Квотчер Марамак: другие произведения.

Чрунхий

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про пилотов-истребителей из ОММ, каковая организация осуществляет охрану миров съ первичной жЫзнью. Иллюстрациё: http://mir-belok.ucoz.ru/Illustr/chrunhiy.jpg

Част первый - У гуся на куличах

Абсолютная темнота, и только две неясно мерцающие параллельные линии, прорезающие бесконечность. Если слушать из носовой рубки, всё выглядит как тупое метро - темнота и рельсы. На самом деле конечно и рельсы, и тоннель тут были исключительно относительными, а корабль - серая приплюснутая "рыба" с тремя большими башнями-надстройками - совершал вполне дежурное сверхсветовое перемещение... и всё же сходство с поездом прослеживалось явное. В периферийных отсеках, где не действовала на всю катушку биологическая защита, чувствовалась некая периодическая вибрация, которую при должном воображении нетрудно принять за удары колёс по стыкам. Мерцающие непонятным светом, подрагивающие линии сильно гипнотизировали, если долго пыриться...

- Вот что пришло под уши... - раздалось цоканье в наступившей тишине.

Стоявший возле пультов сквироид покрутил лапой в воздухе, а сидевшие рядом несколько прочих чуществ усмехнулись, так как знали, ЧТО может прийти ему под уши. Они не ошибались:

- Как вы думаете, каков физический смысл пустого пространства? Всмысле, если там вообще ничего нет, то как можно цокать о том что там есть пространство?

Дремавшая в кресле рядом пушистая самка, смахивавшая на белку, мотнула ухом:

- Могла бы сумничать и привести кое-что из курса об этом самом, - цокнула она, - Но если просто, то никакейшей разницы для нас нету. Чтобы что-то увидеть, надо принять оттуда частицы, чисто?

- Слышьте, нам ещё мозги нужны! - возмутились сбоку, - Вообще, какого пуха пассажир в служебном помещении?

- Ерунды-то. А курица у вас яйца почему в помещении высиживает?...

- Ладно, ребза! Между прочим у нас скоро сход со сверхскорости. Айда соблюсти эт-самое.

Соблюсти так соблюсти, хотя Крец действительно хотел услышать, кто что думает по поводу пустого пространства. Грызь сначала вышел из рубки, а потом потряс ушами, дабы не засорять помещение линялой шерстью. Как и абсолютное большинство грызей его вида, этот был похож на большую прямоходящую белку, разве что хвост был поменьше относительно размеров тушки и чаще свисал вниз, потому как массивный из-за опушнения. Грызь ещё прицокнул, поправил трубку в цветочном горшке на стене, и неспеша отправился в столовку. Судя по тому что за его спиной довольно быстро прошмыгнули несколько единиц из команды и заперлись в рубке, действительно предстоял сход, а следовательно и окончание всего небыстрого перемещения.

Шагая по металлическим корридорам, Крец раздумывал над тем, что по сути дела на довольно большом корабле есть только несколько мест, куда можно пойти - либо в каюту, либо в столовку. Лётный ангар был законсервирован, так что там ловить пока нечего, да возможно и не пустили бы. Поскольку грызь был не просто похож на белку, а таковой и являлся чуть более чем полностью, он вспомнил про Лес; возможность попасть туда, не выходя из корабля, была в виде виртуальной среды, но он пользовался этим самообманом крайне редко. Что впрочем предписывала и инструкция, ибо с этим шутки довольно плохи. Хороши шутки с симулятором, но в последнее время Крец проходил очередной спад активности в этом отношении и не замечал за собой тяги к. А как цокал опыт, в этом случае надо закрыть раковину и отсидеться внутри, образно выражаясь - повторение состояний всё равно неизбежно.

Как и практически на любом корабле, столовки являлись отнюдь не только местами кормёжки, но и рассиживательными. Здесь любой мог понаблюдать стандартные столы, зелень по стенам и потолку, а также непосредственно корм. Впрочем одного вслуха достаточно, чтобы понять что группки различных чуществ отнюдь не торопятся набить брюхо, а просто трут. При этом ещё следует заметить, что только разношёрстное, в прямом смысле, общество не вызывало у белки чувства стада, так что Крец был недурён просидеть тут долгое время. Пока что из знакомых наблюдался только Фато, чёрный фелинец, каковой как и грызь отправлялся на вахту на Чрунхий.

- Эй, грызо, - усмехнулся он, - Ты опять на мостик ходил?

- Не опять а снова, - пожал плечами Крец, усаживаясь за стол - он успел посетить раздачу и теперь обогатился тарелкой "традиционного".

- Грызо, это у вас в порядке вещей, а вообще так никто не делает.

- Я знаю, - усмехнулся белкач.

- Так почему жеж? - риторически вопросил кот.

- Потому что тупо, Фат. И не просто тупо, а тупо, тупо, тупо...

Фато заржал, потому как припомнил карточные игры, раскинутые здесь: Крецу выпало пролезть в аварийный шлюз и поорать там. На что он естественно ответил "ну ладно, слажу ещё раз"... Что ни цокай, а после двух месяцев любому придёт в голову слово из четырёх букв, а именно "тупо". Именно это слово было самым популярным на борту.

- Всё, нашиш, ещё немного и уже, - теребил уши Фато, - Там конечно тоже развернуться только в рамках, но всё-таки. Кое у кого параноя просто, вот и всё. Летели бы прямиком, так нет.

- Это оправдано на семьсот процентов, - цокнул грызь, - Это же относится к основной задаче.

- Да, да, - буркнул фелин.

Основная задача заключалась в том, чтобы как можно меньше ушей слышали, что находится в неприметной звёздной системе, в Союзе носившей название Чрунхий. А находилась там планета с первичной биосферой, подлежавшая охране в рамках организации ОММ. По этой причине транспортные корабли летали в далёкий обход, выделывая крюки, каким позавидовали бы любые бешеные кто-нибудь. По крайней мере всё об этом уже давно было сказано, так что белкач и фелин пока жевали свой сублимат, думая над тем что бы ещё отчебучить. В буфете гремели тарелки и ложки, пахло едой, а за соседним столом сидел зелёный осьминогообразный товарищ и с хрустом лопал что-то похожее на силикатные кирпичи.

От неизбежного тупака спасло только появление двух самочек. Одна из оных была своекошкой Фато, и как нетрудно догадаться, фелинкой. У ея была исключительно пушистая серая шёрстка с разводами и хвост нулевого сорта, махавший из-под яркой синей робы. Вторая тоже изрядно смахивала на кошку, но гладкая шкура имела насыщеный коричневый цвет, хвост был небольшой, а главное нижние лапки заканчивались копытцами, потому как хелинка. Над этим каламбуром немало усмехались - фелинка и хелинка, и смотри не перепутай. Крец довольно приквохтнул, потому как с хелинкой Хишли уже был хорошо знаком. Он сам подумывал что ему повезло, что его так цокнуть коллегой оказалась такая миловидная самочка, а не какое-нибудь белковое, не вслух будет цокнуто, образование. Причём она была отнюдь не только приятна на вид, но и вообще являлась существом повышенной вспушённости, так что даже дикий грызь Крец не упускал возможности поболтать с ней.

- Ага, опять жрём-с? - усмехнулась кошка, подсаживаясь за столик.

- Выса, не пищи, - ответствовал Фато, - А то сейчас натравлю грызуна на твой мозг...

Впрочем и без натравливания ей пришлось выслушать про пространство, отчего кошка хохотала минут пять. Впрочем она тут же вспомнила, чем можно ответить:

- Тогда слушайте вот что. По нашей теме, то бишь по биологической...

- Спасибо кэп. А по другим темам там ничего и нету, - фыркнул Фато.

- Не умничай. Так вот главное что есть на Чрунхии - это ассоциативные организмы, вы знаете что это?

- По отдельности знаем, а вместе нет.

- Это одноклеточные, которые собираются в кучу и таким образом образуют многоклеточный организм.

- Что, серьёзно? - удивилась Хишли.

- Да не, шучу, - фыркнула Выса, - Конечно серьёзно. Этого ещё вообще никто не видал! Это же настоящая урановая жила для исследований!

- Снимите с неё зелёную, гыгы...

- Погоди, - цокнул Крец, - Как я видел, на Чрунхии довольно обычная биосфера. Ну вплане там ящеры, зверьки всякие, они же многоклеточные?

- Они да. А Фигня - нет.

- Так и называется - Фигня?

- Угу.

- Мда, чувствую что вам будет чем заняться, - сказала Хишли, - Ну и нам до кучи.

- Нам и так эт-самое, - напомнил грызь.

Под эт-самым он подразумевал непосредственную работу, каковая заключалась вроде как в обеспечении безопасности всей возни от внешних угроз. Короче цокая, Крец и Хишли были пилотами, и в их распоряжении находились несколько боевых аппаратов. Загруженные на корабль, они должны были пополнить силы обороны на Чрунхии.

- Подумаешь эт-самое, - мотнула ухом хелинка, - Как гоняли симуль, так и будем. Только выходной канал подключим, вот и вся разница.

- Угу. А четыреста тонн оборудования ты как разгрузишь, через канал?

- Ъ!...

Крец ухмыльнулся, потому как Хишли постоянно напоминала ему белку. Внешне совсем непохоже, но при более пристальном расслушивании сразу ясно, что общего куда больше чем кажется. Например она сказала про Фигню аккурат то, что грызь подумал.

- Слушай Кре, - сказала хелинка, - Ты вроде цокал что менял эти штуки частотные, в компе?

- Угу, - сознался Кре.

- Покажешь, как они эт-самое? А то я тоже переставляла, и не пойму, может от них глючит.

- Легко, - цокнул грызь.

- Что легко, глючит или покажешь?

- И то и другое.

Прикончив "традиционку", как погоняли стандартный космофлотский быстросуп, Крец и Хишли действительно отправлись в каюту грызя. Так уж случалось, что комп был главным рабочим инструментом даже у сантехников, не говоря уже о пЫлотах; по этой причине их, компы, держали в хорошем состоянии и если уж что не так - набрасывались и трепали, пока не становилось так.

Покрытые серыми металлическими панелями корридоры корабля напоминали холодильник, да и свет тут был похожий, так что у Креца часто возникало ощущение что за углом лежит штабель мороженных овощей, например. Правда в обществе хелинки он предпочитал не искать несуществующие овощи, а поглядывать на неё. По крайней мере на корабле он всегда видел Хишли в чёрной юбке и майке - судя по эмблемам, хелинка вырезала их из обычной космофлотской спецовки. Также следовало заметить, что у неё как и у большинства хелинов, была обширная пушная грива, тоже чёрного цвета, как и хвост.

Каюты на корабле по большей части были "сортирного" типа, то есть приближались по размеру к. Хотя в дверях были замки, никто не утруждался их закрывать. Любой счёл бы большой удачей факт кражи чего-либо, потому как унести это что-либо с корабля не имелось никакой возможности, а поискать интересно. Правда именно крецовскую каюту нельзя было открыть без отвёртки, потому как вывалилась ручка. Достав инструмент, грызь хряпнул замком и проник в своё временное пристанище. В помещении имелись нары, шкаф, тумбочка и примерно пять кубометров воздуха. Именно на тумбочке зижделся комп, в небольшом истёртом от времени деревянном чемодане. Удобство состояло в том, что усевшись на нары, где сейчас также лежал моховой матрас, было немудрено дотянуться лапой до любой точки каюты.

- Так, присаживайся, - цокнул Крец, поворачивая чемодан, - Сейчас услышишь лично.

- Вии, мягенько! - заметила Хишли, - Но не шуршит, как сено. Мы обычно сеном набиваем, а это что?

- Это мохъ, - ответил грызь, откручивая крышку, - Вот, слушай сюда...

Хелинка слушала внимательно, так что быстро поняла, в чём соль.

- Вот кактусный уксус, а я туплю! - фыркнула она, - Спасибо, пушня!

При этом она сгребла грызя в охапку и потёрлась носом о пушистую щёку, так что Крец не мог не заурчать. А уж чувствуя под лапами тёплую мягкую тушку и шёлковую шкуру самочки, он мог цокнуть только

- Хиш, можно я тебя потискаю?

Хиш сначала казалось удивилась, но потом хихикнула и вытянув лапку, окончательно закрыла дверь...

Через некоторое время они валялись на нарах, лузгали семечки, засыпая ими пол, и пялились на то как растёт салат в корпусе от аккумулятора. Причём Крецу под уши лез совершенно дурацкий вопрос: если белку можно назвать пушней, потому как пушня, то как назвать хелинку? Помимо гривы, она таки была не пушная, а сильно гладкошёрстная.

- Что Кре, - сказала Хишли, поглаживая пушное беличье ухо, - Соскучился по самочкам?

- Нуэээ... Пожалуй так цокнуть нельзя, - признался грызь, - Чтобы соскучиться, надо знать что это такое, нэ?

- Да ладно?? - округлила глаза хелинка, - Серьёзно?

- А у меня там до ближайшего грызьего жилья было килошагов двести, - хмыкнул Крец, - Хотя конечно не в этом дело. Ну так уж эт-самое. Но должен тебе цокнуть, что ты мне нравишься до невозможности.

- Мрр... - потёрлась об него ушами Хишли, - А ты мне очень нравишься, пушня. Давай теперь вместе?

- Я только за, а что вместе?

- Не что, а вообще.

- ^_^.

Немудрено, что Крец снова подумал о том, что отнюдь не зря собрался сделать такой крюк по галактике. Всмысле и так конечно было не зря, но эт-самое.

В конце концов даже самым длинным дорогам приходится заканчиваться, и оставив за хвостом тысячи световых лет, корабль в конечном счёте оказался где надо, в звёздной системе Чрунхия. Звезда здесь наблюдалась крупная, зеленоватого оттенка, и обитаемая планета находилась дальше от неё, чем это обычно бывает у жёлтых звёзд. По крайней мере что можно было сказать определённо, так это то что зеленоватый свет весело поблёскивал на ледяных частицах и подсвечивал бока газовых и каменных планет, в изобилии летавших подальше от звезды. За роями льдышек как раз скрывалась и станция, представлявшая из себя обычный "бублик", вращающийся вокруг оси; на длинную ось были нацепляны всякие блоки и пристыкованы корабли, придававшие сооружению беспорядочный видок. Размеры же станции были достаточны, чтобы без вопросов пристыковать "КВК" в транспортной модификации. Что кстати говоря и было сделано: посуда заняла место на стыковочном пирсе, так что теперь можно было переходить по отсекам в транспортную систему станции.

Как и всякейшее грызо, Крец и не думал бросаться к выходу - если все бросятся, будет столпотворение, а это нехрурно. Белкач позевал и испил чай так, словно ничего и не случилось, и неспеша собрав барахлишечко, пошёл за подругой. Собственно ему не особо хотелось в одно рыло попасть на незнакомую станцию, хотя это и не главное. Как он и предполагал, Хишли тоже была рада прибытию, но была совершенно спокойна и собиралась неспеша.

- Ты собираешься неспеша, - точно цокнул грызь, глядя через открытую дверь каюты.

- Точно цокнул, - улыбнулась Хишли, - А чего спешить-то?

- Ну, вроде как долгий полёт и всё такое.

- Вроде как мы уже на месте и оно от нас никуда не убежит.

Жжот, подумал грызь. Таки упаковавшись, они двинули на выход. Само собой что в нулевую очередь их ждал контроль, перегородивший дорогу ещё на корабле. Двое трёхглазых, в среднем по фактору "внимание" равные трём двухглазым, проверяли документы и сканировали пассажиров на предмет того, чтобы у них внутри не было чего лишнего. Поскольку у двоих с этим было всё в порядке, они быстро получили доступ на станцию.

Пройдя через стыковочный шлюз, они слегка припушнели, так как попали в странное помещение, напоминавшее скорее всего станцию метро своими каменными колоннами, огромными светильниками и гранитными плитами по полу. Впринципе тут не было ничего странного, если увидеть такое на планете, но тут уж никак не ожидаешь. Крец и Хишли сделали тоже самое, что и многие до и после них - протёрли глаза. Убедившись что у них не глюки, двое перешли просторный зал, при этом хелинка звонко цокала копытцами по камню. Как и все новоприбывшие, они набросились на бюро - просто у стены стоял стол, и за ним сидело. На это раз сидело нечто довольно странное, напоминавшее то ли ящера, то ли антропа, частично покрытое роговыми щитками сине-чёрного цвета. Как припомнили, такая штука называется лырд, и где-то относительно неподалёку их планета, вот и притащило. Видок у лырдов надо заметить был довольно пугающий, учитывая гриву эпилептически яркого рыже-красного цвета, роговые выросты на голове и совершенно немигающие огромные глаза, похожие на поворотники автомобиля. Само собой это было только при первом взгляде, потом к этому, как и ко всему прочему, можно привыкнуть. Тем более если чудовище знает своё дело: не прошло и минуты, как лырд написал на бумажке, куда им следует пройти.

Прошли. Станция оказалась куда более пустынной, чем это виделось от доков - стоило проехать несколько уровней на транспортёрах трамвайного типа, и в корридорах никогошеньки не было видно, только изредка пролетали мелкие птички. Это было понятно, потому как подобное место не располагает к расслабухе и праздному околачиванию - растрепать работу и сваливать. Это подтверждал вид нескольких чуществ, которые прямо-таки с остервенением долбили перегородку перфораторами. Как написал на бумажке лырд, на таком-то уровне имелись свободные жилблоки, а в другом месте - штаб, не вслух будет цокнуто, обороны системы. Двое решили таки расположить хвосты, а уж потом подвергать насилию мозги.

- Тихо тут как, - прошептала Хишли, поводя ушами.

- Пухня, это нетрудно исправить. Вот когда громко - это надолго. Смотри, набираешь воздуху в лёгкие, и...

- Поняла, поняла! - засмеялась та, - Не надо.

Крец прислушался к эху, раздававшемуся от их шагов, и счёл что и правда очень тихо. Впрочем, это натурально было в пух. Жилблоки тут оказались довольно просторными, аж шесть шагов в длину, что после каюты казалось огромным ангаром; кроме того, тут имелися и отдельный санузел, и кухня, а не общаковые, как на судне. В торце помещения, поделённого перегородкой на две комнаты, наблюдалось даже окно!! Немудрено что через три секунды Крец и Хишли уже вовсю пырились в него. Видно было много чего, но в целом - террасу перед прозрачной перегородкой станции, за которой был уже вакуум. На полосе шириной в пол-килошага раскинулись кусочки леса, полянки, блестели пруды и речки - сухо цокая, это был планетоид. А не сухо, так кое-кому тут же захотелось туда забраться...

- Не-не-не! - потянула грызя за хвост хелинка, - Если тебя туда пустить, потом месяц не найдёшь.

- Да я так, эт-самое, - подробно пояснил Крец, с трудом отрывая взгляд от окна.

Помимо этого, в жилблоке стоило увидеть древнейшую аллюминиевую посуду, каковую судя по её виду изготовили задолго до первых космических полётов, а также карту Чрунхия, прикреплённую булавками на стенку. Впрочем для двоих эта карта была чисто полюбопытствовать, так как их действия подразумевались не по планете, а гораздо дальше. Оглядев таким образом, где им предстоит находиться, сквир и хелинка вспомнили о главной теме и отправились искать контору оборонщиков. Как и предупреждал лырд, она находилась на 3м кольце, том самом что пролегало по террасе; ввиду этого они получили возможость пройтись среди деревьев и кустов, а не по корридору, что вызвало изрядный подъём хохолков, причём в прямом смысле - как у грызя, так и у Хишли хохолок поднимался вполне заметно.

- Интересно, а как тут с грибами? - цокнул Крец, принюхиваясь.

- Выплюнь из головы! - фыркнула Хишли.

- Напуха? Ты что думаешь, я не могу себя контролировать? - хмыкнул грызь.

- Пожалуй если ты на своей должности, то можешь, - подумав, хихикнула она.

- Вот. Поэтому после того как я узнаю всё что надо, я ещё спрошу то что хочется. То бишь про грибы.

- О кактусовый уксус, - закатила глаза хелинка.

- Кстати, почему именно кактусовый и именно уксус?

- А почему именно суслики и именно щенки?

- Вопросов больше не имею...

Проржавшись, они подправили потерянный было курс и скоро вошли в трёхэтажное здание среди зелени, напоминавшее точно обычную контору - всё та же непередаваемого серо-буро-малинового цвета краска на стенах, линолеум ( да, его трудно достать, но традиция! ) и фанерные двери. На входе правда стоял гусеничный робот с пулемётами, которому пришлось предъявить. В результате предъявления из недр конторы появился райнтарец в форменной спецовке и трениках; единственное что он себе позволил, так это тапочки.

- Четыре жизни! - хором гаркнули двое.

- Прибыли в ваше распоряжение, товарищ кошковолк! - чётко отрапортовал Крец.

Трёхглазый, естественно, заржал над "кошковолком".

- Командующий нулевой эскадрой Ышкин, - представился он.

- Истребитель шестого уровня Хишли Реззидак, - цокнула копытцами хелинка.

- Истребитель шестого уровня Крец Ващеникакоев, - кивнул ушами грызь.

- Рад видеть, - кивнул райнтарец, - И в частности вас. Пойдёмте пройдёмся, заодно скажу слова.

Трое сошли с крыльца конторы и неспеша направились по бетонной дорожке, на которую с газона лезла буйная зелень кустов и травы. Из всех троих трёхглазый был самым низким, но зато торчащие вверх уши наоборот, колосились выше всех - у райнтарцев ну очень длинные ухи, как ни крути.

- А вот это всё, - показала вокруг Хишли, - Просто так?

- Частично да, но тут проводят биологические эксперименты, - пояснил Ышкин, и увидев округление глаз, добавил, - Ну там контрольная грядка редиски, то да сё. А вообще сразу же должен сообщить вам эээ... не, зайдём с другого бока, вам уточняли, что здесь за работа?

- Детально - нет, - припомнил Крец.

- Это хорошо. Просто с эт-самым тут довольно напряжённо.

- С чем эт-самым и почему напряжённо?

- С обороной всего хозяйства. Напряжённо, потому что, - райнтарец ещё подумал, - Да, всё следующее что я скажу, ни в разе нельзя разглашать. Это понятно?

- Что, и на станции? - фыркнула Хишли.

- Да нигде. Думаю вы поймёте, почему.

- Тогда понятно.

- Хорошо. Напряг стало быть состоит в том, что у нас очень эфемерное положение. Откровенно сказать просто никаковское, - рыкнул Ышкин, - Начну с сенсоров. Есть одна станция EWG, которая работает неплохо, но пока. Всмысле если что с ней случиться - дальше системы мы нишиша не увидим. По системе расставлены зонды, но они полное гуано. Постоянно приходится ремонтировать. Из средств поражения - истребители в количестве восемь штук, четыре из которых прилетели вместе с вами.

На этом Ышкин умолк, и двое сообразили, что он закончил.

- По штату должно быть минимум четыре КВК, - цокнул Крец.

- Большое спасибо кэп! - фыркнул трёхглазый, - Сам знаю. Дело в том что в штабе сектора произошло явное жабоудушение с силой превышающей допустимую. Они сказали, что и так всё вокруг прослеживается на целую галактику, так что ничего хуже чем алкоголик на межзвёздном грузовике, нам не грозит. А следовательно и урезали ресурсы примерно в, как это говорится, стопицот рас.

- Так это вандализм, - цокнул грызь.

- Ещё какой. Только вот доказать обратное не удаётся уже много лет, потому что натурально всё что было - это алкоголик на межзвёздном грузовике.

- Гм, - почесала за ухом Хишли, - Так может быть они там правы?

- Естественно в своём духе они правы, - кивнул Ышкин, - Но это не отменяет моей паники по поводу того, что нам нечем защищать вверенную систему. Здесь между прочим работает до восьми тысяч чуществ, не говоря уже о планете.

- Да ладно, кавэ! - фыркнул Крец, - У вас уже четыре штуки что за машинки?

- И-99 сквирского выпуска.

- Ну вот, плюс ещё четыре. С любыми мыслимыми хулиганами точно справимся! Кстати, а пЫлотов у нас сколько?

- С вами - пятеро, - сказал Ышкин, - Ну матчасть то того?

- Вполне того, лично проверял.

- И то хлеб. Как устроитесь, немедленно прошу в ангар. Будем трясти.

- А кстати где у нас ангар?...

Устраиваться особо было нечего: для этого только следовало узнать, где столовка. Столовка была на семь уровней выше, но туда при желании можно было вообще не ходить - у подъёмника имелся терминал пневмопровода, по которому робот быстро высылал заказанный корм в бумажном пакете. Этот аттракцион тут был к месту, чтобы лишний раз не отвлекать тех, кого не стоит отвлекать.

- Вспушнеть! - цокнул Крец, хрумая пирожок, - И правда с черникой!

- Эмм... - Хишли всё прокручивала список на экране.

- Что, не можешь найти кактусовый уксус?

Уксуса там и правда не было, зато было много чего другого получше. Чихвостя по дороге корм, двое пошли снова к транспортёру и сделали как и советовал Ышкин: зажав кнопку "стоп", нажали на "2". Только от такой комбинации транспортёр ездил к ангару - чтобы случайно меньше забегали, ибо непуха. Сразу за дверями входящих ждала стандартная табличка: "Если ты не знаешь куда попал - разворачивайся и уходи!". Грызь и хелинка знали, так что разворачиваться не стали, а таки прошли дальше, через сканирующий шлюз.

- Прям можно подумать, - фыркнула Хишли.

- Осторожность не бывает лишней! - уверенно цокнул грызь.

- Постойте, - пробубунил робот из стены, - Сдайте кровь на анализ.

- Не бывает? - засмеялась хелинка.

- Бывает, но редко, - согласился Крец.

Ангар имел аж два шлюза для выпуска аппаратов, и был довольно просторный; помимо трёх штук истребителей И-99 здесь зижделись два ФВ-18, небольших аппаратишки для перетаскивания всякого навесного снаряжения. Причём как нетрудно было заметить, присутствовавшие сотрудники как раз применяли ремкомплект на один из истребителей, распотрошив его агрегаты. А в кустарных условиях, каковые были наморду, этот процесс быстрым не бывает. Тоесть бывает, но фигня получается. Ышкина на месте не наблюдалось, зато имелись трое в составе одного ка-вэ и двух лиситов, самца и самки. Как это обычно и бывает, трёхглазый орудовал ключами, а остальные давали ценные указания. Впрочем они тут же бросили это дело и накинулись на мозги новоприбывших, компенсировав это чаем. Ка-вэ погоняли Ыбером, а рыжих Шруш и Мриса... хотя чаще всего здесь можно было услышать "эй, чувак(иха)!".

- А четвёртый аэроплан сейчас скаутит соседнюю систему, да, - трындычала лиса, - Потому что там у нас тоже никаких локаторов нету. Кто-то говорит соразмерность, мы говорим - срач.

- Угу. А куда выбросили груз, который вместе с нами прилетел? - осведомился Крец, - Я видел корабль уже ушёл.

- На платформу и кинули, - пояснил ка-вэ, - Вот да, там возни ещё ого-го, пока всё разобрать да сюда затащить.

- В общем мы и хотели этим заняться, - сказала Хишли, оглядывая ангар, - А что, уютненько тут у вас.

- Нее, это ты не видала сдешний водопровод! - тявкнул рыжий, - Вот там здорово.

- Ещё увидите, - усмехнулся Ыбер, - А так и правда надо приступать к возне, нэ? Сейчас скажу вот ещё слова про.

Соразмерно словам, сказанным про, Крец и Хишли в нулевую очередь влезли в скафы. Эти, как и обычные рабочие, были довольно бесформенны и раздуваясь в вакууме, выглядели как гусак знает что. Убедившись что всё герметично, двое зашли в шлюз, закрыли внутренние ворота и скачав воздух, открыли внешние. Сразу за прямоугольным проёмом открывалась вращающаяся звёздная бездна, которая наверняка заставила бы затормозить любого, кто видел впервые. Но тут таковых не имелось, поэтому кивнув Вселенной ушами, грызь включил фонарь на шлеме и высунулся за срез ворот - как и говорено, вот они мостки.

- Хиш, давай сюда, - цокнул он по ближней связи, - Видишь?

- Вижу, но никак не могу сообразить, - хихикнула она.

В ангаре их прижимала к полу центробежная сила, которая с удалением от оси станции снижалась до нуля. Поэтому мостки оказывались "вверх тормашками" и ходить по ним предстояло какбы как по потолку. Сориентировавшись, хелинка заняла место рядом с грызем и они пошлёндали к платформе. Нагромождения металла тянулись в четыре стороны, насколько хватало света от фонарей, а в другой полусфере по прежнему мерцали звёзды.

- Так, погоди-ка! - фыркнул Крец, - Восемьсот метров, ну к курицам.

Он вынул лапы из рукавов, достал из внутреннего кармана скафа коммуникатор и когтем стал тыкать в экран; через десять секунд спереди появился свет, и по проложеным вдоль корпуса рельсам подкатился транспортёр - тележка с закреплённой на неё ящиком - сеткой. Залезши туда, космонавты одолели растояние до платформы побыстрее, чем на своих двоих.

- Ооо... - изрекла хелинка, увидев платформу во всей красе.

- Ага. Тот самый, из кактусов.

Было от чего скактуситься - фонари на мачтах выхватывали из темноты огромную площадь, уставленную самыми разнородными предметами - от отдельных вёдер до штабелей высотой с пятиэтажный дом. Немудрено что Крецу пришлось делать отзвон дежурному по складу и выяснять, где нужное барахло. Причём, поскольку поток грузов на станции был не запредельно велик, сдешние ребята не заморачивались на всякие вещи типа складских номеров, а следовательно ответ мог быть только типа "где-то там, возле второго стыкузла". Рассудив что это лучше чем ничего, грызь и хелинка прошли по платформе в указанное место и довольно быстро обнаружили основное, а именно И-99, запертые в транспортные ящики.

- Вот тупь, - заметила Хишли, - Перегружать то, что летает со сверхсветовой скоростью.

- Да, каламбур, - согласился грызь, - Но проще расконсервировать их в ангаре, а не здесь, потому и. Но это фигня, потерять истребитель довольно сложно, а вот остальные 25 позиций - это урлюлю.

- Ремкомплекты для плазмогенератора, - прочитала на экране коммуникатора она, - У тебя есть нюх на ремкомплекты?

- Начхать.Натурально платформа не такая уж большая, найдём... рано или поздно.

Пока же он снова начал трясти кладовщика по поводу того, чтобы тот задействовал подъёмник. На что тот ожидаемо ответил, что занят другой ерундовиной и в ближайшие часы освобождаться не намерен. В итоге в распоряжение Креца поступил другой подъёмный механизм, но управлять им предстояло лично: это была длиннющая складная стрела, покрывающая вылетом всю платформу. Забравшись на контейнер, грызь видел, куда она двигается, и направлял её кнопками на коммуникаторе. Однако это тебе не в тетрис сыграть - снизу видно одно, а на самом деле другое, так что для подведения стрелы к контейнеру потребовалось немало времени и координация от Хишли, которая смотрела с другой стороны. При этом вовсю мешало космическое освещение - без воздуха любая тень становилась почти непроницаемо чёрной, и чтобы увидеть что там, туда приходилось направлять фонарь.

Наконец прицепив ящик с аппаратом, Крец переместил его на транспортёр - тот самый, на котором доехали от ангара. Тут предстояло привязать тупо тросами, ибо как иначе. Кое-как притянув груз к тележке, потихоньку запустили транспортёр и так неспеша добрались до шлюза. Тут пришлось снова отвязывать тросы, что в общем требовало изрядных лапных усилий, а также соображать, как затащить внутрь. В конце концов грызь нашёл отверстия в стене, за которые зацепил крюк, и пропустив трос через несколько петель, вдвоём с Хишли затянул груз в шлюз. Массивный ящик, плывя в невесомости, ударился в стенку и ещё попрыгал туда-сюда на привязи, пока не угомонился.

- Должна тебе заметить что это полное Ы, - хмыкнула Хишли, хрумая заготовленный бутерброд, - Думаю что покрутимся мы тут с тобой, как белки в колесе.

- Небезосновательно, - согласился Крец, тоже жуя корм, - Но это уж лучше чем ничего.

Ввалив в ангар первый контейнер с аппаратом, они уселись прямо в скафах перекусить - внутренние карманы позволяли насувать туда хоть кастрюлю с борщом, не то что бутеры. Пока двое хомячили, нарисовался Ышкин, который также полез в скаф заниматься тем же самым - искать положеный груз и тащить его в ангар. После второго контейнера Крец и Хишли поняли, что у них начинают болеть лапы. Как само по себе так ничего - поболит да пройдёт, но при этом конечности просто отказывались двигаться как следует.

- Ыш, мы больше не можем, - признался грызь, - Что делать?

- Можно отдохнуть, - резонно ответил ка-вэ, - А можно на колёсах.

Под колёсами он подразумевал спецсредства для увеличения работоспособности, каковые впринципе всегда имелись в кармане любого, кто причастен к оборонному хозяйству.

- Да стоит ли? - задумался Крец.

- Давайте так, сейчас на догоне всё раскидаем, а потом перекур на пару суток, сойдёт?

- Поздно, я уже занюхала! - бодро отозвалась хелинка.

Грызь пожал плечами и последовал её примеру, так что про усталость забыл тут же. Ввиду полученного только что опыта, следующие контейнеры пошли быстрее, а после них и отдельные ящики и транспортные паллеты со всяким техническим барахлом. Ангар уже не выглядел таким полупустым, как прежде. Теперь он определённо выглядел полуполным. Аккуратно разложив последние ящики и сверившись с документами, Крец и Хишли таки вылезли из скафов и с ужасом увидели, что колымили двадцать пять часов. При этом какая-то странность состояния чувствовалась, но ничего не напоминало об усталости. По инструкции к "колёсам", дрыхнуть после них следовало столько же, сколько и без них - что собственно они и сделали с немалым удовольствием.

Грызь очнулся первым, так что сумел притащить в жилблок корма, каковой употребили по назначению, сидючи возле открытого окна. С лесополосы доносились запахи листвы и хвои, а мимо окна то и дело пролетали жирные летающие рыбы, похожие на игольчатые шарики с плавниками.

- Колёса разные нужны, колёса разные важны, - продекламировала Хишли, - И мы с тобой сказать должны - спасибо вам, колёса...

- Эээ, не, - заржал Крец, - Если тебя тянет говорить спасибо таблеткам, значит это были не те колёса.

- Ну, это метафорически и философично, - потянулась хелинка, - Слушай, у нас в жилблоке нет фикусов!

- Грызаный случай, - огляделся грызь, - И правда нету.

- Так пошли сделаем чтоб были.

Не бросая на солнечный ветер, пошли да и сделали. Для этого пришлось нанести визит к помойке в планетоидной полосе, где немудрено разжиться всякой тарой типа пластиковых бутылей, банок и тому подобного - по традиции всякое, что могло кому-то понадобиться, кидали не в контейнер, а клали рядом, так рыться в тухлятине не приходилось. У толстобокого чущества навроде хомяка, рассыпавшего грунт по газону, был выцыганен пакет почвы, а из зарослей надёрганы усы растений, там явно избыточные. Не прошло и пары часов, как в жилблоке таки стали "фикусы".

Перетаскивая всю эту ерунду, Крец в одном из корридоров увидел нечто знакомое, а именно пухелей. Это были крупные зверьки из сквирячьего родного мира, которые теперь, посредством технических средств, могли разговаривать и работать хватательными лапами. Следует заметить что пухель выглядел так, что в голову не придёт назвать его по другому - этакое округлое, похожее на овцу очень пушное грызо, с небольшим круглым хвостом. Покачиваясь на коротких лапках и цокая когтями по полу, пухели бухтели:

- А йа те говорю, пухня получится. Надо через эт-самое.

- Через эт-самое это урлюлю, только вот какбы.

Поправив мозг после попадания в уши таких фраз, Крец разминулся со зверьками, втихоря думая о том, что они не в меру круглые и жирные. Впрочем он и не думал сомневаться в том, что пухели не зря грызут свои орехи, иначе вряд ли оказались бы на этой станции. Пуха ли, сразу после прибытия попасть в такой аврал, граничащий с чрезвычайной ситуацией, причём безо всякой чрезвычайной ситуации, а просто потому что тут так всегда! Грызь в некотором роде даже забеспокоился о Хишли, потому как вероятнее всего у неё запас по здоровью поменьше, чем у него. Да и вообще, "колёса" не так безобидны как кажутся... Но, как и во всяком другом случае, он решил не мутить воду раньше времени.

Несмотря на этот самый аврал, двоехвостие после привнесения в жилблок растений снова вернулось в ангар, потому как не терпелось проверить лично, в каком состоянии машинки и привести их в годность. Как они резонно оценили, после этого работы всё-таки должно поубавиться, так что всякие необязательные мероприятия можно отложить. Обязательно же было поставить истребители на дежурство.

- Слушай, ну ладно минимум средств, - говорила Хишли, пока они ехали в кабине подъёмника, - А вот к примеру нарушителя они как задерживают, если надо без прострелов?

- Ыш говорил что есть несколько спаскорветов, - пояснил Крец, - Штуки три, кажется. Но они в подчинении исследовательской части. Когда сильно надо, дают покататься.

- А то не тебе объяснять, что на 99м такие маневры из лап вон плохо получаются.

- Это да. Просто тут всего было их, нарушителей, кажется трое за всё время, - цокнул грызь.

- Вот же занесло планету к гусаку на куличи.

- И это тоже да. Её и не обнаружили в течении очень долгого времени, потому как считалось что вероятность наличия в этом районе жизни приближается к нулю.

- Да, помню, - кивнула Хишли.

- Ни разу в этом не сомневался, - ласково цокнул Крец, приобнимая её.

- В чём, в вероятности?? - удивилась та.

- Нет, в том что ты знаешь многое о том, зачем мы здесь.

- Оу. Но не расслабляйся, потому как наверняка я не знаю много того, что следовало бы.

По крайней мере оба они на пятёрочку знали, что делать с аппаратом для приведения в годность из консервации. Всего несколько отвёрнутых гаек, и И-99 соскочил с креплений транспортной рамы, встав колёсами на пол. Крец и Хишли обошли вокруг машины, пырясь на обтекаемый серо-зелёный корпус - помимо того что это покрытие весело блестело, оно также могло использоваться как хамелеонный камуфляж, и что ещё более полезно - невооружённым глазом были видны мельчайшие дефекты. Таковых пока не наблюдалось, что радовало.

После этого пЫлоты полезли во внутренности аппарата, раскрыв все крышки - а крышек там имелось передостаточно, не то что например на ФаГГе. В отличие от многих истребителей, в кабину И99 залезали не через фонарь, а через боковую дверь. Сама же машина напоминала натурально акулу, с заострёнными плавниками и длинным хвостом. Размер этого чудовища едва превышал размер боевого вертолёта, чем в частности оно и жгло. И99 был двухместным - спереди-слева под прозрачным обтекателем находилось место пилота, а вторая единица могла забраться в круглую туррель, торчавшую позади. Столь беспардонный анахронизм был оправдан тем, что на многих режимах полёта автоматика сбивалась и не могла быстро понять, что происходит - тогда-то и вступало в действие старое злое "увидел глазами, навёл прицел и нажал гашетку". Гашетки позволяли палить из двух пулемётов в верхней туррели, основной носовой пушки, а также задействовать вторую туррель под брюхом. Все эти механизмы Крец и Хишли ослушивали, практически носом водя по металлу. Были убраны заглушки и кое-где воткнуты разъёмы проводки, после чего основной работой занялся комп, прозванивая все цепи. Испив чаю в связи с надписью "осталось: 1 час 45 минут", грызь и хелинка взяли за уши попавшегося лисита.

- Ну, как что? Обычно так вот и, - подробно объяснил он, - Ыш гоняет проверять соседние шесть систем, на случай если там вдруг случится самообразование розовых слонов, кпримеру. Из полезного - постоянно патрулируем орбиту, пересекающую орбиту планеты, на предмет камней.

- И много их? - осведомилась Хишли.

- Теперь мало, - резонно ответил Шруш, - Все какие хоть как-то подходили, уже расстреляли.

- А что тут было вплане как это цокнуть, нарушений режима? - вопросил Крец.

- На этот счёт в Полосе даже мемориальную доску поставили, - хихикнул лисит, - Гранитную. Было три раза. Первый...

- Нулевой, - поправил грызь.

- Ну да. Нулевой был когда случилась аварийная ситуация на корабле лырдов. Собирались приземлиться, ну естественно им это уже было незачем, раз станция есть. Второй раз припёрлась компания каких-то укурков на фрегате, ну тоже быстро слиняли. Ну и третий это натурально укуренная жаба на А-22, которая думала что летит на Выштис. Этому двигатели пришлось простреливать, потому как он орал "отстаньте демоны" и пёр на планету...

- Весело, - согласилась хелинка, - Но это ещё до тебя было?

- До. Тут только Ыш тот, при котором, а всем остальным до.

Ну и ладно, подумали все, и вернулись к возне, потому как предстояло проделать все операции ещё на трёх машинах, а также выбросить за борт транспортные рамы, чтоб не мешались.

Примерно в это время к непосредственной возне также приступили Фато и Выса, каковые трясли в исследовательской части. Как говаривал заведующей сей структурой, выжать из планеты все соки - это подло, но ещё подлее сделать это так, чтобы сама планета ничего не заметила. Преимуществом метода он также называл то, что так соки можно выжимать до бесконечности; поборника Подлости часто ругали за столь примитивный подход, но поскольку это помогало делу, то так всё и происходило.

Чтоже до фелинов, то они посвятили немало времени проверке зонда типа "ХО", каковой являлся одним из основных инструментов для этих самых исследований. Сие устройство было умышленно сделано для подобных задач, каковые формулировались так: пыриться, хапать, не находиться. Короче говоря зонд отвечал самым жёстким требованиям маскировки; по военным меркам он вовсе не был невидимым и любой активный локатор его отсекал, но здесь требовалось не это. Зонд был совершенно невидим в оптическом спектре, не издавал никаких звуков, не распространял запахи или воздушные волны; связь осуществлялась только вверх по узкому каналу, так что даже радиоволн он вокруг не посылал. Кроме того, для полной невозможности чрезвычайных ситуаций на зонде не имелось источника энергии, каковая поступала сверху по лучу. В деактивированном состоянии это был аппарат диаметром пол-метра, формы невысокого конуса, повёрнутого острием к планете. В активном состоянии, ясное дело, он не выглядел никак. Эта игрушка спускалась с фрегата, висящего на орбите, для того чтобы заглядывать под облака, листву деревьев и так далее, а также для взятия образцов - активную локацию также не использовали, дабы не нарушать естественного хода вещей.

В качестве образцов чаще всего выступали различные микроорганизмы, а также не микро, если они уже прекратили жить по каким-либо причинам. Просто так не отлавливали даже птичек, которых имелись многомиллиардные стаи. Эти стаи мелких пернатых серо-зелёной окраски были видны с орбиты невооружённым ухом, как облака перемещаясь по лесостепной зоне планеты! По подсчётам, суммарный вес стаи "воробышков" достигал многих миллионов тонн.

Несмотря на суперстаи птиц, псевдо-многоклеточную Фигню и многие другие приколы эндемичного типа, практически любой кто слушал, мог обнаружить на Чрунхии знакомые вещи, такие как ёлкоподобные деревья, например. Что уж говорить о горных цепях, реках и островках, которые хоть и стандартны для всей Вселенной, но каждый раз чем-то отличаются, так что можно долго пыриться. Что кстати многие и делали.

Те же кто уже, управляли зондами. "ХО" базировались на фрегатах, умышленно уделанных для полной маскировки - опять же, если светить локатором, то ничего маскировочного, но на планете не было локаторов. Ввиду этого ни один глаз с поверхности, будь он хоть размером с телескоп, ни разу не мог заподозрить, что на орбите тусуется корабль в сотню метров размаха. На покрытые оптикомаскирующей краской фермы, далеко торчащие за пределы корабля, были прикручены как раз телескопчики, постоянно глазеющие на поверхность с разными целями. Лишь после того как всё просматривалось достоверно, отстыковывали зонд, и он по лучу спускался к поверхности.

Что до глаз, которые могли бы увидеть лишнее, то по достаточно достоверным данным, на планете пока не имелось разумных существ в том смысле, в котором обычно применяют эти слова. Однако там определённо имелись крупные животные с развитым мозгом ( и даже двумя мозгами! ) и сложным поведением, служившие объектами пристального внимания. Впрочем, пока что самое не лезущее в ворота относилось к Фигне, да и то мало у кого могло вызвать сильное удивление, ибо похоже это было либо на жижу, либо в крайнем случае - на улиток весом до килограмма. Хотя прийти в шок от такого было нельзя, можно было получить действительно ценные научные результаты, так что Выса в своё время была права насчёт "урановой жилы".

Насчёт вместе, так это у Хишли и Креца получалось как ни крути, потому как им предстояло таскаться по пространству на И99. Само собой даже отъявленный параноик типа Ышкина не мог утверждать, что для патрулирования сдешних пустот требуется полная готовность по уставу - не мог, но утверждал. В итоге на все вылеты далее чем из одного ангара в другой истребители летали с полной выкладкой, и застать их врасплох никак бы не вышло. Что уж говорить, если перед элементарным облётом машины пришлось заряжать всё оружие по полной программе. Если туррельные пулемёты питались от ленты, сложеной в ящик, то набить боеукладку основного калибра было не так то просто.

- Грызаный случай, - бухтел Крец, - Вы хотя бы один раз из этой пушки стреляли? Всмысле снарядом, а не как обычно?

- Да какая разница, - фыркнул Ышкин, - Положено!

- Не-не-не, на положено хвост положено, - отмахнулся грызь, - Ни в разе! Забыл, чтоли? Так что ухитрись пояснить, напушища.

- Ну допустим так, поскольку облёт не горит - можем себе позволить зарядить оружие, так? А это гарантирует от крайне маловероятных, но не исключённых эксцессов...

- Экс чего? - осведомилась Хишли.

- Цессов. Если бы они были исключены, зачем весь этот балаган. Логично?

- Ммм... теперь да, всё чисто.

В итоге почти час на то, чтобы неспеша набить ленты, всё-таки громыхнули. Сделав сие, стали готовиться непосредственно к вылету, то есть сначала испили чай, а затем с помощью стандартного редактора от симулятора сварганили полётное задание с маршрутом.

- Значит так, - гуторил ка-вэ, покачивая ушами, - Обходим систему два раза со скоростью три "це". Проверка маневров - гравитационный возле Чрунхия-7-4, ускорение за пределами орбиты 14. Высушено?

- Угу.

- Далее, пробный отстрел оружия проводить по инструкции в точке 3 с направлением на Чрунхий-7. Сначала льдышками, потом штатными. Пулемёты отстреливать по курсу. Вы всё это делаете, мы с Ыбером вас прикрываем. Хиш!

- Прошу пардону, - прекратила ухахатываться та над "прикрытием".

- Ещё далее - проверка сенсоров. Проводится по штанге на оси станции - там разные флажки, вот будет их чётко слышно - значит всё в норме, - Ышкин пристально посмотрел на хелинку, которая таки совладала со смехом, - Вот в таком акцепте. В общем-то, поехали.

Тянуть было некуда, так что поехали. Пилоты вытащили из шкафов, что стояли у стены ангара, комбезы - на самом деле это были лёгкие скафы, но все их называли комбезами. В частности потому что они были похожи на комбезы, светло-болотного цвета. На самом деле цвет их мог хамелеонить, при надобности скрыться в кустах, но на деактивированном не заметно. К ним прилагались также лёгкие прозрачные шлемы, куда удобнее чем обычные кастрюли или пузыри на рабочих скафах - в таком снаряжении чувствовалась полная свобода движений, при том что обеспечивалась должная защита.

По обычному сценарию Крец занимал место переднего пилота, а Хишли влезала в прозрачный колпак верхней туррели; упаковавшись, они закрыли люки. При этом надо заметить что место пилота выглядело навроде как водительское в некоторых автобусах, потому как сидел он слева, а справа просто была аппаратура, закрытая крышкой. Перед носом же располагалось не так много всего - аналоговые приборы со стрелками были необильны, так как всё остальное передавалось при помощи электронной системы прямо на глаза. Как и во многих подобных машинах, несмотря на все автопилоты тут имелись металлические педали, рычаги для отдельных механизмов и лапка управления движением ( ЛУД ) с настоящими гашетками на ней. Пуха ли, тут и сектор газа имелся.

- Так, йа готовое, Хиш? - цокнул Крец, оглядывая приборы.

- Готова! - ответила она.

- Понял. Ангар?

- Ангар готов, - ответил Шруш.

- Тогда потихоньку. Прогрев. Напряжение. Зажигание.

- Про себя...

- цОк.

В окнах радиаторов, что торчали по бокам длинного хвоста машины, загорелся оранжевый огонь. Аппарат качнуло на стойках колёс, как от ветра. Грызь ощутил привычную вибрацию и зажал тормоза, чтобы не снесло раньше времени. Стрелки приборов и комп показывали, как силовая установка выходит на рабочий режим. Нормально так выходит, подумал Крец.

Убедившись что всё в норме, он тронул машину вперёд - прокатившись колёсами по полу, истребитель проехал через ангар в шлюзовую камеру, слегка притормозил там, а когда открылись внешние ворота - вышел в открытый космос, сухо цокая. Машина тут же поджала шасси и быстро удалилась от станции, так что визуально она вообще исчезла из виду. Перед глазами поворачивалась звёздная панорама, завораживая своим видом.

- Ближние сенсоры в норме, - сообщила Хишли, - Система опознавания в норме.

- Двигатель в норме, - дополнил Крец, - Норма, ты не лопнешь?

- Хорош, Кре! - захохотала хелинка.

Грызь вывел аппарат на траекторию рядом с машиной ка-вэ - таким образом, неспеша разгоняясь, они перешли на сверхсветовую скорость и нарезали круг возле звезды, всего за пару минут пролетев столько, сколько 8я планета пролетала за сто сорок пять лет. Свет солнца, видного из кабины, менялся то на странно красный, то на голубоватый, в зависмости от того, приближалось оно или удалялось. Белкач глазел на это с удовольствием, но и не забывал, зачем он тут. Добравшись до каменной обледенелой планеты - спутника газового гиганта, имевшей название 7-4, Крец приблизил истребитель к препядствию, а затем резко заложил вираж в сторону. Звёзды на мгновение слились в светящиеся линии.

- Ещё разок, пишу телеметрию, - сказала Хишли.

- Сколько угодно.

Крец выписал возле планеты ещё несколько кренделей, которые позволили бы понять, всё ли годно в аппарате настроено. Он также спустился к самой поверхности и пролетел на высоте в сотню метров, пользуясь отсутствием атмосферы.

- Ну как? - осведомился Ышкин.

- Отлично! - цокнул грызь, - Идём на разгон.

Разгон проверяли подальше, воизбежание. Втопив рычаг до упора, грызь чувствовал как трясётся машина, набирая громадную скорость - солнце за хвостом вообще резко уменьшилось и исчезло среди звёзд. Устроив истребителю ещё несколько перегрузок, он перешёл к оружию. Отстреливали обычно или по звезде, или по газовику - пущенные куда попало в пространство выстрелы могли через много лет попасть куда не надо. Нацелив курс в газовую планету, Крец перекинул крышку с гашетки и нажал её. Черноту космоса прорезал ослепительный свет от короткой очереди.

- Хорошо пошло. Так, ещё вот это. Хиш, как эт-самое?

- Как часы, Кре. Думаю что там где их собирали, всё в порядке, так что можно не волноваться.

- Ну и прекрасно.

Также он испробовал пушку главного калибра, отчего аппарат заметно дёрнуло - но, так оно и бывает всегда. Снаряд пропал не зря, а возвестил о том что пушка к стрельбе готова - тем более, снаряду этому грош цена. Если увидеть попадания пулек было нельзя, то вспышку от 45мм болванки, когда она врезалась в атмосферу газовой планеты, было видно неплохо.

Напоследок были проведены игрища с локаторами, а также проведена "посадка" в ангар, само собой. Сделать это было не так-то просто, потому как на месте истребитель разворачивался очень нехотя - вдобавок, ангар находился сбоку вращающейся станции. Однако как-никак тонны тренировок не прошли всуе, и загнать машину в ворота Крец смог без никаких проблем. Выпустив шасси, И99 прокатился по полу в зону искусственной силы тяжести, и занял место на стоянке. Ещё пару минут остывал корпус, раскалённый основательным образом.

- Обалдеть, всё работает! - удивилась Хишли, вылезая из машины, - Во дожили.

- Нутк а чё, если эт-самое, - пожал плечами Крец, - Их по семь раз пересобирают, напух. Куда оно денется, будет вспахивать как миленькое.

- Ну что, почин есть, - изрёк истину Ышкин, - Теперь ещё три штуки проверить таким же образом.

- О суслики щенки.

Как ни выкручивай, а приведение в годность матчасти - это довольно долго, что и было подтверждено. Развлекаться тут было не на чем, разве что слетать к соседним звёздам и пошарить там, но как компетентно заверяли лиситы, после первого раза надоедает. Тем более что кроме того, что там ничего нет, ничего и не узнаешь. Станция EWG, градар раннего предупреждения, болтавшаяся в пространстве чуть поотдаль от основной станции, по прежнему действовала нормально и любой мало-мальский объект фиксировала на огромном расстоянии, так что всякие внезапности просто отпадали. Поэтому первый аврал обещал быть последним, а после того как все машины были облётаны, возня вступила в весьма застойную фазу. Все пилоты конечно продолжали гонять симулятор, но это вообще по умолчанию.

Тороидальный отсек, проходивший вокруг всей станции и называемый сдешними просто Полосой, был отнюдь не весь занят растительностью. Всё же его уделыванием занимались практически в инициативном порядке и в свободное время, а не по плану, так что примерно одна треть пока не была занята ничем. Там только громоздились кучи стройматериалов, грунта и металла, лежали навалом всякие механизмы, а в остальном это был бетонно-песчаный пустырь. Именно по краю пустыря, где уже рассыпали грунт и потому росла не ахти какая, но трава, приноровились прогуливаться Хишли и Крец - тут было тихо, а через большие прозрачные панели на стенах и потолке можно увидеть звёзды. Грызь вспушался, хелинка тоже пыталась, но внешне результат не был так заметен, как на пуховой белке. Крец при этом частенько любовался на милую мордочку самочки, в окружении пушистых чёрных волос из гривы. У Хишли были ярко-зелёные глаза, с каким-то металлическим отблеском, как впрочем и у всех хелинов - в любом случае грызь находил это очень красивым. А Хишли не упускала случая взять в лапки и помять пушной сквирячий хвост, на что Крец замечал, что он не настолько чист, чтобы.

- Так каким же образом тебя занесло сюда? - осведомилась хелинка, когда двое неспеша прогуливались под лапу, - Ты на Мухлине в училище тёрся, так ведь?

- Угу. Несколько жаль что мы там не встретились, нэ?

- Возможно. А как тебя вообще угораздило-то?

- Ну, знаешь, как-то так вот пык и эт-самое, - подробно пояснил грызь, - Не знаю даже. Цокнуть так, меня на Зели мало что держало, а как лемминг внутри заворочался - так и. Вообще, идиот же, что ты спрашиваешь!... Хм. А...

- И он цокает, что я спрашиваю, - сказала ближайшей куче труб Хишли, показывая на грызя, - Уж не хотел ли ты зацокнуть, а как меня сюда занесло?

- Вообще-то да.

- Ну это довольно просто. Я в училище пошла не одна, а нас там большая компания была. Вроде как кучкой так и собирались. А потом как-то все в разные стороны разбежались, вот и всё. Подружища моя например ни в какую на Чрунхий лететь не захотела.

- А ты чего? - уточнил Крец.

- А я подумала, что кто-то в конце концов должен и сюда летать, - пожала плечами хелинка, - Хотя не сказать что мне это тяжело далось. Я так думаю, раз у нас есть возможность проследить, что с планетой, и избавить её от всякого гуано - так значит и должны это сделать. На мой взгляд, хорошее дело, ага?

- Да сто пухов! - искренне подтвердил грызь, и помолчав спросил осторожно, - А вообще ты как, вахту оттрясти и чего?

- В овраг такие вопросы, - усмехнулась та, - Вот когда будет надо думать, тогда и подумаю. А ты почему спрашиваешь?

- Потому что мне очень хорошо с тобой, - ласково цокнул Крец.

- Мм... не увидела никакой связи, ну да ладно, - хихикнула Хишли, - Мне с тобой тоже хорошо, пушня. А раз так, зачем ломать головы.

- Согласен! - кивнул ушами грызь.

На станции имелись и другие комплекты ушей, регулярно выслушивавших их речи. В нулевую очередь это были Фато и Выса, с которыми двое успели хорошо познакомиться во время полёта. Теперь они частенько собирали хвосты в столовку, перетереть о происходящем и не только. Правда фелинка тут же задала вопрос о том, сколько на станции истребителей, и фыркала по поводу того, что ей этого не сказали.

- Тебе эти сведения - как рыбе набор зонтов, - урезонивал Фато.

- Да, но ведь нездоровое недоверие! - не успокаивалась серая.

- Неа, - цокнул Крец, - Дело не в том что ты узнаешь, а в том что мы скажем, соль ясна?

- Ведь могли тупо соврать, - заметила Хишли, - Но не стали. Угу?

- Угу, - наконец сдалась Выса, - Кстати про рыб. Вы водопровод видели?

- Нет, не видели. Что за водопровод, уже который раз слышу? - прицокнул грызь.

- Так водопровод, - заржал Фато, - Всмысле, тут коллекторы очень большие, и совмещены с оранжереями. Ну и главное там поплавать можно.

- Орли?! - подняла хохолок Хишли, - А как туда попасть?

- Прицелилась и стреляй... шутка.

"Водопровод" занимал почти столько же места, сколько планетоидная полоса, и находился аккурат под её полом. Попасть туда можно было по разным маршрутам, но фелины на всякий случай показали, чтобы не заблудиться - планировочка тут та ещё. Пуха ли, если в корридорах то и дело можно было увидеть таблички, показывающие направление! Вдобавок в иных местах имелись "кротовые норы" - длиннющие переходы, где как раз только одному протиснуться. Если столкнуться с идущим навстречу, придётся или идти обратно, или перелезать через голову. Тем же кто преодолевал эти препончики, открывалась возможность глянуть на...

- Это безумие! - не удержалась хелинка.

Из узкого корридора четверо вышли на бетонный берег водоёма, ширина которого была не менее двухсот метров; воды тут было метра три, и она вся просвечивалась насквозь. Свет исходил от полупрозрачного "дна", а потолок был почти зеркальный, из-за чего всё пространство было заполнено мягким зеленоватым светом. Из "озера" поднимались колонны, обвешанные контейнерами с растительностью, и не меньше её толклось в самой воде - какие-то длинные водоросли, полянки плавучих массивных листьев с большими белыми цветами... Короче цокая, увидеть такое первый раз - на ум скорее всего придёт именно то, что пришло Хишли.

- Припушнели? - осведомился Фато, - А теперь слушайте объяснения. Раньше этот бассейн был для того, чтобы экранировать излучение от реактора. Да, вот такой фиговый реактор... Потом эту туфту заменили, и чтобы не пропадало помещение... ну вы видите.

- Так прелестно же, - отошла от шочка Хишли, - Ну-ка, как температура?... Мило!

Попробовав воду лапой, Крец согласился, что мило. Причём если у фелинов были какие-то хлопчато-бумажные изделия типа одежды, нарочно для вымачивания, то хелинка недолго думая осталась в одной юбке, каковая не особо отягощала. Крецу соответственно пришлось слегка жмуриться, потому как её тушка выглядела чрезвычайно привлекательно. Его же тушка выглядела в первую очередь мокрой, потому как белка с намокшим пухом выглядит раза в два меньше, чем с сухим. Даже на фелинах это заметно куда меньше - сильнее всего намокал пушной хвост Высы. Впрочем пыриться на хвосты тут особо было некому - вдоль всего "берега" в обе стороны не было заметно никогошеньки. Зато в воде то и дело мелькали стайки разноцветных рыбок, вызывая законченное ощущение аквариума.

- У меня законченное ощущение аквариума, - цокнул грызь, пустив из пасти струйку воды.

- Не у тебя одного, - хихикнула Хишли, - Хотя постой, это и есть аквариум... Или нет?

- Какая разница, - фыркнул Фато.

- Ну, я и цокаю - разницы вообще нету.

- Между аквариумом и не аквариумом?

- Да нет, вообще, - пояснил Крец и подтянул листья плавучего растения, - Вот слушайте. Вот один лист, а вот два. Какая разница между одним и двумя?

- Я тебя щас утоплю! - засмеялась Выса, - И посмотрим, какая разница.

В любом случае, отмочить пух и поплавать в водопроводе оказывалось весьма приятно, да и дрыхлось после этого исключительно хорошо.

Не менее хорошо дрыхлось зашейным Жабам, которые получали весомый отходняк после разговоров о том, сколько профита вырабатывают биологические лаборатории на станции. Как компетентно мявкали фелины, возни там передостаточно - не стоит думать, что для добычи одного генома достаточно ухватить комара. Чтобы произвести так цокнуть продукцию по ОССТ ( Общесоюзному Стандарту ), придётся поймать штук тысячу комаров в разных местах ареала их обитания, провести немало технологических операций и отцифровать всё это. Таким образом результатом долгой работы являлись лишь несколько гыгов информации, записанные на тупь. Однако передача этих тупей прочим научным учреждениям приносила профит, превышающий расходы на содержание всей группировки на Чрунхии - правда, отнюдь не в разы, но превышала. В частности по этой причине загребущие скупотроны сократили охрану, рассчитывая таким образом быстрее выйти на полную экономическую автономность. Организация ОММ ( Охраны Молодых Миров ) поддерживалась непосредственно местгалкомом, но как известно это не повод сидеть сложа лапы. Если требовалось организовать поход целого флота к гусю на куличи - у организации ресурсов никак бы не хватило, но поддерживать собственные предприятия ОММ всегда пыталось за счёт своих средств. А для истребителей, базировавшихся на станции Чрунхий, это вытекало в надобность патрулировать допушища сколько пространства.

Одним из немногих случаев, когда Ышкин отходил от схемы полного аврала, был случай надобности сбора старых разведзондов и расстановки новых. Как и предупреждал ка-вэ, зонды были порядочное гуано, и вместо положеного времени работали от силы половину, после чего их было необходимо вернуть в ангар и основательно перебрать. При этом И-99, как и любой истребитель, хорошо подходил для того, чтобы выбросить зонд в пространство, но очень плохо - для того чтобы его схватить, припушнеешь пока выровняешь траекторию рядом с целью. Для того чтобы собирать зонды, как раз и использовались ФВ-18. Этот аппаратишко был похож на плоский гоночный автомобиль с крыльями, и хотя не давал и десятой части истребительной маневренности, зато годно собирал зонды, чем и пользовались.

Крец лично провёл около двадцати часов в кабине этого монстрика, мотаясь по системе и заменяя вышедшие из строя железяки. Само собой это как таковое нисколько не могло его напрячь - всмысле и раньше не могло, а уж у пилотов-истребителей вообще была кодировка от, на всякий случай. Космическая бесконечность была для него не пугающей чёрной бездной, а непосредственным продолжением собственного Мира. Да кстати и её никак нельзя назвать чёрной, подумал грызь, ведь чёрное это то что поглощает свет, а пустота его пропускает.

Белкач повозился в скафе, поудобнее устраивая хвост, и цокнул пару раз, чисто поржать. Поржав, он снова проверил приборы и счёл, что курс не совсем годен - через узкое застеклённое окошко всё равно было видно, что планета не там, где следует. Пересчитав, грызь повернул машинку куда следует и продолжил, как-грится, идлиться. 18й мог одолеть расстояние между планетами только за несколько десятков минут, а не за секунды.

Кто говорит кабина не повернуться - я говорю уютная, заметил Крец, и припомнил собственное гнездо на родной Зели, затерянное в бескрайнем море хвойного леса. Уж немало времени он провёл, подрёмывая в моховом ящике и слушая, как за окошком шумят ветки. Да ещё при этом под лапой комп, посредством коего грызь обычно гонял транспортную тележку по луне - проверить прогу и потом только слушать, чтоб не тупила... Он аж фыркнул, практически наяву вспомнив вкус орехов, какие росли прямо за стенками гнезда. Хорошо там было до опушнения. Впрочем, уточнил себе Крец, и тут мягко цокая не плохо. А в кое в чём таки и лучше...

Уселившись в одном жилблоке, Крец и Хишли теперь могли на собственных ушах испытать, что это такое. Хелинка например долго не могла понять, зачем нужен сурковательный именно ящик, а не просто поверхность, как везде. Сквир в свою очередь удивлялся, зачем ей столько кормовых книжек - конечно, две-три на всякий случай держать под лапой можно, но у Хишли их была целая библиотека! Причём большую часть она привезла с собой, и расставаться с коллекцией не была намерена. Как уяснил грызь, это является общей чертой хелинов - если есть возможность набить закрома, они набьют, неслушая на то есть ли надобность. По крайней мере кормовые книжки были предельно компактны, и запас белковой пищи на несколько лет умещался в одну коробку. Не менее общей чертой было то, что хелины плохо терпели полную тишину и им обязательно было нужно, чтобы что-то хотя бы скрипело. Так как скрипеть в жилблоке было нечему, Хишли включала радио на небольшую громкость, чтобы оно бубнило.

Хотя первичное "офикусевание" помещения они провели в нулевую очередь, впоследствии Крец постоянно повторял эти операции и через некоторое время жилблок выглядел не хуже иной теплицы. Плети гогурцов висели просто на стенах и частично на потолке, колосились лимоны и прочее полезное. Был даже ботвинник ктойтамский, который отличался тем что иногда начинал бубнить, накопив внутри воздух и стравливая его наружу. Без привычки вполне можно было сильно испугаться, услышав ни стого ни с сего бессвязное "ой-кто-это-там" в исполнении ботвы.

В остальном же никакейших неудобств в связи с прибочным проживанием они не получили, а только сплошные удобства - пока грызь ходил в столовку за капустой, хелинка резала в борщ прочую бурду, и так далее. Вообще она была недурна в плане навернуть корма в количестве, достаточном для двух таких, как Крец, и часто просила грызя останавливать её, воизбежание.

Вдобавок двоехвостие оказалось весьма подходящим друг другу в смысле номеров экипажа. Никакие средства связи им были практически не нужны, рыжий и бурая понимали всё совершенно без слов, так что даже странно становилось. Причём у них не было никакого разделения, оба могли абсолютно однопухственно сидеть как на управлении машиной, так и на туррели, стреляя по целям. Весьма быстро постоянные "вылеты" на симуляторе выявили, что справиться с ними уверенно не могут ни лиситы, имевшие меньший уровень, ни ка-вэ, имевшие таки более высокий уровень, 7й. Несмотря на все отмахивания, Ышкин составил рапорт о присвоении им более высоких уровней, а также откровенно радовался, что теперь есть на ком тренироваться как следует.

- Тут ведь главное что?... - философично замечала Хишли, валяясь на моховом матрасе и щёлкая пальцами по виртуальной клавиатуре в воздухе.

- Отсутствие глюков у компа? - предположил грызь.

- Я про вообще. Главное потом сообразить, что ты не на симуляторе.

- А напуха?

- Напуха чтобы подсознательно не думать "а начхать, перезагружусь", - пояснила она.

- Ну, резон есть, - согласился Крец, - Тут ведь как: сначала на симуляке бомбишь армаду с непомерной зенитной защитой и кучей перехватчиков, а потом не на симуляке заваливаешь элементарный перехват зонда.

- Потому как скучно, зонд после армады, - дополнила хелинка, - Известное дело.

- И что ты предлагаешь по этому поводу?

- Да ничего. Хотя, предлагаю чаще переходить к чему-то отвлекающему от, чтобы не зацикливаться.

Они и так периодически переходили, напрашиваясь в "коммунальное хозяйство" Полосы - рассыпать почвы, насадить саженцев, протянуть трубы водоснабжения и тому подобное - это вызывало действительно хорошую отключку от приевшегося интерфейса симуляка. Хотя и этот самый интерфейс то и дело изменяли, это уже мало помогало.

Лучше помогали учебные тревоги, подстроенные Ышкиным. Настырный ка-вэ то и дело посылал зонд-муляж нарушать границы системы, каждый раз настраивая его по разному, и никому не говорил, что это опять он. В итоге градар обнаруживал цель... Происходило это примерно так. На EWG бессменно тусовалась смена тоадоидов, крупных разумных земноводных, похожих на жаб или лягушек, смотря в каком состоянии зоб. В пультовой комнате станции, неярко освещённой экранами, рядом с пультами стояла фанерная перегородка, отгораживавшая СЖ - Стол Жадности, выражаясь сухо жабократически. За этим столом, под лампой накаливания сидела жаба и вела Учёт ( в отличие от просто учётов, Учёт - совсем другое дело! ). Учитывалось всё вплоть до аммортизации двери, для чего на ней стоял счётчик количества открытий-закрытий. Когда комп градара обнаруживал цель, из маленького принтера на столе лезла докладная, напечатанная еле видным шрифтом по плохой бумаге. Жаба изучала оную и подшивала в папку, после чего приходилось бросать маяться дурью и переходить за настоящий пульт.

- Что случилось, Мышь? - на полном серьёзе обращалось зелёное к ЭВМ.

- Обнаружен внеплановый объект, перемещающийся курсом к системе, - не менее на полном серьёзе отвечал комп, - Расстояние три-двенадцать, скорость...

Определив что объект натурально внеплановый, жаба вращала глазами и отсылала данные на станцию. Уже через несколько секунд дежурный экипаж вскакивал с мест и бросался к аппарату - в ангаре постоянно кто-нибудь сидел в количестве не менее двух единиц, остальные прибегали чуть попозже, поднятые тревогой.

Процедуры при этом были стандартные - перехватить цель, наставить на неё пушки и запросить, какого пуха. Правда дальше имитацию провести было нельзя, потому как зонд мог грохотать, как большое судно, но вблизи сразу было видно, что это такое. Крец и Хишли попадались на такую подставу только один раз, в то время как лиситы уже тихо ненавидели зонд и подумывали о сабботаже, например вдруг если случайно его прострелить. Но при этом как ни выкручивай, а от полётов колбасило.

Также следует заметить что маршрут от жилблока до ангара был довольно кривой, и чтобы пробежать его без задержек, требовалась сущая акробатика. Ышкин к этому был уже непричастен, но каждый раз на пути волшебным образом возникали препоны в виде тележек, разобранных стенок, покрашенного пола и тому подобного. С этим грызь, как древолазающий зверёк, справлялся лучше; бурая вообще была вынуждена нацеплять на ноги этакие валенки, иначе копыта скользили по полу. Несмотря на валенки, один раз она всё же основательно подвернула лапку, так что Крец лично дотащил её до ангара. Хелинка была далеко не воздушной, потому как эти существа вообще довольно мощного сложения тушек, но зато тащить такой груз было куда приятнее, чем мешок потатов, например. После того как Хишли помогли забраться в аппарат, она применила на лапу штатный регенератор, и через две минуты о травме забыла. При этом истребитель вышел на задание как обычно, что вызвало профитное чувство как у пилотов, так и тем более у Ышкина.

Помимо этой откровенной ерунды с полётами, двое то и дело навещали Водопровод, поплескаться в прозрачной воде, поискать водяных орехов и вообще, причём вообще тут стояло на первом месте. С фелинами же как правило пересекались в столовке Љ2, обзываемой "Можжевельник" за обилие оных кустов в помещении. Фато и Выса поведали о возможной грядущей возне с, ну как это сказать...

- Скажи словами, - подсказала Хишли.

- Хиш, у тебя ещё хвост не порыжел? - усмехнулась Выса, - Потому что мозг уже осквирячен, это точно.

- Спасибо, ^^ - ответила та.

- Так вот, этот вид зверьков мы называем щхонами, - показал экран компа Фато, - Они достаточно крупны для наличия большого головного мозга, а кроме того у них в высшей нервной деятельности учавствуют отделы спинного мозга. Поэтому по церебральным ресурсам они ничуть не уступают нам.

- Ого, - цокнул Крец, - Как пухели.

- Ну да. Так вот исследовательский отдел подумывает над тем, чтобы образумить несколько экземпляров этих животных.

- Ы? А как же невмешательство?

- Боком, - захохотал Фато, - Кхм. С невмешательством ничего не будет. Достаточно подловить момент, когда к примеру щхону камень на башку свалится, вы понимаете? А уж для всяких опытов на станции места достаточно.

- Я не сомневаюсь в физике процесса, - сказала Хишли, - Но вот сама факта...

- Как сказать, - пожал плечами чёрный фелин, - Ведь по сути мы берём только дохлую органику и всё что получается потом - наших лап дело. Тем более мы не предполагаем делать с объектом ничего плохого, а таки наоборот.

- Да! Мы собираемся его кормить и тискать, - пояснила фелинка.

- Ну кормить и тискать это конечно здорово, - цокнул Крец, - Но вообще-то должны быть какие-то цели, чтобы заваривать такую кашу?

- Цели в том, чтобы позырить чо будет, - компетентно ответил Фато, - Потому что никто этого не может сказать даже приблизительно. Единственный способ узнать - сделать самим.

- Ну не знаю, - почесала за ухом Хишли, - Может быть, один раз ничего страшного.

- Да и сто один тоже ничего страшного, - фыркнул фелин, - Кроме того будет возможность проверить нашу матчасть, ответственную за такие шутки.

- Так вы ещё и не уверены в результатах, распухяи?

- Уверены на все сто. Или получится, или нет - мы в этом уверены, и это неоспоримо, ога.

Присутствовавшие поправили мозги и налили по новой чаю в гранёные стаканы. Причём все замечали, что чай в столовках чем-то отличался от заваренного лично, и судя по всему соль тут была в размере посудины.

- Кстати мы не просто так, - заметила Выса, - А именно узнать, что вы думаете.

- Я думаю мысль, - серьёзно цокнул Крец.

- Я тоже, - кивнула Хишли.

- Вот это да!...

- Ладно. Значит, соль в том что получив разумное чущество... думающее мысли, - уточнил грызь, - Из биосферы Чрунхия, мы таким образом получаем в некотором роде представителя планеты, нэ?

- Ну это смотря что именно оно будет думать, - сказала Выса, - Если только про то как набить желудок, то впень таких представителей.

- Вроде как образумливание подразумевает? - уточнила хелинка.

- Нет, ничего оно не подразумевает. Это просто операция интегрирования в сознание ЕДК - ежодоходчивой коммуникации. Если оно не соображает, то и не станет после.

- А если не только про желудок, но и печёнку?

- Тогда другая каша. Возможно, на этих чуществ удалось бы возложить.

- Что возложить, хвост?

- Нет, возню по защите своей планеты,её развитию и так далее, - разжевала Выса, - Ведь наше с вами присутствие тут довольно эфемерно по времени, а найти желающих околачиваться в этом гусином углу не так то просто. И вообще.

- Вот, главное - вообще, - поднял палец Фато.

- Это получается вроде как создание нового разумного вида? - задумался Крец.

- Вид это то у чего есть геноцид... тьфу, генофонд!, и что обладает репродуктивной функцией. В наши планы пока такой вандализм не входит. Но теоретически это возможно.

Некоторое время все попереваривали отрисовывающуюся картинку. Она впечатляла, слегка пугала и главное, вносила порядочную сумятицу в голову. Куда проще думать, что есть неразумные виды, а есть разумные, и точка. А оказывается не точка, а запятая...

- Вы думаете приступать? - осведомилась хелинка.

- Пока ещё некоторые думают, - сказал Фато, мотнув ухом, - Но вобщем объекты нам и так вытаскивать, поэтому процесс уже идёт в нужном направлении. Вот смотрите, это с камеры которая следит за одним.

На экране компа различалось крупное длинное туловище на виде сверху, которое виляло среди густой травы. С такого ракурса это напоминало длинную кошку бело-чёрной расцветки.

- Хм. А когда оно под листву уходит? - спросил грызь.

- Тогда камера следит за периметром лесного массива. Они в этой местности не такие большие, так что нормально. Ну правда если его в лесу сожрут - тогда нам ничего не достанется, но они чаще по открытому месту тусуются.

- А там что, есть кому сожрать такую зверушку? - икнула Хишли.

- Хохо. Циркача видала? - осведомился Фато, - Вот, видь.

- О кактусовый уксус.

"Циркачами" называли один из видов псевдо-многоклеточной Фигни. Биологическое сооружение было чрезвычайно странное и не похожее на что-либо известное. То что заменяло циркачу туловище, походило на кольцо, состоящее из острых вытянутых сегментов; кольцо зижделось паралельно земле на довольно длинных ногах, которых было штук двадцать. Эти же ноги имели на концах хватательные суставы, так что всё это великолепие было очень шустрым вплане кого-либо схватить. При этом размер чудища достигал восьми метров в диаметре кольца, и заглотить оно могло даже кита, не то что щхона. Правда у этого погрузочного терминала имелся тот недостаток, что ноги мало интересовались действиями друг друга и часто мешались сами себе.

- А где у него мозг-то? - задалась вопросом Хишли, не найдя ничего похожего на голову.

- У него нет мозга, - пояснил Фато, - Как и любого другого органа. По сути это куча амёб, если упрощённо. Например уничтожить его можно только если сжечь целиком. Даже относительно небольшой кусок регенерирует до полного организма.

- Крутой парниша, - согласилась хелинка.

- Порадуешься что нас отделяет от него пятьсот миллионов килошагов пустоты, - хмыкнула Выса.

Уж чего-чего, а пустоты в космосе было навалом.

Пока одни готовились к осуществлению плановых мероприятий, на других спрыгнули внеплановые. Двоехвостие было поднято по тревоге и прибежав в ангар, выслушало довольно вялую ботву от лиситов.

- Ну короче в 0309, - лениво пояснил Шруш, - Нашли какую-то штуку.

Видеозапись штуки свидетельствовала, что это некий аппарат размером три шага, своей формой и блестящим желтоватым корпусом напоминающий не иначе как жука-скоробея; длинные антенны усугубляли сходство. Естественно что Ышкин поднял хохолок по полной программе и докладывал куда более солёно:

- Обнаружен неизвестный космический аппарат. Судя по данным предварительных наблюдений, объект имеет массу 35 тонн, предположительно является полностью автоматическим. Самое подозрительное в том, что объект имеет ионный двигатель неизвестной системы.

- Коды я так понимаю ни-ни? - уточнил Крец.

- Какие там коды! Молчит как рыба, - отмахнулся лисит.

- Так, подождите, ионный движитель, - сказала Хишли, - А как он того, на сверхсвете перемещается?

- Ответ очевиден - никак, - развёл лапами ка-вэ, - Наши зонды тоже никак, и шока это вроде не вызывает.

- Значит, это что-то вроде разведзонда?

- Скорее всего да. Вопрос в том, чья игрушка. Поскольку далеко улететь он не может, мы пока оставили его в покое. Однако вопрос достаточно серьёзный, - на полном серьёзе заявил Ышкин, - Всякая ерунда вроде этой ниоткуда не появляется. Если мы не можем его идентифицировать, есть подозрения что это проявления ксеноморфной активности.

- Чивоо?

- Я грю, штука может принадлежать неизвестной нам стороне, вот чиво.

- Так бы сразу и сказал.

- Да. Ввиду этого считаю необходимым объект изучить досканально. Вплоть до вскрытия, - уточнил трёхглазый.

- Эй, погоди, - фыркнула хелинка, - Это просто разведзонд, к тому же не в нашей системе! Ты думаешь это дружественный шаг - тырить зонды и раскурочивать их?

- Я об этом подумал, - кивнул Ышкин, - Вобщем да, это астровандализм. Но поскольку речь сидит о безопасности, закрываем на это один глаз. Второй глаз закрываем ввиду того, что если объявится некто и будет искать свой зонд - ничто не мешает нам вернуть его в полной сохранности. Логично?

- Вроде да, - пожал плечами грызь, - Тогда притащим сюда?

- Да щаз! - поперхнулся ка-вэ, и грызь вспомнил что это у него крысиная осторожность, а у ка-вэ - такая же умноженная на семь, если не больше, - Я ещё не совсем того, тащить неизвестно что на станцию. Обследовать будем на месте.

- О суслики кактусы.

- О щенковый уксус.

Поскольку логично, а также тот факт что другого аврала не предвиделось, стали собирать группу для исполнения умысленного. В неё предполагалось включить один истребитель и один спаскорвет типа "бройлер", на время операции реквизированный из общего пользования. Общее пользование побурчало, но поскольку без дела Ышкин машины не затребовал - отдало как миленькое. В ходе недолгой разработки плана сошлись на том, что Крец и Хишли обеспечат прикрытие, а лиситы возьмутся за инструменты и раскурочат "жука", если понадобится. Несколько критичным было то, что "бройлер" не очень-то резво летал на межзвёздные расстояния, и вся клоунада грозила растянуться на несколько суток. Поскольку грозила она по законам физики, то так и случилось, само собой, так что пилотам предстояло набраться терпения и как следует отсидеть хвосты.

Пока аппараты перемещались от Чрунхия к соседней звёздной системе 0309, экипажи успели снова нагонять симулятор... что нельзя было не признать ироническим, гонять симулятор космолёта в этом самом космолёте! Кроме того хелинка и грызь увидели немало видео из запасников лиситов. Ну и конечно, все успели обалдеть, но это ладно.

Как и предполагалось, зонд продолжал маневрировать, что учитывая его двигатели означало, что он практически стоит на месте. Крец вывел И-99 на позицию на достаточной дальности от объекта, чтобы не мешать, и далее ему и Хишли оставалось только наблюдать. Мигая включёнными сигнальными огнями, спаскорвет завис также на приличном расстоянии от цели и закрылся защитными лепестками, как рак клешнями - воизбежание.

- На позиции, - тявкнул Шруш.

- Вижу, - отозвалась Мриса, - Приступаю к сканированию... Цель не экранирована, вижу всё чётко. Так. Взрывных устройств и вооружения не обнаружено. Активных биологических структур не обнаружено.

- Активных? А пассивные есть?

- Есть. Внутри имеются частицы биологического происхождения, но это не живые клетки. Короче говоря тот кто его собирал, работал без перчаток и насвинячил.

- Ну да. Пара кожных чешуек и волосков - это тот ещё срач.

- Фиксирую сенсоры устройства, - сообщила лиса, - Надо понять, насколько оно будет активно... Готово. Судя по всему сенсоры минимальные.

- Сможем подключиться к электронике? - уточнил Шруш.

- Вероятно да. Для этого достаточно вскрыть вот эту крышку, смотри какие тут зажимы...

Через несколько минут судёнышко приблизилось вплотную к "жуку" и крайне бережно захватило его в механические лапы. Сверху спаскорва открылся технический отсек, из которого выдвинулась длинная стрела с кучей манипуляторов - для таких случаев она подходила идеально, так что не прошло и пары минут, как открученная панель отошла в сторону.

- Что за надписи? - риторически вопросила Мриса, глядя на надписи, - Ладно, вернёмся - пробъём по базе данных.

- Сейчас тупо переключаю разъём на нас, - комментировал свои пассы лисит, - И копирую инфу...

Сквирохелиние слушало это молча, не забывая поглядывать на свои приборы. Всё же это было довольно волнительно, копаться не пойми в чём. Они сходились во мнении, что скорее всего это либо чей-то настолько старый робот, что на нём система опознавания времён генсека Гороха, либо кто-то запустил штуку именно с умыслом, чтобы её не идентифицировали. С другой стороны это можно было бы понять, если бы на ней кто-то куда-то убегал или перевозил странные предметы. В наличии же имелся тупой космографический зонд, что сильно повышало вероятность варианта с ксеноморфной активностью. И Крец и Хишли часто возвращались к карте окрестного пространства, охватывавшей тысячу световых лет, и снова убеждались что взяться тут чему-то неизвестному просто неоткуда. Хоть стену используй, честное слово...

- Я конечно не могу сразу расшифровать, - протявкнулся Шруш, - Но мне кажется тут только данные измерений. Так что толку от них не будет. Ну что, закручиваю как было?

- Стой, возьми эти самые частицы. Может они больше дадут.

Взяв пробы, лиситы закрутили крышку аппарата как было, так что и придраться не к чему, и отпустили "жука" продолжать болтаться в вакууме. На этом миссию сочли завершённой, да и кроме того если вдруг что - можно ещё раз прилететь. Теперь предстояло ещё немало поломать голову, попялиться на звёзды и посидеть в тесной кабине истребителя. Пожалуй грызь не припомнил бы другого случая, когда его так порадовала возможность выбраться из машины.

Теперь пилотам предстояло отсурковаться, а голова пострадала у трёхглазых. После отсуркования появилась возможность ознакомиться с результатами: кодировку информации с зонда пробили по базе данных, содержавшей более 9000 различных кодов, не учитывая их вариаций, и не нашли совпадений. Тоже самое случилось с текстом, написаным на этикетке агрегата. Само собой что это вызвало подъём хохолков, так как появлялась неиллюзорная вероятность обнаружения неизвестной цивилизации...

- Не-а, - спокойно цокнул грызь, - Никто не может обнаружить неизвестную цивилизацию. Потому что как только её обнаружили, она уже известная.

- Да ладно словоблудить, Кре! - возмутилась Хишли, - Всё говорит о том что это самое оно! Мы вообще нулевооткрыватели, получается!

- И что из этого?

- Ммм... да ничего, собственно. Просто это весьма интересно, - пояснила хелинка.

- И самое интересное - как гипотетические "они" сумели выбросить сюда зонд, не запалившись, - заметил Крец, - Смотрите, а наша EWG поймала бы корабль, который проходит мимо 0309 ?

- Кстати, дельный вопрос! - заметил Ышкин, - Сейчас проверим. Поскольку возраст зонда определить нельзя, вполне вероятно что он болтается там ещё до того, как была создана станция на Чрунхии!

- Ниччего себе!

- Что ничего, станцию построили сорок лет назад, - фыркнул ка-вэ, - Правда пока строили, вокруг летало много... стоп, я туплю. Он никак не мог там быть!

- Это почему? - осведомился грызь.

- Потому что мы регулярно летали туда и ничего не видели. Главное мы чуть не пропустили! Зонд появился там от силы двадцать стандартных суток назад! - Ышкин замахал лапами, но потом вернулся к компу, - Так, результат плачевен. Если объект здорово фонит, градар его оттуда увидит, а если нет то нет.

- Какая разница, всё равно корабль прошёл, раз есть зонд, - резонно заметила Хишли.

Присутствовашие несколько прибалдели от открытия. Одно дело просто найти что-то, и совсем другое - понимать что оно появилось недавно. А если появилось одно, то где гарантия что не появится и другое.

- Ну хорошо, - цокнул Крец, - В нулевых я предлагаю не разводить бадягу больше чем она есть.

- Но её нельзя и приуменьшать, - тут же заявил Ышкин, - Я немедленно составлю рапорт о происшествии для передачи по ДТ-связи. Тут никакого перегиба, нужно оповестить Кого Следует.

- Я слышал вроде что передатчик отключён, - заметил Крец.

- Да, но ради такого случая придётся включить. Кстати придётся включать лично, потому как больше некому.

Далее было сказано немало слов о сусликах и кактусах, потому как ка-вэ поведал, где именно расположен передатчик. А расположен он был в шахте глубиной три километра, пробуреной в одной из ледяных планет системы. Дело было в том что ДТ-связь основывалась на использовании частиц-двойников, получаемых каким-то особо заморочным способом. Каждая капсула связи имела ответную часть, одна находилась на Чрунхии, вторая - в штабе обороны сектора. В масштабах галактики этот телеграф работал без помех и почти моментально, но зато для того чтобы сохранить капсулы долгое время, требовалось поддерживать очень мощные магнитные поля. Таковые на станции были ни к чему, в открытом космосе тоже, поэтому "почту" и закопали в самые недра ледника. Вялые возражения насчёт того, а не подождать ли, были твёрдо отклонены, так что Крец и Ышкин отправились телеграфировать. Можно это было сделать и не выходя из каюты, но раз есть возможность - почему бы не послушать лично, да и надёжнее оно.

Среди острых пиков обледенелого камня, торчавших в темноту космоса, была разровняна круглая площадка диаметром сорок шагов. Именно на этот пятак посадил И-99 грызь, заходя по спирали; машина ещё покаталась на одном колесе и успокоилась. Далее экипаж, пользуясь скафами, вылез наружу и потопал к шахте. Как и предупреждали, кроме круглой дыры вглубь планеты тут был только транспортёр, и пришлось подождать десять минут, пока прогреются его механизмы - при сдешних температурах всё крошилось, как печеньки. Далее последовала увлекательная экскурсия по вертикальному тоннелю, в конце коего имелось только небольшое помещение, тускло освещённое дежурной лампой. У грызя это вызвало очень странные чувства - попасть туда, где многие годы даже бактерий не было! Казалось бы пухня, а вот поди-ж ты.

У стены, грубо вырубленной в скальной породе, стояло искомое сооружение, похожее на трансформатор.

- Помнишь как с этим работать? - огорошил грызя ка-вэ, - Вперёд!

- Я помню, но думал это сделаешь ты, - признался Крец.

- Ничего, потренироваться надо.

Грызь вздохнул, присел перед металлическим чудищем на корточки и найдя крышку, отодвинул её - внутри были четыре штуки капсулы размером с палец, мерно светившие синим. Сквир повернул ручки на агрегате, пока одна из капсул не сменила свет на зелёный. Теперь можно было закрыть "топку" и вводить передачу. После же ввода следовало повернуть большой рычаг сбоку, напоминавший не иначе как слив в унитазе. Без никаких видимых эффектов прибор отправил сообщение за десятки световых лет.

- Так, ушло, - подвердил Ышкин, сверившись с коммуникатором, - Отлично, грызо.

- А когда получим ответ? - осведомился тот.

- Ну, ответ послушаем из дома, - хмыкнул трёхглазый.

Так собственно и сделали. Преимущества радиотехники позволили выслушать ответ в то самое время как тушка отмокала в воде Водопровода.

"Общий штаб обороны галактического сектора 32 - станции Чрунхий. Приём подтверждаю. Для расследования происшествия к вам выслан крейсер "Нарконезависимость". Время прибытия - 14 стандартных суток. Благодарность за бдительность!"

- Ну вот, через четырнадцать суток это станут не наши мешки, - сказала Хишли, - А ты боялся.

- Я боялся? - удивился Крец, - Я никак не могу этого бояться.

- Разве неизвестность не пугает?

- Да нет, не очень. Вот когда стабилюк в полёте отрывается - это пугает, - хихикнул грызь, - И то ненадолго.

- Слушай, я с тобой точно осквирячусь! - пихнула его Хишли, и тут же сгребла грызя в охапку, - Что мне жутко нравится!

- Ну таки я счастлив, - на полном серьёзе ответил он, - Всмысле раз в семь больше, чем обычно. Давай я покажу тебе кое-что действительно крутое...

- А, ты про ту сливную трубу, с которой взлететь можно, если ножками быстро перебирать? Да, это круто.

- Не, ты заборники видала? Нет, пошли... точнее ну напух, поплыли.

Водопровод представлял из себя далеко не ровный бассейн, корридоры с водой ответвлялись от основного тора, напоминая тропические реки, особенно нависающими шубами листвы. Крец и Хишли неторопливо проплыли вдоль "берега" шагов двести, чтобы заглянуть за очередной поворот. Именно там находились заборники, о которых цокал грызь, и выглядело это довольно впечатляюще. Вода собиралась в воронку, только направленную не вниз, а вверх! В центре водоворота вращалась винтообразная колонна, уходившая в люк в потолке. Ввиду того что вода была прозрачная, колонна тоже просвечивалась насквозь, сверкая и отбрасывая блики на стены; стоял шум встревоженной воды, а сверху посыпало мелкими каплями, отрывающимися от водяного винта.

- Ого, это тебе не уксус из кактусов гнать! - округлила глаза хелинка, - Гравитация?

- Ну само собой. Как раз над этим местом энергоблок, он и засасывает. Причём тут можно здорово покататься!

- Покататься? А как ты выберешься оттуда?

- А. Всё предуслышано! - цокнул Крец, показывая длинный канат, привязанный к трубе на "берегу", - Хватаешься за эту штуку и эт-самое. Сейчас покажу.

Он и показал, перебирая лапами по канату всё дальше, так что водоворот затягивал его и наконец стал закидывать на вертикальный "винт" из воды, но когда грызь поднимался на пару шагов, канат выдёргивал его обратно и он с шумом грохался в воду. Достаточно было крепко держаться, и гарантированно можно почувствовать себя носком в стиральной машине. Хишли пришла в суслично-щенячий восторг и "стиралась" немало времени, но наблюдавший за этим Крец не торопил её, потому как сам знал: доставляет.

Некоторым же более всего доставляло бдить, и ввиду наличия на станции единиц с тремя глазами - это они и были. Настырные райнтарцы немедленно заставили лабораторию сделать анализ частиц, наскребённых в неизвестном зонде. Восстановить генетический код организма по этой пыли было нельзя, но по крайней мере специалисты точно указали, что это следы углеродно-белковой, и скорее всего кислородо-дышащей жизни.

- С одной стороны хорошо, - раздумывал Ышкин, - Можно хоть как-то представить, кто это. Было бы туже, если это какой-нибудь спятивший древний автомат.

- По мне автомат быстрее бы нашли, - лениво цокнул Крец, - Хотя тут мы нипуха не угадаем, ога. Куда надёжнее будет, когда с крейсера прочешут окрестности.

- Не угадаем... О! - просиял трёхглазый, - А я знаю, кто может угадать!

Райнтарец поймал Мрису, которая была не шустра слинять из ангара, и схватил её за уши почти в прямом смысле. Лиситка как-то имела неосторожность растявкать о том, что их знакомый Шкер, также находящийся на станции, слегка практикует в смысле всякого угадывания - правда, фигня получается, но тем не менее. Крец и Хишли слушали это с интересом, но тут же сами попали под раздачу, потому как ка-вэ следовало дежурить, а соответственно идти к лису пришлось именно им. В качестве реквизита они захватили с собой пробирку с образцами - пара пылинок, едва заметных глазу, болтались по стеклу.

Искомое лисо было схвачено за мозг посредством радиосвязи и через небольшое время грызь с хелинкой оказались в одной из многочисленных сдешних лабораторий, что подтверждала табличка на двери "каб. 56\350". Помещение занимали стелажи, на коих либо просто стояли, либо корпели автоматы, отчего стоял гул сотен вентиляторов и жужжание моторчиков; с непривычки на эти механические кущи, щёлкающие и крутящиеся, можно было долго пыриться. Сам же Шкер оказался почти полностью серым лиситом с пушными ушами - то ли поседел, то ли по жизни был серый - этого не-лиситу разобрать было нельзя. Он благосклонно выслушал пургу про неизвестных пришельцев и положив колбу с пылинками на стол, стал пристально глазеть на неё.

- Сейчас дырку протрёт, - шепнула Хишли в сквирячье ухо через пять минут.

Она была права как никогда, потому как совершенно неожиданно стекляшка лопнула, развалившись на несколько осколков! Присутствовашие, включая Шкера, сильно вздрогнули. Серый быстро оглядел ближайшие механизмы, но не увидел ничего что могло бы разбить склянку.

- Вот напух, образцам погрызец, - цокнул Крец, - Ну да и начхать. А почему она лопнула, лисо?

- Вне головы! - развёл лапами тот, - Первый раз такое вижу.

- Мы тем более, - хмыкнула хелинка.

- Да, но кое-что вырисовывается, - потёр лоб лисит, - А именно...

- А именно картина, - подсказали двое.

- Спасибо кэпы. Так вот насколько я могу судить, пыль принадлежала существам прямоходящим, у них есть нечто вроде шерсти... разного цвета, судя по всему. Уши большие... ну а так больше и тявкнуть нечего.

- Это нам ничего не даст, - фыркнул грызь, - Более общно можешь?

- Могу. Эмоциональный фон сильно отрицательный. Страх, боль, ненависть.

- Нена-чего?

- Висть. Ну это эээ, - лисит попытался показать лапами в воздухе, - Короче нехрурно, так яснее?

- А это что нам даст? - резонно уточнила Хишли.

- Больше чем данные об ушах. Если в первую очередь приходят на ум такие слова как он тявкнул, значит есть чего опасаться, - пояснил сквир.

- Если я не накосячил, - прямо уточнил серый, - Моя фирма не даёт никаких гарантий.

- Да в любом случае спасибо, лисо, - кивнул ушами Крец.

Не особое спасибо в адрес лисо озвучил Ышкин, узнав о том что пропали единственные образцы. С этим было трудно поспорить, потому как их могли изучить в других местах более глубоко и прийти таки к выводам, а теперь досвиданья. Поскольку наморду были явно непредслышанные обстоятельства, ка-вэ успокоился - не повезло значит не повезло, теперь только забыть об этом.

О чём забыть никак бы не получилось, так это о дежурстве по охране границ системы. Немало времени пилоты проводили в ангаре, ковыряясь с вышедшими из строя зондами слежения. Состояние их после полугода в пространстве, особенно недалеко от звезды, оставляло желать куда лучшего - впринципе все компоненты сохраняли работоспособность, а не впринципе - практически все контакты, даром что серебрянные, превращались в рыхлую труху, примерно тоже самое происходило с проводкой и прочими дополнительными элементами. Порой "ремонт" заключался в том, чтобы выковырять из кучи шлака целые детали и поставить их на другое изделие. На рабочем месте соответственно царил срач, а когда с этими космическими аппаратами заканчивали - приходилось вывозить полные тележки мусора. Кроме того в новособранные зонды вставляли немало кустарно изготовленных деталей, потому как запаса оригинальных не имелось, а ждать его - довольно тупо. Вообще же по ведомости выходило, что зонды всё таки выполняют свою задачу, так что и особо фыркать не стоило.

- Кстати эти зонды вообще ка-вэ на свою зарплату купили, - заметила Хишли, когда она и грызо вновь прогуливались по Полосе под звёздным небом.

- Я подозревал, - цокнул Крец, - Кстати, а какие мысли ты думаешь по этому поводу?

- Ну в самую нулевую очередь мне ещё надо оплатить постройку банки, - сообщила хелинка, - Это тысяч семь знаков.

- Что за банка?!

- Это в училище, мы решили что поставим возле корпуса муляж трёхлитровой банки высотой сто метров. А это не так то дёшево.

- Да, но дело-то стоящее, - заржали оба, распугивая голубей с веток.

- А мне вот что под уши пришло, - цокнул грызь, - Можно взять какое-нибудь оборудование и извлекать из него профит. Там глядишь и крейсер сами себе купим, и дело в воду. Видала у Шкера в лабе станки стояли, это его личные, так цокнуть.

В ответ Хишли только взяла грызя за пушные щёки и потрепала, чем тот остался доволен. Снаружи, за прозрачными "окнами", продолжала вращаться звёздная панорама с периодически попадающей в поле обзора жёлтой газовой планетой. Тишину нарушала только отрыжка зайца, грузно лежавшего на траве неподалёку.

Част второй - Атака чучел

Зверьку основательно не повезло. Сначала внезапный, весной-то, тайфун начисто залил нору, а потом ещё прилетели эти птички, чтоб им пусто было. Птички были маленькие, но зато прилетали громадными тучами, и там где стайка посидела хотя бы десять минут, не оставалось ни единого зёрнышка, съедобной травинки или чего-то подобного. Вкупе с тем что после тайфуна дожди как обрезало, холмистая местность теперь напоминала полупустыню - сухая трава, перемежаемая песчаными плешами, и торчащие в белое небо сухие ветви колючих кустарников. Конечно никакой катастроффой тут и не пахло, почти каждый год так, но вот некоторым пришлось сильно туго.

Тот кому пришлось туго сейчас волочился по полю, свесив удлинённую морду и длинный хвост. Это был зверёк приличного размера, с длинной тушкой, покрытой шкурой средней пушистости, чёрно-белой окраски. Морда существа в чём-то походила на... на любую другую морду существа, у которого есть морда. По крайней мере она была не короткая, с широким кожаным носом, по бокам имелись щёки из твёрдого ворса, а сверху головы колыхалась грива всё той же бело-чёрной расцветки, содержавшая в том числе длинные острые иглы. Не без труда переставляя мощные когтистые лапы, зверь карабкался по склону холма - на самом деле склон там был одно название, но когда силы на исходе - это существенное препядствие.

Ничего, и не такие пески проходили, думало существо, потрясая головой от мушек, летавших в глазах. Оно припоминало грызню с той большой коричневой штукой, которая как умная набросилась в лесу - небось до сих пор раны зализывает, если не сдохло. И что воде угораздило так сильно налиться и затопить нору?... Мысли были правильные, но они не помогли найти воду и корм - вокруг была только высушенная пустошь, изрядно посыпанная помётом недавно улетевшей стаи.

Бело-чёрный, волоча за собой хвостяру, вышел на гребень высоты и увидел знакомые холмы, переливавшиеся волнами к горизонту - далеко, у самого неба, маячила зелёная стена леса, а сверху плыли небольшие, разорванные высотным ветром в клочья облачка. В воздухе парили несколько летучих ящериц, периодически начинавших истошно орать. Зверь несколько минут стоял неподвижно, после чего глаза его прикрылись, и тушка повалилась на песок, подняв тучку пыли - голод и жажда сделали своё дело.

Летуны, хотя и не были падальщиками, подумали про шерсть и стали осторожно приближаться лежащей тушке - надёргать ворса для гнезда всегда полезно. Но стоило ящерице на секунду отвлечься, как туша бесследно исчезла. Крылатые ещё полетали вокруг, но быстро забыли о происшествии и вернулись к своим обычным делам.

Туловище зверька в это время скрючилось в конусообразной камере зонда, а сам аппарат с громадной скоростью прошил атмосферу и через несколько секунд состыковался с кораблём, висевшим на орбите. Обвешанный маскировочными экранами, фрегат был совершенно невидим, по крайней мере для глаз; получив зонд, корабль развернулся и отбыл к станции. Не прошло и пятнадцати минут, как добытый объект попал в биолабораторию, уже готовую к его приёму... по крайней мере так думали. Вслуху некоторых нестыковок оказалось, что проводить операции в предусмотренном помещении не получится. В итоге объект разместили в другой лаборатории, наскоро притащив оборудование.

На самом деле анабиотические штуки действовали хорошо и спешить было некуда: пациент явно не на поезд опаздывал.

- Пациент явно не на поезд опаздывает, - заметил Фато, развалившись перед экраном, - Главное неспеша, чтобы не напортачить. А то не скажу что у нас очень уж много возможностей достать годную тушу щхона.

Чёрный фелин кивнул сам себе, и поточив когти о пульт, вернулся к работе. Выса, сидевшая рядом с ним, вообще ухом не вела, потому как была увлечена процессом, даром что им предстояло только контролировать состояние нервной ткани, пока над объектом будут проводить необходимые пассы.

Главным по подобным пассам на станции Чрунхий был Густяр, бывший гусит, а ныне киборг - именно его металлическая громада возвышалась возле операционного стола и орудовала инструментами, порой превышая скорость доступную обычному глазу. Медтехник, молодая самка зекролиха, вылупилась на это круглыми глазами и так и торчала не двигаясь.

Через пол-часа металлическая лапа бросила последнюю иголку:

- Всё, готово. Теперь можете делать с ним что хотели, по крайней мере организм функционален.

- Ихх... - выдохнула наконец зекролиха, - Вот это да!

- АА!! Кто здесь?!! - шарахнулся к стене огромный робот, - А, это ты, Лур...

Вслуху того что событие касалось всех, перед началом собственно каких-либо действий с объектом было проведено общее совещание по станции. Компы позволили сделать его натурально общим, так как все кто хотел учавствовали через сеть. В частности присутствовали, хотя и не лично, одна штука сквира и одна штука хелинки, то бишь Крец и Хишли собственными хвостами - они копались в ангаре, одновременно дежурили и не менее одновременно поставили перед собой комп. Помимо прочего они получили возможность увидеть фелина Краффи, заведовавшего исследовательской частью, который собственно напару с Ышкиным представлял самых крайних на всём Чрунхии. Они от этого и не открещивались, но предупреждали о том что в случае чего это мало поможет.

- Итак ещё раз о целях эксперимента, - кашлянул Краффи, - В нулевую очередь это получение достоверного материала о щхонах, гусака им в свинарник и якорь в ухо. Всмысле прочищение перспектив их развития, определение степени готовности к разумному мышлению и все такие фенечки. Далее идут более прагматичные вещи, такие как проверка наших возможностей осуществлять такие операции. Главный вопрос состоял в том, куда собственно деть объект после эксперимента.

Послышались голоса "да-да, в этом и был!". Бурый фелин поводил ушами и продолжил:

- Лично я предлагаю интегрировать чущество в среду этой станции. В случае если это будет невозможно - поместить в анабиотическую камеру до выяснения. Советник по обороне?

- Считаю необходимым установить за объектом особо повышеный контроль, - сказал Ышкин, - Мы не можем доподлинно судить о возможностях приспособления за короткое время. Поэтому эт-самое.

- Но в целом ты не против? - уточнил Краффи.

- Не против, - милостиво согласился ка-вэ, - Но за соблюдением всех процедур прослежу лично.

Прослеживание было подтверждено, и причастные уши пустились в детали возни.

- Что за процедуры, интересно? - заметила Хишли, скалывая куски окисла с зонда.

- Удаление из объекта микроорганизмов, в частности, - пояснил Крец, - На планете есть некоторые вирусы, нам не полезные. Кроме того, подобные образцы полагается держать в состоянии "бац и нету", чтобы в случае чего сразу того.

- Тут речь о разумном чуществе, - заметила хелинка.

- Да, но если сядет вопрос об угрозе всей станции, то, - цокнул грызь.

- Странно, Кре. Тут по три скафа и две герметичные двери на каждого, как могут быть опасны вирусы?

- Да легко. Правда чтобы продемонстрировать, пришлось бы устроить катастроффу, - хмыкнул Крец.

- Ладно, поверю нацок, - согласилась Хишли.

- Поверишь нацок, отлично. Тогда дай тестер...

Эксперименты и прочая шелуха как-грится приходят и уходят, а осуществлять бдение необходимо просто всегда! Чем контингент и был занят, несмотря на нескрываемое желание поскорее разобраться хотя бы с НЛО. По этому поводу было сделано всё возможное, так что теперь оставалось держать хохолок на привязи и дождаться прибытия подкрепления. Как сообщал Ышкин, крейсер "Нарконезависимость" - это обычный райнтарский "милицейский" корабль, базировшийся на Выхухлине-2; обычность подразумевала, что там есть матчасть и большой фактор заинтересованности, так что в том что тему будут трепать сильно, сомнений быть не могло. Они могли быть лишь в том, что эта трёпка немедленно даст хоть какой-то результат.

- Ну смотрите, - бухтел ка-вэ, листая страницы в компе, - Те же самые лырды. Планета фонила радиосигналами за десять с лишним световых лет, а обнаружили их через триста лет после того, как был закартографирован сектор.

- Тут не сравнивай, - цокнул Крец, - Планета применительно к этому - объект статичный. А у нас явно не недвижимость.

- Да, верно. Я просто о том, что не обязательно что-то можно найти.

- Это мы уже поняли, - кивнула Хишли, - Вот как поступят ваши хохолочноподъёмные с зондом? Наверняка утащат для исследований и бла-бла всего такого.

- Не обязательно. Просканируют поатомно, не такой уж он большой, вот и всё.

- Ясно, - с умным видом цокнул грызь, - Остаётся только ждать их.

- Что мы кстати и так делаем... Значит надо ждать быстрее! - высказал свежую мысль Ышкин.

Попробовали ускорить ожидание, но этого не получилось, так что пришлось по старинке. Продолжая пассы над механизмами зонда, Крец поглядывал на подругу и радовался, какая она симпатичная самочка - даже в лётном комбезе, каковой пилоты напяливали в ангаре. В нулевых чтобы не тратить время в случае тревоги, а кроме того так можно не опасаться порезаться, обжечься или изгваздаться.

Внезапно, как птичий привет на голову, прозвучал вызов на коммуникатор. Грызь преодолел желание выбросить прибор и принял вызов. Оказалось что это давешний лисит, Шкер.

- Ну что, лисо - гроза пробирок? - осведомился Крец.

- Вынужден сообщить вам, что по моим данным скоро что-то будет, - коротко оттявкался тот.

- Спасибо кэпище, - фыркнула Хишли, - И сейчас что-то есть, и точно будет...

- Я предутявкнул, дальше ваши мешки, - спокойно сообщил серый и спрыгнул со связи.

- Пухня, - цокнул грызь, - Причём неизвестно, в хорошем или плохом смысле.

- Странно, - точно заметила Хишли, - Он бы не стал тявкать просто так. Что предлагаешь?

- Быть готовыми к! - как всегда точно отцокал сквир.

Ещё поводив ушами, двое вернулись к работе.

- Так, - заявил Ышкин, - Где генераторы эт-самого?

Райнтарец выполнил свою угрозу и теперь лично присутствовал при подготовке лаборатории к "оживлению" щхона. Под "генераторами эт-самого" он подразумевал устройства, должные создать защитный периметр вокруг камеры, так чтобы ничто не проскочило за пределы.

- Генераторов нету, - пояснил серый грызь, возившийся с кабелями, - Здесь проводка от энергетической установки, непосредственно передаётся гравитационный эффект. Сейчас только наладить эту галиматью...

- А галиматья достаточно надёжно экранирует? - вгрызался трёхглазый.

- Ну как цокнуть. Полторы тысячи "же" нормально?

- Если там натурально будет полторы штуки, то нормально.

"Хотя надо будет опробовать на практике" - добавил про себя ка-вэ. Трёхглазый ещё полез исследовать механизм шлюза, который собирались использовать. В это время непосредственные заварщики каши уже просто ожидали, пока будет готово оборудование, и уточняли детали, потому как находящийся в анабиотической камере объект уже был готов. Как оказалось, готов не совсем к тому к чему следовало. Камера стояла на тележке в корридоре, а всё та же зекролиха Лур перекручивала разъёмы на металлическом ящике согласно утверждённому плану. Запищал комп, и зеленошёрстая самка, мотнув длиннющими висящими ушами, посмотрела на экран. Результаты ей не понравились, так что Лур тут же щёлкнула коммуникатором:

- Гус, у меня проблемы. Получи телеметрию.

"Неизвестный тип биологической активности в камере. Повышение температуры выше критической. Анабиотический режим не поддерживается. Сбой системы..."

Зекролиха и сама видела, что присутствует невисть откуда взявшаяся активность: крышка камеры была прозрачная, так что было видно. Лежавшее до этого без движения туловище щхона задёргалось, а затем довольно осмысленно вцепилось когтями в стенки. Небольшой ящик камеры заходил ходуном на тележке, так что Лур шарахнулась к стене; потом она вспомнила, что камера весьма прочная и вряд ли её удастся разбить. Тем не менее зверь внутри ломился в стены так, что в этом возникали большие сомнения. С ним творилось что-то явно не то: шерсть встала дыбом и словно наэлектризовалась... мощные когти зацепились за небольшой зазор в крышке, и она тут же заметно сдвинулась. Из образовавшейся щели донеслось недвусмысленное рычание.

- Дерьмо! - крикнула Лур в коммуникатор, - Оно сейчас вылезет!

- Мотай оттуда!! - быстро сообразил кибергусак.

Зелёная было бросилась бежать, но увидела открытую дверь ближайшего отсека - не просто дверь, а герметичную переборку с автоматическими задвижками. Внутри не горел свет, так что скорее всего никого не было. Лур, не обращая внимания на возню внутри камеры, схватилась за тележку и быстро затолкав в тёмное помещение, повернула рычаг - бронированная дверь мягко упала сверху, загородив проём.

- Гус, наш зверёк изолирован в отсек 112-Б, - выдохнула зекролиха, - Не знаю выберется он или нет, но лично я проверять не хочу.

- Хорошо, скоро уже буду! - гагнуло в ответ.

Судя по грохоту, донёсшемуся даже из-за толстой двери, таки выбрался. Но по крайней мере Лур сочла, что сделала профит: по корридору можно убежать очень далеко, а вот из отсека - никуда. Отгораживался он герметичной стеной, и никакой вентиляции, по которой можно просочиться, там просто нет - в каждом отсеке свой рекуператор воздуха и никакие короба их не соединяют.

Ышкин само собой узнал о конфузе одним из первых, но уточнив что дверь закрыта, занялся расследованием с компа, а не тупо пялилися на эту самую закрытую дверь. Это позволило ему быстрее всех выяснить, что дело не так радужно как кажется.

- В отсеке 112-Б в том числе хранятся образцы Фигни, - сообщил ка-вэ по связи, - Если этот дурень разломает контейнер, сами понимаете чем это чревато.

- Тем что контейнер будет сломан? - ступил гусь.

- Как минимум дурню будет очень плохо, - уточнил Ышкин, - А также получим биологическое заражение отсека.

- Что предлагаешь? - проклюнулся Краффи, которого на чрезвычайную ситуацию долго ждать не надо.

- Срочно приготовить станнеры и включить видеонаблюдение за отсеком, чтобы мы были уверены в целости контейнера. Соответственно скрутить животное и поместить в более надёжный изолятор.

- Десять минут! Сейчас включу наблюдение.

Результаты наблюдения никому не понравились. Бело-чёрное животное колбасило, причём непонятным образом - по шерсти то и дело пробегали электрические разряды, срывавшиеся с лап и с искрами бившие в пол.

- Камаш, Леви! Ультразвук сюда, на случай если выйдет из строя камера! - Краффи соображал быстрее, чем развивались события, так что когда мечущийся по помещению щхон снёс видеокамеру, за стеной уже включили прозвучивалку. К двери собрались двое трёхглазых в защитной экипировке и вооружённые мощными станнерами, а главное с ними были два робота типа "жук", с тем же инвентарём.

- Так, на счёт ноль открываем, - спокойно рассказывал один из ка-вэ, - Вы влево, мы вправо. Вам держать дверь, если вдруг ломанётся. Высушено?

Примерно в это время Ышкин, находившийся здесь же неподалёку, увидел странное явление. Дверь зарябила, как вода в ведре, а затем быстро превратилась в огромную пасть с глазами навыкате, смотревшими в разные стороны!

- Ыфре, ты это видел? - осведомился он у бойца, - С дверью?

- Нет, - ответил тот, - Дверь на месте.

- Тогда всем на полную включить защиту, наводка на голову!

- Дерьмо! Когда это закончится, наконец! Хронический пепякоденс, надоело!

- Тихо! Приступаем к схвачиванию! Минус два! Минус один! Ноль!

На счёт ноль дверь быстро ушла вверх, и станнерщики юркнули внутрь, не мешая друг другу и роботам. Один из них тут же сообразил, что ему удобнее всего, и выстрелил в катавшегося по полу щхона. Из прибора вырвался сноп искр, в полёте расправившийся до паутины; тонкие нити моментально оплели тушку, сматывая в кокон и одновременно увеличивая толщину - спустя три секунды зверёк был упакован. Однако прежде чем это случилось, мигнула особо яркая молния, поднявшая в воздух несколько столиков с инструментами; ка-вэ с их защитой разряды не колыхали, так что они и не заметили. Зато все заметили, как от мощного разряда отправился в полёт небольшой металлический цилиндр, ранее закреплённый на подставке. Капсула срикошетила от пола, вылетела в корридор и пробила тамошнюю тонкую перегородку, как снаряд...

Через не особо большое время Ышкин связался с ангаром и высказал желание задушить Шкера, натявкивающего всякую фигню. Впрочем он сказал куда больше слов по делу, чем без оного.

- Самое кислое в том что произошла утечка Фигни, - поведал трёхглазый, устало помешивая чай, - И судя по всему этот пхон... или как там его, успел наглотаться.

- Не грызу как такое могло произойти! - фыркнул Крец.

- Никто не грызёт! Изоляцию камеры намеревались сделать только завтра, а теперь выясняется что вполне вероятно нишиша не выйдет. Прибавь к этому то что курицыного сына станеры держат от силы минуту.

- А где же оно сейчас? - икнула Хишли.

- Заперто в том же отсеке. По крайней мере пока стенки выдерживают.

- Смотри, ты сказал наглотаться Фигни, - цокнул грызь, - Но он и так её мог глотать вёдрами, у себя дома.

- Одно дело дома, - пояснил Ышкин, - Там он не генерировал гусак знает каким образом прорву электричества, и вообще! Я бы сказал что ситуация в любое время может выйти из-под контроля. Я бы сказал, но с другой стороны наблюдаемые эффекты весьма интересны, а гарантий того что удастся снова повторить такое, нету...

- Поэтому ты закрываешь на это уши, - предположил Крец.

- Подзакрываю, - согласился ка-вэ, - Уж кому как не тебе, грызо, знать о том что любое начинание нельзя доводить до беспредела. В том числе безопасность.

- Даже безопасность? - подначила Хишли.

- Даже. Если, тогда нам всем надо 25 часов в сутки производить оружие и разрабатывать новое.

- По-моему ты так и делаешь, - хихикнула хелинка.

- Мне можно, - показал на третий глаз Ышкин.

Тем не менее никто из космолётчиков не собирался забывать о своей основной теме, а именно поиске владельцев зонда, обнаруженного в 0309й системе. Райнтарец Ыбер провёл кой-какие рассчёты, подтверждавшие невозможность для крупного аппарата пройти незамеченым в район пространства возле Чрунхия. Из этого наклёвывался довольно неутешительный выводок о том, что неизвестная активность разворачивается внутри этого района.

- Тупь, - цокнул Крец, снова расслушивая карту, - Тут же ничего нету!

- Кое-что есть, - возразила хелинка, - Вот, на самом краю, в системе Жмуркин.

- И что там?

- Там сейчас раскопки на третьей планете, которая бывшая обитаемая. Если раскопщики не ошибаются, бывшесть измеряется всего в семь тысяч лет. И что самое Г, - подняла палец Хишли, - Причём сами решайте что такое Г, там существовала цивилизация, вероятнее всего уровня достаточного для межзвёздных полётов.

- Да, - послушал экран грызь, - Вот это вполне вероятно. Оттуда и мог взяться подарочек.

- Да, но семь тысяч лет тоже не малый срок, - заметил Ыбер, - И всё это время некто шлялся по пространству, и ни разу не был запален?

- Легко, - цокнул Крец, - Это совершенно невозможно, если речь о машинах сходной с нашими системы. Но там наверняка было что-то другое. И вполне вероятно, вообще досветовое. Поэтому ему проболтаться сколько хочешь времени - небольшая проблема. Хиш, ты как всегда сказала самую соль.

- Я случайно, - отмахнулась та, - Слушайте, а ещё-то шарить будем, на всякий случай? Конечно у нас уже 12 суток до подкрепления, но всё же?

- Ыш конечно гнёт что надо, - фыркнул Крец, - Так что придётся.

По крайней мере без спаскорва истребитель преодолевал расстояние за полтора часа, так что особой нагрузки в том чтобы слетать и проверить, что творится, не виделось. Крец и Хишли упаковались в свой И-99 и отбыли на патрулирование. Для начала они проверили данные уже со своих разведзондов, поставленных следить за несвоим разведзондом...

- Кое-что попалось, - сообщила Хишли, посмотрев записи, - Гравитационная аномалия. Примерно семь часов назад.

- Короче цокая что-то пролетело, - цокнул Крец, - Вот напух. Оставалось бы оно там где было.

- Не занудствуй, пушня. Иначе нам опять будет нечего делать. Считай повезло.

- Да, но я беспокоюсь о станции.

- Её плоховато видно, - напомнила Хишли, - Если перейти к режиму полной маскировки, сам знаешь.

- Знаю, потому и, - хмыкнул грызь, - Такую тупь надёжно спрятать невозможно. Надёжно только сделать так, чтобы некому было искать.

- Да-да. Ну что, здесь всё?

- Здесь да. Давай ещё к соседней завернём, послушаем? - предложил Крец.

Завернув к соседней звёздной системе, они выбросили ещё пяток малых детекторов - так, на всякий случай, и уж потом с прочищеной совестью вернулись к базе. Найти базу действительно было не так просто - в пассивном режиме локаторы станцию не видели, а в активном включались глушилки, расставленные вокруг. Поэтому находили тупо по координатам, каковые запомнил и просчитал комп при старте. Таким образом, никому ещё не удавалось сделать снимок станции на память, потому как её просто было не видно.

Причастных же к эксперименту ожидал большой аврал, так как у всех чесались лапы выяснить причины наблюдаемых аномалий. К удаче, все аномалии удалось локализовать в одном отсеке, зато активность оных возрастала со скоростью, значительно превышающей рассчётную. Щхон вроде выглядел довольно живо, хотя и продолжал генерировать вокруг себя целое плазменное облако - животное даже пробовали подкармливать, но оно пока на это не отреагировало. Само кислое состояло в том, что щхон натурально теперь нахватал на себя амёб из Фигни, а что из этого получится - сказать не мог никто. Станнерщикам приходилось дежурить постоянно на случай прорыва двери или стен отсека - любому ослу было понятно, что для неуправляемой силы всё равно, ломать дверь или потолок.

По станции срочно активировали системы повышенного биологического контроля, которые могли впринципе отследить наличие вируса в воздухе даже в мизерных количествах. Однако из-за того что никаких опасных работ в последнее время не вели, мониторинг предстояло заново запустить и откалибровать, а это требовало времени. На всякий случай ввели карантин вокруг зоны, пострадавшей от эксперимента, и перемещались через эту границу только по оборудованым корридорам. По всей станции был объявлен повышенный уровень угрозы, что означало перевод на полу-казарменное положение.

Космолётчики не сидели сложа лапы, но и не лезли из шкур, пока сие не требовалось. Помимо обычного дежурства только лиситы слетали на ослушивание чуть подальше, но ничего не нашли. Нервности убавляло то, что время прибытия крейсера неумолимо приближалось, а целый КВК - повод вздохнуть гораздо более свободно. Впрочем если уж откровенно, то никто вообще за голову не хватался, и правильно делал.

Ышкину же пришлось выслушивать доклады о том, что в одном из отсеков обнаружена обглоданная тушка голубя. Всё было бы ничего, но вкупе с этим несколько чуществ сообщили о разнообразных глюках, посетивших их как раз в том же районе. Райнтарцу не нужно было быть семи парсек во лбу, чтобы понять чем это пахнет.

- У нас распространение аномальной активности, - передал он всем причастным, - Вполне вероятно некое воздействие, не фиксируемое биомонитором. Ввиду фактов съедения птицы предполагать наличие неких объектов, представляющих опасность. Зону карантина расширить ещё на три секции... И да, готовьтесь эвакуировать этого клоуна со станции.

Крец и Хишли, выслушав эту пургу, переглянулись и сделали одно и тоже - достали из карманов оборудование для защиты от всяких неприятностей вроде намечавшихся. В комплект, каковой полагался на каждого находящегося на станции, входил приборчик для определения пригодности воздуха; в случае если в таковой возникало сомнение, можно было сунуть в нос фильтры, которые минут двадцать позволяли дышать даже если вокруг нет кислорода. С этим было не так просто, потому что одно дело сквирячий нос, и совсем другое - хелинячий; некоторое время было потрачено на прилаживание прибора к тушке, благо он и рассчитывался на гибкость.

Вторым номером шла резонансная электромагнитная защита, выполненная в виде кольца на голову и блочка, подключаемого проводами. В народе эту погрызень называли "щитом против магии", а на самом деле оно здорово помогало от слишком сильных магнитных полей и радиоизлучения, которое в том числе могло вызывать глюки.

Куда меньшее внимание на сообщения Ышкина обратил лырд, копавшийся в одной из лабораторий. Несмотря на постоянную работу с ними, эти чущества всё ещё имели по большей части самоцентрическое сознание и огромное значение придавали, кпримеру, социальному статусу. Короче говоря для всех остальных были полными фриками. Эта теория на практике вылилась в то, что поскольку ка-вэ ничего не приказывал делать в связи с, то лырд и не подумал о том, что стоит. И, в отличие от абсолютного большинства работающих на станции, практически пропустил предупреждение мимо ушей.

От компа его оторвал писк прибора, и лырд весьма недовольно скрючил рожу. У себя дома он непременно кого-нибудь нанял бы для столь тупой работы, как перенос пробирок из одной машины в другую, но здесь это было исключено. А следовательно приходилось поднимать гузло и совершать перемещение лично. Опять же, будь это кто-то ещё, он вряд ли отвлёкся бы от своих мыслей и перекинул колбы на автопилоте; лырд же, даром что в лаборатории он был только в компании бактерий, принял пафосный вид и прошествовал к агрегату, как гвардеец почётного караула. Напоминал он при этом не иначе как ярко раскрашенного петуха, так что у любого вызвал бы хороший ржач.

Изъяв обойму с пробирками, существо с не менее напыщенным видом откочевало через всё помещение, вдоль рядов аппаратных стоек и работающих приборов. Соль состояла в том, что вся эта клоунада помешала ему увидеть блямбу матово-чёрной жижи, лежавшей на полу - она и не пряталась, а возлегала на самой середине. Нога лырда попала аккурат в кляксу, и подскользнувшись, он загремел на пол. Действительно загремел, потому как роговые щитки на конечностях и даже спине громко врезали по полу.

Ошарашенно озираясь, лырд сообразил, на чём подскользнулся, и поспешил отодвинуться от блямбы, благо она осталась лежать на месте. Произнеся ругательство, чущество сгреблось с пола и уставилось на кляксу, пытаясь сообразить что это. Тем временем жижа довольно быстро вздулась пузырём, некоторое время покачалась, как слизняк, а затем стремительно поползла в сторону лырда. Тут уже не требовалось большого ума чтобы уловить чреватость, так что лырд отпрыгнул, не теряя странную штуку из поля зрения, и схватил ведро: если накрыть, то сойдёт.

"Слизняк" на некоторое время замедлил движение, а затем из верхней части пузыря выдвинулось нечто подозрительно похожее на глаз. Штуковина огляделась вокруг и остановилась прямо на лырде, который уже подумал, что ведро не самая хорошая идея. Лучше показался плазменный паяльник, попавший под руку. Открутив наконечник, лырд пыхнул порядочной длинны факелом из сопла инструмента.

- Ах ты дерьмо! - почему-то обозлился он на жижу, и шагнув вперёд, направил факел прямо на чёрную массу.

Помещение тут же наполнилось невообразимым по гнусности визгом, переходящим далеко в ультразвук. Лопнули несколько стёкол, кое-где закоротило приборы, но главное что паяльная лампа совершила дугу и факел ударил по стеллажу с банками. Тут же грохнуло несколько небольших взрывов, и всё вокруг окатило раскалённой жидкостью. Бросив паяльник, лырд с воплями бросился к выходу. На жижу тоже здорово попало огнём, и теперь она стала куда активнее, чем была. Чёрная масса сорвалась с места и полетела по полу, набирая скорость, на ходу собираясь в катящийся шар. Причём катился он отнюдь не в произвольном направлении.

Когда лырд в панике захлопнул дверь и втопил кнопку тревоги, он услышал возню уже за спиной. Жижа распахнула самую натуральную пасть с зубами, и с визгом бросилась в атаку...

- Значит так, - заявил Ышкин, - Группе 3 заняться немедленной эвакуацией объекта со станции. Остальным поясняю, что у нас чрезвычайная ситуация, связанная с самообразованием неких квазиорганических структур, сухо выражаясь. Не сухо выражаясь, двадцать литров чёрной жижи, неизвестно как оказавшиеся в лаборатории, чуть не сожрали лырда. В другом отсеке тоже была жижа, но они её локализовали.

- Слушайте! - вылез кто-то, - Что за ересь? Как жижа может кусаться?!

- Укусить не укусит, но засасывает насмерть, так лучше? - язвительно просвятил ка-вэ, - Ангар, сейчас буду у вас.

Исполнив угрозу, Ышкин объявился в ангаре. Судя по его взъерошенному виду, было о чём тереть.

- Предположительно, атрибуты наблюдаемой аномалии следующие, - он развернул на столе схему станции и ткнул карандашом, - От объекта распространяется некое воздействие, вызывающее появление жижи...

- Каким образом?? - хором тявкнули лиситы.

- Да насрать!! - с чувством ответил Ышкин, - Это не имеет никакого значения для мер по ликвидации. Одна из них уже принята, а именно то что мы уберём источник эм... жижогенеза...

Тут уж сам трёхглазый не выдержал и заржал, а с ним и остальные.

- Да. Когда источник будет убран, предстоит прочесать всю станцию. Не смотрите на меня так, что вы ещё предлагаете? Мы даже не знаем, из чего образуется жижа. Вряд ли она нарушает закон сохранения вещества, а если бы она бралась из воздуха или стен, её бы уже были тонны... - Ышкин подёрнул ухом, - Поэтому предстоит провести полную уборку.

- Ни разу не сомневаюсь что это входит в наши обязанности, - цокнул Крец, - Но для прочёсывания потребуется куда больше единичек, чем есть нас.

- Грызо понял, в чём соль, - показал на грызо Ышкин, - Сделаем вот что. Дежурить в ангаре остаётся один Ыбер, нишиша страшного. Остальным принять под командование по отряду гражданских для проведения зачистки. Сухо?

- Не совсем, - почесала за ухом Хишли, - Но вопросов не имею.

- Тогда так, - продолжал быстро навешивать ка-вэ, - С каждого блока набираете по 25 носов, срочно оснащаете защитой и возможно, бидонами для выноса жижи. Далее принимаете сектор фронта и двигаетесь по часовой стрелке вдоль всей станции. Нишиша особо сложного. Захламлённых мест у нас тут немного, поэтому самый элементарный осмотр сразу покажет, есть ли.

- А станнеры? - осведомился Шруш.

- Вам хватит, а всем нет. Вон там лежат, возьмите, - показал Ышкин, - И, товарищи, в темпе! Неровен час ещё какое гуано случится, а мы со старым возимся.

Он нипуха не шутил, да и все причастные понимали, что нельзя терять времени. Крец в нулевых рядах схватил в лапы станнер, совмещённый заодно с обычной винтовкой - так, на случай если ничто не сработает. Контингенту потребовалось некоторое время на то, чтобы понять как тут что - обращаться с такими штуками все умели, но делали это мягко цокая нечасто. Если лиситы ещё хоть гоняли шутеры на компе, то грызь и хелинка если и стреляли, то только из чего-то помощнее... впрочем стрельба тут была исключительно опциональным пунктом, и волыны взяли скорее для того, чтобы внушать гражданским. Как ещё можно было рассудить, если на холодную плазму жижа не реагировала, скрутить её сеткой не получится, да и простреливать пулями - довольно бесперспективно. И всё же расставаться со стволами никто не пожелал.

- Слушай, Кре, - сказала Хишли по пути к цели, - Давай знаешь что сделаем, проведём мобилизацию на две пуши? А то мне как-то стрёмно ходить одной по блоку и орать про жижу...

- Конечно, Хишечка, - цокнул грызь, - Интересно, я тоже самое подумал раньше тебя, или позже?

Хишли улыбнулась и пихнула его в бок, а Крец подумал что всё-таки это порядочное счастье.

Через пять минут они уже колотили прикладами оружия в двери жилблоков, дабы собрать народ на вече по поводу. Когда в корридоре оказалось достаточно носов, Крец прочистил уши и отцокал о соли:

- Товарищи, необходима ваша помощь в ликвидации чрезвычайной ситуации. Нужны добровольцы.

- А что случилось? - осведомился некто прямоугольно-серый, в огромных очках.

- Событие случилось. А именно то что по станции шляются блямбы неизвестного квазиорганического вещества. Их-то нам и нужно найти и удалить. Нужно двадцать пять единиц эт-самых...

Тормоза практически отсутствовали, и весьма быстро из толпы набралось искомое количество разношёрстных единиц. Поскольку комплекты защитного оборудования у всех были свои, на этом экипировка в основном была закончена, только ещё набрали фонариков и реквизировали из столовки два бидона из-под молока по сорок литров.

- Так, бойцыЪ, - цокнул Крец, - Надо ещё всем взять длинные палки, чтобы не лезть мордой в тёмные закутки, и фонарики тоже обязательно. Давайте вы эт-самое, и сбор тут же через двадцать минут. А да, ещё чтобы у всех коммуникаторы были, причём в рабочем состоянии. Кло?

Поскольку кло, грызь и хелинка отправились в следующий блок и там тоже навели шум. Поскольку все были в курсе происходящих событий, то недолго думали над предложением.

- Кстати это тот блок был какбы мой, а этот твой, - заметила Хишли.

- Мм, ну да, - припомнил Крец, - Так чего, иди в столовку, а я тут останусь.

- Тогда удачи, Кре, - улыбнулась бурая, - Будь ос... экхем. Просто удачи!

- Тебя туда же, - оскалил резцы грызь.

Идея ополчения, а особенно с собой в роли командующего, ему не очень нравилась. Крец с куда большим удовольствием вступил бы в бой с эскадрой пришельцев, задумавших напасть на Чрунхий - потому что так он был бы на своём месте и доподлинно знал, что делать. Однако, цокнул он себе, выбирать не приходится. Раз попало так - значит и крутиться придётся именно таким образом. Ведь как-грится, союзные вооружённые силы - это самая суровая во Вселенной армия маленьких пушнохвостиков. Которая появляется там, где злой фабрикант угнетает рабочих! Где фермер собирается взорвать лисью нору! Где... Крец помотал головой, смахивая с мозга виданную ранее пропаганду.

Приведённый в столовку, уже другую, отряд расположился на скамейках - подкормиться, разобрать инвентарь и ещё раз более подробно выслушать соль. Грызь отметил наличие не менее шести грызей, двое из которых были сквирами, а четверо судя по всему хомякоидами; всё, по которому он судил, торчало по сторонам головы и называлось защёчными мешками. Приглядевшись, Крец узрел ещё зекролов, которые тоже вроде как грызи. Также имелось штук восемь фелинов различных расцветок, одно лисо и два чущества навроде лисо, но с бесшёрстыми мордами, покрытыми синей кожей. Как называются эти граждане, грызь даже не знал, но для дела это было несущественно, потому что

- По порядку ра-а-ассчитайсь! - громко цокнул он, и когда все просчитались, продолжил, - Теперь называемся по номерам, чтобы быстрее и не путаться.

- А почему нас двадцать четыре? - вылез рыжий кот.

- Потому что считали с нулевого. Кто нулевой?

- Йа!

- Нулевой, теперь ты двадцать пятый, чисто? А нулевой это я, - навёл порядок Крец, - Ну вот. Теперь ещё слова. Возьмите с собой бутылки с водой и корма, потому что может потребоваться торчать на постах. Палки, фонари, коммуникаторы у всех с собой? Хорошо. Нужны четверо для переноски бидонов...

Распределив обязанности в группе, Крец ещё минут пять посвятил обцокиванию известных свойств жижи.

-...Главное в том что это не животное и тем более не разумное существо. Оно реагирует только на физические раздражители, поэтому ни в коем случае нельзя делать необдуманных шагов, типа подпаливания жижи паяльником. Напротив, ваша задача - как можно осторожнее изолировать жижу от каких-либо раздражителей, типа действуюших механизмов, и затем самым аккуратным образом загонять её в ёмкость...

Правда после этого он добавил, что всё это чистой воды теория и никто не поручится за правильность. А также, если уж цокать открыто, за сохранность тушек "ополченцев". Зато, как было замечено, есть уверенность в сохранности совести, что куда значительнее.

Сбор отряда прошёл достаточно быстро, так что у Креца осталось время устроить проверку связи и поболтать с Хишли, прежде чем Ышкин дал отмашку на начало операции. Объект удалось без особых проблем вытащить в пассажирский вагон, прицепить его к ФВ-18 и на автопилоте отправить подальше от станции. Сразу же было замечено, что мониторинг после этого пришёл в норму и более не выдавал сплошных помех - правда, жижу он по прежнему не фиксировал, как ни старались. Ввиду этого зачистка была вполне рациональным решением - быстрее проверить всё влапную, чем ждать неизвестно сколько.

- Фаланга! - цокнул Крец, - Подъём! За мной!

Нестройным рядом "фаланга" потянулась в указанном направлении. Грызь также объяснил методику, которую в свою очередь объяснил ему Ышкин. Следовало не только осматривать помещение, но и патрулировать за стенками, воизбежание.

- Да, вот ещё, - доцокнул грызь, - Вы все тут так или иначе научники, так что понимаете. Очень хорошо было бы понять, из чего образуется эта погрызень. Так что наблюдайте. Так, отсек 30-2, прямо впереди. Пошли!

После того как условленные номера оцепили периметр, остальные осторожно открыли герметичные двери и зашли внутрь. Крец постоянно держал перед глазами схему помещений - некоторый сектор уже зачистили, так что предстояло двигаться от него вдоль торообразного корпуса станции. Причём самое кислое, что как казалось могло произойти, не произошло: в планетоидной Полосе и в Водопроводе никаких аномалий замечено не было. Предположили, что там жижа тут же подвергалась воздействию микроорганизмов и распадалась в зародыше, в то время как в других отсеках наблюдалась почти стерильная атмосфера, и там ничто не мешало образованию расти.

- Номер ноль, разрешите обратиться?

- Да номер шестой. Чочо?

- Если этой гадости нужны стерильные условия, значит её можно уничтожить просто насвинячив в отсеке!

- Не думаю. Когда она уже большая, стрептококами её не проймёшь... Но вот если сделать ядрёную смесь, ммм... - задумался Крец, - Цокнем как-то совместить гнилостные бактерии и кислоту, чтобы она проедала вглубь...

- Это номер три, вижу жижу! - взволнованно сообщил хомяк, и вспомнив инструкцию, добавил, - Левый дальний угол склада. Литров пять-семь кучно.

Ну вот, началось, подумал Крец и сам поспешил туда, потому как заранее не занимал место в цепочках прочёсывающих. По сигналу к месту также побежали бидонщики с совковыми лопатами. Жижа обнаружилась в дальнем углу, тёмном из-за того что лампы закрывал огромный штабель коробок - по грязному полу медленно баражировала кругами странная капля, похожая на расплавленный кусок мазута, скорее всего - только никакого запаха она не издавала. Загонщики притаились за ящиками, как будто впереди была стрелковая рота противника.

- Ну йа что цокал? - тихо цокнул Крец, стоя посередь прохода, - Оно нас не видит. Оно ничего не видит.

В подтверждение он взял с коробки болт и запустил в стену - срикошетив, он упал в паре шагов от жижи. Та сначала метнулась туда, потому оттуда, и вернулась к бессмысленному движению по кругу. Бойцы постепенно вылезли из укрытий. Хомяк посветил в угол фонарём, и неожиданно капля развернулась аккурат на него - все услышали негромкое, но весьма зловещее шуршание песка и камешков, которое жижица издавала при "ходьбе". Мешкастый замер с выпученными глазами, но жижа только ускорялась. Крец сумел сообразить быстрее остальных - возможно, тренировки истребителя тут не пропали даром. Грызь выхватил фонарь из лап хомяка, и жижа тут же остановилась. Стало ясно, что она двигалась просто по лучу света. Крец осторожно посветил так, чтобы световое пятно подходило с другой стороны, и чёрная капля неспеша откатилась обратно. Присутствовашие выдохнули с большим облегчением.

- Всем чисто? - на всякий случай осведомился грызь, и получив утверждение, кивнул на бидон, - Так, положите его вон туда, на бок. С открытой крышкой, естественно.

Фелин, стараясь ступать как можно мягче, зашёл в угол сбоку и аккуратно положил бидон, уперев ручкой в пол, чтоб не катался. Затем он открыл гостеприимную крышку и также осторожно отошёл.

- Так, не, - фыркнул Крец, - Второго шанса может не быть. Проволка у кого-нибудь есть?

Бежевый хомячина сунул лапу прямо в собственный рот, по локоть, и изьял оттуда моток тонкой проволки. Не время кроиться, подумал Крец, вытер слюни о комбез и пошёл привязывать проволку к крышке бидона. Подумав, он перевернул посуду так, чтобы крышка была сверху - теперь достаточно отпустить привязь, и она упадёт на защёлку. Вернувшись за баррикаду из коробок, пушнохвостик снова применил фонарь. Сначала жижа капризничала, но потом поползла таки в сторону светового пятна - в центре оно было ярче, и можно было отодвигать его так, чтобы капля не добралась дотуда.

Косяк состоял в том, что таким образом не получалось загнать жижу внутрь посуды. Вставая в горлышке, она закрывала свет, и пятно гнало её уже в обратную сторону. После серии опытов Крец оставил блямбу на самом входе в бидон и убрал свет. Для начала он включил связь:

- Хиш, это йа. Вы уже что-нибудь нашли? Хорошо. Слушай, по крайней мере у нас капля отлично реагирует на свет, поняла? Не вздумайте светить прямо на неё! И да, передай остальным.

- Всё чисто, Кре, сейчас сделаю, - ответила Хишли.

Так, организационные решения прошли, цокнул себе грызь, теперь таки загнать жижульку в посуду.

- Может, лопатой наподдать? - предложил кот.

- Не, резких движений лучше не делать, - мотнул ухом Крец, и посмотрел на собственные перчатки от лётного комбеза, натянутые на лапы, - Лучше попробовать потихоньку.

- Что, лапами?!

- Не лапами, а перчами на лапах. К тому же это почти идеальный теплоизолятор и ничем не смачиваемая поверхность. Должно прокатить, - довольно уверенно цокнул грызь, - Всем быть готовыми к.

- К чему??

- К событиям.

Дав столь исчерпывающие указания, Крец на цыпочках приблизился к жиже и затем присел, чтобы было удобнее. Капля заволновалась при его приближении, но зато он не волновался - это как рябь на воде в стакане, достаточно дать успокоиться - и всё. Так и случилось. Подождав пока жижа будет лежать без движения, грызь вытянул лапу и остановил её в паре сантиметров от капли. Снова выждал, и уж тогда прислонил палец к чёрной поверхности, которая показалась достаточно упругой на ощупь. Крец вздрогнул, потому как по перчатке быстро обернулась тонкая струйка чёрного вещества, ветвившаяся и явно обшаривавшая объект, попавший в зону досягаемости. Спокойно, цокнул себе грызь, изоляция же. Перчатка ни разу не органическая, так что эт-самое.

Через несколько неприятных секунд его измышления подтвердились, и охватившая лапу жижа стекла обратно в каплю. Теперь Крец осторожно взялся за эту ерунду двумя лапами, подождал пока жижа снова успокоится, и стал сталкивать каплю в горлышко бидона. Он боялся расплескать это довольно эфемерное образование, но чёрная клякса не оставляла на поверхности никаких следов, так что грызь продолжал. Спустя минуту, по пол-сантиметра сталкивая жижу, Крец загнал её внутрь - блямба сползла из горла посуды в основную часть. Грызь осторожно закрыл крышку и защёлкнул запор.

Все в очередной раз облегчённо выдохнули, а Крец утёр с носа выступивший холодный пот.

- Суслики щенки.

- Отлично, грызо! Теперь мы переловим эту дрянь.

Бидон самым осторожным образом перевели в вертикальное положение и понесли к месту утилизации, как рюмку до краёв наполненную жидким нитроглицерином. По раннему плану, ёмкости с жижей стаскивали в "вагон", то бишь транспортную капсулу, которую потом предполагалось убрать подальше от станции. Крец же занялся обследованием места, по которому ползала жижа - как просто своими ушами, так и некоторыми приборами. Лишь убедившись что там совсем ничего нет, он посчитал инцидент исчерпанным. А посчитав, изъял из карманов бутыль чая и несколько запасённых орехов.

В то время как отряды "милиции" начали зачистку станции от результатов эксперимента, состоялось экстренное совещание по вопросам самого эксперимента. Настроение у всех было довольно подавленное, так как с щхоном как творилось гусак знает что, так и продолжало твориться. Впрочем фразеологизм насчёт гусака тут был не в пух, так как именно гусак тоже не знал, обескураженно клевал ряску и гоготал.

- То что пошло не по плану, это уже ясно, - вздохнул Краффи, - Вопрос в том, что ещё можно сделать. Что с проверкой состояния объекта?

- Состояние неизвестное, - доложил Фато, - Физиологическая активность по прежнему аномальная. На сигналы объект не реагирует.

- Шишово. Ваши предложения?

- Ещё вот что, - заметила Выса, - Данные с нейросканера указывают на то что нервная система объекта подвергается постоянному болевому шоку. Мы не знаем может ли оно что-то чувствовать, но в любом случае я считаю необходимым его уничтожить.

- Поддерживаю, - кивнул Фато, - От попыток ввести в анабиоз может быть ещё хуже.

Недолгим голосованием было принято постановление объект ликвидировать. Это прибавило работы Ыберу, так как ликвидировать вагон можно было только с помощью истребителя. Трёхглазому пришлось лезть в машину и вылетать в пространство, дабы расстрелять цель из главного калибра И-99. От попадания болванки контейнер однозначно за доли секунды превратится в отдельные атомы; ключевым было "за доли секунды", так как впринципе можно и сжечь в звезде, но это куда дольше.

Пока истребитель нарезал круги по системе и ждал чтобы ФВ-18 вытащил ящик подальше от планет, Выса с довольно хмурым видом нарезала круги вокруг пульта.

- Выс, ну что ты? - позвал Фато, - Не повезло значит не повезло.

- Я думаю тут дело серьёзнее, чем невезение. Мне кажется есть некоторые вещи, которые делать нельзя. И одну из них мы как раз и сделали.

- Не совсем согласен, - фыркнул Фато, - Есть железная логика.

- А есть то что подсказывает сердце, - кошка замерла на месте, - Да кстати!

Она вернулась в кресло и снова переключилась на телеметрию вагона. "Объект" по прежнему был там, но кажется вёл себя куда более осмысленно - просто обшаривал носом периметр помещения, а не прыгал с пола на потолок, как раньше. Кроме того Выса заметила, что зверя потряхивает.

- Смотри, - сказала она, - По-моему оно простудилось.

- Эмм... - не сразу вкурил Фато.

- Потому что мы вкололи штамм гриппа, - пояснила серая, - Думая что он может разрушить структуры, образованные Фигнёй.

- Да, но то что там случился насморк, что это меняет?

- Не знаю, но сам позырь, выглядит куда живее!

- Да, выглядит, - позырив, согласился чёрный, - Но от одного выгляда не распляшешься. Попробуй ЕДК.

- Точно! - щёлкнула когтями Выса, и переключила связь, - Эй, жывтоне?

На камере, установленной в контейнере было хорошо видно, как щхон прижал уши и замер, округлив глаза. Фелины переглянулись, и Фато хлопнул по кнопке print screen. Спустя минуту Ыбер получил отбой на расстрел контейнера. Нельзя сказать чтобы он остался этим чересчур доволен, но отбой так отбой. В качестве новой лаборатории по работе с объектом было решено использовать один из спаскорвов, пристыковав к "вагону". По крайней мере теперь пассы следовало проводить подальше от станции...

Опробованная методика, изобретённая на ходу, давала свои результаты, и ещё несколько бидонов жижи отправились Куда Следует. Крец также заставил своих ополченцев подождать два часа, когда была обнаружена активная бляха жижи, лазавшая по помещению - как он и предполагал, в конце концов ей это надоело и жижа улеглась в обычную кляксу. Попытки же другой группы брать активную дрянь едва не закончились плачевно, так что нельзя было не признать что это было правильным.

По отработанной схеме занимая места вокруг места обнаружения эт-самого, бойцы отключали в помещении свет, чтобы лучше действовал фонарик, и испытанным способом закатывали чёрную нелепость в бидон. По этому поводу большое "фи" высказал завхоз станции, сообщив что так бидонов не напасёшься. Пришлось быстро сварить отдельнй контейнер, в который жижу выливали, и таким образом не губили тару для пищевых продуктов. Что несколько напрягало, так это то что по прежнему не было понятно даже приблизительно, как и из чего появляется к.о.с. ( квази-органическая субстанция ).

Отдыхать пришлось непосредственно на "линии фронта", разделявшей станцию на зачищенную и не зачищенную зоны. Сотрапы притащили брезент и тюфяки с мохозаменителем и расположились прямо в корридорах. Само собой бдительность не снижали ни разу, учинив сменные посты для постоянного контроля за. Вообще за обстановкой следили ещё множество камер, но ополчение уже вошло в раж и не было намерено давать врагу ни единого шанса. Крец например с трудом сдержал ржач, наблюдая рыжего хомяка в балахоне, который топтался на посту с лопатой наперевес.

- Всё чи!!!... - начал орать мешкастый, увидев грызя.

Крец состроил такую рожу, что тот оборвался на полуслове.

- Йа-ж цокал, грызо, не надо орать, - тихо цокнул он, подойдя, - И для жижи опасно, и тут граждане суркуют.

- Чисто, товарищ командир! - с трудом снизив громкость, ответил тот.

Крец хмыкнул и пошёл дальше по корридору. Отвлекаться в этом обходе можно было сколько угодно - корридор, обшитый металлическими панелями, был хорошо освещён и ничем не заставлен, так что даже муху не проглядишь при всём желании. Грызь потёр глаза, которые начали слегка чесаться от долгого бдения, и поправил обруч с защитой на голове. Вот те и напух, подумал он, цокнуть не успеешь как угодишь на войсковую операцию! Впрочем, кажется дело движется в темпе и к закруглению. Крец подумал про Хишли, потом про лес... потом опять про Хишли, так что фыркнул и назвал себя идиотом. Правда это было в хорошем смысле, так как лучше быть довольным и полезным идиотом, чем несчастным и вредным умником.

Кое-как отсурковавшись и догнавшись тонизирующей дрянью из пакетиков с надписью "тонизирующая дрянь", ополчение продолжило свои действия. Особо спешить никто не собирался, но и растягивать ни к чему - вдобавок, со всех жилблоков, попавших в опасную зону, выселили жильцов, и пока они тусовались где попало. Для того чтобы вернуть станцию к нормальному функционированию, следовало таки закончить фигову зачистку, а в перспективе настроить монитор и окончательно убедиться, что всё чисто.

- Отряд! Перекличка!

- Первый!

- Второй!...

- Выдвигаемся, отсек 23-А, - отцокал Крец, - страхующая группа со стороны 24-А.

Он лично наблюдал, как зекролы привычно спокойными движениями открыли дверь, убедились что рядом ничего нет и медленно двинулись внутрь помещения, а рядом с открытой дверью занял пост фелин, вооружённый на всякий случай ведром - если набросить на жижу, помогает хорошо. Впрочем, как и все остальные, вооружён он был в нулевую очередь кое-чем действительно крутым, находящимся между ушей.

Крец убедился что все своё дело знают, мотнул несколько раз хвостом и спрятал его под комбез, воизбежание. Волоча на плече изрядно надоевший станнер, грызь отправился по корридорам на своё место: оно как обычно было между отсеками. С одной стороны у него оказался нечищеный отсек, с другой - тот который сейчас прочёсывали. В подтверждение этого в дальнем конце корридора открылась дверь направо и высунувшись, осмотрелся сквир. Крец мотнул ему ухом, и грызо снова спрятался. Ну вот, теперь ждать пух знает сколько времени. Под уши снова полезли мысли, не имевшие никакого отношения к оперативщине, и Крец стал прохаживаться туда-сюда возле разветвления корридоров, осматривая во все стороны. На связь сначала вылез Ышкин, а потом Хишли; грызь обоим сообщил, что он прохаживается туда-сюда возле разветвления корридоров, осматривая во все стороны.

По мере этого прохаживания он проходил и мимо двери в следующий, 25й отсек. В довольно толстой задвижке имелась прозрачная вставка - окошко, через которое было немудрено услышать то что находится за дверью. Находилась там очередная лаборатория, заставленная столами и шкафами, неярко освещённая синеватыми лампами. Крец несколько раз заглядывал туда, но не увидел ничего, что привлекло бы внимание. Так было все предыдущие разы, но когда он со скучающим видом глянул в окно в очередной раз, пришлось вздрогнуть. За стелажами явственно различалась фигура какого-то существа, так цокнуть бипедального типа, с головой и лапами. Расслушать подробнее не удалось, так как неизвестное сдвинулось в сторону и исчезло за шкафами, но Крец был уверен что это именно кто-то, а не просто кусок жижи. Кажется, даже уши были...

- Ыш, - цокнул он в коммуникатор, продолжая следить за помещением, - У меня зацочишко.

- Слушаю, - отозвался через некоторое время ка-вэ.

- Я только что наблюдал кого-то в отсеке 25-А. Это может быть кто-то из персонала или наших?

- Сейчас... - послышались звуки щёлканья по клаве.

Крец слегка вспушился, потому как шкафы, за которыми могло находиться непойми что, находились шагах в пяти от двери. Было ощущение, что вот-вот нечто прыгнет на стекло с внутренней стороны... но ровным счётом ничего не происходило, и это тоже заставляло понервничать.

- Крец, там никого нет, - сообщил Ышкин, - А что это было?

- Что-то похожее на то, что там кто-то есть, - резонно ответил тот.

- Тогда предельно осторожно! Постараюсь просканировать именно это место. Если возникнут затруднения, отойдите и сообщите об этом отдельно.

- Чисто, - вздохнул грызь.

Далее он не смог удержаться от того, чтобы вынуть из оружия обойму, убедиться что там всё ещё полно патронов, и вставил её на место. Конечно прямых подтверждений, что они понадобятся, нету, но всё же. Крец ещё несколько раз прокрутил перед глазами картинку и поёжился: одно дело битумообразная жижа, и совсем другое - не битумообразная жижа... Вдобавок это что-то неопознанное было редкостно противного цвета, похожего на обычное мыло, что лежало на лапомойниках в столовках.

Через десять минут отряд закончил с зачисткой предыдущего отсека, ничего не нашёл и собрался в корридоре для небольшого перекура. Одновременно Крец сообщил не особо приятное известие и чётко отцокал, что следует повысить бдительность и быть готовыми к любым событиям. Также он уточнил, что поскольку нет причин думать другое, с любым обнаруженым объектом в нулевую очередь следует поступать так же, как с каплями жижи. То есть не делать резких движений и уж точно не начинать пальбу.

- А оно ээ... большое? - осведомилась белка.

- Мм... - Крец огляделся и показал на одного из фелинов, - Такое. А что?... Ах да, я идиот. Спасибо, белка-пуш.

Соль состояла в том что указанный объём был значительно больше сорока литров - как минимум, думалось, раза в два. А следовательно даже при идеальном развитии событий упихать "нечто" в бидон не светило. Пришлось рассылать бойцов по подсобкам и складам в поисках подходящей тары... Спустя пол-часа обнаружили хороший бак на триста литров, с широкой крышкой, и тележку для его перевозки. Находки были скомпонованы в единое целое, так что подготовку можно было считать успешной. Правда, как запхать туда что-либо, задался вопросом Крец, и основательно подумал, как. Если повезёт и новый объект будет твёрдым - можно смотать станнером, уж на несколько минут удержать хватит. Но нет уверенности, что будет... Грызь снова припомнил виданное: конечно вряд ли жидкость ухитрилась держаться так прямо, но кто даст гарантию что оно не может растечься, когда надо? Бросив пинать голову, он ограничился распределением ролей в загоне цели всвязи с новыми условиями. Этот балет разыграли в корридоре, чтобы понять как что.

- Так, ну теперь самое непуховое, - подёрнул ухом Крец, - Надо таки сделать это в натуре... Перекличка!...

Повторив все положенные процедуры, отряд занял исходные позиции и таки пришлось нажимать кнопку. Дверь почти бесшумно уехала вверх, оставляя открытым проход к пух знает чему. Сидящие на стрёме у дверного проёма как обычно выжидали, потому как открытие двери и движение воздуха само по себе могло растревожить жижу. Крец внимательно оглядел доступное глазу пространство, но нипухашеньки не увидел. Вот ещё что странно, заметил он - как эта ерунда двигается по помещению и ничего не задела? Целые шкафы с колбами, только чуть наддай - и что-нибудь да полетит на пол... Посмотрев по часам минуту, грызь высунул за угол ствол оружия, к которому была примотана изолентой крышка от баночки, служившая зеркалом: негоже вылететь из-за угла рядом с эт-самым.

Лишь просмотрев за углы, грызь высунулся таки за порог отсека. Внутри всё казалось совершенно спокойным, как собственно оно и было - вероятнее всего, объект один, а помещение довольно большое.

- Туда, - тихо цокнул он, показывая направление, - И туда.

Далее Крец сообразил, что стеллажи, непрозрачные для глаз, почти все имеют десять сантиметров между полом и нижней полкой, так что встал на четыре лапы и опустил голову к полу. Это нипухашеньки не дало, что откровенно цокнуть грызя расстроило: перспектива обнаружить искомое внезапно его не прельщала. Мягко ступая по полу и стараясь поменьше шуметь, загонщики осторожно продвигались через помещение - настолько осторожно, что даже не подходили к светильникам, чтобы не создавать ярко выраженной тени.

- Ну что, так ни у кого и ничего? - прифыркнул Крец, слыша что до конца осталось совсем немного.

- Да есть, но мы молчим. Нету ничего, нулевой.

- Ладно.Тогда усилить бдительность, потому как в любом случае скоро будет.

И это нервировало. Слыша что впереди только несколько шкафов, перекрывающих обзор, присутствовавшие морды подёргивали ушами. Вдобавок под уши лезли мысли о том, что фигня намеренно избегала обнаружения, раз забилась в самый дальний угол. Или того хлеще, что если и там ничего не окажется?

Крец приблизился к очередному углу железной стенки, на коем висели приколотые распечатки с таблицами, и снова задействовал "перископ". На этот раз он почувствовал даже облегчение, потому как фигня была именно там. При ближайшем расслушивании это было похоже на корявую восковую фигуру, пытавшуюся копировать строение гуманоида. Часть, соответствовавшая морде, была похожа то ли на лисо, то ли на грызо - но вообще сразу становилось ясно, что у штуковины вряд ли даже гнутся лапы. Вместо ног в частности там была просто такая ерунда типа корней дерева.

Вроде бы ничего особенного, но проблема состояла в том что приходилось внимательно следить за объектом, а смотреть на него было весьма неприятно. Крец здорово вздрогнул, когда чучелко повернулось эрзац-мордой к нему - правда, он тут же взял себя в лапы и осознал, что повернулось оно вовсе не к нему, а просто так. Так и произошло - объект продолжил поворот и уставился в стенку. Грызь снова спрятался за шкаф и основательно выдохнул.

- Это нулевой, цель у меня. Правый дальний угол.

- Это телега, чисто понял.

- Это двадцать шестой, у меня всё чисто.

- Тебя понял, два... - Крец осёкся на полуцоке и передёрнулся, - Кто там юморит не в пух?

- В каком плане?

- Какой умник назвался двадцать шестым, когда у нас двадцать пять единиц.

Сидящий рядом кот пожал плечами, а Крец усиленно соображал. Результаты ему не нравились: отряд держал связь открытым способом на определённой частоте, так что вклиниться в передачу легко мог кто-то ещё. Вопрос только в том, что кроме них тут есть только жижа... Грызь зажмурился, мотнул ушами и убедился, что фелин наблюдает за восковым чучелом - ещё не хватало пропустить что-нибудь важное. Далее он сделал вполне логичную вещь:

- Двадцать шестой, йа нулевой. Твоё местоположение?

Ответа не последовало. Зато раздалось шипение из-за угла, так что Крец был вынужден выглянуть. Теперь уже чучело точно развернулось на него, глядя невидящими глазами. На страшной пародии на морду раскрылась широченная пасть, издававшая шипение и скрип, сквозь который было немудрено разобрать "двадцать шестой... чисто... чисто...". Спустя несколько секунд голова чучела сорвалась с туловища и рванулась вперёд на змееобразном отростке, вытягивавшемся в сторону грызя. К его большой удаче, расстояние было достаточным, чтобы успеть поднять оружие.

В узком помещении оглушительно грохнули несколько выстрелов пулями. Как говорилось, Крец был далеко не специалист, так что только одна попала по чучелу. Опять-таки к удаче, этого оказалось достаточно - тяжёлая пуля не столько пробила цель, сколько отшвырнула её к стенке. От этого чучело на некоторое время потеряло ориентацию, дав возможность сообразить и действовать.

- Туда!! - показал Крец вдоль стеллажей, - Телега, вы где?!

- Идём...

- К двери!! И быстро! - отцокал грызь, не сводя глаз с чучела, которое постепенно распрямлялось после попадания.

Толку от пули практически не было - дыра тут же затекла, как и не было. Вдобавок чучело поднялось на ноги, как-то отпочковавшиеся от общей массы. Шишово, подумал Крец, в то время как страхозверина сорвалась в бег опять-таки прямо на него. На этот раз было время прицелиться, так что пуля снова откинула врага обратно. Грызь стал быстро отступать бочком, держа чучело на прицеле и уже соображая, что его винтовка действует как бильярдный кий, а не как положено. Вслуху этого он не стал стрелять сверху, когда чучело побежало на четырёх лапах, а присел и снова откинул его назад.

- Так, нормально!! - заорал грызь в основном себе, - Телега, вы где?

- У двери!

- Отлично!

Не выпуская чучело из поля слуха, Крец в темпе преодолел оставшееся расстояние до бака, гостеприимно повёрнутого на бок для загрузки. Что-то йа думал, вспоминал он, а да... Грызь резко отцепил с налапника коммуникатор и подбросил его в бак, после чего отпрыгнул в сторону. Чучело приближалось, на этот раз задев таки несколько стелажей и издавая грохот падающих предметов.

- Всем стоять на местах! - чётко отцокал Крец.

Отцокал в первую очередь себе, так как морда чучела снова уставилась на него... но ненадолго. Предмет, а это всё-таки был предмет, а не существо, не мог видеть грызя. И как следует разогнавшись, он прыгнул прямо на коммуникатор, лежавший в баке. Послышался сильный удар по металлу, а через секунду грохнула крышка и лязгнули защёлки.

Все некоторое время ошарашенно пырились на бак; Крец вытащил флягу с чаем и заглушил практически всю. Уши грызя заметно подрагивали, как и глаз.

- Ну и мешочки... - выдавил наконец фелин, - Грызо, что это такое?

- Что? - пришёл в себя тот, - Конечно, я всё знал, но молчал, напух! Да в душе не грызу, что это!

- Но выглядит отвратно, - заметил ещё один, - А почему оно полезло в бак?

- Йа прикормил его коммуникатором, - цокнул Крец, - И напух, остался без оного...

- Я ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ!! - рявкнуло страшным голосом из динамиков у фелинов, так что они шарахнулись.

- Скажите всем перейти на резервную частоту и закодировать связь, - цокнул грызь, - Эта зараза перехватывает наши радиопередачи.

- Это шишово.

- Это очень шишово, - уточнил Крец, - У меня такое чувство, что оно умнеет на ушах. И да, предупредите всех.

Через несколько минут все на станции были осведомлены о "чучеле", а Крец получил запасной коммуняк, каковой предусмотрительно имелся в наличии. Грызь обеспокоился за Хишли, потому как если было одно чучело - кто даст гарантию что не будет двадцать одно; впрочем хелинка сообщила, что у них пока встречалась только обычная жижа, да и то в малых количествах. После такой встряски для нервов требовалось отдохнуть, так что пока продвижение отряд остановил, заняв "оборону", а бак с трофеем поволокли к сборочному пункту. Там проблем с опорожнением не имелось, бак провели через шлюзовую камеру и затем чучело изъял манипулятор - оно жутко билось, став похожим уже на червя, а не на что-то другое. Всё же совладать с гидравликой мощного робота чучелу не удалось, и оно заняло место контейнере.

Всвязи с такими заявами, а также тем что операция тянулась уже вторые ст-сутки, космолётчики собрались в одной из столовок на совещание по вопросам. Выглядели все довольно сонно, так что неслушая на серьёзность обсуждаемого, дремали прямо за столами. Крец не удержался от того чтобы сгрести в охапку Хишли, на что та устало улыбнулась и лизнула грызя в нос. Они удобно устроились на скамейке и попивая компот, слушали.

- Итак, обрисовываю, - заявил Ышкин, - У нас новый виток аномальной активности. На этот раз в виде того что грызо назвал чучелом. Ну довольно точно назвал, да.

- Чучело-чувичело... - захихикала Мриса.

- Не особо смешно, - поправил ка-вэ, - По замерам с манипулятора, это чувичело выдаёт механическкую мощность в три тонны усилия. То есть голову оторвёт как раз-два. Кроме того, эта дрянь каким-то образом перехватила радиопереговоры и вклинилась в них...

- Да ну? - не выдержал лис.

- Шруш! Я похож на клоуна? - рыкнул Ышкин, - Слушай внимательно, иначе я гусёнка хромого не дам за твою шкуру.

- Да ты и так не дашь, - опять пробрало лису, - Да всё, всё.

- Ввиду этого, - продолжил трёхглазый, - Связь закодировать. Постоянно контролировать, кто какие команды передаёт.

- То есть имеется опасность что оно начнёт направленно...? - икнула Хишли.

- Имеется. Как и любая другая опасность.

Присутствовавшие вздохнули и испили ещё компоту: всякая гусовщина уже надоела.

- Есть и почти хорошая новость, - продолжил Ышкин, - Группа Мрисы, поскольку встретила только одну бляху жижи, плотно занялась наблюдением за тем, из чего она могла синтезироваться. Теперь мы знаем, что аномальная активность произошла в квазиорганической субстанции, так называемой "тиде". Это ерунда часто используется при различных операциях с органическими тканями и микроорганизмами, поэтому хранилась во многих местах.

- И чем это хорошая новость? - осведомилась хелинка.

- Тем что аномалия не так страшна, как казалось. Эта тида само по себе сложное образование, так что для того чтобы оно взбесилось, слишком большого повода не нужно. Плюс теперь мы можем точно посчитать, сколько ещё литров жижи ползает по станции.

- Вроде это недолго сделать? - заметил Крец.

- Ну даа... - почесал подбородок Ышкин, - Получается ещё литров триста.

- По-моему в чём-то подвох, - доцокнул грызь.

- Угу. Он в том что есть ещё агрегат для производства тиды. И несколько тонн готовых компонентов.

- Вы же не думаете что жижа сообразит, как себя воспроизводить через этот станок?!

- Не исключено. Ту ерунду не зря назвали чучелом - она копирует виданную ею биологическую структуру. Кто поручится, что она не скопирует и станок?

- Я поручусь, - сухо тявкнул Шруш, - Надо просто вышвырнуть её со станции, и всё.

- Сходу не выйдет, - покачал ухом ка-вэ, - Зачистили примерно половину, впереди ещё столько же. А бдительность снижать никак нельзя, чревато. В лучшем случае за трое суток управимся. Единственно, что следовало бы сделать - это направленно взять под контроль производство, вне очереди. Воизбежание.

- Вот это мне ни разу не нравится, - цокнул Крец, - В отрыве от зачищенной области это может быть крайне чревато.

- Само собой, - кивнул Ышкин, - Но деваться некуда. Используем имеющуюся милицию... Ну и хорошо бы грызо.

- А чё сразу грызо-то? - кслову хмыкнула Хишли.

- Имел неосторожность проявить ловкость при, - усмехнулся Ышкин, - Кроме того пока ещё никто с чучелами дело не имел, а тренироваться некогда.

- Да нормально, - цокнул Крец, - Дай-ка схему...

В ходе расслушивания по схеме был составлен достаточно подробный план наступления на подсобку, содержавшую искомый агрегат. Маршрут движения проложили таким образом, чтобы не приближаться к залежам "тиды", вокруг которых более чем вероятно наличие чучел. Кислота также состояла в том, что в самом ангаре чучела будут точно, так как исходная к.о.с. там имелась, а открытые двери - не имелись. Ышкин пересмотрел оперативную карту, отмечавшую расположение единиц по станции, и скорректировал план, оставив на "штурмовую" группу только одного ка-вэ из милиции и его робота-убийцу, на всякий случай. Трёхглазого, погонявшегося Ыфлеком, вызвали в столовку для подробного перетирания.

- Стрельба только в самом крайнем случае, - цокал Крец, - И лучше обычными пулями. На термическое воздействие жижа реагирует резким повышением активности.

- Ну, этого зла у нас есть, - хмыкнул Ыфлек, похлопывая по автомату.

- Да, вот ещё, - заметил Ышкин, разглядывавший схему, - Если дело будет совсем туго, не стоит геройствовать...

- А кто собирался? - заржал грызь.

- Я впринципе. Смотрите, к нашему ангару ведёт корридор прямо от шлюза. С другой стороны только один склад невисть какой ценности. Я к тому что можно прострелить этот отсек из пушки истребителя, дырок будет мало.

- Так почему нам этого не сделать сразу? - удивилась Хишли.

- Потому что это вандализм и самый крайний случай.

- И хочется сохранить установку для синтеза "тиды", - цокнул Крец.

- Да, но вуксус не с таким же риском для жизни! Вы что, так и собираетесь туда переться?

- Так? - хмыкнул грызь, - Мы ещё не начинали готовиться, Хиш.

Здесь он цокнул серьёзно как никогда. Расслушивание схемы выявило, что к отсеку можно проехать на погрузчике... На ближайшем складе тут же модифицировали один, обвесив кабину стальными дверками от шкафов и наскоро припаяв их сваркой - таким немудрёным способом за двадцать минут был получен натуральный броневик, из которого при желании можно было и палить. Однако поскольку пальба на чучел действовала не ахти, в качестве основного вооружения на вилы погрузчика закрепили бункер для мусора - это был не просто ящик, а урна с захлопывающейся крышкой, так что зажать что-то к стене и упихать внутрь - без проблем. Второй бронетранспортёр сделали из электротележки длиной три метра, поставив на неё железный ящик и вырезав окна и двери.

Помятуя об опыте общения с жижей, Крец также взял в столовке подсолнечного масла и тряпкой вымазал им нижнюю часть машин!

- Оно мало реагирует на неорганику, - пояснил он, - Пусть лучше облизывает масло, чем ломится внутрь.

- Логичечно...

Не менее логичечно было вообще использовать "бронетехнику", а не ломиться к чучелам практически с пустыми лапами. Вид механизации привёл всех в более бодрое расположение пуха, а на бортах "танков" немедленно появились надписи "Вперёд на ангар!" и тому подобное.

- И ещё, - добавил Ышкин, - У нас не разрешён вопрос об этих неизвестных, бросивших зонд. Ввиду этого крайне не хотелось бы палить по станции и нарушать её маскировку, это высушено?

- Высушено. А кстати сколько до?

- Ещё около семи суток. То есть должны справиться с этим гуано до прибытия крейсера, чтобы начать устранять последствия и заняться уже другим гуано.

Воисполнение предстояло покрутиться. Но для начала все просто слегка посурковали, чтобы не лезть в гущу на несвежую голову. Крецу с какого-то перепуха приснилась Яська, белка-одноклассница, которую он не видел уже много лет, да собственно не особо и хотел видеть в дальнейшем. "Странно" - подумал грызь, но тут же заржал. У него по станции чучела из биомассы ходят и перехватывают радиопередачи, а ему странно.

Основательно изготовившись, группа выдвинулась в заданном направлении, пройдя через "линию фронта" и углубляясь в ту часть станции, которая ещё не подвергалась уборке. Все единицы, кроме похожего на стального рака робота, ехали внутрях машин - двигались неспеша, шагом, чтобы не прозевать чего лишнего. Глядя в боковую амбразуру, Крец заметил через открытую дверь чучело в помещении.

- Справа чучело, - цокнул он, - Не обращаем внимания.

Машины проехали метров восемьсот, несколько раз поворачивая и поднимась по пандусам на другие уровни. Чучел было видно мало, зато появлялись следы их присутствия - в иных местах были порваны стенные панели, разбиты светильники или раскурочено оборудование. Было вполне доступно, что ущерба тут изрядно, но сейчас стоило подумать о другом.

За очередным поворотом взгляду открылась картина довольно неприятная - навстречу по корридору двигались пять штук чучел. Подтверждая своё название, они выглядели как... как чучела. Причём довольно страшненькие: фигуры словно состояли из мыла, так как противно поблёскивали гладкими местами и частично были покрыты чем-то вспененным. Вся эта ерундовина двигалась довольно неупорядоченно, то и дело натыкаясь на стенки, но всё равно обойти чучела в корридоре не светило.

- Грызо? - осведомился Ыфлек.

- Стоим на месте, - быстро подумав, цокнул тот, - Может, пройдёт мимо.

Через стекло на передней части кабины он сам наблюдал, как чучела приближаются. Выглядело это именно так, словно они увидели машину и прут на неё. Но на самом деле видеть они по прежнему ничего не могли, а пёрли просто потому что корридор их направлял. В бронетележке сзади явственно клацнул затвор.

- Сидим тихо, - напомнил грызь.

- Да понял, понял...

Вдобавок вблизи был слышен противный шум, издаваемый чучелами при движении - какое-то побулькивание и постукивание. Ближнее прошло в паре шагов от погрузчика, размахивая ложнолапой. Тем не менее вся группа пропилила дальше, не обратив на машины никакого внимания. Крец сглотнул и двинул погрузчик дальше. Следующее встреченное чучело объехать уже было нельзя, ибо оно торчало посередь корридора и не двигалось. Грызь неспеша надавил рычаги, опуская контейнер и открывая его крышку, затем достаточно быстро разогнал машину. Когда почувствовался удар, Крец резко закрыл контейнер и приподнял его, чтобы убедиться что чучело внутри.

- Отлично пошло, сейчас выброшу и вернусь, - цокнул он.

- Давай, - согласился ка-вэ.

Ездить было не слишком удобно, так что Крец высовывался из бронекабины сверху, чтобы слышать дорогу - так получалось вполне годно, погрузчик был маленький и свободно проходил во все корридоры. Главное не заблудиться... Грызь отвёз контейнер к шлюзу, въехал внутрь и надел на голову гермошлем. План был простой: выбросить груз и уехать назад. Если же груз вздумает убежать - приоткрыть внешние створки, и его разом вытянет за борт током воздуха. Как показалось, чучело вывалилось из контейнера, как кусок жижи, но едва погрузчик сдал назад - обалдуй прыгнул прямо на него, вцепившись в передний лист и начав трясти, как картонную коробку. Крец понял, что пора задействовать именно план Б.

- Ыш, створки! - цокнул он, непроизвольно отодвигаясь подальше от стекла, за которым клацало что-то похожее на челюсти.

- Готово.

Вокруг сильно зашумело, и погрузчик потащило вперёд. Грызь дал полный назад, и кое-как это удалось. Чучело ещё попыталось удержаться, но скоро сорвалось и вылетело в вакуум через узкий зазор между створками, одновременно сплющившись до блина.

- Закрывай!

- Закрываю!

Делов-то, цокнул себе Крец, когда воздух перестал вылетать. Он развернул погрузчик и повёл его обратно, сверяясь со схемой - иначе просто пролететь мимо нужного поворота.

- Грызо? - проклюнулся Ыфлек, - У нас тут осложнения. Штук пять осложнений. Похоже эти ребята хоть и тормоза, но всё-таки нас видят.

В подтверждение в наушниках грохнул выстрел. Крец фыркнул и поднажал - ему стоило труда не запутаться в корридорах и подъёмах, тем более времени раздумывать не оставалось. Когда он доехал до места, бронетележка уже откатилась за дверь и её закрыли - трёхглазые успешно отстрелялись от чучел, но теперь те были на сильном взводе. Настолько, что увидев погрузчик, бросили царапать дверь и как по команде бросились к нему. Грызь понял что придётся опять проводить грызанное ралли, но ничего другого не оставалось. Высунув автомат в бойницу, Крец полил чучел неприцельным огнём, отшвыривая назад и ещё больше раззадоривая.

- Так, йа опять к шлюзу! - цокнул он, втапливая педаль.

Погрузчик понёсся задом вперёд, а за ним по корридору двигались чучела - нельзя сказать чтобы бежали, они то кувыркались, то прыгали - одно слово чучела... По крайней мере к удаче грызя, двигались они медленнее машины, и на прямых участках он отрывался от них, а вот проходить повороты оказывалось куда сложнее, и погрузак едва не застрял. Это было бы весьма чревато, так как импровизированная броня не смогла бы долго сдержать натиск.

Второй акт балета начался скоро, когда из бокового корридора на машину прыгнуло ещё одно чучело помимо имевшихся. Ложнолапы принялись колотить в металл с такой силой, что тот гнулся; листы во многих местах оторвались от рамы, и догадайся чучело сунуть ложнолапу под них - дело было бы табак сразу. Но оно не могло догадываться, а ломилось самым примитивным лобовым способом, что его и подвело. Пока чучело ломало кабину, погрузчик уже доехал до шлюза и створки снова приоткрылись, всасывая всю весёлую пятёрку в увлекательное путешествие в вакуум. Шестой улетел вместе с частью обшивки кабины, но Крец от этого не особенно расстроился. Потряся ушами, он снова поехал к цели.

Трёхглазые не сидели сложа лапы и успели прочистить часть пути, загнав чучел за двери помещений огнём и просто пиная тележкой. Теперь предстояло зачистить каким-то образом то самое помещение, ради которого разгорелась вся возня. Сие осложнялось тем что в ангаре была металлическая платформа высотой метр, с которой было удобно доставать до верхов агрегатов, и заехать туда на технике не светило. Да и вообще там всё было перегорожено трубами, так что не разъездишься. И кстати не расстреляешься, когда вокруг полно кислородных баллонов.

Для начала ка-вэ вогнали внутрь свою тележку и некоторое время посвятили наблюдению.

- Кре, тут три штуки этих умников, - сообщил Ышкин.

Грызь и сам видел через камеры, что на платформе сидят, как грифы, три чучела. Осторожно вкатившись на машине, он достал мощную лазерную указку, загодя заготовленную для таких целей, и проверил траекторию. Траектория должна была идти точно в контейнер. Прицелившись таким образом, Крец нажал на кнопку. Чучело сорвалось с места, даже было непонятно чем оно толкнулось - и ударившись в край металла, свалилось в контейнер.

- Угловой засчитан, - пробурчал грызь, давая заднего хода.

Неслушая на то что эксцессов вроде не назревало, он заехал в гараж и произвёл восстановление своего "танка", приварив ещё железок на место оторванных - так спокойнее, напух. Грызя уже почти не потряхивало, и за следующими клиентами он ехал, как за овощами, ибо привык. Под уши начали лезть посторонние мысли, типа того каким же собачьим образом безобидная к.о.с. выросла до чучел.

После того как все чучела были выдворены из ангара, а закутки просмотрены камерами, двери наглухо закрыли. Вылезшие из бронетележки ка-вэ отключили на всякий случай синтезатор, хотя готовая субстанция тут имелась в приличном количестве и вроде вела себя спокойно.

- Кажется, мы только что взяли ключевую точку, - ухмыльнулся Ыфлек.

- Или запятую, - добавил Крец, оглядывая завоёванное.

Оглядывать особо было нечего: индустриальные кущи, несколько компов и три синтезатора до потолка, напоминающие рефракционные колонны для нефти. О всей ерунде напоминала только сорванная крышка на ёмкости с к.о.с., из которой вылезла жижица.

- Ну что дальше? - осведомился Ыфлек.

- Я думаю пусть грызо остаётся караулить эту штуку, - сказал Ышкин, - На всякий случай, а мы закончим уборку. Ты не против, Кре?

- Не, йа не против Кре, - цокнул грызь, почувствовавший изрядную усталость.

Вдобавок ему оставили бронетележку, потому как на погрузчике осуществлять зачистку было куда сподлапнее, и грызь имел возможность в случае чего эт-самое. Однако он взял внутреннюю крысу на короткий поводок и сидел просто в кресле у компа. В конце концов когда-то надо и бросить хвост по ветру, образно цокая. Тем более что глаза уже закрывались, и для избежания пришлось бы испить самые сильные колёса, которые испивать без угрозы для жизни не рекомендовалось. Следовательно, Крец этого делать и не стал, а вместо этого устроился поудобнее на кресле и задремал - если кто начнёт ломиться, будет слышно.

Однако как он и предполагал, ломиться никто не стал, так что удалось удачно отсурковаться. После этого Крец покормил себя сухпайком и осведомился о том что происходит. Происходили как всегда события, а именно сектор незачищенной площади неуклонно снижался и вскоре ожидалось, что синтезаторная попадёт в чистую зону. Кроме того Ышкин обрадовал тем, что техники таки разобрались с тем, как отслеживать чучела по монитору, и теперь проблема прочёсывания практически отпала: все аномальные образования были видны на экране. Грызь зевнул, оглушил остатки чая из фляжки и отвалился досурковывать, пока есть возможность.

Крейсер общесоюзных ВКС "Нарконезависимость" прибыл в систему Чрунхий ровно по рассчитанному графику. Учитывая то что на борту стояли мощные арифмометры и даже имелся штурман, это не удивительно. Как и все посудины типа КВК, эта представляла из себя сплюснутый восьмигранник с острым носом, в стороны от коего торчали "плавники", а точнее - стабилизаторы. Над общим корпусом возвышались три надстройки, увенчанные орудийными башнями - одна большая сзади, две поменьше спереди; сами башни также имели восьмигранную форму и казались ушастыми из-за торчащих треугольных штуковин. Вообще райнтарцы уверяли, что корабль похож одновременно на волка и кошку. Остальные соглашались, что воображение у трёхглазых что надо.

Конкретный экземпляр был расскрашен под самолёт, зелёным и голубым, хотя при надобности он быстро чернел ради маскировки. Как только судно объявилось в окрестностях системы, из боковых ангаров стартовали звенья истребителей и градарные установки для прочёсывания пространства - сидевшие там сотрапы не собирались размусоливать, раз сказано ксеноморфная активность - значит эт-самое. В качестве ушей, похожих на ответственные, там выступали трёхглазые Ыран и Ыфера, а также тоадоид. Каковой в нулевую очередь при всяком случае делал ничто иное, кроме как записей в бортовой журнал; от этого журнал стал толще Общесоюзной Энциклопедии.

- Слышь ты, блоггер пухов, - заметила Ыфера, - Хорош дурью маяться, мы уже на месте.

- Подумаешь! - фыркнул тот, но Книгу закрыл.

- Это да, тут серъёзный случай, - подтвердил Ыран, - К тому же только что получил рапорт со станции.

- Они что-то обнаружили ещё? - приоскалила клыки трёхглазая.

- Нет, у них случилось ЧП. На станции вышла из-под контроля квазиорганика. Сейчас они уже закончили убираться, но ситуация была опасная.

- Квазиорганика? А веники у них как, слушаются ещё?

- Ыф, то что оно не лезет в ворота, не означает что этого нет.

- Да я понимаю. Так, вырвалось. И что думаешь, это связано с находкой?

- Пока так сказать нельзя, а...

- Так я не понял, - квакнул зелёный, - Что мне записывать в журнал?

- Я те щас запишу!!...

К тому времени как происходили все эти хозяйственные операции, а крейсер выходил на 12ю орбиту вокруг Чрунхия, Крец и Хишли уже избавились от надоевших как горькие редьки станнеров и комбезов, успели отсурковаться и теперь вернулись в ангар, на всякий случай. После отлова чучел и жижи работа казалась сущим удовольствием, однако на предложения повторить было отвечено твёрдым отказом.

- Кстати кое-кто шьёт дело, в том числе на нас, - заметила Хишли, - О присвоении бонусов за недопущение сами знаем чего.

- Ну и ладно, - цокнул Крец, - Главное что не допустили ведь.

- Угу. А ещё Выса мне сказала, что они всё-таки отковыряли щхона от всякой ерунды, и теперь он вроде как осмысленно разговаривает.

- Это полезно, - согласился грызь, - Было бы негоже эт-самое.

- Они тоже так подумали. Кстати о чучелах, - Хишли обняла грызя, - Я просто горжусь тобой, пушнохвостик! Я так и не смогла на них смотреть, пришлось других напрягать, а ты столько их вынес!

- Что подтверждает тезис о том, что иногда быть дураком полезно, - хихикнул Крец, - А серьёзно, ты тоже отлично справилась. Да мы вообще отожгли, как последние гуси.

Оба припомнили весьма радостное ощущение от возвращения в жилблок, который уже стал как родной. За время отсутствия там слегка подвяла ботва, но это было недолго исправить, так что они ощутили, что значит защищать собственное гнездо. Пусть и от чучел, но всё же.

После того как было выяснено, что с аномалией внутри щхона покончено путём насморка, зверёк был возвращён на станцию в нормальный отсек, тем более что теперь его не требовалось скручивать индустриальными средствами. Немалое количество сотрудников теперь занимались ликвидацией последствий, вставляя стёкла и стирая со стен многочисленные надписи "пара-пара-пам", которые почему-то вздумали сделать чучела. Саму бешеную жижу собрали в один контейнер, и выбросив подальше, заморозили - противостоять космическому холоду вредная субстанция не сумела и превратилась в камень. Уничтожать эту погрызень сочли нерезонным, так как предстола долгая возня по выяснениям природы наблюдаемого. Это весьма прибавило высоты хохолкам научников, которые уже подзадолбались гнать обычный план и теперь получили возможность избить мозг совершенно новой задачей.

Что же до ангарских, то все они вернулись к своей возне, ибо никакого движения по ней пока не предвиделось. В течении нескольких суток котанки с крейсера пропустили систему 0309 через мелкое сито, но ровным счётом ничего не обнаружили. Зонд продолжал болтаться там же, где и раньше, и никто не высовывался за ним. Это значительно подламывало голову в плане того, что необходимо что-то делать, а вот что именно - пух поймёшь. Поскольку других предложений не имелось, район прочёсывания расширили до ближайших 25 систем - хотя бы это давало возможность чем-то заняться.

- Они не особо довольны этим, - заметил Ышкин, попивая чаёк, - Ну эти, с рыбы.

- Да ну? - повела ухом Хишли, - Что, интереснее торчать на своей орбите до посинения?

- А у них был приписанный фрегат-проммодуль, - пояснил ка-вэ, - Как раз собирались его подвергнуть плановому ремонту, как случилось событие.

- А да, знаю эту тупь, - цокнул Крец, - Такое погрызище, хоть не цокай.

- Зато профит, - пожал плечами Ышкин.

- И что производит ихний летающий пакгауз? - риторически вопросила Хишли.

- Лучше не знать. На самом деле, радиоуправляемые модели танчиков.

- Хмм...

Немудрено что через час Крец и Хишли с интересом наблюдали за десятисантиметровым металлическим танчком, бодро тарахтевшим по полу в жилблоке. Поскольку этих игрушек промблок выпускал заведомо больше чем нужно, их раздавали направо и налево почти в неограниченых количествах. Танчок производил впечатление, так как скрипел траками, подрыкивал двигателем и даже плевался паром из выхлопных труб.

- Впереди тапок! Умри, тапок!!

Помещение оглашалось неслабым хлопком, правда само собой, с тапком ничего не случилось - ещё не хватало, чтобы из пушки вылетали масштабные модели фугасов... Однако танчок теперь получил постоянную прописку. Если развернуть назад башню, им можно было притаранить на другой конец стола сахарницу или ложку, если лениво вставать.

Хотя и зачистку давно закончили, и действовал монитор, по станции ещё встречались патрули, которых немедленно обозвали "охотниками за привидениями". К всеобщей удаче, ни одного приведения они не поймали. Хишли и Крец собственными ушами услышали и щхона, которого назвали Нулёвым - теперь его уже выводили погулять в Полосу. Пухели, занимавшиеся работой с щхоном, здорово преуспевали в этом деле, так как сами знали, что такое ходить на четырёх лапах и как управляться с механическими лапозаменителями. Когда это многоушие двигалось по дорожкам, то выглядело как длинный щхон и совершенно круглые пухели по бокам, то есть напоминало шлюпку с большими спаскругами по бортам, например. Фато и Выса глядели на это с нескрываемым довольством, так как практически они и вытащили щхона из аномального состояния.

- Мм... Слушайте, это... - мотнул ухом Нулёвый, - А как бы в поле?

- Ты уже спрашивал, Нуль, - цокнул один их пухелей, - Пока не получится. В нулевых до твоего "поля" - шестьсот миллионов килошагов...

- Чё?

- Очень далеко, цокаю, вот что. Но это не главное, а главное в том что там тебя уже нет.

- Я вижу, что меня там нет, - резонно ответил щхон, - Почему вы не хотите меня вернуть?

- И это йа цокал. Мы тут здорово поднапряглись, когда оживляли твою тушку, - пухель хихикнул, - Тощую, облезлую тушку, ога. Поэтому придётся потрепать тебя.

- Бхх... - щхон повернул к столбу и приложился об него лбом, - Ладно, а после трёпки?

- Что после?

- Ну, после того как я сделаю что вам нужно, вы меня вернёте?

- Эмм... - задумался пухель.

- Да не эмм а конечно! - сказала Выса, - Вернём, не сомневайся.

- Что, правда? - втихоря уточнил Фато.

- Фат! Нету ни малейшей альтернативы этому, - фыркнула Выса, - Ты что думаешь, можно удерживать это существо против его воли?

- Оно увидело много лишнего, - заметил фелин.

- И не сможет никомушеньки об этом рассказать.

- В конце концов это вообще не существо как таковое...

- Фато, не заставляй меня сомневаться что ты существо! - предупредила Выса, поприжав уши.

- Выс, я тоже не в восторге от перспективы, но неужели просто тупо взять и спустить его обратно?

- Да ещё как. В зонд и на сурфасю.

- Йа думаю что ты разгоняешься, Фат, - цокнул Крец, - То что было озвучено в виде целей экспериментов, это весьма глобальная цель. Такие вопросы с кондачка не решаются, а ты хочешь чтобы тут же получилось.

- Ну вроде угадал, - нехотя согласился чёрный фелин, - В конце концов это не последний щхон, нэ? Да и с Нулём ещё не всё так однозначно. Он ещё не даже не начал понимать, в чём соль.

- Соль в солонке! - фыркнул щхон.

- Во-во. Ну ничего, после небольшого курса естественных наук показать ему несколько документальных фильмов о том, что может быть с планетой без разумной жизни, и думаю пойдёт.

- По-моему ты умничаешь, - заметил Нулёвый.

- Ну, пока ещё ему можно, - ухмыльнулась Выса.

- Не волнуйся, Нуль, - сказала Хишли, - Здесь все понимают, почему ты рвёшься в поле.

- Да ну? - усомнился тот.

- Не да ну, а ну да, - цокнул Крец, - Ну-ка выслушай про лес...

Уши у щхона завяли через пять минут, а у остальных гораздо раньше, так что грызь буквально оттащил зверька к скамейке и грузил полными вагонами. Нулёвый подробно узнал о том, как собирают осенние опяти, что такое перелётная лягушка и как готовить кусты к зиме. Едва мозг отошёл от этого, присевшая с другой стороны Хишли добила подробным повествованием про травяные равнины, и вдобавок к вышецокнутому щхон теперь мог точно назвать отличие пухоцветного камыша от непухоцветного камыша.

Хотя в нулевую очередь эта атака на голову принесла только ступор, щхон не мог не почувствовать то, о чём говорила хелинка. Почувствовать то, что все эти странные существа, у которых есть даже машины для оживления, по сути своей точно такие же зверьки, как и он сам. Пока ещё эта подсознательная уверенность никак не проявлялась, но она была посажена в мозг и пустила там корни покрепче, чем амёбы Фигни. По морде щхона, да и по его словам, трудо было что-то уловить, но всё же Крец подумал о том что не зря закатил этот балет.

- Мне кажется ты не зря закатил этот балет, - подтвердила Хишли, когда щхон с пухелями уже упилили.

- Ну и ты поддержала неслабо, - погладил её грызь.

- Да. Я ещё думаю, может быть стоит вытащить сюда ещё несколько щхонов? - заметила хелинка, - Вроде как чтобы видели что-то вдрызг знакомое.

- Как сказать, - пожал плечами Фато, - В нулевых это не так-то просто. Сейчас вот возобновили слежку за несколькими сотнями объектов, и то нет уверенности. Во-первых же нужно прозондировать, стоит ли.

- И кто-нибудь зондирует? - уточнил Крец.

- Угу. Этот гусак, гусака ему в печень! - фыркнул фелин, - После того косяка я обязательно пошлю проверять в другое место. А то аномалии это весело, но надоедает.

- Кстати, чтобы размять мозги, в том числе спинные, - цокнул грызь, - Нам предлагали посадить малину. Вон там, в 12м секторе. Заваливайтесь!

- Эу, мы бы с радостью, но потом, - сказала Выса, - У нас ещё реально возни невпроворот. Пока обойдёмся быстрым сбросом, через настойку.

Таким образом сажать малину Крец и Хишли отправились на две пуши, чем само собой никак не остались недовольны. Правда до посадки ягодника собственно предстояло разровнять по металлической плите несколько тонн грунта, сваленного с транспортёра. Искать трактор по всей станции было лень, так что решили что влапную быстрее. Основательно изгваздавшись в жирной чёрной почве, двое неспеша перекидали грунт лопатами и привели в удобоваримое состояние.

Полоса почти во всём соответствовала обычной поверхности планеты, и если взгляд упирается в деревья и не видно потолка - иллюзия полная. Освещение тут тоже было практически солнечное, хотя и исходило сразу со всех сторон, так что не наблюдалось выраженных теней. Вдоль торообразного отсека то и дело начинал задувать довольно сильный ветер, ворошивший листву и посыпавший старой хвоей с высоких ёлок. А грызь таки с удовольствием пялился, как ветер шевелит пушистую чёрную гриву хелинки.

Двое закопались с посадкой кустов до самого "вечера", когда отключалось интенсивное освещение планетоида и оставались только сумерки от дежурных фонарей. Видимость это снижало не так уж сильно, но по крайней мере это уже был не светлый день. Казалось что даже потянуло прохладой, хотя связи между светом и отоплением не существовало. Крец с высунутым языком устраивал в ямке очередной пучок побегов, когда услышал поцокивание Хишли.

- Крее, - прошептала она, показывая пальцем.

Грызь быстро, но осторожно обернулся в указанном направлении и прижал уши. В тени лесополосы, скраю "огорода", торчало самое настоящее чучело! Уж трудно было спутать, видя пародийные кривые лапы и косую голову. Крец провёл лапой по земле и нащупал ручку вил... Спустя секунду в чучело полетели и вилы, и сапёрная лопатка, которую Хишли ухитрилась метнуть с изрядной силой. Послышался деревянный треск и чучело развалилось.

Глядя на "убитое", причём наповал, огородное пугало, Крец подумал о том что стоит что-то сделать с пошаливающими нервишками. Подумав это, он заржал. Хишли естественно поддержала его, опираясь о сквирячье плечо и заливаясь довольно нервным смешком. Правда, после этого пришлось восстанавливать пугало.

Не собираясь отставать от основной темы, космолётчики периодически собирались на мозговой штурм, брали в лапы карандаши и черкали по распечаткам карт пространства - правда, ничего кроме мукулатуры, это пока не приносило. Грызь и хелинка взяли на себя труд порыться в архивных данных и изучить сведения о раскопках в системе Жмуркин, которые уже попадали в их поле зрения в связи с.

- Получается вот что, - цокнул Крец, - Естественные катаклизмы, приведшие к сильному упадку биосферы планеты, могли совпасть с техногенным воздействием, каковое устроили бывшие обитатели, покойники. В итоге планета была доведена до состояния, непригодного для жизни - по крайней мере, для такой жизни какая там имелась.

- Это да, - добавила Хишли, - Вообще-то для жизни пригодна почти любая планета, если у этой жизни есть мозг.

- Видимо это не про них, - хмыкнул грызь.

- Так что ты хочешь цокнуть этим?

- Этим йа хочу цокнуть о фантастическом, но всё-таки варианте развития событий, - сложил лапы Крец, - Цокнем грубо, планете этих ребят пришёл погрызец. Исправить погрызец они не могли, потому что не хотели - иначе зачем его устраивать, логично?

- Вроде да, - подёрнула ухом хелинка.

- Ну вот. А что дальше логично?

- Похоронная музычка, титры, - засмеялась бурая.

- Не только. Ещё есть вариант постройки "огромного звездолёта, который перевезёт цивилизацию в другой мир"... Да погоди ржать, Хиш. Исходя из всего предыдущего, это вполне возможно. Может быть, пока всё рушилось но не до конца, они уповали на Великий Синий Куб, или что там у них... А когда стало ясно что скоро финиш, про Куб пришлось забыть и схватиться за спасение своих гузел.

- Кре, ты фантазёр пухов, - подвысунула язык Хишли, - Запиши это всё.

- Последнее что йа цокнул - весьма вероятно, - кивнул Крец, - В училище о цивилизациях прослушала? Есть такие, которые становятся на редкость изобретательными чтобы не подпалить свои перья.

- Да, это есть, - согласилась она, - И что дальше?

- Дальше? Огромное сооружение с вращающимися секциями, отбывающее в направлении, которое им кажется правильным. Надпись во весь экран "прошло семь тысяч лет"... А потом зонд в 0309.

- Ммм... - пораздумывала Хишли, помешивая чай, - Мне не нравится этот сценарий.

- Поч? - удивился грызь.

- Потому что это означает, что простые как сто тысяч гусей "некто", - хелинка повертела лапкой в воздухе, - Собираются вывалить на какую-либо пригодную планету. Ввиду неимения вблизи других - на Чрунхий.

- Ну, и что тебе не нравится? - ухмыльнулся Крец, - Если бы тут никого не было, мне бы тоже не понравилось. Но тут есть минимум два звена ударных истребителей, а вдобавок ешё и крейсерок.

- Я как-то упустила это из виду, - призналась хелинка, - Действительно. И ты думаешь что?...

- Именно это, - грызь показал когтем по горлу, - Даже без вопросов, Хиш. Наша задача номер ноль - защита Чрунхия, так что у меня лапа не дрогнет нипуха.

- Не сомневаюсь, - серьёзно сказала Хишли, - У меня тоже, Кре.

Двое посмотрели в окно, где среди вращающейся сферы звёзд выделялась голубоватая точка планеты. А над экраном, работавшим как окно, был приколот листок с неофициальным гербом организации - зелёный росток в окружении восьми танков, смотрящих стволами наружу круга.

Част третий - Конец маршрута

Танк с рёвом двигателя набрал скорость, затем резко повернулся, и с разворота выстрелил. Колодец из спичек, построенный на столе, разлетелся под гусеницами машинки, а танчок продолжил маневрировать среди банок и папок с бумагой. Бужын, округлый светло-зелёный тоадоид, глядел на это весьма благосклонно, раздумывая над экономическими реалиями: масштабная управляемая модель танка, сейчас скрипевшая гусеницами по столу, представляла из себя довольно сложное и высокоточное изделие, так что и ресурсная стоимость его была отнюдь не игрушечной. И тем не менее, производители не кроились и раздавали сувениры сотнями, потому как их мобильный завод мог штамповать такие миллионами буквально из подлапных материалов. Как твёрдо знало жабо, размещённые на кораблях заводы часто приписывали к патрульным крейсерам - потому как на последних всегда имелись ремонтные службы, недоступные по стоимости коммерческой посудине. В кооперации с КВК такие тазы действовали куда успешнее, чем без оной. Это чрезвычайно доставляло, выработать партию товара штук на несколько миллионов и затем разом продать Совету какой-нибудь планеты! Уххх... Ну всмысле, доставляет тому, у кого глаза убираются в носоглотку и имеется зоб объёмом с аэростат, тоесть жабам.

От созерцания танчка и раздумий на тему эт-самого жаба оторвал писк принтера, из которого снова полезла бумажка. Оторвав её от рулона, Бужын прочитал мелкий шрифт, зиждевшийся на этом клочке целлюлозы, и некоторое время раздумывал. "Зафиксировано повышение напряжения градиоэфира, направление... параметры...". Говоря жабьим языком - примерно за тысячу средних астроединиц от звезды. Близковато.

Жабец переместился за пульт и подтвердил решение компа детально отсканировать район. Огромная ажурная антенна, с размахом решётки не менее килошага, державшаяся на круглом модуле градарной станции, весьма резво развернулась и усилила слух в выбранном направлении. По всему выходило, что какой-то источник приближался со скоростью около двух третей световой. Это взволновало, ибо это никак не мог быть корабль, а скорее что-то вроде сверхкометы, высокоскоростного объекта, имеющего траекторию движения вокруг галактики или даже межгалактическую. Встречались такие подарки крайне редко, зато были предельно чреваты - остановить кучу камней, летящую с огромной скоростью, не так-то просто...

Ввиду этого Бужын немедленно отправил рапорт на станцию, не дожидаясь результатов сканирования. Тысяча астроединиц - это около двадцати световых суток, по всем меркам - малая дистанция.

Космолётчики в это время просто напросто дрыхли, налопавшись сытных щей собственного приготовления, так что вопли сирены не принесли им особой радости. Пока мозг возмущался, туловище уже приняло вертикальное положение и даже влезло в комбез.

- Грызаный случай, - фыркнул Крец, - Опять небось этот трёхглазковый!

- Да, то пень то колода, - отозвалась Хишли, - Ладно, ты впереди.

Грызь таким образом побежал по корридорам первым - условиться об этом следовало, чтобы не сбиваться в кучу и не мешать друг другу даже при наличии всего двоих бегущих. Местные обитатели, даром что забеги происходили регулярно, пырились вытаращенными глазами.

- Код: кометная угроза, - вещал комп по пути, - Уровень -четвёртый. Лулзы - нет...

- Вот притащило! Если это не подстава, серъёзный зацок! - цокнул грызь, - У нас такие штуки-то есть?

- Конечно есть! - отдуваясь на бегу, ответила хелинка, - И вообще у нас крейсер под боком, помогут если что.

Добравшись до ангара, они мордозрели весьма активную деятельность по вытаскиванию именно того самого, что упомянул всуе Крец - ядерно-осколочно-фугасных снарядов для применения по скоплениям объектов типа кометы. На длинном зелёном цилиндре с "крылышками" на хвосте было начертано недвусмысленно: "йадирный снарят! Сорак мигатон!". На уши прибывших набросился Ышкин:

- Срочный вылет, координаты заложены! Предположительно - сверхкомета.

Хишли сложила лапки и посмотрела на ка-вэ достаточно усиленно, чтобы тот сдался:

- И да, это ни шиша не учебная тревога, сотрапы! Всем шевелиться!!

После этого зашевелились действительно быстро. По моментально изобретённой схеме, Крец и Хишли должны были вылететь на разведку и достоверно выяснить, что за ерунда в подотчётном космосе, в то время как остальные приготовили бы всё необходимое для рассеивания предполагаемой кометы. Впринципе, даже вслуху указанных двадцати световых суток - спешить особо было некуда.

- Спешить особо некуда, - цокнул Крец, щёлкая тумблерами в кабине, - Но проверить конечно необходимо. Ыш, как рыбные, что-нибудь сделают?

- Им сообщили. Воизбежание лишней толкучки они пока никого не посылают, карты в лапы вам.

- Чисто. Иду на большом ускорении, так что связи не будет. Хиш?

- Всё готово, поехали.

Истребитель, похожий на тёмно-зелёную рыбу с костистым хвостом, прокатился по полу; клацнули задвижки шлюза, пропуская его наружу, и аппарат тут же заложил вираж в направлении газовой планеты. Удобно устроившись в комбезе и вспушившись, насколько можно, Крец пришёл в совершенно спокойное состояние. Делов-то, разбомбить кучу льда и камней, причём если она ещё есть. Вслуху этого он вёл аппарат спокойно, влапную ориентируясь по расположению планет и звезды, куда лететь. Показания компа подтвержали его рассчёты, так что и. Грызь в который раз принялся напевать "Мы вспушены, чтоб цели сделать пылью..." Гусак подери, подумал он, ведь в запятую - и вспушены, и цели пылью. Опушнеть можно.

Означенные двадцать световых суток И-99 при полном ускорении преодолевал за пару минут обычного времени; так как Крец не имел задачи давать именно форсаж, получилось чуть дольше. Форсаж грызь вообще не любил за трату моторесурса, а вдобавок и без того не особо незаметный истребитель становился похож на маленький летящий квазар, в плане излучения. Крец вышел на круговую траекторию вокруг предполагаемого места нахождения кометы и стал снижать скорость относительно этого самого места, потому что шмаляя сильно быстрее световой, пух чего расслушаешь.

- Кре, неопознанные космические аппараты! - твёрдым голосом сообщила Хишли.

- Понял, - грызь тут же прекратил торможение и напротив, прибавил ходу, - Сколько?

- Много, - огорошила хелинка, - Несколько десятков объектов корвет-класса.

- Ух ты суслики с щенками! - искренне удивился Крец, - Совсем неопознанные?

- Пока да. Сейчас не могу послать запрос.

- Давай подойду помедленнее, чтобы таки послать его.

- Хорошо, только осто... кхм, - Хишли усмехнулась, - Всё никак не привыкну. Просто хорошо.

Крец совершил маневр, позволивший ему погасить скорость, и при этом не светить слишком ярко выхлопом - на хвосте "рыбы" имелось пять радиаторов с каждой стороны, и радиировали они почём зря. Однако если правильно маневрировать - это нисколько не помешает оставаться незамеченым. Грызь уже и на своих приборах видел отметки кучи целей и никак не мог до конца поверить, что он их видит. Впрочем здесь опять ненавязчиво сработала кодировка в мозгу. Она была совершенно необходима, потому как нормальное живое существо, десятки лет гоняя симулятор, с большим трудом после этого верит в происходящее типа этого.

- Вынуждена разочаровать, Кре, - сообщила Хишли, - Опознавание отсутствует. Это не аппараты Союза.

- Впух!... Ладно, тогда бросаем зонды и уходим сообщить базе.

Что он собственно и сделал. Открылись крышки ниш, в которые убиралось шасси машины, и оттуда с подвесов выбросило несколько пятисантиметровых зондов - двигаясь по инерции, они вышли на орбиту возле групповой цели. Убедившись что сигнал есть, Крец повернул обратно к звезде.

- А чего сразу база? - фыркнула хелинка, - Мы что, не можем сами разобраться с пришельцами?

- Ты хочешь, чтобы тебя потом Ыш с потрохами слопал?

- Поняла, гони на базу.

Спустя несколько минут база, а за ней и группировка крейсера, узнали о сюрпризе. Чуть быстрее чем мгновенно станция была переведена на осадное положение, а крейсер начал собирать патрули обратно, воизбежание. Ышкин незамедлительно вылетел на истребителе лично попыриться на обнаруженное, а грызь и хелинка пока отсиживались, ожидая развития событий. Вообще стыковаться в ангар станции в этом случае было весьма нежелательно, чтобы не палить оную перед вероятным противником - если на неё ничего не садилось и не взлетало, обнаружить сооружение оказывалось проблематично.

- Мне это не нравится, - прямо цокнул Крец, - Слышишь, как выстроились эти корвы? Кажется они маскируют что-то большое.

- Огромный звездолёт, перевозящий цивилизацию в другой мир, - шмыгнула носом Хишли.

- Всмысле.

- Всмысле, с КВК передали результаты активного сканирования группы.

Крец незамедлительно расслушал эти результаты и выпал в изрядный осадок. Малые корабли, обнаруженные ранее, действительно распространяли облака "чернил", закрывавшие то что находилось в центре эскадры. А там было на что посмотреть - ерундовина длиной не менее шестидести пяти килошагов двигалась сквозь пространство, вращая в противоположных направлениях нагромождениями модулей - то округлых, то квадратных, и судя по всему довольно различного технологического уровня. Впереди всей конструкции торчал округлый щит, а сзади - целая россыпь разнокалиберных двигателей; это то, что сразу бросалось в уши, а вообще объект состоял из тысяч отдельных блоков и напоминал не иначе как объект, состоящий из тысяч отдельных блоков. При некотором воображении его можно принять за авиационную турбину, не закрытую кожухом. Казалось, даже через миллионы километров пустоты слышен тяжёлый гул, издаваемый гигантским кораблём.

Вероятно ровным счётом все уши, находившиеся на Чрунхии, ожидали увидеть всё что угодно но только не это. В появлении флота семитысячелетней давности само собой не было ничего, даже отдалённо напоминающего нереальное, но всё равно глаза были протёрты и проверен индикатор, показывавший "трезвое". Однако удивление прошло быстро, и остался бодрячок от того, что всё-таки именно на Чрунхий прилетели пришельцы, а следовательно не зря вся возня. Вдобавок неслушая на изрядную группировку кораблей и громадные размеры базовой штуки, флот неизвестных шёл на низкой скорости и находился не слишком близко к системе - это как минимум означало, что они не намереваются штурмовать с ходу, потому как иначе они бы уже это сделали. С другой стороны было резонно цокнуто, что логично отправить малую группу авангардом, а не впираться всем табором сразу - но уж это как пушеньке угодно.

- И что теперь? - осведомилась Хишли.

- Ну как что, космолётчик, - цокнул Крец, зевая и сложив лапы в скафе, - Долгие нудные переговоры, вот что. И йа даже как-то рад, что мы в них не будем учавствовавать.

- Эй, слушайте! - проклюнулся Ышкин, - Может, поучавствуете в переговорах?

- Нет.

- Но...

- Нееет! - в один голос отрезали двое, - Радио, радио, радио.

- Для радио ещё не готов переводчик.

- О чём тогда речь, впух. Или ты думал мы будем им всё на пальцах объяснять?

- Я думал что хорошо бы предъявить им интернационал, воимя, - сказал Ышкин.

- Воимя того чтобы их потешить? - хмыкнула Хишли, - И вообще, может они не туда попали. Сейчас развернутся и того.

- Только сдаётся мне что пуха с два они развернутся, - пробормотал Крец.

Пока что всё было достаточно спокойно для имеющейся обстановки: эскадра пришельцев практически стояла на месте, патрули с КВК взяли систему Чрунхия под усиленный контроль, и совместными усилиями со станцией готовили контакт. Именно соместными усилиями это получилось как следует - на крейсере стандартно была аппаратура, точнее проги для расшифровки, но они могли и не сработать, а так им пришлось сработать. Пока стало ясно, что ничего особо внезапного не предвидится, Ышкин разрешил втихоря вернуться на базу. Для этого истребители стыковались к спаскорву, сныкавшись за газовой планетой, а уж он тащил их на станцию.

- А Куда Следует отсигналили? - осведомилась Хишли, снимая шлем.

- Смеёшься, что ли? Тут же, как только.

- А скорее и раньше, чем, - хмыкнул грызь.

- И что?

- Ну как что, через двенадцать суток ожидается прибытие целого флота. Воизбежание, - подробно объяснил ка-вэ.

Пока же космолётчики сделали столь полезное тактическое действие, как испивание чая. Пришлось отменять противокометный аврал и убирать назад в запасники "йадирные снаряты", но это не заняло особо большого времени. После этого уже появилась возможность послушать в приблизительном переводе радиофигню, которую передали НЛО: все собрались у экрана, как на просмотр особо ржачного кадра.

Существа, зиждевшиеся на этом экране, никакого удивления не вызвали, потому как были бипедальны, сухо говоря, имели по две лапы, уха и глаза, а также одну голову, что опять-таки не обязательно. Самоназвание их было настолько сложным к произношению, что переводчик определял их как "бишей". Что сразу же бросалось в уши - так это разнообразие внешнего вида, причём судя по всему дело было в биологии, а не в перекраске морды: биши были как бесшёрстые, похожие на короткомордых ящеров, так и обросшие густой шерстью различных цветов. Однако даже между самым лысым и самым шерстяным прослеживалась абсолютно чёткая связь, так что вряд ли спутаешь. Как тут же выдали справку биологи, наморду вид с особо высокой способностью к адаптации.

Вещал какой-то биш со светло-чёрной шерстью и длинным носом, перемежая тёрку показыванием слайдов и графиков. Как немудрено было узнать из этого спича, возле Чрунхия ныне находилось ничто иное, как огромный звездолёт перевозящий цивилизацию в другой мир - по ихнему он назывался просто Корабль, что логично. Также биш поведал, что действительно их планета стала непригодной для жизни, причём не в последнюю очередь к этому сами биши и приложили лапы; затем, как и предполагал в своё время Крец, озаботившись перспективой полного погрызца для самих себя, биши умудрились построить это чудовище, исправно таскавшее их по пространству в течении ста сорока лет, как они считали. Воизбежание, им пока не стали сообщать, сколько прошло во внешней Вселенной. И, как ещё сообщил с немалым пафосом чёрный, цивилизация бишей носит название Уникумат, потому как абсолютно уникальна. Как они об этом узнали, ничего не видя дальше своей системы, история умолчала.

- Мне это не нравится, - хором сказали все, кроме Креца.

Соответственно сотрапы уставились на грызя.

- Мне тоже, но йа просто не спешил об этом цокнуть, - пожал плечами тот.

- Один "уникумат" чего стоит! - фыркнула лиситка, - Превышающее лимит ЧСВ детектед.

- Да и вообще чё-то рожа у него... - скривил морду Ыбер.

- Это да, но не в этом дело, - вздохнул Ышкин, - Ну заставлять вас смотреть всю запись не буду, там сорок минут...

- О кактусовый уксус!

- А они заранее её приготовили. Так вот, там под конец этот пижон заявляет угадайте что.

- Что хотя они не первые нашли планету, но всё-таки нашли её первыми и поэтому она ихняя? - предположил Шруш.

- Хуже, - огорошил трёхглазый, - Он сказал, что Чрунхий - это и есть их бывший мир.

Сотрапы переглянулись и прозвучали нервные смешки.

- Дайте им осмотреть планету с орбиты, - сухо цокнул Крец, - И потом пусть скажут, куда делось всё то, что сейчас раскапывают на Жмуркине.

- Естественно так и будет, - кивнул ка-вэ, - Но есть большие сомнения, что это возымеет действие.

- Как это? - удивилась Хишли.

- Так это. Перед нами типичный пример У-кратического общества. А для него никакие объективные факторы в рассчёт не принимаются, если идут вразрез с субъективными. Короче говоря они хотят занять планету, и на всё остальное им...

- Не, погоди, это за уши! - возразил лис, - Пока ещё они так не говорили.

- Номинально нет, фактически да, - фыркнул Ышкин, - Сейчас рыбные готовят послание, чтобы описать суть обстановки - ну, хотят чтобы всё было абсолютно чётко. Из этого послания биши узнают, что наблюдаемый ими здесь флот - просто предцветочие.

- Думаешь, могут тупануть? - обеспокоенно тявкнула Мриса, теребя хвост.

- С вероятностью более половины, - кивнул Ышкин, - Конечно им станет понятно, что в чём-то это правда: планета не заселена, но вокруг летает крейсер...

- И станция, - ляпнул Крец.

- Нет не и станция, о станции им знать совершенно незачем. Судя по себе, они сочтут что мы набиваем себе цену и что подкрепление может прийти не так скоро и не в таком объёме. А следовательно сочтут возможным захватить планету и практически взять её в заложники.

- Ой бредок, - улыбнулась Хишли, - Ыш, если ты всю жизнь мотался по космосу и наконец виден конец - ты бы стал развязывать войну?

- Если "я" настолько спятил, чтобы угробить собственный мир и вместо того чтобы восстанавливать его мотаться, - прикинул тот, - Да, вполне возможно стал бы. Сейчас вся надежда на то что рыбные сочинят нечто такое, чтобы их остановить.

- Ты думаешь, дело настолько табак? - уточнила хелинка.

- Угу. Причём мы не можем знать, какой гадостью оснащён их базовый гробик. КВК штука мощная, но не настолько чтобы в одиночку расправиться с этим чудовищем.

- Почему же в одиночку? - потёр когти Крец.

- В любом случае, - отмахнулся Ышкин, - Лучшая тактика сейчас - тянуть время пока не прибудут основные силы. Тогда уже будет са-а-авсем другое кудахтанье.

Эту программу приняли пока как основную, тем более что если всё будет продолжаться в том же русле - бишовский Корабль не доберётся до системы раньше, чем союзный флот. Пилоты снова испили чай, убедились что аппараты готовы по полной программе, и пока отвалились на кушетки в бытовке ангара, чтобы быть близко к посту. Конечно всем было знакомо такое состояние - и во время затяжных учебных тревог случалось "военное положение", но теперь оно было настолько неиллюзорным, что деваться некуда. Да впрочем никто и не хотел куда-то деваться, а только и слышалось, что звук точимых когтей.

"Рыбные" так и не успели поразить бишей ораторским искусством, а ранее случилось то, чего опасался Ышкин: градар зафиксировал старт с Корабля большой группы аппаратов, каковая начала вылезать на сверхсветовую и взяла курс непосредственно на планету. Вероятнее всего, решили сотрапы, ихний сверхсвет не позволяет им уверенно преодолевать межзвёздные расстояния, но вот напакостить здесь он мог основательно. У противника имелось многократное численное преимущество, а отставал он, как точно можно было судить, только по маневренности. Поможет ли это, большой вопрос.

Получив доклад от градара, Ышкин взял на себя нелёгкий труд органинзовать канал связи с бишами через зонды. Он соображал, что достаточно ляпнуть лишнего - и дерьмо попадёт в вентилятор. Поэтому, несмотря на то что обстановка и так была не ахти, ка-вэ выбирал слова. На этот раз отбазаривался другой биш, с лысой серо-синей кожей, но основательно похожий на предыдущего всем остальным, а главное содержимым эрзац-мозга.

- Планета находится под нашей защитой, - чётко выговаривал Ышкин, - Мы туда никого не пускаем. Поэтому просьба развернуть этих упырей обратно, воизбежание неприятных последствий.

Биш некоторое время жевал глазами, почти как тоадоид. Было совершенно ясно, что он думает что соврать.

- Бросьте! - наконец придумал он, - На планете никого нет, так что наши ребята не помешают. Они просто решили слетать туда развеяться после службы.

- Чувак, мне всё равно зачем они решили туда слетать. Если вы их не повернёте, я отдам команду сбить их.

- Это совершенно невозможно! Вы что, ополоумели там?! Вы же разумные существа!

- У вас две минуты на раздумье, убивать их или нет, - сухо ответил райнтарец и выключил связь, - Всем звеньям - на вылет!

Все восемь истребителей, скучившись в шлюзовой камере, по очереди покинули ангар и опять же не демаскируя станцию, рванули вперёд. Крец уже думал только о технической стороне вопроса - значит, сначала обстрелять зондами, со второго захода на поражение. Курсовой по "челнокам", а Хиш пускай отгоняет мелочь. И да, хорошо бы стрелять со стороны планеты, чтобы осколки в атмосферу не попали.

- Я отгоняю мелочь, ты берёшь челноки, - повторила его мысли вслух Хишли, - Если что, скажу. И да, хорошо бы...

- Стрелять со стороны планеты, чтобы осколки в атмосферу не попали, - хмыкнул Крец, уже не удивляясь.

- Да, - также спокойно отреагировала хелинка.

- Звено-два, дублей в резерв, орбита перехвата - 4,56, - передал Ышкин, - Все готовы?

- Вполне, - тявкнули лиситы.

- Готовы, - отцокнул грызь.

- Тогда устроим им тёплую встречу, медведи и цикломены.

Группа бишей приближалась к Чрунхию, поблёскивая боками в свете солнца - восемь штук угловатых треугольных челноков, выстроившихся в две колонны, и два звена истребителей, похожих на креветки, по пять штук в каждом - это отнюдь не выглядело как прогулка на пикник. Впрочем даже если бы и, граница есть граница. Оставляя за собой длинные трассы выхлопа, искрящиеся синеватым, аппараты приближались к означенной орбите 4,56. Ышкин сумел выйти на такую позицию, чтобы доставал радиосигнал:

- Группа кораблей Уникумата! Немедленно прекратите сближение с планетой! На счёт ноль открываю огонь!

Группа Уникумата на это отреагировала недвусмысленно - штуки четыре истребителя сорвались с места в строю и рванули на перехват машины Ышкина. Тот конечно не волновался, а просто поддал газку и скоро был достаточно далеко, чтобы его потеряли из виду. Вдобавок его мирная инициатива позволила точно запалить расположение группы и её состав: схемы тут же попали в бортовые арифмометры прочих И-99 и на уши пилотам.

- Я второй, атакую, - оттявкался Шруш.

- Я третий, атакую! - цокнул Крец, переводя рычаг.

Машина заходила на цель с громадной скоростью, и тут следовало стянуть в кучу многие факторы. В нулевую очередь не врезаться в цель, напух. В первую - держать максимальную скорость, при которой возможно прицеливание. Во вторую - определить удачную дистанцию стрельбы... Особо тут не раздумаешься, всё происходит инстинктивно. Крец выцелил один из челноков и дал щедрую очередь - тут же вся кавалькада осталась сзади, так как он прибавил ходу. Только на экране он мог полюбоваться, как снаряд разнёс носовую часть челнока, а задница завертелась с такой скоростью, что скоро её разорвало на части.

- Минус одно, - сухо цокнул грызь, разворачиваясь на следующий заход.

- Минус ещё одно, - добавил Шруш.

Как и предполагал Крец, ребята были дураки но не настолько, так что в следующий раз разворачивались для стрельбы не вслед, а навстречу нападающим, и здесь преимущество в ускорении ничего не давало. Следующий заход на челнок он выполнить не смог, потому как навстречу истребителю полетели десятки скрещивающихся огненных трасс, и не желая пробовать пробьёт или нет, грызь ушёл с курса. Тем более всё цокало за то, что пробьёт.

Истребители противника, эти толстобокие креветки, не бросились следом, а заняли оборонительную позицию. Все, но только один оторвался от общей группы и упрямо тянул за И-99, иногда начиная палить издали.

- Репей, - цокнул Крец.

- Готова, - ответила Хишли.

Собственно и всё что отделяло смельчака от смерти... Машина взвыла и вошла в винтообразное движение, причём по сути дела разгоняясь хвостом вперёд, так как Крец дал реверс. "Креветка" с энтузиазмом посыпала космос очередями, но они уходили совсем в никуда. Грызь без особых усилий поставил свою машину на параллельный курс от цели, и последнее что увидел биш - вспышки со всех четырёх туррельных пулемётов. Защита противника не осилила прицельного огня, и "креветка" взорвалась, расцветая эдаким рододендроном. Обломки и затухающий свет исчезли сзади.

- Фарширован, - сообщила Хишли.

- Мило, - согласился грызь.

Тем временем Ышкин вовсе не бросался на транспорта, чтобы лично сбить побольше - он знал, что это есть кому сделать. Вместо этого он запустил "дубля", тобишь истребитель на автопилоте, атаковать конвой именно через заградительный огонь. Сделал он это отнюдь не зря, потому как попав под трассы выстрелов, И-99 был сильно изрешечен и кувыркаясь, ушёл в сторону.

- Всем, у противника вполне действующее оружие, не спать!! - рявкнул трёхглазый.

- Спасибки, кэп!!

Засранцы встали в оборону и сочли, что теперь смогут отогнать истребители от челноков. Впринципе так оно и было, если бы не то что сами они были вполне уязвимы. Сделав щедрый размах по пространству, Крец зашёл на группу и выцелив истребитель сбоку, всадил в него очереди из пушки и туррельных пулемётов. "Креветка", обкусанная скраю как рогалик, завертелась в вихре огня и обломков, отставая от остальных.

- Это третий, выбиваю истребители, - сообщил Крец, - Минус два, осталось восемь.

- Это второй. Семеро, - уточнил лисит.

- Осторожно, не лезть на рожон! - предупредил Ышкин, - Время есть!

Никто собственно и не лез, чётко и спокойно разворачиваясь для новой атаки. У противника же оставалось всё меньше стволов для ответного огня, хотя "креветки" сдаваться не собирались и вертелись, как креветки. Крец провёл маневр с небольшой паузой, во время которой И-99 на пару секунд оказался рядом с целью, и Хишли этого хватило, чтобы расстрелять подонка.

- У меня повреждения, - тявкнул Шруш, - Я пока в сторону.

- Можешь возвращаться на базу, - сказал Ышкин, - Последний готов.

Точное попадание главного калибра разнесло бишовский аппарат вдребезги, и теперь оставшиеся шесть челноков были совершенно беззащитны. О чём ка-вэ им и сообщил по радио. На этот раз биши были куда сговорчивее и волшебным образом обрели и переводчик, и узнали частоты.

- Прекратите стрельбу! - гнусавил переводчик, - Вы чё вообще делаете, демоны?! Мы уже уходим!

- Никуда вы не уходите! - отрезал Ышкин, - Уход был с самого начала, а сейчас уже пух-с. Я вас всех, идиотов, арестовываю за нарушение границ режимного объекта!

- Эмм... Ыш, а куда мы денем такую прорву арестованных?

- Посадим на 5-12 и прошмонаем.

Истребители взяли транспортные коробки в окружение, и подхлёстывая их одиночными выстрелами мимо, погнали вон от планеты, к каменному спутнику 5-12. Конечно нельзя было сказать что всем нравилась ышкинская идея, но и достреливать челноки казалось излишним - судя по воплям из радио, там творился изрядный хаос, связанный с решением вопроса умереть ли за Уникумат или подумать головой.

К большой удаче для всех, шмонать вызвались команды с крейсера, у которых и спаскорвы для этого имелись, так что истребители смогли вернуться на базу. Лиситам пришлось повозиться, потому как заводить повреждённый аппарат в ангар было нельзя, пришлось ставить снаружи и думать, что когда-нибудь дойдёт до ремонта. Крец и Хишли же слегка захихикали, вылезя из машины, а потом и заржали - всё же в нулевой раз действительно не попасть под огонь противника, это доставляет.

- Мы только что сбили четыре штуки!! Кре! - размахивала лапами хелинка, - Это... это я не знаю что!

- Можно подумать, что ты в этом сомневалась, - усмехнулся грызь, - Будут знать.

Хишли была в восторге и не скрывала, что она в восторге, так что просто сгребла грызя в охапку и заявила на полном серьёзе, что обожает грызей, Союз, Вселенную и производителей истребителей И-99.

Тем временем концентрированное в Корабле зло не собиралось успокаиваться. Поняв что маневр с "пикником" потерпел полный разгром, негодяи измыслили нечто куда более подлое. На внешней стороне круглого щита, закрывавшего весь Корабль спереди, раздвинулись фокусировочные устройства, зажглись неяркие синие огни, а затем лучи ударили, сходясь в центр, и чудовище изрыгнуло лазерный импульс огромной мощности, улетевший по оси всей конструкции туда, куда она была нацелена. А нацелена она была точно на Чрунхий... Особо разумный план бишей состоял в том, чтобы ударить по планете и таким образом под угрозой полного её уничтожения вынудить союзных к капитуляции.

Умники просчитались и на этот раз, ибо не обладая никак скоростью более световой, импульс должен был бы лететь до планеты примерно 14 суток. В то же время он был зафиксирован градаром моментально после его создания, и истребители с "Нарконезависимости", не особо спеша загрузившись противолучевыми бомбами, за несколько минут добрались до импульса и разбомбили его облаками отражающих частиц, которыми и были набиты бомбы. Направленное излучение стало совсем не направленным, и от смертоносного импульса осталось жалкое полярное сияние.

В это же время подонки попробовали запустить перехватчики охранять лазерный выстрел, но рыбные были к этому готовы. В ходе ожесточённого боя звенья перехватчиков были прорежены и отогнаны, хотя и союзные понесли потери. Вслуху того, что на Корабле всякой ерунды могло содержаться несоизмеримо больше, чем на КВК, потеря даже одного аппарата была существенна и рыбные всерьёз пересмотрели тактику воизбежание. Теперь в полный рост вырисовывалась перспектива запуска с Корабля всего что на нём есть, каковая грозила потерей контроля над планетой, а это сочли недопустимым.

- Ввиду этого! - докладывал Ышкин, расхаживая перед личным составом, - Принимаю решение о необходимости привентивного удара и разгрома агрессора в его логове. Кто что скажет?

- Главное что меня интересует, так ли думают рыбные, - хмыкнул Шруш.

- Рыбные думают именно так, - кивнул ка-вэ, - Они готовы атаковать крейсером, чтобы обеспечить обстрел с дальних дистанций.

- Это настолько необходимо? - шмыгнула носом лиса.

- Абсолютенно. Если мы промедлим, биши соберут всё что у них есть и тогда нам придётся туго. Если же устроим бойню на их собственной базе, совсем другое дело.

- Шишово, - хмыкнула Хишли, - Там наверняка полно голов гражданских.

- Ещё как, - подтвердил Ышкин, - Но это не повод не защищать то, что мы защищаем.

- Когда начинаем? - осведомился Крец.

- Немедленно. Привентивный, грызо, это значит немедленно, пока не чухнулись.

- Я вот ещё что думаю, - почесала за ухом Мриса, - А станцию кто охранять будет?

- Критичный момент, - согласился ка-вэ, - Но будем надеяться, что они её просто не найдут. Расположение этому весьма способствует, мы почти что на другой стороне системы от линии Корабль-Чрунхий. А схождение планет будет лет эдак через дцать, в то время как у наших любезных бишей на всё про всё - одинадцать с половиной суток.

- Чисто. Тогда йа так понимаю, мы на прикрытии атакующих порядков? - цокнул Крец, - У рыбных лучше заточена группа на то чтобы гвоздить бомбами.

- Угу. Все летим прикрывать штурмовики, а если понадобится - то и крейсер, - Ышкин внимательно оглядел сотрапов, - Вы все понимаете, какая будет каша. Так что...

- А, понял, - цокнул грызь и включил коммуняк, - Слушай, Твищо? Это Крец из соседнего жилблока. У нас тут сейчас будет война, так что если йа вдруг не вернусь, польёте цветы? И да, там ещё хомячок. Во, спасибо, товарищ.

Остальные уставились на него, раздались нервные смешки, хотя через минуту все сделали практически тоже самое. На этом времени предаваться отвлечённым раздумьям уже не осталось, потому как рыбные вовсю выстраивали атакующие порядки и подгоняли. Резон вполне имелся - вероятно, технология бишей не позволяла им особо быстро запустить все аппараты, а раз так то чего ждать - накрыть как курицыных детей, и все дела.

- Это Рыба, - раздался в эфире голос Ырана, - Мы атакуем с пяти "це", с левого фланга. Эскадрилья раз - прикрытие справа. Эскадрилья два - отвлекающий маневр слева. Высушено?

Боевые машины уже дрейфовали в пространстве общей кучей, на фоне которой выделялся размерами КВК; все подсобные аппараты были от него отстыкованы, и даже выброшены модули, какие было можно - ради облегчения. Поскольку основная цель была не шустра в плане ускорения, крейсер мог атаковать её как штурмовик, с заходов. А раз мог, так и собирался это сделать. Орудийные башни повернулись назад, и из открывшихся люков выдвинулись штанги с огромными бомбами; эти подарки были закреплены на стволах орудий надкалиберным способом, чтобы можно было выбросить по цели. Цельный корабль превратился в огромный штурмовик, как на пуху.

Вторая эскадрилья содержала шестёрку котанков и два истребителя, и она уже устремилась к Кораблю, чтобы отвлечь внимание от основного направления. В это же время градарные установки, те же самые котанки с локаторами вместо башен, выходили на позиции вокруг цели, чтобы просвечивать всё пространство боя.

Крец, как и остальные пилоты, пырился на всё это в трансляции компа, сидючи на своём месте в И-99. И честно цокнуть, отнюдь не завидовал бишам, потому как слышал что позиция у них ни в пух. Ышкин, как и прочие заведующие, заикнулся о том что хорошо бы не попасть в модули, которые сочтены жилыми - но все понимали, что это как получится... Ворочая боками, "Нарконезависимость" ушёл в сторону, разгоняться для атаки вокруг всей звёздной системы. Звенья первой эскадрильи пришли в движение, так что темноту космоса прорезали яркие источники света от радиаторов машин.

- Попёрли, - цокнул сам себе Крец, и попёр.

Чего он не очень уважал, так это минуты полёта до цели. Панорама звёздной бесконечности весьма резко дисгармонировала с пальбой, на его слух, а тут как раз приходилось сначала выслушать звёзды, а потом жать на гашетку. По этой причине грызь отводил взгляд либо на приборы, либо вообще в пол. Из-за этого правда он тут же вспомнил про Хишли, и счёл что это лишнее. Так как позволить голове думать о чём ей нравится грызь не мог, он принялся считать оранжевых кроликов, прыгающих через огромную улитку.

Досчитав до восьмидесяти трёх, Крец понял что уже прилетели. Невооружённым ухом было видно вспышки, лучи и трассы в пространстве... да что там, было видно сам Корабль! Вспышки подсветили его бока, начисто лишённые маскировки, и теперь огромная дура маячила на пол-галактики, так и намекая. Можно было бы всадить очередь из главного калибра прямо отсюда, но цель была слишком уж громоздкой даже для мощного вооружения И-99 - такую можно пронять только направленной бомбардировкой.

Как увидел ещё издали Крец, Корабль бишей был ощетинен туррелями, как ёж, и приблизившиеся аппараты преследовались ураганным огнём с сотен стволов, безо всякого преувеличения. Это не особо помогало - котанки могли держать удар, а истребители просто выворачивались и отлетали подальше, чтобы потом снова начинать дразнить гусей. На поверхности Корабля уже пыхнуло несколько хороших взрывов, но в общем это была слону дробина. Крец услышал наконец несколько бишевских перехватчиков и пошёл на сближение с ними, снять на всякий случай.

- По курсу цели, шестеро, - цокнул он.

- Чисто! - ответила Хишли.

При нападении на цели сзади И-99 был ещё более суров чем обычно, и прежде чем биши чухнулись, двое уже были сбиты напух. Крец сделал петлю и зашёл ещё раз, практически повторив упражнение и как минимум сильно задев ещё два аппарата. Оставшиеся вцепились в хвост и беспрерывно поливали огнём, но хелинка своё дело знала.

- Фаршированы, - сказала она стандартную формулировку.

- Наимилейше, - искренне цокнул грызь.

Он направил истребитель поближе к Кораблю - именно для того, чтобы по нему открыли огонь и тем отвлеклись от других целей. Однако никто стрелять не спешил, огневой шторм уходил в сторону, так что Крец быстро перенастроился, опять-таки сделал петлю и нацелившись на огромную арку, увешанную зенитками, дал щедрую очередь. Часть снарядов ушли в корпус, но остальных хватило, чтобы разнести батарею вдребезги. Никогда ещё грызь не наблюдал такого града обломков, как здесь.

Тут уже видимо автоматика не стерпела оскорбления и направила на И-99 небольшой смерчик огня, так что пришлось быстро сматываться. Несколько зарядов пробили стабилизаторы - грызь прекрасно видел рваные дырки в сверхпрочном металле, но подумал и счёл что пока это не опасно. Едва он ушёл из-под зениток, за машиной тут же прицепились надоедливые "креветки".

Пока мелочь развлекала оборону Корабля, КВК вышел на атакующий курс и прошёл над целью, окатив её градом тяжёлых зарядов. К тому времени биши сообразили что дело табак и включили что-то наподобие защитного поля, которое им здорово помогло. Если бы не защита, бомбы с КВК скорее всего уничтожили бы сооружение полностью, но и так мало не показалось - базарные ряды двигателей, торчавшие сзади, содрагнулись от удара; части сооружений полетели в разные стороны, разваливаясь на куски, сталкиваясь и создавая сплошную неразбериху. Та часть, которая была наиболее густо утыкана пушками, также подверглась бомбёжке и сильно пострадала. Красочнее же всего рванул крупный корабль, отстыкованный от базового - по размеру он не уступал "Нарконезависимости", но это ему не помогло - бомба разворотила судно в мелкие щепки.

Истребитель Креца и Хишли продолжал, как и остальные, нырять между огнём туррелей и перехватчиками, периодически отстреливая последние и сокращая их численность - делать это было не так-то просто, хотя бы потому что постоянно приходилось уворачиваться, а не выцеливать. Другой истребитель в этих условиях вообще не смог бы стрелять, но И-99 постоянно крошил пулемётным огнём то вперёд, то назад, то вообще вбок, и это давало результаты. Одна из подбитых "креветок" просвистела всего в нескольких метрах над кабиной, заставив пилотов невольно пригнуться.

- У меня с патронами - всё! - сообщила Хишли.

- Что всё? - реально не вгрыз грызь, - Кончились?!

- Да.

- Вот впух! Ладно, понял.

Крец развернул машину на более быстрый заход по дальней дуге и быстро стал соображать, куда выпустить остатки боеприпаса из главного калибра. Комп на запрос нёс околесицу, так что пришлось слушать лично; лично он услышал выступающие штуковины, похожие на шлюзы ангаров, и именно их решил угостить.

- Сейчас Хиш, последний заход.

- Да не торопись, - хмыкнула она.

Грызь не торопился - сделав дугу длиной в несколько миллионов километров, истребитель устремился к цели с нужной стороны. Фигня была ещё в том, что Корабль с повреждёнными двигателями начало разворачивать, и курс его постоянно менялся. Поймав в прицел шестиугольный люк, закрытый на манер диафрагмы, Крец нажал гашетку и не отпускал до тех пор, пока пушка не перестала стрелять. И-99 промелькнул мимо вырывающегося из Корабля фонтана огня, а примерно в это же время над целью снова прошёл КВК, сбросив ещё одну порцию бомб. Пилоты снова увидели это только в повторе, но взрыв своротил передний щит вместе с суперпушкой, и покорёженная конструкция понеслась по всему корпусу Корабля, как колесо, сминая всё что выступало. Одновременно огненный шар вырвался из самой узкой части сооружения, и стало заметно что оно переломилось. Одна из вращающихся секций многокилометрового размера, сорвавшись со своего места, протаранила остатки двигателей...

Услышав это, Крец понял что идея атаковать первыми была хорошая - он представил себе такое погрызище на орбите Чрунхия, и поёжился. Также он слышал, что наверняка Кораблю погрызец - все боевые блоки были расстреляны, как и двигатели, и громадное сооружение плывёт в туче обломков, как оглушённая рыба. Со сверхсветовой штурмовкой шуточки плохи.

Поскольку боеприпас вышел, грызь направил машину к 5й планете. Стыковаться на станцию он счёл нерезонным, чтобы не демаскировать её раньше времени, а крейсер пока был занят, продолжая бомбардировку. Крец переключился на радио и попытался поймать кого-нибудь. Только через двадцать минут проклюнулись лиситы.

- Вы что-нибудь слышали от рыбных, что они думают? - цокнул Крец.

- Они думают продолжать долбить до тех пор пока там не останется ни одного действующего ствола, - оттявкался Шруш, - Да и у них нету 13х патронов.

- А трёхглазых кто-нибудь слышал?

- Пока нет. Я думаю, надо садиться на станцию, - сказал лисит, - Перезарядить пухи. Потом спаскорв в зубы и искать если кого из наших подбили.

- Пожалуй правильно, - согласился Крец, - Вы первые на посадку?

- Давай.

Сначала на посадку ушёл И-99 лиситов, а затем туда же зарулил Крец - всё-таки подумалось что у бишей сейчас есть чем развлечься кроме как наблюдать, куда исчезают истребители. Пробоины на корпусе давали о себе знать - машину стало сносить в сторону, так что в шлюз она попала, стукнувшись в стену и отлетев внутрь.

- О уксус! - фыркнула Хишли, - Не картошку везёшь!

Пришлось вылезать в скафах и ставить аппарат колёсами на пол, чтобы можно было закатить его в ангар с тяготением. Ввалившись наконец в родное помещение, двое хотели снять шлемы, но послушали какой вокруг дымина и передумали. Дымил двигатель лисьего И-99, а Шруш и Мриса всячески пытались его урезонить, но пока без результатов.

- Эй, вам помощь нужна? - цокнул Крец.

- Нет, время нужно, - ответил рыжий.

- Хорошо, тогда мы займёмся своей рыбой.

Рыба была в общем вполне цела, но чешую на стабилизаторах и на носу всё-таки подпортило. Металлический, а оттого вполне магнитный корпус машины вовсе не тупо закрывал внутренности, но и учавствовал в создании перемещения вместе с двигателем. Вслуху этого рваные пробоины от бишевских выстрелов и вызывали нестабильность в движении аппарата, заметно ухудшая управляемость. Впрочем, заметно но терпимо. Пока Хишли выбросила из машины кучу отработанных пулемётных лент, грызь заглянул в техническую крышку на хвосте, послушать как там - комп гнусавил о повышении температуры на одном из компрессоров. Как и предполагалось, Крец имел неудовольствие мордозреть оплавленный бок агрегата, в который впаялся осколок корпуса - входные и выходные дырки на самом корпусе также присутствовали и недвусмысленно намекали.

Грызь понял в чём соль и стал выбивать кусок, схватив в лапы самый незаменимый в космосе, как впрочем и на планете, инвентарь - кувалду. Кусман выбился достаточно легко, правда из пробоины тут же вылетел фонтан жидкости ртутного цвета. Крец зажмурился и с неудовольствием посмотрел, как металл стекает по стеклу шлема - если бы не дым, он сейчас остался бы без морды как на пуху.

- Впух. Йа тут ртуть пролил, не открывайте скафы...

Жидкость ртутного цвета как раз и была ртутью, заменявшей в системе охлаждения антифриз. Вдобавок вытеший металл имел приличную температуру, так что оплавил панели на полу.

- Жиии-жа!! - указала на жижу Хишли, и трудно было поспорить, - Начхать. Кре, что с пробоинами?

- Терпимо, - цокнул тот, - Сначала заклеить компрессор и налить новую порцию вещества. Потом вероятно запаять дырки при помощи ремкомплектов.

- Справишься? Если что, цокай, а я пока притащу пульки, - сказала Хишли и побежала за "пульками".

Крец нашёл время улыбнутся и в сотый раз подумать, что она замечательное существо. После чего забыл про всё, кроме компрессора и инструкции к "клею". Поскольку темой ремонта истребителей занимались всерьёз, то и средства были достаточные для того чтобы всё заделать почти как было. Через три минуты был законопачен компрессор, ещё через пять - в систему долита ртуть и стравлен попавший воздух. Далее грызь использовал магнитный паяльник, делавший металл текучим без нагревания - он таким способом размягчал края пробоин и затем кудалдой забивал туда заплатки. Вышло не идеально, но куда лучше чем ничего.

Задолбавшись, Крец и Хишли свалились в стойке шасси и проверили время - пол-часа, а машина снова готова. Ышкин по прежнему не появлялся, так что грызю пришлось самому выходить на связь с градарной станцией и запрашивать, почём перья. Перья обнадёживали, так как КВК хоть и получил повреждения, но в целом остался бодрячком, а вот от противника мало что осталось - Корабль был погромлен достаточно, чтобы не ерепениться, а всю мелочь вычистили во время боя. Крейсер занимался именно тем, о чём тявкали лиситы - поиском подбитых аппаратов. Грызю даже показалось, что самый разгар "веселья" уже позади.

Тут он оказался не прав - буквально через минуту жаба снова вызвала его и сообщила, что бишовский корабль небольшого размера как-то проскочил близко к Чрунхию, а следовательно хорошо бы его снять. Пилоты огляделись и поняли, что снять можно только на их машине, потому как Шруш и Мриса ещё не расквитались со своей, а остальных уже просто не было. Упрашивать их долго не требовалось, двое прыгнули по местам и истребитель вылетел из ангара.

- Надо же какое скотское упорство! - фыркнула Хишли, - Просто упоротость!

- Ну, как замечала Мриса-пуш, - цокнул Крец, - ЧСВ не даёт им понять того, что происходит... правда йа не совсем понимаю, что такое ЧСВ. Точнее совсем не. Просто помню, что об этом говорили в училище.

- Потом покажу на пальцах, - хихикнула хелинка, - Хотя зачем тебе это понимать, ты и так отлично знаешь, что делать.

- Прицелился и стреляй?

- Именно.

Предварительный осмотр цели выявил кислоту, заключавшуюся в том что корабль сопровождают полтора десятка истребителей, причём не "креветок", а видимо дальних, "пауков", что не легче. Окружая каплевидный фрегат, они довольно резво уходили к планете. Впрочем, в более крупную цель проще попасть из главного калибра, подумал Крец, заходя в атаку.

Биши не желали сдаваться и сразу не дали расстрелять фрегат, так что снова пришлось обгрызать медленно и осторожно, выбивая истребители по одному. Те это прекрасно понимали, и если бы не преимущество в ускорении - пуха с два что-нибудь вышло бы. Но преимущество было, и И-99 успевал перекинуться на незащищённый фланг, расстрелять цель и смыться, прежде чем подойдут остальные. Крец бил из курсовой пушки аккуратно, одиночными выстрелами - если он промахивался, цель с близкой дистанции обстреливала Хишли. А вдвоём они промахивались очень редко, так что количество файтеров неуклонно сокращалось.

Но сокращалось и расстояние до планеты. К тому времени как удалось ополовинить бишей, группа была уже совсем недалеко, по космическим меркам, и фрегат начал торможение с явной целью приземляться. Успокаивало то, что от КВК подтягивалось подкрепление в виде тройки котанков, которое не оставило бы врагу ни единого шанса. Тем не менее пилоты понимали, что лучше не дать бишам подходить близко к планете.

Во время очередного захода Крецу всё же не удалось уклониться от встречного огня, и несколько очередей прошлись по корпусу машины. Круглые дырки появились и в прозрачном фонаре, и в приборной панели. Истребитель сильно повело в сторону, потому что оторвало половину бокового стабилюка.

- Хиш, ты цела?

- Да.

- Тогда механику, бой беру на себя!

- Поняла.

Хишли бросила свои пулемёты и переключилась на управление силовой установкой и прочими системами, дабы вовремя понять, что и насколько повреждено. Крец же ещё более вцепился в лапку управления, потому как был намерен оставить котанкам только мокрое место.

- В ущеерб!! - орал грызь, давя гашетку и жмурясь от вспышек, закрывавших обзор.

Очередной "паук" исчез в огненном вихре. Этих ребятишек оставалось ещё штук пять, но Крец моментально уловил возможность поставить мат: извернувшись, И-99 выпустил очередь главного калибра по фрегату. Корабль ещё некоторое время тянул, оставляя за собой длинный шлейф огня, а затем взорвался. Грызь облегчённо выдохнул, уводя машину в сторону - теперь уже можно было и не так упираться...

- Кре, утечка плазмы, - сообщила Хишли.

Грызь глянул в виртуальное зеркало заднего вида, но оно глючило, и тогда он тупо повернул лапой настоящее зеркало и послушал, что там: за истребителем тянулся огромный огненный хвост, как за кометой. Он тут же перешёл к действию "аварийная посадка" и сообразил, как это сделать.

- Глуши! - цокнул Крец.

- Дотянем? - уточнила Хишли, хотя сперва заглушила двигатель, а потом уточнила. Она привыкла доверять ему.

- Дотянем.

- А куда дотянем?

- До планеты, у нас другого выбора нет, - просвятил Крец.

- А дальше что?

- Если удастся, дождёмся наших. А нет значит уйдём на аварийную посадку куда-нибудь в пустыню.

- А это самое? - неуверенно сказала хелинка.

- Ну йа потому и цокнул: в пустыню. Нипуха страшного. Наверное, - добавил грызь и не смог удержаться от того, чтобы хихикнуть, - Да, а сколько всего уже фаршировано, ты видала?

- Тут не поспоришь, нулевой сорт, - довольно примуркнула Хишли.

Как и всякая хелинка, она издавала весьма своеобразные мурки, не похожие однако на кошачьи, и каковые были приятны на ухо, особенно грызю. Улыбнувшись, Крец вернулся к рассчётам того, как выводить истребитель на орбиту планеты. Двигатель уже не работал и запустить его не светило ни разу, но для маневрирования ещё оставались раскрученные маховики, выполнявшие роль аккумуляторов - выше ушей хватит на то, чтобы выправить траекторию как нужно. Скорость относительно планеты была уже сильно до-световая, так что выйти на орбиту Крец планировал минут через двадцать. Он протянул лапу и просунул палец в пробоину на "стекле", хмыкнув - это тебе не симулятор, напух.

Конечно он не был бы собой, если бы сложил лапки и созерцал, как приближается голубой шар Чрунхия, видимый только в виде узкого серпа. Очень хотелось так и сделать, но вместо этого Крец вспомнил о том что пятеро "пауков" были не добиты, а прищучили их котанки или нет - ещё вопрос. Подключив к прослушиванию сенсоры, грызь с неудовольствием мордозрел, что все пятеро прутся ровно за ними. Попытки связи с кем-либо ничего не дали - и позиция неудобная для, и видимо был повреждён передатчик. Крец произвёл калькуляцию посредством компа и выяснил, что до планеты добраться можно, но примерно через пять-шесть витков биши неизбежно догонят.

- Или танки их потеряли, или скорее просто у них появились дела поважнее, - решила Хишли и призадумалась, - А что делать, Кре?

- Действия, - цокнул тот.

- Я понимаю что не образы. Если выпрыгнуть из машины?

- Непухово, - прикинул Крец, - Даже если они этого не увидят, непухово. На скафах слабый маяк, и сколько нам тогда изображать из себя небесные телоиды - одному гусаку известно. Единственный выход - на поверхность.

- Кре, не хочу тебя разочаровывать, но у нас нету теперь плазмогенератора и кроме того, сорван стабилюк.

- На поверхность мы не сядем.

- Может всё-таки?

- Не-не, - отмахнулся Крец, - Суицид на потом.

- Но ведь хочется выкрутиться, - словно оправдываясь, сказала Хишли.

- Конечно.

- Эй, погоди, - дошло до хелинки, - Ты что хочешь цокнуть?!

- Именно это йа и хочу цокнуть, - вздохнул Крец, - Десантирование с орбиты. Пешком, так цокнуть.

- Кактусовый уксус!

- Йа не вижу другого выхода, - пояснил грызь, - Найдёшь, скажи. А пока готовимся к прыжку.

- Кре, я этого боюсь как огня! - чуть не всхлипнула Хишли, - Я вообще высоты боюсь, поэтому в космолётчики пошла.

- Хиш, - твёрдо цокнул Крец, - Ты вроде как не одна, а со мной, а? Правда это тебе не поможет, но всё равно...

- О, ты разом развеял все сомнения! - хмыкнула она.

- Да, йа умею. А теперь, Хишечка, припоминай всё что знаешь о. Потому что йа ничего не знаю... да шутка! Сейчас цокну, если хочешь.

Грызь ещё обернулся на приближающихся бишей и убедился, что они и так идут на полном ходу и ещё ускориться не смогут. Он также просчитал выход на стационарную орбиту над планетой, причём с последующим уходом с неё - вовсе не хотелось, чтобы истребитель грохнулся куда-нибудь в лес, да и биши пускай погоняются подольше. Так, припомнил Крец, точки для аварийной посадки... перед глазами встал лист бумаги, который он видал в училище. Пункт 0 - места напряжения магнитного поля планеты. Отпадает, не успею провести такие исследования. Пункт 1 - старые кратеры. Прокачено, ни одного не наблюдается. Пункт 2 - наиболее узкие перешейки между большими массивами суши или наоборот, узкие проливы, соединяющие океаны. Взгляд быстро метался по карте - вот, самый заметный перешеек, шириной килошагов двадцать. На восток быстро расширяется, так что попасть не в воду не трудно - круг будет диаметром килошагов сто. А какой надо?...

- Кре, ты не спишь там?

- Впух!

Пока он углубился в рассчёты, планета уже оказалась чуть не под носом. Тут уже грызь спешил, тыкая пальцем в кнопки компа: "траектория десантирования на поверхность", "объект:..." Напух, этот тупой выбор, когда каждая секунда на счету! Крец ткнул в первое что более-менее подходило: "хомячок". Хомячок выдерживает, значит и мы должны, подумал он. Ко всем прелестям, выбранное место находилось на ночной стороне планеты.

- Так, небольшая перегруза! - предуцокнул грызь.

Пилотов сильно придавило к ремням, потому как гравитационного эффекта уже не хватало на полную компенсацию; Крец почувствовал себя не лучшим образом, потому как туловище довольно ощутимо сжало, а слюна почему-то оказалась в носу и мешала дышать. Впрочем эта ерунда продолжалась не так долго. Аппарат затормозил, выйдя на близкую стационарную орбиту. Планета теперь занимала всю полусферу обзора, так что уже казалась не шаром, а скорее стенкой... Грызь отогнал эти ассоциации. Нужно было ничего не упустить, пока не поздно.

- Кре, видишь гору на перешейке? - спросила Хишли, - Если что, собираемся там, цок?

- Чисто, - цокнул Крец, - Парашют в порядке?

- Нет, я на его место сена напихала... Шутка!

- Тогда открываем двери.

Крец совершенно не шутил, повернул аварийный рычаг и просто откинул боковой люк кабины. Хишли вылезла из туррели и протиснулась сюда же, с интересом выглянув наружу.

- Сейчас он нам даст положенное ускорение, - цокнул Крец, - И спрыгиваем.

- Уксус, уксус, уксус!

- Спокойно Хиш, - теперь уже он мог видеть её мордочку сквозь два стекла шлемов, - Ты сможешь.

- Да куда я денусь, - улыбнулась она.

- Так... Стоп, ящик возьму, - Крец сунулся под кресло и вытащил инструментальный ящик.

По идее он был совмещён с бортовым самописцем и не должен был сгореть при щадящем режиме посадки. Только вот куда его деть, так в лапе и держать?... По ходу шерсти, так и держать. Грызь оглянулся, потому как в черноте космоса невооружённым ухом слышались пять ярких звёзд, светящих неестественным фиолетово-белым светом - бишевские "пауки". Он зажмурился и вылез из люка, держась за порванный стабилизатор. Хишли последовала за ним, и они окончательно повисли над пропастью глубиной семьдесят километров. Комповый интерфейс всё ещё работал, так что грызь запустил программу. Снаружи это было едва заметно, аппарат придал "грузу" чётко рассчитанное ускорение к поверхности. Хишли взяла грызя за лапу и чокнулась с ним шлемом.

- Гиперпрыжок! - усмехнулся Крец, - Пошла!

Она натурально взяла да и спрыгнула с машины, начав медленно удаляться. Грызь поосторожничал и сделал тоже самое - теперь под ногами не было ничего, вообще ничего! Истребитель над головой плавно ушёл вверх и исчез в темноте - на последнем запасе инерции он уйдёт подальше от планеты. Крец задумчиво попырился на рукав скафа, потому как теперь только он мог спасти. Выглядел рукав честно цокнуть не очень обнадёживающе, но внешность обманчива. Грызь посмотрел, где Хишли, и пока тупо сложил лапы, не забыв прижимать к себе ящик: падать предстояло ещё довольно долго.

- Эй Кре! - послышалось в шлеме.

- Оу, Хиш. Связь-то ещё вспахивает. Она недалеко, так что нестрашно... Ну как?

- Пока терпимо, - резонно ответила та, - Но это только начало.

- Готовь парашют, хелли-пуш, - цокнул грызь.

- Да ещё как до луны!

- Не-а. Скоро уже начнёт бросать.

- Хорошо, Кре.

Кре и сам начал изворачиваться в невесомости, чтобы принять более удобоваримое положение. Сначала от этого он только закрутился, но потом вывернулся, остановил вращение и развернулся как хотел - тренировки опять таки не пропали даром. Хишли была уже довольно далеко, но это было правильно - негоже свалиться лапами в чужой купол. А купол тут был мягко цокая немаленький. Едва датчики уловили, что вокруг уже не вакуум а крайне разреженная, но всё-таки газовая среда, из заплечного ранца выстрелил небольшой бочонок на длиннющем тросике. Отлетев в сторону от космонавта, бочонок выпустил в стороны три тонкие лопасти длиной метров по полсотни - они были почти прозрачны, да собственно и были крайне эфемерны и весили пару граммов. Тем не менее, раскручиваясь от набегающего потока молекул, этот винт стал заметно тянуть за ранец, тормозя падение. Крец даже не видел, раскрылся ли винт у Хишли, потому что просто его было не видно.

- Хиш, всё в порядке?

- Да, бросил первую очередь, - ответила она сквозь сильные помехи.

- Хорошо. Встретимся на сурфасе! - цокнул грызь.

Винт раскрутился вовсю и тянул назад, отчего создавалось впечатление взлёта с планеты, а не посадки. Внизу, если это так можно назвать, проплывали скопления белых облаков, выделяющихся на фоне тёмной земли и видимые в звёздном свете. На краю планеты атмосфера окрашивалась такими изумительными оттенками синего, что трудно было не уставиться туда, даже падая с орбиты. Крец уже ощущал давление газа на ноги - их стало раскачивать, как и его всего. Скоро после этого парашют выпустил второй купол, взлетевший по тросику и раскинувшийся чуть поменьше, чем винт. Ослабившееся торможение снова стало тащить за ранец. Грызь поглядывал наверх, но мало что видел - купол тоже весь в спичечный коробок умещается. Ну и хорошо, подумал он, вспомнив о бишах - с них станется фугануть по парашютистам, да он и сам бы так сделал непременно.

Благодаря огромной площади винта и купола, к плотным слоям атмосферы подлетаешь уже с весьма небольшой скоростью, правда один пух превышающей звуковую. Теперь уже ощущалась высота, а не расстояние до планеты, и почуяв это, раскрылся ещё один купол, на этот раз поменьше и поплотнее, почти как обычный самолётный парашют.

- Хиш? - цокнул Крец, но теперь в эфире были только помехи, - Хишечка.

Всё нормально, цокнул он себе, и тут же поправился - нормально?! Идеально! Лучше чем идеально! Разгромить целую эскадрилью вдобавок с транспортом - это что, гусиную лапку в рот? И при этом не погибнуть, а вполне в штатном режиме спускаться на не менее вполне обитаемую планету. Так что грызь поржал и стал внимательно смотреть, что происходит.

Происходили естественно события: винт сложился, большой купол разорвался по швам и тоже вытянулся в соплю, а малый продолжал снижать скорость падения. Единственное, в чём был косячина - парашют совершенно круглый, а стропы толщиной в несколько микрон, поэтому управлять им нельзя вообще - куда падает, туда и.

Наконец спуск стал похож на спуск, а не на атаку боеголовки. Судя по облакам, высота снизилась килошагов до десяти, так что теперь болтаться под куполом предстояло довольно долго. Система регенерации воздуха показывала, что ещё вполне годна, так что беспокоиться не о чем. Разогрева от падения Крец вообще не припомнил, ну и ладно. Грызь ещё полюбовался на ночную панораму Чрунхия, потом подумал что будет нелишне отсурковаться перед приземлением, и попробовал дремать. В висячем положении получалось это не ахти, но всё-таки он закрывал глаза и кое-как отдыхал.

Сколько прошло времени, нельзя было цокнуть, но это было небыстро. В очередной раз вспомнив где он, Крец открыл глаза и увидел, что вполне пора - подсвеченные звёздами облака были уже выше него, а внизу приближалась земля. К большому облегчению, местность тут оказалась лесостепная, а не джунгли или болота. Грызь мог спокойно расслушать, что опускается на огромное поле какой-то местной травы, и остался этим доволен. Через пару минут он приготовился к приземлению и собственно совершил его. В темноте он не оценил высоту травы и думал, что она по пояс. На самом деле штуковины наподобие ржи колосились метра на три, так что грызь провалился туда, как болт в мох.

Он порядочно ударился ногами, но тут же поздравил себя - всё, он был на планете! Повезло так повезло. Теперь самое главное, тут же подумал грызь, найти Хишку. На всякий случай он попробовал радио, но оно брало от силы на пол-килошага и конечно молчало. Решив не делать лишнего, Крец в весьма хорошем расположении пуха приступил к следующему этапу. Для начала он проверил, как работает оптический камуфляж, и с интересом послушал свою лапу, вообще не видную на фоне растений. Однако у скафа были отнюдь не ядерные батареи, так что воимя экономии он маскировку выключил. Вторым номером грызь спотыкнулся об ящик! Он напрочь забыл про него, хотя тот всё время находился в лапе. Значит, ничего страшного с ним не случилось. На всякий случай Крец, выпустив на вольный выпас Крысу, свернул купол, валяющийся поверх "ржи" - цеплялся он исчезающе мало, так что это было нетрудно. Грызь аккуратно смотал тончайшую ткань, но всё равно у него получилось гораздо больше, чем спичечный коробок; он смотал вязанку тросиком и когда шёл, вешал на плечо.

Опосля такого он более подробно огляделся, и само собой нипуха нового, кроме стеблей травищи, не услышал. Очень захотелось снять шлем, но грызь пока отверг это - во первых боялся выдохнуть лишнее, а во вторых не менее боялся лишнего вдохнуть. Что это за трава, он в душе не грыз - а следовательно нельзя цокнуть, что она не ядовита. Выберусь на пустырь - сниму, подумал Крец. "Как это - сниму?!" - возмутилась Крыса. "Так это!" - подумал Крец и показал Крысе язык.

Перед тем как отправляться искать Хишли, грызь таки с некоторым содраганием открыл ящик - металл явно сильно нагревался, покрывшись радужной плёнкой, но выглядел целым. Внутри тоже ничего практически не пострадало, чему Крец сильно обрадовался: теперь у него был полный набор инструментов, аптечка, и даже небольшой огнестрел-налапник на три патрона; ещё целая обойма лежала отдельно. Грызь осмотрел оружие и закрепил на лапе, после чего подумал и направив вверх, нажал крючок спуска. Проверить патроны и заодно хлопнуть выстрелом, авось звук долетит до Хишли. Он даже некоторое время прислушивался, не будет ли ответного выстрела, и только потом сообразил что ящик у него, и хелинке стрелять не из чего. Это его немного обеспокоило, но делать было нечего.

Кроме всего этого инвентаря, у Креца оставался и комп - его собственный, "спичечный", сунутый в карман скафа-комбеза. Для того чтобы работать с ним, пришлось бы всё время одевать шлем, но что уж жаловаться. Не забыв отключить радиосвязь, воизбежание, и поставив энергосберегающий режим, грызь открыл карту Чрунхия - вполне подробная, она была, и это сильно ободряло. Теперь оставалось только понять, в какую сторону оговоренная гора. Припомнив, с какой стороны солнце, Крец выявил направление. Теперь, как он резонно счёл, достаточно выйти на какую-нибудь возвышенность, и днём гору в семьсот метров должно быть видно. Таки собравшись, он цокнул, взял поклажу и пошёл через заросли травы, толкая стебли.

Идти через "рожь" было довольно неприятно, потому как на расстоянии вытянутой лапы ничего не видно. Хотя бы грызю не грозили царапины, потому как он был в скафе. Поле же затягивалось и казалось, не собиралось заканчиваться. Крец три раза садился передохнуть, прежде чем продолжить движение. Это начинало нервировать, но он легко преодолел тревогу, вспомнив о том что только что удачно спрыгнул с орбиты.

К краю поля он добрался только к рассвету, через несколько часов, и не нашёл там ничего особенного. Зато появилась возможность оглядеться подальше: впереди расстилалась равнина...

- Равнина, ты чё? - цокнул Крец, но равнина молчала.

... равнина, покрытая травой различной свежести, холмиками и россыпями крупных камней. Невдалеке поблёскивала в рассветном зареве речка, так что грызь туда и отправился. Так, огляделся он, уже можно, и осторожно приоткрыв шлем, затем снял его. В нос тут же ударили тысячи запахов и великолепный тёплый ветерок, водяная свежесть... Крец сообразил что теперь ничто не остановит его вылезти и из скафа, так как примятый пух уже надоел, что он и сделал. Впрочем шлем всё равно пришлось бы снять, так как регенератор воздуха жёг слишком много энергии. Впринципе было известно, что материал парашюта - в какой-то степени солнечная батарея, и с огромного купола, если его развесить на солнцепёке, можно получить прилично электричества. Но сейчас грызю было совершенно не до этого, потому как все мысли были заняты хелинкой. По крайней мере у неё должен был оставаться НЗ, так что без корма она не останется.

Он лишь запасливо набрал из речки воды, наполнив все наличные фляжки, и отправился дальше, таки на холм. Оттуда Крец рассчитывал увидеть гору и окончательно понять, сколько ему топать. Вокруг просыпалась природа, взлетали насекомые, начав слегка надоедать, мельтешили птички, вдалеке на склоне холмиков виднелись какие-то крупные животные, судя по всему травоядные, усиленно ядившие траву. Из-за горизонта медленно поднималось солнце - не красное, а медово-жёлтого оттенка, с огромным ореолом вокруг, и стало заметно греть. Грызь поприветствовал светило, вспушился и продолжил путь, обходя плотные заросли кустарника. Теперь он снова получил возможность потрясти хвостом - трудно цокнуть зачем, но грызи постоянно так делали. Обычно массивный из-за пуха сквирячий хвост висел вниз, но при тряске изгибался вверх, как у мелких белок, и резко шуровал туда-сюда, раскидывая клочки линялого пуха.

Грызь подозревал, что здесь весьма много живности, а следовательно наверняка есть и хищный крупняк, но на это случай у него был мозг, да ещё и три десятка патронов. Пули выглядели не особо страшно, но на самом деле вкатывали так, что мало не покажется. Подозрения подтвердились, когда из травы поднялось некое животное, по размеру порядочно больше коровы. Зверёк был бурой окраски, на весьма мощных лапах, и с гривой. Правда грива была не там где обычно её привыкли видеть, а на задней части туловища. Крец сглотнул и стал обходить штуковину стороной, не желая ставить опыты по поведению и тому подобному.

Оглянувшись, он с неудовольствием выяснил, что зверь прёт прямо за ним. Морда его, с ярко выраженными клыками, не оставляла сомнений в намерениях, поэтому грызь не стал ждать, а повернулся и подняв лапу, выпалил в воздух. Он соображал, что это может только усугубить, но ему повезло. Никогда не слышавший ничего подобного зверь, припав на все лапы, стреканул за кусты. Впух, подумал Крец, так палить патронов не напасёшься. А ходить в скафе - неудобно и энергии опять таки не напасёшься. Ладно.

Через час он уже вышел на вершину холма и с удовольствием увидел гору. Она была не так близко как хотелось бы, но и не за горизонтом. Грызь прикинул по высоте и угловому размеру, и счёл что за два дня хорошего хода доберётся туда точно. Подумав, он решил сделать это как можно быстрее. По его прикидкам, Хишли не могло отнести на другую сторону от горы, а следовательно она подойдёт с этой стороны. И будет куда удобнее, если им не придётся нарезать круги вокруг немаленького камня, отыскивая друг друга. А для этого хорошо прийти первым и зажечь костёр, например... Крец вздохнул, понимая что придётся разжигать костёр там, куда раньше даже нанороботов не пускали. Но в таком случае нечего было и спускаться сюда, а они уже здесь.

Самое сложное оказалось сидеть. Хотелось немедленно вскочить и идти, но грызь понимал что у него лапы а не гидравлика, и если он не отдохнёт - то не осилит темп. Отдыхая на вершине холма, Крец обозревал окрестную равнину, пролетающих птиц и всё такое, а заодно начал чихвостить НЗ, состоявший в том числе из белковых концентратов. Выбрав пока то что не требовало кипятка, грызь размочил сухари во фляжке и получил пасту, удобную на вкус и питательную для тушки. Ещё некоторое количество кормовых книжек было в ящике, и проведя ревизию, Крец счёл что если питаться только ими - хватит где-то пол-года.

Солнце прогрело воздух изрядно, так что Крец скрепя уши подождал заката, чтобы выйти в путь, и долго боролся с собой, замедляя шаг. Наконец нормальный темп был получен, и грызь снова глазел вокруг, нюхал ветер и слушал вопли местных птиц. Звёздное небо Чрунхия было ему абсолютно неизвестно, но никакого ощущения чужести грызь не испытывал, потому как привык что Вселенная на то и Вселенная, что одна, и куда не попадёшь - всё равно отдельная ветка на общей ёлке, образно цокая.

За подобными размышлениями, отгоняя от себя беспокойство за Хишли, Крец топал через равнину, периодически садясь на перекуры, догоняясь эрзац-кормом и цокая. Цокал он просто для того, чтобы распугивать местную фауну неизвестными звуками, и избегать внезапных встреч. Чтобы не думать то чего не стоит, грызь вспоминал прошлое - то бесконечные леса Зели, огромные как галактика, то военные городки на Мухлине, училище истребителей...

К утру грызь почувствовал большую сонливость и догнался колёсами. Это было весьма кстати, потому как сбоку от его пути обнаружилось какая-то проплешина в траве; едва он приблизился, послышалось хлюпанье и Крец с вытянутой мордой услышал, как с земли соскребается слизняк размером с ж\д вагон. Видимо вариации Фигни, подумал он и был прав. Слизняк тупо пополз прямо на грызя. Дело выслушило отвратно - будь он в скафе, можно было бы дать слизняку убедиться, что несъедобно, и утечь. А так - засосёт насмерть. Крец задержал дыхание, соображая...

Слизняк остановился. Грызь вздохнул - тот снова пополз. Грызь был не совсем идиот и тут же уловил соль. Задержав дыхание, он побежал прочь, и обернувшись убедился, что слизень торчит на месте. Сделав на ходу предположение, Крец сунул нос в шлем и сделал глоток воздуха оттуда. На этом знакомство со слизняком закончилось - грызь понял, что тот вероятно реагирует или на температуру, или скорее на состав газа. Следовало не дышать так, чтобы он видел, и всё в порядке.

Так он и продолжал идти, уже зная про зверьков и слизняков, но понимая что тут ещё много чего другого; на одном плече у грызя был примотан кулёк от парашюта, на другом он приладил шлем, а скаф был привязан рукавами за шею и вдобавок держал на спине ящик с инструментами. Если бежать или лезть, всё это барахло тут же рассыпалось бы, но местность удачно отличалась плоским рельефом, так что сходило. К тому же Крец понял, почему не пистолет, а налапник: волыну он давно бы сунул в поклажу, откуда долго доставать, а так огнестрел волей-неволей всегда был на лапе. С этим чуть не вышло, так как перезаряжая оружие после выстрела в воздух, грызь выбросил гильзу - но потом понял, вернулся и нашёл её. Вот так и происходит пух знает что, имеющее последствия размером с галактики - один выбросил гильзу, другой ещё что...

Крец издали замечал крупняк и обходил его далёкой стороной, так что добрался до горы вообще без никаких проблем. Старый вулкан одиночно торчал среди равнины, кажа блекло-коричневые каменные склоны; внизу, где от горы отходили корнеобразные подошвы, росли чахлые деревца и кусты. Зато в низинах было гуще, хотя Крец конечно не стал туда соваться. План грызя был совершенно другим - подходя к горе, он заметил возвышение, точно видное со многих направлений, и влезал целенаправленно на него.

Здесь он также услышал довольно интересную картину - взобравшись на очередной склон, грызь оказался близко к какому-то не особо большому животному типа козы или барана - у него была грязноватая, но очень густая шерсть, и рога, закрученные в спирали ДНК. Баран уставился на Креца, как на новые ворота, и едва тот сделал движение - пружинисто прыгнул прямо в обрыв! Грызь подбежал к краю и наблюдал, как тушка кувыркается по скалам, отпрыгивая от них словно мячик. Вот впух, подумал он, довёл животное до самоубийства... Однако у него сразу появились сомнения. Как могут выжить бараны, которые по любому чоху бросаются в пропасть?! Пока грызь раздумывал, ответ явился сам собой: валявшаяся метров на двести ниже белая тушка зашевелилась, потом встала на ноги и ушла! Было вполне ясно, что для "барана" выдержать такие удары о скалы - обычное дело. Это подтвердилось, когда грызь встретил ещё троих, и они так же весело попрыгали вниз.

Миновав небьющихся баранов, Крец вылез на намеченную площадку и убедился, что это то что надо - равнина была как на когтях, в сотне метров вверх по склону журчал родник, а немного ниже, в котловине, наблюдались заросли с буреломом. Грызь рискнул оставить ящик на площадке, приперев его большими камнями, и взяв пилу, полез за дровами. Первой жертвой стал старый сухой ствол хвойника, который грызь начал распиливать на чурбаки. Делал он это, обернув режущую ленту вокруг дерева и таская туда-сюда - если тащить за лапки, она резала древесину как масло.

Получив дрова, Крец выбрал подходящее место, выложил камнями очаг и запалил костёр, используя зажигалку из НЗ. Не просто запалил, но и притушил пламя, когда тот разгорелся, чтобы валил дым - ночью виднее огонь, но днём - именно дым. Оставалось надеяться, что он успел раньше Хишли, а также на то что она будет разглядывать склоны. Зная свою подругу, Крец был уверен, что будет. Зато не был уверен, что успел раньше. Сам он непременно заметил бы дым, но у хелинки могло не быть чем зажечь огонь.

Построив таким образом маяк, грызь занялся остальным, в нулевую очередь нащипал пуха с собственного хвоста и набросал вокруг своего лежбища, дабы обозначить для зверей, что тут кто-то есть. Он прекрасно знал, что чуть больше чем сто процентов несчастных случаев с покусыванием происходят из-за того, что кпримеру барс сваливается прямо на голову идиотам, сам не подозревая этого.

Следующим пунктом он понял, что у него нету миски для "традиционного"! Можно обойтись без многого, но не без этого. Поскольку изготовлять миску было долго, грызь волевым решением открутил со шлема выгнутое стекло - через десять минут оно стояло на огне и в нём варилось, нипуха с ним не будет. Благо, кормовые книжки имелись, вода - тоже.

Слопав корм, Крец почувствовал что дела идут в гору, залез в скаф и заставил себя дрыхнуть. Это было крайне сложно, и вовсе не потому что он первую ночь попал в это место. В голову постоянно лезли варианты того, как они с Хишли могут вообще никогда больше не встретиться. Грызь брал эти мысли за шкирку и бил об стену, а для верности бросал трупики в костёр. Это для него Хишли милая и нежная самочка, которую хочется ото всего защищать. А вообще-то она сильная и умная зверька, прошедшая подготовку ни на пушинку не меньше, чем он сам. Так что остаётся только подождать её... Йа цокнул - подождать! - рявкнул на себя Крец, зажмуриваясь и стараясь немедленно заснуть.

Само собой что после такой ночи он чувствовал себя не так уж бодро. Тем более что рядом ползало немало змей, похожих на ужа, и была возможность сравнить. Ослушав со своей горы, как солнце поднимается над горизонтом, грызь снова съел еду, выпил воды и подышал воздухом...

- ААаааАААаа!!! - раздался вопль прямо над ухом.

Крец чуть не всадил три пули в огромную серую птицу, неслышно подобравшуюся по камням. Размер курочки был внушительный, но скорее всего она полагалась на то, что услышав вышесказанное внезапно, жертва или сразу скопытится, или упадёт в обрыв. Поэтому изучив грызя внимательным глазом, птицо решило что это плохая еда. Зато хорошее зрелище, потому как цыплёнок долго и внимательно наблюдал, что делает грызь.

А грызь принялся за парашютную оболочку. Влезши повыше на каменный склон, он развернул её и прижал камнями по краям, чтобы не унесло ветром, после чего нашёл концы строп, подпёр их палками, чтобы не касались земли, и прикрутил к заряднику компа. К его большой радости, тот показал аж двадцать гатт мощности, что за глаза хватит для зарядки аккумуляторов. Крец ещё немало времени посвятил доработке своей электростанции. Солнце явно начало закатываться, и грызь понял что провозился реально долго, а также подумал о том что надо поставить часы в соответствии со сдешними сутками. Крайне неспеша он приготовил ещё порцию корма и подтащил дров к костру, который дымил непрерывно. Дальше делать было нечего, кроме как слоняться вокруг и пыриться на местность.

Вечером снова пришлось кормиться и переводить костёр в режим "свет" - Крец лопал фигню без энтузиазма, потому как начинал беспокоиться ещё больше - прошло уже порядочно времени, и даже если допустить что ей идти дальше и медленнее, всё равно уже скоро должно быть. Грызь в нулевой раз в жизни почувствовал, что значит "сидеть на иголках"! Ему просто было невозможно сесть или лечь от изматывающего ожидания. И всё же Крец снова учинил панике кровавую расправу и улёгся сурковать. Он основательно прокрутил свои действия и пришёл к выводу, что всё сделал правильно, причём с того самого момента, как принял решение прыгать с орбиты. Машину, вне всякого сомнения, расстреляли жаждущие мести биши... правда думается что это было последнее, что они расстреляли. И да, припомнил грызь, мы тут выиграли небольшую войнушку, между прочим, мог бы и порадоваться. Но он не мог радоваться, пока не эт-самое.

Эт-самое случилось только с утра, причём отнюдь не раннего. Крец был достаточно увлечён контролем за самим собой, так что пропустил завтрак и только поддерживал костёр, сидючи рядом на бревне и пялясь на отличную панораму, каковую предоставляла высота. Где-то невдалеке снова раздалось "АААА!!", затем звук катящегося по камням небьющегося барана. Крец начал строить гипотезы на счёт того, как животное из плоти и крови достигло таких свойств, когда сбоку послышалось шуршание камешков.

- Кого-то ждёшь, грызо? - осведомилась Хишли.

У грызя заколотилось сердце, и обернувшись он увидел её. Крец шмыгнул носом, потому что у него на глазах непроизвольно выступили слёзы. Она была так прекрасна, что хотелось немедленно завыть - Хишли выглядела как самая настоящая дикая хелинка, с длинной острой палкой в лапке, и даже успела сплести что-то вроде корзиночки, теперь болтавшейся на боку. О всей шелухе напоминал только скаф, привязанный на спину. Грызь всё-таки не стал выть, а вскочил и сгрёб её в объятья, зарылся носом в пушистую чёрную гриву...

- Ну пушня, ты что? - ласково сказала Хишли, попытавшись цокнуть и гладя грызя по ушам.

- Я просто... это... - пришёл в себя Крец, - Беспокоился, прости. Тебя так долго не было!... Покормиться хочешь?

- Немного, - кивнула она, садясь на бревно, - Но больше всего никуда не ходить далеко в ближайшие пару... дней. Лапчонки всё-таки болят.

Крец метнулся заварить беличьего белкового супу, а Хишли с удовольствием растянулась на подложеных скафах, потому как действительно неслабо прогулялась.

- Ну так, Хишечка, - улыбнулся грызь, возясь с кормом, - Почему ты так долго?

- Долго? - хмыкнула она, - Я считаю, что я молниеносно. Попробуй быстрее построить плот и переплыть реку, кишащую хищными рептилиями размером с автобус.

- Оо суслики! Тебя всё-таки занесло за реку, вот напух. Тогда да, ты именно молниеносно. Впрочем чего ещё ожидать от истребителя с боевым счётом 31...

- АА!! - вскочила Хишли, - У меня батарейка села, дай-дай-дай-дай позырить!!

Крец понимал, что это ей вполне необходимо. Хелинка вцепилась в комп и смотрела записи, то и дело срываясь на злорадное хихиканье. Она тут же забыла про усталость и выглядела исключительно счастливой - впрочем есть с чего, заметил грызь. Сам ржал.

Наконец Хишли отложила шлем и вернулась на землю. Она посмотрела на грызя и серьёзно сказала:

- У меня нет никакого боевого счёта, Крец.

- Что ты имеешь вслуху? - удивился тот.

- Подумай, - предложила она, склонив голову набок.

Крец попробовал суп с палочки, пожевал, раздумывая.

- А, ну это йа так ляпнул, фигурально, - цокнул грызь, - У меня тоже нету, у нас с тобой один на двое.

- Да, - Хишли совсем просияла, - Мне кажется у нас вообще всё один на двое, Кре.

- А так оно и есть, - заверил её грызь.

Теперь уж они сидели исключительно рядом, и это было жутко приятно. Крец тоже навернул корма, так как теперь его уже ничто не подгрызало, и он снова был совершенно счастлив. Абсолютно неслушая на то, что их окружала неизвестная местность, они довольно долго протрепались о прошедшем бое, припоминая подробности и смакуя их. Поскольку теперь тревога в значительной степени ушла, Крец сходил в подножью горы, в поле, и набрал хороший сноп сена, чтобы наконец устроиться на мягком, а не на камнях. Хишли пока хозяйственно осмотрела площадку, передвинула несколько камней и стала распутывать свой парашют, который тоже само собой не бросила. Вслуху таких обустройств в воздухе возник естественный вопрос.

- Слушай Кре, а как ты думаешь, - задумчиво произнесла Хишли, - Нас вообще найдут? У нас ведь нет никаких маяков, и пока спаскорв не будет здесь прочёсывать местность - нас не заметят. А он вообще будет?

- Ну, как цокнуть, - Крец удивился, что раньше это ему вообще не приходило в голову, - Есть конечно немалый шанс, что наши посчитают что нас сбили те "пауки".

- Кажется это не шанс, а так точно и будет.

- Не скажи. Это если не расслушивать весь бой. А если подробно разбираться, то довольно очевидно, что вряд ли мы дрейфовали и ждали, пока нас накроют. Также учти что разбираться скорее всего будут, сама понимаешь почему.

- И всё-таки есть большая вероятность, что нас уже записали в покойники, - хихикнула Хишли.

- Ну да, - пожал плечами грызь.

Некоторое время они преваривали эти факты, глядя на слабо дымящий костёр.

- Не знаю как ты, - сказала наконец хелинка, - А я не вижу в этом ничего страшного.

- Ну кроме того, что мы на охраняемой территории, - цокнул Крец.

- Брось. Если бы это было регулярным, одно дело. А двое чуществ в тысячу лет ни на что не повлияют, тем более что мы аккуратно. Я о том, что чего нам ещё нужно? Мы надвое, как ты цокаешь, жить здесь видимо вполне можно, а что до наших дел там, наверху, - Хишли показала в небо, - Так я думаю ты согласишься, что мы сделали такое, после которого можно исчезнуть с дистиллированной совестью.

Крец снова удивился, как это он не подумал всё это раньше.

- Ну йа бы в любом случае не стал особо грызться, что нас не нашли, - цокнул он, - Но то что ты сказала это в пух.

- Ещё бы, - хмыкнула бурая, - Опять же смотри, если бы я была белкой, или ты хелином, это бы грозило.

- Страшно бы грозило, - хихикнул Крец.

- А так не грозит. Поэтому не беспокойся про планету, пушня, она знает что делает.

- Мда. Получается, как сразу на пенсию попали. Это-ж опушнеть можно, у нас тут есть всё, что и было!

- Кактусовый уксус, это мы и симуль погонять можем? - обалдела Хишли.

- Да хоть до посинения.

Это было в пух, и оба довольно расхохотались. Впрочем, они нисколько не намеревались тут же гонять симуль - хотя бы потому что по-прежнему самое мягкое для сиденья заключалось в сквирячьем хвосте. Осмотревшись, они сочли что эта самая площадка весьма удобное место. Склоны вроде бы выглядели прочно и не грозили обвалами, были вода и дрова, а стратегическое положение позволяло в случае чего всегда слинять - трудно было ожидать, что какие-нибудь звери ухитрятся обойти за десять килошагов, чтобы окружить их. Кроме того окрестная равнина, судя по всему, чрезмерно грелась солнышком, а в предгорье сохранялась прохлада. Вслуху всего этого, сквирохелиние решило устроить гнездо именно здесь.

- Кстати, это по сквирячьи гнездо, - цокнул Крец, - А по вашему как?

- Ну такого слова кроме как в хелинячьем нет, но что-то вроде того же, - просвятила Хишли, - Гнездо оно и есть гнездо, напух.

- Напух? - усмехнулся грызь.

- Напух, напух. Мозг осквирячен, - показала на голову хелинка.

Воисполнение этого замысла для начала были притащены снопы старой сухой травы, набранные по полю внизу, так чтобы всё-таки с удобством устроить гузла. Затем жители задались вопросом, что хорошо бы устроить защиту от осадков и ветра. Вобщем они всегда могли влезть в скафы и спокойно пересидеть там мороз в сто градусов, но не хотелось каждый раз это делать при малейшем дождичке. Вдобавок просто хотелось гнездо. В итоге порешили растянуть купола парашютов на манер палатки, подперев деревянными распорками и камнями - казалось достаточно надёжно, чтобы не сорвало ветром, а уж порвать покрытие точно бы не получилось. Крыша при этом продолжала электризовываться под солнечным светом и гнать энергию в аккумуляторы, так что профит был наморду.

Все эти операции было бы сделать несоразмерно труднее, если бы Крец не захватил с собой ящик, теперь же у них были все инструменты для любых мыслимых кустарных операций, даже дрель! Вслуху этого гнездо, а точнее покрытый солнечными батареями тент, забитый сеном, было готово через пару дней. Попырившись на то что получилось, двое сошлись во мнении что это таки не гнездо, а копна.

После основания Копны приступили к следующему этапу разумной деятельности, известному со времён настольной игры "жаболизация", а именно изготовлению глиняной посуды. Ведь получалось так что корма пока что у них было завались, а вот толком сварить его было не в чем - хлебать из стекла от шлема можно, но неудобно - чуть зазевался и разлил, а при малейшем ветре туда нападает всякой шелухи. Да и за водой приходилось ходить каждый раз, так что посуда никак бы не помешала.

Через несколько дней Крец, собирая ещё сена, нашёл в овражке хорошую глину, с которой и началось.

- Хишечка, йа там нашёл в овражке отличную глину!

- Здорово, Кре. Может, притащищь её сюда? Я бы и сама попробывала обжечь.

- Давай. Хотя, - задумался грызь, - Это потом дрова тащить, а воду для размачивания? Ну напух, давай там и обожжём.

Хишли удивилась такой простой мысли. Действительно, зачем тащить к себе, если можно прямо там? Просто инстинкт, выработанный миллионами лет эволюции, говорил как раз просто и прямо - утащить в дупло.

- Мне это даже не пришло в голову, - призналась она, - Я бы сейчас развела бессмысленное дело с притаскиванием всего что нужно на эту площадку. А ведь в десять раз быстрее принести дрова к глине. Мда...

- Ну так получилось, - оправдался Крец, разведя лапами.

- Я к тому что значит всё же мозг не до конца осквирячен, - фыркнула хелинка, - Я всё ещё тащу за собой хвост того, что мои предки территориальные существа. Они именно стаскивают всё в гнездо. А грызи как я вижу нипуха подобного.

- Грызи нипуха подобного, - тупо повторил грызь.

Таким образом с глиноделием работы пошли быстрее, чем могли бы. Правда они были задержаны тем, что Крец и Хишли просидели пол-дня, гоняя симулятор на компах. Это была сущая тупь, но они мало чего могли с собой поделать. Двое оборудовали в Копне места для этого - сиденья со спинками, смягчённые сеном, а также вставленную в камни ветку, заменявшую лапку управления истребителя.

Что же до размышлений о том, предстоит им когда-нибудь покинуть Чрунхий или нет, то по результатам разборов полёта они решили, что следует считать критической точкой времени срок в двадцать суток, пятнадцать из которых прошли. После этого было решено считать, что искать их уже никто не будет. Крец по этому поводу думал тоже самое, что и цокнул хелинке, как собственно и по любому другому поводу - ему собственно было однопухственно. Он припомнил, что предусмотрительно попросил соседей по жилблоку поливать фикусы и кормить хомячка, так что беспокоиться не о чем. У грызя уже не осталось родственников, так что и сообщения о событии никому никаких неприятностей не доставят. У Хишли вот остались родители, но она была уверена что они правильно всё воспримут. Правда это было странно, думать о себе как о покойниках, но лучше думать чем быть.

Крец правда опасался, что их могут вычислить потом, чисто случайно - планета конечно большая, но у исследователей на неё разом пырятся тысячи телескопов, могут и поймать. Оставалось некоторое непуховое ощущение неопределённости, но вообще и грызь, и хелинка не особо забивали этим голову. Точнее вообще забыли, потому что вокруг было на что посмотреть и чем занять мозг и прочие части туловища. Свободная дикая природа сильно радовала уши, тем более после значительного перерыва общения с ней - таскаться в училище Крецу пришлось пять лет, а хелинке четыре, так что они с большущим удовольствием копались в глине, таскали дерево и камни, и тому подобное.

Местные небьюраны, как сокращённо назвали небьющихся баранов, чуть не вышли боком, так как частенько падали по склонам и могли просто попасть в голову, если неосторожно выйти с утречка на волю. Они похоже даже не нуждались в каком-то особом поводе, чтобы упасть - просто им было лениво спускаться ногами! На ночь небьюраны карабкались в гору, а утром катились на травяные пастбища. Вслуху этого Хишли и Крец установили над Копной покатые брёвна, чтобы животное скатилось по ним, а не раздавило обитателей.

У сотрапов, состоявших на службе в прибывших на Чрунхий кораблях, появилось не особо приятное впечатление, что самую грязную работу оставили именно им. По сути дела так оно и было - теперь флоту предстояло не только разобраться, что делать с уцелевшими бишами в многотысячном количестве, но и очистить пространство от обломков кораблей и сотен, прямо сказать, разорванных в клочья трупешников. В систему прибыли шесть крейсеров КВК, две сквирячьи Ёлки и хелинячий терроформ-крейсер "Куб", но кроме как вышеописанным, заняться им уже было нечем - державшие оборону сами разгромили противника.

Предстояла долгая очистка космоса, а также департация всех этих демонов подальше от Чрунхия; биши пищали, но их уже никто не слушал. То есть вообще. Туловища предполагалось отправить отдельно куда-нибудь на планетоид подходящих размеров, для дальнейших разбирательств, а изрядно разбитый Корабль стали готовить к тому чтобы также отбуксировать вон из системы. Правда, немало кого пришло в восторг от такого сооружения и немедленно было озвучено предложение поставить его куда-нибудь на луну как памятник. В любом случае, это чудовище уже никому не смогло бы причинить вреда.

Ышкин и Ыбер проболтались в космосе почти неделю, прежде чем их подбитый И-99 подобрал спаскорв. До этого обороной станции ведали лиситы, немало сделавшие для избежания всяких неприятных последствий - вслуху этого им теперь было не отвертеться от бонусов и нагрузки организационной работой. Лисо впрочем этим не тяготились и продолжали бодро тявкать, тем более что никто не собирался заставлять их востанавливать оборону своими силами, а обещали прислать новые истребители в ещё большем количестве.

"Нарконезависимость" пристыковали к Ёлке для капитального ремонта. Кроме того команда корабля посчитала свои потери и получилось, что лишились пятерых пилотов. Потеря нескольких десятков аппаратов реально никого не грызла, так как в запасниках их - выше ушей, и вообще на то они и сделаны. Чего не скажешь про пилотов, так что предстоял долгий и крайне придирчивый разбор полётов. Это относилось не только к крейсеру, но и вообще ко всему инциденту.

По станции продолжал шляться щхон, который хоть и не забывал про Родину, но как и предполагалось сильно затянулся в то, что ему рассказывали. Вскоре зверёк уже уверенно просиживал часы за "сапёром", а дальше как известно эт-самое. Работу с ним по прежнему трясли в основном Фато и Выса, которые в частности осведомились у космолётчиков, где грызо и хелино.

Космолётчики не смогли ответить им ничего точного, так как сами не знали. Трёхглазые первое время вообще валялись в медицинском блоке в нелучшем состоянии, а Шруш и Мриса с выпученными глазами следили, чтобы разогнанные обломки не вписались в станцию, защитой которой пока являлось только силовое поле - от слова silly, потому как сущая глупость. Когда же ситуация более-менее устаканилась, были немедленно проведены рассчёты того, куда мог деться истребитель. Всё что было известно доподлинно - то что он атаковал группу бишей на подходе к планете. Котанки, посланные на подмогу, некстати решили подобраться незаметно и спрятались за луной, а когда вышли оттуда, то наблюдали только пять оставшихся тяжёлых истребителей бишей, каковые в конечном счёте были зажаты к звезде и расстреляны, так как сдаваться не собирались.

Резонны были предположения, что И-99 либо сбили, либо он столкнулся с противником, что одно и то же. Опровергнуть это было трудно. Но всё же это подвергли серьёзному сомнению, когда "уборщики" стали сгребать обломки в районе. Благо, отличить бишевский металл от союзного было легко, поэтому появилась чёткая информация о том, что остатки И-99 обнаружены значительно дальше, чем место погрома группы. Из этого следовало только то, что истребитель был подбит, ушёл туда и там его догнали - если бы он просто ушёл, то не догнали бы. А отсюда нетрудно догадаться, что вряд ли хитрые космолётчики, какими являются Крец и Хишли, сидели и ждали пока их накроют. Смоделировав полёт, Ышкин легко вычислил возможность прохода мимо планеты, а соответственно и спуска на поверхность. Вообще спуск с орбиты с парашютом был явлением крайне редким и граничил с баснями, но обдумывание вариантов неизбежно приводило к тому, что вероятность такого развития событий более чем реальная.

Неслушая на то что белка - зверёк дневной, Крец приноровился просыпаться до рассвета, и возиться по хозяйству или просто прогуляться по округе, пока Хишли сурковала. Светлеющее на востоке небо и утренние звёзды всегда по особому действовали на него, хотя как - грызь конечно цокнуть не мог. По крайней мере это точно было действие в пух, а не мимо оного, а это главное. Возможно, он так делал из-за того что после придётся беречься А-грифов, как обозвали орущих птиц, и небьюранов, а пока заря - они ещё спали.

На всякий случай грызь клал в горшок для воды камней, чтобы не расслабляться, и преодолевал расстояние до родника бегом. Там он выбрасывал камни, напивался непосредственно вкусной ледяной водой и наполнял горшок, после чего также по возможности бегом возвращался к Копне. Костёр в такую рань грызь не палил, чтобы не беспокоить подругу, и ограничивался всякой ерундой типа ягод, набранной по окрестностям. Было их здесь мягко цокая негусто, так что Крец резонно начинал думать о том, как расширить производство корма, ведь кормовые книжки долгие, но не вечные. Главное не особенно заострять на этом внимание Хишли, подумал он, она всегда расстраивалась, что оставила на станции свои громадные запасы - чего доброго начнёт вообще с собой таскать. Вообще же сдешняя земля казалась довольно изобильной, так что имея время, мозг и инструменты, получение корма не должно вызвать проблем.

Ловя ушами шелест ветра, а носом свежесть, граничащую с морозцем, Крец сидел на краю площадки и раздумывал над тем, чем сегодня заняться. Возможно стоит пойти вместе с Хишкой полазить по тому кустарнику, может будет профит, решил грызь. Да и она была не против. Вслуху этого он сунулся под полог навеса, вытащил скаф и решил всунуть на место аккумулятор, ранее изъятый. На скафе были кучи карманов для разного барахлища, но сейчас Крец обратил внимание на маленький отсек на рукаве, выше локтя спереди. Открыв застёжку, он вытащил плоский приборчик, соединённый со скафом проводами - маячок!

Крец повёл ушами, глядя на микросхему. Ему пришла мысль о том, что нет ничего проще чем сейчас перекусить проводки, и концы в воду. Всё-таки перспектива целые годы жить и не знать, что будет завтра, ему весьма не нравилась; хуже того, он знал что это не нравится и Хишли. Грызь фыркнул и стал прохаживаться туда-сюда, поглядывая на маячок. С одной стороны доводы за то чтобы это сделать вполне резонные, а с другой всё-таки сознание того, что их тут не должно быть. Тут может показаться безопасно, но никогда не знаешь, откуда может полететь небьюран... К тому же не для того они защищали планету от бишей, чтобы потом делать что-то похожее самим. Крец вздохнул и понял, что придётся делать всё для того чтобы выбраться с Чрунхия. Это цокало ему всё то, что он знал о Вселенной, и оправдания в том ключе, что ничего нельзя сделать, показались крайне неубедительными. Грызь без сожаления аккуратно убрал маячок обратно в карман скафа.

После рассвета Хишли удивилась, что он не отвалился дрыхнуть, как обычно, а сел вместе с ней лопать завтрак. Впрочем грызь не столько кормился, сколько поглядывал на хелинку и думал, как цокнуть. Как обычно он цокнул словами, потому что писать через комп, например, было бы глупо.

- Хиш, йа пораздумывал и понял что мы должны пробовать выбраться.

- Кре! - удивилась она, - Мы вроде протёрли сабж, нет?

- Получается что нет, - вздохнул грызь, - Ну послушай, Хишечка. Какой смысл оставаться именно здесь, когда это чревато сама понимаешь чем? Йа точно также как и ты под впечатлением от этой случайности, но всё равно. Йа имею вслуху, что отнюдь не только на Чрунхии есть горы и равнины.

Хишли почесала за ухом, задумываясь. Крец понимал, что именно это самое впечатление от случайности не даёт ей окончательно решить. Бурая закрыла глаза, а потом неспеша произнесла:

- ...я, солдат Армии Всеобщего Союза, буду защищать интересы Вселенной до последней капли крови, своей или вражьей, в любом месте Вселенной я буду содействовать естественному ходу вещей, защищать жизнь во всех её...

Крец улыбнулся, потому как помнил этот спич, хотя явно не так хорошо, как хелинка. Заклинание произносилось при приёме в означенную Армию, а истребители само собой к ней принадлежали. Хишли закончила то, что говорила сама себе, и открыла глаза.

- Я просто всегда повторяю это, когда не понимаю что делать, - пояснила она, - Всё правильно, Кре. Нам надо сделать всё, чтобы выбраться.

- Прекрасно, - просиял грызь, - Потом обязательно махнём с тобой на мм... ну, куда захочешь!

- Вот именно, - улыбнулась Хишли, - А ведь как нас стукнуло, а?

- Нормально, - хмыкнул Крец, - Йа бы послушал, как стукнуло бы кого ещё на нашем месте.

Вслуху этого нулевое что они сделали - так это вынули один из маячков, привязали его на высокую жердь и поставили так, чтобы сигнал не глушился препядствиями - так себе меры, но иногда действует. Решив то что они решили, Хишли и Крец приступили к разработке плана операции, и сошлись на том что нулевая часть будет заключаться в ожидании. Ибо находятся они не где попало, а на штатном месте для аварийных посадок, про которое знает любой пилот, а уж тем более Ышкин. Конечно идея устроить пожар такого размера, чтобы его заметили с орбиты, даже не появлялась, да и вряд ли это помогло бы. Грызь припомнил кое-что из школьной программы и стал прикидывать, как собрать из имеющихся компонентов усилитель для радиопередатчика. Вырисовывалось вполне реальная возможность это сделать - на устройствах связи в скафах стоял ограничитель мощности, который при должной сноровке можно было убрать и тем самым уже увеличить дальность сигнала до нескольких километров. Проблема была в том, что никто из всех присутствующих не знал, как рассчитать точно и следовательно сколько нужно дать выходной мощности, чтобы достало на 120-160 километров вверх, где летают исследовательские посуды.

Одновременно с этими разработками они не останавливали и обустройства окрестностей Копны, сделав ещё несколько горшков, устроив надёжный навес от небьюранов, а также обнаружив заросли гигантской "ржи", той самой в которую упал Крец - теперь она интересовала их в продовольственном плане, и грызь стал потихоньку пробовать её поедать. Консилиум выявил, что пробовать следует именно на грызе, так как у него желудок менее разборчив и вообще отравить его сложнее, чем хелина. Все эти действия были окружены прекрасной равниной, так что и давались без никакого напряжения. Даже напряжение с солнечных батарей не напрягало.

Примерно через сорок суток после приземления, а двое на всякий случай отмечали их, случился дождь - на небо натянуло облаков, задул ветер - в общем всё как положено, без халтуры. Навес хорошо выдерживал натиск стихии, хотя и трепался. Хишли и Крец грели на костре булыжники, а потом закапывали в сено, и так обогревали своё жилище - лезть в скафы они отказывались. "Пещера" с ходящими ходуном стенами освещалась неяркой лампочкой, повсюду была навалена мягкая сухая трава, так что все чувствовали себя более чем уютно.

Выстругивая очередную деревяшку, Крец вдруг почувствовал, что между ушами появилось какое-то знакомое ощущение. Как будто там включили радио "МаякЪ", напух. Грызь поводил ушами и высунулся из-под навеса - снаружи вовсю лило, и практически ничего не было слышно, потому как собственно цокая ночь. Однако всё же Крец довольно точно знал, что событие произошло, и продолжал пыриться в темноту, ловя носом летящие капли холодного дождя. Лишь спустя пару минут невдалеке ударила молния, и в её свете он увидел, что возле склона горы висит в воздухе ничто иное, как спаскорв "Бройлер"...


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"