Квотчер Марамак: другие произведения.

Корабль поддержки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Давненько не было цокнуто про боевые действия в космосе, а ведь "хомяк" никуда не делся!... На самом деле, нижесодержащийся опус чуть менее чем полностью вдохновлён произведениями Александра Воробьёва - "Огненный след" и другие. Описания и ТТХ кораблей "выщериц" ( аспайров в оригинале ) и третьей стороны взяты непосредственно оттуда ( описания - своими словами, ТТХ - точно по числам ). И, хоть "хомяк" и был помянут( два раза уже ), его тут не будет. Ну, разве что тактик-экран для управления кораблями, без этого никуда. В остальном - минимум фантастических допущений; главное - возможность межзвёздного перемещения, поменьше - наличие термоядерных реакторов и эффективных плазменных двигателей. Прочее - никаких стар дестроеров и прочих эльфов, полёты по классической фЫзике, с затратами пуховой тучи реактивной массы, перегрузки, радиация, песок. Есть подозрение, что разведу ещё бадягу по этой тематике. Фрег "Пыльник" - http://mir-belok.ucoz.ru/forum/5-7-969-16-1470076783

Втихоря хомяча лопуховый корень, Репень посматривал на рысь. Диспозиция для посматривания на рысь была самая что ни на есть в пух - между ним и крупным кошачьим животным имелся затон ручья шириной метров десять, через который так просто не сиганёшь. В противном случае оба зверя вряд ли сидели бы так спокойно, всё-таки инстинкты, выработанные за миллионы лет, так просто не исчезают. Репень, второе здесь животное помимо рыси, представлял из себя грызя, или же белку-ъ, как цокали сами белки-ъ. Только, в отличие от совсем дикого зверя, грызь находился тут не на постоянку, а временно, прополоскать в лесу пух, как выражались. Однако, когда есть отличный затон, можно и посидеть под ёлкой, погрызть подлапный корм, и попыриться на рысь, да.

Среди зелёни летнего леса рысь выглядела отлично, как впрочем и в любом другом месте - одни щёки чего стоят! Вдобавок, зверь местами походил на белку - кистеухостью, например, и рыже-серой окраской, так что, изображение рыси на сетчатке глаз, сухо выражаясь, доставляло потеху. Правда, у рыси почти отсутствовал хвост, в то время как у Репня он сейчас служил пуховой подушкой, и служил отлично, так что сырости земли совершенно не чувствовалось. И ещё, что стоит отметить, грызь и рысь приходили к затону уже третий день, так что попривыкли к такому делу.

Откровенно цокнуть, Репень не отказался бы, чтобы к лесному ручью пришла не рысь, а симпатичная белочка, какие тут точно водятся... но, как-грится, не всё гусю топтание, всмысле, вселенная не состоит из одних бонусных уровней. Поэтому грызь ничуть не расстраивался и довольстовался имеющимся, а именно визуальным жамканьем пушного зверя. Ну и вообще, вокруг был целый океан леса, так что оставалось вспушиться и цокать. Лопухов со съедобными корнями, орехов, ежевики, грибов тут - хоть ушами жуй, что Репень и собирался делать, пока есть такая возможность.

Смешаный лес представлял из себя исключительно замечательное место, когда заросли папортников перемежаются малиной и куртинами черники, вокруг ёлок. Под большими же ёлками имеются целые поляны, накрытые шатром веток, где немудрено устроить временное гнездо - Реп так и сделал, намяв сухую хвою, и дрых там, как сурчина. Правда, растяжку с сигналом всё же поставил, потому как бережёного хвост бережёт. В таком шалаше даже дождь, если не особо сильный, не достанет пушную тушку... а вот радиосигнал со спутника легко достанет до комма на лапе, это уж точно. Грызь мог убедиться в этом, когда, налопавшись свежесвареных на костерке грибов, хотел было расплющить харю - прибор ожил и требовательно запищал.

- Команде общий сбор, - прочитал Реп, по привычке вслух, потому как это никому не помешает, - Тревога НЕ боевая. Челнок с "Северного" в... грызани стыд!

Как ни смешно, а место назначения, куда требовалось прибыть Репню и другим пух-головам, сейчас пролетало над ним на высоте в сто километров и представляло из себя орбитальную платформу, нагороженную для осуществления различных хозяйственных операций, в данном случае - погрузки кораблей и их обслуживания. Длинная, в несколько километров платформа с выступами причалов была облеплена кораблями, как берёза древесными грибами; сходство усугублялось тем, что большинство кораблей здесь имели круглую форму. Как правило, круглое - кати... всмысле, сферические корабли работают в пространстве, а вот челноки для сообщения с планетой ракетовидные.

Помимо всего прочего, к причалу семнадцать дробь ноль был пристыкован фрегат типа "Пыльник" с модулем типа "несушка". Фреги этого типа состоят из базовой части-полусферы, в которой находится реактор, двигатели, локаторы и система управления, и второй полусферы спереди, каковая есть отдельный модуль с полезной нагрузкой. Несушка несёт кольцо из дюжины стыкузлов, на которых гнездятся малые аппараты, и два ремонтных отсека, где мелочь перезаряжают расходными материалами и приводят в годность. На металлических панелях корпуса примерно в районе экватора сферы имелась надпись "РВ-1043 Мыхухоль", что следовало истолковать не иначе как название посудины. Свет солнца, которое на орбите казалось далёким, почём зря бликовал на свежих листах обшивки, положеной поверх той, которую съела космическая пыль за годы походов.

- Маскировка? - фыркнула Тигриса, мотнув ухом, - Не смеши мои уши.

Из жилого отсека фрегата, который вращался под кольцевым выступом корпуса и опоясывал сферу, видеть корабль можно было только на экране, где комп отрисовывал все реальные эффекты. Собственно, грызи всегда так и делали, таращиться в иллюминаторы, пытаясь что-то различить в темноте космоса - мимо пуха, для этого есть комплекс сенсоров и мощные вычислятели.

- А почему бы и не посмешить твои уши? - резонно цокнул Фудыш, и грызи захихикали, - Хотя да, толку от маскировки никакого, у нас факел выхлопа светит на двадцать семь кило, если на полной тяге.

- Именно, - кивнула грызуниха, задумчиво пырючись на внешний вид через экран, - Абы вдруг потребуется, есть покрывала.

Красить "Мыхухоль" хоть в чёрное, хоть в какое ещё, смысла не было - двигатели дают такой сноп плазмы из дюз, что видно за миллионы километров. А если уж надо сныкаться, не маневрируя, то натурально для этого есть чёрные полимерные покрывала, выбрасываемые пиропатронами и обёртывающие корабль, как тефтелю - один пух, надёжнее краски.

- У нас все успеют? - уточнила Тигриса, косясь на хронометр.

- Да если честно, то попуху, - хмыкнул грызь, - Начнём без них, подтянутся позже. Кстати...

- Вот именно. Хотелось бы провести цоцо для всех сразу, чтоб чисто дошло, а не через испорченный патефон... ну да ладно, это уж как пух ляжет.

- Ну и как пух лёг на этот раз? - не отстал Фудыш.

Тигриса, крупного тушкосложения грызуниха с ярко-рыжей шкурой, вздохнула и вспушилась, на всякий случай.

- Все корабли, приданные системе Зарянской, продолжают отработку обороны, - цокнула она, - А для нас, пух в ушах, особое задание.

- Эээ... гусей?... - предположил грызь.

- Конечно, - фыркнула грызуниха, - Гусей. Нас подрядили слетать к ящерицам.

- Слетать, к ящерицам? - церемонно переспросил Фудыш.

- Да. Эти пух-головы сумели таки как-то доцокаться с ними, так что это не в том плане, чтобы учинять разведку боем или что-то в этом духе. Мы сопровождаем транспортный конвой.

- Транспортный, конвой?...

- Ъ! - заржала Тигриса, хлопнув его по ушам, - Да, впух! Имеется доцок об обмене некоторыми материальными ценностями, ценностей этих несколько тысяч тонн, поэтому потребуются транспортники.

- Тра... - заикнулся грызь, но прикусил язык, - Кхм! Всмысле, они уже успели заключить жир... тьфу, тоесть, мир, да ещё и о торговле доцокаться?

- Лавр тащит, - кивнула грызуниха, имея вслуху главного переговорщика по ящерицам, - Только он же настойчиво указал нам, что никакой "жир", как ты изволил выцокнуться, там вообще невозможен. Всмысле, это как пытаться подписывать договоры с собаками, какие по деревне бегают - ноль перспективы.

- Тык?...

- Тык мы их просто механически дожали, вот и все дела.

Дожали ящериц как следует, на четыре ударных флота полным составом. Пол-года назад группировка грызьего ВКС учинила хитрую подставу для чешуйчатых минус-друзей, предварительно слив им дезинформацию относительно системы Ском. Соль в том, что для внешнего наблюдателя ящерицы выглядели как БАЦ, тобишь бессмысленно агрессивная цивилизация; они имели привычку стрелять во всё, не имеющее кодов опознавания, а обнаружив разумную деятельность, старались её прекратить посредством термоядерных бомбардировок. На третьей планете в системе Ском была устроена имитация колонии, достаточно развитой, чтобы ящерицы послали туда большие ударные силы. В итоге, используя пухову тучу ложных целей и немалый боевой флот, грызям удалось загонять агрессоров по системе до той степени, когда у них закончились запасы рабочего тела для двигателей.

Ущерб от таких потерь был бы слишком велик, и ящерицам пришлось пойтить на переговоры, чтобы вернуть блокированный флот в целости. Конечно, они уверяли, что нападений больше не повторится, но грызи всегда умели обращаться с самыми разными организмами, и поэтому на сто пухов понимали, что доверять рептилиям нельзя. Как считали специалисты, у ящериц - выщериц, как их называли, чтоб не путать - просто слишком маленький мозг, чтобы окинуть такие вещи, как взаимодействие двух разумных видов. Никакого противоречия с высокоразвитой цивилизацией тут нет, просто система адаптируется к достаточно глупым особям, а отсутствие лишних мыслей и усреднённость только играют в пользу системы.

- По крайней мере, они соображают, что такое выгодный обмен, - заметил Фудыш, мотая ухом от нечего делать.

- Ну... первый раз прошёл, это да, - пожала ушами Тигриса, - Нам надо выяснить, пройдёт ли второй.

Первый раз был тогда, когда грызи затребовали сдать им в целости корабль-заправщик, в обмен на деблокирование остальных пятидесяти кораблей в системе Ском. Таким образом они получали некоторое преимущество, имея в наличии хороший образец технологий, в то время как выщерицы такового не имели.

- Тааак себе задачка... - протянул грызь, прикинув, - Если у этих незверей что-то переклинит в бошках, нам кранты.

- Примерно так, - кивнула грызуниха, - Хотя, если всё сделать чётко, даже в самом паршивом случае есть шанс, что потери будут оптимальные. И кроме того, Фуд, мы на военном положении.

- Ну это уж ты не перегибай, на положении, - фыркнул Фудыш, - Думаешь, без этого все разбегутся?

- Нет, конечно, - улыбнулась грызуниха, - Тут фигня могла начаться уже давно, и пришлось бы тащиться в бой. Так что все, кто эт-самое, разбежались давным давно.

- А подробнее по песку? - цокнул грызь.

- Подробнее... - Тигриса щёлкнула курсером, включая на экране карту, - Система Пщтва, как её называют наши минус-друзья, вот тут. Мы прекрасно знаем, что там ихняя колония, и они знают, что мы знаем. Поэтому перегружать будем где-то там.

- Кстати, что перегружать?

- Выщерицам за какой-то пух потребовалась пласкотина и кристаллы разного типа, в обмен они готовы отдать лумумший и раздруляпий в количестве тысяч тонн. Это, как понимаешь, стратегическое сырьё, мягко цокая. Для транспортировки задействованы шесть фрегов с грузовыми модулями...

- Шесть фрегов? Не проще один большой мяч пустить?

- Проще, но не надёжнее. Если будет какой косяк, в крайнем случае можно утащить в связке. Слишком ценный груз, чтобы валить его, как уголь, в мяч, как ты изволил выцокнуться.

Под "мячом" грызи имели вслуху транспортник типа ВБ, который натурально походил на мяч, потому как из сферы немного торчали только двигатели. Малые мячи, фреги Ш-145 с грузовыми модулями, брали раз в двадцать меньше массы, зато шансов на успех действительно больше.

- Непосредственно наши задачи? - осведомился грызь.

- Оказывать техподдержку, по возможности - прикрывать от атак, абы такие случатся. Вслуху этого, оставляем себе свои кругляки, придётся только цепануть дополнительно два буксира.

- Напушнину?

- Кой-какие задачи, связанные с погрузкой, - пояснила Тигриса, - Кстати, буксы прибыли.

- Могу принять их, всё равно пока гусей топчу, - зевнул Фудыш.

Пройдя вдоль платформы, к причалу с шаговой скоростью подошли два десятиметровых цилиндрических аппарата - буксиры ближнего действия, или, как их погоняли, котракторы. Ускорение у них пух да нипуха, и своим ходом котрактор будет пилить до луны несколько недель - однако, если надо что-то вытащить и поставить точно на место, например грузовой контейнер, то никакая другая машина этого не сделает. Котрактор например мог затащить фрег и пристыковать точно на узел платформы, в то время как своими силами "Мыхухоль" не могла выполнять столь тонкие маневры.

Вспушившись, Фудыш уселся перед терминалом эвм и принялся за то, что и цокнул - принимать котракторы под управление системы корабля, прогонять проверки, устранять косяки, стыковать, переводить в режим ожидания. Благо, во вращающемся жилом модуле действительно можно усесться в ящик, набитый мхом, потому как присутствует благая сила тяжести. Диаметр фрега всего около тридцати метров, но этого хватает, чтобы атракцион работал стабильно. Машинально, потому как занимался этим более девяти тысяч раз, грызь нашёл в сети нужного оператора, припахал к проверкам и его, а также не забыл отстучать по клаве

- Гуси клыкастые, опять все харды бэкапом забиты, как дупло орехами!

- Ага, не чистят нипуха, - ответил Грибодур, - Да и пух с ними, это часов пять займёт, успеем.

- Гриб, лучше скопируй дрова, а харды чисть в ноль, быстрее будет.

- Пожалуй, да.

Тигриса же пошуршала по отсекам в направлении стыковочного узла номер один, который находился на гузке корабля - стоит позырить лично, всё ли в пух, благо тут это возможно. Грызуниха действительно шуршала, потому как пушной хвост постоянно обметал стенки и всяческие предметы, наставленные в отсеках, а сами помещения далеко не гигантские. Прямо сказать, отсеки довольно узкие, потому как места на фрегате мало, а надо разместиться с достаточной годностью, чтобы просидеть тут по много месяцев, и не одуреть. Проходя мимо лесонасаждений в пластиковых контейнерах, белка то и дело срывала ягоды - то смородину, то земляничину, и довольно вспушалась. Лесок, даже в таком микро варианте, воздействовал на белокъ исключительно благоприятно, да собственно, и белки на лесок тоже. По ходу шерсти, ящики с питательным субстратом, на котором можно растить деревца и кусты, стояли по всему модулю, что в корридорах, что в каютах экипажа - это не мешало, а только помогало делу.

Ещё в челноке Репень неизбежно столкнулся с грызями из экипажа, так что на платформу вывалил единый поток рыже-серого пуха, мотыляющийся в невесомости. Немудрено, что грызи не упустили и этот случай поржать...

- Вы смотрите, а то станция со смеху лопнет! - предупредил кто-то, вызывая ещё больше ржи.

- Кстати, вы в курсе... - заикнулся Репень.

- Мы не в курсе, мы на станции, - немедленно ответил Щек.

- Да. Всмысле, по какому поводу сбор?

- По поводу события, вероятно, - сделала парадоксальное предположение Фира.

Грызи аж успели набиться в вагончик транспортёра, который возил пух вдоль платформы, потому как долго даже лететь пешком, а ржать так и не прекратили.

- Надеюсь, не чешки припёрлись? - поёжилась грызуниха, - Это было бы не в пух.

- Не, - мотнул ухом Щек, - Тревога небоевая.

- А какого пуха тогда? - цокнул Репень.

- Как цокал Буртыш, сейчас в нас попадёт, тогда и узнаем, - философично ответил Щек.

Репень поржал, потом подумал, что есть вероятность найти информацию через комм. Однако, в общих объявлениях по сети не было ничего с пометкой "срочно", а Тигриса, информационный координатор фрегата, написала в разделе новостей просто и ясно: "попозжа".

- Грызани стыд, бока болят уже, - фыркнул грызь, отхихикиваясь.

Как раз с Тигрисой весь пух и столкнулся возле шлюза, потому как стыкузел для мелочи и тот, которым сообщались со станцией, находились рядом. Грызуниха сделала удивлённую морду, как будто никак не ожидала такое увидеть, так что снова посыпалась рожь. Давно известно, белка - самая продуктивная ржаная культура, неограниченное количество ржи с квадратного метра. Репень же, как и многие грызи, непроизвольно растягивал морду в лыбе при виде крайне пушной ярко-рыжей грызунихи, тем более, в невесомости она становилась ещё пушнее, хвост так просто превращался в мягкое облако.

- Грызята, вы по сбору, или так, гусей потоптать зашли?

- Ну а как ты думаешь, Тигриса-пуш? Само собой, гусей.

Опосля этих официальных приветствий грызи проплывали в кольцевой корридор, который опоясывал хвостовую часть корабля, и далее шуршали в жилой модуль, устраивать тушки.

- Репень, эт-самое, пуховичок, - хихикнула Тигриса, пожав грызю лапу.

- Тигриса пушище-ухомоталище, - кивнул ушами Репень, - А что случилосиха?

- Событие, - точно ответила грызуниха, - Идите располагайтесь, через двадцать минут сбор.

Сбор здесь по сути можно было устроить только в одном месте, в столовке - в остальные помещения даже сорок хвостов влезут только номинально. Ну, уже в пух, подумал грызь, продолжая лететь за хвостом того, кто впереди, подталкиваясь от стенок и подруливая собственным хвостом, как это делает любая белочь в лесу при прыжках с ёлки на ёлку. Стоило пройти шлюз, отделяющий половины сферического корабля, как сразу начинали попадаться признаки жизнедеятельности, в виде шкафчиков по стенам, ящиков с растюхами, обильных росписей на всех поверхностях, выполненных электрографом от нечего делать.

Во вращающемся жилом модуле вообще создавалось впечатление, что вернулся в лес - можжевельники, черника... разве что гусей тут не было, это факт. Благо, на фреге поддержки модуль вращается вместе со всей секцией, которая внутри "бублика", поэтому туда легко попасть через корридор на оси вращения. Отнюдь не везде это можно позволить конструктивно, и тогда начинается дребузня в полный рост... она вообще начинается везде, где надо содержать хрупкие тушки зверей в безвоздушном пространстве, пронизанном метеорами и излучением. По крайней мере, от излучения здесь защитит многослойная броня, а уж в крайнем случае - скафандры высокой защиты.

Сейчас же Репень, как и его давнишние друзья Щек с Фирой, набились по каютам, проверить готовность и всё такое. Каюты всё же делали одноместными, получалось примерно размером с полтора сортира, зато никакого тебе храпа и прочих отвлекающих звуков. Грызь, ввалившись в свою двадцать вторую, убедился, что всё в пух, и спрятал в шкаф под лежаком изрядный пакет всяких припасов, добытых за время отпуска на планету. Орехи, как ни парадоксально для белки, тоже присутствовали, причём в значительном объёме. Выйдя из каюты, грызь сразу упирался в лесополоску в ящиках, и далее шуршал вдоль неё, как распоследняя белочь.

Сила тяжести, придавливавшая к полу, весьма радовала, потому как Репень знал, что такое длительные забеги в невесомость - так себе ощущения. Однако жеж, весь грунт-субстрат здесь крепился прочной плёнкой, а не просто насыпался в ящики, потому как ускорение не всегда направлено в одну сторону. Когда корабль даёт ход - а для удобства он обычно даёт ускорение в один гэ, вращение модуля останавливается, а стена становится полом. Ясен пух, что все ящики с растюхами на борту приспособлены к таким маневрам, как и к невесомости.

Столовка тоже не поражала размерами, но сюда действительно могли набиться ровным счётом все грызи с фрегата, а это почти сорок хвостов... плюс-минус сколько-то, как цокала Тигриса. Понятно, что вид помещения, набитого пухом, вызывал у носителей пуха смех... впрочем, у них даже смех вызывает смех, так что, разница небольшая. Рассевшись по лавкам, грызи немедленно лупанули чаю - кто по стакану, а кто и налил из двухсотлитрового самовара во флягу, тоже немаленькую. Причём, как это бывает с грызями, они не собирались просто сидеть и слушать - вокруг продолжалась спокойная тряска, когда одна грызуниха достала спицы и вязание, другой разложил на столе раскрученный комп... впух, а я как олуш, захихикал Репень, потому как сейчас ему нечем оказалось занять лапы.

В обычных условиях ему бы наверняка пришло в голову занять лапы пушистой тушкой Фиры, которая привалилась ему к бочандре, просто потому как тесно. Однако, чтобы резко упростить себе жЫзнь в этом вопросе, космонавты просто заглатывали таблетки, начисто блокировавшие в мозгу инстинкты размножения. Оказалось, это куда проще, чем можно подумать, и теперь Репень без малейших неудобств сидел прибочно с белкой, и мог любоваться на пушную зверушку исключительно в эстетическом плане. Как на рысь, впух, захихикал он.

- Ещё раз боброго времени! - цокнула Тигриса, войдя в помещение... ну как войдя, протиснувшись между хвостов, собственно, - У нас достаточно срочный песок.

- Огласите весь спесок, пожалуйста! - донеслось традиционное с задних рядов.

- Мы идём в систему Пщтва, - сообщила грызуниха, и подождала, пока грызи затихнут, вкурив, что это такое, - Как основной вариант - не воевать, а оказывать поддержку.

- Кому? - резонно брякнул вопрос Пефтень, крупный белкач из ремонтников.

- Своим, не выщерицам же, - хмыкнула Тигриса, - Туда отправляется транспортный конвой для обмена матценностями с выщерицами.

- Дююю...

- Так точно. Основной состав - шесть штук "Пыльников" с грузовыми модулями, плюс заправщик. Охранение - "Горчица" и "Мыхухоль". Дополнительно - "Серебросеребро", "Пыльник" с жилым модулем. Задачи, пух в ушах и гусь в свинарнике... Дойти до системы Пщтва-левая-семь, оставить там заправщик и научников, дойти до самой Пщтвы.

- Пщтва, отворяй воротА, - тихо цокнул Репень, но Фира таки захихикала.

- На месте - осуществляем перегрузку товаров между нашими и не нашими кораблями, сматываемся ко второй группе, заправляемся, и валим домой. Как понимаете, есть ряд ньюансов.

Грызи поводили ушами, прикидывая. Да, ряд ньюансов ощущался, приём неслабый такой ряд.

- Правильно, - кивнула Тигриса, - Мы не можем быть уверены, что выщерицы не подсунут вместе с материалами какой-либо подлянки. Нанороботы, вирусы, энергетические структуры, пух знает что ещё там может быть. Для этого с нами будет "Серебросеребро" с командой научников, чтобы тщательно всё обследовать и гарантировать на сто пухов, что мы не притащим ничего лишнего. Кроме того, у нас есть достаточно хороший сканер, через который будет пропускатся весь груз, и генератор достаточно жёсткого излучения, чтобы сжечь всё, что не обнаружит сканер. Как понимаете, этот контроль сильно осложнит работы, но оно того стоит. Полный фрег лумумшия - это такое количество, которое потребно примерно для трёхсот с пухом кораблей, например в Зарянской этого элемента выделяют столько за несколько лет. Таким образом, главная задача - убедиться в чистоте груза и кораблей, абы что к корпусу не припаялось. Не менее главная задача - не накосячить и привести группу назад в целости. Дополнительно... Пщтва это планета с первичной жизнью, и было бы в пух вообще турнуть оттуда выщериц. Пока это невыполнимо технически, всмысле чтобы и выщериц турнуть, и планету оставить в целости, придётся довольствоваться малым. Выщерицы обещали отдать генные банки биосферы Пщтвы, а в дальней перспективе это ещё более ценно, чем вещества. У научников будет вторая задача убедиться в годности этих материалов и сохранить как следует до прибытия домой. Всё чисто?

- Вроде да, - вспушился Пефтень, - Грузари пойдут без экипажей?

- А напуха там экипажи, конечно без.

- Тогда нам нужны стат-данные по их телеметрии, и чем раньше, тем лучше.

- Думаю, уже должны были подключаться, - посмотрела на свой комм Тигриса, - Короче цокнуть, сейчас грузим все расходные материалы, и выходим.

- А к чему спешка? - осведомился кто-то.

- К тому, чтобы у выщериц не было времени придумать и осуществить какую-нибудь ловушку. Теперь всё чисто? Тогда у меня на этом всё, медведи и цикломены.

Теперь можно и нужно было начинать трясти. Репень занимался в основном котанками, ударными машинами, дюжина штук коих пристыкована на узлы вокруг корпуса фрегата. В основном, потому как на корабле было нерационально жёстко разделять обязанности, приходилось и баллистику считать, и втыкаться в астрономию, ну и пыль по корридорам подмести, само собой. Вместе со всеми грызь отправился по довольно узкому "бублику" жилого модуля к своему рабочему месту у терминала, между ящиком с черникой и аквариумом. По сути, можно вообще взять переносной комп и удобно устроиться в каюте - но так делать не стоит. Белка всё-таки не крот, чтобы пол-года просидеть в норе и не одуреть, поэтому смена нор хоть как-то компенсировала отсутствие просторов.

Здесь было "мягкое" рабочее место - не только потому, что в ящик для сиденья набит мягкий сухой мох. В боевом режиме место оператора котанков - в отсеке поглубже внутрь корпуса, более защищённом, и главное, более близком к командным линиям связи, так что в самом крайнем случае можно переткнуть влапную. Пырючись одним глазом на кустики черники, а другим на загрузку системы на экране, Репень окидывал мыслью панораму и приходил к выводу, что худшего не случилосиха. Грызям не повезло наткнуться на выщериц, однако вся предварительная подготовка, осуществлённая со времён первого выхода грызя в космос, позволила избежать потерь. Нет никакого сомнения, что выщерицы уничтожили бы Зарянскую, если бы у них была такая возможность - но возможности у них не было. Систему надёжно охраняла группировка из сотен "Пыльников" и десятков тяжёлых артиллерийских кораблей; на дальних орбитах дежурили стратегические ракеты, готовые нанести сокрушительный удар по обнаруженному противнику.

Короче цокнуть, за сохранность грызьей части галактики, двадцати населённых планет и нескольких сотен колоний, можно было не беспокоиться. Теперь следовало беспокоиться о том, чтобы не дать глупым рептилиям расползаться вширь, тупо занимая пригодные для жизни планеты. Для этого предуслышивалась программа усиления кораблей-разведчиков до такой степени, чтобы они могли отогнать от планеты аналогичные аппараты выщериц... в общем ,та ещё возня. Репень ничуть не отказался бы, чтобы чешуйчатые - чешки, как их погоняли коротко - оказались бы более рассудительными, но как уж лёг хвост, так лёг.

У него самого возни тоже имелось изрядно. "Мыхухоль" нёс дюжину котанков ШКТ-11 в стандартной боевой конфигурации, с лазером в башне; ещё два буксира и два котанка связи стыковались не к основному поясу, а к дополнительным лапам, вытянутым вперёд по ходу корабля. Лазеры и то требовали внимания к себе, это не электровеник, который можно достать из кладовки и включить. Главное, что там булькало - это рабочее тело лазера, которое собственно и излучало, поглощая энергию. И это та ещё жижица, часто цокал Репень, стоит зазеваться, и лазеры окажутся небоеспособными на длительный срок, а то и вообще придётся снимать и разбирать в ремонтке. Учитывать приходилось абсолютно всё - ускорение корабля, нагрев и от внутренних источников, и от излучения звезды, спектр жёсткого излучения... с непривычки уши вяли. Да и с привычкой, зачастую, тоже.

Вдобавок к этим радостям, "Мыхухоль" в данный момент несла двадцать четыре термоядерные торпеды. В боевых условиях они устанавливались на котанки, но при отсутствии непосредственной угрозы - лежали в арсенале, причём деактивированные. Конечно, боеголовка не взрывается от повреждений, а механизм спуска надёжен, но возить двадцать четыре бомбы на боевом взводе, стыкуясь к платформе - это мимо пуха. Репню и другим оружейникам приходилось регулярно контролировать, как себя чувствуют эти конусообразные железяки. Однако вся возня с ними была полностью оправдана, потому как торпеды отлично работали на дистанциях и до пятнадцати тысяч, а с пяти тысяч перехватить их крайне затруднительно, вслуху бешенного ускорения...

- Реп, ты гусей топчешь, или как? - цокнула из-за кустов Фира.

- Притаптываю помаленьку, а что?

- Да там Сдут просил хвостов на склад, пойдём?

- Ща, прозвонку запущу, и пойдём, - цокнул Реп, щёлкая когтями по клаве.

- Ща, ща, огузок от леща! - традиционно цокнул Щек, и грызи не менее традиционно заржали.

Убедившись, что эвм начали работать в нужном русле, Репень размял лапы, и полез "на склад", как погоняли отсеки для хранения Разного. Основные расходные материалы - топливо для реакторов, рабочее тело для двигателей, воздух для зверей, наконец - корабль получал через трубы в автоматическом режиме, а вот сухари и орехи приходится загружать влапную. С одной стороны - невесомость, при которой нет проблемы кидать ящики хоть на километр, с другой - ящики не сложишь просто так, их надо надёжно крепить. Иначе при первом маневре всё будет в кашу, давно известно.

- А это что? Гречка... К пятому подъезду! - сортировал ящики Сдутыш, разбрыливая их в разные стороны, - Завершено!... Следующий - сублимированный горохъ!

За час, навалившись всем скопом, по местам уложили и горохъ, и всё остальное тоже. Кстати цокнуть, немалое количество корма вырастало в агроутилизаторе прямо во время полёта. Не то чтобы экономить массу, а по большому счёту, просто расколбаса ради, ведь все грызи имели привычку разводить огород в том месте, где они окапывались. Даже если это фрегат! Вернувшись к терминалу, Репень уже мог видеть результаты тестов по боеголовкам - к удаче, там всё оказалось в пух. Можно удивиться, как сложно поддерживать в годном состоянии эти штуки - без автоматики вообще никак. Как-то раз Грабыш, наиболее откормленный специалист по термоядкам на "Мыхухоли", цокнул, что меньше возни было с бельчатами, когда они росли, чем с этими конусами в арсенале.

Репень мотнул ухом, подумав о том, что у него бельчат не было - служба во флоту не оставляла времени ни на что другое, так что пока, у него вообще ничего не было в этом направлении. Нутк, не всем же эт-самое, кому-то надо и того. Тем более, перед ушами были вполне удачные примеры того, как можно сочитать флот и обычную белковую жЫзнь. Если сам Репень был из "сопляков", пришедших на корабль после обучения-ухомотания, то почти треть экипажа - из старожилов. Современные технологии медицины позволяли сделать организм в пятьдесят лет столь же крепким, как и в двадцать, и этим бессовестно пользовались. Это, правда, стоило изрядных трудозатрат для медицинщиков, поэтому кому попало и за бесплатно омоложение не доставалось.

Например, ни у кого не возникло бы сомнения, что это заслужили Фудыш и Тигриса - они оттарабанили во флоте по тридцать лет, и много чего наделали. В частности, учавствовали в "хитрой войне" в системе Ском, где без единого выстрела были блокированы изряднейшие силы выщериц. Раньше, когда грызи только осваивали межзвёздные нуль-полёты, космонавты растрачивали здоровье лет за десять, и отправлялись на пенсию. Теперь же можно было рассчитывать на огромный опыт старичков, при том что физически они не уступали молодёжи. Прогресс, чо, цокали обычно в таком случае.

Грызи, эти пушные разумные белки, имели как привычку постоянно работать лапами, так и бережно относиться к биосфере. Вслуху этого у них не возникало вопроса, где развернуться с хозяйством - вне планеты, само собой, ведь планета маленькая, а Вселенная вокруг большая, мягко выражаясь, и там не растёт лес. Когда грызи добрались до границ своей звёздной системы, и чесали уши, думая о световых годах между звёздами, которые надо как-то преодолевать, всё оказалось проще, чем ожидалось. Первый же полёт зонда за пределы так называемого гравитационного колодца звезды дал понять, что свойства пространства кардинально меняются вблизи мощных источников гравитации. Организмы изначально появились на планете, которая вращается по орбите не так далеко от звезды, поэтому всю дорогу испытывают гравитацию и резонно считают такое положение вещей обычным.

На самом же деле, гравитация звезды, даже небольшой, величина достаточная, чтобы полностью изменить свойства пространства. В межзвёздной же среде дела обстоят по другому... на практике это означало, что корабль мог разгоняться на много порядков быстрее, чем обычно, при этом затрачивая ту же энергию и не расплющиваясь в блин от перегрузки. Фактически, никаких "гипердвигателей", которыми капали на мозги фантасты, не потребовалось - "прыжок" начинался просто ввиду того, что корабль покидал гравитационный колодец. Правда, внутри него летать приходилось по старинке, на реактивной тяге, и никто не отказался бы от улучшения этой технологии. Что ещё смешнее, корабли тратили три четверти рабочего тела не на межзвёздный перелёт, а на маневр внутри системы. "Ага, оборжаться" - добавляли те, кто работал на заправщиках.

Таким образом, транспортный конвой с Зарянской собирался добираться до Пщтвы самым что ни на есть дубовым образом, как следует разогнавшись, и затем также затормозив, потому как инерция на межзвёздье всё же не отменялась. Ускорение в "обычном" пространстве внутри г-колодца и за его пределами это разные вещи, но на практике, принципиально не отличающиеся.

С выщерицами придётся что-то делать, это понимали ровным счётом все грызи - иначе они сделают сами, и это будет больно. Однако, стратегический прогноз показывал, что разрыв по количеству и качеству будет увеличиваться нарастающим темпом, так что в какой-то момент появится техническая возможность отобрать у глупых рептилий их игрушки, не превращая в пыль занятые ими планеты. Грызи на этом более-менее успокоились и только принимали меры к самозащите, благо, имелись все возможности. На этом фоне бартерная торговля с выщерицами казалась достаточно оправданной, так что и...

- Ускорение через десять минут, - цокнул Фудыш по громкой связи, тобишь через коммы всех космонавтов на борту, - Торможение жилого модуля - сейчас.

Торможение происходило далеко не мгновенно, так что сила тяжести уменьшалась постепенно в течении нескольких минут, сходя на нет. Жилой модуль весит много тонн, и кораблю вдобавок приходится компенсировать момент вращения маневровыми дюзами и главным двигателем с управляемым вектором тяги. Чтобы остановить вращение жыма, как его называли, фрег выполнял довольно фигурные действия. Сначала работала маневровая дюза, отвечавшая за вращение, но она располагалась в самом хвосте, и её действие разворачивало корабль, поэтому компенсацией занималась ещё одна... в общем, та ещё песня.

Снаружи это выглядело так, что из наростов на главном двигателе вырывались тонкие струи плазмы, светившие зелёным - совсем маленькие на фоне круглого фрегата, они однако давали изрядно тяги. "Мыхухоль" таращила вперёд по курсу два радарных комплекса, прикрученные к торчащим в стороны прямоугольным ремонтным отсекам - именно затем, чтобы разнести антенны подальше. Антенны на космических кораблях не те, что на морских - всмысле, по размеру, а по сути те же. В космосе, где нет ветра, решётки раскидывались на десятки метров. Сейчас они неторопливо вращались, ослушивая окружающее пространство в пассивке, а фазированные решётки радаров наведения застыли в нейтральной позиции, пока что отключённые.

Фрег внешне напоминал пух знает что! Сфера из двух половинок с разной обшивкой, хвост там, где на продольной оси находится главный двигатель; вокруг передней части - кольцо из стыкузлов, занятое шариками котанков, и кольцевой выступ, скрывающий жым. В стороны торчат два ремотсека, открытые в вакуум с задней стороны - пока что внутренности этих гаражей подсвечены только дежурными лампами, но когда надо, там начнётся движуха. Вперёд также торчат четыре "лапы" по краям сферы, к которым пристыкованы буксиры и котанки связи - этим боезапас не требуется, а заправлять можно и на этих стыкузлах. Ну и вдобавок, впереди на круглом корпусе - надстройка, походящая на рубку корабля своими прозрачными панелями на двух этажах. На самом деле это просто "веранда" для всяких подсобных работ, ну и если есть желание потаращиться на звёзды через стекло, это тоже сюда.

Жым наконец полностью остановился, по помещениям раздался характерный грохот от "шпингалетов", зафиксировавших его. Можно было подумать, что Репень будет сидеть и зырить, как начинает работу двигатель, но он, как и все незанятые грызи, следил за предметами. Грызи натурально рассредотачивались по модулю и следили, чтобы не вышло каких косяков, когда будет меняться вектор тяготения. Ящики, в которых росла лесополоса, на этот случай были закреплены на кронштейнах, и поворачивались - но не всегда удачно. Реп предпочитал повернуть их лапами ещё до того, как корабль начнёт ускорение - надёжнее будет, да и недолго это.

- Внимание, ускорение! - сообщил Фудыш, явно нажимая соответствующие кнопки.

Из главного двигателя начал расти факел выхлопа - сначала маленький, как от маневровой дюзы, он всё удлинялся, достигая сотен метров, потом километров. Вся группа фрегов, десять штук, выходила на разгон разом, так что светящихся зелёных полосок стало десять. Построенные "лесенкой" грузовики с нулевым экипажем, заправщик, также управляемый дистанционно, с научного судна; сам научник с допуха оригинальным названием "Серебросеребро", и два фрега-несушки по бокам от этого строя.

Сила тяжести стала придавливать к полу, ранее бывшему стеной, и Репень поправил ящик с кустом смородины, цепанувший за дверь. Когда спустя пару минут двигатель неспеша выйдет на маршевый режим с ускорением в один гэ, можно будет полностью расслабляться. В боевой обстановке двигатель мог дать до трёх гэ и гораздо быстрее, но без надобности никто не станет насиловать технику и себя. Теперь корабль набирал каждую секунду почти десять метров в секунду - за минуту получалось шестьсот, как ни крути, а за час - тридцать шесть километров в секунду. Насколько успел запомнить грызь навигационные данные, для выхода на нуль-полёт придётся ускоряться часов двадцать, тогда путь из системы займёт двенадцать стандартных суток. Таким образом, если в системе Пщтвы маневрировать примерно так же, вся эта канитель минимум на три месяца. Это ещё не считая того, сколько можно проволындаться с погрузкой, и быстро ли научники дадут добро на то, чтобы считать груз чистым. Впрочем, никто и не ожидал, что это будет быстро.

- Пойду пожру пока, чтоли, - цокнул смородине Репень, и угрозу выполнил.

В столовке, где имелся реально в неограниченном количестве чай и кислородный кефир, грызя поймала за уши Ратика, которая возилась по теме удалённого контроля, и нагрузила надобностью подкрутить настройки в движках грузовиков. Фрег поддержки не только нёс ударные машины, но и удалённо контролировал беспилотные корабли; если подходить к этому пухти как, придётся лезть уже лично, и чинить последствия кувалдой.

- А то придётся лезть лично и... - зацокнулась Ратика.

- Глухих нет, - захихикал Репень, - Сейчас чаю выпью, и...

- И лопнешь, пух в ушах! Десятый стакан уже, наверное!

- Пятнадцатый, на самом деле.

Набузыкавшись чаем по самые уши и проржавшись, Реп откочевал к своему сидельному ящику, и подключился к каналу управления фрегом СД-6013. Круглая тушёнка отрисовалась на экране в виде схемы с пуховой тучей подсистем, и грызь поёрзал хвостом, устраиваясь поудобнее. Кроме всего прочего, в каюте теперь не разляжешься, потому как лежак находится вертикально на стене, а дверь, считай, на потолке. Когда двери закрыты - по ним можно спокойно ходить, но само собой, грызи всё равно лазили в каюты во время ускорения.

Как это всегда и бывает, не успели и ухом мотнуть, а ускорение уже закончилось, снова наступила невесомость, а затем жилой модуль снова раскрутили, возвращая в основное положение силу тяжести. За это время грызи с "Мыхухоли" как следует проверили подопечные корабли, и к облегчению, не выявили никаких значительных косяков. Незначительных там был длиннющий список, но это обычная ситуация, сложная система никогда не работала тютель в тютель. Если косяков не отмечено - значит, косяк в КИП, контрольно-измерительных приборах, или в эвм, которая анализирует данные.

Во время разгрузки головы от рабочей возни грызи в основном либо дрыхли, либо копались в ящиках с растюхами, потому как это сильно отличается от таращения в экран, и соответственно, хорошо помогает восстановить силы. Впрочем, и прогнать в тысячный раз симулятор, моделируя выполнение боевой задачи, это уж традиционное. Прогоны имели прямую ценность, так как часто удавалось придумать что-либо ещё, и корректировать программы управления. Ударные машины - шакотанки, шли на ускорении до пятнадцати гэ, почти смертельном для зверя, и действовали слишком близко от противника, чтобы организм успел реагировать на изменения обстановки. Не отягощённые жилым отсеком, шакотанки несли больше брони и рабочего тела, да и живучесть резко возрастала.

Противник, сидящий в атакуемых кораблях, мог хоть все головы сломать, но когда шакотанки подходят со скоростью в десятки километров в секунду - ничего не придумаешь. На ШКТ-11 стоял довольно мощный лазер в башне, однако на самом деле, он использовался против торпед, ракет, в крайнем случае - истребителей. Прожечь лучом толщенную композитную броню крейсера нет никакой возможности, поэтому шакотанки несли термоядерные торпеды конусного типа. У выщериц гуссовски здоровенные крейсера, по полтора миллиона тонн массы каждый, раз эдак в двадцать больше, чем "Пыльник", и в сотни раз больше, чем шакотанк. Однако взрыв мегатонной боеголовки достаточно близко от цели, так чтобы достала вспышка, гарантировал ей критические повреждения. Броня испарялась, а образующаяся ударная волна разносила корпус. При этом, шакотанк мог обойтись вообще без торпед - таран пятиметрового шарика на огромной скорости вызывал не особо меньшие разрушения.

Понимая такую уязвимость крупных кораблей, грызи большое внимание уделяли носителям шакотанков, которые могли запускать свои мячики, оставаясь далеко за пределами досягаемости вражеского оружия. Выщерицы например использовали АКИ, аэрокосмические истребители - но, в сравнении с ШКТ, у них в разы меньше запас рабочего тела и бронирование. Кроме того, АКИ выщериц были пилотируемыми, что резко снижало их маневренность и живучесть... теоретически. Беличий флот до сих пор не имел ни одного боя с истребителями выщериц, да и впух их, цокали грызи, не особо хотелосиха.

- Ну, шакотанками атаковать, - цокал Щек, попивая чаи, - Это как гусей топтать.

- Именно, - кивнула Фира, чаи попивая, - Только не гусей, и не топтать, а так всё сходится.

- Да, - проржался Репень, - В последний раз с крейсаком хорошо вышло.

- Это всё-таки симулятор, - мотнул ухом Щек, - А в космос полетит не симулятор...

- Вот это новость! - сделала удивлённую морду грызуниха.

- Да, но в остальных случаях симулятор давал хорошие результаты, - не отставал Реп, - Процентов на девяносто пять точно в пух, насколько помнится.

- Там был косяк с зацикленностью, - заметил Щек, - Вы его убрали?

- Угу. По идее, быстродействие повышено на двадцать процентов.

- Пуха се, а где вы были раньше, пух в ушах?

- Гусей эт-самое, - пожал ушами Реп, - На самом деле, там всё просто. Мы подгоняем программу под конкретный случай и отключаем все модули, которые ответственны за всё остальное. Напух надо делать рассчёты вероятностей и давать хаотическое манерирование, когда дело решают пол-секунды? Тут главное, чтобы система захватила цель и дала команду на пуск торпед.

- Поперёк не цокнешь, - не цокнула поперёк Фира, - И с крейсаком хорошо получается, даже дюжина наших мячиков в обмен на такую тушу - это полное разорение для них.

- Выщерицы это не в пух, - мотнул ухом Щек, - Всмысле, когда у них столько огневой мощи. Когда без мощи - вполне в пух.

- Ты это им объясни, - предложил Репень, - А вообще, это знаешь, как...

- Гусей?...

- Да. Точнее, нет. Это как повторение той ситуации, когда первые белки вышли за пределы своего леса, а там опасные хищные организмы.

- Не совсем в запятую, - цокнула Фира, - Опасные организмы могли конечно сожрать много белок, но вряд ли всех. И главное, они не угрожали сущестованию всей биосферы, да ещё и на многих планетах.

- Это да, - легко согласился Реп, - Но это можно списать на повышение уровня.

- Проще списать выщериц, - фыркнула грызуниха.

- Ну, пока ещё не проще. Но судя по всем данным, время будет работать на нас, и когда-нибудь мы их прижмём, этих чешуйчатых.

- Впух, такая возня предстоит, оягрызу! - зажмурилась Фира, - Нам только заправляться представляете сколько?

- Да нет, что ты, никто не представляет! - сделал удивлённую морду Щек, - Ясен пух, один танкер - три других фрега заправлены. Получается, минимум три раза будет летать к пузырю, если не доверху набивать. Это небыстрое развлечение...

- А почему он - к пузырю, а не мы все?

- Потому как у пузыря проще всего будет нас поймать... точнее, вообще возможно. Когда мы будем висеть на границе голодца, то сможем уйти в нуль-полёт за считанные минуты, никто не достанет.

- Вы плохо знаете заправщиков, - хмыкнул Репень, - Это те ещё пропушёнки! Думаете, зачем они остаются в левой-седьмой? Пока мы будем колупаться на Пщтве, они нацедят достаточно водорода, и заморозят в термоплёнке. Так что, когда основная группа вернётся, запас должен уже быть готов.

- Вот пропушёнки!...

Как-грится, белка ржёт, а служба идёт - в данном случае, корабль по инерции проглатывал огромные расстояния, оставалось только давать корректировку, чтобы группа не разлетелась слишком далеко друг от друга. Зарянская, почти сплошь голубого и песчаного цветов, давно превратилась в неразличимую глазом точку в черноте космоса. Да что там, сама звезда становилась всё меньше по угловому размеру - в частности, этот размер имел значения для того, насколько нужно удалиться от источника гравитации. "А, уже день" - цокали грызи, увидев на экране солнце, и ржали. Впрочем, как показывает вся практика, смешки, хиханьки и бугогашечки только помогали белкамъ быстро переходить в режим полной собранности.

Одно из событий, которое постигло "Мыхухоль" ещё до выхода из из системы Зарянской, даже не вызвало ни одного смеха. Ну по крайней мере, сразу. Песок начался с того, что Тигриса объявила общий сбор, а когда грызи набились в столовку, продемонстрировала им некоторую видеозапись. Соль состояла в том, что один из ремонтников, недавно присланый на фрегат по ротации, попытался потискать бортврача Лайсу, не особо интересуясь её мнением на этот счёт, мягко цокая.

- Вот такие кукушки, грызята, - вздохнула Тигриса, - Как видите, есть все основания думать, что если бы не электрошок, этот зассанец не остановился бы. Предложухи?

- Шлюз, - немедленно, не колеблясь ни секунды, цокнул Фудыш.

Грызи сглотнули, потому как понимали, что кроется за этой краткой формулировкой. Лайса аж пискнула при этом слове, и замотала лапой:

- Не-не-не, это совсем чрезмерно, грызята!

- Не знаю не знаю, - хмыкнула Тигриса, - Будь я на твоём месте, он уже был бы в шлюзе, я бы и спрашивать ни у кого не стала. Только сдаётся мне, не зря он выбрал белочку-пушинку.

Лайса действительно была довольно маленькая белка, так что отмахаться от крупного грызуна ей было куда как сложнее.

- Лайса-пуш, - цокнул Фудыш, - Тут не такое дело, что грызя грохнут из-за тебя. Просто ты первая попалась, а так могло всё что угодно случиться, если орехи не на месте.

- Всё-таки в вакуум это слишком, товарищи, - просительно сложила лапки грызуниха.

- Рес! - повернулась к белкачу Тигриса, - Этот кролик имел ранее взыскания за подобные фортели?

Респрей отвечал на корабле за внутреннюю безопасность. Не то чтобы часто что случалось, но лучше перебздеть, как всегда решили грызи - и это был тот самый редкий случай, когда профилактическая работа имела смысл. Есть ведь большая разница, первый раз или не первый.

- Нет, - покачал головой Рес, - Ну убивал, да, воровал да, но такие фортели... да шутка, чо. Совершенно чистое личное дело, могу подтвердить.

- Тогда, пожалуй, вакуум это слишком, - рассудил Фудыш, и продолжил мысль, - А вот до трёх четвертей, это самое то!

- Лайса-пуш, будешь возиться со своим кроликом, или ну его? - хмыкнула Тигриса.

- Буду, - подумав, кивнула белка, - Хотя конечно возни будет много.

- Угу, - подтвердил Фудыш, - Огласите баклану, что ему повезло.

Репень, хоть и полностью поддерживал это решение, поёживался всей белкой и думал, что виновник торжества отнюдь не будет согласен, что ему повезло. Стравить давление в шлюзе до минимального - и организм раздует как следует. Причём, чаще всего, последствия будут обратимыми, но ощущения от образующегося в тканях водяного пара - в прямом смысле незабываемые. "Кролика", как обозвала преступника Тигриса, действительно проводили до шлюза, и пропесочили достаточно, чтобы обратно вынести на носилках в медотсек. Шпель, этот самый ремонтник, вроде как раскаивался в содеянном и экзекуцию принял стоически, всмысле, в шлюз пошёл своим ходом. Теперь бывшей жертве предстояло долго и нудно приводить дурака в порядок.

Остальные грызи, стоит заметить, инцидент практически забыли, потому как он был исчерпан. Они так же сделали бы и в родном лесу, потому как мусолить всякую фигню в голове не уважали. Здесь же космонавты привыкли выбрасывать из головы всё, кроме насущных задач, потому как недоработки слишком дорого стоили. В данном случае оставалось пристально контролировать телеметрию с грузовиков, и просчитывать варианты обороны конвоя от возможных посягательств.

- По большому счёту, может случиться только одно, - цокнул Щек, качаясь на стуле.

И замолчал, курицын кот! Грызи заржали, и тогда он соизволил продолжить:

- А именно, что выщерицы не смогут... или не захотят, довести сведения о договорённостях до всех своих кораблей. Поэтому вероятна встреча с критически настроенными ребятами.

- Два фрега это не особо густо, - заметила Фира.

- Если для "списать выщериц", то да. А прикрыть от возможного торпедного залпа издали - самое то.

- Послушаем, как оно пойдёт, - цокнула грызуниха.

По штату, торпедами пухячили с расстояния около ста тысяч километров, если говорить о стоящих на месте кораблях. Ясен пух, что если корабли сближались - расстояние увеличивалось, если расходились - уменьшалось. На такой рассчётной дистанции торпеды могли и разогнаться как следует, и корректировать курс до самого момента подрыва, что увеличивало точность и делало труднее перехват. Однако все понимали, что реальность это не симулятор. На торпеды можно поставить ускорители, которые закинут их гораздо дальше, например. Если же у грузовиков вообще не будет прикрытия, пускать по ним торпеды можно с любого расстояния, ведь разница только во времени подлёта. А вот рассчитывать на успех при атаке на фрегаты, если ещё и превысить расстояние, никак нельзя.

- Кстати предлагаю таки послушать заранее, как пойдёт, - цокнул Репень, - Я уже работал за выщериц, теперь твоя очередь, Фир. Ухитрись придумать, как перехватить конвой.

- О впууух... - подзакатила глаза грызуниха, но тут же вспушилась, - Ладно, сделаем.

- Впринципе, перехватить-то можно, - хмыкнул Щек, - Только вот как ты узнаешь маршрут конвоя?

- Пассивная разведка в Пщтве-седьмой-левой, - пожал ушами Репень, - Там не так уж много звёзд, чтобы они не могли в каждой системе оставить по несколько станций слежения.

- В логику, - был вынужден согласиться грызь, - Тогда получается, перехват более чем возможен?

- Попытка, перехвата, - уточнила Фира, - Если вытормаживаться с нулёта, получается плюс-минус несколько миллионов километров, сами знаете. Шансы приблизиться на сколь-либо вменяемую дистанцию - приближены к нулю, это рассчитано.

- Это на наших кораблях, - заметил Щек, - Кто знает, может они умеют маневрировать более эффективно?

- Вот и проверим, - хмыкнул Репень.

Не особо заморачиваясь, грызи называли звёзды по типу "Пщтва-седьмая-левая", что означало, как ни странно, седьмую по карте звезду слева от Пщтвы. Это помогало сразу привязать звезду к системе с осмысленным названием, а не просто номером; если у системы есть название, значит она представляет какой-либо интерес. В данном случае Пщтва была знаменита колонией выщериц, а Пщтва-седьмая-левая - пока что ничем. Однако именно там конвой разделялся - грузовики в сопровождении "Мыхухоли" шли к цели, а заправщик, носитель научников и "Горчица" оставались в системе, чтобы сделать запас топлива и рабочего тела для заправки группы на обратном пути. Не то чтобы это сильно повышало шансы уклониться от атаки - просто грызи всегда действовали автономно, насколько это возможно, и идея заправляться у выщериц была им неблизка.

Как раз в то время, когда корабли ворочали своими круглыми тушками на грагралодце, как сокращённо называли границу гравитационного колодца, произошло событие, ради которого в такую даль тащились ремонтники. У грузовика таки произошёл пробой в двигателе, вслуху чего корабль полностью лишился хода. Фудыш, как наиболее убельчённый опытом по этим вопросам, принял решение топтать гусей немедленно. К аварийному фрегу пристыковались два других - с одной стороны грузовик, с другой "Мыхухоль". Благо, у Ш-145 два стыкузла как раз для этого. Теперь связку можно было разогнать по требуемому вектору, а во время полёта по инерции заняться ремонтом.

Ремонтники как следует вспушались, готовили детальный план работ и готовились лезть в окрытый космос в скафандрах - что они и сделали, собственно. Долгий путь с выключенными движками теперь оказался полезен для того, чтобы вытащить повреждённый двигатель из корпуса, снять с него косячные узлы, и переместить их в ремонтные отсеки, разбирать дальше. Остальным приходилось отсиживать вахты по полной программе - когда не было работы, делили на всех, а теперь фигу. Следить же за состоянием корабля и обстановкой в пространстве следовало постоянно, потому как время суть весьма критичный фактор.

- Сколько времени мы слили на этом двигуне? - чисто из академического интереса спросила Тигриса.

- Пятнадцать часов, - точно цокнул Фудыш.

- Как, всего?...

- Всего. Мы ведь тащим его в связке, разница только во времени разгона. Даже эр-тэ расходуется нормально, перекачиваем с этого огузка, сколько нужно. На торможении в Пщтве разница будет семь часов.

- На торможении, в Пщтве? - переспросила грызуниха.

- Ага. Там серьёзный пробой активной зоны, Тигра, быстро никак не управимся.

- Хорошо, что вообще управитесь, - резонно цокнула она.

- Придётся задействовать всё, что есть. Стереолитографию, химию, песок...

- Ну уж песок-то могли бы и попридержать, на всякий случай.

Пока они проржались, Репень на своём месте в очередной раз оторвался от чтения литературы и проверил данные с локаторов. Далеко в стороне, сливаясь в одну отметку, маячили корабли второй группы - двое оставались на грагралодце, заправщик же бодро шуровал к пузырю, как называли газовые планеты. Танкерный модуль фрега Ш-145 оснащён челноком, который может забирать газ прямиком из атмосферы - только вот ему предстоит сделать изрядно циклов, пока весь танкер не наполнится водородом, отсеяным от прочих газов. Это дело шло в качестве рабочего тела для двигателей, ведь им требовалась реактивная масса, чтобы создавать тягу. Водород высокой степени очистки использовался как топливо для реакторов; запустить можно только на дейтерии, но потом "топка" хавала и обычный изотоп водорода.

Тащиться в логово выщериц - так себе развлекуха, подумал Реп, но пожалуй получше, чем торчать здесь, возможно, пару месяцев, только и наблюдая за работой танкера. Когда ничего не происходит - это тоже изрядная нагрузка для мозгов, как ни парадоксально. Например... Тут как раз грызь понял, что событие - да. Радар фиксировал что-то, находящееся на курсе группы. Именно "что-то", пока не было ещё никаких более точных данных, и Репень вознамерился эти данные добыть. Он слегка вспушился, потому как объект приближался со скоростью тридцать километров в секунду, и до контакта оставалось мало времени. Грызь щёлкнул тумблером связи:

- Это контроль радаров. Приближаемся к неопознанному объекту, время до контакта - три минуты.

- Контакта?! - поперхнулась Тигриса.

- Так точно, - ответил Реп, не прекращая возиться с данными, - Это определённо не корабль и не астероид, по крайней мере.

- Радары оставь, котанки к бою! - решительно цокнула грызуниха, - Это метеорный рой, скорее всего. Фуд, просчитай возможный маневр уклонения!

- Уже делаю... уклониться не успеваем, - грызь явно развёл лапами.

- Боевая тревога! Приготовиться к вакууму!

Репень однако и не подумал бросаться к шкафу со скафом, потому как кроме него, никто не вбил бы сейчас нужных команд в систему. В скаф можно упаковаться за трицать секунд, это не те скафы, которые были на первых орбитальных станциях, а куда как более удобные. Так что, у него есть аж целых полторы-две минуты на то, чтобы привести в годность котанки.

- Параметры залпа...

Тигриса схватывала на лету и пускала рассчёт метеорного потока также, как вражеского залпа, ибо привычнее для программы и операторов. Да и последствия будут примерно те же.

- Объекты массой до пятидесяти кило, ноль два на квадрат. До пяти кило, ноль три на квадрат. До полукило, два и шесть на квадрат.

- Впух, почему он так поздно засветился?! - ляпнул кто-то.

- Не сейчас! - отмахнулась Тигриса, - Котанки, целеуказание!

- Мать моя белочка... - цокнул себе под нос Репень.

Экран зарябил отметками целей, которые стремительно приближались. Пол-кило на такой скорости пробьют фрегат навылет, причём в лучшем случае! А ведь прикрыть надо не только "Мыхухоль", но и целых шесть грузовиков! Дежурные сами отдали грузовикам команду сходиться на одну линию, но слишком мало времени, чтобы завершить маневр.

- Пеф, как наружние работы?

- Успевают вернуться в шлюз до контакта, - успокоил Пефтень.

- В пух.

Лазеры котанков наконец прогрелись и начали обстрел целей - как раз меньше пяти тысяч, самое то. Полностью испарить пол-кило камня лазерный импульс не мог, но испарение части материала придавало метеору реактивную тягу, и он уходил с траектории. Репень отметил, что программа действует чётко - не пытается попасть в щебёнку полным фокусом, а бьёт расходящимся лучом. Радар наведения также сам "сообразил", что следует считать уничтоженной ту цель, которая получила достаточное ускорение перпендикулярно курсу корабля; красные отметки не гасли, но очерчивалсь зелёной рамкой и дрейфовали к краю того конуса, в котором сосредоточились радары. Само собой, сообразил не прибор, а те грызи, которые заранее составляли программу.

Сейчас работали двенадцать лазеров котанков и два в турели на самом корабле, посылая вперёд лучи в виде импульсов на малую долю секунды. Визуально это выглядело ровным счётом никак, только начинали светиться жёлтым накладки теплообменников на длинных восьмиугольных стволах лазерных орудий. В тысячах километров по курсу щебёнка, получив кусок излучения, вспыхивала плазменным шариком, а остатки разлетались в стороны, уже не имея шанса попасть в корабль.

- Для связки корридор очищен! - сообщил Репень, даже не сразу одуплившись, что сам это цокнул, настолько он был воткнут ушами в управление.

- Отлично, теперь прикройте грузовики.

- Это как гуся топтать...

К великому облегчению экипажа, плоскость, занятая метеорами, оказалась тонкой, и проделать в ней прорехи дле прохода кораблей не составило большой проблемы. Собственно, при имеющейся плотности они имели хороший шанс пролететь, не задев ни одной щебёнки - но лучше иметь не шанс, а уверенность. Репень, впрочем, не расслаблялся, отдав команду котанкам повернуть стволы в сторону от прямого вектора вперёд. Помимо камней, в потоке полно мелких частиц, а песчинка на огромной скорости, влетев в ствол, легко выведет из строя сам лазер. Решётки радаров развернулись перепендикулярно курсу, тоже на всякий случай. Да ну впух, подумал грызь, и таки бросился к скафу, потому как теперь точно всё сделано.

- Внимание, прохождение потока! Десять. Девять...

- Сорок два! - захихикал Реп, крайне быстро пакуясь в скаф.

Включить полную функциональность за пятнадцать секунд он никак не успевал, но герметизироваться, чтобы не дыхнуть вакуумом - успел. Соразмерно закону подлости, если сидеть без скафа - обязательно будет пробоина. Когда Тигриса цокнула "контакт", он как раз защёлкнул шлем. Прислушавшись, Репень успокоился - толчков не было, пробоин тоже, а поток корабли проскочили за пол-секунды, так что, уже всё.

- Повреждения?

- В пух, - точно ответил Фудыш, - Без повреждений. Есть несколько микроотверстий на лобовой броне, пока больше ничего не слышу. Грузовики тоже в норме.

- Фууф, пронесло гуся по кочкам...

Репень включил воспроизведение с внешних камер в момент прохождения потока - в пространстве рядом мелькнули линии, там, где метеоры слегка дали отблеск от света звезды. На передних частях кораблей пыхнули несколько искорок, моментально погасших. Песчинки размером пух да нипуха, но на такой скорости они проделали в прочнейшей броне изрядные воронки по десятку сантиметров. Убедившись, что больше угрозы нет, Реп занялся переведением лазеров в ждущий режим.

- Теперь второй важный вопрос, - цокнула Тигриса, - Какого пуха мы видим эти камни со столь близкого расстояния?

- Хм... а пух их знает, - резонно ответил Фудыш, - Они не особо плотные, должны светиться гораздо раньше. Косяк радаров... не думаю.

- Возможны какие-то варианты с углом отражения, - предположила Фира.

- Ладно, думается вот что, - хихикнула Тигриса, - Всё равно этим грызятам заняться нечем, пусть изучат вопрос. Если это камни-невидимки, это тоже хорошее открытие.

Камни конечно были не особо невидимки, но явно обладали малозаметностью в радиодиапазоне. Если такое покрытие поможет скрываться от вражеских радаров, это в пух. Впрочем, большинство грызей склонялись к тому, что дело в редкостно сложившихся условиях, а не в камнях. Углы отражения, интерференция, ещё пух знает что! Бывает, что и гусь в воздухе спотыкается, как цокает народная мудрость. Что точно, так это то, что придётся теперь лезть наружу и заделывать выбоины от микрометеоритов. До этого впрочем, группа выполнила несколько маневров, включая на несколько минут главные двигатели - метеорные потоки шли слоями, и чтобы не бодать следующий, умнее всего увеличить угол между курсом и эклиптикой системы.

Пока судоводители маневрировали, Репень прогонял анализ стрельбы - тоже весьма полезная штука, на будущее. По сути, кинетическое или плазменное оружие работало сходным образом - в корабль летел конус снарядов, разогнанных до огромных скоростей. Например, у выщериц практиковались заряды массой около килограмма, но разгонялись они до семисот километров в секунду! Такая блямба наносила огромные разрушения, и единственная возможность защиты - это не попадать под неё. Как выяснил грызь, системы котанков отработали в пух, особенно, учитывая внезапное включение из ждущего режима. Пока они оставались пристыкованными, котанки питались энергией от энергоблока носителя, и это могло вызвать множество косяков - но, обошлось.

Уже во время нуль-полёта, когда выполнять наружние работы чревато, Реп наведался в цех стереолитографии, подсобить ремонтникам. Как это обычно бывает, делал он самые простые вещи, но, как известно, даже самые простые вещи сами себя не сделают. Например, нужно было наштамповать конусных заплаток из броневого сплава, чтобы приварить их к корпусу в тех местах, где микрометеориты оставили оплавленные воронки. Бережёного хвост бережёт, конечно, площадь повреждений ничтожна в процентном отношении, но если вторая песчинка вздумает попасть в уже ослабленное место - она легко влетит в отсеки, а это мимо пуха.

Да и вообще, грызю нравилось смотреть, как чётко работает автомат, формуя заданную фигуру - это выглядело совсем как на экране, только вот деталь из стереолитографа потом можно взять в лапы и почувствовать её твёрдость. Вообще, цех, даже маленький и в невесомости, приводил в исключительно конструктивное настроение: мерное гудение агрегатов, неяркий свет, звук скрипящих мозгов рабочих, образно цокая. В пух, да и только.

Несколько не в пух было то, что во время подхода к заданной орбите в Пщтве на фрегате сгорел стабилизатор обмоток главного двигателя. Пух уж его знает, что там случилосиха, скорее всего - пробой изоляции, как всегда. Здоровенный блок сверхпроводящих соленоидов враз сплавился в сплошную массу шлака, так что пришлось объявлять пожарную тревогу и стравливать атмосферу из отсека, где произошёл конфуз, воизбежание. На самом деле, даже не особо убельчённый опытом Репень был спокоен, как январский сурок, потому как знал, что подобные случаи - в порядке вещей. Космический корабль работает на пределе существующих технологий, поэтому и сыпется постоянно, никуда от этого не деться. Можно контролировать и аммортизировать, как выражались ремонтники.

Слава космосу, без стабилизатора двигатель работал... другое дело, как именно. Мощность постоянно плавала по широкой синусоиде, поэтому ускорение превращалось в изрядную пытку. Вместо стабильного одного гэ корабль прыгал на тяге от половины до полутора - тут уже не до рассиживания, только бы остаться в здравом уме. За десять часов торможения Репень едва удержался от того, чтобы полностью отключиться, сожрав соответствующий препарат, настолько паршивое оказалось состояние. Однако мысль о том, что некому будет контролить котанки, останавливала, и грызь, стиснув зубы, старался отвлечься от выматывающей пушу болтанки.

Тем более, он не хотел пропустить случая увидеть своими ушами населённую систему - причём, населённую не грызями. Мало кто из белокъ ещё видел такое, стало быть, стоит увидеть, вдруг эта информация окажется пользительной. На "Мыхухоли" были установлены два телескопа с зеркалами в два метра, рядом со штатными радарными комплексами Ш-145, плюс ещё два таких же на модуле поддержки - сейчас все они пырились на разные цели, записывая видео. Пщтва походила на любую другую планету с азот-кислородной атмосферой, но это на первый взгляд. Характерный рисунок рельефа и облаков подтверждал, что это никак не Зарянская - за это все могли полапчиться лично. Даже с миллионов километров, откуда смотрели телескопы, на фоне освещённых солнцем облаков и глади океанов различались силуэты обширных орбитальных сооружений, вращавшихся вокруг планеты.

Телескопы ловили в фокус и корабли выщериц на различных орбитах, сделав немало скриншотов с довольно детальным изображением "вилки". "Вилка" - наиболее часто встречавшийся крейсер выщериц, выглядел как вилка, потому как имел два длиннющих орудия по бокам от тонкого длинного корпуса, вынесенные в сторону. Каждый невольно поёживался, вспоминая, что эта вилка весит полтора ляма тонн, и способна пуляться плазмой на огромные расстояния. Впрочем, выщерицы не проявляли намерений перехватить группу, а послали навстречу ранее оговоренный код в виде радиосигнала и световой сигнализации. К сожалению, предстояло сидеть на измене всё время, ожидая каждую минуту, что рептилии изменят своё решение.

Репень, разглядывая предположительную схему "вилки", соглашался с предположением, что такая компоновка у него не для красоты. Носовая часть основного корпуса, скорее всего, несла защитные системы и выставляла щит перед кораблём - орудия же торчали вбок, чтобы иметь возможность стрелять из-за этого щита. Никаких других причин вкорячивать дополнительные секции между корпусом и пушками придумать не удавалось, весят эти секции десятки тысяч тонн, и вряд ли выщерицы разбрасываются массой так легко.

Тигриса, которая как информационный координатор должна была брать на себя роль переговорщика, занималась тем, что рисовала комиксы. На этот раз не смеха ради, а для сообщения с чешуйчатыми минус-друзьями. Овладеть языком, да ещё и так, чтобы не накосячить при переводе, оказалось слишком сложным, поэтому для прикладных задач использовали картинки, которые полностью недвусмысленные. Например, грызуниха рисовала свою группу из семи кораблей, орбиты планет, стрелочку на заданную орбиту, числа в двоичном коде - любому ослу станет понятно, что имеется вслуху.

Неизвестно, что думали по этому поводу рептилии, но через небольшое время они прислали ответ, поместив на этот же рисунок большой эллипсовидный корабль, стрелочку, числа. Собственно, и такой обмен посланиями стал возможен только при договорённости о способе кодирования сигнала - без этого расшифровать тарабарщину в радиоэфире, превратив в изображение, грызи никак бы не сумели.

- А что они имели вслуху? - сделала удивлённую морду Тигриса, скатив в смех всех, кто слышал, - Кхм, да. Грызята, чешуя отправила свой транспорт нам навстречу, прибытие к точке через...

- Пять часов двадцать минут, - цокнул Крытыш, работавший за навигатора.

- Да. Придётся, правда, опять потерпеть хромой движок...

В эфире раздались явственные плевки.

- И это тоже да. Дежурные по БЧ, вы там не спите?

- Под наркотиками не поспишь, - цокнул Репень, выбив ещё ржи.

- В пух. Не усердствуйте сверх меры, но и не расслабляйтесь совсем. Если кто-нибудь попрётся к нам или попытается закрыть корридор ухода, мы должны об этом узнать сразу. Поставьте грузовики подальше друг от друга, чтоб была стереобаза. Эти олухи могут попытаться подойти под прикрытием транспорта, чисто?

- А транспорт кто-нибудь ослушивает на предмет эт-самого?

- Да, этим занимаются. Теперь о птичках. Га-га-га... Кхм! - Тигриса вспушилась, - Всмысле о том, как ликвидировать косяк с движком. Пеф, предложухи?

- Перестыковать базы, - цокнул Пефтень.

- Перестыковать, базы? Ты жабу лизал, чтоли?

- Напух её лизать? В стакан бросаешь, и всё... Всмысле, там пригорело посадочное место, за просто так мы не исправим это дело. Поэтому вытащить стабилизатор и переставить на нашу базу не катит.

- Это сработает? - не особо доверчиво цокнула Тигриса.

- Скорее всего, да, - уверенно ответил Пеф, - Это заложено в конструкции и в ПО, штатная операция.

- На орбите выщерской планеты, не особо штатная...

Пефтень предлагал дикую вещь - располовинить два фрегата, отстыковав базы от рабочих модулей. Базы полностью идентичные, поэтому после такой перестыковки разница будет только в сгоревшем стабилизаторе, и сгоревшим он станет на грузовике. А веществам в контейнерах попуху, болтанка или ещё что, так что прибыль будет достигнута.

- Пока топчем гусей, а я сделаю прогу на симуляторе, там и послушаем.

Гусей предстояло топтать снова через болтанку - на торможении "Мыхухоль" не выдавала ровный факел выхлопа, как остальные, а чихала им. Единственное преимущество от этого виделось в том, что выщерицы сочтут дёргающийся корабль точно беспилотным!

К точке встречи сначала подошла группа фрегатов, выстроившись в линию, а через три часа, тормозя на многокилометровых струях ослепительного белого пламени, подвалил транспортник выщериц. Вблизи, тобишь с пятиста километров, он выглядел как фигов кабачок, только металлический; по массе этот овощ тянул на миллион тонн, а в длину раскинулся почти на километр. Оставалось только гадать, то ли рептилии по наивности демонстрировали силу, то ли у них просто нет меньших транспортов, и тогда это их большой косяк.

- Фиксирую турели на корпусе цели, - сообщил Щек, - Минимум двадцать с нашей стороны. Фокусом легко прожгут корпус... пока стоят в нейтральном положении.

- Установи автоматику слежения за турелями. Реп, у нас готово?

- Торпеды заряжены, боеголовки на взводе, - сообщил Репень, - Если он попробует пальнуть, ему тоже звездец. Надеюсь, они это понимают.

- Угу. Готовим "таможню", грызята.

Ох резня моя резня, от тебя одна возня, припомнил фольклор Репень. Возни изрядно - отстыковать "таможню", пристыковать её к буксирам, оттащить подальше от корабля. На раме из балок был смонтирован специальный КПП со сканером и генератором жёсткого излучения, через который предстояло пропускать весь груз. Вдобавок, предстояло играть в пухов волейбол, тобишь кидать на ту сторону контейнер, принимать ответный, и так далее. Отгружать ценное сырьё, не получив ничего взамен, никто не собирался. Тигрисе предстояло нарисовать схему обмена товарами, так чтобы её поняли выщерицы.

Когда процесс перегрузки был налажен, и стали ясны все подробности с перестыковкой, грызи всё-таки решились на эту операцию. Оно не так просто, как хотелосиха бы: половина фрега имеет массу в десятки тысяч тонн, и если что-то пойдёт не так, даже остановить вращение будет крайне затруднительно. Тягачи-котракторы, которыми таскали грузовые контейнеры, здесь оказывались весьма малоэффективными, чтобы сдвинуть такие тушёнки. Благо, на "Мыхухоли" имелось достаточно убельчённых опытом, чтобы они придумали годный способ перестыковки.

Грызи воспользовались возможностью стыковать фреги в связки, так чтобы два корабля оттащили половину третьего - так пошло куда шустрее, чем с буксами. Чтобы не терять на время операции боеготовности, пришлось включать реакторы котанков, питать весь полуфрегат и себя самих. Однако, внешне выщерицы не проявили к этой возне никакого интереса, продолжая посылать контейнеры. Экипаж же вздохнул с облегчением и вспушился, когда по корпусу прошёл грохот от сработавших запоров между половинами корабля. Теперь фрег снова имел стопроцентную годность, а главное, грызям не выбьет мозги болтанкой на ускорении.

Загрузка происходила достаточно быстро, но всё-таки нужны были не одни сутки, чтобы перенести сотни контейнеров и укрепить их внутри полусферического отсека грузовика. По большей части, это осуществлялось при помощи роботов-манипуляторов, но подправлять приходилосиха влапную, так что бригада из десятка грызей постоянно работала в качестве докеров, влезши в скафы и перелетев на грузовик. Поскольку им требовалась смена, получалось так, что грузила большая часть экипажа. Остальные доделывали движок грузаря, так что на все прочие операции оставались лишь два дежурных. С другой стороны, напух больше, всё равно ничего там не придумаешь, если что.

Грызаные галушки, хихикал себе под нос Репень, ведь они первые, кто осуществляет базар с выщерицами! Не то чтобы это очень радовало, но и печали не приносило, так что, пух в пух. Грызю приходилосиха постоянно прыгать в скафе между загрузочным люком и штабелями шестигранных контейнеров, которые ставили вплотную, как соты. Эти "ящики" очень походили на те, какие использовали сами грызи, только были сделаны из другого материала, что-то вроде пенокерамики - вероятно, будет интересно изучить состав этой дребузни. Внутри же, как точно подтверждал сканер, лежали заявленные вещества в достаточно высокой степени очистки; поскольку вещества эти имели большую плотность, даже маленький контейнер весил несколько тонн - зато его удобнее тягать. В невесомости ворочать тяжёлые вещи конечно легче, но нужно иметь привычку, потому как инерционная масса остаётся на месте, и контейнер легко размажет разиню об стенку. Постепенно внутренность грузового отсека всё больше напоминала улей, или же подсолнух, с плотно насаженными семечками. Груз занимал малую часть объёма, при этом масса была рассчётная. Конечно, грузовик может выйти из системы и с вдесятеро большим грузом, но на это ему потребуется пол-года.

Репень вынул лапы из рукавов скафа, протёр запотевшие уши, отхлебнул из термоса чаю, схрумал орех, в конце концов. Рабочий скаф - это не гермокостюм, а маленький корабль с лапами. В нём есть и устройства для удаления отходов организма, и регенератор воздуха, разлагающий СО2, и изрядно места, напихать всё что пушеньке угодно. И главное, высший класс радиационной защиты, хоть уран лопатами грузи. Щек например ухитрялся ставить перед мордой маленький комп и занимался там всякой ерундой, не отрываясь от дела; Фира брала в скаф кассетный магнитофон и крутила песенки, пользуясь тем, что никто не слышит. Всякое раритетное типа "Топотунство гусей" и "Собака с боками размера сто три" вызывало скатывание в смех уже просто по факту.

Пискнул комм скафа, и Репень ткнул в кнопку включения: держать связь в общем эфире постоянно было нерационально, поэтому и не держали.

- Сколько у тебя на фланге, Реп? - осведомилась Фира.

- А что, надо было считать? - заржал грызь, - Да ладно, двадцать три.

- Грызаный случай, у нас только двадцать. Давай следующий сюда.

Репень оттолкнулся от контейнеров и перелетел на другую сторону отсека, где возились Фира и Щек.

- Топтуны гусей, хвостами не шевелите нипуха! - разыграл возмущение грызь.

- Угу, - проржавшись, цокнул Щек, - Знаешь, что мне не нравится?

Он направил фонарь на торец контейнера, где рядом с замком на крышке виднелась прямоугольная этикетка. Что-нибудь вроде номера партии, изготовителя, сроков годности - само собой, всё это было написано выщерскими иероглифами, которые говорили грызям меньше, чем ничего.

- И что?

- А то, что мы поставили уже две сотни этих банок, на каждой этикетка, явно подписанная лапой. И ни на одной нет морды, бугогашечек, или ещё чего такого!

Грызи сразу поняли, в чём соль. На ихних этикетках едва ли не на каждой были рисунки или по крайней мере подписи сбоку от бланка, типа "это этикетка!", а здесь - фигу. Представить себе живое существо, которое подписывает двести банок, и ни на одной не напишет ничего лишнего... это трудно, да.

- Вообще-то это не новость, что выщерицы жёстко следуют программе, - цокнул Репень.

- Да, но я не думал, что настолько! - потряс ушами внутри шлема Щек, - Это опушнеть - не встать!

- Это получается, их легко контроллить, - сделала выводы Фира, - Если они не могут отклоняться от программы.

- Прошу, выщерицы поданы! - показал в сторону планеты Щек, заржав.

Смех с мехом, подумал Репень, а грызуниха права. Остаётся только придумать, как подцепить управление программой, и готово. Но пока предстояло ещё подцеплять множество "банок", перетаскивать по тросам, пользуясь блочной системой для увеличения усилия, устанавливать на место, и закреплять. В открытый широкий люк грузового отсека таращились яркие звёзды, да иногда попадал голубой диск планеты.

Как это зачастую случалосиха, Репню снился родной околоток на Векшелесе, родной планете белокъ. В отличие от многих других мест, там жизнь продолжалась в сугубо традиционном русле, а именно - выращивание корма. Много корма. Очень много корма! Разделённое на двадцатиметровые по ширине грядки поле уходило к горизонту, лишь по краям зеленели ёлки и берёзы в защитной лесополосе, разделявшей поля. Бескрайнее море злаков колыхалось под тёплым ветром, явственно несло запахом зерна, даже пока зерно ещё оставалось в колосьях, слышалось чириканье обожравшихся птичек и лязганье состава узкоколейки, волочившего на поле цистерны с водой для полива... От созерцания этой картины грызя оторвал сигнал комма.

Коммы, крепившиеся на запястье лапы на манер браслета, космонавтам вообще запрещалось снимать, воизбежание. В нулевых, связь: невовремя уроненый в унитаз телефон может слишком дорого обойтись. Во-первых, по комму системы корабля опознавали грызя как единицу экипажа, что тоже более чем полезно во многих ситуациях. Репень же, машинально открыв глаза, ещё секунд десять спал, потому как изрядно умотался на этих самых "банках", и ловил в это время неслабые глюки, когда сон накладывается на реальность. Окончательно выдернул его только резкий звон боевой тревоги.

- Впух! - цокнул Реп, моментально включив рабочий экран прямо на комме.

Благодаря сделанным им настройкам, он мог сразу узнать главное - было ли нападение выщериц. Судя по всем параметрам, такового не было. Ихний транспорт-кабачок отвалил пять часов назад, отдав и приняв всё, что требовалось, и группа занималась последними приготовлениями к отправке - а тут на тебе! Немного успокоившись, грызь всё же в шустром темпе нацепил спецовку и вылетел из каюты к терминалу, благо, путь не особо долгий, шагов пять. Не задавая лишних вопросов, он запустил прогрев реакторов на котанках и все прочие процедуры, предусмотренные при боевой тревоге. Для чисто поржать включать тревогу никто не станет.

- Так какие дела ? - наконец не удержался цокнуть кто-то.

- Анализируем, - цокнула Тигриса, - Очень сильная движуха в системе. Как минимум сорок тяжёлых кораблей начали манерировать, количество увеличивается.

- Это точно не по наши хвосты, - цокнул Щек - не в эфир, а из-за ящиков, - Слишком дорого.

- Возможно, на это и рассчёт, - заметила Фира, - Ну да ладно, послушаем.

Радары сейчас слушали во все уши, и принимали действительно допуха данных. На орбите Пщтвы загорались всё новые факелы выхлопов, когда очередной корабль начинал ускорение. Репень не удержался сам позырить навигационные данные - нет, траектории выщериц шли совсем в другую сторону, нежели корридор отступления. Впрочем, пух их знает...

- Мать моя белочка! - цокнула Фира.

- Что?

- На дальних волнах, сектор три-семь.

- Обнаружены вспышки от выхода с нуль-полёта, - сообщила Тигриса, - Множественные. Семьдесят раз как множественные.

- Это...

- Уточнить не представляется возможным, слишком далеко. Они вышли почти с другой стороны от звезды, больше тысячи лямов.

- Так себе новость, - явно поёжилась Тигриса, - Сдаётся мне, это не выщерский флот.

- Тьфу впух...

Репень, выведя на экран схему всей системы и траектории движения кораблей, пришёл к тому же выводу. Более всего это походило на атаку системы, а выщерский флот срочно начинал перестроение для организации обороны. Может, учения?... Да нет, никто не может быть столь упорот, чтобы на учениях гонять сотни боевых кораблей. Неизвестный противник собирался атаковать выщериц!

- Считалка, анализ расклада сил, - попросила Тигриса, - Примем по количеству, что сюда прилетело около шести ударных флотов самих выщериц.

- У атакующей стороны трёхкратное преимущество, - сообщил оператор "считалки".

- Классика, впух, - захихикал Фудыш, - Кхм!

- Вот именно, Фуд, - фыркнула грызуниха, - Ведь это будет не просто цирк. Атакующие вряд ли оставят без внимания планету.

- Ну, не факт, что они действуют также, как выщерицы... но да, надо ведь надеяться на худшее.

- В любом случае, это песок, - дала точное определение Тигриса, - Пеф, мы можем отправить грузовики?

- Если ускориться, то часа через три сможем отправить, - ответил грызь, - Пойдут не так точно, как с коррекцией, но группа с заправкой перехватит управление, когда они выйдут с нулёта.

- Это в пух, действуйте. Толку от грузовиков тут никакого не будет, а потерять этот груз совсем не хочется. А нам придётся слегка задержаться...

- Зачем именно? - осведомился Фудыш.

- Наблюдение за обстановкой. Как минимум, это возможность детально зафиксировать, как работают выщерские корабли, а это крайне полезно.

Тут никому объяснять не требовалось, точно знать, на что способны корабли весьма вероятного противника - это более чем важные данные. Тем более, здесь цирк обещал быть качественным, когда сойдутся многочисленные флоты, наверняка использующие весь доступный арсенал. Сильно беспокоило только то, что атакующая сторона с большой вероятностью одержит верх, и вполне вероятно, подвергнет планету бомбардировке. Трёхкратное преимущество для атакующей стороны - классика, как цокнул Фудыш, только для наземных войн. В космосе оборонительной позиции как таковой не существует, главное - характеристики залпа флота и его защита, поэтому шансов у выщериц немного.

Тигриса усиленно зачесала рыжие уши, соображая. Нужно прикрыть планету, это суть приоритетная цель. Флот можно отстроить за годы, да что там - цивилизация возникает за тысячелетия, а живая планета насчитывает миллионы лет истории и тем несоразмерно более ценна. Так, если обвалять вопрос в логике, как некоторые цокают... Эти самые атакующие вряд ли горят желанием ввязываться в войну с третьей стороной, две БАЦ сразу - это статистический перебор. Следовательно, достаточно будет заявить о своём присутствии и надеяться на то, что "те" думают головой больше, чем выщерицы. Грызуниха вспушилась, и немедленно занялась составлением комикса...

- Тигра, есть ньюансы, - вздохнул Фудыш.

- Грызаный случай! - хлопнула она лапой по столу, сообразив.

Картинки безусловно очень хороши для общения с инопланетянами, только вот через миллионы километров можно передать не картинку, а только радиоволны, содержащие оную в закодированном, что характерно, виде. Попытка конечно ничего не будет стоить, однако трудно предположить, что в атакующем флоте найдётся достаточно большой криптографический отдел, чтобы заниматься расшифровкой какой-то лабуды. Сейчас в пространстве работают десятки мощных радаров, облучая флот почём зря, так что вряд ли там даже заметят лишний сигнал.

- Есть ещё такое предположение, - цокнул Щек, - Что "те" с большой долей вероятности не первыми напали на выщериц.

Это было логично, учитывая опыт. Едва обнаружив грызьи корабли, рептилии попытались их уничтожить, и только хорошая маневренность помогла избежать ущерба. Однако это всё - не повод бросаться термоядерными дурами по Пщтве.

- Наблюдаем за развитием обстановки, - подытожила Тигриса, - Нам до планеты тридцать часов, а этим сусликам - суток десять, не меньше. Возможно, будут ещё события.

В нулевую очередь, грызи закончили с предыдущей задачей - подготовили грузовики и запустили их в полёт. Шесть шарообразных кораблей, выпустив длинные нити светящихся выхлопов, ушли по направлению на Пщтву-левую-седьмую. Эвакуировать кого-либо с планеты вряд ли бы получилось: выщерицы и сами не полезут пух знает куда, а пока подойти, пока загрузиться - будет точно поздно. Вслуху этого экипаж отправил грузовики без малейших колебаний.

События, о которых так много цокали, начали происходить через пол-часа после того, как на грагралодце системы мигнули вспышки от вытормозившихся кораблей атакующего флота. В этом же районе снова пыхнуло светом, и даже с огромного расстояния нетрудно было понять, что это выщерские перехватчики - тобишь корабли, стоявшие наготове, чтобы сделать именно то, что они сделали - прыгнуть, максимально сближаясь с противником. Трудность в том, что переход с нуль-полёта на обычный сопровождается трудно прогнозируемыми эффектами, на практике - корабль "выходит" с точностью до миллиона километров, так что запускать ракеты таким способом бесполезно.

Насколько позволяли видеть сенсоры, на перехват вышли как минимум десять "вилок", и подобравшись на дистанцию около ста тысяч километров, открыли огонь из своих тяжёлых плазменных орудий. Флот вторжения при этом сменил курс, двигаясь на сближение с "вилками". Уже один этот эпизод давал множество крайне полезных данных. Например то, что выщерицы не побаивались выходить десятком кораблей против семидесяти - значит, у их противника нет столь дальнобойных орудий. Впрочем, с предельной дистанции "вилки" явно не могли добиться хорошей точности - при хорошей они выбивали бы корабль за один залп, а так атакующие долгое время не несли потерь.

План выщериц был понятен - обстреливать с предельной дистанции, отходить, избегая сближения, и таким образом мурыжить противника на границе системы. Казалось бы, пух что может им помешать это сделать, но практика опровергла такое заключение. "Вилка" оказалась далеко не столь резвой на разворот, а орудия стреляли по курсу, не поворачиваясь - следовательно, крейсера выщериц не могли одновременно уходить от цели и обстреливать её. Флот "тех" воспользовался этим, плотно сев на хвост маневрирующим "вилкам". Пока они развернутся, дадут залп и снова развернутся для разгона, уже окажутся в досягаемости значительно превосходящих сил. Насколько могли судить грызи со своей позиции, "те" запустили что-то вроде ударных машин, которые стартовали с большим ускорением - теперь выщерицам пришлось мотать, чтобы не принимать заведомо сливной бой. Впрочем, эти десять "вилок" прыгнули недалеко, и наверняка успеют присоединиться к своим, пока нападающие долетят до планеты.

Астрономические расстояния делали маневры крайне неспешными - атака "перехватчиков" продолжалась восемь часов, прежде чем выщериц выгнали обратно в нулёт. Без привычки любой расслабился бы и прозевал всё на свете, но непривычных тут не имелось. Спустя ещё тридцать часов, когда флот уже значительно углубился в систему, нагоняя Пщтву на её орбите, было зафиксировано ещё одно событие - в систему вошёл ещё один флот выщериц! Как само по себе так ничего, однако вероятность, что это случилось в результате совпадения, оценивалась как мизерная. Из этого следовал серьёзный вывод о том, что у выщериц есть межзвёздная связь! Никаким иным образом не объяснить, как они завернули группу кораблей на помощь атакованной системе.

Теперь грызи наблюдали за "цирком" с большим оптимизмом, потому как соотношение сил почти выровнялось. Вместе с группой перехвата и флотом, пришедшим на помощь, выщерицы набирали шестьдесят кораблей, а учитывая преимущество в дальности стрельбы, это могло означать и перевес. Собравшись в столовке, грызи слегка расслабились, и порыгивая, милостиво выслушали доклад Крытыша о маневрах сторон и прогнозе на развитие событий.

- Мы ещё не знаем, что есть у рептилий на планете, - цокал он, - Хотя, судя по их действиям, ничего более существенного, чем ПРО, там нету.

- Таким образом, в итогах?... - склонила ухо Тигриса.

- В итогах вполне возможно взаимное погашение флотов вплоть до нуля, - развёл лапами грызь, - Пух его знает, как там пойдёт.

- Боюсь, это означает, что мы должны быть готовы к самым решительным действиям, - цокнула Тигриса, оглядывая грызей, - Для защиты планеты. Если бы не было шансов предотвратить бомбардировку, то и суваться особого смысла нету. А так есть.

- Тобишь, мы... собираемся... - осторожно цокнула Фира, поджав лапки, - Сбивать корабли третьей стороны?

- Альтернатива хуже, - напомнила грызуниха, - Да, сбивать корабли третьей стороны - это мимо пуха, но альтернатива - ядерная зима на целой планете, гибель биосферы, не считая пухти скольких выщериц.

- Чисто цокнуто, - вспушилась Фира, проглотив это.

Более вопросов не поступало, потому как все соображали, что выбор действительно очевиден. Да, Пщтва это не совсем их планета, но разница от этого небольшая, если ты белка. Кроме того, оставался шанс, что "те" всё же не собираются бомбить планету, хотя всё говорило об обратном.

- Тогда я передаю выщерицам, что мы готовы подключиться к обороне.

Само собой, "Мыхухоль" не стала врываться между сторонами конфликта в первых рядах. Здесь это было бесполезно, никто не будет заниматься идентификацией какого-то там шара, расстреляют, как и всё остальное. Фрегат ещё пять суток оставался на прежней позиции, только фиксируя происходящее и записывая на диски. Выщерицы пытались наладить передачу данных, но пока получалось только видеть общую картинку схемы из ихней боевой сети - и то орехи. Позиция для этого оказалась весьма удачной: корабль находился ближе к противнику, чем стартовавшие грузовики, поэтому они не подсветили его, а обнаружить фрег в дрейфе с другого края системы вряд ли кто сумеет. Вслуху этого были применены те самые покрывала из плёнки, которые давали снижение радиозаметности на порядок, в оптике же корабль становился практически невидимым. Чёрное пятно на фоне космоса можно засечь только по покрытию звёзд, но думается, у "тех" сейчас было чем заняться помимо этого.

"Мыхухоль" выдавала направленную радиопередачу на удаляющиеся грузовики, закачивая туда информацию - на всякий случай, чтобы она точно попала к своим. По большому счёту, весь бой возле Пщтвы уже должен был закончиться, когда грузари только доберутся до выхода на нуль-полёт. Ожидание в течении нескольких суток могло бы нагрузить мозги, но здесь все грызи убельчённые, поэтому даже ухом не вели, ждать так ждать. Дрыхли, пока есть возможность, и опять гоняли симулятор, стараясь просчитать наиболее вероятные варианты.

Атакующий флот развернулся "грибом" и пёр на планету, выщерицы сформировали четыре группы, которые вероятно должны были осуществить фланговый охват, и вышли навстречу, когда до Пщтвы оставалось около суток лёту. Выгоднее прятаться за планетой, но это означает подставить её под удар противника. Слышимо, даже выщерицы не хотели этого делать, поэтому выходили на встречный бой в открытом космосе. Скорее всего, они бы и грохнули фрегат, чтобы тот не записал весь цирк от начала и до конца, но сделать это быстро и беспаливно никак бы не получилось, поэтому грызи могли почувствовать себя более-менее в безопасности.

- Фиксирую мощные импульсы э-эм излучения.

За штатной формулировкой скрывалось то, что выщерицы открыли огонь из своих плазменных пушек. Позырив на схему, Репень присвистнул - со ста пятидесяти тысяч! Вероятно, решили засыпать весь флот противника рассеяным роем, надеясь на случайные попадания. Для этого у них были все возможности: два десятка "вилок" создавали страшенный град, а ведь кораблю вроде фрега может хватить и одного попадания, чтобы его вывести из строя. Вдобавок к этому, у выщериц имелось и фирменное блюдо - мобильные орудия. Эти относительно небольшие корабли-пушки отцеплялись от носителя и вели огонь, получая энергию с другого большого корабля - энергостанции. Чтобы прикрыть уязвимые моб-орудия, выщерицы выставляли в центре флота плазменный щит невгрызяческих размеров, километров сто в диаметре - для этого у них также имелись специальные корабли. Щит надёжно прикрывал от лучей, а моб-орудия высовывались из-за него, отстреливались, и уходили на перезарядку.

Сейчас грызи могли видеть их действие во всей красе, потому как пушки стреляли не в них - когда в тебя летят очереди убийственной плазмы, не до созерцания и анализа. Длинная тонкая "пушка" аккуратно подходила к заданной границе щита, и выпускала очередь зарядов, издали практически невидимых. Однако каждая из этих плюх имела массу в килограмм и разгонялась почти до тысячи километров в секунду - огромная скорость! Полностью сдержать попадания плазмы не могла никакая броня, оставалось только использовать активную защиту.

- Мощные э-эм всплески со стороны атакующих.

- Можете уточнить, что это такое? - попросила Тигриса.

- Э-эм всплески, это когда... - захихикал оператор, - Кхм! Предположительно, они специально генерируют мощное э-эм поле против плазмы.

Плазменные сгущёнки из орудий не рассеивались только благодаря магнитному кокону, но это суть структура весьма нестабильная. Атакующие пытались нарушить её, выдавая импульсы. Насколько это помогло, оценить точно не удалось - но то, что не сто пухов, это точно. Яркая вспышка возвестила о попадании в один из кораблей. Репень поёжился, представляя себе это дело.

- Да выщерицы их расстреляют! - цокнула Фира.

- Не цокни, - возразил Щек, - Одно попадание за десять минут непрерывной пальбы, считай сама. Даже если предположить, что у пушек бесконечный ресурс.

- Не успеют, - подтвердила грызуниха, посчитав, - Такими темпами они выбьют не больше четверти, а эти уже будут на орбите планеты. Им придётся сокращать расстояние, а тут уже будет другое кудахтанье.

- Сдаётся мне, исходя из образа действий "тех", - хмыкнул Фудыш, - Что у них в приоритете бомбёжка, а даже не не устранение флота.

- Похоже на то, - согласилась Тигриса, - Тем более, мы должны поддержать.

- Как именно?

- Предполагаю, второй эшелон атакующих пройдёт мимо планеты, чтобы потом ударить бумерангом. Вот когда они будут разворачиваться, тогда и будем топтать гуся.

Репень снова поёжился всей белкой. К планете сейчас летели корабли общей массой в несколько миллиардов тонн, и кинетической энергии у них передостаточно, чтобы вызвать катастрофические последствия. Когда тушёнка в миллион тонн массой войдёт в атмосферу на скорости в полста километров в секунду, взрыв будет чудовищным, никакие бомбы уже не потребуются. Правда, этот вариант слишком очевиден, и есть надежды, что выщерицы приняли меры предосторожности. Слишком быстро летящий объект не успеет сманеривровать, и если выкинуть ему навстречу облако шрапнели - он взорвётся на ней, не долетев до атмосферы.

Как показал дальнейший балаган, теоретические выкладки были верны. Выщерицы были вынуждены уменьшить дистанцию сначала до девяноста, затем до семидесяти тысяч, чтобы причинить противнику достаточный ущерб. Здесь уже попадания стали гораздо чаще, и даже с большого расстояния телескопы фиксировали, как из разбитых кораблей вырываются облака водорода. Несколько относительно небольших, трёхсотметровых тушёнок, размочалило на фрагменты. Однако с меньшей дистанции попадания начали получать и "вилки". Внешне это было незаметно, но у крейсеров одно за другим стали замолкать орудия, повреждённые лучами.

- Чем бьют?

- Оружием, вероятно... Пока определить невозможно, скорее всего - ускорители частиц. Судя по частоте попаданий и сектору обстрела, стоят по четыре штуки на самых крупных кораблях.

- В любом случае, запишем - семьдесят ка.

Когда дистанция ещё более сократилась, в ход пошли торпеды. У выщериц торпеды несли специализированные торпедные крейсера, валившие их огромным залпом в двести пятьдесят штук. Это то же была уникальная для изучения запись, когда отметки крейсеров расцвели трассами запущеных "подарков". У атакующих, похоже, был другой подход - торпеды стартовали меньшими группами, но буквально с каждой посудины. Причём, главный залп торпед пошёл не с кораблей, а с заранее запущеной с носителей мелочи.

- Сейчас мы увидим некоторое дерьмо, - предупредил Щек.

На расстоянии около трёхсот тысяч километров от планеты начали рваться десятки термоядерных торпед, сумевших пройти через ПРО противника. Многие из этих вспышек означали, что торпеда таки добралась до цели - а если добралась, то цели звездец. Вспышки прошли как по флоту атакующих, так и по всем четырём группам выщериц, которые летели почти параллельно, также приближаясь к планете. Таращась на это, Репень не нашёл ничего лучшего, чем вспушиться. Эти самые "те" тоже те ещё болваны, подумалось ему, устраивать такую мясорубку. Грызь, офигевая над увиденным, смотрел на запись с телескопа, где кувыркался и разваливался маленький кораблик - на самом деле, это была "вилка" длиной в полтора километра! С термоядками хаханьки плохи, давно известно.

Однако же, самое "некоторое дерьмо" они увидели, когда атакующий флот прошёл по касательной к планете, всё ещё имея скорость около двадцати километров в секунду. Как и предполагали, они использовали особо тяжёлые корабли-снаряды, стараясь загнать их в атмосферу и тем вызвать полное опустошение поверхности. Подтвердились и выкладки о том, что выщерицы - изрядные параноики, и такой вариант предусмотрели. Все десять кораблей-бомб, отделившихся от флота и пошедших на таран планеты, взорвались на расстоянии двухсот километров от поверхности, напоровшись на заграждение из шрапнели. Вспышки были такой яркости, что наверняка выжгли пятно прямо под ними, а в воздухе образовалась ударная волна, прошедшая несколько сот километров. Все окрестности подверглись бомбардировке обломками, что тоже не сахарок - но это было несоизмеримо лучше, чем прямое попадание супербомбы.

- Есть, уже кое-что! - потёрла лапки Тигриса, - Они потратили часть запасов! Давайте дальше, космическое хомячьё!

Однако, атакующие потратили эти запасы не зря: пока супербомбы летели к планете, все выщерские корабли стреляли только по ним, и за эти несколько минут понесли дополнительные потери. Теперь "гриб" флота расходился, пропуская вперёд второй эшелон кораблей, которые немедленно начали торможение... ну, как торможение... в пространстве это относительно. Они явно собирались вернуться к планете после того, как пролетят мимо. Судя по всему, пытался схватить логику Репень, они оставили на флангах тяжёлые корабли, продолжать полемику с выщерицами, а этот хлыст, что собирается ударить по планете, состоит из носителей ударных машин и эскорта в виде кораблей типа фрегата. Через пол-часа стало ясно, что "хлыст" также расходится на несколько групп, пух уж знает, зачем им это понадобилось. Эти группы удалялись от Пщтвы, при этом работая полной тягой в обратном направлении. В тороидальной зоне вокруг планеты, где состоялся контакт основных групп, продолжалась уже достаточно вялая пальба. Скорее всего, там не осталось ни одного целого корабля с обеих сторон.

- Наши клиенты, - цокнула Тигриса, выделяя на схеме изображение одной из групп.

По координатной сетке тащились отметки четырёх кораблей - два крупных, около километра, два поменьше, метров в триста. Сейчас они были обращены к "Мыхухоли" движками, из которых рвались факелы выхлопа, так что вряд ли противник сумеет обнаружить притаившийся корабль слишком рано. Впрочем, несушка не тот овощ, чтобы подпускать врага вплотную, но всё равно, лучше, если будет сюрприз. Красная метка приоритетной цели ложилась на один из крупных кораблей.

- Почему именно этот?

- Выщи передали, - пояснила грызуниха, - Вряд ли они выбирали наугад или шуточки шутили. Похоже, это носитель тяжёлых у-эм, а второй - лёгких. Кто там писал всю буффонаду, отсейте данные.

- Точно, это носители, один для тяжей, другой для мелочи. Тяжей там было сорок восемь штук, мелочи - около сотни.

- Они их выпускали?

- Само собой, а как бы мы узнали? Сейчас группы у-эм с этих носителей в пяти часах лёта от них, они тормозят, используя гравитационный маневр у планеты.

- Так... - Тигриса вздохнула, - Нам придётся здорово постараться, чтобы они не вернулись и не получили новый боекомплект. Посыпьте идентификацией корабли эскорта.

- Один фрегат, судя по всему, второй - ракетный фрегат. Во время торпедного залпа выщей выпускал прорву мелких ракет.

- Как будем топтать этих гусей, медведи и цикломены?

Ракетный фрегат Репню сильно не понравился, если у него найдётся по паре-тройке ракет с ядерной боеголовкой на каждый котанк, на дистанции тысяч в семь-десять он их всех выкосит. Обычный фрег тоже не подарок, скорее всего, утыкан турелями лазеров, как ёжик, но котанки могут держать такие удары вполне уверенно.

- Главное, сколько у них противоракет, - цокнул Репень на общем канале, - Ратика-пуш, есть прикидки?

- Не думаю, что они тебе понравятся, Репень-пуш. Он выпускал только два залпа по двадцать ракет, судя по их характеристикам, вряд ли у него их сорок штук в арсенале. Предполагаю, ещё несколько залпов он сможет сделать.

- Не забывайте и про несушки, - напомнил Фудыш, - Логично, если у них тоже есть ПРО. Пусть и не такая мощная, но несколько турелей и ракетных установок стоит ожидать.

- Впух, это мимо пуха, - фыркнул Репень, - Ракеты достаточно эффективны против котанков.

- Минусую, - не согласился Щек, - Ты имеешь вслуху наши ракеты из симулятора, со шрапнелью, с направленным действием. Судя по полученным данным, эти ребята используют простые ядерные заряды.

- Простые, ядерные, заряды? - переспросила Тигриса.

На поверхности планеты ядерная боеголовка в двадцать килотонн сравняет с землёй целый город, но в космосе дело обстоит по другому. Ракета просто превращается в шар плазмы, который расширяется и гаснет за доли секунды; также по сфере вокруг идёт волна электромагнитного излучения, в том числе теплового. При близком подрыве от корабля взрыв причиняет огромные разрушения, однако воздействие снижается в зависимости от расстояния, и крайне быстро. Уже километр - это достаточно, чтобы излучение только нагрело обшивку, а тончайший плазменный пузырь, даже разлетаясь с огромной скоростью, тоже не особо опасен.

Грызи, зная такие обстоятельства, никогда не использовали ядерных боеголовок без шрапнели, потому как это просто ядерное топливо на ветер! Ракеты ПРО при подрыве создавали конус крайне скоростных обломков, которые и накрывали цель; небронированная могла быть окучена на расстоянии до двадцати километров, словив всего пару шрапнелин. Тигриса, хоть и следила за цирком с самого начала и вполне внимательно, даже предположить не могла, что неизвестная сторона станет разбрасываться ядерными ракетами столь щедро.

- Простые, яд... кхм! - проглотил новость Репень, - Вы уверены в этом?

- Уши на отрыв даю! - заверил Щек, - Даже свои.

- Тогда нам потребуется пара минут, чтобы пересчитать, - цокнул Реп, вводя поправки в программу.

Котанки могли разогнаться до скорости в тридцать семь километров в секунду относительно цели. Добиться прямого попадания в пятиметровый аппарат, который будет постоянно маневрировать, невозможно. При этом погрешность во времени подрыва боеголовки на одну тридцать седьмую секунды уже даёт расстояние до вспышки в километр. Добавить к этому то, что котанк - это не истребитель с тонкой обшивкой, а бронированная тефтель, и можно делить на два безопасное расстояние до точки подрыва. К огромному огорчению Репня, у них не было данных по этим ракетам, потому как наблюдение шло слишком издали, поймать искомые доли секунды так невозможно. Единственное, что могли оценить - эффективность против торпедного залпа выщей, да и то не с полной точностью.

- Если принять, что фрегат выпустит три залпа по двадцать ракет, - озвучил данные с симулятора грызь, - То вероятность пройти будет около сорока процентов.

- Есть надежда, что у него столько нет, - заметил Фудыш, - Сотня ядерных боеприпасов на каждый фрег, это уму не растяжимо!

- Несушки, - напомнил Щек, - И второй фрег.

- Второй фрег малополезен в этой ситуации, - цокнул Репень, - Несушки должны были разрядить ПРО при отражении торпедных залпов, это логично. Главная угроза - ракетный фрег.

- Но бить по нему конкретно мы не можем, - заметил Крытыш, - Котанки пойдут вокруг планеты, и принять их обратно мы сможем не раньше чем через трое суток.

- Сомневаюсь... - хмыкнул Фудыш, - Скорее, выщи посбивают их на орбите. Им не до разбирательств сейчас.

- Тем более, - согласилась Тигриса, - Главное это вывести из строя носители. Не забывайте, что они ждут возвращения своих групп у-эм, и если они перезарядятся, это будет мимо пуха. Реп, рассчитайте атаку всей нашей группы на носитель тяжёлых у-эм. Ракетный фрег со своими ядерками это тоже так себе подарок, но с ним проще справится "вилка" или ещё какой инструмент.

- Если пустить тягачи и радистов, - цокнул Репень, - Есть хороший шанс окучить оба носителя. Проходим между ними, обстреливаем оба.

- Вероятность?

- Пятьдесят пять процентов. Но здесь за это никак нельзя полапчиться.

После прохождения через вражескую группу котанки должны были по инерции откочевать к планете - но по пути они пролетали мимо ударных машин, возвращающихся на носители. Впрочем, грызи отметили это как факт, потому как беречь котанки было излишним, все шестнадцать штук - дешёвая цена даже за один носитель.

- Если брать оптимальную траекторию, - цокнул Крытыш, - То запускать надо через два часа. Если мы останемся в дрейфе, расстояние до цели будет в минимуме восемьдесят тысяч.

- У них ускорение меньше нашего, не достанут, - решительно цокнула Тигриса, - Так и делаем.

- Пеф, ставь всех на уши, - хихикнул Щек, - Готовим мячики.

На каждый ШКТ-11 устанавливали два навеса, на боковые стыковочные узлы. В нулевых - держатель для торпеды типа "конус", по штуке на машину. Больше вешать нет особого смысла, потому как будет только один момент выстрелить, времени не хватит даже на то, чтобы пустить вторую торпеду, после того, как уйдёт в сторону выхлоп от первой. На второй узел вешался круглый щит, делавший котанк похожим на воробья-воина, потому как круглый, с щитом и "копьём". Этот щит отнюдь не просто висел у борта, узел, державший его, раскручивал диск до огромной скорости, и отпускал дрейфовать параллельным курсом. Прятаться за этим щитом было сложно, зато и эффективность приличная, динамический роторный щит мог остановить даже лучи тяжёлых орудий - правда, только один раз. Кроме того, диск был не монолитный, а состоял из десяти штук пачкой - узел мог запускать их в любой конфигурации, от одного до десяти, в зависимости от того, что летело навстречу.

От ракет ДРЩ не поможет, но грызи подозревали, что на относительно небольшой группе котанков сфокусируются все турели ПРО, а обстрел лазерными импульсами с такой интенсивностью точно прожжёт корпус. Репень ввёл приоритет закрываться щитом от второго фрегата, откуда и ожидался максимальный огонь. Если бы не фигов ракетчик, можно было бы почти не волноваться за результат - но, ракетчик уже никуда не денется.

- Омойпух, ты что там воротишь? - скатилась в смех Фира, глянув на схемы атаки.

- Импровизация, чо, - хмыкнул Репень, не переставая стучать когтями по клавиатуре.

Вперёд всей группы выдвигались буксиры и радарные машины, не несущие торпед и щитов. Их конечно собьют, но тем раскроют точную схему огня, потратят время, и, если повезёт, ракеты. При приближении ракет шкт развернутся двигателем к противнику и дадут выхлоп, разбрасывая его спиралью - есть неплохой шанс, что это остановит ракеты. Затем, на дистанции в десять тысяч, котанки перестраиваются в две колонны, нацеленные на оба носителя. С расстояния в пять тысяч - пускают торпеды, причём не в ту цель, которая по курсу, а в другую, чтобы торпеды не мешали друг другу. И наконец, ровным счётом все котанки имели задание просто врезаться в цель! Это была обычная практика, чтобы повысить вероятность успешного удара. Кроме того, при таких скоростях сближения и учитывая то, что цель будет маневрировать, шанс протаранить её оценивается процентов в тридцать - остальные просвистят мимо.

Впрочем, даже это - не всё, что приготовил ВПК грызей для неведомых любителей бомбить планеты. Реактор котанка работает на дейтерии по термоядерному принципу, поэтому туда была вкручена конструктивная возможность подорвать всё топливо разом! Тонны брони превращались в шрапнель, поэтому если котанк сдетонирует ближе километра от цели, повреждения ей гарантированы. Репень почувствовал знакомое ощущение на шее, когда её начала сдавливать Жаба, но грызь согнал её прочь. Не место экономить, носители должны быть уничтожены, цена промаха слишком велика. Жаль, что нет возможности уверенно накрыть ракетчика, но для планеты он наименее опасен. Вдобавок, он наверняка расстреляет большую часть боеприпасов, пытаясь перехватить котанки.

"Цели уничтожены". Пока что на симуляторе, к сожалению, но это уже кой-какое начало. Сейчас котанки один за другим подавались со стыкузлов к ремонтным отсекам, где команда Пефтеня в темпе стыковала торпеды и щиты.

- Может быть, снять с них лазеры к пухене-фене? - предположил Щек, - Толку от них?

- Не цокни, - мотнул ухом Репень, - Могут и ракеты сбить. А главное, на втором фреге наверняка есть торпеды.

- Тогда понятно, жаль, что скупердяйство не случилось.

Скупердяйство здесь было излишним, лазер может пригодиться, а весит он не так уж много, чтобы кардинально изменить динамику котанка. Помимо навесов, на ударные машины вешали и простые броневые щиты - не как попало, а спереди корпуса, причём именно противолазерную броню. Это был многослойный композит, который испарялся под лучом, выбрасывая облако газа и тем рассеивая энергию. По крайней мере, от лазеров ПРО должно помочь как следует.

Репень ещё раз просмотрел программы, хотя понимал, что за пару часов предельной нагрузки головы он банально устал и вряд ли что увидит. Будет допуха ядерных взрывов, связь забьёт безо всякого противодействия, так что "мячики" будут действовать согласно программе. Да, в программу заложены действия противника, но не от балды, а исходя из рассчётов. Если противник будет действовать по-другому, он тем уменьшит свои шансы, а программа отнюдь не зависнет. На ШКТ-11, помимо защищённых электронных систем управления, существовала и механическая, с барабанчиками и рычагами; электроника сливала туда самую простую программу, народе навестись на цель и атаковать. Смысл был в том, что от близких ядерных взрывов электроника на время теряла функциональность, а когда всё решают доли секунды, это непозволительно.

- Товарищи космонавты, мы идём в бой, - раздалось на общем канале цоканье Тигрисы, - Всем по боевому расписанию, гусей не топтать!

- Да впух! - встрепенулся задремавший Репень, вскочив из ящика.

Жилой модуль уже тормозился, а грызи, залезая в скафандры, лезли по боевому расписанию, как и было цокнуто. Его место было во втором БИЦ - боевом информационном центре, если это не громко цокнуто про тесный отсек на десять мест, похожий на маршрутку. Пока не требовалось присутствие экипажа где-либо ещё, космонавты расходились по двум БИЦ, расположеным ближе к краям сферического корпуса, и радиационному убежищу. Все три места - толстобронные скорлупы внутри корабля, дающие некоторую дополнительную защиту, главным образом - от радиации.

- Давай уже, - хихикая, затолкал Репня в люк Щек, - Там отоспишься.

- В каждой шутке есть доля шутки, - кивнул Реп.

После того, как грызи набились в отсек и задраили люк, пришлось вдобавок одевать шлемы, потому как по всему кораблю атмосфера закачивалась в баллоны, а остатки выпускались наружу. Лишняя среда для ударной волны, да и пожар отнюдь не полезная штука, поэтому атмосферу стабильно убирали, когда была опасность для корабля. Когда в системе идёт свалка двух огромных флотов друг на друга, опасность явно есть. Репень же, исполняя угрозу, только проверил годность терминала, за которым оказался, и действительно задремал, потому как вымотался. Котанки долетят до группы противника не раньше, чем через час, и сидеть всё это время грызть когти совершенно незачем.

- Ударные машины тест прошли, готовность к запуску.

- Запуск по второй очереди!

Круглые котанки отрывались от стыкузлов, отброшенные пружинами, и отойдя на некоторое расстояние, неспеша врубали двигатели. Впрочем, если смотреть невооружённым глазом, то они всё равно уносились вперёд пулями, только оставляя светящуюся линию выхлопа. Сначала ушли "мячики" с дополнительных ферм, потом, по очереди, все остальные с основного кольца. Хотя противнику мешал его собственный выхлоп, скоро группа обнаружит подлетающих сзади.

- Облучение радаром. Фрегаты меняют курс... Похоже, радар наведения.

Так и есть, фрегаты немного развернулись, чтобы освободить своим РЛС сектор обзора, и теперь внимательно изучали, что такое там появилось из пустого пространства. Скорее всего, они засекут и "Мыхухоль", расстояние не столь большое, а маскировка наверняка нарушена при запуске котанков. Тем не менее, час на сближение, когда у-эм только войдут в зону огня противника, никто не отменял, так что многие предпочитали отдохнуть.

Конечно, выщерицы - не подарок, мягко цокая, но это никак не повод бомбить планеты. Это тоже самое, что спалить соседа, чтобы от него тараканы не перебегали. Вслуху этого грызи не испытывали никаких проблем с тем, чтобы нанести удар по неизвестным кораблям. За Родину, пух в ушах, подумал Репень, как это ни банально звучит. За свой лес, за родных... да пусть хоть за ту рысь, с которой он сидел на берегу затона на Зарянской. Грызю нравилась рысь, и, насколько это возможно, он понимал её. А тех, которые сейчас готовили термоядки для сброса на Пщтву - не понимал, и вряд ли бы они ему понравились. Стало быть, всё пух в пух, хихикнул Репень, устроился поудобнее, и расплющил морду.

- А, пффф, это... как его... запуск торпед, вот, - цокнул таки Крытыш.

Как и ожидалосиха, противник в первую очередь выпустил по подлетающей группе торпеды. Главное, что интересовало грызей - сколько именно?

- Двенадцать штук, - дополнил Крытыш.

Так себе, подумал Репень, торпеды разгонятся до хорошей скорости, боеголовки у них наверняка мощные, вспышка будет ого-го, так что, могут и задеть. Также подтверждались ранние выкладки, торпеды выпустил второй фрегат, не ракетчик. Те ещё засранцы, не хотят рисковать, раз тратят торпеды против ударных машин... но есть все основания думать, что это им не поможет. Котанки, развёрнутые в "стену" четыре на четыре, должны были начать фигачить лазерами с пяти тысяч километров - только на такой дистанции есть шанс попасть в маневрирующую торпеду. Подлётное время будет всего несколько секунд, но этого должно хватить.

- Как думаешь, радио сработает? - цокнул Щек.

- Сейчас долетит, тогда и узнаем, - пожал ушами Репень, - Чего тут гадать.

Два котанка не несли лазеров и навесов, зато имели усиленный радарный комплекс. Сейчас он должен был сработать в качестве средства РЭБ, пытаясь забить частоты вражеских радаров и лишить торпеду наведения. Давайте мячи, не подведите, хихикнул Репень.

- Локаторам обзора и наведения! - цокнула Тигриса, - Цель - торпеды! Подавление!

Грызь чуть не хлопнул себя по морде, но мешал шлем. Он сам, занимаясь котанками, начисто забыл про радары самого корабля. А они вполне могли выдавать достаточно мощное направленное излучение, чтобы достать на заданное расстояние. Котанки сходились с торпедами с суммарной скоростью более ста километров в секунду, но всё же, пять тысяч дистанции - это целых пятьдесят секунд работы лазеров, что весьма немало.

- Погнал гусак по кочкам...

Отметки торпед вошли в зону огня, и смонтированные в башнях лазеры, развернувшись, принялись посылать в пространство "дробь", насколько это применимо к лучам. Всмысле, били не одним импульсом с полной мощностью, а очередями дробных. Причём, все двенадцать вооружённых котанков били сразу по одной торпеде - обеспечивается разброс углов попадания, и увеличивается вероятность поражения. Сейчас до жёлтого свечения раскалялись радиаторы на длинных восьмигранных стволах лазеров, и в пространство летели целые снопы лучей. Но попасть в объект вроде торпеды на расстоянии в пять тысяч километров далеко не просто, погрешности в стабилизации и наведении давали приличный разброс. Десять секунд не принесли никакого результата, и Репень сжал зубы. Вероятность попадания будет возрастать по мере приближения, но динамика так себе...

Против математики, однако, не попрёшь. Каждый ствол выдавал по пять импульсов в секунду, дюжина стволов - шестьдесят, так что за десять секунд пространство вокруг торпеды пронзили шестьсот лучей. На двенадцатой секунде везение снаряда закончилось, он пыхнул огненным шариком, и затих - вероятно, попадание в двигатель. Взрыв достаточно искорёжит торпеду, чтобы она уже не представляла никакой угрозы. Правда, ещё целая секунда потребовалась на то, чтобы навести турели на следующую цель.

- Бонус! - не удержался цокнуть Репень, когда вторая торпеда погасла сразу же.

Дальше ему пришлось понервничать, потому как передача с котанков пошла со сбоями. Вероятно, противник тоже ставил помехи. За тридцать секунд лазеры успели сбить четыре торпеды, за следующие десять - ещё три, итого пять в сухом остатке. Посчитав динамику, автоматика котанков не стала прибегать к маневрам, пытаясь выставить выхлоп в качестве щита, или ещё каким ухищрениям, а продолжила отрабатывать удачное решение. За эти секунды никакое животное не успело бы сделать рассчёт, и наверняка допустило бы ошибку. Репень успел увидеть, что к стене котанков подлетают две оставшиеся торпеды, и...

- Фиксирую термоядерный взрыв, мощность... ща... двадцать эмок, не меньше.

- Один, взрыв? - уточнил Репень.

- Да. Или не сработала, или пробили боеголовку.

- Это почти успех, - не особо соврал Щек.

Да, если такими темпами - у врага не хватит торпед. Один котанк уничтожен, почти полностью испарившись от близкого взрыва, но с остальными всё в порядке. Правда, это ещё только первая линия обороны.

- Ещё залп торпедами! - предупредил Крытыш.

Это уже будет серьёзнее, подумал Репень - они на сто пухов постараются синхронизировать залп торпедами и ракетами. Вторые значительно быстрее, поэтому выпустят их попозже. Здесь уже однозначно не обойтись без защиты выхлопом и всех прочих фортелей. Грызь наблюдал за происходящим, уже успокоившись до годного уровня. Для "Мыхухоли" это был первый настоящий бой, маневры у Зарянской не считаются. Там выщерицы, прикинув шансы против пятикратно превосходящего флота, предпочли сразу отступить. Главное, чтобы не последний, хихикнул грызь.

Шкала расстояния показывала, что группа котанков уже в тридцати тысячах от целей - и здесь вместе с торпедным залпом навстречу полетели ракеты с ракетного фрегата. Ракеты с ракетного... логично, чо.

- Двадцать отметок, - сообщил Крытыш.

- Лучше, чем ожидалось! - цокнул Репень.

Он предполагал, что ракет будет до полусотни. Или он ошибся, или фрегат расстрелял боекомплект раньше, или ещё что - но ракет оказалось только двадцать. Впрочем, тоже не подарок. Возможно, противник рассчитывал, что если из двенадцати торпед одна прошла, то двенадцать плюс двадцать точно хватит. Этот рассчёт однако был ни разу неверен. Уяснив количество угрожающих целей, автоматика котанков приняла единственно верное решение - закрываться выхлопами, одновременно не прекращая стрельбу из лазеров: башня позволяла это сделать. Когда до контакта оставалось не более четырёх секунд, котанки врубили двигатели, обращённые вперёд по курсу, и дали вращение. От каждого "мячика" вперёд полетела спираль плазменного хвоста, которая в проекции спереди давала сплошной диск диаметром более километра.

На такой скорости снаряды никак не могли сманеврировать между ветвями спирали, и влетали прямо в плазменное облако. По плотности оно было сильно жиже, чем атмосфера на уровне моря, но опять-таки работала огромная скорость - торпеды и ракеты плющило в блины от динамического удара, так что сквозь завесу пролетали уже безопасные куски металлолома. В пространстве закипели термоядерные вспышки, но все они бахнули уже за линией, просто самоликвидировались те боеголовки, которые промахнулись.

- Есть! Есть, впух! - хлопнул по пульту Репень, - Только минус один, и тот букс!

- Ракетный залп, двадцать отметок! Импульсы со второго фрегата, обстрел лазерами!

Уже меньше десяти тысяч, вот лазеры ПРО и начали пристреливаться. Торпедного залпа не последовало - вероятно, потому как закончились. Ракеты же шли волнами по пять штук, и Репень сразу схватил, за каким рожном. Неизвестный противник знал о свойствах плазменной защиты, поэтому не стал тупо тратить второй залп в никуда. Вместо этого они наверняка попытаются пробить заслон подрывом боеголовок - первые разметают диск, вторые пролетят к цели. Это упражнение отрабатывали на симуляторе, потому как придумать столь хитрый план - не надо большого ума.

Однако, на практике обеспечить это дело оказывалось сложно. Главная заковыка - крайне малый интервал между подлётом первой и второй волны, потому как его увеличение минусует весь смысл. Ракеты второй волны влетают в область недавних ядерных взрывов, отчего сильно унывают их системы наведения. Пока сенсоры очухаются от ослепления, становится уже поздно. Котанк при этом являл собой крайне неудобную цель, маленькую, бронированную, и при этом выдающую огромный, для своего размера, диск плазменного "щита". Помятуя о том, какие результаты были получены на симуляторе, грызи не особо волновались, и не зря.

Когда погасли вспышки от прошедшей волны ракет, телеметрия показала отсутствие связи только с четырьмя машинами. Таким образом, оставались ещё восемь боевых котанков, каждый из которых тащил по торпеде. Теперь главное - не подставить торпеду, которая находится на внешнем навесе, под лазеры. Котанки разворачивались, изгибая в пространстве хлысты выхлопов, и раскручивали ДРЩ. В данном случае автоматика опять сделала правильный выбор - не отстреливать щиты, против лазеров ПРО они лучше сработают прямо на подвесе, закрывая корпус котанка.

- Омойпух, вот олухи! - вырвалось у Репня, - Они даже не фокусят огонь!

Фрегат отрабатывал обычную противоистребительную схему, когда турели ПРО работали по всем целям сразу. Но причинить значительные повреждения котанку с щитом такой обстрел не имел никакого шанса. У противника ушло аж пятнадцать секунд, чтобы осознать это и сконцентрировать огонь. Теперь по "мячику" лупили десятки лучей с турелей - основной поток шёл с фрегата, но помогали и остальные корабли, по мере возможностей. Котанк окутался сверкающим облаком испаряющейся противолучевой брони, выбитой с щита и с корпуса. Эта многослойная защита достаточно эффективна, потому как испаряется, и луч рассеивается на облаке частиц. Специализированная защита на ДРЩ и дополнительных панелях на корпусе выбрасывала вместе с газом пухову тучу микроскопических отражающих призм, на которых лучи рассеивались ещё лучше. Весь вопрос только в том, насколько хватит защитного слоя при интенсивном обстреле.

Фокусируя огонь, вражеские турели прожгли ДРЩ за шесть секунд, ещё две им потребовались на навесные панели, а дальше лазеры принялись кромсать уже непосредственно корпус. Всего за пятнадцать секунд бронированный шар был проплавлен, лучи добрались до внутренних агрегатов и вывели машину из строя. Соль в том, что пятнадцать секунд сейчас - слишком много. Группе уже оставалось не больше двадцати секунд, чтобы войти в пространство между носителями и запустить торпеды.

Сработала и ещё одна фича, заложенная в программу. Дело в том, что разглядеть на расстоянии в тысячи километров, что там случилось с пятиметровым шаром, крайне затруднительно. Поэтому автоматика ПРО считает уничтоженными цели, которые не ускоряются: у неизвестного противника всё обстояло точно также. Котанки, пользуясь этим, вырубали двигатели, как только на них концентрировался огонь, и изображали труп. Купившись, вражеская система впустую тратила пару драгоценных секунд, чтобы перенацелить лазеры! Фрегату потребовалось слишком много времени, чтобы исправить этот косяк, сбить все котанки он никак не успевал.

Как отметил Репень, фрегаты встали сбоку от носителей, прикрывая их с флангов. Против ударных машин выщериц это было разумно, потому как те старались охватить цель "челюстями". Но у котанков другая тактика, они достаточно бронированы, чтобы пробивать оборону в лоб. Сейчас "мячики" так и делали, влетая прямо во вражеский строй, нацелившись двумя группами по двум носителям. Мозги котанков и здесь не ступили. Оценив, что противодействие слабее ожидаемого, они не стали запускать торпеды с рассчётных пяти тысяч. Слишком близко тоже не хорошо, торпеда не успеет разогнаться, но с двух тысяч - самое то.

Фрегаты явно занервничали и стали ворочаться, но толку уже никакого быть не могло. Как минимум по три "мячика" неслись на каждый носитель, и времени перехватить их уже не хватало. В этом месте Репень поймал философичную мысль о том, что "Мыхухоль" далеко от целей, и когда они узнают результат атаки, на самом деле всё уже будет закончено.

- Да упокоит Космос их души и туши, - цокнул себе под нос грызь.

Поскольку сама атака происходила в течении пары секунд, разобраться можно было только потом, в замедленном воспроизведении. В частности, котанки успели передать картинку с оптики, так что теперь грызи знали, как выглядит носитель "тех": километровая бандурина с утолщениями спереди и сзади, сплошной цилиндр со стыкузлами в середине. В двух тысячах от носителей вспыхнули четыре конуса термоядерного пламени, когда стартовали торпеды. "Конусы" имели предельно возможное для материала ускорение, и к тому же, были довольно прочные, одним попаданием лазера ПРО тут не отделаешься. По космическим меркам, били они в упор, зато надёжно!

Рассчёт был достаточно хитрый: котанки шли на таран цели, в то время как соседняя группа обстреливала её торпедами. Торпеды долетят немного раньше, и если попадут, то на месте цели окажется пустое место, все обломки разлетятся в стороны. Как потом уяснил себе Репень, противник счёл приоритетной целью один "конус", идущий к носителю истребителей, и выдал по нему всё, что оставалось - шквального огня с четырёх кораблей хватило, чтобы остановить его. Зато три другие "конуса", не встретив никаких помех, влепили в тяжёлый носитель.

Первый попал в носовую часть, но как это зачастую случается, слишком хорошо - тоже не хорошо. Боеголовка разрушилась, не успев сработать, и термоядерного взрыва не случилось. Но разогнанная торпеда имела достаточную кинетическую энергию, чтобы убивать безо всяких боеголовок. Попав в баки рабочего тела, "конус" моментально нагрел их достаточно, чтобы раскалённый водород разнёс борт корабля. Носитель, как и большая часть таковых, не предназначался для резких маневров, там экономили массу под профильные задачи - как следствие, корабль оказался непрочным. Удар торпеды и реактивный выброс водорода достаточно перегрузили его несущие конструкции, чтобы носовая часть оторвалась и полетела прочь, кувыркаясь и фонтанируя газом.

Второй "конус" сработал в двухста метрах от кормы, уверенно достав до корабля вспышкой. Обшивка превратилась в плазму, и случилось практически тоже самое, что и с носовым отсеком - удар от мощнейшего реактивного выброса оторвал эту часть от центрального цилиндра, и второй искорёженный обломок полетел в другую сторону. Третий "конус" поставил точку, попав таки в центральную часть - от цилиндра массой в сотни тысяч тонн остались мелкие оплавленные обломки, искрами разлетевшиеся в пространстве. Спустя секунду три котанка промелькнули через то место, где был носитель - как и предсказывали, там уже был вакуум. Мелкие частицы попали и в них, но броня позволила избежать серьёзных повреждений.

Вторая группа, таким образом, осталась без торпед, и теперь в торпеды превращались сами котанки. Программа, по которой они действовали, была основана на миллионах прогонов симулятора и предусматривала всё, что может случиться. Это не так уж сложно, особенно если сфокусироваться на одном объекте. В данном случае не повезло носителю истребителей. Идущий впереди других "мячик", недолго думая, врезался прямо в факел выхлопа корабля. Войдя в плазму под малым углом, он продержался достаточно долго, чтобы успеть инициировать подрыв термоядерного топлива. Если "конус" имел боеголовку в пять мегатонн, то при подрыве котанка получались все двести! В струе плазмы образовалась ударная волна, которая ударила в дюзы носителя; получив пинок сзади, корабль потерял ориентацию, повернувшись под углом к курсу, и следующий котанк влетел ему прямо в корпус, ближе к носу. Этот "мячик" не успел сдетонировать, но двести тонн массы давали прорву кинетической энергии - километровый носитель разорвало пополам, искорёжив при этом уцелевшие фрагменты. Последний из тройки котанков просвистел уже мимо разлетающихся обломков.

- Фуууууууууффф... - пронеслось по эфиру облегчённое похрюкивание.

- Цели поражены, - сообщил Крытыш, снова включивший радары на приём, а не на подавление, - Вижу фрагментацию обоих носителей, облака атомарного водорода. Мы их достали, медведи и цикломены!

Репень подумал о том, что "мы" в данном случае относится ко всем грызям, потому как почти все были причастны к созданию военно-космического флота. И ещё он едва не пожалел, что остались целые котанки. Если бы их не осталось, можно было бы с чистой совестью разворачиваться и как минимум уходить к грагралодцу, записать окончание "цирка" можно и с дальней дистанции. Теперь же придётся ждать, пока... пока их собьют выщерицы на орбите, скорее всего. Правда, с орбиты они могут успеть увидеть много интересного.

Четыре котанка стремительно удалялись от оставшихся фрегатов, прикрываясь выхлопами от лазеров ПРО, продолжавших работать. Фрегаты, по сути, тоже были выведены из строя, потому как на попытку отразить атаку потратили все оставшиеся боеприпасы. Теперь они могут попробовать разве что протаранить планету, но выщерицы показали, что такие удары они умеют отбивать. Пока "мячики" выходили из зоны огня, противнику удалось достать ещё одного, выбив двигатель. Остальные пролетели дальше - оплавленные, с лохмотьями дополнительной брони, но, собственно, ещё вполне боеспособные.

Экипаж "Мыхухоли" притих, переваривая события. С одной стороны, Пщтва могла вздохнуть гораздо спокойнее, с другой - они только что превратили в радиоактивную пыль неизвестно сколько неизвестно кого. Есть шанс, что эти корабли вообще роботизированные, но судя по снимкам в оптическом диапазоне, на носителях явственно различались кольцевые надстройки - а это, скорее всего, жилые модули. После прямых попаданий на несушках точно не осталось ничего жилого.

- Внимание, левый разворачивается! - предупредил Крытыш, - Возможно, решил дать за нами.

После всего произошедшего даже самый тупой робот опознал бы в "Мыхухоли" носитель котанков.

- Разворот, готовность к тяге, - чисто проинформировал Фудыш.

Всех прижало к подлокотникам, потому как корабль вращался, выдавая в сторону слабый факел из главного двигателя - благодаря управляемому вектору тяги, сейчас он работал как маневровый.

- Непуха ждать, тяга! - цокнула Тигриса, как только разворот закончился.

- Полная? - уточнил Фудыш.

- Наиполнейшая. Пусть соображают, что без шансов, глядишь и отстанут.

Теперь вдавливало в кресло, и постепенно ускорение дошло до более чем ощутимых четырёх гэ. "Мыхухоль" разгонялась прочь от врага, пыхая зеленоватым факелом выхлопа. Радары, находящиеся на торчащих в стороны ремотсеках, при этом не теряли возможности работать, хотя факел в некоторой степени и мешал им.

- Электромагнитные импульсы со стороны левого.

Репень глянул на шкалу расстояния - более девяноста тысяч. Крайне сомнительно, чтобы фрег достал на такую дальность, и тем более, попал в цель. Судя по полученным ранее данным, эти корабли лупили главным калибром тысяч на сорок, не дальше. Впрочем, противнику терять было уже нечего, так почему бы и не пострелять, надеясь на удачное попадание? Здесь они почти угадали, брони Ш-145 может не хватить даже на ослабленный луч. Впрочем, шансы на попадание даже рассеяного луча в таких условиях оценивались менее чем в одну десятитысячную. Значит, это не робот, сделал вывод Репень, робот такого делать не станет. А вот сильно раздосадованное животное - наверняка.

- Левый отворачивает от нас... Оба ложатся на прежний курс.

- На прежний? - поперхнулся Фудыш, - Они что, наркоманы?

- Им придётся подбирать мелочь, - пояснила Тигриса, - По крайней мере, какую смогут. Фуд, отбой ускорению.

Уходить слишком далеко было ещё рановато. Факел выхлопа постепенно снизил яркость и истаял в ноль.

- Кстати о птичках, - цокнул Репень, ворочаясь в скафе, - Наши мячики будут пролетать в непосредственной близости от ихней мелочи.

- Попробуй поставить только ответный огонь, - цокнула Тигриса, - Мелочь уже не опасна, если мячикам удастся добраться до планеты, получим ещё разведданных.

Репень имел сильные сомнения, что это сработает, а зря. Котанки с выключенными двигателями не привлекли внимания ударных машин противника, и они просто разминулись, уйдя каждый в свою сторону. Сейчас данные с пассивных сенсоров были гораздо важнее, чем пара сбитых истребителей, а данные шли стабильно. Память компов "Мыхухоли" обогатилась неплохими снимками истребителей противника, судя по всему, АКИ, как у выщериц - иначе зачем придавать им аэродинамическую форму. Кроме того, в объективы оптики попали тяжёлые ударные машины, похожие на атмосферные бомбардировщики. Эти были плоские, с огромным размахом крыльев, и судя по всему, несли в том числе тяжёлые противокорабельные торпеды. Собственно, запись информации о ходе боя, да снимки в нескольких ракурсах - и технические службы будут иметь исчерпывающее представление о вражеской машине, а это важно для отработки противодействия на симуляторе. Главное же, что поразило грызей, так это то, что вся эта мелочь, даже истребители, были пилотируемыми! Уцелевшим фрегатам придётся принимать прорву пилотов, речь о спасении машин уже не идёт. Без носителей, израсходовав свои скудные запасы рабочего тела, они обречены застрять на звёздной орбите на годы, тобишь, на практике - навсегда.

- Пух мой пух, какого пуха они напихали пилотов в эти фофани? - опушневала Фира.

- Это уже ихнее дело, - хмыкнул Щек, - Вот перехватить что-нибудь из этой мелочи и детально изучить, это было бы полезно. К сожалению, Репень-пушище-ухомоталище спалил все буксиры, хехе.

- Сомневаюсь, что это удалось бы и с буксиром, - заметила Тигриса, - Ладно грызята, сейчас эти самые отойдут хотя бы на сто пятьдесят тысяч, можно будет расслабиться слегка. И поздравляю, мы только что внесли нехилый вклад в оборону планеты!

- Правда, не своей, - добавил Фудыш, вызвав ржач, - Но это не меняет дела.

- В пух, - цокнула Фира, - Как насчёт вернуть давление в жилик?

- Принято, а то у вас там горох посохнет. А вы без гороха не справляетесь нипушнины...

Атмосферу из жилого модуля не сбрасывали, только уменьшали давление до такой величины, чтобы не убить растения, по крайней мере, сразу. В крайне разреженом воздухе и ударная волна так себе, и гореть не будет, так что сойдёт. Теперь, когда противник точно не мог дотянуться до корабля, атмосфера пошла на место из баллонов. Экипаж же оставался на боевых постах ещё два часа, пока уверенность не стала стопроцентной. Тогда воздух вернули во все отсеки, а грызи получили возможность снять скафы и вернуться в свои ящики.

- Впух, хоть мы и далеко, это было волнительно! - цокнула Фира, - Всё-таки не песок копать...

- Угу, - кивнул Репень, - Но мячи отработали почти идеально, что радует.

- Почти? - хмыкнул Щек.

- Не почти, - поправился Реп, - А просто идеально. Вы представляете себе, сколько стоит такой носитель? Думаю, раз эдак в сто больше потраченых котанков.

- Конечно, повод для оптимизьма есть, - осторожно согласился Щек, - Хотя мы не знаем, какие повреждения получили эти корабли во время боя вокруг планеты. Плюс, у ракетчика не хватило ракет на последний залп.

- Надо думать, что не хватило! - фыркнула Фира, - Они разбрасываются боеголовками, как индюк пылью! Это мыслимо - выпустить по нашей группе сорок штук?

- Если всё так, то логистика у них так себе, - кивнул Репень, - И они в пролёте.

- Да это было бы в пух, - прямо цокнула грызуниха, мотнув ухом, - Такие умники мне ни разу не нравятся. Боюсь, это всё-таки вторая БАЦ в компанию к выщерицам. Кстати, что будем делать дальше?

- Ждать, пока котанки обойдут планету, - пожал ушами Репень, - Они наверняка запишут много ценных данных. Потом попробуем принять их обратно...

- Омой пух! - оттянул уши вниз Щек, - Три изрезаных лазерами котанка, с потраченым ресурсом??

- Три изрезаных лазерами котанка, с потраченым ресурсом, - кивнул Реп, - Детально изучить, как вражеские лазеры действуют на нашу защиту, тоже немало стоит.

- Кстати, а четвёртый, которому выбили движок?

- Выйдет на высокую орбиту вокруг Пщтвы. Если повезёт, среди обломков его долго не обнаружат, будет наш собственный разведспутник!

- Если его захватят выщи, это будет совсем мимо пуха, - заметила Фира, - Или не выщи, а эти.

- Вообще, да, - задумался грызь, - Если сдохнет реактор, а он сдохнет, его никак не удастся взорвать или сжечь в атмосфере. Верное замечание, Фир!

- Нутк, гусей не топчу, как некоторые, - захихикала она.

Уведомив всех о своих намерениях, Репень немедленно отослал на повреждённый котанк команду на самоподрыв. "Те", конечно, в ближайшее время будут заняты другими делами, а вот выщерицы могут и подобрать машину. Давать им такие подробности - напух незачем, поэтому в черноте космоса вспыхнул ещё один термоядерный костёр, быстро потухший разлетающимися искрами. Потрачено, с облегчением подумал Реп, и завалился подремать.

Как и предупреждали, в системе произошло почти полное взаимное погашение флотов, однако от выщериц всё же осталось больше, чем от нападавших. Не менее пяти "вилок" вышли на орбиту Пщтвы - они были серьёзно повреждены, но ещё могли стрелять. Если бы группы ударных машин сумели вернуться на носители и получить новый боекомплект, атакующие могли бы закидать побитые крейсера торпедами. Но обломки носителей кувыркались в никуда, а фрегаты принимали пилотов с обречённых у-эм, поэтому выщи получали уверенное преимущество. Кое-как сменив орбиту, они расстреляли остававшиеся в действии два тяжёлых корабля противника. От вторгшегося в систему флота остались пять кораблей класса фрегата, раскиданные в пространстве и с потраченным боекомплектом. Сражение за Пщтву окончилось, удачно притом.

Остатки нападавших взяли курс на выход из системы. Два фрегата, закончив с пилотами, расстреляли лишённые рабочего тела и боеприпасов истребители и торпедоносцы своими лазерами ПРО, устроив огромное облако обломков, и тоже врубили маршевые двигатели. Котанки, совершая гравитационный маневр у планеты, действительно записали много ценных данных, зафиксировав с достаточно близкого расстояния и саму планету, и некоторые выщерские корабли, и обломки от кораблей третьей стороны. Информация была передана в любом случае, однако "Мыхухоль" подождала ещё четверо суток, чтобы забрать "мячики". Даже три котанка - далеко не дешёвая история, если их удастся починить, а изучить повреждения точно следует.

В штатном режиме стыковать боевые котанки должны были буксиры, у которых нарочно улучшена маневренность, но сейчас буксиров уже не было. Котанк же далеко не так точен в маневрах, и загнать его хотя бы на несколько километров к носителю - весьма хлопотное дело. Репень так просто одурел, пока ему удалось выровнять относительную скорость почти в ноль, и то котанк оказался в трёх километрах. На этот случай имелись лебёдки с очень прочным и тонким тросом: космонавты вышли за борт в скафах, и пользуясь их движками, неспеша, "пешком" добрались до котанков, прицепили их, и таким образом затащили к кораблю.

Изучать было что, практически весь корпус покрывали проплавы, делавшие котанк похожим на глобус малой планеты. Лучи оставляли разные следы в зависимости от угла попадания и скорости смещения точки фокуса по корпусу - большая часть имела вид извилистых бороздок, прожжёных лучом. Многие такие "шрамы" пересекались и накладывались, так что зачастую один заплавлял другой, но имелись и сквозные дыры, где броню прожгло насквозь. Кроме того, машины нещадно фонили наведённой радиацией, ведь они пролетели вблизи десятков термоядерных и ядерных взрывов. В любом случае, будь внутри пилот - дело было бы табак, а "железо" стерпело даже такие измывательства.

Составить точный отчёт по повреждениям можно было и в пути, как и систематизировать прочие разведданные. "Мыхухоль" ускорялась, чтобы покинуть систему Пщтвы.

- У нас эр-тэ впритык, - сообщил Фудыш, - Останется процента полтора, и это ещё учитывая облегчение от потери "мячиков". Порастратили, однако.

- Нипушнины страшного! - улыбнулась Тигриса, - Наши должны нас поймать, когда прибудем.

- Да уж, прошло в пух, - согласился грызь, - Даже грузовики целы! Если бы нам не повезло с вектором подхода флота, пух бы они ушли.

- Интересно было бы когда-нибудь побывать на Пщтве, - цокнула грызуниха, задумчиво глядя на изображение планеты на экране, - Хотя это вряд ли. По крайней мере, материалы по биосфере эт-самое.

- Эт-самое, - кивнул Фудыш.

Планета терялась в черноте космоса голубой точкой, а крохотная песчинка корабля с невргызяческой скоростью неслась к условной границе системы, чтобы отваливать к дому поближе.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"