Квотчер Марамак: другие произведения.

Цена Рыбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про поход беличьего космофлота въ ядро галактики. Иллюстрациё: http://mir-belok.ucoz.ru/forum/12-50-984-16-1481706356

Цена рыбы - Нулевая цифра.

We are picking up a quantum wave effect.

- "Homeworld"

Дуновение из открытого окна заставило Хлутыша оторвать уши от бумаг и повернуться туда - снаружи моросил настоящий дождь, каковой иногда случался. Грызь не мог упустить такого случая и высунулся наружу, подставляя нос под мелкие прохладные капли и чувствуя отличную свежесть в воздухе. На самом деле конечно это был не дождь, но здорово похоже. Водяная взвесь даже падала не сверху, а летела сбоку, с высоких вышек, на которых работали распылители. И всё равно многие радовались тому, что у них отсыреют уши.

Хлутыш с улыбкой глазел в клубящиеся в "небе" синие облака, когда снизу гаркнуло

- А вот йа тебя, грызун-хвост!!

Вопреки предвкушению гаркнувшего, Хлутыш не загремел вниз из окна, а убрался и посмотрел, кто там. Там были Марамак и Хорь, довольно распушившие щёки и потряхивавшие сырыми ушами. Хорь к тому же заржал.

- Уу, курицын щенок, - цокнул Хлутыш, - Чтоб с тобой так пошутили.

- Так не упал же, - отозвался тот.

- Зато ты упал, хотя и не упал.

На этом все трое проржались, и Хлутыш вернулся за стол. Тут у него тоже было над чем поржать: чтобы не торопиться, он распечатал космографическую карту системы Мрофии и список всех мало-мальски крупных объектов, а их было триста сорок три тысячи пятьсот восемьдесят два, и теперь лично черкал по спискам астероидов карандашом, составляя так цокнуть план работ. Смех же вызывала толстенная стопка листов, каждый из которых содержал таблицу с первой графой в виде "НЕ106882...НЕ106883" и так далее.

Белкач испил чаю, вспушился и некоторое время походил по комнате туда-сюда, чтоб не засиживаться и растрясти хвост. С беличьего хвоста как всегда вяло летел линялый пух. Полив за окном закончился, на газоне между жилблоками росли в основном суккуленты, хотя по виду и не цокнешь, так что поливать их обильно не требовалось. По бетонной дорожке внизу прошла какая-то очень пушистенькая ярко-рыжая белка, каковую Хлутыш по крайней мере сверху не узнал, так что грызь помотал ушами и вернулся к столу, глубоко фортифицированному фикусами. "Фикусы" тут цокнуто фигурально, а не как ботаническое указание - например там рос салат, то и дело попадавший под резцы, и горох.

Хлутыш чихвостил работу с немалым воодушевлением, сверяясь с картой и списками, вычерчивая по пространству различные участки и тусуя огромные массы вещества, как орехи в кармане. Производительность этой работы была невелика, зато творческой составляющей выше ушей. Мрофия была сложной тройной звёздной системой, где две звезды вращались близко друг от друга, а третья подальше вокруг общего центра масс. Двойные звёзды были как обычно лишены планетных систем, но вокруг их спутника планет имелось достаточно, и там существовала вполне органическая жизнь, похожая на самих грызей. Можно даже цокнуть что лучше - на Мрофии находилась цивилизация разумных существ, достаточно дружественная. Первыми её обнаружили не белки, а кто-то ещё из Союза, но сути это не меняло. Тамошние существа, мрифлеки, были достаточно пушные и приветливо махали не особо длинными хвостами; по сравнению со сквироидами они были чуть не в полтора раза выше, отчего голова казалась маленькой.

Мрифлеки не особенно рвались куда-то дальше своего мира, потому как их и там неплохо кормили, но вот сообщённые им сведения насчёт звёздной системы не проигнорировали. По немудрёным подсчётам выходило, что двойная звезда в ближайшие тысячи лет соединится в одну и произойдёт взрыв; такой катаклизм означал бы жирную точку в истории жизни на Мрофии. Аборигены были всеми лапами "за" предложение использовать союзный флот для корректировки космографии системы и её стабилизации на обозримое будущее. Вслуху этого в систему отправились шесть беличьих Ёлок, имевших недвусмысленную задачу запилить звёзды и уж заодно - планеты и прочие объекты. Хлутыш, как и многие грызи, занимался именно этим "заодно", потому как рассчёт стабилизации звёзд был куда как более линейным и давно был выполнен.

Что понравилось белкам в этом деле, так это то что местные не будут вякать под лапу, как иногда бывает - а зачем эту планету сюда, а вот сдесь тяготение не кошерное, а тут свет а тут нету света. Мрифлеки раскачивались долго и наверняка пройдёт не один десяток лет, прежде чем они смогут оперировать механизмами, пригодными для подобных работ. Собственно, спешить было некуда, так и пуха ли. Цокнуть так, подумал Хлутыш, лет на пять работы всей группе хватит, а что потом - это уже по результатам. В частности одновременно предполагалось разослать космографические партии, потому как район был исследован исключительно поверхностно, по принципу отсутствия огромных космических цивилизаций. Кроме того галактика штука крупная и мало ли ещё где потребуется что-то запиливать. Пуха ли, если на собственном корабле что-то то и дело приходится запиливать, пока оно тебя не выпилило. Образно цокая.

От образного цоканья и начертания окружностей старым как галактика циркулем грызя оторвала грызунья, вернувшаяся в жилблок. Не то чтобы она что-то цокнула, но Хлутыш и сам не мог не обратить внимание на.

- Бельчона, - цокнул он со счастливой улыбкой на морде.

Речка ласково потрепала его по ушам - она не цокала всуе, как впрочем и любейшая белка. Ещё лизнув грызя в нос, белка поставила чайник на газовую конфорку и вскоре заварила в миске обычной кормовой ерунды. Судя по движению пушистых ушек с длинными кистями на них, она продолжала раздумывать над тем, над чем раздумывала. Хлутыш не спешил цокать, а сначала закруглил сеанс работы с бумагой, сделав так чтобы потом можно было продолжить; стопку листов он придавил горшком с геранью, чтоб не разлетелись. Присоединившись к белке в плане поедания супу, грызь всё-таки цокнул.

- Ну, почём сегодня перья?

- Так, в среднюю цену, - улыбнулась Речка, - На "Крабе" отключили один мотор, там какая-то ерунда с балансировкой. Вслуху этого Дутыш предлагает старые короба от паллетов использовать в качестве топлива, как раз компенсирует.

- Оощ пкон. Пожалуй дельное предложение, а то от этого хлама в отсеке не протиснешься. Так хоть какой-то профит будет. Как будут резать, обрезнухами?

- Хотели рапторов натравить, - зевнула белка, - Скорее всего уже опухячили.

- Вот впух. Только захочешь растрясти хвост.

Грызи хихикнули. Конечно они всегда могли растрясти хвосты и повода им для этого не требовалось. "Рапторами" на борту называли рабочих автоматов: по сути это были всё те же тумбы, взлетающие на гравитаторе, но у этих вдобавок имелись мощные лапы для упора в пол или стены, отчего робот походил на металлического бипедального ящера с массивной головой. Честно цокнуть более всего они были пригодны для того чтобы что-нибудь крушить, и на этот раз оно и требовалось.

В жилом модуле Ёлки, где ныне и находились Речка с Хлутышем, атмосфера не особенно располагала трясти хвостом. Не было никаких отличий от условий, какие были бы в любом сквирском посёлке на планете - сверху глаз видел небо, которое было очень трудно отличить от настоящего, периодически задувал сквозняк - ветер, проливались дожди и менялась температура. Пятиэтажные жилблоки, сами увешанные вьющимися растениями, разделялись широкими полосами с зарослями. Полосы эти пересекались Н-образно, причём жилблок грызей находился близко к центру и оттуда не было видно глухих стен с воротами, отчего создавалось впечатление полной опланеченности. Грызей в модуле было гораздо меньше, чем помещений - едва ли четверть была занята, и это просто потому что грызи всегда так делали. В конце концов подойдёт на случай надобности разместить много хвостов.

- Бельчона, рыбу бу? - цокнул Хлутыш, выуживая из-под стола большую жестяную банку.

- Слегка, - облизнулась белка.

Рыбки в банке были маленькие, в масле, и было их мало. Зато в-нулевых это были не рыбки, а синтетический набор атомов, идентичный рыбкам, а во-первых в банке они никогда не заканчивались. Банка лично их синтезировала, и согласно этикетке, оттуда можно было постепенно изъять 20 тонн морепродукта. Грызи то и дело пользовались банкой, отчего стол оказывался угваздан маслом. Грызям это нравилось даже больше, чем чистый стол, так что они и не думали его очищать.

Ёлки двигались сквозь пространство, состыковавшись друг с другом бортовыми фермами, отчего вся связка не напоминала ничего кроме себя самой. Корабли состояли из отдельных блоков и имели различную комплектацию модулей, так что и тяговооружённость разнилась - в связке это не играло роли. Панорама галактики как обычно на сверхсвете отличалась красочными разводами и лучами, но из-за близости ядра эти эффекты становились заметнее. Корабли словно неслись сквозь метель из сверкающих точек, а звёздная сфера была уже не тёмной, а напоминала небо. Сзади по ходу движения полусфера окрашивалась в оттенки красного, цвет насыщался к оси полёта - а впереди было тоже самое, только синее. Окраска лучей само собой не соответствовала цвету звёзд, всего лишь действовали механизмы, изменявшие длины волн света. На самом деле мало находилось грызей, способных долго глазеть на забортную картину - часто она вызывала мельтешение в глазах и головную боль.

Что касается Фрама, мрифлекского навигатора на еловой роще, так огромный волкоподобный прижимал уши и закрывал пасть от одного взгляда на то что творилось за бортом.

- Это напоминает мне еччожу, - рыкнул он.

- Что такое еччожа? - уточнил Марамак.

- Неизвестно. У нас просто обычно говорили "еччожа пришла" на какое-нибудь событие с неведанной пухнёй. Вот мне и кажется что еччожа это именно это и есть.

- Вообще-то это пространство, а в нём всё сущее, - философично цокнул грызь.

- Или же всё сущее, а вокруг пространство, - не менее философично ответил Фрам и постучал когтями по экрану с картой, - Вот крущерские посуды здесь так просто пройти не могут.

Здесь было искривление того самого пространства, вызванное коллапсаром. Космические лучи и вещество, двигавшееся через "разлом", испытывали на себе непрямую метрику, когда к примеру параллельные прямые пересекаются. Для неподготовленного корабля это была сущая неведомая пухня, а сейчас все считали разлом не более чем хорошей колдобиной на межзвёздной дороге.

- К тому же крущеры используют зверски заморочную систему сверхсветового перемещения, - добавил Марамак, - Я пытался полностью понять в чём там соль, но не осилил.

- Ты пытался понять эмм... чисто поржать, - мрифлек уже нахватался сквирологизмов, - Или в качестве рабочего задания?

- И то и другое.

- Значит технология крущеров сложнее беличьей?

- Да сто пухов, - подтвердил грызь, - Правда есть одно небольшое но. Никто не слышал ни о каких преимуществах ихнего метода, а вот недостатков полон рот.

- Это да, - оскалил зубы в улыбке мрифлек.

Что уж говорить, если на луне Мрофии была отчётливая отметина от вписавшегося туда крущерского корабля. И повезло, что на луне.

- Ну да соль не в этом, а в солонке, - цокнул грызь, - Йа думаю надо проверить координаты точки, где мы выйдем в зону опознавания входящих объектов.

- Угу, - кивнул мрифлек и устроился на скамейке перед экраном: грызунячьи стулья были для него тупо малы.

При том что это существо достигало чуть не трёх метров высоты и было покрыто шерстью, линялого пуха с него было куда меньше, чем со среднего грызя. Шерсть мрифлеков, серебристо-серая, белая или чёрная, состояла из более капитальных ворсинок и вероятно, была значительно устойчивее. Кроме того мрифлеки привыкли укутываться в одежду, в то время как грызи как правило этого не делали, ограничиваясь небольшими тряпками вокруг пояса, принимавшими вид коротких порток или юбок, в случае грызуний.

Марамак подозревал, что после рейса в компании мрифлека ему придётся написать рапорт о том, как выслушит это существо, как показалось, и бла-бла всё такое. Грызи были вгрызливы в изучении различных форм жизни, тем более если те проявляли определённый взаимный интерес. Фрам конечно не мог много знать о галактической навигации - лет десять назад он служил в милиции у одного из местных феодалов и знать не знал что находится за переделами планеты. Однако это с лихвой компенсировалось быстротой обучения, так что на данный момент мрифлек вполне мог бы довести корабль в любую точку галактики и представлял себе всё то, что следует представлять навигатору. И это в пух, подумал грызь.

Это было в пух не отдельно, а вдобавок ко всему остальному. Работы на кораблях было много, но её всегда много и она всегда терпит, когда на неё клали хвосты; жилой модуль штука просторная, так что есть где вскопать сотку-другую чернозёма и посеять потаты, чем собственно грызь и пользовался. По шерсти, а не против оной было состояние как внутри кораблей, так и снаружи, ибо Марамаку как любейшему грызю было любезно, чтобы звёзды подождали сталкиваться. Кстати, подумал он.

- Фрам, как насчёт того чтобы услышать лес на Мрофии? - цокнул он, - Всмысле своими ушами.

- Я думаю что никаких проблем, грызо. Есть определённые места, куда лучше не заходить чтобы не тревожить обитателей, а так никто препядствовать не будет.

- Кло. Тогда надо бы приготовить корзину, натурально, - повёл ушами Марамак.

Натурально, подтвердил он. Возиться со "стыковкой" к планете поручено Кудусу - пущай повозится.

Еловая "роща" была в полёте почти три месяца: район отличался плохой проходимостью, да и расстояние от основных пространств, где оперировали белки, было приличное. Само по себе расстояние мало пугало двигатели кораблей, но вот препядствия вроде разломов в метрике и чёрных дыр затягивали путь. В ожидаемой точке были включены передатчики, чтобы предупредить систему защиты о прибытии. Судя по всему высчитали верно - спустя две секунды пришёл запрос свой-не свой. Свыли.

В системе и вокруг тусовались несколько кораблей флотилии, осуществлявшей эт-самое. В данный момент это были крейсера КВК - две штуки и крейсера "Хуча" крущеров - три штуки. Самих их было не слыхать, патрулировали мелкие аппараты, один из которых и обнаружил прибывающие Ёлки. Согласно инструкциям и здравому смыслу, на борт перешли пограничники с целью убедиться, что объект именно то, чем кажется. Они довольно долго обшаривали все Ёлки, переходя с одной на другую, так что дело затянулось на двое стандартных суток. По крайней мере грызи, которым пришлось взять на себя труд осуществить переговоры с мрифлеками, могли очень неспеша подготовить переводчики, чтобы всё было безупречно чисто. По большому счёту это было чисто для успокоения, потому как обсуждать технические детали куда лучше через градиограммы. В конце концов многие признавали, что надо услышать собственными ушами, а уж потом можно и.

- У местных присутствовала практически всемирная система взаимодействия, - вещала грызунья на корабельную сеть, - Что не так часто встречается. Раньше они не собирали всемирных советов просто потому что ехать очень долго, теперь собирают. Вот в этом месте, где написано "Меллемон".

На экранах отрисовались картины обширной долины, окружённой невысокими скалами и зеленевшей отличным лесом; рядом с центральной горкой кратера находилось озеро, возле которого вгрызался в камень город, из него же и построенный - довольно весёлое нагромождение каменно-деревянных построек, от огромных башен до небольших сарайчиков. Что бросалось в уши, так это то что вокруг этого по большей части средневекового города было мало полей - зато чуть не половину поверхности озера покрывали плавучие чеки, из которых пёрла листва. Был показан и каменный домище с кучей надстроек и башен, где как раз и собирались на перетирание сабжей. Вслуху последних событий само здание переименовали в "мрофийский форум".

- Выслушит очень мило! - цокнула Речка, - Как тебе, Хлу?

- Не знаю чем это вызвано, но к своей земле они относятся бережно, - кивнул Хлутыш, - Что в пух. Слыхала что там такое на воде, плавучие фермы какие-то? Вот бы эт-самое.

- Кстати о перьях, - цокнул кто-то из тех, кто слушал по общей трансляции, - Есть предложение отправить также Речку и Хлутыша Брусиных. Они эт-самое на эт-самом, ну вы помните.

Грызи неспеша зацокали; послышался звук трясущихся ушей и мотающихся хвостов. При желании можно было понять, что белки тешатся и одобряют.

- Грызо одобряют. Хлутыш, Речка, что цокните?

- Слова, - ответил грызь, - Йа бы смотался.

- Йа тоже, - подтвердила грызунья.

- Тогда забирайте полномочия, как-грится.

Само собой среди тех кто собирался вытрясти хвост на планете, были и умышленные специалисты по ксенологии, но соль состояла в том что это были не ксенологи, а белки с атрибутом "ксенолог". Пусть их себе составляют сухое научное мнение, а понять почём перья - это дело доступное и лежащее на ушах каждого грызя. Пожалуй единственно на чьих ушах не лежало, так это были мелкие бельчата сквиров и пухелей, имевшиеся на кораблях в количестве несколько десятков.

Подготовка к этой операции заключалась в том что обцокали всех причастных морд и выяснили, что они могут быть готовы через десять минут, а также раскочегарили фрегат для посадки на планету. Конечно можно было бы повесить все шесть Ёлок кучей в атмосфере и спускаться по верёвкам, но чисто по привычке так никто не делал: зачем вешать в воздухе десятки миллионов тонн, если можно не вешать. Также в качестве эт-самого грызи запаслись фляжками воды, кормовыми книжками, а чтобы иметь возможность рассовать всё это по карманам, пришлось одеть спецовки. Спецовки надо заметить оказались идеально чистыми, просто потому что их редко вытаскивали. Нацепив одежду, Хлутыш почувствовал себя как-то необычно - вроде и скаф, а не скаф.

- Давай пошевелим хвостами, - цокнул он, - Нам до Урного добираться, будет не в пух если нас будут ждать.

- Кло, - кивнула ушами Речка.

Пробежаться грызи были недурны, так что рванули как следует - сначала по дорожкам жилого модуля, потом по корридорам внутри блока корабля и далее к транспортёрам. Само судно имело не те размеры, чтобы по нему бегать влапную - "Асап" был Ёлкой из 6 секций и в длину простирался на пять с пухом килошагов, а ведь к нему были пристыкованы другие Ёлки. Искомый "Урный" состоял из 5 секций, хотя сейчас грызи проехали через него поперёк, а не вдоль, сидючи на открытой вагонетке. Фрегат "Кистеух" ожидал в ангаре, распахнув все четыре люка во все стороны; по внешнему виду эти фреги сходили за 26-гранную летающую тарелку. Сейчас вокруг происходило усиленное мельтешение хвостов, над которым возвышался только Фрам - видимо у него натурально мельтешило в глазах, так что мрифлек потряхивал головой.

- Кто кондуктор? - громко вопросил Хлутыш.

- Йа! - отозвалась серая белка, сидевшая на откинутом люке-трапе, - Кло?

- Кло. Йа хотел уточнить, как с микроорганизмами. Воизбежание.

Белка покатилась со смеху.

- Быхх... Извините. Просто ты ровно десятый из десяти, кто задаёт такой вопрос, - грызунья услышала ещё подходящего грызя и приняла серьёзный вид, - Сейчас слушайте.

Грызь покрутил ушами вокруг, услышал серую и сам понял, что это "кондуктор".

- А это, белка-пуш, - цокнул он, - Ты фрегом рулишь? Йа хотел зацокнуть, как с микроорганизмами.

Затряслись от смеха уже трое, а потом и четверо - грызь не знал над чем ржут но ему это было и не надо.

- Так, ладно, - смахнула слёзы серая, - Цокаю как с эт-самыми: никак. Как раз пол-года назад закончили сглаживание микробиологической среды. А ещё до этого сдесь были торговцы, в том числе грызи, и ничего с ними не случилось.

- Мурка-пуш, - цокнуло из её коммуникатора на лапе, - Есть приём от площадки в Меллемоне, можете лететь.

- Чисто, Куд. Грызо!... И Фрам-пуш однопухственно. Вылетаем!

Грызо и мрифлек быстро упаковались внутрь, благо фрегат мог вместить куда больше тушек, люки захлопнулись и корабль довольно резко вышел из ангара. Казалось, он прошёл насквозь через ворота, на самом деле те успели клацнуть, пропуская фрегат, но не пропуская воздух. Включив всю имевшуюся наружную иллюминацию, "Кистеух" без спешки отвалил от еловой связки, обогнул серую Мрофия-5, похожую на луну, и устремился к зелёно-голубой обитаемой планете. У этой планеты, как и у многих других обитаемых, тоже была луна - хоть и маленькая, но кругленькая и ровная, как шарик. Грызи слыхали её раньше, ещё в полёте, так что давно изучили вопрос, почему она столь сферична. Сейчас это спасло от огромного количества цоканья по этому поводу.

Фрегат заходил по положенному порядку - прошёл вокруг станции слежения, и только потом начал снижаться. Впрочем даже при неторопливости, с которой действовала Мурка, приземление заняло от силы пять минут. Килошагах в трёх от города была устроена площадка - среди травяного поля заколотили сваи, на которые усаживались корабли, а рядом торчала башня с маяком привода. Люки снова раскрылись, и грызи получили возможность спрыгнуть в мягкую траву, которая не особо мялась. Вокруг было довольно темно, потому как на дворе стояла ( или сидела, кому как больше нравится ) ночь. Освещение исходило только от ламп на корабле и вышке, да и оно было неярким. В воздухе, несмотря на озонирование от аппарата, восхитительно несло свежей землёй, травой, водой и прочими приятностями.

Марамак, который как раз и был тем грызем что спрашивал в очередной раз про бактерии, вышел по люку вместе со всеми и ослушался вокруг. Неслушая на ночь, с одной стороны различалась высота с городом, где тускло мерцали жёлтые огоньки, а направо угадывалась плоскость озера. В свете фонаря с вышки также был заметен треугольный челнок размером с пол-фрегата, припаркованный рядом. В остальном вокруг буквально никого и ничего не наблюдалось. Резко захотелось спать, но грызи мотнули ушами и скучились для обцокивания.

- Так, поскольку однопухственно с нами представитель, - коготь указал на Фрама, - Предлагаю пойти в город. Дабы считать орехи, не отходя от куста.

- Пойти, хмм... Сонно, напух...

- Ну а колёса на что.

Колёса само собой у всех с собой были, и от сна они помогали здорово. Поскольку мрифлеки вообще не заморачивались на различение дня и ночи, следовало подстраиваться под сдешние порядки; вслуху этого белки таки зажевали по колёсику и почувствовали себя точно так же, как и до этого - только сурковать уже не тянуло. Пока так трясли и оглядывались - к площадке уже что-то подъехало, точнее подплыло: небольшая штуковина парила в полуметре над землёй. Из машины, с некоторой опаской глядя на цокающую толпучку, вылезли крущеры. Существа эти были мелкочешуйчатые, то бишь их шкура где-то напоминала змеиную; большая круглая голова таращилась вокруг золотистыми ящеровыми глазами, которые не только не мигали, но и зрачок не перемещался, отчего казалось что это шлем, а не голова.

Вообще грызям не то чтобы орехами не корми а дай побазарить с кем-нибудь, но сейчас нашлось немало тех кто приподнял хохолки. Остальные приподняли за компанию, так что крущеров окружили цокающим кольцом.

- А, это же крущеры-непуш, грызаный случай, рады видеть!!

Круглоголовые только медленно вращали головами и мудро не включили переводчики, опасаясь за мозги. Включили они их только когда цоканье стихло. У них удалось выяснить, почём перья: собрание ожидается к завтрашнему вечеру, а местные мрифлеки отказываются вести какие-либо официальные переговоры, пока все не будет в сборе.

- По крайней мере, - подал голос третий крущер, развалившийся в машине, - Кабаки у них работают и эт-самое ффтыкает!

Грызи засмеялись, а крущеры хотели дать пьянице подзатыльник, но лапа скользила по круглой башке и этого не получалось. Они предложили подвести до города, но грызи предпочли таки пройтись бипедально, тем более времени вагон. Кроме того, здесь вообще мало кто на чём-то ездил, даже ездовых животных редко услышишь - мрифлеки предпочитали свои лапы, благо скороходность у них нормальная. Вслуху скороходности Фрама отпустили вперёд, чтобы не задерживать, а сами пошли неспеша. Сквиру за мрифлеком угнаться было никак невозможно просто из-за размеров.

Отойдя от фонарей, грызи поняли что вокруг светлее, чем казалось. Они вполне могли различить в фиолетовой ночной дымке леса, поля, речки и прочие так цокнуть элементы ландшафта. Из элементов инфраструктуры заметна была только дорога и огоньки города впереди, килошага за три, пухня дойти. Марамак задумался над тем, что пока идёшь своими лапами эти три килошага, Ёлка окучивает три парсека - и то если неспеша. Шагавшие рядом Речка и Хлутыш сначала шёпотом спели строевую песню - потому как орать ночью не в пух - а потом тоже стали внимательно слушать вокруг.

- Мрифы толстощёчие, - цокала белка, - Для них здесь целый огромный, бесконечный мир! А мне после прогулки по галактике вся планета кажется участком на шесть соток.

- Да, но участок-то хрурненький! - заметил Хлутыш, - Мар?

- В запятую, - кивнул ушами Марамак, - Чуете, как тут спокойно?

- Аж тянет что-нибудь устроить, - хихикнула Речка, - Шутка. Да, мир самое в пух. Правда ещё не особо слышала самих мрифов, но судя по всему и тут кислоты не предслышится.

- То бишь есть повод пошевелить хвостами, - хмыкнул Хлутыш, - Всмысле больше чем обычно.

Уточнение было в пух, так как белкам всю жизнь в общем не требовалось никакого повода, чтобы шевелить хвостами, но и поводы мимо ушей не пропускались. Вспушившись, грызи продолжили ходьбу и в положенное время подошли к городу. Он оказался окружён каменной стеной, впрочем явно не от осады, а скорее чтобы овцы не ходили куда не стоит и вообще для законченности картины. Мимо снова бесшумно проплыла машина крущеров и скрылась где-то в городе.

На воротах, под светом масляного фонаря, стоял мрифлек, явно проверявший всех входящих, и грызи задумались что цокнуть - впрочем это не потребовалось. Как раз в воротах их повстречала мрифлекша, бегом вылетевшая из-за угла и радостно поднявшая треугольные уши при виде грызей. Судя по тому что после бега она даже не отдышалась, у них тут это бегом не считалось.

- Сквиры-пуш, - рыкнула она, - Простите что опоздала вас встретить.

- Не тряси! - засмеялись грызи.

Один из белкачей подошёл поближе и с интересом уставился на уши мрифы, потом протянул лапу, но он дотудова просто не доставал, так что она присела. Грызь легонько толкнул пушистое ухо, и теперь уже от смеха не могла удержаться местная.

- Ну в смысле он хочет цокнуть, что нам нужны твои уши.

- А... Эмм... - мрифа слегка замялась, поняв буквально, и невольно прижала эти самые уши.

- Ну не в прямом смысле жеж...

Мрифу звали Джирбой, что кстати говоря совпадало с райнтарским названием, но чисто случайно. Как она растявкала, занималась она охраной правопорядка, так сказать: ну там всякие расследования того что случилось и предотвращение того, что ещё не случилось. Криминальная обстановка на всей Мрофии была почти никакая, так что подобная работа требовала не потока, а хитрого подхода. Сейчас же ей вполне определённо поручили именно предоставить свои уши грызям, чтобы ответить на все вопросы, какие у них неизбежно возникнут. Вся компания отправилась гулять по улицам, как на экскурсию, а Джирба рассказывала. Как она пояснила, тявканье ночью на улице никому не повредит, потому как в основном-то все спят днём.

Рядом с грызями мрифа смотрелась ещё более высокой и стройной, с длинными развивающимися волосами светлого оттенка, с очень милой волчьей мордочкой и ушками - так и хотелось за ними почесать. А почесать не получалось, потому что от силы грызь мог потискать её хвост - кстати более пушной, чем в среднем у мрифлеков. Она провела гостей по узким улочкам к центральному зданию - оно натурально было огромное, учитывая то что здесь ещё никто не слыхал про монтировку с вертолётов, железобетон и двутавровые балки. Там к группе присоединились ещё несколько мрифлеков, которым поручили ввести грызей в курс дела - иначе у Джирбы язык бы отвалился трепаться без перерыва. Растянувшись, чтобы не скучиваться в толпу, все пары ушей снова двинулись по городу, чисто позырить.

- А, ночь, - с воодушевлением вещал черношёрстый мрифлек, размахивая лапами, - Ночь пуха личность. Когда эта штука с неба вот под горизонт пык, ну вы поняли, становится холоднее. А когда пуха шевелишь хвостом, то в туловище вырабатывается теплота. А теплота пуха личность, да.

Короче цокая все поняли, что светло или нет - для мрифов однопухственно хорошо. От этих довольно пространных вещей постепенно стали переходить к главному сабжу. Причастным грызям пришлось выслушать, кто из мрифлеков за что отвечает на переговорах о запиливании звёзд, ну и всё такое. Джирба потихоньку отошла от трепли, промочила пасть водой из фонтанчика, какие тут часто встречались, и теперь слегка взяла за уши уже грызей. Попались ей под лапу в основном Хлутыш, Речка и Мар, что было в пух - а собственно зачем иначе они тут.

- Мне интересно вот что, - сказала мрифа, - По какой причине вы пригнали целых шесть кораблей такой мощности только для того чтобы исправить наши звёзды?

- Мы пригнали их не по причине, а по пространству, - цокнул Марамак.

- Посиди, Мар, - фыркнула Речка, - Тут не место для словоблудия.

- Да, ты абсолютно права, не место. А время!... Ладно, понял.

- Цокнем так, - ответил Хлутыш, - А вы бы сами так не сделали?

- Впринципе - сделали бы, - сказала Джирба, - Но если бы нас попросили.

- Мрифлеки не могут нас об этом попросить, потому что они толком не знают что такое звёзды. Если тянуть резину, то даже отпущенных нам тысяч лет может не хватить. Ты понимаешь, что такое забота разумной жизни о жизни вообще?

- Понимаю, - кивнула мрифа, - Просто у меня некоторый сбой от того, что я сама моментально попала из одной категории в другую.

- Очень в пух, - довольно хрюкнул Хлутыш, - Но ничто не мешает тебе перейти обратно.

Джирба задумалась, мило поводя ушками.

- Да, это точно подмечено. Вот ещё что... для вас... ну для всех грызей кучно, эта операция сильно напрягает, или нет?

- Для всех грызей кучно операция, - Речка взяла хвост в лапу и выдернула пушинку, - Меньше вот этого в хвосте. Не цокая уже про весь Союз.

- Хорошо, тогда не про кучность, а про вас лично. Всё-таки вам пришлось попасть в другой мир.

- Джирри! - засмеялась белка, - Ты не слышала, какое толстобочие разведено на Ёлках. Нам в общем-то попуху, какой мир. Вернуться в свой лесок мы всегда успеем.

При цоках про лесок грызи разом вспушились и мотнули хвостами туда-сюда.

- То есть я так понимаю что вас это всё не напрягает, - улыбнулась мрифа.

- Мы сами это напрягаем!

Кудахтая в таком ключе, они аж обошли город кругом и вернулись всё к тому же Форуму. Начинало светать, в небо поднялись стайки белых птиц, загорелись на солнце высокие вышки и шпили. Без темноты стали видны мрифлеки, возившиеся в маленьких двориках, проходившие по улочкам или катившие тележки.

Поскольку до перетирания ещё было далеко, грызи послушали сначала местный общепит, а потом соответственно сортиры. И то и другое не походило на грызунячье, но без принципиальных отличий, так что белки тешились. Не туго здесь было даже с местом положить хвост и отсурковаться - причём эти постоялые дворы существовали ещё давно и отнюдь не специально для прилетающих с других звёзд. Мест само собой на всех не хватало, но грызи выкрутились тем что притащили из конюшни сено, завалили им корридор и там дрыхли с удобством. Это была небольшая проверка на вшивость, не станут ли мрифлеки воротить носы, и она прошла успешно - никто ничего глупого по этому поводу не сказал.

- Понюхайте, может на фермы сходить пока? - цокала Речка, пожёвывая соломину и развалившись на сене, - А то пока там всё многоушие соберётся.

- А ещё в лес бы хоть скраю, - напомнил Марамак.

- Без торопления, - фыркнул Хлутыш, - В нулевых не так уж много времени, а спешить не хочется. Во-первых это мы на колёсах, а Джирбе отсурковаться надо, день жеж. И ставить на ней опыты по биохимии тоже тупо будет.

- В пух, в пух, - согласился Мар, - Но в лес бы.

- Сначала фермы, - цокнула белка, - Я обещала там всё прослушать и записать, чтобы другим показывать. Многие интересуются, что за.

- Ну так сначала фермы, а потом эт-самое, кло?

Всё-таки противосонные колёса вышли некоторым боком: теперь вместо того чтобы отсурковаться, грызям пришлось весь день тусоваться по городу, мотаясь как овечьи курдюки. Впринципе существуют колёса для снятия эффекта первых колёс, но в "аптечку" они не входят. А мозолить уши кому-либо так долго было не в природе белок, поэтому они по большей части забились в помещения и сидели в сене тихо. Сену уж точно это было попуху.

Когда наступил закат, сено убрали обратно и стали собираться к Форуму. Надо заметить что и мрифлеки предпочитали собраться снаружи, под открытым небом, а не в строении. Вот крущеры напротив, сразу как только вылезали из машин, выстраивались формацией "парад" и не задерживаясь уходили внутрь - этих змеешкуров тут тоже набралось прилично. Их флот ошивался возле системы и много чего делал по разным направлениям, так что было о чём перетереть.

Поскольку околачиваться пришлось довольно долго, ослушивание местной архитектуры не заняло грызей на столько времени, и Речка предложила попрыгать в длину. Благо у кого-то нашёлся мел, которым прочертили линии по камням площадки, и поехало. Тут же начались вычисления по поводу того, как влияет гравитация Мрофии на прыжок - она тут была 0,725 от стандартной. Как это обычно и бывает у грызей, одни помнили формулы и считали числами, а другие не помнили, но быстро додумались. Третьи пошли эмпирическим путём, и хотя провозились дольше, тоже пришли к правильным выводам.

Как раз к этому времени из аэромобиля вылезли ещё несколько крущеров, а также пятеро чуществ другого вида, этих погоняли хаперами. Вид у них был довольно странный - очень гладкошёрстные, буквально с голой кожей, они не признавали тяжёлой одежды и все как один были в трусах, а самки ещё и в майках. При этом хапер отличался массивной головой, похожей на что-то копытное, хотя трудно цокнуть что именно; копыта у них тоже присутствовали. Стайка хаперов держалась кучей, издавая звуки похожие на гусиное гоготание. Причём они не прошли мимо, как ожидалось, а уставились на грызей. Одна из самок первая сказала то, что было трудно ожидать:

- А это что ещё за быдло?

Скорее всего переводчик не мог найти точного слова, чтобы оно передавало смысл. Но всё-таки грызи заржали, причём некоторые просто впокат. Хапериха шагнула вперёд и влепила по морде первому кто попался под лапу, а это был Марамак. Натурально если бы не штатный ремиттер, он бы такого никак не ожидал и получил бы замечательную гематому. Но привычка не рисковать всуе обернулась тем, что ремиттер был, и тяжёлый удар пришёлся как в бетонную статую, без никакого эффекта. Хаперы было взбесились, но тут видимо вспомнили про крущеров. А даже на их неподвижных мордах было написано, что хаперам не поздоровится.

- Ещё раз так сделаешь, - скучно произнёс крущер, - Я тебя в шлюз выкину.

Было стопроцентно понятно, что он ни разу не шутит - затолкает в шлюз и досвиданья, сферическое хаперо в вакууме. На вопросительные взгляды грызей крущер пожал плечами и покрутил пальцем у виска, после чего погнал гогочущих копытных гусей дальше.

- Чё они этих животных припёрли? - недоумевал Хлутыш.

- Да вроде не мешают, - хмыкнул Марамак.

- Да, не мешают. Ну чуществ они не тронут, а так думаю если оставить их тут на день, всё засрут.

Однако думать про это никому не хотелось, куда интереснее было поболтать с мрифлеками, приезжавшими из разных земель Мрофии - они отличались невооружённым ухом. Главное, что при всём разнообразии фенечек и примочек, волкообразные искренне дружелюбно махали хвостами в приветствие друг другу, и уж никак нельзя было представить, чтобы кто-нибудь захотел влепить другому по морде. Вдобавок пришла Джирба, к которой снова было немало вопросов. Марамак таки просто с удовольствием пялился на симпатичную самочку, даром что она была минимум в полтора раза крупнее; нынче мрифа была в бело-чёрном платье с какими-то штуками, чего-то обозначавшими, так что выслушила очень мило. Хлутыш же в частности спросил, что с хаперами.

- А, это, - Джирба потёрла когти на лапке, - Они собственно и вывели межзвёздные расы на Мрофию.

- Да ну? - усомнился грызь.

- Ну да. Они стащили корабль у крущеров и полетели нас это, как это называлось... завоёвывать?

- Ничего себе песочек! И что?

- Как видишь, - усмехнулась мрифа, - Они считали что если у них есть лучемёты, то стрелы их не возьмут. Ну коротко говоря, этих ребят убили. Потом крущеры по следу угнанной посудины вышли сюда, остальное вы знаете. Марамаку показалось что она и сама приложила к этому лапу, но не хотела хвастать; грызь попытался сообразить, когда это было и могла ли это быть Джирба. Тем временем один из мрифлеков оттявкал, что все кто надо в сборе, кого не надо того не надо, а если кто подтянется - то позже. Народ потянулся в зал с креслами, напоминавший не иначе как зал с креслами. Грызям это было непривычно, потому как они совещания обычно проводили в столовке, за длинными столами. По крайней мере их было немного, и для них специально притащили маленькие парты - видимо из мрифлекской начальной школы. Нацарапанные на столешницах формулы и фразы типа "учитель дурак" подтверждали это чуть более чем полностью, так что грызи немало времени провели, расслушивая эту живопись и приплюсовывая к ней свою собственную. Марамак кое-как изобразил четырёхлапую белку, Хлутыш начертил схему коллайдера, а Речка набросала морду мрифлека. Короче цокая грызи ни разу не скучали, пока рассаживались хвосты.

В основном необременительной болтовнёй они занимались и долго после того, как началось перетирание: сторонам требовалось понять, что за морды перед ними. "Я деломастер третьего ранга" - представлялся мрифлек, а белки в душе не грызли, что это такое. Ещё сложнее было объяснить аборигенам, что командир флота - Дурь, но поговорить с ней нельзя потому что... короче цокая эти пояснения шли гораздо дольше, чем требовалось времени для собственно протирания вопросов. Грызи и Джирба впрочем благосклонно слушали, потому как это не утомляло, а таки было интересно.

Представители всех земель мрифлеков высказались в том ключе что запиливание звёзд это в пух, и они готовы содействовать всеми возможными способами; обсуждение этих способов оставили на потом. Крущеры доложили о своих промышленных разработках в системе Мрофии и окрестных, сказав что за аренду не нужной мрифлекам луны вполне отплачивают защитой системы от всяких случайностей. Это тоже предстояло перетереть подробно, но уже в другом режиме. Хлутыш хотел было спросить у змеешкурых, зачем они всё-таки притащили с собой хаперов, но тут послышалось "Да чё это?" и все пятеро этих самых поочерёдно вылетели на площадку к двери, получив пинка от мрифлека. Крущер со скучным видом просвятил, что именно за тем, чтобы все убедились кто такие хаперы, потому как несколько тысяч оных работают в промзоне в принудительном порядке, так сказать на трудовом воспитании. Поскольку дело начало клониться к распределению того, кто чем займётся, грызи уже перестали слушать и заелозили хвостами.

- Вот кстати о, - цокнул Хлутыш, - Нам бы ослушать внимательным образом фермы на озере. Это в пух?

- Фермы? - удивилась Джирба, - Если хотите, конечно. Но вообще там сыро, воняет и ослушивать-то особо нечего.

- Тогда мы пойдём, тут без нас разберутся.

Джирба вызвалась их сопровождать, хотя грызи натурально не побоялись бы пойти туда без эскорта. Мрифа убежала - в прямом смысле убежала, бегом - и вернулась уже в более рабочей одежде, напоминавшей спецовки грызей, с сумкой и штуковиной за спиной навроде ммм...

- Напоминает рыбное филе, - цокнул Хлутыш.

- Скорее хвост летучей рыбы, - поправила Речка.

На самом деле это был стреломёт, не с одной тетивой или пружиной, а с большой плотной батареей, как раз и составлявшей "филе". Демонстрации ради мрифа быстрыми движениями лап взвела все "перья" и выпустила зажжёную стрелу в поле - улетела та очень далеко. На факт наличие штуки Джирба сказала, что оснований думать что пригодится нету, но лучше эт-самое. Грызи в общем согласились, тем более у них-то как раз не было вообще ничего, кроме ремачей. В случае чего они могли прикрыть и мрифу, но вешать на неё прибор на постоянно было чревато, ибо некалиброван. Хлутыш показывал действие защиты, забравшись на стену и спрыгнув оттуда вниз ушами - по всему выходило что кости он переломает, так что зажмурились даже грызи. Само собой кости остались целы, а Джирба долго чесала за ушами.

- Не заморачивайся, - цокал Марамак, - Из нас троих только никто понимает, как это работает.

- Ага, слушай больше этого хвоста! - фыркнула Речка, - Чего там понимать, элементарное поле напряжения слабого взаимодействия. Как давление, напух.

Правда через пять минут она запуталась в объяснениях, Мар ехидно захихикал, а мрифа помотала головой, поправляя мозг. Тем временем они уже перешли поле и оказались возле озера. Как нетрудно догадаться, ночью разглядеть что-либо не светило, хотя на крайний случай грызей и это бы не остановило. Джирба сказала что на фермах и днём есть смены, так что решили пока отвалиться в копну сена и тупо подремать, пока не рассветёт. Носы уставились в небо, засыпанное звёздами как тарелка крошками; на Мрофии ядро галактики было куда ярче, чем в других слыханых грызями местах, и светилось клубком звёздной пыли весьма красочно. Причём четверо тут же выяснили, что мрифа видит небо несколько по другому, потому как у ней другое зрение. Проквохтавшись, хвосты окончательно отвалились на сено, а Хлутыш и Речка так вообще закопались с ушами и накрылись пуховыми хвостами, сделав гнездо из себя самих.

- Слушай, Мар, - тихо говорила Джирба, - А у тебя на корабле вообще должность какая?

- У меня? Белка. И у Хлутыша белка. И даже у Речки тоже белка. И у...

- Поняла, поняла, - улыбнулась мрифа, - Поняла, что не волк, кпримеру. Я имею ввиду, что это значит?

- Ты хочешь сказать, вроде как чем йа занимаюсь, - цокнул грызь, - Понятно. Цокнул бы что трясу, но это будет не в пух. Давай конкретно - последний раз йа настраивал навигационное оборудование на "Океанском Танковом", это имя собственное нашей "Ёлки". Впринципе это напух не нужно, потому что работал навигационный отдел на "Крабе", но на всякий случай мы откалибровали аппаратуру под этот район галактики. Заодно Фрам послушал, как что делать.

- То есть ты работаешь с нафигационными машинами, - уточнила Джирба.

- Пока да, но до этого йа летал на ресурсном фреге. А когда не будет особой нужды следить за навигацией, ещё чем-нибудь займусь.

- И ты знаешь всё что нужно по всем вопросам?! Как это возможно?

- Ты сама сказала, как. Йа знаю всё что нужно, но не более того. Более тем пусть занимаются препы, а моё дело трясти! - Марамак взял в лапу хвост и потряс его кончиком, показывая как трясти.

- Оущщ, - вздохнула мрифа. - Ладно, примерно поняла. А ты за это что-то получаешь?

Грызь молчал, потому как ждал продолжения вопроса.

- Ну я имею ввиду что, - стала разжёвывать она, - Вот к примеру сторожевой нанимается охранять город от овец... трясёт, да. А ему за это платят мрифли.

- А. Ну тут ты не сравнивай, сторожевому надо где-то прятаться от дождя, чем-то кормиться, да и прикрыть тушку от холода, правильно? А на "Ёлке" дождей не бывает, корм и всё прочее синтезируется тоннами. Таки вопрос, зачем мне платить мрифли, если можно не платить?

- Понятно, значит, как это сказать, денег вам не платят. Стало быть вы это всё затеяли ммм... ради уважения среди ваших соплеменников?

- Соплепельменников? - заржал грызь и зажал пасть лапами.

Проржавшись, он взглянул на Джирбу, плохо различая её в звёздном свете, и понял что объяснять придётся куда больше, чем казалось сначала. К удаче, мрифлеки могли понимать чужие слова, или по крайней мере говорили, когда не понимали.

- Нет, Джирба-пуш, - серьёзно цокнул Мар, - Уважение тут ни при чём. Йа не знаю, как тебе это цокнуть... Полёт на "Ёлке" это же зверски интересно. Пухова туча новых занятий, над чем пораскинуть головой и поработать лапами. У нас многие грызи мечтают хоть раз потрясти на "Ёлке", и ещё больше таки и трясут.

Мрифа поводила ушами, честно пытаясь понять.

- То есть, - уточнила она, - Ты, и скажем Хлутыш с Речкой, вернётесь на свою планету к тому же, от чего улетали?

- Угу. Только для нас самым большим сокровищем будет знать, что Мрофия живёт, а не расплавилась в потоках звёздного ветра.

- Мне надо это переварить, - призналась Джирба, шмыгнув носом.

- Подрыхни лучше, а то днём эти хвосты нас по своим фермам затаскают, - хмыкнул грызь.

Собственно так и сделали, и проснулись уже когда было вовсю светло. Перекусили сухарями и орехами вперемешку с мрифлекским кормом, и двинули таки к фермам. Собственно действительно соль там была простая - из брёвен делались рамы, которые заплетались канатами как сеткой, а на сетку наваливали веток и прочего растительного мусора. На этой подушке росли огромные колосья сдешнего злака, дававшие столь приличный урожай, что это окупало затраты на сооружение чеков. Собственно, вот и всё. Нет же, вгрызливым Речке и Хлутышу потребовалось не просто пройтись тут по мосткам и заснять виды - они отловили мрифлека и тот охотно распространялся, почём перья, причём всё это тоже шло в виде видеорепортажа. Марамак откровенно маялся и предложил прополоть "грядку", заодно засняли как это выглядит в исполнении грызя. Выглядело убого, он едва ворочал мрифлекскими инструментами и часто сваливался со скользских мостков в воду, благо она была достаточно тёплая. Джирба смотрела на эту возню с сонной улыбкой и терпеливо ждала, пока рыжие наиграются.

- Так, ну теперь пожалуй вопросов больше нету, - цокнула Речка, убирая камеру.

- Мы тебя не задерживаем? - цокнул Марамак Джирбе, - А то мы в лес сами сходим, пуха с два заблудимся. Да и вообще тут вокруг площадки все леса нашими сейчас кишат.

- Ну да, дюжина грызей, леса кишат, - хмыкнула мрифа, - Мои уши в вашем распоряжении... грызо. В лес так в лес, лично я - с удовольствием.

Это было в пух, потому как откровенно цокая им всё-таки не хотелось ходить по сдешним лесам без местных - да мало ли что, бережёного хвост бережёт. К тому же Джирба натурально могла ответить на насущные вопросы, какие придут под уши каждому кто попадёт в незнакомый лес, типа "можно ли это есть". Естественно что для попадания в означенное место было достаточно пройти пол-килошага, и вот он родной.

Лес на Мрофии отличался тем, что большинство деревьев имели другую структуру, чем те что привычны грызям. Их ёлки, жубы и прочая флора обычно имели зелёный цвет листвы, а здесь дерево напоминало радугу, потому как листеобразные штуки окрашивались по вертикальным ярусам в различные цвета. Издали этого было незаметно и дерево как раз казалось зелёным, но вблизи с непривычки рябило в глазах. Соль была в том что свет проходил через каждый цветной ярус, отдавая отдельную часть спектра полупрозрачным листьям - таким способом деревья "боролись" с затенением низов. Сами листья представляли из себя подобие длинных иголок, обросших бахрамой из воздушно-лёгких ворсинок, и выглядели жутко пушными. Правда, потискать их не получалось, так как на самом деле пух был очень эфемерным и лапа проходила через него насквозь.

Вся четвёрка осталась бы в лесу без зазрения совести на несколько дней, но у Хлутыша запищал комуняк и произошёл отцок о надобности возвратиться к фрегу. В общем это вызывало некоторый подъём хохолков, зазря никто не стал бы поднимать волну, но грызи подумали что если всё-таки кто-то облажался, то он получит. Спустя пол-часа подошли к посадочной площадке и осведомились у дежурившей там Мурки, какого пуха.

- Пока точно не знаю, - цокнула она, - Крущеры объявили боевую тревогу по системе.

- Нну и? - квохтнул Хлутыш.

- Что ну и? - пожала плечами серая белка, - Йа всё что знаю, цокнула.

- Долбогрызы, - фыркнул Хлутыш, - Объявить, и ладно, выкручивайтесь как хотите.

- Ты про что? - уточнила Джирба.

- Ну если к примеру, - пояснил Мар, - Ты охраняешь город, а из леса выползают страшно чавкающие огромные улитки, ты что будешь кричать? "Тревога" или всё-таки "Улитки!!"?

- Второе логичнее, - сказала мрифа, подумав.

- Ну вот и мы про то же.

Тем не менее пришлось собирать пух в корабль, а раз уж он был собран, так и подняться обратно к Ёлкам. Джирба пока пожала грызям уши и отправилась обратно в город - как обычно, на своих двоих. Марамак смотрел на неё, пока закрывался люк, и думал о том что может быть никогда больше не услышит её, а для него это было не в пух. Ладно, как обычно подумал грызь, сначала разобраться что там растряслось, потом остальное.

Узнал он о стряске только после того, как грызи прибыли на Ёлку, успели покормиться в столовке, разойтись по жилблокам, да ещё и отсурковаться неслабенько после свежего воздуха планеты. Короче цокая оповещение у крущеров либо вообще жестоко избивало баклуши, или они это нарочно. Марамак как раз вылез из сурящика и полил воды на морду, когда запищал комп и пришлось уставиться туда. Как обычно некоторые грызи делали доклад, а слушали практически все остальные, имея возможность задавать уточняющие зацоки. Белкач сильно фыркал, узнав что вся бадяга вызвана только тем, что крущеры перехватили на подходе к системе небольшую группу боевых кораблей фрегат-класса, управляемую автоматикой. Вот уж не повод хохола вздымать... однако тут он был как обычно неправ.

- Сейчас единица сама расскажет, в чём соль, - цокнул грызь, и переключил связь на крущера.

- Хорошо, - сказал тот, - Информация считается секретной и не подлежит передаче другим мордам, но учитывая условия, мм... учитывая условия, кладём на это хвост, ибо тупо. Начнём с того что четыреста лет назад цивилизация крущеров была разделена на две враждебные коалиции; не будем углубляться в детали, это сейчас неважно. Поскольку обе эти стороны имели выход на галактические маршруты, технологический уровень соответствовал среднему союзному... Сейчас поясню почему это важно. Одна из сторон конфликта решила применить биологическое оружие, как они выражались, а по сути - искуственный интеллект, управляющий боевым флотом...

Дай угадаю, подумал Марамак, выжили единицы? Не угадал.

-...И после серии вполне удачных сражений произошёл сбой. Флот разрушителей в полном составе ушёл с театра военных действий. Поскольку это было неожиданно, никто не успел даже собрать группу проследить, куда эта ерунда направилась. Спустя три сотни лет обнаружилось, что флот всё ещё функционирует...

Вот внезапно так внезапно, прокомментировал про себя грызь, они считали что если отрезать киборга от телепередач с ток-шоу, он помрёт со скуки?

-...и постепенно увеличивается в размерах, как и заложено в программе. Короче говоря мы получили в области галактического ядра бесконтрольный автомат, занимающий область около стольки-то додекаэдрических парсек.

О да, это стоило держать в тайне, умники, снова цокнул себе под нос грызь.

- Разрушитель при этом постоянно совершенствует свои средства, так что сейчас мы уже фиксируем новые типы кораблей с неизвестными свойствами, каких изначально у него не было. Несмотря на большие темпы роста, считалось что автомат будет расширяться в сторону ядра и неизбежно попадёт в поле действия коллапсара. Пока зона внимания автомата была вне населённых систем, никакой угрозы он не представлял. Теперь у нас есть все данные о том, что зона расширилась и Мрофия в неё попадает. Тревога была вызвана тем что наши патрули обнаружили группу из четырёх кораблей класса "фрегат", - крущер включил схемы, - Это старый тип кораблей, но всё равно улучшеный самим автоматом. Эскадра "И" вышла на перехват и уничтожила эту группу, при этом удалось один из фрегатов вскрыть. По результатам его изучения и был сделан вывод о том что автомат теперь вероятно будет пытаться атаковать Мрофию.

Судя по цоканью, раздавшемуся по эфиру, было понятно что белки негодуют. Естественно не столько по поводу автомата, сколько по поводу чрезмерной конспиромании змеешкурых, приведших к дурацкой ситуации. Дай целеуказание любой союзной эскадре - только рады будут пострелять и вычистят этого космического умника в лучшем виде. Но это требует времени, а именно сейчас под реальной угрозой оказывается населённый мир, что совершенно мимо пуха.

- Дело усугубляется тем что мы не можем знать, когда и какой удар произойдёт, так как не знаем состояния, до которого эволюционировала программа автомата. Возможно, удара вообще не будет, а возможно что его не удастся сдержать всеми имеющимися силами.

- Нехрурняк, - цокнул грызь. - Но сейчас не появилось никаких других факторов, которые могли бы повлиять на деятельность машины?

- Обнаружение Мрофии может быть таким фактором, - ответил крущер.

Вброс был признан крайне серьъёзным и требующим детального расслушивания. В нулевую очередь грызи постановили форсировать программу работы Ёлки Љ6, "Серенькой Дребузни"; на ней были установлены линии по сборке автоматических станций контроля за пространством, и планировалось расставить их в огромном радиусе. Теперь это была уже не мера предосторожности, а в полный рост необходимость. Были сформированы группы, должные разобраться в обстановке, в то время как всё остальное хозяйство продолжало гнать ранние планы - запилку звёзд никто не отменял, да и чего доброго автомату придёт на недоумие что-нибудь с ними, звёздами, сотворить. Вслуху этого со всех Ёлок запускались все наличные сборщики вещества, с задачей набить закрома для дальнейшей постройки.

- О, Мар-пуш, - цокнула Речка через сеть, услышав Марамака, - Айда с нами?

- Хм? - почесал уши тот.

- Мы просто никогда не, - пояснил Хлутыш, - Вот она и припушнела.

- А, тогда цОК семь раз, - кивнул грызь, - Ангар 12, место 10-Б.

Марамак взял сумку и принялся пихать в неё предметы, в основном съедобные; набив мешочек, он завязал его и отправился в уцокнутый ангар. По пути встречались грызи, всё так же тащившие на плечах небольшие рюкзачки - пух перетасовывался. Доехав на транспортёре до места, грызь вспушился и двинул по узкой дорожке между стенкой и боками кораблей; тут они были напиханы как горошины в стручок, вплотную. Аппарат, который попросили попасти, был всё такой же "Кистеух", напоминающий угловатую зелёную жабу, только внутри находился не груз, а место для добычи и собственно механизмы захвата оной. Корабль стоял "на ребре", чтобы занимать меньше места, так что Марамак прикинул высоту, разбежался и прыжком добрался до открытого люка, схватившись за выступ. Перебираясь по нему лапами, грызь залез на вертикальную стенку и подождал некоторое время. Системы корабля опознали грызя как грызя, и переключили гравитацию - теперь стенка стала полом, и по кораблю можно спокойно ходить.

Обитаемая рубка на "Кистеухе" простором не отличалась, зато была хороша в плане забиться туда и впасть в сонное состояние, так как по углам лежали мотки синтетического мха. Настоящего мха, как и растений, тут не держали потому что фрегат то и дело посылали на автопилоте куда-нибудь на пол-года, и поливать фикусы было бы некому. Как бы там ни было, в обитаемом отсеке имелись два пультовых места на два хвоста каждое, разделённые аппаратными стойками, а сзади них зижделись жилблоки для суркования. Марамак проверил, нет ли на кресле колющих предметов, устроил там хвост и включил управление. Оно тут ничем не отличалось от стандартного рабочего места любого оператора вообще, и состояло из малого и большого экранов ЭВМ, клавиатуры и манипулятора, а также порядочной кучи аналоговых приборов рядом. Например там имелся аварийный щиток с тумблерами, позволявшими выключить двигатели, открыть люки или послать сигнал бедствия - всё это работало в полный обход других систем.

Грызь быстро пробежал ушами, что тут к чему в данном случае. Дело было нехитрое, производственникам требовался просто-напросто аллюминий. Да хоть два, подумал Мар, запуская поиск по данным сенсоров со всех кораблей группировки. Зная что в этом случае происходит, он открыл нужную прогу и одновременно посмотрел на стрелку, показывавшую температуру в вычислительных блоках. Как он и опасался, прога и ухом не повела, а вот градусник сразу стал лезть вверх: если не эт-самое, сейчас перегреется и производительность упадёт ниже мха, по крайней мере на несколько минут. Грызь этого не желал и влапную подкрутил мощность охлаждения, пока "мозги" напрягаются анализом пуховой тучи данных. Заодно он начал "прогревать" двигатели, чтобы не тратить моторесурс; запуск их не был заметен для чувств вообще, заглушаемый гудением и щёлканьем приборов. Пока суть да безделье, Мар ещё проверил по сети, что с калибровкой ремиттеров под мрифлеков - с ней всё было в пух, группа работала по плану. Кроме того был проект немедленно начать строительство хотя бы одной станции планетарной защиты, но пока причастные морды сомневались.

Пока он проводил все эти пассы, подтянулись и Речка с Хлутышем...

- Йа с Хлутышем, - цокнула белка, втискиваясь в узкую дверь отсека.

- А йа с Речкой, - добавил тот, - Это что получается, нас четверо?...

- Так, Мар, хотелось бы услышать слова, - заметила белка после того, как все проржались.

- Тебе какие, существительные, наречия?... Ладно, ладно. Значит что, впринципе - корабль автоматический, - показал вокруг Мар, - И всё делает сам. Но иногда... или даже цокнуть часто, начинает тупить. Наша задача - обнаруживать и устранять такие случаи. Поэтому нас тут аж три пары ушей, будем дежурить постоянно. Не-пре-рыв-но. Прошу усаживать хвосты.

Хвосты были усажены, корабль протиснулся между другими на проход, развернулся и пополз к выходу. Случай тупака наступил моментально: возле прохода стоял робот, чистивший обшивку корабля, и судя по всему программа посчитала, что стоит он опасно близко. Пришлось включать лапное управление.

- Эй, резко! - цокнул Хлутыш, глядя на забортный вид.

- А йа с клавы, - зевнул Мар, - Лапку подключать лень.

Вывалив из ангара, фрег пошёл по часовой стрелке вдоль Ёлки, ибо так полагалось воизбежание. Опять же, кто-то бросил на дороге россыпь стальной арматуры, и комп без зазрения совести остановил бы корабль и стал до посинения идентифицировать, что это такое. Мар же только нажал стрелку вверх, и арматурины со звоном отлетели от корпуса фрега, когда он прошёл их тучку. Снаружи грызи могли послушаться и на саму Ёлку, состоявшую из одинаковых блоков-сегментов, скомпонованных в секции. Самих секций, между коими помещались ангары и радиаторы силовых установок, тут имелось семь штук - до пятой корабль расширялся от носа к хвосту, потом снова сужался. Напоминал он натурально ёлку, и сходство усугублялось зелёными стабилизаторами, далеко торчащими по бокам, как ветки. Среди этой "хвои" мелькали аппараты различных размеров, поблёскивая сигнальными огнями.

Аллюминий проще всего оказалось накопать на луне Мрофии. Тем более что там имелись крущерские разработки, а в отвалах искомого вещества оставалось - помилуй пух и закатай гусь перья. "Кистеух" выписал петлю в два десятка а.е. и зарулил к луне, всё более снижая скорость относительно оной. На расстоянии в сто килошагов от поверхности в дело пошли градары самого корабля, обшаривая верхний слой луны на предмет эт-самого. Спустя десять минут корабль завис возле стены коньона, вырытого ранее крущерами, и начал работу. Один из люков открылся, освободив десрупторную установку, и та начала засасывать камень, как пылесос. Самое главное тут было правильно положить отвал, чтобы потом не пришлось снова перемещать.

Десрупторная добывающая установка тупо крошила вещество поатомно, засасывала и сепарировала. Нужный тип атомов оседал в закромах, а всё остальное вылетало в отвал пустой породы. Штука сия являлось довольно примитивной, но таки позволяла сделать то что нужно; на некоторых планетах системы работали агрегаты, вытапливавшие элементы из недр, буквально из самой середины. По мере этого процесса возникало ещё немало всяких тонкостей и толстостей, которые Марамак срезал и показывал другим грызям, как это делать. Как он и предупреждал, сложного ничего не наблюдалось и всё сводилось к использованию элементарной логики.

Вслуху этого грызи таки разделились на смены и стали дежурить уже по одной паре ушей. Остальные в это время или сурковали, или почитывали что-либо, развалившись в кресле; Речка взялась вышивать на рукаве спецовки незамысловатое "Мрофия. ОЯгрызу." Мар то сидел и внимательно следил за работой автоматов, корректируя прогу, то откровенно маялся дурью, и результат собственно в среднем получался положительный. Примерно за пол-часа фрегат набивал брюхо чистым аллюминием в виде металлического порошка, возвращался к доку Ёлки и вываливал добычу, после чего всё снова. В некоторой степени это неизбежно зацикливало, но грызи были привычные и никаких отрицательных эмоций по этому поводу не испытывали.

Спустя несколько рейсов пришлось и залезть в скафы и взяться за ключи, кое-что подкрутить; впринципе, на каждом корабле были ремонтные автоматы, но они тоже особой смекалкой не отличались. По крайней мере если им помогать, то дело идёт несоразмерно быстрее, чем если оставить железякам всё до конца. Автомат например никак не мог взять газовый ключ да и вдарить по втулке, которая не лезет в отверстие - он потащит втулку в отходы или на станок стачивать лишнее. Так и получалось что мозг оказывался крайне полезен в процессе.

Однако никто не забыл и про основную кашу, которая начала булькать. Грызи подключились к анализу добытых крущерами данных и выяснили что натурально, автомат улучшает свою технологию - правда весьма извратным способом, но тем не менее. Учитывая четырёхсотлетнее брожение и без того неизвестной пухни, получалась совсем уж неизвестная пухня! К тому же крущеры как обычно не договорили. Ещё пол-года назад их флотилия вышла в пространство, занятое автоматом, и вроде бы ничего особенного не обнаруживала. Однако последнее время никаких данных от неё не приходило, а вместо этого появились эти фрегаты, нацеленные на Мрофию. Это заставляло подозревать, что с крущерским флотом что-то не то. Учитывая наличие там дюжины крейсеров, это что-то должно иметь большие масштабы, и стоит поостеречься.

Бухгалтерия флота составила смету по постройке планетарной защитной станции, её сочли милой и приняли решение направить как минимум две Ёлки на эту работу. Тем временем надо было заниматься и тем, зачем всё это было затеяно, а именно запиливать звёзды. "Краб" и "Болотненький" немедленно отправились к двойной звезде, собирать там пыль и строить недостающее для операции оборудование. По всем планам "Океанический Танковый" должен был к ним присоединиться, но среди причастных морд уже созревал план. Марамак, Речка и Хлутыш выслушали цоканье по теме всё в том же фрегате, притормозив его возле флота, иначе сигналы не доставали.

- Крущеры собирают флотилию для отправки по предполагаемому маршруту первой экспедиции, - сообщила Фира, одна из ответственных ушей Ёлки, - С понятной целью выяснить, что их задержало. У них тут всего два базовых корабля малого класса и штук шесть крейсеров, не считая мелочи. Короче цокая есть предложение отправить "Океанический" вместе с ними.

- Дайте угадаю чьё предложение, - фыркнуло сбоку, - Змеешкуров?

- Да не особо, хотя они и не против. В этом есть прямой резон, грызо. Оставшаяся у Мрофии группировка может обеспечить её защиту, а уж на самый крайний случай и эвакуацию. Однако это практически исключено, потому как сюда уже идёт флотилия 126й союзной дивизии ВКС. Тем временем надо всё-таки провести разведку, а провести её иначе как боем не получится. Да и недурно бы выяснить что с крущерским флотом.

- Даа, неплохо бы...

В целом возражений не поступило, поэтому был принят план по составлению плана; следовало вынуть с Ёлки ненужные модули ради облегчения, загрузить более потребные и расквартировать побольше боевых кораблей, раз уж пошла такая пухня. Добычу аллюминия перебрасывали на "Асап", так что грызям предстояло найти себе другое занятие. Надо заметить с этим проблем не было никогда, буквально стоило сунуть нос в столовку - и тут же кто-нибудь норовил схватить за уши. Нынче Марамак услышал громкое цоканье грызя, который что-то увлечённо втирал окрестному пуху, и подошёл уточнить.

- Это же рыбное место! - цокал тот. - Рыбное! Йа имею вслуху что не будет составлять большого труда разобраться, как выводить эти автоматы из строя, а не уничтожать.

- Это поч?

- Это пот что у нас между ушей мозг, а там нету мозга.

- Зато там астрономическое количество арифмометров и самой этой "рыбы", как ты изволил выцокнуться.

- Да начхать! - квохтал грызь, - Вы что, не знаете как убивается автоматический флот? Дайте йа вам расцокаю. В ведении любого корабля наподобие Ёлки имеется мягкое, способное по исходным данным восстанавливать программу управления автоматом. Имея её, мы можем со стопроцентной точностью предсказывать все действия этого "противника", потому что это не противник, а набор шестерёнок. Принципиально он не отличается от механических часов, грызо. Кроме того, когда речь идёт о захвате кораблей, живой экипаж часто предпочтёт самоуничтожение плену, а механизму это глубоко до хвоста.

- И что ты предлагаешь в этом свете? - цокнула Речка, тоже слушавшая.

- В этом светочке йа предлагаю заранее начать разрабатывать возможность иммобилизации аппаратов-разрушителей, а в переспективе - их переоборудование и включение в состав нашей собственной группировки. Как ещё вы предлагаете решить вопрос с численным превосходством, кстати? У этого бешеного кассового аппарата было четыреста лет, чтобы наклепать воистину неимоверное количество единиц.

- Предлагаю вот чего, - цокнул другой, - Всем изучить исходные данные и подробнее перетереть позже, цокнем суток через пять.

Так и сделали. Марамак, пока в собственном жилблоке следил за сваркой в одном из модулей, также выслушивал эти самые исходные данные. Старыми типами кораблей, которые разработали для разрушителя ещё крущеры, были так называемый "штурмовой фрегат" и "ионный фрегат". И то и другое надо заметить было весьма убогим по своим боевым показателям, но дело не в этом, а в их системе управления. В целом она была идентична на всех кораблях-автоматах и являлась копией изначального автомата управления. По всем данным выходило, что вслуху постоянных сбоев система теперь периодически начинала воевать сама с собой - что кстати объясняло её относительно небольшой рост за столь длительное время. В целом оставалось непонятным по каким критериям автоматы выбирают цели и как отличают своих от чужих, что подламывало мозг. Рабочей версией, созданной крущерами, была следующая: флотилии рассылаются из центра, и каждый корабль точно "знает на морду" все прочие, отчего их не атакует. Всё остальное, в том числе случайно встреченную другую флотилию из того же центра, он атакует. Учитывая то что по мере расширения сферы расстояние между векторами будет увеличиваться, шансы на самоистребление будут уменьшаться...

- Пойду лестницу вымою, - ответила на это Речка.

Однако она опоздала, лестница была уже вымыта другими грызями, чей мозг оказался вынесен ещё раньше. Пришлось возвращаться к электронным баранам. По данным крущеров, система управления базировалась на позитронных процессорах, по сути своей представляющих обычные чипы двоичной системы. Тем не менее, вывести их из строя оказывалось сложнее, чем тупо уничтожить весь корабль сразу - по крайней мере, для крущеров. Немудрено что грызи тут же начали расследования в программе-симуляторе, которая пыталась просчитывать воздействие на корабли с учётом их внутренней структуры. Марамаку например это здорово ударило по голове, так что он ходил по жилблоку, цокал себе под нос и снова возвращался к компу.

Защитные системы Ёлок, как и любой сквирячьей посуды, были куда надёжнее чем простые гравитационные поля, какими пользовались автоматы. Фактически при проникновении какого-либо импульса во внутренние объёмы корабля по нему распространялась квантовая волна, делавшая невозможным взаимодействие с веществом. Воздействие растянутое во времени отклонялось и поглощалось защитой по периметру, а проникающие импульсы проходили корабль, как пустое место. Всё цокало о том, что подобными фокусами глупая механика не владеет, а следовательно стоит как следует настроить излучатели Ёлки - и они просто выбьют позитронный мозг кораблей "противника". Кстати как его называть, если не противником, подумал Мар, цокнем это что-то вроде дикого механизма... Однако его всё же больше интересовало исполнение плана захвата, а не названия.

Крущеры поступили попроще, они просто по опыту знали где расположены вычислительные центры корабля, и пробили его точно в этих местах, превратив позитронику в оплавленную кашу. В общем тоже метод, но ремонта после этого потребуется куда больше, чтобы вернуть посудину в строй и хотя бы заставить лететь куда надо. Лучше будет просто сбить программу - так цокнуть ударить по мягкому, а не по твёрдому. Эти соображения грызь отцокал через комп Хлутышу и Речке.

- Да, но там ещё есть перезагрузочный блок, - заметила белка, - Не позитронный, а электрохимический. Когда сбивается программа, оттуда её восстанавливает.

- Не вопрос, облучать его постоянно, - цокнул Мар, - Пока не вскроют и не отключат физически.

- Да, это как вариант, - согласился Хлутыш, - Ратыш цокает что не должно быть никаких проблем, хоть сейчас лупи. На дальности до четырёхсот а.е. накроет как миленького.

- Мило, - хмыкнул Мар.

- Ага, мило. Ты как, лично курочить полезешь? А рапторы для этого сами по себе ни-ни.

- А мы их сейчас эт-самое! - уверенно цокнул грызь.

Под эт-самым он имел вслуху перенастройку и корректировку программы под условия. Натурально, оглушённый корабль надо вскрыть и обезвредить быстро, а влапную быстро не получится. Получится только у робота, действующего по заранее отработанной схеме с максимальной скоростью - именно этим грызи и собирались заняться. Правда, до этого Речка и Хлутыш смонтировали небольшой фильм про мрофийское вододелие и выпустили его для ознакомления всем грызям по флоту.

Марамак же чувствовал, что хотя он был бы совсем не прочь пройтись по планете, допустим, по экватору вокруг, возвращение в жилблок оказалось в пух. Здесь правда не гнездились птицы и не забегали дикие зверьки, как это всегда происходило в родному лесу, но всё же было отчего вспушить уши. По шкафам с дисками для компа и всяким барахлом висели десятки большущих кедровых шишек на нитках - грызь не поленился притащить целый мешок и развесить эти дары леса, чтобы они колыхались от сквозняка и тешили. В самом жилблоке даже не наблюдалось растительности, за исключением банок с луком, ящика с горохом, гидропонной колонны с огурцами, и так далее; конкретная растительность пёрла за окном, в проёме которого никогда не было рамы и стёкол - там зеленели хвойники, ползли вверх лианы и периодически густо цвела сирень. Там собственно ещё много чего росло, всего никак не упомнишь, и бегали мелкие зверьки вроде крыс, залезшие на корабль самопроизвольно.

Грызь закопался с переведением чертежей фрега в формат общеупотребимого грызунячьего редактора - собственно этим много кто занимался, частями. Было бы неудивительно, если бы он лопал сухари, не отрываясь от экрана, и запивал чаем. Однако Мар был не столь малым бельчонком, чтобы поддаваться - он знал, что если прёт слишком хорошо, надо намеренно затормозить. Вслуху этого он неспеша ходил за водой к колонке, размяться и замочить морду, и как минимум на одно кормовое время в сутках готовил борщ.

- Ооо напух, борщ! Борщечёк, гусака ему в свинарник и свинью в ухо! - громко цокал он, шинкуя овощи, и от этого сам впокат смеялся.

Если кто суркует в соседних блоках, не разбудит, а снаружи так пусть слышат - непуха во сне ходить по дорожкам. Устроив таким образом разгрузку мозга, грызь возвращался к столу, вперивался в экран одним глазом и трепал тему до тех пор, пока глаз не уставал. Тут он слегка отдыхал и возвращался к процессу, но смотрел уже вторым глазом. Правда, "отдел нереста" постоянно нагружал его просьбами, от которых тупо отказываться, типа последить за переброской модулей между кораблями и тому подобное. Целые автоматизированные заводы вытаскивались тягачами из Ёлки и тащились на другие Ёлки, а взамен туда вкорячивали что-нибудь другое. Кое-что во время этого погрызища разбили, но в целом обошлось без накладок.

Координаторами операции были назначены Фира и Лурмек, каковые впоследствии составляли планы и рассылали грызям "икру", то бишь информацию к размышлению. Пока что она состояла в том, что вместе с "Океаническим Танковым" на поиски флота выдвигается группа крущерских кораблей в составе двух базоносителей с ремонтными службами, производством расходных машин и тому подобным; шести крейсеров "Хуча", пяти кораблей типа "разрушитель" и двух десятков фрегов различного типа. На крейсерах до кучи базировались по два звена разведывательных и ударных лёгких аппаратов, как и на базоносцах. Ёлка соответственно объединяла в себе как базоносец, так и крейсеры, и на ней также сидели небольшие эскадрильи истребителей и котанков. Кроме того к Ёлке, прячась под её защиту, стыковались 36 фрегатов "Кистеух", имеющих различное оборудование - для прочёсывания пространства, запуска мелочи, добычи сырья и тому подобное. В плане ударной силы грызи как всегда имели одно, но кучное решение в виде батареи излучателей Ёлки. 24 крупнокалиберных пространственно-реактивных орудия обеспечивали изумительную мощность стрельбы со сверхсветовыми скоростями и на дальности в пределах любой звёздной системы.

Также появилась возможность услышать данные о флоте крущеров, отправившемся разведывать район. Таковой состоял из двенадцати крейсеров, тридцати шести меньших крейсеров и более полусотни фрегов; центральной базой являлся корабль класса Ёлки "Разделитель" - только в отличие от сквирячьего крейсера, артиллерия у него была гораздо слабее. Цокнуть так, на симуляторе группировка "Океанического" без особых проблем эту флотилию изничтожала. Но то на симуляторе, а по жизни любой дурак не будет ждать, пока его поджарят, и даст ходу - пусть и врассыпную, но тем не менее. Чтобы заблокировать отступление такой толпы кораблей, нужна толпа примерно на четыре степени большая, как показывали рассчёты.

Исходя из этого грызи пришли к выводам что если цокать о противодействии только посудин противника, значит их количество следует оценить минимум в сотню в четвёртой степени, то есть сто миллионов штук. Это шло вразрез с рассчётами о максимально возможном росте их количества - по крайней мере, миллионов точно не должно быть, хотя и это не исключено. С одной стороны такие перемещающиеся массы были бы слышны на всю галактику, с другой - и списывать вариант со счетов никак нельзя. Всё же более вероятным считалось то, что автомат как-то сумел перехитрить крущеров и заблокировать их, а то и уничтожить. В любом случае следовало оставаться в крайне неспокойном состоянии и ожидать чего угодно.

- Например повторения истории, - хмыкнула Речка, когда грызи снова обцокивали тему по видеосвязи, - Вы знаете что эти дурни используют в окрестных системах полностью автономные машины, которые бесконтрольно множатся?

- Они что, совсем того? - удивился Мар.

- Может быть и. По крайней мере они теперь не выпускают машины с малых планет, говорят если что - разнесём вместе с планетой, и ладно.

- Это ладно. Что у нас с отработкой программы?

- Моделирование фрега типа "МБ" закончено на 85%, - зачитал Хлутыш, - По готовым отсекам уже разрабатывается программа для рапторов. Сейчас ещё надо точнёхонько откалибровать пухи и настроить переконфигурацию рапторов.

- Так, послушайте-ка, а как рапторы попадут на объект? Ну глушанёшь ты его, он останется болтаться в нескольких миллиардах килошагов. Надо-ж его как-то подтянуть и где-то эт-самое.

- Над этим работают, можешь послушать. Сейчас ещё грызо считают что преждевременно, но если подтвердится возможность - смонтируем "индюшью бородку" на 2й секции.

Эти сооружения представляли из себя натурально нечто похожее либо на бороду индюка, либо на щупальца океанских моллюсков. Металлические крюки должны были держать оглушённый объект, пока его не обезвредят роботы. Это было чище, чем втаскивание в ангар, ибо не было чревато внутренним взрывом. Взрыв же фрега снаружи Ёлки ей не грозил вообще, так что о чём цоканье. С притягиванием жертв к кораблю тоже проблем не предвиделось, по идее гравгенераторов тут должно было стоять больше, чем орудий. Стоило потереть лапы, а главное не забывать о том что сначала стоило выполнить основную цель операции, а уж потом экспериментировать.

Как растиражировал тактический отдел, план предполагал как можно быстрее продвигаться в заданном направлении, при этом идти раздельно с крущерской эскадрой, прикрывая друг друга по мере надобности. На самый крайний случай предполагалось оставлять за собой цепочку замаскированных релейных станций связи, чтобы они как по проводу передавали данные к Мрофии: это давало бы большие гарантии, что флот не удастся отсечь, не оповестив об этом базу.

Сбор группы для операции проходил быстро, но без паники, так что отправление было назначено только через пятнадцать суток после инцидента; по космическим меркам - мгновенно. Когда в жилом модуле восседала "ночь", с тусклым освещением, Марамака разбудил вызов. Грызь встряхнулся, так что по комнате полетели клочья пуха и мха, и нажал кнопку. Это был аж Лурмек Вышвин.

- Мар, ты с мрифлеками нормально эт-самое? - сразу цокнул он.

- Эмм... - Мар пропустил тонну словоблудия, - Да.

- Тогда встреть пожалуйста их группу на третьем причале, они с нами.

- Чисто цокнуто.

На этом собственно и всё, Марамак сам не ломал голову координатору лишними вопросами. Он отпил немножечко чайку - около половины трёхлитровой кружки - и выбежал было из жилблока, но вспомнил что шляться по причалу в одних подштанниках негодно, и нацепил спецовку. Скатившись по лестнице, как рыже-белый мяч с хвостом, грызь не торопясь побежал по дорожкам в нужную сторону, одновременно соображая какая нужная. Вот мрифлеки бегали как пух знает кто и ни разу не уставали - ну впрочем у них и биохимия слегка не такая.

На причале он довольно долго околачивался, ожидая прилёта спаскорва. Почему-то эти межзвёздные автобусы называли спас-корвами, а не как то ещё, но никто не заморачивался. Причал отличался от ангара тем, что корабль стыковался снаружи и пассажиры или груз передавались через шлюз, так что собственно на него и уставился Мар. Наконец зажёгся зелёный свет, разошлись двери и оттуда вышли мрифлеки в составе трёх хвостов. По одному хвосту на особь. Две особи были самцами. А третья самкой, стоит заметить на всякий случай.

- КЛО! - довольно громко цокнул грызь, так что трое аж подпрыгнули, - Йа как рас по ваши уши. Вы эт-самое, решили растрясти хвосты за компанию?

- Совершенно верно, - кивнул черногривый мриф, - В нашу задачу входит сопровождать флотилию, фиксировать происходящее и по возможности содействовать. Я Олон, это Джирба и Рвиш.

- Ммм? - повнимательнее послушался на мрифу грызь, - Уж не та ли самая Джирба, что водила грызей по фермам?

- Сознаюсь, водила, - улыбнулась она.

- А йа тот самый Марамак, - доцокнул Марамак, - Жутко рад тебя слышать.

Оба не удержались от смеха, встретившись таким странным образом.

- Я тоже рада тебя видеть, - сказала Джирба, потянув за наушную кисточку грызя.

- Эмм... Ладно, а то сейчас усядемся тут токовать на час, - хрюкнул Мар, - Думаю мы это успеем, напрягаться тут никто не уважает, так пуха ли. Пойдёмте в блок.

- Нну пойдём пройдёмся, до блока, - хмыкнул Олон, - Я что-то не понял, вы вроде неделю не виделись, и уже не можете узнать друг друга?

- Само собой, - пояснил Мар, - Ты не сможешь отличить сквиров, сквир не сможет отличить мрифов. Хотя йа сразу почуял, что знакомое.

- Послушай, грызо, - сказал мрифлек, - Всё-таки кто рулит этой громадиной?

- В привычном вам смысле - никто, потому как не получится. Есть грызи, которые контролируют курсовые автоматы и ставят перед ними задачи в соответствии с общим планом. Но если ты имеешь вслуху рубку и в ней штурвал, то тут такого отродясь не было.

За подобным цоканьем Мар проводил трёх мрифов к транспортёру, пояснил как им пользоваться и собственно воспользовался. Транспортёр представлял из себя что-то вроде длинных скамеек в две стороны, которые катались по едва заметным рельсам. Мрифам пришлось пригнуться, чтобы уж точно не задеть головой об край туннелей, проложеных через отсеки и перекрытия корабля. Чем-чем, а транспортёром им пользоваться было неудобно из-за роста, зато в остальных помещениях потолки позволяли не бояться стукнуться ушами. Надо заметить что никаких инструкций о том, что делать с мрифлеками, Лурмек не оставил, но напух по умолчанию было вполне чисто, что их надо поселить и обеспечить кормом и средствами связи. Мар не имел привычки носить с собой по три запасных коммуняка, так что подумал о том, где их достать.

По крайней мере свободность жилблоков сыграла на лапу, расселяй не хочу. Комната в которой обитал Фрам всё ещё пустовала, туда то грызь и проводил товарищей.

- Ну вот слушайте, эти три ящика ваши, можете располагаться, так чтобы не мешать друг другу. Насчёт работы с компом вы как?

- Кое-как, но не в нуль. На Мрофии проходили курс ознакомления.

- Ладно, послушаем. Сперва вот что, - показывал пальцем Мар, - Там в конце секции мохопровод, ну на случай нагрести свежего на подстилку. Столовка через огород вон там, в конце корридора санузел.

- Да и мило, - пожал плечами Рвиш, грохнув на пол рюкзак.

- Сейчас пойдёмте за коммуняками, Ёлка дюже большая и докричаться по воздуху сложно, а потом собственно исключительно по желанию.

Пока они шли по дорожкам жилого модуля, то и дело застревая возле интересных растений, коммуняк принудительно включился на громкое вещание:

- Тупо оповещение. Корабль стартует через пять минут. Если кто-то чего-нибудь забыл, цокните сейчас, время пошло.

- Почему "тупо" оповещение? - усмехнулся Олон.

- Всмысле не требуется никаких действий, - пояснил Мар. - Допустим если бы требовалось освободить отсек, это было бы не "тупо" оповещение, а "икра".

Если уж цокнуть коротко, то мрифлеки были расквартированы и теперь им предстояло чем-то заняться. Поскольку лишние мозги здесь никак не могли быть лишними, Марамак всерьёз привлекал мрофийцев к разработке программ - на том уровне, на каком они могли, конечно. Грызь отлично понимал, что у всех троих совершенно свежие уши, не забитые условными рефлексами от работы с прогами, как у любого грызя на борту. Это могло быть весьма ценным - правда ещё предстояло понять, как именно ценным.

Через несколько суток после того как "Океанический" отбыл от Мрофии, Марамак сводил мрифлеков на экскурсию в отсек рапторов. Тамошний модуль имел всё необходимое роботизированное оборудование, чтобы перестраивать рабочие автоматы любым мыслимым способом. Заходить сюда в основном следовало именно чисто позырить, так как делать тут лапами нечего. В полутёмном помещении, заполненном механизмами, было прилично холодно и в воздухе несло металлом, так что долго находиться там без скафа чревато. По крайней мере они увидели воочию то, что мучили через комп - модифицированный раптор был ниже, с двумя резаками и шестью "ногами", способными быстро перемещать машину по любой поверхности. Напоминал он не иначе как пух знает что.

- Уй, жесть, - поёжилась Джирба, вспоминая робота. - Такой стальной жук, выглядит жутко неестественно.

Марамаку эти слова были в пух - в нулевых и он сам не цокнул бы, что раптор особо красив, а во-первых мрифа говорила то, что думала.

- Верно, - цокнул он. - Но ещё большая жесть - лезть туда лично. Да и не поможет это, туловище не может двигаться с такой скоростью, как там нужно. Впрочем... это ты ещё "Слесаря" не видела.

А он бы тут не помешал, подумал грызь. "Слесарь" - автомат более высокой категории универсальности, чем "раптор", но на "Океаническом" не было модуля техподдержки таких тупей, а соответственно их не держали.

Причастные грызи, а теперь и мрифы, потирали лапы в предвкушении пробных запусков на симуляторе, однако пришлось срочно заняться другим - всех кого было можно, усадили за расшифровку сигналов дальних сенсоров. Поскольку сводилось это к запуску проги и контролю параметров, усадить можно было вообще всех - что кстати и сделали. Нужно было как можно быстрее найти следы флота, чтобы начать действовать. Пока же Ёлка и эскадра крущеров параллельными курсами шли в сторону ядра галактики - даже точнее цокнуть, в её геометрический центр, потому как сама Мрофия впринципе уже находилась в ядре.

Звёзд тут была уйма, и если бы не заполненность пространства газом -излучение жгло бы нещадно. Но плотность газа оказывалась настолько приличной, что уровни радиации получались даже меньше, чем это привычно на периферии галактики. Невооружённым ухом этого вообще не слышно, но Мрофия движется по орбите вместе с газовым облаком из гелия и азота, каковое ослабляет радиацию звезды и значительно поглощает лучи из внешнего космоса. Как бы там ни было, Ёлка запустила топливозаборники, чтобы не зря топтать межзвёзжную пыль.

Грызи чуть не в спячку впадали, потому как целыми днями только и делать, что проверять логи и глазеть ушами на индикаторы процессов - располагает к этому. К тому же нельзя было использовать симулятор, он жрал много ресурсов ЭВМ, а сейчас все они расходовались на анализ. Хлутыш аж взялся бегать вокруг земляной зоны по несколько кругов, чтобы как-то развеять голову; Речка же была спокойна, как январский сурок.

- Ты спокойна как январский сурок! - цокал грызь. - Что чрезвычайно в пух.

- А почему бы мне волноваться? - удивилась белка, махая хвостищем.

- Потому что это наблюдение за зелёными полосками может затянуться надолго, галактика штука дюже большая.

- Надолго? ОЯгрызу... Да и начхать, Хлу. Что мы, с этим не справимся?

- Справимся, но какой ценой, - усмехнулся Хлутыш. - Мар давеча цокал, что у мрифов уже портится зрение с непривычки, придётся их обкладывать блинами горячей медицины, воизбежание.

- Крущеры тупицы, гусака им в нос, - фыркнула Речка. - Развели погрызище галактического масштаба, ещё и молчали четыреста лет, погрызец!

- Ну, могло быть хуже. Хорошо хоть сейчас сказали, а то представь себе какая каша бы началась.

- Кстати о каше, перловка подвергнута термообработке, - цокнула белка, попробовав каши. - В дигидриде оксигенума, да.

- В таком случае йа пойду нарву видоизменённых побегов репчатого лука, воимя привнесения в кашу фитонцидов.

Грызи расхохотались, чувствуя что справиться с зелёными полосками будет не так уж сложно. Тем более с удвоенным количеством Дури вслуху двоегрызия, так цокнуть. Хлутыш и Речка трясли вместе столько, сколько вообще себя помнили, безо всякого преувеличения. Если они брались копаться в памяти, то могли смутно вспомнить прыганье по еловым веткам, хруманье вкусной ботвы и догонялки по брёвнам через ручей - но не могли бы вспомнить, когда рядом не было согрызуна. Это не означало, что они всюду тупо ходили вместе, как прикреплённые - порой даже не виделись по несколько дней, но потом их всё равно тянуло друг к другу. Оба грызя привыкли всегда думать на две пары ушей, и для Хлутыша не было мнения важнее, чем речкино, как и наоборот.

Ну и само собой Хлутыш был в восторге от великолепной пушистой самочки, с длинными шёлковыми ушками и зверски мягкой шёрсткой, которая пахла лесом даже когда леса рядом не наблюдалось. Нельзя цокнуть что сам грызь был облезлый и с крысиным хвостом, но речкин хвост содержал столько пуха, что хоть ушами мотай. Пушнина придавала белке очень мягкий и округлый вид, тем более что как упоминалось, грызи по умолчанию редко использовали одежду. А ещё, мог бы цокнуть Хлутыш, у белки прекрасные тёмно-зелёные глаза, в которые он так любил смотреть.

Марамаку же пришлось смотреть опять на экран компа и на инструкции по некоторым прогам. Будучи белкой, он хоть и доверял мрифлекам, но твёрдо решил проверить, почём перья. Для этого он ненавязчиво устроил подслушку через коммуняки - вряд ли они в ближайшее время сообразят, в чём дело - а также изучил вопросы связанные с различными способами общения организмов; это нужно было на тот случай, если мрифы обмениваются не только звуковыми волнами, но и к примеру электромагнитными. В результате грызь провёл замеры по 55 параметрам, включая ультразвук, инфракрасное излучение, частицы от альфа до пух знает чего, квантовые волны близкие ментальным частотам, и тому подобное. Имея возможность таскать приборы из лабораторий и инструкции, сделать это мог даже законченный распухяй. И только поставив последнюю галочку, грызь мог бы с некоторой уверенностью цокнуть, что мрифлеки передают информацию только традиционными способами.

Аудиоподслушкой он не злоупотреблял, хотя в общем это было и невозможно: трое мрифов познакомились только перед отлётом, и особенно друг с другом не откровенничали, обсуждая преимущественно насущное. По крайней мере грызь перехватил слова Олона, над которыми немало потешился.

- Дело просто очень серьёзное. - порыкивал мриф, - Белки совершенно тёплые! Отправили корабль неизвестно куда и к тому же не только не чешутся, но и вообще заняты камбала знает чем. Вы видели чтобы где-нибудь тут тренировались воины или что-то подобное? Зато посадку огурцов я видел регулярно!

- Ололо, - заметила Джирба. - Мне кажется нам трудно судить о том, чего мы не знаем. Всё-таки они занимаются этой кухней многие тысячелетия...

- Но есть элементарная логика, которая не зависит от тысячелетий, - пояснил Олон. - Хорошо, давай о том о чём мы можем судить. Нас троих привезли сюда и оставили на попечение грызуна, который дрыхнет в соседней комнате. Он что, сможет уследить за тем куда мы пойдём? А если у нас в планах захватить корабль?

- Захватить корабль? - усмехнулся Рвиш. - Мы даже приблизительно не представляем, как он управляется.

- Тебе не нужно этого представлять. Берёшь миловидную самочку и приставляешь нож к горлу, после чего корабль волшебным образом становится твой. Доходчиво?

- А ты оказывается террорист, - хмыкнула Джирба. - Однако и это бесполезно. После того как ты убьёшь заложника, убьют тебя, и все дела.

- То есть они не эт-самое? - удивился мриф.

- Нет. Тем более они и голову обратно пришьют, будет как новая.

Наивная мрифочка, невольно подумал Марамак, неужели ты думаешь что на корабле хоть у кого-то нет защиты? Теперь им стоило это предположить, потому как он сам выдал троим блоки ремиттеров - воизбежание. Мрифочка, да... грызь слегка жмурился, вспоминая её мордочку, и даже сам слегка удивлялся, что она настолько ему приглянулась. Причём это было не влечение к самочке; хотя и это тоже, но далеко не в нулевую очередь. В нулевую же грызь восхищался ею как существом, нну как это цокнуть... Поскольку он не знал, как это цокнуть, то обычно поломав голову, бросал это дело.

Мрифлеки в оперативном смысле пришлись в пух, так как быстро схватили в чём соль поиска по информационным массивам и в этом плане работали наравне с грызями. Они были этим довольны, так как Олон вообще начинал сильно нервничать, если надолго оставался без дела; всё-таки ему было трудно привыкнуть к атмосфере космической возни, для которой требовалось в частности космическое терпение. Марамак встречался с ними каждый удень, страясь не цокать каждый раз стандартное "кло?", ибо зацикливает.

Ёлка удалилась от Мрофии на двести с лишним световых лет, и одно это лишнее являлось приличнейшим куском пустоты. За хвостом остались сотни тысяч звёзд, плотно тусующихся рядом друг с другом и погружённых в газовые облака различной плотности. Межзвёздная среда в этом районе всё больше делала забортный вид похожим на небо, а не на космос - темноты не осталось впомине, рассеяный свет различных оттенков приходил со всех направлений. При движении массивная Ёлка оставляла в облаках турбулентную трассу шириной в пол-планеты - чем кстати тут же заинтересовались.

С "Океанического" был отстыкован фрегат, слегка поотставший и влезший в след корабля. Он в течении нескольких суток фиксировал параметры следа, с понятной целью составить точную модель и соответственно использовать это для поиска следов от прочих кораблей. Через невеликое время это принесло результаты: были зафиксированы следы, оставленные недавней группой фрегов-автоматов, убитых на подходе к Мрофии. Правда тут же было отмечено, что они несколько раз меняли курс, наверняка для того чтобы не вычерчивать по туманности вектор на точку своего отправления.

- Какие умницы, чтоб их, - прокомментила Речка, - Но в общем нас сейчас интересует не это, а следы крущерской эскадры. Что получается по рассчётам?

- Выходит что за прошедшее время следы должны иметься в таком объёме, что не заметить их нельзя, - цокнул Хлутыш, - Координаты также совпадают с теми, где точно проходила эскадра. Косяк только в том, что следов нету.

- Вывод? - подпёрла голову лапой белка.

- Вывод - следы в газовой среде были намеренно уничтожены.

- Что-то сомнительно, что это возможно.

- Это вполне возможно, и наша Ёлка это может. Сзади корабля создаётся область ускорения времени, и для той части облака, что взбаламучена, враз проходят сотни лет. Турбулентность исчезает естественным образом, и всё безупречно чисто.

- Не знала, что хроногенераторы настолько сильны.

- Они и не сильны, просто тут очень малая масса вещества, - пояснил грызь. - Около трёх тысячных грамма на кубический километр, так что заметать след можно с приличной скоростью.

Грызи некоторое время помотали ушами, глядя друг на друга; за окном жилблока кто-то звенел вёдрами и слышался плеск воды из колонки.

- В таком случае что мы все собираемся делать? - задала резонный вопрос Речка.

- Об этом же спрашивают нас координаторы, - хмыкнул Хлутыш, - Есть вот какое предложение. Поскольку машина это всё-таки машина, "думает" она примитивно. Поэтому если ей удалось что-то сделать с одной крущерской эскадрой, то со следующей логично попробовать тоже самое, верно?

- Вроде да. Верному решению повышается коэффициент, вероятность использования возрастает.

- Вот. Поэтому предлагают слегка отстать от крущеров и пускай они поработают наживкой. Послушаем что будет, а если уж что-то чреватое, успеем помочь.

- А если не успеем? - икнула белка.

- Это не чайные сони, а боевой флот, - пояснил Хлутыш, - Так что пока они будут отбиваться, успеем в любейший пух.

- Это и есть наш генеральный план? Погрызееец... - Речка захихикала.

- На самом-то деле план в том чтобы как можно быстрее найти искомое, может быть автомат и не клюнет на приманку. Главное держать себя в лапах и не закапываться в вариант "Р"...

- Кстати, почему "Р" ?

- Чтоб никто не догадался... шутка. На самом деле "Рыбалка", это кодовое обозначение всех операций что ведутся под координацией Кудуса Афучина. Это так называется вылов рыбы из воды, если что. Ну йа имею вслуху - не закапываться раньше, чем стоит, - уточнил грызь, - На самом деле не каждый день подворачивается возможность нахаляву наловить фрегатов.

- Да, странная штука, - задумчиво цокнула Речка, - Эта дикая машина... Не в смысле жуткая, а именно дикая. Получается какая-то натуральная рыбалка...

- На самом деле нет, - хмыкнул Хлутыш, - Любая рыба это био. А здесь мы имеем дело с материей, неживой чуть более чем полностью. Получается скорее как горные разработки с выковыриванием ценных камушков.

- Это несколько идёт вразрез с принципом "без ничего". Тебе не кажется, что это возвращение в какой-то каменный век - добыча, трофеи...

- В определённом смысле да, возвращение в век, - пожал плечами грызь. - Но давай цокать о конкретике, бельчона. У нас имеется дикий автомат, опасный для любой жизнеформы. Чисто теоретически и в перспективе тысяч лет - опасный даже для нас самих. Логично сделать что?

- Удалить, - цокнула белка.

Хлутыш улыбнулся, потому как видел что она цокнула это подумав, но абсолютно твёрдо. Вот эта пушистая грызунья цокнула "удалить" - и всё, автомату конец.

- В пух, - кивнул он, - А если попутно можно провести рыбалку, почему бы её не провести? Эти бесполезные фреги могут делать много чего полезного, если снять оттуда пушки и приставить, цокнем, десруптор. Эта тупая механика просто обязана поработать на Мир, а не тупо сгореть под огнём.

- Серьёзно, десруптор? - повела ушками Речка, - Ну-ка покань.

Хлутыш поканул. А в это время Ёлка, с неслыханного перепуха названная "Океанический Танковый", продолжала углубляться в нагромождения плотных звёздных групп и облаков газа. Снаружи этого само собой не было видно, но во многих отсеках корабля работа не прекращалась ни на секунду - в той же "пещере рапторов" механические манипуляторы сновали с молниеносной скоростью, перетасовывая детали и собирая новые механизмы. Бортовые арифмометры вообще пахали как лошади, даром их тут имелся целый отдельный модуль вдобавок к тем что по умолчанию - такой же объём, как жилые квартиры, занимали сплошные этажи квантовых процессоров и памяти. Но даже этот астрономический калькулятор едва справлялся с анализом информации, рушащейся потоком от сенсоров, ибо они фиксировали каждый отдельный астероид в ближайших системах, а астероидов там - распуши уши вдоль и гусак не корябай. В сборочном модуле также автоматика, под пристальным слухом грызей, вырабатывала из сырья компоненты для сборки "индюшьего подбородка" - всё равно пока делать нечего.

Первая цифра.

Next we will test the performance of the Salvage Corvette.

- снова "Homeworld"

Первую поклёвку "рыбы" многие грызи благополучно проспали - в модуле была уночь, так что пришлось вскакивать и прилипать к приборам. Сделав это, Марамак не забыл переключить коммуняк на тот случай, если мрифлеки забеспокоятся; через ветви кустов было видно, как в жилблоках напротив загорается свет - получился натуральный подъём хохолков. Повсюду слышалось поцокивание, спросонья негромкое.

Картина отрисовывалась следующая: проходя мимо очередной звезды, Ёлка таки услышала группу автоматических фрегов. Это были точно такие же жестянки, как и убитые возле Мрофии - тип "МБ" означал не иначе как "мусорный бак" и название подходило. Неповоротливые металлические ящики вероятно были выведены на очень дальнюю орбиту вокруг звезды и провели тут может быть десятки, если не сотни лет. Правда от этого им было ни холодно, ни жарко.

"Океанический" не применял никакой маскировки и "грохотал" на несколько световых лет, но тем не менее объекты никак не отреагировали на приближение корабля. Это могло быть вызвано только тем, прокомментировал дежурный, что их сенсоры не способны уловить даже Ёлку на таком расстоянии. Впрочем это было неудивительно, учитывая то что это посуды старого типа. Посуд снова было четверо - видимо у автомата как-то клинило делать группы такого количества.

Нулевое что было предложено - это немедленно распылить обнаруженное. Однако это не вязалось и с основной целью, ибо добыча разведданных из облака жиденькой плазмы крайне затруднена. Дежурная смена тут же сошлась во мнении, что самое время проверить рассчёты и постараться вывести из строя управление враждебных посуд. Позиция для стрельбы по группе была назначена в сотне единиц в сторону от них - самый раз, сойдёт. Ёлка не торопясь выходила на боевой курс, а в соответствующих модулях орудия приводились в готовность номер ноль. Немалое количество глаз уставилось на отметки на экранах, медленно ползшие по координатной сетке...

Марамак аж вздрогнул, когда в дверь тихо постучали. Впринципе он и так бы вздрогнул, нечасто это случается, но сейчас особенно. Грызь метнулся через комнату и открыл дверь - как он и предполагал, это была мрифа. Джирба поводила ушами и непроизвольно принюхивалась.

- Нет, пока ничего не случилось, - ответил грызь заранее. - Но ради интереса можешь послушать.

Грызь свалил стул набок, так чтобы на него можно было усесться двоим как на скамейку, и уже вместе с мрифой уставился в экран.

- Пристально следить за звездой, - отцокивалось по эфиру, - Предположительно там большая группа тупей.

- Внимание, произвожу прицеливание и выстрел.

Находившиеся в жилблоке не почувствовали ничего. Вообще ничего! Менее чем в полукилометре от них гигантский механизм кривил пространство и генерировал импульсы излучения немыслимой мощности, а здесь даже чай в кружке не шелохнулся. Спустя несколько секунд цели накрыло, но эффект оказался не тем что ожидалось. Угловатые фрегаты встревоженно завращали сенсорами и боками, как спугнутая рыба - возможно импульс и повредил им, но не критично.

- Вот ты-ж куриные перья! - фыркнул Мар, стукнув кулаком по столу, - Они не глушатся!

Джирба сидела тихо, поводя ушами и явно вникая в происходящее.

- Запускаю файты на зондирование, сектор 2-5, расстояние 400 единиц.

- Похоже теперь они нас заметили. Поворачивают к звезде и выходят на сверхсвет.

- Пробую вариант 2...

Вариант 2 оказался не лучше. Корабли аж встряхнуло и от них полетели искры, но управление явно оставалось целым, раз они настойчиво лезли на сверхсветовую скорость. Грызи не собирались давать им возможность уйти к своим и передавать информацию, так что излучатели глушили передачи, а Ёлка быстро нагоняла цели.

- БЧ два, йа уши. Выбить на целях движители! Нам нужен хотя бы один для изучения.

- Уши, тебя понял, сейчас пухну.

Цели были не только меньше Ёлки по классу, но и сами загоняли себя в ловушку, уходя на сверхскорость. У этих устаревших образцов была такая система, что на сверхскорости они не могли вести бой - да по сути они ничего не могли, пока совершали "прыжок". Для Ёлки же цели весьма неспешно плелись в пространстве, дразня орудия.

Первый залп из пространственно-реактивной пушки, сделанный БЧ-2, был не в пух. Порция аннигилирующего вещества попала точно в двигатель фрегата - только он был сзади, а за ним соответственно всё остальное. Многотонная махина пыхнула и исчезла, как искорка в костре.

- Опс.

- Вот те и опс. Поосторожнее, пожалуйста, чай не из пулемёта шмаляешь.

- Хорошо, пробану обойти с фланга.

Это был довольно хитрый план, любой согласится: сбоку избыточная энергия выстрела, разбив двигатель, ушла бы в никуда. Благо цели оказались настолько неторопливы, что огромная Ёлка могла их обогнать без проблем. На экране тактического симулятора было чётко слышно, как три идущие рядом посуды поворачиваются к кораблю боками.

- Попытка номер два, стреляю.

Попытка номер два закончилась как и номер раз - фрегат разнесло на кванты, хотя импульс определённо попал туда, куда и было задумано.

- Детонация вещества цели, - спокойно констатируя, отцокивал голос оператора, - Попробуйте нейтринную.

- Пробую нейтринную.

Под нейтринной он подразумевал заменить вброс вещества на импульсы нейтрино и антинейтрино. Когда в заданной точке волны совпадали, происходила аннигиляция; среди прочего это было довольно мягкое воздействие, хотя и проникающее. Требовались секунды, чтобы приготовить излучатели и провести рассчёт выстрела. Фрегат вспыхнул, как подбитый самолёт, и стал заваливаться набок, оставляя за собой дымный шлейф - но радоваться было рано. Как только эта скотина потеряла ориентацию, его тут же расшибло об собственную квантовую волну, созданную для "прыжка".

- Да что ты будешь делать...

Становилось ясно, что даже если вывести цель из строя - толку от этого в данном случае нисколько, всё равно распадётся на кванты.

- Вычислить координаты, куда нацелен последний.

- Есть рассчёт. Точка выхода в звёздной системе у 3й планеты.

- Хорошо, валим туда. Если там что-то есть послушаем, а нет так подождём пока этот умник вылезет из эффекта квантовой волнушки.

На этом БЧ, уши и все прочие занялись своими делами, уже не перецокиваясь; до указанной позиции Ёлка должна была добраться за несколько минут. Грызь оторвался от экрана и перевёл дух.

- Вот те бабушка и палец... - пробормотал он, прицокивая себе под нос.

- Что-то не в пух? - осведомилась мрифа.

- Да не особо. Просто рассчёты по воздействию на управляющие элементы оказались туфтой, - пояснил грызь. - А это натурально не в пух. В лучшем случае на этих штуках другая система, нежели на крущерской модели.

- А в худшем?

- А в худшем допущен нехрурнейший косяк.

Марамак посмотрел на мрифу - та выглядела вполне спокойной, что его порадовало.

- Айда чаю, сейчас начнётся следующая погрызень.

Следующая погрызень началась с того что выброшенные к звёздной системе разведчики высветили приличнейшее количество целей, висящих в системе. Сообщение насчёт "третьей планеты" несколько не соответствовало действительности - на самом деле почти все планеты системы были взорваны и представляли из себя вращающиеся облака обломков. Это было известно - раздробить массу, чтобы проще было вытряхнуть нужные химические элементы; правда сразу возник вопрос, чем именно тупи ухитрились это сделать - тщедушные пушки фрегов на это явно не способны.

Тактическая карта же покрывалась отметками, изображавшими обнаруженные посуды противника. При желании можно было ткнуть курсором в отметку и расслушать состав группы и даже приблизительные характеристики объектов. В системе обнаружились две большие группы кораблей, тусовавшихся возле крупных объектов, видимо несушек; судя по обнаружению ресурсеров, несушки вероятно занимались производством меньших кораблей. Поскольку разведчики работали в активном режиме, на их перехват поднялись звенья мелочи, причём в уверенном количестве. Пришлось выбрасывать навстречу звенья котанков, чтобы прикрыть отход разведки. Блестящие зелёные шарики стартовали из ангара и выстреливались гравитационным полем Ёлки; беспилотные "ЕК", тобишь Еловые Камни, себя зарекомендовали хорошо, не подвели и на этот раз. Во вспыхнувшем фейерверке огня то и дело прорывались вспышки от уничтоженной мелочи, когда она нарывалась на снаряд. Защита котанков оказалась достаточной, чтобы угробить три звена и отделаться царапинами по корпусу.

Тупи начинали выстраиваться в атаку клином, или "свиньёй"; из поясов каменных обломков, оставшихся после взрыва планеты, появлялись всё новые фреги, крейсера и разрушители - общее количество, как показала карта, достигло пяти десятков.

- Много? - полувопросительно сказала Джирба, отпивая чайку.

- Нисколько, - улыбнулся грызь. - Они вооружены, грубо цокая, просто никак.

- Они вооружены никак! - повторил его мысли кто-то из сидевших за пультами, - Запустить разведку по всем направлениям, чтобы под шумок сюда не пришло что-нибудь действительно крутое.

- Может быть аннигилировать вещество камней? - поступило предложение.

- Не в пух. По прежнему нужен образец для изучения. Предлагаю разделить их на мелкие группы и атаковать фрегами, без концентрации огня они не осилят защиту.

- Разделить как?

- Так в пух или нет? Раз в пух, работаем.

После того как собственная мелочь убралась с дороги, Ёлка грянула импульсом в гущу каменной каши. В приличном куске всего сферического облака обломки засветились и быстро начали истаивать, превращаясь из материи в пространство. Облако начало разносить в сложную геометрическую фигуру, как и построения кораблей противника - между ними образовывалась новая пустота, и расстояния увеличивались. Весьма быстро на карте стало слышно то, что имелось вслуху - "свиное рыло" размазало жиденьким кольцом, и неповоротливым тупям требовалось немало времени, чтобы собраться обратно.

- Все боевые фреги - запуск.

- Мало.

- Ладно, гусак с ним. Котанки тоже в запуск. Убрать всю мелочь. После этого запуск ястребителей. Ушам номер четыре распределить цели по приоритету.

Из ангарных модулей Ёлки попёрли фреги и целые россыпи "шариков", распределяясь воронкой от корабля к кольцу целей. Где-то на пол-пути снова вспыхнули кашеобразные перестрелки со звеньями мелочи, ознаменовавшиеся ярким салютом и далёким разлётом светящихся осколков.

- Противник стягивается к сектору 2, шуганите их оттуда.

- Кло.

Вещества в пост-планетном облаке ещё было навалом, и Ёлка без зазрения совести аннигилировала его. Скучивавшиеся было корабли снова растащило в стороны. В это время Марамак таки увидел, что можно не только любоваться, но и прямо посодействовать. Аппараты действовали на автомате, но им никак не мог помешать контроль со стороны живого чущества, так что грызь не раздумывая переключил на себя телеметрию звена из пяти котанков. Тактический симулятор показывал, как пятёрка весело поблёскивающих шариков, выстроенная "хлебом", тобишь в линию, заходит на целое звено мелких аппаратов.

Мрифа открыла было пасть чтобы высказать удивление по поводу произошедшего на её глазах, но грызь мотнул ухом и покачал пальцем - "потом". Сейчас стоило не отвлекаться и следить за происходящим, чтобы вовремя вмешаться. Пока машины отрабатывали нормально: противник дал вроссыпь и принялся обстреливать звено с разных направлений, вероятно магнитно-реактивными пушками или чем-то похожим. Котанки напротив сбились в плотную группу, так что их защитные системы работали перекрывая друг друга и создавали сплошную оборону от огня. Синхронно заходя на цели, они накрывали их конусом шрапнели такой ширины, что те не успевали выйти и гибли. Само собой этого никак нельзя было бы услышать собственными ушами, но комп показывал кувыркающиеся в клубах огня аппараты и взрывы с разлётом обломков.

Звено тупей кажется и не собиралось отступать, поэтому очень скоро было выпилено под корень. Теперь котанки снова увеличили дистанцию и пошли к группе кораблей, заряжая бронебойные - предстояло таки сделать то, что не вышло раньше, пробить им двигатели и возможно, хоть сколько нибудь захватить. Однако Мар почувствовал, что атака группы довольно рискованна, а в стороне тем временем уныло тащится одиночный фрег, и воспользовался возможностью, развернув звено туда. Возможность была - если бы котанки были нацелены в составе более приоритетной группы, его команда не прошла бы. Но поскольку она прошла, сферические машины выписали дугу и устремились на жертву.

Судя по всему, жертвой оказался фрег типа АО, во флоте тупей исполнявший функцию ремонтника и заправщика мелочи. В отсутствие оной бояться его было вообще нечего, посуда была вооружена одной орудийной башенкой времён генсека Гороха, которая не пробивала защиты котанков. Вслуху этого грызь опять таки изменил программу атаки - звено облетело корабль с нужной стороны и теперь с захода обстреляло, выцеливая эту самую турель. Один из снарядов снёс переднюю нахлобучку, другой отгрыз край корпуса, и только третий грохнул по назначению, выворотив башню ко всем курицам. Теперь следовало не торопиться и точно вывести из строя движители. Фрегат стал крутиться, как затравленный бизон, но котанки окружали его сферой и могли лупить с любой стороны. Стоит заметить что конструкция оказалась довольно устойчивой, так что потребовалось много лишних дырок, чтобы заглушить двигатель фрега. Уж после этого он стал неуправляемо вращаться, как глушёная рыба - что собственно и требовалось.

Марамак однако тут же "осмотрелся" вокруг, не подойдёт ли какая гадость, и заметив оную, направил звено на перехват. Штуки три небольших машинки были убиты очень быстро, после чего как раз котанки у него "отобрали", направив на более общную задачу.

- Двенадцать два, двенадцать два, сектор 5, несушка! Уходит, убейте!

- Йа сорок шестой, сектор 2 чистый.

- Йа двадцатый, сектор 3 чистый, 25 целей обездвижены и обезоружены.

Само собой, устаревшие посудины пострадали сильно и теперь практически все были выведены из строя - кроме тех, что взорвались. Чуя что дело табак, тупи действительно развернули несушку на бегство, но её настигли истребители и грохнули двигатели. С несушкой было сложнее всего, ибо неизвестно что внутри и что она может выпустить. По крайней мере пока это было попуху - между обоими подбитыми кораблями стояла Ёлка, готовая снести и их и вылетающее.

- Разведка сообщает, подходы к системе чистые. Угроза устранена.

Прога тут же напечатала и результаты "розыгрыша" - уничтожено 24, выведено из строя 37, уничтожено мелочи - 140, потеряно мелочи - 5, фрегов повреждено - 2. Марамак откинулся на стуле и естественно упал на пол, потому как стул лежал на боку и спинки сзади не было.

- Фуууф, - выдохнул грызь, - Ерунда вопрос, а заставляет вспушиться!

Он слегка трясущимися лапами налил ещё раствора - крепкого, со смоляным вкусом. Джирба с интересом наблюдала за ним и поводила ушками.

- Значит хочешь спросить, что с управлением? - цокнул он, и мрифа кивнула, - Это обычная ерунда. Для операции часто требуется прорва операторов, держать всех на месте - уши отвалятся, поэтому включаются по мере возможности и надобности. Принцип ты сама слышала. Ну и да, лично у мну 4й разряд по тактическому симулю, поэтому в частности эт-самое. Правда это нулевой раз, когда йа управлял реальным боем. Нну как впрочем и все остальные.

- Овражно, - призналась мрифа. - Ладно, тогда я пойду, грызо... а то просто взволновалась, что произошло.

- Произошло событие, - точно цокнул Мар, - Пошли к общему терминалу.

Ещё предстояло разобраться, что делать с полученными результатами. С одной стороны стоило схватить несколько фрегов и ковыряться в них по дороге, с другой же было резонно цокнуто, что выбранные фреги могут не содержать ничего кроме металлолома, а "мозг" всей группировки, если он есть, находится либо на несушке, либо на кораблях крейсер-класса. Крайне желательным было бы исследовать все трофеи, и как уж прямо добавили некоторые, привести их обратно в годность и отослать в сторону Мрофии. С другой стороны, оставлять относительно маломощные фреги без защиты Ёлки было крайне чревато, а тупи могли прислать в систему подкрепление, даже не зная о погроме. Дебаты на тему грызь и мрифлеки, уже в три носа, выслушивали за терминалом в корридоре.

- Стало быть, вы их разбили? - слегка не въехал Олон.

- Коротко да, - цокнул Мар, - Но разбивать было нечего, мрифо. Есть опасения что у тупи таких игрушек десятки тысяч, если не больше. Это так цокнуть предцветочие...

- Так, хитрый план! - цокнуло с компа, - Группам захвата доставить к стыковочным узлам три фрега различного типа и приступить к их осмотру КТБВ!...

- Осмотру - чо?

- КТБВ. "Как только будет возможно" сиречь. Тактическим ушам просчитать возможность отхода для нашей группы в случае если она останется тут.

Пока грызи прокручивали сценарии на симуле, от Ёлки отошли два "Кистеуха" и с десяток буксиров на базе сферического котанка; они осторожно захапали цели в гравитационные захваты, насколько можно "придушили" действием своих ремиттеров и потащили на "ветки" базы. Душить следовало основательно - у этих посудин двигатель и силовая установка были разными агрегатами, и реактор наподобие термоядерного продолжал работать - неизвестно, как он может бахнуть. Как бы там ни было, дымящие угловатые ящики с пробоинами от снарядов притащили на нужное место, и модифицированные "рапторы" тут же полезли туда, как муравьи на сахар.

Выводы тактиков были предцокуемые: лучше всего оставить Ёлку на месте, пока не будут найдены нужные материалы. Это потребует некоторого времени, но оно того стоит. Грызи тут же отослали связной аппарат к крущерам для корректировки маршрута; те вознегодовали от столь длительной задержки, хотя логично объяснить не смогли и в итоге им пришлось согласиться. Натурально куда проще выковырять из обломков координаты и работать по ним, чем тупо переть в ядро, не зная ничего о расположении противника.

В числе прочих по голове этой задачей получили Хлутыш и Речка. Хотя они оставались в своём собственном жилблоке, глушили чай и резали салат, это было уже совсем другое кудахтанье. В притащенных на скорую лапу фрегах не нашлось ничего, сколь-либо напоминавшего "мозги" автомата - примитивная позитроника, по интеллекту равная любому компу в жилблоке. Хотя удалось быстро расшифровать кодировку памяти, толку от этого слышалось мало - там не содержалось ничего поверх необходимого, а необходимого было пух да нипуха. Пришлось выбросить отключённые изделия и тащить следующие, взявшись на это раз за крупные - возможно, там будет чем поживиться побольше.

Грызи же в основном анализировали работу "рапторов" и корректировали программу, а также составляли схемы других типов тупь-кораблей. Как обычно под цоком "делалось" подразумевалось то что работу выполнял комп, а грызи корректировали и давали ему пинков, когда тупил. Для разгрузки головы от этой весьма нудной технической деятельности грызи то и дело переходили к обсуждению того, как разрулить ситуацию.

- Цокнем, если мы оставим тут несколько фрегов, - цокала Речка, ходя туда-сюда по жилблоку, - У них и мощностей маловато, чтобы восстанавливать этот хлам, и утечь особо быстро не смогут. У 301-го ускорение чуть побольше, чем у всего "Океанического". К тому же это - если рассчитывать на эти эрзац-корабли. А если прилетит что-то другое?

- Расслушаем... - неспеша задумался Хлутыш, водя ушами. - Допустим можно в случае совсем полундры утечь на истрах, а фреги ну пух с ними, кто не рискует тот не теряет фреги. 5х и 7х у нас вроде достаточно, на форсаже попробуй их поймать.

- Это да, - кивнула белка. - Но вот как ты исправишь разбитые двигатели? Ремонтные модули на Кистеухах будут год с таким барахлом возиться.

- А, на то есть о, и не подумай что нуль, - грызь ткнул когтем в экран. - Одна из несушек предназначена для выпуска фрегов типа МБ, вторая - для мелочёвки. Соль в том что первая может собирать двигатели, а следовательно если её запустить - можно наделать двигателей и заменить их на всех посудах. Впринципе можем запустить и вторую и натыкать мелких, но кучу.

- Ну, впечатляюще. Только вот завод вообще возможно запустить?

- Над этим сейчас корпят, но думаю что линию сборки фреговых двигателей - точно можно. Сплюсуй к этому ресурсеры и услышишь вырисовывающийся профит.

- Только вот мы сами считали, что автомат может напасть даже на собственные устаревшие посуды, - заметила Речка. - Как тебе это?

- Да боком. Взять проектор, использовать его в качестве контрольного центра, - Хлутыш цокал и тут же обрисовывал ситуацию по карте - Вокруг пустить разведку и всё такое. В случае появления армады летающих бутылок - дать дёру, возможно предварительно взорвав всё хозяйство.

- Дёр будет к планете, - напомнила белка.

- Попуху. Тупь и так знает, что там планета. Ну, каково?

- Без понятия, Хлу, йа не робототехник, да и он тут не поможет. Йа слышу допустим косяк в том, что если нам не удастся запустить производство, как мы вывезем оборудование?

- Спрячем фрег под проектором, - уверенно цокнул Хлутыш. - Здесь идеальное место для ныкания, Реч, пуха с два найдут.

- Ну и наконец, кто будет отдуваться? - усмехнулась белка. - Не могу цокнуть чтобы меня радовала эта перспектива. Кроме того у нас с тобой недостаточно опыта для.

- Отнюдь, достаточно опыта или нет, можно проверить только одним способом. Проектор Р4 йа знаю, ФаГГ С6 тоже, так что почти уверен, что мы справимся.

- Справимся с чем, кстати цокнуть?

- С доставлением к Мрофии приличного по ценности оборудования. Кроме того мы сможем основательно перекопать содержимое всех блоков памяти и может быть, найдём что-нибудь полезное.

- Грызаный случай, - схватилась за уши Речка.

Однако грызо в большинстве этот хитрый план одобрили. На самом деле сколько бы не было этой ерунды, в смысле кораблей, а всё равно всегда не хватает, поэтому захват устаревшего в общем-то хлама оказывался достаточно профитным мероприятием. К этому прибавлялось то, что инженерные уши сочли вполне возможным запуск производственных роботов на несушках; пока происходили всякие события, фреги высыпали туда рапторов, каковые пробрались внутрь и отключили энергоустановки воизбежание. Рекомендовалось повторить операцию на всех выведенных из строя посудах, но это требовало времени. Кроме того, и в памяти корабля крейсер-класса не было найдено нипухашеньки интересного, только служебная информация по функционированию. Было отцокано предположение, что поскольку возвращаться к месту своего "рождения" кораблям незачем, они его просто не знают вообще. Было очень похоже на то, что автоматы вообще не ведут записи своих перемещений. Торчать возле свалки и упорно искать то, чего может не быть - не в пух, Ёлка должна была продолжать движение.

Воисполнение этого замысла было тщательно отобрано шесть грызей - тщательно всмысле по принципу "кому не лень". Помимо Хлутыша и Речки, туда угодили ещё два двоепушия, Марамак-Айна и Курдюк-Тирита. В отличие от первых, они кстати цокая шарили именно в робототехнике, так что довольно потирали лапы. В качестве матчасти для операции было набрано: фрег "Кистеух" с загруженными в него 120 штуками рапторов и блоком вычислителя; корабль-проектор Р4, надобный для маскировки себя и фрега; шесть штук "погрузчиков" У-21 для монтажных операций и перетаскивания частей; 10 штук шаровых 55х котанков; 6 штук разведывательных машин истребитель-класса Фо-Р; три истребителя ФаГГ-С6, каждый с двухместной кабиной, для того чтобы при надобности сделать ноги; до кучи пришлось включать ещё один фрег в компоновке ремонтно-обслуживающего, чтобы править мелочь и заправлять её расходными материалами. Впрочем последнее некритично, проектор мог спрятать и большее число кораблей.

План операции был вынесен на всеобщее расслушивание, причём не с целью чисто поржать, а чтобы процедить его на предмет косяков. Если уж что-нибудь тут забыть и не предуслышать, то помилуй гусак что будет. опытные в таких делах цокнули, что надо добавить "погрузчиков" до 12 штук, что и было сделано. А после того как это было сделано, сформированная группа покинула Ёлку. Грызи в полном составе сидели в Р4, где имелся неплохой отсек; к тому же прямо в стену были пристыкованы ФаГГи, чтобы можно было за пять секунд прыгнуть в кабину и покинуть корабль. Правда, этот отсек был единственный, тут предстояло и сурковать, и кормиться, а сортир отгораживался только занавеской.

- Ну ты развёл бадягу, Хлутыш-пуш! - цокнула Айна, потряхивая ярко-рыжими ушами.

- Никак нет, Развёл Бадягу у нас на "Асапе" в снабжении трясёт, - ответствовал тот.

- Да шутка, грызо! - засмеялась белка, - На самом деле хрурно придумали!

- Угу. Осталось только хрурно осуществить.

Тут уж поперёк не цокнешь. В то время как от Ёлки медленно дрейфовал в сторону раскуроченный тупь-крейсер, группа собралась невдалеке - по астрономическим меркам, так-то с пару миллионов килошагов было - и грызи заранее испробовали аппаратуру проектора. На какое-то время даже сенсоры Ёлки увидели, как группа аппаратов превращается в один уныло вращающийся астероид; потом арифмометры просчитали параметры и сделали однозначный вывод, что так не бывает.

- Возможно не стоило писать на проекции астероида "сделано Муркой", - цокнул Курдюк.

- О, суслики-щенки, - фыркнула Тирита. - Он триста шагов диаметром, а надпись малюсенькая. И вообще не тряси, она опционально убирается.

- Вот в пух.

Курдюк и Тирита на самом деле были старше чем остальные раза в три, и уверенно тянули на пожилых грызей. Правда кроме как по седеющему пуху светло-серебристого цвета, определить это было невозможно - они как ухахатывались и подкалывали друг друга, так и продолжали. Остальные белки с уважением относились к их опыту, причём это ни разу не означало, что "старикам" придётся отдуваться за всех.

- Кстати вот ещё случай был, - цокнул Марамак, не отрываясь от компа.

И замолчал, курицын кот. Это у него была такая привычка, цокнуть - и досвиданья, хоть год жди продолжения. Грызи сначала захихикали, а потом заржали в голос.

- Что? - поднял уши тот, - А, это. Значит, случай был такой - на одной планете без био, с индексом 302-544-230, нашли целое каменное плато, изрисованное фигурами, рядами символов и тому подобной погрызенью. Ну и стали до посинения выяснять, кто мог такое натворить. Бывшей жизни нету. Следов прибывания экспедиции с кораблём тоже нету.

- И что в итоге?

- В итоге пришлось признать, что ерунда образовалась сама собой. Нет в этом ничего странного, что на одной из миллиардов планет эррозия взяла да и приняла вид иероглифов.

- Кстати к чему ты это? - засмеялась Речка.

- К надписи на астероиде. Или скорее так, вообще.

Тем временем к "Океаническому" стыковались фреги и мелочёвка десятками штук забивалась в ангары, подхваченная гравитационными полями. Ёлка медленно ворочала нос вон из системы.

- Грызо, вам семь шагов от уха до уха и мягкого пуха! - цокнул кто-то с базы. - Мы поехали.

- Езжайте, - милостиво разрешил Хлутыш, предварительно окинув ухом грызей, не забыл ли кто чего.

Ёлка стала удаляться - на сенсорной карте, естественно, глазами её сразу стало не видно. Шестеро остающихся слегка сглотнули, ощутив явственно, что остались одни в далеко не безопасном пространстве. С одной стороны от их местоположения раскинулось тускло отсвечивающее облако камней, разделённое на четыре сгустка, впереди сквозь газовую среду сияла красная звезда, в другую сторону пространство уходило в багровую темноту, сквозь которую просвечивали только самые яркие звёзды. Короче цокая картина недвусмысленно намекала, что надо испить чаю.

Марамак же, который продолжал прислушивать за мрифлеками и пытаться привлекать их к пользотворной работе, довольно скоро получил надобность осмысливать поступающую инфу. Дальние локаторы услышали довольно интересную штуку, а именно неслабых размеров поле обломков, которые как показало детальное изучение, принадлежали тупь-кораблям. Крущеры немедленно высказались в том ключе, что наверняка это работа их эскадры, и на этом всё грозило и заглохнуть. Если бы не вгрызливость и подробное изучение обломков, которое начала какая-то грызунья, а Мар просто присоединился.

- Это ковыряние в костях давно сдохшего полусося! - фыркал Олон, глядя на то чем занимается грызь.

- Гуссовски верно! - цокнул тот. - Только вот это копание может принести результаты, и они уже отрисовываются. Ну-ка, чем вооружены тяжёлые корабли крущеров?

- Магнитно-реактивные орудия с ионной накачкой, - припомнил мриф.

- Механизм поражения у них какой?

- БВОО!! - показал лапами в воздухе Олон, и был прав.

- Уточню: "БВО!!" за счёт выделения энергии на корпусе цели и внутри неё, частичная аннигиляция вещества и тому подобное, - цокал грызь. - Учитывая то что тупь-корабли сделаны не из текфонита, а из обычных сплавов, поражение этими пушками должно превращать их в плазму.

- Нутк и?? - развёл лапами мриф.

- Это похоже на плазму? - на экране пробежали схемы сотен отсканированных обломков. - Обломки крупные, с большими неповреждёнными частями. Следов плавления практически нет. Вывод - это как минимум не крущерские орудия.

- А как максимум, что?

- Предполагаю гравитационные орудия. Нечто наподобие гравгена только направленного действия, очень узкий и сильный луч повышенного тяготения.

- Повышенного? - Олон почесал ухо. - Так их должно было раздавить?

- Как вариант, - согласился грызь. - Но есть способ потратить меньше энергии и убить объект такой штукой - это раскрутить его до запредельной скорости. Центробежная сила разорвёт в клочья - что и наблюдаем.

- И что из этого следует?

- Пока неизвестно. Цокнем так, предполагаю что это новые тупь-корабли, вышедшие с каких-то стапелей, где они строятся, убили старые тупь-же-корабли. Другой вариант маловероятен, а такой совпадает с нашими данными о свойствах управления тупями. Главный зацок, куда отправились эти самые новые.

- Гравитационки это опасно? - уточнил мриф.

- Как раз такой же вопрос возникает у всех остальных. Боюсь по разорванным фрагментам точно установить параметры воздействия не удастся, но усреднённо и с допущениями... - Мар потряс ушами. - С допущениями, основанными на известных научных фактах, может быть удастся что-то составить.

- Мозг кипит, - признался Олон.

- Заболела - полячитеся, - дал справку грызь, показав в окно, где несколько грызей игрались с мячиком.

Сам же он углубился в просмотр сводок. На самом деле практически все грызи этим занимались, опять же из соображений того, что искомое может прийти под случайно взятые уши. Крущерская флотилия также обнаружила группу старых тупь-кораблей, правда без несушек, и ликвидировала её. Среди нескольких подбитых объектов, которые им удалось расковырять, информации нашли не больше чем раньше, записи истории там просто не существовало.

Следующим пунктом шли сообщения об обнаружении сенсорными станциями Ёлки таки незаметённых свежих следов в газовых облаках. Характер следов указывал на прохождение весьма массивных объектов с движителем системы, отличной от старых тупей. Следовало поостеречься ещё больше, чем обычно. Практически все наличные мобильные сенсоры были запущены по всем направлениям от курса Ёлки - лёгкие скоростные Фо-Р и более неповоротливые "Еловые Уши" на базе 55го котанка. И это вдобавок к двум модулям, создававшим линзу и прослушивавшим окрестности самым пристальным образом.

Джирба как раз заинтересовалась особенностями локации, и Марамаку пришлось - ну точнее он сделал это с удовольствием, но всё равно пришлось - процокать лекцию по поводу.

- Впринципе, справедливо то что сенсор локирует пуговицу на расстоянии в двадцать световых лет, причём делает это со сверхсветовой скоростью. Однако это справедливо для случая, когда данная пуговица вывешена в пустое пространство, а этого не бывает. Дело упирается в анализ поступающих данных, и чтобы найти именно нужную пуговицу на планете, могут уйти месяцы. Правда корабли сами по себе выделяются из естественной структуры вещества, а кроме того они достаточно массивные, поэтому засечь их реально даже в пассивном состоянии. Соответственно чем больше вокруг всякой пухни - тем сложнее засечь. В активном состоянии движители создают вообще неестественные эффекты, такие как волны плотности пространства, искривления метрики и тому подобное, поэтому услышать их теоретически элементарно. На практике любой дурак это понимает и ставит глушители, подавлялки и прочую машинерию для сведения на нет "шума" от действия механизмов корабля. Например на "Океаническом" восемь внешних ферм заняты глушителями, там оборудования так цокнуть на двадцать гигакротов мощности и пухову тучу инерциальной массы...

Мрифа всё это выслушивала, тёрла голову и иногда срывалась на нервный смех, но всё равно брала себя в лапы и продолжала честно вникать. Рвиш тоже слушал, хотя и явно впадая иногда в ступор, а Олон вообще не переносил такой погрузки. Правда было нелишне отметить, что ценно само то, что он так и говорил - "не переношу этой погрузки". Известно, что это уже значительная часть дела.

Не менее значительной частью дела было растрясание хвоста, чтобы окончательно не впасть в жидкое агрегатное состояние. Марамак для этого обычно практиковал несколько простых и доступных вещей - либо возился с какой-нибудь тупой хозяйственной работой, либо просто наматывал круги по обитаемому модулю, благо было где намотать. Естественно что мрифлеки, привыкшие к гораздо более подвижной жизни, чувствовали себя связанными по всем лапам и с заткнутыми ушами. Кое-как им помогали только регулярные пробежки по дорожкам вдоль жилблоков - как уже уцокивалось, они могли бежать неспеша так же, как грызи ходили, а если уж бежали быстро - то ухо не успевало следить.

Идею показать мрифам нейроконнектор и виртуальную среду грызь отверг, потому как не было известно как это на них подействует. Он был намерен вернуть их на Мрофию в том же состоянии, в каком они находились при отбытии - насколько это возможно, конечно. При этом у него и помимо этого было чем заняться - да вот хоть саженцы рассадить из банок, или в очередной раз поучавствовать в перетирании, устроенном повсегрызно посредством сети.

- Цокаю следующее, - цокал очередной грызь. - Конечно помочь возвращению крущерской эскадры, если есть что возвращать, это в пух. С другой стороны не могу не заметить, что только немалая глупость могла заставить их пойти на такой шажище. Мы конечно департамент добрых дел, но надо и меру знать.

- Ты это к переслуху приоритетов?

- Нет, не к этому. Бакланов конечно надо постараться вытащить. Но одновременно с этим, а уж тем более после этого, совершенно необходимо вычистить район от тупей, и сделать это с максимальным профитом!

- О суслики-щенки, - цокнула белка, - Опять это барахло. Объясните мне, что ценного в аппаратах столетней, в прямом смысле, давности?

- Можно продать по дешёвке тому, кому надо, или вообще подарить. Ты к примеру представляешь себе подарить Ёлку мрифам? Да они голову сломают, в лучшем случае. Поэтому призываю собирать всё что только возможно, воимя Жадности, да.

- Хорошо, есть ещё кое-что. Как мы знаем это не самый масштабный пример бесконтрольного развития искуственного интеллекта, тем не менее он заслуживает внимательного изучения. Вслуху этого также было бы лучшее собирать, а не распылять составные части этой тупи в прах.

Марамак просто слушал и обдумывал, цокали за него другие; он соглашался с фактом насчёт необходимости отдания должного Жадности, да и с надобностью расследования тоже. Если бы не мрифы, которые по прежнему были какбы прикреплены к нему, грызь точно сорвался бы с той группой, разбираться с трофеями. Впрочем как и всякая белка, Мар не жалел, а думал о том, что ещё только собиралось случиться.

Марамак же, который таки входил в уцокнутую группу, долго возился, но наконец наладил электроплитку и стал на ней поджаривать потаты. Смысл бы двоякий - в нулевых хотелось жареных потатов, а во первых грызи хотели, чтобы помещение провоняло потатами. Чувствительный нюх не привык к тому, чтобы длительное время находиться в одном отсеке такой огромной толпой, как шестеро, так что пусть лучше пасёт овощами. В команда разделилась на три смены, и пока четверо сурковали или приходили в себя, двое ковыряли тему. Поскольку в отсеке было довольно тесно, чаще всего дрыхнуть залезали в скафы, чтобы не мешало перецокивание и щёлканье клавиатуры. У Хлутыша начался небольшой насморк, потому как у него была аллергия на беличью шерсть - всмысле на её избыток, а тут клочья рыжего пуха летали по всему помещению.

В нулевую очередь грызи наладили контроль за пространством вокруг своего логова - локационные аппараты усиленно слушали и постоянно передавали отчёты на фрег, где располагался вычислительный блок. После того как процедуры по предупреждению были выполнены, занялись непосредственно темой. Шесть У-21 были сконфигурированы как тягачи и имели мощные тяговые движки, позволявшие уверенно тянуть подбитые корабли на внутрисистемные расстояния. Айна просчитала динамику облака обломков и сделала вывод, что оно грохнется само на себя только через пол-года, а до этого можно расположить "базар" между группами камней.

Нулевое что следовало сделать со всеми объектами - это запустить на них рапторов и отключить энергоустановку и управление. Сами роботы прыгнуть на миллион килошагов не могли, требовалось нагрузить их на тягач и отвезти к месту. Нулевее всего это сделали с несушками, как с наиболее годными трофеями, причём без каких-либо осложнений. Тупь-несушка была похожа пух знает на что - по крайней мере можно было точно цокнуть, что это корабль длиной в восемьсот шагов, с одной стороны закрытый глухим панцирем, с другой имеющий открытые отсеки с кучей оборудования. Всё это хозяйство питалось от двух термоядерных реакторов, и когда рапторы выкрутили блоки управления и влапную отключили рубильники - энергии на всём корабле сразу не стало. Автоматы, призванные ремонтировать, так и не смогли сообразить в чём дело и зависли. По крайней мере, тупь не предусматривала, что кто-то будет раскурочивать корабли, поэтому внутренней защиты там не имелось.

Хлутыш и Речка за свою смену полностью вывели из строя несушку и приступили ещё к пяти объектам. Случилась и неприятность, где-то осталась недобитая турель или автоматика успела починить повреждённую, но с крейсера в подлетающий буксир влепило хорошим зарядом, разбив основной маневровый двигатель - короче цокая буксиру настал погрызец. Котанки быстро восстановили порядок, дострелив подранка, а с остатков буксира пришлось снимать оборудование и распихивать по остальным.

Пока одни группы обрабатывали цели и стаскивали их в кучу, другие не отходя от куста приступили к попыткам запуска производственных линий на несушках. План был не особо хитрый - отключить от энергоблоков все линии и намеренно протянуть "удлинитель" для запитывания именно нужных блоков; также выдернуть разъёмы, по которым идут управляющие команды, и заменить их своими. К удаче даже не пришлось возиться с проводом, в несушке нашлись запасы, а кроме того удалось использовать часть магистралей, отрезав их от всего остального. С добычей программ для этого оборудования тоже особо мудрстовавали и никаких шифров не ломали: раптор просто вытащил все ячейки памяти и подключая их поочерёдно, нашёл нужное.

- В ушах рябит, - призналась Речка, протирая глаза. - Сплошной металл.

- Ты предпочла бы не сплошной металл, а размазанные по стенкам туловища? - уточнил Хлутыш.

- Нет, йа предпочла бы опушку смешанного, желательно с грибами. Хм...

Поскольку кормовая книжка была под лапой, миска - тоже, так белка перегнулась через пульт и вскоре уже подробно "прочитала" про грибы с лапшой. Знакомая фигня в воздухе положительно отражалась на грызях - по крайней мере четверо из шести заржали.

- Так, ещё раз, - цокнул Хлутыш, - Вот этот блок для приёма ресурсеров, так и записываю.

- Так у нас не осталось ни одного целого.

- Попуху, пока будем использовать свои... Что там с ресами?

- Облако обломков содержит всё необходимое, дай только время, - цокнула белка.

- Угу. Причём времени столько, сколько не грызут... Ладно, продолжаем трясти.

Ну и само собой они продолжили трясти. Вскоре можно было услышать, как механизмы несушки начинают принимать порошкообразное сырьё, вываленное в бункеры из контейнеров У-21. Металлические штуковины начинали двигаться - то неспеша, то неуловимо быстро для уха, так вероятно грохот бы там стоял невыносимый. К удаче, всё это происходило в безвоздушном пространстве. О чём грызи надо заметить и цокали друг другу постоянно. Хотя ещё не было достоверно известно, соберёт ли робот двигатель до конца и как следует, но уже начала трепаться тема замены разбитых агрегатов. Натурально проще сделать новый, чем расковыривать повреждённый; предстояло отладить программу для рапторов, чтобы они лично переставляли движки, и сделать это для всех типов присутствовавших посуд. К удаче не приходилось церемониться, удалялись части корпусов и обшивки, мешавшие работе.

- Не до жиру, лишь бы двигалось, - пояснила Речка.

- Двигается оно из лап вон плохо, - хмыкнул Хлутыш. - Это-ж надо было додуматься до использования эффекта квантовой волны! Извращение какое-то, честный цок.

- Это нам извращение, - улыбнулась белка. - А кто-то так всю дорогу и летает. Сейчас это облегчит нам задачу, система не особо сложная. Как с основным?

- Шишово, - прямо цокнул грызь. - Сборка тупит, кидается ошибками и виснет на каждой второй операции. Мар уже вкрутил туда автоматический ребут, и всё однопухственно. А восстанавливать технологию это извините не такова ширина между ушами.

- Может быть попробовать вторую несушку?

- Она сильнее разбита, чем первая, да и распылять силы не следует...

- А если? - не унималась Речка.

Хлутыш пожал плечами и показал лапой на комп, мол никто тебя за хвост не держит. Белка почесала за пушным ухом, встряхнулась и убедилась, что хвост свободен. Это привело к довольно далеко отлетающим результатам, потому как дальнейшая работа подтвердила правильность подхода. Неслушая на все попытки, линия сборки фрег-двигателей ничего не собирала, а только портила себя саму и потом чинила. В то же время автомат по сборке файт-двигателей на второй несушке бодро запустился и буквально через несколько минут доделал начатое ранее, произведя искомый компонент.

- Вероятно дело именно в загруженности, - цокнул Курдюк. - Фреговая линия была свободна, а эта нет. Команды и проги застряли в ней на момент отключения, а после перезапуска всё продолжилось.

- В любом случае, это профит, - довольно распушил щёки Хлутыш. - Это двигло даёт 20% мощности от того двигла, которого у нас нету. Следовательно просто нужно в пять раз больше двигел.

- Ага, всего лишь... - фыркнула Айна. - Запрос на производительность линии?

- Около восьми штук в с-сутки, - цокнула Речка, уточнив.

- Или же один и шесть десятых фреговых двигел, - блестнул математикой Хлутыш. - Всего для трофеев нам надо около ста сорока штук. Мда...

- Не в пух! - хором цокнули грызи.

- Давайте не будем впадать в фанатизм, - предложила Тирита. - Корабли - полный хлам, да ещё и покоцаный. Единственное что у нас тут есть реально хорошего - это производственная линия, делающая движки.

- Верно цокнуто, - заметил Марамак. - Продолжишь мысль?

- Продолжу. Предлагаю сделать штук двадцать движков, затем отрезать рабочий кусок несушки...

- Не, посиди! - возмутился Курдюк. - Это у нас она делает только движки, а так сможет выпускать цельные аппараты!

- Да, согласна. Даже скорее вторую тоже можно запустить, если иметь средства.

- Значит, - подытожил Хлутыш, - Делаем движки для несушек и сваливаем, так? А что с остальным мусором?

- В звезду! - отрезал Мар.

- Напух надо. Никому он тут не помешает, надо будет - заберём, - Хлутыш вспушился. - Реч, сколько двигунов надо на каждую несушку?

- Это слушая какой скорости мы хотим достичь, - сумничала она. - Думаю вот что. Для начала сделаем по двенадцать штук, но набьём в несушки ресов и пускай по дороге вырабатывает ещё. Где-нибудь на треть пути сможем сделать остановку и усилить двигатели.

- Идеально, - кивнул Курдюк.

Все этим остались довольны и вернулись к работе - предстояло хоть и наскоро, но приделать движки к несушкам так чтобы они не оторвались и не сожгли корабль. Скомпонованные под ресурсеры тягачи У-21 без устали копались в каменной каше, крошили её на составные элементы и стаскивали добычу на базу, в данном случае - в полуразбитую несушку. Согласно элементарным подсчётам, за трое с-суток линия должна была выдать искомые 24 штуки, после чего оставалось их установить и начинать движение. Установить - всмысле прикрутить последние из серии, так как прикручивать их начали тут же, как только появилась возможность. Идея взять блок арифмометров оказалась крайне в пух, ибо штатные могли и не справиться с контролем за толпой рапторов, выполняющих разнообразные операции. А ведь помимо них постоянно действовали разведчики, то и дело возвращавшиеся к фрегу поддержки за калибровкой, диагностикой и заправкой. Как показала практика, этот цирк был отнюдь не напрасен.

Неслушая на усилия в этом направлении, грызи не смогли выдержать график смен и теперь практически разом хватались за работу и отваливались сурковать - так было гораздо удобнее и эффективнее. Однако Хлутышу пришлось весьма резко вскакивать, когда прозвучал сигнал тревоги, и просто налету включаться в происходящее. Поглазевши на экран секунд пять, он громко цокнул

- Внимание, грызо! Готовность номер ноль, всем в скафы!

Лучше лишний раз залезть в скафы, чем досрочно прекратить существование. Грызи даже спросонья делали это быстро, ибо привычка - только защёлкали фиксаторы, и очень скоро пух оказался внутри скафов.

- Группа аппаратов истр-класса, - отцокал Хлутыш, - Приближается на сверхсветовой. Воизбежание обнаружения сенсор отвёл в сторону.

- Гм. У тупей кажется не было истров, летающих на сверхсвете? - припомнила Айна.

- Это в старом наборе не было, - уточнил Мар. - А это видимо новый набор.

- Так, наборщики, - прицокнул Курдюк. - Слушайте внимательно, чтобы не пухнуть по кому не надо. Это никак не обязательно тупи, хотя и наиболее вероятно.

- Чисто цокнуто, - кивнул Хлутыш. - Слышу три группы по пять единиц. Энергетические показатели средние. Конструкция неизвестная. Ожидаем развития событий.

- Да, лучше бы ожидать их в кабинах, - добавила Речка.

Грызи согласились и расселись по кабинам. Теперь они не только были спрятаны проектором, но и были готовы дать максимально возможного ускорения на выход. Впрочем не особо быстроходные истребители тупей пока не тянули на повод для такого подъёма хохолков. На экранах обрисовалась схема аппаратов - небольшая треугольная штука, вероятно основанная на гравигенераторе, который использовался и как двигатель, и как источник энергии, и как оружие. Пока эти штуки не могли увидеть грызей - фреги спрятаны проектором, ресурсеры в каменном облаке, котанки за газовой планетой. Зато они могли увидеть подбитые корабли, и предстояло выяснить как они поведут себя.

- Впух, - фыркнул Хлутыш, - Рассредоточились во все стороны, могут запалить ресурсер.

Треугольные машинки разбили строй и разлетелись по системе по одной, как мухи. Несколько их вились вокруг каменных облаков, осматривая их с разных сторон. На экране зажёгся сигнал атаки: один из истребителей с ходу выпустил очередь в ближайший подбитый корабль и стал разворачиваться на следующий заход.

- Проверить мощность воздействия. Похоже это действительно тупи, нападать на мусор...

- Впух, - цокнула Айна, - Он запалил ресурсер.

Все могли наблюдать, как неуклюжая конструкция подверглась шквальному обстрелу мелкими зарядами, высекавшими фонтаны огня и рвавшими металл. Серые треугольники мелькнули мимо и стали опять разворачиваться.

- Передаю оттуда коды опознавания на всех частотах, - сообщил Хлутыш.

- Никакенной реакции, - послушав, ответил Мар. - Они продолжают атаковать.

- Придётся убрать, - отцокал очевидное Курдюк.

Ускорение котанков было меньше, чем у лёгких истров, но те вились вокруг облака и не собирались никуда улетать, так что нагрянувший десяток начал жёстко ликвидировать их одного за другим, засыпая залпами шрапнели. Лишний огонь крошил камни в облаке, вызвая красочный разлёт искр и дыма. Треугольники же при повреждении взрывались с огромной силой, разбрасывая мельчайшие осколки.

- Внимание, - цокнул Хлутыш, наблюдавший не только за работой котанков, - У нас ещё приближающиеся объекты. Точнее, одно, но кучное.

- Логично, - хмыкнула Речка, - Вряд ли мелочь летает без несушки.

- Пухни навстречу один шарик, - цокнул Курдюк. - Послушаем что будет.

Один из сферических аппаратов развернулся и пошёл навстречу приближающемуся объекту. Судя по тому что нарисовал тактический симулятор, это тоже был шарообразный корабль, только диаметром в килошаг или около того. Оболочка его оказалась не гладкой, а гранёной на мелкие прямоугольники; на полюсах сфера была срезана, и там торчали конструкции, люто напоминавшие орудийные башни. Вдобавок всё это хозяйство светилось пронзительным, резким сине-белым светом.

- Тупь-крейсер нового образца? - предположила Речка.

- Похоже на то, - кивнул Хлутыш.

- Фиксирую гравитационную волну, - сообщил Мар, - Видимо этот шарик вооружён гравгенераторами.

- Котанк выдержит?

- Ты в своём пуху? Нет конечно. Но вот увернуться можно.

Зелёный шарик уже изменил курс и уходил в сторону, так что гравитационный удар задел его только краем. Но даже этот край показал перегрузку в сорок единиц - надо было думать, в фокусе несколько тысяч.

- Нормально, - цокнул Хлутыш, - Постоянно так пуляться во все стороны оно вряд ли осилит, можем зажать. Как с мелочью?

- Ещё немного и будет готово.

Грызи само собой были на немалом взводе, и не будь на них скафов, вовсю подняли бы хохолки. Всё-таки слышать невдалке штуку, которая может раздавить тебя вместе с кораблём - не совсем в пух. С "хрустального шара", как сразу обозвали тупь-крейсер, пошли несколько фокусированных лучей и импульсы радиации; вне всякого сомнения, будь на котанке что живое, оно бы сдохло. Но живого там не наблюдалсь, а управляющим машинам было слегка фиолетово. Конусы излучения котанк не пробивали, а от лучей он просто уходил, закручивая спирали. По крайней мере пока это выслушило мило, оставалось выяснить можно ли повредить противнику.

- Мелочь готова, - сообщила Айна, - Предлагаю подвинуть проектор и спрятать несушки, воизбежание.

- Отлично, если возможно - тряси.

Тупь-крейсер, несмотря на отстреливание от котанков, приближался к каменным облакам и вскоре выпустил фиолетовый луч по разбитому фрегу, разрезав его как яблоко скальпелем. Так что ход оказался верным - несушки были укрыты маскировкой и найти их сразу гадёныш не мог. Тем временем котанки начали обстрел противника и выяснилось очевидное, а именно то что гравгенераторы цели работают и на защиту, отклоняя снаряды.

- Попробуем с захода и залпом, - цокнул Мар. - Следите за моллюском. Обходим облако и начинаем.

Все соображали, что это единственная возможность заставить говнюка уйти, иначе он так и будет тут пастись неизвестно сколько времени. Марамак развернул котанки в атакующее построение - один засвечивал цель, а девятеро разгонялись, дабы усилить удар. Девять шариков дали залп в одну точку, и мгновенно разойдясь в стороны, промелькнули мимо цели.

- Попадание есть, пробития нет, - констатировал Курдюк. - Слегка не хватает.

- Используем ФаГГи, - цокнула Речка, - И уши.

- Надо ещё подвесы, - заметил Хлутыш, - И чем-то занять этого злого молодца, пока приготовимся.

Судя по всему "молодец" был занят по уши, расстреливая дохлые корабли. Котанки пока отошли от него подальше, и только надоедали, но не атаковали. По командам грызей сенсорные аппараты, патрулировавшие вокруг системы, сложили локаторы и устремились к фрегу поддержки.

- Отстыковка...

Три истребителя ФаГГ выскочили из нутрей корабля-проектора и также пошли к фрегу, который уже раскинул вокруг стыковочные фермы. Не успели грызи и ухом мотнуть, как аппарат состыковался с площадкой, зажужжали механизмы и щёлкнули замки - автоматика поставила на пилоны аппарата четыре снаряда. ФаГГ тут же отвалил в сторону, освобождая место слежующим. Теперь уже можно было слышать картину не по карте, а через прозрачную броню кабины, но всё равно все смотрели на карту, ибо своими ушами много не наслушаешь.

Теперь к десятку котанков добавились девять штук скоростных аппаратов, которые можно использовать как бомбардировщики - когда каждый сбрасывает 160 кило на сверхсветовой скорости, мало не покажется. Шар к этому времени покончил со свалкой и удалился в сторону, где выцелил ещё одного ресурсера и размолол его гравитационным ударом.

- Так, атака с двух сторон, синхронно пожалуйста! - предуцокнул Мар. - Пшли!

Подняв уши от экрана, можно было лично услышать как аппарат приближается к облаку обломков. Загорелись зелёные лампочки индикаторов сброса подвесов.

- Не в пух, - цокнул Мар, - Не прошёл. Скорее всего сбита синхронность.

- Этот засранец сбил наводчика, - сообщил Хлутыш. - Может обнаружить несушки.

- Если будем опять стыковаться, точно обнаружит, - сообразила Речка, - Выводим фрег из маскировки!

Это было в пух, фрег был маневреннее и мог убегать от шара, прячасть за облаком. Тупь-крейсер немедленно бросился вдогонку, кроша попадающиеся на пути камни. Истребители снова взяли с фрега "бомбы" и пошли в заход.

- Мне кажется мы его не завалим, - фыркнула Тирита - Может быть лучше сматывать удочки?

- Успеем, - спокойно отозвался Курдюк. - Нельзя же отдавать честно украденные несушки!

Цель снова обдали залпом с двух сторон, но блестящий шар оставался неуязвимым.

- Он сбил ещё один котанк, - цокнул Хлутыш. - Не в пух, мы ослабляем удар.

- Ещё разок, - фыркнул Мар. - На фреге больше нету снарядов, но кажется теперь йа точно знаю, как его подковырнуть.

- А если там не только гравитация?

- А начхать.

В этом и сошлись. ФаГГ в очередной раз прилип к площадке и получил боеприпасы, на карте высветилась схема атаки и аппараты начали разгон. Фрег по прежнему вилял вокруг облака, не давая противнику достать себя.

- Тоесть что, - пояснял Мар, - Два залпа по полюсам ослабляют гравитационное поле. А один снаряд не в полюс должен пройти на ура.

- Ты уверен?

- Конечно уверен! Или пройдёт, или нет!...

Сияющий шар тупь-крейсера как раз заинтересовался скрытыми несушками, когда его снова атаковали. На этот раз дело пошло. Подбитый котанк, соразмерно программе, довернул и пошёл на таран, усиливая нагрузку на защиту. Два залпа снарядов врезались в полюса шара и отскочили, как от стенки горох, и только один, прошедший выше, почти безпрепядственно пролетел к корпусу. Сорокакиловая болванка вписалась в сверкающую поверхность, и та тут же вспучилась и разлетелась облаком осколков. Из шара вырвался громадный сноп пламени, ярко осветивший каменное крошево рядом. Вращаясь, крейсер ушёл в сторону, оставляя за собой шлейф испарённых металлов.

- В грушу! - стукнул по креслу Хлутыш.

- Не поспоришь, - усмехнулась Речка. - Будет знать, редиска.

- Сможем добить?

- Лучше не рисковать, - цокнул Курдюк. - Оно и так уходит, а мы успеем смотаться.

Судя по быстро уходящему шару, то что управляло им действительно решило смыться. Грызи включили стыковку обратно к проектору и вернули летающие сенсоры на позиции, чтоб не прозевать ещё какой-нибудь сюрприз. Конечно вероятность такового присутствовала, но план по быстрому утеканию никуда не делся и мог быть использован при надобности. Ревизия выявила потерю трёх котанков и трёх же ресурсных У-21, что было несколько не в пух, ибо снижало темпы.

- По крайней мере мы ему вписали, - хмыкнул Курдюк. - И мелочь перестреляли. Даже если там есть восстановление, шарику потребуется немало времени для ремонта. Уж в любом случае больше, чем нужно нам.

- Вот да, буквально стоит поздравить себя с выигранным боем! - цокнула Тирита. - Жалко не добили.

- Пухня, - отмахнулся Марамак. - Главное теперь есть телеметрия с показателями оружия этого плафона. Как вы понимаете, это весьма в пух.

Впрочем, грызи не особо предавались обсуждению прошедшего, а занимались текущим. Пришлось восстанавливать функциональность трофейных ресурсеров, что сидели внутри несушки, чтобы не срывать график поставки сырья. По крайней мере теперь нечего было беспокоиться о свалке - тупь-крейсер расстрелял все корабли, которые не были закрыты проектором, а закрыты были только сквирячьи и две несушки. Впрочем это не особо опечалило - с ушей долой из сердца вон, как-грится. Выяснилось и ещё:

- У меня тут жажа, - сообщила Айна. - На одной из несушек не пашет генератор квантовой волны. Без него мы не вытащим эту посуду на сверхсвет.

- Только не цокай что на рабочей не пашет, - зажмурился Мар.

- Могу не цокать, а свыть. Всё равно именно на первой он и не пашет. Правда есть хорошая новость, на второй есть целый.

- Отлично, тогда переставляем на эту. Придётся бросить и вторую несуху.

- Грызани стыд! - схватилась за уши Речка. - Осталась одна-единственная несуха!

- Не так уж мало, - возразил Хлутыш. - Йа слушал, боюсь генератор не исправить.

- А что с ним такое?

- Самое страшное - просто не пашет, скотина...

Это полностью подтвердилось - вроде целый агрегат не желал функционировать нивкакую, и ни грызи, ни ремонтные автоматы не знали, что с этим сделать. Перебирать по винтику времени не было. В итоге монтажные У-21 сняли крышку с корпуса несушки, вынули оттуда блок генератора и переставили на другую. Поскольку работали рапторы, монтаж происходил быстро. Спустя рассчётные с-сутки несушка имела на хвосте, вместо штатного двигателя, россыпь маленьких из 24 штук - батарею тоже переставили, и была готова таки к движению. Неуклюжее сооружение, светя каким-то неестественным розовым светом из радиаторов, развернулось и пошло на разгон, оставив в стороне болтаться раскуроченную вторую несушку. К удаче, всё прошло как по пуху и вся группировка, собрав мелочь, отправилась в направлении Мрофии.

- Хотя логичечнее было бы идти к флоту, - заметил Хлутыш. - Может быть и не с несушкой, которая там не нужна, но с результатами изучения и телеметрией.

- Между прочим ты цокаешь дельце, - цокнул Курдюк. - Чтобы несушка дошла, её нужно охранять, поэтому повернуть всю группу мы не можем. Но послать один Фо-Р с сообщением мы можем как на пуху.

- Сейчас сделаю, - кивнул грызь.

Он убедился что аппарат заправлен и нагружен дополнительным топливом, а также имеет программу во что бы то ни стало добраться до флота и передать данные. После этого машинка покинула стыковочную площадку фрега и исчезла в пространстве.

К этому времени Ёлка ещё больше углубилась в загазованные пространства возле ядра, сопровождаемая флотом крущеров и рассылая вперёд и вокруг патрули. Возле нескольких звёзд обнаружились группы тупей старого типа, в основном тупо расстрелянные, кроме образцов для изучения. Однако энтузиазм по поводу этого изучения уже сильно упал, ибо стало ясно что автоматы не ведут блогов и узнать от них ничего невозможно. Вслуху этого две группировки, тусовавшиеся возле звёздных систем, были безжалостно выпилены. Это вызвало приступ удушения зелёным земноводным, обитающим на шеях.

- Нужно что-то срочно изобрести! - хватался за уши Марамак, бегая по жилблоку. - Там их могут быть ещё тысячи штук!!

- И как тебе помочь? - риторически вопросила Джирба, пожав плечами.

- Расслушаем всё с корня, - цокнул грызь, снова плюхаясь на стул перед компом. - Нарушить работу управляющей позитроники мы теперь сумеем. Но как только мы выключим излучатель, сработает чёрный ящик и восстановит программу. А позволить себе сейчас заниматься вскрытием тупей мы не можем, нету времени.

- Вывод - необходимо выпилить чёрный ящик, - сказала мрифа.

- Правильно. Песок в том что одно дело фугануть конусом излучения, и другое - выцеливать отдельную деталь. Йа пока не представляю, как это сделать.

- Но со вскрытием дело пойдёт? - уточнила Джирба.

- Со вскрытием да, - кивнул Мар. - Глушим цель ещё до того, как она подойдёт на расстояние выстрела, подтягиваем гравитационным лучом в открытый док и запиливаем. Делов на три пушинки, десять минут и в твоих лапах какое-никакое, а трофейное!

Мрифа покачала лапой, зевнула и почесала за ухом. Она нипуха не знала про устройства излучателей, но вот умения мыслить у неё имелось достаточно, так что Джирба действительно раздумывала над услышанным.

- Вот что, - сказала она, - Почему бы не игнорировать тупи? Всмысле сначала найти пропавший флот крущеров, а уж потом неспеша заниматься добычей?

- Логично, - согласился грызь, - Но тут есть два песка. В нулевых крущеры лютуют и сами нападают на все замеченные группы тупей. Во-первых же логика подцокивает, что блокированный или уничтоженный флот как раз находится или находился в местах наибольшего скопления юнитов противника. Поэтому йа и опасаюсь, что выпиливание примет массовый характер.

- Ну а если бы удалось их вывести из строя, это дало бы профит?

- Сто пухов. После того как будет выполнена основная задача, можно возвращаться по старому маршруту и собирать эти овощи, которые уже никуда не убегут.

- Пошли в огород, - сказала мрифа.

В огороде, то есть в зарослях между жилблоками, мрифлеки проводили больше времени, чем грызи - а грызи оттуда не вылезали. Им всё же было трудно привыкнуть к такому ограничению физической свободы, хотя они и старались. Джирба как всегда вылезла из окна подъезда, взялась за трубу и повиснув на ней, спрыгнула со второго этажа - при её росте и ловкости это давалось легко. Грызь, чувствуя себя старой перечницей и оттого хихикая, спустился по лестнице, а мрифа к тому времени успела убежать по дорожке. Чем маются остальные две единицы, подумал Мар, но решил до увечера не проверять - а то концлагерь получается. Впрочем он был очень доволен возможностью трепать за уши Джирбу и втихорька радовался, что эти самые две единицы не особо занимают её уши.

Грызь приветственно мотнул ушами встречным грызям и зашёл в закуток между двумя дорожками - он был малюсенький, но плотные кусты создавали сущую стену, огораживавшую песчаную площадку с качающейся скамейкой. Два зверька привыкли усесться здесь, покачиваться на скамейке и обдумывать Разное. В углу утоптанной площадки валялся невесть откуда взявшийся деревянный ящик с надписью "фруктэ", и в частности было составлено много версий по поводу того, как этот предмет сюда попал. Мар развалился на скамейке, благо у неё имелась спинка, пялился в эрзац-небо, образованное отражающей голубоватой плёнкой, и ловил носом тёплый воздух, лёгким сквозняком ходящий по кустам. Толстощёчие, подумал он, и опять слегка посмеялся. В качестве наглядного пособия он подобрал шишечки из-под можжевельника, зеленевшего рядом, и стал маневрировать ими в воздухе, представляя тупь-корабли.

- Хорошо, давай ещё раз с начала, - сказала Джирба, усевшись рядом. - На Ёлке имеется излучатель, который забивает работу управляющей позитроники тупей, так?

- Кло, - кивнул ушами грызь.

- А атрибуты?

- Атрибуты - огромная штукенция, светящаяся зелёным. Мощность излучения при ста процентах накачки составляет... ну столько-то единиц в степени, не суть важно. Да, можно давать не сто процентов, но это нам низачем. Далее, дальность эффективного воздействия в районе ста миллионов килошагов при фокусировке в конус шириной в десятую долю градуса. Как-то вот так...

И грызь показал на шишках, как Ёлка эт-самое, и эти вот пык, и всё, а потом профит.

- Было предложение выбивать клин клином, - продолжил Мар. - Схватить тупь-несушку и переделать её в собственный корабль с автономным управлением, чтобы она начала глушить и обрабатывать цели без нашего участия. Но нет уверенности что такой робот, сделаный на скорую лапу, даст какой-либо профит, а вот сумятицу внесёт.

- Да, насчёт клиньев мысль хорошая, - согласилась мрифа.

- Но её прокатили по уцокнутым причинам, нам совершенно низачем лишняя полундра в этом пространстве.

- Тогда думаю... - Джирба раскрошила "корабль" когтями, и чешуйки облетели на песок.

Грызь уставился на эти осколки и потёр шею, на которую продолжала оказывать давление Жаба.

- Так, - сказала мрифа, качаясь на скамейке, - Насколько я разбираюсь в физике, по мере удаления от излучателя поток этого самого становится всё больше по размерам, а следовательно меньше по мощности. Следовательно для оглушения тупи достаточно довольно небольшой мощности?

- Сто пухов. Только малая мощность действует недалеко. Хм... Недалеко...

Марамак вспушился и вскочив со скамейки, пробежался по кругу, елозя хвостом по веткам, а потом вообще схватился за уши, настолько ему понравились мысли.

- Маленький генератор волнушек, - цокнул он, - Прикреплённый к корпусу! Заглушит! УИ жеж.

Пожалуй это был первый раз, когда грызь воспользовался коммуняком как переносным компом - терпения добежать до жилблока у него не оставалось, нужно было срочно цокнуть! Раньше цокнешь - раньше сделаешь. Он нашёл в сети первых попавшихся грызей, ничем не занятых, и схватил их за уши. Сам он потратил бы слишком много времени для ответа на вопрос, можно ли средствами Ёлки строить нужные генераторы, а так дело тут же начало набирать обороты. Почуяв профит, грызи явно подняли хохолки... Марамак очнулся только через пол-часа и понял, что всё это время глазел в виртуальный экран не отрываясь ни на что. Джирба тоже копалась в коммуняке, и посмотрев на него, улыбнулась.

- Можно вопрос не совсем по теме?

- Конечно, Джирбочка! - цокнул грызь.

- Что такое "УИ", - хихикнула она.

- Междометие, выражающее высокую степень одобрения, годования, потехи, - просветил Мар, - Это ведь ты мне подсказала, умная мрифа!

- Я подсказала?! - удивилась мрифа, - Как это говорится... Не тряси!

- Йа-то не трясу, но так оно и есть, - хмыкнул тот.

- Ты собираешься уморить смехом всех кур в галактике.

Однако на самом деле он собирался уморить выскочастотным излучением все тупи в галактике. Поднятые на уши грызи тут же перебрали варианты и остановились на микроволновом генераторе из тех, что входил в ремкомплекты как расходная часть, а следовательно промышленный модуль имел возможность поточного выпуска данного агрегата. Когда к процессу подключились настоящие конструкторы, а не просто интересующиеся, быстро отрисовалась схема изделия "башмак"...

- Почему башмак?? - удивилась Джирба.

- А чтоб никто не догадался, бугага... Кхм. Всмысле - тормозной башмак. Такая штука, которая стопорит движение.

"Башмак" должен был представлять из себя устройство, скомпонованное из нескольких основных частей - генератора, магнитного якоря, конденсатора и термомагнитной батареи для питания. Якорь соответственно по элементарному магнитному принципу закреплялся на корпусе жертвы, конденсатор должен был питать устройство некоторое время, необходимое для развёртывания батареи. Батарея была едва ли не самой заморочной частью и представляла из себя восемь тонких металлических щупалец, сделанных из сплава с памятью. В деактивированном состоянии они были скручены в компактные спирали, а когда якорь вцеплялся в цель - срабатывал нагрев и проволка расправлялась во все стороны на сто с пухом метров, после чего лепестки складывались, как закрывающийся цветок, и эластично обхватывали то, что находилось перед якорем. Соль была в том что даже без всякого прицеливания хотя бы одна проволка попадала на радиаторы корабля, откуда она могла черпать энергию в значительных количествах.

Выработка проекта заняла буквально несколько часов, сложного тут ничего не имелось, так пуха ли. Ещё спустя некоторое время появилась и программа для сборки "башмаков", так что собственно можно было начинать. Единственное что следовало провентилировать подробно - так это процесс навешивания башмака на цель; ясное дело, что если выстрелить по фрегу с полусветовой скоростью, это будет взрыв, а не стыковка. К тому же предстояло попасть либо в бок, либо по кормовой части, чтобы лепестки батареи дотянулись до радиаторов.

- Кто придумал тот и прыгает, - сообщили Марамаку, и тот согласился.

Хотя он несколько подопушнел от нагрузки на голову, требовалось сделать быстро. В ход снова пошли колёса против сна и усталости. Притащив ведро воды для чаёчка и замочив морду холодной водой из колонки, грызь потёр лапы и уселся на рабочее место. Само собой он и не думал бежать в ангар и выгонять на испытания истребитель - напух это нужно, если симулятор всё сделает быстрее. Предполагалось использовать истребители ФаГГ - С6 и перехватчики ФО5, нагружая каждый шестью башмаками; истребителей на Ёлке имелось прилично, так что и целей они могли окучить много.

Чуя краем уха уночную свежесть, доносившуюся из окна, грызь сидел за экраном и отрабатывал операцию на симуляторе, переписывал параметры и скармливал их автопилоту. Управлять истребителем с корабля могло быть несколько не в пух, так что ему следовало уметь действовать автономно. Немалое количество прочих хвостов по Ёлке в это время дорабатывали изделие и параметры его производства. Тестовые экземпляры были уже даже сделаны и испытывались, а пустить массуху можно как только, так сразу. Кроме того осторожность требовала не тратить запас ресурсов, а набрать новых поверх оного; для этого предполагалось обогнать крущеров, остановиться на некоторое время возле подходящей звезды, благо их тут полно, и наковырять ресов.

- Так, постой-ка, - заметила Джирба, - Насколько я слышала, корабли постоянно разгоняются, не испытывая сопротивления, так если мы остановимся - ?

- В нулевых это неприменимо к сверхсвету, - пояснил Мар, - Во первых здесь как раз сопротивление есть - пространство изрядно загазовано и эту тучу приходится расталкивать с дороги. Во-вторых мы идём не маршем, потому что не знаем точки прибытия, а перелетаем от одной группы звёзд к другой, ослушивая окрестности. Поскольку средняя скорость крущеров меньше чем у Ёлки, мы можем их обогнать на очередном прыжке на пол-часа или около того - хватит чтобы нагрести.

- Понятно, - кивнула мрифа, - Как некоторые выражаются, чисто цокнуто.

Как раз в это время в дверь жилблока сунулся нос Рвиша, а потом и весь мриф.

- Ну как я и думал, ты опять тут, - сказал тот Джирбе.

- А где мне быть? - усмехнулась она, - Кое-кто тупит, а я тут пока можно сказать учавствую в спасании галактики, образно эт-самое.

- Галактики? Дайте заценить, - сдвинул уши вверх мриф.

Марамак в это время снова подгружал в симулятор карту "тупик 4.17". На малом экране компа появилась кабина истребителя глазами пилота, на большом - активная тактическая карта обычного образца. Сие было оправдано, ибо "воевали" как раз по карте, редко когда требовалось обращаться к аналоговым приборам или влапную переключать тумблеры. Мрифы с интересом слушали из-за спины грызя, благо возвышались над ним.

- Значит что, - цокал Мар скорее для себя, чем для слушателей, - Стандартная, как мы считаем, группа тупей - крейсер, три разрушителя, двенадцать фрегатов, не считая мелочи. Бьём её глушилкой... По рассчётам время восстановления функционирования тупи - до двадцати секунд. Если группа не рассредоточится, излучатели будут даже на максимальном расстоянии держать её в конусе поражения. Да, Ёлка при этом идёт задним ходом от них, чтобы не приближаться, а импульс долетит через полторы минуты. Теперь наш выход.

Грызь щёлкнул по кнопке и истребитель пошёл из ангара. Марамак вывел его на какую-то дуговую траекторию, ведущую к цели.

- Почему не напрямую? - спросил Рвиш.

- Держусь в луче направленного передатчика, - пояснил Мар. - На случай непредслышанных обстоятельств и необходимости изменения программы.

ФаГГ переместился по карте уже почти к самой группе тупей, и грызь начал выцеливать их детально, снижая относительную скорость. Дело осложнялось тем, что корабли вращались, а запускать башмаки следовало с довольно большого расстояния. Следовательно, в систему прицеливания пришлось внести столь непривычные ей условия, как замер скорости вращения цели и корректировка сброса в соответствии с этими замерами - чтобы "башмак" попал хотя бы в кормовую, а не в носовую часть корабля. Непосредственно настройкой этого мягкого занимался другой грызь, но подгонять под условия пришлось Марамаку.

Наконец автоматика высветила "ПР", тобишь пуск разрешён, и пуск таки произошёл. Удлинённая коробка полетела к цели по инерции, включив магнитное поле - с его помощью "башмак" затормаживал, чтобы состыковаться с корпусом на приемлемой скорости. После этого магнит переключался на притяжение и притягивал устройство к цели - сейчас оно попало близко к корме, и расправившиеся батареи легли точно как следует.

- Фарширована, бланширована! - довольно цокнул Мар.

- Ничего себе! - удивился Рвиш, - Так точно!

- Это сейчас точно, - пояснил грызь, разминая лапы, - Для этого ещё голову поломать пришлось.

Через несколько часов "Океанический" сделал запланированную остановку, и с корабля стартовали ресурсеры, обещавшие быстро набить закрома. Это несколько осложнялось тем, что в загазованном пространстве имелось мало астероидов - они тормозились и падали на более крупные планеты. Вслуху этого пришлось устроить несколько основательных взрывов на поверхности каменных шаров, выбросивших вещество в космос; уже из этой каши ресурсеры быстро вытягивали нужное.

На всей Ёлке надо цокнуть не было ни одного окна наружу, так что приходилось довольствоваться экранами, чтобы послушать забортную картину. Не искажённая сверхсветом, она была весьма красива и напоминала закатное небо с облаками, только прямо среди этих облаков мерцали звёзды. Такого не видел и грызь, так что вместе с мрифлеками подолгу мог глазеть туда. Правда Джирба часто мотала головой и закрывала глаза лапами, примерно также как делал в своё время Фрам.

- Не могу отделаться от впечатления, что смотрю на то на что не должна, - пояснила мрифа, - Не могу объяснить, но чувства именно такие.

- Ну не смотри, - пожал плечами грызь. - Это же так, чисто поржать.

- Чисто. Поржать, - задумчиво произнесла Джирба, после чего захихикала.

Группе трофейщиков привалило удачи и более никакие тупи их не беспокоили, так что несушка и все остальные аппараты благополучно добрались до Мрофии. Пришлось делать ещё одну остановку для того чтобы усилить двигательную группу несушки - сверхскорость она набирала по другим принципам, поэтому остановка с последующим разгоном была выгоднее, чем движение без остановки. Кроме того Курдюк вплотную заинтересовался восстановлением всей производственной линии, а не только двигателей, и за время полёта грызи успели выяснить, что линия выпускает аппараты лёгкого корвет-класса, причём с обитаемой кабиной, оставшейся видимо как рудимент от старых разработок.

- Весьма милая дрянь! - цокнул Хлутыш, расслушав схему, - Достаточно универсальная конструкция, можно подогнать под различные цели.

- Хлу, это развалюха, - заметила Речка, - На таких наверное несколько тысяч лет назад летали.

- Йа же не предлагаю использовать это как такси в перелесках. К планетам их лучше вообще не подпускать, да. А в дальнем космосе более чем сойдёт! - грызь потёр лапы. - Мне так кажется, наши будут довольны.

Тут он не ошибался - грызи во флоте весьма потешились, узнав о том что группа притащила такой кусман машинерии, и с энтузиазмом взялись за его подробное изучение и возможное восстановление. Не прошло и с-суток, как вокруг несушки уже нарезал круги первый собранный аппарат.

Команда же из шести пар ушей получила возможность на время перейти на суповой фрег, потому как сидеть в кабинах истребителей по несколько дней - это довольно напряжно. Воспользовавшись флотскими службами, они проверили свою матчасть - так, на всякий случай, кое-что исправили и подкорректировали. Несушка дрейфовала в пространстве на окраине системы Мрофии, и вокруг особо ничего не двигалось - возня происходила внутри, только изредка подваливал очередной ресурсер и высыпал добытое.

- Грызо, получил сводку по флоту, - цокнул Мар, когда никто не дрых, - Кому надо?

- Всем, - ответила Тирита, не отрываясь от очистки клавы.

- Впринципе, ничего особо нового. В район уже прибыли два корабля от КБР, высланная эскадра скоро тоже будет. Кое-кто полетел распинать крущеров за ихние игры с секретностью. Никакой активности тупей в направлении Мрофии пока замечено не было.

- Что странно, - заметила Речка, - Йа думала будут бестолковые массовые атаки по всем направлениям.

- С чего ты так думала?

- С результатов просчёта, который сделали кибернетики.

- Значит они просчитались.

- Вот уж не цокнешь поперёк.

Грызи с флота предлагали шестерым хвостам ( ну не столько хвостам, конечно, а и другим частям тоже ) не рисковать и оставаться на Мрофии, однако они были настроены вернуться на свою Ёлку, благо возможности для этого имелись - вместо коротких перебежек между звёздами группа могла сразу стартовать в точку встречи и преодолеть расстояние гораздо быстрее. Конечно и шанс нарваться на что-то нехорошее имелся, но учитывая пробитую флотами дорогу, скорость ФаГГов и наличие хороших летающих сенсоров - риск снижался до приемлемого уровня. Вдобавок к надобности вернуть на "Океанический" технику, можно было заодно доставить туда кой-какие информационные материалы, могущие пригодиться.

Флотские оторвали от себя три шкт-55, взамен потерянных во время боя с тупь-крейсером, и теперь они занимали стыковочные места на супе. Тактические отделы довольно высоко оценили работу как автоматики, так и грызей - по их рассчётам вероятность повредить "хрустальный шар" равнялась 22%. Вслуху этого никто и не зацокивался о потере матчасти, а напротив в личные дела причастных написали одобрение в связи с. Шестеро готовились к отправлению, когда на небольшом буксире подтащили несколько контейнеров - их запихали в суп и в транспортный фрег. Пояснения по поводу груза давал ка-вэ с борта крейсера, так что грызи могли слышать на экранах его длинную морду и не менее длинные уши, а также третий глаз во лбу.

- Получили полностью, пять больших, два маленьких ящика? - уточнил ка-вэ.

- Ммм... да, - убедился Хлутыш, - А что там такое, одной инфы сорок тонн?

- Не одной инфы. Там технологические комплекты для производства кой-какого оборудования, которое может быть трудно изготовить на "Океаническом". А учитывая обстоятельства, оно вам может понадобиться.

- Оборудования какого типа? - повёл ухом грызь.

- Это указано в сопровождающей документации. У вас должны быть специалисты, которые точно знают, как с этим обращаться... если и нет, всё равно разобраться можно. Это впринципе всё к тому, что содержимое контейнеров представляет значительную потенциальную угрозу в случае попадания куда не надо. Ящики оборудованы самоуничтожителями, которые сработают в случае их захвата или попытки сканирования.

- Ух, - поёжился Хлутыш, - А вы не могли сами отвезти?

- Приоритет - защита планеты, - спокойно ответил ка-вэ, - Эта ерунда могла бы и подождать. Но раз уж, так чтож.

- Так всё-таки в общих чертах, что это такое? - не отставал грызь.

- В общих чертах - особого рода генератор волн пространства, который может быть полезен для вывода из строя однородных информационных структур, в данном случае - управления автоматов.

- Теперь чисто, - кивнул Хлутыш, - Хруродарствую.

- Не вздумайте облажаться! - на полном серьёзе заявил трёхглазый.

Грызь зевнул, потому как в случае облажания ему будет явно не до реакции ка-вэ - ему скорее всего вообще не будет. Впрочем, об этом он не собирался думать - он думал о том, как проверить матчасть и организовать движение группы.

Поначалу Марамак водил мрифлеков в столовку, чисто ради расширения кругослуха, но потом всем стало лень и они харчевались прямо в жилблоках, перемежая кормовые книжки и свежий салат с огорода. Зачастую Джирба приходила в грызунячье помещение и копалась с различными темами здесь же, чтобы иметь возможность дотянуться до сквирячьих ушей. Грызь же с туповатой улыбкой, подперев голову лапой, любовался на мрифу, когда она не замечала этого, увлекшись экраном. Ему жутко нравились движения её мордочки и ушек, как она взъерошивала пушистую гриву светлых волос когтистой лапкой.

- Что? - покосилась на него Джирба, всё-таки заметив.

- Да толком сам не знаю, что, - прижал уши грызь, - Просто любуюсь тобой. Ты такая красивая зверушка.

Мрифа прифыркнула и улыбнулась, приоскаливая белые клычки.

- Слушай Мар, - сказала она, - Не знаю в пух ли такие вопросы... Но я как-то заметила что очень много грызей тут шастают попарно. Ну грызь, грызунья, понимаешь?

- Ну, грызь-грызунья, и что?

- Я имею ввиду, почему у тебя нет грызуньи, - смутившись, пояснила Джирба.

- Флуктуация грызевого поля, - пожал плечами Мар.

- Чивоо?

- Йа цокаю, так получилось. Чисто случайно.

- И для этого нет никаких причин? - с сомнением склонила ухо мрифа.

- Никаковских.

- Странно.

- По моему, ничего странного, - Мар хихикнул, - А у тебя почему нет эт-самого?

- Так получилось. Хм...

Оба захохотали, в очередной раз чуть не свалившись со скамейки перед компом. Мрифа обняла грызя лапкой, которая для него была довольно тяжела, а он потёрся носом об шерсть на её плече. Соразмерно закону подлости, особо рассидеться бок о бок им не удалось, потому как прозвучал сигнал полундры.

- Внимание, это тактический отдел, уши-ноль. Выходим на курс атаки, цель - групповая, тупи. Количество до трёхсот единиц...

Дальше особо цокать было нечего, Марамак немедленно подключился к управлению, а Джирба внимательно следила за. Триста единиц, грызаный случай! Нехитрая арифметика подсказывала, что на три сотни целей потребуется пятьдесят машино-вылетов - и это безо всяких косяков, которые несомненно будут. Как бы там ни было, пока грызь убедился, что механизмы ангара чётко навешивают на ФаГГи "башмаки", каковых уже произвели достаточное количество.

- Работаем оперативно, грызо. А то сейчас змеешкуры припрутся и всё попортят.

Тупи на этот раз заметили Ёлку издали - да она и не скрывалась, собственно, и выстраивались в группы для встречной атаки. Судя по сенсорам, тут имелся большой ассортимент, и фреги, и крупные, и несушки. С расстояния, значительно превышающего дальность стрельбы тупей, "Океанический" выпустил конусы излучения. Как только волны преодолели расстояние, целая флотилия лишилась управления и теперь дрейфовала по инерции. Для осуществления эт-самого стартовали истры; пока один излучатель держал в зоне действия одну группу, следующие нацеливались дальше. Марамак и Джирба могли наблюдать, как истребитель быстро приближается к рою целей и сам производит прицеливание.

- Это уши-раз, группам "И", не забудьте убить мелочь!

- До или после?

- Лучше до, обломки могут повредить "башмаки".

- Чисто цокнуто, уши-раз.

По заданным алгоритмам истребители начали отрабатывать по многочисленным целям в виде мелочёвки, окружавшей крупняк, и это быстро привело к профиту - заглушенные тупи не сопротивлялись, и расстрелять их крайне недолго. Очистив таким образом апельсин, приступили к его разделке: истры аккуратненько выстреливали "башмаки" по крупным посудам. Не обходилось без промахов, но в целом группа была обработана чрезвычайно быстро, а машины пошли в ангары за новой порцией приспособлений. Никаких действий от Марамака не потребовалось, чему впрочем он был только рад - стало быть, хорошо продумали прогу заранее.

Один из фрегов, того типа что называли МБ, был втащен гравитационным лучом к модулю с открытым доком, и на него немедленно напустили рапторов пр поддержке монтажных механизмов дока, теперь ставших в основном демонтажными. Вместе они тут же вскрыли бронированные панели корпуса, и осторожно протиснувшись между механизмами, выпилили восстановитель управления. Теперь изделие можно было тщательно изучить, и кроме того подумать зачем вообще оно нужно. Следует заметить что многие грызи начали заниматься этим ещё до того, как была обезврежена вся флотилия тупей - технология оказалась удачной и работала как по шерсти. Автоматика работала против автоматики, излучатели глушили рыбу, а истры её "консервировали" для возможного дальнейшего использования.

Покопаться в новых интересных данных вволю пришлось не сразу, потому как отрисовался Олон и выразил ярое намерение узнать, как проходит собственно основное. Чем кстати напомнил Марамаку про это самое основное.

- А да, - почесал за ухом грызь, - Основное. Мы прощупываем наиболее вероятный путь крущерской эскадры, подробно расслушивая каждую звезду на пути. Вслуху этого продвигаемся медленно...

- Насколько медленно? - с явным неудовольствием уточнил мриф.

- Насколько нужно, - резонно ответил Мар, - Ты сам что говорил? Ваша миссия на борту приравнивается к боевому походу, так что не тряси.

- Я не трясу, - взял себя в лапы Олон, - Я просто действительно не понимаю, почему я вижу...

- Свет, - услужливо пояснила Джирба, - Отражается и попадает в глаза, вот и весь секрет.

- Благодарю, о мудрая. Я говорю, почему я постоянно вижу, что вы заняты какой-то вознёй с этими автоматами, а не поисками так сказать цели миссии?

- Мы не забываем про цель миссии, - цокнул грызь, - Но от того что мы будем слушаться на прогу, занимающуюся этим поиском, лучше не станет. Короче цокая поиском занимается узкий круг ограниченных морд, остальные только подсказывают, что придёт под уши. Если тебе не терпится поучавствовать в этом, возьми карту и по ней проверь, всё ли правильно учтено.

- Я не умею.

- Не умеешь - научись.

- Это займёт непомерное время.

- Ты спешишь?

- Ладно, но мне потребуются и твои уши, - Олон показал на грызя, - И твои тоже, Джи.

- Наши уши - твои уши! - бодро отрапортовала мрифа, и потом добавила, - Кстати я правда испугалась за уши, когда мне грызь первый раз про них цокнул, в Меллемоне.

- Ну уж, уши у тебя что надо! - заверил Мар.

- У тебя тоже, - хмыкнула мрифа.

Пока же натурально пришлось грузить мрифлеков по тем вопросам, которые они не могли понять сами, а также отвлекаться на задачи, спущенные координаторами. Одной из таковых стал анализ информации, полученной после детального обследования системы. Кроме уже известных кораблей, были обнаружены неизвестные механизмы, работавшие на поверхности одной из планет, причём работавшие с размахом - чуть не половина каменного шара, диаметром в семь тысяч килошагов, была уделана какими-то структурами, напоминавшими сложный узор, выдавленный на металлической плите.

- Оягрызу! - только и повторял Марамак, тряся ушами, - Грызуоя.

- Опять я не в теме, - вздохнула мрифа, - Что тут такого, какие-то постройки?

Грызь удалил виртуальную камеру, так что постепенно она охватывала всё большую область, пока наконец не стало видно, что постройки занимают пол-планеты.

- Мдаа... - удивилась Джирба, - А что это за штуки? Заводы?

- В том и соль что нет, - цокнул Мар, - Или да... Всмысле пока нет версий, что это такое.

- Вообще?!

- Вообще... Ну цокнем так пока есть только версия, что это - ничто.

- Сколь философично, - заметила Джирба, - А попонятнее?

- Всмысле что автомат спятил и делает что-то такое, что ему кажется правильным, а на самом деле является бессмыслицей, - Мар приквохтнул, - Конечно мы не можем знать хода обработки информации в этой машине, но физика она для всех одна, напух. Даже жидкая органическая машина построена по тем же принципам, что и дизельный трактор, а здесь ничего подобного не прослеживается. Ни невооружённым ухом, ни при помощи математического анализа.

Они снова стали ослушивать виды на планету, наполовину покрытую инкрустацией - сплошной панцирь из сомкнутых прямоугольников, линий, длинных выступающих стен и траншей - и всё это из совершенно идентичного светло-серого сплава. На тёмной стороне планеты не светилось ни единого огонька, хотя вся она покрывалась этой штукой; вообще механизмы копошились только на границе покрытого района, расширяя его, а там где ерунда уже присутствовала - не фиксировалось никакого движения. Более того, его там и быть не могло - лабиринт геометрических форм можно было принять за индустриальный ландшафт, но на самом деле это был просто лабиринт - механическое нагромождение форм без никакого содержанния. И это напрягало голову.

- Это напрягает голову, - пожаловался грызь.

- Да, - кивнула Джирба, сложив лапки домиком и глядя на панораму, - Знаешь что это напоминает?

- Нет, - твёрдо цокнул Мар, - Хотя знаю. Предмет. Угадал?

- Не совсем. Такое впечатление, что кто-то взял этот каменный шар и начал его разукрашивать, как деревянное яйцо-игрушку.

Грызь снова посмотрел на картину и понял, что ещё как похоже.

- Что получается? - почесал он ухи, - Наш любезный робот занимается ммм... как это цокнуть... планетографикой? Ну и курочки...

- Кстати почему так взялись за эту штуку? - уточнила мрифа.

- Потому что если это что-то опасное, его нужно уничтожить. Ерунда в том что пока опасного не видно ровным счётом ничего. Узор по поверхности планеты никому не мешает. Вопрос в том, чтобы это не оказалась таки какая-то установка, устройства которой мы не поняли...

Грызи трепали проблему сообща и потому быстро нашли решение. По точным данным выходило, что на уделывание половины планеты механическая армия потратила примерно тридцать стандартных лет - следовательно стоит предположить, что и на вторую половину уйдёт не меньше. А это значит что проследить за аномалией можно будет позже, а не отрываясь от текущих задач. Оставив в системе странную планетную скорлупу и несколько сотен парализованных "башмаками" тупь-кораблей, Ёлка незамедлительно продолжила движение.

Обратный перелёт группы, что неудивительно, оказался нудным и нервным. Встречаться с "хрустальными шарами", неслушая на положительный опыт, совершенно не хотелось - в частности поэтому грызи в большинстве отказались пролетать мимо того места, где осталась раскуроченная несушка. И Жаба всуе придавит, и нарваться на подкрепление тупей можно. Тирита правда цокала и трясла ушами, что послушать что случилось с несушкой, хотя бы издалека - будет в пух, но остальные сидели на своём.

- Ненужный риск, - невозмутимо цокал Курдюк, сложив лапы и качаясь на кресле.

- Нет нужный, - гнула своё белка, - Если после случившегося в систему нагрянут ещё хрустали, это одно. А если никто не нагрянет - это другое.

- Вот уж поперёк не цокнешь. Только на это находятся два универсальных слова - "и чо?". Какая нам разница, убьют эту несушку или нет?

- Как какая! - всквохтнула Тирита, - Это покажет тактику противника. Например фреги он рассылает группами не меньше четырёх, а хрустали? Мар?

- Разочарую, но ради такого эксперимента рисковать не стоит, - ответил Марамак, - Толку от этого исчезающе мало. Ну и на добавку - место в стороне от маршрута, придётся тормозить, не успеем в точку встречи.

- А, ладно, - фыркнула Тирита.

Экраны по прежнему показывали абстракционистское полотно сверхсветового полёта - сине-голубое небо впереди и багрово-красное сзади. По мере удаления от оси полёта звёзды гасли, и пролетая сбоку светили еле-еле и казались круглыми облаками, а не ярчайшими светилами. Глазеть туда подолгу как всегда желающих находилось мало.

- Посмотрите-ка, - цокнула Речка, - Точка встречи, неужели Ёлка будет идти точно по маршруту? А если?

- Обдумай, - ответил Хлутыш, ковыряясь в зубах.

- Ну если бы йа делала, то пожалуй в точке следует оставить полумаяк с указанием дальнейшего маршрута.

- В запятую, - ничуть не удивившись, сообщил грызь. - Именно так оно и происходит.

Полумаяком обзывалось устройство, отвечавшее на градиокод; в режиме ожидания оно молчало, и найти его представлялось крайне непростым. Вытормозившись со сверхсвета возле заранее уцокнутой в навигации звезды, три корабля с мелочью по бортам стали прочёсывать орбиты, посылая несильные запросы; через пол-часа это возымело действие, и зонд был поднят на борт суп-фрега. Спустя ещё половину с-суток группа догнала Ёлку на очередной её остановке. Грызи наконец получили благую возможность выбраться из тесных отсеков проектора и вернуться в жилой модуль, показавшийся необозримо просторным.

- Иееей!! - свыла Речка, подпрыгивая, - Жилой модуль кажется необозримо просторным!

- Да, стоило растрясти хвосты, чтобы почувствовать это, - согласился Хлутыш.

Грызи с удовольствием помяли друг друга в качестве пуховых плюшек и потёрлись носами.

- Пошли редиску посадим? - предложила белка.

- Весомое предложение! Но сначала отцокаюсь насчёт груза.

Пока грызунья искала баночки, совки и прочий инвентарь для операций над редиской, грызь снова включил комп и вызвал Лурмека.

- Прошу подтвердить приём груза и документации лич-но! - цокнул он.

Грызь на том конце линии сверился с распечатками и компом.

- Оборудование сверхвысокочастотного генератора волн пространства тип СВЧ-ГВП-ГП2. Пять больших и два маленьких ящика, итого семеро, кло?

- Кло. Кстати, можешь для расширения кругослуха цокнуть, что это?

- Могу, - зевнул Лурмек, - Это предметы... Бхх. Это генераторы проникающего воздействия, призванные подавлять деятельность определённых структур. Цокнем так, боевое средство. У нас такие стоят, но они рассчитаны на преодоление ремиттерной защиты, аналогичной нашей собственной. То что прислали ка-вэ - несколько другое и имеет кодовое название "генератор полемики". Посмотри по базе данных, там есть буквы.

- Ага, понятно, дарю бобра, - цокнул Хлутыш.

Вслуху вышецокнутого посиделка на грядках редиски превратилась частично в симпозиум, что впрочем тут сплошь и рядом, ибо коммуняк под лапой. Он собственно не может быть не под лапой, положено. Сидючи на перевёрнутом оцинкованном ведре, Хлутыш читал буквы из той самой базы данных, и по большей части делал это вслух, а Речка неспеша копалась в жирной чёрной почве, устраивая туда семечки, вывалянные в удобрении. Грызь поведал, что означенный генератор предназначен для внесения нарушения в информационную структуру действующих систем посредством сверхчастотных волн плотности пространства, вызывающих малозаметные, но трудно поддающиеся нейтрализации флуктуации континуума...

- Короче пух с ним с континуумом, - отмахнулся Хлутыш, - Суть в том, что это блок силовой установки, который жрёт энергию, гудит и выдаёт лучи.

- Определение на шестёрочку, - хмыкнула Речка.

- Да, - не моргнув глазом, согласился грызь, - Атрибуты лучей состоят в том, что они нарушают деятельность информационных систем. Кпримеру на астероид или звезду они действуют - как?

- Никак, - предположила белка, уплотняя землю вокруг посадок.

- Именно. Однако если в луч попадёт электронно-отчислительная машина, то что?

- То пойдут ошибки, и она выйдет из строя.

- В запятую. Чем более сложные информационные процессы происходят в системе, тем больше там возникнет ошибок вследствие воздействия эт-самого.

- Хм. А когда в луч попадает мозг, то - что? - склонила уши набок Речка.

- В случае высокого напряжения поля - с мозгом происходит тоже самое, он вырубается.

- Временно или?

- Это уже зависит от конкретного устройства системы. Естественно генератор старались делать нефатальным для биологических объектов, но полной уверенности нет.

- Ничего не поняла, - фыркнула белка, - Зачем нам такая штука против автомата, если её на нас же могут срефлектить?

- Во, - кивнул Хлутыш, - Все задаются тем же вопросом... шутка. На самом деле фишка в напряжённости поля. То что вызовет к примеру у нас лёгкое помутнение сознания, враз вырубит позитронный мозг. Вслуху его большего быстродействия конфликты, возникающие в информационных цепочках, быстрее разрастутся до потери функциональности.

- Это чисто. А теперь цокни, зачем нам этот кошмар с волнами пространства против допотопного робота, который на ура выводится из строя микроволновками?

- Не грызу, - точно цокнул Хлутыш, - И никто не грызёт. Но бережёного хвост бережёт, Реч. Допустим что главная тупь окопалась очень сильно и прямыми средствами её не выпилить, тогда и.

- Думаешь заняться приведением этой штуки в боеготовность?

- Да щаз, делать мне нечего, - зевнул Хлутыш и покачался на ведре, - Надо ещё штук двести "башмаков" сделать, про запас. Здорово грызо придумали!

- Угу. Мар утверждает, что это идея мрифы.

- В нулевых это глубоко попуху, хоть идея электрочайника. А во-первых этого не утверждает сама мрифа, что в пух, - заметил Хлутыш.

- Да. И пожалуй единственное в чём ты ошибаешься - так это в числе "двести", - цокнула Речка, - Какие напух двести? Две тысячи!

Грызи довольно расхохотались, представив себе две тысячи, потом ещё больше их развеселили две тысячи "башмаков". Хлутыш от смеха упал с ведра, убрал пока что коммуняк и присоединился к белке в плане закапывания единиц с перспективной вегетацией, как некоторые выражались. Вокруг негромко шелестели листвой кусты, деревья и трава, слышалось негромкое поцокивание и всквохтывание, а поверху несло облачка тумана из водяной пыли, отражавшиеся в эрзац-небе.

Вторая цифраъ.

Begin harvesting the nebula while we recalibrate the sensors.

- some space opera RTS =)

Каждый первый грызь знал, что голове нужно давать отдых, иначе она обидится. После основательной закопки в дебри различных тем, каковые проклёвывались у команды "Океанического" для каждой конкретной пары ушей наступал период отката, с посадкой редиски, покраской стен жилблока и спортивным загоном куриц. Одно из средств подобного толка припомнил Марамак, когда мрифлеки резонно спросили, нельзя ли лично полюбоваться на тот фрег, который они уже пухову тучу времени ковыряют по чертежам и схемам.

- Лично вы вряд ли увидите много, - пояснил грызь, - Но вопрос понятен, пшли.

Идти пришлось в 3й жилмодуль, где располагались искомые службы, а для этого никуда не денешься а используешь транспортёр. Использовать его мрифы не жаловали, так как им приходилось сгибаться, чтобы не бодать головой потолок туннелей. В этих модулях обитавшие там грызи ещё не слыхали мрифлеков, так что удивлённо поднимали уши и прицокивали, когда рядом проходили трое существ значительно выше среднего сквира. Мар привёл их в одно из помещений, подождал пока освободится тамошняя грызунья и цокнул крайне кратко:

- Как насчёт? - и показал на мрифов.

- Ммм... - прикинула белка, - Сейчас попробуем выяснить, грызо.

- Кло.

Пока сдешние грызи перецокивались, таращили уши на мрифов и копались в компах, Мар неспеша просветил, что это есть пункт выдачи оборудования для подключения к ЦПР, где ЦПР обозначало "цифровую проекцию реальности". Вопрос, обращённый к специалистам, заключался в возможности использования оного оборудования на мрифах, ибо по умолчанию оно настроено на грызей. Правда, объяснять пришлось с самого начала, так как никакого понятия о виртуальности у троих не имелось. Пришлось цокать насчёт ощущений, анализа информации в головном мозге, и тому подобное. В конце концов это было не настолько существенно, чтобы заморачиваться.

Через довольно невеликое время пунктовая белка отцокала, что скорее всего никаких колдобин не предслышится, а уж плохого точно ничего не будет, поэтому стоит взять эт-самое и пробовать, а уж если что - специалисты послушают и постараются помочь. Цокнув друг другу "кло", белки разбежались по своим темам. Правда Мар ещё какое-то время отвлёкся на воспоминания про ту самую грызунью, что выдавала приборы - грызо было исключительно нулевого сорта, по крайней мере на его слух. У этой белки была недлинная грива необычного жёлтого цвета, очень белое брюшко и лапки, а также довольно короткая мордочка, отчего спереди она чем-то напоминала кошку. Чудовищно милое создание, подумал Мар, но пока ему было не до этого.

Пока ему пришлось проинструктировать мрифлеков относительно приборов. Таковые представляли из себя электронный блок с пару ладоней размером, присобаченный проводами к шапке, похожей на шерстяную вязанную, и варежками с дырками, того же типа. От блока соответственно шлейф шёл к компу и оттуда в скоростную сеть передачи данных. Как нетрудно было догадаться, шапка предназначалась для головы, а варежки для лап - смотрите не перепутайте, цокнул грызь. Напялив это на тушку, следовало принять устойчивое положение, чтобы не грохнуться со стула, например, и активировать устройство. Если всё идёт хорошо, то подключаемый сразу выходит на связь с сетью и ему может помочь советами другой подключённый.

- Активацию настройте на какое-нибудь словосочетание, которое редко употребляется, - цокал Мар, - Цокнем, "дезоксирибонуклеиновая кислота".

- ...дезоксирибонуклеиновой кислоты!... - донеслось из окна от проходящих грызей.

- Пфф...

Короче, это было непринципиально: ЦПР это не мозгозаменитель и при желании ничего не составляет выбраться из иллюзии. Марамак проверил оборудование лично, затем все покормились, после чего грызь проверил подключение мрифлеков и побежал цепляться сам - залез в сурящик, напялил шапку-глюканку и поехали.

Свет перед глазами померк, в то время как импульсы прибора подменяли собой поток информации к мозгу. Довольно быстро отрисовалась виданная картина - тот же самый жилблок, только совсем в других тонах - словно нарисованный синеватым карандашом по тёмному фону. Впрочем, предметы не только не теряли своей отчётливости, но и просматривались ещё лучше, чем в реале. Грызь вылез из ящика - всмысле в цифровом виде вылез - и пошёл к мрифам - опять таки к цифровым мрифам, естественно. Пошёл как обычно через стены, дабы не затягивать. Рвиш сразу понял в чём дело, а вот остальным потребовалось некоторое время, чтобы двигаться в проекции, а не елозить по кушетке. Грызь ещё погонял их по дорожке снаружи, чтобы привыкли к управлению; Джирба с удивлением разглядывала свои лапы, вполне обычные на ощупь, но при этом шерсть сливалась в сплошную поверхность и разглядеть её можно было, только погладив.

- Упрощение графики для экономии ресурсов вычислителей, - пояснил грызь. - Так, несколько экзаменационных вопросов. Олон, сколько ты сейчас весишь?

- Сам вешу сколько и раньше. А вот это... - мриф развёл лапами, - Проекция, думаю нисколько не весит. Но судя по тому что она притягивается к полу - имитируется настоящий вес.

- В пух. Рвиш, если тебе сейчас ударить молотком по лапе, что будет?

- Ничего? - пожал плечами тот, хотя и без абсолютной уверенности.

- Именно. Джи, что нужно сделать чтобы взлететь в воздух?

- Взять и взлететь в воздух, - усмехнулась Джирба и оторвавшись от пола, пролетела небольшой кружок.

- Всё в пух, - подытожил Мар, - Пшли в док.

Естественно они не то чтобы пшли - а понеслись туда сквозь стены и отсеки, так что перед глазами замелькали перекрытия, механизмы, бесконечные нагромождения аппаратуры - предметы, короче цокнуть. Марамак слегка подтащил мрифов, чтобы они не попали далеко от цели, и все четверо оказались в открытом доке Ёлки, где зажатый захватами стоял трофейный фрег.

- Поверните силу тяжести в пол, - цокнул грызь, - Вот так.

Они встали лапами на пол, потому как парить в пространстве весело, но непривычно и мешает восприятию. Мрифлеки как один прижали уши, глядя на механизмы дока - захват, державший корабль, был шагов сто в высоту и просто ухайдокивал неподготовленную голову своими размерами. Одно дело сказать: длина корабля столько-то - внушает, но не особо. А вот почувствовать себя микроскопической козявкой по сравнению с этими изделиями - другое кудахтанье.

- Как вы можете слышать, - цокал грызь, прохаживаясь по металлу, - В проекции мы в доке, нам не нужны скафы, и нам ничто не угрожает. Вдобавок здесь нет темноты и слепящего света, а в натуре мы скорее всего ничего бы не увидели. Пойдёмте теперь пешком, так лучше слышна соль.

Четверо двинулись по огромной ферме, одной из многих что составляла каркас дока и на которой крепились его механизмы. Если посмотреть вверх, то можно увидеть сквозь лес металлических конструкций звёздное небо и далеко торчащие "ветки" Ёлки.

- А почему никого больше не видно? - спросил Олон.

- Опять таки из экономии, синхронизация и отображение проекций других пользователей требуют ресурсов.

Забраться на фрег было нельзя, так что пришлось вспархивать, аки птицы. Но сначала четверо просто обошли его вокруг, на что у них ушло несколько минут - посудина громоздилась невозможной массой металла и накладок из какого-то материала вроде карамики. В целом корабль имел сложную форму, был более вытянут в "высоту", чем в "ширину", и содержал выступы различной формы на концах основного корпуса. В передней части по всем сторонам торчали поворотные турели - угловатые ящики с орудиями параноидального калибра, наверное с пол-метра. Это при том, что ничто не мешало болванке калибра 82 мм, разогнанной до околосветовой скорости, разнести этот фрег в хлам.

- Вот это - что? - показал Рвиш на высокий бок корабля.

- Похоже на надписи, - сказал Олон, - Более того, это и есть надписи.

- И? - цокнул Мар.

- Зачем машине что-то писать на своих кораблях?

- Ответ очевиден - по инерции, - пожал плечами грызь, - Ты удивишься, там ещё и рубка управления есть.

- Удивлюсь, - подтвердил мриф.

Внутри фрега можно было перемещаться по корридорам, проложенным для обслуживающих автоматов; грызь туда бы ещё пролез, а вот мрифы нет - но, пользуясь возможностью, они просто уменьшились раза в два и пошли осматривать фигню изнутри. Откровенно цокнуть особо посмотреть там было не на что, всё те же механические кущи. По крайней мере они лично послушали блок "чёрного ящика", из которого теперь торчали обрезанные многожильные кабели.

- Соль в том что это изделие существует! - ткнул вниз Мар, расхаживая по верхней плоскости фрега.

- Наблюдательно, - хмыкнул Олон.

- Йа имею вслуху что оно уже существует и может быть использовано в пользотворных целях.

- Например.

- Навскидку - поставить на гусеницы и сделать из него почвопреобразователь. Над этим можно подумать после того, как у нас окажется много экземпляров, - Мар хихикнул. - А вслуху наличия автоматических производств, вполне возможно что у нас окажется бесконечное количество экземпляров!...

Он раскудахтался так широко, что мрифы попросили его закругляться. Мар спохватился, ибо негоже первый раз настолько грузить голову проекцией, и вышел из неё обратно в жилблок. Убедившись что и остальные вышли, он всё-таки продолжил свои рассуждения, прогуливаясь по круговой дорожке. Бережливость, и в хорошем смысле Жадность - это лютое добро. Как бы ни продвинулись технологии, всегда где-то не хватает ресурсов - казалось бы чушь, но на самом деле это объясняется очень просто: с ростом возможностей растут и задачи, которые решаются существующими средствами. И кроме того...

Неслушая на заявления Хлутыша, он как раз взялся обеспечивать наладку новой аппаратуры, каковую собирались установить в четыре силовых модуля, Речка соответственно погрязла следом. Совершенно не нужно было быть специалистом по теме, чтобы рационально распределить работы, проследить за сотнями причастных к процессу автоматов и так далее. Знающие грызи убедили всех, что усиление возможностей Ёлки будет чрезвычайно в пух, ибо по прежнему неизвестно, какими средствами располагает тупь.

В жилблоке всё было точно также, как и всегда - неяркое освещение от больших светодиодных ламп, висящих над земляными ящиками с луком и укропом, и много зелени за окном. Редиска уверенно тронулась в рост и через пару недель следовало ожидать товарного вида корнеплодов... но не в этом дело. Грызи как обычно сидели рядом и цокали параллельно, так что наиболее часто употребляемым словом являлось "кло" с различными интонациями.

- Кло? - спрашивала Речка.

- Да, бельчона, - кивал Хлутыш, - На шестом участке закончил, сейчас провести синхру с седьмым.

В таком акцепте они и копались в темах, и было совершенно чисто, что в таком состоянии они могут находиться сколько угодно. Никакой усталости не возникало и впомине, Хлутыш вылезал из сурящика безо всякого будильника, притаскивал воду с колонки, кормился и тискал пушистую беличью тушку - если Речка в это время сидела за компом, ограничивался тисканьем хвоста. Как раз при очередном подобном происшествии по компам разошлось извещение о событии.

- О! - цокнула Речка, - И не подумай что ноль. Тут кое-что обнаружили.

- Ну-ка, - плюхнулся рядом грызь, - Хм... Выслушит пух в пух как наш "хрусталь"?

Действительно сенсоры фиксировали блестящий гранёный шар с башнями по полюсам, который дрейфовал вместе с разреженным астероидным кольцом вокруг звезды. Судя по отсутствию свечения, шар был деактивирован - по крайней мере в данный момент. Вмятины от ударов каменно-ледяных обломков намекали, что отключён он достаточно давно - или кому-то хочется выставить дело таким образом.

- Это и есть "наш" хрусталь, - цокнула белка, показав результаты сканирования, - Конечно вряд ли именно тот что нападал на нас, но того же типа. Судя по всему он должен висеть тут уже где-то полсотни лет.

- Урлюлю? - потёр лапы грызь.

- Да, урлюлю... - с сомнением почесала ухо Речка, - Впрочем если осторожно - то можно.

Естественно ни у кого и мысли не возникло шар взорвать - в нулевых там таки могла содержаться развединформация, во-первых же штука уже сильнее жгла, чем древние тупь-корабли старых типов - такую построить ещё припушнеешь, пока. Безо всяких особых предосторожностей на шар с фрегов были сброшены десятки рапторов - если уж что, невелика потеря, ещё наделать недолго. Речка и Хлутыш присоединились к тем, кто осматривал внутренности тупь-крейсера через телеметрию роботов. Здесь внутренние проходы были куда шире, чем на слыханных ранее тупях, и кроме того содержались весьма злобные ремонтные автоматы, набросившиеся с резаками и плазменными факелами. Пришлось отводить металлических дурней и высаживать вторую партию с защитой и оружием. Внутри началась тупая стрелялка, впрочем недолго шедшая вслуху того что портативные ремиттеры рапторов тупи пробить не могли.

Примерно ближе к центру сферического корабля обнаружилась камера, содержавшая вероятно ничто иное как полуорганический мозг - на микротранзисторные платы был нарощен слой клеток, похожих на нервные, и приличный по размерам отсек занимали пачки этих пластин, оплетённые коммуникациями. И как нетрудно было выяснить, вся эта система совершенно мертва, насколько сие определение применимо к ней.

Размяв лапы, поднялся вопрос: какого пуха? К наблюдаемому состоянию могли привести самые различные события. Например, некто поразил хрусталь проникающим излучением, убившим его мозги. А могло статься, робот просто накосячил и мозги вышли из строя сами по себе, или же вообще изначально рассчитывались на ограниченное по времени действие. По крайней мере что было выяснено точно, так это очередной облом с данными - если они и были в памяти органики, то теперь изъять их оттуда не светило ни разу.

- Грызанный случай! - возмутилась Речка, - Тупь тупью, а конспирация как пух знает где. Перекопали уже мегатонны этого хлама, а ещё ничегошеньки не знаем о положении вещей.

- Есть и орехи, - заметил Хлутыш, - Похоже что посуда легко может быть приведена в действие. Ускорение у неё приличное, так что сможем взять с собой в качестве поддержки.

- Ну да, гравген там приличный, - покосилась на схему белка.

В таком акцепте и стали трясти: управляющие блоки, в том числе бывшие мозги, демонтировали и выбросили в переработку, а вместо них вставляли свои, из ремкомплектов. Это были обычные, хотя и хорошо защищённые от помех ЭВМ, дублированные схемой на электронных лампах-диодах, а на самый крайний случай - перфокартами и механикой. Короче цокая, даже самый упоротый противник согласится, что проще сжечь корабль целиком, чем вывести из строя такое управление.

Хрусталь пристыковали к наружным фермам Ёлки и пока тащили мёртвым грузом, что задерживало продвижение, но так как всё равно приходилось ждать крущеров, тащившихся паралельным курсом - сие не влияло. По мощности гравитационного эффекта шар равнялся двум гравгенераторным блокам Ёлки, и к том уже умел сильнее фокусировать этот эффект, так что бросать его никто не собирался. Возни с приведением в готовность конечно было много, часто приходилось переделывать, но трепали со всех сторон и потому не прошло и нескольких с-суток, как начались пробные запуски агрегатов хрусталя.

Хлутыш и Речка всё ещё не могли нарадоваться после возвращения из похода наружу, на проекторе, так что чувстовали себя чуть лучше чем идеально. К тому же их банка-рыбоделка ещё была очень далека от опорожнения, и было чем закусить после стандартного салата, нарезанного с грядок и оконных ящиков. Садясь кормиться, грызи как правило одевали спецовки, чтобы не угваздать шерсть маслом.

- Меня несколько беспокоит, что до сих пор ничего не найдено, - цокнула Речка, задумчиво ковыряя салат, - Мы уже очень прилично углубились в ту область, где должны быть хоть какие-то следы деятельности и тупей, и крущерского флота, а что мы слышим?

- Нипуха, - ответил Хлутыш. - Это несколько странно, да. Хотя если учесть что сигнальные зонды у них вот такенные дуры, можно подумать что тупи их выпилили.

- Кстати Лур сообщал, что за нами вероятно кто-то следит. Несколько раз патрули обнаруживали какие-то объекты, но они быстро скрывались. Судя по тому насколько быстро, а также некоторым другим данным, это не тупи.

- А кто?? - икнул грызь.

- Никто не грызёт, - резонно цокнула белка, - Это ещё предстоит выяснить.

- Даа, вот сюрприз-то будет... По крайней мере проекторы задействованы?

- Само собой. "Океанический" замаскирован под пять состыкованных кораблей, а рядом какбы летят четыре Ёлки, - хихикнула Речка, - Но пока нет никаких оснований думать, что кому-то удалось запалить основной флот. Они уходили, как только замечали патрули с сенсорами.

- Надо это промусолить в голове, - заметил Хлутыш.

Тут он собственно был несколько не прав - надо или не надо, а такие вещи из головы всё равно никуда не денутся и будут промусолены.

По мере дальнейшего похода были обработаны ещё несколько "косяков рыбы", хотя это уже никого не волновало до хохолочного подъёма и выполнялось в рабочем режиме. Грызи выхватывали добычу чуть не из под носа у крущеров, потому как те светло-жадных чувств не питали и порывались "рыбу" изничтожить. Счёт законсервированных тупей перевалил за тысячу, что впрочем и неудивительно - почти в каждой флотилии, тусовавшейся возле звёздной системы, имелось несколько мобильных заводов, постоянно наращивавших численность кораблей. Трофейный хрусталь теперь летел рядом с Ёлкой и помогал своими гравгенераторами - к огорчению, больше таких не встретилось.

Мрифлеков с попеременным успехом Марамак запряг в разработку модификации тупь-фрегата типа МБ, да собственно и сам в ней погряз. Благодаря наличию в доступности развитой комповой сети, обладавшей всеми признаками ИИ, переделать фрег нужным образом мог любой у кого было логическое мышление. Чего никак не могла сделать автоматика - так это определить, какой образ - нужный. Попытки анализа при помощи проги обернулись разрастанием вычислений до немыслимого размера и сбросом задачи. Более простые анализаторы всегда выдавали один и тот же результат: утильсырьё.

- Но фрег не просто не утильсырьё, он действует, - задумчиво цокал Мар.

- Ага!! - возликовал Олон, - Ваша машина тупит!

- С её точки слуха она не тупит, - возразил грызь, - Хм... Видимо точно также счёл автомат, когда отдал команду новым кораблям уничтожать старые.

Видимо так оно и было. Трясущим же предстояло таки определить, подо что приспосабливать трофей; на роль боевого корабля он явно не тянул. Впрочем, делать из него передвижной завод мороженного тоже не особенно рационально. Чтобы сделать хоть какие-то выводы по этому поводу, стоило сильно растечься мыслью. Казалось, наклюнулось хорошее решение переоборудовать фрег в очиститель пространства, чтобы подубрать из систем газопылевое болото - но рассчёт эффективности показал, что это мимо пуха. Тогда Марамак вернулся к пришедшему под уши спонтанно, а именно к почвопреобразователю...

- Слушай, грызо, - сварливо рыкнул мриф, - Ты это всё серьёзно или просто чтобы чем-то нас занять?

- Какой-то странный вопрос, Ололо, - пожал плечами тот. - Чем одно отличается от другого?

- Скажем так, - улыбнулась Джирба, - Возможно ли практическое применение того, что мы делаем?

- Сто пухов! Мы работаем в обычном технологическом редакторе, стоит сконвертить это - и автоматика выполнит. Вопрос только в том, будет ли придуманное нами достаточно годно.

- И вдобавок, тебя никто не заставляет, - добавила мрифа.

Это было весьма относительно, потому как если больше нечем заняться, а лапы и мозг чешутся, то куда денешься. По крайней мере четверо не делись, да особо и не стремились деться. На сообщения о том, что окучено уже столько-то тупей, они не обращали особого внимания - этим было кому заняться. Пока они ковырялись со схемами и проектами, производственная линия штамповала "башмаки", сотнями шедшие по назначению. Некоторые продолжали цокать, что это безумие. Другие потирали лапы и хватались за уши, представляя сколько времени нужно на сбор всего этого барахла и приведение в рабочее состояние.

Джирба весьма привыкла к проекции и часто сама туда лазала, побродить по отсекам Ёлки и заглянуть туда, куда своими лапами не пройдёшь. Мар естественно увязывался следом, хотя и предпочитал общество мрифы в натуре - без графического упрощения выслушила она куда как симпатичнее. Он мог посудить хотя бы по своему хвосту, который превращался из пухового в округлый мешок. Тем не менее, зверьки часто прогуливались вместе, или вообще выбирались наружу и прыгали по стабилизаторам и стыковочным фермам.

- Уии, обожаю эту фигню! - подтявкивала Джирба, взлетая на двухсотметровую "ветку".

- Смотри не переигрывай, - усмехнулся грызь.

- Всё в пух, грызо. Ну-ка а если тяготение...

Она провела некоторые манипуляции и тут же полетела "вниз", к корпусу Ёлки. Грызь неосознанно подхватил её и вытащил обратно, так что мрифа оказалась в его лапах. Здесь, в отличие от натуры, рост у них был одинаковый, так что они могли посмотреть друг другу в глаза. Даже в синеватых линиях проекции самочка казалась невозможно красивой, и Мар никак не мог заставить себя отпустить её. Прежде чем ему это удалось, Джирба лизнула его в нос - это было даже неожиданно для грызя. Мрифа же обняла его и стала ласкаться и лизаться, покусывая длинные ухи с кисточками.

- Эмм... Джи...

- Дааа? - проурчала мрифа, глядя на него в упор.

- Нуээ... - грызь и обычно скоростью мысли, надо заметить, не отличался, а тут казалось просто встал на стояночный тормоз, - Йа не то чтобы против. Просто подумай, что ты делаешь.

- Тискаю пушного зверька, - прошептала она в сквирячье ухо, - Мне это очень нравится, да и ему похоже тоже...

Пушному зверьку конечно нравилось, так что дальше цокать он не стал, а исключительно упивался моментом. Правда потом оба они получили головную боль, пересидев в проекции дольше обычного, и пришлось проглотить по колесу. Мар и Джирба долго сидели за столом в грызьевом жилблоке, там же где и всегда, и смотрели друг на друга, пока обоих не пробрало на смех.

- Что? - спросила мрифа, хихикая и прикрывая мордочку лапкой.

- Ничего, - тем же образом ответил грызь, - Смех без причины - веская причина для смеха!... А вообще-то вынужден цокнуть что обожаю тебя, Джирри.

- Я заметила, - оскалила клыки Джирба, - И ты мне очень нравишься... Посиди-ка, а почему "вынужден" цокнуть?

- Не знал, в пух ли это, - пояснил Мар.

- А что тут может быть мимо пуха? - хмыкнула мрифа. - Или грызи считают что...

- Нее, грызи как раз считают наоборот, - цокнул Мар. - Йа думал, что мрифы могут считать негодным ммм...

- Тисканье пушных зверьков? Ну ты загибаешь. Как ты вообще мог такое подумать, распухяй? - Джирба шутливо толкнула его, спихнув на пол.

- Йа осторожничал, как всегда, - пояснил грызь, - Не хотелось делать что-то такое, что бы тебе было не в пух.

- Очень мило. Я тоже постараюсь так делать, - Джирба облизнулась и пораздумывала, поводя своими прелестными серыми ушками, - И начну прямо сейчас. Например скажу, что всегда мечтала о мрифлячьей семье, понимаешь что это такое? Ну там мриф-самец и мрифлечата, всё такое.

- Мне жаль, - честно цокнул Мар, - Йа бы с тобой остался вообще.

- Вообще, - задумчиво повторила мрифа, постукивая когтями по столу, и хитро ухмыльнулась, - Ладно, послушаем, мой любезный грызун...

- Послуушаем, моя любезная негрызунья, - согласился грызун.

У обоих наклёвывалось по хитрому плану. Что думала мрифа, пока было неизвестно, но Мар слегка оскалил резцы. Одно дело мечтать, подумал он, другое дело то что уже есть. Может быть, стоит понастойчивее подёргать её за хвост, и... просто пух захватывало от того, что и. Пока же, помлев от друг друга, зверьки вернулись всё к той же возне, что уже грозила им вынесенным мозгом.

Серьёзное происшествие случилось в очередную уночь в жилом модуле, так что Речка и Хлутыш вскочили, как укушенные, и бросились к компу. Тут же выяснилось, что флот обрабатывал очередную группу тупей, для этого даже не объявляли тревоги, но в процессе были засечены группы "хрусталей", идущие на перехват. Теперь шаров было не одно, а сорок одно. Переливаясь жгучим сине-белым светом, они приближались с разных направлений из одной полусферы; вероятно они или всё-таки имели связь со старыми тупями, или просто караулили в этом месте, просчитав вероятности. Грызи переглянулись и сглотнули.

- Сорок одно! - обалдело цокнула Речка, - Не много?

- Не думаю, - ответил Хлутыш, - Подойти слишком близко мы им не дадим, если уж что - разобъём с дальней дистанции.

В подтверждение его цоков Ёлка стала отходить хвостом вперёд, а орудия дали залп по одной из групп. До целей оставалось почти треть светового года, гигантское расстояние, но пространственно-реактивные пушки своё дело знали. На эту дистанцию моментально были доставлены подарки, скопмонованные из массивных снарядов и импульсов излучения. Попавший под удар шар разлетелся вдребезги, как натурально хрустальный.

- Ему и четверти хватит, рассредоточить огонь! - отцокивалось по эфиру.

Следующим залпом ещё четыре шара были уничтожены - лопнули, как воздушные. Но тупи сдаваться не собирались, равно как и тупо переть на рожон. Из шаров стартовали рои мелких машинок, бросившиеся выставлять помехи. Стрелять стало сложнее, но не критичнее - мощная батарея "Океанического Танкового" гвоздила по всему облаку помех, просвечивая его и то и дело выцеливая очередной хрусталь - после чего он быстро лопался.

- Как куриц! - радостно цокнула Речка.

- Ну не цокни, если сорок штук таких дурней начнут разом давить... - присвистнул Хлутыш.

Вскоре приспело и их время подключиться к контролю за группами. Тупи растянули уже большое заграждение, которое забивало локаторы, и под его прикрытием медленно приближались. Требовалось запустить котанки с градарами, чтобы просветить облако изнутри и навести основные орудия - а соответственно нужны и истребители для их прикрытия. Ангарные модули Ёлки сработали в авральном режиме - этажерка с мелкими машинами выдвинулась наружу вся сразу, давая им доступ в пространство, и целый рой мелочи разлетелся в стороны от корабля. Запускали практически всё, что имелось в наличии!

- Это уши-пять, распушилися опять, - спокойно и весело цокала белка, - Группам от 12 до 15, запускаю суп с "башмаками", при возможности произвести пробный обстрел тупь-крейсера. Лезть на расстояние прямого удара не будем, но попробуем забросить парализующий импульс сразу туда, всем слушать!

Все и так слушали. Тактический экран сразу показывал, какие звенья и группы находятся под контролем грызей, а какие чешут на автопилоте. Хлутыш включил слежение на звено 3-12: шесть шкт-55 прикрывали "слухача", такой же шарообразный аппарат, только с локаторами вместо пушек. Возле группы котанков, облетая также и соседнюю, баражировало звено Фо-5. Вся эта группа ввалилась в облако помех, как в туман - видеть теперь удавалось относительно недалеко. На небольшие звенья тупей, пролетавшие в стороне, бросались истребители, а котанки продолжали шарить в поисках подходящего объекта. Пока что никаких вмешательств в действия автоматики не требовалось, да и сигнал стал запаздывать из-за дальности и помех. Это было предсказуемо, так что к облаку заранее вылетели несколько ФаГГов с грызями, координировать.

Расковырять было не так просто, как могло показаться. Окружившись областью помех, хрустали постоянно запускали мелочь и люто палили гравитационными волнами - причём, судя по всему, им самим это не грозило и шары явно не боялись задеть своих. Грызи сменили тактику и начали отстреливать постановщиков помех, не давая им расширять облако, в то время как дальнобойная артиллерия с Ёлки перенастроилась и теперь уничтожала эти самые помехи. Рассчёт был простой - сколько бы ни было в шарах импульсных ловушек, рано или поздно они закончатся, а кроме того закончится мелочь, выставляющая их. Однако судя по всему, хрустали могли выбрасывать помехи и из своих орудий. Количественный анализ быстро показал, что это канитель на пару месяцев.

Ёлка продолжала отходить, держа дистанцию; с флангов корабль поливали ионными лучами тупи старого типа, но про них просто забыли, да и толку от них никакого - лучи растворялись, едва попав в поверхность внешних ферм. Не без спешки, но их удалось законсервировать, потому как вряд ли у хрусталей будет время ими заниматься.

- Ого! - цокнула Речка, услыхав картину.

Тут сложно было цокнуть поперёк - оставшиеся тридцать шесть штук хрусталей сбились в плотное сферическое построение, соединившись боками, и пёрли, уже не прикрываясь облаком.

- Это уши-ноль, повреждения по групповой цели не проходят, - сообщило цоканье, - Очень сильная гравитация прямо перед ними.

- Прямо - попробуйте ракетами с боков.

- Кстати дельное предложение, грызо. Группам "А", зачистить фланги цели, ракетная атака.

- Рассчёт на то что тупь не успеет их обнаружить и передвинуть свои гравитационные щиты, - пояснил Хлутыш, - Если аннигиляционная боебашка рванёт на корпусе хрусталя, ему погрызец.

Выслушило это довольно пугающе - ход света изменялся от огромной силы, и со стороны Ёлки было видать только сверкающую воронку, мерцавшую мертвенно-синим; впрочем, это мало кого впечатлило, а точнее вообще никого. В ангарных модулях из запаса вытащили автономные снаряды, всего двадцать восемь штук, и запустили их в пространство; пуско-монтажные установки тут же начали делать новые "ракеты" из машинокомплектов и добытого сырья.

- Это оно издалека ни-ни, - заметила Речка, - А если подойти близко, да искривлением по морде?

- А ну напух, - зевнул Хлутыш, - Там удар как от хорошей чёрной дыры тяготение. Посносит ещё что-нибудь.

- Логичечно, - согласилась белка, пристально вслушиваясь в экран.

Тупи были не так тупы и запустили новые волны мелочи охранять свои фланги, так что группам "А" пришлось вовсю работать на поражение и расчищать пространство. Как только это случилось, дрейфовавшие по сторонам от курса снаряды дали полный форсаж и пошли на таран - на то они и снаряды, напух. Грызи с некоторым волнением следили за зелёными точками, приближавшимися к красной.

Снаряды в цель так и не попали - видимо тупь имела возможность отслеживать сверхсветовые цели. Однако для отражения залпа хрусталям пришлось разворачивать гравитационный щит на две стороны и ослаблять фронтальный, чем немедленно и воспользовались артиллеристы. В те доли секунды, когда мощность шаров тратилась на отклонение ракет и результатов их взрыва, полный импульс со всех орудий Ёлки ударил с фронта. Ослабевшая гравитация его не удержала, и сверкающая "малинина" развалилась на отдельные шары, из центра вырвалась огненная сфера и во все стороны брызнули сверкающие линии обломков. Здесь уже грызи не медлили и не дали хрусталям собираться обратно в защитную формацию, безжалостно расстреливая. Когда шаров осталось семнадцать штук, они повернули на сто восемьдесят градусов и стали расходиться.

- Вооу, - подвысунула язык Речка, - Преследовать?

- Само собой, - цокнул Хлутыш, - Они нам в рабочем состоянии ни к чему, а кроме того за ними можно выйти к базам тупей. Но вообще повезло, могли и не пробить.

- Если их будет штук полсотни, то и не пробьём, - заметила белка. - Что тогда?

- Тогда придётся отходить и как-то заставить их рассредоточиться... Но пока йа так думаю у нас на повестке - схватить и опухячить, кло?

- Кстати да! - оскалила резца белочка.

Резцов было оскалено довольно много - теперь, не собранные в кучу, хрустали были мишенями для захвата и не представляли серьёзной угрозы. Крущерская эскадра, до того времени стрелявшая по старым тупям, бросилась двумя группами преследовать два шара, ещё за четырьмя посадили "хвосты" из малых аппаратов, чтобы проследить куда те собрались. Оставалось таким образом ещё двенадцать хрусталей, и их следовало обработать. Ёлка превосходила их по скорости, но ненамного - так что погоня грозила затянуться; с другой стороны, это давало время на раздумье и подготовку новых хитрых планов.

Грызи надо заметить почувствовали себя вообще бодрее - и от того что удалось справиться с хрусталями, и от того что теперь наконец происходили события, а не просто проходили часы и светогоды за бортом. Естественно, мрифлеки высказали своё "фи" по поводу такой с позволения цокнуть погони, длящейся целые усутки напролёт - точнее, в основном это был Олон, остальные хмыкали.

- План очень простой, - пояснил Мар, лопая хлеб с салатом, - За одним идёт Ёлка, а за остальными группы мелочи. Потом этого одного уничтожаем или ловим, и повторить.

- А слежение? - заметил Рвиш, - Я так понял это хороший шанс узнать, где искать искомое.

- Хватит и одного. Может быть они летят не к базе, а просто по векторам от нас - это можно до опушнения следить.

- Сможем его заглушить? - спросила Джирба, - Рыбка пожирнее, чем наши МБ.

- А, душит? - хмыкнул грызь, - Сможем, сто пухов. Вдобавок у нас есть один трофейный хрусталь, он поможет. Есть предложение сейчас присоединиться к грызям которые работают над схемой хрусталя.

- Гусь утки не слаще, - вздохнул Олон, вызвав ржач.

Схему хрусталя действительно следовало проработать, чтобы точно подстраивать алгоритмы его обработки рапторами. Первый шар достался случайно, а вот с поимкой действующего придётся повозиться как на пуху. Соль состояла в том что внутри шара при его работе возникала высокая гравитация в несколько сотен единиц, и сильные отклонения в работе гравгенов приводили к немедленному взрыву. Опирались на то, что захваченный экземпляр всё же не взорвался, а следовательно возможность есть.

И тем не менее, первый хрусталь, попавший под импульс излучения, именно взорвался, причём немедленно, разлетелся так что не осталось кусков больше спичечного коробка! Ёлка сменила курс и пошла за следующим, а внутри неё снова оказались загружены мозги и мощности ЭВМ. Когда хвойное дерево прочно село на хвост шару, это в нулевых снова вызвало смех, а во-первых в ангар вернулась группа, осуществлявшая сопровождение. Поскольку она действовала в отрыве от флота, пришлось комплектовать её как минимум одним грызем-пилотом, и тот был весьма доволен вернуться.

Он же сообщил, что возможны проблемы с отслеживанием хрусталей. Пространство было прилично загазовано, а вдобавок сами тупь-крейсеры при полёте "дымили" как пароходы, оставляя за собой шлейфы весьма зловредной пыли. Для тяжёлых кораблей это было фиолетово, а вот истребители терпели неудобства - пыль наплавлялась на сопла радиаторов, забивала сканеры, ухитрялась даже просачиваться внутрь машины и откладываться там. Без поддержки фрегов, где эти косяки можно исправить, группы не смогут долго выполнять свои задачи. Пришлось разводить погрызище, высчитывать расстояния и рассылать все наличные суповые фреги. Вытащили даже такую экзотику, как ремонтный Фо-5, и тоже пустили в дело. Вследствие масштабности многим грызям пришлось пристально следить за обстановкой, дабы не допускать косяков.

Марамак же с мрифами до кучи продолжал ковырять захват хрусталя - собственно они готовили программу действий для его переоборудования, а не оглушения. Рассчётом сверхсветового удара занимались другие, шарившие в этом немного больше. По крайней мере ко второму разу они не успели, и ещё один шар был скотски уничтожен.

- Просто уничтожен, - цокнула одна из белок; Марамак слыхал перетирание по сети.

- Нет, грызо, именно скотски! - повторил грызь, - Это примитивный летающий гравитатор, а наши учёные гуси никак не могут настроить лучемёты на его отключение!

- Да иди ты в пень! - отозвались учёные гуси, - Не терпится - возьми да сделай, мы поржём.

- Йа пытался, не получилось, - заржал тот.

- Хорошо, какие предложения по теме?

- Есть вариант устроить яму в пространстве перед целью одновременно с поражением импульсом. Пока цель будет в яме, время для неё замедлится и отключение гравитатора пройдёт глаже. Может быть не взорвётся.

- Может быть?

- Да, может быть, ничего точного цокнуть не смогу.

- Сколько времени потребуется на рассчёт этого варианта?

- Уже готово...

Марамак снова и снова ходил по дорожкам жилого модуля, среди зеленеющей листвы - то с мрифами, то с одной Джирбой, а то и без никого; он не различал уночь и удень, так что иногда шагал в сумерках, а иногда и при ясном свете - это в общем ему одинаково было в пух. Мелкие камешки похрустывали и кололи босые лапы, потому как тут в основном были бетонные дорожки или просто утоптанный песок. Значит что, продолжал философствовать он, задачи и средства, средства и задачи... и песок, да.

Грызь вздохнул и потёр усталые глаза и уши - последнее время что-то он натурально не отрывался от загрузки головы, да и мрифов наверно нагрузил не по пуху. Он завернул к водяной колонке - вот она, чугунная, с рычагом, торчит из пука свежей травы. Нажав рычаг, Мар замочил нос и протёр свежей холодной водой глаза; струя воды хлестала на чугунную плиту, где уже была выбита заметная ямка. Почему-то вспомнилось, что у этой колонки раньше бегали и играли бельчата из тех семей что были на борту - при отправлении с Мрофии их переселили на другие Ёлки, не в пух таскать к ядру галактики.

По возвращению в жилблок грызь застал там Джирбу, каковая хищно облизнулась, глядя на него, и предложила прогуляться по поверхности Ёлки - в проекции, само собой. Мар хмыкнул.

- А что с? - осведомился он как можно более нудным голосом.

Правда вряд ли мрифа это уловила - с недавнего времени она вообще сняла с шеи микро-переводчик, потому что научилась понимать цоканье. Так сказать не лингвистическим способом, а интуитивным.

- Там всё в пух, - улыбнулась она, - Схема готова, проги готовы. Ждём только физиков, но им мы явно помочь не сумеем.

- Тогда! - грызь заурчал и потёрся об бока мрифы, аки тетрапедный зверёк. - Хотя всё-таки помочь им мы может и сможем, но напух попозже.

Тем не менее попозже или нет, а делать это пришлось. Как это всегда случалось в том случае когда на чьи-то уши сваливался аврал, более свободные лапы брали на себя отвлекающую возню. Например марамачий хорошо знакомый Хорь, ёлочный моторист страшно высокого уровня, отправился к жилблокам "физиков" таскать воду для чая. Почему бы и не потаскать, когда моторы уделаны на семёрочку и никаких хлопот не доставляют? Другие грызи подмели пол, полили цветы, покормили рыб в аквариумах, исправили барахлящую проводку и сделали ещё много чего помимо этого. Поскольку белки не любили смотреть как другие работают, физикам приходилось не смотреть, а уткнуться в компы или не вылазить из проекции, в которой некоторые предпочитали работать.

Мар использовал мрифлеков по назначению - они с лёгкостью переносили предметы, тяжёлые для грызя, а сам полез исправлять толчок в сортире. Как-нибудь должен управиться со столь высокотехнологичной задачей, подумал он и заржал. После этого "субботника" грызь, несколько утомившийся, отвалился на скамейку у дорожки вместе с мрифами и Хорём. Олон как всегда был в шоке, ибо после всех "чудес", виданных им на Ёлке, ему пришлось таскать столы влапную.

- И чо, чо? - тряс он лапами, - Раптор может вывести из строя боевой космический корабль, но не может починить сортир?!

- Представь себе, - кивнул Мар, - А уж ту погрызень что вы носили, это не дай тебе гусак увидеть как бы это сделали автоматы.

- Так значит гуано эти автоматы! - закрыл морду лапами мриф.

- О нет, - цокнул Хорь, - Как ты сам заметил, они могут вывести из строя эт-самое. Ни грызь, ни мриф этого не может. Кроме того, что ты предлагаешь - делать роботов на все случаи, чтоб они сопли вытирали?

- Почему сразу сопли... - смутился Олон.

- Потому что сопли, - смеясь, но чётко отцокал Хорь, - Подумаешь, мебель перенести... Слыхал бы ты как мы перекрытия бетонировали влапную, опалубку делали и всё такое, когда рапторы заняты были.

Здоровенный мриф сжался, прижав уши, и выслушил теперь меньше грызя, хотя и был больше.

- Йа думаю он понял, - цокнул Мар. - Это в частности к вопросу о ценности трофеев...

- Это не вопрос, а факта, - наставительно поправил Хорь, - Если ещё можно что-то такое подумать про фрегат с рельсовыми пушками, то гравитатор просто прелесть что такое. Даже один может менять орбиты планет, а уж сотня - менять быстро.

- Меня беспокоит вот что, - сказала Джирба, - Получается, эта машина сама додумалась до разработки новых кораблей, основанных на других принципах нежели старые?

- Не совсем сама, - поправил Мар, - В изначальных данных, заложенных крущерами, было про гравитацию. Машина просто просчитала все возможные варианты и нашла решение.

- А ещё там было про искривление пространства, - заметил Хорь несколько мрачно.

- Но пока мы этого не наблюдаем.

- Раньше мы и хрусталей не наблюдали.

Дав отдых мозгам и отсурковавшись, все снова вернулись к своим барашкам. Здесь их ждала уже весьма хорошая новость - новый метод поимки шара себя оправдал, и огромный хрусталь был прочно схвачен, пристыкован к Ёлке и потрошился по мере того, как сама она завернула за следующим. Отключение старых управляющих систем и установка своих проходила успешно. Туго было с информацией - в хранилищах памяти архивов снова не оказалось, а кибер-мозги ещё предстояло расшифровать, что представлялось мало возможным. Довольно быстро приняли решение мозги демонтировать и отправить крущерам на изучение; этим опять-таки пришлось заниматься лично, следя за работой рапторов.

Вдобавок ко всему, операцию следовало провести в сроки, сжатые до невозможности, ибо на подходе был уже следующий шар, а тормозить крайне не хотелось. Грызи отцокивались в таких ключах, что стоит подумать о сооружении ещё одного или более открытых доков, дабы увеличить приёмные мощности Ёлки - возможности для этого имелись, но пока сомнительной являлась надобность. Оборудование дока тянуло на приличный вес и замедлило бы движение корабля, что вслуху последних событий не казалось в пух.

Как показала дальнейшая практика, хрустали действительно летели вовсе не на базу, а просто уходили от источника угрозы, так что следить за ними можно было бесконечно. Ну тоесть теоретически, они могли обогнуть галактическое ядро и выйти в обитаемые пространства на другой стороне, но на на это ушло бы вероятно пол-года. Крущеров едва удалось уломать отстать от шариков и не играть в сыщиков - когда это удалось, Ёлка охомячила и оставшиеся четыре штуки. Теперь за ней двигалась приличная эскадра из пятнадцати сферических кораблей, каждый по 960 шагов в диаметре, и оставлять их никто не собирался - и прикрытие хорошее, и главное вообще.

Покончив с этими изделиями, грызи вернулись непосредственно к основной задаче, и здесь выяснилось что змеешкуры не так уж зря трясут космос - одна из ихних передовых групп, слабосильная но быстрая, обнаружила обломки определённо крущерской посуды. Вопреки стараниям, ни в одной окрестной звёздной системе не было найдено ничего похожего или каких-либо маяков или зондов. На совещании обоих флотов решили делать следующие действия - в нулевых остановить флот в оборонительной позиции вокруг группы звёзд "2234" и разведать пространство сферическим методом, а не конусами, как раньше. Во-первых предполагалось также более детально исследовать планеты систем рядом с находкой - вероятно, там могли сохраниться обломки, проливающие свет. Во-вторых немалая надежда была на анализ найденных кусков, дабы подтвердить или опровергнуть возможность поражения из известного тупь-оружия.

- Цокнем так, - комментил это Марамак, прохаживаясь перед мрифами, - По рассчётам флот "Разделителя" полсотни хрусталей не удержит...

- Значит, им конец? - не особо рассторившись, предположил Олон.

- Это не исключалось с самого начала. Но, извини-подвинься, сам "Разделитель" - бандура длиной больше Ёлки, плюс куча сопровождающих кораблей. Плюс то, что без потерь хрустали бы их никак не одолели - следовательно что?

- Думаю, разбитые корпуса, тучи пыли, кратеры на планетах, - сказал Рвиш.

- Именно. Вместо этого лишь несколько отдельных обломков - потому и следует удостовериться, что он не взорвался сам, например.

- Из известного тупь-оружия... - произнесла Джирба, - А что, есть вариант что это не тупь-оружие?

- Такой вариант есть всегда, - точно цокнул грызь, - Мы в малоисследованном районе галактики, далеко от любых признаков жизни. Вывод - возможно всё.

- Миило... - пробурчали мрифы.

- Конечно мило! - не мотнув ухом, цокнул Мар, - Например возможно, что через пару дней мы найдём змеешкуров и уйдём восвояси с огромными трофеями.

Он усадил мрифлеков проверять проги, тобишь заниматься довольно механической работой - ничего не поделаешь, приходится - и сам сделал тоже самое. Соль состояла в том, что на полное осмысление довольно простых ситаций требовалось прилично машинных ресурсов, если перекладывать работу на ИИ, а эти ресурсы были нужны для других задач.

Не успели все в очередной раз обалдеть, как стали известны первые результаты принятой программы. Крущеры выяснили, что найденные куски никак не могли быть доведены до такого состояния оружием, имевшемся что на старых, что на новых тупях. Группы разведки, чесавшие планеты, нашли несколько крупных обломков, содержавших что-то определённо странное, и оставили автоматы исследовать их на месте - грызи были верны себе и странное на корабль не тащили. Ну и самое главное, что дальняя разведка обнаружила нечто действительно крутое, а именно область искривлённого пространства. На тактической карте это выслушило как две сферы, соединённые узким горлышком; внутри этих сфер находилось вероятно несколько десятков звёзд, расположенных плотными группами. Для внешнего мира их словно не существовало - все волны от внутренностей "мешка" отклонялись оным и наружу не проходили. Не нужно было быть семи пядей от уха до уха, чтобы определить это как искусственное образование, а не космическую аномалию.

- И чо? - задал ожидаемый вопрос Олон.

- И то, что в общем мы нашли почти то что искали, - пояснил Мар, - Вероятно это логово тупи.

- Так! - мриф показал лапами, как следует поступить.

- Ага, пробани, - зевнул грызь, - Несколько световых лет скручены в бараний рог, как бумажка. Мы туда даже не пройдём, не то что эт-самое.

- Почему не пройдём??

На это пришлось отвечать долго и нудно, так что собственно ответ растянулся на несколько с-суток, превратившись в лекцию по физике - причём не просто, а в изложении Мара, что совсем не одно и то же. Соль же состояла в том, что подобное искривление неизбежно требует таких мощностей, которые раздавят "Океанический" вместе со всей коллекцией хрусталя и ближайшей звёздной системой до кучи. Поэтому вероятнее всего придётся ограничиться разведкой вокруг "двойной груши", а лезть к ней близко - это тупо.

Вдобавок к этим данным стали доступны результаты исследования крущерского аппарата, найденного на одной из малых планет. Получалось, что он был поражён проникающими импульсами не совсем ясной природы, что вывело из строя экипаж и управление, а потом вдобавок обмазан какой-то дрянью наподобие квазиорганики. Как отцокивались исследователи, вероятно это было тоже самое, что вскрытие с помощью раптора - то есть захват контроля над машиной. Возможно это бы и получилось, но повреждённые двигатели образовали плазменное облако, каковое выжгло попавшую на корпус штуковину, превратив её в поджарки.

Здесь уже нашлось достаточно информации, проливающей свет - хотя и не полностью. Некоторые отрывки записей с "чёрного ящика" аппарата транслировали и по корабельной сети, так что Мар и мрифы имели возможность услышать всё собственными ушами. Откровенно цокнуть, разобраться было практически невозможно - крущеры не использовали тактического экрана, и понять их переговоры не светило. Только после того как записи основательно расшифровали сами змеешкуры, стало понятно в чём соль. Выходило что флот "Разделителя" намеренно ушёл в искривление, преследуемый какой-то другой стороной. Само собой это было не очень-то в пух, но только с одной стороны.

С другой же грызи кажется начали улавливать картину. Крущеры вероятно по каким-то данным нашли, что "груша" свёрнутого пространства это просто ловушка, рассчитанная на то чтобы впускать и не выпускать; исходя из этого они решили, что лучше посидеть там и подождать пока вытащат, чем нести стопроцентные потери в столкновении. Основной вопрос естественно поднимался о том, столкновении с чем? Разведка хоть и находила кое-что, но никаких признаков угрозы.

Марамак по прежнему тряс рядом с мрифлеками - откровенно цокнуть, Олон и Рвиш уже порядочно надоели и он бы без зазрения совести сбагрил их куда-нибудь, хотя бы на время, но он совершенно не желал расставаться с Джирбой. Под уши постоянно лезли мысли насчёт того, чтобы такого для неё сделать - правда и придумать ничего не удавалось, и возможностей для этого не находилось: все были заняты по уши, пытаясь разобраться в поступающей информации. В один из удней Рвиш отрисовался в жилблоке, не обращая никакого внимания на то что грызь и мрифа сидели в обнимку, почёсывая друг другу ухи.

- Посмотрите-ка, - сказал он, переключая тактический экран.

- М? - глубокомысленно цокнул Мар.

- Смотрите вот сюда, - мриф приблизил нужный объект, планету.

На экране, отображавшем результаты разведки, слышалась планета типа от полутора до двойки, каменный шар с довольно плотной углекислой атмосферой. Видимо, Рвиш имел вслуху огромные блямбы расплавленного материала, застывшие на поверхности.

- Ты имеешь вслуху огромные блямбы расплавленного материала, застывшие на поверхности? - уточнил грызь.

- Да.

- И что тут такого? Вулканическая активность, весьма высокая замечу, но ничего аномального.

- Кажется я понимаю, на что это похоже, - задумчиво произнесла Джирба.

- И? - хмыкнул Рвиш.

- Похоже на то что кто-то вырыл яму для схрона, а это так сказать песок оттуда.

- Правильно, - кивнул мриф.

- Правильно? - почесал ухи Мар, - Песок, схрон? Вы в своём уме?

Однако последующее подтвердило, что они-то как раз в своём.

- Мы ищем кого-то, - терпеливо, спокойно объяснял Рвиш, - На Мрофии я тоже часто искал кого-то. Не так уж редко этот кто-то закапывается в землю, чтобы его не нашли. Отвал земли - явный признак.

- Он хочет сказать, они... оно... могло спрятаться внутри планеты, - добавила Джирба, - Просканьте!

Марамак соображал уже довольно туго, так что ходил из угла в угол минут десять, прежде чем додумался до соли.

- Очень резонное предположение, мрифо! - цокнул он, - Вы молодцы.

- Значит, просканируете? - кивнул Рвиш.

- Ты что! - испугался грызь, - Напух надо спугивать. Цокнем, некоторое подробное изучение, чтобы подтвердить или опровергнуть.

Он немедленно сел за клаву писать рапорт, а мрифы переглянулись и кивнули друг другу ушами.

В числе тех в кого попал этот рапорт, были Хлутыш и Речка. Грызи немедленно бросили заведомо бесполезные исследования "пригоревшей утки", как назвали образец квазиорганики, и занялись программой пассивного исследования планеты...

- И всё-таки, это жесть или не жесть? - риторически цокнула белка.

- Понимаешь в чём дело, - ответил Хлутыш, - Впринципе квазиорганика есть и на Ёлке...

- Если ты цокнешь что это йа, укушу!

- Нет, не ты. А йа, мвуахаха... Кхм. Она используется в кое-каких сборочных механизмах, регуляторах и автоматике. Правда структура её не такая, как в образце. Цокнем так, у нас никто ничего подобного на практике не слыхал, но теоретически такая погрызень хорошо известна и шока не вызывает.

- Значит, забыть и наплевать, - цокнула Речка, - Что с темой?

- Ничего особенного, - зевнул грызь, - Пассивное градио-прослушивание через линзу. Пока что отцокиваются в том ключе, что ничего необычного нет.

- Допустим, вулканы проверяли?

- Какие?

- Вот эти, которые выбросили магму. Должны остаться соответствующие следы в недрах.

- Гм. Да, если там нет этих следов - значит там есть что-то другое, - согласился Хлутыш, - Давай попробуем послушать...

Они и попробовали. Дело как всегда было не особо хитрое, найти подходящее случаю "мягкое" и проследить, чтобы оно не тупило. Результаты не заставили себя ждать - анализ показывал с полной отчётливостью, что в мантии и даже в коре планеты не было никаких аномалий. Это с высокой степенью вероятности означало то, что внутри планеты находится проектор, подделывающий известный спектр волн и имитирующий пустое место.

- Значит, там что-то скрыто! - изрёк мудрость Хлутыш.

- Не-а, - цокнула Речка, - Мы ставим проекторы не только когда нужно скрыть, но для подставы. Тебе не кажется, что все эти следы оставлены намеренно?

- Допустим, а напуха?

- Допустим, чтобы мы жахнули по планете. Можно будет замерить мощность и под шумок напасть.

Хлутыш вспушился и забегал по жилблоку, приквохтывая.

- Как думаешь, что будет если просканировать планету? - спросил он.

- Вероятно тоже самое что при её уничтожении, - пожала плечами белка, - Подстава будет раскрыта.

- Мдаа... - потёр морду грызь, - Сюда бы что-нибудь действительно крутое, а не "Океанического".

- Пух-с, - цокнула Речка, - "Океанический" не зря "Танковый".

- Это да, - хмыкнул грызь и вздохнул, - И ещё меня волнует, почему змеешкуры пошли в грушу. Самоубийства от них не дождёшься, значит они должны были знать в чём там соль?

- Ага. Только пока этого не могут понять даже их коллеги. В любом случае, посылка с информацией послана на Мрофию, так что уже обнаруженное станет известно.

Грызунья потянулась и зевнула, прижимая ушки; Хлутыш улыбнулся. За окном снова начал моросить эрзац-дождь, поливая насаждения эрзац-леса. Как неоднократно было замечено, тут всё эрзац. Только вот лучше когда окружение - эрзац, а не ты сам. Глядя на свою согрызунью, Хлутыш был уверен чуть более чем полностью, что уж белка-то не эрзац, и это ещё мягко цокнуто. Нулевого сорта грызо!... Однако нынче обстановка не дала ему особо растечься мыслию насчёт сорта грызо.

- Послушай-ка, что-то откопали! - цокнула Речка.

- Уйй, - поморщился Хлутыш, увидев что именно откопали.

Он куда больше обрадовался бы чему угодно другому, только не этому. Одна из разведгрупп, обшаривавших звёзды на дальности в три десятка светолет от основной стоянки флота, приняла градиосигналы на нестандартных частотах. После декодирования выяснилось, что это сигнал бедствия. Оный сигнал исходил с довольно крупной посудины, по форме похожей на хлебный батон, а записывали сообщение, судя по изображению, некие существа с розовой шерстью. Они чем-то отдалённо напоминали грызунов... точнее не чем-то, а резцами, но морда была куда более плоская. Длинные уши вырвиглазного розового оттенка колосились высоко над макушками этих ребят; за это их немедленно обозвали "райцами", то бишь розовыми зайцами - потому как никто ещё таких не слыхал, ни лично, ни через базу данных.

- Это конвой дэ-икс сорок пять! - пищала розовая, - У нас вышли из строя все двигатели! Системы жизнеобеспечения на 30% эффективности! Кто-нибудь помогите! Мы везём тысячи колонистов!...

- Как интересно, - прищурилась белка, - Это они так уже сколько времени вопят в эфир?

- Ну, может быть запись, - цокнул Хлутыш, - Но вообще точно то, что это крайне подозрительно. 22я отослала к ним суп, там вполне достаточно роботов чтобы справиться с аварией или эвакуировать этих розовошкуров.

- Она сказала "тысячи", - заметила Речка.

- Да, это шишово, - согласился грызь, - Цокнем так, мог натурально колониальный корабль попасть в аномалию и грохнуться сюда?

- Мог, но вероятность этого приближена к нулю. Поэтому осторожность.

- Это уж непременно.

Вслуху осторожности наскоро проведённый совет грызей постановил с аварийным кораблём работать дистанционно, к своим капитальным посудинам не подпускать близко и всякое сообщение, включая информационное, перекрыть карантинными процедурами. Вскоре суповой фрег смог передать картину, каковая несколько удивила. "Батон" был почти такого же цвета, как и сами райцы, и даже покрывался чем-то вроде шерсти! Короче цокая, он был чуть более чем полностью органическим. Грызь из группы что выслала фрег, резонно вопросил, как это у них на такой кляче вышли из строя именно двигатели; райцы затараторили что-то невнятное, чем ещё больше усугубили подозрения.

- Какое счастье что вы тут оказались! Кстати, вы не включите передачу чтобы мы могли увидеть своих спасителей?

- Ответ отрицательный, дэ-икс сорок пять. Экраны включены не будут. Вам будет переправлено запрошенное оборудование и материалы.

- Но нам нужно где-то разместить колонистов, корабль может погибнуть в любую минуту!

- Могу вам предложить следующее, - передал грызь, - Корабль будет погружён в хроностан и доставлен к ближайшей населённой системе.

- Хроностан никак нельзя!...

- Нет можно, на угол вашего батона уже действует 50% замедление времени, и ничего ему не стало.

После этого трансляция прервалась чёрным экраном и табличкой "обнаружены кодированные сигналы. Связь отключена". Арифмометры не зря пропускали все полученные данные через себя, и обнаружив нечто, записанное в сигнал поверх обычного способа, сигнал не пропустили. Короче цокая наморду была попытка информационного нападения со стороны "пострадавших".

- Внимание, это 22я. Фиксирую многочисленные следы. К нам приближаются по меньшей мере две сотни объектов.

- Чисто, 22я. Постарайтесь переписать сигнатуры и отходите оттуда.

Тактический экран краснел на ушах, отдельные точки и целые группы оных появлялись на краю видимости и начинали приближаться.

- Грызо, а что с этим колониальным кораблём?

- Это ни разу не колониальный корабль. Посмотри на сканы, они навели на нас точно таких же розовых упырей, только эти судя по всему с пушками.

На сканы посмотреть стоило - тактический экран выдавал изображение, сделанное по результатам замеров, и изображение было то ещё. Приближавшиеся объекты были в нулевых розовыми, просто до тупости розовыми, а во-первых имели жутчайший видок. Они могли бы напомнить потрошённую и ощипанную тушку курицы, если бы кто-нибудь из грызей видал таковую. По крайней мере и "ноги", и отверстие на том месте где должна быть голова, присутствовали.

- Буэ, - отцокала общее мнение Речка.

- Вот уж не цокнешь поперёк, - хмыкнул Хлутыш.

- Это уши-три, слышу сверхсветовой залп, координаты отмечены как 020!

- Маневрировать!

Огромная, но от этого не менее шустрая Ёлка действительно сдала в сторону, а там где она находилась спустя несколько секунд вспыхнуло вытянутое огненное облако, медленно затухая и расширяясь. Батарейные этим фейерверком не вдохновились и отправили по "куриным тушкам" ответный подарок. Те тоже умели фиксировать сверсветовые выстрелы, но вот увернуться успели не все. Задетая импульсом штуковина заполыхала, как промаслянная ветошь, оставляя за собой плотный дымовой шлейф.

- Ууу, с таким песком...

Ёлка, которая из осторожности сначала сдавала назад, теперь попёрла вперёд, навстречу объектам. Как быстро выяснилось, попаданий даже широкими конусами они не выдерживают ни в какую, сгорая и превращаясь в шлак. Коллекция хрусталя, окружившая хвойное дерево, очень здорово помогала отклонять вражеские импульсы, суя им под нос область тысячекратной и более гравитации. Вся эта формация с громадной скоростью надвигалась на "куриные тушки" и сжигала их ёлочными лучами. Поняв что дело дрянь, райцы развернулись, выбросили заграждения и стали уходить.

Естественно, тут же возник вопрос, куда это они собрались уходить. Как-никак вокруг была галактика, в значительной степени известная, и в ней розовошкурых упырей не наблюдалось. Следовательно стоило предположить, что где-то тут у них база, а стало быть неплохо бы её разведать.

- И при возможности выпилить! - прямо добавила Речка, - А учитывая опыт, думаю все возможности имеются.

- Да, странные чущества, - кивнул Хлутыш, отхлёбывая чаю, - Видимо они не от нас прятались, а от тупей. Полная хрустальная сфера их передавила бы, как... как куриц.

- Соль не в этом, - мотнула ухом белка, - Соль в скотском нападении на флот "Разделителя", а затем и на нас.

- Предположим, у них тут колония, - цокнул грызь, - Тупи им сильно досаждали, вот они и бросаются на всё что ни попадя.

- Э нет, Хлу. Даже если у тебя розовая морда и ты летаешь на куриных окорочках, понять разницу между роботами и живыми существами не так уж сложно, а?

- Гусак его знает, - почесал уши Хлутыш, - В любом случае стоит найти ихнее логово и послушать, почём перья.

Как раз это натворить оказывалось не так просто. Хотя райцы не могли приближаться к основной группе с Ёлкой, они прилично контролировали пространство подальше. Как было быстро выяснено и рассчитано, каждая куриная тушка несла по три десятка мелких аппаратов истребительного класса, каковые затрудняли преследование и слежение. На огромной протяжённости развернулись стычки между небольшими группами, грозившие затянуться надолго. Тем не менее, переть на рожон грызи сочли нерезонным. В качестве основного хитрого плана было выдвинуто решение для начала проредить группировку противника вплоть до полного уничтожения, а уж затем копать дальше.

Хлутыш и Речка присоединились к тем грызям, что следили за тактическим экраном в плане ближайшего реагирования. Для этого следовало постоянно сидеть и смотреть ушами на панораму космоса, поверх которой рисовались схемы и векторы, ожидать событий и при их наступлении - производить действия. Куда туже было истребителям, вынужденным уйти достаточно далеко от базы и действовать лично - но, на то имелись уже конкретные хвосты, натасканные по теме.

Немалый подъём хохолков это вызвало у мрифлеков, и чувствовалось что они совершенно не понимают, как может происходить бой одновременно с испитием чая и поеданием пирожков; тем не менее это было именно так. Астрономические по мощности выстрелы и импульсы смертоносного излучения, рассеяные ещё на подходе к Ёлке, никаким образом не влияли на жилой модуль, и здесь царило всё то же мерное поцокивание.

- Ухитрись доложить обстановку! - потребовал Мар от Рвиша.

- С пуха? - округлил тот глаза.

- Йа тебе цокал, с пуха. Для повышения натасканности, вот.

- А. Тогда так, - мриф почесал затылок, - Обнаруженные объекты, принадлежащие стороне с кодовым названием "райцы", разошлись на значительное расстояние, что затрудняет их преследование. По данным замеров, уровень угрозы от них оценивается как низкий, в то время как поражение возможно штатными средствами...

- Всыпь ещё официоза, - посоветовала Джирба.

- Короче тявкая, летающие куриные тушки - гуано, - подытожил Рвиш, - И гораздо большее чем хрустали. Те по крайней мере когда в кучу сбиваются, могут здорово навалять.

- В целом так, - квохтнул грызь, - Ещё добавлю что у этой квазиорганики имеется неудобное для неё свойство сгорать при повышении температуры всего на несколько сотен градусов. Так что это они зря сделали, начав пуляться. Всмысле в любом случае зря, но тем более.

- Что стоит на повестке ммм... условного дня? - осведомилась Джирба. - Кажется работы по хрусталям закончены в основном.

- Только не цокай что придётся вернуться к тупям! - фыркнул Олон.

- Придётся, - кивнул Мар, - Но пока только теоретически. Ресурсов просчитывать нам пока не дадут, потому что на повестке удня - поиск логова райцев, при условии его существования, а также изучение "груши".

- Груша - фрукт, - пожал плечами Рвиш.

- Данная груша образована свёрнутым пространством. У соответствующих грызей есть много хороших идей насчёт проведения замеров и экспериментов...

- Нашиша?

- Потому как вероятно лишь немногим меньше чем полностью, что искомый крушерский флот...

- Или то что от него осталось, - добавил Олон.

- ...да. Находится как раз в груше. Следовательно, нам стоит как минимум убедиться в этом, а как максимум - найти способ расковырять эту ерундовину.

- Боюсь что тут мы пас, - хмыкнула Джирба, - Изменение метрики... Да впень, я вообще не понимаю что это!

- Ну как что, вот... - грызь схватил листок бумаги.

- Мозг оффлайн! - рыкнула мрифа, - Слыхала, не надо. Зачем нам это вообще понимать. Лучше дай побольше данных про этих райцев, тут мы может и сможем что-нибудь накопать...

- Да кстати! - сказал Олон, - А та планета, которую спалил Рвиш?

- Оттуда стартовали эскадроны полуфабрикатов, - кивнул Мар, - Там было что-то вроде военной базы.

- Было? - хмыкнула Джирба.

- Угу. Они утекли вместе со всеми, а какие не успели - самоуничтожились. Видимо они очень не хотят, чтобы кто-то изучал их технологии... ну да не очень-то и хотелось. И да, догадайтесь что написал анализатор насчёт этой розовой куриной тушки.

- "Утильсырьё"? - хором хмыкнули мрифы.

- В запятую. И уж тут поперёк не цокнешь.

- Он почти про всё пишет так, - тряслась от смеха мрифа.

Углубляться в разработку модификаций старых тупей было бы полезно, но крайне нудно, и взялся за это только Рвиш, на которого напал работун. Самочку грызю было жалко, так что ей он предоставил поиграться в комитет безопасности и проанализировать, как дела с возможными угрозами.

- Значит что, - почесала ухи Джирба, - Ёлка крайне труднопробиваема. А сейчас она ещё и обвешана хрусталём, как... как ёлка. Чтобы эт-самое, райцам придётся напрячься так, как они могут не суметь напрячься.

Мар поправил мозг, слегка сбитый набок такой формулировкой.

- ...Поэтому на их месте я бы рассчитывала на что?

- На хитрость, - сказал Олон.

- Правильно. Скажем, как с тем чтобы проникнуть сюда?

- Сейчас цокну, - цокнул грызь, пожевав резцами и подумав, - Самое большое что привозится на Ёлку извне, это ресурсы для строительства и топливо. В нулевых вещество и так проходит через дезинтегратор, а во-первых ещё и сканируется на субатомном уровне, нет ли там чего. Дальше - фреги и прочие машины, каковые стыкуются. Здесь несколько сложнее, ибо разнородная структура, но в общем их тоже каждый раз проверяют так, что мало не покажется.

- Мдаа... - почесала голову мрифа, - И как прикажешь выкручиваться бедным райчикам?

- Элементарно! - на полном серьёзе цокнул грызь, - Прекратить тупить и начать переговоры. Вроде как нам от них ничего не было нужно.

- Но похоже им что-то нужно от нас, - заметил Олон.

- Если ты думаешь о чём-то конкретном, то вряд ли, - сказала Джирба, - Вспомни хаперов. Что им было нужно от Мрофии?...

Сии философичные беседы они вели в жилблоке, в столовке, за компами, прохаживаясь по дорожкам возле огородов... Марамак иногда прикладывал уши к полезняшке, благо для этого у него под лапой вечно был коммуняк. В частности это позволяло узнавать последние новости. Крущерские корабли оказались подвергнуты каким-то импульсам, исходящим сильно издалека; источник запеленговали, и в соседней звёздной системе накрыли группу "тушек", усиленно испускавших данные лучи. Потребовалось недолгое время, чтобы выяснить что лучи оказались весьма сложной природы и предназначались для того чтобы втихорька синтезировать микроскопические структуры в материале цели. Что уж это было - шпионское приспособление или какой-то вирус, особой роли не играло, потому как производители лучей оказались поджарены.

Следующей, и весьма обнадёживающей, новостью стал доклад от разведгрупп. По их цокам, удалось обнаружить явное скопление райцев, вероятнее всего - колонию. По поверхностным данным следовало предположить, что селятся они внутри планет, а не на поверхности, но не это главное. Главное что скрытые проекторами разведчики фиксировали, как к колонии с многих направлений стекаются группы райцевых кораблей. Это означало что они всерьёз опасаются за своё существование и скорее всего будут концентрировать силы возле колонии, а не нападать. Кроме того, концентрация врага в одной точке ( по космическим меркам ) была изумительно выгодна в плане следить за его действиями.

Теперь главное внимание оказалось сосредоточено на "груше". По результатам многочисленных замеров была составлена схема, цокавшая о том, что вероятнее всего искривление сделано не из центра, а из оболочки. Короче цокая должны иметься тысячи отдельных устройств, выстроенных в сферическую формацию, которые и создают область искривления.

- И что нам с этого? - пожала плечами Речка.

Грызи, как и многие другие, пока просто тусовались в озеленении.

- Кое-что, - цокнул Хлутыш, - Может быть удастся как-то их выковырять по одному.

- О куриные гузки! - закатила глаза белка, - Ещё и с этими возиться.

- А то, - не мотнув ухом, кивнул грызь, - Возможно придётся делать отдельный искривитель, чтобы продавливать сферу на узком участке. Есть другая идея, насчёт использования глюк-генератора. Вроде как волны от него должны пройти внутрь груши и попасть на это самое, то что её создаёт.

- Мне всё это напоминает сферическое белко в вакууме, - фыркнула Речка.

- Ну а что ты хотела, моё погрызушко? - ласково погладил её по хвосту Хлутыш, - Это же астры.

Под астрами он как и всякий грызь подразумевал звёзды, а соответственно и астро-номическое всякое, к ним прилагающееся. В данном случае предстояло астрономическое количество ударов по мозгам, чтобы разобраться с грушей. Как цокалось, ничего удивительного в ней не было, однако требовалось найти правильный подход. Косяк был только в том, что на поиски может уйти нехилое количество времени. Однако сие не особо грызло, потому как ясное дело что довольно в скором времени в район должны были подтянуться корабли, высланные на усиление.

Флот по прежнему стоял возле 2234го скопления, потихоньку подбирая ресурсы, продолжая следить за райцами и выполняя ещё множество всяких операций. В частности требовалось достроить противомозговой генератор, а кроме того было принято решение не дожидаясь упора начать постройку искривителя для принудительного продавливания груши. Это было сложно в технологическом плане, но вариант с генератором был не проще, и главное не имелось никакой уверенности в результатах. Посему, пока одна группа занималась генератором, другая силами сотен механизмов и многих мелких кораблей выстроила конструкционную раму длиной двадцать килошагов, на которую постепенно начали громоздить пробойник. Хлутышу и Речке пришлось вспоминать, как изготавливать в вакууме идеально ровные кольца - а помнили они про это ничего. Для этого как всегда имелись подробные инструкции и подходящее мягкое в компах, чтобы достаточно быстро разобраться, почём перья.

Управление автоматизированным хозяйством проходило всё в том же режиме, через "тактический экран". Можно было философично посмотреть собственными ушами на маневрирующие в пространстве аппараты, после чего ткнуть в нужный курсором и изменить его настройки и программу. Забортный видок здесь как ни странно был довольно тёмным, неслушая на близость ядра; газопылевые тучи во многих местах были настолько плотными, что уже не светились багровым рассеяным светом, а висели массивными на вид серо-синими облаками. Лишь в отдельных местах яркий свет сотен близко посаженных звёзд пробивался через туманность, создавая чётко очерченные лучи, которые на самом деле имели многие световые годы протяжённости. Конечно это была не та картина, к которой грызи привыкли, но здесь всё-таки они чувствовали себя достаточно уютно.

Пуха ли, если редиска никуда не делась и вырасла, так что теперь появилась возможность нарезать свежий салат и налопаться им, аки в собственном лесу. Ну и до кучи каждейший грызь мог лично услышать на тактическом экране, что расположение флота окружено многослойной сферой зон патрулирования, проникнуть через которую незамеченным могло только нечто особо неведомое и сферическое - такие данные внушают и позволяют спокойно сурковать. С чувством выполненного, так цокнуть. Райцы пока угомонились и больше никаких акций не проводили, сосредоточившись возле своей колонии или базы. Воизбежание было решено пока что даже не пробовать переговоры, чтобы не сделать хуже.

По крайней мере у "Океанического" была конкретная цель, которую предстояло таки грохнуть - расковырять "грушу", по причине вероятного нахождения в ней искомых змеешкуров. Крущерская флотилия также этому способствовала, развернув целую сеть измерительных станций для фиксирования парметров груши; они же изготавливали на своих мощностях компоненты для пробойника, ну и само собой ломали головы. Чтобы не рисковать всуе, их корабли стояли близко к Ёлке, и грызи периодически устраивали налёты на мозги змеешкуров по поводу теории структуры пространства, многомерностей и всякой такой шелухи. После некоторого напряжения, связанного со столкновением с райцами, по флоту снова установилась наиспокойнейшая атмосферка.

- Грызаный же ты случай... - Речка закрыла нос лапками и нервно захихикала.

- Кло? - подробно расспросил её грызь.

- Да йа про то, что здесь в общем-то тема для весьма далеко отлетающих исследований. Учёным бы гусям такое да лет на десять, а тут напух сходу.

- Да ладно, - отмахнулся Хлутыш, - Всё ведь в рамках теории, ничего неизвестного тут нету. Так что работа чисто механическая, надо цокнуть. В частности - сделать дырокол для этой груши.

Хлутыш покачался на стуле и снова отхлебнул из двухлитровой кружки чаю. На столе перед ним стоял горшок с фикусом, и на газете лежал почвогрунт, каковой грызь помещал по назначению маленькими ложками и тщательно утрамбовывал. Помимо этого инвентаря, имелся тут и архаичный микроскоп, который Хлутыш то и дело использовал по назначению, просматривая образцы почвы.

- Ну, нематоды-пухоматоды! - цокнул он, - Йа-ж цокаю, клещи. А Мурка всё эт-самое, черви мерещатся.

- Да, черви, - задумчиво отцокала Речка, сидевшая за компом, - Йа вот что подумала, Хлу...

- Опять мысль?!

- Ага, так вышло. Мысль в том, что непонятно зачем тупь устроила эту грушу.

- Прочищаю, - кивнул Хлутыш, - Считается, что тупь разработала стратегию захвата Вселенной и считает её идеальной, в чём она крайне неоригинальна. Стратегия заключается в создании таких изолированных груш свёрнутого пространства с увеличением числа оных в геометрической прогрессии. Вероятно в центре груши находится производство искривителей, и когда там их накапливатеся достаточно - рой вылетает и образует новую грушу, отрезая кусок пространства. Всё очень просто и абсолютно безумно, что впрочем само собой разумеется.

- Ну, более-менее чисто, - хмыкнула белка, - Но вот почему мы думаем, что удастся найти змеешкуров в нераспылённом состоянии?

- На то есть сухие рассчёты. В одной половине двойной груши время ускорено, а в другой - замедлено вплоть до полной остановки. Как обычное поле преобразования, кло? Крущеры видимо просекли это и когда их припёрли райцы вместе с хрусталём, нырнули туда, и все дела.

- Логичечно, - согласилась Речка, - Вот хвостом чую, был какой-то тупак с их стороны.

- Тупак был полтысячи лет назад, - напомнил Хлутыш, - А нам теперь расхлёбывай. Впрочем... это может обернуться огромным профитом. Если захватить контроль над всем что успела наворотить тупь, это урлюлю. Одни хрустали вон чего стоят. А ведь где-то есть автономная фабрика по их выпуску!

- И ще?

- Вот ще: грохнуть всё что вокруг и оставить производственный комплекс. Пущай выпускает хрустали, их сразу на выходе будут глушить и - ! - хлопнул лапами грызь.

- Да, хрусталь штука неплохая, - согласилась белка, вспушившись, - Думаешь, такой дурацкий вариант прокатит?

- Если сделать всё аккуратно, то прокатит, - потёр когти Хлутыш.

Пока же аккуратно делать пришлось опять кольца, потребные для пробойника. Исследовательская группа уже пришла к определённым выводам и всего спустя несколько усуток имела вполне определённый план действий. Он основывался на комбинированном применении пробойника и оглушалки, однако для этого требовалось усилить как первое, так и второе, причём значительнейшим образом. Первоначальный вариант пробойника пришлось умножить на десять; вслуху этого ресурсники раздробили в щебёнку четыре малые каменные планеты, использовав для этого всё те же хрустали. Мощь этих изделий была достаточной, чтобы раздавить планету в пять тысяч килошагов, как орех резцами. На полученном крошеве заработали ресурсеры, натаскивая к стройке миллионы тонн сырья. Пришлось расширять производство, раскладывать дополнительные модули и тиражировать машины, какие возможно. Не прошло и десяти удней, как звёздная система оказалась запружена автоматами, станциями на астероидах, кучами стройматериалов и прочей погрызенью.

Расширение операции, как это всегда бывает, дало возможность подразгрузить мозги. Поскольку из мрифлеков и Марамака физику хорошо знал никто, они с гораздо большим эффектом принялись устраивать работу на участках снабжения. Конкретно им выделили станцию на небольшой платформе и штук тридцать наскоро сделанных заправщиков с ионными двигателями. На платформе действовала гравипушка, срезавшая вещество верхних слоёв звезды и затягивавшая его к захватам; захваченный газ обрабатывался энным образом, какой тоже мало кто понимал, и превращался в "чистое" топливо для всех прочих эрзац-машин. Впринципе они могли работать и на толчёных камнях, но так эффективность повышалась почти в два раза, что нельзя игнорировать. Учитывая общую протяжённость возни во времени, это было в пух.

Группе соответственно пришлось придумать план организации работы и начать его выполнять. Бочки-заправщики были крайне нерасторопны и от базы до мест назначения добирались бы своим ходом по несколько недель; вслуху того что они теперь были не одни такие, по системе организовывалась переброска при помощи фрегов. Заправщики собирались возле точки стыковки, ждали буксир, затем собственно стыковались и он за минуту утаскивал их близко к нужному месту; там бочки разлетались по конкретным платформам, сливать горючку. Всё это требовало ослушивания осмысленными ушами и приведения в рациональный порядок. Мягкое, должное сделать это на автомате, несло ахинею и его сразу отключили.

- Потому что автомат не может уметь всё, - пояснил Мар, - Для этого нужен моск, причём это цокнуто не как физиологическое указание.

- Чё? - помотал головой Олон.

- Ничё, - отмахнулся ухом грызь, - Послушай что с группой 3, она не влезет поперёк потока?...

Тут мрифы чуяли, что могут справиться чуть более чем полностью, так что преисполнились хохолочно - подъёмного настроения. Это было видно невооружённым ухом. Причём это не означало, что они сидели за темой усутки напролёт, доводя себя до жидкого состояния. Как и грызи, они не старались обогнать сами себя и работали ровно столько, сколько было возможно без ущерба. Соскребаясь с уутра и заваривая самовар чаю, Мар обычно видел из окна, как мрифы пробегают несколько кругов по жилмодулю - для них это было необходимой разминкой, а грызь бы от такой пробежки наверняка сдох. Местное белконаселение к забегам привыкло и не шугалось.

Однако после этих забегов, замачивания водой из колонки и корма, трое серошкурых появлялись в жилблоках и принимались за тему со всей возможной вгрызливостью. Они очень быстро схватили принципы экономичной деятельности, так что Марамаку оставалось только довольно мотать ушами. Вдобавок никто не отменял Джирбу, так что грызь скалил резцы и призажмуривался. И не только призажмуривался, но и достал в столовке нечто, что по заверениям грызей соответствовало мясу, выдержал оное в уксусе и изжарив на газовой горелке с добавлением дыма от пары головешек, получил то что у мрифов называлось ъшлык. Впринципе они не старались добывать мясо намеренно, но при их образе жизни попадание оного в рацион всеядного зверька неизбежно; Мар пораскинул предмозжием насчёт того, что возможно мрифочке будет приятно вспомнить родные края, и не ошибся. Конечно кормить пришлось всех троих, и мрифлеки схомячили изделие где-то за десять секунд, но тем не менее.

- Нну как? - осведомился грызь, с ухмылкой глядя на облизывающиеся морды.

- Как-как... Это же ъшлык... Крооови!! - утробно зарычала Джирба, так что Олон и Рвиш слегка подались в стороны. - Да шутка конечно, ъшлык самое то! Ты же вроде цокал у вас это не употребляют?

- Не употребляют, йа так, влапную и чисто вслуху наличия эндемично-поедающих.

- Тобишь он хочет цокнуть, что специально для нас, - перевела Джирба и сгребла грызя в охапку, что ей было крайне несложно сделать, - А я хочу сказать что это пушное ухх...!

Не особо громко прифыркнув и ухмыльнувшись, мрифлеки растворились, оставив двух зверьков посидеть прибочно. Вот казалось бы ерунды-то! Но почему-то если привалиться боком к вполне себе мягкому и тёплому рулону стекловаты, это мягко цокая несколько не то.

- Если привалиться боком к вполне себе мягкому и тёплому рулону стекловаты, это мягко цокая несколько не то, - философично заметил Мар.

- Ага. Послушай-ка... - мрифа стала задумчиво ковырять песок на площадке лапкой, - А Ёлка?...

- Хвойное дерево, да, хрурненькое, зелёное! - цокнул грызь.

- Да я понимаю что не синее. Я про что - сколько вообще белок тут, как-то не попадалось под уши?

- Около трёх тысяч, - просветил Мар, - А что?

- Ммм... так просто, для общего развития, - Джирба слегка ухмыльнулась, поводя ушками.

Марамак же изловил себя на мысли, что куда больше занят мрифой, чем заправщиками. Это было не особо мудрено - заправщики по большому счёту и без никого справятся, а мрифа одна на всю Вселенную. Однако это грозило срывами планов, чего допускать крайне не хотелось; пришлось подналегать на тему. Последний раз только модификация тупь-фрега тип МБ вызывала такую полную загрузку мозга. По жилблоку валялись листки со схемами и таблицами, нацарапанные карандашом; нередко грызь, устроившись в сурящике, вдруг получал в голове мысли и приходилось не отходя от куста записывать и зарисовывать, чтобы уже на свежую голову продумать основательно.

В общем это была обычная практика для любейшего грызя, потому как голова чаще всего не пустовала. У Мара на этот случай была микро-лампа, лично склееная из еловой палочки, куска пластиковой трубки и двух калибровочных шайб в качестве тяжёлого основания. На верхушке палочки был закреплён светодиод, питавшийся от сети через блочок. Штука жутко архаичная, зато собранная из мусора и оттого тешащая; вдобавок эту погрызень Мар притащил из самого что ни на есть дома, оставшегося за несчётное количество световых лет за хвостом. Неяркий жёлтый свет напоминал родной Лес, и грызь улыбался. Обязательно вернусь, подумал он, и тут же задался вопросом, а сможет ли не вернуться? Причём причину долго выдумывать не надо, она серая, с шёлковыми треугольными ушками и разговаривает рыками... Ничего особо не придумав по этому поводу, он подзакапывался в сухой эрзац-мох и принимался сурковать. Из окна то и дело доносилось негромкое поцокивание, прохождение грызей по дорожкам и издали - плеск воды из колонки.

На основной платформе возле дрейфующей Ёлки постепенно отрисовывался гигантский механизм, похожий только сам на себя. Вытянутое в длину сооружение мерно поблёскивало в звёздном свете и искрилось от сотен сварочных факелов, в то время как монтажные автоматы продолжали наращивать его; с боков непрерывным потоком поступали комплектующие. Железка должна была получиться тяжеленная, но зато действующая и вполне пригодная для приписываемой ей задачи; тащить такую тупь с Мрофии натурально можно опушнеть, несравнимо проще сделать на месте. По рассчётам выходило, что прямо с места пробойник сможет нарушать целостность "груши" в достаточной степени, чтобы получить профит.

Речка и Хлутыш, как впрочем и многие грызи, были даже довольны продолжительному строительству и чувствовали себя в своём лесу, каждый удень производя положенное количество операций. Вакуумо-литейщики с самого начала цокнули им, что надо делать и чем контролировать процесс, и дальше вопросов возникало мало. Постоянное повторение технологических операций и куча одинаковых готовых деталей, складированных на платформе, внушали и настраивали на конструктивный лад. Грызи вообще поняли, насколько любезен им этот самый конструктивный лад по сравнению со стрельбой по куриным тушкам или хрусталям. Что впрочем неудивительно: было бы удивительно, не сидели бы они сейчас в жилмодулях Ёлки.

Тем не менее, голову требовалось как-то разгружать. После полутора сотен колец начинало подклинивать и казалось, что время остановилось. Для этого белки схватили материалы по тупь-фрегу тип МБ, тому самому что ковыряли мрифы и Мар, и продолжили изучение возможностей. Тут уже можно было не держать себя в лапах с рамками и оттого получать удовольствие от думательного процесса; в частности, Хлутыш складывал модельки фрега из бумаги, а Речка расскрашивала. Когда надоело, "корабль" вынесли на бетонную площадку и сожгли, после чего сразу взялись за следующий.

В целом план причастных грызей относительно этого изделия был таков - модифицировать его в почвопреобразователь, он же разравниватель. Дело в том что после перестройки планет зачастую поверхность обрабатывалась довольно грубо и требовалось уже малыми средствами ровнять границы участков, изменять состав поверхностного слоя, и тому подобное: короче цокая, непосредственно готовить поверхность к заселению жизнью. Само собой грызи производили для этого пухову тучу разных машин, но всё равно, как было философично замечено, этого много не бывает.

- Много бывает всего, - мотнула ухом Речка.

- Но не в этом случае! - поправил Хлутыш. - Зырь, у нас практически готовый ТФ-флот, йа имею вслуху эти хрустали. Они смогут перестроить планету, но вот тонко обработать поверхность - нет. И вот тогда в дело вступают эти старые, но очень добрые механизмы!

- Пока они никуда не вступают, - резонно цокнула белка, - Мы не можем сообразить даже, какой движитель туда прикрутить чтобы оно работало на поверхности. Мар предлагал воздушную подушку, например, но она своротит весь насыпанный слой.

- Йа предлагаю гусаки.

- Гусаки на космический корабль?!... Хм...

Именно гусаки и именно на космический. С ними фрег выглядел даже более органично, чем без них, ну и главное мог перемещаться по поверхности. Если раньше это был просто ящик, то теперь - ящик на гусеницах. Само собой гусаки должны были быть неслабые, шириной в четыре с половиной метра и общей массой в несколько тысяч тонн; вращали их электродвигатели, питаемые от энергетической установки корабля. Чтобы не фонить радиацией из сопла двигателя, пришлось туда присандаливать трубу наподобие пароходной и ставить поляризатор излучения, так что радиация по идее уходила лучом вверх и атмосферу по возможности не трогала.

- Луноход на паровой тяге, - заявил грызь, ослушав получающееся.

- Да, но на этот луноход мы вставим таки эт-самое! - потёрла лапки Речка.

Под эт-самым она как и все белки подразумевала всё что угодно, но на этот раз - атомные пушки, должные преобразовывать химические элементы. По сути это были импульсные микроволновые излучатели, вызывавшие в материале взрыв - результатом являлось создание на несколько микросекунд химического реактора, в котором вещества варились до нужной кондиции, после чего естественно всё это разлеталось по округе. Учитывая работу по безжизненной пустыне, такой способ являлся более действенным, чем переработка внутри агрегатов. Да и выглядел веселее, когда с огромных машин то и дело выстреливало в поверхность и грохали мощные взрывы. Благодаря простому в использовании трёхмерному визуализатору, можно было не только заценить, как это выслушит в натуре, но и потрогать в проекции.

Выслушило это монстрически, и при этом имело приемлемые характеристики давления на грунт и тому подобные, так что грызи довольно помотали ушами в плане одобрения и потехи. Они тут же выяснили, что переделывать под атомно-химическую пушку лучше не тип МБ, а тип ИО, так называемую "Ионную Овцу". Это был примерно такой же тупь-аппарат класса фрегата, но вооружённый не батареей, а одной мощной пушкой. В оригинале она должна была выбрасывать ионный луч и люто прожигать корпуса вражеских судов, но для грызей этот случай прошёл уже тысячи три лет назад, и теперь никто не назвал бы это оружием. Зато можно было назвать хорошим инструментом, который после неглубокой переделки превращался именно в атомно-химическую пушку.

С переделкой пушки ещё придётся повозиться, а вот поставить корабль на гусеницы - это как раз цокнуть, ибо для этого имелось специальное универсальное шасси с собственной программой масштабирования. Сие позволяло в два щелчка курсора превратить шасси автомобильного размера в шасси для огромной тупи.

- Шасси придётся делать отдельно, как и компоненты для переделки пушки, - увлечённо заливался Хлутыш, - Но напух оно того стоит. Получающийся агрегат будет соответствовать нашему "Стланику" в плане эффективности.

Под "Стлаником" он подразумевал древний терроформировочный фрег Ф128.

- Неплохо, но это всё ещё надо умять, - цокнула Речка, - А у "Океанического", если ты помнишь, ещё висит задача по запиливанию звёздочек.

- Потому и! - огорошил логикой грызь, - У "Океанического", как и всякой Ёлки, висеть будет постоянно. И упускать возможность по дешёвке получить такие тэфэ мощности - это преступление против Жадности.

- Надо ещё перетереть с причастными пушами, - кивнула белка.

Двоегрызие же хоть и постоянно ковырялось с этими проектами, но не забывало и про плановую деятельность. Пространственный пробойник уже имел в длину двадцать с пухом килошагов при диаметре около одного килошага, и выслушил весомо даже рядом с Ёлкой; да собственно он по массе её уже превзошёл, а к окончанию строительства должен был иметь массу в районе двухсот миллиардов тонн. Правда если учесть, что груша для этого инструмента простиралась на десяток световых лет, масштабирование менялось, и гигантская конструкция казалась ничтожно микроскопической. Тут уже возникали сомнения, как такая песчинка сможет воздействовать на столь большую штуку - однако на это были рассчёты на основе цифр, а не сомнений.

- Второй отдел тупит, - цокала Речка, качаясь на стуле перед компом, - Опять едва до семидесяти дотянули.

- У них там авария была, - напомнил Хлутыш, ковыряясь в бездонно-рыбной банке.

- У нас таких аварий по пять штук на каждый цок! - фыркнула белка. - Это не повод так спускать план!

- Да почему бы и не спустить? - хмыкнул грызь, - Или ты торопишься?

- Йа не тороплюсь, но если так жевать ушами - жизни ни разу не хватит чтобы закончить все операции. Представляешь себе лет через сотню возвращение "Океанического" с экипажем из десяти попугаев? А хочется в лесок! - Речка вспушилась, припомнив лесок.

- По плану нам ещё двенадцать усуток, - цокнул Хлутыш, - И пробойник будет готов. Это быстрее чем моментально, согласись, так что и на двадцать растянуть можно.

- Да, но потом ещё сколько времени займёт вся эта погрызень, мать моя белочка!... И кстати да, я соскучилась по матери моей белочке, - добавила белочка.

- Всё будет чистоорехово, - заверил Хлутыш.

Речка этим пока удовлетворилась, так что вернулась к экрану и начала отвешивать обычные подзатыльники прогам, которые тупили. Хлутыш пока давал отдых башке и задумчиво рисовал на столе фрег "ИО" на гусеницах.

Марамак и Джирба в это время в очередной раз прогуливались среди зелени - у них тоже были смены, а не перманентная тупь, так что они были вполне живы. Мрифа хваталась за голову от того, что по возвращению на Родину ей просто с корнем вырвут все уши по поводу грызей, потому как она будет одной из трёх, хорошо знающих грызей.

- Что значит вырвут? - фыркнул грызь, - Йа надеюсь это не означает чего-то глупого?

- Нет, не означает. Всмысле под замок меня никто не посадит конечно. Но согласись если к тебе постоянно будут приставать, то проще будет согласиться, чем терпеть тупак. Да и собственно я не особо против.

- Не особо, но всё-таки есть?

- Есть, - вздохнула Джирба, - Мне вообще-то нравится моё занятие, так сказать следопытие, а тут придётся привыкать к совсем другому.

- Да ну напух. Думаешь, зачем грызи дошли до радиосвязи и комповой сети? Аккурат чтобы заниматься эт-самым, оставаясь в Лесу. Впрочем, - хмыкнул Мар, - Если хочешь, напишу заключение что у тебя потеря памяти. Вслуху шока от услышанного в ядре галактики.

- Я подумаю, - усмехнулась мрифа, и посмотрела на грызя ласково, - Ты так быстро выкручиваешься, Мар. По сравнению с тобой, да и с другими белками, я чувствую себя такой маленькой и слабой, как не покажется тупым. Наши например сейчас уже по уши бы погрязли в боях с райцами, и про основную цель можно было бы благополучно забыть. А ведь это поважнее, там живые чущества.

- Это слова точнёхонько в пух, Джирри. Кроме того райцы действительно могут оказаться просто параноиками, да и не они к нам прилетели, а наоборот.

- Пара-чего? - икнула мрифа.

- Пара-ноик, это тот кто постоянно. Постоянно боится, например. Так что наша задача - защищать от них себя и змеешкуров, но никак не выпиливать их колонии. Скоро сюда притащатся "Ёжики", пусть они этим и занимаются.

- А как же "без ничего"? - подначила Джирба.

- А легко. В данном случае просто они справятся не в пример лучше, потому и.

- "Ёжики" это нечто круглое под Ёлками?

- Не круглое и не под. Это линкоры райнтарцев, помнишь ты читала про трёхглазых? Естественно что они первые подняли хохола, когда поднялась тревога по всему поводу.

- Понятно, - сказала Джирба.

Зверьки намотали уже несколько километров, но нисколько не устали и собирались продолжать топтать бетон и далее. Освещение нынче врубили на полную, так что лампы уже не только светили, но и ощутимо грели шерсть, имитируя весьма жаркий денёк. Вслуху этого двое почти на каждом втором круге останавливались возле колонки и хлебали воду - пока обойдёшь весь жилмодуль, вспушнеешь.

- Возник вопрос, - сообщила мрифа. - Ты цокнул что на Ёлке тысячи три белок. Это изрядно, да. Но я так пораздумывала и пришла к выводу что на вашей планете белок должно быть сильно больше, чем три тысячи.

- Кло, на Заводье около трёхсот миллионов грызей, - кивнул Мар.

- Это к чему, к тому что как получается что на Ёлку попали именно ты, Хлутыш, Речка, ну и так далее?

- Всё достаточно просто, - цокнул грызь, припоминая, - Есть нормативы, и есть очередь. Поскольку нормативы довольно лютые, очередь небольшая. Нормативы - это пухова туча вещей, которые грызь должен сделать чтобы эт-самое. Достигаются они разными путями, йа например до этого вообще в космосе не был, тренировался на ботах.

- То есть ты хочешь цокнуть, что у вас и учебных учреждений нет, которые бы готовили ёлочников?

- Нету, потому что нету такого существа, "ёлочник". Йа уже цокал тебе, что есть только белки с различными атрибутами, а для этого учреждения не нужны, - Мар хихикнул, - Не-нужны! И да, Джирри, что мы всё про грызей да про грызей, скажи-ка например вот...

Мрифа без никакого напряжения говорила, ибо технические детали Мара не особо интересовали, да и скорее всего он бы их не понял, а вот послушать про мрифлеков и Мрофию в целом было для него чрезвычайно любезно. На самом деле получалось, что развитие мрифизации происходило куда активнее, чем это можно предположить глядя на довольно примитивное хозяйство. Примитивным оно было с точки слуха межзвёздной эры, а для своего времени являлось изрядным достижением, в которое было вложено много мыслей. Устройство промышленно-аграрных центров, напоминавших древние крепости, подчинялось генеральному плану, насколько это возможно, и население постоянно контролировало собственную деятельность, дабы не сбиваться на тупак. Ценным являлось и то, что высокая организация не имела никаких надуманных целей и создавалась просто чтоб была - потому что когда плотность населения мрифов превышает определённые пределы, организация неизбежно возникнет. Лучше сделать по шерсти, чем ждать милостей от рандома, решили зверьки.

Что ещё следовало заметить, так это то что на устаканивание подобной системы мрифам потребовалось от силы две сотни лет, и к моменту контакта с галактикой они уже имели вполне ясное представление про паровой двигатель, например. Просто он жутко дымил, а дыма мрифы не любили и потому паровики не использовали, зато в местных "университетах" их подробно изучали и делали далеко отлетающие выводы. Всё это указывало на то, что спустя невеликое по космическим меркам время мрифлеки непременно выбрались бы в межзвёздную среду, ибо имели на то главный ресурс - Дурь.

Что уж там цокать, думал Марамак, если Джирри на Ёлке как на своём месте, напух. Ну Олон ещё тупит слегка, хотя и в рамках разумного, Рвиш же вообще держит себя в лапах, как медведь в спячке. Вслуху всего этого оставалось довольно мало сомнений по поводу того, кому нужен нахаляву космофлот, пусть и состоящий из эрзац-единиц. А единиц вырисовывалось наиприличнейше - учитывая всю законсервированную по пути "рыбу", счёт шёл на тысячи штук. Кроме того, никто не отменял автоматические производства, которые тоже наверняка удастся захватить и адаптировать к своим нуждам.

- Так что мы тут эт-самое мрофийский космофлот, Джирри! - цокнул грызь, тыкая когтём в список "рыбы".

- Это мило, - согласилась мрифа, - Но пока что у нас нет никого, кто справился бы с этими штуками без помощи.

- Со штуками ничего не будет ни за сто, ни за тысячу сто лет, - пояснил Мар, - Сваливаешь их на луну и забываешь ровно до того времени, когда стоит вспомнить. А ещё лучше - сдаёшь в аренду змеешкурам, пока суть да дело.

- Даа, перспективочка! - почесала за ухом Джирба.

Было вполне чисто, что она не очень-то себе представляет полную картину - впрочем, её никто толком не представлял, ибо необъятно. Пока же предстояло продолжить плановый гон заправщиков, чем собственно зверьки и занялись.

Третья цифра.

Salvage it! Immidiently!

- "Homeworld Cataclyzm"

От производственной деятельности, в которую грызи зарылись с ушами, Хлутыша и Речку оторвало цоканье и прикудахтывание из "икорного" отдела. Тамошние, помятуя их походы на разные планеты и по разным делам, попросили поучавствовать в операции по встрече райнтарских кораблей. Откровенно цокнуть делать этого не хотелось, но поскольку особых возражений придумать не удалось - пришлось соглашаться. Соль состояла в том, что вызванная на аврал эскадра выслала вперёд быстроходные крейсера, а основные посуды пока подгребали. Казалось бы, какая тут проблема, однако Внутренняя Крыса думала по другому.

Например нигде не было прописано, что нельзя немедленно после встречи с каким-либо кораблём состыковать шлюзы, ввалиться туда и закатить пьянку. Этого не было написано потому, что это и так было для белок абсолютно немыслимо. Не пишут же в инструкциях, что запрещается разжигать костры в лифте - это примерно тоже самое. "Бережёного хвост бережёт" - цокала народная мудрость; у каждого грызя осталось что-то от осторожного древолазающего зверька... точнее осталось всё, да ещё и прибавилось. Грызи обожали Вселенную и знали, как в ней трясти - потому что интересовались этим.

Применительно к данной ситуации была поставлена задача с абсолютной уверенностью убедиться в том, что прибывающие корабли - именно райнтарские КВК, а не что-то другое. Это грозило несколько затянуть всю возню, однако было совершенно неизбежно - а кроме того, трёхглазые предпримут такие же действия в отношении Ёлки и крущеров. У них может быть не так хорошо с Крысой, но как раз есть подробные инструкции, каковые они привыкли исполнять. Речка в очередной раз вспомнила про Марамака, цокнула ему через коммуняк, но тот не хотел оставлять одних мрифов, а тащить их с собой - тупо. Вслуху этого помимо двоих грызей в группу вошли ещё двое, в чьи обязанности входил непосредственный научный контроль.

Хлутыш и Речка уселись за стол и принялись чертить по бумаге схемы того, как трясти: это тебе не субатомную структуру проверять, тут думать надо.

- Мрифы, цокнешь ещё! - фыркнул грызь, - Представители другой нации, да и вообще лишнюю сумятицу внесут, напух, напух. Нас трёхглазковые и так поклеточно прошмонают, это уж будь уверена.

- Ага, - зевнула Речка, оскаливая резцы, - Только вот КВК он на то и, чтобы проверять и бдить. А нам как обычно кустарщиной заниматься приходится.

- Вот тут ты права. Значит нулевое - это то что дать абсолютную уверенность мы не сможем. Значит что?

- Значит надо предуслышать возможность негативного развития событий и приготовиться. В данном случае - не стыковать крейсера непосредственно к Ёлке и всё такое. Да и вообще вроде это будет не нужно.

- А если всё-таки будет нужно? - уточнил Хлутыш.

- Напуха. На КВК собственный ремонтный модуль, так что вариант с авариями не грозит.

- Ну кпримеру груз какой-нибудь передать потребуется.

- Устроить дополнительный карантин для груза. В том числе если он будет биологический.

- Так, вот это записываю, - на полном серьёзе цокнул Хлутыш и записал, - Это знаешь со стороны видно, а как увязнешь - оощ пкон.

Они придумали на месте и подсмотрели в инструкциях ещё немалое количество процедур, годных в текущем случае; в частности координаты, переданные прибывающим, были вовсе не координатами флота, а лишь точкой где грызи собирались учинить первичную проверку. Для этой самой проверки как обычно был задействован проектор Р4 - самый малозаметный из наличных грызелётов и самый удобный в плане слинять в пожарном случае. Матчасть была проверена на предмет косяков и принята к использованию. Полностью согласовав свои действия с Ёлкой, грызи загрызились в Р4 и отчалили.

- Ну и напух! - цокнул Гуг, один из уч-гусей, собрав в лапу целый пук линялого пуха с кресла.

- А да, - хмыкнула Речка, - Мы же на этом проекторе к Мрофии летали, это тиритовский пух.

- Чей бы он ни был, предлагаю проветрить помещение!

Это было в пух, так что грызи влезли в скафы, пристегнули ремни и приоткрыли шлюз наружу - вместе с бешено вырывающимся воздухом вся фигня типа линялого пуха вылетела за борт. Следует заметить что Хлутыш тут же навёл на облако мусора ионизатор и сжёг его - на всякий пожарный. Учитывая наличие в пределах досягаемости райцев, любящих играться с органическим веществом, делать им такие подарки казалось излишним. Произведя эти действия, грызи отправили аппарат с собой внутри по утверждённому маршруту.

Маршрут проходил от 2234 к нейтронной звезде - она нипуха не светила и оттого маскироваться в её окрестностях гораздо проще, что и требуется. Точка сия находилась недалеко, но всё же за тем радиусом, что патрулировали группы мелочи из флота, так что стоило поберечься и летающих куротушек. Райцы активных действий пока не проявляли, но чувствовалось что это просто результат сожжения нескольких их посудин, а не здравого размышления. По границам расположения флота постоянно мелькали их разведчики, бросавшиеся наутёк при приближении патрулей.

Плоский, почти дисковидный Р4 притёрся к поверхности малой, очень малой планеты, и теперь сидел там тише январского сурка, ослушиваясь вокруг. Вскоре это прослушивание дало результаты - оказалось что аккурат возле соседней планеты в кучке астероидов сидит куртушка или что-то ещё подобное, рассылая мелкие аппаратишки по системе. Впринципе можно было использовать направленную передачу и беспаливно вызвать подкрепление, но...

- Что но? - удивился Дутыш, - Разве есть другие варианты?

- А то, - кивнул Хлутыш, - В нулевых есть большая уверенность, что нас он не засечёт. Во-первых если засечёт, всегда успеем утечь. Во-вторых сюда и так идут КВК. В третьих, вслуху вышецокнутого, есть возможность проследить за действиями райцев.

- По-моему как-то усложнённо, - фыркнул грызь.

- Цокайте потише, кстати, - шепнула Речка, - Тоже паливно.

Каким образом это паливно, объяснить она не могла, однако сие не отменяло факта, описанного в инструкциях. Вероятно дело было в том что на астероидах не бывает замкнутого объёма воздуха, в котором кто-то создаёт колебания. Грызи как обычно расселись с удобством и благосклонно расслушивали поступающую информацию; поступало её негусто, райцы продолжали летать вокруг системы мелочью, а куртушка сидела в засаде и не подавала признаков жизни, так что без запуска мелочи её вероятно и найти бы не удалось. При этом такое ожидание продлилось трое с-суток, что слегка заставляло понервничать; однако грызи знали, что здесь главное именно ждать и не делать лишних глупых движений.

На третьи с-сутки ситуация быстро набрала обороты - буквально за несколько секунд, если цокать точно. Из-за нейтронки повились два звена котанков и без церемоний снесли райцевскую мелочь, после чего развернулись прямо на куртушку. Та видимо такого не ожидала и слегка протормозила, позволив им приблизиться, а когда сорвалась с места - было уже поздно. С котанков пошли противокорабельные станнящие ракеты, натыкавшиеся в цель как шприцы с транквилизатором при отлове касатки; после таких маневров куртушка заскучала и теперь вращалась в пространстве как глубоко замороженный полуфабрикат. Буквально через сорок секунд из-за звезды появились и крейсера КВК, остановившиеся на почтительном удалении от куртушки и начавшие выгружать оборудование для распилки её на части.

- Всё это здорово, - с подозрением цокнула Речка, - Но вот как они сразу запалили куртушку?

- Видимо выпустили вперёд разведку, а потом сразу котанки, - пояснил Хлутыш, - Ничего невозможного. Сразу слышно, чьи перья работают. Давайте передачу...

Поскольку Р4 мелочь не запускал и сидел тихо, его ка-вэ не заметили - хотя они стали обследовать систему и вероятно через время всё же нашли бы. Было предложение подождать и проверить, но Хлутыш указал на важность сохранения единственной доступной трофейной куртушки. Вслуху этих соображений вскоре грызи мордозрели райнтарца, или как их называют в народе - кошковолка. Честно цокнуть ни на то ни на другое эти существа были не похожи, а похожи только на самих себя. Нулевое что бросалось в уши - это третий глаз, расположенный по середине головы над двумя "стандартными".

- Флот "Океанического Танкового", стыковочная группа, - цокнул Хлутыш.

- Флот "Планетарного", - кивнул ка-вэ, - Оперативная группа 3, если точно. Что тут у вас было с райцами?

- Да ничего, просто сидели вас ждали, они нас не слышали. А хорошо что сцапали, у нас тут возможностей не было это сделать.

- Ну насчёт сцапали - не говори пока не перепрыгнул, там возни ещё ого-го сколько...

- Да кстати насчёт возни, - заметил грызь, - Предлагаю передислоцироваться в зону контроля флота, воизбежание.

- Принято, грызо. Координаты сольёшь?

Грызо слил координаты, так что группа немедленно перестроилась в походный порядок и двинулась на десяток светолет в сторону. Трофей, воизбежание, тащили отдельным номером подальше от всего остального при помощи беспилотных машин. После того как группа заняла подходящее место и ка-вэ начали монтировать оборудование для детального изучения куртушки, а грызи приступили к тому, зачем они собственно растрясали хвосты. Для этого пришлось убирать в отсеке всякое летучее барахло, чтобы его не выбросило при разгерметизации, влезть в скафы и затем - в кабины ФаГГов. Путём нехитрых манипуляций с приборами истребители отстыковались от проектора и сделав небольшой кружок, зашли на стыковку в ангар одного из КВК.

Крейсера такого типа были настолько стандартны по Союзу, что собственно при этом слове в уме и возникала приплюснутая восьмигранная рыба с тремя башнями, оскаленными пушками. Сбоку там имелись крышки, скрывавшие ангар - туда-то и сунулись грызи. ФаГГи осторожно вплыли внутрь, выпустили колёса и уже по полу откатились на свободные парковочные места. Гуг и Дутыш просто вытащили из кабин свои приборы и занялись непосредственным делом, а вот Речке и Хлутышу было сложнее. Как и всякая "стыковочная группа", они имели возможность свободно шариться по кораблю, а в сопровождении соответствующих морд могли зайти хоть на командный мостик. Надо заметить, что именно это они и сделали - отправились в произвольном направлении. Сопровождать их вызвался Ылмек, координатор подразделений котанков, и естественно задал изрядное количество вопросов по поводу произошедшего.

- А их, ну этих райцев, вообще кто-нибудь раньше видал? - осведомился Хлутыш.

- Насколько нам известно, нет, - сказал ка-вэ.

Грызи его поняли вслуху опять-таки наличия переводчиков. Тут было ничего не поделать, произносить своей пастью такие звуки физически невозможно.

- Тогда откуда они взялись? - резонно цокнула Речка, - Нельзя же предположить, что они полтыщи лет воевали с тупями, и никто этого не заметил?

- Думаю, не стоит ничего предполагать, - хмыкнул Ылмек, - У нас есть объект, из которого мы наверняка наковыряем много полезного.

Видок у ка-вэ был странноват для грызей, но подумав, оба пришли к выводу что видок такой какой надо. Помимо третьего глаза и длиннющих ушей с роговыми вставками внутри, у ка-вэ не было хвостов, зато были форменные спецовки, которые носили без исключения все на борту. У грызей тоже были спецовки, только их не так уж часто одевали на пух, так что здесь просто в ушах рябило от одинаковых фигур. Кроме того, на корабле царила такая атмосфера, что можно было подумать про невиданный аврал - местные пробегали между отсеками, раздавались короткие команды, и уж нигде не удалось бы увидеть перестилку линолеума на полу, например. Тут это было в порядке вещей, райнтарцы привыкли и им нравилось; поскольку они никого не думали принуждать делать также, нравилось это и всем остальным.

На мостик грызи не пошли, думая о том что это весьма предсказуемо и не особо нужно, зато заглянули в несколько сортиров, каковые тут называли гальюнами, и в пищеблок. И то и другое по атмосфере мало напоминало что-либо слыханное, и это неудивительно - у ка-вэ другая биохимия, хромово-углеродная, так что их корм непригоден для большинства прочих чуществ. Правда, всё остальное - типа дыхания воздухом и его параметров - близко к обычным величинам. По крайней мере грызи не выявили в ходе этой экскурсии ничего подозрительного, а вернувшись в ангар выслушали тоже самое от уч-гусей, сворачивавших приборы. На этом можно было считать доказанным, что перед тобой не замаскированные верблюды, и открывать канал связи с флотом.

Перед отлётом на базу Хлутыш ещё подвёл проектор поближе к платформе, на которую закрепили куртушку, и пристально ослушал нагромождение механизмов и снующие подсобные аппаратишки. Натурально это было похоже на операционный стол, на котором лежало нечто отвратного розового цвета, ощетиненое острыми отростками и с двумя "ногами". Ничего что вызвало бы чувство нехрурности снова не прослушивалось, так что оставалось поворачивать восвояси и надеяться, что ка-вэ успешно проведут вскрытие.

Восвоясях же установилась крайне спокойная атмосфера. По другому было нельзя - работы много и надолго, если пороть горячку - ничего не выйдет. Вслуху этого на Ёлке в очередной раз проводили испытания по симулятору, в одном из жилмодулей затеяли ремонт водопровода, а уж на огород вообще любое грызо ходило частенько. Не только грызо, но и три единицы мрифов, которые кажется просекли суть песка и теперь могли подолгу просидеть, глядя на этот самый предмет. В рабочем плане они были довольны тем, что заняты полезняшкой, потому как по прежнему требовалось гонять заправщики и решать все возникающие вопросы.

В жилблоках всё уже стало совершенно по домашнему, хотя и раньше было - кучки сена по углам, сохнущие на верёвках спецовки и запах капустных щей личного приготовления. Джирба нулевая из мрифов набрала баночек и насыпав в них почвы, стала эксплуатировать филиал огорода на подоконнике - вскоре там имелся целый лес, как оно напух и положено. Марамак например мог провести немало времени, уставившись ушами на эту тайгу в миниатюре, а вдобавок благодаря проекции была возможность походить там почти собственными лапами! Грызь и мрифы уменьшались до размеров муравья и прогуливались между баночками из-под масла, которые с такого ракурса казались небоскрёбами.

- Так, а вот это что? - удивился Мар, услышав незнакомое растение.

- Жуб, - улыбнулась Джирба, - У меня как-то несколько ълудей в кармане завалялись, вот посадила... Как вернёмся, перенесу в лес. Вот номер будет, первые на Мрофии жубы, выращенные за сотни светолет от планеты!

Грызю это было чрезвычайно в пух, так что осталось помотать ушами. Правда у него оставалось исчезающе мало времени, чтобы просто ими мотать, потому как голова постоянно хотела думать - а если уж она хочет так и будет, проверено. Вернувшиеся с задания Хлутыш и Речка отцокали про свои наработки в области модификации тупь-кораблей, что подействовало на хохолок грызя понятным образом. Ему уже просто наяву мерещились "ионные овцы", поставленные на гусеницы и обрабатывающие поверхность планеты лучами. Мар нарезал по дорожкам модуля не одну тысячу кругов, раздумывая над этой погрызенью.

Примерно в таком состоянии его отловила грызунья, оцокнувшая сбоку; грызь почесал ухи, прикидывая кто бы это мог быть. Собственно у него был один вариант - Речка, но это была не она. У наблюдавшейся белки были белые лапки и брюшко, короткая мордочка и желтоватого цвета гривка волос.

- Грызо, это ты Марамак, который с мрифами? - цокнула белочка, - Можно тебя немножко за ухо?

- Да без вопросов, белка-пуш! - искренне ответил тот, - Хоть множко, всё равно дурью маюсь. А, эт-самое...

При цоках "эт-самое" грызь сделал некие пассы лапой, так что грызунья всё поняла с полной точностью - хотя не-белке догадаться было бы никак нельзя. Например переводчики такие штуки не знали и цокать мрифам "эт-самое" было бесполезно.

- Йа Айна Крупноплюхина, - цокнула белка.

- Угу, - Мар напряг извилины, - А, так ты в отделе ЦПР трясёшь?

- Ну да, - сдвинула вверх ушки Айна, - Йа что хотела зацокнуть, грызо, как раз про мрифов...

Зацокнула она довольно основательно - как, чего, почём перья и всё такое. Марамаку впрочем было не впадлу подробно просветить её по указанным вопросам, так что грызи неспеша прохаживались по дорожкам, сопровождаемые собственным цоканьем. Грызь впрочем не мог не поглядывать на белушку, потому как была она просто нулевого сорта, пушинка к пушинке и всё такое. Интересно, подумал он, почему она не цокнула всё это как обычно, через комп... как и всякий грызь, он что думал, то и цокал.

- Хотела услышать лич-но! - улыбнулась Айна, - Уже хруродарствую, да, теперь мне стало всё куда более понятно. Кстати что это за возня с тупями, ты тоже эт-самое?

- Тоже? - удивился Мар, - А ты?

- Йа кое-что провентилировала по количествам единиц и производительности автофабрик на тупь-несушках.

- Ах тыж напух, не слышал, но теперь обязательно послушаю!...

Собственно он не шутил нипуха - послушать действительно стоило, а Айна как оказалось хорошо вышаривала по математическим моделям, причём не на компе, а буквально на листке бумаги она могла набросать систему уравнений, описывающих эт-самое. Впрочем Мар постоянно сбивался в мыслях от рассчётов на саму белку, что неудивительно. Ярко-рыжая пушнина была прикрыта только жёлтыми юбочкой и кофточкой, так что зверёк выслушил предельно мило... мило со 100% эффективностью, подумал грызь и заржал. Однако одним пушистым хвостом и синими глазами никакейшего грызя заинтересовать как следует было невозможно - главное что он чувствовал, что Айна самая настоящая белка, которая хоть и рассчитывает эффективность автофабрик, а как вчера из леса. И это заставляло хохолок принимать соответствующее положение в пространстве.

На немалую удачу, в текущее время была прямая возможность делать что-то помимо необходимого: аврала, как уже было уцокнуто, не наблюдалось вслуху намеренных действий, мрифы реально поднатаскались в деле управления заправщиками, вошли в раж и теперь их было не оттащить, так что и с основной темой упираться нечего. Раздумывать насчёт переделки тупей можно было и в подсознательном режиме, да собственно и не особо это требовалось, когда тему так рьяно трепали другие грызи. Вслуху всего этого Марамак довольно часто стал наведываться к Айне - обитала она на другой стороне жилмодуля, там же недалеко находился и пункт ЦПР, так что не стоило особого труда изловить грызунью по пути.

А уж после осуществления излавливания было невооружённым ухом слышно, что грызунья не против - она так мило помахивала хвостищем, что грызь невольно расплывался в улыбке. На самом деле белка не могла именно помахивать хвостом нарочно - нарочно можно было только трясти им или мотать, так что эволюции хвоста показывали в энной степени уровень довольства и потехи. Мар узнал, что Айна с Заводья, как и он сам - практически их гнёзда находились в пятиста килошагах друг от друга, и грызи даже знали одни и те же знаменательные объекты, такие как река Шумоволк или Мелкобокие горы. Белка могла долго процокать про Родину и свою семью в частности - как это обычно случалось у грызей, семья у ней была довольно большая, одних братьев и сестёр насчитывалось семеро - короче, пуха хоть отбавляй.

- Вот в некотором роде и решила отбавить, - хихикнула Айна.

- Это очень мило с твоей стороны, - цокнул Мар, - Ты здесь очень в пух, по крайней мере для меня.

Белочка уркнула и вспушилась, а белкач подумал о том что это напух выдался весьма хрурненький поход, ога. "Героические покорители космоса, преодолевая опасности и бла-бла....". Ну ни в пух же, на таком корабле как Ёлка, и главное с такой командой. Вобщем-то он и раньше это знал, но теперь просто возвращался в жилблок с улыбкой чуть не до ушей.

Хлутыш и Речка радовались хоть и не так внезапно, зато постоянно - стоило протянуть лапу и почувствовать пушное, и готово. Грызи не прекращали ни на секунду всех текущих операций, промусоливая их под ушами - как постройку пробойника, так и переделку тупей. Не упускалась из слуха и обстановка с райцами: нынче группа КВК вышла в окрестности их колонии с целью попытки проведения переговоров. Этому надо заметить способствовало удачное вскрытие куртушки, захваченной ка-вэ; им удалось извлечь как носители информации, так и самих райцев так сказать в интегральном виде, а не по частям. Материалы по изучению эт-самого немедленно попали в общее пользование. Квазиорганические машины мало кого интересовали сами по себе, а вот понять почём перья с райцами - это как раз было интересно. Вытащенные из своих раковин и зажатые в "пинцетах", розовые тварьки выслушили крайне жалко.

- Ну-ну, а как змеешкуров в грушу загнать - это они всегда пожалуйста! - фыркнула Речка.

- Это да, - не мог не согласиться Хлутыш, и покивал ухом, - У них вообще наворочено тут - гусак ногу сломит.

- Что именно ты имеешь вслуху?

- Например встроенный гравиволновый коммуникатор, как тебе такое?

- Да ладно? - изумилась белка.

- Вот тебе и ладно. Совершенно интегрированный в туловище, но от этого не менее коммуникатор. Цокнем даже более того, у них тут целый набор всякой тупи в организме.

- И как они это сделали, навроде кибернетического приживления?

- Скорее изначально, через генетику, - Хлутыш вздохнул, - И это непухово. Видимо крышу у них от этого совершенно сорвало. Ка-вэ сообщают, что на резонные предложения о переговорах райцы отвечают несвязным бредом. Требуют, цитирую, преклонения перед их могуществом и совершенством...

Естественно что оба грызя закатились со смеху, особенно припоминая атаку куртушек.

- Знаешь что йа цокну, - хмыкнула Речка, - Вот ка-вэ есть, пусть они и цацкаются с этими дураками. У нас своих дел по уши, будет надо - попросят содействия, кло?

- Самое кло из всех! - подтвердил Хлутыш, - Просто и в хозяйственном плане это весьма насущный вопрос. У нас сейчас вялотекущая межзвёздная война, если ты забыла. По всей сфере вокруг флота приходится рассылать патрули и выгонять разведчиков. А неровен час что-нибудь с пробойником сделают? Они наверняка думают, что мы тут строим пушку против них.

- В общем оно на то похоже, - заметила Речка, - Хотя это и не меняет соли. Если бы они слегка подумали головой, могли бы сюда прилететь и послушать, что это такое.

- Ну а на нет и суда нет, - подытожил Хлутыш.

Суда действительно не было, зато были пушки, исправно действовавшие по любому райцевскому объекту, приближающемуся к 2234. Причастные грызи - а причастны были все как один - немало пораскинули мозгами насчёт того что ещё можно сделать для упрочнения положения, и собственно сделали. В частности были построены два муляжа по сорок килошагов длиной каждый, должные отвлечь внимание от настоящего сооружения. Хотя такая вероятность оценивалась как крайне низкая, не исключалась возможность нападения, и в этом случае защитить огромную и довольно уязвимую цель было бы непросто.

Цель эта тем временем всё наращивалась, напоминая натуральную пушку, направленную на "грушу" своим огромным щачлом. К платформе номер 22, что была присандалена сбоку, постоянно подходили крущерские тягачи, доставлявшие от своего флота кой-какие комплектующие; детали тут же шли в оборот. Соответственно ещё больший поток тянулся от производственных мощностей Ёлки и развёрнутых платформ, так что к конструкции постоянно стекались ресурсы, как соки по корням дерева. Ну и соответственно из цветочков постепенно вырисовывались овощи...

Конечно в столь крупном хозяйстве не обходилось без косяков - например основательно сдох один из силовых агрегатов "Океанического", благо у него их как шишек на ёлке. Мотористы выяснили, что сами дали маха, хотя и в пределах допустимого; вслуху этого они потрясли ушами и спокойно взялись за разбор образовавшихся завалов. Больше пухни наделали наладчики, пытавшиеся провести пробный запуск части пробойника - они едва не спалили всё сооружение, что уже было не в пух и повлекло организационные выводы и вводы. Впрочем и в этом не было ничего из ряда вон лезущего. Грызи не слишком впечатлились и произошедшим по ходу дела инцидентом с глупым пилотом: белкач почему-то тупанул и вопреки настоятельным рекомендациям пошёл преследовать куртушку на истребителе; немудрено что райцевский корабль немедлено загланул добычу и попытался смыться. Также немудрено что дежурные грызи не секунды не сомневаясь разнесли куртушку на кванты дальнобойной батареей. Дерьмо случается, так чтож теперь, запушиться внутрь и не цокать? Тем более что случаи подобные этому были редки - если уж грызь залезал в истребитель или брался за управление им с клавы, то как правило в здравом уме.

Опасения тактиков насчёт того, что райцы начнут выцеплять мелочь по одной штуке и пользоваться близостью своих тылов, не оправдались - у них для этого не имелось технологических возможностей, и потери грызей в истребителях за всё время составили пять штук - такими темпами хватит надолго. Не цокая уже о том, что половину сферы теперь прикрывал подошедший райнтарский "Ёж" - он пасся недалеко от колонии супостатов, а корабли сопровождения старались как можно меньше их выпускать в окрестный космос. Бытовало подтверждённое рассчётами мнение, что у "Ежа" с лихвой хватит мощей колонию выпилить под корень, но само собой без крайней нужды никто не станет этого делать.

На тактическом экране можно было тупо полюбоваться, как ворочает боками огромная, больше Ёлки, десятиконечная звезда "Ежа", поблёскивая в свете далёких солнц, а вокруг звеньями располагаются крейсера и прочие единицы флота... Сбоку ухо уловило что-то знакомое, поставленное на платформу: это определённо была тупь-несушка, так называемый тип ДТ - Дырявый Тапок. Как выяснилось, ка-вэ не оставляли без внимания и тупи, так что сграбастали несушку и теперь подробным образом изучали. Хлутышу впрочем пришло под уши совсем другое, так что он запросил канал связи с трёхглазыми и цокнул, чтобы не вздумали потом несушку выбрасывать. Ка-вэ ответили что в общем-то такая мысль у них была, а поскольку возиться с хламом некогда - пущай забирают кому надо. Естественно, Хлутышу было надо.

- Хлу, если бы это видели жабы, они бы сгорели от стыда за свою нежадность, - цокнула Речка, - Вот цокни понятными словами, зачем тебе такенная тупь?

- Зачем можно узнать и потом, а вот если проворонить момент - тупи и не будет, - ответил тот, - Понимаешь, это же получается как создание из пустого места! Так цокнуть нуль-реакция, только без нуль-реакции. Анти-энтропийное действие, наконец - так понятнее?

- Понятнее, - хихикнула белка, - Понятнее, что ты от барахла не отстанешь.

Марамаку не потребовалось много времени, чтобы понять соль в отношении Айны; впрочем грызь всё равно сначала понял соль, а уж потом всё остальное. Понятие заключалось в том что белушечка самое в пух и хорошо бы грызть с ней параллельными курсами; у грызей это называлось "быть согрызуном", что довольно точно выражало суть явления. Мар немедленно цокнул об этом и получив одобрение, сильно потешился. Впрочем потешилась и белка, так что они хохотали минут десять, вызвав даже опасения слышавших. Грызи были совершенно счастливы - всмысле ещё больше чем обычно - так что даже не вспоминали о том, что два года летали на одной и той же Ёлке и даже не были знакомы. Вдобавок грызя расклинило по поводу Джирбы - он по прежнему обожал её, но по крайней мере теперь не хотелось её тупо тискать. Растекшись мыслью, Мар уже не особо внимательно следил за заправщиками, хотя бы и потому что за ними внимательно следили мрифы.

- Марки, - ласково подтявкнула Джирба, - Я уже десять минут жду, пока ты переключишь каналы.

- А? - встрепенулся тот, - Уй напух, прости. Задумался, да. Это-ж ухх такая пушная зверуха!...

При этих цоках грызь жмурился и скрёб когтями по столу, делая хватательные движения лапами. Мрифа при этом ничего не сказала, но у неё было такое хитрое выражение мордочки, что Мар заподозрил подвох. Грызь поводил ушами, расслушивая варианты, и весьма быстро произведя дедуктивное расследование, пришёл к выводам; выводы его порядочно удивили.

- Джирри, - цокнул он, - У меня есть подозрения, что Айна как-то связана с тобой.

- Э? - озадаченно подняла бровь мрифа, - Ну если твоими же терминами, то конечно связана. Она вроде как хотела расспросить тебя про мрифлеков, нет?

- Да. Но вот откуда ты об этом знаешь?

- Ты сам цокал.

- Нипуха йа не цокал, - усмехнулся Мар, - Выкладывай, Джирри.

- Ну как хочешь, - хмыкнула она, - Что тут выкладывать? Я говорила, что ты мне нравишься? Говорила. Поэтому я не хотела чтобы ты таскался за мной хвостом, а жил бы себе прибочно с белкой. Белок тут у вас допуха, и не стоит большого ума заметить, как ты смотришь на конкретных особей. Ну и эт-самое...

На самом деле она сказала не "эт-самое", но грызь услышал именно это, потому как переводчик был настроен подбирать словосочетания, понятные уху.

- И что ты ей сказала? - с некоторым подозрением осведомился Мар.

- Слова, само собой. Ничего такого, что ты не мог бы сказать сам, - ответила мрифа, - Просто лично тебе сказать это было бы несколько мм... не в пух.

- Что-то не совсем вгрызаю, - признался грызь.

- Ну, самец, самка, - показала на лапах Джирба, - Ты можешь сразу сказать самке, что был бы не прочь её потискать?

- Ну мочь-то тут нечего, но пожалуй не стал бы, - цокнул Мар.

- Вот! - подняла палец мрифа, - А почему?

- Да пух его знает, почему, не знаю... Назойливо как-то. Что ей, делать больше нечего всякие комки шерсти выслушивать?

- Вот-вот, - кивнула Джирба, - Это ты так подумаешь, потому что про себя, и будешь сомневаться. А другому про это сказать несравнимо легче.

Мар шмыгнул носом и довольно надолго замер на месте, пялясь ушами на мрифу, так что та даже забеспокоилась.

- Джирри... - грызь просто не находил цоков, - Ты соображаешь что ты для меня сделала?

Мрифа радостно кивнула ушами, а Марамак крепко обнял её и прижался к жестковатой шерсти своей серенькой подруги. Дай гусак каждому в такие ёлочные походы попадать, невзначай подумал он.

Совсем не невзначай, а строго по графику продвигалась постройка пробойника, получившего название "конструкция 04" - чтоб никто не догадался, а главное поржать. Дело это грызи уважали всегда, а уж теперь тем более; по кораблю транслировали записи, сделанные недавно группой грызей, и ухахатывание стояло по всем обитаемым отсекам. Если мрифы ловили суть и усмехались, то Мар и Айна гоготали впокат, даже если сути не схватывали - из-за этого им приходилось глушить ещё больше чаю, чтобы перебить нападающую икоту. Два грызя теперь частенько просиживали прибочно, не заморачиваясь на том в чьём именно жилблоке, потому как всё равно идти две минуты. Грызунья по прежнему дежурила в пункте ЦПР, но это занимало от силы четверть с-суток, а в остальной досуг она зачастую развлекалась тупь-модификацией вместе с Маром. Грызь же не дежурил нигде вообще, но просиживал за управлением заправщиками крайне немалое время, так что порой даже чувствовалась усталость глазных яблок.

Вслуху этого он вспомнил о том, что у мрифов явно садилось зрение от непривычной работы за компом - тут уж как ни выкручивай, а это неизбежно. Если в таких объёмах передавать информацию в мозг минуя глаза, то расстройства будут уже не неприятные, а опасные, поэтому везде и стояли раритетные электрохимические мониторы, неслушая на наличие нейроконнекторов. Марамак не замедлил это цокнуть.

- Не знаю, но мне последний раз Джирба говорила что у неё всё в порядке с глазами, - заметила Айна.

- Она так будет говорить, пока на стены не начнёт натыкаться, - цокнул Мар, - Она же не белка, Айк.

- Да, но ведь мрифа - это большая серая белка с маленьким хвостом и волковой морфологией!

- Однако это не отменяет нужды, ы.

Инициировав таким образом операцию, грызь включил режим "баран-ворота", и неслушая на повизгивания мрифов, чуть не за уши притащил всех троих в отдел горячей медицины. Тамошняя белка наставила в мрифлячьи глаза соответствующий прибор и подумавши недолго, изъяла очки-тренажёр, каковые должны были способствовать восстановлению острого зрения путём энного воздействия. Хотя делались они само собой под грызей, белка была уверена что как минимум ничего плохого они не сделают; у Мара, да и почти у всех на Ёлке, были такие очки, только грызь свои давно не доставал за ненадобностью. Единственное что следовало доработать - так это прикрутить стёкла к другой оправе, ибо стандартная не налезет на голову мрифлека. Чем собственно Мар и занялся лично.

Пришлось доставать из пыльных закоулков памяти навыки, не вслух будет цокнуто, кузнечного дела. А из-под сурковательного ящика грызь достал стальную болванку, обрезную машинку, ящичек с инструментами и кувалду. Вдобавок он не поленился сходить к Хорю за антиспикерами, тобишь резонансными глушилками звука. Будет несколько не в пух долбать кувалдой в жилом модуле, где постоянно кто-нибудь да суркует, а тащиться в другой модуль тупо лень. Вслуху этого Мар поставил на подоконник включённые колонки, издававшие тишину, и принялся изготовлять эт-самое. Сделал он довольно просто, а именно расплющил кувалдой стальную проволку, сровнял её края, и из этой полоски изогнул то что требовалось. Там где проволка могла контактировать с ушами - намотал изоленты, и собственно прикрутил к рамке две части от очков, так чтобы они были перед глазами.

- Вот, - цокнул он тоном, исключающим возражения, - Если что, подогнёте по месту, но когда пялитесь в экраны - чтоб это было на морде!

Мрифы слегка продолжали ворчать, но очки всё-таки нацепляли, так что грызь остался доволен содеяным.

Не менее довольны содеяным были все грызи, когда стало ясно что дело близится к запуску "конструкции 04". Пробойник теперь был нацелен ровно в геометрический центр "груши" свёрнутого пространства... хотя не все могли себе это представить. После того как механизм был выведен на рабочий режим, перед ним сформировался луч искривлённого пространства, от которого было куда как лучше держаться подальше. Стоило только посмотреть по тактическому экрану, как астероид размером в сорок килошагов затянуло под это сверло и моментально размололо в пыль. Однако это было побочное - главное, сверло должно было продавить грушу и достать оттуда искомое. Грызи наблюдали за этой операцией несколько нервно, потому как имелись предположения что все эти рассчёты - неверные. Такая версия получила подтверждения в виде того, что с первого раза действие пробойника не возымело никакого эффекта.

- О суслики-щенки! - закатила глаза Речка, - Сколько можно бить этот метрический фрукт?!

- Сколько нужно, само собой, - цокнул Хлутыш, - Хотя если там действительно центральная структура, дело будет подкислено.

Грызи как обычно сидели в своём жилблоке, за деревянным столом, и испивали чай из трёхлитровых жестяных кружек. На речкиной было очень много раз написано маркером "оощ", а на хлутышевской был нарисован график с подписью "зависимость плотности потока гамма-излучения от температуры первичного контура". На окне буйно, буквально хулигански росла всяческая зелень, от лука до пальм; по стене помещения, напротив стола с компом, возлежали залежи разных предметов - старые спецовки, канистры, даже валенки имелись! Казалось бы, от постоянного выслушивания одной и той же картины в течении уже многих лет можно было и умом тронуться, но грызи не испытывали никакейшего дискомфорта. Соль состояла в том что они чётко воспринимали, что находится за бортами Ёлки, и им было совершенно не всё равно, стоит корабль на орбите Заводья или в 2234.

Вслуху этого задержка с запуском пробойника никого не расстроила. Были привлечены райнтарские специалисты и ещё раз провентилированы змеешкуры. После нескольких дней усиленных разбирательств уч-гуси выявили косяк и провели корректировку параметров, после чего снова попробовали запустить установку. На этот раз дело пошло пошибче - все приборы зафиксировали прогибание "груши"... но собственно на этом всё и закончилось. План состоял в том чтобы выковырять узловой механизм искривления, находящийся на оболочке "груши", а выковыривать оказалось нечего. Гигантскую область свёрнутого пространства создавал генератор из центра, и пробойника не хватало и на пол-процента мощности противодействия.

- Курицыны уши! - обалдела Речка.

- Угу, - согласился Хлутыш, - Внушает. Такенная тупь знаешь ли на уровне новых защитных станций!

- Ты имеешь вслуху РЕГ-М? Тогда это погрызец, её не вскрыть.

- Йа имею вслуху по мощности, но не по возможностям, - уточнил грызь, - Кроме того, не зря же тупь сделала именно грушу, а не сферу...

- Ага. А ещё тупь совершенно не зря расписала планету под этническую игрушку, - напомнила Речка.

- Да, возможно что и зря, - хихикнул Хлутыш.

- Возможно что кто-то зря строил пробойник.

- Ну это не цокни. Думаю, его можно использовать по назначению.

- Поподробнее, пожалуйста.

- Ну, что: назначение у него в том чтобы продавливать оболочку груши и выковыривать объекты изнутри оной, так? Следовательно, мы сможем послать в грушу зонд, вытащить его и таким образом получить инфу о том, почём там перья.

- И что это выдаст?

- Понятия не имею, но куда лучше чем ничего!

Именно так и было сделано, ибо все грызи пришли к аналогичным выводам. Ещё они выцокали некоторое "фи" змеешкурам, которые клялись в верности своих рассчётов. У многих уже лапы чесались схватить то, что будет выбито из груши, а тут на тебе - выбивать нечего. В течении недолгого времени команда подготовила дальний зонд и собственно он был запущен по назначению. Отойдя от расположения флота на два с половиной световых года, зонд провалился в искривлённое пространство, а для наружных наблюдателей - просто исчез. Спустя два часа пробойник снова заработал, и под одобрительное цоканье и мотание ушей зонд вернулся восвояси.

Немудрено что изучением добытых данных немедленно занялись все, кто имел свободный мозг. Выяснилось, что вокруг центральной звезды всей этой конструкции вращаются семь станций планетарного размера, явно повинные в изменении метрики. Выслушили они как сквозные конструкции, напоминавшие клубки ниток, и разверзлись на десять тысяч килошагов каждая. Это кстати выселяло пессимизм, потому как значило что тупь весьма посредственно владеет технологией и полагается тупо на увеличение номинальной мощности при низком кпд. Гигантский клубок создвал кривизны не больше, чем стандартная защитная станция Союза, только та была раз в сто меньше по размеру и массе.

Клубки, как выяснилось, строились автономными комплексами, которые как червяки наращивали составлявшие конструкцию нити; два из семи клубков были недостроены и бездействовали, что тоже в пух. Немудрено что для сооружения таких чудищ ресурсеры тупи ранесли на газ и гравий все доступные планеты и уже резали вещество звезды. Вокруг искривителей паслись "хрустали" - не особенно много, но штук двести наберётся - а тупей старого типа замечено не было.

- Ага, а вот и главный приз! - цокнул Хлутыш.

Под этим витьеватым определением он имел вслуху "хрустальный завод", обнаруженный в соседней тройной звёздной системе. Т-образная платформа была настолько велика, что виднелась даже через туманность, окружающую плотно посаженные звёзды; стало уже понятно, что тупь взяла моду строить некомпактно. Готовых хрусталей тут было ещё штук сто, а на конвейере стояли ещё недостроенные, и ресурсеры непрестанно таскали вещества для производства.

Зонд поверхностно заснял и другие звёзды внутри груши - кое-где имелись добывающие платформы и какие-то сооружения, но ничего особенного; обнаружились ещё одна платформа, вероятно производившая старые тупи, но она как видно бездействовала. Впрочем её недолго и запустить заново, потёр лапы грызь...

- Слушай, это всё весело, - цокнула Речка, - А где большие мозги тупи?

- Хм... - почесал ухи Хлутыш, - Да, как-то йа это упустил из слуха. Будем искать!

Они стали искать - потому как убить "мозги" тупи являлось одной из самых приоритетных задач, чтобы оно больше не расползалось по галактике. Однако и без этого операция по зондированию открывала новые перспективы и цокала о том, как трясти дальше. Большой объём груши теперь оборачивался для тупи не меньшими проблемами: "Ёж", вкатившись внутрь, мог расстрелять клубки раньше, чем тупь успеет что-то сделать. Сие предложение было озвучено ка-вэ, и те стали его детально прорабатывать - в частности, притащили ещё один зонд, на этот раз свой, чтобы повторить разведку при помощи пробойника. В целом трёхглазые тёрли в таком ключе, что скорее всего так они и сделают, но нужно исключить косяки.

Благодаря дополнительным разведрейдам в "грушу" - как бы это ни дико звучало - были добыты дополнительные данные о расположении платформ, групп "хрусталей", и выявлена предполагаемая мозговая станция, спрятанная аж в центр звезды. Тупь немало постаралась, но учитывая все условия - станцию предстояло грохнуть воизбежание.

- Воизбежание чего? - задумался Хлутыш, - Просто надо семьсот раз подумать, прежде чем что-то грохать.

- Ну, цокнем так, - цокнула Речка, - Поскольку если будет станция и будут тупь-механизмы, то будет и вероятность отдачи этим механизмам команд на совершение противохрурных действий, кло?

- Не-не-не, понял на что намекаешь! - испугался грызь, - Станцию, только станцию!

После расслушивания вопроса к такому же мнению пришли грызи, а параллельно и райнтарцы. Крущеры вообще не особо кроились и были рады расстрелять хоть что-нибудь, так что мозговой станции не повезло. Объединённый штаб флотов полным ходом готовил операцию по вскрытию груши, и как это обычно бывает, выслушивали и обмозговывали ровным счётом все, кто считал себя в состоянии это делать. Соль была достаточно простая: "Планетарный", тяжеленный крейсер ка-вэ, должен был подойти к звёздной группе 2234 и вместе с "Океаническим" и эскадрой змеешкуров нырнуть в искривление. Далее следовал расстрел "клубков", что в техническом плане являлось элементарным - огромные неподвижные мишени никакой хитрости не требовали. По поводу хрусталей решили не заморачиваться и уничтожать, поставив себе главной целью сохранить в целости хрустальный завод, который таких может выпустить сколько угодно. Это было не так то просто, огромная платформа без особой защиты так и просила шального обломка.

Далее в целях миссии оказалось прописано уничтожение центральной тупь-станции управления и главное, немедленный старт во вторую часть "груши", которая после уничтожения искривителей высвободится в обычное пространство. Из-за временного эффекта прозондировать эту вторую грушу было невозможно, поэтому следовало быть готовыми к тому, что крущерский флот там окажется вперемешку с тупь-кораблями. Было принято решение использовать трофейные хрустали для передвижения пробойника и использования его в качестве дальнобойного орудия. При всей этой возне нельзя было забывать про райцев и возможные внезапные набеги тупей из окрестного космоса, так что операцию разрабатывали тщательно и провели немало подготовительной работы.

Марамаку же помимо всего прочего пришлось объяснять мрифам - а точнее в основном Олону - что они совсем не зря столько времени грохнули на пробойник.

- Хотя могло так получиться, что и зря, - добавил грызь.

- Это вандализм! - дёрнул себя за уши мрифлек.

- Не-а. Вполне себе рабочая ситуация, ни на пушинку ничего неожиданного. Впрочем йа цокнул "могло". На самом деле без пробойника мы бы не смогли прозондировать грушу. Лезть в неё без зондирования - тупо, и мы бы не полезли.

- Вторую грушу никто не зондировал, а поди-ж ты, - заметил Олон.

- Во вторую грушу никто и не полезет, - терпеливо объяснял Мар, - Когда накроются искривители в первой, вторая тоже развернётся.

Наконец до серого кое-как дошло, и грызь вернулся к возне с консервацией всего хозяйства с заправщиками. Впринципе, меньше чем нисколько была цена всем этим приспособлениям, но на всякий случай их решили именно законсервировать, а не переработать в ресурсы. Вдруг пригодятся, опять мануфактурить... а чтобы всё поставить на длительное хранение, требовалась возня. Платформы с барахлом, оставшемся от строительства пробойника, сцепили вместе и собирались закрыть масксеткой, чтобы не дразнить всуе розовых хулиганов. На всякий случай даже были использованы хрустали, чтобы прибрать пространство от образовавшихся россыпей отходов; собственно даже не удалось бы придумать зачем, но космофлотцы просто привыкли убирать за собой срач.

Опосля этого пришлось аж лезть в ЦПР и слушать почти-лично, как разместить полученные от ка-вэ двести штук малогабаритных беспилотных истребителей - у них на "Еже" был завод по выпуску этого барахла, так что они не кроились. Эту эскадрилью собирались использовать в самую нулевую очередь, потому как не особо жалко и потом можно ещё наделать. Однако чтобы использовать, нужно было подготовить ангарный модуль, а это тоже требует мозговых ресурсов. На самом деле что ни возьми, всё их требует.

- У меня такое чувство, что йа смотрю ълет! - тряс ушами Мар, - Нормально, да - после заправщиков схватиться за истребители. А потом ещё гусак знает за что.

- Ну ты же тряс, - улыбнулась Айна, нарезавшая за столом салат.

- Да понятно, что не гузло, - заржал грызь, - Знаешь, йа просто даже опасаюсь за тебя. Мне-то попуху, а у тебя голова как?

- Это видел? - показала хвост белка, - Йа вроде как грызунья, кло?

- Ууу, ещё какое кло! И да, тут как раз скоро эт-самое, всмысле вторжение в грушу...

Грызи проржались, представив себе вторжение в грушу.

- ...и кому-то придётся остаться охранять пробойник. Будет крайне нехрурно если райцы утащат его.

- Понял что цокнул? Его и Ёлка не утащит. И что, ты думаешь сунуться туда?

- Да не, - мотнул ухом Мар, - Это скорее всего вообще будут делать ка-вэ на трёх крейсерах. Йа про то что хорошо бы прогнать это всё на симуле.

- Мне кажется это сделают ещё несколько тысяч пушей, - заметила Айна.

- Да, но это не повод не делать этого лично, - цокнул Мар, - Правда?

- Угу, - кивнула белка, - Могу даже сыграть за розовых.

- О, вот это орехи!

Как выдалось обоюдно-свободное время, они таки сели за компы и включили симуль. Как и в случае с реальными машинами, управляла в основном автоматика, а грызи только контролировали и давали небольшие, но крайне значимые уточнения, разом менявшие шаблонные схемы, сгенерированные прямой машинной логикой. Опираясь на данные разведки, райцам в самый максимум выставляли три сотни куртушек и ещё полсотни супер-куртушек с утроенными характеристиками - таких никто не видел, придумали сами. Задача состояла в том, чтобы обнаружить их как можно раньше и не дать добраться до пробойника.

Как и предполагал Мар, сделать это оказалось не так-то просто неслушая на технологическое превосходство. Пользуясь количествами, куртушки выстраивались в формацию "сфера", и пока внешние слои отбивались, вся куча шла в заданном направлении. Правда, концентрация делала их крайне уязвимыми к массухе, в обилии имевшейся на КВК, и потери вырисовывались жесточайшие. Тем не менее куртушки до пробойника добирались и могли сделать с ним что угодно.

- Ну что, не в пух? - хмыкнула Айна.

- Да, не в пух, - задумался Мар, - Так, посиди-ка!

Грызь оскалился. Собственно ему не пришло в голову использовать сам пробойник! Хихикая, он перезагрузил сценарий и теперь использовал крейсера не для атаки, а для того чтобы развернуть огромную платформу. Включение "сверла" прямо в сферу куртушек оборачивалось для них катастрофой и почти полным уничтожением. Однако были ещё варианты не с одной, а с несколькими сферами, подлетающими с разных сторон. Фигня состояла в том что на разворот пробойника уходило несколько минут, что в условиях молниеносных маневров крайне медленно. Одну группу, подходящую с фронта, платформа могла раскатать; вторую допустим уничтожали крейсера со своей мелочью - а что делать ещё с двумя? Как ни цокай, выходило что сил для обороны недостаточно.

Получив твёрдые результаты, Мар сверил их с тем что получилось у прочих грызей - у них получилось так же. Поскольку Ёлка была нужна в операции, охранять платформу таки будет некому. Резонное решение отцокалось весьма быстро: вслуху ненужности, собственно, платформы в дальнейшем - ввести в неё алгоритм самоуничтожения. Это было несложно, искривитель спокойно мог устроить коллапс собственной конструкции в небольшую чёрную дыру - а заодно и всего что будет поблизости. Сделать это вынуждал тот факт, что райцы наверняка владеют возможностями быстро захватить контроль над платформой и использовать её - а это напух не нужно.После этих организационных решений ещё раз прокрутили на симуле, убедившись что куртушкам, собравшимся возле платформы, не поздоровится.

В определённый момент времени, когда хронометры на различных кораблях показали цифры, похожие на нужные, операция "Компот" началась. Из кораблей в основном были двое - "Океанический" и "Планетарный". Ёлка лишь немного подвинулась к исходной позиции, а вот Ежу предстояло подойти издалека, потому как ранее он караулил райцевское логово. Также к работе были изготовлены корабли крущерской эскадры, коллекция хрусталей и все наличные истребители, которым предстояло расследовать обстановку в груше-два. Пока Ёж подкатывался, абсолютное большинство грызей просто дрыхли, чтобы эт-самое на свежую голову. Для этого чаще всего использовалась рябиновая настойка, которую принимали внутрь.

В означенное время грызи таки пробудились, слегка покормились и размяв уши, взялись за расслушивание обстановки. Хлутыш и Речка естественно были в их числе, усевшись бок о бок к экрану. Экран показывал изображение, а изображение передавало соль; соль же состояла в том что Ёж занял позицию. Теперь была повторена операция с заброской зонда, чтобы не было никаких внезапностей, и флот приступил к. На тактическом экране грушу было почти не видать - свет от звёзд, что находились за ней, огибал её. Только если присмотреться, можно заметить огромный провал в пространстве, где нет ни одной звезды. Это выслушило несколько пугающе, если представить себе сколько там световых лет.

На экране внезапно погасли все остальные звёзды и рассеяные облака газовых туманностей, кроме тех что были в груше. Грызи повели ушами и огляделись, но не услышали ровным счётом ничего подозрительного - защита поглотила все эффекты, в то время как Ёлка ввалилась за барьер искривления. Едва Хлутыш с Речкой успели оглядеть панораму, как сбоку по "карте" сильно грохнуло. Тактический экран давал и звуковые эффекты, чтобы лучше доходило. Как и предполагалось, это дал первый залп Ёж. Ёлка тоже не тормозила, наводчики батарей просто хотели абсолютной точности, и добившись оной, инициировали залп. Пространство зарябило, как вода в пруду.

- Внимание, следить за хрусталями!!

Это было точно как никогда - артиллеристы и сами справятся попасть в огромные неподвижные клубки, а вот хрустали - штуки весьма живенькие и когда кучей - опасные. Однако им престояло проанализировать, что стряслось, и главное преодолеть несколько световых лет пути - а этого им позволить не собирались. Хотя грызи и действительно следили за хрусталями, они не могли удержаться от того чтобы в прямом эфире увидеть, как рассыпается на части гигантская станция метрики, ломаясь на куски и выбрасывая протуберанцы плазмы. Эти клубки собственно могли бы здорово повредить обоим базовым кораблям, но на это им нужно было куда больше времени, чем им оставили. В течении сорока секунд все пять станций были уничтожены. Груша начала разворачиваться, отчего корабли понесло "назад", от звёзд, к бывшему барьеру.

- По-моему это несколько не в пух... - заметила Речка.

Не в пух оказалось то, что целую волну хрусталей, которая стартовала от станций и платформ, понесло на Ёлку с ещё большей быстротой. Они даже не успели выстроиться в общую формацию, как те что находились в центре налетели на носовую часть "Океанического". Ёлку обдало осколками, как дождём. Не имевшие объёмной защиты сферические корабли разбивались вдребезги, но и импульс передавали неслабый. К удаче "Океанический" сумел ударить аннигиляцией вперёд себя и избежать тарана со стороны пуховой тучи хрусталей. Зато теперь они были буквально со всех сторон и немедленно атаковали гравгенами. Пятнадцать штук работали вхолостую, потому как их точнёхонько уравновешивали трофейные хрустали; те что были ближе всего, сразу вышли из строя от проникающих импульсов.

Тем не менее сверкающих мячиков оставалось ещё выше ушей, и они гвоздили по кораблю иглами тысячекратно усиленной гравитации. Здесь уже грызям пришлось испытать на своих хвостах, почём перья. Раздался какой-то странный хруст, а затем грохнул взрыв, сильно ударивший по ушам. По жилблоку полетели мелкие осколки и воздух наполнился пылью от размолотого материала.

- Сидеть! - остановил белку Хлутыш, - Смотри за, йа возьму эт-самое!

Под эт-самым он подразумевал портативные ремиттеры и противогазы. Грызь метнулся к залежам предметов возле сурящика, быстро соображая - общая защита учитывает биологические объекты, или не очень?... Само собой от выстрела с крейсера портативка не поможет, но вот от вторичных снарядов ещё как. Выхватив блочки ремиттеров и маски, Хлутыш быстро помог нацепить их Речке и сделал это сам. Косяк, подумал он, надо было это сделать до, а не во время. Где-то снова грохнуло, потом ещё несколько раз; почувствовалась дрожь пола и закачалась на потолке лампа. Хлутыш огляделся и уставился на сквозную дыру в локоть диаметром, зиявшую в обеих стенах. Особенно поглазеть на неё не вышло, потому как снова рядом прошёл гравитационный луч и за окном с лязгом навернулась металлическая ферма, ранее висевшая на потолке. Грызь немедленно вернулся так цокнуть к терминалу управления.

- Вот напух! - цокнула белка, вспушившись и сидя с прижатыми ушами, - Они почти все на нас налетели!

На тактик-экране творилась каша: здоровенная Ёлка вместе с оставшимися хрусталями выделывала петли в туче светящихся шаров, пробивая попадающиеся на дороге лучами - какие сжигая, какие просто оглушая. То и дело хрустали лезли на таран, сталкивались с внешними фермами и друг с другом, бились на мелкие осколки... Вся эта туча старалась держаться как можно ближе к Ёлке, понимая что в противном случае их немедленно выпилит Ёж, на который хрусталя пришлось гораздо меньше и он уже с супостатами расправился. Впрочем это им не особенно помогло, райнтарский корабль бил широченными конусами, не опасными для Ёлки, но выключавшими шарики. Потребовалось всего три минуты, чтобы изничтожить или парализовать оставшихся, после чего Ёж стремительно развернулся и пошёл к второй груше, потому как нельзя медлить.

Грызи пришли в себя и также немедленно выпустили все имевшиеся в наличии истребители с "башмаками" для консервации рыбы. С этим были проблемы, ангарные модули получили повреждения и действовали, как показывала автоматика, на 35%. Речка в нулевую очередь проверила, как дела с внутренними повреждениями и не требуется ли где-либо срочная помощь - вроде не требовалась, но грызи на всякий случай оцокали через комп некоторых из тех, кого знали.

- Мар, это Реч! - цокала белка, - Как у вас?

- Терпимо. Рвиша задело, но ничего опасного. Думаем заняться баш... - грызь запнулся, - А нет, займёмся мы водопроводом, иначе нас затопит.

- Чисто цокнуто, тогда мы берём на себя башмаки, - кивнула Речка.

И они с Хлутышем взяли на себя башмаки, потому как теперь-то всем было чем заняться. По кораблю насчиталось несколько десятков пострадавших, из них несколько вполне серьёзно; натурально нужно было что-то сделать с водопроводом, который грозил залить жилмодуль. Мотористам пришлось срочно глушить половину силовых установок, чтобы повреждения не привели к ещё большим повреждениям. Также немало грызей занялись посылкой всего что только можно к пострадавшей эскадре змеешкуров, которым пришлось куда как туже - несколько кораблей были разбиты ударами хрусталей, а ещё больше серьёзно повреждены. При всё при этом "Океанический" продолжал стрелять дальнобойными орудиями, добивая оставшиеся тупи, которые не успели под волну развёртывания пространства. Вокруг кстати постепенно проявлялась Вселенная, в то время как груша окончательно прекращала существовать.

Бывшая станция метрики, похожая теперь на кожуру от апельсина, разорванная вдоль и поперёк, медленно завалилась на ближайшую планету, каковая оказалась газовой, и при помощи сенсоров и тактик-экрана удалось записать красочное бабах в атмосферу, когда туда свалилось сооружение в тысячи килошагов размаха. Надо сказать что спустя некоторое время туда же врезались ещё три станции, просто им было долго падать.

Хлутыш, а вместе с ним и Речка, продолжали слушать за тем, как работают истребители и котанки: первые грузились в ангаре башмаками, сбрасывали их по оглушённым хрусталям и шли обратно, а ШКТ-55 выпиливали тупевую мелочь. С истребителями было туговато, потому как большая часть их сейчас сопровождала Ежа, отправившегося в грушу-два. Оставшиеся работали без перерыва, так что лапы и мозги затекали даже у грызей, просто контролировавших их. В жилблоке несколько противно несло горелым, а из окна натурально слышался шум воды, откуда-то льющейся; однако же грызи знали, что если что - им цокнут, а раз не цокают значит нечего обращать внимание. Конечно, они занимались далеко не жизненно важным делом, но всё-таки делом, которое стоило сделать.

Ежу тоже нашлось чем заняться, потому как в груше-два, помимо искомого и нужного флота змеешкуров с "Разделителем" во главе, отрисовались совершенно ненужные хрустали и приличное количество райцевских куртушек. Всё это требовалось выпиливать, чем собственно ка-вэ и занялись с большим энтузиазмом. "Океанический", получив отмашку о том что помощь там не требуется, двинулся в противоположную сторону, дабы покончить с мозговой станцией тупи - правда вслуху повреждённых моторов шёл он в два раза медленнее.

- Впух! Больше нету обуви! - сообщила Речка через пол-часа.

- Как нету, а что со сборкой? - уточнил Хлутыш.

- С ней всё в порядке, ресов нету.

- Оягрызу. Да что там цокать, надо запускать фреги на сборку...

- Они уже там, не ты один думаешь мысли.

Грызи переглянулись и поняли, что стоит выпить чаю, потому как уборочная кампания обещала быть напряжённой. В это время Ёлка продолжала двигаться к гигантской голубой звезде, которую какой-то умник подписал на карте как "гигантская голубая звезда". Именно в её центре скрывалась последняя основная цель операции, и спустя двадцать минут дело было закончено. Увидеть конечно ничего не удалось, только сенсоры констатировали "цель поражена".

Марамаку было несколько - а точнее вообще - не до этого. При обстреле острый осколок пенобетона, что вообще надо заметить крайне редко случается с этим материалом, попал точнёхонько в лапу Рвиша и сильно её раскроил, так что надо было утащить его в медпункт. Всмысле Рвиша, а не кусок. Попутно грызь узнал про водопровод и отправил туда Олона, сам же отправился с мрифами на всякий случай. Рвиш конечно здоровый зверь, но от потери крови мог и вырубится. Джирба поддерживала его и на ходу пыталась потуже затягивать перевязку на ране, а грызь показывал куда идти и открывал двери - опять же, в зашуганном состоянии искать медпункт на чужом корабле - не самое простое занятие, стоило проводить.

Трое выбрались из подъезда, перешагнув упавшую стальную ферму - та здорово ободрала стену и помяла кусты в огороде, сложившись как макаронина. В воздухе висела пылевая дымка, создававшая противнейший запах и заставлявшая закашливаться. Мара это слегка, если не цокнуть больше, обеспокоило - у мрифов не было ни противогазов, ни даже ремиттеров, и ещё неизвестно как на них подействует медицинское оборудование... Джирба озиралась с прижатыми ушами, но в целом была совершенно вне шока; Рвиш тоже держался неплохо для своего положения. Мар на ходу отцокался по коммуняку Айне, и убедился что с ней всё в порядке - ну всмысле ничего в тушку не попало, а так-то ей предстояло разбирать завалы в отделе ЦПР, учинённые обстрелом.

В медпункте было штук двадцать пострадавших, каковых помещали в стазисное состояние, дабы потом обрабатывать неспеша. Мрифлека уложили на носилки, подставив столик так чтобы он уместился, и медицинщик ловко закрепил на тушке прибор и включил оный - мриф замер, как статуя.

- Всё, Джирри, нам тут делать нечего, - потянул мрифу за лапу Мар.

- Но с ним всё... всмысле, ему помогут? - скульнула она, оглядывась на носилки.

- А как ты думаешь? - резонно спросил грызь, быстро шагая по дорожке, - Это полная ерунда, Джирри. Скорее всего с ним ничего бы не было, даже если бы ему оторвало голову.

- Г-г-голову? - передёрнулась мрифа.

- Угу. Вот проникающие ранения в мозг - это уже серьёзнее... Ладно, пронесло и слава гусаку. Давай поднажмём!

- А куда ты так торопишься?

- Так трубу пробило. Если мы её не заделаем, в модуль выльется весь водяной танк, а это почти тысяча тонн.

- А эт-самое? - показала лапами вентиль Джирба.

- А эт-самого там нету за ненадобностью!

Судя по тому что навстречу им по дорожкам бежали ручьи, дело именно так и обстояло. Олон был обнаружен в довольно мокром виде и с бешенным взглядом, так что объяснить толком ничего не мог. Надо послушать что там, подумал Мар, а мрифы будут самое в пух со своей мощностью.

- Джирри, Ололо - в блок за инструментом, за шкафом два газовых ключа! - цокнул он.

- Что такое газовые ключи?! - возмутился Олон.

- Самые большие из предметов, какие ты там увидишь - это они! - крикнул грызь, убегая по дорожке к торцу жилой зоны. - Возьмите и за мной, ходом!

Откровенно цокнуть он не очень здорово знал это место, где проходила основная магистраль, но представление имел. Перед его ушами предстал небольшой водопад, изливавшийся из окна крайнего подъезда - как раз в углу проходила труба, и можно было услышать дырку в стене, обозначавшую место поражения. Недолго думая грызь вбежал в подъезд, поднялся по ступенькам на третий этаж и мордозрел искомое. Дело было не так уж плохо, дыра похоже имела ровные края - правда, дыр было две, входная и выходная. Из обоих с громким шипением вылетал поток воды под весьма приличным давлением. Благо, лестницы в подъездах были скозные металлические, иначе поток просто не дал бы подойти к месту. Нулевое что подумал грызь, так это "напуха йа послал мрифов за газовыми" - газовыми тут явно было нечего делать.

Пришлось в темпе бежать искать другие инструменты, как то - сверлилку помощнее, болты и что-нибудь вместо заплатки. К месту уже подтягивались некоторые прочие грызи, подсобившие цоком и делом, а мрифы таки притащили газовые ключи. Пришлось немедленно послать их искать материалы и самому бежать за ними же. Кто-то сообщил что пригонит пару рапторов, но не было никакой уверенности что они сильно помогут. Кроме того следовало соображать достаточно быстро: вода прибывала и уже текла слоем по дорожкам, потому как никакого стока тут отродясь не существовало.

Сообразили примерно таким образом, что следует соорудить заглушку с рычагом, который позволил бы запихнуть её против потока воды и притянуть чем-то вроде хомута. Подсобные конструкции можно было сделать из упавшей потолочной фермы, нарезав её на части, а вот где взять саму заглушку - пух знает. К удаче, нашлись грызи соображавшие получше Мара, которые просто налету изобрели операцию по установке крышки с использованием рычагов и домкратов. Сначала пришлось быстро таскать тяжёлые предметы, а потом налегать на рычаги под разбрызгивающейся во все стороны водой. Как и предполагалось, рапторы тупили, а времени объяснять не имелось, так что куда лучше сработали мрифы, развивавшие мощность более грызунячьей. Жмурясь от летящих в морду мелких брызг, Джирба прочно держала рычаг и по команде давила.

- Ещё чуток вперёд!! - орал грызь через грохот воды, - Стоп!! Засверливаю!

Он засверливал, потом приходилось утягивать, вращая болты неудобным газовым ключом, потому как искать разводной можно очень долго. Мар сделал весьма неосторожное движение, проворачивая ключ, и лапа попала под струю.

- Ъ! - крайне громко цокнул он, схватившись за лапу.

Кисть была вывернута под неестественным углом и причиняла не самые приятные ощущения. Грызю пришлось выбираться из-под водопада и идти в медпункт уже со своими проблемами. Чувствуя что болевой шок может здорово стукнуть, грызь перешёл на лёгкий бег - это помогло быстрее добраться до цели, где собственно на "ремонт" потребовалось пять минут. Он ещё успел вернуться к месту операции до того, как там закрутили последнюю гайку.

Мрифы и грызи, мокрые чуть менее чем полностью, сидели возле подъезда и отдувались. Вода стояла по щиколотку, в ней плавала всякая фигня - но это было куда лучше, чем если бы она дошла до уровня горла.

- Оощ пкон, - цокнул один из грызей, вытряхивая воду из уха, - Гогурцы залило, надо убирать это половодье и включать вентиляцию на осушение, а то загниёт.

- Посмотрите, а может просто стоило тупо выключить тяготение? Вода бы не лилась.

- Ага, тупо... Там такая погрызень с режимами, вспушнеешь. Да и вообще при таких ударах по системе лучше не трогать...

- Да уж, встряхнуло основательно. Впрочем могло быть куда как хуже.

- Вот, теперь вы абсолютно точно можете записывать себя в ёлочники, - хмыкнул Мар мрифам, - На аврале побывали, хвост замочили. Давайте в блок, высушимся и пойдём наверное попробуем воду слить.

- Ну и шёрстка! - мотнула головой Джирба, с плеском шагая по воде, - Я такое видала только на наших фермах!

- Ты прекрасно справилась, - заверил её грызь, - Ну всмысле - вы прекрасно справились.

- Как с Рвишем? - встрепенулась мрифа.

- Да оставь ты его в покое, цокаю тебе - с ним всё будет в пух! - отмахнулся Мар.

Использовав все наличные тканевые изделия, чтобы вытереть шерсть, они действительно отправились искать, как слить воду. В плане сушки туже всего было именно грызю, особенно с хвостом, который вымок и теперь волочился, как хвост. Мар кое-как прицепил его на спину попавшимся куском проволки, чтоб не мешался. А воду слить стоило, потому как модуль напоминал заливной луг и натурально долгое заболачивание неполезно растениям. Вверху вместо плёночного покрытия эрзац-неба теперь нависал потолок из металлических панелей - фермы, державшие плёнку, обрушились. Кроме того, были разбиты два верхних светильника, что заставляло подумать об их замене.

Со сливом пришлось устраивать операцию не меньше, чем с заглушкой. Самый годный сток, из которого воду могли бы забрать насосы и вернуть в систему, находился в коллекторе; это было углубление шагов на пять и длиной в двадцать. Фигня состояла в том что паводок набросал туда кучи плавучего барахла и начисто забил решётки, каковые теперь соответственно оказались под водой. Олон первым показал пальцем на большой пластиковый бак, за каким-то рожном существовавший рядом, так что скоро Мар и Джирба уподоблялись лесникам, плавающим по весеннему затопленному лесу. Они сидели в баке, мрифа гребла рейками, а грызь использовал наскоро сделанные багры чтобы вытаскивать из воды ерунду; нагрузив полное "судно", они возвращались к берегу и выгружали добычу, Олон собирал мусор и увозил на тачке в помойку. Таким способом предстояло вытащить практически все попавшие в коллектор предметы, потому как если убрать те что возле сеток - поток воды тут же присасывает туда другие. Среди мусора обнаружилось и немало полезных предметов, типа бутылок, фляжек, деревяшек и даже тапочек.

- Надо будет цокнуть всем, чтобы искали тут, - заметил Мар, с плеском орудуя багром в воде.

- Ну и шерсть! - в сотый раз повторила Джирба, - Кому рассказать дома, шиш поверят. Слушай, а что это вообще было, всмысле отчего дыра в стене?

- Фокусированный гравитационный луч. Сам он может быть всего миллиметр в диаметре, но мощность у него такая, что на вещество в нём действует сила в миллионы раз превыщающая обычное тяготение. Соответственно вещество взрывается, поэтому и дырки.

- Угу... - мрифа переварила, водя ушами, - Это оно могло и в корпусе дырку провертеть, или их сразу чем-то закрывает?

- Нет, корпусу это до хвоста, - цокнул грызь, - Там сорок миллиметров текфонита, его такой игрушкой не проковыряешь. Но вообще такая стая хрусталиков - это стрёмно. Дело в том что как-то проворонили волновой эффект, когда груша развернулась...

- Кстати интересно, как там, - заметила Джирба, ловко закидывая верёвку за трубу, как якорь.

- Айда послушать, - кивнул Мар, доставая коммуняк.

Там оказалось довольно много всего. Ка-вэ не без усилий, но удалось убрать хрустали и куртушки от "Разделителя", каковой выслушил как огромная вытянутая галоша - точнее две галоши, сложенные подошвами, а внутри них находились верхние крышки модулей, натыканных туда как лук в баночку. Райцы, несмотря на явно тухлое положение, упирались люто и пытались стащить один из крущерских кораблей, но им не позволили; остатки куртушек упорхнули в направлении колонии. По крайней мере физики могли похвастать, что правильно определили временной тормоз в груше-два: всё что попало туда несколько лет назад, осталось точно в таком же состоянии, как и тогда. То есть для змеешкуров прошло одно мгновение.

Также пришло сообщение о том что райцы всё-таки атаковали платформы, отогнали от них КВК и по вполне запланированному сценарию потеряли штук двадцать куртушек, севших брать платформу на абордаж, когда она сколлаписировала. Всё огромное сооружение разом сложилось в точку, после чего грянул взрыв, образовавший сферическую оболочку навроде планетарной туманности. На этом все работы в звёздной группе 2234 можно было считать основательно законченными.

Через несколько часов с авралом было покончено, и Хлутыш напару с Речкой, что впрочем по умолчанию, получил возможность отсурковаться. Таковая всегда была тем ценнее, чем больше навоза убрано до, так что грызи расплющили морды как следует. Прекратив дрыхнуть, они рецидивно испили чай и осведомились, почём перья, выбрали куда приложить мозг и собственно это и сделали. Поскольку пришлось следить за процессами, не требовавшими большого внимания - просто требовалась однозначно осмысленная реакция на события - грызи получили возможность "осмотреться" вокруг Ёлки. Естественно при помощи тактик-экрана, однако это не отменяло чувства собственного взгляда. Следует зацокнуть, что из бывшей груши открывался весьма красочный вид на звёздную группу - с одной стороны сверкали четыре голубоватых шара - сверхгиганты с высоченной температурой; вокруг них как ожерелье катались по орбитам малые звёзды насыщенно красного цвета. С другой стороны весело светился гигантский аккреационный диск нейтронки, похожий на галактику в миниатюре, а вокруг него вращались две большие зеленоватые звезды, "дымившие" своим веществом и подкармливавшие нейтронку. Две эти большие группы объектов были окружены собранным с окрестностей газовым облаком, которое закрутилось в виде неровной восьмёрки; в любом случае облако выслушило весьма мило, светясь оттенками голубого, переходящего почти в морскую лазурь.

- Угу, ты послушай сколько тут единиц гаммиков! - прицокнул Хлутыш, - Сто сорок с кучкой, а норма - двадцать микро.

- Мать моя белочка! - убедилась Речка, - Даа, красиво оно только из-за защитной стенки... И как сдесь тупь работала? Она хоть и тупь, а всё же.

- Ну как-то значит работала. Вот как райцы со своими куртушками тут живут, йа вообще не вгрызаю.

- Может они радиацией питаются.

- Не может, ка-вэ расследовали и пришли к заключению что не может. Конечно генетика у них извратная, но хотя бы одна единица и им будет несмешна. Ну куртушки, конечно, чем-то защищены... кстати слышимо поэтому они и селятся ружей внутрь, всмысле внутри планет.

- Не думаю что поэтому, - хмыкнула Речка, - Впрочем, ну их к собакам. Меня куда больше занимает коллекция хрусталя, сколько там уже вышло?

- Сто сорок штук, - цокнул Хлутыш, уточнив, - Может быть будет что-то ещё, но много не обещаю.

- Не обещает! Полторы сотни таких шаров - это зверский профит, Хлу! - белка аж потянула себя за уши, - Столько всего напилить можно, шерсть дыбом встаёт!

- Ага, зацепило, - удовлетворённо кивнул грызь, - Но есть и кислота. На "Океаническом" все автоматы заняты на неопределённый срок ремонтом повреждений. Поэтому отключить хрустали может быть и удастся, а вот переделать систему управления на нашу - нет. Мы когда их хватали, использовали все мощности разом, а сейчас это недоступно.

- Непухово. Если хрустали останутся здесь, они будут подвергаться риску захвата со стороны райцев или недобитых тупей. Слушай, а эт-самые?

- На них вся и надежда. Если помогут змеешкуры с "Разделителя" и ка-вэ, тогда другое дело. А помочь им стоит, потому как нам тащиться ещё обратно, и хрустали лишними не будут. Ёлка действует наполовину, крущерская калоша и того меньше...

- А что, ёжик не того?

- Не, ёжик останется бдить, воизбежание.

- Ну тогда думаю всё будет вполне хрурненько, - вспушилась Речка.

Она думала, что тогда всё будет хрурненько. Собственно для этого были все основания, потому как натурально отходить от Ежа, рискуя попасть под рой куртушек, никому не хотелось, а столь полная коллекция хрусталя - весомый аргумент. Трудно было судить, придушила ли зелёная змеешкуров, но от того чтобы поделить трофеи поровну, они не отказались. На "Разделителе" имелось немало средств для выполнения требуемых работ - небольшие судёнышки корвет-класса, рабочие автоматы и линии управления ими. Приличную группировку оставили и ка-вэ, хотя они как слышно с земноводным не знались и предложили после прибытия группы к Мрофии хрустали пустить на слом, а также немедленно расстрелять оставшиеся тупь-платформы! Грызи чуть не за лапы их хватали, не давая этого делать. Позиция надо заметить была шаткая вслуху того что спустя всего несколько часов после окончания боёв с платформы сошёл новёхонький хрусталь и немедленно попытался сделать зло. Зло ему сделать не дали, а парализовали и отправили в общую очередь на замену мозгов.

Следовало быстро думать и действовать, чтобы не упустить возможность. Большая часть всех ресурсов направлялась на ремонт кораблей, но и оставалось довольно прилично. После недолгого обцокивания было решено следующее: с хрусталями, вслуху их количества, не упираться и подналегать на их полную консервацию. Выключенные единицы сложить на хранение на планету - сохраннее будут - и по возможности окружить охранной системой. Платформы условно законсервировать, выведя из строя тупь-ресурсеры: нет сырья, не будет и хрусталей.

- К чему такая сложность? - уточняла Речка, - А если оно начнёт саму платформу на ресы разбирать?

- Это не исключено, - согласился Хлутыш, - Но тут главный принцип в том, что трогать саму платформу нельзя.

- С пуха?

- С пуха что пока её не трогают, она сама по себе будет выдавать хрустали в неограниченных количествах. Стоит начать ковырять - и этот приятный эффект исчезнет.

- Сколь необычно, - призналась белка, почесав ухи.

- Ну в общем-то конечно да, - квохтнул грызь, - С подобными схемами вряд ли где ещё столкнёшься.

- Вот, а цокали - как горность, камушки, блоо...

- Отчасти и. В стародавние времена горняки, которые выковыривали эти самые камушки, постоянно рисковали получить на уши обвал, а здесь рискуешь получить по ушам гравипушкой.

- Но горняки только и делали, что ковыряли объект своего внимания, а ты цокаешь - нельзя ковырять.

- Слушай Реч, какая напух разница? - улыбнулся Хлутыш.

Само собой, после этого они снова уселись в полный таз смеха - что впрочем по умолчанию. Также кое-что было сделано с кружкой, в которой по прежнему находилось тоже самое, что и все прошлые и последующие разы. Грызям же предстояло немало повозиться, потому как теперь в их распоряжении была такая с позволения цокнуть группировка, как два десятка рапторов и ровным счётом один У-21 для их перевозки. Всё бы ничего, но аппаратишко был крайне медленным для разлётов по сфере в десяток светолет. А каждый раз после вскрытия хрусталя, установки на нём "башмаков" и полумаяка, группу приходилось возвращать в ангар для загрузки расходных материалов и исправления неисправностей. Хлутыш не приминул цокнуть об этом грызю, каковой вёл учёт в ангаре, и кое-как вытянул из него обещание отдать котанк-ресурсер, когда тот освободится. Тоже не идеально, но гораздо лучше исходного. Получить же в распоряжение даже истр с ремонтным оборудованием в обозримой перспективе не светило - всю подобную технику задействовали в ремонте базовых кораблей - Ёлки и "Разделителя", потому как им было бы очень недурно возвратиться к Мрофии. Змеешкуры пищали что напух им надо туда, но лететь отдельно таки воздержались, помятуя массовое набегание куртушек.

Соль состояла в том, что они не могли поражать корабли райцев на большом расстоянии, и не имели надёжной защиты от проникновения квазиорганики, из которой куртушки и состояли. В итоге несколько больших посудин оказались обмазаны этой субстанцией так, что экипаж не без потерь унёс ноги, а корабли пришлось утопить в звезде воизбежание. Вслуху этого змеешкуры не горели желанием бороздить просторы на большом удалении от хвойного дерева.

Хлутыш же с Речкой гоняли шакотанк ШКТ-55РЕ, каковой как и все прочие выслушил как блестящий зелёненький шарик с небольшими выступами. В ангаре на него ещё прикрутили стыковочную ферму, так что теперь шар таскал на себе подразделение металлических вандалов - что ни цокай, а ломать у них получалось куда как лучше, чем строить. Тонкость - или толстость, смотря как посмотреть - задачи состояла в том, что отходя на несколько световых лет от Ёлки, аппарат терял с ней связь и собственно все действия на цели выполнял в автономке. Для этого автономка должна была быть настроена на редкость отличненько, иначе сразу после прибытия на базу машину приходилось опять отправлять туда же исправлять косяки.

Деятельность сия оказалась довольно монотонной, но тактик-экран давал благую возможность поглазеть ушами на космическую панораму, а цифры по заготовленному хрусталю заставляли думать о Жабах во множественном числе. Благодаря упомянутой системе, можно было послушать лично, как крущерские буксиры спускают хрусталь на изрытую кратерами поверхность планеты, и громадный "мячик" перекатывается, устраиваясь поудобнее и проминая камень, как песок, своей массой. Думается если бы тут было кому смотреть с поверхности, он сразу бы опушнел от торчащих на килошаг блестящих гранёных шаров.

От блестящих шаров опушнели и Марамак с мрифами, а заодно и Айна, хотя последняя только заглядывала в т\э чисто поржать. Они занимались примерно тем же, что и Речка с Хлутышем, но только следили за снабжением змеешкурских тягачей; следовало готовить к отправке из ангара точно подобранные партии расходных материалов и отгружать их с минимальными задержками. Панорама сотни хрусталей, сидящих на планете как капли росы на листе, вызывала чувство довольства и приводила к годованию. Умом все понимали, что главное - это платформа, но вид кучи одинаковых предметов внушал сильнее.

По ходу всех дел Мар втихорька составил график количества смеха для мрифов, каковой показывал их общее состояние, пропустил это через анализатор и пришёл к выводу, что серые чувствуют себя вполне сносно. Учитывая их внезапное попадание из родного мира в космический корабль - не сносно, а идеально. Это было весьма в пух.

Помимо прочего пришлось и вставлять новые лампы в осветители на потолке жилмодуля заместо раскоканых; на эту возню грызь взял Рвиша, у которого лапа была как новая. Кроме того, мриф был недурён поработать, и при этом не начинал подвывать, как Олон. Джирба тоже в разгильдяйстве замечена не была ни разу, но Мар цокнул что ему жалко принуждать её таскать тяжести - на самом деле тяжестей не было, был хитрый план. Всмысле - это грызь так думал, а на самом деле тяжести и правда присутствовали, так что пока двое взгромоздили всё что нужно на положенную высоту - порядочно вспушнели.

- Нну что, серые уши? - бодро цокнул Мар, болтая лапами на стальной вышке, - Как вернёмся на Мрофию, чем собираешься заняться?

- А ты чем? - резонно вопросил Рвиш.

- Ммм... - грызь всерьёз задумался, - Ну на Мрофии йа тупо позырю на планету, как ты понимаешь. А дома, хм... Это ещё надо обцокать с Айкой, йа теперь не на одну пушу, как-грится... Но в целом будем околачиваться, да.

- Вот ты и ответил, - хмыкнул мриф.

Непросто, подумал грызь, глядючи как кружась улетает вниз очередной клочок линялого пуха с хвоста. Ну да ладно, где гусак не пропадал.

- Йа имею вслуху что, - цокнул Мар, - Как у вас с эт-самым, ну в плане самец, самка, кло? У нас сам видишь как, и обычно бельчат выращивают, когда есть на то большая Дурь, а не так, всуе.

- Самка и мрифлечата это хорошо, - оскалился Рвиш, и подёрнул ушами.

- Хмм... Тоесть цокнем так, - растёкся мыслью грызь, - Тебе не пришло бы в голову улететь к змеешкурам или грызям, чтобы постичь неведомые знания?

- Пожалуй нет, - подумав, сказал мриф, - Думаю с меня этого похода хватит по уши.

- Прелестно... Значит ты был бы не против найти самочку?

Рвиш достал из кармана и показал затуплённый керн, намекая что вопрос туп.

- Могу показать тебе одну, - цокнул Мар.

- Пхх? - поперхнулся тот, - Ты про Джирбу? Вот уж я ей как рыбе подарочный набор зонтов.

- Может и так. Правда, она говорит примерно тоже самое... - грызь зевнул, - Ладно, давай-ка...

- Нет уж, - мягко придавил его лапищей Рвиш, - Цокнул Ы цокни и Ъ.

Естественно он цокнул, много чего услышанного от Джирбы из того, что она вряд ли стала бы рассказывать самцу мрифлеку. Рвиш был изрядно удивлён, хотя и немало обрадован, так что стоило надеяться на то что хитрый план оказался в пух, хотя и был вчистую скопирован. Пока же пришлось прикручивать лампы на место, и без мрифа с его большим ростом это вытекло бы в неимоверную возню; впрочем и так опушнели как следует и возвратившись в жилблок, Мар буквально отключился.

- Йа буквально отключился! - цокал он потом Айне, сонно ковыряясь в тарелке, - Вот уж никогда не подумаешь, чем придётся заниматься в ядре галактики, так это менять светильники!

- А почему бы хрурному грызо и не поменять светильники в ядре галактики? - осведомилась белка, очищая коготки на лапке.

- Ну в общем да. К тому же это куда как меньше убивает голову, чем всякие груши.

- Про грушу, к удаче, можно забыть, - блаженно улыбнулась Айна, - Кстати Мар, что ты думаешь по поводу Леса?

- Хмм... А ты?

- Йа думаю что это место где много деревьев, - серьёзно цокнула белка и расхохоталась, - Кхм. Так вот йа бы не отказалась со сменой эт-самое, фьюить на Заводье.

- Ну значит и йа не откажусь, - кивнул грызь, - Как там, вроде обещался прийти "Квохчущий"?

- Да, как раз к тому времени должен быть. Йа просто что, - повела ушками Айна, - Не хочу чтобы ты просто из-за меня. Может, у тебя какие другие мешки.

- Ну нет белушко, главный мой мешок это ты, - ласково цокнул Мар.

Довольные, как январские глухари на току, грызи вспушились и окончательно решили, что при возможности отправятся восвояси - по крайней мере, на сколько-то лет. Ёловому флоту возле Мрофии работы было довольно надолго, так что предуслушивалась пересменка; быстроходная транспортная Ёлка, тот самый "Квохчущий", обещал за месяц доставить команды грызей к Заводью. Немудрено что уши разъезжались в разные стороны и морды принимали исключительно мечтательное выражение по поводу того, как они, морды, закопаются в зелёную хвою.

Однако же никто не забывал и о том, что совершенно необходимо привести трофеи в стабильное консервированное состояние, дабы не упускать профит. Подробные консультации с ка-вэ позволили выяснить, что впринципе реально обеспечить сохранность платформ и хрустального склада, применив автоматическую систему сигнализации, каковая в случае надобности наведёт на не в меру любопытных райцев "Ежей". Кроме того хитрый план заключался в том, что райцы не могли знать, что произошло - так пусть считают что союзникам удалось взять тупь под контроль. Все признаки этого - целые платформы и сопровождающие Ёлку хрустали - были наморду, так что оставалось разработать мероприятия по дальнейшей дезинформации и постараться уверить супостатов, что две недостроенные и ныне выведенные из строя станции метрики на самом деле действуют и готовы снова свернуть грушу. Или ещё какой-нибудь фрукт...

Разработками планов относительно подробного освоения трофеев пока не занимались, но даже самые поверхностные наброски заставляли поднимать хохола. Главные вопросы состояли в том, где взять дураков лезть в такую жажу, а также где взять изначальное количество матчасти, необходимой для развёртывания операций. Еловый флот имел вполне конкретные прописанные цели и должен был заниматься совсем другим, рассылать корабли направо и налево - не напасёшься. Всё это предстояло основательно продумать, но вслуху того что грызи вообще были привычны к мозговой активности, это никого не могло напугать.

Пока же Мар мог долго задумчиво пялиться на панораму космоса, где проносились буксиры, ресурсеры, ремонтники и прочие объекты, снуя туда-сюда между огромной калошей "Разделителя" и Ёлкой. Мрифы были спокойны и неспеша работали, где могли - а могли они всё больше где, так что беспокоиться о них пожалуй не стоило. После эпопеи с лампами они все трое засели за компы и только и слышалось из жилблоков, что цоканье по клавишам. Чтобы было удобно цокать мрифам, в своё время Мару пришлось распилить клаву пополам, спаять все проводки и прикрутить её к доске - иначе большие лапы не давали годно нажимать кнопки. Кстати о пернатых, подумал грызь, официальная линия это одно, а и лично неплохо бы снабдить Джирбочку годным компом - мало ли зачем пригодится.

Вслуху этого он отправился на склад, поискать там. Уж чего-чего а портативных компов, по каким-либо причинам туда попавших, там было выше ушей. Складской грызь, которого Мар оцокнул через коммуняк, ответил что всё равно не знает, есть ли там эт-самое, так что пусть ищет лично. Марамак и стал искать лично, поднявшись... или опустившись? - короче, проехав на грузовом лифте приличное расстояние от обитаемой зоны модуля, в технические отсеки. Здесь было прохладно, а разреженный сухой воздух пах озоном; шерсть немного наэлектризовывалась, и повсюду мерно грохотали механизмы циклопических размеров. Грызь чуть было не почувстовал себя муравьём, но понял что это банально и почувствовал себя уткой. И от этого, естественно, заржал.

В полутёмном помещении склада громоздились на пять-шесть метров ввысь штабели коробок и ящиков с крайне информативными этикетками типа "предметы - 36шт.", "вещи. пятеро" и тому подобными. Грызь точно знал, что целого паллета компов ему скорее всего не найти, а следовательно стоит поискать где лежит всякая мелочь и неучёт. После недолгого похода между коробочными башнями, упёртыми в металлический потолок, Мар таки нашёл россыпи искомого; далее вылезла ожидаемая проблема - искомого тут имелось очень много. И блоковые, и переносные компы имелись десятками, как и всякие внешние приборы типа печатеров. Вздохнувши, грызь нашёл ближайшую розетку и стал проверять, что из всего этого работает реально, а на что просто забыли прикрепить табличку "сдохло". Впрочем портативные компы были не настолько ценным изделием, чтобы кому-то пришла под уши мысль ковырять сдохший - чаще всего его сразу бросали в ресурсы и распыляли в атомы. Вслуху этого из первых же трёх ящичков, проверенных грызем, три оказались годными.

Потом Мар ещё вытер их от пыли - даже не ради того чтобы они были чистые, пыль в техотсеках могла и содержать неполезное - а также таскал в ремонтку к электронщикам, дабы проверили пух в пух. Убедившись в этом, грызь установил на приборы всякое мягкое, которое могло бы быть наиболее полезно, типа трёхмерного редактора-симулятора физики.

Спустя должное время подготовительная тряска оказалась в круглом состоянии, и флот тронулся в путь до Мрофии. Рядом с Ёлкой двигалась огромная "калоша", с другой стороны от хвойного дерева летели хрустали, а вокруг "Разделителя" выстроились сферой прочие змеешкурские посуды. Вся эта погрызень стала разгоняться и в скором времени вышла из пределов бывшей груши; по мере того как группа удалялась от 2234, плотные туманности всё меньше закрывали галактическое ядро, и снова вокруг получался яркий багрово-оранжевый туман, сквозь который видно только самые яркие звёзды. Райцевские куртушки более не появлялись, потому как у них было с кем играть в прохладную войну, ка-вэ никуда не собирались и их крейсера по прежнему косяками ходили возле колонии.

Единственное, чем стоило бы заняться незамедлительно, так это ремонтом. Речка и Хлутыш в этом плане для начала достали раствора и заделали дыру в стенке, пробитую гравилучом. Надо зацокнуть не все дыры заделывали, там где отверстие приходилось в пух - ровняли края да так и оставляли. Кроме того, грызи задним числом обеспокоились насчёт местной обороны, как-грится, и привели в большую готовность противогазы и портативные ремачи. Потому как в неподходящий момент задохнуться от пыли - это далеко от пуха. Единственное что грузило - так это ремонт двигателей и прочей машинерии. Кроме специалистов, никто ничего толком не понимал и оттого продвигался крайне медленно и с кпд ниже мха. Вслуху этого два мотора сразу решили не трогать, а чинить на месте по прибытию, на "Урном" было для этого несравненно больше средств.

Как это зачастую и случается, после аврала спокойное время пролетело незаметно. Казалось только вот-вот вокруг были бешенные хрустали, а тут на тебе уже Мрофия. Флот возвращался при полном параде, гордо сверкая боками награбленных тупь-крейсеров, так что немало кто из встречавших вытаращил уши. Перед всеми прочими операциями пришлось ещё пройти двухусуточный карантин воизбежание - так делали часто и без повода, а уж с поводом тем более. "Океанический" пристыковался к "Урному" воимя более основательного ремонта, хрустали поставили на дальнюю орбиту, змеешкуры собрались в табор и отправились восвояси, не забыв прихватить с собой обещанную им долю трофеев. Естественно, что в эфире стояло непрекращающееся цоканье и кудахтанье, так как грызи сильно одобряли и значительно тешились.

Как и предполагалось, пассажирский транспорт уже был на месте, от флота передали сигналы насчёт своего возвращения, так что он слегка задержался... причём гораздо более ржался, чем заде. Неслушая ни на какие эт-самые, грызи собирались осуществлять пересменку в обычном режиме - а с пуха ли нет, цокнули они. Вслуху этого пришлось не растекаться мыслью, а достаточно быстро провожать мрифов на планету. Собирались в жилблоках все - и грызи, и мрифы. Как это зачастешую случается, самым ходовым товаром стали большие пластиковые бутылки, чтобы в них сунуть для перевозки рассаду; у Марамака их набралось девять штук, так что он смотал их скотчем и получил целую ботвянную батарею. Джирба таки тоже не забыла про свои звёздные деревья и забрала их с собой, так что нагрузились достаточно и вся компания выслушила, как огородники в поезде местного сообщения.

- Пока, жилой модуль! - цокнула Речка, помахав лапой жилому модулю.

Модуль ничего не сказал, но наверняка подумал. Грызи и мрифы, скучившись в количестве семерых хвостов вместе с Айной, отправились по назначению на погрузку, и едва все влезли на один транспортёр.

- Дээ... Вернёмся ли ещё на эту ёлочку, - задумчиво цокнул Хлутыш.

- Так это исключительно от нас зависит, - пожала плечами Речка.

- Вот йа и не могу понять, - хмыкнул грызь.

Фрегат был изрядно набит пухом, который летел на "Квохчущий", так что атмосфера сельхозвыставки оказалась усугублена донельзя - один вообще тащил два трёхметровых дерева, упаковав по всем правилам. У кого-то не был упакован жёлтый попугай, так что он уселся на сквирячьи уши и заорал "Пи-эр квадрат, пи-эр квадрат!!", вызвав всеобщий ржач. Неслушая на это веселье, Мар чувствовал себя несколько не в пух, потому что предстояло расстаться с Джирбой. Мозг может быть и понимал, но всё равно этого жутко не хотелось. Они посматривали друг на друга и поводили носами.

"Кистеух" установил своё пузо точно там же, где и прошлый раз при высадке на планету - возле озера и Меллемона. Пассажиры настойчиво потребовали, чтобы выходящие не открывали люк, а выскальзывали через дверь - иначе это невозможно, нюхать свободный воздух и снова улетать. А понюхать тут было чего, потому как атмосфера была наполена запашищами от трав и цветущих растений - Мар чуть не зашатался, когда воздух ударил ему в нос. Что уж цокать, вот это - воздух, а в отсеках - просто газовая смесь. Выбравшись из корабля с поклажей, все огляделись, и не пожалели как всегда, что огляделись. Из-за низкой горной гряды, поросшей лесом, поднималось солнце неописуемого оранжево-розового оттенка, отсвечивая красочным пятном на глади озера. В светлеющем чистом небе сверкали яркие, крупные звёзды. Чувствовалась ночная прохлада и остатки туманчика уползали обратно к воде.

Джирба опустилась на колено и плотно сгребла Мара в охапку, даже как-то подвизгнув, чего никогда от неё не было слышно. Грызь уткнулся носом в пушную щёку и прихрюкнул.

- Хруродарствую за всё, пушной грызунище, - ласково сказала мрифа, - Думаю вполне вероятно, что мы ещё услышимся, правда?

- Да тысяча пухов! - мотнул ушами грызь, - Ты знаешь, как связаться с почтой?

- Да, ты цокал.

- Ну вот, если что - пиши. Рвиш, Олон, кло!

- Кло, - оскалили пасти мрифлеки, - Счастливого пути, грызо.

Поскольку всё было цокнуто, пришлось таки лезть в корабль; дверь закрылась, и фрег рванулся вон из атмосферы. Мар не сразу заметил, что Айна поглаживает его лапу, и почесал её за ушком.

- Будешь по ней скучать? - спросила белка.

- Буду, - вздохнул грызь.

- Йа тоже, - улыбнулась Айна.

Грызи прицокнули и поплотнее уселись бок о бок, чувствуя что скучать их особенно тянуть не будет точно. Цокнуть так, это просто выливалось в намерение когда-нибудь вернуться на Мрофию, или может быть встретиться с Джирбой где-нибудь ещё, ну да не суть важно. А раз уж есть намерение, то будут и действия, это как ни грызи. В это время двадцати-шести гранный фрегат уже поднялся над прозрачным океаном атмосферы, сделал круг возле планеты и пошёл на стыковку к "Кудахчущему". Не прошло и пяти минут, как всё собрание начало выгружаться, размеренно цокая и периодически начиная хохотать, вспоминая куда они летят - ничто не может ввести грызя в такую эйфорию, как перспектива возвращения в Лес. Ну если на короткое время - то может, например всё повторявшиеся вопли попугая про пи-эр квадрат.

Разместившись кое-как в каютках, каковые тут были ну очень компактные, грызи ещё прослушали через коммуняки последние известия от райнтарских сил. Сообщали, что ситуация остаётся ровным счётом на том же месте - райцы тупят, осмысленных переговоров не ведут и при малейшей возможности стараются спускать с цепи свои куртушки. Впрочем ка-вэ не из тех, кого можно вывести из себя, так что скорее терпение закончится у розовых, чем у них. Это внушало оптимизм по поводу урегулирования ситуации в данном регионе галактики, и как следствие возможность подумать о лесах во множественном числе. Собственно только и цоканья было, что о лесах - в крайнем случае о полях или горах, но всё же. Грызи предвкушали, как нырнут в родной Мир, аки рыбы в пруд. В каюте же было просто негде тыблоку упасть в совершенно прямом смысле - весь пол помимо койки теперь занимали рюкзаки и коробки поклажи. Впрочем никто как обычно не жаловался, а уж сейчас тем более - на эти каюты просто применяли стазисное поле, так что пассажиры проводили время никак, ни единый атом не колебался в их тушках, а вся дорога для сознания занимала тоже нисколько. Достаточно было поудобнее окопаться на лежаке и ждать старта; тут даже не было сурящиков, экономии ради. "Кудахчущий" рассчитывался на максимальное ускорение и оттого предельно облегчался, что помогало выиграть несколько процентов времени. По этому поводу постоянно цокали, мол сходи в сортир перед полётом.

Ёлка в три килошага длиной, мерно отсвечивая зелёным, разогналась вокруг звёздной системы и устремилась к месту назначения. За хвостом остались и вмороженные в каменную поверхность планеты хрустали, и всё газопылевое болото в галактическом ядре, и весело поблёскивающая в солнечном свете Мрофия. Грызям нужен был Лес - земляника, грибы и пухова туча родных зверьков, которых необходимо погладить и возможно даже потискать. Тем более что на смену отбывающими прибыла новая партия совершенно свежего пуха; по этому поводу на входе в каютный корридор на стене висел плакат со схематично изображённым грызем и подписью "Мне - не нужны".

- Ну что же! - довольно прицокнул Мар, - Кажется, неплохо слетали в ядрышко, а?

- Да идеально! - на полном серьёзе ответила Айна, - Этих вытащили, тупь выпилили, райцев - обнаружили, звёзды в процессе запилки, да ещё и хрусталей нахватали.

- Мда, немало, - согласился грызь, - Хотя думаю йа бы легко поменял это всё на кое-что другое, пушное и рыжее.

- Ах ты курицын кот, - счастливо улыбнулась белка.

Internal pressure doors sealed. We are clear to proceed.

- HW

Цифра четвёртая.

Снег похрустывал под валенками и он же летел мелкими мягкими хлопьями в морду, кружился вокруг опушённых белым веток и оседал на ушах. Оранжевое солнце медленно и лениво приближало бок к горизонту, задумываясь про закат, а высоко в небе висели изумительные по окраске облачные полосы, такие пушные и мягкие на вид, что их часто называли "облачными хвостами". Засмотревшись вверх, Марамак чуть не навернулся в канаву, но Олис удержала его мягкой лапкой.

- Отвык от объектов окружения? - цокнула белка, улыбнувшись.

- Да не, скорее просто уставился вон туда не в меру, - показал на "хвосты" грызь.

- Опушненная облачность, - согласилась Олис, - Особо охота обрадоваться, обозрев оную.

Мар примерно в стосемитысячный раз захихикал от маминого "оканья", хотя слышал его с самого рождения. В отличие от всех прочих белок, она не цокала, а окала, и делала это на редкость изобретательно. Грызь в очередной раз посмотрел на неё с улыбкой и потёрся носом о пушную щёку. Вдобавок к этому, вокруг простирался Лес - не какой-нибудь там эрзацный, а самый настоящий, где любейший грызь чувствует себя, как рыба в воде. Пух захватывало от взгляда на тёмно-зелёное хвойное море, простиравшееся до самого горизонта, и только в отдельных местах из этого ковра поднимались, как гигантские деревья, разлапистые башни. Морозец нынче стоял приличный, так что грызи даже использовали валенки; основное опушение холод не пробирал, но нос пощипывал.

- Не подмёрзла? - спросил Мар, потрогав наушную кисточку.

- Ответ отрицательный, - цокнула Олис, - Ответь, отличаются оные особи, обнаруженные около области операции, от обычных обитателей?

- А, ну это йа уже мельком цокал, - квохтнул грызь, - Тут знаешь, подробно не знаю, но те мрифы каких йа лично слышал и работал с ними - это просто прелесть. Ну, почти...

- Отчего?

- Да так, один... одна особь, тупила слегка. Но честный цок, это более чем простительно. У нас вот случай был...

Мар расцокивал про случаи, и хохотал вместе с матерью, так что с заснеженных веток испуганно взлетали толстые вороны и прочие пернатые. Грызи уже заворачивали к дому, каковой находился на "полке" высоченной башни, что вознеслась вверх на несколько сотен метров; солнце начинало таки потихоньку укатываться. Марамак принялся расцокивать про то, сколько практически бесхозного барахла осталось возле бывшей "груши", срываясь с цоканья на квохтанье и подвывание.

- Обдумываешь охват оборудования опциями? - спросила Олис.

- Обдумываю, - признался грызь, - И причём не йа один, отнюдь. Главное это ухитриться где-то достать Ёлку...

- Огого! - прицокнула белка.

- Ну да. Йа имел вслуху так, Ёлочку, - уточнил Мар, - Чисто для быстрого перемещения и как командный центр.

- Организацию опрашивали?

- Ну а то. Вроде есть какие-то подвижки, но точно цокать рано.

Точно цокать было рано, но пух уже волновался и начинал вспушаться, образно выражаясь. Грызи чувствовали, что наклёвывается гигантский профит на пустом месте, и совершенно не собирались упускать такого случая. Чесать шерсть нужно было срочно, потому как ка-вэ по прежнему не могли выйти на разумный диалог с райцами и в регионе происходила вялотекущая война. Соль состояла в том что до любых сколь-либо населённых пространств от ближайшей колонии райцев было много расстояния, и как только те пробовали послать туда свои куртушки - ка-вэ всегда успевали их перехватить с тысячекратным запасом времени. Вслуху этого процесс мог растянуться на очень много годов - как уже упоминалось, терпение у трёхглазых выражалось заваленной на бок восьмёркой. Марамак представил себя на их месте и поёжился - куковать незнамо сколько на флоте, пусть и с большими базовыми посудами, пусть и с пересменками - не самое в пух, какое бывает. А у них ведь не то что у грызей, пришло под уши - взял да и улетел, райнтарский флот это то ещё погрызище...

Опа, подумал грызь, хватая мысль за хвост, трёхглазые. Всмысле не то чтобы третий глаз тут имел значение - значение имело то, что они не отказались бы от полноразмерной базы в районе, а это основная загвоздка в предстоящей операции "добраться и утилизировать". По пришествии в гнездо, а также по испитии чаю - что по умолчанию - Мар возвратился к компу и влез на связь собственно со всеми грызями, причастными к возне. Здесь же он чаще всего болтал с Айной, каковая околачивалась тоже в Лесу, но просто в другом месте; им не требовалось постоянно глазеть друг на друга ушами, чтобы чувствовать родство, поэтому они спокойно давали согрызуну возможность поцокать с прочими родичами после довольно длительного похода. Как бы там ни было, Мар нулевым делом вписал мысль про базу в общий список; на Глагне имелся такой список, именно чтобы было куда вписать мысль.

Не успел он и ухом мотнуть, как грызи тут же вцепились и начали трепать. Тут же было развито, что если скооперироваться с райнтарским флотом - может, не потребуется базового корабля, а можно будет обойтись фрегами. Всё-таки у Ёлки каждый блок - гигантская конструкция высоченной сложности, стоимости и возможностей, так что даже маленькая ёлочка - всё равно терроформ-крейсер. "Кистеухи" же, или вообще старые добрые Ш229, куда как более доступны. Собственно, стоит согласным грызям тупо скинуться - и фреги можно взять в аренду! Это уже были совсем не шутки, так что буквально стал слышен звук поднятых хохолков.

Добраться до места конечно это не проблема - ка-вэ то и дело посылают группы к Мрофии, пристать к конвою и пожалуйста. Вопрос в том что делать на месте: потребуется модуль "рапторов", сколько-то мелких аппаратов для разлётов по окрестностям, чтобы ввести в строй захваченные системы тупи, и главное - место чтобы годно разместить много операторов. В этом плане подкинул мысль кто-то другой, схватившись за терроформ там, где казалось нельзя за него хвататься. Грызи имели подробнейшую модель систем, в которых находились трофеи, и могли редактировать планеты в физическом симуляторе. Согласно экспериментальным данным, можно было быстро создать на той самой планете, где находился склад хрусталя, приемлемые условия для жизни на поверхности - точнее, в узкой полосе по экватору. Предусматривалась пропилка в коре планеты, не имевшей никакой тектонической активности, траншеи глубиной в 4-5 км; по рассчётам это должно было образовать определённую систему...

Марамак оторвался от изучения материалов и вспушившись, пробежал круг по тесной комнатушке, чуть не свалив стопку журналов и банку солёных гогурцов: всё это здорово пронимало его, так как он понимал что это не где-нибудь и в теории, а хоть завтра и на практике. Олис чистила потаты на кухне - впринципе тут комнатушки были такого размера, что если сильно вытянуться со стула в комнате, можно достать до кухни - и напевала

-... Отцвели опунции огорода около, отчего однако оное окало...

Грызь подумал, что дома таки очень хорошо, и к нему закрались сомнения в том, что он особенно рвётся вернуться в галактическое ядро. Может, ну их в болото, этих тупей?... Но мысли про планетарную траншею не давали покоя, так что дочитать пришлось.

Система заключалась в том, что траншея не копалась, а вдавливалась гравгенами; для этого вполне подойдут хрустали, стоит запустить в работу штук пять-десять. Из-за возросшего давления из коры выделится очень прилично азота, водорода и кислорода, в том числе в виде воды. Это вещество заполнит траншею и будет работать как атмосфера на обычной планете. Солнце будет светить перпендикулярно траншее, не попадая на дно - потому что иначе оно сразу спалит там всё, ибо слишком горячее и большое. Планета вращается практически лёжа на боку, поэтому на экваторе смены времён года не будет вообще - что кстати для хрупкого равновесия. Проектировщики обещали приличную освещённость, даже учитывая что солнце всегда будет за хребтом - на тамошнем небе как минимум штук двадцать звёзд такой яркости, что они вполне могут заменить его, да и плюс рассеяние в атмосфере траншеи.

По замыслам, температура распределится довольно извратно: сверху будет люто холодно, а в середине тепло, так что лёд будет сползать с краёв и образовывать реки, окаймляющие полоску защищённого рельефа. Ширина этой полосы предполагалсь всего в семь килошагов, зато длина - во все тридцать семь тысяч, кругом по планете. Рассчёты, опять же, показывали что при определённой глубине траншеи на поверхности её дна будет различная температура, и возможно отрегулировать её в разумных пределах. Райского климата конечно не обещали, но терпимого можно достичь, а это уже орехи. Орехи это потому, что в заваривающейся каше потребуется место для размещения хвостов и огромных объёмов лапной возни, которые сколь просто сделать в обычных условиях, столь же трудно в условиях космоса. Сооружение годного планетоида может занять годы времени, и всё равно он не будет иметь таких размахов, как эта траншея, куда можно засунуть инфраструктуру целой планеты.

Это было очень в пух; единственное, чего не понял Мар, так это вопроса с радиацией, потому как на орбите указанной планеты фон превышал допустимый в сотни раз, причём не только из-за солнца. Знающие грызи заверяли, что от солнца закроет толща породы, а сверху над траншеей из-за постоянного освещения возникнет ионная подушка, должная экранировать жёсткое излучение. Представив себе подушку, грызь довольно захихикал. Айна по этому поводу отцокалась, что это кажется сущим безумием, но раз цифры сходятся - придётся поверить. Собственно она и поверила, вспушилась и была вполне настроена послушать на месте лично, как пойдёт. Вслуху этого Мар забыл свои сомнения, и потерев лапы, стал основательно готовиться к эт-самому.

Хитрый план подразумевал использование для перевозки грызей так называемых стан-корзин, где помещённое био вводилось в полную физическую отключку посредством тех же механизмов, что действовали в ремиттерах. Таким образом можно было нагрузить в стандартный контейнер сотню хвостов и не беспокоиться об их состоянии, пока не потребуется разбудить. Помимо этого, как минимум требовался модуль для производства жилблоков - бытовок, короче цокая, чтобы наделать их сколько нужно и устанавливать в траншее, а также всякое подсобное оборудование. Правда, чтобы запускать в производство такой план, нужно было одобрение от трёхглазых, а это как минимум несколько недель, пока столь несрочная депеша дойдёт до далёкого района.

Хлутыш и Речка также учавствовали в подготовке операции, и даже взялись составить программу для ознакомления интересующимся грызям - персонал был нужен, как на пуху, потому как из команды "Океанического" много набрать не удастся, своя ёлка ближе к хвосту, как-грится. А по проведённым рассчётам, требовалось хотя бы тысяч пять пушей, и их следовало извлечь из грызьевой среды на планете. Следует цокнуть, что это довольно непросто сделать, Заводье не зря так называется и заводов здесь - распуши уши вдоль и гусак помилуй; а заводы грызи любят и уж как вцепятся, так будут трепать до опушнения. Следовало раскинуть мысли, чтобы отловить белок в соответствующем расположении пуха и сообщить им основную соль, на которую они могут клюнуть.

Тем временем в регионе стояло лето, и если в плотном хвойнике было жарко, то на открытом месте - очень жарко; трава выгорела до сенного состояния, и немалое количество грызей регулярно обходили окрестности своих гнёзд, чтобы убедиться в отсутствии возгораний. Воздух наполнял землянично-смоляной аромат, а любой мало-мальский пруд сверкал в солнечном свете, как серебряный. Речка с Хлутшем очень неспеша катились на велогонах по просеке на Кустянную Горку - точнее больше шли, катя рядом велики, потому как натруально в гору, зато обратно можно скатиться быстро и легко. Возвращение в Лес подействовало на них как всегда, то есть как нельзя лучше, и теперь даже не удавалось увидеть, чтобы с хвоста летел линялый пух.

Впереди на колею, переваливаясь боками, вышел толщенный волк, глубоко вдавливая лапами сырой грунт. Заметив грызей, он повернулся на них, как самоходная установка, всем корпусом, и сделал попытку зарычать, но вместо этого рыгнул. Перекормлен, с довольством отметили грызи, обходя округлую серую тушку. Хотя зверёк совсем не был похож на мрифов, он напомнил о мрифах.

- Это напомнило мне о мрифах, - цокнула Речка, показав назад, - Может быть у них найдутся хруровольцы?

- Нее, - отмахнулся Хлутыш, - Может и найдутся, но нельзя подвергать их такому риску. Они просто не будут соображать, что и почему им грозит, а это не в пух.

- Думаешь это опасно? - уточнила белка.

- Йа знаю, что это опасно, - ответил грызь, - Причём в весьма приличной степени. Специалистов будет мало, а олухов вроде нас с тобой - много. Урони один "Дырявый Тапок" на эту траншею, и погрызец.

- Погрызец... - задумчиво повторила Речка, - Ладно, будем усиленно бдить тогда, так?... Только вот как это осуществить?

- Кое-что грызи уже предлагали. В нулевых не брать с собой никаких пушных зверьков или фикусов, в крайнем случае - овёс. Дабы не забывать почём перья и не расслабляться.

Размеренно цокая, они дошли до большой возвышенности, на которой был не лес, а только кусты и поросль. Именно между куртинами кустов произрастало то что их интересовало более всего - чайное растение. Всмысле, одно из растений, которое могло употребляться в качестве чая. Грызи помотали хвостами, достали большие пакеты и принялись набивать их листьями, срывая с каждого стебля по паре розеток; неспеша за полтора часа можно было набрать два больших мешка, из которых получалась примерно месячная норма чая для рассчётного количества белок. Правда на практике получалось дольше, потому как отвлекала малина, колосившаяся здесь же буйным образом. Подальше от просеки в заросли торчала крыша лосёвника - когда-то это был гараж или склад, а теперь там обитали крупные рогатые. На высоченной сосне у дороги была привязана табличка с надписями, указывавшими направления к ближайшим местам, в том числе к лосёвнику. Среди полуденного летнего зноя, вплетаясь в жужжание шмелей, бубнил откуда-то приёмник, видимо детекторный, из тех какими оборудовали как раз лосёвники. "...в эти исторические минуты... между планетой и космическим корраблём..." - неясно доносилось из зарослей.

Хлутыш и Речка вволю собирали чайные листья, грели пух на солнышке, но всё равно не забывали о возне. Вслуху этого по возвращению в гнездо они уже имели немало мыслей, которые требовали развития, проверки и тому подобного. Перед этим же происходило традиционное, но от этого не менее доставляющее развлечение в виде скатывания на велогонах с горы. Уклон был незаметен невооружённым ухом, но стоило выйти на ровную укатанную колею - вело катилось от лёгкого нажатия на педали, так что притормаживать приходилось. Объёмистые мешки с чаем болтались по бокам от руля, как овечий курдюк, и заставляли посмеиваться.

Дом речкиной семьи, один из, в котором грызи нынче околачивались, был типа "подорожник", потому как находился возле дороги. Небольшой шлакоблочный куб с тонкими стенами, покрытый какой-то дребузнёй в качестве крыши; из крыши торчала жестяная труба печки и рядом с ней - антенна беспроводной "грибницы". Последнее как раз и было задействовано немедленно для эт-самого. Вообще следует уцокнуть, что в доме, как это чаще всего и случалось с грызями, из покупных предметов были только комп, стекло в оконной раме, осветители и кипятильники. Прочих предметов тут имелось немало, но ровным счётом все они были сделаны собственными лапами населяющих белок. Сидевшая за компом и явно гонявшая авиасимулятор Кырла, речкина бабушка, отодвинула свисающие плети винограда, посмотрела ушами на мешки и цокнула

- Только снаружи, пжалста!

- Да без во! - ответила Речка.

Под снаружами она имела вслуху высушивание чая на протвинях, поставленных на электроплитку - когда Речка пыталась делать это в доме, там становилось не в меру жарко и сыро, да и чаем несло сверх нормы. Посему грызи установили своё погрызище на чурбаках и стали потихоньку обрабатывать вчерашнюю порцию. Сегодняшней ещё следовало пролежать некоторое время в ящике, парясь и подвяливаясь на жаре. Одновременно с этим Хлутыш и Речка кормились и здесь же поставили переносной комп, давший доступ к общему обцокиванию. Грызи сформулировали, что мероприятие есть сугубо добровольное, а следовательно никто ни за что ответственности не несёт - впрочем это уцокнули чисто чтоб было, потому как все это и так понимали. Далее следовало организоваться и рассчитаться по группам, выполняющим различные задачи, начиная от профильных задач операции и заканчивая кормоснабжением; уж это никаких накладок вызвать не могло и прошло как по маслу.

Поскольку требовалось ещё время, чтобы получить подтверждение от ка-вэ и умять всякие неровности, грызи воспользовались этим для проведения общего сбора "трясины", причём отнюдь не виртуального. Ради лучшего уяснения соли и натаскивания пуха, была одобрена идея собраться в одном из горных районов и совершить переход по взгорью на триста килошагов - собственными лапчонками, естественно. Вначале хотели обратиться к историкам и в нагрузку взять древние реактивные автоматы, но потом придумали получше и взяли каждый в среднем по десять кило овса: это зерно собирались высыпать к норам горных сурков, дабы подкормить оных. Вообще в этой местности "историки" зверствовали по страшному - например, на запасных путях станции стоял бронепоезд в натуральную величину, тараща на платформу орудийные башни.

Выкатившись вместе со всем пухом из вагона скоростной электрички, Хлутыш и Речка в нулевую очередь стали искать знакомых грызей, что среди трясущихся ушей и беспрерывного ржача сделать не так-то просто. Тем не менее они обнаружили Марамака и Айну, сонных но вполне в благопушном настроении и уже увязывавших мешки овса в поклажу. Эти мешки грызи с весёлым цоканьем выкидывали из длинной фуры.

- Ну что, готовы шевельнуть хвостами? - осведомился Хлутыш.

- Ммм... да! - цокнула Айна.

- Идите нагребите зерна, а то сейчас остальные подойдут, - посоветовал Мар.

Следует уцокнуть что грызи готовились к походу, но только не больше чем нужно: Айна нацепила основательные ботинки, потому как по льду да камням своими лапами мало приятного, но в остальном как была в своей жёлтой юбочке, так и осталась. Пушнина никуда не девалась, и при ходьбе белка вполне нормально себя чувствовала при минус двадцати градусах, а при быстрой ходьбе и того больше. Для того же чтобы не подмёрзнуть при остановках, грызи запаслись спальными мешками с практически идеальной теплоизоляцией; мягкости мешок не прибавлял, потому как был удивительно тонок, но если к примеру в снегу - то нормально. Как оказалось, в местной торгточке, где и брали на время мешки, должного количества не имелось. После недолгого цоканья и проведённого следственного эксперимента выяснили, что в мешок можно и на две пуши - тем более часто эти две пуши будут не против и сами так сделают. Вслуху этого мешки перераспределили и теперь хватило.

- Ну вот в общем из-за такой погрызени это всё и затевалось, - цокнула Речка, - Потому как на месте будет тоже самое, помноженное на очень много.

- Кстати, трёхглазые назвали это место Штаррадо, - заметил Марамак.

- Хм... Без "Ы"? - удивилась Айна.

- Угу. Названия планет у них без "Ы" влёгкую.

- Если назвали, значит шансы на эт-самое возрастают, - потёр лапы Хлутыш.

Пока же грызи тронулись в дорогу. Маршрут все знали, так что держались в пределах видимости соседей чисто на случай помочь, а не чтобы не заблудиться. Естественно что все уши уставились по сторонам, на синеватое взгорье, покрытое группами и полосами ёлок - это было здорово, и все вполне понимали стремление забраться на каменные склоны. Впрочем именно сейчас на склоны никто не полез - виляя, хвосты длинной вереницей шли по извилистым тропинкам, огибая каменные выступы и расселины. Местность тут была конечно не особенно дикая, через всякую трещину в каменном массиве пролегали стальные мосты различного калибра, а под высокими и крутыми склонами серели бетонные лавиноубежища.

- "В случае возникновения визга укрыться в капонире" - прочитала Речка на жёлтой табличке, - Какого визга?

- Вон, - показал в лесок Хлутыш, - Столб слышишь?

Среди мощных разлапистых ёлок действительно торчала какая-то тонкая высокая мачта с нахлобучкой на вершине.

- Детектор, - пояснил грызь, - Когда детектирует начало схода лавины, поднимает визг.

- И что? - пожал плечами Мар.

- Ну, какое-никакое, а заблаговременное. Секунд двадцать есть чтобы добежать до убежища, а они тут вон как натыканы.

- Ну, это не... - цокнул Марамак и осёкся.

- УИИИиииииии!!!

Грызи переглянулись, развернулись и дали дёру к укрытию, которое только что прошли. Глазеть по сторонам и слушать, что случилось, никому в голову не пришло, смотрели под лапы чтоб не упасть. Влетевши в бетонную коробку, четверо оказались вместе с ещё четырьмя, подбежавшими с другой стороны, и вжались в стенку. Послышался мощный гул и ощутилась дрожь пола под ногами, так что уши оказались прижаты. Вопреки ожиданию, лавина снега в укрытие не ударила, а только сверху полетели волны снежной пыли, выброшенной в воздух. Визг прекратился; грызи с минуту прислушивались, затем стали высовываться наружу.

- Нормально! - цокнул кто-то, - Небольшая, пошла вон там.

- Капониры не засыпало?

- А пух их знает, вроде нет.

Язык сошедшей лавины был хорошо виден на склоне и оказался небольшим, шагов двести в ширину. Он накрыл соседние укрытия, но не засыпал: волна подскакивала на мощном козырьке и падала далеко от входа. Так что никакого аврала не произошло, хотя он и произошёл. Единственно что заставило некоторых грызей опасаться, так это то что во время визга в капонир влетел горный барс, ибо умный зверёк давно понял, к чему это всё. К удаче у грызей были мешки овса, которыми в крайнем случае можно было закидать кого угодно, да и барс не тупил и по окончанию тревоги утёк, как не было. Перейдя снежный язык, грызи продолжили движение. Это было весьма в пух как для них, так и для сурков, которым нынче обломилось двадцать тонн овса поверх обычного.

Как это и бывает с белками примерно в ста процентах случаев, всуе никто не цокал и уж что собрались натворить, то и натворили. Ка-вэ полностью согласились с планом, так что спустя три планетарных месяца с Заводья отправились трясы - не сами, а в качестве груза, упакованные в стан-контейнеры из рассчёта пол-кубометра на пушу. Как ни пытался Марамак выдумать способ оказаться на Мрофии, пришлось думать об обратном пути, ибо райнтарский конвой шёл не оттуда, а вообще чуть не с другой стороны. На перевалочной станции контейнеры и кой-какое оборудование загрузили в трюм КВК, и корабль в сопровождении котанков отбыл по назначению.

Пока он шёл по назначению, трёхглазые не сидели сложа лапы: они привели в годность "хрусталь" и начали создание траншеи, предварительно убедившись, что в коре планеты нет признаков жизни и такая вспашка никого не раздавит. Тупь-крейсер завис на низкой орбите и стал вдавливать поверхность, как огородник уминает лапой почву вокруг куста. Целые горные цепи плющились и проваливались вниз в облака вырывающегося газа, поверхность на границе давления крошилась гигантскими каменными плитами, как корка на высохшем песке. Сверкающий шар прокатился вокруг всей планеты, выдавив эдакий ободок, отчего планета стала враз похожа на круглую пластмассовую коробочку.

После этой грубой обработки были применены ещё кой-какие средства, выгнавшие из атмосферы избыток серы и хлора, подравнявшие края "бруствера" и вообще приведшие всё это в удобоваримое состояние. Вслуху этого очнувшись от стана, грызи вышли из контейнера прямо на поверхность планеты на дне траншеи. Глаза в основном принимали округлую форму, увидев то что творилось вокруг: чреда контейнеров, палаточный лагерь и свистящие в воздухе челноки конечно не вызывали опушневания. Вызвал пейзаж - на две стороны взгляд упирался в стены траншеи, уходящие ввысь и исчезающие в серой облачности, на две другие, вдоль траншеи, была видна полоса чистого неба в окружении клубящихся туч. Небо было ни разу не похоже ни на что слыханное, он имело светящийся синий оттенок и на нём сверкали огромные звёзды - не шарики, а именно звёзды, создававшие совершенно дневное освещение. На границах слоёв облачности то и дело вспыхивали голубые молнии, доносилось глухое грохотание.

- Оощ пкон, - заключил Хлутыш, и с этим было трудно не согласиться.

После того как прошёл первый апух от услышанного, грызей проинструктировали в том ключе, чтобы все не расставались с ремачами и счётчиками радиации, потому как этот вопрос был не до конца умят. Встречавшая белка цокнула, что радиация оказалась сильнее чем ожидали, зато появился опять-таки неучтённый эффект магнитного экрана: постоянно светящее на одну сторону планеты солнце разогревало оную, в то время как вторая оставалась холодной; возникала разница электрических потенциалов и ток, создававший магнитное поле. Пока что исследовательские группы занимались изучением вопроса и никак не могли давать гарантию, что какие-либо процессы не приведут к снятию магнитной защиты. Но, пока она действовала, и можно было жить.

Всю поверхность дна траншеи покрывал слой снега в несколько метров, но в месте постройки его сплавляли до камня, и уже на прочном основании ставили первые бытовки, оборудование и сажали аппараты. Температура стояла немного ниже нуля, но как обещали, она постепенно поднимется градусов до пятнадцати. Марамак резонно поинтересовался, куда денется прорва воды после растопления снега, и получил ответ в том плане, что в нулевых а и пух бы с ним, а во-первых вдоль стен траншеи вырыты углубления как раз для этого. Пока же снег таять явно не собирался, так что грызи вспушились и натянули все наличные утеплялки, когда тусовались на открытом воздухе. В палатках было теплее, потому как там стояли радиаторы, нещадно гревшие атмосферу. Благо, атмосфера тут такая, что её вполне реально нагреть.

В первые уши было развёрнуто только обеспечение кормом, электроэнергией и подключением к сети, а околачиваться пришлось в больших палатках типа тех, что использовали военные. Бытовки ещё только предстояло наделать, не цокая уже о других удобствах, а трясти нужно немедленно. Трясли прямо с личных переносных компов, сидючи в палатках. Смысл этой тупи состоял в том, что сидеть в составе нескольких тысяч внутри фрегата - невозможно, а грызи и не стали бы этого делать из-за нелюбви к скучиванию. Траншея же позволяла ввести в строй чуть не сразу всех, так чтобы уж в операторах никакого дефицита не было.

Местная вода, как немедленно выяснили, пригодна для питья и всего прочего, так что на электроплитках немедленно закипели вёдра чая; туда как раз и пошла заварка, наготовленная Речкой и Хлутышем в собственном Лесу. Сидеть пока предстояло именно в палатках, а сурковать так вообще в мешках, потому как вопреки прогнозам температура не повышалась, а понижалась. Что слегка раздражало слух, так это постоянный глухой рокот от верних слоёв атмосферы, где лупили молнии - однако, скоро к этому привыкли.

Как сообщал отдел оповещения, грызи находились на участке 23 из 15550 участков, размеченных по всей траншее тупо геометрически. Здесь же недалеко располагались ка-вэ, устраивавшие пока посадочные площадки и грузовые терминалы для всякой мелочёвки, а вдоль траншеи шла череда вешек, где впоследствии проложили транспортную магистраль. Окрестности палаточного лагеря выслушили пока сумбурно, потому как рядом стояли раскрытые контейнеры, на пригорке гудел генератор, а от него прямо по снегу тянулись кабели к палаткам. Передачи вообще шли через переоборудованный "Фиф", небольшой корвет-класса аппарат, каковые производила та самая несушка, что в своё время стащили грызи включая Хлутыша и Речку. Угловатая машина стояла на холме, ухнув мордой в снег, а к ней тянулся оптоволоконник.

Однако не прошло и пары усуток, как стало ясно что этот быстрый старт не зря - от того что было кому работать в четыре смены, автоматы по выпуску бытовок оказались готовы и теперь тягачи-челноки подтаскивали жилые ящики по одному и ставили в неровные ряды и стенки. Поставить их ровно пока что было тупо нечем - рапторы не поднимут, а челнок не может работать летающим краном потому как его постоянно сносит в сторону. На это был положен хвост, потому как всё равно бытовки являлись временной мерой и в планах было строительство башен по всем правилам эт-самого.

Было довольно странно пойти прогуляться для разгрузки головы, наблюдая над собой странное светящееся звёздное небо и постоянно клубящиеся тучи; иногда из-за движения этих самых туч темнело, но чаще всего освещённость оставалась всё той же - как уцокивалось, настоящей ночи тут быть не могло. Порой опять-таки из-за волнения в атмосфере начинал попискивать дозиметр, показывая что фон подскочил в два-три раза; это было совершенно не вредно, по крайней мере если не будет сильнее. В воздухе несло самым натуральным снегом, и крайне трудно было поверить, что всего несколько месяцев назад на этом месте не было вообще ничего! Конечно терроформ сейчас прыгнул вперёд, но никто не слыхал, чтобы за столь короткий промежуток времени создались приемлемые условия в столь агрессивной космической среде. Пока что отходить далеко от лагеря было просто некуда, дальше начинался снежный покров, совершенно рыхлый и глубиной в несколько метров, так что пройти по нему было невозможно даже на лыжах.

- Ух ты, - цокнула Айна, услыхав ровный обрыв снежного "пирога", - Ну-ка!

Естественно она стала уминать снег и вскоре получила замечательный тоннель, чем осталась довольна; грызи вообще приноровились копаться в пушистом снежке, ибо толщина его здесь была такая, какой не услышишь ни на одной обитаемой планете. Марамак разбегался со всей дури и прыгал туда ушами вперёд, влетая в снег и потом долго выкарабкиваясь обратно. Помимо этого хотелось бы ещё конечно посадить что-нибудь зелёное, хотя бы в ящик, но пока это оказывалось недоступным вслуху отсутствия почвогрунта. Именно почвогрунт должны были делать "Ионные Овцы", но до них ещё следовало догрызть.

Работа же как всегда происходила через ЭВМ, так что сам пух как сидел в палатках, так никуда и не сдвигался. А вот место приложения Дури сдвигалось с неограниченной скоростью. Четверо были в основном заняты контролем за рапторами, которые вскрывали вытащенные на орбиту хрустали и приводили их в годность; без техподдержки Ёлки сделать это было куда как сложнее. Заниматься приходилось самыми разными вещами, но чаще всего создавалось впечатление, что вещи эти туповаты. Например, неслушая на свой искусственный интеллект, рапторы никак не могли разобраться, как разойтись в узком корридоре, и могли устроить тормоз длиной в год на пустом месте. Приходилось тупо выставлять точки пропуска и устанавливать приоритеты в принудительном порядке.

Рядом с платформой, производившей хрустали, начали постройку второй платформы, на которой следовало смонтировать мощные излучатели для оглушения рыбы. Предполагалось что как только хрусталь сойдёт со стапелей, он тут же должен быть оглушён и затащен на эту самую вторую платформу для переоборудования. Столь тупая схема оправдывалась тем, что переоборудование оценивалось в 1655 условных ресурс-единиц, а готовый хрусталь - в 75 с пухом тысяч. О чём собственно и знали все согрызущие, потому как иначе Жаба грозила задушить их совсем.

- Тут давеча чуть хрусталь не уронили, - заметил между делом Мар, когда грызи в очередной раз кормились, - Конечно он на траншею не упадёт, но приятного всё равно мало.

- Очень мало, - кивнула Речка, - Вот на "Крабе" погрызище было такое, что хоть бери гуся и закатывай его в вату.

- А что с "Крабом"? - поинтересовалась Айна, - Вроде большая Ёлка.

- Это не про того краба, - пояснил Мар, - А, ты же ещё не слышала. Ну услышь...

"Крабом" именовался по типу тяжёлый промкрейсер, потому как он натурально был похож на краба с одной клешнёй. До того как начать регулярно трясти хвостами и ушами на Ёлке, Хлутыш и Речка практиковались на этом, с позволения цокнуть, корабле. Что, куда и чего - это не совсем имеет отношение к делу, а имеет вот что: стандартной операцией для посуды был выход на низкую орбиту над малой планетой, чтобы иметь возможность лучами выбивать с неё полезняшку и заглатывать в переработку. У малой планеты и притяжение малое, так что орбита проходит ну совсем низко, в километре от поверхности. Так вот какого-то пуха при выполнении маневра взяли и включились тяговые двигатели, начав валить огромный неповоротливый корабль прямо на планету. Тяга у него так себе, от силы в полтора g, но вписаться лбом вполне хватит. Хлутыш при этом как раз следил в том числе за движками.

- И был изрядно раздосадован, когда понял что они собираются нас убить, - цокнул он.

- А эт-самое? - удивилась Айна.

- Эт-самое это что? - хмыкнул грызь, - Весь маневр выполняется от силы за две минуты, до челнока не добежишь. Портативный ремач от такого удара не спасёт, а вдобавок там обитаемые отсеки как раз на передней стенке, и по ним, представь, съездят двести сорок миллиардов тонн - это тебе не метеорит.

- Не метеорит, а метеоризм, - хихикнула Речка.

- Во-во. Это все кто по тревоге вскочил, они понять-то не успели, а йа чуть в штаны не наложил. Уши поднимаешь от экрана - а там в окне вот она, родимая, ASRE-340-32-01...

- Запомнил? - удивился Мар.

- Ну впух, а йа о чём цокаю? Ёе пух забудешь. Короче маневрами рулила в ту смену Мурка... - Хлутыш вздохнул, - Уж не знаю, был бы кто другой - может не цокали бы сейчас. Она значит эт-самое, стала посуду разворачивать и тягу на полную. Ухитрилась в голове рассчитать траекторию и айда по ней шуровать... Правда мне не успела цокнуть, чтоб эти движки-энтузиасты не выключал.

- И что, выключил? - поёжилась Айна, представив.

- Не-а, сам догадался, - хмыкнул Хлутыш, - И не выключил. И вот прикинь - вся эта вафля, с небольшую область размером, на полном ходу прёт по касательной к планете. Горный хребет на полсотни метров укоротили, обшивку попортили, но всё-таки вышли от планеты.

- Вот жеж... - обалдело покачала ушами Айна, - И что, из-за чего событие?

- Комиссия пришла к выводу что стечение обстоятельств. Разобраться там впринципе почти невозможно было толком, был ли какой-то косяк или не было. Вот так, а вы цокаете - хрусталь... У хрусталя тяга в сотню раз больше, он любые кренделя над планетой писать может.

Хрустали собственно и писали кренделя. Грызи же продолжали выполнять весьма высокотехнологичные операции, порой просто сидючи в сурковательных мешках в палатке, когда по большей части только свой пух отделял от каменной поверхности. Вопреки прогнозам, температура не росла, а падала, и вскоре ушла за отметку минус двадцать. Подкачивать её следовало крайне осторожно, чтобы не вызвать скачок в обратную сторону, так что морозы могли и затянуться во времени. Выходить по нужде стало весьма прохладно, но зато взбадривало.

- Взбадривает! - цокнул Хлутыш, вспушаясь и упаковываясь в мешок.

- Подмёрз, да, - кивнула ушами Речка, растирая грызю нос лапкой.

- Ну ничего, это пухня. В отрицательную сторону можно долго терпеть, а вот избыток температуры это совсем не в пух.

- Мне так кажется, с такой регуляцией мы этот избыток ещё слухнём.

На некоторых участках начинали подвозить бытовки в массовом порядке, но до грызей этой волне ещё предстояло дойти. Пока что оставалось только пользоваться возможностью поглазеть ушами на искрящееся небо с огромными звёздами... впрочем этой возможности ничто и не угрожало, так что скорее оставалось помёрзнуть. Грызи на это дело никогда не жаловались и могли в охотку помёрзнуть и у себя дома, так что это не доставляло хлопот. Впрочем и от бытовок никто отказываться не собирался, потому как это соответствовало генеральной линии: грызь в бытовке более производительно работает мозгом, и как следствие - быстрее будет налажен гон плана.

Пока в этом смысле буквально гусак не валялся, да ещё и произошло событие, взорвалась одна из подплатформ, едва не поставив жирный крест на всей хрустальной промышленности! Ответственная группа специалистов призналась, что они сбакланили, но толку от этого было мало, так как не имелось уверенности что в следующий раз у них всё получится лучше. Как обычно, когда не прокатывал прямой метод - шёл кривой; в данном случае это означало обратиться с предложением к КВ об обмене персоналом. "Ежовый" флот, следивший за райцами, никаким строительством пока не занимался, а инженерный отдел там, как полагается, имелся - так что-ж и, цокнули грызи. Отчасти это возымело результат и в перспективе грозило успехом операции.

Однако помимо хрусталя, в окрестностях Штаррадо было ещё чего поковырять - например старую частично разобранную на ресурсы платформу, производившую ранее капитальные тупь - корабли типа крейсеров и несушек с собственными заводами мелочи. Естественно, что наиболее интересным было последнее. Несушка типа ДТ, то бишь Дырявый Тапок, могла хоть и не без скрипа, но производить изделия типа ИО, МБ, АО и ТД... Ну и завялить уши аббревиатурами, конечно.

КВ сообщали по общей информационной сети о том, что теперь им приходится люто охранять большие свалки старых тупь-кораблей, сделанные по пути "Океаническим", а малые вообще уничтожать. Дело в том что райцы взялись комбинировать тупи со своими органическими технологиями и использовали быстро "заражённые" корабли для усиления своих группировок. Поведение оных по прежнему не выдавало какой бы то ни было мозговой активности, так как посуды розовошкуров атаковали всё что движется и часто даже то, что не движется. Всмысле палили на всякий случай по кометам, астероидным поясам и планетам, постоянно этим выдавая себя. Поскольку подавляющая часть грызей непосредственного отношения к обороне не имела, то про это благополучно и забыли - у них были другие неотложные дела для перегрызания.

В частности, примерно на пятнадцатые сутки компания переселилась из палаток в бытовки. Наскоро сделанные на автоматической линии, они всё-таки обеспечивали. Бытовки ставили в пять этажей друг на друга, скрепляли швеллерами и из того же металлопроката быстро сваривали лестницы и подъезды. Механизированная бригада нагромождала "многоящичный дом" буквально за пару часов, после чего хвостам оставалось вспушиться и идти обживать помещения. Ну, всмысле шли грызи, а хвосты как всегда следом за ними.

Неслушая на довольно унылую атмосферу, окружавшую посёлок, унывать никто не собирался. Возможность собственными лапами создать натуральный флот настолько внушала, что никакое грызо и не замечало мороза, отсутствия зелени и ещё много чего. Тем более что с земящиками вопрос уже усиленно вентилировался - у КВ были установки синтеза почвы, и теперь они грозились отвесить по мешку на каждого, кто изъявит эт-самое. Поскольку это было более чем в пух, а запас семечек само собой лежал в сумках, уже очень скоро на подоконниках бытовок зазеленели ростки лука, овса и прочей приятности, тянущиеся к свету, исходящему с неба. Как быстро выяснилось, неслушая на сильный перекос спектра в синюю часть, свет хорошо шёл для растений, так что в перспективе ничто не помешало бы устроить посадки вне бытовок, когда температура поднимется хотя бы до десяти градусов.

Термометров на планете не имелось, зато имелись головы. Один из грызей нарезал проволки из сплава с памятью, каковая пока что и использовалась для замера морозности: кусок проволки был прибит гвоздём снаружи рамы окна, а по самой раме прочерчены деления. Соразмерно температуре кусок гнулся и показывал концом на чёрточку. Это было вполне характерно для первого времени на любой крупной стройке, а уж тем более такой что находится на столь гусиных куличах. Доходило до нехватки элементарной посуды, так что приходилось довольствоваться полусферическими чугунками, каждый из коих весил не менее килограмма. Их изготовляли в вакууме, выдувая пузырь расплава, а затем резали его пополам, получая большую чашку. Тем же способом приходилось делать посуды побольше, заменявшие тазы для различных хозяйственных нужд.

Собственно, лично Марамак растаскивал эти чугунные тупи по посёлку от кучи, куда их вывалил челнок. Естественно что немалую часть времени он посвещал тому, чтобы ответить на вопрос

- Грызть наискось. А почему не из ляминия-то??

Из "ляминия" делать опасались вообще что-либо по причине того что на планете, да и во всей округе, существовало узкое по спектру электромагнитное поле, попадавшее по резонансу как раз на аллюминий. Попытки применить аллюминиевые балки при строительстве обернулись такой электромагнитной бурей вокруг, что от этого пришлось отказаться - по крайней мере пока. И пока грызю предстояло развозить чугунки, любуясь нарисованными на стенах гусями и прочими птицами, а также поглядывать на небо. Оттуда по прежнему постоянно глухо и отдалённо грохотало, но все уже привыкли и не замечали этого фона; яркие звёзды, светившие сквозь проносящиеся облака, в любом случае выслушили очень красиво. Грызи замечали это постоянно как про себя, так и вслух.

- Мы постоянно замечаем это как про себя, так и вслух, - точно цокнула Айна, прогуливаясь под лапу с Маром, - Хоть тут горизонт и не в горизонте, а на небо есть зачем потаращиться.

- Ага, - согласился грызь, - Эти аномалии дают исключительное по окраске слышище! Что собственно в пух. Если бы мы сидели по металлическим ящикам, вряд ли можно было бы ожидать такого аврального режима. Да, а ты вообще отрываться будешь хоть на корм, или чо?

- Или чо, - ответила белка, - Сам вон без перерыва эти тупи ворочаешь, а ещё цокаешь.

- Да, но... - задумался Мар, - Конечно цокаю, так всегда.

- Скоро будет готова первая очередь платформы, - сообщила Айна, - Всего их там три, но вторая и третья это пухня. Когда они будут готовы, мы сможем ставить на платформу хрустали и приводить их в готовность номер ноль.

- Урлюлю.

- Да, правда эта-то платформа самодельная и для её работы требуется до трёхсот пар ушей на слежение.

- Сойдёт, - отмахнулся грызь, - Потом оптимизируем, число сократится. За сколько времени будет эт-самое?

- Ну, по компенгагенным рассчётам, около сорока пяти часов. Что йа так мыслю, весьма мило.

- Мило? Идеально! - цокнул Мар, мотнув ушами, - За двое суток получить цельный хрусталь - это неимоверный профит, граничащий с халявой!... Хотя это всё и есть одна большая халява.

Это всё была одна большая халява. Вместо того чтобы быть разнесёнными в клочья, тупь-платформы теперь были готовы производить сложное оборудование в неограниченном количестве. Хрустальная по прежнему не действовала, но только потому что "башмаки" держали ресурсеров и не давали им натаскивать сырьё - сначала следовало собрать урожай со свалки на планете и переработать его, а уж потом и. Параллельно грызи приступили к платформе, строившей несушки, какие в свою очередь, строили фреги: предстояло составить схемы и план переоборудования.

Речка в это время схватилась за другой мешок, попавшийся ей на уши, и принялась основательно его трепать. Соль состояла в том, что несколько десятков хрусталей могут заменить по гравгенераторной мощности "Океанический". А следовательно, возможно пригнать Ёлку к Штаррадо для выполнения многих операций, в то время как хрустали будут тупо двигать звезду возле Мрофии.

- Хм... как это? - задумался Хлутыш, почёсывая когтями подбородок.

- Вот, - показала грызунья, поставив на стол шарики от подшипника, - Это хрустали, это звезда. Пык, пык, пык.

- Доходчиво, - согласился грызь, - Думаешь поставить на уши кого следует?

- Уже, - ухмыльнулась она, потирая когти.

В то время как грызи продолжали сидеть в своей бытовке в моховых ящиках-креслах, набитых пока синтетической паклей за неимением лучшего, кто-следует действительно был поставлен на уши и отправлял зацоки к флоту. Само собой ни полсотни, ни полмиллиона хрусталей не могли сравниться с Ёлкой, так как не обладали способностью к самовосстановлению. Через несколько месяцев эксплуатации гравитатор тупо изнашивался, а поскольку большую часть хрусталя он и составлял, то менять оказывалось нечего, и шар следовало отправить в утиль. Однако и этого времени работы достаточно, чтобы наворотить дела астрономического масштаба - что и требуется. План с привлечением "Океанического" показался всем грызям настолько милым, что каждый лично подписался под прошением при малейшей возможности согласиться, адресованным команде Ёлки.

Хлутыш же, помимо обычной возни, добавил свою голову к расслушиванию вопроса о целесообразности немедленного запуска производства хрусталей. Как было уцокнуто, переделка шара на новой платформе занимала сорок пять часов, в то время как сооружение нового на старой - около ста сорока часов. Нетрудно было понять, что пока будет обрабатываться запас со свалки, завод может сделать ещё штук тридцать. Благо, ресурсеры тут были совершенно примитивными баржами с эрзац-мозгом намного меньше куриного - они не обращали никакого внимания на новую платформу и корабли в окрестном пространстве, а только искали требуемый химический элемент, высасывали его из породы дезинтегратором и тащили на базу. Их не могло интересовать, что платформа уже не управляется никаким, даже самым паршивеньким интеллектом, а работает по инерции - что собственно и радовало.

Грызь также изучил космографию и пришёл к выводу, что тупь за время своей деятельности практически исчерпала ресурсы в близкой досягаемости от платформ. Все мало-мальские астероиды давно были покрошены, а каменная планета взорвана и также покрошена - тупь работала неаккуратно, и большая часть вещества упала в звезду, откуда его трудновато выковыривать. Вслуху этого Хлутыш отцокал мысль о том, что ресурсеры вполне могут взяться за Штаррадо и взорвать планету, потому как в ней как раз довольно много сырья. Непосредственно этого они сделать не могли - для дробления планет тупь использовала хрустали, а теперь не было ни хрусталей, ни центра отдачи команд. Однако вопрос заключался в том, что без помощи оставшиеся ресурсные службы платформы никак не добудут нужного количества сырья, так как потащатся на межзвёздное расстояние, а один рейс в соседнюю систему займёт у них месяца три.

Вслуху этого требовалось развернуть ресурсную базу для подтаскивания сырья близко к платформе, где его забирали бы уже тупь-ресурсеры. Вдобавок следовало беречь зонды и прочую аппаратуру, так как баржи, учуяв содержание элементов в обшивке, с тупым упорством пытались их сожрать. Туже всего было с маскировкой новой платформы, но с помощью специалистов КВ с этим справились - теперь постановщики помех заставляли тупей принимать платформу и планету за чистый ксенон, им не интересный. С подвозом же погрызище грозило развернуться то ещё, так как большого количества транспортных кораблей не наблюдалось. Пока что это можно было осуществить подсобными посудами райнтарского флота, но в перспективе требовалось поставить процесс на надёжную основу. А для этого, соответственно, притащить несколько тупь-кораблей старого типа и переоборудовать их. На второе время сойдёт, а потом возможно удастся поменять хрустали на необходимую машинерию.

Что ещё постоянно вытворяли грызи на четрые хвоста, так это прогулки по платформам и поверхности планеты в ЦПРе. Было довольно полезно послушать обстановку собственными ушами и обцокать её на месте, показывая пальцем на объект обмусоливания. Ну и само собой, грызи припушневали, наблюдая над собой возвышающиеся почти на килошаг гранёные бока сферического хрусталя; они по прежнему стояли на равнинах планеты, продавив скальные породы гигантской массой, и придавали ландшафту вид "а что такого йа выпил". Свет многочисленных звёзд сверкал на гранёных боках объектов, и даже когда они не светились, ни у кого не повернулся бы язык назвать их иначе, чем хрусталями. Сбоку ослепительно лупило близкое солнце, нагревая обшивку до сотен градусов температуры, и даже с защитой выходить под такой свет в скафе было бы крайне опрометчиво. Грызи в очередной раз убеждались, что проекция - штука чрезвычайно в пух.

С её помощью можно было пройти и сквозь стенки, не заморачиваясь, и ослушать объекты изнутри. Марамак невольно вспоминал время, проведённое в ЦПР с мрифочкой, и довольно жмурился, но потом думал по Айну и жмуриться переставал. В конце начал, размышлял грызь, ничто не мешает потом пригласить её и прочих мрифов на Штаррадо - когда тут всё устаканится.

Помимо всего прочего, ему и Айне выпало натаскивать на выполнение элементарных операций молодых грызей, чем собственно и занялись. Возиться почти всё время приходилось в проекции, так что поход к водяной бочке по морозу казался весьма райским.

- Посмотрите, - цокнул Щек, - Йа не совсем вгрызаю, зачем мы шляемся по этим хрусталям, как призраки? Если всё равно есть данные о том, что там происходит.

В ответ на это Мар показал ему таблицы с этими самыми данными.

- Доходчиво? - осведомился он, - Конечно нет. Проекция затем и, чтобы воспринимать. А проще и эффективнее всего воспринимать естественным путём, а не каким-то другим.

- Ну, логично, - согласился грызь.

- Раз логично, посчитай сколько коммутаторов сгорело.

Этим они и занимались - считали, составляли схемы ремонтных работ и так далее. Единственное что несколько напрягало, так это то что Мар чуть не шагнул с мостиков с третьего этажа, думая что он всё ещё в проекции. Согрызунья похихикала, но через день сама стукнулась носом в дверь, собравшись пройти насквозь. Это отчётливо указывало на то, что следует сократить время пребывания в ЦПР - уж Айна это знала по ТУ, так как сама долго трясла в этой системе. Впрочем трясти трясла, но вот долго там раньше не тусовалась.

Раз в несколько единиц времени грызи проводили собрания различного уровня, решая насущные вопросы. Это избавляло их от всякого тупака типа волевых решений, принятых отдельными мордами, а также внушало и обеспечивало. Для обще-Штаррадских перецоков использовалась само собой сетка, а вот по посёлку грызи предпочитали тупо собраться в круг и синхронно помотать ушами, непосредственно эт-самое. Учётчики цокнули о том, что в целом работа движется ровно, но имеются и пуши, трясущие опережающими темпами. Во всеуслышание этого не оглашали, но желающие могли поглазеть по таблицам, как идёт и насколько его собственные потуги соразмерны среднему арифметическому. Следует уцокнуть что это вовсе не значило, что результаты подобного подсчёта будут хоть как-то восприняты грызем. Может будут, а может и нет - собственно, всем на это было откровенно положить хвост.

КВ даже удивились, узнав об изумительной анархии, царившей в сквироидском секторе планеты - ну, точнее траншеи. Не существовало никакого оформления всей операции, что в общем грозило осложнениями в дальнейшем. В конце начал, нужно было куда-то отсылать грузы и сообщения, не писать же в адресе координаты звезды? Вслуху этого самое общее собрание грызей и КВ, тусующихся на планете, постановило организовать штаррадский планетсовет, советские корпорации "Хрусталь" и "Магнитуда". Первая структура должна была заниматься вообще всем, вторая - производством хрусталей, и третья - выпуском прочей продукции с использованием мощностей, оставшихся от тупи.

Двум грызям, один из которых был Хлутыш, а другим Речка, попало под лапы "спецзадание" организовать не аврально-полевое, а стандартное снабжение посёлка всем, чем обычно снабжается посёлок с белками внутри. Хотя грызи всю дорогу отличались малыми запросами и формула "без ничего" для них была отнюдь не пустым звуком, для кошерного функционирования по утверждённому курсу требовалось как раз это самое. Вслуху обстановки не делалось никакого различия между пухогрейками, карандашами и коммуникаторами, из-за чего количество пунктов того, что нужно достать, быстро перевалило за девять тысяч.

- И чо? И чо?! - цокала Речка, уставившись ушами в таблицы, - Как всё это разгребать? Вот слухни: макаронных изделий у нас идёт семь тысяч пачек, это штук десять поддонов. А переходник ВВ-ЕИ один, как хвост!

- Подумаешь проблема, Реч! - ответил грызь, - У нас тут производство гравитаторов, так что с логистикой мы вроде как должны справиться, кло?

- Не факт. Йа кстати как-то забегала в снаб, и удрала оттуда как от огня, потому что мозг дороже.

- Да, но то на Ёлке. Там есть спецы. А тут одни олухи типа нас, так что сваливать не на кого.

- Чувствую, выйдет боком, - поёжилась белка.

Однако же за построение схем схватилась с усердием, содержащим долю фанатизма. К сожалению не удалось пробить себе возможность заниматься промышленным завозом, и приходилось возиться именно с бытовухой. Как уже было уцокнуто, она совершенно неизбежна, а слышимого толка от неё куда меньше, чем от какого-нибудь плазмогенератора. Тем не менее свойство грызей было таково, что хватаясь за предмет, они хватались за него основательно.

Рассчёты, произведённые Хлутышем и не требовавшие ничего кроме мозга, показали общие количества предполагаемого грузопотока. По взятому району, включавшему пять посёлков, цифры вышли убогие, вслуху чего грызи связались с похожими олухами с других участков и обцокав дело, решили заморачиваться сразу на всю планету целиком - благо, траншея не так уж велика. Собственно это являлось повторением стандартной схемы, какую любой может услышать на беличьей планете: центральный космопорт и система развозу. Таким образом, для самого начала следовало построить этот самый порт. Строить лично было бы не в пух по срокам, так что стоило просто подумать, как будет годно, и спустить заявку стройотрядам с их техникой.

Дабы сделать всё кошерно и быстро, остановились на самом простом варианте типа "огромный цирк". Это означало, что посадочная площадка делается круглой, и по бублику покрывается тентом с открытостью в середине. В открытый пятак приземляется грузовое судно и вываливает содержимое на площадку, после чего кучу крайне разнородного барахла растаскивают по окружности, формируя партии для отправки по посёлкам.

Однако это всё было ещё началом цветения перед настоящими фруктами. По сути дела, для транспортировки грузов от порта к посёлкам имелись только трофейные тупь-корвы "фиф": дорога по всей траншее вокруг планеты - это хорошая идея, но просто цокнуть и не так просто сделать. Попытки обойтись простым разравниванием скальной породы орехов не принесли, дорога постоянно коробилась и проваливалась из-за подвижек поверхности. Вслуху этого приходилось принять вариант с загрузкой ящиков в весьма неудобный отсек аппарата, после чего кляча кое-как добиралась до места назначения. Погрызище развернулось таких масштабов, что грызи не успевали следить за временем - ухом не мотнёшь, как очередной недели нету, а то и месяца.

Однако грызи не были бы собой, если бы с радостью поддавались этому течению и не останавливались. После какого-то времени, проведённого исключительно в режиме тряски, любой грызь цокал себе "ну-ка стоп", и неспеша ослушивал результаты процесса со стороны. На практике это выслушило примерно так, что Хлутыш с у-утра смотрел на Речку, соображал что она думает и отзванивал на объект в том ключе, что не сегодня. На объекте для приличия возмущались, но собственно возразить-то было нечего. Двоепушие под лапу прогуливалось вдоль магистрали, пока ещё не достроенной и оттого никуда не ведущей - это было самое дальнее место от посадочных площадок, где сильно гудели аппараты, и боковых канав с водой, от которых парило. Кроме того практика цокала, что не следует заходить к стройке на востоке, потому как там то и дело извергались гейзеры, и пока причастные морды выясняли, долго ли будет это продолжаться.

- Эх, овцу бы, - цокнула Речка, прищуриваясь. - Ионную. Чтоб вот тут вереск, тут стланик, а там ёлочки.

- Да уж, неплохо бы овцу, - кивнул Хлутыш, представив себе вышецокнутое.

Сверху раздался характерный дребезжащий свист, в то время как очередной тупорылый угловатый корв зарулил на посадку; садился он, следует отметить, по чисто баллистической траектории, и здорово клевал носом после касания площадки. По крайней мере одно это отбило бы всякое желание летать на таком чудовище лично - а вдобавок рубка управления была занята дополнительными передатчиками. Все эти выкладки были подтверждены, когда раздался скрежет и из-за бытовок поднялся фонтан дыма.

- Опять носом в сугроб сел, - констатировал Хлутыш, - Это никуда не годиться.

- За неимением ничего лучшего - пока годится, - возразила Речка, - Прицепим на груз ремач на пару мегов, чтоб не разбился. Иначе натурально в кашу будет после стольких "же".

- А на всё остальное тоже ремач? - показал вокруг грызь.

Он имел вслуху недавний инцидент, произошедший в другом посёлке, где корв вылетел с площадки и врезался в бытовки. Ящики он само собой разнёс в клочья, а вот осторожные грызи, таки имевшие при себе постоянно ремач, не пострадали. Ну то есть пострадали, наглотавшись продуктов горения при пожаре, но учитывая обстоятельства - практически не пострадали.

- Ну как бы - да, - цокнула белка, показав блочок на поясе, - Хорошо бы если выгорело дело с "Океаническим", если Ёлка прилетит сюда - за месяц можно будет всё переделать по-беличьи.

- А если и не прилетит, - зевнул грызь, - Хрустали это всё равно, выражаясь жабократически, СХТ. То бишь Самый Ходовой Товар.

- С каких это пор ты выражаешься сухо жабократически?

- Кло, - Хлутыш предъявил книжицу "Жабократия для продолжающих - континуе на пятых воротах".

- Так-так, - цокнула себе под нос белка, углубляясь в изучение манускрипта.

На самом деле многие грызи изучали, потому как обстановка заставляла. Натурально выходило, что хрустальные шары - неплохая штука для продажи, и можно рассчитывать нагрести с оной достаточно для эт-самого, где эт-самое - постройка годной инфраструктуры в траншее. Пока же небо затянуло серой облачностью, сквозь которую продолжали посверкивать молнии и глухо рокотал гром, уже не воспринимавшийся вообще. Хотя до скальной стены траншеи было недалеко, она терялась в дымке, ибо вдоль неё проходила сточная канава для талой воды, которая постоянно парила. От этого на склонах, на высоте в семь килошагов, образовывались гигантские сосульки по сотне метров в длину, затем спонтанно рушившиеся вниз. Ближе чем на пол-килошага к стене подходить никак не следовало - как из-за льдышек, так и из-за камушков, которые тоже могли эт-самое.

Однако пока у грызей, и у Речки с Хлутышем в частности, просто не оставалось никакого времени, чтобы туда подходить. Погрызище развернулось просто страшенное, и многие хвосты возвращались в жилблоки в состоянии съеденной мидии.

- Ты возвращаешься в жилблок в состоянии съеденной мидии! - цокнула Речка согрызуну, внимательно ослушав его, - Опять с корвами возились?

- А? - поднял уши от салата грызь, - Да, с корвами. А насчёт мидии, так на себя слухни.

- А что? - удивилась белка, - Йа не перегибаю ни разу!

- Вот и йа тоже, - улыбнулся Хлутыш, - Мы не перегибаем ни разу. Кло?

- Кло, - не особо уверенно цокнула она.

Пожалуй её уверенность поколебало то, что в дверь сунулся какой-то грызь, тупо постоял с минуту, потом понял что попал не в тот жилблок, и слинял.

- Мы, - показал на белку и себя Хлутыш, - Не. А кто-нибудь может и да. Кстати такой зацок, ты с базами данных как, в пух?

- Через пни, - мотнула ухом Речка, - А что?

- А то, что покажешь. Придётся заниматься бухгалтерией, потому как тамошние грызи не хотят ей заниматься постоянно, они хотят грузить корвы и паковать фигню.

- Ладно, сейчас подрыхнуть, и, - зевнула во все резцы белка.

С этим на Штаррадо тоже наблюдалось некоторое неудобство: даже на кораблях всегда были условно-дни и соответственно условно-ночи, каковые, не вслух будет цокнуто, чередовались. Здесь же небо оставалось светлым всегда, и уровень освещённости варьировался незначительно в зависимости от облачности. Это вызывало постоянное впечатление, что сурковать ещё рано или уже поздно - а на самом деле самое в пух.

Помимо много прочего, что успели сделать за не особо большое время грызи, они ещё и покопались на центральном складе планеты-траншеи, собрав много штук стандартных дюралевых стелажей для хранения всяческой погрызени, пронумеровав их и использовав в качестве тары жестяные ящики местного производства. Несколько не в пух было то, что наскоро наклёпанные ящики мялись и рвались краями, и работать с ними можно было только в прочных лаповицах. Лаповиц опять-таки не имелось, потому как негде взять, и пришлось снова дёргать за уши КВ, чтобы пошарили по загашникам или наделали новых, если есть возможность.

- О циркониевая сфера диаметра сто семь! - закатывала глаза Речка, увидев наименование, - Двадцать штук стандартных плакатов "Не нужны"?! Кто-то цокал о предметах первой необходимости... а это какая, сто первая?

- Да ладно тебе, - зевнул Хлутыш, перекидывая коробки в недра "фифа", - Пока нормальный печатель один на всю планету, почему бы не эт-самое?

- Еловые шишки сухие - тоже ладно?... Ну ладно так ладно.

В перспективе транспортный узел следовало как обычно оснастить автоматизированным складом, потому как автомат способен разложить по полкам миллиард разнородных предметов и потом очень быстро выдать нужный. Само собой что сначала пришлось всё это делать влапную; для процесса учебник по жабократии помог, так как там для примера было описано, как кудахтать. Сделать складирующий автомат из подлапных материалов не получится - даже "раптор" в этой функции сильно уступал грызю, потому как не мог быстро отличить банку цикория от компрессорного поршня и зачастую просто зависал. Однако сей довольно утомительный процесс поддавался упрощению при помощи простейшего приложения для стандартного коммуникатора, а именно перевода букв в звуки. В прибор сгружался список предметов, который затем воспроизводился в виде звуков. Таким образом грызь мог работать свободными лапами, а не носить с собой планшет с бумагой - приём простой, но действенный; таким образом скорость сортировки груза увеличивалась почти в два раза. А уж в условиях тотальной нехватки рабочих лап и мозгов это было более чем в пух.

Пока одни делали одно, другие как ни странно другое. КВ например продолжали настойчиво сверлить мозги райцам, поставив пока скромную задачу донести до них элементарную факту - или они прекращают тупить, или их выпиливают. По крайней мере, боевой флот в регионе расположился основательно и мог проторчать так очень долго, а для штаррадовцев это было в пух как ничто другое. В то время как группа грызей отправилась с переговорами по отдалённым звёздным системам насчёт хрусталя, первые партии оного уже сделали большущее добро: "Океанический Танковый" всё-таки соскрёбся и подвалил от Мрофии. Пока шарики двигали звезду, Ёлка задействовала свои производственные мощности для выпуска всего необходимого, то есть слушая в перспективе - оборудования для производства. В частности на платформах были запущены рапторные блоки, позволявшие строить и использовать практически неограниченное количество универсальных автоматов.

Неслушая на успехи с хрусталём, никто не забывал и про прочие изделия. Спустя довольно небольшой отрезок времени, благодаря поддержке Ёлки, была запущена старая тупь-платформа для выпуска несушек-заводов. Те в свою очередь могли производить прямо из подлапного материала меньшие корабли, чем и собирались воспользоваться. На скорую лапу был изобретён проект ОГ, то бишь "Овечья Гора"; сооружение должно было состоять из двух несушек ДТ, а также центрального блока, достроенного позже. В этом блоке содержались ресурсеры и производство для доделки "ионных овец" в наземную атомную установку. Поскольку у тупи ресурсеры были не особо эффективные, предполагалось использовать таковые грызунячьего образца. Вместе с ресурсерами изделие "ОГ" должно было стать передвижной базой по выпуску эт-самых.

Вслуху наличия малого количества специалистов по теме и большого количества дармового подопытного материала, испытания ИО производили по схеме "пух с ним, пусть взрывается". Полигон для испытаний в виде тёмной стороны планеты также присутствовал, так что ему и досталось лучами. Порядочно опушневшие от постоянной планомерной проектировочной деятельности, Марамак и Айна сидели и пялились ушами, как неуклюжий фрег выруливает на стационарную орбиту, мигая сигнальными лампочками, а затем выдаёт по поверхности ослепительный красный луч, вызывающий взрыв и распространение волны пара и пыли. Настраивали тупо по результатам экспериментов, а не по рассчётам - потому как никто толком не знал, как это рассчитывать. Зато, сделав штук сто выстрелов, можно было узнать эмпирически, чем и пользовались.

- У неё кпд ниже мха! - цокала Айна, имея вслуху бывшую ионную пушку.

- Это однопухственно, - ответил Мар, - Ибо какое бы не было кпд, изделие взято из ниоткуда с ничтожными ресурсозатратами, отсюда и профит.

- Да-да, всё время забываю, - фыркнула белка, мотнув ухом.

После того как пушку более-менее настроили, фрегат по раннему проекту воодрузили на гусеничное шасси. Линию для выпуска его компонентов также вкорячили на платформу, пользуясь возможностями "Океанического". Вообще ёловые грызи уже просто опушнели от того, что их возможности постоянно использовались чуть более чем полностью - но, кажется был слышен край. С испытанием наземного варианта поступали таким же образом, как и раньше, угробив два десятка фрегов, прежде чем было найдено решение. После этого на слом пошли ещё штук десять, но никто их не жалел, само собой. В конце концов грызи могли наблюдать то, к чему и стремились - массивный, вытянутый вверх ящик на гусеницах полз по каменистой равнине и выдавал в горизонт лучи, вздыбливавшие поверхность и вызывавшие разлёт облаков испаряющихся газов. "Ионную овцу" ещё предстояло доработать, но в целом уже было вполне чисто, как трясти. Неровен час с платформы начнут сходить готовые ОГи... И это было в пух.

- Это в пух, - не терпящим возражений тоном цокала Айна, - Потому как приближает время, когда вот тут ёлочки, там березняк, и кло.

- Кстати да, - хмыкнул Марамак, - В нулевую же очередь обработке подвергнется наша траншея!

- В нулевую? В минус седьмую!

Грызи прищурились, прикидывая как эт-самое. Правда пока что наклёвывалось нечто совершенно из другого разряда, а именно опять возня в пространстве. Занимавшиеся темой грызи выявили, что остаётся ещё приличное количество "свалок" из "консервированной рыбы", которую было бы крайне в пух притащить к Штаррадо для дальнейшей переработки. Вдобавок легко доступные корабли могли стать добычей райцев, что мимо пуха. Поскольку все были заняты, Марамак и Айна вызвались в нулевых рядах слетать на экспроприацию. Ничего сложного, все специальные операции автоматизированы, и требуется как всегда только мозг, а он в наличии имелся.

В целом, свалки патрулировались кораблями КВ и в случае обнаружения райцев их отгоняли от пищи, однако это не давало никаких гарантий. Рассчёт мог быть только на превосходство в маневре, позволяющее в случае чего слинять - зато это был весьма надёжный рассчёт.

Вместе с грызями, копавшими данную тему, Мар и Айна огласили весь список оборудования, каковое хорошо было бы применить для. Тут особенно не мудрствовали и составляли группу как обычно - фреги, прикрытие, и кло. Всмысле должен был быть Ф26 с рапторами, непосредственно предназначенный для обработки рыбы, другой Ф26 с летающими сенсорами и несколькими котанками, дабы не прозевать событие и в случае небольшой кислоты - выпилить её самостоятельно. Ну и наконец к фрегу следовало пристыковать ФаГГ для того чтобы в случае чего слинять. Как быстро выяснили, в общем-то делать там нечего - всмысле, автоматика кораблей вполне могла всё сделать сама от и до, просто вероятность сбоя слишком велика. Вслуху этого было решено отправить минимальную группу, а минимальной группой белок всегда была одна белка. В данном случае понятие "одна белка" относилось к двоепушию, так что им и предстояло растрясти хвосты.

"Кистеух" спикировал из облачности над траншеей и усадил пузо на круглую площадку, так что грызи проверили наличие всего необходимого и просто взяли да и влезли в фрег. При этом следует прицокнуть, что фреги были тупо позаимствованы из арсенала Ёлки, потому как пока были без надобности; это накладывало ограничения по времени. У грызей был хитрый план насчёт того, как всё сделать быстрее, но его ещё предстояло притереть по месту. Как уже уцокивалось, не имелось никакой уверенности, что к свалке вообще удастся добраться... но попытаться определённо стоило.

Отсеки Ф26 как обычно отличались компактностью, так что Марамак уселся в кресло, а через низкую аппаратную стойку от него расположилась белка в другом кресле, так что он мог слышать её по плечи. Вылезти отсюда было довольно непросто, зато уютно и в случае чего - падать просто некуда. Впрочем это уж конечно кцоку, потому как нулевое что сделали грызи - так это нацепили полный комплект ремачей и не собирались с ним расставаться до самой посадки. Проверить всё оборудование осмысленным слухом помогли грызи, остававшиеся на планете, и то на это ушёл почти час, пока разобрали мягкое и подгрузили недостающее. Только после этого Мар включил полётный контроль и фрег стартовал.

На орбите Штаррадо в строй встал второй "Кистеух", с пристыкованными к крышкам котанками, и группа пошла на разгон в нужном направлении. Следовало ещё отцокаться куда следует, чтобы их не приняли за то что не нужно - опять же всё это выполняла и автоматика, но лучше проверить. Ибо бережёного бережёт даже хвост. Тактик-экран показывал, что система порядочно заполнена движением: сновали ресурсеры и монтажники от Ёлки к платформе, тягачи пёрли с планеты очередной хрусталь для доделки, поотдаль перегружались КВ, выставив крейсера кружком и перетаскивая груз по вакууму. Возле платформ грузно гудели две готовые несушки, проходившие испытания движителей. Короче цокая, в системе всё крутилось.

Вот дальше раскидывались миллионы кубических световых лет, где крутились только планеты вокруг звёзд и ничего больше. Даже Мар и Айна, весьма привычные к такому, окинули ушами перспективу и припушнели. Они на два хвоста, а вокруг на немыслимое количество килошагов - ни единой живой амёбы, не то что разумного существа! Впрочем в данный момент они натурально предпочли бы с существами не встречаться.

- Сяк! - цокнул Мар, - Айда сыграть полундру, Айк.

- Уффч... Ну ладно.

На самом деле это оказалось нелишним: без привычки добежать от поста управления до истребителя в трюме получалось слишком долго, а нужно было моментально. Грызи расслушали процесс, оптимизировали его, а также тупо убрали с дороги целую связку лыж, за каким-то рожном тут валявшуюся и мешавшую пробегать. В остальном всё обстояло хрурненько - узкие отсеки вызывали чувство дупла или норы, единственное что бросалось в уши - отсутствие растительности, но с этим уж ничего не поделаешь...

- Ну да, конечно, не поделаешь! - фыркнула Айна и включила ЦПР.

Через пять минут грызи сидели на тех же креслах, но теперь все стены покрывал толщенный слой хмеля и винограда, сгенерированный намеренно. Марамак пристально расслушивал иллюзию, совмещённую с реальностью, и в конце концов пришёл к выводу, что это весьма в пух. Потрогать хмель было нельзя, но какой дурак трогает хмель? С таким оборудованием подбочного пространства дело пошло ещё лучше - именно ещё лучше, потому как оно и так неплохо шло. Проверять настройку матчасти было тупо, потому как этим занимались более натасканные грызи на планете, так что пока Марамак и Айна пристально расслушивали сводки, передаваемые кораблями КВ. Сводки шли в кодировке, на которую имелся временный ключ - собственно ничего особенного, при желании расшифровать можно. Просто на подбор шифра уйдёт столько времени, что тогда уже информация потеряет смысл.

Включив тактик-экран на большой масштаб, грызи импортировали туда полученные данные об оперативной обстановке. Патрульная группа из двух крейсеров КВК баражировала в двадцати световых годах в сторону от свалки, потому как там было развернуть большие уши в виде гравитационных линз. Такая диспозиция была в пух, потому как по прямой добраться к звёздной системе со свалкой райцы незамеченными не могли, а перекрыть зонами пристального контроля "тень" от соседних звёзд - не так-то сложно. Особенно если матчасть практически всё делает сама - впрочем к этому как известно любой ёлочник давно привык, потому что по другому не получится. Когда замахиваешься на задачу, которая тебе заведомо не по силам, необходимы самоусилители.

Стоит ли уцокивать, что грызи расположили хвосты с удобством. Обычно одна пуша дремала возле пульта, а вторая дрыхла или возилась по хозяйству, нарезая салат или взваривая чай. При этом Марамак отлавливал себя на мысли, что никак не думает по этому поводу "взварить чай на двоих". Он вообще никак не мог почувствовать, что их двое! С тех пор как Айна стала его согрызуньей, он ощущал себя так цокнуть частью двойной системы, и смотрел на белку не как на кого-то, а практически как на самого себя. В этом он надо заметить был нипуха не оригинален, потому как десять из десяти грызей чувствовали так же. Двоепушие повадилось развлекаться следующим образом: Мар или Айна поворачивались к согрызуну на кресле и цокали, что пушной. Выслушило это как

- Ты пушная.

- Сам пушной.

- Но ты пушная.

А соль состояла в том, чтобы как можно дольше удержаться от смеха; правда, со временем рекорд не увеличивался, а уменьшался. Уменьшался настолько, что достаточно было одному вспомнить про эту тупь, как хохот был обеспечен. С другой стороны белка действительно была пушная, и выслушила настолько мило, что хоть цокай и мотай ушами.

- Ты выслушишь настолько мило, что хоть цокай и мотай ушами! - цокал грызь, гладя белочку по шёлковым ушкам.

- Йа рада, что мой пух тебе в пух, - хихикнула Айна.

В остальном грызи не цокали, а только сидели прибочно, глазея ушами на обзорные экраны с панорамой космоса. Одно, второе, и Вселенная на третье, как некоторые выражались о подобной ситуации. Два приплюснутых 26-гранника неслись сквозь пространство, как рекордные куры.

Пока в одной стороне неслись, Хлутыш и Речка порядочно опушневали от снабжения, в каковое вляпались по самые ухи. На центральном складе Штаррадо, где они и копались, находились предметы в полном спектре понятия, то есть от овощечисток до запчастей к космическим аппаратам. Когда грызь однажды проснулся в жилблоке и не сразу понял, что он в жилблоке, пришлось признать перегиб. Грызи забросили возню, взяли корма, лыжи, и пошли по снегу от одного посёлка в траншее до другого - здесь было килошагов десять.

Одеваться в тёплое при этом никто не собирался, ибо пух, а температура едва ниже нуля, градусов пять-семь. Неслушая на заверения отдела мирхоза, холод никуда не девался, а из атмосферы продолжал периодически сыпать снег, что кстати привело к необходимости очищать от него дороги. Посёлки находились в траншее, выдавленной по планете при помощи хрусталя, а снег всё равно требовалось убирать, как и тысячи лет назад! Ибо иначе он просто блокировал все проезды, напух. В посёлках таким образом появились страшные кустарные машины, сделанные на месте, и кое-как пригодные для задачи.

Речка и Хлутыш обошли один такой жестетрон, грохотавший стальными совками, одели лыжи и двинули по снежной целине вдоль магистрали - той самой, что опоясывала всю планету вместе с траншеей. Пока там так и осталась просто разровнянная полоса, сейчас посыпанная снегом; по этой с позволения цокнуть дороге ездили, но тупо по азимуту, развозив снежно-ледяную колею. Помахивая пушными хвостами, грызи неспеша двигались параллельными курсами, расслушивая сдешнее красочное небо и не особо красочный горизонт, похожий на стенку - каковой он собственно и являлся. Если вдоль траншеи ещё что-то можно было увидеть вдали, то по бокам только клубящиеся облака, обволакивающие скальные стены.

И тем не менее даже сейчас, на таком этапе чувствовалось, что погрызище разведено не напрасно. Свободный воздух, соединённый со всей траншеей длиной в сорок тысяч килошагов - это крайне в пух. Грызи могли точно цокнуть, что ощущают слегка подогретый ветер, долетающий за многие килошаги от посадочной площадки посёлка Љ62: там на огромную площадь, укреплённую железобетоном, опускали при помощи тягачей несушки ДТ, дабы подвергать переделке в спокойной обстановке - тоесть, так должно было бы быть, пока завод не запускали и несушка там как стояла одна, так и продолжала.

- Кстати вслуху этого посёлок хотят назвать "Галошница", - цокнул Хлутыш.

- Вслуху чего? - удивилась Речка.

- Ну, раз это место где стоят Дырявые Тапки.

- Ммм... Они там ведь не просто стоят, а соль в том что они там ремонтируются. Поэтому не Галошница, а Обувь-Ремонтный, как-то так, - хихикнула белка, - Кстати, Хлу. Мне настойчиво не даёт покоя вопрос, зачем мы так упираемся?

- Давай пойдём медленнее, - предложил грызь.

- Ты понимаешь, про что это. Это про то, что если бы мы перелопатили столько работы в порту Заводья, на нас бы слушали как на идиотов. Йа с утра три минуты не могла положить сахару в кружку, потому как искала по какой накладной это сделать!

- Хм, - точно цокнул Хлутыш, глядючи на светящееся синее небо, - Кажется мы вовремя решили пройтись на лыжах, нэ? Так что в данный момент мы уже не упираемся.

- Да, но потом-то, - не унималась Речка, - Прогуляемся, отсуркуемся не по пуху, и ведь опять по голове ударит? Это что такое получается?

- Получается утилизация Дури. И частично - старый добый Путь Лемминга, - подмигнул грызь, - Всмысле нуээ... ну ты поняла.

- Йа-то может и поняла, но хотелось бы чтобы было цокнуто чисто и словами.

- Кло. Соль в том что для того чтобы развернуть такое погрызище, грозящее образованием автономного терроформерского флота, нужны мощности всей сквирилизации. С её Ёлками и специалистами это как раз цокнуть. Сборище же дилетантов, каковым мы являемся, никак не способно создать подобное на пустом месте, а создать хочется. Поэтому создаём не на пустом, а на полном месте. Чисто ли?

- Ну, более-менее, - хмыкнула Речка и показала вдаль и вверх, - Вон, семь коров заново.

В означенном направлении было заметно, как "фиф" - а это определённо был он - выписывал петли в атмосфере, пытаясь удержаться на двух движках из четырёх, и это ему кое-как удалось; вращаясь и оглашая окрестности рёвом, аппарат ушёл в облака.

- Спокойно, - цокнул Хлутыш, - Это мешки ремонтки.

- Да напух жеж! - рассмеялась белка и запустила в него снежком, - Йа спокойна, как январский сурок!

- О да. Ты спокойна как два январских сурка, - кивнул Хлутыш и ответно влепил рыхлым снегом в нос белке.

Пока одни кидались снежками, другие кидались градиоимпульсами - но не друг в друга, а в окрестное пространство. К "свалке" грызи подводили свою группу из двух фрегов со всей возможной осторожностью, причём они сделали бы это и просто так, помятуя о хвосте и бережении, но теперь была и явная причина - КВ передавали о прохождении нескольких небольших групп куртушек райцев, которые неслушая на угрозу своему существованию, шарились по району. Марамак поинтересовался, шарятся ли они по соседству, и получил отрицательный ответ; из этого следовало, что скорее всего райцы подкапываются к свалке, потому как больше ничего здесь нету.

- А зачем им туда? - задумчиво цокнула Айна, мотая перед глазами кончиком хвоста, взятым в лапку.

- Да собственно затем же зачем и нам - из жадности, - хихикнул Мар, - Уж не думаю, чтобы они не могли построить чего-то такого, что есть среди тупей. Следовательно, просто тупят.

- Да, но этот тупак может здорово осложнить нам дело, - заметила белка.

- Да не цокнул бы, - зевнул грызь, - Куртушка сама по себе довольно дрянное изделие. Группы, которыми они оперируют, предназначены для разведки и огня с "Кистеухов" не вынесут.

Фреги Ф26, хотя и были сконфигурированы как поддерживающие, не лишились встроенной возможности использовать двигательные установки в качестве орудий. Силовые агрегаты "Кистеуха" проходили насквозь через весь корпус, так что сзади выбрасывался выхлоп, а спереди - лучи. По относительной мощности эти орудия отставали от тех, что использовались на котанках или истребителях, но и мало вряд ли могло показаться. По крайней мере по всем рассчётам тактик-экрана выходило, что залп с Ф26 должен располовинить куртушку, как апельсин ножом.

- Ты слыхал, что может получиться, - напомнила Айна.

Она имела вслуху всё то же ТЭ-моделирование, которое не исключало возможности успешного исхода столкновения для куртушки при определённых условиях.

- Вот, при условиях, - цокнул Мар, - А наша задача сделать так, чтобы эти условия не наступили. Так что всё чистоорехово, Айк.

- Да, лучше мне так думать, - хихикнула она.

На самом деле эти думы подкреплялись четвёркой шаровых котанков и четвёркой летающих сенсоров Фо-Р. Всё это хозяйство было достаточно проверено, чтобы не сомневаться в его возможностях и надёжности - по крайней мере неожиданных проблем с матчастью бояться не стоило.

- Так, подходим вот сюда, в тень звезды, - показал по т\э Мар, - И шлём разведку по трём направлениям для подтверждения чистоты. Думаю вот так, так и так.

- Можно использовать импульсы КВК и ловить пассивно. Так будет мягче, всё равно они досюда достают.

- Хм... Да, это в пущище. Ладно, едем неспеша...

Фреги "спикировали" на звезду той самой системы, в которой и имелась свалка. Маневр теоретически позволял укрыться за звездой от прослушивания возможными сенсорами противника. Если тот, конечно, не запустил чего-нибудь вокруг по орбитам. Вслуху того что это было не исключено, Мар немедленно запустил все ударные аппараты - на всякий случай. Мелочь отстыковалась от фрега и теперь летела рядом с ним плотной группой. Было бы даже неплохо, если бы сейчас из-за звезды выпрыгнули куртушки.

- Было бы даже неплохо, если бы сейчас из-за звезды выпрыгнули куртушки, - цокнул Марамак.

- С пуха ли? - осведомилась Айна.

- С пуха что так сразу было бы всё ясно. А так предстоит сидеть как на иглах.

- Как пол-раза цокнуть, - зевнула белка.

Грызь улыбнулся, потому как знал, что ей действительно как пол-раза цокнуть. С занятой позиции сенсоры даже улавливали самые крупные объекты из тех что составляли добычу - они висели на орбите между 4й и 5й планетами системы. Даром что в этой системе планет было всего две, по расположению они таки назывались 4я и 5я. Теперь нужно было втихорька проверить, всё ли чисто. Пользуясь предложением Айны, грызи запустили Фо-Р прослушивать в пассивном режиме, причём так чтобы обеспечить хороший угол отражения сигнала - источником были мощные локаторы крейсера КВК, светившего издали. На пристальное изучение данных грызи без намёка на шутку потратили два часа, причём сначала потратили час, поняли что могут протупить, отсурковались и продолжили. Таким образом грохнуто в сумме оказалось часов восемь - но всё-таки приоритеты слышились достаточно ясно. Сделать быстро - это только в том случае, если получится; если не получится, то не следует впадать в экстримальщину.

Следует уцокнуть что на Ф26, как и на всяком таковом, сразу за отсеком управления имелись аж два жилблока и между ними санузел - причём все три помещения совпадали по геометрическим размерам. В этих комнатушках обычно грызи долго не задерживались, так что и не обживали их - это были тупые металлические ящики, чистые вслуху отсутствия источников грязи и практически пустые. Поскольку операцию, как и многое другое на Штаррадо, собирали в режиме сверхсрочности, грызи даже не захватили с собой на чём посурковать. Имелись только взятые с собой мешки, но они были очень тонкие и для подкладки на нары не годились, так что сурковали на скафе, закрыв его снаружи - в нём оставалось немного воздуха, так что скаф служил надувным матрасом.

Здесь же, перед санузлом, находился закуток для кормовых операций, где взваривали чай, собственно цокая. С этим также пришлось умерить аппетиты и довольствоваться именно чаем и кормовыми книжками. Сказалось то, что обычно грызи не налегали на книжки, так что теперь они не испытывали тошноты при виде оных и уплетали бурду с треском за ушами. Мар хотел было цокнуть это, но Айна уловила намерение и мотнула ухом, потому как сама всё видела и в субтитрах не нуждалась.

Слопав эрзац-харчо, грызи приступили к следующему фазу операции. Для этого Фо-Р были запущены уже с активной локацией обшаривать теневые стороны планет и астероидный пояс - благо он тут был разреженый и состоял из нескольких сотен больших глыб, вытянутых по эллипсу вокруг звезды - следовательно, расстояние между глыбами оказывалось приличное. Сами фреги подбирались к цели, разогнавшись за звездой и подходя на холостом досветовом ходу; торможение рассчитывали эт-самое за счёт маневра возле планеты, после чего можно будет подгребать самым малым ходом, и минимально светить в эфире.

- Мне это не очень, - цокнула Айна, расслушивая т\э, - Натурально никого не видно!

- Ага, так-то! - хмыкнул Мар, - Ладно, давай шарик чтобы проверял пока чистоту рыбы, а мы подойдём через двадцать минут.

Фреги, двигаясь синхронно как утки, неспеша развернулись над неровной маленькой планеткой, снижаясь до двадцати килошагов над её поверхностью - зато пролетели без перегазовок и надо думать, достаточно тихо. В это же время уцокнутый "шарик", шкт-55, действительно подошёл близко к дрейфующим целям - старым тупь-кораблям, обвешанным "башмаками". Многие приобрели вращательный момент, что было несколько не в пух, но вполне терпимо. Мар за несколько минут пополнил список целей до 64 штук, что вызвало ощущения сдавливания горла Жабой.

- Ну что, приступаем к? - потёрла лапки Айна.

- Да, - кивнул грызь, - Только вот ослушаем все до единого в нулевую очередь.

- Как хочешь, - пожала плечами белка.

Как показала практика, это было к месту. Облако оглушённой рыбы растягивалось веретеном, и когда шакотанк приблизился к его середине, локаторы зафиксировали лажу в подотчётном пространстве. Спустя секунду несколько тупь-кораблей прекратили беспорядочное вращение и выпустили по котанку импульсы. Будучи световыми, они выслушили на т\э как медленно дрейфующие кляксы, так что увернуться от них не составляло большого труда - правда, это если издалека. Если бы фреги подошли вплотную, у них был бы вполне реальный шанс огрести.

- По-моему это марганцовка! - цокнула Айна, - Да, точно.

Под "марганцовкой" она подразумевала райцевскую квазиорганику, оплетавшую тупь-корабли, отчего они покрывались сиренево-розовыми наростами и выслушили как пух знает что. В наличии теперь были два крупных и три помельче тупь-корабля, надвигавшихся курсом перехвата. Марамак тут же подумал про барахло, поэтому не стал стрелять, а повернул фреги к планете.

- Йа повернул фреги к планете.

- Хруродарствую за, - хмыкнула Айна, - А теперь цокни, напуха.

- Предполагаю что если взорвать такую тупь, от неё разлетятся куски, содержащие марганцовку, - пояснил грызь, - Что вслуху близости нужных нам эт-самых будет совершенно не в пух.

- И что тогда?

- Сейчас услышишь.

Группа отошла к той самой планете, возле которой производился гравитационный маневр, после чего котанки были направлены в атаку. С их маневренностью бояться им было практически нечего, а разреженные импульсы, которыми садили посудины во все стороны, мало их колыхали. Точнее вообще никак, потому как по данным анализа получалось что это противо-биологические лучи, а на 55м ничего биологического отродясь не водилось. Весело выписывая кренделя вокруг цели, шарообразные танки засыпали её снарядами, так что не прошло и минуты, как первая утка спеклась. Бывший фрег типа ИО, ныне обросший ерундовиной, с огненным шлейфом пошёл вниз к планете и врезался в высоко торчащий хребет. Мощность взрыва была достаточной, чтобы подумать о том, что с марганцовкой покончено.

Марамак слушал как действуют котанки и подправлял их, а Айна не менее внимательно следила за движением фрегов вокруг планеты и вообще за обстановкой.

- Мар, там ещё пухня, - цокнула она, - Две куртушки стартовали с другой планеты, и с ними файты. Будут здесь через две минуты в максимум.

- Так... Оставляю чумные ящики, нужнее убрать файты.

Файты натурально было нужнее убрать, потому как они могли догнать фреги, а все остальные нет. Четвёрка котанков рванула навстречу звеньям противника, в то время как разведчики Фо-Р отошли подальше, чтобы не попасть под раздачу, а главное освещать место действия локаторами. Марамак с некоторой настороженностью слушал, как приближаются вражеские отметки - четыре звена по четыре штуки, итого по четверо на каждый шар. Грызь сверился с рассчётами компа и отвернул котанки в сторону. Файты разделились и половина пошла к фрегам, а половина за котанками, думая связать их боем.

- Ээй... - прицокнула Айна, - Думаешь это в пух?

- Угу. Они видимо не знают вот про это, - ответил Мар.

Под "этим" он подразумевал способность фрегов лупить из "двигателей" с полной мощностью. Собравшиеся в клинья райцевские файты пошли в лобовую атаку и открыли огонь, и как раз за милисекунду до того как их снаряды достигли цели, фреги выплюнули вперёд себя заряды шрапнели и ушли в маневр. Можно было собственными ушами наблюдать на т\э, как удачно попавший заряд ополовинил звено, разворотив два файта в кашу. Фреги от повреждения спас в нулевую очередь текфонитовый корпус, потому как райцы палили непроникающими лучами и толку от них имелось мало. Почуяв что ступили, оторвавшись от куртушек, файты дали врассыпную и повернули обратно. Однако грызи времени не теряли и выцелив следующих, грохнули лучами; вспыхнули красочные облака, и от райцевских файтов остались мелко натёртые окислы, распылённые в кубических километрах пустоты.

Марамак быстро кинул вслух на Айну, и остался доволен - белка хоть и подёргивала ушами, но резцы были оскалены, следовательно состояние подходящее к обстановке. Разглядывать её времени не имелось, и грызь вернулся к т\э. Котанки сработали нормально, и также проредив звенья файтов, заставили их убираться - теперь осталось штук семь, причём вряд ли в полном здравии. Зато после этого требовалось пристыковать котанки к фрегу для перезагрузки боезапаса и исправления повреждений, а фреги находились между куртушками и недобитыми тупями. Естественно что куда проще было прорваться мимо тупей, что грызи и сделали. По пути был выцелен ещё один ИО и уничтожен лучами с "Кистеухов". Куртушки наседали на хвост, но ускорение их было почти ровно такое же, так что догнать им не светило; уворачиваясь от выстрелов с "марганцовочных", фреги вышли из "клещей" и котанки моментально облепили суппортник, вцепившись как коровы в сено. Механизмы действовали быстро и им требовалось от силы три минуты, чтобы перезарядить пушки шкт.

Похоже райцы уловили это, потому как оставшиеся файты рванули в погоню, снова отрываясь от крупных. Фреги естественно не тормозили, а немедленно приготовились к залпу.

- Прикрывать суп вторым, - цокнул Мар, - Сильно не покоцают.

- Чистенько, - ответила Айна, не отрывая ушей от экрана.

Едва файты подошли на уверенное расстояние выстрела, фреги начали отстреливаться, выкручиваясь в пространстве на цель и затем быстро возвращаясь на курс, чтобы не приближаться к куртушкам. Два были сбиты немедленно, остальные начали уклоняться и от этого отставали, давая выигрыш во времени.

- Нормально, - цокнула белка, - Сейчас эт-самое и кло.

- Точно цокнуто, - согласился грызь.

Как только кло случилось, котанки сорвались с супортника и покончили с преследующими файтами: вероятно райцы и здесь просчитались, думая что на перезарядку нужно куда больше времени. Куртушки уже довольно далеко оторвались от марганцовочных, так что Мар немедленно подумал о добивании тупей. Для этого он вывел фреги на размашистую орбиту вокруг звезды, чтобы райцы продолжали преследование, намереваясь затем повернуть и выйти к цели. Цель по прежнему состояла из двух крупных и одного мелкого, и стоило надеяться на быстрое выпиливание.

- Во достали, а? - хмыкнула Айна, слегка откидываясь в кресле.

- Думаю они про нас тоже самое говорят, - заметил грызь, - Ладно, пять минут перегусь, потом продолжение.

У них действительно было пять минут, пока происходил маневр, чтобы испить чаю. Одновременно с этим грызи определили другую схему атаки: с ИО могли справиться и котанки, а мощным залпом следовало накрыть крупняк. Это позволяло надеяться что удастся грохнуть тупи раньше, чем куртушки довернут на новый курс и подойдут на расстояние стрельбы. Сие подтверждало старый тезис о том, что пухня война, главное маневры.

- Так, ну перегусили, и эт-самое! - закрыл кружку Мар.

Котанки спикировали на оставшийся тупь-фрег, а "Кистеухи", пользуясь тем что на них обращали нисколько внимания, атаковали крупного. Мощные лучи выжигали "марганцовку" на корпусе и плавили металл, добираясь до внутренностей, так что пошло хорошо и после непродолжительного обстрела с близкой дистанции крупный существовать перестал, расплывшись в термоядерное облако. Второй переключился на фреги, но лучами они не пробивались; пока он додумался переключиться на снаряды, оказалось поздно. Второй крупный последовал за первым, а котанки доконали последнего - с группой тупей теперь было покончено. Оставалось надо цокнуть самое напрягающее, а именно уничтожение куртушек.

- Пятьдесят пятый, неисправность, - сообщила Айна, - Вывожу из боя.

- Начхать, - цокнул Мар, - Остальных пускаю в ущерб. Йа этим займусь, а ты послушай вокруг и постарайся связаться с КВ, и так уже запалились.

- Кло.

Куртушки были более вертлявы, чем тупи, но всё равно попасть концентрированным лучом в котанк практически не могли. Вслуху этого грызь был удивлён, когда это всё-таки случилось. Корпус уберёг машину от полного уничтожения, но инерционный удар вывел её из строя; как и все прочие мелкие, котанк имел программу камикадзе, так что довернул и напоследок влепил в куртушку, приведя её в не особо большую годность - теперь она вращалась и стрелять перестала, а разбитый котанк судя по всему вплавился в неё. Второй розовой штуке приходилось не слаще, потому как её с двух сторон осыпали снарядами - те что попадали удачно, выбивали заметные вмятины с рваными краями, от которых тянулись шлейфы испаряющегося материала. Вслуху этого куртушка скоро стала напоминать медузу с длинными щупальцами, колышащимися за ней. Думается, если бы это происходило в воздухе, вонь стояла бы невыносимая.

Почуяв что противник сдаёт, Марамак направил к цели суповой фрег, и оказался прав - куртушка выпустила в него проникающие лучи, не причинив никакого вреда. А вот лучи с "Кистеуха" прорезали туловище чуть не насквозь, так что куртушка явственно заполыхала ярким пламенем и теперь напоминала уж совсем потрошёную тушку. Поскольку супостату уже было не до выстрелов, грызь подогнал и второй фрег, дабы совместными усилиями сжечь фигню. Фигня разлетелась небольшими обугленными фрагментами в облаке дыма и горящих ошмётков. На этом представление подошло к логическому завершению, и фреги развернулись для того чтобы добить последнюю куртушку, которая продолжала кувыркаться и дымить.

Грызи на всякий случай сразу вернули оставшиеся два боеспособных котанка на перезарядку, а "Кистеухи" были в десяти секундах от того, чтобы разрезать цель на части - как раз в это время приёмник поймал сигнал с куртушки, заставивший Мара попридержать гусей. Сигнал шёл в коротковолновом диапазоне, а соответственно не мог предназначаться никому кроме как грызям.

- Йа слышу то что йа слышу? - уточнил у Айны грызь.

- В запятую, - цокнула та, - Похоже они передают сигнал бедствия или что-то в этом роде. Судя по всему, локаторы, вооружение и движители на куртушке уже не действуют.

- Ладно, - хмыкнул грызь.

Он повернул фреги таким образом, чтобы суповой был ближе к куртушке, а тот где сидели сами хвосты - подальше. Это сейчас не действует, а через пару минут может возьмёт да и задействует. Кроме того, ликвидировав наконец угрозу, грызи ослушались в окрестностях - к удаче, там ничего плохого не обнаружилось.

- КВ ответили на наш запрос, - цокнула белка, - Они сейчас держат несколько куртушек от проникновения за периметр патрулирования, так что просили по возможности обойтись своими силами. Йа цокнула, что в общем уже обошлись. Сейчас ещё отцокаюсь по поводу возможных трофеев.

- Судя по всему они собираются сдаться, - сообщил Мар, - Есть аудио, и похоже без кодировки, но нам оно напух упало.

- Поч?

- Потому что у нас нету переводчиков с райцевского.

- А фильтр достаточно надёжный? - уточнила Айна.

- Сто пухов, - заверил грызь, - Пропускает только ограниченный набор частот.

- Тогда может быть стоит послушать, для эт-самого, хотя бы в общих чёрточках?

- Ммм... пожалуй да, - кивнул Мар.

Переключив экраны, они смогли мордозреть ничто иное, как морду райца - что впрочем было впух как логично. Противненького цвета существо было плохо видно под кущами механизмов, оплетающих его, так что поначалу в ушах зарябило и грызям было трудно понять, что это - всмысле вообще голова или гузло, кпримеру. Постепенно мозг привык воспринимать такую картину и теперь стало видно, что всё-таки голова, выговаривающая какие-то фразы. Ещё немало время ушло на то, чтобы уловить хотя бы в эмоциональном плане, что за фразы.

- Йа бы цокнул что скорее они хотят сдаться, - повторил свою точку слуха Мар.

- Сдаться... а это как? - не совсем вгрызла Айна, которая последний раз принимала капитуляцию никогда.

- Это просто, - пояснил грызь, - Они поняли что положение безвыходное и не хотят умирать, вслуху чего согласны выполнять наши требования.

- О, какая щедрость! - хмыкнула белка, - У меня нет и не было никаких требований, они первые пуляться начали!

- Но теперь-то, согласись, будет несколько не в пух их расстрелять?

- Наверное. Хотя и хочется, - прямо цокнула Айна, потирая когти, - Что-то сначала они не особо рвались на переговоры, а только после того как забрали.

- Вообще йа раздумываю вот что, - твёрдо цокнул Марамак, - Айда испить чаю.

Грызи хихикнули и стали этим и заниматься, попутно слушая монотонное бухтение райца через несколько сотен тысяч километров пустоты. Развороченная куртушка всё так же вяло вращалась и оставляла за собой разреженный дымовой хвост, подсвеченный светом звезды. Кстати нетрудно было заметить, что через пол-часа она наверняка догонит планету и врежется в неё, так что стоило подумать достаточно быстро.

send your foes into retreat,this spell you're incomplete:bigger fish...bigger, summon bigger fish!

- из песни

Цена рыбы - пятая цифра.

По-хорошему грызи никак не хотели бы никуда лезть, и уж тем более на рожон. Стоило бы отцокаться КВ, чтобы те прислали фрег с соответствующим оснащением - у них фреги были почти такие же, как "Кистеухи" - и разбирались бы с штатной задачей. Однако обстановка придерживалась другого мнения - последняя куртушка, подбитая тараном котанка, падала на планету и вне всякого сомнения собиралась разбиться вдребезги. В то же время с неё райцы отчаянно взывали о том, чтобы их взяли в плен вместо вышецокнутого - хотя белки и не понимали слов, но значение всего спича вцелом улавливали, догадаться нетрудно.

- Что будем делать, грызо? - осведомилась Айна, вспушившись, - У нас двадцать три минуты, потом этот подарок грохнется на поверхность.

- В нулевых не спешить, - цокнул Марамак, ослушивая данные, - Наверно мы сможем убрать куртушку с курса.

- Нипуха, - мотнула ухом белка, - Она идёт на большой скорости, чтобы её развернуть, потребуется фрег. А стыковать фрег к этой пухне крайне некошерно.

Тут уж было не цокнуть поперёк - фрег мог или нахвататься "марганцовки", или безбашенные упыри могли взорвать себя вместе с ним, что совершенно против пуха. В любом случае, приближаться к куртушке никак не стоило.

- В таком случае они разобьются, - цокнул очевидное грызь.

- Непуха было, - резонно ответила Айна.

- Ты правда так думаешь?

- Нет напух, йа думаю по другому, но зачем-то цокаю тебе это.

Некоторое время грызи посидели, глядя на то как куртушка продолжает приближаться к планете. Тем не менее глядя, они не переставали соображать.

- Так, нужна рыба! - цокнула белка, - Двадцать минут, успеем?

- Мм... - прикинул расклады Мар, - Пожалуй нет, но попробовать можно.

Вслуху отсутствия других вариантов приступили к этому. Он заключался он в том, чтобы привести в действие один из заглушенных "башмаками" тупь-кораблей, и использовать его в качестве транспорта для райцев. Однако самые приблизительные прикидки показывали, что успеть не получится - только чтобы выйти к тупи, нужно минут десять, а их всего двадцать. Так что план оказался хороший, но неправильный.

- Слушай, может ну его, рискнём шариком? - предложил Мар, - Всё равно не пашет.

- Если каждый раз рисковать, шариков не напасёшься, - фыркнула белка и задумалась.

Диллема была наморду: с одной стороны не напасёшься, а с другой эт-самое. Само собой грызи не испытывали никаких дружественных чувств к розовым дуракам из куриных недр, но тем не менее общие принципы требовали способствовать сохранению любой жизни, поскольку она не угрожает прочим жизням.

- Хорошо, котанк! - хлопнула по столу лапкой Айна.

- Кло, - кивнул Мар и немедленно направил повреждённый 55й стыковаться к куртушке, - Теперь ещё надо ухитриться им объяснить, чтобы они выбрались и держались за шарик.

Это было сделано таким образом, что белка пустила в трансляцию вид с т\э, показывавший как котанк пристыковался к "волосатому" боку куртушки, там где он был более-менее цел. Также Айна показала райцам приближающуюся планету, чтобы они пошевелились. Судя по всему, это возымело действие, потому как через три минуты райцы показались на поверхности корабля, с позволения цокнуть. И также стоило выпучить глаза на то, как выслушили их скафы, также состоявшие из органики и встроенной в неё механики - короче, выслушили чудовищно. Одного взгляда было достаточно, чтобы исключить мысль пустить такую ерунду на фрег, даже необитаемый.

К тому же райцы оказались весьма нерасторопны и пока они пристёгивались к лапам на ШКТ, куртушка уже начала прямое падение на планету. Котанк вытащил дураков практически в последний момент, а туловище, вращаясь всё быстрее, ушло вниз и врезалось в каменную поверхность. Вспыхнул взрыв, полетели обломки, а прямо обратно на орбиту вынесло что-то круглое - это оказался подбитый ШКТ, потому как текфонитовому корпусу такие взрывы не особо страшны.

- О, это наше! - цокнул Мар, - С собой.

- Ещё бы не с собой! - хмыкнула белка, - Совсем не охота пробовать, что эти умники наковыряют из него!

Теперь предстояло выполнить ранний план, а именно сделать для биомассы более просторную клетку. Котанк с райцами пока был оставлен дрейфовать, а фреги таки пошли к целям. Здесь выяснилось, что "марганцовка" присутствует на них на всех. Недолгий анализ выявил суть - заразить тупь-корабли райцы могли очень быстро, но квазиорганике там просто оказывалось нечем питаться, и чтобы обмазать тупь полностью, им приходилось наковыривать материалов и привозить к месту. Поскольку споры были напылены на поверхность, грызи решили рисковать и выжечь их гамма-излучением, после чего считать что всё чисто. В общем-то инструкции от соответствующих служб, заложенные в комп, цокали что это годно - так что и было признано годным.

На основе всех данных грызи составили картину: две куртушки просочились через заслоны КВ, сныкались возле свалки и постепенно обмазывали тупи марганцовкой, превращая их в гибридные пух-знает-что. К удаче, у них было плоховато с добычей ресурсов, и быстро наковырять материалов не получилось - поэтому чумных тупей было пять, а не сорок пять. Пока же Айна расставила вокруг Фо-Р в качестве охраны и ослушала все ньюансы по т\э, Марамак приступил к непосредственной задаче. Подойдя близко к цели, фрег обдал её нефокусированным лучом гамма-излучения, выжигая марганцовку с поверхности и из щелей - соразмерно сенсорам, зловредная субстанция вполне себе сгорала.

Грызь сильно вздрогнул, когда услышал резкий удар по кораблю - не по тому в котором сидел, а по второму. Он быстро выяснил, что выбранная им в качестве цели тупь с умным видом пуляется в "Кистеуха" из всех орудий! Естественно, пришлось во избежание повреждений цель немедленно уничтожить.

- Что за пухня? - почесал ухи Мар.

- Ты дал излучение, оно вывело из строя "башмаки", - пояснила Айна, - И тупь включилась.

- Понятно. Вопрос только в том, как быть. Мне нужно давать излучение до того, как пускать туда рапторов, потому как они сами такой интенсивности не выдержат.

- Сейчас придумаем, - зевнула белка.

Придумать удалось только самое элементарное, а именно использовать всё те же мотор-пушки фрега для создания теперь уже микроволнового импульса, такого же что производили "башмаки", чтобы поддерживать рыбу в оглушённом состоянии. Благо, на "Кистеухе" пушек как известно было две, так что и. Произведя уцокнутую операцию, Марамак затормозил вращение цели, подвёл фрег вплотную и здесь вспомнил, что это не тот фрег - это был суповой, а рапторы генздились на другом. Это правда заставляло подходить близко к цели собственными хвостами, что несколько не в пух, так что грызь быстро выкрутился. Дюжина рапторов была активирована и вылезла на поверхность фрега, после чего перелезла на другой, подошедший почти вплотную, и уже на нём отправилась к месту работы.

Рыба немного понервничала, начиная выходить из ступора, но излучение с фрега вернуло всё на места; железяки посыпались на поверхность цели, как спелые груши, и немедленно начали вскрывать крышки и лезть внутрь. Помогало то, что цель являлась стопроцентно стандартной, а в компе имелась точная схема работы с ней, рассчитанная ровно на 9:25. Поэтому после означенного времени рапторы выстроились на обшивке тупи, как сурки после спячки, а сама тупь взбодрилась, зажгла радиаторы и стабилизировалась в плоскости эклиптики, как всегда.

- Есть! - разом цокнули Мар и Айна, и заржали.

Громоздкий МБ, тобишь Мусор-Бак, теперь подчинялся командам с клавиатуры. Его сразу же отправили на встречу с котанком, тащившим райцев, дабы те могли перебраться в более подходящее помещение. Собственно, так и случилось.

- Думаю там внутри условия создать нельзя, - заметила Айна, - Там есть рудиментарные обитаемые отсеки, но системы жизнеобеспечения атрофировались.

- Нипущища страшного, посидят в скафах, - цокнул Мар, - Такие скафы наверняка рассчитаны на длительное пребывание.

Райцы что-то пищали в микрофоны, но грызи их не слушали, потому как по прежнему не понимали. Закрыв крышки на МБ, рапторы дружно попрыгали к следующей цели. Кроме того, при помощи одного котанка притащили разбитый, который также следовало пристыковать к супу. Обе машины подвергли жесточайшему облучению воимя стирилизации от всякой марганцовки и прочей фигни, после чего детально просканировали и убедились, что они чисты. На этом наконец можно было основательно перегусить и отсурковаться. Марамак отправил на это дело белку, а сам решил сидеть до упора, пока она не сменит.

По результатам нового подсчёта выходило 55 целей - ну, пусть 54 без того, на котором райцы, потому что скорее всего его потом стоит или оставить им, или вообще сжечь. Из этой кучки выделялись 12 крупных, разрушитель-типа, остальные составляли уже привычные МБ и ИО. Несушек тут не было, потому как во время первого столкновения с флотом "Океанического" их уже утащили. Оставалось только следить за планомерным выполнением операций - подвоз рапторов к цели, обработка, запиливание, возвращение рапторов в гнездо для перезарядки. Это было достаточно просто - в том плане что как это часто и случается, грызь не мог непосредственно воздействовать на процесс, например запилить ИО влапную. Если что-то шло не так, оставались только организационные меры; в качестве одной из таковых Мар твёрдо решил не возиться с каким-то дефектным МБ, который никак не запиливался, а просто разогнал его в направлении звезды. Главная задача состояла в том, чтобы утащить как можно больше и быстрее, а не всё до винтика.

При этом грызь не забывал и слушать тактик-экран, опасаясь появления новых подарков, а также составил депешу для КВ с сообщением о событиях и фактах. Пока всё было достаточно тихо - пространство молчало, а сенсоры наверняка расслушали бы любого, кто попытается приблизиться к звёздной системе.

- Остаётся гнать план! - цокнул Мар сам себе, и стал гнать план.

В это же самое время про план цокнули себе Хлутыш с Речкой - на две пуши, как на одну. "Океанический" со своими производствами люто помогал наладке хозяйства - как на платформах, так в траншее. Появились и машины для прокладки годной дороги, начавшие приводить в порядок магистраль, и мобильная стройбашня, сооружавшая из подтаскиваемых материалов другие башни. С одной стороны вроде в высоких промбашнях не имелось никакой надобности, потому как свободной площади - хоть пережёвывай ушами, но грызи как обычно слушали в перспективу. Скопления низкоэтажной застройки неизбежно приведут к затруднениям в коммуникациях, что напух никому не нужно. И что ещё главнее, так это то что грызи собирались уделать траншею по сорту номер ноль, а потому совершенно незачем раскидывать ангары по площади и занимать её, когда там можно посадить травку.

Благодаря техподдержке ёлочных служб производимые на платформах корвы "фиф" стали значительно более годными... Всмысле по сравнению с тем, что было. Они остались барахлом, но теперь по крайней мере в девяноста процентах случаев добирались до места назначения, а не выпадали спонтанно по дороге. Транспортники не мелочились и быстро перекроили систему - теперь корвы, имевшие колёсные шасси и крылья, садились на магистраль и откатывались с неё на стоянку. Чтобы корв не сел на проезжающий грузовик, на означенных участках установили световую сигнализацию, сообшавшую о.

Для двоепушия всё это выливалось в устаканивание работы и приведение её в нормальный режим, а не дыбохохолочный: грызи вернулись в посёлок, который теперь назывался Бета-Корпящий он же Љ407. Никаких впечатляющих циклопических сооружений, как в соседнем Обувь-Ремонтном, там не наблюдалось, так как посёлок был рассчитан на функционирование системы ДУ и размещения операторов в количестве несколько тысяч. Эти несколько тысяч приходилось снабжать всем: от корма до плакатов "не нужны", и делать это предстояло десятерым грызям включая Хлутыша и Речку.

Само собой что растащить до тонны груза каждый день влапную не представлялось возможным, но и нормальной механизации пока не имелось. Имелись эрзацы, наскоро сделанные на авто-заводах Ёлки и оттого весьма неудобные. По крайней мере это было лучше, чем попытки сделать такой объём работы собственными лапчонками - тут ясно вырисовывалась картина погребения тушки под горой ящиков. Речка в основном занималась подкладными, а Хлутыш перебрасывал коробки по поддонам и развозил по посёлку. Выходило долго, но всё-таки движение материальных средств было обеспечено, а не стояло глухо на месте.

Здесь это, как уже уцокивалось, было важно как мешки для хомяка - будь грызи в лесу, им никак не могли бы потребоваться доски, рейки и много чего другого, потому как всё сделали бы из подлапного мусора. Однако вокруг пока был не лес, а совершенная пустыня. Кстати, по замерам, даже стерильная, потому как микроорганизмам взяться неоткуда.

Хлутыш и Речка, взвалившие на себя эту погрызень, не переставали слушать в перспективу и увлечённо редактировали карту будущего посёлка и окрестностей - потому как когда появятся ТФ-машины, наличие карты это более чем пол-дела. Поскольку прорва грызей не была занята тасканием досок, оконных рам и электроплиток, момент появления всё приближался с нарастающей скоростью. Инициативная группа переговорщиков отцокивалась, что достигнута договорённость о сбыте первой партии хрусталей в количестве сто штук в лапы фелинского терроформерского флота - просто потому что его расположение было ближе всего. "Сбыт" означал, что в обмен на хрустали котовидные предоставят эквивалентное по стоимости количество затребованных предметов, начиная от годных погрузчиков и заканчивая оборудованием для платформ. Естественно что успешность сделки происходила из-за того, что штаррадовцы отдавали хрустали за десять процентов их реальной стоимости, ибо стоимость производства как такового равнялась нулю, а переделки - меньше чем означенное.

Вслуху этого грызи потирали лапы, прокладывая по карте границы лесмассивов и полей, речушки, холмы и всё такое. Как это ни покажется удивительным, у них не было такой возможности в течении многих лет тряски на Ёлке, хотя она и есть ТФ-крейсер. Там, при больших масштабах, планета обрабатывалась вся разом, как единая болванка, и никто не занимался нарочным "расскрашиванием" отдельных участков. Кстати вслуху расскрашивания - вспомнили про планетографику бывшей Тупи, и решили при нулевой же возможности проверить, что за события там происходят.

Что коснулось грызей уж совсем непосредственно, так это изменения погоды в траншее - неслушая на то, как тупо это звучит, так оно и было. Сначала поднялся ветер, близкий к ураганному: в торец бытовки било потоком воздуха, как в барабан, так что суркующие чувствовали себя как в древнем атмосферном самолёте. Этот ураган не снёс ничего только потому, что сносить было нечего - деревьев еще не имелось, крыш у многобытовочных домов тоже, а провода протягивались не по опорам, а по поверхности.

- Даа, ну и пушок! - цокнула Речка, поёживаясь, - Хорошо хоть без последствий.

Аккурат в этот момент в дверь постучали; открывши, Хлутыш мордозрел белкача и белку, соседей снизу, с кульками под мышками и немало намокшими хвостами.

- Грызо, у нас потоп, - сообщил Хем, шмыгая носом, - Пустите на временное?

- Да пошёл ты напух!! - рявкнула Речка, - С такими вопросами... Полотенце - вон в углу висит.

Устроив размещение тушек и оставив их сушиться, грызи выглянули за дверь и убедились, что вода присутствует. Причём это мягенько цокнуто - вся площадь, насколько охватывало ухо, была залита. Бытовки стояли в воде примерно на треть первого этажа, и этот этаж неизбежно залило, так что пух оттуда сбежал. Учитывая околонулевые температуры, купаться не хотелось ни разу.

- Впух! - хлопнул по поручню грызь, - Ветер разогнал воду в пристенных реках, так что затопило всю траншею.

- Хм... Но если так, значит где-то наоборот сухо? - сообразила Речка.

- Как слышишь, это где-то явно не здесь.

Несухость оказалась куда более подгрызающей, чем могло показаться с первого вслуха при замере средней глубины, которая составляла менее полуметра: даже от такого слоя воды нижние бытовки, стоявшие прямо на грунте, залило. Вдобавок не могли работать эрзацные транспортные средства, потому как им заливало электродвигатели с архаичными щётками, те коротили коллектор и механизм отключался. Посёлок Бета-Корпящий, как впрочем и всё остальное за сотню килошагов по траншее, оказался выпущен в свободное плавание.

Рыбацких сапогов до пояса, чтобы ходить по такой луже, ни у кого не имелось - зато имелись скафы, вполне подходящие обстановке. Грызи поняли, что все передвижные механизмы нужно устанавливать на плоскодонные плавсредства, иначе все они останутся в ямах, да и толку от езды по озеру исчезающе мало. Хлутыш затеялся не на шутку, нашёл листовое железо и стал гнуть из него коробки большого объёма; сверху он предполагал положить несколько листов и уголки, дабы было на что опереть нагрузку.

- Это ладно, грызо, - хмыкнула Речка, - А вот как ты собираешься герметично соединить листы?

- Инвентарный номер 002001, - дал справку Хлутыш, - Сварочная монтажная лента.

Лента применялась примерно так же, как упаковочная применяется по картону - жестяные листы склеивались полосками оной; дальше сходство заканчивалось, так как ленту следовало поджечь и отойдя подальше, слушать как она с искрами и дымом сваривает детали воедино. Подобная монтажная пухня была удобна в хозяйстве, поэтому многие запасливые белки держали в гнезде моток-другой... третий, сто третий. В данном же случае Речке пришлось обходить жилблоки и оцокивать пух, есть ли у кого - набралась куча, использованная по назначению.

В результате оперативного удара Дурью грызи получили в своё распоряжение плавающий грузовик, стоявший на трёх понтонах; собственно по дороге он плыл, толкаясь колёсами от грунта, но вот при попадании в яму не тонул, а всплывал. Плавсредство также оснащалось длинными шестами для толкания и маневрирования в то время, когда колёса не касаются дна. Развоз корма и самых неотложных предметов теперь выслушил как плавание на этом полу-плоту; грызи при этом залезали в скафы, хотя и не одевали шлемов: так больше доставляло. Временами задувавший сильный ветер гнал рябь по воде, окрашенной светящимся небом в глубокий синий цвет, и чувствовалось что ты на планете, а не в скорлупе.

К тому же Речка и Хлутыш могли мордозреть круглые глазы грызей, которые недавно закончили перетаскивать скарб из затопленных бытовок, а тут уже им цокали, что привезли заказанную крупу. И, что было в пух, так это то что наводнение не отразилось на работе операторов - кабелям было попуху, хоть пол-метра воды, хоть пол-километра, и они продолжали гнать инфу.

- Вот у "обувных" косяк, - цокнул Хлутыш, глазея одним глазом на панораму, а другим на белку, - ДТ когда садится, занимает площадку двести на семьсот метров. Если столько воды разом выдавится из-под него, это будет слив с бачка.

- Ну и что они, не сажают? - уточнила Речка, глазея одним глазом на белкача, а другим на панораму.

- Нет конечно, а то и нас бы стукнуло. Видимо придётся возвышать площадку...

- Видимо придётся возвышать всё, - прямо цокнула грызунья, - Потому как усиление ветра находится в прямой зависимости от температуры воздуха. Когда она будет как запланировано, ветер будет ещё сильнее и соответственно воды будет ещё больше.

- Это в пух или нет?

- Скорее в, чем мимо пуха. Ибо вообще жить на дне траншеи - уже сильно повезло, - рассудила Речка, - А подтопления всего лишь небольшой косячок, к тому же заставляющий вспушаться.

- Что-то вроде того, что если бы это не произошло случайно, стоило бы сделать специально? - хмыкнул грызь.

- Угу, - кивнула белка ушами, на которых ветер трепал пушные рыжие кисточки.

- Получается, эта волна будет гулять по кругу, причём далеко не с постоянной скоростью. И возможно, будет делиться на отдельные волны, как йа себе представляю.

- Думаю ты правильно представляешь.

Как раз в это время по воде прошла волнушка с пол-метра высотой, всколыхнувшая гладь и бултыхнувшая возле стен. Слышимо, или всё-таки в Обувь-Ремонтном посадили несушку, или просто недалеко со стены сошла очередная лавина. Как бы то ни было, Речка только довольно зажмурилась и потрясла ушами, подвысунув язык; Хлутыш само собой был согласен с такой формулировкой.

КВ заинтересовались сообщённым, но не сверх меры - устройство как райцев, так и куртушек им было известно, поэтому спешить трёхглазые не собирались. Они сказали, что возможно пришлют фрег для разбора завалов, а возможно и не пришлют. В таком случае тупь предстояло тянуть к Штаррадо, что впрочем было однопухственно. Хотя бы патрульные крейсера предотвращали появление возле свалки десятков новых куртушек, и на протяжении всей операции градары Фо-Р фиксировали исключительно пустое место, что в общем-то радовало.

Цепляясь за управление попеременно, Марамак и Айна делали значительные успехи и могли уверенно цокнуть, что времени не теряли - в среднем за сорок часов все тупи были обработаны, те которые не обрабатывались - уничтожены. Также грызи прибрались за собой, собрав в кучу все отработавшие своё "башмаки" и сбросив эту погрызень на ту же самую планету, что вызвало красочные огненные пузыри по поверхности. Теперь вслед за двумя фрегами двигался целый флот из 47 кораблей, вызывая ощущение большой кучности. Мар хотел было цокнуть об этом, но снова поглядел на белку и понял, что у неё есть свои глаза.

- Была мысль вот на этом этапе сделать хитрость, - цокнул грызь, отхлёбывая чайку, - А именно фрегами уйти восвояси, а эти пусть на автопилоте тащатся сколько угодно.

- Да, но если райцы навалятся на эту группу без сопровождения, они её всю выпилят даже одной куртушкой с файтами, - заметила Айна.

- Это да, но как они собираются узнать, что сопровождения нет?

- Да легко. В группе фрег с ихними дурнями, сомневаюсь чтобы нам удалось заблокировать градиосвязь. К тому же если ты помнишь, у них связь просто встроенная.

- Допустим, - кивнул Мар, - Лезет белочка в окно, мы её пропустим... Кхм. Зайдём с бока номер три - зачем им уничтожать этот хлам? Марганцевать ещё понятно, но когда все полсотни действуют и идут походным курсом - пуха с два что получится.

- С бока номер четыре, - цокнула белка, - Разве горит возвращать фреги? Если на то пошло, так не стоило и затеваться. А раз уж эт-самое, так надо до хвоста. Сколько рассчётного времени пути?

- 78 часов. Насчёт горит или нет, так может и подгореть - как раз к этому времени "Океанический" собирался сворачиваться и убывать. Значит, пока идём прежним порядком.

Они продолжили идти прежним порядком. Кистеухи совершенно терялись на фоне толпы тупей, так что грызи чувствовали себя хорошо - даже шквальный огонь из засады не застал бы их врасплох, а в космическом пространстве засада - дело довольно сложное. Само собой что тот, кто не хочет никаких столкновений, летит подальше от звёзд и их окружения; есть ещё возможность обогнать вперёд по курсу и замаскироваться в пустом пространстве, хотя это тоже не идеально, мягко цокая. В нулевых группа постоянно меняла курс - всего на несколько градусов, но они означали уклонение в сторону на целые световые годы. Во первых же группа шла с постоянным ускорением, и если ждать её, дрейфуя - она промелькнёт мимо и досвиданья. Ну и в третьих, грызи не сидели сложа лапки и рассылали разведку исходя из условий, а также делали выводы из полученных данных. Если обнаруживались следы недавнего прохода сверхсветовых объектов, курс немедленно изменялся - благо, тут неистоптанного вакуума было выше ушей.

Марамак и Айна чувствовали себя вполне мило, учитывая что выполнили задуманное и возвращались с полными мешками трофеев. Если вслухнуть поверхностно, то "Кистеух" буквально во всём далеко превосходил райцевскую куртушку и могло показаться, что без большого численного преимущества у последней нет никаких шансов в столкновении. На самом деле грызи как обычно слушали не поверхностно, а очень глубоко - проведённые моделирования показали, что шансы у куртушки вполне приличные, и стоит не особо мощно ступить, как она немедленно накроет фрег основным калибром, а это погрызец. Вслуху этого двоепушие имело хорошее представление о том, как вести бой против куртушек - причём имело его до, а не после события. Как показала в очередной раз практика, бережёного бережёт даже хвост.

Можно было бы раскинуть ушами и подумать, что этот раз был одним из немногих, когда грызи рисковали жизнью. На Штаррадо работала служба горячей медицины, так что ухитриться там прекратить существовать помимо своего желания практически нереально; здесь же возможность была наморду. Однако грызи как об этом подумали, так немедленно и забыли, потому как их это интересовало исключительно как факта. Что их занимало куда более живо, так это надобность дотащить трофейный флот до места назначения. Айна всё беспокоилась о том, что райцы на фреге могут что-то отчебучить, но похоже зря - розовые сидели тихо.

- Не перетрясай, - зевнул Мар, - Ухитрятся ли они незаметно включить сенсоры и осмотреть всё окрестное пространство, чтобы знать обстановку? А высовываясь из люка, много не наглядишь.

- А кто цокнул что им вообще нужны сенсоры? - заметила белка до пуха кистей.

- На куртушках они есть, вот кто.

- Это на куртушках, а может всё-таки и эт-самое. С моего слуха, пока не доказано обратное, следует считать что они могут видеть обстановку и могут связаться со своими.

- Пхх... ну пожалуй, - нехотя кивнул грызь, - В таком случае следует сделать действие.

Он и не думал цокнуть, какое. Айне потребовалось семь секунд, чтобы понять какое, причём она отнюдь не напрягалась.

- С высокой степенью вероятности у них есть возможность проращивать марганцовку, - цокнула она, - Когда мы оставим их без присмотра, они возьмут управление над фрегом и утекут.

- Сомневаюсь, чтобы марганцовка управлялась столь просто, - хмыкнул Мар, - Но хорошо, опять перестрахуемся. Тогда пошлём с ними шарик.

- Ослабим охрану добра!

- Не ослабим, пошлём порченый. Они этого не знают жеж.

Данный хитрый план был принят. Фрег с райцами в сопровождении котанка с недействующим орудием ушёл на другой курс, нежели вся остальная группа. Таким образом грызи намеревались избавиться от гипотетического шанса на эт-самое, потому как им действительно хотелось притащить добычу на базу.

- Откровенно цокнуть, крупняк - хлам, - заметила Айна, расслушивая панораму на флот, - Возможно даже что мы прём его только для того, чтобы разобрать на запчасти. А вот ионные овечки это очень в пух!

Овечки так нравились ей потому, что именно из них собирались делать грунтовые машины; собственно эта партия барахла и была нужна для того, чтобы немедленно начать.

- Одновременно пошли ещё пять групп, - напомнил Мар, - Если им тоже повезёт, припрут примерно в три раза больше этого в кучности. Правда это далеко не всё.

Т\э, включённый на большущий масштаб и показывавший кучу "свалок" вдоль маршрутов "Океанического" и флота КВ, подтверждал, что это далеко не всё.

- По примерным подсчётам, - прочитала вслух белка, - Выходит что на расстояниях в две сотни световых лет группами имеется до семи тысяч единиц, ОЯгрызу... тупь-кораблей старого образца и до сотни хрусталей. При этом имеются вслуху только те, что уже опухячены. По предварительным подсчётам, в районе может содержаться ещё до десяти тысяч старых тупей и трёх сотен хрусталей. Гуся мне в свинарник...

- Да, намусорили от души, - хмыкнул Мар, - Ну да и ладно, будем чем заняться...

- О суслики! - закатила глаза белка, - Вот уж не думаю, что на Штаррадо ближайшие много лет будет нечем заняться! Йа бы уже и побакланила, а несьм возможностей.

- Ты не устала от всего этого?

- Пожалуй нет. Всё-таки будет очень здорово окопаться в этой траншее по-беличьи, с хвойничком.

- Вот уж не цокнешь поперёк! - хохотнул Мар.

Прибытие в систему состоялось во вполне спокойном режиме; по пути грызи ещё слыхали вдали куртушки, но столкновения с ними удалось избежать, так что теперь на орбиту ввалились все 54 тупи, выстроившись "хлебом", то бишь в линию перпендикулярную курсу, и разбившись на группы по типу, чтобы выслушить одинаково. При этом надо заметить даже звёздная орбита уже была порядочно занята всевозможными объектами, так что потребовалось время чтобы разместить новую группу без опасности столкновения с чем-либо. После этого грызи получили благую, очень благую возможность выйти наконец из корабля на волю; после сидения в закрытом ящике от простора кружились уши и казалось, что летишь.

Довольно цокнув, Мар и Айна вернули фреги в пользование ёлочникам, не забыв составить документ насчёт порчи имущества в виде котанка - его предстояло списать на расход в счёт планетсовета Штаррадо. Организующие грызи тоже цокали весьма довольно, потому как только две группы притащили добычу - остальные встретили много куртушек и тупей, так что были вынуждены повернуть обратно. Впрочем притащенного должно было с лихвой хватить на начало работ по ИГОГО ( Ионная Грунтовая Овца Гражданского Образца ), а это собственно и требовалось.

Грызи проявляли обеспокоенность тем, что райцы шарят по всему району неслушая на блокаду их баз, учинённую ка-вэ; трёхглазые отвечали, что да шарят, но чем дальше тем будут меньше, потому как флот планомерно занимается обустройкой сети контроля - станции слежения, зонды, перевалочные базы, и так далее. В течении года всё это хозяйство должно было набрать обороты и свести на нет хозяйничанье райцев. Что касаемо конкретных экземпляров, отловленных Маром и Айной, так для них уже имелось место, причём не в звезде, как можно подумать.

Райнтарский флот тоже получил в нагрузку несколько райцев, не пожелавших бросаться гузлом под танк и сдавшихся; для них был наскоро сделан планетоид из разбитой тупь-несушки - всмысле, там имелось несколько довольно просторных отсеков со всеми условиями. Эту ерундовину и не подумали оставить в системе Штаррадо, а вытащили за полтора светогода в сторону, где и установили на каменной планете до поры до времени. До поры, потому как в реальной перспективе маячила надобность все планеты в радиусе пары световых лет распилить на ресурсы. Что делать с дураками дальше, пока не знали, но так как особо они не отягощали - можно было подумать.

Айна и Марамак, убедившись что всё в пух, таки бросили всякую хозработу на несколько удней - беспардонно сурковали и ходили прогуляться вокруг посёлка. Естественно, они услышали следы подтопления и удивились.

- И непуха тут удивляться, - цокнул Хлутыш, - Вокруг всей траншеи идут две реки, постоянно питаемые водой от таяния снега со стен, так что их непременно будет перекашивать. Сейчас например волна ушла на юг и поднялась более чем на метр, а у нас только пол-метра было.

- Хм. Может быть? - показала по горлу Айна.

- Да напуха. Просто следует приспособить всё к неожиданным паводкам, это не так долго.

- Ну, по сравнению с прочими задачами тряски - вообще пухня, - заметил Мар, - Кстати, как приспособить?

- Поднять многобытовки метра на полтора от земли, - показал грызь, - Лучше на все три, конечно, с запасом. А то давеча мы с Речью вылавливали предметы на складе из воды.

- На нулевом этаже да, там погрызец был, - подтвердила Речка, - Четыре контейнера всякого гуано вывезли в утилизацию, потому как начало подгнивать от намокания.

Четверо хвостов как раз дошли по едва заметной на россыпях щебёнки колее до возвышения, откуда прослушивалась долина пристенной реки. Всё большое пространство было затянуто туманом, потому как здесь создавались условия для интенсивного испарения, и испарение поднимало хохолок по полной программе - от обширных заливных полей, где вода растеклась слоем менее полуметра, вверх улетали почти готовые облака. За этой вертикальной облачностью саму реку, где происходило течение больших масс воды и имелись приличные глубины до сотни метров, было не слыхать.

- Кстати, в какую сторону? - цокнула Айна.

- Когда как, - ответил Хлутыш, имея вслуху направление течения реки, - По желанию, так цокнуть.

- И когда с двух участков пойдёт навстречу, будет желание залезть повыше, - добавил Мар.

- Где овцы? - риторически вопросила Речка, наподдавая ногой камень, - Они бы тут были крайне в пух.

- Насчёт овец есть сомнения, - заметила Айна, - Цокают, после них грунт хоть и приобретает нужные свойства, но начинает изрядно фонить вторичной радиацией, а это лет на пять-десять. Для терроформерских работ это может и не особо повредит, но вот для наших планов...

- Айк, когда нужны годы применительно к веществу, это делается весьма просто, - заметил Мар.

- Хм. Надо провентилировать эту мыслишку...

Мыслшика была нипуха не оригинальна и заключалась в использовании хроногенераторов: таковое устройство могло ускорить течение локального времени и сократить искомые годы до нескольких часов. Временной компрессор по сути являлся той же самой машиной преобразования, каковыми были и двигатели кораблей, но с перекосом в сторону временного эффекта. Правда, компрессор было далеко не так-то просто сделать - развёртывать производство на месте было бы убийством мозгов и ресурсов. Вслуху этих соображений разработчики, ковырявшие ИГОГО, ввели исправления. Теперь вместе с ионной овцой должен был работать второй агрегат, сделаный из тупь-фрега тип МБ; этот захавывал грунт и пропуская через себя, доводил до кондиции. Кроме того ГЖП ( Грунтовый Жук-Прихлебатель ) предполагалось оснастить всякими полезными функциями, например навешивать на него борону для формирования гребней - на идеально плоской площади растительность закрепляется труднее, чем на изрытой.

Грызям же предстояло пока повозиться непосредственно с обустройством посёлка вслуху новых условий. Речка и соответственно Хлутыш потихоньку начали строительные работы по подъёму склада выше уровня затопления; Марамак взялся прокладывать коммуникации вместе с другими грызями - они пробивали камень для укладки труб и кабелей, развешивали провода, и тому подобное; Айна погрязла с вознёй в отделе ЦПР, на который наваливалось всё больше работы. И неслушая на то что вокруг пока не было ни единого зелёного деревца или травинки, а были только мегатонны возни, грызи хохотали от ощущения того, что своими лапами крутят всё погрызище на Штаррадо.

Упорная работа тысяч белок, действия райнтарского флота и помощь "Океанического" приносили свои предплодья. Хрустальный завод теперь работал на плановой мощности и постоянно увеличивал количество огромных гравгенераторных шаров, стройными колоннами отправлявшихся на экспорт. Благодаря ёлочным проммодулям, сделали и платформу по доделке для тупь-фрегов, которая модифицировала их внутренности и добавляла гусеничный движитель. Правда, пока что было не особо чем перетаскивать эти агрегаты - требовался мощный буксир, чтобы поднять такую тупь; пока пользовались фрегами ка-вэ.

Работа ионных овец выслушила монстрически, и в этом мог убедиться любой, включив ЦПР. Громоздко возвышаясь над равниной, огромные машины медленно, по десять килошагов в час, ползли на гусеницах высотой с восьмиэтажный дом - каждый отдельный трак при вращении цепи будто падал на землю вертикально, вызывая её содрагание, вылет камешков и облачков пыли. Выйдя на позицию, агрегат тщательно прицеливался и изрыгал из тупой передней части ослепительный красный луч, шедший параллельно поверхности. На некотором удалении луч по касательной попадал в грунт, и в полосе длиной до килошага начинался атомный пожар, вспыхивавший яркими огнями и выбросами дыма. После выстрела над полосой поднималось облако навроде атомного гриба, только вытянутое в длину.

Вслед за овцами на таких же гусеницах ползли ещё более громоздкие Жуки: они срезали с грунта верхнюю стеклянную корку и размалывали её в песок. Следующие захваты рыли глубже и отправляли в недра машины уже изрядный слой самого грунта, перемешанного с каменной породой - таким образом проводилась дополнительная обработка и деактивация посредством воздействия хроногенератора: ставшие радиоактивными изотопы распадались и более излучать было нечему. За собой ГЖП оставлял поверхность, похожую на вспаханное поле, только не взрыхлённое, а уплотнённое, дабы грунт не размыло и не разнесло ветром. Борозды высотой по тридцать сантиметров напоминали отвалы строительного песка - только не жёлтого, а бурого, вперемешку с камнями различного размера и оттенка. И, как утверждал компетентный анализ, на этой пухне вполне могло произрастать.

Единственное, что казалось не особо в пух, так это то что грунтовые машины нельзя было пустить в посёлки, а точнее следовало применять не ближе тридцати километров от них воизбежание поражения излучением, ударными волнами и светом. Следовательно, предстояло на границах обрабатываемой зоны создать навалы грунта и растащить его уже более мягкими способами; учитывая регулярные подтопления, стоило думать что с растаскиванием проблем не будет. Температура воздуха в траншее поднималась, но по прежнему медленно, так как те кто регулировал "печки", осторожничали и сто сорок раз меряли, прежде чем отгрызать. Сказывалось и то что температура каменной породы, в которой и была продавлена траншея, была около минус сто пятьдесят градусов ниже водяного нуля. От воздуха прогревался только самый верхний слой в несколько сантиметров, а дальше начинался лёд.

Мерзлота была незаметна невооружённому уху, но если пробить яму глубже чем с палец - камень на дне будет крошиться и оттуда попрёт холодом. В общем, и пусть себе крошится, подумали грызи и были правы. Замеры по всем показателям подтверждали, что изначальные рассчёты оказались верны и траншея является настолько стабильной, насколько это возможно; цокнуть так, специалисты по теме давали пятьсот лет гарантии. Это означало, что после означенного срока могут потребоваться какие-то доделки для поддержания. Поскольку пицот лет для грызей было много, они опять-таки посчитали, что это в пух.

Хлутыш и Речка лично схватились за управление грунтовыми машинами, потому как снабжение надоело им хуже горькой редьки, и пока оно не особо горело - двое слиняли. Загрузить голову функционированием овечек и жуков, по крайней мере по началу, было куда как приятнее и вызывало чувство отдыха, а не напряжения. Деятельность сию как обычно осуществляли с компа, а при надобности пользовали и ЦПР. Следовало следить за состоянием агрегатов, подвозом расходных материалов, и главное - за тем, чтобы луч с овцы не попал куда не надо. Возможно из-за персональных ремачей он даже никого не поубивает насмерть, но пущеный поперёк посёлка, превратит его в кострище. На некотором участке произошёл дурацкий случай, когда овца вкатила лучом в другую, начисто выведя её из строя - этого по понятным причинам старались избегать.

С другой стороны, благодаря запуску завода на платформе недостатка в грунтовиках уже не слышалось - по плану за пятьдесят стандартных суток вся траншея будет уделана. Это, помимо всего прочего, уцокнули на всеобщем Совете Трясущих и Препесторствующих, состоявшемся по сети, естественно. Также там уцокнули, что основная задача номер ноль в виде закрепления в системе и утилизации наследства от Большой Тупи полностью выполнена. Хрустальный завод уже работает, и в течении не особо продолжительного времени следует рассчитывать на приобретение собственной Ёлки - чтоб была, для начала. Не цокая уже о прорве прочего оборудования, которое тоже окажется отнюдь не лишним. Что уж там прицокивать, если ожидалось прибытие тяжеловесного тягача для быстрейшей транспортировки группы хрусталей от Штаррадо к получателю.

Получателем снова был тот самый фелинский ТФФ. Закрадывалось подозрение, что они собирались закупать вообще все хрустали, пользуясь их ничтожной ценой, и ясное дело что не для себя, а на перепродажу. Подозрение подтверждалось заявлениями самих фелинов, так что перерастало в уверенность. Поскольку грызи хотели бы слышать хрустали, приложенными к полезным операциям, был заключён договор о том, что перепродавать будут не более чем с 5% наценкой, иначе никаких шаров нахаляву. Вдобавок переговорщики имели неосторожность наткнуться на тоадоидов, так что теперь от них было не отделаться.

Как-то условным вечером, который мало чем отличался от условных дня и ночи, Марамаку пришла в голову мысль, каковую он не замедлил отцокнуть.

- Посмотри-ка, Айк, если скоро траншея будет уделана, это-ж надо травой запастись?

- Мм... - зевнула белка, качая лапкой, - Да.

- Ну йа всмысле конечно не конкретно про траву, хотя и про неё тоже, напух. Как бы это?

- Да проще чёсаного пуха. В любом подразделении ТФФ есть залежи материала для проращивания и посадки - это что касается ботвы. А кроме того, у них там и зверьки есть.

- Мороженные мыши? - удивился грызь.

- А как по другому, напух. Не в клетках же их держать, вспушнеешь. Именно мороженные мыши и так далее.

- Так, это в пух, значит обшаривать Заводье лично необязательно. Тогда вот что, есть предложение слетать на Мрофию, покопаться там.

- Только покопаться? - усмехнулась Айна.

- Да нет конечно, не только, - прямо цокнул Мар, - Хотелось бы услышать Джирри и ммм... как его... Рвиша. Ну и мрифов вообще, хотя йа других не очень-то помню.

- Ну чтож, - потянулась белка, - Учитывая что это грозит нам походами по Лесу, йа не против.

Грызь мотнул ушами и нырнул в комп, дабы оцокать остальных. Остальные были не против, хотя и заметили что если бы такая мысль пришла в голову раньше им - сами бы сорвались. Однако, в качестве бонуса за мысль наклёвывалось, что сорвутся именно Мар и Айна. Они также позвали с собой Хлутыша и Речку, каковые взяли и не отказались; таким образцом была составлена инициативная группа.

Для начала следовало составить план действий, дабы уж не совсем бакланить: грызи изъяли те самые списки "мороженых мышей", чтобы представить себе почём перья и что будет в пух, а что не очень. На это занятие они грохнули несколько удней, тем более всё равно следовало ждать очередного рейса. Транспорт летал регулярно, но не часто - к удаче узловой станцией от Штаррадо как раз и стала Мрофия, всмысле там все перегружались по маршрутам далее.

- Смотрите, бросайте эту пухню! - цокала в очередной раз Речка, - Вот биологи выискались, ягрызу. В конце концов лучше по дороге помаетесь.

- По какой дороге, Реч? - поднял уши от экрана Хлутыш, - Там станнер. За занятие чем-либо под станнером - бонус.

- Да, забыла. Значит, вообще на месте повозитесь! Есть напух разница, тут или в Лесу мозг разрушать?

- Тут уже поперёк ни-ни, - согласился грызь.

Первым же пассажирским рейсом все четверо убыли куда хотели. Убывали с центрального ( и единственного ) космопорта Штаррадо, куда обычно заруливал райнтарский КВК-Т. Трёхглазые подтвердили, что они полезные соседи - в их флоте содержалось множество чуществ, которым то и дело куда-то было надо, а поэтому присутствовали и эти регулярные перевозки. Воздух над просторной каменной площадкой заметно вибрировал, когда с неба спускалась здоровенная приплюснутая рыба, выкрашенная чёрно-зелёными разводами - но, из всех присутствующих морд это никого не могло напугать. Наоборот радовало, быстрее сядешь - быстрее выйдешь.

После того как корабль пристраивал пузо на площадку, открывались боковые люки и раскладывались пассажирские ячейки - они раскидывались широко, чтобы можно было быстро зайти и выйти. Собственно, другим способом пух успеешь погрузить две сотни единиц за пару минут. Грызи зашли в тот ряд, куда брали проездные талончики в кассе, там нашли свои ячейки и упаковались внутрь. Ячейка была по размеру тушки и достаточно было удобно расположить хвост на слегка наклонной поверхности и нажать кнопку под лапой, как свет для пассажира выключался.

При этом уж сколько раз грызи пользовались такой ерундой, а каждый раз первой мыслью было "и чё?". Голова не могла быстро осознать, что нажал кнопку - вспышка - ты на месте. Оставалось только цокнуть и вылезти из ячейки, что собственно четверо и сделали. Корабль теперь стоял в огромном ангаре с прозрачной крышей, сквозь которую слышались звёзды - сразу становилось понятно, что это не Штаррадо.

Грызей ожидала некоторая волокита с пропуском на планету, потому как здесь существовал определённый пограничный режим, известный как "докажи что не верблюд". Всмысле, пограничники, состоявшие как из ка-вэ, так и из мрифлеков, убеждались в том, что субъекты собираются находиться на Мрофии именно затем, зачем сказали. В конкретном случае это выливалось в необходимость взять за уши Джирбу или в крайнем случае Олона - короче, кого-нибудь да взять за уши. Учитывая что телефонами мрифлеки как не пользовались, так и не собирались, достучаться до кого-нибудь из них могло оказаться довольно непросто. Вопреки ожиданию, дело затянулось только на одни с-сутки, после чего пограничники дали добро и грызи отправились на планету из космопорта на луне. Причём в челноке без труда угадывался всё тот же самый "фиф", какие работали на Штаррадо - просто к нему приклепали крылья для атмосферных полётов и судя по всему, глушитель.

Также к удаче, Джирба обитала в районе Меллемона, а это был буквально самый центр Мрофии, так что посадочная площадка находилась всё там же, на берегу озера. Правда, поступила информация что её собираются ликвидировать, ибо поток становится слишком большим и угрожает превратить тихое место в подобие гнезда шершней. Неслушая на то что стоял самый глухой для мрифлеков час - полдень, грызи тут же услышали Джирбу, Рвиша и ещё каких-то мрифов, встречавших их возле посадочной площадки и ржавших, как лошади. Марамак в это время буквально не услышал бы пролетевшей Ёлки, и только потеревшись носом о шерсть мрифы, пришёл в себя.

- Я чудовищно рада! - призналась Джирба, глядя на грызя.

- А йа-то как рад! - не менее искренне ответил Мар, не отрывая ушей от неё.

- О, Айка!! - только заметила других грызей Джирба, и сгребла белку в охапку, - И Хлутыш с Речкой - пуши! Оягрызу!...

Оонигрызли. Кое-как отойдя от глубокого апуха, вся компания направилась к городу, запастись кормом и...

- А может, напух? - цокнул Хлутыш, который как и всякий грызь городов не любил, даже таких, - Если конечно мрифы-пуш согласятся отведать сублиматика.

Джирба переводила цоканье своим, потому как только она его понимала в полном объёме - и кстати без никакого переводчика! Даже у Рвиша это умение сбилось, и теперь он пристально прислушивался, чтобы понимать.

- Они грят, негоже объедать гостей, - рыкнула мрифа.

- Йа как гость грю, что гоже, - цокнул Хлутыш, показывая пачку кормовых книжек А6, - Здесь белка хватит, чтобы весь город пару дней прокормить. Так что впух, впух - в лесок.

Уговорить мрифов в лесок было проще простого, так что очень скоро все сидели вокруг костерка и ждали кипяток для эт-самого - раскладные миски и кружки у грызей конечно были с собой, а с остальным дефицита не наблюдалось. Леса возле Меллемона изобиловали закутками для различного времяпровождения, например то куда попали грызи с сопровождающими, находилось возле трёхшаговой речушки; тут имелись основательные деревянные скамьи и стол, место для костра, залежи напиленного древесного мусорка, а также что-то смахивающее на небольшой кузнечный горн из обтёсанных камней. Собственно, это и была плавилка - или, как её называли местные, форжа. Таким образом тут имелись и дрова, и вода в избытке, а вокруг шумел листвой густой лес, иногда начинающий радужно переливаться, когда свет падал под определённым углом.

Хлутыш жестами пытался показать мрифам, что за сублимат, и заваривал "страницы" в мисках и кружках - от этого по округе понесло сильно съедобным и пролились слюни. Книжек у грызя действительно оказались полные карманы.

- Раз уж вы сдесь, - сказал Рвиш, пытаясь точно отцокивать, - То можно вас за уши?

- Сколько угодно, - благосклонно цокнула Айна, развалившаяся на скамейке.

У мрифлеков было действительно много вопросов, и на них следовало ответить. Чтобы это дело не растягивалось на недели, Айна всё-таки раздала переводчики, предуслышительно взятые с собой, чтобы не объяснять на пальцах и не рисовать по песку. На долгое время установилась атмосфера квохтанья, прервало которую только то, что с неба повалили густые белые хлопья снега.

- Кло? - спросил Мар, показывая на снег.

- Что? - пожала плечами Джирба, - Снег!

- Ну и йа имею вслуху что, тут вроде как лето сейчас?

- Конечно. И что тебя смущает?

Как быстро выяснилось, обильные снегопады летом в этих широтах - как раз цокнуть. Вслуху каких-то особенностей атмосферы это даже совсем не обязательно сопровождалось ураганом, а просто в тридцатиградусную жару неожиданно собирались облака и валил снег, сбрасывавший температуру раза в три.

- Кстати грызи цокали, что этого не должно быть, - хмыкнула мрифа.

- Всмысле? - уточнил Марамак.

- Всмысле по рассчётам получается, что эффекта внезапного охлаждения не должно было бы быть. А это между прочим весьма важно для Мрофии, потому как без него средняя температура поползёт вверх и скорее всего жизнь на планете вообще станет невозможной.

- Ммм... - слегка перекосился мозг у грызя, - Значит что-то неучтённое. Кстати о планетах, Джирри, вы с Рвишем не хотели бы прошвырнуться на Штаррадо?

- Эмм... - повела глазами и ушками мрифа.

- Мар, не так быстро! - фыркнула Айна, - Там пока сплошное погрызище, а ты уже эт-самое!

- Так йа чисто сделать зацок, - пояснил тот, - Чтобы можно было обдумать.

- В целом, это было бы в пух, - осторожно ответила Джирба.

Пока же в пух было другое, а именно - понабрать хоть каких-нибудь семян для высаживания в грунт, ибо грунта на Штаррадо теперь имелось выше ушей. Грызи не напрягали мозги и действовали очень просто - шли по лесу и таращились ушами вокруг, а услышав нечто хрурненькое и зелёное ( что впрочем не обязательно ), искали семечки оного или выкапывали небольшие саженцы целиком. Для этой цели Речка ещё на месте добыла большую связку сложеных коробок из-под кефира, которые теперь пригодились. Кроме того, у запасливых грызей, которые возились с растительностью чуть чаще чем всегда, нашёлся и препарат для введения побегов в ступор на время транспортировки, чтобы не засохли.

Ограничения на операцию состояли в том, что в данный момент на Мрофии было весьма проблематично достать транспорт, а следовательно предстояло просто стаскивать добытое из окрестных лесов и полей к посадочной площадке, затем закидать вместе с собой в корабль и таким немудрёным, мягко цокая, способом утащить на место. В нулевую очередь под загребущие лапы белок попали семечки местного основного дерева, обозванного ими "ёлка опушённая кораловая радужная". Чтобы достать шишковидные плоды, приходилось влезать по самому дереву до самой верхушки, и тут уже мрифы смогли убедиться, что грызи не просто так грызи. Речка спокойно подошла к стволу, обхватила его лапами и полезла вверх с такой скоростью, что только рыжий хвост замелькал между веток! Не менее дико мрифам было видеть, как грызь спускался с дерева головой вниз, также быстро перебирая лапами. Для мрифлека дерево вообще являлось куда более тонким вслуху его размеров, так что они лазали туда только по крайней необходимости.

- Мы лазаем туда только по крайней необходимости, - сообщил новость Рвиш.

- А мы лазаем туда когда под уши взбредёт, - ответно просветил его Хлутыш.

Постепенно толкучка мрифов растеклась по восвоясям, оставив только Джирбу и Рвиша - грызям честно цокнуть это было более в пух, потому как они ну напрочь не любили скученности. На шесть хвостов они ходили по перелескам и опушкам, продолжая сбор коллекции. Подходили к этому основательно и не пихали в рюкзаки что ни попадя, а пристально расслушивали, будет ли профит. Как из соображений не тратить всуе шишки, так и потому что с собой в пассажирский корабль особо много не утащищь - ну цокнем две-три лапные клади в максимум.

Пока то да сё, солнце нырнуло под горизонт. Когда грызи заметили это, они некоторое время тупо пялились на небо, соображая что это такое, и только потом вспомнили, что это называется "ночь". На Штаррадо, ясное дело, никаких ночей не присутствовало. Искать ботву в темноте при освещении от звёзд было не в пух, так что зверьки решили усадить хвосты, снова взварить корм и чай, а также просто-напросто отсурковаться. Мерное потрескивание сухих веточек в небольшом костре было жутко приятно на слух, как и запах дымка - ну вмысле, вдобавок ко всему остальному, а не само по себе.

Поскольку тут уже у мрифов вопросы иссякли и они отпустили грызунячьи уши, Марамак получил возможность расцокать насчёт того, почём перья на Штаррадо. Периодически это повествование вызвало повальный ржач, просто в буквальном смысле тушки валились набок и хохотали, вспоминая что так и есть, как цокнуто. Также пришлось немало объяснять, что всё это погрызище воистину астрономических масштабов - просто частная инициатива группы грызей.

- В этом и соль! - цокал Мар, - Чтобы не отвлекать ресурсы от ТФФ, а своими лапчонками пык, пык, и кло!

- Да, кло, - заметил Рвиш, - "Океанического" вы всё-таки отвлекли?

- Таки нет. Вместо него были использованы хрустали, так что никакого срыва плана не произошло...

Как раз в это время прямо под ушами всей компании раздался пронзительный истеричный визг, заставлявший зажимать эти самые уши и думать, а не пора ли бежать. Как оказалось, это как и обычно орала землеройка-сирена; зверёк был длиной семь сантиметров, а вопил как паровоз. К тому же вопил не где попало - мелкий грызь незаметно пробрался прямо к костру, и уж там дал концерт.

- Не-не-не, - мотнула ухом Айна на вопросительные взгляды, - Не нужны. Вообще.

- Ну не нужны так не нужны.

Она имела вслуху, что такая уникальность напух не нужна на Штаррадо. К тому же была и физическая причина землеройку не брать - как и все норные и земляные зверьки, она наверняка плохо будет переносить постоянные подтопления. Из живности следовало брать только птиц, водоплавающих или древолазающих - да и то не в этот раз.

- Гусей, уток, чаек, - загибала пальцы на лапке Речка, - Гусей, цапель, куличков, гусей...

- Короче цокая - сначала прорву гусей, чтоб уж точно не остаться без оных, - цокнул Хлутыш, - А потом слегка разбавить эту пухову тучу прочими птицами.

- Кстати насчёт гусей, - заметил Мар, - Они могут подниматься до семи кило вверх, когда летают. А у нас на этой высоте атмосфера заканчивается и радиация как в микроволновке. Кло?

- Это да, - кивнула Речка, - Надо будет аккуратно, с опытами.

В целом грызи просто постоянно потирали лапы, предвкушая вышецокнутое, и трясли ушами. Мрифы, сидевшие прибочно, смотрели на это с улыбкой, потому как им было хорошо, когда кому-то хорошо. А хорошо тут было всем, потому как вокруг распростёрся мрофийский лес на несчётное количество килошагов, и даже "фифы", стартовавшие с площадки, не шумели и их было заметно лишь по сигнальным огням, взмывающим в чёрное звёздное небо.

- Посмотри-ка, - негромко говорила Джирба, потому как остальные отвалились дрыхнуть, - Тебе не кажется что это довольно взрывоопасная ситуация?

- Что из всего? - уточнил Мар.

- Недобитые остатки тупи, само собой. Всё-таки как я понимаю, эта штука в определённом смысле может думать, так?

- Сто пухов, - подтвердил грызь.

- Ну вот. Мне кажется, это довольно опасно. Тупь это тебе не спятивший завоеватель, она может сотни лет делать вид, что ничего не делает. А сама будет изучать происходящее и готовить акцию.

Уставшему за день грызю было трудновато напрягать голову такими материями, к тому же он был невозможно счастлив от того, что неслушая ни на что снова удалось поговорить с мрифочкой, лёжа на мягкой травке и глазея в звёздное небо.

- Ты права, Джирри, этот песок учитывается, - зевнул Мар, - Конечно было бы совсем хорошо создать настоящую систему слежения за тупью... Посиди-ка! Ты и Рвиш вроде как эт-самое? Специалисты по предотвращению событий?

- Угу.

- Вот и повод сунуться на Штаррадо, потому как такие специалисты там будут нужны.

- У нас и здесь дел немало, - заметила Джирба, - Но конечно можно и сунуться.

- Ну, и это Айка правильно цокнула, не прямо сейчас, а через пару лет, может быть. Ухх тогда!...

Успокаиваться никто из грызей не собирался, и уже через два дня они убыли обратно на Штаррадо с добытыми заделами для будущего разнотравья. Дабы процесс катился быстрее, размножать семечки и саженцы решили в агроутилизаторе - к удаче, комплекс биосферы от ТФФ ещё не привезли, так что агроутилюк в этом плане был свободен и за неделю растиражировал образцы до многокилограммовых мешков семян. Теперь следовало эт-самое...

- Да, эт-самое! - цокнул Хлутыш, - Между прочим до грунтового отвала - тридцать пять кило, и сам отвал высотой в триста метров, кло?

- Ну и что? - пожала плечами Речка, - При скорости в три килошага в час за десять с пухом часов - пешком как раз цокнуть и придавить хвостом.

- Да, действительно, - подумав, согласился грызь, - Как-то представлялось, что это дольше.

- Ты вроде что-то цокал про мотоциклы? - спросил Мар.

- Да, цокал. Хотели завести, чтоб хоть как-то эт-самое. Но как слышишь, пока не раскачались, да и к тому же к ним ещё поплавки делать и крепления, иначе это мимо пуха.

- Да, насчёт попадания в пух-то! - заметила Айна, - А если наводнение начнётся, когда мы попрёмся?

- Ммм... начхать, - цокнул Хлутыш, - Шутка. У нас Ратыш на грузаре с поплавками, если что - заберёт.

Именно таким образом грызи отправились осуществлять, первый раз в траншее, посадку травянистых растений. Не было даже тележек, да и вряд ли они особо помогли бы, ибо каменистую пустыню пересекали многочисленные борозды и овраги, через которые приходилось перебираться. Четверопушие взяло с собой аккамуль, кипятильник и запасы воды, так что без корма и чая не осталось, чем в частности и тешилось.

Через десять часов неспешного похода по щебёнке различных калибров, песку и просто камню, впереди замаячили бурые холмы отвала - той самой складки из грунта, которую овцы и жуки сделали чтобы засыпать ею территорию самого посёлка. Грызи же намеревались развеять семена по ветру за отвалом, там где местность уже покрывала почва. Гигантское открытое пространство пустыни казалось невообразимо большим, и стоило усилий осознавать, что всё это умещается в узкую полосу на планете; сверху всё так же сверкали большущие звёзды и клубилась облачность, более плотная к стенам и менее - к центру траншеи. Ещё раз испытать свои малые размеры удалось, когда сверху появилась несушка, которую тащил буксир - она всё увеличивалась и увеличивалась, так что казалось занимала всё небо. Грызи с интересом слушали, как над ними в километре проплывают нагромождения металлических панелей, окружённые слабо светящимся плазменным щитом - плазму использовали, чтобы не взбаламучивать воздух огромным кораблём. Несушка ушла на посадку в Обувь-Ремонтный, и теперь торчала из-за горизонта верхней частью, намекая что она немаленькая.

С планом перейти отвал вышел облом: грунт оказался слишком мягким и идти по нему было невозможно - грызь проваливался чуть не по пояс. На равнине этот субстрат был смешан с песком и камнями, а когда лежал чистой кучей - являлся непроходимым препядствием. Огромная растёкшаяся лепёшка протягивалась поперёк всей траншеи.

- А дорогу они что, тоже засыпали? - осведомилась Айна.

- Само собой, - пожал плечами Мар, - Да и напуха она. Там всмысле и дороги-то никакой толком нету.

- Может, ползком? - хмыкнула Речка, глядя на лепёху, - До вершины тяжеловато, зато потом вниз.

- Да ну, такое погрызище, - отмахнулся Хлутыш, - Послушайте по карте, не могли они эту пухню растянуть до самых стенок, там ведь смоет.

Послушав по карте, грызи выяснили что действительно смоет - сейчас по краям отвала наблюдалось болото из жижи размоченного грунта. Ясное дело, для прохождения это было ещё менее в пух, чем лепёшка. Произведя обцокивание и перетирание в узком кругу морд, грызи решили что попытка дойти своими лапчонками может быть засчитана, а следовательно и что трясти - взяли да повернули обратно. В следующий раз рассеивать семечки отправились уже на "фифе", стащенном из снабжения - даже после всех доделок полёт на этом аппарате заставлял вспушиться, а удачная посадка вызвала неподдельную радость.

Осуществив таким образцом задуманное, белки вернулись к текущей и сыплющейся возне. Хотя аврал шёл на убыль, было ещё где приложить уши с полным усилием. В частности, требовалось доделать четыре башни, которые теперь торчали в посёлке Бета-Корпящий, как огромные сваи - передвижной стройкомплекс очень быстро их соорудил, но подключать коммуникации, вставлять стёкла и тому подобное предстояло лично, чем и занялись. Башни, по сто сорок этажей каждая, могли вместить раз в десять больше грызей, чем имелось в посёлке вообще, поэтому пока планировалось ввести в строй только одну, и то не на всю высоту. Металл и бетоноподобный материал в конструкции был достаточно устойчив, чтобы башни могли простоять тысячи лет и не подгнить.

Вообще в посёлке деятельность набирала обороты - между бытовками вырастали сарайчики, гаражи и всякая такая погрызень подсобного свойства; после появления башен нарастать в основном стало внутри оных, но и зона малоэтажной застройки, находившаяся с одной стороны от магистрали, никуда не делась. Что до общественного мнения по этому поводу, то одни грызи считали, что это хрурненько, а другие - что вообще идеально. Собственно и те и другие трясли ушами.

Пока уши тряслись, на звёздной орбите продолжали выгонять план. Как и прежде, старая тупь-платформа вырабатывала хрустали, пользуясь тем что ей заботливо подтаскивали материалы для этого; после того как хрусталь сходил со стапелей, он тут же попадал в мощное комбинированное поле от генераторов на второй, новой платформе, и затаскивался на другие стапели для переделки. Там некоторые компоненты просто удалялись и на их место воодружались другие - в частности, перелопачивали всю систему управления. Полученный гравитатор отправлялся на испытания; если что-то было косо, изделие ставили на платформу Љ3, где доводили до кондиции. Готовые шары выстраивались в кучу наподобие атомной решётки и ждали варп-трактора; таковой прилетал, ворочал боками и схватив груз в область искривления пространства, утаскивал в галактические дали. На этом причастные довольно цокали и записывали: хрусталь ушёл.

Помимо этого действовала и платформа 1Б, строившая несушки тип ДТ. Строила она их небыстро - даже дольше, чем хрусталь, но нахаляву это не имело никакого значения. Огромный сложнейший автомат продолжал отрабатывать свои алгоритмы, так что не в пух жаловаться на его нерасторопность. Полученные несушки отправлялись на переоборудование на поверхность планеты, в траншею, а затем - на платформу 2Б, где из них собирали то что требовалось, дополняя недостающими компонентами. Помимо всего этого хозяйства, по звёздной орбите системы были развешаны ещё платформа Р, обеспечивавшая подвоз ресурсов, а также три Т, тобишь транспортные. Тактик-экран в любом случае показывал, что в системе полно объектов.

Грызи также поинтересовались, почём перья с райцами: КВ продолжали их осторожно ковырять, хотя уже начинал ощущаться дефицит этой осторожности. В частности, райнтарские новостные глагне сообщали, что от управления тактической флотилией отстранены несколько морд, учинившие расстрел куртушек вопреки инструкциям избегать оного до последней возможности. С другой стороны трёхглазые усиливали зоны контроля и всё больше сжимали пространство, где райцы могли маневрировать, и отрезали несколько путей сообщения между ихними базами.

Вслуху вторжения союзных сил в пространство обитания райцев в район прибыла спецкомиссия от Местного Галактического Комитета, ставившая своей целью полное прочищение обстановки для выработки дальнейших рекомендаций к действию. Дело в том что в мирах, далёких от Штаррадо и ядра галактики, сообщения о событиях частично могли быть поняты так, что безбашенные трёхглазые и иже с ними впёрлись в ареал жизни безобидных райчиков, пожгли их куртушечки и угрожают вообще выпилить. Было чисто, что конфликт вызван привычкой розовых к космической войне, каковой они научились у себя и у тупей; также было кристально чисто, что любые здравомыслящие существа могли бы ступить раз-другой, но очень скоро поняли бы, что противостояние поддерживается исключительно их усилиями.

В частности для прояснения этого момента и в результате исследований пленных райцев КВ провели акцию по демонстрации возможностей, пропустив "Ежа" через охраняемую звёздную систему - здоровенный корабль прошёл все линии огня, смотря на них как на гумно, разнёс в клочья необитаемую планетку и спокойно ушёл в пространство, преследуемый роями куртушек и прочей летающей несуразицы. Думалось, что возможно это как-то откроет им уши и заставит задуматься - а нет, так хуже не станет.

Пожалуй не меньшее внимание грызи уделили другой новости, касавшейся Бывшей Великой Тупи, или БВТ. Соль состояла в том, что одна из групп по сбору "рыбы" напоролась на большую стаю куртушек и была вынуждена отступать с предельно возможной скоростью. Получилось так, что отступали они как раз к системе, где находилось "крашеное яйцо" производства БВТ - то есть та самая планета, наполовину покрытая узорами. Событие же состояло в том, что райцы не стали преследовать группу ближе половины светового года от планеты, хотя имели все возможности захватить отстающие корабли. Более того, они шарахнулись как от огня и дали полного газу в обратном направлении! Это могло означать, что узор всё-таки что-то делает, и райцы представляют себе, что. Хотя с тем же, если с не большим, успехом это могло и ничего не означать. Вслуху события в программу исследований "яйца" внесли часть с испытаниями райцевской "марганцовки" и собственно самих подопытных.

Однако вся эта возня для белок была первостепенной. Нулевостепенной же была основная задача по постройке обитаемого мира на Штаррадо с его хрустальным и несушечным заводами, а здесь имелись все признаки попадания точно в пух. В начале все кампании отцокивались мнения, что куда проще перетащить завод куда-нибудь поближе к обитаемым пространствам, да хоть к той же Мрофии; этого не стали делать просто потому, что не имели привычки тащить в гнездо. Куда лучше расширить гнездо так, чтобы то что собирался утащить попало в его границы. Короче цокая, так показалось хрурненько. Теперь же детальные исследования выявили, что перенести завод, не нарушив его автономной работы, было бы практически невозможно, или же потребовало бы затрат, какие нельзя вслух произносить.

Тема затрат была одной из тех, что радовали грызей в полный рост, так как Штаррадо постоянно гнало на экспорт хрустали и несушки, получая за это положенное количество единиц эквивалента, и этих единиц было куда больше, чем требовалось для обустройства всей планеты по сорту ноль. Используя все достижения народного хозяйства союзных сторон, было нетрудно уделать траншею ровным счётом как угодно. Хоть с водопадами, текущими вверх. Впрочем, это мало кого могло бы заинтересовать - всякую необычность можно и в проекции увидеть, потрогать и обнюхать. Грызям же, откровенно цокнуть, была по пуше самая что ни на есть обычность - хвойнички, малинники, речки и овраги. Соразмерно этому и преображался ландшафт, если так можно назвать дно траншеи.

Трёхглазые знали что кой-кому прямо неймётся насыпать грунта и насадить луковиц, так что предоставили возможность для грызей обработать и те участки траншеи, где находились ихние посёлки и промышленные объекты. В результате этого лапы оказались потёрты, хохолки подняты, а местность - приведена в кондицию. Кроме того, наконец-то проложили магистраль так, что теперь это было не одно название: главная дорога всей траншеи совмещала автомобильную бетонку и двусторонний путь для аэропоездов, отмеченный высокими опорами, держащими тросы. Это здорово способствовало, так как теперь чтобы доехать от космопорта до Бета-Корпящего, было достаточно получаса езды на колёсах - раньше приходилось летать на "фифах", думая о бренности существования.

У снабженцев теперь делов резко поубавилось, потому что вместо сложных транспортных операций теперь происходили несложные, с подъезжанием грузовика и выбрасыванием ящиков на поддонах. Кроме того, центральный склад, который в свой время заварили Речка с Хлутышем, доделали до автоматизированной базы - теперь любой предмет оттуда вынимался за секунды, и что немаловажно - отсутствовала нужда в десятках рабочих. Во время аврала грызей можно было уговорить там покрутиться, но в спокойной обстановке - пух-с. Теперь освободившиеся пуши сели на бульдозеры и взялись за лопаты, чтобы рассыпать грунт из отвалов вокруг строений в посёлках и эт-самое. Так как в перспективе могли возникнуть посёлки и объекты сильно далеко от порта, как раз и была протянута ветка скоростного поезда; тот достигал скорости в десять тысяч килошагов в час и соответственно за два часа мог добраться в противоположную точку траншеи относительно порта.

До кучи ко всему вышецокнутому в полную дурь заработала атмосферная регуляция, и температура всё-таки поднялась до рассчётных 15 градусов, так что на равнине снег, какой ещё не смыло паводком, растаял. Как и предуцокивали, повышение температуры усилило ветра и высоту волны, кочующей по пристенным рекам. Самая высокая волна могла достигать трёх метров, когда складывались все условия. Вслуху этого начали расслушиваться варианты с притушением этого эффекта за счёт то ли дамб, то ли ещё чего-нибудь. В любом случае, теперь грызи могли посидеть на открытом воздухе, не подмораживаясь, и ходить от посёлка до посёлка влапную без курток и валенок.

На местности, мерно переваливающейся пологими холмами, отлично несло сырой землёй - не совсем так как дома, но вполне узнаваемо. Думается что одинадцать из десяти белок, живших в посёлках, каждый день выходили послушать, как местность. А местность, поначалу бывшая буро-бордовой, всё более и более зеленела, потому как несчётное количество ростков выглядывали из грунта, лезли среди камешков и комков, расталкивали их и поднимали первые листики навстречу звёздному свету. Росту зелени надо цокнуть способствовало всё: как постоянное освещение, так и не менее постоянное орошение. Некоторые виды растений не переносили постоянного света, но другие были только за и хавали кванты излучения почём зря. Орошение же случалось вслуху того, что небольшие дожди в траншее проходили каждые несколько часов, а довольно сильный ветер предотвращал всеобщее заболачивание, унося излишки влаги.

Вслуху вышецокнутого, не успели грызи и ухом мотнуть, как все поля вокруг посёлка покрылись травой, ежесекундно увеличивавшей высоту и плотность. В воздухе понесло совсем уж хорошо, так что с этого времени практически все грызи перенесли место для работы с компом на открытый воздух. Как и дома, они теперь в основном наблюдались в помещениях только никогда, даже суркуя на улице, под навесами. Как Речка с Хлутышем, так и Марамак с Айной, учли такую погрызень и решили таки переселиться из многобытовки в башню, потому как там были просторные балконы, где всё сие и осуществимо гораздо сподлапнее. Для переезда на новое место им даже не потребовалось тележки, потому как всё своё они легко уносили в рюкзаках.

Кстати цокнуть такое положение не имело шансов протянуть особо долго, потому как теперь под лапой был грунт, в который можно ткнуть. Причём список того, что можно ткнуть в грунт, устремлялся в бесконечность, чем и радовал. Те же самые коробки от кефира, в которых грызи привозили образцы мрофийской флоры, теперь заняли позицию по балкону и усиленно окапывались. Оттедова попёрли стрелки лука, полез горох, выказала розово-белые бока редиска - в общем, всё как положено и поставлено. Само собой что сразу же после проведения этих операций на балконах башни грызи набросились на свободную площадь вне оной и раскопали небольшие грядки для эт-самого. Зачастую можно было услышать, что белки копали грунт собственными когтями. С одной стороны конечно не было сельхозинструмента, а с другой вряд ли возникла бы трудность с его изготовлением - просто так приятнее.

- Единственно, напух, - цокала Речка, ослушивая микрополе, - Хотелось бы как обычно, жердями огородить, а тут ни одной жерди в радиусе пух знает скольких световых лет.

- Ну, поперёк ни-ни, - кивнул Хлутыш, - Хотя конечно и можно завести тонн тысячу.

Пока же без жердей обходились, используя вместо оных металлические уголки или пластиковые трубки, чтобы чисто визуально обозначить грядки - иначе и сам потом можешь не найти. Огораживать посевы от зверьков пока было рано вслуху отсутствия оных, но в перспективе это уже чувствовалось. Пуха ли, если старые многобытовки никто и не собирался убирать - там вполне могут устроиться куры или ещё кто. Марамак таки просто лично получил в распоряжение автокран и пожелания расставить бытовки подальше от посёлка, что он с немалым удовольствием и сделал.

Неслушая на то что один грызь расставлял бытовки, а Айна например не напрягаясь поддерживала работу отдела ЦПР, иногда их могли и схватить за уши. Причиной являлось то, что они имели неосторожность провести несколько операций тактических групп на шестёрочку; когда возникал вопрос "кто такое уже делал", зачастую записи указывали именно на них.

- Знаешь что йа цокну? - цокнула Айна, помешивая чай, - Это уже начинает подгрызать. "Мар-и-Айна, надо собирать рыбу". "Мар-и-Айна, надо расставить зонды." "Мар-и-Айна, надо попрыгать на одной ноге".

- Хм? - ухмыльнулся грызь, - И что? Ты же всё равно на всё отвечаешь "нет".

- Само собой. Пух должен проветриться, прально?

Белка поглядела в оконный проём, где не наблюдалось никакого стекла - там раскинулась зелёная равнина, с которой ветер гнал запах сырой земли и травы. От означенного движения воздуха колыхались ростки гороха, торчащие из баночек на подоконнике.

- Да сто пухов! - подтвердил Марамак, - Вот Хлу с Речью например давеча приняли свармеронесушки...

- Таки? Это которые 55-С6 ?

- Ну да. Выкладки по моделям показывают, что эти будут на 80% эффективнее против мелочи, чем обычные 55е. Пригнали с Мерреры своим ходом, вроде как уцокивалось, всё в пух.

- А чему там и быть мимо пуха-то?

- Ну не цокни. Там бадяжищу развели на три удня, не меньше... Но соль вот в чём, - показал на банку с солью Мар, - Теперь у нас в наличии ещё и транспортные корвы. Чуешь, чем это пахнет?

- Не совсем, - призналась Айна.

- Это пахнет сбором рыбы без использования фрегов. А то Ф26 конечно штука хорошая, но громкая и не особо быстрая. Без него можно будет гораздо более втихоря.

- В хоря, в норку, - фыркнула Айна, - Знаешь, это забивает голову! Меня просто пугает, что йа сейчас хочу включить комп и послушать, как там эти с-несушки. Причём подробнейшим образцом послушать!

- Мм... почесал ухо грызь, - Могу предложить только одно, послушать на две пуши.

Они собственно и так почти всё на две пуши, так что белка расхохоталась. Впрочем через несколько секунд грызи уже исполнили свою угрозу и уставились в экран. Котанк-свармеронесушка являлся примерно тем же, чем суповой фрег с котанками - то есть носителем с более лёгкими аппаратами на оном. Отличие состояло в том, что свармеры были ещё более маневрены и имели большую огневую мощь, нежели стандартные истребители; это было нечто вроде многоразовых снарядов, где вместо боеголовки - орудие с небольшим боекомплектом. Быстро догнав и расстреляв товар, то есть цель, свармеры тут же уходили обратно к несушке пополнять запасы топлива и боеприпасов. Крупные единицы космофлота такого мало боялись, но вот против мелких патрульных групп система отрабатывала с высоченной эффективностью.

- Отрабатывает на шестёрочку, - довольно прищурился грызь, в очередной раз понаблюдав как на симуляторе свармеры выпиливают противника под корень.

- Да, но это в теории, - заметила Айна, - А там ещё гусак ногу сломит, какие косяки могут вылезти. Ты кпримеру знаешь, что загазованность пространства приводит к возникновению гравитационных волн, каковые могут влиять на градиосвязь?... Что?

- Смотрю, не выпал ли у тебя пух с хвоста, крысонька.

Хотя грызи и поржали в очередной раз, заявления не были пропущены мимо ушей. Хлутыш, Речка и несколько прочих причастных грызей, трепавших тему приведения в годность с-несушек, согласились что хорошо бы испытать в натуре. Точнее, не "хорошо бы", а остро необходимо...

- Настолько? - показала ножик Речка.

- Настолько, - кивнул Хлутыш, - К удаче, у нас есть на чём испытывать.

- Ты имеешь вслуху нечто розовое, покрытое квази-шерстью?

- Да упаси гусак. Йа имею вслуху нечто металлическое, четыре буквы, первая "т".

Короче цокая он имел вслуху тупь-корабли старого образца, из наловленной "рыбы". В качестве активных мишеней они подходили как нельзя лучше, так что грызи незамедлительно приступили к подготовке операции. Как это бывает у них чуть чаще чем всегда, операция была тщательно расслушана в теоретическом варианте, то бишь на симуляторе, а затем перенесена на реальность. Предполагалось использовать десять штук котанков-несушек для уничтожения группы из трёх разрушителей и двенадцати фрегов.

- Запуха так много? - фыркнула Речка, - Вы соображаете, сколько стоит в эквиваленте минута работы котанка, в пересчёте на трату ресурса?

- Не только соображаем, но даже можем дать точную справку, - цокнул Хлутыш, - Вообще испытания на отстрел оружия будут проводиться на всех единицах, воимя полной уверенности. А десять штук - для статистической погрешности при испытаниях.

- Душит, - призналась белка.

- Йа слышу, что душит. Однако напоминаю, что это неизбежно вслуху поставленных целей. Точнее стрельба - меньше эксцессов. Меньше эксцессов - больше гона плана по хрусталю. Больше гона плана по хрусталю - меньше душит. Кло?

- Кто-то кло, - мотнула ухом Речка, - Вот когда наконец трёхглазковые овощи раскачаются на реальное урегулирование... А то по переговорам фейл на фейле, кто этим заниматься будет, йа чтоли?

- Если ты, райчишкам погрызец, - хмыкнул Хлутыш.

- В запятую, - подтвердила белка.

Пока же погрызец ожидал групповую цель, выставленную на орбиту 2,2 возле звезды Штаррадо. Местечко так себе вслуху сильнейшей радиации от близкой звезды-гиганта, но как раз в пух для проверки систем. Огромные протуберанцы, вылетая с поверхности звезды, постоянно загазовывали пространство вокруг, так что там имелось натуральное облако с приличной плотностью, хотя оно и не заметно на первый вслух. Для начала шароообразные машины в течении двух с пухом с-суток гоняли по этому облаку просто так, чтобы проверить, как оно на них воздействует. Как это зачастую и происходило, сверхсветовое движение в облаке вызывало натуральную коррозию даже текфонитового корпуса и образование корок напыления, местами весьма вредных. Речка не могла на это спокойно слушать и хваталась лапами за уши.

- И чо? Чо? - вопрошала она, - Ну теперь ясно, что от этой пыли сенсоры выходят из строя. А толку? Это мы и раньше знали, а поправить своими силами вряд ли сможем.

- Соль в том, сколько именно пыли нужно, - пояснил Хлутыш, - Теперь точно измеряно, сколько. Потому как в реальной обстановке может пух из хвоста, а потребоваться летать именно в таких облаках.

- Так чище. Кстати, а как на туман реагируют окорочковые?

- А пух знает, никто не слыхал... Хотя...

Как он и предполагал, слыхали те кто испытывал захваченную куртушку - а это были КВ. Не было уверенности что после расковыривания и последующего заштопывания она действует как раньше, но свойства движителей и корпуса наверняка несильно изменились. По данным опытов следовало, что звёздный туман куртушке ещё более опасен и вызывает её выход из строя ещё быстрее - это обнадёживало.

Спустя несколько с-суток неспешного умопинания - то есть пинания умов - грызи смогли полюбоваться на исполнение автоматикой заранее выверенной программы. С шарообразных несушек как ракеты стартовали маленькие ударные аппараты - свармеры, и понеслись к целям; сами несушки корректировали их работу, оставаясь вне зоны досягаемости противника. Спустя считанные секунды выбранный в жертву разрушитель исчез в огненном облаке, а обломки как и рассчитывалось отлетели в направлении звезды воимя незахламления космоса. Хотя и группа целей управлялась компом и всячески старалась избежать уничтожения, у устаревших посудин не было никаких шансов. Свармеры, налетая роем, пропарывали корабли насквозь конценрированным огнём, после чего быстро уходили к несушкам. В результате операции ни один аппарат-снаряд не был потерян, все благополучно пристыковались и вернулись на базу.

Немало грызей по всей траншее, наблюдавшие за этим событием в прямом эфире, теперь довольно прицокнули и вспушились. Буквально гравископная станция могла отсечь волну, прошедшую по Штаррадо, по мере того как происходило прицокивание и вспушение.

- А помнишь чем занимаются Руса и Бращик? - задумчиво спросил Хлутыш.

- Действиями, - точно цокнула Речка, - А, эти. Ну так электрон-лампы делают. А собственно что?

- Собственно то, что на этих машинках полно таких ламп, - улыбнулся грызь, - Сделанных сама знаешь где, в том числе.

- Да, верно прицокнуто!

Белка и сама уже припоминала фабрику в промбашне, где механические кущи круглые сутки жужжали, вращались и щёлкали. Было весьма приятно осознать столь прямую связь с собственным Домом, в широченном смысле цока; прикинуть, что в то время как грызи шастали по лесу, в возвышающейся над елями и соснами башне происходило. Речка со всей отчётливостью поняла, что много лет слыхала потёртый фургон "ЗиФ", отвозивший комплектующие на станцию. Причём тут "много лет" цокнуто просто буквально - с тех пор как совсем маленькие бельчата подкладывали коробки и бутылки на дорогу, чтобы посмотреть что получится - их давил этот "сто тридцатый" с электрон-лампами в кузове. Всмысле давил коробки и бутылки. Когда Речка уже подросшей молодой белочкой хаживала иногда в школу, фургон всё также катался раз в несколько дней, поднимая пыль или обдавая придорожные кусты мелкими брызгами, в зависимости от сезона.

Да более того, белка просто как наяву услышала, как погромыхивают лампы в коробках в кузове! Пух мой пух, припушнела грызунья, а ведь тогда на это совсем не обращалось внимания. Хлутыш уже был её согрызуном в полный рост, и грызи, довольные и счастливые как сомы под колодой, ходили по Лесу - а когда пресекали дорогу, по ней зачастую прокатывался фургон. Осталось только вспомнить, через столько-то лет напух, какой у автомобиля был номер!... Естественно это уже относилось к области фантастики - ни номера, ни даже грызя за рулём Речка не помнила; у белок это вообще было хроническое, они воспринимали машину как единое целое, а не эт-самое, поэтому никогда не замечали, кто за рулём и есть ли там вообще кто-нибудь. Самое опушненное заключалось в том, что этот самый фургон возил электрон-лампы, которые теперь служат на котанках, охраняющих Штаррадо.

- У меня от этого такое ощущение, что мы всё делали по шерсти, - призналась Речка.

- Оощ пкон! - цокнул Хлутыш, - Ты просто оригинальничаешь как не знаю кто! Всмысле, ощущения тебя не обманывают.

- Прелестно, - на полном серьёзе заявила белка, прищуриваясь, - А что бы пухнуть по этому поводу?

- Спонтанное? Пшли курицу погоняем.

- Кавоо??

- Ку-ри-цу, - наставительно цокнул Хлутыш, - Курица, бельчона, это не мать всех куртушек и даже не тупь-носитель. Это птица с большими окорочками, красным гребешком и серёжками. И она шустро бегает.

- Хруродарствую за истину, грызущая энцоклопедия. А теперь цокни, откуда здесь курица?

- Оттуда же откуда голуби.

При этом грызь с невозмутимым видом показал на трёх таковых, клевавших оставленный на краю стола батончик хлеба. Натурально, пока одни привезли семечек с Мрофии, другие привезли что-то ещё, так что теперь были и голуби, и воробьи, и много чего ещё. Что же до курицы, то она - в посёлке, по крайней мере - была одна, зато кучная: высота в гребне достигала метра. Грызи сразу поняли, что лучшее применение для пугливой птицы - это гонять её. Правда, бег за курицей даже со всей дури выслушил как весьма жалкие попытки - на своих окороках птичка шла около шестидесяти килошагов в час в не особо спешном режиме.

Речка отцокала категорическое согласие с мыслью погоняться за курицей, так что грызи спустились с башни и принялись выслеживать оную; по свежему помёту это было сделать не так-то трудно. Ещё далеко на подходе сквозь обычный звуковой фон - посвистывание ветра и погромыхиваие разрядов в атмосфере - то и дело прорывалось громогласное всквохтывание, похожее на рык крупного медведя. Снаружи в траншее теперь было совсем хорошо, вслуху наполненности воздуха запахами с поля и температуры; последний показатель колебался от нуля до двадцати градусов в течении нескольких минут, но чаще всего воздух не холодил и уж тем более не жарил. Особенности атмосферы делали неизбежными быстрые переносы воздушных масс по вертикали, так что изменения температуры с летней на зимнюю стали совершенно привычными.

Облака не наползали со стороны, а возникали прямо в чистом небе, клубясь и прямо на глазах опускаясь ниже, так что за десять минут мог начаться снегопад. Снегопады же отличались тем, что сыпалась крупная, лёгкая снежная крупа, кружащаяся в потоках ветра и прыгающая по зелёной траве, как дура. Как цокалось, атмосфера траншеи могла образовывать и град, но его просто принудительно запретили, потому как он мог оказаться размером с яйцо и просто раздолбил бы всё на поверхности. Так же снежок быстро переходил в моросящий дождик, который носился по ветру казалось больше вверх, чем вниз, а в небе возникала радуга. Как и многое здесь, радуга делала по-своему и выслушила как полное кольцо в зените - или, если водяной пыли оказывалось особенно много, как несколько концентрицеских колец, окрашенных во все цвета. По поводу такой погоды мнения разделились: одни думали что это в пух, а другие что вообще идеально. Третьи, у которых был третий глаз, искренне радовались самому факту наличия погоды, потому как загрызло околачиваться по кораблям.

Неслушая на всё вышецокнутое, а точнее благодаря оному, Хлутыш и Речка всё-таки выследили Курицу: птичище рылась в куче грунта, вероятно думая что там есть червяки по её калибру, но пока там их не было. Зато она перекапывала почву и растаскивала её по посёлку вдополнилово к уже сделаному. К слушавшим из-за угла грызям подошли ещё трое белок, хитро потиравшие лапы.

- Эй, грызо, - тихо цокнул один, - Имеете намерение?

- Имеем, - кивнул Хлутыш.

- Кло. Тогда есть предложение сразу с трёх сторон.

- А четвёртая?

- Слухни - там глухая стена. И да, лутовое перо, если будет, разыграем. На части резать не в пух...

Похихикав, грызи разошлись занимать позиции для операции. Хлутыш и Речка старались не маячить, подслушивая из-за угла втихоря... точнее втикуря, в данном случае. Грызь даже вылез из тяжёлых сапог, чтобы бегать быстрее - потому как в них бегать нельзя вообще. Курочка продолжала работать лапой, вышвыривая на дорогу комья грунта и периодически осматриваясь.

- Здоровенная какая! - шёпотом цокнула Речка, - Как клювом вгрызячит...

- А ремач тебе на что?

- Не думаю чтобы ремач предполагал, чтобы ему пришлось отражать удары куриного клюва.

Тем временем птица сменила позицию и снова начала рыться, но потом вытянулась в стойку и вытаращила глазы. До беличьих ушей донеслась известная песенка:

А ну-ка песню нам пропой, весёлый ветер! Весёлый ветер, весёлый ветер!

А ну-ка песню нам пропой о сельсовете, и о четырёх кило посевных бобов!

Четыре! Кило! Посевных бобов!...

Если присмотреться, то на шее курицы был закреплён приёмник, транслировавший вышецокнутое. Сама курица этого не понимала и потому отбежала в сторону - волна пропала, приёмник замолчал, птица успокоилась. Грызи ехидно потёрли лапы, и услышав что с других сторон тоже мелькают рыжие уши, начали загон. Растянувшись настолько, насколько две белки могут растянуться поперёк улицы, Хлутыш и Речка стали приближаться к объекту, расставив лапы в стороны. Курица уставилась на них одним глазом.

- Кэээ? - раздалось басовое всквохтывание.

- Кэ, кэ, - кивнул грызь, - Буквально в запятую...

Птица встряхнула гребешком и теперь вылупилась на белок в другой стороне; потом быстро перенесла взгляд обратно. Грызи на то и рассчитывали - пока оно будет обдумывать, подойти и схватить. Ну или по крайней мере дёрнуть перо... Однако курица соображала быстрее, чем казалось - пару раз оглядевшись, она сообразила в чём соль и забеспокоившись, метнулась к стене. Окрестности огласились встревоженным кудахтаньем, от мощности которого вблизи дрожали стёкла.

- Таак, аккуратно, пухом - ать! - выкрикнул кто-то, по мере того как грызи сжимали кольцо.

Они однако не учли того, что курица всё-таки с крыльями. Увидев что её зажали к стенке и сейчас выдернут перо, птица всквохтнула, замахала крыльями и пошла на взлёт. Она собиралась толкнуться лапами как раз от Речки с Хлутышем, но те шустро дали в стороны, дабы не попасть под окорока. Оглушительно хлопая крыльями, тушка совершила полёт навроде подпрыгивающего мяча, подлетая на шаг-полтора и снова переходя на бег.

- Вот впух. Держи организм!!

Организм тем временем оказался близко к магистрали, по которой как раз лопатил автопоезд в двадцать вагонов; как и всякая курица, эта побежала строго на другую сторону дороги. Грызи за уши схватились, но пронесло - едва успев, птица перебежала перед многотонным тягачом и с кудахтаньем исчезла среди гаражей.

- Фууф, ну и мешки... - выдохнула Речка, - Представляешь себе, под локомотив?

- В лепёху, - дал точную справку Хлутыш, - Повезло, напух.

- Кстати о везении!

Оказалось, что тупь прошла не зря - бегая, курица таки потеряла перо. Одно, зато здоровое - почти в шаг длиной и весомое на ощупь. Грызи тут же бросили калибровочную шайбу, чтобы разыграть трофей, как и было предуцокнуто, и перо лапной работы досталось Хлутышу и Речке. Стоит ли упоминать, что это насколько порадовало их, настолько не расстроило остальных. Хотя бы потому, что огромное перо - довольно бесполезная штука, хотя и внушающая. Теперь же эта штука заняла почётное место на стене комнаты грызей - висела там, как боевая сабля, на самом слышном месте.

Марамаку же примерно в это время пришли под уши... лифтовые подъёмники. И это неслушая на то, что грызь в общем-то сурковал в полный рост; дело в том что этими самыми подъёмниками его здорово нагрузили условно-вчера, так что условно-сегодня голова сама взялась обдумывать, как трясти. Башня Љ0 в Бета-Корпящем была пока что заселена только до 34го этажа, в то время как её общая высота в пересчёте на такие этажи превышала 450 - снаружи башня выслушила как тонкий стебель, уходящий в небо, хотя на самом деле стебель был нипуха не тонкий. Так вот, цокнули давеча Мару, для того чтобы доставлять тушки и несколько шкафов в заселённые ярусы, хватает и тех лифтов что уже работают - но до самого верха они уже едут две минуты.

В башнях большой высотности предуслушивались подъёмники навроде вертикальных вагонеток, движущихся по рельсам и прижатых к ним чисто силой трения: это избавляло от тросов килошаговой длины, каковые крайне сложны в использовании. Впринципе строители всё хозяйство построили - но вслуху ненадобности, не запускали. Запускать же, кроме наличных пушей, было некому, так что грызю и пришлось напрячь предмозжие, соображая с чего начать и какие могут быть опасные косяки.

Активность в головном мозге привела к тому, что Марамак проснулся и некоторое время ещё не двигался, пялясь в никуда открытыми глазами. Яркий свет из окна заставлял предположить, что морда расплющена нехило - освещённость слегка всё же менялась, хотя это и нельзя было назвать днём и ночью, даже на сумерки не тянуло. Грызи вообще привыкли сурковать столько, сколько надо, и на часы не смотрели практически никогда - правда, дома можно ориентироваться по солнцу, а здесь его нету. Поймав эти мысли в голову, Мар потянулся, вылез из сурящика, набитого мхом, и вспушился, потому как пух примялся. Так, подумал он, вспушился - нормально, теперь... далее он обычно рыгал, но осёкся и поглядел на второй сурящик, в котором дрыхла Айна. Само собой рыгать над ухом суркующего - мимо пуха.

Тем более если это своя собственная согрызунья. Грызь втихоря вытаращил глаз и в очередной раз испытал ни с чем не сравнимое чувство при виде белочки, а именно уверенность в том что белочка просто идеальная. Конечно это относилось не столько к прекрасной шёлковой пушнине и изящным ушкам, но в общем и к ним тоже. Слегка обернувшись хвостищем, Айна спокойно посапывала, положив когтистую белую лапку под не менее белую пушистую щёку. Что и цокать, окрас у неё был не стандартный беличий, но всё равно вызывал восторг. Держать себя в лапах, без истерик, цокнул себе грызь и слегка повернув голову, посмотрел другим глазом в окно. Увиденное его сильно заинтересовало, так что Мар высунулся в проём и некоторое время водил ушами.

Наводившись ушными раковинами, он не без труда, хотя и привычно, сдержал ржач и принялся готовить корм. Горохового супу пухнуть, подумалось почему-то, так что из шкафа как раз и был изъят сушёный эрзац-горох, не менее сушёные грибы, соль и кормовая книжка, содержавшая страницы про копчёную колбасу. Хлутыш и Речка не зря втрясли столько сил в снабжение - теперь в помещении была микроволновая плитка, стоявшая за шкафом, каковой отгораживал "кухню" - а точнее, пухню. Вода в кастрюле закипала за считанные секунды, чем грызь и воспользовался, начав намешивать суп. К завершению этого процесса он понял, что всё-таки производил небольшой шумок, от которого грызунья проснулась.

- Йа всё-таки производил небольшой шумок, от которого ты проснулась, - сделал гениальное наблюдение грызь.

- Угу, - Айна зевнула во все резцы, потягиваясь и скребя коготками по ящику, - О, что это тут. Лучшее утро в моей жизни!

- Вчера ты цокала точно такое же, - хихикнул Мар.

- И вполне оправданно цокала. Да и на завтра вполне есть надежды...

Белка безудержно расхохоталась, отвалившись в сурящике, и хотела окончательно вылезти, но грызь не дал ей выпрыгнуть как обычно, к окну. Взяв её за лапку, Мармак лизнул грызунью в нос и потёрся своими ушами об её.

- Мрр? - подробно расспросила его Айна.

- Кло. Йа хочу тебе кое-что показать, а это лучше видеть внезапно, - пояснил грызь, - Закрой глазы.

Белка закрыла глаза, и Марамак подвёл её к окну так, чтобы оттуда открывался наиболее панорамный вид.

- Ты хочешь показать мне ускорение свободного падения?

- Не совсем... Теперь слушай.

- Суслики-щенки!...

Открыв глаза, Айна увидела то что уже заценили многие грызи: по всей равнине раскинулись огромные поля жёлтых цветов одуванчиков, распустившиеся все разом за несколько часов. Вся земля оказалась покрыта наипушнейшим ковром и казалось, что отсюда чувствуется его мягкость. В воздухе заметно тусовался запах, издаваемый такой массой одуванов, да и вообще впечатление было очень хрурненькое. Белка снова расхохоталась, закрывая мордочку лапкой, и смеялась, пока не сползла на стул.

- Их... их там... допущища!! - цокала она, показывая в окно, - И все жёлтые! Йагрызу...

- Тебе понравилось? - уточнил Мар.

- Понравилось? Йа думаю, что никогда такого не забуду, - на полном серьёзе цокнула Айна.

- Значит, возня была не зря, - сделал вывод грызь.

- Ну так уж и, - хмыкнула белка, - А что, если бы мне не понравилось, возня была бы зря?

- Для меня - да, - пожал плечами Мар, - Какой смысл делать то, что не в пух?

Айна ничего не цокнула, но по её мордочке было слышно, что она действительно довольна. Марамак собственно и сам был отнюдь не раздосадован всвязи с массовым цветением одуванчиков. Теперь все компоненты трёхсотпроцентной хрурности были на месте: довольная белочка, прорва одинаковых одуванчиков и пухова туча ещё более одинаковых хрусталей на орбите.

- Так и запишем: задача выполнена, всё в пух, - улыбнулась Айна, не отрывая взгляда от бескрайних полей.

Над посёлком, отбрасывая на землю неясную тень, с глухим рокотом прошла на посадку очередная несушка.

Ты слал в чужие сны то сумасшедшее видение страны,

Где дни светлы от света звёзд.

- из песни

Цена Рыбы - Шестая цифра.

Очередная несушка, отбрасывая на поверхность неясную тень, с низким гулом прошла на посадку. Можно было бы цокнуть, что начинался новый день, а можно и не цокать, потому как день здесь собственно никогда и не прекращался. В гигантском глубоком овраге, что протянулся вокруг всей планеты, вовсю зеленели не особо высокие леса, просторные поля и блестели в свете ярких звёзд, заменявших солнце, многочисленные речушки и озёра. По стенам оврага клубились сине-белые тучи, скрывая от невооружённого уха каменные склоны и пристенные реки; высоко в облачности то и дело проскакивали ломанные линии молний.

Звёздный свет поблёскивал много на чём, но в частности на кварцевой песчинке в земляном ящике. Песчинка по привычке занималась тем, что находилась, хотя её никто и не искал. Рядом из грунта торчали зелёные ростки, увеличивавшиеся просто на ушах и тянущиеся вверх, и то и дело проползали насекомые. О песчинку то и дело бились лбом молекулы летучих веществ, каковые для любого обладателя носа означали запах - а запах тут в основном был лиственный, водяной и слегка пасло сырым металлом от громадных башен, торчавших как тростник над зелёными равнинами.

Резкий порыв ветра выдул песчинку из ящика, и она полетела с килошаговой высоты в потоках воздуха, кружась над лесами и небольшим комплексом технологических построек, притулившимся возле башни. С большой высоты было слыхать и Магистраль, единственную на Штаррадо - прямую как сосна полосу опор, на которых висели автомобильные и железнодорожные пути, а также целые пачки трубопроводов и кабелей. Кусок кварца однако на всё это особенно не заглядывался, по понятным причинам, а усиленно падал, так что через десять минут громыхнулся на крышу небольшущей постройки на опушке соснового леса.

Несмотря на хороший слух, никто из обитавших зверьков падения столь крупного предмета не уловил, да и пух с ним. Обитали же здесь в основном две белки - Речка и Хлутыш, плюс ихнее потомство в количестве двух хвостов, а также немало прочих организмов. Жилище традиционного беличьего типа "норупло", то бишь нора-дупло, было почти полсностью засыпано грунтом ради теплоизоляции, а скорее для закрытия от ветра - морозов в Овраге не случалось, а вот ветра дули регулярно и более того, практически непрерывно.

Вслуху вышецокнутого Хлутыш откинул противомуховую сетку с дверного проёма и взявшись лапами за бревно, подтянулся наверх и таким образом услышал крышу норупла, заросшую травой. Шим, не особо крупный бельчонок, сидел там на любимой своей позиции между балок, и уткнулся обоими ушами в комп. Неслушая на утыкание, шорох когтей по дереву он уловил быстро и обернулся на отца:

- Кло?

- Кло, - цокнул Хлутыш, - Ветерок прохладный, смотри не продуйся.

- Тепло, - шмыгнул носом Шим.

Хлутыш слез с крыши, умыл морду в бочке с водой и подставив нос ветру для обсушивания, подумал что и правда не холодно. Размяв уши, грызь стал как обычно расхаживать по песочной площадочке перед норуплом, дабы прочистить голову для последующих мыслей. Мысли его относились к тому песку, что стоит обеспечить не только гладкое функционирование технологических процессов, но и постоянную оптимизацию оных; это относилось к глобальной задаче, выставленной на истрёпку планетсоветом. Задача сия заключалась в том, чтобы обитатели искуственного мира смогли бы полностью осмыслить работу Бывшей Великой Тупи. Неслушая на то что платформы продолжали штамповать хрустали и несушки, имелось крайне малое количество ушей, способных полностью разобраться в процессах - уже немало стандартных лет прошло со времени основания Штаррадо, а работа по прежнему протекала в довольно ненадёжном русле.

Короче цокая, цокал себе Хлутыш, глядючи на стену соснового бора, получается как древний огород: можно посадить и вырастить урожай, но как именно функционируют клетки растения - одному пуху известно. Отцокивалось мнение, что не жили пухато так и нечего начинать - всмысле неизвестно так и ладно, профит-то наморду. С этим не поспоришь, потому как производство обеспечивало Штаррадо средствами для закупок всего необходимого, а сделанные на платформах хрустали и "овцы" вовсю учавствовали в создании новых обитаемых миров, что грело. Тем не менее, после обсуждения грызи решили, что изучить механизм надо; в частности было цокнуто, что в общем-то попробуйте придумать какую-нибудь другую глобальную цель для организации.

Нулевая мысль которая попадает под уши любейшего грызя при цоке "глобальная цель" - это мирострой. Но в окрестностях Штаррадо строить нельзя, следовательно остаётся выпускать продукцию, прямо причастную к процессу; чтобы хоть как-то улучшить производство в плане качества или даже количества, опять-таки вставала вышецокнутая задача: знать всю технологию и уметь её воспроизводить с нулика. А для этого следовало повозиться настолько основательно, что гусак не корябай...

Бухтение грызя себе под нос прервало появление Речки и второй Речки, потому как дочку грызи назвали точно так же. Хлутыш сдвинул вверх все уши и с улыбкой слушал, как две пушные грызуньи выходят из зарослей по тропинке, помахивая хвостищами и поводя ушками. С грызоназванием логика была, потому как бельчонка выслушила очень похожей на маму - особенно в такой же зелёной юбке. Пушнина тоже окрашивалась почти точно идентично, так что при желании и спутать можно.

- Вас при желании спутать можно, - цокнул Хлутыш.

- Вас тоже, - хихикнула маленькая Речка, - Тебя и твой хвост. Слухни, мозгогрибов набрали!

Бельчонка показала изрядную корзинку кило на пять, с верхом заполненную грибами, похожими на мозги своей извилистой поверхностью и формой. Хлутыш непроизвольно сглотнул слюну.

- Идеально, - кивнул грызь, - Вы по речке ходили?... Речки?

Грызи в очередной раз покатились над каламбуром, потому как ржать им надоедало гораздо позже, чем лошадям. Кое-как успокоившись, взялись за измытие данного кормового продукта воимя его эт-самого: что уж тут цокать, а "мозги" отличались отличным вкусом и пропускать такое никто не хотел. На улицу были вытащены таз для мытья и электроплитка для жарки, так что по округе потянуло вкусняком. Шим и то оторвался от компа, слез по бревну головой вниз, как это обычно и делали грызи, и мельтешил вокруг, периодически трепя Хлутыша за уши по поводу строения атома.

- Шимка, ты треплешь его за уши, - цокнула большая Речка.

- Ну да, а что? - встрепенулся бельчонок.

- Ничего, - улыбнулась грызунья, - Просто цокаю, чтобы ты знал, что именно это и называется "трепать за уши".

- Йа и так это знал.

- Повторение не помешает. Ибо как-грится бережёного хвост эт-самое.

Хотя Шим, да и м-Речка тоже, немало продвигались в изучении устройства мира, грузить их по полной само собой было бы жестоко даже в порядке эксперимента. Вслуху этого Хлутыш и б-Речка или отходили подальше, или цокали очень тихо, когда речь заходила о БВТ, ПЗП, и тому подобных материях. На сей раз бельчонки, налопавшись вкусных грибов с потатами, отвалилсь дрыхнуть, а крупные грызи пошли пройтись по лесу вокруг - тропинка как раз имела форму почти ровного кольца диаметром шагов полсотни. С синего неба мерцали звёзды, несильный ветер шевелил листву и хвою, и надрывалась какая-то птица в кустарнике. Если бы не необычное небо, любейший грызь подумал бы что это планета - вмысле какая всегда, а не Овраг.

- Вот кпримеру возьми флуктуации в производительности блока, - тихо цокал Хлутыш, - По логике вещей они должны равняться числу на "н"...

- Н-адцати? - хихикнула белка.

- Нулю, - невозмутимо продолжил грызь, - А наблюдается обратное. Блок то и дело демонстрирует то уменьшение, то увеличение общей скорости выполнения технологической цепочки. Если в грушу, то разница достигает 7,5% !

- Ого, - мотнула ухом Речка, - Вот те бабушка и палец... Йа не думала, что это так заметно. Впрочем кажется это вполне терпимо для столь сложного механизма, как БВТ?

- Это может быть терпимо или нетерпимо для нас, а для БВТ пригодны понятия "оправданно" и "не оправданно". Так вот скачки скорости - это ни разу не оправданно ни с какого бока, а при этом оно есть.

- То есть получается что-то вроде ммм... мутации машины?

- Наподобие, - кивнул грызь, - Но это не отвечает на вопрос. В нулевую очередь - откуда это взялось?

- Допустим, на машину влияет межзвёздная среда, - предположила белка, - Излучение, гравитация.

- Эту версию проверяли и сочли что ни в пух. Периодичность скачков не имеет никакой привязки к изменениям в межзвёздной среде. Это какое-то внутреннее явление самой БВТ.

- Вот впууух... - почесала за ухом Речка.

- А вот тебе до кучи, - хмыкнул Хлутыш, - Лукнока из шифровальной группы знаешь? Так вот это грызо доказало, что если численные значения, соответствующие этим флуктуациям, спроецировать в трёхмерный вид, что мы получим?

- Картину, - точно ответила белка.

- Да. А точнее - пух в пух "расписную вазу".

Грызунья повела ушами, соображая. "Вазой" с давних пор называли странное образование в виде сделанных на планете объёмных узоров циклопических размеров; достопримечательность находилась на пол-пути от Штаррадо до Мрофии, среди буллионов кубических килошагов ненаселённого пространства. Исследования объекта, проводившиеся всё это время, дали крайне мало. Если не цокнуть, что вообще ничего не дали.

- И что это значит? - спросила Речка.

- А никто в пуше не грызёт, что, - точно ответил грызь, - Вслуху чего йа предполагаю многолетнюю возню по теме. А для этого нужна организация возни.

- Сколь оригинально. Мы только этим и заняты, грызо.

Они конечно были заняты далеко не только этим - у грызей вообще были не особо крупные бельчата, так что вслуху этого любое дело могло попасть под хвост. Однако когда речь заходила о тряске, то тут да - Хлутыш и Речка по уши закопались в обеспечении работы главного научного учреждения планеты, НИИ БВТ. Структура сия протягивала свои корни повсюду, начиная с вцокивания элементарной физики бельчатам, продолжая экспериментальными предприятиями и заканчивая кооперацией с научными учреждениями за пределами Штаррадо. И было достаточно одного небольшого вслуха, чтобы увидеть гору возни высотой в миллионоэтажный дом.

- Кстати опять о, - цокнула белка, глядючи в чистое синее небо, - Архив у нас где?

- На полушаговых индюках, - пожал плечами Хлутыш, припоминая, - В Зарылли в 4й башне стоят, кажется, этаже на семидесятом. Для простого архива индюки, а служебная байда записывается на кассеты. А что?

- То, что Мурка цокает что там срач. Цокает, с балкона течёт, на коммутаторе орлы гнездятся, и потолок обваливается.

- Орлы это не в пух, - рассудил грызь, - Всё-таки там излучение повышенное. Что, сходить послушать?

- Думаю что вроде того, - кивнула Речка, - Больше никто не попрётся. Только само собой, после суркования.

- После так после! - легко согласился Хлутыш, поглаживая пушной хвостище белки.

Вслуху того что большую часть обитателей Оврага составляли именно белки, хвостопоглаживание, ухомотание и прочие характерные процедуры случались регулярно, а не только возле указанного норупла. В частности Марамак и Айна начали выращивание потомства значительно раньше, так что их бельчата выслушили уже вполне крупными и собственно никто их бельчатами не называл. Грызи поселились на балконе 2й башни в Бета-Корпящем, как погоняли посёлок, устроили там утеплённое и закрытое от ветра гнездо на несколько рассчётных хвостов, да так и трясли.

Марамак собственными ушами погряз в эксплуатации лифтового хозяйства, так что если на что полезное и отвлекался, то ненадолго. Башни, поставленные вдоль Оврага в каждом посёлке, имели стандартную высоту в два с пухом килошага, и добраться туда без годного лифта оказывалось невозможно. При этом следует уцокнуть, что пассажирские лифты ездили значительно медленнее, чем грузовые - это объяснялось тем, что перепад давления на высоте мог плохо сказаться на тушке. Вслуху этого на самый верх подъёмник ехал в штатном режиме двадцать минут, и соответственно был оборудован столиками и сиденьями, воимя.

Постоянно и неразрывно существующая вместе с грызем Айна углубилась в другой песок, математический, по всё той же теме изучения БВТ. Трудно было представить при вслухе на эту милую белочку с белыми лапками, что она может начисто вынести мозг, заведя цоканье про плавающую в пруду точку. Грызунья как занималась исследованиями, так и объясняла мелкогрызию, в чём соль и почём перья - впрочем так же делали четыре из трёх грызей, причастных к НИИ. Вместе с ней в научном песке копался и Ратыш, айно-марамачий сын, так что два грызя зачастую делили работу на две пуши и эт-самое.

Дочка же грызей, Тирита, с самого начала была слишком подвижным зверьком, чтобы столько времени проводить за компом. Молодая грызунья ухитрилась прикрепиться к первой на планете базе утильщиков, так что теперь объезжала весь Овраг кругом в поисках того, что плоховато лежит - собственно она была одной из едва четырёх десятков, кто этим занимался, потому как особо не размахнёшься, обитаемая часть планетки мала. И всё же, зашейная Жаба своё дело знала на шестёрочку.

Марамак выходил из сурок-состояния, а проще цокнуть из сна, довольно необычным образом - сначала открывал глаза, а только через пару минут просыпался. Такое же наблюдалось у многих грызей вслуху отсутствия привычной ночной темноты - всмысле, привычной для глубоко зашитых в организм рефлексов, а сознание-то привыкало быстро. Через окна, закрытые по случаю ветра, лился привычный свет, напоминающий такой что бывает в заснеженном лесу зимой - досточно яркий, но рассеяный, со всех сторон сразу. На подоконнике сидел жирный коричневый кролик, уставившись носом в стекло, и ждал пока окно откроют. За тонкой перегородкой слышалась возня, по мере того как Айна резала ботву в салат, напевая какую-то песенку.

...еженощно на заводе

Йа забочусь о народе,

Цок-цок-цок, цок-цок-цок.

Пусть спокойно дремлют клёны,

В ленту йа набью патроны!

Щёлк-щёлк-щёлк, щёлк-щёлк-щёлк...

Немудрено что грызь от этого захихикал, так что окончательно вылез из сурящика и пройдя полтора шага, замочил нос водой из-под крана. Жестяной умывальник висел прямо тут, чтоб далеко не ходить.

- О, что это тут? - цокнул Мар, - Лучшее утро, да. А ты что делаешь, пуша моя, опять находишься?

- А также существую, - хихикнула Айна, - Слухни, ботвинник уже полностью с одного ящика набирается.

- В пух, в пух, - не мог не согласиться грызь.

Учитывая то что ящик особой огромностью не отличался, а был в два локтя длиной, то произрастание в нём салата, гогурцов и редиски для салата-ботвинника было действительно в пух. Само собой, росло не просто так, а под прозрачным колпаком, под коим создавалась мотивирующая флору атмосфера. Два грызя уселись прибочно, почесали друг другу ухи и весьма этим потешились; также они возгодовали от салата, каковой вслуху собственнолапно выращенных продуктов был недурён для раздражения вкусовых рецепторов. О чём естественно все присутствовавшие оповестили самих себя.

Грызь произвёл обычную процедуру типа окидывания ухом сначала всего что слышно из окна - а слышно было килошагов на тридцать вдоль Оврага, до туманной дымки - а затем и далее через комповую грибницу. Не испытав от этого никакого шока, Мар вытащил из-под мешков телефонный аппарат, воодрузил его на стол и накрутил ручку динамо-машины.

- Алле, боярышня? - цокнул он, - Соедините пожалуйста с 120-055. Да, точно.

Честно цокнуть никто даже и не знал, действительно ли там есть "боярышня", или это лулзы разработчиков, но соединялись по телефонной сети планеты именно так.

- Джирри, кло. Просто хотел убедиться, что всё в пух, а то сейчас думаю пойти произвести труд.

- Да в пух, в пух, - засмеялась мрифа, - Я как овраг увидела, хохотала пол-часа от радости...

- Сдержано.

- Причём куда более ржано, чем сде.

- А Хоря за уши трепала уже? - осведомился Мар.

- Ууу... Этот Хорь вынес мне мозг! - призналась Джирба, - Он что думает, я яснослышащая чтоли?

- А что, нет?... Шутка. Йа цокаю, не волнуйся...

- Думаешь что цокаешь? Последний раз я волновалась ровно в тот момент, когда рванул кусок пенобетона от гравитационного луча. Больше как-то не пришлось.

- Это в пух. Йа что ещё хотел цокнуть?...

- Слова.

- Угу. Есть предложение полным составом пойти ловить кое-какие организмы. Ну всмысле, как надоест эт-самое.

- Оно как-то уже надоело, - хихикнула мрифа, - Но это не повод бросать. Думаю, уденька два-три повозимся, а там можно будет и ловить организмы...

Джирба и ещё несколько мрифлячьих хвостов прилетели на Штаррадо относительно недавно, но их тут же хватанули за уши, потому как их навыки требовались к применению. Мрифа и её так цокнуть парный самец, Рвиш, всю дорогу были специалистами по предотвращению событий, а предотвращать требовалось. Причём это относилось не только и не столько к гипотетической "всё-ещё-думающей" БВТ, сколько к большому количеству разумных организмов, прибывавших на планету в качестве астробайтеров. Отказаться от их приёма было не в пух по многим причинам, среди которых основной была та, что вообще это не зона, а такая же планета как и все остальные, и без особой надобности закрывать въезд - тупо; кроме того, люто душила Ж. Организации критично не хватало специалистов, и почти любой таковой приносил куда больше профита, чем занимал места.

В то же время, приток разношёрстной и чешуйчатой массы вызывал некоторые негативные тенденции, связанные с атавистическим тупаком среди эт-самых. Причём цокнуть о том, что имеется вслуху под этим определением, было крайне трудно, а уверенность в том что процесс наморду - имелась. Мрифлеки изучали материалы по Штаррадо и у себя дома, но для того чтобы основательно сунуться в кашу, требовалось услышать личными ушами - что собственно и было сделано. Здесь, следует прицокнуть, всё так и делалось - один пригласил знакомую мрифу, другой - кучу не менее знакомых грызей, и пошло-поехало...

Как это обычно и случается, машина с утилём одновременно была и с мусором. Возможно кому-то покажется что это одно и тоже, но только не белке, и уж тем более не Тирите, объезжавшей свой участок с плохо скрываемым удовольствием - а также грохотом контейнеров, какой ни с чем не спутаешь. Молодая пушистая грызунья обычной окраски и со светло-рыжей гривкой волос довольно резко контрастировала с автомобилем длиной двадцать пять метров, который выслушил внушительно даже рядом с автопоездами; вдобавок, как и всякий утильник, этот был металлически-ржавый. Поскольку металл не ржавел, приходилось наносить эту фигню влапную.

Распугивая практически все организмы на приличном расстоянии, тягач с полуприцепом неспеша подъезжал к очередной площадке с помойкой, возвышаясь над придорожными кустами и оглашая окрестности низким, пробирающим до пуха гулом двигателя, и останавливался на обочине. Как и практически у всех автомобилей на Штаррадо, на нём за ненадобностью отсутствовали фары - Тира лично скрутила их и убрала в загашник, на всякий случай. Не без труда взведя рычаг лапного тормоза в верхнее положение, белочка вспушалась, прицокивала и вылезала из машины. Под брюхо мусорного кузова прицеплялась электротележка, при помощи которой было немудрено вывезти контейнер с площадки к дороге, а там восьмикубовую коробку хватал подъёмник и опрокидывал в пресс. Оставалось только поднять, если что упало мимо.

Быстро сделав уцокнутые операции, Тирита переставала спешить и с предвкушением отправлялась осматривать утиль. Таковой, в виде любых предметов, ненужных хозяевам но годных ещё хоть на что-то, грызи испокон веку не помещали в баки твёрдых бытовых отходов, а клали рядом, чтобы кому нать взяли. Утильщики в основном и занимались тем, что сортировали эту дребузню - а она так и называлась по науке, "дребузня" - вслуху чего множество предметов шли не на переработку, а обратно в пользование. Если цокнуть откровенно, а так все и цокали, то в текущую эпоху сии операции были традиционными, а не нужными исходя из доходности; но, грызи обожали старые предметы и не собирались отказывать себе в удовольствии слышать таковые.

Чтобы не угваздать пушнину, во время этих операций Тирита залезала в сине-жёлтый комбез с надписью на спине "Наладка сетей вещания" - комбез тоже был из утиля, причём отнюдь не с этой планеты. Потирая лапки, белка подходила к площадке и начинала так цокнуть ритуал изъятия, каковой ей чрезвычайно нравился. При этом следует уцокнуть, что как правило помойки ставились к специальной кирпичной стене, которая без баков рядом выслушила как остатки древней крепости. А с баками соответственно - как остатки и баки рядом. Хотя грызи реже чем никогда выбрасывали туда органику, помойка стойко имела запах брожения, по каковому белка могла учуять её за много килошагов.

В Овраге не бывало настоящей зимы, так что зелень колосилась круглогодично, и помойки не были обделены оной - как правило кусты сирени, цветущие большими яркими соцветиями, просто нависали над бачками, а трава постоянно ломала по краям бетонированную площадку. Тирита обожала проверять окрестные пучки травы на предмет, не закатилось ли туда чего - и частенько закатывалось. Изъятую дребузню белка рассовывала в многочисленные ящики в кузове машины, специально для того предуслышанные, чтобы хоть как-то рассортировать.

Неслушая на то что поверхность Оврага выслушила как самая обычная местность, возле посёлка Обувь-Ремонтный любой сразу вспоминал, почём перья, когда над ушами проходил очередной "дырявый тапок" массой более миллиона тонн. В других местах тапков было не слыхать, так что и тряслось спокойнее - все операции грызи на производственных платформах в пространстве проводили дистанционно, так что ничего не услышишь кроме антенн и цоканья по клавиатуре; даром что здесь количество космических аппаратов на пушу населения превышало много, садились они строго в четыре порта. По крайней мере, Тира уже не слыхала собственными ушами, как в былинные времена первых поселенцев хлеб по посёлкам развозили на "фифах". Она слыхала только корв, поставленный на фундамент в центре посёлка в качестве развлечения для бельчат различного возраста вплоть до преклонного.

Кстати о, подумала белка - возле Шейно-Длинного, как точно известно, стоит вообще корабль крейсер-класса, используемый в качестве дамбы. Может быть, послушать собственными ушами? Конечно можно и проекцию отправить, но кто в здравом уме отправляет проекцию, когда можно не? Помойки - они в любом случае подождут, хоть день, хоть неделю - контейнеры наполнялись медленно, потому как грызи очень не любили выкидывать. А ещё домой бы, отсурковаться, решила грызунья, сонно глядя на наиболее яркие звёзды. Соль была в том, что без смены дня и ночи она могла и забыть, что пора эт-самое, и после точных измерений испытать шочок.

- Вот, выслушай, - цокнул Мар, показывая на стол.

На столе он ухитрился поставить стальной шарик так, чтобы тот не скатывался по гладкой столешнице. Джирба усмехнулась, предчувствуя вынос, и поджала лапки чтобы не задеть стол - беличьи помещения были для неё тесноваты, как и для всякого мрифлека. Из окна донёсся уже знакомый гул, и тут же шарик резво покатился к краю; грызь поймал его в лапу.

- Кло?

- Ммм... - почесала за ухом мрифа, - По опыту могу догадываться, что ты имеешь вслуху.

- Так скажи, - цокнул Мар, - Интересно, можешь или догадалась.

Мрифа прифыркнула и налила ещё цикория из огромного жестяного самовара, занимавшего весомую часть кухни.

- Думаю этими пассами ты хотел продемонстрировать, что несушка тяжёлая настолько, что изменяется вектор силы тяжести, - обдумав, сказала Джирба.

- В грушу, - без тени удивления подтвердил грызь.

- А зачем ты проводишь на мне такие опыты?

- Думалось, что ты могла подзакопаться, - прямо цокнул Марамак, - А здесь нужны мозги повышенной чистоты.

- Мозги, чистота... - задумчиво произнесла мрифа, - Слыхал, как этот самый Хорь собирается осуществлять контроль за астробайтерами?

- Сейчас услышу.

- Да. Короче, он пригласил сюда мыслящие грибы...

- Мыслящие - что??... Всмысле, кто?

- Грибы, - мотнула ухом Джирба, - Гриб навроде ваших мозговиков, только здоровенный и думает. Это симбионт, потому как грибница поселяется в организмах животных, и через нервную систему гриб их контролирует.

- Это паразит какой-то получается.

- Не, гриб умнее и поэтому способствует выживаемости своих удалённых лап. Кроме того если организм удаляется слишком далеко от мозга гриба, тот просто не сможет передавать ему команды. Да по сути это и не команды, а так, подсказки, что сделать.

- Пуха себе! - вспушился грызь, - А?

- А, я рассказывала эту историю потому что грибы часто применяют для того, для чего их и собирается применять Хорь - для контроля, - продолжила мрифа, - Каждый организм, прилетающий на планету, получит в себя споры гриба, а периодически грибной мозг будет эт-самое.

- Хех. А организмы будут осведомлены о?

- Частично, - хмыкнула Джирба, - Планетсовет требует увеличить пропускаемость, поэтому приходится идти на Х., тобишь на Хитрость. В договоре прописано, что мы будем осуществлять контроль такой-то глубины, но не написано как именно. Судя по тому что только один из тридцати спросил об этом, им это не особо интересно. Обнаружить грибницу без специальной аппаратуры невозможно, потому как никаких побочных симптомов у неё теперь нет, так что отрисовывается довольно годный сценарий.

- Кому как, - хмыкнул Мар, - Ты же представляешь, какой вой могут поднять некоторые, когда выяснится что у них внутри - грибница.

- Подумаешь, там внутри ещё другого всего по уши. А грибница ещё и противовирусная, и сообщит о воздействиях на мозговых частотах.

- Это ты про что?

- Про частоты. Всмысле если кто-нибудь, например розовый и с микрочипами в заднице, попробует установить телепатический контакт, - пояснила Джирба, отпивая цикория; беличья литровая кружка как раз сходила для неё за чашку.

- Чисто. Кстати про розовых с чипами, - цокнул Мар, - Мне тут цокали из отдела внутренней неопасности...

- Тебе цокали? - подняла бровь мрифа, - Ты-ж вроде с лифтами возился.

- Как возился так и отложу. А Шушен знает, что мы с тобой давнище знакомы, вот и.

- Буква ха, буква эм, - хмыкнула Джирба, - И в чем же с...

Она увидела солонку и поняла, что соль там и спрашивать об этом бессмысленно.

- ...всмысле, почём перья?

- А, интересно? - хихикнул грызь, - Тогда так. Воизбежание и воимя ка-вэ нашли таки каких-то райцев, которые согласны вести переговоры. Эти упыри хотят поглазеть на Штаррадо своими ушами.

Мрифа скривила мордочку и подёрнула сразу обоими ушными раковинами.

- Вся соль именно в том, что своими, - продолжил грызь, - Потому что через проекцию или через скаф доходит гораздо туже. А вся цель именно в том, чтобы дошло.

- До этой цели есть такая, чтобы эти организмы ничего не занесли сюда! - точно сказала мрифа, - И не вынесли, кстати. Учитывая их свойства - это весьма непросто сделать!

- Нутк! - цокнул Мар, - О чём и цоцо.

- Цоцо... Когда прилетают объекты Р?

- Пока возможно, что никогда. Нулевую часть операции проводит полностью космофлот ка-вэ, - пояснял Мар, - Они и потом не устранятся, если что. В соседней системе у них есть недостроенный планетоид, ещё не заселённый. Планируется устроить подставу с полной имитацией высадки в Овраг, для проверки на эт-самое.

- А если они чисто логически вычислят такой вариант?

Грызь подвинулся вбок, чтобы посмотреть на хвост мрифы и убедиться, что он не окрысячился.

- Для этого ка-вэ собираются повторять операцию много раз. Всмысле сказать "это была подстава", и опять сделать подставу. И так раз двадцать, для верности, - Мар захихикал, - А поскольку это смешно, то и разгадать трудно - у райчиков с чувством смеха полная беда.

- Ну, кажется годно придумали, - согласилась Джирба, подумавши минут пять.

- И собственно уже хотят наших ушей, - цокнул грызь, - Кто-то должен играть мобов в планетоиде при проведении эт-самого. Правда пока не уточняли, когда собираются начинать - но впринципях.

- Впринципях, ввиду наличия годной защиты, - потёрла когти мрифа, - Хоть сейчас.

- Прелестно! - на полном серьёзе цокнул Мар, - Можешь пока послушать кой-какие материалы, близкие к делу. Правда ерунда в том, что розовошкуры очень скурпулёзно относятся к своей истории и предоставили хронику на восемьсот с лишним гЫгов...

- Пха...

- Да. А сокращал эту байду до читабельного вида бортовой вычислитель "Планетарного", так что мог и накосячить...

Однако немедленно никто за материалы, даже сокращённые, не взялся, а два зверька пошли прогуляться по верхним этажам башни, потому как им было чем потрепать друг другу уши. Джирба с нескрываемой улыбкой радости рассказывала про Мрофию, где и так в общем никто не жаловался, а уж теперь и подавно. Внезапное появление на планете технических средств на много эпох вперёд прошло как нельзя глаже, и мрифа была в нулевых рядах тех, кто приложил к этому голову. Вместе с группой сотрапов она в том числе занималась составлением методического пособия на вышеуцокнутую тему.

- А Рвиш что поделывает? - осведомился Мар.

- Существует, - усмехнулась Джирба, - Он сказал что не хочет мешать нам выносить друг другу мозги. А так сейчас думается как раз с грибами работает. Одно дело сказать, и другое осуществить, там возни ого-го сколько.

- Выгони этого организма на волю, - цокнул грызь, - Здесь отличные леса и поля, чтоб мне не грызть!

- Это уж не сомневайся, - заверила мрифа.

Джирбе приходилось слегка пригибаться, чтобы не задеть плафоны на потолке; корридоры внутренних помещений башни были серыми и бетонными, потому как вдали от жилых мест их никто не обвешивал растениями, да и лампы светили еле-еле, причём зажигались от датчиков движения. По извилистой дорожке Мар провёл подружку от своего гнезда на балконе к серо-стальной широкой двери, рядом с коей в стене имелась кнопка вызова лифта.

- Вот это я где-то уже видала! - чётко вспомнила мрифа.

Кнопка была крупная, с закруглёнными краями и полупрозрачная, тёмно-зелёного цвета, загоравшаяся при срабатывании. Джирба провела по пластику лапкой, припоминая.

- В вашем же представительстве в Меллемоне, - заключила она, - Там хоть и один этаж, а лифт всё равно поставили. Правда, они там вёдра и швабры держат.

- Ну и память, - помотал головой Марамак, - Всё точно, это стандартная кнопка для лифта. Куда ни эт-самое, там эт-самое, пух в пух... Кстати вот и он, пшли.

Грызь отворил дверь, нажавши аллюминиевую ручку, и вошёл в лифт; мрифа последовала за ним и закрыла дверь за собой. Сидевшие по скамейкам грызи слегка вытаращили уши на мрифу, но быстро сообразили почём перья и вернулись к своим занятиям. Пол под ногами дрогнул и туловище слегка потяжелело, потому как ехали вверх. Джирба, хоть и бывала уже тут, огляделась и захихикала - небольшое помещение выслушило как столовка. Длинные столы, скамейки и земящики по стенам, откуда пёр виноград и хмель; в углу имелся буфет, в другом углу - лестница на нижний и верхний этажи лифта.

- Лупану-ка дряни, - цокнул грызь и щёлкнул кнопкой на кормовом автомате; тот выдал на поднос хлебную булку, напиханную салатом из всевозможных пищевых, как все надеялись, продуктов.

- Дрянь вкусная, - заметила Джирба, присоединившись вплане поедания.

- На то и.

- Кстати, этот идёт вверх, ты цокнул, - стала вгрызаться мрифа, - А если нам надо вниз?

- То мы идём к другой шахте. Они ездят по кругу, по одной вверх, по другой вниз.

Не нужно было быть семи шагов от уха до уха, чтобы представить себе шахту, уходящую на целые килошаги как вверх, так и вниз - да хотя бы потому что на полке стоял экранчик, показывающий это. Как и прочие зверьки, Мар и Джирба уселись на скамейку среди зарослей, хрумали "дрянь" и наблюдали, как грызи постепенно покидают лифт. Уши при этом слегка чувствовали перепад давления, и становилось ясно, зачем транспорт идёт так медленно.

- Впринципе можно конечно извратиться и использовать аппаратуру, которая подготовит туловище к смене давления, - цокал Мар, - Но всё равно это будет дольше, чем простая задержка подъёма и спуска. И главное, вообще.

- Вообще да. А как сюда электричество передаётся, с контактного рельса? - вцепилась Джирба.

- Да ни в пух. Столько килошагов держать под напряжением - напрягает. Тут изолированная труба, а внутри неё магнитотурбина. А на лифте ответная часть от, - показал на лапах грызь, - Так и кло.

- Ну да, проще простого, как я не догадалась, - потёрла мозг мрифа.

Спустя десять минут они вышли на верхний балкон башни, представлявший собой весьма обширную бетонированную площадь - здесь, на большой высоте, стоял мороз и ничего не росло, кроме сосулек и ледника. Тем не менее, с самого края этого искуственного утёса стояла избушка каких-то любителей поморозить уши - между штабелем стального швеллера и вытяжкой вентиляции она выслушила весьма интересно. При этом следует зацокнуть, что хотя пол балкона был строго горизонтален, выходящих накрывало сильным впечатлением, что это наклонная поверхность. Джирба схватилась за стенку и только через пару минут привыкла настолько, чтобы свободно ходить.

- Ну вот по этой шапке, - показывал Мар, - Иногда и лично от снега очищаю.

- Лапчонками?

- Пух-с, тут двадцать гекторов крыши. Грейдером.

Проветрившись на морозном свежачке и послушав на Овраг с большой высотищи, зверьки зашли и на перегонную ветку, где натурально громоздкий контейнер лифта двигался по направляющим не вертикально, а горизонтально, перебираясь в соседнюю шахту. Не то чтобы вид металлического ящика особенно внушал, но грызи привыкли всё выслушивать изнутри и досконально, а Джирба была давнище знакома с грызями и во многом нахваталась.

По возврашению к месту тряски и цоканья, а проще цокнуть домой, Марамак мордозрел Айну и Ратыша в довольно загруженном состоянии - грызи что-то живенько обсуждали, разбросав по столу листки бумаги. Глянув через плечо, Мар нипуха не понял.

- Что за событие случилось? - осведомился он, наливая чаище в кружку.

- О, это уж гусак не дай никому такое событие! - заверила Айна, - А что, ты не слышал?

- Не-а, - зевнул грызь, - Сразу уточню, бежать куда-то надо?

- Бежать не надо, - успокоил его сын, - БВТ остановилась.

- БВТ - что?

- Остановилась, - цокнула Айна, - То есть вообще. Предположения насчёт того что это может случиться, отцокивались с самого начала, но никто не знал когда это будет.

- То есть что, - почесал ушные раковины грызь, - Платформы отключились?

- Именно. Каскадное отключение практически всех блоков. И судя по всему, они ещё и встали на внутреннюю блокировку, - слегка вздохнула Айна.

Марамак повёл ушами, соображая. Конечно это было несколько не в пух, потому как БВТ, остатки бывшей военной машины крущеров, являлись сущим волшебным источником, производящим невозможное количество профита. Теперь эта волшебность оборачивалась другой стороной - никто не знал, как преодолеть случившееся затруднение.

- По крайней мере уже сделано допушища "Овечьих гор" - цокнул Ратыш, - Они ведь могут сами штамповать фреги?

- Могут, но всё равно ограниченное количество, - пояснила Айна, - Комплекс "ОГ" рассчитан на выпуск трёх тысяч изделий, после чего накапливающиеся ошибки и неисправности приведут к его выходу из строя. Тут всё изначально держалось на центральном комплексе, а теперь он того.

- Хм, - Мар покачался на стуле, мотая хвостом. - А есть ли шанс разобраться, почём перья? Йа имею вслуху в реально ослушимой перспективе.

- Над этим как раз и работаем сейчас, - цокнул Ратыш, - По всему НИИ придётся провести ослушивание идущих процессов, чтобы понять насколько именно они продвинулись. Но голову это подламывает в любом случае.

- Чем именно?

- Непонятками. Если на то чтобы заставить БВТ работать, потребуются десятки лет, проще сразу пустить её на слом...

- Не думаю, - заметила белка, - Слом не нужен, а даже недействующие платформы есть не просят. В конце концов есть какой-то шанс на преодоление кризиса вообще в обход прямого пути.

- Это навроде того как дать ногой по телеприёмнику, чтоб заработал?

- В запятую. Но в любом случае инвентаризация по НИИ покажет, как трясти дальше. Если вероятность запуска БВТ окажется низкой, расход ресурсов на эту тему будет резко урезан, - Айна чикнула резцами пучок лука, показывая насколько резко, - Ну а если нет, пока всё продолжится в том же русле.

- А как будут определять вероятность? - осведомился Мар.

- У нас есть общая логическая машина, - просвятила белка, - Которая для этих целей самое в пух, только подгружай данные.

Грызи некоторое время посидели, слушая чириканье птичек на окне и шелест ветра в обильной листве, примыкающей к норуплу; одновременно всем стало понятно, что пожалуй бросаться на тему с ходу никак не стоит. Вслуху этого Айна зевнула, почесала грызей за ушами и пошла суркануть, Ратыш вспомнил про рассаду и пошёл проверять, а Марамак подумал про стирку порток и собственно стал стирать портки. С одной стороны ничего страшного не произошло, а с другой всё же ощущалось беспокойство от того, что главная тема Штаррадо теперь оказалась в подвешенном состоянии. Могучие технические средства, которые теперь имелись в распоряжении планетсовета, появились исключительно благодаря этому бонусу, и само собой Жаба не давала покоя.

Правда, платформы БВТ и так работали быстрее, чем полученные изделия обрабатывались другими службами - если с "хрусталями" ещё успевали, то несушки типа ДТ стояли на консервации в количествах сотен штук. Их по-прежнему обрабатывали сначала на новых платформах в пространстве, а затем каждую на семи участках в Овраге, потому как так получалось быстрее. Лишние же изделия накопились вслуху того, что опять-таки боялись регулировать, не зная что из этого может выйти - как оказалось, правильно делали, теперь мощности производящие ОГи могут ещё пару лет работать на запасах и выдать на-гора изумительные результаты.

Марамак, полоща хлопчато-бумажное изделие в шайке с мылом, вспомнил о том, что практически в самом начале казалось проще простого привлечь к изучению БВТ райнтарских специалистов, которые всё равно тусовались на Штаррадо, потому как караулили райцев. Как оказалось, это не соответствовало песку: ка-вэ были по уши заняты расхлёбыванием райцевой каши, а те что отвлекались на Тупь, никаких прорывных результатов не достигли - да они и сами предупреждали, что не достигнут, потому как невозможно.

Неслушая на все эти события и мысли относительно них, возню никто не отменял. Стоило всего десять усуток положить хвост на лифтовое хозяйство, как грызю отзвонился один из тамошних и цокнул что того-то и того-то не хватает для. Поскольку Марамак чувствовал большой подъём хохолка, когда всего хватало, он практически немедленно приступил к операциям.

Как и всякое громоздкое промышленное, база лифтёров находилась на балконе промбашни, что означало практически ту же открытую местность, только на высоте в четыреста метров. Между несущими элементами самой башни были построены четыре прямоугольных дюралевых ящика в несколько этажей, открытые стенами во внутренний двор, а проезд туда перекрывался высокими металлическими воротами, чтоб не дуло - потому как дуть могло настолько сильно, что хоть не грызи. Шахта лифта располагалсь с другой стороны башни, так что грызь каждый раз проходил пешком почти пол-килошага вокруг, уставившись ушами на раскинувшуюся внизу панораму.

Ветер трепал ушные кисти, как и много лет назад, и грызь постоянно вспоминал своих согрызунов, жмурился и скрёб воздух когтями - этож такенные пушные зверьки! Собственно у него и нескольких часов не проходило, чтоб он не вспомнил кого-то их них, и давно уже совершенно привык к этому. Однако на более долго и основательно мозг грызя занимался как обычно всё той же шелухой - почём перья и как трясти.

Страшно цокнуть, но на базе не имелось ни единого лифта, потому как все они уже давнище были смонтированы и работали на своих местах - зато там имелось много чего другого, например залежи годного мохового линолеума для застилки кабин, рассада можжевельника для них же, кормовые автоматы и ещё по уши всего прочего. Чтобы хозяйствишко функционировало хрурно, следовало пораскинуть мозгами, а ещё чаще - потаскать предметы лапами. Когда Марамак подходил к базе, на небе резко сгустились сначала облака, а потом и тучи, и началась сильная метель - при этом ветер как был тёплый, так и остался, и огромные снежины таяли на лету, превращаясь в капли. Половив на нос воды, грызь встряхнулся и юркнул в железную дверь с официальной табличкой "вращать строго вокруг вертикальной оси!".

Во дворе стояли сумерки, контейнеры с грузом и здоровенная четырёхколёсная колымага эпилептического розово-сиреневого цвета, называемая "баржой" за похожесть на оное плавсредство. Сей экспонат тут был не просто, а сложно так - этот транспорт был изготовлен крущерами, по каким-то причинам попал к ка-вэ и долго валялся на складе, потому как предмет есть не просит, а затем был выдан грызям. Грызи с мясом выдрали все сиденья, кроме водительского, и в полученном пространстве возили стальные швеллера, трубы, кирпичи и прочую полезняшку. Точно также давно была убита система впрыска топлива, а вместо оной на двигателе стоял самодельный карбюратор, исправно заставлявший механизм двигаться.

- Эй, грызо! - цокнул со второго этажа Муфлень, - Тебя не было десять удней, ОЯгрызу!

- Подумаешь, - пожал плечами Мар, - Сейчас проверю пухню с эт-самым, а потом цокните, почём перья. И кстати да, все эти десять удней йа таки был, только не здесь.

- Большое хруродарствие за просвящение.

Как и почти всякому грызо, собственное хозяйствишко приводило Марамака в довольное состояние; свежему уху завалы из металла и ящиков казались просто свалкой, а грызь точно знал, что и зачем тут находится. Под потолком тускло светили настоящие лампочки накаливания - такие не очень просто достать, но оно того стоит.

- Ух-тыж кло! - искренне цокнул грызь, - Предметы! Вы что тут делаете, находитесь?! В рот мне хвост!...

Предметы на это дело, следует заметить к их чести, всегда реагировали адекватно. И что ещё можно было цокнуть со всей ответственностью, так это то что было их тут, предметов, хоть отбавляй.

Пока суть да много дел, ка-вэ не сидели сложа лапы. По линии препестората неопасности Штаррадо, к которому была приписана возня Джирбы, мрифе сообщили о том что можно собираться на операцию, а она уже соответственно сообщила остальным причастным мордам. В узкий круг оных вышли столько грызей и ровным счётом все мрифлеки, так что узость круга стала весьма иллюзорной... однако скрывать было не от кого, и на факт начхали. Собрание по поводу, следует зацокнуть, произошло возле речки Звёздной - здесь имелись широкие косы белого песка, нанесённые паводком, по которым можно было ходить и валяться, не приминая растительность за неимением там оной.

Речка текла недалеко от Бета-Корпящего, и теперь уже зарывалась в густой и довольно высокий лес из хвойников и не только - по берегам буйно колосились жубы, лаштаны, тыблони и прочие весьма плодовые деревья, из-за которых условной осенью вода в любой луже превращалась в бадягу. Поскольку осень была очень условная и никто её в уши не слыхивал, погрызть что-нибудь удавалось ровным счётом всегда.

Собственными лапчонками от железнодорожной станции дошли Джирба и её ближайшие хвосты - Рвиш и Жулек; впрочем для мрифов это было ещё проще, чем для грызей. Потаращиться собственными ушами на эт-самых пришли и айно-марамачьи бельчата, Тирита и Ратыш, и давно знакомые грызи в виде Речки, Хлутыша и так далее. Короче цокая, пуха собралось изрядно, так что немедленно оказался взварен чай, благо место для костра, выложенное кирпичами, тут имелось уже давнище как.

Если для крупных грызей встреча со своими старыми друзьями была глубоко в пух, то мелкие скорее таращили уши, потому как никогда ещё не встречали мрифлеков так близко - да и далеко, собственно, тоже не встречали. Поначалу их большой рост и довольно громкие взрыки казались пугающими, но счастливый хохот показывал, почём перья. Жулек, здоровенный зверище размером с отца своего Рвиша, с высунутым языком выковыривал из лесной подстилки грибы, какие ему показали бельчата - собственно грибы тут же оказались употреблены внутрь.

- Кстати о пернатых, - цокнул Марамак, глядючи на текущую воду шириной шагов десять, - Это же не совсем река.

- А что? - икнула Джирба.

- Строго цокая, протока между пристенными каналами. Вода перетекает из одного в другой, а не берётся из осадков, как в настоящей реке.

- Но это только в пух, - хихикнула Айна, болтая лапкой в прозрачной водичке.

- В пух, в подшёрсток, - хмыкнул Рвиш, - Можно ещё вон той органики?

- Грызи кормят это тело со времён еловых полётов, - показала на мрифлека Джирба, - Ладно, утки в сторону...

Утки с кряканьем отчалили на другой берег речки.

- ...Да. Операция обрисовывается достаточно просто, сначала нужно прослушать обшие данные об объектах. Для этого предполагается сыграть в мобов в течении нескольких актов одного спектакля, образно выражаясь. Планетоид достаточно крупный, двенадцать килошагов диаметром, так что должно прокатить.

- Двенадцать эт разве крупный! - цокнули практически все грызи хором.

- А там есть силос с крупой, - хмыкнула мрифа, - А? Выкрутилась?

- Да, но вроде как сразу будет слышно, почём перья, - цокнул Мар, когда все проржались.

- Это дело ка-вэ, - отмахнулся Рвиш, - Они обещали устроить всё пух в пух, чтобы ни-ни. Наше дело - держать уши открытыми и делать вид, что мы дома. Кстати, кто в составе?

- Кло! - опять-таки синхронно цокнули белки, в том числе мелкие, так что на них уставились и задумались.

Рвиш поглядел на грызей, припомнил всё что он знал про грызей, и поперхнулся.

- Вы что, вспушнели?

- Само собой, - кивнула Айна, взъерошивая пух, - Но не в этом дело. Просто грызо у нас довольно крупное и может само подумать, стоит или нет эт-самое.

- Ещё как стоит!! - квохтнул Шим, сглатывая слюни.

- Это астрораспухяйство! - заявил Рвиш.

- Пух-с, - ответствовал Хлутыш, - Именно в данном случае они там не только не помешают, но и помогут.

- Вы понимаете чем это чревато?

- Понимаем. Ничем, - хихикнула Айна, - Вслуху наличия самосохранения.

Мрифы были в апухе, даже Джирба поматывала головой, грызи же живо стали прочищать, что такое уцокнутое "самосохранение". Это было именно то, чем оно и называлось - разумный организм подвергался по-квантовому копированию, что обеспечивало абсолютную идентичность с оригиналом; копия погружалась в хроностан воизбежание, и задействовалась только в случае выхода из строя первого экземпляра. В случае же если с экземпляром всё в порядке, копия стиралась.

Само собой что это сильно подламывало голову, так как тысячелетние инстинкты особи не были рассчитаны на существование дублирующих организмов. Голове было весьма трудно понять, почём тут перья. Вслуху этого грызи чаще всего и не понимали, а просто принимали атрибуты процесса, как они есть - а тут понимать нечего, всё прописано в инструкции.

Отдел самосохранения находился на станции с витьеватым названием "им. 400го часового пояса", хотя все называли станцию просто часами, как всегда. Восьмикилометровая сферическая станция с длинными отростками стояла на орбите недалеко от планеты; поставили оную за энную мзду строители, только этим и занимавшиеся, так что работала она чётко... как часы. Собственно основное назначение как раз и завязывалось на времени - станция накрывалась хроногенератором, многократно ускорявшим течение времени внутри, так что пока снаружи проходил день, на станции - много дней. Сие было полезно для различных процессов, которые по другому не ускорить - в частности, в планетоидной зоне росли виноградники и выдерживалось вино из ягод. Чисто до кучи здесь же находились различные центральные службы Штаррадо, не требующие ежедневного доступа.

Вся толпа из хвостов разного цвета и степени пушистости вывалила с челнока и бросилась в уцокнутое ранее место. По пути у мелких также была возможность выслушать и ка-вэ, которых они раньше ни-ни: трёхглазые были похожи на самих себя, так что и особо сравнить не с чем. Они также использовали мощности станции, причём куда больше, чем сами грызи - достаточно послушать на целый батальон научников, который выгрузился из трамвая и чуть не колонной двинул в зону хроногенерации.

- Как говорят, - цокнул Хлутыш, - На планетах они ещё и в ногу ходят.

- У них так положено? - удивился Рвиш.

- Нет, просто колбасит от.

- А почему на планетах?

- Потому что если триста организмов пойдут в ногу на корабле, они легко могут пробить переборки.

Пока же трёхсот организмов не наблюдалось и всё шло по плану. В отделе грызи и мрифлеки просто заходили внутрь агрегата, щёлкала створка и загоралась лампочка, свидетельствующая об успешном сохранении. Марамак подвынес мозги расцокиванием о том, что во время копирования не происходит никакого сканирования, а основан он на нуль-реакции с превращением пространства в вещество и обратно - тобишь прибору весьма неинтересно, что именно копировать.

- Хехе, - усмехнулась Джирба, - А кое-кто любит, когда много одинаковых предметов...

- Вот поэтому эта штука одна и только здесь, а не в каждой башне, иначе погрызец!

После проведения уцокнутой операции разнохвостие погрузилось на фрег и выслушало много слов от трёхглазых, причастных к делу. В частности это были двое, Ыреш и Ылика, а остальным оставалось привыкнуть не ржать каждый раз от постоянного произнесения буквы "ы". Ка-вэ подробно пояснили, почём перья, посмотрели на мелких грызей и решили, что это вполне в пух.

- У них снесёт башню ещё сильнее! - потёрла лапы Ылика, жмуря третий глаз.

- У кого? - не вгрыз Хлутыш.

- У эр-цэ. Вы что думаете, у них смена поколений происходит естественным путём?

- Я смотрела, так по моему там вообще ничего естественным не происходит, - хмыкнула Джирба.

- Вот именно. Личинки райцев развиваются только в специальных инкубаторах, поэтому видеть молодые организмы для них будет странно.

- И что?

- И то, что это поможет сбить их с толку. Всё-таки мы готовим неоднократную подставу.

- Даа, подставочку...

На фреге расположились вольготно, потому как летел он порожняком, и в трюме оставалось полно места помимо всякой ерунды типа брезентовых тентов, поддонов и пустых контейнеров. Шим и Речка тут же побежали играть там в прятки, чем смотивировали остальных на тоже самое. Короче цокнуть, когда бельчата задались вопросом "когда полетим?", уже прилетели.

Зоной операции была назначена деревня Ларное, расположенная на невысоком холме - с двух сторон тянулись поля, а с других двух леса, что вызывало ухомотание. Правда, никакого горизонта тут не было, а земля уходила не вниз, а вверх, потому как местность находилась на внутренней поверхности сферического планетоида. Небо соответственно как таковое тоже отсутствовало - прямо над головой в дымке висела противоположная часть сферы с лесами и речками, вызывая чувство непонимания в голове. Свет при этом исходил ниоткуда - на самом деле фосфорецировала сама атмосфера, но этого не было заметно.

- Так что? - показал вверх Марамак, - Это куда больше похоже на ихние же тошниловки, чем на планету.

- Пусть будет похоже, меньше подозрений возникнет, - сказал Ыреш, - А оптику сейчас...

Ка-вэ щёлкнул по коммуникатору на лапе, и прямо на ушах видимое сверху изменилось на ярко-синее небо с огромными звёздами, заставляя даже задерживать дыхание - настолько натурально это выслушило.

- Тютель в тютель Штаррадо, - хмыкнул трёхглазый, - Как в планетарии.

- Ну-ну. Шим, Реч, небо как у нас?

- Неа, - цокнули бельчонки, - Похоже, но что-то явно не то.

- Опа, - кивнул Ыреш, - А что именно?

- Без разницы, - цокнула б-Речка, - Эр-цэ не смогут отличить, потому что никогда не слыхали небо в Овраге.

- Логичечно, - был вынужден согласиться ка-вэ, - Но если они к примеру воспользуются анализом астрономических данных, то тут гусак пера не подточит.

Ка-вэ пояснили основную задачу - окопаться в деревне и тупо существовать, как обычно, до эт-самого. Из живых организмов тут имелись пока только растения, а зверьков и даже птиц ещё не запускали, так что стояла весьма глубокая тишина, нарушаемая только шумом ветерка да плеском воды, слышимым издали. Вдоль песчаной дороги по холму стояли свежие срубы-избы под крышами из камышово-стружечного листа, а чуть подальше торчал и громоздкий комбайн, наклепавший постройки.

- Эу, - мотнули ухом все грызи разом, - Похоже на деревню, как орёл на разделочный стол.

- Не важно, - зевнула Ылика, - Опять тоже самое, они никогда не видели деревень.

- Как это может быть?! - поразилась м-Речка.

- Быть может всё, белушко, - погладил её по ушкам Хлутыш, - На то оно и "быть".

Что до оперативных действий, так предстояло усадить хвосты, набрать корма с полей и собственно его употребить по назначению - а росло тут уже много всего полезного для организма.

- Во, отлично! - потёр лапы Хлутыш, - Организуем Ларинский колзхоз!

- Напуха?

- А чтоб никто не догадался.

Вслуху этого стратегического плана была изыскана красная тряпица и вывешена на высокую жердь над одной из изб, где теперь был "сельсовет". Вокруг оного, благо все строения пустые и одинаковые, расселились грызи, мрифлеки и собственно трёхглазые, каковые тоже должны были играть роль самих себя. Сначала почти полных два удня все посвятили тому, чтобы именно окопаться на месте и не чувствовать себя в гостях - потому что это было необходимо для. В пустые бревенчатые коробки натащили наскоро сделанной из чего попало утвари - на скорую лапу сойдёт.

Шим и м-Речка услыхали что-то, торчащее из-за пролеска, и убежали послушать. Само собой никто их не держал, да и ворочать колоды в качестве стульев бельчата ещё не могли в полный рост. Как оказалось, торчит рубка грунтовой машины "ИО", каковая использовалась при обработке почвы в планетоиде, а теперь поставлена просто как примечательность.

- Могу дать на отрыв чьё-нибудь ухо, - сказала Джирба, - Что эти дурни обязательно спросят, почему тут эта штука.

- Вполне вероятно, - кивнул Рвиш, - И что?

- И что ты собираешься им ответить? - осведомилась мрифа.

- Что механизм, пока работал, почти сдох, вывозить его было лень, а так стоит и эт-самое, есть не просит. Если никому не мешает - значит помогает, вот.

- Никуда не годится. Ты вообще про У-словно разумные виды слыхал, или как? Заходить надо крайне издали, чтобы до них хоть что-нибудь дошло.

- Джи, ты вообще веришь в то что до них хотя бы теоретически может что-то дойти, кроме лучей?

- Я не верю, я знаю! А ну-ка пшол учить нематчасть, толстощёчие!...

Следует заметить, что нематериальную часть сели учить практически и все остальные, потому как хотели выбить из ситуации максимум профита - разве что бельчата ещё не могли полностью фокусироваться на возне и куда больше бегали по окрестностям. После того как ка-вэ поставили в свою избу лавки и стол, они занялись настройкой оборудования, поэтому небо периодически начинало рябить и показывать заставку информационного канала "Маяк".

Для грызей было весьма интересно и то, что пока некому подглядывать - трёхглазые "на ночь" потушили основное освещение, оставив сумерки как в лунную ночь. Из всех грызей только Шим и м-Речка не слыхали ещё настоящей ночи, потому как айно-марамачьи успели смотаться на Заводье, и не один раз. Хлутышу пришлось расцокивать им, почему именно на Штаррадо никогда не бывает темноты, и напоминать, как освещаются обычные планеты; в любом случае, бельчонки нашли это дело хрурненьким и бодро забились в заросли злаков, грызть зерно. Как пояснил с набитым ртом Шим, чтобы не тратить зря время, потому как грызть зерно можно и в полной темноте.

С чёрного неба вниз пырились россыпи звёзд, но в кустах пока никто не верещал, только ветер шевелил листву и хвою. В это время мрифы и даже трёхглазые дрыхли, а грызи тоже дрыхли - но когда под уши прямо во сне приходили интересные мысли, очередной зверёк просыпался и шёл их обдумывать, потому что это приносило большее довольство, чем очередное суркование. Трудно цокнуть, откуда пошла такая привычка всех кистеухих белок, но их просто орехами не корми а дай пройтись, как это называлось, по мысленной тропе: думалось лучше всего именно на ходу. При этом чаще всего пуши совершали эти маневры в одиночку, и только по полной готовности мыслей к отцокиванию могли поделиться с другими.

У Тириты были кисти на ушах и хвост, но белкой она была не поэтому; а она была, так что практически всю уночь проходила по дорогам вокруг деревни, поглазела на озеро и на "Ионную Овцу", но более всего раздумывала и ловила отсвет звёзд - хотя здесь они были не настоящие, но передавали точную картину с какого-то места галактики. В желтоватом улунном свете всё казалось совершенно другим, и грызунья могла бы прогулять так тонну времени - однако она то и дело проходила мимо своей избы, где угнездились согрызуны, и не зря. В тени стены Тирита еле расслушала прислонившуюся к бревенчатой стене Айну - та тоже думала себе тихо и не вопила. Айна подмигнула дочке и показала на тропинку в сторону родника, откуда таскали воду, так что две белки неспеша пошли туда, дабы не засорять звуковой эфир даже тихим цоканьем.

- Что, голове хорошо? - улыбнулась Айна.

- Ага, так что даже не суркуется, - зевнула Тирита, помахивая хвостищем.

- Тебя что-то подгрызает? - заметила Айна, - То что здесь ни грамма утильсырья?

- Данунапух! - хихикнула та, - Переживу. Нет, не то чтобы подгрызает, но хочется понимать.

- Например что?

- Ну как это цокнуть... Допустим, ты с Маром как познакомилась?

- Ты знаешь, как, - беззвучно покатилась со смеху Айна.

- А, ну да, - мотнула ухом Тирита, - Йа имела вслуху что? Если взять отдельную особь, у неё возникает цокнем так чувство симпатии к другой особи, допустим что другого пола...

- Это называется чем-то вроде "влюблённость", - улыбнулась Айна, - И?

- И, как может получиться что две особи будут именно взаимно связаны таким ммм... эт-самым?

- Прощё линялого пуха. Ты расслушивай процесс не отвлечённо, а во времени. Дело в том что средней особи обычно нравятся особи другого пола... - Айна опять зажала рот лапой, чтобы не захохотать, - И когда кто-то говорит тебе "мрр?", это вызывает годование и довольство. А там уж недалеко и до того, что ты цокнула... Хм. Кстати, ты это цокнула к чему-то?

Тирита некоторое время поизучала небо, известное уже наизусть, и повела ушами.

- Мне почему-то жутко понравился этот, ну... - белка лапами точно показала, который этот.

- Строительный комбайн??

- Да нет, мам. Жулек, мрифлек, - Тирита слегка вздохнула, - Такое милое животное, йа в апухе!

- Ну пожалуй, - цокнула Айна, подумавши, - Вообще редко где услышишь животное, которое совсем уж не пух, так что соглашусь.

- Ммм... Ну, цокнем так, тебе не кажется это странноватым?

- Главное как кажется тебе, - напомнила Айна, - На мрифлека облизываешься ты, а не йа.

- Поперёк не цокнешь, - кивнула Тирита, - Вот никак толком и не пойму, как мне кажется...

Айна показала на равнину вокруг, намекая на то что времени пораздумывать - хоть ушами жуй. Тира приквохтнула, вспушилась и кивнула. По небу продолжала медленно катиться большая жёлтая луна, которой не существовало.

К тому времени когда от подготовительной части операции перешли к рабочей, про операцию все уже полностью забыли - что собственно и требовалось. Из подземного, относительно поверхности, бункера-входа в планетоид охрана выгнала трёх райцев. Те выслушили весьма ортодоксально, то бишь пух в пух по энцоклопедическим данным - среднего роста бипедальные организмы, покрытые плотной сиренево-розовой шкурой, сразу напомнившей Марамаку крущерскую "баржу". Сначала это не бросалось в уши, но потом становилось ясно, что на них не только шкура, а ещё и одеяние почти того же цвета, так что не заметно. В остальном эр-цэ отличали длинные висящие уши и что-то навроде чёрных очков на морде, скрывающих глаза.

- Гм. Что-нибудь цокнуть, эт-самое? - задумался Мар, наблюдая как организмы приближаются к деревне.

- Хорошо бы, - кивнул ка-вэ.

- А что именно?

- Да что угодно. Но только не "куртушка капут, пуф-пуф".

Следует зацокнуть что самоназвания эр-цэ, воспроизведённые через переводчик, подвынесли мозги ещё раньше, так что местные решили временно организмы переименовать и называть их Донок, Доносок и Годяйка. Неслушая на извратную физиологию, изменённую кибернетикой и играми с кислотой, самка эр-цэ с трудом, но отличалась от самцов - так и запишем, подумали многие, и записали. Встречать засланцев вышли Рвиш, Ыреш и Марамак - чтобы эт-самое, то есть создать разнохвостие.

- Пуф-пуф, куртушка капут! - искренне поприветствовал грызь и слегка прикусил язык.

Как все отчётливо видели, райцы просто непроизвольно сделали движение по выхватыванию оружия из кобуры, но оружия у них естественно не имелось. Уныв по этому поводу, организмы произнесли фразы насчёт приветствия и осведомились, напуха они тут находятся. Рвиш, как компетентный специалист, создал ложь и сказал райцам, что они на Штаррадо. Учитывая включённую качественную проекцию неба и стен Оврага вдали, это звучало вполне убедительно.

- А вот это вот, - покрутил лапой в направлении деревни Донок, - Это что?

- Постройки, - подробно просвятил Рвиш, - Так называемая "деревня". Если точнее, жилые помещения. Для организмов.

- Познавательно, - буркнул раец, - Я не совсем про то. Я про то что целью нашей миссии на Штаррадо было исследование вашего общества.

- Можете начать не отходя от массы. А дальше этой деревни вас пока не пустят, потому как нужно пройти карантин.

- Вы оскорбляете нас этим скотским недоверием! - заявила Годяйка, оскаливая одновременно клыки и резцы.

Команда переглянулась ушами, а Рвиш откровенно зевнул.

- Ну да, - пожал плечами грызь.

- Что ну да? У вас это принято?

- У нас ничего не принято, - наподдал по мозгам Марамак, - Цокнем так, что если вы считаете что вас оскорбили, то для вас оно так и есть, а поскольку мы не считаем, то для нас по другому.

- Не досмерти, - шепнул вбок Рвиш.

Судя по тому что райцы поправили уши, похожие своей массивностью скорее на индюшачьи подбородки, понимать подобные материи для них действительно было трудно.

- Зайдём с другой стороны, - сказал Ыреш, и все повернули на тропинку, - Не, я не про это. Всмысле хотел осведомиться у организмов, а они пустили бы к себе на... кхм, точнее в планету кого ни попадя без мер предосторожности?

- Ха, ха, ха, - неумело изобразил раец, - Это исключено.

- Так какого шиша вас удивляют подобные меры со стороны других?

Райцы чуть не встали как вкопанные, и даже за тёмными стёклами очков было заметно, как округлились глаза. Правда никакого вразумительного ответа от них не последовало, но зато вопрос попал в головной мозг. Опять же непонятно, вызвало ли это реакцию всвязи с самоцентризмом в экстерминальной стадии, или потому что они просто об этом не задумывались. Первое было мимо пуха, а второе в пух - причём могло быть сразу и то, и другое. Произведя подобный разбор кудахтанья, Марамак решил что не стоит так грузить голову - со временем всё станет более понятно... наверное.

По крайней мере в начале эр-цэ получили по мозгам как следует, а именно просто от того, что они увидели в деревне. Бревенчатые избы и мягко цокая незамысловатый быт привели их в полное замешательство. Доносок битых пол-часа исследовал такой прибор, как лопата, пытаясь понять где у неё беспроводная связь и пусковая кнопка; остальные, следует заметить, терпеливо ржали. Райцы ещё довольно долго маялись этой дурью, осматривая избы и принимая вещи не за то, чем они являлись. "Жители" же не обращали на них больше внимания, чем требовалось, и занимались своими делами - таскали воду на коромыслах, пекли блины и варили крапивные щи.

Отвлекаться от этих дел ни разу не хотелось, но приходилось вслуху основной цели - благо, можно было разрушать мозг и одновременно что-то делать лапами. В частности ка-вэ, когда вели разъяснительные беседы с эр-цэ, заодно резались в карты, поэтому переговоры перемежались фразами про "семёрку звездей! На! Крою!" и тому подобным. Трёхглазым это не только не мешало, но и помогало, потому как они-то заведомо могли выполнять по пять различных операций, нисколько не сбиваясь, а никто больше не мог. Ыреш и Ылика довольно пространно грузили о жизни во Вселенной, постоянно завершая эти растечения примерами типа "пуф-пуф, куртушка капут". Райцы злились, но поделать ничего не могли, потому как куртушка и правда капут.

Грызи например долго ухахатывались над тем, что ка-вэ, когда согласились на экскурсию для райцев, предупредили их, чтобы все организмы были одного звания, то бишь без начальников и подчинённых. Это вылилось в то, что двое розовых считались главными по группе, а один самым главным. Эр-цэ вообще постоянно доносили-с начальству о каждом чохе, просто это было незаметно; поскольку для того чтобы осуществить это традиционным методом потребуется всё наличное время, коммуникации осуществлялись встроенными в организм устройствами. Причём, как компетентно знали теперь ка-вэ, это был не просто вшитый коммуникатор - большая часть информации уходила в эфир обмена ещё до того, как её осмыслял мозгом сам организм! Получалось нечто навроде общей нейросети, постоянно связывавшей особей через высокочастотные гравитационные импульсы. По данным выходило, что этот эффект впрочем без фанатизма, и райцы без труда переживают отключения от этой системы - по крайней мере ненадолго.

Марамак, закончив прополку очередной грядки и порядочно опушневший во время оного процесса, пошёл к трёхглазым осведомиться, почём перья; Ылика сидела в сенях, качалась на чурбаке и писала отчёт гусиным пером по бумаге. Естественно в нулевую очередь грызь сунул нос в банку и осведомился, откуда чернила; трёхглазая просвятила, что за околицей растут жубы с чернильными орешками на листьях, там и. Ну а гусиное перо у неё, само собой, просто всегда было при себе.

- Ладно, йа про что? - проржался грызь, - Как продвигается изучение фактора Д?

Под слововычитание "фактор Д" они зашифровали диверсионные намерения райцев или отсутствие таковых. Естественно что объекты изучали отнюдь не столько "деревенские" своими ушами, но большой штат сотрудников, вооружённых должной техникой.

- Пока нуль, - не без довольства ответила Ылика, - Сканируют постоянно по всем возможным и невозможным вариантам, и пока нуль... Пока. По крайней мере Ыр думает, что этому есть объяснение.

- Ъ?

- Да. Соль в том что организмы твёрдо убеждены, что сообщества навроде нашего не могут существовать впринципе.

- Всё ещё? - усмехнулся грызь, - А глаза?

- Легко, - улыбнулась ка-вэ, - Можно сказать, что наблюдаемая аномалия такая аномальная.

- И что из этого?

- Из этого, возвращаясь к фактору Д, есть версия что эр-цэ действуют по сценарию типа "я идиот убейте меня кто-нибудь"...

- Ну это йа заметил, - почесал когти грызь, - Куртушка пуф-пуф...

- Вплане того, что их речи должны ввергнуть нас в глубочайшее уныние, - продолжала Ылика, - Типа тех, что у нас нет священного института культа личности...

- Так и сказал? - хлопнул лапами Мар.

- Да, так и сказал: "священного". Соответсвенно после его рассказа об оном мы должны залиться горючими слезами и осознав, как неправильно жили, стройными рядами идти сдаваться... Хорош ржать, грызо!

- Прости, - отдышался грызь, приглаживая лапами уши, - Но это же вообще бред.

- А цивилизация, живущая в пещерах в ядре галактики, не бред? Короче так. Если подтвердится эта версия, программу выдержки организмов сокращаем до семи циклов, потом на Шэ.

- А толку, если всё так как ты говоришь?

- Марамак, - серъёзно сказала трёхглазая, глядючи на него всеми тремя глазами, - На вопрос "а толку?" не было ответа с самого начала. Толк чисто гипотетический и пока только нащупывается. Впрочем, есть одна мысля, связанная как раз с этой ихней нейросвязью.

- Какая?

- Не скажу, сам догадаешься, - хихикнула Ылика, - И да, если не трудно, отнеси вот это Рвишу.

Выйдя из избы, грызь отнёс бумажки мрифлеку и сел догадываться, подключив к процессу также Айну и Ратыша.

- Итак, подсказка: нейросвязь, - цокнул Мар, барабаня когтями по столу, - Что с неё?

- Возможность перехватывать и расшифровывать? - предположил Ратыш.

- Они и так это уже давно делают, но основной пользы от этого нисколько. Ммм... в мозге вертится, а никак...

- Кажется вгрызаю, - цокнула Айна, - Выслушай широко: эр-цэ объединены в общую сеть посредством этого артибута, так? При этом они неплохо уживаются с теми, кто внутри системы, и никак не воспринимают тех, кто вне.

- И?

- Для изменения этого уравнения, - спокойно вещала белка, - Следует сделать так, чтобы воспринимали.

- Что-то не вгрызаю, как, - почесал уши грызь, - Ведь больше ни у кого такой ерунды в организме нет, и в градиоэфир никто не сорит. А встраивать эту туфту в какой-либо ещё организм, даже полевую мышь, не в пух.

- Не обязательно встраивать. Нужно чтобы определённые нейроимпульсы от организмов имели положенную кодировку и передавались в эфир. А это можно устроить и другими способами, не трогая сами организмы.

- Точно можно? - усомнился Ратыш.

- Уге, - зевнула Айна, - Йа кое-что помню по этой теме, активное сканирование при проверке на границах секторов галактики происходит примерно таким образом. Учитывая специфику, у ка-вэ такого добра навалом, так что останется только передать сигналы.

- Думаешь, должно пройти? - задумался Мар.

- Если они не совсем спятили, то пройдёт, - уверенно цокнула белка.

- Замечательно, Айк. Кстати расскажу это трёхглазым, на случай если они имели вслуху что-то другое.

Однако как выяснилось впоследствии, трёхглазые имели вслуху именно это. Задача была кардинально облегчена наличием Гриба, имевшего централизованную связь с многими организмами на Штаррадо - теперь оставалось только снять сигналы с него, перекодировать и дать по мозгам райцам. Единственный принципиальный вопрос, который встал перед рабочей группой, заключался в том, уведомлять ли организмы о, или сделать втихоря. В ходе обсуждения главным аргументом стало то, что подобные эксперименты могут и повредить объектам, а следовательно делать это без оповещения не стоит. Эр-цэ отнеслись к известию весьма по овощному, даже толком не поинтересовавшись, зачем вообще это понадобилось, и согласились на авантюру с некоторыми мерами предосторожности. К тому времени их уже три раза прогоняли через корабль, сообщая о том что летят на настоящее Штаррадо, и выпускали обратно в планетоид, так что райцы сильно запутались и соображали ещё хуже, чем обычно. Собственно, это было скорее в пух, чем мимо оного.

Кто соображал хорошо, так это Жулек и Тирита, потому как этих зверьков зачастую можно было выслушать теперь рядом. Неслушая на значительную разницу так цокнуть в линейных размерах, они были недурны потискаться где-нибудь в местных зарослях; как и всякий мриф, этот был раза в полтора выше белки, зато мрифлячий хвост имел куда меньший объём, чем беличий. Собственно, не в объёме хвостов было дело.

- Дело не в объёме хвостов, - с умным видом цокнул Марамак, - Просто эт-самое.

- Эт-самое это что? - хмыкнула Джирба, - Сдаётся мне что кому-то просто нравятся крупные зверьки.

- Эт-самое это то, что им как-то попуху различия... в объёме хвостов, - пояснил грызь, - Как было попуху мне, например. А?

- Мне тоже было попущищу, - заверила мрифа.

- Ну вот. Вообще, нет никакой разницы между мрифлеком и белкой.

- Вот заява! - покатился со смеху Рвиш, сидевший за столом тут же, - А доказать?

- Легко. Разница - это то что получается когда одно минус другое, - Мар вытряхнул на стол спички и разложил в две кучки, - Вот одна кучка минус другая - три спички, это разница между кучками. Кло?

- К-кло... - неуверенно произнёс мриф.

- А как ты собираешься из мрифа вычитать белку?

- Килограммов сорок минимум получится, - хмыкнула Джирба, - Чистой разницы.

- А-а! - покачал пальцем грызь, - Отвод. Ни белка, ни мриф не есть набор химических элементов, составляющих организм. Йа сейчас цокаю для ваших ушей, но уши сами по себе не могут понять, о чём йа цокаю. Из ушей сигналы идут в мозг, но и он сам по себе ничего не понимает. Следовательно цокаю йа не для набора атомов, а для мрифов.

- Уй, - мотнул ухом Рвиш, - Как так, нет разницы?

- Йа тебе цокнул, как, - усмехнулся Мар.

- Ладно, это философичное растечение мало что даёт, - сказала Джирба, - Стоит порадоваться за наших детей, что они так сгрызлись.

- Да, давайте порадуемся грамм по сотне, - кивнул на бутыль настойки Рвиш.

- Думаю, если они совсем уж того, - повертела лапой мрифа, - Жул и на Штаррадо остался бы. Это знаешь мы из старого поколения, и без Мрофии никак.

- А он думаешь - как?

- Вот заодно и понаблюдаем, - спокойно ответила Джирба чётко в своём духе.

После рассчётных семи циклов выдержки операция перешла во второй фаз. Изрядно умученых однообразием и грузом по голове райцев погрузили в корабль в восьмой раз, только теперь он действительно вылетел с планетоида и отправился к планете. Как было зафиксировано приборами и ушами, эр-цэ ничего не заметили - видимо им натурально разрушили мозги. Через половину с-суток стандартный Ф26 - только не грызунячий "Кистеух", а ка-вэшный "Пядь" - вошёл в атмосферу Оврага и приземлился в чистом поле недалеко от посёлка Обувь-Ремонтный. Грызи с исренним восторгом услышали поле, малиновое от зацветших растений, и с высунутыми языками пробежались вокруг фрега, а некоторые и повалялись по травке, растрясти примятый пух. Когда восьмигранный аппарат с гулом ушёл вверх, райцы сообразили что это уже не то место, так что сбились в кучу и усиленно боялись.

- Хорош! - пихнул Донка в плечо Жулек, - Вы собираетесь слушать, зачем вы собственно и здесь, или что?

- Это... Это действительно Штаррадо? - ошарашенно водил головой раец.

- Вопрос просто на семёрочку! - фыркнул Ыреш, - Вам уже семь раз успешно соврали, и вы поверили. Так что считайте что да.

Видимо, нахождение на внешней стороне планеты, а не внутри, действительно как-то чувствовалось этими организмами, потому как они сильно встревожились. Пока суть да безделье, многие решили что хватит с них и сказали по домам - собственно это были все грызи и Жулек с ними до кучи, поглядывавший на белочку и облизывавшийся. У Рвиша и Джирбы тупак с райцами был за работу, так что им было не отвертеться, а Марамаку пришлось присоединяться, чтобы не оставлять компанию без грызя.

Организмов повели показывать башни Обувь-Ремонтного, каковые были с одной стороны жилые, а с другой рабочие, потому как выходили на площадку несушки; на башнях висели тонны оборудования, которое опускалось вниз и усиленно работало с объектом. Сейчас это тоже можно было наблюдать, как среди паутины тросов, протянувшихся от подъёмников к несушке, вспыхивали сварочные факелы и перемещались громадные части обшивки. При этом, за счёт глушителей, вся галиматья даже вблизи издавала только гул, не угрожающий оглушить. Само собой что райцев это не могло шокировать - но всё-таки слегка шокировало, когда они задали несколько вопросов по технологии. Всмысле, как можно пользоваться такой архаикой...

- Куртушка пуф-пуф и капут! - недипломатично напомнила Джирба, и дальнейшие вопросы по этому поводу отпали.

Вопросы возникли в связи с местной системой управления, и тут уже пришлось бить в мозг в полную силу. Марамак просвящал, что никакого правительства здесь нет и кстати никогда не было за полной ненадобностью. Единственное что реально было нужнО для функционирования системы, так это информационная сеть из логических машин - да и то её при желании можно заменить на пневмопочту, к примеру.

- Сеть, которую грызи например традиционно погоняют "грибница", - вещал грызь, - Обеспечивает учёт обоснованного и не очень мнения причастных морд, а это и есть то что называется "советская власть". Хозяйственное планирование по большей части автоматизировано, так что то что вы называете руководством есть просто операторы соответствующих машин, осуществляющие связь оных с остальным народом.

- О боги! - картинно возопила райчиха, воздевая лапы к бетонному потолку, - И эти олухи, которыми правят машины, обвиняют нас в излишней технократии!

- Да вы вообще-то хлеб несёте, - скучно заметил Ыреш, - Эти машины не сложнее, чем игра-симулятор города для детей, и никем править не могут впринципе.

- Ладно, - скривил морду Доносок, - А попробуйте-ка ответить, зачем вы вообще затеяли всю эту клоунаду? Ну, с канавой вокруг планеты, ковырянием БВТ, и тому подобное?

Раец слышимо потирал лапы, думая что поставит этим в тупик, но не рассчитывал на скорое разрушение своего мозга, которое не заставило себя ждать.

- Вопрос неконкретен, - завёл шарманку Марамак, - Что именно имеется вслуху? Можно цокнуть, какие цели ставила перед собой команда колонизации Штаррадо до - замечу, до! - того как собственно началась колонизация. Можно цокнуть о том, какие результаты были реально достигнуты во время процесса и по сей момент. Также можно и нужно разделить общие установки, которыми лаповодствуется коллектив, и личные предпочтения каждого конкретного организма... Так что из всего этого?

- Допустим, последнее, - хмыкнула Годяйка, потому как Доносок пока только дёргал глазом и икал.

- Потому что было в пух, - твёрдо ответил грызь, - А уж почему было в пух, это второй вопрос.

- Бесполезная трата времени, - вздохнул Рвиш.

Чтобы сделать трату времени менее бесполезной, полным ходом проходила подготовка к операции "Эхо"; как сообщила сотрапам Ылика, флотские специалисты подключили широкополосный канал от мозгового гриба и теперь настраивают трансляцию, чтобы всё было точно по плану.

- Транслятор будет смонтирован на фреге и накроет область примерно в килошаг диаметром. Для всех прочих организмов кратковременное воздействие будет однозначно незаметно.

- Думаю, надо будет чем-то отвлечь их, - заметила Джирба, - Чтобы сразу.

- Хорошая мысль, - кивнул Ыреш, - Чем можно занять дурней?

- Ну к примеру, сводить их в болота, - от балды предложил Мар.

- Что за болота?

- Большая площадь, покрытая жижей. Находятся в заливных долинах пристенных каналов, одна из самых больших луж - как раз возле Обувь-Ремонтного. Грызи туда обычно заезжают, чисто развеяться после работы.

- Там хорошо? - удивился Рвиш.

- Там? Отвратно! Туман постоянно, воняет, повсюду трясина, и ещё тварьки противные водятся... О! - цокнул грызь, - Можно заодно послушать, как удалить туфлей.

- Кого??

- Туф-лей. Зубаток бишь. Они вообще в болоте живут, но иногда вываливают в реки, а это вообще не в пух.

- А какого шиша вы завозили на планету то, что не в пух?

- Никто не завозил, сами завелись. Вероятно, какая-то редкая мутация организмов.

- Не смеши мой хвост, - фыркнул Рвиш.

- Мой хвост!! Вротмненоги!... - мриф круглыми глазами наблюдал, как его хвост треплют две иссине-черные твари размером с локоть каждая.

Если бы не защита, которая висела на всех не снимаясь во время всей операции, думается с хвостом можно было бы уже попрощаться.

- Так, хвост в сторону от тушки! - предупредила Джирба, примериваясь арматуриной.

- Да бей, ему-то ничего не будет, - цокнул Мар.

Мрифа приласкала организм по головной части, и он отвалился в чавкающую под лапами жижу. Тем же способом были сняты ещё несколько туфлей, вцепившихся в туловища. Команда, включая райцев, боязливо огляделась - стена белёсого тумана была непроницаема шагов за полсотни, и кроме болотных кочек, ничего не прослушивалось. Головой все понимали, что защиту не пробить и из пулемёта, но инстинктивный страх перед опасными животными никуда не девался. А животные были определённо опасны, потому как набрасывались и трепали острыми как бритва зубьями.

Доносок поднял тушку туфли и все ослушали оную - странное существо было мало похоже на что-то известное; по крайней мере, у него была пасть в пол-туловища, вытянутое обтекаемое тело с глубокой выемкой, и что-то вроде ноги в задней части - эта фигня видимо служила для передвижения. Где здесь голова, а где желудок - сразу определить представлялось невозможным.

- Ух ты, - крякнул Жулек, - Монопед!

- Редкость? - уточнила Тирита.

- В здешних местах - уникальность, - заверил мриф.

- Эту уникальность под корень изводить надо, - сказал раец, брезгливо отбросив туфлю.

Марамак в очередной раз показал локтями цыплёнка, намекая на куртушку, которая капут - впрочем, до райца даже близко не дошло, на что намекал грызь. А намекал грызь на то, что сами райцы - уникальность куда более неудобная, чем кусачие тварьки в болоте, однако же их до сих пор терпят. Транспортёр, на котором экспедиция заехала в болото, едва просвечивал прожектором сквозь пелену тумана, а отошли от силы шагов на двести. Основной целью конечно было "вообще", но в частности грызей действительно интересовали туфли. Во время половодий, какие в Овраге случаются совершенно регулярно, этих организмов может вынести из болота в реки и пруды, что совершенно мимо пуха, а никаких данных о численности и тому подобном пока нету, потому как лапы не дошли.

- Невольно возникает вопрос, - раздумывал Рвиш, чавкая по жиже сапогами, - Что-то тут больше никого не наблюдается, кроме этих туфлей? Всмысле, чем они кормятся?

- Это тоже пока не совсем известно, - цокнул Марамак, - Песок ведь в том, что у нас натурально вся биосфера завезённая, разнообразие видов скудное, так что по этой части никто не занимался вопросом глубоко. Йа предполагаю, что питаются они всякими залетающими в болото остатками органики.

- Типа вас? - съязвила райчиха.

- Нет, типа куртушек, - невозмутимо ответил грызь.

Как раз в это время между ушей щёлкнуло, и Марамак схватил мысль для подробнейшего издумывания.

- Мне кажется, ты что-то сильно подумал? - цокнула дочка, знавшая грызя непонаслышке.

- Угу, Ти. Дело в том, что в каналы вполне могут попадать остатки органики от технологических процессов на платформах. Сам цокнул и сам удивился.

- С платформ? - недоверчиво прихрюкнула мрифа, - Где мы и где платформы. И почему тогда только в каналы?

- Потому что туда замыкаются линии магнитного поля над Оврагом, - развивал мысль грызь, - Скорее всего с платформ дымит не органикой, а таковой она становится в межпланетном пространстве, под воздействием всяких лучей. Ну и уцокнутым способом валится прямо сюд.

Глядя собственными ушами на туманное марево, нетрудно было в это поверить. Жулек без энтузиазма оторвал от лапы ещё одну туфлю и закинул подальше в трясину, чтоб не мешалась.

- Ну допустим, как версию с потолка, - согласилась Джирба, - И что ты предлагаешь всвязи с?

- То же что и без, - подал плечами Мар, - Собрать образцы грунта и воды для детальных эт-самое.

Трясущие вздохнули и поплелись дальше собирать образцы, растянувшись цепочкой; дело это было весьма муторное, так что даже периодические потуги туфлей начали тешить, а не раздражать.

- Вот тебе и Обувь-Ремонтный! - сказал Жулек, - Бац, и появились туфли. Хорошо ещё что не валенки.

- С нас и туфлей пока хватит выше ушей, - пробурчал Рвиш.

- Внимание, группа семь, - проклюнулся в коммуникаторах Ыреш, - Передатчик на позиции. Подготовка к тестовому запуску - две минуты. Определите чистоту перьев.

- Чистота перьев сто процентов! - отрапортовала Джирба, оглядевшись и убедившись в этом, - Жмите!

Где-то в туманной высоте на фреге заработал передатчик, и само собой что никто не ощутил ровным счётом ничего - а уж сразу не подействовало и на эр-цэ, которые продолжали как ни в чём ни бывало усиленно унывать. Тем не менее через несколько минут стало ясно, что им как-то не по себе - райцы прижимали жирные уши, вращали глазами и усиленно пыхтели носами, что свидетельствовало... о чём-то, оставалось только понять о чём.

- Пока всё в норме, - передавал ка-вэ, - Продолжаем воздействие, если что - кричите.

- Да мы и так будем кричать, - хихикнул Мар, - Ладно, чисто.

Казалось, райцы успокоились и выслушили как и прежде; спрашивать их непосредственно не стали вслуху определённых соображений, придуманных ранее, а только наблюдали со стороны. Группа прошла килошагов пять вдоль болота, по кое-как проходимым местам, и собрала приличное количество образцов; поскольку организмы устали, решили вернуться в посёлок, пожрать и вероятно, подремать. Разнохвостие забилось в узкие двери гусеничного транспортёра, как кроты в норы - после болота даже внутренность машины казалась хорошим местом. Марамак с улыбкой заметил, как бережно Жулек подсаживает на высокий порог белочку, и подумал что мысль насчёт тяги к крупным зверькам имеет основания.

Зверьки всех размеров достаточно натопались по жиже, так что сидели и пялились в грязные стёкла транспортёра, в то время как здоровенная колымага с чавканьем ползла по мелко затопленному полю. Мысли грызя то и дело прыгали между текущей операцией, песком с БВТ, туфлями... Оторвал от этого только жутковатый вой, вырвавшийся из пастей райцев - а поскольку оные сидели сдесь же, уши подзаложило. Грызь с немалым испугом отметил, что эр-цэ беспорядочно махают лапами и орут - не то чтобы что-то конкретное, а просто орут. Рвиш остановил машину, а Джирба, перекрикивая тупиц, сообщила чтобы отключили на всякий случай передатчик. Судя по тому что клиенты тут же успокоились, дело было именно в нём.

- Лажа... - тупо повторяли райцы с выпученными глазами, - Лажа!...

- Что с ними? - хмыкнул Рвиш, - Вроде что-то вывело их из равновесьица?

- Что вывело, вполне ясно, - сказала Джирба, - Непонятно, почему так резко.

К этому времени какой-то из райцев - то ли Доносок, то ли Донок, никто их так и не научился отличать - отошёл от припадка, выбрался из машины, свалившись в грязь, и бросился назад по колее, оставленной в слое грязи поверх камня. Мрифлеки без труда догнали его, но он и не собирался убегать, а уставился куда-то под ноги. Подойдя поближе, Марамак расслушал в мутной воде раздавленную гусеницей туфлю и интуитивно понял, в чём соль.

- Эт... Эт... - тыкал пальцем в бывший организм раец.

- Эт раздавленная тушка, - наставительно просвятила Джирба, - И видимо до вас как следует дошло, как именно её раздавило.

- Вы... Вы убили туфлю!! - заорал эр-цэ и бросился на мрифов.

Естественно, толку от этого не было бы даже без защиты, потому как Джирба могла двоих райцев поднять за шкирки. По крайней мере защита помогла быстрее утихомирить буйного, упаковать его в машину и продолжить движение. Райчиха начала ныть, чтобы ехали осторожнее и не раздавили кого-нибудь ещё...

- О, суслики и щенки вместе! - цокнул Мар, - Она сказала "кого", йа не ослышался?

- Нну да, - усмехнулась мрифа, - А раньше почему-то они все были "что".

- Вы не понимаете!! - с пеной у рта вскричал раец, - Туфли живые существа!

Мрифы и грызи заржали, дебошир полез драться и получил от Жулека в лоб, так что больше не возникал. Следует заметить, что энтузиазьм всех, кроме райцев, резко повысился от произошедшего события, потому как отрисовывались определённые перспективы и, не вслух будет цокнуто, толк от всей возни, в существование которого мало кто верил. - Мне кажется, клиенты начинают готовиться, - заметил Рвиш, давя рычаги управления, - А?

- Скорее да чем нет, - цокнул Мар, - Хотя не стоит возлагать излишние надежды на, но факта наморду.

- Сейчас пока наморду только та факта, что они не совсем в себе, - резонно заметила мрифа, - Так что предлагаю не возить их в посёлок, ерунда получится.

- Хорошо, давай на участок "Д", к речке, - согласился грызь.

Следует зацокнуть, что свой Лес всегда ближе к хвосту - если он по-настоящему свой, конечно. Это в полной мере ощутили на своих ушах Хлутыш, Шим и две Речки, когда вернулись из похода на планетоид. Казалось бы, всё та же трава - но, как неоднократно замечалось, это автомобили все одинаковые, а двух одинаковых колосьев ржи не бывает, по крайней мере на практике. Бельчонки уже ощущали чувство Родины, хотя и не могли точно цокнуть. Зато крупные могли и цокнуть, и главное сделать. Когда грызи выходили из транспорта под сияющее синее звёздное небо, распахнутое в бесконечность как минимум на две стороны, мало кто мог сдержать волнение пуха.

Ну и конечно, белки квохтали, как куры, когда ослушивали ближайшие окрестности своего гнезда после некоторого отсутствия - не то чтобы, а в прямом смысле цока. При этом грызи никогда не забывали заливать растения избытком водицы, если уходили надолго, так что видоизменённые побеги ака листья чувствовали себя бодрячком. Бельчонки незамедлительно набрали по ближайшим зарослям орехов и теперь с улыбками до ушей сидели у крыльца, а вокруг стоял непрекращающийся хруст шелухи.

- Ну как, малогрызо, - цокнула б-Речка, - Как вам участие во внешнеполитической операции?

- Интересно, но голову напрягает, - подумавши, цокнул Шим, - Что-то мне больше не хочется мозолить уши всяким розовым упырям.

- Да, тоже самое хотела цокнуть! - подтвердила его сестра, мотнув ушными кистями, - Это развлечение на любителя, а йа ни разу не.

- Лучше уж помочь запустить БВТ, - философично растёкся мыслью Шим, - Потому как хрустали в пух, а овцы и жуки ещё больше туда.

- Но это мегатонны груза! - честно предуцокнула б-Речка.

- Зато эти мегатонны размазаны по времени, - заметил Хлутыш, - И оттого удельная нагрузка на мозг приемлемая.

Грызи подняли носы, уставив уши на звёзды - все отлично знали, что где-то там, в космическом пространстве простёрлась на десятки килошагов огромная машина, которую можно было заставить работать на Мир. А раз можно, так и буквально стоит подразбиться в лепёшечку. Причём свойство грызей всегда было таким, что опушневали они недолго, а услышав путь, кажущийся правильным, немедленно брались за.

- Пойду прочту про геометрию подкладной свиньи, - цокнул Шим, - А то уже три раза, а так и не дошло.

- Ты знаешь, когда это вообще изучают? - подначила б-Речка.

- Какая разница? - пожал плечами малогрызь.

- Таки самое в пух, - цокнул Хлутыш, - Как дойдёт, цокнешь в чём там соль?

Хлутыш натурально подзабыл это, потому как теорема о подкладной свинье являлась скорее разминкой для мозгов, нежели прикладным инструментом, так что обычно грызи её не вспоминали. Вслуху наличия бельчонков в норупле постоянную прописку получили учебники, отпечатанные по натуральной бумаге. Никак нельзя цокнуть, что "учащимися" были только бельчата, потому как одиннадцать из десяти грызей то и дело чему-нибудь да учились, но крупные уже ленились распечатывать книги целиком и копались в компе, а для мелочи важно было подержать эт-самое в собственных лапах и почеркать карандашом по полям страниц.

Хлутыш и Речка, которая крупная, в частности возились и с печатным цехом, который чуть более чем полностью выпускал учебники и детские книги - просто потому что всё остальное не было смысла печатать, а уж если надо инструкцию - в любой конторе есть печатель. Можно было и припомнить, что сначала книги на Штаррадо делали трое грызей, вооружённые батареей обычных бытовых аппаратов - то есть они печатали раз тысячу сначала одну сторону страницы, потом другую, и так далее, а в конце влапную сшивали изделие и вклеивали в обложку. У грызей дома хранилась одна такая - инструкция к какой-то проге, напечатанная только с одной стороны листов; другая сторона была уделана рисунками и записями мыслей всех четверых. То и дело сей документ изымался для просмотра воимя эт-самого.

В то время как бельчата подгрызали соль, а крупногрызи возились с текучкой, общие события не сидели на местах. Пока кое-кто рушил мозги райцам, была проведена-таки инвентаризация работ в НИИ БВТ, данные подгружены в универсальную логическую машину и проанализированы. Сухие подсчёты, проведённые программой, показали степень готовности к запуску БВТ на уровне 12,57%. С одной стороны хвоста это могло разочаровать, однако если расслушивать процесс во времени, то получалось что эти проценты достигнуты за последние пять ст-лет, когда собственно начала активно функционировать структура НИИ. Рассчёт ускорения процесса показывал, что за следующие пять лет уровень поднимется на 30-35%, если держать те же темпы, а через десять лет можно уверенно цокать о выходе на намеченный рубеж.

Всвязи с этими результатами был проведён внеочередной планетарный Совет Трясущих и Препесторствующих ( СТП ), на котором присутствовали буквально все грызи из населения Штаррадо, и не только грызи. У ка-вэ была своя контора и своё самоуправление, так что с ними согласовывали отдельно. В кустах возле норупла надрывался толовей, задувал несильный свежачок с морозным оттенком, а хвосты сидели возле экранов и перетирали, почём перья. Это было чрезвычайно специфическое время, когда на всей планете не встретишь ни единого грызя на тропинке или машины на дороге, а кроме того для осуществления бесперебойной трансляции грибница отлючалась от всех прочих функций на время проведения СТП.

В данном случае всё было достаточно чисто с самого начала: присутствовавшие грызи сами прилетели сюда в основном ради "волшебного источника", так что вопросов о том, стоит ли упираться, не возникало. Было внесено резонное предложение не писать в хозплан рассчёты компьютера, а приплюсовать к ним пару-тройку лет запаса, дабы не впадать в фанатизм. За фанатизм люто выступили только представители покупателей хрусталя, но их не послушали и постановили растянуть десятилетний план на четырнадцать лет. Это объясняли тем, "чтобы всё пух в пух, а если раньше выполнится - нипуха страшного". Следует уцокнуть, что грызи вообще зачастую прибегали к такой процедуре, чтобы исключить порку горячки, а в итоге получалось всё равно быстрее, чем по рассчётному плану.

Принятие подобных решений с собственным участием всегда вызывало уютное чувство того, что есть чем заняться в ближайшие столько-то лет; каждейший грызь представлял своё место в общей возне и раздумывал над тем, как стоит трясти - и стоит ли вообще. А как показывает практика, часто осмысленно несделанное куда полезнее, чем неосмысленно сделанное.

- Ну что же, - цокнул Хлутыш, потирая уши после того как СТП был закруглён, - Крутанёмся?

- Ммм... да, - кивнула б-Речка, - И предлагаю в нулевых таки убрать орлиное гнездо с серверной стойки.

- Какое гнездо?? - икнул Шим.

- Орлиное. Там серваки в открытом помещении на башне, туда птицо залетело и кло, кло, - показал лапами Хлутыш, - Видимо потому что тепло от. Хотите, пойдёмте вместе слухнём.

- Хотим, - цокнула м-Речка, - Это-ж что понадобится, сетку какую-нибудь натянуть, чтобы не летали?

Грызи довольно прищурились, цокнули и помотали ушами, предвкушая натягивание сетки.

В то время как подавляющее большинство мозгов на планете было развёрнуто в сторону принятого Плана - при этом "план" написано гусиным пером по пергаменту, шрифтом с завитушками - так вот, в это самое время препесторат неопасности также практически в полном составе радовался подвижкам в операции. Теперь уже никто не вспоминал, кто именно придумал транслировать градиоимпульсы, потому как это было совершенно неважно - важно, что сработало. Сие весьма грубое техногенное воздействие заставило райцев по-другому взглянуть на жизнь во Вселенной; это едва не стоило им умишка, но едва не считается. К тому же эр-цэ имели кучу защитных прошивок в организме, и основательно снести им крышу было крайне сложно.

Подопытные образцы в количестве трёх штук были отосланы восвояси, а ка-вэ принялись основательно готовить техническую базу для расширения опытов; для этого им нужен был мозговой гриб и ретрансляторы. Предполагалось передать эти средства райцам, чтобы они сами в процессе изучения постигли соль... или, как заметил Рвиш, на худой конец свернули бы себе шею.

Мрифлеки в составе уцокнутого хвоста и Джирбы завозились на возвращение домой, потому как у них тоже был свой Лес, а осуществлять планомерную и в основном теоретическую работу можно и оттуда. В состоянии подвешенной между двумя деревьями груши оказался Жулек, потому как его сильно тянуло на Мрофию, и не менее сильно к Тирите. Весьма интересно выслушило, когда грызунья тёрлась ушами о бока мрифлека и быстро бегала вокруг него, как вокруг дерева, потому как размеры позволяли. После не особо долгих колебаний серый решил что Мрофия никуда не денется, в отличие от, так что пошёл в контору планетсовета выписать регистрацию.

Когда мрифлека спрашивали - чисто из любопытства - чем он собирается заняться, то он говорил известное слово на букву "т", тобишь "трясти". Поперёк этого всегда было трудно цокнуть. Если же брать более конкретно, Жулек ранее тренировался на космонавта-моториста, а таковых могли и оторвать с ушами. Стоило ему только заикнуться про гравитационно-энергетические машины, как соответствующие грызи моментально придали хохолкам поднятый вид и цокнули, что это в пух. В частности требовались шарящие организмы для техобслуживания одной из трёх штаррадских Ёлок, которая была буквально самая основная - "Фортификаторъ", которая ни разу не соответствовала названию, возила сырьё к платформам БВТ из соседних звёздных систем; вслуху снижения потока плана на некоторое количество лет как раз отрисовывалась возможность привести матчасть в полнейшую годность. Короче цокнуть, на планете было чем заняться, и Ёлки тут были не особенно причём.

Районы Бета-Корпящего и Обувь-Ремонтного периодически крыло подтапливанием при повышении уровня воды в каналах, как и все остальные места в Овраге; периоды при этом колебались от двух до пяти условных месяцев. Когда наступала очередь половодья, вода появлялась сначала по низинам, а потом и вообще везде, поднимаясь где-то на шаг. В такие времена множество грызей, да и прочих зверьков, выбирались из окрестных лесов на башни, чтобы не мочить хвосты, благо места там в любом случае хватит. В течении нескольких удней с высоты строений можно было выслушивать настоящее озеро, сверкающее под ярко-синим небом и окружающее большие лесные массивы; над зеркалом воды торчали только деревья, напоминая укроп в кастрюле, постройки и холмы, каких водилось не особенно много вслуху общей разровнянности рельефа дна Оврага.

- Ич! - цокнул Марамак, и отпустил камешек с высоты пятьсот метров.

Щебёнка просвистела мимо всей стены башни и булькнула в воду, но этого конечно не удалось разглядеть.

- Откуда взял? - усмехнулась Айна, облокотившаяся на перила балкона рядом.

- Тык специально принёс, - пожал плечами грызь, - Большие чревато кидать, а такой не разгоняется в любом случае. У меня и ещё есть...

Белки некоторое время посвятили мелкому хулиганству, стоя у края, кидая камешки и повиливая хвостами, которые постоянно перехлёстывались, как две пуховые подушки. Ну и помимо ощущения тёплой тушки рядом, послухивали на половодье, еле различимые в дымке скальные стены и далёкие башни, торчащие из-за горизонта как гигантские колосья. Хотя на небе торчала только небольшая облачность, оттуда всё ещё погромыхивало - грызи не замечали по привычке, так что им требовалось прислушиваться. Далеко внизу, по нитке подвешенной на опорах магистали, бесшумно пролетел поезд, а рядом тащились коробочки автомобилей.

Глядючи ушами на ставший уже родным мирок, грызь довольно щурился и прицокивал. Пока продолжается подтопление, никто совсем уж не будет лезть из шкуры, а следовательно предстоят несколько дней занятий делами поважнее, чем производство. Продолжая эту мысль, Марамак развернул головную часть организма на согрызунью, в очередной раз прийдя в плохо скрываемый восторг от её пушистой мордочки, и в больших серо-голубых глазах услышал отражение сверкающего звёздного неба.


Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"