Квотчер Марамак: другие произведения.

Белая Ель

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отчёт в свободной форме о деятельности отдельно взятого беличьего универсального корабля - Ёлки. Защита Родины, большие бабахи, плюс неимоверная Жадность. Некоторые картинки: http://mir-belok.ucoz.ru/forum/12-50-987-16-1485159126

Нулевое корыто - Хвосты средь хвои

Скупыш запустил лапы в холодную речную воду, погрузив их по самый локоть, и ощутил, как намокает шерсть и толкутся вокруг мелкие куски трухлявого дерева, попавшие в водоём... Шерсть однако намокала как-то странно, да и мусора было больше, чем самой воды, так что грызь проснулся. Открывши яблоки, он обнаружил у себя на коленках то самое, что показалосиха ему водой с мусором: это была жёлто-зелёная полупрозрачная капля объёмом литров десять, но явно легче воды, в обрамлении кучи отростков различного цвета и калибра. Кроме того, у амёбы были три длинных жгута с тёмными утолщениями и шариками на концах, которыми она шарила по шерсти грызя.

- Выкрашенный хвост! - фыркнул Скуп, - Кто опять аквариум не закрыл?

Не дожидаясь ответов, он сгрёб амёбу - это не так просто сделать, когда она вытекает из лап - и отнёс к стоящему у стены аквариуму, в компанию к трём другим.

- ПООО... - затянули хором существа, и как обычно добавили, - Пиннннь!

- А, Скуп, выпардониваюсь, - цокнула подошедшая грызуниха, - Йа не закрыла.

- Это да, - заметил Хем, отрываясь от чтения распечаток, - А оно вот так внутрь организма не влезет?

- Тык, это и надо проверить, - хмыкнул Скуп.

Тут он попал в запятую: эти искусственные образования, даже не организмы, задумывались как универсальная утиль-органика... Проще цокая, это значило, что "По" должны были заменить естественные организмы в тех местах, где их использовали утилитарно - потому как это мимо пуха. Скажем, если какая-либо малоразвитая цивилизация занималась скотоводством, можно было подсунуть им "По" вместо коров, кур, свиней, крокодилов, креветок и рыбы - всё равно амёбы были проще в использовании и несравнимо продуктивнее. Для того же, чтобы убедиться в безопасности По, вместе с их Пинь, грызи тестировали эту ерунду в огромном масштабе.

Скупыш потаращился на экран терминала счётной машины, который показывал забортную картину, и не обнаружил там ничего нового. Стандартный транспортный фрег Ф26 покрывал расстояние от Колонтопа до соседней звёздной системы менее чем за с-сутки, и это время подходило к завершению. Грызь вспушился, окинул ухом довольно тесное помещение: Тектриса, та самая грызуниха, что забывала закрывать По в аквариуме, рылась в бумагах и нарезала старые газеты, а Хем уткнулся ушами в экран. Скуп последовал его примеру и окинул ухом уже не помещение, а всю обстановку вокруг корабля, насколько её передавал тактик-экран, программа визуализации. Со значительного расстояния сенсоры фрега мало что видели - только саму звезду, маленькую и тусклую, и диск вещества вокруг. Собственно, этому звёздному окурку осталосиха недолго, лет сто, а затем вполне вероятно, что его разнесут на водород и гелий, Жадности ради.

Однако даже столь скупая картина вызывала у Скупа повышенное довольство, потому как он нулевой раз летел на эт-самое. Всмысле, в более-менее дальний поход. До этого грызь летал только на симуляторе, однако в современных условиях это почти не отличалосиха от реальности, так что, не покидая родной планеты, грызь получил изрядный опыт по своей специальности - "разведка и контроль за пространством, кло". За это дело он получил, и в частности - назначение на Ёлку "Зимний Вой", каковая копалась в ресурсах в соседней системе. Корабль имел небоевую конфигурацию, однако согласно давно выработанным уставам, однопухственно имел службы боевого обеспечния - и разведку в нулевую очередь.

- Если у вас есть уши! - вспомнилась Скупу лекция какого-то ветерана, - То вы уже можете как минимум слинять от опасности. А вот кулаки без ушей - ресурсы на ветер...

Конечно далеко не самый сложный участок работы, однако Скупыш собирался вытрясти оттуда всё, что только можно, и судя по всему, он был не одинок в таких начинаниях.

- ...всё что можно! - решительно цокнул Хем, - Кроме эт-самого, конечно.

Он имел вслуху, что ресурсные Ёлки подчищают систему под нуль, сортируя вещество по элементам и запаковывая в сферические "орехи", чтобы они когда-либо пригодились. Под эт-самым грызь подразумевал водород и гелий, потому как их слишком много, чтобы паковать - примрено девяносто пять процентов всей массы системы, что ещё неплохо.

- Это упоротость, - фыркнула Тектриса.

- Да, - подтвердил Хем.

Грызи скатились в смех, как с ними это часто и случалось, а потом вспушились, что тоже далеко не редкость, а скорее частость. Скуп скосил яблоко на грызуниху - Тектриса, хоть и не молодая белка, но всё равно была исключительная пуша с шёлковой шкуркой и кистями на ушках. Правда, на Ёлке у неё был согрызяй, так что облизываться не стоило. Грызуниха, как успел уяснить Скуп, вообще не имела особого отношения к флоту, а занималась внутренним хузяйством жылых модулей, каких полно на Ёлках. Вслуху этого она и думала, что лопатить все планеты в системе на чистые материалы - упоротость, а вот Хем, ресурсник, так не думал.

- А что там у вас вообще? - цокнула Тектриса, показав на экран Скупыша, - Ну, песок какой, или куда?

- Да что и всегда, - пожал ушами грызь, - Бдение. Лучше пере, чем недо.

- Объёмное? - уточнила грызуниха.

- Не особо. Основное и так есть - это мотор-пушки Ёлки, которые имеют изумительную мощность и могут работать как артиллерия. Чтобы знать, куда их направить, у нас есть отдел разведки. Ну и на всякий собачий случай - отдел ложных целей.

- Это куда? - подняла бровь Тектриса.

- В пух, - пояснил Скупыш, - Ложная цель маячит, чтобы при внезапном нападении первый удар пришёлся бы по ней, а не по дереву. Ель конечно защиту имеет значительную, но на всякий случай лучше, чтобы вообще мимо.

- А, - почесала за ушком белка, - Йа как-то упустила это из слуха, для меня это слишком далеко в специализацию.

- Ничего, Тектриса-пуш, - хмыкнул он, - По части завхуза йа бы тоже опушнел от подробностей.

- Айда чаю выпить, - предложила грызуниха.

- Ну, литра два выпью, - церемонно цокнул Скуп, - А айду чаю - не знаю.

Таким образом, пуши катались-катались себе по смеху, да и докатились до Приколонтопа-Три. По мере вхождения фрега в систему т\э отрисовывал подробности, как принятые сенсорами корабля, так и переданные через общую систему оповещения - причём последних, ясное дело, было куда больше. Стали слышны планеты... но только четыре газовые вместе с ватагами спутников и кольцами, те что находились дальше от звезды. Пятую потрошили, как огурец, вытащив из газового шара ледяное ядро, содержавшее разную полезняшку, а ближе неё к центру уже не было ничего, кроме россыпей сферических контейнеров, поставленных на стабильные орбиты. Нормально так скосили поле, подумал Скупыш, и захихикал.

В положенное время отрисовалась и Ёлка. Что на т\э, что просто с оптики корабль выслушил весьма в пух, напоминая ёлку, что впрочем неудивительно. Основные блоки шли восьмигранной пирамидой из пяти секций, на которых торчали "ветки" и "шишки" - силовые установки, знаменитые еловые мотор-пушки. На "Зимнем Вое" их было восемнадцать, но на шести громоздились насадки для создания гравитационного винта. Рядом с гравипушками торчали щачла в двести метров ширины, зажёвывавшие поток вещества и направлявшие его в атомный дисасемблер полного цикла, находившийся внутри корабля, между наружными модулями. С хвоста за Ёлкой тянулись почти на её длину три фермы, обросшие шариками контейнеров - здесь добытое добро загружалосиха в упаковку. При этом диаметр каждого такого шарика равнялся почти семиста метрам, так что само хвойное дерево раскинулось километров на десять, если без хвоста.

На самом деле "Зимний Вой", как и абсолютное большинство космических судов, был покрыт матово чёрным маскирующим покрытием, но ради наглядности т\э перекрашивал корабли. Данная Ёлка окрашивалась в цвета Белоелья, страны на Колонтопе, из которой и было большинство грызей - белый с яркими зелёными полосами. Белоельские грызи традиционно держались поближе друг к другу, и хотя это был далеко не огромный регион, они сами снаряжали Ёлки. Как было известно в Белоелье любой белочи, нынче имелись две - "Зимний Вой" и "Зимний Лёд", отличавшиеся примерно также, как их названия.

- О, слухните-ка! - ткнула когтем в стекло Тектриса.

- ПОООО... - затянули из аквариума амёбы, и Хем захлопнул крышку.

- Хм... - цокнул Скупыш, послушав куда показано, - Похоже на приёмник, только чего?

Сооружения торчали над модулями Ёлки, держась и за её ветки, и походили на огромные радарные тарелки, повёрнутые при этом вбок от курса.

- Ещё версии? - хмыкнул Хем.

- Это часть ресурсных установок, раз они возле каждого заборника, - цокнул Скупыш.

- О, в запятую. А вообще это мазерная охлаждалка для газа, выбрасывает поток, а потом вытряхивает из него энергию и затягивает обратно.

- Как на Фо-5, - задумчиво цокнул Скуп.

- Почти. Кстати, щачельные установки нестандартные, наши собственные, белолесские, - не особо скрывая довольство, сообщил грызь, - И над мазерами мы тоже поработали не по пуху. Кстати, вон вспырьтесь.

В три стороны от Ёлки начали расти фонтаны плотного газа; когда вытянутые облака достигли длины в десяток километров, их сильно осветило изнутри голубым свечением, и газ начал сжиматься, превращаясь в снег, а затем и в лёд. Вещество упало обратно к оси выброса и втянулосиха в приёмник. Через пару минут этот фейерверк повторился.

- Уважабенные пассажиры! - цокнул кто-то из команды фрега, - Заплатите внимание, мы прибываем на станцию назначения. Просьба освободить помещения корабля в течении получаса.

- Грызаный случай! - хлопнула по столу Тектриса.

- А что такое?

- Да там саженцев изрядненько, боюсь за пол-часа и не управиться.

- Ничего, поможем, - цокнул Скупыш, - Йа таки не тороплюсь.

Так оно и было. Сначала пуши просмотрели на т\э, как восьмигранная тарелка фрега разворачивается возле Ёлки и заходит к доку, что был в модуле 4й секции. Заходить к Ёлке следовало не абы как - вбок она бросала газы, а спереди вообще постоянно работали гравитационные винты, поставлявшие вещество в щачла. На близком расстоянии, думалосиха, винт мог и размочалить фрег, неслушая на защиту. Сам еловый док был просторным помещением, куда влезали корабли гораздо больших калибров, а Ф26 тут набились целой стаей, как воробьи на проводе. Весь док был просто открыт в космос, но площадку для фрегов закрывала огромная прозрачная крышка, каковая и опустилась обратно, приняв корабль. Под крышкой, соответственно, имелся воздух и обычная сила тяжести, в то время как в доке не было ни того, ни другого.

Едва открылись люки, уперевшись в пол, как сходни, пуши побежали за тележками, выгружать саженцы. Сам Скупыш тащил с собой только рюкзак с миской, переносной ЭВМ, запасом корма и всякой мелочёвкой, а вот Тектриса по работе везла кубометров двадцать груза. Грызи однако быстро справились, и когда подъехали местные хузяйственники на транспортёре, разошлись по своим местам. Для Скупа местом был отдел разведки - ор, сокращённо, ну или вопль. Само собой, что грызь заранее знал планировку корабля и расположение модулей, так что пошёл куда надо с уверенностью перелётного гусака. По отсекам "Воя" была проложена только одна линия транспортёра, которая петляла примерно спиралью, охватывая все возможные места назначения.

Как достаточно быстро уловил ушами грызь, сдешние пуши в основном облачались в стандартную форму - короткую жилетку бело-зелёного окраса, и чёрные труселя пух знает из какого материала. Незнаю как что, цокнул себе Скуп, а грызунихи так выслушат очень даже в пух. Цокнувши себе это, он влез в вагон транспортёра и отправился, куда следовало. За стёклами стали мелькать нескончаемые конструкции и механизмы пухти какого размера, но это у грызя не вызывало шока, потому как было слыхано через т\э и симулятор. Сидевшие рядом пуши пораскинули мыслями и цокнули

- Эй грызо, только с песка, чтоли? По каким частям будешь?

- Сто пухов, - кивнул Скупыш, - А по частям - разведки.

- О, это в пух, - церемонно цокнул один из грызей, и все скатились в смех, как огурцы в таз.

Грызи не то чтобы хотели что-то узнать конкретное, а просто так, ржали. Что, впрочем, всегда признавалось как стратегически важная вещь.

- А чего не в жым едешь? - осведомились у Скупыша, - Мешок бы оставил хоть.

- Да думал, сначала эт-самое. Туда и еду.

- Да нууу... - отмахнулся грызь, - Пух ты там кого найдёшь, в любом случае.

Скупыш удивился, что упустил это из слуха. В отличие от заведённой жызни на планетах, во флоте никто не будет сидеть в кабинете и ждать новоприбывших. Вместо того, чтобы ходить по кораблю длиной в десять километров, следовало просто сделать вызов по комму. Обычный комм космонавта висел у грызя на запястьи лапы, просто потому, что снимать его пуши сами себе запретили, воизбежание. В нулевых из-за связи, а потом, в комм был встроен маленький ремиттер для защиты от случайностей и медицинское оборудование для контроля за организмом. Скуп хотел было выйти из трамвая, но подумал, что напух надо, так что спроецировал экран на спинку кресла впереди, и стал искать требуемое.

Как он и знал, основными ушами по оповещению команды о необходимостях здесь была Нурка Разбрылькова; впринципе, можно было хоть её за ухо дёрнуть, но этого делать не следовало, потому как ей есть чем заняться. Ответственного уха - отвуха бишь - разведотдела Скупыш не знал, но теперь посредством сети узнал, что это Кудус Пять Гусей. Не будучи убельчённым опытом, пусть и на симуляторах, грызь стал бы трепать за уши именно его, однако Скупыш знал. Ну, он знал много всего, но в частности то, что нынче на Ёлках в штатном режиме имеются Эт-самые, они же Сами, они же рядные организмы. Это подозрение было подтверждено на сто пухов, потому как в справочнике по отвухам на каждой странице снизу была памятка: "если что - к эт-самому".

Суть состояла в том, что эт-самый, в отличие от грызей, обладал оцифрованным сознанием, и мог выслушивать любую ерунду в неограниченном количестве круглые сутки, не получив никаких повреждений нервов. Поэтому и дёргать следовало именно его, а не хрупких пуховичных зверей. Скупыш и дёрнул, так что на экране тут же отрисовалась широченная морда светло-серого волка.

- Вечно дежурный по кораблю Суг слушает, - произнёс волк. Он не цокал, но произносил фонемы более-менее понятно.

- А, это... утрецо, - почесал ухо Скупыш, - Это Скупыш Сухотравов, йа только что прибыл с песка, имею назначение в отдел разведки.

- Это в пух, - сообщил новость Суг, - Поди-ка займи комнатушку в жыме, двадцать семь, тридцать два. Когда у Кудуса уши будут свободны, я свою. Пока что окапывай организм.

- Хруродарствую, Суг-пуш, - цокнул грызь.

Поскольку трамвай ездил кругами, он уже подходил к жылому модулю, и Скуп вывалился оттуда на платформу. Здесь она совсем походила на остановку трамвая, потому как скраю бетонные плиты крошились прорастающей травой, под ногами валялась шелуха и сухие тростинки, а в воздухе несло подсушеной листвой. Слышимо, в модуле установили конец лета, или скорее, просто он наступил, потому как без нужды режимы обычно никто не переключал. Грызи, как рыжие шары выкатившиеся из трамвая, укатывались дальше по тропинкам среди густой листвы и хвои, причём по смеху. Задувал несильный, почти горячий ветерок, а сверху казало бока настоящее, всмысле оптических эффектов, солнце на бледно-голубом небе.

Вспушившись, Скупыш неспеша пошёл искать означенное место, благо нумерация тут была несложная, не заблудишься. Да и жым был не гигантский, метров восемьсот размаха. Грызи предпочли бы навесы в кустах, однако обстановка требовала уплотнения хвостов, так что среди зелени стояли трёх и пятиэтажные панельные дома - точнее, сооружения тщательно маскировались под них, ибо Жадности ради никто не возил с собой лишние тысячи тонн бетона. Пока что окапывать организм ему не дали, потому как запищал вызов на комме, и это был уже непосредственно Кудус Пять Гусей.

- Рад видеть, в частности тебя, - цокнул он, - Ну что, заваливайся в т\э, примерно покажу расположение соли.

Скупыш и не подумал дойти до терминала. Как убельчённый опытом космонавт, он сделал два шага к кустам, подмёл хвостом площадочку с плотной землёй, уселся туда на лапы, а на уши нацепил очки для проецирования экрана прямо в яблоки. Через восемь секунд он уже ослушивался по тактик-экрану.

- В пух, - хмыкнул Кудус, - На самом деле, это йа более всего для проверки рефлексов. Потом расцокаю всё обстоятельно... Но раз уж завалился, выслушай.

- Внимание выплачивается, - кивнул грызь, отпихивая в траву змею.

- Стало быть, поскольку в системе постоянно дежурят минимум пять Ёлок в полной боевой готовности, смысла дублировать их работу, всмысле в десятый раз, нету. Сектора подлёта все перекрыты шерсть раз, а некоторые и восемь. Поэтому мы фокусируемся на поиске диверсионных поползновений навроде сканирования и засылки зондов. Это чисто?

- Вполне. А как именно мы это делаем?

- На месте предполагаемого противника следует сделать что? Доподлинно разведать диспозяку, да хотя бы ложные цели выделить.

- Так это не особо сложно, - пожал ушами Скупыш.

- Да ну? Слухни...

Кудус показал схему изрядной упоротости. Соль состояла в том, что пассивным методом, а тем более издали, ложная цель - большой зонд с проекторами и шумогенераторами - для сенсоров вообще ничем не отличалась от настоящей Ёлки. Трудность состояла в том, что "Вой" не просто стоял или двигался, он работал гравитационными винтами. Оказалосиха, что сдешние грызи не поленились улучшить производственный модуль, чтобы он собирал зонды, способные имитировать гравитационный винт, движение потоков вещества и прочие эффекты, вплоть до мазерного излучения газоморозилки. Цепочки стационарных зондов, включаясь поочерёдно, имитировали двигающиеся корабли, за счёт чего нельзя было распознать ложную цель по тому, что к ней никто не стыкуется.

Бедному условному противнику оставалосиха только засылать зонды на сильно досветовой скорости, ожидая несколько месяцев, пока они пройдут через систему, чтобы подобрать их с другой стороны. Однако и тут были трудности: в межзвёздной среде галактики частицы не летают как попало, а формируют потоки. Случайно залетевших осколков столь немного, что их можно отсечь все до единого. Что же касается потока, то подбрасывать в него зонд нужно близко к системе, иначе он будет лететь годы. А Кудус и компания, естественно, уже поставили сенсоры "выше по течению" галактической реки, которая задевала систему, и любой корабль, оказавшийся там, был бы обнаружен с высокой степенью вероятности.

- В основном - контролируем эти сенсоры, обслуживаем обманки и тралим космос широким пеленгатором.

- Насколько широким? - уточнил Скупыш.

- Пятьсот метров хватит?

- ОЯгрызу.

Решётка натурально была такой величины. Грызи сделали её на производствах Ёлки и хранили среди колец газовой планеты, вытаскивая по надобности. Приёмник такого размера, буксируемый двумя котанками, не пропустил бы чужеродного предмета размером с амёбу - и не По-амёбу, а обычную. Этот же локатор таскали вдаль от системы, чтобы калибровать ложные цели и убедиться, что они ложные... всмысле, что работают правильно. Кудус ещё ввалил деталей, после чего ознакомление с солью можно было считать успешным, и Скупыш мог отправляться окапывать организм.

Поднявшись по металлическим ступенькам на второй этаж, грызь прошёл по корридору и открыл дверь с означенным номером. Как и предполагалосиха, там было помещение примерно три на три метра, с местом для суркования, приготовления корма, и переносным сортиром. Вода была проведена прямо в комнатушку, а если чо, то в конце корридора был большой санузел, общий на десять комнат. Основное место занимали суръящик и стол с терминалом, по стандарту - два монитора, запасные клавиатуры и курсеры. В пух, решил Скуп, и грохнул рюкзак на пол.

Если цокнуть достаточно честно, то действия на борту "Зимнего Воя" пока что не отличались от симулятора на Колонтопе. Не то чтобы мало отличались, а вообще не. Лезть самому в котанк-салвак, чтобы притащить или установить зонд - не только не полезно, но и вредно для дела. Также как и во время тренировок дома, Скупыш мало слышал своих сотрудников лично, только получая от них сообщения в т\э. Правда, это не значит, что он не слышал их совсем - для перетирания достаточно массивных вопросов, да и просто поржать, пуши собирались где-нибудь по несколько хвостов. Собираться всем вместе запрещалось инструкцией, потому как по закону подлости, даже на сверхзащищённом корабле, если собрать всех в одну кучу, там что-нибудь да случится.

Тем не более, Скупыш быстро встретился с Кудусом, почти что пожылым грызем с чудовищно пуховыми щеками, его согрызяйкой Зисой, занимавшейся дешифровкой... что впрочем не убавляло пуха и от её щёк. Что было характерно для здешних пушей, так это то, что большинство их были родом практически из соседних мест и собственно, пересекались родственными связями, как ворсинки в пушнине. На прочих Ёлках команды могли собираться вообще с разных планет, а тут наблюдалась явное эт-самое... впрочем, это было исключительно в пух, а не мимо. Кудус и Зиса, как выяснилосиха в ходе цоканья, ловили морских улиток в тех же местах, где и Скупыш.

- Улиток! - фыркнула Зиса, катнулась в смех, но быстро выскочила из него обратно, - Вы слышали, какая ерунда происходит в ядре галактики?

- Поверхностно, - цокнул Скуп, - А какая именно из всех ерундей?

Грызя слегка насторожило, что оба хвоста не покатились в смех, а выслушат слегка обеспокоенно. Кудус мотнул ухом, отпил немного - литр - из деревянного ковша с квасом, утёр морду лапой.

- Доподлинно неизвестно, - цокнул он, - Однако факты примерно такие... Два года назад случилась аномалия в секторе Корма, взорвалась малая чёрная дыра без слышимых причин. Разведывательные партии, изучавшие место, обнаружили большое количество автономных кораблей-автоматов неизвестной технологии...

- "Циклоны"? - припомнил Скуп.

- Сто пухов. Как ты соображаешь, оперативно изолировать область пространства в полторы тысячи световых лет, которую циклоны могли успеть занять, не особо реально. Следовательно, мы получаем в галактике ещё одну заразу, которая будет лезть во все щели, куда только сможет.

- Вызывает беспокойство, что они появились после взрыва, - добавила грызуниха, - Либо это была не чёрная дыра, либо кто-то ухитрился использовать дыру для межгалактического телепорта.

- В наш песок это втыкается? - осведомился Скупыш.

- Пока нет. По всем данным получается, что циклоны в нулевых довольно массивны, а во-первых пока что плохо умеют маскироваться. Во-вторых, очаг их распространения находится с нашей стороны от самого ядра, поэтому скорее всего, они не попрут в чистый космос, а станут просачиваться через ядро.

- Думаю, это не наши мешки, - цокнул Кудус, - Наши могут быть другие.

Грызь положил на деревянный стол лапу с коммом, и высветил на старые доски схематичную карту.

- Вот в этой области существует какая-то весьма мутная цивилизация, - цокнул грызь, - Тыкония.

- Чем она мутная, тем что они жывут в нечистой воде? - хмыкнул Шушен, ещё один присутствовавший при цоцо грызь.

- Отнюдь... - пробормотал себе под нос Скуп.

- А, да, - встрепенулся Кудус, - По что йа буду цокать, пущай кто-нибудь. Скуп?

- Очень скуп, - кивнул Скуп, - Мутность в том, что цивилизация тыконцев находится на крайне низком уровне развития общественного строя, имея при этом значительные космические сильцы. Тоесть, несоответствие эт-самого... МестГалКом считает, что вполне вероятно подсаживание тыконцев какой-то другой стороной в качестве разведки боем. Это подтверждается тем, что в том же районе обнаруживались неизвестные корабли кристалло - органической структуры. В частности, пол-года назад патруль зажал такую клячу фрегат-класса, и та самоуничтожилась.

- В запятую, - кивнул ушами Кудус, - Вот этот базар нас касается больше всего.

- Стало быть, следует готовиться к агрессии тыконцев? - ляпнул Шушен.

- Окстись, олуш. Тебе же цокнули - несоответствие. Кой-какой флот у них есть, но воспользоваться им они не сумеют. Еловый лес в пограничных системах раскатает их, как жаба губу. Готовиться следует к появлению этих, на корягах.

"Корягами" обычно называли корабли, сконструированные целиком из "генетических" материалов различного толка. Скупыш припомнил данные: специальным средством борьбы с такими изделиями являлся "луч полемики", каковой мог извергать любой еловый мотор, оснащённый нужной насадкой. Широкополосная каша разнообразных импульсов, даже при поверхностном попадании на сложную генетическую структуру, почти на сто процентов вызывала каскадный распад оной. При полной эффективности процесса было достаточно одного попадания, чтобы весь корабль-инфузория превратился в маловразумительную жижу.

- А что конкретного по корягам? - уточнил Скупыш.

- Нужен луч, - резонно цокнул Кудус, - Но пока его не будет, потому как лучи будут ставить на другие Ёлки, которые более вероятно столкнутся с корягами. Вслуху этого - что?

- Вслуху этого, - разбрыльнув, ответил Скупыш, - Основная задача остаётся прежней, обслуживание ложных целей для предотвращения внезапного удара.

- В запятую. Так что, схватите задачки...

Как уже было цокнуто, "Зимний Вой" подходил к созданию пурги вокруг себя со всей серьёзностью. Модуль поддержки этого хозяйства мог как строить новые проекторы, так и ремонтировать старые, а фреги использовались для перемещения зондов по позициям. Как узнал Скупыш, постоянно поддерживаются три ложных Ёлки - одна якобы с гравитационными винтами, а две какбы эскортом. В этом деле едва ли не наибольшая сложность возникала оттого, что почти все прочие Ёлки в системе делали тоже самое, отчего получалосиха, что вокруг звезды густой хвойный лес, метеориту упасть некуда.

Скупыш же начал разбрыливать, что было и просто в пух, и собственно, его работой. Сидючи на хвосте за столом, покрытым фанерой, грызь нюхал травяные запахи из окна, в котором не было стёкол, и переводил яблоки с экрана на зеленеющие кроны деревьев. Обстановка для него оказалась вполне ожидаемая, он и не думал, что ресурсер отправится по вражеским тылам - да собственно, до сего момента и врага не существовало, номинально. Тыконцы хотя и хулиганили на границах, но вряд ли спятили достаточно, чтобы нападать на бескрайнюю еловую тайгу - захлестнёт, как море гусеницу.

Что сразу приходило ему в предмозжие, так это факты. На Ёлки и корабли класса распушителя можно было поставить лучи, крайне эффективные против коряг. Сложнее было с мелочью, использовавшейся в разведке - истребителями и котанками. Им на пушку многотонную насадку не прикрутишь, поэтому добить придётся стандартными средствами. Здесь особых опасений у грызя не возникало, потому как обычно коряги выдающимися качествами не блистали. Собственно, последний известный случай столкновения с корягами показывал чуть не десятикратное отставание по показателям. Это однако был не повод успокоиться, потому как эти коряги могли быть и сильнее, а главное не было известно, с какой скоростью они могут производиться.

С другой стороны, ресурсная стоимость единиц флота, включавшая время производства, имела стратегическое значение, но для непосредственного песка, разведки, не особо значила. Громадный рой коряг, пущенный в патруль, будет слышен за пол-галактики, что снизит его эффективность ниже мха: противник просто подвинется с его пути, и прихлопнет в самый удачный для себя момент. Маленькая же группа коряг плохо справится с разведгруппой котанков или фрегом типа "лисица", вооружённым свармерами. Скупыш потратил несколько суток на то, чтобы прослушать все варианты по этому вопросу, разработанные грызями заранее.

Из этих вариантов был только один, который грызь не придумал сам. Чтобы получить контроль за пространством системы, можно сбросить по астероидам и планетам десяток самовоспроизводимых роботов-разведчиков, которые тут же начнут плодиться, как насекомые. Сделать их межзвёздными не получится, но наводнить систему роем "комаров" они вполне могут. Если противник возьмётся за их истребление слишком поздно, у него уйдёт прорва времени, чтобы передавить всю эту мелочь. Тут однако были и трудности. Разведка, как правило, нужна в отношении освоенных систем, а там, опять-таки чаще всего, все ресурсы с поверхности давно спилены. На одном кремнии и железе не полетаешь, стало быть, придётся тащить с собой материал, а это уже гораздо сложнее.

После теоретической части наступала практическая. Скупышу предстояло следить за телеметрией групп, которые процеживали космос в районе метеорного течения, и составлять сводки по работе ложных целей. Соль состояла в том, что обстановка в системе постоянно менялась, добавлялись и убывали источники шума, и в некоторых режимах оказывалосиха, что проекторы не справляются с задачей. Чтобы контролировать это, разведке даже не требовалось своих локаторов - они просто получали данные с т\э других Ёлок и их обслуживающих кораблей, предварительно доцокавшись об этом.

"Отделу сенсоров на "Мутузе" от разведки "Зимнего Воя". Ваша батарея тарелок с левого борта косячит. Проверьте: координаты прилагаются, там должна быть ложноель, данные прилагаются, а ваши тарелки фиксируют только искривление линий, эквивалентное естественному. Какого пуха?"

"Разведке "Зимнего Воя" от отдела сенсоров "Мутуза". Наша батарея тарелок с левого борта косячит. Данный факт известен соответствующим должностным мордам и находится на разработке. Хруродарствуем за предоставленную информацию".

Примерно в таком акцепте и проходило дежурство большинства операторов, а уж тем более Скупыша. Когда же требовались внешние уши для какого-либо обцокивания, грызь взял привычку ходить к Шушену, тому что тряс параллельно. Тряся параллельно, он обитал в комнате в соседнем доме, который был отделён от скупышевского небольшой лесополосой и вытянутым в длину прудом. Главное, что зверь был не против. Кроме того, Шушен, как и сам Скупыш, сорвался из Леса резко, так что был на Ёлке без согрызяйки. Когда грызи напару, их тоже вполне реально нагрузить, но это сложнее.

- Послушай-ка, бесформенный пуха шмат, - цокнул Скупыш, развалившись на стуле и кусая травинку, - А откуда взялся Суг?

- Суг это самоволк, - пояснил Шушен, - Ряд его в Белоелье, поэтому он не совсем самоподдерживающийся.

- Это как?

- Это так, что постепенно он теряет рассудок... рааассуудааак-дак-дак-дак!... кхм. Оно неудивительно, учитывая, что Ряд и Сам - это две части одной системы. Одно без другого работает только по инерции.

- Теряет? - удивился Скуп, - Так этот пёс наводит координацию, да наверное и рассчётами управляет!

- В основном как секретарь. Ёлка без него может обойтись спокойно, если ты об этом. Ну да, теряет, просто из-за этого он периодически перезагружается с сохранёнки, где рассудок ещё целый.

- А, хитро, - согласился грызь, разбрыливая над фактом существования самоволка.

- Кстати там не только Суг, там ещё сестра его есть, - хихикнул Шушен, - Ну всмысле, ещё одна эрзац-тушка для визуализации. Ничего такая зверушка, должен цокнуть. Правда, потискать не удавалосиха.

- Потискать?! - поперхнулся Скуп, - Эт-самое?

Впрочем, слухнув на фотографии, показанные Шушеном на терминале, Скупыш согласился, что зверушка очень даже ничего, и мысли потискать возникают, неслушая на эт-самое.

- Проще Нурку потискать, - катнулся в смех Шушен, - Она грызуниха игривая, это уж точно.

- Это в пух, - задумчиво цокнул Скуп.

Он припомнил свою подружку Лушку, оставшуюся на Колонтопе. У неё было очень много возни на местности, так что вытащить белку с планеты явно не светило. Пуши несколько негодовали от расставания, но Скупыш не намеревался мотыляться по Ёлке всю жызнь, о чём и цокнул грызунихе, и та согласилась, что это в пух. С другой стороны, Скупыш уже был не особо уверен в том, что не собирается мотыляться... Он и этот песок вывалил на уши грызя.

- Ну, тут да, - цокнул тот, - Так в раскоряке сидеть это не дело.

Шушен замолчал, и уставился в окно, где строили гнездо воробьи.

- Ну и?? - цокнул Скупыш через десять минут.

- Что и? А. Тут только один песок - или грызуниху вытаскивать, или по Ёлкам не мотыляться.

- А мотыляться по Ёлкам двоепушно, а переменно дома? - предположил Скуп.

- Это да. Но надо чтобы согрызяйка хоть как-то втыкалась в возню, а то знаешь пол-года трястись в жыме просто так, это мимо пуха.

Скупыш почесал ухи, потому как с этим было не всё так гладко, как хотелосиха бы. Лушка вообще не особо втыкалась в цифровые технологии, ей бы саженцев пухнуть, лисят вырастить, хомяков рассадить. А поскольку среди грызуних это далеко не редкость, в жыме все саженцы пухнуты уже давно. Жажко, подумал грызь, и захихикал.

Не успел Скуп как следует окопать организм и обследовать окрестные заросли, как произошли первые условные вылеты. Как оно обычно и делалосиха, аппараты никто не гонял, чтобы не жечь ресурс, а натаскать космонавтов можно и на симуляторе. Такие дела грызь проходил в течении как минимум восьми лет у себя дома; он ещё захаживал в школу, когда начал всерьёз тренироваться, так что теперь никаких вопросов у него не возникало. Скуп запасся чаем, сухариками и орехами, подвинул ближе парашу, и закрыл дверь комнаты на шпингалет. Удобно поставив сидельный ящик, он развалился перед терминалом, и воткнулся в процесс.

По сценарию тренировок с "Зимнего Воя" запускали три разведгруппы, задача которых была стандартная - обнаружить противника, выпилить его сенсоры, и обеспечить информационное снабжение базы. О противнике, как обычно, особо ничего не сообщалось, однако можно было предположить стандартную схему - либо это будут истребители, либо котанки, либо разведывательный фрег. Также грызи норовили составить группу из штурмовиков и проекторов для их маскировки, причём зачастую использовали "свечки" и "листы", которые вообще редко летали в натуре.

Запуск во внеавральном режиме происходили тихой сапой: в ангарном модуле транспортёр переносил аппараты в шлюз, чтобы не использовать поле для удерживания воздуха, по которому можно зафиксировать запуск, и котанки выходили по одному. На малом ходу, пользуясь прикрытием проекторов с Ёлки, они отходили к проектору группы, выстраивались вокруг него в заданную формацию, и таким образом уже отправлялись. Здесь использовались котанки БКТ-64, те же, что действительно стояли в ангаре; посудина походила на толстобокую лодку с орудийной башней на "киле", и сходство усугублялось висящими по борту круглыми блоками ремачей, похожими на спасательные круги.

У этих машин не имелосиха обычных дюз для выброса отработки, вместо этого каждый котанк разматывал с рулонов две тонкие полосы, служившие радиаторами. Благодаря сверхтеплопроводности, излучающий слой радиаторов светил равномерно по всей длине, которая достигала двухсот метров при полной выдаче. Такая система имела особенности для заметности аппарата, и хотя не была стопроцентной гарантией невидимости, всё-таки шла лучше, чем факелы плазмы. Скупыш в своё время имел все возможности изучить условия, и теперь у него не возникало вопросов, как настраивать автоматику. Помимо всего прочего, ленточный радиатор имел два независимых слоя и при половинной тяге мог светить только в одну сторону. Оптимальный полный ход котанков равнялся сорока трём процентам от максимума, так что при этом машины двигались не медленнее, чем обычно. Кроме того, можно было вкрутить разные хитрости, в зависимости от условий - или переключать стороны радиаторов, или вращать котанки вокруг оси полёта.

Это однако больше относилось к полёту котанков отдельно от полной группы. В разведгруппу же при первой возможности включали маскирующий проектор. В данном случае это был обычный фрег Ф26 с вкоряченным в него модулем, тем не менее он давал приличный эффект. Излучающие элементы высокочастотного гравигенератора с корабля посылали точно подобранные гаммы волн, кривившие пространство на квантовом уровне. Для массивного вещества, из которого состояли сами корабли, тем более под защитой, эти импульсы не делали ничего, однако излучение радиаторов либо гасло, либо сворачивалось в геометрические лучи, направленные произвольно и оттого имеющие ноль шансов попасть в приёмник локатора. Локаторы на самом деле принимали не тепловое излучение и не колебания гравитации от движения корабля, а квантовую волну, шедшую от них со сверхсветовой скоростью - однако, если нет излучения, нет и волны.

За фрегом, по бортам которого торчали две излучалки, как грибы-дождевики, выстроились шерсть котанков - четыре сва-несушки, ремонтник, тащивший модуль для производства зондов, и в самом хвосте - отдельный пассивный локатор. Сва-несушки, в отличие от базовой версии котанка, несли противоистребительное вооружение в башне, а сзади корпуса имели кольцо, к которому стыковались шерсть микро-истребителей. Вслуху предельно малого радиуса действия в отрыве от несушки, свармеры имели зверскую тяговооружённость и оттого использовались как многоразовые ракеты. Например, стандартный котанк не мог справиться с шерстью свармерами, потому как они атаковали одновременно с разных векторов и общей мощностью, при удачной синхронизации, пробивали ремиттерную и гравитационную защиту.

Кудус Пять Гусей и не подумал командовать Скупышу, когда пригласил его на тряску. В нулевых это и так было лишнее, а кроме того, грызь резонно проверял, насколько натаскано пополнение. Пополнение вспушилось, зажевало сухарик и решило нисколько не отставать от песка. Например, где разместиться самому в данной группе? Подумавши головой, грызь выбрал локаторный котанк, как наименее приоритетную цель для противника. Проектор следует выбить, чтобы лишить группу целостности и в любом случае не дать продолжать работу; кроме того, он летит впереди всех, и если вдруг маскировка окажется недостаточной, а локаторы не услышат угрозы, то первым залпом неизвестно из чего достанется именно голове. Сва-несушки будут целями во время боестолкновения, потому как без них свармеры бесполезны, и чаще проще убрать несушку, чем перекаченную мелочь. Ремонтник тоже неплохо, но локатор лучше, потому как у него сразу, без всяких задержек есть самый полный обзор, и сидючи там, оператор быстрее всего среагирует на попытку выпилить себя. Вслуху того же локаторства подобраться к нему непросто, неслушая на то, что он тащится в самом хвосте.

Таким образцом группа и двигалась среди черноты космоса и бесчисленных мерцающих звёзд; темень нарушало в основном близкое ядро галактики, видное как вытянутый вдоль линии эллипс, мерцающий различными цветами: состоявшее из миллиардов отдельных источников света ядро имело очень сложные оптические эффекты. Его было видно и в небе Колонтопа, и Скупыш помнил, что иногда ядро светило, как луна, а иногда было туманным облаком среди звёзд; менялись и его цвета. Грызь философично следил за тем, как брыляются радиаторные ленты котанков, светясь жёлто-зелёным. Аппараты медленно вращались вокруг своих осей, как и фрег, лопативший в голове колонны.

По условию тренировки считалосиха, что в группе три грызя - Скупыш, Ольша и Олыш, а разводить цоцо с кем-либо ещё не поощрялось. Двоепушие выбрало для себя по сва-несушке на хвост, и Скуп подумал было, что рано схватил локатор - ибо лезть на один котанк всем вместе было нерационально. Однако разводить цоцо, когда уже поздно, он не стал - опять-таки, будучи убельчённым опытом. Вместо этого он заново вспушился, схрумал ещё орех, и стал просматривать дальнейший маршрут группы. Как оно чаще всего и бывало, маршрут прокладывали через самые дебри - между толкающимися спутниками газовой планеты и её кольцами, каковые есть совершенная каша из камней и льда. Кстати, намедни "Зимний Вой" приступил к внешнему кольцу следующей планеты, и оно весьма заметными темпами стало исчезать в загребущих щачлах ресурсных установок.

- Группе стоп, - послышалось по закрытому каналу цоканье Ольши, - Камень. Беру ресы.

- Чисто цокнуто, - хором отозвались грызи, и захихикали.

Головной фрег сделал петлю, сравнивая скорость с камнем, и остановился недалеко от оного. Ремонтник осторожно подгрёб к астероиду диаметром метров сорок, закрепился за него манипулятором, и выпустил мехов, засеменивших по камню и начавших выковыривать металлы. Остальные стояли, пристально ослушиваясь, и ожидали. Ремонтник, сделанный на базе того же БКТ-64, мог не только ремонтировать, но и делал зонды оповещения из комплектов и подлапных материалов. Причём не теоретически, а прямо в полёте - раз, и готово. Без этой функции пришлосиха бы тащить с собой ещё два фрега, набитых зондами.

- Пополнение ресами - да, - подытожила грызуниха через пол-часа, - Двигаемся далее.

- Ты сделала полный запас? - осведомился Олыш.

- У меня ещё кисти с ушей не отпали, чтобы делать не полный запас.

- А, тогда опардониваюсь.

- На мой слух, густовато бросаете, - заметил Скупыш.

- А ты скупо бросаешь, - захихикали грызи, - Здесь слухни какой размер камней!

Средний размер камней в мешанине имел прямое значение, так как зонды работали на достаточно длинных волнах в несколько десятков сантиметров. Пояс камней, по размеру точно кратных длине волны, создаст почти непроницаемый экран.

- А вы слухните, сколько щелей! - фыркнул Скупыш, - Одни стенки из материала, а между ними Ёлку пропихнуть можно.

- Да стоит жалеть зонды? - задался вопросом Олыш.

- Как таковые - нет, - точно ответил Скуп, - Но если ты будешь сыпать их, как муку из дырявого мешка, их только глухой не заметит.

- И куда?? - не поняла выводов грызуниха.

- Давайте хотя бы ставить ближе к стенкам, и через одну.

- Принято, Скуп.

Группа приблизилась к расплывчатой границе, за которой начинался поток обломков, так что котанки периодически маневрировали вбок, уворачиваясь от летящих подарков. Фрег их просто "обмыливал" - даже массивные камни словно прилипали к его поверхности и проскальзывали назад, после чего отлипали, как ничего и не было. Картина была довольно занимательная, но следить за ней не было никакой необходимости - влапную аппарат так не проведёшь, лавирует сам... Скупыш в очередной раз встряхнул ушами, потому как совершенно забыл, что сидит в жыме, а не в котанке. Рецидивно вспушившись, грызь испил баклашку чая, намял боками мох в ящике, и стал дремать, не отходя от терминала. Не то чтобы в этом была необходимость - по закону подлости всё равно отойдёшь, когда приспичит - но лично ему так было гораздо спокойнее. Можно сурковать, зная, что достаточно приоткрыть яблоко, как...

- БЫП! - сигнал встряхнул грызя, как ушат воды кошку.

Произведя расследование, Скупыш выяснил несколько фактов, а именно - локатор зафиксировал отражённые от камней лучевые передачи не своих зондов. Система также сообщила все прилагающиеся параметры, в том числе - нарисовала по т\э предполагаемую трассу сброса зондов противником.

- Оплата внимания! - цокнул Скуп, - Дорожка!

- Грызаный случай! - рассыпал что-то Олыш.

- Отключаю три ближайшие зонда, - цокнула через пять секунд Ольша, тоже наверняка дремавшая у терминала, - Ход на нейтраль.

- Принято. Прозвонку в две стороны?

- В одну, есть поляризация, - поправил Скуп, - Давай.

- Запускаю.

С одной из сва-несушек, как ракета, сорвался свармер, и оставляя огненный хвост, ввинтился между слоями камней. Локаторный свармер должен был засечь вражескую группу, если она окажется в пределах досягаемости. С его сверх-форсированым мотором аппарат сжигал топливо, едва облетев планету, так что должен был возвращаться на несушку для заправки. Скупыш вместе со всеми следил, как отметка свармера перемещается по схеме дальше от группы и ближе к радиусу максимальной дальности.

- Маневр буквой "га", - цокнул Скуп.

- Мм... да, - быстро сообразил Олыш, - Оль?

- Принято.

Маневр такой буквой означал, что разведчик должен поворачивать, не долетев до дальней точки, но возвращаться не точно на группу, рисуя вектор на неё, а сильно в сторону. Издали свармер уже не разглядят, а группа достаточно отошла от дорожки зондов, чтобы они её потеряли из слуха. Разведчик, сбросив тягу, повернул под прямым углом, и только тогда пошёл к несушке. Котанк включил приводной луч, и попав в оный, аппарат притянулся на посадочное место на кольце. Кольцо же сразу повернулось, передвинув его к механизмам заправки. Ждать пришлосиха крайне недолго, всего через минуту локатор поймал рой из двадцати свармеров, пронесшихся по тому месту, где поворачивал разведчик.

- Есть контакт! - цокнула Ольша, - Впесок?

- Сейчас, сейчас... - проверил данные Скупыш, - Да, впесок!

В данном случае эти междометия обозначали, что противник купился на пургу и сильно слажал, запустив все свои свармеры почти на максимальное расстояние. Теперь группа запускала свои свармеры чисто по геометрическим показаниям, туда, где должны быть цели. С четырёх сва-несушек сорвались полные комплекты - всего двадцать четыре штуки, включая локаторного, успевшего заправиться. Рой мелких аппаратов с огромными хвостами огня пухячил прямо через мешанину камней, лавируя между ними, как мухи между каплями дождя.

- Активное сканирование, - сообщил Олыш, - Пока тормозят.

- Двенадцать секунд до предполагаемого контакта!... Семь!... Пять!

Рой противника повернул обратно, возможно получив данные, но было поздно. Свармеры были запрограммированы выбить цели типа "котанк" с полной уверенностью и вернуться на несушки, так что активного управления им не требовалось. На т\э Скупыш и остальные грызи могли видеть, как из каши камней на группу противника налетел рой. Группа эта была незатейливая, точно повторявшая их собственную; только корабли "Зимнего Воя", как и все белоельские, условно окрашивались в белое с зелёным, а противник - в серое с синим. Сва-несушки успели развернуться и дать очереди из пушек, но их это не спасло. Из всего роя были сбиты только два свармера, в то время как остальные обрушили синхронные удары на первые подвернувшиеся цели. Сначала был разбит локатор, затем две несушки, и только третья была повреждена, но держалась. Рой сделал всё с одного захода, после чего, не давая опомниться, развернулся и исчез в камнях.

- В грушу! - хлопнул по столу лапой Скупыш.

- Осторожно, не расслабляться! - напомнила Ольша.

Пух тут расслабишься, когда вражеские свармеры целы и только лишились быстрой заправки. Даже одна несушка справится достаточно быстро, а потом может последовать ответный удар. Грызи разбрыливали достаточно быстро.

- Выход в открытый космос!

Вся группа повернула в сторону от камней и дала полного хода. Вылетавшие позади свармеры догоняли несушки и липли на них, не особо затрудняясь делать это на ускорении. Смысл маневра был в том, чтобы вытащить противника на бой в открытом космосе. Здесь уже было необходимо прямое управление свармерами с несушек, так что достигнутое преимущество реализовывалось. Группа быстро сделала дистанцию между собой и укрытиями, за которыми скрывались супостаты. В списке свармеров строчки быстро зеленели, показывая готовность. Однако из-за колец рой так и не появлялся.

- Тоже не дураки, - кивнул Скупыш.

- Что значит "тоже"? - катнулась в смех Ольша, - Кхм.

В пространстве повесилось ожидание, а грызи пытались быстро составить схему полученной информации, чтобы прикинуть, насколько в пух вышло. Никто из них ни на секунду не забывал, что задача разведгруппы - не зарабатывать очки на сбитых аппаратах противника, а добывать данные. Правда, когда посбиваешь все аппараты - добыть данные становится куда как легче.

- Придётся их оттуда выковыривать, - цокнул Олыш.

- Напушнину? - уточнила грызуниха.

- Нам надо продолжить посев зондов, и выполоть ихние, насколько получится. В этой системе данная каменная каша - самое нычное место, так что и. Скуп, какие идеи?

Скупыш постучал карандашом по резцам, почесал за ушными раковинами, и вспушился. Маневр, который показался столь удачным, на самом деле мало что дал: весь рой противника мог как защищать свою группу, так и контратаковать свармеры. Грызь пораздумывал минуты две, однако он не анализировал всё с самого начала. За годы тренировок таких ситуаций у него были сотни, и он мог бы припомнить и несколько раз, когда именно эквивалентная группа пряталась в камнях, лишившись большей части несушек. Так что следовало только точно уяснить исходные данные для выбора варианта.

- Надо вытаскивать их потихоньку, - цокнул он, - Мотыляя свармеры туда-сюда и используя активную локацию.

- Это как?

- Вот так, - Скупыш отметил несколько точек и траектории полёта.

- И что нам это выдаст?

- Они не смогут поддерживать маневры роя, потому как у них минимум половина несушек готова. Таким образом или мы обнаружим их активной локацией, или они будут вынуждены перехватывать наш рой малой группой, и потеряют её... после чего, собственно, всё равно идёт локация.

- Понятно, это в пух, - цокнула Ольша, - Просчёт!

Грызи использовали возможности симулятора по полной программе. Можно было запустить имитацию действий, чтобы послушать примерно, как получится.

- Есть просчёт. Запуск.

Локатор усилил слух в заданном узком секторе, и туда же рванул локаторный свармер. Достигнув границ каменного крошева, он дал несколько мощных импульсов и рванул обратно. Спустя пять секунд из "облака" появился рой, вышел было в атаку, но резонно передумал. С поддержкой огня с кораблей и прямым управлением с несушек свармеры имели полное преимущество над такими же, но лишёнными этой поддержки. Дав несколько импульсов, рой развернулся и скрылся в облаке.

- Ещё раз, - хмыкнул Скупыш.

Локатор повторил приманку, на этот раз подходя не так близко, и снова вытащил рой за собой. Отдельный индикатор на т\э показывал, сколько осталось у роя топлива, и полоска неуклонно ползла к нулю.

- Повторение - мать ещё большего повторения, - цокнул мудрость грызь, - Следующий!

У него в распоряжении были два сва-локатора, так что пока один заманивал, второй заправлялся. Рой противника завернул на базу, и локатор, нагло последовав за ним, светил в облаке и таки обнаружил котанки - по крайней мере, несушки, так как они могли разделиться. Однако противник не стал тупить, посылая на перехват первые заправившиеся свармеры, а стал заряжать весь рой.

- Две минуты, пока они заправятся все, - цокнул Олыш, - Если они растянули группу, можно зацепить кого-нибудь.

- Принято, вали! - обобрили грызи.

С несушек снова пошёл полный залп, но не к обнаруженным котанкам, а в сторону, так чтобы рой не достал без запасов топлива. Вся комета, состоящая из отдельных огненных хвостов, пошла кругом, обходя несушки.

- Есть цель! - радостно крикнула Ольша, - Это суп!

- Рою - стоп! - цокнул Скупыш, - Проверку.

- Время! - явно схватилась за уши грызуниха.

- Уложимся, ещё две секунды останется, - точно ответил грызь.

Одиночный свармер спикировал на обнаруженый ремонтный котанк, но даже не успел выстрелить. Навстречу дали очереди пушки трёх котанков, а фрег выпустил "дробь" из своих мотор-пушек; залп накрыл слишком большой конус пространства, так что уворачиваться было некуда.

- Ложная цель, - уточнил Олыш, - Крепко бы влипли.

- Фуууф... - выдохнула Ольша, - Возвращаю рой.

Тут особо моделировать не требовалосиха: пока свармеры крошили бы ложные цели, их окатили бы с боков три котанка и фрег, и наверняка сбили бы куда больше одного. Вступать же с ними в бой возможности не было, потому как супостатский рой уже был готов рвануть на перехват. Так, разбрыливал мыслями Скупыш, дайте мне ведро жажи... хотя нет, позже ведро, сейчас мы имеем что? Если они используют подбитую несушку как огневую точку, значит, заправлять она не может. Следовательно, остаётся убить одну несушку, и рой можно списывать со счетов.

- Маневр буквой "ща"! - цокнул грызь, включая готовую тактическую схему.

- Уверен?... Ладно, ща так ща.

Группа разделялась и начинала заходить на цель с разных сторон. Все котанки, выстроившись в защитную формацию и прикрытые роем, атаковали основную группу противника - точнее, заходили для атаки. Фрег же, пользуясь проекторами для незаметности, заходил со стороны оставшейся целой несушки и должен был как минимум сильно подвредить её, чтобы не давать заправлять рой. Так как локатор у противника был в другой стороне, имелась возможность на успех данной авантюры. Зависел он в основном от того, какие перестроения предпримут цели. Скупыш рассчитывал, что программа загонит несушку, тем более последнюю, в тыл группы, чем и обеспечит Прибыль, только не себе. Отбиваться от роя - тоже не сахарок, но вполне терпимо.

- Ставлю на свармеры навесы с помехами, - цокала Ольша, - Должно помочь.

- В пух, - ответил Скуп, не прекращая следить за челночащим сва-локатором, которым он держал противника в напряжении, не давая времени оглядываться, - Это точно несушка?

- Несушее не бывает, - заверил Олыш.

- Тогда держитесь, пятнадцать секунд до контакта.

- Может...? - зацокнулся Олыш.

- Нет! Запуск превентивно, сброс помех тремя волнами... Пошли!

Свармеры пошли навстречу рою с таким рассчётом, чтобы успеть набросать помех, вернуться на исходную и атаковать уже цели, влипшие в облако. Соль состояла в том, что среди кучи микрозондов, создававших ложные цели и помехи, свармер очень плохо ориентировался, лишённый мощных сенсоров и управляющих механизмов. В то же время перехватчики находились близко к управляющим несушкам, что резко повышало их эффективность. Это однако учитывал и супостат - или кто-то жывой, управлявший этой группой, или просто симулятор, запущенный на бортовом вычислителе Ёлки и оттого не имевший проблем с быстродействием. Рой развернулся и ушёл к своей группе, чтобы не вляпываться в ловушку.

- Сбавить ход... - как всегда, комментировал вслух действия Скуп, - Только не сильно.

- Второй заход!

Рой пошёл на второй заход, однако защищающиеся израсходовали не все контейнеры помех, так что успешно повторили операцию. На этот раз израсходовали именно все, но это потому, что ставили сферой вокруг, а не экраном, который можно облететь. Атакующие снова были вынуждены повернуть, и эти маневры всё время уменьшали их запасы топлива. Противник собирался собрать группу обратно в кучу, но в это время уже долетел фрег, шедший на полном ходу. Подобравшись под прикрытием своих проекторов достаточно близко к несушке, Ф26 дал по ней залп полной мощностью, к тому же попав сзади. Хотя котанк ухитрился увернуться в последний момент, и его не распистонило полностью, снаряд снёс половину кольца и приводной гравген, лишив несушку несомости... ну или, обезнесушив, как некоторые выцокивались. Фрег при этом вкачивал энергию в торможение, чтобы после выстрела как можно быстрее разогнаться обратно, не подставляясь рою. Рой однако не мог бросить свою группу, которую тогда выпилили бы сразу. Противник однако не собирался сдаваться, отделил пять свармеров и бросил на перехват их. У белоельских трёх свармеров уже не хватало, так что такое ослабление было не критично, а вот фрег получал на хвосте подбитую, но ещё стреляющую несушку, и пяток мелочи. При этом отбиваться от свармеров Ф26 практически не мог вообще, не имея на то спецсредств.

- Перехватить? - цокнул Олыш.

- Нет! - отрезал Скуп, - Они не дадут этого сделать, слышишь, перекрыли траекторию. Фрег должен уйти, у сварми осталось двадцать процентов топлива.

- Группа противника приближается! - предуцокнула Ольша.

- Уклонение! Уклонение до последнего сварми!

Фрег конечно попал под обстрел, но пять свармеров пробивали его защиту еле-еле, делая небольшие пробоины в корпусе, да и то, когда попадали в бронелисты под нужным углом - девяносто процентов попаданий рикошетили. Мелочи уже негде было заправляться, поэтому она истратила весь боезапас и топливо, после чего пошла на таран и расшиблась о корабль - толку от этого было нисколько, но так следовало делать, чтобы не оставлять врагу беспомощные беспилотники, которые он неровен час может расковырять и использовать во зло. Всё же в корпусе фрега чернели приличные дыры, а левый двигатель отключился. Корабль догнала недобитая несушка и попыталась стрелять, но со снесёнными стабилизаторами котанк не мог правильно маневрировать, так что Ф26 неспеша нацелил оставшуюся мотор-пушку, и раздеталировал аппарат на мелкую шелуху.

- Атака! - предуцокнул Олыш.

Имея тот факт, что рой негде заправлять и его всё равно убьют маневрами, противник таки бросил его в атаку. К этому времени часть свармеров белоельских успела перезарядиться, получив новые подвесы, и выставила заграждение не хуже предыдущих. Группа повернула на облёт того места, где в облако входил вражеский рой, чтобы подольше держать её там, а навстречу атакующим пошёл полный запл. Направляющие лучи с башенных установок несушек точно вели своих, в то время как чужие начали путаться в каше и терять цели. Вслуху этого свармеры белоельских выходили на перехват целей и расстреливали, прежде чем те реагировали на угрозу - всмысле, в большинстве, потому как без потерь конечно не обошлосиха. Два вообще ухитрились столкнуться лбами, что хоть и редко, но бывает.

- Третью несуху! - крикнул Олыш.

К третьей несухе вырвалась группа из шести аппаратов, пропущенная в общей свалке. Пержде чем общее управление группы перенацелило на них перехватчики, свармеры, выстроившись стенкой, ударили синхронными залпами. К удаче, несушку атаковали с фронта, и до силовой установки не добрались. Однако попадания прошедших защиту снарядов снесли башню, сделали рваную дыру в переднем углу корпуса и ещё одну - в обитаемом отсеке, благо там даже условно никого не было. Стабилизаторы не были задеты, так что котанк развернулся, принимая второй удар тоже лбом, и это его спасло. Подоспевшие перехватчики превратили атакующие машины в яркие затухающие шары. Согласно всё тому же закону подлости, несушка не потеряла способности заправлять свармеры, хотя это было совершенно ненужно, потому как их осталось четырнадцать, то есть на три неполных комплекта.

- В грушу! - хлопнул лапой по столу Скупыш, - Теперь ловить остадки!

Остадки давали врассыпную, стараясь сделать так, чтобы какой-нибудь да затерялся. Благо, у белоельских были котанки, чтобы сопровождать все три оставшиеся цели, что и было немедленно сделано. Главное было определить, какие из целей - локатор и суппорт, чтобы выбить их. Если они уйдут за пределы действия свармеров, достать их может и не получится, потому как ускорение тоже самое. Впрочем, дальность этих свармеров в режиме невозвращения слишком большая, чтобы на это надеяться. Вёрткие аппараты с ходу прилипали к несушкам и в течении пары секунд занимали место на кольце; ещё секунды три требовалосиха для заправки и загрузки боекомплекта. Несушки же работали моторами на форсаже, преследуя уходящие цели. Локатор оторвался особенно далеко, и Скупыш включил двигатели пристыкованных свармеров, какие уже заправились, чтобы ускорить движение. Когда наконец все были готовы, несушка немедленно дала залп. Огненные хвосты, перекручиваясь в характерную "косу", быстро протянулись к цели, и через два захода отметка на схеме погасла. Это стандартный котанк, с мощным орудием, гарантированно выбивал один из атакующих свармеров, а специализированные - далеко не.

Таким же образом были расстреляны остающиеся котанки противника, а затем совместной атаке всех несушек подвергся фрег. Попадания издырявили его корпус, как сыр, но моторы держались долго. Только после двух залпов корабль окончательно вышел из строя - но существовать не прекратил. Искорёженный корпус, из которого валили испаряющиеся вещества, кувыркался в пространстве и уже вполне обычным образом бился в камни. При повреждении моторов они сбрасывали энергию и глохли, отнюдь не обязательно вызывая взрыв. Котанк же просто был слишком компактен для такого, и выброс мощности сжигал его почти полностью.

- Ослушиваться! - напомнил Олыш, и грызи стали ослушиваться, пользуясь т\э.

Соразмерно все тому же закону П., как только развесишь уши - подвалят новые неприятности. Вслуху этого грызи уши не развешивали, однако произвели пару снопов ржи по поводу расстреляного товара. Скупыш таки только после этого очнулся, ощутив себя сидящим в ящике перед экраном, а не в космосе. Морда была потная, а лапа затекла, потому как под неё попала ручка, но грызь этого не заметил. Не отрываясь от т\э, Скуп всё же вытер морду и хлебнул чаёв, потому как в горле пересохло.

- Вариант "кость в горле", - заметил он.

- М? А, да, - согласились грызи.

Под этим вариантом он имел вслуху стандартную ситуацию, когда, получив сразу большое преимущество, группа потом прогорает на мелочах. Причём это относится не только к организмам, но и даже более к искуственным интеллектам - искинам.

Пока же им предстояло собрать группу, провести инвентаризацию ущерба, и по возможности ликвидировать оный. Потеря свармеров была вполне в рамках допустимого. Подбитая несушка, хотя и лишилась локации и большей части управления, сохранила ход и могла следовать за группой. Её следовало обработать маскировочным покрытием, чтобы дыры не давали помех для проекторов и не нарушали пургу - это быстро делал ремонтник, он же суппорт. Жиже дела обстояли с фрегом, у которого отказал один мотор, и кроме того, имелись повреждения проекторов. Группа собралась возле фрега, поставленного между двумя стенками летящих камней, котанки свернули ленточные радиаторы и встали на самый малый ход, так что можно было надеяться, что никто не заметит. Из оплавленных дыр в сверхпрочном металле вяло дымило - отчасти испарялись и металлы, до сих пор не остывшие и забитые среди других материалов.

Грызи раздумывали крайне недолго, и для этого им даже не требовалосиха совещаться. Как только суппорт закончил красить повреждённый котанк, его отослали к разбитому фрегу противника. Само собой, в реальной обстановке это было крайне маловероятно, но сейчас-то фрег был идентичный своему, а стало быть, ничто не мешало наковырять с него запчастей. Это было твёрдое правило... ну всмысле, и ковырять запчасти, конечно, тоже - но главное, что в симуляторе не давали скидок на условности. Есть Ф26 - значит, это именно Ф26.

Суппорт, или суповой котанк, представлял из себя БКТ-64 всё с той же "пулемётной" башенкой, что и на прочих спецмашинах, только позади основного корпуса у него зижделась большая прямоугольная "вагонетка", открытая сверху, из-за чего машина была почти в два раза длинее стандартной. Зато она несла универсальный стереолитограф и установку атомной сборки вещества, что теоретически позволяло изготовлять любые детали, а на практике дело было в затратах времени. По крайней мере, с изготовлением зондов модуль справлялся удовлетворительно, хотя у него и были кой-какие вредные привычки. Кроме того, суппорт нёс мехов - механо-автоматов, потребных для монтажных и прочих операций на объекте внимания.

Пока один такой лазил по своему фрегу, сканируя повреждения и определяя картину, суппорт догнал дрейфующий разбитый корабль, кое-как остановил его вращение, пользуясь собственным защитным полем, и высадил туда опять-таки мехов. Таким образом была быстро составлена общая картина маслом, а именно - что разбито на своём фреге и что можно выковырять из чужого. Как оно и подозревалось, большую часть недостающих узлов можно было вытряхнуть из развалины, и мехи немедленно приступили к этой операции. Цельные агрегаты предстояло ещё разбирать и менять систему управления, в которой сохранились ненужные прошивки, но это всё равно было куда быстрее, чем изготовление с нулей.

- Ну вот, кое-каакя Прибыль всё-таки есть, - заметила Ольша, - Трофеи сократят нам время ремонта до двух часов, и фрег будет почти как почти новый.

- Почти будет, - кивнул Олыш, - Йа тут просчитал, что следующая группа пойдёт сюда минимум через трое суток, так что можно считать, район зачистили.

- Ну уши на отрыв йа бы не давал, - заметил Скупыш, изучая схему, - Но как наиболее вероятный вариант, сойдёт.

- Пока суть да безделье, хорошо бы покормиться... Кто дежурит?

Покормиться стоило, потому как трясти ещё долго: тренировка предуслышивала разведку пяти звёздных систем, расположенных сильно близко, и хотя три из них группа уже прошла и посыпала зондами, в оставшихся могло быть туго. Тем более, учитывая потерю примерно половины ударной силы в виде свармеров - выпиливать с таким размахом уже будет нечем. Неспеша поразмыслив, пуши сколотили решение отправить две несушки на базу. В нулевых, они доставят уже собранные данные, а кроме того, без свармеров от них почти никакого толка. Два свармера поверх дюжины, что могла стыковаться к двум оставшимся несушкам, помещались на ремонтник, откуда могли быстро стартовать. Также немаловажным было то, что уменьшение количества котанков уменьшало заметность группы.

Ремонтный модуль справился довольно сносно, хотя и пришлось его то и дело "раскачивать", делая откаты и запуская операции снова, когда их заедало. Часть трофейных агрегатов была установлена на фрег, и тот получил оба действующих мотора и все проекторы. Таким песком группа снова построилась в походное положение, и пошла к следующей звезде, оставив позади зонды, разреженые облачка плазмы на месте взрывов, и раскуроченный корпус фрега. Зондов противника там тоже осталосиха допуха, однако у группы не было спецсредств для их траления, а процеживать кольца газовой планеты влапную, собирая малозаметные и полностью пассивные зонды - это нужен год, в то время как период на выполнение задания был ограниченый. Два котанка, светя длинными лентами радиаторов, ушли восвояси; шансы на то, что их перехватят, были вполне удовлетворительные, тобишь приближались к нулю.

По пути грызи не приминули подробно разобрать боестолкновение, учесть, замерить, перенастроить, и так далее - воизбежание. Запись давала возможность подробно посмотреть по т\э, как сыпется песок. Вот из-за камней, как пчёлы из леса, появляются свармеры и ощетиниваются звёздчатыми вспышками от выстрелов, и сверхсветовые снаряды рвут корпуса целей, выбрасывая назад длинные трассы размолотого в пыль материала. Вот фрег, не мудрствуя лукаво, ловит в прицел подбитую несушку и посылает в неё два синих луча. Выслушило это всё весьма красочно, особенно на т\э. Как знал Скупыш, в оптике вспышки от выстрелов и взрывов наблюдать не особо здорово - или слишком яркие, или наоборот, затухшие с расстоянием. Он немного завернул мыслью и к тому, что в реальной ситуации в разбитом фреге кто-нибудь остался бы... грызь поёжился. Космос это конечно в пух, но остаться в такой глуши, где нет никакой жызни, и может быть не будет ещё миллионы лет - это слегка настораживало.

Собственно, по рассчётам выходило, что после атаки свармеров на фреге действительно можно остаться целым. На самом деле, существовала и катапульта из котанка, если экипаж удосужился влезть в скафы. Найти организм в скафандре среди обломков или вот в такой каше не проще, чем зонд, поэтому если враг не параноик, то он этого делать не будет. В спасательный набор входил и псв-генератор длительного действия, который вгонял скаф в "замороженное" состояние, в каковом тот мог находиться сотни лет без никаких последствий. На скафе имелся полумаячок, помогавший найти его поисковым партиям, если таковые возьмутся искать. Беличьи установки по этому поводу гласили, что ежели это не критично для других мероприятий, поиск уцелевших производится на сто пухов. Однако при этом лично каждый грызь на это не рассчитывал, думая о том, что защищает Родину, а не свой хвост. Бережёшь хвост - сиди дома.

Пауза в тряске дала возможность Скупышу оторваться от экрана, умыть морду в бочонке, что стоял у него возле раковины с краном, схрумать несколько укропин, лезших в комнату снаружи, и конечно, вспушиться. В дверь комнаты никто не ломился, потому как это вообще было не в привычках грызей, а тем более, сейчас там висела табличка "У-боат! Р-корпеть!", что означало не беспокоить. Скуп размял затёкшие лапы, походил по помещению туда-сюда, пырнулся в окно: у лесополосы, в которую упирался обзор, возилась с посадкой кустов грызуниха, рыженькая и пушистая... впрочем это было ни разу не удивительно, потому как большинство белок были рыжие, и абсолютно все - пушистые, за что их и называли пуховичными зверями. Покатав морду по щекам, Скупыш вернулся к основной теме.

Следующая звезда была большая, класса белого гиганта, отчего имела громадный гравитационный колодец и излучала уйму света и тепла. Внезвёздное вещество было сметено от светила на полтора миллиарда километров и скатано в кольца наподобие тех, что есть у газовых планет, только гораздо массивнее. Внутренняя сторона этого тора представляла из себя сплошную стену ионизированного до плазмы газа, потому как принимала мощное излучение звезды. Дальше в кольца света было меньше, так что встречался и лёд. Баранка была очень хорошей позицией, в широких просветах между кольцами можно было выстраивать целые флоты, и будучи прижатыми к стенкам, даже огромные корабли будут плохо слышны издали, а небольшие так и вообще не расслушаешь. Каньоны между вяло текущими каменно-ледяными реками, составлявшими кольца, были с обоих сторон закрыты облаками газа, который сносило солнечным ветром с внутренней окружности тора.

Еловый сканер, имея мощность в пух знает сколько хвостиллионов, просветил бы этот лабиринт без особых проблем, так что и проекторы не помогут, но в каждую систему по Ёлке не отправишь - не вслуху того, что мало Ёлок, а вслуху того, что не хочется их распылять по фронту. Кроме того, активное сканирование сразу заметно, а это уменьшает ценность данных. Вслуху таких соображений в тороидальный лабиринт должны были лезть разведгруппы, и держать особо востро уши и прочие части тушки.

Сначала грызи проводили маневр сближения со звездой, так чтобы сделать это как можно более тихой сапой. Здесь было несколько моментов, которые следовало учитывать и следить, как отрабатывает программа. Пройдя к тору, группа влезла между границей каменных колец и летящими над ними облаками, и на небольшой скорости прошла поперёк тора, выйдя к внутренней стороне. Стена газа здесь была достаточно плотная и светилась голубым и зелёным, напоминая море; огромное солнце через эту завесу выслушило вполне терпимо ярким.

- Какая крысотища! - восхитилась Ольша, и тут же вспушилась, - Кхм. Начинаю спектральный анализ.

Спектральным разведчики называли анализ гравитационных волн звезды, который позволял с достаточной уверенностью цокнуть, есть ли искусственные объекты внутри звезды. Некоторые корабли, оснащённые спецсредствами, могли погружаться в пучины термоядерно горящего океана достаточно надолго, чтобы сныкаться там в оперативной длительности. Следовало по крайней мере убедиться, что на солнце не разлеглись, как тюлени на льдине, для чего локаторный котанк подошёл к самой границе плазменного облака и минут двадцать принимал и переваривал данные. Яркие лучи мотылялись по бортам машины, а вокруг пролетали пузыри различного размера, так что это натурально выслушило как подводный пейзаж. Только вот радиации тут лезло столько, что лучше об этом не думать.

Скупыш опять начисто забыл, что это симулятор. Впрочем, опять-таки не было никакой разницы, потому как карты для т\э поставляли натуральные сенсоры, и следовательно, где-то есть именно такой тор и такое плазменное море.

- Фиксирую аномалию, - сообщила грызуниха, - Вот тут.

- Приличная, - кивнул Скуп.

- Это скорее всего обломки, - зевнул Олыш, - Слышите, как ложатся? Да и муть рядом вроде бы есть.

- Похоже на то. Записываем и забываем.

Текфонитовые обломки могли гореть в звезде годами, и они туда попадали чаще всего, имея произвольный вектор в начале. Цокнув о записи и забытьи, грызи имели вслуху, что пассивный анализ может только переписать данные, но с полной уверенностью идентифицировать аномалии в звезде невозможно. Не прыгая выше кистей, разведчики записывали спектр, так как не могли сделать ничего более глубокого.

После этого началосиха длительное и достаточно однообразное прочёсывание лабиринта, которое однако требовало постоянной выплаты внимания. Дистанция "выскока из-за угла" ввиду противника тут была очень небольшая, и если не следить за изменением обстановки, то она станет меньше критической, на которой проектор окажется бесполезным. Пуши поделились, но не на ноль, а на очередь дежурства, чтобы не сидеть постоянно. Скупыш отметил, что в помещении становится жарко - лето, работавшее в жыме, никуда не делось и грело как полагается. Получив возможность в очередной раз отсурковаться, грызь отметил, что группа "летает" уже третьи сутки - впрочем, он слыхал условные полёты и по несколько месяцев, так как длительность являлась важным фактором для натаскивания пуховичных зверей.

Скупыш снова вымочил морду, а потом и всю голову, в бочонке, чтоб было прохладнее, взварил чай и белковый сублимат, заменявший гороховый суп с щавелем и крапивой. Во внепоходном положении он раскидывал разносолы вовсю, как привык дома - концентрат заваривал в миске, в маленькой кружке замачивал настоящий сушёный горох, во вторую миску насыпал орехов, а в трёхлитровой кружке замешивал чай. В походе, как правило, пользовались только конусообразной миской, из которой можно однопухственно и пить, и есть ложкой. Кроме того, стандартные миски, какими оснащались малые аппараты флота, были сделаны из крайне лёгкого металла и казались бумажными, а также имели встроенные подогреватель, охладитель и очиститель. Когда приходится кормиться в скафе, потому как у тебя в кабине дыра в космос, это отнюдь не лишнее. В обычном же использовании именно лишнее, так что грызи и не тащили барахла в гнездо.

Скупыш, набив желудочно-кишечный тракт, заваливался в суръящик, подкладывал хвост под щёку, и быстро спал, пока есть время. При этом моховая куча работала однопухственно как на согревание при прохладце, так и на охлаждение при жаре - в ящике было не столь душно, как в комнате. Ныряя в сон, грызь вспоминал своих согрызунов, а когда дело доходило до Лушки, непроизвольно хватал лапами сухой мох и щурился. К некоторому неудовольствию грызя, снились ему не лес и грызуниха, а космос и котанки, как наиболее пропечатанная за последнее время в мозгу картина.

- БЫП! - подбросил его сигнал терминала.

Скупыш перевалился через стенку, катнулся по полу и сразу вскочил в кресло. Такой фокус он проделывал уже давным давно, так что сделал это за три секунды и с желаемым результатом.

- Скупыш на линии, - цокнул он стандартную формулировку.

- Ольша на линии.

- Олыш... Ну да, йа и так, - фыркнул Олыш, - Выплачивайте внимание кубатуре 23-14.

За тонкой и полупрозрачной для сенсоров стенкой камней что-то двигалось, причём довольно активно. Настроив дешифровку, Скупыш увидел на т\э целую цепочку сигнатур, каждая из которых была аппаратом как минимум котанк-класса. Рой этих машин двигался в необычной формации, выстроившись длинной змеёй, изгибавшейся при обходе препядствий и маневрах. Грызь включил детализацию и смог получше разобраться, что за аппараты зафикисрованы. Судя по данным, это были корветы типа "дурачок", обнаруженные разведкой у тыконцев - и следовательно, модель в симуляторе максимально соответствовала оригиналу. Впрочем, никто опять не вспомнил о симуляции.

Без лишних цоков Скупыш выудил из базы данных сведения о "дурачках". Его интересовали ходовые качества и сенсоры, потому как вне зависимости от вооружения, змейка состояла штук из сорока корвов и задавила бы массой, если могла обнаружить и догнать. Как он быстро уяснил, эти аппараты в основном предназначались для работы в таких группах, соединяя свои возможности. На каждом имелись довольно слабые сенсоры, но развёрнутые в сеть сорок штук, они работали как массив и давали неплохие результаты. Также было известно, что корвы обладают слабым гравгенным действием, поэтому целая змея из них может и поймать корабль в захват, после чего пропилить массовым синхронным обстрелом. Однако при этом "дурачки" имели хилую защиту, и их змейку было легко обезвредить, разбив на куски.

Скупыш немедленно просчитал варианты атаки - одним залпом можно выбить штук десять, а оставшихся добить внаглую. Атаковать было не обязательно, потому как корвы были лёгкой целью и наверняка просто отвлекали от чего-то посерьёзнее. Вслуху этого Олыш стал обводить группу стороной, чтобы "дурачки" не приближались слишком. Котанки выстроились формацией "коготь", тобишь конусом, обращённым острием назад, чтобы поближе влезть в зону действия проекторов фрега. Змейка из красных точек вилась между крупными группами камней, ощупывая их, как натуральный уж.

- Они точно нас не спалили? - уточнила Ольша, - Что-то мотыляются вокруг...

- Не думаю, - цокнул Олыш, - Да и не достанут, если что. Их не зря "дурачками" назвали, очень халтурный корв.

- Вот тебе получше, - хмыкнул Скупыш.

Продвинувшись дальше и перенеся зону приёма локатора, группа поймала следы двух звеньев истребителей, вяло мотылявшихся в одной области - практически они стояли на месте, просто кружили, чтобы не заглушать движки, потому как стоя на месте, трудно избежать осложнений. Это действительно было получше - тыконские истребители "фон" почти доставали котанки по ускорению и имели приличное вооружение; кроме того, их также был целый рой в полсотни машин. Однако у тыконцев в целом не имелось годных сенсоров, так что и эти оказывались подслеповаты, чтобы пропустить фрег достаточно близко.

- Предполагаю, что активного сканирования не надо, - цокнул Скупыш, - Если есть истры, значит тут как минимум несушка, а может и не одна.

- Обходим слева-снизу, - показал по т\э Олыш, - Главное, следите за синхронизацией группы.

- Чисто цокнуто, - подтвердила грызуниха.

Более всего пользы от разведки происходит в том случае, если противник не догадывается, что его разведали. Вслуху этого грызи решили нарезать круги возле расположения возможной эскадры, просто поймав на пассивный локатор все корабли, если таковые там есть. Фрег аккуратно повернул в зазор между облаками газа, уже остывшего и оттого имеющего вид сине-серых туч, потому как на космическом холоде, лишённый солнечного подогрева, газ превращался в лёд и снежинки. Котанки, выпустившие радиаторы от силы на десятую часть длины, синхронно поворачивали за кораблём, дабы не осложнять работу проекторов.

Эти маневры тоже требовали выплат внимания в значительных объёмах: на периметр то и дело налетали группы истребителей, мотылялись змейки из корвов, а то и пролетал активный локатор на фреге. Грызи в очередной раз натаскивались, проявляя быструю реакцию и смекалку, причём делая это в полной кооперации с товарищами. На цоцо времени не имелосиха, пуши хватали на лету, кто что делает, и не мешали друг другу. Скупыш припоминал, что лет десять назад такой элементарный песок был ему крайне тяжёл для выполнения, и он вообще не мог понять, почему.

Хоровод вокруг цели принёс искомое: т\э постепенно высветил аж два десятка тыконских кораблей типа "фон-ма". Это были их универсальные корабли, каждый из которых нёс, помимо чуши, одно мощное дальнобойное орудие, турели, и два модуля, свободно заменяемых. Таким образом, группировка фон-ма могла иметь любое назначение, впрочем как и любая Ёлка.

- По-моему сто процентов, надо уходить, - цокнул Олыш.

- А если ещё кружок, может что выплывет?

- Скорее мы выплывем... это неоправданный риск, Оль.

- Да, пожалуй, - на канале отчётливо послышалось, как грызуниха вспушилась.

Учитывая схему полётного задания и расставленные приоритеты, миссию следовало считать практически завершённой: обнаружение крупной группировки предполагает немедленное...

- Имидиентальное, - перевела на пинглиш Ольша, скатив грызей в смех.

...немедленное возвращение к своему флоту для передачи информации. У космонавтов было немалое искушение прошерстить лабиринт до конца, а то и слетать в пятую систему, но они чётко соблюдали инструкции. Главная задача разведки - не обнаруживать себя, собрать данные и доставить флоту. Выпил группы противника прямо входил в эти задачи, потому как иначе котанки уже как минимум дошли бы до тыконского флота и поставили его на уши. Здесь была единственная бросавшаяся в уши условность симулятора - противник состоял пух знает из чего, комбинируя несовместимое.

Скупыш ещё успел отсечь колонну в пять кораблей, всё тех же фон-ма, которые дырявили каменное месиво ресурсными установками, собирая материалы для каких-либо целей. По функционалу эти тяжёлые фреги были неплохи, и могли работать в том числе ресурсерами. Группа же, всё также прижимаясь к фрегу, повернула к дальней стороне тора, осторожно покинула его, и дала ходу восвояси. На межзвёздный марш ушло ещё часов десять, но грызи сидели спокойно, привычные к этому. Для создания завершённой картины было необходимо пройти и этот, не особо насыщенный событиями, этап. И лишь после того, как на т\э симулятора вся группа застыковалась в ангарный модуль "Зимнего Воя", Кудус сообщил о завершении условного вылета.

- Фууф, суслики-щенки! - цокнула Ольша, - Опушнеть можно.

- Да в общем-то затем и, - подтвердил Кудус, - Ну что, песок копнули как следует, со схемой полёта всё в пух. Выпиливание на пятёрочку... Разве что, можно было ещё слухнуть по тору, но это по вкусу.

- А эти тыконские корабли аутентичные? - уточнил Скупыш.

- Насколько хорошо поработала дальняя разведка, да. Кстати у них совершенно другая структура следов, которые они оставляют в пространстве.

Скуп покрутил на т\э подробную схему "фон-ма". Корабль был почти прямоугольный, со скруглёнными краями; спереди и сзади у него были два блока движителей, напоминавших не иначе как гусеницу, натянутую на ролики, а между ними помещался основной корпус с двумя большими крышками для модулей. Сверху - с относительного верху - на корабле была пушка главного калибра, прикреплённая на поворотный механизм на самой корме и протягивающаяся вдоль всего корабля.

- Пока точных данных нет, - продолжал Кудус, - Но есть крайне вероятное предположение, что эти гусеницы того же принципа действия, что и на райнтарском фреге Д2М. Вслуху этого есть все основания для нас изучить данные относительно этого фрега, они будут в доступности в нашей базе... Теперь, если не будет чего срочного, можно разжижаться.

- Разжижаться принято!

Скупыш незамедлительно... имидиентально, да, разжижился и блаженно растянулся в ящике, чувствуя выключенный терминал. Для космонавта это было очень приятное чувство, наконец выключить его. Из окна задувал горячий летний ветер, орала сорока и летали насекомые, создавая отличное ощущение Леса. Даже запах воды от пруда и нагретой хвои от ёлок долетал до носа, что вообще в пух.

Правда, хватило грызя на час, после чего он заново включил экран и полез слушать, что там по поводу гусеничных фрегов. Это было достаточно своевременно, потому как сводки сообщали, что на границах с Тыконией продолжаются мелкие стычки. Центральный аппарат тыконской империи при этом гнал одну и ту же пургу, что мол ничего не знает и отвечать за каких-то отморозков не собирается. Учитывая, что астрохулиганы с тупым упорством пытались захватывать космографические станции, насчёт отморозков было сказано не громко.

Грызь углублялся в более близкий ему песок - тактико-технический. Его беспокоило, что корабли тыконцев не имели сколь-либо значительной защиты, а следовательно велика вероятность, что её просто не расслушали. Орудия фон-ма были хрупкими и неудобными в эксплуатации, но соберись толпа штук в сто - и Ёлке к ней не приблизиться без угрозы уничтожения. В то же время, массовая атака свармеров - не с котанков, а из модулей больших кораблей - вынесет эскадру фон-ма без никаих осложнений. В докладах разведки так и писали: следует предположить, что защитные системы во внебоевой обстановке сняты с кораблей и находятся на хранении.

Ладно, цокнул себе Скупыш, пух с ними. Он ещё вышел на т\э, попыриться на то, как работает родная Ёлка - загребая в три потока вещество с колец планеты, пыхая в стороны газовыми фонтанами и периодически отправляя с хвостовых ферм готовые сферы вещества. Ёлочки фрег-класса цепляли эти шары и тащили на стабильную орбиту. Как обычно, это слышище вызвало чувство выполненных долгов, так что Скупыш вспушился, и решил пойти прополоскать пух в пруду, благо жарища прогрела воду.

Полоскать шерсть Скуп хаживал регулярно, как впрочем и большая часть грызей. Вытянутый в виде канала пруд, через который были перекинуты мостки для прохода, крайне располагал к разжижению. В каналах меньшей ширины и глубины, что шли вдоль основного, росли густые камыши и осока, и оттуда казали толстые белые бока утки и гуси. Скупыш также не тяготился тем, что попутно можно было попыриться на белочек, которые в намокшем виде выслушили особенно стройно. Правда, на этих грызуних можно было только облизываться, потому как было известно, что их согрызяи околачиваются на этой же Ёлке.

Двигаясь по бетонным и песчаным дорожкам жылого модуля, в частности в продмаг за крупой и горохом, грызь слыхал также сдешних самоволков... ну или фактически, одного самоволка, только в разных аватарах, как это называлосиха. Суг, как и на экране, был широкомордым светло-серым зверюгой, а Таила - куда меньше его, светловолосая и с разного цвета глазами волчиха. Что издали, что вблизи, Скупыш никогда не цокнул бы, кто это, а принял бы за натуральных разумных волков. Впрочем, так оно и было... Грызь однако заплатил большее внимание симпатичной самочке как таковой, а не вопросу о натуральности и разумности волков.

Вслуху этого он заново прошёлся мыслями по Лушке и опять схватил некоторый диссонанс от того, что сделал нечто, одной стороной не попадающее в пух. Впрочем, он придумал, что следует дождаться окончания этой смены на Ёлке, каковая длилась четыре месяца, а уж затем, на две головы с грызунихой, разбрыльнуть над вопросом. Песок, слышимо, имел на этот счёт своё мнение, так как стоило Скупышу схватить за уши Шушена, чтобы выкрошить ему батон о тыконском флоте, как грызь цокнул

- Посиди с коэффициентом. Вот как ты слушаешь на тисканье грызуних?

Скупыш слегка поперхнулся воздухом, потому как слишком прямо было цокнуто. Грызи обычно говорили о тисканье, в частности пушных зверей, и уж во второй частности, грызуних.

- Нуээ, - точно ответил Скуп, скребя когтями по столу и щурясь.

- Основательный ответ, - кивнул Шуша, - Просто здесь Нурка приглашает на цоцо в столовке, собственно всех, кому не лень. Поэтому не думаю, что стоит умалчивать эту факту.

- Цоцо? - повернул ухо Скупыш.

- Угу. Просто несколько не в пух писать это в новостях прямыми словами, однако по опыту йа тебе объясняю, что Нурка обычно собирает со всего хдерева свободных грызуних, и заваливается в столовку отнюдь не одна.

Скупыш слегка развесил уши. Нурку Разбрылькову, практически основные ответственные уши Ёлки, он видел на экране и счёл, что белочка прелестна. Однако песок логики сообщал, что точно также сочтут ещё много грызей, так что особо рассчитывать не стоит. С другой стороны, ухо уловило, что если не по конкретике, так по целому, рассчитывать как раз можно. Скупыш захихикал и потёр лапы.

- Хруродарствую за наводку, грызо, - цокнул он Шуше.

- Смотри, хохолок не через меру, - хмыкнул тот.

Грызи всегда расслушивали тисканье на девяносто девять пухов именно как тисканье и ничего больше, поэтому факты наличия согрызяев, тем паче удалённых согрызяев, на эти намерения никогда не влияли. Правда, раньше Скуп старался избегать притираться к другим белкам, чтобы не нарушать двоепушности, но в данном случае решил, что сойдёт. Тем более, никто не обещал ему эт-самое, обещали только цоцо. Он не удержался и ещё раз прослушал новостные сводки, которые читала именно Нурка, слушая голосок грызунихи и расслушивая её исключительно шелкошкурые ушки.

- ... на двадцать два процента. Вслуху этого, наша основная задача состоит в том, чтобы превышение темпов не привело к неоправданному износу оборудования и перерасходу расходных материалов. Как-грится, народу не нужны нездоровые сенсации, народу нужны здоровые сенсации. Что касается шишек, то здесь всё в пух, более-менее, только косяки с калибровкой подачи топлива...

Нурка прокатилась чуть не по всем отсекам Ёлки в отдельности, в частности, затронув модули ложных целей и разведки. Скуп аж открыл архив цоцо, и выяснил, что на "Зимнем Вое" давно зреет мысль использовать производственные мощности для постройки платформы, которая в свою очередь сможет собирать какие-либо из еловых компонентов: рамы модулей, внешние фермы, "шишки", которые мотор-пушки, и так далее. В грызунячьем флоте это было традиционно, что практически каждая Ёлка, имевшая такую возможность, производила части себя. Поскольку производить все части было крайне сложно, хдеревья специализировались на одном наименовании, а потом меняли кучу одинаковых частей на полный набор, получая возможность или достраивать Ёлку, или создать новую.

"Зимний Вой" никуда не собирался из системы в ближайшие годы, так что отягощение платформой не вызывало проблем. Однако Ёлка имела нестандартную конфигурацию, вслуху чего инженеры никак не могли решить, как достроить платформу так, чтобы она не мешала работе ресурсного комплекса. При этом платформу следовало именно держать в связке с Ёлкой, потому как она требовала прорву энергии, а поставить её нахаляву могли только моторы корабля. Как понял Скуп, последнее на чём остановились - это платформа параллельно хдереву, соединённая с ним длинной фермой; размещение в любом другом месте мешало не одной, так другой операции. Грызь счёл, что это в пух: узкий мост не закроет ни газовых факелов, ни вылета из ангаров, ни обзора локаторам, а вдобавок балласт можно в любой момент отстыковать.

Впрочем, зарывшись в еловые дела, Скупыш не забыл о пухе, да собственно Шуша и не дал бы ему это сделать. Грызи вспушились и двинули к большому зданию в центре жыма, так называемому дому карт. Выслушил этот дом крайне сумбурно, потому как с одной стороны был бетонный, с другой из песчанника, с третьей обшит железом, а с четвёртой досками; этажность его колебалась от трёх до семи. К площадке перед сооружением подходила прямая бетонка, пересекавшая весь модуль и бывшая самой проездной дорогой - по ней катались электротележки, возившие пушей и барахлишко. Над входом висело трёхметровое полотно, начертанный зелёным по белому штамп Белоелья - вокруг обычной ёлочки громоздилась снежинка.

- А с пуха ли дом карт? - цокнул Скупыш, пыля ногами по тропинке.

- В нулевых, раньше там сидели все нафигаторы, - ответил Шушен, - Во-первых, потом там взяли за правило раскидывать "подкладую свинью" на картах.

- Понятно... А вот этот песок? - показал на флаг Скуп, - Тебе не кажется, что другие грызи начинают на нас косо слушать? Чем мы отличаемся, кроме названия страны?

- Так в том и смех, что ничем! - заржал грызь, - На мой слух, тут нипушнины плохого, только ближе притираемся к знакомым хвостам.

- Просто это напоминает зарубежевый опыт, - пояснил Скупыш, - Все эти образования одних и тех же биовидов, которые самозабвенно душили друг друга.

- Это если есть такое желание, форма всегда найдётся, как и средства. Белоелье никого не душит, а только наоборот...

- Тишуд? - катнулся в смех Скуп.

- Да. Некоторое разграничение позволяет повысить чёткость, вот, - цокнул Шушен, - Ведь еловый лес - это не просто еловый лес, он поделён на флоты, отряды и так далее. Это же в пух?

- Вопросов больше ни имею, - подумав, кивнул Скупыш.

Возле дома карт существовала особо ржаная атмосфера и толклось немало пушей - они не любили толочься, но ради разнообразия толклись, тем более это было единственное скученное место на Ёлке. Мимо подъезда прошёл грызь с точильным станком за плечами, прикрикивая "а вот точить ножи, ножницы, жляцни!", что вызывало смех. Ещё больший смех вызывало появление второго грызя, который ходил за первым и предлагал тупить ножи-ножницы. Проржавшись, Скуп и Шуша проникли через помещения, которые внутри были не менее фигурны, чем снаружи. Пробравшись между земъящиками и шкафами с разного рода интересной мелочью, выставленной для ослуха, они оказались в довольно большой столовке. Судя по закрытым окнам, Скупыш подозревал, что она вообще не в доме, а под полом модуля. Как бы там ни было, тут существовали столы длиной метров тридцать, такие же скамьи по обе стороны, и линии земъящиков с ботвой, разделяющие столы. Ещё одна микролесополоса шла прямо по столам, там в ящичках рос лук, петрушка и укроп, чтобы сразу чикать и бросать в суп. Потолок, понятное дело, был увит плющом, а стены хмелем, так что слышна была только листва и разноцветные цветки плюща. Хвостов тут толклось немного, так что Скупыш покрутил ушами.

- А? - задал он содержательный вопрос.

- Услышишь, - заверил Шуша, - Нурка, она тоже тактик шерстого уровня.

Пока же в одном углу собирались исключительно белкачи, и оттуда шёл поток ржи... впрочем, это по умолчанию, типа как то, что звери дышали воздухом. Тут намордствовали не только обычные рыже-серые грызи, но и каштановые, желтоватые, и с сильным уклоном в чёрный цвет.

- ПОООО... - затянул Шушен, подходя к компании.

- Пинннь! - произнёс отзыв кто-то, и опять посыпалась рожь.

- А, Шуша, бесформенный пуха шмат! То-то слышно, весь песок того...

- Чяво таво! - отмахнулся тот, - Сами в песке по пуши, а всё туда же!... Кстати, вы про что?

- Ни про что, - катнулись в смех грызи.

Как быстро выяснилосиха в ходе цоцо, перемежаемого рожью и распитием чаёв, грызи собрались с Ёлке по иголке, тобишь кто откуда. От разведчиков были только Скуп с Шушей, а от модуля пурги - один жёлто-полосатый грызь с маленькими кистями на ушах, песчанник. Больше всего было просто эксплуатационников, потому как их на Ёлке и есть больше всего - пухова туча систем, к тому же постоянно действующих, требует выплат внимания в огромных объёмах.

Пока суть да безделье, пуши не сидели на холостом ходу, а обцокивали различные вопросы, интересующие многопушие, в частности ситуацию вокруг Тыконии. Они сходились во мнениях, что есть два варианта - либо эти вислоухие собаки совсем не имеют нюха, и это уровень сложности "легче лёгкого", либо их старательно науськивают какие-то враждебные силы, по крайней мере достаточно ловкие, чтобы их до сих пор не обнаружили. Хаживала версия, что взрыв чёрной дыры и нашествие циклонов прямо связаны с этим песком, однако точных фактов пока не хватало. Затем один из грызей, Долгуш, поднялся за столом и постучал миской по дереву, прося о выплате внимания.

- Вношу миску орехов и предложение расширить жым на Ёлке!

- Эй, пух в ушах, сейчас Нурка придёт, так и...

- Не совсем так, - пояснил Долгуш, - Имеется вслуху, что хорошо бы позаботиться о просторном месте для прополаскивания пуха наших прекрасных самочек. Этот жым конечно неплох, однако его площадь становится недостаточной для всех пушей, тем более, если будет расширение Ёлки. Так что считаю, что будет в пух сделать это в качестве инициативы, а Нурке цокнуть, когда уже будет почти готово.

- А... Ну это другой песок, - зачесали за ушами грызи, - А числа есть?

- Числа есть, выходит по тридцать тысяч единиц бобра на пушу. Ёлка "Шерсть Дятлов", которая стоит у нас почти под носом, производит жылые модули, так что пристыкуем быстро, поверх ремонтки, например.

- Прилично выходит, - прокряхтел кто-то, душимый Жабой, - Мы вроде как на всю Ёлку жым делаем, а не себе лично?

- Йа цокнул, что является главным в этом песке, - напомнил Долгуш.

- А, да. Тогда в пух.

Соль была в том, что вся посчитанная на единицы бобра Прибыль, сделанная "Зимним Воем", оседала на счетах трясущих, и только через их согласие расходовалась на расходы. Скупыш прикинул, что означенные числа - это примерно три месяца его тряски. Учитывая, что идея и правда в пух, Жаба его не тронула. К тому же, Долгуш успокоил тем, что такая сумма - в самом плохом случае, если скинутся только те, кто сейчас сидит за столами - он же намеревался привлечь ещё пушей, и вряд ли ему это не удастся.

Сельсовет однако продолжался не так долго, потому как в столовку вошли грызунихи. Скупыш опять не удержался вытаращиться яблоками, потому как Нурка была очень симпатичная белочка, да и остальные ничуть не хуже. Грызь уловил в воздухе мягкое шуршание от многих хвостов, обтиравшихся об столы и стены, и вспушился. Грызунихи были почти все в обычной форме белоельского флота, что усугубляло эффект пушнины. Слышимо, не только Скупыш припушнел, потому как Долгуш, приподняв хохолок аки попугай, вдруг исчез под столом, катнулся по полу, и выскочив аккурат перед Нуркой, протянул ей лапу. Та обобрительно захихикала, взяла зверя за лапу и пошла поближе к самовару. Остальные белки хоть и испытывали некоторое смущение от такого скопления хвостов, пошли подсаживаться к грызям.

Примерно такой же песок Скупыш наблюдал на Родине: там был колодец вдали от всех дворов, и если грызь или грызуниха пришли туда якобы за водой, значит на самом деле пришли они познакомиться с возможным согрызяем. Ну а уж если что не в пух, так и правда ведро на плечо, и впесок. Вслуху этого он не удивлялся, но уши слегка разъезжались в разные стороны от такого обилия пушных шкур. При этом Скуп всё больше таращился на Нурку - она была не тонкая, но вполне вызывала чувство стройности тушки. У грызунихи была короткая мордочка с ярко выраженным белым пухом снизу, большие зелёные глаза и крайне пуховые уши. Головой он понимал, что на эту грызуниху поднято слишком много хохолков, однако отделаться от впечатления не мог. Нурка тем временем вспушилась и закрякала, призывая к выплате внимания.

- Пуховичные звери! - цокнула грызуниха, поднявшись со скамейки и размахивая кружкой чая, при этом ухитряясь не разливать ни капли, - Хотя у нас тут отнюдь не формальное собрание...

Она подождала, пока отколосится рожь.

- ... отнюдь не. Однако пользуясь случаем, хочу лично цокнуть, что вполне возможны осложнения обстановки в нашем районе галактики...

- Всмысле, более возможны, чем всегда, - подсказал кто-то.

- Да. Вслуху этого отдел планирования собирается проводить учения по переходу на военное положение...

Несколько пушей закрыли уши лапами, потому как такие учения - самое страшное погрызище, которое тормозит производство, а при косяках чревато Ущербом. Однако возражать, тем более здесь, никто не стал.

- Да. А ещё, пользуясь случаем второй раз, поприветствуем новоприбывших с песка на нашу Ёлку, - Нурка улыбнулась и показала пальцем на нескольких грызей, в том числе на Скупыша, - ... И Скупыш Сухотравов из отдела разведки. Кло, грызи-пуш!

- Кло! - хором подтвердили грызи, и Скупыш раскивался ушами на все стороны.

На этом политработу закончили, и перешли просто к болтовне, радуясь обилию пушнины. Что касается смеха, то элеватор, полный рожью, позавидовал бы её количеству в столовке.

- Вы слышали... - цокнула какая-то грызуниха.

- Да, слышали! - хором ответили рядомсидящие, - А что именно?

- Именно то, что в ядре галактики обнаружили ещё одну неведомую пухню. Это какие-то кристаллические структуры, которые растут внутри звёзд! Вы вгрызаете - внутри! Постепенно эти штуки вылетают оттуда под действием магнитных полей, и мотыляются по орбите. Предполагают, что оно имеет все признаки жывой материи, и вполне возможно, сознания...

Скупыш аж яблоко подвытаращил, но вскоре втаращил его обратно. В галактике происходило столько всего, что таращить каждый раз яблоки - не напасёшься. Грызь с удовольствием обложился чаем, орехами и свежим хлебом, что пекли на сдешней кухне, и слушал цоканье, подвывание и писк. Грызуних, доступных для притирания хвостом, он правда не обнаружил, потому как каждая из замеченных уже вполне явно притиралась к белкачу. Впрочем, Скуп в этом плане прекрасно знал, что никто ничего не обещал, и не испытывал по этому поводу диссонанса, зато выслушал много интересного. Да и послушать своими ушами на товарищей по Ёлке в чём-то полезно, потому как больше случаев может и не представиться.

Вываляв цоканье в смехе, как пельмени в тесте, и залив это дело литрами чая и ягодных настоек, пуши стали диффузно мигрировать в другие места - кто-то раскивался ушами и слинял, а парочки в основном исчезали просто как через гиперпереход, только без "калитки" - раз, и нету. Часть столовки, которую занимал сбор, начала довольно быстро пустеть. Стоило сунуть нос в кружку, испить чая - и за это время испарилась и Нурка. Ну и ладно, подумал Скуп, пойти потискать пустое место, вспоминая Лушку...

Попав в мысли, он не заметил, как на его плечо легла лёгкая лапка, и чуть не испугался. Произведя сканирование оптического спектра слева от себя, Скупыш обнаружил объект, имеющий внешние признаки грызунихи, присевшей на стол рядом. Далее он выбросил из головы формулировки с т\э, потому как эт-самое.

- Не угостишь зверуху орешками, хомячина? - улыбаясь, цокнула белка.

У Скупыша натурально под лапой лежала большущая куча "тридцать вторых" орехов.

- А мне можно, йа Скупыш, - усмехнулся он, - Но ради Хрурности, поделюсь пищевым продуктом, да.

Грызуниха при более подробным расслушивании оказалась очень даже убельчённой: у неё были длинные красивые лапки, исключительно пушной и тоже более средней длины хвостище, да и вообще вся тушка заставляла облизываться. Форменная жилетка была не застёгнута, а только накинута, не особо скрывая округлости на фротнтальной части грудной клетки. Белка была сероглазая, со светло-рыжей гривкой волос, собранной в прекрасный пушистый хвост, а на шейке у грызунихи находился чёрный ошейник, оттенявший светлую шкурку.

- А йа Астриса, - цокнула она, с громким хрустом разгрызая орех и поглядывая на грызя одним глазом, - Ты недавно с песка, кажется? В какие места?

- Да, первый раз на Ёлке из Белоелья, - кивнул Скуп, - Трясу по тематике разведки.

- Ммм... - протянула Астриса, пошкрябывая коготками по столешнице, - Это в пух.

- А Астриса-пуш куда?

- Астриса-пуш на Ёлочке, которая таскает жути с веществом. "Громкая", если знаешь.

- Знаю, - вполне правдиво цокнул Скуп, - Вы там особо на хвостах не сидите, как йа слышу.

- Есть такое, - засмеялась грызуниха, потом посмотрела внимательнее, - Скупыш, а каким песком тебя притащило на хдерево?

- Фрегом, как и все, - пожал ушами тот, - А так, это очень впечатляющее дело, на мой слух. Чисто из прикладного - миротворчество, крепёж обороны, и вообще, в космическом песке приятно брыляться. Грызунихи опять же симпатичные...

Скупыш бережно погладил пушнину на её лапке. Астриса хоть и не закрылась хвостом, но явственно повела ушками, показывая, что ей приятно. Скуп не удержался взять в лапы её хвост и потискать, чувствуя мягчайшую пушнину и хвойно-моховой запах шёрстки, и белка ответно погладила его по ушам.

- Пойдём в лесок прогуляемся? - предложила грызуниха, заставляя Скупыша приподнимать хохолок.

- Это исключительно близко к геометрическом центру пуха, по всем координатам, - сообщил он, подхватывая её под лапку, а другой лапой сгребая оставшийся корм.

Покинув помещение, двоепушие пошло лапами по грунту прямо к ближайшей полосе пихт и лиственниц, каковая нынче излучала в пространство мощный запах, а яркие зелёные кроны светились под лучами "летнего солнца". Окончательно одуплившись, что грызуниха не намерена никуда исчезать, Скупыш приобнял её за талию и потёрся носом о пушную щёку. Астриса захихикала и ответно потёрлась об него ушками. Из этих наблюдений грызь сделал компетентное заключение, что его собственное заявление о достижении попадания в центр пуха соответствует действительности на сто пухов.

Первое корыто - Астероид по кустам

Опосля обеда, который в среднем по Ёлке соответствовал половине условного дня, ограниченный круг морд из отдела разведки собрался на цоцо. Скупыш в довольно сонном состоянии соскрёбся из суръящика, но уловив самозакрывание яблок, вскрёбся туда обратно и включил комм, высветив экран на стенку ящика. Этому значительно способствовала погода в жыме, сменившаяся на длительные дожди. Присутствовали, как оно часто бывало, практически все разведчики с "Зимнего Воя", благо сеть даёт возможность вылезти на связь, не отрываясь от текущего песка.

- И что, это натурально?? - довольно удивлённо вопросила Ольша, - У нас именно тот модуль?

Она имела вслуху прошедшие на симуляторе учения по переводу Ёлки на военное положение. Для этого хвойное дерево избавлялосиха от всех блоков, ненужных для поражения противника, а на их место устанавливались нужные. При этом выяснились подробности, не особо находившиеся на слуху ранее: в качестве модуля для ударных аппаратов для "Зимнего Воя" был зарезервирован модуль, стоявший нынче на платформе в консервации, и этот модуль поддерживал только истребители, а не котанки. Тобишь, цокая прямо, являлся изделием примерно трёхсотлетней технологической давности.

- Это полностью натурально, - подтвердил Кудус Пять Гусей, головные уши отдела.

- Но это полнейшее барахло!

- Да ну? А сколько таких модулей ты можешь нам предоставить лично, Ольша-пуш? Если этот барахло, так давай свои, не стесняйся.

- Вопросов больше не имею, - цокнула грызуниха.

- Имею ещё вопросы, - цокнул Шушен, - Мы сможем доделать его под котанки?

- Теоретически конечно, - хмыкнул Кудус, - А на практике это выльется такое погрызище, что смысла, скорее всего, не будет. Однако напоминаю вам, что наша Ёлка не состоит в ударном флоте, так что полноразмерный котанковый модуль нам без особой надобности. Тот что будет, сможет обслуживать их, а получить готовые можно от соседей.

- Ну даа, это мы сейчас договоримся...

- У нас нет других вариантов, - пояснил Кудус, - Что можем, делаем сами, но мы не можем корячить на хдерево копию всего военно-промышленного комплекса. Вслуху этого предлагаю принять положение за действительное...

- Благодарим, товарищ Очевидность!

- Незачто. А приняв, перейти к текущим вопросам. Скупыш?

- Ну да, - кое-как заворочал языком Скуп, - Йа ослушивал данные по инвентаризации, "Седьмой Хвост" согласен ввалить нам пятёрку "клестов" для ходовых испытаний.

- А у них это откуда? - фыркнул кто-то.

- Да пух их знает, вот держали зачем-то, теперь пригодятся.

- Факты очищены? - осведомился Кудус, - В пух. Цель испытаний - проверка готовности всех еловых систем к обслуживанию аппаратов заявленного типа, а также тренировка управляющих космонавтов... тобишь нас. Основные тренировки, впрочем, будем проводить на симуле, обычным порядком. Прогон в натуре - для записи телеметрии и корректировки ПО.

- Пооо? - катнулись в смех грызи.

- Да. Скупыш, можешь сделать программу? Нам придётся как минимум перегнать "клестов" с ихней Ёлки на нашу, а потом, слышимо, обратно.

- Сделать могу, - ответил Скуп.

- Тогда и сделай, кло? - уточнил Кудус.

- Да как раз цокнуть. Только вот, целые пять штук нам необходимо гонять? Думается, двух будет достаточно для точной фиксации параметров.

- А чем тебе не в пух пять штук? - фыркнула Ольша.

- Тык моторесурс.

- Ну скуууп...

- Скупость подтверждена, - кивнул Кудус, - Пять и правда не надо, хватит двух для контроля. Загрузку модуля и пять всё равно не создадут, так что сойдёт.

- Каковы будут временные параметры операционного песка? - церемонно осведомился Скупыш.

- Немедленно по готовности. Иммидиентально, другими словами.

- Чисто цокнуто.

На этом Скупыш отвалил выполнять своё задание. Предстояло загрузить нафигационную программу, чтобы составить схему перелёта между Ёлками, доцокаться с "Седьмым Хвостом", ну и всё такое. Грызь зевнул во все резцы, пригладил лапами уши и вспушился, на всякий случай. Это кое-как помогло ему перейти в нежидкое состояние и пойти испить чаю, чтобы прийти в полную годность. За окном его комнаты в фальшдоме отмокали под затяжным дождём лесополосы, лужайки и пруды жылого модуля Ёлки, навевая плохо скрываемое желание забиться на самое днище сурковательного ящика. Неслушая на кажущуюся постоянно сонной атмосферу, Скупыш ощущал некоторую усталость и понимал, что окончание вахты и возвращение домой будет совсем не лишним.

Правда, ему было в немалой степени жаль расставаться со своей новой подружкой Астрисой. В ящике, даже в тарном, а тем более в сурковательном, куда как приятнее вдвоём с симпатичной грызунихой, каковая не прочь потискаться. Одной из причин сонности Скупыша было то, что его грызуниха потискаться была очень сильно не прочь. С одной стороны, Скуп радовался и предстоящей встрече с Лушкой, оставшейся дома, но всё же пока он мотылялся между песком и Ёлкой, он не считал лишним обоюдопушное белкотисканье. К тому же, время вахты и него и Астрисы перекрывалось наполовину, а она была грызуниха игривая, так что фиксировать грызя не будет.

Скупыш был в этом уверен, потому что она сама так цокнула, не скрывая от него ничего. Грызь ловил себя на мыслях, что в положительном апухе от этой белки. Грызунихе было почти в два раза больше лет, чем ему самому, так что она в прямом смысле годилась ему в матери... но как показала практика, в потискушки тоже годилась. Ургххх, насколько годилась... грызь утёр выступившие слюни и вспушился. Астриса однако не тяготела к тому, чтобы постоянно околачиваться с одними и теми же грызями, так что возможностей удержать её надолго было немного.

- У каждой самки в жызни есть одна большая любовь, - цокала она, - Моя - белкачи!

Ну и катилась в смех, естественно. Сейчас она вела свою Ёлочку под собственными именем "Громкая" с очередной связкой сферических контейнеров с материалом на стабильную орбиту, и Скупыш мог только слышать это на тактик-экране; перецокиваться с пушей на рабочем месте было не особо в пух. Кстати о песке, вспомнил грызь, машинально заканчивая заваривать суп из сублимата...

- Посидите-ка... - цокнул он, остановившись.

Он упустил из слуха, что искомая Ёлка, "Седьмой Хвост", находится в соседней звёздной системе, Приколонтопе - Два - Левом. Теоретически можно конечно послать запрос, чтобы тамошние грызи выслали клестов, и с большой вероятностью, птицы благополучно доберутся до зоны охвата командной связи "Зимнего Воя". Однако поставленные на ребро задачи операции, а именно запись телеметрии и натаскивание, требовали личного присутствия. Это что получается, удивился Скуп, взять котанк, и впесок? По ходу шерсти получалосиха именно так, посему грызь сделал отцок Кудусу насчёт того, что ему потребуется оказия до Приколонтопа - Два - Левого.

- В пух, - кивнул тот, - Как раз меняли движок на двадцать шерстом, надо протестировать.

- Слыхал йа его, так себе, - цокнул Скупыш, - Лучше сразу с собой суп тащить.

- А моторесурс? - хихикнул Кудус.

- А тут никак не выкрутишься, - пояснил Скуп, - Вот сдохнет он на пол-дороги, это-ж такое погрызище будет. Опять же, диспетчеру сообщить надо? Надо. А так получается - пропал котанк с вооружением, лажа в подотчётном пространстве.

- Ну да. Тогда забирай суп, а то мало ли ещё что с клестами случится, потом оправдывайся.

Скупыш недолго мусолил хвост, а просто собрал мелкого барахлишка в пакет, и пошёл к транспортёру. На бетонной платформе, что окружалась плотными кустами и цветами, катались по смеху грызи, ровно также, как в любом районе на любой беличьей планете. Разве что не было мелких, потому как особых причин таскать с собой белочь не наблюдалосиха. На трамвае грызь добрался до своего ангарного модуля, прошёл по хорошо знакомым корридорам, в узкой комнатушке открыл железный ящик, достал лёгкий скаф и влез в оный.

В самом "гараже", где стояли аппараты, воздух имелся, однако присутствовало загрязнение, неполезное для здоровья - как химическое, так и электромагнитное, так что скаф лучше одевать. Скупыш прошлёндал мимо пустых ферм, пристыкованных на узлы котанков БКТ-64 в разных компектациях, фрега с проекторами; дальше торчали два салвака ТМ-37, угловатые и громоздкие, и только после них зижделся искомый суппортный котанк. Ферма держала его над полом, так что туррель с малокалиберной пушкой и ресурсозагребалкой висела в воздухе. Пользуясь пониженой в три раза силой тяжести, Скупыш с разбега сиганул на машину, схватился за носовую часть и залез наверх. Там грызь ныкнулся в открытый люк обитаемого отсека, и закрутил фиксаторы.

Изнутрей аппарат натурально напоминал танк, хотя развернуться всё-таки было где. Обитаемый отсек почти сплошь огораживался ящиками с оборудованием и аппаратными стойками, а между ними зижделись кресла для команды - две штуки, повёрнутые хвостом друг к другу. Слезая с условного верха через люк, космонавт попадал на крышку ящика для запчастей, а дальше мог слезть в любую понравившуюся сторону. Будучи слегка убельчённым опытом, Скупыш проверил сущестование простых вещей, без которых однако песок не песок: сортирный узел и установку очистки воды.

Убедившись, что жыть можно, грызь плюхнул хвост в кресло и щёлкнул тумблерами, давая питание на приборы. Как и на всех остальных машинах, здесь имелосиха дублированное цифровое и аналоговое управление, воизбежание, и это оправдывало себя на сто пухов. Вместо того, чтобы ждать, пока электронный блок проглючится вдоволь, пилот мог отрубить его выключателем, и такой же кнопкой подключить резервный. Также на пилотском месте были два монитора - один из жидкой гусенции, какие использовались и в бытовых машинах, а другой с электронно-лучевой трубкой, вышедшей из употребления пух знает когда. Соль была в том, что жижа плохо переносила определённые импульсы, частые при работе котанка в боевом режиме, и тогда должен был выручать стеклянный раритет.

Скуп послушал, что телеметрия в норме, подключил второй котанк - сва-несушку, которую следовало таскать для проверки ремонта. Индюкаторы бодро замигали зелёным, так что грызь сделал запрос на взлёт, получил бобра от автоматики, и дело пошло. Котанки, разматывая ленточные радиаторы, вышли с Ёлки в сектор между двумя многокилометровыми факелами охлаждающегося газа, и повернули к хвосту корабля - спереди мололи вещество гравитационные винты, попасть под которые не хотелосиха. Скупыш убедился в том, что Ёлку его машины не заденут, и переключился к нафигации, слушая курс на заданную точку. И кстати, подумал он, и захихикал.

Найти "Громкую" труда не составляло, после чего грызь направил котанки прямо туда. Вокруг звезды, на месте бывших астероидов и малых планет, вращались бесконечные пояса материальных шариков, сделанные ресурсными Ёлками. Ёлочка расставляла очередную порцию этих орехов, так чтобы они не сбивались в кучу и дрейфовали ровненько. Скуп оставил суппорт чуть в стороне, потому как это просто была въевшаяся в пух привычка, а сва-несушка, спикировав на гирлянду восемьсотметровых шариков, выписала вокруг неё восьмёрку, чётко отмечая траекторию светящимися лентами.

- Кто там юморит не в пух? - цокнуло с ёлочки.

- Это очень-очень скуп, - цокнул Скуп, - Передавайте привет Астрисе-пуш!

- Передам, слышимо у тебя их много, приветов, - посыпалась рожь с той стороны, - А теперь очисть траекторию, грызун-хвост!

- Чисто цокнуто, - кивнул Скупыш, и отключился.

Ну вот, по крайней мере грызуниха будет знать, что он про неё не забывает. Довольно посмеиваясь, грызь вывел котанки к границе гравитационного колодца звезды и задал параметры для межзвёздного марша. Нос "шестьдесят четвёртого" уткнулся куда-то в звёздный узор, как казалосиха, в пустое место, а движки заработали на полном экономическом ходу. Теперь предстояло сидеть много часов. Так как мало кто хотел сидеть много часов в одном кресле, пусть и сделанном специально для этого, предсулышивался "пропуск времени", осуществляемый за счёт зажимания космонавта в псв-поле. Скупыш припомнил все условия этой операции, вспушился, ещё раз проверил телеметрию, и проставив на механическом пульте три часа, нажал пусковую кнопку.

Всё что он услышал, это гулкий щелчок, а на приборе времени стало на три часа больше. Грызь провёл замеры и убедился, что "ускорение" работает. Звезда Приколонтоп-Три осталась далеко за хвостом, став мало различимой на фоне остальных объектов. Следовало снова проверить всё ту же самую телеметрию, убедиться в отсутствии косяков, и можно прыгнуть ещё на три-четыре часа вперёд. Пропускать сразу весь полёт Скупыш не рисковал, да и разницы никакой нет, сразу или частями. Потаращившись на звёзды с этой новой точки космоса, где он никогда ещё не бывал и вряд ли будет снова, Скупыш завёл "будильник" и нажал пуск.

Аккурат в то время, как Скупыш Сухотравов вылетел с "Зимнего Воя", а также происходила ещё пухова туча событий, не описанных выше, один из постов пограничного слежения, оснащённый градаром раннего предупреждения, зафиксировал...

- "Что-то не то"?? Товарищ оператор, извольте прогнать пургу вдоль стандартной фени, а не как пух на уши положит.

- А, - грызуниха потеребила ухо и на всякий случай протёрла глаза, - Направление сто семь, дистанция - триста два, гравитационная аномалия. Частотный анализ волн показывает, что это пульсар, а триангуляция говорит, что его скорость равна двум тысячам единиц.

- Вектор движения? - осведомился старший по смене грызь, быстро выхлёбывая чай, чтобы потом не отвлекаться.

- Чёткой цели не имеет, - сообщила операториха, - Проходит по квадранту 35-11 и далее 36-12.

- Уяснил, - грызь быстро зацокал клавишами, так что казалось, барабанит дождь, - Йа оповещу сеть, Мариса - запускай тревогу по вахте, потом рассчитай, что попадает в цилиндр радиусом сорок световых лет от полученной линии.

На самом деле кнопка "поставить всех на уши" была у него под лапой, и откинув прозрачную крышку, он нажал её до щелчка. Мариса же проконтролировала, чтобы сигнал сработал на сто пухов чётко. Грызуниха быстро задала программу, и схема галактического района прочертилась цилиндром вокруг линии движения аномалии. Машина быстро сцедила в список все объекты, попавшие в заданный радиус. Получив этот список, старший смены пустил его в просчёт по секретной программе; таковая имела базу данных по всем населённым мирам сектора галактики и учитывала их стратегическую значимость в случае начала вооружённой борьбы.

В помещении уже отрисовались ещё три грызя, немедленно севшие за терминалы; послышался явственный звук трясущихся ушей.

- Так это не пульсар? - втихоря цокнула Мариса соседу, пока что ничем не занятому.

- А как, похоже? - резонно спросил тот в ответ.

- Да не особо, учитывая скорость. Но ты же не хочешь цокнуть, что это такая пухова туча кораблей?

- Да хоть цокнуть, хоть свыть, скорее всего - это такая пухова туча кораблей...

- Гузлин! Посчитай, сколько это может быть тыконских флотов, если это они.

- Семнадцать с небольшим пухом, товарищ дежурный.

- Опушнище... - вытер пот с ушей грызь, - Это тыконские ударные флоты, сотрапы.

В помещении операторской повисло небывалое молчание, потому как все организмы туго переваривали столь далеко отлетающую информацию. Если это тыконский флот, который прёт ударным ядром в пространства Союза, это ничто иное, как война.

- Почему именно? - наконец выдавил Марамак.

- Потому что по прикидкам дальней разведки выходило, что в случае агрессии Тыкония бросит в бой от пятнадцати до двадцати ударных флотов. Если бы этот "пульсар" весил на три тысячи, были бы сомнения.

Грызи некоторое время таращились яблоками на безликую отметку на экране локатора. Расстояние ещё было слишком велико, чтобы фиксировать что-нибудь, кроме общей сигнатуры и её параметров.

- Впууух... - закрыла лапками нос Мариса, - Да куда это? Они же сейчас в местгалкоме должны договариваться...

- Договариваться будем, только не в коме, - вздохнул грызь, - А сейчас слушайте уведомления о необходимости. Станцию подготовить к включению активного сканирования. Всей группировке, кроме гузельного отряда, приготовиться к немедленной эвакуации. Всё, подлежащее эвакуации по переходу на военное положение - отправить прямо сейчас! А также....

Пуховичные звери забегали не хуже муравьёв, приводя в движение механизмы станции и стоящих рядом кораблей. Пост локатора раннего предупреждения представлял из себя круглую платформу диаметром пять километров, на которой зижделась решётка размахом уже в сто километров, благо она была лёгкая. Поотдаль, чтобы не мешать локатору, стояли Ёлки сопровождения, где собственно и находились все пуши. Дальний локатор был крайне полезен в стратегическом плане для слежения за противником, так что сворачивать его грызи не собирались до последнего. Согласно заготовленному сценарию, локатор следовало оборонять имеющимися силами, иметь вслуху возможность прибытия подкреплений, а в случае невозможности удержать позицию - уничтожить станцию и ретироваться.

На расстоянии в немало световых лет от станции через пространство двигалось ядро тыконского флота. Тысячи кораблей мутузили космос своими гравитационными "гусеницами", вызывая тот самый шум, который и принял дальний локатор. Однако разделяться для них было чревато; семнадцать флотов в единой формации создавали общий залп несусветной мощности, и вынесли бы небольшую группу Ёлок, каковая рискнула бы приблизиться. Стоило же тыконцам распылить силы, и дело повернулось бы ровно наоборот.

Грызья стратегия, заготовленная для такого случая, была не менее проста, чем тыконское "всё в одну кучу". Следовало определить направление удара, а затем сходящимися маневрами поставить оболтусов перед столкновением с реальным хвойным лесом единиц на тысячу. Стандартные защитные станции "хвол" могли удержать вражескую армаду только там, где их было достаточно, однако ничто не могло помешать внезапно перебросить "хволы" в нужную систему. Короче цокнуть, сотрудники аппарата стратегического военного планирования отнюдь не были удивлены таким развитием событий, и имели на этот случай детально разработанные схемы действия. В галактическом районе началась движуха, которую никак не мог видеть противник; гигантские грабли занимали должное положение, чтобы повстречаться с нужным лбом.

Что же до тыконцев, так они представляли из себя, как это неоднократно подчёркивали союзные новости, вислоухих собак. Если копнуть глубже, то оказывалосиха, что это не полностью звери, а звероящеры, эволюционная ветка чуть не с каменноугольного периода развития углеродно-белковой жызни. По крайней мере на вид этого было не заметно, а беспредельная наглость, с которой они расползались по галактике, подтверждала версию о псинах. При этом, как уже было цокнуто, внешняя разведка Союза и грызей в частности фиксировала явные несоответствия в параметрах организации. Получалось, что тыконцы мухлюют, каким-то образом получая прорву материалов и технологий, которым по идее взяться неоткуда. Объяснения выкладывались в песок таким образом: либо действует неизвестная доселе сила, либо Тыкония - это цивилизация с двойным днищем, имеющая некое ядро, отгороженное от остальных и засекреченное; также был и вариант, что просто произошла случайность, а данные не совсем верны.

При этом наиболее рабочей версией стала первая. Не нужно было долго раздумывать, для чего может понадобиться вооружать малоразвитую расу - чтобы её силами провести разведку боем, а уж закопают, так невелика потеря. Специалисты по ксенологии хорошо знали такие варианты, так что могли составлять достаточно обоснованные прогнозы. В текущей ситуации это означало, что следует умножить и без того упоротую осторожность на семь. Без особой осторожности стратегическое управление флотом дало бы команду своим группам атаковать системы Тыконии ещё до того, как их армада сделает первый выстрел. Однако аналитики сочли, что это именно то, чего ожидает неизвестный пока враг, и следовательно, этого делать не стоит. Тыкония никуда не денется, и когда соберётся достаточно "Красных Ежей", мало им не покажется.

Гарда, тёмно-песчаного цвета тыконка, шла пешком через весь флагманский корабль "Абсолютный респект". Как и большинство кораблей имперского флота, этот был набит особями, как пароход, так что солдатня постоянно ломала транспортёры, влезая в кабины по полсотне хвостов. Вокруг пока что царило приподнятое домкратом настроение, вызванное выходом флота на задание. То тут, то там слышались заявления Тыконцелярии о причинах, вынудивших тыконский народ вступить в справедливую освободительную войну - всмысле, по освобождению галактики от прочих жизненных форм, имеющих наглость там существовать.

Вычурное яркое одеяние тыконки волочилось по полу, а в лапе она была вынуждена тащить ритуальное оружие, каковое у её клана представляло из себя тяжеленную алебарду с двумя лезвиями. В отличие от низших чинов, капитан флагмана группы Гарда побольше знала о стратегической обстановке, и не могла над этим не задумываться. Даже если Пупер-Адмирал ничуть не гнал, когда говорил о непробиваемости армады, и она начнёт сметать союзные миры один за другим, кто остановит контратаки на Тыконию? А Гарда совершенно не горела желанием получать известия, что её родная планета превращена в пыль Ёлкой или ещё каким кустарником. Тыконка сглотнула, однако твёрдо решила озвучить этот вопрос Под-Пупер-Адмиралу Бунзе: в конце концов, не сместят её за это с должности... по крайней мере, до конца похода.

По мере прохождения от хвостовых отсеков к центральным, где располагались аппартаменты Под-Пупер-адмирала, вокруг прибавлялось признаков "красивой жизни": вместо пластика на полу лежали ковры, любая ниша была заставлена предметами, а в корридорах встречались рабы в ошейниках, делавшие ритуальное "гу" перед каждым свободным тыконцем. Проход к самому помещению вообще был трудно проходим, напоминая базар: рабов сюда просто заталкивали низачем, чтобы они демонстрировали статус хозяина, а бесценные сокровища, типа наркотических курительниц и толстенных порнографических альбомов, постоянно валились с полок на пол, потому как там просто не хватало места. И хотя перед Гардой толпа почтительно расступалась, всё равно ей приходилось проталкиваться, потому как расступиться тут некуда.

Под-Пупер-адмирал Бунзе зижделся на небольшом, как раз по рангу, трончике, а вокруг существовал такой же кавардак, только слегка в более просторном помещении, так что лапы друг другу не отдавливали. Здесь же торчали четыре десантника, явно уже начисто офигевшие и не думавшие ни о чём, кроме неодетых рабынь, каковых тут имелось в избытке. Гарда преклонила колено, отпихнув валяющиеся золотые кубки:

- Моё почтение, госпиодин Под-Пупер-адмирал.

Жирный тыконец, а эт-самое адмирал был жирный, слегка кивнул мордой, и продолжил трепаться с двумя капитанами, судя по их знакам различия... впрочем, всякого барахла на военной форме было навешано столько, что это крайне затрудняло идентификацию. Это выходило боком, но нарушать ритуализм никто не посмел, как обычно. Гарда чуть не усмехнулась, вспоминая, что говорили на флоте - это мол толи капитан, толи просто упал в ящик для металлического мусора. Однако усмехаться в покоях вышестоящего чиновника в Тыконии было настолько чревато, что никто не пробовал. Бунзе выглядел упившимся, но скорее всего, внимательно зыркал из-под толстых надбровных брылей шкуры. Наконец закончив с двумя особями и отправив их вон, пп-адмирал поманил тыкониху.

- А, - приторно улыбнулся жирдяй, - Гарда Сларет, капитан носителя "Чума".

- "Бубонная чума", с вашего позволения.

- Ах да. Как у вас с готовностью, какое настроение у экипажа?

- Корабли группы в полной готовности, - вполне правдиво отрапортовала Гарда, - Настроение мордного состава боевое!

- Это хорошо, - пп-адмирал сделал морду, похожую на торжественную, - Потому как в это историческое время, когда империи необходимо завоевать себе жизненное пространство...

Его понесло минуты на три, а тыкониха не слушала с чистой совестью, потому как знала это всё в прямом смысле наизусть, и если что - смогла бы повторить.

- ...и дерьма!... Кхм. Так вот, переходя к более конкретным вещам, - Бунзе откинул экран ноутбука размером с кровать, - Вот задание вашей группы. Осведомитесь и задайте вопросы, если таковые возникнут, потому как потом их будет некому задавать.

Гарда быстро пробежала глазами схемы: пройти пограничный заслон, выдвинуться в точку, развернуть станцию дальнего слежения для обеспечения стратегических действий флота. Только глянув, насколько в стороне от маршрута ядра флота находится эта точка, тыкониха чуть не взвыла.

- Госпиодин Под-Пупер-адмирал, - осторожно сказала она, - Я считаю, что наличными силами выполнить задание не представляется возможным.

- Чтооо? - сыграл удивление Бунзе, - Вы что, испугались, тыко?

- Никак нет, госпиодин Под-Пупер-адмирал. Если бы задание состояло в том, чтобы развернуть станцию слежения и удерживать её как можно дольше, даже с перспективой полного истребления группы, вопросов бы не возникало.

- Так оно в том и состоит, квадратные бублики! - не удержался от крайне неприличного ругательства пп-адмирал.

- Вот тут, - терпеливо показала Гарда, ткнув ручкой в экран, - Пульсар. Вот тут - три планетарные туманности. С указанной в задании точки пространства станция будет совершенно бесполезна, так как интерференция на длинных волнах начисто забьёт видимость.

ПП-адмирал даже удивился, почесал репу, потом нос, потом опять репу. Было отчётливо видно, что он сам офигевает над таким положением вещей. Однако потом словно что-то щёлкнуло, и тыконец поднял на капитаншу немигающий взгляд.

- В ваши прерогативы не входит обсуждать приказы благородных тыко, - произнёс пп-адмирал голосом компьютера, - Или вы выполняете их, или отправляетесь под трибунат.

- Да, госпиодин Под-Пупер-адмирал, - поклонилась тыкониха.

Под трибунат она пока ещё не собиралась, в основном из-за неминуемых репрессий в отношении родственников, да и мясокрутка - штука довольно неприятная, а её теперь применяют почём зря, пользуясь военным положением. Гарда однако задумалась даже не над этим, потому как пафосная беспощадная бессмыслица была в Тыконии нормой, а над увиденным непосредственно только что и своими глазами. У неё возникло подозрение, что Бунзе кто-то дёргает за канал управления, как беспилотник... Однако не станешь же этого проверять! И вот этого тыконка уже испугалась; она знала, что на самом деле о технологическом уровне Союза тыконцам почти нишиша не известно. Что если они уже каким-то черезхвостовым методом уже контролируют Бунзе и других идиотов, и ведут весь флот на убой? Надо это как следует обмозговать, решила Гарда.

Вернувшись на челноке на "Бубонную Чуму", она первым делом сняла с ручки лезвие алебарды, и швырнув на манер дротика, воткнула в спинку кресла. Первый помошник капитана Зундер, которому железка чуть не срезала уши, даже не поморщился. Гарда же покрепче взялась за дубину, и оскалив пасть, обвела взглядом командный состав, зиждевшийся на мостике корабля.

- Ну что, приблудные подпёски шелудивой суки и дохлого енота?!! - заорала тыкониха, - Почему грёбаные посудины не в полной готовности?!!

- Так они... - поднял палец механик, но тут же схлопотал тяжёлой палкой и по пальцу, и по морде.

По крайней мере, дурацкая ритуальная алебарда хоть на что-то годилась.

Минут через двадцать, как это ему показалосиха, Скупыш прибыл к означенной системе, сделав пять "прыжков" с пропуском времени. Звезда отрисовалась впереди уже весомой яркой лампочкой, довольно приятной на вид, похожей на светлую вишню. Попырившись туда и сделав снимок экрана, грызь принялся подключаться к местному общему тактик-экрану, чтобы проще пройти процедуры опознавания и найти нужную Ёлку. К его удивлению, эта процедура, обычно занимавшая секунд пять, растянулась на десять минут. Пока же грызь ожидал, положив котанки в дрейф, мимо прошла группа с тремя штурмовиками "еловый лист" и всякой мелочью, что заставило вспушиться. Слыханное свидетельствовало как минимум о крупных учениях в районе, потому как без надобности никто не будет разворачивать "листы" в боевое построение. Когда же автоматика наконец подключилась к сети, котанк немедленно принял сообщение "всем". Скупыш сглотнул, потому как подозревал, что подобные сообщения содержат очень далеко отлетающие известия - и в этом он был прав.

"Всем сотрапам Вселенского Союза ВСЪ, в первую очередь персоналу космических флотов, организмам и прочим думающим образованиям. В галактическое время 126-45-43 внесоюзная организация, известная как Тыкония, направила свои ударные флоты в наши пространства. Последний зафиксированный вектор их движения проходит по квадрантам 35-11 и 36-12. Все объекты, находящиеся на расстоянии до сорока световых лет от границ квадрантов, находятся под угрозой нападения в ближайшие трое стандартных суток. Уведомляем всех работающих в космическом пространстве данного района о прямой надобности перейти на военное положение, эвакуировать тылы, принять меры к недопущению захвата противником материальных ценностей, представляющих военное значение..."

Сообщение не затянуто, но подробно описало, что требуется от. Пух мой пух, подумал Скупыш, да это самая натуральная война! Причём грызя волновал не столько тыконский флот, сколько восемьдесят населённых планет в составе тыконской империи - ведь это всё придётся разгребать, и не когда-то, а иммидиентально, как некоторые цокнут. Скуп достаточно задумался, чтобы не заметить, как уже долетел почти к самой Ёлке; вокруг неё сновали мелкие аппараты, а несколько модулей были вытащены наружу и висели на "ветках", что означало происходящую рекомбинацию хдерева. Также как и с сетью т\э, вызвать службы Ёлки обычным порядком оказывалосиха не так просто, потому как они были загружены более чем полностью и ставили любые лишние задачи в игнорирование. Наконец проклюнулся кто-то из команды, кому надоело видеть сигнал вызова.

- Почём перья, грызо?

- Это Скупыш с "Зимнего Воя", - цокнул Скупыш с "Зимнего Воя", - Доцокивался с вашим ангаром о передаче клестов... но не знаю, будет ли сейчас в пух. А что, грызо, правда война?

- Сто пухов, - не ржа, но и не особо мрачно ответило грызо, - Только что пришло подтверждение от узла шифровки флота.

Дело в том, что ради недопущения "телефонного терроризма" в галактических масштабах, сообщения подобного рода имели принципиально нераскрываемую без ключа кодировку, проверявшуюся в узлах управления ВКС - на "Красных Ежах" обычно, или на "хволах".

- Это не в пух, - цокнул Скупыш.

- Не совсем, - согласился грызь, - Но наверняка могло быть хуже, так что, эт-самое.

- Это да, - подумав, кивнул Скуп, - Так что с клестами?

- Пока не знаю, грызо, йа вообще чиню сантехнику. Но поскольку пока больше некому, постараюсь пробить этот вопросец. Болтайся на связи.

Скупышу пришлось болтаться на связи несколько часов, наблюдая, как из Ёлки вытащили несколько модулей, и вставили на их место другие. По всей системе также происходило исключительно интенсивное движение, ёлочки таскали платформы и блоки туда-сюда, вызывая мельтешение в ушах. Грызь стал думать о том, что делать в случае полного тупика, однако тут всё-таки песок тронулся. Макузь, гонявший ангарный модуль, быстро прочистил обстановку, а Скуп скинул ему данные по ангару "Зимнего Воя", в том числе и после перекомпоновки на военное положение.

- Так, птиц - забирать! - цокнул он, - Не две, а всех пятерых. Поменяешь на несушку?

- Поменять? - удивился Скупыш.

- Да, пух в ушах, поменять. Вам она пока точно без надобности, а у нас недобор по котанкам, и клесты эти не особо в пух, суппорта на них нету, - прочистил Макузь, - Так куда?

- Да йа не то чтобы против, - почесал ухи грызь, - Просто думаю, как это...

- Опушнище ты думаешь. На пяти клестах сколько свармеров?

- Вопросов больше не имею, - цокнул Скупыш, - У вас есть насадки для литографов под расходчину?

- Есть. Ввались в ангар, погрузим тебе на суппорт. Его йа бы тоже обменял, но он и вам пригодится.

В обычном положении Скупыш пожалуй поостерёгся бы принимать такие решения в одну морду, и скорее потратил бы время на связь с базой - однако время было уже военное. В подготовку космонавтов твёрдо входила установка о том, что на военном положении каждое грызо должно быть автономным центром принятия решений, не ждать, что кто-то подумает за него, и не бояться совершать ошибок, потому как не совершают их только покойники. Вслуху этого грызь разбрыльнул и пришёл к выводу, что пятёрка клестов для "Зимнего Воя" и правда полезнее одной несушки. Ему пришлосиха ещё ожидать, пырючись на то, как из ангара выходит длинная вереница котанков - штук сорок, наверное; затем его суппорт застыковался обычным порядком, и повис на ферме над полом. Подкатившийся погрузчик тут же бухнул в грузовой отсек контейнер, и укатился за следующим.

Скуп же немедленно получил сообщение о передаче ему управления над клестами, и таким же макаром сторговал несушку. Свармерный истребитель "Клёст" был едва ли не первым в своём классе, и представлял из себя небольшую, пяти метров в длину, кургузую короткокрылую птицу, вся задняя часть коей была занята радиаторами и дюзами двигателей. На стыковочных панелях, располагавшихся на концах крыльев, каждый такой огузок нёс два свармера, точно таких же, как котанки-несушки. Поскольку на БКТ-64-С6 имелосиха шесть свармеров, а на пяти клестах их было десять, что больше, чем шесть, и на что намекал Макузь, цокая о выгодности обмена. Скуп проверил данные по моторесурсу свармеров и остался доволен - не новьё, но и не развалины, вполне годный песок. Сделал он это в то время, как истры уже разводили пары в моторах, немедленно готовясь к вылету - занимать ангар явно было излишним.

Когда группа покинула Ёлку и вышла на межзвёздный марш, Скупыш вернулся к изучению телеметрии и разбрыливанию. У ИС-4, как обзывался "Клёст" по номенклатуре, вслуху последних модернизаций, ускорение даже превышало таковое у БКТ-64, правда, на два процента. Будучи убельчённым опытом, грызь знал, что даже половина процента - это совсем не мало, и если она у тебя есть, а противник вне дистанции огня - он тебя никогда не догонит. В отличие от флота в целом, задача которого - защищать населённые миры, в нулевую очередь, разведка имела не только право, но и обязанность давать стрекача. Кроме того, "Клёст" имел на четверть большее ускорение при форсаже в связке со свармерами, так как его масса относительно их тяги была менее этого значения у котанка. Раньше ИС-4 предполагалосиха использовать как перехватчик, дабы добивать утекающие от разбитых групп аппараты, чтобы они не настучали. Однако эту задачу успешно выполняли всё те же свармеры, так что особой нужды в клестах флот пока не испытывал.

С других сторон, истр был куда более громоздок в непосредственном использовании, чем котанк. У него гораздо меньше запас топлива, так что если дело состоит в полёте в соседнюю систему - приходится очень сильно кроиться, или заправляться в полёте. У клеста также была менее мощная приёмно-передающая станция для управления свармерами, и она ворочалась только в передней полусфере, так как стояла в носу, под корпусными панелями, и не могла просвечивать через двигатель. Что ещё больше напрягало, так это длительность стыковки к несушке и невозможность перезарядки боекомплекта в свармерах - истр только заправлял их топливом, а снаряды как загружали на базе, так и всё. Из-за этого ударные аппараты имели возможность сделать только три-четыре захода на цель... Но это "только" относится к целям типа мощной группы или большого корабля, а для вражеского истра одного захода хватит выше ушей, располосуют в тигрячку.

Подумав это, Скупыш настороженно ослушал звёздную сферу, которая теперь была не мирной. Конечно, особого беспокойства от всей Тыконии вместе взятой грызь не испытывал, потому как у агрессора нет никакого шанса - но вот нагадить могут. К его большому облегчению, Колонтоп находился гораздо дальше от оси полёта вражеского ядра, чем сорок светолет, и никакие упорыши ему не угрожали, по крайней мере, пока. Скуп взял на себя труд разбрыльнуть, какие действия были бы в пух в сложившейся обстановке, и пришёл к выводу, что "Зимнему Вою" следует продолжать всё тоже самое, чем он и занимался - производить материалы, каковые наверняка будут затребованы в целях ведения вооружённой, эт-самое, борьбы.

Вслуху общей настороженности, а не по особой нужде, Скупыш сделал временные "прыжки" в три раза короче, пропуская не более часа. Это однако позволило ему выявить косяки в настройках двигателей клестов и устранить их парой щелчков курсера, так что решение оказалосиха в пух. По возвращению на Приколонтоп-Два Скуп услышал и здесь маневрирующие ударные группы, запущенные с Ёлок. Конечно не затем, чтобы до посинения искать тыконцев, до которых несколько сот светолет, а чтобы подтвердить боеготовность. Прямо над россыпями "орехов", какие раскладывала Астриса по орбитам, с порядочной скоростью прошли пять штурмовиков, скаля острые зубья на носах.

"Зимний Вой", как и предполагал Скупыш, продолжал винтить вещество, только, согласно т\э, отдел ложных целей утроил усилия. Ещё во время того, как котанк и пятёрка истров заходили на стыковку в ангар, грызь вызвал Кудуса - на этот раз безо всякого песка и самоволков, взял и вызвал - и сообщил о бартерной операции.

- Ну, пожалуй, это скорее в пух, чем мимо, - разбрыльнувши, ответил тот, - Сейчас поставлю кого-нибудь на уши, чтобы прикрутили оборудование. Эти птицы нам натурально пригодятся, для притирочных полётов.

- Чисто цокнуто, - успокоился Скуп, - Есть ли обновления?

- Произошли столкновения с тыконскими аванградами почти по всей сфере соприкосновения... А вообще, Скупыш-пуш, возьми за правило грузить обновления с сети, а не так, по сарафанному радио. Надёжнее будет.

- Кло, - кивнул грызь.

Сводки новостей были доступны в различных форматах - как общая от МГК, местгалкома - там было всё, но и времени не хватит прочитать её до выхода сдедующей, в прямом смысле! - так и от районных отделов оповещения, но там тоже не по пуху. Чаще всего читали то, что отфильтровано непосредственно причастными пушами - Нуркой или её помошниками. Обновления были ожидаемыми: ядро тыконского флота было окружено авангардами, они-то и вляпались в хвойные леса первыми. Выселило пессимизм то, что не было обнаружено существенных отличий реальных вражеских кораблей от тех, что летали по симулятору, созданные по данным разведки. Никто не собирался упускать из слуха возможность внезапного появления этих отличий, но пока что дело обстояло так, и крайне паршиво для тыконцев. Имея преимущества в локаторах и артиллерии, группы Ёлок чаще всего расстреливали авангардные флотилии с безопасного для себя расстояния, превращая в пыль и плазму.

В этой связи встал вопрос о надобности сохранять жызни уже не свои, а тыконцев. Почти гарантировано, что их флот не состоит на сто процентов из отмороженых фанатиков, а вдобавок там куча обычных дураков, которым ничего не стоит заморочить голову - и совершенно излишне плазмировать их, если есть возможность этого не делать. Огонь Ёлки годился только для измельчения в труху, а вот налёт штурмовиков и котанков мог бы обеспечить выведение кораблей из строя с их последующим захватом...

Скупыш собирался было отправиться из ангара в квартиру в жым, однако заглянул в "казарму", имевшуюся непосредственно возле стоянки машин, и нашёл там нескольких грызей - хотя они и не прятались, собственно. Оказалосиха, что учреждены дежурства, и теперь четверть "истребителей" должна сидеть в казарме, потому как от жыма самым быстрым бегом получится минут десять, что мимо пуха. И это даже учитывая транспортёр в скоростном режиме, который развивал бешеные темпы - всё равно до него надо добежать лапами.

- Варперы, - зевнул Шушен, развалившийся за столом перед ковшом с квасом, - Такая пухня, цепляешь на организм, и оно тебя тащит. Как слышно, у райнтарцев вовсю применяются.

- У этих и третье яблоко применяется, - хмыкнул Скуп, - Так что это не показатель. А как тащит?

- Главное чтобы не плющило. Приблизительно - вокруг груза, в данном случае организма, создаётся пузырь поля, ну сам прикинешь, какого и как. И в этом пузыре его протаскивает от старта до финиша, пользуясь тем, что пузырь идеально обтекаем и никогда ни за что не зацепится. Если внутри есть гравгенное действие - ускорение будет допуха, так что несколько секунд - и из жыма в ангар.

- Так это в пух, как мне кажется, - цокнул Скупыш, прикинув, - Да, а вы на симуле прогоняли эт-самое? Вроде, данные уже есть.

- Да ты опушнел, чтоли. Конечно прогоняли, и уже не раз. Собственно, вот куда, - Шуша повернул к товарищу монитор, и принялся излагать соль.

Соль была достаточно известная и состояла в следующем: без применения спецсредств, таких как сверхмощные гравгены, псв-генераторы или капсуляторы пространства-времени, никак не получится помешать супостату взорвать корабль, ежели он не желает сдаваться. Следовательно, идея атаковать флотилии тыконцев штурмовиками была не очень, так как это толком ничего не даст. Грызи сошлись на применении дальнобойной еловой артиллерии, просто делали это не по самой прямой линии. Огонь открывался не сразу на поражение, а в сторону, или же, для пущего эффекта, по краю группы, уничтожая пару кораблей. После этого хулиганам предлагали или сдаваться, или сыграть в героев и быть распылёнными.

- Ну и как успехи в этом песке? - осведомился Скупыш.

- А пух знает, пока что. Думаю, на массовую сдачу рассчитывать не стоит, у них должна быть какая-то упоротость, чтобы этого не случилосиха.

- Слушай, Скуп, - предуцокнул Раждак, - Твоя смена следующая, так что эт-самое.

- Да попуху, - отмахнулся Скуп.

В жым он особо не спешил, хотя и не отказался бы лишний раз пройтись среди зелени и послушать вопли лягушек в прудах. Он испытывал потребность что-либо сделать в плане разруливания обстановки, но пока особо конкретного плана не рисовалосиха. Становилось только ясно, что расширять Ёлку прямо сейчас не удастся. Если в обычном положении машинерию можно было купить, причём так купить что какбы и взять даром, то сейчас стратегические материалы подлежали контролю, и раздавать их никто не будет.

А где грызуньюшка, подумал Скупыш, шлёндая от транспортёра к дому, и задал это вопрос комму. Насколько верно тот показывал, Астриса всё ещё была на ёлочке; ресурсеры начали немедленную эвакуацию ценного сырья на Пилкор, соседнюю с Колонтопом населённую систему, где имелась как мощная индустрия, так и страшная по мощности защита из "хволов". Обычное сырьё так эвакуировать не представлялось возможным, поэтому готовились, в худшем случае, к его уничтожению. Надо заметить, что уничтожить сотни тысяч шариков чистого вещества, развешеных по орбите вокруг звезды, тоже не особо просто - но и пускать на них вражин не хочется ещё больше. С другой стороны, нередкозёмное сырьё без редкозёмного отнюдь не позволит клепать сколь-либо сложные изделия, вслуху чего грызи старались не оставлять в системе полного набора, а одно железо в астрономических количествах врагу ничем не поможет.

Едва Скупыш покормился и вспушился, как на связь вылез Кудус и цокнул, что есть нужда подготовить испытытальный полёт клестов, заодно с натаскиванием пилотов, вслуху чего предполагалосиха все пять машин нагрузить пушами, чего в боевой обстановке почти никогда не бывало. Скуп к удаче отсурковался во время перелёта, так что приступил незамедлительно; возможно, это была и не самая насущная задача, но это тоже следовало сделать, потому как само не сделается. Кудус самомордно набрасывал схему миссии в общих чертах, а Скупышу оставалосиха проработать детали. Из окна в жыме снова начало тянуть жарой, потому как дожди кончились, и опять мотылялось условное лето.

Котанк-салвак с бортовым номером ЁЁЪ-45 медленно баражировал в газопылевом облаке, оставшемся на месте тыконской авангардной группы. Маскироваться особо смысла не имелось, потому как за машиной даже на малом ускорении тащился огромный инверсионный след закрученных газов; на радиаторных лентах постоянно вспыхивало от пригорающих микрочастиц. Шедшая рядом несушка постоянно запускала локаторные свармеры, которые прочёсывали пространство и сканировали более-менее крупные обломки. Макузю поставили задачу исследовать обломки предельно тщательным образом, для получения всех возможных выводов. Не убельчённый опытом космонавт сказал бы, что тупь дело, но грызь подошёл с упоротостью уровня выше шкалы, и мотылялся в помойке уже третьи с-сутки.

- Товарищ грызь, - цокнула в эфир Фира, тщательно скрывая энтузиазм, - Есть ещё двадцать шерсть обломков от метра до полусотни.

- Фир, а напух в эфир? - задумчиво ответил Макузь, протянув лапу и погладив грызуниху по лапке.

- Да опушнела уже, вот и маюсь, - вздохнула она.

- Ладно, товарищ грызуниха, передайте сканы, - церемонно цокнул грызь.

Сканы были ему переданы, потому как ему было лень перелезать через аппаратную стойку и смотреть в фирин экран. Грызь быстро пробежал яблоками по нескольким кускам броневых листов, интереса не представлявшим - чаще всего оставались именно куски брони, что логично.

- Это дребузня, это погрызень, это пухня... - файлы один за другим летели в архив, - О! А вот это кое-что!

Кое-что было куском верхней панели "фон-ма" длиной метров в сорок; хотя её выгнуло в нескольких плоскостях, то есть собственно, скомкало, как бумагу, там имелся и кусок внутренних механизмов, большей частью сплавленных в шлак, но всё же в пирожке имелась непропечённая прослойка.

- А жууть! - затянула Фира страшным голосом, - Огромная мятая жуууть!

- И рядом одуриии... - подхватил грызь, не отрываясь от экрана, - О, слушай сюда.

- И что это за народное тыконское творчество?

- Это, грызунихо, шахта запуска аварийного маяка, - пояснил Макузь, - А что находилось в шахте запуска аварийного маяка?

- Аварийный маяк? - сделала парадоксальное предположение Фира.

- В запятую! А теперь его там нет.

- Мм... - грызуниха послушала по скану, - Посиди на хвосте гузлом. Ты хочешь цокнуть, он успел отстрелиться? С чего ты это взял, ведь конца шахты тут нет.

- Йа просканил второй раз, - церемонно цокнул Макузь, - И получил данные, что на стенках шахты имеются свежие царапины. Следовательно, маяк вылетел.

- Опушнище. И что??

- Ежели он вылетел, то должен находиться где-то здесь, а мы его не наблюдаем.

- Хм... - пожевала резцами Фира, и вспушилась, - Вылетел после первого попадания, а следующим его сожгло.

- Выслушай это ещё раз.

Запись с т\э, сделанная по телеметрии, им уже поднадоела, и оба знали её наизусть. Группа из пяти "фон-ма" двигалась квадратом, слишком тесно сжавшись боками; если не знать, то их можно было принять за контейнеры, настолько прямоугольными были тыконские корабли. Ёлка - причём не заводская и не ресурсер, а непосредственно боевая Ёлка - встала в засаду на траектории полёта группы, и даже в чистом космосе тыконцы так и не увидели хвойное дерево до того, как орудия сфокусировались на центральном корабле группы. К ящику протянулись тонкие зелёные трассы, а затем экран закрыла белая вспышка. Залп привёл к аннигиляции цели, каковая сработала как бомба внутри группы, разворотив остальные четыре корабля, слишком приблизившихся к эпицентру. Звено "фонов", мотылявшихся рядом, сдуло напрочь. На месте группы почти сразу образовалось то самое облако, в котором грызи шарили сейчас, только оно слегка расползлось в стороны.

- Тобишь, - цокнул Макузь, - Второго залпа не было. Угрозу они не заметили, так что запустить маяк до залпа не могли.

- О щенковые суслики! - потянула вниз уши Фира, - А если там вообще не аварийный маяк, а просто зонд, и они запустили его раньше, по плану?

- Это мы и выясняем, - без тени шуток цокнул грызь, - Прогони-ка мозаику, может, найдётся ответный кусок от этого.

Белка стукнулась ушами об экран, но прогу прогнала. Получилосиха, что ответный кусок и правда есть, и как это обычно бывает, его отнесло далеко от первого. Туда немедленно был послан свармер для повторного сканирования. Макузь выплатил щедрое количество внимания днищу шахты - она была диаметром восемь сантиметров, как раз под маяк.

- Салвачок мне.

Свармер-салвак с клешнями для захвата спикировал между обломков к нужному фрагменту, и осторожно подойдя к куску, пристыковался к поверхности. На аппарате было установлено дополнительное оборудование, в частности, позволявшее снимать баллистические отпечатки. Шахта по сути являлась пушкой, так что при выстреле на снаряде отпечатывался механизм, а на механизме - снаряд. Именно этим песком и занялся Макузь, стараясь получить вразумительные данные. Это удалось ему далеко не сразу, так что терпения грызям и правда требовалось не по пуху. Котанки висели в мутном облаке, а мимо тухло дрейфовали куски обшивки, какие-то кольца и рваные решётки, вызывая ощущение промаха мимо пуха.

- Есть! - наконец цокнул грызь.

- Могу предложить борщ, - сонно отозвалась Фира, - Сметаны нет.

- Йа имею вслуху, что есть ударный снимок. Гм...

Он отчётливо слышал на снимке, что маяк, похожий на небольшой термос, вставлен не до самого дна шахты, а между ним и днищем есть ещё сантиметра два, заполненные непонятно чем. Грызь давал увеличение до максимума, пока не расслушал структуру поверхности объекта, прилегающую к стенкам; от плоской шайбы по металлу явственно расползались тонкие гифы.

- Таааак... А зачем им такая штука под маяком? - задал в никуда вопрос Макузь, - Дай-ка просканировать этот участок подробнее...

Не без труда, но он нашёл на металле остатки сгоревшего квази-органического вещества, составлявшего гифы.

- Ну, Прибыль, - цокнула Фира, - А дальше что?

- А если разбрыльнуть?

- Уж не хочешь ли ты повторить прочёсывание, чтобы найти похожую лабуду?

- В за-пя-ту-ю, - кивнул Макузь, разворачивая свармеры.

- Грызанные тыконцы, - нервно расхохоталась грызуниха.

Впрочем, она больше делала вид, что совершенно опушнела, потому как лучше делать вид, чем на самом деле. Макузь знал, что белочка-пушинка может прокопаться в дальнем космосе не меньше его, как минимум. А уж на две пуши так это становилось вообще развлечением, так что Дури ещё хватало. Благодаря этому грызи успешно процедили облако до того момента, как обнаружили искомое. Шайба теперь выпустила лучи, как морская звезда, и напоминала пух знает что. Острожное сканирование выявило кремниевые квазиорганические соединения на поверхности объекта, да слышимо и внутри там была не фасоль.

- И куда дальше? - осведомилась грызуниха.

- Думаю схватить и на базу под изучение, - цокнул Макузь.

- Там наверняка есть самоуничтожение, если это зонд?

- Угу. А у клешней нашего салвака - шибко хорошая мощность, чтобы не дать ему это сделать. Что-нибудь большое йа бы не рискнул станнить, но такую фитюльку - рискну.

- Ну слушай сам, - кивнула Фира.

БКТ-64 с большими клешнями спереди подошёл к тому месту, где болталась штука, точно выровнялся и завис на месте. Макузь увеличил мощность псв-генераторов в клешнях до семидесяти процентов: при полной мощности они намертво зажимали истребитель, если сумеешь его поймать, а в нём тонны две веса.

- Так, сейчас...

Грызь не спешил, а делал всё пух в пух. Он нашёл ближайший кусок арматуры, отлетевший от тыконских завоевателей, и взял его так, чтобы тот замкнул обе клешни - хватать малюсенькую шайбу двумя сразу было очень неудобно. Уже к этой планке он приклеил объект - ерундовина прилипла, враз потеряв возможность вообще что-либо делать, не только самоуничтожаться. Псв-поле пронизывало вещество цели, так что атомы перестали колебаться и электроны встали на холостой ход.

- И теперь вот эту тяжесть как-то надо допереть домой, - важно цокнул Макузь, вызвав скатывание имеющихся белок в смех.

Свармеры вернулись на несушку, быстро заняв места на кольце, и два котанка, брыльнув лентами, вышли из облака в чистый космос.

В отделе разведки "Зимнего Воя" начался почти аврал, как впрочем и в остальном хвойном лесу. Кудус собирался не только натаскивать пилотов, но и самого себя.

- Это как? - уточнил Скупыш.

- Так, что записывай меня третьим номером, - пояснил тот, - Думаешь, йа настолько супер стар, чтобы помнить эти клесты? Им лет двести, наверное. Так что йа как и остальные, летал только на симуле.

- А, чисто цокнуто, - кивнул грызь, делая пометки в схемах, - Тестовые запуски проводить будем?

- Сто пухов. Пургогонам уже переданы данные, они обеспечат учебные цели.

- Кло.

Скупыш ещё раз прикинул общую картину - стандартная ситуация, клесты отправляются заглянуть за газовую планету, не нычется ли там кто. На каждом по боевому свармеру и локаторному, чтобы самому не лезть на рожон со своей никакущей защитой. Запуск летающего уха с закрытой позиции, получение данных, стыковка уха, сматывание удочек. На клесте в кольцах не помотыляешься, даст котанк очередью из укрытия, и погрызец. Правда, пока погрызец в основном грозил со стороны матчасти. Маневры предстояли довольно резкие, клесты подходили к планете на малое расстояние и при большой скорости, так что в случае отказа двигателей в это время вполне имели шанс бултыхнуться в водородный океан. И если котанк с его мощной защитой мог и проплавать в глубине, пока не вытащат, то истребитель сразу сгорит от входа в плотную среду. Это обстоятельство отнюдь не осталось незамеченным для Скупыша, и он обратил на него внимание грызей.

- Скуп, - цокнул Кудус, - Надеюсь ты понимаешь основную установку. Военные космолёты делаются для того, чтобы защищать Вселенную от Ущерба. Каждый, кто садится в боевой аппарат, должен быть готов отдать за это жызнь, хотя должен и избегать этого всеми способами. Иначе и начинать нечего.

- Это совершенно чисто, - отмахнулся Скупыш, - Однако в данном случае наморду значительный риск, не ведущий при этом к адекватным результатам. Тренировочных полётов у нас может ещё тысяча будет, а потерять грызя на пустом месте - это мимо пуха.

- Предложения? Может, разделить полёт на две части, ту где с планетой, в беспилотке?

- Это, думаю, чрезмерно, - цокнул Скупыш, - В этих маневрах как раз вся соль.

- У нас суповой истр есть, - зевнул Олыш, - Фо-5С.

- Это не у нас, а у пургогонов, - поправила Ольша.

- А, - разбрыльнул Кудус, - Идея понятна. Поставить суп примерно там, куда будет в случае чего падать клёст, чтобы тот его подхватил?

- Сто пухов, - кивнул Скупыш.

- А он сумеет выполнить такой фокус? - удивился Олыш.

- Придётся. У Фо-5 ускорение хорошее, но на всякий случай сейчас просчитаем.

Грызи включили симулятор, не отключаясь от цоканья через сеть, и запустили миссию. Клёст выходил с Ёлки и шарашил к планете полным ходом, чтобы прикрываться ею, затем вытормаживался в два этапа - до световой скорости, а потом до вменяемой. Кудус ткнул в траекторию и поставил на ней узел - включить имитацию отказа двигателя. Скупыш в это время поставил на карту суппортника, так чтобы он выходил на параллельный курс и шёл рядом с клестом. ИС-4 с недействующим мотором начал таранить планету, через три секунды его зафиксировал в захваты суп и оттащил в сторону.

- Тоже не сахарок, - прокомментировал Шушен, - Запас времени от семи до полутора секунд. Если хоть что-то сорвётся...

- Тогда так, - цокнул Кудус, - Вслуху явной опасности и, как заметил Скуп, необоснованного риска, сначала давим в беспилотном режиме с двоекратной перегрузкой. Надо понять, на что способны эти птицы. Если всё в пух - идём с заданными параметрами с пилотами.

Грызи разбрыльнули и сочли, что это будет самым оптимальным. Ангарская машинерия немедленно приготовила клестов к вылету, однако ждать пришлосиха ещё пять часов, пока пургогоны отдали суппортник, занятый на работах. За это время Скупыш отсурковался, и хотя он предпочёл бы потискать грызуниху, вполне сошло и так. В означенное время все пять клестов и Фо-5С встали в шлюз и стартовали с Ёлки.

Малый аппарат поддержки Фо-5С был самым малым, на котором имелись ремонтные механизмы, ресурсозагребалка... точнее, ресурсозагребалочка, стереолитограф для воссоздания запчастей и заборник топлива из атмосферы газовых планет или со звезды. Также туда устанавливались модулёчки, делавшие зонды - более простые, чем котанковские, но тоже кое-куда годные. В отличие от базового истребителя Фо-5, суппортер не нёс оружия, а тащил по бокам два ящика с оборудованием и две клешни, обращённые в сторону, для фиксации за объект ремонта. Короче цокнуть, вполне годная машинка, вслуху чего Скупыш лишний раз убедился, что автоматика не заставит суппортер ловить клеста до посинения и не впишет в планету. С двойной перегрузкой клёст будет вылетать настолько резко, что запас времени будет измеряться десятыми долями секунды.

- Всем условно пилотам выплатить внимание, - сообщил Скуп, - Звено на позиции. Заход по одному с интервалом в минуту. Первый пошёл!

Истребителями управляли всё те же грызи, что и должны были это делать в натуре, только через командные линии с хдерева, а не из кабины. Первым оказался Олыш: его клёст пошёл на планету на форсаже, разогнался до рассчётной скорости, затем произвёл торможение, оказавшись в нескольких тысячах километров от атмосферы. Суппортник, перехвативший его на подлёте, отвалил в сторону и пошёл на исходную, а истребитель выпустил локаторный свармер. За считанные секунды микрокомета с длиннющим хвостом обогнула планету и ояблочила пространство за ней. Первый свармер уже развернулся, а клёст выпустил второй, для поражения обнаруженной учебной цели. Цель была выполнена в виде надувного баллона, изображавшего мультяшного зайца - для автоматики это вполне могло бы сбить прицел, а жывой пилот принимал такие решения быстрее, чем супервычислители Ёлки - зачём он в частности и был нужен. Баллон, прошитый попаданиями пуль, сгорел напрочь, а свармер выписал дугу в сорок тысяч километров и пристыковался обратно на крыльевой пилон несушки.

- Это первый, задачу выполнил, - сообщил Олыш.

- Параметры телеметрии? - осведомился Кудус.

- В норме на сто пухов.

- Это в пух. Скупыш, за супом следят?

- Да, - ответил Скупыш, - Сам послежу, время есть.

Похожим образом отработали ещё два клеста, так что Скуп практически расслабился, тем более что свой аппарат он уже прогнал по маршруту. Ничего особо сложного, но требуется реакция и внимание. Для него пургогоны поставили несколько слабых ионных прожекторов, загораживавших подлёт к цели; пилот просто наплевал на них, а автоматика была бы не способна определить, что это, и наверняка зависла бы. Однако не успел грызь и ухом мотнуть, как с т\э раздалось характерное "БЫП!".

- Грызаный перевод с курохомячского на индюкомышиный... - цокнул Кудус.

Четвёртый клёст влетел в атмосферу планеты с полного размаха, как заправский камикадзе. Суппортник конечно не успел, хорошо хоть не нырнул следом, как опасался Скуп. Уже в верхних слоях произошла яркая вспышка, а теперь на поверхности газовой планеты медленно набухал белый шар, похожий на ядерный гриб без ножки.

- Кто стрелял? - осведомился Кудус.

- Йа стрелял, - несколько обалдело ответил Шушен.

- Послушаем мнение песка...

Песок, под каковым в данном случае подразумевались записи, сказал вполне отчётливо, что на торможении произошёл провал в мощности двигателя, даже не отказ, а просто движок "захлебнулся", глотнув гравитации от приближающейся планеты. Чистое дело, что ошибок Шушена тут не было, а если бы не осторожность, то не было бы и самого Шушена. Некоторое время грызи опушнело таращились на повтор записи, и только минуты через три Кудус ответил диспетчеру, что да, это у них грохнуло.

- Запушись... - фыркнул тот, - А была бы тут населённая планета, тоже бы так учились?

- Не бельчи бельчёного, - отмахнулся грызь, - Ну что, товарищи, поздравляю с лёгким обделыванием, Шушу в особенности.

- М-да, - цокнул тот, тяжёло сглотнув.

Среди пуха повисло ощущение, что дело пахнет слегка жареным, хотя не особо страшные тыконцы и мотылялись где-то весьма далеко, но военное положение уже приводило к Ущербу, и хорошо что только материальному.

- Стало быть, куда? - цокнул наконец Скупыш, - Думается, надо разобрать с особой тщательностью, чтобы выяснить пределы возможностей для этих клестов.

- Навскидку пух ты что выяснишь, - фыркнул Олыш, - Три штуки прошли, один разбился. Чистейшей водицы случайность.

- Да не обязательно, - возразил Скуп, - Пока проходили первые три, планета успела повернуться вместе со спутниками. Поменялось напряжение гравитации на траектории.

- Вслуху чего считаю сообразным цели клестов пока вернуть в гнездо, - дополнил Кудус, - И принять меры для изучения вопроса, вплоть до связи с соответствующими службами флота.

- Принято.

Как раз в это время в канал связи вклинился Елон, основные уши по боевой части "Зимнего Воя". Чистое дело, что он был не особенно доволен произошедшим.

- Это грызанный стыд. Зачем потребовалосиха выполнять такие черезхвостовые маневры? Имеется вслуху установка двойной перегрузки.

- Вслуху необходимости перехода на полное боевое положение, - ответил Кудус, - К сожалению, эту серию клестов никто не испытывал по полной программе.

- Как это произошло? Почему не испытывал?

- Потому что их когда-то сделали просто из Жадности, перед тем, как пустить в утиль модуль, их собирающий. Как известно, в каждой серии могут быть свои косяки... вот мы и выявили один.

- Это в пух, что вы его выявили без белочных жертв, - заметил Елон, - Только вот не останемся ли мы с такими испытаниями без ударных машин вообще?

- Не думается, - мотнул ухом Кудус, - По сути дела, этот маневр - самый критичный, а на нём обкатка уже прошла.

- Ну слушайте сами, - цокнул грызь, - Кроме вас, клестов никто не запустит.

- Да, мы знаем, - массово вспушились пуши.

Далее последовала некоторая пауза, взятая для снятия апуха от события, а состав отдела разведки почти всем составом сурковал по крайней мере часов пять. Хотя Скупышу настоятельно хотелосиха бежать и сломя хвост быстрее делать эт-самое, он таки был убельчён опытом, как уже неоднократно уцокивалось выше и будет цокнуто ниже. Вслуху этого грызь неспеша потянулся, умыл морду водой из бочонка, принёс свежей воды с водопроводной колонки, набрал на газоне у дорожки щавеля и крапивы, и поставил вариться щи.

Поскольку они стояли на расстоянии вытянутой лапы, это уже не мешало начать копать песок по теме. Грызи подключились полным составом, прогоняя симулятор и дешифруя данные, для чего в возню воткнулась Зиса, согрызяйка Кудуса и заодно шифровщик боевой части. Единственное, что напрягало в этом Скупа - так это то, что он не мог проверить результаты грызунихиной работы, потому как она вводила с клавы такие формулы, что уши вяли, и каковых грызь не видал никогда. В ближайшие пару суток все причастные морды практически не отходили от терминалов, только впадая в дрёму по очереди. Само собой, что для столь длительного песка потребовалосиха зажевать специальные колёса для снятия сонливости.

Ради усиления мозгового штурма был также подключён местный цифровой разум, самоволк Суг-Таила. Тот немного порычал, что приходится возиться во всякой жиже, но разбрыльнул и подправил рассчёты. Таким образом теоретическая часть была сделана, был выявлен серийный косяк, его причины и параметры. После этого оставшиеся четыре клеста были прогнаны ещё три раза с полуторной перегрузкой; свармеров не запускали и ложные цели не ставили, так как задача состояла в другом. Коротко цокнуть, двигатель клеста на торможении захлёбывался от гравитации - а она бралась от объекта, перед которым клёст вытормаживался, чем ближе тем больше. В случае с газовой планетой значительное влияние оказывали массивные спутники; первые три истра шли по траекториям в сторону от спутников, а четвёртый как раз попал в область, где эффект начинал действовать.

Грызи также подняли архивы и выяснили, что эта штука присуща клестам вообще, однако при полностью точной сборке из машинокомплекта получается, что для создания условий аппарат должен дать такое ускорение, какого он дать не в состоянии - тобишь, практически эффект отсутствует. В конкретной же серии машин присутствовал какой-то микроскопический и неуловимый косячок, сделавший возможным остановку двигателя на определённых режимах полёта.

Лишь после того, как всё это оказалосиха сделано, а грызи отсурковались в очередной раз, отдел приступил к пилотируемым полётам - теперь была уверенность, что всё в пух. Нацепив скафы - на этот раз тяжёлые, потому как положено - четверо грызей отправились в ангар и непосредственно влезли в кабины своих истребителей, как на каком-нибудь аэродроме эры поршневых двигателей. Кабина клеста была тесной, как впрочем и у большинства истров; теоретически там имелось место под три кресла, но это если вынуть блоки электроники, а их никто не вынимал. Скупыш вбился туда, как хомяк в нору - благо, мягкий скаф не позволял ударяться обо что-либо - и оказался сидящим на кресле.

Там где не было возможностей встать из-за пульта и пройтись, кресла были не сиденьями, а устройствами для длительного размещения тушки. Они подпирали спину и филейную часть таким образом, чтобы она не затекала, меняя положения. Кроме того, на организм подавались слабые импульсы, заставлявшие мышцы совершать незаметные сокращения, чем поддерживалось более-менее нормальное состояние в неподвижности. Скупыш ослушал приборы, отлично знакомые по симулятору, и закрыл фонарь кабины. "Перед взлётом убедитесь, что небо находится перед вами" - гласила народная мудрость. Грызь убедился также в том, что на левом пилоне у него свармер, а на правом - другой свармер.

- Шуша, ты того? - осведомилась Ольша, работавшая за диспетчера.

Неслушая на инцидент, Шушен упорно отказывался оставить место в группе, так что грызуниха даже уступила ему своего клеста, чтобы грызь был убельчён.

- Сто пухов, - ответил тот без напускного оптимизма... впрочем, и не напускного у него было хоть ушами жуй.

- Ну слушай сам, - предуцокнула Ольша, - Группе - доложить о готовности.

- Птица-раз готов.

- Птица-два готов.

- Птица-семьдесят три готов.

- Грызаный случай...

Однако рожь, как это всегда случалосиха, ничуть не помешала пуховичным зверям чётко выполнить все операции и отправить группу в полёт. Клесты, оставляя длинные трассы светящегося голубым светом выхлопа, отошли от Ёлки, продолжавшей колотить винтами кольца планеты. Ощущения пилотов явственно отличались от тех, что они испытывали за терминалом в жыме или дома - ускорение значительно давило в кресло, а двигатель низко жужжал и побулькивал. Все впрочем знали, что по большей части все эти эффекты сделаны специально, чтобы подчёркивать движение машины и не вызывать у пилота утомление однообразием. Скупыш счёл, что удалось это очень даже неплохо - истр как будто покачивало, плавно и приятно, да и гул мотора был в пух, а не мимо.

Следом за вторым клестом грызь повернул своего, ориентируясь по нафигационной схеме, нарисованной как на стекле фонаря, так и на экране ниже. Машины вышли на длинную дугу, с которой они поочерёдно заходили в "атаку" на всё ту же планету.

- Этот газовый пузырь сейчас со смеху лопнет, если мы что-нибудь ещё отчебучим, - цокнул Кудус, - Айда пожалеть пузырь.

- Айда так айда, - пожал ушами Скуп.

Он послушал, как отрабатывают другие, затем получил бобра от Ольши, следившей за общей обстановкой, и развернул клеста на траекторию. Истр дал форсаж, отчего кабину слегка затрясло, а космос впереди начал быстро синеть от сверхскорости. Прямо в этой глубокой синеве проступили облака, означавшие поля тяготения систем; картошка прямо по курсу была полем тяготения планеты и её спутников. Скуп прицелился в планету, так чтобы автоматика точно фиксировала её, и задал параметры торможения. Точка впереди превратилась в диск, а тот стал приближаться совсем стремительно. Когда машина вошла в облако, синева вокруг стала темнее, и образовала колодец, центром коего стала планета. Смотреть на это оказывалось достаточно волнительно, потому как это было чувство падения - но Скупыш испытывал его много раз, так что ничего с ним не стало.

Клёст, выписав крутую гиперболу шлейфом, вышел на низкую скорость на высоте в пятьсот километров над атмосферой. Повернув истр вокруг оси, грызь услышал, уже собственными яблоками, несущиеся мимо облака и воронки циклонов; затем пошла тёмная сторона, и тут уже картину дорисовывал т\э.

- Это птица-семьдесят три, - цокнул Скупыш, ворочая морду в шлеме, - Задачу выполнил.

- Это в пух, птица-баклан, - хихикнула Ольша, - Товарищи, тут это, как его...

- Экран? - предположил Кудус, катясь в смех.

- Не только. Нурка просит развести кой-какое мелкое оборудование по ёлочкам...

- Йа! - немедленно цокнул Скупыш, - Два шага впесок, йа!

- А моторесурс? - снова подначил Шушен.

- А попуху, спишем на отработку стыковки, - придумал на лету Скуп, - Мне весьма хотелосиха бы посетить "Громкую", раз уж заодно. Только конечно, если там не вагон, клёст много не утащит.

- В две бадьи как раз войдёт, - цокнула грызуниха, - Там прислали какую-то точную кристаллонику, частотные блоки для двигателей, так что слушай, не пропухячь.

- Принято, грызо.

Едва скупышевский клёст вошёл в ангар, подкатившиеся по рельсам манипуляторы тут же сняли с пилонов свармеров, а на их место поставили две "бадьи" - бочки по пятьсот литров объёма, которые как раз предназначались для крепления на место свармера, когда возникала нужда брать дополнительный груз. Опять-таки убедившись лично, что справа бадья, и слева бадья, Скупыш дал команду на взлёт. С довольно тяжёлыми противовесами на крыльях истр становился похож на скоростной фрегат в плане маневренности, так что грызь не рискнул пытаться застыковаться к чему-либо, пока не привык к управлению, а главное, не приучил к нему автоматику.

Что касается моторесурса, тобишь количества работы, то с ним было не особо сладко - на тренировочных полётах клесты сожгли треть того, что полагалось до полного техобслуживания, а полное ТО - это практически переборка машины. Вслуху этого, использовать истр даже для развоза ценных предметов в обычных условиях было бы нерационально, но военное положение обязывало. Как оказалосиха, Скупыш не зря сделал два шага впесок, при попытке стыковки к первой ёлочке он обнаружил, что система клеста не настроена на это. Получалось, что клестовое оборудование, установленное в модуль, автоматически загоняло клестов, а здесь его просто не имелось. Дело было нетрудное, но требующее измышления головой - как и абсолютное большинство того, что делал Скуп.

После этого он выяснил, что вляпался в неслабый песок - оказалось, что имелись вслуху не только три ёлочки, приписанные к "Зимнему Вою", но и ещё двенадцать от других Ёлок. Грызь слегка припушнел искать их по системе, заходить на цель, стыковаться, и повторять. Хорошо ещё что груз был стандартизирован, и получив данные, автоматика сама вскрывала бадью и вынимала контейнер, делая разгрузку за минуту. При этом Скупыш мог с удовлетворением констатировать, что если к первому кораблю клёст застыковался за десять минут, то к последнему - за две... и тоже минуты, а не недели.

При этом последней ёлочкой была, само собой, "Громкая". У корабля был небольшой ангар для приёма истров и корвов, так что Скупыш смог вылезти из кабины. Он вышел из ангара, повесил скаф на вешалку рядом с другими, благо там было написано под стеклом, чей именно. Только после этого хитроватый грызь доцокался с диспетчером, что задержится на ёлочке. Выгонять грызя, который уже ходил по кораблю, было не в пух, да и причин никаких не имелосиха. У него не было команд возвращаться на Ёлку немедленно, а в случае чего связь вполне достанет, чтобы.

Успокоившись таким образом, грызь захихикал и пошёл к жылым помещениям. Тут не было жыма, а только каюты, впрочем не сортирного типа, а достаточные, чтобы разместить там земъящики с микролесом. Ещё ранними потугами Скуп знал, в какой каюте обитает Астриса, так что прислонился хвостом к стенке напротив, и принялся усиленно ждать.

- О, грызо! - цокали каждый проходящий мимо грызь и грызуниха, - А почто?

- Не по что, а по кого, - резонно отвечал Скупыш, - Выжидаю Астрису-пуш.

- Да, достаточно пуш, - припомнив, соглашались пуши.

Его также трепали за ухо, если он проговаривался, что трясёт в разведке, потому как всем хотелосиха обновлений о стратегической обстановке. Само собой, Скупыш об этом знал не больше остальных, о чём и не умалчивал. Наконец через полтора часа на лестнице снизу показались светлые ушки Астрисы, заставляя Скупыша заранее урчать и скрести когтями по лапам. Грызуниха показалась ещё более симпатичной, к тому же на своём корабле она не утруждалась одевать жилетку, а оставляла только шортики. Она подняла взгляд на грызя и округлила глаза. Скуп пошурудил лапами в воздухе, показывая, что имеет вслуху, и казалось, грызуниха сейчас захихикает. Однако Астриса глянула не него без особого веселья.

- Скупыш, не сейчас, - цокнула грызуниха, протеревшись мимо хвостом и открывая дверь каюты.

Скуп тяжело сглотнул, соображая. Облом конечно, но главное, не случилосиха ли чего у бельчоны? Он слегка подгрыз когти, околачиваясь у уже закрытой двери, почесал за ушами, ещё разбрыльнул. Придётся возвращаться на Ёлку, а прочищение оставить на потом. Она же ясно цокнула, что Скупыш - не сейчас, белки такого просто так не цокают. Слегка вздохнув и втихоря погладив дверь белочкиной каюты, грызь направился обратно к лестнице, но едва он зашёл туда, как с хвоста оцокнула Астриса.

- Скууупыш! - хихикая, высунулась грызуниха, - Это была шутка!

Скууупыш немедленно метнулся обратно, и мягкие лапки грызунихи обняли его за шею, она потёрлась носиком об его нос, и грызь с огромной радостью снова взглянул в её серые глаза.

- Прости, Ску, - прошептала Астриса в ухо, - Йа слегка проверяла убельчённость.

- Йа тебя обожаю, и в частности за это, - проурчал Скуп.

Грызи, рассыпая мелкую рожь и виляя хвостами, обтирающимися друг об друга, зашли в каюту и не забыли закрыть шпигалет на двери.

Примерно в то время, как на "Зимнем Вое" разгребали последствия перехода на военное положение, в районе системы Горуща другие грызи разгребали причины того же самого. Ядро тыконского флота, вторгшись на некоторое расстояние в пространства Союза, наконец придумало себе цель и взяло курс на указанную систему. Там даже не имелосиха населённых планет, а была только космотория в три сотни планетоидов, состыкованных в кольцо, и кой-какая индустрия. Для тыконцев тамошние платформы с заводами и исследовательскими центрами могли и показаться пухти какой важности, но на самом деле, Горуща была довольно рядовой внепланетной колонией, не обладавшей никакущим стратегическим значением - что есть она, что нет её, однопухственно. Была вероятность, что тыконцы на то и рассчитывали, полагая, что схемы противодействия слишком сложны и не настолько гибки, чтобы переместить весь фокус противостояния.

Если так, то они крупно просчитались, и в данном случае это означает не то, чтобы перепутать гречку с просом. Как уверенно населённая система, Горуща имела защитную станцию типа "Хвол" на низкой звёздной орбите и тридцать две Ёлки для комплектации полной связки. Звёздная защитная станция "ХВОйный Лес" представляла из себя огромный генератор искривления пространства - изменения его метрики, проще цокнуть. Сама по себе эта сфера диаметром тридцать километров могла мотыляться по системе, пользуясь гравитационным действием своего генератора и толкаясь от звезды или притягиваясь к ней. По экватору сфера имела стыковочные узлы для тридцати двух Ёлок, и полная связка уже могла уверенно летать на межзвёздье; кроме того, никто не запрещал стыковать больше Ёлок поверх первого слоя, так что тяга связки зависела от наличия хвойных деревьев.

Когда грызи определили примерный район, куда ударит ядро, они уже начали маневрирование хволами: к фокусу стягивались станции со всех соседних систем, а на их место перекочёвывали хволы уже от их соседей. Таким образом вокруг предполагаемого центра создавалась концентрическая структура, дабы враг не сумел ударить мимо щита, сделав внезапный маневр. Огромные Ёлки пикировали к звёздам, и бодро развернувшись, цеплялись к полупрозрачным шарикам станций. Десятки таких связок потянулись к Горуще с самых разных векторов, опережая набегающее ядро тыконцев. На подлёте они меняли траекторию и прятались за звезду, чтобы олухи не засекли маневров дальними локаторами.

Таким образом, к моменту подхода противника щит был готов на сто с лишним пухов. Вокруг звезды демонстративно мотылялась одна станция, родная, а ещё тридцать семь были надёжно скрыты маскировкой в створе кольца планетоидов. Кроме того, навстречу атакующим выставили острые макушки сорок Ёлок, действовавших отдельно от связок - эти тоже не особо прятались. На т\э дальнего обзора картина выслушила достаточно весомо - ядро имело угловой размер даже на межзвёздном расстоянии, так как корабли шли не борт к борту и растянулись чуть не на десятую часть светового года. По мере приближения эта туча стремительно росла, заслоняя весомую часть обзора.

В нулевую очередь вперёд были отправлены зонды сверхскоростной связи - даже не для сканирования точного состава ядра, а для открытия линий коммуникаций по обычному протоколу. Через какое-то время вызовы возымели действие, и переговоры транслировались на весь грызунячий флот - только не напрямую, воизбежание передачи вредоносных информационных структур, а через фильтр.

- Внимание тыконский флот! - цокнул кто-то из основного штаба, - Вы очень хорошо летаете. У вас полно кораблей, и вся эта толпа выглядит очень страшно. Мы признаём это, мы испуганы.

На этом месте ему потребовалосиха сильно взять себя в лапы, чтобы не испортить всё хихиканьем, но грызь справился. Всё же попытаться спасти многие тысячи жызней, пусть и вислоухих собак, объевшихся наркоты, оно того стоит.

- Тем не менее, - перешёл ко второй части штабной, - У нас есть просьба прекратить сближение с системой и отменить атаку. В противном случае вы будете уничтожены.

Тыконцы переваривали это дело довольно долго, явно получив по мозгам. Они никогда не сталкивались с тем, что их сначала похвалили, а потом угрожают, и всё сразу. Наконец прозвучал ожидаемый ответ:

- Мы никогда не сомневались в вашей крысиной природе, трусливые рыжие крысы! Выходите и сражайтесь как воины!

- Выходите и сражайтесь как воины, - передразнил штабной, и тут уж много кто покатился в смех; не для эфира же он добавил, - Да нет, лучше вы сотритесь, как плесень.

По флоту был дан сигнал на операцию встречного удара "хволами". Маскировка с кольца была снята, и оказалосиха, что оно набито связками со станциями, как корзина тыблоками. И эти тыблоки немедленно полетели выстраиваться в формацию "груша", чтобы захватить звезду, космоторию и газовую планету в сферу своего действия. Хотя тыконцы были близко к дистанции открытия огня, и орудия "фон-ма" уже поднялись в боевое положение, хволам требовалось ещё меньше времени, чтобы занять позиции. Объяв остатками рассудка этот факт, тыконцы выпустили по системе волну мелочи - перехватчиков, снарядов, штурмовиков и тому подобного. От сферического ядра словно потянулись вперёд щупальца, ветвясь и устремляясь к цели.

Именно для этого стояли на стрёме свободнолетящие Ёлки. Сейчас они прикинули прицеливание, ещё подвинулись для пущего эффекта, и дали залп из сверхсветовых орудий. Лучи протянулись на весомую часть светового года, причём сделали это практически моментально, пробивая само пространство-время, и полоснули по щупальцам ядра. В неровных "гифах" засверкали тысячи отдельных вспышек, складываясь в линии - вся мелочь, что попала под лучи, сгорела моментально. Аннигилировавшие аппараты превратились в бомбы, бившие осколками и излучением соседей, так что каша получилась на заслушанье. Задние ряды мелочи были вынуждены менять траекторию, чтобы не влететь на полной скорости в это болото, что равносильно немедленному уничтожению, так что сбивали строй и не достигали главной цели - помешать развернуть хволы.

Станции же, заняв положение в системе, включили генераторы на полную мощность. Население космотории было эвакуировано, но там имелись военные наслушатели, которые могли слышать, как звёздное небо поплыло, словно гибкий экран. Пространство вокруг системы меняло метрику - звезда и все объекты вокруг неё проваливались в "грушу", и происходило это весьма шибко. Однако жеж, разведка заранее сообщала, что Тыкония почему-то имеет снаряды для преодоления кривизны пространства-времени, хотя опять-таки непонятно, где они их взяли. Вслуху этого, просто запереться в груше было недостаточно - да и стратегическим установкам не отвечало.

После формирования защитной структуры - этакого вала из вакуума, хволы принялись за наступательные действия. В направлении тыконского ядра пространство начало свёртываться в конус, в створе коего происходила нуль-реакция, превращая пустое место в вещество в виде кварков, тут же слипавшихся в ядра водорода. Всё гигантское ядро начало засасывать в эту воронку, как мух в вентилятор. Глупцы при этом далеко не сразу поверили в масштабы происходящего - слышимо, они продолжали считать, что большая часть хволов - ложные цели, созданные для запугивания. Вслуху этого тыконский флот так и не дал реверса до тех пор, пока последние корабли не попали за границу невозврата - а потом, соответственно, было уже неважно. Конус стремительно сужался, и скорость притягивания в нём превышала то, что могли выжать "фон-ма", так что против такого течения им было не выплыть.

Противник однако до последнего не поддавался панике и начал вести огонь теми самыми проникающими снарядами - они действительно проходили кривизну почти без помех, однако "почти" в данном случае не считается. Мощность орудия каждого отдельного корабля была недостаточна, чтобы хоть как-то повредить Ёлку, а следовательно, они должны были бить ЗОМГом - Зоной Общей Мощности Генераторов, обеспечивая град снарядов в одну цель. Флуктуации искривлённого пространства в конусе, а также несовершенство самих снарядов приводили к тому, что синхронность отсутствовала.

Свободные Ёлки и хвол-связки обдавало волнами попаданий, но существенного вреда это им не наносило, потому как волны плохо складывались в общие пики. Снесённые ветки и целые модули были в такой массе совершенно не в счёт, центральный штаб фиксировал, что повреждения ничтожны. Даже когда пик волны сумел сфокусироваться на одной из связок, он только повредил часть сферы и обкромсал одно из хвойных деревьев, но это также было незначительно.

В то время как тыконцы добились этих более чем скромных результатов, хволы добились того, что флот противника затащило уже в настолько узкую часть конуса, что его корабли попали в постоянно уплотнявшееся облако водорода. Более того, их начало закручивать, сбивая построения и не давая никакой возможности вести концентрированный огонь. Снаряды пошли уже во все стороны, куда пух положит, даже назад. В черноте космоса невооружённым ухом прослушивался светящийся белым конус, направленный к звезде, и он всё разгорался.

Скорость сужения всё увеличивалась, вслуху чего достаточно быстро наступил момент, когда вся куча собралась в один ком, сотни кораблей сбило вместе, как селёдку в сети - тут уже не до стрельбы, а как бы бока не обломать. Был вариант продолжать сужать конус и просто раздавить их, однако сущестовал риск просыпать кашу из-под этого пресса, потому как она состояла из слишком многих объектов. Операторы, управлявшие процессом, учли условия и подкорректировали действия генераторов, дабы достичь максимального эффекта. Защитная груша была разомкнута, но вместо неё пустоту скрутило в ещё более фигурный крендель: хволы разделяли пойманный флот на две равные части, после чего загоняли в два встречных колодца, питаемых всей тяжестью звезды. Получалосиха, что обе группы падают на одну и ту же звезду, при этом друг другу навстречу.

Через несколько секунд два потока столкнулись, сливаясь в совершеннейшую кашу и уплотняясь до размеров луны. Здесь генераторам было совсем просто держать цель в малом объёме, так что они покинули свои позиции, перестраиваясь в сферу вокруг мячика из горящего газа, перемешанного с тыконскими фон-ма. В то время как основная часть хволов держала искривление, пятёрка их работала как мотор бетономешалки, заставляя шарик вращаться с огромной скоростью. Рассчёт состоял на то, что фон-ма имеют довольно неудачную конструкцию главного орудия - его скорее всего выламывает с корнем, если туда приходится удар. Грызи рассчитывали обмолотить добычу, чтобы лишить её возможности двигаться и стрелять, а затем попробовать и расковыривать обычными методами.

Рассчёт в целом оправдался: из метрической бури, в которую затянули тыконцев хволы, целыми вышли менее половины кораблей, и практически все они были обездвижены и лишены вооружения и локаторов. Угловатые фон-ма вяло вращались среди облаков газа и обломков, в которых то и дело вспыхивали новые взрывы. Убедившись, что никакой другой скрытой угрозы нет, Ёлки начали ставить станции метрики на орбиты, отстыковываться, и идти разгребать завалы - даже оставшаяся часть ядра флота состояла из тысяч бывших кораблей, так что работы изрядно.

Разведка флота выплатила особое внимание тому, чтобы вовремя отрезать каналы связи противника - рассчитывали на возможность какое-то время гнать по ним дезинформацию, посылая сводки о победоносном походе. Долго так продолжаться не сможет, но и несколько суток принесут значительную Прибыль, особенно - бардак в Тыконии от противоречивой информации.

Отделы оповещения получили допуха работы, потому как им предстояло разослать новости по всей галактике, ради общего информационного поля. В нулевую очередь кончина тыконского атакующего ядра была мила тем, кто обитал близко к району - в частности, космотории Горущи. Массив планетоидов немного пострадал от побочных эффектов боя с применением кривой метрики, но был в куда лучшем состоянии, чем тыконцы, и мог принимать жытелей обратно, что собственно и случилосиха.

- Летать на истребителе к грызунихе, это ОЯгрызу! - покатился в смех Шушен, - Да ты вообще опушнел, как крот в сентябре!

- Так бы не полетел, - пожал ушами Скупыш, хлебая чай, - Но раз выдалась оказия, то. Хотя конечно она не то чтобы выдалась как таковая, но раз уж.

Грызи расселись на досках возле длинного пруда и таращились на плавающих уток, которые нарезали круги возле плававшего тут же По, и дёргали амёбу за жгуты. "Пооо" - заунывно тянула биомасса.

- Это ладно, - цокнул Скуп, прекращая щуриться, вспоминая Астрису, - Так что там с целеуказанием? Йа конечно потом послушаю лично, но всё же.

- Ну, соль в том, что на подготовку полномасштабного захвата всей космотории Тыконии требуется значительное время...

- Да уж впух? - фыркнул Скупыш, - Трёхглазковые там уже года два паслись на границах.

- Они упороты, но не настолько, - зевнул Шушен, - Так вот, поскольку зачистку начинать нельзя, стратеги намерены провести рейды по тем системам, где у тыконцев находятся основные верфи и оружейные производства. Просто по возможности аккуратно разбомбить фактории...

- ... и плантации с пеонами, - церемонно добавил Скупыш.

- Да. Пока будут всё это восстанавливать, если сумеют - уже можно начинать чистить по-настоящему.

- Чисто цокнуто, - пожевал резцами Скуп, пялясь вверх в голубое небо, - А как конкретно это отражается на нашей Ёлке?

- Нурка цокнула, что нас попросили выдвигаться к пограничной системе, ресурсно подсобить в развёртывании блокадной сетки.

- Пуха себе сеточка... А это далеко?

- Светолет полсотни, - фыркнул Шуша, - Не соседний огород, вестимо. Таскаться домой будем как индюки, это точно.

- Дэээ... - почесал раковины Скупыш, - Ну, думаю, слетать слетаем, а уж упираться особо - по обстановке. Нечего из-за такой пухни на уши становиться. Посиди, так это что, Ёлка уже складывается?

- Сто пухов. Закрываем выработки, чтоб не расползались, и готовимся к межзвёздью.

- Так-так... - прикинул Скуп, ковыряя лапой грязь на берегу, - Пойдём в колонне?

- В какой колонне, это мы к следующему галактическому году туда доберёмся, колонны искать.

- Значит, в одно дерево. А если в одно, то надо устанавливать модуль по-любому.

- Не по-любому, а в место для модуля, - поправил Шушен, - Кудус цокнул, что возможен подгон комплектов для клестов.

- Запушись, а без комплектов этот модуль ни в хвост не нужен.

Собственно, события покатились по тому руслу, о котором и шло цоканье. "Зимний Вой" своими гравитационными винтами стабилизировал надкусанное кольцо планеты, чтобы оно не разваливалось спонтанно, и начал перекомпоновку. Для разведчиков основное состояло в том, что их ангарный модуль отстыковывался с корабля и уходил куда-то, кому надо; на его место ставился ангарный же модуль с производственными линиями для сборки клестов. Это означало надобность перегнать всю технику в грузовой док - он имелся на Ёлке и предназначался для разгрузки фрегов - и забрать из модуля всякую мелочь типа скафов.

Сидючи в сва-несушке, пристыкованной на фермы рядом с грузовыми фрегами, Скупыш слушал по т\э, как отходят защёлки и огромный ящик, более пятисот метров в длину, начинает вылезать из своего гнезда. Как только модуль отошёл от Ёлки, его взяли ёлочки и потащили по назначению, в то время как другие тягачи поставили на направляющие новый ящик - выслушивший точь в точь как первый, ясное дело - и он начал задвигаться. На все операции уходило минут двадцать в самый край, если же взяться переносить оборудование отдельно - это и за месяц не уложиться.

- Ангарный модуль разведки подключён к Ёлке, - сообщила Нурка, следившая за процессом личными ушами, - Все показатели зелёные, модуль готов к действию. Это в пух.

Пока же разведка гоняла обратно свои котанки и клестов, Ёлке предстояло ещё немало действий. В частности, было принято решение снять две из трёх ресурсных установок, потому как они тяжелы, а мощность у них избыточная. Также отстыковывались длинные хвостовые фермы, на которых висели шарики с веществом - проще заново собрать на месте новые, чем тащить эти за столько световых лет. С корабля убирались и внурисистемные радиаторы, восьмигранник с самого хвоста, закрывавший вход во внутренние объёмы Ёлки.

Внутри же, ближе к хвосту, в самой широкой части, между модулями находился атомный деассемблер, или как его называли, ресурсный комбайн полного цикла - он очищал сырьё без остатка, разделяя его на фракции почти идеальной чистоты. Комбайн был нужен, однако это была железяка, по весу равная четверти всего остального, так что его следовало облегчить. Воисполнение этого замысла комбайн выдвигался назад на длиных направляющих, и с него тягачами снимали все блоки, которые можно сделать на месте за пару суток - получалосиха, что облегчили чуть не в три раза. Всю кучу еловых обрезков соединили вместе и установили на стабильной орбите, дабы была сохраннее.

Если цокнуть правдиво, а так и следует цокнуть, то нарушение установившегося порядка вызывало некоторый диссонанс у грызей. Комплекс, висевший на Ёлке до этого, отлаживали пух в пух, а теперь его приходилось разбирать на запчасти и мотать куда-то в космические дали с не особо ясными перспективами.

- Сдаётся мне, кто-то там может перестраховываться, - фыркала Ольша, - Типа, однопухственно сотню лет Ёлка вещество хомячит, пусть будет под лапой.

- Как бы ни было, - заметил Скупыш, - А отмахиваться не следует.

- Кроме того, - добавил Кудус, - По полётному заданию мы остановимся примерно возле Малмурона, набрылять там ресзапасы, и там же должны получить пушку и клестовые заготовки.

- Пушку? - слегка приподнял хохолок Скупыш.

- Да, вакуум-реактивную мазерную. Поставим на один из моторных модулей, будет лупцевать лучом.

- Дали один боевой? - хмыкнул Шушен.

- Да. На всякий пожарный случай.

Впринципе, все моторы-"шишки" и так были пушками, но без оборудования они могли бить разве что в упор, в космических масштабах. Сверхсветовой мазер - другое дело, мгновенно протягивает луч на десятки световых часов; на дистанции в час-два он вполне эффективен против крупных кораблей, дабы пробить защиту в фокусе, а дальше расходится конусом, который тоже далеко не подарок и легко сожжёт истребители на другой стороне системы.

Как и все прочие причастные грызи, Скупыш ослушивал диспозицию с матчастью и катал морду по щекам. Непосредственно в отделе разведки находились четыре клеста и группа БКТ-64 разных модификаций, включая сва-несушки. Предполагалось все некритичные полёты делать на птицах, дабы не расходовать ресурс котанков - по крайней мере на это клесты были годны на сто пухов. Также остался модуль ложных целей, имевший на вооружении два фрега Ф26, салваки "корвячок" и суппортные истры Фо-5С. Они бросили поддерживать всю бутафорию, потому как всё равно всё менялось, и занимались сборкой дополнительных ускорителей для Ф26, чтобы тот можно было использовать в качестве ложной цели на марше - в обычном варианте фрег просто не успел бы за Ёлкой.

Для проверки сборочных линий модуля два клеста были поставлены на переборку, пока есть возможность - заодно они восстановят ресурс по расходным деталям. Хотя в том и были опасения, оборудование действовало исправно и в сроки собрало птиц обратно. Ёлка же готовилась непосредственно к выходу на межзвёздье, какового у неё давненько не случалось. Вслуху этого многие грызи вспушились и сели писать письма домой - они далеко не часто это делали, предпочитая подождать личной встречи, но сейчас был явный повод.

- Эх впух, впух, - крякал Шушен, - Йа младшей сестрёнке обещал рыбу сачком половить, так что теперь придётся цокнуть эт-самое.

- Даа, песок... - протянул Скупыш, качаясь на ящике и думая, чтобы такого цокнуть своим; он собственно в частности это и написал.

На самом деле, грызи чаще всего были очень дружны и обоюдопушны в родственных отношениях, радуясь прибочности - но при этом это редко останавливало их от того, чтобы разбежаться на пухову тучу световых лет, и снова не возникало диссонанса. Скупыш с большим удовольствем вспоминал долгие походы по лесам Родины, копание в огороде или совместное разбрыливание на общие темы. Собственно, он не мог припомнить вообще ничего такого, что было бы мимо пуха, да его и не существовало.

И хотя с одной стороны Скупышу, как и всем причастным мордам, было напряжно думать об осложнениях, привнесённых войнушкой, грызи чувствовали и довольство. Вся проведённая заранее работа астрономических масштабов приносила теперь жырные плоды, и не было никакой нужды играть с тыконцами в их тупые игры - агрессора смели, как старую листву летним ливнем. Так что ничего, цокнул себе Скуп, думается, пару месяцев покопаемся на новом месте, подтвердим очевидный факт, что мы там не особо и нужны, и скорее всего, дадим ходу обратно.

"Зимний Вой", выкрашеный на т\э в белое с зелёными полосками, профильную окраску Белоелья, отошёл в сторону от сборки из снятых компонентов, раскочегарил силовые установки, и начал выходить на тректорию межзвёздного марша. Пятикилометровая Ёлка стартанула так, что кольца планеты, изрядно ею же покусанные, мигом остались сзади, а вскоре и звезда начала уменьшаться в точку среди красной задней полусферы. По космосу явственно разнёсся звук трясушихся ушей и вспушившихся шкур.

К тому времени как "Зимний Вой" разгонялся по маршруту, а в Горуще было налажено массовое вскрытие недобитых посудин, разведывательные фреги союзных флотов уже вовсю мотылялсь по пространствам Тыконии; некоторые достигли целей разведки и теперь пырились из укрытия, созданного естественными условиями среды и маскирующими проекторами с самих кораблей. Один из таких кораблей, фрег типа "лисица" с собственным названием "Тихое яблоко", вполне негромко подобрался к системе Джангут, где тыконцы развернули приличную военную индустрию. Разведчик мотылялся на расстоянии в несколько световых суток от звезды, при этом крутясь возле оси её вращения - там хуже всего работали локаторы, а уверенное сканирование сквозь такие помехи тыконцы ещё не освоили, и ихние патрульные группы ходили мимо фрега.

С этой позиции грызям было хорошо слыхать всю плоскость эклиптики, чего они собственно и добивались всеми доступными средствами. Большая кремний-железная планета в системе была частично обитаемой, но тыконцы и не думали её приспосабливать для жызни, просто нагромоздив в пыльных пустынях нечто, похожее на города. Миллионы их возились в этой песочнице, разрытой громадными карьерами и утыканой чёрными пятнами промзон. Производства на платформах также были скучены жутким образом, болтаясь на близкой орбите над планетой, как стальные облака.

Среди постоянной толкучки и бестолковой суеты на многочисленных верфях строились корабли - всё те же фон-ма, либо утяжелённые версии, использовавшиеся как несушки. Флот, оборонявший систему, торчал возле своих баз на крупных астероидах - и там тоже даже на слух было базарно и тупо.

- Тупо не тупо, - цокнул Хланыш, подшивая в цифровой архив снимки, - А сотни три этих артустановок тут есть, просто так не сунешься.

- А они как, рассчитывают только на эти посудины? - уточнила Хвойка.

- Не совсем. В нулевых, фон-ма не слишком хорошо приземляются, зато спокойно могут взлетать с планеты. Стало быть, их там может сидеть ещё столько же. Например, логикой не фильтруются вот эти ангары, - грызь показал на снимках, - Очень вероятно, что там стоят или фон-ма, или ещё что-нибудь. А их три тысячи штук по планете.

- А ракеты есть? - проснулся Дутыш.

- Ты только сейчас проснулся? Вот эти пусковые установки содержат аннигиляционные снаряды. Близкого радиуса действия, но тоже далеко не сахарин. Запускаются в звезду, аннигилируют туннель в её массе и за счёт этой энергии бьют по цели.

- Туннель? - фыркнула Хвойка, - Планете будет погрызец.

- Не думаю, чтобы это их сильно заботило, - ответно фыркнул Хланыш, - Так, пуховичные звери. Нам надобно сменить позицию, чтобы не наследить, а потом...

- Фиксирую энергетический всплеск! - резко цокнул Дутыш, - Даже бултых!

- Мощность?

- Выше калибровки сенсоров! Похоже на залп целого флота!

- Данунап...

На этих цоках фрег качнуло, как лодку на волнах, потому как по пространству прокатилась волна искажения. На т\э было слышно, как разгорается белый плазменный шар на месте тыконской базы, возле коей стояло не меньше сотни фон-ма - всё было уничтожено в единое мгновение.

- Пикирование!! - быстро среагировал Хланыш, посылая корабль в пикирование на звезду.

Он соображал вполне верно: вспышка даже десятикратно меньшей мощности враз высветит на локаторах фрег. Неслушая на все проекторы, он отпечатается на фоне космоса, как тень на белой стене. У грызей правда были резонные сомнения, что тыконцам будет до них, и таковые полностью подтвердились.

- Пух ты... - прошептала Хвойка, но поправилась, - Пух ты! Зафиксированы три сотни кораблей елового класса на подходе к системе. Предварительный тип - коряги.

Т\э показывал неизвестные корабли достаточно отчётливо - они натурально были похожи на коряги, ну или на пауков с маленьким брюхом и большими лапами. Хотя они и приближались тихой сапой, поставив маскировку и дав малый ход, вспышка от собственного залпа высветила их с полной отчётливостью. Настолько, что сенсоры "лисицы" могли сделать спектральный анализ отражённых сверхсветовых сигналов и примерно определить материал на поверхности цели.

- Предположительно кремниевая органика, - сообщила Хвойка, - Типам покрытий, применяемых в Союзе, не соответствует.

- Анализировать будем после, - отмахнулся Хланыш, - Убедитесь, что все данные пишутся, они нам очень пригодятся, как мне кажется.

- Это да, только во...

Космос содрагнулся от второй вспышки, испепелившей следующий аванпост тыконского флота с полутора сотнями кораблей. Грызи знали о подобном в теории, но другое дело наблюдать своими ушами, как ударная волна разносит огромные транспортники, словно сель хижины.

- ...только вот как нам выбираться, - закончил мысль Дутыш.

- Думаю, сейчас начнётся прикрытие, - цокнул Хланыш.

Думал он вполне в правильную сторону. В Тыконии было распространено частное владение торговыми судами, и соответственно, здесь их тоже толклось навалом. Торговцы, не дожидаясь никакого благородного приказа свыше, дали дёру сразу, как только зафисировали масштабы явления. От всех станций и от планеты пошли тысячи мелких следов, расползавшихся практически во все стороны без особой концентрации - в отличии от военного фрега, они не могли увидеть атакующий флот и теперь пёрли прямо на него. Хланыш развернул корабль так, чтобы выскочить из-за звезды и пристроиться в общий рой, не выделяясь.

- Кажется, они выпускают истребители, - сообщил Дутыш.

Казалось ему тоже верно, от флота коряг пошли волны более быстрых мелких коряжек - слышимо, атакующие совершенно не собирались упускать торговцев и намеревались посбивать их всех до единого. Отступающие тыконцы начали сбиваться в группы для совместного отпора, и Хланыш аккуратно провёл фрег вперёд одной группы. "Лисица" кое-как имитировала опознавательные коды тыко, и для торговцев это сошло, чтобы они не открыли огонь. Фрег же, прошмыгнув близко к транспортникам, стал удаляться и усиленно заметать следы, теряясь на локаторах.

Первые "рогульки" - длинные штуки с острыми рогами, запущенные с коряг - вырвашиеся вперёд, попали под шквал огня с транспортов и враз сгорели. Однако следующая настоящая волна пошла крушить неповоротливые баржи, и торговцы гибли один за другим. Рогули не обладали какими-то сверхсвойствами, но это были боевые машины, к тому же им подсвечивали цели издали с крупных коряг, так что у частников не имелось никаких шансов. В эфире прозвучало немало воплей.

- Слушайте ушами, - нерешительно цокнула Хвойка, - Надо бы им как-то помочь, чтоли...

Хланыш повернул на неё морду, и грызуниха, подумав, кивнула. Задачей фрега был сбор информации, и здесь явно имелась такая, какую следовало донести Куда Следует - вслуху чего корабль никак не мог даже на секунду притормозить. Любое промедление означало обнаружение, и никто не поручится за то, что упоротые хозяева коряг пожалеют дать залп, только бы не упускать свидетелей. Но, так как "Тихое яблоко" шёл на форсаже, вскоре он оказался вне досягаемости предполагаемых орудий противника, а добивающие торговцев рогульки остались далеко за хвостом.

Грызи, прилично опушневшие от услышанного, отвалились в креслах. Вот нежданьчик так нежданьчик - следить за вражеской базой и увидеть, как её разнесут, причём не свои! Хвойка успокоилась только тогда, когда погладила морсвинью, что лупила траву в ящичке прямо возле кресла.

- Угугугугуг, - вспушился погрызун.

- Сто пухов, - утёр морду Хланыш, - Прокладываю курс на возвращение...

Помятуя о хвосте, грызи предположили, что всё пространство Тыконии может быть захвачено неизвестными корягами, так что рисовали курс не по геометрии, а как будет надёжнее, чтобы не вляпаться в зону контроля. Фрег, похожий на две лодочки, сложенные верхом друг к другу и несущий между полукорпусами бочонок с двигателем, неслышимым метеором уносился в черноту космоса, оставляя позади грохочущие в сверхсветовом эфире взрывы громадной силы.

Второе корыто - коряги в фарватере

Двинувшийся с места вслуху введения военного положения "Зимний Вой" остановился в почти необитаемой системе с нейтронной звездой за десять светолет от Приколонтопа-Три, в коем Ёлка возилась раньше. Управление флота попросило сделать в системе некоторый запас ресурсов для дальнейших операций, и белоельский корабль для этого подходил пух в пух. Причём, сразу было цокнуто, что нычка делается на всякий случай, для подстраховки, а управление именно просило, а не приказывало. У грызей вообще было не особо принято приказывать, а "Зимний Вой" был практически собственной Ёлкой Белоелья и бюрократически не входил ни в какие флоты, так что и в командах особой нужды не испытывал.

Хвойное дерево вытормозилось со сверхсвета достаточно близко к непосредственному объекту - обильным россыпям камней, болтающимся сектором на звёздной орбите. Ранее здесь взорвали планету, но под ноль вещество так и не добрали, что сейчас было в пух. Оставшаяся на Ёлке большая ресурсная установка была пущена в ход незамедлительно, как только сканеры определили состав веществ, и гравитационный винт начал крушить камни, размалывая в пыль и затягивая в щачлозаборник. В данном случае установка работала не так, как раньше - не проводила полную дефракцию вещества, а только сцеживала нужное, отбрасывая всё остальное в отвал.

Так как помимо Ёлки в системе присутствовала только исследовательская группа, из ангара разведки немедленно были запущены машины для обеспечения контроля за пространством. Сва-несушка разбрыляла вокруг себя локаторные свармеры, которые периодически давали вспышки в эфир, а локаторный котанк и два "клеста" с другой стороны ловили отражения в пассивном режиме. Откровенно цокнуть, а так и следовало цокнуть, это были чистейшие меры перепредосторожности, и грызи долго дебатировали, сколько машин хватит для, не желая тратить лишний моторесурс.

- Задачи песочка, - довольно бодро цокала Нурка по общей связи, - В как можно более сжатые сроки создать запас ресов указанного состава. Сжимать сроки имеет смысл не более чем до двенадцати с-суток, так как ранее дальше не двинемся по другим причинам. Отделу ложных целей - приготовить мероприятия по маскировке заначки. Расслушать возможность сборки квантовых взрывных устройств для минирования заначки.... главное, не подорвать её самим. Пока мы будем выполнять эти задачи, к системе подойдёт Ёлка "Шерсть бобра", с которой к нам будет перегружено оборудование для монтажа мазера. Также примерно в это время ожидается прибытие фрега с комплектами для ударных машин в отдел разведки. Отделу разведки - не играть в фронтовую авиацию, а обеспечить стопуховый привод прибывающих кораблей. Думаю, диспозяка ясна, так что можно начинать трясти, медведи и цикломены.

- А кто из нас медведь, а кто цикломен? - осведомился Шушен, и собравшиеся за столом грызи покатились в смех.

- Помимо бугогашечек, - заметил Кудус, - Нам надо составить схему опознавания прибывающих.

- Уй впух, - мотнули ушами грызи.

Под опознаванием он имел вслуху обычную процедуру, когда корабли должны были стопухвово убедиться, что объект есть то, чем он кажется, а не стыковаться с ходу. Как правило, для этого навстречу крупняку вроде Ёлок посылался аппарат с группой, каковая высаживалась на объект, таращилась собственными ушами, и возвращалась, дабы подтвердить чистоту.

- Да ладно, - фыркнула Ольша, - Неужто вы думаете, что сложно навести морок на обычного зверя, чтобы он был уверен, что видит то, чего нет?

- На обычного да, - кивнул Кудус, - На этот случай у нас есть необычный.

- Да, точно, - почесала ушко грызуниха, - А он в клеста влезет?

- Сто пухов. Кстати, надо его обрадовать, - хихикнул грызь.

- Кого обрадовать, клеста? Ему попуху.

Под необычным зверем он имел вслуху само-волка, которому ничего не стоило послать на опознавание свою копию. На "Зимнем Вое" имелосиха оборудование для производства цифровых "мозгов", а уж прикрутить их можно хоть к танку, хоть к белкообразному роботу. Как показывала практика, это было далеко не излишним, как только песок немного сдвинулся с обычной дороги.

- Значит, это решено, - подытожил Кудус Пять Гусей, - Клёст, грызь и числовой волк, сойдёт.

- Может, как-нибудь помаячить, чтобы они не промахнулись мимо системы? - ляпнул Шушен.

- Если только нейтронку взорвать, - заржал Скупыш, - А меньшего не расслышишь. Ничего, не промахнутся, у них тоже уши.

При упоминании ушей грызь вспушился. Ёлочки сейчас не требовались и были пристыкованы к базе, вслуху чего Астриса прополаскивала пух в жылом модуле, и наверняка сейчас с улыбкой до ушей ходит по леску, собирая грибы. Скуп аж порывался побыстрее расквитаться со всей вознёй и вернуться к грызунихе. И надо заметить, что ничто ему и не помешало исполнить столь изощрённый план; возни с локацией было немного, потому как свармеры хорошо пинговали и любую мыслимую цель засветят на девяносто девять пухов.

Отряхнув лапы, Скупыш посредством комма выяснил, где находится Астриса, и пошёл туда же - в лесок между двумя "посёлками" из панельных фальшдомов. Грызуниха не скрыла своей радости от его появления, показав изрядно набитую корзину оранжевых "грамофончиков" - пришлосиха идти в квартиру и чистить продукт, дабы употребить по назначению. Возможность повозиться в воде лапами и почистить грибы очень сильно прочищала голову, так что в длительной перспективе это было не менее важно для корабля, чем двигатели. Скуп был в исключительно радостном состоянии пуха, особенно из-за того, что белочка выслушила довольной и постоянно каталась по смехам. Вычистив корм, грызи изжарили его на сковородке - не какой-нибудь там, а настоящей чугунной, и собственно приступили к употреблению.

- Ургх, - мотнула ухом Астриса, поглядывая на грызя одним глазом, - Ску, йа начинаю просто притираться к тебе всем пухом.

- Хмм? - переложил щёки по морде Скупыш, - Да йа вроде как тоже!

- Йа имею вслуху не совсем это, - зашурудила когтями по столу грызуниха, - Когда йа раньше бельчила с белкачами, то всегда понимала, что потискаемся, и хватит. А тут как-то так...

- Так это куда? - уточнил Скупыш, заинтересовавшийся таким песком.

- Ну... - Астриса повела взглядом, - Совершенно не хочется с тобой раставаться, Ску. Тоесть вообще.

- Моя пушная зверочка! - сгрёб её в лапы Скупыш, и потёрся носом о шёлковую пушнину, - Да если не хочешь, кто-ж тебе помешает.

- Не знаю, просто ты цокал, у тебя есть согрызяйка на Колонтопе.

- Сто пухов, - подтвердил грызь, - Но она не самка курицы, Астри. Она не меньшая белка, чем мы с тобой, так что уж как-нибудь должны доцокаться?

Астриса разбрыльнула, сдвинула вверх ушки и улыбнулась, довольная результатом разбрыла.

- А ты сам-то как слушаешь на? - цокнула она.

- Йа так слушаю, что диковато счастлив, что у меня такая бельчона, - точно ответил Скупыш, и уточнил, - Две бельчоны, да.

- А... - зацокнулась было Астриса.

- Обе! - уверенно отцокнул грызь, - Обе идеальные грызунихи... Тобишь думаю, надо выбросить это из предмозжия, пока не вернёмся на Родину. А впух, у тебя смена...

- Впух смену! - фыркнула грызуниха, - Ничего, посижу. К тому же полагаю, что мы все вместе посидим, вне зависимости от смен.

- По центру пушнины, - констатировал Скупыш.

За окном квартиры истошно блеяла коза, а на столе источали запахи свежие жареные грибочки с лучком, подтверждая цокнутое.

Скупыша поставили на уши посередь условной ночи; коза продолжала блеять уже хрипло, грибы были съедены, а в окно тянуло прохладцей и туманом. Неяркие зелёные фонари освещали жылой модуль, а сверху мерцали звёзды, проецированные точно так, как их и должно быть видно с этой точки галактики. Было слыхать даже тёмно-фиолетовый аккреационный диск вокруг нейтронки, по которому только её и обнаруживали глазом. Грызь сбросил сигнал тревоги с комма, потому как тот сильно колол лапу, и осторожно выбрался из-под лапки грызунихи.

- А, что, где песок? - сонно цокнула Астриса, - Погрузка?

- Это меня на уши, - ласково погладил её грызь, - Суркуй, мягчайшая пуша.

Пуша особенно и не протестовала, а Скупыш запыгнул в спецовку и рванул к транспортёру. Он ещё до полного пробуждения увидел на экранчике комма код, так что теперь знал, почём перья: получен сигнал от прибывающей "Шерсти бобра". Так как разведчики сами не сидели за приёмной аппаратурой, они просто приготовили заранее проги, и теперь сигнал получил Скупыш, как дежурный, и Кудус как координатор - причём чисто для информации, он мог продолжать сурковать или делать, что делал. Третьим пострадавшим был Суг, который должен был включить свою копию, уже ожидавшую в ангаре.

Самозверь уже стоял возле клеста, когда туда подбежал грызь... правда, Скупыш слегка вытаращил яблоки: вместо волка это был лис, причём каштановой окраски с белыми ушами и концом хвоста. Скупыш не поленился влезть в сеть и убедиться, что это Суг.

- Что? - пожал плечами тот, - Я в свободное от работы время.

- Что в свободное время? А, - грызь мотнул головой, - Вылетаем?

- Перед вылетом убедитесь, что находитесь внутри аппарата.

Из истребителя таки были вынуты две аппаратные стойки, и на их месте зижделось второе кресло. Грызь забрался вперёд, волчий лис - назад, и фонарь закрылся. Дабы лишний раз сделать проверку систем, Скупыш и не подумал проходить по обычной процедуре, вызывая диспетчера и с церемонным видом сообщая ему о намерении совершить вылет. Он просто дёрнул ручку ускорения в положение "форсаж", и машина пошла носом в ворота; те клацнули, выпуская её, и клёст заложил боевой разворот на курс. Если всё работает как следует, диспетчерская служба сама разберётся, почём перья.

- Эй Скупыш, какого пуха? - процокнулся Суг... ну всмысле, который основной.

- Проверка песка, - ответил грызь, - Выхожу на перехват "Шерсти бобра".

- Принято.

Грызь кивнул - в боевой обстановке, неблаго случись такая, вести беседы с диспетчерской будет некогда. Теперь у него была уверенность, что автоматика не примет внеплановый взлёт за противника и не загрызячит залпом из мотор-пушек. Истребитель стал набирать сверхскорость, оставив звезду в точке за хвостом и стремясь в полюс синей передней полусферы. Вокруг замелькали чёрточки, показывая наличие межзвёздной пыли.

Задолго до середины дистанции клёст разминулся с промелькнувшим навстречу котанком - прибывавшая Ёлка выпустила его с разгона, так что он достигнет системы раньше. Вектор его движения и данные, полученные от сигнала, показывали на одну и ту же точку - грызь убедился в этом, воизбежание, и на всякий случай вспушился. Он любовался звёздной панорамой в течении нескольких часов, так что когда наконец созрел включить ускорение времени, это уже не имело смыслов. На т\э отрисовалась Ёлка - большая Ёлка! В отличие от "Зимнего Воя", на этом хдереве имелосиха девять секций, так что по ширине оно было больше, чем белоельский корабль по длине. На огромных "ветках" гнездились штук двадцать ёлочек и куча "листьев"-штурмовиков, не считая меньших кораблей.

Грызь знал, что вся эта махина может двигаться практически бесшумно, но здесь за ненадобностью глушилки отключили, и Ёлка гудела почём зря. В частности, эти сильные следы, долго сохраняющиеся в пространстве, помогали потом маскировать слабые следы, ежели в том возникнет надобность.

- Предположительно сенсорный контакт с целью, - сообщил Суг, - Сделать запрос?

- Мм... нет, - цокнул Скупыш, и повёл клеста на стыковку немедленно, безо всяких запросов.

Это снова была проверка - если системы сработали годно, ангар должен иметь идентификационный код и автоматически запустить истребитель без никаких задержек. Опять-таки, в напряжённой обстановке будет некогда объяснять, почём перья. Клёст выделал маневр по сверхсветовой сфере, сменив направление движения на противоположное; в обычном пространстве и по линейной физике ему пришлосиха бы затратить столько же энергии и времени, как и на весь разгон, а тут нипуха - развернулся, как самолёт в атмосфере, и стал заходить на посадку. Индюкаторы, как на экране вычислителя, так и на отдельном табло, показали зелёный свет на стыковку.

- Птица-семьдесят три, это Ёлка, - процокала грызуниха, - Кло?

- Сто пухов кло, - ответил Скупыш, - Группа стыковки с "Зимнего Воя", грызь одна штука, самоволк одна штука.

- Свлк? Зпшс! - захихикало в эфире.

Сквозь катящийся смех клёст спикировал между ветками дерева и забился точно в открытое ему окно, как клёст на ёлку. Внутри аппарат подхватили стандартные тельферы и поволокли на отведённое ему место на площадке пассажиров, откуда удобно выходить лапами. Вокруг происходила возня - двигались контейнеры, автоматы и тележки с грузами, несколько пушей что-то перебирали на ящиках невдалеке. Оттуда подошла небольшая желтоватого цвета грызуниха с люто пушным хвостом, каковая судя по всему и встречала стыковщиков.

- Кло! - подняла она лапу буквой "га".

- Ъ кло! - ответстовал Скупыш, выбираясь из машины и спрыгивая на пол, - Как вы слушаете на мазерные пушки, белка-пуш?

- Их есть у нас, - покатилась в смех грызуниха, - Предъяви аппаратный ключ.

- А их есть у нас, - кивнул Скуп, передавая белке металлическую коробку в две ладони.

Сам он обернулся на Суга, каковой тоже вылез на пол и ослушивался, водя ушами и помахивая лисьим хвостом. Стало быть, пока всё в пух.

- Что-то у вас самоволк странно выслушит, - показала жёлтая.

- Не страннее чем вон те пуши, - показал на возящихся у ящиков Скупыш, - Они не катятся в смех, что странно.

- Раскусил, - хмыкнула грызуниха, - Эти специально в смех не катятся, думали заметишь, или нет. А самозверь, пух с ним, пусть выслушит, как ему нравится. Йа к вам вопросов больше не имею, можете мотыляться по кораблю, сколько угодно.

- Да йа тоже практически того, - кивнул Скуп, - Суг, всё ли в пух?

- А? - встрепенулся тот, - Да, Ёлка настоящая, кодировка в норме.

- Жесть имею, белка-пуш, - кивнул ушами Скупыш, забираясь обратно в кабину.

- Счастливо, летун, - ухмыльнулась грызуниха, мотнула хвостом и убежала с площадки.

Скупыш убедился, что Суг находится внутри клеста, после чего отдал команду на старт. Машину быстро вытащило по рельсам к летку и выбросило в космос; грызь сделал кружок возле Ёлки, после чего стал потихоньку обгонять её, направляясь на базу. На пути в эту сторону Скуп как-то вообще забыл, что Суг это не совсем машина, если не цокнуть, что совсем не машина, воспринимая его как оборудование. Сейчас же грызя пропёрло, так что он цокнул в лобовое стекло, чтобы отражалось назад:

- Эй Суг, а как тебе на Ёлке вообще? Ну в пух там, или куда?

Суг некоторое время варил, даже почесал уши, хотя ему это было совершенно без надобности.

- Встречный вопрос, - произнёс он наконец, - Как тебе вообще сама идея, соединить коммутатором диких зверей и оцифровать их коллективное сознание?

- Да нормально, - пожал ушами Скупыш.

- Мне тоже. А на нашей Ёлке очень даже ничего, интересно.

- А йа не помню, Нурка на "Вое" с самого начала, или куда?

- Нет, пока отлаживали, был Лурмек, который теперь на "Лёде" заведует инженерной частью.

- А ей вообще сколько лет, погрызухе?...

Короче цокнуть, Скупыша понесло, потому как цокать с Сугом можно было, пока сам не устанешь, потому как он не устанет никогда; кроме того, это была ходячая энЦоклопедия по "Зимнему Вою", и грызь почерпнул изрядно интересных фактов.

По возвращению на Ёлку данные были немедленно переданы Зисе и её коллегам по дешифровке; спецы подтвердили, что шерсть бобра - да. Подтверждённое вытормозилось недалеко от того места, где недавно вытормаживался "Зимний Вой", и стало подгребать для стыковки. Собственно, грызи действовали быстрее, чем обычно, не забывая о событиях. Прямой надобности авралить пока не было, но тренироваться надо заранее, а не во время. Вслуху этих соображений Ёлки через десять минут уже состыковались ветками, и с большой на малую перекочевали несколько массивных предметов, самый большой из коих был насадкой для мотор-пушки, а остальные - внутренним оборудованием для её модуля, чтобы создавать нужные поля и подавать расходные материалы.

Благодаря тому, что ветки растягивали гравитационное действие моторов, груз переносился безо всяких тягачей и подъёмников, что ускоряло процесс. Комплект был закреплён над второй секцией, куда его и намеревались устанавливать - и собственно, инженерная часть перешла к работе иммидиентально. Часть веток со второй секции перенесли в одну сторону, образовав их них широкую платформу, на которой, как на верстаке, скручивали изделие. Модуль мотор-пушки был наполовину изъят из гнезда, чтобы туда можно было сразу ставить собранные узлы.

"Шерсть бобра", выполнив задачу, отошла от белоельского корабля и дала ускорения вон из системы, имея ещё дела. "Зимний Вой", проходя перекомпоновку, не прекращал хомячить ресурсы, и к огорчению Скупыша, потребовались ёлочки для всё того же старого дела - перетаскивания контейнеров, так что Астриса перебралась на свой корабль из жыма. Тискать стало некого... однако у грызя не оставалосиха на это много времени, так как почти сразу после Ёлки пришёл фрег с комплектами для клестов и свармеров. При наличии таких ресурсов отдел разведки незамедлительно начал тестировать производственные мощности, и само собой, устранение вылезших косяков потребовало огромной возни.

- Грызанный вдоль и поперёк случай! - фыркала Ольша, - Мы можем собирать в сутки двадцать клестов, и только десять свармеров! А расходный материал именно второе, а не первое!

- А начихать! - отвечал Кудус, - У нас нет ни задачи, ни перспективы ввязываться в бои. Надо будет свармеров - подкинут соседи, а мы им - птиц.

- Да, мы ведь глубоко в еловом лесу, Оль, - цокнул Олыш, - Хотя конечно определённый диссонанс прослушивается, не спорю.

- Вы пересидели за игрушками, - заявил Кудус, - У нас судно самого низшего звена поддержки, даже не суппорт-фрег, по флотской классификации.

- Это по классификации, - заметил Скупыш, - А так Ёлка она и есть Ёлка, куда ни крути.

- Это да, - согласились все, и вспушились.

В то время как одни вспушались, на неимоверном расстоянии от галактического диска среди невгрызяческих объёмов полной пустоты дрейфовала союзная станция слежения типа "Ооэ". Заброшеная почти на межгалактические расстояния, она занималась пассивным ослушиванием сигналов, посылаемых естественными источникоми локаторной подсветки - малыми чёрными дырами, пульсарами, новыми и сверхновыми звёздами. Неслушая на чудовищность расстояния и большие искажения от мирриад звёзд, с этой позиции у станции было немало окон хорошей слышимости.

Все эти окна не содержали ничего, кроме пустого места, за счёт чего и были столь прозрачны. Мощная подсветка делала их подобием колодцев, и даже отдельная Ёлка, прошедшая по такому туннелю, как правило фиксировалась станцией. Кроме того, слуховые колодцы проходили на предельном удалении от звёзд, что делало их идеальными для наблюдения за попытками незаметного проникновения вглубь пространства Союза. В течении нескольких сотен лет вращающееся колесо их тонких ферм диаметром в тысячу километров мотылялось над галактикой практически безо всякой пользы.

Теперь же механизмы станции встрепенулись, почуяв изменения в наблюдениях. Поступающая с колодцев картина проходила поэтапно различное фильтрование, и в одном из "окон" начали проступать инородные образования на чистом фоне - небольшой рой точек скраю обзора. Собственно, никто не видел эти точки, так как на станции не было ни жывых, ни даже цифрового ума - просто их зафиксировали приборы, и стали отрабатывать программу. Принимаемая картина была увеличена до максимума и наведена в резкость. Теперь на идеально сером фоне явственно различались группы точек, формирующиеся осмысленным образом.

Вместо штатного доклада по расписанию станция включила чрезвычайный канал и выдала направленным излучением весь пакет полученной информации. Таковой попал в приёмники зонда сверхсветовой связи, нарезавшего круги вокруг галактики и делавшего это всего за десять суток каждый круг. Зонд в свою очередь, выполняя инструкции и следуя поставленным уровням приоритета, начал передавать данные на все станции приёма по его маршруту.

Хруродарствуя загодя построенной системе оповещения, полундра была поднята ещё до того, как первые коряги появились на локаторах на местах. Стратегические отделы немедленно учли, какие цели наиболее вероятно могут атаковать вторгшиеся корабли, и отдали команды "ракетчикам". У тех на вооружении находились не баллистические ракеты, а тяжёлые корабли-снаряды, предназначенные для поражения массовых целей навроде тех, что имелись нынче. После недолгого совещания все сошлись во мнении, что рассчитывать на переговоры нельзя и необходимо немедленно начать контрнаступление по атакующим флотам.

В частности имелись основания полагать, что неизвестные хозяева коряг использовали маршрут, пробитый тыконским атакующим ядром - точнее, пытались использовать. Они наверняка хорошо переписали сигнатуры беличьих и других союзных кораблей, но не учли даже такой малости, как Жадность - а одна она не дала выпустить по тыконцам ни единого стратснаряда. Вслуху этого рассчёт агрессора на то, что системы защиты будут разряжены предыдущей атакой, нисколько не оправдался. Снаряды били по флотам коряг вдали от звёзд, немилосердно аннигилируя пухову тучу пространства и снова перекидывая материю через нуль-порог; коряги отбивались, но всё же были прорежены в большинстве случаев настолько, чтобы не иметь шансов на успешный штурм целей. Им пришлосиха менять планы и соединять остатки флотов, чтобы сформировать новые ударные ядра - в отличии от тыконцев, эти понимали, что такое рассредоточение.

Вдобавок, все защитные системы в районе галактики были на ушах ещё до известий о втором нападении. Выпущенные с коряг аналоги стратснарядов, нацеленные размочалить целые звёздные системы, попали в защитные поля хволов и были уничтожены, не дав значительного эффекта.

Инженерная часть "Зимнего Воя" вовсю занималась монтажом мазера, когда по дальней связи прошло сообщение о событиях. Скупыш просто-напросто сурковал, а отсурковавшись, получил по мозгам новыми обстоятельствами. Это было неожиданно, хотя и предполагалосиха с самого начала, так что грызь оказался в некоторой мысленной раскоряке, вслуху чего рыгнул, вспушился, и пошёл есть корм. Примерно в таком же акцепте восприняли дело все остальные наличные пуши; грызи имели неразрушаемую установку о том, что прошлое не имеет вариантов, зато их имеет будущее - так что они и трясли, имея вслуху будущее.

Нурка распространила крайне сжатую новостную сводку по галактике, сообщив, что наступлению подверглись три района в двух секторах, что было допуха, однако не являлось непосредственной угрозой для всей галктики. Во всей остальной её части, не затронутой наступлением врага, будет форсирована работа по усилению обороны, и оттуда пойдёт нескончаемый поток подкреплений. Также был сделан вывод о том, что создание ресурсной нычки приобретает гораздо большую значимость вслуху изменений обстановки. Общее цоцо по Ёлке привело к решению форсировать происходящие операции, для чего мобилизовать всех возможных пушей и прочие ресурсы. Под прочими ресурсами понималось неограниченное копирование самоволка для осуществления ослуха работ числовым умом. Под всеми возможными пушами имелись вслуху находившиеся в жыме коммунальщики и просто согрызяи экипажа, зашедшие в гости; заставлять их никто не собирался, но предложение было озвучено.

В отделе разведки усилили нажим на задачу запуска производства. Чтобы слегка отлекаться от этого, Скупыш таки перецокивался с Астрисой и слушал, что вытворяет грызуниха. Ёлочка оттаскивала от "Зимнего Воя" связки контейнеров с материалом - а сами контейнеры делались тут же, в модуле, который ранее делал сферические ящики. Длинные ящики составлялись в пачки с таким рассчётом, чтобы не создавать однородного массива. Астриса пояснила, что при сканировании на длинных волнах, какое применяется сразу по всей системе, обнаружить такие нычки маловероятно, так как приборы покажут наличие веществ, но трудно будет предположить, что они очищены и упакованы.

На одном из небольших астероидов, мотылявшихся рядом с Ёлкой, группа пургогонов проводила испытания своей самопальной квантовой взрывчатки, и пока что заряды взрывались самопроизвольно, как пух на уши положит, что не удовлетворяло техзаданию. Сделать квантовую взрывчатку коненчо проще, чем квантовый вычислитель, но вогнать её в приемлемые параметры по чувствительности - это ещё надо повозиться. Грызи ощутили, что такое авральное положение - ерундовая в общем задача оказывалась маловыполнимой из-за сжатых под прессом сроков.

- БЫП!

Сигнал с комма застал Скупыша прямо на параше, так что грызь по привычке подумал, что это специально кто-то юморит. Однако, комм всё также был на лапе, так что он высветил перед собой экран и слухнул на данные, которые заставили его присвистнуть. Песок был в том, что разведка высылала локаторы на другую сторону от звезды, чтобы у Ёлки не было глухих зон в ослушивании сферы пространства. Дежуривший там нынче свармеронесушечник зафикисровал отражения сигналов от большой группы целей, проходящей в дальнем межзвёздье, что и вызвало подъём хохолков.

- Это коряги, - цокнул Кудус, - Колонна ударного флота, или куда-то.

- Сигнатура вообще похожа на еловый лесок, - заметила Зиса, - Почему ты уверен, что это не кто-то из наших?

- Вектор, - пояснил грызь, - Закрытый.

- А, вопросов больше не имею.

Он имел вслуху обычную практику, когда для своих кораблей определённые вектора назначали закрытыми - космос не метро, если уж надо, можно дойти галсами. Если же нечто движется по вектору наиболее вероятного движения противника, закрытому для своих - следовательно есть резоны предполагать, что это и есть противник. Пуши быстро переварили эту информацию.

- Впух, а у нас маскировочка-то так себе, - заметил Шушен, - Пургены вместо маскировки ещё и салют с квантушкой устроили.

- Впууух... - фыркнула Ольша, - Этот коряжный мусор нас слышал на сто пухов!

- Это да, - согласился Кудус, - Причин для особого беспокойства нет, впрочем, цель мы далеко не стратегическая. Кто бросается на всё что ни попадя, неизменно оказывается в Убытке.

- Тоесть ты хочешь цокнуть, что они просто пройдут мимо? - вспушилась Ольша.

- Большей частью - точно пройдут. Но вот разведку могут и послать, уточнить расположение.

- Надо подготовиться незамедлительно, коряги уже могут лететь.

- Выключить ресурсную установку, чтоб не шумела?

- Ни в разе! Лучше притвориться глухими, чтоб нежданьчик был.

- Какой нежданьчик, Куд? - уточнила Зиса, - Мазер готов не будет, а у нас в распоряжении группа котанков да клесты. При везении патрули мы выпилим, но несушку-вряд ли.

- Как поставить хвост, - хмыкнул грызь, - Конечно, рассчитывать заманить несушку к Ёлке нечего, но есть ещё ёлочки, пять Ф26 и три Ф30, а это тоже далеко не подарок. Издали они не могли всё это зафиксировать, так что вполне можно эт-самое.

- Действия прямо сейчас каковы? - осведомился Скупыш, - Помимо вспушения и испития чаёв, само собой.

- Составляем схему изменения работы для Ёлки так, чтобы отвал вещества максимально маскировал её. Систему делим на секторы и ставим туда слушателей и отдельные перехватчики. Исследователей с Балосыза также прикрыть от возможных атак.

- Их бы по-хорошему восвояси отправить.

- Упираются, цокают что работа может иметь и оборонительное значение в ослушимой перспективе, так что придётся прикрывать.

Скупыш, который не всё это время просидел на параше, уже испивал чай и разбрыливал, как именно осуществлять задуманное Кудусом. Цокнем, попробовать приманить несушку одним кораблём из небольших, Ф26м - посбивать мелочь, которая пойдёт к ней, и вынудить ползти туда крупного... если он будет, кстати. О данном типе коряг пока мало что известно, возможно они просто запустят истребители. Чисто для разведки они так и сделают на сто пухов, но если не только для разведки, а допустим, для развёртывания ресурсной базы? Тогда есть прямой резон подождать крупных и попробовать дотянуться до них полным залпом "Зимнего Воя" - тобишь, выскочить в упор.

У не убельчённого опытом голова бы вскипела принимать столько неизвестных сразу, но Скупыш был привычен и начал разработку своими обычными методами, как всегда - что он это делал дома, сидючи в норупле в собственном околотке, что после на Ёлке - разницы никакой. Всмысле, до тех пор, пока составленные схемы не наложутся на реально происходящее в пространстве. Тут приходит момент проверки, насколько годен был песок логики, всыпанный из головы в вычислитель.

Грызи практически хором цокнули, что следует как можно быстрее поставить на подлёте к системе жирную ложную цель, дабы эт-самое; всмысле, если всё сделать по шерсти, противник применит по цели оружие на полной мощности, позволив записать параметры. Скупыш слухнул, как стали крутиться пургоны, и, образно цокая, не нашёл мусора в песке логики. Отдел ложных целей собирался поставить на дальнюю звёздную орбиту макет старого космографического судна типа "Аврора": кое-где такие летали, так что коряжники наверняка должны были иметь их в своей базе данных. Размещение именно такой цели было естественным, чтобы не вызывать подозрений, и кроме того, малозащищённый космограф дразнил пушки, находясь ровно за звездой относительно Ёлки. Чтобы противник не вздумал пролететь мимо обшаривать систему, фальшивый корабль светил локаторами и пинговал почём зря.

Здесь уже не нужно было предполагать, как там думают каким-либо местом организма заводчики коряг, потому как варианты были ограничены: либо переть через засветку локаторов и быть обнаруженными, либо попытаться убрать космограф и пошарить по системе, пока не чухнулись. В обоих случаях достигалась Прибыль, что и требовалось. В модуле ложных целей сейчас работал станок, скраивая из полимерной плёнки фигурный баллон, соответствующий форме космографа; надутый газом и даже кое-как покрашеный, он отлично передавал отражающиеся сигналы и давал изображение в оптике, что тоже не лишнее. Через десять минут надувная дура была присоединена к основному блоку генераторов, и спаскорв "Корвячок" потащил изделие на позицию.

Скупыш немного посурковал в комнате, сходил к пруду измочить уши, но потом не выдержал и ввалился в ангарный модуль, потому как в самом скором времени ожидались события. Кроме того, была вероятность, что может потребоваться вылет с личным присутствием. Немудрено, что в казарме грызь обнаружил всех остальных грызей, отчего пуши катнулись в смех. Прокатившись туда, вернулись к ослушиванию обстановки и разбрылу.

- А волчатину на телеметрию на напускали? - спросил Скупыш, - Проверил бы целостность матчасти, на всякий случай.

- Наша копия ещё не включилась, - зевнул Шушен, - Где-нибудь через сутки.

- А мазер?

- Про мазер вообще пока забудь. Если что и прилетит, отбиваться придётся без мазера.

- Ды и ладно, - покачался на скамейке Скуп, - А экранирование нейтринок делали?

- У них кисти ещё не опали, экранирование не делать.

Скупыш припомнил, что невдалеке отсюда на ёлочке мотыляется бельчона, и слегка вспушился. Ёлочки вряд ли могут быть приоритетными целями, но один пух, защита у них в десятки раз меньше, чем у "Зимнего Воя". Ресурсеры ещё не созрели, чтобы переместить команды в жым Ёлки - в частности, потому как ёлочки занимались ныканьем контейнеров, и лишние передачи были мимо пуха. А жаль, поскрёб когтями по столу грызь; впрочем, раз уж уровень опасности пока что увеличился, скорее всего эвакуация команд случится. Ёлочки никуда не отлучались от базового дерева, так что посылать сигналы с них или чуть подальше - разницы никакой, а хвосты сохраннее. Урргхх, какие хвосты...

Скупыш не успел выпить и пять литров чаю, как чириканье началось. На т\э было хорошо слышно, как из-за границы приёма вышли красные точки, выстроенные в дельты по пять штук - пока всего три клина.

- Неизвестные профили... Нет кодов опознавания... Это не наши, - прошептала Ольша, слегка прижимаясь к Олышу.

- Да это не профили, это муть какая-то, - фыркнул Олыш, успокаивающе поглаживая грызуниху по ушкам.

Правда, формулировка "не наши" заставляла вспушиться, так как никто из присутствующих никогда не слышал её на самом деле, вот так, в пределах досягаемости локатора. Вражеский истребитель, если это был он, представлял из себя маловразумительное нагромождение длинных отростков, торчащих во все стороны, но более назад и вперёд. Немудрено, что с такой формой ему было тяжело давать большие ускорения, и кпд вероятно находился в районе паровоза. Однако же "ощепы", как их сразу обозвал Скупыш, бодренько стали заходить в атаку на ложный космограф.

- Они атакуют! - не удержалась от удивления Ольша.

- Ещё как! - потёр лапы Кудус, - Надеюсь, эти ребята отработают чисто и ударят залпом, тогда вряд ли сообразят, что цель была ложная.

- Позиция прежняя? - осведомился Шушен.

- Да. Нам нужны измерения с локаторов, чтобы вписать их в автоматику, - напомнил Кудус.

- Имитация выстрелов с цели - пошла, - сообщил Скупыш, - Зафисксированы маневры уклонения. Зафискирован ответный залп. Имитация защиты... Цель поражена. Подрыв зарядов прошёл успешно. Измерения характеристик - есть.

Грызи снова поприжали уши, ожидая расшифровки данных. Никто не гарантировал, что неизвестные аппараты уложатся в принятые рамки и не окажутся чем-либо страшны. Но как миимум пока этого не случилосиха: ощепы показали примерно те же характеристики, что и БКТ-64. А это было в пух, так как 64е котанки были не последней серией. Единственное, в чём проявился облом, так это тактические расклады. Надежды на то, что противник будет руководствоваться пух знает чем, и не станет применять свармеров и проекторы, не оправдались: судя по записям, ощепы выпустили по цели каждый по три микроистребителя, а сами прошли мимо, не суясь в досягаемость оружия цели. При этом в группах оказалось не по пять, а по семь аппаратов; проекторы искажали картину даже при сильной засветке. Можно было полапчиться за то, что там есть и суппортник для изготовления зондов...

- Полная боевая тревога по флоту! - дал сигнал Кудус, - Группу заначки пока отрезать, чтоб сидели тихо. Ёлку маскировать всеми доступными средствами. Если они ступят, сможем сжечь большую их часть.

- Необходимо запустить клеста с источником засветки, чтоб заменить ложную цель, - заметил Скупыш, - Иначе может незаметно подобраться крупный.

- Сто пухов, ты этим и займись.

Скупыш занялся немедленно, просчитывая варианты. Получалось, надёжнее всего посылать клеста по всё той же грызаной схеме, на которой они потеряли одного - лбом в звезду, вытормаживание, выход из-за диска. Вражеские разведгруппы скрылись среди объектов эклиптики, но можно было предположить, что они идут с обоих сторон сразу, а третья, вероятно, как раз держит пространство за звездой, чтобы туда не поставили новых маяков. Грызь соображал быстро, опять-таки угадывая в ситуации не точное, но совпадение с ранним моделированием.

- Мне нужен несун и два клеста, - сообщил он.

- Принято, несун и два клеста.

В ангаре транспортёры понесли к запуску котанк-несуна и клестов. Манипуляторы с огромной скоростью пристыковали на пилоны птиц боевые свармеры, а вот на стыковочное кольцо котанка пошёл салвачок и пять маяков. Спустя несколько секунд группа ушла с Ёлки прямо в то кольцо астероидов, которое жевала ресурсная установка; гравитационный винт порывался всосать и аппараты, но те пролетели по границе и ушли вперёд, брыляя выхлопом и ленточными радиаторами. В пух, перевёл дух Скупыш, следующая точка, с которой будет просто обменяться данными - вот тут... До этого он видел на т\э только рассчётные координаты группы, не имея с ней контакта. Опять-таки, по началу такое положение нервирует, и только с долгими тренировками приходит эт-самое.

Грызь подумал, что совсем по-хорошему ему следовало бы вылететь на этом самом котанке, для усиления группы головой, и ему стало слегка волнительно. Правда, здесь значение имела скорость, так что бежать в машину было не в пух даже отсюда.

- Фиксирую противника на отметке сто два, шерсть, - сообщила Ольша, - Сенсоры с лабораторной автоматической станции.

- Нормально идут, в рамках, - кивнул Кудус, - Очень хотелосиха бы, чтобы они приняли Ёлку за какое-нибудь ржавое корыто, копающее камни.

- Да уж, было бы неплохо...

У Скупыша же начались события. Один из клестов, посланный с фланга, вышел в зону связи обратно, уже без свармеров. Грызь быстро выяснил, что клёст напоролся на вражескую группу, которая к удаче не удосужилась даже ныкаться, выпустил навстречу свармеров и дал дёру. Два свармера конечно можно было списывать, зато потасовка отвлекала врага от основного скупышачьего маневра - котанк вытормозился возле звезды и немедленно запустил салвачка с маяком на другую её сторону.

- Вражеская группа на подходе, векторы есть, - продублировал т\э Скупыш, как обычно.

- Принято, всей мелочи в хвою! - цокнул Кудус.

Под этим он имел вслуху стандартный маневр, когда мелочь типа котанков и клестов забивается между "ветками" Ёлки, где её закрывают защитные поля корабля, и откуда можно без опаски палить в близко подлетевшие цели, как из окопа. В этом плане очень пригождалась возможность свармеронесушек использовать пушки свармеров, не отстыковывая оные, что превращало котанк в приличную батарею. Собственно, маневры были не лишними, потому как "ощепы" появились из астероидного пояса и через несколько секунд ударили по "Зимнему Вою" концентрированным огнём, выбрав показавшееся им слабым место. Однако для такой мелочи слабых мест на Ёлке не имелось вообще. Лучи вражеских пушек, оставлявшие странные пузырящиеся трассы, растворялись на подлёте к корпусу.

- Ёлка, внимание! По нам ведут огонь! - сообщила по общей связи Нурка, - Никому не вздумать открывать форточки, грызуны-хвосты!

Клесты для отстреливания "из хвои" почти не годились, зато несуны маневрировали как заправские зенитки, бысто меняя позицию на корпусе корабля и встречая налетающие ощепы шквалом снарядов. Это было не особо эффективно по сравнению с обычной атакой свармеров, тем не менее.

- В грушу! - хлопнул по столу Кудус, - Первый саженец окучен!

Первый саженец уже догорел, оставив за собой трассу дыма, и разлетелся мелкими искрами.

- Не забудьте измерить параметры саженца... тьфу, цели!

Ещё один ощеп взорвался пузырём, враз остановившись относительно Ёлки. Остальные стали осторожнее, к тому же из-за укрытий подошла вторая группа. Ощепы уже не нападали, а нарезали расширяющиеся круги; это было не совсем в пух, но и не мимо - судя по замерам, пробить ёлочку они тоже не смогут. Вслуху этого соображения, едва ощепы вышли в пределы слышимости, ныкавшиеся в астероидах ёлочки дали общий залп, спалив двух засранцев. На досветовой скорости их мотор-пушки, нарезавшие мощные лучи, работали отлично.

Скупыш в это время утёр пот с ушей, потому как мотылял котанк с одной стороны звезды на другую, стреляя салвачком, который бросал маяки и возвращался. Третья группа противника кидалась из стороны в сторону, сбивая маяки, так что безо всяких данных было ясно, что ползёт крупняк, который не хотят засвечивать. Едва один из ощепов сунулся за солнышко, как его окучил свармерами эскортный клёст, и несуразица закувыркалась в плазменные облака светила. Дальше пошло не столь здорово, потому как из пространства подтянулись ещё целых пять групп ощепов! Кто с настройками мухлюет, некстати подумал Скупыш, и на этом месте понял, что клесту конец - на него шла целая волна вражеских микроистребителей, которые не пушками, так тараном сделают ущерб.

Грызь однако вовсе не считал, что теперь конец и несуну: микробы разбили клеста, но его свармеры остались целы и теперь взлетали с котанка. Скуп уже уяснил диспозицию - вражеские свармеры гораздо мельче, отчего их трудно выцелить, зато и крупный грызунячий свармер они пробивали исчезающе плохо. Вслуху этого он сосредоточился на ощепах и смог выбить тех, что оказались ближе; котанк дал форсажу обратно к Ёлке.

На этом месте была допущена ошибка... хотя, других вариантов и не было. Когда несун зашёл за плотный рой астероидов, он напоролся на массивный корабль противника, подошедший тихой сапой под проекторами или ещё пух знает чем. Тот прятался за камнями, чтобы не подставляться Ёлке, но котанк всё же окучил.

- Несун израсходован, - фыркнул Скупыш, - Есть песок?

- Они уходят, - констатировал Кудус, - Всем сенсорам, снимать показания массивной цели!

На т\э было слышно, как ёлочки тоже забились в хвою основного дерева, чтобы не маячить, пока не прояснится обстановка. Сигнатура коряги поползла на схеме по направлению к еёнову флоту, вон из системы.

- Отход противника засчитывать только по полному подтверждению. Активируем вторую очередь маяков...

- Куд, здесь фрагмент истребителя... Ну как цокнуть фрагмент, скорее, почти половина.

- Не буду напоминать вам, что в корягах наверняка присутствует агрессивная органика, так что тащить её на Ёлку мы не можем, по крайней мере, до выяснения всех свойств. Думаю, пока надо оставить её в покое. Скуп, проведи ослушивание на предмет эт-самого. Олыш, Ольша - приступайте к тралению зондов, эти скотины наверяка наследили.

- Как с производственными линиями? - осведомился Шушен, - У нас пока только два клеста в постройке, через час будут готовы. Может, пухнуть?

- Да, пухни. Ставь на сборку всё, что есть. Судя по обстановке, это нипуха лишним не окажется.

- Оээ.. ладно, принято.

Скупыш же, даже не испив чаю - и более того, не заметив этого! - уже запустил одного из уцелевших клестов в одну сторону, а другого - в другую, дабы убедиться, что противник слинял. Это было подтверждено на сто пухов, однако на этом песок отнюдь не заканчивался, так как обнаружились биозонды, сброшенные на астероиды. Само собой, они состояли не из обычной органики, однако имели определённую генетическую структуру и начали обсасывать камни, забирая вещества для роста и размножения. Грызи пока что оставили их только на обособленной группе камней, посмотреть точно, на что способна эта плесень, а всё остальное сжигали жёстким излучением.

Задача траления была кардинально облегчена тем, что Ёлка могла дать сильнейшие импульсы, проникавшие через все преграды в системе, а мелочи оставалось только принимать отражения, фиксировать цели и запускать туда свармеров, потому как получалось быстрее. Всего через три часа можно было цокнуть о том, что зачистка завершена, и это было цокнуто. Неслушая на то, что особого ущерба не произошло, грызи были слегка утомлены, потому как представляли себе перспективы всей этой безобразной клоунады, всмысле её масштабов и затрат времени. Уныния однако никто не выказал, а Суг так вообще заявил, что это самое то для волка - рвать добычу, и рвался влезть в истребитель.

По договорённости разведчики разошлись отдохнуть, и Скупыш снова отсурковался в комнате, к которой уже изрядно привык, слушая кваканье лягушек в пруду за окном. Опосля этого события грызи собрались на разбор полётов и получение информации, так что грызь слушал, высветив экран на стол, и нарезая здесь же салат. Он также порывался сделать отцок Астрисе, однако прямая линия соединения с ней не была доступна, ёлочка цела - грызуниха тоже, в пух.

- Мы тут провели анализ полученных данных, - огласила новость Зиса, - И имеем вот такие характеристики для вражеского истребителя тип "ощеп".

На экране высветились схемы аппарата, показывавшие компоновку.

- В отличие от наших машин, ощеп имеет встроенные проекторы для создания маскировки и усиленные локаторы. Это может создать определённые трудности с контролем за большими пространствами... Однако же, из-за дополнительной нагрузки на ощеп не влезает больше трёх аппаратов свармер-класса, к тому же меньших, чем наши. Рассчёты и практика показывают, что следует концентрироваться на самих ощепах, так как их свармеры трудно выцеливать, но и угрозу они представляют меньшую.

- В случае с прямым столкновением с клестом, - показал схему Кудус, - Микроистребители с ощепа даже не успеют долететь, как свармеры порвут их несушку, а без неё они самоуничтожатся. Также по записям получается, что у ощепа далеко не идеальное время перезарядки свармеров, превышающее таковое у клеста.

- А что за жёлтый пузырный луч? - осведомился Шушен.

- Да, это орудия, стоящие на ощепах. Точно цокнуть нельзя, но предположительно, это какой-то комбинированный агрегат, использующий квантовую волну и тахионы... нам с вами не особо полезно это знать. Нам важнее его показатели по дальности, точности и мощности удара, а они вот.

- Гм, - почесал ухи Скупыш, - Почти в те же числа, что и котанк.

- А в чём удивление? Что наши выжали из заданной массы максимум, что эти, вот и получилосиха примерно рядом. По номинальным показателям пушка ощепа соответствует пушке БКТ-64, однако у неё плохо с прицельным огнём, причём чем ближе к цели, тем хуже, так как ему приходится поворачивать весь корпус.

- Чисто. А что с крупной корягой?

- Эта крупная коряга довольно мелкая, - переключил схему Кудус, - Фрег-класса, предположительно - стандартный разведчик. Несёт, помимо околесицы, четыре больших орудия того же типа, что и на ощепе, и до сорока штук самих ощепов.

- Сорок штук это серьёзный зацок, - хмыкнул Скуп, - Пойду ещё пороюсь в данных.

Прочие грызи точно также начали рыться в данных, стараясь извлечь дополнительные выводы из зафиксированных параметров. Если у кого и возникли вопросы, кто это вообще такие, то возникли они не у отдела разведки; этим пуховичным зверям было попуху, врага уничтожают, и весь песок. Скупыш таки только отметил, что впринципе было бы интересно узнать, какого пуха весь балет, и на том о тематике забыл, вернувшись к построению тактических схем.

Длинноволновый эфир сообщал о многочисленных столкновениях с корягами, так что карта галактического района расцвела красными кругами, как поле маками. Пришлосиха настраивать фильтры, чтобы отправить большую часть событий в игнор, иначе в такой каше невозможно ничего понять. Насколько правильно была оценена информация, та группа коряг, что прошла мимо системы, пока ничего не штурмовала, а только рассылала разведывательные несушки, также как и к "Зимнему Вою" - и что немаловажно, она упилила достаточно далеко, чтобы не опасаться внезапных набегов.

После резкого вспушения на Ёлке наступил некоторый отходняк, грызи копались сонно, чаи пили травяные, а не чёрные, и немало времени закатали в шкуру сурка. После проведённой зачистки в системе не осталось ни единой вредоносной клетки, так что патрулирование вернулось в тот же режим, какой был всю жызнь до этого. Прибавило уверенности и постоянное добавление клестов и свармеров, каковые собирала линия в ангаре; материалов на ресурсной Ёлке было хоть ушами жуй, так что и. Через рассчётное время автоматика переработает все наличные машинокомплекты, и будет аж четыре десятка птиц. Этот курятник конечно лучше использовать для патрулирования, но если понадобится, стая с восьмью десятками свармеров сделает дуршлаг и из коряжной несушки.

С условного утреца, когда солнце вылазило из-за горизонта жылого модуля, и гасли звёзды и фонари, Скупыш услышал шкрябанье когтей по двери, и сдвинул уши исключительно вверх. Как он и вычислил мешком дедукции, это была Астриса. Ну а уж схватить пушную зверуху пришлось лапами, а не дедукцией.

- Чайку, салата, орехов? - проводил её к россыпям корма Скуп.

- Кло, - кивнула ушками Астриса, - Главное, отсурковаться бы часов полсотни.

- Сейчас намнём, - цокнул грызь, нагребая сухого мха в суръящик, - Забегалась?

- Есть такое. Стояли на ушах, готовились к переходу команд на Ёлку.

- А, на Ёлку, - потёр лапы Скупыш, облизываючись, - Это в пух по всем параметрам.

- По каким параметрам? - уже сонно цокнула Астриса, забиваясь в ящик.

- Ну, стоило это сделать ради сбережения хвостов в целом. А в частности, йа буду счастлив наличием пушнохвостия.

- Скупыш, бесформенный пуха шмат... - присвистнула грызуниха, булькнув в сон.

Уже в пух, уже в пух! - грызь аж забегал кругами и довольно хихикал, послухивая на грызуниху. Нервность реальных боестолкновений полностью покрывалась фактом прибочности Астрисы, так что теперь Скупыш был доволен, как спящий январский сурок, или даже больше. Никакая шелуха, привязанная к надобности осуществления эт-самого, теперь грызя не грызла вообще.

Что касается грызунихи как таковой, то Астриса, как это было нетрудно заметить невооружённым ухом, всегда выслушила очень изящно и аккуратно - по самочьи, так цокнуть. Никакие дежурства на десять суток не могли привести к тому, чтобы её шёлковая шёрстка стояла дыбом, аки у ехидны, а среди прочих грызуних это наблюдалось сплошь и рядом, хотя и не вызывало диссонанса. В отличии также от большинства зверух, она чисто для красоты носила ошейник, который на самом деле был мягкой растягивающейся тряпочкой, и грызуниха могла одевать его и на голову, собирая гривку, и на лапки, и даже на хвост, при желании.

Вслуху притирки хвостом к Скупышу она теперь не собиралась заигрывать с грызями самцами, только вот грызи самцы не могли не реагировать на опушненную белочку. Для этого у грызей издревле были предуслышаны условные знаки, навроде колец на лапы у некоторых видов. Астриса прицепила на форменную бело-зелёную жилетку яркую красную ёлочку из трёх треугольников, каковая сигнализировала, что эт-самое, хвост в лапах. Скупыш же невольно распушался, когда перемешался по жыму вдвоём с грызунихой - впрочем, он не платил этому особого внимания, так как тратил всё на подружку, да и никто не платил.

Однако при всей своей самковости Астриса была довольно нехузяйственной белкой, что редко, но случается. Она могла даже вызвать в комнату автомат-уборщик, чего без крайней нужды не делал никто на Ёлке... правда, когда ей в третий раз при этом позвонила Нурка, узнать, какая катастрофа случилась, она это дело бросила. Скупыш также быстро уловил, что без его вмешательства Астриса может постоянно сидеть на одних сублиматах из кормовой книжки, и глушить ефок, крепкий тонизирующий напиток, в огромных количествах - при этом опять же, заваривая его из банки! Грызь аж глаза протёр, когда увидел такое. Он сам испил цистерну чая, но большая часть его была собрана им самим в родном лесу, или на худой конец здесь же, в зарослях за фальшдомом.

Короче цокнуть, по сравнению с подружкой Скупыш был натуральной белкой-хлопотуньей, хотя до настоящих таковых ему было далеко, как клесту до листа. Астриса же искренне восхищалась, как грызю удаётся успеть сварить крупы, нарезать салата и принести воды с колонки... Вода, конечно, была проведена в помещения, но грызи носили с колонки, чтобы размяться и переброситься парой цоков с соседями. А перебросившись, они как правило катались в смех, так что разливали вёдра и приходилосиха набирать их снова.

- Напуха? - цокнула грызуниха Скупышу, звякавшему ведром.

Она цокнула это не то чтобы в том ключе, что она против, а чисто поинтересоваться.

- Мм... - почесал тот нижнюю челюсть, - Как цокнуть... Боюсь, что для ответа на это тебе придётся прогуляться со мной к колонке и выслушать своими ушами.

- А и можно, - кивнула Астриса, накинула жилетку и встала из ящика.

По прошествии данной операции она призналась, что пока ничего не поняла, хотя ощущения схватила. Ну и само собой, оба грызя испытывали сплошь пуховые ощущения от взаимной прибочности.

Пока "Зимний Вой" заканчивал создание ресурсной нычки, события по галактическому району развивались достаточно активно. Сводки были набиты фактами боестолкновений, в том числе весьма серьёзных; коряги валили в пространство без разбору, наступая также на космотории фелинов и райнтарцев в районе. Грызям пришлосиха эвакуировать несколько населённых систем, в том числе две планеты, чтобы собрать оборону в адекватный удару щит - и судя по всему, это были только цветки. Ягодки грозили созреть тогда, когда на штурм попрут новые флоты, сделанные на захваченных верфях Тыконии - а то что Тыкония почти вся обмазана корягами, было известно.

Скупыш всё равно не беспокоился, потому как и бестолку, и желания никакого нет, когда бельчона рядом. Астриса всё также рулила ёлочкой, только делала это с второго в комнате терминала, так что от грызя особо не удалялась. Грызь же, от которого она не удалялась, невольно разбрыливал над тем, как с таким песком возвращаться домой, что цок... какие слова цокнуть Лушке, и всё такое. Отвлечься от этого было нетрудно, потому как пуши, ежели не возились с матчастью, то проводили вылеты на симуляторе, отрабатывая противодействие вражеским единицам, чьи параметры были измерены. Сводки же сообщали, что под угрозой нападения находится Дубион, планета, находящаяся всего всеми световых годах вперёд по курсу Ёлки; нападение было не обязательным, но вполне возможным, так как в межзвёздье уже шли столковения с корягами, и куда повернёт их флот, не было известно.

Впрочем, в ближайшее время известно стало. Посередь жымовской ночи, когда грызи сладко сидели за терминалами и возили курсерами по столам, прозвучал экстренный вызов от Нурки. Выслушившая взволнованной грызуниха даже не сразу смогла снизить скорость цоканья до приемлемой.

- Пуховичные звери, экстренное сообщение! Мы только что получили запрос от штаба 900й отдельной эскадры, обороняющей Дубион. Похоже, дальняя разведка прокололась с определением размера флота коряг. Теперь им нужна вся возможная помощь, вплоть до отдельных фрегов, чтобы удержать врага до осуществления эвакуации системы. Возможно, потребуется и перевозить эвакуированных. Прошу окинуть обстановку ухом и цокнуть, какие могут быть косяки в исполнении этого плана. Также прошу всех согрызунов Ёлки, в подтверждение согласия с уцокнутыми обстоятельствами, ввести личные коды.

Как оно и было ожиданно, коды ввели все и сразу - потому как разбрыльнуть, а нет ли подвоха, можно и после. Грызи прекрасно понимали, что столь явный сигнал о помощи может быть послан только при необходимости, стало быть, надо было метнуться спасать своих братьев и сестёр по пуху. Тем не более, даже в такой ситуации никто не собирался бросать незаконченную нычку с ресурсами. Грызи постановили оставить в системе фрег Ф26, и ради оповещения, четырёх клестов и малого суппортника, заправлять и заряжать их, потому как на фреге такого оборудования не имелосиха. Убыль невеликая, зато довольно длительная работа не пропадёт всуе, и нычка будет надёжно скрыта и заминирована.

Ёлка же незамедлительно выключила гравитационный винт, и отвалив от астероидного корма, пошла на разгон курсом к Дубиону. Ёлочки, шмыгнувшие из пояса, стыковались в хвою уже на ходу, и также стартовали из ангаров фрег и истребители. Хруродарствуя оперативности, "Зимний Вой" начал движение спустя десять минут после получения сигнала бедствия, что трудно не признать попадающим в пух.

Большое внимание было выплачено мазерной пушке - в нулевых, поведению конструкций на сверхсвете, а во-первых, срокам её готовности к эт-самому. Как рассчитали инженеры, времени на переход как раз хватит, чтобы закончить монтаж и отладку - а это совсем другое кудахтанье! Если без пушки Ёлка была только плохопробиваема и могла много увезти, то с пушкой хдерево размочалит коряжный фрег, как лонгуст медузу.

- Впух! - фыркнула Астриса, - Йа думала, они запрашивают помощи, чтобы удержать планету! А они только эвакуируются. Представляешь, какое погрызище - вывезти хотя бы одних грызей с целой планеты? ОЯгрызу. А они ведь с прибочными зверями ещё. Выходит, мало зелёных пузырей ставили?

- Астри, зелёных пузырей достаточно, - цокнул Скупыш, - Невозможно предуслышать всё. Вторжение из взорвавшейся чёрной дыры - это то, что очень трудно предполагать, особенно при разработке стратегии.

- Грызаный грибоцирк! У нас вокруг ядра ещё штук десять малых чернух, они что, тоже могут взорваться?

- Пока неизвестно. Мне ещё вот непонятно, зачем коряжникам этот спектакль с захватом Тыконии.

- Устраняют цель, требующую наименьших затрат, - пожала плечами грызуниха, - Тыконцы отморожены, но не настолько, чтобы не выступить на нашей стороне против внешней угрозы.

- Да, это тоже вариант, - кивнул Скупыш, - Но тут гадать можно сколько угодно, нужны данные. Пока что лично йа даже не видел, кто управлял вражескими машинами, если ими кто-то управлял, всмысле в удобоваримой форме.

- Бр-бр, - поёжилась Астриса, прикинув варианты.

Пока грызуниха опять воткнулась в песок управления ёлочкой, Скупыш пошёл проветриться, что тоже необходимо, и выкрошить батон на уши Шушена, чтоб тот не думал, что от его ушей отстанут. Заодно грызь брал у товарища инструменты и химичил на столе микродолинку в большом горшке, намереваясь подарить белочке. Из отверстий в натуральных кусках камня росли красные вечноцветущие ландыши и меленькие, но дико яркие жёлтые цветочки, обычно встречаемые весной. Среди микроскал блестело не менее микро озеро, окружённое "зарослями" мелкого мха, и Скупыш возился над тем, чтобы всандалить в горшок ещё и псв-генератор от старого комма, дабы озеро не разливалось. Система подачи воды и питвеществ к насаждениям там, разумеется, была на сто пухов.

- Думаю, ей понравится, - цокнул Скупыш, ослушивая результаты.

- А почему именно эти растюхи? - лениво осведомился Шуша, зевая во все резцы.

- А это вдобавок детектор излучений, пересекающихся с частотами нервов. Если действует какой-то неестественно мощный источник, вот эти листики скрутятся в бараний рог, а вот этот детектор замкнёт цепь и включит зуммер.

- Ну ты вынес, - мотнул ухом Шушен, - А Лушке ты такое смастерить не думал?

- У неё их допуха уже, - рассеяно цокнул Скуп.

Как раз примерно в то время, как Скуп рассеяно цокнул, на расстоянии в сто двадцать световых лет колонна коряг вляпалась в тыконскую засаду. Нашествие упырей было столь стремительным и массовым, что не оставалось ни малейшего сомнения в полном подавлении тыконцев, и в стратегическом плане так оно и было. Мощные эскадры коряг блокировали все маршруты и не дали остаткам тыконского флота выйти в дальний космос - остаткам, потому как основная его часть была угроблена при "штурме" Горущи. Однако же, корягеры не полностью точно просчитали все риски, связанные с обстановкой.

Эскадра снабжения ЭС-204 на тыконской колонии Дзэта формировалась вдогонку наступающим войскам основного ядра, поэтому не попала ни под раздачу люлей от союзных, ни под волну вторжения коряг, выйдя из системы у них под самым носом. Науськанные имперской пропагандой, тыконцы тем не менее были в шоке от происходящего, так как знали о том, что Дзета захвачена, а ударное ядро флота уничтожено. К удаче тыконцев, их маршрут крайне располагал к скрытности, так что даже превосходящие технологически и численно коряги не сумели отыскать эскадру.

В отличии от средних имперских "военов", снабженцы были не настолько обработаны по мозгам, чтобы при потере командной линии остаться без разума, и начали действовать осмысленно. Опять-таки к их удаче, тыконский флот принципиально не имел никаких других кораблей, кроме фон-ма - а на фон-ма стояло по орудию, даже если в модульных слотах зижделись ресурсные базы и ремонтки. Вслуху этого эскадра снабжения оказывалась вполне боеспособным соединением, и даже имела куда больший потенциал для роста, чем боевая. Окучив мыслью своё положение, тыконцы немедленно начали увеличивать производство дальних разведчиков, чтобы не попасть в видимость коряг - по крайней мере им хватило ума понять, что при обнаружении они будут выпилены незамедлительно и безо всякого толка.

Тыконец Рудер, таскавший чин Поммидора, тобишь командующего группой кораблей, само собой долго орал и брызгал слюнями, заказал в отделе биокомбинаторики бота и нанёс ему более девятисот ножевых ранений, представляя, что это корягер. В пользу Поммидора было то, что этим он не ограничился, а проверил, как происходит постройка группы прикрытия, и сделал ещё несколько вполне осмысленных действий. В частности, по его инициативе к Дзэте отправилась разведывательная партия, имевшая вразумительные приказы - не лезть в систему, занятую корягами, как старое болото, а с максимальной дистанции выцелить и подобрать хотя бы один аварийный маяк, какие должны были стартовать при начале боевых действий. Тыконские офицеры резонно полагали, что корягеры в последнюю очередь займутся сбором этих маяков, потому как их просто некому принимать.

Группа успешно выполнила задачу, и не притащив с собой хвоста, доставила эскадре информацию, автоматически загруженную в маяк военными системами Дзэты. Откровенно говоря, этот самописец предназначался для того случая, если колония вполне вероятно возжаждет независимости от империи, и её придётся перезахватывать - но теперь он пригодился значительно больше. Корягеры действительно упустили этот канал утечки информации, считая, что уничтожили все стартовавшие из системы аппараты.

В оперативном плане тыконцы получили телеметрию, позволявшую судить о характеристиках вражеских коряг... тоесть, кораблей. Они и так знали, что те значительно превосходят их, так что особого шока не испытали. Однако вцелом больший интерес представляли материалы о том, что именно намеревались сотворить корягеры с системой. Они явно не собирались её уничтожать, потому как могли это сделать сорок раз, но вместо этого выбили оборону и начали высаживать десанты на планету и орбитальные платформы. Тыконцы были не особенно довольны видом того, как на их родные города падает дождь чёрных яйцевидных капсул с отростками; отростки были настолько длинны, что утыкались в землю первыми и так тормозили падение капсулы. Из этого цветочка появлялись ягодки в виде жутких многоногих тварей, куда более отвратительных на взгляд, чем любое насекомое.

Наземные войска тыконцев крошили первых попавшихся жуков в кашу, но сверху вторжение поддерживали коряги, баражировавшие по небу и бившие тонкими сиреневыми лучами. Жуки, несмотря на страшный облик, вообще особо ничем не занимались - они только рассредотачивались по району, наводя авиацию на войска. Тактический отдел, не особо перетрудившись умственно, смог сообщить, что десант вероятнее всего произведён мощностями несушек флота, как и поддерживающие его атмосферные коряги фрегат и корвет класса.

Когда сопротивление было подавлено, а случилось это быстро, при столь массированом налёте, вниз пошли уже аппараты, похожие на челноки... всмысле по функционалу, а так это были всё те же коряги неописуемой формы. Записи с камер наблюдения показывали, как одна из таких биомашин зависла над улицей, распластав длинные вибрирующие крылья, подогнула ноги для посадки, и грузно плюхнулась на землю, раздавив несколько автомобилей и ларьков. Вообще в тыконской империи было принято, чтобы центр города оттенялся трущобами, построенными изо всякой фигни и как попало. Так что стёкла и облицовка зданий полетели от сотрясения, как осенние листья по ветру.

Из челноков выкатились машины другого типа, больше первых по размеру и имевшие явные металлические панели поверх биомеханики. Эти, более громоздкие твари, деловито расползались по улице, останавливались у зданий и начинали шурудить внутри длинными щупальцами - как муравьи, обирающие тлю с веток. Не было никаких сомнений, что собирают они кое-что покрупнее тли, а именно тыконцев. Нагрузившись, сборщик возвращался в челнок, и видимо, выгружал хабар в большие хранилища.

Несмотря на всю официозную шелуху, просматривавшие записи тыконские офицеры сидели с мордами, вытянутыми как при шестикратной перегрузке, а некоторых стошнило. Чтобы прийти в минимальную годность, им потребовалось немало времени.

- Главный инженер, - выдавил наконец поммидор Рудер, - По вашему мнению, что это такое?

- Это барракуда знает что... - раздались нестройные голоса отовсюду сразу.

- Это... акхе... - преодолел полный афиг инженер, - Судя по всему, они собирают население в какие-то хранилища. Можно предположить, что не в качестве биомассы, так как это совершенно нерационально...

- А в качестве чего?! - зарычал поммидор.

- Есть предположения, - влез один из технических чинов.

- Давайте!

- Помимо всего прочего, нас заинтересовала вот эта запись...

На синематографике было видно, как в помещение проходят несколько чёрных биомашин, а следом - существо, похожее на что-то вразумительное. По крайней мере, у него было две ноги и руки, а также только одна голова. У высокого, метра под два, гуманоида была синяя кожа или что там у них, длинный хвост, как у ящерицы, и плоская морда с выдающимся черепом.

- Вот эта падаль!! - зашипели тыконцы, - Это позорные ящерицы!

- Смотрите дальше, - вздохнул техник.

Вслед за первым увиденным захватчиком в поле зрения камеры попал второй, на оного ничуть не похожий - второй был с длинной мордой и обширной гривой, да и покрывала тушу, на вид, шкура.

- По биометрическим данным, насколько они снимаются с этой записи, это два совершенно разных вида.

- Так это союзные!! - заорал кто-то пришедшую в голову "мудрость".

- Это не похоже на правду в частности из-за того, что мы получаем сведения о нападении корягеров и на Союз. У нас есть предположение, - техник переключил проекции на экране и показал двух существ рядом, для сравнения, - Что и это - не совсем сами корягеры.

- Насилуйте мозг кому-нибудь другому, тыко, - рыкнул поммидор, - Говорите прощее.

- Прощее... - почесал репу тот, - Прощее вот, смотрите на эти штуки...

Он ткнул указкой в штуки навроде роговых гребней, каковые имелись на задней части головы у обоих организмов.

- По совокупности данных выходит, что скорее всего эти гребешки - либо устройства управления, либо паразиты, внедряющиеся в нервную систему носителя. Через них корягеры осуществляют управление этими существами. Также это объясняет, куда им нужно наше население...

- Долбанное долбанство...

- Внимание, общая тревога по флоту, - сообщил вычислитель голосом самки.

Тыконцы могли бы подумать, что это конец, но на самом деле им ещё раз повезло. Вместо патрульной группы, которая враз навела бы на эскадру все коряги в галактике, на них напоролся конвой из трёх транспортников, сопровождаемых двумя корягами фрег-класса. Опять-таки неизвестно, случайно ли сложились обстоятельства, но эскортные корабли начали сдуру осуществлять пересменку истребителей, резко ограничив себе обзор и практически застопорив управление мелочью. Аккурат в это время группа и вошла в пределы досягаемости тыконской флотилии, стоявшей в постоеннии колонной за стенкой из газа и камней.

Рудер быстро сообразил вышеозвученные опции и отдал приказ всем кораблям выдвигаться курсом перехвата. Несмотря на отвратительную позицию, фрег корягеров враз ударил в первый высунувшийся фон-ма лучом, пробив в нём сквозную дыру. Второй даже успел выцелить орудие и снёс именно его. Однако дальше из-за укрытия вывалил целый фронт тыконских кораблей, находящихся на идеальной для себя дистанции стрельбы. Длиннющие стволы орудий, помотылявшись по звёздной сфере, уставились в цель и разом выдали залп. Удача решила навалиться в немеряных количествах, так что тыконцы не успели догадаться перезарядить пушки бронебойными, как полагалось бы; разрывные снаряды в таком количестве сработали ничуть не хуже, проломав панцири коряг и просто размозжив их, как град стальных шариков краба. Зато разлёт обломков и ударные волны заодно смели мелочь, тусовавшуюся возле носителей, так что дать дёру поднимать тревогу стало некому.

Рудер и слюной не успел брызнуть, как после фрегов эскадра обдала залпами транспорта. Два моментально сгорели без остатка, третий же получил пробоины точно по обоим центрам управления, так что даже не успел самоуничтожиться. Тыконцы замерли, не веря такому везению.

- Если кто выстрелит в эту штуку... - прошептал поммидор, и продолжать не требовалось, потому как любой тыконец мог себе представить, что может быть дальше.

Таким образом тыконцами был захвачен малый транспортник корягеров, точнее, его содержимое. Таковое вызвало у них большое разочарование, потому как вместо оружия и боеприпасов трюм оказался забит контейнерами с жижей. Поверхностный анализ показывал, что жижа крайне сложна по структуре и судя по всему, различных видов, однако это нисколько не отвечало на вопрос, что это такое и как его использовать. Тем не менее, исследовательские отделы взялись за работу, так как ничего другого им не оставалось.

Опосля этого инцидента среди тыконцев началось брожение умов, потому как до них начала во всей полноте доходить картина произошедшего. Несмотря на контроль и медицинские меры, несколько организмов покончили жизнь самоубийством, остальные находились лишь в едва лучшем состоянии. В этой обстановке неизбежно возникла мысль о том, что нужно мотать к союзным, потому как больше некуда; сия нетривиальная для имперских тыко идея быстро получила поддержку большей части команд, и главное, капитанов кораблей.

Упоротые же имперцы оказались не настолько упоротыми, чтобы погибать в бою со своими соплеменниками, и согласились мирно разделить эскадру. Одна часть оставалсь в пространстве империи с непонятными намерениями, вторая собиралась тихой сапой проникнуть в Союз и как минимум, выгодно сдаться. Тыко рассчитывали, что добытая ими развединформация и немалое количество образцов могут представлять большую ценность для союзных, чтобы те не распылили бывших агрессоров.

Оставшиеся на месте особи какое-то время чувствовали себя тузами, не предавшими империю до конца, но потом задались вопросом, а что собственно они собираются делать. Малейшая вылазка грозила немедленным обнаружением и выпиливанием, так что на оставшихся кораблях воцарилось уныние. Ввиду отсутствия других дел, тыко навалились на изучение образцов жижей, захваченных в конвое корягеров. Провести полный анализ они не имели возможностей, однако могли экспериментально выяснить свойства объектов. Это довольно быстро привело их к тому, что один из образцов скорее всего является чем-то вроде расходного материала для биомеханизмов, вызывая из "омоложение", если так можно выразиться. Другой образец, на вид ничем не отличный от первого, вызывал заражение организмов и объединял их в некую общую структуру, причём захватывал в качестве пищи и обычную технику, и биомеханизмы.

- Мы предполагаем, что эта штука быстро обретает подобие сознания, - бухтел научник для поммидора, который с усталым видом разглядывал колбы с образцами, - Когда мы скармливали ему только механизмы, оно вело себя наподобие вируса, но как только туда попала электроника с программным кодом, действия приобрели видимую осмысленность. Скажу вам больше, поммидор, биомасса случайно... ну, случайно... зажевала одного из наших сотрудников, и после этого мы смогли разговаривать с ней! Похоже, она стырила возможность разумно мыслить из его организма. Это же...

- Что? Вы с ней разговаривали? - показал пальцем на бурую жижу в колбе Рудер.

- Не с ней, а с тем комплексом, который она образовала с... пищей, - тяжело сглотнув, выдавил тыконец.

- Где эта штука сейчас? - встрепенулся поммидор.

- Её пришлось уничтожить, чтобы она не захватила весь исследовательский корабль.

- Ха-ра-шо, - произнёс Рудер тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

У научника в целом было ещё секунд тридцать, чтобы прострелить поммидору мозг, но он не воспользовался этой возможностью. У Рудера же всё складывалось в единую картину - не было больше империи и Дзэты, но ещё оставалась вполне реальная возможность, что есть Гарда... Тыконец как наяву видел её песчаного цвета морду с резковатыми чертами, зелёные глаза и обвислые, как у всех тыко, уши. Если эта штука из погребов коряжников заражает всё что ни попадя и собирает в единую сеть, то рано или поздно она доберётся и до Гарды, и тогда они наконец будут вместе. Больше чем вместе, единым целым... На этих мыслях у Рудера обильно выступила слюна, но тыконец этого даже не заметил. Сграбастав со стенда литровую колбу с жижей, поммидор чуть не бегом бросился в свою каюту...

- БЫП! Внимание, противник в зоне слышимости!

Скупыш чуть не стукнулся затылком в потолок комнаты, так резко он подскочил - ушами точно достал. Сидевшая за терминалом Астриса слухнула на него и катнулась в смех, что принесло грызю мешок успокоения. Он вспушился и плюхнулся в свой сидельный ящик.

- Мы вытормозились и подключились к общему т\э, - пояснила грызуниха, - Потому и полундра.

- А, чисто, - мотнул ухом Скупыш.

Как ни хотелосиха почесать за ушками бельчону, а пришлось втыкаться в обстановку. Это Астриса следила за т\э чисто для резервности, на всякий случай, а Скупышу это вменялось в прямые обязанности. Грызь убедился, что опасности "Зимнему Вою" пока нет - красные маркеры маячили вдалеке, пересекаясь с голубыми сферами, обозначавшими обзор локаторов союзных кораблей. Правда, следовало ещё учитывать, что в боевой обстановке у судна есть дела поважнее, чем транслировать в общую сеть, так что обновления могут быть с задержками. Скупыш немедленно включил фильтрацию, чтобы отделять собственные показания от полученных извне, так как в первых была уверенность на сто пухов, а во вторых - не на сто.

- Ага... - негромко цокнула себе под нос Астриса, наблюдая за действиями грызя.

Сделав все необходимые процедуры, Скупыш окончательно окинул слухом диспозяку, как любили цокнуть космонавты. Коряги атаковали с трёх направлений, сделав внезапную смену вектора и вдобавок применяя тактику усиливающегося потока. Сначала они запустили самую мелочь, первой достигшей цели, а за ней, волнами, всё более и более крупные и серьёзные корабли. Непрекращающееся давление не давало пиковых нагрузок, как волны атаки, зато в общей картине обеспечивало максимальную огневую нагрузку на оборону...

- Умники, драть их вперегрёб, - и не подумал проявить уважение к врагу Скупыш, - Затолкать им ихнюю умность по самые... что-нибудь.

Впрочем, на этом он закончил бурное выражение эмоций и зарылся в песок сухой логики, как курица в опилки. Он даже не стал подробно смотреть, как стоящие в "окопах" из искривлённого пространства Ёлки лупцуют по наступающим корягам, сжигая и располовинивая их - уцелеешь, всегда можно насладиться этим в записи.

- Внимание, штаб девятисотой эскадры! - цокнула на общем канале Нурка, - Это Ёлка флота Белоелья "Зимний Вой". Мы в квадранте сто сорок и ожидаем целеуказания.

И то правда, кивнул Скупыш, не стоит делать вообще ничего, пока не получишь данные от тех, кто имеет подробную картину и определённые планы действий. Тем более, что штаб это скорее всего не три и даже не пять грызей, а пушей тысячи три-четыре за операторскими терминалами, плюс числовые умы. Такие подозрения, основанные на знании, полностью подтвердились, потому как секунд через семь пришёл ответ.

- Хруродарствуем за помощь, "Зимний Вой". Враг пытается охватывать систему со всех сторон, чтобы помешать отходу эвакуационных конвоев. Пока что это только небольшие группы коряг фрег-класса, так что вы должны справиться со своим мазером. Выдвигайтесь в квадрант сто тридцать семь и убейте любую сволочь, которая туда залезет. Чисто ли цокнуто?

- Чисто, - чётко ответила Нурка, - Приступаем.

- Гусиной удачи.

Слух всех грызей переместился по т\э в указанное место пространства; там уже маячили несколько красных точек вперемешку с синими, обозначавшими союзные корабли. Скупыш быстро усёк, что звено котанков ведёт перестрелку с мелочью, а коряжный фрег маневрирует и пуляется издали. Без поддержки БКТ могли только задержать противника, но через некоторое время он выбил бы их по одному, пользуясь отходом мелочи к базовому кораблю и поддержкой его орудий. "Зимний Вой" резвенько поворотил макушку как раз в том направлении, и стал приближаться к рубежу огня.

- БЧ, что с мазером? - осведомилась Нурка.

- Мазер готов, - не без злорадства сообщил Елон.

Как координатор БЧ, тобишь боевой части Ёлки, он хорошо представлял себе, что такое мазер в данном случае, и насколько мелкими будут ошмётки. Жалеть корягеров, из-за которых придётся эвакуировать целую систему, он не собирался ни разу.

- Есть прямое соединение с котанками... синхронизируем маневры. Есть рубеж огня!

Команды "огонь" не последовало, потому как она была запущена заранее. Оставшиеся целыми БКТ выстроились в линию, заставляя преследующий их рой "ощепов" сделать также. Таким образом котанки убрались с линии огня Ёлки, а цели, наоборот, собрались на неё, как мухи на мёд. Скупыш с удивлением понял, что почувствовал собственным пухом, как грохнула пушка астрономической мощности; на т\э от Ёлки протянулся зелёный луч, перечеркнувший почти всю линию "ощепов". Красные точки мигнули и погасли.

- Мелочь готова, не упустите крупного.

Фрег-коряга, почувствовав жаренное, развернулся и дал форсажу, сбрасывая какие-то фрагменты, слышимо блоки дополнительного оборудования, дабы облегчиться. Дистанция до него была приличная, но и цель для елового мазера отнюдь не крепкая. Луч прошёл огромное расстояние прямой линией, а затем начал расходиться в конус, причём мотыляющийся в стороны. Издали это выслушило как раскалённый тонкий прутик, которым тыкали в направлении цели. Разлапистый кущами чёрных отростков фрег забеспокоился и начал маневрировать, но толку особо не имелосиха - луч отклонялся не по наводке, а как пух на уши положит. Поскольку ускорение фрега было даже меньше, чем у Ёлки, хдерево жертву не отпустило до тех пор, пока горящая линия не попала по красной точке. С коряги враз снесло отростки с одной стороны и сильно опалило весь бок, так что она начала терять ускорение и быстро попала в радиус уже фокусированного удара. Импульс, как оно и полагали, был достаточным, чтобы распылить скотину без остатка, в кванты.

- В грушу! - хлопнул по столу лапой Скупыш, - Окучен!

Немудрено, что грызями владело повышенное годование. Ёлка, даже вчерашний ресурсный комбайн, самое серьёзное хвойное дерево, и шутки с ним плохи. Уничтожение даже одного фрега и его роя сказывалосиха на тактической картине - корягеры теряли сектор контроля, через который могли выходить эвакуационные команды; отойдя от системы, они меняли курс, и перехватить их дальше представлялось маловозможным.

- "Зимний Вой", хруродарствуем за поддержку, - процокнулось в эфире.

На т\э было слышно, как через очищенный сектор потянулась вереница фрегов Ф30.

- Сделаем всё что сможем, - ответила Нурка, - Много ли осталосиха вывезти с планеты?

- Пушей вытащили, крупных организмов тоже... Сейчас идёт уборка ценного оборудования и формировка эвакопачек.

- Это более-менее в пух. Гусиной удачи!

Скупыш, да и Астриса тоже, слегка подёрнули ушами. Они представляли себе, что такое эвакопачки: брался гравгенератор, и с его помощью весь поверхностный слой, с растениями и организмами, скатывался в рулон. Чтобы не получить кашу, объекты зажимались псв-полем, под коим и держались до той поры, пока не придёт время восстанавливать планету. Срезать с планеты всю поверхность было невозможно, брали только отдельные полосы, чтобы потом восстанавливать более-менее похоже на оригинал. Здесь как раз нашлась работёнка и для грызунихи.

- Ёлка, внимание! - цокнула Нурка, - Мы получили задачу помочь в вывозе эвакопачек и постройке псв-генераторов для них. Всем производственным мощностям приступить к сборке. Ёлочкам - транспортировать пачки с орбиты к Ёлке, обратно готовые генераторы и материалы.

- А нап... - зацокнулась было Астриса, но сама поняла, напух.

"Зимний Вой" не мог грузить на себя пачки на орбите, потому как стоял на позиции и отстреливал подлетающие группы коряг. Таскать предстояло тягачами-ёлочками, и не как обычно, в экономическом режиме, а на форсаже. Скупыш краем уха наблюдал, как Астриса вспушилась, и, сразу чувствуется, вцепилась когтями в соль вопроса.

- Ратыш, ты слышал? - цокнула она, - Тогда первый и третий контуры на полный, второй и четвёртый на форсаж!

Все три ёлочки сорвались с базового дерева почти одновременно, и лихо завернули к планете, которая всё ещё светилась голубым светом атмосферы. Прибочность Скупыша была как нельзя кстати, потому как грызь просто протянул лапу и погладив грызуниху, спросил

- Тебе ретрансляторы накидать, или достанет?

Астриса округлила глаз, скосившись на грызя, потому как не ожидала такого запроса с этой стороны. Потом, само собой, захихикала.

- Да, если есть возможность, кинь штучки три.

- Принято, грызунихо.

Скуп быстренько прикинул, как это лучше сделать, ассигновал шесть штук ретрансляторов на клеста, и запустил его вслед за ёлочками, проложить трассу по их маршруту для передачи сигналов. В чистом пространстве легко брало и напрямую, однако оно становилосиха всё более нечистым. В частности, подходящие крупные корабли корягеров, скапливавшиеся за рубежом елового огня, сыпали в систему помехи. Издали толку от этого было мало, но массовка делала своё дело.

- Что это такое? - процокнулся Олыш, - Вот, слухните!

На т\э это выслушило как дрейфующий сгусток плазмы, излучавший сильные помехи.

- Впринципе, это постановщик помех, - осторожно ответил Кудус, - Но похоже, они ухитрились сконденсировать его за счёт нуль-реакции... Чей клёст в космосе?

- Мой, - ответил Скупыш, - Прокладываю трассу ретрансляторов.

- Как закончишь с трассой, проведи точное сканирование этого шарика, нам нужна телеметрия с его параметрами.

- Чисто цокнуто.

Времени это много не занимало: клёст прошёлся к планете, догнав ёлочки и сбросив по пути четыре штуки плоских коробки по пол-метра размером. Одноразовые ретрансляторы делались в ангарном модуле очень просто, так что сыпать их можно, как просо воробьям. В штатном режиме полагалосиха бросать их на нисходящие траектории, так чтобы через год максимум они упали бы на звезду и не замусоривали космос - однако сейчас грызю было не до этого.

- Как сигнал, Астри? - осведомился грызь.

- Чистешие орехи, Скупи, - ответила грызуниха.

Оба катнулись в смех, затем вспушились и продолжили возню. Астрисе тоже было не до расслабона, следовало сгести пачки в удобоваримую для транспортировки формацию и как можно быстрее тащить к Ёлке. Наскоро сделанная плаформа для обработки эвакопачек, висевшая на орбите, пухячила их, как пресс для соломы, потоком! Скупыш же завернул истребитель к объекту изучения, который мотылялся недалеко от планеты. В оптике эта штука тоже выслушила как бело-красный плазменный шар, разбрасывающий гаснущие искры. Судя по сенсорам, ещё несколько десятков таких штук возникли в других местах - старые гасли, израсходовав запас энергии, но зажигались новые. Скупышу пришлосиха давать клесту инструкции и посылать в отрыв от командного канала, потому как вблизи горелка глушила связь совсем.

- Могу хоть чем обрадовать, - цокнул грызь, послушав результаты, - Структуры там нет, это колебательный плазменный контур на протонах. Время действия одной штуки - до трёх минут.

- Тогда ты должен его разрушить просто тараном, - заметил Кудус, - Рискнуть?

- Сто пухов.

Скупыш дал команду протранить цель, и клёст с разворота вписался в шарик, превратив его в лёгкое разлетающееся облачко, как и требовалось доказать. Грызь запустил ещё три птицы, чтобы убирать все горелки из корридоров для связи, и отдал им соответствующие команды.

- Ауч, Ску! - фыркнула грызуниха, - Там рядом какой-то бардак, йа опасаюсь, а отвлекаться не хочется!

- Слышу. Это обстрел дальнобоями, пока попадает только в луну.

От самой планеты выстрелы дальней артиллерии корягеров отклоняли Ёлки, но вот по луне Дубиона они уже начали гвоздить прицельно. На блекло-жёлтом шарике, покрытом лунными морями и огромными круглыми кратерами, стали вспыхивать огненные сферы, поднимая тучи размолотого в пыль вещества. Этот "грохот" и всполошил Астрису, потому как она слышала его на т\э. Грызаный случай, подумал Скупыш, и тут же импульс угодил в атмосферу планеты. После вспышки там вырос гигантский, выдающийся далеко в космическое пространство гриб.

- Всем кораблям, мы не держим западное полушарие планеты! Время на окончательную эвакуацию восточного - двадцать минут в обрез!

Вот уж такого Скупыш даже представить себе не мог: с одной стороны всё ещё работали гравгены и взлетали корабли, а с другой один за другим рвались "снаряды" вражеской армады, всё более скапливавшейся на рубеже. Огромную платформу в семь километров длины, слышимо сброшенную Ёлкой, сожгло попаданием наполовину, как соломинку, а вторая часть, бешено вращаясь и разбрасывая обломки, полетела в мутные облака, рвущиеся от планеты навстречу.

Картина катастрофы была сильнодействующей даже на белоельских грызей, а что творилось под ушами местных, у которых под носом рушилась их Родина, пусть и малая, не особо хотелось представлять. Скупыш как следует вспушился, прежде чем снова смотреть на т\э. С той позиции, где ёлочки грузили пачки, была видна ещё нетронутая часть Дубиона в окружении кольца багрового пламени, надвигавшегося из-за горизонта. И тем не менее, за несколько минут можно было напихать в корабль хоть что-нибудь.

- Давайте, давайте, пухом... - ворчала под нос Астриса, слушая на ёлочку, тягающую связку пачек.

- Запустить ещё клестов, похоже горелками засыпают конкретно нас, - сообщил Кудус.

Судя по тому, что шарики вспыхивали в пространстве вокруг "Зимнего Воя", так оно и было. Клесты, выписывая петли, гасили их, просто пролетая насквозь и распыляя этим эфемерную структуру.

- Внимание, разведка! - цокнула Нурка, - У нас мощная сигнатура на перехвате с нашим сектором. Движется не на полной скорости и применяет активные помехи, не можем идентифицировать состав группы... а это впух как важно!

- Чисто цокнуто, посылаю группу, - цокнул Кудус, - Всем сосредоточиться на задаче, Ольше следить за каналами связи.

- Принято.

К тому времени, как Ёлка преодолела несколько световых лет до Дубиона, был не только доделан мазер, но и произведены восемнадцать клестов из пятидесяти возможных, потому как именно полсотни комплектов имелосиха в наличии. И всё же проводить рейд на большую группу силами дюжины клестов было рисковано... но другого выхода не имелось. "Зимний Вой" не мог рисковать собой, подставляясь под огонь мощных кораблей корягеров, если они сидели в туче помех. С другой же стороны, было мимо пуха оставлять им сектор, если там не было нипуха серьёзного.

- Грузить ложные цели, бросать будем с фрега, чтоб больше влезло, - комментировал Кудус, - Проекторы в эскорт к нему. Клестам - россыпью, чтоб не попасть под массуху.

В ангаре в это время манипуляторы мелькали быстрее, чем видели яблоки, набивая обоймы заданными комплектами изделий и боеприпасов. В Ф26 можно было напихать в пять раз больше, но это если неспеша; сейчас, спеша, автоматика загрузила его на одну пятую объёма за двадцать секунд, после чего фрег вылетел из ангара, не успев даже закрыть крышки трюмов.

- Падает слева?? Грызть ё вперегрёб, брось ё впух!! - слышалось сбоку, как цокает Астриса, сокращая предложения до междометий, - Держи всю связку целиком! Да пух в ушах!...

Скупыш, к своему большому сожалению, никак не мог отвлекаться и слушать, как разруливает ситуацию его подружка, потому как втыкался в собственную задачу. План был не особо изощрённый: под прикрытием проекторов протащить фрег как можно ближе к цели и раскидать максимальное количество маяков, постановщиков помех, ретрансляторов и ложных целей. Под прикрытием этого цирка прорваться клестами и запустив свармеры, точно определить состав вражеской группы, прячущейся за щитом помех. Беспокойство вызывало то, что потери навскидку ожидались от половины до ста процентов, в зависимости от противодействия - а это беспокоит не только само по себе, но и вслуху того, что мелочь может просто не успеть выполнить задачу.

Скупыш, как это было цокнуто уже раз десять, был убельчён опытом, в том числе ситуаций на грани провала, так что никакого шока не испытал, а только испил ещё чаю, хрустнул сухариком, и стал выравнивать курсы для нескольких групп.

- Может, суппортников не надо? - цокнул Олыш.

- Никакой возможности экономить, - отрезал Кудус, - Запускать всё!

- Хватай их за круглый хвост, Скуп, - процокнулся Шушен.

- Слышу... Хватаю сейчас.

"Схватить за круглый хвост" назывался маневр заигрывания с вражескими перехватчиками, когда группа поворачивала обратно. Если рассчитать точно, то автоматика на глупых машинах просчитает приоритеты и решит, что нужно атаковать - здесь-то их и накроет артиллерией, в данном случае мазером. Звено из пятёрки клестов выписало крутую дугу, а следом за ними довернули "ощепы" в количестве также пяти штук - они обычно так и летали по пятеро.

- Артиллерия, слышишь хорошо? - уточнил Скупыш.

- Идеально, - отозвался Зиктрис, заведовавший артиллерией, - Жму!

На этот раз мазер не давал фокусировки, и получался этакий расширяющийся хлыст, крутившийся в пространстве. Он задел звено ощепов на самом конце рассеивания, но тем хватило - с мелких коряг облетели сгоревшие отростки, и теряя скорость, они закрутились вокруг своих осей.

- В грушу. Добиваю сам, - цокнул Скупыш, разворачивая клестов.

Чтобы не терять времени и ресурсов, он не запускал свармеры; клесты атаковали вместе с ними, стреляя из пушек прямо с пилонов на концах крыльев. Оглушённые ощепы были размочалены в труху, но их ещё оставалось допушнины. Корягеры были не столь просты, чтобы запускать всю мелочь одним скопом - иначе она вся и была бы сейчас прибита мазером. Второй фаз операции был куда сложнее, потому как предстояло проводить свои группы через зону огня противника.

- Твоя вторая, - цокнул Шушен, - Прикрываем третью до последней возможности.

- Чисто, - кивнул грызь, ослушивая диспозяку.

- ...Да где-где, в ушах!! В ушах пух!! - уловило ухо громкое цоканье Астрисы, но голова проигнорила, как ей и было приказано.

Две группы должны были приближаться к цели, попеременно включая проекторы; как только противник начинал гвоздить по одной, она давала вроссыпь и пряталась, а другая наоборот, нагло давала форсаж. Третья группа шла под усиленной маскировкой и на неё был основной рассчёт - пока корягеры будут умиляться, как здорово они расправились с первыми двумя группами, третья сделает им зло. Навстречу пёрли звенья ощепов, разворачиваясь щитом.

- Внешкоорды! - цокнул Кудус, - Как у вас?

Он имел вслуху внешних координаторов, которые следили за обменом информацией с союзными кораблями, тобишь общим т\э.

- Пока ничем не помогу, обзора туда нет, - ответила какая-то грызуниха, - Если, так сразу.

- Хорошо, будем иметь вслуху. Рейду - полный впесок!

- Есть полный впесок! - бодро ответили несколько грызей хором.

Из-за заграждения помех ударили лучи дальнобоев, тут же зацепив одного клеста, а разведфрег, как его обозвали грызи, вообще вылез за стенку помех и шарашил оттуда внаглую. Единственное, что помогло - это меньшая эффективность орудий корягеров на максимальной дистанции. Они либо били фокусированным лучом, либо давали энергетическую вспышку - а она имела форму веретена, и к концу оказывалась тонкой.

- Рассредоточиться на дистанцию поражения плюс двадцать, - цокнул сам себе Скупыш.

Клесты, как и любые свармеронесушки, имели тут хорошие показатели, потому как даже разлетевшись далеко друг от друга, почти не теряли способности обороняться от перехватчиков. Корягеры явно рассчитывали, что при атаке ощепов группа соберётся в кучу, и её можно будет сжечь вместе со своими - невелика потеря. Вместо этого подлетающие коряжки встретили свармеры, осыпав их огнём и выбивая одну за другой.

- Бомбардировка - пошла! - дал отмашку Кудус.

Ф26 на полном ходу открыл все люки и вывалил в пространство зонды, полетевшие веером куда попало. Скупыш было подумал, что облако получится неплохое, но тут же была зафиксирована мощная вспышка, накрывшая фрег чуть не вместе со всем роем зондов. Это уже был не разведчик, а какая-то штука помощнее. Веретено было чудовищной мощности, что сразу отметили на Ёлке. Скупыш ещё раз прикинул перспективы и убедился, что чисто по арифметике калькулятор пишет "группе конец".

- Это Скуп, - цокнул Скуп, - Слышу, что нет никакой возможности прорвать заграждение.

- Но нам нужны данные! - цокнул Шушен.

- Ты слушаешь ушами, или чем? Возможности нет. Предлагаю вернуть оставшиеся машины, они нам ещё пригодятся.

- Подтверждаю, это пустая трата песка, - цокнул Олыш.

- Пух в ушах... - буркнул Кудус, - Центральный пост! Противник выставляет слишком мощное заграждение, мы не прорвёмся. Судя по залпу, корабль елового класса там есть, и так ясно.

- В ушах, - подтвердила Нурка, - Буксы, как с грузом?

- Нужно ещё десять минут на приём эвакопачек!

- У вас их нет! Через две минуты нас накроют залпом. Пачки бросить, Ёлка - курс сто шесть...

- Есть засветка! - цокнула грызуниха из внешкоордов.

- Отставить бросать! - рявкнула Нурка, - Интерпретировать данные!

Данные оказались обнадёживающими: за вражеским щитом были только два фрега и, слышимо, транспортник, бомбивший роем зондов. Стрелявший же крупный корабль находился значительно дальше и явно был повреждён - от "краба", если проявить фантазию, осталась примерно половина, вяло вращавшаяся и дымившая. Облако обломков невдалеке по траектории показывало, что последний взрыв произошёл недавно - и грызи тут же посчитали, что произошёл он именно в момент залпа.

- Похоже, следующий раз он не пальнёт главным калибром, - цокнул Шушен.

- Похоже? Вот точные рассчёты! - фыркнул Кудус, - Пулялка взорвалась, потому как была повреждена. Что в пух, собственно.

- Ёлка! - гораздо более бодренько цокнула Нурка, - Отстыковать ветки с третьего яруса с пятой по седьмую! Буксам - крепить на них груз! Кораблю - полный впесок вперёд по курсу!

Оставив на месте "ветки", Ёлка рванула вперёд. Скупыш занимался тем, чтобы вернуть в ангар как можно больше целых машин. Даже без того, чтобы штурмовать заграждение, потери составили почти половину, так что идея отменить растрату была как нельзя кстати.

Корягеры по прежнему скрывались за стенкой, но толку от этого для них уже не имелосиха - грызи знали, что там есть, а чего нету, и Ёлка шарашила вперёд, чтобы эт-самое мазером. Отнюдь не собираясь делать пафосные глупости, фреги и транспорт развернулись и дали ходу, бросив истребители и заграждение. Теперь для "Зимнего Воя" оставалась только одна цель - подбитый крупный, пока он не успел достаточно восстановиться, чтобы утечь. Преследовавшие клестов ощепы настолько обнаглели, что лезли к самому хдереву, и кто-то из грызей вовремя включил установку гравивинта, намотав их на невидимую мясорубку и размолотив в щепки. Оставшихся добили, запуская свармеры прямо из ангара, чтобы не рисковать клестами.

- Есть огневая позиция, убить цель!

- Есть убить цель!

Правда, убить цель таки не получилосиха, так как она была тяжёлым боевым кораблём корягеров и попадания одного елового мазера выдерживала почти без последствий. Даже ополовиненный, "краб" сопротивлялся всеми клешнями: по Ёлке били фокусированные лучи малых орудий, но они также съедались псв-полем и распылялись побочными полями моторов, поставленных в режим защиты. Впрочем, для грызей толку наверняка оказывалось больше, потому как огонь сжигал ремонтных ботов, лазавших по крабу - они пёрли на его панцирь, как муравьи из кучи, но мазер тут же их слизывал. Внешкоорды опять расстарались, сделав запрос на другие Ёлки.

- "Зимний Вой", это "Лесица Око", - цокнул грызь, - Продержите эту мерзость под прессом ещё минут пять, не давайте подходить кораблям поддержки, потом мы устроим ему баню.

- Отлично, в грушу! - цокнул артиллерист Зиктрис, - У него нет общей защиты, если дать время, мы спилим его по куску!

В подтверждение этого тезиса тонкий фокусированный луч с Ёлки прошиб один из выростов на панцире краба, бывший орудийной башней, и та заткнулась.

- Вся мелочь возвращена? - осведомился Кудус.

- Кроме подбитых, - сообщила Ольша.

- Подбирать некогда. Хотя...

Ёлке ещё предстояло как минимум сманерировать назад и прицепить ветки с грузом и пристыковать буксиры-ёлочки. За это время можно запустить суппортные Фо-С и притащить подбитых клестов и свармеры... грызи предельно быстро готовили маршруты. Бережливость позволила им сохранить почти все суппортники, которые теперь цепляли добычу и волокли в ангар. Скупыш бросил беглый вслух на планету и поёжился - та уже не была голубой, а багровела затухающими грибами по несколько тысяч километров в каждом. Разлёт обломков был такой, что планета уже потеряла сферичность, погружаясь в облако газов и мелких кусков камня, выброшеных взрывами. Грызь однако отвлёкся на это только на секунду, и вернулся к тому, чтобы его Фо-С притащили побольше повреждённых машин. Хватали не только свои, но и любые грызьи, не разбираясь.

Подбитый краб, похоже, восстанавливался примерно с той же скоростью, с какой его спиливал мазер - стоило заткнуть одну орудийку, как просыпалась другая. Это однако коряге не помогло, потому как с фланга на него нацелилась Ёлка "Лесица Око" со своими двадцатью четырьмя сверхсветовыми ракетомётами. Тяжёлые управляемые снаряды, практически телепортированные по лучам орудий, прободали полукраба сразу в нескольких местах. Чёрная туша, вспухнув изнутри оранжевым пламенем, разлетелась на отдельные куски, которые продолжали полыхать, как трухлявые щепки.

- Есть! - явно хлопнула лапкой по столу Нурка, - Ёлка, подбираем буксов с ветками и уходим! Девятисотая сворачивает позиции и отходит через десять минут.

"Зимний Вой" на полном ходу возвращался к компаунуду из веток, на которых теперь висел груз в виде эвакопачек и уже пристыкованные ёлочки. Остальной еловый лес перестраивался к отходу, потому как на рубеже огня, откуда шарашили корягерские дальнобои, скапливалась уже просто немилосердная армада этой дряни - двинься она вся сразу, и пух удержишь. А она и намеревалась двинуться, на сто пухов, с минуты на минуту. Т\э рисовал там обведённый пунктиром район, потому как от красных точек было бы слишком ярко. Скупыш пырнулся вбок:

- Астри, йа посажу на деревце восьмёрку мелочи?

- Легко! - чётко отозвалась грызуниха, - Мы уже пристыкованы, осталось только соединиться с Ёлкой. Давай, так будет шустрее.

Фо-С, тащивший аж три свармера, спикировал на связку и забился в док ёлочки. Следом за ним юркнул клёст и свармер-салвачок. Едва мелочь оказалась внутри, "Зимний Вой" уже развернулся и вошёл в створ кольца из веток, как лошадь в оглоблю. На т\э раздались щелчки от срабатывания стыковочных узлов.

- Ёлка в сборе, - сообщила Нурка, - Уходим отсюда.

Пятикилометровый корабль развернулся с лёгкостью истребителя, и дал полного ходу из системы. За хвостом продолжали грохотать титанические взрывы, причём судя по всему, корягеры продолжали бить по планете, хотя кроме камня, там не осталосиха ничего ценного. Когда фронт красных точек начал ощутимо откатываться назад от Ёлки, грызи наконец отвалились от экранов и перевели дух. Скупыш уставился на Астрису, которая уставилась на Скупыша... они посидели так минуты две, потом катнулись в смех.

- Пока, кажется, легко обделались? - осторожно предположила грызуниха.

- Да, на сто пухов, - кивнул Скуп, - Эвакуацию провели, сколько-то коряг пожгли, потерь на Ёлке не имеется.

- И куда мы теперь?

- К Сардаку, оставить эвакопачки, как минимум. Это узел обороны, так что даже с такой кучей корягерам там делать нечего, хволы в порошок сотрут.

- Боюсь, они на штурм и не попрутся... - вздохнула Астриса, - А было бы в пух, если бы это были просто какие-нибудь биороботы, ну вроде циклонов.

- Ух впух, аж вспушило! - вспушился Скупыш и оглушил чай, - Слыхала, как платформу располовинило?

- Да там планету располовинило, - хмыкнула Астриса, - Да, ущерба наделано - помилуй пух...

- В стратегическом плане немного, - заметил Скупыш, - Все планеты забором из хволов не обнесёшь, Дубион был в зоне риска, риск случился. Остаётся только сожалеть.

- Грызаный случай! - схватилась за уши грызуниха, бегая туда-сюда по комнате, - А зачем им это? Тупо расстреливать планету? На-пу-ха??

- Мне без разницы, - ответил Скупыш, - Зачем им это. Мне есть разница, чтобы они не смогли так больше сделать ни разу. Кстати, наши шифровщики переписали идентификаторы коряг, которые разрушали Дубион. Теперь им крышка в первую очередь.

- Шелушище! - фыркнула Астриса.

Это было примерно то самое, что думали почти все грызи - шелушище. Непосредственный опрос, кстати, подтвердил это. Также пуши окончательно сформировали полётное задание самим себе - в нулевую очередь, доставить эвакопачки на Сардак. Получать дальнейшие инструкции по поводу того, где более всего пригодится Ёлка с одним мазером и неплохой ресурсной установкой, следовало уже на месте. Однако и по пути стоило не сидеть на хвостах, а...

- Пойдём пух прополощем в воде! - решительно цокнула Астриса, - А то запылились. Там ещё Шуша подвалит наверняка.

- Айда, - мотнул ухом Скупыш.

Проследить за тем, чтобы производственные линии ангара продолжали годно собирать клестов и свармеры, можно было и с берега прудика, что грызь и осуществил на сто с лишним пухов, высветив экран на разровняный песочек.

- Скуупышш! - плеснулась водой грызуниха, - Хорош пока! Война войной, а обед по расписанию, слыхал такое?

- Сто пухов, Астри, - улыбнулся грызь, заваливаясь в воду и промачивая пух, - Но пока мы будем лететь до цели, ангар может собрать дюжину клестов и столько же свармеров. Это барахло нам ещё пригодится.

- Барахло!! - возопила Астриса, показывая ему за спину, и когда грызь обернулся, столкнула в воду.

Грызунихе явно требовалось именно прополоскать пух после напряжения, да Скуп и не был против, потому как и самому отнюдь не помешает. Он поёживался, представляя себе, какое прогрызище это для белочки, ведь у неё не было многих лет сидения за симуляторами, которые кое-как, но вдалбливали в любую голову привычку к подобным событиям.

- А это чё там за плавник, а?? - заорал из кустов Шуша, вылезая из портков, - Вот щас!

Грызи покатились по смеху, после чего устроили догонялки, благо длинный узкий пруд-канал тому способствовал. Шушен правда плавал куда быстрее остальных вместе взятых за уши, так что зачастую уплывал на другой берег и оттуда подзадоривал толстощёчие. Скупыш, валяючись на песочке, яблочил то на кроны лиственниц в лесополосе, то на облака, мотылявшиеся по потолку жылого модуля, то на замечательно стройную тушку грызунихи, подчёркнутую мокрой шёрсткой. Есть повод набрать пыльников на полянке, подумал он, а также копнуть с грядки молодой картохли, собрать дикий лук и ещё кое-что, и пухякнуть суп. Коряги! - напомнила память. Хвост йа клал на коряги, ответил памяти Скупыш, и довольно захихикал, потому как имел на то все возможности - всмысле и захихикать, и положить хвост.

Третье корыто - Линия Наивных Баранов

Скупыш заколотил в доску последний гвоздь, и вспушился. Табуретка получилась хоть и восьмой сорт, но всё-таки не брак, учитывая, что грызь последий год не брал в лапы пилу и рубанок. Взять стоило вслуху того, что в лесполосе рядом с фальшдомом от дерева отломилась толстая ветка, коюю и распустили на доски с большим энтузиазмом - так как доски были в значительном дефиците. Цокнувши ещё раз двадцать, Скуп уселся на эту самую табуретку и вытаращил яблоки, которые глазные, в экран терминала числовой машины. Думается, именно благодаря элементарному приёму с табуреткой голова не отказалась возвращаться туда, где она мотылялась уже пух знает сколько.

Тактик-экран показывал вытормаживание корабля со сверхсвета как выход оного в пространство из прозрачной плоскости, причём перемещалась плоскость, а не корабль. Это было совершенно неверно физически, однако лучше всего подходило для визуализации, поэтому программа так и рисовала. Скупыш благодаря этому мог наблюдать за тем, как возникла сигнатура на схеме сенсоров, затем открылась "калитка", и вывалила в космос не особо большую Ёлку, условно покрашенную в белое со светло-зелёными полосками. Собственно, этого в натуре он не увидел бы вообще никак, потому как находился на этой самой Ёлке, "Зимнем Вое", если цокнуть точнее - в модуле в третьей секции, как и абсолютное большинство команды. Длинные "ветки" хвойного девева держали в пристыковке большую связку длинных восьмигранных контейнеров, опоясывавших весь корабль - это и были эвакопачки, вытащенные в последний момент с Дубиона.

- Это БЧ, - цокнул по общему каналу Елон, - Без необходимости запусков не осуществлять до отмены этого циркуляра.

- Да не глухие, - ответил кто-то, остальные заржали.

Запуски были заблокированы вслуху того, что "Зимний Вой" встал в длиннющую вереницу кораблей, собравшихся на вход в систему Сардак: вокруг был натуральный еловый лес вперемешку с другими насаждениями космоса. Вносить лишнюю сумятицу, брыляя в такой толпе своими клестами или котанками - совсем излишнее, так что Елон и предуцокнул на всякий случай. Никто и не думал, что всю массу кораблей, рванувших под защиту звёздной крепости, впустят туда прямой наводкой - в такой массе немудрено прослушать и корягу, даже если она не маскируется. Поскольку такое положение было мимо пуха, грызи вытащили на границу действия "хволов" платформы для сканирования судов целиком, навроде гигантских рентгеновских аппаратов, и пропускали входящих через эти пункты.

Правильность подхода уже подтвердилась. С кораблями с Дубиона всё было чисто, но вот другие оказались посыпаны спорами биомеханического вируса, причём крайне разреженными и оттого трудными к обнаружению. Трудно было цокнуть, являлосиха ли это намеренной диверсией корягеров, или просто это побочное действие от разлёта коряг в щепки. В другом случае энергетический паразит был найден в электронной системе грузового фрега. Однако, как вполне уверенно цокнули специалисты, у корягеров довольно узкие рамки при конструировании всей этой нанофигни, что облегчает её обнаружение и нейтрализацию. Поскольку разведка как таковая не требовалась, Скупыш сосредоточился на отработке тактических схем, притирая туда добытые данные о характеристиках коряг, и послухивал, как производственные линии в ангаре собирают клестов и свармеры. За окном ярко светило с чистого неба солнце... собственно, это натурально можно было назвать небом, потому как небо и атмосфера - вещи суть разные, также как солнце и звезда. Атмосферы на тридцать километров и звезды в модуле, само собой, не было, а вот небо и солнце - были на сто пухов, что в пух.

- Скупы! - процокнулся комм на лапе мелодичным голоском Астрисы, - Бесформенный пуха шмат!

- Аюшки? - улыбнулся грызь, - Вы таки не справились с капустой?

- С капустой всё в пух. Йа тебе цокаю, чтобы включил оповещение. Там передают обновляки по галактической ситуации и по корягерам.

- А, приношу в подарок бобра, - церемонно цокнул Скупыш, включая таки эт-самое.

Астриса отлучилась ненадолго к своей подружке Тисе, нарубить и заквасить капусты, так что пока грызь тряс в одну морду. Хотя так не было ни одной грызунихи для тисканья, зато было предвкушение оного процесса... Едва Скуп уткнулся ухом в экран, как снова пискнул комм.

- Эй Скуп, там обновляки, ты слушаешь? - цокнул Шушен, что-то прожёвывая.

- Сто пухов, - ответил Скупыш, - Как будто они один раз передают, впух.

Далее грызи уткнулись ушами: компетентные Союзные структуры давали ожидавшуюся от них информацию по ситуации. Как оно чаще всего и бывало, главными в этом деле были научники, анализировавшие дело с сугубо материалистической точки слуха. Вывалять потом факты в эмоциях - это уже доступно всем, а не только фызикам... Для начала приводилась новость, которую можно было воспринимать двояко. По замерам, проведённым именно фызиками, получалась такая картина, что чёрная дыра рванула именно из-за того, что через неё был осуществлён массовый переброс материи, а именно самовоспроизводящихся "циклонов" и коряг. Это означало, что следующих подобных вбросов, скорее всего, не будет: дыра находилась в невыгодном стратегически районе, значит была выбрана за наименьшую из всех массу. С одной стороны это облегчало отражение вторжения, с другой - затрудняло ответные действия в адрес умников.

При этом исследователи пока не имели точных данных о месте отправления вброса, однако предполагали, что это галактика из тёмной материи, расстояние до каковой измеряется не только в световых годах, но и в слоях плотности пространства и прочих малопонятных вещах. Короче говоря, добраться туда будет не так-то просто, вот что главное, а это в первую очередь чревато новыми нежданьчиками... У Скупыша сразу возник вопрос, может ли вообще не быть обратной связи с армадой вторжения? А пух его знает, ответил он себе, кто же предположит, какое птичье гнездо в голове у этих дурней? По крайней мере, теория была успокаивающа и считала, что взорвать таким же макаром остальные дырки корягеры не смогут. На случай же если смогут, к ним стягивали платформы для производства сверхмощных разрушителей нейтронок и чёрных дыр, дабы при первой полундре закидать пожар в зародыше.

Вторым основным пунктом приводились данные о том, что представляют из себя корягеры, судя по информации из захваченых спецсредствами коряг и по другим источникам. Корягеры как таковые были сложно организованым информационным полем, передающимся по биологическим или технологическим проводникам. Из-за этого они могли вселяться в управляющие сети своих кораблей и действовать осмысленно безо всякого экипажа. Для того же, чтобы не потерять совсем связь с реальностью, данные существа - криги, как их обозвали - пользовались и личностями. Для этого им требовалось внедрять в нервную систему разумного организма специального биомеханического паразита, через коего информационная субстанция занимала отдельное тело и начинала думать относительно самостоятельно.

Это объясняло захват Тыконии с её планетами, набитыми особями - теперь долбаные полевые медузы имели вволю носителей, причём не клонов, а свеженьких и натуральных. Беспокойство вызывало то, что криги не просто скосили урожай тыконятины - они начали активно перестраивать промышленность и всю деятельность захваченных миров, получая как минимум базу для дальнейшего наступления. Это подразумевало необходимость не только покончить с вторжением, но и в кратчайшие сроки разбомбить логово врага в бывшей Тыконии. Успокаивало, правда, то, что величайшая из великих империй на карте галактики без лютого зума была не видна вообще, а следовательно, можно не опасаться по крайней мере количества.

Скупыш просмотрел схемы, нарисованные по карте галактики, и также схематичные изображения, пояснявшие принципы действия мозгового паразита кригов. Выслушило это, как небольшой роговой гребень вокруг головы, однако от него вглубь организма тянулись каналы управления и лишние нервные центры. Вся эта шелуха не вызвала у грызя особых эмоций, потому как не отражалась на оперативной обстановке и его действиях. Даже окажись корягеры разумными птичьими яйцами, разницы особой не наклюнется. Похоже на то, что новостные сводки прослушали все грызи, потому как эфир наполнился цоканьем и звуком трясущихся ушей.

- А противокоряжные лучи? - недоумевал Шушен, - Где о них? Это, на мой слух, весьма важняцки!

- О них - в техусловиях, - хмыкнул Скуп, - Зачем повторять то, что все знают.

- Есть подозрение, - цокнул Кудус, и умолк.

- Нуу?? - поторопили его через две минуты.

- А. Подозрение, что на тыконских верфях корягеры собираются переделывать свои флоты в комбинированную версию между корягами и обычными судами. Они не могут не знать о наличии у нас лучей полемики, так что с их стороны логично будет поставить на коряги побольше дубовых деталей, не поражаемых таким образом.

- Но пока-то? - не унимался Шуша.

- А пока их ещё не настроили должным образом. Да и вообще, нам вряд ли кто метнётся их ставить, у нас другие задачи, подсобные.

При поминании всуе подсобных задач грызи разом вспушились, что вызвало рожь. Таковые задачи, кстати цокнуть, напомнили сами о себе незамедлительно: на Ёлку обрушились запросы подкинуть ресов и дать песка, но если второе было чисто риторически, то первое - вполне конкретное. На "Зимнем Вое" ещё с мирного времени оставались приличные запасы ресов - материалов, собранных ресурсной установкой. Теперь предстояло этим запасом делиться, потому как хдеревья без таких установок не могли столь быстро нагребать вещества. К Ёлке подошли несколько буксиров-ёлочек и тяжёлых котракторов, раззявивших загребущие щачла, и начали перегрузку ресов.

Кстати, как о том знал Скупыш, система зачёта действовала и в военное время, потому как без неё трудно регулировать количественные стороны дела. Другими словами, на счёт "Зимнего Воя" списывались единицы бобра за предоставленные ресы. Правда, материалы общей группы стоили весьма немного, так что и стадо бобров с них не получить.

Одновременно стали подгребать буксиры с самого Сардака, забирать эвакопачки. Для облегчения процедур в систему ввозили только эвакуированное с Дубиона, а сами корабли оставались за кордоном, если не было конкретной нужды посещать систему. В колонне происходило активное движение, так что она напоминала базарный ряд - в обе стороны, поталкиваясь, тянулись вереницы мелочи с грузами и порожняком. Впрочем, Скупыш слыхал столпотворения на симуляторе, так что и тут шока не испытал.

Не успела вернувшаяся Астриса цокнуть, что она думает вслуху поступивших данных, как терминал показал ещё входящие со стуком сообщения. Усадив грызуниху лопать свежий салат, Скупыш включил и этот мешок информации, потому как лучше сразу, чем после песка.

- Внимание Ёлка, - цокала Нурка, - Оперативная сводка. Вслуху нашего нахождения на Сардаке, мы подключились к сетям сардакского укрепрайона со всеми втекающими туда последствиями. Нам поступило предложение включиться в состав еловой группы, каковая будет в ближайшее время отправлена обратно к Дубиону...

Астриса слегка перекосила мордочку удивлением, Скупыш же был спокоен, как январский сурок.

- ... для выполнения рядов задач, как то - фиксация обстановки, разведка воем, и при возможности - уничтожение войск кригсов, оставшихся там. Согласно песку стратегической логики, вся армада вторжения, уничтожившая Дубион, должна продолжать маневры, дабы не оказаться в невыгодном положении. Предполагается, что в системе останутся тыловые службы кригсов для развёртывания ресурсных баз или чего-то вроде этого. Сами понимаете, что такой балет нам не нужен, и следует выпилить их эй-эс-эй-пи, АСАПно бишь. Основной вопрос заключается в том, следует ли нам вообще включаться в эти группы, либо следует предпринять что-либо другое, в частности - идти в наш собственный пилкорский укрепрайон, либо восстановить ресурсные мощности и начинать снабжать все хвойные деревья подряд... или ещё что. Короче цокнуть, какие будут идеи и неучтённые данные, это надо расслушать в ближайшие три часа.

Дальше сводку озвучивал Елон, как координатор БЧ.

- На данный момент рациональнее всего включиться в группу, однако это решение может быть принято только всем намордным составом, пока есть такая возможность. Следует иметь вслуху, что после этого возможности уже не будет, так как "Зимний Вой" будет в подчинении командования куртиной, по крайней мере, на время операции. Не менее следует иметь вслуху, что операция имеет значительную степень риска для существования всей Ёлки и отдельных грызей в частности. У кого есть сомнения в песке целесообразности, могут незамедлительно сойти на Сардаке. Остальным придётся разбрыльнуть, чего вам и желаю.

На этом комментарии заканчивались и шли только приложения с конкретными данными. Немудрено, что этот вброс вызвал повальное цоканье и мотание ушами.

- Слушай, а почему бы не к дому, натурально? - спросила Астриса.

- Рациональности слово, - церемонно цокнул Скупыш, - Там и так есть Ёлки, да хотя бы белоельский-же "Зимний Лёд". Но дотудова сорок с пухом световых лет, и пока что коряги обмазывают сардакский укрепрайон, фокус противодействия должен находиться здесь.

- Ладно, - подумав, кивнула грызуниха, - А какое слово рациональности на то, что у нас только один боевой мазер? Они собираются выпилить кригсов с того, что осталось от Дубиона, так какой толк от эт-самого?

- А вот, - зевнув, открыл схемы грызь, - Дело в том, что там неизбежно осталось допуха обломков и целых частей платформ и кораблей. Помнишь, мелочь подметали под конец? Так вот предполагается загрузиться салваками и собрать максимальное количество того, что можно.

- А кригсы будут нас ждать с этим? - фыркнула Астриса.

- Нет, если всё пойдёт по шерсти - облегчат нам работу, собрав материалы в одно место. После того, как Ёлки сожгут их коряги, нам останется очистить трофеи от всякой биомеханической туфты и загрузить корабль на сто пухов. Кроме того, в системе остаются массивы элементов редкой группы, и ресурсная установка будет крайне кстати, чтобы их очистить и окучить.

- Да, кажется, это не на пустом месте, - почесала ушки грызуниха.

- Угу. А ещё, - заметил Скуп, - Коряги тоже не из соплей состоят, тобишь при уничтожении значительная часть материала может остаться целой, разлетевшись вокруг. Одна из наших главных задач - это выяснить возможности по переработке коряжного материала в годные ресурсы.

- Мм...

- Более всего это наши мешки, - цокнул грызь, и задумался, - И правда наши, разведчиков, эт-самое... А ты как слушаешь?

- Ушами. Вроде бы логический песок сух, как пух, - покачала ухом Астриса, - Не слышу причин отказываться от заявленного плана.

Скупыш не стал уточнять, как она слушает именно на угрозу физическому существованию, впрочем, вряд ли это испугало бы даже её. Или скорее, тем более её, потому как грызуниха длительное время мотылялась по Ёлкам в отрыве от родичей, и у неё не имелосиха обострённого чувства того, что без неё в пухе образуется пустота. В любом случае, грызи на обе наличные пуши подтвердили согласие с эт-самым. Как показывала Сеть, также сделали почти все остальные; у нескольких имелись достаточно неотложные дела, так что они решили таки сойти с Ёлки на Сардак и далее добираться попутками.

Единственное, что прошло не совсем по плану, так это временные рамки: как только было получено обобрение, "Зимний Вой" тут же перешёл к формирующейся группе кораблей - куртине, как это называли смеха ради, ибо состояла группа из хвойных деревьев. Из пяти Ёлок белоельская была самая маленькая, так что казалась буквально лёгкой на фоне пятисекционных громадин, ощетиненых мотор-пушками в количествах, много раз кратных количеству таковых на "Зимнем Вое"; при этом почти на всех модулях торчали насадки дальних орудий различных систем. Вокруг куртины развернулся вширь базар из контейнеров, модулей и грузов, вытащенных в пространство для перетусовки.

- Есть песок! - радостно цокнула Астриса, - На трёх Ёлках есть по лучу полемики!

- Это далеко не исчерпывающий аргумент, - заметил Скупыш, - Эл-Пэ действует на псевдогенетические материалы примерно как мутаген, вызывающий рак. Тобишь это создаст им большие сложности, но только через какое-то время, а не сразу во время боя. Логичнее поставить его...

- На листья, - кивнула грызуниха, - Похоже, они так и собираются сделать.

Под листьями они имели вслуху тяжёлые штурмовики "Еловый Лист", несущие по три мотор-пушки такого же калибра, как Ёлка. Штурмовик имел гораздо меньшую защиту, зато куда быстрее маневрировал, отчего мог использоваться в перехвате и в рейдах. В оперативном же плане Скупышу, как и остальным из БЧ, предстояло принять в ангары салваков. Это были крайне старые в технологическом плане лёгкие фреги Ф-128 "Стланик" в количестве сорока штук, и десяток салваков на базе котанка БКТ-64, которые были в три раза меньше, но нарабатывали столько же. Фреги не могли перемещаться на сверхсвете, и их нужно было вываливать с Ёлки непосредственно к месту работы - зато их было много, вслуху дешивизны.

Инженерная часть незамедлительно занялась разработкой вопроса о переработке коряжного материала, так как теоретические данные уже были, оставалосиха всё это внедрить на реальные механизмы. Как только салваки были размещены в ангарах "Зимнего Воя", забив их почти полностью, грызи обнаружили, что куртина готовится к старту. Центральный пост находился на Ёлке "Жадный Слон", конфигурованой как тяжёлый артиллерийский корабль, и вещал оттуда координатор Лупыш, судя по изображению - обычный себе грызь, что впрочем неудивительно.

Разведка была воткнута в две задачи - в нулевых, прослушать доступные материалы и подготовить операцию по разведке Дубиона, во-первых - во время совместного полёта воспользоваться переданным с дргуих Ёлок оборудованием и запустить производство навесных проекторов для клестов. Наличие маскирующего оборудования сильно повышало возможности птиц, так что стоило постараться. Даже учитывая ту факту, что проектор был довольно тяжёл, и клёст мог нести на одном пилоне его, а на другом только один свармер. Астриса было зацокнулась о качестве этой пухни, но Скупыш пояснил, что впринципе вся известная маскировка работает со стопроцентной эффективностью, упираясь в порог, заданный физикой - так что различий в плане хорошего проектора и плохого проектора не бывает. Вопрос состоит только в мощности, затрачиваемой на маскировку - само собой, спрятать следы клеста это одно, а всей Ёлки - другое одно.

Вся куртина совершала полёт в связке, состыковавшись "ветками", так что материалы и целые блоки передавались достаточно свободно. Лишь на подходе предполагалосиха разделиться, чтобы не схлопотать по кучной цели каким-нибудь супероружием. Ёлка "Тройной Провал", конфигурованная в качестве производственной базы, снабдила "Зимний Вой" множеством полезного оборудования, каковое немедленно вводилосиха в строй. Модуль ложных целей получил возможность производить зонд-снаряды, правда, их нельзя выстреливать из мазера, но тем не менее. Кроме того, в свободном слоте, какие имелись на корабле, смонтировали модуль Р-защиты: он мог постоянно производить новые катушки для псв-генераторов и повышать общую защищённость Ёлки, чем он собственно и занялся. Также был установлен броневой модуль, весьма желательный для любого боевого корабля. Он синтезировал броневые материалы, кардинально повышая живучесть тех же клестов, например.

- Броневая защита? - фыркнула Астриса, - Йа что-то пропустила и думала, что сейчас нет пассивной брони.

- Как таковой её и нет, вслуху бесполезности, - кивнул Скупыш, - А в комплексе с активной защитой - есть. Соль в том, что активная защита направляет энергию удара на броню. Если это обычная сталь, она выдержит немного. А если это компаунд из нейтрониума и борозона, то далеко не у всякой пушки хватит мощей даже пробить её. Псв-полю тогда останется заблокировать удар по внутренностям аппарата, а всё остальное съест механическая прочность брони.

- Чисто цокнуто, - согласилась грызуниха, - Как йа слышу, эти установки могут обрабатывать уже готовую мелочь, и делать броневые панели для Ёлки?

- Сто пухов, - приобнял её грызь, - А у тебя что за песок, Астри?

- Те самые стланики, - цокнула она, - Надо их инвентаризовать и привести в организованный вид, чтобы сразу по прибытии они бросились собирать добычу, а не бакланили. Судя по всему, собирать придётся, потому как инженерка начала собирать насадку на пушку для разрушения корягской субатомной структуры. Они думают, что точно должно сработать, а там довольно много полезняшки.

Скупыш в очередной раз взгодовал от наличия белочки, потискал её хвост, чтобы не отвлекать всю грызуниху от возни, и счастливый, вернулся к своим птицам. Пять Ёлок, сцепившись ветками, продолжали ковырять носами пространство.

Неслушая на тот крайне положительный факт, что в комнате у Скупыша один суръящик приходился на две пуши, грызь сурковал с некоторым беспокойствием. Не то чтобы это приносило неудобства, однако он постоянно думал о том, что может подстерегать угроза; этот песок был въедлив и касался того, что вообще на т\э присутствовали красные точки. Ему ни разу не снились коряги, но чёткое ощущение военного положения всё равно присутствовало, навроде того, как это было при походах в саванну и опасений не попасть на закусь тамошним крупных организмам. Скупыш помял мох под лапой, и не обнаружив там пуха, враз вытянулся столбиком, как натуральный сурок. Астрисы в комнате на наблюдалосиха, слышимо грызуниха пошла промяться в лесок или ещё куда... всмысле, вряд ли она "по работе", потому как вся работа через терминал, а он здесь.

Грызь зевнул во все резцы, вылез из ящика и высунулся в окно. Задувал прохладный утренний ветерок, а на небо медленно выкатывалось со смеху солнце. В кустах чирикала птицевая мелочь, возможно даже клесты. Подобная обстановка в жылом модуле давала очень много Дури для грызей, Скупышу в частности. Он вспоминал с полной точностью, как точно также таращился на восход на Родине, и делал это неоднократно, как в одну, так и не в одну пушу. Его снова слегка передёрнуло от мысли, что пережили беженцы с Дубиона, и решимость показать кригсам зимовку раков получила ещё пару очков в свою пользу, хотя у неё их и так имелосиха хоть отбавляй.

Вслуху этих соображений Скупыш быстро разогрел горховый суп ради прокорма, одним глазом посмотрел в комме, где находится Астриса - она находилась возле пруда, что в пух, а другим глазом уже влезал в оперативную возню. Как оказалосиха, Кудус уже вовсю готовил операцию, начав, слышимо, глубокой ночью. Грызь не стал скрываться в сети, и сразу цокнул, что готов втыкаться, как вилы в сено.

- Да тут такой песок, - цокнул Кудус, - Операцию по разведке придётся проводить с личным присутствием, расстояния межзвёздные, сам понимаешь.

Грызь прекрасно понимал, что это значит - значит, придётся лезть в машину и лететь собственной мордой, а не как обычно, через удалёнку. Впрочем, и тут убельчённость оказалась достаточной, чтобы грызь даже сглотнул.

- Да йа понимаю, - пожал он ушами, - На дальних подходах разделять Ёлки вообще не в пух, так что эт-самое. Какова диспозяка?

Диспозяка была такова, что вокруг Дубиона имелись три достаточно близкие звёздные системы, формировавшие так называемый оперативный узел. Это означало, что кригсы не обязательно держат флот на Дубионе, а он может стоять у любой из этих звёзд, и подойдёт на помощь своим в короткие сроки. Висеть в межзвёздье коряги незамеченными не могли, потому как весь район просвечивался мощными дальними локаторами Сардака, дававшими засветку на любой объект вдали от массивных укрытий. Кроме того, была заново сделанная небольшая туманность примерно в десятой части светогода от Дубиона, где проходил огневой рубеж коряг и где несколько огромных чернокрабов превратились в кванты; от аннигиляции пространства возникли водородные облака, представлявшие значительное укрытие от локаторов.

По ранним данным грызи знали, что все позиции как минимум недавно посещались вражескими группами, однако для действий по полной зачистке требовалась оперативная разведка. В качестве цели для "Зимнего Воя" была определена самая простая в техническом плане система - вслуху того, что отделы мелочи на других Ёлках были более убельчены опытом и главное, куда лучше укомплектованы. "Жадный Слон" намеревался запустить три листа в качестве ударной группы, которая поддержит разведку при благоприятном раскладе - и мало что могло ему помешать их запустить. Белоельские же должны были довольствоваться своими клестами, благо, для них хотя бы имелись проекторы.

Пока Кудус неспеша излагал всю эту пургу, подключились остальные сотрапы, Шушен и Ольша с Олышем. Грызи поцокивали вполне бодро, учитывая прохладную погоду в жыме и ранний час. Далее, таким образом, продолжали уже полным составом. На т\э отрисовалась схема построения разведзвена: три клеста плотно сбивались в треугольник. На головном стояли два проектора, закрывавшие всё звено, на остальных - по одному локационному и одному боевому свармеру. Получалосиха неплохо, клин был маскирован, при надобности разлетался в стороны, а также мог эффективно атаковать сомкнутым строем, фигача из пушек пристыкованных свармеров и трёх пулемётов, как традиционно называли малокалиберные пушки. Скудность ресурсов покрывалась количеством: Кудус планировал запустить три группы по три клеста.

- Тактика "стрелочник", - пояснил грызь, - Если одна группа вляпывается и её преследуют, вторая проходит дальше, также с третьей. Кстати, до контакта с врагом держать только инерционную связь, воизбежание.

Шушен слегка фыркнул, потому как все знали, что "инерционная связь" - это значит никакой связи вообще. Термин обозначал, что вычислители чисто по инерции будут показывать, где должны находиться союзники, но так ли оно на самом деле, проверить нельзя.

- Техника чиста? Чиста, - цокнул Кудус, - Теперь о шерсти. Как координатор разведотдела, координирую послать на задание себя, Шушена и Скупыша. По одной морде на звено, естественно. Олыши и Ольши - на хузяйстве.

Грызи тихо фыркнули, но цокать ничего не стали, потому как цокнуть особо нечего, стандартные схемы по количеству пушей на группы, а уж кого выбирать - это практически по произволу, так что решение Кудуса сойдёт.

- И ещё, каждый грызь должен комплектоваться числовым умом, для повышения номинальной эффективности рассчётов. Как раз во вторую кабину устанавливаем по копии Суга.

- Вроде чистое дело, - пожал ушами Шушен, - Когда начинаем трясти?

- Трясти прямо сейчас, а вылетаем часа через три, - сообщил Кудус, - Когда ельник выйдет на заданный рубеж.

- Есть повод испить чаю, - изрёк Скупыш.

Собственно, так он и сделал, после чего подвинул сидельный ящик к окну, и пырючись на лесополосу, снова окинул ухом опции. Ему определили третью позицию в построении, и пух его знает, в пух ли это. Бывает, что противник сдуру бросится ловить первую группу, и хотя догонит, остальные успевают облететь всю систему и слинять; бывает и наоборот, кто слишком подозрителен - вообще отгоняет первых обнаруженных разведчиков, а сам усиленно ищет вторых и третьих. Как оно там повернётся гранями хвоста, неизвестно... В таком расположении пуха грызя застала и Астриса, вернувшаяся из леска. Как это с ней часто случалось, в лапках у грызунихи был пакет с грибами, а на ушках желтел веночек ярких опавших листьев.

- Какая же ты мило выслушащая зверушка, - погладил её по лапке Скупыш.

- Какой же ты хузяйственный зверь, - ответствовала грызуниха, хитро показывая на грибы.

- О, это в п... Тоесть, - мотнул ухом грызь, - Йа бы с удовольствиями, но тут возня наклёвывается, причём с личным присутствием.

- Ой резня моя резня, от тебя одна возня, - процитировала Астриса, - Вы что, лично в Простор?

- Ну, да, - цокнул Скуп, - Надо точно разведать диспозяку, прежде чем.

Грызуниха слегка зажмурилась, но ничего не цокнула, только стала гладить грызя по ушам и урчать. Само собой, ей было неприятно знать, что согрызяй скоро будет рисковать хвостом, но всё остальное было по шерсти, поэтому пришлось принять песок целиком. Пользуясь случаем и лапами, Скупыш потискал пушную грызуниху, чем оба остались вполне довольны.

Потискавши, грызь как-то прокрутился пару раз вокруг хвоста и обнаружил, что уже пора бежать в ангар. Ничего, подумал он, не из такого песка выходили сухими. Залезши в скаф, Скуп приладил изнутри на шлем жёлтый листик, дабы эт-самое, и долго хихикал, каждый раз как взгляд попадал туда. В остальном процедура была стандартная - в скафе, теперь уже штатном лётном, а не лёгком, грызь забрался в кабину своего клеста; не закрывая фонаря, он перегнулся назад и убедился, что там стоит квадратная металлическая тумба с табличкой "копия 32". Рядом с ним в таких же птиц залезали ещё два космонавта, неотличимые друг от друга в громоздких скафах. Скупыш наконец уселся на кресло, закрыл фонарь и включил приборы. Вот ещё, отметил он, следом за группой пойдёт фрег и сбросит мешки с топливом, иначе может не хватить на обратную дорогу, если не удастся набрать в системе.

- Суг тридцать два, как слышишь? - цокнул Скупыш.

- Акустические колебания попадают в приёмники звука и анализируются, так я слышу, - точно ответил тот.

- В запятую. Есть ли замечания по матчасти?

- Замечаний нет, можно стартовать.

- Куд, йа готов к, - сообщил Скуп.

- Чисто. Выходим тихой сапой, сразу после выхода переходим на глухой режим. Шуша, готов?

- Сто пухов, - ответил Шушен.

- Тогда попёрли, цикломены.

Клесты стартовали по программе, чтобы не наделать лишнего расхождения. Поскольку звено Скупыша было третьим, он наблюдал, как подъёмники хватают истребители и устанавливают возле ворот. Сам он, как и остальные грызи, сидел в клесте с проекторами на обоих пилонах, чтобы не лезть на рожны. Через двадцать секунд машину выбросило в пространство вместе с двумя другими, так что они моментально приклеились к треугольнику построения и далее разворачивались только вместе. Скупыш убедился, что проектор работает, пырнулся на удаляющийся ёльник и проверил маршрут. Как ни крути гуся, подумал он, а гузка сзади... всмысле, в любом случае прибочность согрызяйки здорово мотивирует. Хотя, куда уж больше... Скуп ещё раз припомнил Астрису, вспушился, и нажал на временной прыжок.

После третьего получасового прыжка Скупыш зафиксировал косяк - за одним из клестов тянулась куда более длинная трасса выхлопа, чем за остальными. "Несоответствие параметров норме" - сообщил вычислитель, - "Дребузня". Грызь же соображал, что эта дребузня чревата демаскировкой звена. Система не могла пока идентифицировать косяк, но Скуп предполагал, что скорее всего это срыв потока с магнитотурбины, какой бывает от её износа или дефектов. Мотор сейчас начал обмусоливать эту самую турбину и выбрасывать материал лопаток в виде плазмы.

- Грызаный ключ! - фыркнул грызь, - Суг, правильно ли йа сделаю, вернув косячного клеста на базу?

- С точки слуха назначенных приоритетов событий, да, - ответил тот, быстро посчитав.

- Клёст пошёл домой, - прокомментировал грызь.

Дымящая машина отошла от звена, и сделав широченную петлю, упилила обратно к ельнику - есть надежда, что она или доберётся сама, или её схватят салваком, потому как недалеко. Забыв об этом, Скупыш перенастроил проектор на новые условия и вспушился, а затем выпил чаю, из термоса внутри скафа. Теперь в наличии имелся только один полный клёст и на нём - один свармер. Правда, огневая мощь таких свармеров в коротком бою равна мощи лучших истребителей, в то время как свармер быстрее, меньше и более бронирован.

- Есть сомнения в рациональности выполнения задания в новых условиях, - сообщил Суг.

- Есть, - кивнул Скупыш, - Но мы кладём на это хвосты.

- Почему?

- Потому что это нежданьчик! - цокнул грызь, и заржал.

К его удовольствию, остальные клесты работали чётко и сбоев не давали. Сделав ещё три прыжка, Скуп уже наблюдал впереди белую точку звезды и россыпь всякой планетарной мелочи по её эклиптике. Если бы клесты подходили без маскировки, их вполне могли бы уже отсечь и дать залп из дальнобоек, а так группа всё больше скрывалась за объектами системы, главным образом газовыми планетами и самой звездой.

- Внимание, излучение локатора, - сообщил вычислитель.

- Пока терпимо, - буркнул грызь.

Он бы ещё сбавил ход, но сбавлять было нельзя: где-то в стороне шли ещё два звена, невидимые без локации, и с ними нужно было синхронизироваться. Впрочем, подумал Скуп, у меня и так два вместо трёх, шума меньше, а проекторов столько же. Локатор светил, судя по всему, со знакомого уже развед-фрега кригсов, и пока он работал только в режиме поиска, не находя целей. Впрочем, фрег и сам применял маскировку, дабы не точать дурнем посередь космоса, так что точно идентифицировать его пока не удалосиха. Ещё какие-то сигнатуры маячили возле газовиков. Сейчас пойдёт, подумал грызь, и был прав.

Локатор фрега враз переключился на сопровождение, из его потрохов вылетели "ощепы", а пушки ударили по области пространства неприцельно. Клесты первого звена дали врассыпную, запустили свармеров и стали поворачивать на обратную траекторию. Ощепы стали преследовать грамотно, не закрывая обстрела фрегу и не бросаясь за целью всей толпой, отделяя ровно столько, сколько нужно. Правда, тут же стало нужно больше, потому как боевые свармеры ударили в плотный строй и щедрыми очередями выбили несколько ощепов. Насколько правильно расшифровывал картину грызь, фрег таки попал в одного клеста, но в самого хвостового, который наверняка затем и отстал.

Кригсы зашевелились, запуская ощепы и включая локаторы, но вторая группа пошла недалеко от первой, где они не ожидали, и свармеры, пролетев далеко вглубь системы, бросили маяки для подсветки. Вернуться из-за роя ощепов они уже не могли, но передали информацию на клестов, и те дали такого же дёра, как первое звено. Теперь пришла очередь атаковать, и Скупыш быстро проложил траекторию к газовику. Он предполагал выпустить вперёд немаскированного клеста, чтобы тот выполнил обычный маневр выглядывания из-за укрытия, а самому развернуться подальше, вне радиуса досягаемости.

На секунду грызя вспушило, аж уши запотели, когда мозг ударило осознанием, что это не симулятор. На этот раз за нарисованными на т\э корягами стоят настоящие коряги, шарашущие лучами через миллиарды километров пустоты. Однако реакция была, так цокнуть, чисто вегетативная, овощная другими словами - сам Скупыш не обратил на это никакого внимания, занятый выравниванием траекторий. По флангам шла какая-то буча, но у него не было сейчас времени пыриться туда.

- Суг, следишь за обстановкой по бокам? - осведомился Скуп.

- По мере возможностей, - ответил самоволк, - Пока до нас не достанут.

Это было всё необходимое. Скупыш слышал, как клёст вытормозился на малом удалении от планеты и запустил свармеры. Две микрокометы шустро обогнули шар, виляя между кольцами и мелкими спутниками; затем с боевого полетели навесы - маяки, один за другим начавшие засветку. Локационный свармер принимал всё это добро и старался передавать на клеста, а тот дальше, на другого клеста. Спустя всего десять секунд свармеры уже спикировали обратно к носителю, а тот дал ходу от планеты. Следом за ним из-за горизонта вывалило звено из пяти ощепов.

Скупыш отдал команду немедленно после стыковки включить движки свармеров, и это помогло. Клёст на форсаже оторвался от преследователей, получив некоторый запас расстояния, и теперь уходил уже вполне уверенно. Грызь поставил свою машину на параллельный курс, но приближаться не стал, воизбежание.

- Суг, что с данными?

- Наблюдаю ресурсный конвой, - ответил Суг, - Вероятнее всего, они насели на старые выработки в системе. В эскорте пять или шерсть разведфрегов и две крупные коряги.

- Чисто, - цокнул Скупыш.

Вероятно, подумал он, задача - да, хотя это ещё надо основательно дешифровать полученную информацию. Если это действительно ресурсный конвой, следует немедленно напустить на него листья, которые разорвут кригсов в клочья. Включать связь и обсуждать это дело с остальными Скупыш не стал, дабы не создавать дополнительной демаскировки; он слышал только двух клестов помимо своих, остальные или шли дальше, или ещё чего. Ощепы ещё преследовали, но потом стали отворачивать - их ускорение было меньше клестового. Совсем ненамного, но если цель находилась вне зоны поражения - это досвиданья. С другой стороны, досвиданья - это не "прощайте"...

- Угроза атаки, - сообщил Суг, - Похоже, они запускают снаряды.

Скупыш послушал, как от ощепов отделяется снаряд и медленно начинает ползти к клесту. Грызь рассчитал перехват снаряда свармером, и был практически спокоен: в свармере оставался полный боекомплект. Когда вражеский снаряд подошёл достаточно близко, свармер выписал дугу, заходя ему в хвост, и срезал короткой очередью. На фоне сине-красной сверхсветовой сферы мигнула вспышка, и затухающие искры отлетели назад по курсу. Сложнее было с возвращением свармера, пришлосиха притормозить клеста, и ощепы, взбодрившись, снова попытались его нагнать.

Хорошая птица, решил Скупыш, даже БКТ от ощепов так не уйдёт. Другое дело, что БКТ бы просто раскатал их в ошмётки, а потом неспеша ушёл... Повторять операцию со свармером пришлосиха ещё три раза, но к удаче, "ракеты" у ощепов кончились раньше, чем патроны у свармера. Звезда осталась далеко позади, так что Скупыш мог бы и положить ноги на пульт, если бы размер кабины это позволил. Грызь слегка перевёл пух после сосредоточенности, и похихикал...

- Слушай за координатами, нам ещё заправляться, - напомнил Суг.

- А, точно, - цокнул грызь, действительно подзабывший этот факт.

Налёт на систему был проведён настолько с минимальным запасом времени, что даже набрать топлива с газовика не удалосиха. Теперь предстояло выходить к координатам в межзвёздье и по полумаякам искать топливные баллоны, оставленные фрегом. Это было слегка волнительно, потому как баллоны представляли собой неизмеримо мелкую песчинку среди световых лет пустоты, и на первый вслух, найти их нельзя вообще.

Скупыш размял лапу в гибкой перчатке скафа, и переключил дополнительный экран на индикаторы облучения. Они, как это обычно и бывает, фиксировали допуха всего - дальние локаторы и маяки подсветки, даже ловили слабый отражённый сигнал с тех маяков, которые сбросил свармер и которые наверняка сразу убрали кригсы. Теоретически, клестов даже можно было расслушать - особенно немаскированного, конечно. Практически же соль состояла в том, что расслушать их было гораздо проще не с той системы, куда они летели, а передать информацию - тоже надо время. Кроме того, в межзвёздье сейчас болтается столько всего, что небольшая группа просто потеряется на фоне. Перехватывать тоже малополезно чисто вслуху физических констант... так что, можно плющить морду.

На подходе к месту сбора, откуда клестов к ельнику сопровождали проекторы, Скупыш обнаружил таки Кудуса, у которого тоже осталось две птицы из трёх, только третью подбил лучом разведфрег. Грызь подозревал, но всё-таки уточнил

- Куд, а Шуша как?

- Уже никак, - фыркнул тот, - Его звено угодило в самый рой ощепов.

- Это мимо пуха.

- Да, но могло быть куда как хуже, - заметил грызь, - Эскорт там очень приличный, чухнулись бы они чуть раньше, и замотыляли бы всех. А так всё-таки у нас есть данные.

- Начинается, туда его растуда, - проворчал Скуп, - Ладно, это было известно с начала.

Встретившись с мощными проекторами с других Ёлок, клесты вернулись к ельнику и забились в родной ангар. Лишь вылезши из кабины, Скупыш заплатил внимание тому, что на крыльях клеста явственно чернеют дырки!

- Долбанный грибоцирк... - цокнул он, ковыряя пальцем в отверстии.

- Нас кто-то обстреливал? - осведомился Суг, оставаясь в своей тумбе, впрочем.

- Обстреливал? - фыркнул грызь, - В том и песок, что ещё нет! Это пробоины от микромусора, через который мы проходили на резких маневрах. Вто поэтому и стрёмно представлять, что будет при обстреле!

Возвращаться мыслями к первым потерям было некогда, потому как грызи уселись за дешифровку полученных в разведке данных и эт-самое. Сурковать пришлосиха в казарме ангара - благо, там были и ящики. Большая часть оных оказалась подвинута к столам с терминалами, чтобы не отходить от горячего железа. По крайней мере Скупыш отцокался Астрисе, что пока ещё трясёт, и та осталась довольна. Она и сама была воткнута в рабочий песок, потому как формирование салваков оказалось не столь просто, как думали.

Когда перед ушами отрисовалась полная картина диспозяки вокруг Дубиона, Скуп отказался от намерений разбомбить ресурсный конвой, так как ему сразу ударила в мозг стратегия. Основной целью рейда была центральная система группы, а не всякая мелочь вокруг, которую и добить можно потом, и толку от неё не особо много. Разведка, высланная по соседним системам, достоверно выявила отсутствие там значительных скоплений коряг, а следовательно, можно не опасаться фланговых ударов; они плохи не тем, что фланговые, а тем, что неожиданные.

Кроме того, от штаба сардакского укрепрайона была получена дополнительная техническая информация: оказалосиха, что коряги порядочно "воняют", тобишь оставляют за собой след из испаряющихся с корпуса молекул. Теоретически, эффект присутствовал для любого корабля, и железная консервная банка теряла даже больше массы, чем коряга, распыляя по космосу целые килограммы. Однако же, атомов железа в пространстве и так достаточно... ну, если можно так цокать о штуках на кубический километр. Вслуху этого, измерять среднее содержание железа в космосе вообще неполезно для определения наличия железных кораблей. Кригсовы коряги же "воняли" крайне сложными соединениями, не встречающимися ни в природе, ни в технологии Союза. В оперативном плане вынюхать корягу нельзя, но вот оценить их общее количество в системе - вполне можно. Конечно, кригсы могли нарочно усилить вонь или же убрать её, однако данный факт не остался без внимания.

При этом разведку самого Дубиона проводили поверхностно, тоесть издали, не рейдуючи истребителями. Это должно было убедить врага, что сначала будет разведка, как и во всех остальных местах, а потом, возможно, атака. Грызи же приняли решение атаковать сходу, на месте определить диспозяку и принимать решения по обстановке. Как было сочтено, вероятность намордия особо мощной группировки низкая, вслуху чего маневр на отход остаётся доступным, что в пух. Этот песок был вполне чист, оставалось сгенерировать задачи для разведотдела. Сам "Зимний Вой" должен был идти в общей еловой связке, усиливая её защиту и тягу.

- Может, сюда? - тыкал в схему Олыш.

- А может, впух? - фыркнул Кудус, - Какой толк напрасно потратить клестов?

- Есть предложуха от разведки "Воцфа", - заметил Скупыш, - На всякий случай поддержать их группы линиями ретрансляторов.

- Клёст много не утащит, - заметила Ольша.

- А там много не надо, зато клёст маневренный и со свармерами. Локатор вполне сойдёт за ретрос, да и сам клёст тоже, на всякий случай.

- Пуха се на всякий! - цокнул Кудус, - Если мы будем уверенно держать линии, в передовых группах не будет ни одного хвоста. А это сами понимаете, чем полезно.

- Тогда о чём цоцо.

Цоцо было не о чем, грызи принялись готовить схемы полёта, согласуя их с общим планом разведки воем.... тоесть, боем. С Ёлки-носителя "Воцф" выходили почти полторы сотни котанков, атаковавших несколькими группами. В развёрнутом строю они представляли слишком большую мишень, чтобы накрыть её дальнобоем, но в то же время создавали плотный огонь, отгоняющих ошепов и прочую мелочь, абы такая найдётся. Соль также состояла в том, что благодаря продуманному построению и применению проекторов, уничтожение одного аппарата из группы вызывало маскировку остальных, вслуху чего время между залпами дальнобойных орудий по группе оказывалось слишком большим, и группа с удовлетворительными потерями проходила к цели.

Скупыш слыхал на симуляторе вещи и похлеще, но теперь это было в натуре, и грызь слегка опушнел, наблюдая, как разворачиваются в построения почти две с лишним сотни котанков БКТ-64 в различных конфигурациях, брыляя лентами радиаторов. Там имелись и звенья истребителей Фо-5, а также некоторое количество новых ИШКТ-21, сферических котанков с тремя мотор-пушками посередь круглого корпуса. Однако же это было ещё не всё: на каждый боевой аппарат с носителей стартовали несколько ложных целей наподобие свармеров. Издали отличить их от котанков было нельзя, так что количество целей возросло до двух тысяч.

Белоельским предстояло растягивать своих клестов в цепочки от Ёлок до атакующих групп, чтобы обеспечивать удалённое управление. Толку сажать пилотов в эти машины не было никакого - москитный флот брал численностью, и потери неизбежны. Стараниями сборочных линий ангарного модуля на "Зимнем Вое" имелась дюжина готовых клестов, так что цепь могла быть достаточно длинной; интервалы между ретрансляторами уменьшались по мере приближения к противнику, вслуху возрастания интенсивности помех.

Москитник кригсов, как и всякий таковой, всячески препядствовал раскрытию диспозяки. Даже засыпать систему снарядами-зондами было малополезно, потому как рассредоточенные группы, имеющие средства постановки помех, сведут полученные данные к нулю. Таким же образом мелочь мешала дальнему сканированию, создавая тучи ложных целей. Соваться же в систему, не зная, что там стоит - занятие на любителя, а среди грызей таких любителей не находилосиха. Поэтому отыгрываться предстояло котанкам и истрам, учиняя прорывы на вражеские позиции с целью получения точной информации.

Подобная операция была весьма сложна, но на ельнике находились россыпи пушей и числовые умы, так что общими усилиями схему составили по полной программе, со всеми вариантами. Это было в пух по той причине, что продуманная программа требовала минимум вмешательства извне, и машины действовали без задержек.

- Тройной грызанный цирк, - слегка опушнело повторяла Ольша, покусывая когти.

Остальные подумали также, но не вслух. Связка из пяти Ёлок приближалась к системе малым ходом, в то время как москитный флот пошёл впесок полным ходом. На т\э это выслушило, как целый фронт мелочи, расходящийся от точечной цели, каковой был ельник в космическом масштабе. Однако кригсы не сидели с закрытыми ушами, и едва их дальние локаторы поймали тучу, как навстречу поднялись также приличные рои ощепов.

- Фиксирую семь комплектов ощепов! - цокнул Олыш, -Грызаный случай, это двести восемьдесят штук!

- Да хвост на них положить, - зевнул Кудус, - Слушай за нашими клестами.

- Четвёрка уже запущена, вторая на подходе.

- В пух, в пух.

Насчёт уложения хвоста на ощепы в данном случае Кудус оказался прав. Когда построения мелочи сблизились достаточно, котанки подали назад все ложные цели, чтобы не расходовать их зря, и в построении "стеной" начали создавать массовый огонь из всех орудий. В отличие от разведгрупп, здесь имелось подавляющее большинство не сва-несушек и прочей специальной техники, а обычные боевые котанки с башенным орудием. Вслуху таких опций ощепам пришлосиха крайне несладко: идущие достаточно плотными звеньями, они попали под шквальный огонь и враз понесли большие потери. Стена заградительного огня разрывными снарядами не давала проходить свармерам, а болванки, запущенные по каналам искривления пространства, то и дело попадали в ощеп, разнося его в клочья. Численное преимущество было реализовано на сто пухов: буквально за несколько секунд весь рой ощепов оказался ополовинен, распался на группы и повернул обратно.

Навстречу из-за объектов системы уже вылетали ещё мелкие коряжки, на этот раз другого типа. Здесь уже котанки становились в общий строй с обманками, чтобы враг бил по пустышкам, а не по котанкам. Это оказалось оправданно, так как эти более тяжёлые аппараты оказались вооружены мощными орудиями и били гораздо дальше. База данных определяла их как котанк-класс под погонялом "обмыл", вслуху крайне зализанной формы. Впрочем, форма не помешала этим обмылам проредить атакующие группы. Началась каша: звенья поворачивали на параллельные курсы и стреляли в сторону, учиняя бой навроде того, что бывал в эпоху пароходов. Пространство заполняли облака обломков и пыли от разлетевшихся аппаратов.

- Противник выставляет ложные цели, - фыркнул Олыш.

- Не глухие, - ответил Скупыш.

Кригсы оказались настойчивы и ввалили своим эскадрильям мелочи едва ли меньше ложных целей, чем это сделали грызи. Однако фронт соприкосновения уже продвинулся достаточно близко к звезде, чтобы москитник начал выполнять свою главную функцию - спаливать крупные корабли. Практически сразу за линией фрегов, которые выпускали ощепов и особо не прятались, обнаружились три чернокраба, что уже не особо здорово.

- Они не шарашут крабами по мелочи! - заметила Ольша, - Может, это ложные?

- Вряд ли, - ответил Кудус. - Скорее, у них не такой большой ресурс на стрельбу полной мощностью, вот и не тратят на мелочь. А крабы настоящие, чтоб их.

- Держите линию, пуховичные звери! - напомнил Скупыш, - Уже почти предельная дистанция.

Цепочка клестов растянулась во всю возможную длину, мотыляя туда-сюда свармеры, выполнявшие функции ретрансляторов. Самые дальние птицы оказались далеко на выступе, образованном пробившимися вперёд котанками, и имели противника на флангах. Основные москитные силы начали маневр на прорыв, так как обнаружили подходящую позицию. Часть котанков прессовала врага на флангах, а колонны прорыва пёрли впесок по прямой, пробиваясь всеми силами на узком участке. Возле малой газовой планетки, оставшейся после хузяйственных работ на бывшем Дубионе, у кригсов стоял целый флот каких-то массивных объектов, растянувшийся на пять диаметров этой самой планетки. Котанкисты не умничали и применяли стандартный приём - прорваться в построение противника; если стоящие на орбите объекты не есть боевые корабли, то среди них можно долго маневрировать, отбиваясь от мелочи, а крупные не смогут бить своей артиллерией, так как она не имеет выборочного действия и покрошит своих не хуже чем чужих.

Сидящие в казарме ангара грызи уже не комментили происходящее, потому как просто его не слышали, уткнувшись в свой песок. Нужно было изгибать цепочку ретрансляторов вслед за изменением позиций, а таковые менялись быстрее, чем белочка шелушит шишку. Самые дальние звенья обмылов, которые сумничали и решили обойти котанки с тыла, вылезли в радиус обстрела еловых орудий, за что и поплатились. "Жадный Слон" обдал их лучами полемики со своих листьев, вкатив примерно сорок процентов мощности на поражение. Для крупных коряг и сто процентов могли не возыметь действия вообще, но мелочь такого душа излучений сильно не жаловала. Обмылы один за другим стали терять скорость и ориентацию, выходя из строя; позднее Скупыш внимательно расслушивал на т\э, как оно. Оно было так, что луч вызывал в генетическом материале цели спонтанные мутации, которые неизбежно приводили к процессу, сходному с раком в обычных биологических тканях: вышедшие из-под контроля клетки, точнее, то, что там вместо них, начинали пожирать всю структуру, перерабатывая её в бессмысленный набор веществ. Процесс сей был принципиально более эффективным, чем действие внешнего вируса, множащегося в организме, потому как "раковые" клетки перерабатывали материал, генетически идентичный им самим, с максимальной эффективностью, а оттого и скоростью. Имунная система биомеханизма в этом случае только помогала добить его, так как сама разносила деструкцию, не являющуюся при этом инфекцией как таковой. В результате мощная боевая машина, каковой несомненно был обмыл, превращалась в кусок непойми чего, дрейфовавший в пространстве, в то время как котанки со своей относительно примитивной структурой конструкции могли купаться в таких лучах сколько влезет.

В то время как Скупыш с коллегами внимательно следил за клестами и их свармерами, державшими линию, колонна из полусотни котанков ворвалась в построение вражеских носителей, а это судя по всему были именно носители. Маневренные машины, закручивая в спирали ленты радиаторов, огибали громоздкие угловатые корабли, похожие на башни с выростами, на предельно малой дистанции, не давая возможности стрелять крупным без того, чтобы не разнести носитель. Крупных же обнаруживалось всё больше, одних чернокрабов было идентифицировано до дюжины, что исключало возможность атаки ельника. У собранной куртины была возможность уверенно уничтожить до трёх крабов, не понеся значительных повреждений, так что дюжина это явный перебор.

- Внимание Ельник! - процокнулся центральный пост в морде Лупыша, - Обнаружены превосходящие силы противника. Маневр на уклонение и возврат к Сардаку!

- Это мимо пуха, - фыркнул Скупыш.

Это было не настолько далеко от пуха, как могло бы быть, не имейся детально разработанная и обеспеченная технически тактика космических столкновений. Без успешной атаки москитного флота, проникшего в систему, ельник вполне мог бы напороться на троекратно превосходящего в огневой мощи врага.

- Возвращать всех клестов! - цокнул Кудус, - Передавайте команду на общий отход!

Соль была в том, что ельник имел ускорение больше, чем у клестов и котанков вместе взятых. Как и всякий крупный корабль, Ёлка была не особо изящна при манерировании даже по орбитам внутри системы, но на межзвёздье обгоняла истребители во много раз. Таким образом, мелочи, какой удастся вырваться, предстояло самой добираться до точки сбора. Ждать её ельник не мог, потому как чернокрабы ворочались и могли сделать форсированный бросок на дистанцию огня; когда же Ёлки удалялись полным ходом, коряги не имели никаких шансов догнать их. Теоретически, можно аннигилировать пространство между собой и целью, пользуясь этим эффектом в двигателях - но это тоже на любителя, потому как недолго притянуть бомбы, сброшенные противником. Как бы там ни бывало, зоны контроля своих аппаратов на т\э начали быстро уходить в жёлтый сектор, когда с ними разрывалась связь. Из дюжины клестов в ангар смогли вернуться только пятеро; ещё два были сбиты, остальные шли за ельником своим ходом, отставая. Звёздная система, даже издали явно погружённая в облако "дыма", оставалась всё более позади.

Грызи не опушневали над случившимся, а сразу занялись анализом обстановки. К сожалению, пытаться атаковать меньшие группы, обнаруженные ранее в окрестных системах, было бесполезно: получив данные, они немедленно свернутся и рванут под защиту основного флота. Числовой ум "Жадного Слона" незамедлительно выдал рассчёт схемы постепенного выпиливания кригсов. Эта схема также не была чем-то революционным и успела надоесть всем космонавтам на симуляторе, однако ничего лучше не придумать, так как она оказывалась идеальной, максимально приближая математическую модель к реальности. Следовало, запутав следы отхода ельника, выяснить, куда следующий раз высунутся кригсы - а они высунутся на сто пухов. Обнаружив цель вроде ресурсной флотилии, следует выпилить её штурмовиками, и продолжать это до тех пор, пока враг не пошлёт на захват нужной ему позиции крупные корабли. Послав их, он разделит свои силы; действуя в том же ключе, можно или добиться прекращения вылазок, или раздробить флот достаточно, чтобы перепилить его по частям.

Сомнение внушали только числа, говорившие о том, что кригсы могут без особого страха делить флот на три группы по четыре чернокраба в каждой - нужны ли им четыре отдельные системы, это ещё вопрос. С других сторон, они не могут быть уверены в том, что не подойдёт ещё десять Ёлок...

- Йа не совсем улавливаю, зачем нам обязательно выбивать их с полностью разрушеной системы, - цокнул кто-то из грызей.

Это была не Ольша, потому как эта грызуниха состояла в разведчиках и прекрасно знала стратегию.

- Потому что такова диспозяка, - пояснил Елон, - Кригсы упёрлись в Сардак, теперь они намерены занять все окрестные системы, которых допушнины, и строить в них же, как в богатых материалом местах, осадные средства.

- А, так чище.

- В любом случае, то что предлагают слоновые, это долгие вопли, - задумчиво цокнула Нурка, - А у нас основная задача - грести материалы. Мы это могли сделать на Дубионе, но туда пока не пробиться. Есть ещё одна нычка, где можно эт-самое...

Скупыш уловил мысль быстрее, чем она была озвучена. Боевая туманность на бывшем огневом рубеже коряг из-за аннигиляции вещества оказалась отнесена на значительное расстояние от Дубиона. Значительность измерялась десятью минутами хода чернокрабов, однако за десять минут "Зимний Вой" мог раза три свернуть все операции и уйти. В то же время, на бывшем рубеже, по данным недавней разведки, осталось изрядное количество крупных фрагментов коряг. Идея была принята к расслушиванию и признана вполне удачной. Ельник разделялся на три группы. В нулевой шли "Зимний Вой", "Тройной Провал" и "Жадный Слон", которые должны были подойти к рубежу, разогнать оттуда вражеские ресурсеры и самим заняться сбором материалов. Поскольку из-за близости основной системы ожидались контратаки кригсов, главная боевая Ёлка стояла здесь, готовая в случае чего срезать и краба, если тот высунется. Оснащённый мощной производственной базой "Тройной Провал" должен был обеспечить переработку найденных ресурсов, ежели возникнут какие трудности. Ёлка-носитель "Воцф" с эскортом из другой Ёлки, "Чайника", должна была пройтись по соседним системам и при помощи штурмовиков посносить мелкие группы, копошащиеся там. Дальнейшие действия следовало выполнять после того, как будет выполнено задуманное.

Поскольку маневрирование уже требовало значительных затрат времени, грызи слегка спушились, потому как долгое время быть вспушённым - утомляет. Разведчики всем составом отвалились из ангара в жым, по квартирам, дабы прополоскать пух как следует перед следующими напряжениями. В том, что напряжения будут, никто не сомневался. Предстояло как минимум быстрейшими темпами восполнять убыль в клестах, а ещё более оперативно - послать группу к точке сбора, дабы завернуть к Ёлке всю мелочь, уходившую от Дубиона на автопилоте. Голова у Скупыша оказалась настолько забита этим песком, что он не заметил, как дошлёпал ногами до своей комнаты. Песок однако был не настолько плотен, чтобы грызь не заметил грызуниху, схватившую его в лапы. Скуп тоже отнюдь не скупо поурчал и потискал Астрису, будучи доволен снова слышать её.

- Знаешь, а ждать согрызяя - это препоганое занятие! - цокнула грызуниха, усевшись на стол, - Мотыляешься по мыслям, как курдюк по овце, а толку никакого! Если так пойдёт дальше, йа лучше к вам в разведку переберусь. Как на это послушает тамошний пух?

- Пока точно не цокну, - зевнул Скупыш, - Голова не варит.

- А йа тут суп запухячила, налить? - Астриса достала с полки чугунок и отлила туда супа из большого чугуна, - Ну а вообще-то как, в пух?

- Да уж не мимо! - фыркнул грызь, - С Дубиона мы их пока не выпрем, но зато стараниями "Воцфа" не попали в большую стаю крабов.

Грызуниха повела ушками, так что Скуп понял, что именно она имеет вслуху. Обновления по диспозяке она и так слушала чуть не раньше его самого.

- Шушу сбили, - буркнул Скупыш, - Когда на объект-два летали с клестами.

- Это мимо пуха, - поприжала уши Астриса, - Но могло быть хуже?

- Ещё бы... Грызаные клесты вообще не особо предназначены такое вытворять. Да, пуши просили послушать на досуге шушенскую комнату, забрать там, если что есть, ну и всё такое.

- Грызаный случай... - грызуниха закрыла нос лапками, - Ненавижу долбаных корягеров!

- В этом нет необходимости, - поправил Скуп, - Более конструктивно любить военно-промышленный комплекс, чем ненавидеть врага, которому это попуху.

- А, да, - мотнула ухом она, - Скупы, йа слышимо недостаточно его любила, ну, ВПК. Теперь вот пробирает...

- Недостаточно? - покосился на неё грызь.

- Да, - шмыгнула носом Астриса, - Йа тебе не цокала, у меня отец погиб на маневрах. Лариданский полигон, пятьдесят третий год, знаешь?

- Мм... да, помню, - припомнил Скупыш.

Маневры на лариданском полигоне были одними из самых крупномасштабных за прошедшие десятилетия, поэтому космонавты, хоть как-то причастные к обороне, изучали полученный там опыт. События полностью подтверждали давнюю мудрость, гласившую "Пухня война, главное маневры". Этот самый полигон находился вдали от населённых пространств и был занят исключительно боевыми соединениями космофлота; цель такого положения заключалась в том, что для проверки общего уровня оборонной системы любой из других таких же полигонов, сформированных по Союзу, мог без предупреждения совершить нападение всеми имеющимися силами. Обстановка таким образом была не приближена к боевой, а была боевой на сто пухов. Маневры проводили с натуральным распылением по солнечному ветру целых флотов, и само собой, не кроились и с жывой силой, потому как только реальная угроза жызни может имитировать угрозу жызни.

В 53м году, когда Астриса была молоденькой белочкой, не закончившей забегать в школу, а Скупыша вообще ещё не существовало, на лариданский полигон обрушились ударные флоты с бирзюкского полигона, причём среди атакующих было немало грызей всё с теми же Ёлками; к Бирзюку были приписаны также фелинские и тоадоидские районы галактики, так что каша получилась основательная. Жертвы среди организмов с обеих сторон достигали десятков тысяч, не считая хвостиллионов тонн сожжёных кораблей.

- Это было очень трудно принять, - цокнула Астриса, - Йа тогда сильно расстроилась, правда, и никак не могла понять, напуха такое погрызище. А теперь получается, они нас своими хвостами прикрывали в самом прямом смысле цока.

- На двести пухов, - погладил её грызь, - А теперь уж наш песок, чтобы извлечь максимум Прибыли из этого... Кстати, супец самое в пух.

- Есть надежды убельчиться опытом готовки корма, - улыбнулась грызуниха.

- Есть, - кивнул Скуп, - Первый раз ты ухитрилась запороть суп... Да, а у тебя возня есть?

- Возня - да, - пожала ушами она, - На "Тройном Провале" получили новые данные о материале коряг, они думают сделать специальные установки для переработки остатков.

- А наши чем не годны? Перемелют только в путь.

- В том и соль, что перемелют на атомы. А они хотят извлекать оттуда годные структуры, чтобы не надо было заново их синтезировать. Всякие там квази-кристаллические спирали и прочие загогулины, улавливаешь соль?

- Соли норм, - цокнул грызь, хлебая из огромной деревянной ложки.

Всё же ему предстояло отсурковаться как следует, а потом втыкаться в контроль за производством клестов и свармеров. Некоторый косяк состоял в том, что на Ёлке уже кончались машинокомплекты для этого дела. Материалов можно было наковырять выше ушей, но изготовить сверхточные ключевые узлы машины было доступно только на специализированном производстве. Несушка "Воцф", например, тоже не имела при себе таких заводов, просто запас комплектов у неё исчислялся тысячами, а не десятками. Кудус соглашался, что надо будет запрашивать оттуда котанки, пока есть возможность, но чуть позже - пока что производства восполняли большие потери после разведрейда на Дубион.

- Знаешь, что такое "Воцф"? - хихикнула Астриса, слегка оторвавшись от терминала.

- Слово из четырёх букв, - сонно цокнул Скупыш, который возился прямо в ящике, высветив экран с комма на его стенку.

- Да, но оно расшифровывается как "Вопли в особо циничной форме", - катнулась в смех грызуниха.

- Гыг... Думаю, корягерам ихние вопли показались особо циничными.

Грызи всё же катались в смех, хотя и трудно было забыть о Шушене - был грызь, и нету. Пуши вообще крайне не любили жалеть себя, поэтому делали добро жывым и не горевали о нежывых. Скупыш же оказался настолько счастлив вернуться к грызунихе, что даже подумал, а не перебор ли это. Всмысле, это не могло быть перебором само по себе, потому как обоюдопушности много не бывает, однако грызь беспокоился, чтобы сие не отразилосиха на его возможностях думать головой. С одной стороны, тискаючи замечательную белочку, головой особо не подумаешь, но с другой, после оного процесса думается вроде как минимум не хуже. А не отключать сознание никогда - и не полезно, и не получится, потому как особь постоянно спит, овощуя куда сильнее, чем при тисканье. Вслуху этих научных изысканий грызь отбросил всякие сомнения и получал исключительное удовольствие от прибочности Астрисы.

Пока ельник маневрировал на межзвёздье, грызи имели возможность снова прополоскать пух, прогуливаясь по лесополоскам в жыме, более конкретно прополоскать его же в пруду, уже водой, собрать грибов и всякой растительности с грядок. Тектриса, та самая грызуниха вместе с которой Скупыш летел с Колонтопа на Ёлку, подходила к своей возне с большой тщательностью: грибы в лесках имелись постоянно и в изобилии, а под каждым кустом росли если не кабачки, так морковь. В обычном положении это было бы излишним, но сейчас, когда грызи были загружены по уши и постоянно бились мозгами о песок задач, пушам было важно быстро сцапать овощи и грибы, и хузяйственники модуля обеспечивали это на сто пухов.

Выбрав часок среди суток, Скупыш и Астриса прогуливались под лапу по небольшой полоске леса, по которой однако ухитрялась вилять тропинка. По краям начинались густые папортники, потом кусты малины, а возле тропинки росли только черничники и землю покрывала сухая хвоя, из которой казали блестящие шляпки грибы-полевики. В солнечный день здесь опушнительно пахло смолой и сырой землёй, под лёгким ветерком шелестели кроны сосен и пихт, и то и дело с басовым жужжанием пролетали шмели размером с воробья. Грызи могли так поплавать в воздухе и на одну морду каждый, что только увеличивало довольство от того, когда удавалось сделать это на две морды. Ёлочный кусочек Родины теперь оказывал не меньшее убельчающее действие, чем в мирное время.

Маневр ельника, имевший все признаки сверхнаглости, возымел определённый успех. Кригсы никак не могли сообразить, что к бывшему огневому рубежу подошла та же самая группа Ёлок, которая не стала суваться под чернокрабов, да ещё и в неполном составе. Убедиться в этом можно было вслуху того, что враг не двинул вперёд свои тяжёлые корабли, чтобы отогнать грызей с выгодной позиции, опасаясь несуществующего подвоха. Какой-то шутник подписал туманность на огневом рубеже "линия наивных баранов", так её и стали погонять, следуя традиции первого названия. При ближайшем расслушивании это была дуга длиной почти в половину светового года, состоящая из отдельных групп обломков и облаков; толщина линии относительно длины была практически нулевая.

Учинив небольшой риск, "Жадный Слон" спикировал туда, как коршун на мусорный бак, с места в карьер, тобишь без детальной разведки. Кригсы не оставили там больших сил, а небольшие не могли справиться с боевой Ёлкой в девять секций и были безжалостно уничтожены, дополнив собой свалку материала. Скупыш с Астрисой, да и все остальные тоже, с удовольствием посмотрели запись с т\э, показывавшую в подробностях, как разлапистые чёрно-фиолетовые коряги сгорают под лучами еловых орудий. Было уничтожено четыре фрега вместе с комплектом ощепов и два корабля-башни, похожие на носители - с них вылетала ресурсная мелочь кригсов, собиравшая обломки. Одна из башен попыталась выпустить обмылов, но лучи покрошили их прежде, чем коряжки сумели рассредоточиться.

Как и предполагали грызи, кригсы выполнили часть задуманной работы, собрав обломки в кучи, которые куда как лучше перерабатывать. "Зимний Вой" занял позицию за вытянутым поперёк Линии Наивных Баранов облаком водорода, оставшимся от аннигиляции пространства, и немедленно выпустил всех салваков, благо их было допуха, собирать оставшиеся куски в кучи. Помимо своего прямого назначения, эти стога служили и укрытиями, как от взглядов, так и от огня. Занявший позицию невдалеке "Тройной Провал" начал постройку оборудования для переработки кригс-шлака, но им ещё требовалось время для уточнения всех параметров. Дело в том, что информацию о возможности получать из кригс-шлака более полезные вещи, чем атомарный состав, ельник получил из общего эфира на длинных волнах, а этот способ передачи данных был дальнобоен, но крайне неширок по пропускной способности, так что передать всю техническую информацию было невозможно.

Само собой, не всё шло гадко... тоесть, гладко! - Олыш и Ольша, полетевшие на клестах встречать группы мелочи с предыдущей операции, чуть не пропали во время атаки вражеских фрегов, а уж вернуть аппараты им никак не удалось. Это подтверждало, что кригсы не успокаиваются и активно шерстят вокруг Дубиона. Правда, пока они перехватывали мелочь, штурмовики с "Воцфа" сильно расстроили их ресурсные группы в окрестных системах, выпилив под корень. У основной группы пока особых проблем не возникло - небольшой рой обмылов, который попытался контратаковать линию, был расстрелян издали главными калибрами. В данном случае "Слону" прятаться было незачем, и он мог жечь вражеские разведгруппы на подлёте. После уничтожения обмылов враг только с чёткой периодичностью выпускал по линии зонды, чтобы убедиться в наличии Ёлок, и их сбивало дежурное звено истребителей.

Пока работал отдел разработки, "Тройной Провал" строил проекторы для создания ложных целей. Нарочно разработанные корабли-проекторы Р4 могли создавать видимость целой Ёлки, чем они немедленно и занялись. При первом же огневом контакте ложные цели будут раскрыты, но если не подпускать к ним врага - тот не будет уверен, что они ложные. Кроме того, диспозяка была такова, что грызи решили использовать мины для прикрытия флангов линии, где удобнее всего пройти за укрытия и приблизиться к Ёлкам. Это позволяло обеспечить защиту позиции от разведрейдов, при этом держа "Слона" вне огневого контакта.

Мина представляла из себя упрощённый гравитатор, задача которого состояла в поддержании двух противонаправленных гравитационных воронок; воронки создавал "миноукладчик", закачивая туда допуха энергии, после чего закреплял это дело собственно миной и уходил дальше. Любой достаточно массивный и скоростной объект, влетевший в вихрь гравитации, замыкал воронки и получал на себя большой силы удар, достаточный для котанка или корва. Эта штука имела множество недостатков, таких как малое время дежурства мины, измерявшееся сутками, ибо воронка теряла энергию и в конце концов схлопывалась. Кроме того, такие мотыляния поля были слышны издали в пассивном режиме, и нечего думать заманить врага на "минное поле".

Однако же технология не зря имелась в арсеналах. В нулевых, создаваемый минами шум только способствовал маскировке ельника: то что стоит близко к источнику помех, маскируется, а то что далеко - только подсвечивается. Во первых, у мелочи кригсов было не так много вариантов проведения разведрейдов по линии, и для них оставались относительно узкие корридоры между облаками обломков, составляющих линию. Их-то и перегораживали минами. Чтобы запитать миноукладчик должной мощности, к блоку присоединялись сразу три фрега "Стланик"; эти фреги вообще состояли из чисто моторного отсека с двигателем и стыкуемого рабочего модуля. Ранее туда были пристыкованы салвачные модули, так что ангар "Зимнего Воя" оперативно менял их на поставляемые с "Тройного Провала" миноукладчики. Гудя движками и оставляя трассы выхлопа, вспомогательные корабли десятками выходили в пространство, и Астриса была в первых рядах грызей, руливших этим песком.

Скупыш, когда требовалосиха быстро разгрузить голову, ослушивался в космосе при помощи т\э. Система Дубиона, как уже было цокнуто, даже с такого расстояния виделась маленькой сферой сизой облачности, подсвеченой изнутри звездой. Было не особенно в пух думать о том, сколько населённых миров превратились в подобные пепелища, так что грызь и не думал. Налево... ну, согласно его ориентировке, налево, слегка слышался туман галактического ядра, имевший крайне специфический свет. Это было в районе красного, но никак нельзя было цокнуть, что он красный, розовый или оранжевый. С другой стороны простирались россыпи звёзд на чёрном фоне, хотя и там прослеживалась чёткая линия их концентрации, обозначавшая плоскость диска галактики. Грызь в очередной раз радовался одной только возможности увидеть столь прекрасную и масштабную картину.

- Галактика, пушнина, - погладил галактику Скупыш, и захихикал.

Если слушать только в оптическом спектре, линию Наивных Баранов не было слышно вообще; если же переключить т\э на соответствующее масштабирование и визуализацию сенсорной информации, то позиция превращалась в натуральный окоп астрономической длины, состоящий из множества укрытий, через которые просто так сходу не пролетишь - даже большой корабль, дав носом в плотное облако обломков, потеряет сверхскорость и отлетит пух знает куда, и повезёт, если обойдётся без повреждений. Такая же пухня была с мелочью, которая могла пройти облака только на низкой скорости, маневрируя между отдельными кусками. На низкой скорости мелочь становилась добычей еловых пушек, а пролетать на большой, огибая препядствия, не давали минные заграждения. Вслуху этого практически пустое место превращалосиха в оборонительную позицию.

"Зимний Вой" немедленно загрузили и работой по обеспечению ложных целей и разведке; с производственной Ёлки отделу передали четыре проектора Р4 и два десятка котанков для их сопровождения и прочих операций. Была полная необходимость держать под контролем все подходы к линии, так как кригсы могли атаковать и с другой стороны, нежели от Дубиона; из-за этого приходилосиха постоянно запускать и принимать группы мелочи, так что ангары "Зимнего Воя" здесь были не просто в помощь, а работали наравне с остальными. Настолько, что Скупыш и Астриса не так часто виделись, хотя и сидели в одной отнюдь не огромной комнате! Они просто не отрывались от терминалов, вот в чём песок.

- Отдел разработки просит трое суток на... разработку, - сделал сенсационное заявление Кудус, - Чисто наши задачи - поддерживать ложные цели и минные заграждения, ежели кто полезет. Остальные также будут прислухивать за системой, что там делается. Вероятно, когда освободятся штурмовики, могут быть рейды по окраинам с целью навалять им туда мутагенными лучами, пусть помучаются.

- Это чисто, - кивнул Скупыш, - А что такого собираются извлечь из кригс-шлака разрабы, чтобы нам торчать под самым носом у чернокрабов?

- Это долго цокать, - усмехнулся грызь, - Коротко, это синтез-материал для получения тех квантовых структур, какие используются в том числе в двигателях. Ещё понятнее, если всё пойдёт достаточно удачно, мы сможем обходиться без машинокомплектов при постройке новых кораблей. Возможно, это не распространится на еловые агрегаты, да и качество вряд ли дотянет, но ты представляешь себе, что такое рост флота в геометрической прогрессии.

Скупыш представлял, так что присвистнул. Он начинал соображать, зачем нужна переработка кригс-шлака, и нужна немедленно и именно здесь. Если верить продолжающим поступать данным, кригсы на Дубионе развернули крайне масштабное строительство, используя именно саморазмножающиеся простые аппараты, каковых теперь там было допушнины и больше. Никто пока не мог точно цокнуть, каковы возможности врага в оперативной постройке самых опасных крупных кораблей. По крайней мере, дополнительные ресурсы с окрестностей им уже обрезали, что хоть как-то в пух.

- С другой стороны, - цокнул Скуп, - Даже если иметь возможность строить прорву котанков или фрегов, это не поможет подавить чернокрабов, сколько бы их ни было.

- Это если прямым столкновением, - хмыкнул Кудус.

- А, - задумался грызь, - А если кривым...

Кривым выходило лучше. Дело в том, что ложные цели отвлекали на себя огонь противника, тем самым значительно повышая жывучесть флота. Однако это в теории, на практике обманки уничтожались маломощными выстрелами, а если уж цель не уничтожалась - значит, настоящая. Кригсов чернокраб, помимо основного калибра, тащил скорострельные батареи, которыми он и мог прореживать ложные цели в любых количествах. Хитрость, связанная с новыми условиями, состояла в том, чтобы наделать на месте не обычные обманки, а достаточно тяжёлые и защищённые, чтобы они выдерживали пристрелку. Это выслушило как батарея ускорителей, пристыкованная к защитному блоку и проекторам - агрегат далеко не изящный, но свою задачу на один бой выполнит на сто пухов. Скупыш потёр лапы, так как вырисовывалась картина маслом, ведущая к разгрому кригсов в районе: если чернокрабы будут лупить полными залпами в ложняков, коих будет штук сто, ельник без особого песка разрежет их лучами.

Пока же требовалосиха обеспечивать возню вокруг позиции. Противник постоянно посылал мелкие группы москитов и зонды, прощупывая диспозяку, и этому было необходимо противодействовать. С производственной базы на "Зимний Вой" также перетащили две пушечные насадки для запуска зондов-снарядов, равно как и просто снарядов с самонаведением, что значительно повысило огневую мощь Ёлки. Грызи вообще не соибрались останавливаться в этом вопросе, ведь можно было поставить шесть орудий; на самом деле, мотор-пушек на "Вое" было девять, но шесть были спаренными и половина смотрела назад, к хвосту, так что устанавливать туда орудия нет смысла, так как они не дадут усиления залпа.

Выбрав момент между волнами песка, Скупыш таки отправился проверить комнату Шушена. Он и так знал, что там есть - земъящики, кружки, мешочки для орехов и прочей ботвы, несколько старых печатных книжек. Грызь помотал ушами, обозревая головой факт несуществования товарища, и решил, что помещение очищено для возможного заселения новых жыльцов. Единственное, что он забрал, был курсер для числовой машины, вырезанный из куска дерева и крайне разлапистый; сбоку от обычной подушки под лапу торчал вырост, раскрашенный под мухомор. Если удастся, подумал Скупыш, верну согрызунам в Белоелье, как эт-самое, памяти кусок. А не удастся так и попуху, они и так своего грызя не забудут.

Едва он вышел из фальшдома, как его через комм оцокнул Кудус. Собственно, у еловых была столь стойкая привычка к коммам, что даже если их оцокивали с двух шагов, они косились на комм.

- Есть песок точно по тематике, - сообщил грызь, - Зонды расставлял?

- А, зонды? Гуся им в ширпотреб, да.

- Тогда будет в пух, если вы с олышами слетаете на объект-три, наложить там сигнальной аппаратуры. Нам надо знать, если кригсы вернут туда ресурсную группу.

- А сейчас у них там что-то есть?

- Последний раз были ощепы и обмылы в небольшом количестве. Надобно их выпилить, чтобы не тралили наши зонды.

- Так это всё равно там сидеть придётся, чтобы не тралили, - цокнул Скупыш.

- Это да, - признал Кудус, - Пару-тройку суток придётся поторчать, потом вас сменят.

- Чисто, готовлюсь к вылету.

Ещё до того, как дойти до своей комнаты, грызь присел на бревно у тропинки и узнал, что в группу включены десять БКТ-64, включая проектор, ресурсер, два суппорта и салвак. Остальные пять котанков были свармеронесушками, но ради усиления ударной мощи несли по двойному комплекту свармеров, тобишь шесть десятков штук общим счётом. Это в пух, подумал грызь, таким роем и разведфрег заклевать недолго, а вот напух нам два суппорта? Ответ ясен - один как ремонтник, второй для производства зондов. Ресурсер для заправки и быстрого пополнения материалов, сойдёт. Скуп тут же связался с "олышами", тобишь Олышем и Ольшей, послушать, как они эт-самое. Они рассчитывали, что особо прятаться нечего, главное скрыть подход колонны, выстроив её за проектором, а потом можно атаковать внаглую. Вслуху наличия роя, их не грызла возможность наличия кучи ложных целей - один запл, и шесть десятков готовы.

Вспушившись, Скупыш поднялся таки в свою комнату, где по прежнему слышалосиха цоканье когтей по клавиатуре и курсеру, а также явственный звук трясущихся ушей. Астриса сидела за столом, рассеяно шелушила мелкие орешки и заново копалась в т\э, следя за действиями салваков, собиравших утиль. Неслушая на то, что в таком состоянии она находилась уже давным давно, грызуниха выслушила ничуть не всъерошенной, а гривка пушных волос была собрана в хвост при помощи всё той же чёрной тряпочки, которую она использовала в качестве ошейника. Весьма не хотелосиха выбивать её из окопанного состояния, но и улизнуть втихорька казалось не в пух.

- Астри, - погладил её по лапке Скупыш, - Как ты, бельчона?

- Опушнела, - цокнула она, - Столько возни, это грызаный грибоцирк... Пойдём через пол-часа в пруд, а?

- Мне бы слетать на объект, - вздохнул грызь, - На пару суток. Попугать упырьков и последить за их ресурсерами, чтоб не наглели.

- Пф, - фыркнула грызуниха, - Ты вроде собирался взять меня к себе?

- Есть мнение, что мы от этого не денемся никуда, - ответил Скуп, набрасывая корма в авоську, - У нас в разведке слишком мало пушей, так что придётся переводить кого-то ещё.

- Дёрнуло меня в эти ёлочки вляпаться, - захихикала Астриса, - Ладно, гусиной удачи, Скупы.

Произведя пару тисков с грызунихой и оставшись довольным, Скупыш выбежал их фальшдома и поспешил в ангар.

Как раз к этому времени патрульные группы кригсов вовсю занялись прочёсыванием космоса недалеко от системы Дзэта, потому как поняли, что оттуда улизнуло значительное количество тыконских кораблей. Коряги фрег-класса растаскивали на себе ощепов и обмылов, которые шерстили пространство и уже обнаружили отдельные тыконские группы, тщательно прятавшиеся среди астероидов и пылевых облаков. Кригс по погонялу Фрёш, командовавший - и с фанатизмом командовавший, надо заметить - поисковыми операциями в районе, был доволен и думал, что делов осталось ненадолго. Собственно, в этом он был прав, особенно в отношении себя. Фрёш был из расы скаломордов, как их потом стали называть; это были массивные двуногие твари с длинными хвостами и широченными плоскими мордами, натурально похожими на скалу, потому как мелкая чешуя на коже постепенно превращалась в толстую кору. У скаломордов и так были рога и костяные гребни, однако после обработки кригсами на башке у них к тому же висело по второму гребню, каковой представлял из себя биомеханический коннектор к кригс-сети. Скаломорды чаще всего облачались в неописуемо извратные одеяния, символизировавшие и демонстрировавшие, но только для них самих. Для остальных более чем двухметровые копытные полу-ящеры выглядели разряжеными петухами, каковыми они и являлись. Кроме того, сканер мог безошибочно выцелить скаломорда в целой звёздной системе, потому как столь извратной структуры больше не было нигде.

Мотыляя туда-сюда светящимися фиолетовым светом глазными яблоками, Фрёш шествовал по широким корридорам флагманского крейсера "Мега-убийца", периодически встречаясь с другими кригсами и проводя быстрый обмен информацией через нейросеть. Во вторжении учавствовали в основном кригсы на основе скаломордов и ещё одной расы, так называемых боярышей, каковых скаломорды терпеть ненавидели. Впрочем, оно было взаимно и не особо удивительно, потому как кригсы вообще ничего не терпели и не ненавидели только то, о чём не знали...

- Аа, дерьмо!! - выругался Фрёш, получив нейроимпульс, отозвавшийся жуткой болью.

Корабль был запрограммирован доставлять кригс-носителям постоянные неудобства, чтобы не расслаблялись. Единственное, чем они могли утешаться, так это тем, что сам корабль тоже страдал от этого, потому как мог чувствовать. Едва скаломорд пришёл в себя, как к нему подбежала секретутка. У скаломордов было принято подбегать, и даже кригсы не могли заставить их пользоваться нейросетью.

- Ваше адмиралтейшество, - согнулась в три погибели скаломордиха, - Срочное сообщение от дежурного офицера.

- Изложи, - продолжил вышагивание Фрёш.

- Только что передовая группа уничтожила патруль низших. Обнаружен корабль типа фон-ма в неопределённом состоянии.

- Как это - в неопределённом? - аж остановился скаломорд.

- Не могу знать-с.

Фрёш с раздражением отметил, что придётся подождать с удовлетворением плотских желаний. У скаломордов также было принято, что особи женского рода, в отличие от петухов самцов, облачались крайне мало. Это вызывало постоянный нездоровый ажиотаж, но опять-таки даже кригсовский нейропаразит тут оказался бесполезен. Ещё обмусолив яблоками фигуру секретутки, скаломорд двинулся к командному отсеку, снизойдя до использования прямой связи с дежурными.

- Что значит "неопределённое состояние"?! Вы что там, озверели чтоли?!

Дежурный офицер, его офицерейшество, эт-самое и всё такое, пояснил для дурака, что это означает, что корабль и не уничтожен, и не действует должным образом.

- Сканирование выявило, что там установлены исследовательские модули. Также там прослеживаются какие-то неидентифицированные сигнатуры.

- Засалвачить его и поместить в ангар, - брякнул Фрёш, - По пути пусть яйцеголовые разбираются.

- ... - хотел было что-то ляпнуть офицер, но счёл за лучшее промолчать.

Десяти с лишком километров в диаметре чернокраб, расставив длинные "ноги", затормозил возле астероидного пояса. Из его ангаров выплыли столь же извратного вида коряги, похожие на лонгустов или каракатиц, и огибая камни, быстро приблизились к дрейфующему фон-ма. Прямоугольный корабль тыконцев медленно вращался в разреженом облаке газов, двигатели не горели, а крышки модулей были приоткрыты. Не имелось необходимости обладать сверх наблюдательностью, чтобы заметить сеть навроде грибницы, оплетающую корабль; в некоторых местах она вспучивалась серой плесенью, въедаясь в металл. Любой ушлёпок с одним глазом увидел бы это. Увидели и каракатицы, однако у них был небольшой недостаток - они не думали. Получив команду притащить цель в ангар, они притащили цель в ангар. Пока "Мега-убийца" разворачивался на курс и разогревал движки, салваки пронесли добычу через каменное крошево и затащили в широкие ворота ангара, где гроздьями висели коряг-фреги и прочая нечисть.

Через несколько минут, после того как техники-кригсы тщательно закрепили объект на стапели и приступили к его сканированию, крышки корабля открылись сами собой, выпуская тучу спор. Кригсы включили дезинфекцию ионными прожекторами, но споры уже разлетелись слишком далеко, забившись во все щели и немедленно начав прорастать. В отличие от металлического корабля, здесь они падали не на однородный материал, из которого нельзя строить свои клетки, а просто попадали в полные закрома пищи и начинали жрать за обе щёки.

- Ваше адмиралтейшество! Энергетические флуктуации в ангаре три!

- Какие флуктуации, черти безрогие?! - командующий даже не оторвался от топтания секретутки.

- А... Теперь у нас биологическая угроза по всем нижним уровням!

- Что вы сделали?! Включить аварийную отстыковку нижних уровней!!

- У нас нет отстыковки нижних уровней...

Дальше кригс ничего не сказал, потому как его накрыла гифами грибница, разроставшаяся со скоростью пожара. Попав на биологическую материю, сущность пожирала её точно также, как и биомеханику корабля, заимствуя оттуда генный материал и информацию из нервов. Фрёш с вытянутой мордой наблюдал через нейросеть, как уровни корабля один за другим уходят из-под контроля, заростая этой дрянью. По помещениям метались скаломорды и боярыши, попадая в паутину и приклеиваясь к ней, как мухи; тушка тут же обрастала гифами и начинала таять на глазах, поглощаемая тварью.

- Ай! Ай! - только и смог сглаголить Фрёш, бегая туда-сюда, прежде чем сам провалился в выеденную тварью яму и исчез в переплетении гифов.

Дольше всего держался биологический мозг корабля, имевший мощный барьер от всякого рода вторжений. Когда он сообразил, что стоит включить самоуничтожение, было поздно - энергетические установки были захвачены тварью. Минут через двадцать весь чернокраб был вывалян в неизвестном субстрате, как груздь в маринаде. Затем напор рвущейся к мозгу твари перегрузил защиту, и из броневого панциря корабля вырвался столб плазмы от взорвавшегося мозгового отсека. В выжженую каверну тут же хлынули гифы, подключаясь к оборванным линиям управления.

Некоторые мелкие коряги успели уйти от флагмана, прежде чем тварь полностью получила контроль над мощным боевым судном и разнесла залпом два фрега, мотылявшихся рядом. Уматывающие в немалом шоке кригсы смогли поймать в эфире только передачу с "Мега-убийцы":

- Живём...

- Но грызо, как бы это... - цокнула Лушка.

- Это какбы вот, - фыркнула грызуниха в окошке конторы, - Йа цокнула достаточно отчётливо, что когда от тебя потребуется песок, отцок будет.

Лушку ненавязчиво оттёрли хвостами от окна, чтобы не задерживала пух. В конторе творилосиха нечто неслыханное для Белоелья, да и для грызей вообще - пуши набились в тесное помещение, как кильки в банку! Причиной стало военное положение и надобность что-то делать для мобилизации усилий в нужном направлении. Грызуниха протиснулась к выходу, и сойдя с деревянного крыльца, повертела в лапке комм, даденый ей, как и всем остальным, у кого не было. Если цокнуть достаточно честно, а так и следовало цокнуть, Лушка не особенно втыкалась в какой-либо стратегический песок, точнее вообще не втыкалась, думая об огороде, мероприятиях по ухрурению леса и вполне возможном выращивании белочи напару со Скупышем. Переход на военное положение получился как снег на уши. Согрызяй оказался на Ёлке в сардакском укрепрайоне, откуда постоянно приходили новости о масштабных боях с кригсами. Само собой, сидеть на хвосте в таких обстоятельствах Лушка просто не могла, потому и прибежала в комиссариат по мобилизации.

Здесь однако её ждал облом, потому как, не втыкаясь в стратегический песок, она не знала, что такое т\э и как с него осуществлять д\у, а также отнюдь не являлась специалистом в какой-либо технической области. Нельзя цокнуть, чтобы это было ей обидно, ибо у неё имелся рыжий хвост и кисти на ушах, что намекало на убельчённость; однако жеж, такое положение вещей не попадало в пух. С этим нужно было что-то сделать, но пока грызуниха не могла придумать, что именно. Её подруги Тиса и Ратика хоть и заглядывали в симулятор одним ухом, но всё же имели представление, так что теперь проходили усиленное натаскивание и угрожали втянуть в это дело и Лушку, но пока не получалосиха. Она даже не могла воткнуться в прохождение тренировок на симуляторе по программе в одну морду, потому как не имела начальных навыков и знаний. Можно было поискать в сетях какой-нибудь учебник для белочи начальной школы, где всё расслушивается вообще с самого начала, и Лушка подумала, что скорее всего, так и придётся сделать. Это правда займёт много времени, но лучше поздно, чем дно поз.

Почти во всём Белоелье стояла, прислонившись к зиме, осень, так что задувал морозный ветерок и из синих туч сыпались первые белые крупы. Контора сельсовета стояла на высоком холме, и вслуху облёта листьев с большинства веток оттуда открывался вид на долину широкой реки Урдейки, густые хвойные леса, и вьющуюся по склону грунтовую дорогу, развоженую в лужи. Вверх по ней тащился трактор, тягая огромный прицеп корма. Над этим великолепием пролетал клин крупных птиц, курлыкавших и подвывавших. Лушка в очередной раз глубоко вдохнула родной воздух и испытала печаль от того, что не получится вернуться к обычному хузяйству. Она попробовала выйти в Сеть с комма, выданного в конторе, но тот или глючил, или ещё что, потому как был сделан предельно просто, только для оповещения.

Мимо проехал грузовичок, в кузове коего сидели, как куры на насесте, грызи, которым нашлась немедленная возня. Лушка вздохнула и пошла напрямки через лес, даром что тропинки были залиты водой; грызуниха осенью не стеснялась одеть резиновые сапоги, причём такие, которые вообще не промокают. Пырючись вокруг, на тёмную хвою и голые ветки лиственников, чувствуя как ветер колышет опушение ушей, она вспоминала Скупыша и хихикала. Впрочем, не только хихикала, но наполнялась решимостью изучить эту пухню, чтобы соответствовать своему согрызяю-космонавту.

Согрызуны обитали в нескольких избах, раскиданных по большущему околотку; дорога здесь была одна и замыкалась неровным кольцом, но помимо неё были ещё тропинки, каковые и использовались пушами. Пройдя мимо возящихся в грязи и блаженно хрюкающих боровов, белка взлетела по лестнице на третий этаж фигурно выстроенной избы, а оттуда спустилась на второй, в столовку. Как она и подозревала, там существовали еёновы дед и бабка, резавшие салат на огромной доске. Лушка перехватила немного кормов, и жуя щавель, цокнула

- Это, Рыбыш, Мурка, а вы знаете, как бы начать втыкаться в космический песок? Только мне с самого начала.

- Вообще с самого начала? - вкатилась в смех Мурка, - Это тебе не хватит ничего.

- С начала песка, - уточнила Лушка, - Прикладного, лучше всего.

- А, припоминаю, - проскрипел дед, потряхивая седыми ушами, - Песок это...

- Да, да...

- Кхм. Так вот, если с самого начала - можешь послушать Историю Семи Кур. Простенькая такая игрушка для представления о предмете, и времени много не отнимет.

- Да, кстати о песке, - цокнула Мурка, уставив глаз на внучку, - Ты в ком ходила жеж?

- Жеж. Нет убельчения опытом, натасканности, - развела лапами Лушка, - Потому и.

- Были бы уши, опыт приложится, - цокнул Рыбыш.

- Да это понятно... Но очень неприятно сидеть на хвосте, когда такое творится!

- Посиди на табуретке, - посоветовала Мурка.

- А комм для мобилизационки тебе дали? - спросил дед, - Тогда, думаю, минуты через три тебе цокнут, что надо на всякий случай готовить эвакуационные площадки.

- Что площадки? - фыркнула Лушка.

- Да сейчас цокнут, - уверенно кивнул Рыбыш, продолжая чистить брюкву.

Лушка не была в этом уверена, поэтому пошла было к себе в закуток суркануть, и как раз тут комм и ожил.

- Лушка Брунькина? - цокнул оттуда грызь, - Это Вашля Курдюков. Есть возня по мобилизации, готовить эвакуационные мероприятия.

Лушка покосилась на часы, которые показывали три минуты сорок секунд после того, как цокнул Рыбыш.

Через пол-часа грызуниха уже прибежала на сбор группы из пяти пушей, состоявшийся на автобусной остановке. Начал моросить мелкий холодный дождик, но ровным счётом все грызи тут же накинули плащи, носимые с собой постоянно, и не вымокли ни разу.

- Сначала о вопросах того, напуха, - цокнул Вашля, ослушивая грызей. - Резон только в том, что когда оно понадобится, будет уже поздно что-либо готовить. Поэтому готовим сейчас, благо особых затрат это не потребует. Кло?

- Кло! - уверенно цокнули грызи, и скатились в смех.

С крыши остановки с чавканьем грохнулся огромный слизень, расплескав лужу и вызвав ещё поток ржи.

- В нулевую очередь нужна площадка. Для эвакуации могут привлекаться сторонние корабли, поэтому нужно обозначать площадки без двучтений. Надо будет расчистить площадку и подходы, а также выложить из брёвен номер четыреста двадцать семь, чтобы в случае чего поджечь их для улучшения слышимости.

- Сигналить кострами космическим кораблям? - фыркнула какая-то грызуниха.

- Именно так, ибо топорность и абсолютная надёжность, - кивнул грызь, - Кроме того, возле площадки должны быть запасы воды, корма и медикаментов, чисто продержаться некоторое время без потерь. Этим займёмся мы, йа и вот эти хвосты. Белкам-пуш, предполагаю, полезнее будет составить схемы эвакуации, прикинуть, сколько чего будет перемещаться, потому как это пол-дела... в нашем деле.

- Не совсем чисто, - заметила грызуниха.

- Сейчас прочищу подробнее, - заверил Вашля, и стал расцокивать подробно, что нужно посчитать и зафиксировать.

Лушка же, слушая его под моросящим по плащу дождём, слегка поёживалась от сознания того, к чему они готовятся. Даже столь далёкая от космического песка грызуниха понимала, что означает эвакуация - а означало это, что планете на девяносто девять пухов конец! Современные средства вооружённой борьбы были слишком мощны для хрупкой оболочки планеты, чтобы она осталась целой при прохождении фронта. Однако даже это не вызвало у белки уныния, она снова вспомнила всех согрызунов, возящихся в песке, и решительно достав блокнот, стала конспектировать.

Никаких особых неожиданностей разведгруппа не обнаружила, а стандартные неожиданности были ожидаемы. Тем более, что грызям выдали стандартное военное оборудование, к которому они притёрлись на симуляторе, так что появление более пятидесяти целей при подходе к системе не вызвало у них никакого шока. Продолжая идти колонной и скрываться за проектором, котанки приблизились на положенное расстояние и залпом запустили свармеров. С двойной нагрузкой БКТ-несушка шла медленнее и жгла больше топлива, зато двойной рой делал больше ущерба. Свармеры разошлись "зонтиком" во все стороны сразу, выпуская по очереди с дальнего расстояния в каждую цель. Ложняки от первого же попадания взрывались, так что через двадцать секунд целей осталосиха пять.

- Справа ресурсеры! - цокнул Скупыш, - Слева фрег! Маневр на скрытие!

- Чисто цокнуто, - ответил Олыш, - Маневр.

Колонна, к которой возвращался отстрелявшийся рой, повернула таким образом, чтобы скрыться от фрега кригсов за их собственными ресурсерами. Здесь толклись три каракатицы и один большой таракан, слышимо транспортный корабль, в который набивали хабар. Неизвестно как что, а широкие бока давали отличную защиту от орудий фрега. Одновременно с перезарядкой роя котанки пошли на сближение с каракатицами, и открыли огонь из башенных пушек. Несушки и суппорты несли куда менее мощное орудие, чем строевой котанк, но десять штук всё равно создавали приличный залп, тем более по маломаневренной и невооружённой цели. Т\э показывал, как на панцире каракатицы вспыхивают десятки разрывов, делая вмятины и пробоины, а снизу отлетают куски перебитых щупалец.

Тем временем перезаряженный рой залпом пошёл навстречу вражеским ощепам и обмылам, запущенным с фрега. Как было известно, такой фрег несёт до сорока штук мелких коряжек, так что свармеры имели преимущество, и полностью воспользовались оным, выкосив кригсову мелочь под ноль. В черноте космоса затухли последние огненные шары, а котанки всё так же прятались за транспорт-таракана, не давая фрегу стрелять. Здесь кригсы не проявляли никакой гибкости. Ладно ещё что каракатицы не сообразили, что приближаясь к транспорту по программе, они дополнительно закрывают обстрел и сами подставляются под огонь. Но уж фрег-то мог додуматься, что альтернатива простая - или разнести собственный транспорт и затем котанки, или быть уничтоженным, не имея никакой возможности спасти транспорт. Однако же коряга действовала по обычным установкам, пытаясь сманеврировать, и потеряла время.

Оставшиеся сорок восемь свармеров загрузились на несушках бомбами, и снова залпом пошли в атаку, огибая кригсовских ресурсеров и уже горящую атомным пламенем каракатицу. Фрег сбил на подлёте восемь штук, однако остальные накрыли его синхронизированной волной. Град из бомб размочалил сначала переднюю часть коряги, разметав в стороны горящие обломки, а затем несколько последних подарков пролетели дальше внутрь и подорвали силовую установку. Фрег взорвался, и только два крупных фрагмента полетели прочь, оставляя дымные следы.

- Есть!! - оглушительно цокнула Ольша, - Забрал, стручок гнилой?!!

- Внимательно, не упустите таракана, - напомнил Скупыш.

По мере того, как свармеры стыковались к несушкам, те увеличивали свою огневую мощь, фигача из свармерских пушек и подавая боеприпасы сразу из основного запаса. Олыш правильно рассчитал траекторию, и подбил таракана таким образом, чтобы тот упал на звезду. Расковыривать массивный корабль было бы слишком долго и накладно по ресурсу пушек и моторов, а так он уничтожался сам собой. Каракатицы не делали никаких попыток помешать себя уничтожать, так что были расстреляны и сгорели в атомном пламени. Котанки быстро перестраивались и уходили подальше от места боя, дабы не попадать под контратаку и занять выгодную позицию для наблюдения, засады и производства зондов.

Скупыш понял, что Олыш не зря отговорил его садиться самому в салвак: пока все машины стояли в укрытии, салвак летал и собирал подбитые свармеры, будучи хорошей мишенью. Из двадцати потеряных аппаратов нашлось восемь, из коих два можно было отремонтировать на суппорте. Посовещавшись, грызи решили устранить все повреждения, ввести в строй эту пару ветеранов, а остальные шесть погрузить на ремонтник и отправить к флоту, дабы он вернулся с заменой. Имелась доцоканность с Ёлкой производства, что она будет посылать замену потерь по мере надобности, так что тут всё мотылялось в рамках пуха.

Скупыш с весьма довольной мордой оглядел захваченный плацдарм - пожалуй первый, который на его глазах действительно захватили грызи, и притом при его непосредственном участии. Если повезёт, кригсы снова отрядят сюда слишком слабую группу, которую снова можно будет выпилить. Воисполнение этого плана ресурсер постоянно ковырял камни и разреженые облака, оставшиеся от взорваных кораблей, набивал полный трюм и выгружал хабар на суппортника, каковой, достаточно хорошо спрятанный, надстроил модуль, чтобы не таскать его с собой постоянно, и теперь занимался поточным выпуском зондов слежения. Тридцать шесть штук таких зондов грузились на салвак, и с охранением отправлялись на позицию. Только когда процесс был поставлен в более-менее автоматическое стойло, грызи расслабились и снова вкатились в смех; благо, в отсеке котанка было достаточно уютно, чтобы просидеть там долго и не испытывать негодования. У Скупыша, например, над всей приборной панелью висела гирлянда здоровенных шишек, от которых несло хвоей и смолой. У Ольши, насколько было известно, имелся карманного калибра земъящичек - так что, грызи скучать не собирались.

- Кстати о песке, - цокнул Олыш, - Мне кажется, копированный числоволк протупил.

Группе, как и всем остальным, была придана копия Суга для эт-самого.

- Гм, да, - удивился Скупыш, послушав данные, - Слышимо, он не ожидал тупака от противника, поэтому начал искать подвох, которого не было, и завис. Элементарный косяк!

- И довольно далеко отлетающий, - заметил Олыш. - Для серьёзных операций нам потребуется годный числовой ум, а не... кхм...

- А не какие-то пожиратели зайцев и крыс, - закончила Ольша, скатив всех в смех.

- Главное, учитывать этот косяк, - цокнул Скуп, - Для ослуха диспозяки он всё равно куда лучше, чем грызь или просто программа. А уж тупак врага мы сами увидим, если что.

- Медведи и цикломены, - церемонно цокнул Олыш, - Предлагаю отсурковаться, а затем поочерёдно придумать схему нападения на нас кригсов. Суга тоже надо припахать.

- Да, это будет в пушнину, - задумчиво ответил Скуп, пырючись на забортный вид.

По обзору, медленно вращаясь, проходил небольшой спутник газовой планеты, похожий на здоровенный камень, каковым он и являлся; за ним тащился хвост газа и льдышек, регулярно поблескивающий отражённым светом звезды.

Четвёртое корыто - кригс-шлак

После полёта на объект-три Скупыш мог записать на свой счёт, общий с согрызунами, приличное количество унитоженных аппаратов кригсов. Как и предсказывал математический просчёт, они сначала послали разведку из истребителей, а затем фрег с ощепами, но этого было недостаточно, чтобы выпилить котанковую группу, как следует окопавшуюся среди сети зондов. Шесть десятков свармеров, несущих бомбы, засыпали фрег без больших потерь со своей стороны, так что тот даже не успел обнаружить несушки. Теперь отдуваться там предстояло грызям с "Воцфа", а белоельские вернулись на свою Ёлку на салваке. Помимо первых уничтоженых почти своими лапами фрегов, Скупыш услышал и радостное цоканье грызунихи, встречавшей его. Конечно, Лушка дома тоже всегда была рада его слышать, но когда грызуниха встречает согрызяя с боевого вылета, это совсем другое кудахтанье.

Прилично, без скупости и ненужного геройствования, отсурковавшись, грызь уселся прибочно с Астрисой, поглаживал её пуховой хвостище, и даже ухитрялся одним глазом пыриться на неё, а другим в экран. Было даже похоже, что ему удалось одновременно любоваться грызунихой и ослушивать обновления. Белка как была пушей, так и осталась, а вот "Тройной Провал" уже наладил выпуск переработчиков для кригс-шлака. Таковые представляли из себя модуль для Ф-128 с "жаткой" спереди и двумя клешне-образными конструкциями по бокам. Материал обломков был крайне прочным, поэтому для его нарезки требовались особые лазеры, дававшие большую мощность на малое расстояние. В "клешнях" стояли батареи обычных строительных резаков, предназначенные бить лучами в одну и ту же точку: на километре такой сноп уже распадётся, но если вплотную, то режет годно. Сбоку от прямоугольного модуля торчала контрольная башня для измерения параметров резки и поиска сырья в пространстве; под "брюхо" стыковались десять контейнеров, в которые поступал готовый продукт. К сожалению, сложную синтез-материю нельзя было наливать в обычные бочки, так что и контейнеры приходилосиха делать специально.

- Контейнеры?! - цокнула на это Астриса, оттягивая вниз уши, - Да ты слыхал, какое это погрызище?!

- А что? - церемонно осведомился Скупыш, испивая чай.

- А то, что этот конвертор управляется, как дровяной паровоз! Там почти ничего на полную автоматику не успели поставить, это возни немеряно, а надо сразу. Включить резаки левого борта - дай команду с консоли! Выключить резаки - дай команду с консоли. Переключить на другой режим - дай команду... А на автомате он либо виснет, либо сжирает всю энергию и глушит мотор, собака! Знаешь, сколько таких изделий йа могу оперировать лично? Ни одного!

- Это как? - удивился грызь.

- Так, что в одну морду не справлюсь ни йа, ни копия числоволка, да и вдвоём кое-как.

- У нас явная нехватка пушей, - цокнул Скупыш, - Было предложение взять хруровольцев с Сардака, но тогда поторопились улететь, и не взяли.

- Хруровольцев? - скривила мордочку грызуниха, - Это тебе не симулятор, и не полностью автоматическая баржа. Тут натасканность требуется.

- И убельчённость, - кивнул Скуп, - Но не особо опытные операторы это лучше, чем тупо скопированный числоволк.

- Почему?

- Потому что тупо скопированный, он становится куда больше число, чем волком, а на полное копирование у нас нет ресурсов, и главное времени. А вообще, Астри, Прибыль-то есть от конверторов?

- Кой-какая есть, - пожала ушами она, - На "Провале" сделали уже штук пять новых 128-х, хотят попробовать сделать еловый мотор, но для этого им нужны дополнительные модули.

- Да напух этот гипотетический еловый мотор, - цокнул Скупыш, - Пусть гонят 128-е потоком, больше проку будет.

Грызь слегка поёжился, вспоминая обновления, полученные после возвращения с вылета. Кригсы явно не собирались оставлять Линию Наивных Баранов грызям, и после долгого обмусоливания её разведгруппами таки двинули с Дубиона весь свой тяжёлый флот в составе дюжины чернокрабов и полусотни фрегов. Однако этот маневр давно предуслышивался, и как только коряги отошли на одну сторону системы, с другой появились штурмовики с "Воцфа" и "Жадного Слона" в сопровождении хорошей группировки ложных целей. Врагу пришлось немедленно разворачивать ударный флот обратно, чтобы не потерять всё настроенное в системе. Вдобавок, штурмовики как следует зацепили несколько башен-носителей лучами полемики, что могло доставить кригсам немало проблем. Собравшиеся ретироваться с Линии Ёлки, получив данные о развороте кригсов, остались на месте и отбили атаку мелочи, которая чисто из наглости не развернулась.

Скупыш ёжился и потому, что "Зимнему Вою" с Астрисой в частности угрожала реальная опасность, и потому, что рейд выявил масштабы деятельности кригсов в захваченой системе. Бывшая планета, превращённая огнём практически в кучу крупного щебня, была почти целиком втянута в постройку огромной станции, в каковой наверняка угадывался искривитель пространства навроде "Хвола". Также это мог быть и хроногенератор, что не особо слаще: поставь внутрь его сферы носитель, и тот начнёт фигачить новые корабли со скоростью выпечки пирожков. Ельник теперь имел совершенно недвусмысленную задачу выбить кригсов из системы, и тут приходилосиха шевелить предмозжием. Действия кригсов свидетельствовали о том, что их главная задача - постройка станции, ибо они не рисковали и не разделяли флот, даже для того, чтобы выгнать Ёлки у себя из-под носа, где грызи собирали ресурсы.

Как раз этот песок был всыпан в уши грызям, каковые собрались у подъезда скупышачьего фальшдома. В целом грызи не уважали сборищ, но когда целыми неделями пыришься только в т\э, не лишним будет и слухнуть на настоящих пуховичных зверей, чтобы не забывать. Скупыша о собрании проинформировала шишка, влетевшая в окно; высунувшись, грызь обнаружил Кудуса, Зису, Олыша, Ольшу, а также трёх неизвестных грызей и числоволчиху Таилу, которая по сути была тоже самое, что Суг. Разбрыльнув, он взял ведро с чаем, большой пакет гороха, и пошёл вниз. Пуши расселись на скамейке и по траве рядом, устроив цоцо в акцепте "бронзовый век". Оказалосиха, что присутствует также Елон, его согрызяйка Елька, и Макузь от артиллеристов. Кудус запасливо принёс с собой пакет с веточками и сухими шишками, которые высыпали на песок дорожки, заменив этим т\э.

- Напушнину? - спросила Таила, и Скупыш слегка подобрался; для непривычного уха её рычание казалосиха слишком резким.

- Замыл глаз, - пояснил Кудус, - Не знаю, есть ли такое у тебя, но у нас точно есть.

Волчиха, светло-серая с белым брюшком и ушками, выслушила весьма мило, а по пушистости не выделялась даже среди белок с их хвостищами. Опушнеть, подумал Скуп, у нас есть разумный волк из Белоелья, сделанный буквально собственными лапами! Интересно только, как это поможет... впрочем, уже помогает. Кудус тем временем прочертил палкой круг, нарисовал звезду и орбиты планет, а потом расставил шишки и коряжки.

- Диспозяка такая, - цокнул он, мотнув седеющим ухом, - Вот дюжина чернокрабов, которые пасутся ближе к основной стройке станции. Вот две колонны башен, с которых прёт строительная нечисть. Остальное - фреги с их роями ощепов и обмылов.

Фрегов он накрошил в круг изрядно. Кудахтавшая рядом сорная курица попыталась стырить их, но грызь отпихнул птицу в кусты.

- Это да, - кивнул Елон, - Также основным условием является станция. Мы не знаем что это, но есть все поводы предполагать, что это не увеселительное заведение. Рассчёт на то, что своими маневрами мы вынудим кригсов двигаться, оправдался. Согласно их действиям, они очень опасаются получить по станции лучом.

Скупыш прикинул. Одно дело - боевой корабль, на котором прорва тщательно отлаженых защитных систем, и совсем другое - недостроенная станция с открытыми контурами и бульоном из мелочи, кишащей вокруг. Полей её лучами полемики, и всё это хузяйство с высокой долей вероятности пойдёт вразнос.

- Предложения? - осведомился Елон, ослушивая собрание.

- Ну, очевидно, - почесала ухи Ольша, - Что надо отманить крабов на одну сторону, а с другой атаковать.

- Каким именно образом?

- Цокнем, теми ложными целями, которые грозятся построить на "Провале". Они устраивают имитацию атаки при поддержке Ёлок, в то время как штурмовики подходят с другой стороны и вкатывают залп в станцию.

- Посиди, - заметил Олыш, - Кригсы оставляли в пространстве болото из фрегов. Без поддержки штурмовиков облепят так, что могут и загрызть.

- Значит, не все Ёлки с группой обмана, - поправилась грызуниха, - Какие-то должны чистить дорогу штурмовикам.

- Всё в пух, - кивнул Кудус, - Только вот нет уверенности, что они двинут весь флот кучей.

Грызи опять стали разбрыливать, водя ушами, но впрочем, не прекращая лопать горох и грызть орехи, посыпая дорожку шелухой.

- Есть ещё вариант, - сказала Таила, - Что это вообще ложная станция.

- Теоретически да, - цокнул Елон, - Навигаторы посчитали, что кригсы располагают станции так, чтобы максимально удлинить расстояние маршрута, соединяющего их. Однако нет никакого смысла строить такую дуру без содержания, потому как ненамного дольше построить с содержанием.

- В логику, - согласилась волчиха.

- Стало быть сяк, - продолжил грызь, - К удаче, луч достаёт дальше, чем орудия крабов, поэтому им придётся двигаться. К неудаче, двигаться им придётся очень недалеко, применительно к диспозяке - на три минуты хода. Нам требуется создать такой шум, чтобы они надёжно заглотили наживку и убрали всех крабов с нужного края системы. У кригсов тоже есть ложные цели, поэтому нам придётся раскрыть их, чтобы быть уверенными в успехе маневра. Технически, рассчёт на кучу построенных "Провалом" новых 128-х с проекторами и защитными блоками. Большой рой таких фрегов сможет имитировать ельник даже при достаточно длительном обстреле. Есть также рассчёты, что на дальней дистанции краб не сможет уничтожить такую цель даже полным залпом, что сильно увеличит её ценность...

Скупыш однако ощутил некий зуд в мозге от этих построений, и скоро он понял почему. Подняв лапу, грызь дождался, пока уши будут готовы к приёму песка.

- Это обалденно, - цокнул он, - Только вот есть ли гарантия, что станция выйдет из строя?

- На сто пухов нет, но на полста есть, - кивнул Елон, - А что ты имеешь вслуху?

- Йа имею вслуху, что они это всё сделали довольно быстро. Даже если всё сработает, им не будет критического ущерба сжечь заражённое и построить всё заново.

- И? - повернулись на него яблоки.

- Думаю, что надо сосредоточиться на уничтожении крабов, - прямо цокнул Скупыш, - На выпиливании их по частям. Если мы размочалим их основные силы, вопрос о станции будет снят.

- Этим и заняты. Просто их нельзя так взять, и размочалить, поэтому в нулевую очередь мы планируем операцию, которая сильно подпортит им суп. Хотя конечно, можно и одновременно эт-самое. Если получится.

- Это уже по т\э надо слушать, с отработкой по всем показателям, - фыркнул Олыш.

Грызи были с этим вполне согласны. Главное они сделали - размылили глаза, теперь предстояло копать глубже и при помощи машинных методов. Вслуху этого пуши перешли на болтовню, хотя всё же часто скатывались не только в смех, но и обратно в тактическую тему. Если прислушаться, из окон фальшдома доносился постоянный звук трясущихся ушей.

- Как грызуниха? - кивнул туда Олыш, - В пух?

- По центру! - квохтнул Скупыш, - Как твоя, не спрашиваю, потому как не глухой... Да, а что с пополнением отдела разведки?

- Да ничего, - фыркнул Кудус, - Разве что вон она может ещё копий наделать, а так все наличные пуши заняты. Тем более вытаскивать тех, кто совсем не в теме, малополезно.

- Впух, - подытожил Скуп.

После того, как собрание разошлосиха по местам, грызь успел ещё нарезать салату, сварить щи и намесить тесто для пирожков, а там и Астриса отвалилась от терминала, устроив очередной перерыв. Скуп слегка вспушился, потому как здесь уже даже его грызуниха вполне отчётливо выслушила уставшей, серые глазки её закрывались сами собой. Наделаю кулебяк с крапивой и зайкапустой, твёрдо решил грызь, на первое время помогает отлично, а там послушаем.

- Сурячить? Неее, - сонно цокнула грызуниха, сумев не заснуть на ходу, - Пшли пух прополоскаем!

От такого песка Скупыш никогда не отказывался, так что пуши перешли лесополоску, выбрались к знакомой полоске песка под нависающими ивами, и собственно влезли в воду. Поскольку на дне пруд-канавы скапливался ил и водоросли, для более простого полоскания пуха в середине шло возвышение бетонного дна, относительно свободное от каких-либо отложений. Булькнув в слегка прохладную воду, грызи переплывали метра три и выбирались туда, чтобы стоять лапами - когда шерсть основательно промокала, она сильно затрудняла плавание, ибо плавучесть грызя становилась отрицательной. В пруду было в пух, потому как по берегам зеленели сплошные заросли кустов и деревьев, а сверху по голубому небу плыли перистые белые облачка.

Особо отвалиться на этот раз не получилосиха. Как раз когда Скупыш пытался схватить грызуниху за хвост, запищал сигнал с комма, не особо слышный из-под воды. Грызь фыркнул, быстро выплыл к берегу и усевшись на старую колоду, высветил экран прямо на песок.

- Куда там? - осведомилась Астриса, отряхивая уши.

- Да эти, с соплями, - фыркнул Скуп, - Атакуют линию. Ты пока поплавай, грызунихо.

- Не бельчи бельчёного...

Дальше цокать было некогда, нужно было втыкаться. Т\э отчётливо показывал, как первые звенья ощепов, на редкость быстрые, слышимо оснащённые ускорителями, прямиком пошли на прорыв к укрытиям и попали на минное поле, с которого едва успел убраться постановщик. В пространстве один за другим забахали хлопки , как будто от ударов лапой по воде, когда очередная жертва замыкала гравитационный капкан. Подорвавшихся ощепов рвало в клочья, но вряд ли там сидели кригсы и пёрли на верную смерть, скорее они пустили облегчённые версии своих истребителей, чтобы разрядить мины.

- Запускаем половину клестов, подстраховать фланги! - цокнул Кудус.

- Чисто цокнуто, запускаем...

Клесты со своими свармерами пошли с Ёлки вверх, как это показывал т\э, чтобы прикрывать другие возможные направления атаки. Выправив курс, Скупыш вернулся к общей обстановке. Идея разряжать мины малоценными машинами была хорошая, но неправильная: кригсы неправильно оценили глубину минных полей, так что группа подрыва не долетела и до половины нужного расстояния, а уже вся закончилась. Кроме того, минные воронки имели свойство занимать освободившееся место в построении, так что никаких разминированных корридоров не получалось. Следовавшие за первой группой тяжёлые обмылы также попадали в ловушки. Их не размазывало, но удар выводил коряжки из строя почти гарантировано. Скупыш уже оценил ухом, что когда они пройдут мины и встретятся с патрулём из котанков, их останется пух да нипуха, если вообще останется.

- Внимание, маскированые корабли, вектор сто сорок девять и три!

Похоже, запущенные в разные стороны клесты сделали добро, поймав с одной из позиций отражённый сигнал и раскрыв маскировку кригсов. По сигнатурам и параметрам движения Скупыш безо всяких рассчётов определил четыре фрега. Не в пух, если они успеют выпустить мелочь.

- Целеуказания - да. Дальность - да. Впесок!

"Зимний Вой" развернулся не хуже коряжского фрега, не набирая никакой скорости, и тут же ударил всеми орудиями, а их имелосиха уже три, стараниями соседей: мазер и две снарядные пушки. Луч мазера как обычно стал мотыляться огненным хлыстом, что здорово помогло в определении целей. Реактивные сверхсветовые пушки загнали в лучи искривления массивные снаряды, имевшие к тому же возможность немного подруливать перед попаданием. Поставленные на Ёлку пушки были среднего калибра, самые общеупотребимые, и калибр их снаряда составлял семьсот шестьдесят миллиметров, при массе около пяти тонн. Такая тупь могла пробить и краба, так что при стрельбе по фрегам цельный снаряд заменялся на обойму с восемнадцатью снарядами меньшего калибра. Разлетаясь конусом, такая боеголовка создавала опушненную зону поражения.

Вражеским фрегам довелось испытать это в полной мере. Если мазер только опаливал коряги, сжигая длинные отростки, то град снарядов был для них фатальным. Даже на дистанции, близкой к максимуму, широкий конус всё равно задел цели, и каждый фрег получил минимум по три попадания. Аннигиляция оказалась достаточной, чтобы превратить коряги в шары плазмы с хвостами, вытянутыми вдоль траектории снарядов. Никакой мелочи выпустить они не могли, так как сгорели моментально.

- Вектор сто шесть и ноль! Цель групповая, фреги! Массивом!

Группы кригсов приближались с разных сторон, но в основном из полусферы Дубиона. Пока что их удавалось держать на достаточном расстоянии, чтобы коряги не засыпали позицию мелочью и зондами. Однако до того как попасть под огонь Ёлки, фреги сбрасывали ложные цели и постановщики помех, создав уже приличной плотности тучу. Едва услышав на дальних сенсорах приближающиеся сигнатуры, Скупыш прикинул, какова интенсивность наращивания заграждений и чем это чревато. Чревато это было тем, что в такой каше даже краб может подойти незаметно, если не будет газовать и вести себя активно. Орудийные модули "Зимнего Воя" засыпали облако снарядами-зондами, но от них куда меньше прока, чем от разведгруппы.

- Клестов слева! - цокнул Скуп, - Туча становится непрозрачной!

- Понял, клестов слева, - ответил Кудус.

Из ангара стартовали оставшиеся машины, а уже запущенные повернули на новый курс и шли по краю облака, чтобы и пыриться, и пользоваться вражеским заграждением. На т\э облако было плотным, как в летнюю грозу, с уплотнениями в тех местах, где продолжали раскидывать помехи брошеные кригсами бочки. Клесты, выстроившись в рассредоточенную "дельту", шли через этот туман, оставляя явно заметные инверсные следы. Половина машин была загружена локаторными свармерами, и их постоянно посылали вперёд, принимали на пилоны, заправляли и снова запускали. Это возымело эффект - клесты не вляпались в звено обмылов, а обнаружили его сильно загодя.

- Внимание БЧ, - на редкость чётко и твёрдо отцокал Скупыш, - Вектор семьдесят два и сто один, цель котанки!

- Принято, - ответил кто-то из артиллеристов.

Через две секунды облако заграждения прошиб конус мазерного луча, едва не спалив клеста сбоку построения, и накрыв обмылы. Туман озарился яркими вспышками взрывов, потому как на расстоянии меньше половины предельного мазер выдавал в конус очень хорошую энергию, убийственную для любой мелочи. Впрочем, Скупыш не думал, что кригсы совсем дураки, и заставил клестов перестраиваться. Это было вовремя, потому как по звену грохнули залпом среднекалиберные пушки, явно с фрегов. Один из десятков лучей сшиб клеста, но остальные успели поменять курс и ушли от противника в туман, а бить по большим площадям вражеские фреги не умели.

Моя работа - повторяться, подумал Скупыш, обнаружив следующее звено коряжек и опять передавая данные на артиллерию. Кригсы пытались дать рассыпуху, и частично им это удалосиха, но свармеры тоже не сидели на месте и добили оставшихся. Из тумана опять пошёл салют лучей, но на этот раз слишком далеко, и ни одной птицы не пострадало.

- Держите их на выходе из облака! - цокнул Скуп, - Чтобы не добрались до фрегов!

- Принято, - ответил Кудус, - У нас тут поддержка с "Провала".

Учуяв хвостом, что такая халява с расстрелом вражеской мелочи не может продолжаться долго, Скупыш разделил клестов на три группы, отдалив их друг от друга, и это оказалосиха своевременно. Т\э загудел сигналами опасности, а визуально облако прорезало сверкающее веретено, спалившее одну из групп вместе с пачкой ощепов. Это уже было очень серьёзное заявление.

- Внимание, обнаружен чекраб!!

Грызаный случай, цокнул себе Скупыш, чекраб на дистанции огня! Уши враз вспотели.

- Ёлка, выбросить все ложные цели и помехи, скольжение влево! - послышались команды Нурки.

- Надо уматывать!!

- Нельзя, - твёрдо цокнула Нурка, - У них нет контакта с другими Ёлкам, мы должны отвлечь их на себя.

Как раз в это время в ушах затрещало, и во всём жылом модуле притушился свет. Мигнул и т\э на несколько секунд, так что грызю пришлосиха слушать событие в записи. Маневры принесли некоторые результаты - первый залп пошёл мимо, спалив только торчащие длинные ветки и несколько оказавшихся на пути фрегов. "Зимний Вой" дал ответный залп по координатам, посылая полновесные снаряды. Скупыш направил клестов дальше через облако, надеясь на то, что под шумок удастся зафиксировать чекраба точно.

- Грызаные пни... - цокнул Кудус.

На т\э одна за другой появились четыре отметки чекрабов, ползущие по краю облака. Это были не ложные цели - ложные т\э вообще не показывал.

- Грызаные пни! - поправился грызь, - Всем группам, фиксировать основные цели!

- Моторы на линзу! - цокнула Нурка, - Ось точно на цель!

Нурка таки не зря грызла свои орехи, и была не только симпатичной белочкой, но убельчённым ёлководителем. Просчитав энергетические показатели, она поняла, что гравитационная линза на полной мощности, поставленная перед носом Ёлки, достаточно отклонит веретено, чтобы избежать прямых попаданий. Именно центральный луч содержал когерентное, так сказать, бронебойное излучение, а всё сверкающее вокруг безобразие было просто побочным эффектом. Этим эффектом можно было пользоваться, и веретено само отталкивало цель с основного луча. При следующем залпе огромную Ёлку снесло в сторону, как травинку, а разлёт энергии превратил в плазму всю мелочь, какая ещё оставалась.

Скупыш осторожно возрадовался, что Ёлка держит удар целого чекраба, который ранее считался слишком мощным. Причём это была маленькая Ёлка, не то что "Слон" с втрое большим количеством мотор-пушек. Единственное, что напрягало, это невозможность стрелять, когда вся энергия уходила на защиту. Скупышачьи клесты к этому времени протиснулись на нужные рубежи, и грызь получил довольно интересную информацию...

- Это не чекрабы, корабли разрушитель-класса! - сообщил он.

- Да, слышим, чисто, - ответила Нурка, - Сейчас мы их подцепим.

Скупыш следил за тем, чтобы клесты шли на границе слышимости от целей, пуская туда свармеров, и послухивал на поцепление. Водители других Ёлок тоже были не лыком вышиты, и предпринимали полезные маневры. "Слон" пока не показывался, сидя в глубокой засаде, а "Тройной Провал" тихой сапой выходил за хвост "Зимнему Вою". Суть состояла в том, что стреляя из-за малой Ёлки, большая оставалась вне досягаемости, по крайней мере, сначала. Заняв позицию, хдерево развернулосиха, и выдало залп из шести орудий, чьи снаряды просвистели над ушами у белоельских.

Скупыш таки не зря держал своих клестов в облаке, потеряв уже половину и отбиваясь от ощепов: с них поступили данные о том, что снаряды были перехвачены огнём вражеских разрушителей. В этом случае из веретёна оказывались эффективны, выбивая снаряд из луча и уничтожая его. Кригсы выстроили свои разрушители клином с двумя штуками впереди; передние стреляли, остальные прикрывали их от снарядов. Причём вылезло их уже штук девять, и не факт, что это всё.

Не имея данных по поражению целей, "Провал" наверняка дал бы ещё несколько залпов впустую. Получив подсказку, Ёлка перестала тратить снаряды и переключилась на импульсы излучения. Благодаря большой работе конструкторов и всех сопричастных, еловые мотор-пушки были пригодны практически для чего угодно. В модулях только открылись крышки, переменились обоймы насадок, и шесть орудий за несколько секунд поменяли свой тип со снарядных на лучевые. Сбить луч, особенно имевший большой разлёт по дальности, разрушители кригсов не могли. Разлёт означал, что сверхсветовое ускорение, приданное отдельным импульсам, разнится таким образом, чтобы они все встретились в одной точке в момент попадания.

- Ааа есть, ссс-с-собака!! - заорал Скупыш, наблюдая картинку с т\э.

Разрушитель тоже был здоровенной корягой, у которой основную пушку тащили два блока двигателей, а сверху торчали "крылышки", как у цыплёнка. Длина этой дурынды достигала трёх километров, потому как, вероятно, на нём стояла та же пушка, что и на чекрабах, раз сенсоры приняли их залпы за чекрабовские. Еловые лучи разбазарили левый полукорпус кригса, как трухлявое полено, остальная часть беспорядочно закрутилась, оставляя за собой огненный шлейф и обломки.

Как раз когда Скупыш собирался перестраивать своих клестов, чтобы они пролетели за хвостами у кригсов, земля под ногами пошла вниз. Грызь однако оторвался от т\э только тогда, когда тот дал паузу от временной потери соединения. С деревьев сверху на уши сыпался поток веточек и листьев, потому как их сильно встряхнуло; вода в пруде встала горбом, а потом плеснула по берегам, обдав и пушей чуть не по пояс. Затем по ушам ударил мощный взрыв.

- С-скуп, это куда? - слегка ошарашенно заозиралась Астриса, прижав ушки.

- Пробоина в модуле, уже закрыта, - пояснил грызь, хватая спецовку, - Иначе тут бы уже не было воздуха. Валим к терминалам, Астри!

Хотя грызуниха и не была привычна к такому, шока её хватило на пять секунд, а потом она уже неслась во весь пух вместе со Скупышем, и даже хихикала, вспоминая, как её смыло волной в камыши. Комм пока что не восстановил связь, что беспокоило - добежать до отдельных защищённых терминалов ещё надо время.

- Ты куды?? - цокнула Астриса, услышав, что грызь бежит не к дому.

- В бункер, - пояснил Скуп, - Там защищённые линии, остальные могло выбить.

Бункеры для того и предназначались и располагались здесь же, в жыме, в шаговой доступности. Грызи, влетев в толстостенное помещение, метнулись к свободным местам за терминалами; остальные, каковых тут уже было немало, и ухом не повели. Здесь имелись и экраны на электронно-лучевых трубах, и ламповые приёмники и числовые машины, каковые гораздо сложнее вывести из строя наведёнными излучениями. Скупыш щёлкнул по обычному плоскому экрану, но тот показал только "нет сигнала". Грызь мигом забыл про него и переключился на трубный - на нём т\э выглядел не столь чётко и с меньшим разрешением, зато работал на сто пухов.

Скупышу было некогда таращиться на обстановку, он пробивал каналы управления к клестам и разворачивал их для получения максимального обзора вражеской позиции. Остатки звена дали совсем врассыпную и их наверняка собьют, но случится это недостаточно быстро для кригсов. Шустрые птицы передавали данные, и отметки целей одна за другой рисовались на т\э. Такой песок не очень нравился, потому как за разрушителями явно тянулись собственно чекрабы, на этот раз именно они. Скупыш слухнул на хронометр, и опасения подтвердились - даже если они пошли с места только после атаки разрушителей, чекрабы уже могли успеть дойти от Дубиона. Шишово...

Пол сплясал ещё раз. На некотрое время сигнал пропал и на трубных экранах, но потом возобновился. В воздухе запахло нагретым стеклом, потому как на стойках за пультами грелись сотни электронных ламп, заменяя более уязвимую чиповую электронику. Слышалосиха постоянное потрескивание из-за электромагнитной наводки. Вслуху этих опций Скупыш потратил несколько секунд, чтобы взять блок р-защиты, каковые раздавала грызуниха. Бросив взгляд на положение Ёлки, грызь прижал уши - кригсы теперь могли бить по ней со многих стволов сразу.

- Внимание всем вспомогательным фрегам! - цокнула Нурка, - Группам двадцать один и двадцать три - сбросить модули и атаковать крупные цели тараном! Группам двадцать шесть и тридцать - приготовиться! Всем буксам - форсаж!

- Форсаж, - донеслось слева тихое цоканье Астрисы, потому как это относилось и к ней.

Нужно было элементарно спасаться. Только оттягивая на себя противника как можно дольше, "Зимний Вой" мог помочь остальным Ёлкам уничтожать кригсов. Ёлка пошла полным задним ходом, который был полностью равен переднему ходу, непрерывно маневрируя, отбивая удары гравитационной линзой и выбрасывая ложные цели, каковые линии станков собирали буквально на месте. Нурка не сделала ошибки и не нацелила артиллерию на крупных, потому как им это мало бы повредило; вместо этого орудия уничтожали мелочь, что сильно затрудняло наведение вслуху маневрирования.

Не меньше Прибыли принёс и маневр с фрегами. Отстыковав модули, прямоугольные аппараты на форсаже устремились на корабли кригсов. Хотя ускорение у них всё равно было так себе, приём сработал. Враг принял безобидные фреги за штурмовиков и перенёс на них большую часть огня. Сто двадцать восьмых было около полусотни, и подползшим чекрабам вместе с разрушителями требовался один залп, чтобы вынести их все... Однако они не успели это сделать. Зашедший с фланга "Жадный Слон" ударил всей артиллерией, и полученные до этого данные позволили сделать это с максимальным эффектом. Ёлка не лупцевала всеми пушками по одной цели, а распределяла огонь точно рассчитанным образом, чтобы с высокой вероятностью нанести критический урон как можно большему количеству врагов.

Кригсы в первой линии, уже готовые сбить идущие на таран фреги, почти все были выбиты одним залпом. Астрономической силы вспышки затруднили прицеливание тем, что были дальше, однако они всё-таки открыли огонь по фрегам. Все они были уничтожены шквалом лучей с коряг, но это дало возможность "Слону" сделать второй залп.

- УУУууууу.... - разнеслось по всему бункеру, когда погасли сразу три чекрабовых отметки.

- Буксам стоп машина! - командовала Нурка, - Артиллерия, уничтожать фреги и мелочь!

Скупыш отвалился от экрана, потому как был сбит последний клёст, мотылявшийся в тылу у противника. Он тут же встретился взглядом с Астрисой, которая тоже отвалилась - буксы не требовались, а фреги были уничтожены. Грызи невольно хихикнули и вернулись к экранам, слушать за общей обстановкой, пока появилась такая возможность.

- Грызаный случай! - присвистнул Скупыш.

Это относилосиха к тому, что в Ёлке зияли две лишних дыры, проходивших практически через весь корабль. Прямые попадания луча с чекраба пробили защиту и сожгли пять модулей, в том числе два моторных, модуль ложных целей и два пустых. Огромные сооружения, по восемьсот метров в длину каждое, по большей части превратились в кучу маловразумительных обломков и сплавленного шлака. "Зимний Вой" потерял две из девяти мотор-пушек, к удаче пустых, а не с орудиями. Похоже, легко отделались, и ушли из-под обстрела. Правда, пострадала маневренность и защита, не считая модуля ложных целей, где было оборудование и кой-какая мелочь. За Ёлкой пока что тянулся и длинный шлейф дыма из испаряющихся металлов, потому как в разрушеных модулях горело атомное пламя.

"Тройному Провалу" повезло меньше, попадания пришлись не в центр модулей, а между ними, уничтожая по два сразу. Кроме того, эта Ёлка была больше, и кригсы уделили ей больше внимания, добившись нескольких прямых попаданий. Судя по телеметрии, на "Провале" осталось три действующих мотора, что, учитывая его большую массу, означало почти полную потерю мобильности.

Больше всего досталось "Слону", который оттянул на себя почти все вражеские корабли. Помимо разрушителей, Ёлка угробила не меньше девяти чекрабов, однако более оттуда не поступало полных данных. Сей сухой термин означал, что там не осталось передающих телеметрию блоков, а их было допушища, так что скорее всего, там не осталось ничего вообще.

- Внимание "Зимний Вой", - цокнули с "Провала", - Принимайте управление группой. У нас серьёзные повреждения в оставшихся модулях и практически не работает внешнее управление. Контакт со "Слоном" потерян.

- Поняла вас, "Тройной Провал", - ответила Нурка, едва заметно вздохнув, - Будем вести ваши звенья.

- Правда, похоже, что кригсы отступают, - добавил грызь, - Получено подтверждение от "Воцфа" и "Чайника", они атаковали Дубион.

- Чисто. Ёлка - полный впесок!

Оставляя за собой густой шлейф дыма, "Зимний Вой" двинулся вперёд. Оставшийся на линии корягофрег был немедленно превращён в огненный шар, остальные, какие было видно на сенсорах, полным ходом уходили к Дубиону. Ясно, что Нурка решила преследовать их, потому как даже с повреждёнными моторами Ёлка их перегоняла, особенно на дальних дистанциях. Кроме того, попадания выжгли и выбросили в пространство уйму вещества, облегчив корабль и компенсировав потерю тяги.

- Разведотдел, все на линии? - процокнулся Кудус.

- Скупыш есть, - ответил Скупыш, нашлись и остальные.

- Надо послать хоть что-нибудь к "Слону" для восстановления контакта.

Грызи были убельчены и таким опытом, и не задавали дурацких вопросов. В частности они понимали, что бесполезно посылать на разведку мелочь вперёд Ёлки, идущей полным ходом - потому как она её просто обгонит. А вот послушать, не требуется ли помощь на не обязательно убитом корабле, это стандартная ситуация. Скупыш пробежался ушами по спискам доступной, точнее бывшей доступной, мелочи - практически все они лежали в серой зоне, означая уничтожение аппаратов, так что грызь убрал уничтоженные из таблицы.

- Есть пять БКТ с "Провала", они потеряли связь со своими, - сообщил он.

- Возьми эти коды и разворачивай их! - цокнул Кудус, - На всякий случай нам нужна ещё ёлочка.

Полностью действовала только "Громкая", та самая астрисячья; остальные буксиры были задеты ударами тяжёлых орудий кригсов и отстыковывать их было чревато. Скупыш повернул башку и протянув лапу, погладил грызуниху по плечу.

- Астри, ёлочка готова?

- А?? - встрепенулась та, - Сто пухов!

- Запускайте её, нужно проверить, что со "Слоном".

- Чисто, - кивнула Астриса, поправила пух и быстро зацокала по клавишам.

От набирающего сверхскорость "Зимнего Воя" отделилась ёлочка, и ушла по дуге в сторону; вскоре к ней присоединились котанки, окружив сферой.

- Куд, докудова мы собираемся преследовать их? - осведомился Скупыш.

- До самого Дубиона, - цокнул тот, - Нурка прессует их с этой стороны, чтобы они думали, что тут есть что-то большое.

- Мы не достанем сигналом! - быстро просчитал Скуп.

- Посылаю клестов для прокладки линии, - ответил Кудус, - Пока хватит.

Ёлка снова содрагнулась от прошедшего по касательной залпа. Отступавшие чекрабы огрызались, а "Зимний Вой" сыпал по ним снаряды из всех орудий, не особенно кроясь. Настолько, что заготовленные боеприпасы подходили к логическому завершению. Однако, как показал последующий разбор полёта, маневры Нурки были точными по тактике: убить цели ей не удалосиха, но направленные в корму снаряды повредили движители сразу двух чекрабов, снизив их маневренность и разрывая строй.

- Грызаный случай, ничего не слышно! - цокнула Астриса, - Как в болоте!

Она имела вслуху, что сенсоры забиты огромным количеством источников излучения от помех и взрывов. В отличие от разведчиков, грызуниха не привыкла к такому полу-глухому полёту.

- Давай за мной, - цокнул Скупыш просто в сторону.

Брыльнув светящимися лентами, котанки повернули на новый курс, и ёлочка за ними. Хотя на самом деле все облака, оставшиеся от боя, были разреженными и никак не видными в оптическом диапазоне, на т\э шлейфы дыма протягивались на миллиарды километров, и группа шла среди клубящегося тумана. Скупыш задействовал командную строку для запросов по последнему положению "Слона", и получив ответ от базы данных, просчитал возможные варианты.

- Ощепы! - цокнула грызуниха, - Слева!

- Начхать, - фыркнул Скупыш.

Ощепов было слишком мало, и лишённые наводки с фрегов, они вяло мотылялись в пространстве, даже не бросившись догонять группу. После масштабных столкновений флотов такой глушёной мелочи останется допуха и больше, это уж гарантия. Скупыш же пока зафиксировал на сенсорах только три отдельных больших обломка, судя по всему - остатки еловых модулей, причём небольшие остатки. Это однако не было поводом прекращать поиски: Ёлку, как и многие корабли, можно разрезать на куски без особой потери функциональности. Модули могут отлетать при различных обстоятельствах, хотя это и признак тяжёлых повреждений, в любом случае. На всякий случай грызь обследовал обломки подробнее, но там не обнаружилосиха ничего действующего или похожего на организмы.

Основной фрагмент "Слона" Скупыш засёк по вспышкам от выстрелов коряг-фрега. Достаточно высунувшись из-за облаков, он смог слышать, что поганец лупит лучами по какому-то достаточно большому объекту, килошагов в пять диаметра. Рядом мотылялись и две знакомые каракатицы, но их пока стоило проигнорировать, и действовать быстро.

- Астри! - иммидиентально цокнул грызь, - Атаковать!

- Атаковать?? - округлила уши грызуниха.

- Да. Нипуха сложного, направляешь ёлочку прямо к коряг-фрегу и топишь его. Йа прикрою, насколько можно. Чисто?

- Чисто, - ответила Астриса после небольшой паузы.

- Тогда - впесок.

Котанки пошли в атаку, засыпая цель снарядами и отстреливая ловушки. Как и предполагал Скупыш, разрывы снарядов на корпусе и помехи не позволили фрегу вовремя обнаружить ёлочку, а потом стало поздно. Буксир был почти такого же размера, как и корабль кригсов, но в отличие от него, состоял почти из одного сплошного двигателя, что давало ему преимущества в энерговооружённости. Оказавшись практически вплотную, в пяти тысячах километров, ёлочка выпустила луч. Это было обычное излучение, идущее со световой скоростью, но при столь близком контакте коряге всё равно пришлось несладко. Гадёныш успел сбить два котанка из тех, что кружили вокруг него, когда прямо в чёрную тушу врезало лучом. Здесь уже не требовалось никакой когерентности и поляризации - цель тупо топили энергией, о чём грызь и цокнул. И, неслушая на то, что это было нулевой раз, Астриса всё сделала по шерсти. Коряг-фрег потерял мобильность, а затем за минуту был прожжён насквозь, превратившись в натуральный кригс-шлак.

- Есть! - цокнула грызуниха, порываясь вскочить и сгрести грызя в охапку.

- На хвосте! - предуцокнул Скупыш, - Надо убрать каракатиц и ослушать, нет ли выживших на обломке.

Пока котанки гоняли каракатиц, расстреливая из пушек, грызь сосредоточился на обломке. Нечто почти в форме неровного бублика никак не походило на кусок Ёлки, и далеко не сразу Скуп сообразил, что это самая широкая секция из двух рядов модулей, обкусанная с боков и пробитая в середине насквозь. Это было ближе к пуху, потому как именно в этой секции располагались жылые помещения. В жымах, кроме того, были и аварийные шлюпки, эвакуировавшие организмы из бункеров - но при таких массивных повреждениях были большие сомнения, что шлюпки стартовали. Да и стартовать в чистый космос под огнём чекрабов - балет на любителя, лучше уж отсидеться за остатками корабля, каковые хотя бы являются кучей прочного металла. Судя по данным сканирования диапазонов, эти разбрылы подтверждались.

- Это "Жадный Слон", - цокнуло наконец в эфире, - Есть кто?

- Это разведка "Зимнего Воя", - ответил Скупыш, и неслушая ни на что, не удержался, - У вас какие-то повреждения?

- Да, кой-какие есть! - заржал грызь, у которого тоже вряд ли кисти с ушей отпали, - Кхм. Это ладно, есть потери в команде, и мы опасаемся, что большие. Сидим в бункерах, и пока что сами выбраться не сможем, все шахты шлюпок сожгло... Это ладно, как обстановка?

- Терпимо, лови данные, - цокнул Скуп, - Держитесь пока внутри, мы постараемся дать помощь АСАПически. "Тройной Провал" почти полностью потерял ход, но модули ботов там вроде целы, так что если он пойдёт к вам, всё будет в пух.

- Чисто цокнуто, не торопитесь, у нас ещё есть печеньки.

- Опасайтесь кригсовых соплей, - добавил Скупыш, - Тут крутились их каракатицы, думаю они могли обмазать обломки эт-самым.

- Понял, приму меры. Песок ещё в том, что у нас было два жыма и два командных отсека во второй и пятой секциях. Жымы здесь, а вот куда отнесло командные, мы не знаем.

- Чисто цокнуто, будем работать в этом направлении, - кивнул Скуп.

Он слухнул на Астрису и понял, что та всё-таки в шоке - грызуниха протирала лапками мордочку и ушки, и её заметно потряхивало. Грызь прикинул и решил, что пока никакой иммидиентальности нет, так что подвинул своё кресло и обнял зверушку, ласково гладя шёлковую пушнину. Астриса зарылась носом в скупышачью щёку.

- Уйй... - прошептала она, - Йа думала, они все погибли!

- Могли, - правдиво цокнул Скупыш, - Но бункеры в жымах имеют такую же защиту, как и весь модуль, и учитывая их меньший размер, расковырять их крайне непросто.

- Слава Вселенной, - улыбнулась грызуниха.

С этим было трудно поспорить, потому как грызи были частью Вселенной, а их лапами уже и. Данный тезис оказался подтверждён, когда Скупыш слухнул на общий т\э, показывавший обстановку. Грызь весьма и весьма злорадно оскалил резцы.

В то время как офицерский состав уткнулся в управление, координируя наступление на Линию, высшие чины кригсов, из скаломордов и боярышей, с пафосными мордами прохаживались вдоль огромного панорамного окна в космос, имевшего место быть в командной башне строящейся звёздной крепости. Сооружение, поглотившее в себе всю бывшую планету Дубион, разрослось уже на три её диаметра, напоминая два вытянутых в разные стороны чёрных бутона с острыми листьями. Несчётное количество строительных кораблей добывали сырьё и непрерывно фигачили компоненты станции, стекавшиеся к ней со всех сторон. Звёздная система всё ещё была погружена в пылевое облако от взрывов, а теперь к этому добавлялся свет несчётных движков, превращая картину в полное болото.

Кригсы не изобретали велосипедов в своей стратегии, так что намеревались строить свои крепости рядом с чужими, а затем под их прикрытием сооружать осадные орудия. Станция была только окопом, а артиллерию межзвёздного радиуса предстояло подтягивать позже. Почти в половине носителей-башен, которые стояли колоннами у газовой планеты, покоились в инертных полях миллионы десантных биодронов; командование кригсов предписывало использовать их для того, чтобы наводнить, цитата, ужасом и безысходностью захваченные миры, конец цитаты. Правда, объяснения того, зачем оно надо, были скомканные и неуверенные, но на это не обращали особого внимания, как не заморачивались и на отсутствие захваченных миров как таковых.

Использовав обычный математический просчёт обстановки, кригсы были абсолютно убеждены в том, что флот чекрабов захватит Линию, а атаковать систему с других сторон будет некому. Абсолютная уверенность привела к глубочайшему шоку от того, что на нежно взлелеяные орды упырей, рассованые по носителям, внезапно спикировали вражеские корветы, брыляя сзади характерными светящимися полосками. На этот раз они не только выбивали мелочь и наводили крупные корабли, но и тащили с собой самоходные торпеды - тяжёлые боеголовки с гирляндами ускорителей, прикрученных к оным. Светящие зелёным машины прошли сквозь строй башен, тут же разворачиваясь обратно, а два носителя переломились на несколько частей, разорванные огненными шарами взрывов. Высокородные и всё такое кригсы, выглядывавшие из-под слоя пафоса со станции, взвыли от досады. Но это ещё было только самое начало.

На бросившиеся отгонять мелочь от носителей фреги нацелились штурмовики - тяжёлые корабли разрушитель класса, но крайне лёгкие и быстрые. Листовидные штурмовики появились из-за выставленных в пространстве заграждений, и принялись интенсивно выбивать фреги лучами. Поняв, что дело дрянь и носителям крышка, кригсы открыли огонь с орудийных башен недостроенной станции, которые уже были подключены. Однако прежде, чем они успели сбить хотя бы один котанк, прямо по огневым точкам ударили фокусированым залпом Ёлки. Выцелить громадные выросты на станции размером с маленькую газовую планету было не особо трудно, и несколько залпов двух хвойных деревьев разворотили орудийную башню в хлам. Остальные три перенесли огонь на Ёлки, но теперь их давили штурмовики, вслуху чего через несколько минут все они оказались выбиты.

Кригсы засуетились так, как никогда раньше. Пафосные дурни, ранее считавшие за оскорбление достоинства взглянуть на смертного, расталкивали друг друга локтями и в прямом смысле лезли по головам, пытаясь выбраться с обзорной палубы, где мимо окон летели горящие куски станции и кувыркались подбитые каракатицы. Последним пунктом они увидели ослепительный зелёный луч, а затем отсек разорвало, и всё блистательное общество отправилось в вакуум.

Отозванные чекрабы, потерявшие большую часть флота в бою на Линии, подоспели слишком поздно, и главное, не сумели построиться в должную формацию. "Воцф", хотя и был несушкой для котанков и прочей мелочи, нёс восемь орудий, а "Чайник" - двенадцать. Все эти двадцать пушек удивили первого чекраба, вошедшего в зону их досягаемости, что практически сразу вывело его из строя. Остальные добились нескольких прямых попаданий, но выбить Ёлки сразу не сумели. Град пятитонных сверхсветовых болванок размочалил чёрные туши в подобие гнилых тряпок в мутной воде. Не обращая никакого внимания на истерику коряжной мелочи вокруг и попытки станции имитировать залп, хвойные деревья уничтожили остатки тяжёлого флота кригсов. Последние несколько снарядов в чекраба всадил сзади "Зимний Вой", догнавший свою цель.

Примерно через три секунды после подтверждения уничтожения чекрабов "Чайник" перенёс огонь на станцию, заряжая орудия снарядами с генератором лучей полемики. На этой Ёлке имелась наскоро созданная производственная база для изготовления таких боеприпасов, так что они шли прямо с конвейера в обойму. Множественные попадания по всем частям вызвали повальное заражение биомеханики станции, так что как минимум, не могло идти речи о продолжении постройки или восстановлении орудийных башен. Убедившись, что станции сейчас есть чем развлечься, Ёлки переключились на уничтожение всей оставшейся мелочи. Даже астрономической мощности кораблям с десятками мотор-пушек было сложно быстро вычистить всю тучу дряни, что развели в системе кригсы. И тем не менее, песок победы был насыпан: сопротивляться кригсам было нечем, позиция на Дубионе рухнула.

Масштабный бой флотов продолжался двадцать минут, с момента нападения разрушителей на Линию Наивных Баранов и до выведения из строя станции. Работы же по разборке завалов слышалось отнюдь не на двадцать минут. В течении почти суток "Воцф" и "Чайник" с максимальной интенсивностью жгли из орудий, уничтожая рои каракатиц по всей системе и оставшиеся фреги, а потом долго и нудно крошили на куски станцию - разбрылять массу целой планеты не так просто, особенно если она нарочно связана в структуру. Уцелевшие штурмовики и котанки также работали без перекуров, вычищая окраины системы и не давая формироваться эвакуационным колоннам.

"Зимний Вой" почти сразу же ушёл обратно к Линии, убирать оттуда все мелкие коряжки, которые могли помешать спасательным и ремонтным операциям - а они вовсю пытались, так как им не оставалось ничего другого. "Тройной Провал" всё же смог подойти к остаткам "Жадного Слона", и напустив туда тучу монтажных автоматов, разобрать завалы в жымах и снять уцелевшую часть команды. Собранный в прямом смысле на лету новый Ф128 с салвачным модулем отправился и к оторванным фрагментам с командными отсеками, и снял с одного такового двадцать космонавтов. Ещё десятка три хвостов обнаружились на спасшлюпках, какие всё же выбросило в пространство. По итогам инвентаризации было выяснено, что потери в грызях составили сто двадцать три штуки, при том что на "Слоне" всего было почти пятьсот.

Неслушая на серьёзные повреждения, белоельская Ёлка не потеряла ни единого хвоста, так как избежала попаданий в жылой модуль, и, за исключением "Чайника", была самой целой из всего ельника. "Воцф", хоть и пострадал от орудийных башен станции, мог немедленно восполнять потери в котанках, чем он и занялся. Общими усилиями ельник начал зачистку всей космотории вокруг Дубиона, растягивая сеть из зондов слежения и активных локаторных станций, чтобы не оставлять недобитые коряжки у себя в тылу. "Тройной Провал" стал основной базой восстановительных работ, потому как требовалосиха как минимум получить обратно мобильность, которой не было.

Астриса была завалена вознёй со своей ёлочкой, разыскивая в месиве распылённых газов и обломков бывшие части "Слона", потому как их решили собрать вместе для дальнейших действий. Уже не опасаясь наступления кригсов, инженеры развернули постройку нескольких платформ, чтобы увеличить производство 128-х. По предварительным рассчётам выходило, что для расчистки системы всмысле переработки всего кригс-шлака в течении двух месяцев потребуется почти тысяча фрегов с модулями. Это был явный перерасход, так что грызи занялись разработкой перерабатывающих платформ, какие могли бы сделать дело быстрее. Скупыш в это время гонял суппорт с клестовым эскортом, расставляя станции контроля за пространством, и делал это с большой упоротостью.

Неслушая на упоротость, грызи всё также периодически собиралсь и покидали помещения, пройтись по лескам и полянкам, и мокнуть пух в воду. Правда, теперь в жыме стало не так тихо и просторно, потому как туда эвакуировались несколько сотен пушей со "Слона". Всё же оно было в пух, так что два рыжих хвоста проводили немало времени напару. В какой-то промежуток времени, прогуливаясь по песчаной дороге, они встретили компанию пушей, среди коих угадывалась и Нурка, озорно цявкавшая и поднимавшая пыль с дороги длинным хвостом. Грызуниха тоже не оставила внимание без выплат:

- О, это же Скупыш и Астриса - пуши, вы мягкие пуховичные звери!

Скупыш и ухом не успел мотнуть, как она крепко обняла его и лизнула в нос. Грызь посмотрел в её зелёные глаза и ответно размашисто лизнул в щёку, попутно произведя пару тисков над тушкой. Нурка тискнула и Астрису, вслуху чего грызунихи захихикали и замотали хвостами.

- Йа вас обожаю! - призналась Нурка, - Мы с вами такое наворотили! И ещё наворотим! И-их!

- Да ты тоже пуша, - цокнула Астриса, катаясь по смеху.

После сильной встряски во время боя грызи конечно сильно развеселились, и рожь лилась реками. Таковое было и раньше, но сейчас чувствовалосиха особенно сильно, когда любой грызь или грызуниха цокали с первым встречным зверем как с родным. То, что Нурка полезла тискаться, не было неожиданностью, но всё равно вызывало законное годование.

Тисканье не помешало грызям незамедлительно озвучить вопрос, почём перья, всмысле дальнейших планов. В нулевую очередь следовало восстановить мобильность "Провала" и "Воцфа", чтобы иметь возможность хотя бы отправить их на Сардак для полного восстановления. Что же касается "Жадного Слона", то были все основания списать корабль в потери, с расформированием команды и фонда матценностей. Сама команда пока не приняла этого непопулярного решения, но только вслуху ожидания результатов полной инвентаризации остатков "Слона", стащенных в кучу. Ёлки следовало восстанавливать АСАПически вслуху того, что каша далеко не исчерпывалась Дубионом - во всём укрепрайоне кригсы городили такие же станции на развалинах захваченых систем, и чем раньше это безобразие будет прекращено, тем лучше.

Что же касается "Зимнего Воя", то сначала первостепенной задачей будет отправка Ёлок на ремонт, а затем - организация обороны системы и переработка кригс-шлака в максимально возможных объёмах. Это было то самое, чем белоельское хдерево могло принести большую Прибыль для галактики. Нурка цокнула и о стратегической обстановке: успехи грызей и неуспехи кригсов в сардакском укрепрайоне заставляли их бросать планы наступления на пилкорский, где находился и Колонтоп, и перебрасывать силы обратно по этапам кампании. Все были уверены, что долбаным умникам, будь они хоть сто раз из тёмной материи, придётся ещё побегать по Вселенной с поджаренными хвостами, но задача состояла в том, чтобы потратить на это как можно меньше всего, что тратится.

- Думаешь, они могут вернуться именно сюда? - спросила Астриса, - Какая им разница, где строить осадные пушки?

- Значительная, - хмыкнула Нурка, - Здесь примерно двадцать миллиардов тонн...

- Грызячки?? - подсказали с трёх сторон разом, вызвав рожь.

- Не только, ещё и кригс-шлака. И если мы его перегоняем, чеша репу, то для них это штатная операция. Тобишь, тут огромное количество ценного сырья, и вряд ли они оставят его нам добровольно. Кстати Скупыш, как с зачисткой?

Когда Нурка смотрела именно на него и ласково цокала "Скупышшш", грызь невольно распушался.

- Более-менее в пух, хотя возня ещё есть, - сообщил он, - Мы расширяем периметр зоны контроля станций, и выдавливаем оттуда всякую коряжную мелочь. Если она собирается в группы, вызываем штурмовик. Темп производства станций на "Провале" вроде годный, суппортов и эскорта пока хватает, так что через двое-трое суток закончим, и всё болото будет наше.

- Они могут, чисто под теорией, пролезть через эту сеть?

- Нет, - твёрдо цокнул Скупыш, - Как раз под теорией, такую сеть надо уничтожить, потом пролезать.

- Хорошо, - задумчиво цокнула Нурка, кусая травинку, - Надо будет уточнить...

Пока же полным ходом шли работы по восстановлению разрушенного. С самого начала пришлосиха просто-напросто тушить ядерные пожары, полыхавшие в разбитых отсеках, и инвентаризовывать состояние. В результате этих операций было выяснено, что на "Провале" возможно восстановить половину убитых моторов, что сильно облегчало дело. Если при этом сбросить разрушеные модули, облегчение корабля даст значительную компенсацию снижения тяги, и в связке с двумя другими Ёлками эта спокойно доберётся до места. Инженеры "Зимнего Воя" пришли к тому же мнению - следовало сбросить разрушеные модули, чтобы они не отягощали, и ремонтировать по мере возможностей. На белоельской Ёлке были разбиты пять модулей и пять же сегментов - элементов конструкции, в которые вставлялись модули. Заменить модуль было делом получаса, а вот расстыковать всю силовую ферму корабля и заменить сегмент - это уже куда как сложнее и серьёзнее, так что остальные и не собирались этим заниматься до прибытия на стапели Сардака.

Инвентаризация выявила, что от "Жадного Слона" осталось не особо много, но это если сравнивать с тем, что было. Одних только годных сегментов с модулями осталосиха семь штук, чего вполне хватало на ремонт "Зимнего Воя". Команда "Слона" упоротостью не страдала - всмысле, излишней - и приняла решение о списании корабля в потери вслуху невозможности оперативного восстановления. Саму команду частично передавали на возвращающийся ельник, частично она оставалась и на "Зимнем", порядка четырёх десятков грызей были полны решимости воткнуться в работу, как вилы в сено, и таки воткнулись. Их намерения убежать в производственный сектор были пресечены Кудусом, который напомнил, что на Ёлке практически нету состава в отделе разведки. Вслуху этих опций, для начала к разведке были приписаны восемь грызей, каковые начали немедленно формировать группы.

Как остающемуся на месте дереву, "Зимнему Вою" давалось преимущество при распределении ресурсов. Довольно быстро отрисовались планы расширения Ёлки ещё на одну секцию: в третьей секции корабль имел восемь сегментов, также как и во второй, а лишних слоновьих осталось только два. Инженеры с "Провала" однако уверили, что смогут годно сделать вставки, заменяющие сегменты для силовой конструкции. Кроме того, с других Ёлок передавали полные наборы москитника на два модуля, модуль ложных целей, броневой и р-защиты, дабы можно было собирать годные котанки, а не эрзацы. Собственно, собирать котанки пока было нельзя, зато имелосиха допуха заготовок, какие можно доделать, а этого должно хватить выше ушей. Однако и это было не всё! Уходящим к Сардаку не особо требовались орудия, особенно такие, которые можно потом сделать заново, вслуху чего на "Вой" устанавливали полный комплект реактивных сверхсветовых орудий, пять штук, потому как больше не имелось мотор-пушек. Вкупе с расширением это снижало мобильность, зато давало возможность распистонить и чекраба, абы такой объявится.

У отдела разведки таким образом постепенно появились все ресурсы - котанковые группы с суппортами и локаторами, проекторы, ложные цели и зонды для контроля за пространством и маскировки Ёлки. В данном случае это было необходимо, чтобы контролировать болото и не дать никому пробраться туда незамеченным. Кроме того, отдельные коряги иногда проявляли чудеса самовосстановления, и их требовалось повторно загонять в небытие. Полностью уничтожать остатки грызи не хотели вслуху надобности добычи кригс-шлака.

Астриса более не зацокивалась о переводе к разведчикам, потому как была загружена вознёй по уши, как и все остальные. Собственно, ни у кого даже не возникло мыслей о перебежках ближе к дому! Если раньше у грызей имелись резонные сомнения в том, а будет ли их Ёлка полезна хоть чем-то на фронте, то теперь такие сомнения отпадали: "Зимний Вой" имел на собственном счету полтора десятка коряг-фрегов и разрушитель, а в группе вообще способствовал уничтожению десятка чекрабов. До ухода основного ельника в системе стоял постоянный аврал, потому как требовалосиха сделать всё, что нельзя будет сделать потом. "Провал" в частности, пользуясь мощными производствами, собирал "Аллеи" - самоходные платформы для строительства. Это были жырные длинные баржи, открытые сверху, которые могли кое-как мотыляться по системе, а большего не требовалось. Небольшая группа таких сооружений, оснащённая должным образом, могла глотать ресурсы и собирать собственные копии, а уж на них следовало монтировать нужное оборудование, в частности жатку для кригс-шлака. По рассчётам выходило, что самоходки справятся раз в пять быстрее, чем 128-е.

Новости об уничтожении кригсов на Дубионе были сразу же отосланы на Сардак с курьером, и тот вернулся с триллионом тонн грызячки от всех пушей и обновлениями по стратегической ситуации. На условно-левом фланге, если слушать по карте галактики, кригсы не добились больших успехов в наступлении на интернациональные районы фелинов и тоадоидов. Хотя у тех было меньше защитных станций, они достаточно прессовали врага, чтобы в тылу готовились к ответному удару свежие колонны, на которые был значительный рассчёт. Также сообщалосиха, что дальние штурмовики пока не добились особых результатов в нанесении стратегических ударов по бывшей Тыконии. Кригсы успели отстроить там немало защитных сооружений, и с ходу такие позиции взять не удастся. Что касаемо сардакского укрепрайона, то тут случалосиха разное. Один из ельников попал таки в клещи и был уничтожен, потери составили двадцать восемь Ёлок с командами. Зато в другом месте кригсы допустили очередную ошибку, расположив свою осадную позицию слишком близко к Сардаку. Когда они начали пуляться по ельникам, всю захваченную систему накрыло дальней артиллерией, имевшейся в звёздной крепости, и беднягам пришлось прекратить существовать.

Окинув ухом обстановку, Скупыш безо всяких обсуждений понял, что до разгрома агрессора ещё далеко, а следовательно стоит пошевелить мозгами, как бы не попасться. Ельник был необходим для усиления других групп, поэтому выкручиваться на Дубионе предстояло самим, и не допускать врага до прорвы ценных ресурсов, слышимой за пол-галактики. Вопрос стратегии выполнения задачи грызи обцокали в весьма широком составе, собравшись возле Дома Карт, хотя Скупыш таки туда не пошёл и цокал из ящика по сети, поглаживая хвостище бельчоны.

- Очевидно, что в случае масштабного наступления позицию не удержать, - изрёк мудрость Кудус.

- Поэтому мы убираем три Ёлки из четырёх? - фыркнул кто-то.

- Именно, потому как четыре или одна, тут не особо важно. Вслуху этого - что?

- Придётся собрать сырьё в отвалы, - цокнула Нурка, подумав, - Так чтобы можно было быстро уничтожить. В системе нужно перетаскивать его ближе к звезде, и при надобности столкнуть туда, замучаются выковыривать... да и структура распадётся.

- Нурь, - цокнул один из грызей, - Всё бы ничего, но сырья слишком много. На одно только перетаскивание у нас уйдёт суток тридцать, а мы хотели в эти сроки закончить с переработкой.

- Паум, - цокнула грызуниха, - Если выбирать между переработкой и надобностью не оставлять ресы врагу, следует выбирать второе, нэ?

- Грызаный грибоцирк! Это чтоже, придётся только возить?!

- Если нет других предложений...

- Есть! - процокнулся Зинлыш из отдела разработки, - Пооо - пинь!... Всмысле, мы можем использовать по-биомассу.

- Неужели? Её таки можно использовать лучше, чем подставку для ног?

- Сейчас цокну. По имеет широкую вариабельность при различных воздействиях, в частности, может работать и как редуцент. Плесень, другими словами. Мы провели несколько опытов, и они дают обнадёживающие результаты. Наверняка можно использовать споры По для разрушения структуры материала кригсов.

- Опушненно. Возьмите какой-нибудь отдельный обособленный участок, и проведите там испытания. Нам необходимо, чтобы материал был превращён в негодное барахло в течении... Куд?

- Время подлёта крупняка от границ ослушивания, - цокнул тот, - Полтора часа. Однако не забывай, что они не смогут моментально очистить материал от плесени, так что ещё какое-то время будет.

- Вы усекли параметры? Тогда впесок. Нам нужна информация асапически, чтобы действовать соразмерно оной.

Разработчики рванули с места в песок, потому как пока им были доступны службы ельника. Тот уже стыковался в единую связку, грузил остатки оборудования и выходил на курс разгона к Сардаку. Однако информационный контакт с рассчётчиками и научниками поддерживался ещё два часа, пока связка медленно разгонялась, бережливо относясь к наскоро восстановленым моторам. Впоследствии Скупыш подробно ослушал, почём перья. Разрабы выбрали облако обломков и газов, оставшееся от одного из разрушителей кригсов - там имелось достаточно сырья, чтобы попробовать. Заводы изготовили серию взрывающихся бочек, в которые набивали модифицированные споры По, и расставили их по облаку согласно рассчётам, после чего подорвали, осыпав спорами всё вокруг. Наиболее критичным оказалась физика, чтобы споры, не обладая большой скоростью, успели быстро заполнить облако. Чтоже до непосредственного действия, то...

- Ээээй гуси полосатые, пух в ушах!! - цокнул кто-то, - Иммидиентально сожгите всю эту пыль со стороны системы, иначе через сутки тут не останется ни куска шлака!

Возможно это было и преувеличение, но споры, попав на материал, жрали его с изумительной скоростью - как пояснили научные грызи, не столько жрали, сколько активировали самораспад, благо тут была такая возможность. Кусок стали можно только сожрать - сколько не активируй, сама она распадаться не бросится. Здесь же массивные куски разрушителя рассыпались в пыль прямо на ушах, так что вопрос о способе работы был снят.

Разведчикам соответственно подвалило навигационной работы, так как следовало точно определять точки в облаках обломков и ставить туда пыльники. В ушах пух, или ещё где, а для минирования всей системы таким способом требовались семь тысяч пыльников, и их пришлось сделать и установить. Припахать к этому астрисину ёлочку не удалось, потому как она постоянно буксировала медленные "аллеи" с места на место. Дело продвигалось как обычно, в нарастающем темпе: одни автоматы сооружали другие, обеспечивая геометрическую прогрессию. Возле большой свалки материала, оставшейся ещё со времён первых боёв в системе, организовали "хоровод" из "аллей", двигавшихся по окружности: сначала самоходка получала материал, а пока двигалась к сборочному участку, перерабатывала его в готовые узлы и выгружала на сборку. Это повзоляло избегать толкотни кораблей, при том что их одновременно работало два десятка и количество увеличивалосиха.

Скупыш потирал лапы, глядя на этот космический огород, и был бы не прочь повозиться с производством, но это было нерационально. Натурально четверо грызей не особо котировались, как целый отдел разведки - их даже в довоенное время было больше, но Раждака перевели на ёлочку, потому что он был специалист по ёлочкам и трудно поспорить, что сделали правильно. Также отдел лишился ещё двоих пушей, и получил боевые потери в количестве одного грызя...

- Отвод, - наверняка цокнул бы на это сам Шушен, - Запишите как ноль семьдесят пять грызя, для улучшения квартальной отчётности.

Скупыш знал это с полной отчётливостью, так что, вспоминая товарища, хихикал и с ещё большей упоротостью трепал возню. Вслуху вышецокнутых фактов, пополнение для разведки было распределено между существующими мордами, дабы те ввели их в курс песка. К Скупышу пришли - прямо лапами по полу, стоит уточнить - грызь и грызуниха, весьма обычные на выслух, тобишь рыже-серые пуховые шары с ушами. Скуп похвалил себя за то, что сразу усёк факт пришествия грызей за дверь комнаты - Астриса, проведя дни головой в т\э, могла минут десять соображать, как взять чашку чая со стола, если к ней нельзя довести курсер, и это было неудивительно.

- Заваливайтесь, грызо, - цокнул он, - Йа эт-самое, Скупыш.

- Маслыш и Ратика, - цокнула грызуниха, - Впринципе, тоже эт-самое.

- Интересное название, Маслыш-и-Ратика, - церемонно цокнул Скуп, - А белкача-пуш как погоняют?

Прокатившись по смехам пару кругов, грызи таки вспушились, испили чай и сели к столу с терминалом обцокать диспозяку и всё такое. Скупыш только после этого заметил, что Ратика прикрывает пух только свободной юбкой - грызуниха была настолько пушна, что это просто не бросалось в уши. Обводы корпуса, так цокнуть, у неё были вполне самочьи, но пух округлял зверуху до сфероида с ушами... впрочем, это незначительно, заметил грызь.

- Где трясли ранее? - осведомился Скуп, - Учитывая, что про космофлот и Ёлку мне известно.

- Йа в артиллерийском отделе, - цокнул Маслыш, - Не по специальности, а так, на логистике. А белка-пуш в снабжении.

- Уже по специальности, - фыркнула Ратика, - Хотя и по той же логистике.

- Гм... - постучал когтями по столу Скупыш, испивая чай с густым смоляным вкусом.

Он прикидывал варианты того, почему именно этих грызей занесло сюда, и особо не оригинальничал.

- Сколько ионников? - осведомился он.

- Ионников? - повёл ушами Маслыш, - А. Семь тысяч сто сорок два.

- Три тысячи сто, - довольно нервно захихикала Ратика, - Только ассультеры.

Скупыш кивнул. Он имел вслуху самую широко известную кампанию на симуляторе, сделанную на основе событий похода Ёлки "Океанический Танковый" в ядро галактики. Вслуху возможности захвата вражеских кораблей, грызи чаще всего захватывали их тысячами, потому как на симуляторе не было никаких ограничений. С одной стороны, грызи имели нулевой опыт боевой работы, зато с другой - упоротость, выраженную озвученными цифрами. Если зверя никто не заставлял изобретать тактические схемы, а он всё равно это делал - значит, есть предрасположенность к, а уж убельчение опытом есть дело времени.

- Это в пух, - цокнул он, - В таком случае, йа покажу вам возню с расстановкой пыльников, пока займётесь этим, ладно? А то времени не остаётся на ослушивание общих картин.

- Безусловно, грызо, - кивнули ушами двое.

Скупыш выполнил угрозу и усадил двоепушие за работу, а сам и правда ослушался в пространстве. Что его взволновало сразу, так это окрестные системы Дубиона: с уходом ельника оттуда ушли группы контроля. Остались довольно обильные сети зондов и станции, однако это не давало гарантии даже получить сигнал о том, что кригсы вернулись. Косяк также состоял в том, что даже один ощеп мог разрушить такую сеть, лишённую какого-либо прикрытия. Впрочем, Скупыш был не единственным счастливым обладателем мозга, так что Олыш и Ольша подсуетились заранее. На Ёлке всё ещё оставался модуль с производством клестов, их-то и задействовали. Рассылать на дальние рубежи котанковые группы было рисковано их потерей, так что применили скупую тактику челночного типа. Два клеста со свармерами караулили того самого одного ощепа, ежели он объявится, а ещё два без свармеров курсировали от заданной системы до центральной, передавая информацию по обстановке. Таким образом, оперативность поступления данных составляла от трёх до пяти часов, что было не идеально, но куда лучше, чем ничего.

Однако на этом никак нельзя было останавливаться, и разведка не останавливалась. Втыкаясь в песок логики, следовало предположить, что кригсы всё-таки получат информацию по бою в системе - вряд ли в суматохе удалось перехватить все удиравшие аппараты. Оттуда они узнают о наличии четырёх Ёлок, и следует заставить их считать, что они никуда не делись. Тем более, этому способствовали повреждения моторов. Система ложных целей должна была убедить разведку кригсов, что весь ельник стоит на ремонте в полном составе. Это имело две стороны: с одной, враг не пойдёт немедленно штурмовать, считая, что недостаточно сил; с другой, он может и ввалить столько сил, сколько хватит на ложный ельник.

- В стратегическом плане этим мы нанесём им ущерб, - цокнула Ольша, - Вместо того, чтобы работать, их чекрабы будут таскаться сюда прогонять одну небольшую Ёлку. А для нашей задачи это однопухственно, потому как крупные силы мы не удержим.

- Чисто, - кивнул Скупыш, - Куд кажется отправлял запрос в штаб Сардака, как они оценят вероятности повторной атаки на Дубион.

- Ну и? - фыркнул Олыш.

- Что ну и? Ответ через пять-шесть суток по длинноволновому эфиру. Им ещё тоже надо уточнить данные и сделать рассчёт.

- Ещё у нас на повестке ночи эт-самое, - цокнул Олыш, - Нурка просила обеспечить стопуховое прикрытие Ёлки, пока будет монтироваться четвёртая секция.

- Грызаный случай... - мотнул ухом Скуп, - Придётся отстыковать весь хвост?

- А куда ты денешься, да, хвост. В самом крайнем случае мы уйдём и без него, но сам понимаешь, это треть всей Ёлки.

- Условия операции есть? - осведомился Скуп, - Главное, сколько они будут возиться?

- В самый максимум предполагается двое суток. Хотя немаловажно и то, когда начнут. Собираются суток через пять, итого - семь. По известной диспозяке кригсы к этому времени не успеют пригнать флот, даже если он стартует сразу после получения информации.

- Это по известной, - фыркнул Скуп.

- А ещё заплатите внимание, что в окрестных тоже есть шлак, - заметила Ольша, - Не так густо как тут, но есть. Его наверное тоже было бы в пух собрать?

- Пока забудь про это. Куда будем прятать Ёлку на время роста, медведи и цикломены?

- Самый надёжный вариант, хотя и долгий...

- Да уж.

Под самым надёжным имелось вслуху выведение корабля в межзвёздье. Работать на сверхсвете не получится, но даже выторможенная в пространство Ёлка, оказавшись между звёздами где-то посередине, на произвольном векторе вдали от вероятно используемых, представляет собой весьма маленькую иголку в тысяче стогов.

- Что по этому поводу цокают локаторщики?

- Они считают, что нормально пойдёт. Группа звёзд Дубиона прикрывает обзор дальним сенсорам, а совсем дальние не поймают одиночную Ёлку. Если только кригсы поставят локаторы на граничных звёздах, но пока они у нас под контролем. В частности поэтому мы можем ловить коряги, если они пойдут через межзвёздье.

- В пух, в пух. Похоже, пока песок устаканился.

Астриса же с воодушевлением поведала о том, насколько полезна оказалась синтез-материя, полученная переработчиками. Получая должный ввод информации, она создавала заданную структуру, что позволяло получать, и в том числе довольно технологически сложные изделия. Грызи не мудрствовали и не ломали программного кода кригс-шлака, в конечном продукте никакого кода уже не было, они просто применяли реакцию замещения. Макет изделия делался из подобранных материалов, после чего его обмазывали синтезухой, и получали Прибыль. Этим образом уже был изготовлен каркас для четвёртой секции Ёлки, а планировалосиха ещё сделать вставки-пустышки на место сегментов и недостающие детали самих сегментов. Правда, кпд процесса был ниже, чем мог бы быть, и синтезухи расходовалось слишком много, однако при наличии щедрых источников это не играло особой роли.

- Это в пух, - цокнул Скупыш, причём ничуть не покривил при этом пушой, - Надобно ещё приготовить "Громкую" к приёму пушей на время операции, чтоб не оставлять группировку без прислуха.

- Да, там кают не так много, - согласилась грызуниха, - Хотя они большие, и если ненадолго, туда можно уплотнить пушей по шесть, а то и больше.

- Йа слухну. Но это даже больше в подстраховку. Если строители успеют через пару суток, сделаем всё на месте.

Строители успели. Прятать Ёлку никакого смысла не стало, потому как пространство прослушивалось, и кригсам потребовалось бы больше времени на подход к системе, чем займёт монтировка секции. От "Зимнего Воя" отошли все вспомогательные корабли, образовав базар вокруг, а монтажные боты начали отсоединять части корабля друг от друга. В основном они были скручены болтами калибра двенадцать, причём двенадцать в данном случае - это метры. Болты, каждый из коих весил несколько тысяч тонн, имели хитрую систему откручивания; инженерный модуль делал приспособления для работы с ними, и вместе со стандартными монтажниками, это давало Прибыль.

- Внимание Ёлка! - цокнула Нурка по общему каналу, - Производим разделение. Рассчётное время монтажа - восемь часов. До окончания монтажа отменяются все запуски и стыковки. Разведке усилить слух.

- Некуда уже, - пожал ушами Скупыш.

Запуски отменялись, чтобы не колыхать Ёлку и не сбивать центровку конструкций, так что вся мелочь была запущена заранее и стояла колоннами по орбитам. Скуп несколько раз прошёлся ушами по всем позициям, убедился в отсутствии опасности, а когда снова вернулся на т\э к хдереву - хвостовая часть уже отодвигалась от остальной, оставляя между ними звёздную бездну. Одной из особенностей еловых моторов была встроенная функция близкого гравитационного поля, позволявшего маневрировать отдельными блоками и переставлять модули; иначе для перемещения вещичек, весивших хвостиллионы тонн, потребовались бы отдельные тягачи.

Собранную в монолит ферму-каркас подтащили к Ёлке гравиполем, и за несколько минут она медленно вошла на положенное место. Затем сдвинулись обратно части корабля, и т\э огласился низким грохотом. Монтажники бросились закручивать болты - старые и столько же новых, сделаных при помощи синтезухи. Скупыш к этому времени опять бакланил возле пруда вместе с грызунихой, благо недалеко от терминалов, а по опыту он точно знал, что сидеть там неотрывно и делать вид, что бдишь - это совсем не то, что требуется. Жым, правда, выслушил несколько покоцаным после попаданий - наведённые излучения причнили ему некоторые повреждения, особенно хрупкой биосферной начинке. Вместо лесополоски колосилась свежая трава и торчали саженцы - стало быть, старые насаждения, скорее всего, пожгло радиацией, и хузяйственники успели всё заменить. На грызях были блоки р-защиты, хорошо помогавшие от излучения, а главное, коммы наводили на них фокус общих систем защиты: вслуху этого, жым мог выгореть до пепла, а экипаж остаться целым - как кстати и случилось на "Жадном Слоне". Пруд тоже не до конца стал столь чист, как был, потому как расплескался. Скупыш подумал о том, что не брать в жымы кучу жывотных - весьма правильная.

- Как твои бакланы, корпят? - хихикнула Астриса, - Преподаватель-пуш.

- Да так, ничего, - кивнул Скуп, - Ты вот сколько времени добровольно просидела за симулятором?

- Ноль, - вздохнула грызуниха, задумчиво дёргая пух с хвоста.

- Вот. А они - помилуй гусь и распуши уши вдоль. Так что корпят, ещё как. Вдобавок они с недавно уничтоженого "Слона", сама понимаешь песок.

- Это в пух. Тут вот ещё такая загогулина, - показала она загогулину, - Строители конечно сожрут много синтезухи, но если у нас будет время, мы сделаем её куда больше, чем нам надо самим.

- Насколько больше?

- В этом и соль. Наши полагают, что это будет несколько хвостиллионов тонн, или другими цоками, сколько Ёлка не утащит.

- А, ну да, - почесал уши Скупыш, - Станция.

- Не совсем, - поправила грызуниха. - Станцию они делали комбинированым методом, используя слабенькую синтезуху, так что сырья от неё осталосиха не пропорционально массе. Однако даже то, что осталось от чекрабов и башен, тянет на внушительное количество хабара.

- Нам нужен транспорт, - изрёк мудрость грызь.

- Ты изрёк мудрость, - подтвердила Астриса, - Если инженерам удастся, они сделают несколько "херрингов" для перевозки синтезухи. Из неё же, собственно.

- Уу, такенное погрызище, - припомнил Скуп.

"Херрингом", или "Селёдкой", назывался эрзац-транспорт, какие как раз сооружали в полевых условиях силами Ёлок. Погрызище в основном было в том, что на посудине длиной в три килошага имелся только один двигатель, ради экономии ресурсов, что отнюдь не добавляло ей изящества маневров. Впрочем, это явно лучше, чем ничего, а ждать подкреплений с Сардака не стоит. Всмысле, запрашивать корабли для поддержки операции никто бы и не подумал, чтобы не ослаблять основное направление; все грызи были в курсе стратегического песка и прекрасно понимали, что успехи в сардакском украйоне спасают их родной мир в соседнем, куда кригсам не дают добраться.

В оперативной же перспективе "Зимний Вой" всё также увеличивал количество "аллей", оборудованных переработчиком шлака. Постоянное производство довело их число до трёх десятков, и оно постоянно увеличивалосиха; группировка уже производила по дюжине таких кораблей в сутки. Ресурсники занялись тем самым, чем они занимались всё время до войны - сооружением годных хранилищ для продукта. Для производства упаковки пришлось занимать ещё две самоходки, на которых выросли наскоро слепленные автоматические заводы; синтезуху заливали в "орех", сферический контейнер, окружённый кубической рамой для удобства стыковки и прочности.

Пока кригсы сидели тихо, Скупыш не терял времени, производя натаскивание пополнения, так что Маслыш и Ратика теперь были кое-как в курсах дел, и их можно было использовать на подхвате. Они вполне справлялись с работой на установщике мин, каковой постоянно применялся для создания заграждений вокруг системы. Разведчики сошлись во мнении, что мины не помешают, тем более раз есть такая возможность. Даже заметные издали, они мешали врагу свободно пролетать через систему, закрывая окна между патрулями котанков, и резко снижали безопасную скорость прохода, потому как действовали и на сверхсветовые цели. Всё же Скупыш слегка схватил ощущение того, что было бы проще иметь контакт с противником, чем не иметь его вовсе и думать, откуда может таращиться локатор. Вслуху этого он уделял большое внимание прослушиванию эфира на всех возможных волнах и частотах, дабы отсечь сигналы каких-либо устройств кригсов, абы такие есть в системе.

Астриса также поведала ему, что ресурсники испытали приступ удушения Жабой и предлагали разбросать сборщиков по граничным звёздам, чтобы сначала собрать тамошние россыпи шлака, а затем уже добивать основное месторождение. Нурка наотрез отказалась, так как эти маневры уменьшали конечный выход продукта на треть, что было против основной задачи. Однако, снова вспомнив о второстепенных залежах, грызи засуетились в плане того, что их следует заминировать пыльниками, а возможно и собрать. И здесь уши смотрели в сторону ёлочки, потому как только она могла оттащить медленные самоходки на межзвёздье. К этому времени закончилось восстановление второго буксира, за счёт разборки на запчасти третьего, сильно пострадавшего от попаданий с чекрабов, так что "Громкая" вполне могла эт-самое.

Сидючи в очередной раз за столом, лопая размоченный горох из железной кружки и запивая оный чаем, Скупыш протянул курсером линии к граничным звёздам, задав параметры группы кораблей и задержки. Выходило, что при транспортировке двух самоходок и хабара ёлочке придётся мотыляться туда-сюда пять раз, и весь маршрут займёт не менее двенадцати суток. Косяк был в том, что это время уже не могло считаться безопасным от появления новых больших флотилий кригсов.

- Да ну впух! - фыркала Ольша, - Уничтожить шлак спорами по, и все дела. Его там не может быть много, а таская самоходки, мы отрываем их от производства продукта, так что не получим Прибыли.

- Как ни жабопротивно это, а боюсь, так и придётся сделать, - вздохнул Скупыш, - И Астри не отдаёт ёлочку, потому как она нужна на основном плацдарме для перетаскивания.

- Так что, приняли, - подытожил Кудус.

Клесты, которые челноками летали на соединение с граничными звёздами, получили нагрузку в виде бомбочек со спорами и командой сбросить по одной на каждое скопление шлака. Если кригсы не нападут на системы в ближайшие часы, тамошние россыпи ресурса будут уничтожены.

Скупыш ничуть не удивился, что кригсы таки атаковали аванпосты именно в это время. Правда, закон подлости сработал не в полную силу: враг послал по всем системам пробные шары из пяти ощепов, а этого было мало на четверых свармеров, сидящих в засаде. Имея полную картину вслуху наличия зондовой сети и пользуясь созданием помех, дежурившие клесты на автоматике уничтожили коряжек. Прибывшие же с бомбами птицы беспрепядственно обработали шлак, что следовало счесть Прибылью.

Пока разведчики опять высчитывали, что нужно сделать, а Скупыш с Астрисой варили крапивные щи и делали сырники, строители уже городили открытый док для "селёдок" и даже сделали несколько узлов двигателя. Контейнеры с хабаром вешали на ветки Ёлки, и там уже практически не осталось свободного места, так что следовало слушать вперёд по времени. Выйдя условно-ночью из фальшдома, Скупыш уселся на ящик в кустах, и включив комм, снова начал трепать уши согрызунам.

- Нам надо, чтобы они не обнаружили рыбу, - цокнул он, - Тогда будет полная слышимость, что здесь ельник, который занимается примерно тем же, чем они до этого.

- В логику, - согласился Кудус, - Рыбу спрятать не так сложно, хоть плёнку натянем.

Скупыш в очередной раз окунулся в действительность, оторвавшись от экрана и чуя свежий сквозняк из окна. Астриса водила курсером, уткнувшись в экран, и пока ничего не замечала.

- Может быть, стоит посылать селёдки по мере наполнения? - предположила Ольша, - Чтобы не лететь всей толпой.

- Да не, селёдка в одну морду не разовьёт большого ускорения, и будет тащиться до Сардака год. А в связке с Ёлкой есть надежда уложиться в две недели.

- Тогда чисто.

- Ладно, пойду вдохну воздух, - цокнул Скуп.

Втихорька погладив хвостище грызунихи, он вышел под ночное небо, на котором светили звёзды и солнце Дубиона, закрытое мутным облаком. Хотя ельнику и удалось убить кригсов, грызь не собирался думать, что дело сделано. Конечно отнюдь не исключено, что оно таки сделано, и стратегическая обстановка не позволит врагу снова атаковать Дубион, но этого не могли с абсолютной точностью знать даже в штабах, так как кригсы не передавали своей точной диспозиции. В немалой степени беспокоили подкрепления, какие они могли получить из экс-Тыконии, вслуху малого количества данных об этом направлении. Скупыш однако иногда выбрасывал всё это из головы, вспоминая согрызунов из родичей и Лушку, мягкую и пушную белочку. Так что, когда он цокал о двух идеальных грызунихах, субъективно это равнялось правде. С другой стороны, грызь не развешивал уши, раздумывая о возвращении на Родину - до возвращения ещё надо было дотрясти, не будучи израсходованным. А для этого следует копать песок всеми лапами и носом. Грызь прошёлся вдоль полосы высоких злаков, шуршавших под ночным ветром, и лыбясь до ушей, потому как точно также прохаживался с Лушкой по бескрайним просторам Белоелья... ну, за исключением эт-самого:

- Скуп! - цокнул Олыш из комма, - На объекте-два событие.

- Фреги? - протёр морду грызь.

- Нет. Торпеды со вспышками и группы мелочи. Подсветили пространство, убедились что там ничего нет, и уж потом убрали наших наблюдателей. К удаче, челночный клёст был на отлёте и записал передачу.

- Таак, двушка, - прикинул карту Скуп, - Им её хватит для маскировки передвижения?

- Выше ушей. Локационные угрызаются, что любой из пяти систем хватит.

- Предложения?

- У нас есть проекторы Р4, так что мы думаем под их прикрытием подвести котанковую группу единиц на тридцать-сорок, имитировать пролёт малой разведгруппы, а когда они бросятся в погоню, ударить.

- Это если там пара фрегов и мелочь, - заметил Скуп, - А если не пара, или не фрегов?

- Это надо учитывать. Есть предложения, что в случае обнаружения большой группы следует послать туда Ёлку и выпилить их. Добраться до центра они не успеют, а такой рейд утвердит их в мысли, что ельник здесь в полном составе.

- Крупняк не протащат, но может быть и мелочёвка, центр придётся прикрывать в отрыве от хдерева.

- Прикроем, куда только песок не падал.

- Ну да. А торпеды со вспышками есть?

- Есть, "Воцф" перед уходом загрузил нам двадцать штук готовых, с ускоряками.

- Тогда в пух, - цокнул Скупыш, - Кто вылетает?

- Думали что мы, - хихикнул Олыш, - Ну, с грызунихой и числоволком. У нас, кажется, хорошо получалосиха.

- Давай, сейчас буду.

Грызь встряхнул шкуру, потому как состояние было сонное и тянуло забиться в ящик, а не мотыляться между звёздами - но он соображал, что промедление работает на кригсов, и побежал, причём даже не к дому, а сразу на транспортёр. Он только предуцокнул Кудусу, чтобы тот сообщил Астрисе, когда она будет свободна, а так даже на это времени терять не стоило. Грызь предполагал, что...

- Скуп, - цокнул Кудус, - Уточнения. Они ввалили и в тройку, только что пришло сообщение. Схема атаки точно такая же. Достоверной информации о том, что туда приехало, нет.

- Локатор? - осведомился Скуп на бегу.

- Вроде цел, но наверняка не цокну.

- Так, - сбавил темп грызь, перейдя на шаг, - Даю клок пуха на отрыв, что они сейчас ввалят и во все остальные. А нам нужно прессовать их как можно сильнее, чтобы создавать видимость.

- Можно подождать, пока придут данные от остальных. Тогда по усреднённой мы сможем прикинуть состав штурмгруппы, которая просто чистит систему от зондов.

- Думаю, это и надо сделать, - кивнул Скупыш, поворачивая к дому.

Среди тропинок и дорожек жыма попадались ещё пуховичные звери, тоже вдыхавшие воздух и полоскавшие пух; многие окна фальшдомов неярко светились от ламп, подсвечивающих экраны. Пожалуй, все они не светились только потому, что не все помещения были заняты. Грызуниха была обнаружена всё в том же месте комнаты, уткнувшаяся ушами в экран. Скупыш всё таки обнял её, и потискивая, оттащил от терминала. Поскольку Астриса не цокнула ничего поперёк, это вполне можно было сделать без ущерба для дела.

- Грызочка, - погладил её светлые волосы грызь, - Посуркуй, пожалуйста.

Грызочка поводила ушками и серыми глазками, в которых отражался свет лампы, и захихикала.

- Йа... йа не могу, - тихо вкатилась в смех Астриса, - Понимаю что надо, а не могу.

- А, это известный песок, - церемонно цокнул Скупыш, аккуратно выбрался из-под её лапки и нашёл в шкафчике коробку с сушёными травами, - Испей чаю.

- А если вдруг что случится, пока йа наклюкаюсь?

- Не случится, - твёрдо цокнул Скуп, насыпая заварки в кружку.

- Скупы, что там? - спросила грызуниха.

У грызя непроизвольно появилась слеза в яблоке, настолько тихим и уставшим был её голосок. Вслуху этого он добавил дозы травы - нипуха страшного, на Ёлке незаменимых нет.

- Там, это... - почесал он уши, - Кригсы лезут в периметр, пока малыми группами. Будем выкуривать их и обнаруживать основные силы... обычная байда, собственно.

- А...

- Закопайся в песок спокойствия, бельчона, - цокнул Скуп, - Мы неплохо справлялись и раньше, с одними старыми клестами. Теперь у нас два почти полностью набитых котанками модуля, чуешь цену перьев?

Астриса улыбнулась, и вслуху испития чая, закрылась хвостищем и слышимо, сразу уснула. Маленькая зверушечка, с нежностью подумал грызь, глядя на шёлковую пушнину и не выплачивая внимания тому факту, что зверушечка куда старше его самого. Нельзя было бы представить, чтобы Лушка досиделась до самозакрытия глаз - та была грызуниха хузяйственная, в том числе в администрировании себя самой. Ну и ладно.

Грызь мотнул головой, возвращаясь к тактическим баранам. Голова почуяла какую-то нечистоту, и он быстро понял, где она: он зря цокнул о том, что такая прорва котанков повышает шансы. Дело в том, что со старыми клестами они и лезли на соответствующей сложности задачи. Никто не стал бы и браться устраивать рейды по тылам противника. Здесь же предстояло трепать фронт в шесть звёзд размаха, причём единовременно - послать разведку к пяти звёздам периметра, и держать позицию в центре. Лампочка "косяк" снова зажглась в голове, на этот раз относясь к количествам доступных грызей. Даже если послать по одному хвосту на группу, что не совсем правильно, в отделе имелись четыре убельчённых космонавта. Допустим, на Ёлке найдётся кому проследить за мелочью, так что минус один, но кого-то придётся запихать на пятое направление. Эти соображухи он отцокал вслух, будучи на пути к ангару.

- Это да, - фыркнул Кудус, - По одной морде вообще не в пух. Хотя...

- Вот именно, что хотя, - кивнул Скуп, - Плюс числоволк. Может, в пятую обойтись двумя числоволками?

- Нам нельзя рисковать, - цокнул Кудус, - Только чтобы не рисковать... ну ты понял. У меня тут Хелдун и Звера вполне себе на симуле трясли, а по матчасти они убельчены, потому как на ёлочках трясли. Думаю послать кого из них, или даже обоих.

Скупыш протёр морду лапой, пырючись на пролетающие за окнами транспортёра конструкции Ёлки. Взгляд его также упал на пульт вызова кабины, где была прикручена новая кнопка с надписью "четвёртая секция". Грызь ещё раз испытал чувство жути, потому как им предстояло отправить на боевое задание крайне малоопытных грызей. Однако насчёт риска Кудус был прав, числоволк без вмешательства мог просто зависнуть, и требовалось главное - осмысление обстановки. Не математический просчёт, а понимание беличьей головой. С другой стороны, грызи эти со "Слона", а там совсем непричастных не бывает, так что должно прокатить.

Транспортёр со скрипом тормозов остановился у платформы, и Скупыш проделал путь по длинным корридорам без особого освещения, хорошо хоть воздух имелся. В одном месте металлические панели на протяжении двадцати метров вспучились на полу и стенах, показывая последствия побочных эффектов чекрабских выстрелов. А и хвост положить, подумал грызь, перебрался через колдобины и зашёл в казарму. Тут отсиживали хвосты уже все, кто был нужон; основной состав разведки чертил схемы по бумаге, разложенной на столе среди кружек с чаем и горохом, а грызи из пополнения, поставив в ряд пять довольно объёмистых сумок, набивали туда поровну расходных материалов - кормовые книжки, орехи, чаи, и всё такое. На это тоже нужно время, так что помощь была отнюдь не чисто для абы что сделать. Естественно, что обсуждения касались в основном состава разведгрупп.

- Суппорт для восстановления сети - да, - загибал пальцы Олыш, - Проектор, штуки четыре несушки, ресурсер. По три торпеды со вспышками... Итого несколько.

- У нас четыре проектора Р4, - напомнила Ольша, - А вот котанковых как раз пять.

- Да, думаю не рисковать ими и оставить поддерживать ложные цели, - кивнул Кудус, - Кстати, есть предложение использовать клеста как командную машину. Как-никак, а ускорение у него больше, может и пригодиться.

- Да, с навесными проекторами будет в пух, - согласился Скупыш, - Держаться чуть подальше от группы, и пух запалят. Если что, удобно для линьки. Как матчасть?

- Готова к старту. Мы всё ещё ждём данных с остальных звёзд периметра, тогда уточним.

Скупыш, развалившийся на скамейке, ослушал грызей: как были пуши, так и остались. Кудус отличался только седыми ушами, Олыш с Ольшей радовали ухо рыже-серой пушниной и огромными хвостами. Среди пополнения были две грызунихи, помимо уже слыханной Ратики, и они выслушили весьма убельчённо, особенно когда приквохтывали, копаясь в сумках.

- Ладно, дайте песка, - цокнул Скуп, слухнув на время, - Пойду устрою хвост.

Грызь неспеша прошёлся до ангара, где теперь висели целые грозди котанков, нашёл нужного клеста, и забрался в кабину. На втором месте стояла стойка дополнительной аппаратуры связи, потому как числоволк будет установлен в другую машину, рассредотачивать управление. Поёрзав хвостом на клесле, Скупыш понял, что пожалуй стоит натянуть и скаф, и пошёл за скафом - бережёного хвост бережёт, хоть и есть р-защита от вакуума на всякий случай. Грызь слегка поморщился, увидев пустые отверстия на месте приборов в кабине - сборка начала экономить и откусывала зачастую не то, что нужно. Впрочем, подумал он, не критично.

Как и предполагал Скуп, один челнок вернулся со столь же расплывчатыми данными, а второй не вернулся вовсе, что означало примерно тоже самое, просто ему не повезло. Корректировки таким образом не требовалось, и все группы начали выход в пространство; Скупышу выпала самая дальняя система, потому как он уже был готов, и так не терялосиха ни секунды времени. Уже когда его клёст удалялся от Ёлки вслед за колонной котанков, грызь получил обновления о том, что пуши приняли решение посылать на дальняк Хелдуна и Зверу, а Кудуса оставить на прикрытие основной позиции, как самой критичной.

- Гусиной удачи, пуховичные звери, - цокнул Кудус.

- Даст песок, даже большей, - ответил Скупыш, слегка ржа.

Группа начала разгон на межзвёздье, огибая группы самоходок, возившихся со шлаком; в стороне остался док со строящимися селёдками и прочей рыбой. Просто удивительно, какой базар может развести вокруг даже одна не особо большая Ёлка... хотя, теперь уже на четверть больше, чем было. Скупыш однако не намеревался философично таращить уши на звёзды - всмысле, собирался сделать не только это. Уши он потаращил минут десять, пока машины уходили от звезды и с т\э пропали соседи, уходящие по другим векторам. Звёзды по прежнему оставались тёплыми точками на чёрном фоне космоса, мягком на вид, только не мерцали, как при взгляде через атмосферу.

Получив порцию Дури от созерцания, Скупыш занялся делом и стал перестраиваться своим клестом то в одно, то в другое место общей формации, каждый раз замеряя, насколько эффективна маскировка. Котанки шли колонной, лишь на корпус смещаясь, чтобы не задевать друг друга радиаторами - впереди проектор, за ним несушки, суппорт с ресурсером, и три торпеды, похожие пух знает на что - впереди громоздилась бочка собственно торпеды, а сзади её толкали три грибовидных ускорителя, у которых светился "низ шляпки", где располагались радиаторы. Собственно, ускоритель так и назывался - "Вешенка", за свою грибодурьность.

- Так, не получается, - вполне спокойно цокнул Скупыш, почесав уши под шлемом, путём вынимания лап из рукавов, - Подключаем усиление головы.

Суг, точнее одна из его копий, был не особо доволен надобностью рассчитывать такую ерунду, но поворчав, определил таки нужную формацию. Скупыш вколотил числа в арифмометр навигации, и клёст поотстал от колонны. Непуховее всего дело обстояло с торпедами, которые светили своими грибами во все стороны, но грызь знал, что на самом подлёте их можно выключить, а когда подойдут по инерции - дать уже полный форсаж. Врываясь на вражескую позицию, торпеда подрывала боеголовку и давала столь мощную вспышку, что локаторы получали чёткие снимки всех объектов в радиусе действия, неслушая на маскировку. Скупыш также напомнил себе, что свармеры на этот раз усилены. Установленный на Ёлку модуль брони обрабатывал их корпуса, заменяя часть обычного металла на броневые вставки. Это была очень плохая новость для ощепов, потому как с усиленой защитой ощеп не мог своим вооружением пробить даже одиночный свармер, в то время как тот прошивал его полностью.

Грызь ещё помотылялся взглядом по бесконечной звёздной сфере, послушал собственный хвост и решил, что не стоит гонять симулятор, чтобы не утомлять голову и яблоки. Он устроился поудобнее и принялся усиленно сурковать, благо скаф хорошо подходил для этого; если перевести его в режим мешка, можно существовать там, как в палатке. Ну, пробежку утром не сделаешь, но ворочать туловище точно есть где. Лишь отсурковавшись и получив некоторую бодрость пуха, он испил чаю - правда, не извращаясь, а просто открыв скаф и пользуясь микрокухней в ящике слева от кресла. Там у него лежали ешё травяные плюшки, каковые они готовили на две морды с Астрисой, так что грызь вспушился и прицокнул.

Симулятор он всё-таки прогнал пару раз, после чего снова надавил на сурка в течении часов трёх, и включил фальшпрыжок. Прыжок был исключительно фальш, потому как сберегал время не для внешней Вселенной, а только для космонавта. Тобишь, пока грызь гонял чаи и всё такое, никакой задержки не случалось. На самом деле, внутренности аппарата на сверхсвете и так загоняло почти в полный ноль по течению времени, а шло оно, время, вслуху нарочно вкрученных механизмов. Так что на самом деле грызь даже не включил прыжок, а выключил непрыжок.

Как бы там ни было, Скупыш разом оказался в десяти минутах от начала маневрирования. Звезда, большая, розового оттенка, как-то даже называлась осмысленно, но ему неоткуда было взять эти данные, так как информационная сеть Дубиона прекратила существование. Судя по ранее зафиксированным обломкам, в системе строилась космотория и две искуственные планеты, помимо всяких промышленных платформ и тому подобного - теперь придётся начинать здесь всё сначала. Впрочем, это было подумано без уныния, потому как грызи в целом имели очень, очень большой запас прочности. Кригсы завязли в первом же укрепрайоне, а в тылу у него была неплохо освоенная галактика союзных народов.

- Военно-коМические силы, - цокнул под нос Скупыш, и заржал рецидивно.

Однако же он вспушился, и приступил к рассчёту атаки, в первую очередь приведя в годность числоволка, который кажется сам не особо в неё пришёл. Тактика была достаточно простая - налёт свармеров с пробиванием дороги до тех пор, пока не будет упора в сопротивление, а там запуск торпед. Грызь напомнил себе, что если сопротивления не будет, и система почти пуста, то вполне можно вернуть торпеды на базу, ещё пригодятся. Пространство впереди казалосиха совершенно пустым, но Скупыш на это не покупался, начав щупать основательно: с несушек стартовали по два свармера, несущие мелкие вспышки вроде той, что стояла на торпеде. Они сбрасывали навесы перед курсом группы, подсвечивая маскированные цели. От подхода под проектором грызь отказался, потому как лезть в чужую сеть зондов таким образом бесполезно - заманят вглубь и там прихлопнут. Котанк, тащивший оборудование маскировки, развернулся из носа построения и пошёл назад - его лучше использовать как челнок для доставки информации, если что.

Скупыш проконтролировал, чтобы проектор мотылялся на максимальной дистанции связи от клеста, в то время как сам клёст держался как можно дальше от передовой группы. У грызя были все основания надеяться скрыться в следах от более тяжёлых машин на своей птице. Свармеры пока что засвечивали только зонды, которые снимали одиночными дробовыми выстрелами.

- Ну же, коряжный мусор, дай песка, - пробормотал Скупыш, водя ушами, как будто выслушивал врага по кустам, а не за хвостиллионы километров пустоты.

Коряжный мусор не заставил себя упрашивать, впереди на т\э отрисовались ощепы, подбирающиеся звеньями с разных направлений. Чистое дело, после устроенного салюта все кригсы стояли на ушах, и не бросались на группу всей толпой только из осторожности. Обнаружив засветку, ощепы бросили ныкаться и дали форсаж.

- Аца!! - басово рыкнул по внутренней связи Суг, чуть не испугав грызя.

Под данной фонемой он имел вслуху залп свармерами. С несушек пошли по восемь штук, окутывая котанки огненными хвостами и вкручиваясь вперёд, как ракеты. Скупыш под шумок направил ресурсер и суппорт набирать топливо с газовика, потому как могло пригодиться. Как он и рассчитывал, усиленные свармеры разорвали звенья ощепов в клочья за несколько секунд, однако далее было не совсем так, как он рассчитывал. Прямо по остаткам ощепов и рою свармеров фуганули сразу два энергетических веретена, заставив взвыть сенсоры от величин замеряной мощности. Это были не чекрабовские главные калибры, но судя по всему, могли быть орудия разрушителей, пущенные не на полную мощность.

- Потери роя? - быстро цокнул Скуп.

- Сорок процентов, - ответил Суг.

Машина ответила бы другое, но грызь имел вслуху потери роя впринципе, а не номинально на данный момент. Числоволк это осмыслял и включил в рассчёт те свармеры, которые не переживут следующих залпов. Скупыш быстро метался слухом из стороны в сторону - так, тут ещё ощепы, тут обмылы... тут пока никого. Грызь бросил туда курсер и вместе с ним траектории для торпед. Уцелевший рой разделился и атаковал ещё два звена коряжек, отвлекая врага, а торпеды зарядились от ускорителей и пошли вперёд, обгоняя котанки. Когда они просвистели мимо обмылов, то уже имели слишком большую сверхскорость, чтобы те их перехватили. Одну торпеду всё же подстрелил разрушитель, при этом заодно сбацав в газовую планету и выбив из неё облако водорода размером с луну. Остальные две пролетели как надо и дали вспышки.

- Впух! - цокнул Скупыш так, что здесь уже Суг подпрыгнул бы, если бы ему было чем подпрыгивать.

Вспышка высветила не только три группы больших кораблей во внутреннем пространстве системы, но и три коряг-фрега, приближающиеся строго сзади. Три сзади, пух знает сколько спереди. Числоволк опять сыграл в машину и подвис, пытаясь определить, откуда они могли взяться. Грызь в данный момент чихать на это хотел, потому как куда больше его интересовал вопрос о том, как выкручиваться, раз уж вкрутился так основательно.

- Основная группа под огнём, - довольно меланхолично сообщил Суг.

Разрушки принялись палить по несушкам, не прикрытым ничем от обнаружения и атаки, и сразу же попали - промахиваться тут некуда, веретено слишком здоровенное. Кстати, заметил Скупыш.

- Всем машинам, по прямому вектору - впесок! Суг, в любом случае уйти и доставить данные!

Он собирался воспользоваться излишней мощностью орудий разрушек и пройти через их строй между оными - не станут же они пухячить друг в друга! Ещё одну несушку накрыло, а вот те что прошли дальше - оказались в мёртвой зоне. Кригсы заворочались, ощущая диссонанс, и примерно на этом месте грызь сменил команду на "врассыпную". Суппорт вылетел слишком далеко и попал под огонь, но ресурсер прикрывался планетой и уходил весьма бодро. Его-то догонят, но он отвлечёт корабли от других.

- Суг! - цокнул Скуп, - Суг? Ах да, впух.

Числоволк был на одной из несушек, причём явно не той, что ещё маневрировала. Скупыш, краем уха наблюдая за уходящими в разные стороны котанками, осторожно заворачивал клеста к газовику, сбавляя мощность до самого минимума - так сложнее обнаружить его. Маневр группы заставил фреги с тыла сменить курс, и теперь проектор проходил мимо них, слишком далеко и медленно, чтобы его засекли. На такой дистанции им даже вспышка уже не поможет, хихикнул Скуп. Ослушавшись далее, он понял, что выбраться из системы ему не светит.

Пятое корыто - Рыба сидела на дереве

Белоелье находилось ближе к северным районам планеты, так что особой жары там не водилосиха. Впрочем, грызи отнюдь не любители оной, так что к данному факту относились более чем спокойно, и даже прицокивали. На самом деле, вся эта местность, покрывавшая чуть не четверть площади Колонтопа, должна была быть тундрой - но тундра тоже дребузня на любителя, и климатические установки по берегам полярного океана нагревали песок до пригодных температур. Разделённая тысячами невысоких скальных хребтов, с которых с плеском лились речки, страна вовсю зеленела тайгой, которая зимой оправдывала название, а летом искрилась в лучах щедрого солнца и производила фотосинтез за обе щёки. В одном из околотков, который прятался между двумя грядами камней, завёлся и Скупыш...

- Почему именно Скупыш? - резонно цокнула его мама, обращаясь к его же папе.

- Ну как тебе цокнуть, моя грызуниха, - церемонно ответил тот, помотав лапой в воздухе, - Исходя из субъективных представлений о гармонии, основанных на понимании оной как эмм... Ну короче, если пятилетняя белочь везде таскает с собой "Книгу начинающего Жабократа"...

- Подумаешь! - покатилась со смеху белка, упав на хвостище и оттолкнувшись обратно от этой пуховой подушки, - А йа тогда с собой как-то таскала инструкцию к трансформатору, и что?

- Ничего, Индуктриса-пуш, - заржал грызь, - Кхм. Ну всмысле, он не только Книгу таскает, он ещё и крайне скупо собрал урожай с огородца. Практически, скупее не бывает.

- Да это скорее в пух, чем мимо...

Небольшой же грызунёнок, возившийся за колючей изгородью из шиповника и роз, не особо слушал цоканье, а довольно в хохолочно-подъёмном режиме бегал вокруг грядок с горохом, и то и дело хватался за инструмент, рыхлить и без того рыхлую почву. Попеременно с этим зверёк возвращался к Книге эт-самого, листая почти выученные наизусть страницы. Рисунок на двадцатой странице изображал грызей, орудующих тяпками под полной луной и звёздным небом, а подпись гласила: "Спать никто не заставляет. Жадничай!". На самом деле там было написано даже не "жадничай", а "Ж-чай", чтобы экономить, ибо слово это употреблялось там чаще, чем слово "пух". Грызунёнку, как и многим таковым, было люто интересно вырастить корм своими лапами, аж до дрожи в ушных кистях. В отличие от полновесных грызей, белочь бегала то на двух, то на четырёх лапах, и именно бегала, а не ходила.

Зверёк суетливо мотал хвостом по своему огородцу, который от силы был три на пять шагов размером, ловко перебирался через изгородь по лесенке, и носился по окрестностям, в поисках чего либо того, что видел в Книге и про что было сказано, что надо Ж-чать и утащить в Закрома. Яркое солнышко грело рыжие уши грызунёнка, воздух был полон восхитительных запахов, а под когтистыми лапами мотылялась прекрасная родная земля...

И вот теперь Скупыш не стал вспоминать всё это, потому как у него были другие заботы. Его маленькая проблемка заключалась в том, что он сидел в клесте, а таковой находился далеко в системе, контролируемой кригсами. Тактик-экран передал множественные хлопки, означавшие понятно что, и грызь убедился в этом - враг бомбил траектории отхода группы вспышками, чтобы засветить цели. К удаче, он по крайней мере успел сбросить скорость почти до нулевой относительно планеты, как и мощность движка, дававшего основную сигнатуру. Оставалосиха надеяться, что засветка будет слишком слабой, чтобы счётные машины кригсов определили клеста как цель. Причём, если этого не случится сразу, то может случиться позже - боевая сеть анализирует сначала приоритетную информацию, а потом копает глубже.

Скуп поворочался в скафе и включив встроенную туда числовую машинку, убедился в готовности систем. В крайнем случае можно и пультировать кота, всмысле катапультироваться, однако тут песок с двойным дном. Зная, что кригсы обладают весьма извращёнными привычками, грызи включали на скафах систему самоуничтожения, чтобы не попасть в трофеи. Таковая состояла из капсулы с уникатом, и достаточно было выплеснуть её внутрь скафа, как туловище сгорит за секунду, не оставив даже эт-самых цепочек из кислот. Делать этого совершенно не хотелось, но грызь сделал бы без колебаний, потому как разговаривать с кригсами не хотелось ещё больше.

"Уровень засветки: два процента".

- Это ближе к пуху, - цокнул сам себе Скупыш, отчего захихикал, но быстро унялся и вспушился, - Так, теперь надо где-то сныкаться...

Уже уходя от преследования, он заворачивал к газовой планете. Хороши были бы кольца, но тут их уже схомячили, остались только каменные спутники неровной формы, на которых невооружённым ухом различались гигантские выработки породы. Спутников было допушнины, но Скупа интересовали те, до которых он может дотянуть прямо сейчас, не увеличивая тяги.

- Так, если есть карьеры, должно быть и какое-то оборудование, - разбрыливал он, - Кригсы тут основательно не окапывались, так что прочёсывать все покинутые спутники у них сил вряд ли хватило бы. Ныкаться среди горных автоматов куда лучше, чем на пустом камне, так что и. Вопрос только, как туда попасть?

Скупыш нагло отказал в выплатах внимания вражескому фрегу, прошедшему опасно близко - всё равно ничего не сделаешь, тут уж как хвост ляжет, и продолжал соображать. На маленьком спутнике не было атмосферы и сильного тяготения, так что, учитывая р-защиту на скафе, вполне возможна баллистическая высадка. Если рассчитать вектор и скорость, то притяжение спутника затормозит скаф в считаных сотнях метров от поверхности, а оттуда падать недолго. Скуп помнил о тренировках на симуле, где отрабатывался этот маневр - ничего особо сложного, если не будет косяков. В частности, грызь беспокоился о пыли: если скаф вместе с катапультным креслом грохнется в полуметровый слой мелкой каменной пыли, поднимется столь заметная туча, что это может вызвать интерес кригсов. Однако расслушивать места падения было некогда, да и без активной локации грызь слышал поверхность в общих чертах. Выбрав площадку примерно в районе выработки, он положился на числовую машину в прокладке траектории - правда, потом ввёл числа в механическое счётно-решающее устройство на приборной панели, и проверил результат. Клеста Скупыш отправлял дрейфовать по низкой орбите газовика, подготовив к самоуничтожению - найдут его или нет, неизвестно.

- Пора дать песка, - сообщил себе грызь.

На самом деле до дачи песка оставалось ещё полтора часа, пока клёст на ускорении менее одной сотой от полного выходил на траекторию. Кригсы к тому времени почти успокоились, по крайней мере, перестали бомбить вспышками, и снова затаились. Слабые сигнатуры у соседнего газовика свидетельствовали, что скорее всего там стоит носитель, а вылезшая из него мелочь строит локаторную станцию. Ковыляя вдоль облачных боков огромного водородного пузыря, Скупыш пораздумывал над обстановкой. Если всё прошло по шерсти, а был повод так думать, то Ёлка получит полные разведданные. Опять-таки если, в других точках периметра не обнаружится чего-то большего, то через довольно небольшое время "Зимний Вой" ввалится сюда, гасить всю эту несуразицу. А раз так, есть хорошие шансы на быстрое обнаружение его самого. Грызь также прикинул, откуда могли взяться пять фрегов, зажавших его с тыла, и счёл, что ему крупно не повезло и он попал под них случайно, когда те возвращались к своему флоту.

Даже в кабине столь мелкой машины, как клёст, создавалосиха тяготение, потому как с мотором это нетрудно устроить. Чистое дело, что в скафе гравгенов не водилось, так что после выхода из аппарата грызь оказывался подвешен в вакууме, как курдюк. Собственно, начинать следовало сейчас, так что Скуп выкрутил колёсико на блоке управления мотором, и получил заложеный нос. Неслушая на космонавтичность, баловаться невесомостью ему приходилось весьма редко, и ощущения были не идеальные - в частности, кровь прилила к голове, и казалось, что ушные раковины просто распухли. Скупыш утёр морду и продолжил действовать. Сумка с харчами и аварийный набор с инструментами лежали за креслом, в чём грызь убедился собственнояблочно ещё при вылете - ему не хотелосиха оставаться без этих предметов.

Уловив на навигационном экране, что аппарат находится на траектории, грызь вздохнул, установил минуту задержки, переключил режимы катапульты, чтобы его не выбрасывало пухти как, и дёрнул красный рычаг с надписью "ВОН!". Фонарь открылся, и кресло вместе с пилотом отошло от клеста метров на двадцать, совсем не спеша, чтобы не привлекать лишнего внимания. Скупыш всё-таки помнил, как оно, так что мотнув ногой, придал креслу нужное вращение. Катапультный двигатель можно было использовать и потихоньку, чтобы погасить импульс, полученый при вылете из клеста, и не удаляться более с траектории. Нельзя цокнуть, что подобные маневры дались легко, но грызь справился и убедился, что слышимое смещение относительно клеста отсутствует, а на таком расстоянии это значило, что всё в пух.

Машина, почти не светя из радиаторов, чёрной крылатой тенью отвалила в сторону и исчезла из слуха. Теперь у Скупыша остались только скаф и кресло с движочком, которым можно поманеврировать. Примерно за спиной висел пузырь, освещённый звездой наполовину, а впереди приближался спутник, похожий на обломок кирпича, только серый. На звёздном фоне выделялась только одна подсвеченая грань, остальное тонуло в непрослушной тени. Снаряд белочного типа должен был пролететь по касательной, так чтобы перейти к падению на небольшом расстоянии от камня. Несколько нервировало, что грызь не мог слышать, куда летит, наблюдая только край камня, но Скупыш не особо мусолил это под ушами. Пока было время, он даже протестировал заварку чая внутри скафа - там существовал литровый термос с кипятильником, питаемый от батарей скафа, и он неплохо заменял кухню. Пожалуй, испить чай, мотыляясь над спутником газовика в скафе, грызю ещё не доводилось.

Опасения Скупыша влететь в камень по прямой оказались напрасны - он стал явно выходить на освещённую сторону. Ускорение от силы тяжести планетки было вообще незаметным, так что в целом грызь продолжал невесить и применил специальную роликовую щётку, дабы собрать летающий внутри шлема линялый пух. Наконец он достаточно отчётливо зафиксировал, что приближается к камню, и уже через десять секунд увидел склоны скал, трещины и россыпи валунов, освещённые косыми лучами солнца. Скуп не забыл сделать скриншоты с камеры шлема, потому как не мог рассчитывать запомнить карту района, пока падал.

Неслушая на защиту, он всё-таки прилично приложился правым боком. Куда попало его летающее кресло, Скупыш не понял, только увидел вертящиеся звёзды и камни, а потом град ударов о поверхность, когда он кувыркался куда-то в низину с хребта. Когда движение прекратилосиха, грызь почуял нытьё в плече и боку, но не настолько сильное, чтобы беспокоиться. Кроме того, был реальный шанс отлететь от поверхности спутника, ибо в момент удара защита делала его идеально упругим телом, а таковое отлично отскакивает от камня. Перевалившись на четыре лапы и получив кой-какой обзор в горизонт, грызь успокоился и по нулевому пункту: пыли не имелосиха.

- Ну, нормальный песок, - захихикал Скупыш.

Он заржал, когда представил себе нормаль, исходящую из песка и утыкающуюся куда-то в район пузыря. На пузыре, кстати, среди серо-синих облаков, был невооружённым ухом слышен гриб от удара разрушки, почти не расплывшийся за прошедшее время. Так и будет торчать ещё пух знает сколько, как прыщ. Инвентаризовав обзор на небо, Скупыш перешёл к матчасти и остался вполне доволен: скаф повреждений не получил, как и запасы корма и инструментов. Кстати цокнуть, всё это добро появилось у него отнюдь не по умолчанию, а бдением личным и коллег по цеху. Автоматика при сборке клеста вообще не ставила туда ничего, относящегося к жизнеподдержанию, так что остался бы он и без катапульты.

В аварийный набор входил парашют для высадки в атмосферу, сделанный из ткани нанотолщины, и он же работал как солнечная батарея, если растянуть под светом. Однако Скупыш не торопился растягивать что-либо, дабы не привлекать лишнее внимание. Шансов на то, что кто-то из кригсов лично будет осматривать спутники, нету, зато наверняка у них есть автоматика, которая засечёт перемену рельефа даже в такой мелочи. Пока что, а именно на ближайший год, у грызя была радиоизотопная батарея, каковой хватит на переработку продуктов жызнедеятельности и обогрев. Обычный лётный скаф имел достаточную автономность, чтобы просидеть там пухти сколько.

Правда, грызь всё-таки рассчитывал, что не придётся испытывать скаф на выносливость. Все данные позволяли надеяться, что Ёлка получит не просто отсутствие сигнала, а полные разведданные по системе, и вполне вероятно, ввалится сюда. Правда, могут и зашибить ненароком вместе с планетой, но тут уж деваться некуда. Скупыш ослушал местность вокруг, и выбрав достаточно надёжную на вид площадку рядом с торчащим метра на два валуном, перетащил туда катапультное кресло и замёл следы на щебне ногами. При низкой силе тяжести кресло весом в полсотни килограммов поднималосиха как пушинка, и грызь едва удержался, чтобы не нагородить немедленно пирамиду из валунов - это тоже была бы демаскировка.

Удержавшись, Скуп вернулся к обустройству лежбища: выбравшись внутрь скафа из его рукавов, он осторожно отпустил тросики, державшие сложенным мешок на спине. Система зашипела, вкачивая воздух в новый объём, и давление разложило палатку в полный рост. Теперь скаф выслушил как натуральная улитка - спереди собственно скаф с конечностями, а сзади сфероид диаметром два метра. Грызь выбрался в "квартиру" и счёл, что вполне в пух - тут даже были окошки, чтобы не слепиться. Скуп немало поржал над тем, что забыл проверить аварийный полумаячок, закрутившись с хузяйством.

Хузяйство кстати он мог оборудовать не по пуху, имея инструменты и конструкции кресла, каковые можно распилить на запчасти. На животе скафа имелся также воздушный шлюз, позволявший перемещать предметы через периметр защиты, и можно было давать на отрыв уши, что вскоре в палатке появится стальная табуретка.

Где-то в недрах страшного на вид флагманского крейсера "Тхозедог", в не менее страшной комнате раздались жуткие вопли. Впрочем, это было не особо удивительно, вопли тут вообще давно вошли в норму, особенно жуткие. Извратнейшего вида кригс, испускавший эти самые вопли, ритуально стукнулся об пол примерно той частью, что заменяла ему голову, и ткнул себя двадцатисантиметровыми когтями, чего также требовал протокол; на пол, кишащий какой-то несуразицей, брызнула чёрная жижа. Более крупная тварь, зиждевшаяся перед обзорным окном, разразилась ответными воплями, которые не могли бы принадлежать никому другому, кроме кригсов - в искусстве жутко вопить они натурально превзошли всех.

Суть этого обмена информацией заключалась в том, что вторжение в галактику идёт далеко не по плану. Союзники практически полностью проигнорили основную фишку кампании, волны - сначала шла относительно слабая Тыкония, потом уже флоты коряг, и наконец третья волна комбинированных кораблей, построенных с учётом всех полученных данных. Однако рассчёт на то, что лёгкая победа над тыконским флотом хоть как-то расшатает военную машину Союза, не оправдался. Впрочем, мелкий упырь... тоесть, кригс, доносил до крупного не это, а последующие обновления.

Третья волна вторжения оказалась под угрозой срыва из-за непредвиденных обстоятельств: в экс-Тыконии произошло спонтанное заражение аборигенов одним из биомеханических вирусов, используемых в различых целях кригсами, и результат по какой-то случайности вышел странным. Полученная от интеграции тыконцев и вируса тыкомасса оказалась крайне агрессивной, вполне самосознательной и вдобавок, ухитрилась тут же сломать программную защиту собственного кода. Тобишь, стала неуправляемой для кригсов...

Главнюк одумался и прекратил лупить бесформенными тяжёлыми лапами мелкого, потому как труп много не расскажет.

Это однако были только цветки. Захватив один из крейсеров, тыкомасса получила данные по нейросети кригсов и теперь демонстрировала пугающие успехи в её использовании против хозяев. Конкретнее, флот тыкомассы атаковал систему Дзэта и практически без боя вывел из строя всех кригсов, накидав информационных вирусов в нейросеть. Оглушённые корабли и планета были подвергнуты бомбардировке капсулами со спорами тыкомассы, так что можно считать, что эта самая масса очень значительно укрупнилась. Если учесть, что кригсы особенно так и не поняли принцип действия обратной связи с сетью, то стоило ожидать столь же быстрого захвата всех семи соседних систем.

Аналитический отдел, который хоть и выглядел не лучше боссов и тоже издавал вопли в нескольких диапазонах, имел частичку логики и сообщил, что перспектива однозначная: или кригсы отключают нейросеть, или тыкомасса в минимальные сроки сожрёт их всех. Отключать сеть кригсам было крайне неудобно, потому как грозило потерей контроля за своими силами, состоящими почти полностью из существ, контролируемых посредством нейропаразита. Однако, кормить собой тыкомассу - тоже не мёд....

Главнюк принял решение ждать развития обстановки и результатов исследования, не удастся ли заблокироваться от импульсов тыкомассы. При этом он раздулся так, словно его выбросило в вакуум, потому как у кригсов пафос частично материализовывался, и сейчас слоем мутного серого пафоса был засыпан весь отсек. Мелкий гадёныш, задыхаясь от этой мерзости и волоча перебитые конечности, уполз лечковаться, а крупный вперился в звёздную панораму и изверг ещё несколько килограммов пафоса.

Из чёрных недр "Тхозедога" выходил очередной разрушитель, дополняя собой громадную кучу таковых, летевшую в общем ордере с флагманом. Стратегия требовала ударить группировкой по звёздной крепости, чтобы вогнать её в глубокую оборону, но если разведка не расщедрится на точные данные, придётся поворачивать к какой-то поганой звезде, возле которой скопилось много ресурсов, и очищать позицию от низших. Очищать, блаженно повторил кригс, обливаясь фиолетовой жижей самодовольства.

Скупыш не успел особо поиграть в выживайку. Когда он только начал делать антенну для приёма градиоэфира, случились события. Встроенная числомашина скафа запищала вызовом и сообщила о приёме поискового сигнала. Для кригсов было бы слишком извратно имитировать этот сигнал для поиска одного космонавта, так что грызь подтвердил включение маяка, и через десять секунд услышал цоканье Астрисы:

- Скупыш, бесформенный пуха шмат!

- Астриии... - проурчал грызь, - Почём перья?

- Перья идут! - цокнула грызуниха, - Систему очистили, только вот тебя, хвост ты эдакий, потеряли. Ты как слышно и в пух не дуешь?

- Ага, проспал, - сознался грызь, - Отсюда нипуха не слышно.

- Сворачивай свою станцию зимовки, сейчас будет салвак.

Скупыш вскочил и закрутился как белка в колесе, сворачивая "станцию" - а именно орудуя рычагами карабинов, которые утягивали улит-палатку обратно в ранец. Песок радости был двойным - в нулевых, он был совсем не прочь быстрого возвращения на Ёлку, а во-первых грызуниха цокала столь бодро и весело, что придавало и ему Дури. Лишь когда грызь закончил сворачивание улитки и защёлкнул крепления, он округлил уши - салвак??

Его выкладки были подтверждены, когда БКТ-64 в модификации салвака прошёл у него над ушами в пяти метрах, снёс валун и начал пахать по поверхности, разбрыливая камни и поднимая таки пыль. Хорошо ещё, что за ним не волочились радиаторы, грызуниха успела их свернуть. Котанк проглиссировал на щебне метров двести, пока не остановился у хребта.

- Грызаный грибоцирк... - фыркнула Астриса.

- Рисунок сто шесть, - цокнул Скупыш, - Этот салвак не предназначен для работы на планетах и...

- И тебе повезло, что тут две десятых грава, - закончила грызуниха.

- Да. Хватаете на лету, курсант, - церемонно цокнул грызь, и поволок к салваку катапультное кресло.

- Скупы, может быть моё разрешение позволит тебе бросить это утильсырьё?

- А что, мы торопимся?

- Нет, но...

- Тогда не позволит, - цокнул как отгрыз Скупыш, - Все признаки аварийной посадки следует ликвидировать.

- Напуха?? - фыркнула Астриса.

- Чтобы проще было искать места аварийных посадок. Если после каждого косяка будут оставаться аварийные маяки и всё прочее барахло, галактика будет посыпана ими, как индюк пылью.

- А, - послышался звук чешущихся ушей, - Тогда чисто.

Чисто, что мне повезло с грызунихой, подумал Скупыш, хихикая, и поправился - с двумя грызунихами. Доперев таки барахло до котанка, грызь затолкал его в открытое щачло переднего отсека, подпрыгнул и залез туда сам. Крышка тут же закрылась и открылась снова, а за ней уже находился собственный ангар: грызуниха толи не стала выключать стацис, толи забыла об этом.

- Иии-иесть!! - оглушительно цокнул грызь, довольно традиционно швырнув шлем в пол, - Куд, есть ли неотложность?

- Неотложности нет, - ответил Кудус через комм, - С возвращением, пока можешь бакланить.

- И буду! - пообещал Скупыш, бегом направляясь к казарме ангара.

Астриса по прежнему мотылялась в жыме, так что грызю ещё предстояло добежать туда, прежде чем потискать шелкоухую бельчону и получить тонну годования. Грызуниха подтвердила свою высокую убельчённость, не выказав и тени уныния, а напротив, катаясь по смехам, как никогда. Было резонное подозрение, что уныния у неё вообще нету, а не только проявлений оного.

- А в салвачном отсеке зачем зажим включила? - осведомился Скупыш.

- А, ну так тебя просканировали поатомно, - пояснила Астриса, - Всё-таки несколько суток под боком у кригсов, мало ли что они могли отчебучить.

- Тьфу впух, йа упустил это из слуха! - фыркнул грызь, - А ведь и правда, пока йа дрых, они могли по уши аппаратуры прямо в меня наставить. Тщательно сканили?

- Тщательнее не бывает, - вполне правдиво и точно цокнула грызуниха.

- А, тогда ладно, - отмахнулся ухом Скупыш, внимательно послушал на неё и доцокнул, - Всё в пух?

- Кое-что мимо, - вздохнула Астриса, - Мы потеряли Ольшу во время этих вылетов.

- Да, это мимо, - скривился грызь, - Точно потеряли?

- Есть телеметрия о том, что котанк накрыло залпом, катапультирования не было.

- Впух! - хлопнул лапой по столу Скуп.

Неслушая на явное тяготение к другим действиям, он тут же воткнулся в т\э и прослушал, на чём прогорела Ольша. Судя по всему, кригсы запустили вокруг системы группу разведчиков, а как только она обнаружила следы, начали массово бомбить вспышками. Не факт, что сам Скуп не попался бы на такой приём, но почему-то кригсы использовали его только в одной системе. По крайней мере, все звенья выполнили главную задачу и "Зимний Вой" двинулся по периметру, выпиливать вражеские группы. Скупыш опять-таки с нескрываемым злорадством слушал, как кригсовы разрушки ломаются на куски под ударами снарядов с Ёлки. Эти коряги были слишком слабо защищены для огня "семьдесят шерстых" пушек, и снаряды не просто пробивали броню, а аннигилировали часть корпуса, разрывая его в клочья.

Ёлке предстояло возвращаться к Дубиону, что она собственно и делала уже несколько минут, и продолжать хузяйственные операции по переработке кригс-шлака. На стапели строилась уже пятая селёдка, каковую сразу же битком загружали контейнерами с синтезухой. Предполагалосиха, что всего селёдок будет восемь, пристыкованных вокруг Ёлки, как единый косяк. Разведчикам предстояло оставаться на ушах, потому как передовые группы кригсов не собирались оставлять грызей в покое. Группы по несколько фрегов, подходя из межзвездья к периметру, запускали мелочь, которая лезла во все щели, стараясь засветить диспозяку. И эти пагубные потуги пресекались с максимальной жёсткостью, чтобы удерживать информационную позицию. Этому способствовала зачистка периметра, где снова работали пассивные локаторы, не пропуская цели к основной группе без предупреждения.

Скупыш кроме этого регулярно вытаскивал из комнаты Маслыша и Ратику, и крошил им на уши батоны цоканья, пытаясь обеспечить натасканность. Повторение маневров на симуляторе это одно, а таскание - другое одно, так что и.

- Вы толстые и мягкие комки шерсти и пуха! - безаппеляционно заявлял он, - Вслуху последних событий напоминаю вам, что любой ваш косяк будет использован против вас, что приведёт к прекращению существования. Кстати, больше напоминать не буду.

- Мы уяснили, Скуп, - кивнул Маслыш.

- Пока да, главное чтобы не вылетело после первого удачного вылета, - хмыкнул грызь, - Ну да ладно.

- А что там за инфа пришла по длинной волне? - спросила Ратика, шебурша лапами по хвосту.

- Рати, возьми за правило читать обновления лично, - повторил цоки Кудуса Скупыш, - Чисто для поржать цокну, что сардакский штаб передал именно для нас кодированное сообщение. Они считают, что большая эскадра кригсов развернулась на Дубион, после того как мы вынесли их разведку.

- Очень большая? - уточнил Маслыш.

- Нам хватит, - заверил грызь, - Сейчас навигаторы считают, сколько у нас времени до необходимости утекать.

- Тогда более-менее в пух, - недальнослышно цокнула грызуниха.

- Ты цокнула недальнослышно, грызуниха, - сообщил Скупыш, - Не слыша карты.

Он стукнул лапой с коммом об стол, отчего на стенку выскочила проекция экрана.

- Всё бы ничего, но кригсы находятся почти что между нами и Сардаком, - показал Скуп, - Слышимо, они сначала шли в осадное кольцо, но потом завернули к нам. А как вы понимаете, с этим косяком сельди нам надо именно на Сардак, а не в другую сторону. Хуже того, обвешанное рыбой хвойное дерево становится не столь быстрым, чтобы уйти даже от чекраба. Если они нас полностью раскроют, сами понимаете, ничего не останется как бросать весь хабар и уматывать.

- Низафто!! - хором цокнули грызи, - Кхм.

- За хвост можно, - хмыкнул Скупыш.

- Так каков выход из жажи? - осведомилась Астриса, развернувшись на стуле и присоединившись к цоканью.

- Тут ты выхватила самую соль, - вспушился грызь, - Эти хвосты из навигационного отдела придумали довольно нестандартный маневр, но к сожалению он потребует стартовать отсюда на двое суток раньше. Зато, если получится, пройдём к цели почти без задержек.

- Прикрытие, - кивнула Астриса.

- Угу. Вот здесь, - грызь переключил режимы карты, - Большая туманность из нескольких звёзд и облаков выброшенного вещества. Она находится в удачном месте, чтобы прикрываясь ею, мы прошли под носом у кригсов с другой стороны от неё, разминувшись с врагом. Их флот даже на марше будет использовать разнесённые сенсоры, но эта туманность слишком большая, чтобы они её охватили.

- Допустим, - цокнул Маслыш, - А кригсы не могут предположить, что мы так сделаем, учитывая, что туманность на траектории одна?

- Предположить могут, - согласился Скупыш, - И для этого придётся отправлять туда москитник и держать позицию, чтобы не дать пыриться. Однако не забывайте, что они не могут точно знать, насколько далеко мы ушли в деле переработки кригс-шлака. Стараниями пургогонов, которые нагородили здесь пух знает что, бедняги мозги сломают, пытаясь понять, что мы тут делаем.

- А если всё же? - цокнула Ратика.

- Тогда рыба взрывается, - усмехнулся Скуп, - А мы таки даём форсаж и сваливаем. Нурка тоже считает, что лучше рискнуть сейчас, чем переться в обратную сторону от цели и пухти сколько мотыляться по галактике.

- Тогда чище, - кивнули грызи.

- Чище, да не совсем, - фыркнула Астриса, - Ты всё грозился взять меня к вам в разведку, где?

- Йа грозился? - катнулся в смех Скупыш, - Кхм. Да в целом никто бы и не против, Астри. Но как насчёт специализации? Кто у нас специалист по ёлочкам?

- Кто у нас специалист по ёлочкам, - повторила грызуниха, и укатилась далеко в смех, - Ладно, не трясу. Пока что... но канал ты мне подключи, для увеличения натасканности в вопросе. Надо же убельчаться, как вы планируете операции.

- Ууу, как мы планируем, это не дай хвост никому...

Однако хвост или другая часть туловища, а планировать следовало тщательно, чем грызи и занялись. Если следовать принятому плану, то группе поддержки следовало вылетать асапически, дабы успеть очистить позицию до подхода Ёлки с рыбой. И тут стало вырисовываться, что Астриса попадает в песок по любому: дело в том, что в ельнике не было ни единого крупного корабля с хорошим перемещением на межзвёздье, кроме ёлочек. Вся построенная на месте шелуха типа 128х и "аллей" являлась по сути самоходками - самоходными платформами, и без помощи тягачей разгонялась очень хило. В то же время, для поддержки достаточно масштабной операции нельзя было обойтись без подвоза боеприпасов, сухо цокая - в данном случае, торпед, загодя наделанных "Тройным Провалом". Этих снарядов имелось три десятка, гораздо больше, чем ускорителей к ним - грызи рассчитывали в крайнем случае запускать их прямо из ангара, в случае опасности для Ёлки. "Громкая", будучи полностью в годном состоянии, в отличии от остальных буксиров, пух в пух подходила для перетаскивания к месту торпед, и возможно, другого громоздкого оборудования.

- А почему? - цокнул Маслыш.

- Потому что это уже не разведрейд, - пояснил Скупыш, - Это операция по зОхвату позиции. Нам нельзя оставлять им места для обзора по другую сторону туманности.

- Не вгрызаю, как обзор? - мотнул ухом Маслыш, - Поставь локатор хоть сюда, хоть сюда! Пустого места пухова туча же!

- Это стандартная диспозяка, - слегка вздохнув, начал повторять основы Скупыш, - Если локатор стоит между звёздами, фактически они обе его засвечивают своей гравитацией и полями. Если он стоит спиной к звезде, обзор теоретически идеальный.

- Вопросов больше не имею.

Вопросы впрочем имелись у других, и отнюдь не по основам. Как оно обычно и бывало, разведка собиралась на обцокивание через сетку, в то время как отдельные грызи занимались пухти чем - кто щи варил, кто дремал, кто прогуливался по лесополоске. Скупыш, как и остальные, старался не особо трепать уши Олышу, потому как потерять согрызяйку - далеко не мёд, и зверю требовалосиха время прийти в годность. Впрочем, нельзя цокнуть, чтобы грызи затрачивали на это много усилий, так что были все основания надеяться. Кудус уже безо всяких надежд, а по факту, цокнул о наличии трёх десятков свободных для операции котанков. Он же прогнал по симулятору образцовую атаку на крупный корабль: сва-несушки издали засыпали корридор помехами, и под их прикрытием проходили тяжёлые торпеды. Хотя эти снаряды не могли повредить даже ёлочку, у кригсов куда как хуже обстояли дела с объёмной защитой, их коряги более полагались на активный перехват снарядов, а попадания выдерживали плохо. Вслуху этих опций грызи рассчитывали убрать коряг-фреги, абы таковые найдутся, или даже разрушки.

- Ну как песок, Астрисочка? - погладил пушнину Скупыш, - Ты всё порывалась влезть в ударные отряды, так и.

- Это уже ближе к пуху, - церемонно цокнула она, и скатилась в смех, - А если честно, Скупы, мне будет очень приятно работать непосредственно с тобой.

- А уж мне то как приятно, - подвигал бровями грызь.

Здесь они ничуть не кривили пушой, прибочность приходилась им исключительно в пух. Кроме того, повышалась слаженность действий, так как двоепушие обменивалось информацией гораздо быстрее, чем сверхмощные числовые машины, за счёт ассоциативного думания.

- Тогда пошли в ангар, космонавтиха! - цокнул Скупыш.

- В ангар? Чего йа там не слыхала?

- Тебя нужно минимально натаскать в деле использования скафа, - пояснил грызь.

- А напушнину мне скаф? - фыркнула Астриса, но быстро задумалась и получила версии, напуха.

- Вот именно. Ёлочка далеко не такой крейсер, чтобы гулять по ней, не пугаясь. Её придётся всё время прятать в самом хвосте, и если кригсы выйдут на неё - весьма вероятно унитожение. Вслуху этого, в боевой обстановке пересаживаемся на котанки.

- Ммм.... - прикинула грызуниха, облизнувшись.

- Не ммм, по одному хвосту на котанк строго.

- Это по вашему хвосту, - заметила она, - А йа буду как груз, так что можно.

- Ладно, послушаем, - пожал ушами Скуп, - А в ангар таки надо пройтись лапами.

Они и прошлись. Скупыш сделал по инструкции, давно слыханной где-то - отдал грызунихе свой скаф, как провереный, а себе, как более убельчённому космонавту, взял новый. Любой ерундовый косяк может обернуться ущербом, если попадёт под лапу начинающему в текущем деле. Астриса хоть и проходила тренировки по аварийным ситуациям, но это было несколько лет назад, так что указания на месте не были лишними.

- Вот это - что?

- Застёжка.

- Зачем она?

- Ну, относительно меня - за твоей лапой.

Двоебельчие таким образом прокатилось по смеху несколько астроединиц, однако соль была принята, так что грызуниха уже вполне уверенно прошла шлюз, выкатившись на внешнюю площадку ангара, помотылялась там, привыкая к действиям в скафе, и вернулась обратно. Это в пух, цокнул себе Скупыш.

В то время как на основной позиции с предельной скоростью продолжали переработку шлака и набивание "селёдок", равно как и постройку новых двигателей для их разгона, остающиеся на Ёлке разведчики принялись готовить уничтожение оборудования, какое нельзя утащить с собой, и вообще - прикрытие маневра. Ударная группа собрала всё необходимое барахлище и отбыла по назначению. На время марша грызи хотели было перейти на ёлочку, чтобы не отсиживать хвосты, однако вспомнили о кистях на своих ушах, и поострожничали, разместившись сразу на котанках. Скупыш отцокал грызуниху лезть в один котанк, так что Астриса следила за кораблём из салвака, в то время как сам грызь отсиживался на несушке. Включать пропуски времени, когда согрызяюшка была в радиусе цоковой доступности, лапа не поднималась, что впрочем начало бы его реально беспокоить от силы через пол-года, а путь до цели должен был занять куда меньше времени.

К корпусу тягача были пристыкованы два десятка торпед - остальные оставили Ёлке, на всякий случай. Похожие на огромные пули, торпеды по сути таковыми не были, имея систему упрощённого корабля-снаряда. Вслуху необходимости запускать реакцию пространственно-временного преобразования для их движения, торпеда должна была иметь минимум один ускоритель типа "вешенка", чтобы получить с него энергию - но это штатно. Поскольку ускорителей не хватало, производственники быстро схватили соль и укомплектовали ёлочку "сбруей", содержавшей проводящие каналы для отвода мощности от двигателя. Эта ерундовина оказывалась одноразовой, однако позволяла запустить торпеды, что и требовалосиха.

Собака с боками размера сто три!

Едою она нажралась изнутри!

Собака с боками размером с зарю!

Размера сто три, лишний раз повторю!

Короче цокнуть, если бы ближняя связь шла в эфир, вываливая туда всё цоцо, то кригсы враз лишились бы остатков мозгов, приняв такие передачи. Однако связь была только направленной, и никто кроме адресатов, частушек и бугогашечек не слышал. Скупыш же, вместе с Астрисой и Ратышем, каковые в основном и трясли, задумывался о том, что "сбруя" может оказаться неэффективной и не зажжёт двигатели торпед. Собственно, это учитывалосиха, так что "Громкая" всё же несла пять ускорителей - на крайняк можно запускать по пять штук с них. Кроме того, большой рассчёт был на два пристыкованных 128х фрега с модулями ложной цели на каждом. С должным обеспечением ложняк сходил за большую несушку, вводя противника в основательное заблуждение, и как обычно, повышая шансы на тупак с его стороны. Группа также тащила с собой проекторы Р4 в количестве двух штук, но их было бы жаль расходовать как ложные цели, поэтому на них более слушали, как на маскировку.

Пока всё это хузяйство тащилось через межзвёздность, грызи не только гоняли в очередной раз симуль, но и внимательно прослушивали карту района действий. Помимо естественных объектов, каковые обычно не изобиловали аномалиями, в искомой туманности имелись ресурсные разработки, научная база и несколько мелких космоторий, не успевших вырасти до крупных и обзавестись "хволами". Теперь тамошним организмам придётся или бросать мирострой, или начинать всё сначала, потому как кригсы вряд ли оставят в покое даже полностью покинутые сооружения. Распространённая по длинным волнам информация гласила, что враг имеет мощные службы поддержки и использует всё, что только можно, адаптируя оставленное оборудование под свои нужды. Естественно, что это было равносильно рекомендации не оставлять ничего, но не всегда получится уничтожить, кпримеру, десяток планетоидов в семь килошагов каждый - дырок наделать можно, а толку? В частности именно поэтому многие приспособления были самоходными, как конструкционная платформа "аллея" - чтобы иметь возможность нырнуть в звезду и показать оттуда супостату кукиш.

В операции учавствовали все убельчённые пуши, включая Хелдуна и Зверу, летавших только один раз, зато результативно; было сочтено, что основная группа и так справится, не сталкиваясь со сложными задачами. По две пуши сидели в Р4, потому как там имелся пристыкованный эваколёт, и вообще было самое безопасное место. Неслушая на события, Олыш вполне бодро отцокивал данные и иногда даже скатывался неглубоко в смех. Грызи отказывались жалеть себя, поэтому всё внимание выплачивали жывым, а не нежывым, которым уже довольно-таки попуху - так что Олыш не разводил унынье, а трепал боевую работу, как тузик тряпку.

- Вот эти и эти звёзды нам надо просто проверить, - показал на карте Кудус, - Первая группа звёзд должна быть под контролем нашего москитника, но так как у нас нет прямой связи, надо рассчитывать на то, что его оттуда могли и турнуть. Вторая группа малопригодна для ослуха пространства и проверить стоит для чистоты совести.

- Песок чист, - кивнул Скуп, - Как разойдёмся?

- Да мы как разойдёмся, пух остановишь... кхм. Имеется вслуху, что ёлочку оставим вот здесь, на подходе к цели. Пока будем мотыляться по окрестностям, заодно пройдёт пассивное сканирование.

- В пух, в пух.

Хотя грызь всё-таки и не удержался проверить рассчёты по маскировке ёлочки на позиции - терять базовый корабль совершенно не хотелосиха. Не то чтобы он не доверял товарищам, особенно числоволку с его числомозгом, но сторонняя проверка всегда даёт шанс выявить косяки. В данном случае шанс не был использован, и Скупыш остался почти в спокойствии. Собрав группу из пяти котанков, он уведомил остальных, и отвалил с этим барахлом в сторону от курса основной группы. Брыльнув радиаторами, как длиннющими светящимися хвостами, машины начали выстраиваться в колонну за проектором.

Просиживать хвост в БКТ не столь в пух, как просиживать тот же хвост в комнате жыма, даже не учитывая наличия тискабельных грызуних, однако убельчённый грызь вполне справлялся с подавлением возникающих в организме диссонансов. Тем более, что под правой лапой была походная кухня с чаями, сухарями и орехами; достаточно открыть шпингалет и отодвинуть аппаратную стойку, и можно кормиться, не отходя от приборов. Откидная сидушка на кресле позволяла также без отрыва производить и обратный процесс. Ну и само кресло, как неоднократно указывалось, поддерживало годное состояние тушки, а не просто держало её.

Скупыш ни с того ни с сего начал вспоминать осенние сборы грибов, когда он мог неделями мотыляться по порослям с опавшими уже листьями, ловить на уши первые снежинки, и сушить на костре десятки килограммов собранного урожая. Даже через несколько лет и после всех произошедших событий, пролески и плодовые тела грибов доставляли грызю столь большой источник Дури, что он захихикал. А вспомнив о текущем, вообще заржал.

- Завоеватели пухеровы! - укатывался Скуп, - Сути песка толком не поняли, а туда же...

В общем, в систему он вкатывался по смеху, вполне осознавая возможность получить лучом или ещё пух знает чем, и кладя на оную хвост во всю его длину. Скрываясь за проектором, группа колонной начала облёт орбит, начиная с самых дальних. Тактика была отработана тысячами вылетов на симуляторе и в данном случае отличалась от варианта "налёт". Если система с высокой долей вероятности пуста, то рассчитывать следует на встречу с аналогичной группой противника или его станциями слежения. А в этом случае правильнее подбираться втихорька, так как маломощные сенсоры не пересилят маскировки, создаваемой проектором.

На орбитах возле пузырей из водорода, каких тут имелосиха три, мельтешили обломки, вероятно каких-то хузяйственных сооружений, уничтоженых при эвакуации. Газовые пузыри, как им и подобает, с весьма философичными мордами таращились на звёзды и особо не выступали - по крайней мере, грызям до сих пор не удалось доказать обратного, хотя они и пытались. Скупыш ещё раз сделал то, что проделывал регулярно: проверил вектора, засвеченные радиаторами, и убедился в оптимальности режима. Проектор проектором, а старые методы тоже давали Прибыль, так что и. На т\э можно было услышать, как котанки слегка мотыляются туда-сюда, скатываясь с линии курса на считанные метры и снова возвращаясь туда. Это было изрядно похоже на плавное покачивание древних танков, какие ездили на гусеницах по поверхности планет - Скуп слышал исторические съёмки, и находил, что весьма похоже.

- Суг, ну-ка выбрось сон, - цокнул грызь, вызывая числоволка.

- Сам понял, что цокнул? - осведомился тот, - На связи.

- А, да. Просчитай пожалуйста траектории для сброса свармеров, йа хочу их развесить, а потом подобрать, если всё будет чисто.

- Это если будет, - хмыкнул Суг, - А если не будет?

- Тогда мне будет не до них, - резонно цокнул Скупыш, - Вот, к пузырю и к другому, рраз!...

От кольца несушки отделился свармер, и на малом ходу ушёл к пузырю. Вероятный противник не сможет точно зафиксировать, откуда тот взялся, а чтобы не палить несушку посадкой, грызь оставлял свармер болтаться на орбите до окончания разведки. Оставляя маленький огненный хвосток, машинка устремилась к россыпям мелочи, окружавшим пузырь, раскрашеный в мутные бурые облака. Вслуху небольшой скорости движения, на маневры тратилось немало времени, но грызь терпеливо выжидал, лузгая семечки и мотыляясь слухом по т\э.

- Здесь чисто, - сообщил наконец Суг, - С вероятностью до девяноста процентов, возле пузыря никого не было ближайшие пять усуток, в последние усутки - с вероятностью девяносто девять процентов.

- А это в пух, - соригинальничал Скупыш, и ради полного выпендрежа, ещё и вспушился.

Однако уже следующий пузырь принёс не столь чистые орехи. На низкой орбите был обнаружен коряг-фрег, судя по всему, ковырявший планету ресурсодобывалкой пробивного действия. Скупыш ухитрился быстрее числоволка прикинуть, насколько низкая эта низкая орбита, и где прячется эскорт. Рисковано, мелькнула мысль, но тут же затмилась ещё не забытым настроем. Скуп хвостом почуял, что понимает диспозяку, а это пол-дела. Грызь чёткими движениями курсера перевёл несушки в штурмовой режим и изменил курс всей группы. Теперь он сидел в самом головном котанке, как впрочем и раньше, но теперь проектор пухячил прямой наводкой в преполагаемую цель. Её не было слышно никакими сенсорами, но грызь пожалуй дал бы ухо на отрыв, что она там есть.

- Сейчас нас засветят, - предупредил Суг.

- Поздно, - хмыкнул Скупыш, - В УЩЕРБ!!

Вообще-то "в ущерб" уважали говорить тоадоиды, когда собирались причинить кому-либо то самое, но будучи существами жабократически совместимыми, грызи быстро переняли это дело. Повинуясь командам, три несушки зажгли двигатели всех свармеров, не отстыковывая их от колец. Поскольку они несли полуторный комплект, по девять свармеров, то избыток отошёл в сторону, пока что следуя параллельным курсом, а котанки превратились в комбинированные штурмовики. Со своих стыковочных мест свармеры могли не только стрелять, тут же получая боекомплект, но и создавали общее с несушкой поле защиты. Учитывая броню самого котанка, этого хватало для наплевательства на огонь с полутора обмылов или пяти ощепов - по крайней мере, математически.

Скупыш прекрасно знал, что этот приём не универсален и его нужно использовать осторожно, хотя бы вслуху того, что скученные на несушке свармеры не дают того локаторного обзора, что при их запуске. Здесь однако, при быстром налёте на группу врага, удар штурмовиков был эффективнее налёта роя.

- Облучение локатором. Контакт с целями, - сообщил Суг, выполняя функции числовой машины.

Кригсы похоже оказались не особо на взводе, потому как их автоматика, зафиксировав приближение котанков, выдала не залп, а запрос свой-не свой. Этой задержки хватило на то, чтобы включившиеся активные локаторы высветили плотную группу целей между двумя мелкими астероидами, а системы навелись на них. Скупыш аж передёрнулся, настолько отвратно выслушили кишащие там мелкие коряжки, словно опарыши в гнилой луже, только хуже. Гораздо хуже! Как бы они не выслушили, опарыши не засиживают целые районы галактики, как некоторые. Вслуху этих соображений и согласно программе, котанки открыли огонь, целясь в геометрический центр группы.

Скупыш даже не убирал назад проектор, в котором сидел сам - несушки будут более приоритетными целями, а лишняя малокалиберная пушчонка не помешает. Пухячил с турели даже суппортник, и таким образом группа выдавала шквал огня из двадцати трёх орудий - не полного калибра, но зато с отличной синхронизацией. На относительно небольшом расстоянии, на которое удалось подойти благодаря элементарной наглости, снаряды долетели до цели гораздо быстрее, чем мелочь кригсов успела дать мощности на движки для маневрирования. Весь километр между астероидами залили сплошные вспышки, бело-оранжевые на т\э и ослепляющие на самом деле. На большей дистанции вспышки закрыли бы обзор, но здесь он был без надобности - объёмную цель заливало градом снарядов, как чугунок тестом. Скупыш только успел заметить ухом, как разлетелись в мелкие клочья астероиды, лопнув, как бумажные пакеты.

В эфире наверняка стояли вопли, но никто не спешил улавливать столь драгоценные сигналы. Уцелевшим обмылам, тяжёлым коряжкам навроде котанков, пришлосиха выходить из плазменного облака, прежде чем наводиться на цели; пока они это делали, шквальный огонь выкосил ещё половину, так что осталосиха штук пять. Те однако бодренько вцепились наводкой в ближайшую несушку и ударили синхронным залпом. С кольца брызнули в стороны свармеры, а несушка исчезла во вспышке. Скупыш особо не беспокоился, хотя бы потому, что уже особо не успел бы что-нибудь сделать, кроме как вспушиться. Пока добивали остатки обмылов и ощепов, была повреждена вторая несушка, но она осталась боеспособной и перезаряжала свармеры.

Едва было покончено с мелочью, Скуп повернул группу на коряг-фрег. Зажатый между планетой и противником, он имел мало маневра, на что и рассчитывал грызь. Чёрный разлапистый "паук", уходя на форсаже с низкой орбиты, повернулся боком и дал салют из нескольких лучей, один из которых влепил аккурат по проектору. Не будь Скупыш белкой до пуха кистей, и не влезь он в скаф, на этом дело для него закончилось бы зажатием в стацисном поле. В кухонном шкафу взорвались несколько бутылок и пакетов, когда отсек разгерметизировался и воздух враз вылетел наружу. Причём дыра должна была быть очень весомой, мельком отметил грызь, даже с башку размером заткнёт ремонтной пеной.

Коряга никак не успокаивалась и пуляла лучами, но тщетно: синхронизировав залп, группа снесла кригсу часть корпуса со стабилюками, и скотина с нарастающей скоростью стала заваливаться на пузырь, вошла в облака и исчезла во вспыхнувшем пятне плазмы. Спустя несколько секунд поверхность планеты вспучилась знакомым безножковым грибом, имевшем оранжевый цвет. Скупыш тем не менее не расслаблялся. Он всю дорогу внимательно изучал флот кригсов и успел загнать в подсознание общую логистику оного. Короче цокая, группы не могли составляться как пух на уши положит, а составлялись по военной логистике, обеспечивая максимум эффекта при минимуме затрат. И это знание подсказывало, что здесь должен быть ещё корабль, заменяющий этим гадам суппортника.

Он выдал сам себя, начав уходить от планеты, слышимо на автомате; судя по всему, это была модификация уже слыханных "каракатиц", так что грызь послал в погоню всё, что осталось - тобишь, суппорт и несушку. Проектор, в котором он по прежнему сидел - так как тупо стоять - теперь дрейфовал по орбите пузыря с подбитым движком, и слегка дымил остывающей плазмой. Каракатицу удалось сбить с курса, и неслушая не попытки отстреливаться, уничтожить. Теперь можно было сныкаться и заняться устранением повреждений, что Скупыш и сделал.

Суппортник здесь был нужен именно в качестве ремонтника, потому как делать зонды и расставлять их не хватало времени. Для начала Скуп направил машину состыковаться с проектором и заменить разбитый узел, чтобы восстановить мобильность, а потом уже занялся остальными. Потери составили одну несушку и шесть свармеров, что было более чем терпимо для выпилки данной группы кригсов. Прослушав записи боя, грызь остался вполне доволен, наблюдая близкие к оптимальным показатели. Он мог бы ещё усомниться в надобности атаковать эту убогую группу коряг, особенно в свете оперативной задачи, но рассчёт говорил, что есть большие шансы на прямую связь этих ресурсеров с контролем за туманностью. Мелкие группы чаще всего занимаются расстановкой локаторов, а лишние вражеские уши совершенно ни к чему, так что Скуп подтвердил решение как верное.

Кроме того, ремонтные боты с супа уже заделали пробоины в обитаемом отсеке, так что грызь мог накачать туда атмосеру и вылезти из скафа, чтобы не мотыляться в нём всё время обратного пути. На самом деле, Скупыш только размял туловище, покормился и отсурковался, пока автоматика работала над починкой техники. На время марша он снова упаковался, на всякий случай, и использовал временные прыжки по десятку минут бортового времени.

К его облегчению, с ёлочкой всё было в порядке, а вот в целом по песку опять вылезали затруднения. Кудус и Олыш во время разведки обнаружили большие группы кригсов и атаковать не стали; Скупыш с некоторым неудовольствием мордозрел на т\э их эскадры из двух носителей и двух разрушек каждая, не считая огромного роя мелочи на носителях. Однако ещё непуховее было то, что Хелдун и Звера вообще не вернулись, оставляя пробелы в картине. И картина вырисовывалась не особо здоровская. Дабы очистить голову, Скупыш последовал примеру остальных и застыковал свой котанк к "Громкой". На ёлочке была столовка - не столь большая, как в жыме, но имевшиеся хвосты размещались свободно. Вдобавок была возможность погладить шелкошкурие грызунихи, и быть поглаженным грызунихой, что дважды в пух. Впрочем, грызи и не думали отвлекаться, когда перья сыпались так часто.

- Диспозяка дрянь, - прямо цокнул Кудус, - Две эскадры с носителями и скорее всего, ещё две, выросшие побольше.

- Нам не... ну, это? - цокнул Олыш.

- Нет, выпиливать их всех по очереди у нас не хватит никаких сил. Одну группу, с массовой торпедной атакой, мы могли бы устранить.

Грызи все разом почесали раковины, и даже не особо далеко укатились в смех, потому как головы были загружены. Астриса, сидевшая прибочно к Скупышу, потёрла ушки, вспушилась и снова вернулась к чаю. Грызь же подумал, что хорошо что здесь хотя бы нет Лушки - вляпаться в такую дребузню никому не пожелаешь. Он снова окинул слухом карту, нарисованную маркерами по картонке от холодильника: периметр из звёзд, как это называлось, и центр - туманность. Думать не хотелось, но грызь заставил себя... всмысле, заставил хотеть думать.

- Взываю к логистическому анализу флота, - пробормотал он себе под нос, и захихикал.

Астриса хотела было укатить его в смех, но Скупыш остановил её жестом лапы, потому как почуял мысли.

- Так, выслушайте ушами, - цокнул он уже вслух, - Это периметр. Это туманка. По периметру жуть. Вывод?

- ... - пожали ушами грызи.

- Вывод, что в самой туманке не обязательно жуть, - пояснил Скупыш, - Мы ведь ещё не слушали там.

- Верно, - кивнул Кудус, качаясь на ящике, заменяющем табуретку, - Только вот они могут поставить локаторы в любой из этих систем, и имеют для того все возможности. Насколько точны данные аналитиков, их "башня" строит дальний локатор за треть усуток.

- Это да... - почесал башку Скупыш.

- Это не обязательно да, - заметил Олыш, - Наша задача - избежать встречи с основной группой, которая прёт на Дубион. Даю ухо на отрыв, что эти коряги здесь торчат с начала вторжения, и не имеют прямой связи с "нашей" группой коряг.

- И ты хочешь цокнуть, что они не передадут инфу? - удивилась Астриса.

- Это вполне вероятно, - согласился Скупыш, - В районе идут боевые действия, Астри. Передавать всем и всю инфу - никаких передавалок не хватит, поэтому если не особо светить, скорее всего они не станут посылать отдельных сообщений, а общим порядком быстро не дойдёт.

- Ладно, а чем локатор в туманке отличается от локаторов на периметре? - осведомилась грызуниха, - Раз мы взяли себе за цель его выпилить.

- Локатор в туманке будет как раз тем, который напрямую передаёт атакующему флоту, - пояснил грызь, - Или они пошлют своих, или установят прямую связь с имеющимися силами. Кстати, как пассивка?

- Да ноль, - фыркнул Ратыш, - Болото из помех и старых сигнатур, в оперативной длительности ничего не расслушаем.

- За-пу-шись, - постучал когтями по столу Олыш, - Значит, нужен рейд по туманке?

- Пожалуй да.

- Впух, а как с грызями? - подёрнул он ушами, - Нужно же убедиться, что они того.

Грызи переслухнулись и тоже подёрнули раковинами, отчего замотались кисти.

- Сейчас не имеем возможности, - цокнул Кудус, - Нам надо пробивать корридор для флота.

- Да и толку в общем никакого, - кивнул Олыш, вздохнув, - Если катапультирование прошло удачно, нет разницы, когда забирать.

- Готовим наступление на туманку, - подытожил Кудус, - Предварительно, готовность через три часа. Советую отсурковаться, ковырять т\э можно и в скафе.

При цоках "отсурковаться" Скупыш практически непроизвольно скосил яблоко на Астрису, и сделал хватательные движения когтями. Грызуниха повела ушками и облизнулась, что свидетельстовало. Грызи ещё некоторое время посидели, потому как в ближайшее время им предстояло хоть и сидеть, но постоянно стоять на ушах, а может быть, такой возможности больше вообще не представится. Грызаный случай, сразу две группы, подумал Скуп, это мимо пуха, потому как может обозначать резкое возрастание активности кригсов. Нужно будет непременно провести поиск после того, как будет закончена основная операция... впрочем, она тоже сама не закончится, надо трясти.

Ёлочка, вместе со всем москитником, уже начала разгон к цели - далеко не полным ходом, чтобы не демаскироваться, да и спешить не следовало. Зачистка должна была произойти именно в нужный промежуток времени, чтобы кригсы лишились обзора точно тогда, когда в межзвёздье пройдёт хдерево с рыбой. Все эти группы разведки и локации - суть такой же москитник, сколько его не выпиливай, флот быстро наклепает новые машины и снабдит их пилотами из резервов. Вслуху этого, тактический песок нужно было рассыпать точными кучками по плоскости космоса, образно цокая. Скупыш, уже упаковавшись в скаф и в котанк, в очередной раз вспырился на т\э, как брыляет радиаторами салвак, на котором летела Астриса, и вздохнул, что не удастся спрятать самое ценное животное в более безопасное место... впрочем, салвак куда лучше, чем истребитель.

Впереди расстилалась картина туманности, каковая по мере приближения к ней становилась всё менее заметной, как оно часто и бывает. Если с пяти светолет туманность напоминала мотыляющийся в воде кусок сине-зелёных водорослей в розовом обрамлении, причём довольно яркий, то при входе в неё оптика фиксировала только слабый туманчик, плохо различимый невооружённым ухом. Тактик-экран рисовал туман достаточно густым, чтобы показать наличие сопротивления среды и ограничения обзора. Среди этого болота светили близкие друг к другу звёзды, окружённые дисками вещества, так что дело напоминало подводность.

- Флот!... - цокнул Кудус, и не успел продолжить.

- Где?? - хором цокнули практически все, кроме тех, кто дрых.

- Кхм. Перестраиваемся в выбранную формацию.

- Чисто цокнуто.

Выбранная формация напоминала подкову с ядром в центре: в середине шли два фрега, имитируя две ёлочки, настоящая ёлочка шла за ними на отдалении, а по краям подковы подстерегали неосторожных котанки и торпеды на ускорителях. Нужно было следить за многими условиями, и грызи разделяли эти задачи. Следовало устанавливать угол поляризации на радиаторах, чтобы они давали минимум засветки; слушать за интерференцией излучения со средой, дабы не было усиления; наконец, требовалось тщательно имитировать поведение ложных целей, потому как праздно шатающиеся крейсера всегда вызовут подозрение. Вслуху этого пришлосиха включить активное сканирование, имитируя ресурсную разведку - но это было только налапу для приманивания олухов.

Подкова имела два эшелона - один из котанков под прикрытием собственных проекторов, второй - из котанков и торпед под более плотной маскировкой от Р4. Когда олухи, не заставив себя долго ждать, пошли ощепами и обмылами в атаку, первый эшелон организовал перехват, а со второго под шумок добавили свармеров - вряд ли кригсы будут считать, сколько их. Небольшие звенья коряжек были быстро прорежены, так что дали врассыпную и стали отступать.

- Так, готовимся ко второй волне, - цокнул Кудус, - Все не спят?

- Частично, - ответил себе под нос Скупыш, хотя и не спал.

Следовало перетаскивать на нужные места в построении торпеды и настраивать параметры их программы под условия. Хотя группа отпустила отходящие коряжки и не имела прямых данных о противнике, подобные маневры были отработаны в прямом смысле много тысяч раз и подчинялись самой упрямой во Вселенной штуке - математическому просчёту. Обнаружив ресурсеры с эскортом, кригсы в здравом уме могли послать только группу для их уничтожения, и примерный состав оной был известен во вполне определённых рамках. Если мотылять на каждый контакт весь флот, это мимо Прибыли, и кригсы тоже так не сделали, даже если очень хотели.

- Группа обмылов! - цокнул Олыш, - Похоже, вариант как на периметре.

Под этим он подразумевал, что группа, пасущаяся здесь, такая же, как и на звёздах периметра. Это объясняло наличие обмылов, потому как эти коряжки обычно взлетали с носителя - а где он, там и две разрушки, если грызи правильно поняли стандарт.

- Торпедами, только аккуратно, пух в ушах, - цокнул Кудус, - Ыть!

Навстречу обмылам, похожим натурально на обмылки в виде сплюснутой груши, рванул рой свармеров, и те скучились в две группы, дабы усилить защитные свойства. Прямо за свармерами шли две торпеды с ускорителями, кое-как скрытые выставленными помехами и проекторами. Тяжёлая бочка торпеды отделилась от гриба ускорителя, и тут же вспыхнула сзади ярким белым шаром выхлопа, как натуральная ракета. Уже не скрываясь, снаряд с большим ускорением пошёл через рой к цели. Одна из групп дала врассыпную, но грызи этого ждали: на обмылы повернули все свармеры, а вдобавок стали пухячить пушки котанков. Это не возымело большого действия само по себе, но автоматика определила угрозу и затормозила рассредоточение второй группы. Торпеда, оставив длинный сверкающий след, вошла прямо в сферическое построение кригсов и залила его вспышкой, как банку вареньем. Грызи сосредоточились на второй группе, потому как близкая вспышка если и не повредила обмылы, то по крайней мере здорово стукнула им по сенсорам. Т\э как обычно красочно показывал, как град снарядов со свармеров рвёт поверхность обмыла, и тот разлетается искрами. Спустя двадцать секунд свалка уже закончилась - полтора дестяка коряжек были уничтожены.

- Подобрать подбитков! - цокнул Кудус, - Слышу трёх.

- Чисто цокнуто, сделаем, - ответила Астриса.

Скупыш отметил, что голосок грызунихи звучит по другому, и понял, что это из-за скафа: зверушка нивкакую не желала дышать вакуумом, чем очень радовала. Пока она занималась подбитками, грызь уже вычертил схему реализации Хитрого Плана, развернув ложные ёлочки на курс ухода. По всем подсчётам, сейчас за ними летели две разрушки и остатки обмылов с носителя - ну и пух с ними, пусть летят и догонят 128е уже за пределами туманности. Пока кригсы будут гоняться за пургой, можно пройтись по их основной группе, носителю и ресурсникам, а также убрать локаторы. Без носителя с его производственной базой им потребуется слишком много времени на восстановление локационного поста, и Ёлка с рыбой успеет пройти.

- Как по нотам, - буркнул себе под нос Скуп, услышав на т\э две разрушки с эскортом.

- Не растягивать строй, Астриса-пуш! - напомнил Олыш, - Держимся за точку.

- А, выпардониваюсь, - цокнула грызуниха и поддала газу.

- Фиксирую локационные станции, - сообщил Кудус, - Пока не трогаем.

Даже не глядя Скупыш представлял себе эти штуковины, похожие на плоских медуз с длинными отростками, и пожелал им всего самого злого. Он также не забывал держать в поле слуха разрушки, которые усердно лопатили вслед за ложняками и уже удалилсь дальше дистанции огня из ихних орудий. Теперь каждая секунда добавляла времени на уничтожение основных целей, пока олухи окстятся и повернут обратно. Две стороны подковы, прикрытые каждая своим проектором, работали как разнесённая антенна, так что основную группу т\э показал довольно быстро - носитель и две разрушки прятались в тени пузыря, как оно обычно и бывает.

- Спокойно! - цокнул Кудус, - Не фиксирую следов ресурсеров.

- Понял, - кивнул Скуп.

Под этим имелось вслуху то, что носитель чаще всего получает ресурсы, а следовательно должны быть следы каракатиц; раз их нет, велика вероятность ложной цели. Грызь быстро прикинул и узрел на карте схему расстановки ложных целей вокруг носителя... впрочем, он тут же поправился, что здесь хвосту доверять не стоит. Следует просто прощупать цели, запуская свармер с максимальной дистанции. Кригсы будут осведомлены о нападении, но они и так. Как оно и предполагалосиха, свармер прошёл насквозь через носитель, мираж которого поддерживался соединёнными в сеть мелкими коряжками.

- Они сообразят, что к чему, - предуцокнул Олыш.

- Только будет поздно, - добавил Кудус, - Разрухи ушли уже на половину пути к соседней звезде.

- Это в пух. Вот следующая.

- Ну и понаставили они тут чучел...

Чучел действительно было штук десять только тех, что попались по пути. Однако группа шла полным ходом, и неизбежно пересекла маршруты движения каракатиц, а там недалеко и до носителя. К неудовольствию грызей, "башня" дрейфовала вовсе не за пузырём, а торчала в открытом космосе, и рядом с ней зижделась уже явно настоящая разрушка.

- Связи с ложняками нет, - цокнул Олыш, - Но их уже в любом случае догнали и теперь те две жути прутся обратно, так что следует поспешить.

- Что будем делать с крупным? - осведомился Кудус.

- У нас будет время на атаку с двух сторон? - цокнул Скуп, сам же считая это, - Да, будет.

- Начинать!

Грызи даже не уточняли, что именно имеется вслуху, так как по умолчанию это была схема номер такой-то, и все её помнили. В данном случае, одна группа атаковала с парой-тройкой торпед, чтобы отвлечь на себя разруху, в то время как с другой стороны заходила ёлочка и вываливала в цель все остальные торпеды. Фишка также заключалась в том, что"Громкая" могла маневрировать так, чтобы прикрываться от огня разрухи носителем, что сильно прибавляло шансов. Пользуясь всё теми же проекторами, группы начали выход на рубеж атаки, одновременно следя за мелкими патрулями, выпущенными с башни и мотыляющимися по пространству вокруг. Когда тройки ощепов подходили слишком близко, приходилось пускать свармеры и сбивать их. Кригсы получали данные о противнике, но не получали координатов для стрельбы, что ценнее. Вероятно, подумал Скупыш, они ещё толком не встречались с непосредственной котанковой атакой, привыкнув к тому, что мелочь только таращит уши, а лучами бьют Ёлки - вслуху этого кригсы никак не могли прикинуть размер группы и всё время занижали его. Эти небольшие задержки вполне позволили выйти на исходную, так что цель оказалась в клещах.

- В Ущерб! - точно цокнул Кудус.

Первая группа запустила две торпеды и принялась усиленно маневрировать, имитируя маневр сближения. Разрушка развернулась и пошла туда, ворочая боками; как и предполагал Скуп, кригсы были слишком скупы, чтобы пухячить по паре торпед из главного калибра. Судя по всем данным, тяжёлые орудия у них имели весьма ограниченный ресурс, возможно в сорок-шестьдесят выстрелов, что и вызывало скупость. Еловые пушки тоже были не вечные, но у стандартных семьдесят шерстых ресурс измерялся тысячами выстрелов. Чтобы достать до атакующих своими турелями, разрушка удалялась от носителя - всего на несколько секунд полёта, но этого хватало. Скупыш аж зихихикал, когда огромный корабль взбрыкнул аки мерин, разворачиваясь на форсаже обратно. Из засуетившейся башни начали вылетать ещё коряжки, но здесь им играла плохую службу конструкция, не позволявшая запускать мелочь слишком быстро. Пока они вываливались, с ёлочки одна за другой стартовали торпеды.

Фокус был и в том, что рой торпед также маневрировал, прикрываясь носителем от разрушки, и крупный не мог дать залп по ним. Коряжки бросились перехватывать, но вместе с торпедами шёл и рой свармеров с несушек, так что перехватить удалось, но другое. С замиранием пуха Скупыш следил за тем, как торпеды встраиваются в кольцо, чтобы ударить единым залпом; штук семь были сбиты мелочью и орудиями носителя, но с десяток прошли и устремились к цели в последнем рывке с выдачей ещё большего ускорения.

- Грызаный грибоцирк! - цокнула Астриса, - У меня падение мощности мотора! Не могу дать маневр!

- Грибоцирк грызаный, - подтвердил Ратыш, - Повреждения силовой установки. Слышимо, мы перегрузили второй контур на отборе мощности при запуске торпед.

- Гры...

В это время прорвавшиеся через все заслоны торпеды ударили в "башню", одновременно зажигая ослепительные шары плазмы на её поверхности. Коряжки и преследовавшие их свармеры, тянувшиеся за торпедами как тина за уткой, сгорели сразу же. Через какие-то наносекунды громыхнул и сам носитель, пробитый в нескольких местах; цепная аннигиляция распотрошила его на отдельные, и притом некрупные, фрагменты, каковые полетели в вихрях искр из сферического облака на месте взрыва.

- Пять секунд до контакта с разрухой!!

- Бросьте корабль, - отрезал Скупыш, - Не приоритетно!

- Впух! - фыркнула Астриса, явно шмякнув лапкой по пульту.

- Попробуем что-нибудь сделать, но шансов мало, - сообщил Ратыш.

К удаче, грызи сидели в салваке,который находился на полторы дистанции огня дальше от врага, и могли пытаться спасти ёлочку до последнего, не рискуя хвостами. Пространство прорезало сияющее веретено от выстрела кригса, и "Громкая" превратилась в огненный шар, совершенно чистый и белый, который быстро расширился и потух, не оставив даже заметного дыма. Однако Скупыш учитывал общую диспозяку и имел все основания считать, что кригсы посажены в добротную лужу. Разрухам не догнать котанки, производственная база на носителе уничтожена, как и основная часть мелочи, так что, дело сделано. Вся группа, выстраиваясь в кольцо, вышла на рассчитанный маршрут, захватывавший все локаторы. Разруха даже не преследовала, либо поняв бесперспективность, либо обалдевшая после гибели носителя, потому как могла получать с него управление. Даже не доворачивая, а просто проходя мимо, котанки повернули башенные пушки и длинными очередями раскрошили "медузу" в лохмотья, после чего свармеры сбросили пару контейнеров с по-спорами для разъедания микроструктуры, воизбежание восстановления упыря. Такой же песок постиг и все остальные локаторы, вычёркивая их из сущестования.

Ещё до того, как группа прошла весь маршрут, грызи принялись обцокивать диспозяку, чтобы составить дальнейшие планы, по возможности хитрые. Скупыш понял, что его грызуниха расстроена уничтожением ёлочки, но пока что он не имел возможности даже утешать её, так как требовалосиха трясти, и грызь тряс как следует.

- Запас помех у нас был на "Громкой", - цокнул Кудус, - Это мимо пуха. Зато у нас есть целых три супа, если удастся укрыться где-нибудь в туманности, мы сможем достаточно быстро сделать замену.

Скупыш кивнул ухом. На ёлочке имелся подготовленный запас крупнокалиберных бомб с помехами - мелкими шариками с орех размером, которых в каждой бомбе несколько десятков тысяч. Разбросанные на миллионы километров в нужном секторе, эти блёстки будут давать достаточную засветку, чтобы испортить всю малину дальнему локатору. Их безусловно можно убрать, но для этого нужны рабочие корабли с гравгенами и время.

- Да, это обязательно задержит их, - цокнул Олыш, - Если они припрут только локатор, он не будет работать, а несушек у них вряд ли так много, чтобы разбрасываться.

- По рассчётам выходит, что так они в самом плохом случае смогут зацепить Ёлку только на самом уходе, когда будет уже поздно для перехвата, - сообщил Кудус, - Коряжек здесь почти не осталосиха, но нужно соблюдать осторожность, медведи и цикломены.

- Чисто цокнуто. А как с поисками?

- На поиски лучше всего направить Р4. Олыш, возьмёшься?

- Считай что взялся, - ответил тот, - А вы слушайте, давайте чистого песка.

- Бум старацца. Если что, обозначим точку встречи вот там, - показал по карте Скуп, - Если нас там не будет, валяй за Ёлкой своим ходом.

- Понял, рассчитываю маршрут.

Через несколько минут Р4, плоский, почти дисковидный аппарат, отвалил в сторону от группы, и тихой сапой начал пробираться по назначеным адресам. Остальные, заметая следы, двинулись ныкаться к очередному пузырю, где можно наковырять материала для производства помех. Вокруг всё ещё мотылялись минимум три разрухи, но без мелочи они были совершенно не опасны, потому как слышались издали и не обладали большим ускорением. Группа могла набрать ресов даже на ходу, перелетая от одного пузыря к другому, и кригсы пока не имели возможности им помешать. Правда, это пока, и было неизвестно, как они оценивают важность этой позиции и какие подкрепления могут послать.

Как бы там ни бывало, суппортники засекли мелкие вкрапления металлов в камнях на орбите пузыря, иначали ковырять их своими средствами - не так шустро, как ресурсеры, но для получения нескольких тонн хватит. Суповой БКТ-64 имел сзади основного корпуса как раз отсек с ремонтно-производственной аппаратурой, похожий по форме на кузов грузовика, и теперь на каждом таком кухове начала расти "будка" с дополнительным оборудованием, сооружаемым на месте. Станок для получения "орехов" помех вообще не требовал ничего, кроме программы и материала - стереолитограф делал массивные детали, отдельный станок печатал управляющие платы, и всё это быстро собиралосиха в готовую машину.

Убедившись, что кригсов пока не слыхать, а автоматика работает по шерсти, Скупыш вернулся к мыслям о грызунихе.

- Астрисочка, ты в порядке, пуховичная зверушка? - ласково цокнул грызь.

- А? - встрепенулась та, - Да, вполне. А ты, Скупы?

- Да более чем! - правдиво ответил Скуп, - Мне кажется, ты расстроилась из-за ёлочки?

- Ну... - поводила ушами грызуниха, что явственно слышалось, так как уши тёрлись о шлем скафа, - Вообще да. Это понятно, что её могли сбить вообще случайно, а так она потрачена далеко не зря, и всё такое... Но всё-таки йа на этом дереве пять лет просидела, как белочь в ветках. Так что впечатление довольно противное... Но это пройдёт, Скупы. Йа куда больше радуюсь, что у нас почти все целы!

- И не просто целы, - добавил Скупыш, - А наша Ёлка сейчас вовсю разгоняется с рыбой, и через ммм.... десять часов пройдёт мимо этой туманки.

- Мы тут будем до упора?... Впрочем, ясно.

- Если не в пух, помни про прыжки во времени, - напомнил грызь.

- Да не, пока неплохо, - захихикала Астриса, - Чай уже заваривала, сейчас попробую суп. Только вот потискать нечего, даже хвост не вытащишь.

- Это да, коллега, согласен, - церемонно цокнул Скуп, - А ты что, скаф не открываешь? У тебя корпус цел?

- Корпус цел, - успокоила она, - Просто в скафе как-то уютнее, так что пока сижу в нём. Всё равно тут даже пошагать некуда, только лапы вытянуть.

- Ну, кое-кто хотел попасть в разведку, - хихикнул грызь.

- Это да, попадание есть.

- УЦ! - цокнул Скупыш, - Астри, разрушка никак не угомонится, прётся сюда. Передислоцируемся.

- Дислоцированные дислоцировались, дислоцировались, да не выдислоцировались, - чётко отцокала грызуниха, вызвав рожь.

Котанки брыльнули радиаторными лентами, выходя на новый курс, и пошли с укорением за бок пузыря. Кригсу никакой дури не хватит гоняться за быстрой мелочью по всей туманности...

- Да что ты, а?! - фыркнула грызуниха, - У меня провал в движке, теряю ускорение!

Скупыш на две микросекунды испугался, но только на них. Ещё до того как цокнуть, он метнул курсер к нужному окну и запустил с ближайших несушек дюжину свармеров.

- Хватай свармаков клешнями! - цокнул он, - Мощность на сорок! Держать будет, они тебя утащат.

- Чисто! - быстро сообразила грызуниха.

К отстающему от группы котанку метнулись с длинными огненными хвостами свармеры, и быстро стали набиваться в клешни салвака, как виноградины на ветку. Хвосты выхлопа теперь шарашили оттуда во все стороны, но свармеры имели управляемый вектор тяги и тащили котанк в нужном направлении.

- Везёт мне с этим движками! - фыркнула Астриса, - Сначала ёлочка, потом это, грызаный грибоцирк! Хруродарствую за помощь, Скупы.

- Есть куда стараться, - хмыкнул Скуп, - Как встанем на новой точке, исправим косяк.

Супы, летевшие в первых рядах, и на марше не прекращали строить машинерию, потому как ничто им не мешало это делать! Энергии особо много станки не требовали, материал лежал в закромах, так что котанк мог мотыляться по космосу куда угодно, а задание выполнялосиха. Убедившись, что вектор снова совпадает с центром пуха, Скупыш ещё раз ненадолго испугался, потому как условие, что группа легко уходит от разрухи, выполнялось только при работающих движках. Потерять Астрису, которая стала для него совершенно родной, грызь мягко цокая опасался.

Как он и предполагал, кригсам быстро надоело гоняться за мелочью, и разрухи более не беспокоили. Несколько раз на группу натыкались остатки ощепов по несколько штук, и их быстро резали свармерами почти в автоматическом режиме. В остальном дело переходило в столь плавную колею, что и заснуть недолго - как впрочем грызи и сделали, хотя и по очереди. Полулёжа в кресле, и опять-таки не вылазя из скафа, Скупыш перецокивался с Астрисой и прочими грызями, так что ржи получился опять целый эшелон. Тем более грызуниха взялась рассказывать о том, как они с Тисой рулили ёлочкой, и в первый год имели реальный шанс загнать её в пузырь или в звезду.

Короче выцокнуться, время проходило довольно незаметно, так что после третьей смены стало понятно, что помехи - да. Грызи примениили не особо хитрый план, потому как на несушках имелось допуха свободного места на стыкузлах - туда и всандалили бочки с орехами. Скупыш настоял, чтобы Астриса перебралась из своего салвака в один из супов, потому как косяк с движком хоть и был исправлен, но кто цокнет наверняка? А бережёного, как известно, бережёт в том числе хвост. С супов отстыковались те самые "будки" со станками, потому как нет смысла таскать с собой, отягощаясь, проще сделать на месте новые.

Как следует разогнавшись, группа пошла по дуге примерно на границе туманности, и через рассчитанные промежутки времени открывалась очередная бочка, начиная сыпать в пространство орехи помех. Таким образом они оказывались растянуты на астрономические расстояния, и чтобы собрать всё это барахло, требовалось или допуха времени, или приличный флот. Были все основания надеяться, что у кригсов ни того, ни другого не найдётся. Кудус основательно вспушился - судя по звуку - и констатировал выполнение задумки. Теперь оставалось выйти в условленные координаты и попробовать встретиться с Олышем. Любой убельчённый космонавт понимал, что это именно попытка, потому как при столь дальнем расхождении групп слишком много всего может произойти, чтобы не состыковаться по времени.

Тем не менее, состыковались почти идеально, через несколько часов. Скупыш был весьма доволен услышать на т\э проектор, выплывающий из-за границы обзора, и хотя порадовался, не забыл проверить опознавание и телеметрию, воизбежание.

- Ну как?? - вопросили грызи почти хором.

- Ну, с песка на песок, - резонно цокнул Олыш, - Хелдун скорее всего накрылся, а вот Звера может быть и нет. Там где она шерстила, побывали наши, кригсов покрошили, вполне могли и её забрать, если пультирование кота прошло удачно.

- Хорошо, грызо, полёт на отличненько, - цокнул Кудус, - Айда к дому.... Ну всмысле, ближе к дому, да.

Ближе к дому, с замиранием пуха подумал Скупыш, какое грызаное счастье! Приняв в построение проектор, группа довернула на новый курс и дала полного ходу.

Ещё в то время, как разведчики шерстили по звёздам на периметре туманки, и Скупыш атаковал ресурсеров, Ёлка на Дубионе начала сборы. В системе ещё оставалосиха около семнадцати процентов кригс-шлака, но он был зарыт в обломки станции планетарного размера, так что выковыривать его в нынешних условиях смысла не имелось. Последняя "селёдка", похожая на бутылку посудина, медленно подрулила к Ёлке и состыковалась с "ветками", дополнив собой косяк рыбы, сидящей на дереве.

- Всему флоту, - цокнула по общему каналу Нурка, - Песок раз, два и три. Переходим к последнему фазу операции, медведи и цикломены.

Жабы с шей были содраны заранее, так что грызи без промедлений приступили к означенным действиям. Все "аллеи", самоходные строительные платформы, разом пошли ближе к звезде, как и порядочный флот 128х фрегов со спецмодулями обработки кригс-шлака. "Зимний Вой", не особо стесняясь рыбой, неспеша развернулся и состыковался с платформой-верфью, где собирали селёдок. С максимально возможным в данном случае ускорением Ёлка начала разгонять платформу в том же направлении - в звезду. Собственно, таки цокали, когда что-нибудь отсылали напух - "в звезду!".

Однако, не скупясь где не следует, грызи скупились там, где следует. Они и в мыслях не держали уничтожить несколько десятков 128х целиком, тем более что имелись отличные самоходки, легко справляющиеся с демонтажом. Фреги один за другим заходили на "аллеи", где манипуляторы автоматов раскручивали корпус и изымали основной блок двигателя, каковой весил процентов пять массы корабля, но составлял основную сложность в изготовлении. Когда группа фрегов разбиралась, к платформе подходила ёлочка и забирала хабар, а самоходка разворачивалась носом в звезду и давала полный ход.

В оставшихся залежах шлака были взорваны сотни контейнеров с по-спорами, что вызвало немедленное заражение оных по-плесенью и последующий распад. Всё, что смогут найти кригсы - это весьма малопригодная даже для добычи ресов, полностью опустошённая система. Фига, большая фига вместо базы снабжения. С одной стороны, Дубион, как и множество других систем, пришлось сдать врагу, но с другой, гораздо большее количество миров были совершенно целы и ровным счётом ничто им не угрожало. Выбивание же ресурсной базы из-под гузла кригсов ставило их в крайне незавидное стратегическое положение. Ещё раз окинув ухом эти условия, Нурка Разбрылькова довольно ехидно расхохоталась, в чём она была не оригинальна.

В то время как Ёлка с рыбой начинала разгон из системы, нарезая круги вокруг звезды для запутывания следов, первые самоходки с пристыкованными к ним потрошёными фрегами достигли звезды, и с нарастающим ускорением полетели в сияющие плазменные волны. Через несколько часов в системе не останется ничего, что враг мог бы использовать, а весь хабар улетал в чреве селёдок.

Центральный штаб сардакского украйона находился в глубинах защитной станции "Хвол", однако это не отменяло кадок с фикусами, нагромождений бумажных папок и аппаратных стоек. В углу зижделся блестящий трёхсотлитровый самовар, приличествующий заведению такого уровня. Один из координаторов, грызь по погонялу Хячин, подошёл к означенному самовару, накачал педалью чайку в трёхлитровую кружку, и неспехом вернулся за захламлённый стол. Помимо барахлища и терминала числовой машины, там зижделась на подставке коряга, покрытая чёрным лаком - кто-то нашёл в лесу корягу, идеально похожую на кригсов фрег, чем и потешился. Усиленный числовой ум, которым пользовался Хячин, сидел рядом и представлял из себя огромную мышь - не такую, как грызи, ходящую на двух лапах и с прямым позвоночником, а просто огромную, килограммов на сто, серую мышь. Судя по тому, как от ушей серого шли потоки горячего воздуха, он усиленно думал - впрочем, его это нисколько не утомляло. Грызь плюхнулся в моховой ящик, почесал толстое пузо и рыгнул.

- Грызо, - цокнул он мыши, - Есть чо?

- Грызо, - ответил мышь, - Есть кое-что. Пять секунд назад поступил сигнал от Ёлки "Зимний Вой" в карантинной зоне Сардака. Еловые уши Нурка Разбрылькова имеет что-то цокнуть для штаба украйона.

- О, это да, - вспушился грызь, - Давай сюда.

Через секунду на экране отрисовалась Нурка, сидевшая примерно в таком же ящике и имевшая на флангах точно такую же свалку, как в штабе. В зелёно-белой форменной жилетке она выслушила даже более официально, чем Хячин, хотя грызь подметил не это, а прелестность грызунихи как таковой.

- Координатор Хячин, штаб украйона, - цокнул грызь, - Кло?

- Нурка Разбрылькова, Ёлка "Зимний Вой" из Белоелья, - кивнула ушами грызуниха, - У нас есть информации песок.

- Высыпай информации песок, Нурка, - изрёк мудрость Хячин.

- Полный пакет данных с подробным отчётом передан, - цокнула она, - Вкратце сообщаю, что запас ресурсов в виде кригс-шлака в системе Дубион полностью уничтожен.

- Ммм? - сверился с картой грызь, - О, это в пух. А как вы это сделали?

- Мы его почти весь переработали в синтез-материал, остальное уничтожили биологическим средством.

- Синтез-материал? - поднял щёки Хячин, - И где он сейчас?

- Синтезуха в контейнерах, контейнеры в селёдках, селёдки на Ёлке, - точно ответила Нурка, - Мы сочли, что данный ресурс будет полезен для дальнейшего хода кампании против кригсов, так что припёрли его сюда.

- Ск... сколько единиц?? - поперхнулся координатор, слушая инфу с экрана, - Мать моя белочка!

- Так мы правильно сделали? - осторожно осведомилась Нурка.

- Правильно?? Вы сделали лучше, вы сделали Жадно! - цокнул Хячин, вложив гектар эмоций в слово "Жадно", - Эта синтезуха во как нужна здесь! Берём всё!

- Конечно берёте, - улыбнулась грызуниха.

- Ты не совсем уловила соль, Нурка из Белоелья, - хмыкнул Хячин, - Постановлением местгалкома военное положение не отменяет системы Учёта. На ваш счёт будет зачислено соответствующее количество бобров.

- Аээ... Ну, чисто цокнуто.

- Кроме того, от имени всего Сардака, йа кидаюсь в вас песком благодарности! - правдиво цокнул грызь, и за неимением песка, плеснул в экран чаем; потом придётся протереть, но оно того стоило, потому как грызуниха покатилась в смех.

- Хорошо... хорошо, что йа не лично! - хихикала Нурка, прикрывая мордочку лапкой.

- Это да, не хотелосиха бы пачкать такую прекрасную пушнину, - кивнул Хячин, - Заваливайтесь к платформам "Жо", "Зимний Вой". И не вздумайте умалчивать, если вам требуется какой-либо ремонт или оборудование, потому что иначе мы сами это выясним, чисто цокнуто?

- Хруродарствую, - кивнула ушками Нурка, и отключилась.

Хячин вскочил из ящика, как мелкая белочь, кувырнулся через голову и заорал на весь штаб, бегая между столами:

- Восемь селёдок синтезухи!! Восемь селёдок!! Восемь!! Во!!...

Хотя весь ельник вместе с рыбой покинул Дубион, в системе ещё оставались москитники для прикрытия отхода, дабы кригсы не узнали раньше времени, что отход имеет место быть. Отдельные группы ощепов и фреги с зондами то и дело щупали границы, но их неизменно встречали огнём и отгоняли. Только когда стало совсем поздно, хвостовые силы свернулись, уничтожили остатки техподдержки, сбросив в звезду последнюю самоходку, и тихой сапой ушли в межзвёздье. Хотя грызям не выпало каких-то особых испытаний, факт состоял в том, что прикрывали операцию всё сплошь заново мобилизованные в разведку пуши.

Неслушая на то, что это был их первый реальный опыт, эти грызи выполнили все поставленные задачи. Чем собственно ещё раз подтвердили правильность применения т\э для связи симулятора с реальностью, а также высокую степень убельчённости любого грызя, нашедшегося на Ёлке. Нельзя цокнуть, что таковыми были вообще все грызи - на том же Колонтопе наличествовало множество толстых шматов пуха, не особо слушавших дальше своей рощи и огорода. Однако и они внесли весомый вклад в существовавшее положение вещей - тем, что нисколько не мешали другим грызям. По крайней мере теперь отдел разведки "Зимнего Воя" получил вполне настоящее подкрепление, увеличившее его численность в два раза, и когда группа добралась до Сардака, Кудус выявил годование по этому поводу.

Что касается флота несущего крейсера "Тхозедог", то вопли там стояли просто немилосердные даже по меркам кригсов. Степень истерики стала зашкаливающей тогда, когда разведка наконец обнаружила систему оставленной, обследовала её и доложила, что ресов там больше нет. Мало того, что кригсы более не могли рассчитывать на эту базу снабжения, так ещё и последний ударный флот в сардакском украйоне пухову тучу времени занимался абсолютно бесполезным делом, маневрируя для выхода к Дубиону. Это был стратегический провал высокого уровня - насколько, можно было прикинуть по количеству раздутых в вакууме трупов низших кригсов, вывешеных на антенны флагмана.

После того, как закончился кефир из стандартных бутылок, грызи таки не удержались начать прыгать по времени, потому как сидеть десять усуток в скафах, не имея возможности толком двинуться - это мимо пуха. Вслуху этого, прибытие к границе Сардака случилосиха для них достаточно быстро; разведка отстала от Ёлки на несколько усуток, так что, когда потрёпанные боями и длительным полётом машины ввалились на место назначения, там уже всё было известно и их с минимальными задержками пропустили к своим, предварительно пропустив через проверки, конечно. "Зимний Вой" стоял в доке на одной из многочисленных платформ, смонтированных внутри защитного периметра, и найти его без диспетчера оказалось бы непросто - Ёлок собралось как в лесу, вдоль одной только платформы Ж13 их стояло штук двадцать.

- Какое слышище! - опушнело цокнула Астриса.

- Поперёк не цокнешь, - согласился Скупыш.

Котанки и проекторы неспеша летели вдоль гигантской платформы, у которой стояли Ёлки, а вокруг происходило такое движение мелочи, словно это была муравьиная тропа. Сигнальные огни платформ и хдеревьев уходили далеко в черноту космоса, так что самой черноты оставалось крайне мало. Скупыш с большим довольством узнал родную Ёлку, на которой ещё торчали остатки ресурсной установки - да собственно, на т\э она была выкрашена в зелёно-белое, как мало что другое, так что обознаться трудно. Селёдок уже не было, зато в новую четвёртую секцию явно устанавливали мотор-пушку. Даже застыковаться в ангар было не так просто, когда вокруг кипела столь активная работа, и мимо летка то и дело проносили части конструкций и модули. Однако в конце концов котанк вошёл в ангар и повис в захватах, заглушив двигатель. Скупыш некоторое время тупо таращился на приборы, собирая силёнки, чтобы вылезти из машины. Примерно так же, почти на четырёх лапах, вылезли остальные грызи, отчего сами же покатились по смеху. Кое-как выбравшись из скафа, Скуп сгрёб в лапы грызуниху, потому как это очень уж хотелось сделать; она уткнулась ему в плечо носиком, и тихо хихикала, потому как уже не могла громко.

И тем не более, Скупыш проверил обстановку посредством комма, прежде чем окончательно разжижиться и прокладывать траекторию в комнату, сурковать. Тот факт, что Ёлка стояла в доке под защитой звёздной крепости, не означал автоматически, что нет аврала - по крайней мере, для грызей. Но, к удаче, аврала не было.

- Сурковать?! - возмутилась Астриса, плюхаясь на сиденье в транспортёре, - Это крайне мягко цокнуто, цокнувший-пуш.

- Мм... Уминать время грейдером и закапывать под сурка? - предположил Скупыш.

- Да, так ближе к действительности.

Грызуниха не удержалась, и уронив голову ему на плечо, провалилась под этого самого сурка. Скупыш же, осторожно поглаживая пушнину, раздумывал над тем, что вся эпопея с Дубионом была только крохотной искоркой в том костре войны, который разгорелся в украйоне. Грызь прослушал обновления обстановки и подумал, что даже восемь селёдок синтезухи не особо заметны в столь масштабных операциях, так что бросок песком благодарности следовало даже более отнести к отлаженой технологии получения синтезухи из кригс-шлака... впрочем, даже небольшая по масштабу операция вызывала у грызей эт-самое, так что и.

Лишь через усутки кое-как продрав яблоки, грызи покинули суръящик, и в нулевую очередь налопались непоходного корма, благо у них были заначки уже собранного хабара. Жылой модуль оправился от последствий повреждений, и как раньше, зеленел листвой и хвоей, как ему и полагается. Особый, отражённый от леса свет, заливался в окна комнаты, как живительная вода, и грызи лопали его полными ушами, не прожёвывая. Они с пол-часа просто просидели у подоконника, слушая на возню птиц, кошек и проходящих по дорожке грызей.

- О! - цокнул Скупыш, выйдя наконец из апуха.

- Ноль? - по привычке прочитала Астриса.

- Ноль, но не в этот раз. Йа имел вслуху, что раз мы на станции, можно сделать отцок домой!

- Точно!! - вскочила грызуниха и заметалась по комнате, - Перо! Гуся! Чернила!... Стой, а ты думаешь?

- Да, йа думаю, - церемонно кивнул грызь.

- Ты думаешь, что "Зимний Вой" не пойдёт к Колонтопу? - мотнула ухом Астриса.

- Это не исключено, - кивнул Скупыш, - Хотя пока и не известно, могут быть всякие внезапности и прочий песок, сама понимаешь...

- Теперь понимаю полными ушами, - поёжилась она.

- Ну вот. А отцок шею не оттянет, правда?

- Перо! Гуся! Чернила!! - снова вскочила грызуниха, но быстро упала в смех.

Гуси в жыме тоже были, но их решили поберечь и обошлись клавишами на клавиатуре, как ни странно. Скупыш расстелил на экране чистый файл, размял пальцы, и... начал чесать башку. Само собой, что в основном он уткнулся пухом в вопрос, как сообщать Лушке про грызуниху, и стоит ли вообще это делать? Мало ли, сколько времени потребуется на возвращение на Родину, а Лушка будет всё гадать, чтобы именно это значило, ведь всей полноты песка буквами не цокнешь! Ну, цокнул, что познакомился с замечательной грызунихой, что она стала ему как родная и всё такое, но это довольно сухо цокнуто...

- А, ладно! - фыркнул грызь, - Сухо не сухо, а цокнуто.

Отцок таким образом будет загружен вместе со всей остальной пуховой тучи информации, и отправится по межзвёздной почте, опережая полёт Ёлки. Отряхнув лапы с чувством выполненных должков, грызь вспушился, испил дополнительный объём чая поверх обычного, а потом полез слушать, как оно вообще по хдереву. Как оно, ему весьма пришлось в пух, если цокать мягко. Если на Дубионе, в полевых условиях, Ёлку нарастили на секцию более Жадности ради, чем реально, то теперь туда были установлены три дополнительные мотор-пушки и несколько модулей, каких ранее не водилосиха - например, аж два инженерных, а это означало, что в перспективе они могут достроить любое другое затребованное оборудование. "Зимний Вой" теперь мог производить мелочь типа котанков в полном объёме, причём в эрзац-варианте даже без машинокомплектов, а ангар принимал это дело и годно обслуживал...

- Что? - повернул на грызуниху яблоко Скупыш, когда та положила лапу ему на голову.

- Да хохолок сейчас потолок пробьёт, - скатилась в смех Астриса.

Грызь натурально вклохтнул, когда услышал такие обновления. Это тебе не мотыляться с клестами, за несколько усуток Ёлка восстановит хоть стопроцентные потери москитника. Да что там москитника! Если удастся пробить такую тематику, инженерные модули смогут выпускать и "лисицъ", а это вообще другое кудахтанье!... Скуп снова слухнул на Астрису, и комната огласилась рожью, чего не случалось... последние секунд двадцать. Причной на этот раз было то, что хохолок грызунихи находился аккурат в том же положении, что и у него минуту назад. Обычно гривка Астрисы лежала ровной пушниной, а сейчас вздыбилась хохолком в полный рост.

- Что такое? - ласково цокнул грызь.

- А?! - встрепенулась грызуниха, - Прибыль! Мы снова в деле, у нас есть ёлочка! Даже более того, елоцвет!

- А, ну так это в пух, - кивнул Скупыш, убедившись, что у неё не глюки, - Что, вы уже назвали её "Громкая" ?

- Сто. Пухов, - кивнула Астриса с крайне довольным видом, - Скупы, пойдём ослушаем лично! Там ещё надо устроиться по-беличьи, кло?

- Ды а почему бы и нет, - мотнул хвостом грызь - так, низачем мотнул.

"Елоцвет" являлся более поздней версией "ёлочки", и не только затем, чтобы не путать хвойные кустарники. В отличие от предыдущей конструкции, эта обеспечивала совместимость с еловыми моторами, что давало широченный хузяйственный и военный маневр - сыпала песок логистики, как сухо подумал грызь. Тобишь, при надобности можно было вытряхнуть мотор оттуда и поставить на основную Ёлку, или наоборот. Ну и, елоцвет был просто мощнее, чем бывшие в употреблении на "Зимнем Вое" буксиры, причём раз эдак в пять. Немудрено, что Астриса просто лапами скребла по стеклу транспортёра, постоянно хихикала и распушала хохолок. Грызи также неслабо прокатились по смеху, когда в корридоре стыковочного узла, откуда переходили на корабль, встретили всех остальных сотрапов по буксиру - Ратыша, Юнису и Тису, давнюю подружку Астрисы. Грызунихи изрядно помяли друг друга лапами, потому как почти давно не слышались, да и остальным перепало почувствовать пушнину.

Скупыш с большим удовольствием наблюдал, как пуховичные звери, мотая рыжими хвостами невероятной пушистости, обшаривают жылые отсеки корабля, катаются по смехам и довольно прицокивают - отсеки тут тоже были больше, чем на старой "Громкой". Между двумя массивами кают имелось пространство, похожее на жымчик, с микролесополоской и прудиком; впрочем, это грызям так казалосиха, что микро, а на самом деле бассейн был приличный, метров десять длиной, предостаточный для полоскания наличного пуха. Пока тут правда ничего не росло, потому как корабль недавно сошёл со стапелей верфи, а верфь сама не засевала жымы растюхами. Не потому что не могла, а потому что команда сделает это с плохо скрываемым удовольствием и лично.

Неслушая на то, что грызь был по уши во ржи, он немедленно уловил движение воздуха сзади - сквозняк теребил тот самый пух на хвосте, потому как чтобы теребить пух, достаточно очень слабого сквозняка. Не то чтобы Скупыш ожидал чего-то, но он на всякий случай кувырнулся через перила с четырёхметровой высоты; ремач в комме легко поглотил удар ногами в пол, как и ожидалосиха. Грызь слухнул вверх и с радостью узнал ярко-рыжие ушки Нурки, которая каталась по смеху.

- Ну ты шустрик, Скупыш-пуш! - цокнула она, - Хотела схватить, а пух.

- Да в общем, могу обеспечить данную операцию, ежели что, - сообщил грызь.

Однако обеспечить уже ничего не удавалось, потому как на уши Нурки набросились местные пуши, и цоканье посыпалось, как орехи из двадцатитонного бункера. Грызуниха не успевала отмахиваться, так что начинала часто перебирать лапками по ушкам, взърошивая кисти.

- Это так в пух, так в пух, ващеее... - десятый раз цокнула новость Астриса, - Ваще в пух!

- По пути, Астриса-пуш, - посмотрела на неё грызуниха, и та слегка умолкла, - Ты тут у нас очень неслабо слетала в боевой поход, кло?

Астриса прикрылась хвостом и ушами, став сильно похожей на рыжий пуховой шар.

- Ну вот. Йа хотела попросить тебя перейти с буксов в отдел разведки, - Нурка показала на лапах, как оно - буксов, разведки, пык и кло! - Если ты конечно не против. Помнится, ты ведь и сама эт-самое. Подумай на досуге, ну и...

Астриса забегала глазами туда-сюда, быстро соображая. Скупыш не удержался хихикнуть, потому как чётко представлял, что она сейчас думает - нет ли способа раздвоиться.

- Высыпаю песок согласия! - цокнула она, - Йа тут околачивалась довольно близко со Скупышем, так что убельчённость повысилась диффузным методом. Ну и дальше он подцокнет, если что. Да, Скупы?

- Сто пухов, - кивнул грызь.

Скупыш был спокоен, как сидящие ровным кругом три тысячи сурков.

- Ты спокоен, как сидящие ровным кругом три тысячи сурков! - кольнула его когтем Астриса, когда пуши шли к своей комнате, - Мы ведь теперь будем трясти вместе.

- Астри, ненаслушная пуховичная зверуха, - погладил её грызь, и хотел цокнуть, но тут же поправился, - Если уж ты влезла в песок разведки, тренируйся.

- Всмыслях?? - слегка округлила она уши.

- Ты использовала доступные сенсоры, - заунывно прочитал лекцию Скупыш, - А именно уши и яблоки, для определения того факта, что йа спокоен, как сидящие ровным кругом три тысячи сурков. Подтверждаю данный вывод. У тяфушки возник вопрос, почему данный факт стал достоянием существования? Разбрыльни.

Астриса поддала лапой кротовую кучку земли, разбрыльнув её.

- Не это, а мыслями.

- Ургх... - поёжилась грызуниха, - Ладно, ты цокнул правду. Разбрыливаю...

Ей потребовалосиха немного времени, что провести расследование, что попадало в пух.

- А. Ну, мы собственно и так только и делали, что трясли вместе, - захихикала Астриса, - Так что этот песок особо не влияет на эт-самое.

- Вот именно, - подтвердил Скупыш, - Хорошее начало, грызунихо.

Эх впух, драгоценный зверь теперь будет ближе к краю Ёлки, промелькнула мысль, но была тут же убита. Это для него она драгоценный зверь, а так-то у грызунихи с разбрылом всё в порядке, ещё послушать, у кого из них двоих лучше. Так что Скупыш и думать про это забыл, а думал о том, как увеличить степень убельчённости опытом в самых нужных аспектах. Для этого он набросал в голове план, чем отличается деятельность разведки от работы буксов - потому как второе Астриса знала на отличненько, это уже было подтверждено во время того самого вылета. Ну и помимо всего прочего, он теперь постоянно подсовывал ей вводные на симулятор.

- А как с лисицами? - уточнила она.

- С лисицами в пух, - заверил Скуп, - На таком фреге по десять отдельных проекторных установок в общей батарее! Сапа получается очень тихая. А загрызячить тоже может, там и мотор-пушки, и свармерные установки. Да и модуль как у супа там тоже есть.

- И что нам надо для? - потёрла лапки грызуниха.

- Капусты ещё, и лука, - зевнул грызь, - А, для фрега. Для фрега придётся зарядить инженерку строить свою копию, а потом модифицировать её под сборку боевых аппаратов.

- У нас и так уже две инженерки.

- А это не совсем те. Такая тоже может сделать фрег, только времени уйдёт уйма. Чтобы уходило по норме, надо достраивать специализированное оборудование. Хвосты из инжотдела считают, что можно зарядить один модуль для производства боевых машин, второй для подсобных, типа 128х, а третий оставить на остальные случаи и для расширения.

- Дааа, это было бы в пух, - поводила ушами вверх-вниз грызуниха.

На самом деле, Нурка не зря была замечена в прогулках по кораблю - она просто разгружала голову самым быстрым способом, потому как ей предстояло вырабатывать стратегически хитрый план, всмысле того, как трясти дальше. Для этого соответствующие пуши, как впрочем и все остальные незанятые, изучали обстановку по всему району и изымали оттуда крупицы данных, имевших прямое отношение к их намерениям. Впрочем, досаточно быстро этих крупиц набралась порядочная гора: масштабы были огромные, еловый лес мобилизовывался и концентрировался на главных направлениях, в то время как и на неглавных было что распилить на сто с лишним пухов.

Вскорости Скупыш изучал данные по системе Гидзин, где ранее была интернациональная колония, а теперь - жуткая свалка на месте крупномасштабных боёв. Звезда эта находилась в той же стороне от Сардака, что и Колонтоп, что было в пух, хотя и не по центру. Это объяснялосиха тем, что для "Зимнего Воя" самым Жадным было бы повторить свой эт-самое на Дубионе, обработав имеющийся на позиции кригс-шлак, а также собрав всё остающееся оборудование, какое можно использовать. По отрывочным и не стопухово точным данным всё же отрисовывалась картина, что шлака там достаточно, а во время боёв крупные корабли могли даже в штатном режиме оставить некоторые полезные модули для ускорения маневров. Неслушая на такую приличную перспективность позиции, пока что там не было больших сил с обеих сторон, а только передовые группы, следившие друг за другом и ведущие вялотекущую позиционную войну.

Например, записи сообщали, что Ёлка "Второй Двойник" сбрасывала броневой модуль и два сборочных, чтобы уйти из-под удара, но не было никакой информации, что потом их кто-либо подобрал. Неслушая на то, что теперь белоельская Ёлка стала на целую секцию больше, Жадность-матушка не оставляла в покое и заставляла думать о песке. Кроме того, расчистка позиций была крайне налапу стратегической обстановке для грызей. Планировщики вспушились, грохнули на столы счёты, и посчитали, что операция со шлаком займёт усуток сорок, если считать вместе с возвращением на исходную позицию. Само собой, что на "Вое" не было никого, кто принимал бы такие решения в одну морду, и даже Суг, у которого было много морд, не принимал. Плановый песок был вынесен на общее разбрыливание, так что даже разведчики собрались возле водопроводной колонки - в Доме Карт собрались все остальные, и там пуху было негде упасть.

Едва только обведя слухом грызей, Скупыш понял, что убеждать никого не придётся. Хотя ровным счётом всем очень хотелосиха домой, ведь они улетали только на вахту, а не на войну, пуши полностью воткнулись в обстановку и понимали, что от их действий зависит слишком многое. Слышанное собственными ушами на Дубионе заставляло их шустрее трясти, чтобы такого никогда не случилось с их малой Родиной. Песок согласия был вскопан на редкость быстро даже для белокъ.

- Внимание Ёлка! - цокнула по общему каналу Нурка, - Упоротость раз, два и три. Наше хдерево отправляется на Гидзин, рассчётное время отправления - через три часа. Кло!

По всему огромному кораблю разнёсся явственный звук вспушения и трясущихся ушей.

Шерстое корыто - еловая петля

Почти каждый раз теперь, как Скупыш начинал вытаскивать песок времени из-под сурка, он чувствовал под лапами восхитительный шёлковый пух, что заставляло грызя жмуриться даже с закрытыми яблоками и довольно приклохтывать. Хотя он быстро припоминал, чей это пух, ему всё равно кажденный раз вспоминалась Лушка - такая рыженькая и мягонькая, хррр... кхм! Скуп, начиная ворочаться с суръящике, мысленно слушал картины того, как они с грызунихой целыми неделями мотылялись по лесам Родины - то за землёй, то за орехами, но чаще всего, просто так, ради вспушения. Грызи издревле умели понимать, что ради вспушения - это в долгосрочной перспективе куда важнее, чем даже кормовая база. А уж теперь, через тысячи лет растрясённого песка, такое положение вещей въелосиха в их пух на сто пухов.

Скупыш сообразил, что только теперь как следует соскучился по своей согрызяйке... всмысле, согрызяйке номер ноль, потому как Астриса, чей собственно пух и попадал регулярно под лапы, была также согрызяйкой, но другой - ради того, что не путать белок, грызь пронумеровал их. Потом сам долго ржал над этим, но нумерацию не отменил, вслуху эт-самого. Он понял, что уже просто очень не прочь оказаться дома! Однако, как и все грызи на "Зимнем Вое", Скупыш ни разу не думал, что кто-то другой должен отдуваться и выбивать кригсов из галактики, вслуху различных бюрократических возможностей для Ёлки не выполнять команд для флота. Как уже было цокнуто, белоельский корабль был личным кораблём белоельцев, и как таковой, не состоял ни в каких военных подразделениях.

Пока Скупыш возился внутри собственной шкуры и переваливал мысли, а также чувствовал пух и всё такое, Ёлка продолжала лопатить сквозь пространство, как кабан по ночному лесу - примерно также "тихо" и столь же трудно остановимо. На этот раз не требовалосиха никакой скрытности, так что нафигаторы не включали маскировки - и экономия времени, и стратегический песок: чем больше видно кораблей, тем надёжнее прячутся те, которых видно плохо. К "Зимнему Вою", который теперь разросся до четырёх секций, были пристыкованы две "ёлочки" и один новый "елоцвет" в качестве буксиров, что придавало Ёлке распушённый выслух, а на т\э так ещё и весьма зелёненький и красочный. Вслуху увеличения тяги за счёт новых моторов корабль теперь мог позволить себе таскать собранную ресурсную установку с щачлозаборником и газоохладителем, что резко повышало скорость сбора материалов для постройки.

Постройка вообще шла по всем возможным направлениям - один производственный модуль конфигурировался под сборку различной боевой мелочи, другой - под вспомогательные корабли. Главная разница состояла в том, что для боевых машин собирали настоящий двигатель, а самоходкам хватит и упрощённого; кроме того, броневой модуль позволял резко усилить их защиту, реструктурировав материал корпуса и наварив туда броневые плиты. Одновременно свободный инженерный модуль занимался самовоспроизводством, делая копию оборудования, а разработчики уже думали над тем, чтобы переделать ресурсную установку под кригс-шлак, что повысило бы производительность...

- Модуль конфигурировался, конфигурировался, и выконфигурировался, - цокнула Астриса без запинки, - Да. А цокни-ка, Скупы, зачем вы нагрузили аж сто штук комплектов для СН1 ?

Она имела вслуху старый истребитель ФаГГ-СН1, имевший на вооружении один свармер. Если на "клестах" строевые части летали лет двести назад, то на ФаГГах - почти тысячу, безо всякого преувеличения. Проект истребителя конечно не был точь в точь как тыщу лет назад, но в основном это относилосиха к материалам, а геометрия осталась всё та же. Во время цирка неслыханной щедрости на Сардаке в ангарный модуль действительно загрузили сотню комплектов для этих изделий.

- Понадобится, - зевнул грызь, - Ты уже слышала в действии, что такое рой.

- Глубже рой! - скатилась в смех грызуниха, - Кхм.

- Ну вот, СН1 это конечно не штурмовик, да и истребитель из него так себе, но попробуй выпили быстро штук двадцать, летящие по краям группы.

- Попробовать? Кло! - цокнула Астриса, включая симулятор.

Грызуниха имела все навыки космонавта, и уж тем более столь базовый, как сначала пробовать на симуляторе, а потом цокать. Скупыш с интересом наблюдал за экспериментом, не цокая под лапу; естественно, что выпилить быстро, имея разумное количество средств, не получалось. Не обладая никакими выдающимися качествами, СН1 создавали тот самый рой, и весьма глубоко рой, чтобы группа без такого прикрытия теряла все свои машины, не сбив ни одной несушки или салвака. Вместо котанков под раздачу люлей попадали малоценные эрзацы, что собственно и требовалосиха.

- Вопросов больше не имею, - уверенно цокнула Астриса через пол-часа, - Пшли в лесок?

- Сейчас, пару минут, - цокнул Скупыш, также сидевший за терминалом числовой машины.

В лесок конечно было в пух, и это следовало сделать даже неслушая на довольно напряжённый план тряски. Ёлка должна была прийти на место назначения, в систему Гидзин, через пять усуток, и разведке следовало стоять на ушах, впрочем, как всегда. При этом, перспективы роста москитного флота были большие, а наличного имелось не так уж много: вдобавок к отремонтированным машинам, что уцелели после операции на Дубионе, отдел получил только дюжину новых, а собственные ещё не собирались. Но, по крайней мере, это были не клесты, а полновесные котанки. Кроме того, наличие елоцвета, названного всё также "Громкая", как и потерянная ёлочка, позволяло дать песка. Мелочь, имея значительно большее ускорение в оперативном плане, на порядок отставала от Ёлки при дальних межзвёздных маршах - поэтому посылать разведку вперёд хдерева не получалосиха. Елоцвет же вполне мог быть использован для транспортировки разведгруппы, дабы она прибыла раньше "Зимнего Воя" и раскрыла обстановку. Правда, получалосиха только время на самый общий ослух, вплане наличия огромных флотов, потому как "Громкая" обгонит базу только на два часа, и то, если стартовать немедленно.

В то время как Скупыш под лапку с Астрисой прохаживался по тропинкам в лесополоске жылого модуля, радуясь солнцу, имитировавшему осень, произошло не особо ожиданное: с шумом листьев на песок вылетела здоровенная медуза, хлопнувшись перед грызями и обрызгав их водой.

- Вот те раз! - скривил морду Скупыш, соображая, что бы это могло значить.

- Вот те два! - заржал из-за кустов Кудус, запуская вторую медузу.

- Эй, поаккуратнее с кишечнополостным жывотным! - цокнула Астриса, снимая медузу с ушей грызя.

- Да ничего, йа в порядке, - скатился в смех тот, - А правда, Куд, ты куда?

- Да это не жывотное! - отмахнулся Кудус, - Это всё тоже самое По.

- ПОООО... - затянули медузы, и довольно резво поползли к пруду, мокнуть.

Ясное дело, что грызи скатились в смеха, в том числе Зиса, шарившаяся по зелёнке рядом с согрызяем. Проржавшись, все четверо разом вспушились, отчего по воздуху полетели мелкие клочки пуха.

- Да, тут ещё где-то слонячьи ходили, - ослухнулся Кудус, - Такие, с ушами... Книфыш и Спуниса, вот. Надо бы уже доцокаться, кто куда, и трясти, а то время эт-самое.

- Вон они, эти пуховичные звери, - показала Астриса в заросли лопухов.

Пуховичные звери действительно были там, и были вполне пуховичные и рыже-серые, как и все остальные. Будучи слонячьими, тобишь с унитоженной на Дубионе ёлки "Жадный Слон", они не облачались в белоельские спецовки, а таскали обычные, тёмно-зелёные, как и пухова туча грызей. Скупыш подумал, что это вполне в пух идея, лично выкрошить им на уши песок тактики и обстоятельств, так что пригласил на бревно, где они обычно сидели на хвостах с Астрисой. Бревно было небольшое, со стёсаной топором верхней частью и прибитой спинкой, как у скамейки. Над этим местом нависали разлапистые ветви деревьев, а невдалеке распространял болотный запах заросший заливчик пруда, весь покрытый ряской, как белка пухом.

- Нужно иметь вслуху, - цокнул Скуп, пырючись одним глазом на Книфыша, а другим на Спунису, - Что у нас не ударный флот, и если кто и будет окончательно убирать эту кригсовую падаль из галактики, так точно не мы. Однако мы постараемся приложить к этому лапы в том месте, где можем.

- Это ты об чём, Скупыш-пуш? - повёл ушами грызь, - Всмысле конкретно?

- Конкретно, у вас может возникнуть чрезмерный подъём хохолочных частей, - прямо цокнул Скуп, - Вслуху эт-самого со слоном.

- Он о том, чтобы вы не вздумали разыгрывать героические драмы, - пояснила Зиса, оправдывая своё звание шифровальщика, - Потому как нам нужна планомерная работа, зачастую рутинная и нудная. Это чисто?

- Да, это вполне чисто, - кивнула ушами Спуниса, - Нам будет достаточно такого вклада в эт-самое, правда, Книффи?

- А то, - распушил тот щёки, - Могли вообще ни при песке остаться!

- Тогда в пух, - успокоился Скупыш, - Чтобы никакого неоправданного риска, погонь за транспортами и тому подобной шелухи... впрочем, вы сами себе это цокните. Дайте слухнуть на диспозяку...

Грызи подмели хвостами площадочку, и высветили туда экран с комма, ярко светившийся в густой тени деревьев.

- В нулевую очередь обгоняем Ёлку и открываем уши в самом Гидзине. Там должны быть наши патрули, так что возможно, получим данные сразу. Когда таковые будут переданы на хдерево, приступаем к более детальной разведке самого Гидзина и звёзд периметра. Здесь их семеро...

- Твоих уток... - фыркнул Кудус, и за кустами закрякали утки, - Всмысле, семеро - это допуха.

- Это да, - согласился Скуп, - Редко бывает столько, но никуда не денешься.

- Тоесть, деться можно, но чистить периметр всё равно придётся, - подсказала Астриса.

- Да. Здесь пригодились бы СН1, а так придётся посылать по котанку. Думаю, сразу после первого фаза операции, когда станет понятно, куда дуют гуси.

- Тогда, думается, пора по машинам, медведи и цикломены, - хлопнул по коленкам Кудус.

Грызи не особо спеша, но и не задерживаясь, пошли по машинам - так, как это делали точно такие же грызи тысячи лет назад, направляясь к другим машинам - к сельскохозяйственным тракторам, например, пахать песок. Хотя ему действительно нужно было уточнить параметры, Скупыш однм яблоком пырился в комм, а другим на грызуниху, и изображение грызунихи на сетчатке приносило больше потехи, чем т\э и нафигация. Впрочем, уточнил он для себя, это относится не только к изображению, но и к самой грызунихе. Астриса, ответно уставившись на него глазом, мотнула хвостом и показала лапами, что мол, бесформенный пуха шмат и всё такое.

Согрызяям предстояло однако разойтись по разным помещениям, в любом случае. Астриса присоединялась к своим коллегам на елоцвете, дабы управлять оттуда, а Скупыш как обычно полез в суп... всмысле в суппортный котанк, а не в пищу. В отличии от старых ёлочек, теперь у "Громкой" была большая маневренность и защита, так что туда следовало прятаться от возможных угроз. "Ветки" Ёлки сейчас работали как укрытия для котанков, пока они перебирались из ангара на елоцвет, занимая места в доке и на стыковочных узелках. Не будь этого навеса, их стащило бы с корабля на сверхсвете, и выбросило далеко позади по курсу.

Как оно обычно с ними случалосиха, грызи хоть и рассыпали рожь, но ничуть не забыли влезть в скафы, и уж только потом, внутри, вспушиться. Скупыш даже слегка взволновался, насколько удобным казалось сидеть в скафе - а он, собственно, не хотел в нём сидеть, при прочих равных условиях. Всю дорогу белкиъ не желали иметь никаких преград между собой и Лесом, и чаще всего, не имели. Ещё разок, подумал грызь про операцию, и врубил батарею тумблеров на панели прямого управления. На гальванизированной металлической панели зажглись зелёные лампочки, рядом с которыми было написано электрографом "в пух". Здесь действительно были лампочки под колпачками разного цвета, а не светодиоды, потому как диоды были подвержены ряду воздействий, на которые чихали лампы накаливания.

Группа на этот раз была комплектована куда серьёзней, чем это бывало ранее - как по количеству машин, так и по количеству пушей для разделённого управления. Скупыш вспомнил Шушена и Ольшу, исчезнувших навсегда в пространстве... впрочем, грызь на самом деле подумал по-другому, для него они не исчезли, а растворились в Просторе, как называли космос грызи. Так что у Скупа не было ни малейшей мысли мстить за них кригсам - он поубивал бы всех этих умников и без этого... По этому поводу он припомнил и удачу: во время ремонта на Сардаке до Ёлки дошло известие, что Звера, которую они потеряли по дороге, действительно была подобрана после катапультирования другими грызями, и благопушно доставлена в не особо опасное место.

- Группа икс делить на шерсть, - цокнула Нурка, - Готовы ли?

- Сто пухов, - ответил Ратыш с елоцвета, работавший диспетчером группы.

- Тогда гусиной удачи, забирайте старт!

- Вас туда же.

- Вернёшься, уши надеру, - захихикала Нурка.

Сквозь облако сыплющейся ржи елоцвет с мелочью отошёл от веток Ёлки, увеличивая тягу до её уровня, а потом начал удаляться вперёд по курсу, обгоняя базовое хдерево. Впереди ворочалась синяя полусфера приближающегося пространства с яркими, жирными звёздами.

- Это двенадцать-двацать семь, - цокнуло в эфире, - Есть чо?

- Чо нету, есть эт-самое, - резонно цокнул Скупыш, - Примите коды опознавания и передайте свои.

Нервная часть маневра, когда группа выходила в систему, не имея никаких данных об обстановке, закончилась. Котанки с "Зимнего Воя" встретились с точно такими же, но с другой Ёлки, каковые осуществляли патрулирование Гидзина. Скупыш не собирался сразу считать, что это действительно свои, но не собирался и параноить, так что получив коды, успокоился. Он прочитал на т\э в рамке информации о корабле в том числе имя космонавта, так что цокнул адресно:

- Сдутыш, как тут вообще?

- Вообще? - прикинул тот, - Да так, с песка на другой. Кригсов в открытую не слышно, но они могут сидеть где-нибудь невдалеке. На периметре чехарда, а сидят они в основном вот тут, насколько нам известно.

- Недальняк, - цокнул Скупыш, - Там что?

- Малый укреппункт. Ну ты понимаешь, что такое малый... Это всмысле, только один чекраб при прорве всякой прочей нечисти. Может, вместе у нас хватит сил его обложить ушами?

- Может, - согласился Скуп, - Сначала надо очистить периметр.

- Послушай, а это, - влезла на канал Тиса, - Как с оставленным оборудованием? Модули там, всё такое?

- Есть три почти годных еловых модуля, - сообщил Сдутыш, - Остальные успели испоганить кригсы... А вы что, собираетесь их забрать?

- Сто с лишним пухов.

- Да просто тупо как-то получается, у нас уведомление о необходимости охранять их, а тут эт-самое...

- Не лезь в тупь, Сдутыш! - фыркнула грызуниха, - У тебя есть информация о том, кто и когда их заберёт? Тогда всё равно будет лучше, если утащим мы. Мы не собираемся их присваивать, их просто нужно как можно быстрее убрать отсель, сам понимаешь.

- Три целых и ещё три полуцелых, - заметил грызь, - Ваш "Зимний Вой" с трудом столько упрёт.

- Ты слушаешь по старому реестру, теперь Ёлка выросла.

- А. Ну тогда, вопросов пока не имею.

Скупыш уже расслушивал диспозяку, закартированную коллегами. Как и на Дубионе, боевые действия ничего не оставили от планет, размолов их в мелкую щебёнку и облака газа, а также сильно скособочили звезду и пузыри. Поле бывшего боя покрывали отметки вытянутых облаков обломков, оставшихся от погибших кораблей, и судя по всему, здесь были уничтожены штук двадцать чекрабов и с полсотни упырей поменьше. Мотылялось в пространстве и всякое барахло, снесённое огнём с Ёлок или сброшенное намеренно. В мирное время такую кучу вторсырья сразу бы растащили Прибыли ради, но сейчас собирать здесь дребузню было крайне чревато. Неизвестно, какие ещё действия могут предпринять кригсы, и какие силы у них есть в наличии именно в этом районе. Только достаточно мощная, еловая, группировка могла держать позицию и уйти, а не драпать сломя уши, если уж припрёт.

Грызи организовали наступление незамедлительно, пользуясь запасом вспышек, притащенным "Громкой". Этими хлопушками забрасывали те места, где могли скрываться под проекторами кригсы, и это принесло Прибыль. Три небольшие группы, сидевшие под маскировкой и лечковавшиеся за счёт своих суппортных каракатиц, были выпилены массированой атакой свармеров. Более-менее расчистив Гидзин, разведка принялась за периметр асапически, так что когда в систему вытормозился со сверхсвета "Зимний Вой", группы котанков уже были на пол-пути к целям. Одна группа тащилась сама по себе, а вторая вместе с елоцветом, потому как большой корабль тащил запас зондов, помех и пассивных локаторов, чтобы сразу поставить их на позициях, а не ковырять суппортами, как обычно. Для ускорения процесса мелочь снова пристыковалась к "Громкой", и вся связка стартанула на сверхсвет.

- Что такое "чехарда", грызо? - осведомилась Астриса, пользуясь передышкой, - Не вообще, а применительно к тому, что цокнул Сдутыш.

- Ну, это обозначает паритет, в общем случае, - пояснил Скупыш, - Ни одна из сторон не упирается в полную силу, а периодически налетают группы и заменяют чужие зонды на свои.

- Так может, не трогать гуано, пока оно не воняет? - хихикнула грызуниха.

- Сейчас это недоступно, нам нужен периметр Гидзина для уверенности в сохранности Ёлки. Кстати, скольжение у вас работает в пух?

- По центру, а что?

- Стоит подходить к системе боком, пользуясь скольжением, - цокнул Скуп, - Так будет меньше шансов на обнаружение.

- Скупы, это не так сложно догадаться. Тиса и Ратыш убельчённые грызи, они знают.

- Проверить не помешает даже идеально убельчённых грызей, - точно указал грызь, - Кстати, откуда они это знают?

- У нас была пухова туча тренировок по маскировке, - пояснила Астриса, - Йа тоже кой-чего нахваталась.

- Сейчас услышим, - кивнул Скуп.

Обстановка несколько осложнялась тем, что этот район космоса был основательно освоен, поэтому ровным счётом во всех системах имелись как минимум платформы и станции, а во многих и планетоиды. При отступлении большая часть фондов была уничтожена, но даже уничтоженая платформа весом в несколько хвостиллионов тонн даёт гигантское облако обломков, пригодных для маскировки. Скупыш в этой связи помнил рекомендации аналитического отдела сардакского управления флотом: вслуху меньшей броневой защиты москитника кригсов, при боевых действиях в условиях ограниченного маневра и слышимости, использовать фугасные боеголовки и скорострельные пушки малого калибра. По этой причине ангарные модули Ёлки занимались сейчас сборкой скорострелок, чтобы установить вместо стандартных орудий.

- Как будем трясти? - осведомился Книфыш.

Система всё ближе рисовалась на т\э, формируясь вокруг большой белой звезды.

- Хвостами, - ответил Скупыш, - Сначала пролетаем вокруг и убеждаемся, что тут нет крупняка. Потом прём в общей связке и даём засветку вспышками.

- В пух ли? - почесал уши грызь.

- В. Даже пара коряг-фрегов нас не возьмёт, а кучи фрегов быть почти не может. Мелочь вообще попуху, и чтобы не расходовать котанки, пусть сидят под общим полем.

- Впух, это просто, а йа не догадалась! - цокнула Астриса.

- Это при наличии тяжёлого буксира просто, - фыркнул Скуп.

Группа выполнила маневр по заявленному плану - сначала связка на сверхсвете сделала петлю вокруг системы, отыскивая признаки наличия крупных сил, и не найдя оных, снизила скорость и пошла по позициям, периодически давая вспышки общим импульсом локаторов, чтобы высветить маскированные цели. Сначала попадались только кригсовы зонды, мелкие блямбы с отростками, составлявшие облака и работавшие как распределённый рой. Одного снаряда с по-спорами в такое облако было достаточно, чтобы обмазать зонды по-грибницей и вывести из строя. Зонды тянулись линиями вдоль громадного кольца обломков, окружавшего всю звезду; из-за плотности кольца и постоянных столкновений, обломки приобрели единый вид перемолотого щебня, так что уже не получилосиха бы цокнуть, что это было раньше.

- Аать, твою курицу!! - вскрикнул Книфыш, когда очередная вспышка высветила десятка три ощепов, медленно приближавшихся под прикрытием проекторов.

Скупыш был спокоен, как вода в бачке унитаза. Даже синхронизированный залп ощепов не дотягивал и до половины той мощности, что поглощали псв-генераторы елоцвета вместе с таковыми на котанках. Это было полностью подтверждено, когда коряжки бахнули в "Громкую" и эффект оказался равен нулю - лучи просто уткнулись в корабль и исчезли бесследно, рассеявшись по другим видам энергии. Зато огонь со всех пушек пристыкованных снаружи котанков выбил несколько штук, и вся группа дала врассыпную, прикинув перспективы.

- Сидеть... сидеть... сейчас!

Вовремя запущенные свармеры пошли точно по хвостам кригсов, так что уже первая волна вынесла более половины, и космос озарился оранжевым пламенем от горящих коряжек, которые бултыхались, как головешки, и превращались в шлак. Рассеяв группу, можно было преследовать остатки и котанками, не опасаясь за них, что собственно грызи и сделали. Пока несушки тянули вслед за ощепами, к ним стыковались свармеры и быстро перещёлкивались по кольцу, получая топливо и боеприпасы.

- Посидите на хвосте, кое-что слышу, - цокнула Тиса с "Громкой", - Вот тут.

Она обвела "тут" рамкой на общем т\э, так что Скупыш, не имея необходимости следить за тем, как добивают ощепов, вспырился туда. Отметки действительно намекали на присутствие не особо большой цели, так что грызь незамедлительно дал туда засветку с полной мощностью.

- Что это такое? - осведомилась Астриса, тоже всё слышавшая.

- Пока не вгрызаю, - сообщил новость Скуп, - Но это не коряга. Объект относительно небольшой, так что пока не проявляет враждебности, огонь не открывать.

- Это может быть кто-то из наших? - предположил Книфыш.

- Посыпаю это песком сомнения, - посыпал это песком сомнения Скупыш, - Ощепы похоже прятались рядом с ним... Да и вообще, это проектор.

Более пристальное расслушивание выявило параметры корабля - около семидесяти метров в длину, он имел массивную башку в форме пули и тонкий хвост, примерно такой же по длине. Покрытие металлических панелей корпуса явно говорило о том, что это как минимум не обычная коряга.

- Похоже, это та пухня, о которой цокали в обновлениях, - сделал заключение Скупыш, - Комбинированная технология кригсов и тыконцев.

- А почему он не активен? - задала резонный вопрос Спуниса.

- От него исходят сигналы по нескольким частотам... Вероятно, этот паскудник собирается сдаваться!... Отставить на поражение! Астри, ваши числовые волки смогут расшифровать эту байду?

- Сейчас послушаем, Скупы.

Группа тем временем завершала облёт системы и траление самых заметных вражеских зондов. Салваки потащили на позиции уже свои зонды и три локатора для установки вокруг звезды, дабы не терять времени. Собственно, сдающийся кригс был довольно редким событием, чтобы его игнорировать, так что Скупыш опасался, что даже элементарная связь с ним может занять слишком много времени. Однако числоволки, копии Суга, постарались как следует, так что через несколько минут грызь мог мордозреть зеленоватое изображение с линиями помех, передававшееся с вражеского корабля. На самом деле качество картинки было отличное, но система нарочно давала помехи для исключения прохождения вредоносных информационных кодировок. Судя по этому изображению, в тесном скафе сидела самка какого-то неизвестного вида - у неё была длинная морда, похожая на львовую, с широкой челюстью и носом, однако сразу угадывалосиха, что это именно самка. Она мотала головой, шмыгала носом и тыкалась в стекло шлема, что свидетельствовало о... ну, об эт-самом, как минимум.

- Пожалуйста не надо! Не надо... я не хочу умирать... никого больше не осталось, никого!... - примерно перевёл феню автоматический переводчик.

- Ты, скотина, знаешь, сколько вы наговняли?! - рявкнула Тиса.

Скотина встрепенулась, но судя по всему, обратный перевод работал не так хорошо, поэтому пришлосиха настроить его и повторить. Когда до желтошёрстой дошло, она явно сжалась.

- Не знаю... хотя и предполагаю... Наш прайд послали зачищать пространство в этот район, я больше ничего не знаю. А теперь... - она опять зафыркала от слёз, - Никого больше не осталось...

- Не осталосиха, - педантично поправил Книфыш, - Зачем нам этот кригса кусок?

- Да не столько... - начал Скупыш.

- Не убивайте, пожалуйста!! - запищала самка, - У меня должны быть детёныши... ну эти, щенки, как вы это называете? Вы должны понять, вы же звери!... Вы звери?

- Мы - пуховичные звери, - поправил Скупыш, - Что не совсем однопухственно. А сейчас прекратить панику и разыгрывание драмы. Кригса кусок нам может и не очень нужен, а вот этот корабль в целом виде - ещё как. Мысль доступна?

- Ты ей веришь? - уточнила Астриса.

- А это без разницы, проектор нам повредить не сможет в любом случае, - пояснил Скуп, - А если всё действительно так, то мы можем получить большую Прибыль, разобрав эту штуку по атому и сделав обратную разработку.

- У нас хватит салваков утащить её? - спросил Ратыш.

- Напушнину тащить, она самоходная! - напомнил грызь, - Нужно только послать с ней котанчок с числоволком, чтобы её не распылили наши на подходе. Хотя...

- Вот именно, - фыркнул Книфыш, - Суг конечно неплохой числовой зверь, но тупит спонтанно. Нельзя рисковать Прибылью.

- Хорошо, сопровождать буду мордно, - кивнул Скупыш, - Неизвестный корабль! Как там тебя...

- Гах-Тэши Снибызбурд Акхва... Акхва... - сломала таки язык желтошёрстая.

- Стоп. Временно переименовываю в "номер шерсть", - чётко отцокивал Скупыш, чтобы переводчик доносил полноту Соли, - Номер шерсть!

- Номер шерсть на связи.

- Сливай в эфир всю информационную базу, номер шерсть.

- Выполнить не могу, номер полуторный. База данных защищена от прямой передачи.

- Впух... Тогда выложи все данные по диспозяке вот в этих системах, которые составляют периметр Гидзина.

Номер шерстой колебалась несколько секунд, но потом всё же повернула камеру на экран и стала выводить информацию. Форма визуализации у кригсов была непонятной для грызей, зато Суг сумел на лету разобраться и переводить данные в привычную систему т\э.

- Это что? - ткнул в отметки Скупыш.

- Это "бриллы", новые корветы, - пояснила эт-самая, - Их пока совсем немного.

- Скоро будет ещё меньше... - пробормотал грызь, ослушивая картины, - Так, пуховичные звери! Предлагаю забрать перебежчика с собой и продолжить трясти.

- Мы не можем стыковать это погрызище к елоцвету! - отгрызла Астриса, - Снаружи там металл, но внутри полно кригсячьих соплей!

- Попуху, стыковать не будем, - согласился Скупыш, - У него едва меньшее ускорение, чем у "Громкой", так что сильно не задержит. К тому же, это проектор, так что нам повезло.

- Как бы не более зло, чем пове, - фыркнула грызуниха, - Ну да ладно.

- Номер полуторный? - встряла Номер шерстой, - У меня проблема. На корабле имеется искусственный интеллект, и боюсь мне будет трудно блокировать его всю дорогу. Вы можете как-нибудь подавить его?

Скупыш пробежал ушами по схеме аппарата, каковой Ратыш уже успел подписать как "рыблет", имея вслуху рыбий скелет. Здесь узлы, здесь и здесь... На всякий случай он цокнул Сугу, и числоволк подтвердил догадки рассчётами.

- Отключи защиту и не делай никаких движений.

Три башни на котанках повернулись на кригсов корабль и дали по нему залп, выцеливая конкретные точки. С дистанции практически в упор промахнуться было нереально, так что сквозные дыры в корпусе оказались именно там, где планировалосиха.

- Аа, дьявольщина!...

- Да нет, не она. Просто теперь у него не хватит ресурсов, даже чтобы сыграть в тетрис, - цокнул Скупыш, - Включай защиту обратно, и поехали дальше, а то время.

Таким образом группа продолжила движение вместе с капитулянтом, не желая ни оставлять его без защиты, ни бросать зачистку периметра. Скупыш и не думал полностью поверить в то, что эта кригсятина и правда настолько испугана, что готова сдать корабль с потрохами, он рассчитывал по всем вариантам. И рассчёты говорили, что упускать даже небольшой шанс захватить целый... почти целый, корабль противника - это мимо пуха и Прибыли.

По пути боярышиха, как погонялся их вид, поведала о том, что небольшое время назад их большую семью - прайд - перевели из производственников в строевые части флота, засунули в аппараты и отправили пухти знает куда воевать пухти знает с кем. Гах-Тэши даже не скрывала, что её нынешнее состояние вызвано отключением крисговой нейросети, случившемся перед вылетом. Сеть позволяла высшим кригсам контролировать низших, зато без неё низшие моментально теряли всякую мотивацию сражаться за неведомые им идеалы. Прайд боярышихи по инерции не стал сдаваться, однако когда их всех по одиночке перестреляли котанковые патрули, у неё не возникло желания играть в героиню.

- Тобишь, как йа поняла, - цокнула Астриса, - У неё в башке нейроконнектор, тот самый гребень, и он собственно может в любой момент включиться?

- Ну... да, - пожал ушами грызь.

- А нет ли возможности его испортить?

- Только вместе с боярышихой, а это мимо пуха даже в чисто техническом аспекте. Она понадобится как аппаратный ключ для корабля при его обратной разработке. Кстати!...

Скупыш подумал, что система кригсов не намного отличается от известной - одни машины несут операторов, другие работают по командам. Гах-Тэши правда разочаровала его в том плане, что новые корветы "брилл" не используются в беспилотном режиме, так что рассчёт может быть только на то, что ей удастся уговорить их сдаться... тоесть, рассчёт на пустое место. В остальном ничего особо глубокого узнать не удавалосиха: Тиса цокала с боярышихой двадцать минут, пока они поняли, что ничего не поняли. Все эти прайды, должности, государства и прочая байда были абсолютно непонятны грызям.

Проектор "рыблет" в чём-то превосходил Р4, особенно в ускорении, так что надобность в захвате образца отнюдь не была теоретической. Скупыш отметил и сильное маскирование, которое было пробито только случайным близким по вектору импульсом, так что интерес к теме не ослабевал. Не ослабляя интереса к теме, группа валилась в следующую систему и повторила удачный маневр с использованием елоцвета как основного корабля. Вспугнутые импульсами коряги также не могли осилить общей защиты связки и уничтожались в рассыпухе, а вот с бриллами пришлось повозиться.

Этот упырёк представлял из себя многогранник с одной острой вершиной и плоским дном против неё; по функционалу это был аналог котанков, и первые же встреченные бриллы несли свармеров, что не особо здорово. Главное же, что эта пухня имела очень значительную защиту, и обычных волн свармеров, убивавших обмылы, ей не хватало никак. За каждым кригсом пришлось гоняться отдельно и уничтожать шквалом огня со всей связки сразу, что тактически было мимо пуха.

- Как эта скотина держит столько энергии?? - резонно возмутился Книфыш.

- Предполагаю почти на сто пухов, что дело в настройках, - цокнул Скупыш, - Вслуху того, что номинально из защиты БКТ выжат теоретический максимум, и если мы слышим большие показатели, значит это не из-за номинальных значений.

- Аээ... что именно ты имел вслуху?

- Примерно то, что брилл ухитряется измерять параметры выстрела и перекашивает балланс защиты. Следующий раз нужно пробовать давать только в одну сторону.

- Балланс ты так просто не подкрутишь, - заметил Ратыш, - Особенно на свармерах.

- Это да, - почесал башку Скуп, - Ну да ладно, пока и так загрызём.

После очищения системы грызь удостоверился, что данные от боярышихи практически точные; это не давало повода для выводов, а просто шло как факт. С елоцвета снова стартовали салваки с локаторами и зондами, набросавшие сеть слуха, и группа пошла дальше, поцокивая и мотая хвостами, или по крайней мере, имея это вслуху. Сзади за елоцветом на некотором отдалении тащился рыблет, прячась в следах крупняка.

Следующие три системы оказались пустыми от кригсов, потому как патрули с Гидзина вынесли их зонды и поставили свои, так что пока там делать было нечего. Зато на подходе к шерстой звезде сенсоры ещё издали зафиксировали выстрелы, "грохотавшие" далеко в пространстве. Несколько отметок в виде красных кружков пульсировали на карте по границам орбит больших пузырей системы.

- Это кто-то из наших! - цокнула Астриса, - Айда помочь!

- Стоять! - схватил её за хвост Скупыш, - Ты думаешь, сигнатуры выстрелов не поддаются имитированию?

- А. Выпардониваюсь, - поправилась она, - Айда послушать пристально!

- Вот это точнее в пух. Посылаю внезапно приданные силы для разведки обстановки.

Он имел вслуху рыблет, естественно. Гах не выказала особого восторга по этому поводу, как по причине того, что ей всё же претило воевать против кригсов, так и по причине отсутствия автопилота, выбитого вместе с искином. Тем не менее, рыблет обогнал группу, и задействовав на максимум мощности проектор, приблизился к источникам сигналов.

- Ннн.... не могу понять... - промямлила боярышиха, - Похоже, кроме кригсов, там никого нет.

- Подстава?

- Нет, они лупят друг в друга боевыми! Что за дерьмо!....

- Что это была за вспышка? - уточнил Скупыш.

- Разрушитель. Минус разрушитель... Я уже вообще ничего не понимаю! - заныла Гах-Тэши.

- Спокойно, продолжай передавать данные.

Данные передавались через экран в отсеке управления рыблетом, который снимала камера и передавала их по каналу на котанк, где поток инфы ловил Суг и переписывал на т\э.

- У этих умников не всё так гадко... тоесть, гладко! - захихикала Астриса.

- Это да, но нам нужна точная инфа, что именно у них случилосиха на этот раз, - пояснил Скупыш, - Суг, можешь отделить цели по группам, кто за кого?

- Это не так просто, но попробую.

Через несколько секунд свалка стала приобретать очертания боя двух эскадр, когда часть коряг окрасились в синее, а часть в тёмно-синее...

- Ну и йумор у волчары... - пробормотал Скуп.

Разделение коряг было не лишним, так как всего через пару минут с одной из групп было покончено, и выстрелы стихли.

- Кто выиграл? - осведомилась Астриса.

- Коряги, - резонно цокнул Скуп, - Только неизвестно, какие именно. Вслуху наличия нетрадиционных коряг предлагаю организовать попытку контакта. Котанк... тоесть, свармер! Свармер не такая уж большая ценность.

- Чисто цокнуто, при запуске не засвети рыблет.

Только один свармер из десятков имевшихся стартовал со связки, и развивая максимальное ускорение, вышел в досягаемость оставшейся группы коряг. Уцелевшие корабли подбирали подбитых и уходили в маскировку, как оно и следовало в ситуации, однако исходящий сигнал со свармера заметили. Как отметил Скупыш, к нему рванула не группа перехвата, а лишь отдельный ощеп, что явственно свидетельствовало о намерениях произвести контакт! Раньше кригсы никогда не были замечены в подобном, что подтверждало выводы грызя о нетрадиционных корягах.

- Ты главное не упускай из слуха, что они будут делать, - заметил Скупыш.

- Ты кому? - удивилась Астриса.

- Себе, чо, - пожал ушами грызь, - Ладно, давайте ещё раз с дешифровкой...

- Грызаный грибоцирк, - съюморил Суг.

На этот раз не было никаких изображений - всмысле, осмысленных, а так-то экран показывал какую-то непонятную пухню. Грызи даже предположить не смогли, что это такое вообще, поэтому смотреть перестали, воизбежание увидеть лишнего.

- ...части! - произнёс наконец синтезированный голос, - Дифференциальные... части...

- Оно представилосиха, или наоборот? - осведомился Скуп.

- Наоборот, - уточнил перевод Суг, - Это типа мы части.

- ...нам... нужны... данные... координаты первых... частей.

- Всех? - любезно осведомился грызь.

- ...всех...

- Кукиш! - показал экрану кукиш Скупыш, - Мы не справочное бюро, чтобы раздавать кому ни попадя координаты, даже первых частей.

- Каких первых частей?! - фыркнула Астриса, - Вы там болтаете о своём о беличьем, нипуха не понятно!

- По-моему это тыкомасса, - цокнул грызь, - А первые части, соответственно, кригсы.

- ...вас есть... одна первая часть... дать съесть...

- Даа, а ещё чего? - скривился Скупыш, - Чтоб ты знало, тыко, йа Скупыш, а это значит очень-очень Скупыш, доступно? Так что...

- Так что, коряги пришли в движение, - сообщила Астриса, - Похоже, масса довольно агрессивна.

- А чхать! - фыркнул грызь, - Флот, прямой курс на врага, жечь из всех стволов! Берегите рыблет!

Коряг было и правда маловато, чтобы одолеть елоцвет, увешаный котанками. Каждая несушка со своими свармерами создавала целый ливень огня, и вся эта пухня полетела по головному фрегу, сразу же выведя его из строя. Не успевшие восстановиться после боя с кригсами корабли тыкомассы оказались не готовы к второму броску и оказались размолоты по одному. Всё же они попытались выстреливать лучами, несущими споры, и обмазывать свармеры и котанки, гнавшие отдельные коряжки. Грызи однако делали на редкость просто, придавая аппарату вращение с бешеной скоростью - центробежная сила срывала с корпуса абсолютно всё, включая споры тыкомассы, так что ни одного аппарата сжевать ей не удалосиха. Через пять минут последние удирающие ощепы были перехвачены свармерами и расстреляны, сгорев в пространстве, как брошеные спички.

- Ну и каша! - фыркнула Астриса, - Теперь ещё с массой разговаривать!

- Это да, но зато кригсам с массой придётся разговаривать куда как подробнее, чем нам, - хихикнул Скупыш, - И они будут недовольны этой полемикой, как грызть дать. Мне кажется, оно было настроено к ним не очень дружелюбно, раз требовало у нас координаты и первую часть... Ладно, надо продолжать!

И собственно, пух что им помешало это сделать. Скупыш занялся немедленным испитием чая, а также составлением отчёта о контакте с тыкомассой. Причём нельзя было цокнуть, что контакт был неудачным: т\м на самом деле не выявляла агрессии в отношении грызей, а только хотела "часть", очень сильно хотела! Это можно будет использовать в дальнейшем, подумал грызь, потирая лапы. Его размышления над событиями прервал вызов с рыблета - грызь не забывал об осторожности и вывел связь с ним на отдельный канал.

- Номер полуторный? - спросила Гах-Тэши, еле ворочая языком, - Можно вопрос?

- Нет, говори только утверждениями! - пафосно изрёк Скупыш, - Кхм. Да, можно.

- Долго вы ещё собираетесь обшаривать космос? Я уже больше не могу тут находиться! Кригсовы корабли далеко не так удобны для проживания, как вы можете подумать.

- Там нету компрессии времени? - зевнул грызь, не думая, что услышит в ответ

- Нет конечно! Им это вообще без надобности, когда работала сеть. Но теперь она не работает, и поверь мне, это очень паршивое ощущение!

Даже через переводчик, мявший чужие звуки, грызь почувствовал, что ощущение и правда не сахарок. Он конечно не питал симпатий к этой особи, но начинал подозревать, что она действительно выпала из Сети кригсов.

- Ладно, - цокнул Скуп, - На рыблете должны быть ремонтные дроны, так? Йа пошлю салвачок с псв-генератором, дроны перенесут его со стыкузла к кабине, и так ты сможешь вогнать себя в стацис.

- А управление? - моргнула яблоками Гах.

- Выведешь корабль на нужный курс, установишь к примеру двадцать часов, пропустишь их, потом коррекция курса. Чисто цокнуто?

- Вроде да. Б... б... благодарю, вот, - смутившись, фыркнула боярышиха.

- Если посудину удастся разобрать, даже йа тебя поблагодарю, - пообещал Скупыш.

Всё дальнейшее шло именно к этому. Так как рыблет был захвачен в самом начале маршрута, грызи отправили сообщение на Ёлку, выстрелив сверхсветовым импульсом по Гидзину. Выполнить такой номер мог только елоцвет, всмысле, крупный корабль - у мелочи не хватило бы мощности. Получив сообщение, "Зимний Вой" начал бы готовиться к приёму объекта, так что по прибытии группы с маршрута песок был осушен до годности. Когда разведчики со всем своим хузяйством закончили зачистку периметра и вернулись к Ёлке, в группировке уже была готовая "аллея", оборудованная в качестве исследовательского судна, а точнее - разборочной линии. Эта самоходка была отделена от остального флота жёстким карантином, чтобы не допустить теоретически возможного заражения кригс-органикой. Рыблет установили на станок в центре "цеха" платформы, а Гах-Тэши перебралась в обитаемый отсек в кормовой части "аллеи", сделаный специально для неё. В оперативном плане грызи получили возможность припарковать котанки в ангаре, а самим пойти полоскать пух в жым, к знакомым лесополоскам и прочему песку.

Скупыш в нулевую очередь сгрёб в лапы грызуниху и основательно потискал, урча и одновременно слушая урчание Астрисы. Убедившись в обоюдопушности, грызи мотнули хвостами, и под лапу пошли по жыму.

- Мы - пуховичные звери! - вспоминала грызуниха, - Ну ты цокнул!... Кстати, а эти боярыши - действительно звери, или только прикидываются?

- До того как им в башку гребень вставляют, да, - фыркнул Скупыш.

- А у нашей его ещё не вынули?

- Да ну те! - отмахнулся грызь, - Это возня урлюлю какая, чтоб его вынуть, он по всему организму расползается, паразит.

- По крайней мере, мы сделали песок как могли! - точно цокнула грызуниха.

Они были достаточно убельчены, чтобы, едва дойдя до комнаты, испить чай. Потом вспушиться... Ну и, напоследок, включить т\э для ослушивания обновлений и диспозяки. Скупыш таки знал уже точно, что лучше быть в курсе, чем в списках потерь. Картина отрисовывалась масштабная - дюжина "аллей" уже жрала кригс-шлак, строилась временная платформа для выпуска новых самоходок и селёдочная для транспортировки, повторяя удачную операцию на Дубионе. Строительные мощности "Зимнего Воя" были задействованы на сто пухов, так что собранные на месте же котракторы постоянно что-то таскали вдоль и поперёк хвойного дерева, создавая значительную суету. Впрочем, разобраться во всех обновлениях без фильтрования было трудно, так что Скупыш цокнул Маслышу, каковой тряс на Ёлке всё время:

- Ну как, а модули нашли?

- Нашли, - цокнул тот, - И даже нашли кое-что покруче!

- Модули с резкими углами? - вкатилась в смех Астриса.

- Не на этот раз, - бодро отозвался грызь, - Когда мы картировали расположение ресов, наткнулись на дальнобойную пушку... ну точнее, компоненты оной. Её собирались установить здесь, но не успели.

- Грызяческая сила... - мотнул ухом Скупыш, ослушав объект на т\э.

Два блока пушки, если их соединить как положено, в длину, составляли почти шесть километров, что чуть меньше нынешней длины всей Ёлки! При полной сборке орудие калибра двадцать пять метров имело длину в восемь километров, правда, пушка была вытянута вдоль оси ствола и весила не как Ёлка, а как четыре модуля.

- И что мы думаем с этим сделать?? - икнула грызуниха.

- То самое! Инженерный отдел уже приготовил проект, как подключить её и временно установить снаружи Ёлки.

- О курицыны уши! А каков смысл такого погрызища?

- Это погрызище имеет дальность стрельбы в пять раз больше, чем у чекраба, - пояснил Маслыш, - И,заряженное лучом полемики, поджарит его раньше, чем тот чухнется.

- Это в пууух... - приподняли хохолки грызи.

Также они съели ту информацию, что и на Гидзине слыхали тыкомассу, набегавшую вслед за кригсами и занимавшуюся в основном отловом оных. Как и в случае с "переговорами", затеянными разведкой, масса не проявляла особой агрессии, но на попытки задержать корабли отвечала атаками. Вероятно, она не потеряла настроя тыко, которые имели большое желание удушить кригсов. Как бы там ни было, тыкомасса облегчала обстановку, частично срезая врага, так что разведка "Зимнего Воя", к тому же получая пополнения с производства, без проблем держала границы системы. Поскольку это была уже не разведка как таковая, а скорее боевое охранение, Нурка и причастные пуши задумались о формировании отдельного отряда москитника под такие задачи, благо матчасть имелась в полном объёме.

Хитрый план попадал в пух, так что Скупыш хихикал и тёр лапы. Пушку можно было или сдать на Сардаке, или уволочь с собой и использовать каким-либо годным образом, например достроить до самоходки или вообще установить по центральной оси Ёлки, превратив бывший ресурсер в линкор. Песок состоял также в том, что селёдки, построенные на Дубионе, были пущены в утиль только в части громоздких корпусов, а их двигатели висели на ветках Ёлки - теперь они пригодятся для увеличения тяги всей связки, чтобы компенсировать вес пушки. К тому же, если удастся включить орудие, будет недолго раскатать кригсово укрепление невдалеке от Гидзина.

После напряжённого похода для разведчиков настало разжижение, так что общим решением они приказали сами себе ежедневно бегать по три круга вокруг всего жыма, воизбежание натуральной потери всякой формы. В остальном околачивание приносило огромную радость, и Скупыш просыпался с довольной улыбкой на морде, впрочем как и засыпал - а в остальное время он вообще ржал, как лошадь. Погода в жыме сменилась на пред-зимнюю, из окон задувал конкретный свежачок, а небо было чистейшее и синее, крайне здорово напоминая Родину. Настоящей зимы со снегом в жыме не делали воизбежание неудобств, так что сразу после поздней осени наступала опять весна.

Скупыш с Астрисой, хотя и натискались достаточно, всё больше притирались друг к другу, как песок к песку, как-грится. На самом деле, грызям было необходимо помотыляться по лескам в одну пушу, а если согрызяйка не мешала этому впечатлению, стало быть, попадание точно по центру пуха достигнуто. Единственное, что могло их подгрызать - это вонючая война с её угрозой существованию, причём именно ихнему, как самых первых искателей приключений на хвосты. Однако подгрызало оно не настолько, чтобы испортить чистоту орехов, и грызи плескались в пруду, как распоследняя белочь, а на ветках с жёлтыми листьями сидели грозди По, заунывно воя своё традиционное.

- Сало быть, - цокнул координатор, - У вас есть контакт с тыкомассой?

- Сало быть, да, - захихикала грызуниха, - Отдельные случаи контактов по всему фронту не приносили Прибыли, потому что эти удалённые группы не имели прямой связи с центральной структурой управления тыко. Ёлка "Кленовый бок", выполняя задание по исследованию возможностей контакта, подключилась к одному из узлов этой сети.

- Что говорит тыкомасса? - вздохнул грызь, готовясь к худшему.

- На самом деле, тыкомасса говорит довольно связные вещи! Местами даже попадающие в пух, следует заметить. Мы предположили, что тыко получила большое количество информации изо всех источников, до которых она смогла дотянуться. А возможности для осмысления этой информации у этого квази-организма просто невгрызячески велики.

- Имеется вслуху, - почесал ухи координатор, - Что зная слишком много о Вселенной, тыко стала более приближеной к нам по пуху?

- Да, примерно так. Тыко не выражало негодования в наш адрес, зато выражало негодование в адрес кригсов, притом довольно лютое. Сначала оно требовало от нас начать уничтожать кригсов, но потом поняло, что мы и так это делаем.

- А что ещё требовало тыко? - усмехнулся грызь.

- Ещё... - грызуниха повела ушами и фыркнула, - Ещё тыко требовало конкретную тыконскую особь, некую Гарду Сларет.

- Опушнище, оно у нас - особь? Где мы её возьмём?

- В целом да, а на практике нет, - подцокнул второй грызь, - Особисты уже проверили всех пленных тыконцев из первой волны вторжения, и нашли там то, что искало тыко. У нас есть достаточно хитрый план, грызо.

- Озвучьте оный?

- Кло, кло, и кудах-та-тах!... Кхм. Всмысле, исследовательские структуры уже готовы пробовать открыть туннель в место отправления кригсов. Однако у нас ещё не готовы столь огромные армады кораблей, чтобы без риска начать зачищать эт-самое. Улавливаешь соль?

- Предположения есть, но.

- Тогда дальше: раз тыко настолько настроено анти-кригсово, предложим ему в обмен на эту особь валить на ту сторону туннеля, и там развлекаться с кригсами сколько влезет.

- А оно согласится?

- По прикидкам, скорее всего да.

- По прикидкам, это будет Прибыль!

- А вообще, - прицокнул грызь, - Думается это была всё-таки довольно хорошая идея о постройке галактической защитной станции. Ну их впух с ихними играми в войнушки, а?

- Да ладно-ладно, построим! - отмахнулись другие, - Сейчас, чайку выпьем и построим.

- Не вздумайте пить чайку, она птица!...

Вслуху огромных масштабов галактики, переговоры с тыкомассой не особо повлияли на события вокруг Гидзина. Заражённые массой корабли кригсов всё также пытались добраться до научного корабля, где автоматика продолжала разборку рыблета и создание всех спецификаций по проекту. Боярышиху Гах-Тэши не разбирали, но тоже сканировали с предельной тщательностью воимя получения данных о боярышах, и что более ценно в оперативном плане, о нейропаразите "гребень". Буксиры притащили к Ёлке блоки свермощной пушки, и инженеры вдобавок занялись её монтировкой. Производство переработчиков кригс-шлака продолжалосиха, так что наполнение контейнеров синтезухой становилось всё более быстрым.

Довольно вялые попытки кригсов занять позиции в системе, пригнав туда пару разрушек и десяток фрегов, только добавили сырья. "Зимний Вой" теперь был вооружён куда серьёзнее, и размочалил коряги с оскаливанием резцов и поцокиванием. Освободившись от надобности патрулировать Гидзин, не белоельские котанковые группы переключились на периметр, так что пока и его держали в лапах.

Однако диспозяка была далеко не так идеальна, как хотелосиха бы: сразу за периметром торчал аванпост кригсов, а разведывать его, ясное дело, они никому не давали. Таким образом, там могли собираться ударные флоты и в любое время пойти на Гидзин. Свалить Ёлка успела бы в любом случае, но вот бросать всё развёрнутое хузяйство совершенно не улыбалось. Чтобы этого не произошло, лось требовал комплекса мер.

Для обцокивания оных причастные грызи собрались на довольно большой песчаной площадке среди кустов, подметя её хвостами и поставив в центр мешок орехов и бочку чая. В отличие от прошлых разов, когда вся разведка умещалась на одну табуретку, сейчас собралось хвостов двадцать, в том числе из отдела пурги, и считая Елона и Нурку. Последняя также не упустила возможности услышать собственными ушами, о чём цоцо. От обилия пушнины зарябило в ушах, но скоро это прошло, и Скупыш смог выделить из общего пуха хотя бы Суга и Таилу, как волков.

- Бросаю песок тишины! - цокнул Кудус, бросив горсть песка, - Кто изложит соль?

Соль взялась излагать Ратика, та что с Маслышем - грызуниха выкатилась на песок, как пуховой шар, вспушилась, ещё более округлившись, и проектором комма высветила себе под ноги т\э.

- Излагаю соль согласно обобщению ранних разбрылов. В данный момент время от обнаружения наступления кригсов до их выхода на рубеж атаки Гидзина составляет восемь часов, что недостаточно для полного сворачивания операций. Для сворачивания нам нужно до тридцати с пухом часов.

- Пух могу одолжить! - выкрикнул кто-то.

- Хруродарствую. Вслуху вышецокнутого, были придуманы несколько маневров для задержки операций врага на указанное или более того время, - Ратика показала по карте, - Кригсы не могут атаковать без зачистки флангов, следовательно, наша задача - не дать им их зачистить. Для этого выделяется три десятка котанков по распределённым группам и десяток в резерве. Плюс мы резервируем "Громкую" в качестве корабля поддержки.

- Достаточно громкую! - подтвердили Тиса и Ратыш.

- Также, для затруднения продвижения кригсов предполагается создание нескольких групп ложных целей. Отдел пурги имеет цокнуть о том, сколько таковых мы сможем запустить?

- Семь штук, имитирующих ёлочки, - цокнул Раждак из отдела пурги, - Можно и целые Ёлки, но лучше всего идёт имитация именно ёлочек.

- А чем это нам поможет?

- Они уже знают о тактике атаки полной связки, - пояснила Ратика, - Одиночную ёлочку можно принять за буксир, но если они летают группой - значит это суппортеры. Получив отпор от основных групп и наблюдая ложные ёлочки, кригсы должны послать на зачистку периметра раз в пять больше сил. Отнюдь не стопуховый шанс, что такие ресурсы у них есть сразу, а пока будут собирать - время и пройдёт. Но, даже если они не будут ничего собирать и сразу вышлют группы, это даёт нам около тридцати часов задержки, что собственно совпадает с требованиями задачи. В папке "Песок" есть детальные планы для каждого отдела и группы, если чо.

На этом грызуниха спушилась, и как рыжий шар укатилась с песка обратно в пушнину. Некоторое время слышался только звук варящихся в котелках мыслей.

- Как у нас с обратной разработкой? - спросила Нурка.

- Вот-вот будет закончено, - сообщил грызь, - Спецификацию отправим зондом, а разобраный рыблет и организм - на 128м с ускорителями, чтобы не стыковать к Ёлке эту лабуду. Возможно, более тщательное исследование позволит получить больше данных, чем наше стандартное. Ну и с боярышихой пусть разбираются, куда чего.

- Отлично, - кивнула Нурка, - По уборочной кампании сообщаю, что нам нужно ещё семь усуток для формирования косяка селёдки.

Пуши катнулись в смеха, представив себе формирование косяка селёдки. Впрочем, производственники включили коммы и как раз занялись означенным процессом. Разведчикам же следовало готовиться к очередным вылетам в удалённые системы, осуществлять заявленные планы. Теперь под лапой имелись и командные версии котанков, нарочно приспособленные к тому, чтобы там сидеть на хвосте. Всё тот же БКТ-64 нёс минимум вооружения, зато имел собственные проекторы для самомаскировки и мощную контрольную аппаратуру для связи с группировкой аппаратов. Здесь имелся более просторный обитаемый отсек, нежели на других котанках - штатно там могли работать до четырёх пушей, не сидя друг у друга на головах.

Опосля общего собрания Скупыш с Астрисой как раз пошли ослушивать командный котанк, и собственно, исполнили задуманное. Внутри отсек был разделён на комнаты с пультами и ящиками для суркования сразу, санузлом и кухней. Чтобы не отрывать оператора от тряски, суръящик стоял прямо у терминала, так что бегать никуда не надо. Чтобы не мешать сурковать соседу, применялись излучатели тишины, глушившие звуки, и можно было бить в бубны, а суркующему хоть бы хны.

- Ну что, на две пуши? - подёрнул грызуниху за хвост Скупыш.

- На две? - подняла ушки Астриса, - Ммм, как в пух!

- Слушай, не забывай о тряске, - предуцокнул грызь, - А то нас отправят на две пуши... куда-нибудь в песок, да.

- Да йа не забываю, но в пух! - пояснила свою мысль грызуниха, - Когда вылетим?

- Сейчас, завод дособирает нам пару машинок, - зевнул Скуп.

Завод действительно пухячил без перерыва, так что через пол-часа в ангар были переданы ещё два котанка-несушки, включённые в группу ноль-десять. Кроме несушек, салвака, проектора и суппортника, в распоряжении грызей были два 128х с модулями создания ложной цели. Всё это барахлище следовало развернуть на позиции, и оттягивать на себя как можно большее внимание кригсов. Когда дело подошло к песку, Скупыш и Астриса забрались в свой котанк и запустили вылет. В скафы они лезть пока не стали, потому как по дороге в этом нет особой необходимости, в крайнем случае - ремач прикроет от вакуума. Десяток котанков выстроился как обычно, колонной за проектором, а по бокам ворочались неуклюжие ящикообразные фреги с разлапистыми модулями спереди. Чуть поотдаль выстраивалась в походное положение группа Олыша, Маслыша и Ратики, а вокруг Ёлки продолжалосиха активное движение всякой подсобной мелочи, весело мигающей разоцветными огнями.

- Послушай ухом, а возвращаться как будем? - уточнила грызуниха, - Если мы опять на прикрытии, это-ж Ёлка улетит без нас.

- Сто пухов, - подтвердил Скупыш, - Предполагается, что возвращаться - через "Громкую", соберёмся вот в этой точке, и в пух.

- Это чисто, - кивнула Астриса, - Ну что, пока летим, по борщу?...

Достаточно большое помещение на командном котанке давало возможность трясти, не отходя от полёта. Пока Скупыш проверял параметры, грызуниха нарезала овощей и грибов, а затем грызь всё это довёл до готовности, получив отличный горячий корм. Грызи употребили таковой отнюдь не в первый раз, однако именно в первый раз они употребили его на котанке, отчего покатились в смех.

- Убельчаешься по приготовлению корма, - заметил Скупыш, наворачивая суп полными ложками, - Что в пух.

- Ну, эт-самое, - повела ушками Астриса, - Вроде как собираюсь стать согрызяйкой на сто пухов, а не так чтобы одно название.

- Ну, корм тут не особо причём, - рыгнул грызь, - А раз собираешься, так и.

Грызуниха радостно потёрлась об него ушками и нырнула в мох суръящика, накрывшись пуховым хвостом. Скупыш пока не стал нырять за ней, а ещё раз прослушал показания т\э, вспушился и испил цикория. В общем диспозяка ему нравилась - группа имела всё необходимое для действий, и даже больше, учитывая две большие ложные цели. Сидючи в командном котанке с его дальней связью, грызи могли менее опасаться за свои хвосты, так как постоянно держались подальше от группы, в тени. Только очень большое невезение могло навести противника именно на них, а рассчитывать на столь малые шансы кригсы не могут. Кстати, подумал Скуп, рыблет со своими мощными проекторами и большим ускорением очень напоминает командную машину.

Подумавши про рыблет, он вернулся к боярышихе: в целом это была довольно обычная самка зверя, правда не пуховичного, но всё же. Морда её напоминала львиную, хотя имелась и большая грива жёлтых волос, не такой структуры, как у грызей, но волос. Стратегические разведданные говорили, что боярыши вероятнее всего были жервами агрессии кригсов, как и другой замеченый вид - скаломорды. Теперь к этой "тёплой компании" прибавлялись тыконцы, миллиарды коих были захвачены на перенаселённых планетах империи. Правда, аналитики уточняли, что для кригсов вряд ли эти миллиарды будут иметь большую ценность, так как средняя тыконская особь практически не способна думать головой, а от биоробота толка не особо много.

Неслушая на то, что вторжение кригсов в пространства Союза уже провалилосиха, они могли ещё изрядно нагадить, так как в галактике имелись и внесоюзные организации, у которых не было упоротости в вопросах военной подготовки. Нет ни малейшего сомнения, что подонки воспользуются возможностью оттяпать себе ещё куски космоса за счёт этих образований, а потом выковыривай их оттуда долго и нудно... Скупыш вернулся к мыслям о Лушке, похихикал, и представил себе, как просыпется песок именно на ихнее существование. Обстановка на Колонтопе, надо заметить, особо не изменится, потому как грызи умеют переводить хузяйство в авральный режим незаметно для себя. А вот слетать куда-нибудь ещё, если удастся выбраться отсюда, вполне вероятно придётся...

Скуп и не думал, что когда-нибудь ощутит настолько сильное нежелание мотыляться по галактике! Все инстинкты подсказывали, что намотылялся уже выше ушей, и пора окапываться, как кочан. Да к тому же при наличии двух идеальных грызуних - лучше, чем кочан! Однако раздумывая, грызь приходил к мнению, что мотыляться следует. Всё-таки он был достаточно убельчён опытом, чтобы цокать о том, что знает дело лучше среднего грызя, прошедшего симулятор, а следовательно, он затребован для дела Хрурности. Само по себе это было в пух, но вслуху перспективы нового расставания с Лушкой - мимо оного. Получался косяк.

Грызи на марше занимались чем обычно, а время... время собственно тоже, оно взяло, и прошло. Вслуху этого группа оказалась на выбранной позиции и немедленно начала окапываться, раскладывая дополнительные зонды и создавая детальную карту системы. Картирование относилосиха в основном к облакам обломков на месте уничтоженых сооружений, дабы они не представляли из себя хорошего укрытия для кригсов... или тыкомассы однопухственно, так как она была не прочь зажевать лишний корабль. Двоепушие начало длительную и довольно кропотливую работу по подготовке оборонительной позиции - также, как это делали во времена наземных войн, отрывая окопы и ДОТы, только теперь грызи могли окапываться даже при отсутствии грунта.

В этом случае командный котанк не просто пригодился, а был почти незаменим. Если Скупыш ещё имел привычку и смог бы просидеть пару недель в кабине истребителя или в котанке, то Астриса такой привычки не имела, а здесь одной силой воли не обойтись, нужны регулировки физиологии организма. В почти полной неподвижности пуше стало бы плохо, и она потеряла бы возможность здраво реагировать на ситуацию, что совершенно не попадает в тактический пух. Также в него не попадает и использование пропусков времени, потому как следить за обстановкой следует в режиме реального времени и не делая долгих пауз.

Поскольку сардакские расстарались, и командная машина существовала, Скупыш и Астриса, вчетвером с ихними хвостами, весьма уютно устроились, испивали чаи и жарили потаты, как у себя дома. Единственно, они намеренно ограничивали себя в слишком плотном тисканьи, чтобы не разжижаться, а всё остальное оставляли без каких бы то ни было тормозов. И в нулевую очередь, многократное проигрывание сценариев на симуляторе.

- Скупы, тебе не кажется, что мы только запутываем себя этими разбрылами? - цокнула грызуниха, - Как ни верти хвостом, а юнитов у нас не прибавится, так что и.

- "И" это куда? - уточнил грызь, хрумая моркву.

- Это туда, что есть определённый рассчётный максимум тех вражеских сил, какие мы сможем удержать, - пояснила свою мыслю Астриса, - Вот и. Как ты его повысишь?

- Хош покажу, - пожал ушами Скупыш, - Есть ещё неиспользованный тактический песок.

- С трудом верится, но покажи, - хмыкнула белкаъ.

Грызь закончил разговор с овощем с наскоро составил схему на симуляторе. Основной песок, который он не использовал ещё ни разу, но помнил о нём - это "наброс кольца". Скупыш включил тренировочный прогон схемы, дав согрызяйке возможность порулить флотом кригсов, и через пять минут раздалось искомое

- Грызаный грибоцирк! Скупы, ты мухлюешь?!

- Неа, - зевнул тот.

- Тогда каким образом три залпа с разрушки уходят в никуда??

- Разбрыльни, - решил тренировать грызуниху по полной программе Скуп.

Это был весьма твёрдый орех, однако, сопоставив все факты, Астриса справилась, так что ему не пришлосиха ничего подсказывать. Суть состояла в том, что он применял активные помехи на группу, и главное, выстраивал группу в кольцо, обращённое осью к врагу. С помехами противник не мог определить построения группы и автоматика просчитывала её как единую цель, и соответственно, лепила залпы в геометрический центр, где ровным счётом ничего не было. Маневр был прост, но если подсовывать его невовремя - вполне прокатывал. Кроме того, эта операция требовала соблюдения рядов параметров, как впрочем и любая другая, и Скупыш занялся именно тем, чтобы привести их в годность.

- А почему именно разрушка? - спросила Астриса.

- Ну, исходя из анализа состава их флота, мне так кажется, - точно ответил Скупыш.

Грызи вспушились, переслухнулись, и катнувшись в смех, вернулись к корпению.

- Выплатите внимание: обнаружен корабль разруха-класса, - сообщила копия числоволка.

- Г.Ц.! - коротко цокнул Скупыш, чтобы не растягивать "грызаный грибоцирк", - Суг, просчитай применение варианта сто шерсть!

- Применение варианта оправданно.

- В.п., - сократил "в пух" грызь, - Астри, переключи ложные цели на мелочь и уведи их на траекторию подальше от нас! Потом убери нас самих в обратную сторону, кло?

- Кло! - отцокнулась грызуниха.

Она уже успела проснуться и выскочить из суръящика, так что теперь только мотнула хвостом и зацокала по клавишам. Скафы нацепить не удалосиха, хотя на это возможно и будет время позже. Т\э отчётливо показывал, как из-за границ слышимости надвигается группировка кригсов - всё тот же разведывательный эскадрон, только поддержаный вонючей разрухой. План Скупыша был прост, как хвост - отвлечь мелочь на ложные цели, а разрушку заманить в кольцо. Суть состояла в том, что корабль мог уничтожить приближающиеся котанки, однако прорвавшись вплотную к нему, они получали полную свободу разорвать его в клочья роем свармеров. При этом даже не требовалосиха особо рисковать хвостами, потому как всё равно программа вводилась до начала маневра, а потом будет поздно исправлять. Сделав приготовления с ложными целями, Астриса увела командный котанк в сторону, так чтобы только достала связь отдать команду "в ущерб".

128е в это время на форсаже отвернули от группы, уходя в сторону и переключаясь на проецирование кучи мелочи. Основная же группа котанков перестроилась в кольцо и начала применять помехи. Скуп прямо-таки ощущал дрожь пространства под "лапами" коряг, которые мотылялись роем вокруг разрухи, ползшей вперёд. Долгие несколько минут они не предпринимали ответных маневров, прощупывая диспозяку, и вероятно, делая попытки думать. За это время грызи успели таки влезть в скафы, на всякий предпожарный случай.

- Ииесть! - цокнула Астриса, - Клюёт!

- Отлично клюёт! - подтвердил грызь.

Практически весь рой, за исключением одного звена обмылов, отошёл от разрухи и стал перестраиваться для атаки на ложную мелочь. Он удалялся не так сильно, но и этого вполне хватит, чтобы кольцо накрыло главную цель и превратило её в салат. Кригсы сейчас совершали ошибку, не вмешиваясь в действия автоматики, которой были подсунуты неверные исходные данные для рассчёта ситуации. На самом деле маневр происходил менее минуты, но Скупыш мог бы цокнуть, что тот длился пол-часа, настолько растягивалосиха время в восприятии, когда каждая секунда много значила. Грызь подробно расслушивал, как двигаются звенья обмылов и ощепов, выстроенные "челюстью" - они словно цеплялись за пространство мелкими паучьими ножками, и так семенили вперёд, издавая противненький свистящий звук. Примерно так же ползла разруха, только "звук" от неё был более басовым из-за мощности. Конечно, это была только визуализация, в том числе на уши, но она имела прямейшую связь с данными сенсоров, отчего заслуживала внимания.

Котанки, например, по пространству "катились", издавая характерные потрескивания и звук катящегося по столу шара. Сознание зверя, даже пуховичного, не имело никакой возможности оперативно реагировать на изменение сотен параметров работы машины, но когда все они сливались в единую картину на т\э - реакция проходила вполне успешно. Изменения в визуализации позволяли космонавту определить, что примерно не в пух и насколько, без проводки всей громоздкой математической модели и подробностей. Также случилосиха и на этот раз, Скупыш краем уха уловил изменение в звуковом фоне, выплатил внимание, и обнаружил то, что ему совсем не понравилось.

- Астри, у нас хвост из двух рыблетов! Запускай группы, беру управление на себя!

- Чисто! - ответила Астриса.

Скуп дал полный форсаж и сбросил контейнеры с помехами, чтобы это задержало рыблеты. Они наверняка обнаружили командный котанк и теперь заходили прямо на него, и что гораздо хуже, могли навести разруху! Если, конечно, сообразят, что это такое, и тогда погрызец. Кроме того, они могли спалить подставу с кольцом и опять-таки это далеко не сахароза...

- Произведён выстрел главным калибром разрухи, - сухо констатировал Суг, - Точка попадания в створе кольца.

- Жмите на всю! - цокнул Скуп, - Попробую отвадить рыбных!

Чтобы отвадить их, он запустил с несушек шесть свармеров - локаторные и салвачки. Рыблеты наверняка их посбивают, но пока они будут этим заняты, время пройдёт. Рассчёт оправдался, длинная костлявая тушка кригсового аппарата метнулась в сторону и открыла огонь, опасаясь получить в борт от свармеров.

- Второй залп. Точка попадания в створе кольца.

Скупыш не останавливался на достигнутом и отозвал свармеры - пусть теперь поломают голову, бросаться за ними или ещё что делать. Рыблеты даже превосходили по ускорению котанк, но небольшое выигранное преимущество оказывалось достаточным для завершения маневра и Хитрого плана.

- Третий залп. Точка попадания в створе кольца. В створе кольца. В створе кольца. В створе...

- Суг, сплюнь!! - рявкнула Астриса, поняв, что числовой зверь завис.

- Сплюлюлюлюллюлюлюлюнь!... Ух! - подвзвизгнул тот.

- Попуху, работаем лапно по выбраной линии! - цокнул Скупыш.

- Чисто цокнуто, - ответила грызуниха, не забыв отключить числоволка, чтобы тот чего не отчебучил в невменяемом состоянии.

Четвёртого залпа разруха сделать не успела, группа котанков оказалась в зоне запуска свармеров и обдала корабль полным роем почти в сотню машинок - несушки, как обычно, тащили более чем полный комплект. Звено обмылов и хилая ПРО самой разрухи не могли остановить такую атаку, вслуху чего цель оказалась засыпана бомбами с по-спорами, заботливо заготовленными загодя, а более простым способом концентрированный огонь пробивал ключевые места корабля, дабы вывести его из строя.

- Есть! Главный калибр ему обломали, теперь рыбных!

Рыблеты попали как куры в ощип, точнее даже хуже - они буквально сами влетели в рой и тут же получили кучу попаданий со всех сторон. Правда, рыблет показал себя надёжной машиной и не сдался, рванув на несушки и выставляя тучу активных помех.

- Раз тебя! - хихикнула Астриса.

- О, это в пух! - хмыкнул Скупыш, - Пасуй!

Грызуниха вовремя метнула в рыблет салвачок, возвращавшийся на несушку, и тот ухитрился вцепиться в цель на полном ходу! На некоторое время рыблет оказался выведен из строя, беспорядочно вращаясь и пытаясь скинуть с себя клеща. Второй же, неслушая на огонь с турелей, успел ухлопать несушку и разворачивался на следующие. Грызи сработали чётко, как они это делали на симуляторе много раз: свармеры занимали места на несушках, но не отцеплялись, а работали в связке. Таким образом рыблет оказался между тремя такими букетами из огневых точек, что поставило точку в его существовании. Пойманный в перекрестье трасс, кригс взорвался.

- Как там? - спросил Скупыш.

- Семь секунд! - ответила Астриса.

- Успеется.

Успелосиха расстрелять второй рыблет, прежде чем пришлось разворачивать весь рой против подлетающей мелочи. Та уже уничтожила ложные цели, сделала гениальный вывод об их ложности, и теперь пёрла в атаку - в ангриф, как это произносили боярыши на кригсячьем наречии. Скупыш оказался достаточно убельчён, чтобы к этому времени ввалить командную машину в общий строй, дабы она не маячила отдельной мишенью. Несколько шальных попаданий они всё же получили, но рой свармеров охомячил цели вполне оперативно, чтобы дело не дошло до реальных прострелов. Куча мелких аппаратов, оставляя мишуру из пересекающихся огненных хвостов, вилась вокруг подбитой разрухи, добивая остатки коряжек, а потом набросилась и на крупняк. Разорвать его в клочья мелочь не могла, но повыбивать огневые точки и даже двигатели, а также забросать "грибницей" - ещё как. Это уже грызи проделывали не спеша, отведя котанки на безопасное расстояние и совершая на цель налёты роем.

Скупыш, ослушивая прочую обстановку, уловил широкополосный сигнал с мелкого объекта невдалеке, в каковом быстро угадывалась спасательная капсула с рыблета. Автоматический перевод уже работал, так что грызи прочитали "хорошо хорошо хватит стрельбы мы сдаёмся".

- Раньше надо было сдавать себя, умники! - хором цокнули Скупыш и Астриса, и скатившись в смех, одновременно дали команду уничтожить цель напух.

Было похоже, что удалосиха разгромить передовую группу - мелочь потрачена, разруха в коматозном состоянии под "по" и превращается в шлак.

- Фууф, это было с напряжением пуха! - цокнула грызуниха, вспушившись, - Скуп, а это куда?

Она показала на два розовых пузыря, напоминавших плесень, которые торчали теперь из стенки жылого отсека. Один в углу был с башку, другой, посередь стены, поменьше.

- Монтажная пена, - подтвердил грызь, убеждаясь в герметичности отсека, - Прошло насквозь через корпус.

- Так оно и через нас могло пройти, насквозь? - поёжилась Астриса.

- Это - нет, - пояснил Скуп, - Здесь есть сектора без брони, где возможны сквозные прострелы, и в этих местах нет ничего ценного, включая пуховичных зверей.

Он слегка поёжился лично, представляя, насколько ценный для него пуховичный зверь сидит прямо здесь, но как всегда, это впечатление прошло примерно за три наносекунды. Грызи приняли взвешенное решение испить чаи, покормиться и одновременно продолжать тряску по накатаной колее. Группа группой, а сроки удерживания позиции остаются прежними.

По возвращению на "Громкую" через десять усуток Скупыш и Астриса всыпали в уши песок знания о происходивших на Гидзине событиях. Атака на их систему была частью наступления большой эскадры кригсов, каковая начала вылезать из укреппункта. К тому времени строители закончили монтаж надкалиберной пушки на "Зимнем Вое", однако прежде чем ввязываться в перестрелки, грызи, а именно Нурка, осторожная как рыжая крыса, решили провести испытания в натуре. Здесь на белоельских упала глыба удачи, или даже несколько таковых одним потоком. Соль состояла в том, что Ёлка отошла от Гидзина именно в сторону той звезды, где вели бой с разрухой Астриса и Скупыш. Выстрела не получилосиха вслуху неучтённых дефектов механизма и косяков с монтажом, а везение сначала заключалось в том, что при этом орудие не разнесло пол-Ёлки, и даже осталось почти целым само. Выстрела не было, но был сильнейший шум, издали неотличимый от сигнатуры выстрела орудия такого калибра. Кригсы зафиксировали его, а также потерю своей ударной группы, уничтоженой разведчиками, и посчитали, что это действие межзвёздной артиллерии. Десяток чекрабов в сопровождении носителей и прочей шушары, перевшие на Гидзин, немедленно повернули обратно, опасаясь несуществующей угрозы.

Кригсы конечно смогли добыть данные и разобраться, что к чему, но на это у них ушло достаточно времени, чтобы "Зимний Вой" добрал остатки всех ресов и трофеев, и покинул систему. Елоцвет, собиравший группы мелочи позадях, догнал базовое хдерево примерно к тому времени, как то прибыло на Сардак, разгружать вторую партию синтезухи. Сам продукт уже не вызвал столь хохолкоподъёмной реакции, но результаты распространения технологии переработки кригс-шлака были наморду: десятки Ёлок работали в том же направлении, обеспечивая громадный приток ресурсов в Закрома, что приближало освобождение пространства от всякой навалившейся туда шушары.

Когда разведчики вывалили из транспортёра в жым, их немедленно закидали пучками травы несколько грызей, цокая о том, что кидаются в них травой обобрения и лютой потехи. Тем более, было над чем потешиться - успешная операция не стоила ни единого хвоста! Потери мелочи типа котанков и эрзац-фрегов никто считать не собирался, так как для того они и делались, чтобы прикрывать собой пух. Вслуху таких опций рожь сыпалась потоком шириной в реку, а уши постоянно мотались. Рассыпая рожь, Скупыш и Астриса добрались до своей комнатушки, покормились внепоходным кормом, и завалились в суръящик надолго... настолько, что их вытащил оттуда только вызов.

- Нурка собирает цоцо, - сообщил грызь, - По поводу дальнейшего.

- А, это в пух! - бодро цокнула Астриса, но тут же уронила мордочку и засопела обратно.

Грызуниху пришлось расталкивать и поить цикорием, чтобы она не пропустила важного. Наконец, когда все подтвердили, что слушают, на экранах коммов появилась Нурка, выслушившая явно взъерошено и устало, но и довольно.

- Пуховичные звери! - цокнула она, - Мы ждали возвращения разведчиков, которые прикрывали наши хвосты на отходе, и теперь они здесь в полном составе. Кудус, Олыш, Скупыш, Астри, Маслыш, Ратика... кого ещё забыла, выпардониваюсь, всех рады слышать! Дали вы песку по первое число!... Да. Теперь к оперативному: нам надо решить, как трясти дальше.

Грызи слегка сглотнули и переслухнулись, потому как Нурка могла знать такое, чего ещё не знают они, и оно не обязательно вело к дому.

- Самый упоротый вариант - продолжать действия в сардакском украйоне. Он однако не слишком в пух вслуху того, что необходимости в этом нет, у пушного состава накопилась усталость, и кроме того, нужно провести глубокий ремонт еловых систем. Второй вариант - установка Ёлки на ремонт здесь, на Сардаке, в то время как команда отправится на Колонтоп на перекладных. Однако, вслуху всех обстоятельств, координационный отдел считает самым правильным возвращение Ёлки на Родину целиком.

- УлулулулуНь! - разнеслось по эфиру.

- Да. Есть информация, что верфи на Колонтопе не полностью заняты и вполне могут принять нас для ремонта и дальнейшей модификации Ёлки в сторону расширения. Кроме того, мы сторговали шерсть новых модулей и ещё прилично оборудования по мелочи для белочи, так что будет с чем повозиться. Итого, - ухмыльнулась грызуниха, - Кто за?... Понятно, тупой вопрос. Если кто против, можете сойти на Сардаке.

- А сразу по теме, Нурка-пуш, - вылез кто-то, - Что будет после ремонта Ёлки?

- После ремонта Ёлки Ёлка будет отремонтированой, - точно ответила Нурка, - Кхм. Пока этого нельзя цокнуть, потому как ситуация находится в развитии, и эт-самое.

- Ладно, это чисто, да и времени потребуется не по пуху.

- Сто пухов. Айда по домам, пуховичные зверюги!

- УлулулулулуНь!

- Суг, поди ты к курицам...

В последующие дни грызи бегали, как белки в колёсах или на колёсах, дабы ускорить установку модулей, приведение в транспортное положение суперпушки и разборку селёдок до комплектов. Астриса и Скупыш, как и остальные разведчики, были тут не в теме, так что пришлосиха таскать корм и воду для тех, кто без отрыва сидел у терминалов, а грызь нахлебался воды, пока затыкал прорвавшуюся трубу в одном из фальшдомов. Это была самая обычная еловая, да и вообще грызунячья, практика, когда не нагруженные подсобляли нагруженным, цокали и мотали ушами... впрочем, это по умолчанию, как и факты вспушения. Только после того, как всё было сделано, и "Зимний Вой" отправился восвояси, разведчики приступили к приведению в порядок своей матчасти и восполнению потерь при помощи производственных модулей. Путь до Колонтопа был практически безопасен в смысле встреч с кригсами, так что сделать это можно и на ходу.

Когда тряска вошла в стабильное русло, двоепушие возобновило походы по лесополоске и на пруд, что было чрезвычайно в пух. Скупыш, чувствуя хвостом приближение Родины, чуть не пошёл выкидывать в шлюз старые газеты, чтобы облегчить корабль - но, естественно, Жаба не дала бы этого сделать, даже если газеты весили бы пухти сколько. Теперь грызи могли и побакланить, так как это непременно нужно после втыкания в возню, даже если кажется, что не нужно... а сейчас так не казалось, и целый день, проведённый без включения комма, среди растюх и близко к пуху, не вызывал чувства тупого ничегонеделанья - а вызывал чувство умного ничегонеделанья, собственно.

- Послушай ухом, Скупы, йа тут подумала... - цокнула Астриса, валяючись на травке.

- Ну, это конечно косяк, но ничего, многие иногда думают, - скатился в смех грызь.

- Подумала, что если Лушке будет не в пух такое эт-самое... В общем йа ни в коем случае не хочу вам мешать, - шмыгнула носом Астриса, - Ты же слышишь, сколько лет йа мотылялась, как мотыль по рододендронам, вместо того чтобы эт-самое...

- Но тебе это будет не в пух? - уставился на неё яблоком Скупыш, - Только честно.

- Честно? - грызуниха прижала ушки, и в её серых глазах блестнули слёзы, - Не в пух это мягко цокнуто. Йа вообще не знаю, как йа без тебя.

- Тогда, Астрисочка, - ласково обнял её грызь, - Выкинь из головы! Сплюнь...

- СплюлюлюлюлюлюлюлюНь! - немедленно донеслось откуда-то издали, - Ух!

- Слышишь, и Суг обобряет, - захихикал Скуп.

- Ага, - затряслась от смеха грызуниха, но потом опять мотнула ухом, - Ну не могу так сразу. Вы ведь с Лушкой наверняка задумывались о белочи, нет?

- И что?? - фыркнул Скупыш, - Ты как, ухитряешься генерировать анти-белочное поле?

- Нет, но...

- Да что но, впух, Астри! Йа ведь тебе рассказывал про Лушку, как думаешь, она убельчённая грызуниха?

- Да на сто пухов! - подтвердила Астриса.

- Тогда какие ещё впух вопросы?

- Вопросистые, - вздохнула белкаъ, ковыряя когтем пух на хвосте, - У меня волнение от.

- У меня тоже, - заверил Скупыш, - Только в пух, а не мимо. Если бы она узнала о песке внезапно, могли бы ещё быть косяки, да и то временные. А так йа в ней уверен.

- Ладно, - вспушилась Астриса, - Вернёмся к задаче.

Грызь почесал зверушечку за ушками, и они вернулись к задаче, включив коммы.

Неслушая на небывалое желание дрыхнуть, Скупыш всё-таки не пропустил того момента, когда в оптическом спектре появилась звезда Колонтопа, а затем и сама планета. Пырючись вместе с согрызяйкой на приближающийся шар, окрашеный в прекрасные голубые, белые и серые разводы облаков и океанов, грызь испытывал ни чем не сравнимое ощущение, и это было не только от возвращения на Родину, но и от смены масштабов. Когда мотыляешься по всей галактике, любая звезда только точка, а уж планета тем более, величина неразличимо малая; здесь же уши слышат, что эта малая величина - необъятно огромный мир.

К необъятно огромному миру, сверкая зелёными огнями безо всякой маскировки, полным ходом валил "Зимний Вой", тягавший за собой сложенные блоки суперпушки. Неслушая на разжиженное состояние, Скупыш вспушился, заметив, что к Ёлке полным ходом идут два штурмовика "Лист" - после такой реконфигурации и роста они могли не узнать хдерево, а всякие тупые инцеденты не нужны ни в пух. Штурмовики однако развернулись на паралельные курсы и пристроились по бокам, приветственно мотыляя боками и мигая огнями.

- "Зимний Вой", мы не предпринимаем попыток скрыть радость по поводу вашего возвращения на Родину! - процокалосиха в эфире, - Наслышаны ушами о ваших операциях, дали вы песку!

- Хруродарствуем, пуховичные звери! - весело ответила Нурка, - А уж мы-то как рады вас слышать, это ваще!

Грызи поняли, что она имела вслуху не только бугогашечки, но и тот факт, что Колонтоп остался цел - в отличие от Дубиона или Гидзина, слыханых собственными ушами. Так что грызуниха как всегда цокнула точно, не зря же именно ей и полапчали цокать. С эскортом из листьев Ёлка дошла до платформ на орбите луны планеты, и осторожно ворочая боками, застыковалась к свободным причалам ремонтного дока. Мест тут было достаточно, потому как эти мощности рассчитывались на военное положение в пилкорском украйоне, а пока реально оно было только в соседнем сардакском, так что док имел возможность расширяться и строить всякую полезняшку. Теперь докерам привалило счастья перебирать по иголке целую Ёлку - впрочем, они действительно были скорее счастливы этим, чем наоборот. Следует отметить, что практически все операции в доке проводились дистанционно, с планеты, так что грызей сие никогда не нагружало.

Хотя "Зимний Вой" маневрировал несколько часов, ни единой попытки добраться до планеты вплавь не было отмечено. Лишь когда Ёлка состыковалась с доком и открыла транспортные туннели, транспортёры пошли с полной нагрузкой пухом. Завхоз жылого модуля Тектриса заверила, что грызи с дока позаботятся о жыме, дабы сохранять его в годности, так что можно линять с чистой совестью. Линяя, пуши пожалуй первый раз за много лет набились в транспортёр так, что еле закрыли двери! Обычно не бывало и половины такой плотности, грызи просто не лезли в вагон, а ждали следующего - но теперь терпения не хватало. Примерно тем же макаром вломились и в трюм Ф26, заняв всё место на полу, частично на стенах, где были сетки для удержания грузов, и в корридоры.

Полный пушнины фрег приземлился не в полюсном космопорте, а на обычную автобусную станцию в областном центре, чтобы грызи быстрее добрались домой, а не мотылялись по транспорту. Сорокаметровый корабль намекнул маневрами, и с площадки убрались автобусы, после чего 26-гранная туша снизилась до полуметра и открыла крышки трюма. Вместе со всеми на бетон спрыгнули и Астриса со Скупышем, вчетвером со своими хвостами. Теперь было понятно, что наличие на Ёлке жыма спасало космонавтов от слишком сильного удара акклиматизации - даже грызь пошатнулся, когда в нос ударило столько запахов, да и поток тепла от солнца казался невозможно мощным, оно буквально плескало свет, а не просто светило! Если бы они столько времени просидели в закрытом помещении, то потребовались бы месяцы, чтобы привести организм в норму - а так грызи только вспушились, постояли минут пять, привыкая, и пошли дальше.

- Даа, есть у меня предчувствие, что в автобус пух-с... - почесал уши Скупыш, пырючись на толпу грызей, растекавшуюся по автовокзалу.

Он был прав насчёт автобуса, но упустил из слуха другое. Узнав о возвращении "Зимнего Воя", грызи не стали сидеть сложа лапы на хвосты, а прикинули, что в автобус - пух-с, и послали некоторое количество хруровольцев на автомобильном и аэро транспорте. Вдоль дороги, ведущей к автовокзалу, стояли автобусы, грузовики, мотоциклы, аэромобили и повозка, запряжённая огромным кроликом.

- Ээээй, грызуны-хвости, пух в ушах! - выкрикивал грызь с крыши автобуса, - В фигопушский околоток кому, айда с нами!

- Эй, песок! - цокнул Скупыш, подойдя, - А вы откудова?

- С Ухлюпской речки, песок, - ответствовал тот.

Это было в пух, так что Скупыш с Астрисой залезли в автобус, растеклись на сиденьях, и немного подождав, начали кататься по смехам. Туда набралосиха пушей десять, хотя никого из тех, кто были знакомы лично по Ёлке. Убедившись, что хвостов больше не будет, автобус отбыл. Следует цокнуть, что в Белоелье, на Колонтопе, да и вообще по обитаемому грызями космосу, к дорогам относились наплевательским образом: с обочины бетон крошила лезущая растительность, а выбоины хвастались глубинами с локоть, до самой щебёнки под покрытием. Сейчас это тешило как никогда, потому как в космосе никогда нет ям! Покачивания автобуса были просто точно в пух, и пуши закатывались в смех после каждого очередного финта ушами, когда машина козлила по ямам.

За окнами качался вид на лес, прошитый солнечными лучами. Нынче в этих широтах стояло лето в своём завершении, так что имелись пятна жёлтых листьев, а всё остальное зеленело и создавало замечательные световые блики. Колонна машин прокатилась по разбитой бетонке от вокзала и стала распозаться по направлениям, а большая часть свернула на эстакаду, где были проложены металлические колеи, натянутые на опоры - по таким рельсам уже шло без покачиваний и гораздо быстрее. Вогнав туда автобус, водитель догнал впередиидущий автомобиль, включил автопилот и положил ноги на руль. Из радиоприёмника доносилосиха вполне в тему

- ...и поезд домчится, пятнистая кошка,

И перья от куриц вразброс!

Недаром в вагоне скучает картошка

И дурит в мешках купорос!

Недаром в вагоне скучает картошка

И дурит в мешках купорос!

Да-да-дорога, дорожка, достала немножко,

Уже бы неплохо в отстой!

Дорога, дорожища, разбита в говнище,

Но мы доберёмся домой!

Пуши принялись подпевать хором, правда это у них не особо получалось, так как смех брал своё, да и чужое тоже, и автобус стал похож на грузовик, идущий с ржаного поля на элеватор. Уши слегка вздрогнули, когда в радиоэфире раздался сигнал выплаты внимания.

- Передаём сообщение по сектору галактики, - отцокивала грызуниха, - Штаб сардакского укрепрайона доводит до сведения всех, кому интересно, что двадцать пятого числа по колонтопскому времени успешно завершена операция по контрнаступлению на захваченые врагом системы района. В пределах сардакского укрепрайона более не имеется сколь-либо значительных сил захватчиков. В Ущерб! За Хрурность!

Пуши переслухнулись слегка опушнело, потому как упустили из слуха, что пока Ёлка тащилась домой, события могли и развернуться. Они и развернулись, после накопления сил и подготовки еловые флоты распистонили копошащихся кригсов и погнали их остатки вон из района, обратно к ядру галактики, где находилась туманность на месте взрыва чёрной дыры. Переварив инфу, грызи заорали пуще прежнего, Астриса даже порывалась высунуться в окно, но Скупыш пресёк это, определив скорость автобуса порядка двухсот километров в час, так как он всё ещё лопатил по "рельсам".

К скупышачьему околотку они добрались только ночью, но это их не останавливало нисколько. К тому же, на лапах по прежнему висели коммы, в которых очень долгоиграющая батарейка и ими можно подсвечивать путь. Как и опасался грызь, родичи уже не сурковали, так как их хохолки были подняты от известий; вслуху этого он попался и был затискан собственной мамой, Индуктрисой, через две секунды после обнаружения.

- Пясооок!! - чивкала белочь с крыши, бегая туда-сюда, - Возврат Ёлки, ёлки возврат!

Скупыш этого не заметил вообще, потому как ему в лапы попалась Лушка! В это время он не заметил бы вообще ничего, кроме согрызяйки, и был дико счастлив. Ну всмысле, больше чем обычно дико. Кое-как оторвавшись от белкиъ, Скуп вспомнил про эт-самое, и прошептал ей на ушко

- Лушечка, а вон то пуховичное жывотное - это Астриса, йа тебе цокал о ней...

- Клоо? - встрепенулась грызуниха, и немедленно сгребла Астрису в охапку, так что та аж пискнула - Лушка была мощной зверью по сравнению с ней.

- Ммрр, Лушшка... - проурчала Астриса, и хотя освещение было тусклое, можно было утверждать, что хохолок при этом приподнялся как следует.

А это как-то было упущено из слуха, подумал Скупыш, и захихикал - грызунихи ведь зачастую не прочь потискаться и не только с самцами, но и с самками. Тем не менее он мотнул ухом, и слегка растащил грызуних за хвосты в разные стороны.

- Посиди немножко, Лушечка, - цокнул он, - Надо полностью прочистить песок...

- А что тут нечистого? - удивилась она, мотнув хвостом.

- Ну, дело в том, что Астриса-пуш и йа сильно притёрлись друг к другу, и эт-самое...

Тут уже Лушка слегка заволновалась, прижав ухи, так что вторая из идеальных грызуних по версии Скупыша хихикнула и прочистила, пока тот не нацокал лишнего:

- Он имеет вслуху, как ты слушаешь на троепушие в плане согрызяйства? Тяфушки не против? - при этом Астриса пожала ушами и сделала хватательные движения лапами.

- Как йа могу быть против! - фыркнула Лушка, и хлопнула Скупыша хвостом, - Ты чем думал, грызун-хвост?? Йа очень рада, что вы нашли друг друга, да и вообще это опушненная грызуниха, так что...

Лушка также пожала ушами, так что грызи скатились в смех.

- Вы слушайте, главное вдвоём от меня не сбегите, - заржал Скупыш.

- Неет, ты нам нужен в качестве подушки, - успокоила его Лушка, сгребая под одну лапу.

- А также для песка, - уточнила Астриса, пристыковавшись с другого борта.

- В пух, - подвёл итог Скупыш.

По случаю возвращения согрызунов были вытащены варенья и грибы, а также забадяжены пирожки с ягодами и опять-таки грибами. Рассевшись по скамейкам во дворе, пуши недолго на них усидели, падая в траву от смеха и лопая корм.

- Завтра непременно смотаемся к твоим, - цокнул Скупыш Астрисе, поглаживая её хвостище, - Хочется послушать на грызей, у которых такая дочка.

- Уммм... - поводила ушами Лушка, - А Астри не против помочь нам с белочью?

- А что, уже есть? - вкатил всех в смех Скупыш.

- Астри сочтёт за удачу помочь вам с белочью, - склонила уши Астриса, цокнув серьёзно, как никогда.

- Клаас...! - зажмурилась Лушка, - Получается, у меня теперь есть согрызяйка!

- Получается так, - проржался грызь, - Йа потом тебе покажу, что твоя согрызяйка - разведчик со стажем, расчихвостила пухти сколько коряг!

Белочь и грызунята, слушавшие полными ушами, высунувшись из-за края стола, уставились на Астрису так, что она прикрылась хвостом.

- Кстати о корягах, - заметил скупышачий отец, - Пока вы мотылялись вокруг Сардака, мы не высиживали сложа лапы...

- Мы бегали, сложа лапы! - подцокнул кто-то, ржи ради.

- Да. Всмысле, нет. Белоелье расконсервировало шерсть еловых модулей и два мотора для ремонта и расширения Ёлки. Вслуху обстоятельств - именно "Зимнего Воя". Лично учавствовали, пух в ушах.

- Это глубоко в пух! - правдиво цокнул Скупыш, - Хруродарствуем за!

- Принимаем хруры, - благосклонно кивнули грызи.

- Кстати, а где "Зимний Лёд"? - спросила Астриса, - Мы как-то упустили его из слуха.

- С ним всё в порядке, - успокоили её, - Не вылезал из пилкорского украйона, ни разу не встречался с кригсами, но наворотил кой-какой работы.

- Теперь песка спокойствия стало больше, - вздохнула грызуниха, блаженно закрывая глаза.

Ослушивая мерно поцокивающих родичей, и нюхая жырный запах свежих пирогов, Скупыш был полностью согласен с ней. А над чёрными силуэтами ёлок, нависавших над маленьким двориком в лесу, сверкала бесчисленными звёздами родная галактика, и среди звёздного узора виднелись несколько подсвеченых солнцем Ёлок, проходящих по низкой орбите.

- В ядро галактики?! Грызаный грибоцирк!

Данное заявление выдернуло Скупыша из-под сурка, как гуся из валенок, так что грызь вскочил и ослушался. В утреннем сосновом лесу несло свежим запахом смолы и хвои, а с синего неба лило свет солнце - пока ещё не сильно лило, так, поплёскивало. Астриса, слушавшая что-то на экране комма, повернула к нему ухо:

- Слыхал, какой песок?

- Неа, - зевнул Скупыш, - Бежать надо?

- Бежать нет, а опушнеть - да, - фыркнула грызуниха.

- Ааапушнеееть... - присвистнула Лушка, дрыхнувшая за соседним деревом в тёплом сурковательном мешке.

Хоть грызь и цокнул, что они сорвутся к родичам Астрисы немедленно, получилось асапически, через три дня, и Лушка отказалась оставлять своих согрызяев. Теперь, потрепав уши всем грызям каким следовало их потрепать, троепушие двигалосиха обратно к станции скоростного поезда, километров за сто через леса и поля родного Белоелья. Усевшись в мешке, Скупыш включил свой комм и принялся изучать данные. Как он и предполагал, отдел стратегического планирования не сидел на хвостах просто так, а сидючи на хвостах, разрабатывал планы дальнейшей прокачки ситуации на предмет Прибыли.

Во внутреннем ядре галактики сейчас была приличная каша, туда выдавливали кригсов из бывшей Тыконии, за ними тащился хвост из тыкомассы, а кроме того, роились "циклоны", напоминавшие гигантских моллюсков. Каждый цЫклон представлял из себя интегральный космический корабль в форме двойной спирали, накрученой на диск, размером в три с половиной километра. В программу автомата было заложено самовоспроизводство, так что цыклоны периодически дробили в щебёнку подходящие планеты и откладывали туда "икру" в виде развивающихся комплексов, в конечном счёте производивших новые цыклоны. К удаче, они не строили конвейерных линий, так что размножение происходило не столь лавинообразно; тем не менее, если ничего не делать, и программный код автоматов не собъётся, они просто заполонят всю галактику.

Первоначальные исследования показали отсутствие каких-либо признаков мышления у цыклонов, а опытным путём установили, что программа, слышимо, рассчитана на поиск и подавление наиболее энергетически мощных сигнатур - тобишь, на практике, кораблей более высокого технологического уровня. Кроме того, цыклоны, вслуху своих размеров и конструкции, были весьма мало уязвимы и с трудом поддавались расковыриванию даже еловыми орудиями. Из всех стратегических задач, стоящих перед Союзомъ, белоельские в нулевую очередь выплатили внимание именно цыклонам. Из отчётов научников, исследовавших образцы объекта, следовало несколько выводов. Например, что код всё-таки не полностью упорот и имеет заложеный ресурс, по истечению коего функционирование системы прекратится - впрочем, на самоликвидацию никто не рассчитывал. Более практически ценными были данные о том, что цыклон по сути является одновременно установкой производства материала неизвестной ранее структуры, каковой составляет броню цыклона. Учитывая размеры объектов, цоканье идёт о нескольких миллионах тонн, закопаных в "раковину".

- Ур! - приподняла хохолок Астриса, - Они думают, цыклонит имеет ценность?

- В целом да, - кивнул Скупыш, сгоняя с ушей воробья, - Они предполагают, что он может иметь большую ценность в качестве синтез-материи. Песок в том, что в этом до сих пор не разобрались до конца, можно ли как-то переработать его, как кригс-шлак.

- Ууу, это долго брылять, наверное.

- Долго, но недолго, - блестнул логикой грызь, - Если будет достаточно целый цыклон, чтобы основательно изучить его, система Щвебран обещала предоставить для исследования свою хроносферу с двухтысячным ускорением.

- Это конечно в пух, - фыркнула Астриса, - Только вот что, они хотят, чтобы мы им приволокли целый цыклон?

- В общем да, - усмехнулся Скупыш, - Наш штаб состряпал план формирования флота для данной операции, включая туда нашу Ёлку, "Зимний Лёд", и самоходку на базе суперпушки, которую достроят на верфях.

Тут грызь подёрнул ухом и повернул яблоко на Лушку, которая навострила ушки. Само собой, в данный момент её интересовали не столько перспективы добычи цыклонита, сколько перспектива нового похода согрызяев пухти куда.

- И тут мы вляпались, бельчиха, - цокнул Астрисе Скуп, - Потому как мы пока что самые убельчённые опытом космонавты на всём Колонтопе.

- Впух, Скупыш!... - фыркнула Лушка, и усиленно зачесала ухи, соображая, что цокнуть дальше.

Цокнуть однако ничего так и не удалосиха, потому как насчёт убельчения космонавтов грызь указал совершенно точно. Скупыш вылез из сурковательного мешка, и чтобы не вставать лишний раз на лапы, перекатился ближе к грызунихе и почесал её за ушками.

- Ну Лушечка, это же Песок, - ласково цокнул он, стараясь запихнуть весь смысл в это междометие.

- Да понятно, что не суглинок, - улыбнулась она, - Но это так мимо пуха! Только дождалась, и снова хвостом по кочкам? А ведь меня на Ёлку пух возьмут.

Астриса было махнула лапой, что мол молчи впух, но Скупыш не собирался умалчивать.

- Да не, Луш, жым огромный, взяли бы. Но просто подумай, если мы все будем мотыляться по галактике, кто будет растить белочь, в конце концов? А вместе с белочью это мимо пуха.

- Ты хочешь нам помочь? - цокнула Астриса, положив лапку ей на плечо, - Тогда боюсь, тебе придётся взять на себя самое трудное, улавливаешь соль?

- Вспушиться? - вспушилась Лушка, и крепко задумалась; опосля этого она уточнила, - Растить белочь?

- Белочь, - кивнул Скупыш, - Если точно в пух, конечно.

- Вполне в пух. А сколько у нас будет времени до отправления Ёлок ?

- Думается, месяца два, - цокнул грызь, - Пока то да сё.

- Тогда... - Лушка вздохнула и повела ушами, - Тогда подтверждаю, что готова растить белочь и прочих пуховичных зверей.

Грызуниха взглянула на Скупыша и Астрису, причём одновременно, разными яблоками на каждого, и улыбнулась. Она знала, что с согрызяями хорошо, но с одним только воспоминанием о них - тоже вполне неплохо, так что совершенно избавилась от страха новой разлуки. Грызи поднялись со мха на ноги, обнялись втроём, и разом потёрлись носами, чтобы эт-самое. Астриса выдернула из шкуры каждой пуши по несколько ворсинок, и сплела их в единую косичку.

- Мы с тобой одного пуха, - прошептали все трое, - Ты, и я...

- РЯбая свинья, - дополнила Лушка, и белкиъ скатились в смех.

Некоторое время они посидели, глазея на солнечные блики в кронах сосен, мотылявшиеся по рыжим с серым стволам, и принимая полученную соль. Скупыш в который раз ощутил овощное состояние, когда ему было бы не в тягость проторчать тут до осени, причём следующей. Тяга к этому однако быстро прошла, как только он вспоминал о Ёлках, галактике, и тех пушах, что навсегда остались в Просторе. Грызь провёл лапой по коре сосны, соскребая когтями мелкие чешуйки и чувствуя нагретое солнцем дерево, и съел кусок воздуха.

- Есть тяга к тому, чтобы трясти, - сообщил он, - Причём теперь и за себя, и за тех белокъ.

- Да, - цокнула Астриса, - Есть.

- Есть! - кивнула Лушка, выудила из кармана орехи и стала их есть.

Внимание грызей, пырившихся в чистое синее небо с небольшими облачками, привлёк низкий реактивный гул. Покрутив ушами, они услышали, как на большой высоте медленно проходят в атмосфере три "листа" и десятка три 64х котанков, выстроенные ровным хлебом. Для них не было никакой нужды летать в атмосфере, кроме как потехи ради по случаю отражения агрессии кригсов. Скупыш, Астриса и Лушка с замиранием пуха слушали на могучие машины, летевшие над Лесом, чьими лапами они и являлись на сто пухов.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"