаркое пламя с нуля, а во-вторых, выбрасывала дым подальше от сидящих у костра, что весьма в пух, если нет ровного ветра.

В общем, менее чем через час Пузырь осторожно растолкал лиселку, вытряхнул из скафа и провёл через самопальную "баню", чтобы промыть пушнину. Если лить воду не бездумно, то бочки горячей воды более чем достаточно, чтобы намыться двоим, даже если это такие пушные звери, как грызь и лиселка. В частности, пришлось отмывать пушные хвосты, а потом сушить их под вентилятором. Прополоскав пух, на этот раз в прямом смысле, рыжие уселись к костру греться и кормиться - не большие разносолы, чай да заварные супы из пачек, но сейчас это вызывало исключительное слюноотделение. Хихикая, но ничуть не шуткуя, Пуз пресёк попытки согрызяйки сожрать всю миску супа сразу, безо всяких там ложек и пережёвывания - а то плохо будет, давно известно.

- Не обманешь, клюквенная, - ласково цокнул он, - У тебя клетки по другому работают, ты можешь и месяц без корма обойтись.

- Мало ли что я могу, - проворчала Хорелька, но потом на мордочку вышла лыба, не хуже чем у самого Пузыря, - Ох Пузырёк, какая же ты лапочка. И отмыл, и накормил. Только всё равно как-то... лапы мёрзнуть, вот.

- Немудрено, - вполне правдиво цокнул Пуз, - Переутомление и всё такое. Давай лупани вот колесо, и залазь в спальник, а я тебе ещё грелку притащу, под лапки.

- У тебя блин и грелка с собой есть? - лиселка скатилась бы смех, не будь она столь ушатаной.

- У меня есть два компонента для создания всего, пластиковые бутылки и голова, - хмыкнул грызь.

Повезло с тем, что весь груз, который мог пострадать от воды, они всегда держали в герметичной таре, ведь грузовик предполагалось кунать в воду на переправах, да и вообще. Так что теперь у грызей не возникло нужды сушить одёжу, а Пуз нашёл какие-то панталоны, завязал узлом штанины и сунул туда по трёхлитровой бутылке с горячей водой - очень даже удобно для согревания лап. Лишь устроив свою ненаглядную лиселочку и убедившись, что она мирно засопела, грызь плюхнулся на хвост и позволил себе отсидеться какое-то время, имея на морде лыбу и пырючись на жирные звёзды, которые пырились на него в ответку с чистого ночного неба.

--

Кто-нибудь мог бы подумать, что официальные органы после такенного происшествия введут строжайший запрет трогать шелеканит, но Пузырь уже привык к реалиям Союза, и в меру сил пояснял это согрызяйке. Здесь всегда действовали ржано!... Кхм. Точнее, РЖано, что можно было расшифровывать несколькими способами: ради поржать, ради Жадности, и ради Жизни. В общем, принятые меры разительно отличались от тех, которые произошли бы где-нибудь в других местах. По общедоступным каналам было объявлено, что во всех регионах в скором времени будут созданы пункты приёма кристаллов, куда их сможет сдавать каждый желающий за приличную мзду. На сбор этой кристаллической макулатуры были мобилизованы шелекские "пионеры и комсомольцы", только вот количество их оставляло желать лучшего, так что, возиться им достаточно долго. Достаточно долго для того, чтобы кое-кто успел набить кристалликов в личные закрома Родины, как-грится, и утащить на орбиту. В свете вышецокнутого, мешать теперь никто не только не будет, а ещё и помогут. Также можно было бы предположить, что клюквисы на нефтебазе бросили работу, когда Пузырь и Хорелька провалились под землю на двое суток - шиш там! Жадный клюквоволк рассудил, что выжмет из дела профит даже без грызя, если уж вдруг так случится, а на самом деле и не сомневался, что этот скользский тип выплывет из любой ситуёвины. Тобишь, пока рыжие боролись за жизнь в пещере, он со своей командой-пух продолжал делать контейнеры, и добился в этом приличных результатов.

Вдобавок, теперь нечего было опасаться кункурентов, компанию по сбору шелеканита, которая допустила косяк с синекролихой, немедленно разогнали и завели дела на причастных для выдачи люлей. Сама виновница торжества хитро избежала какого-либо наказания, превратившись весьма в ничто во вспышке выделенной энергии. Распад кристалла вызвал перекос с метрике пространства, чем и объяснялся "гравитационный мираж", который имели честь наблюдать грызи. Правда, силу тяжести действительно колбаснуло, и Тыща-Дыр провалилась в пустоты под ней, выдавив оттуда многие кубические километры воды. Благо, это была самая обычная вода, даже не сильно солёная. Так что изменение рельефа в долгосрочной перспективе пойдёт региону скорее на пользу, чем мимо оной - вместо высушенной мёртвой горы образуется достаточно обводнённая долина. Город Скулин хоть и был залит волной, но из-за особенностей шелекской архитектуры пострадал слабо, так что количество жертв ограничилось теми пчёлами, что имели глупость помогать Шилле пилить кристалл плазменным резаком. Вышло так, что Хорелька оказалась точно права в своих предсказаниях о "пчелиных тушках", и теперь оставалось только поцокать. Ну и продолжать Возню, само собой!

Правда, для начала клюквисам пришлось высылать спасательную экспедицию за грызями, потому как добытого у ликвидаторов топлива никак не хватало на обратную дорогу. Тем более, машина была разбита в никакашку, а вдобавок - также была разбита и местность! Селевые обвалы, затопления, упавшие сухие деревья значительно затрудняли дорогу. Однако, вызывать какой-либо аэротранспорт было бы мимо пуха - во-первых, ЖД, и не железная дорога, а Жаба-Душит. Во-вторых, скоростной транспорт ещё какое-то время будет весь занят на ликвидации последствий катастрофы, и негоже отвлекать их от реально важных задач. В итоге Фело и Зиира покатили навстречу на 537м, нагрузив туда побольше топляка... ну как покатили, скорее стали пробираться, продавливая завалы и преодолевая залитые низины. У всей этой компании ушло не менее недели, чтобы наконец ухайдоканый по первое число грузовик оказался на базе. Но главное, что в целости остались все звери, потому как исправить машину куда как проще, чем организм.

Так что, когда Пузырь окончательно продрал яблоки от утомления, и осмотрел базу, он ни разу не увидел следов запустения, потому как оного и не было в помине. На разровняной площадке, откуда сгребли дрова и всякий хлам, ровными рядами стояли контейнеры, частично готовые, частично - частично. Выцокнув большое обобрение подобным подходом, грызь немедленно сел за числомашину, размял лапы и мозг, и совершил очередную порцию рассчётов. Получалось вполне очевидное, а именно - следует одновременно возить хабар и доделывать ящики, чтобы оптимизировать затраты времени. Да, они с большим запасом уложатся в рассчётный срок, но Пуз точно предпочёл бы потоптать гусей, нежели успевать в последний момент, причём перед стартом - ну напух такое. К тому же, момент был не моментом, а достаточно длительным периодом, в который следовало стартовать; сейчас навигационная служба писала, что это будет девяносто дней, но прогноз всё время менялся. Так что, стоило рассчитывать минимум на месяц-полтора призового времени, и грызь потирал лапы, так как времяпровождение обещало быть куда как веселее, чем обычно. И это при том, что и раньше количество унынья, выделенное Пузырём в окружающую среду, сухо цокая, приближалось к нулю.

Ещё одним бонусом, который получила компания в связи с инцидентом, была свалка барахла на площадке, где стоял ихний первый контейнер. Стоит ли упоминать, что едва рвануло, как шелеки побросали всё что можно и драпанули! Простая мысль, что шиш убежишь от такого, их не смутила. Когда же всё более-менее устаканилось, ихнюю "фирму" уже ликвидировали, и по сути песка, барахло стало бесхозным. Уточнив, действительно ли это так, Хеверт очень сильно возрадовался, и без зазрения совести убрал автосторожей, какие там ещё были, и заменил на своих! По итогу клюквисам отошли трофеи в виде дюжины различных прицепов, четыре бытовки, два грузовика не на ходу, и всякого по мелочи. Кроме того, они не собирались повторять прошлую ошибку, и теперь огородили всю площадку от и до, хотя на это ушло много ресурсов и времени - зато теперь точно есть куда сажать челнок, и где собирать контейнеры. При этом любые официальные службы, задумай они появиться здесь, никак не будут против такой деятельности, потому как сбор кристаллов объявлен задачей мирового масштаба и всё такое.

Действуя по вновь утверждённому плану, без шума и пыли, клюквенные разделились на две тактические группы, сухо цокая. Пузырь и Хорелька получили в усиление Фело и Зииру, и весело помчали грести хабар. Хеверт с Лакой и Третом остался на нефтебазе доделывать ящики, но поскольку на это ушло бы слишком много времени, он скрепя Жабу припахал и шелеков из тех, что колымили у него раньше. По крайней мере, подвозить всякие вещи от города и перекидывать ящики на площадку они кое-как могли, и то хлеб. Процесс обещал пойти куда быстрее, в частности потому, что теперь не надо будет искать секретные залежи, можно загрести и те, которые пыталась застолбить синекролиха.

Однако с самого начала Пузырь настоял на том, что следует испытать технологию деления кристаллов, потому как если она не работает, то всё остальное накрывается беличьим тазом. Пилить шелеканит после произошедшего никому не улыбалось, но вроде как все данные говорили о том, что так это будет безопасно. Оставалось надеяться, что пчела, которая пилила кристалл плазмой, не сказала в последний момент тоже самое! В итоге, прибыв на площадку, клюквисы оттащили контейнер подальше, и вытащили оттуда кусок.... Ясен пух, это легко цокнуть, но очень нелегко сделать, кусок как весил очень много, так и не похудел за прошедшие дни. Даже мощный подъёмник гнулся под его весом, вызывая опасения и всё такое. Зато "пила" сработала именно так, как от неё и ожидали. Достаточно присандалить к кристаллу провода и включить агрегат, и возникающий в объекте резонанс приводит к тому, что цельный кристалл делится на части - безо всяких спецэффектов, просто бац, и ничего. Кусок был поделён на две части, и каждую загрузили в свой контейнер, снова наполнив водой и включив систему очистки. Теперь, без лютого перегруза, это было куда как сподлапнее и безопаснее.

Вспушившись, клюквенные разбежались по машинам, и вся колонна снова тронулась в путь, нагребать в закрома. Благо, был учтён прошлый опыт, и теперь шло значительно более гладко. Во первых, освободили от прицепов трактор, и теперь при движении колонны кто-нибудь один ехал на нём, чаще всего - впереди, чтобы расчищать завалы, не отходя от кассы. Даже целая куча сушняка, наваленая на просеку, останавливала тяжёлую машину минут на пять, не более, после чего проезд оказывался очищен. В качестве заправщика теперь работал ещё один 537й, котрый пёр на себе цистерну плюс прицеп - так меньше тормозилась вся колонна, и увеличивался запас топляка. Кроме того, Пуз рассчитал, что следует применять другую тактику, нежели челночить всей колонной от базы к объектам, потому как незачем таскать запасы топлива и тяжёленный подъёмник. Вместо этого, когда контейнеры наполнялись, транспорт шёл выгружаться, а остальные двигались к следующей цели, чистить дорогу и подготавливать куски к погрузке, что тоже не моментально делается. Дабы не топтать гусей, количество конейнеровозов было увеличено до четырёх, а один водитель справлялся с ними благодаря всё тем же автопилотам. Кстати, больше техники взять было бы негде, потому как после взрыва всю её выгребли для ликвидации последствий - так что, Хеверт как обычно прошустрил вовремя.

В остальном, ясен пух, никто из имевшихся зверей не делал серьёзных морд, даже занимаясь перевозкой радиоактивных материалов - как катались по смеху, так и продолжали. Кататься летом по тайге и бывшему взгорью, которое теперь стало скорее Тыщей-Озёр, для них оказалось сплошным удовольствием. Тем более, если включить акустический глушак, чтобы рёв могучего движка не выбил остатки мозгов, это вообще сплошная расслабуха, потому как тяжеленная машина движется крайне плавно, плывёт, а не прыгает по кочкам. Тем более хорошо идёт, когда рядом рыжая, и не какая-либо случайно взятая, а та самая! Та самая тоже отсидела немало времени за баранкой тягача, с высунутым языком вращая оную и хихикая, как распоследняя белочь. Так-то оно точно в пух, когде смех с мехом, а товар на огромную сумму попадает ближе к точке продажи. Катастрофа частично затронула и орбитальную отрасль, челноки были задействованы для переброски спасателей, заводы делали срочные заказы, но вроде бы, это не настолько надолго, и как раз когда будут готовы ящики, челнок может начать таскать хабар на орбиту. Там ещё конечно Возня с закреплением всего этого добрища на грузовую связку, но это тоже решаемо... Пузырь так и продолжал зачастую копаться в таблицах и схемах, сидючи в кабине грузовика, потому как трясло в целом вполне умерено.

- Знаешь, кто бы мне раньше это сказал, шиш бы поверила, - цявкнула Хорелька, и уже вполне увереным движением воткнула передачу, - Радиоактивные кристаллы, возить по тайге... А оказывается, это очень даже потешно! Ну и Прибыль в обе стороны, конечно.

- Поперёк не цокнешь, - не цокнул поперёк Пуз, - Кстати, ты не передумала насчёт полёта?

- А что, надеешься на это? - хмыкнула лиселка.

- Ну Хорель, - фыркнул грызь, - Ты же знаешь, я буду счастлив, как индюк в мае, если ты согласишься.

- Насчёт конкретно индюка и конкретно в мае, вряд ли я бы догадалась, - засмеялась рыжая.

- Угу. Ещё конкретнее - с первого по девятое число в мае, - добавил ржи Пуз, - Кхм. На самом деле меня беспокоит только то, что ты очень шустрая, всё время куда-то бегаешь, лазаешь...

- Как кот, - подсказала она, - Боишься за цветы на подоконнике?

- Конечно. Конечно нет, боюсь за тебя, рыжулька. Я ведь показывал тебе, что представляет из себя жилик, это трёхэтажная бочка, и соответственно, это примерно три комнаты. И всё.

- И всё, - попыталась представить себе лиселка, и мотнула ушами, - Трудно представить, правда. Но Пузырёк, я всё-таки не совсем кот, у меня чуть лучше развита думалка. Надеюсь, я могу справиться с такими ограничениями. Там ведь есть статика сети с Лисувина?

- Статика есть, - подтвердил Пуз, - Только вот справиться может быть настолько трудно, что и не стоит пытаться, сухо цокая. Как я цокал, это индивидуально, как рост, например.

- И чем тебя не устраивает мой рост, выпушня кусок? - изобразила возмущение Хорелька, - Да понятно, понятно. Кстати, рост у меня небольшой, для закрытых помещений самое то. А главное, ты ведь цокал, что в крайнем случае можно будет использовать сурок-камеру. Или это не совсем так?

- Это совсем так, - кивнул грызь. - В общем, если ты согласна, то действительно, технических проблем не имеется.

- Но мне всё же кажется, что камера мне не понадобится, - приоскалила зубки лиселка, глянув на согрызяя, - Если бы как по другому, был бы вопрос, а с тобой я вполне готова просидеть годик в бочке, тем более, трёхэтажной.

- Ты меня очень радуешь, Хореля, и в частности этим, - признался Пуз. - И чем я только заслужил такое, аж цокотно становится.

- Ну, это как посмотреть... яма!

- Щта?...

Само собой, в следущие секунды грызь испытал свободное падение, потому как морда машины плавно ушла далеко вниз, в ту самую яму. Благо, реакция у грызя была довольно быстрая, иначе он имел все шансы приложиться башкой об потолок, а то и свернуть шею. Это была одна из особенностей 537го, он мог переваливать через гораздо более резкие складки рельефа, чем обычный автомобиль, только при этом передок поднимался метра на четыре, а потом падал вниз... с непривычки можно и огрести. С привычкой же - одна только потеха, если водитель вовремя цявкает "яма!". У Хорельки с этим всё было в пух, на самом деле - даже более в пух, чем у кого-либо ещё, потому как она недавно села за руль такой машинки, и отсутствовал "замыл глаз", когда действия становятся автоматическими, а не обдуманными, что чревато. Впереди, брыляя из трубы чёрным дымом, карабкался по просеке жёлтый трактор, скидывая с дороги упавшие сухие стволы гидравлической клешней, причём зачастую даже не останавливался при этом. Наблюдая это дело, Пуз слегка хмыкнул - Фело вошёл в раж, топчет работу стахановскими темпами, и пока что это исключительно к месту. А вот когда придёт пора ворочать радиоактивные вещи - там это вообще никак не подходит, надо обязательно не забыть и придержать этого разлисяя за хвост. Возвращать в город тушку, выжженую радиацией, совсем не улыбалось.

По мере выполнения плана работ клюквисы получили возможность лично устроить ещё один атракцион, а именно - переправу по дну реки. Раньше её здесь переезжали вброд, но после землетрясения реку сильно разнесло, так что русло расширилось раз в пять, уровень воды поднялся на метры, затопив обширную территорию - впрочем, соседний берег было видать в оптику, что уже в плюс. Как и было цокнуто ранее, тяжёлой машине нет большой разницы, катиться наполовину в воде, или полностью в ней, если обеспечен доступ воздуха к двигателю. Для этого на 537х имелись штатные поплавки и шланги длиной аж в пятнадцать метров, которые крепились к воздушному фильтру, и дальше можно было не дуть в пух, теоретически. Правда, кабину при этом затапливало полностью, так что вести машину приходилось в скафе и по приборам, потому как ни зги не видно. Благо, приборы действительно были - обычный нафигатор в комме вполне сойдёт, чтобы держать направление. Ровным счётом все участники похода, кроме Пузыря, выцявкнули сомнений слова относительно исхода такой операции, но на этот раз грызь точно знал, что делает. Жадничает, вот что, цокнул он сам себе, и повёл грузовик прямо в мутный поток! Это было не слишком приятно, потому как в частности, напоминало недавнее сидение в скафе под водой, но вполне терпимо; на средних оборотах движка Пуз уверено провёл машину через старое русло реки, понырял по залитым низинам, и выбрался на противоположный берег.

- Остаётся только один вопрос, - цокнул он, - Форель жарим сейчас, или потом?

- Эк тебя приложило, рыжий, - скатилась в смех Хорелька, - Пусть лисята жарят, если хотят.

Форелька набилась прямо в кабину через открытое окно, и когда вода вылилась через щели, на полу остались биться несколько весьма увесистых рыбин. Лисята ничуть не отказались, и после того как вся колонна перешла через разлив, быстренько обработали рыбу. Пуз легко отказался, потому как рыбу он никогда не жрал слишком сильно, а теперь, слышимо, вообще не будет, просто за компанию с согрызяйкой, которая кормилась исключительно растительными продуктами. В частности, это позволяло не тратить время - пока кое-кто чистил рыбу, рыжие могли спокойно посидеть на берегу, притаптывая гусей, образно цокая, и получить очередную порцию потехи от обоюдной прибочности.

Как показала практика, лиселка тоже не тот зверь, который склонен долго нежиться на солнышке. И не только потому, что погода завернула на облачность, по небу полетели клочковатые тучи, и периодически проливались осадки. Просто Хорельке хватало десяти минут покоя, чтобы переключиться на следующий этап возни, и снова бегать, как белка по ёлке, тряся ушами и хвостом. Это чрезвычайно нравилось Пузырю, хотя он и подумывал о том, что такой режим не самый лучший для межзвёздного полёта. С другой стороны, цокнул себе грызь, я-то чем отличаюсь, такая же белка-хлопотушка, и как мне это помешало? Да никак, по ходу шерсти, а значит всё пух в пух. Тем не менее, Пуз поставил себе в задачи, чтобы точно не забыть, озаботиться дополнительно, чем можно занять одну шуструю лиселку на несколько месяцев. При всём обожании он понимал, что если она вдруг начнёт дурить, то не поздоровится им обоим, а это неприемлемый сценарий, сухо цокая. А в целом Пуз просто опушневал оттого, насколько ему пришлась в пух эта рыжая - чуть более чем полностью, без преувеличений!

Ну а пока что они снова катались, и огромные колёса 537х месили грязь на заросших лесных просеках, где порой много лет не прокатывалась покрышка. Достигнув цели, колонна становилась организованым лагерем, а не как пух на уши пошлёт...

- Пуз, ты случайно до прапорщика не дослуживался? - осведомился Фело, - А то повадки знакомые.

- Во, - показал кукиш грызь, - Повадки одинаковые, но стоящий за ними смысл слегка разный.

- Я бы сказал "как страшно жить", - фыркнул лиселкач, - Но припоминая Шиллу, есть мнение, что это всё же лучший вариант.

- Пщу, не поминай всуе, - отмахнулась Зиира.

- Так что, Хореля, готовься, - захихикал Фело, - Этот организатор тебе устроит.

- А что, завидухи? - сделала троллемордие Хорелька.

- Да она сама кому хочешь устроит, и даже усчетверит, - погладил шёлковые ушки Пуз.

- Ну, что я тебе и цявкал по поводу грызей, Зир, - хмыкнул серый, - Прощай мозги.

Однако, всё это были только философичные растечения мыслей, а на самом деле разлисяи вели себя очень дисциплинированно, не желая повторять ошибок синекролихи. Особенно они входили в строевой режим, когда приходило время ворочать кристаллы, и главное - "пилить" их. Пуз с Хорелькой лишь хихикали, а эти так вообще работали с серьёзными мордами, и можно было подумать, что они прям эт-самое, а не того... но это если не знать, какой дурью они маялись после работы. В остальном же операции проходили уже вполне планово: протягивались провода, и агрегат делил кристалл на заданное количество частей. Затем каждая из оных при помощи средств механизации грузилась на транспортную раму, рама - в контейнер, контейнер - на машину, машина... нет, машина уже просто уезжала. Предварительно следовало ещё провернуть добычу воды, пропуская через фильтр десятки тонн оной - как оказалось, дистилировать не обязательно, достаточно чтобы просто была относительно чистая. Воду закачивали из любого попавшегося водоёма - это значительно облегчало путь с пустыми контейнерами, потому как вода в них весила весьма прилично. Нагрузив четыре единицы, отряд приступал к мероприятиям по дезактивации, прятал в отдельные ящики грязные инструменты, отмывал скафы, пропускал через установку использованную воду, и наконец, всё вокуг заливалось реагентами. В итоге место, где ранее лежал кристалл, становилось гораздо чище по радиоактивности, чем было, а в перспективе - станет вообще чистым, так что, мирополезное дело наморду!

Два имевшихся в наличии "доверься-мне-я-инженер"а, а именно Пуз и Хеверт, недолго ломали головы и сделали простую и эффективную схему, позволявшую разгружать контейнеры на площадке без помощи тяжёлого подъёмника. Для этого использовалась насыпь, ограниченая бетонной стенкой из плит, найденых здесь же; в высоту она соответствовала базе 537го. Технология была такая, что грузовик подъезжал к насыпи вплотную, контейнер откручивали с креплений, а затем лебёдками стаскивали на насыпь просто волоком, благо, вниз идёт легче, чем вверх. Таким образом ящик двигался в одну сторону метров сто, а потом слегка вбок, чтобы освободить дорогу следующему. Такая вакханалия не могла продолжаться долго, тяжеленные контейнеры ломали плиты и копали грунт, но клюквисы не ставили себе целей построить грузовой терминал, как это непременно сделал бы кто-нибудь нежадный. Да что там долго искать, Фело с Зиирой так бы и сделали! Они ещё недостаточно раскормили зелёную у себя на шеях, иначе сразу поняли бы, что это вообще незачем, потому как цель всего балагана - прогнать через площадку два десятка ящиков, может быть чуть больше. Тобишь, когда насыпь и бетон вокруг придут в никакашечное состояние, это уже не будет иметь никакого значения. Беречь эту площадку, которая стояла заброшеной многие десятилетия, это на любителя, какового тут не нашлось.

Было дело, Фейлин заикнулась было, что можно вообще бросить весь это цирк и топтать себе гусей, результат будет однопухственен, как ни странно. Соль в том, что кампания по сбору кристаллов наберёт обороты, и они потоком повалят в пространство, так что, скорее всего, их легко будет получить по низкой цене. Само собой, Пузырь отказался от такой идеи. Да, немного избить ногами баклуши стоит, но не пол-года же. Если уж цокать совсем честно, то он опасался, как бы Хорелька не соскочила в последний момент. Это поначалу идея совершить межзвёздное путешествие кажется ей привлекательной, а по мере поступления информации рыжая может и одуплиться, что это так себе приключение. Но это более вероятно в том случае, если у неё будет время подумать, а вот если не давать ей выныривать из Возни, потёр лапы грызь, тогда шансов будет побольше... Фыркнув на себя за такие мысли, Пузырь выкинул всё это в корзину - ничего не буду делать специально, решил он. Лиселочка сама согласилась на такую авантюру, исключительно потому что на две морды с ним, а это такое доверие, что Пуз просто слов не находил, чтобы описать это. Да что там, за всю его весьма долгую жизнь не бывало ничего подобного.

Само собой, никто не упарывался. Всмысле, и в этом случае тоже, ведь все имевшиеся клюквисы имели значительный опыт, а если не придерживаться темпов и упарываться, даже с полезным делом - чаще всего это приводит к скоропостижному исходу, а не в клюкву. Расквитавшись с очередным куском аномальной псевдоматерии и вычистив радиацию, пуши плотно усаживались в своём лагере, неспеша кормились, пырились на Мир вокруг и перецявкивались.

- Вот чего я не совсем понимаю, - цявкнула Хорелька, - Так это почему ты вообще начал кататься по тайге, космонавт? Ну всмысле, ведь этот твой "Цыплёнок" наверняка надо приводить в порядок перед очередным полётом, так?

- Ага, - зевнул Пуз, - Именно это сейчас там и делают соответствующие морды.

- Нутк это идёт вразрез с Ж-стью, которую ты культивируешь. Я привыкла, что ты из шкуры вон лезешь, только бы не купи... кхм! В общем, делаешь своими лапами. А тут такая растрата в астрономических, в прямом смысле, размерах.

- Тут всё просто - произвол, - цокнул грызь с серьёзным видом, и заржал, - Да ладно, не только произвол. На самом деле, когда у тебя возникают какие-то вопросы, прокручивай процесс в динамике, и всё станет на свои места.

- М, - попробовала рыжая, - Действительно! Я как-то упустила из слуха, что ты оттоптался столько месяцев в консервной банке, и продолжать это дело на стоянке было бы явным перебором. Правильно?

- Да. Только ещё стоит добавить, что это не вопрос каких-то хотелок или удобства, а просто медицина. Если не отстаиваться на планетах, последствия неизбежны.

- Кстати, а почему ты так рассчитываешь сроки? - уточнила Хорелька, - Ведь по сути пуха, осталось притащить три партии, и считай, дело сделано. Или нет?

- Или нет, - кивнул Пуз, - Собрать всё это барахло в грузовую сборку, которая не рассыпется по пути, и при этом будет весить как можно меньше, это тоже та ещё возня. Придётся как следует покрутиться на перегрузочной станции, я уже там кое-что запустил... А что, мягонькая, ты утомилась? Можем закинуть это всё в пух на какое-то время.

Пузырь некоторым усилием воли преодолел Жабу и цокнул совсем честно:

- Если совсем честно, то я закину в пух вообще всё, только бы это понравилось тебе.

- Это так приятно, Пузырёк, - потёрлась об него бочком лиселка, - Но пока я ещё вполне в форме, как ты можешь это видеть глазами. Может быть, притопчем гусей, как некоторые выцокиваются, после отправки кусков на орбиту? Только если без ущерба для всего дела, а то я уже тру лапы.

- А, жабёнка таки того? - захихикал грызь, - Между прочими гусями, Хорелястая, ты наковыряла тут работы на несколько миллионов монет. А также, что ничуть немаложадно, приобрела компетенцию по работе с активными материалами.

- Несколько лимонов, ты серьёзно ржёшь, или как? - скосила мордочку рыжая.

- Ну а как у тебя с математикой? Номинально груз будет стоит лимонов сто, подели на семерых клюквисов, вот и всё. Есть конечно сильные подозрения, что получим мы в разы меньше, но это всё равно весьма допушнины. Тебя это тешит?

- Кхм, даже не знаю, - непроизвольно потёрла шею Хорелька, - Я никогда не встречалась с такой ситуацией, когда... лимоны, да. На Лисувине ведь зарплаты сам знаешь, не огромные.

- Вполне справедливо, - пожал ушами грызь, - На Лисувине мы не можем сделать ничего столь же полезного, как здесь.

- Подожди, но как это получается, - фыркнула лиселка, - Ты оплачивал всё это барахло со счёта корабля, разве тебе не надо будет вернуть туда?

- Тык сколько оплачивал, столько и верну, - заржал Пузырь, - И всё пух в пух! Могу даже больше накидать, если будет настроение.

- Подожди, а почему вы делите только на клюквисов, а пчёлы? - заикнулась Хорелька, но быстро поправилась, - Хотя, вопрос снимается.

- Вот именно. И любой суд подтвердит, что они не заслужили, - фыркнул грызь.

- Ох Пуз, - покачала ушами рыжая, - Это конечно справедливо, но кое-где нас бы на куски порвали за такую финансовую самодеятельность. Я просто чувствую, как бомбит у шелеков по этому поводу, они ведь такие. Не думаешь, что нам стоит опасаться?

- Неа. Милиция Союза - это не полиция, рыжулька. Они работают РЖано, как я уже упоминал, и пока мы делаем мирополезное дело, то нас они будут прикрывать ещё лучше, чем остальных. А пчёлы, к нашей удаче, не только "такие", но ещё и ленивые и трусливые, в массе, и побоятся за свои ульи, образно цокая. Кроме того, пока они тут все будут раскачиваться, мы уже умотаем.

- Хм? А ты не думал когда-нибудь вернуться на Шелек, или?

- Почему бы и да, - пожал ушами Пуз, - Послушаем, как оно там пойдёт. Но насчёт "умотать" заявление остаётся в силе. Просто космонавты пользуются определённой степенью защиты, как ты знаешь. Поэтому просто каким-то пчёлам будет практически невозможно найти нас, после того как мы покинем систему, и вернёмся снова через несколько лет. А главное, никто и искать не будет, уверенность чуть менее чем полная.

- Знаешь, эти союзные, - хмыкнула Хорелька, - Всегда всё делают на пользу, но при этом с изяществом тяжёлого танка, который раздавит любое препядствие, не заметив.

- Бескомпромиссное добро, - захихикал грызь, - Как-грится, "утопим в крови все попытки посягнуть на гуманность". Мне это по пуше, а тебе?

- Фырк, - чётко выразилась лиселка, припушаясь к согрызяю.

Иногда рыжие даже совершали походы вокруг мест стоянки с вполне корыстными целями, искали подлапный корм. Несмотря на то, что всё вокруг на многие сотни километров считалось "почти-чистой" зоной после нано-катаклизма, на деле биосфера цвела в полный рост. Этим подтверждалось то мнение, что главный фактор - это занятость места. Даже после ядерного взрыва земля восстановится, а вот если поставить город - то на этом месте не будет ничего кроме города, пока тот не будет ликвидирован. К удаче для Шелека, его аборигены вели крайне скученый образ жизни, в подавляющей массе, и оставляли площади планеты для всей прочей жизни кроме себя, сгрудившись в свои ульи. Если когда ранее им были необходимы различные ресурсы, то теперь, при высоких технологиях, практически нет, и всякая хозяйственная деятельность сводилась к минимуму - настолько, что Хеверт качал нефть прямо под Мункейпом, потому как ему просто было не лень заморочиться. Для Хорельки и Пузыря это означало возможность насобирать грибов и ягод, а если бы они были очень голодные, то и поймать какой-нибудь организм в пропитание. Таковых по лесам бегало достаточно, похожие то ли на косуль, то ли на зайцев животины с большими окороками постоянно попадались на глаза, сигали через дорогу, когда по ней пёрла колонна.

Грызь получал тысячекратную потеху, потому как теперь имел возможность не просто погулять по лесу с рыжулькой, но и много чего показать ей, как тут что, и где добывать корма. Лиселка конечно не первый раз была в лесу, но насаждения в бункерах на Лисувине это одно, а реальная Дичь, где за кустами вполне может существовать волк, и отнюдь не клюквенный, это совсем другое. И задача любого разумного организма - существовать снаружи этого волка, а не внутри, сухо цокая.

- Сразу определимся, - читал лекцию Пуз с серьёзной мордой, - Объём, заведомо меньший объёма Вселенной, будем считать внутренним объёмом волка, а всё остальное, ограниченное его геометрическими формами - внешним.

- От блин, теперь буду знать, а то бы точно перепутала!

- Звучит смешно, - признал Пузырь, - Но я лично писал такое в программу, чтобы ввести такие понятия в машину. Не слишком просто оцифровать то, что кажется элементарным, типа внутри и снаружи, левое и правое...

- Орёл и письменный стол, - подсказала Хорелька.

- Быстро обучаетесь, лисельчарыня, - церемонно сообщил грызь, и присел возле плотной куртины травы, - А вот это есть ничто иное, как зонтичный гриб.

- Похоже на мухомор, - честно цявкнула лиселка.

- Похоже, но, смотри выше. На самом деле это вполне съедобный плодовый телоид.

Грызь разгрёб траву вокруг здорового, сантиметров в тридцать, "мухомора" пёстрой окраски, и аккуратно вытащил его из земли, после чего заровнял ямку и вернул всё на место.

- В общем случае лучше выкрутить, а не резать, - пояснил он, - Да и удобнее это. А сам грибец берём, вот так чистим шкуру со шляпки...

После очищения шкуры гриб выглядел куда как более съедобным, с белоснежной мякоткой, имевшей приятный запах. Само собой, для операций с грибами, как и всеми столь же не твёрдыми вещами, грызи использовали такой инструмент, как собственные когти.

- А ножку? - уточнила Хорелька, с интересом глядючи на это грибное колдунство.

- А ножку тщательно очищаем, моем, вывариваем три часа, снова очищаем, и выбрасываем, - ухитрившись не хихикнуть, произнёс Пуз, - Да ладно, ногу сразу впух. И да, видишь как они растут?

- Снизу вверх, - сделала наблюдение рыжая.

- Не только. Они растут кругами, - показал кружок грибов грызь, - Поэтому когда видишь один, то по кругу можно найти ещё. Слишком мелкие не берём, слишком крупные - вешаем повыше на ветку, чтоб споры разлетались подальше.

- Есть впечатление, что кое-кто имел долгие беседы с грибами, - заметила лиселка.

- Вряд ли ты представляешь, насколько долгие, - без шуток цокнул Пуз, - Но знаешь, беседы с тобой это куда как приятнее.

Хорелька хихикнула и пихнула его в пух.

- А травануться ты не боишься, старый натуралист? Всё-таки другая планета, то да сё.

- Да сё, - кивнул грызь, - Поэтому сначала изучаем теорию. Теория говорит, какие отравляющие вещества есть в здешних организмах вообще, и в грибах в частности. Далее берём маркеры, которые позволяют определить наличие оных веществ... Короче цокая, берёшь лук. Сойдёт и дикий чеснок, на самом деле, вот такой. Тушишь вместе с грибами, если синеет - употреблять категорически нельзя.

- А если не синеет?

- Тогда как повезёт, - цокнул Пуз, и когда все проржались, уточнил, - Да ладно, если чеснок или лук в порядке, то и ты будешь в порядке.

- Учти, я ведь это запомню, - предупредила Хорелька.

- Хорошо что предупредила!...

--

Обширная площадка, частично заложена бетонными плитами, частично просто разровняная наскоро, отлёживалась боками под синим летним небом, на которое намалевались разводами высотные белые облака. Задувающий тёплый ветер гонял по бетону пыль и мелкие камушки, а солнышко грело достаточно для того, чтобы превратить это открытое место в сущую сковородку. За то время, пока компания осуществляла свою операцию по сбору кристаллов, планета не стояла на месте, и лето в данном регионе вышло к своей макушке, принеся соответствующие температуры. Было настолько тёплышко, что клюквисы зачастую выходили возиться ночью, а дрыхнуть днём, потому как иначе даже они схватили бы тепловой удар. Участки сухого леса стали напоминать порох и вспыхивали жутким пламенем от каждой искры, так что если бы не современная противопожарная служба, всё вокруг давно бы выгорело в ноль. Для бригады-пух это также означало, что не стоит кататься на 537х через сушняк, потому как отлетание искр весьма вероятно. Благо, они и так уже заканчивали это делать, поэтому могли со всеми основаниями похихикать и потереть загребущие лапы.

Всё барахло, какое ещё оставалось на площадке, убрали на один из краёв, а ведь там было не только то, что использовала компания, но и пчелиное, на которое наложил лапу Хеверт. Впрочем, у него вполне будет время разгрести это всё, после полного завершения операции. На самой площади, теснясь от центра, стояла только длинная шеренга контейнеров, поставленых не вплотную, а со значительными зазорами, как того требовал новый ХП, тобишь Хитрый План. Всё это были обычные стальные ящики, весьма бывшие в употреблении - обшарпаные и крашеные кто во что горазд; зато теперь на каждом с торца громоздилась надстройка, а содержимое стоило просто моё_почтение, как-грится. Последним этапом подготовки к третьей фазе операции стало то, что Пузырь и Хорелька расставили по периметру ультразвуковые пугачи, которые должны были в заданное время удалять с площадки всю более-менее крупную фауну и птиц. Не снижавший степени крысторожности грызь даже испытывал эту систему заранее, и потом долго вытряхивал из ушей гул - оказалось, надо использовать специальные глушилки, чтобы не запугать самого себя этим ерундовинами.

И вот наконец Пуз смог усесться на хвост в импровизированном командном пункте, который устроили, ясен пух, в широкой кабине 537го. Отсюда открывался отличный вид на площадку, а если что, то можно успеть дать по газам и сохранить тушку. Имея перед собой числовую машину, грызь мог осуществлять координацию всех действий... по крайней мере, пока работала связь.

- Четыре минуты, - мявкнула Фейлин по своему каналу, - У тебя там всё в пух?

- В пух подтверждаю, - даже не хихикнув, цокнул Пузырь, и глянул на сидевшую рядом лиселку.

- Чисто, - цявкнула Хорелька, осматривая площадку в оптику.

- Фело, Зиира, как у вас, слонов не наблюдается? Посадка через четыре минуты.

- Только бегемоты... Всё чисто, сажай.

- Фей, площадка готова, - цокнул грызь.

На этом моменте он словил изрядное ощущение нереальности происходящего, отчасти это был баг его сознания, но тем не менее. Ему отчётливо казалось, что ещё вчера он "вёл беседы с грибами", как изволила выцявкнуться рыжая, а сейчас по его отмашке прямо сюда садится целый орбитальный челнок, вы что, серьёзно чтоли?!... В это было трудно поверить, когда стояла тишина и только ветер задувал в открытое окно машины. Но поверить пришлось, потому как с западной стороны сначала появился звук, а потом он быстро перешёл в оглушительный рёв. Почему аппарат подходил именно с запада, у космонавта вопросов не вызывало: садиться лучше в таком направлении, взлетать - в противоположном, чтобы использовать вращение планеты, дающее нехилые бонусы. Когда реактивный рёв стал явственно близким, Пуз на всякий случай завёл двигатель - да ну впух, бережёного хвост бережёт. Особенно если требуется беречь не свой хвост, а согрызяйкин, который гораздо дороже. Разглядеть челнок даже в относительно чистом небе не удалось до того момента, как он буквально спикировал на площадку, как цыплёнок на коршуна! В воздухе просто сразу, бац! - и появилась тушёнка с треугольным крылом, крашеная в белое.

- Всем внимание, пылью не дышать! - предупредил Пузырь, и не шутил ни разу.

Непосвящённому уху казалось, что челнок точно расшибётся, настолько стремительно он упал вниз, но Пуз знал, что пилот просто экономит топляк... на самом деле, здесь использовалось не топливо, а рабочее тело для двигателей, питаемых от всё того же термоядерного устройства, но поскольку "рабочее тело" было слишком длинным словом и могло быть понято привратно, говорили привычное "топливо". Четыре движка аппарата разом повернулись вниз и выдали полную тягу, останавливая стремительное падение. Любоваться белой машиной, которая спускалась на струях синего пламени, пришлось недолго, потому как выхлоп со страшной силой ударил в площадку, и случилась та самая пыль, о которой предупреждал грызь. Благо, все заранее нацепили на морды шлемы от скафов, иначе действительно, отдуваться очень долго - в машину ударила целая волна пыли, так что и внутри кабины на какое-то время только и клубился жёлтый туман, и видно было одно большое ничего.

- Посадка прошла успешно, всем бобров, - хихикнула Фейлин.

Когда пыль осела, стало понятно, что аппарат весьма крупный, и не вызывало сомнений, что он способен утащить два контейнера. Белая тушка, словно гусь, возвышалась над рядом ящиков - в частности потому, что она выпустила длинные стойки шасси.

- Ну как Фей, ты вылезешь посмотришь, или сразу? - уточнил Пузырь.

- Вылезу? Ты опушнел чтоли, - фыркнула кошка, - Упало мне этой рухлядью управлять лично. Я сейчас на перегрузочной.

- Вот же крысятина! - не удержался грызь.

- С кем поведёшься, - резонно ответила она, - Так, никому не суваться под выхлоп, буду маневрировать!

- Это её собственный челнок, - пояснил Пуз для Хорельки, - Я думал, она сама прилетит.

- Выпей окрысина, - посоветовала лиселка, хихикая.

Пожалуй, стоило выпить окрысина, потому как это был первый раз, чтобы кто-то перекрысил Пузыря - всмысле, первый раз на глазах у его согрызяйки, так-то конечно бывало и раньше, хотя и нечасто. Челнок же, дав перегазовочку, развернулся и пополз по площадке к своей цели, двум отдельно стоящим ящикам. Судя по всему, кошарыня или часто этим занималась, или хорошо погоняла симулятор - машина двигалась очень уверено, поплёвывая на ямы в бетонном покрытии, и прямо на ходу открывая нижний грузовой люк. Без практики было очень легко напортачить, но это явно не тот случай - машина накрыла собой контейнер, даже не особо притормаживая по ходу, как на показательных учениях! Из раскрытого "брюха" упали захваты на тросах, и буквально за десять секунд, поёрзав по металлу, зафиксировали контейнер, причём не абы как, а подхватив его снизу, как надёжнее. Такая механизация была нужна именно для таких моментов - это если сейчас идти ногами цеплять тросы, потом отцеплять, пройдёт пол-часа, а за это время движки сожгут уйму ресурса и РТ, что мимо пуха, как и глушить их на короткое время. Такие соображения избавили от возни, и спустя минуту контейнер уже исчез во внутренностях аппарата, а тот перекатился к следующему. Стоит отметить, что всё это время даже работающие на холостых оборотах двигатели гнали достаточную волну, чтобы от челнока протягивался длиннющий шлейф пыли, накрывающий заросли на краю площадки. Хорошо, если пожарники реагируют на температуру, а не на дым, а то будет некрасиво. Без акустических глушилок, работающих на полную, даже находиться вблизи было бы проблематично, чтобы не получить проблем со слухом - рёв стоял просто дикий. Хорелька, несмотря на все прибамбасы, просто прижала уши, и сидела хихикала.

- Момент истины! - цокнул грызь сквозь грохот, - Тоесть, момент жадной истины!

- Груз на борту, - сообщила Фейлин, - Всем отойти!... Поехали!

Развернувшись носом к востоку, челнок дал полную тягу, и прокатившись по площадке совсем немного, поднялся в воздух, снова выбрасывая во все стороны плотную волну пыли. На этот раз сквозь пелену грызи разглядели огненные хвосты, стремительно уходящие вверх. Когда развеялась пыль, машина уже превратилась в точку в небе, и за ней начал тянуться белый инверсионный след. С минуту все присутствовавшие клюквенные сидели в афиге, настолько их впечатлило близкое знакомство с мощью орбитального челнока, а ведь это ещё далеко не самый большой. Наконец в эфире стало слышно, как кто-то возится в кабине своей машины.

- Пщу... вы это видали? - икнула Зиира.

- Видал, но не всё понял. Можно повторить? - церемонно цявкнул Фело.

- Можно, - правдиво ответил Пузырь, - Повторение ещё десять раз через каждые два дня, места согласно заранее купленным билетам, как-грится... Что цявкнешь, Хореля?

- Е, - чётко выразилась Хореля, с полным удовлетворением оглядывая площадку, на которой осталось уже на два контейнера меньше.

--

Часть восьмая

--

Хотя Пузырь и просидел следующие три недели слегка на измене, это не помешало физике сделать своё дело: челнок, челноча между площадкой и перегрузочной станцией, вытащил в пространство все контейнеры, загруженые компанией, так что, этот этап был успешно завершён, и появилась возможность притоптать гуся, образно цокая. До последнего момента были сомнения, а не придёт ли кому в голову, особенно в пчелиную, запретить вывоз шелеканита с планеты, но нет. А уж если груз попал на станцию Союза, это другое кудахтанье, аборигены там не особо что могут сделать. Опосля такого успеха клюквенные выполнили свою раннюю угрозу, и забросив на время Возню, отвалились на отдых. Кто-нибудь мог бы невзначай подумать, что клюквисы воспользуются обычным порядком, потому как добраться до любого места планеты не представляло больших затрат монет и времени - но, само собой, шиш. Хеверт сразу крякнул, что курортные зоны на море - это так себе, плюс там полным полно унылых пчёл, которые будут жужжать. Вместо этого клюквоволк порекомендовал махнуть купаться на реку Шифт, потому как это относительно недалеко, там Дичь, а вода ещё теплее, чем в морях. Пожав ушами, собрание так и сделало, выкинули всё лишнее барахло из грузовика с бытовкой на нём, запаслись хавчиком, и погнали.

Тем более, после завершения этапа у Пузыря не было никаких причин зажимать "зарплату", обещаную клюквисам, и он без зазрения жадности перечислил эти монеты. Отдать им полную долю он пока не имел возможности, так что и. Главное, теперь они могли набрать всякой фигни и обжираться оной, вызывая этим изрядный ржач. В итоге после первого же магазина кунг машины оказался набит всяким кормом, и оттуда раздавался постоянный звук жевания. Иногда - можно, рассудил Пуз, ведь разлисяи несколько месяцев питались походным рационом. Правда, им потом поплохеет, но это частности. Рассыпая рожь, как идущий с ржаного поля грузовик с дырявым кузовом, 131й прокатился сначала по окраинам Мункейпа, собирая всякое в торговых точках, а затем заехал к терминалу аэропорта, забрать хорелькину подругу-клюкволису, которая согласилась прикатиться отметить удачный Акт Жадности. Выглядело это так, что на стоянку, забитую одинаковыми машинами-обмылками, с воем трансмиссии выкатился крашеный в защитку грузовик, возвышаясь над всей этой пчелиной массой, как гусь над курами. Кажется, кто-то из аборигенов даже бросился бежать, на всякий случай, а к компании очень быстро подошли местные милиционеры - но придраться было не к чему, и они свалили.

- Ща смотри, - пихнула Хорелька локтем согрызяя, хихикаючи.

Как она и предположила, выйдя из дверей терминала к стоянке, Мигалу оглядела её, и никак не провела паралелей между Хорелькой и монстроидального вида грузовиком, торчащим из массы машин.

- Хорель, ну я вышла, вы где? - тявкнула она в комм.

- А ты дедукцией попробуй, учёный-топчёный, - захихикала рыжая.

Лиса подтвердила, что она с дедукцией у неё всё в порядке, потому как подумала, и пошла к 131му. Тут уж Хорелька выскочила, и сгребла её в лапы, так что только закружился рыжий и серо-чёрный пух. Пузырь пырился на это с широченной лыбой, потому как обе самочки были просто прелесть, такие изящные зверушки с большими ушками и пушистыми хвостами! Впрочем, на всех остальных зверушек грызь заглядывался исключительно эстетически, а вот своей любовался вовсю, как-грится.

- Здорово кусать, лисярыня, - цокнул Пуз, привспушившись на всякий случай.

- Кусать здорово, Пузырь-пуш, - кивнула ушами Мигалу.

Из окон и даже люка в крыше кунга повысовывались разлисяи, некоторые при этом не переставая хомячить, так что все имевшиеся в наличии снова скатились в смех. Устроив клюкволису со всеми удобствами в кабине, Пуз убедился, что все находятся внутри автомобиля... да-да, та самая теорема про объём Вселенной и всё такое... убедился, и погнал себе потихоньку в заданном направлении. Само собой, что для начала Мигалу истрепала им уши по поводу того, как им удалось не перепить воды во время катастрофы, а ведь были все шансы на это! Одна инициативная группа шелеков, которые охотились на чучел в том районе, утопла в полном составе, а в сети имелось полно видео насчёт того, как привалило водички в Скулин - примерно по уровень третьего этажа. Там тоже были жмуры, хотя это чуть более чем полностью заслуга их самих, бестолочей. Клюкволиса вполне искренне поблагодарила грызя за то, что тот вытащил Хорельку из такой передряги - всё же ей это было отнюдь не всё равно, как уже было замечено.

- Ну, это бросьте, - хмыкнул Пуз, крутя баранку, - Я ведь не прилетел откуда-то специально, верно? А когда спасаются группой, это какбы ну всё такое, вы поняли, коллективное творчество.

- Да, но дышать воздухом из бочек это было твоё творчество, - напомнила Хорелька.

- Да, но я вообще-то космонавт, им такие ситуёвины вбивают в голову, особенно как раз с воздухом.

- Не оправдывайся, грызька, - захихикала лиселка, - Потому что приговор уже вынесен, образно цявкая.

Грызька не стал дальше "оправдываться", хотя подумал о том, что будь он там без своей рыжульки, шансы на жмурный исход были бы гораздо больше, реально. Просто он не стал бы так рьяно бороться за жизнь, вот и всё. А тем временем 131й лопатил по трассе, занимая крайний ряд; мимо пролетал поток машин, движущихся раза в два быстрее, но пчёлы не решались жужжать на помеху в движении, потому как знали, что бесполезно.

- Кстати о пчёлках, - цокнул Пуз, - Мигалу-пуш, а чем вы вообще занимаетесь? Если не секрет.

- Не секрет, - пожала ушами она.

- Так расскажи, - скатилась в смех Хорелька, потому как чёрно-серая и не подумала продолжить.

- Да нет, правда, секрета нет, - засмеялась Мигалу, - Просто очень трудно подобрать слова так, чтобы они были понятны без длительной предыстории... Тявкнем так, одна из наиболее глобальных задач, к которой относится наша работа, это ммм... в частности, это называется "бидео". От слов видео и бидус. Видео оно и есть видео, а бидус он и на Лисувине бидус...

Пузырь притормозил, потому что заржал в голос и мог бы совершить ошибку. Снова поехали только после того, как проржались.

- Ну да, Алу, всё объяснила просто на шестёрочку, - цявкнула рыжая, утирая слёзы от смеха.

- Нутк, уметь надо, - хмыкнула лиса, - Кхм. На самом деле, речь идёт о внутреннем зрении сознания, у разумного существа или его имитации, в программе, например. Внутрезрение это не есть шестое или сто шестое чувство, это так сказать способность осознавать ту информацию, которая попадает извне через остальные чувства.

- Уже гораздо понятнее, - кивнул Пузырь, - У цифровой камеры зрение гораздо лучше нашего, а вот понимать что она видит - не может от слова совсем.

- Именно. Так вот есть мнение, которое уже почти равно доказаному факту, что все различия в разумных, сколько их не есть во Вселенной, заключены во внутрезрении. Имеются ввиду различия в мышлении, как вы понимаете.

- Тык если подумать... поразмышлять, - хихикнул грызь, - То ведь это очевидно.

- Отчасти да, - согласилась Мигалу, - Но вот вряд ли очевидно, что сила внутрезрения находится в прямой зависимости от определённых биохимических реакций в мозгу, а это было доказано. А различия, о которых мы упоминали, как раз и заключаются в "силе" внутрезрения, а не в чём-то ещё.

- Это уже подробности, - обдумав, кивнул Пуз, - Я мог бы подумать, что разные мозги обрабатывают по разному одну и ту же информацию, а ведь она к тому же не бывает идентичной.

- В целом это конечно так и есть. Но объективно, если рассматриваемый объект круглый, то как ни обрабатывай информацию - в конечном счёте он круглый.

- Объективно да, - хмыкнула Хорелька, - Но есть ребята, которые очень быстро организуют учение, и будут утверждать, что шар квадратный, по миллиону придуманых причин.

- Выдумать можно любую чушь, - усмехнулась Мигалу, - Но тот у кого сильное внутрезрение, не нуждается в выдумках, тем более чужих. Как бы это объяснить...

- Бидео, видео и бидус, - подсказал грызь.

- Хорошо что подсказал, а то бы не дотумкала... Так вот, представьте себе, что популяция существ находится в тёмном помещении, и освещён лишь круг в центре, где они тусуются. Это - ограничения по внутрезрению. Пока вокруг сплошной "туман информации", да ещё и бесконечный, как в реале, это даёт отличный повод выдумывать, что же там находится, в темноте, и организовывать учения. Но если мы повышаем фактор внутрезрения во много раз, освещая всё вокруг и убирая туман, то называть шар квадратным станет оочень затруднительно.

- Угу, - переварил Пуз, - Ясно. И что, вы делаете колёса для расширения внутрезрения?

- Ну если совсем просто, то да, - усмехнулась клюкволиса, - Только это "немного" сложнее, чем может показаться. Настолько, что даже технологии и наука всей галактики пока не решили эту проблему полностью.

- Или это мы так считаем, - уточнила Хорелька.

- Поскольку нет возможностей знать всё, считаем как считаем, - пожала ушами Мигалу.

- Не решили полностью? - склонил ухо Пузырь. - А частично, значит, решили?

- Частично да. Думаю вы знаете, что в милиции и военных структурах Союза служат в основном ка-вэ. Так вот это не само собой разумеющееся, они как раз давно открыли технологический метод усиления внутрезрения. Проблемка лишь в том, что ка-вэ происходят из уникального мира, в котором жизнь состоит в том числе из хромовых, а не углеродных белков. Это сильно другая биохимия, и просто так скопировать их опыт на кого-либо другого не получится.

- Тоесть, у них есть колёса, которые делают их умнее? - почесала ухи рыжая.

- Нет, - мотнула мордочкой клюкволиса, - "Умнее" это не то понятие. Можно иметь очень высокий интеллект, но при этом крайне слабое внутрезрение. Те "колёса", как ты изволила выцявкнуться, которые есть у ка-вэ, повышают именно их способность воспринимать окружающий мир. И при том, что они пользуются этой технологией уже сотни лет, всё ещё есть определённые косяки и непонятки. Это к тому, чтобы было понятно, почему требуется астрономическая прорва работы для решения этой задачи. Конкретно та группа, в которой состою я, занимается... пфф, ну это будет совсем долго. Скажем так, лишь очень малой частью общего исследования.

Пырючись на дорогу, которая всё также крутилась под колёса машины, Пузырь проникся заявленными клюкволисой вещами. Чтож, это уже сильно в плюс, что она вообще может хоть как-то объяснить, к чему конкретному имеет отношение её работа - многие научники этого не могут ни в какую! А значит, у них как раз проблемы с внутрезрением, хихикнул грызь. Кстати, подумал он...

- Получается, Алу, ты занимаешься тем, чего так не хватает Земле, - произнесла Хорелька его мысли.

- Ух ты, - спокойно тявкнула Мигалу, - Всего пара лет, а ты уже догадалась, хвалю.

- Алу! - возмутилась рыжая, - И ты мне не тявкнула?!

- А зачем? - резонно спросила она, - Видишь, ты сама докумекала. Надо ведь тренировать этот, как его, ну который между ушами.

- Это весьма хитрый план, лисярыня, - усмехнулся Пузырь, раздумывая, - Хотя выстрел его знает, как поведут себя люди, если им подкрутить этот фактор.

- Вот это строго научный подход, - одобрила лиса, - Да, скорее всего, никто из нас не увидит никаких результатов, но это не повод ничего не делать. А экспериментировать придётся крайне осторожно, потому как эта материя очень легко ломается, и очень тяжело чинится.

- Хах, - фыркнул грызь, - Дай-ка угадаю, почему ваша группа занимается этим на Шелеке?

- А вот это уже секрет, Пузырь-пуш, - серьёзно произнесла Мигалу.

- Какой секрет, где? - завозилась Хорелька.

- Твой догадливый грызь думает, что мы уже проводим опыты на популяции разумных, - хмыкнула клюкволиса, - На пчёлах. Думаю, шиш вы мне поверите, если я тявкну, что это не так, поэтому считаем, что я промолчала.

- Нет, ну надо так, а? - сделала возмущённую мордочку лиселка, но быстро вернулась к хихиканью.

Пузырь же в очередной раз подумал, что в клюкву просто так не приходят, хотя поначалу кажется, что приходят именно просто так, по принципу "понабрали по объявлениям". Ведь по сути песка, никому вообще это не запрещают, вздумалось - да вперёд! Только вот что потом с этим делать, в долгосрочной перспективе, могут понять далеко не все... да-да, это опять вопрос того самого "внутрезрения". Клюквисы, как правило, заняты Вознёй - среди них редко можно найти такого, который ограничивается "бизьнесом", как это называли кое-где. Уж явно не ради заработка монет Мигалу отучилась на Лисувине и работает в своём учреждении, цель на очень дальнюю перспективу. Грызь мельком косился на неё и опушневал, какая же она упёртая, в хорошем смысле слова, умная, хитрая лиса, вдобавок ещё и такая пуша. Ничего удивительного, что Хорелька так к ней привязалась.

А за окнами кабины буянила вовсю поздне-летняя зелень, радуя глаза, да и желудок, если честно. Конечно, растительность на Шелеке была своя собственная, как и фауна - зачастую на полях мелькали фигуры огромных зайцев, похожих скорее на кенгуру, только с рогами. Однако, в целом здесь не было ничего из ряда вон, растения хлорофильные, а оттого зелёные, и вода вверх не течёт... по крайней мере, пока кто-нибудь не начнёт пилить кристаллы. В общем, через несколько месяцев, проведённых на планете, клюквисы воспринимали ландшафт точно также, как это было бы на Земле, или ещё где-нибудь, где заведутся растения и клюквисы. Немудрено, что слово "крысотищщща" лиселка произносила очень много раз. И при этом, к удовольствию Пузыря, она не тянулась за цифровой камерой, как некоторые. Крысотищу нельзя приватизировать и унести с собой в устройстве, она, как-грится, для всех и даром. Погода также способствовала, по синему небу катали бока отдельные облака, а в целом оставалось солнечно и тепло, без выжаривания. Когда компания откатилась от города, трасса стала практически пустой, потому как там дальше нет торговых точек, и массе аборигенов незачем туда ездить. Без жужжащего потока машин вокруг стало вообще хорошо, так что клюквисы приоткрывали окна и слушали грохот набегающего воздуха. Особенно радовались воздуху Пузырь и Хорелька, помятуя, что ещё не так давно добывали его из бочек.

Местность, куда увела их отметка на карте, указаная Хевертом, не была полностью Дичью, скорее тут располагались пчелиные сельхозугодья - вокруг простирались поля с торчащими над ними длиннющими поливными установками, а на дороге то и дело попадалась техника такого заморочного вида, что даже Пуз не цокнул бы, что это такое. Однако догадка о том, что клюквоволк решил забиться куда-нибудь под железнодорожный мост, между грузовой станцией и элеватором, оказалась неверной. Грузовик прокатился через посёлок, чрезвычайно обычный, застроеный вроде даже панельными домиками, протолкался по хорошо укатаной грунтовке, а далее Пуз просто остановился и вылупился вперёд. Сразу за перелеском местность просто обрывалась вниз метров на двести, не меньше! И это был высокий подмытый берег реки, которая плавно изгибалась по рельефу и блестела на солнце волнушками, создавая неисчислимое количество солнечных искорок. С высокого берега местность за рекой просматривалась на десятки километров, так что просто пух захватывало! Даже у Пузыря, который не так давно пролетал над пузырём, всмысле, газовой планетой.

- Нипуха себе, цокнул я себе. И действительно, опушнительно, - цокнул себе под нос грызь, и посмотрел на спутниц, - Лисярыни, приберите челюсти, муха залетит.

Удачно избежав залетания мухи, всё собрание преодолело последний километр вниз по склону, и клюквоволк показал, куда именно ставить машину: подальше от всякой воды, само собой, на песчаную площадку. Вот залётные пчёлы, которые тут иногда случались, ставили свои мыльницы чуть не в реку, за что регулярно огребали люлей от милиции; на клюквисов же патрульные даже не смотрели, потому как знали, что во-первых те всегда берегут реку, а во-вторых, геморроя не оберёшься, с ними связываться. Поберегши реку, Пуз как следует убедился, что грузовик никуда не скатится, и только после этого выпустил всю разношёрстную, в прямом смысле, компанию. Это уже выглядело примерно также, как разгрузка самосвала с рожью, рожь полетела во все стороны. Разлисяи потёрли лапы в предвкушении, а Хеверт так выглядел весьма довольным за счёт произведённого эффекта. Пуз при этом заметил, что серый косит яблоки на лису - ну и пусть косит, чё, резонно подумал грызь. Ещё один раз формулу насчёт "нипуха себе" он цокнул, когда влез в воду, прошлёндав по каким-то остаткам бетонных плит на берегу. Пузырь всегда думал, что вода в реке обычно холодная, а здесь это было не так ни разу! Можно полоскаться как в бассейне, без риска схватить простуду. К тому же, клюквисам куда сподлапнее плавать в пресной воде, а не в солёной морской, потому как потом придётся очень тщательно промывать шкуру от соли, воизбежание её засоления. Чтоже касаемо самой воды, то она была не слишком прозрачной, но где-то на метр в ней можно видеть без проблем; поверхность реки, которая в данном месте имела ширину в несколько сот метров, была покрыта мелкой рябью, иногда попадавшей в нос, если зазеваться.

- Ииии! - подробно высказала своё мнение Хорелька.

Пузырь же пока оставил при себе мнение, что в жёлтом купальнике её тушка выглядит так это хмм... в общем, в пух, мягко цокая. На самом деле, несмотря на то, что они регулярно забирались куда-нибудь для обоюдопушного тисканья, грызь только сейчас получил возможность полюбоваться на лиселку, минимально отягощённую одеждой, и это принесло очень большую потеху. Ну и ещё он потёр лапы, хихикая. Немудрено, что клюквисы ссыпались в реку, как пингвины со льдины в море, и уже через минуту Пуз катал Хорельку, прицепив её за собственный хвост - когда в воде, легко можно так сделать без риска оторвать его.

- А ещё тут есть съедобные моллюски на дне, - добавил Хеверт, - И водяные орехи вон там в камышах, если не лень лезть.

- Благодарствуем за такое, Хевви! - захихикала рыжая, брызгаясь в него.

Глядючи на то, как клюквисы плещутся на мелководье, как стайка дурней, Пузырь получал исключительное умиротворение... хотя, даже пырючись на собственную самочку, шиш он забыл глянуть на комм, сколько фона показывает счётчик радиации. К его успокоению, счётчик показывал обычные числа, значит, не о чем волноваться!... Пока что.

- Грызь-пушище, - цявкнула лиселка, обнимая его за шею когтистыми лапками, - Если ты кому советовал пить окрысин, так из тебя его можно выжимать, есть такое мнение.

- Тебя это напрягает? - лизнул её в носик Пуз, - Или ты собираешься начать выжимать прямо сейчас?

- Фыр-фыр, - как всегда чётко выразилась она.

- Кстати, рыжулька, - ласково цокнул грызь, всплывая на спине, - Начальные тренировки для работы в пространстве проводят именно в воде. Так что, можешь начинать, как-грится.

- Почему бы и да, - рассудила Хорелька.

Смех с мехом, а впоследствии они взяли из загашников в кунге плавательные маски, и совершали погружения на метр-полтора: и потехи полные уши, и действительно, это поможет потом быстрее привыкать действовать в невесомости. Уши, кстати, маской прижимались, потому как иначе в них точно нальётся слишком много воды, что мимо пуха. Ну а пока что рыжие просто полоскались в тёплой проточной воде, и в первый день даже не полезли за орехами, несмотря на имевшуюся клюквобелку, потому как слегка придавило ленью после всей перекопаной Возни. Пожалуй, что бы ещё прибавил сюда Пуз, так это пригласил бы Фейлин с Ыквером, но эти выпушни вполне ожидаемо были слишком заняты, чтобы топтать гусей со всякими разлисяями. Основательнейшим образом отмокнув, они выбрались на песчаный пятак на берегу, где обустроили свою стоянку, и просыхали на солнышке.

- А, ну на это выслушайте короткую мудрую притчу, - рыгнул Хеверт, - Шёл я как-то через мост, глядь, ворона мокнет. Взял ворону я за хвост, положил её на мост, пусть ворона сохнет. Шёл опять я через мост, глядь, ворона сохнет. Взял ворону я за хвост, положил её под мост...

Проржавшись, Пузырь похихикал: натурально, волчара притирается боком к лисе, потому как раньше за ним не замечалось привычки рассказывать такие "притчи". Собственно, серый вообще раньше очень мало трепал языком, а тут прям распушил уши, как последний разлисяй. Ну и ладно, моя-то вот она, погладил сырую пока ещё пушнину грызь.

- А что, разлисяи, что намереваетесь делать? - цокнул Пуз. - Например, как вы наверное знаете, Хорелька-пуш оказала мне исключительную честь и согласилась прокатиться со мной на Лисувин.

- Ага, чего там делов-то, - зевнула рыжая, - Ну не понравится, вернусь с пол-дороги.

- Но вас я не приглашаю, потому как эт-самое, - чётко пояснил грызь.

- А, это уж благодарствуем, что не приглашаешь! - фыркнул Хев, - Сомнительное удовольствие... Хотя кому как, конечно. А насчёт делать, так сначала надо будет разобрать весь хабар, который нам обеспечили пчёлы, это уже месяц можно провозиться. Да и нефти на участке ещё достаточно, так что, если кому охота покачать нефть, жадности просим.

- Может, "милости просим"?

- Неа, нашиша мне милости просить, когда есть Жадность.

- Вообще, кристаллы на планете пока не закончились, - тявкнул Трет, пожав ушами, - Я думал, продолжим всю ту же распилку жажи, просто в следующий поток.

- Справедливо, - признал Пуз, - Сборщиков не так много, а опытных среди них вообще ноль, так что, вы там должны прийтись весьма в пух. Хотя вряд ли стоит бросаться туда, как гусь на вату, надо иногда и балду побить.

- Ооо, это уж будь спокоен! - заверил Фело, пихнув в бочок свою лиселку, - Тем более, мы так нагрели лапы на этом предприятии, твоими жаднотами.

- Нагрели пока ещё слабо, - напомнил грызь, - Хотя на прокорм это уже много, тут согласен.

- Вот думали машину купить, - тявкнул лиселкач, - Только вот какую?

- Только вот нафига, - поправил Пузырь.

- Сложный вопрос, - признал Фело, - Но Пуз, нафига вообще эти деньги, если их не тратить?

- Это мы укопаемся в теорию жабократии, - хмыкнул грызь, - Вкратце... Видал, какую машину себе купила Фейлин? А она между прочим комиссар союзной транспортной милиции.

- Нет, не видали, а какую? - подняла ухи Зиира.

- Видали, - заржал Пузырь, - ОЛ-76 называется, орбитальный челнок. А у Хева видали какие машины? Трактор и тягач с бочкой. Вот это какбы информация к размышлению.

- До Штирлица не дошло послание Центра, - заржал Трет, потому как Фело явно завис, - Хевыч, а на тот берег сплавать реально, или чревато?

- Чревато, но реально, - вполне ожидаемо хрюкнул тот.

Ясен пух, что следующим же шагом они запаслись плавсредствами, на всякий случай - здесь сошли пустые пластиковые баклашки - и ломанулись в заплыв через реку. Также нетрудно догадаться, что после этого Хеверт собирал их на машине до самого вечера, потому как разлисяев разнесло течением на много километров по берегу... но никто не расстроился, потому как этого то они и добивались, в целом. Покормившись у общего костра, клюквисы шуршали по отдельным гнёздам, обустроеным в пригодных для этого местах. Хорелька и Пузырь намяли место среди куртин травы на пятаке земли, который с трёх сторон был окружён песчаными обрывчиками на пару метров, и торчал над местностью, как плоский гриб. Стоит ли упоминать, что такая диспозиция принесла обоим участникам процесса большие приходы потехи, сухо цявкая. Сверху мерцало бесчисленными звёздами ночное небо, и если достаточно долго пыриться, то обязательно увидишь, как пролетает по орбите станция, давая яркие белые отсветы.

Впрочем, некоторые обстоятельства заставили рыжих немножко привспушиться, что скорее к лучшему, потому как иначе был риск растечения в полностью жидкое состояние. Соль в том, что среди ночи Пузырь чутким ухом услыхал какие-то странные звуки от реки, и поднявшись над пучками травы, как суслик, обозрел панораму; почуяв это, лиселка тоже насторожилась. Сначала они ничего не увидели за деревьями на самом берегу, но потом стало заметно голубое свечение над водой, и грызи аж челюстями клацнули - прямо по воде шлёндала полупрозрачная фигура! И им обоим не требовалось долго думать, чтобы вспомнить, кто это - синекролиха Шилла, вот кто! Вдобавок, от "призрака" стали доноситься блеющие звуки, складывающиеся в "мееесть, мееесть"... Ничего удивительного, что грызь и лиселка стреканули к машине с феерической скоростью, а уже через сорок секунд в ночи раздался характерный треск работающих разрядников, которые рыжие схватили в лапы.

- Твою за ногу, Лака, - раздался голос Фело, - Я те говорил, что именно так и будет. С тебя проектор, иллюзионистка фигова.

В общем, спектакль прошёл на ура, хотя Пузырь и раздал разлисяям словесных пенделей, ведь он мог спросонья схватить не разрядник, а винтовку, и ушатать кого-нибудь случайной пулей. Ладно, не мог, потому как сейчас в машине не было огнестрелов, но так-то надо знать край в шуточках. Единственной жертвой стал голографический проектор, с помощью которого и сделали "привидение", так как выпущенные в его сторону разряды сожгли хрупкий прибор. Но в целом - поржали, для разнообразия, как-грится.

На следующий день, когда отмокшие в воде клюквисы снова сохли, как та ворона на мосту, Хорелька что-то расщебеталась, что твой соловей, расцявкивая о том, какой удобный и во всех отношениях положительный грызь попался ей в лапы. Грызь, конечно, морщил уши, и кому другому отвесил бы пенделя за такие спичи, но не согрызяйке же. Он уже начал понимать, как это работает, достаточно присмотреться - и уже пыришься, не понимая смысла слов, просто цявканье льётся как музыка.

- Есть мнение, что вы здорово кусать, - хмыкнула Мигалу, - Тоесть, здорово притёрлись хвостами, как некоторые цокают.

- Это... это мягко цявкнуто, - смущённо прижала ушки рыжая.

- Пожениться не думали? - ляпнула Лака.

- А мы можем? - захихикала Хорелька, - Я думала, нет.

- Бюрократически, не можете, - подтвердила Мигалу, - На то пожалуй есть объективные причины. Но оно вам надо, официяльно? Сдаётся мне, чхать вам на формальности.

Не надо было проявлять особую наблюдательность, потому как то, как пырились друг на друга рыжие, совершенно явственно говорило что да, им чхать.

- А давайте этих выпушней прямо тут забракуем, - захихикала Лака.

- Хм, а что? - повела ушами Мигалу, - Ты Хореля почти что вся в белом... Я тявкнула, почти что! В жёлтом купальнике, ну это почти тоже самое, будешь цепляться к формальностям? И Пузырь твой, ну это...

Пузырь её, ну это, был в чёрных подштанниках армейского образца, ясен пух, и также ясен пух, что он заржал. Лиселка тоже каталась по смеху, но грызь, который уже имел с ней прямо-таки эмпатию, уловил, что спонтанная идея её несколько заинтересовала. Пуз напомнил себе, что самочки обычно куда более к сердцу принимают такие вещи, нежели самцы. Кроме того, его самочка всё же на какую-то часть осталась девчонкой с Земли, и это казалось очень милым. Поняв, что виновники ржачества не против, Мигалу огляделась, накинула на плечи полотно тента, как мантию, а на голову нацепила визор.

- Подойдите сюда, клюквисы, - церемонно тявкнула она.

Некоторые клюквисы заржали, но всё-таки подошли, а Пузырь, лыбючись во всю морду, взял свою любимую за лапку, ощущая шёлковую пушнину и острые коготки. Она взглянула ему в глаза и кивнула.

- От ты моя плюшка, - тискнул её Пуз, но быстро принял церемонный вид, - Кхм!

- Кхм, вот именно, - подтвердила Мигалу, и осмотрев собрание, продолжила, - Уважабенные клюквисы, медведи и цикломены. Мы собрались здесь... ну поржать это понятно, но конкретно вот здесь, чтобы засвидетельствовать положительный со всех сторон факт глубокого союза двух наших сородичей по клюкве, неких Пузыря и Хорельки. Несмотря на феерическое разлисяйство одной, и астрономическую Жадность другого, они всё таки нашли друг друга, так порадуемся же за них, пух подери и закатай гусь вату.

- Две, ваты, - услужливо подсказал Хеверт, который встал за плечо клюкволисы, словно фигов караульный.

- Закатай гусь две ваты, - поправилась она, и воззрилась на грызя, - Согласен ли ты, Пузырь, связаться с этой лиселкой, принять её как родную, делить с ней... надеюсь ты знаешь, что такое делить?.. Делить с ней радости и горести, и всё такое?

- Нет, - уверенно цокнул Пузырь.

Реакция Хорельки показалась ему бесценной, как-грится. Она лишь ухмыльнулась, но ни на единый миг не усомнилась в нём, не подумала, что он сейчас цокнет "я тут подумал, ну её".

- Всмысле? - подёрнула ушами Мигалу.

- Всмысле, "согласен" это не то слово, - пояснил грызь, - Совсем не то. Это типа как "согласен ли ты заплатить шесть монет за литр топляка", это подходит. А здесь совсем другой случай. Я не то чтобы согласен, я бы всё отдал, чтобы это случилось. Ты для меня единственная такая, Хорелечка.

- Фырк, - потёрлась об него ушками лиселочка.

- А, тогда ладно, - продолжила клюкволиса, и обратилась к подруге, - Сог... акхм! Всмысле, что ты думаешь по этому поводу, Хорелька?

- Думаю, это самое лучшее, что со мной случилось в клюкве, - вполне искренне цявкнула рыжая, - Люблю своего выпушня и хочу всегда быть с ним.

- Тогда, если кто-то из присутствующих знает причину, по которой этот союз не может состояться... придержите её при себе, потому как этим двоим глубоко попуху. Властью данной мне произволом и вами самими только что, - ухитрилась не хихикать при этом Мигалу, - Объявляю вас... Пузырём и Хорелькой! Можете обменяться кольцами.

- Но у нас нету, - захихикала Хорелька.

Лыбясь во все зубы, Хеверт высунулся из-за лисы и отдал им пару поршневых колец, из запчастей, которые всегда валялись в кузове машины.

- Можете обменяться поршневыми кольцами, - уточнила клюкволиса.

У грызя чуть опять морду не разорвало лыбой, когда он смотрел в прекрасные синие глазки своей рыжульки, и видел в них такую искреннюю радость, потому что ей действительно было всё равно, что кольца поршневые, а "забраковала" их Мигалу. И даже Пузырь почувствовал что-то, бережно одевши серебристое тонкое кольцо из какого-то там очень прочного сплава на тонкую лапку лиселки. Ну и сгрёб её в объятья, само собой. Вообще для рыжих было очень нехарактерно проявлять так чувства не наедине, но сейчас им было попуху. Из того состояния, когда они реально не видели ничего вокруг, кроме друг друга, вывел только голос Лаки, которая пыталась выкрикивать команды.

- Взвоод! Накра-ул! К праздничному салюту, товсь! Аагонь!

"Взвод" из трёх клюквисов, вооружённых разрядниками, поднял их и дал залп куда-то в небо. Подняв туда взгляд, Пуз слегка вздрогнул, но быстро расслабился. Прямо над берегом, откуда полетели разряды, с еле слышным воем разворачивался довольно крупный беспилотник-квадрокоптер, и было подозрение, что он может и спикировать прямо на компанию.

- Взвоод! - передразнил Хеверт, - В укрытия!

И они натурально прыснули поближе к машине, потому как дрон, имевший в размахе метра эдак три, действительно пошёл в пике, только вот в процессе падения повернулся, сменил направление, и уже по пологой траектории улетев в реку, врезался в воду, подняв тучу брызг. Пуз всё таки заржал, потому как увидел, как Лака сглатывает, как это обычно рисуют в мультиках, так что аж видно. Можно было ржать, потому что это явно не атака камикадзе, а дрон без пассажиров, так что, ущерб будет только материальный. Хорелька пихнула его в пух и напела

А мы бросаем скуке вызов, потому что потому

Жить на свете без сюрпризов невозможно никому!

Пусть удачи неудачи, пусть полёты вверх и вниз,

Только так а не иначе, только так а не иначе,

Да здравствует сюрприз!

Как показало дальнейшее расследование, сюрприз обошёлся примерно в восемь тысяч монет, и это при том, что клюквисы немедленно погребли через реку и таки притащили разбитый дрон на берег. Как и подумал Пуз примерно через три секунды после инцидента, можно было только поржать над тем, что отчебучила Лака - главное, что все живы, а монеты это такое, наживное. Тем более, компания разделила эту растрату на всех, так что, никто не угодил в долговую яму. Тем не менее, Хорелька, глядючи на вытащенный из реки беспилотник, хихикнула и шепнула согрызяю

- На её месте должна была быть я!

- Напьёшься, будешь, - дал традиционный ответ Пуз. - Ты ведь теперь почти официально согрызяйка у грызя, забыла? Принимай ожабин и окрысин... продолжай, точнее.

Проржавшись как следует от этого каламбура, и отфыркиваясь после аварийно-спасательных работ на воде, клюквисы отвалились в прежнее положение, благо, всякого хавчика они набили в машину с избытком, зная, что будут обжираться. Разве что Лака пошла сообщить владельцам дрона про сюрприз, и договориться о выплате компенсации.

- Афч, грызька, - прильнула к согрызяю Хорелька, и посмотрела на поршневое кольцо, болтавшееся на её лапке, как браслет, - А мне понравилось. Благодарствуем, клюквята! Нам было очень приятно.

- Справедливо, - подтвердил Пузырь.

- А теперь Алу, расскажи-ка, что там с официальным брачеванием клюквисов? - цявкнула рыжая, - А то я как-то вообще не в теме.

- Брачевание, как ты изволила выцявкнуться, - милостиво пояснила серая лиса, - По писаному закону происходит между двумя гражданами, один из которых женского полу, а второй мужского.

- И в чём проблема? - ляпнул Фело.

- Какбы, во всём, - захихикала Мигалу, - Вы помните условия договора на клюквоморф?... Да ладно, кто их помнит. В общем, вы не граждане, вы клюквисы. Можете посмотреть это в ваших паспортах. Тявкну больше, среди вот этих двоих, если брать строго научно, я подчёркиваю, строго научно, нету организмов ни того, ни другого рода.

- Только Лаке это не говори, - заржал Фело.

- Ну, эти строгие научности нам как-то не мешают, - подвигала ушами Хорелька, пихнув грызя, - Да и паспорта тоже. Если вот только...

- Если только ты решила избираться в Верховный Совет Союза? - сделала умную мордочку серая, - Вообще-то, и тогда это тебе не помешает. Вот стать президентом пчёл ты не сможешь, но только пока так решили сами пчёлы.

- Нет, - прохихикалась лиселка, - Я имела ввиду, если вдруг, ну какбы там чисто теоретически, у нас возникло бы желание оставить потомство, если понятно, о чём цявканье.

- Да, это будет посложнее, чем обычно, - кивнула Мигалу.

- Посложнее? - икнула Хорелька, - Ты хочешь тявкнуть, что это вообще возможно?

- Вообще, возможно. У вас всё же есть генетический код, который можно смешать и получить тоже самое, что происходит естественным образом, только через технологию. Думаю вы понимаете, что предоставлять клюквисам возможность бесконтрольно размножаться, это был бы перебор. Для нас на потомство есть... квест, - захихикала лиса, - Комплексный, и довольно таки эпической сложности. По выполнению даётся доступ к возможности размножения. Ну посмотрите там в сети, если интересно.

- А нам интересно? - хитро цокнул Пуз, пырючись на согрызяйку.

- Возможно, - уклончиво цявкнула она, - Тут думать надо, а не так, через пух в ушах. Хотя, это ведь всё на Лисувине, так? А мы как раз туда намылились.

- Да, такое дело, - цокнул Пуз, обратившись к клюкволисе, - Извини, что утащил Хорелю.

- О, совсем незачем! - заверила Мигалу, - Я всё понимаю и очень рада за вас. Давайте дотявкаемся, что вы собираетесь делать после, чтобы совсем не потеряться, да? Лично у меня работа на Шелеке лет эдак на десять, навскидку, а там как пойдёт.

- Вот фигня! - уставилась на неё рыжая, - Я только сейчас поняла, что мы с тобой разлетимся на астрономические расстояния, в прямом смысле! Ужас какой.

- Подумаешь, - улыбнулась та, - Да и надоела ты мне уже порядочно, шустрячка... шутка, шутка. Уверена, мы ещё встретимся и заварим вместе какую-нибудь кашу, как ты умеешь. Ну и мы тут не будем скучать, хотя и будем скучать.

При этом Мигалу поглядывала на Хеверта, а клюквоволк так вообще не сводил с неё глаз, так что, заявление насчёт отсутствия скуки имело под собой все основания, надо полагать. Пузырь не стал в данный момент грузить свою рыженькую и её подругу насчёт того, что вполне вероятно, её придётся запирать в сурок-камере на время полёта, и сохранность пушевного спокойствия не гарантирована. Где наша не загрызалась, подумал грызь, Хорелька ведь точно не из тех, а это уже кое-что!

- Кстати об астрономии, - цявкнул Фело, - Чисто из интереса, как у нас тут осуществляется перевод монет между разными мирами? Ну там с Лисувина на Шелек.

- Чисто из интереса, - пихнула его Зиира, скатываясь в смех.

- Из корыстного интереса, - признался лиселкач, - Просто Пуз у нас космонавт, он вроде как должен знать такие вещи.

- Ээ ну как, - почесал ухи космонавт, - Никак.

Он подождал, пока бригада-пух округлит глаза и перестанет даже хихикать, почуяв жареное.

- Клюквисы, - покачал он башкой, - Вы что думаете, я вас обманывал, когда обещал долю от дела?

- Пока мы ничего не думаем, - правдиво цявкнул Фело, - Но как, если никак?

- И с какого перепуху? - уточнила Зиира, - Нельзя перевести деньги?

- Неа, - хмыкнул Пуз, - Деньги это эквивалент товаров, переводить их между звёздными системами, не перевозя при этом сами товары - это бессмыслица, ведущая к ущербу. Поэтому переводить нельзя. Но никто не помешает мне послать на Шелек что-нибудь достаточно ценное...

- Только не шелеканит, - заржал Хеверт, а с ним и остальные, представив себе это.

- ... кроме шелеканита, - уточнил грызь. - Чтобы вы тут это продали и получили свой лут, образно цокая. Кпримеру тот груз, что был у меня на пути сюда, он... хм, а ведь он стоил куда больше, чем эти кристаллические гуси! Так что, проблем не будет.

- Будут, но не с этим, - подсказала Хорелька, - Гарантирую.

И это было справедливо, как ни крути. Но пока что клюквисы позволили себе отмокать и сохнуть в произвольном порядке оных операций, плескались в тёплой реке и полными ушами лопали ветер и солнечный свет, щедро лившийся с летнего неба.

--

Следующим пунктом в программе стояли работы в пространстве, и рыжих таки хватило растекаться на неделю, а потом они снова забегали, как лиселки в колесе. Хорельке и Пузырю пришлось для начала тащиться в медицинский центр при космопорте, проходить "эт-самое", как значилось на официальных бланках... правда, там был ещё подписан мелким шрифтом код, позволявший всё же определить, что такое "эт-самое" в данном случае. В данном - подтверждение физической годности организма к космическим полётам, по третьей категории, как это требовалось сейчас. Четвёртая категория и выше, как пояснил Пуз, это для пассажиров, третья - для не особо квалифицированного персонала, как он сам, без работы в условиях длительной невесомости. Как и ожидалось, тут препонов не возникло, и неудивительно, потому как рыжие только и делали последние пол-года, что улучшали физическую форму, потому как много ходили пешком и работали лапами. Впрочем, медицина была в своём репертуаре и выдала огромный список того, что в организме не совсем так, и на что нужно обратить внимание. Это подтверждало, что клюквисы далеко не биороботы, ну да и ладно. Сами медицинщики подтверждали, что если выполнять все рекомендации - жизни не хватит, а результат не гарантирован, так что, есть повод продолжать трясти как и всегда.

Получив допуск, Хорелька немедленно побежала бы... и это не фигура цявканья, она действительно побежала бы, мотая рыжим хвостом! Побежала бы к челноку и улетела на орбиту, такая уж она шустрячка. Но теперь рядом с ней имелся грызь, имеющий двух бессменных кучеров в виде Крысы и Жабы, и он аккуратно придержал её за хвост. Придержавши, Пуз потащил согрызяйку на склад, точнее, они потратили почти целый день, обходя разные отделы огромных портовых хранилищ. В одну из первых очередей посетили центр числовых машин, числяторов, как зачастую называли здесь компьютеры. Пузырь без зазрения совести отдал на проверку свой комм, потому как избытком талантов в области электроники не страдал, и исправить его в полёте, если что, точно не сможет, а это весьма приличный косяк. Кроме того, точно такой же комм взяли для Хорельки, и прямо тут, на месте, привязали его по сети к автопилоту "Малахольного Цыплёнка" по кличке Ящик. Опять-таки, Пуз не был таким прохладным взломщиком, чтобы уверенно цокать, что всё прошло удачно - пусть вот эти сейчас и отдуваются за свою зарплату, бугага. Тем более, в космопорту работали по большей части инопланетники и клюквисы, да и шелеки не будут бакланить, потому как в данном случае ответственность весьма жёсткая, косячить с оборудованием для космонавтов категорически запрещено. В общем, насколько это позволяли видеть глаза, Ящик успешно признал Хорельку как оператора, а Пузырь прочитал ей вводную лекцию по поводу того, как следует обращаться с этим делом.

- Лучше всего, никак, - прямо цокнул он, - Главное помнить, что это не живое существо, а просто автомат. Поверь мне, он не расстроится, если поможет тебе убить себя и корабль. Поэтому, в штатном режиме всё взаимодействие - через программу и командную строку, тебе придётся освоить хотя бы начальные знания по этому поводу, ну это несложно. Даже я справился... правда, лет за десять.

- Ахаха, язык команд "ВБ - Вразумительный Бульон"! - скатилась в смех лиселка, увидев это.

- Ага. Просто разработчики показали первую версию, им сказали - ребята, это невразумительный бульон! Тогда они всё исправили и бульон стал вразумительным, - Пузырь подумал, и решил, что пожалуй его любезная со смеху не лопнет, - А есть ещё турбобульон!

- Но вообще, Пузырёк, - проржавшись, продолжила Хорелька, - Почему Ящик это автомат? Где искусственный интеллект? Разве галактическая технология не может его создать?

- Само собой, может, - продолжил ржать грызь, - По сути дела, мы с тобой и есть ИИ, правда на основе естественного, и в биологической форме, но тем не менее. Так вот тебе бы понравилось жить в ящике на борту корабля-пузыря? И как долго у тебя осталась бы на месте кукушенция?

- М, вопросов больше не имею, - приняла это в голову рыжая.

- Ну-ка, попробуй открыть нафигацию, - предложил Пуз.

После некоторых затыков лиселка успешно открыла и нафигацию, и всё остальное, так что, надо думать, освоится с этой ерундой быстро. Следующим пунктом грызь притащил её в ангар со скафами, где, как ни парадоксально, был добыт скаф, подходящий ей по геометрическим формам, сухо цокая. Пузырский был для рыжей значительно больше, чем надо, хотя при необходимости можно было использовать и его. Благо, в этих местах стандарт был очень гибкий, а именно - две руки, две ноги, одна голова, всё остальное - варьируется. Так что скаф для пространства нашёлся достаточно быстро, а потом грызь снова цокал, поясняя, как тут чего и какую кнопку нажимать, как-грится. Хорелька уже поняла его хитрый план - всё это можно было сделать и на станции, только вот на планете это куда как проще, и к тому же, дешевле, а значит, так оно и будет, хоть весь пух из хвоста выдерни, как кое-кто цокает.

- На борту есть ещё два полускафа, - добавил Пуз, - Которые стыкуются к узлам, чтобы залазить туда сразу, а не тащить скаф внутрь. Это для всяких грязных работ, а также на всякий пожарный. Хотя, по сути песка, бежать с корабля будет некуда, как понимаешь... А ты понимаешь?

- Понимаю, - вполне серьёзно кивнула Хорелька, - Думаешь, у меня один пух в ушах?

- Почему один, много... Нет, Хорелечка, думаю что если ты всё приняла в голову, и согласна, то это в пух. На самом деле, шансов на инциденты не так много, - успокоил её грызь, - Но считай, что я тебе это не цокал, и пей окрысин.

- Да сколько же можно его пить?!

- До тех пор, пока не задашься вопросом, стоит ли тебе его пить, - захихикал Пуз, - Это не шутка.

- Анекдот?

- Схватываете на лету, лисельчарыня. Кстати, та возня, которая нам предстоит со сборкой груза, это будет не жабократический ритуал. Ну всмысле жабократический, но не ритуал, а необходимость. Я ведь знаешь ли растратил почти все средства, к которым у меня был доступ, поэтому нанимать бригаду крепить кристаллы просто не на что.

- Растратил, да как ты мог?! - изобразила возмущение лиселка, - Да ладно, грызька. Любой другой сел бы в ноль примерно на пол-года раньше, я например. Но у нас хоть на горючку для корабля хватит, или как там это?

- Горючкой для корабля является водород, - напомнил Пузырь, - Он стоит копейки. Эр-тэ нужно гораздо больше, но и это не цокнуть чтобы проблема. В конце концов, заправят в долг, хотя это прям ну на крайняк.

- Хм? Так просто? - слегка усомнилась Хорелька.

- Умница, окрысин действует, - погладил её грызь, - Но в данном случае да, всё просто. Тут ведь все заинтересованы в том, чтобы корабли летали и долетали, что характерно.

Помимо экипировки рыжей, грызи нагрузились ещё весьма приличным количеством всякого барахла, так что были вынуждены взять электротележку и кататься по складам на ней, в лапах уже не унести. Всё же Пуз не только топтал гусей, но и учился-ухомотался на космонавта, причём именно по этой специальности, навроде "межзвёздный бомж-дальнобойщик"; исходя из этого, он прекрасно знал, что нужно набрать с собой в почти-одиночный полёт. Учитывая, что Хорелька ускореных курсов не проходила, технически полёт будет ещё сложнее, чем одиночный, потому как придётся смотреть за двумя клюквисами, а одупляться будет только один. Но фактор тысячекратного повышения Дури, тобишь энтузиазма, от факта прибочности с лиселкой, полностью перекрывал сложности, и Пузырь это отчётливо осознавал. Перекусывая каким-нибудь турбобульоном из пакета, рыжие отдыхали, сидючи на гружёной тележке, а Пуз по прежнему опушневал от вида согрызяйки и со злорадством потирал лапы, вспоминая, как во времена прибытия сюда он едва ли рассчитывал найти пчелу-попутчицу. Да впух сорок три с половиной раза таких попутчиц!... Впрочем, цокнул он сам себе, посмотрим как бы ты зацокал, если бы не этот счастливый случай за гранью чуда. Кстати, о пчёлах и прочих птичках он тоже цокнул рыжей, чтобы она не вздумала трепаться о том, куда они собрались. Не то чтобы есть основания опасаться, но как известно, бережёного хвост бережёт, и окрысина никогда не бывает слишком много. Да и смысла болтать, ведь они всё равно не смогут взять ещё кого-то, даже если бы и захотели. Пихать в жилик более двух тушек по техусловиям категорически запрещалось, и следовало думать, что Ящик упрётся как баран, не допуская этого. Соль же заключалась в том, что складской комплекс, практически опоясывающий большую территорию космопорта, это целый город, и здесь одних работников многие тысячи - выделить среди них космонавтов, если они не написали это на мордах, практически невозможно.

Пуз отмечал, что Хорелька уже слегка обалдела, но старается держаться огурцом. Немудрено, ведь он ухлопал час только на то, чтобы набрать всяких медицинских препаратов. Ничего такого, но когда корабль усвистит в бездну пространства между звёздами, взять будет неоткуда от слова совсем. На более крупных кораблях имелись синтезаторы, которые могут делать буквально любые по сложности вещества, но это явно не про посудину типа ДОСЯ, где вовсю сжадничали на всём, на чём можно, и слегка на том, на чём нельзя. Даже с разными мелкими деталями проще, потому как на борту есть оборудование, которое может мять металл и пластик любым мыслимым образом. В качестве универсального инструмента подойдёт перенож, потому как их теперь будет аж два, один найденый грызем в гостинице, а второй из аварийного набора корабля. В общем, если не будет совсем чего-то из ряда вон... типа как получить шлангом высокого давления по балде, поёжился Пуз, тогда всё должно быть в пух, а не мимо.

- Посиди-ка на хвосте, Пуз, - цявкнула Хорелька, оглядывая набитую тележку, - Ведь ты цокал, что окно для полёта к Лисувину будет только через месяц минимум! А ты собираешь сумку, как будто собрался стартовать завтра.

- А я и не начинал собирать, - цокнул грызь, - Ладно, с долей шутки, Хорелястая. Заодно начинай думать, какой дури набрать с собой.

Ещё несколько месяцев назад, до встречи с Пузырём, она точно решила бы, что ей предлагают затариться наркотой или бухлом, но теперь лиселка уже действительно понимала цоканье, и оказалась права.

- Ну там я не знаю, бумажные книжки, например, - пояснил Пуз, - Вышивание? Мультики? Гусей... а нет, это отпадает. Отнесись серьёзно к этой ерунде, рыжулька!

- Отнесусь, - скатилась в смех рыжулька, - Хм. А у тебя какая дурь?

- М, - задумался грызь, - Получается, никакой, хехе. На самом деле, в свободное время я разве что игрался в стратегии, да шерстил по статике сети. Это ведь, как понимаешь, реально бесконечная кладезь как полезной информации, так и лулзов. Ну и склероз, конечно, как источник новых ощущений, просто незаменим.

Ну а пока что они были вынуждены, хотя и сделали это с большим удовольствием, загнать свою тележку в отдельный гараж на хранение, и поехать обратно в "Космосок", отсурковаться. В компании собственной согрызяйки любое действие приобретало другие, куда более как попадающие в пух оттенки, а уж припушиться к ней в закрытом помещении, это самое то! И что немаложадно, в этой гостинице, похожей на любой панельный дом на Земле, Пуз мог совсем расслабиться, потому как знал, что никакая скотина с недобрыми намерениями сюда не проберётся, в прямом смысле. Да, тут не видно автоматчиков на входе, но Фейлин в своё время заверяла его, что пусть только попробуют, милиция сразу лапы отобьёт - а кошке грызь доверял на сто пухов. И это крайне успокаивало, когда у тебя с собой бесценная пушнина в количестве одной лиселки.

Наутро, хотя из серой облачности сыпалась изпорось в виде мелкого дождя, рыжие вскочили и забегали вполне бодро. Хихикая, они быстро шлёндали по мокрым от дождика тротуарам, потому как уже сбагрили верный РАЗик обратно в прокат, а теперь предстояло пешком добраться до челнока. Что характерно, и что было Пузырю как куриным сердцем по сливочному маслу, так это то, что Хорелька была снова в том же самом фиолетовом одеянии, в котором он увидал её первый раз, и шляпке от солнца, которая также подходила и от дождя. Только теперь она была не прекрасной незнакомкой, а совершенно родной лиселкой, что в пух, мягко цокая. Даже грызя, далёкого от пустых филосовствований, посетила мысль про то, что круг собственно замкнулся: вероятно, по этим самым плитам пешеходной дорожки Хорелька и Мигалу чапали в город, когда только прибыли на Шелек... Нет, на самом деле, но так ведь вполне могло быть. Мимо, по широкой дороге полос в восемь, пролетали скруглённые мыльницы пчелиных автомобилей, поднимая водяную пыль; внутри по большей части сидели аборигены с идиотски серьёзными лицами, хотя они все вместе сделали наверное меньше полезного для своей планеты, чем одна Фейлин. Благо, клюквисам было настолько начхать, что они даже не замечали этого.

Докатившись на автобусе до космопорта, они смешались с потоком работников, и чуть не бегом, пух уж знает почему, побежали забирать запасённое барахло, а потом толкаться на посадку в челнок. Это вообще всегда достаточно специфическое ощущение, когда надо успеть к определённому времени, ведь челнок летает не как пух на уши положит, а всего несколько раз в день. Пузырь всегда предпочитал избегать этого, даже на работе, выбирая такую, чтобы время можно было мять, как угодно. Тем не менее, он ничуть не нервничал - бы, если бы был тут в одну морду. А с согрызяйкой ему так вообще на многое стало попуху! В общем, багаж у них приняли и увезли отдельно, обещав отдать на станции, а самих клюквисов отправили на поезд из лёгких тележек, который возил пассажиров от терминала к челноку, стоящему на лётном поле. Пуз, который более пырился на лиселку, чем на ВПП, с радостью отмечал, что всё именно так, как он и рассчитывал - шиш там она волнуется! Глазки рыжей поблёскивали от предвкушения и интереса, и грызь цокнул бы ей, что она прелесть, но цокать это с такой частотой - это пожалуй перебор. И ещё Пуз похихикал над очередным моментом Ж-сти, ибо они оба не брали билетов на челнок от слова совсем, потому как для экипажей межзвёздных кораблей - бесплатно, а Хорелька уже была зарегистрирована в системе. Ему невольно пришли в голову всякие схемы наживы на этом факте, но ясное дело, что чисто ради поржать и тренировки мозгов.

Когда они прошуршали хвостами по проходу в пассажирском салоне, и устроились в креслах, Пузырь невольно заметил на соседнем ряду какую-то шельчанку, показавшуюся знакомой; напрягши извилины, грызь вспомнил, что это та самая Корди Травница, которая работала с бортовым огородом на его корабле. Пчела, похоже, очень не любила момент взлёта, потому как немедленно пристегнулась на все ремни, вжалась в кресло и заткнула уши наушниками. Пуз втихоря пояснил Хорельке, кто это, а потом подмигнул, и перегнувшись через проход, выдернул наушник из пчелы:

- Чё, хвост жмыгает? - осведомился он голосом доброго уголовника.

Само собой, пчела вздрогнула, как ужаленая пчелой, и вытаращилась на грызя. Лиселка чуть со смеху не лопнула, благо, её челюсти хорошо подходили для того, чтобы держать их закрытыми лапой.

- Шуточки, шельчарыня, - пояснил Пузырь, - Помните меня? "Малахольный Цыплёнок", если что.

- Аа, - выдохнула Корди, видимо имея уже привычку к таким "шуточкам" в исполнении грызей, потом вспомнила реально, - Аа! Так это тот жадный грызь, который поставил рекорд нашей станции по затратам на обслуживание!

- А это - шуточки? - уточнил жадный грызь.

- Шиш там! Главбух сообщил, что в среднем космонавты тратят по четыре монеты на тонну массы корабля, а вы сударь изволили обойтись ноль целых шестьдесят три сотых! И это реально рекорд для станции Шелек.

Хорелька опять скатилась в смех, потому как до неё дошло, что пчела говорит это в плане отомстить грызю за жмыгающий хвост, а на самом деле, делает ему большущий комплимент!

- Вы делаете мне большущий комплимент, шельчарыня, - признался Пузырь, - Хотя уверяю вас, найдутся мастера, которые потратят куда меньше, чем этого сумел добиться я.

Короче, пчела ничегошеньки не поняла и только отодвинулась подальше от этих сумасшедших грызей, снова заткнувшись наушниками, как улитка в раковине - ну и пух с ней. Грызи же реально порадовались такому небольшому, но приятно неожиданному успеху, который к тому же оказался как нельзя кстати, ведь если бы Пуз не оформил этот рекорд, он сильно просадил бы в минус всё своё предприятие. На радостях они... ну вспушились это понятно. На самом деле - выпили и слопали всё, что имелось в ящичках возле кресел, включая самые залежалые "ириски". Тем временем пассажиры устаканились на своих местах, и аппарат, взяв короткий разбег, прыгнул прямо в небо, в прямом смысле. Навалилась полуторная перегрузка, приятно вжимая в мягкое кресло, а за окном замелькали куски облачности, и земля стала стремительно уходить вниз, растворяясь в дождливой дымке. Хорелька сгребла согрызяя за лапу, но явно не потому, что боялась взлёта, как некоторые. Можно даже сказать, что наоборот! Как это, "бояться наоборот", знала только она, чем в частности и была дорога пуху.

Для лиселки покатушки на орбитальном челноке были в новинку, а вот Пуз уже успел привыкнуть, так что, за те часы, пока аппарат накручивал виток вокруг планеты, он и вздремнул, и покопался в сети, через комм - ну и пялился на рыжую, само собой. Просто он ни в какую не хотел доставлять ей неудобств, а если на тебя пырятся, как крупа на мышь, это может и надоесть. Хорелька же ухитрилась за всё время не сомкнуть глаз, и буквально прилипла к стеклу, разглядывая вид на планету с высоты в сотни километров. Ну что-ж, за тем я её сюда и притащил, резонно подумал грызь.

- Ухх тыы, - цявкнула лиселка, - Смотри, Пузырёк!

- Подумаешь, в любой газировке полно пузырьков, - сонно ответил Пузырёк, и глянул в окно, - А, ну это известное дело.

Просто как раз примерно параллельным курсом проходил корабль, выполнявший торможение в атмосфере, и отсюда это выглядело совсем интересно - огромная "медуза", состоящая из плазменного огня, торговала боками над тёмной стороной планеты. Даже Пуз засмотрелся, потому как видал подобное разве что на симуляторе, а там графон не столь подробный.

- Кто-то весьма крупнотоннажный, - заметил он, - Вот эта лодочка вполне может сгрести с планеты очень много кристаллов, так что мы едва не опоздали.

- Вот же скупердяй! - произнесла Хорелька с плохо скрываемым восхищением.

Скупердяй только пожал ушами, погладил свою ненаглядную по шёлковой пушнине, да и сдулся обратно в кресло, подремать перед тем, как покрутиться. В очередной раз он отметил, что отсидеть многие часы в салоне самолётного типа - это весьма нудное дело, а напару с согрызяйкой - сплошная радость и потеха. Может быть, идея взять её в полёт это не авантюра, как могло показаться сразу, а самый настоящий А.Ж., Акт Жадности?... Но это можно узнать только по завершению, так что и. Пока же грызю неизбежно предстояло выслушать восторги по поводу близкого вида на станцию и маневрирующие рядом аппараты. И снова, выслушивать это от кого другого - да ну те впух, упало бы оно ему. А тут Пуз слушал с лыбой на морде. Как и раньше, станция выглядело... сложной, в первую очередь, потому как никто не удосуживался закрывать отдельные блоки общим корпусом, и всё это добрище просматривалось снаружи. Отчасти архитектуру можно было сравнить с электронными платами, вставленными друг в друга и содержащими на себе сотни отдельных мелких и крупных элементов.

- Как ты можешь догадаться, в этой штуке не так просто ориентироваться, - правдиво заметил Пузырь, - Если куда пойдёшь без меня, сначала изучи, как пользоваться нафигацией с комма.

- Ээ нее, без тебя я тут пожалуй никуда не пойду, пока что, - не менее правдиво ответила лиселка.

Это было справедливо, потому как она раньше проходила лишь через пассажирский терминал, а это совсем другая песня. Теперь ей предстояло попасть в служебную зону станции, которая, к тому же, поделена на кучу участков, в одни доступ есть, в другие - нет, в третьи - по времени, серьёзно! Так что для неопытного работника было обычным делом заблудиться или оказаться между наглухо заблочеными дверями. Пузырь и сам не взялся бы тут бегать куда попало, он этим и не занимался, потому как незачем - перемещался только по нужным координатам и нос куда не след не совал.

В первую очередь, едва лишь челнок пристыковался, и пассажиров отпустили с мест, можно было наблюдать столь занимательную картину, как лиселка в невесомости. Даже если смотреть объективно, что Пузырю давалось тяжело, то Хорелька очень свободно обращалась с невесомостью, как будто уже давно космонавтила. Рыжая поджимала лапки, и могла буквально плавать в воздухе, загребая огромным хвостярой и используя свои большие уши в качестве рулей - что она и делала, собственно. Возможность совершать прыжки вдоль корридора метров на сто приводила её в восторг, вообще никак не омрачённый новизной ситуации. Настолько, что грызи остались возле терминала, подождав, пока все остальные утекут в переходы станции, и уже тогда, никому не мешая, прыгали вдоль корридора, сколько пушеньке угодно. Ясен пух, что Пуз не мог просто смотреть, как забавляется его согрызяйка, а летал вместе с ней, как рыже-серый пуховой мяч.

- Вообще, зачастую на больших станциях бывает специально отведённое помещение для этого, - сообщил грызь, - Но здесь его зажали, поэтому - так.

- Мне очень нравится это "так", - цявкнула Хорелька, пролетая мимо с приличной скоростью.

Пузырю пришлось утаскивать её отсюда, потому как на первый раз перебарщивать с невесомостью не следует. В жилой зоне, которая располагалась во вращающихся секциях, уже имелась сила тяжести, придавливающая к полу, и лиселка хихикала и висла на согрызяе, потому как у неё стали заплетаться ноги, что неудивительно. Вслуху этого грызь устроил свою рыжульку в каюте и выдал колесо, чтоб она хоть немного подрыхла, а сам пошёл к Ыдресу, решать организационные вопросы, как-грится. Ка-вэ всё также просиживал огузок в своём жабинете, куда грызь втиснулся с некоторым усилием, и не потому, что он такой жирный. Трёхглазый милостиво выслушал рассказы о той жадности, которая была проведена на планете, и не проявив никакого удивления, принял заказы на материалы и оборудование. Неудивление неудивительно, если подумать, ведь он постоянно возился с подобными случаями, а кроме того, весьма вероятно, что Фейлин просто докладывала ему о событиях. В общем, некоторые опасения Пузыря, что возникнут какие-то препоны, не оправдались. Никто не собирался запрещать ему строить грузовую сборку из титан-стальных балок и кристаллов шелеканита, а потом улететь с ней вон из системы, куда пушеньке угодно. В очередной раз открыв на комме схему сборки, грызь припомнил поговорку "из говна и палок", и заржал на весь отсек, так что пчёлы зажужжали и отлетели подальше от него.

В качестве палок выступали те самые балки, которые стоили изрядно. Казалось бы, подойдут любые, и отчасти, так и есть. Однако корабль всё ещё зависел от физики, поэтому если взять стальные швеллеры - они будут весить сотни тонн и сожрут большую часть полезной нагрузки, что мимо пуха. Так что, скрепя Жабу, Пузырю пришлось отдавать много монет со счёта, который и так стремился к нулю. Впрочем, он и не подумал умолчать об этом, и Ыдрес заверил, что если не хватит, то станция сделает в долг, не развалится. Как уже упоминалось, тут буквально все были заинтересованы в том, чтобы корабли летали, поэтому препон чинить не будут. План же, который изобрёл сам Пуз и одобрил инженер из контроля, состоял в том, что каждый тяжеленный кристаллик, тонн по двадцать, вставлялся в "оправу" из трёх пересекающихся колец почти одинакового диаметра. Это позволяло просверлить в кольцах отверстия для держателей - длинных шпилек с резьбой, по сути. Штук семь-десять таких "гвоздей", прижимаясь к кристаллу со всех сторон, намертво фиксировали его в оправе, и при этом не пересекали тех линий, которые являлись активной зоной, чтобы не иметь проблем с радиацией. Подвешеный в вакуум таким способом, шелеканит вообще не излучал, что и требовалось. А уже оправы, в количестве двадцати штук, собирались в подобие пух знает чего, скорее это было похоже на новогоднюю ёлку, только симметричную по длине. В центре - ось, в стороны - штанги-ветки, и от краёв по периметру - растяжки, чтобы держать всё это великолепие.

- Меня больше интересует, - цявкнула Хорелька, увидев это, - Кто будет делать это великолепие, ты?

- Мы, - поправил Пуз, мило оскалив резцы.

- О-о, - неумело изобразила испуг лиселка.

На самом деле она только потёрла лапки, и приступила к изучению вопросов того, как именно это сделать. Для самого начала, грызь повёл её на экскурсию по кораблю, на этот раз не виртуальную, а в натуре. Чтобы иметь возможность переносить достаточно много вещей между станцией и жилым отсеком "Малахольного Цыплёнка", работники пристыковали к кораблю линию ШТ, Шлюз-Транспортёра, как это называлось. По сути песка это был лифт, кабина которого двигалась между двумя шлюзами; такая фигурность требовалась из-за того, что "Цыплёнок" со своей разлапистой конструкцией нельзя было пристыковать прямо к переходу, а соединительная секция была бы длиной метров сто, что мимо пуха. Так что, для начала Пузырь погонял рыжую по вопросам техники безопасности при работе со шлюзами, и что его крайне порадовало, Хорелька не только всё понимала, но и не проявляла даже тени нетерпения, каковое от неё нетрудно ожидать. Например, в каждой двери шлюзовой камеры было окно, перед которым висели приборы - так чтобы видеть их со своей стороны. В данном случае расхожая фраза "градусник реально помогает" была чистой правдой, потому как, если произойдёт тысяча совпадений, и все системы не заметят разгерметизации, то термометр моментально покажет резкое похолодание, а потом и взорвётся от падения давления. Поэтому перед каждым открытием двери следовало убедиться, что приборы с обеих сторон показывают одно и то же. И что кабина лифта находится перед вами, как-грится.

В данном случае это действительно была кабина лифта, хотя ездил он по тросам и не вверх-вниз, и даже не в сторону, а просто от перехода станции к отсеку корабля. Потратив минут десять на цоканье, и ничуть об этом не пожалев, Пуз всё же допустил лиселку к действиям, так что она лично открывала запоры, включала автоматы и всё такое. С одной стороны, ерунда вопрос, с другой - одна ошибка обойдётся слишком дорого, так что, окрысина тут слишком много не бывает. Да и где его бывает слишком много, собственно?... В общем, после всех этих пассов грызи, имея с собой несколько объёмистых мешков Всякого, взятых из недавнего багажа, заплыли в кабину, которая натурально напминала большой лифт, и провели все те же операции ещё два раза. После того, как двери герметизировались, можно нажимать на кнопку "пускъ", и кабина неспешно двинулась по своему пути. Спешно было нельзя, иначе содержимое впечатает в стенку, что чревато, и так приходилось держаться. В том числе за бока, потому как Хорелька угорала над каламбуром, что это реальный космический лифт! Через пару минут этот транспорт одолел положеные метры, и рыжие получили возможность пройти через шлюз непосредственно на нижний этаж жилика.

Пузырь получил по балде довольно сильно... благо, в эмоциональном, а не в физическом смысле. Во-первых, на него накатило воспоминаниями о месяцах, проведённых здесь, с очень сильным позывом то ли убежать подальше, то ли расплакаться от радости. Он знал, что зачастую космонавты или не ходят в рейсы на одном корабле, или полностью меняют интерьеры, по этой причине - но это не про него, ясен пух. Но главное, он был счастлив оттого, что вернулся сюда не на одну морду, а привёл Её, это пушное рыжее сокровище. Сокровище же, распушив огромные ушки, как рыбка плавала по отсеку, обшаривая его полным любопытства взглядом: что характерно, взглядом, а не лапами! Лиселка вполне понимала, что пока не знает, как тут что, и какая ерундовина может оказаться не тем, чем кажется. А ерундовин в жилике хоть отбавляй, все стены увешаны ящиками, и даже на дверях и люках - места крепления Всякого. Ну а как иначе, если этот кусок мира отправится в автономку примерно на год.

- Ну, как тебе? - осторожно поинтересовался Пузырь.

- Мне? Пушно, - захихикала Хорелька, - Ну знаешь, пушнина взлетает без тяжести. А так-то всё очень даже миленько, грызька. Твоя бочка не такая маленькая, как я представляла.

- Это в пух, - выдохнул грызь, - Сейчас покажу основные точки, м?

Под основными точками он имел вслуху шлюзы, терминалы управления, запасы еды и воды, санузел, кухню, туда-сюда... Под "туда-сюда" подходило всё остальное, в частности - оранжерея в шкафах. Позырив туда, Пуз убедился, что Корди не зря получила от него жалкие копейки, пчела действительно как следует обрабатывала растительность в его отсутствие.

- Смотри как чисто прополото, ни травинки! - заржал грызь.

Второй раз он заржал, когда Хорелька, просмеявшись за компанию, призналась, что вообще не поняла, в чём шуточка, ведь там действительно ни травинки. Соль, само собой, была в том, что травинкам тут неоткуда взяться. Хотя, нет, подумали грызи, и вытащили из багажа те заначки семян, которые они добыли на своей площадке, откуда челнок таскал контейнеры. Сажать их сразу не стали, потому как у них будет "немножко" свободного времени потом, сейчас - Возня. Проведя для лиселки обзор жилого отсека, и начав кой-чего делать, Пуз напомнил согрызяйке о том, что она недавно с песка, как-грится, и длительное пребывание в невесомости может стукнуть по организму, что мимо пуха.Так что, щебетали они уже в столовке в жилой зоне станции, закидывая в себя бесплатные чаи и салаты из кормового автомата.

- Думается, тут я тоже мог поставить рекордъ, - цокнул Пуз, хлебая чай, - Ведра три ушло. Ну что, рыжулька, ты всё ещё не подумываешь о побеге?

- Неа, - покачала ушками она, - Мне всё очень даже понравилось. Тем более, если я правильно понимаю, корабль это не тягач, по дороге в любом случае не встанет, верно? А меньше года отсидеть это можно уж приспособиться к чему угодно, это же не десять лет.

- Верно замечено насчёт десяти лет, - кивнул грызь, - Только вот для одних год это столько, а для других три раза по столько. Учитывая твою шустрость, я бы цокнул, что для тебя год раз в пять длиннее, чем для меня. Поэтому умножай на пять.

- Попытка в данном случае может быть пыткой, - пожала ушами Хорелька, - Но я готова к этому. Да и суркокомера у нас готова, хехе... Да, а где ты... мы, собираемся делать нашу кристаллическую тюрю?

- Схему корабля помнишь? Напротив жилого у нас инженерный отсек, вот там и будем делать. Ты же не подумаешь, что я заплачу за аренду гаража в этой шараге?

- Когда-нибудь могла бы такое подумать, но не теперь, - заверила его рыжая.

На следующие несколько усуток, условных суток, которые использовались вне планет как замена для настоящих суток, Пузырь ввёл в действие план "лиселка в космосе", основной целью коего было притереть её к космической среде и выработать определённые навыки, чтобы эт-самое. Причём сейчас это было не в плане поржать, а ему действительно требовался кто-нибудь в помощь, иначе сборка "тюри" затянется непозволительно долго. Поэтому, умяв бюрократию и распихав привезённое с планеты по отсеку, грызь потащил свою любезную на прогулки. Это вообще полезно, а погулять снаружи станции - полезно тем, что невольно приобретётся привычка действовать в скафе. Тем более, Хорелька уже немало провела в почти таком же, только радиационном; космический был значительно тяжелее в использовании, но это уже старт не с пустого места. Помогала невесомость, ведь на планете скаф весил бы килограмм шестьдесят, со всем барахлом, и ходить в нём было бы затруднительно. Здесь же главная загвоздка состояла во внутреннем давлении, которое превращало гибкий скафандр в туго надутый пузырь с воздухом, из-за чего сгибание конечностей требовало больших усилий. И это сейчас, когда хитрая пневматическая система помогала космонавту, снижая нагрузку в разы!

Ну а для начала Хорелька визжала от восторга, выйдя из шлюза прямо в пустое пространство. Что там цявкать, если картина вызывала ощущения даже у грызя, а уж первый раз выйти в открытый космос, ощутить под ногами сотни километров до планеты, это заставляет вспушиться. Пожалуй главное, что сразу бросается в уши - это видимость. На поверхности видишь или близкие объекты, или бесконечно далёкие звёзды, а с орбиты невооружённым глазом различаются города, находящиеся за тысячи километров. Если применить не особо сильную оптику, то можно различить и самолёты над облаками, которые легко найти на тёмной стороне по огонькам.

- Вон Мункейп, - показывал пальцем Пуз, - На юг от него это наша тайга, и вон там - Тыща-Озёр.

- Опушнеть! - с сотый раз повторила рыжая, но от этого не менее искренне и правдиво, - Отсюда Шелек такой маленький, прям крохотулька!

- Хохотулька, - уточнил грызь, - Кхм. А вот здесь, посмотри глазами, реактивная шпулька.

Лиселка захихикала, но насчёт шпульки это была не шутка, она реально так называлась. В одном из многочисленных карманов скафа, на левом боку, имелась катушка с прочной леской, способной удержать космонавта на привязи, и миниатюрная ракета с хитрым наконечником. Это была аварийная штука, на тот случай, если космонавт начнёт улетать от станции: следовало не орать, а активировать ракетку и запустить её в сторону станции, чтоб она разматывала за собой привязь. Лески там пятьсот метров, а микроракета, попав в корпус, приваривается к нему турбосваркой, обеспечивая зацепление. Но это на самый крайний случай, на самом деле во-первых, непуха отлетать куда не след, во-вторых, на этой конкретной станции постоянно дежурят спасатели, потому как полно народу шляется снаружи. Но, ясен пух, всё равно надо держать ухо востро, когда мимо то и дело ходят буксиры - это не особо видно глазом, но за каждым тянется выхлоп плазмы, которая на весьма большом расстоянии сожгёт всё, что попадёт в этот хвост.

Потребовалось всего два увереных выхода в пространство, чтобы Пузырь уверился, что лиселка более-менее освоилась, поэтому на третий раз, как следует отсурковавшись в каюте, они полезли уже не на экскурсию, а топтать металлических гусей, образно цявкая. Даже просто добраться до нужного места на корабле не так-то просто, потому как он крайне фигурной формы - но, с опытом да хвостьей помощью, осилили. Ничуть не ослабляя внимание к спутнице, абы что не случилось, грызь открыл крышки инженерного отсека и выдвинул наружу "верстак", длинную раму, на которой крепилось оборудование для работы с металлом, в частности - элементарные тиски, правда, здесь они были гораздо легче, чем это обычно бывает на планетах, чтоб не растрачивать вес. Для начала рыжим хватило и такого упражнения, как перенос связки всякого металлопроката с транспортёра станции на внешнюю поверхность корабля. Пачка титан-стальных балок, катушки троса, связки металлических прутьев, похожих на арматурины - всё это Пуз цеплял тросиком, и Хорелька, пользуясь пультом, осторожно перетягивала к борту инженерки, после чего груз крепили на новом месте. Смех с мехом, а всё равно получилось больше ста тонн этой ерунды.

Следующим этапом предстояло поиграть в кольца, а именно - сделать шестьдесят штук, по двадцать разного диаметра, и собрать их в держатели для кристаллов. Благо, с имевшимся оборудованием это не составляло никакого труда, хотя и требовало осторожности. Например, кусок балки, который станок сгибал в кольцо, протаскивая между роликами, сначала нагревался при помощи тока высокой частоты, и если закоротить его куда не след - получится некрасиво, мягко цявкая. Но это была слесарная работа невысокой сложности, балки гнулись легко, а греть их требовалось не до белого каления, а лишь слегка. Припомнив точно, как это делается, Пузырь приноровился пропускать куски через станок, отрезая их прямо на месте и также сразу сваривая кольцо, чтоб лишний раз не возиться; здесь же он делал отверстия под шпильки. Хорелька помогала ему уже не только морально, но и физически, потому как сырьё и готовые детали сами себя не переместят, а она ровно в два раза ускоряла процесс, просто пододвигая очередную балку и относя в сторону кольца. Немудрено, что ранее не имевшая дело с производством лиселка пришла в восторг оттого, как легко её грызь обращается с оборудованием; грызь не стал врать ей, что очень искушён в этом деле, но обобрение очень грело пушу и повышало запасы Дури до неисчерпаемых, в прямом смысле.

Центральную ось для сборки инженерка станции выплавила сама, сделав монолитной, потому как прочнее. Грызи же лишь прикрепили к ней всё остальное, вкорячив эту "косточку" на место той грузовой сборки, которая была в конструкции раньше, и которую всю разобрали при разгрузке. Фича также состояла в том, что ось была полая, по центру проходили тросы и шланги, связывающие основной блок корабля и топливный мешок, потому как это критично важный элемент всей системы. С тем, чтобы протянуть это дело через длинную трубу, Пуз тоже не смог бы быстро справиться в одну морду, а так - пожалуйста. Дальше собирали по принципу всё той же искусственой ёлки, к стволу приваривали кольца с отверстиями, в которые вставлялись "ветки", а уже к ним крепились оправы с кристаллами внутри. С этим пришлось повозиться особо, потому как кантовать кристалл лапами по прежнему было нельзя, пользовались разными ухищрениями, чтобы этого избежать. Выглядело это таким образом, что контейнер доставлялся транспортёром поближе к месту, его вскрывали и изымали "ядрышко", опять-таки тросами и прочим такелажем, потому как двигать двадцать тонн даже в невесомости не так-то просто. Затем контейнер уходил прочь, а кристалл перетягивался к оправе и закреплялся в ней. У Пузыря от этого возникало ощущение, что они делают новогодние шарики... но стоило вспомнить, что каждый такой шарик стоит в районе четырёх лимонов, и не применительно к фруктам - все вопросы сразу отпадали.

На самом деле, наполненные вознёй "дни" на орбите пролетали незаметно, и Хорелька была очень удивлена, когда Пузырь сообщил ей, что прошло уже двадцать усуток. Впрочем, когда он решился это сообщить, кристаллы уже занимали положеное место в "ёлке", а сама грузовая сборка торчала позади базового блока корабля. Насколько позволяли видеть приборы, в вакууме сборка практически ничего не излучала, так что не представляла опасности для экипажа, наверное. Более того, эта конструкция даже прошла проверку в инженерной службе, на что Пузырь почти и не рассчитывал. Это ведь при том, что кристаллы не просто вешались, как попало, а чётко по номеру, чтобы сделать центровку массы всей системы по оси, а не как пух на уши положит.

- Ну вот мы с тобой и загрузили нашу калошу, - со всем основанием на то цокнул грызь, - И вприницпе, можем даже отправляться. Пока будем разгоняться внутри системы, как раз откроется окно.

- Эх, только я вошла во вкус, - фыркнула рыжая, - Шутка. А что с нашими контейнерами? Я прямо скучаю по ним, помню как мы с тобой кромсали их на волчьей нефтебазе.

- Думаю сбросить их на баланс Фей. Может быть, она найдёт оказию, чтобы вернуть их на поверхность, там они пригодились бы тем, кто сейчас собирает шелеканит. Если нет, тогда в светлый путь.

- Хм? - усмехнулась Хорелька.

- Светлый путь, всмысле, в звезду. В прямом смысле, - пояснил Пуз. - Это самый светлый путь, как понимаешь. Но чтобы запулить тонну груза туда, нужно прилично энергии, так что, это не дёшево.

- Понятно. Пщу, - лиселка потёрла ушки, - Можно цявкнуть, даже замоталась.

- Ты просто огурец, Хорелястая, - погладил её лапку согрызяй, - Зелёный, в пупырышках... кхм! Серьёзно, ты прошла достаточную практику, чтобы браться за подобные вещи в дальнейшем. Освоишь нафигацию, хотя бы в самой основе, и уже можешь рулить калошей самостоятельно.

- Да впух бы оно мне упало, - улыбнулась она, - Но на всякий случай, умения лишними не будут, это верно замечено. Как думаешь трясти, сразу в пух... тоесть, в путь?

- Не, традиционный подход - это отстояться ещё несколько дней на планете, напоследок.

- О, это прикольно.

--

Однако, это было не совсем то... точнее, совсем не то, чего она могла бы ожидать. Когда Пузырь цокнул про "отстояться", он имел ввиду именно это, как технический термин, а не что-то другое. Всмысле, в эти дни, крайние к старту, космонавты вовсе не кутили на полную катушку, как это может показаться логичным. Ну тоесть, кто-то так делал, только вот потом сильно жалел об этом. Было доказано, что лучший способ - это просто оставаться в гостинице! Да, вот так примитивно, сидеть в помещении и по возможности вообще не выходить. Хитрость в том, чтобы сознанию механически бы это надоело, и тогда полёт воспринимается как отдых, а не наоборот. А дойти до нужной кондиции, просто околачиваясь в однокомнатной квартире - много времени не нужно. Плюс планета помогала погодой, так как над Мункейпом пошли затяжные холодные дожди, а в небе стояла сплошная серая муть, так что даже в окно особо не попыришься. Единственное, рыжие снова прокатились кружок по складам, добирая всякого полезного, хотя уже и не жизненно необходимого, а потом принялись усиленно ничего не делать. На третье утро Хорелька с полной уверенностью цявкнула, что она готова. Пуз не стал уточнять, что она имела ввиду, готова ли она к полёту или придушить его, и грызи отправились обратно на станцию. Благо, их тушки весили не так много, и челнок мог возить их туда-сюда сколько влезет.

По прибытию на станцию Пузырь запустил процедуры отправки, ибо это не так быстро, а сам распихивал остатки барахлишка в жилике, и постоянно бегал к терминалу управления, когда вспоминал об очередном факте, который следовало проверить. В частности, он сделал запрос в базу данных, какие корабли пойдут с Шелека на Лисувин в ближайшее время, и с некоторым удивлением уставился в таблицу, где имелась только одна строка: "Малахольный Цыплёнок". За целых два месяца, между прочим. Вот что это такое, подумал грызь, просто случайность, или просто служба контроля не сообщает ему, чего не след? Ну да это не так уж принципиально.

- Тэкс, это у нас что?... - разбирал залежи вещей Пуз, - Твой пакет, рыжулька?

- Ага, - хихикнула она, - Дурь, как ты и рекомендовал. Бумажные книжки, вышивание, мультики. Гусей не брала.

Пуз скатился в смех, потому как она именно так и сделала, недолго думая! Бумажные издания чего-либо часто брали с собой, потому как это значительно отвлекает от таращенья в экран, что весьма ценно. Ну и ясное дело, что на носители информации было слито очень много всего, без особого разбора, чисто чтоб в очередной раз сюрпризь был. Главное, чтобы не так как это сделала Лака, заржал грызь. Пока он ржал и возился с распределением предметов, службы станции уже закрутились по полной программе. Звуки по корпусу подтверждали, что там возятся - рабочие в скафах откручивали коммуникации, и переводили в нужное положение топливный мешок, который начал надуваться водородом. Если в сложеном состоянии это была небольшая ерундовина, то в надутом - здоровенная сфера, что впрочем, ни разу не удивительно. Причём на надувание этого шарика газом отводилось четыре часа, в основном для того, чтобы чётко контролировать процесс, и давать меньше динамической нагрузки на материал. Одновременно с этим Пуз, вспушившись, полез запускать энергетическую установку. Как всегда, это было критично, потому как никакой замены для неё нет, и если она вздумает ерундить... впрочем, эти агрегаты отличались надёжностью, как ни выкручивай. Грызь помнил прочитаное в инструкциях, что именно появление надёжных реакторов позволило делать корабли пузырь-типа, а частности такие, как "Малахольный Цыплёнок". И на этот раз "кастрюля" не подвела, исправно закипев и начав выдавать мощность. "Е" - традиционно подумал Пуз по этому поводу.

- Е? - угадала Хорелька, наблюдая за его действиями с запасного терминала.

- Угадала, - нисколько не удивился грызь, - Теперь, рыжулька...

- Посидеть в уголке и не мешаться? - хихикнула она.

- Если хочешь. Вообще я имел вслуху, наблюдай за действиями и запоминай, - уточнил Пуз, - Но мешать конечно не стоит, если есть какие-то планы на будущее.

- Есть, и не буду, - заверила лиселка, потеревшись об него ушками.

Получив таким образом дополнительный повод не накосячить, Пузырь приступил к непосредственной операции старта - отстыковке от станции. Нужно было убедиться, что все одуплились, и никто не полезет под движущийся корабль. В частности, "Цыплёнка" довольно ярко подсветили мигающим зелёным светом с прожекторов, так чтобы любому ослу стало ясно, что будет двигаться. Безо всяких там обратных отсчётов сработала автоматика, и экипаж почувстовал лёгкий толчок, когда стыковочный механизм оттолкнул корабль от станции. Но не стоило думать, что этот пузырь под управлением Пузыря просто развернётся и даст газу, шиш там. Для начала его оттаскивал подальше от станции буксир, что заняло минут эдак двадцать - пристыковаться к столь фигурному сооружению не так просто, как хотелось бы. Когда же буксир сделал своё дело и станция стала удаляться, настала очередь работы РБ, разгонного блока. По сути шерсти это был тоже буксир, только с большим запасом РТ и мощностью, потому как его задачей было вывести корабль на траекторию и придать достаточного пинка. На самом деле, РБ предстояло работать четверо усуток, разгоняя связку относительно звезды; затем буксир отделялся и уходил на базу, отпуская корабль в свободный полёт.

Ясен пух, что буксировка выглядела далеко не просто с конструкционной точки слуха: гибкую связку нельзя просто тащить за собой или тем более толкать. Буксировочный трос цеплялся к передней части базового блока, и за него буксир и тащил всё остальное барахло, болтающееся сзади на привязи. Если выглянуть в окно, то легко увидеть сияющие хвосты плазменного выхлопа, которые окружают корабль со всех сторон - буксир, понятное дело, сифонил ими не строго назад, чтобы не сжечь груз. По мере того, как беспилотный аппарат увеличил тягу до рассчётной единицы, на грызей навалилась сила тяжести; благодаря тому, что жилик сейчас был повёрнут вдоль курса, тяга направлялась как положено, в пол. Моргнул значок входящего вызова, и Пуз с удовольствием понял, что это Фейлин.

- Ну как вы там, рыжие? Отчаливаете? - осведомилась клюквокошка.

- Справедливо, - подтвердил грызь.

- Фуф, наконец-то планета в безопасности!... Шутка. Просто хотела пожелать вам гусиной удачи!

- Благодарствия за это и всё остальное, Фей, - крайне правдиво цокнул Пуз.

- Да, благодарствуем, кошка-пуш, - цявкнула Хорелька.

- Ну бывайте, - хихикнула Фейлин, - Если что, возвращайтесь, вам тут будут рады.

Пуз позырил на согрызяйку - лыба у них была одна на двоих, как-грится. Связь замолчала, и теперь, если всё пойдёт в штатном режиме, она будет молчать ещё многие месяцы, в прямом смысле! Чтобы не дразнить гусиную удачу, грызь открыл крышку, закрывавшую приборный щиток, и вырубил тумблер с подписью "свз". Увидев это, лиселка невольно поёжилась, но явно не испугалась.

- Ну вот, теперь начинается самое главное в полёте, - хмыкнул Пуз, - Когда делать особо нечего.

- Хм, - Хорелька поводила мордочкой у окна, разглядывая забортный вид, - И сколько нас будет тащить эта ракета?

- Семьдесят три часа сорок две минуты, - дал точную справку грызь.

- Так долго! - удивилась рыжая.

- Двести световых лет - долго, - хихикнул Пуз, - А это нет, даже для нас.

- Просто я как-то привыкла, что ракета это такое ну, пщуу и пыщ, ты понял? - изобразила лапами в воздухе Хорелька.

- Это если по системе летать, то да. А у нас дорожка немного подальше, поэтому сначала - тащит ракета, как вы изволили выцявкнуться, а потом мы будем разгоняться своими силами ещё много суток подряд, чтобы хоть из системы выйти в мыслимые сроки.

- А почему тяга только в единицу, ведь могло быть больше? - уточнила лиселка.

- Потому что просидеть неделю при двойной тяге будет затруднительно, - пояснил Пуз, - А при тройной и сутки слишком много. Кроме того, тогда пришлось бы сделать всю конструкцию прочнее, а следовательно и тяжелее. Ты представляешь себе, что такое тяга в единицу?

- Да. Точнее, нет.

- Это тоже самое, как если бы корабль висел на поверхности, прицепленый к башне, например. Представляешь нагрузку на пузырь с газом? И что ещё интереснее, на нашу "ёлочку" с кристаллами.

- Ох блин, - представила лиселка, и зажмурилась, - Если хоть один сорвётся, он же разнесёт нам топливный мешок, верно?

- Скорее всего, - подтвердил грызь, - Но у нас пятикратный запас прочности, поэтому - не сорвётся.

- Доверься мне, я инженер, - скатилась в смех рыжая, - Инженер клюквенная лиселка без опыта работы, мда.

- Ага. А теперь смотри вот на это, - показал на экран Пузырь, - Зелёная линия это текущая траектория, а жёлтая - рассчётная. Как понимаешь, в конце маневра они должны совпадать. Ну-ка вот...

До этого момента он не грузил рыжую симулятором, у неё вполне было чем занять голову помимо этого. Но теперь, когда впереди целые месяцы топчи межзвёздных гусей, это будет очень даже кстати - и занять время, и польза, вполне возможно, тоже отлетит.

- Да ладно, что тут такого? - пожала ушами Хорелька, и попыталась осуществить маневр по орбите.

Фиг там. Поэкспериментировав, лиселка быстро пришла к выводу, что просто не понимает, как это делать - благо, у неё под лапой был грызь, который с большим удовольствием объяснит. Соль в том, что весь опыт, полученый в жизни на поверхности планет, здесь не годился, потому как среда имела принципиально другие свойства: не было воздуха, который тормозил бы движение, а тяготение действовало не сверху вниз, как это привычно всем, кто рождён на планете. В частности, чтобы догнать объект, который летит впереди тебя по орбите, следует разгоняться... ОТ него! Не зная свойств среды, в это невозможно поверить, но это действительно так. Программа наглядно показывала линиями траекторий, как это происходит: снижая орбитальную скорость, корабль менял орбиту, и она становилась короче, а следовательно, виток получался быстрее, чем с высокой скоростью - таким образом он догонял объект, летящий выше по орбите.

- Колдунство, - вынесла вердикт Хорелька.

Следующим пунктом Пузырь показал своей любезной такую штуку, как обходы по кораблю, как бы это странно ни звучало. Всмысле, существовал жёсткий перечень того, что следовало проверять в течении всей смены, начиная от работы реактора и заканчивая водопроводом, потому как если потечёт - мало не покажется. Поначалу неизбежно требовался планшет с бумажкой, где все эти пункты выписывались отдельно и имелись клетки для проставления галочек - но через месяц это уже будет необязательно, если только нет этого, как его... склероза, да. Через некоторое время грызь поймал себя на том, что крутится, как белка в колесе, при этом совершенно не испытывая утомления. Ведь ему приходилось выполнять не только штатные операции, но и следить за лиселкой, а также пояснять для неё всякие вопросы. После такой практики Пуз мог сделать вывод, что естественный отбор или как там это назвать, таки работает, потому как сложившаяся картина была единственно возможной. Всмысле, запри его в жилике с кем-то ещё, он уже подумывал бы о том, как выкинуть этого кого-ещё в шлюз, без всяких шуток! А тут, само собой, это не срабатывало, и грызь мог повторять свои цоцо столько раз, сколько потребуется для рыжей. Если вспомнить, то даже такой вполне себе удобный сосед как рыбкот Требакентий, космос ему пухом, нет-нет да вызывал раздражуху - не сознательную и по какой-то причине, а чисто механическую и иррациональную, как чихание от аллергии. На ускореных курсах по подготовке эрзац-космонавтов, где и имел честь обучаться Пузырь в своё время, ему доходчиво рассказывали про многие случаи убийств в подобных условиях, так что, он в очередной раз убеждался, что идея оказалась не столь самодурной, как казалось сначала. Впрочем, это не вызывало у него удивления, потому как грызь давно знал, что во Вселенной произвол происходит не произвольно.

И вместо того, чтобы медленно начинать офигевать, Пуз каждый раз получал заряд радости и счастья, когда продирал с "утра" глаза, и почти сразу видел в сумерках отсека, как за терминалом сидит она, рыженькая и большеухая, неспеша копается в чём-то, и слушает звуки через наушники, просто повешеные на шею. Ниччего себе слетал на Шелек, подумал грызь, хабар просто рекордный! Причём, ясен пух, он легко отдал бы все запасы шелеканита, какие вообще есть в природе, только бы не отдавать лиселку. Ну а когда лиселка плюс запасы, это вообще в пух, подсказала Жаба. Хорелька же то и дело выглядывала в окно, и иногда явственно поёживалась. Пузырь знал, что именно она там видит - как шарик планеты, бледно-голубой в разной степени освещённости, постепенно исчезает среди звёздной бесконечности. Когда разгонный блок закончил свою миссию, Шелек невооружённым глазом уже не был виден от слова совсем, только через телескоп. С непривычки это вызывало весьма специфические ощущения, и рыжая точно попала аккурат в них - но, она справилась, хотя Пуз и был готов к самым негативным сценариям... Крыса ведь всё ещё не спала, скотинка.

Помимо всего прочего, Хорелька оказалась очень хороша в деле прослушки, что неудивительно, учитывая размах её ух. Когда грызь понял, что она слышит лишь чуть хуже, чем видит глазами, он пришёл в приличного размера восторг, и рыжие провели ряд экспериментов. Пуз что-либо делал на одном этаже, а лиселка слушала с другого, и угадывала, что именно он делает. Поскольку в отсеке достаточно много предметов, угадать просто так, через логику, нельзя, но Хорелька справлялась посредством лишь слуха, и ошибалась очень редко. Ей было достаточно пару раз увидеть видео со звуком, чтобы потом изображение стало необязательным.

А пока грызи так развлекались и осуществляли текущую возню - указаные часы прошли, и разгонный блок, отцепив трос, отвалил в сторону и пошёл менять траекторию на возвратную, выдавая при этом уже гораздо большее ускорение. Не прошло и десяти минут, как приличного размера аппарат уже превратился в еле заметную светящуюся точку среди звёзд, а потом и вовсе исчез из виду.

- Ну а теперь, немножко покрутим свою шарманку, - цокнул Пузырь.

- Немножко? - фыркнула Хорелька, - Ты цокал, там триста с пухом часов.

- На склероз ты не жалуешься, как слышно.

- Ага. От склероза не страдаю, а им наслаждаюсь, - захихикала рыжая, и прыгнула через весь отсек, пользуясь невесомостью, - Кстати, Пузырёк. Мы обязательно должны включать невесомость по графику? Ну вплане там попрыгать, поржать.

- На разгоне - не получится, - цокнул грызь, - А вот потом, когда суп с кротом, это пожалуйста. Просто остановим вращение и попрыгаем, сколько пушеньке угодно.

- Воу, - подвысунула язычок лиселка.

Пузырю же было очень радостно, что теперь он сможет действительно остановить вращение жилика, и потешить свою рыжульку. Вдобавок он явственно видел, что она задалась вопросом, а не тратится ли на это топливо, и пришла к законному выводу, что нет, потому что вращение - это дело гироскопов, а они работают от электроэнергии. Да и вообще, даже если бы и нет, то затраты энергии на раскрутку корабля вокруг оси исчезающе малы в сравнении с тем, что потрачено на разгон. Ведь мощность реактора, даже такого дубового, как стоял на "Цыплёнке", равна хорошей электростанции, и при этом он будет пыхтеть на полную катушку в течении многих суток. Пока же Пузырь и Хорелька проверили жилик на предмет хрупких вещей, дабы они не упали на пол, и грызь доверил лиселке включать тягу, ведь когда-то надо начинать. На первый раз он сидел очень рядом и буквально водил её за лапу, но опять-таки, это на первый. Методика здесь была такая, что автопилоту задавалась программа, затем она подтверждалась к исполнению нажатием отдельных кнопок на панели аналоговых приборов, воизбежание тупака и глюков. После этого можно пристегнуться к креслу, на всякий пожарный, и ожидать начала маневра. Впрочем, рыжая не цявкнула глупости насчёт того, что всё делает автопилот - ведь программу ему задавали они, а самой машине было глубоко до лампочки, что и как делать.

Когда таймер показал нуль-нуль, и по отсеку раздались сигналы предупреждения, заработал двигатель, и постепенно набрав тягу, вернул силу тяжести. Теперь корабль струячил прочь от звезды, отбрасывая два тонких длинных хвоста плазмы, направленные под некоторым углом - ведь базовый блок тащил за собой груз и топливный мешок на привязи, так что светить строго назад не получается. Нетрудно догадаться, что Пузырь не стал скрывать от согрызяйки подробностей того, как следует следить за работой машин, и как выходить из разгона: если просто взять и вырубить тягу, мешок наподдаст по блоку из-за силы натяжения в подвеске. Несмертельно, но это неточно. Следовало плавно снижать тягу до тех пор, пока не сработают мехнизмы, держащие мешок на месте - в частности, магниты. Кроме того, в режиме разгона базовый блок был похож на фигову галеру, за счёт разложеных парусов, которые являлись плёночными радиаторами, излучавшими избыточное тепло в пространство.

- Слегка погреем Вселенную, - обычно цокал на это Пузырь, ничуть не приукрашивая.

Ну а пока реактор грел Вселенную, рыжие имели возможность приступить к ещё одной теме, которая в длительном полёте как неизбежна, так и приносит потеху, а именно - филиал агропромышленного комплекса, распиханый по шкафам в отсеке. Там на полках помещались трубы с минеральной ватой, освещение, и оборудование для подачи гидропонного раствора, приносившего в вату питательные вещества для растений. Хотя шкафы выглядели не огромными, размером с большой холодильник каждый, но при экономии места и его рациональном использовании, плюс большая продуктивность, "огород" вполне себе тянул на эквивалент шести соток! Семечки трав, пойманые на Шелеке, тоже не забыли, но их проращивали в отдельных простых горшках, чтобы не тратить мощности. Всё-таки налопаться свежими овощами это важное дело, когда ты мотыляешься где-то между звёздами.

- Так, ну для борща нам надо капусту, - рылась в пакетах с семенами Хорелька, - Картохлю ты и так посадишь, ясен пень... Свекла, морква, лук. Хм, а как именно сажать?

- Зелёным вверх, - чётко подсказал грызь, - Кхм. Ща покажу.

На эту возню можно было ухлопать довольно много времени, что в данных обстоятельствах исключительно в пух, а не мимо. Пока рассадишь всё по трубкам, пока намешаешь питраствор и настроишь систему, а потом ещё собирать урожай, обрабатывать, мыть, запихивать в Закрома. Пуз помнил, что порой он аж утомлялся, когда наступала очередная "осень", но теперь ему это явно не грозило, потому как лиселка плотно вцепилась в тему. Что-то подсказывало ему, что с земляничным вареньем проблем не будет. Что-то сейчас на Шелеке, философично подумал грызь, и заржал, само собой, потому как не было никаких препон узнать это, ведь сигнал доходил пока что с небольшим запозданием. В общем, он дошёл бы и в обратную сторону, но традиционно космонавты не вели лишней болтовни после отправления, так что и Пуз не стал оригинальничать - тем более, они уже попрощались с друзьями. Грызь в очередной раз получал на морде лыбу, потому как уверено мог назвать своими друзьями и Фейлин, и Хеверта, и считал это большой удачей и честью для себя. Так что сейчас, пересекая орбиту сдешнего "марса", тобишь четвёртой планеты в системе, рыжие ограничились приёмом данных из сети планеты. Новости сообщали о том, что последствия кристаллического взрыва почти полностью устранены, а сбор шелеканита идёт полным ходом. Как и подозревал в своё время Пузырь, тот большой транспортный корабль, который они видали на орбите, собирался забиться этими самыми кристаллами, и утащить их куда-то в недосягаемые дали галактики! Прибыли спасены, облегчённо выдохнула Жаба. Впрочем, ухмыльнулся грызь, я знаю кой-какого клюквенного волчару, который наверняка зажмёт ещё кристаллов в личные закрома Родины, как-грится.

- Так, грядки прополоты, куры подоены, - с деловым видом цявкнула Хорелька, закончив возню, и припушилась к согрызяю, - Время для Дури, я так полагаю? Поскольку вышивать напару это сложно, пошли смотреть мультики?

- Товаарищ космонавт, вы это... Пошли, конечно, - сгрёб её в лапы Пуз.

Они вполне могли устроиться с очень большим удобством, даже если учесть, что напару им было бы удобно даже в каменной пещере. Вырубаешь освещение до минимума, чтобы в отсеке стояли приятные сумерки, делаешь из кресел подобие дивана, устроить два пушных рыжих хвоста. В тарелку были насыпаны печеньки, которые лиселка успела изготовить на кухне, а в качестве кваса выступал... квас, собственно, набадяженый Пузом из доступных компонентов. В общем, отвалились с полным удобством, которое умножалось на много за счёт того, что было создано своими усилиями, а не просто существовало по факту. Грызь захихикал, когда увидел на стенке, куда высвечивался экран, один из очень старых мультфильмов, "Робин Гуд" выпуска 1973го года по земному летоисчислению. Да, он тоже его помнил, и совершенно неудивительно, что это был любимый мультик Хорельки, которая сейчас в немалой части стала лисой. Просто теперь клюквисам было весьма забавно видеть разумных зверюшек, ведь они знали, как оно бывает на самом деле.

- Что, выпушень, - игриво пихнула его рыжая, - В своё время засматривался на эту лисицу Мэриэн?

- Хм, - пожал ушами выпушень, - Она милая конечно, но не цокнуть, чтобы так уж засматривался.

- Не угадала, - констатировала Хорелька.

- Ну просто она там такая... никакая, - подробно пояснил Пуз, - Всмысле, ничего особо не делает. А один только внешний вид, этого надолго не хватает. По крайней мере, я не видел, как она себя поведёт со стаей гарпий, если понятно, на что я намекаю.

- Ну и намёки у вас, - фыркнула лиселка, и уставилась на него, - Грызька, как ты ухитрился поймать меня? Ведь если подумать, это примерно как комету за хвост. Меня так пугает, что этого могло бы просто не случиться, и очень просто. Если уж точнее, то чудо, что случилось.

- Хорелечка, - прижал её к себе грызь, - Рыжулька... А, вот. Хочешь полюбоваться на свидетельства? У меня должна была остаться та фотка с регистратора РАЗика.

Порывшись какое-то время в памяти системы, потому как комм и бортовая машина работали в связке, грызь выудил тот самый кадр, где по стоянке ехал внедорожник, а за рулём отчётливо различалась рыжая лиселка в солнечной шляпе. Хорелька какое-то время смотрела то на экран, то на грызя, а потом чуть не лопнула со смеху, так что Пуз слегка встряхнул её, опасаясь за здоровье.

- Ну Пузырёёёк... - выдавила она, держась за живот, - Уж что-что, а сыщик из тебя не фонтан...

- Всмысле? - уточнил он, лыбясь во все резцы, - Вообще-то результат достигнут, не?

- Это, - лиселка ткнула пальцем в экран, сгибаясь от смеха, - Это не я!

Справившись с рожью, она повернулась боком и встала рядом с экраном... короче, рыжие вдвоём валялись на полу и ржали. Соль в том, что она бывала на той стоянке, и тоже ездила на "вишне", но Пуз ухитрился найти её по фотке, на которой была другая рыжая лиселка, теперь он наконец это заметил. Своевременно, как-грится.

- Эх, вот незадача... - неумело изобразил уныние Пузырь, - Теперь придётся возвращаться?

Хорелька обняла его лёгкими лапками, глядя в глаза.

- Придётся, - произнесла она, - Мы обязательно вернёмся на Шелек. Может, и эту рыжую найдём, покажем ей, пусть тоже поржёт.

А пока что корабль-пузырь всё быстрее удалялся от Шелека, теряясь на фоне космической пустоты.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"