Квотчер Марамак: другие произведения.

Лужайка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая серия похождений двух рыжих жадин в составе Хорельки и Пузыря.

Часть первая

--

Пузырь занимался тем, что таращился на дорогу, которая довольно монотонно моталась под колёса грузовика. Казалось бы, место для пузыря - в газировке, но не в этом случае, потому как этот клюквогрызь отожрал достаточно большие рыжие бока, и теперь отсиживал хвост за баранкой - с некоторым успехом, следует отметить. Через лобовое стекло было видать ландшафт с пологими холмами, посыпаный некоторым слоем снежка, и серую бетонку, выхваченную из сумерек светом мощных фар. Полной темноты здесь практически никогда не наступало, а уж когда зимой ложился снег, то и подавно. Мотнув ухом, рыжим и окистёванным, как и полагается белке, даже клюквенной, Пуз в очередной раз покрутил башкой и размял лапы, ненадолго отрывая их от штурвала... тоесть, от руля. По ходу шерсти, можно было вообще воткнуть автопилот и топтать гусей всю дорогу, но грызь уже достаточно убельчился опытом, чтобы не допустить столь простой ошибки. Без надобности так не делали даже те, кто работал водителем постоянно, а уж ему сам пух велел. Ведь они с согрызяйкой полезли сюда как раз для того, чтобы разгрузить голову от Возни - а лучший способ это сделать, как давно известно, это сменить Возню на другую! В данном случае, возню - в прямом смысле.

Кургузый тягач с прямоугольным рылом волок обычный полуприцеп-шаланду, в которой достаточно комфортно разместились двести штук саженцев, упакованые в мешки и как следует закреплённые. Груз не особо тяжёлый, зато негабаритный, потому как ветки торчат высоко, поэтому и пришлось везти на автомобиле. Большую часть грузов на Лисувине перекидывали по сети транспортёров, и в целом, не имелось никакой практической необходимости в другом транспорте... но здесь знали, что проще - отнюдь не значит лучше. Так что, по бескрайним территориям планеты катались автомобили, поезда, трамваи, и много ещё всякого довольно оригинального. Впереди дал отблеск знак "мост", и Пузырь слегка сбросил газу, удостоверяясь, что не срежет ветки под низким пролётом - но нет, проезд стандартный, а они высокие. На самом деле это был не мост, фары высветили загнутые металлические фермы, которые сейчас выглядели как кольца диаметром метров сто, торчащие из земли. На самом деле конструкция представляла из себя спираль, на треть зарытую в грунт, и это была граница жилой ячейки.

Катаясь по сдешним дорогам, так похожим на любые другие, очень сложно не забыть, что Лисувин не имеет естественной среды обитания, на самом деле. Обитать тут можно было только потому, что планету практически от полюса до полюса покрывали ячейки, удерживавшие атмосферу, и защищавшие от космической радиации. Эти, нового образца, выглядели как огромные спирали; низом они держались за грунт, верхом - держали край полотна, которое и заменяло "небо". Это крайне заморочная плёночка, крайне тонкая и умеющая восстанавливаться сама, держала под собой воздух и отражала радиацию. Её даже не было видно, и любой желающий легко пырился на жирные звёзды, в обилии рассыпаные по небу. Нынче светило только солнце... да, солнце на Лисувине очень далеко и выглядит как горошина, освещающая "ну-так-себе". День обеспечивают фонари, развешеные на вышках, которые торчат над укрывной плёнкой. Если не вертеть башкой специально, выглядит почти как настоящее солнце.... Грызь в очередной раз захихикал, потому как его личное солнце дрыхло сейчас у него за спиной, в этой же кабине.

Хихикая, грызь в очередной раз ощущал, как трясутся длинные пушные уши, и получал двоякое Ощущение. С одной стороны, такое состояние организма ему приходилось более по пуше, с другой - за это пришлось запла... кхм! Жаба, отвернись... Заплатить, вот. Причём довольно таки нефиговые объёмы монет. Особенно часто эту растрату ему приходилось вспоминать здесь, на Лисувине, потому как иногда встречались клюквоморфы, внешне оставшиеся такими же, как и были. Правда, основная техническая проблема при морфе состояла не во внешности, поэтому она и шла так, довеском, и почти все извращались, как хотели. В частности, Хорелька только после успешной авантюры с шелеканитом смогла полностью расплатиться за клюкву. Пузырь снова получал на морду лыбу, вспоминая, как его лиселочка долго мялась, прежде чем сообщить ему такую новость. Она ещё не привыкла до конца, что Жадность работает весьма избирательным образом, и для согрызяйки ему никогда и ничего не было жалко, реально!

В частности, за шелеканит Пуз получил от Совета ТКЛ-3 ( Транспортная Компания Лисувина, третья. Фактически - департамент, занимавшийся межзвёздными перевозками ) медаль "За Жадность"... Ну тоесть, конечно, не получил, потому как отдавать кому-то медаль "За Жадность" было бы нежадно, а если бы он сам её купил, было бы ещё более странно... В общем, получателю предлагалось или сделать самому, или довольствоваться записью в личном деле, что Пузыря устраивало более чем полностью. Сей бюрократический акт радовал грызя, и не просто так, а вслуху того, что теперь его с меньшей вероятностью снимут с приписки к кораблю. Пуз уже как-то сильно прикипел хвостом к этой весьма утлой посудине с наименованием "Малахольный Цыплёнок", да и согрызяйка вроде тоже не возражала против того, чтобы периодически отправляться в неблизкие походы. Она очень любила всякое новое, эта шустрая рыжулька, но при этом вполне могла и оттаптывать гусей пол-года в жилом отсеке, не получая никакого сдвига по фазе.

Скосив глазное яблоко на хронометр, грызь усёк, что прошли очередные полтора часа, и пора сделать контрольную остановку. В целом, поводов для беспокойства не имелось, но бережёного хвост бережёт, как известно - рассыпать груз ему вовсе не лыбилось. Заметив впереди площадку у дороги, Пуз сбросил ход, и грузовик, с шумом прокатившись по снежной каше, остановился. Грызь заглушил двигатель, выключил пока свет ( кто бы сомневался. Выключишь тут, когда на шею Ж-ба давит ), размял лапы... Как раз тут на его плечо легла лёгкая рыжая лапка, вызывая возвращение лыбы.

- Пузырёк, - цявкнула Хорелька, высовываясь со спального места.

- Ничоси, ты уже запомнила моё имя? - не удержался от лулза этот самый Пузырёк, и хихикая, погладил рыжую по шёлковой пушнине, - Боброй ночи, Хорелечка.

- Ааауф... - зевнула она во все резцы, и аж сквозняк поднялся от движения огромных ушей, - Опять ночь, да чтож такое.

- Это норма, - просветил грызь, - После дня ночь, и так в периоде.

- Благодарю за справку, - фыркнула лиселка, окончательно выбираясь на сидушку, - Где это мы уже?

- В кабине. ... Ещё километров двести, - соизволил ответить Пуз, - Пойду проверю наших полу-пассажиров, ибо...

- Да-да, это я уже выучила, марь-ванна, "бережёного хвост бережёт", конец цитаты.

Пуз в тысячный раз позырил на неё с умилением. Ведь ей просто реально страшно сколько лет, а она щебечет, как молодая! Впрочем, без "как", если щебечет - значит молодая, факт наморду.

- Хорелястая, ты знаешь что ты прелесть? - не удержался цокнуть Пуз.

- От прелести слышу, - отозвалась она, полностью подтверждая вышеприведённые мысли, - Моя прелесссссть!

Однако всё это обоюдопушное урчание на две морды ничуть не мешало Возне, а таки только помогало. Вполне бодро нацепив высокие галоши, чтоб не изгваздаться в снегу, клюквисы выпрыгнули из машины, и произвели визуальный осмотр... да, в оптическом спектре, и при помощи глаз. Пузырь вполне традиционно попинал ногой колёса, хотя в этом и не было никакого практического смысла - колёса отозвались адекватно, что и требовалось доказать. Прочапав по снежной каше вокруг полуприцепа, грызь убедился, что нигде ничего не отвалилось, и подтянувшись, перелез через борт шаланды. Сумеречного освещения от далёкого солнца было вполне достаточно, чтобы клюквенные отчётливо наблюдали всю картину, так что никаких фонарей им сейчас не требовалось. Пузырь с одной стороны, а Хорелька с другой, пролезли вдоль ряда больших мешков, притянутых ремнями, проверяя этот такелаж, абы чего не разболталось по дороге. Крепили ведь по большей части они сами, плюс ещё такие же "профессионалы", так что, лучше перебздеть ещё раз. В воздухе сильно пасло мокрой мешковиной и землёй, завёрнутой туда внутрь. Кое-что даже удалось подтянуть, так что, не зря лазали.

Полазавши с пользой, рыжие привалились к машине и пушным бокам друг друга, и философично вытаращились на звёздное небо, отчего сразу же захихикали. Смех был в том, что они и так таращились туда очень долго, во время полёта с Шелека. Правда, это был вид на Вселенную с других точек, так что, эт-самое, как обычно выцокивались грызи. Мимо по шоссе прокатывались отдельные машины, шурша по мокрой бетонке и вызывая вполне уютное ощущение. Из-за горизонта медленно лез Слог, газовая планета, спутником которой являлся Лисувин; когда он полностью на небе, это весьма впечатляющее зрелище. Даже для космонавтов, которые видели такие газовые пузыри вблизи, пролетая мимо. Но всходить он будет довольно долго, а среди звёзд уже стали заметны фиолетовые точки, начинали разгораться фонари эрзац-солнечного освещения.

- Приятное ощущение, м? - пихнула согрызяя в пух Хорелька, - Маемся дурью, но с пользой! Деревьев вот зверятам подкинем на посадку.

- Вообще-то, только так и надо, - хмыкнул Пузырь.

- Учусь помаленьку, - хихикнула рыжая, - Кстати, а они их как, прямо зимой сажать будут?

- У них там уже весна, - зевнул грызь, - Главное, чтобы зелёным вверх.

- Ага. Зевнул, грызь? Может, подрыхнешь?

- Давай минут через сорок? - погладил её Пуз.

- В чём-то подвох, но я его не поняла, - мотнула хвостом Хорелька, - Ладно, растолкаешь тогда.

Ещё как растолкаю, подумал грызь, потирая лапы. Его лиселочка была не только исключительно шелкошкурой и приятной на вид, но и была уже прилично улисячена опытом натурального хозяйства, как это называли здесь. Ведь и автомобили, и космические корабли, как считали в Союзе - это тоже природа, только вторичная, поэтому и возня - тоже натуральное хозяйство. За время похода лиселка как следует повысила свою копенгагенность в области эксплуатации кораблей, так что, с двухосным тягачом справлялась без никаких проблем, благо, тут не надо прикладывать больших физических усилий лапами, руль крутится легко. Но умение - это лишь пол-дела, а здесь присутствовала и вторая половина того же дела - желание. А уж желания что-то делать у рыжей было столько, что пожалуй по этому показателю она обгоняла даже своего жадного согрызяя.

Достаточно припомнить тот факт, что практически все оставшиеся с последнего прихода монеты Хорелька не потратила, а инвестировала в промышленность, образно цокая; точнее - купила несколько микро-фабрик, умещавшихся в чемоданчики. Здесь это было распространённым явлением, так что нет никакой проблемы достать те компоненты, которые пока не можешь сделать сам - в итоге получается практически производство чего угодно у себя в шкафу. Лиселка, например, сделала шапку-безушанку, как это называлось - тобишь такую, чтобы она прижимала ухи, это требовалось в некоторых ситуациях. Ясное дело, что первые два изделия она сделала себе и Пузырю, а ещё десяток уже прожадила по сети, получая небольшие суммы, зато большую потеху от самого факта. Грызь с очередным хихиканьем вспоминал, как они первый раз после полёта зашли в магазин... как жабократа, его это пугало, потому что он боялся, что сейчас начнутся растраты. Но как оказалось, он недооценил свою согрызяйку, за что ему стало откровенно стыдно.

- Ну как, выбрала себе что-нибудь?

- Ага. Нравится? - Хорелька игриво приложила поверх тушки какое-то платье... сарафан... одежду, в общем.

- Очень! - вполне искренне цокнул Пуз. Как грызю, ему нравилось всё что угодно, одетое на согрызяйку.

- А мне нет, - захихикала рыжая.

- Ну-ка, - размял уши грызь, - Что придумала?

- М, ну, - повела ушками лиселка, - С кем поведёшься... В общем, я поняла, что просто взять и купить будет ну очень скучно. Но и сшить такое в ближайшее время я вряд ли сумею, поэтому... взяла не что хотела, а другое. Теперь у меня будет квест найти такую же дурочку и обменяться с ней!

- Я тя обожаю, - сгрёб её в лапы Пузырь.

И что характерно, ничуть не приукрасил. С какой-то стороны он понимал, что по другому и быть не могло, если прожить столько времени в одну морду, а потом наконец встретить родственную пушу, это ну такое... очень приятное такое. Кстати, подумал Пуз, снова подкручивая руль и пырючись на дорогу, скоро эта шустрячка вполне может начать и шить, причём из собственной ткани! Станок, который может делать нитки и ткань, у неё есть, и вполне действует. Сейчас Хорелька посвещала немало времени изучению, как ни странно, химии, потому как ткань требовалось красить, а для этого - суметь запустить свою карманную версию химпрома. Благо, сам грызь уже начинал ковырять тему, и у него тоже кое-что имелось из микрозаводов - он думал, что это хорошая мысль, иметь такое в автономном межзвёздном полёте. Правда, забросил после того, как что-то нахимичил и провонял весь отсек, а Кешка порядочно отфигачил его за это, в моральном аспекте... И да, по возвращению на Лисувин грызь испытал некоторый шок от общения с рыбным котом Требакентием, которого более года назад прибило во время аварии, и чьи останки были успешно кремированы. Ну всмысле не с тем самым, а с его восстановленной копией - это и напрягало голову. Благо, рыбкот произошедшее воспринял адекватно, и попыток придушить грызя не предпринимал, напротив, высказал благодарность за то, что корабль всё-таки одолел маршрут.

По ходу шерсти, Пузырь ещё только начинал вникать в суть того, как правильно делать межзвёздные полёты, и кого другого это могло бы ввергнуть в унынье, но только не белку, даже клюквенную. Грызь лишь хихикал и потирал лапы, представляя, сколько всего нового ещё предстоит узнать! Возня и так приносила ему бесконечное количество потехи, а прибочно с лиселкой - потеха умножалась на много! И это цокнуто не для красного словца... а для синего, да. Вряд ли Пуз был бы столь доволен возможностью отвезти саженцы, если бы не компания его рыжей звёздочки. Но, как-грится, что есть то есть, и как гласит народная глупость, гуся обратно не истопчешь. Так что, устроив на кресле рыжий хвост, содержавший чудовищное количество пуха, грызь притопил газок, разгоняя машину. Согласно ранее озвученым угрозам, где-то через пол-часа он растолкал Хорельку, и та заняла место за рулём. Эта лиселка, даром что весьма маленькая, уши да хвост, как кое-кто цокнет, ни разу не была лентяйкой, и уже вполне осмысленно понимала ценность Возни как таковой. Правда, первые пятнадцать минут она отпивалась кофеём, заварив его в электрочайнике, и зевала во все резцы, а грузовик катился сам, на автопилоте, дабы не терять слишком много времени.

По мере проезда через следующие ячейки выяснилось, что Пузырь был прав, когда цокал про весну - резко потеплело, и белое сменилось на зелёное. Смена сезонов происходила, ясен пух, благодаря регулировке отопления, и случалась она по весьма заморочному графику, так что клюквисы даже не потрудились его запоминать, напух надо. Зато можно достаточно внезапно выехать из зимней зоны в летнюю, когда в нос кидаются запахи травы и цветущих растюх, а также вездесущая хвоя. Хвоя, как показывала практика, существовала практически в любой биосфере по всей галактике, и была сильно похожа на себя, не спутаешь. А вот спутать, куда надо везти груз - не так и сложно, адреса тут бывают достаточно заковыристые, типа "Тёмно-синяя двадцать шестая улица имени Серых Уток", и это ещё лёгкий случай. Если кому-то не хотелось вдруг тренировать память и заниматься этой словесной акробатикой, существовали цифровые коды, и в данном случае Хорелька, помятуя о Крысе, проверила и код. Да, окрысин, прописаный Пузом, уже начинал давать свои плоды. Трудно предположить, что на Лисувине заведётся садовая мафия, похищающая саженцы, но... лиселка захихикала, потому что уже действительно думала, что лучше - перебдеть, а не просто соглашалась с согрызяем.

Как это ни удивительно, но население той области, куда прикатились клюквисы, составляли лиситы, потому как именно эти рыжие в своё время инициировали создание на Лисувине узловой станции. И следует отметить, что на контрасте становилось сразу заметно, кто настоящая лиса, а кто клюквенная - впрочем, никакой печали это не приносило ни тем, ни этим. Зато местным принесло немалую потеху известие, что приехали ихние тыблони, груши и всё такое! Уже ясным солнечным днём... ну как солнечным, условно-солнечным, ведь светили фонари - грузовик со скрипом тормозов остановился на площадке возле школы, которая и отмечалась как пункт назначения. Практически со всех сторон повалили рыжехвостые зверьки, подтявкивая и мотая этими самыми хвостами. Хорелька же, не забыв заглушить двигатель... да, ожабин она тоже дисциплинированно пила! - некоторое время таращилась на здание школы, подёргивая ухом. Она досиделась до того, что грызь, вылазя со спальника, погладил её по пушнине.

- Хорррелька...

- Ничоси, ты уже запомнил моё имя, - на автопилоте ответила лиселка.

- А что там такое? - уточнил Пуз, оглядывая панораму и не наблюдая розовых слонов.

- Да этот дом, - показала прямо вперёд Хорелька, - Это ведь школа.

- Парадоксально, но такое случается, - с серъёзным видом цокнул грызь, - Погоди-ка...

Они уже выработали практически эмпатию, поэтому ему не составило труда схватить того же ощущения, что согрызяйка, а это было лютое "дежавю", тобишь - уже виданное где-то. Несмотря на склероз, который нет-нет да и эт-самое, Пузырь быстро понял, что здание здешней школы практически один в один повторяет такие же, имевшиеся в количестве многих тысяч штук на Земле, а именно - типовой советский проект школы. Конечно, тут имелась своя специфика, даже одну стену полностью раскрасили всякими картинками, а на крыше росли ёлочки и берёзки, но тем не менее, обознаться было трудно.

- Так, - принял волевое решение Пуз, - Пошли разгружать ботву, остальное потом.

Надо думать, иначе им уши бы оторвали! Лисята разной степени мелкости прыгали вокруг так, словно собирались немедленно сесть привезённое добро. Разгонял их только погрузчик, подкатывавшися от сарая с поддонами, на которые перетаскивали мешки в кузове, а потом крепили уже к поддону - так шло куда быстрее, чем влапную. Обилие пушных ушей вокруг заставляло Пузыря слегка морщить уже свои уши, а вот Хорелька каталась по смеху особенно резво, её толпой не испугаешь. Да если честно, грызь вообще не видел, чтобы её хоть что-то испугало, но это частности. Прибежала директриса той самой школы, которой клюквисы отдали документы на груз... ну как документы, на складе отправления им написали синим карандашом на бумажке, "накладная", заполнив обычным образом, всё по категории "разное". Если честно, то бумажки передавали чисто для поржать, потому как весь грузооборот учитывается автоматической системой, и нечего топтать гусей.

- Тёть лиса, а вы клюквенная? - спрашивала какая-то лисёнка, пырючись на Хорельку во все глаза.

- Неа, просто так клюкву по ушам развесила, - захихикала та.

- А папа тявкает, что клюквисы тупые, - с детской непосредственностью сообщила лисёнка.

- Папа отчасти прав! - заверила её лиселка.

Они с Пузырём переглянулись и поняли друг друга, потому как оба припомнили одну клюкводуру, которая чуть не угробила целую планету.

- Видишь, не режет? - Пуз попытался лапой "порезать" борт шаланды, - Ну тупые!

- Дети, рот! - шипнула директриса, - Извините, пожалуйста. Ну с малявкой вы понимаете, а вот почему её папа такое говорит, это мы посмотрим.

- Не стоит, - беззаботно отмахнулась Хорелька.

- Стоит, - лиса тявкнула это мягко, но жёлтые глаза её явственно сверкнули.

- Вам виднее, - легко согласилась лиселка, - Кстати, можно пару вопросов? Относительно здания школы.

Само собой, никаких шокирующих сведений не было озвучено, но клюквисы отчётливо понимали, что столкнулись с некоторой непоняткой. После того, как полуприцеп был разгружен в течении двадцати минут, они откатились с площадки и уселись на подножку тягача, есть еду, а заодно обдумать этот песок. Вокруг колосилась листва, щебетали птички и жужжали мухи, а со стороны школы слышался непрекращающийся кипеж, вызваный прибытием саженцев.

- Ну, ничего такого мы не увидели, - цокнул Пузырь, жуя бутер, - Вот если бы там портрет Ленина висел, это было бы странно.

- Ага, а Наполеон это норма? - захихикала рыжая.

- Угу. Вообще, помнишь, я ведь цокал тебе, что те машинки, на которых мы таскали кристаллы с Шелека, почти точь в точь такие же, как были на Земле в хэ-хэ веке.

- И как ты объяснял эту странность?

- Отсутствием странности. Белки... ну которые аминокислоты, на Шелеке тоже те же самые, как и в пуховой туче других мест. Общая физика, так сказать.

- Серьёзно, так просто? - Хорелька подняла экран комма так, чтобы видеть и его, и здание школы, - В это прямо-таки сложно поверить. К тому же, это лисы! У них немного другие параметры организма.

- Рабочая версия такая, но... - Пузырь тоже поглядел, сравнивая фотки и реальность, - Но пух его знает.

- Получается, кто-то из Союза мог сувать нос на Землю ещё раньше? Только вот напушнину?

- Ну, могу дать версию, - подумавши, цокнул грызь, - Что как раз для того, чтобы проверить типовые проекты в экзотических условиях. На исторический процесс это не повлияет, а статистику собрать можно. Но это не точно.

Лиселка пихнула его в пух, и клюквисы в очередной раз скатились в смех, припушаясь к рыжим бокам.

--

Не стоит думать, что грызи исключительно втыкались в работу, как вилы в сено, порой стоило и избить баклуши. Подумав такое, Пуз вернулся к смеху, потому как теперь под его лапами была самая что ни на есть настоящая картохля! Покатавшись по планете в качестве дальнобойщиков, клюквисы пока отложили это дело, и поехали к давней пузырёвской подруге, клюквокошке... а она невзначай как раз копала картошечку. Ну как "картошечку", соток десять как на пуху, так что помощь оказывалась не просто жестом жадной воли, но и эт-самое. Алекса с её "согрызяем" окопались на Лисувине уже достаточно глубоко, чтобы получить земельный участок...

- Вот же грызота! - фыркнула рыжая кошка, утирая морду, - Натуральный переносчик зашейной Жабы! Раньше сидели себе в пух не дули, а теперь упарываемся, как распоследние белки.

- Тсс! - шикнул Джо, зелёный коротышка, похожий на хрестоматийного гоблина, - Эта грызота с его лиселкой выкопали нам пару центнеров продукта!

- Не было печали, купила баба порося, - закатила глаза Алекса, - Давай ещё мешок, жадобушка.

Само собой, она ворчала смеха ради, а на самом деле была вполне себе рада видеть Пузыря с согрызяйкой, и отнюдь не из-за центнеров продукта. Пуз же, проржавшись, вернулся к рытию. Ему особенно приходилось по пуше, что Хорелька прямо таки развлекается в процессе, а не устаёт. Соль в том, что лиселке ещё никогда не доводилось копать картоху - нет, не просто там копать картоху, а Копать Картоху, так что и за один день не управиться. И теперь рытьё в сухой земле, которая пылила почём зря, приносило ей изрядную долю чистой потехи. Мотая пушным рыжим хвостом с белым клоком на конце, лиселка едва не бегом перемещалась по участку, оставляя за собой заметный шлейф пыли. Пузырь зачастую забывал копать, таращась на неё... само собой, его тут же толкали, ибо эт-самое. Но всё же, его согрызяйка была всё в том же фиолетовом одеянии, как тот раз, когда он впервые увидел её в лесу на Шелеке, и даже шляпа от солнца была та же самая. Грызь до сих пор удивлялся, как могло случиться такое, чтобы это рыжее чудо связалось именно с ним. Впрочем, удивления не мешали ему исправно таскать мешки в сарай, где картохлю рассыпали для просушки. Хорелька же изрядно истрепала уши хозяевам участка, вплане того, как именно происходит процесс выращивания данного продукта. Лишь сделав хорошее такое количество работы, клюквисы отваливались на скамейки, врытые в землю возле дома, и глушили минералку, в основном.

- Кстати вот обрати, и в том числе внимание, - цокнул Пузырь, показывая на Джо, - Когда в следующий раз подумаешь, что это я очень жадный.

- Пуз, откуда вообще взялось это "в том числе", м? - фыркнула Алекса.

- Из беличьего, - пожал ушами грызь, - Чтобы имели ввиду с кем имеют, и в том числе, дело.

- Угу, - потеребила ухи Хорелька, - Видимо вы грызень имели ввиду, что товарищ Джо обезморфленный?

- Видимо вы читаете мои мысли, лисельчарыня, - церемонно ответствовал Пуз.

Товарищ Джо действительно был обезморфленный, как она изволила выразиться - тобишь, как был ранее стоплином-гоблином, так и остался, пройдя через процедуру клюквизации, о чем свидетельствовала та самая "клюква", краснеющая на огромных зелёных ушах.

- Наступаете ему на больную жабу, - захихикала рыжая кошка.

- Ну, не настолько уж больную, - поморщился стоплин, но глазом всё же подёрнул, и пояснил, - Киса попросила меня слегка... укошачиться, если понятно, о чём мявканье. А Кисе отказывать это не в моих интересах, как понимаете.

Пузырь хмыкнул, потому как здесь мог воочию видеть процесс, точнее, его начало. Ведь он не видел никого из клюквисов до морфа, и даже не помнил, как выглядел сам, а тут пожалуйста. Это вызывало странные ощущения, что немудрено, ведь в естестенном ходе вещей нет такой опции, как полное изменение организма.

- Любовь творит чудеса! - захихикала Хорелька.

- В том числе, любовь к совместно нажитому имуществу, - добавила Алекса, - Да, моя жабочка?

- Да, твоя жабочка, - легко согласился Джо.

- А как у вас с имуществом, попёрло? - чисто из интереса осведомился грызь.

- Не то чтобы, - потянулась рыжая кошка, шкрябая по столу когтями, - Но процесс идёт. Вы будете удивлены, но на Лисувине вполне себе востребован некоторый опыт с Шаданакара. А я на склероз не жалуюсь... да-да, я им наслаждаюсь. Склероз - неисчерпаемый источник новых впечатлений. А вы как, закончили с разбором завалов?

- Да уж месяц как, - цокнул Пуз, - Вот, дальнобоили помаленьку пока.

Соль была в том, что после прилёта с Шелека Пузырю и Хорельке следовало отстояться с пол-года, а вот ихний корабль, "Малахольный Цыплёнок", вполне мог фигачить в следующий рейс через неделю. Само собой, ради Жадности так и было сделано, калошу отправили в составе группы на автопилоте, и результат не заставил себя ждать: система, за которой никто не следил, накосячила, и грузовая сборка врезалась в основной блок, наделав повреждений. В частности, раздолбала жилой отсек... будь там клюквисы, скорее всего, они бы уже не цявкали. Так что, им пришлось для начала потратить изрядно времени, летая на орбитальную станцию и восстанавливая разрушеное.

- А снова собираетесь? - уточнила Алекса.

- Пусть сначала картоху докопают, - не умолчал Джо.

- Докопаем, - хмыкнул Пуз, - А так, не знаю. Мы-то можем собираться, но гулять по галактике просто так это знаешь ли накладно по времени, так что, ждём жадного случая.

- А мы ждём? - мотнула ухом Хорелька, и припомнила, - Да, ждём.

- Хорелястая, это исключительно так, как тебе по шерсти, - напомнил грызь.

- Пузырястый, я это помню, - пихнула его в пух лиселка, - Но мне будет совершенно не по шерсти бросать столь... жадное, да, дело. Кстати, Пуз тут затащил меня на ускоренные курсы жадных космонавтов, и ничего, мозг не взорвался.

- Так то жадных, - хмыкнул Джо, - Вам что-нибудь говорили о векторе пространства?

- Это как? - хором цявкнули остальные трое, и скатились в смех.

- Это долго рассказывать, как, - подробно ответил стоплин, - Но на этом основана навигация в галактической системе координат. Всмысле, настоящая, а не конечные рассчёты, которые вы видите. А вам об этом даже не заикались.

- Ну тык мозги не резиновые, - пожал ушами Пузырь.

- Ага, пластмассовые, - захихикала Хорелька, - Нам пока хватает, и есть мнение, что вообще хватит.

- Ну, если разобраться...

- То обратно фиг соберёшься.

- Да. Когда вы на две морды да на вашей авоське с термоядерным двигателем, вряд ли вам пригодятся такие теории, - признал Джо.

- И "вряд ли" мягко сказано, - уточнил Пуз.

- Вот ты ржёшь, зелень, - мявкнула Алекса, - А эти клюквята в прямом смысле уникальные. Как думаешь, что будет с нами двоими, если нас засунуть в такой корабль и послать к Шелеку?

- Точно сказать нельзя, но думаю, ничего хорошего, - признал "зелень".

- Ну вот. А этим хоть бы хны! Так ведь?

- Вероятно, да, - зевнул грызь.

- К тому же, - задумчиво цявкнула Хорелька, - Эти полёты приносят изрядную Прибыль, а это радует не только из любви к искусству Жадности, как некоторые цокнут.

Некоторые, которые так и цокнут, довольно надулись.

- А из чего ещё? - уточнила Алекса.

- Миллиард, - пожала ушами лиселка.

Среди клюквисов все понимали, о каком миллиарде речь: "квест" на потомство для клюквисов. Одним из главных условий было заработать миллиард общесоюзных монет, причём именно заработать, а не найти, получить, или что-то ещё. Кстати, сама биотехнологическая операция по обработке генетического кода и получению клюквёнка стоила гораздо меньше, а всё остальное никто не забирал. Просто, как пояснялась эта политика, копить этот ярд соискатели будут десятки, а то и сотни лет, а за это время окончательно станет понятно, как вообще проводить данную операцию, ибо тема с клюквой вообще была достаточно новой в галактике.

- А вы уже намылились эт-самое? - удивилась клюквокошка.

- Нет конечно, - пояснила Хорелька, - Но тут такое дело, что начинать бежать надо сейчас, как-грится, иначе точно опоздаешь.

- Вот как ты это делаешь, Пуз? - фыркнула Алекса, - Грызи что-то излучают, чтоли? Мозги явственно убельчаются!

- Окрысина принимала достаточно, похвально, - церемонно сообщил Пузырь.

В общем, случись тут рядом ямщик, он обязательно зашёл бы посмотреть, что за лошадки там ржут столь интенсивно. Клюквисы выполнили угрозу насчёт картохли, поэтому, как следует наевшись едой, отвалились на ночь на террасе домика, сурковать.

- Коха такая лапочка, - хихикала Хорелька на ухо согрызяю, - Страшно подумать, она ведь могла утащить тебя, м?

- Нуу, мало ли что могло быть, - пожал ушами Пуз, - Но у кохи тоже есть свои заморочки, поверь.

- А у кого их нет?

- Всмысле, в её заморочки не входит привычка утаскивать, как вы изволили выцявкнуться, всяких грызунов с Жабой на шее. Она слишком...

- Слишком коха? - захихикала лиселка.

- Да нет, - хрюкнул Пузырь, - Недостаточно дикая, вот что.

- А я - достаточно?

- Определённо да, - тискнул её грызь, - Наш с тобой поход с Шелека, это то самое. Да и там мы мотылялись по тайге сколько времени, и это как-то тебя не напрягло.

- Нутк! - фыркнула Хорелька.

- Чрезвычайно точная формулировка, лисельчарыня, - не приминул заметить грызь.

--

Притоптав гуся, образно выражаясь, рыжие снова вернулись к обучению, как это ни удивительно, ибо курсы жадных космонавтов действительно существовали. Собственно, основное количество соли было всыпано в хорелячью голову во время полёта с Шелека, когда у них было, мягко выражаясь, много свободного времени. Теперь лиселка вполне могла совершать некоторые маневры и следить за работой систем, хотя этого было и недостаточно... правда, там всегда - недостаточно, поэтому эт-самое. Пузырь, припоминая этот процесс, хихикал, потому как его рыжулька зачастую утаскивала его тискаться, когда груз на мозги становился слишком большим - но даже это не только не помешало, а помогло.

На Лисувине клюквисы обитали в съёмной квартире, каковая располагалась в кирпичном пятиэтажном доме, и если не знать, что находится вокруг, то это выглядело весьма исторично. Тут вообще много чего выглядело исторично, по принципу "сохранять лучшее", и Пузырю с Хорелькой такой подход приходился точно по шерсти. С этой базы, хоть и слегка временной, они и совершали свои походы по планете, в частности - в школу жадных космонавтов, сдавать нормативы и всё такое. Учитывая вышесказанное, нетрудно догадаться, что школа тут представляла из себя именно школу, с натуральными деревянными партами, доской для писания по ней мелом и прочими атрибутами. Правда, у всех учеников имелись терминалы сети, потому как без этого никак, но и бумажные тетрадки никто и не подумал отменить. Было доподлино доказано, что записанное собственной куриной лапой усваивается... даже не лучше, а другим образом, нежели просто запомненное. Собственно, грызь и не подумал оставить свою ненаглядную даже на короткое время, а просто записался на курсы вместе с ней - на самом деле, тут многие так делали, потому как повторение основ ничуть не помешает. Особенно если после полёта бухать целый год, образно цокая...

Шлёндая по улице напару с рыжей, Пузырь отвесил себе мысленную оплеуху, потому как сообразил, напушнину он так сделал - да чтобы не упускать её из виду, абы не вышло чего. Шагавшая с помахиванием хвоста и ушей Хорелька хихикнула, покосившись на него:

- Думаешь, напушнину ты так сделал? Чтобы не упускать меня из виду, абы не вышло чего?

- Почти точная цитата, - грызь уже нисколько не удивлялся такому.

- С одной стороны, я бы цявкнула, что за недоверие, - цявкнула лиселка, - А с другой это приятно, что ты так ценишь меня.

- Ценность беспрецендентная, в прямом смысле, - шмыгнул носом Пуз.

- Не волнуйся, грызька, - пихнула его в пух согрызяйка, - Ты для меня тоже единственный такой.

Рыжие зверьки какое-то время чапали, имея на мордах по лыбе на каждого. Вокруг мелко поросил дождик и сгущалась темнота по случаю наступления ночи... да, никто не заморачивался, что дождик - это распылённая из труб вода, а ночь это выключение больших фонарей. На бетонной дорожке, что вела к школе через квартал, виднелись лишь отдельные чапающие по своим делам жители. Пузырь нацепил на уши капюшон от куртки, а Хорелька пользовалась всё той же шляпкой, что и от солнца - она и от дождя отлично помогала.

- Кстати, Пуз, - продолжила хихикать рыжая, - А ты думаешь, будет много желающих притереться ко мне?

- Даже думать не хочу, - признался Пуз, - Поубиваю напух... образно цокая.

- Просто ну, как бы так цявкнуть... - фыркнула Хорелька.

- Набираешь воздуху в лёгкие, ставишь язык нужным образом, и цявкаешь, - дал справку грызь.

- Да. Всмысле, в самое первое время здесь, когда я ещё не познакомилась с Алу, мне приходило в голову половить самцов на хвост, и, ммм... это не возымело большого успеха, мягко цявкая.

- Даа лаадно?? - реально удивился Пузырь.

- Это ты удивляешься, - ласково потёрлась она о грызя ушками, - А если бы ты разул глаза, то увидел бы, что на Лисувине полно куда более привлекательных самочек. Да-да, я всё цявкну за тебя, но тем не менее. Это я к тому, чтобы ты не волновался по этому поводу, выпушень.

- Да пожалуй возьму, и не буду, - пожал ушами Пуз.

Тем не менее, по приходу в достаточно затолплённое место он попытался таки разуть глаза, как ему советовала согрызяйка, но получалось это очень нелегко и только при специальном приложении усилий. Он натурально не видел самок! Нет, не то чтобы видел стены сквозь них, а всмысле, не опознавал именно как самок, хотя при этом и мог полюбоваться эстетически на всевозможных сударынь, благо, ассортимент тут широкий. Интересные закидоны, пух-голова, цокнул он своей пух-голове. Однако, эти закидоны были скорее забавны, а местами так и полезны, потому как грызь таки совершенно не хотел обращать внимание на какую другую, кроме своей единственной.

Чтоже касаемо сути процесса, то пришлёндавшие жадные космонавты, как будующие, так и уже с кой-каким опытом, набивались в довольно небольшие, но от этого уютные классы, как уже было помянуто, оснащённые по последнему слову техники, тобишь деревянными партами, фикусами на подоконниках и шторами... Пуз первый раз чуть не испугался, припоминая расхожую фразу "сдавать на шторы", но к его несказанному облегчению, здесь шторы были бесплатные - кстати, как и само обучение в целом. Дефективным менеджерам этого не понять, но затраты на подобные заведения просто пшик по сравнению с выгодой, получаемой Лисувином от деятельности космонавтов. В данном случае пример был наморду, ведь грызь притащил из похода на Шелек многие сотни тонн ценного хабара. Так что, никто не морочился на всякие оплаты, а студиозусы просто доставали мятые тетрадки и карандаши, и вели конспекты и всё такое.

В свою прошлую жЫзнь... или скорее, в своей личиночной стадии, если выразиться точнее, Пузырь учебные процессы люто ненавидел, и ничему там не научился от слова совсем. Но здесь было совсем другое дело, прибочно с рыжей, да припоминая все прочие обстоятельства - в пух, да и только. Кстати, ему пришлось проводить достаточно подробный рассказ о походе... всмысле не то чтобы пришлось, он и сам был не против. Самое сложное для грызя было не ржать в голос, когда слушатели в классе сильно удивлялись, или звучали комментарии "пух подери, какой жадный грызь!". На тех, кто ещё не имел опыта походов, подробности производили некоторое довольно сильно впечатление. Правда, как замечали преподы, не факт что именно такое, какое следует. Особенно сильно Пуз прикусывал язык, когда звучало "Валентишкина, к доске!" - это была фамилия Хорельки, которую он потрудился запомнить. А лиселка, судя по тому, как она бодро сдавала зачёты, потрудилась подтянуть те моменты, в которых ранее "плавала", и это не могло не радовать грызя. Он-то понимал, что теоретическая часть тоже нужна, для лучшего усвоения практики - а уж практику он ей обеспечит, хехе...

Как раз во время одного из уроков, когда грызь неспеша рисовал таблицы, ему прилетел вызов на комм, и прочитав сообщуху, он аж слегка вздрогнул: "ТКЛ-3 Отдел Распределения, для "Малахольный Цыплёнок", вызов." Да, эти скупердяи даже лишние буквы в сообщение набивать не хотели, но и так всё понятно, отдел распределения нашёл подходящее задание для корабля, а там и для экипажа. Пуз втихорька покосился на Хорельку, но она и ухом не вела, увлечённая уроком - пух знает, как она отнесётся к такому известию в данное конкретное время. В целом-то в пух, но лиселка была очень шустрая, так что сегодня в пух, а завтра в подшёрсток, и не факт, что именно это будет значить в данном случае. Однако Пуз вспомнил мудрость, гласившую, что гуся следует топтать по мере его поступления, что помогло ему эт-самое... всмысле, сообщить согрызяйке о событии, когда они уже выкатились из школы и шлёндали обратно к остановке автобуса.

- Пухх тыы... - распушилась Хорелька, - Нас куда-то пошлют, да? Да, да, да??

- Да да да, - скатился в смех грызь, - Пошлют непременно, особенно "Цыплёнка". Напоминаю, что...

- Склероз это твоя фишечка, белыч, - захихикала лиселка, - Я всё помню. Да, может быть... да нет, я точно выгляжу сейчас как глупый щенок, но всё-таки мне кажется, я не давала повода усомниться, что такие походы мне по плечу. Или я ошибаюсь?

- Ничуть, - кивнул Пузырь, и в данном случае вообще не шутковал, - Тогда, давай узнаем, чего там.

- Прямо сейчас? Я не готова, - засмеялась рыжая, - Шутка! Давай, нам шлёндать прилично.

Информационные сети здесь работали хорошо, поэтому связаться с отделом распределения и дёрнуть конкретную ответственную морду - не такая уж проблема, даже если в это время шлёндать пешком через жилые кварталы, нюхая сырую прохладу и отмокая под вялым дождиком. В данном случае таковой мордой был ка-вэ Ыгрен, и он очень быстро ответил на вызов, так что клюквисы могли вполне себе наблюдать трёхглазую морду на экранах своих коммов.

- Товарищи клюквисы, эт-самое, - крякнул ка-вэ, - Быстро же вы.

- Ага, - согласился Пуз, - Не поверишь, идём с курсов жадных космонавтов, так что и.

- Жадных? - хмыкнул трёхглазый, - Ты там в качестве преподавателя?

- Частично. Ну, что у нас там? - не стал тянуть за хвосты грызь.

- Полёт к планете Лужайка, - ответил Ыгрен, явно листая бумажки, - На путь в один конец - около трёхсот усуток.

- Десять месяцев, - слегка поёжился Пузырь, и глянул на Хорельку, та подумала и кивнула.

- Плюс на точке придётся отстояться примерно столько же, - продолжил ка-вэ, - Там есть все службы, так что корабль подготовят, но окна запуска, сами понимаете.

- Так, это мы понимаем, - уяснил грызь, - А вот что мы будем делать там почти год. Всмысле, как там с халтурой, а ещё лучше с хабаром?

- Дефицита оных не ожидается. Лужайка это ресурсная планета, а среда там... специфическая. Поэтому постоянного населения нет, а вахтовиков всегда не хватает.

- Насколько специфическая? - насторожился Пуз.

- Не настолько.

- А, ну тогда другое дело.

- Да. В общем, Лужайка находится в системе сверхновой звезды, так что там очень высокие уровни излучения и радиации в пространстве. Но, само собой, есть методы устроиться с удобством и там.

- Простите пжалста, - хихикнула Хорелька, - А почему - Лужайка?

- Потому что лужи, - просветил ка-вэ, показывая на экране снимки ландшафта, - Ну как лужи... скорее целые моря жидкой грязи, в которую она изливается из многочисленных гейзеров. Вот из этой байды добывается кеварит. Это... ну почитаете, что это, если интересно. Главное - оно содержится в мизерных количествах именно в этих лужах. Также нетрудно догадаться, что, как и всякое редкое, кеварит крайне дорогая ерундовина...

Хорелька с Пузырём невольно переглянулись и даже забыли хихикать, наблюдая на экранах своих коммов пейзажики Лужайки. Под низким небом, затянутым тяжёлыми чёрно-багровыми тучами, раскинулось море грязи невразумительного цвета, более всего подходящего под "серо-буро-малиновый". Из лужи возвышались скалы, но не такие, к каким привыкли жители обитаемых планет, а похожие просто на кучу строительного лома, с резкими гранями каменного крошева и свежих глыб, выброшеных тектонической активностью.

- Оуфч, - фыркнула лиселка, оттягивая вниз свои огромные ушки, - Похоже на тёплый ламповый адъ.

- Достаточно тёплый, на дневной стороне более четырёхсот градусов, - хмыкнул трёхглазый, - Да, это не лучшее местечко для отдыха.

- "Для отдыха" можно опустить, - хихикнул Пузырь.

- Ну, если вас это сильно напрягает, не смогу настаивать, - развёл ушами Ыгрен.

- Пока не знаем, достаточно ли сильно, - цокнул грызь, позырив на согрызяйку, - Есть время подумать головой?

- Да, если только не год.

- Кстати, а напушнину нам туда на своём цыплёнке? - полюбопытствовал Пуз.

- Как обычно, крайние заказы, почта, ну и плюс вывоз того самого кеварита на Лисувин.

- Вот впух, тащат всё сюда, как хомяки в нору, - пробурчал грызь, - Так, где хабар, понятно... А халтура?

- Халтура в том что вы сможете там покрутиться и неслабо заработать, - пояснил Ыгрен, - Как было упомянуто, там дефицит кадров.

- Немудрено, - фыркнула Хорелька.

- Ну и кстати там есть большая жилая станция на орбите, точно такая же, как и в любом другом месте галактики. Так что, месить эти лужи сапогами вам точно не придётся.

- А, тогда другое дело, - скатилась в смех рыжая, - Кхм! Всмысле, если у Пузыря-пуша нету никаких существенных возражений, то и у меня тоже.

- Да? - с небольшим, но сомнением, покосился на неё грызь, - Ладно. Давай так, предварительно мы - да, но возьмём ещё дополнительные минуты на обсуждение. Так пойдёт?

- Легко, - зевнул ка-вэ, - Если что, кричите.

- Да мы и так будем кричать, - заверила Хорелька.

- Быстро учитесь, лисельчарыня, - одобрительно хмыкнул Пузырь. - Кстати это не особо шутка.

Связь была отключена, и клюквисы снова оказались в густых мокрых сумерках, прореженых лишь светом фонарей - не солнечных, а обычных, не особо ярких. Сейчас при всём желании нельзя было бы разглядеть все технические ньюансы, и создавалось полное ощущение опланеченности.

- Полное ощущение опланеченности, - задумчиво цявкнула лиселка, - Пожалуй, они сумеют это сделать и на той самой жилой станции, не?

- Безусловно, - подтвердил грызь, - Но таких просторов, как на Шелеке, явно не будет.

- Да. Но Шелек это вообще сплошной бонусный уровень, - захихикала Хорелька, припоминая, - Вся планета, считай, в твоём распоряжении, потому что пчёлы сидят себе в ульях и не жужжат, образно выражаясь.

- Справедливо, - подумав, цокнул Пуз. - Но всё же нам надо хорошенько изучить данные, и принять взвешенное решение, а не как пух на уши положит.

- Вот же вы зануда, грызень! - пихнула его рыжая, - Взвешенное... Если бы я всё взвешивала, меня бы тут точно не было, вот так.

- Испугала, - признался грызь, - Хм... Тогда так, изучаем данные, и принимаем решение как пух на уши положит, так пойдёт?

Именно так и пошло, собственно. Вернувшись в своё временное обиталище и наевшись едой, как ни странно, рыжие припушились к бокам друг друга, подложив пуховые хвосты, так что и никаких подушек им не требовалось. Устроившись со всем возможным удобствием, в компании чая и печенек собственного выпуска, они уже неспеша развернули перед собой экран терминала сети и принялись изучать данные. Как оказалось, насчёт жилой станции ка-вэ конечно не соврал, но и не сказал всего, а именно того, что станция эта рассчитана на сто единиц живой силы, в то время как в системе единовременно работают тысячи. Тобишь, простора там не будет, мягко цокая. А вот происходящее на поверхности планеты вызвало интерес, даже у лиселки. Соль в том, что Лужайка вращалась вокруг оси крайне медленно, поэтому день там продолжался более года. Одна сторона поджаривалась, вторая - замерзала. Работы по добыче кеварита шли в полосе сумерек, ближе к терминатору, тобишь линии, разделявшей день и ночь - благо, ширина этой полосы достигала двухсот километров. Как и подозревал Пуз, сделать машины, которые выдержат нагрев или охлаждение, можно, суть в самом ресурсе, которые имеет тенденцию выделяться в "лужи" как раз при температурах на восходе и закате.

Квартирка огласилась весьма громким бугога в исполнении Хорельки, когда она увидела, что это за машины. Комбайны сильно смахивали на утку, поставленную на гусеницы, так и назывались - "Утка-Свинья", УС. Окорока у них были не для красоты, а чтобы толкаться ото дна лужи в режиме плавания, потому как они реально плавали, но при этом могли и кататься на гуслях. Мало того, этот чЮдо-агрегат ещё и летал, раскладывая крылья и превращаясь в подобие гидроплана. Обычный способ применения комбайнов состоял в том, что они по воздуху перелетали в годную лужу, и выпускали туда "утят", которые скорее были похожи скорее на поросят своей формой; роботизированые машины без перерыва копошились в грязи, фильтруя её и получая продукт. УС же окучивал их по мере надобности - таскал на базу для ремонта, менял батарейки, и сцеживал полученый концентрат кеварита. К удаче старателей, объёмы конечного продукта были очень малыми, потому как тонна этой фигни - это прям много.

- Хах, утка с поросятами, да в луже, красота! - хихикала Хорелька, - Мне аж хочется посмотреть на это лично.

- Ага. А вот тебе ещё уникальностей, ты в курсе... - заикнулся Пуз.

- Я не в курсе, я в шкуре, - немедленно цявкнула лиселка.

- Справедливо. Так вот, кеварит содержит антиматерию.

- Ха? Я думала, она анигилирует при контакте с материей, нет ли?

- Верно, ключевое слово - при контакте. Эта жижа каким-то там хитрым образом не даёт случиться анигиляции, но тем не менее.

- Тем не менее это что? - почесала ухи Хорелька.

- Ну, тонны такой ерунды в одном месте - довольно взрывоопасно, - пояснил грызь. - Я бы цокнул, очень взрывоопасно. Вероятно, поэтому там копают достаточно аккуратно, безо всяких тяжёлых средств вроде вскрытия коры планеты.

- Хм, - чётко выразилась рыжая.

Пузырь, в отличие от всех остальных, уже мог чётко знать, что скрывается за "хм". Шиш там она испугалась взрывчатой планеты, скорее наоборот! Пугаться - это вообще не про неё, а вот найти себе приключений на пушистый хвост - это пожалуйста. Правда вот...

- Правда вот, не могу не заметить, что приключение, если оно случится, будет ну очень короткое, в районе микросекунд, - захихикал Пуз, - Это даже не тот случай, как было с кристаллом.

- Ну тогда нам в любом случае попуху на это, верно? - улыбнулась Хорелька, - Полетели?

- От тебя не отвертишься, шустрая, - с долей шутки цокнул грызь.

Однако, несмотря на шустрость, лиселка сейчас уже набрала достаточно опыта, чтобы не броситься "лететь" сразу же, бегом! Это неправильный подход, как кое-кто цокнет. Правильный - для начала как следует подумать головой, и только после этого - начинать собираться в дорогу. А когда дорога у тебя длиной в пол-года времени, то собраться как следует стоит. Тут в придорожном гараже не остановишься, запаску поставить, даже помощи ждать неоткуда. Более того, пока корабль в межзвёздном пространстве - в досягаемости не будет вообще ничего, в самом прямом смысле. На самом деле, пустота не была пустотой, если понятно о чём речь... но для жадных космонавтов стоило как раз считать упрощённо. Вслуху этого в поход зачастую бралось довольно весомое количество совершенно необязательного барахла, но при этом не какого попало. Всмысле, лишнее бралось для того, чтобы его можно было в случае необходимости переплавить в материал - чугуниевые гантели, например. Смех с мехом, а у Пузыря была именно такая, тренировать лапы для выработки положеной физнагрузки. Кроме того, рыжие набрали в жилотсек табуреток и ящиков под растюхи, всё это делалось из разных металлов и могло быть легко использовано в качестве сырья. Плюс, у них теперь имелись микро-фабрики в чумоданах, более чем полезные в данной ситуации; Хорелька затаривалась расходными материалами, чтобы иметь возможность развлекаться всю дорогу, а заодно сделать что-нибудь прикладно-полезное.

Однако, это была хоть и полезная возня, но выхлопа с неё не так уж много. Главный потенциал Прибылей содержался в том, что "Малахольный Цыплёнок" шёл на Лужайку едва не порожняком. "Крайние заказы" - те, которые прилетели на Лисувин после отбытия последнего рейса, составляли всего один контейнер, и ещё один - с почтовой пересылкой, что практически тоже самое. Пузырь аж подёрнул ушами, представляя себе, что можно напихать полную нагрузку, и это всё будет нахаляву!... Можно, но осторожно, подсказала его встроенная Крыса. Это ошибка для новичков, напихать, не глядя на ход вперёд. А на самом деле, главная задача корабля - вывоз продукта, именно там будут основные прибыли. Поэтому, если он набьёт в груз что-нибудь ненужное, его придётся сливать за бесценок, чтобы освободить место. Пуз сразу же поправил сам себя, потому как получение монет - это вторичное, а первичное - это всеобщая Прибыль, как-грится, баланс всей галактики сразу. Но как ни крути, возить надо именно то, что требуется в данном конкретном месте, а не что пух на уши положит...

- О-мой-пуз, - фыркнула Хорелька, выслушав этот жабократический этюд, - Грызя, а сколько вообще стоит груз на пути "туда" по отношению к тому, сколько будет стоить "оттуда"?

- А какая разница? - резонно спросил грызя.

- Нуээ... - лиселка подёрнула ушами и крепко задумалась, - И правда, какая?

- Никакой, - хихикнул Пуз, - Да, соотношение эдак сто к одному, но это более потому, что кеварит дорогой, а не другое дешёвое. Так что, извольте вернуть Жабу на место, лисельчарыня.

Вернув на место, грызь продолжил кормить свою согрызяйку ожабином, образно выражаясь. Благо, ему не надо было ничего придумывать с самого начала, потому как в том самом курсе для жадных космонавтов весьма весомую часть занимал предмет "жабократия", и сейчас Хорельке пришлось отдуваться, вспоминая эти мудрости. Её не спас даже испытаный приём с потискушками! Конечно, помять пушнину и поваляться Пузырь не отказался ни разу, только вот спустя десять минут уже продолжил прерванное, и рыжая поняла, что шиш отвертишься. Практически первым пунктом, о котором говорилось в данном ключе, был анализ имеющихся данных по заказам. Там была весьма заморочная математика, которая позволяла статистически вычислить, каков будет следующий заказ, и привезти его заранее. Ведь даже содержимое посылок в почте имелось в накладных, так что, все эти данные были доступны для обработки, в основном - машинной, но и и подумать головой при этом далеко не лишнее.

- Фигу, - хихикнула Хорелька, проверив, - Предыдущий рейс на Лужайку - тяжёлый контейнеровоз, он раз в сто больше нашего цыплёнка. Так что, они уже всё это окучили.

- Прям уж всё? - не поверил Пузырь.

Однако, к его разочарованию, было похоже именно на это. Даже печенек нагрузили сто тонн, фиговы перестраховщики и скупердяи! С другой стороны, подумал грызь...

- С другой стороны, - цявкнула лиселка, - У нас не морское судно, насколько я разбираюсь. Значит, масса груза для нас крайне критичный параметр, верно? Меньше нагрузим - быстрее будем на месте.

- Нну, вроде как чего нам туда спешить, - пожал ушами грызь, - Но если нет других идей, то наверное, так и сделаем.

- Спешить? Четыре месяца это спешить, выпушень?

- Тык окно для обратного старта будет всё равно по графику, - пояснил Пуз, - Так что, на Эл мы раньше не вернёмся. Но пожалуй, проторчать лучше там, а не на корабле. Высушено?

- Е, - кивнула лиселка, понахватавшаяся грызе-без-логизмов.

--

Во время "отстаивания" на планете клюквисы обычно предпочитали забиться подальше в Дичь, насколько это возможно, а вот когда наступало время реальной подготовки к походу - тут уже не обойтись без петляния по тому, что обычно называют городами. Правда, на Лисувине эти кварталы так никто не называл, тут были в ходу несколько другие термины, например ЦОН - Центр Обслуживания Населения, или ЛогУз - Логистический Узел. Правда, толку от этого, когда будешь искать нужный склад, немного. Кроме того, именно на этом этапе грызи временно разбегались в разные стороны, а не ходили парочкой - во первых, так будет в два раза быстрее, а во вторых, они будут очень рады снова встретиться, как ни удивительно. Удивительно оставалось то, сколько всякой ерунды нужно сделать, чтобы отправиться в рейс с приемлемым шансом убиться. Например, жадный Пузырь сразу подумал о том, что они будут делать на Лужайке во время ожидания обратной дороги - как указывалось, гулять там особо негде. Да, неверняка не обойдётся без дежурства по столовке и всякого такого, но если подсуетиться, то можно придумать что-нибудь и поинтереснее... ну и монет заодно нагрести, что уж там. Грызь совершенно не был упоротым добывателем монет, да и Хорелька, насколько он успел узнать, тоже - но теперь у них был вполне чёткий квест набрать ярд, а это другое дело, потому как сдешние квесты - это на пользу всей галактике, как бы громко это ни звучало.

Во исполнение таких глубокожадных планов Пуз решил достать программное обеспечение для симулятора, которым пользовались операторы "уток" на Лужайке; у них был не стандартный, а сильно модифицированый симуль. Впринципе, можно было скачать и "игровую" версию по сети, но грызь привык всё делать досконально, а также он был ярым приверженцем "физической школы", образно цокая... короче, поскольку ему один пух надо было пошнырять по разным точкам, он заодно зашёл и в контору представительства Лужайки. Как нетрудно догадаться, сей грандъ-офисъ был оборудован в комнате обычной квартиры, да собственно, не так уж там и велика очередь посетителей, примерно равняясь нулю. На Лисувине достаточно много свободной рабочей силы, но векторов её приложения ещё больше, поэтому летать ковырять какой-то там кеварит оставалось не так много энтузиастов. Правда, в этом случае Пузырь чуть не лопнул со смеху, когда дверь ему открыл гусь... ну это натурально был гусь! Благо, птица уже привыкла, что грызи постоянно ржут, и не выплатила этому ни малейшего внимания; зато новость о том, что на Лужу отправляются минимум двое, не осталась без оного. В общем, грызь получил исчерпывающую информацию, скопировал на флопы нужные проги, и с чувством выполненной Жадности покинул гусиное гнездо, оглашая подъезд безудержным бугога.

Гусь помимо прочего сообщил, что усилит поиски добровольцев, абы кого припахать лететь вместе с клюквисами, в качестве груза, но сам же уточнил, что шансы весьма никакущие. Пузырь обмусолил данную мыслю в голове, катая туда-сюда, как шарик по горшку, но ожидаемо ничего не придумал - работа с персоналом, это не его. Он всё-таки по железкам, и хоть что-то в этом смыслит... А, вот ещё, хихикнул Пуз, и вызвал согрызяйку. Не пропадать же зря её талантам! Ну, как талантам... По крайней мере, прошлый раз она нашла таки клюквисов на Шелеке, может быть, и в этот раз прокатит. Хорелька, похихикавши, согласилась потрепать тему - в конце концов, затраты приближены к нулю, а Прибыль теоретически возможна. Имеючи на морде лыбу оттого, что слышал через комм родное цявканье, Пузырь пошлёндал к метро "Тюрьская", мотая от нечего делать хвостом и ушами. Благо, имевшиеся на этих улицах граждане делали тоже самое, так что, ажиотажа данные пассы не вызывали.

Грызь совершенно забыл об этом, но когда в нос снова пролез несильный запах креозота из метро, его слегка стукнуло отпустившим склерозом, так что Пуз аж застыл на месте. Соль в том, что как раз по этой ветке, которая тут называлась "жидкая", он прикатился из посадочной зоны космопорта, когда первый раз прибыл на Лисувин. А было это изрядно лет назад, так что, очутиться снова на той же самой площади перед станцией - это вызывало Ощущение. А вот какое именно, это уже другой вопрос... впрочем, не столь уж сильное, да и Пузыря сейчас интересовало совсем другое, нежели собственные ощущения. Благодаря этому, от взора грызя нисколько не укрылась компания, прошлёндавшая мимо - более всего привлекли внимание земляне, натуральные так сказать, не клюквенные, как некоторые. Узнаю себя в мо... тьфу, в какой ещё молодости, фыркнул Пуз, по прибытию сюда он уже был изрядным старпёром. Однако, достаточно внимательные наблюдения глазами показали ему, что двое людей и один синекожий как-его-там, по сути волокут под лапы четвёртого, и выглядело это... не то чтобы странно, но Пузырь ощутил ту самую подсказку от хвоста, которая иногда случается безо всяких объяснений. В конце концов, хуже он не сделает точно. Когда раньше грызь точно не пошёл бы на немедленные действия, но то раньше, а то сейчас...

В общем, он неспеша загородил траекторию группе, и осведомился вполне нейтрально

- А чёйто у вас тут происходит, граждане?

Опять-таки, его устроил бы практически любой ответ, и на девять десятых, Пуз пожал бы ушами и пошёл дальше по своим делам. Мужик, который как казалось, особенно крепко держал за руку конвоируемого, уставился на грызя с удивлением, скривил рожу, и выдал таки неправильный ответ:

- Не твоё дело.

Краем глаза Пузырь заметил, что синий и тётка дёрнулись при этом. Эти, видимо, уже прекрасно понимали, что влипли, а этот не понимал. Это в каком другом месте такое прокатит, но не на Лисувине. Так, эти двое явно собираются придумать правильный ответ, но фиг вам, время уже вышло.

- Да ну? - фыркнул Пузырь, подняв лапу с коммом так, чтобы камера видела происходящее, и быстро набрал нужный код, - Код сто двенадцать! Наблюдаю действия сомнительной законности!

Дальше Пуз увидел летящий в него кулак, и благодаря неплохой реакции успел частично увернуться. Хулиган явно был с подготовкой, потому что ударил очень быстро, и мог бы причинить весьма тяжкие телесные повреждения, сухо выражаясь. А так удар прошёл по касательной, так что Пузырь ощутил себя аккурат как в мультике, когда дают по башке и вокруг неё крутятся звёздочки - благо, плюхнулся он при этом на весьма пуховой хвост, так что даже особой боли не ощутил. В другом месте опять-таки прокатило бы, пока грызь бы очухался, можно убежать очень далеко. Но здесь системы безопасности были на особо высоком уровне, и отправленный код сто двенадцать обрабатывался в течении микросекунд, после чего незамедлительно последовала реакция: с крыши станции ударили лучи ослепительных синих прожекторов, ловя участников инцидента в пятно света.

- Подсвеченым оставаться на месте! - рявкнуло из громкоговорителей.

Тот самый хулиган дёрнулся в сторону, вырываясь из пятна, и моментально раздалось "ПОК!", после чего бесчувственное тело пропахало лицом в площадь. Там не только прожекторы автоматические, там ещё и станеры, усмехнулся Пузырь, поправляя подбитую мальца морду и отгоняя искорки от глаз. Нашли где бузить, идиоты... Впрочем, дублировать эту фразу в прямую речь он не стал, и вполне осмысленно: нефига учить кого не надо.

- Вот же ссука! - а вот женщина, конечно, сдерживаться не стала, с явной неприязнью, мягко выражаясь, глядя на грызя.

Пузырь однако не обращал уже на хулиганов никакого внимания, потому как от станции бодро бежал милицейский патруль. На этом месте он таки соизволил заметить, что тот самый четвёртый, которого волокли нарушители спокойствия, это самая натуральная клюквенная лиса! Ну как лиса... по крайней мере, большущие уши, лисья мордочка и пушной хвост присутствовали, только цвет шкуры был явно корректированый, жёлтый. Она явно не одуплялась, что происходит, и только хлопала глазами. Вещества, здравствуйте, подумал грызь. Но тут уже подбежали патрульные, и что характерно, наполовину контингент состоял из людей... тобишь там был один мужик и одна зелёная, похожая на орчиху. Синий из хулиганов предпринял последнюю попытку, отчего Пуз заржал: "ля шанс финаль".

- Ээй, начальник, послушай!...

- МУТЬ! - рявкнул миллиционер, - Всем оставаться на местах, сдать оружие.

"Муть" было не субъективной оценкой происходящего, а официальной командой, обязательной к исполнению, тобишь "заткнитесь". Просто "муть" короче. Пуз пошарил по карманам, оружия не обнаружил, так что предпочёл спокойно дожидаться отправки в отделение. Тут это происходило быстрее чем сразу, ввиду всё той же автоматики - не прошло и двух минут, как на площади появился автобус, куда всех и упаковали. Пока что - достаточно бережно, даже любителя помахать кулаками, который как следует проехался мордой по бетону. Прямо в машине обработали и морду Пузыря, которая начинала пухнуть и всё такое. Пффф, подумал грызь, развалившись на сидушке, теперь мотыляться тут... впрочем, вряд ли долго. Хорелястая будет волноваться... но не слишком, хихикнул он. Как только она попробует вызвать его комм, ей будет выдан автоматический ответ, где он находится и почему недоступен. А уж докумекать, что вряд ли ему в этом случае что-то угрожает, рыжулька сумеет. Так что, Пузырь пришёл обратно в отличное расположение пуха, и продолжил хихикать.

Как он и подозревал, тянуть за хвост тут никто не собирался. На Лисувин постоянно прибывали миллионы различных идиотов, и система их переработки была отлажена, сухо выражаясь. Едва просмотрев записи камер наблюдения и ту самую, что сделал комм грызя, милиционеры отправили хулиганов на "химиотерапию", как это называлось, тобишь на допрос под веществами. А следовательно, вытрясли всю информацию, привычно сшили дело и упаковали тушки. Насколько понял Пуз, уже именно тушки, выпускать их обратно гулять никто не собирался, разве что восвояси на Землю. Нет, не за удар по грызьей морде, а за всё остальное, что выплыло на освещение. Как показала дальнейшая практика, понимал он всё верно, и уже спустя какой-то час грызь отпивался чаем в столовке отделения милиции, а Хорелька сидела рядом, потому как само собой, прибежала на шухер.

- Ну ты и выпушень! - хихикнула лиселка, пихнув его в пух, - Нашёл приключений на хвост раньше меня, как так?

- Это так, что ваш выпушень бдит, - хмыкнул ка-вэ Ыкшес, который здесь же завершал оформление документов и всё такое, - Не думал о работе в милиции, грызо?

- О не, с меня пока моей хватит, - отмахнулся ухом Пузырь.

- Тогда просто прими бобродарность за проявленную инициативу, ну и сотню монет, как положено.

Основная виновница инициативы сидела на скамейке тут же, виновато повесив длинную мордочку и хлебая чай из стандартного гранёного стакана. Как выявлялось при ближайшем рассмотрении глазами, эта клюкволиса действительно довольно странной окраски, жёлтая, как цыплёнок, хотя и не малахольный, и с гривой цвета, весьма близкого к "серо-буро-малиновому". Позыривши на неё, Хорелька продолжила хихикать:

- А проявил бы ты инициативу, если бы это не была няшная лисичка?

- Ответ "да", - правдиво цокнул Пуз, - Я не видел, кого они там тащат.

- Это была шутка, если что, - на всякий случай добавила рыжая, - Я в тебе нисколько не сомневалась, Пузырёк. А вот то что по Элу шляются всякие, это не в пух, товарищ ка-вэ.

- На "всяких" этого не написано, товарищ лиселка, - хмыкнул трёхглазый, - И где им шляться, как ни по Элу, это ведь и есть буферная зона для выхода в галактику. Так что, пока так. Нормально ведь пошло, лисярыня?

Жёлтоухая Джезара, у которой к тому же было два хвоста, с испугом уставилась на ка-вэ, чем вызвала смеха среди клюквисов - они так и представили, как она забивается в нору, как лиса.

- Д-да, товарищ ка-вэ, я вам очень благодарна, - выдавила она, - Но они теперь от меня точно не отстанут.

Товарищ ка-вэ только вздохнул, потому как насмотрелся всякого, и шиш его удивишь, а вот Пузырь так просто поперхнулся чаем, да и Хорелька захихикала.

- Устраните недоразумение, - кивнул грызю Ыкшес.

- Устраняю, - вытер со стола чай Пуз, - Лисярыня, ты вообще как, трезвая?... Ну сейчас возможно не очень, так что тебе стоит принять во внимание, что ты находишься на узловой станции Всеобщего Союза Галактики. Всмысле, никто к тебе "пристать" не сможет физически, если только не за дело.

- Если только, - фыркнула лиса, - Я должна Олофу сто тридцать тысяч.

- Была должна, - зевнул ка-вэ, и не выплатил никакого внимания круглым глазам лисы, а клюквисы опять укатились в смех, - Этот Олоф как минимум отправится восвояси без права выезда, а подобным субъектам никто ничего уже не должен.

Правда, новость не возымела того действия, что должна была бы. Джезара прижала уши ещё больше, затравлено озираясь.

- Зара, ты сколько времени уже на Эле? - осведомилась Хорелька, проржавшись, - До сих пор ничего не поняла? Здесь нет организованой преступности, вообще. Нашла блин кого бояться. Они ведь тоже нишиша не поняли, мамкины мафиози.

Пузырь с интересом скосился на лиселку, потому что привык всегда видеть её весёлой хохотулькой, а сейчас она цявкала на редкость серьёзно, даже жёстко. Так что Джезара, которая была куда как выше лиселки, вжимала голову в плечи.

- Нас всех сюда выпускают, как диких зверушек из леса, - продолжила рыжая, - Мы даже не понимаем, зачем! И как ты думаешь, составит ли для Союза проблему что-то с нами сделать?

- Ну как зачем? - пискнула жёлтая, - Мигранты это рабочая сила...

- Сама в это веришь? Рабочая сила для цивилизации, которая преобразует целые звёздные системы, серьёзно? Много из тебя профита можно выбить, кроме как на обивку для кресла, образно цявкая...

Пузырь же поморщил уши, благо, этого не заметно вообще. Эта жёлтая выглядела няшно, но по всему выходило, что дурь из головы никуда не делась, а то и прибавилась. Будь такое раньше, грызь вне всякого сомнения уже убежал бы, выбивать из этой лисы привычки, приобретённые в прошлой жизни, это не его профиль, мягко выражаясь. Но сейчас стоило ему глянуть на согрызяйку, и всё разительно менялось! Она ведь тоже далеко не сразу стала такой, как сейчас. Пожалуй, брать деньги у всяких там она бы не дошла, у неё были другие косяки, но тем не менее. Так что Пуз, пропуская мимо ушей смысловое содержание цявканья, просто слушал его как музыку, и любовался на свою рыжульку.

-...если бы не клюква, то и цявкать было бы не о чем, - фыркнула Хорелька, - Но в клюкву просто так не попадают, насколько мне уже известно. А значит, ты всё-таки наша сестра по клюкве. Поэтому я считаю своим долгом хотя бы попытаться всыпать тебе. Соль в голову.

- Воу воу, полегче! - закрылась лапой Джезара, - Не так давно я вас знаю, рыжие.

- Рыжие плохого не цокнут, - сказал Ыкшес, - Можешь конечно попробовать всё снова, даю гарантию, что... хотя нет, не даю. Слишком уж вы шорсть выкрасили, лисярыня. Лучше всего - вали с Эла вместе с этими рыжими, куда вы там собрались? Тебе это больше пойдёт на пользу.

- Мне? - с нескрываемым скепсисом переспросила Джезара.

- Тебе, - невозмутимо кивнул ка-вэ, - Мне выгоднее, чтобы ты продолжала топтать гусей здесь, потому как это магнит для всяких враждебных элементов. Только вот сохранность в этом случае тебе вряд ли можно гарантировать. Психическую, всмысле.

Жёлтая лиса приоскалилась, и думается, уже была сильно готова послать всю компанию куда подальше, но в голове у неё явно защёлкало. Клюкву пропить очень сложно, если вообще возможно - заставляет думать головой чисто на биомеханическом уровне! Вероятно, она невольно прикинула, как будет выглядеть это "попробуй ещё раз", и результаты прогноза ей не понравились. Так что она просто мотнула огромными ушами, отчего поднялся сквозняк, и подумала ещё, ради разнообразия.

- И куда вы собрались, если не секрет? - тявкнула жёлтая.

- Секрет, - с серьёзной мордой ответила Хорелька, и скатилась в смех, - На Лужайку.

- Ну да, так сразу всё понятно, - хихикнул Пузырь, - Лужайка это ресурсная планета, лисярыня. Добыча очередной редкой ерундистики для нужд народного хозяйства, ну и набивание карманов заодно.

- Эф, - с сожалением, или облегчением, фыркнула Джезара, - Шахтёр из меня так себе. Да и перелёт стоит немало монет, а одалживать как-то не тянет. Уже не тянет.

- Это как пожелаешь, - сразу цокнул грызь, - Пинками никто не гонит.

- Так, ну ладно, - встал из-за стола Ыкшес, - Вы трясите, а у кой-кого и работа. Потом сообщишь что решила, Зара.

- Пуз, а ты продолжить мыслю не хочешь? - захихикала Хорелька, когда ка-вэ свалил.

- М? Ну да, - вспушился тот, - Есть ньюансы, Зара. В нулевых, у нас с Хорелей по случаю есть межзвёздный корабль, так что перевезти одну единицу груза мы не разоримся.

- У вас, есть, чивоо?? - икнула жёлтая, которая уже поняла, что это не шуточки.

Хорелька высветила на стол экран комма и показала "Малахольного Цыплёнка". Правда, вряд ли Зара сильно поняла, что это вообще такое, но тем не менее.

- Ну, как "у нас", у ТКЛ-3, конечно, - уточнил Пуз, - Но летаем-то на нём именно мы, так что и.

- "Мы", - захихикала лиселка, пихнув его в пух, - Приятно, грызька, но безосновательно. Летаешь разве что ты, с прицепом в виде меня.

- В любом случае, цокнутое остаётся в силе, - зевнул грызь, - Один шиш пойдём почти порожняком, так что нам и десяток криокапсул попуху.

- Эф, эти капсулы, - поёжилась клюкволиса.

- Ага, а провести пол-года в трёхэтажной бочке, думаешь интереснее? - фыркнула Хорелька, - Хотя на самом деле, интереснее. Но только если напару с согрызяем. Есть мнение, что у тебя согрызяя нету, поэтому полезай в холодильник.

- "Полезай в холодильник", да ты просто спец по пиару, - хихикнул Пузырь. - В общем, проблем с тем, чтобы попасть на Лужайку, нет. Обратно - тоже. Единственное, я обязан предупредить, что стопроцентной гарантии успеха нет. Иногда знаешь нет-нет да и да, образно цокая.

- Ну, - почесала свои огромадные ухи Джезара, - Это заманчивое предложение, грызь-пуш. Если честно, то ради того чтобы увидеть другие миры я и припетляла на Эл, а там и в клюкву.

- Что касаемо шахтёрства, так мы вообще-то тоже не специалисты, мягко цокая. Есть мнение, что трясущие широкого профиля там вообще больше востребованы, чем собственно "шахтёры". Ты чем занималась, помимо того что трясла?

- В клубе работала, - пожала плечами жёлтая.

- В кубе?... А, дошло. Это... - Пуз пощёлкал когтями, припоминая, - Это типа сфера услуг, ага?

- Выучил таки, - продолжила хихикать Хорелька, - Тык давай посмотрим, как на Луже с этим.

Поскольку сохранённая копия сети Лужайки была доступна для ознакомления, посмотреть не составляло труда. Если бы планету топтали грызи, то никакой сферы услуг там бы не было за отсутствием надобности, зато наверняка были бы Заросли и Закрома. Однако в данном случае основной поток трясущих туда направлялся как раз с Лисувина, так что имелся крайне разношёрстный, а также разно-чешуйчатый, контингент, каковой создавал спрос в том числе и на злачные места. Правда, орбитальная станция Лужайки была достаточно мала, чтобы там сильно развернуться, а на поверхности не было вообще никакой недвижимости, в прямом смысле. Всё что нужно, размещалось в двух механизированных колоннах, которые постоянно двигались, чтобы находиться в сумеречной зоне, избегая и глубокой заморозки, и прожарки. Кадры вполне себе документальных съёмок показывали длинный караван стальных ящиков на гусеницах, соединённый в единый поезд; размер этих коробок был метров в триста каждая, так что на палубах такого "авианосца" мог легко разместиться небольшой городок, да собственно, и размещался. Вся эта весёлая компания не неслась галопом, а двигалась с черепашьей скоростью, так что огромные траки едва проворачивались - стало быть, внутри такого движения вообще не будет заметно.

- Зачем это? - удивилась Джезара, узревъ.

- РЖ, - машинально ответил Пузырь, но само собой, для этой лисярыни пришлось РазЖевать.

Соль состояла в том, что добычу кеварита вели как раз в сумеречной зоне - по ходу шерсти, на дневной стороне его выпаривало в атмосферу, а потом он снова выпадал в осадок. Само собой, добывать что угодно проще из жидкого субстрата, а не из очень твёрдых пород, промороженых до пятидесяти градусов выше нуля, причём абсолютного. Однако планета имела очень высокую тектоническую активность, и кататься по ней где угодно - не лучшая идея. Поэтому гуляй-города ездили сильно ближе к полюсу - там и потребная скорость движения сильно ниже, чтобы успеть за вращением планеты, и тектоника не так топчет. На южном полюсе катался "Южный", а на северном - "Неюжный", что вполне справедливо. Насколько сообщали материалы сети, обе полюсные базы сейчас уже равнозначны, и на обоих есть "портовый район" с кабаками, блэкджеком, и возможно, шлюхами. Пузырь уже нисколько не удивлялся, он уже привык, что в Союзе подобное введено в твёрдую практику: если у кого-то есть жгучая потребность поклоняться сиреневому ведру, то она будет обеспечена, поскольку не наносит ущерба кому-либо. Под относительно свободную застройку были выделены аж несколько движущихся платформ в каждом из караванов, и вроде как, они вполне себе использовались. Поглядывая на жёлтую лису, грызь хихикал, потому как экзотика вроде этой ей интересовала... правда, она не представляет себе, как это выглядит на месте, но это частности.

- Это всё прекрасно, - призналась Джезара, - Но всё-таки почему вы мне помогаете? Сначала Пузырь-пуш вмешался совершенно не в своё дело и получил по морде, теперь это... Где подвох?

- Ты не поняла? - скатилась в смех Хорелька, и цявкнула с малой долей шутки, - Пузырь-пуш выгрызет тебе мозги, полностью! Вот тебе и подвох. А насчёт помощи... Я ведь была почти такая же, как ты сейчас, и чуть не отбросила коньки из-за этого. А грызька меня спас, и не только от разрывания когтями гарпий. Так что, это считай продолжение той самой линии. За себя и за ту лису, как-грится.

Та лиса поводила ушами, задумываясь - видно, что это давалось ей с трудом, но всё-таки клюква снова давала пользотворный эффект. Кстати, клюквы-то на ней почти не заметно, отметил Пуз, уши настолько пушные, что "клюквины" теряются. Впрочем, никто не говорил, что они должны быть непременно на виду, главное, что они есть.

- Чтож, - произнесла наконец Джезара, - Если вы не передумаете, то эта Лужайка выглядит вполне прикольно. Правда, хочу предупредить вас, что буду дурить, это неизбежно. Ну, когда не буду лежать в криокамере, само собой.

- Дурить, это всегда пожалуйста, - приоскалилась Хорелька, - Начинай собирать барахло, если есть таковое.

- А что, когда вы собираетесь отбывать?

- Вчера! - хором ответили рыжие.

В этом заявлении уже было больше лулзов, чем в остальных, потому как на самом деле они и не думали спешить, ибо стартовое окно будет открыто ещё долго. Пока же жёлтая дёрнула за ухо Ыкшеса и обрадовала новостями. Обрадовала - образно, потому как ка-вэ реально было пофигу, что она сделает, у него были заготовленные типовые ответы на любой случай. Сейчас, например, он установил за клюкволисой повышеный уровень контроля, выдав что-то вроде комма, и уточнил, что это гарантирует сохранность тушки, а вот за сохранность кукушки придётся отдуваться лично. Убедившись, что процесс пошёл, Пузырь вспушился...

- Ну да, сделал дело - вспушайся смело, конец цитаты, - цокнул он с самым умным видом.

- Цокнул с самым умным видом, - захихикала Хорелька, - Хотя вообще-то ты действительно сделал дело, Пузырь-пушище, ты огурец. И я не имею ввиду, что зелёный и в пупырях.

Грызь довольно квохтнул, потому как обобрение от этой рыжульки для него было куда как важнее, чем чьё-то ещё.

- Так, последний шанс выбить Прибыль из порожнего рейса, - цокнул он, - Есть кое-какие идеи. А тебе лиселочка будет небольшое, но ответственное полапчение.

- О неет, - оттянула вниз уши лиселка, потому как догадывалась, о чём это; подумав, она поправилась, - О да. Иначе может выйти не в пух.

Пуз лишь погладил её лапку, уже не удивляясь тому, что они могут обмениваться мыслями без произнесения конкретных слов. В данном случае Хорелька отправилась вслед за Джезарой, проконтролить, что там она собирается брать в багаж. В нулевых, нельзя исключать, что та наберёт тонну, а это мимо пуха. Личные вещи экипаж распихивал в жилой отсек, потому как чтобы положить их на место груза, нужен контейнер, а он и весит, и стоит. Во-первых, Зара явно не одупляется, что на Лужайке наверняка не будет всего того, что можно найти на Лисувине. Без топчёных гусей, образно цокая, перебьётся, а вот если она регулярно принимает какие-нибудь колёса, это другое дело. Вернувшись в квартиру и снова закопавшись в логистическом песке, Пузырь всё же поморщил морду, и даже не стал себя одёргивать за это. Главное, он мимо не прошёл - не прошёл, так что, теперь имеет полное право морщить морду по поводу того, что связываться с этой самкой пониженой социальной ответственности, хоть и клюкволисой, желания весьма мало. Если бы не возможность убрать её в криокамеру на время полёта, то это вообще твёрдое "нет", хихикнул грызь. А так - ну бы впух, пытаться вбить соль в чью-то голову, когда в своей ещё дури навалом... Впрочем, ему сразу вспоминались слова Хорельки, насчёт того, что Зара всё таки ихняя сестра по клюкве, и был склонен согласиться. До сего момента практика показывала, что клюквисам действительно можно доверять... на девять десятых, учитывая одну синявку с Шелека. Так что, контрольно вспушившись, Пузырь снова утыкался ушами в экран в попытке сжадничать в очередной раз.

Тем более, гусь не оставался обестопченным, образно цокая: пока грызь возился в сети, на орбите Лисувина службы станции номер пять завершали операции по приведению в готовность всех систем корабля, потому как Пуз сам отправлял запрос на это. По ходу шерсти, окончательно заправить гибкий бак рабочим телом следует за несколько усуток до старта, чтобы полностью исключить утечки. Раньше грызь почему-то подзабил на это... вероятно, из-за того, что в инструкции по техобслуживанию и эксплуатации на этот счёт имелась официальная пометка "можно подзабить". Соль в том, что бак-мешок из монополотна никогда не "протекал", а если уж и рвался, то весь и сразу. Однако, если уж есть такая возможность - почему бы не провести дополнительные проверки? Пользуясь системой такелажа, можно сжать мешок, повышая в нём давление, и тем имитировать нагрузку от ускорения. В общем, как-то так, сделал компетентный вывод грызь, и не забыл записать это в бортовой журнал.

---

Пока Возня происходила и на поверхности планеты, и на орбите, Хорелька с весьма лёгким пухом потащила клюкволису по заданному маршруту. С лёгким, потому как у неё всё ещё осталась глубоко въевшаяся установка, что попасть в отделение милиции - это так себе удача, но здесь это действительно было удача, как ни странно звучит! Ведь если ты в отделении, то значит тебя не пристрелили на месте, а тех, кто позволял себе слишком многое, могли именно пристрелить. А уж если пострадавший, так вообще нечего беспокоиться!... но рыжая беспокоилась, само собой. Впрочем, теперь она уже снова хихикала и радовалась, на этот раз тому, что её выпушень, оказывается, тот ещё выпушень! Нет, она правда не сомневалась в согрызяе, но лишний раз убедиться оказывалось всегда приятно. Так что, когда две зверьки вышли из отделения, Хорельку было легко принять за дочурку, потому как она была на две головы ниже Джезары, а главное, хихикала и мотала хвостом, почём зря. Впрочем, от неё не укрылось, когда жёлтая попыталась сунуться в комм.

- А ну-ка выплюнь, - цявкнула рыжая достаточно веско, чтобы та действительно "выплюнула", - Не лучшая привычка, Дже. Куда полезла?

- Такси, - не подумав, ляпнула Джезара.

- Ляпнула, не подумав, - заявила Хорелька, - Много у тебя монет на счету?... Впрочем, без разницы. Пей ожабин!

При этих словах она сделала пассы лапками, так что "пей ожабин" прозвучало как заклинание. Отчасти так оно и было на самом деле!... Хорелька с удивлением поняла, что на такую лисицу как эта никак не должны были бы подействовать эти слова, но кажется, подействовали, так что жёлтые уши задвигались, попираемые изнутри головы мыслями. Когда раньше лиселка и не подумала бы об этом, но после тесного общения с Пузырём сразу подумала, что имеет место натуральное программирование, и вероятно, одна из кодовых фраз для активации - "пей ожабин".

- Но ведь... я так... много не сэкономлю всё равно, - произнесла Джезара, явно пытаясь противостоять Жабе, которая начала душить.

- Никакого значения! - отрезала рыжая, - Такси, нет такого слова. У тебя есть ноги!... И общественный транспорт. Как-грится, лишь один шаг от общественного транспорта до коммунизма.

- Мм... - поморщила уши Зара, поглядев вниз, видимо убедиться в заявлении про ноги, - Но, кажется, мы так дня три идти будем. А автобус тоже не бесплатный.

- А вот это видела? - показала медную монетку "пятачок" Хорелька, - И я видела. Смотришь под ноги - не спотыкаесся, и заодно видишь пятачки. Так что, расход на приемлемом уровне, ноль.

Зару явно подклинивало от такой мудрости, но "заклинание", а точнее заложенная программа, продолжала действовать. Посидите-ка на хвосте, получается, у меня такая же программа, подумала лиселка, да и у всех клюквисов тоже? Или нет? Или всё-таки грызи что-то излучают, и она заразилась от Пузыря, бугага... Да собственно, какая разница? То, что ожабин, хоть его и не существует в природе, действует благотворно, Хорелька уже успела убедиться на практике. А раз что-то приносит потеху или Прибыль, так значит оно в пух, а не мимо.

- Если бы не этот плащ, - показала на своё "пальто" Джезара, - Я бы в автобус не полезла. Самцы знаешь ли пялиться будут, а скорее так и приставать.

- А, ну прослушай новость, - хихикнула лиселка, - Была изобретена такая штука, называется "одежда". Прикрыть пушную тушку, в том числе для указанного случая. Кстати плащ, как я понимаю, не твой, а хулиганов? Не вздумай выкинуть, растратчица, а то с тебя станется.

- Тебе он зачем? - засмеялась Зара, - В качестве палатки?

- Неа, в качестве сырья, - огорошила рыжая, - Я занимаюсь кой-какой вознёй по кройке и шитью, ну потом покажу. И мне прямо нужны какие-то тряпки на распыл, а старых тряпок тут шиш найдёшь.

Вообще-то да, тушка у неё эт-самое, хихикнула Хорелька, весьма привлекательных обводов, сухо цявкая, наверняка вызывает большой подъём хохолков среди самцов. Тем более, одеждой лиса действительно не злоупотребляла, юбочка у неё была просто наноразмера, как и топик. При этом лиселка не испытывала и тени зависти, потому как давно привыкла к своей новой тушке - да, она низенькая, зато у ней есть другие преимущества. И самое главное, она нравится своему согрызяю именно такой, так что, всё в пух. По крайней мере, пока что трофейный плащ позволил избежать ненужного ажиотажа, а уж потом заставлю её принять меры, решила рыжая - по крайней мере, до станции дотащить, а дальше дело техники, конкретно в данном случае - криокамеры. Покачиваясь на ставшей уже привычной сидушке автобуса, Хорелька приваливалась к окну и поглядывала на проплывающие мимо пейзажи, в очередной раз отмечая, что в глаза не бросается ничего такого. Такие улицы с домами, перемежаемые лесополосами, могли бы быть где угодно, а отнюдь не только на Лисувине. Правда, это если привыкнуть к здешнему "интернационалу", тобишь обилию разнообразных существ; лиселка захихикала, вспомнив, как по первому времени она пугалась даже лиселок, забывая, что теперь такая же. Конечно, были и местные особенности, например - в большинстве автобусов сидушки стояли в один ряд, оставляя обширные площадки. И это вовсе не для того, чтобы пассажиры едили стоя, как можно подумать, шиш там! Соль в том, что здесь многие как следует выпили ожабина, ввиду чего перевозили любой мыслимый груз очень просто, в ручной клади. Тобишь, постоянно присутствовал кто-нибудь с огромными рюкзаками, мешками, тележками... а чаще со всем этим сразу. Встретить граждан, которые везли бы тележку с кирпичами, это тут в порядке вещей.

- Ээ, Хорелька, только у меня там слегка... вовсю, срач, - предупредила Джезара, когда ушастые шлёндали от автобусной остановки.

- Думаю, я это переживу, - хмыкнула рыжая.

Это было легкомысленное заявление, потому как лиселка реально протёрла глаза, зайдя в квартиру: количество барахла было таковое, что Всякое лежало башнями и упиралось в потолок. Причём Хорелька даже не могла сразу определить, что это такое, хотя бы приблизительно! "Предметы" - как наяву услышала она цоканье Пузыря, и захихикав, согласилась, потому как не поспоришь. В общем, это выглядело аккурат как подсобка магазина, куда сваливают всё что ни попадя. Прозвякал вызов на комм, и жёлтая лиса, посмотрев, сбросила его, явственно передёрнувшись.

- Вот чёрт, а если они сюда придут? - тявкнула она, выглядывая в окно в поисках шпиёнов.

- Пожалеют, - ничуть не кривя пушой, ответила лиселка, - Усиленый контроль, он такой. Но вот то что нам хорошо бы отправиться как можно скорее, это верно. Надеюсь ты понимаешь, что тащить с собой весь этот бардак нереально?

- Я конечно отбитая, но не настолько, - фыркнула Джезара.

Само собой, в следующую секунду она доказала обратное, спотыкнувшись о башню из коробок и вызвав локальный сель из барахла, заваливший проход в комнате. Из достаточно эмоционального тявканья Хорелька узнала несколько идиоматических выражений, имевших так-сказать хождение, и ухмыльнулась.

- Сколько можно взять с собой? - на удивление по делу спросила жёлтая.

- Два чумодана, - от балды ответила лиселка, - Личные вещи ложатся в обитаемый отсек, так что.

- А грузовой отсек? - не поверила Зара, - Ведь этот "цыплёнок" это же грузовой корабль, верно?

- Грузовой - отсутствует, - хихикнула Хорелька, - Контейнеры просто привязаны к конструкции, а чтобы из привязать, надо чтобы они были. И ещё там радиация, так что - шиш.

- Ну что-ж, придётся просто бросить, свой хвост дороже.

- Только один? - продолжила хихикать рыжая, намекая на то, что у Зары их два, - Кстати, почему?

- Хотелось соригинальничать, - кисло призналась Зара, - Теперь у меня два хвоста и волосы цвета прошлогодней малины.

- Это не проблема, - заверила Хорелька, - А вот отсутствие Жабы на шее - проблема. Бросить... Шиш там!

- Да, и как ты выкрутишься, специалистка? - с нескрываемым скепсисом осведомилась жёлтая.

- Хм... Не знаю, - скатилась в смех лиселка, - Но знаю, кто знает! Это очень жадный грызь.

Благо, чтобы вызвать этого жадного грызя по комму, не требовалось ровным счётом никаких затрат, по крайней мере, от грызей. Уяснив озвученную согрызяйкой проблему, Пузырь задумался для разнообразия, но бысто щёлкнул когтями, и сделал ещё один вызов. Не то чтобы он думал, что Алекса любит разбирать завалы всякого барахла, но помнил про её зелёного коротышку, который действительно очень жадный. Опять-таки, не он сам этим будет заниматься, но у Джо имелось немало знакомых стоплинов, которые немногим менее жадные. Данные построения оказались верными, и спустя всего десять минут Пузырь передал обратно Хорельке договорённость о том, что залежи барахлидзе будут утилизированы, а полученные средства, за вычетом четверти, как-нибудь перечислены Джезаре. Та лишь прихрюкнула, наблюдая такую бешеную скорость, но к её чести, продолжила собирать указаные два чумодана. Предметы одежды это ладно, главное Хорелька не забыла выяснить медицинские подробности - к удаче, ни на каких "колёсах" жёлтая не сидела. Пока что.

- Готова? Пшли, - мотнула ушами рыжая.

- Куда? - реально не вгрызла подопечная.

- Ущщ... В космопорт! - разжевала Хорелька, - Знаешь, космические корабли отправляются со станций, а туда попадают на челноках.

- Но...

- Беличье гумно.

Хорелька всё же немного поводила ушами, оглядываясь вокруг, когда они шлёндали по улицам от дома Джезары - да мало ли что, бережёного хвост бережёт. Однако, никаких шпиёнов в чёрных плащах обнаружено не было, как оно и ожидалось, впрочем. Когда раньше лиселка могла бы подумать, что лучше всё-таки было бы присутствие милицейского патруля, но сейчас она уже понимала, что это совершенно излишнее. "Патруль" тут был вообще везде и сразу, в прямом смысле! Несчётное количество комплексных датчиков, не только видео, пырилось на улицы отовсюду - с крыш, стен, столбов, из крон деревьев. Если разуть глаза, то можно увидеть и маленькие беспилотники, иногда попадающиеся в небе - эти летят очень неспеша, так что к доставкам не имеют отношения, а таки дополнительно Бдят. И сейчас Хорелька полностью поняла, насколько это важно, когда Бдят. В частности, чтобы ни одна скотина не смела тронуть эту жёлтую лису. Да, она конечно бестолковая, но это совершенно не повод! И лиселка хищновато оскаливалась, потому как твёрдо знала, что тронуть действительно не посмеют. Чего стоил один факт, что Пузырь отпустил её на эту прогулку одну - это значит, что он уверен в безопасности ровно на сто процентов.

- Хорелька, - жалобно тявкнула Джезара, - Я боюсь.

- А я нет, - с умным видом ответила та, и скатилась в смех, - Да выплюнь, Дже! Если бы ты боялась, то не пришла бы в клюкву, как минимум.

- Логично, - вынуждена была признать жёлтая, - Но я так вот согласилась катиться куда-то к шуту на куличи, я ведь там ничего не знаю...

- А здесь ты прям капец как всё знаешь, - продолжила хиханьки Хорелька, - Поэтому вляпалась в вышеуказанную историю.

- Ну я как раз об этом.

- Мы с грызькой присмотрим за тобой, если что. Да и ресурсная планета это не такое место, куда рвутся всякие отморозки... наверное. Там работать надо, а они этого ой как не любят.

- Уфх... - поёжилась всей лисой Джезара.

- Запиши, чтоб не забыть мудрость, - подсказала рыжая.

--

Что касаемо Пузыря, так он в нулевых вспушился, а во-первых, вовсе не так просто отпустил свою ненаглядную лиселку вместе с клюкволисой. Предварительно он снова поймал за уши Ыкшеса и уточнил, насколько опасно с этим связываться. Ка-вэ заверил, что риск "в рамках нормы", тобишь нет его, по сути. Впринципе, убить кого-либо конечно можно и на Лисувине, если очень сильно захотеть. Правда, исполнитель однозначно будет одноразовый, а инициатор - с высокой долей вероятности. Городить такой огород ради какой-то жёлтой клюкволисы явно никто не будет... Но это если принять, что она не вляпалась во что-то, пискнула Крыса у Пузыря в башке. Впрочем, гуся следует топтать по мере поступления, напомнил себе грызь, и без зазрения совести отправился на станцию, проводить последние процедуры перед стартом, а заодно уволочь на корабль последние сумки, собранные "на дорожку". Благо, челноки с Лисувина летали ещё проще и быстрее, чем обычно, ввиду практически полного отсутствия атмосферы за пределами ячеек. На практике это выглядело так, что толстобокие "ракеты" садились на открытую площадку, а затем огромная транспортная машина хватала их, клала на бок, и стыковала к терминалу. Поскольку тут водилось слишком много жадных, багажного отсека у челнока не было, всё равно все прут с собой, и по итогу салон изрядно захламляется. Пуз например волок с собой целую тележку, и ему пришлось изрядно повозиться, упихивая поклажу себе под ноги.

Ввиду вышеуказаных факторов, сообщения про "пристегнуть ремни" вызывали у пассажиров смех, потому как смысла нету, всё равно никуда не улетишь с кресла, зажатый сумками и пакетами. Ощущение вполне себе уютное, хихикал грызь, и чувствовал себя как белка в дупле, что отчасти соответствовало действительности. А через комм можно посмотреть на забортный вид, когда челнок поднимается всё выше над планетой: здесь это было никоим образом не похоже на Землю или Шелек, ранее виданные с орбиты. Всю поверхность покрывали соты ячеек, которые были освещены мощными фонарями на вышках; преобладал зелёный цвет растительности и серый гранит, из которого были сложены стены, разделяющие ячейки. Выглядело в пух, хотя тут уже не получится увидеть какое-то конкретное место, потому как нет никаких очертаний рельефа, скрытого под ячейками.

Пузырь же пользовался временем полёта не только для того, чтобы полюбоваться орбитальными гусями, но и в очередной раз анализировал все темы, причастные к полёту. Казалось бы тупь дело, но как показывает практика, это иногда и жизнь спасает. Правда, куда чаще убивает, ну да не суть. Главное, что его заботило - это согрызяйка, само собой, и Пуз прокручивал в башке свои наблюдения за её состоянием, пытаясь делать это объективно. Получалось так себе, когда речь заходила о Хорельке, объективность начинала резко хромать. Поскольку это был явный косяк, грызь без зазрения совести по завершению прошлого полёта загнал лиселку в медицинский контроль, для получения таки чётких результатов - ну, там всё оказалось в пух, слава пуху. Не то чтобы Пуз не радовался этому, но Крыса снова попискивала, слишком уж легко и непринуждённо рыжая перенесла длительный поход, не выявив и тени усталости от зацикленного существования в трёхэтажной бочке. Впрочем, сейчас ситуация будет ещё проще, потому как второй раз - не первый, как известно, и кроме того, Хорелька изрядно улисячилась опытом с микроиндустрией, так что, ей будет с чем повозиться. В качестве дополнительной потехи, которая к тому же может принести ощутимые прибыли, выступал симулятор вождения "утки". Если как следует натренироваться и пройти учебный курс хотя бы "удовлетворительно", то на Лужайке немудрено получить в пользование уже натуральную, а не виртуальную "утку", и выдавать на-гора спайс... тоесть, кеварит. На самом деле, "спайсом" зачастую погоняли всякую редкую ерунду, которую замучаешься выковыривать из планеты, и это был как раз такой случай.

Пока же Пузырь добрался до соответствующего причала, этот был номер сто двадцать шесть, потому как орбитальные станции Лисувина принимали тысячи кораблей со всей галактики, соответственно и причалов на них дофига. Как и везде в других местах, непосредственного доступа в жилой отсек корабля, пристыкованного снаружи, не имелось вовсе, потому как стыковочный узел расположен не скраю, шиш подлезешь. Перемещались либо в скафах через открытый космос, когда надо таскать габаритные вещи, либо через мобильную шлюзовую камеру, работавшую как лифт. Лишь глянув в окошко на двери, грызь уже видел здоровенный серебристый шар, закрывавший большую часть обзора - это был топливный мешок, заправленый рабочим телом в виде водорода. Пузырь знал, что на большей части кораблей уже используются более совершенные технологии, позволявшие хранить газ в виде плотного материала, не требующего тяжёлых баков. К удаче жадных, в Союзе практиковали проверенное правило, "работает - не трогай". Поэтому внедрение новых технологий ничуть не означало, что старые будут выключены, и никто ещё не слышал о том, чтобы где-нибудь прекращали поддержку "надувных" кораблей авосечного типа, как "Малахольный Цыплёнок". А окошки в люках имелись вовсе не для того, чтобы пыриться за борт, а главное - чтобы видеть колбу термометра с другой стороны. Этот дубовый индикатор сразу показывал, есть ли за дверью атмосфера, а если присмотреться - то можно даже понять, насколько она годная. Пуз таки уже давно привык сначала смотреть туда, а уж потом нажимать какие-либо кнопки, ибо бережёного хвост бережёт. Он прекрасно знал, что получить случай "моментально в море" в космосе очень легко, и для этого вовсе не надо тащиться к далёким звёздам, космическая среда отлично убьёт и на орбите Лисувина.

Что касаемо конкретных действий лапами, так грызь вызвал "лифт", дождался его состыковки со шлюзом, убедился, что кабина перед ним, как бы это странно ни звучало, и потом с натуги повернул рычаг, открывающий люк. Когда шлюз работал чётко, это не вызывало даже шипения воздуха, давление выравнивалось очень точно - но на корабле он шипел почём зря, вызывая некоторую озабоченность. С другой стороны, этим шлюзом пользуются раз в сто лет, образно цокая, так что, пух бы с ним. Чинить всё до идеального состояния нет никакой возможности, это Пузырь уяснил прочно - здесь надо разбираться, где можно наплювать, а где нет. Вот и нынче люк в жилом отсеке открывался далеко не так легко, как хотелось бы, но и больших проблем не доставлял. Вспушившись на всякий случай, грызь принялся методично растаскивать по отсеку всё барахло, которое притащил с собой, пользуясь тем, что пока что здесь была невесомость. Потом Пуз вспомнил, что стоило бы освободить лифт, потому как он тут используется не для одного причала, да и Хорельке надо будет как-то попасть внутрь. Как в пух глядел, едва он закрыл люк - камера сразу же отчалила и поехала куда-то по другим делам, теряясь среди леса из разнообразных конструкций.

Убедившись, что тесты оборудования проходят в штатном режиме, Пузырь рассовал по местам всякое, что было запасено для гидропонной теплицы - убобрения, семена, всякие там проволочки для подвязки растюх и бумажные стаканы для рассады. Всё-таки получить свежий корм, а главное повозиться с ним, разбавляя времяпровождение, это очень даже важно, когда речь о полёте в такую даль да на две морды. Так что, грызь без спешки укопал на эту логистику целый час, зато теперь мог точно цокнуть, где что брать. Далее он сызнова позырил на состояние систем... да, зырить сызнова - это типовой приём, который позволяет избежать замыла глаз. Перед самой отправкой эту телеметрию ещё проверят операторы станции, но, лучше перебдеть. Сильно интересовало состояние силовой установки... нельзя сказать, что это было "главное", потому как тут всё - главное, лишних компонентов в системе нету, и работать должны все. Однако многое было дублировано, многое можно исправить в полевых условиях, а вот собственно реактор - один, как хвост, и починить его не светит от слова совсем.

Следует отметить, что получивши некоторое количество свободных монет после авантюры с кристаллами, Пузырь не забыл об этом, а приобрёл таки аварийную батарею, которой раньше тут, кстати, не было. Согласно спецификациям, батарея могла выдать приличное количество энергии, какового вполне хватит на минимальные маневры - по крайней мере, уже кое-что, на всякий случай. Бочонок батареи был прикручен на держателях к блоку реактора, и система до сих пор ругалась на нарушение балансировки, хотя отклонения там пух да нипуха, не влияет вообще ни на что. Проведя очередное "чтение" данных, как это называли космонавты, Пуз не нашёл там ничего, заслуживающего внимания, и полез на нижний этаж, разгребать место под грузо-пассажира. Ясен пух, что криокамеру следовало затаскивать сюда же, воизбежание. Благо, при хорошем уровне развития данной технологии капсула имела весьма скромные габариты, да и вес примерно такой же, как у среднего разумного существа, обитающего на Лисувине. Так что, грызю оказалось достаточно убрать пару ящиков, притороченых к стенкам, и получилось вполне себе годное место.

Процедура по всем стандартам выглядела таким образом, чтобы делом занимались компетентные службы, а всем остальным причастным оставалось бы только потрясти ушами. Всмысле, подготовка пассажира к сурок-режиму и помещение в капсулу происходили в медицинской части станции, и на его долю выпадала только работа охлаждённого, в прямом смысле, продукта. Капсулы по привычке называли криогенными, хотя никакой заморозки там не использовалось - по крайней мере, в этих моделях, применимых на обычных рейсах. Организм вводился в спячку, натурально похожую на состояние январского сурка, и температура снижалась отнюдь не до нуля. Достаточно надёжный, по крайней мере пока его не начнёшь бить тяжёлыми предметами, механизм капсулы исправно мог поддерживать состояние пассажира в течении нескольких месяцев, и это в случае полного отключения от внешних источников питания. В штатной же ситуации "сурчалка" работала столько, сколько надо, в разумных пределах.

Пузырь слегка поморщил морду... он снова напомнил себе, что вполне может её морщить - из-за того, что пришлосиха опять вносить монеты, ведь аренда капсулы и все связаные процедуры чего-то да стоили, а если уж честно - то нефигово стоили. Так что, насчёт "бесплатного" пролёта на корабле были некоторые ньюансы. Грызь захихикал, ощущая привычное давление Жабы на шею - действительно, когда дело касалось Хорельки, его никогда и краем не придушивало, хоть бы отдать все эти монеты сразу! А вот насчёт того, что связываться с Джезарой это хорошая идея, он сильно сомневался. На Лисувине, равно как и на любой другой планете, пожалуй точно не стоило бы, рассудил Пуз, но Лужайка это ведь другое дело. Наркоты там небось в природе не существует, и спиться довольно проблематично. Так что, даст пух, эта желтоухая оригиналка найдёт работу и произведёт достаточно прибавочной стоимости, чтобы покрыть расходы на неё, сухо цокая... Время сухого цоканья закончилось, потому как звякнул вызов комма, и Пузырь получил на морду ничто иное как лыбу. В сообщухе от Хорельки значилось "Ну ты выпушня кусок, дверь открывать будешь, или куда, семь один".

Часть вторая.

В тусклом свете, отражавшемся от потолка, шкалы приборов казались галереей портретов. Круглые были лукавы, поперечно-овальные расплывались в наглом самодовольстве, квадратные застыли в тупой уверенности. Мерцавшие внутри них синие, голубые, оранжевые, зелёные огоньки подчёркивали впечатление... и сколько раз я уже это слышал, прикинул Пузырь, подумал головой, и продолжил хихикать. За все прокопчённые годы, которых набралось ох как немало, он успел выучить "Туманность Андромеды" практически наизусть, причём не специально! Причём, сейчас он мог поднять глаза от книги и увидеть эту самую картину воочию, как на пуху: рядом с терминалом числовой машины имелся и натуральный пульт, как раз с теми самыми аналоговыми приборами. Правда, они только выглядели как ретро, а на самом деле, технологических фенечек туда насыпано - закатай гусь вату, как-грится. А что, цокнул себе грызь, поматывая окистёваным ухом, кое-кто устроился даже получше, чем герои этого фантастического романа. "Малахольный Цыплёнок" это конечно не звездолёт прямого луча, по планетам не поскачешь, зато, перекрывая эти ньюансы, у него есть согрызяйка! И не где-то, а прямо под лапой, посапывает себе, свернувшись калачиком в кресле и укрывшись пушным рыжим хвостом, ненаглядная лиселочка. Ну допустим, никаких прорывных результатов от этого полёта ждать не приходится, обычная перекантовка груза - каботаж, как цокнули бы морячки, но грызь по этому поводу ничуть не расстраивался, мягко цокая. Кому-то нужно заниматься и планомерной работой, а не только шариться по белым пятнам на карте галактики и всё такое. А уж шансов убиться у них никак не меньше, чем у дальней экспедиции.

Чтобы подтвердить последнее утверждение, достаточно было глянуть на камеру внешнего обзора, которая болталась на тросике позади корабля. Большую часть объёма этого самого "корабля", если можно так выразиться, составлял сферический баллон с рабочим телом, в данном случае - водородом. Тускло-серебристая оболочка отражала сейчас свет далёких звёзд, а сам баллон, не испытывая ускорений, растянулся в идеальную сферу. На фоне этого шара терялся базовый блок, соединённый с ним тросами; вокруг оного вращались две капсулы, одной из которых был обитаемый отсек, в коем и отсиживались космонавты, а второй повешен для противовеса. Вращение позволяло создать силу тяжести, потому как купаться в невесомости в течении многих месяцев - так себе развлекуха. Если посмотреть глазами, то ясен пух, никакого движения не видно - звёзды как висели на месте, так никуда и не деваются. Но стоит нацепить наушники и послушать радиоэфир в соответствующих диапазонах, и сразу появляется ощущение солнечного ветра, который шумит и переливается за бортом посудины: Пузырь часто именно так и делал. Практической пользы в этом маловато, зато для успокоения пух-головы действует отлично, вызывая ощущение движения.

Здесь, в глубоком межзвёздье, электромагнитный фон был слабым, поэтому слушать приходилось с огромным усилением - благо, автоматика не даст какому-нибудь громкому щелчку выбить уши. Однако, даже прекрасно понимая, что в отсеке ровным счётом ничего не может случиться, а уж если что - Хорелька далеко не январский сурок, Пузырь всё равно не закрывал уши наушниками полностью, а вешал их на шею. Внутри не стояло тишины, постоянно шумит вентиляция, щёлкает аппаратура на стойках, но тем не менее, грызь всё отлично слышал. Порой ровный шум звёздного ветра перемежался сильным грохотом от каких-то катаклизмов, происходивших не только чудовищно далеко отсюда, но и также давно, ведь электромагнитные волны летят со скоростью света, а галактика суть штука большая, мягко выражаясь. После некоторой практики Пуз уже сразу различал, куда повёрнута направленная антенна - вперёд по курсу, назад, или в сторону; из-за некоторых эффектов частоты резко отличались, так что услышать это мог даже клюквенный грызь. Кроме того, этим самым он занимался очень много времени ранее - сначала на тренажёре, потом в первом и втором полёте, и это создавало привычку: послушав шум, мысли автоматически переходили на рабочие моменты.

Мотнув для приличия ухом, Пуз скосился на один из электронных блоков, вставленый в общую стойку. Он знал, что это анализатор как раз электромагнитного фона, и эта коробка занимается тем же самым, что и он сам сейчас. А вот что именно она там анализирует, а напушнину, это уже второй вопрос, как-грится. Впрочем, тут полным полно оборудования, которое работает само по себе, и экипаж может даже не подозревать о нём. Как показывала длительная практика, это вполне себе в пух. Потянувшись всей белкой, грызь хотел было прикрыть глазные яблоки и подремать, но обратил внимание, что как раз этот самый блок ожил, замигал огоньками. Хм, подумал Пуз, плотнее прикладывая наушник к раковине, вроде ничего не слышно. Но, ясен пух, железка реагировала надёжнее, чем сложный организм типа грызя. Прислушиваясь, он постепенно начал различать звуки, бывшие необычными для фонового шума, как будто они складывались в мелодию. Да лааадно, цокнул себе Пузырь, и тут же поправился - а с шиша ли нет? Радио в галактике существует уже давным давно, и сигналы могли успеть улететь и досюдова, особенно если попали в естественный усилитель. Ведь как известно, нет-нет да и вода течёт вверх... Однако грызь сразу определился, что это не музыка... или, по крайней мере, точно не земная музыка, потому как такого он вжизнь не слышал. Стараясь расслышать непонятные звуки, он совершенно не замечал того гипнотического действия, которое они на него оказали. Это определённо могло бы закончиться плачевно, но...

- Эй Пуз! Пузырь!

Хорелька как следует встряхнула его за шиворот, и только это вышибло грызя из ступора. Резко выскочив в реальность, он увидел перед собой обеспокоенную мордочку лиселки. Опять-таки, будь это любая другая морда, вряд ли бы это подействовало, а так Пуз действительно избавился от наваждения. Ну, как избавился... в ушах явственно зашумело, да и в глазах залетали искорки. Тем не менее, он сумел протянуть лапу и выключить звук. Практически сразу он услышал и писк с комма, а также почувствовал укол в запястье.

- Что с тобой такое, выпушень? - Хорелька явно была сильно обеспокоена, мягко цокая, но при этом не срывалась в истерику.

- Пока норм, - выдавил из себя Пузырь, - Какая-то ерудна в эфире, бьёт по ушам, если понятно, о чём цоцо.

Он позырил на комм, мигавший красным сигналом медицинской системы.

- Нипуха себе, цокнул йа себе. И действительно, опушнительно, - машинально произнёс грызь, - Неслабо меня приложило. Хорелястая, да ты меня просто спасла.

- Очень рада, если так, - пихнула его в пух лиселка, - А вот таким сюрпризам не очень рада. Что это вообще было?

- А в пуше не грызу, - правдиво ответил Пузырь, - Главное, не вздумай это слушать.

- Жаль, а то как раз хотела, - фыркнула рыжая.

- Рыжая, а почему ты вообще не спишь? - задался вопросом грызь.

- Потому что, ну... - задумалась она, - Да пух знает, Пуз. Как-то вот так, просто потому что вот, как-грится. Наверное, что-то почувствовала.

- Хорелюшка, - сгрёб её в лапы Пуз.

В этом месте он ничуть не приукрашивал, образно цокая. Хорелька ему как нравилась до визга, так и продолжала, или даже этот эффект только усиливался со временем. Помимо всего прочего, она была рыженькой, с огромными шёлковыми ушками, которые удобно гладить лапами - в общем, в пух, да и только. Обоюдопушное урчание с согрызяйкой вывело грызя из болезненного состояния не хуже, чем укол медицинской системы, так что он очень быстро пришёл в обычное расположение пуха. Лиселка, хихикаючи, накатила на двоих чаю, и кивнула на экран:

- Может, дать задание Ящику проанализировать сигнал?

- А ну-ка ещё раз, - хмыкнул Пузырь.

- Хм. Ну, учитывая явно странное действие сигнала на тебя, заливать его в систему это так себе идея, - подумав, поправилась Хорелька, а грызь кивнул, - Но как тогда?

- В нулевых, никак. Но если уж нам так интересно, то анализы надо проводить на отдельной машине, - Пуз подвинул к себе клаву и принялся вбивать команды, - Ну-ка... Хм. Вот тебе бабушка и палец.

- Палец? - сделала удивлённую мордочку рыжая.

- Ага. Всмысле, анализатор отказывается отдать мне запись сигнала. Скорее он конечно и правильно это делает, но у меня запись ещё и вот тут... так, впух её.

Защёлкал флоп, и запись была удалена из системы на внешний носитель. Конечно, это практически невероятно, чтобы сигнал сумел содержать ещё и вредоносный код для числовой машины, но лучше перебдеть. Потянувшись всей белкой и зевнув во все резцы, Пузырь отправился... ну ясен пух, на продолжение вахтового обхода по кораблю. Одно из базовых правил космонавта заключалось в том, что внезапности следует разгребать в свободное время, если хоть как-то терпит, и ни в коем случае не нарушать распорядка работ. Даже протечки в сортире, в условиях замкнутого отсека, это крайне чревато, а косяки имеют свойство случаться каскадом и быстро переходят в катастрофу. Так что, Пузырь занялся эт-самым только спустя десять часов, отключив от сети один из системных блоков и запустив его в автономке - специально для того они тут и имелись. С очищеной совестью грызь налопался едой и завалился дрыхнуть, потому как теперь на вахте могла посидеть и Хорелька.

Полученые через несколько часов результаты заставили Пузыря почесать, и в том числе, репу. Хотя, если подумать головой, то ничего удивительного в них не было - кроме самого факта существования сигнала. Соль в том, что давно было известно, что определённые наборы частот, в том числе чисто в звуковом виде, могут оказывать сильное воздействие на организмы, вплоть до летального. Это было известно производителям звуковой аппаратуры, и соответственно, они делали так, чтобы такое вообще нельзя было воспроизвести, чисто технически. Это было известно тем, кто делал числовую систему корабля, и соответственно, она должна была бы опознать плохой сигнал и заблокировать. Однако, не произошло ничего из указанного, а следовательно, то самое, что попало в уши грызя - не попадает под известные формы эт-самого. Программа анализа, запущеная в отдельном блоке, не дала какой-либо уверенности, хотя и выявила определённые признаки "плохого сигнала" - ньюанс в том, что они есть ещё много где. Но в данном случае... а что в данном случае, захихикал Пуз, снова пырючись на согрызяйку. Теперь рыжая бегала по крутящейся дорожке, вырабатывая физуху и электричество, и выглядело это призанятно, когда мотаются пушной хвост и не менее пушные ухи. Тем не менее, даже такая картина не заставила грызя забыть о вопросе.

В данном случае его действия, примерно, равны нулю. Кстати, они могли бы быть вообще равны нулю, и насовсем, если бы не шустрая лиселка с её чуткими ощущениями, подметил Пуз, получая ещё один повод обожать её. Тот самый блок анализа фона на сто пухов всё записал, так что, по прибытию на станцию передаст куда следует в автоматическом режиме. Главное, что волновало его в практическом плане, так это возможность продолжать прослушку эфира собственными ушами. Ясен пух, что после такого случая оставить всё как есть будет немного опрометчиво. Ну, на то есть автоматика, с умным видом цокнул себе грызь, и полез составлять инструкции для числовой машины. Его автономный блок позволил получить некоторый алгоритм, описывающий композицию частот в "плохом сигнале", а также выделить несущие частоты. Пузырь влапную забил формулу в раздел "заблокировать", а также не менее влапную выкрутил в ноль соответствующую частоту на аналоговом пульте управления звуком. Возможно, это изменит получаемую "картину" эфира, но вряд ли критично, ведь он не подлодку выслушивает. Выполнив эти действия, грызь с лёгким пухом нацепил наушники обратно на шею, и включил приёмник.

- Пузырястый, ты уверен, что это хорошая идея? - осведомилась Хорелька, увидав такое.

- Мм, думаю, да, - хихикнул тот, - Перебдеть это конечно да, но это также не повод не делать того, что следует.

- Да, но какая необходимость полоскать уши в этом звуке? - усомнилась рыжая.

- Распорядок, - пояснил Пуз. - Кроме того, я всё сделал согласно физике, чтобы инцидент не повторился. И если он всё же повторится, это будет либо лютый косяк, либо открытие.

- Либо тебя так приложит, что тебе уже будет всё равно, - фыркнула Хорелька, - Ладно, только всегда предупреждай меня, когда будешь маяться этой дурью.

- Хорошо, тогда ты тоже, - кивнул грызь.

- Я? Да ты опушнел чтоли, я теперь ни за что это не включу!

Включит, захихикал Пузырь, сто процентов. Пока же он снова вслушивался в звёздный шум, покачиваясь на кресле и прикрыв глазные яблоки, лиселка раскрыла на столе один из чумоданов с микро-фабрикой, и возилась там, что-то химичила, в прямом смысле. Хорелька возилась с химической лабораторией, чтобы получить красители, нодобные ей для шапки-безушанки; такие штуки зачастую использовали разные зверьки с большими ушами, чтобы прижать раковины, когда они могут помешаться. Ты-ж моя плюшка, умиротворённо подумал грызь.

--

Однако же, как показала дальнейшая практика, прослушивание эфира не было столь уж пустой затеей, как могло показаться. Не прошло и двух стандартных суток, как Пузырь в очередной сеанс опять уловил что-то не то. Ясен пух, что теперь на всякое "что-то не то" он реагировал куда быстрее, так что грызь взял на себя труд вспушиться, на всякий случай приложил наушники к башке сбоку, и полез крутить настройки приёмника. Он опять получил лыбу, потому как Хорелька, читавшая в кресле под лампочкой, немедленно подняла нос и уставилась на него. Интересно, на какой дистанции это работает?... Пуз показал согрызяйке, что всё в пух, и продолжил вслушиваться. Соль состояла в том, что если крутить направление приёмной антенны, то в определённом пятне начинает прослушиваться...

- Да что опять, Пуз? - не удержалась лиселка.

- Хм, - почесал ухо тот, - Не дам ухо на отрыв, но похоже на эхо.

- И это тебя так припушило?

- А ну-ка ещё раз, - хихикнул грызь.

Рыжая задумалась, и через три секунды икнула, сообразив соль.

- Получается, что-то отражает фоновое излучение?

- Получается, так, - кивнул Пузырь, - И что самое интересное, почти прямо по курсу.

- Железная звезда? - с долей шутки цявкнула Хорелька.

- Нет, - продолжил хихикать грызь, - Даже чёрная дыра грохочет так, что закатай гусь вату. Это что-то вроде газового... пузыря, да.

- В глубоком космосе? - фыркнула лиселка.

- Ну сейчас в нас попадёт, тогда и узнаем.

Если честно, то Пузыря слегка пробило опасениями, образно цокая, аж хвост задрожал. Если впереди по курсу что-то достаточно плотное, а относительная скорость будет пух знает сколько, это весомая заявка на то, чтобы сжечь корабль. Причём и плотности, и скорости хватит достаточно небольшой, потому как брони на "Малахольном Цыплёнке" нет от слова совсем. Включать же двигатель, уходя от столкновения, это другая заявка - на то, чтобы остаться без рабочего тела и усвистеть петлять по галактике, пока уши не отсохнут. Слегка сглотнув, грызь даже перестал хихикать.

- Космонавт Валентишкина, - цокнул он, и космонавт заржала, как лошадка, - Да. Тоесть, нет, на этот раз. Прошу перейти в режим повышеной готовности, всвязи с обстоятельствами.

- Поняла! - немедленно одуплилась Хорелька, - Я на вахту?

- Ты на вахту, - подтвердил грызь, - А я попробую прояснить, как-грится.

Эта рыжая плюшка была немало похожа на натуральную белку - каталась по смеху, но при этом моментально переходила в боевой режим, когда требовалось. Вот и сейчас лиселка ничуть не забыла выключить и закрыть чемодан с лабораторией, после чего быстро, но без лишней спешки притащила поближе к месту лёгкие скафы, а потом пошуршала по отсеку проверять аварийные люки. Пузырь видел это лишь краем уха, а сам... ну как сам, здесь он решил воспользоваться такой неслыхалью, как числовая машина, тобишь - дал команды для ИИ, разуть сенсорные глаза и посмотреть, что там летит. Никаких сенсационных результатов он не получил, но и обычные ему тоже не особо понравились.

"Обнаружен объект, предположительно - облако газа. Плотность на поверхности... Расстояние... Угловой размер..."

- Ящик, рассчитать маневр уклонения от встречи с объектом, - цокнул Пуз уже в микрофон, - С последующим возвращением на основную траекторию.

- Результат неудовлетворительный, - быстро отозвался Ящик, - К финишу программы остаток рабочего тела минус сорок два процента.

- Время до контакта? - сглотнул грызь.

- Семьдесят три минуты, - как и положено машине, с полной спокухой сообщил ИИ.

Пузырь немалое время провёл за симуляторами, где отрабатывались куда более резкие случаи, и сейчас не испытал шока, а вошёл в рабочий режим и принялся думать головой. Так, подключить к делу тем самые данные с приёмника... а, Ящик это сделал сам, огурец. Ясен пух, иначе как он определил скорость сближения с пузырём. Впух, а пузырёк-то такой, что закатай гусь вату, подумал грызь, эдак в пару миллионов километров диаметром, не меньше. Какого пуха он не коллапсирует в кусок льда, это вопрос сейчас достаточно праздный. Практический состоит в том, как не расшибиться в лепёшку при контакте, а ещё лучше - избежать этого контакта. Так, если продавить газовое облако струёй выхлопа, одновременно снижая скорость? На каком другом аппарате это могло бы прокатить, но не здесь: струи выхлопа не бьют именно назад по курсу, потому как этот вектор закрыт мешком. И потом, затормозить, какой смысл, остаться в этом пузыре навечно?... А, нет, поправился грызь, не всё так жажко, как кое-кто цокнет. Ведь пузырь это ничто иное как рабочее тело, причём в неограниченом количестве! Да, у него нет специального оборудования для сбора газа, но пойдёт и не специальное. Впрочем, особой ширины выбора нет. На маневр уклонения РТ не хватит, таранить - нельзя, значит, остаётся только снизить относительную скорость, вплоть до нуля, заправиться из пузыря и потом пыхтеть дальше.

- Хорелястая, переходим в режим тяги! - цокнул Пузырь, - Аварийно.

- Аффч, понятно! - ответствовала рыжая, начиная бежать.

Подчиняясь командам, заработали механизмы базового блока. Силовая установка начала выходить из спячки, наращивая мощность, тросы притянули обитаемый отсек и противовес на стыковочные узлы, и сразу же после стыковки затормозилось вращение. Хорелька едва успела пристегнуться к креслу, как пол под ногами пошёл в сторону, когда корабль начал выдавать короткие импульсы движками, разворачиваясь. По отсеку полетело незакреплённое барахло, потому как на этот раз подготовиться как следует времени не осталось. Пузырь достаточно уверено увеличил тягу, следя за тем, как мотыляется вся гибкая связка, натягиваются тросы, и топливный мешок приобретает форму груши под нагрузкой. По сторонам от этого фрукта били назад по курсу яркие зелёные линии выхлопа, теряясь в непроглядной темноте. Собственно, теперь можно было едва ли не своими глазами увидеть чёрную область, заслонившую звёзды, что выглядело весьма цокотно - особенно то, что препядствие росло с заметной скоростью.

- Ну вот как-то так, для начала, - цокнул грызь, разминая лапы.

- Пузырёк, мы вообще это, ну... - повела ушками Хорелька.

- Жить будем, - хихикнул он, - И возможно даже, долетим до Лужайки. Но не без приключений.

- Это я уже поняла, а можно поподробнее?

- Сейчас мы жгём РТ чтобы сбросить скорость относительно газового пузыря, и я так полагаю, влетим в оный. Получается так, что расход одинаковый, что на торможение, что на уклонение. Но при уклонении мы останемся без запаса РТ в пустом месте, а так, останемся в полном месте.

- А этот пузырь, - захихикала лиселка, - Из водорода?

- Чистейшего, - заверил Пузырь. - Хотя... Есть какой-то подвох. Огромный пузырь из газа просто обязан что-то сделать. Либо распылиться в пространство, либо уплотниться.

- Эффекты межзвёздья? - предположила Хорелька.

- Тьфу впух, йа упустил это из слуха, - признался грызь, - Ну, будем посмотреть. Кстати, этот пузырь движется по галактике с огромной скоростью, разница с нами не такая большая.

К удаче, для погашения относительной скорости до нуля хватило и тридцати минут, и вот тут Пуз сильно засомневался насчёт "чистейшего водорода". Радиоспектрометр показывал именно это, а вот гравиметр выдавал стабильный ноль. Можно было бы цокнуть, что сломался прибор, но грызь понимал, что шиш там, гравиметр прекрасно фиксировал массу самого корабля с точностью до килограмма. И при этом в упор "не видел" тюрю размером в миллионы километров, которая явно должна иметь астрономическую массу. Пуз вспушился и слегка подёргал себя за уши, ощущая вынос мозга. Да, на курсах их прямо предупреждали, что в дальнем космосе они наверняка увидят вещи, на которые не хватит их образования и вообще мозгов для понимания, но с ним это случилось пожалуй первый раз.

- Сильное свечение прямо по курсу, гаснет, - сообщила Хорелька, посмотрев картинку с телескопа.

- Немудрено, - хмыкнул грызь, - Туда попал наш факел выхлопа. Ну-ка...

Также включив эту картину, он поигрался с настройками, но ясен пух, всё что увидел - лёгкую дымку. Чистый водород это очень прозрачная штука, тем более здесь, при температурах в районе абсолютного нуля. Правда, насквозь пузырь не просвечивает, это факт, но свет наверняка проходит вглубь него на тысячи километров. По курсу, как и цявкнула рыжая, медленно расползалось облако потревоженного газа, там где в пузырь угодил выхлоп корабля. Подумав головой, Пуз включил активное сканирование... правда, и толку ноль, и сканеры тут такие, что одно название.

- Будем купаться в этой водородной луже? - хихикнула лиселка.

- Будем, - заверил Пузырь, - Но для начала мне хотелось бы туда что-нибудь кинуть.

- Кинуть? - скатилась в смех Хорелька.

- Кинуть. В нулевых, это базовый приём для проверки, - пояснил грызь, - А во-первых, слыхала ли ты про такие вещи, как электрический заряд?

- Что-то где-то слыхала, но при чём тут это?

- А ну-ка ещё раз, - цокнул обычную формулу Пуз.

Соль была в том, что корабль прилетел с одной стороны галактики, а пузырь, вероятно, с другой. В общем, это два физических тела, которые, скажем так, никогда не соприкасались, и следовательно, не выравнивали своих электрических потенциалов. Разница при этом может оказаться весьма существенной. Прибавить к этому то, что охлаждённый до абсолютки водород проявляет свойства сверхпроводимости, тобишь - весь громадный пузырь может разрядиться на корабль разом, и это будет, мягко цокая, неприятно. С одной стороны, вещество выхлопа, вылетевшее из двигателей, уже попало в пузырь, и никаких эффектов это не вызвало, но Пузырь не собирался полагаться на авось, как обычно с ним и случалось. Правда, он сильно призадумался, как именно он собирается что-то "кинуть", потому как кинуть надо было эдак на тысяч сто километров, в прямом смысле. Перебрав варианты, грызь остановился на скупом, само собой. Тратить реактивную шпульку он не собирался, она для другого сделана и может потом пригодиться. В итоге он потратил пару часов на мероприятие, а лиселка хоть и бурчала, что пух её дернул связаться с таким скупердяем, но при этом явно шутковала. В общем, при помощи монтажобота, имевшегося в "сарае", Пуз присандалил трубу из запчастей поверх аварийного клапана на реакторном отсеке, так чтобы она выполняла роль ствола пушки. В качестве снаряда сошла тонкая шайба весом в семь граммов, ибо грызь прикинул, что этого будет достаточно для проверки. Когда вся эта дребузня была готова, он повернул корабль нужным образом, и дал команду резко открыть клапан на секунду.

- Ну вот, полетела, - сообщил он, потирая лапы, - Теперь можно и поспать пойти.

Смех с мехом, а именно так оно и было в натуре! Хотя снаряд приобрёл хорошую скорость, расстояние оставалось большим, так что лететь шайбе несколько часов. Главное - установить автоматику следить за местом контакта, чтобы не прозевать результат всего этого балета. Хорелька выцявкнулась было, что на такие эксперименты даже им не хватит никакой жизни, но Пуз напомнил, что они, мягко цокая, не стоят на месте. А всего лишь слегка снизили скорость, и теперь движутся вместе с пузырём, но примерно в том же самом направлении, что и раньше. Так что, рыжие действительно вернулись ко всякой текущей возне, а не стали пороть пухячку, чреватую всяким...

- Пузырястый, твоя Крыса получает повышение уровня, - цявкнула лиселка, посмотрев результаты.

Там было на что посмотреть! Едва соприкоснувшись с газом, металлическая шайба превратилась в разлетающуюся плазму, а мощность взрыва была на уровне многих мегатонн эквивалента. Разогретый взрывом газ образовал расширяющийся шар, который ещё долго переливался электрическими разрядами. Будь "Малахольный Цыплёнок" даже в тысяче километров, это грозило бы ему полным крахом, образно цокая, потому как ударная волна пошла как следует.

- Долбаное ничего, - потёр морду Пузырь, - Этот газовый гусь уже по размерам больше луны.

- Цокотно, - поёжилась Хорелька, но добавила, - Но красиво так! Слушай, может нам сдать в сторону, если там остался заряд?

- А мы не успеем, - зевнул тот, погладив согрызяйку по лапке, - Но я думаю, заряд весь ушёл на разогрев газа. Так что, улыбаемся и машем ушами.

Что они собственно и делали, пока оболочка расширяющегося газа не достигла корабля, благо, ждать не так долго, как с шайбой. Физика и математика сделали своё дело, на таком расстоянии ударная волна превратилась в лёгкий ветерок, так что "Цыплёнок" даже не почувствовал контакта. Пузырь в который раз словил кусок счастья, глядя в синие глаза Хорельки, и ему было ну просто совсем не боязно, что сейчас разряд астрономической мощности превратит их в плазму. Но, как показали глаза и практика, не в этот раз, так что, можно выдохнуть.

- Вот выпушень! - пихнула грызя в пух рыжая, - Ты ведь знал, что так будет? И с шайбой, и с волной?

- Неа, - хихикнул Пуз, - Просто на этот раз не сработал этот, как его... склероз. Тем более, заглянуть в инструкцию и освежить, не так уж долго. Так что, насчёт Крысы, должен признать, ты права на сто пухов.

- Фырк, - точно выразилась Хорелька, - Что думаешь делать дальше?... Помимо того, что существовать.

- М, учишься, рыженькая, - захихикал грызь, - Ну как что? Пойдём сейчас купаться в этом пузыре, осторожно. Более того, я думаю, есть смысл углубиться туда.

- Ик?

- Ага. Понятия не имею, почему эта тюря не уплотняется до газовой планеты, но всё же, в глубине плотность должна повышаться. А это значит, что будет легче набить мешок с РТ.

- А наш цыплёнок сможет?... Это самое?

- Вот сейчас и проверим, - резонно и безо всяких шуток цокнул Пузырь.

Единственный косяк, который вырисовывался отчётливо, так это то, что им предстояло какое-то время, и возможно, что довольно долго, просидеть в невесомости. Сопротивление среды, пусть и сильно разреженой, не даст работать вращающейся секции с тросами, отсеки просто прижмёт к корпусу набегающим потоком газа. А скорость придётся развивать приличную, просто для того, чтобы увлекательное путешествие в пузырь не заняло годы. Собственно, благодаря лично сделанному выбросу, корабль и так уже в пузыре, остаётся только уточнить параметры и действовать. Так что, размяв мозг и лапы, грызь направил "Цыплёнка" по курсу прямо в центр пузыря. Естественно, делал он это крайне осторожно, постоянно сверяясь с датчиками температуры, а также контролируя состав среды за бортом - пух его знает, но лучше перебдеть ещё раз, чем подорваться.

- Гусак его знает, - цокнул Пузырь, - Но мне кажется, что это либо не совсем водород... либо совсем не водород.

Ровный голубоватый туман, который окружал корабль, производил странное впечатление, так что Хорелька была склонна согласиться с такими заявлениями.

- Сопротивление гораздо больше, чем ему полагалось бы быть, - уточнил Пуз, - Видимо, из-за этого пузырь и не уплотняется.

- Но приборы показывают водород? - ещё раз убедилась в этом лиселка.

- Приборы рассчитаны на обычную материю, а это может быть и необычная... Ладно, главное, чтобы её хавала наша топка, остальное частности.

Благо, им не нужно было заправлять топливом реактор, а всего лишь использовать вещество в качестве рабочего тела для двигателей, что куда как проще. По ходу шерсти, туда можно было упихать буквально всё что угодно, включая железную проволоку, а уж газ подходил практически любой. Правда, это из тех, которые в периодической таблице, а что это такое, пух знает, подумал грызь. Подумав головой, он принял в качестве рабочей версии такую, что это всё же водород, но в необычном состоянии, обусловленном глубочайшей заморозкой в далёком межзвёздном пространстве. Изучив вопрос с тщанием, Пуз пришёл к выводу, что испортить движок вряд ли удастся, а вот продуть его потом, если что, это легко. Тобишь, оставалось лишь погрузиться дальше в эту штуку и поймать достаточно давления, чтобы компрессорам было что качать. Пока что давление было мизерным, но росло.

В качестве летательного аппарата для среды, всмысле вообще любой, кроме вакуума, "Цыплёнок" подходил весьма слабо. Например, в набегающем потоке он не мог тормозить двигателями, потому как не мог развернуться - топливный мешок, как парашют, всё время тащил назад. Зато сопротивление этого самого газа как раз позволяло довольно интенсивно гасить скорость, так что, это не столь уж проблема. Пузырь также пробежался по инструкциям по другим пунктам - химия, например. К удаче, водород не был опасен для обшивки корабля, даже при хорошем нагреве. А нагрев присутствовал, в то время как аппарат углублялся в газовую лужу. Это приводило к тому, что получая тепло, газ начинал бурлить, как пух знает что, и за "Цыплёнком" тянулся огромадный облачный шлейф, длиной в тысячи километров, который один только и нарушал чистоту водородного пузыря, сохранённую здесь в течении пух знает какого времени... Мда, подумал Пузырь, вероятно, дело именно во времени, только вот какое именно - это шиш разберёшься сейчас. По крайней мере, он мог точно цокнуть, что эта среда не оказывает воздействия на корпус, а это сейчас главное. Кроме того, грызь постоянно мониторил показания по радиации, и здесь его ждал очередной вынос мозга - внутри пузыря излучение падало до нуля. Оставалось только отмахнуться от этого ушами, и продолжать трясти.

- Интересно, об этом вообще знают? - цявкнула Хорелька, показывая на экран, - Или нам попалась очередная уникальность, чтоб её?

- Хм, - почесал ухо Пуз, и щёлкнул тумблером, - Ящик, подлежит ли идентификации наблюдаемый объект?

- Ответ положительный.

- О как. Предоставь-ка информацию по объекту.

Вопреки опасениям, что машина откажется, на экран вылетели все данные по объектам типа "капля".

- А гусь просто топтался, - фыркнул Пузырь, - Хруродарствую за подсказку, рыжулька.

- Нет проблем, - серьёзно кивнула рыжулька, - Десять монет, и нет проблем.

Натурально, Пуз просто забыл, что в его голову всё не влезет, а вот в память бортового вычислятеля - влезет почти всё. Так оно и было в натуре, капли встречались тем чаще, чем ближе к чёрным дырам, и были побочным эффектом от них. Если цокнуть крайне упрощённо, а именно так грызь и цокнул, то капли образуются в результате обратной нуль-реакции, тобишь превращения самого пространства в вещество, а двигателем этого процесса являются чёрные дыры. Наибольшая плотность капель - к центру галактики, однако они есть и в остальном пространстве. Единственное, что не вязалось, это шанс встречи с каплей при произвольно выбраной траектории, который выражался дробью один на несколько пистилионов. Да нечто так можно, подумал Пузырь, и заржал, потому как прямо сейчас видел глазами что да, ещё как можно. И не только видел глазами, но и ощущал огузком, как корпус вибрирует при контакте с набегающим потоком газа.

- Мда, думается мне головой, что неслабо мы тут потоптались, - хмыкнул Пуз.

- Всмысле? - уточнила Хорелька, пырючись на забортную картину.

- Всмысле, устроили взрыв, волна от которого пройдёт по всей капле, да и шлейф за собой оставили такой, что помилуй пух.

- А ты думаешь, тут может быть... что-то типа живого? - задумалась лиселка.

- Если только "что-то типа", хотя верится с трудом, - цокнул грызь, - Ведь чтобы появилось живое, обычно нужны миллиарды лет, а эта капля, насколько я понимаю головой, образовалась не так уж давно.

- Пух его знает, Пузырёк, - компетентно заявила рыжая.

И с этим было трудно поспорить. Сколько ни пырились они наружу, переключая спектры от видимого до рентгеновского и инфракрасного, в ровном тумане из газа не прослеживалось никаких космических чудищ. Пузырь уже был бы и рад увидеть что-то эдакое, но головой понимал, что скорее всего, эта капля столь же биологически стерильна, как и большая часть пространства. Да что там, это вообще водород изумительно высокой чистоты, вероятно, без единого лишнего атома. Залезть сюда грязными копытами, образно цокая, казалось растратой и расточительством, но с другой стороны, они ведь сделали это не специально, а выбора не имелось.

Помотавши ухом, для разнобезобразия, грызь соизволил проверить показания и понял, что снаружи уже приличное давление в районе одной десятой атмосферы. Этого уже вполне хватит, чтобы закачивать газ! Поставив тягу на самый минимум, чтобы связка оставалась натянутой, а не сложилась, Пузырь быстренько задействовал наскоро изобретённую схему: принудительно открыть клапан аварийного сброса, и качать через него в обратную сторону. Как достаточно убельчённый опытом космонавт, он делал программу сам, а не просто дал команду Ящику, потому как ИИ, скорее всего, не поймёт сути задуманного, и может накосячить. Само собой, Ящик постоянно кидался предупреждениями, что оператор делает что-то не то, но Пуз сбрасывал их и продолжал, хихикая. Благодаря этому уже через десять минут компрессор начал гнать водород в систему! Можно было продолжать это дело до полной заправки, потому как капля имела гигантскую протяжённость, а расход РТ для работы двигателей тут же компенсировался.

- Впух, Жаба душит! - фыркнул Пуз.

- А я дышу воздухом, - захихикала Хорелька.

- Да не, ты посмотри глазами. Ведь эту штуку можно было бы использовать, чистота сто процентов это тебе не утята. Есть мнение, что именно из-за этого обнулилось гравитационное поле... но

это не точно. Баллон бы какой... но нету.

- А если опорожнить мешок, и наполнить этим?

- А, придушила? - скатился в смех грызь, - К сожалению, не пойдёт. В мешке у нас, как ты помнишь, адсорбер в количестве нескольких тонн. Он распадается и загрязняет газ.

- Незадача, - не слишком расстроилась Хорелька, - Слушай, а эта заправка долго будет итти? А то ты вот так ничего-ничего, а потом раз и два года.

- Не в этот раз. Судя по рассчётам, всего двадцать часов и будет готово.

- Это в пух. А то мутит уже слегка с непривычек, - призналась лиселка.

Как ни странно, но они действительно были непривычны к длительной невесомости, и плавать так несколько суток сочли не особо приятным. Хотя, конечно, оно имело и какие-то плюсы... только вот какие? Разве что в подвешеном в воздухе состоянии рыжая становилась ещё пушнее чем обычно, вызывая хихиканье среди наличных грызей, наблюдавших сию картину. Пользуясь огромным пуховым хвостом и разлапистыми ушами, лиселка могла плавать в невесомости, как натуральная рыба, даже не используя лапы. Это вызывало дополнительное годование у Пузыря, а базовое годование у него осталось вслуху того, что компрессор действительно качал газ в топливный мешок, как на пуху. Адсорбер, та самая порошковая фигня, исправно принимал водород из капли, не выёживаясь - а ведь мог бы и ножичком полоснуть, как-грится. Единственный косяк, который выплыл, так это снег.

- Снег?! - укатилась в смех Хорелька, посмотрела, и повела ушами, - Снег.

Снег образовывался от уплотнения газа при прохождении через него корабля, и ухитрялся как-то намораживаться на корпус, так что основной блок уже получил весьма весомую нахлобучку-сугроб. Пузырь отметил это хотя бы по тому, что радар стал работать с мутью, а основной телескоп и вовсе показывал одно большое ничего. На самом деле, на сенсорах была даже система очистки, но она предназначалась смахивать случайные пылинки, а про снегопад в космосе как-то не подумали. А зря, судя по гравиметру, "Малахольный Цыплёнок" нацеплял на себя уже двадцать тонн и масса продолжала быстро расти. Грызь покосился на лиселку, хихикаючи, но к его удовольствию, та не сделала ошибки для новичков. Ведь можно было бы подумать, что как раз в этом и заключалась их проблема, в нехватке вещества в качестве РТ, а тут его ушами жуй! Но математика такова, что для совершения заданного разгона есть оптимальное количество РТ, меньше нельзя, но и больше уже совершенно не нужно. Так что, Пуз аккуратно снизил скорость до самого минимума, так чтобы можно было задействовать монтажоботов, и попытался хотя бы очистить линзу телескопа, потому как лопатить куда-то вслепую было довольно неприятно. Однако его ждало ничто иное, как затруднение. Этот снежок, который на вид был похож на водяной, только с явным металлическим блеском, оказался куда как прочнее льда. По крайней мере, манипуляторы монтажобота могли лишь поцарапать белую массу, а о расчистке и речи не шло. Как нетрудно догадаться, в комплект оборудования корабля не входили снегоочистители, тем более с рассчётом на перемороженый водород, перешедший к какую-то там хитрую форму. Пузырю однако было не до теоретической физики, его занимала практическая. Судя по наблюдениям через те камеры, которые не залепило снегом, отложения росли как снежный ком, и прекращать не собирались ни разу.

- Мда, придётся пойти на крайние меры, - изобразил вздох Пузырь.

- Я так и знала, что рано или поздно ты меня выкинешь для облегчения корабля, - захихикала лиселка.

- Не, - проржался тот, - Я имею вслуху, придётся поработать. За пульт, рыжулька.

Школа жадных космонавтов и сотни часов на симуляторе не прошли даром, Хорелька уже соображала, какие кнопки нажимать, как-грится, так что вполне могла последить за движением корабля, пока грызь разговаривал со снегом. Разговор же пока ограничился тем, что Пуз задействовал ничто иное как лазерный резак, имевшийся в арсенале инженерного отсека, и легко цепляемый к монтажоботу. Этой пилой он отрезал особо большие куски снега, а затем манипуляторами спихивал в сторону. Скорость тут играла большую роль, потому как если она будет слишком большая, куски могут и пробить топливный мешок, ведь они врезаются именно в него, во время своих полётов. Особая акробатика требовалась, чтобы держать монтажобота на привязи и резать наледь с самого мешка - однако, грызь справился. По крайней мере, проблему с избыточной массой он разрешил, и теперь можно было набирать РТ до упора. Но вот полностью очистить корпус и мешок от снега, а также освободить сенсоры, это ещё предстояло подумать головой.

- Нагреть фонариком? - предположила Хорелька.

- Долго, - цокнул Пуз.

- Мда, представляю, какие подробности ты опустил, - скатилась в смех лиселка.

- Ага. Фонариком греть - это мы за год не управимся. Эта штука отражает практически всё тепловое излучение.

- Эх, достать бы кусок... грызяка, можно кусок?

- Нет, - хихикая, но без шуток цокнул грызь.

- Хм. Ну, учитывая, что это вещество из "капли", - прикинула она, - К тому же водород... да, идея так себе, проехали.

Пузырь в очередной раз убедился, что рыжая не зря, как-грится. Что же касается удаления наледи, то он задействовал электронную пушку, входившую в обязательный инструментарий. Поток электронов уже легко пробивал снег, и хотя не растапливал его, но зато нагревал корпус под ним, и наледь отлетала. Само собой, делать это следовало с тщанием, чтобы не испортить чего лишнего. Однако же, даже при помощи монтажобота и электропушки очистка заняла около семи стандартных суток, как на пуху. Ведь предстояло отбить снежок со всей огромной поверхности топливного мешка, а он здоровый. С чем Пуз мог себя поздравить в частности, так это в крысиной осторожности... да, ещё раз. Дело в том, что он не стал дожидаться очистки от снега, а сначала потратил пару процентов РТ на то, чтобы корабль начал уходить в сторону от "капли". Как показала практика, это было верным решением, потому как гравиметр начал фиксировать возрастающее поле тяготения. Скорее всего, вторжение "Малахольного Цыплёнка", который прямо копытами да на стол... всмысле, влез своим выхлопом в идеально сбалансированную систему капли, нарушило хрупкое равновесие, и теперь газовый пузырь начал таки схлопываться в центр, как ему и полагалось. С какой скоростью это будет происходить, пух знает, но в любом случае, лучше побыстрее убраться отсюда, чтобы не попасть в поле тяготения. Так что, едва лишь сбросив минимальную массу снега, которая позволяла добраться до цели, Пузырь перевёл корабль в режим полной тяги, и аппарат принялся всё быстрее удаляться от капли.

- Представляешь, может быть, мы запалили новую звезду! - цявкала Хорелька, - Так ведь?

- Ведь так, - кивнул грызь, - Но мы этого не увидим.

- Почему? - удивилась рыжая, - Ах да.

Соль состояла в том, что свет от звезды, абы такая зажжётся из сжатой гравитацией капли, будет итти... со скоростью света, как ни странно, и доберётся до Лужайки через много лет. А вот корабль, едва удалившись от источника тяготения, начал перемещаться "по большому", как это называли... ну и ржали после этого, само собой. В общем, встреча с водородным гусём обошлась куда легче, чем могла бы.

- Какое свинство, - фыркнула лиселка в относительной тишине отсека.

- А? Где свинство? - поднял уши Пузырь.

- Да я прогнала телеметрию в симуляторе, - пояснила Хорелька, - Знаешь, что сделал наш искин?

- Догадываюсь, - захихикал грызь, - Спалил корабль в капле?

- Именно так! - мотнула хвостом рыжая, - Это ли не свинство? Почему так? Неужели так трудно понять, что сделать?

- Понять? - продолжил хихикать Пуз, пырючись на возмущённую лиселку, - Кому понять, Хорелястая? Это машина, она принципиально ничего не понимает.

- Я имела ввиду алгоритмы, всё такое. Как так, лютый косячина на пустом месте?

- В нулевых, не на пустом. Скорее всего, подвис из-за того, что вероятность такого события приближена к нулю, - рассудил грызь, подумавши, - Для ИИ это очень важно, а для нас не очень. Ну и потом, есть вероятность, что электронный засранец слегка свищет.

- Электронный засранец слегка свищет? - церемонно переспросила Хорелька, - Извольте цоцо не по фене, грызень, а то нипуха не понятно.

- Я имел вслуху, что ИИ, возможно, нарочно спалил корабль на симуляторе.

- А, теперь всё стало понятно, - скатилась в смех рыжая.

- Ну, тогда я сурковать... Кхм. Дело в том, что у меня есть стойкое подозрение, что у Ящика есть программа, ну как бы так цокнуть... всё время чем-то занимать экипаж, чтобы тот чувствовал свою полезность, понимаешь соль? Было бы весьма утомительно сидеть тут год и точно знать, что посуда прекрасно долетит и без тебя.

- М, вон как, - почесала ухи лиселка, - А это только подозрение, или?

- Только. Причём проверять, как ты понимаешь, будет весьма чревато. Поэтому оно такое... ну такое, - подробно объяснил Пузырь. - Вот смотри, я откорректировал маневр, и Ящик ничего не сказал по этому поводу. Каково, а?... Ну не буду же я специально разгняться в никуда, чтобы проверить его реакцию. А обмануть его куда сложнее чем нас, потому как у него все сенсоры. Так что, пух с ним.

- Пух с ним, - легко согласилась рыжая.

Когда наконец удалось избавиться от невесомости, Хорелька опять была довольной как слон - а раньше как слонёнок, естественно. Пузырь и сам был не прочь посидеть на хвосте, и попить чай из стакана, а не из мягкой бутылки, ну и все остальные частности, которых очень много. Сначала грызь просидел несколько усуток на измене, следя за выполнением маневров и разгона: это был ещё один весьма хороший шанс убиться. Стоило пропустить какой-либо косячок, и "Малахольный Цыплёнок" полетит вовсе не к Лужайке, а куда-то, в прямом смысле. А поскольку во Вселенной практически весь объём занят пустотой, то и куда-то - это наверняка туда. Пуз даже думать не хотел, что он станет делать в таком случае, это пугало. Соль в том, что траекторию для полёта с Лисувина на Лужайку рассчитал вовсе не Ящик, а навигационная система станции; после встречи с "каплей" программа была сбита, но машина исправно фиксировала все отклонения и делала рассчёты, как вернуться в рамки изначальной программы. Вот там реально громоздкие вычисления, которые делать влапную просто очень долго, а вероятность ошибки близка к ста процентам. Сейчас же Пузырь, проверяя маневры, всё более приходил в обычное состояние пуха, не находя косяков. После разгона, выкинув значительную часть набранного РТ, корабль снова перешёл в инерционный режим, раскрутив "карусель" из обитаемого отсека и противовеса.

- Вот же впух скупердяи! - цявкнула в очередной раз Хорелька.

- Да, мы такие, - квакнул Пуз.

- На этот раз я не про нас. Смотри, ведь каплю практически невозможно обнаружить обычными средствами, а ведь это отличная точка дозаправки. За её обнаружение полагается премия, как и за всякий некартированый объект. Так вот эта премия - тысяча монет!

- И что тебя удивляет? - хмыкнул грызь.

- Соразмерность, какбы, - пояснила рыжая, - Точнее, не-соразмерность. Капля это явление астрономического масштаба, которое может принести гигантские прибыли, а тут бац, и уодна, уысяча. Это ли не скупердяйство?

- Ну в нулевых, да, это оно, - подтвердил Пузырь, - В космографической службе тоже не без Жабы. И потом, это справедливо. Здесь нет практики выдавать гигантские премии за случайные открытия.

- Если подумать головой, - цявкнула лиселка, - То да. А зачем тогда вообще этот бонус?

- Просто чтоб не игнорировали, - зевнул грызь, - Хотя Ящик сольёт информацию в сеть в любом случае, в этом он нам не подчиняется. А что, рыжулька, жабоудушулька?

- Есть слегка, - призналась она, проведя лапкой по шее, - Заразил, жабоносец... За что очередная благодарность, собственно.

- Хрю-хрю, - точно выразился Пузырь.

Пырючись на согызяйку, он в который раз получал ощущение полнейшего счастья, когда его прелесссть, во всех смыслах, была на расстоянии вытянутой лапы. Большущие ухи лиселки имели весьма изящный изгиб, причём свой собственный, она не была точной копией ни лисы, ни белки, ни кого-то ещё. Длинная узкая мордочка с чёрным носиком, пока эта шустрячка не спала, постоянно крутилась по сторонам, и даже принюхивалась, а большие синие глаза смотрели на Вселенную с поистине щенячьим восторгом. Хорелька просто распространяла вокруг себя ауру довольства и хихиканья - по крайней мере, так казалось грызю, а следовательно, для него так оно и было.

- Хорелястая, ты с ботвой закончила? - осведомился Пуз.

- Ага. Не топчу гусей, как некоторые, - хихикнула она.

- Тогда, наливаю, - не особо шутя шутки, сообщил грызь.

Налил он ничто иное как раскладной резервуар для воды, который давно уже использовался экипажем как бассейн. Для этого было достаточно примять верхнюю плоскость прямоугольной штуковины, и лить туда - получался ящик с водой, длина которого достигала почти двух метров, а это уже не шутки, а анекдоты.

- Честно цокнуть, - честно цокнул Пузырь, возясь с оболочкой резервуара, - Нигде не сказано, что так можно делать.

- Дай угадаю, но также нигде не сказано, что нельзя? - продолжила хихикать рыжая.

- Именно. По крайней мере, Кешка мне в своё время показал эту фичу.

- Из него пример так себе, - скатилась в смех Хорелька, - Ладно, шуточки. Дай помогу, ради разнобезобразия.

Она имела ввиду, что бывшего напарника Пузыря по кораблю, рыбного кота Требакентия, в своё время пришибло оторвавшимся газовым шлангом, так что, по технике безопасности пример лучше брать с кого другого. С другой стороны, физика штука упрямая, и если в отсеке нету ничего, чему могла бы повредить влажность, то так оно и будет, хоть на пол налей эту воду. Просто на полу она будет слоем в пять сантиметров, что вряд ли принесёт потеху, а вот в "бассейне" глубина достаточная, чтобы имитировать натуральное плавание. Пуз давно просёк, как это делать - цепляешься чем-либо за пояс и за стенку, и плывёшь себе на одном месте, без ограничения дальности и скорости. Ставил он бассейн на "нижнем" этаже обитаемого отсека, а все аппаратные стойки были выше, так что, воде было бы очень сложно попасть туда. Тем более, во время таких процедур он закрывал аварийный люк между этажами, чтоб и пары не гуляли где не след. В итоге можно отмокать сколько влезет, пырючись на прозрачную воду, серо-синий материал резервуара, и зелень в гидропонных шкафах, которые стоят рядом. Ну и само собой, на стройную тушку лиселки, ведь Хорелька ничуть не собиралась упускать возможности прополоскать пух в прямом смысле...

- Ты не в смысле полощи, а в воде, больше толку будет, - цокнул грызь с умным видом.

- Бобра за подсказку, мудрец-пуш, а то бы не догадалась! - фыркнула рыжая.

Пуз скатился в смех, наблюдая за тем, как она пытается упихать именно в воду пушной хвост - а тот не тонет, и всё тут, потому как пушнина полна воздухом и тот выходит медленно. Ясен пух, когда он мокрый, позволяет более подробно видеть обводы организма, сухо цокая... да и схватить лапами, чего уж там. Клюквисы не слишком увлекались плотным тисканьем, но помять друг друга никогда не упускали случая. Хорелька по этому поводу хихикала, что жадный грызь просто взял её, чтобы не кормить кошку или хомячка. Кроме того, запах мокрой шкуры напомнил Пузырю...

- А ты помнишь, моя плюшечка? - осведомился он, булькая слова из воды.

- Ага, - подтвердила лиселка, - Нашу с тобой небольшую прогулку по аквапарку имени синего кролика, шиш её забудешь. Правда, там вода была другого свойства.

- В частности. А потом, как мы заблудились в трёх соснах на Эле, - захихикал грызь.

- Это было, - согласилась Хорелька.

Сразу после возвращения с Шелека они как-то ломанулись в лыжный поход в те места, где стояла уверенная зима, и натурально заплутали. Да, ячейки имеют размер максимум в километр, но по сугробам да кустам пройти вдоль стенки эти пару километров оказалось не так-то просто. По крайней мере, они тогда вдоволь навалялись в пушистом снежке, как последние щенки, и шкуры как следует отсырели. И теперь намокание пушнины вызывало в памяти эти эпизоды.

- Кстати о птичках, - цявкнула рыжая, выжимая хвост от воды, - У бегемота воооот такая жепь, и ни одного пёрышка!... Кхм. Всмысле, я как раз закончила с химией, когда случилась встреча с каплей.

- Серьёзно? - крякнул Пузырь, - Ты упорная, Хорелястая. Пух бы меня хватило всё это понять головой, только чтобы получить... что?

- Вообще-то, ты замучаешься перечислять, что, - скатилась в смех Хорелька, - И материалы, и реагенты для их обработки, и красители. Так что...

- Уфч, так что, тебе нужен мой хвост в качестве сырья? - изобразил унылую морду грызь.

- Почему хвост? - хищно облизнулась лиселка, - Да ладно, твоими стараниями я набрала всякого барахла у Джезары, да хоть тот же самый плащ. Хм. А ведь я могу что-нибудь стырить у неё и сейчас, потому как она вряд ли заметит... Или ещё лучше, прицепить на спину записку "пни меня", ахаха... Жаль, с ней не прокатит. А вот Алу я так в своё время подколола.

- Скучаешь по ней? - цокнул Пузырь, - Она хорошая лиса.

- Ну, да, - пожала ушами рыжая, - Но пока она закопалась в свои исследования, что я буду делать на Шелеке, мешаться? Может, потом придумаем какую дурь... Да и с волчарой этим она вроде достаточно здорово кусать, как кое-кто цокнет.

- Я и цокну, - признался грызь.

- А, признался таки, - не приминула заметить Хорелька.

- А, не приминула заметить, - добавил Пузырь.

В общем, происшествие с каплей, которое вполне себе могло окончиться плачевно, ничуть не повлияло на количество ржи, вырабатываемой парой клюквисов - или, если точнее, то лыба стала только шире, образно цокая. Кстати, подметил грызь, ведь если бы он действовал строго по штатному расписанию, то сейчас бы уже не цокал, а дисциплинированно убил бы корабль. А как гласит народная космонавтская мудрость, капец аппарат - капец и нам, конец цитаты. И если свой капец Пузыря нисколько не пугал, то вот согрызяйку он собирался сохранять всеми доступными средствами и до последней возможности. Да и Джезара эта, по ходу шерсти, доверилась ему в какой-то степени, так что, будет негоже сжечь её в водороде, пусть и идеально чистом. Жёлтая клюкволиса не доставляла экипажу корабля никаких неудобств... потому что не могла, собственно. Лежала себе в транспортной капсуле, погружённая в глубокую отключку, и в пух не дула, что тут происходит. Как-грится, меньше знаешь - крепче спишь, реально.

Как следует отполоскавшись в эрзац-бассейне, клюквисы слили его обратно в водяной бак - оставлять на постоянку всё же не рисковали, ибо БХБ, бережёного хвост бережёт, и ЛПБ - лучше пере бдеть. Собственно, приличный запас воды имелся как в качестве воды, так и в качестве возможного топлива для силовой установки, или РТ, на самый крайняк, так что, этой жидкости достаточно. Покрякав для приличия...

- Ага, - кивнула Хорелька, подняв взгляд от экрана, - Я была бы шокирована, если бы ты не покрякал.

- Стараюсь, - скромно ответствовал Пуз.

Так вот, покрякавши, грызь для начала вернулся к операциям с "огородом", тобишь ящиками, в которых выращивалось разное растительное. Ввиду событий с каплей было не до того, поэтому теперь следовало возмещать эт-самое. Если честно, то растения в специальных мини-теплицах неслись как бешеные, а всё необходимое получали автоматически - свет, удобрения в жидком виде, повышеное давление и содержание углекислоты в атмосфере. Единственное, что было бы трудно автоматизировать, а главное и не хотелось, так это сбор плодов. Всё же растения работают циклами, и после какого-то времени ударного плодоношения их придётся сеять заново и ждать, пока снова вырастут. А чтобы не оставаться без продукции на это время, приходится собирать мякотку и аккуратно раскладывать в холодильник - аккуратно, потому как иначе не влезет. Чем собственно Пузырь и занимался с вообще не скрываемым удовольствием. Натуральное хозяйство, пусть и на межзвёздном корабле, его радовало и раньше, а уж теперь появлялась возможность набадяжить для своей рыжульки вкусняшку, а от такой возможности ещё ни один Пузырь не отказался. В закромах имелись запасы сухого молока, которое при активации вполне заменяло обычное, и грызь замешивал... йогурт, что ли? Да пух его знает, главное, что эта бадяга приносила потеху.

Ну а в качестве совсем уж развлекухи... на самом деле, грызи уже дошли до той кондиции, когда развлекухой являлось практически всё что угодно, и они не нуждались в нарочно устроеном отдыхе от слова совсем. Сейчас например они регулярно гоняли симулятор, ржа над этим, но это был не просто какой-то, а симулятор управления "уткой" - той самой, которая на Лужайке пасёт поросят. Звучит смешно, а на самом деле, так оно и есть. Всмысле, "Утка-Свинья" это летательный аппарат, который переносил между лужами беспилотные комбайны для фильтрации кеварита, тех самых "поросят". Как это случалось нынче чуть чаще чем всегда, машинерия была оборудована автопилотами с признаками ИИ, и большую часть всего делала самостоятельно - но только большую, а не всё. Поскольку работа была сложной и состояла из огромного количества элементарных операций, складывающихся в единое целое, то и для операторов оставалось вполне достаточно возни. Как это происходит, Пузырю и Хорельке рассказывать не требовалось, они тут многие месяцы крутились, а ведь теоретически, корабль мог долететь и без них. Также и утки могли летать сами, но с операторами они делали это куда лучше и надёжнее.

В частности, управлять летательным аппаратом по старинке здесь было бы крайне утомительно, на грани невозможности, потому как атмосфера планеты не отличалась спокойствием. На дневной стороне температура лезла к двухста градусам, а на ночной - падала градусов на триста вниз, что вызывало ветерок, мякго выражаясь. На самом же деле, ураганы на Лужайке фигарили так, что несли с собой уже не пыль, а мелкую щебёнку! Это приводило к огромной скорости сравнивания рельефа, и хотя тектоническая активность постоянно ломала кору, поднимая новые горы, они быстро стачивались этим абразивом в ноль, и снова оставались плоские мелкие моря-лужи. Тоесть, лужами они были близко к сумеречной зоне, наполняясь жидкой грязью - днём полностью выкипали, а ночью замерзали. Чтобы иметь возможность летать в таких условиях, Утка имела очень прочный корпус и относительно короткие и толстые крылья, так чтобы сломать их было трудно. Автоматика занималась тем, чтобы выравнивать аппарат в потоках ураганного ветра - делать это влапную так себе удовольствие. Двигалось это дело на двух винтовых двигателях, пригрызяченых "на спину", как у гидроплана - да по ходу шерсти, это и есть гидроплан, ведь Утка предназначена для посадки в лужу, в прямом смысле. Впрочем, она легко садилась на любую мало-мальски ровную поверхность, имея мощнейшие шасси с гусеничным ходом. Это было сделано ввиду того, что ветерок зачастую менялся быстрее, чем летит Утка, и требовалось просто сесть на грунт и переждать непогоду, забив якоря, чтоб не унесло.

В качестве источника питания для Уток использовались особые атомные батареи, которые подлежали перезарядке на базе. На таких штуках машина пролетала многие тысячи километров, при этом могла нести в грузовом отсеке два Поросёнка, либо же разные модули. В Поросят вставлялись те же самые батарейки, а на Утке, соответственно, имелся механизм для их быстрой замены. Сам добытый спайс... тьфу, тоесть, кеварит, имелся в весьма малых объёмах, поэтому для его транспортировки хватало остаточной грузоподъёмности, тут главное было перемещать саму технику. Наиболее распространённым был модуль авторемонта, который обслуживал Поросят на предмет замены всяких расходников и устранения мелких неисправностей. Этот контейнер ставился в грузовой отсек Утки, и мог принять в себя ещё и один комбайн, но это уже перегруз по весу. От операторов требовалось подумать головой, так чтобы оптимально разместить поросят, а затем "пасти" их, тобишь регулярно подвозить батарейки, обслуживать, и забирать хабар. В условиях погодки, которая менялась чуть чаще чем постоянно, сделать это было непросто, и если честно цокнуть, то тут была большая доля простой случайности. Да, имелись данные по тектонике и по атмосфере, и мощные вычислители делали прогнозы, только вот Поросят постоянно где-нибудь да теряли, зачастую так, что даже металлолома не оставалось. Пузырь с Хорелькой слегка поёжились, представляя себе, как надо приложить, чтобы потерялся многотонный бронированый Поросёнок, похожий на старинный танк - призматической формы, с гусеницами, которые огибают его весь.

- Ой, да что тут сложного! - фыркнула лиселка.

Она была далеко не начинающей в математике, и Пузырь только лупал глазными яблоками, когда смотрел на многоэтажные формулы, начертаные его согрызяйкой. Однако на этот раз всё как раз было достаточно сложно, и рыжая запуталась в вычислениях очень быстро, отчего кое-кто пихнул её в пух, хихикаючи. Высчитать строго математически, учтя все факторы и вероятности, оказывалось дольше и сложнее, чем просто делать "от балды", как могло показаться. На самом деле, тут включались механизмы сознания, пока ещё не до конца изученые и оттого недоступные машинному просчёту. Кто-то цокал "интуиция", кто-то - "природная глупость". В общем, как ни крути гуся, а практика показывала, что операторы ухитряются делать дело, хотя это если брать в среднем. Были отдельные специалисты, выдававшие на-гора в разы больше кеварита, чем в среднем, а кто-то успешно топил поросят в лаве раз за разом.

Впрочем, работники утиных луж давно поняли, что есть и метод, почти гарантирующий отсутствие эксцессов, или даже два таковых. Первый - это просто возить на Утке два комбайна, ждать пока они выработают ресурсы, и везти на базу. В этом случае поросята грузятся в течении трёх-пяти минут, и уйти из-под удара стихии удаётся чуть чаще чем всегда, образно цокая. Второй метод подразумевал использование встроенного комбайна-модуля, так что Утка сама фильтровала грязь и цедила кеварит, пока только хватит запаса батареек. Это ещё надёжнее гарантировало уход из-под удара, но на самом деле, обоими способами практически никто не пользовался. Ведь по сути песка, прогнозы тектонической активности и ураганов всё же имелись, а если выгнать на выпас стадо из дюжины поросят, то это даст настолько ощутимую прибыль, что даже их потеря может быть приемлемой. Правда, как узнали клюквисы из инструкций, разбрасываться матчастью запрещалось, так как это загрязняло среду и осложняло дальнейшие разработки ископаемых. На практике, были установлены штрафы за брошеные в лужах машины, так чтобы было невыгодно это делать.

Хорелька с Пузырём вполне дисциплинированно прошли положенные упражнения на симуляторе, заставляя Утку летать туда-сюда над лужами, садиться в грязь, и всё такое. В частности, следовало знать порядок посадки на авианосец... да, хотя эти корабли не плавали в воде, а медленно ползли на гусеницах, это были натуральные авианосцы. Только всей здоровой палубы сверху хватало для посадки лишь одной Утки, потому как птичка дюже крупная. Посадка при этом происходила ровно как приводнение гуся, тобишь аппарат вытягивал вниз массивные "лапы", гусеницы заранее раскручивались, чтоб не создавать удара, и при контакте с палубой Утка аммортизировала на шасси, пользуясь многометровым ходом. Срабатывал тормозной гак, цепляясь за тросы, и многотонная птица быстро замедлялась до полной остановки. После чего складывались крылья и разлапистые винты двигателей, и машина перекатывалась на подъёмник, убиравший её на одну из стоянок на нижних палубах. Уже на симуле было понятно, как устроились лужайкинцы, чтобы минимизировать риски - авианосцы шли в стороне от основной базовой колонны, ибо как известно, нет-нет да и да. И хотя симуль был просто игрушкой, для отработки навыков и изучения всей прилагающейся тематики клюквисы потратили весьма приличное время, измеряемое месяцами. Благо, чего-чего, а времени у них хоть ушами жуй.

- Ну, вот это твёрдая четвёрка, - цявкнула Хорелька, разминая лапки после "полётов", - И что, теперь нам дадут Утку?

- По идее, да, - пожал ушами Пузырь, - Если оплатим в монетах, то и более, чем одну.

- А мы оплатим? - задумалась лиселка.

- Это надо задуматься, - согласился грызь, - С одной стороны...

- С одной одна, с другой другая, да я помню, - фыркнула рыжая.

- Да. Всмысле, у нас ведь нет намерения выжать из планеты весь кеварит?

- Разве? - удивилась Хорелька, - А кого постоянно душит Ж-ба?

- Ладно, поправлюсь. Намерения есть, возможностей нет. Вряд ли мы сумеем это сделать, если до сих пор не удалось тем, кто занимается делом многие годы. В логику? Поэтому остановимся на одной Утке, я так думаю, просто чтобы... ну просто чтобы вот. А уж если вдруг попрёт, то можно и поднажать, жажать. Просто на первую Утку там льготная тема, а потом только за свои монеты.

- Понятно, скуперяйчикус, - захихикала лиселка, - Да и кроме того, как мы сядем больше чем на одну? Там по штату положено две морды на машину, для смены. Кстати, а поросята прилагаются, или?

- Ясен пух, - хмыкнул грызь, - И одна Утка это не так мало. Если постараться плюс повезёт...

- А если не повезёт, то, - показала петлю вокруг шеи Хорелька.

- Ну это должно очень сильно не повезти. Сама видала, какие там заделы по безопасности.

- Это да, дай пух всякому.

Поскольку требовалось размещать операторов не на базе, а прямо на Утках, к сохранности их хвостов подошли ответственно и без лишней скупости. Командный отсек аппарата, собственно его "башка", представлял из себя отдельную машину с собственными двигателями. В самом крайнем случае этот маленький ракетоплан мог и на орбиту выйти, а уж оттуда каким-то образом далее. Такие маневры, ясен пух, также отрабатывали заранее, на симуле.

- На симуле, на симуле, - бурчала Хорелька, - А интрига где?

- Интриги нет, - легко соглашался Пуз, - Зато есть кеварит.

Мог быть ещё некоторый сюрприз, но грызь не стал рассказывать о нём, чтоб не волновать без толку лиселку. Соль в том, что солнце Лужайки излучает просто конскую радиацию, и подходить туда абы как - это значит как следует прожарить корабль. Возможно, хотя и не точно, что защита вытянет, и клюквисам ничего не угрожает - но вот в технических отсеках полно всего, что может испортиться от жёсткого облучения, или приобрести наведённую радиоактивность - в общем, хлопот потом не оберёшься. Программа полёта была составлена таким образом, что корабль прикрывался газовым облаком, которое имело достаточную плотность, чтобы загасить излучение до приемлемого уровня. Но это было по чётко вычисленной программе, а теперь, благодаря встрече с "каплей", всё могло здорово сдвинуться. Да, Ящик пытался вернуть аппарат ровно в те же рамки, но нельзя проконтролировать с полной точностью, удалось ли это, просто из-за того, что измерительные приборы имеют ограниченую точность. Так что, эт-самое, сделал компетентный вывод Пузырь.

--

Если сказать достаточно честно, а так и говорили, то триста суток, плюс-минус сколько-то, не показались экипажу "Малахольного Цыплёнка" слишком долгими или утомительными. Возможно, первый восторг от обоюдопушной прибочности друг с другом уже и прошёл, зато появился второй восторг... всмысле, рыжая полностью притёрлась к такому режиму, и крутилась, как белка в колесе. А когда крутишься, то как-то не до скучаний, как давно известно. Вдобавок, на этот раз помогла "капля", потому как это было вполне достаточное событие, и клюквисы больше не хотели никаких сюрпризов. По ходу шерсти, их и не было, за исключением... в журнале работ несколько страниц были исписаны, но всё это мелочи, ясен пух. В частности, опять отказал компрессор, но на этот раз Пуз только похихикал, и показал ему кукиш: второй раз на те же грабли даже он не наступит. Нипуха страшного, отремонтируют на базе во время отстоя. На досуге Хорелька сделала шапку-безушанку, какую хотела, очень даже весёлого вида, с имитацией красных и синих перьев; потом, ясен пух, разобрала на составные части, чтобы снова собрать. Точнее, буквально распустила на молекулы в своей химлаборатории. Как ржал Пузырь, кто-то прячет в кислоте золото, а кто-то и шапки.

Однако, аппарат стремительно приближался, и в том числе - к цели мероприятия. Если взять на себя труд и разуть глаза, то цель стала очень даже видна в оптическом спектре, и выглядела весьма занимательно. Вся звёздная система была погружена в сферу газа, выброшенного взрывом сверхновой какие-то многие годы назад; хотя этот шар был очень разреженый, он всё же светился, создавая дымку. Из-за разности в углах освещения и всё такое, сфера окрашивалась то в голубое, то в красно-розовое, потешая глаз. Основное же облако материи тусовалось в виде тора и было уже плотное, так что свет звезды не проходил через него. В итоге всё это примерно напоминало своим видом прозрачный новогодний шарик, яркий по окраске и щедро подсвеченый из центра. По мере приближения корабля можно было увидеть, как тор из плотного газа отбрасывает тень на всё, что позади него - тень получалась астрономических размеров, ясен пух. Не менее ясен пух, что такая картина вызвала вообще не скрываемое годование среди наличных клюквисов, а Хорелька так и сохранила изображения, пометив "крысотищща".

Пузырь, хоть и полностью соглашался, добавлял, что маневр выхода на орбиту Лужайки более фигурный, чем это бывает обычно. Соль в том, что это самое облако как раз закрывало планету в плоскости эклиптики, так что совсем по прямой не пролететь. Точнее, закрывало бы, но в системе существовали и газовые планеты, "пузыри", как их обычно погоняли, и один такой катался сейчас как раз по облаку, проделывая в оном зазор... ну как "зазор", прогал размером с небольшую звезду, так точнее. Вот как раз туда и заходили корабли, чтобы побыстрее попасть к планете. Грызь сильно опасался, что после сбоя в программе полёта будет трудно вырулить туда, и морально готовился к убыткам - но, пронесло на этот раз. Выполнив точно рассчитаный маневр, "Малахольный Цыплёнок" вышел на траекторию перехвата планеты, причём именно через зазор в газовых облаках. Ещё раньше этого, едва аппарат вывалился из межзвёздного пространства в сферу действия гравитации звезды, прилетели запросы от автоматических станций, как обычно.

- Ургх, - вспушился Пузырь, наблюдая на экране то, что написал Ящик.

- Подумаешь, каждый раз такая фигня, - хихикнула Хорелька.

- А тебя ничего в этом не смущает? - хмыкнул грызь.

- Ну, - подумала рыжая, - Есть слегка такое. Например, как они вообще отсекли наше прибытие, и прислали сигнал через час, если учесть расстояния в десятки световых часов? Тоесть, они тут балуются сверхсветовой связью внутри системы, так?

- Как минимум связью, - кивнул Пуз, - А скорее так и перемещением. Просто по каким-то соображениям нам об этом не сильно сообщают.

- Из жалости к нашим мозгам, - продолжила хихикать лиселка, - Мне и этой физики хватает выше ушей, чтоб такое понимать.

- Да я так, просто топчу факт, - пожал ушами грызь.

- Главное, что не гусей, - с умным видом дополнила рыжая.

Продолжая кататься по смеху, они ничуть не отяготились тем, что ещё почти целый месяц корабль двигался в пространстве системы. Проходя облако, "Цыплёнок" рассчётным образом цепанул за край, войдя в разреженую газовую среду и тем самым сбросив некоторую часть скорости. Однако, много так не сэкономишь, потому как от облака до планеты тоже не так и близко. Вот за облаком солнышко уже жарило так, что можно и пригореть, в прямом смысле! Только уникальные материалы, которыми покрывался корпус корабля, спасали от лютого уровня излучения. По мере приближения к Лужайке, однако, радиация снова снижалась, потому как планета имела крайне мощное магнитное поле, и проделывала в потоке солнечного ветра огромную прореху, в которую опять-таки следовало попасть, воизбежание. Вспушившись для порядку, Пузырь ещё раз пересчитал маневры, и загнал корабль на орбиту, так чтобы цепануть атмосферу для окончательного торможения.

Видок Лужайки вызывал ощущения, только вот трудно было сразу цокнуть, какие именно. На дневной стороне океан серых облаков бурлил воронками, как кипящая кастрюля - да так и было в натуре, собственно. Ярко сверкала полоса терминатора, где свет только попадал на ещё холодные облака, содержащие возможно даже снег. Ну а ночная сторона, ясен пух, скрывалась в непроглядной темени, что в оптическом, что в других диапазонах - облачность там не кипела, но всё равно оставалась очень плотной, так то нипушнины не видно. Ни единой горной вершины не выглядывало из этого киселя, да и немудрено, толщина плотных слоёв тут десятки километров. "Цыплёнок" пронёсся над этой панорамой, как сверкающая комета, оставляя за собой яркий хвост ионизированного воздуха - но, в отличие от других мест, здесь вряд ли кто-то увидел это, кроме как автоматика, бессменно пырящаяся через многочисленные объективы.

- Грызаный крот, - фыркнул Пузырь по завершению маневра, - Двадцать процев РТ осталось.

- Вот до чего Жадность доводит! - провозгласила Хорелька, и скатилась в смех.

- Да без уток, так и есть, - уточнил грызь, - Лучше блин пусть останется, чем не хватит.

- Кстати, там блин остался.

Как оно обычно и бывало, маневры корабля заканчивались после того, как тот тормозил в атмосфере планеты и выходил на её орбиту. Теперь оставалось только ждать встречи с буксиром, который состыкуется с неповоротливой связкой и оттащит к станции. Процедура была практически беспроигрышная, потому как аппарат мог оставаться на этой орбите хоть год, если возникнут какие-то затруднения. Но, не в этот раз, и беспилотная калоша исправно выполнила перехват "Цыплёнка", а там и поволокла в заданном направлении. Не прошло и двух усуток, как приведённый в режим стыковки корабль оказался в жёсткой связке со станцией Лужайка-Альфа. Ясен пух, что на подлёте Хорелька с Пузырём могли вдоволь попыриться на сооружение, которое здесь имело хоть что-то, похожее на форму, а не как обычно. Более всего это походило на мухомор с диаметром шляпы около пяти километров, и с огромным вращающимся бубликом-кольцом, каковое есть жилой отсек. Всё, что стыковалось к ножке гриба, было спрятано за шляпой от солнечного излучения, что далеко не лишнее. Не только поглядев глазами, но и подумав головой, грызь опознал среди нагромождений Всякого и корпус тяжёлого транспортного корабля, того самого, который пришёл сюда перед "Цыплёнком", и возможно, уже собирался отчаливать.

Немало волнений Пузырь испытывал при такой простой операции, как синхронизация часов на корабле и станции. Вполне реально могло оказаться, что для него прошли лишние годы, таких случаев полным полно. Впрочем, сейчас-то ему это ровным счётом ничем не грозило, но всё таки. Но, опять-таки, не в этот раз. Даже встреча с каплей не внесла значительных отклонений от программы, и расхождение с рассчётом составило три часа, а это при таких расстояниях меньше чем нисколько, образно цокая. В обитаемом отсеке послышался характерный "клац!" от сработавших запорных устройств, и практически сразу же снаружи полетели скафы, пыхая движками реактивных ранцев. Докеры здесь не собирались топтать гусей, да оно и немудрено, потому как работой они тут не перегружены, мягко выражаясь. Пока Пузырь убеждался, что подключены линии, ведущие на станцию, Хорелька взяла на себя труд включить внешнюю связь, просто щёлкнув тумблером. По некоторой традиции, провереной практикой, переговоры действительно включали только после стыковки, в штатной ситуации.

- Добро пожаловать на станцию Лужайка-Альфа, - пробубнило в динамиках.

- Дарим большого толстого бобра, - церемонно ответствовала лиселка.

- У вас всё в порядке? - уточнил диспетчер, - Ну, помимо событий.

- Помимо, в порядке. Пузырь-пуш закопался в телеметрии... Эй Пузырястый!

- А, чо?

- Огузок в харчо. Всмысле, что с охлаждённой лисятиной?

- А, да. Станция, у нас пассажир в количестве одного сурка, - цокнул Пузырь, - Это не составит проблем?

- Никаковских. Как раз сейчас заканчивают с сурками с большого, так что, если поторопитесь, своего сдадите прямо сейчас.

- М, это получается, большой прибыл совсем недавно, - прикинул грызь.

- А нам есть до этого жадность? - уточнила Хорелька.

- Пока не знаю, но жадность лучше не упускать из виду, - квакнул Пуз, и вернулся к переговорнику, - Вот ещё, станция. Вы видали, что мы по дороге имели встречу с каплей?

- Видали, и поздравляем с удачным уклонением от ущерба, - не соврав, сказал диспетчер.

- Ну так это ещё пол-песка, - хмыкнул грызь, - А что записано в блок анализа ЭМЭ, видали?

- А вот это не видали, он нам это не показывает. Предположительно, плохой сигнал.

- Вот и хорошо. Думаю, инфа уже попала куда-следует?

- Да.

На этом грызь более-менее успокоился, но расслабляться не стал, как обычно. Тупить можно начинать только тогда, когда окажешься на планете, и никак не раньше. Докеры тем временем подсоединили тросы, и к обитаемому отсеку пристыковался "лифт", как оно обычно и бывало. Пуз хмыкнул, глядя на то, как согрызяйка нетерпеливо шебуршит лапками.

- Нет согрызяйка, нельзя, выплюнь! - цокнул грызь. - Шлюз надо проверять в независимости от того, где находишься. Тут вакуум не менее неполезный, чем между звёздами.

- Да я что, я... ну так-то да, - признала Хорелька, на всякий случай спрятав лапы в карманы.

- Кстати, поздравляю с нулевым полётом в качестве космонавта, рыжулька, - заметил Пузырь.

- Ой да ладно, - отмахнулась лиселка, но было видно невооружённым ухом, что ей приятно такое заявление со стороны согрызяя.

Нет, ну а что, пожал ушами грызь, может у него практики побольше, но она вполне шарит на базовом уровне, а зачастую этого достаточно. Так что, насчёт полного принятия рыжей в экипаж межзвёздного крейсера-пузыря, он нисколько не приукрашивал. В частности, маневр торможения ведь выполняла она, хотя и под присмотром, а это уже не шутки, а анекдоты, как известно. В конце концов Пуз закончил с проверками шлюза, и почесавши ухо, в первую очередь указал на криокамеру. Барахло подождёт, а вот привести в годность организм это куда важнее, воизбежание. Так что клюквисы отодвинули в сторону чемоданы, отстегнули камеру от креплений на полу отсека, и пользуясь невесомостью, легко затолкали в "лифт". Спустя пару минут они уже открыли люки и выплыли в приёмную зону станции. Пузырь извлёк из кармана мазь и показал Хорельке по носу, та кивнула и применила средство по назначению. Соль в том, что после долгого времени в отсеке нос отвыкает от запахов, и когда они ударят, может просто подснести крышу - а если предварительно намазать нос пахучей мазью, то эффект будет куда мягче.

Увиденное на станции не вызвало удивления, потому как это была всё такая же металлическая бочка, как и большинство сооружений, а прибывающих встречали ка-вэ, моргая своими тремя глазами. Они вполне правдиво интересовались, всё ли в пух и не нужна ли какая помощь; Пузырь уже знал, что в Союзе это в порядке вещей, и если подумать, то вполне логично. Тем более здесь, где всё население планеты существует только за счёт межзвёздного сообщения. Кстати, грызь подметил, что сейчас чувствует себя куда как бодрее, чем в тот первый прилёт на Шелек, когда он находился слегка в прострации. Либо опыт, либо присутствие согрызяйки, а скорее всё вместе. Даже на мордах трёхглазых появлялись лыбы, когда они видели хихикающую Хорельку, которая плавала в невесомости, как пушистый рыжий шарик с хвостиком.

- Сало быть, - цокнул Пузырь для ка-вэ, - Криокамеру в медицину, это первое. Надо уточнять, что с ней требуется сделать? Чтоб не было потом, что вскрытие показало, что больной умер в результате вскрытия.

- Вывести из сурок-состояния? Угу, - кивнул Ыкрес, отмечая в комме, - Доки на этот организм... а да, вот они.

- Корабль на обслуживание по списку два, - показал за спину грызь, - Реактор заглушен.

- Груз? - не подумал забыть ка-вэ.

- Без, - подробно рассказал Пузырь.

Трёхглазый даже слегка покосил ухо, удивившись. А вот то что он прошмонает корабль по атому, это не удивительно, и пожалуй, объяснимо. Впрочем, он бы и так это сделал, хихикнул Пуз.

- Да мы подбирать за большим, - соизволил пояснить грызь, - Кеварит. С ним всё в порядке?

- Да чего с этой жижей будет, - фыркнул Ыкрес, - Собираетесь на планету, или?

- Собираемся. С халтурой там вроде тоже всё в порядке?

- Вполне. Ну тогда, пройдёмте в карантинную зону, чтоли.

- А что, есть варианты?

- Есть, - пожал ушами ка-вэ, - Можете сидеть в корабле, пока не надоест.

- Отказ! - машинально цявкнула Хорелька, и захихикала.

- Принято, - церемонно сообщил Ыкрес.

Вместе с трёхглазым они сразу же, не откладывая в ящики, оттаранили криокапсулу в медицинский отсек и сдали на лапы специалистам; Пузырь в очередной раз не поленился убедиться, что с ней сделают именно то что надо, а не скормят рыбе. Всё-таки он имел ответственность за пассажира, пока тот находился в никакущем состоянии, в прямом смысле. Убедившись, что тут подвохов не будет, клюквисы с лёгким пухом завалились в медицину уже сами, проходить тесты и всё такое. Поскольку они чувствовали себя вполне бодро, то не возражали, чтобы ка-вэ одновременно пробивал положеные бюрократические процедуры. Тут всё стандартно, и Пуз проходил это уже целых три раза: техобслуживание, текущий ремонт, поддержание огорода на время отсутствия экипажа, оплата всей этой фигни. Причём, оплата в данном случае была не тем, что можно подумать. Всмысле, за обслуживание кораблей платил не только и не столько оператор, а скорее вся транспортная система... в общем, это было достаточно сложно, но к удаче, никак не касалось космонавтов. Им требовалось только понять, что и как будет сделано, а это клюквисам вполне доступно. Сейчас дело очень сильно облегчалось тем, что груз - "без", как выразился Пузырь, не придётся просматривать накладные и всё такое.

Однако, возня всё же принесла некоторое утомление, так что рыжие завалились в каюту, и продрыхли приличное время, благо, спешить им совершенно некуда. Чисто теоретически, у них была возможность устроить упарку по полной - в ускореном режиме подготовить корабль и ломануться обратно. Но в нулевых, это мимо пуха по всем показателям. Во первых, в данный момент весь кеварит, какой только есть в системе, грузится на "большого", а новый будет накапливаться достаточно долго, так что один пух ждать, когда подойдёт стартовое окно. Ну и главное, что клюквисы уже полностью настроились на то, чтобы потоптаться по этому не совсем обычному месту, по всё той же причине РЖ - ради порЖать, ради Жадности, и ради жизни. Ну а раз эт-самое, так пуха ли, как кое-кто цокнет.

Продравши всё же глаза, грызь вспушился на всякий случай, и продолжил хихикать. Хорелька уже заварила чай и сидела щёлкала по клаве, что-то высматривая в дебрях числовой сети. Нельзя сказать, чтобы его напряг и поход на Шелек, но теперь-то пошло куда как лучше! Потирая загребущие лапы, Пузырь накатил чаю и себе, и полез проверять сообщухи. Ыкрес ожидаемо отписался, что все вопросы закрыты. Медицина послала автоматическое уведомление, что... грызь поперхнулся чаем, а потом заржал.

- И-го-го, поёт лошадка, - процитировала лиселка.

- С.ка, завелись йумористы! - утёр глаза Пуз.

В уведомлении было крупно написано, что мол ваш объект успешно утилизирован, а мелким дописано, что шутка, и всё в порядке. Было сильное подозрение, что в медицине не станции завёлся грызь, как минимум клюквенный. Далее Пузырь снова удивился, потому как не ожидал увидеть у себя в почте сообщуху от исполкома Лужайки, а точнее лично от председателя Цибуленко. Причём, это явно не автоматическая рассылка, а действительно этот чувак или чувиха взял и набрал сообщение.

- Хм, это даже интересно, - цявкнула Хорелька, когда грызь показал ей, - И что там?

- Да ничего такого, собственно. Просто сообщает, что любой корабль, даже пузырь, для Лужайки это важное дело, а потому мол обращайтесь, если возникнут какие-либо затруднения.

- Вон оно куда. А ты знаешь, что этот Цибуленко - клюквенный лиселкач?

- Теперь знаю, - хихикнул Пузырь, - А это имеет, и в том числе, значение?

- Пух знает, - пожала ушами Хорелька, - Но у них тут прям политсрач в полный рост. Цибь со своими уже десять лет в исполкоме сидит, а у кого-то сидалища от этого пригорают.

- Баааалин... Дай угадаю, ребятишки с Земли? Знакомая дюже история.

- Не угадал. Политсрач это не земное изобретение, - захихикала рыжая, - Да и вообще, нам до того особого дела нету, верно?

- Верно, но не совсем, - уточнил Пуз.

- Это как?

- Так, что при обнаружении грызанного стыда нужно сигнализировать куда-следует.

- Теперь я уже понимаю, почему, - подумав, цявкнула лиселка. - И кажется догадываюсь, почему Цибь шлёт такие письма на каждый корабль.

- Заодно и проверим, - крякнул грызь, - А пока, растрясать бока.

Растрясать бока пока что предстояло на тренажёрах, хотя потом была и возможность выйти в те отсеки станции, где имелась невесомость, и попрыгать от стенки к стенке. На корабле так не разлетаешься, а здесь - можно, хотя и нельзя, ясен пух. Находящиеся в карантине космонавты зачастую буянили куда как сильнее, так что на станциях, тем более таких небольших как эта, на всякое нельзя подзакрывали глаза. Как раз в осевом отсеке, где имелось наиболее просторное место для полётов, клюквисы встретились с командой "большого" транспортника. И чуть не лопнули со смеху... Соль в том, что эти товарищи были похожи на птичек, причём не каких-то там, а круглых толстых куропаток, поэтому в невесомости эти кругляши выглядели крайне потешно. Когда не нашлось, чем заменить мяч, они легко решили этот вопрос, мячом стал один из пернатых, просто втянув голову и лапы. В общем, рыжие ещё и попинали куропатку по отсеку, катаясь по смеху, и вернулись в каюту со слегка болящими боками. Когда же физическая активность была выработана, клюквисы устраивались поудобнее и опять гоняли симулятор, потому как вскоре надеялись гонять уже натуральную Утку.

В частности, Пузырь оформил заявку на это дело, потому как требовалось время, чтобы раскачались все причастные. Например, машинерию для добычи кеварита в немалой части строили на второй орбитальной станции, а затем спускали на поверхность, так что свободных Уток как таковых не имелось, но они быстро появлялись при надобности. Благо, как понял головой грызь, сейчас особого аврала нету, так что, очередей не будет... хотя это и не точно, само собой. Он потрепал по этому поводу уши Ыкреса, и тот изложил такое дело, что да, с уткогоном могут быть загвоздки, а вот с разбором всякого хлама - никогда. Соль в том, что на Лужайке слишком мало персонала, и он чуть более чем полностью занят, поэтому разгребать возникающие завалы некому. На многих самоходных платформах целые этажи закрыты потому, что они набиты барахлом, которое и выкинуть никак нельзя из-за Жабы, и разобраться с ним лапы не доходят. Такое заявление вызвало у Пузыря прямо подъём хохолка, но подумав, он охладил кряканье. Ведь залежи Всякого не разрабатывались в основном потому, что требовали очень много времени, а любой прилетевший на Лужайку мог посчитать, что он нагребёт на кеварите в десять раз больше за тот же срок, и это уже не анекдоты.

По результатам этой подготовки клюквисы, ещё не пройдя карантин, уже имели кое-что, а именно одобренную заявку на предоставление им матчасти для добычи кеварита. Правда, когда эта заявка будет реально выполнена, точно сказать нельзя, но ответственные морды заверили, что будет. Таким образом рыжие уже знали, куда им надо - в расположение МК "Неюжный", где МК расшифровывалось не иначе как механизированная колонна. И что характерно, тут никто не приукрасил, это действительно была колонна из самоходных платформ, которые медленно ползли по проложеной трассе, и таким образом постоянно оставались в сумеречной зоне с относительно терпимыми погодными условиями. Пузырь сбросил данные с симулятора, так чтобы подтвердить, что они с Хорелькой более-менее шарят. Теперь оставалось сдать последний "зачёт" на месте, и можно топтать, собственно.

Следующим же пунктом клюквисы совершили традиционное мероприятие для прибывающих на станцию, а именно - набег на столовку с последующим употреблением внутрь еды! Никак нельзя сказать, что они в полёте питались сухпайками, но тем не менее, были лишены возможности налопаться чем-то эдаким. Причём, "эдакое" было далеко не редким деликатесом, а обычной байдой типа шаурмы, когда в плоский хлеб заворачивали Разное. И хорошо ещё, если не собачатину четвёртой категории, как-грится... впрочем, взять таковую на орбитальной станции довольно-таки негде. В общем, Хорелька и Пузырь посветили на редкость много времени общению с кормовым автоматом, после чего грызь оглашал отсеки громогласной отрыжкой, а рыжая хихикала, ясен пух. Как раз за этим интеллектуальным занятием их застала Джезара, которую уже выпустили из медицины. Пуз провёл анализ увиденного глазами и пришёл к выводу, что клюквенная лиса находится в состоянии, вполне адекватном ситуации - тобишь, еле ползает, пока что.

- Ну, как ощущалова? - хихикнула Хорелька.

- Эм... - жёлтая повертела перед глазами свои лапы, - Фига себе, я лиса.

- Своевременное наблюдение, - церемонно заметил Пузырь.

- А чего вы жрёте как не в себя? - с подозрением уставилась на рыжих Зара, - У нас были какие-то проблемы в полёте?

- Ну, кой-какие были, - цокнул Пуз с набитым ртом, - Пару раз могли закончить полёт досрочно, как-грится, но это рабочие моменты. А еда это так, ну традиционное.

Желтоухая слегка поперхнулась, потому как "традиционным" называли сухпайки.

- Съешь же ещё этих мягких французских булок, да выпей же чаю, - хихикнула Хорелька, - Ничего, отходняк от сурок-камеры скоро пройдёт.

- Это понятно, - сунула длинный нос в стакан клюкволиса, - А дальше куда?

- Пока топчем гусей, - пояснила лиселка, а грызь скатился в смех, - Завтра заканчивается карантин, полетим на планету. Уточнять, на какую?

- В топку подробности, на какой планете, - процитировал Пуз.

Джезара, вяло вылив в себя чаю, полезла в комм, скорее по привычке, и фыркнула, потому как сеть Лисувина, ясен пух, была "слегка" недоступна.

- Блин, вот это я умно сделала, - мотнула она ухом, - Прилетела сюда с круглым нулём на балансе.

- Ага, квадратный ноль он лучше, - кивнул грызь, - Да попуху.

- Ну просто сколько можно брать у вас взаймы, - фыркнула жёлтая.

- А при чём тут взаймы? Ты думаешь, они тут плату взимают за жилплощадь?

- А что, нет? - не поверила Джезара.

- Пфф, лисярыня, - хмыкнул Пузырь, - Насколько большую очередь желающих поселиться здесь ты наблюдала? Вот в этом и соль. А цель всего предприятия - добыча кеварита, а не сдача комнат в аренду. Правда, там необходимо трясти.

- Чем трясти? - даже не заржав, уточнила лиса.

- Ну всмысле, хоть как-то работать, - пояснил грызь, - Держать на балансе совсем уж топтунов гусей это было бы лишнее. А если ты хоть слегка шевелишься, то будешь приносить пользу местному сообществу, оно и достаточно.

- Допустим, - подумав, сказала Зара, - А челнок?

- Один раз можно, - хихикнула Хорелька, - Всмысле, один перелёт со станции бесплатно.

Клюкволиса только водила огромными ушами, не совсем поверив в подобные факты и явственно ощущая диссонанс от этого. Пузырь было удивился, но вспомнил, что Лисувин, как это неоднократно напоминали, это практически фильтрационная зона. Так что, сохранить мозги в девственной чистоте, как это видимо удалось Джезаре, нет никакой проблемы.

- Эй Пузырь, - пихнула его в пух Хорелька, - Думаешь, она не одупляется?

- Конечно, нет. Не думаю, а знаю.

- Ну так я тоже не одуплялась, - напомнила рыжая, - Если бы не Алу, а потом ты, наделала бы глупостей почище, чем некоторые жёлтые.

- Справедливо, - с некоторой неохотой был вынужден признать Пуз, почесавши пузо.

- Нам бы прицепить её к надёжному клюквису, - хихикнула Хорелька, - Было бы в пух.

- Это ещё зачем? - скосила морду Джезара.

- Чтоб было кому всыпать соль в твою ушастую башку, лисичка-сестричка, - прямо цявкнула лиселка, - Мы с Пузырём конечно присмотрим за тобой, но это другое, как понимаешь.

- Хм, - фыркнула жёлтая, - А Пузырю кто соль всыпал?

Хорелька уставилась на неё, а потом скатилась глубоко в смех, рассыпая рожь по отсеку. Этим она хотела сказать, что Пузырю всыпать ничего не надо, потому как там просто бесконечный источник этой самой соли.

- Что появилось раньше, грызи или соль, - философично цокнул Пуз, - Мда. Короче, Зара, натурально выпей чаю, и подрыхни, или по сети полазай. К вечеру уже надо начинать бежать... в прямом смысле, на тренажёре. А мы с Хорелькой-пуш, вероятно...

- Опять гусей? - закатила уши рыжая.

- Почему гусей, уток, - цокнул грызь, и клюквисы продолжили ржать.

---

Окон для того, чтобы любоваться забортными гусями, в челноке как обычно не было, и пассажиры довольствовались трансляцией через сеть. Аппарат, имевший вид ракеты-огурца с пятью стабилизаторами, они же упоры для посадки, отчалил от станции, врубил тягу, и начал снижение. Для неопытного уха оно казалось крайне медленным, но Пуз и даже Хорелька уже видели за этими маневрами траектории и представляли себе, с какой силой корабль притягивается к планете. Ко всеобщей удаче, Лужайка была менее плотная, чем обычно, и сила тяжести была ненамного выше стандарта, так что и не заметишь; при этом диаметр планеты в полтора раза превышал обычные значения, что имело некоторые последствия. В любом случае, "ракета" сейчас валилась вниз, и с некоторого момента это стало ощущаться собственным хвостом, так что кое-кто даже захихикал. Собственно, почти все, кто находился в пассажирском салоне, отметил Пузырь, ведь среди них много клюквисов. С рожью внутри, челнок вошёл в атмосферу, окутываясь всё более плотным коконом плазмы. Стабилизаторы раскорячились поперёк потока, создавая эффект торможения, и таким макаром, постепенно снижая скорость, аппарат просвистел над целым полушарием, после чего ухнул в непроглядную облачность. Это опять-таки ощущалось вполне физически, когда началась некоторая болтанка и вибрации.

- Здесь, кстати о гусях, и со связью так себе, - цокнул Пузырь, - Эфир забит, как ёлка шишками.

- Полезная новость, - фыркнула Хорелька.

Рыжая слегка крепче, чем обычно, вцепилась лапками в подлокотники, потому как до этого полёты на челноках не были столь растрясабельными. Да что там цявкать, на Лисувин вообще садишься как по маслу, за отсутствием заметной атмосферы, а тут это какбы ну так себе, образно выражаясь. Грызь прихрюкнул и взял согрызяйку за лапку. Головой они понимали, что всё в штатном режиме, и болтает вовсе не так уж сильно, но всё же испытывали некоторые Ощущения. Скосив яблоки, Пуз мысленно закатил уши, потому как Джезара вжалась в кресло и прижала уши, как будто пух знает что происходит. Пожалуй, тут даже не место для шуточек в стиле...

- Ээ уважабенные пассажиры, - крякнул клюквис, сунувшись в салон, - А среди вас есть пилоты?... Да ладно, расслабьтесь, шучу.

Рыжие переглянулись и заржали, а желтоухая наверняка отвесила бы йумористу пенделя, если бы сумела добраться до него. Но тот предусмотрительно лазал по челноку в момент болтанки, а потом наверняка закроется в кабине экипажа, так что не достанешь. Пожалуй, место как раз наоборот было для таких шуточек, потому как отвлекало от ненужных волнений, а когда снова вспомнили - всё уже закончилось. На завершающих этапах полёта челнок врубал маневровые дюзы, бившие пламенем вбок из носовой части, и в прямом смысле вставал на хвост, всмысле, вертикально; опытные пилоты вкупе с настроеной автоматикой делали это так, что аппарат зависал метрах в ста над поверхностью, почём зря выжигая её факелом выхлопа. Благо, здесь даже кислорода почти нет, так что, ничего лишнего не сожжёшь. Лупцуя вниз огнём и погружаясь в облако поднятой пыли, челнок плавно опускался и садился на свои пять лап-стабилизаторов. При этом пассажиры оказывались в креслах носами вверх, также как это бывало и на многих других типах челноков.

- Как картохлю везёт, а? - буркнула Хорелька.

- Специфика, - пояснил Пуз.

Хотя "шмякнулся" аппарат натурально не особо мягко, подпрыгивая и кренясь, так что казалось, сейчас вот-вот грохнется на бок. Однако, разложились дополнительные опоры, так что теперь даже ураганный ветер не мог свалить челнок. А ветер, судя по изображениям с внешних камер, присутствовал, мягко цокая. Под тёмным потолком из клубящихся туч неслись вихри то ли пыли, то ли тумана. Совершенно ясно, что такая погодка не располагает к прогулкам - унесёт к пухеням, и все дела.

- Какая специфика, возить как картохлю? - хихикнула рыжая.

- Нет, посадка на неподготовленную площадку, по сути песка, - пояснил Пуз.

Тут он нисколько не приукрашивал, сажать челноки на авианосец было бы слишком накладно, поэтому они садились всякий раз рядом с мехколонной, куда пух пошлёт. Площадки старались заранее ровнять и оборудовать навигацией, но ясен пух, это далеко не тоже самое, что посадка в космопорт. Провисеть таким образом тут предстояло минут десять, пока подкатится транспортная машина, примерно такие же использовались и на Лисувине, например. Только тут это был монстр на десяти колёсах... "колёса" тут не особо подходит, подумал Пуз, скорее это "жернова". Огромадные такие бочки с поверхностью как у шестерни, всмысле с зубьями. Загребая песок и щебёнку этими штуковинами, транспортёр подкатился к челноку, состыковался с оным, и переместил в походное положение, тобишь в горизонтальное, позволив пассажирам вздохнуть свободнее. Теперь, когда не было могучего рёва двигателя, через относительно тонкий корпус вполне слышно, как наваливаются один за другим порывы лютейшего ветра. Ничего удивительного, что транспортёр тут такая каракатица, обычный могло бы и перевернуть, несмотря на его вес. Некоторые из прибывших слегка сглотнули, полностью осознавая, в какое место их занесло - Джезара, например. Рыжие же только похихикали, как обычно, и почесали друг другу за ушами, ради дополнительной потехи.

- Уважабенные пассажиры, - послышалось по громкой связи, - Сообщаю вам удивительный факт, что вы на Лужайке. Сейчас, даст гусь, прокатимся ещё минут десять и будем в основной мехколонне. Не волнуйтесь, если будет болтать, это в рамках нормы.

Действительно, огромный транспортёр прилично качало, когда он перелезал завалы из каменного крошева, наделаные недавней тектонической активностью. На самом деле, это были надолбы высотой по несколько метров, и только гигантские колёса-жернова, плюс подвеска с огромным ходом, помогали преодолевать такие препядствия. Покрутив камеру, Пузырь разглядел в бурой туманной дымке мигающие красные и зелёные огни, и не ошибся по поводу того, что это и есть мехколонна. Как уже упоминалось, носители Уток шли отдельно, в то время как всё остальное располагалось в длинном поезде из самоходных платформ.

- Фига се табор, - прокомментила Хорелька, тоже увидев.

- Табор уходит за хабаром, - хихикнул Пуз.

"Табор" имел длину более километра, по виду напоминая длинный заводской цех. Уходил он действительно за хабаром, но крайне неспеша, так что даже пешком не отстанешь: ведь мехколонне требовалось совершать круг в приполярной зоне планеты за местные сутки, равные почти что году, и средняя скорость оказывалась низкой. Только внимателно приглядевшись глазами, можно заметить, что всё это добрище стоит на гусеницах, которые еле-еле, но вращаются. Перевалив приличный скальный хребетик, транспортёр уже по более-менее ровной дороге догнал хвост колонны, и вкатился на платформу по опущеному трапу. Далее к челноку протягивались коммуникации, в том числе - раздвижные переходы для перемещения грузов и пассажиров. Грохот стихии снаружи уже не слышался, его закрывала толща конструкций платформы.

- Выыметаемся! - бодро цокнул Пузырь.

Хотя отсеки для приёма пассажиров тут не были большие, местные товарищи, ответственные за это самое, не топтали гусей, и быстро сортировали прибывших. Которые прилетали на вахту не первый раз - проходили быстрее всего, а поскольку их большинство, то и с оставшимися потом разобраться быстрее. Как оно обычно и бывает, где надо Бдить - сидели ка-вэ, хотя тут их количество было снижено до минимума, тобишь до одного, а остальные "пограничники" были местными, и по большей части, клюквисами.

- Попали в компанию, - пихнула согрызяя лиселка, - Только вот в какую, ещё вопрос.

- Сейчас в нас попадёт, тогда и узнаем, - ответил стандартное Пузырь.

Более того, если разуть глаза, то среди клюквисов весьма приличную долю составляли лиселки, очень похожие по сложению на Хорельку, хотя разнообразие их окрасов исключало возможность перепутать. Помимо этих большеухих, было немало ребят, похожих на тауренов - крупных, рогатых и копытных, которые были выше лиселки едва не вдвое! Такой бы рожей да медку хлебнуть, подумал Пуз, глядя на широченную морду таурена, и хихикаючи. Впрочем, лопнуть со смеху ему не дали времени, потому как едва компания вытащила из багажа свои чумоданы, оказалось, что уже можно подваливать к бюрократическому столу для оформлений и всё такое.

- Добро пожаловать на Лужайку, - без особого подъёма хохолка цявкнул лиселкач, оглядев троих, - Ваши ли документы, не спрашиваю, вижу, что ваши. Какова цель вашего прибытия?

- Ну, мы с Хорелькой-пуш космонавты, - цокнул грызь, - Пока отстаиваемся, хотели бы погонять уток, если понятно, о чём цоцо. А Джезара-пуш, ну как это... пока не знаем. Постараемся, чтобы она прислонилась к полезному делу, примерно так.

- М, ну ладно, - с некоторым скепсисом покосился на жёлтую клюквис, - Куда обращаться, знаете? Тогда вон трамвай, и на платформу два, там жилая зона. Гусиной удачи, как-грится.

И что характерно, ничуть не приукрасил - там действительно был трамвай, совершенно такой же, как можно увидеть в каком-нибудь районе Лисувина, равно как и по всему Союзу. Пилить пёхом через всю колонну - удовольствие так себе, а уж если чего возить, то и подавно. Поэтому в трамвае было очень мало сидений, и очень много свободного места, вкатывать туда тележки с грузом и класть баулы, что сейчас было вполне себе кстати. Как оно зачастую и бывало с клюквисами, они не ломились в транспорт, как в спасательную шлюпку с "Титаника", а сели невдалеке от остановки и топтали гусей, ожидая, пока рассосётся толпа. Само собой, так и случилось, ведь челноки прилетали далеко не часто. Уже на третий раз трамвай вернулся достаточно свободным, чтобы туда спокойно залезли и трое со своим невеликим набором барахла. Осталось только попыриться на корридоры, ангары и отсеки, через которые проходил путь трамвая, пока тот катился вдоль колонны, издавая характерное дребезжание на стыках рельс.

- На поезде по поезду мы ещё не катались, - хихикнул Пузырь, ничуть не шуткуя.

- Главное, гусей не эт-самое, - с умным видом цявкнула Хорелька, пырючись в окно.

Платформа-два, которая в колонне стояла на втором месте с головы, как ни странно, действительно была оборудована как жилая зона, и тут было куда как светлее, чем в технических помещениях. Стоило бы подумать, что это будет похоже на теплоход с корридорами и каютами, но местные расположились с большим удобством. Пространство было поделено на пять палуб, каждая из которых имела приличную высоту и вмещала более чем один этаж. Примерно посерёдке проходила натуральная улица, даже имевшая озеленение в виде кустов и не особо маленьких деревьев, а в стороны отходили проходы, местами также сильно забитые зелёнкой. Пузырь без труда опознал виноград разного типа, и даже явственно учуял, что где-то он уже созрел. Потолок покрывался полупрозрачными панелями, которые создавали некоторую иллюзию открытого неба, так что, это всё ничуть не походило на огромный пассажирский вагон, о чём Хорелька и не подумала умолчать. Так это в пух, а не мимо.

--

Часть третья

--

Как оно чаще всего и бывало с ним, дрых Пузырь как январская сурчина глубоко в норе, и при этом видел большое красочное... ничего, само собой. Поэтому несильный укол в лапу, сделаный будильником с комма, не заставлял его подпрыгивать, грызь постоянно им пользовался, чтобы не проспать лишнего дня. Похлопав какое-то время глазами, Пуз продолжил ржать. Дело в том, что за месяцы на корабле вырабатывалась привычка к распорядку, которая настолько въедалась в голову, что потом очень трудно от неё избавиться. Получалось так, что толком не проснувшись, можно провести уборку отсека, и только потом вспомнить, что ты уже не в отсеке. Смех с мехом, а бывало, что и носы разбивали, врезаясь в стены... но это не про наш случай, с удовлетворением отметил грызь. Глаза показывали ему маленькую комнату-каюту, где они с согрызяйкой успели угнездиться - это было очень похоже на их обиталище на Лисувине, и даже в окно струячил свет, похожий на солнечный. На самом деле конечно нет, светили лампы в корридоре, но тем не менее, под их лучами многочисленные растюхи весело бликовали листьями, а местами так и кое-что созревало. Если плотно приложить ухо к стенке, то можно почувствовать некоторую вибрацию, потому как платформа по прежнему движется - но если не прислушиваться, то шиш что заметишь. Как оно и бывало чаще всего, продрать глаза незаметно для Хорельки у грызя не получилось, рыжая просто хвостом чуяла его, так что, зевнула во все резцы.

- Утрецо, Хорелястая, - хихикнул Пузырь, - Цикорию?

- Цык-цык-цык, цикорию, - сонно отозвалась она, - Пузырястый, чего ты вскочил? Залезай под бок, здесь пушно.

Ничо се, да она чуть не устала, умилился грызь, который едва ли не первый раз видал такое. Обычно рыжая крутилась как белка в колесе, так что, "чего ты вскочила" обычно цокал он. Однако, как ни соблазнительно было залезть под бок, грызь этого не сделал. Ибо, как-грится, каждому гусю своё топтание, и всё такое.

- Ну-ка, товарищ космонавт, - хихикая, но без шуток цокнул он, - Паааднять лиселку! На зарядку, шагом...

- Шагом впух! - фыркнула Хорелька, но скатилась в смех, - Да ладно, иду.

- Нам ещё бутылки выносить, - заметил Пуз.

- Эти? Хотя да, три копейки это не шутки.

Бутылок, причём в основном от кефира и молока, лежало несколько ящиков возле стен, загромождая проходы, которые и так узкие. Такое ощущение, что ранее тут жила толпа ленивых котов, которые только и делали, что лакали молоко, а тару вынести не удосужились. Впрочем, клюквисы были не из тех, кто будет топтать гусей, а скорее их Жабы погрелись от того, что можно получить жалкие копейки за сдачу стеклотары. Впрочем, не такие уж и жалкие, поправился Пузырь, позырив в сети. Здесь вторсырьё стоило куда больше, потому как не имелось специальных производств, делавших те же бутылки, на них приходилось отвлекать инженерные службы, так что, лучше осуществлять круговорот тары. На Лисувине, например, большую часть бутылок делали... нет, не из молока, но из воды, в прямом смысле, так что, собирать их не требовалось. Ну а сейчас клюквисы закинулись цыкорием и бутерами из кормового автомата, который стоял рядом, в самом торце тупикового прохода, который вёл к жилым фальш-домам, и принялись грузить стеклотару в пакеты и авоськи.

- Ах да, дочу забыли поднять, - продолжила смех Хорелька.

Она вышла в корридор и принялась фигачить бутылкой в дверь соседней квартиры, причём её не остановило и то, что сначала высунулись соседи, и только потом - Джезара со своей жёлтой мордой. Клюкволиса была настроена весьма так себе и непроизвольно скалила острые зубья, ровно как собака - так что, кого другого это могло и напугать. Но лиселке такие упражнения - как с гуся вода, ясен пух, и жёлтая была буквально за ухо запущена на рабочую орбиту, образно выражаясь. Пузырь толко диву давался, как рыжей удаётся действительно пинать эту лису, как мячик - как будто она и правда её дочь. Сам он, честно цокая, побоялся бы так делать, клыки и когти у этой лисички далеко не декоративные! Ну точнее, не то чтобы побоялся, но вряд ли счёл бы это необходимым... а Хорелька, как обычно, не считала, а действовала от чистого сердца. В общем, хотя прозвучало немало клюквенных матюков, рыжая лишь хихикала, и не отстала до тех пор, пока Джезара не сходила к автомату за кормом.

- В тебе пропал воспитатель, - цокнул Пузырь, - Бы, но подвернулась Зара. Правда, даю прогноз, что через несколько часов она налакается какой-нибудь дури.

- А где она её найдёт? - хихикнула Хорелька, - В автоматах нету, и собрать самогонный аппарат она вряд ли сумеет. Да, на платформе-три есть бухаловка, но там за монеты.

- Ты её недооцениваешь, - хмыкнул грызь.

- Или ты, - пихнула его согрызяйка, - Почему ты думаешь, что она обязательно нажрётся?

- Пари-матч? - с церемонным видом предложил Пуз.

- Отказ, - не менее церемонно цявкнула лиселка, и рыжие продолжили ржать.

Рассыпая по дороге рожь, они, навьюченые как ишаки бутылками и издавая звяканье при движении, пошлёндали к лифту. Как уже было упомянуто, фальш-дома стояли на палубах, подниматься на верхнюю ногами - весьма долго, поэтому в торцах центральной улицы, проходившей вдоль палубы, существовали лифты самого разного калибра, от телефонной будки до небольшого ангара. Нынче стоял "день", когда работало яркое освещение, а потом будет и "ночь", ради контраста... и экономии, скорее всего. По улице то и дело шмыгали обитатели этого места, чаще всего при этом мотая пушными хвостами характерной формы, ровно как у Хорельки. Правда, как отметил Пузырь, среди всех виданых лиселок он ещё ни разу не увидел хоть одной, сколь-либо похожей на его рыжульку. Или это ему так казалось?... ну да не суть. Суть в том, что приёмный пункт стеклотары находился на второй палубе платформы-три, чтобы туда попасть - это надо спуститься на первую палубу своей платформы и сесть на трамвай, ну или топать пешком приличное расстояние. На третьей платформе колонны, как уяснили рыжие, находились всякие службы поддержки, коммунальные, склады, а также всякое необязательное типа той же бухательной. Кстати, хихикал Пуз, эти бутылки неизвестные разгильдяи не поленились таскать из магаза именно оттуда, потому как в кормовых автоматах кефир и молоко идут в разлив, а не в бутылках.

- Фига вы нагрузились, как ишаки, - заметил серый лиселкач, оказавшийся рядом в трамвае, - Никак, жаба душит?

- Есть такое, - хихикнул Пузырь, - Как там со сдачей стеклотары, в пух?

- А куда оно денется, - зевнул клюквис, - Там Семёныч вроде сегодня дежурит.

- Кстати о белочках, - цявкнула Хорелька, - Тут довольно много хвостов трётся без особой спешки, как я заметила. Я думала, тут все упорото копают кеварит, двадцать пять часов с уточки.

- Верное наблюдение, лисельчарыня, - согласился серый, - Упорышам просто запретили упарываться, если понятно, о чём речь. По последним постановлениям, копать кеварит можно лишь три четверти времени.

- Вот впух, а я-то раскатал губу, - продолжил хихикать Пуз.

- Вы и за три четверти одуреете, - заверил лиселкач, - Первый раз на Луже, как я вижу глазами?

- А где мы спалились? - скатилась в смех рыжая.

- Нигде, попал хвостом в небо, - легко признался серый, - Уток гонять собрались? Нутк это в пух, а не мимо. Хотя, гонять уток желающих много, а вот чинить их - куда меньше. Поэтому если шарите в ремонте, то больше нагребёте на рембазе.

- Да шиш мы шарим, мы вообще ко... ко-ко-ко, - прикусила язык Хорелька, - Так что, мы лучше по уткам, для начала.

- Ну, по уткам так по уткам, гусиной удачи.

Пузырь только похихикал, пихнув её в пух. Они условились, что не будут распространяться, как именно их занесло сюда. Мало ли какая дурь у кого возникнет, шли бы они все впух! Космонавты находились под информационной защитой, тобишь, узнать, кто именно из всех прибывших это команда корабля, никак нельзя, без соответствующего допуска. Но это если ты сам не разболтаешь, само собой. И Хорелька вовремя об этом вспомнила, как и о том, что бережёного хвост бережёт, и лучше перебдеть. Так что, предварительно не забыв вспушиться, рыжие выкатились из трамвая, издавая позвякивание, и прошлись вдоль фальш-улицы платформы-три, добираясь до искомой точки сбора. Там действительно лежали целые кучи различной стеклотары, а в отдельном помещении даже кипы макулатуры! Пузырь был крайне удивлён, откуда они вообще тут сумели взять мукулатуру, но факт наморду. Быстро избавившись от бутылок, ибо Семёныч, толщенный клюквис-хомяк, даже не трудился их считать, писал в чек просто "примерно сотня", и начислял за это, соответственно, примерно сколько-то монет. Поскольку клюквисы были не настолько жадные, а целью мероприятия было вовсе не заработать миллиард на бутылках, они лишь посмеялись, для разнообразия, и пошлёндали дальше, мотая хвостами и ушами, расколбаса ради. Мелкие монетки, полученые только что, пригождались тут, чтобы запихивать их в автоматы, наливавшие газюровку с сиропом. Правда, такую же наливали кормовые в жилом секторе, и безо всяких монет, но на это закрывали глаза.

- Так, ну, гусь слегка притоптан, теперь... - пошевелил ушами Пуз.

- О! - ткнула пальцем рыжая, - Злачное место!

Там действительно была бухательная, стандартная типа "вставить туловище". Всмысле, вставляется туловище и доводится до той кондиции, когда уже пора освежиться.

- Эм... - грызь демонстративно проверил, нет ли у лиселки жара, приложив лапу ко лбу.

- А ну-ка ещё раз, - хитро цявкнула Хорелька.

Подумав головой, Пузырь понял, к чему она клонит. К тому, что Джезара непременно попрётся сюда, а следовательно, можно заранее зайти посмотреть, как тут чего.

- Вполне в логику, - согласился грызь, - Хотя и очень не хочется.

- Подождёшь меня снаружи? - хихикнула лиселка.

- Ага, щаз.

Как и можно было предположить, внутри там имелось что-то вроде бара... "вроде", потому как всё равно любая тошниловка была обязана предоставлять корм, и справа от входа стоял длиннющий стол с лавками, где нынче несколько работяг вполне себе трезвого вида отнюдь не пьянствовали, а накидывались борщом и котлетами. Дальше, судя по запашине и громовым раскатам отрыжки, глушили пиво или чего покрепче. Вообще помещение было устроено таким образом, что чем дальше от входа и столовки, тем становилось темнее, и в углах, вероятно, вообще хоть ухо выколи. Пузырь попырился на некоторых посетителей, и крепко сжал зубы, чтобы не заржать, аки конь. Несколько коней как раз бакланили за столом, а за соседним восседал жирный свин, ливший в себя пиво вёдрами, и не в переносном смысле. За спиной у свиноты сидели два объекта, похожие на вязаные варежки, синий и зелёный, и мигали светящимися штуками из открытых щачел - это кто или что, грызь вообще не знал. А ещё тут гоготала компания гусей...

- Дети, рот! - пихнула грызя Хорелька, сказав сие с долей шутки, - Так, кто тут капитан, вон та коза?

- Вообще-то она всё слышит, - хрюкнул Пузырь.

- Вообще-то я затем и цявкаю, чтоб она слышала, - цявкнула Хорелька.

- Антилопа, - поправила "коза", разглядывая рыжих, - А капитан, вон тот пандведь.

- Благодарствую, - вежливо вильнула хвостом лиселка, которая на самом деле ничего не имела против коз.

Пандведь, мерно ворочавший свою толстую тушку за барной стойкой, напоминал не иначе как огромную панду, и по большей части, так оно и было в натуре. Но, ясен пух, Хорельку это не остановило. Как и то, что ей приходилось забираться на стойку, как на забор, чтобы видеть морду панды.

- Драсти! - мотнула ушами рыжая, - А чё-нить из запрещённого есть?

- Лол, - крякнул пандведь, - Пока нет. Но лично для вас, лисельчарыня, можем что-нибудь запретить.

- В пух? - осведомилась Хорелька у согрызяя.

- В, - дал развёрнутый ответ Пузырь, - В общем это, она почему интересуется... у нас есть мм... клюквенная лиса, и скорее всего, вскорости вы будете её тут наблюдать.

- Страшно, но терпимо, - ожидаемо ответил жирный.

- Для вас терпимо, - уточнила лиселка, - А вот для неё может и нет. Всмысле, наверняка начнёт дурить, бухать, употребХХть всякие вещества, понимаешь?

- Ну примерно, - кивнул тушкой пандведь, - И вы хотите, чтобы я за ней присматривал?

- Пандведь-пуш, я понимаю, это не совсем в пух, - прижала ушки Хорелька, - Но всё-таки прошу. Это глупая лисюха, но она станет хорошей лисой... если останется в живых.

- Да без проблем, - пожал плечами тот, - Не первый раз такое. Но вообще вы зря волнуетесь, у нас тут вполне безопасно... Пф. Ладно, если только вон, обратите внимание, сидит этот жук, принимающий ставки на добычу кеварита. Можно хорошо так влететь на монеты... но этого никто не скрывает, так что и.

Пузырь с Хорелькой обернулись и втихоря заржали, потому как жук действительно не скрывал, всем своими видом и хитрой лисьей мордой, на которой буквально было написано "жулик". Однако, здесь не было запрещено обманывать тех, кто этого очень сильно хочет, поэтому никто его и не трогал, пока клюкволис не переходил грани. Насколько себе уяснил Пузырь, тут всё действительно в пух, насколько это может быть. Пандведь по погонялу Репа, вместе со своей пандведихой, занимался содержанием бухательного заведения из принципа, а не ради наживы, что всегда в пух. Кстати, они были натуральными пандами, а не клюквенными, как можно подумать сразу, хотя и прошли некоторые процедуры, прежде чем попасть сюда, и лет им было куда больше, чем положено по обычной биологии. Репа вполне понимал головой то, что цявкала ему Хорелька, и вряд ли будет против того, чтобы Зара осталась в годности. Да собственно, это принесёт ему прямую выгоду, так что и. Пандведь также не стал скрывать, что тоже гоняет уток, хотя и не так интенсивно, как остальные, и не по необходимости. Вот лисожулик тоже гоняет, но только потому, что иначе его выпинают с планеты.

В общем, покудова они трепались языком, гоняя заодно клюквенный квас... да, пандведи сделали это специально, само собой... так вот пока они трепались, нарисовалась уже и сама виновница торжества, помахивавшая двойным хвостом. Сматываться через чёрный ход рыжие сочли излишним, поэтому просто помахали лапами и представили лису Репе. Пандведь сначала просто получил лыбу, а когда узнал, что она ещё и не прочь поработать здесь, так и жадную лыбу. Конечно, тут был не притон, но определённые вещи никто не скрывал: например, на доске объявлений у входа висела фотка той самой рогатой официантки, с подписью "а ещё можно поглазеть на козу! (зачёркнуто) антилопу!". Ну а собственно, почему бы и да, если без эксцессов? Коза, тоесть антилопа, конечно привлекает обводами тушки, но для разношёрстной компании наличие ещё и лисы будет весьма кстати. На этом месте Пузырь почувствовал укол от будильника, который сообщал, что пора тащить свои тушки на сдачу зачётов по уткомантии, как официально называли эту дисциплину.

- Ну, вроде жирный ничего, - цявкнула Хорелька, пока они шлёндали к трамваю, - Да?

- Да, еда, - кивнул грызь, - Будем держать на контроле, как-грится.

- Но такое конечно, бррр, - поёжилась рыжая, - Да здесь по ходу шерсти, почти одни самцы, а Зара собирается перед ними хвостами вилять. Огребёт затруднений, вероятно.

- Как гуся ни крути, а гузка всё равно сзади, - процитировал мудрость Пуз.

- Хорошо что напомнил, а то бы! - захихикала Хорелька, пихнув его в пух.

Однако, пока им предстояло заняться своей вознёй, и клюквисы переместились на платформу-раз, где существовали, в том числе, административные службы всего хозяйства. Опять-таки лиселкач, мотая хвостом и ушами, усадил их за терминалы и накрошил туда программу зачёта. И ещё этот комок шерсти пырится на рыжую, с неудовольствием отметил Пузырь. Напух-напух, пусть лучше пырятся на Джезару, которой только того и надо. Можно давать часть уха на отрыв, что через пару дней её фотки будут известны по всей местной сети, так что, прибыль наморду. Забыв об этом, грызь погрузился в уткомантию, и хотя и накосячил, конечно, но в лимиты уложился. Хорелька же, как аккуратная лиселка, всё сделала практически идеально. В итоге они получили, и в том числе - возможность уже конкретно взять положеную по закону бесплатную Утку с оборудованием. Как и ожидалось, их птица всё ещё находилась на рембазе, в основном, ожидая прибытия запчастей с орбитальной станции. А вот нетрепеливые клюквисы, ясен пух, ожидать ничего не стали, а опять забились в трамвай и покатились на платформу-пять, где и находилась часть рембазы.

В этом месте они могли впервые мордозреть Уток в натуре, а не на экране. Аппарат был не то чтобы огромный, но внушал своей массивностью; со сложенными крыльями Утка становилась похожей на танк, а не на самолёт, чему способствовали гусеницы на шасси. Ихняя, под номером сто двадцать пять, была в средней степени затасканой, что сразу видно по износу корпуса. У новых Уток металл имел гальванизацию, делавшую его жёлтым снизу и зелёным сверху, но по мере полётов через тучи абразивных частиц эта окраска стиралась, оставляя шершавую светло-серую поверхность. "Облысение утки", как это здесь называли не без резона. Причём, восстановить корпус легче всего было в невесомости, напыляя новый слой перьев... тоесть, металла - поэтому на капремонт птиц поднимали на орбиту. А вот делать положеную профилактику и всё такое - для этого существовала рембаза прямо в мехколонне. Благо, нынче отсутствовал аврал, обширный ангар был занят едва наполовину, и Пузырь даже задался вопросом, почему так. Само собой, потому что Д.Ж., Душит Жаба. Тоесть, все Утки, какие могли, находились на промысле, а не простаивали, вот и всё. Судя по тому, как мельтешили туда-сюда разноцветные хвосты, рассыпая рожь, не простаивал и персонал.

Пошарахавшись по ангару, рыжие сумели отыскать тех, кто знал про ихнюю Утку, и даже получили какие-то слова. Помогать там было не с чем, потому как предстояло только ставить новые запчасти, и птица будет готова. По крайней мере, они испросили разрешения полазить по машине, чтобы заранее эт-самое, как-грится, да и пошли туда. Забраться в Утку можно было либо через задницу, всмысле, грузовой люк сзади, либо по длинной раскладной лестнице, которая спускалась от командного аппарата. Разницу Пузырь с Хорелькой уже знали: шляться по грузовому отсеку без надобности никак не стоит, потому как там бывает приличный радиационный фон, да и химическое загрязнение тоже. Отсек старались очищать, но на сто процентов это не получалось, поэтому, лучше ходить там в лёгком скафе, как все и делали. "Башка" Утки, она же командный аппарат, уже была чистой зоной, хотя лезть туда гораздо менее удобно. Ясен пух, что для белки и лиселки лазанье по лестнице не могло стать хоть какой-то проблемой, цепкие когтистые лапы всегда при них.

- Мда, не развернёшься, - цявкнула Хорелька, залезши внутрь.

Развернуться конечно можно, но не более. Командный отсек был похож на кабину самолёта с двумя креслами под пилотов, разве что, имелось ещё третье, для перекуров, с доступом к чаю и печенькам. Когда грызь выпрямлялся в рост, уши уже упирались в крышу.

- Нутк, - хмыкнул Пуз, - Помнишь, что было написано на входе?

- "Делать Жадность, только Жадность, ничего кроме Жадности" - процитировала лиселка, - Аж Жаба душить начинает.

Однако, просидеть несколько суток в такой кабине - мимо пуха по соображениям трудоспособности, поэтому имелась ещё и "шея". Всмысле, на "шее" у Утки находился жилой отсек, по объёму раза в три больший, чем командный, причём туда не было никакой проблемы проникнуть своим ходом, через люк позади третьего кресла. Там уже можно было как следует придавить сурка, вслуху наличия коек. Каковых, кстати, имелось четыре штуки, на всякий собачий случай, а ведь обычно экипаж Утки составляли двое, максимум трое. Могло бы показаться, что увеличение числа операторов принесёт соразмерную прибыль, но как показывала практика, нет, потому как периоды активной возни неизбежно сменяются столь же продолжительным ожиданием. По крайней мере, казалось, что здесь всё сделано именно под лиселок, вплане габаритов - и весьма вероятно, что так оно и было на самом деле. Впрочем, это нисколько не мешало Пузырю, потому как клаустрофобией он никогда не страдал, а только получал от неё удовольствие, образно цокая. В этой штуке вполне можно устроиться со всеми удобствами, особенно если не упарываться и делать перерывы в возне... само собой, рыжие начали упарываться немедленно. Конкретно - взяли из барахолки пылесос, а также такое высокотехнологичное средство, как веник и совок, и занялись уборкой в обитаемых помещениях Утки. Не то чтобы там был срач, но сделать это хотя бы один раз до начала эксплуатации не будет лишним. Ясен пух, что при данном процессе их пух изрядно запылился, и через час клюквисы пошли кормиться и дрыхнуть с совершенно чистой совестью.

Лужайка действительно была местом для работяг, потому как подмести Утку, равно как и свою квартиру-каюту, придётся или самому, или никак. Тут ровным счётом все заняты куда более прибыльным делом, чем махать веником, так что наёмных уборщиков не найти категорически. И если с комнатой ещё может справиться робот, то как следует убраться в кабине аппрата, и при этом ничего не сломать, это вряд ли. Всмысле, никто даже и проверять не станет, воизбежание.

- Послушай ушами, как-то очень просто нам дали утку, - цявкнула Хорелька, устроившись на сидушке в трамвае, - Кажется, на вахту прилетело не так мало хвостов. Я думала, будет огромная очередь, а тут раз, и ничего.

- Окрысин принимаешь, похвально, - кивнул Пузырь. - Верные наблюдения. Но ты упустила из слуха, что мы космонавты-межзвёздники, а не просто погулять вышли. Есть некоторые льготы, как-грится. Тобишь, если бы мы прилетели с вахтой, то да, Утки нам не видать как своих... кхм. В общем, долго бы ждали. А так мы просто не можем ждать.

- Да, у нас есть уважительная причина: душит Жаба, - захихикала рыжая.

Пока же они откочевали "домой", условно цокая, в уже знакомый тупиковый корридор-переулок, в торце которого как раз находилась кормушка. Опять таки, рядом с автоматом обычно стояли столы, где многие и харчевались, так что можно было послушать, о чём ржут местные старожилы, которые уже, скорее всего, уткоманты со стажем. Правда, для Хорельки и Пузыря это было скорее смеха ради, так как они пока не понимали соли - но, покататься по смеху лишний раз никогда не отказывались. Благо, смех не телега, от проката не изнашивается. Подумав для разнообразия головой, грызь также припомнил, что им следовало бы зайти в системный отдел, дабы привязать к утиной сети свои коммы. Впринципе, доступ и так был, но лучше, чтобы всё проверили на месте, при непосредственном контроле и прямом соединении. Соль в том, что все дела, связанные с полётами Уток, проходили по отдельной утко-сети, воизбежание. Ясен пух, что там доступ не такой открытый, как в общую сеть, и есть своя специфика.

Специфика также была в том, что хотя согрызяйка была рядом с ним уже несколько лет, если подумать головой, Пузырь всё равно никак не мог к этому привыкнуть. Воистину, склероз - неисчерпаемый источник новых впечатлений... хотя и не в этот раз. Просто, в очередной раз глянув в сторону, грызь восхищался тем, какая замечательная рыжулька, а потом его стукало "новостью" о том, что они с этой рыжулькой намотали уже пухову тучу световых лет вместе. Вместе, хихикал Пуз, пытаясь прожевать мозгом это понятие. Для того, кто прокоптил очень много лет полностью в одну морду, это не так-то просто. Когда наклёвывалась Возня, Хорелька обычно одевалась соразмерно, не извращаясь - портки типа "треники", майка, и куртка-спецовка с кучей карманов, напихать инвентарь, образно цокая. И само собой, никуда не девались огромные ярко-рыжие ухи и пушной хвост с белым клоком на конце, аккурат как лисий. Разве что, с момента их встречи на Шелеке у лиселки поубавилось лишней шустрости - именно лишней, а так-то она бегала, как заведённая. Но теперь ей точно не пришло бы в ушастую голову такой "гениальности", как воевать с гарпиями. А Пузырь как сейчас помнил, как эта рыжая отмахивалась дубиной от тварей. В общем, едва они оказывались одни в квартире, грызь сгребал Хорельку в лапы, крепко прижимая к себе драгоценную зверушку, гладил шёлковую пушнину, шмыгая носом от переполняющего Ощущения, как-грится. Благо, лиселка воспринимала это благосклонно, пофыркивала и урчала.

--

Некоторые задержки, пока соответствующие морды пошевелили хвостами и привели в годность Утку-125, позволили клюквисам вполне достаточно отлежаться в квартире, и это не образно цокнуто, они натурально дрыхли, как сурки. Всё таки после окончания полёта космонавты неизбежно получали некоторый откат, и тут вовсе не стоит упарываться. Не упарываясь, двое рыжих неспеша собрали кой-чего "на дорожку" - да всё тот же хавчик, в основном, потому как бегать за едой за сотни километров это ну-такое. Как раз когда они это сделали, на комм Пузыря прилетел вызов от диспетчера, что мол, можете катиться. Правда, сначала ещё раз потребовалось поставить подпись о том, что в случае чего, дураком признаётся нижеподписавшийся. Уж кто-то, а космонавты ставили такие "галочки" с лёгким пухом, да и не без резона. Они загодя изучали статистику, и знали, что случаи потери Уток приемлемо редки, а экипажам вообще мало что угрожает.

Для начала следовало попасть не куда-то, а на несушку. Персонал перевозил "автобус", катавшийся между несушками и основной мехколонной, а Утки переносились при помощи специального транспортёра. Ясен пух, что эта "маршрутка" была весом в многие десятки тонн, иначе её постоянно бы переворачивало ветерком. Воспользовавшись сим транспортным, не вслух будет сказано, средством, клюквисы оказались на платформе-несушке номер три, а там и забились в ангар, как хомяки в нору. Просторные помещения были практически пустыми, потому как все аппараты находились в поле... тоесть, в лужах, само собой. На третьей палубе, которая непосредственно под лётной, стояли только две Утки из дюжины, причём вторая также явно готовилась к вылету, так как рядом с ней копошились. Взяв на себя труд посмотреть глазами, Пузырь обнаружил, что возятся там самые натуральные клюквисы в количестве трёх штук, более того, лиселки. Вот понаехали, подумал Пуз, хихикаючи.

- Эй пропушёнки, дайте кило пшёнки! - первым заметил их блекло-рыжий лиселкач, - В лужу?

- В, - подробно ответил Пузырь. - Кхм. Всмысле, такое дело, братцы-клюквисы, что мы нулевой раз в лужу.

- Ну, надо когда-то начинать, верно? - хихикнул тот, - Кстати, я Чай.

- Зелёный или чёрный? - машинально уточнил грызь.

- Рыжий, слепота! - пихнула его Хорелька.

Как было выяснено достаточно быстро, на Утке номер сорок три летали трое: этот самый рыжий Чай, его согрызяйка Руда, и ихний товарищ Бруди, тоже тот ещё выпушень. Они вполне благосклонно отнеслись к просьбе Пузыря, чтобы новички последовали за ними, на первый раз, и паслись бы где-нибудь рядом, воизбежание. Собственно, ничего удивительного, потому как такое соседство могло бы уменьшить улов кеварита только в том случае, если бы Пуз с Хорелькой притащили стадо Поросят, а не две штуки. А у них пока были именно две штуки, уже загруженые в Утку и полностью готовые к работе.

- Вот смотрите глазами, - показал Чай, высветив карту на борт аппарата, - Тыща шестьсот километров, лужа между вот этими горами.

- Пуха себе лужа, - прикинул Пузырь, - Километров пицот в поперечнике.

- Ага. Там сейчас не до конца стаял лёд, грязь выплёскивается поверх него, поэтому можно поцедить. Когда льда не будет, там глубина чересчур большая, уже ничего не наловишь. Так что, куйте железо пока, и чочо. Всмысле, стоит поспешить, чтобы кур насмешить.

- Филолог пухов, - фыркнула Руда, пихнув согрызяя в пух, - Давай по делу, в полёте потрепитесь.

Пузырь с Хорелькой переслухнулись и захихикали, потому как это было донельзя похоже на них самих. Согласившись с планом, само собой, они забились в люк, тщательно закрыли его... и снова открыли, потому как забыли убрать лестницу, у которой был исключительно лапный привод. Как достаточно посыпаные песком опыта космонавты, рыжие ещё раз проверили основные компоненты для успешного похода: корм, аварийные вещи типа скафов, готовность самой машины. Едва грызь устроился в удобном кресле перед приборной панелью, как заклюкала связь.

- Давайте катитесь неспеша, мы за вами, - цявкнул Чай, - Если что, кричите.

- Да мы и так кричать будем, - заверил Пузырь, - Хорелястая, проверишь комплектность?

- В пух, - дала развёрнутый ответ лиселка.

Сам он включил терминал числомашины, встроеный в панель вместе с аналоговыми приборами, и активировал процедуру запуска, сухо цокая. Ворочать Утку в тесном ангаре влапную - так себе занятие, поэтому практически всё делала автоматика. Правда, пришлось подождать минут десять, потому как для перемещения аппаратов на лётную палубу требовалось открыть ворота ангара - всмысле, ворота наружу, а оттуда очень неслабо задувало. Так что, сначала персонал собирал все вещи, какие могут улететь, и сам убирался в герметичные отсеки, и лишь после этого отворялась потихоньку калитка, шириной метров тридцать, через которую Утка выкатывалась на площадку подъёмника. Пузырь всё это видал на симуляторе не один десяток раз, поэтому смотрел в пол-уха, а сам прокладывал курс до указанной лужи. Ничего сложного, но надо учесть погоду, а для этого знать ряд ньюансов; к удаче, клюквисы сдавали зачёты не для галочки, поэтому грызь знал. Подъёмник представлял из себя площадку, которая двигалась снаружи всего сооружения, чтобы не занимать место внутри; в штатном положении она прижималась к борту самоходки, чтобы не парусить на ветру и не цеплять скалы, когда колонна проходила мимо оных. Один пух, если ветер не даст разложить подъёмник, то и летать уткам - тем более. Хрустя гусаками по металлическим панелям пола, аппарат неспеша выкатился наружу из уютного ангара. Да, на контрасте ангар сразу казался уютным, потому как снаружи клубились тучи, напоминая не иначе как чёрные шары, пересекающие друг друга, и обильно сверкали молнии. Над "лунным", как это называется, пейзажем, ветер гнал волны то ли пыли, то ли поднятой жидкости; насколько разбирался Пузырь, здесь это скорее всего вода с огромной приместью сжиженного метана, потому как дюже холодно. Ну, как "холодно", для ночной стороны Лужайки минус семьдесят три это вполне себе тепло. Кстати, это ведь ещё ночь, отметил грызь, пырючись наружу, а освещённость вполне себе. Не то чтобы читать можно, но и не "хоть ухо выколи". Вероятно, толщенная облачность подсвечивается от постоянно сверкающих в ней молний.

Площадка подъёмника весьма заметно качалась, вызывая некоторые опасения, впрочем, головой-то было понятно, что не сложится. За пару минут Утка выбиралась уже на верхнюю поверхность самоходной платформы, тобишь взлётно-посадочную полосу. Многотонная металлическая птичка разворачивалась носом на взлёт и переходила в рабочий режим, делая это во многом самостоятельно, потому как выполнять все эти операции влапную - это ну очень долго, да и ненужно. Задачей операторов, как всегда, было думать, а не просто выполнять программу - это как раз и автомат сделает, притом лучше. В кабине клюквисы повели ушами, ощущая, как Утка раскладывает крылья, до того спрятаные в корпусе, а наверх подымаются движки и раскрываются загребущие лопасти пропеллеров. Пока машина всё это делала, Пузырь успел свериться со сводкой погоды, и теперь сбросил на исполнение готовый маршрут.

- Хорель, как оно? - не забыл осведомиться грызь, прежде чем давать старт.

- Два порося, тридцать две батарейки, - лаконично доложила рыжая, - Остальное по штату.

- Тогда ааат винта!

- Пааднять гипердвигатель! - захихикала Хорелька.

Раскрутившиеся вентиляторы издавали весьма мощный рёв, как будто их крутили турбины, а не электрические моторы со сверхпроводимостью. Впрочем, по симулятору было известно, что такой грохот стоит только на старте, когда потоки воздуха отражаются от палубы. Взревев на полную дурь, Утка отпустила тормоза и начала интенсивно набирать скорость, так что пилотов заметно вжало в кресла. Взлёт, как и посадка, происходил также на автомате, потому как выдерживать параметры в таких условиях это такая эквилибристика, что напух надо. Чуть зазеваешься, и "чуть" в данном случае это доли секунды, и аппарат вполне себе может не выйти на полётный режим, а впаяться в скалы, потому как скалы тут просто везде. Честно цокнуть, у Пузыря слегка вздыбилась шерсть, когда палуба быстро приблизилась к своему завершению - попробуй тут не дёрни штурвал на себя со всей дури, а этого делать никак нельзя. Поэтому и не делали, собственно. Автоматика повернула рули точно на нужный угол, и Утка, напоследок оттолкнувшись от палубы шасси, отправилась в полёт.

- Пух ты, - невольно цявкнула Хорелька, слегка вжавшись в кресло.

Рыжие переглянулись и продолжили хихикать. Смешно, но будучи космонавтами со стажем, они до сих пор реально не испытывали на себе чувство полёта! Челнок слишком тяжёлый и летает скорее баллистически, нежели на крыльях, которых у него и нету - а тут сразу чувствовалось собственным хвостом, что это цоцо неспроста, как-грится. Аппарат то плавно качало, то довольно резко подкидывало, когда он пролетал очередной шквал ветерка. Однозначно ощущались крылья, которые и держали всё это великолепие в воздухе, и мощный рёв пропеллеров - как было упомянуто, им не потребовались турбины, чтобы издавать звук. Сами электродвигатели гудели не настолько сильно, практически незаметно, а вот винты давали жару по ушам, так что и глушаки не лишнее. Утка почти что сразу ушла в плотную облачность, так что за остеклением кабины было видно одно большое ничего, лишь моталась туманная муть да отсвечивали молнии. Однако по приборам ясно видно, что машина уверено набирает высоту.

- Пузырь, как оно? - процявкнулся Чай.

- В рамках климатической нормы, насколько видно глазами, - не соврав, ответил тот.

- Тогда поднимайся на двенадцать тыщ, там более в пух.

- Но нафигация пишет семь тыщ.

- А ты проверь, - хихикнул лиселкач.

Само собой, он ничуть не приукрашивал, программа действительно не знала того, что успели узнать опытные операторы, и на двенадцати тысячах болтанка стала гораздо меньше, а скорость, при заданых оборотах двигателей, выросла процентов на двадцать. Перелёты это тоже весьма немаложадная часть процесса, потому как если просто оставить всё на автопилот, то и эффективность будет, в самом лучшем случае, номинальная. А вот если подумать головой, так можно выжать едва ли не в два раза больше, чем рассчётные показатели. Именно такая ерунда была с эшелоном, тобишь высотой, на которой летали Утки. По всем рассчётам выходило одно, а на практике получалось совсем другое. Чай также не стал скрывать, каким образом посчитать высоту - дело было в температуре и типе рельефа внизу, причём выбор тут был весьма скромный: скалы, песок, лужа.

- На курсе три дымовых хвоста, - напомнил Чай, - Помните, что с ними делать?

- Что делать, что делать, сухары сушить, гааа, - процитировал Пузырь, - Да ладно, помним.

Он и правда помнил, проходя это на симуляторе. Атмосфера планеты была вдоль и поперёк забита облаками свежего вулканического пепла, которые чаще всего вытягивались длинными шлейами - хвостами от места извержения. Такая концентрация твёрдых частиц в воздухе была смертельна для двигателей на химическом топливе, однако и лопасти винтов, сделаные из особо прочных сплавов, всё равно значительно изнашивались. Чтобы сжадничать на этом моменте, пилоты обычно просто задирали Утку на самую большую доступную высоту, а затем переходили в пологое планирование, сбросив обороты двигателей и продолжая полёт за счёт снижения высоты. В плотной и глубокой атмосфере Лужайки таким образом можно пролететь километров сто, и это если вообще выключить тягу. Как правило, её лишь уменьшали до значений, определённых опытным путём, и таким образом преодолевали завесу из пепла с минимальными затратами. Пузырь именно так и сделал, взявшись уже за штурвал собственными лапами и задирая нос аппарата, пока не забрался тысяч на двадцать. В обычной атмосфере Утка шиш бы так сделала, а здесь пожалуйста. Кстати, даже на такой высоте облачность вовсе не разошлась, став лишь слегка менее плотной, так что, полюбоваться чем-либо кроме туманной мути в стекло, опять не получилось. Зато, ясен пух, грызь мог любоваться на согрызяйку, которая весьма потешно впушилась в кресло, как сойка в гнездо.

Не делая резких движений, Пуз перевёл рычаг "газа" на отметку двадцать процентов, и перешёл в планирование со снижением. Очень скоро в стекло стал бить именно пепел, о чём сигнализировали многочисленные датчики, замигавшие лампочками на приборной панели. Поскольку это была вполне штатная ситуация, приборы фиксировали не только сам факт наличия пепла, но и анализировали его состав, в частности, на содержание кеварита. Это потом весьма помогало с поиском наиболее жирных луж, собственно. Ещё одним важным устройством для пилотов была штуковина, которая показывала реальное направление и силу ветра, что не так-то просто вычислить с быстро движущегося самолёта, да ещё и когда бешеная турбулентность и шквалы. Тем не менее, прибор суммировал данные многих датчиков и сообщал картину, соответствующую действительности... чаще всего. Это было отнюдь не только ради поржать: скорость ветра в этих местах могла достигать очень хороших значений, и если попасть в попутный поток, это вполне может сэкономить заряд батарей - равно как и затормозить, если лететь против ветра. Хорелька вместе с Пузырём вряд ли сумели бы быстро разобраться в том, как прикладывать погодную карту к навигации, но подсказывали Чай и Руда, чья Утка летела чуть позади, и дело пошло вполне успешно.

Уже через час грызь ощущал себя вполне уверено, выполняя потребные операции. Благо, пилоту не нужно было сидеть, вцепившись в "оглоблю" штурвала, он мог свободно лазить по программам числовой машины, пить чаи, и так далее. Правда, устойчивая связь с общей сетью пропала, едва Утки отошли от мехколонны на считанные сотни километров. Ну, как устойчивая... если точнее, то пропала вообще. Учитывая состояние атмосферы, это ничуть не удивительно. Скорее удивляло, что "утиная" сеть ухитрялась работать хотя бы пакетными обновлениями раз в несколько минут, хотя там передавался самый минимум информации. В частности, пилоты видели примерное расположение соседних Уток, на всякий случай, и даже кой-какие данные по количеству добытого кеварита, чтоб иметь представление и не тратить время на пустые места. После первого "дымхвоста", как уткоманты называли пепельные тучи, Пузырь передал управление лиселке, и благоразумно проверил ремни, а вовсе не пошёл за чаем. Вот сейчас, молча хихикнул он...

- Можно бочку? - цявкнула Хорелька, подтверждая его догадки.

Ему было бы очень трудно отказать, даже если бы было нельзя.

- Ну а зачем мы сюда притащились, не за жижей же, - фыркнул грызь, - Валяй гуся.

Когда раньше это было бы спонтанным решением, но сейчас лиселка уже убельчилась опытом, так что "бочку" она делала на Утке не первый раз: всмысле, пробовала на симуляторе. Птица достаточно резко завалилась на крыло, и провернув оборот, выровнялась обратно.

- Фуф, - отдышалась рыжая, - Цокотно, как кое-кто цокнет!

- Цокотно будет, если у нас что-нибудь отвалится при этом, - хмыкнул Пуз, - А это норма.

Однако, рассчитанная на полёты сквозь ураганы Утка такого не боялась. Даже поросята, стоявшие в грузовом отсеке, никуда не денутся, потому как пристыкованы запорами достаточно надёжно. Убедившись, что Хорельке пока хватит, Пузырь таки рискнул пойти за чаем. Это не особое приукрашивание, двигаться по кабине во время полёта следовало с большой осторожностью, потому как аппарат мог в любой момент ухнуть вниз, отправив гуляку башкой в потолок, а это чревато. Как раз для этого по стенкам имелись поручни, обтянутые толстой мягкой изоляцией - чтоб постоянно держаться за них во время походов, кое-как помогает. А чай, ну или цикорий, помогал не клевать носом за многие часы, проведённые на посту, так что, это не только ради смеха. Утка то переходила в планирование, то опять набирала высоту; курс тоже не стоило держать ровно по азимуту, более опытные товарищи показывали, как использовать ветер, поэтому в итоге траектория получалась далеко не прямая. И хотя аппарат чисто теоретически мог ходить на крейсерской скорости в шестьсот пятьдесят кэмэчэ, на практике получалось около четырёхсот. Так что, расстояние в заявленые тысяча шестьсот километров было одолено, как утверждает математика, за четыре часа, плюс-минус копейки. Как раз то самое для начала, подумал Пузырь, тащиться к экватору - так себе, потому как одуреешь.

Как ни странно, но над лужей облачность сильно поредела, открывая картины местных красот... конечно, на любителя, но тем не менее. Тёмный "потолок" из туч поднялся высоко, а под ним клубились сизые облака, весьма ярко подсвеченые солнцем, которое лупило почти ровно от горизонта. Даже толщенные слои облаков не могли задержать весь свет, и получалось, что всё небо с восточной стороны светило достаточно ярким оранжевым светом. Отдельные участки с меньшей плотностью создавали лучи, прорывавшие облачность и падавшие на рельеф яркими полосами. Вот такого уже на какой-нибудь из обитаемых планет не увидишь. Внизу же раскинулась гладь моря-лужи, покрытой быстро тающим льдом, так что приличный слой воды имелся уже и сверху ледяного панциря. Несмотря на сильный ветер, волн тут не поднималось, потому как лужу перегораживали отмели и торосы изо льда.

- Пух ты... - цявкнула Хорелька, оглядывая панораму в окно, - И куда нам?

- Ну, мы везём поросят, куда нам? В грязь, конечно, - хихикнул Пузырь, не шуткуя, впрочем.

Здесь видимость была вполне сносная, да и ветер почти терпимый. Складывалось ощущение, что это центр урагана, когда стоит относительно затишье, а вокруг бушует буря. Так оно и было на самом деле, эту метео-паузу как раз и ловили старатели, потому как в ней куда как сподлапнее работать. Благодаря тому, что с высоты лужа просматривалась на десятки километров, легко увидеть глазами, где именно искомая грязь - вон она, разливается буро-песчаным пятном по серому льду, залитому водой.

- Сорок третий, кря, - цокнул Пузырь в микрофон, - Нам в грязь, которая слева на два часа?

- Угадал, - хихикнул Бруди, - Смотри, с активной стороны жирнее, но есть шанс огрести, а с другой наоборот. Куда сядете?

- Давай мы пока с той самой другой, успеем ещё, - решил грызь, - А тут никого пока нет?

- Сейчас будет, - заверил лиселкач.

"Активной" стороной лужи называлась та, куда сносило выброс от извержения. Ясен пух, что там концентрация кеварита будет больше, но вот и всё, что может выплеснуться из разлома, полетит туда же. Тем более, разница не в разы, так что, Пуз без зазрения жадности пошёл на посадку именно к другому краю грязевого пятна, а "сорок третий", блестя на свету отполированными пропеллерами, завалился на крыло и ушёл топтать своих гусей, образно цокая. Знать бы ещё в деталях...

- Знать бы ещё в деталях, как они нашли это пятно, - хихикнула рыжая.

- Ага, похихикай, - церемонно цокнул Пузырь, и повернул к ней экран, на котором было заранее напечатано именно это, слово в слово.

Проржавшись, клюквисы приступили к посадке. Сделать это тоже не так-то просто... точнее, как всегда - можно просто ткнуть в кнопку и ожидать результата лотереи, но лучше подумать головой. Ясен пух, что поверхность льда была далеко не ровная, и если садиться куда пух пошлёт, велик шанс пропахать ледяной надолб и как следует повредить Утку, а то и себя. Так что, первым делом включался активный радар, тот самый, который стоял в "клюве" и из-за которого там было написано, что излучение очень опасное для здоровья. К счастью, только если попадать под него с той стороны, а не из кабины. Локатор действительно мог скипятить чайник, если сфокусировать излучатель, а при более разумном использовании - подсвечивал рельеф местности, так что приёмник составлял картину по отражённому сигналу. Благодаря хорошей мощности, локатор просвечивал и воду на глубины в сотни метров, поэтому пилоты могли видеть на экранах реально, куда садятся, а не только гладкую поверхность воды, покрытую лёгкой зыбью. Сразу шиш разберёшься, но для этого и Пузырь, и Хорелька заранее ушатали столько времени на симулятор. Лиселка безо всяких подсказок включила нужный навигационный инструмент, и наложила полосу на полученую карту рельефа; машина сама возила прямоугольник туда-сюда до тех пор, пока тот не попал на свободное от препядствий место.

- Полоса, - цявкнула рыжая, глянув на согрызяя.

- Дарю бобра, - хихикнул тот, - Если ты ещё скинешь данные мне, то будет вообще в пух.

- Вот блин, - фыркнула Хорелька, - Всё время забываю.

- Ничего, мы никуда не спешим, кажется, - подмигнул ей грызь, - А теперь, держаться.

Ворочая штурвалом, он развернул аппарат по широкой дуге, выходя на траекторию посадки - глиссаду, как обычно называли. Благо, когда всё работает в штатном режиме, накосячить трудно; машина рисует линии прямо на стекле кабины, для совсем тупых - выводи туда, и все дела. Собственно, в таких условиях сесть можно и влапную, а вот когда шквальный ветер или другие отягчающие обстоятельства, без автоматической корректировки это сущий цирк. Сейчас же Утка по мере снижения сбросила скорость, изменяя геометрию крыла и выпуская закрылки; "шея", соединявшая корпус с носом, подалась вверх - чтобы командный отсек находился высоко над землёй и ни при каких обстоятельствах не впахал бы в неё. Даже если вся птица грохнет в скалы, автоматика успеет отстрелить командный аппарат, как спасательную капсулу. Но, ясен пух, такого видеть клюквисы вовсе не хотели, они хотели видеть много кеварита. Замедляясь, Утка выпустила шасси, далеко вниз выдвигая массивные "лапы" с гусеницами, и саммортизировала на них, когда гусеницы коснулись воды. Тем не менее, пилоты в кабине почуяли неслабые толчки и вибрацию; машина клюнула носом и вполне могла бы воткнуться им, если бы не автоматика, опять же - на такую эквилибристику ни у кого реакции не хватит, и у Пузыря тем более. Поднимая многометровую стену брызг, птица прокатилась по поверхности лужи, и вылетев на участок незалитого льда, остановилась, скрежеща гусаками.

- С первой посадкой, лисельчарыня, - выдохнул Пуз.

- Даст пух, не последней, - ожидаемо ответила лисельчарыня.

Они вовсе не стали сидеть и опушневать над фактом, а немедленно задействовали поросят. "Гузка" птицы поднялась, раскрывая кормовой люк, и оттуда с лязгом траков выкатился угловатый агрегат, похожий на старинный танк ромбической формы, только что без пушек, и не крашеный в камуфляж, а напротив, блестящий чистым металлом. Проверив, чтобы всё было в пух, Пузырь соизволил нажать "начать выпас", и машинка, деловито развернувшись, похрюкала к грязевой луже, в коюю и плюхнулась. Далее Поросёнок купался там, совершая на первый взгляд беспорядочное движение, а на самом деле - обнаруживал и ловил локальные сгущения кеварита, пропуская через свои фильтры многие тысячи тонн этой самой грязи, без преувеличения. Убедившись, что хрюшка довольна, насколько это возможно в данной ситуации, Пуз задействовал и вторую, отправив туда же. Вот теперь рыжие могли философично потаращиться в стёкла кабины, за которыми ярко горел оранжевый горизонт, и клубились тяжёлые тучи высоко в небе. Они вполне ожидаемо словили чувство того, где находятся - в глубине совершенно необитаемого пространства, на огромном расстоянии от пространств обитаемых. Тоесть, как оно всегда и бывало, это Ощущение, а уж что оно означает - вопрос десятый. Взяв на себя труд разуть глаза, грызь увидел, что температура за бортом - ноль градусов, и ветер не более пятнадцати метров в секунду - сильный, но вполне терпимый. Тобишь, наружу можно выйти в самом лёгком защитном костюме, потому как состав атмосферы далеко не полезный - а давление, как ни странно, близкое к обычному.

- Искушает, - призналась Хорелька, тоже поглядев на данные.

- Категорически, - хихикнул Пузырь, - Причём, категорически нет.

Тут он не шутковал, гулять снаружи запрещалось. Тоесть даже не то что гулять, а вылазить даже при необходимости, нарушителей палили по записям автоматики и твёрдо лишали права гонять уток. Нельзя было не признать это разумным, потому как буквально спустя две минуты клюквисы могли наблюдать, почему так. Над гладью лужи медленно поднялся "прыщ" диаметром метров эдак сто, выгибая лёд и заставляя воду бурными потоками сливаться с выпуклости. Хорелька и Пузырь вытаращились на это всеми ушами, слишком неожиданно и резко это выглядело. А затем выпуклость взорвалась, выбрасывая вверх на сотни метров тяжёлый фонтан грязи; по округе полетели куски льда, с грохотом врезаясь в воду и крошась на мелкие фрагменты. Только тут грызь сообразил, что эти "льдышки" не тонкие, а толщенные кусманы большого веса, вероятно, очень даже опасные для Утки при попадании. Впрочем, как и предупреждали опытные, выброс случился в грязевом пятне, а обломки полетели как раз на активную сторону.

- Сорок третий, как оно, в пух? - осведомился Пузырь.

- А? А, это, - захихикал Бруди, - Это ерундама ещё. Птицу не подставляйте туда, а поросёнка не пробьёт... чаще всего. Да и попасть в него не просто.

- Мдама, ерундама, - пробормотала лиселка, пырючись на падение ледяных глыбин, но тут же поправилась, - Заставляет вспушиться!

- Верное замечание, - кивнул грызь.

Собственно, теперь наступало то самое время ожидания, потому как заряда двух батареек, установленых на поросёнка, тому хватало на несколько часов работы. После того, как заряд падал, следовало подвести комбайн к Утке и пристыковать к нижней части "шеи", где имелся специально для этого случая стыкузел. Он включал в себя механизм для смены батареек, потому как ворочать лапами эту фигню довольно неудобно, весит она килограмм двести. Кроме того, во время этой процедуры на Утку сливался уже полученый кеварит в виде концентрированой жижи. Этого самого продукта, из-за которого весь сыр-бор, получались от силы десятки килограммов, так что, он отягощал мало.

- Как-грится, двадцать квадратных литров с гектара, - с умными видом цокнул Пуз.

- Ага, - фыркнула Хорелька, - А теперь что, сидеть хвост жевать, пока поросята купаются?

- Почему хвост, уши... Кхм. Сейчас вот узнаю, какие предложения у товарищей, и подозреваю, что сидеть не придётся.

Тут он попал хвостом в небо, как-грится. Продравший глаза Чай зацявкал, что было бы крайне в пух использовать обе Утки для перевозки поросят, потому как на балансе "сорок третьего" находилась дюжина оных. Само собой, не просто так, а с перечислением пропорциональных количеств монет, дабы всё по честному. Хитрый план состоял в том, что если слегка снизить мощность комбайна, то заряда батареек ему хватит как раз до возвращения Уток. После чего можно поменять батарейки и повторять упражнение до достижения Прибыли, сухо выражаясь. Исходя из таких соображений, 125я развернулась в обратную сторону, и пошла на взлёт, оставив поросят весело купаться в луже. Подниматься без груза было куда как легче, так что вскоре Утка пристроилась сбоку-сзади от 43ей, лопатившей впереди. Само собой, операторы всегда так и делали, потому как торчать в луже и ждать - не самое умное решение, а поросята прекрасно справляются безо всяких подсказок. Окно "хорошей" погоды, в котором сейчас проводили выпас, имело ширину километров в триста, и судя по всему, было достаточно стабильным; пояс из таких окон протягивался вдоль всего терминатора, тобишь линии, разделявшей день и ночь. Они то расширялись, то схлопывались, но поскольку планета вращалась крайне медленно, то и "пояс Прибыли" сдвигался еле заметно, и вполне можно успеть вывезти своих хрюшек, если что. Точнее, когда - что.

- Ну, теперь можно и морду расплющить! - без особых шуток цокнул грызь.

- Лезь, - кивнула назад Хорелька, - Давай-давай, а то я ни в одном глазу.

Делать нечего, пришлось лезть. В "бытовке" Пузырь без труда использовал эрзац-кухню для разогрева корма, а потом завалился себе на кушетку... правда, не забыв пристегнуться ремнями. Тут без этого наверняка выйдет некрасиво, когда отправишься летать по помещению. Для космонавта, привычного к постоянному шуму вентиляции, дрыхнуть под гул двигателей оказалось легко, так что грызь похихикал, ибо устроился вполне уютно. Когда выключаешь лампы, то узкий отсек освещается лишь оранжевым светом из окошек, ненавязчиво напоминая, где находишься. Жууть, подумал Пуз, и довольно потёр загребущие лапы. Хорелька без малейших сложностей отсидела смену в полёте, а когда Утка подошла близко к базе - зевнула во все резцы, и грызь сменил её. Как и было известно ещё с симулятора, посадка на авианесушку - тот ещё номер, весьма цокотный для наблюдения, особенно когда смотришь из кабины. Только длиннющие "лапы" шасси позволяли обезопасить процесс - давали ход для аммортизации, в первую очередь. Если же вдруг турбулентность бросала Утку вниз, то она успевала подтянуть шасси и не врезалась в край палубы, как это сделал бы любой другой аппарат. Впрочем, на первый раз Лужайка усыпляла бдительность новичков, ветер задувал так себе, и 125я села без затруднений. Закатываться в ангар никто не собирался, жадничая на времени; новые поросята залезали в грузовой отсек прямо на палубе, и здесь же в быстром темпе менялись батарейки, набитые во внутренний магазин Утки. Вся процедура занимала минут пять, после чего птица выкатывалась на старт и снова уходила в воздух.

Через какое-то время даже Пузырь ощутил, что эффект упарывания достигнут. Позырив на хронометр, он отметил, что прошло уже трое стандартных суток, и за это время они только и делали, что таскали поросят и меняли им батарейки. Само собой, клюквисы не отказывали себе и в возможности расплющить морды, делая это по возможности посменно, но тем не менее, голова слегка одурела от постоянной качки. Если гул двигателей ещё можно было "убавить" акустическим глушителем, то качку никуда не денешь.

- Слушай, Чай, - цокнул Пузырь, - Мы опушнели уже. Да и Утка крякает, что пора на тэ-о.

- Эт не новость, - хихикнул тот, - На то и был рассчёт. Сейчас сбрасываем этих, и в ангар.

- А пороси что, сами купаться будут?

- Пфф, - подробно ответил лиселкач, - Всмысле, помимо нас есть ещё чушки. Мы доцявкаемся с кем-нибудь, чтобы присмотрели и за нашим стадом, по пути. А сами шур-шур, и пык. Ясно?

- Вполне, - заржал грызь, представив себе наглядно "шур-шур, и пык".

Это он слегка упустил из слуха. Когда дело касалось чего-то такого типа Уток, практиковался хозрассчёт, проще цокая - тобишь, баланс для каждой единицы хозяйствования был отдельный. Однако это нисколько не могло помешать жадинам кооперироваться там, где возможно, потому как такой подход обеспечивал всем участникам процесса ещё большие Прибыли. Ясен пух! Ведь полетав эти трое суток, они ушатали Утку до состояния, когда положено проходить осмотр, а также перегружать некоторые расходники типа фильтров: это означало, что следующие часов тридцать птица будет стоять в ангаре, а экипаж, соответственно, топтать гусей. Подгадывать так, чтобы каждый раз возвращать всех поросят - мимо пуха, поэтому уткоманты давно знали, по какой схеме следует эт-самое... всмысле, договориться с товарищами, чтобы они проконтролировали работу поросят. Если их вдруг начнёт накрывать очередным катаклизмом - можно или сорваться в авральном режиме, или опять-таки попросить кого-то, чтобы подсобили с перевозкой. Правда, как уточнял тот же Чай, шанс на это небольшой, все заняты своими стадами и отвлечься просто не могут. Это в частности потому, что поросёнок куда проще и надёжнее, чем Утка, поэтому их гораздо больше в эксплуатации, а птицы в некотором, но дефиците.

Кроме того, комбайны не настолько глупы, как может показаться, и имеют как собственные средства контроля обстановки, так и принимают по возможности данные из эфира. В случае, если команд не поступает, они не будут стоять под извержением, а рванут в сторону с наибольшей скоростью. Что же до извержений, то Хорелька с Пузырём прилично насмотрелись на выбросы в ледяной луже - как с поверхности, так и сверху. Фонтаны грязи, подлетающие на сотни метров тонны породы, и град из ледяных глыб по окрестности, это выглядело достаточно жажко. Но, чтобы попасть в такую дуру, следовало стоять прямо в грязевом пятне. По законам физики, рвётся всегда там, где тонко: поэтому выбросы происходят через уже пробитую дыру в коре, а не где попало рядом. Исходя из этого, уткоманты как раз так и делали: искали место выброса и работали в безопасной зоне рядом с оным. Это практически гарантировало от неожиданностей, потому как массовые тектонические подвижки не происходят с бухты-барахты, и их успешно прогнозировали. Например, километров на триста западнее, куда и сдвигался сейчас терминатор, на широте той лужи, что обрабатывали, существовала "ступенька" из поднявшейся литосферной плитки, образовывая отвесный обрыв высотой в пару километров. Предполагалось, что когда обрыв начнёт нагреваться, это вызовет его обрушение, но вот до какой степени - одному пуху известно. А ведь там, почти под самой стенкой, ожидаются жирные лужи... ладно, это на следующий раунд, цокнул себе Пузырь.

Пока же он отрулил ещё одну посадку на несушку, уже привычно вспушился после того, как тряхнуло на торможении, и принялся переводить аппарат в стояночный режим. Утка сложила крылья и пропеллеры, двигатели убрались в ниши корпуса, и теперь птица стала куда как компактнее. Скрежеща гусеницами, 125я переползла на подъёмник, а там и забилась в ангар, в компанию к другим - в частности, товарищи не обманывали, "сорок третья" встала рядом. "На улице" как раз задувал свежачок, прижавший клубящиеся чёрные тучи почти к земле, так что не видно ни зги, и летит уже не пыль, а щебёнка. Насколько успел посмотреть прогноз грызь, пока колонна идёт мимо горной гряды, так и будет задувать, а дальше полегче.

- Ну как, рыжулька? - ласково цокнул Пуз, гладя шёлковую лиселячью шёрстку, - В пух?

- В, - вполне правдиво ответила Хорелька, - Одурь есть, но это с непривычки, верно?

- Скорее всего. Если что, Хорелястая, не упирайся, - предупредил грызь.

- Не дождёшься, - пихнула его в пух рыжая, хихикаючи.

Потянувшись слегка залежавшимися тушками, клюквисы выбрались из люка командного отсека, и продолжили ржать, само собой, потому как экипаж "сорок третьей" уже катался по смеху. Пузырь получал двойную лыбу, потому как впринципе, ему было по пуше видеть своих сородичей по клюкве, а вдобавок, Хорелька всегда оживлялась в таких случаях... всмысле ещё более, чем без повода. Пожалуй даже, подумал грызь, лиселкачи пырятся на неё, ну да ладно.

- Ну, с почином, Хорелька-пуш и Пузырь-не-менее-пуш, - цявкнул Чай, кивнув на Утку.

- Почин обещали за двадцать часов, - сообщила Хорелька, скатывая всех в смех, - А так бобродарствуем, конечно. Вы нам здорово помогли.

- Мы, помогли? - фыркнула Руда, - Кажется, наоборот.

- Тогда в пух, пошлите есть еду, а то эт-самое, - поторопил Бруди, чеша пузо.

- А потом будет цявкать, мол каша в голове, - пихнул его Чай, - Наберут блин по объявлениям...

Рассыпая рожь, как пух знает кто, и мотая разношёрстными хвостами, всё это собрание переместилось сначала на остановку "жутёбуса", как старожилы называли пассажирские транспортёры, которые катались между несушками и мехколонной. Ну а там, соответственно, любой желающий минут за десять оказывался уже на жилой платформе-два, где мог завалиться в столовку рядом с собственной комнатой. Было предложение ломануться в "туловище", заодно проверить, как там Джезара - но опытные уткоманты отвергли сей вариант. Не даром в кормовых автоматах не было ничего даже слабо алкогольного, равзе что кефир - а в баре будет очень трудно не наклюкаться клюквенным соком, в лучшем случае. Тем более оказалось, что все проживают на одном уровне, так что, обсудить успешный опыт и всё такое уселись за стол в обычной авто-столовке, принявшись для начала натурально набивать в себя еду, потому как калории сами себя не съедят. Пузырь с удивлением заметил пару жирных мух, пролетевших мимо - слышимо, как-то случайно завезли с грузами, не иначе. Вокруг же зеленели кусты в больших земляных ящиках вдоль тупикового прохода, тянуло свежаком из вентиляции, и освещение вполне успешно имитировало неяркое солнце - в пух, да и только! Особенно, когда согрызяйка под боком, и Прибыль достигнута.

Чай, блекло-рыжий лиселкач с огромными ушами, действительно похожий на чай, оказался очень жадным, поэтому немедленно выложил Хитрый План по поводу того, как нацедить рекордные количества кеварита. Честно цокнуть, Хорелька и Пузырь не особо поняли его математическую модель, но вроде как у них не было повода не верить. Чай трепался в основном чисто из любви к искусству, потому как не мог знать, что они космонавты, а следовательно, у них есть доступ к счёту корабля. Тобишь, рыжие вполне легко могли бы вложить средства в аренду поросят, а то и Уток, привлекая к делу ещё кого-нибудь. Пуз переслухнулся с согрызяйкой и они кивнули, что означало - разбрыльнуть над этим попозже, после отсуркования, когда натурально каши в голове не будет. Грызь также с интересом пырился на Руду, и отнюдь не потому, что его интересовали различные руды. Просто не так много лиселок он видал, так что, учитывая, что одна из них его согрызяйка, это любопытно. Казалось бы... но это только казалось. Тёмно-рыжая, почти красная по окрасу Руда мало походила на Хорельку, хотя эстетически Пуз признавал, что лисичка прелесть. Большущие ухи, чёрный носик и зелёные глазки, плюс некоторые белые полосочки по лапкам и хвосту, самое что ни на есть "кря!". Главное же отличие состояло в том, что краснохвостая была куда как спокойнее, в отличие от его рыжей шустрячки, которая ухитрялась крутиться, даже сидючи на скамейке. Впрочем, подытожил грызь, тоже замечательная лисельчарыня, и Чая ещё как можно понять головой. Что касаемо третьего лиселкача по погонялу Бруди, то он напоминал Пузырю не иначе как себя самого, до встречи с Хорелькой. Наверняка, если бы он в своё время выбрал... хотя нет, тогда ещё не было возможности морфиться в лиселок. Кстати, это сразу указывает, что все эти клюквята моложе его, причём неслабо как, сделал удивительный вывод грызь. С другой стороны, применимо ли к ним вообще понятие возраста?...

- Ну, пошла старпёрская тема, пух в ушах, - заржал Чай, хлебая чай, - Какие наши годы, вот в наше время, что за молодёжь пошла, и всё такое... А если серьёзно, то вполне применимо. Правда, изменения происходят не такие же, как при росте организма, но определённо происходят. Вспомните хотя бы, как вы себя чувствовали в первые годы после морфа, и сравните.

Клюквисы поводили ушами, действительно вспоминая: да, что-то такое было.

- Возможно, это просто привыкание к новой тушке, - предположила Хорелька.

- Неа, - мотнул носом Чай, - Тушка у тебя не настолько уж новая, если ты забыла. Привыкнуть к ней, это месяц с избытком. А тут дело именно в... эт-самом.

- Как всегда точно выразился, - заметила Руда, благосклонно взирая на согрызяя.

- Кстати, я вот так заметила, - цявкнула Хорелька, подумала, и добавила, - Заметила глазами, да. Что и на Лисувине, и здесь, почти нет настоящих, не клюквенных грызей. Да что там, я вообще ни одного не видела.

- Да я тебе больше цявкну, настоящих там вообще раз два и обчёлся, не только грызей, - кивнул лиселкач, - Это вполне естественно, если подумать. Ведь по ходу шерсти, чтобы выбраться в галактику и возиться в ней, надо забросить навсегда свою прошлую жизнь. Ты бы сорвалась в клюкву, когда тебе было лет... да хоть сколько, а не дофига?

- Мне тогда это и в голову не приходило, - призналась рыжая, - Нет, не сорвалась бы.

Пузырь слегка вздрогнул, представив себе такое, а именно - остаться без неё. Грызя вряд ли чем можно было реально напугать, и это то, чем как раз можно.

- Ну Пузырёк, - притёрлась она к нему бочком, - Я ведь не балуюсь предсказанием будующего, верно? Да и вообще, я это я только отчасти, верно? Так что, не пугайся.

- Попробую, - погладил её Пузырь, - Кхм. А в целом, понятное дело. Лично я то как раз сорвался бы, но пока раскачался, пока то да сё, уже к земле пора было готовиться. Потому и морфятся, чтоб не скопытиться, образно цокая.

- Тык морфиться не обязательно, - уточнил Чай, - Здесь вот, на Лужайке, есть несколько человеков, и ничего, не развалились пока.

- Кстати, а вы-то с Земли? - цявкнула Хорелька, - Тобишь, с Шаданакара.

Соль в том, что "землёй" обитатели называли свой мир далеко не на одной планете, поэтому в ходу было галактическое название. Например, достопамятный Шелек пчёлы по своему тоже называли Земля.

- Ну а ты как думаешь? - заржал лиселкач.

- Ну, судя по всему, ответ положительный.

- Ага. Я вот из Индии, знаете где это? А Рудяшка...

Ясен пух, что дальше пошла ещё одна старпёрская тема, а именно кто откуда. Правда, рассказывать охочи были только Чай с Рудой, Бруди же был не с той Земли, и вспоминать об этом явно не хотел. Пузырь с удивлением понял, что маловато что помнит из прошлой жизни, а Хорелька так не помнила с самого начала, потому как сознательно сделала себе частичную очистку памяти.

- Балин, этот, как его... склероз! - потёр башку грызь, - Я жил в России?... Или только хотел? Вот дожили, пух в ушах.

- Цявкну как всегда в логику, - цявкнул Чай, - А именно, напуха тебе эта информация. Если помнить всё подряд, башка лопнет. Даже у обычных, а уж у клюквенных тем более.

- Вообще тут полно землян, - заметила Хорелька, - Я думала, что в галактике они растворятся без остатка, так что и не найдёшь.

- Правильно думала, - кивнул лиселкач, - С Земли выпускников немного, на фоне населения того же Лисувина это меньше чем картошка. Просто есть мнение, что кой-кто организует дело так, чтобы мы все сливались в одни и те же места.

- Кой-кто? - захихикала рыжая, показывая третий глаз по лбу.

- Ага. Не забывай, что клюквисы по сути находятся в тестовом режиме. Да и вообще, выпускать в свой огород кого ни попадя, это не про ка-вэ. А так проще контролировать.

- Ну, нам-то это неудобствий не доставило, не? - рыгнул Пузырь, - Скорее, наоборот.

- Слушайте ушами, а чего вы в колхоз не вступили? - вспомнила Руда, - Больше нагребёте, гарантировано.

Пузырь переслухнулся с Хорелькой, и рыжие опять поняли друг друга без единого слова вслух. Придумывать оправдания, почему они не хотят вступать в колхоз уткомантов, и недоговаривать всё время, это мимо пуха. Главное, что клюквисы уже показались своими, которым можно доверять.

- Есть ньюанс, - ухмыльнулся Пуз, - Мы с Хорелькой-пуш составляем экипаж межзвёздного корабля "Малахольный Цыплёнок", того самого, который сейчас пристыкован к станции.

- Ты это серьёзно ржёшь? - скосила уши Руда, - А какого же тогда пуха?

- М, это обычная практика, Рудяш, - заметил Чай, - Вполне понятно тогда. Хотя, если у вас есть хотя бы три-четыре месяца, всё равно можно было бы оформиться. Или?

- Не или, - кивнул Пуз, - И месяцы есть, и колхоз это в пух.

- Сестра, сделайте погромче телевизор, начнём, - с умным видом цявкнул Чай, скатив всех в смех.

Он как раз ржал вполне серьёзно, потому как Руда открыла на своём комме соответствующее приложение, и спустя минуту рыжих зачислили в состав уткомантского колхоза "Не-зря". Далее, само собой, на уши клюквисов обрушились вопросы по поводу того, как оно с межзвёздным перелётом, а жадный Чай явственно начал думать, какую дополнительную Прибыль можно выжать из такого обстоятельства. Впрочем, шиш тут чего придумаешь, когда "Цыплёнка" собирались загрузить кеваритом, каковой есть крайне дорогая жижа. Собственно, из ископаемых - едва ли не самая дорогая! Всяких редкозёмов, не цокая о золоте и алмазах, добытчики привозили тысячами тонн, и цена на них была так себе, а вот кеварита, насколько известно, вообще больше нигде не достать. Как обычно, можно синтезировать, но для этого реально надо упороться, так что, оказывалось куда проще гонять Уток и Поросят. Когда Хорелька заикнулась, что даже не видела, как выглядит эта самая жижа, из-за которой весь сыр-бор, Руда стащила с лапки кольцо и передала ей. На первый взгляд просто колечко с крупным кристаллом, но если разуть глаза, то видно, как внутри прозрачного кристалла крутится вечный вихрь зеленоватых звёздочек, похожий на целую галактику в миниатюре. Если долго пыриться, это вводит в ступор, так что рыжая аж мотнула ушами.

- Ну а что? - хихикнула лиселка, - Запас карман не тянет, как известно.

- Ахаха, ну ты даёшь! - скатилась в смех рыжая, - Кольцо с кеваритом! Фига себе бижутерия.

- Би-жуть-ерия, - уточнил Чай, - Это только здесь можно такую фенечку на пальце носить, а на какой другой планете это будет накладно.

- А вы знаете, что эту жижу используют для чего-то секретного? - цявкнул Бруди, - Начинаешь копать, а там знаете ли как бы так вот пык, и ничего.

- Ага, ты головой-то подумай, - предложила Руда, - Если бы жижа была капец какая важная, то добывали бы её ка-вэ, а не какие-то клюквенные хонурики с никому не известной планеты.

- В логику, - был вынужден согласиться лиселкач.

- Скорее, просто нашей копенгагенности не хватает понять, что к чему, - цокнул Пузырь.

- Да, кстати о птичках...

- Да-да, мы всё знаем, про бегемота.

- Ага. Всмысле, я хотела цявкнуть, знаете ли вы Репу из "Туловища"? - спросила Хорелька, - Не из академического любопытства вопрос, хотелось бы знать, как этот пандведь.

- Пандведь как пандведь, - пожал ушами Чай, - Они тут уже который год ошиваются, а ничего плохого про них не слышно, так что, можно считать, что в пух. А что?

Хорелька вкратце пояснила, что, и клюквисы в очередной раз похихикали. Подумавши, они сделали вывод, что заранее нельзя ничего предсказать, всмысле, правильно ли рыжие притащили клюквенную лису на Лужайку, или этого не стоило делать от слова совсем. В общем, перецявкивания принесли не только потеху, но и изрядное количество вполне прикладных и полезных знаний. Начав клевать носами после сытного корма, клюквисы расползлись по своим комнатам, причём для начала - именно что дрыхнуть, как распоследние сурки. Правда, Пузырь почему-то, чисто спонтанно, хватанул бодряка, так что устроил свою ненаглядную рыжульку, а сам ещё посидел у окна, хлебаючи чай и философично пырючись на "переулок". Утрамбовывал в мозги данные, так сказать... "Куда-куда утрамбовывал?" - как наяву услышал он хихиканье лиселки, и захихикал. Похоже, она уже работает дистанционно, без личного присутствия - и это в пух, а не мимо. А, вот что, припомнил Пузырь, в очередной раз накатило тем Ощущением, когда хотелось что-то сделать для своей согрызяйки. Кольцо с кеваритом это конечно прикольно, но его натурально с Лужайки не вывезешь, потому как это покруче, чем брошка с плутонием. Так что, пока что-нибудь попрощее, да и отсурковаться действительно надо, а то завтра опять за работу. За работу, повторил грызь как старый дед, и прикусил язык, чтоб не ржать в голос.

Выйдя втихоря из фальшдома, благо тут три этажа, недалеко, Пуз подумал было дёрнуть за ухо кого-то из колхозников, но вовремя остановился - тык они тоже дрыхнут, наверняка. Однако сейчас был тот уникальный случай, когда у него были и запасные варианты. Недолго думая, грызь, хихикаючи, вызвал по комму Джезару. Его не удивило, что в звуковом фоне орала музыка и слышались не слишком трезвые реплики - главное, сама желтоухая пока не наклюкалась, иначе шиш до неё достучишься.

- Смотри доча, до утра не засиживайся, - с умным видом цокнул Пузырь, и поспешил уточнить, - Да ладно, уткую. У тебя всё в пух? Тогда, слушай корыстное дело...

Вспушившись для порядку, грызь шустро метнулся к трамваю, докатился до платформы-три, а там ныкнулся в подсказанное Зарой место, которое не так-то просто найти. Оказалось, что как раз под тошниловкой "Туловище" находится ларёк, где делают букеты грибов. Нет, из цветов тоже делали, но они пользовались куда меньшим спросом, чем грибы. Потому как окраска у этих грибных листьев не менее прикольная, только потом их можно ещё и слопать. Хихикаючи и потирая хитрые лапы, грызь не ощутил и тени давления Жабы на шею, потому как всё, что касалось Хорельки, было полностью обезжаблено. В общем, через пол-часа он уже осторожно припушился к рыжему бочку и ухнул в сон, а хитрый план оказался выполнен и ожидал в холодильнике.

Пожалуй, по прошествии всех процедур можно было утверждать, что на Лужайке местные устроились со всеми возможными удобствами, так что, как-грится, респект и уважуха. Конечно, без излишеств... хотя, это как посмотреть глазами, подумал Пуз. Вся эта кухня на платформе-три как раз и может быть отнесена к излишествам. Главное, что все базовые вещи, типа наличия бесплатных кормовых автоматов, и земляных ящиков, соблюдены, а уж дальше это дело тех, кому оно надо. Можно было подумать, что спокойствие и отсутствие каких-либо препонов свалились лишь на него с Хорелькой, как на космонавтов - однако, наблюдения показывали обратное. Бруди например, точно также первый раз прилетел на вахту, только не как оператор межзвёздного транспорта, а просто как обычная тушка. Тем не менее, шиш ему что помешало начать гонять уток в компании других выпушней. Странно лишь то, что нет большой очереди, ведь нагрести-то на кеварите можно весьма нехиляцки! Грызь аж шею потёр, прикидывая, насколько: да пожалуй, не сильно меньше, чем на шелеканите, только вот кристаллы это была разовая акция, а жижи здесь ещё дофига. А отсутствие избытка добровольцев, тут разные соли. Например те, что просто жадных, готовых упарываться за монеты, но не имеющих необходимых навыков, просто не берут. Нет, не на Лужайку - их в клюкву не берут, для начала. Точнее сказать, берут, только они очень быстро ломают себе шеи и дальше не отсвечивают... Да и впух, сделал точно вывереный вывод Пузырь.

--

Как и подозревали рыжие, особого расслабона не схватишь, пока поросята в лужах. Подыматься пришлось среди ночи, и буквально в авральном режиме бежать к транспортёру, потому как то самое окно, в которое вся компания сбросила своё механическое стадо, начало резко схлопываться. Тут такое происходило регулярно и было в порядке вещей, так что и тактика отработана: Утки не пытались вывезти всё на базу, потому как слишком далеко, а перебрасывали в безопасное место поближе. Как уже уяснили себе начинающие рыжие уткоманты, поросёнок - скотина достаточно толстокожая, так что просто каким-то там ветром его не пронять. Однако, если комбайн попадёт в зону активного тектонического выброса, или под сель, это как минимум похоронит его под слоем породы, что задаст очень долгую и нудную работёнку. На открытом месте ветерок мог достигать таких значений, что переворачивал и многотонный танк, и вот уже кувыркание по скалам ему было совсем не полезно, наверняка что-нибудь да выйдет из строя. А более вероятно, что ураган зашвырнёт машину в непроходимые нагромождения камней, откуда она сама не выберется. Поросёнок не слишком проходимый, как ни странно, он рассчитан на то, чтобы барахтаться в лужах, а не лазить по горам. Можно было предположить, что от ураганов следует прятаться под водой: хорошее решение, но неверное. На глубине водоёмы Лужайки изобиловали всякими уникальностями, как то течения с огромной скоростью, а главное - выбросы газов, которые могли приводить к разным интересным эффектам. При некоторых условиях - вода разуплотнялась, и объекты, ранее имевшие плавучесть, проваливались чуть не до самого дна. В другом случае - наступало резкое замерзание по всей толще, когда буквально за несколько минут целое море превращалось в льдышку. Как рассказывал на досуге Чай, в мехколоннах водятся не только уткоманты, но и те, кто подбирает за ними барахло - всякие там потеряные комбайны и части Уток, это как раз ихний случай.

Впрочем, болтать особо не приходилось, потому как один из экипажа дрых, а второй в это время бдил, и зачастую, достаточно усиленно, так что и отвлечься некогда. Пузырь отметил это ещё на симуляторе - зачастую он включал в наушниках какие-либо звуки, когда делал ерунду. Но когда следишь за полётом Утки и пасёшь поросят по луже, никаких звуков уже не слышишь, потому как слишком занят процессом. Ясен пух, что когда сидишь в кабине, а не за терминалом в безопасном месте, фактор вовлечённости увеличивается кратно. Тем более, болтанка в полёте никак не даёт забыть о происходящем. Когда же Утка сидит на грунте... говорили, что зачастую ощущается дрожь оного из-за тектоники, но Хорелька и Пузырь даже не успели испытать это на себе. Ихняя 125я моталась туда-сюда, как будто они реально упарывались - и возможно, так оно и было в натуре. Едва приземлившись, птица выпускала поросей или принимала их, и спустя минуту уже уходила обратно в воздух. Собственно, ледовая обстановка в этих окнах никак не способствовала тому, чтобы рассиживаться - лёд постоянно двигался, возникали торосы, которые могут помешать взлёту, и тогда придётся крякать на гусеничном ходу, пока не найдёшь подходящую полосу. Учитывая, что Утка летала на девяносто девять процентов сама, это вряд ли могло напрячь операторов. Пузырь, само собой, внимательно следил за согрызяйкой, чтоб она не упарывалась - однако, судя по всему, он сам упорётся гораздо раньше. Лиселка нисколько не проявляла усталости, и всё также бодро цявкала и шебуршала по отсекам, мотая пушистым ярким хвостярой.

- Так, ну это, пушА моя, - цокнул грызь, занявшись на досуге учётом, - За прошлую ходку было около десяти литров жижи, в пересчёте на монеты это почти сто тысяч. Если поднять темпы, то за отведённое нам физикой время набьём приличное количество лимонов.

- Пух ты! - повела ушами Хорелька, - Это ведь будет уже заметная часть сам-знаешь-чего.

- Ага. Только, выпей-ка окрысина, - дополнил грызь.

- Да что-ж такое! - скатилась в смех рыжая, - Только напьёшься ожабина, теперь окрысин!

- Эт не шутки, рыжулька. Это анекдоты... кхм. Всмысле, несмотря на все принятые меры, здесь регулярно бьются, так что потом, как-грится, совсем скучают. Но на девяносто процентов - из-за недостатка того самого окрысина. Ибо Жаба и Крыса должны быть в равновесии.

- И что ты предлагаешь всвязи с? - уточнила Хорелька.

- Предлагаю пока продолжать, - пожал ушами Пуз, - Впринципе, мы сейчас вообще могли бы топтать гусей, ты в курсе?

- Вот это новость! - лиселка сделала удивлённую мордочку.

- Я имею вслуху, что чайная компания могла бы просто прицепить нашу Утку на удалённое управление, и рулить сразу двумя. На самом то деле так их хоть дюжину сцепить можно, но смысла нету по логистике. Однако, мы здесь - что?

- Получаем опыты, - подумав, ответила Хорелька.

- В запятую. И вот когда мы их получим достаточно, тогда... тогда и послушаем, верно?

- Угу... Подивись-ка, какая фенечка.

Пузырь слегка вздрагивал, потому как если его рыжулька цявкала спокойно, а не с восторгом, то обычно это было что-то довольно страшненькое. Так было и в этот раз, хотя непосредственной опасности явление не представляло, но выглядело пугающе. В основном тектоническую подвижку поверхности было видно на радаре, потому как в воздухе опять мотылялись облака - зато масштаб заставлял вспушиться, как минимум. В равнине прямо на глазах образовывалась впуклость, ну или кратер, причём диаметром километров эдак в двадцать! Поверхность, которая на вид ничем не отличалась от другого места планеты, просто ухнула вниз, покрываясь разломами, и утонула в тучах выброшенного пара, а местами и раскалённой лавы. И хотя Утка шла не над самым провалом, а чуть в стороне, воздушная волна всё равно здорово встряхнула машину и едва не перевернула. Да что там, будь это обычный атмосферный самолёт, ему бы крылья поотрывало, и только прочная Утка выдерживала такие фортели. Клюквисы со смешаным ощущением жути и восхищения смотрели в боковое окно на почти чёрную стену из дыма, образовавшуюся по всему периметру кратера; выглядело как что-то твёрдое, чем и пугало.

- Мда, вот если там были пороси, то капец им, - произнесла лиселка, пырючись на катаклизм.

- Вне всякого сомнения, - кивнул грызь, - Только их там не было.

- Почему? Это же вроде как раз на полосе.

- На утренней линии, - уточнил Пузырь, - Как раз самая активная зона, никто там не пасёт. Вон смотри, стадо справа, им попуху.

Тут он ничуть не приукрашивал. Радар показал группу из шести машин, которые достаточно резво катились по мелкой луже в сторону от провала. Если навести на них локатор высокого разрешения, то даже сквозь облачность становятся видны подробности, как вращающиеся ленты гусениц разбрасывают комья грязи, а позади остаётся след перемешанного субстрата. Да ещё и цедят по пути, вне всякого сомнения.

- В общих чертах я уже понимаю, как Чай нашёл ту лужу, - цявкнула Хорелька, - А вот почему он не сел в эту, например, не понимаю. Она же на пятьсот кэмэ ближе.

- Очередь, - зевнул грызь, - Сейчас наша очередь там пасти, а не здесь. Полоса-то она идёт по меридиану, поэтому самые жадные места - ближе к полюсам, сечёшь?

- Они ещё что-то цявкали про выбросы на тёмной стороне, - припомнила лиселка.

- Выбросы тоже стараются по очереди грести, потому как толкаться никому не хочется. А у кого Жаба протухла, те досюдова не добираются, как известно.

- Ага. А ты помнишь, что у Чая это уже третья Утка? - поёжилась рыжая, - Правда, он и пасёт тут едва не с самого начала, ещё с тех пор, как не был Чаем.

- Справедливо, - кивнул грызь.

Лиселкач действительно цедил кеварит ещё до того, как оформил морф в лиселкача, и успел дважды успеть, образно цокая. Тоесть, выпрыгнуть из Утки до того, как стало поздно. Радовало то, что оба раза ему это полностью удалось. Одну птицу сбило прямым попаданием случайной вулканической бомбы, а вторую накрыло штормовым фронтом чрезвычайной силы, так что автоматика принудительно катапультировала командный аппарат до того, как стало бы поздно. Этот эваколёт конечно достаточно быстрый, но при реальных здешних ураганах может и не вытянуть, так что, лучше перебдеть и смыться на орбиту. Рыжие же, пока суть да другая суть, снова посадили Утку и занялись "щёлканьем", как это называли уткоманты - тобишь, переставляли батарейки в комбайнах, и сливали с них уже полученую жижу. Как они поняли из пояснений, батарейки заряжались достаточно долго, поэтому данный процесс и происходил на базе, а не прямо в лужах - здесь оказалось проще менять сами элементы питания.

- Послушай ухом, а почему у порося только две батарейки? - задалась вопросом Хорелька, - Ведь если бы у него было их десять, он бы в пять раз дольше работал, и не пришлось бы топтать гусей, м?

- Хороший вопрос, я ждал этого вопроса, следующий вопрос, - хихикнул Пузырь, - В нулевых, так посчитали, когда делали математически вывереные модели процесса... Возможно, что и промахнулись в несколько раз. Но вернее всего, просто никто не хочет морочиться с производством. Ведь эти пороси делает фабрика-робот, которая на них и настроена. Начнёшь ковырять... ну ты знаешь, "работает - не трогай". Тут как оно обычно и бывает, чтобы повысить эффективность, её сначала придётся уронить, а этого не хотят. Да и специфика.

- Специфика? Клюквенные лиселки, например? - захихикала лиселка.

- В частности, - без ш-уток цокнул грызь, - Наверняка кто другой не смог бы выдавать на-гора столько жижи на этом оборудовании, а клюквисы это те ещё упорыши. Плюс, никто толком не знает, сколько ещё кеварита есть в планете. Точнее, сколько будет.

- Ну да, это специфика, не поспоришь, - прикинула рыжая.

Соль состояла в том, что в планете, по ходу шерсти, кеварита не было вообще. Согласно наблюдениям, он поступал из пространства, Лужайка лишь работала как его сборщик, пользуясь своим гигантским магнитным полем - заглатывала, как щачлом астрономического, в прямом смысле, размера. Причём, поток микрочастиц из космоса "падал" в атмосферу на полюсах, а вот окончательно отлагались они напротив, ближе к экватору, где творилась самая тектоническая жепь. Ну, это не новость, как правило всегда где есть что-то ценное - жди ньюансов. Чтоже касаемо кеварита, то вроде как не имелось полностью достоверных данных о том, откуда он вообще берётся, и прозондировать его общее количество также не удавалось - по крайней мере, по общедоступной информации. С другой стороны, так оно нам надо, точно знать, мотнул ухом Пузырь, для практики хватит и имеющихся данных, меньше голову забивать.

Не забивая голову, он переключал режимы программы и просматривал окна с телеметрией, убеждаясь, что всё в пух. В это самое время очередной поросёнок подкатывался под "шею" Утки, стыковался с загрузочным механизмом, и получал замену батареек. Поскольку это было совсем близко от командного аппарата, при данной процедуре слышался металлический лязг срабатывающих устройств, и характерное "клацъ!", когда батарейка уходила в обойму. Опять-таки, ничего сложного, но всё же стоит смотреть за процессом с пониманием, потому как автоматика неизбежно накосячит, рано или поздно, причина именно в отсутствии понимания. Как уже упоминалось, пух его знает, умели ли в галактике делать реально искусственный интеллект, но его точно никогда не делали для замены естественного, потому как это было признано просто тупым... неинтелектуальным. Такая политика сейчас давала возможность клюквисам нагребать как в общественные, так и в собственные Закрома, а Пузырь вдобавок мог ещё и пыриться на свою рыжульку, которая копалась в программах на соседнем кресле, поводя ушками и шебурша пушистыми лапками. В кабине обычно было включено лишь неяркое освещение, так что в сумерках поблескивали её глазки, да "клюквины" на ушах... Замигал глазок на панели связи, и грызь взял на себя труд щёлкнуть тумблером.

- Эй рыжие, - цявкнула Руда, которая сейчас, слышимо, сидела на вахте, - Сколько вам ещё?

- Эй чайные, нам ещё пять поросей, - резонно ответил Пуз, позыривши. - А что?

- Просто сейчас закончим щёлкать, есть мнение что надо тащить сюда суп, - чётко выразилась лиселка, - И это мнение вычислительного отдела, так что, эт-самое... Да кто там ржёт опять?

- Я, - проржалась Хорелька, - Просто представила, как вы тащите суп.

Под "супом" имелся вслуху модуль поддержки, тот самый, который в автоматическом режиме делал техобслуживание поросей и даже кой-какой мелкий ремонт, если нужно.

- А ты знаешь, хохотушка, что здесь двоекратная урожадность, от среднего по больнице?

- Хуп... - непроизвольно взялась за шею рыжая.

- А времени осталось на три захода, - продолжила Руда, - Потом на этих лужах начнёт резко холодать и заветрит, придётся уходить на другую сторону от хребта. Так что, посмеёмся.

- Пузырястый... - уставилась на него Хорелька, - Газу!!

Смех с мехом, а прибавлять газу было особо некуда, потому как Утки и так работали без задержек. Благо, после прохождения симулятора, а также практики под присмотром опытных товарищей, рыжие знали, когда можно просто наплевать на задержки, вызваные программой, сбросить её и в лапном режиме прокрутить дальше. Иногда это имело признаки авантюры, навроде того, чтобы просто не проводить тест системы перед взлётом, дабы сэкономить две минуты. С другой стороны, выгоды от этого теста довольно сомнительные: если уж что-то развалилось, то Утке капец, что со взлётом, что без оного, накроет ураганом, и прощевай. Пользуясь в том числе такими приёмами работы, рыжие досрочно завершили "щёлканье", как некоторые изволили выцявкнуться, и метнулись на базу за тем самым супом. Хотя расстояние за прошедшие сутки не стало другим, ощущения от него - стали, и теперь эти полторы тысячи кило виделись как "недалеко". Тем более, максимальная дальность составляла около пятнадцати тысяч, это если пилить на самый экватор. До другого полюса ещё дальше, ясен пух, но там уже зона ответственности мехколонны "Южный", в которую по договорённости не залезали. Впрочем, до этого пока далеко - как видели клюквисы на навигационных картах, самые дальние группы работали на отметке тысяч в десять. У мехколонны просто не хватало Уток, чтобы покрыть все лужи, но, как видно, пока никто не желовался.

"Суп" представлял собой громоздкий контейнер, как раз по габаритам грузового отсека, который вкатывался туда по направляющим, и соединялся с системами самой Утки. После этого модуль мог принимать одного поросёнка внутрь, и как быстро убедились Хорелька и Пузырь, это было далеко не лишнее. Когда ветер несёт поток снега с пылью, плотный как пух знает что, стоять хоть сколь-либо долго с открытым люком это совсем мимо пуха, набьёт полную Утку, в прямом смысле. И так наваливало, но когда нанос более-менее мыслимый, его легко удаляет пневматическая система, проще говоря - дует поток сжатого воздуха и выметает через специально для того сделаные трубы и клапаны. Если же пылесугробы уплотнятся, это заявка на полную потерю птицы. Так что, простая казалось бы операция, превращалась в изрядный атракцион и акробатику с цирком пополам. Утка постоянно крутилась, потому как менялось направление ветра, а требовалось всё время стоять носом к нему, а не гузкой. Здесь очень помогало механизированное шасси, на котором не только широкие гусеницы с длинными зацепами, вгрызающимися в лёд или песок, но есть и привод, позволяющий маневрировать без участия пропеллеров. При этом птицу ворочало ветром, зачастую как бумажный самолётик, и многотонная Утка проползала какое-то расстояние, царапая поверхность гусаками. А ведь нужно было не просто удержаться на месте, но и принимать поросей - к счастью, из-за низкого силуэта, комбайн выдерживал гораздо больший ветер, чем носитель, и уверено маневрировал.

Тому, кто сидел на вахте "за штурвалом" - в кавычках, потому как в основном оператор-пилот клацал по клаве и курсеру, а не держал штурвал - приходилось довольно длительное время вот так елозить, борясь с ветром, и с непривычки это приносило и потеху, и некоторые опасения, мягко цокая. Не нужно иметь большого воображения, чтобы представить, как Утку просто поднимет и перевернёт, а это считай удар кабиной метров с двадцати высоты, да со всей дури в лёд или даже воду, так себе трюк. Кабина-то может и останется целой, а вот башка клюквиса - вряд ли. Поскольку в этом случае было бы нерационально полагаться на то, успеет пилот отреагировать, или нет, опять работала автоматика. Пузырь несколько раз попадал в такие моменты, когда длительный шквал начинал поднимать Утку и явно собирался кувырнуть её, но срабатывали аварийные реактивные двигатели, прижимавшие птицу к поверхности, и ущерба не случалось. Впрочем, рыжие старались всё же не работать там, где ветер слишком сильный, и такие моменты возникали только на взлёте, когда уже разложены крылья - со сложеными перевернуть машину становилось в разы сложнее. Кроме того, типовым развлечением было уворачивание от "лягушек", как погоняли катящиеся валуны. Как правило, это были глыбы льда, вылетавшие после извержения, и подхваченые ураганом, они катились многие десятки километров, пока не разбивались на мелкие фрагменты или не застревали где-либо. На открытых пространствах луж, покрытых льдом, было весьма реально словить такую льдышку или камень. В этом случае снова работала автоматика, потому как локаторы не топтали гусей, а обшаривали сектор как раз со стороны ветра, и засекали "снаряды" за несколько километров, благо, лужа плоская, незаметно не подкрадёшься. Если числовая машина находила, что курс снаряда пересекается с Уткой, то птица сама, безо всякого вмешательства оператора, резко дёргала в сторону. Пилоту же оставалось только вспушиться и позырить в боковое окно, как мимо пролетает подарок, бешено вращаясь и раскидывая отлетающие кусочки. Ясен пух, сидеть несколько часов и постоянно ждать, а потом вовремя среагировать - совершенно излишняя нагрузка на операторов, когда элементарная железяка сделает это гораздо надёжнее. С непривычки сильно нервировало, что Утка может в любой момент сделать что-то своё, но с привычкой - вполне терпимо.

- Терпимо, грызударь? - церемонно переспросила Хорелька, - Это цокнуто настолько мягко, что просто считай вообще не цокнуто. Всмысле, мы тут как сыры в маслах катаемся. "Терпимо" это было на рудниках во времена индустриализации, так примерно.

- Тебе правда понравилосиха, моя рыжая звёздочка? - ласково цокнул Пузырь, - Это в пух, как ничто другое.

- Ну а чего тут может не? - пожала ушами лиселка, - На Утках кататься прикольно, ну и нагребаем к тому же не по пухУ. Чисто РЖ, как обычно... и радует, что для нас это уже обычно.

Клюквисы скатились в смех, потому как грызь выудил из кармана монетку "пять процентов", как тут это называли, и так там и было написано, собственно - пять процентов от дензнака. И в частности, там было как раз написано "РЖ", причём самым крупным шрифтом. Как уже упоминалось, эта простая формула расшифровывалась как "Ради жизни, ради поржать, и ради жадности".

- А если бы мне не понравилосиха, что бы ты сделал? - захихикала Хорелька, - Чисто из любопытства?

- Уныл бы слегка, - признался Пуз, - А что тут ещё можно сделать, обратно покатимся не ранее чем через... сколько там осталось. Хотя, есть способ стартовать хоть сейчас, но без крайней нужды этого делать не стоит.

- Да это точно, - потянулась рыжая, - "Цыплёнок" конечно уютное корыто, но как посидишь там годик, как-то обратно сразу не тянет.

- Ты это, смотри ушами, Хорелястая, - дал ценные указания грызь, - Если надоест гонять уток, отсуркуйся как следует, или ещё чего сделай. А то чтоб ты не подумала, что кое-кто выжимает из тебя трудодни, как творог из марли.

- Тык! - фыркнула Хорелька, - Я всё шапку хотела сделать, но это я могу и здесь возиться, в свободное от тряски время. Единственное, если потребуется возиться с химией, то это уже надо в спокойном месте... в общем, послушаем.

- Послу... эй Утка, ты куда? - хихикнул Пузырь.

Утка действительно резко пошла в сторону, даже более резко, чем обычно. Взяв на себя труд разуть глаза и позырить на экран локатора, грызь икнул, потому как мимо прошло что-то более чем крупное, явно не камушек. Глянув в боковое окно кабины, он увидел только удаляющийся объект белого цвета, похожий на айсберг. Если честно, то это и был айсберг, только не плавающий, а скользящий по льду, разогнаный до хорошей скорости ураганным ветром. Вспушившись на всякий случай, Пуз связался с 43ей и уточнил, что он только что видел; Чай подтвердил, что скользящие айсберги - в порядке вещей, хотя это и редкость. Один такой даже наподдал ихнего поросёнка, но обошлось без последствий, как упоминалось - комбайн достаточно прочный. Нутк и, сделал компетентный вывод грызь, и схрумал ещё печеньку, запивая цикорием из термоса.

- Между прочими гусями, это даже более безопасно, когда камни летают, - заметил Пуз, - Потому как все постоянно сидят где-то рядом с изменой, ожидая подвоха. А на луне, где ничего-ничего, а потом бабах и ничего, одуреть и протупить куда как легче.

- Верное замечание, - согласилась Хорелька, - Только вот потери всё равно есть.

Лиселка какое-то время философично поводила ушками, пырючись в стекло кабины, за которым снова бушевала пыльно-снежная буря, и вспышки молний перемешивались с пробивающимся даже сквозь такие тучи светом солнца от горизонта.

- Это в пух, что мы с тобой вместе тут, - хихикнула она, - Если что, то напару.

- Поперёк не цокнешь, - кивнул Пузырь, погладив её лапку, - Мне без тебя уже вообще никуда, надеюсь ты это понимаешь.

- А мне без тебя, выпушень, - цявкнула Хорелька.

- Очень приятно, лисельчарыня, - ничуть не покривив пушой, сообщил грызь, - Только вот предлагаю сделать так, чтобы "если что" было в плюс, и пусть будет напару. Если что, нагребём кеварита, например.

- Вот ты жадобина! - с нескрываемым восхищением крякнула лиселка.

Мда, подумал Пузырь не вслух, как цокают грызи - "всяк орех не без ружи", всмысле палка о двух концах. Существование с согрызяйкой тысячекратно повышает количество получаемой ржи и потехи, зато и создаёт некоторые страхи. В случае с Пузырём можно было сказать, что вообще - создаёт страхи. Чего бы ему было бояться раньше, морфу, который считай уже прошёл одну жизнь, а эта, можно подумать, бонусная. Если на него свалится поросёнок, то ему в любом случае уже будет сильно пофигу - а вот если... вот об этом и было страшно даже подумать. А ведь хоть весь пух из хвоста выдерни, абсолютной безопасности не бывает, и уж тем более на Лужайке с её спецификой. Тут такое дело, что приходится просто принять это как данность, что тоже далеко не просто... правда, только если ты не Пузырь. Для него всякие морально-этические и филосовские задачи, от которых иные существа получали лопанье головы, были как белке орешки. Или, точнее, грызь их просто не замечал. Кто-то скажет что это просто тупость, а на самом деле, вполне вероятно, так оно и есть - зато, помогает больше сосредоточиться на практике. В данном случае сосредоточение помогло ему в очередной раз не прозевать вызов от "чайных".

- Пуз, соседний колхоз просит навоз, - сообщил Чай, - Кхм. Всмысле, соседний участок просит подсобить с переброской, у них опять аврал.

- А как с выпасом? - уточнил грызь.

- Пока просто тормознём, задержка будет ну часов на тридцать, не более. Ты наверно знаешь, что тэ-о пороси могут подождать гораздо дольше, чем записано в норме. На практике, раза в три.

- Понятно, тогда сейчас заканчиваю и тащу суп на базу?

- Да выплюнь, - хихикнул Чай, - Суп вмещает порося, сечёшь?

- А, ну да, - хлопнул себя по уху Пузырь, - А чисто из интереса, нам за это что-то перепадёт?

- А то. Когда у нас будет аврал, эти суслики метнутся также нам помогать, уговор дороже денег.

- Тогда в пух, и вопросов более не имею. Ключи скинешь?

- А я думал, сами взломаете... Лови.

Ключи, всмысле цифровые коды для управления поросятами, действительно было не так сложно сломать самому, просто это реально нафиг никому не надо. Пузырь заржал, представив себе угон поросёнка на Лужайке. Однако, как это с ним случалось чуть чаще чем всегда, рожь не помешала ему продолжить приём и обслуживание поросей. Быстро закончив с группой, Утка поднялась в воздух и перемахнула к указаному стаду, после чего начались крылатые качели в полный рост... всмысле, приходилось садиться, принимать поросёнка, и перевозить его через скальный хребет на расстояние километров в полста, и возвращаться за следующим. При этом нельзя было ни разу разбить Утку, а также допустить столкновения с другими птицами, которых тут сновало туда-сюда аж шесть штук. На этот раз грызь не пошёл дрыхнуть по времени вахты, а склюнул таблетку для бодрости - изредка можно. Мотыляние в достаточно плотном строю Уток, плюс рядом горы высотой под три тысячи, в которые легко вписаться, а с другой стороны накатывается штормовой фронт явно избыточной силы, в который тоже надо не попасть: в такой обстановке работы с лихвой хватало на обоих операторов, так что Хорелька хоть и хихикала, но быстро схватывала обстановку и щёлкала курсером, передавая данные на терминал Пузыря. А тому было куда как легче, потому как не приходилось следить за многими вещами сразу. Как и во время полёта на "Малахольном Цыплёнке", работать вместе с согрызяйкой доставляло ему настоящее удовольствие, безо всяких натяжек! Что может быть лучше, когда "помеха слева, эшелон два" звучит не от числовой машины, а произносится родным голосом.

- Да что ты там... гуся, что ли? - фыркнул Пуз, наблюдая за данными.

- Я чуть-чуть, по краешку, - захихикала лиселка, впрочем, не отрываясь от экрана.

- На этот раз я не тебе, - уточнил грызь, - Порось не входит.

- Слишком жирный? - предположила рыжая.

- Слишком кусок льда залетел. Ну-ка, держись покрепче.

- Ааблин...

Пузырь нажал на рычажки, управлявшие гусеницами, до упора в разные стороны, как на танке или бульдозере - эффект тот же, гусаки стали вращаться в разном направлении, резко крутя Утку на месте. Порывы ветра делали попытки поднять птицу и перевернуть, но пока у них не получалось, и она только раскачивалась на "лапах". Чего кстати грызь и добивался, собственно - от бокового ускорения и тряски льдышка полетела по полу грузового отсека, и вывалилась наружу. Ничего более не вывалилось, потому как там всё заранее закреплено. Фактически получалось, что Утка просто потрясла гузкой! Не только потрясла воображение, но и из стороны в сторону, всмысле. Осознав этот факт, рыжие продолжили ржать. Теперь, когда пол отсека был осовобождён от льдышки, птица снова встала носом по ветру, а Поросёнок, следуя командам, деловито развернулся, чапая гусеницами по ледяной корке, и аккуратно, но достаточно быстро залез на отведённое место в модуле поддержки, после чего люк закрылся, и можно облегчённо выдохнуть.

- Входит, и выходит. Замечательно выходит, конец цитаты, - цокнул Пузырь.

- Ага, - профыркалась от смеха Хорелька, - Только вот гузловой люк у нас слегка помят, полностью не закрывается.

- Серьёзно? - удивился грызь, но увидел это своими глазами, на экране, - Хорошо что заметила, Хорелястая.

- Ну так, разуваю глаза, Пузырястый, - резонно цявкнула она.

К ихней удаче, край подвижной части корпуса был смят внутрь, так что в целом люк всё же закрывался, но оставалась приличных размеров дыра, в которую и пролезть можно, при желании. Само собой, такого желания ни у кого тут не возникало, зато было желание как можно быстрее избавиться от этого косяка. Мало ли что! Главное, что люк может вообще перекосить или вовсе оторвать, а это ну совсем мимо пуха.

- Чай, у нас нежданчик, - спокойно сообщил Пуз, и даже не умолчал, какой именно.

- Так... Точка сто шесть, видишь? - лиселкач соображал быстро, - Садитесь туда и бросайте суп вместе с поросем, а сами дуйте на базу. Это котловина, ничего там с имуществом не будет, а летать с дырой это явная заявка на получение ущерба.

- Понял, - вздохнул грызь, потирая попираемую Жабой шею.

Притеревшись к поверхности льда, Утка натурально выгрузила весь модуль поддержки, благо, он двигается по направляющим и выбросить его можно даже в полёте. Вот загрузить обратно... ладно, топчем гуся по мере его поступления, напомнил себе Пузырь. По крайней мере, он точно не собирался рисковать своей рыжулькой ради какой-то там жижи. Так что, грызь с лёгким пухом поднял машину в воздух, задавая курс к базе.

--

Часть четвёртая

Продрав глазные яблоки в количестве две штуки, Бруди с самого начала увидел ничто иное, как нос. Рыжий длинный нос, увенчаный чёрным "пятачком", ровным счётом как у лисы... стоп, так я и есть лиса, частично, припомнил "новость" клюквис, и позырил на собственные лапы, дабы не оставалось сомнений. Ну да, так и есть - рыжие, с когтями. Хотя по большому счёту это были не лапы, а руки, и сейчас в них ощущалась некоторая утомлённость вплоть до болей. Рыжий помотал башкой, отчего мотались туда-сюда длинные уши, и погнал склероз ещё дальше: вчера до усёра чистили снег из Утки, отсюда и усталость. Бруди слегка поёжился, потому как перед глазами до сих пор стоял этот снежок, плотный как асфальт, скотина! Случаи, когда он набивался вот так в грузовой отсек Утки, да ещё и в самый дальних угол, были редкостью, а потому для них не предусматривалось никакого другого решения, кроме как лома и лопаты. Немудрено, потому как там надо чистить крайне аккуратно, снег облепляет оборудование, расположеное как раз там, и лупить со всей дури никак нельзя. Также цокотно доверить такое роботу, потому как ему глубоко попуху, раскокает всё и не поморщится. Так что, как некогда говорилось, "лопаты в руки, пухячим, пухячим".

- Дуу ты впух... - прошипел лиселкач, разминая затёкшую тушку.

Впрочем, скрыть недовольство ситуацией у него получилось бы легко, за отсутствием оного. Почистить что-либо от снега это впринципе адекватное дело, а тут ещё достаточно вспомнить, сколько они все нагребают при этом, и жабёнка давала отбой. Вот насчёт вспомнить - тут были ньюансы, а именно - память у клюквисов имела свои особенности. Например, после глубокого сна зачастую случалось вот такое, когда новостью становятся самые базовые вещи. Например, идея... всмысле, "и-де я?". Оглядевшись, Бруди пришёл к дедуктивному заключению, что он таки в своей комнате в жилом секторе, а такой тут один, на платформе-два. Небольшое помещение, уделаное панелями из чего-то там, изображающими доски, достаточно ярко освещалось из окна, создавая полное ощущение, что там улица; картина дополнялась звуками, когда мимо проходили жильцы, цявкая и хихикая. Если плотно закрыть окна, то не будет слышно, но сейчас форточка была приоткрыта, и туда к тому же собилась занести тучное тело огромная муха, но не пролазила в щель.

С некоторой осторожностью соскрёбшись с кушетки, Бруди доковылял до санузла, и в частности, умыл мордень холодной водой, ради бодрости, и некоторое время пырился на отражение этой самой мордени в зеркале над умывальником. Лиселкач натурально походил на белку и лису одновременно, огромные уши с кисточками... ну да, припомнились технические подробности, огромные уши - не для красоты, это система охлаждения мозга. А почему именно лиселкач, так это он тоже вспомнил - из Жадности, само собой. Морф в лиселку стоил нынче меньше всего, а Бруди всю дорогу не придавал большого значения тому, как выглядит его морда - ну рыжая и рыжая, пух бы с ней, как кое-кто цокнет. Победив склероз и на этом уровне, рыжая морда двинулась к углу с кухонным хозяйством, и выудила из маленького холодильника загодя наделаные бутеры. После чего клюквис не удержался, включил комм и ещё раз убедился воочию, сколько ему уже причитается за возню с кеваритом. Выходило нехило, мягко цявкая. Точнее, такие количества монет он получил бы на Лисувине за год, а здесь за неделю. Есть некоторая разница, подумал Бруди, и заржал, благо, никто не услышит; правда, он услышал сам, и это звучало довольно странно, смех посредством цявканья.

Пожирая бутеры, он полез в сеть смотреть обновления, но его в очередной раз подвёл слишком чувствительный слух. Причём, в отличие от обычных организмов, лиселки вполне легко переносили и грохот, не теряя при этом возможности услышать мышь под снегом. На этот раз в уши попала рожь, и не просто какая-то, а некая лисельчарыня каталась по смеху, проходя под окном снаружи. На этом месте рыжий даже слегка остановился, не донеся корм до щачла, а палец до кнопки, потому как ему припомнилась Руда. Не полиметаллическая, на этот раз, а та самая лиселка, которая была согрызяйкой Чая. Соль в том, что это была первая из таковых, с кем Бруди пришлось достаточно близко общаться, и он словил Ощущение, как это называют грызи. В данном случае ощущение того, что она просто прелесть во всех отношениях, так что лиселкач невольно порыкивал - долбаный Чай!... Хотя если подумать головой, то вряд ли могло быть иначе, ведь они с одной планеты. Ну и само собой, рыжий твёрдо не собирался делать ничего, что было бы мимо пуха, хотя и получал от этого некоторое количество унынья. Кому другому это с высокой вероятностью грозило потерей адекватности, но не этому типу. Если опять-таки подумать головой, то ничего удивительного, что первая встреченная лиселка не оказалась свободной, а кроме того, Бруди немного привык, когда он в одну морду. Если уж точнее, то очень сильно привык, и теперь был осознано доволен, что Руда и Чай хотя бы вполне дружески приняли его в колхоз... а они могли этого не сделать, задал он себе вопрос, учитывая дефицит персонала на Лужайке? Ещё как могли, подсказала память и опыт, так что, стоит вознести хвалу Вселенной за такой случай.

Пока рыжий философично таращился на ложку, крутя её в лапах, дзынкнул комм. Ну вот, лёгок на помине, кусок шерсти и пуха.

- Ну ты чё там, наседка, продрал зенки? - хихикнул Чай.

- Частично, - резонно ответил Бруди, - А чё, уже пора?

- Жабу тебе на язык, - дипломатично выразился клюквис, - Не накидался? В общем, пора будет от силы завтра, а может и позже, пока - гуляй пушнина.

- Он имеет вслуху, - встряла Руда, - Подваливай в "Туловище", коли есть дурь, наклюкаемся.

- А, ну раз так, - хрюкнул Бруди.

И то правда, пандведи ухитрялись как-то создавать весьма широкий спектр продуктов брожения, от настойки до пива. Из-за специфики места всё это делалось в основном на клюквенном соке, но это был не минус. Ладно, пойду правда наклюкаюсь, ответственно решил лиселкач, да и полюбоваться на Рудяшку просто так, в эстетическом плане, тоже не лишнее. Так что, рыжий нацепил парадную форму... чистую спецовку, само собой, в отличие от рабочей, уделаной до серости, и пошлёпал лапами к трамваю. Не то чтобы он так уж жаждал наклюкаться, но эта столовка была одним из мест сбора для большой части всего населения мехколонны, по крайней мере, колхоз "Не-зря" там собирался практически в полном составе. А это не только потешно, но и зачастую приносит материальную пользу, сухо цявкая, когда сказанное сразу попадает во все причастные уши. Собственно, Бруди так и попал в чайную команду, спросили - кому мол надо баклана, и все дела.

- Эй чуваак! - тявкнуло справа, как только клюквис сунул нос в заведение.

Рыжий привычно показал лисожулику кукиш, в общем-то, как и все остальные, кого тот пытался вовлечь в лохотрон. Как он ещё не обанкротился, не понятно... или скорее давно уже, но бросить не может. Да и культяпка с ним, отмахнулся ухом Бруди, и подсел за длиннющий стол к товарищам, которые уже натурально заливали в себя разное, ну и ржали как кони, ясен пух. Помимо лиселок, клюквенный контингент составляли морфы некоторых других типов, в частности - таурены, здоровенные копытные чуваки с рогами, которые возвышались над ушами остальных едва не в два раза. Нормально, заржал рыжий, снег у нас убирают малявки типа меня, а быки за терминалами сидят... правда, он тут же прикусил язык, потому как за этот снег дюже много получалось, так что, пусть себе сидят. Тем более, зачастую большие габариты действительно мешали тауренам разворачиваться в узких закоулках отсеков, и палка как всегда о дух концах.

- Ну ты и скупердяй, - пихнул его локтем Чай, - Сколько ещё ковырялся, после нас?

- Вопрос праздный... До конца, само собой.

Слышавшая краем уха Руда поперхнулась соком, уставилась на него, и покрутила лапой у виска.

- Беличья мудрость гласит, ты тряси, тряси, да не перетрясай, - процитировал Чай с умным видом, - Это перебор, чувак. И это не мне кажется, а это давно провереные практикой сведения. Больше так не делай, лады?

- Да ладно, - фыркнул Бруди, - Но вроде хорошо пошло, почему нет?

- Носом ты клевать потом будешь, потому и нет. И лапки будут дрожать, а тебе штурвал держать. Ущерба, как ты догадываешься, нам не надо от слова совсем.

- Поперёк не цявкнешь, - пожал ушами лиселкач.

- Вон видишь тех баранов, - показал на рогатых Чай, - Морон и Каброн, они в ангаре обслуги обычно трутся, вот их и припахивай к уборке снега. Им это как-то полегче будет.

- Ты баран, мы всё слышим! - донеслось оттудова.

- Так я затем и цявкаю, чтоб вы слышали! - резонно ответил Чай, - Понаберут по объявлениям...

Это было сказано поржать ради, на самом деле тот же Чай всё бы сделал и для "баранов", и для остальных товарищей по клюкве, а заодно и по колхозу. Иногда даже без "бы", как точно уже знал Бруди, и это выселяло пессимизм, как некоторые цокнут. Лупанув для начала клюквенного сока, которого тут был целый бидон на сорок литров, лиселкач прошуршал к раздаче, где возилась трактирщица, если это так можно назвать, пандведиха Лэй, довольно таки пушная и округлая плюха, как и большинство её сородичей.

- Здорово Бруди, - глянула она на клюквиса, поднявши взгляд от газеты с кроссвордами.

- Серьёзно? - скосил ухо тот, и оглядел спецовку - шиш, ничего там не написано.

- У меня память не как у рыбки, - оскалила клычки панда, - Не так вас тут много, чтоб не запомнить. Решил наклюкаться?

- Ага, - признался тот, - Пиво е?

- Е. Вон там, четыре сантима за квадратный литр, - показала пальцем Лэй, - Чувак, а тебе не надоело таскать в карманах монеты? Может, электронкой?

- Неа, - хихикнул Бруди, роясь в карманах и высыпая на стол монеты, - Ибо сказано, не трать в корчме.

- "В корчме" можно опустить, - подсказала пандведиха.

Лиселкач уже понимал, для чего нужны эти монеты - да чтоб не лопнуть, вот для чего. Если бы пиво было бесплатное, начался бы тупак. А так нет никакой разницы, сколько оно стоит, всё равно для Жадных это слишком много! Поэтому сейчас он сидел с трёхлитровой кружкой, а не с ведром. И продолжил хихикать, потому как Чай делал доклад о лужах и утках, как ни странно. Эти старатели ухитрялись что-то понимать, даже при том, что уже наклюкались! Бруди таким похвастать пока не мог, он терял суть сразу, поэтому с чистой совестью стал догоняться пивом, и машинально кивал с умным видом. Хотя это была уже совсем старая ненужная привычка, сам же подметил рыжий, тут понты не в ходу от слова совсем. Ему пока ещё легко было представить, какое говнище тут развели бы, не будь это территорией Союза, а тут - шиш. И даже не потому, что бдят трёхглазые, а потому что тут никто и не подумает брать пиво по астрономической цене, в полной независимости от того, какие на Лужайке доходы. Так что все "предприниматели" с протухшей жабой на шее банкротились быстрее чем сразу. И это идёт на пользу всем, в том числе самим трактирщикам, подумал Бруди: попробуй поторчать тут безвылазно месяц, останешься без мозгов. А так Репе и Лэй волей-неволей приходится выносить свои тучные тушки на выпас уток...

- Кряканье! Нужно кряканье!! - возопил кто-то из не особо трезвых, и компания тут же подхватила, - Кря-кань-е! Кря-кань-е!

Бруди заржал, наблюдая, как при этом пандведиха закатила глаза, но делать нечего, пришлось крякать. Чаще всего с "кряканьем" выступала Хильда, та рогатая похожая на антилопу, но сейчас была не её смена. Лэй, встряхнувись всей пандой, взяла микрофон, чтоб все слышали.

- Ну ладно топтуны уток, будет вам кряканье, - сообщила она, - Нашу, уткомантскую! Эй, Зара!

Джезара, которая шуршала как мышь между столами, резко вспушилась, мотнула огромными жёлтыми ушами, и бесхитростно вскочила на свободный стол, что собственно и вызывало дополнительную потеху среди контингента... Если уж точно, то ржали как лошади.

Ой поросята, утка да ангар!

Эх да через тучи проведёт радар!

Фланцы не накроет, громче буря воет

А нам да на базу, утащить хабар!

"Гимн" уткомантов сочинили первые старатели, и теперь его исправно горланили в столовках. Но Бруди вообще уже не слышал звука, вытаращившись на лисицу, которая отплясывала на столе. Что она клюквенная, было и так понятно, но вдобавок на её ушках зачастую ярко вспыхивали красные искорки. Большеухая прикрывала тушку топиком и короткой юбочкой примерно того же серо-буро-малинового цвета, что и её гривка, плюс на ней были длинные чёрные сапожки, облегавшие стройные лапки. Ясен пух, что лиселкача поразил вовсе не факт того, что он наблюдает клюквенную лису, он реально офигел оттого, насколько она прекрасна. Клюквис краем уха ощутил, что у него подёргивается глаз и сердце сильно сбилось с ритма. Казалось, она смотрит прямо на него... на самом деле, конечно, она просто улыбалась в сторону зрителей, но находящемуся в состоянии аффекта попробуй это докажи. И какая невероятная, шёлковая пушнина, переливающаяся волнами света...

- Эй Бруд, муха залетит, - поднял ему отвисшую челюсть Чай, - Что, задачу по тригонометрии вспомнил?

- Да не, на лису вытаращился, - машинально ответил тот, и помотав головой, вышел из ступора, - Пщу... Кто это такая?

- Клюквис, как и ты, кстати, - фыркнул Чай, хлебая чай, - Но думается, губу не раскатывай особо. Не тебе одному она приглянется.

- Приглянется не то слово, - пробормотал Бруди, продолжая пыриться, - Её Зара зовут, да?

- Джезара, - хихикая, подсказала Руда, - Ты только сейчас уши разул, сокол ясный?

- Если честно, да, - легко признался лиселкач.

- Она с Пузом и Хорелей прилетела, - хрюкнул Чай, - Чуешь, чем это пахнет?

- Неа.

- Вот и я не чую, - заржал лиселкач, и переслухнулся с согрызяйкой, хихикая, - Ладно, чувак, гусиной удачи, если что.

Удача мне понадобится, подумал Бруди, потому как выступление лисички принесло ожидаемый подъём хохолков, аж треск стоял, образно выражаясь. Немудрено, учитывая, что среди старателей большую часть составляли самцы без согрызяек. Однако эти чуваки не подозревали, что у них уже нет ни единого шанса, потому как для них это была просто привлекательная самочка, а вот одного рыжего клюквиса зацепило конкретно. Настолько, что он моментально забыл про опьянение и начал соображать на редкость быстро и рассчётливо, буквально как на симуляторе во время аварийной ситуации. На картинку с глаз уже накладывалась тактическая схема, что, куда и как. Поэтому рыжий не пошёл прямиком на главную цель, а бочком-бочком да к раздаче, заодно хлопнуть пустого клюквенного сока, дабы окончательно протрезветь. Впрочем, состояние аффекта никуда не делось, но по крайней мере, Бруди сам это понимал. Косясь в нужную сторону, он с хихиканьем увидел, что его рассчёты работают даже здесь: большая часть петушков уже поутухла, потому как их отягощал алкоголь, ну или чем они там догоняются. Оставалась ещё пара настырных, но лиселкач не спешил. Джезара отсюда никуда не денется до конца смены, и девять из десяти, что эти чушки успеют наклюкаться в зюзю. Кроме того, рыжий припомнил, как оно происходит в подобных заведениях на Лисувине, где он тоже бывало торчал. Чтобы не таскать за собой лишнего хвоста, такие как эта желтоухая просто дожидаются прихода следующей смены, а уж потом линяют по тихому. Так что, есть большая надежда на козу... тьфу, антилопу. А для начала Бруди с замиранием сердца следил достаточно издали, как лисичка шуршит между столов, таская в основном бочонки с пивом - только и мотылялись два жёлтых хвостища... серьёзно, два? Да, это не оптический обман, хихикнул рыжий. Очень оригинальная лисярыня, во всех отношениях.

- Послушайте ухом, пандведярыня, - цявкнул лиселкач, подобравшись поближе к ушам Лэй, - А эта лиса, она ведь недавно здесь, верно? И до скольки у неё смена?

- Кек, - глянула на него пандведиха, - Приплющило, рыжий? Да вижу, что приплющило. А вот давать справки не буду, сам выкручивайся.

- Ожидаемо, - вздохнул Бруди, накатывая ещё соку, - Ладно, буду выкручиваться.

Джезара то и дело проплывала мимо, прям на дистанции вытянутой лапы, но лиселкач даже не находился, что цявкнуть, а просто таращился, как мышь на крупу... хотя, если честно, мышь на крупу обычно не таращится. Кажется, она даже заметила рыжего клюквиса, который не сводил с неё яблок, но ясен пух, это не могло её сильно удивить, тут таких пырунов по десятку на день. Так что, лисичка кокетливо поводила ушками, но не более того. Что мне нравится, подумал рыжий, так это то, что искать её тут достаточно легко, когда на целой планете лишь две жилых зоны, и вторая - на другом полюсе. А вот наличие какого-то лисопижона, который явно подбивал клинья к желтоухой, ему вообще не понравилось. Не без труда, но включив видение без эмоций, Бруди отметил, что этот рыжий явно не шоке, но и отставать от Джезары, похоже на то, не собирается, потому как не наклюкивается. В каком другом случае лиселкач явно не стал бы что-то делать сразу, но тут случай выпал особый, так что он просто подсел к лису, и привлёк внимание громовой отрыжкой.

- Эй чувак, - неоригинально цявкнул Бруди, - Подбиваешь клинья к лисе?

- А что, твоя лиса? - достаточно осторожно поинтересовался лис.

- Частично, - не стал врать клюквис, - Всмысле, понимаешь, она меня так зацепила, что просто капец. Настолько, что даже тебе это говорю, чуешь?...

- Ну раз не твоя, то извиняй, - фыркнул рыжий, который ещё более рыжий, - Посмотрим, на чей хвост она лучше поймается.

Бруди сильно поморщил уши, потому как вроде и крыть нечем, а с другой стороны, не покрыть просто нельзя. К тому же, скептически позырив на лиселкача сверху вниз, ибо был прилично повыше, пижон, не до конца всё же трезвый, тявкнул лишнего.

- Да ты даже не лис. Так что, мой тебе совет, бросай это дело. И ещё запомни, что я всегда получаю то, что хочу.

Бруди аж моргнул, настолько странно это звучало от клюквиса, я, хочу... да ты больной чтоли, чуть не ляпнул он, но вовремя прикусил язык: а напушнину это озвучивать? Впринципе, если бы тот просто послал его, то у лиселкача не было бы повода поднимать хохолок, действительно, раз не его лиса. Но теперь повод был, поэтому рыжий, весьма недобро усмехнувшись, опрокинул в себя остатки сока, и неспеша пошлёндал на выход. Вот же дурачок, неужели думает, что нет простого способа нейтрализовать его, хотя бы на критичный период времени? Каковой обозначен часов в шесть, решил Бруди, и прокрутил память. Решение прилетело раньше, чем он дошёл до трамвая, и обдумав свой Хитрый план, лиселкач заржал и потёр лапы. Случилось так, что в чайной команде он стал санитаром, тобишь отвечал за полевую медицину - всякие там бинты, йод, и такая дребузня. Поскольку на дворе стоял такой-то век, помимо бинтов в аптечки входили и препараты для погружения пациента в отключку, с целями обезболивания и сохранения тушки для дальнейшей обработки уже в больнице. Самое ходовое - сурокцин, при смешивании с альфа-реагентом даст как раз нужный эффект, сколько там процентов надо на шесть часов?... Пух с ним, пусть будет все десять, с запасом. Убить такой штукой никак нельзя, а вот вырубить - проще репаной пари, как кое-кто цокнет. Так что, стараясь не перейти на бег, чтоб не вызывать ненужных вниманий, Бруди добрался до известного ему уже складского пункта, где и взял инъектор с потребными ампулами, после чего, хихикая, зарядил оружие.

Лапы вообще не дрожали. С одной стороны, то что он собрался сделать - это конечно противозаконно, с другой - тоже. Но поскольку последствия будут так себе, а цель совершенно приоритетная... ещё больше вспомнив про цель, лиселкач слегка утёр слюни. Так что, сойдёт, тем более, как он прикидывал, ка-вэ, которые и будут расследовать инцидент, отнюдь не чужды подобных чувств, так что, поймут... хотя это и не точно. Насколько он разбирался, за подобное хулиганство положен штраф, с Лужайки его вряд ли вышлют, учитывая дефицит кадров. Единственный узкий момент Хитрого плана состоял в том, чтобы закруглиться до того, как Джезара покинет помещение тошниловки, но и тут были все основания надеяться на лучшее. "Каждому, каждому, в лучшее верится, падает, падает, ядерный фугас" - припомнил рыжий где-то слыханное, и продолжил хихикать. Поскольку вокруг все и так постоянно ржали, это не могло вызвать подозрений - напротив, выделяться тут будет любой с церемонной мордой. Подходя к "Туловищу", Бруди приметил впереди себя антилопу, и подумал, что время поджимает. В остальном он долго не рассусоливал, просто положил пакет с иньектором на шкафчик возле входа, и ввалился обратно в заведение. Было бы хорошо, чтобы пижон уже самоликвидировался отсюда, но нет... впрочем, одного взгляда на Джезару клюквису хватало, чтобы исчезали все сомнения в рентабельности затеянного, сухо выражаясь. Он терпеливо подождал, пока желтоухая откочует подальше, и снова рыгнул, так что лис потеребил заложеное ухо.

- Пойдём выйдем, чувак, - приоскалился Бруди, - Потолковать надо.

- Уверен, малыш? - подтвердил свою квалификацию тот.

- Уверен, крупныш, - резонно ответил лиселкач, и заодно подмигнул Лэй, чтоб та не подымала шухер раньше времени.

Пандведиха покосилась на него, но лишь пожала ушами, а Бруди с полной спокухой проследовал к выходу, легко оставляя пижона за спиной. Возможно, чем тяжёлым по башке получить есть шанс, только вот это будет ещё лучше, если честно. Однако, пока они не вышли из заведения, пижон явно считал, что его драгоценный хвост вне опасности - и ошибся, само собой. Клюквис просто сграбастал лапой пакет, проходя мимо, а затем также неспеша развернулся в дверях, и приставив инструмент прямо к пузу лиса, нажал на спуск. Инъектор, ясен пух, легко продырявил иглой и пакет, и одежду, вкатив всю заготовленую дозу сурокцина в организм.

- Ты охренел!? - сделал вполне искреннее заявление пижон, порываясь схватить Бруди лапами.

Шиш там, "малыш" пригнулся и задал стрекача вдоль фальшулицы. Как он и подозревал, принцип "ты убегаешь - я догоняю" сработал и тут, и крупныш побежал за ним. Скорее всего даже догнал бы, только вот коррективы внёс сурокцин, начав разбалтываться по крови. Десять, девять... ну вот, уже сбавляет ход, дурилка. Оскаленая пасть нисколько не испугала Бруди, потому как он не зря проходил обучение на санитара и знал, как оно работает. Поэтому смог точно уловить момент, когда надо не убегать, а подхватывать клиента под лапы, чтоб не разбил башку при падении. Осторожно придержав тушку, клюквис просто спихнул её в земляной ящик, оказавшийся рядом, и пижон совсем заскучал. Ну вот как-то так, хмыкнул рыжий, и помятуя о времени, не стал топтать гусей, а сразу сделал вызовы как в медицинскую службу, так и в милицию. Причём если в первом случае было достаточно простого "чуваку стало плохо" - дальше сами разберутся, то во втором было достаточно тупо, так что Бруди сначала захихикал, а потом и заржал, как конь. Поэтому вызов, который кстати записывается, звучал примерно как "ахахаха, алло, милиция?".

Как бы там ни бывало, спустя пять минут подкатилась электротележка от медицины, а затем такая же от милиции. Лиселкач слегка вытаращился, потому как оказалось, что практически всю милицию в мехколонне составляет одна самка ка-вэ, к тому же альбинос, что вдвойне редкость. Впрочем, это не помешало ему в открытую выложить всю историю, которая привела к такому положению вещей. Вот "смотреть в глаза" при этом не получалось, потому как у райнтарки их три. Медицинщики, которые также заодно выслушали это, покатились по смеху.

- Ваще огурец! - хлопнул Бруди по плечу клюквис, - Ырс, не топи братана, а? Пущай штраф заплатит, и концы в лужу.

"Огурец" невольно съёжился под пристальным взглядом трёх жёлтых глаз Ырсы. Ведь по ходу шерсти, она могла бы его закрыть, никто не помешает. Медицинщики привычно погрузили обмякшую тушку пижона, пусть в санчасти поваляется. Пока они отваливали, райнтарка прямо на месте просмотрела записи с коммов, потому как они работали в частности как регистраторы, а у неё, ясен пух, был доступ к этим данным. К облегчению Бруди, белая не стала делать серьёзной морды, а вполне обычно хихикнула, наблюдая его выкрутасы.

- Ну ты даёшь, клюквис, - покачала она головой, - Оригинально. И куда безопаснее, чем те два барана, которые решили на шпагах дуэлиться.

- Стараемся, - скромно цявкнул лиселкач, - Тык это...

- По хорошему конечно надо бы тебя, - райнтарка показала лапами примерно выжимку белья, - Но учитывая, что нулевой раз... Да и клиент твой, он ещё и мой клиент.

- Да? - удивился Бруди, - И что с ним не так?

- Пока не знаю точно, идёт следствие, - хмыкнула Ырса, - Меньше знаешь, крепче спишь.

Тут она фыркнула, и обернувшись, лиселкач увидел, как из дверей "Туловища", которые остались недалеко, довольно быстро выскользнула Джезара, и бочком-бочком обошла милицейскую тачку, с удивлением поглядывая на рыжего. Тот же опять схватил немного клина, так что Ырсе пришлось пихнуть его в пух.

- Давай беги, хвостатый, - улыбнулась белая.

- Аэ...

- Потом! - отмахнулась Ырса, и полезла на сидушку тележки, - Беги говорю! Тебя может ещё на спецтранспорте подвезти?...

Само собой, так они и сделали. Теперь уже желтоухая лиса получила немного ступора, когда перед ней на проезде остановился "спецтранспорт", и оттуда выкатился рыжий. Ступая как по минному полю, лиселкач осторожно приблизился, не сводя с неё глаз.

- Джезара-пуш, - цявкнул Бруди, и на этом красноречие, по сути, закончилось.

- Что, пуш? - подозрительно повела мордочкой лиса, - Мне кажется, или ты меня преследуешь?

- Не кажется. Тоесть... - лиселкач собрал в сноп остатки мозгов, глядя в прекрасные синие глаза лисички, - Ты мне очень понравилась, Джезара. И "понравилась" это очень мягко цявкнуто.

- Ну так это слегка не мои проблемы, - приоскалила она зубки, - А вот у тебя, кажется, есть.

Зара показала на удаляющуюся тележку с большой надписью "милиция".

- Ага, - легко согласился Бруди, - Я вырубил сурокцином того рыжего пижона, который к тебе приставал.

- Серьёзно? - аж удивилась желтоухая, прелестно поводя этим самыми ухами.

Не было полной уверенности, что ей это понравилось, но лиселкач не мог с собой ничего поделать, потихоньку придвигаясь к лисе и имея плохо скрываемые намерения схватить лапами. Джезара усмехнулась, и это сподвигло рыжего окончательно сократить дистанцию, сухо цокая. Правда, не всё оказалось так просто. Едва тушка оказалась совсем рядом, желтоухая весьма шустро приложила Бруди коленом в живот... ну как в живот, скорее пониже. Не то чтобы со всей дури, но для временного выведения из строя вполне хватило, так что лиселкач прикусил язык и сильно согнулся.

- Извини, я просто не могу тискаться с каждым, кто этого захочет, - прошептала она над рыжим ухом.

Подтолкнув тушку, она просто спустила рыжего в земляной ящик, точно также, как тот сам сделал с пижоном, и пользуясь его временной недееспособностью, в темпе слиняла к трамваю. Ох, нормально так пошло, сказал себе Бруди, и невольно захихикал. В частности оттого, что наиболее сильным ощущением сейчас у него было вовсе не болевое, как полагалось бы, а лапы буквально жгло оттого, что он всё же успел прикоснуться к идеальной пушнине. Лиселкач даже обнюхал их, улавливая запах именно её шёрстки, и утёр обильно выступившие слюни. А потом, недолго думая... точнее, в это время он вообще не думал, как ни удивительно - первый раз за всё своё достаточно долгое существование, не думал, находясь при этом в сознании. Вместо раздумий рыжий резво выскочил из ящика и побежал, причём не фигурально выражаясь, а побежал со всех ног! Вид несущегося клюквиса озадачивал свидетелей, но пока они не стали ничего предпринимать - ну, решил себе пробежаться, мало ли. Кое-как отдышавшись в трамвае, Бруди вылетел из вагона и метнулся к лифту. Он даже не обдумывал головой, куда бежит! Подсознание само сложило два и два, а именно "она прилетела с Пузырём и Хорелей", и местоположение указаных товарищей, которое ему было известно. Недавно ведь сидели с ними в столовке после вахты, так что, примерно понятно, где. Джезара шла не слишком медленно, но всё же бегущий со всей дури лиселкач был гораздо быстрее, так что, успел от лифта ещё увидеть жёлтый хвост, мелькнувший за угол - благо, это был единственный жёлтый хвост, вероятно, на всей планете, так что, не ошибёшься. Долетев до поворота в тупик, он снова успел заметить, в какой подъезд прошуршала лиса, и рванул туда.

Головой Бруди соображал, что это уже за гранью и залёт, но это ничуть его не замедлило. Тем более, он не собирался делать ничего действительно "такого", типа попыток тискать лису помимо её желания. Да и вряд ли бы это удалось, если честно... тут рыжий заметил, что у него в лапе до сих пор инъектор, и в голову пришла интересная мысль. Так что, пока он бежал по проходу, успел зарядить следующую ампулу сурокцина, навык делать это в любой обстановке уже присутствовал. В следующие секунды подъезд номер два ощутил на себе проход сверхзвукового клюквиса, который просто как пуля пролетел по лестницам, казалось, даже не касаясь их ногами, а на чистом энтузиазме, как-грится.

Никак не ожидавшая такого поворота Джезара вжалась в стенку лестничной площадки, и уже совершенно явственно зарычала, вовсю оскаливая пасть с острыми зубами. Не надо много воображения, чтобы представить, как легко такими зубками перегрызть горло, например клюквису. Но Бруди, ясен пух, вообще не испугался, скорее испытал сожаление, что испугал лисёну. Потаращившись для неприличия какое-то время, рыжий поднял лапу с инъектором, и... нет, вырубить её ему и в голову не пришло. Он протянул инструмент рукояткой вперёд.

- Прибей меня, иначе я от тебя не отстану, - услышал Бруди собственное цявканье, как со стороны.

Джезара икнула, сбрасывая с мордочки оскал, и некоторое время таращилась то на него, то на рукоять инъектора. Благо, времени на размышление у неё было полно, клюквис опять схватил полного тупака и только пырился, не видя вокруг ничего. Желтоухая быстро успокаивалась, поняв, что этот рыжий не маньяк, потому как конкретный псих точно не упустил бы такого случая. Рыжая морда с высунутым языком, которая пялилась на неё как щенок, выглядела придурковато, но всё таки достаточно мило. Так что лисица взялась лапкой не за инструмент, а за челюсть клюквиса, и осторожно почесала его острыми коготками, глядя в глаза.

- А ты настырный лисёнок, - произнесла Зара уже без рычания, - Дурить не будешь?

Бруди замотал башкой, так что уши подняли сквозняк.

- Пшли, - тявкнула она то, отчего рыжий едва не лопнул от радости.

Благо, ходить тут далеко ровным счётом некуда, прямо за дверью находилась всё та же стандартная каюта, или комната, с какой стороны посмотреть - в общем, гнездо. Ясен пух, что в своём нынешнем состоянии Бруди видел только лису, иначе он обратил бы внимание, какой срач она тут развела: добротный такой, со знанием дела. По ходу шерсти, если бы вся чайная команда жила тут месяц, вообще не убирая за собой, порядка было бы больше. Спасало лишь то, что здесь не водилось тараканов и клопов, да и блох тоже. Джезара, привычно спихивая с дороги россыпи какой-то дребузни, выудила из кучи бутылок одну, и накатила в два стакана, после чего показала клюквису на место у окна, рядом с эрзац-кухней.

- Ну ладно, рыжий, - хихикнула она, - Так тебя Бруди зовут?

- Ага, - клацнул челюстью тот, - А откуда?

- Ну так ты не особо шифровался, - хмыкнула лиса, - У Лэй есть список чайной команды, если что, вычислить нетрудно. Кстати, благодарствую за твою импровизацию. Тот зассанец мне сильно не понравился, даже не знаю, чем. Так что, пришлось бы избавляться от него самой, а тут ты помог.

Бруди получил на морде лыбу максимальной ширины от таких заявлений и невзначай подумал, что ради неё прострелил бы зассанцу башку, не то что. Рыжий машинально отхлебнул из стакана, и только потом уставился на ярко-зелёную прозрачную жидкость, которая имела весьма странный вкус, хотя и приятный.

- Тархун, - пояснила желтоухая, - Привязалась как-то к этой ерунде... Кусаный бок, Бруди. Ты пялишься на меня как невесть на что!

- Акхм, прости, - выдавил лиселкач, с большим трудом отводя взгляд.

- Да ничего. И извини, что приложила тебя, - хихикнула Зара, - Надеюсь, не слишком сильно?

- Вполне в рамках, - заверил рыжий, - Джезара, ты... это...

- А поточнее? - скатилась в смех лиса, потому как он и не подумал продолжить.

- Ты очень красивая, вот что, - ничуть не запинаясь, цявкнул Бруди, - Я как тебя увидел, просто крышу снесло.

- Я заметила, - продолжила хихикать жёлтая.

- И как ты танцевала, ох впух... кусаный бок, как кое-кто скажет.

- Ну да лааадно, - закатила глазки Джезара, - Ничего такого. Если только ты не вышел недавно с заключения, нет ли? Тогда странно.

Бруди с возрастающим восторгом понимал, что она его не выгонит! Более того, по всем показателям, ей всё же приятно, когда на неё так смотрят, хотя она и пытается это скрыть.

- Зара, а как ты попала в клюкву? - осторожно спросил рыжий.

- А я попала в клюкву?... - она потеребила ушки, убеждаясь, - Да, попала. Ну это вполне обычная история, я так думаю. Помирать просто не особо тянуло, если понимаешь о чём речь. А дальше просто повезло, что прошла фильтр. Как ты понимаешь, в этом моей заслуги ноль, просто так сложилось. Кстати я даже не выбирала лису, это тоже рандомом получилось.

- Оочень классно получилось, - хрюкнул клюквис, которому было трудно понимать слова, а не просто слушать её голосок, как музыку.

- Ну вот, - поводила носом Зара, - Хотя насчёт "прошла" это я слегка преувеличила, как раз на Эле я и не прошла, ввязалась в совершенно идиотскую гоп-компанию, и наверняка бы закончила плохо. Знаешь, они ведь меня хотели подписать в бордель, пока я не дуплилась под дурью.

Бруди поперхнулся, представив себе такое, и аж вспушился, встряхнув всей лиселкой.

- Пузырь меня спас, - продолжила лиса, - Ты не смотри что он грызун... хотя да, кому я тявкаю. Так что теперь я у Пуза и Хорельки типа как подопечная и всё такое. Знаешь, когда раньше это вызвало бы резкое отторжение, но теперь понимаю, что это лучше для всех. Да, а ты вообще откуда?

- С Клепворта, Скалистый остров, - и не подумал соврать лиселкач.

- Это где? - поморщила уши Джезара, и только через какое-то время до неё дошло, - Погоди, так ты не с Земли? Ну, которая Шаданакар?

- Нет, - покачал башкой рыжий.

- Удивительно, - тявкнула лиса, потаращившись на него, - И сам факт трудно в голове укладывается, и то, что я даже этого не заметила.

Они похихикали, как без повода, так и по поводу того, что под окном прошла компания, ржавшая аки табун лошадок. Бруди, который кое-как отошёл от полного афига до просто очень сильного афига, уже не таращился на желтоухую, а рассматривал вполне осознанно. В частности он заметил, что она выглядит довольно уставшей, что немудрено, проторчать полную смену в тошниловке. Очень хотелось ей сказать... сказать... да вот только как это нафиг скажешь.

- Зара, я понимаю, что тебе наверняка надоели всякие петушки, - цявкнул рыжий, - И...

- И? - фыркнула лиса, - Ты на что намекаешь, рыжая морда? Я вообще-то не проститутка, если что.

- Да я и не...

- Надеюсь, что не думал, - сверкнула глазами Джезара, - А то у самцов есть такая привычка... Хотя, на Лужайке я такого не замечала, тут народ куда как более... клюквенный, что ли. А как тебя угораздило попасть в клюкву, с твоего этого, как его...

- В моём случае это вполне намерено, - признался Бруди, - Те организмы, среди которых я существовал в прошлой жизни, они... ну как бы так цявкнуть, как минимум помешаны на религии, а мне эта тема ну вообще как об стенку горох. Так что, ушёл вполне конкретно в клюкву, а не куда-то ещё. Там было примерно так, что...

Лиселкача слегка понесло. Он не страдал болтологией, но когда с интересом слушает Она - это совсем другое дело, и клюквис щебетал как соловей, делая паузы на проржаться и хлебнуть ещё тархуна. Остановился он только тогда, когда заметил, что у лисы непроизвольно опускаются веки, и она клюёт носом.

- Ай, Джезарочка, прости, увлёкся, - цявкнул Бруди, - Ты устала со смены, да?

- Ага, - зевнула она, - Придавить сурка, как кое-кто цокнет, это вполне к месту. Завтра ещё встретимся, рыжий. Не волнуйся, куда я с мехколонны денусь.

- Что тебе сделать, лисолнышко? - муркнул лиселкач.

- Сейчас, катись домой, - хихикнула Зара, - Ладно?

- Исключительно как вы тявкнете, лисярыня, - правдиво ответил Бруди.

Желтоухая осторожно погладила его лапу на столе, что вызывало у владельца лапы Ощущение, причём резко в пух, а не мимо. Потом она кивнула в сторону двери, и рыжий, не думая убирать с морды лыбу, двинул туда хвостом вперёд, чтобы ещё какое-то время подержать свою ненаглядную в поле зрения. Само собой, наступил на пустые банки, которых тут было в избытке, и чуть не загремел на пол. Ясен пух, идти "домой" не было ни малейшего желания, а было - схватить лапами, сухо выражаясь... но Бруди очень легко подавил простые инстинкты, потому как более всего боялся спугнуть лису, а схватить лапами было для него отнюдь не главным. Так что, двигаясь хвостом вперёд, он прошаркал по невеликому помещению и оказался на площадке. Джезара помахала лапкой и прикрыла дверь. Дверь эта только казалась фанерной, на самом же деле, так оно и было. Всмысле, ради безопасности нет проблемы высадить её ударом ноги, а вот звукоизоляция там почти стопроцентная, так что, прислушиваться бесполезно. Тем не менее, Бруди несколько минут таращился в дверь, потом прикусил лапу, чтоб морду лыбой не разорвало: она правда тявкнула "завтра встретимся"? Пожалуй, правда... Рыжий притёрся к косяку как к родному, потому что теперь даже дверь в её комнату для него была действительно очень интересна. Проторчал он однако в таком состоянии от силы минуты две, потому как дверь снова открылась.

- Ну и что ты думал, я тебя отпущу? - тявкнула Джезара, глядя на рыжего слегка хищно, как мышь на крупу, да.

Бруди замер с отвисшей челюстью, потому как реально не ожидал. Зара же приблизила мордочку к его морде, и лизнула в нос, а затем утащила в комнату, не забыв впрочем прикрыть дверь, на всякий случай. Если бы рыжий в это время нашёл досуг смотреть, что делается с его коммом, то увидел бы, как мигает индикатор внешнего подключения. Райнтарка Ырса, которая и не подумала забыть проконтролировать, кого она отпустила, с удовлетворением хмыкнула за своим терминалом, и смотреть дальше не стала.

--

А Хорелька, вместе со своим Пузырём, во вполне благопушном состоянии точно также сурковала в соседней каюте. Подложив пушные хвосты, рыжие получали настоящее самодельное гнездо, всмысле, сделанное из себя самих, так что, могли с удобством дрыхнуть хоть на снегу. Благо, тут имелись достаточно удобные кушетки, так вообще в пух. Казалось бы, ничего такого, но на самом деле, гон Уток по лужам весьма значительно утомлял. Требовалось несколько суток подряд сидеть в постоянно собранном состоянии, а такого они не проходили даже во время своих полётов на "Цыплёнке". Там вычисления проводились заранее, а маневры занимали от силы часы, потом сиди да цокай. Здесь же присутстовала активная среда, за которой надо наблюдать, воизбежание. Причём активность пёрла с двух сторон сразу - в атмосфере поднимались ураганы, а поверхность корёжило от тектонических процессов. Однако, именно рядом с наиболее активной зоной лужи имели наибольшую жирность, кеварит это очень специфическая жижа, и добывать его на ночной стороне планеты практически невозможно, как и на дневной. Так что, все Утки со своими стадами поросят паслись вдоль линии терминатора, примерно там, где стоял ооочень неспешный здешний рассвет. Ясен пух, что после месяцев, проведённых в трёхэтажной бочке, космонавты имели небольшое желание просто дрыхнуть, потому как этим как раз можно заняться и в полёте. При прочих равных условиях даже Пузырь вряд ли остался бы плющить харю в каюте, пошёл бы пошарился по доступным местам в мехколонне, а уж про шуструю лиселку и цявкать нечего. Однако после первой настоящей вахты даже она продрала глаза лишь часов через двадцать. В слегка запылённые окна помещения фигачил довольно яркий свет, снаружи несло запахом листвы, и даже билась в стекло жирная муха, создавая приятное ощущение. Рыжая ласково погладила уши клюквогрызя, почёсывая оные коготками, и не удержалась захихикать, так что Пузырь изволил приоткрыть яблоко.

- Утрецо, Пузырястый, - шепнула она, - Цикорию?

- Цик-цик-цик, цыкорию, - дал верный ответ грызь, и на всякий случай вспушился, - Знаешь, не в этот раз. Пошли сразу к кормушке, набивать желудки, а то есть мнение, что мы не по пуху потратились на калории.

- Ну да, подумаешь, - фыркнула лиселка, - Сидели да крякали, как утки. Вон чай-компания ещё снег чистила после всего, эти потратились точно.

- Справедливо, но отчасти, - кивнул Пуз, соскребая себя в более-менее вертикальное положение, - Мозги, Хореля, жрут весьма приличное количество энергии. Ну а снег, вот натаскаемся, тогда и подумаем, стоит ли влезать ещё и в снег.

Хореля ничегошеньки не имела против, поэтому два рыжих клюквиса, рассыпая вокруг ржанку, как вываляный в пыли цыплёнок, скатились по лестнице, и уже через пять минут усиленно хомячили. Правда, это было не слишком просто сделать, когда ржёшь. В данном случае даже был повод, потому как на скамейку уселись три штуки клюквенных хомяка, и принялись действительно хомячить, так что только треск стоял! А, эти из другого колхоза, припомнил Пузырь, первого. Ихний "Не-зря" был второй, потому как его организовали позже, чтобы не перегружать организационную структуру первого. Осилив таки переместить еду внутрь себя, клюквисы отяжелели и некоторое время отлёживались прямо тут же, порыгивая. Благо, стол у кормушки достаточно длинный, чтобы вместить разом всех жильцов с "переулка", это стандартная практика. Приходят же не все сразу, ясен пух, а достаточно равномерно, так что, считай что никого и нет.

- Пошли, клювами пощёлкаем? - предложила Хорелька, пихнув согрызяя в пух.

- Клюквами? Всегда пожалуйста! - хрюкнул Пузырь.

Благо, в мехколонне действительно можно было пощёлкать, и в том числе, клювом - вопреки некоторым опасениям, которые были перед отправлением сюда. Причём, прогуляться можно даже по жилой зоне платформы-два, вполне располагает, когда народу шляется мало, а вот зелени в ящиках - много, настолько, что вполне реально найти там щавеля или земляники, а то и тыблоко с карликового дерева. Как уже было упомянуто, потолок на жилых палубах-этажах весьма успешно имитировал небо, поэтому при некотором привыкании вовсе не казалось, что ты в закрытом помещении. Этому также способствовало и то, что периодически задувал сквозняк, ворошивший пушнину - иногда даже сильный, а вентиляторы, гонявшие воздух, работали бесшумно. Кроме того, в жилой зоне развели порядочно всяких организмов, например мелких птичек разных видов, которые мельтешили по кустам и гонялись за мухами. Да, они срали куда ни попадя, но пользы от них явно больше. Численность же птичек контролировалась зверьками типа котов, только с фиолетовым мехом и очень длинными задними лапами, что делало их похожими на зайцев. Судя по всему, котозайцы сидели в листве, а потом совершали большой прыжок, хватая добычу - но это не точно, потому как воочию никто пока не видел такого.

А на платформе-три вообще было много интересного, в частности - музей уткомантии, где можно не только ознакомиться с архивами из истории Лужайки, но и увидеть своими глазами некоторые артефакты, типа банки с кеваритом из самой первой партии. Хорелька с Пузырём чуть со смеху не лопнули, увидев экспонат "штурманские карандаши, б\у": ясен пух, эти скупердяи стачивали карандаш до последнего атома, поэтому там было пустое место. Впрочем, как раз музей не располагал только к тому, чтобы ржать, потому как там было полно свидетельств о случаях, когда старателям не повезло. Например, когда первая мехколонна попала в зону извержения и считай вся была уничтожена - ведь сперва не было точных сведений, как тут трясти, всё делали методом проб и ошибок. Зачастую это стоило испытателям жизни, несмотря на все принимаемые меры. Например, клюквисы узнали и новость о том, что атмосфера планеты имеет привычку иногда формировать подобие линзы, фокусируя излучение в одну область - если попасть в такую редкость, изжарит без вариантов. Недалече как в прошлом месяце один клюквенный на этом погорел - правда, он осознанно рисковал, мотаясь по районам у экватора вдали от обычной зоны действия Уток. Тем не менее, это заставляло вспушиться, и рыжие склонили уши, отдавая дань уважения своему брату по клюкве.

Следует отметить, что они уже совершенно привыкли к тому, как слегка дрожит пол под лапами, а изредка бывает, что и возникает крен, когда поезд из самоходных платформ проходит какой-нибудь склон. Вообще, как было известно, дорогу для мехколонны сначала расчистили таким ювелирно точным методом, как подрыв термоядерных боеприпасов, в частности - кумулятивных. Это когда создаётся направленная волна плазмы, и вот она-то сносит даже скальные массивы, сплавляя мешанину обломков в относительно ровное место. Следы этого мероприятия можно было наблюдать и сегодня, особенно на хребтах - в них светились "дыры" диаметром метров в триста, и зачастую скалы сходились над проходом сверху, почти смыкаясь. Поскольку трассу постоянно заваливало, и на ней возникали трещины, колонну сопровождали несколько бульдозеров соответствующего калибра, эдак с пятиэтажный дом, которые своими скребками могли сдвигать целые горы. Двигалась МК очень медленно, но всё таки "дорожникам"... точнее, бездорожникам, следовало не топтать гусей, воизбежание.

- Ой поросята, утка да ангар... тьфу, прицепилось, - хихикнула Хорелька, пока они с грызем прогуливались по фальшулицам, - Кстати, а сколько всего в этой электричке вагонов?

- Дюжина, насколько помню, - цокнул Пузырь, - Гузло-гузло к ужину, целая дюжина.

- А напушнину так много? - почесала ухи лиселка, - Если несушки идут отдельно?

- Много? - фыркнул грызь. - Это очень мало, рыжулька. В этом поезде ведь есть вообще всё, окучиваешь?

- Не совсем, - поправила рыжулька, - Ведь тут принципиально нет детёнышей, а везде они есть. Значит, и всякие там школы и тому подобное. Кстати, я бы не цявкнула, что понимаю, почему Лужайку закрыли для детей. Ну поначалу понятно, но теперь тут вполне миленько, нет? Думаю, не составит большого труда выделить ещё одну платформу под какой-нибудь парк, так будет совсем в пух.

- Есть кой-какой ньюанс, - хмыкнул Пуз.

- Какой именно? - скатилась в смех Хорелька, потому как грызь и не подумал продолжить.

- Такой, что пока нет полной уверенности, что кеварит безопасен. Всмысле, в долгосрочной перспективе. Поэтому проверяют, в основном, на клюквисах, которые и так в тестовом режиме.

- Странно, я думала как раз наоборот. Он ведь не излучает, да и защита?

- Теоретически. А вот чтобы уверено сказать "и практически", нужна контрольная группа, которая мы с тобой и есть, в том числе.

- Что за крысятины... - захихикала лиселка. - Но понять можно, и пожалуй, даже нужно.

- Ага, - зевнул Пузырь, - А что касаемо колонны, так смотри... на первой навигация и службы контроля и управления, на четвёртой, пятой и шестой - ремонтные цеха поросят, дальше энергоблок, который заряжает те самые батарейки и питает всё остальное. С восьмой по десятую для обслуживания Уток, последние две приём транспортёров и их обслуга. Плюс четыре несушки, которые движутся не в колонне. Причём в рембазе есть ещё собственное производство сырья, металлургия и обработка. Потому как жаба душит тащить с орбиты какие-нибудь тяжёлые детали, типа гусениц, а металла тут вокруг довольно допуха.

- Хм, - прикинула рыжая, - А золотые россыпи есть? Я слышала, должны быть.

- Тык они тут периодически появляются, - цокнул грызь, - Когда кору так постоянно перекапывает. Только вот никто их не гребёт, по понятной причине.

- Причина - произвол?

- Не совсем. Просто кеварит гораздо дороже, и точно известно, где его брать. А россыпи всякого надо ещё найти, что в здешней атмосфере далеко не так просто сделать. Есть вон клюквята, которые этим занимаются, но в основном это на Южном. Да и теоретически, как я читал, мала вероятность образования месторождений, когда породу постоянно так перемешивает. Вот камушков всяких, типа алмазов, тут довольно допуха... что, придушивает?

- Есть мальца, - потёрла шею лиселка, - Но ты не думай, Пузырястый...

- Вообще не думать? Проблематично.

- Не думай, что я не понимаю, - уточнила она, - Камушки конечно красивые, но настоящие ценности это совсем другое, причём во всех смыслах.

- Приятно это слышать ушами, лисельчарыня, - погладил её Пузырь, - Хотя камушки, как и золото, тоже полезные штучки, если правильно приложить. Хм... Собственно, как макнёмся в лужу, можешь на досуге заняться поисками. У поросёнка ведь есть щачло для захвата образцов, а туда, на минуточку, килограмм сто влезет.

- Пух подери, я ведь и правда могу! - фыркнула Хорелька, - Даже не подумала об этом.

В то время как они уселись на край большого земляного ящика, таращась на буянившую вокруг зелень, к парочке вполне целенаправленно приблизилась какая-то клюквенная заморочного вида, явно не лиселка. Морда, окрашеная в голубые разводы, была вроде кошачья, но длинная, а вдобавок за ушами торчали и рога, почти как у ка-вэ. Пузырь напрягся и отвесил себе мысленную оплеуху, потому как не стоит перекармливать Крысу. То что у этой синяя морда, ещё ничего не означает... хотя последующие события дали хорошую пищу для его паранои.

- Привет, - сказала клюквенная, пырючись своими довольно странными глазами, - Пузырь и Хорелька, если не ошибаюсь?

- Ошибаешься, - машинально цокнул грызь, и захихикал, - На самом деле, Хорелька и Пузырь.

- Очень приятно, меня зовут Ора, - пожала она лапу грызю, - Я представляю партию "свободная лужайка". Вы ведь с Земли, верно?

Казалось бы, вообще ничего такого, но Пуз уже реально напрягся, потому как не слышал хихиканья лиселки, каковое было неизбежно, если всё в пух. Хорелька даже не улыбалась, что свидетельствовало о том, что отнюдь не всё в пух. И вряд ли её шокировал странный окрас этой особи, или заявление насчёт партии.

- Хорель, в пух? - задал глуповатый вопрос грызь, погладив её лапку.

- Мм... да, конечно, - цявкнула она, и согрызяю было полностью ясно, что она имеет ввиду совсем обратное.

Впрочем, эмпатия у них была на достаточном уровне, тем более при близком визуальном контакте. Так что, Пузырь также ясно понял, что непосредственной опасности нет, и хвататься за тяжёлые предметы будет преждевременно. Хорелька подтвердила это, фыркнув.

- Есть мнение, что какая-то жёлтая лиса много болтает.

- Что есть то есть, - пожал ушами Пузырь, - Так что вы хотели, клюквярыня?

Он даже не добавил "помимо поржать", как сделал бы в любом другом случае.

- Может, пойдём присядем? - показала на "туловище" Ора.

- Да садись сюда, тут норм, - похлопала по ящику лиселка, - Нутк?

- Чисто случайно стало известно, - изобразила смущение Ора, - Что в вашем распоряжении находится межзвёздный корабль, "Малахольный Цыплёнок".

- И чо? - не стал отпираться Пузырь, потому как это туповато.

- Понимаете, у нас здесь есть большие проблемы, - продолжила рогатая, - Из-за того, что Лужайку фактически подмяла под себя банда Цыбуленко. И мы просим вас оказать содействие, как земляков. Нет-нет, ничего противозаконного!

- Да я уж думаю, - фыркнул грызь, - Кстати, банда Цыбуленко прислала мне по прибытию письмо примерно того же содержания. Ну-ка ухитрись рассказать, что вы тут не поделили.

Как и подозревал Пузырь, рассказать она не смогла, хотя и произнесла много слов. Кроме того, прослушивая эти слова, грызь также переставал хихикать, как и Хорелька. Слишком уж знакомые песни про свободу, права граждан и демократию. Думается, лиселка ничуть не хуже согрызяя могла понять, что всё это высосано... из пальца, в лучшем случае. Просто у этих товарищей, "которые нам совсем не товарищи", как-грится, пригорели хвосты по поводу того, что на Лужайке никто не собирается позволять им разводить дикий капитализм, и если проще, то положить весь кеварит себе в карман. Главное, было крайне странно слушать такие вещи от клюквиса, раньше Пузырь думал, что такого не бывает - и явно ошибся. В общем, примерно на второй сотне слов грызь махнул лапой, мол, достаточно, и удержался прибавить расхожую на Лисувине фразу "вы вообще говорите или срёте?".

- Отказ, - категорично как никогда цокнул Пузырь.

- Нно... Вы же земляне! - выдавливая драму, крякнула Ора.

"О, уже фашизмиком запахло, все мы земляне" - подумал грызь.

- А то что ваш Цыбуленко такой же землянин, не смущает?

- Это ещё надо доказать! - оскалилась рогатая.

- Пщу... В общем, ОТКАЗЪ.

- Но вы ещё даже не слышали, что от вас надо! Мы заплатим! Имейте совесть! Подумайте о детях!...

Пузырь прижал уши и довольно громко зашипел, оскаливая резцы. На самом деле, это было совершенно непроизвольно и произошло с ним ровно первый раз после морфа, он даже не представлял, что так можно. Благо, рогатая видимо тоже не представляла, потому как шарахнулась, а там и ретировалась. Грызя задели не только и даже не столько эти политически сопли, сколько то, что эта крашеная краля напугала его лиселочку, а за это он мог и морду сломать. Пуз с исключительной нежностью обнял рыжую, которая крепко прижалась к нему, и даже слегка подрагивала.

- Ну что ты, Хорелечка, пуша моя? - прошептал он в пушное ушко, - Всё хорошо.

Хорелька зарылась носом в грызячий пух, и только через минуту глубоко вздохнула, и наконец-то хихикнула, так что Пузырь более-менее успокоился.

- Просто это... точно как тогда, - передёрнулась она, - В прошлой жизни. Я думала, никогда больше такого не услышу...

Пузырь внимательно посмотрел на неё, заметив даже слёзы в синих глазках любимой лиселки, и лизнул её в носик.

- Хочешь, больше не услышишь? - безо всяких шуток цокнул он, - Я их Уткой раздавлю, в кашу.

Рыжая вздрогнула, воочию представив себе данное мероприятие, а потом обняла согрызяя и захихикала от счастья, потому что точно знала, он именно так и сделал бы ради неё, без намёка на сомнения.

- Нет, Пузырястенький, ты мне гораздо дороже каких-то там недоклюквисов, - цявкнула Хорелька, - Извини, что меня так приплющило. Понимаешь в чём ещё дело... Думаю ты заметил, что приплющило меня раньше, чем она открыла пасть.

- Ага, - кивнул Пузырь, - И в чём секрет?

- "Секрет", Пузырь-пуш, означает, что это неизвестно, - фыркнула она, - Понятия не имею, почему она меня испугала.

- Ну если честно, морда у неё конечно... специфическая, - фыркнул грызь.

- Но не настолько, чтобы озноб пробрал, верно? В чём же тогда дело? - Хорелька реально задумалась, пытаясь анализировать собственные ощущения. - Пузырёк, ну а правда, почему? Ну ладно эти хулиганы на Эле, которые Зару кошмарили, буферная зона, туда-сюда. Но здесь-то.

- Потому что таков путь, - вздохнул Пуз, - Ка-вэ очень хитрые ребята, если ты заметила. В частности, они не запрещают высказываться таким вот персонажам. Это конечно неприятно, но гораздо лучше, чем когда они будут думать молча. Ну и всякое философичное о том, что нельзя создавать стерильные условия... понимаешь, это как бактерии и вирусы. Их прорва вокруг нас, но нам это не вредит. А если вырастить организм в стерильной среде, то его убьёт обычный насморк.

- Ладно, поняла, - поняла рыжая, поводя ушками, - В милицию пойдём?

- Опять? - пихнул её грызь, - Думаю, можно ограничиться звонком.

Причём они оба нисколько не приукрашивали, оставлять подобные симптомы без внимания они не собирались... Ну если честно, то раньше грызь имел бы сомнения, стоит ли. Но раз это так задело согрызяйку, то ещё как стоит, так что, он сделал вызов в милицию с комма, благо там была не одна опция, а несколько, по степени срочности, от "боевая тревога" до "просто проконсультироваться". Как он и предполагал, милиция на мехколонне не была перегружена работой, поэтому Ырса ответила всего через пару минут, и вполне внимательно выслушала рассказ, в том числе Хорельки. После чего сделала простую штуку, опять-таки воспользовавшись записями с коммов, и сама всё увидела.

- Ну, я благодарю вас за этот сигнал, - сказала белая, - Как вы понимаете, прямо сейчас никаких мер принято не бу... хм.

- Хм? - переспросил Пузырь, склонив ухо.

- Хм? - хитро ухмыльнулась Хорелька.

- Хм, - подтвердила райнтарка, - Вы не против зайти ко мне? Это чисто просьба, если что.

- Нисколько не против, - уверено цявкнула лиселка, пихнув согрызяя.

Четыре раза "хм", а получилось, уже составили кой-какой Хитрый план, захихикал Пузырь. Если за ними смотрят, чего нельзя исключать, то такие как эта рогатая нишиша не поймут, гарантировано. Кстати, смотреть за кем-либо здесь проще репаной пари, подметил грызь, краем уха отмечая минимум одну камеру на стене. Ведь все эти камеры не для спецслужб, а для технического обеспечения, тобишь, на контрольных постах электросетей, или коммунальщиков, всё это видят - а уж оттуда сигнал нет огромной проблемы своровать, тем или иным способом. Это стоит учитывать, запомнил Пуз, и взяв под лапку лиселку, пошлёндал в заданном направлении. Собственно, та комната, которая здесь заменяла отделение милиции, находилась рядом с медициной на платформе-два, и была ну очень малогабаритная, вмещая только бюрократический стол да несколько табуреток. Ну и само собой, объёмистые полки с бумагами, дисками и кассетами никуда не делись, как и фикусы в ящиках.

- Звиняйте, тут тесновато, - сказала Ырса, - Но такое лучше говорить здесь, в любом другом месте есть камеры.

- А это? - показала комм Хорелька.

- Это, я сильно надеюсь, им не по зубам, иначе будет грустно, - трёхглазая включила терминал, связываясь с ещё одним ка-вэ, - Ышук, вот эти клюквята.

- Ага, отлично. Боброго дня, Хорелька-пуш и Пузырь-не-менее-пуш, - хрюкнул Ышук, - Думаю, вы уже поняли, чем пахнет?

- Подставой, - хихикнула лиселка.

- Так точно. Если вы не против, то мы попросили бы вас сделать вид, что вы передумали насчёт сотрудничества с этими. Будет весьма интересно узнать, что же им от вас понадобилось. Как?

- В пух, - пожал ушами Пузырь, - До какой отметки спектакль? Всмысле, если они там задумали какой теракт, или что-то такое?

- Сейчас нет оснований думать, что всё так плохо, - заверил ка-вэ, - Если бы были, ребятишек уже трясли бы, а не устраивали спектакли, как вы изволили выцокнуться. Ырса считает, что мы наблюдаем рецессивный тупак в организованой группе клюквисов... понятно, о чём это? Всмысле, пытаются вытащить сюда архетипы поведения из прошлой жизни, зачастую неосознанно. Знаете, чем им так насолил Цыбуленко? Правильно, ничем. Просто самый жирный поросёнок это первая цель для агрессии.

Да уж, они архетипы не тащат точно, подумал грызь, если "поросёнок", причём сказано это без тени уничижения, что довольно сложно понять, не имея опыта жизни хотя бы на Лисувине. Это было примерно как между хорошими товарищами, когда "дебил" может быть сказано почти в положительном ключе - почти также, только с ньюансами.

- Наши действия? - осведомилась Хорелька.

- Заброс приманки, - сказала Ырса, - Как думаете, как они вообще вас нашли?

- Джезара, - вздохнула лиселка, - Больше некому, Чай с Рудой не те клюквисы, чтоб такое разбалтывать. Но она не со зла, я уверена... хотя это и не точно.

- Ну так вот постарайтесь, чтоб она разболтала ещё и то что нужно, - кивнула райнтарка, - На крайняк, просто объясните ситуацию и попросите прямо.

- Понятно, - цявкнула рыжая, - Можно итти?

- Можно. Если хотите, могу дать вам распечатку дела, там нишиша секретного, - Ырса достала из стола папку, - Чтоб вы лучше представляли себе ситуёвину. Вы знаете например, что на Лужайке есть несколько имигрантов с Шаданакара, которые без морфа? Состоят в тайной организации хранителей человечества...

Пузырь не удержался заржать - как от факта, так и от такой "тайности".

- Но эти вообще не опасные, - уточнила трёхглазая, пырючись парой глаз на Пуза, а одним на Хорельку, - Вот партия свободной лужайки, это уже хуже. Ну да ладно, что я вам буду на уши вешать, прочитаете, если захотите. Только не читайте в столовке у всех на виду, а так можно, никто по вашим вещам лазать не будет. Ну или будет, и попадётся.

- Кстати, нам скоро в лужи, - заметил Пузырь, проводя по шее, которую придавила Жаба, - Так что...

- Само собой, - заверила Ырса, - Если вы пропустите смену, это будет сильно подозрительно, так что, игры в шпиёнов в свободное время. И, напоминаю, исключительно по доброй воле.

- Воли лично у меня, во, - провела по горлу рыжая, - Знаешь, эта ихняя Ора... она меня реально напугала, и даже не понимаю, чем. Так что я вовсе не хотела бы оставить это на самотёк.

- Похвально, - на полном серьёзе кивнула райнтарка, - Гусиной удачи, как кое-кто цокнет.

--

Чай совершенно не рассчитывал на это, однако к заявленному в расписании времени Бруди таки нарисовался в ангаре: остальные нагрянули гораздо раньше, как обычно, но и сказать что это опоздание - нельзя. Клюквисы покатились со смеху, увидев рыжего в крайне всклокоченном виде, но при этом с такой лыбой, что едва пасть не разрывало. Ясен пух, что в таком состоянии он совершенно легко забил бы на уткомантию, но похоже, Джезара таки выпинала его на работу. И это она пожалуй зря, подумал Чай, не стоит ли развернуть разлисяя обратно?

- Извините, товарищи, - вполне искренне цявкнул Бруди, пырючись на товарищей, - Но произошли обстоятельства непреодолимого характера.

- Ага, - скатилась в смех Руда, - Посмотрю как ты попляшешь, если ей рассказать, как ты её обозвал... "обстоятельства".

- Ээээ... - клацнул челюстью рыжий.

- Эээкономика, должна быть экономной, - подсказал Чай, - Тупить отставить.

- Есть отставить. Так в общих чертах, всё известно?

- Да не только в чертах, в подробностях известно, - невинно цявкнула лиселка и заржала от вытянувшейся морды виновника торжества, - Да ладно, уткую!

- А ты думал, - фыркнул клюквис, - Всю эм-ка на уши поставил. В общем, к оглобе на этой смене даже лапы не тяни, понял? Сидишь себе и занимаешься чем?

- Микроменеджментом, - кивнул Бруди, - Готов вкалывать!

- Ты чё сейчас цявкнул? - подозрительно потеребил ухо Чай.

- Ему сейчас пофигу, хоть сортиры чистить, - пояснила Руда, - Вот уж не ожидала от тебя, наседка.

- Да я и сам не, - резонно ответил лиселкач.

Соль была в том, что микроменеджмент, когда требовалось подчищать за программой то, что она не соизволила сделать - самое нудное и весьма утомительное занятие, поэтому ничего удивительного, что ранее Бруди терпеть это не мог от слова совсем. И только не до конца прошедший аффект позволял ему теперь плевать на это с высоты орбиты. Ну а "готов вкалывать" по неписаным законам была значимая фраза, означавшая, что сказавший сие берёт на себя обязательства, как минимум.

- Но всё же это даже романтично, - хихикнула Руда, пихнув согрызяя, - Между прочим, тот увалень на две башки выше его.

- Да, по поводу увальня, - поморщил уши Чай, - Несел его зовут, засранец тот ещё, из компании главного жулика. К нашей удаче, довольно трусливая крыса, как я понял.

- К нашей? - переспросил Бруди, - А откуда?

- Оттуда, - фыркнул клюквис. - Нам не нужны тут долбаные разборки, вендетта и всё такое. Я звякнул этому лису, договориться о погашении задолженности, так сказать. Он поначалу хорохорился... даже не буду озвучивать, на какую сумму он раскатал губу. Но стоило слегка надавить, и цена твоего выступления снизилась до трёхсот тысяч монет.

- Так этож копейки, - машинально брякнул рыжий, - И двести на штраф, говна-то... Стоп. Ты, звякнул лису?

- Да, - фыркнул Чай, - Потому что ты один из нас, если забыл. Более того, в экипаже.

Руда скромно повела ушками, но было вполне ясно, что и она была далеко не против, или даже сама проявила инициативу.

- Чай, это...

- Чай это напиток, - без церемоний оборвал его Чай, тыкая когтем в клюквиса, - Да, я готов влезть в хорошее дерьмо, чтобы вытащить своего. Только вот не думай, что это даёт тебе зелёный свет вытворять такое и дальше, ты усвоил?? Где-нибудь на Эле это твоё личное дело, а здесь - нет, потому как ты подвергаешь лишнему риску других. А хвост согрызяйки, да и свой тоже, мне слегка дороже, так что учти, и потом не обижайся.

- Клюквята, я всё понял! - прижал уши Бруди, - Если это вас успокоит, то я практически уверен, что такое бывает раз в жизни, если понятно, о чём цявканье.

- Более чем надеюсь на это, - скосил морду Чай, - Пшли уже.

- Чаёк, ты не перегибаешь? - цявкнула Руда, припушаясь к боку согрызяя.

- Выкинуть этого оригинала за борт - это был бы перегиб, - захихикал тот, - А так нет. Дисциплину просаживать никак нельзя, это вопрос жизни и смерти, в прямом смысле.

В то время как они полезли в недра Утки неспеша, Бруди уже давно был там и лопатил лапами по клаве, как ударный трактор на целине. Хотя обычно именно он всегда первым плюхался в пилотское кресло, потому как взлёт с несушки был куда как интереснее, чем последующие часы полёта по прямой. Чай, наблюдая глазами такое дело, хмыкнул, но и не подумал полностью увериться, что рыжий не выкинет чего-нибудь, так что, пусть себе сидит на третьем месте и натурально перелопачивает телеметрию. Да разве так можно, цявкнул себе Чай, и сам же ответил - да, можно. Ну и заржал с этого, ясен пух. Бруди же не испытывал и тени уныния, потому как ради приоритетной цели вполне был готов вылететь хоть с Лужайки, не то что отдать кому-то пол-ляма монет, да посидеть одну-две смены "у параши", как это часто называли. Правда, в том, что клюквис всё же объявился в ангаре, большая заслуга принадлежала колёсам из аптечки, иначе шиш бы он находился сейчас во вменяемом состоянии. Помогало ему и то, что рыжий не умел заниматься несколькими делами сразу, и когда втыкался в таблицы данных - легко мог не отвлекаться. Он даже не замечал, как Утка перекатилась по платформе подъёмника, взяла обычный разбег и оттолкнувшись "лапами", ушла в полёт.

- Метель, - цявкнула Руда, пырючись в окно кабины, и была права как никогда.

Метель, а точнее конкретный снежный буран, сейчас накрыл район нахождения мехколонны, так что видимость упала практически в ноль. И не только в оптике, но и локаторы видели совсем плохо, поэтому пилоты подключали инерционную навигацию, сухо выражаясь - тобишь, машина просто просчитывала по времени, какая Утка где окажется, и рисовала её на схеме, даже не получая оттуда никаких сигналов в реальном времени. Когда видимость хорошая, это даже чревато, а сейчас помогало. Красноухая лиселка хотела было по привычке цявкнуть "эй Бруд, следи за картой", но вовремя прикусила язык - сейчас не лучшее время глупо рискнуть жизнью. Судя по схеме, Утка-125, на которой сидели Пуз и Хорелька, поднялась с соседней несушки и уверено села им на хвост. Эти выпушни быстро схватывали соль... впрочем немудрено, учитывая, что они всё-таки космонавты, а не просто потоптать вышли. Встречная птица прошла на сто метров выше, хотя даже оттуда был слышен гул пропеллеров и грохот воздушного потока, рассекаемого массивным корпусом. Даже через плотную стену снега различалось сияние с восточной стороны, что кое-как помогало ориентироваться визуально, на всякий случай.

- Пыд передал, что группа луж "А" скоро будет того, - цявкал Чай в рабочем режиме, - Ну как скоро, суток пять. Так что сейчас посмотрим, начинать перегонять поросей сейчас, или попозже.

- Ага, - зевнула Руда, - Или сейчас, или попозже, не поспоришь. Пыдешу стоило напрячь мозги, чтобы сделать такой вывод.

Цявкнуто было ради поржать, лиселка прекрасно знала, что Пыдеш не зря грызёт свои орехи... если он вообще их грызёт когда-либо, потому как это силкоид, та самая "шерстяная варежка", вызывающая смех у всех видящих. Это были довольно странные существа, на слух клюквисов, и пух знает, что там у них в башке, но дело они знали достаточно туго, а это в данном случае главное, и покрывает всё остальное.

Когда Утки, выстроившись в клин из четырёх штук, уже вовсю лопатили по маршруту, совершая обычные горки и подстраиваясь под ветер, Бруди таки вынырнул из телеметрии, потому как тупо дошёл до конца, что с ним случалось крайне редко... никогда, точнее. Похихикавши, рыжий потёр лапы и хлебнул чаю из термоса - несмотря на все обстоятельства, шиш он забыл заварить его. На половине глотка клюквис вспомнил, с чего это всё, и закашлялся, вытаращивая глаза. Вместо "штурманского" столика и приборной панели он как наяву видел мордочку Джезары, эту идеальную лисицу, не вслух будет цявкнуто... Пщу, помотал башкой Бруди, есть мнение, что не зря его не пустили на пилотское место. Его аж слегка затрясло, когда он более детально припомнил, как проводил досуг намедни, и клюквис непроизвольно получил полную пасть слюнь. "Сплюнь! Избыток слюнь!" - цявкали обычно в таком случае. Ясен пух, рыжий опять заржал, но выполнять данную рекомендацию не стал. Можно цявкнуть, что жёлтая лиса была его первой лисой... можно, но это будет неправда. В отличие от многих клюквенных, которые и пришли в клюкву из-за своей полной неконтактности с другими особями, Бруди был очень недурён потискать самочек, как до оклюквения, так и после, тем более. Однако с Джезарой было совсем другое дело - ну, полный снос башни, это понятно. Но также присутствовала уверенность, что это именно его лиса, единственная на всю Вселенную, как это ни странно звучит. Рыжий вообще не рассматривал никаких вариантов, кроме как схватить её, желательно лапами, и не отпускать уже никогда! Да, чё-то ты того, цявкнул он сам себе, хихикая от точности формулировки.

Ведь если отчебучить такой кульбит, как подумать головой, то вряд ли рыжий счёл бы хорошей идею подбивать клинья к лисе, которая по большей части проводит время в корчме, образно цявкая. Кстати, добавил Бруди, вряд ли вообще кто-нибудь сочтёт это хорошей идеей, и оказывается, что Джезаре куда сложнее найти согрызяя, чем это может показаться на первый взгляд. Потискать стройную тушку желающих полно, а вот конкретно связываться с ней - похоже, вообще нету, раз при ней до сих пор никого нет. Припомнив, какой срач она развела в комнате, клюквис продолжил ржать - тогда он ничего не видел, но ретроспективно припомнил. Это вызывало удивление, потому как он первый раз видел самочку, которая не содержит гнездо в чистоте. А чего ты хотел от лисы, пришло на ум, и Бруди прикусил рукав, потому как Руда начала уже оглядываться через плечо, не пора ли ему вколоть чего. Например, никак нельзя было представить такого в исполнении лиселки, она очень хозяйственная, как и одинадцать из десяти оных. Ах да, Джезара ведь вообще получила свою лису столь точно выверенным способом, как произвол - в прямом смысле. Ну если точнее, не совсем произвол, или даже совсем не произвол. Скорее - проекция исходника через... а вот через какие механизмы, это голова вспухнет понимать. Главное, соль заключалась в том, что клиент клюквоморфа не выбирал намерено параметры будующей тушки, они определялись автоматически, если можно так выразиться. Номинально была свобода выбора, однако фактически, она оказывалась сильно ограничена. Тоесть, Бруди, как и все остальные, мог бы подумать, что неплохо бы ему сделаться трёхметровым сухопутным карасём, с драконьими крыльями и копытами. Более того, если настаивать, то служба морфа так и сделает. Ньюанс лишь в том, что в этом случае шанс прожить хоть сколь-либо продолжительное время приближен к нулю, из-за несовместимости сознания и организма: как оказалось, кидать сознание туда-сюда, как сменный жёсткий диск, не так-то просто, если вообще возможно. Так что Зара в своё время выбрала "по умолчанию", остальное доделала заморочная автоматика системы клюквоморфа. И получилось это жёлтоухое чудо, снова утёр слюни рыжий.

Он буквально хлопнул себя по лапам, потому как они непроизвольно потянулись сделать вызов на комм, ещё раз услышать её голосок... во-первых, она сама настоятельно попросила так не делать, а для рыжего это значило куда как больше, чем собственные желания. Ну и плюс такая мелочь, что сейчас с Утки вообще шиш куда достучишься, атмосферная обстановочка такая, что закатай гусь вату. Кстати, даже для Бруди это было слегка цокотно, потому как уже выработалась привычка оставаться в сети, и только здесь приходилось от неё оторваться. Как Пузырь и Хорелька обитали годами на корабле, он представлял крайне плохо, но раз обитали - значит, это возможно. Причём, судя по всем показателям, межзвёздный поход не особо их утомил, да и крыша осталась на месте. Как по визуальному впечатлению, так и по допуску к Уткам, потому как если бы у них имелись серьёзные проблемы со здоровьем, никто бы не дал им рулить птицей, уж что-что, а диагностика сейчас очень быстрая и точная. И что это я вспомнил этих выпушней, подумал лиселкач - ах да, это ведь они притащили сюда Зару, так что, стоило бы возблагодарить... Бруди позырил на слегка дрожащие лапы и фыркнул. Для начала - прийти в полную годность, серьёзно. Это не дело, если во время управления Уткой ему будут приходить всякие посторонние мысли. В конце концов, если послушать даже крайне примитивно, ему вовсе не улыбается разбиться. Куда лучше будет нагрести рекордные количества кеварита, и... неет, опять отвесил себе мысленную оплеуху рыжий. Это Руде можно подарить колечко с кеваритом, и всё будет в пух, Зара же через пять минут забудет, что это такое, а это крайне чревато. Ну и ладно, зато давно известно, где находится хабарный пункт, специализирующийся по камешкам и драгметаллам - это, пожалуй, больше подходит.

- Брудыч, погоду, пжалста, - цявкнула через плечо Руда.

- Омойпух, - невольно брякнул белко-логизм рыжий, - Понял.

Ясен пух, если она спрашивает погоду у него, то автоматическое получение данных минусит. Теоретически, конечно, программа должна понимать, что от неё требуется, и дать связь, как только будет окно в помехах. На практике - машина, которой глубоко пофигу, не всегда умеет точно определить, когда можно, а когда нельзя. Тобишь, если оператор как следует заморочится, весьма велик шанс получить погодную сводку значительно раньше, чем по умолчанию. Обычное дело, ради которого, собственно, операторы и сидят здесь. Легко цявкнуть, "погоду", почесал рыжий бок Бруди, и рыгнул для порядку. Судя по тому, что показывают датчики магнитного поля - доступа к орбите нет от слова совсем. Есть контакт с соседней группой из двух Уток, только вот у них тоже полный ноль. Но это ещё не всё. Как шарящий уткомант, клюквис знал, что есть ещё метеозонды, мотыляющиеся в атмосфере по ветру - они тоже могут использоваться как ретрансляторы, но только если знать об этом. Бруди прокрутил соответствующую программу и хмыкнул - вот они, курицыны дети, аж три штуки. Почему система не догадалась сама - это как всегда пух знает, перелопачивать её это не к рядовому оператору. Рыжий же просто вбил несколько команд и дождался их исполнения; как он и подозревал, часовая обстановка по району имелась на зондах сама по себе, безо всяких дополнительных запросов.

- Сливаю данные, - сообщил Бруди, - Кхм, погодка так себе.

- Ага, так себе, - фыркнул Чай, - В центре циклона пицот эм-эс, это по другому называется.

- Зато перемешает как следует, - зевнула Руда, - Нет зуда без бобра, как известно.

- Можно помедленнее, я записываю, - крякнул лиселкач.

Циклоны, которые здесь скорее имели вид гигантских смерчей, действительно были полезны для старателей, потому как выравнивали лужи и давали ощутимый прилив продукта. Правда, это всё потом, когда атмосфера устаканится после такого. Попасть же хотя бы на край такой воронки - это хорошая заявка на дохлый номер, как-грится. Кстати, сейчас у них вполне был такой шанс, если бы здорово не повезло - например, циклон стал бы смещаться быстрее обычного, а связь так и не снеслась бы, пока не станет поздно. Но это не про чайную компанию, где у каждого на шее по полновесной Жабе и Крысе, и у Руды в том числе. Утка, повинуясь командам, плавно наклонилась на крыло и сменила курс - незначительно, но теперь воронка циклона останется совсем в стороне. Кивнув с чувством выполненных долгов, Бруди вылез из кресла и хотел отправиться в бытовку, придавить сурка, но на этом месте едва не лопухнулся. Как только он принял максимально неустойчивое положение в пространстве, вся Утка провалилась вниз! Не фигурально, а просто многотонная машина перешла в свободное падение, словно влетев в пузырь вакуума. Ясен пух, клюквиса подбросило вверх, и на пару секунд он испытал классическое "я чувствую тепло и лечу" - а затем сразу резко боковое ускорение, совсем как было на тренажёре, и Бруди всем клюквисом влетел в столик. Помогло то, что кабина Утки рассчитана на такие ситуации, поэтому тут нет торчащих гвоздей, хрупких стёкол, да и камин с открытым огнём как-то не предусмотрен. Тем не менее, у рыжего был хороший шанс что-нибудь поломать себе, но его выручил хвост, как ни удивительно. У биологического вида, к которому Бруди принадлежал до клюквы, есть хвост, но далеко не такой огромный и пушной, поэтому у него никак не могло быть инстинктов, связаных с оным. Тем не менее, клюквис на автопилоте извернулся в полёте и успел подставить именно хвост, как достаточно мягкую подушку - но всё же ощутил ещё одну типовую ситуацию, а именно "боль хвостовых позвонков". На этот раз, в прямом смысле и в больших объёмах.

- Что там такое, с.ка... - провыл Бруди, уже крепко держась за кресло.

- Пузырь, - отдуваясь, ответил Чай, - Не тот, который, а газовый. Водород, по ходу шерсти... Ты как там, приложился?

- Угу, - подтвердил рыжий, - Похоже, хвост сломал.

- Чей? - не удержалась уточнить Руда, - Ладно-ладно, молчу. Помощь?

- Пока - без, - чётко отрапортовал клюквис, - Я-то разберусь, ничего не будет, а вы смотрите, чтоб такие пузырьки нашей Утке хвост не сломали... Кстати, Пуз и Хореля как, не упали?

- Слава пуху, нет, - фыркнул Чай.

- Ну тогда в рамках нормы.

Хотя хвост сильно болел, это действительно было в рамках нормы. Кроме того, как уже было помянуто умом, Бруди отчасти имел специализацию по полевой медицине, поэтому справиться с хвостом должен был достаточно просто. К его удаче, основной удар краем столика пришёлся посередь длины хвоста, так что он мог без особых проблем достать дотуда сам. Правда, делать это куда как сложнее, имея необходимость одновременно держаться, потому как повторение кульбита вовсе не исключено, а скорее даже неизбежно. Задействовав аптечку, рыжий быстро убрал болевые ощущения, после чего занялся вознёй уже совсем спокойно и вдумчиво. Так, привязать шину, чтоб позвонки не смещались, и вкатить чего-нибудь для ускореной регенерации... вероятно, подойдёт ампула с надписью "чего-нибудь для ускореной регенерации". Йумористы пуховы, захихикал Бруди, применяя препарат посредством инъектора - точно такого же, каким он устроил охоту на пижонов. Затем в дело пошла длинная металлическая линейка, которая за каким-то шишом валялась в ящике стола, учитывая, что никто тут не чертит курс карандашом по бумаге. Эту ерундовину лиселкач плотно примотал бинтом, а затем ещё и привязал весь хвост к спине, чтоб не мотался и можно было хоть как-то сидеть. Всё равно неудобно, но лучше, чем ничего.

- Топчем, - крякнул он, устроившись на кресле.

- Уверен, что не надо вернуться? - уточнил Чай, обернувшись на него.

- Даже не думай, - покачал ушами Бруди, - Хвост это довольно таки наживное, а вот амфибиотропная асфиксия - это не лечится.

- Хорошо, пойдём на поводу у Жабы, - хихикнула лиселка, - Но если что, не вздумай молчать, наседка, ты понял?

- Лисельчарыня, у меня на лапе комм, - напомнил он, - И если я и буду молчать, то он не будет.

- Вопросов больше не имею, - кивнула Руда.

Вспушившись для порядку, рыжий поёрзал в кресле и подложил куртку, чтоб удобнее устроить повреждённую часть себя. Идти дрыхнуть на койку сейчас это плохая идея, так что, придётся дополнительно закинуться колёсами и подремать прямо тут, потому как это кресло куда как лучше аммортизирует, а ремни надёжно удерживают тушку. Да, придётся таким образом просидеть несколько суток, сколько там продлится этот забег по лужам, и это не особенно приятно. Но терпимо, решил Бруди, и опять-таки помогут колёса, которые у него, как и у любого здравомыслящего уткоманта, всегда лежали в карманах спецовки. Сейчас он получал прибыль от того, что ранее стойко не клевал этих препаратов - поэтому, когда реально понадобилось, мог уже клевать без опаски. Соль в том, что стимуляторы нельзя жрать, как кашу - и чем выше эффективность, тем более нельзя. Существует некоторый лимит, за которым начинают наступать неприятные последствия, причём, ясен пух, определить точное значение для конкретного организма вряд ли получится, там плюс-минус несколько раз. Бруди продолжил хихикать, припоминая, что лиселки, вероятно, специально сделаны маленькими, чтобы меньше тратить колёса, ведь чаще всего, количество препарата рассчитывается на массу тела, а у лиселок она заведомо небольшая. Да и кроме того, это впринципе - модифицированная тушка, которая сильно подкручена в сторону функциональности, так что, непуха жаловаться. Собственно, рыжий и так никогда не жаловался - в прямом смысле, никогда! - а уж после встречи с Джезарой это никогда следовало умножить на семь.

Сидючи, словно свёкла в грядке, в кресле, лиселкач кое-как сумел оторваться от мыслей о жёлтоухой пуше, и представил себе, что первым старателям, которые прилетели осваивать Лужайку, было куда как менее удобно. Это сейчас они отсиживаются в тёплых отсеках, а по возвращению на мехколонну так вообще, гуляй пушнина во всех смыслах... Хотя, прикинул Бруди, вроде никто тут не начинал с полевого лагеря в чистом поле, хотя бы потому, что это бесполезно. Накладки конечно были, вплоть до стабильного поступления дохлых дел, а также постоянной починки оборудования. Насколько он помнил из исторической сводки, в первый год мехколонна дала столько же кеварита, сколько сейчас дают за неделю, причём пропорционально количеству Уток - просто постоянно что-то чинили, а не гнали план. Сейчас дело устаканилось, и более того, продолжается рост производительности... на столько-то процентов, за пятилетку, план и всё такое, заржал рыжий. Смех с мехом, а нагребают они тут неслабо, и даже он, учитывая штрафные пол-ляма. Нашиша нужен этот кеварит, Бруди всё ещё представлял плохо, потому как в объяснениях шли отсылки к физике пространства, а её ещё знать надо. Но логически складывалось вполне верно, как отмечали: если бы из кеварита делали, грубо говоря, бомбы, то вряд ли бы его добычу доверили астробайтерам, набраным по объявлениям, в прямом смысле.

Однако, как ни старался старатель, мысли постоянно возвращались к Джезаре. Ухх какая пушнина... Бруди в очередной раз хихикал, шкрябая когтями по столу. Пожалуй, это весьма оригинально, что её занесло на Лужайку практически случайно, потому как все остальные занеслись как раз намерено, причём после раздумий. Немалая редкость и то, насколько она мало шарит. Кто другой сказал бы, что это мимо пуха, но только не втрескавшийся по уши клюквис. Не шарит - значит, какой простор для того, чтобы начала шарить! А то, что её удастся припахать к жадному делу, рыжий не сомневался ни единого раза - просто пока никто не тянул её туда за хвост, а видимо, следовало бы. Кто мне помешает научить её гонять Уток, потёр загребущие лапы лиселкач, если уж сумел такой разлисяй как я, так идеальная лисица точно сумеет. Правда, пока он ещё не трепал её прелестные ушки на этот счёт, потому как выпавшее время для совместного провождения они потратили слегка на другое. Сейчас, когда аффект потихоньку сходил на нет, Бруди слегка начинал бояться, потому как понимал, что Заре будет очень просто убить его, достаточно послать его впух. Но, этот небольшой страх за свою шкуру совершенно терялся на фоне восторга, просто как станция на фоне звезды, и в целом рыжий получал дополнительную лыбу, ну или лыбу два ноль.

Крутясь мыслями вокруг лисы, он невольно припомнил и этого, как его... рыжего, да. Как оказалось, весьма мерзкое животное, хоть и клюкволис. Настоящий брат по клюкве, для начала, не стал бы ляпать лишнего, так что и Бруди не пошёл бы на крайние меры - а скорее всего, так с ним удалось бы доцявкаться по хорошему. А получив по башке сурокцином, тот не стал бы выть, как от подпала хвоста, потому как понял бы. А этот не понял... что весьма странно. Ещё раз окинув умом известные ему вещи, лиселкач призадумался, для разнообразия. Получалось, что концентрация засранцев на Лужайке гораздо больше, чем на Лисувине, чего только стоит эта "партия свободной лужайки", "пикникёры", как их обзывали остальные. Чистой воды жирные ублюдки, только не особо жирные, потому как весь уклад жизни не даёт им жиреть. Впрочем, что ты хотел, поправил себя Бруди, минуту назад сам ведь думал о том, что здесь НагребаютЪ, именно так, огромным жирным шрифтом с завитушками: вот они и слетелись сюда, как мухи на помёт. Уровень дедукции повышен, захихикал рыжий. С другой стороны, это не слишком смешно, вот на прошлой неделе один из этих тупиц разбил Утку, потому что его задушила тухлая жаба, всмысле, наплевал на все законы физики, думая что прокатит, раз ему очень надо. Ладно, когда люто перегруженая птица рухнула где-то среди скал, так ведь следующий раз она может вписаться и в мехколонну, а это недопустимо. Ну хорошо, вписаться в МК - это почти невероятно, потому как автоматика задолго до события предпримет все меры, и скорее вкатает Утку в землю, чем позволит причинить ущерб МК. Да и попуху, легко выкинул это из головы Бруди, есть кому этим заниматься, а у него есть куда как более приятные темы, занять башку. Так что клюквис опять хихикал, не выходя из дремотного состояния, а за стенками кабины продолжал реветь ураган, и Утка неслась, в том числе, в направлении прибыли.

--

На расстоянии около двух километров позади Утки-43 шла 125я, которую по прежнему гоняли два очень жадных рыжих зверя, как то Хорелька и Пузырь. Грызь таки отсиживал пилотскую вахту, пока лиселка дрыхла; в стёкла кабины, как оно чаще всего и бывает, летела сплошная муть, состоящая из густого тумана, взболтанного ураганным ветром и сдобренного пылью. Пуз в очередной раз проверил, что там показывают датчики насчёт содержания твёрдых частиц - цокотно всё-таки. Пока показания были в рамках нормы, хотя в обычных условиях такой воздух считался бы очень запылённым - но тут условия не обычные ни разу. Ну, пожалуй можно и рассла... нет, это не про грызя. Он ещё повернулся к приборной стойке, и пощёлкал переключателем на панели, наблюдая, как загораются лампочки индюкаторов, и стрелка на шкале показывает числа. Поскольку числа совпадали с теми, что писала система на экране, грызь успокоился, но только до поры до времени, как-грится.

- Шуршишь, как белка в дупле, - захихикала Хорелька, подкравшись сзади и прикусив за ухо.

- Ага, - легко признался грызь, - Чего не суркуешь, рыжулька?

- Да посуркуешь тут, когда кидает туда-сюда, - фыркнула она, - Ремни конечно держат, но дрыхнуть, это надо привычку иметь. Лучше потом, когда сидеть будем.

- Сидеть мы почти не будем, - заметил Пуз, - Но скоро выйдем на высокий эшелон, будет менее жажко.

Хорелька, вспушившись для порядку, угнездилась в кресле, ничуть не забыв пристегнуть ремни, хотя в данный момент не особо качало. Она уже усвоила, что Утка проваливается в воздушную яму сразу, и это вполне чревато соударением организма с жёсткими элементами конструкции, сухо выражаясь. Пуз частично пырился на приборы, частично на согрызяйку, какая она ушастенькая рыженькая лиселочка, всё такая же мягонькая пуша, как и тогда, когда он впервые увидел её на Шелеке... впрочем, нет никаких оснований думать, что лиселки постепенно твердеют.

- Слыхал, что отчебучил этот разлисяй Бруди? - хихикнула Хорелька.

- Да мне кажется, уже все слыхали, - заржал Пузырь, - Кхм. Ну огурец, чо. Да и Заре это самое то что было надо, насколько я разбираюсь в песке.

- Да, он-то огурец, - вздохнула лиселка, - А вот третий участник торжества, не очень. Снова какой-то мутный тип... Да ладно, ладно. Я понимаю, что разбаловалась на Шелеке, где мутных нашлась только одна особь. Всё равно неприятно.

- Предложение насчёт Утки и каши остаётся в силе, - хихикнул грызь, - Да выплюнь. Мы ведь работаем по этой проблеме, в прямом смысле, так что, можно с чистой совестью забыть.

- О чём забыть? - уставилась на него Хорелька, и рыжие заржали.

Смех с мехом, а тот кто в данный момент сидел на вахте - внимательно следил за обстановкой, и корректировал, по мере надобности, а таковая возникала чуть чаще чем постоянно. Общими стараниями чайной команды сейчас на выпасе находились двадцать поросят, что требовало, в том числе - пристального внимания. Ведь они не просто паслись, а осмысленно перемещались в нужном направлении, чтобы оставаться в зоне относительного затишья и без тектонической активности. Зона эта, как было упомянуто, гуляла туда-сюда на сотни километров, поэтому требовалось определить, когда пороси могут спокойно купаться в грязи, а когда им следует просто с визгом бежать, чтоб не опоздать. Само собой, их также перебрасывали Утками, если требовалось - на небольшое расстояние сделать пять рейсов это не так долго. Вообще же Поросёнок имел рабочую скорость от пяти до десяти километров в час, в зависимости от консистенции лужи, и при прочих равных условиях работал кругами, сцеживая из грязи продукт. Правда, в этом случае его производительность будет крайне низкая вслуху того, что средняя концентрация кеварита составляет ноль целых пух десятых. Но это - средняя, а вот местами он концентрируется в луже, и именно по этим месторождениям и ползают комбайны. Пузырь в своё время с удивлением узнал, что на Поросятах нет приборов, которые обнаруживают кеварит, потому как это дюже сложно: они определяют места концентрации по вторичным признакам, а потом просто замеряют выход продукта по факту, чтобы не ошибиться. Соль в том, что концентрации не просто расположены как пуху угодно, они ещё и постоянно перемещаются! Потому-то старатели на Лужайке и прибегли к такому изврату, как эти комбайны и носители для них.

- Эй Пуз, - донеслось через помехи цявканье Руды, - На втором поле дрожь, ты видишь, или опять пух в ушах?

- Пух, - признался грызь, - Иду туда.

По стандартной программе комбайны периодически останавливались, причём всё стадо сразу, и делали сейсмические замеры. Чаще всего перед тем, как начиналось извержение, фиксировались толчки в недрах... подземные унитазы, как это привыкли называть. Вот и сейчас пороси обеспокоились тем, что где-то почти под ними назревает эт-самое, и передали инфу. Стадо теперь шло в сторону, но следовало ускорить процесс, перетаскивая поросей на Утке. Пуз развернул птицу, уже привычно выполнил операции по поиску места посадки, переход в режим, туда-сюда... выпустив шасси, Утка притёрлась к поверхности лужи, подняв стену брызг. Волнения при этом практически не было, потому как это не вода, а натуральная грязь, этакая пульпа из мелко размолотой породы, разжиженая некоторым количеством воды. Собственно, до такой кондиции доводят породу на обогатительных фабриках, а здесь она уже готовая, потешилась Жаба. Плавая в этой грязи, Утка открывала грузовой люк в корме, и Пороси забивались туда, как пороси в сарай, лязгая гусеницами по металлу - в этом моменте главное это не хлебнуть как следует грязи внутрь, бывало такое, что можно и утопить всю птицу.

На этот раз, однако, Лужайка готовила для клюквисов другой цирковой номер. Первые шесть поросей 125я перевезла без проблем, даже ветер стих до приемлемого, не мешая. Но вот когда грузилась четвёртая пара, резко произошло событие. Зазвенел сигнал тревоги, и Пузырь, быстро ояблочив экран, осознал головой, что дело в сейсмических данных. Это пожалуй не столь шишово, подумал грызь, и в данном случае ошибся. Километрах в трёх от того места, где стояла Утка, здоровенный кусок скальных пород, этакая крышка на чайнике диаметром в километр, прямо на глазах приподнялась вверх на десятки метров, и из-под этой блямбы во все стороны грянуло потоками раскалённых газов. Хорелька и Пуз видали такое только теоретически, когда канал извержения запирает пробкой из крайне прочного метализированного шлака, практически стальной плитой, которая потом выкидывает вот такие фокусы. Сейчас времени вспоминать пройденный материал не имелось, Пузырь лишь успел отметить, что автоматика переходит в аварийный режим, фокусирует все сенсоры на один сектор, отсекать летящие камни.

- Держаться! - цокнул грызь Хорельке, которая и без его мудрых советов ещё как держалась.

Спустя несколько секунд Утку накрыло волной летящих обломков и пыли, что выглядело примерно как ударная волна от ядерного взрыва. Птица не успевала даже подставить гузку, но вот увернуться, хотя бы частично, успела. Двигатели гусениц шасси взвыли на полную, и резко дёрнувшись, машина подставила под удар бочину. Целый град щебёнки и несколько небольших камней обдали всю Утку, пара попала и в кабину, сделав выщерблины на стекле. Главный подарок, каменный пельмень размером с Поросёнка, вкатал по касательной в бок, прилично долбанув по мозгам и операторам. Утку слегка отбросило, но по крайней мере, не перевернуло, и то хлебушек.

- Минус крыло, левое, - цявкнула Хорелька.

- Понял, проконсультируйтесь с коллегами, лисельчарыня, - церемонно ответствовал Пузырь, давя на газ и выкручивая штурвал.

Само собой, он не собирался взлетать на одном крыле, но вот разогнаться на гусеницах по ровному месту можно вполне прилично, Утка шпарит "пешком" километров сто в час. Так что, пока все приходили в себя после удара, он развернул птицу курсом от места извержения, и погнал, успев заодно дать команду поросятам убраться - не до них сейчас. Хотя по большей части Утка не ехала, а плыла в грязи, гусеницы работали и в этом случае, вращаясь и придавая хорошей скорости. Позади вставала громадная чёрная туча пепла, медленно расползавшаяся вокруг.

- Ситуёвину понял, - услышал Пуз ответ Чая, - Первое - переходите на "сорок третью", сейчас будем. Без глупостей, клюквята, вы гораздо дороже Утки, во всех смыслах.

- Да мы какбы и не собирались, - хихикнула Хорелька.

Пузырь схватил ощущения радости, потому как эта рыжая просто удивительно игнорировала чрезвычайные ситуации. Конечно она испугалась... секунды на две, пока в них летели бульники, а после уже - фигу, а не паника.

- Но и птицу, скорее всего, спасём, - продолжил Чай, - Надо эвакуатор вызывать, вот что.

- А пороси? - уточнила лиселка.

- Выброс видала? Значит, в ближайшее время вряд ли будет ещё, так что, пороси уйдут своим ходом.

- Вопросов больше не имею.

В этом он ничуть не приукрашивал, если где-то прорвало давлением из недр, то это значит, что "пар" спущен, и до следующих катаклизмов остаётся время. По крайней мере, если не случилось чего-то из ряда вон. Правда, на Лужайке из ряда вон случается довольно часто... но это ньюансы. Не прошло и пяти минут, как Утка-43, спикировав аки торпедоносец, притёрлась к поверхности лужи, а там уже и подрулила к повреждённой птице. Далее использовались возможности "шеи", когда "башка" одной Утки оказывалась снизу от башки другой Утки; смысл маневра в том, что на командных аппаратах два стыкузла, сверху и снизу, и они совместимы друг с другом как раз на такой случай. Так что экипаж ощутил толчки и услышал скрежет по металлу, а затем характерное "клацъ!" от сработавших замков. Хорелька и Пузырь ничуть не топтали гусей, а в бодром темпе открыли люк, закинули туда скафы, ибо бережёного хвост бережёт, после чего без промедления залезли сами. Поспешить стоило, потому как в кабине вдобавок начал звенеть сигнал потери герметичности, какой-то из камней всё же сделал пробоину, хотя и не большую. Проверять, насколько большую, никто не стал, клюквисы немедленно задраили люк, как только оказались на "сорок третьей".

- Драсти! - хихикнула Хорелька, мотнув рыжими ушками, - Не помешаем?

- И не надейся, - хмыкнул Чай, - Вот вы хихикаете, лисельчарыня, а могли бы уже и не хихикать. В уникальную фигню вы попали, если честно, чтоб вот так камнем.

Пузырь поёжился, потому как отчётливо понял, что это не анекдот, на этот раз. Допустим, основной бульник вряд ли попал бы в кабину, но вот стоило меньшим снарядам стукнуть чуть под другим углом, и они имели хороший шанс высадить окно, а ведь они с Хорелькой сидели отнюдь не в кислородных масках, да и перепад давления вполне мог выбить из сознания, а это почти гарантировано "того", моментально в море. Жуть!

- Жуть, - согласилась лиселка, но хихикать не перестала, - Ну чтож теперь, опушнеть и не встать? Пронесло ведь, как слышите. Мы можем попасти наших поросей с терминала?

- Валяйте, - пожала ушами Руда, - Включу вам свободные каналы.

Рыжие отвалили в "нашейную бытовку", тобишь в жилой отсек, потому как в кабине крайне мало места, просидеть долго будет излишним. А там - лишние койки, слышимо как раз на подобный случай, а также возможность подключиться к управлению с переносного терминала, о котором и было цявкнуто. Так что, в самом скором после инцидента времени они устроились снова со всеми удобствами, и если честно, то чувствовали себя более уютно, потому как Уткой теперь рулили более опытные операторы.

- С одной стороны, когда летит булдыган, - цокнул Пуз, - Вроде как попуху, сколько опыта.

- С другой, так оно и есть, - с умным видом кивнула Хорелька, - Кхм. Всмысле, так-то да, но вот булдыган прилетел в нас, а не в них. Совпадение? Не думаю.

- Ну, совсем не думать это перебор, - заметил грызь.

- Тебе можно, а другим нет? - продолжила выбивать рожь лиселка.

Пока они ржали, а также контролировали бег оставшихся шести поросят, которые с визгом удирали из опасной зоны, Бруди кое-как сумел пропихнуть передачу, хотя для этого ему пришлось задейстовать штук десять ретрансляторов - но, по итогу сообщуха попала на мехколонну. Поскольку повреждения Уток на вылетах были обычным явлением, в арсенале существовали Утконосцы, как раз те самые эвакуаторы, способные в прямом смысле взгромоздить Утку на себя, и утащить на базу. Ну точнее, как на базу... поближе к ней, потому как сесть на палубу платформы-несушки гружёный Утконосец не мог, приходилось выгружать где-нибудь на подходящей площадке, и оттуда как-нибудь уж дальше. Единственное, что могло помешать процессу - это невезение, если вдруг аварийных птиц случилось несколько, то это заявка на Ущерб, потому как эвакуаторов на мехколонне только три. К огромному облегчению клюквисов, вскоре к ним пробилась ответная сообщуха о том, что помощь вылетела.

- Внимание, сейчас вылетит птичка, - цокнул Пузырь, - Тонн в полтораста весом птичка, да. А вообще, от этого Ощущение, не так ли, пуша моя?

- Да уж, - фыркнула рыжая, - Почти как тогда, когда мы в пещере купались.

- Ага. Я имел вслуху другое Ощущение, - хихикнул грызь, - Как тебе объяснить...

- Скорее всего, словами.

- Благодарствую за подсказку. В общем, Ощущение того, что ты кладёшь кирпич, а бригада - сто кирпичей, если понятно, о чём цоцо.

- Понятно, - подумав, цявкнула Хорелька, - А чего ты хотел? Ясное дело, что здесь только командной работой и коллективным творчеством, по другому никак. Да впринципе и...

- Впринципе, оно не только на Лужайке так, - закончил Пузырь.

- Ладно, это-то в пух, а вот Ущерб - мимо пуха, - здраво рассудила лиселка, - Сколько времени будут латать нашу Утку, это же ужас, столько упущенного кеварита!

- А, придушивает? Думаю, ничего особо страшного. Если снесло только крыло...

- Только, я видела.

- Тогда это на сутки ремонта, - хрюкнул Пуз, - Крыло-то там отдельной деталью, как помнишь, а запасные наверняка есть, чай не уникальный случай.

- Ну, уникальный или нет, но Чай нам очень здорово помог, как и остальным, - заметила Хорелька, - И я не имею ввиду только этот инцидент.

- Поперёк не цокнешь, - зевнул грызь, - Кстати, они с Рудой этого разлисяя, рыжего, почти как мы Зару, за уши тащили. Ну не так, конечно, но по сути.

- Ахаха, дочу замуж уже выдали, - скатилась в смех Хорелька, - Да мы просто жжом, Пузырястый.

Пузырястый в который раз пырился на неё, имеючи на морде лыбу. Ну ладно, они только что чуть не сыграли в героев, но как известно, "чуть" не считается, а если бы уж не повезло, то сразу вместе, что для грызя было гораздо лучше, потому как он решительно не мог представить себе, чтобы он делал без согрызяйки - да ничего, скорее всего. Впрочем, цокнул он себе, жадность не тётка, поэтому ну напух, пусть кто хочет, играется в Ромео и Джульету, а они лучше погоняют Уток, погребут кеварит, и, думается, ещё много чего. Учитывая данные объективного контроля, сухо цокая, Хорелька за прошедшее время весьма убельчилась опытом, поэтому шансы на исполнение заявленых планов росли в геометрической прогрессии. Ещё какие-то несколько лет назад она бросалась на стаю гарпий с дубиной, потому как имела тот же синдром, что и Джезара - неполного восприятия реальности, наверное. Представив себе, как бы она сейчас обошлась с бедными тварями из нано-жижи, Пузырь заржал. И поперхнулся слюной, потому как Утка пошла вверх, создавая приличную перегрузку; загудели вовсю моторы, снаружи грохотал поток воздуха, смешаного с пылью - в общем, вполне уже знакомая обстановка, настраивающая на конструктивный лад.

--

Часть (за)пятая

--

Ышук, вполне себе обычный ка-вэ серо-белой окраски, занимался перетаскиванием ящиков между отсеками станции. Не то чтобы в этом была прямая необходимость, но трёхглазые всегда знали, что закапываться в один песок - мимо пуха, как кое-кто цокнет, мозги замыливаются. Кто-то скажет упоротость, он скажут - лучший отдых это смена рода деятельности. По части деятельности райнтарцы действительно сильно превосходили многие другие виды, в частности из-за опции "режим циклопа", каковую сейчас использовал и Ышук. Это означало, что на две трети ка-вэ просто спал, как кашалот, а оставшейся одной трети, в распоряжении которой имелся "запасной" глаз, вполне хватало, чтобы выполнять какую-либо не слишком сложную работу. В общем, грызи цокали, что как раз вот эти - перетрясают, но им можно. Так что, ка-вэ одновременно видел сны, и тут же продолжал грузить ящики на электротележку. Да, занятие тупое, но ящики это такая штука, что сами себя не перенесут, а персонала на станции не так чтобы дофига, и им есть чем заняться. Ышук тоже не сидел без дела, потому как представлял из себя четверть всей милиции на Лужайке, в прямом смысле: на станции их было двое, и по одному на мехколоннах. Даже во время сна он нет-нет да и да... всмысле, возвращался мыслями к истории с "пикникёрами". Когда бузили отдельные зассанцы, это было вполне терпимо и отрабатывалось в рабочем режиме; по большей части было точно известно, что большая их часть свернёт себе шеи, главное было избежать попутного ущерба. Но вот что будет при концентрации неодупляющихся и их организации, никто не мог сказать точно. Всмысле, даже в целом это нельзя прогнозировать точно, а здесь вообще клюквисы, с которыми далеко не всё ясно. Собственно, милиции Лужайки спустили директиву как раз и проследить, что будет - натурный эксперимент, так сказать.

Пожалуй, больше всех в этом шарила Ырса, имевшая специальное образование по подобной тематике, так что она могла и цифровую модель приплести, с графиками и всей такой заумью. Остальные же помогали с оперативной работой, в частности - раскрыли "зловещий заговор", бугага... всмысле, тех самых горе-конспираторов из "тайного ордена" с Шаданакара. Это было, мягко говоря, несложно, тем более, спалили их ещё давно, и теперь просто передали инфу с Лисувина. Из наблюдений следовало, что пока эти ребята ничем предосудительным не занимаются, а шифруются для того, чтобы самим выявлять зловещие заговоры, направленые на уничтожение, порабощение, нужное подчеркнуть, ихнего вида. Поскольку таковых в природе не существовало, искать они могли хоть до посинения, это было далеко не уникальное явление в галактике. Многие виды никак не могли взять в толк, что они не особо интересны остальным, и никто даже не почешется, чтобы их уничтожать. А вот естественный вопрос, кто организовал пикник-пати, тобишь "партию свободной лужайки", пока оставался открытым - толи эти, толи не эти. Следовало, вероятно...

Тут запищал сигнал вызова на комме, и ка-вэ выкинуло из циклоп-режима, так что сразу открылись все три глаза. Потрясши мордой для приличия, Ышук принял вызов от Ыскена, дежурного по станции обороны системы.

- Не спишь? - сказал тот шутку с астрономической длиной бороды, - А у нас чэ-пэ.

- Лажово, - выверено высказался Ышук, - Бежать не надо?

- Надо, но только по мере обдумывания, - уточнил Ыскен, - Ну, как "у нас", скорее у соседей. Недавно пришло послание с Боолы, у них эпидемия.

- Чё у них? - фыркнул ка-вэ, мотнув ушами, - Как так, сразу, без предупреждений?

- Каких предупреждений, они обычно нам вообще ничего не шлют, потому как незачем. Сейчас послали напрямую. В общем, дело довольно таки дрянь... может быть, если не пошевелимся.

- Пошевелимся? Боола, это сколько световых лет от нас, как мы пошевелмся?

- Мозгами, - постучал по башке Ыскен, - В общем, ситуёвина такая, что инфицированы там считай все. Для отлечивания нужно оборудование, которое прибудет только с узла, это месяцев семь. В итоге - все попадают в криокамеры, сечёшь? Тоесть вообще все, а там тысяч полста голов.

Ышук сглотнул, просекая. Криокамеры конечно обезопасят от инфекции, только вот получится, что вся система станет до прибытия помощи необитаемой, поддерживать функционирование можно будет только на автоматике, а это просто крайне чревато. А ведь Боола это почти такая же ресурсная база, как и Лужайка, тоесть естественой среды там нет от слова совсем. Так что, прибывшие с узловой станции имеют шанс найти там всё в разрушеном состоянии, причём недопустимо большой.

- А ихняя оборонка? - фыркнул Ышук.

- Облажатушки, - не стал скрывать Ыскен, - Может, кто-то и останется в здравии, но этого будет критически мало.

Ышук присел на ящики, слегка хватаясь за голову - такая каша заварится!... Впрочем, быстро поправился он, его работа - расхлёбывать каши, да и катастрофы пока ещё не случилось. И если пошевелиться, так и не случится. Ка-вэ шевелились настолько, что по факту не проводилось никаких совещаний, начали действовать сразу, просто связавшись друг с другом по сети.

- Так, эвакуация - что? - задал точный вопрос Ышук.

Как раз он и отвечал в частности за эвакуацию мордного состава из системы в случае большого ЧП, для чего имелись два отдельных аппарата, сныканые в надёжных местах подальше один от другого, на всякий случай.

- Без, - подробно ответил Ыскен, - Транспорт уже ушёл, поэтому остаётся только "Бычок". К удаче, этого хватит. Ышкер сейчас готовит его к запуску. Плюс, у нас стоит одна "авоська".

"Бычком" обзывали боевой корабль, который исполнял в системе функции сторожевика, а также пулял по астероидам, вздумавшим упасть на Лужайку. Ясен пух, это самый быстрый способ добраться до Боолы. По ходу шерсти, на время его отсутствия планета останется без защиты, но угрозы естественного типа не появляются из ниоткуда, камню нужно много времени, чтобы долететь, и все возможные угрозы расчищены на много лет вперёд. Так что, убрать сторожевик из системы не было чем-то авральным, а вполне влезало в рамки стандартных решений. Если уж случится какой-то катаклизм звёздного масштаба, то тут и "Бычок" никак не поможет, а помогут эваколёты.

- На крайняк у станции останутся буксы и челноки, - рассудил Ышук, - Если что, справятся. Плюс эта "авоська", да. А мордный состав?

- Весь, - рассказал Ыскен, - Скорее всего, на хозяйстве останется Ырса. Нам придётся также сгрести почти всех со станции и фабрики, и забрать ресурсеры, для обеспечения быстрейшего разгона "Бычка". К удаче, штатная процедура есть и на такой случай.

- Ага, Устав он такой, - фыркнул ка-вэ, - Мои задачи?

- Фильтруешь подотчётный контингент на предмет добровольцев, формируешь отряды, готовишь к погрузке в сурок-режиме. Предварительно, надо набрать около сорока рылец, но не каких попало, а чтобы хоть как-то шарили в работе в грязных зонах.

- Понял, начинаю бежать, - без особых шуток кивнул Ышук.

И действительно побежал, что характерно.

--

Когда Хорелька и Пузырь продрали глаза, четыре штуки на двоих, если точно, и выползли кормиться в столовку в тупике, там уже вполне бодренько хомячили Чай и Руда, что вовсе не удивительно, у них всё же опыта гонять Уток куда как побольше. Для начала все проржались, когда клюквохомяк, один из соседей, вывалил все остатки еды себе в защёчный мешок, да так и пошёл вперевалочку, скотина. Далее Пуз не удержался позырить, как там дела с ихней птицей, и испытал двоякое Ощущение. С одной стороны, Жаба тешилась, что Утка-125 уже полностью восстановлена после повреждений, с другой - грызь вовсе не отказался бы отлежаться несколько усуток. Но шиш, там действительно быстро заменили крыло и заварили трещины в кабине, восстановив герметичность.

- Утка уже не пригорела, - констатировал Пуз, - Мда.

- Главное, чтобы утка не прощала, - хмыкнул Чай, - Мда, ещё раз. Теперь с этим надо особо аккуратно. Я прошарил сделать кой-какой запас для нашего колхоза, но боюсь, если попросят, то придётся вернуть его в общие фонды.

- А? - подняла ухи Хорелька, зевая во все резцы, - Что такое?

- Всмысле? - фыркнул лиселкач, уставившись на неё, - Вы что, не в курсе?

- Мы в шкурах, - машинально ответил Пузырь, - В курсе чего?

- Вот разлисяи, - скатилась в смех Руда.

- Ну допустим, сигнала тревоги-то не было, - заметил Чай, - Его не заметить проблематично. Да ничего такого не случилось, пока...

- Пока? - икнула Хорелька.

- Я не имел вслуху "досвиданья", - захихикал клюквис, - Кхм. В общем, из системы в авральном порядке ушли все корабли, кроме вашего цыплёнка. Ну всмысле, как ушли, ну вы понимаете. Стартовали, если точнее. С собой забрали большую часть персонала станции и фабрики, а также много специалистов с планеты. На Бооле какая-то хитрая эпидемия заразы, им срочно нужна помощь в виде здоровых и шаряших чуваков.

- Срочно, кхм, - почесал ухи Пуз, - Хотя... Как я понимаю, они используют ресурсеры для разгона?

- В запятую. После этого они отправятся также в систему Боолы, только гораздо медленнее, так что обратно их можно ждать эдак через пару лет. Также считай фабрики пока у нас нет, тобишь, такой роскоши как новые крылья для Уток, в ближайшее время не будет. Много чего ещё нет, самое цокотное - это то, что нет сторожевика, на нём в основном все и полетели.

- Баалин, - поприжала ушки рыжая, - А мы вообще улететь отсюда сумеем, Пузырёк?

- Скорее да, чем нет, - успокоил её грызь, - В системе есть два эваколёта, да и подготовить Цыплёнка к запуску это не так сложно... наверное.

Как раз в это время звякнул вызовом комм, и Пузырь в очередной раз заржал, увидев на экране, кто вызывает: там был нарисован поросёнок и подписано "самый жирный поросёнок". Он уже догадывался, кто это, но тем не менее включил связь незамедлительно.

- Товарищ Пузырь, - цявкнул Алекс Цыбуленко, поводил мордой и добавил, - И товарищ Хорелька, я так полагаю. Эт вас беспокоят из исполнительного комитета планеты Лужайка.

- Угу, - подробно ответил грызь, - Если что, мы в курсе событий. Уже.

- Это по шерсти. В свете как раз этих событий, я прошу вас временно отложить отбытие из системы. У нас кроме вашего не остаётся никаких кораблей, поэтому до прояснения обстановки...

- Да без проблем, - пожал ушами Пуз, - Нам и так ещё торчать было месяца четыре, до окна. Надо будет, постоим подольше, чай не лопнем.

- Благодарствую, - без шуток цявкнул серо-чёрный полосатый лиселкач, - Кстати, насчёт содействия, всё остаётся в силе. У вас всё в пух?

- Более чем, - заверил грызь, - Вчера вот Утке крыло разбили, так уже заменено.

- Смотрите, разбивайте аккуратнее, - хихикнул председатель, - А то сами понимаете, в каком мы теперь положении. И вообще, в целом - не перетрясайте, как кое-кто цокнет, лады?

- Ды, - кивнул Пузырь.

- Тогда извиняйте, ещё много дел. Если что, кричите, как-грится, - закруглился Цыбуленко.

- Вот такая дребузня, - подытожил Пуз, оглядывая товарищей.

- Это получается, осадное положение, - поёжилась Руда.

- Да ладно тебе, - пихнул её в пух Чай, - Всё не так жажко. Да, придётся перелопатить наши планы соразмерно условиям, но вряд ли кто-то при этом лопнет.

- И как именно перелопатить? - уточнила красноухая лиселка.

- Снизить допустимые потери матчасти, - пояснил Чай, - Пока у нас была фабрика в полном объёме, рациональнее было держать некоторый уровень допустимых потерь, а сейчас другое дело. Конкретно, скажу с ходу, треть поросей надо сразу вернуть на базу, а может и больше.

- Кстати, у них хоть какие-то спецы остались на производстве? - почесал ухи Пузырь, - Думается, если подбросить им трясов с планеты, то хоть как-то они коптить смогут. Не делать новых Уток, так хоть минимум запчастей?

- Скорее всего, возможно, - кивнул Чай, - Но пока это не наше дело, наше - обезопасить поросей.

Никто здесь не подумал бы, что он шуткует или приукрашивает, потому как лиселкач незамедлительно поставил на стол числомашину, имевшуюся при себе почти постоянно, и полез проверять. Пуз хмыкнул и пока ограничился тем, что просмотрел новости при помощи комма. Да, оказалось, словам можно верить: связка из трёх кораблей на полной тяге шла к границе системы. При этом два шарообразных аппарата, которые использовались для добычи ресурсов в пространстве, сейчас выполняли роль ступеней, обеспечивая связку рабочим телом для двигателей. Они отстыкуются и продолжат полёт по той же траектории, только вот с гораздо меньшей скоростью, поэтому и назад вернутся очень нескоро. Зато такой номер давал возможность сторожевому кораблю сделать как раз то, что нужно - как можно быстрее попасть к месту ЧП.

- Блин, всё равно очень долго будет, - покачала ушами Хорелька, посмотрев.

- Они ещё и ракеты врубят, - пообещал Чай, - Растрата конечно, но ради такого дела можно.

- Ракеты? - фыркнула рыжая.

- Ага. Видишь вот эти фофани? - показал по схеме корабля лиселкач, - Это что-то вроде противокорабельных ракет, ну или торпед, как посмотреть. Летят очень быстро и далеко. А если их не отстыковывать при запуске двигателя - то отлично потащат за собой весь корабль.

- И насколько это их ускорит? - уточнил Пузырь.

- Без понятия, - зевнул Чай, - Как ты думаешь, ка-вэ сильно распространяются о том, какие ТТХ у этих изделий? Но предполагаю, что ускорит очень прилично.

В этом случае он как в пух глядел, как выяснилось позже. После отстыковки ресурсеров, которые пошли дальше в беспилотном режиме, сторожевик пересел на ракетную тягу, и с удивительной скоростью вообще исчез из поля зрения локаторов и телескопов.

- Пожалуй, тогда за болявых не стоит особенно переживать, - рассудила Хорелька.

- Верно рассудила, - кивнула Руда, - Боола гораздо более спокойная система, так что если честно, то спасательная экспедиция это слегка перестраховка, ничего бы с ними не случилось до прибытия настоящей помощи с узла. А вот за нас можно и попереживать.

- А впух, только выдохнула, - захихикала рыжая.

- Да ладно, Хорель, это я так, для синего словца, - пояснила лиселка, - Нишиша с нами не случится. Ну если только не тупить как следует. Думаю, воизбежание, надо снизить нагрузку, хотя бы на четверть.

- Это нам вылетит в упущеные Прибыли огромных объёмов, - Чай провёл лапой по шее, которую сдавило Жабой, - С другой стороны, хвост-то по всякому дороже.

- Ага, - захихикала Руда, - А то будем как Бруди, с перебинтованым хвостом.

- Кстати, где это курицын кот? - хрюкнул Чай, - Надо его гонять, чтоб не растекался. И желтоушку свою тоже пусть привлекает к полезной деятельности, ибо непуха.

- Да эти-то тупить не будут, - фыркнула красноухая, - А вот пикникёры сейчас взрыгнут.

- Да ладно? - усомнилась Хорелька, - Они же не могут не понимать, что это не лучшее время!... Ладно, тупь цявкнула.

- Ага, - подтвердил Чай, - Будут вопли. В первую очередь, по поводу снижения нагрузки, а ведь Цыбь так и сделает. Они и так постоянно визжали, что им не дают зарабатывать.

- Хм, а как можно им не давать хоть что-то? - задался вопросом Пузырь, - Если пользование Утками, считай, на хозрассчёте.

- Абсолютно в дупло, никак. Но их это не колышет. Тут ситуёвина довольно обычная, - неспеша пояснял Чай, отхлёбывая из стакана чай, - Все матросы жрут перловку, ну кашу, кашу жрут. А один такой говорит - а дайте-ка мне стейк...

- Если бы один, - фыркнула Руда, - И если бы стейк.

- Ладно, это напух, - отмахнулся лиселкач, - Давайте предварительно, что будем менять...

И что характерно, ничуть не приукрашивал, устроив прямо здесь планёрку с распределением заданий, а также рассчётом процесса во времени. Как и было уже помянуто, главное изменение в работе заключалось в том, чтобы уменьшить количество поросей на выпасе - так их будет гораздо проще перемещать и обслуживать, без авралов, которые чреваты. Как оно всегда и случалось, в таких случаях связывались с общей диспетчерской службой, которая следила за всеми стадами сразу - так, чтобы не таскать поросей, а просто передать их соседям, если у тех есть место. Так постоянно делали, потому как комбайны практически все одинаковые, и держать при себе "своих" нет никакого смысла. Благодаря этой полной кооперации Чай сумел выполнить заявленное в течении пяти минут, не сходя с лавки, вместо того, чтобы сутки гонять Утку туда-сюда. Бригада, которая работала на участке рядом, как раз собиралась тащить поросей на выгон - теперь они просто возьмут к себе на контроль лишних, и все довольны. Ну как все... кроме самих поросей, которым явно глубоко попуху.

Таким образом чрезвычайная ситуация, которая могла бы вызвать Ущерб, обошлась пока совсем без оного. Напротив, для уткомантов и всех обитателей Лужайки событие давало возможность слегка сбавить обороты и точно не упороться - ну, для тех, у кого были мозги. Количества выдаваемого на-гора продукта конечно упадут, но судя по подсчётам Чая, процентов на тридцать-сорок, не более, а учитывая, что и оставшиеся проценты это допуха, Жаба не так уж душила. По ходу шерсти, для уткомантов мало что изменялось... подумал Пузырь, и ошибся. Например, метеослужба сильно свернулась и выдавала теперь только общий прогноз, а точный - лишь по району нахождения мехколонны. Само собой, следовало учитывать и то, что теперь каждая запчасть будет почти незаменима, а уж о выпуске новых Уток точно следует забыть до возвращения ресурсеров, просто потому, что другими способами будет трудно доставить сырьё на фабрику. Да и ковыряться там кому ни попадя ответственные товарищи вряд ли позволят, потому как нет больших проблем испортить сложное оборудование, которое потом шиш восстановишь. Тем не менее, уже через несколько часов после того, как прошло объявление о ЧП, фабричные сообщили, что не всё так жажко. На месте осталось достаточно откормленных инженеров, и теперь проходил набор добровольцев из персонала мехколонн, которых постараются побыстрее натаскать и снова начать производство, хотя бы самых простых и необходимых расходных материалов. Например, кеварит это не такая штука, которую можно хранить в коробках или канистрах, для значительных количеств необходимы специальные контейнеры, воизбежание, и фабрика в немалой степени занималась тем, что делала именно эти баллоны. К неудаче, среди рабочих не нашлось ни одного грызя, поэтому они не делали баллонов впрок, и имеющийся запас покрывал где-то пару недель работы, а дальше продукт просто некуда будет сливать. Жаба от этого издавала истерический визг... к её удаче, баллоны производились на автоматизированой линии, которая достаточно компактная, и может работать вообще без участия персонала. Теоретически...

Вынырнув из этого промышленного песка, образно выражаясь, Пузырь в очередной раз пырился глазами на согрызяйку, и уловил, что рыжая зевает. Это было весьма нехарактерно для неё, обычно она последняя, кто начнёт зевать, так что, грызь вовсе не оставил это без внимания.

- Хорелечка, пуша моя, - ласково цокнул Пуз, - Зеваешь, мягонькая?

- Поразительная наблюдательность, грызень, - хихикнула она, - Ага, зеваю.

- Если ты вдруг подустала, может, притопчешь гуся? Всмысле, останешься на базе?

- Ох Пузырястый, - фыркнула рыжая, - Я бы и осталась, но боюсь, по возвращению ты найдёшь задушеную насмерть лиселку.

- Если хочешь, так и я останусь, - прямо цокнул грызь, гладя шёлковую пушнину.

- Серьёзно? - скосилась Хорелька, - Да, серьёзно. Очень приятно, грызька, что ради меня ты готов на такой шаг, как удушение собственной Жабы. Но пока это преждевременно, я ещё не настолько зеваю. Кроме того, мне нужен кадмий.

- Ще?? - округлил лапами уши Пуз.

- Один точка шестьдесят девять, - уточнила лиселка, - Это элемент, если у тебя склероз. Он мне нужон для завершения химии по покраске.

- А, ну тогда в пух, - рассудил грызь, - Мягко цокая.

- Ещё бы. Вот когда достанем этой байды, можем и пропустить вахту, - пихнула его в пух Хорелька.

А пока они продолжили трясти в обычном режиме, тобишь - собрались и почапали, причём не просто так, а на несушку, в очередной вылет. Кстати, подумал Пузырь...

- Опять подумал? - изобразила возмущение лиселка, - Вот думер, а?!

- Ага, - проржался грызь, - Всмысле, твои инициативы с кадмием могут быть весьма кстати. Если каждый будет нагребать хотя бы по несколько центнеров, это уже кой-какие запасы сырья для производств в самой мехколонне.

- Нутк! - распушилась рыжая.

Смех с мехом, а точно также подумали и многие другие, так что Чай сразу же спустил директиву искать россыпи жирной руды, и собирать при помощи поросячьих заборников проб. К удаче, заборник там был такой, что туда натурально влезало много. Кроме того, подали голос утильщики, возившиеся рядом с рембазой: на крайняк будут разбирать на части старое оборудование и переплавлять. Вкупе с эрзац-добычей это вполне может покрыть потребности в сырье, можно даже возить челноками на фабрику. В общем, никакого пессимизьма не наблюдалось - если так пойдёт, то снижение добычи из-за ЧП может быть куда ниже, чем ожидалось. Теперь клюквисы разделялись на вахте, и пока один пас поросят и следил за обстановкой, второй обшаривал доступную местность на предмет хабара. Для этого имелись большие возможности, потому как сканирующий радар, способный определять состав материала, имелся как на Утке, так и на каждом поросёнке. Более того, сигналы проникали на какую-то глубину в породу, позволяя искать то, что засыпано песком или снегом.

- Опа! - азартно цявкала Хорелька, поймав очередную добычу, - Вот она, мечта моей рыбы!

- Железо и никель? - уточнял Пузырь, который слишком хорошо её знал.

Если бы там было что-то пожирнее железа и никеля, это было бы не "опа", отнюдь не. Ну а так-то Утка по прежнему паслась возле стада поросят, по возможности стоя на песке или на льду, в то время как комбайны купались в грязи, в луже. То один, то другой поросёнок подходил к носителю, и птица "кланялась", опуская длинную шею, чтобы пристыковаться к комбайну сверху. Слышалось характерное клацанье стыковочных механизмов, а затем срабатывал транспортёр, вынимая пустую батарейку и заменяя её на новую. Снаружи задувал свежачок под тридцать метров в секунду, вылизывавший на зеркальной гладкости поверхность замёрзших луж и песчаные отмели; свет всё время шёл с восточной стороны, где горели оранжевым все облака по горизонту. Когда местное солнышко будет хоть чуть-чуть выше, станет немножко жарко... градусов до трёхсот. В сумеречной же зоне сохранялись условия, почти пригодные для жизни, кроме состава воздуха, перенасыщенного парами кислоты и метана, и содержащего почти нисколько кислорода. По крайней мере, теоретически, можно высунуться в лёгком скафе с дыхательным прибором, и не лопнуть. Однако, такие кульбиты были категорически запрещены, и в частности нынче тянулся срач по поводу группы дурачков, которые повылазили из Утки собирать алмазы. Пузырь захихикал, представляя себе их разочарование, когда они изнают, сколько тут стоит этот углерод в твёрдом состоянии. Само собой, диспетчерская их спалила, а исполком вынес постановление убрать от полётов. Пикникёры вцепились в это, как бюрократ в бюджет, и прожужжали всем уши про незаконные репрессии, хотя ежу понятно, что репрессии были более чем законные и совершенно справедливые. Как только дисциплина хоть слегка проседала, на Лужайке это приводило к дохлому делу немедленно, без вариантов.

А поросята, лязгая гусеницами, подбирались к обнаруженым отвалам жирной руды, и кусали её, в прямом смысле. "Здорово кусать" - припомнил грызь, продолжая хихикать. После этих покусываний в зобе у каждого оказывалось до сотни килограмм породы, и если руда действительно жирная, то это равносильно килограммам двадцати готового материала. Однако соль состояла в том, что полакомиться рудой удавалось не так часто, как хотелось бы. Поросята паслись в лужах, и как раз избегали мест извержений, в то время как полезные ископаемые искапывались как раз там, где кору ломало на куски. Типовой случай, когда можно было поклевать от души - это когда стадо наползало на место прошедшего недавно извержения, по принципу "в одну воронку дважды не падает": там где уже прошёл выброс, как правило, напряжения в недрах сброшены и следующий будет нескоро. Вот там разбрыляная на куски порода ещё не была стёрта в пыль ураганными ветрами и зарыта, и можно неслабо нагреть лапы, чем некоторые и занимались в промышленных масштабах, несмотря на кеварит. Чай, как он это всегда и делал, не держал в секрете тактику, и теперь также поступали и Пузырь с Хорелькой: сначала поднимали Утку в воздух и сканировали сверху весь район извержения, чтобы составить общую картину, а затем пускали поросят уже в обнаруженые места залежей. Это на карте планеты кратер вулканического выброса маленький прыщик, а на самом деле, они бывают по много километров в диаметре. Учитывая, что двигаться там очень сложно - лучше не прокладывать лишних маршрутов по такому месту.

Это было вполне потешно и для грызя, а уж лиселка так с высунутым языком занималась охотой на минералы: тем более, им самим это грозило только потерей монет, если вдруг поросёнка накроет, а так-то операторы сидели в Утке, а она стояла достаточно далеко. Помятуя опыт, теперь после посадки крылья сразу складывали, воизбежание, и разворачивались гузкой к наиболее возможному источнику угрозы - если уж прилетит камень, то лучше, чтобы туда. Впрочем, здесь они снова верили Чаю, который заявил, что попадание такого камня - это большая редкость, и соответственно, следующего надо ждать долго. Стоит ли говорить, что это никак не повлияло на крысторожность, проявляемую как Пузырём, так уже и Хорелькой. Рыжулька заботливо растила не только жабёнку, но и крысёнка, и уж точно не полезла бы за алмазами в скафе. В целом же клюквисы с интересом пырились на открывающийся вид - огромный кратер, заваленый почерневшими от температуры породами, похожий на воронку от взрыва, только дюже плоскую, и диаметром в сотни метров, и по нему деловито ползает порось, как хомяк по полю. Сверху при этом как всегда клубятся тучи, сизо-серые здесь, в сумеречной зоне, и зачастую достаточно высокие, дающие приличный обзор. Солнце, посылавшее лучи от горизонта, отрисовывало плотные тени от краёв кратера и любой выпуклости рельефа, а ветерок продолжал волочь позёмку: песок, если с востока, и снег, если с запада... а часто и то и другое сразу.

- Мдя, - фыркнула Хорелька, просматривая записи, - Негусто. Железо да никель есть, а больше, собственно, одно большое ничего. Это конечно неудивительно, но всё же, придушивает.

Грызь только погладил пушнину на её шее, сгоняя Жабу, и рыжие продолжили хихикать.

--

Бруди сунул длинную морду прямо в пушистую гривку Джезары, лизнул в не менее пушную щёку.

- Зарочка, давай ещё разок.

- Ох, не охота, лись, - фыркнула желтоухая.

- Ну Зарочка, ну хотя бы разик.

- Я устала, - пыталась отбрыкаться лисица, но явно без огонька.

- Ну лисолнышшшко... - проурчал рыжий.

- Да, от тебя не отвяжешься, - хихикнула Джезара, - Ладно, давай.

Она таки соизволила продрать глазные яблоки, и привалилась к столу, на котором стояла числовая машина с включённым утко-симулятором, посередь экрана висела таблица "Провалено с треском! Попробовать ещё раз?". Подёрнув ушками, клюквенная лиса выбрала "да попробовать", и уставившись в экран, принялась решать тестовые задачи. Бруди, ясен пух, просто сидел на кушетке рядом и пырился на неё, имея на морде ничто иное как лыбу. Как по общим причинам, так и по конкретным: оказалось, что заставить желтоушку выучить правила уткомантии не так сложно, как могло показаться. Конечно, она ныла, фыркала, пыталась заменить процесс тисканья мозгов на тисканье всей тушки, образно цявкая, но делала это всё явно по инерции, легко сдаваясь, стоило подёргать за хвосты достаточно настойчиво - а у рыжего было немеряно терпения в этом вопросе. Ну и, если уж честно, то на его стороне была клюквенная "магия", точнее - программирование сознания, о котором лиселкач имел неплохое представление. На самом деле, это была вообще не секретная информация, каждый клюквис мог прочесть это в Инструкции, которая прилагалась к нему самому после морфа - "Единственная в Галактике, Инструкция по самоэксплуатации". Просто там не было написано прямых практических примеров, и скорее всего потому, что их не знали сами создатели, за малостью опытной базы; а чтобы понять всё полностью, это надо слишком много знать. В данном же случае "каст" был один, уже широко известный среди клюквисов, но от этого не менее действенный - "пей ожабин". На самом деле, Бруди слегка... да нет, его как следует пробрало, когда он увидел воочию, что это работает, и неслабо. Соль в том, что когда он цявкнул Заре, что было бы неплохо воткнуться в уткомантию и всё такое, она искренне рассмеялась, потому как даже помыслить не могла о чём-то подобном. И тогда лиселкач мило улыбнулся в ответ, и сказал "пей ожабин". И всё, вот уже она сидит за экраном и учит, что надо. Причём, ясен пух, это вообще не сработает, если уговаривать прыгнуть в окно или ещё что-то такое, магия действовала гораздо тоньше... а вот как именно, никто похоже не имел никакого представления.

Теперь, когда эффект "хохолка дыбом" почти прошёл, лиселкач понимал, что взял сразу довольно большой вес, образно цявкая. Всмысле, Джезара была такая... никакая, если честно. Она очень мало интересовалась тем, что и как происходит в мире, ограничиваясь вознёй в очень узком кругу. И если дикой лисе это вполне простительно, то клюквенной - нет. В конце концов, одно из основного, что отличало Союзных, так это принцип равенства. Джезара могла быть в чём-то хуже некоторого среднего клюквиса, но это совершенно не означало, что она вообще - хуже. Соль в том, что никто не мог точно сказать, что такого она, например, со всеми своими закидонами, может сделать полезного для мира. Так что, взяться за неё... и не только лапами, но и в плане воспитания, не ко сну будет сказано, стоило бы в любом случае. Вдобавок, она не просто морф, а клюквис, а это даёт определённые бонусы, в частности - с "ожабином". Главное - не перетрясать, как кое-кто цокнет, захихикал рыжий. Впрочем, ему предстояло не только хихикать, но и вынести в помойку несколько мешков мусора из лисьей комнаты, отмыть эрзац-кухню и даже пол, так что, лиселкач порядочно подзадолбался, хотя и не испытывал ни малейшего сожаления по поводу потраченых сил и времени. Он собственно и собирался всё потратить на лисицу, поэтому, самое время начинать.

- Пожалуй ты был прав, - тявкнула Зара, сидючи у окошка, - Ничего особо сложного, если не лезть в дебри. Я конечно не понимаю, почему там оно именно так, но могу запомнить просто по факту.

- Ты просто прелесть, Зарочка, - хрюкнул Бруди, пырючись на неё.

- А ты делаешь из меня... корову, - захихикала желтоухая, пихнув его в пух, - Смотри, не заметишь, как рога и копыта отрастут.

- Ну у чайных же не отрасли, - резонно заметил лиселкач, - Как и у всех остальных. Утки, это же потешно, разве нет?

- Ага, оборжёшься, - подзакатила глазки лисичка.

- Клюквисы как раз оборжаются, - пожал ушами Бруди, - Особенно когда на две морды, если понимаешь, о чём это. Чай и Руда ещё ладно, но вот Пуз с Хорелей, как ни включишь радио - ржут, коняшки. Разве тебе было бы не интересно попробовать?

- Неа, - зевнула Джезара, но потом погладила его по лапе, - Если одной, точно неа. А с тобой могу и попробовать.

- Если только я не лопну от радости, - крякнул рыжий.

- Да и пример Пуза с Хорелей, это для меня важно, - призналась лиса, - Они такие довольные всегда, когда вместе... а порознь я их не видела. Кстати, рыжий, а чего тебя принесло на Лужу?

- Честно? - почесал ухо тот, - Случайно, думается. На Эле как-то уже надоело отстаиваться, потянуло на приключения на хвост. Просто звякнул знакомому клюквису, куда можно податься, а он рассказал про эту кеваритную лужу.

- Я думала, из жадности, - захихикала Зара, - Уткоманты неслабо нагребают, как я увидела.

- Отчасти да, но не совсем так, как ты представляешь. Лично мне напушнину эти монеты, ну если так взять? Так что тут не в заработке дело.

- А в чём? - не подумала промолчать желтоушка.

- Эр-Жэ, вероятно, - пожал ушами Бруди, - Ты поняла, что это такое?

- Частично, - правдиво ответила Зара.

РЖ, как уже упоминалось, расшифровывалось как Ради Жизни, Ради порЖать, и Ради Жадности, и это было универсальное объяснение на любой вопрос типа "зачем". Пока же желтоушка смирилась с формулой "в любой непонятной ситуации - втыкайся в возню", и таки воткнулась, насколько это было возможно. У неё как раз случилась сильная амфибиотропная асфиксия, тобишь - придушила Жаба, когда лисичка поняла, насколько больше она нагребёт на Утках, нежели в тошниловке. Настолько, что она начала подумывать, а не смыться ли оттуда совсем, но здесь Бруди придержал её за хвосты: слишком резко это тоже не в пух. Конечно, сажать Зару за управление Уткой в полёте было бы опрометчиво, но вот проконтролировать расходники и последить за поросятами она уже вполне могла. Там ничего особо сложного, но при этом само себя оно не сделает. Как известно, есть много задач, которые поддаются обсчёту, но только механизмами мозга, попытки посчитать точно выливаются в реально бесконечный рассчёт, а на бесконечный не хватит мощностей даже квантовых вычислителей. Тобишь, как пояснил лиселкач для своей желтоухой, искусственный интеллект - это они и есть, по ходу шерсти, и поэтому его нет в управляющей автоматике. Искусственный - потому как естественным образом до клюквиса никто ещё не дорос.

Как бы ни хотелось Бруди полетать на Утке вдвоём с лисёной, пока он обломался, пришлось просто брать её четвёртым номером экипажа, и летать на чайной 43ей. Сказывалось сокращение операций из-за ЧП, но для начала, рассудил рыжий, вполне сойдёт. На самом деле, при дюжине поросят в луже четыре оператора это вполне адекватно, и раньше так не делали только из-за повышеной Жадности. Воисполнение данных хитрых замыслов, лиселкач сводил Джезару в пункт выдачи номер два, где под "два" имелось ввиду некормовые предметы. В частности, там имелся станок, делавший спецовки, который здесь был как нельзя кстати, чтобы не лежал пустым грузом запас. Спецухи требовались самого разного размера, от танковых чехлов на таурена, до "детских" на маленьких лиселок, да и изнашивались они неравномерно - в общем, куда выгоднее сделать на месте. Автомату требовалось от силы пять минут, после чего свежесшитое изделие вываливалось на лоток, и Зара, вспушившись, упаковалась в чёрно-жёлтый комбез, к которому прилагалась куртка, само собой, с гигантским количеством карманов для Всякого. В спецухе она выглядела ничуть не хуже, оставаясь всё такой же пушей с оригинальным окрасом шёрстки и соблазнительными обводами тушки, о чём Бруди и не подумал умолчать.

Джезара была настроена весьма скептически, но её хватило лишь до того момента, как вахта собралась возле Уток. Хорелька с Пузырём, как и было помянуто, ржали как кони, а Чай со своей Рудой хихикали - потом менялись местами, и продолжали. Всё же желтоухая лиса прижала свои огромные ухи, пырючись вверх на огромных металлических птиц - с непривычки стоять под крылом Утки, возникает ощущение её огромности и массивности, и не без основания.

- Смотри доча, шапку не забудь, - хихикнула Хорелька, пихнув Заре в лапы шапку.

- Зачем? - уставилась на неё желтоухая.

- А впух, - хлопнул себя по морде Бруди, - Забыл, конечно. Бери шапку, пригодится. Это чтобы ухи прижимать и дремать, пока есть возможность, без шапки шиш у тебя получится.

- Благодарствую, - подумав, тявкнула Зара.

- Да без проблем, - пихнула её в пух рыжая, - Сто монет, и без проблем... шутка.

Пузырь был гад... тоесть, рад видеть клюкволису в таком состоянии, хотя его Крыса и пискнула, что слишком быстро она одуплилась. Впрочем, всыпать соль в ушастую голову они начали ещё давно, так что, Бруди пахал уже не целину, образно выражаясь, и весомый результат не будет чем-то из ряда вон. Ну и в пух, подумал грызь, приобнял свою рыжульку, и утащил к 125й Утке, а то она так и будет ржать, и никто никуда не улетит. Бруди же, снова отхватив на морду лыбу, помог своей лисе забраться в кабину, и тщательно провёл инструктаж, показывая наглядно на свой всё ещё перебинтованый хвост, в плане как не надо делать. Кстати, на этом этапе он вспомнил такой ньюанс, что в Утке четырём хвостам просто негде разместиться! Пришлось устроить Зару в штурманское кресло, а самому пристёгиваться к койке в бытовке, и подсказывать оттуда через терминал.

- Так, клюквята, - цявкнул Чай так, чтоб все слышали, - Бугогашечки это прекрасно, но сейчас извольте сделать морды кирпичами и воткнуться в работу. Наседка, тебя это касается в первую очередь, вхавронил? Теперь полетели.

Уже обкатаным методом две Утки стартовали с носителя и взяли курс на юг, волоча в себе каждая по модулю обслуги с запасом расходников и батареек. Собственно, выбора с курсом у них как обычно не было никакого, потому как мехколонна находилась недалеко от северного полюса, и куда ни ткни - везде юг. Если присмотреться, то становится понятно, что птицы летели в широкой полосе между тёмной и светлой частями планеты - порой тучи ненадолго расходились, открывая весь огромный масштаб атмосферных процессов, что вызывало дрожь хвоста даже у опытных уткомантов. Хотя даже опытные уткоманты ничуть не отказывали себе в том, чтобы похихикать.

--

Ырса, ради экономии читая с экрана только третьим глазом, слегка вздрогнула, уяснив, что именно сообщает ей программа. Красная линия графика, похожая на запись сейсмографа, резко взлетала вверх, пересекая контрольные отметки. Соль состояла в том, что райнтарка не могла в одну морду следить за всеми обитателями мехколонны - потребовались бы десятки сотрудников, что совсем не соответствует основной задаче, проведению эксперимента. Поэтому следила программа, выделяя ключевые моменты, как то слова и действия; поскольку машина не могла полностью осознать, что она фиксирует, данные лишь обеспечивали "среднюю температуру по больнице", но вкупе со статистикой - это уже немало. И сейчас показатели резко пошли вверх, особенно по фактору "пригорание хвостов", как это обозвала сама трёхглазая. Это определённо был повод, только вот осталось понять, для чего? Закрыть всех пикникёров? На Лисувине в такой ситуации Ырса именно так бы и сделала, и никто бы поперёк не сказал. Но это не узловая станция галактики, а ресурсная станция, на которой и так милиция была чисто номинально, а сейчас ещё и поделилась на четыре из-за ЧП. Допустим, чисто технически это кое-как осуществимо, мобилизовать отряд ополчения, вооружить станерами и валить всех без разбору, потом засранцев засунуть в сурок-камеры и оставить до выяснения... Но камеры в потребном количестве есть только на эваколётах, поднимать их без угрозы для существования колонии - нельзя. Можно конечно и просто в ангар закрыть, хотя это и трудно - помещения как правило всегда делаются так, чтобы оттуда было можно выбраться разными путями. Так это полностью сорвёт всю работу по кевариту, что тоже далеко не сахар, учитывая, что колония для этого и существует.

Вопрос в том, можно ли принять данные "сейсмографа" за однозначный сигнал, что начинается какая-то лажа, совершенно противозаконная и организованная большой группой морд? Ырса сказала бы, что да, можно и нужно - но у неё не имелось научных обоснований, и по сути, получить таковые можно только в результате натурного эксперимента. Правда, если опыт "удастся", весьма вероятны жмурные исходы... тем не менее, придётся действовать именно так. Значит, первое - обеспечить сохранность данных, в том числе вот этой самой программы с её базой собранных сведений, это уже было сделано заранее. Также Ырса не забыла, на всякий пожарный случай, попросить космонавтов поставить систему управления кораблём на блокировку. Конечно и её можно обойти, но по крайней мере, несанкционированый доступ не удастся получить быстро. Основной пункт программы действий - начинать бежать, образно говоря, тобишь, мобилизовывать ополчение из надёжных товарищей. Это тоже происходило не на пустом месте, поэтому теперь было достаточно отстучать на клаве сообщуху в адрес Цыбуленко, которая по сути была пустышкой, содержа только кодовую фразу "проблемы с Уткой-41". Ньюанс ведь в том, что на мехколонне было бы крайне сложно и даже опасно применять шифрованую связь, поэтому вероятный противник имел очень даже значительные шансы перехватывать такие сообщухи.

Запищал сигнал вызова, и трёхглазая на автомате включила воспроизведение.

- Милиция? У нас тут неприятное дело, нужна помощь.

- Принято! - ответила Ырса, и усмехнулась.

Если кто-то думал, что тут нет идентификации по голосу, то ошибся. Так что вызывать с чужого комма это не очень хорошая идея, и Ырса моментально это увидела. Значит, тот самый случай. Рассчёт засранцев верный в том, что она просто не может не пойти на вызов - а вот в деталях... Райнтарка быстро, чтобы не вызывать подозрений, переложила штатный станер в сумку, а в кобуру сунула другой инструмент, стрелявший вполне себе пулями, хотя и с препаратом. Соль в том, что имея доступ к рембазе, а тут его имеют все кому не лень, нет большого труда сделать защиту от разрядных станеров, а вот так чтобы пуля не пробила - это уже вряд ли. Помимо этого, Ырса быстро приладила на плечи металлические ерундовины, как раз в специальные карманы на милицейской форме. Неизвестно, будут ли конкретные противники знать, что это такое, но тем не менее; а это защитная система "Лонгуст-5", причём "пять" означает количество целей для одновременного перехвата, причём под целями вполне себе подразумеваются пули, выпущеные из огнестрела. Сделав такие приготовления к песку, как кое-кто цокнет, райнтарка в темпе выбежала из кабинета, привычно заскочила на электротележку, и погнала на платформу-семь, откуда и был вызов. Катилась она без лишней паранои, но по вполне разумной причине, этот вопрос был изучен заранее. Всмысле, устраивать засады на кого-то, кто едет вдоль мехколонны, можно только тогда, когда уже идут боевые действия. Втихоря шиш получится, потому как проехать через сами платформы можно по разным этажам, а возле переходов, соединяющих платформы, находятся станции трамвая, где постоянно кто-то толчётся. Ясен пух, что появление вооружённых особей не останется без внимания. Кроме того, Ырса примерно знала, чего можно ожидать от "клиентов": разумные действия это не про них. Поэтому можно почти не опасаться подрыва по пути или чего-то в этом роде, потому как это для них слишком просто, без драматических соплей и возможности сыграть в героев. Ну, за лапки вас не тянули, не слишком добро усмехнулась белая райнтарка, вращая баранку. Хотя она прекрасно понимала, что едет в расставленную ловушку, страха не было от слова совсем; почему, это уже дело десятое.

Ну вот, примерно такой перфоманс и ожидался, мысленно фыркнула Ырса, подъезжая к россыпи ящиков. Ежу понятно, что они специально свалили пару поддонов с погрузчика, и теперь штук пять организмов стояли вокруг баррикады поперёк проезда, чеша репы. Так, определила диспозицию трёхглазая, два рептилоида, два человека, и какая-то клюквенная, то ли кошка, то ли ещё кто. Оружия ясен пень ни у кого в руках нету, но немудрено достать его из-за ящиков или... Ырса чуть не спалилась смехом, увидев торчащий из-под сидушки погрузчика инструмент, явно не шуруповёрт - не надо иметь больше двух глаз, чтобы это заметить. Похоже, вся компания в сборе, и намеревается окружить. Фуф, топчем, выдохнула про себя Ырса, и как ни в чём ни бывало подошла к баррикаде, оставляя часть целей за спиной - ничего, не так-то просто её достать.

- Вот посмотрите, - очень плохо разыграл роль бородатый мужик, тыкая в разбитый ящик.

Само собой, Ырса смотрела не только туда, хотя со стороны могло показаться, что сработало. Ничего там особенного не было, видимо пакеты с мукой должны были изображать наркотики, только вот райнтарка прекрасно чуяла, что это мука, пшеничная, первый сорт. К её удаче, выматывать ожиданием враги не стали, потому как у самих седалища подгорели раньше. Крупный рептилоид с зелёной мордой резко сунул лапу за ящики, одновременно уходя за спину клюквокошке и хватая её. Оказалось, у него там натуральный меч, или скорее сабля, которая сейчас приблизилась к горлу клюквенной; та запищала.

- А теперь ты, - выплюнул слова чешуйчатый, - Медленно, клади оружие на зе...

Типовая же ситуация, которую отрабатывают до автоматизма. Даже Ырсу в своё время чуть не тошнило от этих тренировок, а вот теперь поди ж ты, пригодилось. Ка-вэ придерживались мнения, что мудрость это конечно приоритетно, только вот как тебе это поможет от пули в голову? А вот мудрость плюс подходящие к ситуации навыки и инструментарий, сухо цокая, помогут. Так что, ящер не успел закончить фразу - это важно, помнила наставления Ырса, синдром актёра, ага. Думает, что все вокруг будут ждать, пока он закончит отыгрывать роль... щаз. Когда зелёный гад дошёл до "на землю", рука райнтарки уже была поднята с оружием, и грохнули несколько выстрелов. Всё же Ырса не настолько доверяла своей меткости, чтобы не подстраховаться, и всадила несколько пуль. Ящер, выронив саблю, отлетел назад с простреленым плечом и ногой, обильно заливая пол кровью. Ух ты, даже получилось, отметила Ырса. Было совершенно понятно, что "заложница" липовая, что и подтвердилось - вместо того, чтобы бежать или тупить, она с визгом уставилась на подстреленного. Ка-вэ же не тормозила ни разу, метнувшись в сторону, так чтобы не оставлять никого за спиной. Так что, когда ещё двое выхватили сабли, у них уже была так себе позиция, пуля всё равно будет быстрее. Для надёжности Ырса пальнула в пол прямо под ноги застывшим бандитам, пуля рикошетом звякнула от погрузчика и улетела в потолок. Произносить речей белая не собиралась, вместо этого в темпе метнулась к тачке - благо, это действительно тачка, а не автомобиль, и можно быстро вытащить инструменты с сидушки, не опуская оружия. Так что, пока эти соображали, она уже подхватила второй рукой станер, и окатила всех участников ивента зарядами, отчего они довольно-таки заскучали. Оказывается, эти оказались настолько ленивыми, что вовсе не заморочились делать защиту, так что теперь валялись себе и не воняли.

А вот у Ырсы защита как раз была, поэтому прилетевшая очередь станерных "плюх" ощущалась лишь как заряды холодного воздуха, без никаких дальнейших эффектов. Стрелок тут же спрятался за угол, и одновременно высунулся другой, уже с волыной. Захлопали выстрелы, и по относительно узкому проходу залетали пули, рикошетируя от металлических панелей; ка-вэ бросилась за погрузчик, потому как элетротележку пули явно пробьют, а вот толщенный стальной корпус, который там сделан для веса, никак нет. Ну я тебя, козёл, со злостью подумала Ырса, используя укрытие для перезарядки пистолета. Причём, въевшаяся привычка отвечать за участок приводила к тому, что райнтарку бесило даже не то, что стреляют в неё, а то что могут зацепить вообще непричастных, покажись сейчас кто в проезде. Гранат у неё как-то не завалялось, но и активная защита вполне сойдёт, и надо быстрее завязывать с этим. Так что, трёхглазая рванула к стенке, а там и через баррикаду из ящиков, просто прыжками. В обычных условиях это было бы так себе решение, потому как обстрел вели уже двое, первый догадался отложить станер и взяться за огнестрел. Но "лонгуст" сработал как следует: если не приглядываться, то создавалось полное впечатление, что пули отлетают от невидимого щита где-то за пол-метра до белой, отлетают со вспышкой и искрами, и зачастую рикошетом летят дальше. На самом деле, всякие поля тут ни при чём, точнее, они служать лишь для наведения системы. Сбивает пули лента из сверхпрочного сплава, которая выстреливает из контейнера на плече с огромной скоростью, причём делает это бесшумно, не создавая отдачи, и успевает за доли секунды убраться обратно, снова приходя в боевое положение. Прицельно пущеную очередь из автомата не удержит, а вот отдельные пули - вполне уверенно. Бегать же под обстрелом Ырса вовсе не собиралась, вовсю используя ящики в качестве укрытий; хоп-хоп в сторону, и вот уже дурачок, похожий на коня, тот что стрелял с левого прохода, попытался поднять руки, потому как увидел направленый в него ствол. Шиш там! Райнтарка сразу усекла, что целый рюкзак у него не для красоты, а там скорее всего противостанерная защита. Так что, в копытного зассанца пошли пули, отбросив его на несколько шагов и выбив хорошую порцию крови - скорее всего, готов.

Не теряя времени, Ырса присела и высунулась из-за угла снизу, но увидела только удирающую по проходу фигуру, нырнувшую в дверь. Белая моментально переключилась на следующие задачи, уже напрямую вызывая Цыбуленко.

- Слушаю! - с нескрываемым волнением цявкнул лиселкач, который явно не сидел на хвосте.

- Атака пикникёров, по полной! - сообщила Ырса, - На семёрке стрельба! Вводи все аварийные меры!

- Понял, а ты где?

- Сейчас буду, если получится.

Пожалуй может и получиться, если противник такие раки, подумала белая. В темпе, тоесть бегом, она подхватила огнестрел, оставшийся от коня, ещё один вытащила из-под сидушки погрузчика и забросила трофеи в тачку: будет некрасиво, если за эти игрушки опять возьмутся. А игрушки были серьёзные, судя по всему - изготовленые по чертежам автоматические винтовки с приличным таким магазином патронов. Какой-то засранец сумел это сделать втихоря, скрипнула зубами Ырса, косяк. И ещё один с такой волыной убежал... но это не горит, а вот обезопасить командный центр мехколонны, который будет первейшей целью для захвата, ещё как горит. Так что райнтарка и не подумала разбираться с тушками, а запрыгнула на сидушку и втопила газ, разгоняя электротележку обратно к голове МК. одновременно она пыталась открыть на комме нужные сведения, чтобы быть в курсе обстановки. Благодаря опять-таки определённой подготовке, это ей вполне удалось. Новости о том, что беспорядки начались на всех объектах сразу, не принесла шока, потому как иначе это было бы ну совсем глупо. Честно говоря, захватывать Лужайку с оружием это и так полное безумие, но тем не менее. Станция предупреждала, что они вроде кое-как отбились, но есть и плохая новость - бандиты взяли приличное количество защитных систем для скафов, и на челноке пошли на планету. Связи со второй мехколонной на южном полюсе нет, и скорее всего, там дела пошли наиболее паршиво, потому как не было полной уверенности, что тамошние главные поросята не поддержат пикникёров. А вот это так себе, отметила Ырса, если сюда ввалится полная рота вооружённых боевиков, ловить нечего - а она ввалится без проблем, МК это не бронепоезд, влезть внутрь можно разными способами, и всё не перекрыть.

А пока перед ка-вэ стояла задача добраться до первой платформы, обеспечить защиту командного центра, и как показала практика, это не так-то просто сделать. Подкатываясь к третьей платформе, Ырса зорким зрением заметила, что на проезде торчит погрузчик, раскорячившись так, что не объедешь. Совпадение, не думаю. Кроме того, на машинке были нагромождены стальные панели, превращая её в подобие танка. Не собираясь испытывать, чем эти гении вооружили свою игрушку, белая вывернула руль, и тележка с визгом колёс по полу ушла в боковой проезд. Более чем вовремя, потому как с эрзац-танка саданул красный луч сварочного лазера, высекая искры и прорезая металл. Вот это уже совсем опасно, потому как активная защита поможет почти никак. С другой стороны, достать аккумуляторы, чтобы запитать такую фофань и при этом чтобы они остались лёгкими, не удастся, а значит, эта пушка стоит только на колёсах. Пока же, скрывшись в ангаре, Ырса потратила некоторое время, чтобы убедиться, что её комм не станет палить её местонахождение - пока не станет, а вот если "повстанцы" захватят центр управления и серверную - то весьма вероятно, что станет. Как быстро выяснилось, у них там ещё и пехота, сухо выражаясь, которая достаточно бодро побежала вперёд. Отнюдь не одни человеки, так что, цирк этот затеяли не охранители, хотя они в нём явно и учавствуют, подметила ка-вэ. Впрочем, шиш им это помогло, патронов у неё осталось ещё изрядно, а "лонгуст" уверено отражал маслины, так что, двое сильно заскучали, а ещё одного успели утащить за угол, оставляя обильный кровавый след по полу. Ясное дело, что любой другой на месте трёхглазой выпал бы в осадок от столь резкой смены обстановки, когда сразу, внезапно, началась натуральная война - но ка-вэ по жизни отличались тем, что таким их точно не напугаешь. Ырса вполне спокойно отнеслась к картине того, как пуля расшибла башку крысюку, так что только остатки тупых мозгов полетели по округе - ибо, как-грится, вы этого просили.

Оглядевшись, райнтарка прикинула планировку помещений, схватила из тачки стволы и рванула по лестнице наверх. К удаче, никого лишнего не попадалось, слышимо, все предпочли убежать подальше от места перестрелки, как минимум, чтобы вооружиться. Это было очень хорошо, учитывая привычку бандитов брать заложников, а так гладко, как первый раз, может и не выйти. Пробежав по второму этажу, на котором громоздились кучи Всякого в ящиках и коробках, Ырса стала проверять комнаты по стене - где-то ведь были окна, наверняка. А оттуда, даст пух, можно достать долбаный лазерный танк, если умники не удосужились забронировать его сверху, что сильно сомнительно. Собиралась ли она в одну морду пробиться через этот блокпост, пусть и импровизированый? Конечно, да! Тем более, пока они тут воюют, противник не сможет всеми силами навалиться на голову колонны, что в плюс... Как раз тут из двери в дальнем конце этажа повалили "вот-эти-ребята", но делали это крайне тупо, закрывая друг другу обстрел, а времени разбежаться по позициям никто им давать не собирался. Примерившись, Ырса всадила пару пуль в огнетушитель на пожарном стенде, и тот разом выплюнул облако белого пара, заполнившее всю ту часть помещения. Теперь гады появлялись оттуда по одному, и сразу же получали по маслине, так что раздались дикие вопли. Ага, как в других пуляться, так это вы пожалуйста, а тут не нравится? Съешьте супу, как кое-кто цокнет.

Большая часть бандитов, однако, в атаку не пошла, а просто убежала обратно. Ырса, прикинув, убрала пистолет и перехватилась на трофейный ствол, потому как патроны явно стремились к нулю. Далее пришлось опять искать дорогу в незнакомом помещении, но на третьей двери ка-вэ обнаружила вполне подходящее, лестницу на третий этаж, а там корридор как раз вдоль стены, да ещё и с окнами. Быстро выдохнув, трёхглазая взлетела по ступенькам, и лишь мельком глянув в окно, вдарила по раме прикладом, чтоб не терять времени - вряд ли супостаты там курят, скорее сидят на измене и смотрят как раз на окна. Выбить раму оказалось не так просто как хотелось бы, Ырса потратила драгоценное время, поэтому прежде чем она смогла занять позицию, по окну уже начали прилетать пули, и не будь защиты, одна попала бы в тушку. А так лишь резко дёрнуло и оцарапало осколками, что далеко не смертельно. А вот лазер может и сработать, подумала белая, и бросилась на пол. "Пулемётчик", скотина, догадался развернуть свою пушку на стенку и теперь вдарил туда, так что луч прорезал тонкие панели, разбрызгивая капли плавленой стали, и задел Ырсу по ноге ниже колена. Спасла её только силовая балка в стене, которую лазер не брал, и оттого не порезал ка-кэ на две части. Прикусив язык от боли, райнтарка сумела остаться более-менее в годности, и в темпе поползла в сторону - как из-за повреждённой ноги, так и потому, что маячить в окнах не лучшая идея. К её удаче, стрелок не сумел верно взять прицел, и луч начал крошить стену лишь слегка ниже окон, проходя над ушами и доставляя неудобства, но не более. Вдобавок практически все стёкла вылетели под градом пуль, которые дырявили внутреннюю стенку корридора, добавляя хаоса. Но вообще-то это хорошо, отстранённо подумала Ырса, у этих не может быть слишком много боеприпаса, потратят сейчас - сядут в лужу.

Пока же белая, выбрав уже выбитую дверь, ввалилась в мастерскую, что кстати - массивные агрегаты дадут увереную защиту от луча, с улицы не достанет точно. Устроившись спиной у верстака, ка-вэ обратила внимание на рану, и выругалась. Ничего опасного, лазерный луч прожигал ткани, а не рвал как пуля, поэтому даже при глубоком разрезе кровотечение оказалось не сильным, и трёхглазая легко остановила его, перемотав ногу попавшейся под лапу ветошью. Обидно, что эта штука теперь не даст ей не то что бегать, но и ходить только с костылём, пока не будет доступа к горячей медицине. А если всё пойдёт фигово, то доступа уже и не будет. Трёхглазая с облегчением поняла, что даже при таком аврале не потеряла огнестрелы, иначе возвращаться в простреливаемую часть было бы очень неприятно... Практика полностью это подтвердила, потому как оттуда снова послышались выстрелы и треск лазерного луча, а затем и характерный звон бьющихся бутылок. Вполне понятно, к чему это... в корридоре полыхнуло ярким пламенем. Вот нашлись умники, с.ка, усмехнулась Ырса, и судя по запаху - просто масло из редукторов "поросят", оно горит вполне себе. До зажигалок додумались, а вот с тактикой у вас так себе, сами создали укрытие, пока не прогорит, там шиш пройдёшь. Хотяя... райнтарка оскалила зубья. Они тоже так думают, а на самом деле, по краешку можно и высунуться, и доделать то, что не удалось сразу.

На этом месте Ырса притормозила, вспомнив такой ньюанс, что всё же она не в одну морду. Цыбуленко явно поднялся по тревоге, и теперь... ка-вэ проверила время, сколько прошло? А сколько нужно, чтобы привести в действие аварийный план? Учитывая обстоятельства - пух знает. Этот пронырливый лиселкач уже года два назад понял, что обстановка на Лужайке взрывоопасная, и начал готовиться, причём не бежать, а наступать, что характерно. Так что, у него вполне было, чем ответить на вооружённый дебош. Оставалось надеяться, что всвязи с обстановкой "гвардия" находилась в боеготовом состоянии, иначе может и не получиться быстро всех поднять и собрать в нужном месте... Уловив шумок, когда враги лезли через двери в помещение, Ырса продолжила действовать. В первую очередь - экспроприировала тележку, на которой можно кататься хотя бы по мастерской куда быстрее, чем ползком. Привычным взглядом определила позиции, закатилась на первую, и приладив огнестрел к перилам тележки, послала несколько подарков в первого высунувшегося. Пострадавший рептилоид завопил как пострадавший, что кстати. Да лучше их подранивать, больше неразберихи будет, чем от жмуров, решила Ырса. Патронов считай один полный рожок остался, а вот потом, мда... Это было достаточно узкое место, милиция никак не могла запасать боеприпасов на ведение настоящей войны, поэтому вариант с завалом трупами был весьма вероятен. Помог бы станер, но засранцы догадались об этом, поэтому все кто лезли, имели защиту, и более того, передавали оную с раненых на свежих. А их там может быть более чем дофига, припомнила райнтарка, в ненадёжных числилось более половины населения... теперь их предстояло сократить, сухо выражаясь.

Тролля противника, Ырса периодически прекращала стрелять, а когда бандиты подходили ближе, била наверняка одиночными выстрелами, чаще всего в башку. Ей тоже досталось бы несколько пуль, но защита пока держала, хотя и там заряды не вечные. Говнюки что-то кричали, но ка-вэ вообще не слышала слов, имея чёткую установку, что с вооружённым противником не разговаривают словами, а только лечат свинцовыми пилюлями. Быстро вытащив магазин, она вздохнула - три патрона, чё. Только вот шиш она будет оставлять последний себе. В конце концов, тут ещё под лапой и молоток есть. В относительной тишине хрустело битое стекло под ногами продвигающихся вперёд стрелков, и Ырса приготовилась к последнему рывку.

Но бандиты уже не попали во время, потому как потратили слишком много минут, пока заводилы погнали их в атаку - как обычно, получать маслины в голову никто не хотел. И вот когда уже трёхглазая собиралась высовываться и отстреливать последние патроны, снаружи донёсся грохот взрыва, а потом и вопли. Боевики резко стушевались, и совершенно не напрасно! Через несколько секунд мощный взрыв грянул прямо за той стеной, что отделяла мастерскую от соседней комнаты, развалив по большей части и стену, и пол с потолком, оставляя лишь силовые элементы конструкции. Ырсу прилично оглушило, и белая закрыла голову лапами, потому как сверху сыпались обломки и мелкие предметы, выброшеные ударной волной. В ушах стоял сплошной гул. Ясен пух, что противнику пришлось куда как фиговее, когда в центре группы рванул фугас сотого калибра. Что это такое, Ырса знала: у гвардии есть эрзац-танки, вооружённые в том числе безоткатными орудиями как раз на такой случай, плюс сканирующий радар от Утки для наведения на цели прямо через стенки. В своё время сошлись во мнении, что проще держать в секрете пару боевых машин, чем что-то ещё, и теперь эти приготовления давали весомый результат. Правда, если бы оператор хоть слегка ошибся, то непременно убил бы и Ырсу, спасла её только стенка, поглотившая большую часть силы взрыва. Но, "если бы" не считается, и высунувшись, трёхглазая увидела, что дальний конец помещения просто отсутствует как класс, там был провал в кучу обломков. Лишь один зассанец с покоцаными ногами ещё шевелился, потому как успел отойти достаточно далеко, но выстрел в башку быстро исправил это недоразумение.

- Товарищ Ырса! - заклюкало в комме, - Это Егоров! Ты где?!

- А тебе не кажется, Егоров, что вы слегка перепутали действия местами? - сварливо отозвалась белая, - Ладно, благодарствую за поддержку... стоп, это какой Егоров?

- Да-да, тот самый, - сознался тот самый, - Только вот при чём тут вооружённый бандитизьм.

- Смотри, собака, - дипломатично выразилась Ырса, сокребаясь кое-как в вертикальное положение.

Собака эта была из ордена охранителей, причём не на рядовой должности. Но если подумать, то действительно, какая связь? Это дуболомам пофигу, только дай беспорядки понарушать, как-грится. В общем, ка-вэ с немалым трудом выбралась из изрядно побитого фальшдома, используя кусок швеллера в качестве костыля. На проезде, как и предполагалось, стоял один из двух танков - маленький такой, но один фиг, шиш пробьёшь. Два выстрела, которые он сделал, пришлись точно в цель, один разворотил эрзац-дот на погрузчике, так что от него мало что осталось, второй пошёл в дом, в скопление живой силы противника, сухо выражаясь, с тем же результатом. Вместе с танком подошли четверо вооружённых, которые сейчас подозрительно зыркали вдоль проезда, не опуская автоматы. Главное, все экипировались защитками от скафов, это почти тоже самое, что "лонгуст", так что Ырса облегчённо выдохнула. Жирноватый мужик, тот самый Егоров, опёр райнтарку на плечо и помог забраться на машину.

- Цыбь, задача выполнена, - сообщил он не в комм, а в рацию, - Возвращаемся.

- Как Ырса, цела? - осведомился Цыбуленко.

- Частично, - посмотрев, уточнил Егоров, - Зацепило лазером, без угрозы жизни.

- Тогда везите трёхсотых в санчасть, - решил лиселкач, - Потом, если что, выдвигайтесь на седьмую, прикрывать энергоблок.

- Принято.

- Надо шевелиться резко, - заметила Ырса, - Не только энергоблок, но и рембазу им нельзя оставлять, понаделают игрушек. А ещё хуже если попрутся в жилую зону, заложников брать.

- Вот же подкатило... ладно, в темпе!

Компактный, но вполне себе тяжёлый танк развернулся на месте, царапая гусаками пол, и с жутким лязгом покатился к голове мехколонны, волоча на себе десант.

--

В то время как Пузырь дрых аки сурчина, после очередной вахты, его кольнул комм. Продрав глаз, грызь взглянул на экран и вздрогнул, потому как тот залился алым светом, сигнал довольно прозрачно намекающий, что не всё в порядке. Буквы подтверждали это: "Боевая тревога. Пикникёры подняли вооружённый мятеж."

- Чё?? - хором крякнули Хорелька и Пузырь, уставились друг на друга, и фыркнули.

- Это... учения, чтоли? - осторожно уточнила лиселка, не до конца проснувшаяся.

- Ага, вряд ли, - обломал её Пуз, в темпе соскребаясь, - Так, сяк...

Их в значительной степени поторопили звуки, донесшиеся откуда-то издали, но всё же хорошо различимые - очень похоже на выстрелы, вообще-то. Если кипеж в полный рост...

- Если кипеж в полный рост, - цокнул грызь, - Нам надо начинать бежать.

- Почему? - икнула рыжая, - Ах да, корабль. А куда бежать-то?

- К компосту, думается, - пожал ушами Пуз, - Там всяко охранять будут. Вот впух, взять-то нечего.

Он оглядел маленькую комнату - взять вообще нечего, даже молотка тут нет. В своё время космонавтам на Шелеке выдавали станеры, но на Лужайке сочли это излишним, и промахнулись. А дверь картонная, со специальной вставкой, чтобы её можно было быстро выбить, так что, не посидишь. Пуз аккуратно глянул в окно вдоль проезда, и его передёрнуло, потому как с основной "улицы" туда уже заходили явно вооружённые, и что-то подсказывало, что это не свои.

- Хорель, фрицы, - совершенно на автомате ляпнул Пузырь.

И что характерно, она также на автомате поняла! Потому что не было хиханек, неизбежных в любом другом случае - лиселка стала настолько серьёзной, как никогда за последние годы. И если обычно она ржала как лошадка, запутываясь в рукавах свитера, то сейчас облачилась в комбез с удивительной скоростью и аккуратностью. Глянув на грызя и убедившись, что он не шуткует, рыжая обшарила карманы, но у неё как-то не было привычки носить с собой стволов, а если уж точнее, то там не было вообще ничего даже колюще-режущего, специально, чтоб не напороться. А тем временем "фрицы" уже прошли большую часть пути, потому как там совершенно недалеко. Маячить в окне Пузырь не стал, но видел, что часть осталась на выходе из переулка, а остальные вот-вот будут в подъезде. Грызь передёрнулся, когда явственно услышал звук распахнутой двери и топот по ступенькам - пёрлись не шифруясь, грохоча тяжёлыми ботинками и в прямом смысле бряцая оружием.

- Дёрни Чая, - показал на комм грызь, и тут в мозгу возникла мысля, и что характерно, не опосля, как обычно.

Пуз тормозил лишь пару секунд, уставившись на эрзац-кухню, где уже вовсю закипал чайник. Этот имел стандартную систему с конденсатором, поэтому закипал очень быстро, менее чем за минуту, а включил его сам грызь, потому что включал его ровным счётом каждый раз, как просыпался - даже не задумываясь, нафига, потому как всегда пригождалось. Так оно вышло и на этот раз, и это ещё мягко цокнуто. За стенкой было очень плохо слышно, но можно было прикинуть, что вражины уже там, и сейчас ввалятся в комнату. Стрелять сразу не станут, потому как космонавты им нужны живыми... скорее всего.

- В душшш, - шепнул Пуз, показывая на душевую кабину, - Отвлекать ублюдков.

Хорелька лишь сглотнула, но вовсе не стала задавать вопросов, умная, хитрая лапушка! Поскольку у неё плана не нарисовалось, она доверилась согрызяю, и быстро, но без шума метнулась к кабинке, приокрыла её, и подумав, расстегнула комбез. Отвлекать так отвлекать. Пузырь при этом не торчал на месте, а шуршал с рекордной скоростью. Второй частью Хитрого Плана стала занавеска из простынки, которая висела на проволке просто для просушки, но грызь успел перевесить её так, чтобы за ней можно было скрыться одному грызю. Ну а чайник уже закипел, фонтанируя паром, и Пуз, ничуть не колеблясь, схватил его в лапы. Всё же сказывалась подготовка космонавта, немалая часть коей - быстрая реакция на чрезвычайные ситуации... ага, чрезвы-чайные, чуть не заржал грызь.

Спалиться ему не дали времени, потому как раздались удары, и вставка с треском вылетела из рамы, практически открывая проход в дверь, а спустя пару секунд по звуку шагов стало совершенно ясно, что первый зашёл внутрь комнаты. Попробуйте тульского чаю, подумал Пуз, и выплеснул содержимое чайника через занавеску. Целиться особо не требовалось, потому как там некуда деться, просто нет места. Почти полный чайник содержал два с полтинной литра крутого кипятка, который сейчас по короткой баллистической траектории плюхнулся на морду рептилоида. Пузырь первый раз испытал реально "заложило уши от вопля", но это ничуть его не остановило. Поднырнув под тряпку, он практически ещё в полёте поймал падающий автомат, потому как уже подозревал, что он там будет. Грызь не имел дела с огнестрелами и мог бы не найти сразу предохранитель, но варёный любезно помог ему, сам сняв оружие с предохранителя, прежде чем ввалиться в помещение. А уж спусковой крючок Пуз как-то осилил найти... Первая короткая очередь пошла в варёного, снизу вверх, потому как грызь присел, инстинктивно, чтобы не задеть лиселку. Пули исправно продырявили и занавесь, и варёного, потому как вопль резко оборвался. Не тратя времени на наблюдения, Пуз перевёл оружие на дверь и следующую очередь всадил туда. Он даже не видел куда палит, но промахнуться с двух метров довольно сложно, и вроде как послышался вскрик. Подумав секунду, грызь дал ещё две очереди, на этот раз прямо в стенку по обе стороны от двери - пух его знает, пробьёт или нет. И только после этого махнул стволом, отодвигая тряпку... зараза, хорошую простынку продырявить пришлось, отметила Жаба. Варёный валялся на полу в луже крови, раскорячился так, что занимал практически всё место - этот явно списаный. Куда больше интереса грызь проявил к тому, кто корчился в корридоре, получив пару маслин в туловище. Даже не разглядывая, кто это, Пузырь приложил приклад к плечу, и несколькими выстрелами успокоил подранка. Ему было реально пофигу, кто это - пришёл с оружием угрожать его лиселке, лекарство только одно.

Выдохнув и краем уха увидев, что Хорелька не пострадала, хотя слегка и отвесила челюсть, прижав ухи и став оттого похожей на лиселку с прижатыми ушами, грызь внимательнее позырил на стенку и пришёл к выводу, что таки не пробивает. Многослойную панель делали в рассчёте на какие-либо аварийные ситуации, и пуля из не особо мощного огнестрела застревала примерно на пол-пути. Это уже хуже, подумал Пуз, скользнул вперёд и перехватил автомат как дубину, чтоб дать прикладом по стволу, если кто сунет таковой из корридора. Однако оттуда донеслась ругань и явные звуки возни. Услышать было трудно, потому как в ушах стоял сплошной гул от выстрелов, и отнюдь не привычный к такому Пузырь слегка оглох и потерял нюх от пороховой вони, висевшей в помещении. Тем не менее, что-то подсказало ему, что за углом никто не караулит, и он высунулся в корридор. Как оказалось, последний из трёх боевиков действовал по принципу "да тут оказывается стреляют", и просто рванул бежать обратно к подъезду. Не успел, потому как прямо перед ним распахнулась дверь, и клюквенный ёж налетел на Бруди, а тот на автомате схватился за автомат, и они принялись усилено пинать друг друга ногами, тусуясь по узкому корридору и отлетая от стен. Сообразив, что он видит, Пузырь выскочил из комнаты, и достаточно оперативно приложил бритого ежа по затылку прикладом, только кровь брызнула.

- Ёперный театр... - клацнул челюстью Бруди, тараща круглые яблоки.

- Волыну! - пнул автомат Пузырь, а сам метнулся обратно.

- Кусаный бок! - послышался взвизг Джезары.

Хрен поспоришь, подумал грызь, пинком отталкивая тушку и доставая оружие. В первом, добытом с варёного, наверняка уже скончался боезапас. А пускать этих ребятишек в проезд Пуз совершенно не хотел, играть с ними в Сталинград в помещениях - напух надо. Так что, не обращая пока внимания на робкие вопросы, грызь пробежал обратно к окну в своей комнате, и опять позырил оттуда. Отлично, всполошились конечно, но пока стоят там. Вот там и стойте... Пузырь без тормозов просто взял и открыл окно, после чего приладил автомат к раме, и дал очередь. Не просто так, а целясь в тех, которые загораживали выход с проезда. Здесь уже его квалификации не хватало, расстояния было от силы метров сто, но никого из врагов не зацепило. Зато был достигнут тактический успех, вместо того чтобы побежать вперёд, они спрятались за углы, и открыли ответный огонь.

- Все от окон!! - гаркнул Пуз, выполняя свою же рекомендацию.

Загрохотали стёкла, рассыпаясь крошкой, и пули захрюкали по стенкам. Хорелька сныкалась в угол, но не сидела в шоке, а вполне осмыслено смотрела на грызя, ожидая инструкций. Пузырь подмигнул согрызяйке, и скорее для того чтобы не молчать, показал ей на валяющееся на полу зеркальце. Та сразу поняла и отфутболила его лапой. Поймав инвентарь, грызь высунул его над подоконником, стараясь разглядеть, что делается в проезде. По окну опять прошла очередь, но в зеркальце не попало, и Пуз видел, как противник пошёл в атаку, сухо цокая. Не сухо, штук пять боевиков рванули вдоль стены. Не-не-не, уйди демон, обеспокоился грызь, и метнувшись к другой стороне комнаты, быстро высунулся и дал очередь, благо, стёкла повылетали. Его пальба опять была в белый свет, но заставила гадов пригибаться и прятаться. А вот Бруди, добравшийся до окна в соседней комнате, всадил куда удачнее, длинная очередь прошла по ряду целей, прижимавшихся к стене, и зацепило в разной степени всех. Так что вместо штурма подъезда противник был вынужден палить по окнам и оттаскивать раненых. Уже кое-что, эдак они долго провозятся, решил Пуз. С другой стороны, придёт ли помощь, учитывая обстановку? Пожалуй это не тема для обсуждения, главное - заряжай, стреляй. Поскольку стрелять было кому, Хорелька занялась другим делом... нет, не сидела в шоке, как можно подумать. Вместо этого рыжая обшарила карманы жмуриков, вытаскивая запасные обоймы, и подтащила их согрызяю. Пузырь в очередной раз посмотрел на неё как на идеальную лиселку, а та лизнула его в нос, хихикнула, и на четырёх лапках убежала отнести боеприпас Бруди.

Наличие патронов позволило грызю палить без палива, всмысле, не высовываться, потому как шанс получить маслину был слишком велик. Вместо этого он просто приподнимал автомат над подоконником и фигарил куда-то в сторону противника несколькими выстрелами, после чего менял позицию. Как он сильно надеялся, бандиты из пикникёров не слишком любят рисковать своими бошками, так что пробегать к подъезду под обстрелом вряд ли будут. Снова зашуршало, и Хорелька привалилась к стенке рядом. На самом деле, у лиселок довольно длинные лапы, поэтому они легко могут бегать на четырёх, что сейчас было как нельзя кстати.

- Наседку зацепило, - цявкнула рыжая, - И патронов у нас явно меньше, чем у них.

- Как помните, лисельчарыня, - церемонно сообщил Пуз, высунул автомат и дал короткую очередь, - Пару минут назад у нас вообще не было патронов. Так что, динамика позитивная, сухо цокая.

Ответные очереди посыпали клюквисов кусочками от стен, а дырок стало ещё больше.

- Урроды! - рыкнула Хорелька, - Вот теперь я согласна с твоим предложением насчёт утки и каши, Пузырястый.

Пузырястый усмехнулся, приоскаливая резцы, и многообещающе кивнул. Правда, он не представлял себе, как можно перестрелять превосходящие силы противника, но... но это и не потребовалось. Из проезда донеслись очереди, и осторожно выглянув, грызь увидал милую картину, а именно то, как этих засранцев размазывает по дороге крупнокалиберными пулями. У многих были рюкзаки с защитой от станера, но против пуль это никак не спасало, тушки отлетали, как тряпичные куклы, оставляя обильные красные следы. Пуз аж глаза протёр, когда в проезде показался танк! Натуральная такая коробка на гусях, с башней, всё как положено. Даже красный флажок на антенне имелся. Лязгая траками, машина развернулась и рванула куда-то дальше, заодно растерев в кашу попавшуюся тушку - ну вот, процесс пошёл, чуть не заржал грызь. В проезд же забежал лиселкач с автоматом и в защитке, но этот уже явно был свой, также как те - чужие.

- Спокойно, пехота, свои! - крикнул Пузырь из окна, воизбежание.

- Космонавты тута? - осведомился боец.

- Ага, - уже высунувшись, кивнул ушами грызь, - Чё делать будем?

- Пока держим позицию, ждём команд, - лиселкач бегом нырнул в подъезд.

Пузырь выдохнул очень много воздуха, потому как теперь было можно, и привалился к стенке. В глазах летали искорки от того, что по ним били выстрелы... но это куда лучше чем пришлось варёному, ему выстрелы били не по башке, а в башку, насквозь. И приём "мозг не задет" не вышел, напротив, вот они, мозги, по всему полу.

- Срач развели, песец, - цокнул грызь.

- Грызька, - крепко прижалась к нему рыжая, - Мы что, победили?

- Локально, да, - подтвердил он её опасения, - А в целом пока не думаю, ещё придётся повозиться... Благодарствую, Хорелечка, ты очень помогла. Как там Бруди, в рамках?

- В шкуре, хотя и дырявой, - хихикнула лиселка, - В плечо вкатали.

Как раз в это время в корридоре завозился бритый ёж, которого вырубил прикладом грызь, и Хорелька, оскалив острые зубки, мигом выскользнула за дверь. Прежде чем Пуз успел цокнуть, грохнул выстрел, контрольный в башку.

- Ни малейших, - сразу ответила рыжая, вернувшись.

- Получаете жабёнку за экономию патронов, - хихикнул грызь.

По проезду начинали высовывать морды постояльцы комнат, и лиселкач орал и махал лапами, чтоб собрались в дальние подъезды, потому как надёжнее. Ну вроде нормально пошло, подумал Пузырь, если у Цыбуленко были запасены танки, так этим зассанцам ничего не светит. Зайдя в соседнюю комнату, которая пустовала, и только кое-кто устроил там стрелковую позицию, грызь наблюдал, как суетится Зара, перематывая тушку Бруди подвернувшимися тряпками; срач развели и тут, на полу лужа крови, стены все во вмятинах от пуль, окно вынесено напрочь. Услышав что-то знакомое, Пуз сфокусировал взгляд - а, ну опять этот хихикает, животное.

- Бхуху... Зарочка, лисолнце, - старался не ржать Бруди, - Ценю твоё рвение, но вообще-то это делается совсем не так.

- Ааа... ааа как? - с паникой тявкнула та.

- Сейчас покажу, дай вон аптечку.

Ну литра полтора-то из тебя вылилось уже, сухо отметил Пузырь, а ни в одном глазу. Учитывая, что в не слишком крупном лиселкаче крови меньше, чем в среднем гуманоиде, потеря очень приличная, и думается, сам он уже давно валялся бы без сознания. Впрочем, чему удивляться, это ведь не совсем обычный организм, а клюквис.

- Эт те повезло, что не в шею, - цокнул грызь с умным видом, - А то сейчас наложили бы тебе шину туда, и песец.

Бруди подавился смехом, Джезара недовольно зыркнула на шутника, не оставляя попыток помочь.

- А вообще благодарствую за жизнь, Пузырь-пушище, - цявкнул лиселкач, - Если бы не ты, взяли бы нас тёплыми.

- Если бы не я, вас бы вообще никто не стал брать, - уточнил Пуз, - Но получилось в пух, да.

- Ну как в пух, в чешую, - уточнил Бруди, продолжая хихикать.

- Кстати, среди них и правда нет лиселок, - заметила Хорелька, - Совпадение?

- Нельзя быть увереным, - пискнул Пузырь, - Пока не доказано обратное. Так, сейчас уточним обстановину, и наверное надо уже тащить трёхсотых в санчасть.

Давать волю ааащущениям никто пока не собирался, клюквисы действовали предельно собрано, как будто давно уже воевали. Расхлебать кашу, вылечить свинцовыми пилюлями всех больных животных, а там уже можно будет и сопли разводить, по желанию. Ко всеобщей удаче, Цыбуленко действительно не топтал гусей, и не надеялся, что милиция всё сделает за него. Более того, ещё его предшественник на посту председателя уже начал формировать гвардию для противодействия подобным выходкам, а лиселкач добавил к этому танки. Две штуки, они стояли в гараже прямо под центральным командным пунктом мехколонны, который охраняется максимально плотно во всё время. Тактически рассудили, что захват КП это провал, и уже не будет особой разницы, с танками или без, поэтому и разместили их там. Не меньше, если не больше, проблем бандитам доставили обманные маневры, как например система распыления сонного газа, якобы имевшаяся по всем платформам - они потратили уйму сил, чтобы обезвредить её. На самом деле это были огнетушители... ну и ещё всякое разное по мелочи, которое в итоге привело вооружённый мятеж к провалу в зародыше. Главное, что не учли и во что никак не могли поверить заводилы, так это то, что самые обычные клюквисы начнут не то чтобы сопротивляться насилию, они просто убивали убийц, в прямом смысле, и происходило это в массовом порядке. Боевикам не удалось взять ни одной ключевой точки в мехколонне, и положение их стало совсем тухлым.

--

В частности, у пикникёров не заладилось и на станции, потому как КП взять не удалось, и дальше негодяи теряли позиции одну за другой, оставался только вопрос времени, когда их окончательно выдавят. Не дожидаясь этого момента, толпа вооружённых, в основном клюквенных, ввалилась в один из челноков, прихватив по дороге пилота, лиселкача по имени Седир. Выступать под направленым в башку пистолетом он счёл излишним, так что, вполне убедительно изобразил испуг и готовность выполнять любые команды. Боевики легко поверили, потому как это было именно то, чего они ждали; на самом деле серый клюквис и в мыслях не держал сдаваться. Напротив, ему стоило большого усилия не спалить радость оттого, что бандюки сами себя загоняют в смертельную ловушку. Это додуматься надо, угнать челнок с пилотом! Не так уж там сложно, и если бы у этих горе-повстанцев было бы хоть немного мозгов, нашли бы своего, кто умел. Точнее, такие у них были, но их расстреляли при буче возле КП, и теперь пошла импровизация. Используя глаза, Седир понял, что в пассажирский отсек челнока грузится целая толпа тяжёло вооружённых, причём у большинства имелись не только огнестрелы, но и защитные системы от скафов. Как уже упоминалось, штатно они были нужны для отражения микрометеоритов при работе в открытом космосе, но точно также могут отбить и пулю. На автомате выполняя процедуры отстыковки, клюквис соображал, благо, у него имелось достаточно времени.

Увезти этот сброд со станции будет весьма кстати, решил он. Да, их бы всё равно зажали, но при таком количестве для этого пришлось бы разворотить большую часть всей станции, чего совершенно не хочется. А вот пускать их к "Неюжному", само собой, никак нельзя. Мехколонна это не боевой танк, есть куча способов залезть внутрь, тем более с инструментами и сообщниками внутри. Соль в том, что на МК просто нет космических защиток, от слова совсем, за ненадобностью - поэтому прибытие такого контингента станет очень неполезным, Ырсе просто нечем будет от них отбиться. Возможно, Цыбуленко приготовил им... да нет, фыркнул Седир, наверняка приготовил. Но это не повод полагаться на других, надо действовать самому, на своём участке фронта, как-грится. Лиселкач совершенно не кося глаза, а просто так, повернул башку и оглядел диспозицию: один боевик в кресле второго пилота, другой в штурманском, держит его на прицеле. В окнах кабины отчётливо виднелась планета, бок которой всё более приближался, превращаясь из закруглённого бока в поверхность - аппарат входил в атмосферу, сбрасывая скорость. Судя по всему, серо-белый лиселкач, похожий на самого Седира, уверился в безопасности, так что стрелять станет минимум через пару секунд, а тогда будет поздно. Пилот представил себе, что надо сделать - сунуть лапу под панель слева, нажать кнопку, которую он сам туда присандалил, и скорее всего, всё на этом. Запустится маневровая дюза, придавая челноку вращения, и даже если его пристрелят, уже не успеют ничего сделать. Секунд пять, и аппарат раскрутится так, что всех прижмёт к стенкам. Седир воочию представил, как ракетообразная машина втыкается в облака и разлетается снопом сгорающих обломков.

Он бы так и сделал, но испугался. Испугался, что потом его задушит Жаба, угробить целый орбитальный челнок, вы серьёзно?! Из-за каких-то идиотов, решивших тут поиграться в войнушку, да шиш там. Поэтому Седир отработал вполне обычную программу, зашёл на посадку к мехколонне. Реально ничто не напоминало о событиях, навигация работала как ни в чём ни бывало - значит, скорее всего, МК под контролем своих, иначе так бы не было. Прошив плотные облака, аппарат снизился, перешёл в вертикальное положение, и привычным способом опустился на площадку, выметеную выхлопом.

- Ветер снаружи? - осведомился бело-серый, пихнув второго пилота.

- Двадцать три, жить можно, - отозвался тот.

- Отлично, идём в скафах. Все слышали, говнюки? Надеть скафы!

Говнюки, и с этим определением Седир был согласен полностью, полезли скафоваться, что давалось далеко не так просто, учитывая, что "ракета" стояла носом вверх, и пассажирские кресла оказывались в лежачем положении. Приходилось раскладывать специальные для такого случая лестницы, и лазать по ним. Этот же якобы-лиселкач, видимо бывший главнюком в этом стаде, ткнул волыной в пилота:

- Сиди смирно, понял? Дёрнешься, конец тебе.

Собственно, всё прошло именно так, как Седир и спрогнозировал: все говнюки высадились на поверхность, оставив одного, конкретно белую лиселку, держать пилота на прицеле. Сильный ветер, который здесь был слабым, заставил их собираться за челноком, чтоб не сдуло, и это была их ошибка, всмысле, ещё одна. "Ударим планетарными" - усмехнулся пилот, припомнив цитату точно по месту, и врубил лапное управление, потому как автоматику заблокировали. Он не ждал, пока белая отвернётся, просто сделал всё настолько спокойно, что она даже не успела пасть открыть. А уж сразу выпалить в него и подавно не догадалась... спустя секунду стало поздно. Челнок подпрыгнул от импульса, и террористку, которая сидела не в кресле, а просто рядом, швырнуло в потолок. Седир на это не любовался, он давил педали и крутил оглоблю, совершая весьма фигурный маневр, который легко мог привести к тому, что аппарат со всего маху грохнется на скалы. Но клюквис был опытным пилотом, так что, сегодня в очередной раз не повезло пикникёрам. Челнок, слегка поднявшись, описал полный круг, как метлой выметая поверхность вокруг. Чтобы поднять тяжёлую машину, требовалась бешеная тяга, поэтому сила реактивной струи шлифовала камень, а уж пешеходов в скафандрах просто снесла, заодно превратив в поджареную отбивную.

- Ах ты су..!! - завопила сбоку белая, порываясь вцепиться Седиру в морду когтями.

На вид милая такая лисичка, подумал тот, а такая тварь, оказывается. Была... Схватить пилота, который пристёгнут к своему креслу, а машина в воздухе, это не особо просто, или скорее невозможно. Ему было достаточно вдавить педаль, чтобы челнок стал крутиться, и противника швырнуло в стенку. Не давая возможности опомниться, Седир сделал ещё несколько очень резких маневров - челнок крепкий, выдержит. А вот кости лиселки, которая цеплялась за что попало, не выдержали, так что она уже летала по кабине просто как мешок, со всей дури врезаясь в кресла и открытую дверь. Убедившись, что клиент готов, лиселкач посадил машину обратно на поверхность, с чувством выполненного долга.

--

Тревожное ожидание новых подлянок, возникшее после боя в проезде, длилось минут десять, и закончилось вполне благопушно - снова подкатился танк с десантом, и началась планомерная зачистка платформы-два. Хорелька и Пузырь тоже поучавствовали, вооружившись трофейными волынами, сидели на импровизированном блокпосту, готовые поддержать огнём, если что. К удаче, "если чего" более не случилось, у пикникёров просто резко упало желание возникать, после того как они наблюдали своими глазами, как боевиков раскатывают танки, в прямом смысле слова. В общем, подкатили контейнер для барахла поперёк проезда, и сидели, никого не пущая ни на вход, ни на выход. У милиции имелись вполне продуманые планы действий даже на такой случай, казавшийся невероятным, и тем не менее. Предполагалось провести тотальный шмон, всех состоящих на учёте как пикникёры, а также прочих ненадёжных, для начала согнать в закрытые помещения, а там можно будет посмотреть. По сети крутились заявления от исполкома Лужайки, призывавшие засранцев сдаваться самим, дабы не усугублять - немало и сдавалось, почуяв реальную опасность для своего драгоценного хвоста. Пуз и Хорелька видели, как по фальш-улице проводят под конвоем целые колонны "пленных", что выглядело весьма странно, учитывая, где это происходит.

- Реконструкторы хреновы, - фыркнула лиселка, и пихнула грызя, - А почему ты цокнул "фрицы"?

- А почему ты поняла, что я имел вслуху? - захихикал тот.

- Вопросов больше не имею. Хом, - Хорелька пихнула уже другого грызя, хомяка, который сидел на огневой точке, как на передовой, - Не обязательно постоянно сидеть на измене.

- Точно? - повёл щеками клюквис, - Не, я лучше посижу.

Пузырь покосился на хомячину и подумал, не вынуть ли ему незаметно магазин из волыны, а то и правда, засветит куда не надо с перепуху. В тупике, в конце проезда, мелькал жёлтый хвост Джезары, которая вполне добровольно помогала вытаскивать жмуров. Эк её приплющило, хмыкнул грызь, когда Бруди подстрелили. Этого дырявого сейчас штопали в санчасти, а желтоухая не могла сидеть на месте, так что, даже делала что-то полезное.

- Ну как там? - осведомился Пуз, потому как рыжая полезла в сеть.

- Жажко, - подробно ответила Хорелька, - Кхм. Станция считай очищена.

- Это в пух, - здраво рассудил грызь, - И нам бояться теперь не стоит, потому как мы им нафиг не сдались без доступа к кораблю.

- Из рембазы их тоже выперли... - продолжила лиселка, поводя ушками, - А, вот успех. Тот отряд, который летел со станции сюда, закопан.

- Оперативно, - зевнул Пуз.

- Пилот челнока их выхлопом спалил, - уточнила Хорелька, - Ваще огурец!

- И креативно, - дополнил грызь. - А с несушками что?

- С несушками более-менее, а вот с Утками, - подёрнула ушками рыжая, - Похоже, эти фофаны угнали почти все Утки.

- Нашиша? Это помимо вопроса, нашиша вообще было всё это затевать.

- Так они бегут на южную МК, - хмыкнула лиселка, - Вот там похоже, провал. Связь прекратилась, скорее всего, пикникёры её взяли. Хотя, твоё замечание остаётся в силе, на что вообще они рассчитывают? Как только вернётся милиция, их придавят.

- Вернётся кто-либо только через пол-года, не ранее, - напомнил Пузырь, поёживаясь, - В лучшем случае, мы наблюдаем массовый идиотизм. В худшем, у них действительно есть какой-то план. Думаю, это Ырсе лучше знать, чем нам... благо, вальнуть её они не осилили.

Рыжая сглотнула, в очередной раз принимая в голову, что они могли принять в голову маслины, и уставилась на согрызяя. Однако истерики с ней не случилось, как можно было ожидать, и сложно сказать точно, чего тут больше - её собственного разума или клюквы. Пузырю было попуху, главное, что лиселка идеальная, по крайней мере, для него. Грызь погладил шёлковые ушки и лизнул её в щёку.

- Всё хорошо, Хорелястая?

- Ты ещё спрашиваешь, выпушень, - вполне искренне ответила она, - Просто иногда меня будет плющить, тут уж я ничего не могу с собой поделать.

- Это вообще не помешало делу, - хмыкнул Пуз, - Продолжайте в том же пухе, лисельчарыня.

- Служу Советскому Союзу! - захихикала лиселка.

Пузырь пошлёпал губами аки конь, наблюдая, как в подъезде напротив ихнего пинают каких-то сусликов, которые орали про "не имеете права", чем сразу заслуживали пинков. Что характерно, проняло даже Джезару, которая была готова порвать идиотов когтями и зубами. Она-то видела, что тут происходило, и как едва не ухайдокали её рыжего, поэтому была настроена очень злобно. Даже слишком, оружия не давать, подумал Пуз, воизбежание. Благо, провереных кадров оказалось не так мало, как на то рассчитывали террористы, поэтому все ихние же стволы оказались в нужных лапах и теперь поддерживали порядок.

- Пух подери, столько дебилов, - фыркнула Хорелька, причём так, чтобы суслики слышали.

- Ну мы ведь говорили о том, почему так, - пожал ушами Пузырь, - Лужайка это притягательное место для враждебного элемента. Так что нам ещё здорово повезло, что здесь оказалось достаточно своих.

- Это греет пушу, - согласилась рыжая, - И сохраняет тушу, прямо цявкнуть.

- Быстро учитесь, лисельчарыня, - ничуть не покривив пушой, сообщил грызь.

Хотя войнушка началась только что, они сразу же успели хлебнуть "маневров", которые, как известно, главное. Всмысле, торчать на посту пришлось почти сутки, пока происходила зачистка. Только блокпост переместили уже на центральную фальш-улицу этажа, перегородив её. По ходу шерсти, это была мера предосторожности, и казалось бы, трое ополченцев много не навоюют, если что. Но когда здесь трое, там трое, и все пути перекрыты - достигается эффект. А как показала практика, Ырса тактикой вполне себе владела, потому как именно трёхглазая взяла на себя оперативное командование, и у бедных террористов не осталось ни единого шанса. Наши-красные, которые натурально были красные, потому как пометили себя повязками на рукавах, пользовались тем, что все системы управления остались в их руках, несмотря на все потуги врага. В частности это значило, что красные закрывали двери шлюзов, разделяющих платформы, по своему желанию, что резко снижало противнику возможность маневра. Единственное, что говнюки успели сделать, так это выпустили атмосферу из платформы-пять, и в массовом порядке драпанули к несушкам, убегать на Утках на южный полюс... пингвины долбаные, подумали многие. Как следует испортить платформы-носители не успели, потому как уносили ноги в крайней спешке, и вскоре одна из них стала местом заключения для неблагонадёжных элементов, куда их напихивали с транспортёра и оставляли без средств выйти наружу. Мало кто сомневался, что если будут серьёзно бузить - Ырса вполне может оставить их и без энергии, а это быстро приведёт к летальному исходу, сухо выражаясь. Вобщем, зона вполне надёжная, и главное, чтобы там отморозки не поубивали непричастных, которые там тоже были, конечно, но не имелось возможностей быстро отсортировать.

Отоспаться удалось лишь когда было объявлено о том, что МК и несушки зачищены, да и то отоспаться не в полном объёме. Дрыхнуть без задних ног не удавалось, скорее это был очень беспокойный сон, потому как шок от столь резких событий всё ещё давал о себе знать. Да и валиться пришлось на койки в пустующих комнатах, потому как "родные" были разгромлены по первое число, и там до сих пор несло кровищей и пороховой гарью. Ясен пух, что такие неудобствия не напрягли клюквисов, потому как у врагов никаких неудобствий уже не было, лежали себе в полевом морге, скучали. Когда Пузырь с Хорелькой, всё ещё подрагивая от каждого громкого звука, кормились в тупиковой столовке, пришлёндал Чай с Рудой, и позвал на совещание.

- А чё мы-то? - риторически вопросила Хорелька.

- Инициатива топчет инициатора, - хмыкнул Пуз, - Или?

- Не или, - подробно объяснила лиселка, поправляя автомат за спиной.

Расставаться с волынами они не стали до особого распоряжения, поэтому так и шлёндали, как пуховы революционные матросы, осталось только пулемётные ленты нацепить на тулово. Как рассказала Руда, у них в квартале не было такого боя, лишь двое особо одарённых попытались захватить заложников, и были избиты ногами быстро собравшейся толпой, ну а дальше - дело техники...

- Ага, техники, - фыркнул Чай, - А кто отвёрткой того пижона пырнул?

- Ммм... ну, это была я, - скромно мотнула хвостом Руда.

- Это в пух! - на полном серьёзе похвалила Хорелька, - А мой вообще водой зассанца завалил.

Клюквисы проржались, потому как заявление насчёт воды было полностью правдивое, ньюанс лишь в том, что вода была сильно нагрета. Шлёндать же пришлось сначала через переход, потому как трамваи временно отключили - это напоминало переход между вагонами в электричке, только вагоны тут были пятиэтажными, а двигались гораздо медленнее. Тем не менее, в переходе чувствовался скрип и некоторая качка, когда платформы утюжили гусеницами камни и наносы песка. На пути, как нетрудно догадаться, постоянно попадались посты, и приходилось предъявлять коммы для идентификации. Компания прошлёндала на третий этаж, в натуральный зал заседаний, который редко использовался, а сейчас никто не удосужился наводить там лоск, ясен пух - рассаживались на чём попало, грохоча по деревянному полу тяжёлыми ботинками и прикладами оружия. Собралось не так уж много народу, от силы голов сорок, но это потому, что многие всё ещё находились на боевых постах, а собирали ключевых игроков, образно цокая. Ырса, щуря жёлтые глаза, все три штуки, оглядела собрание, и подняла руку.

- Здравствуйте товарищи!

Многие заметно вздрогнули при этих простых словах, потому как теперь они звучали совершенно по другому, куда как весомее. Всмысле, здесь все действительно были товарищи, а не просто погулять зашли, как некоторые. По залу прокатился гул разномастных голосов.

- Как вы знаете, вооружённая выходка пикникёров на этой МК и на станции подавлена, - сообщила Ырса, - Вынуждена сообщить, что это стоило жизни как минимум одинадцати нашим. Эти ублюдки расстреляли дежурных в энергоблоке и на несушке, но благодаря им враг так и не получил доступа к ключевым объектам.

Белая райнтарка встала и склонила голову. Пузырь вздрогнул, потому как явственно слышал, как его рыжулька, мягкая ласковая лиселочка, скрипнула зубами. Возможно, подумал грызь, трёхглазая вовсе не просто так начала с этого.

- Всвязи с необходимостью дальнейшего проведения зачистки, - продолжила Ырса, - Нам нужно мобилизовать народную милицию на регулярной основе. Пока только добровольцы.

- Уточняю, - добавил Цыбуленко, глушащий чай здесь же, - А то для товарища Ырсы это слишком очевидно. Милиция всмысле вооружённого формирования, со всеми вытекающими последствиями. Всмысле, кто подпишется - будьте любезны выполнять приказы, это чисто?

Поднялся "лес лап", как это обычно называли в школе: количество добровольцев соответствовало количеству присутствующих, удачное совпадение.

- Всё с вами ясно, - хмыкнула райнтарка, - Для большей части мордного состава задачи будут такие... Первое - закончить шмон МК с помощью сканеров для выявления всех организмов и их заприходывания, сухо выражаясь. Второе - отфильтровать нейтральных гражданских от пикникёров, а то неровен час действительно тупанут, и придётся их там всех заморозить.

- А что с "Южным"? - цявкнул Чай, - И с Утками, если уж честно. Эти гении угнали все Утки, кроме тех что были в ремонте.

- Да, с этим сложнее, - признала Ырса, - Сейчас, распределим первый-второй взводы...

Распределяли быстро, потому как народ полностью одуплялся, звучало лишь короткое "есть!", и очередная группа выбегала из зала, направляясь на выполнение задачи.

- А вас Штирлиц я попрошу остаться, - пробормотал Пузырь себе под нос.

"Штирилицев" осталось мало, два космонавта, Чай с Рудой, и тот чувак, который помогал вытаскивать Ырсу, Хабар Егоров.

- Для начала благодарности космонавтам, - цявкнул Цыбуленко, кивнув ушами, - Поимели бы мы проблем, если бы не ваша инициатива. А теперь будем подумать, как отбить "Южный".

- Не сочтите за учёт, - хихикнула Руда, - Главное, стоит ли? Видали, как они туда ломанулись? Скорее всего, имели планы на этот счёт. Ну так и пусть сидят себе, пока не вернётся "Бычок" и раскатает их, как гусь вату.

- Это тоже вопрос, - кивнула Ырса, - Но вот тебе ещё вводные. Там несколько тысяч гражданских, среди которых много совсем наших, они фактически в заложниках. Что там взбредёт в бошки этим организмам, одному космосу известно. У них там полностью исправная рембаза, но которой можно хоть бомбардировщики из Уток сделать, хоть любую другую хрень. Ясен пух, мы тоже можем, только вот сидеть в глухой обороне будет стратегически неверно.

- Утки, - добавил Чай, - Не-не, понятно, граждане это приоритет. Но всё же хотелось бы вернуть птиц, иначе чего нам вообще тут делать? Погрузились бы в эваки и утекли.

- Есть ещё одна загогулина, - вздохнула Ырса, - Кеварит.

- Что кеварит? Сколько лет как кеварит, и ничего, пух с хвоста не опал.

- Кеварит содержит антиматерию, - напомнила ка-вэ, - Из тех запасов, которые есть на МК, не составит большого труда сделать бомбочку. Догадываетесь, какого калибра?

- Исчерпывающего, - кивнул Чай, - Или поменьше, чтобы только северную часть планеты разнести.

- Впух! - фыркнул Пузырь, поёжившись, - Быстро это можно сделать?

- К нашей удаче, нет, - успокоила трёхглазая, - Надо изгогоготавливать точные детали, выверять, тестировать. Даже если у них там есть спецы, это канитель на месяцы. Но пускать на самотёк никак нельзя, рано или поздно они могут до этого дойти.

Пузырь ощущал дрожь хвоста, как в прямом, так и переносном смысле. Если бы он был в одну морду, не было бы ни малейших сомнений, но с согрызяйкой... а то, что она не отойдёт в сторонку, подождать, это уж и прогнозировать нечего. Ведь по ходу шерсти, мог он цокнуть, что мол конечно всё хорошо, но затевать конкретную войну севера с югом - это уж без меня? Нет, не мог. Как потом смотреть в глаза своей лиселке, а он ещё хотел это сделать неоднократно! Хорелька такой фигни просто не поняла бы... да у грызя и не имелось таких намерений, если честно. Он и раньше не слишком носился со своей жизнью, а клюквисы относились к таким вещам ещё более философически. Да и убить клюквиса, как показала практика, отнюдь не так просто, как кому-то хотелось бы. Хорелька тоже слухнула на согрызяя, поводя своими прелестными огромными ушищами, и прифыркнула, припушаясь к его боку: они реально понимали друг друга без слов. Они вовсе не рвались пововевать, но раз уж ситуация сложилась таким образом, что монета упала на ребро, то и отступать не вариант. На то есть даже объективные причины, потому как космонавтова подготовка уже показала, что годна и во время перестрелки. А сидеть ждать пока всё сделают другие, напух надо.

- Тогда есть ряд конструктивных, возможно, предложений, - цокнул Пузырь.

--

Часть ше(р)стая

--

- Послушайте ушами, - сделала оригинальное предложение Руда, - А если связаться с ублюдками и предложить обмен пленными? Нам ихние нашиш не сдались.

- Во первых, не согласятся, - покачал башкой Цыбуленко, - Чхать они хотели на пленных, а вот заложники им как раз нужны. Во-вторых, никаких переговоров с убийцами.

- Вряд ли они так попадутся, - кивнул Пузырь, - Потому что у нас есть и корабль, и челнок. Каждого хватит, чтобы устроить бомбардировку, и похоронить всю мехколонну. А пока там заложники, мы этого сделать не сможем.

Даже Хорелька, к её чести, уже отлично представляла себе физику процесса, так что вопросов не последовало. Не особо важно, что именно бросать с орбиты - если оно достаточно прочное, чтобы не разлететься в плотных слоях, то получается кинетическая бомба, по мощности куда больше, чем любая с химической начинкой. Именно поэтому контроль над орбитой был критически важен, и стоило ещё раз поблагодарить Седира за его выкрутасы с челноком.

- Тем не менее, есть предложуха таки бросить, - продолжил грызь, осматривая узкий круг морд, - Эм, Ырса-пуш, нас тут точно никто не может прослушать? Тогда в пух. Я цокаю, бросить точно по энергоблоку. Это конечно ужасный ущерб, зато мы полностью лишим противника перспектив, делать они ничего уже не смогут. А если не сдадутся, то все сдохнут по естественным причинам в течении короткого промежутка времени, сухо цокая. Учитывая, как они ценят свои шкуры... ну вы поняли.

Круг морд тяжёло сглотнул, а Чай так потёр шею, сжимаемую Жабой - взять и уничтожить половину всей инфраструктуры на планете! Но главное, конечно, никто не желал рисковать жизнями тех, кто оказался в заложниках. Да, пикникёры ценили свои шкуры крайне высоко, но шут знает, как их может переклинить в чрезвычайной ситуации...

- Шут знает, как их может переклинить в чрезвычайной ситуации, - высказал свежую мысль Чай, - Но ещё больший риск заключается в технике исполнения. Ты гарантируешь попадание в нужную платформу, учитывая, какая у нас обычно погодка?

- Да это ладно, - фыркнул Цыбь, - А Пузырь-пуш представляет себе, что будет при ударе по энергоблоку?

- А чего такого? - пожал ушами грызь, подумал головой, для разнообразия, и поправился, - Упс.

- Вот именно. Это у тебя на корабле в реакторе плазмы пух да нипуха, и при повреждении он просто погаснет. А в энергоблоке, как минимум, аккумуляторы самой МК, и запас батареек, частично заряженых. Надо пояснять, какой будет фейерверк? При таком раскладе никак нельзя гарантировать, что жилая зона останется целой, и это если они держат пленных там. А если на несушке, или на складском этаже?

Пуз пожал ушами, признавая, что идея хорошая, но неправильная. Впрочем, если дело зайдёт слишком далеко, им не останется ничего другого. Однако, он не собирался останавливаться, и снова цокнул.

- Тогда ещё одно, - хмыкнул грызь, - На пути сюда с Эла мы с Хорелькой-пуш имели честь поймать плохой сигнал неизвестной природы.

- И чего такого? - уточнила Руда.

- "Плохой сигнал", Руда-пуш, это не субъективная оценка, - пояснила Ырса, - Это означает, что комбинация частот сигнала имеет негативное воздействие на организмы. Как инфразвук, например.

- Да, - подтвердил Пузырь, - Попробовал на себе, воздействие ну очень негативное, вплоть до жмурного, я так полагаю.

- Хм. Но этот сигнал должен быть в блоке автофиксации? - припомнила трёхглазая.

- Он и там есть, и оттуда да, вряд ли мы его достанем. Но также кое-кто записал сигнал на отдельный флоп, чтобы так цокнуть, исследовать, во время полёта. А потом, ну так цокнуть, забыл стереть, - захихикал грызь.

- И чем нам это поможет? - не вкурил Цыбуленко.

- Ты не вкурил? - хмыкнула Ырса, - Это оружие массового поражения. Если мы сумеем пустить эту мелодию во вражескую сеть, то будет... что-то да будет. По крайней мере, вместе с традиционными методами - отличное подспорье.

Пуз втихоря выдохнул, потому как, по большому счёту, его забывчивость могла ему весьма дорого обойтись, он был просто обязан уничтожить опасные данные. Теперь же выходило, что опасными они стали для террористов, что весьма кстати.

- Теперь понятнее, - цявкнул Цыбь, - Звякну на станцию, чтоб доставили нам этот флоп с оказией. Только вот маленький вопрос, как запустить это в трансляцию, да так чтобы все они слушали, да ещё и не задеть своих?

- Это можно обдумать головами, - внёс революционное предложение Пузырь.

- Революционное предложение, - заметил Цыбуленко, - Также сообщаю вам, что у нас есть боевой танк для внешних операций... ну как есть, будет через пару суток. Танкетки, которыми мы чистили колонну, для внешней среды не годятся. Готовили заранее, но не стали полностью собирать, сейчас этим занимаются в рембазе. Такая мобилизация вряд ли будет лишней, потому как у нас есть повод думать, что на южной МК всё гораздо хуже. Всмысле, они там подготовили весь балаган заранее, поэтому вполне вероятно, успели сделать что-то посильнее автоматов... Кстати, они и стрелковку не здесь делали, а на "Южном".

- Тоесть мы можем ожидать танковую атаку? - фыркнул Чай.

- Да легко, - ошарашил его председатель, - И поскольку не стоит считать их тупее арбуза, то атака вряд ли будет танковая. Скорее будут хреначить чем-нибудь типа РСЗО.

- А Утки? - напомнила Руда, - Набить чем-нибудь взрывчатым, будет ололо.

- А про ПВО колонны ты не слышала? На каждой несушке стоит по лазерной установке, Утке крыло отрезать более чем достаточно. Как раз на подобный случай делали. Так что, летать вокруг будет проблематично. А вот ползать, скрываясь за рельефом и самой колонной - другое дело.

- Тык Утка и ползает неплохо, - заметил Пуз.

- В том-то и соль. Поэтому в первую очередь надо обезопаситься от того, чтобы нам не подорвали энергоблок. Не одни грызи такие умные, - хихикнул Цыбь, - В качестве временного решения - прекращаем двигаться и ставим несушки в оборону, так чтобы со всех сторон простреливалось. Потом, предполагается, выпускаем установки с лазерами и танк.

- Тогда ещё идея, пока куры остались, - и не подумал остановиться Пузырь, - Бомбануть не по МК, а по трассе её движения, чем-нибудь мощным. Тогда их будет больше заботить то, как проехать, а не как делать зло.

- Мало связано, - покачал ушами лиселкач, - Хотя, учитывая скудность ресурсов, это может и возыметь действие. Пусть станционные подготовят подарок, на всякий случай.

- Тогда, как трясём? - крякнул Чай.

- Ушами, - ответила Ырса, - Винтовки с собой таскать уже не обязательно, но волыны взамен я вам выдам, на всякий пожарный случай. Пока, думается, подсобите с танкостроем, а там посмотрим.

Хорелька, до этого сидевшая тихо и даже не особо хихикавшая, подняла лапу.

- Да, Хорелька-пуш? - повернулась к ней Ырса.

- Можем ли мы быть уверены, что все эти товарищи, товарищи, - цявкнула лиселка, и не став тянуть, показала когтем на Хабара, - Как насчёт этого?

- Можем, - уверено кивнула райнтарка, - Способы проверить у меня есть, милиция всё-таки.

- Хм. Ну ладно, - было видно, что рыжая как раз сомневается.

- В таком акцепте, - хрюкнул Цыбуленко, - Начинаем бежать, медведи и цикломены.

Бежать конечно никто не стал, потому как незачем, но и отсиживать хвосты без толку - тоже. Ырса выполнила свою угрозу, так что присутствовавшие смогли сменить трофейные автоматы на волыны местного производства, которые куда как легче. Пистолет мог выпускать как пять сорок пять маслины, так и станерные заряды, что довольно ценно. Поскольку уже пришли доклады о том, что полный шмон окончен, снималось осадное положение в мехколонне, и снова запускали трамваи - можно докатиться до рембазы быстрее, а не чапать лапками. Пырючись в окна, клюквисы поёживались, потому как практически на всех платформах были следы боёв, особенно впечатляло то место, где немного постреляла Ырса - развороченое в хлам фальшздание и кровавые лужи на проезде, у стенки валяется сгоревший погрузчик, бывший вражеский ДОТ, от которого осталась в основном только стальная плита-корпус, в общем, всё как положено.

- Слушай, натурально, а какого хрена? - задал точный вопрос Чай, пырючись на человека.

- А какие у тебя вопросы? - хмыкнул Хабар, - С нациками и террористами разговор один.

- Да это как раз понятно. Какого вы развели весь этот цирк с тайным орденом, - уточнил лиселкач.

- Хотели как лучше, - усмехнулся мужик, - Получилось не очень. Лично мне теперь ясно, что никто нам зла не желает... а вот если наши отпиленые будут такое учинять, то начнут желать гарантировано.

- Долго доходило, - прямо цявкнул Чай.

- Ну это нам очевидно, - заметил Пузырь, - Лично я то всегда со стороны смотрел, а оттуда зачастую лучше видно, если понятно, о чём цоцо.

- Цоцо не цоцо, - фыркнула Руда, - А ваши ухари, Хаб, очень хорошо подогрели пикникёров. Как додумались до такого гениального хода?

- Идиоты, в плохом смысле слова, - вздохнул Хабар.

- Ладно, допустим, зла им не занимать, - цокнул Пуз, раздумывая, - Но они не могут не понимать, что их тут раскатают, как гусь вату. На что рассчитывали?

- Да ни на что, по привычке. На Земле прокатывало, думали, так и здесь пройдёт. Это ладно, ихнее дело, - сжал зубы Хаб, - А вот непричастных валить, это уже конкретное западло. Так что не сомневайтесь, рука не дрогнет.

- Да мы бы и посомневались, но Ырса сказала, - хихикнул Чай, - А она мимо не скажет.

Все понимающе перевалили морды по щекам. Милиция Союза комплектовалась из трёхглазых не просто так, у них имелись какие-то встроеные детекторы лжи, или что-то в этом роде... никто тут не знал даже приблизительно, как это работает, но факт существования сомнению не подлежал. В своё время Пузырю доводилось встречаться с клюквенной кошкой, которая умела заблокировать ложь - уму непостижимо, как такое возможно, но тем не менее. Трамвай тем временем докатился, и в том числе - до той самой рембазы, где развернули импровизированый танкоград. Как пояснили бойцы, стоявшие на входе, все прочие платформы с рембазами пока закрыты, вход туда по пропускам, воизбежание того, чтобы кто-нибудь отчебучил ещё один номер. Теперь между рассыпями запчастей от Уток и Поросят, на освобождённой площадке, шустро собирались боевые машины. Как и угрожал Цыбуленко, две самоходки и танк; вокруг происходило довольно активное копошение клюквисов, так что этаж выглядел ровно как цех танкового завода, каковым он собственно сейчас и стал.

Ничего неожиданного в глаза не попало, Пузырь таки мог цокнуть, что так всё и будет, даже не зная. Для обеспечения надёжной ПВО бесхитростно брали запасные лазерные "зенитки" с несушек, и ставили на Поросёнка. Комбайн достаточно тяжёлый, чтобы тащить такую дополнительную массу, так что, сойдёт; к каждому приходилось ещё склепать прицеп для батареек, чтобы запитывать лазер на достаточно длительное время. На первое время должно прокатить. Танк тоже делался на основе агрегатов поросят, но уже более основательно, даже подвеска предполагалась другая, с изменяемым клиренсом. Машинка получалась довольно большая, но куда деваться... исхитрились таким образом, что опять-таки присобачили прицеп, в котором должны сидеть дополнительные батареи. Батарейки в данном случае выступали напрямую в роли топлива, в том смысле, что при повреждении они взорвутся, если заряжены. По этой причине четыре батарейки, которые питали двигатели танка, вставлялись в гнёзда и могли оттуда выстреливаться очень быстро, при надобности.

- Пуха себе у вас тут наработки! - прифигел Чай, осматривая корпус, - Любители, блин.

- Это Ковака заслуга, - пояснил Хабар, - Они делали бронетранспортёр для вытаскивания всякого хлама, ну типа разбитых поросят и тэпэ, а заодно и наработки по корпусу для танка. Вот с башней посложнее будет, потому как оружейного производства тут не предусматривалось, как понимаете.

- Что странно, - захихикал Пузырь, - Кто-то недопил окрысина.

Сдеалать на рембазе что-нибудь "из современного" было никак нельзя, но годилось и глубокое ретро, а с этим куда проще, когда есть станки обработки металла и всё такое. Как наскоро показал Хабар, предполагается вкорячить в башню орудие калибром сто миллиметров, каковое должно стрелять активно-реактивными снарядами, да ещё и с кумулятивной частью. Ясен пух, что сделать это просто так не получилось бы, но имелся задел. Пушки и раньше использовались для разных хозяйственных целей, в основном - разбивать скалы, а скала штука весьма прочная, и требовался серьёзный инструмент.

- А зачем такие сложности? - фыркнул Чай.

- Сложности? - усмехнулся мужик, - А ты пробовал снаружи пострелять?

- Как-то не приходилось, но если подумать головой, то да, - согласился лиселкач.

Имелось вслуху, что ураганный ветер ещё как влияет на баллистику снарядов, и если их скорость будет мала, то просто снесёт в сторону. Поэтому для обеспечения хоть какой-то точности снаряды делали активно-реактивными... всмысле, это тогда, когда стреляли по горам. Тоесть, чтобы попасть вообще в гору, которая есть цель далеко не маленькая. На практике это означало, что сначала, в стволе орудия, снаряду давал пинка заряд взрывчатого вещества, как обычно, а после вылета из ствола срабатывал реактивный двигатель и поддавал скорости. Ясен пух, что имелся очень хороший шанс просто подорваться на этой самодеятельности. Однако, стараниями тех, кто отрабатывал технологию уже несколько лет, шанс снижался до приемлемого, сухо цокая. Тобишь, такими штуками уже стреляли по камням, и вроде как получалось. Сейчас следовало лишь переделать орудие в "боевой" вид, придав снаряду ещё больше скорости, плюс точность от системы стабилизации.

- А теперь вопрос на шестёрочку, - цокнул Пузырь, - У противника такое есть?

- Есть, - не стал скрывать Хабар, - Тут не повезло, потому как по плану вся артиллерия должна была находиться здесь, а получилось, часть застряла на "Южном" после работ. Всякого оборудования там тоже навалом, так что, укомплектовать несколько танков вполне можно.

- Значит, нужно вкрутить сюрпризов, - рассудил грызь, - Всмысле, ещё нужнее, чем обычно.

- Например? - хмыкнул Чай, - Каких сюрпризов ты собираешься вкрутить?

- Каких? Да вон это что валяется, компрессор? - ткнул пальцем Пуз, - Реквизировать!

Конечно, можно было придумать очень много всякого, пока все куры не передохли, как-грится, но грызь взялся за утилизацию того, что имелось под лапами. Компрессор, большую часть объёма коего составлял накопитель для сжатого воздуха, потребовался ему для удаления дыма, неизбежно возникающего при выстреле. Учитывая, что в накопителе можно создать разрежение, близкое к вакууму, а потом разом открыть его, это вполне может сработать, чтобы удалить выхлоп. Ковак, тот самый стоплин, который в основном возился с танком, воспринял идею скептически, но и запрещать ничего не стал: прикрутите на пушку глушитель своими силами, пусть будет. Пузырь же вовсе не собирался останавливаться, потому как глушитель был лишь частью хитрого плана. Продолжением оного стала мортирка с автоматическим заряжанием, которая должна была пулять пиротехнику. В целом хитрость была простая, но как надеялся грызь, действенная: взрывы гранат маскировали собственно выстрел из орудия. Пришлось озадачить товарищей, чтобы сделать не только механику, но и электронику, которая обеспечивала синхронность подрыва гранаты и выстрела.

- Дальность прицельного огня из такой волыны будет в районе полутора километров, это при ветре, - цокал Пуз, и показал собранию картинку с камеры, - Вот так это выглядит при достаточном увеличении.

- Шиш чего разберёшь, - цявкнула Хорелька, позырив.

- Верно. Поэтому уж первый ответный выстрел точно пойдёт по вспышке, а не по танку, - пояснил Пуз, - Это если смотреть через оптику глазами. Но и на радаре картина будет примерно та же.

- Плюс не забывайте, - добавил Чай, - Настоящего снарядного завода нету, поэтому предполагаю, что боекомплект будет небольшой. Рассодят по обманкам - капец им.

- Кстати о бегемотах, - слегка прижала ухи Хорелька, оглядывая товарищей, - А кого вы собираетесь сажать в эту коробку?

- А разве ты у нас не главный танкист? - сделал удивлённую морду Чай, и когда все проржались, продолжил, - Да, сажать кого-то придётся, дистанционку сделать не успеем, да и надежности не будет. Тут обычным методом, отработаем на симуле, у кого лучше получится.

Рыжая всё же слегка сглотнула, припушаясь к согрызяю, и было вполне понятно, что она сильно опасается, что её грызь как раз и окажется главным танкистом.

- С дистанционкой тоже надо покумекать, - цокнул Пузырь, - Может быть хоть фальшивку самоходную сделать. Стрелять пусть не будет, зато можно пустить вперёд, под раздачу.

- Это всё конечно очень жажко, - заметила Руда, - Только вот что нам это вообще даст? Расстрелять МК мы можем куда быстрее с орбиты, нет ли?

- С орбиты можно только накрыть всё сразу, что нас не устраивает, - пояснил Чай, - А танками выбьем огневые точки и обеспечим десант, сухо цявкая. Просто взять и посадить рядом с МК челнок не получится, как ты понимаешь, у них тоже что-нибудь да есть.

- Ох пщуу... - фыркнула Хорелька, окинув взглядом всю кашу, которой был плотно забит ангар.

- Фигня война, главное маневры, - пихнул её в пух грызь.

В данном случае шиш бы получилось с этим поспорить. Чтобы иметь возможность затевать хоть какую-то "войну", сначала следовало подготовить матчасть, а это требовало Возни. Ясен пух, что уткоманты всю дорогу и так занимались похожими вещами, как и космонавты, так что, затруднения имели чисто технический характер. Им как-то вот ну не доводилось раньше строить боевые танки, поэтому, все причастные к тематике были разделены на бригады под командой достаточно откормленых инженеров, разъяснявших соль. По ходу шерсти, выточить на станке детали и собрать механизм - для этого хватит и одного спеца, но вот на логистику, примыкающую к этой операции, требуется в разы больше трудозатрат, потому как детали сами себя не перенесут. Пуз с Хорелькой, например, первые сутки занимались тем, что тупо сортировали сырьё, а ведь без этого никак. Знающие решили, какие именно запчасти можно пустить в переплавку без большого ущерба, что можно разобрать в рембазе, временно разукомплектовать, и так далее. Весьма ушатаные, клюквисы отваливались дрыхнуть в наскоро организованых бараках, чтоб не тратить время на разъезды в жилую зону. Да и погром там никто не убирал, так что, возвращаться туда желания не возникало.

--

Ни у кого из обитателей "Неюжного" не было сомнений, что надо готовиться к войне, и это полностью подтвердилось в самом скором времени. Атаковать саму мехколонну вражины не стали, хотя и имели преимущество в "авиации", и это было даже местами разумно. Подготовленные к налёту лазерные установки с несушек, плюс те что успели поставить на эрзац-самоходки, могли выкосить очень много воздушных целей. Поэтому какой-то умник из террористов принял то же решение, что и Пузырь: ударить не по МК, так по её трассе. Ведь колонна не может остановиться, так чтобы не потерять функциональность, а проложеная через скалы дорога лишь одна. Однако это был весьма очевидный ход, и неюжновцы приняли меры заранее. Тем более, спешить особо некуда, скорость движения колонны черепашья, а закладывать мину, ясен пух, можно лишь так, чтобы с МК этого не видели, это как минимум километров десять. Впрочем, даже на таком расстоянии исправно работали сейсмические датчики, которые могли поймать и вибрацию от идущей тяжёлой техники. В штатном режиме так не делали, служба движения проверяла трассу на значительно большем удалении от колонны, километрах в ста, чтобы иметь время на реакцию. Вероятно, на это и рассчитывал противник, но зря: разведочные зонды были размещены как раз в этой "глухой" зоне. Так что, прямо посередь условной ночи мордный состав "первой танковой" был поднят по тревоге; что характерно, подняли именно тех, кого надо, а не всех подряд, вызывая дезорганизацию. Получилось так, что Пузырь и Хорелька как раз дрыхли в резерве, поэтому именно они и оказались в числе первых, кому на уши вылилась эта каша. Благо, успели устроить отдельный КП прямо на рембазе, бежать от силы минуту. Командиром подразделения был назначен клюквенный енот Шпот, каковую морду и могли наблюдать все, кто прибегал на КП; этот увалень уже давно возился в компании Цыби по оборонной тематике, так что, тактически шарил.

- Значит вот, - без предисловий хрюкнул полосатый, тыкая в карту, - Здесь зафиксирована высадка противника, предположительно, было до десятка Уток. Что именно они притащили - не известно, но скорее всего, там есть и установки с лазерами.

- Лажово, - прокомментил один из клюквисов.

- Точно, - согласился Шпот, - Это ещё при том, что нам было бы опасно уводить все наши лазерки от МК. Думаю, не возникает вопросов, чем они там будут заниматься - минировать дорогу, как раз в этом месте узкий проход, рвануть вот эти скалы - геморроя будет изрядно. Так, кой-какие разведданные...

"Поросёнок", посланый на разведку, уже мог подглядывать из-за камней, высунув манипулятор с камерой. Выглядело так себе, по обе стороны от трассы, которая различалась по следам гигантских гусениц, занимали позиции артустановки, скрываясь за россыпями валунов. Причём можно было разгядеть как поросят с лазерами, так и эрзац-САУ из дорожной службы "Южного", которые раньше предназначались для обстрела камней. Такая ерундовина влепит, мало не покажется. По крайней мере, поросёнка пробьёт навылет, это точно. Хорошей новостью было лишь то, что таких установок только две, и больше взять негде.

- Как с погодой? - осведомился лиселкач, - Если терпимая, то может, взять пешком?

- Пешком? - уставился на него Шпот.

- Ага. Пушки эти конечно мощные, но с точностью у них проблемы. В одиночного чувака шиш попадут, а если повезёт, так и не заметят. Ну а как её из строя вывести, это другой вопрос.

- Секунду... Товарищ Пузырь имеет цокнуть?

- Имеет, - сознался товарищ Пузырь, - Насколько я вижу глазами, эти машины необитаемые.

У собрания защёлкало в тыковках, потому как они несколько упустили этот очевидный факт. Действительно, никому в голову не приходило делать места экипажа в эрзац-САУ, так что, вся эта ползучая компания управляется элементарно по радио.

- Заглушить канал управления? - предположил клюквис.

- Заглушить управляющих, - уточнил Пуз, проведя когтем по горлу, и показал по карте, - Эффективная дальность сами знаете какая, так что Утки ихние сейчас сидят где-то здесь. Вот по ним и надо отработать.

- Орбита? - предположил енот, водя чёрным пятачком.

- Хорошо бы, но потребуется пара часов, - пояснил грызь.

- Это долго, они успеют взорвать горы, а это мимо шерсти. Так что, действуем по плану.

- А он у нас есть?

- Пока нет... Шутка.

На самом деле, даже такая крысятина как Пузырь мог бы удивиться, насколько глубоко местные энтузиасты прорабатывали возможность чего-то подобного, так что, планы у них таки были. Благо, бежать в атаку пешком, как некоторые предлагали, пока не требовалось. Вместо этого были немедленно задействованы две Утки, которые сейчас стояли не в ангарах несушек, а просто на поверхности рядом с МК - чисто на всякий случай. Было делом пяти минут открыть их грузовые люки и загнать туда двух "лазерных поросят". Причём, благодаря тому, что место операции относительно близко от МК, присутствия операторов на месте вообще не требовалось - да никто и не расстроился по этому поводу, честно говоря. Лезть под огонь "камнебоек" или лазеров - желающих мало. Так что, через десять минут после получения сигнала Утки уже поднялись в воздух, и пошли... не на цель, само собой, а далёкой дугой в обход оной, чтобы подойти к вероятной стоянке вражеских Уток.

- Утиные истории, блин, - фыркнула Хорелька.

- Ага, - хихикнул Шпот, устраиваясь поудобнее перед терминалом, - Короче, хитрый план такой. Выходим из-за горы с двух сторон разом. Вот тут наверняка могут быть ихние машины, которые будут прикрывать стадо. Поэтому ставим птицу в качестве укрытия, и бьём по кабинам.

- Ох, Жаба, - потёр шею Пузырь, - Но деваться некуда.

- Ерунда, - уверено фыркнул енот, - Залатать кабину это пару дней работы. А вот если кому из наших башку отрежут, это будет печально. Сван, рулишь первой птицей, выводишь слева. Хорелька-пуш, смотришь на его действия и отзеркаливаешь, задача ясна?

- Понятно! - цявкнула рыжая, разминая лапки над клавой.

- Пузырь, берёшь второго порося. Поехали, медведи и цикломены.

Как оно всегда и бывает в сумеречной зоне, на востоке алел вечный рассвет, на западе стояла темень, только здесь, возле полюса, облачность не так буянила, и видимость составляла ажно несколько километров. Так что Утки не поднимались высоко, а напротив, прижимались к самым скалам, которые таращили в чёрное небо острые грани, при том что в низинах лежал снег, дразня белыми боками. Благо, не вписаться в рельеф птицы могли самостоятельно, всё что требовалось от операторов - это выбрать маршрут и правильное место для посадки. С этим были определённые трудности, потому как именно в этом месте трасса делала поворот на девяносто градусов, и дальше тоже петляла между горами, так что, сесть довольно затруднительно. Но надо было садиться именно туда, потому как широкое подходящее поле наверняка занято противником, а влезать копытами прямо туда это слишком.

- Скобка, готовы? - осведомился Шпот по отдельному каналу, - Концерт по отмашке. И... давай!

Когда первая Утка была готова плюхнуться на трассу, с бульдозера вдарила камнебойка, снаряд влепил куда-то в скалы, с единственной целью создать сейсмическую волну, чтобы маскировать посадку Уток. На самом деле, они изрядно гудели в полёте, и если бы кто-то прислушался, нет проблем засечь по звуку - ньюанс лишь в том, что прислушиваться некому, в атмосфере Лужайки никто не рассчитывает на слух. А вот сейсмодатчики есть на всех поросятах, и камень тут промороженый за зиму, гудит очень сильно. Но выделить сигналы от посадки Утки среди волн от взрывов - это вряд ли. Этой самой первой птице прилично не повезло, одна из гусениц попала в выбоину, и машину резко развернуло; прежде чем автопилот что-либо успел сделать, она уже снесла оба крыла о камни.

- Пофигу, всё равно ей достанется, - прокоментил Шпот, - Главное, чтобы ползала.

- Вроде ползает, - отозвался Сван, но скрыть жабоудушение у него не получалось.

- Как остановишь птицу, поверни гузкой вперёд, - цокнул Пуз согрызяйке, - Она с той стороны прочнее.

- Как ни крути Утку, а гузка сзади, - захихикала Хорелька, - Принято, грызень.

- Так, вы ржать пришли?! - разыграл возмущение Шпот, - Или смеяться... Поехали.

И что характерно, они поехали. В прямом смысле, шкрябая траками по камням, Утки принялись объезжать гору, скрывавшую поле. Пороси выкатились из открытых люков прямо на ходу, и бодро развернувшись, поспешили вслед за ползущими на гусеницах птицами.

- Вот так просто? - удивилась лиселка.

- В том и секрет, - хмыкнул Пузырь, - Чтоб чухнуться не успели.

- Сван, притормози, - крякнул Шпот, - Так, так... а теперь жми.

Пузырь вывел себе на экран сразу две картинки, с камер своего поросёнка, и с хорелькиной Утки, которая шлёндала рядом, потому как птице предстояло выкатиться под обстрел первой. Собака, так не повезло с этими камнебойками, подумал грызь, что все они оказались на "Южном" в момент происшествий. Однако, топтать гусей следует не отходя от кассы, как-грится...

- Есть! - хлопнул по столу енот, - Не выкатывайтесь слишком далеко.

Утка вышла из-за горы и сразу стало ясно, что рассчёт оправдывается. На широком поле, когда-то залитом лавой, а теперь плоском как стол, стояли птицы противника - бестолково, кучей, но это ничуть не упрощало задачу. Помимо них, по камню двигались ещё какие-то машины, но никто из операторов и не думал их рассматривать. В то время как Хорелька нажала на тормоза, а потом повернула Утку хвостом к противнику, лазерный поросёнок притёрся поближе к ней, скрываясь за корпусом аппарата, окончательно встал, и начал работу. Главной сложностью было - быстро выцелить нужное место, при том что цель всё время с разного ракурса.

- Каждый со своей стороны! - уточнил Шпот.

Это было не лишнее, чтобы не тратить лишнего времени на стрельбу двоим по одной цели. Пузырь почувствовал, как шерсть слегка становится дыбом, а мозги дают явного разгона, так что время стало поступать в голову медленнее обычного. Он успел окинуть взглядом всё стадо и выделить пару птиц, стоящих удачно, боком. Выбрал ту, которая с его края, навёл маркеры на командный отсек, он же "башка". Хорошо хоть озаботились отключить обычную систему лазера, иначе она могла и отказаться бить по такой цели. Если эти гады докумекали посадить операторов в какой-нибудь транспортёр, который сейчас сныкался в скалах, будет кисло... но тем не менее. На экране лишь мигнула рамка вокруг цели, указывая, что импульс пошёл. А в поле в это время радиаторы лазерной турели враз разогрелись до красного, и установка резанула лучом прямо по кабине Утки, сбоку, да не куда попало, а именно по местам экипажа, перечёркивая их. С борта обшивка никак не держала такую мощность, поэтому цель получила двухметровый проплав, а луч, пройдя внутрь, порезал внутренности отсека и попортил другую стену. Снаружи это выглядело как вспышка белого пламени, от которой затем отлетает целый сноп искр, словно разрыв салюта.

- Раз! - цокнул Пузырь.

- Два! - продолжил Шпот, который тоже не топтал гусей.

Дальше уже было не так просто, потому как следующие Утки стояли если не жепью, то сильно под углом, и выцелить кабину уже далеко не так просто. Пузырь чувствовал, что улетают драгоценные секунды, но тем не менее, не жал на гашетку бездумно, а напротив, жал очень даже думно, когда был уверен в результате. Пришлось дать три импульса, прежде чем стало ясно, что товар расстрелян.

- Птица под огнём! - сообщил Сван.

В его птицу прилетел ответный снаряд с камнебойки, только вот бить по Утке неприцельно - дело довольно глупое, она большая и корёжить её можно очень долго, учитывая, что там никого нет.

- Не обращать на них внимания, бить кабины! - напомнил Шпот.

Это было бы совсем непросто сделать, если бы противник начал разворачивать Утки гузками к обстрелу, или прятать их за уже подбитыми. Только сидели там отнюдь не военные, а бестолковые горе-террористы, очень боящиеся за свои шкуры. Так что, узрев интенсивный обстрел и вопли в эфире, большая их часть рванула на взлёт. А вот это кря... тоесть, зря, потому как лазерный луч подрезает крылья очень хорошо. Пузырь едва не замешкался, наводя на взлетающую Утку - впух, так это она сейчас расшибётся!... Так это и требуется, собственно, поправился грызь, и нажал гашетку. Образно цокая конечно, "гашеткой" ему служила кнопка на обычной клаве, но тем не менее. Луч проплавил основание крыла, и оно тут же подломилось. Многотонная птица, перевернувшись, с хорошего замаха грохнулась на камни - думается, эти готовы. Ещё одну Утку, которая попала на прицел Шпоту, придётся потом собирать по мелким кусочкам, потому как импульс попал в батареи, и птицу разнесло в воздухе. Командный отсек её пытался что-то изобразить, но видимо был повреждён, так что, вскоре упал. Всё же Утки были совсем не предназначены выдерживать намереный обстрел, да ещё если знать, куда именно целить. Паникёры сделали позицию противника совсем тухлой, потому как открыли обзор на оставшиеся цели, и они были обработаны менее чем за минуту. Ихняя артиллерия замолчала, потому как некому стало ей управлять.

- Так, вижу то самое, - цокнул Пуз, - Пухнуть?

- Пухни, - кивнул Шпот, - Всем держаться!

Он даже не спрашивал, что такое "то самое", ну да ничего, сюрприз будет. А грызь увидел контейнеры и машину для горных работ, выгруженые из Уток и стоявшие достаточно компактной группой. Не требовалось особого умения, чтобы понять, что в ящиках - взрывчатка. Конечно, Жаба требовала, чтобы всё это было бы зОхвачено... но иметь под боком такую бомбу никак не улыбалось. Так что Пузырь опять щёлкнул, и на этот раз не клювом, а кнопкой. Россыпь контейнеров исчезла во вспышке, и оттуда разошлась ударная волна, как пузырь из белого тумана, расширяющийся с огромной скоростью. Пару Уток, которые были ближе всего, перевернуло вверх лапами, остальных просто сдвинуло. Взрыв был на поверхности, поэтому обильной шрапнели не полетело, да и воронка в скальной породе осталась небольшая, всё ушло в воздух. Для операторов это выглядело так, что сначала подбросило и закачало их машины, что можно было наблюдать на экранах, а спустя несколько секунд тряхнуло уже их самих, когда волна докатилась до МК. В облаках образовался широченный круг чистого неба, что смотрелось как "небо сломали".

- Добить! - подробно рассказал план действий Шпот.

- Не обязательно в кашу, - уточнил жадный грызь, - Арты достаточно просто перевернуть. Используйте шею Утки!

- У меня всё, силовые линии сдохли, - откинулся в кресле Сван.

- А у меня неет, - приоскалилась Хорелька.

В общем, отдуваться пришлось именно ей и Пузырю, потому как Шпот ухитрился уже посадить батареи своего лазерного поросёнка, а без этого машинка стала бесполезной. Лиселка шустро подводила птицу к застывшим в печали установкам с камнебойками, и просто "клювом" Утки кувыркала их набок. Сейчас управление ими враг потерял, но лучше вывести из строя, воизбежание. Пуз же прокатился вокруг покалеченых Уток, пристально рассматривая кабины, чтобы ни в одной не было заметно признаков жизни. Обнаружив таковые, без малейших сомнений наводил лазер и делал ещё проплавы. Минут через десять операция была в основном завершена, когда оказались нейтрализованы все машины, включая стоявшие на трассе.

- Фууф... - выдохнул Пузырь, растирая затекшие от напряжения лапы и мозги.

- А, вот те и фуф, - хмыкнул енот, - Они одновременно с другого вектора атаковали МК, пехтурой. Ну да Ырса сделала им немножко больно.

- В кашу?

- В кашу.

- Получите-распишитесь, лисельчарыня, - пихнул в пух согрызяйку Пуз.

- Ага, чтобы я без этой каши делала, - захихикала та, - На самом деле, бобродарствую.

Грызь имел ввиду своё прошлое предложение растереть гадов в кашу Уткой, и сейчас именно это и происходило. Дальше, как это всегда бывает, опять была Возня. Следовало расковырять управляющие блоки машин и отключить их, после чего тащить на свою рембазу и снова вводить в строй, уже на своей стороне. Для этого отлично подходили транспортёры, те что возили грузы и пассажиров между МК и несушками, так что, с этим проблем не предвиделось. На поле боя осталось восемь Уток, исключая ту, которая разлетелась на обломки. Вскрывать обитаемые отсеки влапную никто не собирался, мало ли там кто ещё остаётся - пустили монтажоботов, которых на МК достаточно на подобные случаи. На этот раз перебдели, потому как лазерные поросята всё сделали как следует. Собственно, сложно было облажаться, когда эти дурни явно не дружили с головой. Вместо того чтобы рассредоточиться, они набились в три Утки, причём так, которая взорвалась. Командный отсек грохнулся на камни с высоты метров двести, и сам в основном остался цел, а вот организмы внутри - нет. Ударное воздействие это такая штука, что не посмеёшься. Остальных террористов в основном просто порезало пополам, когда лазерный луч проплавил стенку кабины и прошёлся вдоль неё. Ну так вы спрашивали об этом, подумал Пузырь без намёка на угрызения совести, теперь получите. Сожаления он испытывал лишь по поводу того, что теперь придётся очень долго всё это ремонтировать... впрочем, не цокай, пока не перепрыгнул, до победы ещё дожить надо.

Таковые измышления были подтверждены на следующем совещании, учинённом после того, как стало ясно, что боестолкновение закончилось, и миссия успешно завершена, как-грится. Шпот отчитался, что потрачена лишь одна Утка, в то время как противник лишился четырёх установок с камнебойками, двух лазер-поросят, семи Уток, запаса взрывчатки в количестве тонн сто, судя по сейсмографу, а также порядка двадцати рыл живой силы, точно пока не посчитали то, что от них осталось. Ырса добавила, что в результате отражения атаки на МК расстреляна дюжина диверсантов и два транспортёра, которые успели лишь вывести из строя одну из лазерных турелей. С одной стороны, это давало повод для оптимизма, с другой - заставляло задуматься. Возможно, даже головой, не к ночи будет сказано. Всмысле, такой опыт наглядно показывал, каковы шансы у атакующей стороны что-либо сделать рядом с МК, которая обеспечивает своим бесперебойную связь плюс почти неограниченое снабжение. Присутствовавший Хабар добавил, что догадывается, почему оно так вышло, у "пикникёров" были свои внутренние разборки, поэтому весьма вероятно, что неудачников из штурмовой группы просто слили, и не особо расстроятся, узнав результат.

- Тем не менее, - сказала Ырса, обводя собрание всеми тремя глазами, - Считаю, что надо подумать о том, как взять "Южный". Напоминаю, что учавствуют только добровольцы.

- Напоминать лишнее, - хмыкнул Пузырь, - У нас к этим ребятам свои счёты.

- Да? - повела ушами белая, - И какие?

- Ну, такие, - хихикнул грызь, - Кхм. Всмысле, это они всей планете жить не дают, потому как неймётся, а теперь вот сюда лезут. Так что, убью.

- С этим аккуратнее, - попросила Ырса, - И чтобы кого лишнего не убить, и мне понадобятся образцы столь экзотических организмов, как эти. Чтоб вы знали, таких случаев как этот - пух да нипуха по всей галактике, а это райончик довольно большой.

- Ага, образцы, - фыркнул Чай, - Сначала недоноска надо освежевать, как известно, а уж потом делать из него чучело.

- Вот и напряги эти, как его... мозги, да. Давайте посмотрим...

- Ушами, - шепнула Хорелька на ухо грызю, и рыжие втихоря заржали.

Как показала практика, подобраться к МК незаметно даже пешком оказалось невозможно. Автоматика сенсоров, которая обычно не реагировала на предметы типа скафа, вполне могла начать это делать, при минимальной перенастройке, что и продемонстрировала Ырса. Считать, что враг не осилит покопаться в настройках, вряд ли стоило. Предложение снести сенсоры огнём "пушек" было логичное, но неправильное - их слишком дофига навешано, так что это ненадёжно и слишком затратно. Сделать вменяемую маскировку от радара, который светит довольно высокой частотой, теоретически можно, но за отведённое время - нельзя, так что, это мимо. Внутри самой МК, как точно знали такие товарищи как Ырса и Цыбуленко, нету системы постоянного контроля за тем, кто где находится - точнее есть, но она завязана на коммы, и если их снять, то по помещениям платформ можно перемещаться беспаливно. Если террористы не рассчитывают, что внутри МК будет противник, а скорее так оно и есть, то они вряд ли озаботятся системой опознавания, а значит, десант может пройти на ключевые точки без боя. Белую райнтарку, ясен пень, сразу узнают, а вот каких-нибудь клюквисов - нет. Остаётся лишь небольшой ньюанс, как всегда - как попасть туда?

- Ладно, давайте с конца, - фыркнул Чай, - Допустим, попали. Делать что будете?

- Войдём на центральный пост управления, рядовым дурням маслины в головы, главнюкам - в конечности, - чётко ответила Ырса, - Далее запускаем по ихней же трансляции "плохой сигнал"... и по обстановке.

- Может сработать, - пожал ушами Пузырь, - Но штурмовать всю МК, даже с танкетками, это впух такое... мало что от неё останется после этого. Как бы всё же проникнуть тудой...

- Пфф, - пошлёпал губами Хабар, - Платформы набиты датчиками, всё завязано на внутреннюю сеть МК. Там не то что дверь не откроешь незаметно, но и стенку разрезать не получится.

- А стенку почему? Чисто для расширения кругослуха, - цявкнула Хорелька.

- Давление снаружи и внутри сильно разное, при малейшей пробоине будет перепад, и всё, - пояснил мужик, - Соответственно, к месту пробоя сбегутся все негодяи. Можно конечно врезать артой, но это действительно, такое себе. Мы не спецназ, чтоб всё сделать за минуту, а будем долго возиться - хлопнут заложников.

- Так, у них есть какие-либо разъезды? - цокнул Пузырь, и сам ответил, - Насколько нам известно, нет. Могут сидеть себе в МК хоть десять лет, запаса корма там хватит.

- Если нет, то можно выманить специально, - заметила рыжая. - Например, имеют ли они полные данные о том, что произошло на трассе? Послать сигнал бедствия, типа кто-то выжил. Пошлют Утку забрать их, или просто забьют?

- А вот это мысля, - щёлкнула когтями Ырса, - По крайней мере, попробовать стоит, провал вроде ничем не грозит, а если получится, то это уже кое-что. С другой стороны, а как взять тёплыми засранцев в Утке, если не резать её?... Брать вне Утки, вот как.

Таким образом в результате общего мозгового штурма был выработан хоть какой-то план действий, и что характерно, приступили к его реализации. Чтобы не перехитрить себя, сигнал отправляли непосредственно с одной из подбитых птиц, благо, они так и стояли там, на поле возле трассы. МК дотудова тащиться ещё двое суток, так что, сойдёт. Тобишь, один из товарищей просто залез в кабину, привёл в годность оборудование связи, насколько это было возможно, и отстучал сообщуху в текстовом виде. Это послание должно было полететь через спутники, которые по прежнему работали на обе МК, хотя и находились под контролем с орбитальной станции. Благодаря этому враги не могли пользоваться удалённым управлением, так как автоматика сразу же резала постоянный траффик; теперь пригодилось ещё раз. Предполагался довольно простой план: в кабину той самой Утки помещались устройства, имитировавшие признаки жизни, рядом устраивалась засада. Как только спасательная команда полезет туда, нейтрализовать и захватить.

В любом случае, дело переходило в ожидание, потому как для Утки перелететь с одного полюса планеты на другой - это около полутора суток непрерывного полёта, причём с полной загрузкой запасными батарейками, чтобы хватило энергии. Не особо удивительно, что атака террористов на трассу провалилась, потому как организовать операцию на таком удалении от базы было реально сложно, тут головой думать надо, а с этим у них явные проблемы. Впрочем, в обратную сторону сделать это ничуть не проще, как уже было помянуто. Пока суть да другая суть, большей части клюквисов и прочих кукушек пришлось снова втыкаться в строительную возню, таскать предметы, осуществляя логистику, сухо выражаясь, чтобы специалисты могли заниматься исключительно своим делом, налаживая матчасть. Как следует расплющить харю не удавалось, главным образом потому, что долбила мысль о заложниках на "Южном". Пузыря реально приплющивало, когда он представлял себе, что его ненаглядная лиселка могла, вполне могла оказаться в грязных лапах этой сволочи! Просто повезло, что они попали на другую МК, а так шиш чего сделаешь против вооружённой толпы.

Зелёный коротышка Ковак, которому вроде как поручили построить танк, не ограничивался этим, и подбросил ещё работёнки. Как инженер рембазы, он знал, что и где есть в загашниках, поэтому сразу обратил внимание на запасные комплекты шлюзов, стандартные, какие стояли на всех платформах МК. Идея была технически непростая, но по крайней мере, это хоть что-то, в отличии от нуля. Ковак предлагал поставить на поросёнка контейнер со шлюзом, а посадочное место, где шлюз должен примыкать к отсеку, обмазать пачками турбоклея. Тобишь, когда эта штука прижмётся к стенке платформы, и сработают взрыватели, её должно герметично и достаточно прочно приварить. Далее берётся резак и проделывается лишний вход, через который можно лезть внутрь. Не гарантировано, но при таком способе уже нет полной уверености, что автоматика платформы заметит непорядок. Само собой, пускать такой абордажный катер можно только под прикрытием обстрела, иначе засекут далеко на подходе, что сразу обнуляет суть операции. Вот это уже интересно, подумал Пузырь, ведь стыковаться вовсе не обязательно к хвосту колонны, чтобы продлить себе удовольствие: можно и сразу к платформе-один, и от места выхода до цели будет метров эдак сто-двести. А это уже реально пройти хоть с боем, и быстро. Вот проломиться через шлюзы между платформами, когда их закроют, быстро никак не получится.

Таким образом, в голове, по крайней мере, у грызя, начал вырисовываться в общих чертах Планъ. Атаковать МК всеми наличными эрзац-танками, сломать лазерные турели на несушках и вообще всё, что представляет опасность. Хорошо было бы поставить дымовую завесу, но в условиях, когда ветер в двадцать мэ-сэ это слабый, а обычно так раза в два сильнее, это вряд ли выполнимо. Придётся рассчитывать на поросят-камикадзе, набитых взрывчаткой. Ковак утверждает, что производства рембазы могут быть достаточно легко перенастроены, так что сейчас они гонят вполне себе качественную взрывчатую смесь в больших объемах. Неудивительно, учитывая необходимость регулярно рвать скалы, на каждый валун термоядки не напасёшься. Если взять разобраных поросей, которых полно в ангарах, и вместо очистительной установки тупо напихать туда начинки, получится тонн двадцать, что вполне достаточно для заявленых задач. Задач же было две: первая - взрывом выбросить пыль и металлические опилки, хотя бы на короткое время создав облако, через которое не будет видно. Под его прикрытием к цели должен пройти абордажный "катер". Вторым пунктом поробомбы должны заехать между платформами и подорвать переходы, расцепляя поезд. Главное, зачем это может понадобиться - если станет известно, где именно держат заложников, тогда быстро отрезать эту платформу. Но может пригодиться и просто в тактических целях, разделить противника на части...

- Блин, - фыркнула Хорелька, тягая очередной мешок. - У меня ощущение, как будто меня на части разделяют.

- Я бы цокнул отдохни, - цокнул Пуз, - Но не цокну, по комплексу причин.

- Правильно сделаешь, - хихикнула рыжая, - Отдохнём, когда сам знаешь что. Это я так, ворчу.

Пузырь знал, что она не менее остальных полна решимости сделать дело, и действительно просто ворчит, смеха ради. Пока суть да другая суть, они таскали в корпус самоходного поросёнка-бомбы ( СПБ ) мешки со взрывчаткой, и укладывали плотно, перекрещивая слои, так чтобы рвануло как следует. Потом поверх закладки "динамита" уложат ещё мешки с опилками и дымовым составом, которые сейчас готовят в химическом цеху. Глядя глазами на эту картину, Пуз невольно подумал, что это не так уж сложно, наверняка противник догадается сделать тоже самое. А атака дюжины таких торпед по МК это так себе подарок, поэтому, нельзя будет использовать все силы в атаке. Даже если задействовать грузовые челноки, что ещё под вопросом, всё равно с южного полюса обратно быстро не метнёшься. Закончив с третьей тележкой продукта, Хорелька с Пузырём отвалились испить чаю к столу, поставленному прямо в цеху - ну как столу, паллетам, точнее. Чай и Руда тоже были здесь, и клюквисы заржали, глядя на то, как другие потирают лапы, которые слегка начинали побаливать от нагрузки.

- Было чё? - осведомилась Хорелька.

- Ну, да, - фыркнула Руда, мотнув красными ушами, - Гостей к засаде не будет. Эти фофаны позвонили Ырсе и потребовали вернуть своих, угрожая расстрелом заложников.

- Уххх, - поёжился Пузырь.

- Она им ответила, что если будет хоть одно убийство, она раскатает "Южный" с орбиты, - хмыкнула лиселка, - И вероятно, была довольно убедительна.

- А дальше-то что они думают, идиоты? - фыркнула Хорелька, - Хотят угнать планету?

- Почти. Требуют эваколёт в обмен на освобождение заложников. Как понимаете, Ырса твёрдое "нет" не сказала, потому как в любом случае тут долгая подготовка.

- А вот это уже интересно, - заметил Пуз, - Получается, они имеют план, куда отправиться?

- Это если башкой думать, а не жопой, - прямо цявкнула рыжая, - Есть мнение, никакого плана у них нет, просто ломают комедию, надеясь на везение. Только вот им уже так повезло с этой эпидемией, что второго случая не будет.

- Скорее всего так. А если всё-таки? Это ведь серьёзные заявки, как понимаешь.

- Понимаем, - кивнул Чай, - Но гуся топчут по мере поступления.

- Если мы сейчас не задумаемся, там топтать будет нечего, - заметил Пуз, - Чтобы вы сделали с главными виновниками торжества? Так-то. А надо прострелить только конечности, и доставить Ырсе для дознания.

- А как вы собираетесь доставить всю эту дребузню к цели? - уточнила Руда.

На то у грызя имелся развёрнутый ответ, потому как он лучше других представлял себе, как работают челноки. Летать между полюсами это невыгодно энергетически, но если с неполной загрузкой, да не выходя на высокую орбиту - сойдёт. Проблема была в том, что для осуществления задуманой операции потребуются оба грузовых челнока, что чревато: если с ними что-то случится, других взять негде в перспективе эдак года-двух, а это полное банкротство всего дела с кеваритом. Несмотря на то, что освободить заложников было приоритетной задачей, жадные клюквисы не могли не подумать и о дальнейшем. В частности, если бы они об этом не думали, то звонок террористов Ырсе стал бы их последней ошибкой, так как они невольно спалили, где держат пленных. Если не жалеть имущество, то легко раскатать бомбёжкой всю МК кроме платформы-восемь, а уж зачистить её потом не проблема. Пузырь, не откладывая ни в какие ящики, открыл симулятор и просчитал программу полётов. Почесавши балду и вспушившись, для приличия, грызь ввёл в дело топливную бочку, повешеную на полюсную орбиту - так челноки смогут гораздо быстрее заправляться, а не таскаться каждый раз к станции, которая находится, как всегда бывает, на экваториальной орбите - тянуть дотуда это значит жечь много рабочего тела для двигателей, что не в пух.

Каждый аппарат брал по два "поросёнка", ровно как Утка; для операции предполагалось использовать минимум четыре изделия "СПБ", пару камнебоек, тяжёлый танк, который кое-как вписывался в габариты двух поросей, плюс ещё надо где-то разместить операторов для удалённого управления, десант, и абордажника. Всякий кто видел список, хватался за голову, ещё раз подтверждая, что главное маневры. Фигня также состояла в том, что посадка челнока - это ещё больший сейсмический "шум", нежели посадка Утки. И если птиц на трассе засекли с десятка километров, то посадку челнока будет слышно за все двести. Следовательно, надо не просто высадить юниты для оборудования лагеря, а подготовиться к контратаке противника. Вряд ли стоило рассчитывать на то, что они попрут плотной колонной, а значит, попасть бомбардировкой в отдельные цели маловероятно, придётся обходиться тем, что под лапой. Благо, сами гады обеспечили танкистов камнебойными установками, и это чрезвычайно в пух. По прикидкам, штуки две-три они ещё успеют собрать на своей рембазе из имеющихся заделов, но не более.

А в ангаре тем временем ставили орудие в танк... ну как танк, скорее это самоходка, потому как, подумав головой, отказались от вращающеся башни, ибо не до жиру. Главное, чтобы эта штука стреляла, и тащила на себе сильно скошеную лобовую броню. Как утверждали умельцы с рембазы, как раз такую они тестировали... да что там "такую", именно эту они и обстреливали, причём именно из этой же камнебойки. Всё же снаряды установок не были предназначены для поражения бронеобъектов, при малом угле встречи с поверхностью вероятность рикошета очень высокая. Правда, если уж попадёт как следует, то и толщенная стальная плита вряд ли спасёт. Основной замысел состоял в том, чтобы и не попадало. Если орудие камнебойки давало яркую вспышку и выбрасывало клубы дыма, то огромный массивный глушитель, нахлобученый на ствол САУ, снижал этот выхлоп раз в десять, так что эффект от выстрела был гораздо слабее, чем от отвлекающего взрыва гранаты. А вот если стандартным снарядом попасть в камнебойную установку - это точно в металлолом. У боевой машины правда был увесистый такой недостаток, а именно, не было удалённого управления. Тобишь танкистам предстояло сидеть прямо там, и шансов уцелеть при поражении машины практически ноль. Более того, если обычная установка имела автомат заряжания, то тут это делалось влапную: зато можно запихнуть больше снарядов. Да по ходу шерсти, туда влезут вообще все, какие останутся, штук тридцать.

--

"Значит, слушай мой приказ - проведём разведку боем. Лезь в броню, дави на газ, ты назначен быть героем."... Припомнив в очередной раз, Бруди намерено стукнулся лбом об резиновую рамку прицела, чтобы не ржать невовремя. Скотина Пузырь, такие вещи рассказывать, ведь сам он этого фольклора не знал. Впрочем, лиселкач был уверен чуть более чем полностью, что и этот грызь, закатай вату, и даже Хорелька - без колебаний полезли бы "в броню", если бы выпало им. Но чуда не случилось, если отслужить в своё время в танковых войсках, а потом регулярно гонять симулятор, то пропить умение становится совсем сложно, даже если бы он этим занимался. Поэтому сейчас клюквису осталось лишь уловить ньюансы конкретной машины, а все штатные операции он делал на автомате, и даже не вспомнил бы осознано - так, лезло напрямую из подсознания. И это несмотря на то, что самоходка была ну очень не похожа на всё виданое ранее, потому как клепалась на коленках, в прямом смысле. В частности, в боевом отделении вовсе не было тесно, потому как его делали с запасом, чтобы точно всё влезло. И это с учётом скафандра! Даже загерметизировать корпус времени не было, да и толку, так даже безопаснее. Так что, экипажу приходилось ворочаться в лёгких, но всё таки скафах. И если наводчику особо лапами махать не надо, то заряжающему - ещё как. При этом заряжающим поставили не быка, а лиселкача, потому как рогатому оказалось очень тяжело развернуться в отсеке, а это не не менее важно, чем физическая сила - застрянет, капец. Лудзь, как обзывали чёрного клюквиса, оказался вполне себе выносливым, и на тренировке показывал хорошие результаты - думается, под обстрелом вряд ли будет филонить.

Самоходка должна была работать в связке с транспортёром, на каковом сидели ещё четверо. Предполагалось, что они должны следить за обстановкой через камеры, предупреждая танкистов, помочь с ремонтом и заменой батареек, а на крайний случай, если экипаж боевой машины выйдет из строя - постараться добежать дотуда и сменить их. Учитывая, что противник это не регулярная армия, и пехоты тут считай быть не может, вполне может получиться. Впрочем, шиш там, фыркнул Бруди, разминая свеже залеченое плечо, пусть эти трупы выносят, надоело. Самоходина, длинная приземистая коробка на гусеницах, резво прокатилась по россыпям валунов, почти не качаясь - длинные рычаги подвески, отпущеные на полную, исправно работали, и машина была похожа на многоножку, когда отдельные лапки быстро поднимаются и опускаются, огибая рельеф. Внутри конечно трясло, но вполне себе терпимо, учитывая, что обычный поросёнок по такой фигне вообще не пройдёт от слова совсем. И что ценнее, камнебойка тоже, а маневренность это большое дело.

- Цель с жопы, танк!! - резко, как понос, заорал в эфире Хабар.

"Баалин" - подумал Бруди, вцепляясь в орудие, и был полностью прав.

Водитель, тот самый Ковак, который в основном и строил машину, подал рычаги до упора, одновременно давя на тормоз. Самоходка скозлила так, что казалось, точно перевернётся или воткнётся стволом в землю, а на самом деле, ничего подобного - покачалась на подвеске и всё, спустя какие-то секунды уже смотрела пушкой в обратную сторону. Бруди провёл прицел по горизонту, обшаривая взглядом каменистые холмы, но сходу ничего не увидел.

- Цель на двадцать пять, за складкой! - уточнил Хабар.

Он хоть и сидел в транспортёре, а видел всё с крыши самоходки. Лиселкач крутанул в указаном направлении сразу и орудие - машина заёрзала, скрежеща гусаками по камням, и довернула корпус. Поскольку орудие имело ограниченый сектор обстрела, моторы автоматически поворачивали корпус, когда наводчик давил в край сектора. А вот она, хмыкнул Бруди, наводя на поросёнка, который бодро пыхтел по песку, оставляя заметный шлейф пыли. Пнул ногой педаль спуска, автоматика отметила это - считай, цель поражена. Пока только так, тратить боевые никак нельзя из-за их дефицита, но у клюквиса были кой-какие соображения, как выкручиваться. И кстати, пырючись на то, как поросёнок ползёт по склону, рыжий призадумался: а нельзя ли сделать так, чтобы машина при движении не пылила? Ветер конечно быстро сносит шлейф, но это делает его ещё более заметным... А какого пуха вообще тут пыль, при таком продувоне? Как выяснилось, мелкий песок забивается в многочисленные выщерблины в камнях, и когда по ним катятся гусаки, ворочая и проламывая весом, пыль вылетает. С другой стороны, вести маневреный бой вряд ли придётся, а если уж надо, то достаточно ограничить скорость. Поросёнок-то чешет считай полным ходом, вот и раскидывает щебёнку, а если втихоря - сойдёт.

- Сойдёт, для начала, - хмыкнул Ковак, - Еду до базы.

Вернувшись к мехколонне, самоходка бодро закатилась по откинутому трапу на платформу, и через шлюз попала в родной ангар рембазы. Ну и срач тут развели, поразился Бруди. Раньше цех представлял из себя образцовый порядок, а сейчас оборудование и детали навалены кучами, потому как нет времени всё растаскивать. В прямом смысле всё для фронта, всё для победы. Клюквис без труда вылез из верхнего люка - здесь делали с большим запасом, так что и люки не такие, как на "настоящих" боевых машинах. Снявши шлем, Бруди фыркнул, потому как воздух оказался забит запахами смазки и плавлёного металла.

- Стрельнуть бы ещё раз несколько, - цявкнул он Коваку, - Для уверенности.

- Боюсь, отказ, - хмыкнул зелёный коротышка, - И не только из жадности. У этой волыны ресурс... ну за который я уши дам на отрыв, выстрелов двадцать. Это не от балды, а по результатам испытаний точно такого же образца. Так что, как понимаешь.

- Понимаю, - почесал ухо клюквис, - Каждый следующий выстрел будет пожиже.

- Серьёзно, двадцать выстрелов, и капец? - икнула Руда, слышавшая такое дело, - И вы на этом воевать собрались?

- Тык упоротость, - пояснил Бруди, и заржал, - Да всё в пух. Двадцать снарядов - чуть меньше чем двадцать целей, шиш они успеют столько наделать, даже пустышек.

- Ох курицын ощип, - покачала ушами лиселка, - Я очень надеюсь, что вы знаете, что делаете.

- Аналогично, - продолжил хихикать рыжий.

Краем уха он видал и свою лису, благо, её трудно не заметить по яркой жёлтой пушнине. Джезара, упакованая в рабочую спецовку, возилась тут же. Хотя ей было очень трудно привыкнуть возиться среди россыпей механической требухи, она действительно старалась, это слышно невооружённым ухом. Что это тебя так зацепило, хихикнул Бруди, ветренная особа... была. Само собой, он подозревал, что, а точнее, кто, её зацепил, но скромно опускал это. Кроме того, пример Пузыря и Хорельки, как уже указывалось, был для жёлтоухой весьма важным, а они полезли в самых первых рядах. Кое-как вспушившись, клюквис отвалился на паллеты, испить чаю и перегусить, пока есть такая возможность.

- Ну как оно, в пух? - осведомился Пузырь, кивая на танк.

- В, - дал развёрнутый ответ Бруди, - Они ведь эту клячу не вчера начали собирать, уже несколько лет тестировали. Даст пух, засранцы ничего похожего сделать не осилят.

- Слушайте, а вот чисто теоретически, - цявкнула Хорелька, чеша ухо, - Что если просто запихнуть фофанов в эваколёт и отправить подальше отсюда, как они собственно и требуют?

Клюквисы переслухнулись и заржали, потому как это реально не приходило им в голову.

- Ну, во-первых, никаких переговоров с врагом, кроме безоговорочной капитуляции, - цокнул грызь, - Во-вторых, есть такое сильное подозрение, что они вовсе не хотят никуда валить, а затеяли это ради очередного зла. Ну и наконец, очень большой шанс, что они там все убьются.

- И чего? - фыркнула подошедшая Джезара, - Туда им и дорога!

- Не совсем, - качнул ухом Пуз, - Точнее, совсем не. Тем кто устроил это мероприятие, конечно да, гуся в свинарник. Но там полно просто дураков, которым достаточно мозги прочистить.

- Намёки такие, пфе, - повторно фыркнула желтоухая, но поправилась, - Справедливые, правда.

- Ну вот, ты уже, - удовлетворённо кивнул грызь, - Знаешь, кто помешал нашим антилюбезным захватить челнок, который стоял на несушке? Ирил. Это тот самый лисожулик, если не знаете.

- Лисожулик?? - вытаращился Бруди, - Я думал, он там в первых рядах!

- Как видишь, ошибался, - крякнул грызь, - Не обязательно быть образцовым гражданином, чтобы при этом не быть сволочью.

- Просто слишком ценит свой хвост, - оскалила зубки Джезара, - Понимает, что этих в кашу раскатают, возможно даже Уткой, вот и соскочил раньше чем заскочил, если понятно, о чём это.

- Это уже то самое, что называется "личное дело", - хмыкнул Пузырь, - Главное результат. Хотя и не совсем... но это уже к Ырсе вопросы, её кухня.

- Баалин, - поёжилась всей лиселкой Хорелька, - Если бы не эта белая, нас бы тут...

- Она про нас тоже самое говорила, - захихикал грызь, - И это правильный подход. Вот так вместе и будем трясти, хорошо получается.

Пуз позырил на свой комм и хрюкнул.

- Во, бочка готова. Благо, им её только от хранилища открутить надо было.

- И сколько нам это даст? - уточнила рыжая.

- Ёмкость этой бочки восемьсот кубов, учитывая всякое, будет тонн пятьсот РТ.

- Учитывая нагрев от солнца? Там ведь зонтика не будет.

- Ценное замечание, - без шуток цокнул Пуз, - Сейчас уточню.

Бруди только пихнул в бочок свою лиску, показывая на копающихся в коммах рыжих, и та понимающе хихикнула, подвысунув язычок: потешное зрелище. А кроме того, космонавтам предстояло отдуваться за работу на орбите, как ни парадоксально - это самое то, на что они были натасканы. Хорелька с Пузом полезли бы и в штурмовую группу, но командование настойчиво сказало им, что они будут куда ценнее по прямому назначению, а пострелять вполне есть кому. Отряд самообороны, который уже несколько лет тренировался под боком Цыбуленко - это уже нифига не любители пострелять, а почти профессионалы, с которыми шутки плохи. Теперь рыжим предстояло сделать критически важное для операции: обеспечить перелёт челноков между полюсами планеты. Как уже упоминалось, в обычных условиях никто так не делал, потому что незачем, и такие маневры приведут к огромной трате рабочего тела. Поскольку нестандартные маневры всё же предусматривались, на станции имелись бочки-накопители, довольно простые по сути цистерны для водорода, оборудованные стыкузлами и всем прочим, что необходимо. Челноки могли пристыковаться к бочке и вытащить её на нужную орбиту, чтобы потом заправляться с неё. Рассчёты показывали, что при таком раскладе время перелётов укладывается в те рамки, которые заданы при тактическом планировании операции. Если таскать Утками - это жесть, и весьма вероятно повторение опыта самих пикникёров, что будет совершенно лишнее.

Пузырь, что редко с ним случалось, сделал над собой усилие. Ему очень хотелось уложить свою рыжульку отдохнуть, но грызь прекрасно понимал, что она не пойдёт, пока всё не будет закончено. Так что, даже давая отдых лапам, они продолжали ковыряться в данных, и зачастую забывали хихикать, что свидетельствовало о серьёзности положения. Смех с мехом, а хорелькины увлечения химией, которую она изучала ради получения красок, пришлись более чем кстати. Лиселке выдали персональное задание сделать камуфлыжную окраску для машин, и само собой, она отказалась. Потому что у неё была идея получше, а именно - замаскировать машины клеем. Если подумать головой, то это вполне себе логично, особенно если речь идёт об операции в одном районе на ограниченое время. Маскировал, ясен пух, не сам клей, а грунт, накиданый поверх него - таким образом получалось довольно стойкое покрытие из того самого песка, который вокруг. Лучше мог быть только хамелеонный термооптический камуфляж, который на коленке не сделаешь. А вот клей - пожалуйста, так что Хорелька и Пузырь в поте ушей таскали мешки с реагентами и месили состав. Технически - размешивали в двухсотлитровых бочках и доставляли вместе с прочими припасами, а на месте обмазывали составом машины и закидывали песком, делов на пол-часа.

Грызь с особым тщанием изучил тактическую раскладку, созданную штабом, потому как если бы там были косяки, молчать он не собирался ни единого раза, а данная схема являлась ключевой для успеха. По ходу шерсти, это снова была не война, а маневры, потому как самая заморочка предполагалась ещё до контакта с противником. Всмысле, следовало так расписать движение челноков, чтобы они успели как можно быстрее сосредоточить на плацдарме все необходимые силы. Пузырь обобрительно кивал, думая, что сам сделал бы всё точно также. Посадка на максимально адекватной дальности, так чтобы точно не заметили, и затем марш своим ходом, это с первого захода. Второй заход - гораздо ближе к "Южному", как раз с обратным рассчётом, чтобы заметили. Смысл в том, чтобы противник принял вторую высадку за первую, и двинул бы туда свои силы для контратаки. Не давать сосредотачиваться, уничтожать по частям - такая элементарная математика доступна любому укурку. Вот в этом месте начиналась реальная работа самоходки, и если прокатит, то это весьма выгодная позиция, бить из засады по двигающимся целям. Дай-то пух... Впрочем, цокнул себе Пузырь, придержи свою Крысу, чтоб не доводить до паранои. Склепать за отведённое время тяжёлое вооружение, даже имея рембазу МК, оказалось непростой задачей и здесь, а ведь на "Неюжном" к ней тщательно готовились задолго до этого мероприятия. Есть конечно опасность, что среди "этих" попадутся несколько шарящих... но по крайней мере, это уже Прибыль. Пока они будут заниматься танками, не смогут делать бомбу на кеварите. А главное, не дать времени, ибо как известно, паровозы следует давить, пока они чайники.

Что у нас там дальше... выход к МК, выбивание лазерных турелей, операция прикрытия с постановкой завесы, и атака абордажника. Как раз к тому времени, как будет выбита "артиллерия", должен приземлиться пассажирский челнок и вывалить основной штурмовой отряд. Для того чтобы быстро взять под контроль хотя бы ту платформу, где держат заложников, потребуется достаточно много бойцов, предполагается до сотни штук. Применение самоходных бомб - по вкусу, как-грится, но лучше чтобы без этого, потому как и ущерба дофига, и хороший шанс убить всех без разбора. В деле занятия мехколонны была большая надежда именно на спецоперацию абордажного катера - одновременно и выбить командный центр, чтобы сломать организованное сопротивление, и использовать его же для атаки при помощи "плохого сигнала". Вряд ли фофаны догадались, что такое возможно, и включат громкое вещание в помещениях с заложниками, да и неизвестно, подействует ли в таком случае. А вот когда прямо из наушников, да в шлеме скафа - наверняка. Ну и плюс, основной рассчёт состоял во времени, не давать гадам опомниться... Пуз втихоря покосился на согрызяйку. Да, за ней надо прислухивать в этом плане, потому как лиселочка очень зла, и наверняка поубивает всех, кто затеял такую гениальность. Не то чтобы у грызя не было таких же желаний, но рациональность говорила, что это будет мимо Прибыли. Хотя, поправился он, кто мне сказал, что они и так не сдохнут? Учитывая, что ты собираешься посыпать их частотным поражающим эффектом, как пельмени мукой.

Когда он стал спрашивать об этом, выяснилось невиданное, а именно - что Ырса не топтала гусей всё это время, а продолжала работать. В частности, она уже давно подумала о том, что стоит сначала испытать то самое, что они собираются использовать, абы не вышло чего. Причём райнтарка и не подумала искать добровольцев среди своих! Зачем подвергать их риску, когда есть несколько пленных пикникёров? Кроме того, так можно провести наиболее приближённое к боевым условиям тестирование, когда объект не будет даже предполагать о сути происходящего с ним. Частотное воздействие на нервную систему это не отравляющий газ, всмысле, очень сильно зависит от состояния объекта - если заранее знать и сознательно сопротивляться, вряд ли это не получится. А вот когда внезапно, совсем другое дело... В общем, Ырса невозмутимо сообщила, что подопытные впали в подобие искусственой комы, из которой впрочем их удалось потом вывести без особых проблем. Однако, это вовсе не гарантирует отсутствие повреждений мозга, которые проявятся позже, так что, применять только на противнике, у них и так с мозгами явно не всё в порядке.

- Ох эта трёхглазковая, - хихикнула Хорелька, - Не знаю, смогла бы я так спокойно это сделать, зная, что могу их убить. Знаешь, одно дело в состоянии аффекта, или в бою, а чтобы вот так...

- Ну, ка-вэ на то и ка-вэ, - пожал ушами Пузырь, - Плюс военное положение.

- Угу. А ей что-нибудь было бы за жмуриков, интересно? - задумалась лиселка, и фыркнула, - А нам, если уж задаваться таким вопросом?

- А тебя это остановит? - риторически цокнул грызь, - Да, цокаю риторически.

- Хорошо что уточнил, - пихнула его рыжая, - Нет конечно, но просто интересно.

- Ну тут да, - растёкся мыслью Пуз, - Что нам всем за это будет.

- Всмысле?

- А ты представь себе это в динамике, и со стороны. Ты разводишь неких неведомых зверушек, вторично-разумных, и пускаешь их в свой огород. А они тебе начинают беспорядки нарушать при первой же возможности... что ты сделаешь? Вот именно. Так что, воюем тут не только чтобы наших выручить, - пояснил Пузырь, - Хотя и этого более чем достаточно, согласись.

- Сись, - кивнула Хорелька, - А что ещё?

- Ещё, чтобы по результатам разбора инцидента, - цокнул грызь, - Нас всех не вернули бы на Землю.

- Это было бы прискорбно, хотя и потешно, - признала лиселка, - Думаешь, мы можем на это повлиять?

- Думаю, да. Если будет чётко ясно, что большинство наших клюквисов за Союз, и не на словах, а на деле, это возымеет действие.

- Это точно, вопрос только в том, какое, - захихикала Хорелька.

- РЖ, - напомнил грызь, поглаживая шёлковую пушнину согрызяйки.

Рыжая ласково притёрлась к нему всей лиселкой, как она это умела, и получилось как обычно, два куска рыжего довольства, рассыпающие рожь.

- Кстати, вот тебе кусок оптимизьма, - добавил Пуз, - Худшего сценария не произошло. Вхаврониваешь, о чём я?

- Интуитивно догадываюсь, но хотелось бы поподробнее.

- Гораздо худший сценарий - это если бы нам, а не им, пришлось устраивать вооружённое восстание, потому как вся система была бы под врагами. Знаешь, почему председателем оставался Цыбь? Не потому что ка-вэ назначили, а потому что его свои поддерживали. И получается, что своих всё таки гораздо больше.

- Это греет пушу, - согласилась Хорелька.

- А мне ты греешь пушу, моя пуша, - хихикнул грызь, - Кстати, не соизволите ли пойти сурковать?

- Ну Пууз...

- Тык это не спонтанное предложение, а практически приказ, и что характерно, не мой. Сейчас суркуем примерно шесть часов, а потом уже начинаем топтать гусей.

Лиселка слегка поёжилась от таких известий, но, ясен пух, это нисколько не уменьшило её решимости, так что, сурковать она всё же отправилась. Как ни крути гуся, начинать такие дела лучше на трезвую голову. Даже Пузырь снова сделал над собой усилие, и вместо того, чтобы мусолить детали операции в голове, пока что поставил мозги на холостой ход, чтоб проветрились. Благо, когда ему в глаза попадало изображение дрыхнущей согрызяйки, которая сворачивалась пушным рыжим калачиком, обернувшись хвостярой, не думать было куда как легче.

--

На утренней зорьке... Смех с мехом, а действительно был рассвет, потому как на Лужайке, да ещё и возле полюса, солнце практически не двигается, и мехколонна всегда находится в том месте, где рассвет. Так вот как раз в это время сизую облачность, которая словно кисель бултыхалась сверху, один за другим прошли огненные хвосты от садящихся аппаратов. Опускаясь на столбе плазменного выхлопа, выказали свои тушки челноки: пассажирский и два грузовых. Даже эта посадка была не столь простая, как хотелось бы, ведь штатно садился только один, соответственно, и разведанная площадка тоже была одна. Когда выхлоп бил в поверхность, рядом стоять было категорически нельзя, потому как и снесёт, и сожжёт температурой. Тоесть, стоило слегка зевнуть, и следующий аппарат здорово приложит уже сидящий. Повезло, что именно в этом месте площадка оказалась достаточно широкой, и все трое смогли на ней разойтись без проблем. Вот с погодкой было так себе, ветер достигал сорока эм-эс, что исключало пешие прогулки - унесёт. Благо, можно было пролезть в кабину аппарата через грузовой отсек, так что, Пузырь и Хорелька добрались до своего грузовика в транспортёре, уплотнившись среди его экипажа, а затем вылезли в скафах, и почапали по внутренним переходам аппарата.

Грузовой челнок имел другую схему, нежели пассажирская "ракета". Ради Жадности, он был круглый, как... пузырь, да. Почти в центре размещался грузовой отсек, а вокруг него - сплошной бак РТ. Сферическая машина садилась на четыре стабилизатора, в которых одновременно находились сопла двигателей, и таким образом приобретала устойчивое положение на грунте, сухо цокая. Кстати шар действительно был куда более устойчив и легче переносил ветер, но зато его сложнее погрузить на транспортёр, как это происходило с пассажирским. В грузовой отсек при этом входили примерно три поросёнка по габаритам, и два по массе; сейчас в один челнок помещалась самоходка, в другой - два транспортёра, один как пункт боевого управления от самоходки, второй просто с припасами. Поскольку вся эта техника делалась на основе поросей, ходовая часть подходила к оборудованию челноков, так чтобы быстро закрепить за катки, чтобы груз не мотылялся при маневрах. Хорелька и Пузырь в первую очередь именно этим и занялись, облазав все четыре гусеницы транспортёров и буквально проведя носом по каждой растяжке. Им вовсе не лыбилось, чтобы тяжёлая ерундовина сорвалась с места и проломила стенку, или просто перевернула челнок в полёте. На самом деле, брали их в основном именно для подстраховки, потому как пилот из станционной бригады был, но только один. Так что, когда этот клюквоволк отдал команду сидеть тихо, до поры до времени, рыжие ничуть не восприняли

это превратно, а просто выполнили. Для этого следовало подняться по технической шахте из грузового отсека в кабину, что не так легко сделать в скафе, потому как это узкая труба со скобами по одной стенке, и лазать там довольно неприятно...

- Нишиша подобного, - хмыкнул Пузырь, устраивая хвост в кресле, - Неприятно будет тем минус-ребятам, когда они встретятся с поделкой Ковака и компании.

- Ужасно, - цявкнула Хорелька, и захихикала, - Кстати, как вы собираетесь выбрать место посадки?

- Хм, об этом не подумали, - сделал удивлённую морду грызь, - Да ладно, всё в пух. По старым данным сядем. Да, там могло что-то измениться, но у нас есть несколько точек, проверим заранее. Садимся в лужу, чтобы уменьшить удар по поверхности.

- В лужу? А там не может быть поросей? Хотя да, вряд ли. Наверняка они уже их собрали, понимают, что могут понадобиться.

- В общем, пока можно покемарить, - подытожил Пуз.

- А эти, не могут увидеть челноки? - уточнила лиселка, - С поверхности нет, а спутники?

- Ырса сказала, что внешнюю сеть им уже подкрутили, - хихикнул грызь, - Теперь они видят, только не то, что есть на самом деле.

- Дай-то пух, - вздохнула рыжая, и добавила, чтоб кое-кто умный не дал пух, - Образно цявкая.

- Это шар-один, к взлёту готов, - донеслось от пилота.

- Так катись, чё, - резонно ответил диспетчер, - Гусиной удачи!

- Поехали! - шепнула Хорелька, продолжая хихикать.

Постепенно усилилась вибрация, а затем многотонный шар медленно поднялся на четырёх столбах плазмы, обжигая каменную площадку под собой, и неспеша, вальяжно так, начал разгоняться вверх, постепенно заваливая траекторию от вертикали. Вскоре его окутал кокон голубого свечения, срывающегося вниз, работал плазмогенератор на "носу", резко уменьшая трение об атмосферу. В таком пузыре аппарат прошил плотные слои, разгоняясь всё быстрее, вынырнул над облаками, подставляя бочандры под яркий свет солнца, на который здесь можно смотреть только через очень мощный фильтр, потому как дюже ярко, да и радиация некрасивая. Ускорение не превышало пары единиц, что воспринимается чисто как потеха, а не как испытание. Пуз мельком глянул на картину с камеры грузового отсека - фигу, всё там на месте, прикрутили на совесть. На схеме было видно другое, а именно - траектории остальных двух аппаратов, идущие параллельно, и бочка, которую они вытащили на полярную орбиту перед посадкой. Ясен пух, что разглядеть невооружённым яблоком ничего нельзя, даже яркие следы выхлопа теряются на фоне облачной мешанины, ярко подсвеченой солнцем. Для кого другого картина была просто красочной, но космонавты невольно понимали головой, что происходит - аппарат идёт по суборбитальной траектории, потому как и быстрее, и расход РТ меньше. И хотя сейчас челнок разогнался до скорости во многие километры в секунду, что в разы быстрее снаряда из камнебойки, лететь предстояло около сорока минут, планета штука дюже большая. А Лужайка, как уже упоминалось, по размеру ещё больше, чем средняя планета третьего типа.

Пузырь поймал себя, и в том числе на мысли, что опять делает над собой усилие! Да сколько можно... пока не закончится балаган, надо полагать. На этот раз он вместо философичных вытаращиваний глаз на орбитальных гусей, и даже на согрызяйку, реально закрыл яблоки и постарался отключиться, чтобы привести мозги в подобие порядка. Благодаря мягкому креслу и невесомости, которая в малых дозах способствовала, грызь вполне себе покемарил, и за время полёта даже ни разу не заржал, что вообще достижение. В такой на редкость серьёзной атмосфере экипаж пришёл к моменту посадки, и здесь уже следовало вспушиться и смотреть в оба уха.

- Рыжие, не спите? - слегка обернувшись, уточнил Рупак.

- Под наркотиками не поспишь, - традиционно ответствовал Пузырь, - Готовы вкалывать.

- Вкалывать подождите... Короче, двадцать секунд на обследование площадки, потом уходим на следующую. У нас три такие попытки, потом надо будет возвращаться.

- Понял! - правдиво цокнул грызь, и повернулся к лиселке, - Хорелястая, последишь на инерционкой?

- Только для вас, грызень, - хихикнула рыжая.

После всего прошедшего ей не требовалось объяснять, что нужно делать: следить за тем, как работает инерционная система навигации, вовремя уловить косяк, устранить. Соль в том, что уйдя в густую облачность, аппарат терял прямую связь вообще со всем на свете, поэтому ориентироваться приходилось по косвенным данным, тобишь, высчитывая пройденное расстояние и вектор от известной точки. Теоретически это работает на ура, практически - может дать косяка в самый неподходящий момент, поэтому в ответственный момент лучше, чтобы кто-то просто сидел и сравнивал данные. Пузырю же предстояло сыграть в супер-блиц, образно цокая, тобишь за двадцать секунд раздумий принять решение, годится ли место для посадки. Ведь видно будет лишь с малой высоты, а притормозить такую тушу в полёте это значит сжечь прорву РТ - поэтому время и ограничено. Так, ладно, погнал гусь по кочкам, цокнул себе Пуз, ощущая нарастающую вибрацию.

Шарообразная машина ухнула в облака, оставляя огненный шлейф - на этот раз без плазмогена, чтобы затормозить. Форма для этого подходила вполне себе, так что передняя часть лишь слегка начинала светиться от разогрева, который быстро сходил на нет, как только скорость падала ниже звуковой. Здесь работал сам Рупак, а рыжим оставалось только сидеть и пыриться из шлемов, потому как они и не подумали вылезать из скафов, ясен пух - на всякий пожарный. Мордочка лиселки лишь смутно различалась, только глазки поблёскивали в сумерках, что выглядело весьма потешно... ааатставить, скомандовал себе грызь, и воткнулся в экран. Уже чувствовалось хвостом, как машину качает порывами ураганного ветра на высоте, так что, скоро будет. В этом он оказался полностью прав.

- Захожу на первую, высота пять!... четыре!... три!... два!...

- Нормально, вижу! - цокнул Пуз, увидев, что сенсоры уже берут картинку поверхности.

Видно было так себе, через облачность, да плюс выхлоп фигарит точно вниз... но грызь не первый раз этим занимался, на симуляторе это выглядело точно также. Правда, там не вжимает в кресло оттого, что пилот дал газу, останавливая спуск, но клюквис сумел это проигнорить. Никакой лужи там внизу уже не было, а громоздились сплошные навалы каменного крошева, для посадки неприятные. Так что, пошёл досрочный ответ:

- Отказ! Следующая!

- Принято!

Кресло сразу же толкнуло под хвост, аппарат пошёл вверх и в сторону. Вот такие фортели выполнять Пузырь бы не взялся, всё же практики у него маловато. Да и пилот этот скорее на энтузиазме выкручивается, чем на избытке умения, здесь всё-таки не военная база, тренироваться сколько влезет на натуре никто не даст, потому как ресурс не резиновый. Спустя всего пару минут грызю пришлось повторить свои слова, даже в более категоричной форме: там вместо площадки был свежий каньон, вообще никак. Это уже вызывало у Пуза сильную обеспокоенность, потому как если они не сядут сейчас, придётся идти на орбиту заправляться, а это потеря времени, и увеличение и без того неслабых рисков для жизни. Так что, он всматривался в экран с полным вниманием, рассчитывая ояблочить не только указанную зону, но и место рядом, вдруг повезёт.

- Коррекция, юг, минус два градуса, - чётко цявкнула Хорелька.

Не спит рыжулька, хихикнул про себя грызь, и тут уже увидел, что надо. Как он и подозревал, площадка прямо на точке была не огонь - с ямами и валунами, а вот рядом виднелась отличная лужа. Как подсказывала вся практика, полученая во время уткомантии, такая лужа не бывает глубокой, а скорее, там под слоем жидкости лёд, причём относительно ровный. Есть конечно риск провалиться, но...

- Лужа слева, на край! - цокнул Пуз, обводя место рамочкой.

Челнок-пузырь скользнул вниз и в сторону, выбросил яркие хвосты выхлопа, поднимая тучу испарённой воды из лужи, и неспеша, но и без задержек опустился, уперевшись в дно центральной частью корпуса, потому как под стабилизаторами выхлоп проплавил во льду глубокие колодцы.

- Держи на готове, может провалиться! - предупредил грызь.

- А как я люки буду открывать?! - рыкнул Рупак.

- Мы откроем! - заверил Пузырь, - Если что, сразу дёргай вверх, челнок дороже.

На этом обсуждения закончились, и рыжие рванули в грузовой отсек со всех лап, помогать с отцеплением машин.

- Все внутрь! - махнул лапами грызь на вылезающих, - Стоим на льду, можем провалиться!

- А... - задал кто-то точный вопрос.

- Бэ! Сейчас быстро отцепляем, и валите в темпе!

Больше вопросов не последовало. Пока крышка люка достаточно медленно ползла вниз, рыжие успели пробежаться вдоль бортов обоих транспортёров, засовывая монтажки в крепления, и отстёгивая их. Заранее не подумали о том, что отцеплять может понадобиться срочно, но повезло, что нигде не прикрутили болтами. Едва с лязгом свалилось с катка последнее крепление, Пузырь подхватил согрызяйку, чтоб не стояла на дороге, и дал отмашку. Рассыпая искры по металлу, модифицированный поросёнок ушёл наружу, а спустя всего пару секунд за ним рванул и второй. Операторы соображали, что лучше поцарапать бока, чем ухнуть в полынью или вылететь из челнока, когда тот будет взлетать.

- Держаться! - безапеляционно скомандовал пилот.

Хорелька и Пуз вцепились в лестницу и заодно друг в друга, а в это время аппарат уже начал подниматься, одновременно закрывая люк. В проём врывался ураганный ветер вперемешку с брызгами, так что казалось, будто челнок козлит по морю; отсек весь вымок, как пух знает что. Только бы догадался не дать полного газу с открытым люком, подумал грызь, оторвёт ведь. Рупак однако не зря грыз свой корм, соображая, что закрыть люк против потока не получится. Так что, поднявшись метров на двести, он на несколько секунд убавил тягу, и машина просела обратно вниз - крышка захлопнулась, как по маслу. После этого рыжим пришлось лежать на полу во время ускорения, потому как без кресла придавливало довольно ощутимо. Ну и ясен пух, они не упустили даже такой возможности похихикать, пырючись через стёкла шлемов. В то время, как первый "шарик" набирал высоту, на это же самое место уже садился второй, чтобы без задержек. Тот тащил основное - самоходку, так что если вдруг кто-то чухнется, она должна быть в боеготовности. Но стоило посмотреть вокруг на очень ломаный рельеф, обдуваемый ураганным сквозняком, и становилось ясно, что вряд ли где тут сидят наблюдатели. Расстояние защищало от обнаружения противником, хотя теперь отряду из трёх машин предстояло пройти километров пятьсот, потому как по прямой невозможно. Что ещё раз подтверждало расхожий тезис про войну и маневры.

- Фуф, чуть не сорвалось, - выдохнул Пуз, - Это было бы неприятно. А ты не зевала, Хорелястая.

- Учусь помаленьку, - скромно цявкнула рыжая, но было вполне ясно, что она довольна собой.

По возвращению в кабину рыжие снова вмазали себя в кресла и воткнулись в обозрение обстановки через тактический экран. Сейчас следовала пауза почти на час, пока челнок догонял на орбите заправочную бочку. Следующим рейсом они должны будут доставить аж троих, транспортёр с пехотой, самоходную бомбу и камнебойку. Могло бы показаться, что грузить вместе со всем двадцать тонн взрывчатки это не лучшее решение, но на самом деле, если уж капец аппарат, то капец и нам, как-грится, вне зависимости от наличия бомбы, так что все по этому поводу были относительно спокойны, насколько это возможно. Спокойствия поубавилось, когда пилот этой самой посудины просто напросто открыл стекло шлема и блеванул, благо не куда попало, а в пакет. Ну вот впринципе за этим мы тут и сидим, хмыкнул Пуз, и был более чем прав.

- Не знаю что такое, - профыркался Рупак, - Знобит, и желудок того.

- Отравление, - предположила Хорелька, - Парами жабы... шучу, шучу. Конечно не парами. Сейчас посмотрим...

Благо, на орбите у неё была связь с медицинской службой станции, можно переслать телеметрию и получить вменяемые, возможно, инструкции. Пока лиселка работала за санитарку, грызь взял управление полётом на себя, даже ухом не мотнувши. Когда раньше, да в другой ситуации, он и не подумал бы брать на себя ответственность за такую бандуру, которая реально стоит раза в два больше, чем его "Малахольный Цыплёнок". Но сейчас, ясен пух, у него просто не было выбора. А как известно, принципы маневрирования по орбите одинаковые, так что, должно прокатить. Никакого другого варианта Пуз и не расслушивал, когда речь идёт о сохранности согрызяйки. Так что, без малейших лишних эмоций занял место пилота, в то время как Рупака переместили на запасное кресло, и задействованная авто-аптечка вкатила ему некоторой химии. Благо, это случилось не на поверхности, а в невесомости, когда перетащить довольно тяжёлую тушу в скафе нет никакой проблемы.

- Как? - задал вопрос Пузырь, обернувшись от пульта.

- Жить будет, - хмыкнула Хорелька, - Если по медицинским показателям.

Это было не только смеха ради цявкнуто, у медицинских автоматов была такая стандартная форма ответа, "жить будет", что означало именно это. Так что, она это не придумала сама, а прочитала на экране.

- Скорее всего, ухитрился травануться кефиром, - уточнила рыжая, - Вот же угораздило.

- Ага, выпили бутылку водки, добились пивом, потом портвейна, а потом отравился пирожком...

- Пузырчатый! - проржавшись, пихнула его лиселка, - А у тебя - как?

- Так себе, - признался грызь.

- Ох пщу, что там такое? - прижала свои огромные ухи Хорелька.

- Сейчас послушаем.

Поскольку экраны мигали сигналами тревоги, было от чего ощутить обеспокоенность, сухо цокая. Кто другой схватил бы клина от такого хаоса в сети, но более-менее тренированый космонавт щёлкал такие задачи, как белка орешки, не вслух будет сказано. Он почти сразу выяснил, из-за чего сыр-бор: из-за бочки. По ходу шерсти, там схватил клина один из гироскопов системы ориентации... это если оптимистически. А по факту, это был единственный гироскоп, поэтому ориентации у бочки больше нет, и более того - она весело вращается с приличной скоростью, и в ближайшую вечность не остановится, если не прилагать внешних воздействий. Поскольку челнок находился уже достаточно близко, Пузырь мог навести на цель оптику и посмотреть на этот орбитальный балет собственными яблоками.

- Ааа... - пискнула Хорелька, увидев поверх его плеча.

- Это достаточно точное описание наблюдаемого явления, лисельчарыня, - церемонно цокнул грызь.

Здоровенная бочка, похожая на ёмкость бетономешалки своей формой, крутилась как кегля, делая по обороту эдак раз в две-три секунды. Ясен пух, что ось вращения никоим образом не совпадала со стыковочным узлом, скорее она была перпендикулярна оси оного. Светло-серые бока бочки давали периодические отсветы, когда на них бликовало солнышко... и ещё это было фигово, потому как термозащита там только с одной стороны, перегреет - и газ вылетит через предохранительные клапаны.

- Даже не вздумай! - встрял Рупак, частично очнувшись.

- Хорель, вкати пациенту дозу, - хмыкнул Пузырь, впрочем, ничуть не шуткуя.

Поскольку "пациент" был не совсем в трезвом уме, а скорее так и совсем не в трезвом, то принимать в счёт его мнение не стоило. Возможно, потом будут вопли, но это потом, а сейчас надо выполнять задачу. Благо, убежать от Хорельки не так-то просто, особенно если пристёгнут ремнями.

- Выполнено! - бодро отрапортовала лиселка, - Пузырястый, а что делать?

- Стыковаться, - хрюкнул грызь, - Сделайте телевизор погромче, сестра, начнём.

- Ох грызька, надеюсь, ты уверен.

- Йа не уверен, йа Пузырь, - вполне ожидаемо заржал Пузырь.

Какая другая могла бы воспринять эту рожь как признак полного безумия, учитывая ситуацию, но Хорелька давно привыкла, так что только обобрительно пофыркала, и без подсказок пристегнулась покрепче, в ожидании действий. Грызь же пока выполнял процедуру сближения, по большей части оставив её на автопилот, а сам прикидывал, как он собирается отколоть этот фортель. Ему помогало то, что он интересовался работой в космосе задолго до клюквы, а уж потом, имея некоторую практику, просто упарывался. Поэтому задача с вращающимся объектом не стала для него удивительной новостью, в пространстве любой объект, отпущеный не идеально точно, начинает крутиться, и делает это в прямом смысле вечно, без внешних воздействий. Как оно, Пузырь просто знал заранее, но сейчас ему требовалось быстро разобраться, как сделать Прибыль с имеющимися ресурсами. Главное, что его сейчас интересовало, так это маневровые дюзы челнока. Челнок, как ни парадоксально, челночит между поверхностью и станцией, а значит, хорошо подготовлен к маневрам стыковки, ловить его каждый раз буксиром было бы накладно. Тобишь, если цокать более конкретно, у него есть выдвигаемые из корпуса маневровые двигатели, вращающиеся во все мыслимые стороны - вот это сейчас и надо. В частности, дюзы могут работать и строго вперёд, тормозя аппарат... "обеспечивая ретроградное ускорение" - припомнил грызь заумь из инструкции, и захихикал. Здесь имелись две такие штуковины, и Пуз без зазрения совести перевёл их именно в режим торможения.

Но это было только начало балета. Пузырю пришлось на глаз определить ось вращения бочки, а затем, пользуясь этими самыми маневровыми, осторожно подводить аппарат к нужному месту, каковое находилось как раз с другой стороны - не на оси вращения, а перпендикулярно. Все эти маневры он выполнял в непосредственной близости от быстро кувыркающейся фиговины размером больше самого челнока, и если бы нашёл время полюбоваться картиной, то мог бы испугаться. Однако он верил в физику, если не должно достать - значит и не достанет, хоть весь пух с хвоста выдерни. Это правда верно лишь в том случае, если грызь правильно пользуется дальномером... ну сейчас и узнаем, правильно ли, хихикнул этот самый грызь.

- Пуз, тридцать метров, - напомнила Хорелька, тоже смотревшая на экраны.

- Это енот... всмысле, достаточно, - кивнул Пузырь.

Он включил стабилизацию ориентации, и перевёл тягу на управление рычажками, которые прямо под лапами на пульте. Почесавши ухо, опять отключил, похихикал, и вспомнив, как это делается, выставил нужные значения в программе. Теперь у него тяга с маневровых равнялась тяге с маршевых. Убедившись, что это именно так, Пуз осторожно прибавил газу. Аппарат теперь выбрасывал шесть тонких струек выхлопа, шесть назад, две вперёд, и при этом его ускорение равнялось, теоретически, абсолютному нулю. Кто-нибудь мог бы задаться вопросом, а нафига это упражнение, но Хорелька поняла сразу же, судя по довольным хиханькам, раздавшимся с её стороны. Соль в том, что вылетевшая из двигателя струя реактивной массы никуда не исчезает, а несёт запас кинетической энергии. Упираясь в бочку, она неизбежно придаёт ей ускорение. Причём, маневровый двигатель нарочно сделан так, чтобы выбрасывать относительно холодный газ, который конечно горячий, но всё же это не такой плазменный резак, как получается из маршевого. Расширяясь и пролетая указаные тридцать метров, струя остывала достаточно, и лишь слегка грела бочку, но главное - толкала ровно против вращения, снижая его скорость. Таким образом, бешено крутящийся предмет массой в пару тысяч тонн постепенно замедлялся... само собой, сильно постепенно, так как тяга маневровых, даже направленная точно по нужному вектору, была не такая уж большая, остановить эту массу требовало времени. Кроме того, Пузырю приходилось периодически выключать дюзы, чтоб не перегревались, а также давать дополнительной тяги, потому как бочку одновременно отталкивало от челнока. Тем не менее, это будет куда быстрее, чем лететь для заправки на станцию.

Диспетчерская станции, которая видала все эти фортели, благоразумно помалкивала, потому как понимала, что сделать ничего нельзя, а цокать под лапу - нет ничего хуже. Впрочем, делать-то они как раз начали, послав к бочке один из станционных буксиров. Сейчас он не успеет, но если потребуется ещё раз стыковаться, то может быть, бочку уже можно будет стабилизировать в пространстве. Пузырь же, привыкнув к процессу, продолжал даже без дрожи хвоста, действуя по ступенчатой методике: сбросил скорость в два раза, скорректировал вектор, сбросил ещё в два раза. Челнок, пользуясь поворотными маневровыми, скользил в сторону вдоль бочки, занимал опять нужную позицию, и снова толкал её реактивной струей. Наверняка маневровые после такого сдохнут, но оно того стоило. Потратив не так уж много РТ, грызь таки сумел снизить скорость вращения до минимальной: совсем в ноль это будет сложно, но и не нужно. Подведя аппарат к тому месту, где должен быть стыкузел, Пуз просто подождал минут пять, пока бочка совершила оборот, а затем шустро поймал момент и "клюнул", так что устройства стыкузлов поймали друг друга, и спустя несколько секунд окончательно стянули два объекта вместе. В обычных условиях за такую стыковку следовал бы твёрдый "неуд", но то в обычных. Грызь выдохнул очень много воздуха, увидев, как индюкаторы свидетельствуют о стыковке, и отвалился от пульта с чувством выполненного долга.

- Пузырястый, это было что-то, - цявкнула Хорелька.

Хотя она не рассыпалась в комплиментах, Пузырь чуть не растёкся в рыжую лужу довольства. Ровным счётом ничто не могло принести ему больше потехи, чем обобрение от этой лиселки, а обобрение было искренним. Потом, правда, стоит пояснить, что это далеко не импровизация, а вполне себе штатный приём, отрабатываемый на симуле, и вероятно, Рупак сделал бы это куда быстрее и точнее, чем межзвёздник, для которого такие маневры это не основная задача. Но, что есть, то есть. Насосавшись из бочки водородом, челнок немедленно отвалил и пошёл на посадку, потому как от графика всё же отставали с этим инцидентом, хотя и не критично. Вот тут грызь слегка ощутил, как потеют уши, потому как шанс убиться был куда больше. Собственно, с бочкой такого шанса не было вообще, ну максимум, наподдала бы она по боку, сделала вмятину. А вот если ошибиться с параметрами посадки, то весьма вероятно превратить аппарат в обломки, даже такой дубовый, как этот шар. Плюс сложность навигации - чуть косяк, и промах мимо цели, что также недопустимо в сложившейся ситуации. Фууф, подумал свежую мысль Пуз, и захихикал. Где-то он уже видал такую картину, плотные тучи, освещённые ярким солнцем, и ныряющий туда корабль... ну да, в фантастической, когда-то, повести "Страна багровых туч". Благо, челнок-шар куда лучше приспособлен к посадкам, потому как это его профильная задача.

- Коррекция, три града восток, - послышалось цявканье, и Пузырь слегка вдрогнул, потому как напрочь забыл об этом.

- Дарю особо крупного бобра, - цокнул он, - Совсем забыл, могло бы выйти некрасиво.

- Ничо, будут деньги, отдашь, - захихикала рыжая.

В общем, прошло в штатном режиме: челнок трясся и качался при прохождении плотных слоёв, а пилоты ржали, как ни в чём ни бывало. Хорелька также подсказала грызю не сажать машину на транспортёр, иначе ещё раз могло бы выйти "некрасиво". Откочевав на километр в сторону, шароообразная ерундовина быстро притёрлась к поверхности, садясь прямо на трассу мехколонны, потому как тут прятаться не нужно. Такой маневр, когда скорость гасилась в ноль в последний момент, обеспечивал экономию РТ, и ясен пух, вовсе не Пузырь выделывал этот фортель, а отрабатывала автоматика. Правда, если за ней не следить при этом, то эксцессы более чем вероятны - но, не в этот раз. Грызь внимательно ояблочил все показатели и убедился, что посадка - да, на сто процентов. И при этом он ничего не сломал, что ценно.

- Это шар-один, - цявкнула лиселка, - Мы на грунте, готовы к приёму груза. Нужна медицина, один трёхсотый.

- Понял вас головой, шар-один, ожидайте минут пять, - отозвался диспетчер.

Пузырь даже не заржал, слыша такие речи от своей рыжульки, "трёхсотый"... На самом деле, происходящее не было для МК сюрпризом, со станции передали раньше, так что сейчас команда для эвакуации пострадавшего рванула с низкого старта, а чуть отставая покатились модифицированные поросята - подрывники и камнебойка. Прямо на поросях сидели работяги в скафах, потому как все эти машины были беспилотные, и кто-то должен закрепить их в грузовом трюме. А Хорелька с её Пузырём сначала занялись тем, что прицепили Рупака за шкирку скафа, и спустили в шахту при помощи тросика от аварийной системы. Похоже, авто-аптечка перестаралась, и вкатила ему конскую дозу препарата, так что этот пока пребывал в отключке - скучал, как обычно выражались. Однако, выражаться было некогда, клюквисы в темпе повторяли уже знакомую операцию, накидывая замки на катки подвески "поросят"; когда дело подошло к завершению, сразу полезли в кабину, не топча гусей. В блиц-режиме совершив проверки, например убедившись, что люк закрылся, а рабочие успели отъехать достаточно далеко, Пузырь дал по газам, поднимая машину. Сейчас уже совсем близко к началу горячей фазы, сухо цокая: как только они приземлятся, противник должен их засечь и принять меры, если там не совсем идиоты, в клиническом смысле - а на это рассчитывать не приходится.

Грызь слегка икнул, когда включился плазмоген - потому как он напрочь забыл про него, увлекшись контролем траектории. Если бы не сработало само по себе, был хороший такой шанс... ну не разбиться, но сжечь гораздо больше рассчётного количества РТ, это точно. Плюс ещё стоило крепко забыть, что в грузовом отсеке стоит минимум один поросёнок-бомба. Ладно, они обещали, что приводить его в боевое положение можно только влапную, а до этого подорвать заряд не так-то просто, поверим на слово. Тем более, если подумать головой, у Пуза не было ни единого повода не верить, ранее всё что ему говорили товарищи, оказывалось верным на сто пухов. Так что, с помощью хвоста и автоматики, челнок снова вскарабкался на баллистическую траекторию, и пилоты могли в очередной раз пыриться на Лужайку с орбиты. Подсвеченая ярким солнцем поверхность облаков казалась чуть не твёрдой, как камень, потому как особо плотные колонны отбрасывали чёрные тени в "низины". Впрочем, нельзя сказать, чтобы эта картина вызывала плохие ощущения - она просто была необычна, вот и всё, но при этом даже в какой-то степени красива. А уж если одни глазом скоситься на согрызяйку... хотя реально мало что видно под стеклом шлема, прибочность рыжей очень сильно грела пушу.

- "Видок у неё неважный", - процитировал Пузырь, и фыркнул, - На себя блин посмотри...

- Хм? - встрепенулась Хорелька, - А, это. А я ведь помню, Пузырястый. Просто невероятно, как давно это было. Хотя конечно, всё относительно.

Грызь прикинул, что действительно, давно было, по их восприятию времени, а не в сравнении с возрастом звёзд. Он ощутил, что лиселка протянула лапку и взяла его за перчатку скафа, поблескивая синими глазами из глубины шлема. Рыжие в очередной раз окинули взглядом панораму бескрайнего, в прямом смысле, облачного океана, которым была обмазана планета, ощущая всю грандиозность картины.

- А ведь практически фантастика сбылась, - хихикнул Пуз.

- Разве? - удивилась Хорелька, - Как?

- Ну, как ты можешь видеть глазами, мы с тобой полетели. Не совсем люди, и не совсем на Венеру...

- Если немножко уточнить, то совсем не, - скатилась в смех лиселка, - Но если подумать, то да, полетели, это прям "фырк".

Шарообразный челнок с скоростью в десятки километров в секунду свистел над планетой, при этом обеспечивая кому потеху, а кому и скорую расплату.

--

Часть седьмая

--

За те несколько часов, что маленький отряд пробирался по пересечённой местности, Бруди ещё глубже понял головой смысл формулы про войну и маневры. Жесть была просто кровельная! Конечно, все тут не первый раз видали рельеф Лужайки и представляли себе, что это такое, прокатиться по азимуту, без предварительной разведки, но тем не менее, дорожка просто вымотала все сопли. Особенно "нравились" осыпи из щебёнки, которые норовили поехать под весом машины и сбросить её в обрыв метров на сорок, что однозначно гарантировало провал операции. Однако, те самые ребята, которые делали самоходку, предусмотрели в том числе грунтовые якоря, которые реально были похожи на якоря, и втыкались в поверхность острыми стальными клыками, достаточно мощными, чтобы машина на них хоть повисла. Эта ерундовина, которая по первому взгляду показалась излишней, реально спасла жизнь, причём несколько раз, а это уже закономерность, как известно. Если бы это время экипажи провели просто в ожидании, то сидели бы на измене, как ни крути. Непривычному существу, если у него на месте мозги, непросто перестроиться под крайне специфические условия войны, когда прилететь в тебя может в любой момент, а уж любой косяк оборачивается непоправимым ущербом немедленно. А вот после маршброска... ну как "броска", скорее ползка... после маршползка мордному составу уже было реально пофигу.

Бруди соображал, что сам бы точно кувырнул машину с обрыва, но к удаче, рулил не он, а Ковак, который наездил на ней немало часов, и даже не на симуляторе. Собственно, ради этого он сидел на водительском месте, и выполнил свою задачу на сто процентов. Получалась именно такая диспозиция, как было задумано: группа выходила с фланга на линию между целью и второй точкой высадки, как раз на дне старого кратера. Здесь широкое поле минимум в полтора километра шириной, на котором нет никаких укрытий, разве что дюны из песка, но они не высокие. Вылезут на эту сковороду - трындец им. И что немаложадно, следов никаких подошедшая в засаду группа не оставила, потому как подкатилась сбоку, а не по прямой, так что, разведка прямо по курсу им не поможет. Клюквис заодно вспушился и потёр слегка утомлённые лопатой лапы, потому как по прибытию на позицию пришлось закидывать самоходку песком. К счастью, не закапывать, а только обвалять в нём, чтоб прилип к слою клея. По всему выходило, годный клей сварила Хорелька, как схватил так и всё, броня теперь покрыта песком и выглядит издали как песок, что неудивительно.

Выбрав место, самоходчики прокатали тропинки, так чтобы сразу можно было как занять позицию, так и откатиться в укрытие, или сменить точку. Сам Бруди поглядывал в прицел без фанатизма, потому как пристальным наблюдением занимались те, кто сидел в транспортёре, его работа другая. Прикинуть стоило обычным методом - сам бы он попал в такую засаду? Да пожалуй что и да, хихикнул рыжий, опять припоминая дорожку. Как-грится мы с ралли на ралли, вот как это называется. Можно рассчитывать, что ещё менее подготовленные "фрицы", хоть и пройдут меньшее расстояния, ушатаются достаточно, чтобы потерять терпение и бдительность. Пробираться через эту каменную мешанину так, словно за каждой скалой может быть угроза, это не всякого военного надолго хватит... впрочем, кто тебе сказал, что там нет военных, поправился Бруди. Сам-то ты танкист с некоторым стажем, на минуточку, так и у этих наверняка есть. Впрочем, рассуждения достаточно праздные, потому как менять позицию поздно, остаётся только подождать, пока прикатятся гости. Было учтено, что они наверняка не будут переть на точку по прямой, а скорее обойдут сзади - один шиш, через это поле быстрее...

- Цель, отметка вэ! - резко прозвучало в наушниках.

- Вот она, мечта моей рыбы! - хрюкнул Ковак.

- Неа, - поправил Бруди, неспеша посмотрев туда, - Разведка. Пропустить.

Было очень похоже именно на разведку, одиночный порось шпарил на всех парах, так что только гусеницы блестели, да разлетались фонтанами мелкие камушки с песком. Ну допустим, у порося есть сканеры, но далеко они не действуют, да и увидеть в оптике самоходку, стоящую в укрытии, далеко не просто. Особенно с ходу, дурни, фыркнул лиселкач. Порось тем временем спустился по пологому склону разрушеного кратера, и пошёл через поле. Было хорошо видно, как сильный ветер гонит реки песка по поверхности, так что порой возле гусениц вздымались целые буруны, как под носом лодки при движении по воде. Однако было очень похоже, что управлявшие машиной решили осматривать дальний край кратера, а вот скалы на фланге остались без внимания. Ну ладно, вам же хуже, хихикнул Бруди, и отвалившись на сидушке, испил чаю из термоса, как ни в чём ни бывало. Ждать предстояло ещё прилично, так что...

- Цель, отметка ноль!

На въезде на склон показалась какая-то коробка, вполне себе похожая на танк, даже крашеная в камуфлыжный цвет. Что-то успели изобразить, уроды, фыркнул рыжий. Хотя видно эту штуку куда как лучше, чем посыпаную натуральным песком самоходку. Так, ну теперь пусть выкатятся все... но, фиг там. Коробка встала на гребне, как баран, почуявший где-то новые ворота. Сзади ещё кто-то двигался, но разглядеть сложно, так что стоило считать, что они там все.

- Да чё тебе не так, скотина? - риторически вопросил лиселкач.

Может, увидели всё таки? Не похоже ни разу... скорее резонно опасаются лезть на совсем открытое место. Где-то там завелась таки крыса, собака. Подтверждая сие, танк развернулся, и задорно мотнув огузком, скрылся за складкой местности.

- Вот урод!

- Они могут обойти только с востока, там ещё поляна есть, - сообщил Хабар.

- Решение, командир? - без шуток осведомился Ковак.

Бруди потёр уши и слегка хлебнул медитации, как ни странно, потому как решение тут было скорее интуитивное, чем точно выверенное.

- Они там пройдут? - уточнил он.

- Без понятия, - чётко отрапортовал Хабар.

Ценные сведения, хихикнул рыжий. Всё же придётся ковать рисом, как кое-кто цокнет. Пропускать вражин к месту высадки тоже не в пух, могут и успеть делов понаделать. Не к месту клюквису вспомнилась Джезара, вызывая пушное ощущение и морду на лыбе. Сам он отметил, что страх отсутствует как класс, даже удивительно. Вероятно потому, подумалось клюквису, что я уже встретил её, даже схватил лапами, так что теперь и помирать вообще не страшно. Если что, она переживёт, а вот если получится, так вообще весело, потёр загребущие лапы лиселкач. Думается, этой желтоушке понравится, если её самец притащит ей шкуры лично убитых коробок...

- Командир? - не думал отстать водитель.

- Дир, - кивнул Бруди, - На отметку ноль, полным.

- Чиво??... Кхм. Понял.

К общей удаче этой стороны, все кто сидел в танке одуплялись, и даже если по привычке задавали глупые вопросы, то лишь в процессе выполнения команды. Загудели мощные электродвигатели, и самоходка, выбравшись из укрытия, весьма резво покатила по каменистой поверхности. Думай голова, песок куплю, как некоторые цокали, сказал себе рыжий, наглядно представляя тактическую карту в реальном времени. Причём у него имелось то огромное преимущество, что представлял он по реальным событиям, а не по симуляторам, как это делали остальные.

- Хаб, за нами! - цявкнул лиселкач, - Только не по полю, ясен пух.

- А...? - задал чётко вывереный вопрос Ковак.

- Или догоним и приплющим сзади, или сейчас они на склон полезут, - пояснил Бруди, - А это будет весьма ошибка, как ни крути гуся.

- Похоже, задёргались, - сообщил Хабар, - Порось развернулся.

- Смотри, не вылезай, - предупредил рыжий, - Ковыч, вон туда в яму, стоп.

Самоходина вползла в углубление на склоне - не такое глубокое, как хотелось бы, но лучше чем ничего. Прямо перед ямой торчал скальный выступ, которым лиселкач и воспользовался, чтобы перекрыть большую часть сектора. Теперь цели будут появляться в зоне обстрела по одной, что и требовал лось. Кроме того, он рассчитывал поймать гадов ровно в тот момент, как они будут переваливать край кратера, подставляя часть днища - в эту проекцию пробьётся однозначно. Прикинув время, Бруди неспеша вынул лапы из рукавов скафа, размял уши, протёр глаза, потому как потом будет некогда.

- Луд, бронебойный!

- Так у нас других нету, - захихикал Лудзь, но во время процесса, а не вместо, что ценно.

- Понаберут юмористов по объявлениям... Так, сейчас будем топтать.

Сбоку поля зрения зажёгся зелёный индюкатор, показывая, что орудие готово. Ну-ка где ты там, хихикнул про себя Бруди, уже очень внимательно оглядывая складку рельефа, из-за которой неизбежно появятся цели.

- Дрон, - хрюкнул Хабар, - Всмысле, они запустили.

- Как, при таком ветре??

- Снаряд. Так что, диспозиция спалена.

- Понял.

И вот тут началось... Увидев с дрона всего две машины, а может и вообще только одну, противник попёр вперёд всем гуртом, без малейших зазрений совести. Угловатый танк с огромной плоской башней вывалил на край прямым курсом, но вот дать полного газу не мог, полетел бы кувырком по склону. Да ктож тебя учил такое творить, мельком подумал Бруди, и быстро, привычно наведя метки прицела, пнул ногой спуск. Резко дёрнуло, но клюквис внимательно смотрел, куда попадёт. Благо, "глушитель" на пушке сработал как надо, дыма почти не было. Попало почти, но не считается - метра на три в сторону, отчётливо пыхнуло пламя в том месте, где болванка пробила камень. Может, и не увидят даже, ударила в углубление. Лудзь, ясное дело, не сидел в ожидании команды, а по умолчанию закидывал новый снаряд. Клац, дзынь, ещё раз клац - зелёный свет. Танк уже вышел на склон, поэтому рыжий пока оставил его в покое и перевёл прицел чуть в сторону, там где маячила ещё одна башня. Перед этим он применил столь высокотехнологичное оружие, как гвоздь. Да, на мехколонне была столярная мастерская для всяких табуреток, и там нашёлся гвоздь - но это не принципиально, сошло бы любое, что может царапать стекло. Принципиально было то, что перед окуляром прицела крепилось дополнительное тонкое стекло, и прямо на нём наводчик рисовал метки по результатам конкретной стрельбы. Это не полигон на заводе, нет времени выверять прицел и зарываться в теории, надо просто сделать так, чтобы следующий снаряд попал в цель - вот Бруди и делал, как умел.

Так что, второй танк, высунувшийся на склон, получил болванку прямо в подставленное днище, едва ли не в самый центр: гвоздь мстит. Наблюдаемая картина была классическая, взрыв жуткой силы внутри, когда сначала вылетели все люки, выпуская струи огня, а затем полетела в сторону и башня, выпуская гриб затухающего пламени и чёрного дыма. Даже после того, как по мозгам дало двумя своми выстрелами, в самоходке ощутили взрыв, настолько он был хороший. Гусак закатай тридцать ват сразу, да тут реально стреляют, отстранённо подумал Бруди, и также порадовался за первый блин, оказавшийся вовсе не комом. В эфире заорали, впрочем, быстро прикусив языки, потому как это только начало. Долбаные пикникёры наклепали куда больше этих изделий, чем хотелось бы.

Первый танк уже выпалил в ответ, но сделал это с ходу, и само собой, в простоквашу, не то что в молоко. И лиселкач, сидевший на месте наводчика самоходки, просто проигнорил эту угрозу, хотя казалось бы, танк стоял метрах в четырёхста. Вместо этого он снова повёл прицел влево, и влепил следующую болванку в третьего, опять на перекате. На этот раз пошло не так гадко, снаряд разбил вражине гусеницу, но пока этого хватит - машина боком сползла по склону и уткнулась стволом в грунт, вряд ли способная ворочать башней. Как и мыслил интуитивно рыжий, попасть с первого выстрела зассанец не сумел даже на такой дистанции, потому как явно торопился и не учёл ветер. Болванку снесло в сторону достаточно, чтобы она даже не коснулась корпуса самоходки, а благополучно убила камень. А вот теперь пожалуй самое время заняться этим авангардным, подумал Бруди, краем уха улавливая конструктивные звуки, когда снаряд перемещался в затвор орудия. Цель стояла в неудобной проекции, лбом, да ещё и не прямо, а под углом, но зато с относительно малой дистанции можно выцелить точное место. Кроме того, была надежда на то, что пока ещё пушка выдаёт номинальную мощность, и её должно хватить на пробитие. Так что клюквис нацелился как обычно, под башню, и нажал педаль. Активно-реактивный снаряд на таком расстоянии как раз разгонялся до максимума, поэтому продырявил башню, как и было задумано. А в башне явно лежит часть боеукладки, так что...

- Второй скипел, - деловито сообщил Бруди, - Ков, триста вперёд и левее, обходи дым.

На месте подорванного танка пока активно горело, и костёр натурально мешал обзору. Самоходка, копая траками песок, полезла вверх по склону, прижалась к скалам на фланге, оттуда лучше видно всю территорию. Понятно, что после двух взрывов желающих лезть в кратер сильно поубавилось, и только застрявший торчал в яме, не подавая, в том числе, признаков жизни. Жалко на него тратить снаряд и ресурс пушки, но куда деваться. Вылезать наружу в любом случае не стоило, а уж сейчас это чистая саморастрата, ветер просто унесёт. Так что, скрепя Жабу, рыжий навёл прицел в боковину башни, и всадил туда подарок. Этот рванул не хуже остальных, расшвыривая обломки во все стороны. Ясен пух, это у настоящих танков приняты всякие меры от подрыва, а здесь достаточно хорошего удара по снарядам, и всё детонирует. Вероятно, этот мог быть и на дистанционном управлении, но какая разница.

- Отлично, товарищ! - крякнул Ковак, - Три штуки готовы!

- А сколько их там, пух его знает, - напомнил товарищ.

- Что будет делать дальше, помимо того, что ржать?

- Подождём наших, ясен пух, - фыркнул рыжий, - Мне не лыбится лезть туда и наступать на свои же грабли. Ков, обратно на позицию.

- Есть.

Кто другой наверняка словил бы горячку и действительно полез вперёд, но только не хитрый клюквис. Ему спешить было совершенно некуда, особенно пока не подкатятся дополнительные силы от места основной высадки. А там камнебойки есть, можно пустить беспилотные машины вперёд себя под раздачу, что куда как выгоднее. Противник пока что тоже притух, за гребнем не было заметно никакого шевеления, и только ветер раскидывал по склону продукты сгорания от того, что осталось после взрывов. Ну так у меня терпежу сколько влезет, хмыкнул Бруди, отхлёбывая чаю из термоса, а вот у этих - может быть и нет, привыкли торопиться на симуляторах, так и сейчас сделают тоже самое. По крайней мере, пол-часа они осилили, пока к месту двигался второй отряд, да и потом атаки не последовало. Сидят, значит. И возможно, тоже подгоняют подкрепления от МК. Не поможет, решительно хихикнул рыжий.

- Внимание всем, делаем небольшой штурм. Боевые единицы построение "хлеб", остальные в укрытия.

- Аээ... есть.

Процесс пошёл. Машины развернулись в тот самый "хлеб", тобишь в линию перпендикулярно курсу, самоходка в центре, по флангам две камнебойные установки. Бруди в прямом смысле на ходу изобрёл хитрый план: если ударят по беспилотникам, то вообще хорошо, выкатывайся да бей. Если же будут ждать самоходку, то тут карты в лапы операторам камнебоек, потому как они тоже вполне себе могут засветить. В любом случае, лиселкач был настроен предельно решительно, и шиш что заставило бы его остановиться. Пара минут, пока машины лезли вверх по склону, пролетела очень быстро, и...

- Трое! - сообщил кто-то с ПБУ, кто успел ояблочить всю картину и посчитать цели.

По вылезшим машинам пошёл залп как раз с трёх орудий, но попадание было лишь одно, в камнебойку. Правда, ей этого полностью хватило, потому как случилось тоже самое, что и с танками - взрыв боеприпасов, досвиданья. Бруди, ясен пух, этим не любовался, а сразу выцелил противника и вкатал ему в башню, прежде чем танк успел откатиться в укрытие. На этот раз не так повезло, болванка ушла в рикошет и улетела куда-то в облака, так что гад спокойно скрылся за скалой. Рыжий на автомате протянул лапу, положив на рычажки выключателей, и подождал нужного момента, а именно когда они перезарядятся и снова высунутся. Нетрудно было догадаться, что вылезать будут все вместе, вероятно по сигналу, рассчитывая на то, что в чистом поле точно сумеют забодать самоходку. Только вот оставлять поле чистым Бруди не собирался. Едва вражина показала бронированое личико, он запустил дымовые гранаты, разлетевшиеся впереди от машины.

- Вправо сорок метров! - цявкнул лиселкач.

При этом он уже крепко держался, и не зря, Ковак рвал с места так, что гусеницы буксовали по камням и рассыпали искры. Машина крутанулась на месте, откатилась на указаное расстояние, снова повернулась лбом к угрозе. Вот теперь самое время использовать "хлопушки". Едва увидев цель, Бруди навёл прицел и дал спуск, предварительно включив выброс отвлекающих хлопушек. Он происходил синхронно с выстрелом, но задержка там настолько мизерная, что глазом шиш заметишь. С той стороны это выглядело так, что среди сизого дыма пыхнуло пламя, и туда-то и послали снаряды наивняки, уверено поразив в очередной раз молоко. А вот рыжий держал слово насчёт того, что один снаряд - почти одна цель. На этот раз болванка вошла хорошо под башню, и ещё одна коробка "расцвела", так что от неё мало что осталось. Мельком клюквис слышал, что вторую камнебойку тоже выбили, но она успела расклепать гуслю противнику, так что тот сейчас стоял на месте, скучал. Едва дым отнесло в сторону, Бруди уже развернул орудие на подбитого, и вкатал снаряд в бочину. Последнего он уже караулил, без палива стоя на открытом месте - только высунься... само собой, тот не высунулся.

- Похоже, у минус-ребят наметился драп-марш, - с нескрываемым сарказмом сообщил Хабар, - План пошёл не по плану, как-грится.

- Надеюсь что так, - хмыкнул Бруди, - Пустышка есть? Пускайте вперёд, нефига в засады влазить.

К удаче, им не требовалось обшаривать скалы и искать, не спрятался ли кто, потому как это совершенно бессмысленно на Лужайке. Так что, группа, построившись в походный порядок, рванула следом за уходящим врагом. А пикникёры, судя по всему, действительно валили к мехколонне, и делали это весьма беспорядочно. По крайней мере, один транспортёр-порось застрял в яме, и Бруди без зазрения совести прошил его болванкой ещё издали - напух надо рисковать. Порось заполыхал ярким пламенем, потому как попало по батарейке, а она начала выделять ну очень много тёплышка, так что, если там кто был, то уже "был". Рыжий, как уже указывалось, не испытывал по этому поводу ни малейших неудобств - они сами об этом спрашивали, пусть лопают. Он ещё слишком хорошо помнил перестрелку прямо в жилом доме, когда эти уроды вполне могли случайно ушатать его лисичку, а такого он прощать точно не собирался. Кроме того, у него был и въевшийся в пух навык, которого нету у остальных - это способность ломать при надобности, не колеблясь ни секунды. Обычный гражданский подсознательно не захочет поджигать поросёнка, который дофига стоит, и на базе этого может допустить косяк. А вот Бруди не задерживался ни на микросекунду, потому как понимал, что жизни своих несоизмеримо дороже, чем какие-то машины, которые легко сделать заново. А вот его заново уже не сделают, хихикнул клюквис, поэтому - шиш, а не риск.

После первого перехода по скалам эта поездка показалась лёгкой прогулкой, потому как и рельеф был не столь жажкий, и расстояние меньше, и главное, отступающие гады оставляли заметные следы, так что становилось сразу ясно, куда катиться. По сути песка, двигались всего минут двадцать, а уже вышли на трассу, так что мехколонна должна быть где-то совсем рядом. Выбравшись на разровняное бульдозерами место, самоходка припустила во всю дурь, разгоняясь чуть не до сотни.

- Так, огурцы! - цявкнул Бруди, - Главное, не подставьтесь раньше времени. Если что, вы знаете, как делать. Тараньте на крайняк, чтоб пушку своротить.

Ответные кряканья он даже не слушал, сосредоточившись на панораме местности впереди, и не кря... тоесть, не зря. Едва кативший впереди поросёнок-пустышка подошёл к повороту трассы, мимо него промелькнули две белые черты от пролетевших снарядов, один даже задел, вбив огромный фонтан искр, но "чуть" не считается. Ну вот это вполне, оскалился рыжий.

- Ковак, газу, к правой стороне!

Тяжеленная машина подпрыгивала на неровностях, а лязг от гуслей стоял такой, что слышно даже в скафандре. После таких упражнений придётся перебирать всю ходовую... но лучше ходовую, чем что-то другое. Прежде чем супостаты успели дать второй залп, самоходка уже вылетела из-за поврота, успела остановиться и навести орудие. Угловатый, как кирпич, танк попробовал сдать назад, уловив жареное, но Бруди был быстрее. На этот раз взрыва не последовало, но на передней части цели отчётливо чернела пробоина, и это пока прекратил выступление. Второй тоже сделал ошибку, быстро переводя прицел с поросёнка на самоходку и выпалив "с вертухи", ковбой хренов. Но попасть не так-то просто, как им казалось, и снаряд лишь чиркнул по краю лобовой плиты, огненной линией улетел в небо.

- Пустышки, на таран! - стараясь не заржать, скомандовал лиселкач, - Ков, обходи слева, газу!

Толку от пустышки было мало, а вот если она хотя бы отвлечёт на себя выстрел, уже хорошо. Получить смертельный удар можно и от последнего гада, и рыжий вовсе не собирался давать ему этот шанс. Вместо этого он скомандовал остановку, довернул корпус и вкатал подбитой цели в бок башни - вот теперь нормально! Коробку разломало в хлам, и обломки полетели далеко по местности, подгоняемые ветром.

- Пустышка ёк! - сообщил оператор пустышки.

Водителю не требовалось разъяснять, что это значит. Если только что враг вкатал в пустышку, значит ему ещё перезаряжаться, и можно выкатываться. Что Ковак и сделал, собственно, и теперь открывалась полная картина, а именно вид на головную часть мехколонны, которая всё также неспеша передвигалась по трассе. В этом месте путь шёл среди скал, поэтому несушки не могли идти иначе как по этой же дороге, в итоге - не могли прикрывать МК своими лазерами от атаки с земли. Поэтому гады и предприняли эту тщедушную попытку устроить танковую засаду. А вот теперь последняя коробка осталась на открытом поле между МК и самоходкой, и деться ровным счётом некуда. Вместо того, чтобы рвануть на таран, хотя бы, как это сделал бы сам Бруди, коробка дала газу ровно в обратную сторону, пытаясь изобразить какие-то маневры. Башня повернулась почти назад и он даже выпалил, но "куда-то туда", ясен пух. Только вот рыжего такими фокусами не проймёшь, он не стал рассаживать снаряды, пытаясь попасть в виляющий танк, а вместо этого спокойно ждал, пока тот докатится до МК. Между самоходной платформой и краем трассы был зазор, но суваться туда совсем так себе идея, потому как ширина его не везде одинаковая, и есть хороший шанс застрять и оказаться под гусеницами штуки весом в десятки тысяч тонн. Так что, ретивый неизбежно сбросил ход, чтобы не влепиться в днище платформы - снизу там тоже есть место, но не такое, чтоб прошёл танк.

Как только вся эта ерундовина сбросила скорость, Бруди послал снаряд ей прямо в огузок, явно не бронированый, просто сварная коробка из обычных стальных листов, какие в обилии имелись на рембазе для всяких работ по мехколонне. Сначала показалось, что никакого эффекта нет, но потом всё таки из пробоины забился огонь, значит, батарейка загорелась.

- Всем, уран, уран! - цявкнул рыжий, который и не подумал за своими заботами забыть о всей операции, как и о кодах.

"Уран" был сигналом на запуск штурма мехколонны, со всеми этапами типа прикрытия. Отмашку следовало давать как можно раньше, чтобы не терять ни секунды, не давая врагу опомниться. Ведь они вполне могли ждать атаки с хвоста колонны, и теперь спешно перебрасывают силы.

- Командир, орудие... ёк, - слегка смущённо доложил Лудзь.

- А и пух с ним, - с полной спокухой ответил Бруди, - Ков, задом в укрытие.

Самоходка отползла к повороту трассы, так, на всякий случай, в то время как мимо неё уже полным ходом прошпарила самоходная бомба, а на положеном удалении шли все остальные. Хитрый план состоял в том, чтобы противник не видел их до последней возможности, особенно абордажника, потому как не надо особой смекалки определить, что это такое. Всё ещё не отрываясь от наблюдения, лиселкач видел, что горящий танк даже куда-то пытался ехать, но вскоре встал, и из люков выпрыгнули двое в скафах, не желая жариться. Правда, шиш им это помогло, потому как ураганный ветер моментально подхватил скафы и зашвырнул куда-то за платформу. Из люков бронекоробки уже вовсю источалось тепло, сухо выражаясь, так что, спустя минуту рванули и остатки боезапаса. На искорёженый остов наехала гусеницей платформа, полностью превращая в металлический блин.

- Приехали, - выдохнул Бруди, наконец отваливаясь от панорамы, - Наше дело всё, товарищи.

Лудзь, который сидел в боевой рубке рядом, только показал на затвор пушки, который при последнем выстреле перекосило до полной непригодности. А мог бы и ножичком полоснуть, как-грится... всмысле, рванул бы в стволе, могло и плохо закончиться. Да тут много чего могло плохо закончиться, трезво рассудил лиселкач, но "могло" не считается, остаётся только...

Прилично приложило ударной волной, когда сработала бомба. Машинку разнесло в щепки, как и задумывалось, и вышвырнуло в воздух тучу пыли и дыма. Множество отдельных кусков химической начинки, летая по ветру и упав на поверхность, дали достаточно дыма, чтобы его не успевало разметать даже таким ветром. Пространство перед МК заполнила сизая туча, на какие-то минуты, а может и секунды, закрыв прямую видимость. Но и абордажнику катиться отнюдь не так уж долго. Опасно раскачиваясь, этот сильно переделаный поросёнок на полном ходу прокатился через тучу, притормозил, и повернувшись гузлом, притёрся надстройкой к надвигающейся передней стенке платформы. Теперь МК толкала его перед собой, но это частности. Главное состояло в том, что проём этой башни, которую наворотили на машине, прижался к металлической поверхности, и тут же сработала заготовленная фигня из турбоклея - по периметру разорвались контейнеры с составом, который начал обильно пениться и застывать, приклеивая башню к стене и заодно герметизируя соединение. На весь этот процесс ушло не более тридцати секунд, после чего десантники изнутри ещё прошлись по стыку, пользуясь распылителями, чтобы наверняка. Выглядело ужасно, потому как пена вылезла далеко за пределы стыка, но здесь как-то не до эстетики, главное - осталась часть стены в центре, доступная для резки. Это тоже сделали крайне быстро, прилепив по периметру химический шнур, который после активации прожёг металл, и неровный кусок тут же вывалился, освобождая проход внутрь.

По плану следовало бы пошуметь в другом месте, например врезать из орудий камнебойки, чтобы создать у противника заблуждения, сухо выражаясь, но сейчас уже было поздно трясти, потому как стрелять уже не из чего. В абордажную команду входили исключительно те клюквисы, которые заранее тренировались по этой тематике, каким-то краем уха подозревая, что нечто такое может произойти. Теперь, стараниями Цыбуленко, здесь были пусть и не полновесные военные спецы, но всё-таки подготовленные кадры, соображавшие, как оно. Ровным счётом все они оснащались защитными устройствами от скафов, теми самыми, которые так старались захватить гады на станции, так что, одиночные пули не возьмут. А садить прицельной очередью никому просто не собирались давать возможности. Отряд действовал без лишних движений, потому как тут можно самого себя перехитрить. Так что, вместо игр в спецназ с тихим проникновением, которое толи выйдет, толи нет, десантура пошла напролом. Главное, почему командир отряда принял такое решение - расстояние от точки входа на техническом уровне до командного пункта МК всего четыре этажа и метров двести, если со всеми поворотами. Как можно понять головой, пробежать столько шагов можно ну очень быстро - но это если по пустому месту...

- ААА!!! - весьма точно выразился боевик, узрев в корридоре явно не своих, и даже успел пальнуть.

Передний лиселкач бросился на пол, в то время как из-за угла во вражину уже пошли прицельные выстрелы, вышибая фонтаны крови и разрывая тушку на отдельные фрагменты, сухо выражаясь. Десантники однако всё это дело не рассматривали, просто списали цель в погашеные, перепрыгнули через лужу, чтоб не подскальзываться, и рванули дальше. Фигачили по серьёзному, безо всяких задержек и лишних слов - по гранате сразу в каждую боковую комнату, некогда разбираться, есть ли там кто. Террористы пока ещё казались полностью на измене и не соображали, что вообще происходит; пальба стала слышна даже оттуда, где своих не было, эти гении просто самоубивались, не сумев разобраться в ситуации. К большому облегчению, достаточно хитрых среди пикникёров не нашлось. Конечно, они перегородили проход к КП баррикадой из контейнеров и даже поставили лазерные установки, вполне себе опасные, потому как защита от кинетики не остановит лазерный импульс. А вот изучить план помещений и сообразить, что можно легко проломить стенку уже с другой стороны от этого блокпоста, никто из скотин не догадался. Шнур-автоген, тот же что прожёг внешнюю стенку платформы, здесь сработал просто моментально, и вываливши из полученой дыры в стене, клюквисы бесхитростно расстреляли баррикаду с тыла. Пока одни добивали врагов там, вторые уже врывались непосредственно в аппаратную.

Тут следовало немножко придержать гусей, потому как Ырса настойчиво просила доставить главных инициаторов балагана в более-менее живом виде, а не по кускам. Но ноги им для этого не обязательны, подумали бойцы, давая очереди по ногам засранцев, которые повскакивали с кресел только тогда, когда стало совсем поздно. Ясен пух, это им слегка не понравилось, так что раздались вопли, и клиенты повалились на пол, кататься - там их успокоили, скрутив руки за спиной. Первый этап завершился, теперь третий... да, чтоб никто не догадался. Не возникло никаких драматических осложнений, которые могли бы быть: зассанцы просто не рассчитывали на захват КП, а потому никак не блокировали управление. Так что один из лиселкачей, весьма недобро ухмыльнушись, достал из кармана дискету, вставил во флоп, и несколькими щелчками кнопок запустил содержимое по общей трансляции. Это заняло у него секунд десять, и после этого для горе-захватчиков наступил полный песец.

Причём, в этом в некоторой степени помог один из ихних же главнюков. Соль в том, что он произнёс достаточно длинную речь, когда предъявлял требования террористов, и Ырса не поленилась её сохранить. Если бы здесь знали такие вещи, то однозначно узнали бы стиль дяди Геббельса - ибо, как-грится, скоты, скоты никогда не меняются. В общем, именно этот бессмысленный лай и был наложен на "плохой сигнал", так чтобы клиенты не сразу вкурили, в чём дело, а скорее так и вообще не, пока не станет поздно. Именно так оно и случилось, и лишь отдельные слишком умные выключили трансляцию. Впрочем, это им не только не помогло, но и можно было прямо записать в причины смерти, потому как во время начавшейся тотальной зачистки всех с оружием расстреливали на месте. Подавляюще большая часть боевиков отправилась в бессознательное состояние, в каковом их и скручивали. Ведь после третьей фазы операции пошла... вторая, верно. Рядом с МК приземлился пассажирский челнок, и из него посредством транспортёра перебралось уже куда более весомое количество ополченцев, которые могли взять всю мехколонну под контроль, что они и сделали. К большому облегчению, рвать её на куски бомбами не потребовалось, десант быстро дошёл до платформы, где держали заложников, и обезопасили оных. Зассанцы не успели ничего сделать, а отдельные особи, пытавшиеся играть в героев, быстро получили свои свинцовые пилюли и совсем заскучали.

Хорелька со своим Пузырём в это время находились уже на станции, пристыковавши туда челнок для обслуживания и заправки, и зависли на пару минут в переходе перегусить, когда по общему каналу прозвучало сообщение о победе. Причём это натурально была победа, потому как оказались достигнуты все цели операции, главное - освобождение заложников, нейтрализация ублюдков, и наконец, возвращение под советскую власть мехколонны. По отсекам станции раздались, мягко выражаясь, возгласы, а точнее - вопли с плохо скрываемой радостью. Грызь крепко сгрёб в лапы свою согрызяйку, имеючи на морде широченную лыбу, и лиселочка от души лизнула его в нос, скатываясь в смех.

- Это и твой клей сделал, моя плюшечка, - прошептал Пуз в пушное ухо.

- Фыр-фыр, - как всегда чётко выразилась Хорелька.

Правда, как и опасался грызь, через какое-то время её накрыло отходняком, так что лиселку аж затрясло. Соль в том, что во время событий она не давала никакой воли эмоциям, а просто работала на результат, чтобы не подводить своих. Когда всё закончилось, она могла позволить себе и подрожать, принимая в голову, как близко они были к провалу. Да взять хотя бы самое начало, когда их обоих, по всем раскладам, должны были взять в заложники, как минимум, и только импровизация Пузыря с кипятком поломала гадам все карты.

- Хорелястая, всё уже хорошо, - гладил шёлковую пушнину грызь, - Ну что ты, рыжулька.

- Я не что, я кто, - хихикнула она, утирая слёзы, - Извини, грызька, накатило. Ведь если бы не твоё хулиганство с чайником... Смогла бы я отказать им, если бы они грозили тебя пристрелить? А ты?...

- Как видишь, не так просто нас взять, - оскалил резцы Пузырь, - Так что, планы розовые, а кресты берёзовые, как известно. А кипяток... Там знаешь полно таких моментов случилось, когда им весь сценарий поломали. А теперь вот и статистов разогнали.

- Ахаха, весь спектакль испортили, подонки! - скатилась в смех Хорелька, - Так им и надо!

Рыжая пригладила пух на ушках и приняла достаточно церемонный вид, правда, сама же от этого опять захихикала, и так по кругу, как обычно.

- Было бы интересно вытрясти из минус-ребят всё, что они могли знать, - цявкнула она, - Например, что такого особенного в той рогатой собаке, которая меня испугала.

- Рогатой? А, эта. Боюсь, ничего уже не вытрясешь, - хмыкнул грызь.

- Слишком дохлая? - без тени сожаления уточнила Хорелька.

- Мягко цявкнуто. Попала под гусеницу платформы, так что, марш-фарш.

- Сожаления отсутствуют, - пожала ушами рыжая. - Кстати, это по ходу шерсти кто их так расчихвостил, как белочка шишку? Наседка!

- Никаких сомнений, - кивнул Пузырь, - А мы тут при чём?

- Мы тут притом, что подогнали ему лису, - хихикнула лиселка, - В таком состоянии, как понимаешь, энтузиазму прибывает.

- Мм да, действительно, - одуплился грызь.

- Но ты не подумай чего, - Хорелька ласково обняла его за шею когтистыми лапками, припушилась к согрызяю, - Для меня ты всегда был главным героем, Пузырястый.

- А для меня ты, рыжулька, - крякнул Пуз, - Ты что, хочешь чтобы я лопнул от счастья?

- Само собой! Не понимаю, почему тебя ещё не разорвало, выпушня кусок! - рыжая изобразила возмущение столь похоже, что Пуз действительно чуть не лопнул, только теперь от смеха.

Как раз тут на комме замигал сигнал вызова, и это был Чай - не чёрный, а рыжий. "Существует песок для обцявкивания, если что - кричите".

--

Само собой, после завершения боевой операции последовала куда более затратная хозяйственная, а также политическая. Причём пока даже не стоял вопрос о том, чтобы восстановить производство кеварита - да шиш там! Матчасть поломали настолько основательно, что для начала следовало сильно постараться, чтобы вообще сохранить функциональность всей колонии. Не стоило забывать, что Лужайка весьма враждебное для жизни место, где поддержание базового уровня требует постоянного шевеления и больших затрат, так что просадка баланса была просто очень опасной. Настолько, что была немедленно организована группа "на худший случай", которая заранее занималась планом полной эвакуации. Как уже было помянуто, такая возможность имелась, но ясен пух, никто не хотел к ней прибегать. Однако, самая жесть свалилась на Ырсу, потому как она была единственной ка-вэ во всей звёздной системе, и только она могла применять свои способности, чтобы отфильтровать контингент - а это несколько тысяч олухов, на минутку. А фильтровать его было необходимо, потому как негоже держать в заключении невиновных, и не менее важно, что они же сильно помогут восстанавливать хозяйство, когда будут выпущены. Именно по этим соображениям трёхглазую ни в какую не пустили в штурмовой отряд, хотя она сама очень даже порывалась так сделать. Схватила бы маслину чисто случайно, и что дальше? А так получилось всё пух в пух. Тем более, ка-вэ это не тот случай, чтобы упороться на работе, и не только из-за огромной работоспособности. Ырса чётко понимала, сколько она сможет сделать за рассчётный период времени, и не перегибала палку...

- Эм, а в чём конкретно соль? - почесала ушко Хорелька, - Интуитивно догадываюсь, но хотелось бы конкретнее, как-грится. Почему одна Ырса?

- Ну вот тебе надо определить, можно выпускать чувака на вольный выпас, или нет, как ты это сделаешь? - резонно осведомился грызь.

- Никак, само собой, - хихикнула лиселка, - А она как?

Пузырь, хмыкнувши, показал по лбу, намекая на третий глаз.

- Серьёзно?... Я опять не слишком поняла, грызька, - призналась рыжая.

- А ты думаешь я понял? - без шуток цокнул тот, - Но, если примитивно, то у ка-вэ есть встроеный детектор лжи, а скорее так и что посильнее.

- Посильнее это как? - не унималась любопытная лиселка.

- Ну например, я рассказывал тебе про некую клюквенную кошку, Фейлин? Да ты её же видела на станции Шелека. Так вот она демонстрировала мне фокус, когда я не мог сказать, что я не клюквенная белка. Улавливаешь? Просто не мог сказать заведомую ложь, язык не поворачивался в прямом смысле.

- Ничоси, - представила Хорелька, и аж икнула, - И это клюквенная кошка, а даже не ка-вэ? Страшно представить, что ещё умеет Ырса... ладно, не страшно, а страшно интересно. Боятся пусть эти, которые того.

- Ну в целом картина понятна? - осведомился Пузырь, - Тогда, поехали.

- Он сказал - поехали, и махнул... хвостом, - захихикала рыжая.

Смех с мехом, а они натурально поехали, на тележке-транспортёре, по этажу рембазы. Пока что на них повесили задачу подвозить от цеха расходники для сварочных работ - электроды, предохранители, запчасти, и всякую такую дребузню. Как обычно, дело ерундовое, на две копейки, только вот если его не сделать - электроды сами себя не развезут, и будет затык всего процесса ремонта. А ремонт предстоял основательный и надолго, потому как до этого сами же порезали Уток лазером, да ещё и в самую заморочную часть, в кабину, где полно сложного оборудования, а герметичность должна быть полная и гарантированая. Пузырь, поглядевши на проплав, цокнул бы, что сам он вообще не сможет это заделать, хоть чего ему давай. Но откромленые инженеры с ремонтки заверяли, что залатать вполне реально, причём с мыслимые сроки. Проблема была лишь в том, что латать надо не только Уток, но и ещё много всего по МК, попорченного во время боевых действий, поэтому на обработку птиц выделялась лишь некоторая часть ресурсов. С другой стороны, энтузиазм контингента был на редкость высок - надо думать, после того, как удалось выжить в таком цирке, и далеко не с самым плохим результатом. Так что, работы шли с опережением планов, а МК выглядела как ударная коммунистическая стройка... хотя, почему только выглядела, так оно и было в натуре. Сейчас все резко переключились в такой режим, прекрасно понимая, чем чревато пускать дело на самотёк.

К процессу постепенно подключались те, кого профильтровали из "концлагеря" на несушке и признали непричастными к преступлениям пикникёров. Милиция в виде Ырсы работала чётко, каждые сутки пропуская по две сотни, но всё равно, это затянулось довольно надолго. Узнав полностью, какие безобразия происходили, клюквисы полностью понимали, почему их засунули в заключение, и не возникали. Которые возникали - как правило, оказывались в другой категории, неблагонадёжных, и далее их мнение уже никого не интересовало от слова совсем. Пока их собирали на другую платформу-несушку, но никто не собирался оставлять им такую дачу в постоянное пользование, обойдутся. Предполагалось, что постепенно зассанцев будут порожними рейсами вывозить с планеты и размещать в одном из эваколётов, в сурок-камерах, где они могут пролежать долго, не прося есть, в прямом смысле. Тратить ресурс челноков на перевозку этого "груза", как прямо выражалась Ырса, она не собирается. И прямо добавляла, что если возникнет аварийная ситуация - эти пойдут за борт первыми, без всяких сомнений. Просто так "утилизировать" их было преждевременно, потому как в каждом отдельном случае требовалось дополнительное разбирательство, на которое пока не было ресурсов - да и не будет, пока не вернётся вся милиция.

Многих весьма интересовало, а были ли посланы с Лужайки сигналы о происшествии? Подумав головой, Пузырь счёл, что скорее - нет, чем да. Ведь по ходу шерсти, помощь не могла прибыть ранее чем через пол-года, а тогда будет совсем поздно в любом случае. Кроме того, насколько грызь знал из общедоступных источников, сверхсветовых передатчиков, которые могут сигналить на межзвёздные расстояния, по крайней мере в системе Лужайки нету. Есть почтовые зонды, но надёжность у них так себе... Хотя один такой как раз прилетел с Боолы, доставив сообщение об эпидемии. В общем, если подумать опять-таки головой, то поднимать панику и рассылать сигналы бедствия это не лучшее решение. Так что, весьма вероятно, что вернувшихся ждёт сюрпризь, благо, достаточно приятный. Вместо того, чтобы получить захват заложников в масштабе целой планеты, останется только утилизировать уже упакованые туловища.

Несмотря на аврал в работе, многих не оставляли мысли о том, как всё это получилось. Ладно, можно принять, что Лужайка кажется халявным местом, особенно издали, с Лисувина, и сюда стеклись самые что ни на есть отбросы со всего участка галактики. Несведущим казалось, что на Лисувине полная анархия, а на самом деле так оно и есть, но лишь отчасти. В частности, подгрести под себя слишком много, как это получилось бы в каком-нибудь неразвитом мире, ещё никому не удавалось. Логично, что не получая желаемого там, ублюдки потянулись куда-то ещё, и вышло так, что в данном случае это Лужайка. И опять-таки грело пушу то обстоятельство, что несмотря на такую концентрацию гадов, им даже здесь не удалось взять власть. Огурец Цибь, в очередной раз подумал Пузырь, если бы не его инициативы с играми в войнушку, сильно заранее, а не когда станет поздно, то закончилось бы это дело куда как плачевнее. Вряд ли хулиганы могли представить себе, что в первом же боестолкновении против них пойдёт танк! А он пошёл, и теперь наверняка будет стоять в музее как реликвия, вместе с самоходкой, на которой Бруди провёл свою "неплохую катку", как он сам выцявкнулся. Вот пожалуй, какой вывод можно было сделать сразу - это то, что лиселки оказались сплошь своими, ни единого такого клюквиса среди пикникёров не было обнаружено, что крайне в пух. Это не особо удивительно, как уже указывалось, вид клюквиса это не рубашка, которую можно менять по желанию, а атрибут, прочно пришитый к индивиду. А вот с рептилоидами всё было с точностью до наоборот, едва ли не все, какие нашлись на планете, поддержали террористов и сейчас сильно скучали. Посиди-ка на хвосте, но мы видали некого Откена на Шелеке, это тоже была долбаная ящерица, припомнил Пузырь. Пух знает, как оно - определяет ли сознание клюквовид полностью, или нет?...

Филосовствования не мешали грызю таскать ящики с электродами, так что Хорелька только и успевала отмечать в накладной, что-куда. Сварочные автоматы, которыми пользовались в ремонтке, жрали огромное количество расходного материала, и он поставлялся уже не в виде привычных стержней, а в виде катушек проволоки, каковые вставлялись в подающий механизм, и поехали... И через минуту уже можно выгрести ведро шлама, а катушку вставлять новую. Соль в том, что агрегаты были предназачены для заваривания относительно небольших повреждений, а сейчас им предстояло сшивать кабины Уток чуть не из половинок. Хорелька с Пузырём зачастую из любопытства пырились, как оно происходит - через светофильтры, само собой, потому как при сварке возникала огромная разрядная дуга, и искры металла летели на пол фонтанами, кому-то опять всё это собирать. Металл наплавлялся на края пробоины, как клей; получалось жутко неровно. Однако после того, как прореху заплавляли, шлифовальная машина восстанавливала форму очень быстро - зато так гораздо надёжнее, чем лепить заплатку. Собственно, непосредственно заварить пробоины в кабине - это пять минут, а вот подготовить всё к процессу и потом убрать отходы - куда как дольше. Это открывало большие возможности для использования неквалифицирванной рабочей силы... ну как неквалифицированной, рыжие конечно были космонавты и кой-чего умели, но письменных доказательств тому не имели. Да если честно, они отнюдь не рвались сами заваривать корпуса Уток, пущай это делают те, кто точно не накосячит, ибо накладно получится, если что.

Понимая политический момент, сухо цокая, было дадено добро на то, чтобы пандведи снова открыли свою тошниловку. Как резонно рассудил Цибуленко, это принесёт куда больше пользы, чем они сумеют наковырять на рембазе, вместе со своей козой, которая антилопа: рассчёт оправдался. Наклюкиваться в зюзю желающих находилось ноль, а вот похлестать клюквенный сок и поржать с товарищами, узнавая заодно последние новости, это давало отдых запылённым мозгам. Хорелька с Пузырём заваливались туда после смены, пощёлкать клюквами, да и посидеть на хвостах, если честно. После многих часов возни лапчонки начинали явственно болеть даже у них, вполне привычных к физическим нагрузкам. В одну морду Пуз не стал бы так делать, но его очень тешило, как радуется согрызяйка, так что и. Грызь достаточно внимательно оглядел разношёрстную компанию, на всякий случай, вдруг кто упарывается... само собой, это было всуе, новичков тут не водится. Руда и Чай хоть и были запылённые, как в прямом, так и в переносном смыслах, но явно не сверх меры, потому как катались по смеху, как шарики по подшипнику, и даже слова не путали. Пузырь также заметил глазами, что когда в тошниловку вваливался Бруди, под лапку с Джезарой, то следом невзначай появлялись патрульные. Ополчение из добровольцев пока не распускали полностью, и эти топтались по платформе в полной боевой выкладке, с автоматами, и даже с защитками от скафов на спине, ибо бережёного хвост бережёт. В какой другой ситуации это было бы излишним, но после произошедшего граждан только успокаивал вид вооружённых бойцов, а вовсе не наоборот. Думается, Ырса дала инструкции присматривать за тем, кто шляется вокруг Бруди - так, на всякий случай, абы найдутся недобитые пикникёры, задумавшие устроить месть за всё то "хорошее", что рыжий им сделал. Тупо? Ещё как, только вот это их не остановило.

- Ну, за Советскую власть! - без тени шутки цявкнул Чай, подымая кружку со своим тёзкой.

Клюквисы клюкнули, и ни у кого не было вопросов, насколько это важно.

- А вы в курсе... - заикнулась Руда, выслушала про "мы не в курсе, мы в шкуре", и продолжила, - Что завтра уже начинается утиный сезон?

- Пуха се, - присвистнул Пузырь, - И кто полезет?

- Ну, учитывая проявленную инициативу, - фыркнул Чай, - А она как известно, грызёт инициатора... в общем, мы и полезем. Нашу сорок третью вообще угнали на Южный, она не пострадала, так что, после всех проверок может летать.

- Нет, ну а что? - цявкнула Руда, - Какие-то ублюдки помешают нам добывать жижицу? Не дождутся!

Пузырь хихикал, хлебая чай и поглядывая на неё, симпатичную зеленоглазую лиселку с красной шёрсткой и большущими ушками, почти как у Хорельки. Такая лапочка! К тому же умная, хитрая, шарящая в своей возне лиселка - в пух, да и только.

- Впринципе да, чего тянуть гуся за рога, - пожал ушами грызь, - Раньше начнём, раньше... нагребём сколько-то.

- А сколько там ещё в ремонте? - уточнила Руда.

Пуз скатился в смех, потому как она не трогала шею, но казалось, шёрстка примялась под давлением Жабы. Надо думать, ведь простой Уток, по ходу шерсти, оборачивался огромной упущеной прибылью.

- Ещё три штуки залатать, - цявкнула Хорелька, - Но я цявкнула, залатать, это самое простое. А вот перебрать начинку командного отсека, сделать взамен то что накрылось, всё это собрать и проверить... дюжина птиц в этой очереди, и возня на месяц, не меньше.

- На месяц? - церемонно переспросил Чай, - И ты думаешь, это долго?

- Я думаю, месяц это месяц, - цявкнула рыжая с умным видом, - Соль в том, что частично будет работать орбитальная фабрика, пострадавшие модули поднимут туда. А у них там оборудование сами знаете какое, да и невесомости хоть ушами жуй. Вы только уж там это, того... осторожнее, не упарывайтесь сверх меры.

- Вы? - хихикнула Руда, - А вы?

- А нам ещё цыплёнка своего проверять теперь, - хрюкнул Пузырь, - Абы не случилось чего. Может быть, потом и на фабрике подсобим, всё-таки наша тематика...

- Клюквята, да что вы всё о работе да о работе, - фыркнула Джезара.

- О какой работе, лисярыня? - хмыкнул Пуз, - Это у нас исключительно для пуши. Кто тут "на хлеб зарабатывает", ну-ка?

Желтоухая открыла было пасть, но также и закрыла, потому как даже она вряд ли могла попасть в указаную категорию. Подобные материи она пока ещё плохо понимала, и раньше даже не пыталась. Но теперь совсем другое дело, когда перед ушами были такие примеры.

- Вон у выпушня твоего тоже была работа, - хихикнула Хорелька, показав на Бруди, - Стоит оно внимания, не?

Сам лиселкач выглядел как рыжая лужа довольства, кое-как собравшаяся в форму. Он сыто порыгивал и благопушно пырился на Джезару, впрочем, не без обожания. И что характерно, теперь это было полностью взаимно.

- А ты как, опять собираешься хвостом вилять? - продолжила хихикать Хорелька.

- Частично да, - призналась Зара, прижимая ухи, - Но только потому что пандведи попросили. А частично буду учиться Уток гонять.

Клюквисы заржали, потому как при этих словах Пузырь демонстративно прочистил уши.

- Похабно... тоесть, похвально, - цявкнула рыжая, - Так глядишь и лисой станешь, мало помалу. Ну а чем не дело для лисы, уток гонять? Насколько я понимаю головой, обратно на Эл ты с нами не покатишься, тебе и тут здорово кусать?

- Это, да, - смущённо поводила ушами клюкволиса, - Хорелька, Пузырь, благодарствую вам за всё, правда! Я и подумать не могла, что так может случиться.

- Да без проблем, - рыгнул грызь, - Десять тыщ, и без проблем... шутка. Конечно, двадцать... ещё шутка.

- Да вот просто йуморист выискался, спасу нет! - цявкнула традиционное Хорелька, пихнув его в пух, - Ну а так, Зара, так мы очень даже гады, тоесть рады, помочь тебе. Может быть, когда-то и ты нам что-нибудь сделаешь, верно? Ну пусть не нам, а ещё каким клюквисам, так оно и будет по кругу.

- Дай-то пух, - хрюкнул Пуз, - Если нас всех не разгонят после этого инцидента.

- Всех не разгонят, - уверено цявкнул Чай, - Даю уши на отрыв. Если честно, даже не знаю, кто именно отвечает за весь клюквопроект, ну, какая контора.

- Я думала, "кобра", - пожала ушами Руда, имея вслуху КБР, Комитет Безопасности Родины, - Нет?

- Впрямую нет, - покачал ушами лиселкач, - Контролит конечно, но вот кто вообще заварил всю кашу? Думается мне, научники, больше некому заниматься такими опытами в масштабе галактики.

- Нутк, - снова хрюкнул Пузырь, - Может, им и разрешили ставить опыты до некоторой красной черты. А вооружённое восстание, это залёт, как ни крути.

- Нагоняешь ужасы, - пихнула его Хорелька, - Ты понимаешь, что в случае чего нам капец, причём без вариантов?

- Но... пфф, - чётко выразил мысль грызь, - Ладно, забыли.

- О чём?... - скатилась в смех рыжая.

Смех с мехом, но этот ньюанс не давал покоя практически всем... ну может быть, за исключением Бруди и Джезары, которых в данный момент полностью занимало совсем другое.

- Смех с мехом, а этот ньюанс не даёт покоя, - цокнул Пузырь, - Но если подумать головой...

- Ох грызька, такие предложения средь бела дня, - Хорелька сделала такую испуганную мордочку, что рожь опять посыпалась, как на элеваторе.

- Да. Так вот если подумать, то клюквисы не единственное меньшинство в Союзе. По ходу шерсти, там одни сплошные меньшинства... Ну тоесть наоборот, отсутствует большинство. Ну и сало быть, вряд ли та безобразная сцена, которую нам тут разыграли пикникёры, это что-то прям совсем уникальное. Наверняка подобные инциденты имели место быть.

- Уверен? - хмыкнула Руда, - А ну-ка найди в сети упоминания о таковых. Не ты один так изощрённо развлекаешься, как думаешь головой. Мы искали, только вот шиш.

- Их там нет, потому что незачем учить потенциальных террористов, - резонно заметил грызь, - Кроме того, если бы не стечение обстоятельств, которое бывает раз в тысячу лет, то и здесь бы ничего не было. По крайней мере, за волыны они бы не похватались, когда на орбите сторожевик.

- И... что из этого? - почесала ухи Хорелька.

- То, что если подходить сухо научно, а конторы Союза так и подходят, то нет большой разницы между потенциальным происшествием, и реально случившемся в результате редкого стечения обстоятельств. Тогда наверняка искомых происшествий наберётся допушнины, а это значит, что никакой большой опасности клюквопроекту не грозит.

- Слегка в логику, - признал Бруди, который не только глушил сок и глазел на свою лису, но и внимательно слушал ушами, - Только вот остальные хулиганы - естественного происхождения, а мы - искусственного. Есть разница?... Вот и я не знаю, есть ли.

- Знаете, клюквята, - тихо цявкнула Хорелька, - Даже если на этом бы всё закончилось, лично я ни о чём не жалею, ни капельки! Мы и так отхватили куда больше, чем... ну, просто больше.

- Вполне понятно, - кивнул Чай, пихнувши согрызяйку, - Думаю, мы согласны. Кстати, кому-то надо заняться старательством, а то не хватает кой-каких материалов. Наседка, ты как?

- Я не как, я кто, - заржал Бруди, - Да ладно, сейчас чаю выпьем, и достанем чего вам там надо.

Пузырь был совершенно согласен со своей рыжулькой, и не цокнул лишь потому, что она и так это знала. Как и бывало иногда, при взгляде на клюквисов возникало ощущение чего-то нереального, потому как... да пух его знает, почему. В частности, казалось полным чудом, что они совершенно не видят разницы между собой и тем же Бруди, например. А ведь он, на минуточку, ни разу не бывший землянин, а совершенно другой биологический вид. Впрочем, клюквисы обычно не склонны к воспоминаниям, поэтому никто тут даже и не знал, что именно за вид, и как он вообще выглядит. Отчасти из опасений, что лучше и не знать. И несмотря на то, что их родные миры находились на невообразимом расстоянии друг от друга, сейчас клюквисы чувствовали себя полностью своими, и это было одновременно удивительно и приятно. Кстати, припомнил грызь, ихний знакомый клюквоволк с Шелека, Хеверт, тоже не землянин, только вот шиш это опознаешь и с первого, и с десятого взгляда. А это значит, что даже такие глубокие различия между разумными оказываются не столь и глубокими, и Жадность, в хорошем смысле слова, она и на другой стороне галактики - Жадность. Или, что далеко ходить за примерами, тяга к симпатичным лисичкам. Или, опять же, потребность в Возне, в полной независимости от того, сколько за это упадёт в личный карман.

Собственно, Лужайка и до инцидента была одним большим совхозом, тобишь - совместным хозяйством. Тоесть, нагребин за добытый кеварит делился в некоторых пропорциях на всех участников, а не присваивался кем-то отдельным. В период же восстановительных работ об этом вообще забыли просто напрочь, хотя бы потому, что отдел учёта занимался более неотложными задачами, чем бухгалтерия. Так что сказать точно, кто сколько получит, пока не представлялось возможным, и тем не менее, это никого не грызло. Клюквисы ценили свой труд, но только совсем не в том смысле, как минус-ребята из пикникёров. Для них было главное, чтобы свершился Профит, причём строго по шерсти, а не против оной. А уж сколько за это огребёт каждый лично, дело десятое. Хотя, как хихикали втихоря, есть мнение, что один рыжий лиселкач заслужил "некоторую надбавку" за заслуги. Хорелька подбила Джезару, чтобы та сделала фотофиксацию брудиной морды, когда тот узнает, на какую сумму ему "скинулись" всем коллективом; в последствии эта картинка висела в музее, вызывая повальный ржач всех видевших.

Ну а пока что, проржавшись, клюквисы взялись за Возню, как гусь за траву, трепать и не отпускать. Пузырь с Хорелькой выполнили угрозу и отправились на станцию, заранее осмотреть корабль, абы вдруг там чего слетело или испортилось в результате эт-самого. Вдруг потребуется долгая возня, а пропустить окно запуска и топтать гусей ещё пол-года это будет пожалуй лишним. Хотя получалось так, что инцидент сделал для них Лужайку куда более родной, чем раньше, и уматывать уже совершенно не хотелось. Но видимо придётся, потому как найти замену в экипаж не удастся, а вывозить кеварит всё таки нужно, учитывая обстоятельства - ещё нужнее, чем обычно. Просиживая хвост в пассажирском челноке, грызь заодно просматривал новости по поводу того, как оно на фабрике: да вроде и в пух, а не мимо. Когда оборудование начнёт сыпаться, а оно начнёт, то уменьшеному персоналу будет трудно справиться, но пока вся автоматика не косячила, процесс шёл. Главное, процесс изготовления контейнеров для кеварита: как упоминалосиха, эти ящики весьма специфические, с защитой от радиации и ещё пух знает чего, и сделать их не так-то просто... Пааасидите-ка на хвостах, аж подпрыгнул грызь, получается, их вполне можно везти обратно в систему Лужайки? Вот тебе и ответ, как не летать сюда порожняком! Впрочем, это ещё надо найти, где взять пустые контейнеры, это может быть не так легко, как кажется. В частности, просто так взять и посмотреть, куда вообще уходит кеварит, не получалось, потому как вступала в дело секретность. Не высшего уровня, само собой, а скорее низшего, не тем не менее. Нутк я знаю, чьи уши опять пострадают, хихикнул Пуз. А пока...

- Пока, пока, топчи подошвой гусака, - с выражением продекламировала Хорелька.

- Вот йумористка выискалась, спасу нет! - подёрнул её за хвост согрызяй.

- Быстро обучаетесь, грызень, - церемонно цявкнула рыжая.

Однако, они даже на минуту прекратили хихикать, сунувшись в жилой отсек "Малахольного Цыплёнка". В нос лупануло забытым запахом, который въелся в память довольно сильно, потому как эти двое просидели тут уже два полёта, а Пуз так и три. Как и прошлые разы, это было довольно странное ощущение одновременной радости, и позывов к рвоте... но скорее первое, потому как пакет никому не понадобился. За время отсутствия экипажа жилик сильно замёрз - не совсем, потому как это вредно системам, но почти до нуля. Лазить сюда довольно неудобно, и чтобы не расходовать ресурс шлюзов, да и не делать лишних движений, персонал станции просто вытащил из жилика все ящики с растюхами, поставив в отдельную теплицу, но поближе к себе. Так что, сейчас отсек выглядел довольно покинуто, как оно и было в натуре. Даже система находилась в спящем режиме, и пришлось её расталкивать, образно цокая...

- Не сочту лишним напомнить, - церемонно цокнул Пузырь, - Что когда цокаешь для ИИ, лучше не делать это образно, воизбежание двучтений.

- А ты вообще-то так умеешь? - захихикала Хорелька, пихнув его в пух, - Ладно, уткую.

- Так? Умею, - с умным видом ответил грызь, ответно пихнув её в пух.

Как ни странно, но он действительно умел отключить образное цоканье и даже лулзы, когда "разговаривал" с машиной. Именно в кавычках, что неоднократно подчёркивалось в инструкциях - если ты разговариваешь с машиной без кавычек, это залёт и пора к мозговеду. В норме же "разговор" назывался вербальным каналом ввода, точно таким же, как клавиатура. И, опять-таки, Пузырь помнил считанные случаи, когда он прибегал к этому способу, потому как это опять-таки правила, выработанные огромной практикой. Набрать команду лапками - не развалишься, а вот если железяка возьмёт и превратно воспримет какой-то постронний шум в микрофоне, то можешь и развалиться. Как уже упоминалось, это две большие разницы - реальное желание разумного пожить ещё, и инструкции, запрограммированные в машине, хотя вроде и то, и другое имеет одну и ту же цель...

Пузырь оторвался от таблиц на экране, вспушился, и продолжил хихикать. Рыжая и ухом не повела, ясен пух, продолжая тыкать тестером в аппаратную стойку, прозванивая каждый блок в отдельности. Грызь в который раз залюбовался своей согрызяйкой, тем более, уже достаточно давно он не видел её в невесомости, когда пушнина становилась ещё более пушной. Лиселка плавала в воздухе, как рыбка, помогая себе огромным хвостом и ушами - она реально могла так плавать, а не толкаться лапами от стен, как остальные. Подождав, пока она вынырнет из Возни, грызь цокнул.

- Хорелястенькая, есть мнение, что надо ещё кой-чего сделать.

- Аф... Ладно, иди сюда, - скатилась в смех лиселка, - Что именно?

- Пойти попрыгать в пузырь, само собой, - цокнул Пузырь с самым серьёзным видом, - Ты немного запылилась, рыжулька, а эта фофань никуда не денется.

Хорелька открыла было рот, но только клацнула челюстью, и прыгнувши через отсек, сгребла грызя в объятья цепких когтистых лапок. Не то чтобы она сильно удивилась тому, что согрызяй читает её мысли, но это в очередной раз приносило потеху. Да и тот факт, что Пуз действительно был готов положить хвост и на корабль, и на кеварит, только бы потешить её, весьма умилял лиселку и заставлял ещё крепче держаться за грызя. Поскольку отцявкиваться было бы глупо, она только кивнула, и позволила утащить себя в "пузырь", как было цокнуто. Тёзкой грызя называли на станциях "большой отсек для ничего", как значилось на входной двери шлюза, и это натурально был пузырь из материала примерно того же, как и топливный мешок корабля, только надутый воздухом до атмосферного давления. Прикреплённый к статичной, а не вращающейся, части станции, пузырь служил в качестве места для поржать, потому как имел диаметр метров двести, и через всю эту тюрю можно свободно прыгать, испытывая свободный полёт на протяжении довольно длительного времени. Иногда здесь собирали что-либо громоздкое, но чаще всего - именно маялись дурью, заодно пялясь глазами на звёзды, потому как облочка почти что невидимая, и создаётся полное ощущение полёта в открытом космосе. Это было очень занимательно, плавать в воздухе, создавая эффект весла, или крыла, при помощи собственного хвоста - даже у грызя что-то да получалось.

Пузырь, тот который большой, здесь был прикрыт ещё и парусами из защитной плёнки, потому как излучение звезды в противном случае припекало бы недопустимо сильно, сухо цокая. А фактически, тут можно было яблоки запекать, просто выставив за периметр защиты. "Солнышко" выглядело весьма угрожающе, в косматой короне из огромных протуберанцев, и даже Пузырь, который маленький, мог бы схватить ощущения, что оно желает зла. Головой все понимали, что уж чего-чего, а зла тут им никто не желает, и если вести себя подобающе физике, то и жариться не придётся. Практически всё пространство в направлении звезды было не чёрное, а занято туманностью, светящейся с разной степенью интенсивности, цветами от багрового до розового, примерно так. В общем, туман этот смотрелся ровно так, как это бывает на картинках с телескопа - как переливающийся кисель из газа. Причём тут все понимали, что этот кисель не просто так, в нём происходят процессы эволюции вещества, которые в конечном счёте приводят к появлению жизни, в том числе разумной. Тобишь, захихикал грызь, газовая расфуфайка вокруг этой звезды - это в какой-то мере ихний предок, так чтоли... по крайней мере, атомы могут быть как раз оттуда. Ну если точнее, то никак не из этой конкретной туманности, но из такой же, существовавшей миллиарды лет назад где-то в том районе, где образовалось Солнце. Да ну те впух, помотал башкой грызь, такое думать в голову.

Однако, мысли невольно возвращались, стоило перевести взгляд на планету. Отсюда это выглядело довольно пугающе... впрочем, с поверхности тоже. Чёрный шар, закрывающий светящиеся облака туманности, окружённый сверкающим ореолом толщенной атмосферы, в которой даже с большого расстояния видны вихри огромных размеров. Было похоже на чёрную дыру, и впечатление усугублялось струями ионизированного газа, которые залетали на тёмную сторону и там гасли - а выглядело так, словно они сливаются в бездонный абсолютно чёрный провал. Если как следует прочувствовать относительность своего размера к этой штуке, пробирает до основания пуха - но не настолько конечно, чтобы перестать хихикать. И вот эта загогулина, катаясь по газовому пирогу вокруг звезды, обмазывается кеваритом, который мы сейчас и цедим, отметил Пузырь. Если смотреть жабьим зрением, то получалась другая картина, огромный кусок профита наматывал на себя единицы прибыли, так и виделось, как от планеты отлетают цифры...

Когда довольные по уши рыжие выплывали из отсека-пузыря, их встретил знакомый клюквис из докеров, и просветил, что было бы неплохо, и в том числе, потаскать контейнеры. Кто другой мог бы и удивиться такому предложению, но здесь это в порядке вещей, потому как грузить конты в челнок - это очень полезное дело для общего, чем быстрее это будет сделано, тем более в пух. Так что, вспушишись для порядку, клюквисы поплыли по переходам станции в указаном направлении, где и встали в цепочку для быстрой передачи груза. На самом деле, контейнер для кеварита выглядел как ящик оъёмом в кубометр - квадратный литр, как ржали - но внутреннее пространство там сильно меньше, потому как стенки толстые и многослойные. Было такое мнение, что в таком ящике можно от ядерного взрыва спрятаться в открытом поле, выдержит и механическую нагрузку, и излучение. Однако, продукт не наливался в контейнер, а паковался в круглые банки, которые Пузырю напоминали не иначе как "пустышки" из Сталкера - два металлических диска, и между ними прозрачная колба с какой-то невразумительной ерундой. Правда, лапу между дисками шиш просунешь, ясен пух, но это не мешало грызю ржать над видом банок. Такие "кефирницы", как их почему-то погоняли, вставлялись уже в прямоугольные рамки, и затем плотно насовывались в ящик, как патроны в обойму. Если не хватало банок, вставляли пустые рамки, чтоб оставшиеся не сдвигались. Вот именно этим космонавты и занимались довольно длительное время - перекидывали по цепочке банки, или набивали их в ящики. Обычно этим занимались другие морды, но сейчас, в результате аврала, требовались лишние лапы.

- Не развалимся, - хихикнула Хорелька, ловко ловя банку.

- Поперёк не цокнешь, - пожал ушами Пуз, - Цыплёнок и это тоже подождёт.

- Он мне уже начинает нравиться, - призналась рыжая, - Такой удобный, всегда подождёт. Прямо как некоторые выпушни.

- Стараемся для вас, лисельчарыня, - хихикнул некоторый выпушень.

А главное, когда это взаимно, так вообще в пух. До сих пор у грызя не было ни единого момента, который бы ему не понравился в отношении согрызяйки, так что, эт-самое. А вот эти самые ящики, между прочим, будут заполнены продуктом, подняты обратно на орбиту, и составят груз "Малахольного Цыплёнка". Пузырь аж чувствовал давление Жабы на шею, представляя себе, сколько будет стоить такой груз - впрочем, он чётко знал, что в техническом смысле нет никакой разницы, везти кеварит или чистую воду, разница только в массе, плотности, и других показателях. Продолжаем разговор с гусями, цокнул себе Пузырь, и пошёл тягать в челнок очередной контейнер.

--

Прошло не менее сорока суток с момента завершения боевой операции, и только тогда у Ырсы дошли лапы до виновников торжества. Те были возмущены до глубины души, потому как никто и не подумал ими заниматься сразу, просто позакрывали в разных помещениях, а особо буйных обрабатывали препаратами, вводящими в овощное состояние. У ка-вэ были гораздо более приоритетные дела, отфильтровать чуваков и отпустить всех, кого следовало - именно это она и делала. И лишь после этого начались допросы с пристрастием и прочие тоталитарные ужасы, бугога. Примерно так об этом говорили на Лужайке, именно с "бугога", потому как жалеть ублюдков после всего содеяного никого не нашлось. Собственно говоря, они были обязаны жизнью именно Ырсе, потому как в случае самосуда их наверняка бы просто выкинули подышать воздухом на поверхность планеты, может быть "случайно". Но трёхглазая мыслила через РЖ, поэтому собиралась выжать максимум из ситуации, а не просто потешиться местью. Как она неоднократно говорила, желание укокошить гадов пристуствовало постоянно, потому как не удавалось забыть о тех клюквисах, которых они всё же успели убить. В общем, в некотрое время Пузырь с Хорелькой были приглашены на нечто вроде конференции, где Ырса рассказывала подробности. Всё же они сыграли немалую роль в победе, так что, теперь имели возможность выслушать в полном объёме и даже задать уточняющие вопросы. Как оно и ожидалось, Бруди на туда не пошёл, потому как ему было куда интереснее провести время с лисой, чем опять слушать про всякое гэ. А вот рыжие пошли, преисполненые решимости не оставлять на самотёк и всё такое.

Для начала белая ка-вэ вкратце сообщила о расследовании в отношении "тайного" ордена", трижды в кавычках. Пузырь просто офигевал от её объективности, реально! Что бы сделали земные спецслужбы, обнаружив у себя сеть инопланетных агентов? А здесь нифига подобного, пока не нарушают беспорядков - пусть играются сколько влезет. И ведь шиш не признаешь это конструктивным, если бы этих всех записали во враги, не получилось бы получить поддержку от Хабара и компании, и шиш знает, как бы оно вышло в итоге. В результате учинённого расследования выяснилось то, что и подозревали с самого начала - группа негодяев использовала орден в своих целях, навешав лапши на уши. Главными зассанцами оказались двое, некий Нэви, ни разу не клюквис, а просто человек, прошедший процедуры продления жизни, и та самая крашено-рогатая Ора, из которой, действительно, теперь можно было взять только образцы ткани, потому как её размазало гусеницей самоходной платформы. А вот чувачок достался в относительно целом виде, и как раз из него Ырса вытрясла всё, что можно. Причём оказался он просто на удивление глупым, потому как даже после полного провала хорохорился, а то и качал права, которых у него уже нет от слова совсем, после содеяного...

- Пфуу... - протёр морду Цибуленко, слушая это, - Думаю, не скажу лишнего, если от морды всех товарищей выскажу благодарность Ырсе за такую грязную работу. Ты-ж понимаешь, что любой другой пристрелил бы урода сразу?

Это было справедливо, что и подтвердило всё собрание. Глянув на свою рыжую, Пузырь подумал, что в данном случае она была бы в большинстве, и как раз пристрелила бы, и это не как фигура речи, а просто бах и всё.

Поскольку ка-вэ отличалась расовыми способностями, плюс её долго и упорно учили этому, она справилась с естественным порывом пристрелить, и провела полное препарирование. Так вот, этот Нэви явно думал, что его сейчас пытать будут, как будто не одуплялся, где находится. Впрочем, отчасти так оно и было. Само собой, если кого и пытали, так это саму Ырсу, которая была вынуждена всё это выслушивать и записывать: вот это давалось с большим трудом, потому как белая не имела большого опыта, и зачастую просто не могла поверить, что в мозгах разумного может быть такая лютая, незамутнённая логикой каша. Навроде той примитивной установки, характерной для многих диких племён, что сообщество ему подобных - это цивилизация, а вокруг сплошные варвары. Потому эрзац-мозг и пропускал подсознательно тот факт, что ка-вэ "немного" дальше продвинулись в развитии, и уж пытать пленных клещами им точно не требуется. И не в том смысле, что горячее масло лучше. Просто, как уже упоминалось, у трёхглазых имелись встроеные механизмы как распознавания лжи, так и введения клиента в состояние, эквивалентное "наркотику правды", когда ложь просто не приходит в голову. Опять-таки, это было ни разу не секретно и просто, но для того, кто считает себя пупом галактики - не воспринималось как объективная реальность. А между тем действовало на ура, и клиент выложил все основные моменты, которые хотелось бы прояснить.

Самое главное состояло в том, что даже не он и не кто-то ещё из компании придумал бузить. Они безусловно ненавидели Союз от всей душонки и сделали бы всё, что пойдёт ему во вред, только вот без внешних подсказок никак не могли придумать, как конкретно это осуществить. Те зассанцы, что были с Земли, искренне считали ка-вэ негодяями и оккупантами, факт предотвращения ими ядерного самоубийства в рассчёт не принимался. Впрочем, даже если бы трёхглазые действительно оттоптались по Земле, как бык по овце, это не задело бы "господ" столь сильно. Главное что их оскорбляло и не давало спокойно жить - это существовавшее в Союзе равенство, когда одна особь может быть сколько угодно быстрее, выше, сильнее другой, но это учитывается только в результатах забега, образно говоря, а не вообще, как они привыкли...

Пузырь ласково погладил шёлковую пушнину лиселки, приобнимая её, потому как Хорельку слегка затрясло при слове "господа". Это при том, что вряд ли кто слышал от неё речи про революцию, пролетариат и всё такое. Просто это настолько глубоко символизировало, что рыжую пробрало до глубины пуши.

- Я могу привести вам характерный эпизод, иллюстрирующий эти построения, - продолжала тем временем Ырса, - Наш минус-приятель Нэви один раз едва не попал под депортацию, а спалился-то на совершенной ерунде.

Нетрудно догадаться, что высокая и чистая ненависть к Союзу никоим образом не мешала таким минус-ребятам пользоваться возможностями, предоставленными этим же самым Союзом, в частности - добираться до Лисувина и там проходить процедуры продления жизни, или даже клюквоморф. Как указывалось, большая часть "не таких" отсекалась, но бывали и исключения, типа Оры... Или той синей курицы, которая едва не взорвала Шелек, припомнил грызь, поёжившись. Вероятно, как упомянула Ырса, дело в феноменальной тупости, в прямом смысле. Тобишь, эффекты клюквоморфа воздейстуют на определённые схемы в сознании, если те не соответствуют - ломают их, зачастую с летальным исходом для пациента. Но если сознание по большей части не замутнено никакими схемами, то и воздействовать не на что - впрочем, это только гипотеза, разбираться серьёзно предстоит уже кому-следует. Так вот, пройдя процедуру, избавившую его от биологической смерти, клиент с воодушевлением принялся подгребать под себя Лисувин, и само собой, ничего у него не вышло, кроме бесконечной грызни с такими же особями.

Инцидент, который чуть не стоил ему жизни, действительно был мелкий, и в любом другом месте прошёл бы без последствий. Но, стоит напомнить, Лисувин это узловая станция галактики, что в частности означает - приёмная зона для мигрантов с молодых миров. Там всё устроено для того, чтобы ловить недоносков и делать из них чучела, конвейерным методом. В общем, находясь в особо паршивом состоянии, Нэви зашёл в одну из тошниловок, принимать в голову алкоголь. И пользуясь тем, что в баре больше никого не было, отвесил затрещину официантке, которая не проявила должного восхищения тем, что сюда пришёл целый Нэви. Синекожая инопланетница не проявила никаких эмоций по этому поводу и даже обслужила его, что было для ублюдка знаком, что он всё сделал правильно. Какое-то животное будет бить балду на работе, заставляя ждать Его! Так и надо ставить скот на место, чтобы впредь знал, как вести себя с приличными людьми... Идиот опять забыл, что находится не у себя дома, и не в средневековом Арканаре. Едва он успел покинуть тошниловку, как к нему подошли милиционеры, землянка и зелёный громила, на вид точно как орк, даже с клыками из пасти. Да, они специально так делали, чтобы троллить своим видом клиентов, и это хорошо получалось - всмысле, что землянка работает в союзной милиции, а напарником у неё какая-то зелёная ерундовина. Нэви так это выбешивало сильно, но хотя бы тут он сдерживался, чтобы не ляпнуть лишнего.

Патруль сначала проверил документы, за неимением оных - комм, а затем женщина с крайне скучающим видом поинтересовалась, не хочет ли Нэви им чего-нибудь рассказать, например о своих противоправных действиях в недавнем прошлом? Наверное, даже до олигофрена дошло бы, что это не совпадение, отпираться бессмысленно, и стоит хотя бы изобразить раскаяние. Но Нэви, как уже указывалось, обладал уникальной способностью не думать вообще, местами. Поэтому он ответил сугубо отрицательно, а затем и послал их куда подальше. После чего моментально получил удар в лицевую часть орочьим кулаком. Не со всей дури, конечно, так бы у него башка отлетела. Но достаточно больно, так чтобы расквасить нос. Вопреки кажущейся неповоротливости, скорость движений у зеленомордого была на высоте. А его напарница с таким же скучающим видом зачитала постановление, которое сгенерировала милицейская автоматика, и влепила клиенту в личное дело отметку "предупреждение". Звучало не особо страшно, а на самом деле, после предупреждения следующей процедурой обычно следовал расстрел. В данном случае было достаточно департировать зассанца на родину - потому как правительства Земли официально не пускали таких, а на практике - упрячут в исследовательские институты для изучения. Вот после этого Нэви пробрало как следует, и он таки понял головой, что находится на волосок от полного провала - поэтому последовали таки невнятные оправдания, извинения, клятвы и всё такое. Причём раскаяние могло быть вполне искреним, только вот не потому, что наделал говна, а потому что поставил под удар себя любимого. Как он сам и поведал Ырсе под "спецсредствами", шлёндая по улице после разговора с миллиционерами и вытирая кровь с рожи, он едва не повторил ошибку, потому как ему попались какие-то мелкие дети, троллившие странного дядьку. Едва не пнул щенка прямо в морду!... Можно даже сказать, к сожалению, не пнул, так как вряд ли убил бы, а вот на Лужайке гада бы уже не было, и возможно, остались бы живы те, кто погиб в результате вооружённого бардака.

Собрание выслушало доклад со смешаным интересом и отвращением. Причём, тошнило именно мигрантов с Земли, потому как они прекрасно знали таких типов, и также знали, как они прекрасно устроились у себя дома. Остальным же подобные загогулины в эрзац-мозгах были просто непонятной инопланетной дичью, что позволяло смотреть на них с чисто научной точки слуха.

- Тоесть получается вот такая неучтённая лазейка, - подытожила Ырса, - У них что-то вроде раздвоения личности, что ли. Один "профиль" относительно чистый, а второй грязный. При проверке включается чистый, а когда надо, основной. Это если приблизительно и грубо.

- Жуть, - вспушился Пузырь, - А что с тем, кто надоумил их?

Нэви также поведал, что на Лисувине с ним связались по анонимному каналу и предложили содействие в организации вооружённого восстания. Выходила такая картина песком, что эпидемия на Бооле была частью подлого плана, именно для того, чтобы из системы Лужайки ушли военные и милиция. Затем предполагалось захватить запас ракет, имеющийся на военной станции, и организовать оборону системы.

- Тобишь, две новости, хорошая и плохая, - хмыкнула трёхглазая, - Плохая в том, что настоящие преступники это не эти клоуны, а кто-то серьёзнее. И сдаётся мне, чхать они хотели на провал этой авантюры, для них главное это увидеть результат. И у них достаточно сил, чтобы устраивать диверсии в нескольких системах одновременно.

- А хорошая новость? - подсказала Хорелька.

- Хорошая в том, что количество вооружения на пункте базирования сторожевика равно нулю, и кстати всегда так было. Значит, преступники не имеют возможности получать достоверные сведения оттуда.

- Или что-то ещё, - подсказал Цибуленко, - Например, как ты и отметила, вся эта клоунада была подставой, только как разведка боем.

- Не похоже, - покачала ушами ка-вэ, - Они реально собирались сбивать корабли, входящие в систему. Или, как вариант, угнать эваколёты... но зачем, этого никто из них толком объяснить не может.

- Ради зла, - подсказал Пузырь.

- Хорош подсказывать, - фыркнула Ырса, - Кхм. Но в целом, с последним заявлением товарища грызя стоит согласиться. Вот такая картина получается, медведи и цикломены. Здесь пожалуй всё закончилось, а вот на Лисувине предстоит найти этого долбаного анонимуса, который нашёптывал идеи.

- А это возможно? - ляпнул Пуз.

- Ляпнул, - заметила белая, - Ещё раз: на Лисувине. Там логируется буквально каждый шаг всех и каждого, только вот просмотреть такое количество информации, как вы понимаете, невозможно физически. Но если знать что искать, то очень даже можно получить сведения, даже из довольно далёкого прошлого.

- Понятно, - крякнул Цибь, - Такие делишки, товарищи. Но по крайней мере, в рамках Лужайки инцидент можно считать исчерпаным?

- В рамках, да, - подтвердила Ырса. - Конечно, стоит пересмотреть процедуру допуска сотрудников, воизбежание даже теоретической возможности рецидивов. Плюс будут введены коррективы в пропускной режим мигрантов, учитывая полученные данные... Да, Хорелька-пуш?

- А клюква? - цявкнула лиселка, - В чём косяк с ней? Я цявкала, что эта Ора показалась мне вообще жутко странной и даже испугала чем-то.

- Это будет посложнее, - признала трёхглазая, кивая ушами, - Во-первых просто потому что клюквисы посложнее первичных организмов. Во вторых потому что не повезло с уликами. Кое-кто слишком убил тех рептилоидов в жилом секторе, потом другие размазали оставшихся танками, и так далее... в общем, не осталось ни единого живого клюквиса, который был бы замешан.

- Ни одного? - удивился Цибуленко, - А та краля из челнока?

- Башкой да в косяк, метров с трёх, после этого не поживёшь, - хихикнула Ырса. - Вот такие у тебя пилоты, дело знают на шестёрочку.

- Эм, есть ещё вопрос, - помял уши Пузырь, - Насчёт плохого сигнала.

- Проблемы отсутствуют, - заверила его ка-вэ, - В том числе, у тебя.

Грызь выдохнул с облегчением. Не факт, что после всего этого его бы не привлекли за этот косяк. Конечно, он вовсе не преднамеренно сохранил сигнал на флопе, и это будет легко доказать. А вот не вылетишь ли после этого из космонавтов, с таким склерозом, это вопрос... впрочем, если рассудить головой, то вполне допустимо. Учитывая, что эта ошибка стоила жизни не ему, а негодяям, грызь только потёр загребущие лапы и похихикал.

- Да кстати, - добавила Ырса, - Вы все огромные огурцы, товарищи клюквисы. И не в том смысле, что пора вас мариновать. А в том, что ежели у вас будут какие-то планы, то лично я напишу вам самые что ни на есть положительные рекомендации, без зазрения совести. И Бруди передайте такую же фигню.

- Наседка жжот, - захихикала Хорелька, - А ты видела, что он сделал с лисой? Зару просто не узнать, а прошло то всего ничего времени.

- Верно, - согласилась белая, - Это вы тоже всё правильно сделали, с лисой. Она не стерва, хоть и типичный субпассионарий.

- Суп-что? - икнула лиселка.

- Ну, подстраивается под условия среды, - пояснила Ырса, - Пока вращалась в около-криминальных кругах на Эле, сама была такая, а как попала к Бруди, то и приняла в голову всё что ему близко. Вы вот принципиально наоборот, у вас внутренние установки, от среды не зависящие.

- А это прям видно невооружённым ухом? - уточнил Пузырь.

- Мне да, - зевнула трёхглазая.

- А тебе видно, что мы с Хорелькой-пуш практически можем разговаривать без слов? - хмыкнул грызь, - Давно уже такую штуку заметили, а сейчас вот помогло как никогда. Думаете, много смысловой нагрузки в слове "фрицы"? А она всё поняла в деталях.

Ырса внимательно оглядела клюквисов и подёрнула ушами.

- Нет, конкретно этого не видно. Но то что вы здорово кусать, это и так понятно.

- Откуда взялась эта фраза, про здорово кусать? - заёрзала Хорелька.

- Без понятия, - точно ответила ка-вэ, - Но ты ведь и так понимаешь, верно?

- Да, но... беличье гумно, - сама себе ответила рыжая, хихикаючи.

В общем, "пресс-конференция" оставила благопушное впечатление, потому как не подтверждались опасения насчёт последствий. Мотая хвостами, смеха ради, рыжие пошлёндали к трамваю, а на нём - обратно в жилую зону на платформе-два, потому как планировка мехколонны как была, так и осталась. Следов стрельбы, которая случилась не так давно, уже совершенно не было видно, все побитые стёкла и дырки в стенках отремонтировали, фарш, в который превратили террористов, выковыряли из покрытия дороги... в прямом смысле, иначе вонять будет. Правда, тот самый подъезд, где сначала гнездились Хорелька с Пузырём, сейчас стоял под капитальным ремонтом, потому как его разнесли очень сильно. Рыжим от жаднот администрации была выделена другая каюта-квартира, в проезде напротив, чему они втихорельку порадовались, потому как была боязнь, что заставят оттирать помещение от кровищи. Но, пожалуй, после произошедшего можно было с достаточно чистой совестью скушать эти привилегии, и клюквисы просто перетащили туда свой невеликий скарбъ, устроившись с полным удобством. Надо думать, ведь никто не собирался торчать в этой каюте, на Лужайке было чем заняться поинтереснее, а "домой" ходили только отсурковаться да откормиться как следует, не более. Что не удивительно, комната была точно такая же, как и прошлая - маленькая, но вполне годная для проживания некоторого количества клюквисов, от одного до двух, думается.

Хомяча бутер РГК-класса... ну это когда берётся батон белого хлебушка, режется пополам вдоль, и между этих булок накладывается салат, колбаса, и прочее, а затем вся эта штука помещается внутрь грызя посредством ротовой полости, сухо цокая. Так вот хомяча такой бутер, Пузырь в очередной раз отмечал, что толкаться вот так с кем-то ещё он бы просто не смог, хоть надо, хоть не надо, тут вопрос вегетативной реакции организма. А с согрызяйкой это работало ровно наоборот, если её не было под боком, это уже вызывало диссонансы и чувство тревоги. Мяягонькая, потёр лапы грызь, предвкушая, что можно будет этими самыми лапами взяться непосредственно за лиселку, притом не в качестве удачного события, а на постоянной основе! Ясен пух, что мягонькая, цокнул он сам себе, никто ещё не видал твёрдых лиселок... представив себе такое, грызь продолжил хихикать.

- А почему это ты хихикаешь? - умело изобразила удивление Хорелька.

Рыжая только вылезла из душевой кабины, промывая пушнину, и теперь укуталась в полотенце. Даже запах её сырой шёрстки был для Пуза приятен, а вовсе не напоминал "мокрую псину".

- Ржать утомился, вот и хихикаю, - подробно пояснил грызь, пырючись на согрызяйку, и не с какой-то целью, а просто полюбоваться, - Моя прелесссть... Что тебе сделать, Хорелечка?

- Аффч, Пузырястый, - рыжая мотнула мордочкой, хихикаючи, - Меня прям пробирает, когда ты так цокаешь.

- Как цокаю, цог, цог?

- Ты понял, - пихнула она его в пушнину, - Про "что тебе сделать". А вот почему... Во первых, ты умеешь сделать. Натюрморт из Уток и каши сделал ведь, как и обещал. Грызь цокнул - грызь сделал.

- Нутыкээ... - развёл ушами Пузырь. - А во вторых?

- Вторая новость плохая, - перестала хихикать Хорелька, - Или нет. В общем, грызька, мне кроме тебя никто и никогда такого не говорил.

- Никто и никогда? - изобразил удивление грызь, - Что тебе сделать, бутеров или чаю?

- Пуз! - скатилась в смех лиселка, - Ты ведь не это имел вслуху.

- Да от тебя шиш что скроешь, - признался Пуз, погладив лёгкую рыжую лапку, - Но почему это плохая новость?

- Ну, я ведь рассказывала, что в прошлой жизни у меня была семья, - вздохнула Хорелька, - И муж, который объелся груш...

- Тебя до сих пор гнетёт, что он сожрал эти фрукты? - с "искренним сочувствием" уточнил грызь.

- Я тя придушу, - цявкнула лиселка, кое-как проржавшись, - Да, и в частности, он никогда бы мне не сказал и такого. И при этом он был далеко не самый плохой человек, вот в чём гадость. Это получается, что нам с тобой чтобы встретиться... да и то при большом везении, только в следующей жизни, в клюквенной, так сказать?

- Факты говорят примерно это, - рассудил Пуз, - А почему тебя это расстраивает?

- Ну как, - пожала ушами рыжая, - Потому, что это случилось только в результате какого-то чуда, а естественным образом было бы совершенно невозможно.

- Терминологическая фофудья, - покачал пальцем грызь, - Смотря что считать за "естественное". И потом, если подумать головой... скорее всего, ты и в мыслях бы не держала разговаривать со мной, если бы мы встретились там.

- Это и угнетает, - призналась Хорелька, и хихикнула, - Но не сильно.

- Да я уж надеюсь, - хмыкнул Пузырь, и осторожно уточнил, - А ты помнишь и скучаешь?

- Помню не очень, - цявкнула рыжая, - И не скучаю, что тоже грустно.

- Ох Хорелястая, горазда же ты... ощущать ощущения.

- Ох Пузырястый, горазд же ты давать точные формулировки.

- Ага. Так всё-таки, возвращаясь к первому вопросу, что тебе сделать?

- М?... А, вот. Кадмию мне запили, - на полном серьёзе цявкнула Хорелька, скатив грызя в смех.

Смех с мехом, а теперь это было не так сложно сделать, достаточно дёрнуть за ухо Чая и попроситься на Утку, конкретно им вряд ли откажут. Тем более, им не надо, чтобы Утку целиком подарили, достаточно вообще просто присутствие на ней. Ведь если будет возможность вдумчиво задействовать поисковую аппаратуру, то и завернуть "поросёнка" к обнаруженому хабару это дело пяти минут в прямом смысле. Воисполнение этого хитрого плана пришлось также копнуть тему недрологии, или минераловедения, как больше нравится - ведь надо хоть примерно представлять, что искать. Выяснилось, что искать надо цинковую руду, потому как чаще всего кадмий трётся в ней. В качестве бонуса присутствовала возможность найти "чайный камень", как это зачастую обзывалось в справочниках - этот полупрозрачный минерал, по виду напоминающий действительно кусок чая, или мармеладку, состоял из искомого элемента более чем наполовину. Учитывая, что Хорельке он был нужон не в количестве тысяч тонн, а хватит и сотни граммов, задача становилась более чем реальной для выполнения. Собственно, кадмий как таковой использовался лишь в качестве катализатора при реакции, потому как сей металл изрядно токсичный, и мешать его в краситель - не лучшая идея. Особенно Пузырю грело пушу, что его рыжулька уже полностью понимает, зачем вообще всё это затевать, и у неё даже мысли не возникнет купить то самое, что она пытается сделать сама уже долгое время. Причём, для самой лиселки не требовалось даже объяснений, она как всегда, делала от чистого сердца, на тех самых ощущениях, которые она горазда ощущать. А грызь цокал, что во-первых это потешно. Куда потешнее выполнять многоступенчатый квест, чем просто взять готовый предмет в магазине, как кое-кто делает, учитывая то, что никакой необходимости в предмете, в общем-то, нету. Плюс это добавляет шарящим компетенций, сухо выражаясь, тобишь прокачивает их навыки и грузит в голову знания, навроде как об этих "чайных камнях". Кстати, у меня же тоже кой-чего было, отогнал склероз Пузырь, и вытащил микрофабрику, которую припёр с собой с корабля. Ну, не то чтобы "микро", умещалась в небольшой чемоданчик, но вполне тянула на "завод механических деталей", вплане того, что из куска металла получалось что-то заданной формы и свойств, типа шестерёнок - а уж гайки и болты делались легко. Увидевши, что он что-то химичит с этой штукой, лиселка потёрла лапки и предъявила стальной обломок.

- Грызька, можешь из этого сделать поршневые кольца на пятидесятку, как у нас?

- Я-то могу, только вот нафи... а, - дошло до Пузыря, и он заржал, продолжая при этом дышать воздухом.

--

Догадки грызя полностью подтвердились на ближайшем собрании клюквокомпании в "корчме", как они обзывали бар. Кстати, металл для колец был не просто с помойки, а это был кусок, отлетевший от брони самоходки, буквально историческая реликвия и всё такое, и сейчас ему было найдено подходящее применение. Хорелька, нацепив огромный фартук на спину, как плащ, и здоровенные гугли на голову, приняла исключительно церемонное выражение мордочки, какого никто у неё не видал доселе. Так что, ей даже не пришлось как-то специально цявкать, клюквисы машинально уставились на неё.

- Уважабенные клюквисы, медведи и цикломены, - цявкнула она расхожую в Союзе формулу, - Мы собрались здесь не только чтобы поржать, но и дабы засвидетельствовать, со всех сторон положительный факт, глубокого союза двух наших сородичей по клюкве, неких Бруди и Джезары.

Виновники ржачества, хотя их и предупреждали, слегка вытаращились. Свидетели таки покатились со смеху, потому как рыжий лиселкач явственно сглотнул, соображая, к чему идёт, а вот желтоухая довольно хищно облизнулась и притёрлась к согрызяю бочком.

- Несмотря на феерическое разлисяйство одной, и астрономическую Жадность другого, они всё же нашли друг друга, так порадуемся же за них, ибо с нас не убудет, пух побери и закатай гусь вату.

- Две, ваты, - подсказал Пузырь.

- Закатай гусь две ваты, - поправилась Хорелька, - Согласен ли ты, Бруди, принять эту клюквенную лису как родную, делить с ней... думаю ты знаешь, что такое "делить"? ... Делить с ней радости и гадости, и всё такое?

- Ну если вы ставите вопрос так, Хорелька-пуш, - церемонно цявкнул Бруди, - То да. Но...

- Беличье гумно, - немедленно вставила лиселка, - Кхм. Согласна ли ты, Джезара, принять этого лиселкача как родного, и также делить с ним, в том числе эт-самое?

- Ага... - крякнула Зара с лыбой во всю мордочку.

- Если кто-то из присутствующих... здесь, лично... - продолжила Хорелька, с большим трудом ухитряясь не укатиться в смех, тем более что остальные-то не сдерживались, - Знает причину, по которой этот союз не может состояться, то придержите её при себе, потому как этим двоим глубоко попуху. Властью данной мне произволом и вашим попустительством только что, объявляю вас... Бруди и Джезарой! Можете обменяться кольцами.

- Чо? - уставилась на неё желтоухая.

Пузырь, исполнявший роль эт-самого, передал Бруди два поршневых кольца.

- Можете обменяться поршневыми кольцами, - уточнила Хорелька.

И что характерно, у них не возникло никаких вопросов по этому поводу, хотя никто не рассказывал им заранее про поршневые кольца. Пузырь и Хорелька с исключительным умилением смотрели, как эти выпушни сгребли друг друга в лапы, точно как было с ними самими.

- Надеюсь, он шепнул ей на ухо не "мне убить их?" - хихикнул Пуз, пихнув согрызяйку, - А вообще ты огурец, Хорелястая, почти не хихикала.

- Кхм. Ну, это, - чётко выразился Бруди, - Бобродарствуем, конечно. Единственное, что это было?

- Это была импровизация, постепенно вводимая в традицию, - сообщила Хорелька, - Главное, чтобы вам было в пух, остальное попуху.

- Да, мы тут с товарищами слегка скинулись, вам на шторы, - невзначай цявкнул Чай.

Хехе, подумали Хорелька и Пузырь, выпушни сейчас в аффекте, оттого не понимают, что им сказали. На самом же деле, "на шторы" им скинулись так, что просто закатай гусь, как уже было помянуто. Меньше шансов, что Бруди сумеет отбрыкаться от этой премии.

- Так, ну это вроде как в пух, - деловито цявкнула Хорелька, и вытащила из пакета шапку-безушанку, - А это тебе сувенир, Зара.

- Блин, Хореля... - прижала ухи жёлтая лиса, - Это так... За что, в конце концов?

- Авансом, так сойдёт? - хмыкнула рыжая, - Чтобы ты была хорошей согрызяйкой своему выпушню, а не как пух на уши положит.

- Я буду стараться, как никогда, - правдиво тявкнула Джезара.

Произошло невиданное... за последние две-три секунды, а именно, посыпался смех в больших объёмах, когда лиса нацепила подарок на голову - рраз, и ушей нету! Учитывая, какие у неё разлапистые ухи, выглядело более чем забавно. Ну и Хорелька очень сильно поскромничала, цявкнув про "сувенир", потому как шапка была прям прикольная, и в каких-то далёких местах сказали бы, что дорогая. Здесь же она была дорога только тем, что её сделала своя родная лиселка.

- Опушнеть! - и не подумала смолчать Руда, - Хореля, ты наковыряла такое чудо на коленке?

- Почему на коленке, на локте, - пожала ушами рыжая, - Кхм. На самом деле, в ковырянии приняли участие буквально все, как пишут в титрах.

- Хорош отмазываться, у тебя талант к такому делу, - отрезала красноухая.

- Переживу, - захихикала Хорелька, - Да я и вам подобные сделаю, если хотите. И если успею, если честно. А Заре первая пошла просто потому что вот, ну вы понимаете, к случаю.

Пузырь чуть не лопался от довольства, наблюдая такое. Нет, ну серьёзно, его очень радовало, что его лиселочка такая умелая и умная, в хорошем смысле слова. Могло показаться, что умение делать шапки не несёт никакой практической пользы, а на самом деле, так оно и есть... всмысле, пользы полно, и гораздо большей, чем просто от наличия шапки. Потому что втыкаться в Возню и осваивать новые навыки - это полезно для живого существа просто само по себе, а не только по полученым результатам. Первичные, не клюквенные грызи называют это "дурь", тобишь, внутреннюю движущую силу отдельной особи. Само собой, этот показатель - функция от других параметров, а не какая-то реальная величина, но тем не менее. И судя по количеству ржи на квадратный литр, у Хорельки с этим всё в полном порядке, а это имеет обратную положительную связь и с согрызяем, сухо цокая. Одним ухом слушая цявканье и катаясь по смеху, Пузырь ухитрялся одновременно думать жадные думы, например прикидывать, сколько контейнеров он сможет запихать в грузовую сборку корабля, и как увеличить это количество. Перед глазами всплывало "второе окно", в котором вертелась трёхмерная модель сборки; как уже упоминалось, корабль авосечного типа - это тебе не полуторка, накидал в кузов, и ладно. Груз необходимо сбалансировать и надёжно скрепить... Грызь заржал, припоминая "духовные скрепы - подойдут?". На этот раз не подойдут, тут нужны чисто материальные, и соль в том, что если брать обычные стальные болты, это получается почти тонна одного только такелажа. Как же сжадничать... а Жаба придушивала, намекая, что такая возможность есть.

- Пуз, опять жадничаешь? - цявкнула Хорелька.

- Да ладно, ладно, на, - отдал ей покусаный бутер грызь, и проржавшись, продолжил, - А что, это заметно уже в оптическом диапазоне?

- Надо думать! - фыркнула лиселка, - У тебя аж башку раздувает, как шея сжата. Ну меру-то знать надо, грызень.

- Ну как тебе цокнуть, - погладил шёлковую пушнину Пуз, - Возня маст гоу он, как помнишь. Нам ещё жижу тащить на Эл, и надо сделать это хорошо, чтоб не подводить товарищей. Так что, эт-самое.

- Афф, грызька, - вздохнула Хорелька, - Так не охота улетать отсюда.

- Есть выход, улетим не отсюда, а туда, - цокнул грызь с умным видом, - Кхм. Ну это наша часть возни, помнишь? И вообще-то я так полагаю, что отсюда постепенно улетят вообще все.

- Ик?... А, когда закончится кеварит, или его добыча станет ненужной? - поняла рыжая.

- Лол, - поперхнулся чаем Чай, слыхавший это, - Клюквята, жижи тут на тысячу лет хватит.

- Но нет гарантии, что жижа будет востребована, - возразила Руда, - Да, пока спрос растёт быстро, но всякое бывает, знаешь ли. Нет-нет да и да, как помнишь.

- Вообще йа имел вслуху, что вряд ли вы будете торчать тут всю жи... кхм. Ну вы поняли, - фыркнул Пузырь. - Нагрести это понятно, но потом.

- Не знаю, я бы и осталась, - пожала ушами Хорелька, - Правда, пока ведь нельзя так сделать?

- Нельзя, - подтвердил Чай, - Вахта год, потом выметаешься. Как уже говорили, ещё не полностью понятно, может ли быть опасно тесное взаимодействие с кеваритом. Вот и испытываем на себе, за неимением подопытных кроликов.

- Клюквята, - окинула ухом собрание рыжая, - А как вы смотрите на то, что клюквисам пора уже где-то как следует угнездиться, ну там типа как дом и всё такое? А то мы мотыляемся по галактике, и это конечно очень потешно, но хочется, чтобы и было куда вернуться.

- Это интересное заявление, - признала Руда, - Я думала об этом. Тоесть, хороший вопрос, следующий вопрос... кхм. Ну вы знаете, что многие гнездятся на Эле.

- Это не совсем то, - уточнила Хорелька, - Вот Лужайка это почти совсем то, если понятно, о чём цявканье. Когда население состоит из клюквисов, мы можем без оглядки делать так, как нам в пух.

- А, ну собраться в совхоз и взять на баланс планету, ты это имеешь вслуху? - хрюкнул Чай, - Так это возможно, впринципе.

- Планету? - икнула лиселка, - Я как-то не замахивалась столь широко... Но это логично.

- Ну какбы, знаешь сколько планет в галактике, на которые никто не претендует, по крайней мере, пока? - захихикал Пузырь, - Правда, это не совсем то, что ты можешь себе представлять, но тем не менее. Впрочем, прямо сейчас за миростройство мы точно не схватимся, так? Нам ещё надо нагрести, а потом отвезти эту самую жижу на Эл. А там, возможно, послушать, что скажет некоторая серая лиса.

- Ах да, - вспомнила Хорелька, - Алу с её исследованиями... Это можно рассказать? Да, можно.

Давняя хорелячья подруга по имени Мигалу, клюквенная лиса, работала в одном из серьёзных союзных институтов, разрабатывая тему, весьма близкую клюквисам, а именно - технологию прочищения мозгов, если упрощённо. Пузырь с согрызяйкой подозревали, что она не зря занимается этим на Шелеке, вероятно, уже испытывая на особях - а может и нет. В общем, когда они смылись с пчелиной планеты, она там осталась, и вероятно, пришлёт на Лисувин хотя бы весточку, как оно. А от этого достаточно многое зависит в дальнейших действиях.

- В общем, - цокнул Пуз, - Если вы изволите притащить свои тушки на Эл, то жадности просим продолжить это обсуждение, через несколько лет.

Клюквисы похихикали, в том числе над "через несколько лет", хотя в этом не было никакой шутки, по ходу шерсти. Возня собиралась сделать ничто иное, как продолжиться.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"