Квотчер Марамак: другие произведения.

Колёса Жадности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о Жадности, в хорошем и плохом смыслах слова... ну и слегка о колёсах. Одна из авантюр, в которую вляпался оверлункс Твин Чернокотов, связавшись с ОЖиРом - Организацией Жадности и Рацухи. Пояснений кусок: оверлунксы* были придуманы не мной, а какими-то скандинавами. Они** впервые, и насколько йа знаю, единственный раз появлялись в аркадной 2Д-стрелялке Interpose ( доступна к краже в Сети ). Ихъ внешний видъ, куски идеологии, города под куполами, прямиком перекочевали из игры, как и часть сюжета. "This pacifist lynxes can never stop us, ha-ha." (С) Пацифист лунксез отдельно - под вопросом, а в компании с межгалактическим Советским Союзом - ... Ну а "эддер", кто не знает, это вообще из Elite, первого космосима, был там такой ракетный кораблик, adder. * - просто нмс, overlynx звучит неплохо. А так они на рысей похожи, как гусь на воблу. ** - оверлунксы, а не скандинавы! =3

А есть ещё гонщик Анзор Мамаладзе

Лучший водила на всём земном шаре

Он возит людей на маршрутной газели

Но судя по штрафам, он водит феррари

- изъ песни

Част первый: Товарищ "NO."

В шесть утра, как оно и положено по астрономическим показателям в это время года, рассвет стал задумываться о том, чтобы стать свершившимся фактом. Через пол-часа яркое зеленоватое солнце со всей дури хлынуло в окна квартиры Чернокотовых, достав и до самого дальнего закутка, расшугав там припозднившихся тараканов. Раздался звон, производимый струйкой воды о стенку ведра, что неудивительно. К солнечному свету повернулись не только листья многочисленных разнообразных растюх, сидевших в ёмкостях по квартире и снаружи, на стенках, но и батареи будильника, засевшего на подоконнике. Поскольку прибор имел привычку сначала брызгаться водой, а потом звенеть, Твин ставил ведро, заслоняя сектор обстрела на диван, и это в очередной раз спасло его и Кил от воды в морду. Были подозрения, что будильник рано или поздно обойдёт эту преграду, но на этот случай у оверлункса всегда нашёлся бы молоток.

Продрав глаза, оверлункс вылез из-под покрывала, выключил будильник, и высунулся в открытое окно, вращая ушами и принюхиваясь. Не то чтобы он ожидал увидеть что-либо новое, но и старое увидеть не отказывался. Воздух снаружи оказался более влажным, потому как работало орошение, и несло разнообразной ботвой, среди которой чётко затесался цитрус. Если смотреть из окна... а жильцы обычно так и смотрели, из окна, потому как сквозь стены не видно! - так вот, если смотреть из окна, то напротив громоздились две жилые башни по сто пятьдесят этажей, обильно увешанные балконами и озеленением; стены домов сверкали отражёнными солнечными лучами, потому как иначе в окна не попадёт нисколько света из-за довольно плотного расположения зданий. Сверху поблёскивал купол, накрывавший сразу весь Ист-Лункс, он определялся в основном именно по бликам, потому как в остальном имел очень большую прозрачность. В прогал между башнями можно наблюдать менее высотную застройку, которая всё ниже к краю купола, и за ней - открытую степь до самого горизонта, прочерченную только прямыми как стрелы дорогами.

В степи уже печёт под тридцатник, и собственно, в этом было одно из назначений купола над городом: спрятать в относительную прохладу ленивые тушки оверлунксов. Услыхав шум разрезаемого воздуха, Твин повернул башку и наблюдал, как мимо стены дома падают голуби - этим ленивым кишечникам было западло даже планировать на крыльях, они просто сваливались с крыши и падали до уровня земли, а уж обратно наверх ездили только на лифтах.

- Курлу! - курлыкнул голубь, пролетая мимо.

- Вот дерьмище! - сказал Твин.

- Шта?? - продрала глаза Кил.

- Я грю, отличное утро.

- Это ты сейчас говоришь "отличное утро", - хмыкнула оверлунксиха, - А до этого?

- Нутк я в хорошем смысле, - пояснил Твин.

- Твин, значение слова "дерьмище"...

- Не занудствуй, киса, - почесал ей за ушком оверлункс.

Желтошёрстая кошка слегка заурчала, грациозно потягиваясь и слегка выпуская когти на лапках. Оверлунксы почти все были желтого оттенка шкуры, но Кил отличалась полным отсутствием на оной тёмных пятен. Это, правда, не придавало ей сходства с львицей, потому как у оверлунксихи слишком круглая голова с относительно небольшими ушками. У Твина же на достаточно пушной шкуре головы имелись отчётливые пятна, но и с пятнами оверлункса не спутаешь с гепардом, в частности из-за обширных пушных бакенов на щеках, как у рыси. И главное, ещё никто и никогда не видел, чтобы оверлункс бежал, да ещё и рекордно быстро.

Пожамкав кошатину, Твин уловил доносящийся откуда-то запах морепродуктов, и подумал про корм. Он усмехнулся, подмечая, насколько недалеко ушёл от норных животных - самка, корм. Впрочем, от этого одна только Прибыль, выражаясь жабократически, а раз так, то значит, всё по шерсти. Он слегка прикусил язык и покосился на жену, потому как Кил не очень жаловала упоминания о жабократии, но она вычёсывала шёрстку, и чтением мыслей пока не занималась. Всмысле, такого за ней вообще не замечалось, но, как-грится, лучше перебздеть.

- А, сегодня же второе восемнадцатое, выходной! - обрадовалась Кил, посмотрев календарь, - Кайф!

Твин слегка поперхнулся воздухом и захихикал, выуживая из холодильника заготовленный с вечера хавчик. Просто он мог вспомнить немало случаев, когда слово "кайф" произносилось и к добру, и мимо оного. Последний раз, помнится, когда буксировали планетоид каких-то хиппарей, стоявший посередь межзвёздной трассы. "Кайф" - отвечали на любые вводные торчки, и продолжали курить дрянь в астрономических количествах.

Оказалось, некоторые голуби всё-таки умеют махать крыльями, ибо несколько их прокурлыкали по подоконникам снаружи, как слоны по посудной лавке, бумкая перьями в стёкла. Если бы там всё не было тщательно закреплено, то сейчас оно полетело бы с сорокового этажа, а это далеко не подарок.

- Твинни, шугани их, а то всё засрут, - сказала Кил, щёлкая по кнопкам на терминале пневмопочты.

- Ну, это, боюсь, вне моей компетенции, - ответил тот с полным ртом салата, - Это пускай комиссариат по окружающей среде решает, засрут или нет.

- Ты про кого? - скосилась на него оверлунксиха.

- Про жабьих промышленников, конечно. А ты про кого?

- А я про голубей.

- Ну, невелико различие, - пожал плечами Твин.

Кил имела привычку заказывать корм прямо по пневмопочте, и оверлункс смотрел на это полностью ровно, хотя сам так никогда не делал. Это для него было слишком уж овощно, чтобы даже питательные вещества подавать по трубам, а не потрудиться сходить за ними в торгточку. Твин не без удовольствия пырился на жену, которая прикрывала тушку только лёгкой одеждой, но при этом никак не мог отделаться от мысли, что она слишком глубоко пускает корни. Наверное, её даже напугать как следует не получится, чтобы выудить из глубины генетической памяти кошачьи повадки, так чтобы шерсть дыбом и уши прижались. По крайней мере, пробовать специально - не стоит, хихикнул оверлункс.

- Слушай, Твин, - сказала Кил, открывая пластиковый контейнер с кормом, - Наши котята явно слишком много зависают в компьютерной сети. По пол-ночи просиживают, это тупо.

- Ммм... - почесал за ухом тот, - А мы с тобой, когда были в их возрасте, почему не просиживали?

- Я слегка висла, но не до такой степени, - фыркнула оверлунксиха, - Может быть, потому что и другие не висли? Да и народу тогда поменьше было, и статику с других сетей не перекачивали. Ты вон вообще во сколько лет работать пошёл?

- Э не, - хмыкнул Твин, - Такой вариант мне не нравится. Это знаешь, если мы с тобой в ящик сыграем, Жап и Инла так тоже работать побегут, на всякий случай. Но я чего-то не готов на такую жратву... тоесть, жертву.

- Короче, - фыркнула Кил, - Думаю, тебе надо поговорить с ними.

- Воу воу, полегче! - заржал оверлункс, - Поговорить со своими детьми?! Всмысле, я это регулярно делаю, Килли.

- О священный тростник! - закатила она глаза, - Поговорить о том, чтобы они не просиживали целыми ночами за компами!

- Я попробую, но это будет полностью всуе.

- Ты можешь просто запретить им.

- Пхххх... - поперхнулся Твин, - Мало ли что я могу? Я и кораблём в это здание могу въехать, но почему-то этого не делаю.

- Твин, ты должен...

Твин вытаращил один глаз, прикрыв другой, перекосив таким образом морду, повернул её на нужный угол к Кил, приоскалил клыки, и произнёс достаточно известное слово на пинглише:

- NO.

Оверлунксиха вздохнула, потому как успела точно усвоить, что если Чернокотов говорит "NO.", то это всё, вилы.

- Но я буду держать это в голове, - заверил Твин, подмигнув жене, - И что-нибудь да придумаю.

Это её слегка успокоило, потому как, помимо факта про слово "NO.", она знала и то, что Чернокотов горазд придумывать. В некоторые моменты оказывалось, что горазд больше всех в целой звёздной системе, за что и был любезен оверлунксихе. Тем временем, пока голуби курлыкали за окном, а оверлунксы лопали еду, мимо кухни прочапали упомянутые котята, еле продравшие глаза. На самом деле, на котят они так себе тянули, Инле уже семнадцать лет, а Жапу пятнадцать, но тем не менее.

- О, - Твин наклонился к жене и мявкал шёпотом, хихикая, - Давай выглядеть огурцами и стебаться над этими сурками!

- Твин! - пихнула она его лапой, но не удержалась тоже захихикать.

- ...нну вот, я ему, стало быть и говорю, - сделал вид бодрой беседы оверлункс, когда дети прошкрябались за стол, - Что мол грызи-ка ты свои орехи, и не разевай щачло на мою сельдь!

- Ой да ну ладно?? - сделала круглые глаза Кил, - А он чего?

- Да он кабы вот так пык, а потом сразу раз, и ничего!...

Краем глаза Твин подметил, что такой примитив возымел некоторое действие - и Инла, и Жап помотали головами, и вполне вероятно, подумали, что не стоит сидеть за компом до утра. "Помариновав" их ещё пару минут, чтоб закрепить эффект, оверлункс сжалился и накидал им в тарелки салату собственного приготовления, так что пошёл хруст и чавканье. Кормились в основном морепродуктами, разбавляя примерно наполовину всяческой ботвой, и для оверлунксов это далеко не аномалия, а скорее норма. Недалеко от Ист-Лункса находилась морферма, где в огромных резервуарах солёной воды усиленно отращивали бока моллюски, рыба, и прочие съедобные организмы, так что стоило это всё почти нисколько. Ботву частично получали из промышленных теплиц, частично выращивали на балконах и в ящиках, так что с кормом, мягко говоря, проблем не испытывали.

- Жапка, что там насчёт косяка? - спросил Твин.

- Шта? - удивился Жап, подняв не менее жёлтые, чем у родителей, уши.

- А, извинтиляюсь, слова прыгают. Я имел ввиду, как в школе.

- А, - довольно оскалил клыки тот, - Всё сделали, как в показательном колхозе! Бегали как угорелые.

- Я бы тоже забегала, - хихикнула Кил, пихнув мужа.

Твин тоже поржал. Дело было в том, что в школе, где учился Жап, случился явный случай появления тухлой жабы, если выражаться жабократически... все остальные называли это словом "коррупция". Особо честные педагоги стали ежемесячно собирать деньги на шторы, и репрессировать тех, кто отказывался сдавать. Посчитали, что на такую сумму можно было обвесить шторами треть купола Ист-Лункса. Кроме того, в заведении завелась компания приблатнённых, которая пользовалась покровительством чиновников, и делала мелкие пакости. Оверлунксы не те существа, чтобы делать крупные пакости, но и так жизнь ученикам малиной особо не казалась. Узнав об этом, Твин ничего не сказал, но на следующй день зашёл на совещание к директору школы, показал уважаемым оверлунксам отвёртку и в самой вежливой форме сообщил, что если всё дерьмо не будет убрано немедленно, он повтыкает инструмент в животы всех присутствующих, и возможно, не один раз. Будь это какой-либо другой оверлункс, это могло бы иметь разные последствия, но на свою удачу чиновники знали, кто такой Твин Чернокотов - потому и бросились всё исправлять, а отвёртка осталась вне их туловищ. Кроме того, им поступило настойчивое предложение на собранные "на шторы" деньги построить новый класс труда с атомным синтезатором, благо, хватит с лихвой.

- Теперь вот думаем собрать учебный термоядерный заряд, - сообщил Жап.

- Главное, чтобы он и взорвался учебно, - хмыкнул Твин, - Хотя, если найдёте космический аппарат, можно бахнуть где-нибудь в поясе астероидов.

- Да зачем такое нужно?? - возмутилась Кил.

- Не разумеешь, ибо самка! - показал на неё оверлункс, - Бахнуть петарду на десять мегатонн, это самое то!

- Похоже и правда, ибо самка, - фыркнула Инла, тоже не разумевшая.

- А ты мог бы забросить такую игрушку на астероид? - спросил Жап.

- Теоретически без проблем, - кивнул Твин, - Но соль в том, что смотреть на бабах надо будет не с Истриса.

- Эх...

- Эх. Но если взрыв будет в прямой видимости, значит шальной кусок может попасть в планету, а там и кому-нибудь по кумполу, сечёшь?

- Да, действительно. Но в целом ты не против?

- Я не против, я оверлункс, - сообщил оверлункс, и заржал.

Это было натуральное осквирячивание, как это называлось по науке. Дело в том, что по работе Твин часто тусовался с грызями, сквироидами, а для них подобное словоблудие и бугогашечки - в порядке вещей.

- Так, - прекратил ржать Твин, - Килли, на рынок за селёдкой пойдём?

- Сходите сами, - сказала Кил, - Мне надо прибраться.

- Пхххх... Ну как хочешь, киса.

- Сам ты киса! - отмахнулась Кил со столь серьёзной мордой, что заржали все.

- Э, слушайте, я бы и сходил, но мне ещё надо кой-чего прочитать, - сказал Жап, - Ничего?

- Мм... - прикинул требуемую грузоподъёмность Твин, - Ладно.

Инла взяла мамину хозяйственную сумку - из новых, со встроеным антигравом, что хоть свинцовую дробь туда клади, а тяжести всё равно не будет; Твин же извлёк из-за галошницы аутентичную традиционную авоську, плетённую из верёвок. Он как предпочитал всё делать своими лапами, так оно никуда и не девалось, хоть об стену убейся. Кил закатывала глаза при виде этого изделия, но уже не пробовала ничего сказать, потому как знала, что бесполезно. Через минуту оверлункс с дочерью уже катились на лифте вниз, потому как спускаться с сорокового этажа по лестнице - занятие на любителя. Кроме того, Жап говорил, что он пробовал это сделать, но оказалось, что во многих местах пролёты уже заняли под разные нужды, наплевав на всякие нормы, и пройти там весьма сложно, если вообще двери окажутся открытыми. Экран на стенке лифта показывал забортный вид так, будто кабина ехала по внешней стене здания.

- Нихвоста себе, высота-то какая! - испуганно крякнул Твин, глянув в экран-окно.

- Папа! - засмеялась Инла, - Двадцать лет как такая высота!

- Как время летит, а?!

Да натурально нифигово летит, подумал он, ещё вроде недавно она была маленькой котёнкой, и отец таскал её на плечах, а сейчас Инла вполне себе симпатичная молодая оверлунксиха, очень похожая на Кил, когда той было поменьше лет.

- Твин Твиныч, Инла, эт-самое, - поприветствовал их оверлункс, волочивший сумки в обратном направлении.

- Ну да ну да, - согласился Твин Твиныч.

На улице было тепло и солнечно... впрочем, в Ист-Лунксе днём всегда тепло и солнечно. Оверлунксы неспехом двинули вдоль квартала, в конце коего громоздился рынок. Шлёндать здесь предстояло по дороге между рядами неплотных насаждений, за которыми располагались полосы для проезда транспорта. На самом деле, больше половины машин не ездили, а летали на антигравах, но воизбежание беспорядка внутри города предписывалось двигаться над полосами, следуя знакам и разметке. Долбаных машин стало куда как больше за последние десятилетия, подумал Твин, раньше автобус можно было услышать за квартал, потому как он гудел, а больше ничего не гудело - а сейчас по дороге шёл приличный поток всякого транспорта, что аэромобилей, что внутригородских, на колёсах.

- Долбаных машин стало куда как больше за последние десятилетия! - фыркнул оверлункс уже вслух, - Вот бывало...

- Кстати, - сразу мявкнула Инла, - Ты помнишь, мы с Марвом на прошлой неделе въехали в аэромобиль?

- Да, вы можете, - хихикнул Твин, - Ну и что?

- Ну такое дело, - повела ушами оверлунксиха, - Что там всё-таки два движка придётся менять, и этим шибзикам нужно возмещать ущерб в размере восемнадцати тысяч. И уплотить штраф пятёрку. Итого, мы остаёмся должны тридцать тысяч...

Инла осторожно поглядела на отца, но сразу расслабилась и даже хихикнула. Она то должна знать, что финансовые вопросы Твина не колышут просто ну никак. Ему хоть тридцать, хоть триста, один хвост. Тут она была права на сто один пуд, оверлункс и ухом не повёл, но и не пропустил слова мимо мозга.

- Подожди-ка, - хмыкнул он, - Восемнадцать штук за ремонт и пять штрафа, это раньше было бы двадцать три. Я что-то пропустил в математике?

- Нет, - покачала головой Инла, - Если бы. Марв профукал все оставшиеся деньги в лотерее "Никаких шансов", хотел сразу возместить все убытки...

Тут Твин аж встал, как вкопанный, и подавился воздухом.

- Просрать семь тыщ?! Политбюро подери, какой кретин!

- Паап...

- А что пап? - фыркнул оверлункс, отойдя от офигевания, - Или ты будешь утверждать, что в данном случае он не дурак?

- Умх... - протёрла уши лапами Инла, - Нет, не буду.

- Ну, впрочем, не просрать, - подумав, поправился Твин, - Средства от этой лотереи идут в бюджет планеты, так что в целом, оверлунксы не обанкротятся. Но подозреваю, что он также вбухал бы и в любую другую лотерею.

- Ты довольно спокоен, - заметила Инла.

- Ну да. Дурак это знаешь отнюдь не самое плохое, что можно сказать про оверлункса. Есть куда более ущербные категории, например "исполнительный дурак".... - оверлункс подумал и захихикал, - Инли, а ты что, думаешь, у меня есть тридцатник?

- Ну вообще-то да, - осторожно сказала она, хотя уже подозревала, что ответ ей не понравится.

- Во, - показал кукиш Твин, и уточнил, - Не в том смысле, что я бы вам не дал. У меня на счету минус двадцать тыщ.

- Серьёзно? - подняла бровь Инла, - У тебя собственный корабль, и минус двадцать тыщ?

- А что тут такого? Выплаты ремонтникам, запчасти, ну это понятно. А минус из-за того, что завод наносхем делает мне халтуру для продажи, а это суть тоже не совсем без вложений. Так что, - весело заключил Твин, - Наше с тобой место в долговой яме!

- Вот тупизм, если кого-то посадить в яму, как он отдаст долг?

- А кошак его знает, это просто такое историческое словосочетание, а уж как оно там было, я не курю.

- Мда... Что делать? - почесала нижнюю челюсть Инла.

- Ну, подумать чем-нибудь, головой например, - предложил Твин, - Вообще тридцатник это так себе. Когда я возвращаюсь из рейса, тут у меня есть свободные средства, и эт-самое. Но косяк в том, что сейчас-то я только собираюсь на вылов Прибыли, и сколько времени это может занять, неведомо. Исходя из этого, берите взаймы в сбербанке, а когда будет такая возможность, помогу отдать. Сойдёт?

- Сойдёт, - кивнула Инла, - Хотя вообще мне очень стыдно просить у тебя, тем более на такой тупизм.

- Но тем не менее ты попросила, - пихнул её пальцем отец, - Плюнь, говно вопрос. Вот если бы вы кого покалечили, тут был бы другой разговор, а так...

- Это тебе говно вопрос, ты межзвёздник, - пожала плечами оверлунксиха, - А для нас это существенно.

- Но поскольку я не просто какой-то межзвёздник, то всё-таки говно, и вопрос, - заржал Твин, - Выкурено?

- Выкурено, - улыбнулась Инла, и потёрлась мягкими ушами об его плечо.

- А да, ещё кое-что. Взаймы бери в сбербанке, киса, и лучше лично. А то есть такие предположения, что твой любезный может найти такое место взаймы взять, что потом действительно станет кисло.

- Ну да, это пожалуй точно, - фыркнула Инла.

За переливанием из пустого в порожнее они прошли минут десять до рынка. Таковой представлял из себя подобие огромного бетонного шатра, всунутого под основание очередной жилой башни, и внутри там имелась единая площадь диаметром метров двести, заложенная блекло-жёлтой плиткой. По площади располагались ряды прилавков, на которые продавцы вываливали морепродукты, и с чавканьем и разлётом брызг отвешивали рыбу, креветок и кальмаров на древних весах с гирями. По сути дела, это была не торговая точка как таковая, потому как если ставить задачу просто доставить еду до кишечника, то и пневмопочта справляется на ура. Оверлунксы берегли рынок как историческую ценность и место для поржать. Ведь открыт он был более ста лет назад, когда Истрис был ещё не настолько пригоден для жизни, а города вообще не существовало. Ну а когда продавцы роняли на пол скользскую рыбину, разбрыливая слизь и чешую, это действовало как первосортная буффонада, так что родители с котятами и старики часто заходили не как на рынок, а как в цирк, поржать.

Нынче, едва пройдя стеклянные вечно открытые двери, Твин и Инла сразу увернулись от мороженной рыбины, которая пролетела по полу через весь цирк, срикошетила от стены, и затерялась среди прилавков.

- Копана в кот!! - доносились вопли того, кто упустил рыбу, с другой стороны площади.

Благо, плотность оверлунксов была небольшая, и если что-то летит по полу, то видно издали. Посмеявшись, Твин подошёл к терминалу сбербанка, что стоял возле стены между кучей старых картонных коробок и поддонами, и выбил оттуда несколько дензнаков, увеличив минус на баллансе. По ходу, почти каждый гражданин Истриса мог так делать - почти, потому как некоторым дуракам, злоупотреблявшим, это запретили. Это была ещё одна из особенностей рынка - никаких электронных рассчётов, Политбюро упаси! Только замызганные купюры и старые монеты. Из-за этого их часто рассыпали и долго искали, но продавцы тут привычные, так что ухитрялись не создавать задержек. Всмысле, ежели за ходовым товаром, то минут пять-десять постоять придётся, без этого никуда. Твин отправил дочь за укропом и петрушкой, разбавлять ту сельдь, которую он собирался набить в авоську, сколько влезет. Сам же, втихоря оглядевшись, достал косячок с сушёными листьями кизила, подпалил зажигалкой и стоял себе в очереди, попыхивая дымком. Теперь стало совсем хорошо... по сути дела, и так было хорошо, но Твин никак не мог избавиться от привычки дымить кизил. Да и стоящие в очереди захихикали, так что благотворное действие, как-грится, площадное.

- Товарищ, дайте закурить, - обратилась к нему молодая оверлунксша, проходившая мимо очереди.

Подумав, он сделал соответствующую морду:

- NO.

- А? - офигела оверлунксиха, - Но почему?

- Ну, во первых, это вредно, - сказал Твин, - Во вторых, мне жалко газа в зажигалке.

- Вот старый осёл! - вполне себе разборчиво пробормотала желтошёрстая, опасливо перемещаясь подальше.

Твин только захихикал, да и Инла, подошедшая сюда и слышавшая, только усмехнулась. Она взяла оверлунксиху под лапу и что-то сказала ей в ухо, так что та резко обернулась с полностью круглыми глазами, и прижала уши.

- Немного просветила её, - пояснила Инла, вернувшись, - Будет знать... Пап, ты опять куришь эту дрянь?

- Ну, любая другая дрянь хуже, поэтому курю эту, - захихикал Твин, - Или тебе оставить?

Инла только пихнула его в бок. Нагрузившись кормом, оверлунксы неспехом одолели обратный путь, таращась на солнечный день, блики на яркой зелёной листве и мельтешащих в кронах деревьев птичек. Если Инла несла объёмистую сумку, как пустую - хотя она была ещё как полная! - то Твин волок авоську с некоторой натугой, ибо напихал туда килограмм семь, не меньше.

- Ну вот и нашиша так мучиться? - спросила оверлунксиха.

- Мучиться вообще не стоит, - сказал Твин, перекидывая авосину на другое плечо, - А вот напрягаться - необходимо.

Какая другая оверлунксиха никогда бы не приняла на веру такое заявление, но у Инлы перед глазами был пример того, что таки если напрягаться, даже когда это кажется совершенно тупым, может кое-что и получиться.

Доперев корма до дому, предстояло распихать их в закрома, а далее приготовить соответствующим образом, дабы собственно употребить в пищу, а не во что-либо ещё, как выражался Твин. Кил как любила повозиться на кухне, так и растечься перед телевизором, хрумая печенье, и зачастую оверлункс составлял ей компанию, поглаживая мягкую тушку. Правда, под обычную "воду", которую крутили по третьему тв-каналу Истриса, он мог только дремать, сам он если и смотрел экран, то только выпуски новостей. Немало времени Твин прикончил, растёкшись на диване у открытого окна и читая инструкцию к космическому аппарату А-15, известному как "эддер". По большому счёту, толку почти никакого - выучить пять томов по пятьсот страниц в каждом явно не светит, но по крайней мере, настраивает на конструктивный лад. Тем более, такой объём у инструкции по эксплуатации и техобслуге был потому, что написана она в кучей отвлечений, типа историй того, как доводилась та или иная деталь, а также обязательной жабократической колонкой. В колонке указывалось, чем можно заменить всякие мелкие детали типа прокладок и фиксаторов. "Для скрепления коромысла клапана и раздаточного механизму нужно при возможности использовать открывашки от банок тоад-колы".

- О, точно! - хлопнул себя по лбу оверлункс, и полез в холодильник за этим самым.

К его большому разочарованию, повсеместно распространённую по галактическим маршрутам тоад-колу на Истрисе не продавали, приходилось таскать с собой на целые световые годы. Благо, из одной банки на четверть литра можно, при помощи специального сифона, вылить девятьсот литров.

- Ёрш, Твин, это пустая вода! - возмущалась Кил.

Но это если не присматриваться и не распробовать, а на самом деле тоад-кола слегка газированная и с привкусом Политбюро знает чего, наверное, с привкусом Жадности. Кроме того, Твин просто с научной точностью знал, что это не пустая вода, и она обладает рядом пользотворных эффектов. Правда, эти эффекты относились к работе жабр, а жабр у оверлунксов нету, ну да не суть. У ортодоксальных жабократов пустая вода называлась "жабий чай", так что, некоторая разница есть.

Промотылявшись таким образом по дню, оверлункс и не заметил, как стемнело. Ночью Ист-Лункс выглядел достаточно весело из-за разноцветных фонарей, но общая освещённость всё же сильно снижалась, потому как без темени и ночь не ночь. Настало время более плотно потискать кошечку, чем Твин и занялся с плохо скрываемым удовольствием. Произведя эту вполне пользотворную операцию, оверлункс растёкся в желтошёрстую лужу под покрывалом, и захрапел. Ну, захрапел - образно выражаясь, потому как храпеть ему никто бы не дал, а так, посапывать, как сурчина в норе. В открытые окна мерно втекал свежий воздух и слышался негромкий ровный шум, отражённый от высоченных стен башен.

В стекло шлема с бешеной скоростью летела пыль, и оверлункс чувствовал себя, как свеча зажигания в пескоструйке. Каким сраным образом можно так летать, подумал он, но особо филосовствовать времени не имелось, нужно было держать в равновесии утлый летающий мотоцикл, несшийся над степью с запредельной скоростью. Если бы не привычка ездить на велогоне, Твин давно слетал бы с этого "коня", потому как аппарат егозил под ним, ровно как велосипед, въехавший на скорости на сухой песок. О том, чтобы повернуть сколь-либо резко, не шло и речи, ездок кое-как справлялся с тем, чтобы вообще двигаться в нужную сторону света, а не куда песок пошлёт. Лапы уже были в изрядном шоке от постоянного контакта с рулём...

- Ааа копана в кот!! - крикнул Твин, давая руль на себя.

Это помогло ему сделать небольшую горку, обогнув сверху группу пальм, торчащих из низинки; снизу полетели расшелушеные листья, задетые аппаратом. Переведя дух, оверлункс нашёл время окинуть взглядом небо, потому как сейчас это было актуально, как никогда. Кроме пары инверсионных следов, ничего не было видно, но и следы далеко не понравились, потому как это были следы чужих аппаратов. На горизонте просматривалась большая туча чёрного дыма, и даже не особо хотелось думать, что там творится.

Твин огузком почуял угрозу сзади, и ухитрился посмотреть через плечо, не навернувшись с транспорта. Прямо на него заходил летательный аппарат, и невиданные познания в дедукции помогли определить, что вряд ли это такси. Выглядевший спереди как жирный крест, штурмовик аккуратно снижался, всё более чётко вырисовываясь на фоне чистого голубого неба. Может, не за мной, подумал оверлункс, и мысленно дал себе подзатыльник - а за кем ещё?! Аэроциклетка оставляет за собой жирный след пыли, а впереди ничего нет, так что мала вероятность, что этот летун решил атаковать пустое место. За спиной нарастал противный высокий вой, издаваемый двигателями вражеской машины... ну, это по сути. На самом деле, оверлункс даже слова такого не знал, "вражеский", до этого дня.

- Это так себе, это так себе... - забормотал Твин, чувствуя, что штурмовик уже близко.

Однако, придумать он ничего не успел, по обоим бокам от аэроциклетки поднялись стены грунта, выброшенного взрывами. Аппарат дал длинную очередь из двух пушек, но пилот там сидел настолько никакущий, что он в прямом смысле не смог попасть в упор - цель оказалась между двумя линиями огня и не пострадала, а мелкие плазменные заряды повзрывали песок, выбросив фонтанчики оного. Через секунду штурмовик уже просвистел над Твином, обдав его воздушной волной. Оверлункс инстинктивно вжался в сиденье, отчего потерял равновесие и чуть не слетал с машинки; кое-как удержавшись, он сбросил скорость, потому как убежать от штурмовика явно не светило. "Крест", мерцая ослепительным синим светом из дюз, явно собирался выруливать на второй заход. Над степью ветер неспеша разносил пылевую тучу от взрывов и движения аэроцикла.

Поозиравшись, Твин убедился, что спрятаться некуда в радуисе примерно семь километров. Как назло, на нём был красный комбез, который и видно отлично, и быстро его не стянешь... впрочем, оверлункс быстро перешёл от того, куда спрятаться, к другим вариантам. Он вытащил из кармана мазерную пушку, недавно взятую у того чувака из гражданской обороны, который уже вряд ли жив. На солнце блестнула поверхность металлического корпуса - вообще, пушка эта выглядела отнюдь не страшно, скорее как деталь от движка, а не оружие. Но у Твина выбора не имелось, штурмовик уже закончил разворот и приближался, пытаясь максимально сбрасывать скорость, и в воздухе снова повис противный нарастающий звук. Оверлункс прицелился по чёрному "кресту" и нажал спуск - фигу.

- А, ссобака! - фыркнул Твин, обшаривая устройство в поисках предохранителя.

Эпическая битва диллетантов, подумалось ему, и желтошёрстый нашёл время хихикнуть. Однако, ставки ничуть не меньше! Наконец оверлункс нашёл выключатель, сдвигавшийся в сторону и упрятаный в углубление корпуса, рядом с которым имелась обнадёживающая надпись "вкл". Он сдвинул выключатель когтем, нацелил пушку, держа обеими лапами... На этот раз он видел, как с пушек аппарата срываются сиреневые сполохи, и песок взлетает рядами фонтанчиков. Твин наблюдал и синюю окраску машины, и подробности её конструкции, и, главное, чёрный фонарь на том месте, где должна была быть кабина. Оверлункса ударило волнами воздуха и летящими камешками сразу с двух сторон, и поэтому он не покатился кубарем - глупый пилот опять смазал. Как на замедленном воспроизведении Твин видел, как машина оказывается всё ближе и ближе, сама влезая в точку, куда направлено острое жало излучателя.

Он нажал на спуск, опасаясь каких-нибудь подвохов, но пушка сработала чётко. Без особого звука, без малейшей отдачи, мазер выпустил тонкий луч, похожий на струю ртути, сверкавший в солнечном свете. Крестообразный штурмовик пересёк луч, и Твин не заметил никаких признаков попадания - впрочем, как только он нажал спуск, время стало поступать в голову в обычном режиме, потому как мозги не железные, так разгоняться. Машина с воем пронеслась наверху, сбив его с ног воздушной волной, смешаной с густой песчаной пылью. Лишь когда оверлункс соскрёбся на ноги и развеялась пыль, он увидел, что результат есть. Аппарат так и не поднялся выше после пикирования, а продолжал лететь низко над землёй, и к тому же, вращался вокруг своей оси, накручивая "бочку".

- А, скотина! - с неподдельной радостью зарычал Твин, и опасливо покосившись на мазер в своей лапе, выключил его.

Когда он стрелял в боевую машину, то делал это скорее из безысходности, потому как понимал, что вряд ли можно из лапного оружия пронять космический штурмовик. На его удачу, оружие оказалось страшно перекачаным, а защита штурмовика - в такой же степени негодной. Неизвестно, пробил он линии управления, или достал пилота, но пока оверлункс подымал свою аэроциклетку и устраивался, чтобы продолжить путь, штурмовик, выписав длинную дугу над степью, начал пахать уже землю. Его двигатели продолжали работать, так что, лишь слегка потеряв в скорости, машина через пару километров врезалась в группу скал, торчащих из песка. Твин видел только вспышку, поднимающийся к небу багровый гриб пламени, а затем, встряхивая землю и воздух, докатилась ударная волна взрыва...

- А, скотина! - желтошёрстый резко проснулся, будучи при этом в холодном поту.

К удаче, "а скотина" он не выкрикнул, как это с ним бывало, а только громко подумал, так что Кил ничего не заметила. На оверлункса быстро накатило отходняком, как только мозг осознал, что он в своей квартире, а последний вражеский аппарат летал над Истрисом более двадцати лет назад, и всё закончилось. Это осознание конечно приносило несказанное облегчение, но зато иллюзия погружения в прошлое изрядно расшатывала нервишки. И это был ещё отнюдь не тот эпизод, какой вызывал бы у Твина чувство жути!

- Пфууууй... - протёр морду оверлункс.

Несмотря на то, что ему казалось крайне глупо это делать, он тут же достал коммуникатор и включил новостную страницу. Экран прибора сиял в темноте, как шиш знает что, но оверлункс даже не щурился, потому как оверлунксы, как и большинство кошачьих, легко переносят сильный свет и могут смотреть даже на солнце.

1. Вспышка чесотки на побережье Синютинского моря ликивидрована.

2. Открыт для заселения Жучинский район после завершения преобразования почвы.

3. На Истрис прибывает инспекция всесоюзного комиссариата тяжёлой промышленности.

4. Списан в утиль корабль ВКС "Грабельник", распродажа комплектующих.

5. Комздрав предупреждает, что курение кизила каждый день вредит вашему здоровью.

Твин выключил комм, окончательно придя в зацепление с реальностью. Насчёт последней "новости" - пришлось начхать, потому как он не знал лучшего способа прочистить голову, нежели курнуть кизила. Оверлункс втихоря, чтоб никого не будить, вылез на балкон, и дымил там, оглядывая огни внизу на улице и отсветы, мотыляющиеся среди навешеной на стены зелени.

- Так, стоп, - фыркнул он, снова доставая комм, - "Грабельник"?

Когда-то это был рудовоз, но в бытность Твина заместителем комиссара по обороне, из него сделали вполне годный постановщик мин. Сейчас, правда, сам желтошёрстый признавал, что идея вообще с минами была так себе, и всё это хозяйство потихоньку свёртывали. Правда, его сильно беспокоило, вводят ли они что-нибудь взамен этого, или же? Зная оверлунксов, "или же" было вполне вероятно, несмотря на всё происшедшее. А моё ли это дело, подумал Твин, и само собой, пришёл к однозначному выводу, что ещё как его. Вообще-то это было дело всех жителей Истриса, но большинство как не одуплялись, так и не одупляются, поэтому придётся тащить тем, кто шарит. С другой стороны, звонить в комиссариат, дёргать их за уши, выслушивать всякую фигню... оверлункс передёрнулся, как от кислятины. Кроме того, если они вдруг захотят запудрить ему мозги, то скорее всего, им это удастся. Стало быть...

- Паап? - фыркнула Инла, сунувшись в дверь, - Не ты ли говорил, что сидеть ночью за компом это тупизм?

- Нууу... такие вот уши, - развёл лапами Твин, и продолжил щёлкать по кнопкам.

- Ничего не случилось? - нахмурилась оверлунксиха, разглядывая открытую страницу службы межзвёздной связи.

- Неа, - зевнул Твин, - Просто кое-что узнал, и в который раз обеспокоился состоянием дел в обороне. А поскольку следить за всем меня не хватит, пусть следят те, кто должен. Тобишь, катнул телегу в отдел КБР, чтоб они ещё раз присмотрелись к Истрису.

- А, тогда ладно, - успокоилась Инла, и сшуршала в темноту.

Нажав "отправить", оверлункс выключил машину с чувством выполненного долга, и...

- Нет, подожди-ка... - зачесал он башку.

Не стоит впадать в параною, сказал он себе. Впадать не стоит, но когда он окажется на Инцидиусе, стоит ещё раз проверить, а дошла ли его телега до адресата. Мало ли какая блажь взбредёт в голову этим жёлтым котам! Один раз чуть не просрали планету, и с них станется сделать так снова, а с таким положением Твин никогда не согласится. Чётко запомнив, что нужно будет сделать, он таки отвалился обратно на лежак, как-грится, проспать ночь.

На следующий день, после того, как будильник прозвенел струёй воды в ведро, оверлунксы зашевелились более бодро. Покормившись, они разбежались - Кил на работу в бухгалтерию, Инла в институт, Жап в школу. Теперь можно и курнуть, сказал себе Твин, и заржал, аки конь, безо всякого курева. На самом же деле он приготовил хавчика, какой можно носить с собой, и двинулся на ремзавод. А-15 отстаивался в одном из ангаров, и техники потихоньку прихалтуривали, приводя его в какое-то подобие годности; сам оверлункс тоже постоянно там возился, ибо возни хватало с лихвой, а мысли о том, чтобы кому-либо заплатить за то, что можно сделать самому, у него и в проекте не возникало. После приобщения к жабократии Твин прицепил к связке ключей брелок в виде зелёной металлической пластинки с надписью "не трать" и "не плати" на обороте - само собой, брелок сделал лично, иначе получался бы нестерпимый каламбур. Правда, сделать сам в ремонте космического корабля он мог не так много, как того требовала Жаба.

Выйдя на улицу Вересковая - ту самую, на которой стоял дом, оверлункс запрыгивал в трамвай, потому как до ремзавода шлёндать пешком пол-дня, а это уже слишком.

- Товарищ, вы зачем запрыгиваете в трамвай? - спросил пожилой оверлункс, - Зашли бы, и все дела.

- Дурь, - подробно объяснил Твин, и дед более вопросов не имел.

Дурь, собственно, в виде кизиловых косяков, лежала по карманам технической жилетки, напяленой поверх комбеза. По сути дела, это была та же самая жилетка и тот же комбез, что и двадцать лет назад. Текфонитовое волокно, а чего ему будет? Техжилетка по виду сильно смахивала на бронежилет, и если насовать в карманы пластин - то это так и будет. В большинстве же случаев оверлунксы насовывали туда инструменты и документы, и Твин не оригинальничал, но вдобавок он пёр с собой целый рюкзак всякого барахла. Желтошёрстый уважал кататься на трамвае, потому как по большей части, ящик на рельсах был весь застеклён, пырься куда хочешь, так что в глаза попадает много зелени и сверкающие отражающим покрытием стены высотных башен.

Таким покрытием уделали не только жилые дома, но и башни, в которых располагались промышленные предприятия; ремзавод находился с третьего по седьмой этажи, и именно туда предстояло добираться. Добравшегося встречала обширная площадь, "полка" на этой этажерке, где сверху метрах в сорока висел потолок, внешних стен как таковых не было, а площадь разгораживалась на отдельные помещения обычным способом. Выйдя из лифта, Твин мордозрел, как по центральному проходу этажа прокатывается М-29, гудя двигателями. Истребитель, докатившись до края, поднялся на гравгене, втянул стойки шасси, и с рёвом заложил вираж вертикально вверх. Ну, это уже кое-как внушает, подумал оверлункс, главное, чтобы его не чинили теми же методами, что его А-15.

В первую очередь Твин направился на агрегатный участок; за железной дверью с надписью "Не входить!" существовало довольно тесное помещение, уставленное станками и стапелями, на которых крепили отдельные агрегаты, снятые с аппаратов, для возни с ними. Обнаружились пятеро, из них работали трое. Всмысле, работал вентилятор и два колёсных робота с манипуляторами, собиравшие турбину, а техники растеклись в креслах и вяло базарили.

- А, Твиныч, эт-самое, малыш, - поприветствовал старший, убирая лапы за спину, - Не, вымазаны, как порось. Чего пожаловал?

- Да это, Тейлыч, нужен кусок протонной сварки, - сказал Твин, - Ну так, кусочек, маленький.

- Да легко, - пожал плечами техник, - А чего там?

Твин поставил на пол рюкзак и достал из кармана собственно это самое.

- Носок?? - покатился по смеху Тейлыч, - Не, ты видел?

- Ага, - хихикнул молодой техник, - Это для носка нужна протонная сварка?

- Именно, - сообщил Твин, когда все проржались, - Носок, ясное дело, из текфонитовых ниток.

- Да ладно? - серьёзно не поверил Тейлыч.

- Нет, ну насчёт ниток я конечно загнул, из отходов ниток. Там знаешь, когда текфонить укладывают в схемотехнику, получается немало обрезков и просто брака, так эта вата, с позволения сказать, тоже в звезде не горит нифига. На Лан-Нтане жабцы делают что? Правильно, ткут из этой ваты ткань и делают в том числе носки. Я вот на барахолке этот купил за бесценок, потому что только один...

Оверлунксы снова покатились по смеху, оскаливая острые клычки и тряся ушами.

- А ещё потому что бэ-у и потому что дырявый, - продел палец в дырку Твин, - Короче, есть?

- Есть... - утёр выступившие от смеха слёзы Тейлыч, - Слут, прошей эту... деталь...

Проржавшись, Слут включил станок с нужной насадкой, уложил в захваты носок, и прошёлся по шву ослепительным синим лучом. Будь там болванка из обычной стали, её прорезало бы, как масло, но на сваривание носка ушло несколько минут, что подтверждало версию про текфоволокно. Как и надеялся втихоря Твин, ржущие техники напрочь забыли спросить с него хоть какую-то плату за эту услугу, так что, выходя из мастерской, он поставил ещё одну галочку в графе "прожадено!".

Дальше следовало приступать к более фундаментальным вещам, чем носки. Оверлункс зашёл в ангар под номером семь, нашарил на стенке выключатель, чтобы дать света. Вообще-то, ортодоксальные жабократы никогда не включают свет в помещениях, они просто носят на голове фонарик, который освещает всё, что хочешь увидеть. Но, поскольку это был не личный гараж, Твин не стал тут извращаться, и включал свет, скрепя Жабу. Половину ангара, около сорока метров в длину, занимал А-15. По форме корабль точно повторял мусорный контейнер на восемь кубов - тобишь обычный большой, какие ставят во дворах для сбора крупного хлама и строительного мусора. Этот жабоиды ставили на галактические дороги, хотя по сути, с похожей целью. Отличия состояли в том, что корабль стоял на стойках шасси самолётного типа, нижняя передняя плоскость ящика была открыта, открывая доступ в трюм, а на верхней угадывались панели окон рубки управления. Сейчас тут не было никого, но ремонт продвигался, потому как возле корабля копошились всё те же роботы, выполняя заданную заводскими техниками программу.

Оставив рюкзак под открытой передней панелью, чтоб никто не раздавил, оверлункс обошёл судно, пиная древние колёса из чего-то чёрного, но точно не из резины, которая столько не проживёт. С хвоста возня шла особенно активно, роботы копошились манипуляторами в огромных дюзах, а то и заезжали туда целиком с лесов, собраных вокруг корабля. Дюзы двух двигателей выглядели весьма внушительно, и не только выглядели - не будь защиты, выхлопом могли прожечь весь Ист-Лункс насквозь, не поморщивишись. Тускло-оранжевый материал, из которого жабоиды сотворили сие, нёс следы тысяч пройденных световых лет, словно слегка пригорал; на остальном корпусе особенно ничего не увидишь, потому как он покрыт стандартной коричневой грунтовкой.

Пожалуй, девять из десяти оверлунксов не прониклись бы, но Твин испытывал благоговение перед этим шедевром инженерии... ну если точнее, то жабоговение. Кораблю было положено раз двадцать пойти в утиль, а поди-ж ты, этот ржавый бачок успешно преодолевал межзвёздные расстояния, и ещё ровным счётом ни разу не подвёл, всегда добираясь до пункта назначения. По сути, по всем данным выходило, что долетать он не должен, а должен в лучшем случае встрять на пол-пути, поэтому оверлункс подозревал какой-то подвох. Наиболее вероятным казалось, что ему подогнали вовсе не серийный А-15, как сказали, а какой-нибудь экспериментальный образец с Политбюро знает чем, зашитым вглубь конструкции. Такие калоши имели весьма малое распространие в этой галактике, поэтому у Твина просто не было возможности увидеть настоящий серийный А-15, чтобы сравнивать.

Нынче, однако, его волновали не эти растечения мыслей, а прочистка излучателей в камере предварительного прогрева плазмы. Если без подробностей... он так и сказал Русту, тому заводскому, что занимался ремонтом - без подробностей! - так вот если без них, то излучатели торчали вокруг цилиндрической камеры в количестве одна тысяча двадцать восемь штук, каждый был похож на грушу или маленькую бутылочку, и элементарно выкручивался из гнезда на установке. Дальше дело обстояло не так просто, потому как внутри одной "груши" находилась другая, которую собственно и следовало очистить с внешней стороны. По сути, шлам из плазменной камеры оседал между стенками сосудов, причём проникал в герметично закрытый объём. Соль в том, что объём закрыт в трёхмерном пространстве, а когда работает установка, начинается свистопляска с изменением количества измерений, так что нечего удивляться.

Заводские, протестировав плазмокамеру, пришли к выводу, что излучатели пашут едва на двадцать процентов, и соответственно, их надо менять на новые... на это у Твина имелось слово "NO.", подхваченное на галактических базарах. Да, можно было переделать монтировку и ставить туда излучатели от современных агрегатов, ибо оригинальных нигде не найти, но Жаба с шеи никуда не делась, и оверлункс взялся за работку. Единственное, на что ему пришлось потратиться - это на некоторую услугу от агрегатного цеха, а дальше только своими лапами. Когда Жадность находилась под угрозой, Твин проявлял чудеса изобретательности, и на этот раз быстро дошёл, что один из станков как раз и предназначен для выворачивания предметов наизнанку. Причём машинка делала это не механически, а меняя структуру пространства между атомами вещества, так что обработанная "груша" излучателя представляла собой своё отражение, когда внутренняя поверхность оказывалась снаружи.

Оверлункс набрасывал детали в ведро, заносил в развёрнутую в ангаре надувную радиационную камеру, и чистил железной щёткой, а также полоскал в довольно едком растворе. Шлам имел приличную радиоактивность, и когда просто лежал, ещё ничего, но если мельчить его щёткой в пыль, то это совсем не полезно, так что использовалась камера для фильтрации воздуха. Сам оверлункс, само собой, тоже натягивал защитный костюм, потому как "не трать" вполне относилось и к своему здоровью. Если совсем точно, то делать так, как делал Твин, не стоило, и радиоактивность тут совсем нипричём. Вывернутые наизнанку детали давали довольно странные эффекты, иногда весьма чреватые. Например, глазом было видно, что деталь длиной сантиметров десять, но если прислонить к линейке, то получалось, что все тридцать; иногда щётка вообще проскальзывала через "грушу" из металлокерамики насквозь, стукаясь в верстак. Это вызывало у оверлункса некоторую озабоченность, выражаясь дипломатическим языком, но он предпочитал пользоваться не дипломатическим, а жабократическим. А на таковом это звучало как "оправданный для Прибыли риск".

Ввиду таких опций, излучатели один за другим оказывались очищены, а оверлункс выносил уже несколько вёдер радиоактивного шлама, сваливая в заводской утилизатор, и потратил семь щёток, потому как они сделаны из обычной стали, а материал деталей куда более твёрдый. Вдобавок, щётки были далеко не новые, купленные на барахолке за сумму, бесконечно приближенную к нулю, так что особой жадности по поводу их кончины Твин не испытал. Он просто повыдёргивал остатки стальной щетины, бросив в металлолом, а пластиковые ручки заныкал для будующего использования. Также пришлось потратить литров сорок технического абразивного состава в качестве моющего средства, но, благо, его делали здесь же, на заводе, и выдавали бесплатно. После того, как партия излучателей штук в двести оказывалась очищена, оверлункс катил тележку в агрегатный цех и пропускал обратно через "выворачиватель", возвращая в исходное состояние. Ничего особо сложного, но требует аккуратности и изрядного времени.

- Твин, это просто упоротость, - прямо сообщал ему Руст, когда заходил в ангар, - Их по тысяче штук на каждом двигателе! Никто так не делает.

- Поправься, - показал на него Твин пальцем в защитной перчатке.

- Кроме тебя, никто так не делает, - поправился тот.

- Кроме меня, на этой планете никто так не делает, - ещё больше уточнил Твин, - А по галактике такое сплошь и рядом.

- Но это убийство времени! Это просто вот так вот пыщ, пыщ, пыщ! - показал лапами Руст.

- Убийство времени неподсудно, - показал язык оверлункс, - И учти, что шлам накопился там за время примерно двадцати лет работы. Следовательно, потратить дней десять, чтобы вычистить его, вполне лезет в ворота.

- Серьёзно? - удивился таким фактам Руст, - Если честно, я думал, это просто жабократический ритуал, а не ремонт.

- Жабократический ритуал, это когда ты открываешь тугую дверь и крутишь генератор, - Твин показал на дверь, к которой был наскоро прикручен генератор.

- О, Политбюро подери!...

После целого дня возни в ангаре Твину приходилось оставлять рабочий комбез и влезать в другой, чтобы каждый раз не вычищать его от всяких вредных загрязнений. Сам оверлункс подвергался помывке для дезактивации, как и все рабочие завода, которые имели дело с грязью. Дозы получались очень небольшие, но если не принимать мер и растаскивать грязь по всему городу - это уже будет проблема, так что приходилось мокнуть под мощными струями воды, а затем сушиться под обдувом. Таращась на оранжевый закат, отлично видный из-под купола, оверлункс откочёвывал домой всё на том же трамвае. Тут он уже не запрыгивал, как утром, а именно заходил, потому как ноги слегка офигевали. Оно конечно неплохо, думал оверлункс, пока мимо свистели деревья и высотные здания, повозился и в отвал - тут таким образом существуют миллионов десять оверлунксов, думается. Но он-то возится в качестве приготовлений к полёту, и потом наступает другая фаза... совсем другая фаза, а остальные как крутились, так и крутятся. А лет через много может надоесть всё что угодно, думается. Твин хихикнул, потому как ему это не грозило, у него осталось только восемьсот излучателей.

Когда оверлункс уже шлёндал от трамвая к подъезду дома, предвкушая налопаться едой, сработал вызов комма.

- Нет? - ответил он.

- Что - нет? - удивился оверлункс на другом конце линии.

- Копана в кот, кто кому звонит, а? - рыкнул Твин, - Тебе лучше знать, что - нет.

- А, - одуплился тот, - Ну это, Твин, вчера было время, так мы на линии наштамповали почти триста коробок лишних. Улавливаешь суть?

- О да, - потёр лапы тот, - Это отлично! Сколько осталось?

- Осталось... - прикинул тот, - Штук сто, но не суть-то не в этом. Все эти восемьсот коробок лежат у меня за спиной и достигают в высоту пяти метров, а это слегка напрягает. Если, не приведи Политбюро, этот пик Жадности обвалится на конвейер, то вряд ли нам ещё позволят так халтурить.

- Тобишь ты намекаешь на то, чтобы забрать это добрище из цеха?

- Да я не намекаю, - усмехнулся оверлункс, - Я информирую о необходимости.

- До завтра ждёт?

- До завтра - да, а потом уже всё, вилы.

- Выкурено! - чётко отрапортовал Твин, - Завтра в восемь!

Употребляя вечерний корм и попыриваясь то на Кил, то в экран, откуда бухтели новости, оверлункс сообщил о том, что завтра в восемь.

- Пфф, Твин, - поморщилась желтошёрстая, - Ты знаешь, я не разделяю твоего энтузиазма по этому поводу. Я не думаю, что это хорошая идея, пытаться зарабатывать таким изощрённым способом.

- Ну... думай, - пожал плечами оверлункс, лопая салат с креветками.

- Тебе что, всё равно, что я думаю? - фыркнула Кил.

- Неет, - улыбнулся Твин, - К тому же ровно также думают почти все остальные оверлунксы, если учесть, сколько межзвёздников зарегистрировано на Истрисе.

- Значит, мы правы?

- Неа, - заржал оверлункс, - Факт не зависит от того, кто что думает. Он зависит от того, кто что делает, и я делаю эт-самое.

- Твинни, - уркнула оверлунксиха, пытаясь зайти с другого боку, - Я была бы так счастлива, если бы ты продал наконец это ржавое жабье корыто.

- Ты пытаешься зайти с другого боку, - сделал гениальное наблюдение он, - Уверен, что твоего счастья по этому поводу не хватило бы надолго. И кроме того, ты не боишься оставаться в одной квартире с космолётчиком, у которого не будет корабля?

- Ну почему не будет, ведь оверлунксы летают по системе Истриса, и ничего, уши не отваливаются, - заметила Кил, - Просто они летают на нормальных кораблях, и не по медвежьим углам галактики.

- Нутк и пусть их, - отмахнулся Твин, - Ты знаешь, что я скажу на предложение продажи "эддера".

- Знаю, - кисло произнесла оверлунксиха, и попыталась состроить похожую морду, - Скажешь "NO.".

- Дедукция поразительного уровня, - показал на неё желтошёрстый, - Но вообще, брось это, Килли. Инле и её петушку надо отдать долги, поэтому кое-кто смотается на Инцидиус и пробарыжит платы с завода, и огребёт достаточно дензнаков.

- Что-то прошлые разы ты огребал только убытки, - не преминула заметить Кил, - Не считая угрозы для жизни.

- Нутк, суперудача! - заржал Твин, - Я ведь давал тебе почитать, насколько редко всё это бывает. Так что теперь, по всем правилам вероятности, всё должно пройти как по машинному маслу.

- Ты уверен в этом? - с сомнением уточнила оверлунксиха.

- Абсолютно! Или пройдёт гладко, или нет, уверенность сто процентов!

Что-то мне надоедают эти разговоры из пустого в порожнее, заметил Твин, дымя кизиловой самокруткой на балконе. Раньше ему никогда не надоедали разговоры со своей любимой оверлунксихой, хоть бы и выеденное яйцо обсуждать целый день, а тут здрасьте. Взять её с собой в рейс, захихикал он, а что, это идея. Станер у него есть, ну или тем же кизилом укурить как следует, чтобы затащить в корабль... Да не, вздохнул оверлункс, это мимо, таких шуток Кил никогда не понимала. Эй, да она вообще мало что понимает... Самому Твину такая мысль претила, но голова, полностью прочищенная кизилом, отказывалась принимать любые субъективные оценки. Ну, стало быть, надо приложить все усилия, чтобы понимала, продолжила та же голова - но вот как именно это осуществить, пока идей не имелось. Оверлункс всю жизнь работал с железяками и понятия не имел, как там что со зверями. Это упущение, сказал он себе, но... дальше произошёл сброс оборотов в мозгу, как это всегда бывает после "разгона" на кизиловой дури, и Твин с пол-часа просидел в кресле в режиме, известном как "бэхам-бэхам, е", а там уж пора опять проспать ночь.

Вскочив раньше обычного, ещё до рассвета, оверлункс наскоро перекусил бутерами, хлебнул живительной тоад-колы из холодильника, и в сумерках вылетел из подъезда чуть не бегом. Во первых, ему натурально не улыбалось, чтобы гора коробок свалилась на конвейер наносборки - жалко и коробки, и конвейер, который ещё послужит однофигственно как всему Истрису, так и напрямую его собственному караману. Во вторых, он намеревался хапнуть электрокар со склада завода, пока его не заняли, и на этом средстве перевезти груз прямо в трюм А-15. Кто сказал, что для этого нужно сначала собрать двигатели? Одно другому нисколько не мешает, как показывает практика!

В воздухе стоял утренний свежак, который в открытой степи переходил в морозец, а под куполом только ощущался. В это время, как обычно, усиливалась влажность, потому как работали дождевальные установки, а по дорогам проезжали поливалки, смывая пыль струями воды. По большому счёту, весь Ист-Лункс был выметен так, что хоть в тапочках ходи, но если прекратить убирать пыль - будет не продохнуть, потому как её заносили снаружи. Кроме того, это была не простая песочная пыль, а с примесью текфонитовой, которую неизбежно просыпали рудовозы и всяческий промышленный транспорт. В больших концентрациях она могла и навредить, так что рано утром, пока на улицах никого нету, по ним ездили большие оранжевые машины с бочками, и фигачили водой, оставляя отличный натуральный запах свежести.

Оверлунксов же натурально не было видать вообще; даже ночью, часов до трёх, кто-нибудь да попадался, а в рассветные часы город был полностью в отключке. На высоченных башнях, увешанных озеленёнными балконами, светилось по паре окон из тысячи, вероятно, там где хозяева забыли выключить свет. Поливалки и уборочная техника, подметавшая дорожки, никак не считалась, потому как вся она работизирована, и если кто-то за ней и следит, то издали и явно не напрягаясь. Собственно, даже тишина стояла изрядная, и негромкий шум от отдельно взятой машины, ползшей по улице, разносился за квартал. Твин припомнил прочитанное давеча в "Вестнике Жадности" о том, что кое-где жабоиды внедряли радикальное средство увеличения Прибыли, а именно вкручивали себе в организмы отсутствие потребности во сне, ибо всякого жабократа коробит от того, чтобы закапывать под сурка столько времени... ну точнее, всякого ортодоксального жабократа, потому как Твин считал, что это уже через край, и сам такого делать бы не стал.

Оверлункс поймал на остановке трамвай, оказавшийся также полностью пустым - вероятно, этот был первый за сутки.

- Бу-го-га, - с полной ответственностью заявил Твин в пустом салоне, развалившись на сидушке.

Трамвай, мягко ускоряясь и замедляясь, лопатил по обычному маршруту, но ни на одной остановке не нашлось никого, кроме голубей, а те никуда не ехали.

- Курлу? - сказали голуби, таращась на оверлункса через открывшиеся двери.

- Так точно! - кивнул тот, и этот ответ удовлетворил пернатых... как, впрочем, и любой другой.

Единственное копошение разумной жизни было замечено, когда трамвай пересекал проспект Киммеша. Вагон остановился на перекрёстке, пропуская тяжёлый тягач, волочивший на трале нечто цилиндрическое и огромное, явно не просто поржать, а промышленного назначения. Это по шерсти, подумал Твин, с любой стороны. Против шерсти только то, что вся научно-производственная деятельность совершается оверлунксами по одной единственной причине: План. Не тот, который курят, а тот, который спускают общесоюзные структуры управления на местный уровень. А без этого, как вполне резонно предполагал Твин, оверлунксы обожрались бы сельдью до идеально сферического состояния, закрыли бы вообще входы под купол, и овощевали до посинения... бр-бр.

Как и предполагал желтошёрстый, территория завода была открыта настижь, электрокары стояли себе у зарядников, и никогошеньки не видать, потому как до смены ещё два часа. На самом деле, всё было не так уж просто, промбашня завода охранялась вполне надёжной автоматикой, которая обнаружила бы любой объект, прошедший в подотчётный объём, тем более оверлункса. Поскольку у Твина был пропуск, система не принимала никаких мер, а если бы не было - то приняла бы... наверное.

Собственно, по договорённости с заводскими, Твин мог использовать кар, хотя им в голову бы не пришло, как именно он может его использовать. Прокачивайте навыки составления договоров, что ещё, хихикнул оверлункс, вытаскивая кабели из разъёмов и отключая зарядник. Электрокар представлял из себя достаточно большую платформу на четырёх колёсах, под которой зижделись аккумуляторы, а спереди торчало сиденье для водителя и руль; всё остальное занимала гладкая стальная площадка, отполированная от постоянного трения груза об неё. Твин прикинул, как везти на этой штуке штабель коробок, и проверил, есть ли такелаж для крепления - есть. Также, проведя глазной замер габаритов, он прикинул, что сюда влезет коробок двести, и стало быть, придётся съездить четыре раза. Ну, а куда деваться?... Всмысле, куда деваться, если ты жабократ.

Оверлункс аккуратно сдал назад из ряда каров, выруливая на проезд до грузового лифта, и поудобнее устроил гузло на сидушке, потому как предполагал, что ему предстоит тут немало просидеть. Сидушка его вполне устраивала.

- Включить гипердвигатель! - с подобающим пафосом отдал себе команду Твин, втапливая педаль хода.

Гипердвигатель оказался натурально очень резвым, потому как электрокар зашипел покрышками по бетонному полу, пробуксовывая, а потом рванул так, что оверлункс вцепился в руль мёртвой хваткой. Выдохнув, Твин далее нажимал на педаль с куда большей осторожностью, потому как вылететь со стометровой высоты из башни ему не улыбалось. Прокатившись по этажу между ангарами, кучами материалов и припаркованным транспортом, он заехал в просторную клеть лифта, слез с телеги, и послал лифт на первый этаж. Как ему рассказывали заводские, оверлунксы собирались вкрутить роботизированные тележки и такой же лифт, но инспекция из комиссариата промышленности просто запретила им это делать. Тобишь, в прямом смысле, Твин мог вознести хвалу Политбюро за то, что есть возможность ездить на электрокаре и управлять лифтом кнопкой, а не через центральную сеть.

Выезжая с первого этажа башни, он всё также наблюдал ноль сотрудников, и скорее всего, так оно и будет ровно до той минуты, когда начинается смена. В данном случае это было скорее по шерсти, чем против, так что оверлункс вращал баранку, направляя электрокар по пешеходным дорожкам - лезть прямо на проезжую часть он всё же поостерёгся, а так вполне сойдёт. Благо, завод схемотехники располагался в этой же промзоне, а не на другой стороне Ист-Лункса, так что ехать пришлось два квартала, а там заруливать на пандус примерно такой же башни, и снова пользовать лифт. Таким образом, оверлунксы из ночной смены были ошарашены, когда в дверь постучали, и Твин объяснил, зачем он здесь.

- На тележке?! - выпал в осадок сотрудник.

- Политбюро подери, да, на тележке! - фыркнул Твин, - Дайте загоню прям сюда, быстрее будет.

Тележка, сдав задом, въехала между штабелем коробок, прижатым к стене, и линией оборудования, каковая продолжала работать. Оверлункс осмотрел коробки - из обычного серого картона, каждая весила килограмм пять и имела габариты небольшого чемодана; кроме того, коробки перетягивались пластиковой упаковочной лентой, и имели стандартную этикетку завода с заголовком "левый заказ". Лугс, один из тех, кто был в курсе всей этой возни, даже взялся открыть одну коробку и показать её содержимое: содержимое представляло из себя большие толстые платы, похожие на основную плату компа, с рядами утолщений. Это барахло было переложено картонками и упихивалось по двадцать штук в каждую коробку.

- Ну ты в курсе вообще, что это? - хмыкнул Лугс, - Чтоб непоняток не возникало.

- В курсе, - кивнул Твин, осматривая плату, - Плата для логблока ИПЛ1006. Разъёмы стандартные, начинка нестандартная, производительность раз эдак в сто больше, чем у жабьих.

- Шаришь, - подтвердил оверлункс, - Тебя там никто не убьёт за продажу такого?

- Неа, - зевнул Твин, - Там это не практикуется, да и убить меня не особо у кого получалось, пока что. Давай грузить, чтоли.

- Тебе ещё и погрузи?...

Впрочем, бухтел он для виду, и таки помог накидать коробок на тележку. Сложив их таким образом, чтоб не рассыпались, оверлунксы притянули штабель гибкими лентами, и Твин отправился на ремзавод с грузом. Кормить хладнокровных земноводных достижениями нанотехнологий, вот что я собираюсь сделать, подумал он, и заржал, чуть не въехав в угол здания. Как ни крути, пока что он оставался доволен своей идеей, прожадить партию изделий с завода напрямую, и самому подумать, какую часть прибыли откусить. Когда он обсуждал с заводскими, лезет ли в рамки закона такая операция, то вышло, что лезет. Просто никому в голову не приходило, что какой-то оверлункс погрузит платы в собственный корабль и отвезёт жабам! Да и собственно, никакого ущерба никто не получал, одну только Прибыль, так что на всякие бюрократические препоны можно было наплевать. Ну да, подумал желтошёрстый, особенно легко наплевать, если ты Чернокотов. В другом случае вряд ли он бы так бодро взялся барыжить, опасаясь ненароком сделать что-нибудь незаконное. А сейчас запросто, дедушка старый - ему всё равно, заржал Твин, прибавляя ходу.

Ист-Лункс отличался вполне ровными дорогами в любом месте, так что, выехав на прямую, можно было жать на всю железку. Поворачивать на этой кляче следовало осторожно, чтобы не въехать в стену и не рассыпать штабель, ёрзавший на платформе. За куполом всё больше набирало яркость нежно-оранжевое рассветное солнце, вылезая из-за горизонта; если вытаращиться вверх, то видно, как облачка огибают купол ближе к его вершине.

Заехавши в ангар, где стоял А-15, Твин почесал затылок и понял, что в одну морду ему потребуется минимум день, чтобы занести все коробки в трюм и уложить их там, а не навалить кучей. Это было неизбежно, но требовалось быстро забирать товар от конвейера, а не трясти ушами здесь.

- Ну, допустим, - прикинул оверлункс, похихикал, и принялся за дело.

Отцепив такелаж, он влез между сиденьем и штабелем коробок, упёрся ногами, и по гладкой платформе спихнул всю кучу с тележки. Да, коробки навернулись с высоты в метр и слегка помялись, но Твин был уверен, что платам это никак не повредит. Отряхнув загребущие лапы, он вскочил на электрокар и погнал в следующий рейс.

По мере того, как утро переключалось в уверенный день, на улице появилось движение. На третий раз Твин уже не мог шарашить по тротуару все два квартала, не останавливаясь - приходилось объезжать рабочих, топающих на предприятия. Тем не менее, он не оставлял своего занятия до тех пор, пока все коробки не оказались навалены в кучу в ангаре. Только после этого оверлункс поставил электрокар на место, и сел плотно перекурить, прежде чем приниматься за погрузку нескольких тонн. Роботы, возившиеся вокруг корабля, курить даже не думали, что впрочем не особо удивительно.

Не успел желтошёрстый подцепить когтем ленту на первой коробке, чтобы удобнее за неё схватиться, как в кармане запищал комм.

- Копана в кот! - рыкнул Твин, начиная шарить по карманам, которых у него имелось дофига и больше.

Немалую часть своего времени он проводил в таких местах, где не было подобной связи, и никто не мог вот так взять, и позвонить тебе в карман, поэтому такое положение вещей дома его слегка нервировало.

- Товарищ Чернокотов? - мявкнул оверлункс из комма, - Простите за беспокойство, это Мемш Ослухин из управления народного образования.

- За беспокойство не прощу, - не стал врать Твин, - А что случилось?

- У нас есть к вам некоторая просьба, - не особо решительно сказал Мемш, - Можно с вами поговорить?

- А щас ты чего делаешь? - заржал оверлункс.

- Я имел ввиду, при личной встрече.

- Выкладывайте-ка, в чём соль, - потребовал Твин, - Если вы не сможете по телефону объяснить соль, то думаю, и без него не сможете... логично?

- Ну да, - согласился Мемш, - В общем, такое дело, мы тут внезапно озаботились патриотическим воспитанием молодёжи.

- Похвально, - произнёс Твин, уже подозревая, на чью голову нацелены дёготь и перья.

- Да, мы очень довольны собой из-за этого, - хихикнул Ослухин, - Кхм! Так вот, было высказано вполне логичное предложение организовать для детей встречу с участниками войны Первопоследнего вторжения, а из них вы... ну это...

- Самый большой рак среди мелких, - подсказал Твин.

- Да. Ну, тоесть, нет конечно! Ну, вы поняли. Было бы очень полезно для молодняка оверлунксов встретиться с вами и послушать, чего вы им скажете, и всё такое. У нас наделали фильмов и книжек про войну, но сами знаете, их делали те, кто нишиша не понимает в этом, по большому счёту. У молодёжи складывается неправильное представление о нашей истории, копана в... кхм. А где история, там и всё остальное, так что это очень важный вопрос!

- Да, это хорошая идея, - опять не стал врать Твин.

- Значит, вы согласны...

- Нет. Я не умею доносить суть, а главное, что то, что я мог бы им сказать, они никогда не поймут. Поэтому вместо ожидаемого эффекта я просто напугаю котят до полусмерти, вот и все дела.

- Да, но мы могли бы вместе подумать, как это...

- Мемш, не тупите. Я никуда с выступлениями не поеду, но идея правильная. Вывод сможете сделать?

- Ээээ...

- Низачот! - не без удовольствия сказал Твин,- Всё просто, как кошачий стул. Вы находите добровольцев, которые будут каждый за Твина Чернокотова, они выучивают роль, и погнали. Разоблачить их могу только я, я этого делать не буду, прибыль достигнута.

- Воу, - удивился Мемш, - Мы об этом не подумали. Да и если бы подумали, было бы как-то стрёмно предлагать это вам.

- Плохо, что не подумали. Мы так делали в комобороны сразу после войны, чтобы проводить партийную линию. Тогда прокатило, так и сейчас прокатит тем более.

- Вообще это и правда выход, - обрадовался Мемш, - Сможем охватить больше поголовья, ведь никто не будет считать, где был Чернокотов в каждый момент времени... Стоп, а если будет?

- Скажете ему, что я лич-но воткну ему отвёртку в туловище, если будет лезть не в своё дело, - сообщил Твин, - Обычно срабатывает. И да, оповестите о своей операции КБР, чтоб без непоняток. Я им катну телегу, что осведомлён.

- Так... а как быть с перемещениями лично вас, чтоб без палива?

- Да легко. Дней через пять я улетаю с Истриса, мотыляться буду... думаю, около месяца, так что, всё сходится.

- Мда... Вы товарищ ухитрились решить вопрос с эффективностью в тысячу процентов, даже не касаясь его!

- Служу Союзу, - хмыкнул Твин.

Мемш вытряхнул из него ещё сколько-то подробностей, после чего оверлункс получил таки возможность испить чаю, и приступить к погрузке, нагружая по десять коробок на тележку, перевозя в трюм и укладывая там в штабель. Разговор с чиновником от образования забил голову воспоминаниями, от которых Твин отплёвывался, как от воды, но это было отнюдь не так просто сделать.

Соль состояла в том, что двадцать с лишним лет назад Истрис только сформировался как заселённая планета, после преобразования безжизненной среды в жизненную. Вообще оверлнуксы, как биовид, родом не из этой галактики, но это не аномалия, потому как и фигова туча других разумных видов, которые тоже топчутся здесь, поналетели извне. Метридин, как называли галактику, суть молодое по астрономическим меркам образование, поэтому собственных форм жизни в ней оказалось гораздо меньше, чем в Основной галактике. Даже считалось, что это повод расслабиться, потому как бесконечное на практике свободное место для любой деятельности якобы сводит на нет возможные международные проблемы. Оверлунксы эту идею подхватили на ура, и расслабились так, как только было можно. Им пришлось осилить преобразование среды на Истрисе, потому как один раз колонистов прокатили на союзных межгалактических транспортах нахаляву, но обратно их никто бы не повёз - собственно, на это была часть рассчёта. Поставленные в такие условия, желтошёрстые окопались в системе, построили текфонитовый комбинат, и начали гнать план.

Когда Твину было пятнадцать лет, его родители подорвались на рудовозе, одном из тех, что таскал сырьё для комбината из пространства на планету. Что уж там случилось - даже Политбюро не ведомо, но корабль исчез во вспышке, так что не осталось и пары целых атомов, а молодому оверлунксу пришлось напрягать извилины, как трясти ушами дальше. Поскольку он шарил в работе с железками, то связался с конторой "Космолом", занимавшейся ремонтом космических посудин, и стал потихоньку ковыряться. Сейчас, скорее всего, ему не дали бы в пятнадцать лет ковыряться в движках, но тогда было слегка другое время, когда ещё только достраивали купол над Ист-Лунксом, а рабочие лапы были на вес текфонита. Таким образом Твин промотылялся по общагам при разных предприятиях "Космолома", и постоянная воткнутость в технические проблемы помогала забыть о потере. Через пять лет он оказался в "Космоломе Љ116", где был единственным оверлунксом среди ватаги роботов, латавших старый транспортник а-класса. Он познакомился с Кил, что также придало ему бодрости духа, хотя собственно, таковую он терял крайне редко.

Тем временем, как любят говорить в пропагандистских фильмах, где-то во Вселенной зрело зло!... На этот раз формулировка почти точно попадала в реальность, как ни странно. Когда флот Союза высаживал оверлунксачьих колонистов на Истрис, в тридцати световых годах оттуда флот Соединённых Капиталов высаживал своих на планету Недебола. Пока на Истрисе шла перестройка среды, капантропы с Недеболы наклонировали пять миллиардов населения, устроили две гражданские войны и одну за независимость от Соедкапиталов. Оверлунксачья разведка, которая не совсем спала, сочла, что капантропы будут готовиться к обороне на тот случай, если соедкапитальский флот попытается вернуть колонию под центральную власть. Это было логично, но когда имеешь дело с живыми организмами, это не всегда оказывается верным, и на этот раз тоже оказалось мимо. Недебольцы сочли, что Союз, конечно, без проблем разнесёт их флот и планету, но вот если захватить Истрис наземными силами, вряд ли кто раскачается быстро решить проблему - а о дальних перспективах у капантропов вообще думать было не принято ни разу.

Таким образом, изрядный флот вторжения с чёрной-чёрной планеты ввалился в систему Истриса, сходу разбомбив все автоматические системы обороны. Не почесавшись устроить ни дальних локаторов, ни разведки, оверлунксачьи военные оказались полностью не готовы, и что ещё хуже, выпали в изрядный осадок. Будь на их месте фелины или даже жабоиды, недеболикам настал бы конец с вероятностью сто процентов. Взять дофига мощные корабли им было отнюдь неоткуда, боевой флот состоял либо из слабосильных машин, либо из подержаных, накупленых по барахолкам, а десант вообще несли переоборудованные гражданские воидбусы. Но им противостояли оверлунксы с тысячелетними генетическими прошивками против всякого убийства, и в ряде случаев они не осилили даже нажать на нужную кнопку.

Из-за этого Истрис подвергся массовому налёту крестовидных штурмовиков, паливших в любой искусственый объект на поверхности. Будь штурмовики автоматическими, оверлунксам пришлось бы очень туго, но недеболики насовали туда не электроники, а негодных пилотов, которые не всегда могли отличить искусственное от натурального, а отличив, не могли туда попасть даже термоядерной ракетой. Впоследствии конфликт назвали Первопоследним вторжением, хотя Твин предпочитал называть его "рак-атакой". Это он так говорил, чтобы не обижать оверлунксов, хотя на самом деле, это была битва раков с оленями в полный рост. Как бы там ни было, когда в день вторжения Твин выбежал из ангара позырить, что там бабахает, в ангар вкатало слабенькой термоядерной боеголовкой... вот это поворот, подумал оверлункс, и был прав. На него упала не только ракета, но и мегатонна удачи: боеприпас пробил крышу транспортника и рванул внутри, поэтому вся округа в несколько километров не сплавилась в жижицу. Корпус этой посуды был из текфонита, и замкнутый объём выдержал даже термоядерный взрыв, так что столб огня ударил вверх, сдувая весь ангар и впечатывая искорёженный корабль в грунт. К тому же, Твин занимался работами на включённом оборудовании, так что имел на себе некоторую защиту, окончательно спасшую его от изжаривания.

Вот тогда оверлункс и сел на аэроцикл - который, кстати, ему оставила Кил взамен транспортёра, который ей зачем-то понадобился - и погнал к городку гражданской обороны, который недалеко от Ист-Лункса. В это время он не раздумывал, навроде того, что он сможет сделать, а жал на полную железку. На этом достопамятном пути ему встречались сплошь развалины, оставшиеся после бомбардировок, а также попались и слегка живые оверлунксы, пострадавшие от обстрела. Там какой-то дед из гражданки, тоже получивший пару пуль в туловище, отдал Твину ту самую мазерную пашку, которая будет ещё много раз служить ему верой и правдой. Тогда старый оверлункс сказал ему, что их накрыло гамма-вспышкой, и ничего уже нельзя сделать, но позже Твин узнал, что никаких гамма-вспышек недеболики не использовали. Тобишь, старый хрыч создал ложь, чтобы Твин не помогал ему, а двигался по своим делам. Потом он пытался найти хоть след того оверлункса, но поскольку ничего не знал про него, то даже на малонаселённом Истрисе это не получилось. И скорее всего, тот закончил жизнь от пулевых ранений среди сгоревших аэромобилей.

Ну а Твин, поскольку дуракам и новичкам везёт, получил везение в квадрате, так что по пути подстрелил штурмовик, пулявшийся в него, и таки добравшись до единственной военной базы на планете, сделал лишних дырок в организмах троих недебольских десантников. Они уже подбирались к своей основной цели и настолько расслабились, что даже не удосужились встревожиться по поводу появления одиночного оверлункса. А мазерный луч туловище располовинивает только в путь, так что это они зря.

Целью захватчиков было ничто иное, как экспериментальный истребитель КР, или "Красная Рысь". На самом деле, оверлунксы из Основной галактики, проводя исследования в области вооружений по заданию Союза, реально пришли в шок от того, какое чудовище сделали, поэтому даже не все результаты предоставили заказчикам, а опытный образец услали аж в другую галактику, с глаз долой. Каким-то образом недеболики пронюхали об этом, поэтому целенаправленно искали машину, дабы захватить. По всем раскладам у них это должно было получиться, но тут объявился Твин, пройдя по погромленной базе, на которой уже не осталось никого, и испортил всю малину. Он не стал раздумывать о всяких важных вопросах, а тупо залез в кабину и закрылся. И вытащить его оттуда враги уже не сумели, тоесть вообще.

Из-за того, что КР был опытным образцом, на корабле не было вообще никакой связи с боевой информационной сетью, и, в отличие от всех остальных средств вооружения в системе, он мог действовать полностью автономно, подчиняясь только командам того, кто сидел за пультом. Закрадывалась мысль, что фиговы захватчики как-то об этом знали, ведь иначе трудно рассчитывать обойти автоматику опознавания, контроль доступа, самоуничтожение, наконец. А получилось, что недеболики устроили самоуничтожение сами себе... Подняв корабль, Твин принялся расстреливать все вражеские цели, какие только видел - а видел он отлично, потому как спрятаться от локаторов КР у врага не было никакого шанса. Дальнейшее напоминало тупую аркадную стрелялку, когда "Красная Рысь" прошлась по всей планете, превращая в дым и куски сотни недебольских штурмовиков и десантных посудин, безжалостно расстреливая уже высадившихся капантропов и бросаясь на перехват новых подлетающих групп.

В течении двух часов КР пережевал весь флот вторжения, как оверлункс селёдку. Остатки военных сил Истриса кое-как пришли в подобие годности и организовали добивание всего того, что осталось. Командный пункт Ист-Лункса вернул в действие боевую инфосеть и дал Твину наводку на новую цель, а именно приближающуюся к системе армаду, тащившую оккупационные войска. До системы этот флот не долетел, а за орбитой девятой планеты до сих пор собирают мелкие куски воидбусов, покрошеных КР. Было их там, как последовало из доклада бортового компа, тысяч пять, не считая истребителей и кораблей сопровождения... "Красной Рыси" было пофигу, она разносила врагов на атомы с запредельной для них дистанции, но даже и вплотную пробить её защиту у недеболиков не получилось.

Казалось бы, на этом жесть должна была закончиться, но нет: если оверлункс дурак, то это надолго, образно выражаясь. Наблюдая с орбиты обширные выжженые кратеры и дым горящих объектов, Твин стал первым оверлунксом, который заново изобрёл ненависть. Оставить нападение без ответа он не собирался, и твёрдо продавил решение осуществить ответный удар по Недеболе, не гоняясь за мирными гражданами с пулемётами, а выбив к собакам военные объекты, чтоб нечем было кусаться. Собственно, его переклинило достаточно, чтобы сделать это, даже если бы КП обороны запретил. Но штабисты, не до конца отошедшие от шока, запрещать не стали, поэтому корабль был перезаряжен... а влезает туда, несмотря на скромные размеры, неврысяческая туча вооружения! - и Твин навестил систему Недеболы.

Сначала он действовал по плану, атакуя промзоны и военные объекты, которых там оказалась прорва, но системы обороны Недеболы всё-таки сумели повредить его корабль. Наделав шуму, оверлункс напоследок развернулся на планету с расстояния в три миллиона километров, и задействовал... ну, что-то, подписанное как "экспериментальное, не трогать". Кто ему рассказал, что на КР установлен ещё и опытный образец аннигилятора пространства? Читать инструкции у него времени не имелось, да и по всем раскладам, не должно его там было быть. Твин надеялся, что это что-нибудь вроде электромагнитного импульса, который выбьет всю электронику, так что, будучи уже не в особо здравом уме после всего этого, щёлкнул тумблером, навёл прицельную метку на тёмную фиолетово-чёрную планету, и нажал гашетку...

Это был тот самый эпизод, который, приснившись, как раз вызывал чувство жути. Сейчас, пальни кто из аннигилятора, автоматика защиты легко заблокирует реакцию, и эффекта будет ноль. Но тогда об этой игрушке почти ничего не знали, и у относительно отсталой Недеболы не нашлось ничего, чтобы спастись от выстрела - его, собственно, даже никто не сумел зафиксировать. А при этом в той точке, куда был направлен прицел, в атмосфере планеты вспыхнуло маленькое солнышко - только, в отличие от вспышки любого взрыва, оно не угасало, а набирало яркость. Ослепительно полыхающая область расширялась громадными темпами, и через десять секунд накрыла уже половину полушария, не собираясь останавливаться.

- Ёньк!... - прикусил язык Твин, офигев от такого результата.

Но ему предстояло офигеть ещё больше, когда он понял, что в центре расширяющейся горящей области остаётся не выжженая поверхность планеты, а пустое место! Цепная нуль-реакция сжигала вещество, переводя его в другое состояние, а для наблюдателя это выглядело, как превращение в вакуум. Через две минуты планета разлетелась на несколько догорающих огрызков, которые постепенно погасли - но, ясное дело, что от Недеболы в фактическом плане остался абсолютный ноль.

Факт того, что он случайно спалил целую населённую планету, ещё очень долго бился внутри твиновской головы, иногда причиняя серьёзные неудобства. Это было связано не только с тем, что у оверлунксов была заповедь типа "можешь и украсть, но только не убий", и слегка косыми взглядами в его адрес. Просто он прикидывал, что из населения в несколько миллиардов не могло не быть существ, которые никак не заслуживали такой участи, и это угнетало совесть. Хотя ему и доказывали, что уровень мракобесия на Недеболе достиг таких высот, что вполне вероятно, количество невинных жертв было равно нулю, но всё же.

За такие дела Твина наградили званием дважды героя Вселенского Союза ВСЪ, тобишь один раз - за отражение вторжения, и второй раз - за случайно сожжёную вражескую планету, что для него было наиболее спорным моментом. Сразу после войны он какое-то время работал в комиссариате обороны, налаживая оную, но потом Союз прислал настоящих специалистов, чтобы не повторять ошибок прошлого, и оверлункс с чистой совестью оставил дела им. Он не особо шарил ни в организации, ни в военных вопросах, так что лезть куда не следует точно, не полез. Однако с того времени Твин Чернокотов стал самым нерядовым оверлунксом на Истрисе, и шиш кто осмеливался проигнорить, если уж он во что-то вмешивался. В основном, конечно, из благодарности за спасение планеты, но также из опасений получить отвёртку в живот, образно говоря... всмысле, оверлунксы побаивались сородича, на котором висело столько фрагов, и вдобавок, ему оказывали полное содействие общесоюзные структуры типа КБР, Комитета Безопасности Родины, а от этих, если что, отвёртку получить ещё проще. Впрочем, Твин никуда особо и не вмешивался, разве что в те вопросы, которые сразу резали ему уши, типа поборов в школе и списания корабля-миноукладчика...

- Копана в кот! - пнул коробку оверлункс, - Только двести ящиков, ещё грести и грести!

- Эй Твиныч, - фыркнул Руст, отрывая уши от компа, - Ты что, на тележке всё это привёз?

Тот заржал, понимая, что оверлункс сделал такую ничтожную попытку создать шутку, типа ха-ха, привёз на тележке! Руст, переводя взгляд с Твина на кучу коробок, сваленную к стене как попало, постепенно осознал это, и поперхнулся.

- А служба развоза? - пискнул он.

- А вот это видал? - одной лапой Твин показал кукиш, а другой - брелок с надписью "не трать!".

- Видал, раз двадцать уже, - хихикнул Руст, - Ладно, не в этом дело. Хотел сообщить, что удалось решить проблему с калибровкой обмоток, сейчас поставлю прогу, и думаю, за пару суток роботя должны сделать. Тогда останется собрать верхние механизмы, и будет готово!

- Это успех! - возрадовался оверлункс.

Успех воодушевил его ускорить перетаскивание коробок, хотя по сути, в этом не было никакого смысла. Твин складывал груз лично, чтобы потом не думать, куда что делось. Укладывал основательно - ряд коробок, затем следующий ряд в перехлёст, чтобы не получалось вертикальных столбиков - так штабель лежал единой кучей, не развалишь. Вся куча занимала примерно треть объёма грузового трюма у задней стенки, ближней к моторному отсеку.

- Слушай, а чего до потолка? - уточнил Руст, заглянув напоследок и в трюм, - Раскидал бы ровно, не?

- Ты полон, чтоли? - покосился на него Твин, - Остальное забью заказным грузом в космопорту.

- А если не забьёшь?

- Забью. Не на Истрисе, так рядом. Забивать - это основополагающий навык для эт-самого.

- Нну да, вроде логично, - почесал репу оверлункс.

Твин фыркнул, запихивая коробку между штабелем и потолком. Даже признавая, что это логично, желтошёрстое животное ничуть не собиралось этому следовать. На этом же в своё время прокололась инспекция по обороне: оверлунксы полностью согласились, что будет разумно построить противокосмическую оборону, и опасаться нападения с Недеболы. Согласились, и благополучно ничего не сделали, чем вызвали откровенный шок в соответствующих ведомствах, когда выяснилась такая подробность.Теперь всяким общесоюзным комиссиям было недостаточно согласия, они требовали подписывать План... и не только тот, который потом выкуривали.

Поскольку работа по закручиванию гаек близилась к завершению, а все восемь сотен коробок отлёживались в трюме А-15, Твин довольно рыгнул, и, усевшись за комп, накатал объявление на страницу космопорта о том, что можно что-либо отправить в таком-то направлении за такую-то оплату. При этом оверлункс старался, чтобы Кил не увидела, какие числа он проставляет в колонках, соответствующих этой самой плате, ибо были они ничтожны. Он придерживался ТЖГ, Теории Жалких Грошей, а объяснить её оверлунксихе не было никакой возможности. Ведь не главное, сколько получит лично он, а главное, что свершится пользотворное межзвёздное сотрудничество, и Жаба потешится. У него, собственно, в жабократическом билете так и было написано, должность - "жабпотех", хотя на самом деле это означало "жабократ по технической части". Правда, прочитать это, написанное карандашом по зелёной бумаге, было весьма сложно, ну да не суть.

Пока Твин сочинял объяву и делил числа на ноль, в углу экрана замигал значок, сообщавший о том, что на его электронную почту прилетела телеграмма. Телеграммы посылались как минимум между звёздными системами, так что оверлункс, не откладывая в долгий ящик, открыл сообщение. Как следовало из информации, телегу накатал его знакомый грызь, Зиктрис Нис Тро, отправив из дому, с планеты Коноплис.

"Твин, эт-самое, синячок! - цокал Зиктрис через буквы, - Мне тут пришла инфа по одному ГП из нашего отдела, и она заставляет крепко почесать репу. Короче цокая, речь идёт об операции за границами Союза..."

Лапа оверлункса метнулась к кнопке "удалить".

"...как ни странно, операция по линии ОЖиРа, а не военная или разведывательная..."

Твин выдохнул и убрал коготь с кнопки.

"...Соль в том, что у соцантропов есть торговое представительство в соедкапиталах, по большей части для шпиёнов, ну и чтобы пытаться разряжать атмосферу холодной войны, бугога. Они как-то прознали, что на планете Аусвайс-5 есть пухова туча ценного вторсырья, которая только растёт, а сами аборигены никогда не возьмутся за её освоение, потому как у них нет мозгов. ОЖиР душит Жаба по этому поводу, поэтому они решили, что будет достаточно жадно организовать добычу сырья. Мы набьём карманы на продаже материала, ну и заодно поможем глупым аборигенам не утонуть в собственном дерьме... хотя лично я в этом сомневаюсь, ибо свинья везде грязь найдёт. Короче цокая, если будет желание учавствовать в атракционе невиданной жадности - милости прошу на Редли, у нас там сбор группы. Кло!"

Оверлункс почесал подбородок, рыгнул, и отхлебнул ещё тоад-колы. Он открыл карту галактики и выяснил, что Редли - интернациональная система Союза, в паре суток пути от жабьего Инцидиуса. Стало быть, никакой проблемы долететь туда, волоча попутную почту, и выяснить, что там затевают жабократы. Твин скосился в сторону, где на диване перед телевизором растеклась Кил - нееет... Меньше знаешь, крепче спишь, вот это - да. Хихикнув по этому поводу, он набрал ответную телеграмму в том ключе, что будет на Редли в такие-то сроки, а там можно будет посмотреть, что к чему. Правда, оверлункс минуты две заставлял себя нажать "отправить", ибо межзвёздная телеграмма стоила денег, а если разобраться, то надо ли вообще сообщать о своём прилёте? Грызун вот не стал посылать ему материалы по операции, потому как это лишних столько-то копеек. Уверившись в верности решения, Твин удалил оба сообщения, повернулся к окну, в которое фигачило вечернее солнце, отражённое от соседнего дома, и снова приложился к банке.

С Зиктрисом он встретился, когда испытывали подпространственный корабль, и ясное дело, много раз чуть не прекратили существовать. В немалой степени благодаря стараниям рыжего грызуна это "чуть" не стало свершившимся фактом, поэтому Твин считал, что эта пропушёнка неплохо варит головой, местами просто отлично. Правда, у Зиктриса присутствовал пух... тоесть, дух авантюризьма, переходящий иногда за грань разумного, и идея собирать вторсырьё на планете соедкапиталов - это именно из этой оперы. Оверлункс не исключал, что именно грызь всё это и придумал, а не сознаётся просто из осторожности, как бы не получить отвёртку в огузок, образно говоря. Вторсырьё, раздумывал желтошёрстый, глядя на блики на стёклах и листве, это какое должно быть вторсырьё, чтобы его было выгодно вывозить на межзвёздьё? Впрочем, есть примеры, так что, ничего необычного. С другой стороны, должна быть веская причина, чтобы лезть в соедкапиталы, и пока что она неизвестна, ибо за обычным мусором даже ОЖиР, Организация Жадности и Рацухи, туда не полезет. Ладно, кивнул себе Твин, тяга должна прилагаться к кошачьему хвосту по мере его поступления, как известно, так что сначала надо ещё добраться до Инцидиуса.

Следуя правилу о том, что благое дело следует разбавлять не менее благим бездельем, Твин намылился на пруды, якобы ловить рыбу. На самом деле, рыба из прудов его ну никак не интересовала, как впрочем и большинство тех, кто там тусовался на выходных. Просто оверлунксы забивались в густой тростник и чувствовали себя дофига дикими котами, хотя от этих мест максимум километр до остановки аэробуса. Кроме того, как и в случае с рынком, работала сама атмосфера, когда граждане набивались в транспорт с удочками и рюкзаками, и ржали, как кони. Аэробус маршрута Љ 159 вылетал из Ист-Лункса в юго-восточном направлении, и за пол-часа на нём немудрено добраться до этих самых прудов, оставшихся после обработки территории в начале колонизации. Круглобокая жёлтая машина с белыми "щеками" на морде, весело блестя на солнце стёклами и издавая булькающие звуки, подкатывалась к остановке на колёсах, а на марше поднималась над дорогой и фигачила по воздуху, потому как быстрее и трясёт меньше.

Чаще всего компанию Твину составлял Жап, потому как ему было весьма любезно сныкаться в "дичь", а вот Инлу и Кил шиш уговоришь. Кроме того, и об этом оверлунксы помалкивали дома, во время этих походов они частенько заходили на помойки, позырить, нет ли чего, что пригодится. Последний раз, например, понабрали штук триста маленьких пластиковых бутылок, из которых нарезали стаканчики, и теперь в них росли растения кизила. Это изумительно грело Жабу, и она уже не душила, а ради этого стоит постараться. Не грело только то, что Твин был вынужден создать ложь и сказать, что купил стаканчики в столовке, иначе Кил расквохталась бы, что твоя курица. Ладно, подумал оверлункс, косясь на сына, по крайней мере, одно животное его понимает, а это уже достижение.

Выйдя на остановке... ну, это ни разу не оригинально, потому как на ходу из аэробуса не выберешься! - так вот, выйдя на остановке, навьюченные рюкзаками желтошёрстые прошли с километр вдоль дороги и широкой канавы с водой, в которой тоже ловили рыбёшку, и свернули на узкую косу, разделявшую водоём. Здесь входящие погружались в море тростника, а если не смотреть под ноги - то и в море грязи, только уже по уши. Твин и Жап знали сдешние тропинки, так что обходились без купания, и быстро выбирались на те места, где можно усесться и закинуть удочку. Вспоминались диалоги о рыбалке с соседями по пруду:

- А крючок какой берёте?

- Крючок? А нашиш он мне, я без крючка.

- А как вы без крючка-то ловите?!

- Тык я и не ловлю, собсно.

Натурально, при всей жадности Твин не понимал, нафиг нужны мелкие костлявые рыбы - чтобы сделать из них еду, это проще об стену убиться. Он разделял мнение ортодоксальных жабократов о том, что вообще употреблять в пищу сложные химические соединения, когда можно употреблять простые, это преступление против Жадности, а тем паче, увеличивать энтропию, убивая рыбу. Также он никак не мог взять в голову, как рыба оказывается за пределами жёсткого оверлунксачьего запрета на убийство. Сам он ничуть не терзался от того, что укокошил недебольских захватчиков, но убить ни в чём не повинную и беспомощную рыбу, да ещё затем, чтобы получить себе геморрой с её переработкой... в общем, в этом вопросе он держал себя в лапах, чтобы просто не взять и не запретить нахвост это дерьмо.

- Священный тростнииик, - в тысячный раз показал на тростник Жап, и оверлунксы заржали.

Смех был ещё и в том, что оверлунксы не помнили, почему именно тростник - священный, но фразеологизм жил сам по себе, а так как в тростнике нет ничего плохого, то всё сходилось.

- Так, ну, думаю, вон туда, к коряге, - показал Твин на еле заметный прогал в священном тростнике.

- Давай я схожу на ту сторону, абы там чего кто забыл? - предложил Жап.

- Давай, только без палива, - хихикнул оверлункс.

Натурально, обленившиеся граждане порой забывали на берегу не то что зажигалки, но и переносные компы! Жап прошуршал дальше по тропинке, а Твин, прочапав по размокшим кочкам, влез на островок в пять шагов длиной, основу коего составляла старая древесная колода. Он подумывал о том, откуда здесь колода, если на всём Истрисе ещё нету деревьев полного размера, потому как их посадили самое дальнее лет сорок назад, но вопрос был довольно праздный. С одной стороны мерно шелестел тростник, с другой блестела под солнцем водная гладь, перемежаемая островками. Даже Твин славливал ощущение Дичи, вполне себе приятное, так что он уселся на колоду, давно очищенную, как скамейка, и стал неспеша готовить удочки.

К обеду надышавшиеся свежим воздухом оверлунксы уже инвентаризовали улов: пять зажигалок, шариковые ручки - две, калькулятор, торцевая башка от ключа на 18, маленькая пилка.

- Был ещё комм, но его я отдал владельцу, - сообщил Жап.

- Тоесть, ты его нашёл у владельца в лапах? - заржал Твин.

- Нет, нашёл на месте сидения, как всегда. Просто позвонил на последний номер, эти ослы и вернулись. Вот как можно сеять столько всякого хлама, а?

- Так смотри и учись, как, - резонно ответил оверлункс.

Само собой, на самом деле они учились не только не сеять ничего, но и подбирать как можно больше посеянного другими. У Жапа имелся целый толстый блокнот, в который он записывал хабар, добытый на прудах, и нынче блокнот подходил к завершению, тобишь прогресс был наморду.

Проведя таким образом жадный день, отец и сын, несколько притомившись прочёсывать берег, отвалились обратно в аэробус и подумали, что можно расслабиться. Не тут-то было.

- Товарищ Чернокотов, - мявкнуло мягким голоском, и Твин вздрогнул.

С сидушки спереди к нему обернулась молодая оверлунксиха, таращившаяся во все глаза. Вид симпатичной самочки подействовал достаточно, чтобы товарищ Чернокотов не помянул копану в кот и всё такое... по крайней мере, вслух.

- Да, молодая оверлунксиха, чем обязан? - сыграл он в старую перечницу.

- Воу воу, я столько о вас слышала, столько слышала! - пришла в восторг девчонка, - Наконец мне удалось вас найти!

Так себе новость, подумал Твин, если удалось ей, так мало ли кому ещё удастся.

- Твин Твиныч, дело в том, что я мечтаю стать межзвёздником! - выпалила оверлунксиха.

- Да ладно, - не удержался желтошёрстый.

- Честное слово! Я всё сделаю, чтобы летать по галактике, как вы, нет, правда!

- Так это по шерсти, эээ...

- Сита, - смущённо прижала ушки котейка.

- Это по шерсти, Сита, - подтвердил Твин, - Потому как межзвёздники, коп... кхм! межзвёздники нужны Истрису, это точно.

- Я знаю, - кивнула оверлунксиха, - Я вот что, Твин Твиныч, пожалуйста, возьмите меня с собой! Ну, типа в качестве практикантки, а? Я всё-всё буду делать, клянусь священным тростником! Я...

Сита ещё щебетала, Жап смотрел слегка выпученными глазами, а Твин прикинул, чем это закончится, и поперхнулся воздухом.

- Стоп, - поднял он лапу, - Я летаю на одну морду, это раз. Да и жена не особо поймёт, если я буду брать в полёт таких практиканток. Поэтому я говорю NO.

Оверлунксиха слегка шуганулась, когда он сделал такую морду. Сита выглядела донельзя расстроеной, но Твин не собирался устраивать убийство, чтобы потешить её.

- Есть контора "Непромышленные перевозки Истриса", - сказал он, - В каковой начинал летать и я. Сейчас там есть отдел для начинающих, поэтому, молодая оверлунксиха, свяжитесь с ними, и всё будет.

- Я знаю, но...

- Остановка Вересковая улица. Следующая...

Твин, поднимаясь с сидушки к дверям, похлопал Ситу по плечу:

- Удачи, Сита.

Ну и нажал на спуск станера, который держал в кармане. Котейка замерла с открытым ртом, и очнётся только через пару остановок, как и было задумано. Твин и Жап, громыхая рюкзаками, протолкались на выход и спрыгнули с подножки аэробуса на ярко освещённую жёлтым светом остановку.

- Ааа... атец, - помотал башкой Жап, приходя в норму, - Зачем ты таскаешь с собой станер?

- Ну, понимаешь, - объяснил Твин, - Таскать с собой гранатомёт менее удобно, да и не помог бы он мне сейчас, логично?

- Ага, - захихикал младший оверлункс, - Только кажется, это военный образец, они запрещены?

- Ну вот такой я негодяй, - развёл лапами негодяй, - Обычным из кармана не пальнёшь, да и звука будет дофига.

- А вообще, симпатичная котейка, - пробормотал Жап, - Наивняк конечно, но такая...

- Ну и чё? - хмыкнул Твин, - Ты не знаешь, где этот отдел для нубов в НПИ?

- Хмм... - задумался оверлункс, и на морде проступила лыба.

Оверлунксы прошли к своему подъезду, ощущая приятную тяжесть во всей тушке; нависая над улицей, весело светился разноцветными огнями дом, а если уж таращиться в зенит, то там мерцали сквозь купол звёзды. На площадке перед лифтами, среди прочих жильцов, встретилась соседка Рета, жирная такая оверлунксиха, по объёму сошедшая бы за две-три Инлы.

- Ой, Твин, Жап, вечер! - встряхнула она жирами, - А вы что, на рыбалку ходили?

- Нет, ять! - сделал соответствующую морду Твин, - Мы в грязных сапогах и с удочками ходили за кефиром!

Рета, однако, вполне себе покатилась по смеху, а там и все остальные, так что лифт ржал. Единственное, что в этом не нравилось Твину, так это то, что Кил никогда не ржала. Она так это, смеялась, а это совсем другое. Впрочем, нынче у оверлункса было почти эйфорическое настроение, так что он чихал на всё. Рассказав Кил, что мол поймали пару мелочей да выпустили обратно, оверлункс плотно набил желудочно-кишечный тракт пищей, просидел битый час, смотря выпуск новостей, прихлёбывая тоад-колу и рыгая так, что дрожали даже открытые окна. Твин чувствовал себя, как космонавт в вечер перед стартом, и тому была крайне веская причина - он был космонавтом в вечер перед стартом, даром что старт назначал лично.

Очухавшись от растечения по дивану ближе к полуночи, оверлункс в одних труселях-семейниках прочапал на балкон, и вытаращился на звёздное небо. Купол имел специальный оптический эффект, иначе звёзд не было бы видно из-за света снизу. Если для большинства оверлунксов это был просто прикольный светящийся узор, то Твин точно видел за очертаниями созвездий настоящее расположение планетных систем и станций. Что там, он мог бы добраться до Инцидиуса, просто глядя в окно корабля, потому как достаточно запомнил космографию этого района галактики. Для всех это было просто звёздное небо, но желтошёрстый видел там и огромный пузырь вакуума на месте Недеболы, и россыпь жабьих систем, и огромные узловые станции Союза, с потоками тысяч кораблей, и режимные планеты райнтарцев, и ходящие косяками беличьи "Ёлки", и ещё очень много всякого!

- "Ни рыся себе" - сказал я себе. И действительно, орысительно, - пробормотал Твин, и пошёл проспать ночь.

Как устроена ракета, знать не надо вам про это,

И про то, как та ракета управляется.

Это дело нам привычно, это дело на отлично

Знают те, кому по службе полагается.

- изъ песни

Част второй: с ЖиРу беситесь!

Маленькая каменно-ледяная планетка, что вращалась себе по дальней орбите и никого не трогала, будь у неё такая возможность, точно схватилась бы за голову и помянула чью-нибудь тёщу, когда мимо пронёсся А-15. Судя по тому, что на поверхности запрыгала мелкая щебёнка, так как колбасило гравитацию, можно было подумать, что это нечто громадное - на самом деле, это было нечто очень старое, вот и весь секрет. Жабоидское НПО "Эддер" прекратило выпуск А-15 примерно три тысячи ст-лет назад, хотя и только потому, что потом жабократы занялись бесконечной модернизацией этих "аппаратов", не к обеду будет сказано... Но, это если послушать не особо шарящих, а на самом деле, кораблик хоть и супер стар, но всё ещё вписывается в некоторые нормы - иначе кто бы его пускал в населённые системы. А-15 - это так называемый межзвёздник а-класса, сорокаметровая прямоугольная баржа для перевозки Вещей и Хабара, как значится в инструкции; по форме она точно повторяет стандартный восьмикубовый мусорный контейнер. При некоторых навыках и смекалке можно вешать на машину кой-какое дополнительное оборудование, а если вдобавок повезёт - то и не убиться при этом...

- Убиться можно, копана в кот, - пробормотал Твин, изучая то, что писал на экране комп.

Дело в том, что до вылета в рейс он потратил уйму времени и сил, и даже, не вслух будет сказано, купил кое-какие запчасти, чтобы восстановить обмотки в левом движке. Теперь, судя по всему, начинали дохнуть они же в правом. На вид это было не заметно, обшарпанный металлический ящик, по большей части покрытый коричневой грунтовкой, толкался сквозь пространство от двух огромных факелов выхлопа, сиявших оранжевым пламенем, и даже не снижал общую тягу. Оверлункс помотал головой, и проверил приборы - как через комп, так и те, что таращили циферблаты на панели - всё сходится, тобишь ничего не понятно. Да и чё, первый раз, чтоли, подумал Твин, принимая основное положение в полёте, тобишь ногами на пульт, растёкшись в кресле, аки жёлтошёрстая лужа. В радиусе досягаемости имелась целая стопка старых журналов "Жадность и Жизнь", по другую лапу - целый ящик банок с тоад-колой, так что вообще хорошо.

Пилотская рубка А-15 помещалась между отсеками оборудования в верхней передней части корпуса, и там даже имелись прозрачные панели, заменяющие стекло. Правда, ничего особо оттуда не увидишь - не только потому, что своими глазами да на сверхсветовой ускорости, ничего не увидишь, а потому, что окошки маленькие и поле обзора такое же, как у водителя древнего боевого танка. В общем, проще зырить на экран, где комп отрисует всё, что требуется. Твину пришлось немало повозиться, чтобы у него тут был такой комп, потому как тоадоидский "шпектрум" никакими изысками типа тактик-экрана и виртуальных камер не баловался. Зато его шиш проймёшь хоть каким способом - проще сжечь весь корабль целиком, чем вывести из строя такое управление, и как минимум один синячок-космовичок на этом уже погорел.

Помимо пилотской рубки, которая по объёму слегка превосходила сортир, на корабле имелся и закуток для койки, но у оверлункса там чаще всего лежала гора инструментов и запчасти, потому как он просто не спал весь перелёт. Сие нисколько не трудно, нажимаешь на управление временем и не только не спишь, но и вообще, строго говоря, не существуешь, пока корабль не выйдет с режима условного прыжка. Сейчас же, помимо ящиков с инструментами, в каюту были набиты коробки с межзвёздной почтой, не влезавшие в трюм, и они же занимали большую часть проходов между отсеками. Полторы тысячи кубов? Пффф, говорил Твин, и набивал в судно ещё триста поверх этого.

Локаторы у А-15 такие, что корабль, по современным меркам, полностью слепой, поэтому информацию о системе и движении кораблей комп получал извне, с автоматики контроля. Благодаря этому пилот мог видеть, что ледяной шарик, мимо которого он просвистел, едва не на треть распилен на материал, а по краям ямы диаметром в тысячу километров высятся какие-то промышленные сооружения. Ближе к светилу сущестовали три газовые и две кремний-железные планеты, плюс ярко обозначенный на схеме пояс планетоидов, абы никто туда не въехал. Одну из твёрдых планет покрывали гигантские воронки карьеров, уходящие далеко глубже коры, вторая же бросалась в глаза особым свечением азотно-кислородной атмосферы, какое есть признак жизненной среды - ясен пень, что всё это Твин увидел через виртуальную камеру, а не через окно. Если дать волю параное, то можно подумать о том, что операторы службы контроля могут нарисовать там всё что угодно, по сути... на это тонко намекала большая красная надпись, висевшая в пространстве между орбитами планет: "да, мы можем нарисовать тут всё, что угодно".

Быпнул сигнал, и оверлункс, почесавши бочину, щёлкнул тумблером на панели навигации.

- Это центральная автоматическая система контроля за движением. Судно ИИТ994415, вы входите в корридор сближения. Сбавьте скорость до трёхсот единиц, - из динамиков бубнил робот, используя общесоюзную феню - ърилицу, как её называли.

- Орысеть, - фыркнул Твин, видя на шкале двести девяносто.

Он щёлкнул по спидометру когтем, и тот, расклинившись, показал пятьсот. Пилот нажал центральную из педалей, работавшую как тормоз - само собой, она не клинила колёса, а сбавляла скорость другим способом, но действие точно такое же, как на автомобиле. Старое корыто ощутимо заскрипело всем корпусом.

- Подтвердите намерение войти в систему, - продолжил робот, удостоверившись, что скорость сбавлена.

- Да честное пионерское! - заржал оверлункс.

Правда, автоматика этим не удовлетворялась и ждала, пока пилот нажмёт соответствующую кнопку.

- Сохраняйте скорость и курс, производится первичное сканирование... Сканирование произведено. Вы можете выбрать пункт назначения внутри системы и переключиться на посадочный контроль. Добро пожаловать на Редли, ежели вы с честными намерениями. Если с нечестными, да упокоит Космос ваши души и туши. Если вы не уверены, честные ли у вас намерения, переключитесь на диспетчера и ожидайте ответа.

Можно было поржать, но на самом деле, в первый раз точно стоило осведомиться у диспетчера, что именно тут считается честными намерениями, а то и до упокоения недалеко. По крайней мере Твин, хоть и вёз самый элементарный груз, в первый свой прилёт сюда так и сделал, потому как бережёного Политбюро бережёт, как-грится. Сейчас же он вырулил на орбиту ожидания, где натурально дрейфовали корабли, ожидая чего-либо. Стандартное устройство службы космического движения предполагало, что с орбиты ожидания можно связаться с местной сетью, что оверлункс и проделал - правда, это удалось ему далеко не с первой попытки, потому как он подключался не с бортового компа, а с обычного, но, как известно, скупой платит дважды - а Жадный ни разу, так что в конце концов он получил доступ куда надо. Соль состояла в том, что ему без разницы, куда сбросить почтовый груз с Инцидиуса, но надо было знать, где именно окопались ОЖиРовцы - чтобы не маневрировать по системе лишний раз. Для этого он зашёл в раздел объявлений, вбил в поиск "для жёлтой морды", и нашёл объяву от Зиктриса.

- "Для жёлтой морды", совсем орысел, копана в кот! - усмехнулся Твин, и принялся выруливать в нужном направлении.

К его удовольствию, ЖиРные собирались в космопорту имени Двухтысячного Съезда, каковой располагался непосредственно на планете. В любой рядовой системе никто не дал бы межзвёзднику садиться на планету, в крайнем случае - в полюсной порт, потому как слишком накладны меры безопасности, и куда дешевле перегрузить предметы и организмы на станциях. Но Редли это узловая станция, и здесь полно портов прямо в жилой зоне, садись не хочу. Даже глядючи из окна своей посудины, Твин отлично различал огромные башни, увешанные параболическими тарелками, которые торчали то тут то там над зелёным ковром леса, и был уверен, что одна из таких направлена прямо в А-15, сканируя самым тщательным образом, так что ни атома контрабандой не провезёшь. Он слышал разные мнения насчёт того, сканируют ли содержимое мозгов, потому как соответствующие службы отказывались давать ответ, пускай возможные злоумышленники сломают головы.

Как бы там ни было, "эддер" на очень приличной скорости спикировал к посадочной полосе - потому что не мог медленно! - выровнялся над бетоном, выпустил шасси, как у самолёта, и совершил посадку. Из-под колёс, коснувшихся плит на огромной скорости, валил пар, но материал такое выдерживал уже тысячи раз, так что Твин был спокоен. Пара пожарных машин, сорвавшихся было за ним вдогонку, оценила ситуацию, и развернулась обратно. Оставляя за собой огромный шлейф горячего воздуха, корабль прокатился вдоль полосы и встал на указанную контролем площадку, носом в сетчатый забор. За забором стеной стояли ёлки и сосны, и кажется, мелькали бока какого-то крупного животного, так что оверлункс сразу же сунул в один карман мазерную пушку, в другой - станер, сделаный в виде прямоугольника, навроде дистанционного пульта. Имея некоторый опыт, Твин определил, что этот район, скорее всего, беличий, а следовательно, без станера в лес лучше не соваться. Он спустился в трюм, протиснувшись мимо коробок, и открыл небольшую боковую дверь в борту, через которую можно вылезти, не опуская весь грузовой люк. В нос шибануло непривычными запахами другой планеты, хотя на самом деле, ничего выраженно не воняло; сразу определялась хвоя. Всё-таки это грЫзи, или же...

Оверлункс повернул голову на звук и удостоверился, что это именно грызи. К кораблю на полном ходу подлетел бронетранспортёр, остановился с заносом в двух метрах от борта, и с машины разом попрыгали хвостов десять десантников, экипированных как на штурм. Опять-таки, кто другой мог бы и понять превратно, но не оверлункс, так что он только хмыкнул, и с грохотом разложил лестницу, которая помогала достать от земли до двери.

- Шмон? - цокнул снизу солдат.

- Нет, оверлункс, - ответил Твин.

Грызи заржали, что было слышно даже из-под пехотных шлемов, полностью скрывавших морды.

- Так точно, товарищ оверлункс! - проржавшись, цокнул грызь, - Шмон делать не будем, ну его. Что тебя привело на Редли?

- Карта и навигационная аппаратура, надо полагать, - развёл лапами Твин.

- Опять-таки в точечку! - снова покатились по смеху грызи.

- На самом деле, я из ОЖиРа, - уточнил оверлункс, - Одно грызо цокнуло мне, что тут возможно есть шанс ухватить Прибыль, так что это я и собираюсь выяснить подробно. Ну и заодно с Инцидиуса как летел, пересылку привёз.

- Какой жадный оверлункс! - цокнула белка, уже открывшая стекло шлема.

Глядючи на грызей, Твин чувствовал себя слегка лысым, потому как они отличались крайне пушной шкурой, пуховыми щеками и разлапистыми ушными раковинами, на которых ещё и болтались кисти. А болтались они потому, что белки постоянно катались по смеху, как шарики по подшипнику. Но, опять-таки оверлункс уже точно знал, что катаются-то они катаются, а попробуй вытащи пушку - враз отвёртку в огузок получишь.

- Думаю, Марисо, ты не осознала всей глубины жадности, - цокнул грызь, и показал на А-15, - Это же А-15, причём в базовой версии.

- Омойпух! - округлила глаза белка.

- Отвойпух, - подтвердил грызь, и обернулся к Твину, - Короче, выгружать сейчас подъедут, а ЖиРдяи, они вон там, за горкой, ну вдоль полосы линия идёт, доберёшься. Боброго дня, товарищ.

- И вас туда же, - учтиво ответствовал товарищ, и полез открывать грузовой люк.

Как и предупреждали, автомобиль для разгрузки появился быстро, причём это было какое-то чудище размером больше, чем сам А-15, так что в него вмещался и груз, и пухова туча грузчиков - как грызей, так и роботов. Выстраиваясь в цепочки, они выносили коробки с такой скоростью, с какой в иных портах умеют выносить только мозг, и через пятнадцать минут корабль был чист от лишних предметов. Твин потёр загребущие лапы, потому как слегка нагрел их на этом деле. Причём, как жабократа, его это грело не меньше, чем куда большая прибыль от операции с продажей электронных плат, ну да не суть. Пилот убедился, что рабочего тела, оно же топливо, хватит на подъём с планеты и маневр заправки от звезды, так что и не подумал заправляться в порту. Ну и протёр брелок с надписью "не трать", естественно. Далее Твин закрыл люк и дверь снаружи, и запер корабль навесным замком, как сарай. Вроде тупо, но если подумать, какой геморрой вскрывать корабль из текфонита и сколько это будет стоить, ежели откажет электронный замок, то не так уж и тупо.

Подождав, пока по полосе прокатятся все аппараты, попавшие в поле зрения, оверлункс перебежал бетонку и пошёл в негустой лес, где была обещана линия. Та представляла из себя дорожку из идеально скользского пластика, над которой двигался трос с деревянными грушами для хватания за них лапами. Твин схватился лапой, кое-как нашёл равновесие, чтоб ноги не разъезжались, и таким образом преодолел километров пять среди лиственниц и дубов, двигаясь со скоростью в два-три раза больше шаговой. Уперевшись в механизм, который двигал трос, оверлункс соскочил с дорожки, огляделся, и почесал башку. Кроме дороги, покрытой бетонными плитами, и буйной зелени, в глаза ничего особо не бросалось, только над лесом торчала ближайшая контрольная башня, ворочавшая тарелками. Подумавши, желтошёрстый пошёл по дороге, хрустя щебёнкой по разбитым плитам, и не прошло и десяти минут, как он вышел на улицу более-менее населённого пункта. Из-за обильных кустов казали крыши деревянные дома максимум в два этажа, в песке у дороги возились курицы, и слышалось блеяние коз. Можно было подумать, что найти тут что-либо будет крайне непростой задачей, но Твин знал, что где-то должны быть указатели, и не прогадал: к деревянному столбу, что держал провода, оказались прибиты указатели на сельсовет, администрацию порта, и так далее. Где-то среди двадцати наименований нашёлся и отдел ОЖиР на Редли, так что оверлункс туда и потащился.

Контора располагалась в двухэтажном кирпичном доме, который, однако, по длине уходил к горизонту; два корпуса стояли параллельно, а между ними сущестовал двор, где находилось Всякое, от старых ящиков до приземлившихся сюда аэромобилей. В отличие от порта, здесь уже мельтешили не только зверски пуховые хвосты грызей, но другие разумные организмы из Союза, создавая в прямом смысле разношёрстную компанию. Впрочем, тут сразу не спутаешь, куда попал - вон фелины тащат мешки пустых бутылок, вон пожилая грызуниха подметает ступеньки берёзовым веником, а вон на верёвке висят сушатся явно заштопанные носки. Твин разглядел надпись "ВходЪ" над одной из многочисленных дверей, и сунулся туда. В малогабаритном закутке сразу у двери сидел гусит и сортировал монеты на столе; для непосвящённого... да и для посвящённого тоже, гуситы выглядели как огромные гусаки, отличавшиеся только строением верхних конечностей, которые были уже не совсем крылья. Оверлункс подавил желание выдернуть из птицы перо, потому как таким пером вполне можно писать. Впрочем, птица наверняка подавила желание тоже что-нибудь да выдернуть из оверлункса.

- Гаааг? - щёлкнул клювом гусак... или гусыня, так просто не определишь.

- Не, я оверлункс, - сказал оверлункс, - Как бы найти Зиктриса Нис Тро?

- Гаааг, - кивнула птица, пощёлкала по клаве, и повернула к Твину монитор, дабы не утруждать себя словами.

Далее желтошёрстый нашёл супер-узкоколейный транспортёр, ездивший прямо внутри дома, и отправился к кабинету номер десять тысяч сто сорок два. Это тоже уметь надо, не заблудиться в бюрократических джунглях - было дело, Твин тратил по несколько дней, чтобы продраться через все отделы, подотделы и подподотделы... а на самом деле, ничего сложного. Да, подсказала голова, ничего сложного, берёшь и тратишь неврысяческую тучу времени на какую-то фигню, вот и всё.

Искомый грызь нашёлся на скамейке на краю огорода, где также отсиживали огузки два жабоида. Кабинеты крайне тесные, так что даже жабы иногда предпочитали поквакать на солнышке, на а уж белку из леса вообще не вытащить. Как и в последний раз, когда оверлункс видал Зиктриса, грызь таскал сине-белую морскую майку, крайне затёртые камуфлыжные портки и такие же ботинки - видимо, со времени армейской службы. Вообще, для Твина узнать конкретного грызя представлялось не особо просто, потому как мозг распознаёт личные черты только особей своего биовида, и нужно сильно тренироваться, дабы перенести это и на других. Зиктрису было куда как проще, потому как, скорее всего, Твин был единственный оверлункс на Редли.

- Во, жёлтая морда, итить! - цокнул грызь, - Давай по пиву.

Твин же, знавший о повадках жабоидов, успел увернуться от "приветствия по-старенькому". Просто жабы срыгивали в ладонь, и окатывали товарища этим делом, выражая благорасположение и всё такое. Жабы были постоянно мокрые и с голой кожей, поэтому такие ритуалы их не загрязняли, а вот шерстяному существу придётся отмываться. Твин также изобразил вежливое приветствие по-жабоидски; земноводные моргнули глазами, втянув их в головы, и в очередной раз полили себя из заплечных канистр, качнув насосами.

- Да. Кстати, по пиву, - сказал оверлункс, - У вас же нету?

- Нутк принеси, будет, - заржал грызь, - Ладно, это утка шэ.

Он выудил пятилитровую канистру из-под скамейки, и накатил в деревянный ковшик, которым тут и хлебали.

- Это получается, я для начала ужрусь аки свинья? - спросил Твин.

А ужраться было довольно легко, потому как беличье пиво отличалось большой крепостью.

- Нет, - отобрал у него ковш Зиктрис, - Нас ждёт что?

Жабоид с жёлтым пузом достал из загребущего кармана Книгу Жадности и протянул Твину. Тот вздохнул, положил на неё лапу и произнёс

- Клянусь говорить Жадность, только Жадность, и ничего кроме Жадности.

- В запятую, - кивнул грызь, - Сало быть Твин, это наши незашейные Жабы, это Квото, а это Манурь. По сути, у них и начало пригорать, когда они узнали о возможности Прибыли. Жабы, это Твин Чернокотов, наш самый натасканный межзвёздник, гуся ему в печень. У него, как йа цокал, собственный А-15.

- И вероятно, поэтому вы меня и пригласили, - блестнул дедукцией оверлункс.

- Не вероятно, а совершенно точно, - квакнул Квото, блёкло-зелёная жаба с белым пузом.

- Нет, ты не пойми нежадно, - цокнул Зиктрис, выливая в себя изрядно жидкости из ковша, - Мы бы тебя и так пригласили, потому как эт-самое и всё такое. Но тут такое дело, что ты со своим "эддером" просто то, что доктор прописал.

- Какой доктор, паталогоанатом? - уточнил Твин.

- Доктор жабократических наук! - заржал грызь, - Кхм! Кстати, как посудина?

- Ну... в среднем по кораблю норма. Если серьёзный какой рейс, надо снова проводить ремонт, но ничего серьёзного, всё как обычно. Ну, за неделю можно управиться. И после этого рейса, ясен дуб, тоже самое. Я вот думал, что если домой лететь, то обошёлся бы вообще без этого.

- Матчасть - да, - сделал вывод Зиктрис, - А сам как?

- Нуу... - Твин обвёл взглядом грядки, на которых колосились какие-то растюхи, - Знаешь, когда вылетал, думал, что на Инцидиус и обратно...

- Кстати, что ты там забыл?

- Я забыл там толкнуть схемотехнику с Ист-Лунксовского завода, платы для логблоков. Инцидиус это далеко от основного потока сбыта, да и кроме того, их в свободную продажу не так много поступает. Вот и сбарыжили, так что все в Прибыли, и завод, и я, ну и покупатели тоже, думается.

- Это в плюс! - хором квакнули жабы, раздувая зобы.

- Какой жадный оверлункс! - сделал удивлённую морду Зиктрис, как будто не знал этого.

- Ну вот... - продолжил жадный оверлункс, - Средства отосланы, минус по балансу закрыт. А огузок как-то требует ввязаться в какую-нибудь историю, хотя потом всегда пожалеешь об этом. Если проще, то готов вкалывать... по крайней мере, пока.

- Ты вкалывать-то подожди, - в очередной раз заржал грызь.

- Да. Так с какого бока А-15 подходит к задаче? Честно, не могу представить, как такое может быть.

- Нутк всё очень просто, - цокнул Зиктрис, мотнув ухом, - Цель находится на территории Соедкапиталов, так? Мы могли бы пригнать туда грузовую Ёлку, например, и выгрести всё за раз, или припахать какой-либо другой достаточно эффективный корабль, но проблема в чём?

- В Соедкапиталах, - кивнул Твин.

- В запятую. Они будут не особо рады пускать к себе хоть какое наше судно, и учинят чудовищный шмон, - грызь показал лапами, чтоб лучше дошёл весь смысл, - Чудовищный шмон! Но! Если для разлётов мы будем использовать А-15, они увидят, что это старое корыто, на котором и локаторов толком нету, и могут слегка унять параною.

- Или удвоить её, - хмыкнул оверлункс, - Думая, что это подвох и в старое корыто зашито Политбюро знает что.

- Мы советовались с товарищем Ытликом из разведки, - сообщил Квото, - Они считают, что использование А-15 будет более рационально, чем чего-либо ещё.

- Да, - кивнул Манурь, - А ещё, в случае чего, ущерб будет минимален.

- В случае чего? - переспросил Твин.

- В случае чего, - подтвердил Зиктрис, - Нельзя ведь гарантировать, что не произойдёт каких-либо внезапностей, вроде войны. Но от внезапностей никто и никогда не застрахован, так что здесь риск только чуть-чуть больше.

- Вы серьёзно? - фыркнул оверлункс, - Это заставляет задуматься...

- Да зря, - высморкался грызь, - У нас всё-таки на дворе идёт рота красноармейцев и тридцать шестой век. Когда есть повышеный риск, угрожающий организму, у нас есть сейв.

- Да ладно, - не поверил Твин, - А сколько это будет стоить?

- Нехило, - согласился Зиктрис, - Но, знаешь, за такую возможность, оно того стоит.

- Кстати, что именно ты имел ввиду под сейвом?

- Да сейв. Сохранение инфы о туловище и содержимом котелка, - постучал по башке грызь, - Если с оригиналом что случится, можно восстановить с абсолютной точностью.

- Не, я конечно слышал об этом, - почесал репу Твин, - Но, знаешь, это непривычно, думать за рамками собственной жизни. Это точно работает?

- Бугога... - чуть не свалился со скамейки рыжий, и вытащив из кармана паспорт, показал разворот.

Там вполне официально было написано: "Зиктрис Нис Тро, восстановленый, 4й заход". Оверлункс слегка вытаращился на грызя и на это объявление, потому как упустил это из вида.

- А что ты вытаращился? "Кошка" эта, на которой под пространство ныряли, аккурат три раза обратно не вынырнула.

- Да, действительно... - кивнул оверлункс, задумавшись, - Ну тогда, думаю, сойдёт. Тем более, если минус упадёт на балланс конторе, а не мне лично.

- Это уж будь уверен.

- Тогда давай, бухти, как космические корабли бороздят, - поудобнее устроился Твин.

Жабоиды, которые уже всё это знали, вскоре слиняли в кабинеты в дом, да и вода у них в канистрах закончилась. Грызь же расхаживал туда-сюда, мотая хвостом и размахивая лапами для пущего эффекта, и доносил соль.

- Эти антропы из торгпредства сообщили такое дело, что Аусвайс-5 завален отработанными покрышками от транспорта, - Зиктрис усмехнулся, глядя на желтошёрстого, который не вкурил в суть, - Нет, чувак, ты не вкурил. Не то чтобы их там много, их там, впень, невгрызячески много!

- Ну и что? - всё-таки не догнал Твин, - Подумаешь, покрышки.

- Да нет, ты опять не понял... "Невгрызячески" не выражает суть явления, - грызь вздохнул и включил переносной комп, стоявший на столике, вкопаном в землю; на кривых досках высветился экран, - Вот тебе скриншоты.

- Копана в кот, - только и сказал Твин, увидев фотофиксацию, которую проводили на месте антропы.

Круглые чёрные бублики, лежавшие кучей, плавно возвышались горой в несколько сотен метров, если судить по масштабу строений рядом, но это были только цветочки. Следующие кадры открывали вид на чёрные барханы, состоящие из одних только покрышек, и пустыня уходила к горизонту. Внизу приписали немало шокирующее "глубина - 154 м". Но и это оказалось не самое впечатляющее, а полноту картины давала только крупномасштабная карта планеты. В южном полушарии наблюдались океаны с водой, в то время как в северном примерно такие же площади занимали залежи покрышек, растёкшись по территории чёрными кляксами гигантских размеров.

- Ять! - подёрнул ушами оверлункс, - Этого не может быть!

- Ну да ну да, - хмыкнул Зиктрис, - У антропов нет такого чувства йумора, чтобы так шутить. Они там называют такие места "вильником", ну от слова wheel на пинглише, тобишь колёса. Прикинь, "вокруг стоял густой вильник"?

- Дуууу... - помотал головой Твин, чтобы прийти в себя, - Так, ладно. Есть какие-то объяснения этому катаклизму? Всмысле, кроме тупости аборигенов. Они ведь производят не только покрышки, верно? Почему тогда в осадок выпадают только покрышки?

- А это толком непонятно! - радостно ответствовал грызь, - Торгпредские дёргали местных, но так и не добились никакого внятного ответа.

- Копана в кот, ну как?! Ведь они должны перерабатывать рысину тучу старых машин, которые и ездят на этих самых покрышках! Если бы это было не так, там были бы горы корпусов, а их нету!

- Ты меня спрашиваешь? - пожал ушами Зиктрис, - Да, это очень странно даже для Соедкапиталов, не спорю. В частности, мы с жабьём планируем первый налёт туда именно затем, чтобы выяснить подробности.

- Ну допустим. Только вообще, много ли толку с этого дерьма, чтобы тащиться за ним в такую дыру?

- Получилось так, что много. Ты соображаешь, что это не просто резиновые бублики для колёс, верно? На Аусвайсе весь транспорт - это аэромобили на антигравах, которые используют принцип гравитационного вихря. Покрышка одновременно служит как то, на что встаёт машина при посадке, так и в качестве маховика для гравитурбины, чтобы поднимать это дерьмо в воздух.

- Ну да, я видел такую систему даже на Истрисе, - пожал плечами Твин, - Ну, если их там столько, то...

- Плюс, они добавляют в материал текфонит.

- Ять! И что, у них текфонитовые колёса ухитряются ломаться?!

- Да ещё каак, - показал на фотографии Зиктрис, скаля резцы.

- Политбюро подери, какие придурки! - схватился за голову Твин.

Однако, эта первая реакция быстро сменялась знакомым ощущением в области шеи, на которую начала оказывать давление Жаба. Эдак получается, что там покрышек не просто много, а триллионы тонн!

- Ну и кроме того, - добавил грызь, - Материал, который можно получить из покрышек, плюс некоторое количество текфонитовой крошки, это не особо какая Прибыль, чтобы, как ты выразился, лезть в такую дыру. Но это в том случае, если продавать по обычным каналам. А жабьё не только умеет "по-старенькому", но и шарит в хозяйственных связях, так что они нашли сбыт для этого дела. Относительно недалеко, на Суверте, собирают комплекс для выработки полигелия...

Твин кивнул, потому как был в курсе, нашиш нужен полигелий. Гелия во всей ИЧВ, тобишь Известной Части Вселенной, реально дофига, больше - только водорода, причём каждая звезда постоянно занимается тем, что перерабатывает второе в первое. Грызи, уделяющие пристальное внимание постоянному расширению пространства для жизни, научились синтезировать из гелия гигантские полимолекулы - настолько гигантские, что они служат основой для искусственных планет, у которых из обычных элементов состоит только тонкий поверхностный слой, а весь объём, создающий форму и притяжение, заполнен полигелиевой молекулой. При этом такой "шарик" не сжимается вообще, за счёт чего имеет меньшую плотность, чем даже газовая планета - за счёт этого площадь его поверхности, при заданой гравитации, во много раз больше, чем у обычной кремниево-железной планеты.

- ... Точнее, наши строят там завод по сборке синтезаторов, - продолжил Зиктрис, - Это большая стройка, которой нужна прорва всяких материалов, и в частности, подойдёт тот самый металлопластик, из которого состоят покрышки. Квото даже связывался с инженерами в комиссариате миростроя, и они подтвердили, что есть совпадение характеристик. А эту байду просто так не сделаешь, соедкапитальским приходится крепко повозиться, чтобы сварить материал. Тобишь, вывозя сырьё из готовых залежей, мы по любому сэкономим пухову тучу времени и ресурсов. Настолько пухову, что на попытку так сделать согласны и миростройцы, и даже КБР.

- Это да, - хмыкнул Твин, - Не знаю, был бы я согласен... Кстати, это не получается ли, что мне придётся избивать балду всё время, пока мы будем копаться на планете?

- Ну, если хочешь, можешь и избивать, кто тебя заставит. Но я вообще-то думал, что ты не откажешься взяться за организацию в том числе наземной экспедиции.

- Ты смеёшься?

- Йа не смеюсь, а ухахатываюсь, - поправил Зиктрис, - И это не относится к делу.

- Тоесть это как, - усмехнулся Твин, - Я типа ещё и отвечай за всех синяков, которые влезут в "эддер"? На соедкапитальской планете?

- Да, - кивнул грызь, - Не в одну морду, как минимум буду ещё йа и Манурь.

- Неа, - фыркнул оверлункс, - Это мимо кассы, Зик. Если я там сверну шею сам, это ладно, но отвечать за других - фигу.

- Ладно, ответственности не будет никакой, - легко согласился грызь, - Но хотя бы сыграть в стратегию не откажешься, абы потребуется?

Оверлункс поводил ушами, попырился на грызя, на овощные культуры, на небо. Он ни разу не думал, что на него хотят что-то свалить, просто категорически не хотел браться за то, в чём не уверен.

- В консультативном порядке?

- В пухотативном порядке! - фыркнул Зиктрис, - Одуплись, что это не Истрис. Мы летим на задание единой командой, и ни на кого ответственность перекладывать не будем, потому как и не сможем - если что, сядем все, как-грится. Просто у тебя есть приличный опыт организации мероприятий на местности, у меня допустим, кой-какой, а у Мануря - шиш. И у других, скорее всего, такой же шиш. Окучиваешь?

- Теперь да, - кивнул Твин, - Хотя, по правилам ОЖиРа, в оперативной группе должен быть главжаб, не?

- По тем же правилам, главжаб отвечает за Жадность, только за Жадность, и ни за что кроме Жадности, усекаешь? Поэтому пущай это будет Манурь, это вполне умная жаба, чтобы не вмешиваться, куда не надо.

- Уверен? - усомнился оверлункс.

- Ага. У какого дурака и хватит глупости конфликтовать с оверлунксом, у которого есть мазерная пушка, но это точно не про Мануря.

- Ну ладно, тогда считай, я в деле, - слегка поёжившись, сказал Твин.

- Ху-хо! Это точно в пух! - цокнул Зиктрис, - Теперь мы им покажем, где раки летуют!

- Может, зимуют?

- Неет. Зимой они спят, а мы им покажем, что бывает, когда раки выползают на берег и клац! клац! - заржал впокат грызь, брыляя клочками линялого пуха и показывая лапами клешни, - Кхм! Сало быть, так. Корабль у нас теперь есть...

- Его надо эт-самое, - показал лапами "ремонт" оверлункс.

- Да. Есть ещё несколько этапов, прежде чем можно приступать. Сделать сейв, так? Это надо пробить у Квото, он у нас будет ведущим жабократом по бюрократии, всмысле, где это дешевле сделать.

- А на Редли делают?

- Да везде делают, вопрос в том, чтобы сэкономить копейки. Потом нам нужна будет команда по биосовместимости...

- Чиво? - ляпнул оверлункс.

- Микробиолухи, вот чиво! Вкуриваешь, зачем, или один пух в голове?

- Ну, если с той планетой нет регулярного сообщения, то понятно, что нужно контролировать занос микроорганизмов, абы не вышло чего.

- Именно, - кивнул Зиктрис, - Правда, тамошние штаммы уже украло торгпредство, ну да ладно. И ещё, нужно загрузить определённую номенклатуру товаров для этого самого торгпредства, чтобы получить тамошние дензнаки на расходы.

- На что?!

- На расходы. Понимаешь, не все в это верят, но наука утверждает, что деньги можно тратить.

- Жабохульствуешь, белочкин сын, - фыркнул Твин.

- Неа. Дело в том, что нам никогда не позволят притащить с собой всё то оборудование, какое мы бы использовали в Союзе. Да и если бы позволили, гемор со шмоном перекрывает всю Прибыль. Поэтому придётся закупать местное оборудование.

- Эээ... - замахал лапами оверлункс.

- Нутк всё в твоих лапах, закупи так, чтоб продавцы тебе должны остались, - хмыкнул грызь.

- Мм, и то правда.

- Короче, вот тебе комп, на нём есть почти вся инфа по операции, - показал Зиктрис на комп, - Пока изучи, а я пойду выясню, куда мы можем сорваться в ближайшее время. Если что, вон кабинет на втором этаже, где в окно швабра торчит.

Грызь вспушился, так что по сквозняку снова полетели ворсинки пуха, и сшуршал в дом, а Твин, дохлебав пиво из ковша и прорыгавшись, стал просматривать те самые материалы по операции "Под колёсами", как её назвал Зиктрис. Имелся огромный файл со спецификациями материалов; ЖиРовцы, как обычно, обошлись без вникания в технические подробности, а выжали суть. Всмысле, файл делился на две половины, в одной писались данные для материала покрышек, в другой - для изоляции соленоидов, затребованной на стройке в системе Суверт. Расположив все аналогичные данные напротив друг друга, составитель файла легко посчитал, что совпадение составляет около восьмидесяти процентов, и при этом все сто - для профильных характеристик, таких как электрическое сопротивление. Таким образом, нирыся не понимая, что написано по поводу химии, Твин полностью понимал, что в обеих случаях написано одно и то же, что и требовалось доказать.

Оверлункс открыл отчёт по обстановке на планете Аусвайс-5, составленый два месяца назад сотрудником торгового представительства. Там сразу и прямым текстом значилось, что планета находится в состоянии, названом аборигенами дак-стейт, или иначе, "всё очень плохо". Это был редкий случай, когда союзные полностью соглашались в оценках с капантропами. Планета не была преобразована полностью, а жизненная среда на её поверхности поддерживалась за счёт постоянной работы атмосферных установок и комплекса орбитальных средств для контроля за потоком солнечной энергии. Из-за того, что финансовая система ухитрялась постоянно работать в огромный минус, расходы на поддержание постоянно сокращали, и в данный момент дошли до полного отключения всего северного полушария.

- Пффф... - выдохнул Твин, представляя себе такое.

Согласно данным торгпредских, при этом никого оттуда не эвакуировали, тоесть даже не пытались. Миллиарды единиц населения переехали в южное полушарие, что принесло властям огромный вброс денег, позволивший на какое-то время сохранить в работоспособности половину климат-контроля. А кто не смог заплатить за переезд или просто не захотел уезжать, так и остались в северном полушарии, и думается, вряд ли все выжили. В отключённой части мира происходили регулярные ветра огромной силы, подымавшие в воздух миллионы покрышек, падавших потом сверху, как град. Колёса летали так массово, что аборигены построили стену по экватору, достигавшую высоты в двести метров, чтобы закрыться от катаклизмов, творящихся на севере. При этом южное полушарие продолжало производить новые старые покрышки с таким прилежанием, что на север постоянно шли гружёные поезда, сваливать это "добро" вдобавок к уже имеющимся морям из чёрных бубликов.

Как пытался объяснить это безумие автор доклада, вероятно, дело во взаимодействии двух корпораций. Одна, фирма "Всё", фактически владела всей планетой, причём не только территориями и матчастью, но и жителями. Вторая, межпланетная корпорация "Шимелин", производила в основном именно покрышки для машин, и получается, выкачивала из "Всего" деньги через продажу колёс, доведённую до астрономического абсурда... Огород огласился довольно истерическим хохотом оверлункса, когда тот просмотрел несколько рекламных роликов, прилагавшихся для наглядности.

В одном из них огромный самец капантропа выезжал из сервиса на машине с открытым верхом, и останавливался возле двух не особо одетых самок, строивших ему глазки.

- Не подбросишь девушек, красавчик? - спрашивала одна.

- Разумеется, дорогуша! - отвечал самец, отряхивая с себя пафос, как мотыль пыльцу, - Секунду, только поменяю колёса!

- Но... они выглядят вполне новыми, нет?

- Настоящему мужчине не нужен повод, чтобы менять колёса!

И машина заезжает обратно в ворота сервиса, появляется логотип "Шимелина" и надпись "Меняйте колёса хоть двадцать пять раз в день!".

Да, двадцать пять раз в день, да умножить на те миллиарды машин, которыми забиты города половины Аусвайса... Твину стало уже не смешно, а страшновато. Если эти ребятишки доходят до такого безумия, тобишь впадают в полный невменос, проще говоря, кто даст гарантию, что они не решат выпустить межзвёздные снаряды по мирам Союза? Да, много не навоюют, и им конец через пару суток, но это здравомыслящий никогда так не сделает. А здравомыслящих там явно не водится, если "двадцать пять раз в день". Не успел Твин проржаться и офигеть с увиденного, как на глаза попался ещё и третий раздел, с пометкой "обязательно к ознакомлению".

Там доклады составлял уже сотрудник внешней разведки Союза, отфильтровывая информацию, полученную от торгпредских. Имелись данные, что Аусвайс подвергся заражению ксеноморфными структурами; на бюрократическом языке это означало, что в среду попало нечто доселе неизвестное науке. Само собой, этот термин относился и к обнаружению бактерий, занесённых с астероидов, но тут подчёркивалось, что здесь случай более серьёзный. Около двадцати лет назад, примерно после рак-атаки на Истрис, в северном полушарии планеты произошла вспышка генетических изменений в организмах. Собственно, это было одной из причин, почему капантропы отключили эту половину мира и отрезали стеной.

Впоследствии было установлено, что генетические изменения вызваны формированием в ДНК субатомного кода...

Штаа?? - прищурился Твин, не веря, что такое написано в официальном рапорте, а не в разделе "тайны интриги расследования".

Однако, буквы из файла никуда не девались, так что пришлось верить глазам. Также выяснили, что воздействие, привнесшее лишний код в геном организмов, произошло практически мгновенно, и распространялось в пространстве лучом, накрывшим северное полушарие Аусвайса. При этом заражение не было похоже на генетическую мутацию, потому как практически не проявлялось в организмах с неразвитой нервной деятельностью, да и в капантропах, на самом деле, тоже проявлялось крайне редко. Зато когда механизм субкода по неведомым причинам срабатывал, это уж сразу заметно, потому как особь значительно изменялась по физиологии. Судя по всему, при этом не теряя здравости рассудка, насколько можно было судить... Соль в том, что капантропы никогда не говорят о ксеноморфах, поэтому в их инфосфере немеряно чуши, сгенерированной конспиролухами, и понять правду весьма сложно. Тем не менее, к докладу прилагались фотки, на которых, как думали разведчики, скорее всего и есть настоящие ксеноны.

Насколько видел Твин, никаких клешней и рогов у них нет, обычные двуногие прямоходящие существа, смахивающие на... здесь особо близко подобрать сравнение не удавалось, но если с сильной натяжкой, то морды их походили на лисьи, потому как длинные и узкие. Кроме того, их отличали огромные уши, покрытые длинными иголками, и, судя по всему, небольшие хвосты опять-таки навроде лисьих. Оверлункс почесал собственную бесхвостую задницу, и хмыкнул. По сути, подумал он, что главное? Не хватануть субатомного кода в свои клетки, вероятно. Но, насколько известно, даже на севере Аусвайса никто не хватанул после того, как произошёл обстрел планеты лучом. Поэтому, если не употреблять ксенонятину в пищу и не переливать кровь, думается, можно быть спокойным. Можно? Можно, сказал себе оверлункс.

Кто другой мог бы испугаться таких обстоятельств, но Твин таки уже орысячился опытом и знал, что в галактике постоянно происходит такая фигня, что понимать её всю никакого мозга не хватит. И если каждый раз пугаться и убегать - то убегать надо сразу из Вселенной, а на это он не согласен. Надо просто думать головой и принимать адекватные меры. Сейв это пожалуй хорошо, но оверлункс вовсе не горел желанием, чтобы это пригодилось... размяв лапы, Твин прошёлся по песчаной дорожке между грядками, сорвал пару гогурцов, сполоснул в бочке, и схрумал. Глядючи на настоящий лес, начинавшийся за кустами крыжовника, он едва не поддался искушению пойти пройтись там, но долг Жадности требовал начинать грести.

Тем более, как выяснилось, Зиктрис ранее себе нишиша не отказывал, и сейчас жарил грибы, набранные как раз по речке за огородами; по дому стоял восхитительный запашище, а рыжий грызь помешивал корм, поставив электроплитку прямо на рабочий стол перед экраном компа. Правда, не шарящий в грибах Твин счёл бы, что грызь жарит мозги.

- Ты жаришь мозги? - осторожно спросил оверлункс, потому как здесь нельзя быть уверенным на сто процентов, что он не жарит мозги.

- Сам ты жаришь мозги! - заржал Зиктрис, и глянул на сковороду, - А, это. Это строчки, пух в ушах! Сейчас будут.

Через некоторое время оверлункс смог убедиться, что вполне съедобный корм, а грызь тем временем завершил составление телег в текстовом виде.

- Короче, двигаемся на Халувин, - цокнул Зиктрис, - Там всё и обделаем, не обделавшись. И корабль подпесочим, и сейв сделаем, и груз найдём, и юнитов. Ты прочитал, в общих чертах?

- Угу, - поёжился Твин, - Двадцать пять раз в день... Что думаешь по поводу ксено-луча?

- В целом без понятия, само собой. Но если копнуть логику, то это случилось один раз двадцать лет назад, и мала вероятность, что случится ещё раз и именно тогда, когда мы будем в зоне поражения.

- Да, это меня устраивает, - кивнул оверлункс, - Но я вот подумал по поводу сейва...

- Ты, подумал? - скосился на него грызь, - Ты себя не бережёшь!

- Да. Так вот, когда снимают скан, это делают на стационарке и достаточно медленно, несколько часов, вроде?

- Раньше это занимало пол-года, - заметил грызь.

- Не в этом дело, - покачал ухом оверлункс, - Где гарантия, что капантропы не снимут скан с нас, пока мы будем любоваться местными гусями?

- Нигде, - хмыкнул Зиктрис, - Только в том, что последствия для них будут гораздо ущербнее, чем любая возможная прибыль от такого мероприятия. Ты много оборонных секретов знаешь, или у тебя в генкоде что-то особенное записано? Ну так и. А вообще существует пакт о информационном ненападении, тобишь не использовать геномы, ну и тем более не снимать сканы втихорька. Если всё будет более-менее гадко, тоесть гладко, тобишь не начнётся горячая война, то есть все основания полагать, что такое нам не грозит.

- Это... - помотал лапой Твин.

- Это так сказал Ытлик, а не йа сам придумал, - уточнил грызь, - А этот чувак из разведки, так что знает, почём перья.

- Тогда сойдёт. Сколько ещё единиц животной жизни нам надо погрузить на корабль?

- Допуха, - фыркнул грызь, - Голов пятьдесят.

- А??

- Потому что заодно забросим на Халувин овцематок, их полсотни. А из мыслящих...

- Ять! - не выдержал Твин, - Сейчас начнётся словоблудие по поводу того, кого считать за мыслящего! Скажи просто, сколько животных с паспортами граждан Союза?

- Три жабы, два грызя, - цокнул грызь, - Итого семеро, бугога... И вообще, зачем тебе такие подробности?

- Дык какбы, - фыркнул оверлункс, - Тебе светит просидеть незнамо сколько в трюме, где кроме воздуха, из жизнеобеспечения ничего нету?

- Угу, - смекнул Зиктрис, - Йа чуть не упустил это из слуха. Надо будет взять раскладушки, воду, корм...

- Обогреватели, - дополнил Твин, - Трюм нишиша не отапливается.

- Слушай, а сам ты как летаешь?

- Я использую у-прыжок, потому как сижу в одну морду. Когда более чем в одну морду, это чревато.

- О как. Ладно, будем знать... - грызь отодвинул пустую уже сковороду, и вытаращился в экран, - Во, есть контакт по поводу микробиолухов, это в пух! Некая лиситка, которая раньше работала в армейском контроле, мм...

- Что "мм"?

- Ну, в армейском контроле дилетантов не держат, - пояснил Зиктрис, - Да и лиски, они такие пушные, мягкие... кхм! Ты не взял бы на себя труд провести вводную лекцию?

Твин посмеялся, потом сделал соответствующую морду, и произнёс "NO.". Проводить лекции - это не к нему, точно. Впрочем, грызь настолько не настаивал, что явно не расстроился.

После того, как были умяты теоретические вопросы, Твин загланул колесо стимулятора, и пошёл приводить корабль в годность, чтобы долететь до Халувина. Это был ещё не тот профилактический ремонт, что требовался, но повозиться тоже пришлось изрядно, так что оверлункс суетился внутри посудины всю ночь. Если не злоупотреблять - химические стимуляторы безвредны и помогают уложиться график, а злоупотреблять тем, что стоит двадцать дензнаков за пачку, жабократ никак не мог. Ввиду таких дел, оверлункс до утра выносил из корабля мусор, сваливая полные тачки в мусорный бак... из одного бака в другой, подумал он, и заржал.

Через час после рассвета прибыли участники группы - как и подозревал Твин, зная нравы в ОЖиРе, стадо овцематок просто тупо гнали по лётному полю! Практически круглые овцы, семеня короткими ножками по бетону, истошно блеяли и жались в кучу, когда у них над головой проходил очередной корабль. Кадр был достоен того, чтобы его зафиксировать - оранжевое рассветное солнце, встающее из тумана, и эти фиговы пастухи, гонящие овец. Спасало их только то, что овцы не разбегались в разные стороны, и шарахались как от грызей, так и от жабоидов. Взяв сельхозживотных в клещи, погонщики направили стадо в открытый носовой люк корабля.

- Бэээээ! - с ужасом в глазах произносили овцы, стуча по металлу копытами.

- Чё ты блеешь, как овца! - ржали грызи, подталкивая отстающих, - Но, каналья!

Таким образом основная часть груза оказалась внутри, а через боковую дверь подавали поклажу пассажиров. На этот раз Зиктрис не шутил по поводу количества животных с паспортами, как ни странно. Помимо Квото и Мануря, присутствовал Плотс, такая же жаба, только бурой окраски с белым пузом. Из грызей имелись Луфтыш и Елец, не особо отличавшиеся на взгляд оверлункса от Зикстриса, как и от любой другой белки с твёрдым знаком на хвосте. Стоит ли упоминать, что они постоянно ржали, а уже если случалось чего действительно смешное, так вообще туши свет. И ещё эти распухяи постоянно вспушались, встряхивая шкуру на манер того, как это делает собака, вылезши из воды - от этого вокруг летел линялый пух, и оверлункс слегка офигевал. Однако, Твин успел узнать, что скорее всего, если грызи за что-то берутся, у них есть все основания думать, что они справятся.

В то время как Елец подвозил от склада на электрокаре барахло типа раскладушек и пластиковых бочек с водой, подтянулись и новоприбывшие, "со свежей Жабой", как здесь это называли. Одна лиситка довольно мощного тушкосложения, но действительно, пушная и мягкая... кхм! Вторая, будучи на голову ниже лисы, оказалась кошкой-фелинкой белой с рыжим масти; эта вертела головой и удивлённо округляла голубые глаза. Лиса же, хоть и была одета в гражданское платье, выглядела так, что сомнений в прошлом адресе работы не оставалось, даже если бы на ней не было армейского пояса.

- Товарищи, утрецо, - тявкнула лиса, подойдя к лестнице, - Прибыли, как было указано.

- Это в пух, в пух! - мелко затряс ушами Зиктрис, разом спрыгнув на землю, - А это кто, кошка?

Кошка захихикала, пытаясь спрятаться за пушной лисий хвост, что, впрочем, без труда ей удавалось.

- Так точно, это Нефлана, - кивнула лиса, - Как метко подмечено, кошка.

- Пушная, да, да, - согласился грызь, и цокнул остальным, - Товарищи, это наши микробиолу...биологи, Реддишка Мяглапы и Нефлана Штукина.

- А рады виидеть... - протянули грызи, - В том числе, вас.

Жабоиды только пожевали глазами, убирая их в голову - сохраняли изображение, как они шутили... или не шутили. Земноводные сразу усекли, что эти приветствия "по-старенькому" точно не поймут, так что и пытаться не стали. Тем временем Нефлана, с удивлением таращившаяся на всех этих животных, подтолкнула лису:

- Редди, а где корабль, на котором мы полетим?

- Бугагага... - донеслось из двери вперемешку с хоровым "бээээ!"

- Нефли... - покачала головой лиситка, вздохнув, - Разуй глаза.

Твин же, закинув в дверь последний бочонок питьевой воды, ввалился в трюм и обнаружил, что две трети оного плотно заняты овцами. В воздухе стояло такое блеяние, что от звукового давления мозг отказывался выходить на работу! Оверлункс лапами показал грызям, что нужно перетереть, и вылез наружу.

- Слушайте, это жадно, - сказал он, - Без всяких там изысков вроде камер для перевозки организмов. Только вот они засрут мне трюм, как Политбюро знает что!

- Да, - легко согласился Елец, - Уберём, что поделать.

- Ладно, а кормить в дороге вы их чем собираетесь?

- Неа, - мотнул ухом грызь, - Обработаем станером, пущай спят. Нам ведь лететь суток трое?

- Теоретически да, - подтвердил Твин. - Но если что случится, придётся выкидывать овец в вакуум.

- Нет.

- Да!

- Да нет же! - фыркнул Елец, - Мы летим по трассе, на крайняк попросим эту, как её, ну...

- Помощь?

- Да, точно. И никаких овец в вакуум, упаси Политбюро.

- Ладно... это ваши уши, я так думаю, - хмыкнул Твин, - Сейчас принесу брезент, хоть отгородите себя от овец.

- Уу, так это вообще в пух! - обрадовался грызь.

Пассажирам предстояло устроиться на раскладушках, отгородившись брезентовыми занавесками от овцемассы. Сначала, правда, пастушкам предстоял неслабый напряг, чтобы убрать дерьмо, уже наложеное овцами, а потом уложить самих овец на чистый пол, обработав станером. Как ни странно, Плотс запас специальный аппарат для таких целей, который выглядел как огнемёт, с баллоном за спину и собственно инструмент, плевавшийся слабенькими зарядами холодной плазмы. Говорили, что таким образом вполне можно перевезти животных, и сейчас предстояло проверить, насколько это правда. Всем, в том числе и Твину, пришлось встать в оцепление, чтобы отсечь усыплённых овец от бодрствующих, в то время как Луфтыш по одной перегонял из, Плотс работал станером, а Елец на ходу убирал навоз, чтоб не растоптали. Не прошло и часа, как все шерстяные комки... ну кроме тех, у кого паспорта, мерно сопели, лёжа вповалку.

- Дааа, часа не прошло, ять! - фыркнул Твин, отряхиваясь от овечьей шерсти, - Плотс, я тебе это припомню, засранец.

Грызи заржали, а сам засранец только пожевал глазами и рыгнул так, что казалось, ударная волна размажет всех по стенке. Впрочем, оверлункс вряд ли стал что припоминать жабе, потому как именно эта жаба занималась ничем иным, как производством покрышек для мобилей - почти таких же, как те, которые покрывали половину Аусвайса. Трогать этого говнюка нельзя, ничего не попишешь. Да и собственно, идея с овцами могла прийти в голову любому из жабократов, так что, ничего страшного... Ну, кроме того, что приходилось периодически обходить овец и переворачивать их на другой бок, чтоб не слёживались. И включить на полную мощность фильтры воздуха, чтоб не задохнуться. И убирать навоз, который прибывал не полным ходом, но всё-таки прибывал...

- Да ну ладно, - хмыкнул Плотс, - Демонстрирую.

Жабоид взял лапой довольно заметный клочок шерсти, оттянул от остальной овцы, и отрезал канцелярским ножиком. Шерсть была хорошая, но главное происходило на овце, так как прореха в покрове прямо на глазах заросла новым ворсом! Через минуту операцию можно было повторять с самого начала.

- Ого, - цокнул Зиктрис, - Сколько плутония им скормили?

- Чистая модификация генома, - заверил Плотс, - Конечно, так можно делать не бесконечно, но раз пять подряд точно можно. Так что есть надежда получить Прибыль.

Твин кивал, хотя знал, что есть возможность получить и Ущерб. Если зазеваться на маневре - в трюме возникнет ускорение, и овец навалит в кучу к люку. Поэтому он настойчиво попросил пассажиров размещаться у задней стенки - так, по крайней мере, они полетят на овец, а не наоборот. Испив тоад-колы, оверлункс вставил отвёртку в замок "зажигания", запуская силовую установку корабля, ну и дальше там по всей предполётной подготовке...

- Это как топтать гусей, - метко заметил Зиктрис, наблюдая за суетой пилота.

- Метко заметил, - хмыкнул Твин, - Только не гусей, и не топтать, а так всё сходится. Да, Зик, как там коха? Ну нафиг, если она начнёт рваться наружу посередь дороги.

- Сейчас прочистим, - кивнул грызь.

Прошуршав по корридорам, он поймал лиситку в то время, как она поднялась из трюма за водой, и задал вопрос непосредственно ей, потому как, кому ещё.

- Коху в любом случае беру на себя, - хмыкнула Реддишка, наливая воды в ведро, - Да и скорее всего, никаких проблем не возникнет.

- Слушай, а чё вообще вот, это, ну эт-самое? - задал содержательный вопрос Зиктрис.

- Нефлана дочь моего хорошего друга, - пояснила лиса, - Пришлось взять с собой, раз уж ей так не терпится заработать приключений на хвост. Впрочем, с оборудованием обращаться умеет, так что профильную задачу выполнять будет.

- Ей не терпится? - заржал грызь, - А кто ушёл из армейского контроля?

- Ну, есть слегка, - призналась рыжая, - Засиделась на одном месте, а это не в пух, как вы цокаете. Потом, может быть, и обратно пойду.

- Чисто, - кивнул Зиктрис, и хихикая, слегка ткнул пальцем в лисий пух, - Ать!

Лиса только слегка оскалила клычки, поэтому грызь остался доволен, но гладить животное пока не стал, хотя и имел такое намерение. Оверлункс тем временем, как следует окинув мыслью все опции, сказал за отлёт:

- Всем держаться!

- Зачем держаться? - удивился Елец, - Без компенсации ускорения нас и так размажет, хоть обдержись!

- Компенсация здесь передаётся через материю, - пояснил Зиктрис, - А не полем, как обычно. Воздуха иногда может не хватить, чтобы передать воздействие, поэтому лучше контачить с корпусом ещё и лапами.

- Да ладно?? - сильно усомнился Луфтыш.

Зиктрис хмыкнул, достал из загребущих карманов пустую банку тоад-колы, и подбросил на центр пустого пространства над овцами. Аллюминиевая банка затормозилась в полёте, словно попав в невесомость... в это время Твин уже нажал на "газ", разгоняя корабль. Послышался свист и шлепок, а в воздухе повис дым.

- Мать моя белочка! - вполне точно цокнул Луфтыш, вцепившись в стенку.

- Так что, в центр прыгать не советую, - хмыкнул Зиктрис, сбивая язычки пламени с дырки в брезенте.

Банка проделала эту дырку и врезалась в стенку с такой силой, что превратилась в кляксу аллюминия толщиной не более фольги, в какую завёртывают шоколад.

- По крайней мере, мы можем наделать фольги, - сделал вывод Манурь.

К огорчению жабы, кидать в стенку все имеющиеся банки ему не позволили, ибо крайне чревато. Чтобы отвлечь от таких намерений, Зиктрис вытащил из барахолки фонарик, "светивший" тенью, и отдал пассажирам играться. Дальше оставалось только растечься на раскладушке, ну и принимать вахты по овцам, по очереди. Жабократы этим не тяготились нисколько, потому как Плотс, ясное дело, теперь делил Прибыль от операции на всех. Кроме того, никто не мог помешать включить комп и продолжить разработку основной операции - следовало ещё много подумать и прочитать, так что грызь высвечивал экран на брезент, и работал виртуальным курсером при помощи манипулятора, одетого на палец.

Оверлункс, завершив все операции по выводу посудины на межзвёздное перемещение, мог присоединиться к этому разбрыливанию мыслями, благо, комп у него имелся. Твин, решив всё-таки, что засранец должен страдать, схватил Плотса за отсутствующие уши, и провёл подробный экзамен по поводу того, как покрышки превращаются обратно в материал. И жабу достал вопросами, и заодно узнал много действительно полезного.

- Но вот зачем они добавляют текфонит, это даже в задницу не укладывается, не то что в голову! - квакнул Плотс.

- Ну, а зачем они туда добавляют все вот эти двести двадцать три пункта, которые в общем-то тоже не нужны? Вероятно, чтобы просто втюхать текфонит и получить за него бабки?

- Логично, - кивнул жабоид, - Но вот рассчёт, без текфонита бабок реально было бы больше. Не думаю, что они разучились даже тыкать в калькулятор.

- Тык значит, он там всё-таки нужен, - фыркнул Твин.

- Возможно. Только вот текфопорошок почти весь высыпается из покрышки в течении полугода.

- Тоесть ты хочешь квакнуть, - удивился Луфтыш, слышавший не менее внимательно, - Что весь Аусвайс уделан текфонитовой пылью, как бюрократ документами? И вы удивляетесь, что там с генетикой не всё в порядке?

- Удивляемся, - подтвердил оверлункс, - На Истрисе дорыся этой пыли, и как видишь, рогов не отрастает.

- А вы уверены, что это такая же пыль? Текфонит текфониту тоже рознь.

- Не в этом дело, - покачал туловищем Плотс; туловищем, потому как башка почти не вращалась на отсутствующей шее, - Пыль слишком хорошо проникает повсюду, от неё забором не закроешься. Поэтому, если бы были последствия, они были бы по всей планете.

- А ты уверен, что они и не есть по всей планете?

- Ять! - фыркнул Твин, - Грызо, так мы неизбежно дойдём до того, уверены ли мы вообще в чём-нибудь.

- А это так или не так? - заржал грызь, - Ладно-ладно, йа понял.

- Таким образом, переработка покрышек может быть осуществлена путём...

- Не так быстро, - остановил поток жадных слов оверлункс, - Переработка это уже следующий этап.

- Сбор на местности? - предположил жаб.

- Ещё раньше, точнее, позже.

- А, вывоз хабара из пространства соедкапиталов? - задумался Плотс, - А что?

- То, что вместимость этого трюма - полторы тысячи кубов, - сказал Твин, - Для вывоза триллионов тонн этого явно маловато, не находишь? А загвоздка в том, что мы используем старую рухлядь, чтобы не спугнуть этих бакланов, и я не знаю, где взять подходящий корабль.

- Шишово, - обеспокоился жабец, завозившись в комбезе, - Старая рухлядь может и не осилить эти триллионы тонн! Может быть, удастся нанять местных, чтобы они вывозили до границы?

- Упаси Политбюро, - поднял лапы оверлункс, - Платить вражескому космофлоту, это без меня.

- Да "платить" это вообще без тебя, - заржал из своего угла Зиктрис, - Но здесь люто плюсую.

- Но это ставит под угрозу всё дело, - заметил Плотс.

- Ставит, - согласился Твин, - Поэтому говорю об этом сейчас, а не когда будет поздно. Кто у нас будет стацжабом?

"Стацжабом" именовали Стационарного Жабократа, тобишь того чувака, который осуществляет работу из конторы, а не на поле.

- Квото, - показал на зелёного Плотс, - Эй ты, организм! Сможешь пробить нам подходящий транспорт для вывоза хабара?

- Не, - покачал ушами оверлункс, - Сначала мы летим на Аусвайс и разуваем глаза, а также думаем головами. Тогда мы будем знать, какой транспорт нас устроит.

- Но можно прикинуть заранее несколько вариантов, без подробностей, - квакнул Квото, - Чтобы вам было что показать противнику... тоесть, партнёрам.

- Партнёрам, - повторил Зиктрис, и скатился глубоко в смех.

- Да, так и следует сделать, - подумав, кивнул Твин.

Он соображал, что поиск подходящего транспорта - не так просто, как может показаться, а уж при столь специфических условиях - совсем непросто. Повезёт, если жаба справится с этим... впрочем, у него будет изрядно времени. Тем временем Зиктрис схватил за уши грызей на предмет того, как их угораздило ввязаться в эту кашу.

- Вот как вам это вообще в бошки пришло, пух в ушах?!

- Это Манурь, - пояснил Елец, хлебая чай из литровой кружки, - Этот скользский тип настучал в отдел миростроя, что у него есть рацуха для стройки на Суверте. Ну а мы попали как добровольцы, гуся в печень и корову в курятник!

- Ну да, - пожал ушами Луфтыш, - Знали бы, может и не полезли бы. Но коли цокнул, что готов вкалывать, негоже убирать шприц, правильно?

- Абсолютно в дупло! - на этот раз вполне серъёзно цокнул Зиктрис, - Надеюсь, мы сделаем полезное дело.

- Грести! Грести! Грести! - заквакали жабоиды, как весной в пруду, так что все заржали.

Твин же полез обратно в рубку управления, потому как оставлять посуду без наблюдения - далеко не так безопасно, как хотелось бы. Автопилот, например, был "авто" по той причине, что его сняли с грузовика, ездившего колёсами по дорогам, и переделали под полёты. Ну как переделали, попытались. Кому другому же предстояло сделать очередной обход по овцам, абы те не отлежали бока или ещё чего. "Бэээ..." - шёпотом блеяли овцы во сне. Оверлункс заржал, представив себе, что будет, если корабль остановят для досмотра: сканируешь, а там...

- Товарищ Чернокотов!

- Бху... - поперхнулся воздухом Твин, потому как не ожидал услышать это здесь.

Обернувшись на кресле, он увидел ту самую бело-рыжую кошку, которая с лисой... впрочем, хихикнул он, было бы куда хуже, если бы я увидел другую кошку. Эта же выглядела очень даже милой котейкой с большими голубыми глазами, розовым носиком, и пушистыми хвостами волос, стянутых резинками. Молодая фелинка одевалась в бледно-голубое платье, на котором, впрочем, карманов имелось не меньше, чем на техжилетке.

- Да, эээ... Нефлана, - вспомнил Твин, - Чего?

- Можно посмотреть на рубку управления? - слегка смущённо мявкнула котейка, подёргивая пушным хвостом.

- А сейчас ты что делаешь?... Всмысле, можно, - хихикнул оверлункс, - Найдёшь что-нибудь секретное, покажешь. И да, Нефли, я прошу, не погоняй меня "товарищ Чернокотов", ладно?

- Но так ведь вы... - заикнулась она.

- Нефффли, - приоскалил клыки Твин, уставив на неё указательный палец.

- Всё-всё, я поняла, ээ... Твин, - не без труда выдавила из себя Нефли.

- Отлично, - кивнул тот, вставая с кресла и втискиваясь в закуток между шкафами, чтобы дать проход, - Садись.

- Ааа... - отпала челюсть у кошки.

- Что? - хмыкнул оверлункс, любуясь эффектом, - Ты хотела позырить, как оно всё тут? Думаю, не откажешься и посидеть на месте пилота.

- Это не опасно? - уточнила Нефли, у которой начали подрагивать ушки от волнения.

- Это очень опасно! - сделал серъёзную морду Твин, - Одно неверное движение, и всем конец! Но я как идиот предлагаю тебе сесть за этот пульт, хотя знаю, что ты не пилот!

- Иии! - пискнула Нефли, потирая лапки, и вполне осторожно уселась в кресло, - Ой! Здесь на полу банка с каким-то маслом, боюсь, я вляпалась..

- А это из-под сельди, - просветил оверлункс, - Ну это так, упражнение на тот случай, если тебя всё же занесёт управлять кораблями. Вон там за углом санузел, сполосни лапы, и приходи, покажу уж, как оно.

Довольная по уши котейка попрыгала на одной ноге отмываться от селёдки, а Твин подумал, что сморозил редкостную глупость - как её может занести управлять "эддером" А-15? А любой другой аппарат - это совсем другое дело. Да, это надо подчеркнуть. Через прозрачные панели "окна" над приборной панелью мерцали звёзды - но не как на небе, а постоянно двигаясь навстречу; отдельные пролетали мимо, как снежинки в свете фар.

Торговая станция ОЖиРа, узловая для всего сектора галактики, располагалсь в антропской системе Халувин, на четвёртой планете, и являла собой могучий оплот Жадности. Некоторые считали, что никакой не жадности, а просто анархии и разложения, раз там не действует большинство законов Союза, особенно экономических - но так заблуждались те, кто не знал райнтарского КБР. А Комитет Безопасности Родины у трёхглазых бдил, и делал это крайне изобретательно, без костности и шаблонов, так что только поощрял деятельность станции. На Халувин стекались со всей галактики подонки и отщепенцы, решившие, что им открыли лазейку - ну и, ясное дело, это становилось их последней ошибкой. А либерализьм в экономических вопросах помогал быстрее достигать Прибыли настоящим жабократам, что и требовалось доказать. В частности, на торгстанции действовала система для продажи чего угодно в крайне сжатые сроки, чтобы жабократы привозили, продавали за три микросекунды, и снова летели Грести! Грести! Грести!... Кхм. Большинство узловых станций, несмотря на их развитость и большие потоки, такую функцию себе позволить не могли, а тут пожалуйста.

"Эддер", согласно командам автоматики контроля, зарулил к поверхности планеты, изрытой старыми кратерами, и совершил посадку на одну из сотен полос, упиравшихся в ворота ангаров. Открылись загребущие стальные створки, на которых было ожидаемо написано "загребущие стальные створки", и корабль вкатился в ангар; далее ворота закрывались, а в помещение накачивался воздух, чтобы проще проводились все операции. Из любого такого ангара имелся доступ к линии транспортёра, на каковом можно добраться до других зон станции, а также перебрасывать груз. Ясное дело ,что на несколько часов для команды именно груз стал самым важным, потому как овцы уже залежались, и их нужно было как можно быстрее переправить по назначению. Все изрядно утомились, пока запхали блеющих организмов в специальные клети, зато теперь наконец в трюме стало просторно и легко дышать. Команда немедленно сделала стол из ящиков, а Елец к этому времени уже сварил целый чан грибного супу; помимо оного, лопали "традиционку", как называли пачки сублимированной еды, чаще всего вермишели.

- Твин, это же чистая жесть! - бубнила Нефли, брыляя бульон с ложки, - Как ты ухитряешься держать в голове столько всякой фигни, и главное, каждый раз вовремя её использовать!

- Да ладно, - фыркнул оверлункс, - Это мне говорит микробиолу... биолог?

Реддишка покатилась по смеху, оскаливая острые зубы.

- Хорош, ребята, - тявкнула она, проржавшись, - Все знают, что нас называют биолухами, так что не разводите унынья.

- Уу! Так точно, товарищ микробиолух! - немедленно воспользовался этим Зиктрис, пихнув лису локтем.

- Ну а что? - пожала плечами Нефли, - Понимаешь, то что я знаю, это систематизированные сведения, ну как таблица умножения. А то что ты мне показал, это... это...

- Омойпух! - фыркнул Зиктрис, - Больше слушай эту жёлтую морду.

- Но если серьёзно, - мявкнула кошка, - Он налетал на А-15 фигову тучу светолет, и ни разу не расшибся. Значит, всё-таки есть повод послушать эту жёлт... кхм.

- Неа, - ухмыльнулся Твин, - Я сразу сказал, чтоб ты не вздумала запоминать и использовать.

- Не догоняю? - почесала ухо Нефли.

- Не догоняешь, - подтвердил оверлункс, - Хотя я и сам не совсем догоняю. Но есть рабочая гипотеза...

- Что раньше всё-таки было яйцо, - вставил Зиктрис.

- ...гипотеза, что у меня произошло случайное совпадение мыслительного процессу с тем, который был у создателей А-15. Поэтому и получилась совместимость меня и аппарату.

- Йа вам больше цокну, - цокнул больше грызь, - Просто у жаб, когда они строили это дело, была мысль типа "преодолеть межзвёздье, и ничего не потратить", и у этого скупердяя тоже!

- Примерно так, - кивнул Твин, - И да, Плотс, Прибыль достигнута?

- Я думал, вы не вспомните, - изобразил расстройство жабец, - Можете снять дензнаки в любом автомате, по три пятьсот на каждого.

- Эээ... - опять отвесила челюсть Нефли, - Это... Три тыщи дензнаков, какбы, это...

- Нутк, овец трясла? - спокойно пояснила лиситка, - Навоз убирала? Ты думала, это просто самоубийство об стену ради чистого искусства? Так что, крепись. За добычу прорвы материала можем огрести куда большие суммы.

- Главное, чтобы не сроки, - рыгнул Зиктрис.

- Кстати, - квакнул Квото, - Рекомендую жадничать. В данном случае - потратить Прибыль на закупку всякого барахла, которое можно перепродать торгпредству, и получить ещё большую Прибыль.

- Хм, а как это конкретно? - оторвался от корма Луфтыш.

- У меня есть список по имеющимся данным, - квакнул жабец, - Просто добавите количества по позициям, ну чего-нибудь, что поменьше объёмом, а ценой побольше... Кстати, оягребу какой суп, грызо.

- Ибо сделан с Жадностью, - цокнул Елец, сыто порыгивая.

- Кстати, - задумался Твин, - Ведь торгпредство как-то перевозит грузы.

- А не факт, - мотнул ухом Зиктрис, - Может, они только инфой торгуют, ну там патентами да технологиями. А это можно и сигналами передать.

- Тоесть, мы не знаем, возят или нет? - удивилась Реддишка.

- В душе не грызём, - заверил её грызь, - Торгпредство это контора от антропского комторговли, ихнее управление находится на Хдоне, а дотудова сто сорок светолет, пешком не сгоняешь.

- Попробуй на велогоне, - предложил Елец.

- В общем, кто будет барыжить? - уточнил Квото.

- А собственно... это надёжно? - цокнул Луфтыш.

- Угу. Если уж попадём на место, то Прибыль в каком-то объёме гарантирована.

Жабократы все как один подняли лапы.

- Понял, тогда приготовлю накладные, когда буду оформлять основной груз.

- Хорошо, - кивнул Твин, - Только потом покажешь, что именно там будет. Я ни разу не хочу продавать этим ребятам хоть что-нибудь, имеющее стратегическую ценность.

- Точно, - согласилась Реддишка, - Только я не совсем поняла. Мы ведь сбагриваем товар соедкапитальским, так? А они расплатятся не своими фантиками?

- Ну да, ты тявкнешь тоже, - надул зоб Квото, - Мы сбагриваем своим, торгпредским, и получаем советские дензнаки. А уж как они потом рассчитываются с противником - это их забота.

- А, тогда по шерсти.

Твину же предстояло как следует размять лапы и мозг. Смотри не перепутай, лапами крутишь, башкой думаешь - сказал он сам себе, хихикая. "Эддер" следовало основательно перетряхнуть, даже если бы предстояла дорога на Истрис, а до Аусвайса и расстояния больше, и случайностей явно вылезет не по фигу. Во вспоможение подрядился Зиктрис, потому как уже учавствовал в таких операциях на А-15, и более чем двоим, в тесных технических отсеках развернуться трудно. Правда, оверлункс помнил, как грызь нажирался пивом до полного невменоса, однако на этот раз всё было иначе. Зиктрис вспушился и забегал по кораблю, как белочка-хлопотушка по кедру, только хвост мотылялся по корридорам, да слышалось хихиканье, часто переходящее в рожь. Твин не успел испить и десяти банок тоад-колы, как все указанные детали были откручены с движка и погружены на поддоны для отправки в агрегатный цех ремзавода. Носясь на электропогрузчике с визгом покрышек по полу, Зиктрис запихал это дело в вагонетки транспортёра, и через пять секунд уже отправил по месту назначения.

- Зик, ты чего-то это... - заметил оверлункс, - Ты курнул, чтоли?

- Да нет, самопроизвольное включение режима "пригорающий хвост", - заржал грызь, - А что, нельзя?

- Даже нужно, - вяло произнёс Твин, - Просто у меня столько дури пока нету, учти.

- Да, кстати о дури. Ты не считаешь, что использовать списанные детали в реакторе - это слишком?

- Неа, - зевнул желтошёрстый, и пояснил, - Эти блоки не от этого реактора. Они на сороковник, а здесь всего десятка. Снижение нагрузки увеличивает ресурс на вот столько...

Твин накорябал формулу пальцем по пыльной поверхности агрегата.

- Опушнеть! - встряхнул шкурой грызь, - Пускай у тех, кто будет это сканировать, взорвутся мозги!

- Да ничего, переживут, - отмахнулся Твин.

- Главное, чтобы мы пережили, - хмыкнул Зиктрис, - Впрочем, тут всё в стандартном акцепте.

- Вот именно. Тащи распылитель, будем опрыскивать эту колоду.

Помимо непосредственных операций над агрегатами, потребовалось выйти в местную сеть, найти кой-каких расходных материалов, типа ремкомплектов для А-15, каковые найти реально трудно где-либо ещё, кроме Халувина. Как и на любой станции ОЖиРа, выйти в сеть можно было одним способом - размотав провод и воткнув его в коннектор. Беспроводную связь использовали только для контроля движения, но никак не для осуществления АЖ, тобишь Актов Жадности. Сминусовав со счёта некоторое количество дензнаков, благо теперь там было, что минусовать, оверлункс уже через десять минут вытаскивал из вагонетки транспортёра бумажные мешки, в каковые и фасовали ремкомплекты.

- Так, это от головы, это от задницы, - бухтел Твин, сортируя материалы.

Остальные в это время занялись более основательным устройством быта в трюме, потому как трое суток это ладно, а тридцать - уже можно и одуреть выше нормы. Время предстояло потратить не только на полёт, но и неизвестно, сколько придётся проторчать в корабле, пока противники-партнёры не раскачаются дать разрешение на посадку. Ввиду этого грызи притащили матрасы, набитые сухим мхом, и положили поверх раскладушек - стало куда как мягче и уютнее. На самом деле, грызи обычно устраивали не лежанки, а сурковательные ящики, но сейчас обошлись по минимуму. Кроме того, Луфтыш привёз целый поддон мебельных панелей - надо ли упоминать, что сильно подержаных! - и из этого дела скрутили более годные столы для пожрать и для посидеть за компами. Зиктрис вытащил из барахолки регенератор воды и воздуха, и привёл его в полную годность, чтобы не иметь проблем хотя бы с этим. Из длинных досок толщиной пять сантиметров сделали распорки, отделявшие жилую часть от той, где будет лежать груз. В общем, трюм всё больше походил на внутренности парусного баркаса.

Квото, который уже не присутствовал лично, а откочевал в кабинет где-то в другой зоне станции и жадничал оттуда, уведомил о том, что пробит вопрос о создании сейва, и надо пошевелиться, пока там не передумали. Эту услугу, как ни странно, предоставляло НПО "Сейв", поэтому жабократам пришлось по очереди грузить в транспортёр уже самих себя, и отправляться на обработку. Помещения этого учреждения напоминали пруд, потому как были залиты водой где-то сантиметров на двадцать, и отовсюду доносилось кваканье жабцов и звук раздуваемых зобов. Сама процедура, ясное дело, для объекта ничего особенного не представляла, потому как организм клали под колпак сканера, следовал щелчок, и можно выходить. Правда, во внешнем мире проходило четыре часа, а сам организм просто станили, чтобы движения не вносили помех в сканирование, поэтому для него процесс протекал мгновенно.

Кроме того, все участники группы подписывали договор о том, при каких именно условиях будет осуществлёно создание копии по сейву. Суть заключалась в запрете на самокопирование, поэтому следовало точно определять, существует ли оригинал, или уже нет. Вдобавок, если всё-таки произойдёт косяк и появится дубль, ему самому придётся оплатить синхронизацию сознания и утилизацию лишнего туловища. Твин слегка поёживался, подписывая такие документы, и спрашивал себя, а что он делает. "Жадничаю!" - тут же отвечал он, и слегка истерически хихикая, ставил подпись. Всё вполне по шерсти, если что - семья даже ничего не узнает, у Кил нет привычки проверять его паспорт, есть ли там пометка "восст." Да и вообще, это страховка на крайний случай, а по идее, никаких потерь не ожидается.

"Организм предполагает, а Космос располагает" - значилось на плакате, висевшем на стене в сейв-конторе, - "Сделай сейв и жадничай спокойно!".

Одновременно с прохождением этой процедуры в ангар, где стоял А-15, начали прибывать поддоны с грузом, каковые следовало распихать по трюму. Хотя ОЖиР вложил в этот товар немалую сумму, на вид это были всё те же картонные коробки в упаковочной ленте: там с равным успехом могли быть и текфонитовые порошки, и макароны. Твин, закруглившись с ремонтными операциями и поставив комп прогонять тесты, внимательно просмотрел, что эти олуши грузят на корабль. Одно из правил жабократа гласило "сядем усе!", тобишь, если здесь окажется что-то не то, по кумполу вполне справедливо получат все, а более всех - пилот. Оверлункс не поленился съездить за сканером, который подтверждал подлинность этикеток, наклееных как снаружи, так и внутри коробок; туда записывалась информация о содержимом. Проведя подробный шмон, Твин сверился со списками: изделия, запрещённые к вывозу из Союза, изделия, разрешённые к вывозу без ограничений, изделия, разрешённые к экспорту в Соедкапиталы, и соответственно, запрещённые к экспорту в Соедкапиталы. Он не бросил это дело до тех пор, пока не убедился на сто процентов, что вся транспортная накладная пролезает во все четыре воротины.

- Ну как, всё проверил? - цокнул Зиктрис с хитрой мордой.

- Угу, - потряс башкой оверлункс, ибо сидел много часов, пялясь в экран компа.

- Угу? А не хочешь проверить по списку товаров, который принят департаментом торговли противника?

- Неа, - зевнул Твин, - На ихние законы мне просто рысь положить, так что пусть сами проверяют.

- Кстати, что там такое, натурально? - осведомился грызь.

- Предметы, - точно ответил оверлункс, - Гравископы, например. Гражданского использования, маломощные, зато дешёвые и дофига. Ну и кое-что по колёсному делу, машинки для синтеза некоторых препаратов, всё такое. Полная фигня, но там у них это стоит раз в сто дороже, так что есть шанс нагреть лапы. А вреда от того, что у капантропов будет меньше башка болеть, думается, не много.

- Только вот, почему мы забили лишь половину трюма?

- Потому что ОЖиР не рискует, - просветил Твин, - Неизвестно, сумеем ли мы вообще добраться до места, или нас развернут на границе. Нельзя держать всех жаб в одном ведре, как-грится.

- Вопросов больше не имею. О, кстати, вон последний поддон приехал.

Пока грызи, катаясь по смеху, рассовывали коробки в штабели, уже кое-где упиравшиеся в потолок, снова подъехали вагончики транспортёра, и из оных вылезли три райнтарца, или ка-вэ, как их погоняли. Поскольку им было не в тягость Бдить... нет-нет, не просто "бдить", а Бдить! - так вот поэтому по всему Союзу они в основном отвечали за безопасность, как в плане разведки и контрразведки, так и в плане поддержания порядка, ну и по оборонной линии, конечно. Этих зверей отличали длинные массивные морды, а также длинные уши, совмещённые с роговыми выростами, отчего они мотались только в верхней части. Кроме того, ка-вэ были трёхглазые, третье яблоко располагалось посерёдке и повыше остальных, и на вид не отличалось. На самом деле, главной особенностью было вовсе не количество яблок, а то, что ка-вэ являлись редкой формой хром-белковой, в отличие от углеродно-белковой, жизни... но, невооружённым глазом этого не видно.

- Эээ... шмон? - предположил Твин.

- Шмон будет, - кивнул ка-вэ, пырючись двумя глазами на оверлункса, а третим на корабль, - Но потом. Нужно прояснить некоторые моменты, прежде чем вы начнёте своё рискованное дело.

- Рискованное? - насторожился желтошёрстый.

- Ну, я имел ввиду, для вашей психики точно рискованное, - хмыкнул трёхглазый.

Как выяснилось, это был комиссар Ытлик, тот самый, к которому обратились с самого начала Манурь и Квото, чтобы он осуществлял координацию с соответствующими службами. Двое других трёхглазых притащились для контроля, чтобы тут не случилось какого-либо пагубного сговора, или же, что гораздо вероятнее, не произошёл бы коллективный тупак. Так что эти райнтарцы, облачённые в тяжеленные тулупы военного образца, сидели тихо и только ворочали глазами. Ытлик же собрал всю группу, включая Квото, чтобы жабократы оказались за одним столом и вняли эт-самому.

- Чаю лупанёте? - предложила Нефлана.

- Неа, - покачал головой Ытлик.

- Почему? - удивилась кошка, которая действительно первый раз видела, чтобы кто-то не лупанул чаю.

Грызи заржали в голос, а Реддишка, хихикая, объяснила, что углеродный чай неполезен для хромовых ка-вэ, как и ихний чай для всех остальных. По крайней мере, они пользовались такими же водой и воздухом, и то хлеб.

- Товарищи, - вполне серьёзно сказал Ытлик, постукивая по столу длиннющими когтями, оглядел уделанный по первое число трюм, и поправился, - Товарищи жабократы. Необходимо согласовать несколько вещей, а также просто убедиться, что вы осознаёте все аспекты обстановки. Вы понимаете, куда вы собираетесь?

Все притихли, как в школьном классе. Само собой, в тишине тут же раздалось хихиканье, а потом Зиктрис поднял лапу.

- Предполагаю, что мы собираемся на крайне захолустную планету, формально принадлежащую Соедкапиталам.

- Здесь вы в целом правы, - согласился ка-вэ, - А военно-политическую обстановку вы знаете?

- Не особо горячая война! - доложил грызь.

- Значит не особо знаете, - хмыкнул Ытлик. - Ситуация близка к переломной точке.

- Насколько близка? - сразу уточнил Зиктрис.

- Текущая пятилетка, - подумав, ответил трёхглазый.

- Фуф. За пятилетку можно много успеть. А что за перелом?

- Качественное изменение стратегического расклада. Сейчас ровным счётом все миры Союза оснащаются новым комплексом защиты, известным как "Пятьсот пятый". Прикол в том, что стратегические средства нападения, которыми располагают Соедкапиталы, имеют какой шанс пробить эту защиту?

- Ноль целых ноль десятых процента?

- Именно. Тоесть, в ближайшие годы их стратегический арсенал обанкротится, так как не будет пробивать ни единой цели из тех, на которые он нацелен.

- И тогда мы... - слегка распушил хохолок грызь.

- Ты слегка распушил хохолок, - заметил Ытлик, - Они далеко не умалишёнки, по крайней мере, в некоторых вопросах. В нулевых, у них есть какие-то соглашения с омикронцами, а мы толком не знаем, что у тех есть. Ну и кроме того, эти ребята посчитали, что нашли отличный выход... Угадаете, какой?

Ка-вэ обвёл собрание всеми тремя глазами, отчего Нефли, непривычная к такому, слегка зажмурилась и поджала лапки. Звери и земноводные почесали головы, но так сразу не придумали даже версии.

- Поскольку они не могут повредить мирам Союза, - произнёс Ытлик, - Они перенацелили межзвёздные снаряды на внесоюзные колонии и объединения. Тобишь если мы тронем это дерьмо, оно завоняет достаточно, чтобы убить несколько триллионов обитателей этих систем.

- Твари, - без обиняков процедила Реддишка, скаля зубы.

- У, это ещё не всё! - заверил её ка-вэ, - Думая, что такие меры могут нас и не остановить, эти великие гуманисты и поборники, с.ка, свободы, заминировали все свои планеты бвонитовыми зарядами.

- А это-то зачем?! - офигел Твин.

- Ну как зачем, - фыркнул Ытлик, - Ты слышал, чтобы Союз уничтожил хоть какую-нибудь систему, чтоб вот так бац, и нету?

Зиктрис заржал, как лошадь, а все терпеливо ждали, пока он проржётся.

- Ытлик... Этот чувак, - показал он на оверлункса, - Как раз и уничтожил какую-нибудь систему, бац и нету!

- Ну так то в порядке частной инициативы, плюс случайность, - заметил Твин.

- Вот именно, - кивнул ка-вэ, - В остальном доктрина предполагает не тупую бомбёжку, а разуплотнение, тобишь приведение в свободный социалистический порядок, насколько это возможно. Говнюки из соедкапиталов знают, что мы не станем наносить стратегический удар, даже не опасаясь ответного, а вот ликвидировать их как организацию, это мы точно бы сделали. Как понимаете, пока что нет средств, чтобы успеть обезвредить бомбу планетарного масштаба, прежде чем она устроит эт-самое.

- Тоесть ты хочешь сказать, что долбаный Аусвайс... - квакнул Манурь, жуя глазами.

- Да, - кивнул Ытлик, - Как и любая другая их планета. Где-то зарыты бвонитовые блоки, и если им померещится, что на них напали советы... пух, и досвидос.

- А если блеф? - цокнул Зиктрис, - Если дойдёт до этого, с трудом верится, что разумное существо может такое сделать.

- Нет, - категорически отверг эту надежду ка-вэ, - Вам это трудно понять... Точнее, вообще невозможно. Они там уже много поколений живут в этом самом дак-стейте, когда "всё очень плохо".

- Если они живут много поколений, то уже не всё очень плохо, - не удержалась заметить Нефли.

- Это здесь, - хмыкнул Ытлик, - Где никто ни на кого не давит, и никто ничего не должен. А это там... В общем, принимайте как факты. Они там за жизнь не особо держатся, и уж сыграть в самоподрыв, это легко.

- Это шишово! - квакнул Манурь, - Дополнительный риск, который я не учёл в жадном плане!

- Да, - кивнул трёхглазый, - Там и так есть риск, что всё рванёт, а теперь есть ещё и конкретная мина-самоубивашка. Это совсем не тот случай, что с уршанами. Они проявляют некоторую враждебность, но по крайней мере, ты можешь быть уверен, что они не подорвут тебя вместе с планетой, потому как дорожат жизнью.

- Тоесть я так понял, - квакнул Плотс, - Ты нас отговариваешь делать такую глупость?

- Нет. Просто сообщаю информацию, чтобы не было тупака. Собственно, разведке весьма выгодно, чтобы вы туда слетали. Чисто для зондирования обстановки, безо всяких там шпионских штучек.

- Да мы можем и... - хмыкнул Зиктрис.

- Не можете, - заверил его Ытлик, - Для этого вам потребуется слишком дорогостоящее оборудование. Поэтому, если вы решите таки нырнуть в этот сортир, занимайтесь своим делом. Разведданые отлетят сами.

- Послушайте, товарищ ка-вэ, - сказал Твин, - А если кого из ваших с нами, не?

Тут уже слегка заржали трёхглазые.

- Если мы объявимся за световой год, они там точно всё повзрывают. Вы что, не одупляетесь? - удивился Ытлик, - Для соедкапитальцев весь Союз - это концлагерь, который охраняют трёхглазые тоталитарщики! Поэтому, кстати, будьте готовы, что вам постоянно и назойливо будут предлагать политическое убежище.

- Убежище? На заминированой планете?

- Вот так им и скажешь. Сканировать мозги они умеют, поэтому не надо создавать лжи, режьте правду-матку в их тупые зенки, с.ка!... Кхм! - трёхглазый посмотрел на лиситку, - А тебя, товарищ Реддишка, они будут считать агентом кровавой гэбни, и что ты держишь всю группу в страхе под угрозой расправы.

- А... лог... лог... логика? Где? - заикал от смеха Зиктрис, глядя на симпатичную пушистую лиску.

- А нет её! - развёл лапами Ытлик, - Если кто ещё не понял. Лиса потому что, всё. Им этого достаточно.

- Так и пофигу? - предположила сама лиса.

- В общем - да, - кивнул трёхглазый, ещё раз оглядывая компанию, - Ну, жаб они не боятся, котейка тоже ничего, грызи... с грызями они не должны были сильно контактировать, так что никогда не поймут быстро, кто вы такие.

- А оверлункс? - хмыкнул Зиктрис.

- Какой оверлункс? - сделал удивлённую морду Ытлик, - В академиях такого не учат, нет никакого оверлункса!... Всмысле, про оверлунксов они нишиша не знают, оттого и крыть будет нечем.

- Тогда, по коням!! - выкрикнул Манурь, вытаращив глаза от жадности.

- Стоять! - поднял лапу ка-вэ, - Воизбежание, перед отправлением считаю необходимым провести считывание сознания у всех причастных организмов.

Все пожали плечами, ушами или глазами, потому как, если работаешь в межзвёздной среде - проверять на пагубные мысли будут регулярно, слишком уж много дерьма может разлететься от одного маленького вентилятора, образно говоря. Непривычной к такому была только Нефлана, поэтому у неё и возникли вопросы.

- Это, получается, будут просматривать всю память? - шмыгнула носом котейка.

- А как ты думаешь, биолух? - хмыкнула Реддишка.

- Ну... Вообще, это довольно сложно...

- Это звездец как сложно, - уточнил Зиктрис, - Всмысле, расшифровать это. Записать то вон за четыре часа можно, а чтобы перевести в читаемый код - всех мощностей Халувина может не хватить. Поэтому идёт просто проверка на характерные сигнатуры в потоке сознания.

- Тогда другое дело, - мявкнула Нефли, - Извините, не знала.

- Спрашивать то, чего не знаешь, это базовое отличие разумного существа от дурака, - кивнул Ытлик, - И ещё такая штука... Тут нарисовалась группа антропов с наших планет, они рвутся нести разумное доброе вечное на Аусвайс.

- А ихний прилёт согласован? - немедленно задал главный вопрос Твин, - С противником?

- Нет.

- Тогда фигу, - покачал ушами оверлункс, - Чует моя жо... жо... жёлтая морда, что мы и так проблем отхватим.

- Я так и думал, - согласился Ытлик, - В целом, пусть их летят, там навредить больше уже вряд ли кто сумеет, но не в ущерб вашей группе.

- Да, кстати, - вспомнил Твин, - Торговое представительство. Они перевозят грузы через границу?

- К сожалению, нет. Они нанимают местный корабль, который на нейтралке обменивается грузом с нашим кораблём. В частности поэтому у них совершенно убогие доходы.

- Это шишово. Но мы будем над этим работать! - квакнул Манурь.

Далее Ытлик передал лично Твину, как пилоту этого корыта, диски с информацией о согласованном месте встречи с кораблём соедкапиталов - без этих данных нечего и думать пересечь границу. Ка-вэ, основательно запугав животных своими рассказами, смылись, а тем предстояло ещё по очереди съездить на мозгопроверку. Как оно и ожидалось, эту процедуру проводили практически ровно в таком же помещении, как и операцию по снятию скана для сейва. Только плакаты на стенах висели другие, большей частью с текстом на райнтарском языке, но явственно политического свойства, судя по обилию красных флагов. "Не отнимать и делить, а складывать и умножать!" - гласила надпись на известной фене под скриншотом, на котором был запечатлён ресурсер, обгладывающий десруптором астероид.

Пройдя процедуру и даже не удосужившись поинтересоваться результатами, потому как они всегда были одинаковые, Твин крепко задумался, охватывая мыслью все условия полёта. Во-первых, это действительно был полёт, тобишь от точки А к точке Ы, потому как А-15 не мог слишком долго находиться в автономке или без проблем сесть на необитаемую планету, набрать щебёнки. Даже совершая рейсы в пространстве Союза, следовало опасаться и перестраховываться, а уж сейчас предстояло вообще такое, что оверлункс ещё не проходил. Ранее он посещал несколько торговых станций, якобы "оффшорного" статуса, тобишь не подчиняющихся ничьим законам, но там никому и присниться не могло осуществить самозахват в заложники. Тут предстояло лететь на планету стопроцентно враждебной организации, с которой идёт не особо холодная война - всмысле, в нейтральных пространствах советские и соедкапитальские постоянно пускали в ход пушки и ракеты, не доходя только до атак на официально освоенные системы. Причина в том, что в освоеной системе есть контроль за космосом, который отснимет отличный фильм о том, кто именно прилетал пострелять - а там, где до ближайшей станции десятки светолет, ничего доказать практически невозможно. Правым остаётся тот, кто остался цел, вот и вся математика.

Сто оверлунксов из ста просто испугались бы такой перспективы, а девяносто девять - сразу отказались бы от участия в авантюре. Но Твин Чернокотов всегда оставался настолько не демократом, что полностью клал рысь на эту статистику, и принимал решения, исходя из собственных измышлений. В данном случае ему вспомнились слова жабца Уго, в группе которого оверлункс проходил практику на начинающего жабократа: "Вы жабократы, или так, до первого выстрела?!". Собственно, на место слова "жабократы" можно подставить любое другое. И что, какие-то глупые организмы остановят Жадность своими фортелями? Фигу!

- Что - фигу? - поинтересовался Луфтыш.

- А, мысли вслух, - заметил Твин, - Интересно, с какого места вслух...

- Гусей не топчи, и все дела, - дал ценный совет Зиктрис.

- Точно! - щёлкнул пальцами оверлункс.

В данном случае это означало, что стоит запастись кое-каким оборудованием. В первую очередь, Квото выписал из фондов ОЖиРа персональные защитные блоки, назначение коих состояло в том, чтобы организм остался в целости при каких-либо пагубных воздействиях извне, типа прилёта пули. Комплект состоял из пояса, накладок на четыре лапы, притягиваемых ремнями, обруча на башку, и заплечного блока. Головная штуковина на жабах выглядела так, словно они подвязали платки, так что грызи ржали впокат, глядя на это дело.

- Сало быть, так, - цокнул Зиктрис, проводя инструктаж для группы, - Это переделаный военный образец ПРЗС. Поскольку не предполагается, что мы будем выдерживать попадания из танковых пушек, номинальная мощность снижена, но при этом значительно расширен диапазон сенсоров системы и возможность точной настройки для блокирования конкретного воздействия, как предполагается, наиболее часто будет встречаться электромагнитное загрязнение, возможно даже опасное для здоровья.

- Да, армейские тугие, - кивнула Реддишка, - Пользовались.

- Ооу... - протянула Нефлана, - Это что, постоянно таскать этот огнемёт на спине?

- Не обязательно, - покачал ухом грызь, - Можешь просто в лапах, бггг... шутка! На самом деле, обязательно присутствие на туловище как минимум одного излучателя, и как понимаете, лучше всего, если он будет на башке... ну это у кого какая часть более ценная. Питание передаётся по беспроводу от базового блока в радиусе ста метров, поэтому блок должен находиться в здании или в машине, где вы работаете.

- Но это самый лютый сценарий, - добавила лиса, - Если опасность небольшая, можно обойтись и аккумуляторами, которые есть в поясном устройстве. По сути, номинальную мощность защиты это не снизит, но будут недоступны функции подстройки. Тобишь, "огнемёт" таскать не обязательно, но в лагере его держать стоит.

Лиса, глядя жёлто-золотистыми глазами на сотрапов, ловко орудовала с аккумуляторами, загнав дюжину штук в слоты на поясе, при этом делая всё полностью на автомате. Луфтыш, попытавшийся сменить обойму батареек столь же быстро, тут же уронил их на пол, и грызи снова заржали. Реддишка, открыв заднюю панель блока, показывала, куда тыкать на такой-то и такой-то случай, остальные пытались запомнить.

- Потом, вот здесь, - лиса открыла какой-то незаметный слот на налапной накладке, - Есть фильтры для носа. Извлекают кислород, если он вообще есть в воздухе, и не дают вдохнуть лишнего. Каждая пара работает до получаса, потом надо менять, засовывая вот в этот регенератор на блоке.

- Угу, - кивнул Зиктрис, - Таким образом, есть надежда закрыться от любого излучения, какое там может встретиться. Скорее всего, опасаться стоит просто загрязнения, но могут и отчебучить что-нибудь, так что лучше перебздеть. Редди, что насчёт того, чтобы мы ничего не занесли на Аусвайс?

- У нас с собой всё необходимое, - кивнула на несколько жёстких чемоданов лиситка, - Если обнаружится, что какой-либо штамм из наших организмов опасен для тамошней биосферы, мы его просто удалим.

- А в обратку? - поинтересовался Манурь, ворочая зобом.

- В обратку нужны образцы болезнетворных микроорганизмов с планеты, чтобы проверить, насколько они будут реагировать с нами. Такие образцы должны быть у эпидемиологов из торгпредства, поэтому потребуется, ну, суток десять, чтобы провести тесты. Пока мы их не проведём, придётся дышать только через фильтры, или не выходить из корабля. В любом случае, ничем более серьёзным, чем временная потеря трудоспособности, проблемы с инфекциями нам не угрожают.

- Это в Прибыль, - кивнул жабец, - А как у нас с тамошней феней?

- С какой ещё феней, - фыркнул Твин, - Я не подряжался вести беседы с такими "мудрецами", которые минируют собственные планеты.

- Да никто и не говорит, что вести беседы, - пояснил Манурь, - Но ради исключения тупака следует, чтобы участники экспедиции знали местную феню, а то мало ли что. Тем более, это крайне просто.

Жабец похлопал по стоящему на столе прибору, мало отличимому на вид от магнитофона с катушками.

- А, магнитная запись, - сказал оверлункс, - Это ладно. Через пару месяцев всё из головы вылетит, как и не было.

- Серьёзно? - удивился Елец.

- Да, пробовал уже такое. Это хорошо, потому как всякое гуано в памяти хранить совершенно не хочется.

- Так, ну, что ещё?

- Кроооовь... - протянула Реддишка.

- Что??

- Кровь, говорю, сдайте. Для анализов.

- Всю?...

Грызи продолжили ржать... как говорилось, у них просто закончился очередной перерыв во ржи. Твин же, изучая инструкцию к защитному комплекту и испивая чай, краем глаза видел, как лиса рассовывает маленькие заполненные красным колбочки с пробами в какой-то прибор.

- Нефли, - тявкнула рыжая, подсев к кошке, - Последний раз подумай.

Грызи выплюнули воздух, уставившись на неё.

- Последний раз подумай о том, стоит ли тебе лететь туда, - уточнила Реддишка, - Нет ничего плохого в том, чтобы отказаться, а сейчас ещё не поздно. Я там вполне справлюсь. Ты полностью понимаешь, во что ввязываешься?

- Мне кажется, тут никто полностью этого не знает, - заметила Нефлана, и посмотрела на лису вполне уверенно, - Я жабократ, а не так, до первого выстрела.

- Ладно, - кивнула лиса, - Это твой выбор, киса.

Киса, хоть и хотела казаться уверенной, заметно сжалась, потому как опасения перед будующим накрывали молодую котейку куда как сильнее, чем всех остальных. А не истина ли сие, подумал Твин, разглядывая потолок трюма, уделаный светло-серыми дырчатыми панелями - впрочем, ответ на этот вопрос мы узнаем только после агитационной паузы, как говорят на телевидении. Всмысле, узнать о том, стоило ли туда лезть, можно только по возвращении, или по факту невозвращения. Да, точно так. Под лежачий камень и вода не течёт, не ошибается тот, кто ничего не делает... Оверлункс как наяву мог слышать, какие вопли воспроизвела бы Кил, если бы присутствовала здесь - но, слава Политбюру, её тут нет. А на нет и суда нет, ухмыльнулся желтошёрстый.

В то время как Квото пробивал последние бюрократические ньюансы, биоконтроль засел за изучение проб, остальные продолжили изучение материалов по технологии, дабы быть в курсе ньюансов. Жабы жевали глазами, а грызи ржали, тоесть всё полностью соответствует норме. Твин же нарезал пару сотен кругов вокруг корабля, философично таращась на его борта, покрытые грунтовкой. У него это было традиционное перед длинным полётом, чтобы вкрутить мысли в голову, как-грится. На выступающем ребре, каковое проходило через весь корпус посерёдке боковины, ближе к носу можно было различить остатки регистрационного знака - когда Твин получил эту посуду, на Истрисе пользовались вот такой архаикой, прикручивая идентификатор. Сейчас металлическая пластина почти сгорела в ноль, остался только отпечаток на корпусе, с номером ИИТ994415. Рядом, если хорошенько присмотреться, просматривались и буквы "аддер". В своё время оверлункс записал в документах название судна "Адлер", ввиду того, что так было проще исправить надпись. Теперь надпись исправилась обратно, самотёком, как-грится.

На боковых сторонах корпуса, ближе к хвосту, имелись и пилоны для установки ракет класса космос-космос, четыре штуки, но сейчас, ясное дело, они пустовали. Твин также не забыл вынуть из вычислительной системы блок, ответственный за управление ракетами, и оставить его на хранение - воизбежание. Противник может взрыгнуть по поводу наличия этого блока, а главное, оверлунксу никак не хотелось, чтобы соедкапитальцы скопировали даже такую не особо секретную деталь.

- Жажь! Жажь! Жажь!... - доносилось из открытого носового люка.

Твин также прикинул маршрут и разбрыльнул, не глупо ли лететь без ракет. Нет, на межзвёздных трассах в пространстве Союза было совершенно спокойно - но потому и было, что многие задумывались и вешали ракеты, на всякий случай. Ладно, один раз как-нибудь проскочу, хихикнул оверлункс, как цокают грызи - кто не рискует, тот остаётся без рисок. Желтошёрстый погладил лапой шершавую поверхность колеса шасси, на ощупь похожую на камень.

- Ну что, текфонитовая задница, слетаем? - не в меру бодро осведомился Твин.

Он слегка присел, когда корабль в ответ с шипением стравил воздух из дюз, и покачнулся на стойках; в глубине корпуса послышалось громогласное щёлканье и гул, а ворота осветились ослепительными лучами света из прожекторов. Только спустя несколько секунд до пилота дошло, что он сам включал процедуры проверки, и ничего странного в таких повадках корабля нету.

- Странное, нарысь, в твоих повадках, - сказал он сам себе, - Базарить с кораблём и с собой.

Закончив "комлать" перед вылетом, как это называл Зиктрис, оверлункс ещё лично проверил то, что проверял всегда - запасы воздуха, воды, еды на рассчётное количество звере-суток. Можно удивиться, к каким ужасам приводят элементарные ошибки этого рода, и Твин не хотел пополнять эти истории личным опытом. Он заржал, как и всякий раз, когда видел пачки "космофлотского" пайка - по сути это была всё та же "традиционка", но тут на некоторых пачках было написано "со вкусом кошатины". Хихикая, оверлункс втихоря покосился на Нефли, не зная, стоит ли ей показывать.

Утрясши все вопросы, насколько на это хватило мозгов, группа полностью осела внутри корабля, обживая трюм, в котором предстояло проторчать минимум суток тридцать. Твин, опять-таки прийдя в подобающее расположение духа, исполнил пляску лапами по пультам, переключая и настраивая. Когда на древней гальванизированной панели засветился ряд зелёных лампочек, оверлункс включил громкую связь с трюмом, каковую недавно и протянул, прикрутив на потолок старый динамик.

- Внимание, это пилот! Имею сказать пару слов. Все слушают?

- Ну теперь вроде все! - крикнул снизу Зиктрис, - А чё?

- Всем держаться!

Я спою вам песню, о своём соседе,

В целом он хороший, с.ка, человек

- изъ песни

Част третий: Прыжок Жабы

- Ну, вот и всё! - бодренько цокнул Зиктрис, стягивая с лап перчатки скафа.

- Ну дааа, пух в ушах! - фыркнул Елец, - Каких-то семь суток, и всё. Мелочь какая.

- Ну-тк если бы кто-нибудь пошевелил хвостом, а не фыркал, было бы быстрее... ладно, шутка, не было бы. А вообще, товарищ межзвёздник пухов, семь суток, это ещё легко отделались.

- Мешки наши тяжкие, - вздохнул Елец, и не нашёл ничего лучшего, чем вспушиться.

- Так, товарищи жабократы, - сказал Твин, используя самопальный "матюгальник", чтоб все точно услышали, - Поезд отправляется! Всем держаться.

На самом деле оверлункс вовсе не был уверен, что поезд отправится. Когда вылетели обмотки реактора, даже ему показалось, что это провал, и до места назначения теперь не добраться. Однако, по жадному размышлению, Твин расковырял "кастрюлю", выбрасывая мешающие части за борт, в вакуум, и за семь суток, не без помощи товарищей, сумел восстановить функциональность - как он и подозревал, обмотки были целы, а засалились контакты, и их тщательная очистка решила проблему... хотя, это ещё неизвестно. Желтошёрстый ощутил знакомое чувство, протягивая лапу к кнопке "пуск" - вполне может статься, что после нажатия корабль враз прекратит существовать, превратившись в яркую вспышку.

Какой другой пилот, а уж тем более оверлункс, на девяносто процентов не стал бы так делать. Но только не Твин, чьи родители подорвались на ресурсной посудине при строительстве Истриса. Они тоже знали, что могут подорваться, но осмысленно шли на этот риск. Они превратились в потоки квантов, но оставили оверлунксам целый новый мир. Чувствуя это, Твин никогда не позволял себе испугаться смерти - всмысле достаточно для того, чтобы отказаться от нажатия на "пуск" - ему казалось, что это было бы натуральным предательством памяти его матери и отца. Ну а раз казалось, то так оно и получалось... закончив мозгопинчество, оверлункс втопил кнопку до щелчка, зажмурившись.

...

...геометрия магнитного поля восстановлена

...накачка напряжённости восстановлена

...подача хладагента восстановлена

...энергетические показатели силовой установки в норме

...имейте приятного дни

Выдохнув тонну воздуха, Твин протёр слегка вспотевшие уши, и нажал на "газ", отдавая кораблю команду разгоняться. Ну, условно разгоняться, если точнее, ввиду сверхсветовой ско... короче, пилот небезосновательно считал, что этот процесс соответствует разгону, потому так и действовал. За спиной нарастал низкий гул работающих двигателей, по корпусу загуляла вибрация, а в окне пилотской кабины яркие световые точки полетели навстречу ходу. А-15 таки отправился дальше по маршруту! Оверлункс, который семь дней назад костерил почём зря бэушные детали с развалов под Ист-Лунксом, теперь открыл банку маринованой селёдки и заявил, что нет ничего лучше, чем бэушные детали с развалов под Ист-Лунксом.

Кроме того, остановка благотворно повлияла на состояние организмов, до этого упавшее ниже нормы. Далеко не все легко переносили путешествие, если так можно выразиться... А-15, который летал ещё три тысячи лет назад, в прямом смысле, отнюдь не самое приспособленное для пассажиров судно. Почти всех, кроме привычных Твина и Зиктриса, начали мучить головные боли, не снимавшиеся обычными средствами, у жабцов появились нервные тики, когда лапа могла взять да и распрямиться ни с того ни с сего, или наоборот, расслабиться. Фелинку Нефлану тошнило и она явно теряла ориентацию в пространстве. И это ещё при том, что на борту имелся конкретный армейский фельдшер - лиситка сумела быстро изобрести способ убрать пагубное влияние сверхсветового полёта, и, соразмерно закону подлости, как раз к прибытию в место назначения все уже были как огурцы.

До этого же, следуя инструкциям, полученным от Ытлика, пилот вывел корабль в тот район, где его обнаружили Союзные пограничники. Собственно, не увидеть такую загогулину, которая оставляла за собой факел длиной в тысячи километров и грохотала в градиоэфире, как вагон с тазами, довольно трудно. Принявши запрос от погранцов, Твин выключил движки, и вскоре к А-15 подрулил крейсер КВК, какие обычно используются в качестве сторожевиков. Благо, в стенках не имелось иллюминаторов, иначе пассажиры рисковали увидеть, как звёзды закрывает туша длиной с километр, лихо ворочаясь очень близко от борта "эддера".

- Четыре жизни, товарищи жабократы! - послышались слова из динамика, явно произнесённые райнтарской мордой.

Зная товарищей жабократов, ка-вэ не стали задавать пустых вопросов о том, почему нету видеосвязи, а есть только аудиоканал - да потому что жабократы лишнего не держат. Вообще не держат!

- Четыре жизни! - ответил Твин, - Это ИИТ994415 "Адлер". Имею передать некоторые специальные коды.

Оверлункс вставил восьмисантиметровую дискету во "флоп", как называли магнитный считыватель, и с неё сбросил коды. Кто другой пришёл бы в шок от такой "оргтехники", но тут все были привычные.

- Вас понял, - ответил ка-вэ, явно проведя проверку по базам данных, - Операция по согласованному пересечению границы Союза и Соединённых Капиталов по линии ОЖиРа. Один корабль типа А-15, девять разумных организмов, зарегистрированных как граждане Союза, и двадцать семь тонн промтоваров. Верно?

- Верно, - сказал Твин в микрофон, удержавшись вставить шуточки про то, кого считать разумным организмом.

- Подождите, пока будет проведено сканирование корабля... сделано. Можете приступать к переходу, "Адлер". Ширина нейтрального пространства в этом месте - два с половиной световых года. Вам необходимо двигаться по лучу градиолокатора, который мы для вас организуем.

- Аа... - почесал уши оверлункс, потому как знал, что луч никак не достанет даже на десятую часть светового года.

- Потом следуйте по прямой линии, согласно навигационной сетке.

- А с той стороны есть хотя бы маяк или что-нибудь, чтобы мы не просвистели дальше и не получили ракетой?

- С той стороны есть, а по маршруту пока нет, - просветил ка-вэ, - Да, это не так просто. Справитесь?

- Куда я денусь, - буркнул Твин.

- Тогда мы повесим вам на пилоны четыре маячка, которые обозначат трассу для дальнейшего использования. Сбрасывайте их равномерно по маршруту.

- Вас понял, копана в кот.

Через виртуальную камеру Твин видел на экране, как из бокового люка крейсера выплыли дроны, тащившие каждый по небольшому бочонку, приблизились к его лоханке, и закрепили маяки на пилонах по бокам корпуса. Правда, блок управления оверлункс загодя вынул и оставил на станции, так что теперь придётся замыкать провода лапами, ну да ладно.

- Слушайте, ка-вэ, - сказал желтошёрстый, - У нас много шансов, что наши "друзья" нас не подстрелят?

- Думаю, больше половины. Учитывая, как грохочет этот аппарат - шансов ещё больше, потому как они просто побоятся в такое стрелять издали... Установка маяков завершена. Контакт?

- Есть контакт.

- Мы начинаем проецировать луч... БЧ три, включай! - сказал ка-вэ в сторону от микрофона, - Контакт?

На этот раз ему пришлось ждать минут пять, прежде чем Твин настроил древнюю аппаратуру на то, чтобы держаться луча.

- Есть контакт, - доложил он наконец.

- Можете отправляться, "Адлер", да поможет вам Космос!

- И да простит Политбюро, - буркнул Твин себе под нос, - Благодарствия, до возможной встречи!

А-15 пошёл вперёд, удаляясь от крейсера и держась за градиолуч, испускаемый его локаторной установкой. Хотя вокруг была всё та же звёздная бездна, которая окружала корабль в течении всего полёта, оверлункс огузком почуял, что впереди - нейтральная полоса. Очень нездоровское место для того, чтобы летать на маленьком корабле без оружия... Оставалось только надеяться, что погранцы с обеих сторон никого больше сюда не пускали. Он теперь полностью осознал, почему для этого дела лучше всего годен А-15: толку от его уничтожения столь мало, что никто не станет этого делать даже из чистого зла.

- Ну как, мы едем? - осведомился Зиктрис, сунув нос в пилотскую кабину.

- Кто едет, а кто и гусей топчет, - пробурчал оверлункс, щёлкая по кнопкам клавы.

- Да, было дело... - кивнул грызь, и скатился в смех, - Ну, если что понадобится, кричи.

- Как там организмы? - осведомился пилот.

- Так себе, но в рамках нормы, - поморщил морду Зиктрис, - Лиска жжот, ухитрилась жабца в норму привести.

Твин удостоверился, что матюгальник отключен, а в корридоре нет лишних ушей, и хмыкнул.

- Что-то сдаётся мне, шибко тебе нравится эта лиска.

- Пух в ушах, Твин! - опять заржал грызь, - Йа впух постоянно от тебя слышу эту пухню! "Чё ты тискаешь кошку, смотрю тебе нравится эта антропка, бла-бла". Открою тебе секрет, мне вообще нравятся самки! Причём у нас это как-то в порядке вещей, не знаю, как у вас.

- Да брось, - фыркнул оверлункс, - Просто интересуюсь. Интересуюсь, не резанёт ли тебе лиска горло, например.

- Омой пух! - оттянул уши вниз Зиктрис, - Йа похож на того, кому лиска может резануть горло?

- Кроооовь... - процитировал Твин, и заржал не хуже грызя, - Да ладно, Зик.

- Да и вообще, йа какбы и не скрываю, что мне лиска нравится, - показал язык Зик.

Оверлункс пожал плечами, возвращая внимание на пульты. Лиситка Реддишка ему тоже вполне себе нравилась, но чисто эстетически, так сказать, просто как пушное животное, а не как самка. Пока была такая возможность, лиса ходила в лёгком халатике, но на самом деле, даже без одежды там была сплошная пушнина. Вместе с мягкой шёрсткой и пушистым хвостом, она ещё и отличалась умом и сообразительностью, плюс шарила по своей теме - что тут может не нравится? Припоминая, какие раздолбаи и упыри попадались Твину в сотрудники за время его возни в ОЖиРе, это было просто идеально! Сам же оверлункс если и посматривал, то скорее на Нефлану, которая была ему ближе, как коту, хоть и жёлтому...

- А, ять!! - сплюнул под пульт Твин, позырив на хронометр.

Он пропустил точку сброса маяка - благо, не намного. Залезши под приборную панель, пилот вынул из техжилетки отвёртку и замкнул контакты на открытой плате - щёлк! Магнитный замок на пилоне открылся, и маяк ушёл в свободный полёт. Твин припомнил, что он читал о свойствах пространства вдали от источников гравитации, и сказал себе забыть об этом, чтобы не забивать голову - у него сейчас другие заботы. Лететь ровно по прямой два с половиной световых года - не так просто, как кажется. Особенно если покупал навигационный блок у деда на окраине Ист-Лункса, между лотком с зеленушкой и бочкой с рыбой.

Тем не менее, и пилот, и корабль с задачей справились, и А-15 оказался именно в заданном районе. На вид, ясное дело, это место ровным счётом ничем не отличалось от любого другого объёма вакуума, какого во Вселенной - хоть ушами жуй. Однако здесь дрейфовал маяк, который в своё время сбросила антропская экспедиция, пересекавшая границу для того, чтобы основать торговое представительство на Аусвайсе. Тут и предстояло ждать - пассажиры, всё же страдавшие от "сверхсветовой болезни", были этому только рады. Однако, радовались они лишь десять часов, после чего в эфире проклюнулись пограничники противников-партнёров. Вот тебе и кусок разведданных для ка-вэ, усмехнулся Твин, даже грохочущий А-15 они могут отсечь лишь через десять часов после вхождения в зону. Как он и опасался, погранцы потребовали включить видеосвязь, и пришлось потратить много минут, объясняя основы Жабократии.

Наконец из космической темноты появились два относительно небольших аппарата корвет-класса, каждый поменьше "Адлера", и встали конвоем по обе стороны от оного.

- Согласно постановлению службы космоходства и департамента ресурсов пространства, мы обязаны удостовериться в соответствии физико-химического состава содержимого вашего судна с нормативами, принятыми...

- Копана в кот! - хлопнул по пульту Твин, - Вы хотите просканировать корабль?

- ... Да, - ответили с той стороны после чудовищной паузы.

- Так какого рыся вы ещё этого не сделали??

А ещё говорят, что жабцы бюрократы - они так это, цветочки по сравнению с этими. Панель индикаторов облучения сообщила, что болтуны включили сканеры наконец. Тревожно запищал сигнал на блоке индивидуальной защиты, и Твин почувствовал, как наэлектризовывается шерсть.

- Сколько времени займёт эта процедура? - осведомился он в микрофон.

- Обычно занимает не больше часа, но здесь есть некоторые проблемы...

- Дайте угадаю, не сканируются организмы?

- Да, точно! - даже через узкий аудиоканал прошло большущее удивление оператора.

- Да простит нас Политбюро, - фыркнул Твин, - Сейчас будет нормально, не зевайте.

Сам же он пришёл в некоторый восторг от того, что защита даже не даёт просканить туловище - стало быть, работает как надо. Оверлункс отключил аппарат и попросил того же от остальных, на время проверки. Сразу после оной, ясное дело, всё было немедленно включено снова, воизбежание. На всякий случай оверлункс навёл вирткамеру на корветы, конвоировавшие А-15, и наделал скриншотов - не в память компа, а в память себе. Аппараты были похожи на атмосферные истребители своими острыми носами и треугольными крыльями, но ясное дело, несли гораздо более серьёзное вооружение. Как предположил с ходу Твин, четыре-шесть противокорабельных ракет, две турели ПРО, и пара не особо мощных орудий - столько должно влезть туда, если он правильно оценивает. Впрочем, эти оценки делались исключительно из любви к искусству, толку от них никакого. Пограничники Союза не те ребята, которые запишут данные в справочник, указав: "так решил один оверлункс, который видел их через вирткамеру".

Пока же Твин мог поставить галочки напротив некоторых пунктов программы. Не подорваться на собственном реакторе - есть. Добраться до места - есть. Не словить ракету от погранцов соедкапиталов - есть. Вскоре к этому добавилось и немаловажное то, что пройти сканирование - есть. Тут ведь имеет значение не только то, чтобы на борту не было ничего запрещённого, но нужно, чтобы система у проверяющего сработала как надо. Учитывая то, что эти погранцы мотылялись в дальнем космосе на столь утлых посудинах, в этом могли возникнуть большие сомнения - но, походило на то, что начальство выдало им директиву трактовать неясности в пользу гостей.

- Товарищи жабократы, - сообщил пилот по громкой связи, - В данный момент мы уже под конвоем кораблей потивника и движемся к месту назначения. Ввиду этого прошу не предпринимать никаких шагов, которые могли бы быть восприняты этими тупоголовыми как провокация. Помните, что у них нет не только совести, но и шуток они тоже не понимают...

- Эхе, Твиныч, - хмыкнул Зиктрис, снова сунувшийся в отсек управления, - А тебе не кажется, что они могут тебя слышать?

- Не кажется. Я это знаю, - кивнул оверлункс, посмотрел на грызя, и оба заржали, аки кони.

- Ожидаемое время прибытия - четыре утки, - добавил Твин для всех, - Держитесь, скоро это дерьмо закончится.

Главное не встрять по пути от границы до Аусвайса, думал пилот, это будет совсем кисло. Однако, знакомое дребезжание на приборных стойках вселяло некоторую уверенность, что можно будет обойтись без этого. Что касается времени его отсутствия дома, так тут Твин не удерживался пользоваться эффектами нелинейного времени, каковые проявляются, если мотыляться по галактике. По его подсчётам выходило, что на борту корабля в полёте пройдёт около месяца, в то время как на Истрисе это будет равно трём суткам... и не стоило спрашивать пилота, как это получается.

По пути оверлункс имел возможность поржать ещё больше, чем обычно, потому как наблюдал буффонаду со сменой конвоя через каждые половину светового года, когда соедкапитальские аппараты подлетали, маневрировали и отлетали, при этом каждый раз сообщая ему, что они делают. А Твин знал, что они делают - они тратят ресурс движков, и вероятно, для сопровождения "эддера" в обе стороны затратят сумму, превыщающую стоимость его самого. Ну, и то хлеб! Двигаясь в пространстве соедкапиталов, пилот не увидел практически ничего, потому как звёздные системы оставались далеко от курса, а слабенькая сенсорная система А-15 не могла ничего разглядеть, кроме наличия самой звезды. Поэтому увидеть какую-либо деятельность оверлункс смог только тогда, когда конвой вошёл в систему Аусвайс-5. Комп отрисовал хоть какие-то модели планет по скудным получаемым данным - причём это тот комп, что подключён поверх бортового! Штатный и не думал ничего отрисовывать на своём монохромном экране, но Твин заметил, что фигова железка на самом деле всё видит: на панели внутрисистемной навигации зажглись соответствующие лампочки. Картину же с вирткамер он транслировал и в трюм, чтобы пассажиры не толпились у него за спиной.

Желтошёрстый потянулся и подумал, что сейчас их как следует промаринуют на какой-нибудь станции, вероятнее всего даже военной, но здесь он ошибся. Диспетчер контроля движения объяснил ему, на какой маяк настраиваться, и какая процедура посадки здесь действует - как ни странно, особых извращений тут придумать не смогли, так что даже оверлункс понял уже с третьего раза. Как через вирткамеру, так и просто из окна, можно было таращиться на планету с близкой орбиты, чем и занялись все, кроме пилота.

С первого взгляда Аусвайс не особо отличался от любой другой обитаемой планеты, потому как имел азотно-кислородную атмосферу, а на поверхности существовали большие водоёмы. Собственно, не выделялось даже отдельных океанов, скорее суша представляла из себя скопления достаточно больших островов, раскиданых практически равномерно по водной глади. Но, острова островами, а сухая справка говорила о том, что суши здесь около сорока процентов от площади. Эти самые острова, соединённые огромными мостами, прекрасно видными даже с орбиты, кое-где даже зеленели, но по большей части, все были покрыты "урбой", тобишь городской застройкой. Высотные здания и промзоны составляли очень малую часть этого ландшафта, основную площадь сожрала малоэтажная застройка - капантропы, как обычно, не отказывали себе в том, чтобы занять весь предоставленный объём, как газ. Из космоса урба выглядела ни на что не похожей серой платой с редкими прожилками парков и водоёмов.

Побережья почти везде выглядели так, словно в воду накрошили пенопласта, потому как возле них мотылялось невообразимое количество мелких плавсредств. При этом нигде не было заметно, чтобы аборигены хоть как-то использовали океан, как это происходило во всех мирах Союза. Наблюдатели сразу отметили, что над южным полушарием планеты почти везде ясная погода, облака кучковались малыми группами и не производили впечатления грозового фронта.

Совсем другое дело в северном полушарии... там было настолько другое дело, что планета выглядела весьма неестественно, разделённая по экватору на две части. Южная часть освещалась комплексом зеркал, расположеных на орбите звезды и концентрировавшим свет на планету, а на северную попадал только слабенький естественный поток излучения. Холодная часть Аусвайса окрашивалась исключительно в чёрно-белое, растянутое линиями от полюса к экватору. И если белый снег был понятен, то чёрный "вильник" просто производил шокирующее впечатление своими масштабами - это натурально были целые моря утильсырья! При этом, белая местность вовсе не означала, что там нет покрышек - просто их занесло снегом, а там где они чернели - снова выкопало ураганным ветром. Даже при мизерном освещении ясно различались чёрные тучи, протянувшиеся на тысячи километров, и огромные области, затянутые пылевой дымкой.

Что ещё есть в звёздной системе из вторичной природы, Твин не разглядел - что-то блестело на орбите дальше планеты, скорее всего, промышленные комплексы на астероидах, но получить точную инфу было неоткуда. Луна планеты выглядела почти нетронутой, и как подсказывает логика, значит она и была нетронутой. Особо глазеть ему некогда, потому как посадка такого корыта даже на знакомый аэродром требует внимания, а уж сейчас тем более. Краем глаза пилот только отмечал, что корабль сопровождают лучами мощные стационарные локаторы со спутников, следящие, вероятно, даже за движениями организмов внутри. Ну и флаг вам в крюки, подумал оверлункс, выруливая на глиссаду, уводившую к указанной посадочной полосе. Внизу уже расстилалась местность, а не бок планеты, так что обзор постепенно занял отдельный массив суши, сплошь покрытый урбой, и от этого напоминавший лежащий в воде кусок линолеума, на котором нарос сизый лишайник.

Твина слегка... да нет, не слегка, а как следует передёрнуло. Последний раз он видел настоящую махровую урбу только в тот раз, когда пикировал на Недеболу на "Красной Рыси", выцеливая промзоны и пусковые площадки ракет. В Союзе, даже на антропских планетах, урбу культивировали, так сказать, сажая на отведённые участки и периодически пропалывая - и это в тех редких местах, где вообще была урба. На планетах грызей, каковых насчитывалось дорыся и больше, этой штуки вообще в помине не встречалось... но вспоминать всё это сейчас далеко не к месту, решил Твин, вцепившись в штурвал. Да, на А-15 был и штурвал, как на фиговом аэроплане докосмической эры. Он и не подумал садиться сразу, а сделал пару кругов, осмотрев полосу. Пожалуй, в тёмное время суток ему было бы сложно различать даже огромную полосу среди нагромождений зданий и переплетения дорог, но сейчас в чистом голубом небе сверкал отражатель, а низко над горизонтом можно было различить настоящее солнце, маленькое и очень тусклое, похожее на едва светящую лампочку накаливания.

Сажать непойми что посередь города это тупость, подумал Твин. Хотя, поскольку кроме города в жилой зоне планеты ничего нет, выбора они себе не оставили. И это тупость, подтвердил оверлункс. Сделав пару "горок", корабль сбросил скорость, выпустил шасси, и притёрся к полосе, подняв обычную тучу пара от нагревшихся колёс. Пилот с интересом понаблюдал, как с площадки в спешке разбегаются фигурки аборигенов и разъезжаются машины, а потом затормозил в последний момент, так что посудина слегка пошла в занос - но, встала ровно на место, мастерство не пропьёшь. Особенно, если нет его, добавлял обычно Твин. Корабль покачался на амортизаторах шасси и окончательно успокоился, так что пришлось признавать, что уже сели. Пришлось, потому что не особо хотелось. Оверлункс, вздохнув, прощёлкал по панелям, вырубая полётный режим, и объявил для трюма:

- Ну, удачливые мои, посадка прошла успешно.

- Это в пух! - крикнул в ответ Зиктрис, и высунул уши из-за угла, влезши наверх, - Как дальше?

- Дальше нас должны встретить чуваки из торгпредства, воизбежание.

Переведя систему корабля в режим ожидания, Твин спустился из верхней части судна в трюм, где находились все остальные жабократы плюс указанные двадцать семь тонн промтоваров. Посмотрев на вялых жабцов, оверлункс поднёс к морде лапу, делая вид, что срыгивает в неё. Дальше только хорошая реакция позволила ему увернуться от "приветов", запущеных из жабьих лап - эти-то не делали вид, а натурально буээ... Убедившись, что организмы в здравом уме, желтошёрстый сказал слова, напоминая о порядке пребывания на планете, в техническом аспекте. Пока не была проведена работа по исследованию микроорганизмов, следовало использовать воздушные фильтры. Постоянно ходить с пробками в носу, да ещё и не забывать регулярно менять их, развлекуха так себе, но подхватить местный насморк никого не прельщало. Редко, но бывали случаи, когда безвредные в целом вирусы вызывали быстрое и смертельное поражение организма, сдуру вылезшего из "летающей тарелки".

- Ну, кто первый?... - бодренько осведомился Твин, оглядывая группу.

Ясное дело, что открывать дверь и первым высовываться из корабля пришлось ему. Открыв засовы, оверлункс призажмурился, и распахнул дверь. В нос шибануло новыми запахами, ибо фильтр их пропускает, но так оно всегда бывает на другой планете; воздух оказался тёплым, но со столь явственной пылевой взвесью, что оверлункс чувствовал это даже с заткнутым носом. Лёгкая дымка покрывала и высотные здания, окружающие порт, так что сомнений не возникло. Теперь это дерьмо внутри моего корабля, некстати подумал пилот, раскладывая лестницу. С жутким лязгом мятая металлическая лестница ударилась в площадку, и Твин слез на поверхность планеты, так сказать.

- Ну чо? - осведомился из двери Зиктрис, опасливо водя ушами.

- Огузок в харчо! - фыркнул Твин, - Ну, по крайней мере, на головах тут не ходят, и планета не из антивещества.

- А откуда были такие подозрения? - захихикал грызь.

- Да так, народный фольклор на Истрисе.

Как успел увидеть оверлункс, за сеточным ограждением площадки для кораблей имеется изрядная толпа аборигенов, но к удаче, до неё был почти километр. Твин также проверил пульт защитной системы и убедился, что здесь присутствует изрядная электромагнитная загрязнённость, если мягко сказать. А если прямо, то вокруг было болото из электромагнитных полей, и желтошёрстый не рискнул бы надолго остаться без защиты. Далее он отметил, что через площадку к "эддеру" движутся аэромобили, и удивился, почуяв что-то знакомое. Тут он оказался прав, потому как одной машиной была "Уволга" торгпредства, а не местный аппарат; это можно вычислить, если напрячь дедукцию и понять, что означает красный стяг, полощущийся на антенне. Из тёмно-зелёной "Уволги" бодренько выскочили антроп и антропка, а из второй машины показались местные в чёрных одеждах, выстроившиеся в рядок в отдалении. Свои же облачались в обычную полевую форму зелёного цвета и традиционные кирзачи, а антропка, не особо шифруясь, повязала на голову ещё и красный платок.

Вообще же антропы - что свои, что местные, выглядели довольно экзотическими животными. Их отличала тонкая безшёрстая кожа, под которой различалась мускулатура даже на мордах, и до смешного выдающиеся черепа, отчего по Союзу их называли мозгвичами, или же просто грибами. Твин непроизвольно передёрнулся, но по крайней мере успел прийти в годность, чтобы пожать лапы антропам, когда те подошли к лестнице.

- Господа! - возвестил антроп, - Тьфу, ять! Товарищи! Приношу вам свои соболезнования в связи с прибытием на Аусвайс!

- Прям так? - удивился Твин.

Не успел торгпредский и рта раскрыть, как сверху с воем пронёсся лёгкий летающий аппарат, с него на ходу спрыгнул абориген с видеокамерой, и снимая прямо в прыжке, красиво плюхнулся на площадку. Раздался звон разлетающейся аппаратуры и хруст костей. Двое местных в чёрном, даже не поведя бровями, привычно подняли тело, и оттащили к своей машине.

- Прям так, - сделал вывод оверлункс, - Тогда позвольте выразить наши соболезнования в связи с тем, что вы тут находитесь уже некоторое время.

- Так точно, - без особого энтузиазма кивнул тот, - Я Виталий Бакланов, глава советского торгового представительства, а это моя жена Дарья.

- Не рада видеть, - вежливо улыбнулась черноволосая, слегка смуглая антропка, - Мне искренне жаль.

- А, ну это, - сказал Твин, - Мы из ОЖиРа, если вы знаете. А что, всё так плохо?

Виталий покачал головой и показал на борт машины местных, где было белым по чёрному написано: "Всё. Очень. Плохо." Подтверждая это, со стороны толпы за забором раздались автоматные очереди и вопли. Завыли сирены полицейских аэромобилей.

- Да ладно, не пугайтесь, - хихикнул антроп, - Но лучше перебздеть, верно? У вас есть с собой специалисты по покрышкам?

- У нас есть их, - кивнул оверлункс, - Они думают, что уже почти знают, как пилить эту тему.

- Ииес! - не удержалась Дарья, - Простите, не удержалась. Просто раньше начнём - раньше свалим отсюда. А вы, простите, не оверлункс ли?

- Нет, просто оверлункс, без ли. А чо?

- Огузок в харчо! - машинально брякнул Виталий, и все заржали.

Это уж была самая лучшая проверка на свой-чужой. Коды опознавания и даже рожу подделать можно, а такие вещи - ни в жизнь. Антропы укатывались по смеху ничуть не хуже Зиктриса, так что некоторое отвращение, связанное с их внешним видом, сразу исчезло.

- Вон там, - показал себе за спину Виталий, - Наши приятели из СБ. Они будут вас пасти всё время, пока вы находитесь на планете... по крайней мере, к югу от экватора. Не обращайте внимания, и беспокойства никакого не будет, возможно даже будет помощь в нештатных ситуациях.

- СБ... - цокнул Зиктрис, - Ты имеешь вслуху кого? Контрразведку, полицию?

- Неа, - ухмыльнулся антроп, - Какая контрразведка, какая полиция, белыч? Ты в сказку попал, чтоли? Это служба безопасности фирмы "Всё".

- И это всё??

- Всё.

Четверо опять заржали, заставляя чёрных коситься на них и напрягать извилины, чтобы это значило.

- Полное название фирмы, думаю, вам понятно, - добавила Дарья, показывая на борт машины.

- Ладно, - проржался Виталий, - Объясним позже. В первую очередь мне нужны ваши документы, чтобы пробить их в соответствующих ведомствах и сделать фигову тучу пропусков и разрешений. И ещё всем организмам надо сдать анализ крови на проверку для местных инфекционистов.

- Это легко, анализы уже готовы, документы сейчас принесу.

Твин слазал в корабль и натурально притащил стопку паспортов, маленький контейнер для биообразцов, и несколько дискет. Из чрева А-15 повылазили и остальные, кроме жабцов, которым было жадно тратить силы на лазание по лестнице - так что, из двери просто пырились две башки невообразимой ширины, жующие глазами. Реддишка на очень ломаном антропском объяснила торгпредским, что требуется для улаживания вопросов с инфекциями. Напоследок оверлункс вручил Виталию дискеты, на которых имелось описание оборудования и вещей, нагруженых сейчас в трюм, чтобы уже сейчас начать пробивать, как это сбагрить и побольше нагреть лапы. Правда, тот слегка смутился и попросил ещё и флоп, потому как в торгпредстве не было ни одного - ну, это неудивительно, потому как также ни одного не было в радиусе эдак ста световых лет.

- Ёньк! - цокнул Зиктрис, - Противник на семь часов.

Через площадку порта фигачил длиннющий аэромобиль с флагом соедкапиталов, и это уж точно была не служба заправки. Грызи и кошка так просто вспушились и взлетели по лестнице в корабль, а Зиктрис вдобавок мягко утащил под лапку лису... а у меня мазер, оскалил клыки в лыбе оверлункс.

- Да, лучше смыться, - хмыкнул Виталий, - Это политиканы, сейчас будут оформлять вам политическое убежище.

- Оформлять? - заржал Твин.

- А ты думал. Демократия же, кого интересует ваше мнение. Но это чистейшая буффонада для них самих, - высморкался антроп на площадку, - Они понимают, что это мимо, но на всякий случай набегают. А так они это оформят, даже не глядя на вас.

- Ладно, тогда мы вас ждём в корабле, - сказал оверлункс.

Тем временем из дверей аэромобиля посыпались капантропы, как минимум голов шесть были с аппаратами видеосъёмки, и словно курицы, разбежались по площадке, снимая со всех сторон. Главными клоунами тут были самец и самка - переглянувшись, они пустили в ход первого. Самка, видимо, была тренирована подзывать инопланетников через "кис-кис", а видок оверлункса к этому явно не располагал. Сделав подобающе пафосную морду, капантроп проследовал к Твину и протянул руку:

- Добро пожаловать в свободный мир, мистер фелин.

- Добро? - оскалил клыки "мистер фелин", сунув лапы в караманы, - У вас же всё очень плохо, не?

- Да, но... - абориген явственно не привык, чтобы ему указывали на явные противоречия, и схватил мозгового клина от этого.

- И вы пришли предложить нам убогим политическое убежище? - продолжил артиллерийскую атаку Твин.

- Да, само собой! - выдавил лыбу капантроп, - Вы можете...

- ...вы можете ничего не бояться на нашей дофига свободной планете, хотя она и заминирована бвонитом, - с сарказмом сказал оверлункс, - А также ровно наполовину завалена мусором, но это мелочи. Знаете, что я вам на это скажу?

Желтошёрстый прокашлялся и продекламировал с выражением:

Семь гусей пошли на пруд,

Это был нелёгкий труд.

Пруд от базы далеко.

Гуси топчут молоко.

Из открытой двери, откуда торчали беличьи уши, раздался взрыв ржача. Поскольку аборигены явно не одуплились и только моргали зенками, Твин вздохнул и подобрал наиболее дипломатичную фразу:

- Фак ю, каброн.

Далее он просто залез по лестнице и оказался под вполне надёжной защитой корабля. В нулевых, в корабль другой стороны нельзя просто так проникнуть даже в соедкапиталах, а во-первых, текфонитовая броня всегда придаёт уверенности.

- Эй подождите, мистер фелин! - не сдалась капантропка, решившая сыграть в героиню, и полезшая следом, - Это ваше мнение, но мы хотим выслушать всех членов вашего экипажа!

- Да? - усмехнулся Твин, - Манурь, Плотс, тут одна местная дама желает с вами поздороваться по-старенькому.

Короче сказать, все "члены экипажа" ржали, жабы остались довольны, а местная дама, едва не грохнувшись на площадку, со всех ног удирала к машине, отмываться от приветствия по-старенькому. Торгпредские, на всякий случай сидевшие в своей "Уволге", наверняка тоже поржали, и уехали обделывать делишки, а Твин закрыл дверь, от гуся подальше.

Наиболее оперативное, что случилось, так это перевод товаров под контроль торгпредства - грузовики прилетели уже через пол-часа, и вся команда вполне бодро перекидала коробки из трюма, накидав таким образом дензнаков на счёт операции. Капантропы, у которых на одежде висели таблички "экспедитор", только таращились на то, как советские звери лихо перекидывают груз, при этом катаясь по смеху. На Аусвайсе девяносто девять жителей не смогли бы сделать и половины того, что без напряга сделала Нефли, не говоря уж про Зиктриса. А те кто мог сделать, никогда не стали бы, потому как работать конечностями среди них считалось крайне неприличным. Ну и кроме того, чтобы погрузить хотя бы одну коробку, им требовался или робот, или авторизованный грузчик... В общем, жабократы успешно втоптали в грязь все местные ценности.

Грузовики были погружены за два часа, но ещё пять они простояли у корабля, пока капантропы искали авторизованых водителей. За это время снова прилетела "Уволга", и Виталий раздал гражданам обратно их паспорта, под каждым из которых теперь лежала целая стопка всяких карточек и удостоверений. Он посоветовал просто сунуть в пакет и держать под лапой, потому как предъявлять их, скорее всего, не потребуется.

- А ещё у меня есть ГП! - объявил антроп, делая хитрую морду.

Под ГП жабократы всегда подразумевали Гениальное Предложение. Как правило, оно было гениально жадным, но с других точек зрения могло показаться сущей тупостью. Например, идея собрать покрышки с Аусвайса официально числилась как ГП номер такое-то.

- Тоок? - разом повернулись на ключевые слова жабцы.

Виталий вытащил из сумки несколько приборов размером с пульт от телевизора, взял один, и включил. Изучив показания прибора, антроп проследовал к Зиктрису, и не успел тот и ухом мотнуть, как сунул лапу прямо в пух на хвосте. Пошарив там, он изъял что-то очень мелкое, воодрузив добычу на гладкий стол.

- Жук, - пояснил он, - Микроробот для прослушки-проглядки.

- Впух! - отряхнулся грызь, - Где я его успел подцепить??

- С вашей защитой он ничего не сделает, так что это безопасно, - успокоил Виталий, - Но вот набрать жуков, чтобы потом продать их как бэ-ушное оборудование, это вообще путь к Прибыли.

- УУууууу... - сказали жабцы, хватая приборы со стола.

- Четвертной нам, остальное ваше, - уточнил антроп, - Это у нас один умелец сделал детекторы, так мы за год трёхлитровую банку этого добра набрали!

- Это в пух, а не мимо! - рассудил Елец, мотая хвостом от нечего делать.

- Да, - согласился Твин, почёсывая шею, которую слегка сдавила Жаба, - Это вы хорошо придумали. А как насчёт подвижек по основной теме?

- Ну, тут тёща надвое сказала, - крякнул Виталий, - Нам удалось договориться с этими уб... с партнёрами, о переговорах по заданному вопросу. Через три дня прямо в этом городе будет проходить расширенное... ну, очень расширенное, заседание правления корпорации "Всё". С присутствием самых жирных уб... руководителей, и представителей разных сторон, имеющих дела на Аусвайсе.

- Нутк, дело в жопе!... - цокнул Зиктрис, - Э, тоесть, в шляпе.

- Скорее, первое, - хмыкнул антроп, - Как думаете, кто будет вести переговоры с нашей стороны?

Грызь враз ткнул пальцем в Виталия, но тот твёрдо покачал головой.

- Низачто. Мы планировали, что прибудет группа дипломатических работников с Бастлана, но эти олухи по каким-то причинам задерживаются, и возможно, на год задерживаются. А я никогда не стану брать на себя такую ответственность.

- А я бы взял, - зевнул Твин, заглядывая в излучатель своей лапной мазерной пушки.

- Серьёзно? - скосился на него Зиктрис.

- А чего такого-то? Да, я полагаю, что там сплошные каброны и анацефалы, но у меня, слава Политбюру, есть кой-какой опыт работы с такими пациентами.

- "Добрый день, дорогие каброны и анацефалы", - представил себе начало речи грызь, и скатился в смех.

- Твин, смех смехом, а эти пациенты здесь ходят в главврачах, - сказал Виталий, - И смогут упрятать нас в лепрозорий, ты это понимаешь?

- А это полностью не зависит от того, что я им скажу, - покачал ухом Твин, - Если у них перемкнёт, они это сделают и без повода, поэтому не стоит бояться дать им повод. Логично?

- Да. Подпишешь, что будешь отвечать ушами лично?

- Да легко, - фыркнул оверлункс.

- Ну-ну, - с долей скепсиса хмыкнул Виталий, и пока смотался.

- Твиныч, а чего это ты? - удивился Зиктрис.

- Да тык ээ... внезапное решение! - развёл лапами желтошёрстый.

- Внезапный кизиловый косяк, - дополнила Реддишка, - Это, конечно, опасно, но не опаснее всего остального, я думаю. А сидеть тут год ждать дипломатов это вообще не вариант.

- Пожалуй да, - согласился Зиктрис, - Назвался патроном, полезай в магазин. Тогда, жёлтая морда, садись читай справку, которую нам принёс Виталик.

- Фак ю, каброн, - учтиво ответствовал Твин.

Само собой, он действительно сел изучать справку, составленную торгпредскими - как только отошёл от косяка. Судя по тому, что грызи то и дело ржали впокат, они тоже это читали... или читали ещё что-нибудь, им особого повода не надо. Главное, что им следовало уяснить - это условия так называемого дак-стейта, когда "всё. очень. плохо". Суть была довольно простой: в потребительском капиталистическом обществе всю дорогу главной ценностью было "ни о чём не думать". Сначала особи получили возможность не думать о еде и жилище, потом - о воспитании детей; с ростом возможностей цивилизации эта область стремительно расширялась, пока не доходила до появления фирмы, предлагавшей абсолютный пакет услуг, когда клиенту не требовалось думать вообще, от рождения до смерти. Клиент таким образом превращался в скотину в собственности фирмы, каковая зарабатывала на его, клиента, деятельности. Таким образом, классовое расслоение населения на Аусвайсе приближалось к возможному максимуму, когда кое-какой свободой пользовались только менеджеры Фирмы, программировавшие жизнь всех остальных - да и то не все. Была версия, что система уже закольцевалась, и одни рабовладельцы владеют другими, а те - первыми.

- Так, под дождите-ка, - цокнул Луфтыш, который, как и все, читал эту фофань, - И как вы собираетесь варить собак с ними?

- А что такое? - хмыкнул Твин, - Было дело, я варил собак, как ты изволил цокнуть, с диким племенем антропов, которые поклонялись масляному фильтру от трактора. И как видишь, причём они тоже живы.

- Да не, тут вот какой косяк, - пояснил грызь, - Ты заключаешь сделку с чиновником. Информация об этом попадает к менеджеру этого чиновника, и он даёт ему команду изменить сделку. А информация об этом попадает к менеджеру менеджера, который...

- Ну это ты загибаешь, - цокнул Зиктрис, - Так система не работала бы вообще, а она работает. Дело в строгом законе об авторизации, когда специалист по выкручиванию левого шурупа не имеет права даже поглядеть на правый шуруп, а при нарушении получит звездюлей. Соответственно, сделку заключает кто? Авторизованый сделкозаключатель, и менеджмент Фирмы не распространяется на саму сделку. Поэтому, если удастся сварить собак с авторизованными аборигенами, это будет вполне надёжно, как я понял. Потому как для отмены им потребуется авторизованый сделкоотменятель, а это как минимум небыстро.

- Ну да, - заржал Елец, - Как эти с грузарями стояли три часа, йа со смеху чуть не лопнул.

- Ты усвоил это, Твиныч?

- То что он со смеху не лопнул? Усвоил, - кивнул тот с серьёзной мордой.

На оверлункса накатило натуральным вдохновением, что с ним редко, но бывало. Провести переговоры с умалишёнными, управляющими планетой-бомбой? Да как два огузка об стол! Проще репаной пари! Репаной пари... Твин помотал головой и подумал, что возможно, такой энтузиазм вызван таки кизиловым косяком, каковой был искурен, но с другой стороны, какая разница, если есть эффект? Удобно устроившись на раскладушке и положив на коленки клаву, он продолжил изучать материалы, отобранные антропами.

На самом деле, никто не запрещал им выйти и в местные сети. Никто, кроме Жабы, потому как открывать доступ бесплатно здесь не стали бы вообще никому, а тратить - это мимо. Нефлана слегка заёрзала хвостом от этого, мол как так, побывать на планете соедкапиталов, скорее всего, два раза в жизни - первый и последний! - и не зайти в местную сеть? Однако после того, как Виталий обеспечил ей доступ через свой комп, фелинка быстро согласилась, что это полностью бесполезно - не имея навыков, пользователь видел только рекламу. Всмысле, просто тупо одну рекламу, причём самую тупую, какая только возможна.

- ЗООО!!! ААА!!! КУПИ!! Машина для мойки посудомоечных машин "Фёкол"!!! КУПИ!!! ААА!!! ЗООО!!!

- Я это запишу, потому как иначе дома никто мне не поверит, - офигевая, мявкнула Нефлана.

Повезло, подумал Твин, ему так вообще придётся дома держать язык за зубами. Расскажи Кил, что он ввязался в такое дерьмище... при всей тяге к правде и прямым разговорам, оверлункс не собирался испытывать, что будет. Первый раз, чтоли? По дороге почитать "Байки со склада", чтобы было, что рассказать заместо того, что рассказывать не стоит, и всё рысь в рысь. Да нет, не всё, фыркнул Твин, если приходится заниматься такими вещами. А фелины с Редли вот смогли отправить дочь, едва закончившую школу, к гусю на куличи, потому что она сочла, что так нужно. Да, конечно, отец Нефли - военный, а отправилась она вместе с надёжной лисой, но всё же...

Торгпредские, зарывшись с оформлением партии товара, более не набегали в корабль, а сообщались с жабократами по местной сети. Снаружи несколько раз происходил кипеж, когда подлетали аэромобили, прорвавшиеся в порт, и из них выпрыгивали капантропы, решившие непременно что-либо сделать - их вязали "чёрные", дежурившие рядом, и в штатном режиме вывозили. Один умник даже бросил в корабль гранату... пехотную гранату. В межзвёздный корабль. Ну дурааак, покачал головой Твин, ненадолго подняв взгляд от распечатки.

- Вообще, - сказал Виталий при очередном сеансе связи, - Наши минус-друзья предлагали жильё в гостинице, но я думаю, что вы предпочтёте остаться в корабле. Если только помыцца?

- А как ты думаешь, чувак, мы месяц не моемся? - хмыкнул Твин, - А скафы на что?

- А, ну да, - понимающе кивнул антроп, - Было дело, в армии.

Тут не было особой хитрости - объём штатного скафандра достаточно большой, поэтому если ты не очень жирное животное, то вполне можешь налить в скаф тёплой воды, хоть по горло, и отмыться как следует - скафу от этого ничегошеньки не будет, даже очистится сам. В трюме А-15 аж два скафа были подвешены за спинные ремни к стенке, а рядом стояли бочки с водой и регенератор оной, очищавший воду после использования. Так что, пушные хвосты грызей, лисы и кошки были совершенно чистыми, жабцы и оверлункс тоже.

- Если только посмотреть, что там за гостиница, - сказал Твин неожиданно даже для себя.

- Твин, ты курнул чтоли? - уточнил Зиктрис.

- Неа. Просто негоже вылезать первый раз из корабля, и идти сразу на переговоры, - пояснил оверлункс, - Это усложнит задачу, одупляешься? Поэтому, думаю, надо пробздеться. А там, глядишь, вдруг окажется, что жильё придётся кому-нибудь по вкусу.

- Ну в этом я сомневаюсь, - хмыкнул Виталий, - Но устроить экскурсию могу. Когда заехать?

"Уволга" плавно двигалась в плотном потоке машин, который покрывал всю поверхность двадцатипятиполосной дороги. Твин, сидючи на переднем сиденьи, таращился в окно, выглядывая профильные объекты, так сказать. Хотя в сплошной каше вывесок трудно было что-то высмотреть, он уже заметил минимум семь штук сервисов, и над воротами каждого торчала эмблема корпорации "Шимелин". Взгляд оверлункса был достаточно цепким, чтобы увидеть и пару грузовых машин, вывозивших то самое - покрышки. Вот отсюда сливались достаточно мелкие ручейки, которые превращались в океан утиля, накрывший всё северное полушарие. Стало быть, должен существовать и подвоз, чтобы количества сходились, закон сохранения вещества они вряд ли нарушают.

- Пэ-Пэ-Цэ... - в очередной раз произнесла Нефлана.

В этом все были полностью с ней согласны. Тысячи машин, способных развивать скорости в несколько раз больше звуковой, тащились здесь медленнее, чем ехал бы велосипедист. Все они могли летать, но ползли над полосами, потому как, если взлетит хотя бы десятая часть, в воздухе будет не протолкнуться. Правда, это был один их наиболее загруженых районов города Фастомаус, и если поискать, то можно найти место разогнаться до сотни. Дорогу обступали высотные здания самых извратных форм, вплоть до закрученых спиралей и буквы "зю", а сверху небо закрывали несколько уровней эстакад поменьше шириной, составлявших паутину прямо среди зданий.

Твин уже почти привычно отметил, как с эстакады третьего уровня, перевалившись через ограждение, пошла вниз машина. Пошла, пошла, пошла... готова. Оверлункс только фыркнул, глядя на поднявшийся фонтан дыма и разлетающиеся осколки пластика. Виталий пояснил, что на самом деле, дороги тут безопасные, серьёзно. Просто когда интенсивность движения измеряется неадекватными числами, даже одна авария на миллион проездов - и аварий получается дофига и больше.

- Ррреедди... - урчал Зиктрис, который прошустрил усесться рядом с лисой на заднюю сидушку, - Ты такая пуша!

- От пуши слышу, - резонно ответила Реддишка, - Слушай, Зик, почему ты никогда не причёсываешься?

Грызь действительно был весьма взлохмаченный.

- А напушнину? - удивился он, но тут же пихнул её локтем и захихикал, - Но для тебя могу и на это пойти, м?

- Ррр... - изобразила оскаливание зубов лиситка, хотя это явно было не всерьёз.

Грызь мог трепать лису за уши сколько угодно, потому как остальные таращились вокруг и не обращали на них никакого внимания. Впрочем, их хватило таращиться минут на двадцать, потому как они поняли, что урба везде одинаковая, а от мельтешения красок рябило в глазах.

- А по радио тут что? - показала на радиолу Нефли, - Можно?

- ЗООО!!! ААА!!! КУПИ!! Машина для мойки посудомоечных машин "Фёкол"!!! КУПИ!!! АА...

- Поняяятненько... - фыркнула котейка, вытряхивая звуковой мусор из ушек.

- А знаете что ещё смешно, - сказал Виталий, вяло крутивший баранку, - Ведь реклама вообще не работает. Всмысле, вообще. Вот из этих ребятишек, которые сейчас едут вокруг, никто не купит даже прищепки по своей инициативе. За них всё покупают менеджеры Фирмы.

- Ять... - подзакатил глаза Твин, - Так какого рожна всё забито рекламой, если она не нужна?

- Контракты, - усмехнулся антроп, - Позаключали на тысячу лет вперёд, или вообще бессрочно.

- Это неплохо, - почесал подбородок оверлункс, - Если они так чтят контракты. Надо пользоваться.

- Ещё психическая логия, - заметила Дарья, слегка зажатая между лисой и кошкой, - Туловищам подсознательно приятно знать, что есть дураки, которым приходится самим выбирать, что купить.

- А они разве есть? - встрепенулся Твин.

- Так это без разницы, - пожал плечами Виталий, - Мы вот даже не знаем, есть ли они. Теоретически, могут быть. Но палиться они не будут, как понимаешь, демократия же.

- Так это в южном полумире, - заметил Зиктрис, - А в северном Фирма вроде вообще не работает?

- Это да, там совсем другое дело. Мы пробовали пробить вопрос о том, чтобы нам предоставили базу где-нибудь там, но эсбэшникам там трудно следить за нами, а аргументов у нас не нашлось.

- На "Ёлке" есть аргументы, - фыркнул грызь, - Как залпом вкатает, планеты нету.

- Да, но здесь-то это не аргумент, - заржал антроп, - Да, вон кстати это самое.

"Уволга", протолкавшись через три полосы, зарулила на многоэтажную парковку, пристроенную к высотному дому. Полупрозрачные, похожие на раздутых жуков местные аэромобили создавали постоянное ощущение салата своими неестественными цветами - натурально, на некоторые было невозможно долго смотреть, настолько жуткий визуальный эффект ухитрились сделать местные умельцы. Сам небоскрёб имел форму... нуээ... Твин например затруднился даже подобрать сравнение, и за ненадобностью бросил попытки. Подождав, пока рядом припаркуется большая чёрная машина СБ, Виталий выпустил животных наружу.

- Азузузазаза зузаза зузаза!!! Зузаза!!! - сразу резанули уши вопли.

Оверлункс сказал бы, что так вопит маньяк с бензопилой, но напомнив себе, где он находится, убрал лапу с рукоятки станера. Так и есть, жуткие вопли издавала хрупкая самка капантропа, шлёндавшая вдоль рядов машин и оравшая в гарнитуру мобильной связи. Как выяснилось, здесь это совершенно в порядке вещей, и аборигены, самозабвенно оравшие в пространство, попадались очень часто. Причём, хотя жабократы отлично понимали сдешний диалект пинглиша, разобрать хоть что-то из этого не удавалось - вероятно потому, что они действительно кричали "азузуза", а не что-то другое. Кроме того, за каждым капантропом, который перемещался вне машины, вился небольшой рой рекламных дронов. Все усмехнулись, а Зиктрис, ясное дело, просто заржал, когда на их глазах аборигена окатили стикерами с воздуха, как индюка пылью.

- А... - поёжилась Нефли, опасливо озираясь.

- А нас они не видят, - похлопала по поясу Дарья, - Защита блокирует сканирование.

- Фуф, - выдохнули все.

- А вообще-то, - почесал репу Твин, - Нам норм появляться в городе, со своими мордами?

- Уу, - отмахнулся Виталий, - Сейчас вон увидишь.

Увидели они в помещении навроде подъезда, из которого туловища поднимались по этажам. Поскольку тут движение туловищ происходило как в муравейнике, холл имел соответствующие размеры, тобишь огромадные. Казалось, что это какая-нибудь пересадочная станция, настолько непохожи друг на друга были аборигены. Хохлы по метру длиной, крашеные в эпилептические цвета, краска по роже и прочие "атрибуты" тут были совершенно в порядке вещей. Об этом и говорил Виталий - среди этого маскарада представители других видов не выделялись никак.

- Мочёные фрикаделькиии... - вцепилась в лису Нефлана, прижав уши.

- Ты этого хотела, - хмыкнула Реддишка, - И подозреваю, что это ещё цветочки.

Это были ещё цветочки. Если присмотреться, то оказывалось, что чёрные человечки из СБ активно снуют в толпе и оттягивают за уши немалое количество доброохотов, готовых кинуться на прибывших, как цыплёнок на коршуна. Всё-таки в руководстве Фирмы соображали, чем чреваты проблемы с гражданами Союза. Это позволило жабократам пройти к лифтам... Твин уставился на длинный ряд разномастных дверей, перед каждой из которых стоял турникет, как на станции электричек.

- ЗООО!!! ААА!!! КУПИ!! Машина для мойки посудом... - доносилось из дверей, пока те оставались открытыми.

- И чё? Чё это?

- Это? Лифты, - с ухмылкой оглядывал офигевших Виталий.

- Пойдём по лестнице, - цокнул Зиктрис.

- Не пойдёте, её здесь нет. А лифты, как вы можете видеть, - показал антроп на вывески, - Принадлежат разным компаниям. Здесь вот двадцать лифтов внутри здания и ещё десять навесных снаружи.

- Он прикалывается? - с надеждой спросил Твин у антропки; та покачала головой.

- Нет, - ответила Дарья, - Не хотите проехаться на лифте с сауной, причём в кредит?

- Бугага... - облокотился об стенку Зиктрис.

- Это вам смешно, - грустно сказала антропка, - А нам не очень. Это ведь, биологически, наш собственный вид. Ну а им так вообще не смешно.

- Да. У них всё. очень. плохо, - пихнул её локтем Виталий, - Не разводи унынье.

После краткой лекции о том, как всё-таки можно попасть хотя бы на второй этаж... да, на второй этаж тоже нет лестницы, и придётся ехать в кредит на лифте с сауной. Вероятно, и здесь что-то подкрутили эсбэшники, потому как компания без проблем дождалась лифта эконом-класса, и набилась в оный. Стены, потолок и пол немедленно начали излучать рекламу, из щелей посыпались стикеры, гибкие манипуляторы типа "щупальце" пытались сунуть рекламные проспекты прямо в карман - ну или в рот, на худой конец, им-то разница небольшая. Нефлана снова вцепилась в лису и тоненько завизжала. Остальные ничуть не усмехались, потому как находились в похожем состоянии...

Раздался щелчок, и всё выключилось. Только фонарик в лапах антропа светил в потолок, но чувствовалось, что лифт не встал, а движется.

- Позвольте представить вам электромагнитную отключалку, - показал устройство Виталий, - Ихний же образец, между прочим. Правда, такой имеют право пользоваться только менеджеры Фирмы не ниже двенадцатого уровня, но для нас сделали исключение... чтоб мы не спятили.

- Да, мы не спятили, ахахаха, - изобразила истерический смех Дарья.

- А мне даже нравится местами... - цокнул Зиктрис.

Нравилось ему то, что в тесной кабине его притёрли достаточно плотно к Реддишке, так что от носа до носа оставалось сантиметра три. Поблескивая жёлтыми глазами в свете фонарика, лиса негромко зарычала и приоскалила клыки. Копана в кот, подумал Твин, есть таки шанс, что придётся зашивать горло этому рыжему петуху.

Выйдя на этаж, компания мордозрела не только корридор и двери в нумера, но и шесть застеклённых кабин в холле, в некоторых из которых сидели капантропы перед кучей экранов - но это явно были не операторы. Кроме того, в стенках кабинок не было никаких окон, а дверь, судя по всему, закрывалась наглухо электрозамком.

- А эти, - зевнул Виталий, показав на кабинки, - Сидят рекламу смотрят.

- Зоо, ааа, купи? - усмехнулся грызь, - Но почему в кабинках?

- Ну, потому что есть контроль за тем, кто сколько получает рекламы. Недополучил норму - садись и дополучай.

- А иначе? - поинтересовался Твин.

- Твиныч, - потёр лоб Виталий, - Не забывай, это не наши антропы. Эти всю свою долбаную жизнь слушают то, что им говорят менеджеры Фирмы. Камера Рекламного Заключения - это ещё очень мелкие цветочки, так что никто не будет бунтовать.

- Лажово, - вздохнул оверлункс, глядя сквозь стекло на застывшую в ноль морду заключённого, - В целом лажово. Для предприятия терпимо. Если они здесь ещё и бунтовать начнут, ууу...

- Но ведь надо что-то делать с этим кошмаром! - шёпотом произнесла Дарья, - Мы не можем просто так смотреть, как здесь происходит медленный массовый суицид!

- Какой цид?... А, - припомнил Твин, - Я с вами согласен, Дарья. А у вас есть идеи, что именно сделать?

Судя по тому, как сникла антропка, идей у неё не было.

- У меня пока тоже нет, - продолжил желтошёрстый, - Но мы на планете только двое суток и ещё не прошла рябь в мозгах от всего этого. Правда, лично я жабпотех, поэтому как вправить мозги дуракам, не знаю. Но попробую что-нибудь придумать. Остальные, полагаю, тоже молчать не будут, если что придёт в голову.

- Спасибо, - сказала Дарья, погладив лапу оверлункса.

Да, подумал Твин, это не особо приятное впечатление, прилететь сюда с антропской планеты из Союза и увидеть такой балаган. Он представил себе, что такую жесть творили бы оверлунксы, и передёрнулся. Проще всего было грызю, потому как он такого представить не смог бы, потому как это просто невозможно.

- Ну, вот, можете полюбоваться, - сказал Виталий, открывая дверь комнаты, каковую тут называли "аппартаментами".

- Ап-п-п-партаменты, - прошлёпал губами Зиктрис.

Ап-п-партаменты представляли из себя идеально белое помещение - тоесть вообще всё было полностью белое, так что даже граней между полом и стенами не увидишь. Выделялось только окно, открывавшее вид на стеклянную стену соседнего небоскрёба. Как только автоматика усекла, что кто-то открыл дверь, на окно нацелились рекламные пушки, стеклопакет ярко засверкал, а за счёт резонирования ещё и забубнил про машину для мойки посудомоечных машин.

- Всё помещение уделано пластиком с программируемой формой, - пояснил Виталий, - За счёт чего можно формовать мебель, ну и всё что потребуется. Местами даже удобно... ну, месяц-другой потренируетесь с интерфейсом, и всё!

- Понятненько, - прознесла Реддишка с застывшим взглядом, - Пошли отсюда.

Твину удалось найти повод отлынивать от насилования мозга подробностями местной жизни, причём такой, что никто и подкопаться не смог - пилоту нужно было готовить корабль к обратному отлёту. Ведь рано или поздно это придётся сделать, и по всякому выходит, что лучше, если судно будет готово к немедленному драп-маршу. Это помогло оверлунксу очистить голову достаточно, чтобы перестать курить кизиловые косяки и думать более-менее здраво.Подумав здраво, он схватился за уши от того, каких астрономических масштабов глупость затевается, однако, было поздно. И более того, он сам вляпался сюда по самые уши, полезши впереди паровоза. "Аз есмь лопухъ" - подумал оверлункс, и заржал.

Тем временем подошёл означеный срок, и нужно было тащиться на конференцию. Хотя трюм корабля по прежнему оставался не особо большим, все резко куда-то испарились. На всякий случай, чтоб лишний раз не попадаться на глаза. Впрочем, оверлункс не собирался брать свои слова обратно, раз уж ляпнул, то будь добр трясти. Он пошёл бы туда и на одну морду, хотя попытка не пытка, и Твин попросил Зиктриса и Реддишку составить компанию.

- Тут понимаете ли в чём дело, - сказал он, - Если нас вдруг кто начнёт обстреливать из плазмомётов, Зик шарит в этой тематике. Если будет какая-то угроза биологического характеру, в этом разбирается Редди. И главное, оба подстрахуют меня от тупака, который более чем вероятен.

- Ты мне за это ответишь, жёлтая морда, - хмыкнул грызь, - Да ладно, утка шэ.

- Я не против, - пожала плечами лиситка.

- Три танкиста, три весёлых друга, экипаж машины боевой, - заржал Елец из-за брезентухи.

- Слышь ты, йуморист пухов...

Ради такого дела Твин облачился в парадную одежду. Тобишь, взял щётку и очистил красный комбез от грязи, так что он стал красным, а не серо-розовым. Техжилетку было достаточно вывернуть наизнанку, и она становилась как новая, без следов от кислоты, сварки и прочих технологических операций. Зиктрис просто нацепил тельняшку и камуфлыжные портки, ещё загодя постиранные. На лисе оказалось всё то же тёмно-зелёное с чёрным платье, которое хоть убейся, а напоминало армейскую форму - возможно, здоровенная бляха на ремне с серпом и молотом добавляла эффекта. Оверлункс хотел было усомниться, стоит ли дразнить гусей, но тут же плюнул - а пошли они в жепь, переживут. Вообще же Реддишка, с достаточно длинной тёмно-рыжей гривой, с пушным хвостом и чёрными лапками, выглядела исключительно приятно. Припомнив местных самок, Твин злорадно оскалился, почуяв гордость за Родину.

Конференция, которую проводило высшее руководство Фирмы, делалась в общем именно для перетирания с делегациями внешних сторон разной степени иностранности; вваливались как из галактических далей, так и с других планет соедкапиталов. Все внутренние вопросы бюрократия Фирмы решала втихоря между собой, и всякие заседания и съезды остались исключительно для буффонады. Уяснив это через торгпредских аналитиков, Твин преисполнился решимости сварить собак с этими минус-партнёрами... Да, главное не сказать им этого. А что тогда сказать, хм... "Добрый день, дорогие каброны и анацефалы!". Нет, уже не пойдёт, ведь всё очень плохо, добрый день это из другой сказки. Оверлункс ощутил жуткую тоску, глядя сквозь муть городских огней в сторону неба - там, за многие световые года, осталась та самая другая сказка, нынче милая сердцу, как никогда ранее.

Мероприятие проходило в каком-то огроменном сооружении, которое можно было бы признать стадионом, только без высоких трибун. Возможно, это и был стадион, заставленный банкетными столами и покрытый ковром, шут уж его знает. Виталий и Дарья взялись протащить делегацию на "Уволге" от места до места, потому как иначе дорога была реально чревата. Кроме того, торгпредские снова пробили дело через СБ, чтобы не попасть в какую-нибудь идиотскую ситуацию. Машина торгпредства заехала сразу к КПП, где охранцы, опять-таки упакованные в чёрные тряпичные изделия, провели бесконтактный шмон, и выдали комплект аппаратуры для создания биологического барьера. Все пятеро нацепили небольшие лёгкие браслеты и обруч на голову, вдобавок к своим ремиттерным устройствам. Во первых, советская делегация ещё не прошла инфекционный контроль ни в одну сторону, а во вторых, даже если пройти его, лучше подстраховаться, направляясь в такой зоопарк. Даже капантропы понимали, что нельзя предугадать, какую дрянь могут нечаяно притащить с другого конца галактики.

- Фуф, как мы легко отделались! - сказал Твин, когда проходная осталась позади, - Виталий, я думаю ты знаешь кого-нибудь из этих минус-друзей лично? Нам бы просто тоже не помешало иметь контакты, ибо полезно.

- Угу, - хмыкнула Дарья, - Ну-ка постой, жёлтая морда.

Антропка, держа в одной руке детектор, другой сняла со спины оверлункса трёх "жуков", и ещё по несколько со всех остальных. Виталий привычно помог жене, осмотрев её спину. Зиктрис заржал, и на этот раз потому, что это точно напоминало походы в лес, когда идущие собирают с себя клещей. Правда, эти клещи были не опасны, а при поимке могли принести некоторую Прибыль, так что Дарья ловко сложила микроскопический хабар в чехол от телефона.

- Там это не приветствуется, - пояснил антроп, - Они меняют служащих по случайному графику и довольно часто. Мы связываемся с генералом Фулом, через него и пробиваем. Не знаю даже, есть ли реально там генерал, или это виртуальная личность. Контакты я сброшу.

- Выкурено, - кивнул оверлункс.

Ему вовсе не улыбалось получить по мозгам общением с местным генералом, но оверлункс твёрдо намеревался делать дело, а его никак не сделаешь, если пытаться попасть вот хотя бы на это мероприятие по обычным каналам. Он видел ещё из окна машины, как к зоне контроля подъезжают другие делегации. Там стояла большая толпа аборигенов, что само по себе не здорово, но главное, когда организмы выходили из машин, начинались какие-то непонятные действия. Твин только что привёл на планету межзвёздный корабль, так что с логикой у него всё было нормально, но здесь он не понимал даже приблизительно, что происходит. Следовательно, лучше держаться от этого подальше.

Тем временем экраны, которые возвышались на много метров на том месте, где у стадиона бывают трибуны, показали чернокожего капантропа примерно в таком же одеянии, как и у эсбистов. Тот раскланялся во все стороны и затараторил, шлёпая губами и периодически размахивая длинными руками.

- Бу тутутуту бутутуту ту! Бутутуту тутутуту бутутутуту, мэээн!...

- Азбука Мороза, чтоли? - заржал Зиктрис, имея ввиду двоичный код из точек-тире.

Абориген продолжал трещать, перемежая это взблеивающими звуками "мэээн".

- Мэээээн, мээээн... - заблеял грызь.

Оказавшиеся рядом организмы стали оборачиваться на него, а некоторые, особенно не из капантропов, так и захихикали.

- Цирк закончить! - отдал команду Твин, - Балаган не начинать.

- Так точно! - легко согласился Зиктрис, приняв церемонный вид.

- Так о чём это он? - кивнул на экран оверлункс, обращаясь к антропам.

- А, этот, - зевнул Виталий, - Гонит пургу, крошит батон, лохматит бабушку. Госсекретарь планеты.

- Так это же...

- Нее, - отмахнулся антроп, - Это здесь вообще никто. Так, стукач для имперского центра. Нашу тематику не затрагивает никак. У нас запланированы переговоры с цео Фирмы и некоторыми министрами. С ними и надо варить собак.

Твин кивнул, припоминая, что "цео" это председатель правления или что-то вроде этого - короче, достаточно жирный поросёнок, чтобы решать подобные вопросы. А если ещё и сразу притащить глав причастных ведомств, это отличный шанс сразу сварить всех собак, образно говоря.

- Ну, вон уршаны, - показывал Виталий, - Эти вон, с рогами, эмберцы. Синие с ушами - спрайты, как вы знаете, вообще не из нашей галактики, поналетели тут. Крупные это омикронцы. Остальные несколько тысяч суть местные нахлебники и тунеядцы. Короче говоря, сплошь сборище наших заклятых минус-друзей. Ну может быть, кроме уршанов.

Твин позырил воочию на всех тех существ, которых привык видеть только по новостям или в энциклопедиях. Уршаны были высокие гладкошёрстные кошки с большущими глазами, и выглядели бы вполне ничего, если бы не церемонность на мордах. У этих организмов практиковался матриархат, поэтому все уршаны из делегации были самками, и наверняка они фыркали, наблюдая кучу самцов в столь неверной обстановке. Хоть обфыркайтесь, подумал Твин...

- Пусть хоть обфыркаются, - цокнул Зиктрис лисе, со смехом показывая на уршанок, - Вся их империя не протянет и против одного ударного флота райнтарцев.

- Зик, гусей не топчи, - сказал оверлункс.

Омикронцы производили куда более гнетущее впечатление, чем глуповатые кошки. Чувачки ростом более двух метров, весьма плотного тушкосложения и покрытые шкурами... всмысле, своими собственными, местами гладкими, местами шерстяными. Морды их не походили ни на кого более, потому как были треугольные, и при этом на голове имелись ещё и уши, и рога, завитые в полукруг. Глаза с чёрными белками и вертикальным зрачком почти не мигали, заставляя поёживаться. Жабцы тоже не звери и не мигают, но жабец - это круглая, довольно смешная жаба, а когда такие зенки пырятся с высоты двух ростов, желания приближаться не возникает. И что самое шишовое, подумал Твин, эти не увешаны ритуальными побрякушками, как все остальные, и не фильтруют через себя пафос. Впрочем, это только ему так кажется, а уж как там на самом деле, одному Политбюру известно. Оверлункс покосился на омикронку с бежевой шкурой, внушительные "дыни" которой были даже прикрыты - местные самки в большинстве выпячивали выдающиеся части тела так, что это реально вызывало смех.

- Как думаешь, Зик... - обернулся оверлункс, - Ять, где этот грызун?!

Все развели лапами, потому как так же таращились вокруг на зоопарк без вольеров, а не следили за белкой. Белка однако нарисовался через пять секунд, и мотнув хвостом, подмигнул Реддишке:

- Лисярыня, разрешите преподнести вам этот скромный букет... грибов, - вынул Зиктрис лапу с букетом грибов из-за спины.

Это натурально был букет грибов - не шляпочных, какие растут под ёлками, а похожих на разноцветные резные листья капусты или салата, однако это определённо были грибы. К удовольствию грызя, лиса искренне рассмеялась, оскаливая острые зубки, и даже погладила его по ушам, заставив вспушиться. Вскоре все уже хрумали куски этих грибов, потому как Зиктрис, понятное дело, стырил их со столов.

- Хм... - сказал Твин, поводя носом и чуя что-то, похожее на знакомый запах варёных креветок.

- Следует поострожнее, - предупредил Виталий, - Бывает несовместимость некоторых белков...

- У нас есть детектор белков, - показал на белку оверлункс, - Этот выпушень всегда цокнет, съедобное оно, или нет.

- Правда? - оживилась Реддишка, - Тогда, может, пока покормиться?

- Вообще конечно оно тут всё бесплатное, - сказал антроп, - Но дипломатический этикет...

- Нутк вас никто не заставляет, - цокнул Зиктрис, - Звено! Мы над целью, начинаем атаку!

Хихикая, "звено" таки начало атаку, не обращая никакого внимания на косые взгляды капантропов. В конце концов, стрелять они не начнут из-за этого, так что всё рысь в рысь. А судя по всему, у них в традициях "мариновать" гостей нудными речами по несколько часов, прежде чем дать отмашку нажираться нахаляву. Антропы, слегка опасавшиеся последствий, стояли в сторонке, но стали замечать, что прочие иностранные делегации постепенно тоже накинулись на корм - сработал рефлекс стада. Местные халявщики аж посерели, потому как понимали, что такими темпами им много не останется, если вообще останется. Они бы и бросились жрать, аки свиньи к корытам, но им бы это не простили, так как прощали иноземным варварам.

- Тааак! - Зиктрис подвинул здоровенную тарелку, на которой зижделась башня из еды, и обнюхал, - Чисто!

- А, вот эти ребята, - сказал Твин, увидев таки креветок, ну или что там здесь вместо них.

Оверлункс принялся выковыривать сочные очищенные "хвосты" ракообразных из башни, и отправлять по назначению, тобишь в кишечник. Лишённая креветок башня на блюде развалилась, и Твин спикировал на следующую. Оказалось, креветки одинаковы по всей галактике, а желтошёрстый давно уже их не жрал, и теперь отыгрывался.

- Твин, - хмыкнул Виталий, таки подойдя к месту "атаки", - Вы знаете, сколько здесь это стоит?

- Неа, - рыгнул оверлункс, достал банку тоад-колы из техжилетки, и со смачным "щщщвак!" открыл.

- Королевско-царско-императорские креветки, - дала точную справку Дарья, - Восемьсот дензнаков за унцию.

- Тьфу ты! - остановил грабёж стола Твин, - Чё мы жрём-то в три глотки?

- Да вот и я так подумал... - сказал Виталий, но на самом деле он совершенно не одуплился.

- Надо Нефли принести, грызям, и жабам! - пояснил оверлункс.

- Ооо, Политбюро подери... - закатил глаза антроп.

Однако превратить всё дело в банальную продразвёрстку не получилось, потому как на втором столе к Твину подсела капанропка в характерной чёрной форме СБ, чтобы согласовать детали варки собак... грызи обычно коверкали любые фразы и цокали "варить собак" вместо "дого-вариваться", а Твин просто осквирячился. Он видел, что местная офигевает над тем, как "звено" уничтожает еды на десятки тысяч, но фишка заключалась в том, что она не могла ничего сказать по этому поводу! Ведь она была авторизованным сотрудником СБ, и сохранность еды не входила в её компетенцию. Произнеся эдак три сотни слов полностью ниочём... оверлункс выслушивал на редкость милостиво, потому как в это время креветки одна за другой отправлялись в пасть! - так вот, отстреляв холостые, аборигенка сообщила:

- Мистер Щитерсон, цео корпорации "Всё", и руководители профильных ведомств, встретятся с вами через сорок минут. Пока можете... - капантропка передёрнула мордой, глядя на бесчинства, - ...развлекаться, да. Вы, вероятно, оверлункс?

- Рыся себе вы слова знаете! - удивился оверлункс, - До этого погоняли "фелином". А так да, оверлункс.

- Кто у вас в группе главный?

- У нас главный - коммунизм, - наставительно сказал Твин, и быстро поправился, - Я, я главный.

Дело в том, что весьма простой факт про коммунизм произвёл столь явную нервно-паралитическую реакцию, что он побоялся, как бы у бедняги мозг не взорвался от напряжения, а сейчас это ему совсем не нужно. Твин похихикал, представляя себе, как эсбэшница падает на пол, а в глазах светится "ошибка 404".

- Так, оверлункс, - занесла невероятно важные сведения в планшет капантропка, - А это?

Там как раз аборигены, одетые в белое, которые работали на мероприятии за лакеев, пытались взять грызя в "клещи", чтобы отсечь от новых жертв среди еды, но тот был не лыком шит и пролез под столом.

- Это Зиктрис Нис Тро, - сказал Твин, - Сквироид, ну или грызь. Белка, короче.

- Разумная белка? - подняла брови эсбэшница, - Как мило. А рядом, это его жена?

"Разумный капантроп, как тупо", - подумал оверлункс.

- Нет, - терпеливо, медленно выговаривая слова, разжёвывал он, - Эта лисярыня - лиса, Реддишка Мяглапы, между прочим, наш инфекционист, копана в... кхм... копана в кот!

- Копана куда? - тут же ухватилась за его ошибку капантропка.

Тем временем инфекционист, хихикая, помогала Зиктрису насыпать креветок в пакет. Кто-либо, не знакомый с жабократами, мог бы задаться вопросом, откуда они взяли пакет. А знакомый сразу скажет, что жабократ всегда, когда выходит из дому, берёт с собой какую-либо тару, и чаще всего, именно обычные полиэтилентовые пакеты, ибо они удобны. Ведь кто знает, какой хабар может попасться внезапно, а упускать его из-за отсутствия тары - преступление против Жадности. Поэтому Твин, пока объяснял соль эсбешнице, вынул из техжилетки минимум пять пакетов и отдал грызю и лисе. Они действительно выглядели как парочка, потому как синхронно работали лапами, сметая закуски в пакеты, частью бросая в рот, и хихикая.

- Господа! Господа! Вы звери, господа! - пошёл в крайне вялую атаку один из белорубашечников, который, видимо, потом должен будет отчитаться за количество сожранного.

- А вы, простите, рыба? - осведомился Зиктрис, прикрывая собой лису и пакеты.

- Господа, вы сожра... изволили скушать все креветки, какие были в Фастомаусе! У нас так не принято! Это...

- Шшшшта? - прошипела Реддишка, прикрывая хвостом набитые пакеты.

При этом она улыбнулась очень, очень широко, показывая все острые белые зубки, явно способные перепилить любого капантропа в начинку для пельменей. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы белорубашечник утух - нет, он ещё бродил рядом и бухтел, но только лишь от безысходности. Зиктрис, прокатившись по смеху, вспушился и выглядел донельзя довольным... ну и продолжал кулинарный вандализьм, само собой. Глядя на это с большой лыбой, Твин едва заставил себе переключиться с задачи по выносу хабара из этого зала к более важной, а именно...

- Добрый день, дорогие каброны и анацефалы!

Слева и справа от себя Твин услышал звук, когда кто-то подавился воздухом, и сдерживаемый ржач. Цео Щитерсон, пожилой капнатроп с обвислыми брылями, как бывает у некоторых пород собак, удивлённо приподнял бровь.

- В каком смысле, мистер оверлункс? - осведомился он вполне нейтрально.

- В хорошем, конечно! - заверил его Твин, - Но не в этом суть. Я здесь представляю ОЖиР, Организацию Жадности и Рацухи. Мы есть рыцари Жадности, защитники скупердяйства, поборники экономии и гиперэкономии... Примерно понятно, в чём соль?

- Не совсем, - хмыкнул Щитерсон, - О какой жадности может идти речь при неестественной экономической системе у вас на стороне?

- А я сейчас покажу, о какой, достаточно предметно. Думаю, вы уже в курсе, что именно нас заинтересовало на Аусвайсе?

- Да, - хрюкнул капантроп, - Поэтому вы здесь. Эта тема для нас весьма насущная и болезненная.

- Неожиданный поворот, - пробормотал Зиктрис.

- Поворот неожиданный, - также озадачился Твин, - Тоесть вы осознаёте... ну, головой... осознаёте, значить, что у вас половина глобуса завалена старыми покрышками?

- Щит! - фыркнул Щитерсон, - Слепых тут нет, мистер оверлункс. Мы прекрасно знаем, какая у нас ситуация с разрастанием так называемого "вильника". Глаабе, покажите.

Вскочивший худощавый абориген, сделав неуклюжий книксен перед цео, включил экран и встал рядом.

- За последние три года площадь вильника увеличилась на двадцать процентов, - на экране прошли карты, - Объём вырос на тридцать пять процентов. Стоимость доставки утильсырья к месту сброса на северных территориях увеличилась в два с половиной раза, из-за того, что вильник, двигаясь, перерезает коммуникации. Если тенденция сохранится на существующем уровне, через два года средний уровень материала у экваториальной стены будет равен пятидесяти метрам. Из-за приливных эффектов в массе вильника в узких местах подъём уровня будет гораздо более значительным и может превысить высоту стены.

- Вот, - кивнул цео, - Мы не можем надстраивать стену до бесконечности...

"Это что, мудрости кусок, чтоли??" - подумал оверлункс.

- ...потому что это стоит прорву денег...

"А нет, показалось."

- ... вывозить покрышки с планеты тоже невыгодно, даже на луну. Понимаете, с ними вообще ничего не выгодно! - с нотками страдания в голосе сообщил Щитерсон, - И всё очень плохо.

Последние три слова были присыпаны подобающим пафосом, и капантропы сделали явно стандартные выражения морд для этого случая. "Атрибуты религиозного культа" - подметил Твин.

- Атриб... - цокнул Зиктрис.

- Молчать, - цыкнул оверлункс вбок сквозь зубы, и продолжил для минус-партнёров, - Но как так получилось, что именно покрышки невыгодно перерабатывать? Всё остальное вы перерабатываете, и только покрышки вдруг взяли, и сломали шаблон.

- К сожалению, такова политика корпорации "шимелин", - вздохнул Щитерсон, - Хотя мы и ставили их в известность о том, какие это имеет последствия, их это не интересует. Если перерабатывать покрышки, то мы сможем на месте наделать новых, а "шимелин" этого никогда не допустит. Эти подонки даже ввернули несколько юридических ловушек, чтобы никто не смог брать покрышки в утильсырьё. Вы знаете, что покрышки "шимелина" связываются с нанокомпьютерами машины, на которую установлены, и копируют в себя личные данные владельца?

- До сих пор не знал, - помотал башкой Твин.

- Стереть данные нельзя, - продолжил цео, - Поэтому покрышки с юридической точки зрения это личные вещи владельцев, а не обычное вторсырьё. "Шимелин" засудит до смерти любого, кто попытается перерабатывать это дерьмо.

- Любого из соедкапиталов, - кивнул оверлункс.

- Именно, - довольно осклабился капантроп, - Поэтому вы здесь.

- Так, ладно... - собрался с мыслями Твин, - Я не имею ни малейшего желания лезть в ваши дела, поэтому говорим о физических объектах. ОЖиР готов выгрести с Аусвайса весь вильник до последнего сраного колеса. Не буду вас грузить тем, зачем нам это понадобилось, но поверьте, Прибыль будет с нами.

Капантропы переглянулись, для чего Щитерсону пришлось выглядывать вбок из-под брылей. Желтошёрстый не волновался, потому как понимал, что вряд ли они сейчас решали, а стоит ли связываться с этими ЖИРдяями. Однако дальнейшие повороты едва не вывели его из равновесия.

- И сколько ммм... сколько... - с трудом выдавил тот, что отвечал за финансы, - Сколько вы за это попросите?

Оверлункс отчётливо почувствовал, как мозг тянется к рычагу катапультирования. Он очень опасался, что сейчас грызь и даже лиса заржут так, что спалят всё предприятие на корню - но те настолько выпали в осадок, что забыли ржать. Дело было в том, что ОЖиР всю дорогу рассчитывал на то, что придётся платить за сырьё, а не получать за него деньги. Твин прикинул, что сейчас может сэкономить неврысяческие суммы, если не слажает. Сознание этого схватило его горло такой Жабой, какую он не испытывал за всю жизнь! Оверлунксу показалось, что сама Жаба входит в его башку, что кровь становится холодной, а глаза приобретают золотой цвет с чёрными крапинками. И Жаба начала жадничать... в данном случае - соображать с запредельной скоростью. Желтошёрстый как ни в чём ни бывало открыл портативный комп, и нашёл графу "оценочная себестоимость вывоза продукта за тонну"; значение варьировалось в зависимости от условий.

- Ээ, ну смотрите, если наши операции не будут облагаться налогами, и мы сможем приобретать оборудование по обычным ценам, тогда получается по двести три тысячных дензнака за тонну.

- О боже! - закатил глаза финансист, умножив эти гроши на количество тонн.

- Ещё хуже будет, когда вильник польётся через стену, - пожал плечами оверлункс, - Или, в лучшем случае, вы найдёте деньги на то, чтобы надстроить стену ещё на пару километров.

- Даже сто метров стены обойдутся дороже, - покачал головой Щитерсон, изучив данные на своём экране, - Поэтому, предварительно мы согласны.

- Хып... Ды... Цы... - донеслось со стороны грызя, но ничего более.

Одержимый Жабой Твин оглянулся на Реддишку, чтобы убедиться, что лиса ещё жива. Та была жива, но крайне тяжело сглатывала и вытаращила глаза.

- Торговое представительство уже передавало вам, какое оборудование нам понадобится? - осведомился Твин.

- Да. Роботизированный комплекс МК100, в основном. Это специфическое оборудование, вы уверены, что сможете с ним справиться?

- Нет, конечно, - хмыкнул оверлункс, - Вот попробуем, тогда и будем знать.

- Вы ещё просили базу на северных территориях, - фыркнул Щитерсон, - Занимайте там любую территорию, кроме линий коммуникации... какую сумеете.

- Как оформить начало работы? - спросил финансист, - Возьмёте кредит на приобретение оборудования, или вам нужен аванс за произведённую очистку?

- Квак... тоесть, нет, - квакнул Твин, - Мы это предусматривали, у нас есть партия товару для продажи, так что начальные средства у предприятия будут.

- Боюсь вы понимаете, что за вами будет осуществляться постоянный контроль, - прямо сказал цео, - Вся робототехника имеет коды отключения, поэтому не советую вам пытаться захватить планету.

- Захватить, планету, - издал квакающий смешок оверлункс.

Далее он обрисовал схему, которую изобрёл Манурь: наземные партии будут доставлять сырьё к космопорту на северном полюсе планеты, тоесть максимально далеко от населённых территорий. В этот порт, под контролем СБ, будут садиться челноки, перетаскивающие продукт на орбиту, в грузовой контейнер вместимостью в несколько миллиардов тонн. Предполагалось использовать систему с тягачами, чтобы корабли не простаивали, и пока один контейнер будет в пути, другой будут нагружать. Минус-партнёров это хоть со скрипом, но устроило, и Твин рискнул потребовать ещё и присутствие ремонтного судна для поддержки тягачей и челноков, иначе шиш что получится. Капантропы уныло согласились, так что похоже, у них действительно всё очень плохо.

- Мать моя белочка, Твин!! Что это было?! - набросился на него Зиктрис, едва трое вышли за порог кабинета.

- Щщщ! - сказал оверлункс то, чего раньше никогда бы не сказал.

- Редди, этот олух в порядке? - осведомился грызь у лисы.

- Я, квак, в порядке, - медленно произнёс Твин, - Вернёмся в корабль, расскажу подробно. Сейчас об этом ни слова, ясно?

- Мне кажется, это случай резкого жабоудушения, - сказала Реддишка, - И кажется я знаю, почему...

- Щщ! - показал на неё пальцем оверлункс.

Однако, все эти неожиданные повороты ничуть не помешали им забрать свои пакеты со съестным хабаром, которые жабократы оставили прямо в приёмной, вогнав в глубокий шок секретуток. Ага, они в шоке, сухо констатировал Твин, и ничуть не смущаясь, сгрёб в пакет ещё и электронные ручки для писания по электронной бумаге. Только когда компания потратила минут десять, проходя через огромный банкетный стадион, желтошёрстый стал приходить в себя, и перестал видеть ценники поверх всех предметов. Ему показалось, что отпустил какой-то потусторонний холод, и лапы снова стали тёплыми.

- О Политбюро подери! - с чувством встретил их Виталий, - Когда ждать убийства?

- Убийства не знаю, а Щитерсон обещал нам варёных собак завтра официально, - сказал Твин.

- Да ладно? - не поверили антропы.

- Вы ещё меньше поверите в детали... но их я скажу потом, - протёр морду оверлункс, - К вам есть две просьбы. Первая, нужно сделать вброс соедкапитальским федералам, чтобы они знали про сделку, ну это на случай, если местные захотят её втихоря изменить.

- Твиныч, ты офигел?!

- А я вам один пакет отдам, м?

- А, ну так бы сразу и сказал, - хмыкнул антроп, - А вторая?

- Вторая, нужна какая-нибудь дурь, чтобы нажраться до завтра. До официального подтверждения договора нам надо быть в полном неадеквате.

- Зачем?

- Занадом, - подробно объяснил Твин.

- Противник на три часа, - как всегда чётко цокнул Зиктрис.

На этот раз это были омикронцы, шедшие аккурат курсом перехвата на их группу. Три огромные фигуры никак нельзя было не заметить, потому как они возвышались над остальными, как гуси над утками. По их рептилоподобным мордам никак нельзя определить, что у них на уме. Помогала огромная площадь "стадиона", потому как видно издали, а идти достаточно долго.

- Брызги! - скомандовал Твин.

Сам он резко прибавил ходу и повернул влево, Зиктрис - вправо, лиса - ещё правее, так что только рыжие хвосты замелькали среди похожих на павлинов капантропов и белорубашечников. Как и рассчитывал оверлункс, противник такого никак не ожидал - увальни остановились как вкопанные, вытаращив глаза. Пока они соображали, все звери уже вышли из радиуса перехвата, и спустя две минуты успешно собрались у проходной.

- К труду и обороне готовы, - похвалил Твин, пихнув локтями грызя и лису.

- Зачем эта буффонада? - буркнул Виталий, - Эти козлы просто хотели поговорить с вами... наверное.

- В том и дело, что наверное, - кивнул оверлункс, - У нас подцеплена Жаба огромного калибра, и никак нельзя, чтобы она сорвалась с крючка!

- Да, кило десять будет, - похлопал по пакетам Зиктрис.

- А если у них есть что-то полезное? - не отставал антроп.

- Тогда нет никакой проблемы позвонить в торгпредство, - фыркнул Твин, - Взять в фиговы лапы фигову трубку фигова телефона, и, копана в кот, набрать долбаный номер!

- Убедительно, - с кислой мордой согласился антроп.

Единственное, что жабократам не удалось сделать за эту операцию, так это оставить себе приборы биозащиты, выдававшиеся всем входящим - видимо, даже тут охотников скоммуниздить имелось достаточно, так что эсбисты к такому были подготовлены. Шустро прошмыгнув через зону контроля к машине, жабократы только там почувствовали себя в относительной безопасности, так что опять запустили лапы в пакеты. Отделанная войлоком крыша "Уволги" и сидушки из кожзаменителя придавали ощущение чего-то знакомого, в отличие от вдрызг чужеродной среды снаружи. Да и сухо по факту, пальнуть из плазмовинтовки с крыши небоскрёба куда как проще, чем протащить в город противотанковую ракету - а меньшим эту машинку не возьмёшь, когда весь багажник забит защитными блоками. Виталий рассказывал, что по первачу, когда торгпредство только открылось, такое бывало; на стекле имелись даже отметины от попаданий, которые прошили бы насквозь бетонную плиту, а здесь только сделали выщерблинки, как от камешков.

- Ну, хотя ваше поведение было просто звездец, - сказал Виталий, - Поздравляю с тем, что вам удалось сварить собак.

- Это будет известно завтра, - покачал головой Твин, - Когда телега пройдёт по всей бюрократической системе. Так, стоп...

Он представил себе, как их встретят в корабле: грызи будут ржать, котейка с любопытством посмотрит фотки и сувениры, а жабцы... жабцы сразу же, сразу же! - спросят о том, сколько запросили минус-партнёры за вывоз сырья. А в том, что у эсбэшников есть способ прослушать любые кваканья на борту, сомнений нет никаких.

- ...стоп, Виталич. Нам нельзя в корабль сейчас.

- Шта? - вытаращился тот.

- Если совсем точно, нам нельзя к жабцам, - уточнил Твин, - Не могу сказать, почему. Можно до завтра перекантоваться у вас в торгпредстве?

- Твиныч, напушнину?? - возмутился грызь, - У нас полно корма для наших животных!

- Так. Надо, - процедил оверлункс, - С кормом твоим ничего не будет, у ребят наверняка есть холодильники. Это только до тех пор, пока не будет закреплена сделка. А на корабль я сам отстучу, что мы задерживаемся.

- Я что-то не совсем понимаю... - почесала ухо Реддишка.

- Йа тоже, - цокнул Зиктрис, - Но надо довериться жабпотеху.

Он цокнул это достаточно убедительно, чтобы лиса незаметно кивнула. Мало того что она лиса, так ещё и из военных, так что опрометчивые шаги - это не про неё. Виталий не одуплялся вообще, но насчёт прослушки всё понимал, поэтому держал рот на замке, сделав знак Дарье тоже не особо распространяться. В конце концов, промариновать троих зверей в торгпредстве сутки - не такая уж проблема, чтобы упираться. На это и рассчитывал Твин, поэтому теперь ему оставалось только лопать креветок из пакета и пялиться за окно в болото из дымки и разноцветных огней. Ну, не только, потому как в огромном бардаке машины нашлись трёхлитровые бутылки пива "Восьмидесятый сорт", и оверлункс принялся методично лакать это дело, потому как счёл, что действительно, лучше побыть в отключке до сроку. На этикетке там снизу шла широкая зелёная полоса с надписью "Минздрав даже не предупреждает. Сам поймёшь!". Зиктрис и Реддишка постепенно присоединились, так что спустя десять минут грызь и лиса, обнявшись, уже горланили:

Через тернии к звёздам, через радость и слёзы

Гордо реет над нами нашей Родины знамя!

Головы вверх гордо поднять, за тебя, Родина-Мать!

Мы до конца будем стоять, за тебя, Родина-Мать!

Мы будем петь, будем гулять, за тебя, Родина-Мать!

И за страну трижды "ура!", за тебя, Родина!

Оверлункс и антропы подпевали и невольно таращили лыбы, потому как явственно повеяло знакомым. Машина продолжала плыть в плотном потоке среди мутного моря разноцветных огней, а сверху чернело небо, на котором не просматривалось ни единой звезды.

"Торговая фактория", как вычурно выражались антропы, располагалась на окраине Фастомауса - ну тобишь там, где город чисто административно был отделён от остальной урбы, а на местности никаких изменений не наблюдалось. Прокатившись через нечто, похожее на промзону, "Уволга" зарулила к воротам в высокой бетонной стене, каковая окружала территорию, аки древнюю крепость. Жабократы просто заржали в голос, увидев по обе стороны от ворот бутафорские орудийные башни; на самой стене были правдоподобно нарисованы танки и наездники на бронированых медведях; на самих воротах красовался серп и молот метров десять в высоту.

- Немного клюквы, - усмехнулся Виталий, потом подумал и поправился, - Изрядно клюквы. Но куда деваться.

Внутри "клюквы" уже не было, обычная себе территория. Поскольку торговля происходила в весьма малых объёмах, здесь же располагались и все склады, и конторы - за одним забором, чтоб не ломать голову и не мотаться по сдешним дорогам. Чтобы закрыться от смога и шума, антропы поставили почти цельную прозрачную крышу над всей базой, поэтому между ангаров и зданий оказывалось на редкость уютно - ну, для Аусвайса. Вылезши из машины, звери как раз наблюдали, как мимо проехала электротележка, гружёная ихними же коробками, привезёнными из Союза. Правда, Твину требовался санузел, чтобы вылить из себя долбанный "восьмидесятый сорт"... зато после этого сразу становилось лучше. Само собой, оверлункс первым делом позаботился, чтобы хабар в пакетах попал в холодильник.

- О, Политбюро подери! - фыркнул он, глядя на офигевшую антропку из пищеблока, - Чё такого-то? Возьмите себе один пакет, а то как-то не по советски получится.

- Тып... тып... товарищ оверлункс, - поперхнулась повариха, - Этот пакет стоит как самолёт!

- Это он там, за стенкой, стоит как самолёт, - веско пояснил Твин, тыкая в антропку когтистым пальцем, - А здесь от каждого по способности. Вот у нас была способность ограбить минус-партнёров на эту жратву... ясно?

Вроде той стало ясно, и успокоеный оверлункс собирался найти закуток, чтобы проспать часов эдак двадцать, но встреченная Дарья схватила его за уши, в переносном смысле.

- Есть ещё кое-какая штука, - сказала она, - И для этого потребуется ваш корабль. Вы ведь собираетесь идти обратно практически порожняком?

- Нннн... - подёрнулся, как от зубной боли, Твин, - Да, я не собираюсь делить Прибыль с минус-партнёрами, поэтому придётся идти по... по... кхм! по-рож-ня-ком, вот. Надеюсь, ты об этом никому не расскажешь?

- Да нет, - усмехнулась антропка, - Просто у нас здесь есть кое-кто, кого нужно переправить в Союз.

Проведя оверлункса по корридорам в нужное помещение, она показала ему пятерых существ, сидевших за компами.

- Копана в кот! - сказал Твин, - Это же местные ксеноморфы, нет?

- Да, - кивнула Дарья, - Здесь их преследуют и они совершенно бесправны...

- Как?? - фыркнул оверлункс, глядя на ухоигольчатых морфов через стеклянную перегородку, - Это же морфированные капантропы. По всей логике они должны остаться под юрисдикцией, как граждане.

- Минус-логика, - покачала головой антропка, - Их тут совсем замордовали, Твин. Я не знаю, верить ли этому, но они рассказывают, что морфов используют для получения препаратов из ихней крови.

- Мда... Только вот "эддер" это тебе не скоростной пепелац, для контрабанды не годится никак. Чтобы вывезти этих ребят, нам потребуется разрешение минус-партнёров.

- С этим всё очень плохо. Всё. Очень. Плохо.

- Если они изъявляют желание отправиться в Союз, или ещё куда, какая нарысь мотивировка их останавливать?

- У Фирмы они проходят как "ксеноморфные биообразцы" и считаются собственностью Фирмы, - пояснила Дарья, - Отсюда следует, что их не хотят выпускать просто из-за того, чтобы не давать другим сторонам в лапы доступ к ксеноморфам. Соедкапиталы надеются из этого что-то выжать, ведь неизвестно, чтобы где-то ещё происходило нечто подобное, как на Аусвайсе. Возможно, морфящий луч попал в планету вообще случайно.

Оверлункс поглядывал на морфов, увлечённо долбивших по клавам. Даже на их странноватых мордах явственно читалась работа мысли, так что Твин ощутил желание вогнать отвёртку в огузок тому, кто записал их как "образцы".

- Хотя, подожди-ка, - хмыкнул он, - Это ведь просто капантропы, по сути.

- Но это не повод оставлять в беде разумное существо, - уверено сказала Дарья, - К сожалению, трёхглазковые не очень-то заинтересовались этой темой, и не чешутся.

- Допустим, - не столь уверено сказал Твин, - Но это и не повод пускать капантропов в свой огород. На Истрис - упаси Политбюро. В любом случае, я не вижу, что бы я мог здесь сделать.

- Что-то часто от тебя это слышно, оверлункс, - поморщилась антропка.

- Потому что я всего лишь оверлункс, - пожал плечами оверлункс, - Веришь, если бы я знал, что сделать, то не стал бы отмахиваться?

Дарья внимательно посмотрела на него, хотя по большому счёту, с тем же успехом она могла смотреть на жёлтую швабру, прочитать выражение морды, тем более в деталях, практически невозможно.

- Верю, - кисло согласилась она.

- Да, задачка та ещё, - хмыкнул Твин, - Понимаешь, наши конечно могут потребовать выдать этих ксенов, но толку? Чем ты будешь угрожать идиотам, которые изобрели шахид-планету?

- Не знаю, - шмыгнула носом Дарья, - И это угнетает.

- Значит, надо придумать, чем можно им угрожать, - врезал по логике оверлункс, - Но прямо сейчас, извини, башке нужен отдых. Мы между прочим варили собак с минус-партнёрами, выслушивая их слова, а это, я тебе скажу, так себе развлечение, мозги текут.

- Да-да, конечно, Твин, - встрепенулась антропка, - Мне просто было необходимо показать это кому-то из вас.

Как выяснилось, на базе торгпредства существует общежутие на довольно большое количество голов, причём с отдельными помещениями, которые даже закрываются дверьми! На самом деле, всё там отлично закрывалось, и ввалившись в маленькую узкую комнатушку с экраном вместо окна, оверлункс брякнулся на койку и сразу захрапел.

Очнувшись, Твин немедленно отмотал все действия назад, чтобы оказаться в корридоре, и снова посетил санузел. "В роте плохо" - припомнился анекдот, потому как "Восьмидесятый сорт" не собирался пока отставать, и во рту имелся препротивный привкус. Оверлункс выполоскал пасть водой из-под крана, протёр морду, и таким образом пришёл в минимальную годность. Посмотрев на налапный терминал компа, он резко взбодрился и бросился искать выход в сеть, потому как времени уже прошло вполне достаточно, чтобы можно было говорить о результатах. В итоге Твин, не полностью твёрдо стоящий на ногах и с некоторыми мешками под глазами, ввалился в пищеблок, потому как он попался на пути первым. Две антропки из кухарок, делившие на столе хабар, завизжали, предполагая, что кот может и покусать за свои креветки.

- Да идите вы в жо!!... - отмахнулся Твин, - В жо.. В жокеи! Терминал где, срочняком!!

Оверлункс немедленно плюхнулся перед экраном и на автопилоте проделал все операции, которые никак не смог бы повторить на трезвую голову. Только ретроспективно он отметил, что вошёл через торгпредскую сеть, а как он это сделал без доступа и пароля? Но не это главное. Выйдя на сайт центрального аппарата Фирмы, оверлункс просмотрел список соглашений, заключённых в ходе вчерашней массовой попойки в Фастомаусе. Подёргивая глазом, он открыл раздел "Договор министерства вторичных ресурсов и окружающей среды с фирмой "Вторколесо, лтд." Там чёрным по белому значилось, что планета обязуется платить за вывоз покрышек, а сам договор проведён по инстанциям.

- Да!!! Да, с.ка!! - заорал Твин, и отбил лапы об стол.

- Чё там? - вяло поинтересовался подошедший антроп, - ЦСКА выиграл?

- Не знаю как ЦСКА, а ОЖиР точно выиграл, и, копана в кот, нешишово так, - заверил оверлункс.

Теперь появилась возможность объяснить остальным вчерашние маневры, и Твин пошёл собирать зверей, чтобы не повторять всем по восемь раз. Вроде и всё ничего, но он уже твёрдо усёк, что "испорченный телефон" - это самое фиговое, что может быть, тупак генерируется просто на пустом месте и в неограниченном объёме. Ну, вызвать Виталия в торгпредстве не проблема, а вот вытащить сонных сурков из норы, тоесть, из комнаты, это не так просто. Твин врезал ботинком по обеим дверям, где, по его мнению, должны были находиться сотрапы.

- Эй, рыжие животные, обои! Подъём!!

Послышалась резкая возня, потому как, скорее всего, обои рыжие животные имели рефлексы на это слово. Реддишка высунула в корридор ушастую голову, приоткрыв дверь:

- Шта?

- Собираемся в столовке, Редди, - сказал Твин, и не удержался хихикнуть, - А грызь у тебя?

- Возможно, - ухмыльнулась лиса, - Не волнуйся, грызь будет.

Как она и обещала, грызь был, причём выглядел полнейшим огурцом - "Восьмидесятый сорт" его почти не брал. Собравшись в столовке, звери заварили "традиционки" и чаю, а оверлункс изложил соль.

- Мы этого представить не могли, поэтому Манурь и Квото, когда составляли планы, считали, что придётся платить за покрышки. Вчера наши минус-друзья даже ничего не предлагали, они просто спросили, сколько мы попросим за вывоз тех же самых покрышек.

Твин заржал в голос, когда по очереди округлились глаза у антропа, грызя и лисы - так пык, как лампочки.

- Как?? - задал содержательный вопрос Виталий.

- Уметь надо, - пожал плечами оверлункс, - Могу предположить, что они прослушивали наши разговоры в корабле и сделали очень "умный" анализ. Тобишь если мы не обсуждали постоянно цену, значит, мы не покупаем, а продаём. Поэтому нам нельзя было встречаться с жабами, чтобы те не квакнули лишнего до тех пор, пока минус-партнёры ещё смогут отменить сделку. Потому же я настоял, чтобы и вы все помолчали. Теперь ясно? Здесь нас тоже вполне могут слушать, но теперь это уже не важно.

- Пуха ты загнул! - обалдело помотал башкой Зиктрис, - Хотя примерно так йа и думал. У меня чуть хвост не заполыхал, когда этот анацефал стал обсуждать цену!

- Но "чуть" не считается, - кивнул Твин, - Ты и Редди огурцы, что не ляпнули лишнего.

- Мы огурцы, Редди, - церемонно сообщил грызь лисе.

- Мы огурцы, Зикки, - не менее церемонно ответила та, и звери скатились в смех.

- Да простит нас Политбюро... - пробормотал Виталий, - Какие идиоты! А ты и правда не слажал, Твин. Насколько я понимаю, там суммы в районе трёх миллиардов дензнаков?

- Угу, - кивнул оверлункс, качаясь на стуле, - На бюджет маленькой планетки потянет. Правда, нам из этого ничего не перепадёт, потому как это чистая экономия, а не Прибыль, но, как вы понимаете, Жаба торжествует.

- Помойка! Жаба, торжествуя, с тележкой обновляет путь. Лошадки шея, Жабу чуя, спешит схватить хоть что-нибудь, - процитировал классику грызь.

- Это получается, нам не придётся возиться с продажей товаров из Союза? - просиял антроп.

- Ну, да, - кивнул Твин, - Вам придётся возиться с закупкой изрядного количества оборудования из местного, это точно.

- Нутк, махнём на корабль? - предложила лиса, - А то креветок ещё полно, а зверьки не кормлены.

- Да, но есть такая фишка, - сообщил оверлункс, - Я не смогу отсюда вызвать корабли для вывоза продукта, а это, как понимаете, необходимое звено. Поэтому придётся лететь обратно в Союз, и лучше, если мы не будем мотаться все. Вы могли бы начать тут ковыряться, корабль вам для этого не нужен.

- Аа...- клацнула пастью Реддишка, - А! Так мы перекантуемся здесь, если товарищи позволят.

- Да без проблем! - хмыкнул Виталий, - Тридцать рублей в сутки, и без проблем! Шутка! Чо?

- Огузок в харчо! - хором ответили трое.

Протыкает кожу чётко, пробивает мышцы, хрящ

Его длинная отвёртка - прямо в ляжку хащ! хащ!

- изъ песни

Част четвёртый: межзвёздный флот

- Бегом бегом бегом бегом бегом!!

- Шта? - квакнул Манурь, слегка открыв правый глаз, и оглушительно рыгнул.

- Всё понял, ты сидишь в машине, - сказал Твин, собираясь захлопывать дверь корабля.

Фига с два. Жабец, который только что качался в кресле и выглядел, как старая жаба, моментально вскочил на ноги и успел сунуть лапу под дверь. Тяжеленная железка уткнулась в его комм, одетый на запястье, и само собой, остановилась, потому как жабьи коммы какой-то там тонной не испугаешь. Причины такой прыти были понятны, ведь "сидеть в машине" ему пришлось бы эдак недельки две, а это слишком даже для жабца.

- Огурец, - кивнул оверлункс, освобождая зажатую лапу жабы, - Пшли.

Возможно, идея пустить жабу в огород на Истрисе не столь хорошая, как это могло показаться, но теперь уже поздняк метаться. Пройдя шмон на станции альфа, которая болталась на дальней орбите планеты,Твин усадил посудину прямо в порт для малых судов, под купол Ист-Лункса, и загнал своё корыто на знакомую этажерку ремонтного завода. Оверлункс, глядючи на яркое солнце Родины, блестящее на материале купола, довольно прищуривался. Надо думать, ведь ему удалось живым и относительно целым, в плане психики, вернуться с Аусвайса. Вдобавок, на него упал мешок удачи, как цокали грызи. Жабец Квото, осуществлявший координацию операции с Халувина, передал данные, из которых следовало, что наиболее вероятное место для фрахтовки требуемых кораблей - Лан Нтан, а лететь туда почти точно мимо Истриса. Эхей, каналья, подумал оверлункс, и зарулил к хате. А кто меня остановит, хихикал он.

Ясное дело, что почти весь завод сбежался позырить на жабца, а некоторые особо одарённые фоткали и даже тыкали пальцами, потрогать такую невидаль. Само собой, Манурь тут же одел на голову картонную коробку и квакнул оттуда, что за просмотр - дензнак, за фотку - три, а кто будет тыкать пальцами, останется без оных. Таким образом, пока Твин варил собак, тобишь дого-варивался, с сотрудниками завода о ремонте корабля, коричневое земноводное успело собрать с олухов двести пятьдесят дензнаков.

- Политбюро подери, вы олухи! - прямо говорил им Твин, - Вы что, жабу никогда не видели?

- Неа! - радостно отвечали олухи, продолжая лезть.

- Уровень закончен с отличием! - квакнул Манурь, делая характерный жест, когда смотришь в пол, а лапу вытягиваешь вверх.

- Да, век живи, век жадничай, - согласился Твин.

Жаба также вызвала не особо здоровый ажиотаж на улицах Ист-Лункса, по которым пришлось добираться к твиновскому дому. Оверлункс реально орысел, как таращатся его сограждане на такую простую штуку. Благо, соваться слишком близко никто не рисковал, потому как жабец постоянно опшикивал себя сверху из заплечной канистры, и шёл в облаке водяной пыли, оставляя мокрый след на дорожках. Манурю даже не требовалось вертеть головой, да и не вертится у него голова - расположение глаз позволяло обозревать почти полный круг, так что и.

- А это вот, квак! - показал лапами жабец, - Купол этот, за какой жадностью?

- В основном, чтобы не сыпать текфопылью по всей планете, а собирать её здесь в фильтрах, - пояснил Твин, - Ну а потом вкрутили и климат-контроль, и всё такое.

- Но это, должно быть, дорогое удовольствие?

- Ага. Но поскольку мы за это платим сами себе, то получается рысь в рысь.

- А скопирую-ка я все материалы по этому куполу, какие найду, - квакнул Манурь, - Я не видел, чтобы где-то ещё так свободно ставили прозрачный пузырь диаметром в десятки километров, и при этом не боялись словить его на уши.

- Скотина, зачем напомнил! - заржал Твин.

Смех смехом, а когда он впервые стал жить в Ист-Лунксе, громадный купол, закрывающий весь город, зачастую вызывал страх от сознания того, сколько тысяч тонн висят над головой. Но, как успел убедиться Твин, подробно изучая систему, там всё достаточно надёжно, чтобы ни при каких обстоятельствах не дать куполу сложиться. Ну и орысительно, подумал оверлункс, шлёндая по широкой пешеходной дорожке, и глазея на сверкающие стеклом высотные здания. Они были нисколько не похожи на извратные "сопли", какие строили на Аусвайсе, и сверкали не как мёртвая статуя, а как свежая листва на дереве, потому как минимум наполовину стены покрывало озеленение. Желтошёрстый непроизвольно заурчал, ловя на уши и нос ласковое тёплое солнышко и слушая щебетание многочисленных птичек, мотылявшихся в ветках.

- Твинни!!! - взвизгнула Кил, и бросилась ему на шею.

Она натурально была рада его видеть, так что даже не заметила жабу, хотя та занимала всю ширину корридора. Только через минуту оверлунксиха поглядела через плечо мужа и округлила глаза:

- Твин, а это - шта?

- Нет, это не шта, - подробно рассказал он, - Это я сделал операцию по снятию с шеи Жабы, теперь она будет отдельно.

Жап и Инла, высунувшие уши из глубин квартиры, покатились по смеху.

- Жадный день! - поприветствовал Манурь, жуя глазами, - Должен заметить вам, оверлунксярыня, что ваш муж самый жадный оверлункс из всех, кого мне доводилось видеть.

- Ну, я всегда это знала! - улыбнулась Кил, - Он у нас вообще самый.

В это время Жап сделал глупость, а именно изобразил "приветствие по старенькому", виданное им в сети да в телепередачах. Реакция жабца была стремительной, и юнец тут же получил в морду добротную пригоршню отрыжки.

- А чё ты хотел? - заржал Твин, - Какой запрос, такой ответ!

Короче сказать, жабца на первое время разместили в санузле - там имелась ванна, которую можно наполнить водой, и поместить туда почти всю жабу, что жабе полезно. Поскольку это ничуть не мешало ему работать с компом, Манурь нисколько не жаловался на маленькую площадь помещения. Ходить по местным музеям - это не про жабцов, они ходят по сайтам предприятий, пытаясь где-нибудь сжадничать. Оверлункс же навернул салату, как ни в чём ни бывало - пролететь столько световых лет, а вернуться к тому же самому салату, словно тот стоял и ждал! Припомнив креветок, краденых у минус-партнёров, он с крайним удовлетворением отметил, что родные куда как вкуснее, а стоят раз эдак в сто меньше. О чём он и не замедлил сообщить семье.

- Освещённый тростник! - пискнула Кил, - Ты что, летал в соедкапиталы?!

- Воу воу, - вытаращились Жап и Инла.

- Как видите, ничего со мной не стало, - хмыкнул Твин, - Ну если только мозг поседел слегка от ихних "уникальностей".

- Навроде? - заинтересовалась Инла.

- А, вот, - открыл переносной комп оверлункс, и включил воспроизведение.

- ЗООО!!! ААА!!! КУПИ!!! Машина для мойки посудомоечных машин "Фёкол"!!! КУПИ!!! ААА!!! ЗООО!!!

В залитой солнцем квартире на сороковом этаже это прозвучало совсем не страшно, хотя Твин невольно поёжился.

- Но Твинни, это же так опасно! - закусила губу Кил.

- Килли, - обнял её оверлункс, - Я тебе уже много раз говорил, и скажу ещё раз: не топчи гусей... тьфу, тоесть, жить вредно, от этого умирают. И ещё ты знаешь, что я малый не дурак, но и дурак не малый, м?

Оверлунксиха ещё никак не могла переварить, что муж ввязался в такую авантюру, глаза её бегали, а уши прижимались к круглой голове, вызывая в памяти "кошка-бесформач, круглая, как мяч".

- Поэтому я тебя уверяю самым плотным образом, - потискал её Твин, - Что со мной ничего не случится. Вот сохранность соедкапиталов не гарантирую, но думаю, ты это переживёшь.

- Всё шуточки у тебя, - буркнула Кил, но её явно отпускало.

- Шуточки... - хмыкнула Инла, - Этот шутник прислал нам с Инцидиуса перевод на сто сорок тысяч. Кстати, огромная благодарность тебе, пап, от меня и от Марва.

- Угу, - кивнул оверлункс, лыбясь, - Я там написал, что можете взять тридцать одну тысячу. Дай угадаю, тридцать пошли на покрытие долга, а одну кое-кто профукал в лотерею "Никаких шансов"?

Инла вытаращила на отца глаза, потом повесила голову, ясно давая понять, что тут он прав как никогда.

- Кстати, Твин, - мявкнула Кил, - Кого ты убил и закопал, чтобы посылать такие деньги?

- Я убил отсутствие хозяйственных связей, - сообщил он, - И закопал их в Жадность. И плюс в том, что сделаю точно также ещё раз. Причём по пути к ещё большей Прибыли, улавливаешь?

- Нет, - радостно ответила оверлунксиха, - Но я доверяю тебе, а ты улавливаешь, и это главное.

- Копана в кот, Кил! Что тут можно не понимать? Ну-ка сядь и выслушай, - Твин усадил её перед экраном и прокрутил краткую справку по операции, - Теперь ясно?

- Неа, - сладко потянулась желтошёрстая, оскаливая клычки.

- Сейчас Мануря позову, чтоб объяснил.

- Я всё поняла.

Так как оверлунксам требовалось помыться, да и просто зубы почистить, Манурь оборудовал себе ещё один закуток на балконе, где он мог забиться под широкие листья растюх, поливать себя и их из пульвера, и жадничать, поставив комп на древнюю тумбочку из фанеры. Твин же как следует курнул, как в переносном, так и в прямом смысле, и это отлично помогло избавиться от воспоминаний об Аусвайсе. Оверлункс действительно зарядил повтор операции, собираясь на обратном пути забрать партию товару с завода и пробарыжить на Инцидиусе. Кроме того, А-15 требовал ещё раз перебрать движки и реактор. Ещё раз перебрать. Ещё раз. Ещё раз... В общем, "ещё раз" это было второе название посудины. И вдобавок ко всему, получалось, что при этом он почти не задерживает весь процесс! Квото должен был окончательно составить техзадание и сбросить его в сеть Лан Нтана, где оное ловили Твин и Манурь, и жадничали дальше согласно купленным билетам, как-грится.

Пока же оверлункс растёкся в желтошёрстую лужу, сыто рыгал и открывал банки маринованой селёдки и тоад-колы. В отличие от всех остальных оверлунксов, этот мог просуществовать в таком режиме только ограниченное время, но первая неделя проходила просто на ура. Дети были в откровенном шоке от рассказов о соедкапиталах, и как с удовольствием отметил Твин, положили сувенирные ручки в футляры радиационной защиты, ибо лучше перебздеть. Он умалчивал о самой малости - о том, что тамошние дерьмократы из особой любви к своему народу заминировали планету, и технически, могли разнести её на кванты в любой момент. Очнувшись, поглядев на календарь и уяснив, что прошло уже трое суток, Твин прорыгался - ему эхом отвечал с балкона Манурь, отчего дребезжали стёкла в окнах - и вытащил из-под подушки пульт телевизора.

На первом попавшемся канале оверлунксиха в белых одеждах, жрица культа Священного Тростника, рассказывала о том, почему ортодоксальные тростниковцы недовольны практикой последних лет, когда оверлунксы загорают на пляжах без одежды. Ну всмысле, как загорают... выгорают, скорее, потому как даже через короткую шерсть лучи до кожи не особо добираются.

- Вероятно, вы имеете ввиду, что это мальца неприлично? - спрашивала ведущая.

- Да нет, - кротко отвечала "тростина", - Понимаете, ведь дело в том, что звёзды - это живые существа.

- Ээээ... - послышался явный скрип шестерёнок в голове у ведущей.

- Ну, это же очевидно и давно известно, - продолжала мяукать жрица, - И представьте себе, что солнце Истриса вдруг видит на пляже направленные вверх задницы!

- Солнце. Видит, - повторила ведущая.

- Конечно! - обрадовалась проповедница, - Вам было бы приятно, если бы вам в окно смотрели оголённые чресла?

- Погодите-ка. А с чего вы взяли, что солнцу Истриса есть хоть какое-то дело до задниц?

- О, это очень просто! - продолжала ворковать оверлунксиха, - Я объясню на пальцах, хорошо? Понимаете, свет второй планеты в нашей системе отражается от пузырей болотного газа, и...

- Ахахаха с.кааа!! - закрыл лапами морду Твин.

- Квок? - осведомился Манурь, кажа в окно с балкона широченную мордень.

- Угу, - ответил оверлункс, вытирая выступившие от ржача слёзы, и переключил канал.

Там, к его удовольствию, резак уборочной машины со смачным хрустом врезался в массу мясистых листьев, даже на вид весьма пригодных в корм. Небольшой агрегат, движущийся по дорожке между грядами в теплице, громоздился на составе из вагонеток, каковой вмещал в себя по сути консервный цех. Таким образом листья немедленно прессовались и закатывались в жестяные банки. Только прослушав до конца насчёт того, как работает тепличное хозяйство, Твин вспомнил, что это шпинат. Один-один, хихикнул оверлункс, переключая дальше.

На следующем канале опять происходила мельница, тобишь перетирали. Твин слушал в пол-уха, хлебая тоад-колу, но потом почуял что-то не то, и навострил ухо. Облезлого и взлохмаченного вида пожилой оверлункс, напустив на себя такую же мину, как и та проповедница в белом, распинался, периодически махая лапой.

- ...ибо вы слепцы и не зрите в корень! - потрясал он жидкой бородкой, - Райнтарцы отгораживают нас от остальной цивилизованой галактики! Это стагнация! Стаг-на-ци-я!

- А ничего, что вся остальная цивилизованная галактика в пять раз меньше, чем то, что отгораживают? - осведомился Твин в экран.

- Если мы будем игнорировать зарубежный опыт, нас неминуемо ждёт новый три тыщи тридцать седьмой год! Посмотрите, сейчас уже начали искать врагов народа! А народ живёт рысь знает как, ничего не зная об истинных демократических ценностях! Вот возьмите соединённые капиталы!...

- Слышь ты... мудрец... ты там хоть был, в соединённых? - этот вопрос Твин задал уже не в экран, а в телефон, прозвонив через КБР и попросив соединить со студией.

- Вы так говорите, как будто вы там были! - сделал убогую попытку "мудрец".

- Я неделю как оттудова.

- Оттудова! - фыркнул говнюк, - Молодой оверлункс, сначала научитесь грамотно разговаривать, а потом уж...

- Я неделю как оттудова, - чётко повторил Твин, - И я буду говорить так, как считаю нужным, потому что у нас свободная страна, в отличие от твоих грёбаных соедкапиталов и прочего говна, ты понял?

На линии защёлкало, когда оператор пытался разъединить её, но КБРовцы держали управление на себе и не позволили.

- Священный тростник, как вы можете допускать такое в эфире! - метнулся к укрытию старый хрыч.

- А соль в том, неуважаемый мудрец, что я всё видел своими глазами, - продолжил Твин, - И если вы посмеете перетащить на Истрис, или ещё куда в Союз, хоть какую-нибудь дерьмовину, которую придумали в соедкапиталах, я лично устрою вам и тридцать седьмой, и тридцать восьмой, и даже тридцать девятый.

Диссидент, хоть и старался выглядеть уверенно, начинал подозревать, кто ему дозвонился в прямой эфир, и от этого поджимал отсутствующий хвост.

- И ещё, - добавил Чернокотов, - Если я услышу, что вы продолжаете распространять подобные бредни в медиасфере, я вам как минимум... воткну отвёртку в огузок. Понял?

- Ты мне ничего не сделаешь! - выплюнул слова минус-оверлункс.

- Да нууу? Не отключайтесь, подождите минут десять, сладенькие.

- Твин, ты не перегибаешь? - с беспокойством осведомился Рекз, КБРовец, - Мы сами разберёмся, обещаю!

- Перегибаю? - лапа оверлункса прошлась по рукояткам инструмента в ящике, - Нет. Задержите этого подонка на студии.

Твин сунул в карман отвёртку, в другой - станер, на пояс прикрепил и включил защитный блок. Всё это заняло у него секунды три, после чего оверлункс вылетел на балкон, испугав жабу - но дальше он испугал её ещё больше. Твин схватил мопед на антиграве, на котором гонял Жап, вскочил в седло, и махнул прямо через ограждение балкона. Даже подростки-оверлунксы так не делали, потому как страшновато лететь с высоты в несколько сотен метров, но Твину сейчас было дорыся. В конце концов, защитный блок спасёт, хоть ушами вниз прыгай. Поэтому он спикировал между высотными зданиями, достигнув очень приличной скорости, приземлился на крышу аэробуса, и в прыжке отправился дальше по улице, на ходу соображая, в какую сторону ему вообще надо. Руль лёгкого мопеда мотылялся в лапах, но Чернокотов такое уже проходил однажды, так что всё рысь в рысь. Главное, чтобы упырь не сбежал, думал он.

Однако самого известного диссидента Истриса, Тимда Сахаркова, подвела прошлая безнаказанность, когда он мог часами словоблудить, ставя вещи с ног на голову и доказывая, что дважды два будет пять. Оверлунксы слишком мирные существа, и даже КБР не выполняло своих угроз в его адрес. Но сегодня у Тимда случился реально фиговый день... Поскольку оверлунксы мирные существа, никто не помешал Твину бросить мопед в холле телецентра и взлететь на нужный этаж. Дверь студии четвёртого телеканала Истриса, которую все открывали с некоторым благоговением, распахнулась на этот раз с грохотом и от пинка ботинком. Всё ещё остававшиеся в студии желтошёрстые, включая облезлого "мудреца", повскакивали на ноги, вытаращив глаза.

- Я тебя предупреждал? - ласково спросил Твин, доставая инструмент.

В свете съёмочных прожекторов сверкнула гальванизированная отвёртка с чёрно-оранжевой ручкой.

- Убирайся отсюда! - завизжал Тимд, судорожно тыкая на кнопку станера.

Ах ты скотина, подумал Чернокотов, оскаливая клыки в не особо доброй лыбе, ещё и "тихий" станер с собой таскаешь! Правда, он тоже такой таскал, но не суть. Само собой, импульсы станера отлетели как от стенки горох, потому как блок защиты был предусмотрительно включен. Отвёртка неотвратимо надвигалась, и тогда фигов диссидент выкинул такой фортель, какой трудно было ожидать - он схватил первую попавшуюся под лапу оверлунксиху, заломив ей лапу за спину, и пристроил собственную пасть прямо к шее обалдевшей от страха самки!

- Нипадхади ублюдак!!! - заорал минус-оверлункс, - Я прокушу ей шею! Её смерть будет на твоей совести, проклятый коммуняка!

Да он в полном невменосе, удивился Твин. Смерть от прокуса шеи в Ист-Лунксе, это что-то новенькое. Вероятно, сам дурак понял это. Кроме того, Тимд заметил, что операторы фиксируют всё происходящее на камеры, поэтому стушевался и отпрыгнул от самки, как будто это имеет значение, типа, один раз - не дирижёр. Твин же, отметив, что на поясе у подонка такой же защитный блок, сунул отвёртку в карман и достал оттуда тыкало помощнее, а именно мазерную пушку.

- Памагите!!! - заорал Сахарков, но никто даже и не подумал ему помочь.

Твин клюнул пальцем по спусковому крючку, и мазер с лёгким треском выпустил тонкий луч, похожий на ртутный столбик в термометре. Только этот столбик легко пробил ремиттерный блок, висевший на поясе у врага, и тот, заорав ещё громче, закрутился на месте, сбивая язычки пламени с одежды и пытаясь отцепить горящий прибор. Это позволило Твину приблизиться на расстояние ближнего боя, сухо говоря, и применить таки указанное средство. Никак нельзя сказать, что оверлунксу легко далось втыкание отвёртки в туловище. Если бы не выходка этого туловища с попыткой взять заложницу, не факт, что он смог бы это сделать. Твин много раз угрожал разным мордам тем, что воткнёт им отвёртку в огузок, но ещё ни разу этого не делал, потому как угрозы оказывалось достаточно. Но теперь, получив очень хороший повод, его лапа ни разу не дрогнула...

- Священный тростник, Твин! - фыркнул Рекз, входя в студию вместе с бойцами спецназа, - Ты что, действительно воткнул ему отвёртку в огузок?!

- Да, - хмыкнул Твин, немало довольный собой, - И думаю, не прострелить ли ещё голову. Ты видел, что тут вытворяла эта падаль?

- ААа!! - заскулил с пола Тимд, - Начальник, помогите, хулиганы зрения лишают!

- Пошёл ты! - без обиняков пнул его Рекз, - Парни, грузим тело.

Когда скулящее тело уволокли, Рекз потребовал возобновить трансляцию и для начала показать "подвиги" Тимда. Ну а отвёртку и огузок показывать не стали, потому как для оверлунксачьего телевидения это явно перебор. Затем КБРовец выступил с заявлением по поводу инцидента, чтобы не разводить слухов.

- В целом, так делать ни в коем случае нельзя. Но товарищ Чернокотов это особый случай... как показала практика, если уж он решил кому воткнуть отвёртку в огузок, то это по делу. Поэтому КБР Истриса не считает нужным начинать расследование по этому инциденту и предъявлять какие-либо претензии товарищу Чернокотову. Как говорится, спектакль окончен, всем разойтись.

- Слушай, отвёртка это конечно хорошо, - сказал Твин, осматривая указанный инструмент, - Но я боюсь, вы оставите этого минус-оверлункса на Истрисе.

- За попытку взятия заложников? - хмыкнул Рекз, - Нет. Такие экземпляры мы передаём райнтарцам. Ну, по закону.

- Всмысле, "по закону"? - насторожился Чернокотов.

- Всмысле, это будет первый за... мм... не знаю за сколько лет.

- Ну тогда ладно, - фыркнул Твин, - Я хотел предложить выбросить его на Аусвайс, пусть жрёт демократию вёдрами, с.ка!

- Это было бы справедливо, но нельзя, - покачал головой Рекз, - Этот гад работал в оборонке, много знает, даже кое-что изобретал лично. Так что, сам понимаешь. И это, Твиныч... постарайся следующий раз не так резко, ладно?

- Это уж смотря что будет. Я как этого скота послушал в эфире, тут у меня и бомбануло. Какого рыся он столько времени срал оверлунксам на головы?

- Наш косяк, - согласился Рекз, - Но есть надежда, что после того, как эту передачку посмотрят по Истрису, такие ребята сильно поуймутся.

- Ну а если нет, тогда... - провёл пальцем по отвёртке Твин.

В оверлунксомассе начались волнения из-за произошедшего, прибежала с работы Кил, в квартиру Чернокотовых заходили знакомые, и в основном затем, чтобы поздравить и поблагодарить. Твин же, положив достопамятную отвёртку на место в чемоданчике для инструмента, крепко задумался. Казалось бы, ничего такого... для Кил это было только лишь дело отвёртки и огузка. На самом деле оверлункс осознавал, что случилось примерно тоже самое, что и во время Первопоследнего Вторжения - ему пришлось в одно рыло спасать планету! На этот раз не от внешних захватчиков, а от придурка-диссидента, возомнившего себя светочем свободы и ещё рысь знает кем. С такими успехами Сахарков мог хоть и в планетсовет попасть, а там уже недалеко и до "зооо, ааа, купи". Вопрос только в том, где спали все жёлтые ленивые коты, которые должны были сделать всё это раньше, и на системной основе, а не в порядке самосуда.

- Понимаете в чём косяк, - сказал Твин, крутя в лапах кизиловый косяк, - Это должен был сделать каждый оверлункс. А получилось так, что из миллионов сделал только я, и только потому, что именно меня побоялись остановить.

- Да, недеболики попытались остановить, - хихикнул Жап.

- Ты вот неплохой парень, Жап, - сказал оверлункс, - Но боюсь, у тебя и мысли не возникнет, что иногда отвёртка работает лучше тысячи слов.

- Боюсь, ты прав, - шмыгнул носом тот.

- Да, но у него нет такого авторитета, как у тебя, - заметил Манурь, - Поэтому его бы могли и посадить за такие фортели. И главное, он не летает по галактике и не знает всего того, что знаешь ты. Поэтому у тебя бомбануло, а у местных обывателей не бомбило, вот они и пропускали... отвёртку мимо огузка, да.

- Священный тростник, Твин, ты всё-таки меня пугаешь, - пискнула Кил, - Прямо отвёрткой!...

- А ты не видела, что он собирался сделать с той репортёршей? Прямо клыками! Так что получается рысь в рысь, всё адекватно, не?

- Да, но это слишком непривычно, - поёжилась оверлунксиха.

- По крайней мере, всё хорошо, что хорошо кончается! - хмыкнул Жап.

Твин кивнул, хотя на самом деле он не думал, что на этом хоть что-то закончится, кроме карьеры петушка Сахаркова. Да, на несколько лет наступит затишье, но потом неизбежны рецессии. И вообще, когда один оверлункс разгребает дерьмо на целой планете, как фигов красный комиссар из детских книжек, это не дело.

- Знаешь Твин, - мявкнула Кил, - Я думаю, тебе надо сходить в хоромы Священного Тростника.

- Дабы попячиться? - заржал он, - Причаститься пянями да жърчиком?

- Твин! - фыркнула оверлунксиха, - Когда ты просишь меня понимать всякую фигню, которую ты творишь, я не отмахиваюсь!

- Да, и то правда, - согласился Твин, - Ну, пошли сходим в хоромы. Причастимся пянями да... кхм!

- А что за хоромы? - квакнул Манурь.

- Тебе не интересно, там нечего унести, - отмахнулся Твин, - Просто место для отправления культа Священного Тростника.

- Серьёзно? - пожевал глазами жаба, незаметно отодвигаясь подальше от Кил.

Насчёт того, чтобы понимать придури друг друга, оверлунксиха была права, и Твин совершенно легко согласился на поход в хоромы, потому как для него это было пустое времяпровождение. А если жена просит, почему не потратить кусок времени? Он тратит куда больше на ещё большую фигню типа сна, так что, пережить можно.

Ввиду этого, когда наступил следующий выходной, третье седьмое по календарю Истриса, оверлунксу пришлось оторваться от компа и валить вместе с Кил в хоромы. Таковые располагались на возвышенностях километрах в двадцати от купола Ист-Лункса, и представляли из себя нагромождение белых колонн вокруг белого же здания, где всё что-нибудь да символизировало. На колоннах и крыше самих хором торчали высокие золочёные шпили, сверкавшие под солнцем, и хотя бы это было похоже на тростник, ради которого и затевался весь сыр-бор. В целом мило, но слишком искусственно, отметил Твин, как впрочем и в любом культе по всей Вселенной, потому как такова суть культа. Кстати сказать, культовое сооружение возвышалось на горе метров на сто, и должно было быть видно во всей округе к югу от города, но видно его не было. Дело в том, что оверлунксы, не причастные к культу, не пожелали видеть хоромы постоянно, и в качестве компромисса были установлены проекторы, маскировавшие сооружение издали под пустое место.

Твин заранее предупредил жёнушку, что если и здесь он услышит призывы к чему-то такому, то отвёртка найдёт огузок, несмотря на все тростники - но, Кил заверила, что тут такое не практикуется, и не соврала. Ни о каких пянях и жърчике и речи не шло, прихожане уныло слонялись по белокаменному комплексу и основное время тратили на приветствия друг другу в формате "Да прибудет с вами Священный Тростник". Более того, вчера он засветил свою морду по телевидению, и некоторые узнали Чернокотова, но от комментариев воздержались. Это впрочем неудивительно, учитывая то, что культ вообще в основном учил воздерживаться от всего подряд, кроме культа, и был в этом не оригинален, опять же.

- Благодарю, Твинни, - мявкнула Кил, когда они выходили из хором, - Мне стало куда как легче.

- Всегда пожалуйста, - хмыкнул он, - Двадцать монет, и нет проблем... шутка.

Совместив таким образом полнейшее растечение в лужу жёлтой шерсти и революционный суд, Твин закруглил делишки на Истрисе, сказал до свиданья семье, хапнул в порту попутный груз, и отбыл в сторону Лан Нтана. А-15, толкаясь от огромных факелов оранжевого пламени, лопатил именно примерно в сторону, а не точно куда-либо, но такова уж Жадность. К чести Мануря следует заметить, что жабец ничем не выказал свой страх перед полётом на таком чуде техники, разве что, проверил своё завещание. Как жабократа, его волновало только то, что полёт на А-15 стоит в три раза дешевле, чем если лететь пассажиром на обычном транспорте. И это если не считать попутного заработка на почтовых отправлениях, а если считать, то получалось, что полёт ещё и в плюс выходит.

Ворочая архаичный штурвал в пилотской рубке, Твин мотылялся мыслями по тому же кругу, что и обычно. Явственные негативные перемены на Истрисе, когда избыток селёдки избавил желтошёрстых лентяев от необходимости шевелить тушами, а там и душами, образно говоря. Жабоудушение по поводу того, сколько можно сэкономить на добыче готового металлопластика из покрышек. Ужас от сознания, что вся группа осталась на планете-самоубийце. Впрочем, последнее было спорным моментом. Антропы вот тусовались там несколько лет, и как показала практика, остались в психическом здравии. Кроме того, грызей и жабцов пронять ещё сложнее, чем антропов. Зиктрис, кажется, вполне себе притёрся хвостом к лисе, так что вряд ли скучает. Кому может повредить Аусвайс, так это Нефлане, но лиса точно не допустит, чтобы дело зашло далеко... в общем, всё более-менее рысь в рысь.

Кстати про рысь, хмыкнул Твин, "объезжая" очередную звёздную систему, если как следует выжать Прибыль из этого предприятия - можно будет замахнуться на приобретение новой "Красной Рыси". Или сначала всё же взять корабль побольше, чем А-15, и на нём выбить Прибыль? Или же... Тут оверлункс останавливал себя, чтобы не делить шкуру. Сначала надо обделать дело, чтобы массовый поток продукта потёк на стройку на Суверте, а уж потом думать, куда деть барыши. А там всё далеко не так просто... Например есть ещё такой ньюанс, что миростройцы не будут ждать, раскачаются ли ОЖиРовцы, а начнут строить своё производство, и тогда Прибыль может сложиться очень сильно. Тобишь, поток продукта должен политься в ограниченый срок, что всегда добавляет сложности.

Почесав башку, оверлункс начертил линию времени и нарисовал на ней отрезки под отдельные операции, чтобы составить, так сказать, диаграмму развития Жадности во времени. Отрезки, которые отмечали его полёт на Лан Нтан, и затем обратно почти через весь галактический сектор на Аусвайс, ему совершенно не понравились своей длиной. Твин подумал и стёр часть отрезков - да, так гораздо лучше! - и заржал, само собой.

- Слушай, Манурь, - показал он эти художества жабцу, занимавшему барахолку, - Как бы родить время?

- У нас недостаточно матчасти, чтобы это сделать, - дал справку жабец.

- А у кого достаточно?

- В данном случае у тех, кто делает хронобатарейки.

- Батарейки?? Ты курнул, чтоли! Это стоит рысь знает сколько, да и сложности с подключением!

- Пщо, - пошлёпал пастью Манурь, щёлкнул пару раз курсером, и показал оверлунксу экран.

- Аз есьм лопухъ, - сообщил истину Твин, вникнув в суть дела.

Короче говоря, на следующей же попутной станции в трюм А-15 были загружены пять баллонов со сжиженым временем... да, это могло сжижить мозги, если пытаться осознать, но сути это не меняло. В баллонах на самом деле был гелий, но не обычный, а обработаный таким образом, что он имел некий потенциал изменять течение времени. Когда движок подсасывал это дело вместе с топливом, получался искомый эффект. На борту корабля время текло как обычно, но для внешней Вселенной он перемещался в пространстве в несколько раз быстрее. Как подсчитал Твин, для двигательных установок А-15 удавалось достичь десятикратного разгона. Соль также состояла в том, что более современные корабли умели сами вырабатывать этот эффект и в баллонах не нуждались, поэтому по сути, это была не прокачка, а докачка до нормы. Ещё один казус был в том, что Твин не умел рассчитывать хроноэффект, потому раньше и не пользовался батарейками, резонно опасаясь перепутать полярность и провалиться в будущее лет эдак на тысячу - примеров полно, как это можно сделать.

Манурь же, от своих жаднот, слил оверлунксу прогу для рассчёта, сделаную непосредственно производителями "сжиженого времени" и от того заслуживавшую доверия. Эхей, каналья, подумал Твин, прикидывая, сколько времени можно сжадить таким образом, хихикая и потирая лапы. Ну и ходил проверять шланги, протянутые от баллонов к движкам просто через корридор, не образовались ли там утечки. С таким оборудованием, не вслух будет сказано, А-15 окончательно мог претендовать на звание классической "стоп-помойки", как это называли жабцы. Почему стоп? Потому что, как только что-нибудь собираются поместить на помойку, следует команда "стоп!", и хабар попадает на стоп-помойку. В данном случае, эта участь постигла бэушные баллоны, которым по всем правилам пора было отправляться в утиль, а поди-ж ты.

Потратив семь суток времени... всмысле, так показывал бортовой хронометр, а как уж там для других систем отсчёта, это одному Политбюру известно - так вот, потратив семь суток, оверлункс смог мордозреть ничто иное, как Лан Нтан, одну из достаточно оживлённых жабоидских систем, узловую транспортную станцию. Как это часто бывает с жабцами, звезда тут была огромная, голубой гигант сверкал раз в сто сильнее, чем солнце Истриса, поэтому населённую планету пришлось утаскивать очень далеко от неё. Тяга занимать системы с огромными звёздами была у жабоидов просто оттого, что им было жадно, что звезда огромная! По сути, толку никакого, одни лишние расходы, зато эт-самое. Вокруг звезды вращалось кольцо из станций, промышленных и жилых, планетоидного типа, и здесь оно растягивалось на огромные расстояния. Впрочем, для космического транспорта это всё едино, а на велогоне и до луны не доедешь. По крайней мере, огромное узкое кольцо давало идеальный простор для маневров, и даже тысячи кораблей, прибывавшие и отбывавшие, не создавали никаких помех друг другу.

Кто другой мог бы раззявить щачло и подумать, что в таком многообразии кораблей легко будет найти бомбистов, согласных подзаработать на вывозе сырья с Аусвайса, но Твин соображал, что ничего подобного. Самое главное, требовалось уложиться в узкие рамки, определённые минус-партнёрами. В них не пролезали, например, почти все беличьи корабли, потому как у грызей практиковалось использовать мотор-пушки, и как следует из названия, этот мотор лёгким движением лапы превращался в пушку. Не самую эффективную, но, учитывая мощности, затребованные для межзёздного перемещения огромных кораблей, один шиш вдарит так, что мало не покажется. Теоретически и А-15, если как следует разогнать и сбросить с него бомбы, может стереть в пыль город типа Фастомауса, но это уже совсем другое дело. Не менее важно то, что все эти несчётные флоты, толкущиеся на орбитах Лан Нтана, имеют достаточно чёткий план работ, и найти тех, кто томится без дела, отнюдь не просто. В Союзе даже те, у кого есть собственный корабль, работают в кооперации с крупными организациями, а не мечутся по космосу в поисках невиданной халявы, как это делают соедкапитальские "фрилансеры".

Тем не менее, Твин был полностью уверен, что с какой-либо стороны задачу можно подцепить - иначе он засел бы за изучение материалов сетей, а не летел сюда. Перевезти металлопластик, который получится из покрышек, задача не ахти сложная, потому как материал хорошо выдерживает всякие побочные эффекты. Кроме того, на очень многих базовых кораблях есть собственные производства мелочи, и если не найдётся ничего подходящего, то подходящее не так уж долго сделать. Главное ещё найти таких скупердяев, которые согласятся рисковать тушами за некоторую Прибыль - но, если уж ищешь скупердяев, то жабцы это суть первые кандидаты... судя по тому, что Манурь сидел и с высунутым языком приклеивал остатки грифеля на карандаш, чтобы истереть его до последнего атома, это не подлежит сомнению.

Путём недолгих поисков в местной сети оверлункс зацепил мыслью НПО "Хубо". Вообще это большая общесоюзная контора, занимающаяся частью миростроя в плане производства грунтов, подбора жизненных форм для биосферы, и всякой смежной тематикой - но у такого большого предприятия, ясен гусь, изрядно всякого оборудования, не всегда нужного в данный момент, и потому имеется отдел, сдающий оное в пользование за мзду. "Хубо" постоянно возит по галактике неврысяческие объёмы осушённого гумуса, поэтому и межзвёздный флот у них достаточно большой и подходящий для перевозки сырья. Твин соображал, что здесь не отделаешься запросами по компу, это тебе не электричество оплатить. Придётся лезть и осматривать всё лично, воизбежание тупака, который иначе неизбежен... как бы тупо это ни звучало. Оверлункс ещё помнил ту историю, когда он ждал с грузом, а к нему прилетел танкер, и те же самые жабоиды, пожевав глазами, спросили "а что, разве апельсины это не рыбы?".

Ввиду таких обстоятельств оверлунксу пришлось совершить таки посадку в наземный порт планеты. Ну, как "наземный", не совсем... Там всё было далеко не так просто, потому как атмосферу занимали плотные зеленоватые облака, снижавшие видимость до нуля, а полоса была залита водой на глубину в два метра. Не то чтобы специально, а просто потому, что обычно вся поверхность жабьих планет заливалась водой - это не так просто сделать, но они справлялись. Корабль таким образом садился на аквапланировании брюхом, поднимая стену брызг, и только после снижения скорости до мыслимой требовалось выпустить шасси, чтобы оно встало на дно. Больше нигде нельзя найти дно взлётно-посадочной полосы, а здесь вот оно, пожалуйста. Если бы не практика раньше, Твин реально побоялся бы садиться в такую дребузню, но зашейная Жаба давала о себе знать даже среди жаб: стоянка в порту стоила куда меньше, чем пролёт на челноках со станций в пространстве.

- Квок! - с полным правом на то квакнул Манурь, вывалился из двери и бултыхнулся в воду.

- Копана в кот... - фыркнул Твин, выглядывая следом за жабцом.

Большая часть планеты всегда была затянута дождевыми облаками, и здесь они никуда не делись, создавая второе болото сверху и поливая болото снизу весьма интенсивным дождичком. Капли весело бултыхали в прозрачную воду, выбрасывая длинные столбики брызг и надувая пузыри, иногда просто невероятных размеров. Немудрено, что в воздухе стоял соответствующий запах и звук. Всякое пушное животное, даже столь гладкошёрстное, как оверлункс, предпочитало в такую погодку забиться в гнездо и проспать, пока не рассупонится. Косяк в том, что здесь-то оно никогда не рассупонится, потому как это не погода, а климат.

С другой стороны, оставалось позавидовать упёртости жабцов, которые могли долго жить в относительно сухом климате, пользуясь только гидрокуртками для самополива. К сожалению, оборудование для осушения своей туши было бы куда как сложнее, чем канистры с распылителями, поэтому посетители жабоидских планет пользовались лёгкими скафами, чтобы не раствориться в этом болоте. Раствориться это ещё ладно, тут просто утонуть недолго, если жабр нету. Поэтому оверлункс загодя, ещё на Истрисе, привёл в годность защитный скаф, купленый опять-таки на барахолке. Рукав у него был зашит, вполне годно притом, а на спине осталась белая надпись "Тепличное хозяйство". К скафу Твин прирысячил списаный армейский регенератор воздуха, так что теперь был почти уверен, что сможет продержаться под водой достаточно времени, абы потребуется. Кроме того, у него в загашнике был и непромокаемый рюкзак, в каковой были помещены кой-какие бумаги от ОЖиРа и жратва.

- Твиныч, а чего ты так упираешься? - квакнул Манурь, плавая кругами, - Я бы и сам всё сделал.

- Дурь, - дал исчерпывающее объяснение Твин, и жабец более не имел вопросов.

Про дурь, которую можно курнуть, здесь следовало забыть - и гореть не будет, и в милицию можно загреметь за преступление против Жадности. Забыв про дурь и застегнув капюшон защитного костюма, оверлункс вылез из корабля в воду и поплыл к зданию порта. Следует отметить, что без Мануря это могло бы окончиться не слишком здорово, потому как с поверхности воды, когда шлем постоянно заливает, очень мало что видно, и Твин потерял всякую ориентировку в болоте. Прибавить к этому течения, существовавшие в воде, и очень легко попасть на взлётку, а там и под брюхо очередного транспортника. Добравшись до здания, где можно по крайней мере встать ногами на дно, оверлункс произвёл переконфигурацию оборудования, а именно достал из рюкзака компас; здесь он показывал на отражатель, закрывавший планету от избытка тепла, но ориентироваться всё-таки можно.

После чапанья по колено в воде по терминалам порта Твин также имел честь мордозреть местную электричку. Поскольку двигать вагоны с водой было бы накладно и против Жадности, там просто постоянно работали распылители, как в оранжерее, так что видимость составляла примерно пол-вагона, дальше начиналась белая дымка. К этому следует приплюсовать, что даже со своим не особо большим ростом оверлункс в полтора раза выше среднего жабца, так что он упирался башкой в потолок вагона. Глядя на туман вокруг, Твин почувствовал себя именно в тепличном хозяйстве, как было написано на его защитке. Не, это не просто так, раздумывал он, потому как если удастся зафрахтовать корабли, это будут жабоидские корабли, и там всё будет примерно также. А ему необходимо чётко знать все условия операции - от Ъ до Ы, как цокал Зиктрис.

Защитка же не только помогала оверлунксу не размокнуть, но и спасала от предложений торгашей, которые чапали по проходу вагона и продавали всякую фигню типа карандашей и сушек. Да по ходу, тут половина пассажиров чем-нибудь да прибарыживали, чтобы не тратить впустую время поездки. Твин аж прошёлся по трём вагонам, но не нашёл ни одного жабца, который просто сидел бы: часть уткнулась в компы, но это можно увидеть где угодно. А вот чтобы пассажир разложил перед собой маленький станочек и стал вырезать подошвы для сапог, это уже местное. Кто-то сколачивал табуретку, кто-то молол яичную скорлупу в кофемолке, кто-то пересчитывал огромную кучу мелких монет. Вроде бы, даже у грызей такого нету, припомнил Твин. Кстати, подумал он, ведь половина этих жабцов - жабихи, но на его глаз это никак нельзя было определить. Спрашивать у Мануря он не стал, потому как это слегка бестактно, мол, не вижу разницы между вами, жабами. И главное, вынос мозга схлопотать можно, так что оверлункс потом посмотрел тему в сети, как всегда.

Также он узнал, что у жабоидов давно практикуются репликационные центры для выращивания новых особей. Соль в том, что в естественных условиях самки жаб откладывали несколько сотен икринок, и если каждый головастик вырастет до взрослого состояния, это катастроффа. Устраивать естественный отбор по обычной системе было против Жадности. поэтому икру сдавали в репликаторы, где выращивали только выбранные икринки - причём, выбирали случайным образом. Как поясняли, таким образом работает наследственный механизм зверей, а он доказал свою эффективность миллионами лет, так что нечего лохматить икру. Попытки заниматься селекцией в определённую сторону никогда не приводили к долгосрочным позитивным результатам, и, что ещё главнее для жаб, это было бы куда дороже, чем ткнуть пальцем в любую икринку из кучи. Твин вздумал поднять взгляд от экрана и выглянуть в окно поезда, но там, кроме плотной водяной взвеси, ничегошеньки не увидишь.

Пробираясь через водо-воздушное болото, оверлункс по наивняку подумал, что для зверя это весьма неудобно. Он забыл о том, что пока ещё стоял светлый день - действительно светлый, хотя с неба и лило. А вот когда планета повернулась к светилу другой стороной, и наступила ночь...

- Копана в кот!! - сообщил Твин, врезавшись в очередной столб.

- О, великие доходы! - квакнул Манурь, - Иди ты за мной, теплокоровное животное.

Слегка поддав ботинком под огузок жабцу за "тепло-коровное", оверлункс почапал следом по колено в воде. Вокруг стояла непроглядная темень, а дождь фигачил как из трёх вёдер сразу. Кто бы мог подумать, что жабократы зашли куда-нибудь в глушь, да только фигу, они шли по оживлённой улице в направлении конторского здания НПО "Хубо". Вся фишка в том, что жабцы нигде не вешали фонарей для освещения места, ибо нежадно. Они просто носили фонарики с собой - поэтому город под ливнем выглядел темнее, чем иной лес, только тусклые лампочки на головах и столь же тусклые фары машин прорезали дождевую пелену. Слегка дав себе поблажку, Твин вынул из внешнего кармана защитки визор с гравископом, которому дождь не помеха, и осмотрел панораму. На самом деле, довольно широкая улица-река была полна машин и жабцов, причём часть их ехала и шла по тёрдому, а часть плыла по каналам, где глубины больше. Вокруг стояли вполне обычные бетонные постройки этажей в пять, и единственное, что сразу бросалось в глаза, так это отсутствие фонарей, а также хоть каких-нибудь вывесок. Чтобы сжадничать, жабцы применяли радиометки в качестве вывесок, всё равно коммы у всех есть, а знакомую булочную найдёшь и без вывески. Поэтому без комма здесь нельзя было найти вообще ничего - ни единого указателя вдоль дороги!

Подняв визор повыше, Твин заметил и слона, а именно здание НПО "Хубо". На поверку это оказалась пирамида высотой с пол-километра, и само собой, по всем её обширным склонам весело плескались потоки дождевой воды. Обвешанная целыми лесополосами, пирамида выглядела навроде клумбы, какие можно встретить на газонах в Ист-Лунксе, но эта внушала куда больше. Размер конечно да, но ведь эта пирамида была не просто так, а чтобы жадничать, а это совсем другое дело. Со ступеней, выложеных из огромных блоков жёлтого материала, валили водопады, достойные приличной реки, так что от всего сооружения исходил мерный шум, вполне себе располагавший.

Внутри пирамиды, к разочарованию оверлункса, тоже лило сверху, через систему труб, и точно также не имелось никакого освещения. Хотя бы пол был залит водой на пару сантиметров, а не по колено - ведь по колено затруднит движение, а тратить лишнюю энергию это... ну, понятно. Твин и так уже порядочно упарился, пока шёл от станции электрички до этого домика, так что влил в себя цикория с молоком, загодя заготовленного в термосе. Водя лучом фонаря по жёлтым стенам, поросшим лианами, с которых лила вода, оверлункс согласился, что лезть сюда в одну морду было бы глупо - он потратит год, чтобы кого-то найти в такой конторе. Да и сейчас им пришлось проплутать километров пять пути по огромным корридорам и широким лестницам. Жабцы, в частности, не признавали и лифтов в зданиях - то есть вообще. Если здание высотное, там будет широкая лестница, на большее рассчитывать не стоит. Ну и гладкий пандус для того, чтобы скатиться обратно вниз, тратя меньше времени. Таким образом, ходокам пришлось осилить ещё и восхождение метров эдак на триста.

Помогало только то, что жабцы работали круглосуточно. Не то чтобы на каком-то предприятии, а повсеместно. Это объяснялось тем, что таким образом почти в два раза экономилась транспортная инфраструктура, а раз уж есть экономия, то вынь да положь. Поэтому думать о том, когда именно заваливаться в контору, ни разу не обязательно - всё равно попадёшь в рабочее время, если только там не один сотрудник. Ну а всё остальное, по большому счёту, только мешало. Например, здесь не было никаких кабинетов или комнат. Бюрократические столы стояли прямо по корридорам, только слегка накрытые плёнкой от льющегося сверху дождя, и напоминали древний овощной базар. Впрочем, овощные палатки тут тоже встречались, так что, не только напоминали.

Именно одна из таких палаток, склёпанная из старых досок от паллетов, листов жести и углепластика, и была целью всего похода - там зижделся один из тех жабцов, которые распределяли эт-самое. Само собой, среди сотен других её нашёл только Манурь при помощи своего жаб-комма, и главное, навыков. Достать жаб-комм не проблема, проблема научиться понимать текст, если все слова сокращены до одной буквы! Внутри бюрораковины горела настольная лампа и было относительно сухо - всмысле сыро, конечно, но по крайней мере, сверху не лило. Все стены покрывали полки с бумагами и кассетами, потолок, вместо одного большого вентилятора занимали две сотни старых кулеров от компов... однако же, Твин мотал всё это на вибриссы, а не просто праздно пялился. К тому же, первые Прибыли были достигнуты немедленно: одно только обращение к базе данных через сеть с орбиты стоило сто дензнаков, а если прямо отсюда - то ничего не стоило. "Прожадено!" - поставил мысленную галочку оверлункс.

- Пруда себе привалило... - меланхолично квакнул бюрократ, выслушав суть дела, - Вы по адресу. Два дня назад мне слили целый флот старых развалин, и я никак не думал, что удастся найти для них Прибыль.

- Ну извини, так получилось, - хихикнул оверлункс, - О и-же.

Тёмно-зелёная жаба за бюрократическим столом кивнула туловищем - потому как голова как не двигалась, так и не двигается - и Твин получил свои и-же. На самом деле, он только что применил кусок жабофени, сократив предложение "Обмен Исходниками Жадности" до трёх букв. Тобишь, Клмощ получил техзадание, сформированное по запросам долбаных минус-партнёров, а Твин и Манурь получили возможность посмотреть, что имеется в наличии из космофлота.

- Копана в кот! - квакнул Манурь.

Оверлункс уставился на него, а жабец растянул морду в подобии лыбы, и заквакал, довольный эффектом.

- Просто огурчик, быстро схватываешь, - похвалил Твин, - А теперь давай сюда двадцать монет за использование оверлунксачьей фразы, патентованой в пространствах Союза.

- Нет! - испугался Манурь, - Это была шутка!

Поржав, оверлункс продолжил просмотр базы данных и согласился с жабцом насчёт оценок. Похоже, они имели удовольствие мордозреть столь же раритетные корабли, как и А-15, только не А-класса, а выше. Там имелись несушки, тобишь носители, нёсшие на себе мелкие аппараты и модули разного назначения, поддерживающие суда класса фрегата, а также куча спецтехники типа самоходных гравгенераторов, об которую легко сломать мозг, пытаясь понять хотя бы назначение.

- Нет, а что? - квакнул Клмощ, - Гравген вполне пригоден, чтобы поднимать предметы с поверхности на орбиту.

- Не, - покачал ушами Твин, - Это будет пугало для минус-партнёров, гусака им в свинарник и кобылу в пруд. Они никогда на такое не согласятся. Впрочем, тут их даже можно понять, с технической точки зрения.

- Не дошло, а чем лучше челноки?

- Тем, что их можно сбить в течении пары микросекунд, - просветил оверлункс, - И удельная мощность у них раз в сто ниже, чем у гравгена. Если бы мы задумывали какое-то бесчинство с этими челноками, у нас не было бы ни единого шанса.

- Какое бесчинство? - хмыкнул Манурь, - На планете-самоубийце?

- Ну, понимаешь, в малом масштабе это не работает, - пояснил Твин, - Они не хотели бы, чтобы мы взорвали пару городов, например.

- Ладно, выкину из головы, - фыркнул жабец, - Что за челноки?

- Ну, вот. Это один из вариантов, переделаный корвет, ну или тяжёлый истребитель, как угодно. Никаких тебе изысков типа сверхскорости, обычный термоядерный реактор в качестве источника энергии, и плазменные реактивные движки. Для работ в атмосфере и на орбите прокатывает отлично, тем более при наших ограничениях.

Твин покрутил на экране подробную модель машинки - похожий на толстую осу аппарат имел длинные узкие стабилизаторы, массивную "башку" с застеклённой кабиной, и шесть опор, которые использовались как шасси или же для крепления груза. По рассчётам получалось, что это насекомое сможет поднимать с поверхности Аусвайса по пятьсот тонн груза и выводить на заданную орбиту. Казалось бы, пятьсот тонн это песчинка в сравнении с океаном сырья на планете, однако тут все были жабята опытные. Машинка вовсе не требовала бравого пилота-краснофлотца - на самом деле, она вообще обходилась без пилота, и прекрасно выполняла одни и те же функции, таская груз туда-сюда.

- Похожими штуками иногда даже сыпали грунт на планету, - просветил Клмощ, - Роем они могут сделать очень много.

- Да, тут у тебя на несушке производство, - кивнул Твин, - Если использовать машинокомплекты, за двое суток собирает новый челнок.

- А чего так долго-то? - квакнул Манурь.

- Побойся Политбюра, эти несушки списаны трижды! Потому и долго.

- Нам оперативность не особо нужна, - сказал Твин, - Будут, и ладно. У меня другой вопрос, как я собираюсь грузить металлопластик на эту загогулину?

- Нужен контейнер, - пожал глазами Клмощ, - Хотя бы самый тоненький, но нужен. Насколько я шарю, металлопластик идёт в гранулах, а проще говоря, песком?

- Да, - подтвердил Манурь, - Песком. Мы предусматривали, что будут использоваться контейнеры, чтобы перевезти его с поверхности на орбиту.

- Да вы не прокуриваете, - фыркнул оверлункс, - Что получается, контейнер будет сверху?

- Само собой, а что тут такого?

- Копана в кот...

Твин схватился за голову, представив себе челнок с контейнером сверху - да и представлять нечего, вот он, на экране. Контейнер при этом раз эдак в пять больше, чем сам транспорт. По большому счёту, ничего такого, если не учитывать, что взлетать это добро будет на реактивной тяге, и следовательно, ему потребуется взлётка с хорошим покрытием и длиной в пару километров для разгону.

- Решаемо! - отрезали жабы, - Площадь там бесплатная, сам знаешь, хоть гусей топчи. Взлётку можно залить водой, пущай глиссирует на лыжах, а выхлоп тогда не будет сжигать покрытие, а только испарит воду.

- Допустим, - бормотал себе под нос оверлункс, - Лезет кошечка в окно, мы её пропустим.

Таким образом вырисовывался план. Уже требовалась база вблизи полюса, куда смогут прибывать наземные транспортные средства, и выгружать продукт в хранилища. Из элеваторов этот "песок" будет ссыпаться в контейнеры, установленные на челноках. Далее требуется ВПП, плавно переходящая в бассейн с увеличивающейся глубиной. Соль в том, что когда челнок разгонится и начнёт забирать вверх, выхлоп ударит в полосу, и если она будет бетонная, её придётся каждый раз заново закатывать. А так - туча пара и грохота, а через пять минут взлётка как новая безо всяких затрат. Теоретически.

На дальней орбите Аусвайса придётся сооружать ещё одно хранилище, где продукт сможет накапливаться, пока идёт корабль, и быстро перегружаться на оный при прибытии. Тут никак не обойтись минимум без суп-фрега, тобишь фрегата поддержки, и мелких аппаратов, которые смогут производить несложные операции с конструкциями. Да ещё и потребуется заправщик, таскать вещество от звезды, потому как эта ретро-технология другого не подразумевает. Благо, заправщиков такого уровня у Клмоща лежало в загашниках аж сто сорок штук, при том, что надобность в них возникает крайне редко. Следовательно, такую летающую бочку можно было рассчитывать получить за относительно убогую цену. Единственное, на чём случился спотык, так это межзвёздный транспорт. Переместить триллионы тонн продукта на расстояния в десятки световых лет древние корабли никак не осиливали.

- Порысю, - мотнул ухом Твин.

- Порысю? - удивился Манурь, - Это вроде как необходимое звено, не?

- Да. Я имею ввиду, что эту задачу можно подцеплять другими методами.

- Например, курнуть? - предположил жабец, знавший о его "методах".

- Например, - согласился оверлункс, - Или использовать для дальнего перегона беличью "селёдку".

- Но селёдка, хоть и барахло, это корабль с двигателем класса це, его не пустят к планете.

- Значит, будем оттаскивать на окраину системы, - показал когтем по схеме Твин, - И там уже сельдевать. Что у нас есть для этого?

- Думаю, вот эти фреги, - показал Клмощ, - Если отпилить всё ненужное, будет тягач для большого контейнера. А движок там такой же, фуфлыжный, так что ваши минус-партнёры не должны взрыгнуть.

- Взрыгнуть могу я, когда посчитаю, сколько это всё будет стоить, - заметил оверлункс, - Плюс доставка. Всё это барахлище никогда не дойдёт до системы Аусвайса своим ходом.

- Не дойдёт, - подтвердил жабец, - Поэтому никто и не позарился, кроме вас.

Пока суть да другая суть, Твин слопал несколько заготовленных бутеров, запивши цикорием из термоса, устроился в углу бюро-раковины, опустил забрало шлема, и задремал, потому как мозгопинчество затянулось на много часов. Манурь сходил за жабьей жратвой в ближайшую палатку, а Клмощ так вообще имел запас на пол-года, как и всякий тру бюрократ. Мысли о том, чтобы прерваться для отдыха, тут ни у кого не возникало, и оверлункс по практике знал, что опасно даже озвучивать такое, когда дело касается Жадности столь большого объёма. Ввиду таких опций, когда в помещениях пирамиды посветлело из-за наступления утра, уже имелся вполне определённый план.

Для первого этапа операции предполагалось задействовать суп-фрег типа "Стоп", гружёный несомыми аппаратами в количестве восемь штук: четыре челнока для вывода груза на орбиту и четыре универсальных служебных машинки, которые смогут сооружать простые конструкции и ремонтировать всё остальное. На самом деле, "Стоп" мог нести десять мелких машин истр-класса и четыре - корвет-класса, но жабократы просто жадничали рисковать лишним оборудованием, даже столь старым. Тем более, что фрег даже не сможет своим ходом покинуть систему, и если что - придётся бросать. "Стоп" представлял из себя по большей части прямоугольник, довольно узкий и длинный; на одной из его длинных граней в обе стороны выступала "крыша", делавшая корабль похожим на доску объявлений или автобусную остановку. Сходство усугублялось, когда работало освещение стыковочных площадок, распложеных на боковых плоскостях корпуса и занимавших там почти всё место; Твину прямо мерещилась надпись "Вересковая улица, 40", как на остановке перед родным домом. На самом же деле, на узкой морде было начертано "ВО-123", и даже Клмощ понятия не имел, что это значит. С равным успехом это мог быть и "военный отряд", и "вторичное оборудование". Эти фреги делались реально в незапамятные времена, и наверняка простояли рысь знает сколько на дальних орбитах, так и не пригодившись по первоначальному назначению.

А назначение у них было сто прудов как военное, взять хотя бы эту "крышу", закрывавшую стыкплощадки от возможного обстрела, хоть бы и с одной стороны. Четыре более тяжёлых аппарата стыковались "снизу", с другой стороны от крыши, на выдвижные фермы. Таким образом имелся доступ ко всем стыкованым аппаратам, для их обслуживания и ремонта, а это в пух, как кое-кто цокнет. Также можно было спорить на ящик тоад-колы, что грызь заметит, что стыкованые аппараты не могут вести огонь, а это глупо, потому как кроме конструкции стыкузлов, ничто этому не мешает. Но, в данном случае на это можно спокойно наплевать, главное, чтобы железка отрабатывала свои функции. А функции у неё пока заключались в том, чтобы висеть на орбите и обслуживать мелочь. Как уяснил себе оверлункс, оборудование фрега достаточное, чтобы исправлять расходные детали из несомых машин.

Помимо этого чудовища, сразу же задействовали один из заправщиков, толстую летающую бочку, которая имела шесть стыкузлов для мелочи и могла заправлять оную, как и большие корабли. Оба фрега предполагалось загрузить на большой межзвёздный транспорт в качестве груза, чтобы доставить с Лан Нтана до ближайшей к границе системы. Затем предстоял экспромт в плане найти средство перебросить их к границам системы Аусвайса.

- Ну да, знаю я твои экспромты, - фыркнул Манурь, - Зик рассказывал. Курнул, и пошёл импровизировать...

- А предложение получшее?? - растянул лыбу Твин.

- Пщо... да, получшее нету, - сдался жабец, - Но посмотри на карту. Ближайшие пункты, где мы можем найти буксир - это Пестрелис либо Дишксмабркшискомпнкуджайск...

- В моём доме, попрошу не выражаться, - хмыкнул оверлункс, - И что тебя не устраивает, кроме второго названия?

- Пестрелис это райнтарская малая колония, - просветил Манурь, - Стало быть, окромя военной базы, ничего там нет, скорее всего. А Дишксмабркшискомпнкуджайск антропский, но тоже не особо старый, так что там могут быть накладки с поиском буксиров.

- Ты недооцениваешь жадность трёхглазых, - сказал Твин, - То что там военная база, это да. Но там наверняка полно приписанного транспорта, и... ммм... да нет, это мимо.

Оверлункс представил себе, что такое представляет из себя самый распоследний райнтарский воидбус, приписаный к ВКФ - это может быть и ржавая баржа, но обязательно с системами самозащиты и отличными локаторами, чтобы не вляпаться в неожиданности. Плюс тренированый экипаж, идеологически готовый немедленно протаранить любой соедкапитальский корабль, как только потребуется, и получается, что это ну совсем мимо. Просмотрев данные из справочников о Дишксмабркшискомпнкуджайске, Твин убедился, что и там отнюдь не факт найти буксир. Связываться же с первым попавшимся синячком, тем более антропом - это ошибка для новичка.

- Так, Клмощ, - обратился он к жабе, - Есть у тебя хоть что-нибудь, что может летать на межзвёздье?

- Ну, есть "Рохля", - квакнул тот, - Но она списанная и не потянет и пятой части нагрузки.

- Пщо, всего двадцать штук за аренду! - вытаращил глаза от жадности Манурь.

- Ой, не, - отмахнулся Твин, - Это слишком. Развалится ведь почти точно, так?

- Так, - согласился Клмощ, - Зато двадцать штук, не?... Ладно. Есть ещё вариант с "груздями".

- Назвался груздем, полезай в...

- В жопу, филолог фигов!

- Да. "Грузди" это одноразовые ускорители, конверсионный вариант ракет средней дальности, - показал данные Клмощ, - Стыкуете к баку с топливом, потом нагрузку, как на ракете, и поехали. Может хватить, чтобы перебросить фреги через границу.

- А вот это дельце, - потёр лапы Твин, - Ускорители без вооружения, без локаторов, без всего, кроме ускорителей! Это имеет малый взрыгивательный потенциал, сухо выражаясь.

- Дельце?? - квакнул Манурь, - Ты курнул, чтоли? Каждая такая баклашка по сорок штук! Этот фрег меньше стоит!

- Зато это почти стопроцентная гарантия успешного исхода, - сказал оверлункс, - И никакого риска для буксира, что весьма важно. Прикинь, сколько придётся выплатить, если буксир собьют минус-партнёры?

- Ыыыых! - взвыл жабец, - Но сорок штук!

- Это оправданно! - с подобающим драматизьмом произнёс Твин, - Сорок штук два раза? Потрачено!

- Ааааай!!...

- Всё, уже всё, больше больно не будет.

Оверлункс хмыкнул, прикидывая себе, что Манурь без него мог просто вообще никогда отсюда не выйти, пытаясь найти способ не заплатить ни копейки - и это не в каком-либо метафорическом, а в прямом смысле. "Прожадено!" - поставил стотысячную по счёту галочку Твин, стало быть, поход через болото не был напрасен. Желтошёрстый заржал, потому как через минуту он уже занимался тем, чтобы потратить поменьше, а именно, искал другие одноразовые ускорители. "Грузди" делали жабцы, но они это стали делать относительно недавно, поэтому не успели выйти на обычный режим с минимальной ценой, да и надёжность Политбюро знает какая. Твин без труда нашёл данные по антропским ускорителям "Нанопротон" - без труда, потому как он просто знал про них раньше. Если бы не знал, то найти такую инфу в сети Лан Нтана оказалось бы затруднительно. Таким образом были прожадены ещё пятнадцать тысяч, и жабократы остановились на этом варианте: к фрегам стыковали по ускорителю и баку с топливом, и на этих "ракетах" корабли добирались до цели. Теоретически, они при этом даже показывали неплохую условную скорость.

Для оперирования оборудованием, как ни выкручивай, требовались организмы, причём хотя бы в какой-то степени разумные. Устанавливать современные системы управления никак нельзя, чтобы их не скопировали минус-партнёры, да и без этого, зачастую живое управление даёт прибавки к эффективности. Само собой, это относится к нелинейным задачам, а не к повторению одних и тех же действий, где автоматику не переплюнет ни одно животное или даже жаба. Но повторять могут и самые обычные компы, а вот думать головой придётся экипажу.

- Экипажжь, - сделал церемонную морду Твин, - Эти, как их... кондотьеры.

- Гондонтьеры? - квакнул Манурь, - Может, просто наберём синячков по объявлениям, как всегда?

- Ну, я это и имел ввиду.

- У нас довольно много головастиков, которые прошли натаскивание, но пока не могут найти место для жадности, - сообщил Клмощ, - Эти конечно не сказать чтобы жгут, зато взрыгивать не станут точно.

- Отлично, - сказал Твин, - Пошли бомбанём головастиков, а потом на корабль.

- Зачем на корабль?

- А что, гусары денег не берут? - заржал оверлункс, - У нас они в чемоданах, в старых купюрах, всё как положено!

- У меня мозги взрываются от такой скорости, - признался Клмощ, - Ты не обалдел, за десять часов зафрахтовать два фрега? По-хорошему мне надо усадить целый отдел писать бумажки, чтобы это зарегистрировать!

- Время - деньги, - сообщил мудрость Твин, - На любой станции это за пять минут делается. А бумажки пишите потом, после отправления.

- Чуваак... У нас ещё не написаны бумажки на тот корабль, который мы сдали в прошлом году, и который уже переработан в утиль.

- Нам на это рысь положить, у нас Жадность не терпит.

- Ладно, - пожал глазами жабец.

Кто другой мог бы и подождать год-другой, пока они оформят бюрократию, или предложить мзду за ускорение процесса, но Твин уже знал, что жабья бюрократия - это чистое искусство, не мешающее экономике. Достаточно просто попросить их заниматься оформлением самим и потом, и всё, корабль в кармане.

Днём пирамида выглядела куда как веселее, хотя бы потому, что хоть что-то вообще видно. Свет передавался в помещения с высокими потолками через зеркала, поэтому было вполне светло, а потоки прозрачной воды, льющиеся из всех щелей в прямом смысле, бликовали в солнечном свете, создавая звёздочки и радужные кольца. Сквозь мерный шум водопадов раздавалось деловитое поквакивание и шлепки ног по залитому полу. Как выяснилось, у Клмоща даже есть транспортное средство, тут все на таких ездили; таковое напоминало байдарку своей узостью, и машинка как плавала, так и ездила на колёсах. Кое-как втиснувшись на раздвижное сиденье, Твин мордозрел окружающее теперь уже на большей скорости - ну тоесть, наблюдал всё то же болото, только быстро. И главное, малогабаритное транспортное средство ездило и по пандусам внутри пирамиды, так что не пришлось тащиться несколько километров.

- Неплохо, - констатировал оверлункс.

- А то, - квакнул Клмощ, - Вы это, пять монет готовьте.

- Ааа... - сделал попытку выпрыгнуть за борт Манурь.

- Сидеть, - вернул его на место Твин, - Если это тебя успокоит, монеты заплачу я.

И вот такие ньюансы всю дорогу, так что оверлункс чувствовал себя просто генератором полезности! Вначале Клмощ загнал мобиль прямо в широкий тамбур электрички, специально для того сделаный, и таким образом компания отправилась к кораблю, чтобы осуществить передачу единиц эквивалента Жадности, тобишь денег. ОЖиР натурально выдал на операцию деньги в старых купюрах, напиханых в не менее старые чемоданы. Крайне неудобно, но зато соблюдены приличия, потому как предлагать жабцам оплату через терминал значит сильно расстроить их. Благо, в банкнотах имелись наночипы, поэтому целую кучу легко пересчитать за секунду при помощи соответствующего устройства. А уж потом, вне всякого сомнения, целый отдел засядет пересчитывать эту фигню влапную. Много кому такая вакханалия архаической бюрократии казалась безумием, но от неё даже случалась польза. Например, жабцы переписывали номера всех купюр, проходивших через них, и не оставляли никаких шансов для каких-либо теневых схем или отмывания денег, потому как могли выяснить, откуда именно получены конкретные деньги. Хотя, конечно, они это делали не для этого, а просто для удовольствия.

- Ох ё! - приквакнул Клмощ, кантуя чемоданы в машину.

- Тык для удовольствия! - хмыкнул Твин, - Ты это, двадцать монет готовь.

- За что??? - вытаращил глаза жабец.

- За чемоданы, само собой. И ещё тридцать копеек за резинки, которыми перетянуты пачки, - оверлункс подумал и добавил, - И ещё полторы копейки за воздух в чемоданах, потому как это воздух с Халувина.

- Головастик подаёт надежды, - похлопал его по плечу Манурь.

В то время как жабократы переместились на колёсной байдарке ещё километров на сто в сторону, случилось редкое, а именно почти прекратился дождь, так что оверлункс открыл шлем и таращился невооружёнными ушами. Следующей остановкой все трое завалились в одно из училищ для космонавтов, где откармливали будующих космических жаб. Как пояснял Клмощ, это учреждение подведомственно непосредственно НПО "Хубо", поэтому выделять ресурсы обязано в любом случае. А учитывая грозящую Прибыль, вряд ли они будут упираться. При появлении на территории оверлункса жабцы сбежались позырить, однако стоило произнести волшебные слова "За позырить дензнак, за фотку три!", как все земноводные разбежались по корридорам, как от пожара. Это тебе не Истрис, тут за позырить и за фотку отродясь никто ничего не платил. Таким образом жабократы, шлёпая по залитому водой полу... да, он и здесь был залит, как и везде на этой планете, впрочем - так вот, шлёпая по полу, жабократы достигли кабинета главжаба училища. Открывши дверь с большой натуги, Твин ничуть не удивился, что она через рычаги вращает генератор.

Услышав о возможности Прибыли, главжаб взрыгнул и принялся названивать сразу по трём старинным телефонам, вызывая нужные организмы. Как он пояснил, имеются практиканты, проходившие натаскивание непосредственно в пространстве, а к ним в комплекте идут головастики из курсантов, которые натаскиваться будут в процессе. Таким образом, всего через десять минут в залитом водой и солнечным светом кабинете Твин мордозрел ещё двух жабцов, бурого и тёмно-бурого, и изложил им суть дела.

- Тобишь, жабята, хочется быть уверенным, что вы осознаёте, куда вляпываетесь, есть риск для вашей жизни.

- Тык... - квакнул главжаб, жуя глазами, - Может, припахать более опытных организмов?

- А толку? - резонно спросил Твин, - Риск в полной независимости от их действий. Поэтому мы и пришли к вам. В конце концов, опыт тоже когда-то начинается, так почему не сейчас.

- Нопса, Хлум, - обратился к космонавтам главжаб, - Вас достаточно душит жаба?

- Достаточно, - кивнула жабиха Нопса, которая на вид никак не отличалась от самцов, - Но сразу есть условие. Мы должны полностью контролировать корабли, заказчик получает только то, что указано в договоре.

- NO.,- сделал соответствующую морду оверлункс, - Я знаю, что ты клонишь к возможности набарыжить по пути, но в данном случае это мимо. Корабли у вас еле ползают по системе, много не набомбишь. И кроме того, специфические условия требуют, чтобы флот был полностью под нашим контролем. Играться в капитанов будете потом и в другом месте.

- Это не обсуждается, - упрямо покачала тушкой жаба.

- Двадцать монет.

- Это не обсуждается, флот под вашим контролем. Готовы вкалывать!

Ну а оверлункс был готов подрыхнуть сутки, потому как загланул "колесо" стимулятора, чтобы не тормозить процесс. Таким образом, у Твина появилась возможность пока что отвалиться в корабль и таки расплющить харю, удобно устроившись на куче упаковочной пупырчатой плёнки, наваленой в угол трюма.

Жабцы, когда чуяли запах Прибыли, становились быстрее любого гепарда. Оверлункс только продрал глазные яблоки и испил цикорию, а они за это время успели расконсервировать требуемые корабли, пристыковать к ним несомые аппараты, и перегнать это барахло на загрузку к станции. Собственно, они ещё и отобрали курсантов для пополнения экипажей, хотя, скорее всего, использовали при этом метод "тык пальцем". Как уяснил Твин, у Хлума в команде суп-фрега было пятнадцать организмов, у Нопсы только два, потому как с заправщиком справиться куда как легче. Сейчас эти толстые земноводные уже вовсю возились в обитаемых отсеках, и наверняка квакали от жадности.

- Пщуу... - протёр морду оверлункс, и потряс ушами, - Мне казалось, я разжижусь в этом болоте!

- А ты уверен, что не разжижился? - серьёзно испугал его Манурь.

- Уверен, - убедился в этом Твин, - Так, теперь надо быстро хватать попутку, и...

- Попутка схвачена, - жабец показал на ящики, уложенные в трюм.

- Отлично, тогда рысь в рысь, - потёр лапы желтошёрстый, - У нас должны быть остановки на Истрисе, потом на Инцидиусе, и на Халувине. На Хале достанем ускорители и отправим на Пестрелис. Таким образом всё должно будет сойтись там клином, прикручиваем ракеты к фрегам, и едем до места. Выкурено?

- Пока что, да, - квакнул Манурь.

Несмотря на то, что жаба душила, Твин нашёл время посетить дом, проверить, всё ли по шерсти, да и потискать самочку, прямо мявкнуть. Манурь конечно угрожал, что задушит его, если оверлункс будет долго задерживать жадность, но от жабца уж можно отмахаться. Что касается шерсти, то по ней было не совсем всё, и Твин увидел это немедленно, как подошёл к своему дому. На площадке перед подъездом стояли два пикета, судя по всему, один в поддержку отвёртки в огузок, а другой... ну-ну, приоскалил клыки желтошёрстый.

- Попрание норм оверлунксачьей морали недопущаемо! - вещал жирный оверлункс в белых одеждах тростникового культа, - Ибо даджь и воимя...

- Эй, чувак, - похлопал его по плечу сзади Твин.

Тот обернулся и мордозрел виновника торжества, причём в лапе у него имелась...

- АААА!!! - резко сменил риторику проповедник, задавая редкостно быстрого стрекача.

Точно также сдулись и все остальные два десятка пикетчиков, некоторые ломились через кусты, только бы спасти свои огузки от отвёртки. Покачав головой, Чернокотов убрал инструмент в карман.

- Ну вот что за фрики? - спросил он у оверлунксов, - Они ведь кого тут ждали, не меня ли? А когда я появился, реакция оказалась неадекватной... Кстати, что вообще за кипеж?

- По поводу отвёртки и огузка, - сообщил желтошёрстый, - Либерализьм в жо... в жёлтых мордах, заиграл. Говорят, недемократично.

- Ещё как! - заверил Твин, - А вы им по морде чайником не пробовали?

- Если честно, нет, - смутились оверлунксы.

- Это упущение.

И ещё упущение, что сейчас будет кудахтанье, подумал Твин, поднимаясь в квартиру на лифте - тут он как в воду глядел, как-грится. Впрочем, даже Кил квохтала более по инерции, потому как ничего серьёзного не случилось. Какие-то умники из либерастов попытались угрожать Инле, но когда она достала из кармана отвёртку, убежали не менее быстро, чем давешние пикетчики...

- Ахахаха дочурка жжот!! - укатился по смеху оверлункс, - Лапа моя.

- Да, предусмотрительная котейка, - хмыкнула Кил, - Хотя у меня отвёртка тоже есть, ну а у Жапа она всегда была...

Твин сгрёб жену в объятья и та заурчала, аки жёлтая кошатина.

- Короче, я уверилась, что детям ничего не угрожает, а уж тебе тем более, - сказала Кил, отурчавшись, - Но Твин, ты не думаешь, что это действительно не совсем правильно?

- Да, - кивнул тот с серьёзной мордой, - Надо было втыкать в башку!

- Да не это! - отмахнулась оверлунксиха, - Ведь каждый имеет право высказывать своё мнение, разве нет?

- Разве да. Но есть большая разница между высказыванием мнения и тем случаем, когда начинают учить жить. Свобода, Кил, это не только права, но и ответственность, копана в кот. Поэтому если оверлункс... или минус-оверлункс, начал вещать о благом примере соедкапиталов, он должен быть готов к тому, что я, или ещё кто, воткнёт ему отвёртку в огузок. Если он уверен в своей правоте, значит отвёртка его не должна брать, потому как в правде сила.

- Не совсем вкуриваю, - призналась она.

- Ну, вот я ведь, фактически, совершил преступление, - хмыкнул Твин, - И готов ответить, если окажется, что я был не прав. Но поскольку я уверен, что правда у меня, то у меня и сила, и уголовный кодекс меня не берёт.

- Ладно, считай, что я поняла, - хихикнула Кил, и добавила, - А вообще так ему и надо, Сахаркову.

Эхей, каналья, подумал оверлункс, а какие ещё мне нужны одобрения? За такое и отсидеть не жалко... правда, он чуть не взял свои слова обратно, когда связался с Рекзом, прояснить обстановку.

- Слушай, Твиныч, - сказал КБРовец, - Можно тебя попросить пока не покидать планету? Это даёт повод долбаным конспиролухам трещать, что ты убил отвёрткой два миллиона либералов, и теперь скрываешься.

- Попросить можно, рассчитывать нельзя, - прямо сказал Твин, - Завтра стартую.

- Твиныч, я всё понимаю, но...

- Рекз, малыш, - сообщил оверлункс голосом старой перечницы, - Если понимаешь, я тебе объясню. У меня пятеро наших граждан на Аусвайсе, и выбраться они могут только через мой "эддер". Поэтому, все расследования - потом.

- Понял, - ответил тот, подумав как следует, - Всё сделаю.

- Я тоже понял, - сказал Твин, - Понял, что на Истрисе есть ещё надёжные оверлунксы.

Но что-то они редко попадаются, добавил он про себя. И, пока суть да безделье, включил комп скопировать полную статику инфосети Истриса. Со статичными сайтами он имел привычку работать, потому как статика, например, скачивалась с сетей других планет, чтобы быть доступной - гнать по межзвёздному эфиру несчётное количество фоток котов было разорительно. Твин задумал как следует разобраться в происходящем на малой Родине, а для этого полёт - самое то время. По хорошему, ему следовало бы заниматься планами для предприятия, но голова отказывается работать постоянно над одной темой, а над двумя уже лучше. Тем более, "огузко-отвёрточный акт", как назвали происшествие в народе, послужил катализатором для дискуссий и вообще, так сказать, политического процесса.

Помимо большой тупи с морем информации, оверлункс и не подумал забыть наведаться на завод схемотехники, сгрести очередную партию товара, сделанного сверх плана. У Мануря аж глаза от жадности закрылись, когда он увидел такое! Зря я это ему показал, решил Твин, теперь сюда наверняка повадится как минимум один торговец ОЖиРа, и прощай халява. Впрочем, поправил он себя, пущай его, а нас ждут другие горизонты Жадности... если повезёт, конечно. Кстати, если уж поминать везение, так жабцы с Лан Нтана и в мыслях не держали делать сейв! Весьма мимо логики, ведь в таком случае доля Прибыли, которая могла бы достаться копии, достанется товарищам по предприятию, но, как-грится, так уж сложилось. Манурь, например, тоже не стал бы сейвиться, если бы того не требовали правила организации применительно к жабократам такого уровня. "Логическому анализу не поддаётся" - сказал себе оверлункс, и заржал.

Многократная практика, тысячи и тысячи часов за симуляторами, а также запас тоад-колы позволили Чернокотову в очередной раз успешно одолеть маршрут до Халувина, по пути прожадив партию груза на Инцидиус. Не обошлось и без того, чтобы курнуть, но это терпимо, потому как зачастую межзвёздникам требовалось не курнуть, а укуриваться, а это совсем другое дело. Вообще-то говоря, оверлунксы для пилотов-"дальнобойщиков" годились едва ли не лучше всего, потому как растечься в лужу жёлтой шерсти и дремать пол-года для них не особо обременительно, плюс есть врождённый кошачий механизм моментального перехода к активному режиму. Однако останавливало то, что они растекались в лужу гораздо раньше, чем добирались до корабля - в итоге Твин поимённо знал три десятка межзвёздников с Истриса. Всмысле, это были все, какие существовали, вот в чём загвоздка. И существовали они с тех времён, когда корабли ремонтировали в ангарах, поставленых посередь саванны, а не на заводе под куполом.

Не меньше нагрузки на оверлунксачьи мозги пришлось и оттого, что они узнали из материалов статики инфосети. Обычно Твин не копался в сети подробно, а когда стал это делать намерено, то не увидел ничего особо хорошего. Впрочем, такой большой массив информации не поддаётся субъективной оценке, поэтому оверлункс запустил несколько поисков, чтобы упорядочить данные...

- Копана. В. Кот, - только и сказал он, позырив.

- А что такое? - квакнул из подсобки Манурь, где сидел за компом на коробках.

- Да так... Просто увидел, сколько часов тратится на диспуты по поводу культа священного тростника. Мы реально могли бы за несколько лет второй Истрис построить, если бы эти мешки шерсти занялись чем-либо более полезным!

- А меня жаба душит, - сообщила жаба.

- А я дышу воздухом, - фыркнул Твин, - Что там у тебя?

- Просто рациональнее было бы начать с того, чтобы перерабатывать новые поступления утиля, - пояснил Манурь, - Тобишь, чтобы ихние транспорты возили продукт на наши пункты и там эт-самое.

- Это в точечку, а в чём проблема?

- В том, что все эти транспорты принадлежат "шимелину", а у этих тупиц контракт, по которому они обязаны сбрасывать покрышки на север Аусвайса в произвольно взятое место. Поэтому нам придётся сгребать их оттудова.

- Так себе, - согласился оверлункс, - Но терпимо. Робототехника творит чудеса, даже ихняя. А справиться со сбором колёс роботы должны на ура, особенно на ненаселённой территории.

- А откуда взять материалы? - пожевал глазами жабец.

- Да ну те, прям неоткуда! - фыркнул Твин, - Пол-планеты сплошная свалка, даю хвост на отрыв, что там полно металла.

- Хвост? У тебя же нет хвоста.

- Тык я не сказал, что даю на отрыв свой хвост, - хмыкнул оверлункс, - Попался, жабёнка.

- Попался, - согласился жабёнка, - Но пока ещё сорок монет в мою пользу.

Поржав над монетами и напомнив себе, что необходимо будет поймать жабёнку ещё пару раз, чтобы отбить свои монеты, Твин наблюдал за моделью работы перерабатывающего станка. Эта штука была едва не самой важной во всём плане, потому как от неё зависел главный результат. В своё время Плотс сумел хорошо доработать стандартную установку, так что теперь были основания надеяться, и даже на успех. По крайней мере на модели всё шло гладко - колёса валились на ленту транспортёра, затем попадали на очистку для удаления всего лишнего, что могло прилипнуть, так как это очень сильно испортило бы качество материала. Покрышка попадала на конусной валик, который фиксировал её и раскручивал до больших оборотов - центробежная сила враз срывала с колеса любые загрязнения. Чистоту контролировал гравископ, и если что-то всё же не удалось очистить, колесо отбрасывалось в сторону для более тщательной очистки. Чистая покрышка поступала непосредственно в камеру, где опять-таки раскручивалась и быстро распускалась на компоненты, так что металлопластиковая крошка отдельно, металлические вставки отдельно, проволока, составлявшая каркас, отдельно. Колодки и проволоку впоследствии можно переплавить, чтобы выжать оттуда ещё несколько капель Прибыли, а основной продукт подвергался гранулированию, чтобы не быть пылью, и его уже можно отгружать.

Копана в кот, подумал Твин, какая рысина туча возни из-за какого-то порошка! Впрочем, этот порошок не так прост, как кажется. Чтобы производить его миллиардами тонн и при этом соблюдать строгие технологические условия, как минимум аптекарскую точность в пропорциях и чистоту материалов, близкую к абсолютной, минус-ребятам из "шимелина" приходится тратить очень внушительные ресурсы, как материальные, так и мозговые, потому как требуется контроль. Завод, который мог бы производить такое количество металло-пластиковых гранул - это как минимум платформа во много километров и с персоналом в несколько тысяч достаточно натасканых инженеров. А предприятие "Вторколесо" пока что обходится раз эдак в тысячу меньшии фондами, что и является источником Прибыли.

Главное, что Плотс заранее запланировал собирать станки для переработки из местных узлов, чем несказанно облегчал задачу. Единственное, что там было советского - это текфонитовые резаки, которые как нож масло резали прочнейший материал покрышки. Но эти "бритвы" умещались по сто штук в коробке, поэтому нет никакой проблемы привезти их с собой. А откуда их взять, это уже дело ОЖиРовских бюрократов, чтоб не зря пили свой чай. Также в своё время Манурь, Квото и Плотс придумали механизм квантово-резонансного исследования продукта, чтобы иметь абсолютную уверенность в том, что гранулы содержат только металлопластик, а не нанороботов впридачу. С соедкапитальских спецслужб станется попробовать протащить какое-либо оборудование в пространство Союза, и нужно, чтобы оно попало в утиль, а не куда им хочется.

Ладно, кивнул себе Твин, с этим более-менее понятно, и вернулся к политике. Следующий же косяк, вполне тянущий на отвёртку в огузок, он нашёл очень быстро. Он обнаружил, что в сети Истриса разгуливает многопользовательская игра "Канцеркрафт", сделанная в сеттинге вторжения недеболиков. Как само по себе так ничего, если не учитывать, что аффторы оставили по сути только факт нападения на Истрис, а всё остальное переврали в угоду сюжету. Главное, эти ребята предлагали сыграть за оккупантов, и из статистики следовало, что около восемнадцати тысяч оверлунксов регулярно сидят и играются в такую забавную вещь, как уничтожение собственного мира. Твин также быстро вышел на форумы, откуда доносились громовые раскаты взрывов задниц, и выяснил, что имеется передостаточно минус-оверлунксов, готовых отстаивать... точнее, они вообще ничего не отстаивали, а как истинные либералы и дерьмократы, только кидались какашками в любую сколь-нибудь доступную цель.

Послушать этих диванных мудрецов, так несущие светоч демократии недебольцы попытались вырвать Истрис из мрака тоталитаризьма, но красные негодяи успели нанести по мирной планете стратегический удар и уничтожить оную. Надо сказать, что Твин был оверлунксом довольно старой школы, и не был обучен извергать лазоры по интернетам, поэтому до сего момента просто не представлял, что такое вообще может быть на родной планете! Да что там, он реально орысел, так что пришлось и курнуть. И самое главное, это была никакая не подрывная деятельность иностранных спецслужб, а обычная, повсеместно наблюдаемая в галактике картина, когда задница перевешивает голову и начинает отдавать команды вместо неё. Чернокотов, кое-как прийдя в себя от афига, пролистал политический справочник, и нашёл там точное определение - "ректоцефалия", мышление задницей ввиду превалирования интересов оной над остальными.

Да, это ещё было и обидно, когда не какой-нибудь уродец с другой галактики, а оверлункс, с пеной у рта доказывал полнейшую ахинею, и не в грош не ставил победу собственных предков. Хуже того, когда прямо становился на сторону врага! А ведь Твин, хоть и сделал больше всех в том конфликте, не особо напрягался. Как же должно бомбить у военных, которые посвятили всю жизнь защите родной планеты, и вынужденных теперь выслушивать такие речи? Маловато бомбит, решил Твин, раз они до сих пор не повтыкали отвёрток в нужные огузки! А либерасты, не чувствуя никакой реакции, будут взрыгивать всё сильнее и сильнее! Копана в кот, да у меня дома опять пожар, а я прусь рысь знает куда, собирать утиль, фыркнул оверлункс. Впрочем, по здравому размышлению он заключил, что если до этого несколько лет ничего не случилось, то и сейчас не случится, и можно будет посмотреть на ситутацию в динамике. Чтобы убедится, что у него не параноя, Твин проконсультировался с Манурем.

- Да у тебя параноя! - квакнул тот, - После Аусвайса тебе всюду мерещится дерьмократия.

- Да нет, ты внимательнее посмотри, - попросил желтошёрстый.

- Ну... тут она тебе не зря мерещится, - кивнул тушкой жабец, - Умышленное искажение истории? А почему эти ребята ещё не грузят щебёнку совковыми лопатами?

- А чтоб мне знать, почему! - рыкнул Твин.

- Охохо! - почитал дальше Манурь, - На любой другой планете они бы загремели пожизненно. В самом крайнем случае - вышли бы с вечными браслетами на лапах. Хмм, слушай-ка, это поле для Прибыли!

- Это? - не поверил оверлункс.

- Это. Ну, если ваши не хотят сажать недоносков в лагеря, давай сами будем сажать их! И получать бесплатную щебёнку!

- Местами я даже за, - хмыкнул Твин, - Но мы не осилим целую планету. И главное, цель не в получении щебёнки.

- Не вопрос, устроим тростниковые плантации. Или рудники. Или...

- Поумерь жабу. Главное - это убрать с Истриса дерьмократию и ректоцефалию, как явление. А тут одними лагерями не обойдёшься, давно известно.

- Но лагеря всё-таки нужны? - не отставал жабец.

Короче сказать, после просмотра информации Твину было трудновато вернуться к полному погружению мыслями в предстоящее предприятие, но кизиловый косяк снова вылапчал. "Случилось чудо! Друг спас друга!" - говорил себе оверлункс, ну и ржал, само собой.

Помимо разбрыла мыслями, в пути приходилось ещё постоянно корректировать курс корабля и подкручивать, если что где отваливалось, но в целом башка желтошёрстого оказывалась набита деталями предстоящих действий. Значит, отмечал он себе, пробить, чтобы военные следили за кораблями по отдельным каналам - это на тот случай, если кто решит устроить провокацию. То, что на Аусвайсе нет единой позиции ни по какому вопросу, это уже было ясно - следовательно, найдутся те, кому будет выгодно взорвать фрег. А Твина не интересовали мотивы минус-партнёров, его интересовала сохранность фрега. Если контроль будет достаточно гласным и открытым, совершить что-либо втихоря окажется достаточно сложно, чтобы от этого вообще отказались.

Далее, открывал следующую банку тоад-колы оверлункс, размещение жабья. Здесь надо устроить отдельный центр управления на планете, где и будут жадничать головастики с Лан Нтана. Они конечно заупрямятся и захотят присутствовать на кораблях лично, но это нарысь не нужно. Корабли достаточное барахло, чтобы развалиться сами по себе, безо всякой провокации, тем более, после перелёта с ускорителем. Например, Твин вообще не сомневался, что челноки в конечном счёте накроются, потому как старые, а поддерживать их будет не менее старый фрег с экипажем из головастиков. Следовательно, необходимо уведомить минус-партнёров о том, что будет выпадение обломков, а держать в таком аппарате пилота - крайне противопоказано. Минус в том, что придётся заплатить местной сети за связь, ибо устанавливать свои передатчики им никто не даст, но это можно пережить.

Кроме того, была ещё одна тема, которой пока не касались, а именно полный беспредел в северном полушарии Аусвайса. Хотя, если честно, Твин затруднился бы сказать, что лучше - первобытная анархия или то безумие, которое учинила Фирма. Однако, ломать головы над социальными моделями остаётся тем, кому это интересно, а жабократам следует ломать покрышки. Факты же складывались такие, что выходить за стену, огораживающую южное полушарие, лучше всего в полном вооружении. Хотя бы тот факт, что минус-партнёры не запретили вооружаться, а сами предупредили о необходимости это сделать, говорил о многом! Тоесть о том, что они не хотели бы потратить время зазря, а если советские окажутся на севере без волын, то они оттуда не выйдут. Само собой, на вооружение накладывались жёсткие ограничения, так что не стоило рассчитывать на что-либо действительно мощное. Однако, над этим вопросом следовало разбрыльнуть мыслями, чтобы не спотыкнуться об него потом.

- Закупать вооружение - нет, - квакнул Манурь с полной безапеляционностью.

- Да упаси Политбюро, - фыркнул Твин, - Сами наделаем на ихнем же оборудовании. У местных хулиганов, которые шарятся по северу, ничего особенного нету, обычные реактивные орудия разных систем. А на автоматизированной линии сделать какой-нибудь древний танк или вертолёт особых проблем нету.

- Танк или вертолёт? - с церемонной мордой переспросил жабец.

- Нутк я тебе сказал, бес-пре-дел. Хотя, это ты мне должен был сказать, вроде бы.

- Я не про то, - покачал тушей Манурь, - Никакой танк там не пройдёт, потому как вильник и сухоурбник. А любой аппарат с тягой поменьше чем у челнока, не сможет летать из-за ураганных ветров.

- А местные что используют?

- Догадайся, если учесть, что у них половина площади завалена покрышками от автоаэромобилей. Летающие вагоны в основном и используют, в разных вариациях.

- Ладно, это тоже надо будет изучить достаточно подробно, - рыгнул оверлункс, - Но сначала нам надо осуществить запуск двух консерв с жабами, и желательно, в нужном направлении.

После этого Твин уставился в довольно узкое обзорное окно пилотской кабины, где навстречу движению корабля неслись мирриады световых точек, то меньше, то больше. Если таращиться несколько минут, то эта картина имела почти такое же действие, как если курнуть. Если же требуется совсем крепкий эффект, то оверлункс сначала курнёт, а потом потаращится в носовое окно корабля.

Вопреки опасениям, все запущенные Линии Жадности, выражаясь жабократически, успешно сошлись на грузовой станции в системе Пестрелис. Если подумать, то это была просто натуральная галактическая магия, когда в одну точку попадали траектории, прочертившие по картам сотни световых лет пути, причём едва ли не одномоментно! А-15 зашвартовался через половину суток после того, как прибыли с грузом ускорители с Халувина, а ещё через четыре часа огромный "Электрон" приволок пристыкованные к внешней палубе фреги в полном комплекте, и те вышли в пространство, запустив собственные двигатели.

- Я всегда говорил, что мастерство не пропьёшь, особенно если нет его, - констатировал Твин, - Рысь в рысь, чо.

- Да, отлично сошлись, - квакнул по связи Хлум, тот жабец, что заведовал суп-фрегом, - Может быть, нам стоит провести полную диагностику систем?

- Шиш, - покачал ушами оверлункс, - На этом корыте будешь проводить её до посинения, у меня нет лишнего тысячелетия. Запускайте два челнока, вытаскивайте ускорители с платформы, и давайте начинать ставить их.

- Понял, готовим челноки... Пойдём отдельно, или в связке?

- В связке. Так мы сможем использовать тягу "эддера", хотя бы слегка, и главное, сэкономим на топливном баке, потому как у нас есть заправщик.

- Это скупердяйство!

- Благодарю, - кивнул Твин, - Нопла, слышишь?

- Бочка один слушает, - отквакнулась жабиха с заправщика.

- Делайте дело, - дал точные инструкции оверлункс, - Здесь можешь нажать побольше, проверки ради. Если что отвалится, то пусть сейчас, ясно?

- Задачу поняла... Будем примерно через... четыре с половиной часа.

- А, врысь! - фыркнул Твин, - Они же сидят прямо там. Насест один, запустите дрона, пусть застыкуется к заправщику, на всякий случай.

- Вас понял, пускаю дрона для стыковки с заправщиком.

На тактик-экране, тобишь в программе визуализации, оверлункс мог наблюдать, как толстобокий, похожий на жирного чёрно-белого жука заправщик крайне неторопливо разворачивается, показывая свои светящие розовым светом выхлопные решётки сзади, и также неспеша начинает разгон в сторону светила; рядом с кораблём побежали цифры характеристик, а за ним протянулся длинный светящийся шлейф. Так рисовал т\э, и относительное расположение объектов соответствовало реальности, однако если смотреть из окна, то заправщик не пошёл разгоняться, как вагон электрички, а рванул на нескольких десятках "же", пользуясь компенсацией ускорения, чтобы не расплющиться в блин. Через минуту вслед за уходящим кораблём мотнулся след от дрона, который догнал его и пристыковался на одну из шести площадок снизу, которые напоминали батарею сосков под свиноматкой.

Сбоку казала бока сама населённая планета, окружённая слабо светящимися зеленоватыми кольцами, перекрещенными так, что они образовывали "атомиум", как схематичное изображение атома. Твин соображал, что эти колечки - на самом деле ничто иное как планетарный щит, способный закрыть всю планету сразу от удара немыслимой мощности. Как ни крути, ка-вэ нисколько не расслаблялись, если даже в этой системе, не имевшей большого значения, у них уже имелся планетарный щит. Под надёжной защитой полупрозрачных колец весело сверкали океаны Пестрелиса, зеленели обширные области в средних широтах и тропиках, казали белые бока полярные шапки. Правда, при всей своей красоте планета была непригодна для углеродно-белковой жизни, потому как на ней произрастала другая, хромо-белковая. Оглядевшись по системе при помощи т\э, оверлункс убедился, что жилых планетоидов тут нету - райнтарцы не жаловали это дело, предпочитая твёрдую "классику" в виде перестроеных планет. Пырючись из пространства на населённый мир, и ходящие косяками отметки боевых кораблей, оверлункс испытывал прямо таки благодарность к трёхглазым ребятам, которые настолько Бдили. Настолько бдили, что любой, кто до сих пор пытался пересечь границу с неблагими намерениями, не осиливал тех проблем, которые это влекло за собой, и прекращал существовать. Соль ещё и в том, что больше никто Бдить таким образом не будет, потому как это неимоверное количество затраченного труда. Разве что грызи со своей крысторожностью, но у грызей другой подход, они не будут растягиваться фронтом, чтобы прикрыть галактический сектор, они просто копают соседний, как огород.

От философичных растечений оверлункса оторвали опять жабы, которые не знали, как именно монтировать ускорители.

- Копана в кот, чему вас только учили! - сыграл в старую перечницу Твин, - Берите дрона, ставьте на него дрели, и засверливайтесь в корпус. Потом на шурупах закрепим.

- На шурупах? - церемонно осведомился Хлум.

- Короче, сейчас застыкуемся, будем ковырять.

И это были не пустые угрозы. Правда, застыковать "эддер" к фрегу не так-то просто. У А-15 есть стыкузел в нижней части, так чтобы можно было лазать из трюма; это обычный универсальный узел, который цепляет любой другой, вне зависимости от его габаритов, поэтому проблемы совместимости не портили жадность. Однако, на А-15 не подплывёшь к кораблю с шаговой скоростью, чтобы попасть стыковочными штангами в нужное место: движки и управление на это не рассчитаны, и меняют тягу приличными рывками, при этом каждый импульс выбрасывает корабль минимум за сотни метров в сторону, пока система успеет дать тормозной импульс. Если бы не фрег, застыковаться не удалось бы вообще. К удаче, древний суп как раз мог тонко маневрировать, пользуясь гироскопами и направленным вектором тяги, так что Хлум подвёл его к дрейфующему А-15, и защёлкнул крепления. Теперь фрег выглядел как атобусная остановка с мусорным баком на крыше. Вздохнув, оверлункс напялил защитный комбез, и полез в шлюз.

Как он и предполагал, обитаемые помещения фрега оказались залиты водой, хотя и не по пояс, потому как это дало бы слишком много лишней массы. В тумане, создаваемом оросительными установками, довольно раздувались белые зобы-подбородки, и слышалось переквакивание, как в натуральном пруду.

- Тесновато тут, - сообщил истину Твин, глядя на плотный ряд набитых к терминалам жаб, - Ну ничего, на месте расположимся более свободно. Давай сюда дрона!

Дронами они погоняли служебные машинки, выглядевшие как рысь знает что, навроде ящика с цилиндром, или... в общем нечто близкое к прямоугольному и трудноописуемое. Жабы с некоторым вытаращиванием глаз смотрели, как оверлункс быстро разобрался с управлением и начал бомбить автоматику командами, введёнными через строку. Выполняя эти команды, механизмы стыковочной площадки вынули из гнёзд нужное сверло и подали его к инструменту дрона. Через двадцать секунд металлический жук уже примагнитился к корпусу, и делал в нём дополнительные отверстия. Сразу стало понятно, почему при всякой возможности лучше сидеть за пультом где подальше - по корпусу пошёл весьма отвратный звук сверла, так что оверлункс затеребил заложенные уши.

- Так. Дайте мне расстояние от оси отверстия до оси корабля... отлично. На два сантима левее надо было.

Таким образом, лишие дырки тоже появились, но от них не было никакого вреда, так что и. В проделанные отверстия вставлялись штифты, шедшие в комплекте с ускорителем, а на них ставился он сам. Таким образом фрег стал автобусной остановкой с мусорным баком на крыше и ракетой сзади. Ускоритель "нанопротон" натурально напоминал ракету - возможно оттого, что это и была ракета, хотя и не реактивная, само собой. Главная её часть - "соты" атомного уровня, в которых запускается реакция ступенчатой аннигиляции; выгорая, они создают мощную тягу, превышающую в несколько раз ту, что выдают движки А-15. Но выдают лишь один раз, и кроме того, ракету нельзя заглушить, чтобы потом снова запустить двигатель. Минус-партнёрам придётся сканировать на ходу, иначе тухлое дело.

- Жабята! - официально предупредил Твин, - Полёт будет технически безостановочный, поэтому если кто что забыл, сделайте сейчас, потом будет поздно. Оплата квартир, звонки друзьям, завещания?

- Если кто что забыл, сам виноват, - квакнул Манурь, слегка тараща глаза от жадности.

Пока дроны возились с установкой ускорителя на суп-фрег, уже прибыл заправщик, нализавшийся водороду с верхних слоёв звезды, и пристыковался снизу. Теперь всё это добрище тянуло на... ну само собой, автобусную остановку с контейнером на крыше и ракетой сзади, плюс клёпаный металлический жук под ней, также с ракетой на хвосте. Вещества, которое схавал заправщик, вполне хватит для подпитки ускорителей, поэтому не пришлось покупать ещё и бак, как это обычно бывает в таких случаях. Часа через три дроны повторили операцию с дырками в корпусе, и "нанопротон" встал на положенное место. Твин настоял, чтобы рассчёт балансировки делался на трёх компах независимо, и само собой, попал в точку - все три результата разнились.

- Так... - почесал подбородок оверлункс, - Манурь, смотри, бесхозные вещи!

- Где?! - бросился в указанную сторону жабец.

Пока тот искал то, чего нету, Твин спокойно связался с диспетчером станции и попросил оказать услугу, за некоторую мзду. Тобишь, рассчитать таки балансировку, чтобы связку кораблей не разнесло центробежной силой или ещё как. К удаче, ка-вэ были не сильно загружены, поэтому согласились, и загрузили рассчётами свои мощные вычислители.

- Двести монет?!! - взвыл Манурь, - Это немыслимо!!

- Мыслимо, - мотнул ухом Твин, - Очень мало за то, чтобы с гарантией долететь до места. Двести монет? Потрачено!

Получив точную прогу, проверенную на симуляторе, оверлункс скопировал её на флопы, на всякий случай, а потом дал ход в компы кораблей, объединённых в общую сеть.

- Ключ на старт!

- Какой ещё ключ??

- Вон там под сидушкой валяется рожковый, возьми его и замыкай контакты, выкурено? Есть готовность?

- Готовность!

- Старт!

Рядом с Пестрелисом в черноте космоса зажглось маленькое оранжевое солнце; постепенно из него выросли два тонких длинных огненных хвоста, и звёздочка, набирая ход, унеслась прочь от планеты.

Взвейтесь кострами, белые ночи!

Мы - пионеры, дети рабочих!

- изъ песни

Част пятый: под дном

Пользуясь виртуальной камерой гравископа, Твин подробно осмотрел подходы к западным воротам базы. Сразу за сетчатым забором в пять метров высоты поблескивали маячки полицейской машины, а дальше по обочине расположилась целая толпа кургузых аэромобилей, явно достаточно вместительных, чтобы внутри сидели десятки пехотных единиц. Судя по тому, что несколько аборигенов в полной экипировке отгоняли репортёров, паля в воздух, намерения у них весьма серьёзные... потому как отогнать сдешних репортёров ой как непросто, зазря никто стараться не станет.

- Таким вот образом, - бухтел Виталий по связи, - Похоже, "Шимелин" серьёзно озаботился. Через два часа начинается рассмотрение ихнего иска, и если суд постановит конфисковать территорию, то, боюсь...

- Бояться отставить, - хихикнул оверлункс, - Только вот не могу взять в голову, накой они тратят столько денег, чтобы остановить нас?

- А они и не заморачиваются, - серьёзно ответил антроп. - Просто механическая реакция на изменения условий, ноль разумной деятельности.

Натурально, мотнул ухом оверлункс, чем меньше будет залежей покрышек - тем больше места для сброса новых, где долбаная логика? Однако, не первый раз посещая соедкапиталы, он уже привык, что логика тут легко уходит в минус. Твин был слишком практик и минимально теоретик, чтобы докапываться до причин, он просто принимал данные и решал возникшие затруднения. Сейчас затруднение заключалось в том, что корпорация "Шимелин", та самая, что заваливала Аусвайс-5 триллионами тонн покрышек, нашла юридическую лазейку и подала иск к фирме "Вторколесо", чтобы конфисковать территорию, занятую под базу. Сложность в том, что на базе уже размещался действующий роботизированный производственный комплекс МК100, плюс изрядно всякого барахлища, набранного буквально по помойкам. План юристов "Шимелина" был понятен - в ту секунду, как у них будет решение суда, приставы ворвутся на территорию, разберут оборудование на части и увезут в спецхранилище, уничтожив таким образом изрядное количество работы.

Оверлункс слегка нервничал, потому как не был на все сто пудов уверен в собственном плане, однако ничего лучшего пока не имелось. В крайнем случае придётся делать вторую попытку, и на этот раз сделать так, как предлагали антропы, надстроить второй этаж над территорией торгпредства, которая защищена дипломатическим иммунитетом, и подкопаться к ней гораздо сложнее. Твин бросил взгляд на модель на экране компа и индикаторы готовности - получалось, что будет готово через час сорок, рысь в рысь. Что за цирковые драматические эффекты, чтобы в последний момент, подумал он, но деваться-то уже некуда. Желтошёрстый потянулся, растёкся на клесле перед терминалом, и открыл очередную банку тоад-колы - благо, автомат для их заполнения под лапой, открывай сколько влезет. Влезало по десять и более литров в день, так что только грызи могли сравниться по количеству испитого, ибо они глушили чай двухлитровыми кружками.

Нынче он уже сидел не в корабле, и даже не в бытовке, а в самой натуральной башне в восемь этажей, скрученой из швеллеров и обшитой панелями; на самом верху располагался командный пункт, похожий на диспетчерскую аэропорта своим обширным остеклением и рядами комповых терминалов и аппаратных стоек.

- Нутк это... - напомнил Виталий, - Твиныч, что вы собираетесь делать?

- Мы собираемся собирать покрышки, - дал чёткий ответ оверлункс, - Есть кое-какие задумки, чувак. Увидишь.

- Надеюсь, испытывать гранатомёты не будешь?

- Не, здесь не прокатит, - фыркнул Твин, - В общем, увидишь.

Антроп понимал, что линии связи прослушиваются эсбэшниками Фирмы, поэтому не задавал лишних вопросов. Да и вообще, ему особо нечего волноваться, торгпредство это отдельная контора, отвечать за фортели "Вторколеса" они не обязаны. Хотя и отвечают, потому как советские своих в беде не бросают.

- Манурь! - заорал Твин, - Как энергоустановка?

- Так себе, - последовало кваканье из-за экранов, - Никак не заведу!

- Наплюй! Подключай дрона, он потянет.

- Эээ... ладно, понял.

Твин схватил налапный комп и бегом бросился осматривать процесс в натуре, пока не поздно. В башне даже успели сделать лифты - обычные и скоростные, когда туловище крепко держалось за поручни в тесной кабинке, и летело вниз с ускорением свободного падения. Таким способом оверлункс вылетел на нижние уровни, зашитые стальными листами, и мотанул к "борту" всего сооружения. Дюжина роботов на гусеничном ходу толклась по бетону, приваривая новые и новые куски к растущей стенке; стоял немилосердный лязг и треск сварочных дуг, воняло плавленым металлом. Была бы это обычная планета, добавилась бы ещё жарища от экваториального солнца, но это Аусвайс, отражатель почти не достаёт до экватора, поэтому тут вечные сумерки. Тусклое настоящее солнце медленно ползло высоко в небе, подсвечивая перистые облака.

- Так, так, так! - закудахтал желтошёрстый, и сам захихикал от этого.

В следующие полтора часа он носился как укуреный... впрочем, почему "как", кизиловые косяки у него до сих пор не закончились. На территории имелась прорва всякого барахла, и следовало успеть решить, что именно включать в основной список, а что - оставить. У оверлункса слегка разжижались мозги от такой нагрузки, но он понимал, что мозги у минус-партнёров разжижатся ещё сильнее, если всё получится. За запихиванием в ангар бочек его застиг вызов комма, и Твин крайне нехотя включил входящий с местной линии.

- Мистер оверлункс, это генерал Фул, - сказал генерал Фул, - Что там у вас происходит? Ваши роботы последние два часа без перерыва что-то громоздят. Что вы затеяли?

Твин прикинул, что эсбэшники отлично видят, как по краям площадки вырастают огромные конструкции, похожие на атракцион "горки", только гнутые в одной плоскости. Впрочем, если бы они...

- Если бы вы хоть слегка подумали головой, - дипломатично сказал оверлункс, - То сами поняли бы, что это такое.

- Но я хочу услышать это от вас!

- Через... двадцать минут скажу, - пообещал Твин, и сбросил вызов.

Само собой, работы были начаты не тогда, когда стало известно о происках "Шимелина", а когда только включились первые линии роботокомплекса, так что на все операции у жабократов имелось аж шестьдесят суток. И, как показала практика, едва уложились. Снаружи это выглядело таким образом, что все основные постройки базы объединялись в единый комплекс, а по бокам торчали эти дуги, похожие на рысь знает что. При помощи автоматики и крепкого словца уже успели построить ресурсную базу, способную добывать материалы из местного утиля, сборочный цех универсальных автоматов, энергоблок, цех для сборки крупногабаритных конструкций, посадочную площадку... в общем, небольшой городок раскинулся метров на пятьсот в длину и около ста в ширину.

Уяснив, что наступает время "Ъ", Твин полным ходом пробежал по переходам, уворачиваясь от роботов, и взлетел в командный пункт, перепрыгнул Мануря, и плюхнулся в кресло. Комп обнадёжил данными о том, что работы по плану завершены, и идёт диагностика систем. На неё придётся забить, потому как двадцати часов точно нет в запасе. Ладно, теперь гусь, хихикнул оверлункс, включая систему управления.

- Товарищи жабократы, это КП. Двухминутная готовность к старту!

- Ять! - послышалось цоканье и смешки, - А почему двух-минутная?

- Произвол, - объяснил Твин, - Ещё вопросы? Доложить о готовности.

- Энергоснабжение подключено... Ну как подключено, дрона пока воткнул.

- Контроль конструкции на линии, - цокнул Елец, - Топчем гусей.

- Двигательная установка на линии, - сообщил Плотс.

- Сенсоры на линии, - тявкнула Реддишка.

- Контроль вооружений на линии, - не без хихиканья цокнул Зиктрис.

- Связь на линии, - мявкнула Нефлана, высунув белые уши из-за экрана.

- Контроль подключения на линии, - квакнул Манурь, - Секции от Ы до Ъ включены. От Ё до Зю включены.

- Выравнивание напряжения! - предупредил Твин, - Всем следить и корректировать.

Зелёные столбики, показывавшие напряжение по силовым цепям, поползли к ровной линии. Во дают, даже это работает, удивился оверлункс.

- Выравнивание завершено. Внимание контроль запуска...

На экране поползли вверх числа нагрузки на двигательной установке. Служебный дрон, пристыкованый на площадку, давал сейчас энергию в систему, и по всем показателям, её хватало. Сейчас по всей длине дуг, которые на сотни метров торчали вдоль базы, накапливали заряд соленоиды, напиханые в звенья, из коих и состояли эти дуги. От этого в воздухе активно затрещало, так что толпящиеся перед воротами полицаи и прочая шушара засуетились.

- Балансировка... да, балансировка у меня, - пробормотал себе под нос Твин, перемещая ползунки на экране, - Подъём!

Огромные гусеницы, а это были именно гусеницы, начали постепенно увеличивать подъёмную силу, толкая вверх опорные мосты, за которые крепилось всё остальное. Через двадцать секунд все почувствовали, что пол начинает покачиваться под ногами. Снаружи раздавался жуткий скрежет металла.

- Отрыв! Метр. Два метра. Пять метров... - бубнил Твин, занятый управлением.

Аборигены же могли понаблюдать куда более впечатляющее зрелище, чем схема и индикаторы. Целая база, окружённая дугами гусениц, медленно поднялась с земли, стряхивая с себя всё, что не успели закрепить. Многоэтажные пачки контейнеров и бытовок посыпались на бетонную площадку, в то время как сооружение всё поднималось и поднималось, опираясь на ленточные гусаки. Дивизия репортёров, окопавшаяся на подходах, в панике бросилась бежать, опасаясь, что эта штуковина повалится на них и раздавит вместе с целым кварталом. Твину тоже следовало бы этого опасаться, но он не думал о плохом, занимаясь контролем параметров. Не прошло и двух минут, как вся база поднялась на двадцатиметровую высоту, слегка покачиваясь на гусеницах. На высоких мачтах антенн с хлопаньем переливался по ветру красный флаг, каковой на самом деле был брезентом от аэромобиля, но Зиктрис решил иначе, издали всё равно не отличишь.

- Ход! - произнёс слово оверлункс, переводя нужные параметры на экране.

Ему всё-таки очень отчётливо померещился зал суда и вопрос прокурора "ну и кто из вас сказал "ход"? Но, померещилось и прошло, а двигательная установка начала работать, сдвигая опорные фермы по ленте гусеницы, и таким образом всё сооружение плавно двинулось вперёд, перекатываясь фактически на колёсах гигантского диаметра, только очень сильно сплюснутых. С каждой стороны лентоход имел по шесть отдельных гусениц на всю длину, на каждой имелись по два узла крепления, тобишь в итоге выходили две дюжины точек опоры, что обеспечивало устойчивость.

- Базовый корабль покинул стапель! - сообщил Твин своему "ЦУПу", - Всем поздравления!

- Твиныч, поздравления это прохладно, - тявкнула Реддишка, - Но у нас прямо по курсу гаражи и торговые точки.

- Понял... Этих гусей пока что топтать не будем, - хихикнул оверлункс, водя курсером.

Согласно его движениям лентоход массой в триста с фигом тысяч тонн плавно развернулся, занося гусеницы точно на проезжие части дорог... само собой, такая штука не могла не причинить разрушений, и она их причинила, посшибав столбы и таки раздавив в блин несколько небольших магазинов, но это реально были мелочи. Корабль развернулся на девяносто градусов и двинул на огромный пандус, ведущий к Стене. Даже двадцати метров высоты брюха было недостаточно, чтобы перелезть через препядствие, ибо здесь его высота достигала сорока метров.

- Вызывает Бакланов, - сообщила Нефлана.

- Давай его на общий, - фыркнул Твин, - Чё?

- Да простит нас Политбюро! - явно увидел телетрансляцию Виталий, - Вы что творите??

- Начинаю операцию, как и было предусмотрено, - хмыкнул оверлункс, - И вывожу матценности из-под юрисдикции этих минус-партнёров.

- Если вы кого-нибудь там задавите...

- Если бы, да кабы, - передразнил желтошёрстый, - Ты что звонил, выразить своё фи?

- А. Я звонил, потому что суд постановил арестовать площадку.

- Стало быть, всё рысь в рысь.

- Не всё, - квакнул Манурь, - Не тянет на подъём.

- Включай подачу СВ!

- ... Неполадка подачи СВ, - пошлёпал губами жабец, - Автоматический перезапуск... нет его.

Жабократы слегка втянули головы в плечи, чувствуя, как корабль качается на въезде на подъём, не осиливая начать двигаться вверх. С местных приставов станется что-нибудь отчебучить, чтобы задержать отправление корабля, ведь он наполовину всё ещё на площадке!

- Зик, центральный пост! - рявкнул Твин, вылетая из кресла, - Две минуты!

- Нормально, не пори горячку, - цокнул не в меру спокойно грызь, принимая управление.

Оверлункс пробежал по корридорам и переходам с такой скоростью, как никогда ранее. Всмысле, как никогда ранее вообще не бегал! Он таки и влетел в металлическую стену и расшиб бы лоб, если бы не защита. И главное, при этом бежать нужно было не как самоцель, а в определённое место, и на ходу придумать, что такого могло случиться с подачей долбанного СВ, тобишь Сжиженного Времени. Пролетев через отсеки к посадочным площадкам, Твин подбежал к дрону, пристыкованному и подключённому к энергосети. От небольшого прямоугольного аппарата пёр поток горячего воздуха и пыхало жаром, потому как он работал на полной мощности в атмосфере, и долго не протянет. Но, долго и не требуется, всего только переехать Стену, а там можно подождать и запустить собственный реактор. Закрываясь лапой от обжигающего жара, оверлункс носом провёл по шлангу от баллона к аппарату, и таки обнаружил, что острый край стальной панели пропорол шланг. В ход немедленно пошла космоизолента, Твин накрутил её на шланг, закрывая дыру, и ухитрившись не приклеить при этом себя к чему-либо. Изолента эта очень липкая, и склеивает так, что оторвать можно только с куском.

- Есть, пробуй! - выдохнул Твин в комм, отбегая от источника жара.

Судя по тому, как дёрнулся под ним пол корабля, дело пошло. К тому времени, как он вернулся на командный пункт, лентоход забрался до самого верха, осторожно перевалил толщенную бетонную стену, и клюнул носом вниз, уперевшись на бархан песка, наметённый с той стороны. Вроде всё ничего, но Твин соображал, какая кинетическая энергия у такой дуры даже при минимальном движении, так что надеялся на то, что они правильно сделали текфоусиление для стали, иначе шиш выдержит такие нагрузки.

Однако, сталь выдержала. Издав чудовищный скрежет и царапая гусеницами стену, лентоход перевалился на свободу. Ударив в песок, ленты подняли тучу жёлтой пыли, а корабль, качаясь, скатился по бархану ещё дальше, удаляясь от стены. Сама стена стояла как скала, потому как толщина её достигала пятидесяти метров - две бетонки, между ними насыпан балласт, не всякое извержение сдвинет с места. Серая, делёная на секции стена уходила ровной линией в обе стороны до горизонта, и так опоясывала всю планету. Сейчас у жабократов появилась возможность посмотреть с северной стороны - отсюда укрепление ещё и отбрасывало тень, потому как основной поток света приходил с юга, от отражателя. Теперь на песчаные дюны, нанесённые сюда, ложилась ещё и огромная тень от корабля.

Лентоход полз медленно, не превышая тридцати километров в час, зато клиренс его равнялся двадцати метрам! Под брюхом проходили "пилы" - зубчатые остатки стен, торчащие из песка, и прочая ерундистика. Ленточные гусеницы наваливались на препядствия сверху и обтекали их, равномерно распределяя нагрузку, поэтому даже треть миллиона тонн не проваливалась в грунт.

- Фуууф... - выдохнул оверлункс, - Зик, эта байда действительно работает!

- Угу, - цокнул грызь, - Ты давай сажай нас, а то сейчас вылетит этот источник, с позволения цокнуть.

Огромный лентоход плавно опустился брюхом на более-менее ровную площадку, подняв тучки пыли. Хотя они отъехали от Стены эдак метров пятьсот, вокруг уже простирался совершенно другой пейзаж - пустыня из жёлто-бурого песка, засыпающая руины. Судя по завихрениям этого самого песка в воздухе, фигачил приличный ветер, причём здесь это, считай, вообще штиль.

- Тэээкс! - бодро потёр лапы Твин, - Доделываем энергоблок.

- А потом? - квакнул Манурь.

- Потом, суп с котом, - дал точную справку жёлтый кот, - Потом надо доделать корабль до мобильной верфи, чтобы сооружать другие корабли.

- Есть прямой резон протестировать оборонительные системы, - цокнул Зиктрис, вспушившись.

- Не, я в качестве мишени не побегу, - хмыкнул Твин, - Давай указкой посвечу.

Указка, правда, была такая, что могла достать до луны, и стояла наверху башни, вместе со всеми локаторами и антеннами связи. Как и угрожал оверлункс, он стал светить лазерным кружком, двигая его со скоростью около двухсот километров в час, а грызь включил реактивные артустановки, им же и выращенные на роботокомплексе. Четыре ерундовины размером с вагон двигались по направляющим вдоль бортов корабля, так чтобы простреливать полный круг; сверху на вагоне громоздился массивный барабан, похожий на револьверный, с девятью стволами, откуда и вылетали ракеты. Рядом также торчала маленькая башенка с четырьмя скорострельными пушками малого калибра. Грызь пояснял, что для какой-либо эффективности требуется хороший залп, потому как точности не будет, это уж... точно.

Для начала Зиктрис дал по мишени очереди из пушек - насколько видел Твин, линии трассеров вполне перехлестнули круг, так что, если там было бы что не особо броневое, пару дырок оно бы получило. Правда, пушки почти сразу схватили клина - но, для того и затевали проверку. Следующим этапом по мишени отстрелялись ракеты - как одиночными, так и залпом. Ракеты, которые уже делал станок внутри самого корабля, имели весьма извратную конструкцию с двумя ступенями, и фактически, на пол-пути выстреливалась вторая ступень, более броневая и быстрая. Чего Твин точно не смог бы сделать, так это нахимичить твёрдое топливо ракет и взрывчатку для боеголовки, а тут на тебе, пожалуйста! Конечно, что-либо серьёзное не взять, но если такой "болт" калибра сто пятьдесят два рванёт совсем близко, даже ремиттерная защита может не совсем осилить. Когда цель маневрировала, попасть было почти невозможно, и Зиктрис клал залпом, накрывая сразу весь гектар и устраивая там сплошную зону поражения. Отстрелявшиеся барабаны мигом проваливались в вагон, и через пять секунд снова выныривали заряженные, так что темп можно держать... ну, пока не заклинит что-нибудь.

- Пока сойдёт, - цокнул грызь, отстреляв несколько залпов, - Так сразу ничего лучше предложить не могу.

- Ну да, залповая ракетница это дорыся как мало, - хмыкнул Твин, - Нефли! Можешь сделать кое-что нудное?

- Я постараюсь! - вполне правдиво ответила котейка, - Что сделать?

- Свяжись с Фулом и пробей, чтобы нам разрешили использовать челноки для бомбёжки поверхности.

- Но он никогда на это не согласится, - покачала головой Нефлана.

- Нутк я сказал, попробуй, - объяснил оверлункс, - Просто запасись терпением и на все ответы говори "все так говорят, а нам надо бомбить с челноков".

- Ну, попытка не пытка, - рассудила фелинка.

- А кого ты собрался бомбить? - осведомился Манурь.

- Пока не знаю. Когда потребуется, будет уже поздно согласовывать.

Твин в очередной раз оглядел пейзаж - бомбить тут пока действительно ну совсем некого, потому как это сплошная галимая пустыня. Не та весёлая жёлтая песочница, какая бывает на диких планетах, а пыльная, заваленная обломками, когда сразу видно, что поработал минус-разум. Ну а жабократам предстояло поработать настолько крепко, что оверлункс задумал расширить отсеки для операторов и перевезти на базовый корабль жабцов с орбиты, чтобы увеличить эффективность их работы.

Таким образом, жабократы на ходу пересмотрели свои хитрые планы... в прямом смысле, на ходу! Если раньше предполагалось строить стационарные объекты, то после изучения подробностей обстановки Твин настоял на том, что всё должно быть мобильным. Тоесть вообще всё, включая основную базу, она же верфь для меньших сооружений. Это было необходимо по многим показателям: неоднородность залежей продукта, которая заставляет сильно маневрировать по местности, а главное, угроза разрушительных воздействий. Таковые могли быть как "природного" характера, в виде ураганов запредельной силы, какие своротят даже тяжёлые здания, так и в виде подарков от минус-друзей, например от "шимелина". Нет, конкретно юзать оружие по поверхности планеты никто не будет, но вот "случайно" уронить пару контейнеров точно на базу - это уж наверняка. С мобильными сооружениями такое не пройдёт, потому как зонды на орбите зафиксируют атаку достаточно заранее, чтобы убраться из зоны поражения.

Само собой, у коллектива были сомнения, а не курнул ли он опять, строить такие планы. Оверлункс снял недопонимание, сказав, что действительно курнул, но к делу напрямую это не относится. Успешный запуск базового корабля-лентохода давал ему весомый аргумент в свою пользу: теоретически, роботокомплекс мог сделать что угодно, хоть перестроить всё северное полушарие, чтобы оно выглядело как южное. Это достигалось в первую очередь принципом роста автоматов в геометрической прогрессии, когда изначальная линия могла размножаться, как клетка, и все последующие - тоже. На практике рост требовал постоянного вмешательства разумного оператора, иногда из-за нарочно встроенной неавтономности, но чаще просто из-за тупака, возникающего в логических цепях.

Первая фаза операции превращалась в симулятор жирного кролика, пасущегося на лугу. Всмысле, корабль перемещался по местности и зажёвывал утиль в качестве материалов, при этом производя перестройку самого себя. Как и думали себе жабократы, северное полушарие было завалено не только покрышками, но и предостаточным количеством любого другого утиля. Металл не то чтобы лежал на поверхности, а даже торчал из неё! Всмысле, агрессивный климат быстро разрушал ту фигню, которую тут использовали вместо бетона, и оставались стальные скелеты из балок, торчащие над холмом обломков. Базовый корабль подруливал к такой "травке" и жрал её, орудуя стрелами подъёмников. Кроме того, для сбора использовались харвестеры, также на ленточном ходу, но значительно меньшего тоннажа машины, которые могли заехать в относительно узкие проезды и схомячить утиль; затем харв возвращался на базу, влезал по опускаемому пандусу и попадал на свою площадку для разгрузки и обслуживания.

Однако, на планете можно было нагрести огромное количество стали, но с цветметом дело шло значительно более туго. Механизмы содержали огромное количество электродвигателей, для которых нужна сверхпроводящая проволока, тобишь в результате потребность измеряется тысячами тонн. Выковыривать их из остатков техники, разбросаной под слоем песка, это крайне медленный процесс. Ведь сдешняя техника - это на девяносто девять процентов стандартные мобили, а в каждом таком цветмета от силы сто кило, да и то, если цел аккумулятор. Само собой, в любой другой ситуации можно было бы обойтись простыми средствами, например - приобрести недостающие ресурсы. Однако идею оплачивать минус-партнёрам ихние игры жабократы отвергали с порога. Также не было бы никакой сложности натравить суп-фрег и его дронов на астероиды, вытряхнуть из них ресы и доставить на поверхность - но, ребята, вы попали не в сказку, а в минус-сказку. Здесь проще убиться об стену, чем получить разрешение на добычу ресурсов в пространстве!

Для начала Твин убедился, что по крайней мере схема снабжения сталью работает как надо. Харвы, похожие на большие грузовики с манипуляторами-захватами, поставленные на ленточные гусаки, достаточно бойко натаскивали обрезанные куски стали. Правда, непосредственно процесс нарезки требовалось контролировать влапную, по командной линии, но по крайней мере, удалось автоматизировать возвращение и разгрузку. Полученное добро сваливалось в бункер, откуда его уже зажёвывал перерабатывающий станок, плавящий сталь. Оттуда расплав мог выходить либо в печку для сплавов, либо на хранение, в виде "овечьих приветов", десятикилограммовых шаров - шары легче пересыпать, чем переносить слитки. Ресурсным модулям потребовалось часа три, чтобы забить хранилища до отказа - а отказ определялся весом, который мог утащить корабль. Дальше следовало пошевелить мозгами, и жабократы собрались на совет.

- Таким образом, у нас следующий косяк, - показал следующий кизиловый косяк Твин.

- Простите не у нас, а у вас, - уточнил Зиктрис, - Мы сказали наркотикам "попозже".

- Да. Косяк в том, что у нас нет достаточного источника цветмета для развёртывания операции.

- А пластик? - заикнулась Нефлана.

- Пластика у нас пол-планеты, так что, даже не заикайся, - хмыкнул Твин, - А вот цветмета в покрышках нету. И в нужных нам объёмах нету и в обычном утиле.

- Квак! - изрёк мудрость Манурь, - А как вы нагородили вот это всё, если нету?

- Ковыряли в течении почти двух месяцев, - пояснил Зиктрис, - Посылали харвы за Стену, притаскивали на площадку. И то, обошлись самым минимумом.

- Космос отпадает? - уточнил жабец.

- В системе Аусвайса добывать не дадут, - покачал ушами Твин.

- Долбаные долбанцы! - фыркнул грызь, - Как можно ограничивать такую базовую операцию? У нас ровным счётом везде ковыряй не хочу, и знаете почему? Потому что очередь, впух, не выстраивается!

- Тык, - хрюкнул оверлункс, - Особо продвинутые общегалактические ценности, чо.

- Это ладно, но как тогда выкручиваться? - обеспокоился Зиктрис.

- Выкручиваться - обычно против часовой стрелки, - подсказал Елец, глуша чай.

- Ну впух, теперь все проблемы решены, мудрец пухов, чтоб мы без тебя делали!

Грызи продолжили ржать, а оверлункс призадумался, потому как не мог сходу решить такой простой, как сначала казалось, вопрос. Покупать у минус-партнёров это мимо, и не только потому, что жабократия вообще против того, чтобы тратить, и платить минус-партнёрам это тоже против шерсти. Скорее всего, "Шимелин" легко докопается до поставщиков, чтобы прекратить снабжение, да и логистика вырисовывается так себе.

- Минус-партнёры это ладно, это минус, - квакнул Манурь, раздувая жёлтый зоб, - Но может быть, есть смысл связаться с местными синяками?

- А у тебя есть какие-нибудь прикидки, как с ними связаться? - хмыкнул Зиктрис.

Однако, к удивлению собрания, у жабца был развёрнутый ответ на это. Как оказалось, этот скупердяй уже несколько суток занимался перехватом радиоэфира, и составил некоторое представление о том, кто обитает в северном полушарии Аусвайса.

- Вон тама, - показывал по карте жабец, - Есть город Кхардак. Ну как город, скорее крепость со стометровыми стенами. Населён антропами, общественная система клановая, в целом называют себя фудянами. Пока ещё держатся, но нельзя исключать спонтанную самоликвидацию.

- Шта? - склонил ухо Елец.

- Ты ушами слушай, а не куда ещё, - хмыкнул Зиктрис, - Тебе сказали, населён антропами, и система клановая. Содержать укрытие от ураганов и прочих катаклизмов для них задача почти непосильная.

- Молодчики, - пробормотала Реддишка, - Десять операторов с МК100 справились бы, не напрягаясь.

- Это если им не мешать, - кивнул грызь, - А они всю дорогу только тем и заняты, что друг другу мешают, это не лечится... Ну точнее лечится, но не в оперативной перспективе.

- Ладно, - сказал Твин, продавив информацию в мозг, - Допустим, у этих ребят есть цветмет...

- Эти ребята дают рекламу продажи цветмета, - уточнил Манурь, - У них, видимо, есть действующие шахты и переработка.

- Угу. А чем ты собираешься с ними расплачиваться? Не думаю, что здесь в ходу фантики от Фирмы.

- Бартер, - мигом квакнул жабец, - У нас есть запас текфоцемента, например, и кой-какое оборудование.

- Тык почему ты до сих пор не задействовал эту схему, жирный ёрш? - возмутился Твин.

- Советская власть, как-никак, - пожевал глазами тот, - Чтоб сесть усем, как-грится.

Само собой, план был обложен бобрами со всех сторон, особенно вслуху отсутствия альтернатив. Манурь занялся переговорами с аборигенами, пользуясь торчащим на орбите суп-фрегом, остальные тоже далеко не отдыхали, потому как предстояло немало работы. Зиктрис например припахал грызей к тому, чтобы применить к текущим условиям готовые технологические решения, и улучшить свою собственную карманную версию военно-промышленного комплекса. Рыжие кистеухие сидели и ржали, периодически вспушаясь, отчего по командному центру разлетался линялый пух. Плотс налаживал основной агрегат - установку для переработки покрышек, потому как эт-самое. Твину пришлось быстренько изобретать новые проекты, используя опять-таки готовые решения, которые автоматика могла воспроизводить практически по одному щелчку курсером.

Раскинув мыслями и посчитав логистику, оверлункс пришёл к выводу, что наиболее рациональным будет использование мобильных перерабатывающих заводов, каждый из коих будет нести по четыре харвестера, чтобы набрасывать сырьё в установку. Кроме того, на такой корабль-лентоход придётся установить посадочную площадку для челнока с контейнером, и, соответственно, стартовую установку для него же. Челнок с пустым контейнером мог приземлиться на короткую площадку, но вот взлететь - никак, его нужно устанавливать вертикально, как ракету. Политбюро подери, какие сложности из-за сраного металлопластика, подумал Твин, но на самом деле, сложности его ничуть не угнетали, если не сказать, что наоборот. Он ещё подумал, а как назвать корабль-лентоход, чтобы не путаться, но было поздно, потому как Манурь уже подписал его на тактик-экране "Нерасходуемый". Сойдёт, хмыкнул желтошёрстый.

Перекуривая и шляясь по башне управления с банкой тоад-колы в лапе, Твин также поржал, заглянув через плечо Нефлане. Бело-рыжая фелинка занималась составлением справочника по местной топографии, а на другом экране бухтела физиономия генерала Фула, с ясными мешками под глазами. Как только капантроп заканчивал очередную тираду, комп автоматически включал на воспроизведение файл "все так говорят, а нам надо бомбить с челноков". Счётчик повторений при этом перевалил за третью сотню, а Фул ещё держался, курицын сын. Котейка быстро схватывает суть методов, кивнул оверлункс, и пошёл дальше с лыбой на морде.

Лиса была обнаружена им пырящейся в микроскоп, а на столе перед ней раскинулись россыпи мелких пробирок и приборов.

- Твин, позырь-ка, - тявкнула рыжая, подвигая микроскоп.

- Нуэ... - глубокомысленно изрёк Твин, позырив, - Сдаётся мне, это не простые микроорганизмы?

- Тебе правильно сдаётся, - кивнула Реддишка, - Это био-механический вирус.

- Тээк... А где ты его взяла?

- Снаружи. К нам воздух поступает через ионный фильтр, там всё сгорает. Но точно сказать, как подействует это говно внутри наших организмов, я не возьмусь.

- Это... - почесал ухи оверлункс, - Какое-то техногенное загрязнение?

- Не думаю, - покачала головой лиса, - Нанокультуры они конечно сеют, но они очень быстро распадаются, и у них другая структура. Я думаю, это результат ксеноморфации.

- Копана в кот! - покосился на предметное стекло микроскопа Твин, - Наномеханизм, да ещё и с ксенокодом внутре?

- Ага. Если удастся наладить контакты с местными, то необходимо пробить, как они решают эту проблему.

- Ладно, обязательно напомни, - хрюкнул оверлункс, - Кстати, а кто следит за сенсорами?

- Я слежу, - ответила Реддишка, не отрываясь от окуляра, - Кстати, штормовой фронт через десять минут.

Тут она не шутила ни разу, даже самый простой радар, светивший с башни "Нерасходуемого", фиксировал приближение шторма. Твин немедленно побежал за пульт управления, разворачивать корабль носом к ветру, искать подходящую площадку, и сажать его туда на брюхо. Даже такую громадину могло перевернуть, когда скорость ветра столь огромна, что летят целые тучи покрышек вперемешку с песком и щебёнкой. Лязгая гусаками по обломкам бетона, лентоход развернулся курсом северо-запад, съехал в ложбину между песчаными дюнами, и плавно опустился на землю. Все желающие могли наблюдать весьма своеобразную картину, когда тусклое маленькое солнце быстро скрылось за чёрными тучами, и наступила почти темнота. Шторм здесь катился как ударная волна, и начинался не постепенно, а сразу. Твин аж поёжился, глядя на стену до самого неба, в которой клубились бурые и чёрные облака, сверкали молнии, и которая стремительно приближалась.

Было дело, они конечно навешали на корабль ремиттерных блоков, чтобы защищать его от всяких повреждений. Однако это делали из рассчёта на то, что появятся местные хулиганы и будут стрелять из волын - штормовой фронт это куда как больше по энергии, чем попадание из самодельной пушки. Ввиду этого оверлункс поставил всех на уши и заставил уйти в закрытые помещения, потому как не был уверен, что остеклённая башня выдержит удар. Тем временем по поверхности начал течь песок, тонкими серыми струйками огибая рельеф, а небо приобрело пыльно-бежевый цвет, всё более темневший. Освещённость тоже снижалась настолько, что комп начинал принимать картину с тепловизоров, чтобы хоть что-нибудь можно было различить.

- Прохождение фронта через десять секунд, - сообщила Реддишка, глядя на экраны локаторов, и хихикнув, прибавила, - Всем держаться!

Сотрясение от фронта оказалось несильным, но если учесть, что встряхнуло сооружение такой массы, то понятно, что удар был весьма существенный. Твин видел картинку с камеры в башне, когда тусклый свет снаружи моментально погас, а за стёклами замелькали только разряды в крошеве мелких камешков - пожалуй, уйти оттудова было верным решением. Впрочем, обшивка башни выдержала, кроме нескольких мест, в которые начало надувать песчаной пыли; пыль постепенно выдавил внутренний наддув, а затем уже, когда шторм стих, можно заделать пробоины монтажной пеной. Однако на первый раз жабократам выпали специфические ощущения, когда они пережидали пол-часа шторма. Даже в глубине стального корабля слышался рёв ветра, насыщенного крупным абразивом - такая пескоструйка спиливала бетонные плиты, как вафельки. Но это ещё ладно, а вдобавок присутствовал особый дробный звук, похожий на дождь, и все с удивлением понимали, что это летят покрышки! Тысячи и тысячи их, поднятые ветром, летели с огромной скоростью и отлетали от любого препядствия, издавая характерное "пок!" - самим колёсам это почти не вредило, но если покрышка попадёт в незащищённый мобиль, вомнёт корпус как следует, ибо энергии у неё достаточно. "Грызаный стыд!" - регулярно повторяли грызи, и остальные были склонны с ними согласиться.

Несмотря на кажущуюся уязвимость, башня являлась одной из наиболее защищённых частей корабля, помимо энергоблока. По углам восьмигранника были проложены излучатели ремиттерной защиты, которые вкупе давали очень приличную мощность - пробить такой ящик можно только из настоящего оружия, а такового в ведении северных хулиганов быть не должно. Окончательно настроив защиту и убедившись, что она пашет, жабократы разместились в башне не только со своими терминалами для управления машинерией, но и с жилыми отсеками. Пока что особых изысков сделать не успели, только поставили перегородки из стандартных панелей, сделав подобие комнат. Если включить резонансную глушилку, то будет даже тихо. Спальники, подушки и прочие тапочки жабократы собирали с собой ещё с Редли, так что с этим проблем не возникало.

Фирма "Всё", которая и пустила жабократов в этот огород, явно намеревалась нагревать руки на продаже им всего что ни попадя, но раз за разом менеджеров ждал облом - жабократы не купили почти ничего, кроме того самого роботокомплекса МК100, с которого и начали строить свою машинерию. При помощи торгпредских программистов Нефлана устроила автоматику, которая выслушивала рекламу, запихнутую в каналы связи, и выдавала осушённый прайс-лист, на случай, если вдруг действительно что-то понадобится. Если сначала кошка могла подумать, что её посадили "на телефон" просто чтобы чем-то занять, то теперь без неё было бы трудно обходиться. Минус-партнёры не делали даже попыток дружить с головой, и могли посылать по двадцать сигналов бедствия в день, только чтобы привлечь внимание к своему очередному уникальному предложению. По этому поводу Твин вспоминал бородатую присказку ОЖиРовцев - "продаётся говно, остерегайтесь подделок".

Пока же "Нерасходуемый" в маршевом режиме двигался к некоторой точке, координаты коей Манурь получил от аборигенов. Оверлункс подрёмывал в кресле перед экраном, потому как следить стоило, но особо напрягаться - вряд ли. Локаторы уже проверили на режим поиска, и если они обнаружат на пути что-либо сильно отличное от пустыни, сразу будет сигнал. Да и кроме того, здесь не может быть хижин или чего-то подобного, потому как всё хрупкое снесёт первым же ураганом. Пешком тут тоже вряд ли кто ходит, а если даже и - не увидеть прущую на тебя фентифлюху размером с завод довольно трудно. Несколько суток, пока корабль двигался своим неспешным ходом, полностью подтверждали, что нечего бояться кого-нибудь задавить.

Ландшафт был крайне однообразен и представлял из себя уже знакомую пустыню, с торчащими остовами стен, с выметенной ветром каменной поверхностью, где все низины заполнял песок вперемешку с покрышками. В больших низменностях, где когда-то была вода, теперь чернел вильник, тобишь большая масса покрышек, мало разбавленная другими материалами. Твин удивлялся сухости северного полушария, и не зря - Фирма, как оказалось, вывезла отсюда почти всю воду, да и сейчас процесс продолжался. Если бы они могли, то вывезли бы и воздух, но это нерентабельно. Помимо этих прелестей, имелся ещё сухоурбник, тобишь заброшенная урба, которую ещё не успел сровнять в пыль абразивный ветер. Это выглядело как серый пористый гриб, расчерченый бывшими улицами, причём возле каждой стены лежала горка покрышек, нанесённых ветром.

Грызи и жабцы сначала обрадовались и объявили, что в огромных районах, покрытых сухоурбником, наверняка можно найти всё, что необходимо - однако, шиш. Все объекты, хоть как-то похожие на промышленные, оказались разграблены заранее. Также были опустошены все подстанции, а они могли бы стать хорошим источником цветмета, ведь урба потребляет уйму энергии и в ней должны быть мощные распределительные системы. Часть, видимо, вывезла Фирма, остальное разворовали оставшиеся жители, или ещё что; факт остаётся, рассчитывать на халяву в этом вопросе не стоит.

Твин лениво приближал виртуальную камеру к наростам сухоурбника, мимо которого двигался "Нерасходуемый", но кроме серых стен, обработаных пескоструйкой, и куч покрышек, почти ничего не попадалось. Ураганы расколошматили в пыль всё, кроме железобетона, а теперь точили и его. Все помещения, по крайней мере, выше уровня земли, были продуты ветром, так что внутри имели не лучшее состояние, чем фасады зданий. Наверняка что-то можно найти на подземных уровнях, закрытых или просто засыпаных песком - но, это слишком долго, а ничего особо из ряда вон там не предвидится. Оверлункс зевнул и перевёл вид снова вперёд по курсу, потому как искать что-либо в сухоурбнике ему надоело. Корабль слегка качнулся, когда под гусеницами обрушились остатки здания - некоторые стены не держали нагрузку и складывались, поднимая тучи бетонной пыли. В остальном же лентоход двигался плавно, издавая скрежет и гудение от магнитов в лентах, так что управление им натурально напоминало плавание.

Судя по звуку вспушившейся шкуры, из своей норы вылезла белка, сделал наблюдение Твин. Ну, так и есть, Зиктрис, изрядно взъерошеный и с разъезжающимися в стороны ушами, кое-как добрался до кресла перед терминалом, контрольно вспушился, и протёр морду.

- Так, ладно, - проснулся наконец грызь, - Твиныч, что там у нас?

- Мы на Аусвайсе-5, разворачиваем дело по сбору...

- Не с начала.

- А. Ну тогда, сейчас мы движемся вот в ту точку, - показал вперёд оверлункс, - Ещё около суток ползти. Наша задача состоит в том, чтобы встретиться с транспортным кораблём из Кхардака. Манурь пробил, что они согласятся обменять цветмет на некоторое оборудование.

- А они не собираются разобрать на цветмет нас? - сразу заподозрил грызь.

- Такое тоже не исключено, - согласился Твин, - Поэтому нужно быть в готовности. Но, насколько я могу судить, вряд ли они возьмутся атаковать такую большую штуку... ладно, тупь сказал. Никто тут не может судить ни о чём, это же территория минус-логики. Но на случай, если всё-таки это подстава, чем мы можем шмальнуть?

- Сейчас переделываем турели, - цокнул Зиктрис, - За пару часов будут готовы. Елец и Луфтыш вместе с жабцами сейчас заняты тем, что корячат турель на базу харва, чтобы получить подобие танка... или канонерки, правильнее цокнуть.

- Это выкурено. А вот что есть из разведки, чтобы позырить, не приближаясь?

- Тык Плотс ещё давно беспилотников наделал из летающих мопедов.

- Откуда вы взяли мопеды? - испугался траты Твин.

- С помойки, - зевнул грызь, - За квартал от базы была. Машинки и правда барахло, но часов эдак сто, думаю, отлетают, а больше особо и не требуется. Кстати, а у этих ослов корабли на чём?

- Манурь сказал, на гусеницах, - не особо уверено сообщил оверлункс, - Но в это с трудом верится... Короче, гуси топтаны? Тогда я жрать, последи за курсом.

Тут желтошёрстый не особо шутковал, а действительно пошёл жрать. Грызи, как белки-хлопотушки крутившиеся по башне, уже успели оборудовать пищеблок, так что там часто оставалось что-либо на похавать. Ну а нет, так "традиционное" и чай варились за две минуты. Сколько уже этих пачек в меня ушло, раздумывал Твин, пырючись на упаковку от вермишели - думается, счёт уже идёт на тысячи. Впрочем, для того они и делаются, чтобы уходить в кого-то, а не наоборот, так что всё рысь в рысь.

Через положенное время "Нерасходуемый" оказался в указанном месте. Слева раскинулся вильник до самого горизонта, справа торчали несколько больших массивов сухоурбника, а остальное представляло собой обычную сдешнюю пустыню. Поднявшийся постоянный ветер гнал песок, поднимая его волнами; стояла ночь, потому как настоящее солнце зашло. Однако, полной темноты не наступило из-за зарева во всю южную часть неба, так как место недостаточно удалённое от экватора, достаёт рассеяный свет с юга. Среди полного отсутствия жизни двигался только корабль, слегка вскапывая песок гусаками. Чтобы не дразнить гусей, жабократы не включали никакой иллюминации, так что огромное сооружение двигалось в потёмках, таращась на дорогу не оптическими сенсорами.

Твин навёлся на суп-фрег, который был почти в зените, и с его помощью установил точные координаты места. Впрочем, это имеет смысл, если аборигены тоже определяют их точно, а не как пух на уши положит.

- Товарищи, - сообщил он, - Координаты в полном соотвествии. Время также соответствует. Есть повод отсигналить этим олухам, если они где-то прячутся.

- Понятно, - мявкнула Нефлана, и переключила канал, - Это корабль ОЖиРа "Нерасходуемый", вызываем Дак-Самайн...

- Дак-Самайн! -заржал Луфтыш, - Кхм!

- Вот именно, йуморист пухов, - цокнул Зиктрис, - А то сейчас сам за радио сядешь.

- Это корабль ОЖиРа "Нерасходуемый", вызываем Дак-Самайн... Мы на точке и ждём вашего подтверждения.

- Так себе, - фыркнул Твин, - Манурь, свяжись с этими дураками, уточни.

- Там сейчас шторм, связь не пашет, - квакнул жабец, - Минимум через час.

Все, у кого были уши, прижали их, ощущая некоторый косяк. Сумеречный пейзаж оставался всё таким же безжизненным, но уже не казался безопасным. Кто там их знает, какие средства могут задействовать аборигены, неровен час бомбанут ядерку, чисто ради зла, с них станется.

- Внимание! - тявкнула Реддишка, - Принимаю сигнал радиомаяка, семь километров за сухоурбником.

- Уже кое-что, - кивнул Твин, - Как послать дрона на разведку?

- Дрон, да пошёл ты на разведку! - послал железку Зиктрис, и заржал.

Из "двора" в центральной части корабля вылетел переделанный аэроцикл, навьюченный аккумуляторами и сенсорами, мотыльнулся вокруг базы, и огибая рельеф, полетел в нужную сторону.

- Фиксирую объекты, вектор со стороны цели, - сообщила лиса, - Класса тяжёлого аэромобиля, количество до десятка.

- Думается, это не торговая делегация... - цокнул Зиктрис.

- Огонь только ответный! - предупредил Твин.

Он уже видел при помощи вирткамеры, как мелькают между строений сухоурбника прямоугольные силуэты аэромобилей, на большой скорости приближающихся к базе - это было видно хотя бы по шлейфам пыли, которую они подымали. Да, это было нирыся не похоже на торговую делегацию, но кто знает наверняка? Впрочем, знание пришло спустя несколько секунд. Вырвавшиеся на прямую наводку машины с ходу открыли огонь, выпуская длинные очереди из многоствольных пушек, и на металлических боках корабля засверкали вспышки от попаданий.

- Они атакуют! - удивлённо вскрикнула Нефлана, и прикусила язык, ибо ляпнула очевидность.

- Они атакуют, мы обороняемся, - резонно добавил Твин, - Сейчас, пусть подойдут поближе.

- Напуха? - фыркнул грызь, - А, дошло.

Атакующие машины не страдали выверенной тактикой, они просто пёрли вперёд и фигачили из пушек, и соответственно, очень скоро оказались вплотную к кораблю. А это была большая ошибка, потому как ленточные гусеницы работали на магнитном поле, и мощность у него вполне достаточная, чтобы притянуть аэромобиль. На первом же повороте рядом с лентоходом сразу четыре машины потеряли управление, и закувыркавшись, полетели под гусеницы. Твин дал слегка вперёд, впечатывая этих мух в каменную поверхность, и из-под гусаков вылетели снопы пламени и дыма.

- Да потрать их наконец, всю краску попортят! - кипятился Манурь.

Хорошая очередь прошла по окнам башни, оставляя сколы на стёклах.

- Он у нас некрашеный, - хмыкнул Зиктрис, - Эти не опасны, они только отвлекают.

Тут он схватил соль, потому как следом за дюжиной аэромобилей из сухоурбника появились сооружения внушительнее, напоминавшие железных свиней на высоких гусеницах, размером эдак с двухэтажный дом. Эти начали палить из пушек по бокам корпуса, а другая модификация "свиньи" пускала ракеты. На корабль пошёл целый залп ракет, явно управляемых, потому как они выписывали кренделя в воздухе - но эффективность оказалась так себе. Часть ракет просто улетела в никуда, остальные захватили шлейф горячего воздуха, выдувавшийся из труб вверх, и пролетели выше корабля.

- Внимание на вот этих! - подсветил цель на тактик-экране Зиктрис, - Похоже на штурмовые машины, нам это не надо, убираем в первую очередь! Стрелять только на поражение!

- Чисто цокнуто, - ответствовал Елец, нацеливая турель.

Новые турели, которые сделали в цехах корабля и на него же установили, имели впереди толстый лоб с броневой и ремиттерной защитой, две скорострельные пушки; лобовая часть закрывала механизм заряжания и два шестиствольных ракетомёта, которые выскакивали по бокам башни, как уши, и выпускали залп. Сейчас Зиктрис, подпустив "свинью" достаточно близко, щёлкнул по гашетке, выставив полный залп. Из установки вырвался огромный факел огня, осветивший всё вокруг на сотни метров, а через секунду ракеты разнесли в клочья и цель, и всё вокруг.

- Цель поражена, - не скрывая довольства, цокнул грызь, - Пробуем меньшими залпами, чтоб экономить снаряды.

- Твою!... - квакнул Манурь, когда всю башню ощутимо ударило, а за окнами пыхнул разрыв.

- Спокойно, не пробивает! - сообщил Твин, - Зик, нормально?

- Вполне! - цокнул грызь, - Они не могут выцелить турели, так что шансов у них нету.

Поверив нацок, оверлункс переключился на те кадры, которые успел передать дрон. Не требовалось особой проницательности, чтобы понять, что Дак-Самайн разнесли в клочья, вероятно, добравшись до энергоблока. Почти стометровый сухопутный корабль разметало так, что кое-как сохранилась только носовая часть, похожая на обглоданную рыбью башку. Что ещё не понравилось Твину, так это то, что возле обломков стояли несколько таких же "свиней", которые сейчас обстреливали базу. Вряд ли они там долго снимали панораму, скорее присваивали груз.

- Внимание! - сказал оверлункс по общему каналу, - Транспорт аборигенов был уничтожен. Двигаемся к обломкам, возможно, эти ребята ещё не всё украли, а нам нужен этот цветмет!

- Там есть три готовых канонерки, - сообщил Зиктрис, - Можете пускануть их, заодно проверить в действии.

- Пускаю. Елец, Луфтыш, подсобите с управлением!

Прямо на ходу "Нерасходуемый" выдвинул аппарель с левого борта, слегка не достав до земли, и по ней скатились "танки", не особо более продвинутые, чем грузовики с пулемётами местных - просто на харв вгрызячили турель, вот и вся математика. Однако, за счёт меньших размеров, эти машины могли преодолевать сухоурбник по проходам между зданиями, а не объезжать медленно и кругом, как базовый корабль. Скрежеща лентами, броники весьма резво пошли к цели, по пути выпустив по паре ракет в оставшуюся "свинью" и окончательно её доконав. Рысь знает, есть ли там внутри кто, или это автоматы, мельком отметил оверлункс - сейчас главным было то, что горят они хорошо.

Насколько мог видеть Твин, грызи не своё дело знали хорошо... ну, это вообще характерно для грызей, специалистов только по правой ноздре среди них не найти. Они не стали вываливать на открытое место, а осторожно подкатились к краю развалин и стали высовываться попеременно, скрываясь от ответного огня противника. Аэромобили с пулемётами можно было снимать из скорострелок, а вот по толстым хрюшкам приходилось выпускать минимум пол-залпа, так что остаткам транспорта досталось ещё больше, когда ракеты полетели веерами. Кто бы это ни были, но подготовились они хуже, чем жабократы, потому как их машины выходили из строя одна за другой. Что не понравилось Твину, так это то, что обломков осталось очень уж мало - следовательно, их уже успели стащить, вместе с грузом.

- Фиксирую крупную сигнатуру, - сообщила Реддишка, - Дальше от обломков на северо-запад, километров пять.

- Понятно, - кивнул Твин, переключаясь на канал связи с суп-фрегом.

По крайней мере, пока нет шторма, никто не запретит ему использовать космическую разведку. Локаторы фрега в пассивном режиме уставились в нужном направлении, так что через несколько секунд оверлункс получил не особо подробную, но картину.

- Копана в кот! - хрюкнул он, - Похоже на несушку. Размером раза в три меньше нашей, но один шиш, бандура изрядная!

Бандура, состоявшая из трёх сегментов и оттого похожая на жирную личинку, медленно ползла по развалинам, оставляя за собой широченный след раздавленных препядствий - значит, на гусаках. По поводу несушки Твин как в песок глядел, из задней части корабля показалась очередная "свинья". Впрочем, она не спешила к месту перестрелки, а скорее занимала оборонительную позицию, прикрывать носитель.

- Он уходит, - сообщил оверлункс, видя, как носитель набирает скорость и удаляется на запад, - Жадные гады, не хотят рисковать хабаром.

- У нас всё! - цокнул Зиктрис, - Площадка зачищена.

- Наблюдаю чуваков, - сообщил Луфтыш, - Выбегают из подбитого броника.

- А и гусак с ними, - фыркнул Твин, - Пехотным снаряжением они нас не проймут точно, так что пусть курят.

С камеры канонерки он видел, что из лежащего на боку аппарата действительно выбираются десантники, судя по всему - капантропы; чуваки в защитном снаряжении и с пушками в лапах быстро разбегались по укрытиям. Однако, на этой местности они были практически не опасны, хотя бы потому, что не могли двигаться со сколь-либо заметной скоростью.

- Начхать, - подтвердил оверлункс, - Их потом легко заберут свои, с несушки. Нужно показать им, что мы не собираемся играть в ихние игры, пусть не трожут нас да не тронуты будут.

- Чисто цокнуто, - цокнули грызи, отводя в сторону прицелы турелей.

- Начинаем собирать остатки хабара, танкисты, прикрывайте.

- Болотный ряд! - квакнул Манурь, - Это что вообще было??

- А ты думал напушнину мы артиллерию делали? - фыркнул Зиктрис, - Местное хулиганьё.

- Фига се хулиганьё... - схватился за голову жабец.

Если учесть, что на месте перестрелки горели штук десять машин, выбрасывая жирные чёрные клубы дыма, которые тут же уносил ветер, то на хулиганьё это натурально мало походило. Скорее, на учения мотопехотной роты. "Нерасходуемый", обогнув сухоурбник, подошёл к обломкам транспорта, и при помощи харвов всё полезное стало набиваться в закрома. Нефлана связалась с СБ Фирмы в морде генерала Фула и сообщила о происшествии; как и предполагали, это произвело на него ноль впечатления, потому как все были в курсе, какой беспредел творится на севере. Это даже облегчало жабократам задачу, раз можно стрелять. Когда надо, жабы умели стрелять, в чём убедились фиговы налётчики, сейчас догорающие на песке.

Твин немедленно занялся бюрократией и подбил в папку все материалы, полученные в ходе операции. Выяснилось много чего, например, что сдешние рейдеры не настолько тупы, чтобы ездить на аэромобилях, а строят подобие кораблей на гусеницах или даже колёсах. Эти машины достаточно тяжёлые, чтобы их не сдувало, но при этом у них огромадный клиренс и они развивают отличную скорость через развалины. По аналогии их следовало обозвать корветами, потому как "свинья" например имела массу тонн эдак двести и размеры большого двухэтажного дома - если без гусениц. Кроме того, боестолкновение выявило ньюансы в местных условиях. Когда постоянно фигачит ураганный ветер, важно занимать позицию так, чтобы ветер дул в морду противнику - тогда твои снаряды летят точнее, а его, наоборот, сносит в сторону. Кроме того, в сдешних условиях имела место быть повышенная пожароопасность - опять-таки, из-за ветра. Если машина загоралась, то она полыхала как факел и выгорала в ноль в течении двух минут, потому как наддув ускорял горение во много раз.

- Уррргх, - поёживалась Нефлана, прижимая белые ушки, - Редди, это получается, что капантропы там сгорели?

- Ага, - кивнула Реддишка, - До золы. Да, тебе это очень непривычно... да что там, даже мне непривычно. Но это предполагалось с самого начала, так что ничего не сделаешь.

- Да, но это как-то совсем... Это же совершенно глупые животные, хотя и на машинах. Неужели нет способа остановить их, не сжигая?

- Придумай, будем рады, - хмыкнула лиса, - Если бы у нас не было ограничения по техуровню, использовали бы мощные станеры или ещё что, а так придётся жечь.

- Это убийство, - с крайним огорчением мявкнула фелинка.

- Ещё какое, - подтвердила рыжая, но уже с куда меньшим огорчением, - Единственная надежда на то, что после такого урока они больше не сунутся.

Твин, слышавший это дело в пол-уха, подумал о рацухе... ну, не зря он состоял жабпотехом в Организации Жадности и Рацухи, потому как часто думал и о том, и о другом. Верно то, что минус-партнёры не дадут привезти станеры советского производства, однако они были вынуждены согласиться на то, чтобы жабократы использовали ремиттерные блоки для защиты. Без оных корабль не выдержал бы и удар штормового фронта, да и налётчики надёлали бы уйму лишних отверстий; с защитой же ракета только вмяла панели, даже не разбив остекление. Принцип действия р-защиты основывался на так называемом слабом взаимодействии частиц материи - грубо говоря, генератор усиливал поле этого взаимодействия на много порядков, в результате, чтобы сдвинуть с места хоть один атом вещества, требовалась огромная энергия, и пушечный снаряд не пробивал даже стекла. В штатном режиме ремиттер реагировал на изменения поля, особенно ударные, создавая импульсы, блокирующие разрушение защищаемого объекта. Если посмотреть глубже, то не разрушение, а вообще всякое изменение состояния. Таким образом, из защитного ремиттера вполне реально сделать станер, способный вогнать цель в полную отключку.

Но, это дело для достаточно долгой возни, поэтому оверлункс испил живительного чаю, и принялся за инвентаризацию. Обстрел "Нерасходуемого" привёл к незначительным повреждениям корпуса, и главное, ленточные гусаки уверенно держали удар - их можно было корёжить, но чтобы вывести из строя, требуется очень постараться. Доходная часть состояла из сотни тонн обрезков цветмета, в основном меди, и судя по всему, это были обмотки трансформаторов с мощных подстанций. Это Твину не очень понравилось, потому как он рассчитывал, что у аборигенов есть производства, а оказывается, есть только хабар, которого слишком много не будет. Полученного запаса хватало, чтобы закончить перестройку корабля и возможно, начать строить следующий, но это не снимало проблему снабжения. Харвы, бодро орудуя сразу двумя манипуляторами, пилили добычу на куски, закидывали в кузов, и волокли в нору... тоесть, на базу. После такой развёрстки от транспорта не осталось вообще ничего.

- Манурь, что там с хузяевами этой шхуны? - спросил оверлункс.

- Молчат, - квакнул жабец, - Вроде уже должна быть связь, а они молчат.

Твин окинул взглядом карту на экране, и почесал башку. Базовый корабль уже отмахал почти треть расстояния от экватора к полюсу, если дать примерно столько же - можно добраться до Кхардака, одного из немногих больших населённых пунктов, оставшихся в северном полушарии планеты.

- Думаю, торговать с этими чуваками не столь ущербно, как с минус-партнёрами, - сказал он товарищам, - У них просто не будет возможностей использовать прибыль воимя зла, образно говоря. Поэтому предлагаю проводить перестройку на ходу, и двигаться к Кхардаку.

- Не слышу причин, почему бы нам так не сделать, - пожал ушами Зиктрис, - Коопернёмся, быстрее развернём эт-самое.

- Тогда, поднять гипердвигатель!

С поднятым гипердвигателем "Нерасходуемый" выдавал около двадцати километров в час, и переход занял одинадцать суток, учитывая то, что не везде удавалось идти по прямой. Сухоурбник в иных местах торчал очень сильно, ещё не скошеный ветром, и через него могли проехать только малые формы механизации навроде харва. По мере удаления от экватора температура постоянно снижалась и достигла уже средней отметки в минус двадцать, а это далеко не полюс! Твин немедленно засел сам и зарядил жабцов на то, чтобы вкрутить подогрев во все части типа манипуляторов, которые могут пострадать от сильного холода. Если влупит минус сорок и ниже, сталь станет хрупкой и начнёт ломаться, поэтому придётся греть её, пропуская электроток. То и дело налетали штормовые фронты, посыпая корабль покрышками и абразивной крошкой, так что иногда приходилось прятаться за укрытие и пережидать, чтобы избежать повреждений.

Перекомпоновка корабля, как и планировали, происходила прямо на ходу. Краны переставляли целые блоки, из добытого материала делали новое оборудование, собирая автоматические производственные цепочки - в общем, это была вполне привычная для всех возня, так что организмы запасались чаем, и целыми днями и ночами барабанили по клавам и щёлкали курсерами. Дни и ночи при этом не особо отличались, потому как солнце светило еле-еле, а когда небо закрывала облачность, то вообще никакой разницы, сплошные серые сумерки, плохо пригодные для глаз. Постепенно корабль приобретал вид буквы пэ, и грызи долго ржали над тем, чтобы это значило; на самом деле, пустое место было нужно для того, чтобы там монтировать новые корабли, как в доке. Причём это можно было делать на ходу - сначала собирали раму и подвеску с гусаками, запитывали от базы, а затем на эту основу уже громоздили остальное. Ну, теоретически.

Однако надежды на то, что удастся получить помощь от местных, не оправдались. Всю дорогу Манурь безуспешно пытался связаться с городом, что уже давало повод для подозрений. Густая облачность над регионом, насыщенная пылью, не давала использовать сенсоры суп-фрега - даже активным было бы трудно, а пассивные вообще ничего не видели. Если бы не постоянный сильный ветер, с корабля ещё за многие километры увидели бы огромный дымовой шлейф из того места, где ранее располагался город. Запущенные дроны передали весьма унылую картину. Из низкого сухоурбника возвышалась бетонная стена, сильно наклонная с внешней стороны, потому как рассчитывалась против ветра, и описывала круг около полутора километров, делаясь похожей на вал кратера. Судя по всему, ранее внутри кратера существовали жилые зоны, но теперь всё там оказалось сплавлено в шлак, и внутренность напоминала мангал с ещё дымящимися углями.

- Копана в кот, - не особо оригинально выразился Твин.

- Выразился не особо оригинально, - заметил Зиктрис, - Но тут, думаю, все с тобой согласны.

- Что это за дерьмо? - повела носом Реддишка, разглядывая панораму, - Это могло рвануть что-то внутри?

- Не, - мотнул ухом грызь, - Видите, вон наверху стены отметины от попаданий. Это кто-то нарочно сотворил, а огонь, слышимо, от напалма.

- Скоты, - процедила лиса, - Ничему другому за тысячи лет так и не научились.

- Мммда, - фыркнул оверлункс, глядя на нули, - Никаких передач, даже на служебных частотах.

- Поправлю, - тявкнула Реддишка, вернувшись к контролю локаторов, - Перехватываю близкую связь.

- Это кто-то уцелевший? - квакнул Манурь, - Можно извлечь прибыль, если...

- Не думаю, - возразила лиситка, - Скорее, это те ребята, что устроили тут зажигательный день. Фиксирую четыре крупные сигнатуры. Масса каждого объекта около тысячи тонн.

- Фреги, - пробормотал Твин, не теряя времени разворачивая корабль на курс ухода, - Нефли, ты пробила использование челноков?

- Не уверена, - ответила Нефлана, - Но прямо они уже не запрещали.

- Ясно. Пожалуйста, сообщи эсбэшникам, что тут происходит. Зик, вызывай бомбардировщики.

- Ты уверен? - цокнул грызь, хотя и начал делать то самое.

- Я не хочу проверять, понадобятся ли они! - пояснил Твин, - Четыре дуры класса фрегата, это уже серьёзная заявка, можем и не осилить оторваться.

"Нерасходуемый" очень медленно поворачивался, заставляя нервничать. Вне всякого сомнения, противник давно обнаружил базовый корабль, потому как тот раз в триста тяжелее их, гравископ будет видеть его далеко за горизонтом, не то что через сухоурбник. Вероятно, они или ждут, что добыча подойдёт ближе, или опасаются столь массивного объекта, принимая его за корабль Фирмы. Однако есть все причины думать, что они быстро разберутся, с чем имеют дело.

- Не знаю, какой фортель могут выкинуть минус-партнёры, но челноки вылетели, - сообщил Зиктрис, - Через три минуты будут над нами, ещё три минуты на заход.

- Этот паскудник отвечает, что север вне его юрисдикции! - фыркнула Нефлана, - Похоже им пофигу, что тут могли сжечь несколько тысяч жителей!

- Нефли, - покачала головой Реддишка, - Похоже? Им пофигу, это факт.

Оверлункс тоже аж передёрнулся, представляя себе, что здесь натурально только что сожгли целый город, и скорее всего, вместе со всем содержимым. Впадать в шок ему было просто некогда, потому как лиса сообщила, что цели начали движение курсом перехвата, и развивают при этом куда как большую скорость, чем базовый корабль. Твин быстренько вывел данные на экран, приложил линейку, и определил, сколько остаётся времени до плотного контакта - получилось, что не более пяти минут.

- С.ка! - брякнул он лапой по столу, - Зик, наводи удар прямо сейчас! Я не хочу испытывать, сколько им понадобится залпов на нас!

- Точности обеспечить не могу, - предупредил грызь, - Но задержать их это должно, мощность взрыва ожидается около килотонны.

- Танки в бой! - скомандовал Твин, - Постарайтесь задержать их, пусть остановятся на одном месте хотя бы на минуту!

- Задание понял, - бодро цокнул Елец, - Жабьё, подключайтесь!

Со времени первой перестрелки с налётчиками автофабрики успели собрать ещё три эрзац-танка на базе харвов, и сейчас шесть штук машин, скрежеща лентами, спрыгнули на ходу с аппарелей носителя, и развернулись обратно по курсу, дав полный ход. Так себе, быстро прикидывал Твин, если не удастся отделаться от этих фрегов, это пахнет не только ущербом, но и трупешниками. Даже добежать до космического дрона, пристыкованного на площадку, можно не успеть, да и не влезут туда все. Откровенно сказать, ко встрече с натуральным боевым флотом оверлункс был не готов, рассчитывая, что будут попадаться самоделки местных бандитов, так что слегка словил диссонанса... но только слегка, Чернокотов всегда отличался способностью проглатывать любые повороты, даже самые неожиданные.

Прямоугольные "фреги", ощетиненые четырьмя орудийками каждый, на самоделки бандитов не очень походили - впрочем, автофабрики делают чудеса, это известно. Твин сразу уловил, что это именно боевые единицы, а не вооружённые транспорта для хабара, какие они видели в первый раз. Там были обычные для налётчиков всех мастей ерундовины, а эти ящики, закованные явно в толстую броню, производили совсем другое впечатление. По крайней мере, они оказались недостаточно расторопны, чтобы первыми заметить подходящие из сухоурбника танки. Поднимая гусаками пыль, которую тут же сдувало, танки в хорошем темпе, развивая скорость более сотни километров в час, неслись по бывшим улицам; ленты плавно обтекали любые препядствия, так что тяжёлые машины словно летели по воздуху, не обращая внимания на завалы внизу. Все, у кого был свободный край глаза позырить, могли видеть это через камеры - а видок тот ещё.

- Выход на прямую слышимость, - раздавалось цоканье Елеца, - Построение хлебом! Огонь по готовности!

Когда выстроившаяся ромбом группа "фрегов" проходила в полукилометре от края плотного сухоурбника, оттуда высунулись все шесть танков, навелись на цели, и дали полные залпы, выпустив по дюжине ракет каждый. Даже с такого расстояния не все попали куда надо, но судя по разрывам, целям досталось как следует. Ни один фрег не взорвался и не загорелся, однако главная цель была достигнута - противник остановился. Возможно, обстрел повредил их движители, или же они просто хотели получше прицелиться, но это без разницы. Едва танки успели откатиться за здания, как в стены грохнули залпы крупнокалиберных орудий, разносивших в пыль целые этажи. На краю сухоурбника тут же обрушились несколько домов, завалив проходы.

- Электромагнитные орудия, - тявкнула Реддишка, - Показатели на уровне калибра двести десять, примерно.

- Не лезьте на рожон, высовывайтесь аккуратно! - цокнул Елец.

Высовываться было сложно, потому как корабли теперь держали окраину под прицелом, и едва замечали движение, по этому месту шёл залп минимум с четырёх орудий. Вырванные бетонные плиты отлетали, как ломающиеся вафли, и если бы не ветер, всё вокруг заволокло бы плотной пылью.

- Стреляют четырнадцать пушек, - сделал наблюдение Елец, - Две мы им выбили, товарищи. Продолжаем!

- Минус один, - квакнул жабец, управлявший удалённо.

- Минус два, - фыркнул Луфтыш, - Защита никак не держит.

- Не лезьте! Площадь уже накрыта! - цокнул Зиктрис, - Убирайте свои коробки минимум на километр!

- Чисто цокнуто!

Твин видел, как по карте нарисовались красным круги зон поражения, перекрывавшие и то место, где стояли цели, и впереди по курсу их движения, если они вздумают продолжить погоню. Они таки вздумали, и хотя один фрег отставал, а на других действительно были выбиты две турели, в остальном группа вернулась к основной задаче. Ну, вы спрашивали об этом, как-грится, теперь нечего жаловаться, хмыкнул оверлункс. Он встрепенулся, почувствовав удар, прошедший по корпусу.

- Попадание в гусак, - констатировал Манурь, - Мы в прямой видимости.

Почти в полной темноте было видно, как от горизонта прилетают оранжевые чёрточки, врезаясь в песок вокруг корабля и оставляя оплавленные воронки. Некоторые врезались и прямо в стальную тушу, проделывая приличные дыры и снося выступающие детали - в частности, снаряд срубил один из недавно установленных кранов. Это ладно, а вот если попадёт в энергоблок... Но фреги не успели попасть ни во что важное. Из серой облачности, быстро летевшей по небу, вырвался ослепительный белый метеор, и оставив след светящегося воздуха, молнией грохнул в поверхность. Это была никакая не бомба, а просто кусок обшивки отработавшего ускорителя "нанопротон", но челнок заботливо разогнал его на орбите до такой скорости, чтобы кусок металла стал бомбой сам по себе. Кинетическая энергия удара превратилась в тепловую, испарились несколько тонн камня и песка, так что из эпицентра разошлась ударная волна, вблизи опасная даже для тяжёлого корабля.

"Нерасходуемый" ощутимо тряхнуло, когда волна докатилась до него. Весь сухоурбник в большом радиусе погрузился в пылевое облако. Вслед за первой бомбой прилетели ещё шесть, перепахавшие всю означенную площадь и поставившие над ней огненно-пылевые грибы, как от атомных взрывов, только поменьше. И здесь грибы были вдрызг кривые, потому как ветер сносил их. Однако, вряд ли кривость грибов помогла фрегам, оказавшимся в двухста метрах от взрыва.

- Бомбардировка прошла успешно, челноки на курсе возвращения, - цокнул Зиктрис.

Сейчас четыре не особо уклюжих челнока, похожие на жирных ос, тянули "вверх" от планеты, возвращаясь к суп-фрегу. Твин же пусканул ещё дрона, чтобы убедиться в результате. К удаче, облака пыли и дыма даже от килотонных взрывов при такой погодке существовали крайне недолго, и видимость быстро приходила в норму. Как он сразу обнаружил, целям досталось как следует, и сейчас они полыхали ярким пламенем; два фрега просто взорвались, ещё два валялись на боках и горели. Оверлункс опять поёжился, потому как такая же история могла произойти и с ними - нужно непременно усилить противопожарные системы.

- Подтверждаю нейтрализацию целей, - сообщил Твин, - Что-нибудь ещё?

- Пока нет, - тявкнула Реддишка, - Массивного движения не наблюдаю.

- Тогда генерирую цели миссии, - с умным видом сказал оверлункс, - Обследовать развалины на предмет выживших.

- Болотный стыд... - пошлёпал губами Манурь.

- Какой ещё стыд, жаба? - фыркнул Твин, - Ты не одупляешься, чем нам могут быть полезны спасённые аборигены?

- Хм... это да, - одуплилась жаба.

- После этого... а лучше, одновременно, забрать остатки юнитов в качестве ресурсов. Возражухи?

- Уточнюхи, - цокнул Зиктрис, - Не подводи базу слишком близко, чтоб не палить её. Мало ли какие ребята пожалуют после того, как мы грохнули этих четверых.

- Принято, - кивнул желтошёрстый, выруливая кораблём между двух кучек сухоурбника.

Покачиваясь на ленточных гусаках, "Нерасходуемый" притёрся к наиболее высокой стороне остатков зданий, чтобы спрятаться за ними; Твин посадил корабль днищем на поверхность, чтобы ещё уменьшить заметность. Когда сооружение покоилось на грунте, а не качалось, его заметность для гравископов падала во много раз. Так, ладно, сказал себе оверлункс, а как это сделать, обследовать развалины? Идея лезть туда с лапным оружием была совсем негодная, оставались только ремонтные роботы, которые могли бы пробраться по завалам. Однако, завалов тут - пол-планеты, обследовать их все не хватит никакого времени.

- Редди, одолжи гравископ, - попросил Твин.

- Забирай, - пожала плечами лиситка, - Будут деньги, отдашь.

Оверлункс тут же перенацелил локатор на подземные части бывшего города. Как ему подсказывала практика, в густой урбе чаще всего существовали обширные подземные коммуникации, где вполне можно укрыться. Под самим кругом защитной стены вряд ли что осталось даже на глубине, потому как туда явно налили много тонн зажигательной смеси, протекавшей во все щели - локатор показывал, что глубокие шахты под развалинами до самого дна задымлены и там высокая температура. Твин однако искал не совсем это, а...

- Ну что там, Твин? - мявкнула Нефли.

- Пока ничего, - резонно сказал он, - Если есть возможность, присоединяйся. Ищи линии подземной железки или каналы, которые выходят внутрь защитного круга. Дальше по этим веткам должны быть станции или ещё что в таком духе... Зик, как у вас?

- Не, как не у нас, у нас всё в пух, - заржал грызь, - Ковыряю остатки фрега, там есть чем поживиться. Думаю, часа за три управимся.

- Думаю, управитесь. Мне нужен будет один харв, возможно.

Тут он как в песок глядел, потому как очень скоро Нефлана обратила его внимание на одну из подземных веток. Локатор показывал там перемещение значительного количества объектов размером со среднее разумное животное, и скорее всего, это они и были. Проследив дальше, Твин обнаружил в подземных коммуникациях вторую группу целей...

- Шта? - почесала за ухом котейка, - Первая группа, вторая групппа?

- Нефли, затачивай, - фыркнул оверлункс, - Видишь, эти чуваки из города уходят по подземным туннелям, а вот эта группа явно их блокирует. Чуешь, что это означает?

- Да, - ответила та, подумала, и уточнила, - Тоесть, нет.

- Это значит, что вот эти, - обвёл группу на экране Твин, - Скорее всего, действовали вместе с налётчиками, которые сожгли город. А теперь они собираются добрать остатки.

- Что значит - добрать? - икнула фелинка.

- Догадайся. Грузим монтажных роботов в харв, нам надо установить связь с этими организмами.

- А градио? - удивилась Нефлана.

- Сомневаюсь, что у них есть связисты, но попробуй.

Как и подозревал Твин, связистов у аборигенов не было, и позвонить под землю никак не получится. Также он соображал, что действовать нужно быстро. Кто бы там ни был, нападавшие имели твёрдые намерения или убить, или захватить местных жителей, и вряд ли они плохо подготовились. По крайней мере, результаты их работёнки наверху говорили о том, что ресурсы у них имеются. Следовательно, если рассчитывать кого-то увидеть живьём, стоит пошевелиться. Ввиду таких соображений оверлункс направил харв по обломкам стены в том месте, где её проломило взрывами, и погнал прямо по углям на месте бывших построек. Пожар уже выгорел, и остатки температуры не могли повредить машине, но вот ориентироваться в этом мангале оказалось крайне сложно.

- Ты чего задумал, жёлтая морда? - позырил Зиктрис, что творит оверлункс.

- Как мне ещё добраться до тунелей? Искать входы с поверхности это слишком долго, а отсюда они должны быть точно.

- Что там за копошение в этих норах? - фыркнул грызь, - Опять не слава Политбюру?

- Угу. Сейчас будем выправлять положение, - пообещал Твин, орудуя сразу кнопками и курсером.

Мегатонны времени, слитые на разнообразные симуляторы, не пропали таки даром - теперь оверлункс вёл харв через жуткую мешанину обломков, ухитряясь нигде не застрять и даже не притираться к стенкам, что замедлило бы движение. В отличие от профессиональных операторов чего-либо, он не признавал ничего, кроме клавы и курсера - в данном случае это давало эффект, что и требовалось. Харв остановился только тогда, когда упёрся в завал в туннеле, через который могли пролезть только монтажоботы. Так себе, фыркнул желтошёрстый, эти боты не предназначены для гонок и скорость у них не огонь - но, выбирать не из чего. Хотя бы на каждом есть аудиоканал, потому как без него пускать машины бесполезно.

Монтажобот походил на Х-образную раму, которая складывалась разным образом, и так передвигалась и перемещала манипуляторы в нужное положение. Кроме того, у агрегата имелись небольшие колёса, и сейчас они пришлись как нельзя кстати - вместо того, чтобы ковылять пешком, железяки покатились по полу туннеля. Сам туннель производил впечатление не особой заброшенности - судя по всему, пока был цел город, здесь тоже что-то работало. Твин аж остановил бота, увидев что-то зелёное - как он и подумал, это была бывшая теплица, сейчас обесточенная и разбитая, но ботва местных растений даже не успела повянуть - стало быть, события происходили прямо сейчас. Определив по гравископу, когда боты окажутся достаточно близко к целям, Твин сделал отмашку Нефлане, чтобы та включала воспроизведение агитации и пропаганды, в данное время более чем уместной.

- Мы из Советского Союза! Не знаем, что тут у вас творится, но предлагаем помощь! Установите контакт через одного из этих роботов! - разносились крайне непривычные слова под сводами тёмного туннеля.

Достаточно быстро в поле зрения монтажобота попал абориген в военном снаряжении, демонстративно державший пушку дулом вверх.

- Какого чёрта?! - задал он содержательный вопрос.

- У нас сложилось впечатление, что на Кхардак напали, - сообщил Твин, - Мы угадали?

- Наблюдательность у вас просто неимоверная! - даже под шлемом было слышно, как фыркнул боец, - Чем докажете, что...

- Ничем! - сразу пресёк это дело оверлункс, - Я вам не собираюсь нирыся доказывать. Помощь нужна?

- Да! - поколебавшись только пару секунд, ответил местный, - У нас женщины и дети, а эти уроды всех поубивают!

- Какие уроды из всех?

- Это ксеноны. Раньше никто не слышал, чтобы они собирались в большие группы, а тут такое дело... Наверху их корабли, а по тунелям лезут штурмовики, нам деваться некуда!

- Корабли наверху пока только наши, - сказал Твин, - Слыхали, как бомбануло? Четыре тысячетонника в минус. Сколько их всего было, чтобы знать, чего ожидать?

- Сейчас... - переговорил со своими абориген, - Всего было до дюжины таких, два ещё больше, и передвижная база, скорее всего.

- Это так себе, - признался оверлункс, - Если они вернутся...

- Дерьмо! - выкрикнул местный, слушая свои каналы связи, - Они прорываются, скоро нам звездец!

- Слушайте внимательно, - сказал Твин, чётко выговаривая слова сдешней фени, - Отриньте страх! Отриньте страх и начинайте бежать! Начинайте бежать прямо сейчас! В кратере вас встретят наши харвы, шевелитесь!

- Бугага... - заржали грызи, - Ну ты завернул, отриньте страх...

- Похоже, ничего другого не остаётся! - крикнул абориген уже на ходу, - Ловите!...

Местные действительно побежали. К удаче, они сдесь оказались не настолько умалишёнными, как симы в южном полушарии, и запаслись по крайней мере одеждой по климату - тобишь, защитными костюмами вроде тех, какие используют при работах с радиоактивными материалами. Кроме того, им не требовалось повторять много раз, толпа организмов двигалась вполне организовано, хотя это и были гражданские. Твин примерно насчитал единиц триста, пробежавших мимо монтажобота, оставшегося в туннеле, и призадумался, где он собирается размещать их всех.

- Товарищи, нам надо подготовить ангар для жизнеобеспечения, беженцев может быть слишком дорыся.

- Понял, начинаем работать над этим, - отозвался Плотс.

- Копана в кот! - брякнул Твин, глядя на картинку с камеры.

Местных бойцов атаковали сзади огромные серые твари - тонкие, сплошь состоящие из мышц и жил, а также когтей и зубов невразумительных размеров. Правда, судя по тому, как деловито антропы сбивали их огнём даже со спин своих товарищей, к такому они привыкли. Защитка к тому же давала возможность легко отделаться, потому как незащищённого антропа такое чучело разорвало бы на части в две секунды.

- Что за дребузня... - фыркнул оверлункс, изучая схемы туннелей, - Как они попали туда?

Дальше он увидел ещё более интересное зрелище, а именно то, что разорванные в клочья автоматным огнём твари буквально растворились в воздухе! Помотав головой, Твин сохранил запись, а сам наблюдал дальше за тем, как беженцы наваливаются в кузов харва, а бойцы отступают, отстреливаясь в темноту туннеля. Как раз из темноты в монтажобота прилетел заряд, и картинка пропала.

- Умные твари, фиксируют передатчики, - заметил оверлункс, - Ладно, этот харв пошёл, давайте второй на погрузку.

- Пускай освободят вход в тунель, - цокнул Елец, - Йа туда дам серию подарков, чтоб не скучали.

- Смотри не зашиби кого не след, - предупредил Твин.

Хотя беженцев оказалось и правда много, кузов харва мог вместить чуть не всех - тем более, им не предполагалось долго мотыляться в нём. Туже всего пришлось самым задним, которые прикрывали отход. С камер харва можно было видеть, что из тунеля выскакивают те самые зубатки, набрасываясь на бойцов, а в обездвиженных из темноты летели заряды из плазмомётов, разнося в клочья сцепившиеся тела. Очень скоро на выходе не осталось никого живого, и зубатки бросились к харву.

- Огонь! - недвусмысленно скомандовал Твин.

- Есть! - Елец не хихикнул впервые с того времени, как оверлункс его увидел на Редли.

Харвотанк, высунувший рыло на край кратера, выпустил прицельную очередь ракет по входу в тунель, накрыв и зубаток, и первые метров сто прохода - если кто сглупил туда сунуться, от него вряд ли что останется. От мощных взрывов в закрытом пространстве туннель обрушился, окончательно отрезая проход в этом направлении. Твин, отметив то, что сбор ресурсов продолжается по графику, переключился на следующую оперативную задачу - изолировать этих олушей. Доверять им он не собирался ни разу - как по общим соображениям, так и просто потому, что это капантропы. Ввиду этого вся толпа была размещена в освобождённом от барахла ангаре, но переходы в другие отсеки корабля оверлункс лично заблокировал ремиттерными блоками, ибо нарысь надо. Через час сборщики закончили с материалами, и "Нерасходуемый" двинулся пока что на юг, подальше от предполагаемого вектора прибытия враждебных юнитов.

Включив режим произвола, Твин отказался базарить с аборигенами, переложив это на жабцов, и убедившись, что непосредственной опасности нет, продрых несколько часов, восстанавливая работоспособность башки. Таким образом, когда оверлункс таки продрал глаза и заливал в себя чай, Манурь вкратце сообщил ему основные данные. Как и ожидалось, оставшееся на севере население Фирма вчистую списала - тобишь, вообще вычеркнула из списков граждан. Из-за этого они не могли переехать в южное полушарие, даже если бы и захотели, а здесь были и такие, кто не хотел. Как утверждал Сегвен, бывший в этой группе за главного, эсбэшники могли и тупо расстрелять при попытке проникнуть за Стену, или же "департировать" по старому месту жительства, тоесть - выкинуть в ледяную пустыню, и свободны! Причём эта высшая степень гуманизьма легко распространялась и на детей, как уже неоднократно показывала практика. Тобишь, как заключил Твин, наморду какой-то подлый план, потому как просто так запереть этих антропов в нежилой зоне - это слишком глупо даже для соедкапиталов...

- Ну да, - фыркнул Зиктрис, глуша чай литрами, - И какой тут план, напух?

- Да вот тебе версия, - хмыкнул оверлункс, - Они просто испытывают на них ксенонов. Чисто позырить, что будет.

- Вот же... - покачал головой грызь.

- Плюс, просто занимаются обыкновенным фашизмом, - добавил Твин, - Нормируют население под гребёнку. Ведь все остальные удрали с севера, как только было объявлено об отключении полушария, а кто остался - тот отличается. А отличающихся они терпеть не могут.

- Иногда мне думается, не лучше ли было, чтобы они таки подорвались всей планетой, - цокнул Зиктрис.

- Ты курнул, чтоли? - вытаращился Манурь, - А покрышки?

- А инферно?

- Инферно в карман не положишь! - заявил жабец, - А покрышки - нужно.

- Спокойно, - отмахнулся Твин, - Что там с этими ксенонами? Кстати, рекордно тупое наименование.

- Ну так это ксеноморфы, - квакнул Манурь, - Не такие, как сидят в торгпредстве, а первичные. Говорят...

- Что кур доят, - вставил грызь.

- ...что они заводятся в организмах наподобие паразита, жруть его изнутре и за счёт этого быстро растут. В итоге получаются похожими на тех же иглоухих, но совершенно диких, потому как у их разума просто нет времени развиться вслед за телом.

- Пх, - поёжился Твин, - А эти зубатки, тоже ксеноморфы?

- Не, это ихние "тени", как они это называют. По сути это просто рой наночастиц, но он способен объединяться в массивный объект и кусать зубами. Первичные морфы, как считают местные, могут поддерживать симбиоз с роем, ну и управлять им, и всё такое.

- Копана в кот! - крякнул оверлункс, - Действительно, похоже на рой. А мы не нахватаемся?

- Нет, - фыркнул Зиктрис, - Наша защита достаточна, чтобы сжечь частицы, пока они просто мотыляются в воздухе. Но если бы кому из нас пришло в голову прогуляться по туннелям без защиты, то весьма вероятно, что такого умника сожрал бы изнутри нановирус.

- Тык морфов явно кто-то контролит, - сказал Твин, - Как иначе они учатся действовать вместе, и не как пчёлы, а как долбаная дивизия?

- Сегвен сказал, что раньше такого не было. У них в Кхардаке были прирученные морфы, и в других поселениях были, но они не проявляли никакой особенной агрессии, да и интеллектом не блестали. Стало быть, кто-то всё же создал армию ксеноморфов.

- Соедкапитальские спецслужбы, думается, - фыркнул оверлункс, - Фирмачи не настолько самоубийцы, местным это вряд ли под силу, так что, вывод такой.

- И что нам дают эти филосовствования? - поинтересовался жабец.

- Кое-что, - кивнул грызь, - Если это проделки засранцев, то мы можем воевать с ними всеми доступными методами, Фирма будет только "за".

Под "засранцами" он подразумевал СРУ, Соедкапитальское Разведывательное Управление.

- Мы собирались не воевать, а жадничать, - испугался Манурь.

- Одно другому помогает, - хмыкнул Твин, - Нам потребуется изрядно громоздкая инфраструктура, и множество операторов. Где ты их собираешься взять, если по обычному? А так, у нас полон трюм потенциальных сотрудников фирмы "Вторколесо".

- Пока что у нас полон трюм потенциальных проблем, - уточнил Зиктрис, - Ухитрись сварить с ними собак сначала.

- Как два уха об стол, - фыркнул оверлункс.

Он привык выполнять свои угрозы, поэтому пришлось устраивать карантин в одном из помещений башни, и приглашать туда представителей эт-самых. Сегвен оказался весьма мелким антропом с седыми волосами, с ним присутствовали два мордоворота раза в два побольше, видимо, из военных. А этот олух, стало быть, что-то вроде старейшины, решил Твин, и при этом проявил чудеса дипломатии, не произнеся это вслух.

- Мы благодарим вас за помощь, - сказал Сегвен, таращась на оверлункса, - Но у людей нет полного доверия к вам, потому что вы очень похожи на ксенонов.

- Ну вы-то в курсах, что существуют другие биологические виды? - на всякий случай уточнил Твин, потому как здесь они могли быть и не в курсах.

- Более-менее, - усмехнулся антроп, - Фирма не поощряет распространение знаний о внешнем мире, но мы получали доступ к независимым источникам информации, так что картину себе представляем. И если вы из Советского Союза, то почему Аусвайс до сих пор не взорван?

Желтошёрстый кратко изложил суть операции с жадностью и покрышками. Подумав, проснулся один из вояк, набычившись и вперив в оверлункса маленькие глазёнки.

- Неплохо получается у вас! Вам нужны сотрудники для работы на севере, и вдруг раз, совсем внезапно, кто-то сжигает Кхардак! Какое совпадение, а?!

Нормальное совпадение! - рыкнул Твин, - Пошёл ты в зад, чтоб я тебе что-то доказывал. Вы тут сейчас сидите как мыши под котом, а если хотите, можете прогуляться наружу.

- Спокойно, Мёрд, - процедил Сегвен, - Не забывай, что в героя ты сыграешь вместе с гражданскими.

- С.ка... - процедил тот, багровея рожей, но на этом утух.

- Мы понимаем, что сидим как мыши под котом, как вы изволили выразиться, - продолжил антроп, - Через Стену нас не пустят, в другие убежища на севере - тоже, потому как там для своих места не хватает...

Твин удержался задать вопрос... один единственный вопрос - как? Как, копана в кот, имея все технологии, можно загонять себя в безвыходное положение? Почему пятерым жабократам удалось за шестьдесят суток построить передвижную базу, используя самый тупой роботокомплекс, а десятки тысяч антропов едва выживают?

- ...поэтому мы понимаем, что вам нужны люди для ваших операций, - продолжал трещать Сегвен, - У вас есть какие-то предложения?

- Есть. "Мама мыла раму", например... кхм! Всмысле, предложения вот такие, - перешёл к основному оверлункс, - Вы будете помогать нам строить флот для "Вторколеса"... ну в идеале, это мы будем помогать вам строить флот.

- А... - заикнулся второй бугай.

- Даже не заикайтесь! - ткнул в него пальцем Твин, - Население вполне может быть размещено в жилых модулях кораблей, ничуть не хуже, чем в подземных убежищах. Главное, это будет куда как безопаснее, потому как будет маневр. Постепенно можно будет делать специальные корабли в качестве мобильных городков, и всё такое.

- И вы нас вышвырнете на мороз, когда построите достаточно кораблей! - брякнул Мёрд.

- Я сейчас тебя вышвырну, если будешь продолжать, - пообещал Сегвен.

- Ну вот. И кстати, флот как таковой нам вообще не нужен, заметьте. Нам нужно только, чтобы челноки могли забирать продукт и грузить в транспорт на орбите. Тобишь, - разжевал Твин, - Флот кораблей останется вам, а за экспорт эт-самого будете получать дензнаки.

- Да ладно? - хором скривили морды аборигены.

- Как нерыся делать, - отрезал оверлункс, - Эти дураки из Фирмы платят нам за вывоз покрышек, поэтому мы можем покупать у вас продукт, тратя оптимальную сумму, тобишь ноль. Но даже если бы и не платили, мы всё равно остались бы с Прибылью. Ну и наконец, у вас нет выбора.

При этом оверлункс оскалил клыки в лыбе, потому как своими глазами видел дно демократии, когда у них действительно нет выбора! Конечно, можно пословоблудить по поводу того, что есть альтернатива выбежать на мороз и сдохнуть, но инстинкт самосохранения - очень упрямая штука, так что на практике, выбора у них не было.

- Хорошо, предварительно мы согласны, - сказал Сегвен, пнув соратников, чтоб и те стали согласны, - Надеюсь, у нас будет демократия?

- Нет, - сказал Твин, - Дерьмократия может быть только на тех этапах, когда нам не будет угрожать уничтожение. Пока я здесь, никакой демократии.

- А как тогда? - уныло осведомился антроп.

- Собственным произволом ввожу военный коммунизьм, - хмыкнул оверлункс, - На всех кораблях, принадлежащих "Вторколесу". Жабократы назначаюся комиссарами Политбюро, и его же составом. Вся власть советам. Фабрики рабочим, землю кре... нет, это из другой оперы.

- Это посягательство на свободу! - обомлел от удивления Мёрд.

- Да, капитан Очевидность! - кивнул Твин, - И у меня есть все основания полагать, что удачное посягательство! У нас в ангаре триста голов гражданских, и нам необходимо их разместить хотя бы в сколь-нибудь приемлемых условиях. У вас есть идеи или средства, чтобы это сделать?

- Нет, - покачали головами антропы.

- Тогда - всё вышесказанное подписывается, - заключил оверлункс, - И вы будете работать по нашей указке, пока не будет возможности отойти от этой схемы. Вопросы?

Вояки чуть не взлетели к потолку от разогрева седалищ, но так ничего и не выкинули - триста голов в ангаре это весомый аргумент. Сегвен же только покачал головой.

- Когда приступаем?

- Вчера! - резонно ответил Твин, - Какая автономность у группы?

- Пищи и воды хватит дня на три, - сообщил Родак, ворочая квадратной челюстью.

- Ясно. Пусть пока организуются в этом ангаре, до тех пор, пока не построим помещение получше. У вас есть средства обнаруживать нановирус ксенонов?

- У нас есть средства его убивать, - фыркнул Сегвен, - Иначе тут не выжить.

- Отлично. Образцы технологии передайте нашим инфекционистам, и следите, чтобы заразы не было среди ваших.

- Да мы... - опять взбух Мёрд.

- Я сказал следите, чтобы не было заразы среди ваших! - рыкнул Твин, - Рысь я клал на ваши эмоции, ясно?

- Хорошо...

- Хорошо?! Чего хорошего, Сег?! Как ты можешь...

- Могу, - веско ответил тот, - У меня там дочь и двое внуков, плюс триста кхардаковцев. За их жизни я готов как-нибудь потерпеть... рысь, положенную на эмоции. Всё, замолчите. Что дальше, госп... товарищ?

- Дальше необходимо решить проблему со снабжением ресурсами, - сообщил Твин, - Мы можем получать почти в неограниченых количествах сталь и металлопластик из покрышек, но нужны ещё цветметаллы из той группы, что используются в электротехнике. Эти мудрецы из Фирмы запретили нам добывать материал из астероидов, поэтому дело несколько осложняется... где мы можем разжиться указанными ресами?

- На севере с этим туго, - покачал головой Сегвен, - Все месторождения давно выработаны, а добытое постоянно в цикле переработки.

- Не верю, - отказался верить Твин, - Прям все-все?

- Прям все-все, - подтвердил антроп, - Их и было мало, их выкопали ещё до того, как площадь оказалась застроена. Мы брали такие материалы из остатков энергосетей, но сейчас их уже все раскурочили, так что рассчитывать на промышленные масштабы не приходится.

- Ладно, - подумав, сказал овелункс, - Значит, сначала строим баррак для размещения тел, потому как быстро проблему с ресурсами не решить, как видно.

Однако, это был очень жадный оверлункс, и в данном случае он зажимал время. Прежде чем приступить к постройке баррака, он опять нагрузил Нефлану, чтобы та достучалась до торгпредства и донесла суть дела; суть же состояла в том, что "Вторколесу" придётся закупать недостающие материалы обычным способом - по крайней мере, пока. Само собой, никак нельзя просто взять, и заказать медь, например. По сдешней минус-логике, за сырьевую медь заломят гораздо большую цену, чем за изделия из оной, и главное, эта операция легко может быть перехвачена "Шимелином". Поэтому придётся сделать маленькую хитрость, и покупать тысячи тонн медных подсвечников. Это крайне не нравилось оверлунксу, но если этого не сделать - нельзя будет продолжать весь балет, а это мимо Жадности.

Насколько позволяла судить космическая разведка, мобильность базы опять спасала от больших неприятностей. Когда "Нерасходуемый" ушёл далеко за горизонт, к развалинам Кхардака подошла ещё целая группа наземных кораблей, в том числе более крупные, чем тысячетонники. Встречаться с этой "флотилией" никак не хотелось, потому что на этот момент автофабрики переделали из остатков два харвотанка и собрали ещё два, доведя их численность до восьми штук, однако этого явно недостаточно, даже при поддержке бомберов-челноков. Почти все самцы из антропов были усажены за работу и занимались крайне творческим делом - вытряхивали из упаковки медные подсвечники, которые Твин привёз на "эддере" из порта на юге. Над доком для сборки теперь громоздился трёхэтажный баррак из стандартных панелей, где беженцы разместились вполне нормально, а не как кильки в банке. Кроме того, они освободили ангар, надобный под хозяйство.

Следующим пунктом жабократы запланировали постройку завода материалов, чтобы он был отдельно и освобождал площади на основной базе. Сказано-сделано, в доке начали расти конструкции ленточных гусаков и каркаса будущего корабля. Твин, слегка подсев на колёса для стимуляции, офигевал над тем, сколько всего предстоит нагородить. По идее, им требовался также завод энергоустановок, потому как собирать их на базе очень долго, нужна отдельная линия. Хорошо было бы сделать и производство для военной техники, чтобы быть уверенным в сохранности всего предприятия.

Аборигены пытались надоедать, засыпая невероятным количеством вопросов, высосаных из пальца и чаще всего, ничего не значащих, но Твин решительно отмёл эти инсинуации. В данный момент перед ними стояли всего две задачи, и обе не ахти какие - самоорганизоваться в барраке, учитывая, что туда подано жэ-о, и выковырять подсвечники из упаковки. Оверлункс резонно заявил, что ежели они не могут осилить даже этого, придётся понизить их до неразумных животных, и обращаться соответственно. Вроде бы, это подействовало - в барраке прекратился бардак, а куча меди стала увеличиваться в соответствии с рассчётами. Тем не менее, "Нерасходуемый" взял курс на юг, чтобы на всякий случай быть поближе к Стене, мало ли что. И драп-марш есть куда сделать, и есть надежда на помощь эсбэшников Фирмы, если уж прижмёт.

Давая отдых башке и лапам, которые аж болели от постоянного щёлканья по курсеру, звери и земноводные просиживали возле окон башни, испивая чаи и таращась на унылый пейзаж северного Аусвайса. Если на юге имелись кое-какие виды флоры, завезённые капантропами, то здесь, после отключения обогрева и откачки воды, остался абсолютный ноль как он есть. Грызям пришлось просить семечки каких-нибудь растюх у торгпредских, потому как найти снаружи ничего не получится, а грызям необходимо присутствие земъящиков, как они это называют. Вскоре у них на столах рядом с экранами стояли и ёмкости с грунтом, из которого лезли ярко-зелёные ростки. Твин не мог не признать, что даже несколько листочков действуют на психику самым лучшим образом, создавая ощущение куска Родины в этой пустыне. Корабль, загребая песок лентами и переползая поверху низкие развалины, плавно катился на юг, а с тусклого серо-голубого неба всё также неярко светило здешнее солнце.

Прорыв наступил тогда, когда Манурь таки добил минус-партнёров и сварил с ними таких собак, что жабократам разрешается взять в разработку крупный астероид на восьмой орбите системы, чтобы выковыривать из него нужные элементы. Каким образом жабец не заплатил за это ни копейки, остаётся жадной тайной, но факт наморду. Теперь дела пошли значительно более бодро, а экипажу заправщика пришлось крутиться особенно резво. На танкер стыковали четырёх серво-дронов из шести имеющихся, вооружив их ресурсозагребалками, какие всегда есть в комплекте.

Электронная пушка это конечно не атомный дисассемблер, но тоже вполне сойдёт, если надо получить не слишком много обычных элементов. Дроны отрезали от астероида кусок, затем плавили его до состояния плазменного шара, разделяли на составные части путём вращения, и остужали полученный металл в виде шаров. Впоследствии шарики сплавляли в единый сляб, предназначеный для сброса челноком, и крепили тупо на корпус танкера, сколько влезет - а влезало около пяти тысяч тонн, как показала практика, что весьма много. Танкер оттаскивал хабар на близкую орбиту планеты, откуда челноки по одному забирали слябы, спускались с ними к поверхности и тупо бросали рядом с местом назначения. На земле уже харвы резали сляб и утаскивали в хранилища базы. Как показала на пальцах практика, это оказалось вполне удачным решением, так как полностью покрывало потребности в ресурсах, а запасы оных в астероиде измерялись миллионами тонн.

Переиначив собственные планы, Твин завернул стройку на сооружение мобильных жилблоков, чтобы разместить животных как следует для долгосрочной перспективы. Тобишь, по всем законам сохранения жадности, следовало обеспечить жэ-о, жизнеобеспечение. Пока что антропов кормили "традиционкой" из запасов, благо её хватит и на год; чисто из биохимических соображений, на этом корме можно сидеть всю жизнь, ничуть не потеряв в здоровье. Однако, как правило, организмы привыкают к определённому рациону питания, и его сужение до одних трад-пакетов ведёт к угнетению мозговых функций. В длительной перспективе это испытывали на себе даже Твин и Зиктрис, а уж для антропов с их слабенькой психикой фактор умножался на десять. Ввиду таких соображений, предполагалось, что почти половину объёма мобжилблока займёт агроутилизатор, дабы перерабатывать отходы и производить жратву. Кроме того, пятиэтажная теплица частично заменит естественную среду, опять-таки для сохранности крыши подопечных.

Второй наиболее важной частью жилого корабля являлись мощные установки градиосвязи, чтобы у животных была возможность работать по удалёнке с автоматикой на любом другом корабле либо "в поле". Кроме этого, Твин лично предусмотрел, чтобы на каждом корабле, рассчитанном на полторы сотни голов, имелось бы помещение для обустройства косяка...

- Тьфу, тоесть, школы! - фыркнул оверлункс, - Долбаный пинглиш.

- Школы? На кораблях? - вытаращились антропы.

- А чего вы вытаращились? - резонно спросил их Твин, - У нас есть выбор, на кораблях или не на кораблях? У вас в этом Кхардаке что, не было школ для детей?

- Вообще мы начинали делать школу, но не успели.

- А, эвон какой поворот, - задумался желтошёрстый, и пошёл проштудировать сеть.

Как он быстро выяснил, на Аусвайсе система образования как таковая была упразднена вообще. В период вызревания особей они не получали практически никакой информации, а после того, как особь становилась работоспособной и могла приносить прибыль Фирме - в неё загружали нужные технические сведения таким же образом, как жабократы загрузили в себя местный язык. Жители Кхардака сделали большой прорыв, потому как приняли решение возобновить практику обучения детей общим наукам - но, к их неудаче, они действительно не успели до атаки ксенонов.

- Твин, а толку? - фыркнул Зиктрис, опрокидывая в себя литр чаю, - Пока здесь будем мы, может ещё что-то получиться. Но как только мы улетим, сам понимаешь, что будет.

- Ты не технократ, белыч, - хмыкнул Твин, - На дворе стоит сам знаешь какой век. Мы можем даже не улетать вообще, тоесть просто никогда. Хотя проще будет прислать сюда кого-нибудь с лицензией на самокопирование. А это довольно надёжно, потому как никуда этот вечный не денется, ни от времени, ни от физической ликвидации.

- Кого ты найдёшь на такую работёнку? - усомнился грызь, - Даже лаповодящую.

- Эти ребята могут, - заверил оверлункс, - Поживи лет эдак тыщу, тебе тоже всё попуху будет.

- Быр-быр, - вспушился Зиктрис, - Лучше йа свалю отсюда, как только дело будет выкурено.

- Вместе свалим, - кивнул Твин.

За многослойным стеклом окна, которое уже было поцарапано абразивным ветром, начинался сдешний рассвет. Маленькое и неяркое солнце всходило над горизонтом безжизненной пустыни, и чёрная ночь становилась белой.

Контрабанда мечты

Для беспокойных сердец что больны войной

Что больны дождём

Что торопятся биться быстрей и быстрей

- из песни

Част шестой: Стратегия в реальной Жадности

Очередным солнечным утром, каких в ист-лунксской области примерно десять из десяти, семейство оверлунксов вывалило из автобуса на бетонную площадку. Хотя вокруг и торчали деревья, сразу чувствовался простор саванны, когда можно пыриться до самого горизонта; задувал тёплый ветер, наполненный запахами цветущих растюх, и с низким гулом проносились жирные шмели, загребавшие мёд. Хотя под куполом Ист-Лункса и был ветер, но он на ощупь сразу отличался от того, что гулял по свободе. Солнце тоже намекало, что оно без фильтра, изрядно нагревая шерсть на ушах. Кил и Инла немедленно нацепили кепки, а Твин и Жап, напротив, только подставляли морды под поток солнечного света. Овощи они и есть овощи, говорил по этому поводу Чернокотов-старший. Под подошвами захрустели камешки, которые тут валялись везде.

Реактивный гул сверху заставил желтошёрстых поднять головы. На высоте в пол-километра медленно шло звено из пяти М-29, выстроившихся клином, как утки. Эти нарезали круги вокруг города уже несколько раз, внушая своим видом.

- Воу воу! - крякнул Жап, - Это же орысеть как круто!

- Жап, не рысись в общественных местах, - вяло одёрнула его Кил.

- Круто, - не стал вдаваться в подробности Твин.

Сам-то он знал, что М-29 это конечно хорошая машина, но по галактике его давно продают в любые лапы, а у сил обороны планет есть куда более мощные игрушки. Впрочем, для показательных полётов над пригородом самое то. Оверлунксы же двинулись по дорожке вдоль шоссе, направляясь к мемориалу первопроходцев. Сейчас здесь тусовалось немало желтошёрстых, потому как по планете отмечали День Победы, общесоюзный праздник, который на Истрисе был резонно приурочен к дате окончания Первопоследнего вторжения - поэтому по дорожкам куда чаще, чем обычно, можно было встретить семейства оверлунксов. Основной митинг проходил на площади у городка оборонщиков, но Твин туда не ходил. Толкать речи, не сопряжённые с немедленным действием - это было не его, да и вообще, излишнее внимание к своим ушам Чернокотов не уважал. В этот день он ходил к мемориалу первопроходцев, тобишь первых строителей Истриса, которые прибыли на безжизненный каменный шар, а оставили после себя цветущий мир. Само собой, Твин разделял чувства благодарности к миростройцам, но для него это было особенно личное. Его родители прекратили существовать на последних этапах миростроя, подорвавшись на рудовозе, и именно такой же "слон" стоял здесь на постаменте в качестве памятника.

И ещё Чернокотова слегка пробирала дрожь, когда он видел фигуры на постаменте в центре мемориала - оверлункс и оверлунксиха, облачённые в традиционные комбезы и техжилетки, держали в лапах глобус планеты. Ему казалось, что они слишком похожи на его отца и мать... да по сути, конечно, они и были похожи. Относительно небольшая скульптурная группа стояла на возвышении, а перед ними в парадном строю застыли на постаментах их машины, с которыми они победили энтропию... ну, из тех, которые вообще можно поставить на постамент. По центру мемориала пролегала широкая аллея из плит вулканического стекла, красных и зелёных, и по ним шлёндали все приходящие, чтобы дойти до подножья памятника. На чёрном камне сверкала золотая надпись "Отдавшим свои жизни за жизнь Мира", а под ней шли колонки с именами, занимавшие длинную стену. Где-то там скраю, как точно знал Твин, среди прочих было написано "Нентра Офловна Чернокотова и Твин Лестович Чернокотов".

Оверлункс, задрав жёлтые уши, посмотрел на изваяния, вздохнул, и положил к памятнику пучок цветущих веточек вереска, какового было дорыся и больше в степях вокруг Ист-Лункса. Я вас никогда не предам, мысленно поклялся Твин, обращаясь к оверлунксам, уже ушедшим в вечность - и своим родителям, и всем миростройцам. Тем, чьи имена были высечены на монументе, но главное - к ещё живым. Любого гада, который попробует поднять лапу на нашу Родину, я буду рвать зубами, сказал себе Твин, будь он хоть сто раз оверлункс. А зубы меня ещё не подводили...

- Твинни? - обеспокоенно мявкнула Кил.

- Всё в порядке, Килли, - ответил он, разжав кулаки, - Пойдёмте, жёлтые морды.

Они ещё задержались, как и всегда, возле "слона". Хобота у него не было, но рыло корабля действительно чем-то напоминало слоновье, а главное, "уши" по бокам, где располагались по четыре движка, собраных в квадратную пачку. Нетрудно было представить, с каким неврысяческим рёвом это чудище взлетало. Похоже, те жабьи челноки, которые сейчас работают на Аусвайсе, это примерно тот же техуровень.

- Священный тростник! - охнула Инла, задрав голову, - Какой же он здоровенный!

- Ты курнула, чтоли? - заржал Твин, - У тебя, дочь, этот, как его... склероз, вот. Каждый раз такую фигню говоришь.

- А что? - искренне удивилась Инла, подтверждая этим, что у неё этот, как его... склероз.

- Ну какбы, - заржал и Жап, - Он тебе каждый раз говорит, что этот "слон" без грузового отсека, который в четыре раза больше, чем моторный.

- У меня этот, как его... - мявкнула Инла, скатив в смех всех.

С неба снова слышался звук катящихся по столу шаров, и пятёрка истребителей оставляла на голубом фоне чёткие белые следы.

У кооператива "Вторколесо" начинала наклёвываться первая Прибыль: как-грится, лёд тронулся. Квото, жадничавший с Халувина, сумел пробить у грызей в миростроительном флоте приобретение "селёдок", крайне упрощённых транспортных посудин, подходивших для задачи вывоза металлопластика с Аусвайса. В отличие от почти всех остальных грызьих кораблей, "селёдка" оснащалась не мотор-пушкой, а просто двигателем. Из двигателя тоже можно стрельнуть так, чтобы разворотить пол-планеты, но тут уж ничего не поделаешь, и минус-партнёрам пришлось признавать собак сваренными. Когда Твин на своём А-15 возвращался на Аусвайс, собирая по дороге нужные предметы, первая рыба с продуктом прибыла в общесоюзную систему Электроугли, потому как именно там организовали склад. Металлопластик в количестве миллиона тонн был отгружен по обычным транспортным каналам на стройку на Суверте; тамошние сильно удивились, но дензнаки, само собой, перечислили исправно.

Удивлялись они тому, что горстке жабократов удалось наладить столь длинную производственную цепочку в весьма непростых условиях, и при этом потратить очень скупые количества дензнаков и времени. Твин таки сам орысевал, окидывая мыслью всё сделанное, но расслабляться было очень рано, потому как залежи покрышек росли быстрее, чем их убирали - пока что. С этим нужно было справляться, потому как иначе Фирма будет недовольна тем, что придётся надстраивать стену от вильника, и чего доброго, разорвёт существующих варёных собак, а это мимо пуха. Оверлункс постоянно ломал голову над тем, как увеличить выпуск новых МПК, мобильных перерабатывающих комплексов. Диллема была классическая для логистики, но от этого не менее тугая: чтобы увеличить производство изделий, верфь должна была какое-то время заниматься сооружением своей копии, и соответственно, временно производство искомых изделий снижалось, а не повышалось.

Беличьи миростройцы предоставили за вполне приемлемую оплату не только голые "селёдки", потому как голыми они бесполезны, но и операторов для них - по два хвоста на каждую двухкилометровую бандурину, однако этого достаточно, потому как, кроме двигателя, там почти ничего нету. Кроме того, к флоту селёдок прилагался тягач "елоцвет" с модулем поддержки, который сопровождал их полёты в пространстве Союза. Грызи стыковали туда и котанки для эскорта - на всякий случай, и бережёного хвост бережёт, как они обычно цокают. Благодаря такому суп-фрегу, транспорта приводились в годность при отправлении через границу и после возвращения оттуда, что гарантировало их прибытие в пункт назначения, а не куда пух на уши положит. Помимо этого, грызи сами осуществляли дополнительный контроль за тем, чтобы в миллионе тонн металлопластиковых гранул не оказалось ничего лишнего, типа шпионской аппаратуры и нанороботов. Когда дело доходило до безопасности, белки могли иной раз переплюнуть даже райнтарцев.

Теперь Твин летал на Аусвайс не как на вражескую планету, а как на вражескую планету, где есть полномасштабный анклав социалистического порядка. Теперь это были не четыре гектара территории торгового представительства, а целый флот гусеничных кораблей, способный перемещаться по северу. Как оказалось, в подземных убежищах находилось куда больше аборигенов, чем можно предположить навскидку, так что флот постоянно собирал новых... морячков? В общем, численность населения увеличилась до пятисот единиц, что радовало жабократов - больше работников для обслуживания оборудования, больше Прибылей. Ну и заодно, эти работники останутся в живых, потому как остаться в таковых, не будучи как следует защищённым, в условиях северного Аусвайса не представлялось выполнимым.

По наблюдениям в динамике, сухо говоря, складывалась такая картина, что активность ксенонов растёт в арифметической прогрессии, и они совершенно ясно поставили себе цель захватить контроль над всеми остатками живого к северу от Стены. Учитывая их относительную организованность, им это вполне удавалось, так что эфир периодически доносил вопли с очередного базового корабля рейдеров, который пилили на куски. У "Вторколеса" не было возможностей играть в спасателей - да и желания особого тоже не было, рейдеры та ещё публика. Фирма же это дело полностью игнорировала, потому как демократия, ихнее дело. Аборигены волновались по этому поводу, а Твин не очень, потому как прекрасно понимал, что после того, как закончатся внешние цели для съедения, ксеноны наверняка примутся друг за друга, потому как это неизбежно.

За несколько месяцев, прошедших с момента запуска первого базового корабля - верфи, "Нерасходуемого", флот пополнился четырьмя мобжилблоками типа "Кхартоба", в которых размещалось население; были построены два отдельных завода для производства материалов, завод энергетических установок, два завода компонентов и один специально для сборки установок по переработке покрышек. Благодаря этому удалось каждую неделю пускать по новому переработчику, но этого всё равно было очень мало, чтобы перекрыть рост залежей сырья.

Каждый переработчик-комбайн мог управляться всего пятью операторами и представлял из себя неплохое инженерное сооружение, учитывая то, что это был завод, посадочная площадка и стартовый стол в одном, да ещё и на гусеницах. Длина машинки составляла двести семьдесят метров, хотя вес при этом умещался в семьдесят тысяч тонн. Комбайн имел площадки для автоматического обслуживания четырёх харвов, таскавших в него сырьё, собственно установку для переработки сырья в гранулы и металл, каковой потом шёл на постройку новых комбайнов, посадочную площадку, делавшую его похожим на авианосец, и поднимаемую стартовую ферму на хвосте, с которой взлетал челнок с полным контейнером.

Жабократы конечно шокировали минус-партнёров, гоня пургу о том, что сами всё это напроектировали, пользуясь элементарными редакторами, доступными в сети Союза. На самом деле, фишка состояла в использовании уже готовых блоков, каковые автоматика могла собрать с большой точностью. Редактор же помогал отладить физическую модель в плане логистики, сопромата и балансировки, и действительно очень здорово облегчал процесс. Точнее, вообще делал этот процесс возможным, потому как, если делать такие рассчёты на кальке, потребуется конструкторское бюро с тысячами сотрудников. Сейчас же это делала дюжина жабократов, вооружённая компами даже не союзного, а местного выпуска, тоннами чая, и главное, неограниченной Жадностью. Компы не стали брать с собой по той причине, что их будет очень трудно проверить на заражение, а оставлять их, ясное дело, никто не собирался. Благо, операционка "ослункс", кстати оверлунксячьей разработки, легко вставала на компы любой архитектуры. Бить мозги о минус-логику местного ПО было бы черезчур затратно на нервные клетки, потому и не стали.

Помимо постройки флота для поддержания комбайнов, приходилось заниматься и увеличением военной инфраструктуры. В том, что рейдеры попытаются распилить комбайны на хабар, не было никакого сомнения, поэтому Зиктрис безвылазно занимался оборонкой, то и дело отщипывая ресурсы от других направлений. Благодаря его стараниям был запущен в работу завод для сборки тяжёлых "танков", которыми теперь оснащали комбайны для защиты оных. Грызь на этом само собой не останавливался, требуя собственную верфь для крупных кораблей, и всё шло к тому, что он её получит...

В очередной раз Твин прибыл на Аусвайс вместе с "селёдкой", пристыковавшись к оной, дабы не тратить моторесурс. Транспорт представлял из себя почти двухкилометровый цилиндр грузового отсека, который сзади имел сужающуюся нахлобучку двигателя, делавшую его похожим на бутылку. Из горла этой бутыли фигачил поток выхлопа, и всё хозяйство достаточно резво перемещалось, как на пуху, как кое-кто цокал. Теперь в системе работала более мощная группа флота устаревших посудин с экипажами из жабцов - несушка, дрейфовавшая возле астероида, производила из ресурсов новые челноки и ремонтировала старые; два суп-фрега висели над полюсом, обеспечивая поддержку работающим челнокам, а три танкера постоянно мотылялись туда-сюда, доставляя топливо от звезды. Пока поддержка работала над приведением в норму двигателя транспорта, как раз его набивали продуктом из сферического танка диаметром два километра, и "селёдка" без задержек отправлялась домой, уже с хабаром.

Местные наверняка тратили изрядно средств, чтобы следить за всем этим хозяйством, но, видимо, Фирма сильно давила на безопасников, чтобы те не мешали спасать планету от покрышек. Выключив движок на подлёте, селёдка ещё целые сутки шла к месту через систему на досветовой скорости, затем включались так называемые бозонные тормоза, когда наружу не летело никакого выхлопа, а скорость относительно ближайших источников тяготения уменьшалась - и неуклюжая баржа подруливала к складу. Издали сферическое хранилище выглядело как маленькая стальная планетка, что внушало. От стыковочного узла отделились четыре буксира, и оставляя за собой яркие белые следы, пошли стыковаться с селёдкой и затаскивать её к причалу, потому как сама не встанет. Хотя Твину хотелось позырить на то, как тут всё происходит, он опять сжадничал - можно и запись потом посмотреть.

- Ратыш, это "Адлер", - сказал оверлункс в микрофон, - Я отчаливаю.

- Давай, - зевнул грызь, - Удачи, жёлтая морда.

- Тебя туда же, рыжая морда.

"Эддер", отскочив от стыкузла на днище селёдки, пыхнул двигунами и отвалил в сторону планеты. Аусвайс, как и ранее, выглядел как расписное яйцо: одно полушарие обычное, другое чёрно-белое. Теперь Твин выполнял более сложные упражнения по посадке, однако они приносили куда больше потехи, чем втискиваться на полосу между домов в сплошной урбе. Теперь у него была благая возможность общаться с капантропами только через автоматику полётного контроля, и садиться сразу на "Байкурнул", как обозвали корабль-авианосец, а там уж дроном или харвом - перебираешься на любой другой корабль флота. Похожий на мусорный контейнер "эддер" начал снижение, входя в неплотные слои атмосферы и оставляя за собой хвост фиолетового свечения.

- Это "Адлер", - опять сообщил Твин, - Контроль, запрашиваю посадку.

- Это контроль, - ответил диспетчер из аборигенов, - Адлер, посадку не разрешаю. Авианосец в зоне восьмибального шторма. Заходите на второй виток.

- Копана в кот! - фыркнул оверлункс, - Вас понял.

Он позырил через окно вниз, на тускло освещённую поверхность, и убедился, что диспетчер не лжёт - шторм даже отсюда выглядел восьмибальным, садиться в таких условиях - ну нарысь. Выведя корабль на второй виток вокруг планеты, Твин опять приложился к банке тоад-колы, положив при этом ноги на штурвал и рыгая. Он с тёплым чувством вспомнил фелинку Нефлану, которая раньше сидела на связи - сейчас она уже отправилась домой, и вряд ли вернётся. Сама котейка упиралась и шипела, что с ней всё в порядке, но Реддишка была на редкость твёрдой и заявила, что по медицинским показателям точно пора на отдых. Собственно, даже лиситка моталась на Родину и провела там месяц, чтобы точно не получить снос крыши. Да что там лиситка, мотались даже жабцы, что уж говорить про грызей, из которых остался только Зиктрис. Елец и Луфтыш досыта нахавались общением с антропами, поэтому с предприятия спрыгнули.

Когда через сорок минут корабль облетел Аусвайс, шторм уже ушёл в сторону - точнее, шторм шёл в одну сторону, а авианосец в другую, вот и получалась Прибыль. Как следует размяв лапы, оверлункс крепко схватился за "оглоблю", потому как предстояло не отпускать её до самой посадки. Сама посадочка выполнялась крайне хитрым способом, с кобрирования. "Эддер" опускался к самой поверхности, пользуясь плоской пустыней, а авианосец поднимался на гусеницах и наклонял палубу почти на сорок пять градусов, носом вверх. В нужный момент корабль, который космический, заруливал вверх, выключив движки, сила тяготения быстро тормозила его, и на приемлемой скорости происходил контакт с палубой. Если бы Твин рассказал кому в лётном училище на Истрисе, что будет так садиться, его могли бы и ногами побить за глупость! Но училище было очень далеко, а здесь он творил что вздумается... и гоготал над этим, само собой.

С выключенной компенсацией такая горка давала изрядную перегрузку, но пилот соображал, что с включённой он просто не сможет выполнить такой маневр, ибо она влияет на инерцию судна. "Эддер" прошёл над песчаным морем на высоте в двадцать метров, подняв несусветную тучу пыли, плавно задрал нос, и...

- Копана в кот! - сплюнул Твин, почувствовав характерные ощущения от работы ремиттера.

Стало быть, он неслабо приложился, и защита врубила поле, чтобы организм не повредился. Корабль тоже был цел, а вот палуба не очень. А-15 приложился об неё достаточно сильно, чтобы пробить насквозь, так что теперь "эддер" завалился носом в склад, пробив крышу, и торчал дымящим огузком из дыры в плоскости палубы. Ладно, сказал себе оверлункс, главная задача выполнена, корабль и груз в месте назначения, а это так, попутный ущерб. За несколько дней всё это залатают, ничего сложного. Антропы из команды авианосца были другого мнения и впали в такую панику, словно произошло рысь знает что. Твин привычно отмахнулся от этих зануд, взял с собой самые ценные из вещей, которые привёз из Союза, и на служебном аппарате отбыл на "Нерасходуемый".

- Лезвия привёз? - квакнул Манурь, как только оверлункс появился в командном центре.

- Ну не как некоторые! - заржал Твин, - А поздороваться слабо?

Далее желтошёрстый крайне умело увернулся от жабьего приветствия "по-старенькому", и пожал лапы тем, кто всё ещё бдил, а это оказались Зиктрис и Реддишка - оба рыжие и пушные.

- Выглядите огурцами, для тех, кто провёл тут смену, - заметил оверлункс, - Как оно?

- По плану, - вспушился грызь, - Вышли на показатели в сто тысяч баррелей... тьфу, тоесть, тонн в сутки.

- Копана в кот, сто килотонн! - присвистнул Твин, проводя лапой по шее, которую сдавила Жаба.

- Ну да, местами это достижение, - усмехнулась лиса, - Минус-партнёры сбрасывают в сутки около шестисот килотонн, насколько мы сумели подсчитать. Так что, месяца эдак через три, мы сможем убить рост вильника и начать его срезать.

- Да, это жадно. Я был в Электроуглях, там грызи вполне норм всё устроили, так что транспорт они обеспечат.

- Нутк! - хрюкнул Зиктрис, - А запись с т\э у тебя есть, позырить?

- Есть конечно, только сейчас до "эддера" не достучишься, я слегка помял авианосец при посадке...

- Добавь "опять", - скатились в смех грызь и лиса.

- Добавь тысячи монет за ремонт, - квакнул Манурь из-за своего бюрократического стола, фортифицированного фикусами.

- Во! - показал фигу Твин, - Никто не стал бы вообще сажать А-15 на такую дребузню. Может, обойдёшься без лезвий?

- Слова отсказаны обратно, - квакнул жабец.

Без лезвий, которые делались из довольно высококачественной текфостали, нельзя было бы вводить в строй новые установки по переработке покрышек в гранулы, поэтому жабы никак не хотели без них остаться. Сами эти лезвия по ширине равнялись самому колесу, а по толщине были как ножик, так что Твин в одном деревянном ящике привёз их двести штук. Ему было далеко не впервой возить мелкие вещи, которые стоили, как космолёт.

- Кстати, я там вам скинул на счета по тридцатнику, - сообщил оверлункс, - За жучков.

- Какой жадный оверлункс! - сделала удивлённую морду Реддишка, и опять посыпалась рожь.

- Оверлункс-то жадный, а кое-кто осквирячился, - ткнул он пальцем в лису.

- Да йа тебе больше цокну, кто-то олисячился, - цокнул Зиктрис, поглаживая Реддишку по пушнине.

Твин хмыкнул, но вслух не стал говорить, что это супер супер ложь. Грызь просто цокает приятное своей подружке, а на самом деле, шиш он олисячится или ещё чего, как и любой другой грызь. Оверлункс сгрёб хлам со стола перед терминалом, и уселся в кресло... стоит ли говорить, что кресла Зиктрис и Манурь натырили ещё тогда, когда собирали "Нерасходуемый" к югу от стены, на помойках. На всех новых кораблях приходилось делать обшивку из металлопластика и набивать утеплителем, получалось так себе. С компами проблем не возинкало, потому как МК100 фигачил стандартные терминалы для управления, вполне пригодные для своей функции. Твин вынул из рюкзака банки тоад-колы, миску для "традиционки" и прочие предметы, полезные для космического бомжа.

- Как боевая обстановка, Зик? - осведомился желтошёрстый, как обычно, вопя над экраном.

- Пока в норме! - ответил тот, - Были два столкновения с рейдерами, вон там в архиве записи есть, позыришь. Разделали их без шансов, а с бомберами даже несушку одну завалили.

- Вижу, - потёр лапы Твин, наблюдая, как горит огромный гусеничный носитель рейдеров, - А ксены?

- С ксенами хуже, - цокнул грызь, мотнув ушами, - Мы их давно не видели. Учитывая, что мы постоянно расширяем географию работы - это крайне подозрительно. Сдаётся мне, что они специально скрываются, опасаясь бомберов, и готовят что-нибудь крупное.

- Что-нибудь крупное? - церемонно осведомилась Реддишка, - Пшёнку, например?

Точно осквирячилась, подумал Твин, хихикая.

- Если бы. Даю невероятно прозорливое предсказание, что они готовят ПРО, чтобы сбивать наши бомбы на подлёте. С их техническими возможностями в этом нет ничего невозможного, так что...

- Постой, - поднял лапу оверлункс, чувствуя себя очень старой перечницей, - С чего вы взяли, что ксены вообще собираются на нас нападать? Это всё-таки не пара наркоманов, а целая армия, насколько мы можем судить. Должны быть какие-то разумные цели. А здесь получится, что никакой прибыли, один ущерб в любом случае.

- Чувак, а когда они сожгли Кхардак, много прибыли это им дало? - хмыкнул Зиктрис, - Ты забываешь, что ими скорее всего кукловодят соедкапитальские спецслужбы. Им надо просто проверить, насколько эффективны ксеноморфы в качестве боевой силы.

- Долбаные архаики! - фыркнул Твин, - Впрочем, ладно. Готовиться к обороне нужно в любом случае. В конце концов, они могут позариться на текфонитовые лезвия или ещё на что, из чего состоят комбайны.

- Нутк и мы про то же, - вспушился грызь, - Если у нас будет верфь для боевых кораблей, сможем строить достаточно представительные посудины крейсер-класса, чтобы эт-самое.

- А фреги, которые тысячетонники?

- Мы с Редди посчитали, по логистике получается, что это неэффективно. Более правильно делать фреги для перевозки и обслуживания танков. Суп-фрег с дюжиной тяжёлых танков выносит и два, и три ксеновских, а делать его почти такие же затраты. Ну а для серьёзных вещей нужен крейсак.

- Ладно, будет вам верфь, - легко пообещал Твин, хлебая чаи.

Он окинул взглядом производственные планы, и вздохнув, зарезал часть выпуска комбайнов. Без надёжной защиты всё остальное не имеет никакого смысла, поэтому нужно придержать Жабу на поводке. Теперь получалось, что за неделю вся группировка сможет собрать дополнительную верфь, поменьше чем "Нерасходуемый", но вполне годную для постройки больших изделий. Сначала суп-фреги для танков, чтобы увеличить их эффективность, потом крейсер, тобишь тяжёлую артплатформу, которая будет сносить всё шквалом огня. А там глядишь и правление Фирмы скинем, заржал оверлункс.

Твин ознакомился со спецификациями на танки, которые сейчас были в ходу и ежедневно собирались по несколько штук на отдельном заводе, и пришёл в изрядный шок от упоротости. Танк Р-1 был оснащён почти метром композитной брони спереди, динамической защитой и постановщиками помех по кругу, а главное - здоровенной башней, которая однако очень резво вращалась. Башня имела два орудия, размещённые по сторонам от продольной оси, но на этом извраты только начинались. Снаряд в ствол вылетал из барабана на девять мест, и при этом сам барабан мог выноситься в сторону, вместе с боковой панелью башни, и фигачить напрямую, без ствола, залпом! Активно-реактивные снаряды это вполне позволяли - уменьшалась точность и дальность почти в три раза, зато залпом летело уже не два, а восемнадцать, почти как с РСЗО. Зиктрис применил такую башню, исходя из надобности бить по тысячетонникам, которые достаточно большие, не промахнёшься, но одного снаряда на них слишком мало.

Твин ни разу не был специалистом по тактике, тем более такой извратной, но элементарная логика говорила, что это должно сработать. Против математики не попрёшь, когда в цель летят восемнадцать снарядов, шансы на попадание увеличиваются - на практике, цель обязательно словит три, а то и пять попаданий. Местные, не будь дураками, вполне освоили использование динзащиты, она висела даже на "свиньях" рейдеров, поэтому кумулятивы и бронебойные плохо брали такие машины. Здесь делался упор на мощность взрыва, когда пофигу, какая там защита - вомнёт стенку вместе с броней, и все дела. Соль ещё состояла в том, что взрывчатку получали путём переработки того самого металлопластика, который имелся в неограниченых количествах, так что и этого зла тоже можно было получить сколько влезет.

Однако Р-1 нёс запас снарядов только на три залпа и имел относительно небольшой, около полусотни километров, запас хода, если без дополнительных аккумуляторов. "Свинья" например имела собственный источник энергии, но какой от него толк, если машина становится огромной неуклюжей целью? Ввиду этого, танки базировались на кораблях-заводах и на комбайнах по четыре штуки. Кроме того, конструкторское бюро Зиктрис и Ко выпускало Р-12, классическую ЗСУ с кучей малокалиберных пушек, которая разносила в клочья любую небронированную цель либо целый рой оных. Это было необходимо на случай атаки роя мелких дронов, чего никак нельзя исключать.

Верфь была нужна "комиссариату обороны" для постройки в первую очередь носителей для танков. Каждая такая бандура длиной в полторы сотни метров должна была иметь собственный энергоблок для зарядки, ремонтные модули, и приличный запас боеприпасов. Такой корабль, несущий на себе дюжину танков, штука уже весьма серьёзная, даже четвёрка ксенонских тысячетонников может огрести. Ну и кроме того, предполагалось, что корабль будет достаточно быстрым, чтобы при негативном развитии событий обеспечивать драп-марш.

Твин почесал башку и открыл карту, на которой обозначалась зона действия "флота" сухопутных кораблей - она уже растянулась на полсотни километров, а это только самое начало! Комбайны должны держаться друг от друга на достаточном расстоянии, чтобы загребать сырьё со всех сторон, а их количество придётся увеличивать во много раз, чтобы перекрыть хотя бы рост вильника. Стало быть, нужно... оверлункс прикинул, сколько именно нужно, и поморщил морду, потому как получалось дорыся. Вполне возможно, подумал он, это всё была провокация специально для того, чтобы заставить жабократов тратиться на оборону, а все ксеноморфы уже сидят на юге и ржут над ними. Но поскольку способа подтвердить эту версию не имелось, оверлункс признавал, что нужно готовиться к боевым действиям. Жабцы например легко спустили бы эту тему в никуда, и в итоге получили бы огромный ущерб вместо прибыли - у них бывали провалы в логике. Главное, что они сами это знали, потому и позвали с собой прочих организмов.

Давая башке отдых от логистических схем, Твин попробовал потаращиться в окно, но надолго его не хватало, потому как панорама тут, мягко говоря, не разнообразная. Даже когда небо очищалось от туч и проглядывали самые яркие звёзды, поверхность оставалась катастрофически унылой, и это было точное определение. Покажи фотку любому оверлунксу, и он сразу скажет, что это какой-нибудь военный полигон, перепаханый всем чем можно. А шиш, всего-навсего поработали минус-партнёры. Теперь, если у кого и дойдут лапы оживлять север Аусвайса, им придётся начинать не с нуля, а с глубокого минуса. Однообразно серый сухоурбник, присыпаный покрышками, нанесёнными ветром, бежевая песчаная пустыня, и чёрные кляксы вильника создавали такой пейзаж, что даже Твин не мог таращиться туда долго. Раньше он думал, что испортить какое-либо место очень трудно, но теперь обогатился опытом, как именно это можно сделать.

Поэтому, только глянув в окно на мутную белую или чёрную ночь, оверлункс переключался на тактик-экран, посмотреть наглядно, как идут дела у космического и наземного флотов. Крупномасштабная карта показывала заправщики, летящие от звезды с топливом, и в обратном направлении, порожняком. Больше отметок зеленело между планетой и складом, и каждая являлась челноком с контейнером. Ещё несколько челноков тащили слябы материала, добытого на астероиде. На поверхности можно было пыриться на огромные комбайны, пасущиеся возле вильника; на их откинутые пандусы постоянно заезжали полуавтоматические харвы, выгружались, заряжали батареи, и снова выкатывались. Как видел Твин, жабцы усовершенствовали их: если раньше грузили манипулятором навроде того, какой стоит на лесоповальной технике, то теперь стрела имела транспортёр вдоль всей длины, и валила покрышки потоком, а не кучками, так что скорость погрузки возрасла в несколько раз. Вот на эту картину желтошёрстый, как истый жабократ, мог смотреть без преувеличения целыми сутками, ведь это было натуральное загребание хабара!

Наиболее же красочным моментом работы комбайна был тот, когда с его пусковой установки взлетал нагруженый челнок. Длинный цилиндрический контейнер, похожий на древнюю химическую ракету, становился вертикально, из дюз челнока, державшегося за груз снизу-сбоку, начинало бить ослепительное белое пламя, плавившее грунт и поднимавшее тучу пыли и пара - по крайней мере, это было идеально чисто в плане загрязнения, движки не выбрасывали ни радиоактивных, ни токсичных веществ, и всё что оставалось, это воронка в песке, покрытая вулканическим стеклом от высокой температуры выхлопа. Аборигены ляпнули, что мол такое количество челноков сможет обогреть весь север. Само собой, даже тысяча таких двигателей - это ничтожное количество энергии в сравнении с тем, что получает целое полушарие от звезды. Ну всмысле, должно бы получать. А "ракета", сверкая факелом, который постепенно приобретал фиолетовый оттенок, с нарастающей скоростью уходила вверх.

Копана в кот, подумал Твин, я уже не орысеваю оттого, что половина планеты отключена, а вторая обогревается отражателем, как в эпоху вторых космических полётов! В Союзе тоже ипользовали отражатели, но только затем, чтобы быстрее оживить планету, пока гравгенераторы стащат её на нужную орбиту. Здесь же об этом не шло и речи, просто потому, что это дорого. Может, подумал оверлункс, предложить правлению Фирмы застрелиться, потому как вообще, жить - дорого? К сожалению, этого нельзя делать, потому как эти ребятишки застрелятся не одни, а вместе со всей планетой, все средства для этого у них есть. Да, за этот металлопластик мы получим повышение жабократической степени, потому как такого скупердяйства ещё галактика не видывала, хихикал Твин - получим, если останемся в живых.

- Вижу, неплохо вы тут устроились, рыжая морда, - хмыкнул оверлункс, в то время как рыжая морда лопал "традиционку".

Здесь, в командной башне "Нерасходуемого", по прежнему было свободно, потому как жабократы не пускали сюда местных из многих разных соображений.

- Да ладно, неплохо, - фыркнул грызь, - Это лучшее из худшего, вот что это такое. И йа так думаю, надо нам убираться отсюда как можно быстрее. Передадим наземную часть предприятия местным, и все проблемы будут ихние!

- Да, но нам всё-таки надо, чтобы флот "Вторколеса" не пошёл на корм кому бы то ни было, а поставлял бы продукт, - сказал желтошёрстый, - Пока в этом нет полной уверенности.

- Полной и не будет, пока это соедкапитальская планета.

- Да, кстати, - произнёс Твин потише, как будто это могло помочь от прослушки, - Вы нигде не касались эт-самого?

Он показал лапами "нечто", и потом "бабах!" от этого нечто.

- Нет, - покачал головой Зиктрис, - Они не настолько дураки, так что по поводу эт-самого вообще ничего не проскакивало, даже в намёке.

Они-то прекрасно понимали, о чём речь - о бвонитовых зарядах, закопаных на планете. Но бомба, способная изнутри уничтожить планету, не такая уж большая - поместится и в подлодку, и в поезд, и ещё рысь знает куда. Не имея возможности обшаривать местность настоящими сканерами, найти хоть одну такую подлянку практически невозможно. Впрочем, Твин и не рассчитывал на то, что удастся захватить Аусвайс.

- Зик, я возьму вторую группу, гусей потоптать? - проклюнулась Реддишка из комма на лапе грызя.

- Да Редди, конечно, - цокнул тот с набитым ртом.

- Вы это... хорошо сработались, - хмыкнул оверлункс.

- Завидухи? - сделал хитрую морду Зиктрис.

- Есть мальца, - не стал скрывать Твин, - У оверлунксов другие понятия об эт-самом. Моя не поймёт такой шутки, если я на работе буду какую самку тискать.

- Ну да, а самца - можно? - заржал грызь, - Кхм! А моя не поняла бы, если бы йа упустил такую лису!

- Серьёзно? - усомнился оверлункс.

- Почти, - не мотнув ухом, кивнул Зиктрис, - Мариска вообще белочка очень понятливая, хррр...

При этом грызь зажмуривался и шкрябал когтями по столу, вспоминая свою белку. А Твин опять ощущал белую зависть, потому как при всём желании он не мог похвастать, что его оверлунксиха - очень понятливая... мягко говоря. Грызь же, подумав слегка, поржал ещё, и цокнул

- Ты это, жёлтая морда, дружба дружбой, а лисы врозь!

Тут уже заржал Твин, хлопнул белку по уху, и обои вернулись к "традиционке". Оверлункс же, когда возвращался мыслями к Кил и детям, неизбежно вспоминал и более масштабную проблему, чем добыча покрышек. Оверлунксы как сообщество явственно страдали ректоцефалией, тобишь думанием не головой, а задницей. Пока это не дало никаких катастрофических последствий, но если количество УГ продолжит нарастать теми же темпами, невозможно ожидать ничего позитивного. Унынье деструктивно само по себе, и его необходимо удалять - но раньше Твин думал, что этим есть кому заняться. Как выяснялось всё больше и больше, ответственные за это не тащат, а это очень шишово. Когда он показывал записи с истрисских сетей Зиктрису, про священный тростник, солнце и задницы, тот чуть со смеху не лопнул. Но когда оверлункс уточнил, что это не йумор, грызь резко посерьёзнел.

- Это мимо пуха, жёлтая морда, - цокнул грызь, - Они занимаются размыванием реальности, вот как это называется. Ну и УГ разводят тоже. На грызей например это бы не подействовало, да грызи и телик не смотрят, но более общественные оверлунксы это другое кудахтанье.

- Предложухи? - сложил лапы Твин.

- Твин, пух в ушах! - фыркнул Зиктрис, - Ты подумай головой, а не кистями на ушах.

- Зик, возможно я и попробую когда-нибудь столь вычурное решение, как подумать головой, - хмыкнул оверлункс, - Но сейчас я хотел бы услышать пред-ло-жу-хи.

- Ладно. Если ты думаешь, что оверлунксы на Истрисе вдруг изобрели нечто новое, то на девяносто девять и девять ты ошибаешься. УГ и дерьмократия появились в пещерные времена и булькали по известной части Вселенной уже тысячи и тысячи лет. Соответственно, несчётное множество существ думали головами над тем, как преодолевать эти заболевания. А это тебе не покрышки расковыривать, тут тема посложнее будет.

- Логично, - кивнул Твин, - А дальше?

- Пфф... - закатил уши грызь, - Всё разжуй ему. Союз ВСЪ существует в частности благодаря тому, что у нас есть медицина против УГ и дерьмократии. У грызей она внутренняя. У кого нет внутренней - для тех есть внешняя. И у неё три глаза, даю небольшую подсказку.

- Копана в кот! - хлопнул себя по лбу оверлункс.

Он почувствовал себя полным идиотом, который натурально только сейчас подумал головой!

- Хоть в кот, хоть в ток, - кивнул Зиктрис, хлебая чаи, - Если оверлунксы не могут самоорганизоваться, для того есть райнтарские гарнизоны. Так что самое время кричать "милиция!".

- Я так и сделаю... Хм. Я так и сделаю! - обрадовался Твин, - Чтоб мне не жадничать!

- Да ты косяфор тот ещё! - фыркнул грызь, - Не додуматься до этого раньше. Впрочем, это было известно.

- Угу. Спасипо за подсказку, Зик.

- Да незачто... Двадцать монет, и сколько угодно, - заржал Зик.

Твин же, действительно воодушевлённый идеей, открыл соответствующие нормативные документы - нужно было узнать, как именно кричать "милиция", потому как в планетарном масштабе это не слишком просто. Соль состояла в том, что, как заключил для себя Чернокотов, общесоюзные спецслужбы расслабились в отношении Истриса. Типа, ничего такого эти жёлтые коты не отчебучат, так и пусть разбираются сами. Учитывая, сколько работы по всем иным фронтам, их вполне можно понять. И для того, чтобы КБР обратил пристальное внимание на планету, требуется либо катастроффа социального плана, либо конкретное заявление от гражданина планеты. Ясное дело, что второе сильно лучше. Казалось бы, на целой планете должны уж были найтись те, кто накатает такую телегу, а оказывается, шиш. Для этого нужно признать собственный провал, а это не так просто сделать даже оверлунксам. Ну, что не могут оверлунксы - может Чернокотов, сказал себе Чернокотов, и заржал в очередной раз.

Как раз когда Твин снова изучал нормативную базу Союзного законодательства, комм у него на лапе взвыл конкретной сиреной, заставив желтошёрстого подпрыгнуть до потолка и схватиться за мазерную пушку. Хронометр показывал глубокую чёрную ночь, а сигнал тревоги означал, что дело серьёзное. Учебные тревоги проводили другим порядком, не ставя на уши всех, и уж тем более его.

- Что там за дерьмо?! - осведомился оверлункс, на всякий случай обвешиваясь защитными блоками.

- Массовая атака, - сообщил оператор связи из местных, - В квадратах десять и девять обнаружено до двадцати единиц тяжёлых кораблей неизвестной стороны. Приближаются не на полном ходу.

- Так себе история, - заключил Твин, давая дёру из каюты в командный центр.

На этот раз он успел первым, как гепард эдакий, и застал за терминалом только Плотса, который сразу же оставил контроль за производством, и переключился на боевой режим, пока остальные продерут глаза. Твин не грузил его глупыми вопросами, а сразу включил тактик-экран. К линии комбайнов действительно приближались тяжёлые гусеничные корабли - тысячетонники, пятитысячетонники, и судя по всему, носитель. Над областью бушевал пятибальный шторм, так что в воздухе летали тучи песка и покрышек, барабанивших по корпусам тяжёлой техники - видимо, противник собирался прикрываться бурей от космической разведки. Само собой, грызь и лиса ранее расстарались, чтобы раскидать по всем опасным направлениям жучков, так что теперь весь атакующий "флот" фиксировался достаточно чётко.

- Эвакуация экипажей была? - осведомился Твин у жабца.

- В процессе, тут главное не спалиться, - квакнул тот, - Там дюжина комбайнов!

- Нормально, - фыркнул оверлункс, - На дюжине комбайнов почти полсотни танков, они могут задержать противника, а пока мы подгоним наши несушки с подкреплением.

Он уже видел, что все четыре несушки, какие успели построить и оснастить танками, разворачиваются на северо-запад и дают полного ходу. В обычном режиме они находились близко к ядру флота, чтобы прикрывать его, и метнуться в нужную сторону - сейчас оно так и срабатывало. Качаясь на ленточных гусаках, тяжёлые сооружения давали почти семьдесят километров в час, подымая изрядные шлейфы пыли и плавно переваливая торчащие из песка руины. Сейчас там вставали на уши экипажи, приводя в полную боеготовность танки, стоящие на палубах.

- На комбах нету полусотни, - цокнул Зиктрис, как только прибежал к терминалу, - Там от силы двадцать, не успели укомплектовать.

- Тогда ускорьте эвакуацию, - посоветовал оверлункс.

С комбайнов, попавших под направление атаки, эвакуировали экипажи, чтобы не рисковать ими. Идти в сторону от противника машины прекрасно смогут на автопилоте, так что аборигены запрыгивали в грузовой отсек челнока, и тот тихой сапой, скрываясь за огромным комбайном, отлетал до следующего.

- Противник применяет подавление связи, - сообщил Плотс.

- Резервный? - сглотнув, уточнил Твин.

- Резервный без изменений.

- Отлично. Пока делаем вид, что мы без связи. Пущай сюрпризь будет.

- Несколько групп идут на перехват комбайнов, будут через три минуты.

Видеть что-либо удавалось только на тактик-экране, потому как камеры показывали сплошную штормовую круговерть, этакую "метель" из песка, щебёнки и покрышек.

- Атакую бомберами! - сообщил Зиктрис, - Сейчас мы уже по-любому должны их обнаружить, так что и.

- Давай. В любом случае, это их задержит.

- Несушки будут через пятнадцать минут, не успеваем.

- Спокойно, они уже вышли на рубеж огня, но пока не стреляют. Видимо, это абордажники, - сделал гениальное заключение Твин.

- Видимо, это их ошибка, - хмыкнула Реддишка.

Через пару минут стало ясно, что как минимум оверлункс угадал. Из тумана, образованного бурей, появились толстобокие посудины, похожие на уже виданные тысячетонники, но с меньшим количеством орудийных башен. Переваливая сухоурбник и кроша его в щебёнку, огромные агрегаты постепенно догоняли комбайны, потому как те скоростью хода не блещут. Только приблизившись метров на пятьсот, они начали палить по гусеницам, чтобы обездвижить цели. Непроглядную темень ночи прорезали бело-оранжевые вспышки и багровые трассеры выстрелов; по траектории ещё и пыхало много факелов поменьше, когда плазменный заряд задевал летящие покрышки. Но даже разогнанные до гигантской скорости снаряды всё равно отклонялись при столь сильном ветре, и с первого залпа преследователи не смогли попасть никуда, кроме как во всё тот же многострадальный сухоурбник.

- Обратите внимание, ветер очень сильный! - сообщил в общий канал Твин, - Фигачить только по ветру!

- Сейчас начинаем! - предупредил Зиктрис, - Клешни к бою! Заградительными - залп!

Комбайн, за которым следил оверлункс на т\э, выбросил тучу дыма, как кальмар или осьминог - но, здесь этого хватало на пять секунд, пока тучу не снесёт ветром. Однако и пяти секунд хватило, чтобы танки с низкой площадки сзади комбайна выпрыгнули на землю и дали полного хода мимо противника, к укрытию в виде стены большого массива сухоурбника. Там их не могли достать орудия остальных кораблей врага, иначе у четвёрки танков не было бы никакого шанса. Кроме того, им нужно было зайти с той стороны, откуда дул ветер. Два абордажника сбросили ход и стали ворочать башнями, но слишком медленно. Звено танков, разогнанное прыжком с комбайна, уже обошло их с фланга. Не особо уклюжие на вид машины резко развернулись лбами к врагу, и прижались к песку, сложив гусеницы - так повышалась точность стрельбы, ясное дело. Выцеливала и стреляла автоматика, потому как глупо пытаться обогнать действие электроники нажатием пальца.

Развернувшись, абордажники открыли огонь по одному танку и сразу же подожгли его. Остальные три, выставив по бокам башен "слоновьи уши", вывалили в ответ пятьдесят четыре реактивных снаряда, и лавина огненных хвостов накрыла цели, превращая местность вокруг в сплошной горящий костёр. Сквозь огненную завесу прорвался сначала один, потом второй особо яркий разрыв, когда рванули силовые установки кораблей. Рядом с комбайном, прилетев сверху, грохнулась оторванная орудийная башня, весившая тонн эдак полсотни.

- Цели у-нич-то-же-ны, - цокнул Зиктрис так, что в этом не оставалось сомнений.

- Ещё один готов правее, - квакнул Манурь, - Остальные отходят к основной группе.

- Зик, что с бомберами? - осведомился Твин.

- Пока ничего, эти засранцы отбиваются, - фыркнул грызь.

- Пусть отбиваются, сейчас мы их танчиками...

Пока корабли стояли и палили вверх, сбивая подлетающие бомбы, выпущенные несушками танки разворачивались в цепи и подходили всё ближе, уже закрыв собой доступ к отходящим комбайнам. Первый же тысячетонник, оказавшийся в зоне досягаемости, огрёб пятью залпами сразу, и хотя не взорвался, лишился гусениц и всей артиллерии. "Потрачено!" - подумал оверлункс, и нервно захихикал. На высоте в пять километров, прямо в густых облаках мелкой взвеси, поднятой штормом, снаряды рельсовых пушек гвоздили по кинетическим бомбам, отчего на поверхность просыпался целый дождь светящихся искр. Однако, бомберам требовалось немало времени, чтобы вернуться на суп-фреги и перезарядиться для нового удара, так что такой бонус не мог длиться вечно. Тем не менее, он очень помог танкистам загнать свои машины на выгодные позиции, избежав больших потерь. Теперь вражеская группировка не могла преследовать комбайны, потому как лезть в сухоурбник означало бы принимать залпы с флангов, а это очень больно.

- Комбайн под огнём! - испугался Манурь.

Да что уж там, кранты комбайну, так было бы точнее. Мощные орудия с тяжёлых кораблей проделывали в стальной туше огромные дыры, и очень быстро добрались до энергоблока. Похожий на письменный стол своей плоской верхней палубой комбайн раздуло в центральной части, оттуда вылетело облако огня, и на этом всё. Сооружение превратилось в утильсырьё, а Манурь издал придушенный квак.

- Группа! - чётко цокнул Зиктрис, - По всем целям, беглый! Не давайте им выцеливать!

Это было резонно, потому как без этого тяжёлые орудийные корабли могли бы расстрелять всю дюжину комбайнов, не приближаясь к ней. Как и рассчитывал грызь, системы прицеливания тут далеко не столь совершенны, и когда по корпусу то и дело прилетает подарок, сообщающий хороший импульс, точность резко падает. Это давало хорошие шансы на то, что комбайны уйдут из зоны поражения целыми.

Дальше пришлось действовать быстро и слаженно, благо, до этого проводили тренировки. Приходилось быстро выцеплять те танки, которые отстреляли боекомплект, и возвращать их к несушкам для перезарядки. Если сбить темп этого процесса, на линии огня останется слишком мало заряженых машин, и дело обернётся ущербом. Но, испугавшись ущерба, жабцы работали головой и лапами очень быстро. Танки вкатывались по аппарели на площадку носителя, их фиксировали фермы, и в течении максимум минуты загружался полный боезапас. Те, которые действовали по фронту соприкосновения, мельтешили в сухоурбнике, не давая противнику концентрировать огонь, потом быстро собирались в единое звено, разом высовывались из-за укрытия и били залпом в выбранную цель, почти со стопроцентной гарантией выводя её из строя. Такая синхронизация была возможна только при централизованом управлении, и сейчас она давала вполне ощутимую Прибыль, когда один или два танка разменивались на тысячетонник, которых значительно меньше. Жабократы сразу схватили основную фишку - высовываться сбоку, открывая прямую видимость только на одну цель, выносить её, перегруппировываться, повторить.

- Четыре окучено, ещё на подходе! - бодренько отрапортовал Зиктрис.

- Не забудь повторить с бомберами, - напомнил Твин, - Это здорово помогает.

- Глядите, они прут вперёд! - предупредила лиситка.

- Глядите, это ошибка, - захихикал грызь.

Это натурально была ошибка, противник не учёл время, требуемое бомберам для повторения удара. Когда основная группа вражеских кораблей попёрла вперёд, прямо на ядро флота, её опять прижали сверху. На этот раз несколько бомб прошли заградительный огонь, уничтожив несколько тысячетонников и вырыв новые кратеры приличного диаметра. Однако же, оставшиеся продолжали приближаться, и Твин немедленно повернул всю группу на драп-марш, чтобы подольше оставаться вне досягаемости. Мобильные жилмодули, выстроившись рядком, прятались за тушей "Нерасходуемого", потому как попадания в них привели бы к гораздо большему ущербу, чем в верфь. Можно было бы включить движки "эддера" и сжечь дураков выхлопом, подумал оверлункс, но для этого надо добраться до него, потому как никакого удалённого управления там нет. Кроме того, неизвестно, как на это отреагируют минус-партнёры, с них станется накрыть всех кодами отключения и вывести из строя технику жабократов.

- Эээ штаб, у нас проблемы, - проклюнулся один из операторов, - Группа целей с противоположного направления!

Это заявление заставило понервничать - если с другой стороны такая же группа, будет совсем кисло. Однако там были всего три "фрега" в абордажном варианте, вероятнее всего, эти ребята рассчитывали, что такого гениального хода, как атака с двух сторон, никто предусмотреть не сможет. Они не знали, что имеют дело с упоротыми! Грызь и лиса лезли из шкуры вон из чистой любви к искусству - в том числе, искусству войны; жабцы, понятное дело, защищали Прибыль. В то время как в бой вступили танки с комбайнов западной линии и несушки, на восточной линии осталось не менее двух десятков; их не послали пересекать всё поле действия, потому как всё равно не успеют, а оставили прикрывать тылы - и не ошиблись. Только посмотрев, как неуклюжие тысячетонники топчутся на месте, пытаясь отстреливаться от залпов, Твин списал их в расход и вернулся к основной теме.

- Продолжают попытки забить связь, пока безуспешно, - квакнул Плотс.

- Осталось два фрега, Редди, подсекай! - цокнул Зиктрис.

С тяжёлыми кораблями дело обстояло не так просто - они в пять раз массивнее "фрегов", поэтому просто расковырять их, даже поливая прицельным огнём, не так легко. Как быстро уяснили танкисты, более всего у этих "эсминцев" бронирован лоб и крыша - даже кумулятивные дырявили броню без видимого результата, не добираясь до внутренностей. Куда лучше дело шло, если стрелять в заднюю часть борта - первыми залпами сносили динзащиту и превращали в лохмотья экраны, а потом уже добирались до жиров. Будучи прикрытыми с бортов "фрегами", эти монстры чувствовали себя отлично, но теперь-то все фреги уже выбили. Чувствуя, что дело табак, эсминцы дали последний залп по комбайнам, никуда не попав, и развернулись, чтобы отходить - но оказалось уже поздно. Танков осталось чуть более половины от начального количества, но этого вполне хватало, чтобы засыпать корабли ракетами с трёх направлений сразу, забивая им сенсоры постоянными взрывами и не давая возможности прицельно отвечать. Сначала подожгли одного, потом второго... ну или наоборот, как не забыл цокнуть грызь. Землю потряс страшенный взрыв, и передняя часть корабля полетела вперёд, кувыркаясь в воздухе, а задняя просто разлетелась в мелкие дребезги, посыпавшие округу.

- Так! - заявил Твин, - Угроза нейтрализована! Переходим к загребанию!

- Всмысле? - уточнил Зиктрис.

- Всмысле, не ломайте несушку полностью, выбейте движители. У наших антропов есть штурмовые отряды, пущай поработают там и в остатках других кораблей.

- Напушнину? Одна только возня, Твин. У нас нет возможности жадить оттуда всё целое оборудование.

- Оборудование ладно, но нам нужна информация, - пояснил оверлункс, - Ты в курсе, кто это вообще?

- Кто это был, - уточнил грызь, - Но да, это было бы интересно узнать.

- Интересно? - церемонно переспросил Твин, - Интересно, как ёжики размножаются. А это не интересно, это просто необходимо, чтобы продолжать жадничать, а не играться тут в "Аррахис".

Под "Аррахисом" он имел ввиду симулятор-стратегию, классику жанра, на которой и начинали учиться все присутствующие. Да, здесь имел место не бой против ЦПУ, с чисто академическим результатом, а была реальная угроза существованию. Но по отображению на экранах и по применяемой тактике было похоже до безобразия. Но, когда все боевые корабли противника были выбиты, стратегия закончилась, началась другая возня. Оставшиеся ещё заряженными танки подошли почти вплотную и разнесли переднюю часть вражеского носителя, откуда могли выйти новые единицы, если он нёс на себе и сборочный цех. Громоздкая туша, лишившись опоры спереди, рухнула огузком вверх, зарывшись в песок разлохмаченным носом.

- Потрачено! - развёл лапами Зиктрис.

- Никто и не сомневался, - почти не соврал Твин, и переключился на жилмодуль, - Товарищи местные! Нужна помощь в деле прекращения этого безобразного цирка.

- Слушаю, - отозвался антроп.

- Нужны ваши штурмовики с роботами, зачистить подбитую несушку.

- Вас понял! - обрадовался тот, - Пленных не берём!

- Стоп! - фыркнул Твин, - Как раз пленных и надо брать, копана в кот. Нам нужны "языки", вкуриваете?

- Так точно. Но это может быть сложновато... ксеноморфы больно кусачие, живыми их взять удаётся редко.

- А вы постарайтесь, - попросил оверлункс, - Это в ваших интересах. Я сбросил вам данные по обстановке, если что.

- Задачу понял, приступаю к выполнению.

Твин оглядел командный пункт, где от терминалов таращились слегка прибалдевшие от таких событий товарищи... впрочем, скорее, это он и прибалдел больше всех.

- Товарищи жабократы кооператива "Вторколесо", - заявил оверлункс, - Поздравляю вас с успешно проведённой операцией по отражению нападения на наши активы!

- Ура, ура, ура! - гаркнули Зиктрис и Реддишка, и скатились в смех, само собой.

- Временно прекратить все работы с тратой ресурсов, кроме оборонительных, - немедленно продолжил Твин, - Ускорить производство танков для замещения потерь. Часть сборщиков перебросить на хабар для добычи потребных материалов.

- Не топтать гусей до особого распоряжения, - добавил грызь.

Собственно, следовало немедленно приниматься за работу - кто знает, откуда взялись все эти корабли, и когда подвалит следующая группа. Среди чёрной бури, которая фигачила покрышками и щебнем по песку и металлу, догорали остовы разбитой техники, но по крайней мере, жабократы достигли оптимального уровня потерь в ноль живых единиц. "Прожадено!" - в очередной раз поставил мысленную галочку Твин, хихикая.

- Товарищ оверлункс, нам удалось захватить одного ксеноморфа в живом виде, - сообщил антроп через комм, - Объект сейчас на "Ресерчающем". Что дальше делать?

- Убедитесь, что объект изолирован, - дал ценные указания товарищ оверлункс, - Мы сейчас будем.

Твин какое-то время потаращился в потолок каюты, где он пытался дремать, но потом Жадность взяла своё, и он вскочил, боясь упустить Прибыль. "Ресерчающий" это небольшой лентоход, который специально построили для разного рода опасных образцов, чтобы не рисковать крупными кораблями. Там в частности испытывали энергоблоки, а теперь вот ещё и завели клетку с ксенонятиной. В темпе шлёндая по корридору, Твин переключил комм:

- Редди.

- Шта? - вздохнула лиса.

Она явно устала и собиралась как следует расплющить морду, но у оверлункса не было другого выбора.

- Есть образец ксеноморфа, цельный. Боюсь я не справлюсь по медицинской части, абы это потребуется.

- Ого! - резко взбодрилась Реддишка, - Сейчас буду!

Твин встретил лиситку возле двери к стыковочной площадке, которую использовали для перехода между кораблями. Она к тому же прихватила свой чемодан с оборудованием, явно намереваясь поковыряться в образце как следует. Оверлункс же прихватил полный защитный комплект и мазерную пушку, резонно предполагая, что это может понадобиться. Из-за стены раздался зверский лязг металла, когда огромные скобы входили в зацепление, и на панели зажёгся зелёный сигнал. Задержав дыхание, Твин с натуги открыл дверь, пропустил лису, и снова закрыл, задвинув запоры. Снаружи слегка серело утро и уже не было бури, но один шиш дул сильнейший ветер и клубилась сплошная облачная муть. Звери быстро перебежали по мостику на "Ресерчающий" и также в темпе забились в дверь его шлюза.

- Погодка сегодня так себе, - церемонно сообщила Реддишка, отряхиваясь от нанесённого песка.

- Как и вчера и завтра, - кивнул оверлункс.

За внутренней дверью шлюза их встречали вооружённые роботы внутренней защиты - Твин сам настоял, чтобы антропы не играли в средневековье и не ходили сами с автоматиками, а ставили колёсных роботов, каких шиш выведешь из строя, особенно быстро. Под присмотром стволов монтажных пистолетов двое прошли непосредственно в отсек карантина, где имели неудовольствие наблюдать изрядную толпу антропов. Сбежались не только инженеры позырить на образец, но и толклась вся команда захвата.

- Да, да, - отмахнулся Твин, - Вы большие огурцы, что взяли образец. Совсем не обязательно было тут торчать, мы всё записываем, и нас нету этого, как его... склероза, вот.

Выпроводив лишних, оверлункс схватил за уши Хоцофа, заведующего лабораторией - в переносном смысле, конечно, у антропов не такие уши, чтобы за них было удобно хвататься. Благодаря проявленной настойчивости, Твин не получил "маринад" на три часа, а сразу получил возможность увидеть этот самый образец.

- Мм... - почесал подбородок желтошёрстый, - Я ожидал что-то более... крупное, чтоли.

Ксеноморф действительно был небольшой - думается, по весу эдак с половину лисы, да и ростом меньше. Внешне животное походило на самку, с длинной узкой мордочкой, обширной гривой совершенно чёрных волос, и огромадными ушами. На ушах, насколько можно судить, имелись длинные иголки, направленные вверх, вдоль шерсти - думается, если эта "лисичка" боднёт кого ушами, натыкает кучу игл. Шерстяной же покров был гладкий и полностью белый, создавая неестественный контраст с чёрным носом и гривой. Ксенонка была одета в чёрно-бордовую форму с извратными знаками, и судя по оторваным кускам оной, группа захвата предусмотрительно срезала все средства связи и нападения. Вообще же Твин хмыкнул, потому как тут антропы постарались нормально, когда выполняли "обеспечить изоляцию" - тщедушный организм зажали в стальную струбцину, которая удержала бы и половину корабля на весу. И это ещё вдобавок к тому, что держали под полем ремиттера, включённым на "заморозку".

- Это самка, чтоли? - уточнил Твин у Хоцофа.

- Не возьмусь утверждать без вскрытия, - хмыкнул тот, - Но вроде бы, да.

- Как они её захватили?

- Да очень просто, взяли и захватили... Всмысле, когда несушка упала вниз, она приложилась головой, вот и всё.

- Это так себе, голова-то нам как раз и нужна.

- Насколько удалось выяснить нашему медику, повреждений быть не должно, - заверил Хоцоф, - Так что, голова в относительной целости. Вообще это крайне оригинальное создание, я раньше таких не видел.

Оверлункс удержался сказать, что и сам лысый антроп - то ещё создание, и он тоже таких ещё не видел. Но не стал, потому как местные превратно понимали самые простые вещи. Тем более, в данном случае абориген был прав на сто пудов:

- Видите, что у неё с лапами? - показал результаты проникающего сканирования Хоцоф.

- Да простит нас Политбюро! - икнула Реддишка, посмотрев.

- Эм... Если честно, не силён в анатомии, - сказал Твин, разглядывая трёхмерное изображение, - Что тут такого?

- Это не лапы, - нервно подёрнула рыжим ухом лиса, - Точнее, не совсем лапы.

- Клешни? - не удержался захихикать Твин.

- Фигешни! - фыркнула рыжая, - Это биозонды. Эти лапки могут отделяться от остального организма и действовать, пока у них хватит запаса энергии.

- Копана в кот! - передёрнулся оверлункс, представив себе это, - Но как это может быть? Всмысле, это же не естественный генетический код такое программирует?

- Нет, - подтвердил Хоцоф, - Это скорее всего искусственное. Но на нас с вами такую операцию не проделаешь, а на ксеноморфе, как видно, прокатывает. Тоесть имейте ввиду, лапы у этого существа могут действовать в отрыве от остального.

- Ладно... Ещё что-нибудь?

- Ещё глюкогенератор, вот эти иголки на ушах. Такое мы встречали раньше, так что это известное дело. Если не пользоваться адекватной защитой, очень паршивая штука. Но работает в радиодиапазоне, так что можно легко блокировать.

- Встроенный биологический глюкогенератор? - скосила морду Реддишка, - Что там ещё есть, ядерный реактор?

- А это уж шут его знает, - правдиво ответил антроп, - Мы только начали изучать образец.

- Мы только продолжили! - тявкнула лиса, плюхаясь на кресло перед компом.

- Поумерьте, - попросил Твин, - Основные параметры вы выяснили, а ничего больше, я так думаю, вы оттуда не вытряхните. Для нас это животное имеет куда большее значение, как язык.

Реддишка кивнула, а Хоцоф получил мозговую раскоряку, пытаясь понять, как животное может быть языком. Твин же, основательно проверив своё снаряжение, отмахнулся от панических воплей антропа, и пошёл в камеру с "образцом". Когда за пультами сидела лиса, он был спокоен, что в любом случае его прикроют. Оверлункс оказался в помещении со стальными стенами, посередь коего находились тиски с ксеноморфом, прикрученные к потолку. Зверушка выглядела совсем не опасной, но, сухо говоря, данные объективного контроля говорили другое, и желтошёрстый как всегда доверял им, а не впечатлениям.

- Отключай, - сказал он в комм, - Только не поле и тиски одновременно.

- Ой, а я уже отключила, - захихикала Реддишка, - Начинай бежать прямо сейчас.

Само собой, она отключила именно поле, так что ксенонка быстро пришла в себя. На Твина уставились большие прозрачные глаза примерно голубого цвета, а через секунду оверлункс слегка отшатнулся, когда белая попыталась рвануться на него и схватить прямо зубами. Однако, закалённая сталь это очень упрямая штука, державшие пленницу тиски не шелохнулись, сколько бы она ни билась. А билась она так, словно её поджаривали, зубы отчётливо клацали, хватая воздух, а из пасти вырывались жуткие рычания вперемешку с невнятной речью не пинглише.

- Странно, - подумал вслух оверлункс, - По-моему, они должны быть более разумными, не?

- По идее да, - ответил по радио Хоцоф, - Возможно, просто досадует на то, что попалась.

- Умри умри умри умри умри умри твааааааррррь!!! - кое-как удалось различить в потоке звуков, сквозь рычание и клацанье зубов.

- Ксено, - произнёс Твин, - Хватит ломать комедию. Прекращай этот балаган, пора начинать цирк... кхм!

- Ты... ты... - задыхаясь от ярости и брызгая слюной, прохрипела ксенонка.

- Я, я. РЯбая свинья, - хмыкнул оверлункс, - Что именно это значит?

- Ты... Ты Твин Чернокотов!

- Вот это поворот! - хором сказали Твин Чернокотов и Реддишка, а оверлункс продолжил, - И что из этого?

- Ты сжёг Недеболу!!! Ты!!! Сжёг!!! Мою!!! Планету!!!...

Дальше последовала большая порция вариаций на тему "умри умри умри твааааааррррь", но Твин в любом случае её не слушал, раздумывая над информативной частью. Вообще-то он надеялся, что соедкапитальским не будет известно, чем он отличился в прошлом, и оказалось, что зря. Кроме как от спецслужб, эта ксенонка ниоткуда не могла такого узнать. Подождав, пока объект охрипнет от лая и поуймётся, оверлункс продолжил:

- Не, я конечно сжёг Недеболу, это факт. А вот в том что ты оттуда, я очень сомневаюсь.

- ААА!!! - прозвучала ответная реплика.

- Редди, Хоцоф, - сказал Твин в комм, - Похоже, объект совсем не в себе. Можете вкатить ей что-нибудь такое обычное, чтобы успокоить хотя бы?

- Думаю, тут в другом дело, - ответила лиса, - Сейчас, минутку, попробую сделать... вот так.

Ксенонка резко обмякла, так что оверлункс испугался, не пришибли ли её. Однако, она начала шмыгать носом, а из глаз покатились слёзы. Вздохнув, Твин облокотился об тиски, впрочем, вне досягаемости зубов "подруги", и сделал ещё попытку.

- Ксено... Кстати, как тебя зовут, ксено? Ответь на несколько вопросов, ты же понимаешь, я просто так не отстану.

Ксенонка глянула на него, и её мордочка теперь выглядела на редкость жалко, так что Твин чуть не погладил её по ушам, как собачку, чтобы успокоить.

- Меня зовут Дезибел Ир-Донован, - глотая слёзы, выдавила она, - Двадцать два года назад мои родители послали меня на лечение на Аусвайс, поэтому я не... не... а они...

Она снова сжала зубы, и Твин даже сглотнул, потому как крыть вроде как было нечем... но лиса сумела.

- Ложь, - спокойно сообщила она по радио, - Ей семнадцать лет. Если её родители и с Недеболы, они должны были улететь оттуда вместе.

- Дезибел, эээ... - почесал репу оверлункс, - Понимаешь, наш медицинщик сообщает, что тебе никак не может быть двадцать два.

- Что, выгляжу малолеткой?! - тявкнула Дезибел.

- Какая разница, кто как выглядит, - слегка рыкнул Твин, - Это данные объективного контроля, по состоянию клеток и всего такого. Тебе семнадцать лет.

- Да даже если и так, какое вам дело, ублюдки?! - заорала ксенонка, подтверждая, что скорее всего, ей семнадцать.

Твин не поленился сходить за медицинским сканером, и даже клеткой с двумя лабораторными мышами. Он обработал прибором сначала мышей, показывая результат Дезибел, потом себя самого, и наконец, просветил её ухо.

- Ну как, сама посчитаешь, или вы этого ещё не проходили?

- Срань господня... - прошептала Дезибел, когда до неё дошло.

- Редди, а что ты сделала, чтобы прекратить лай? - поинтересовался оверлункс.

- У нашей минус-подруги в затылке имплант, - пояснила лиса, - Я включила подавление его импульсов, вот и всё.

- Ксено, а когда ты узнала, что ты оказывается с Недеболы? - вернулся к объекту Твин.

- Пол-года назад где-то, - фыркнула та.

- Нутк всё сходится, до этого они и не знали, что мы прилетим на Аусвайс. Ты осознаёшь, что тебя полными ложками кормили чистой ложью?

- Осознаю, - подумав, согласилась Дезибел, - Но что с этого? Нам приказано убить вас всех. Не знаю как вам удалось выжить в этот раз...

- Да легко! - не особо приукрасил оверлункс, - Это даже на средний уровень не тянет.

- Вас всё равно достанут, рано или поздно.

- Нас уже достали, просто во как, - провёл по горлу Твин, - Копана в кот! Мы здесь собираем утильсырьё, которое всем только вредно, а нас за это ещё и убить хотят! Кто это приказал?

- Великий Почернённый, - с подобающим пафосом произнесла ксенонка.

- Ты его видела, почернённого? Сдаётся мне, что "его" приказы тебе передавал какой-нибудь чувак из СРУ.

- Не держи меня за дуру, жёлтая швабра! - огрызнулась Дезибел, - Я не очень верю в Великого Почернённого... Если уж честно, то вообще не верю. Только какая разница?

- Если хочешь, я попробую показать тебе, какая разница, - сказал Твин, - Или сразу расстрелять?

Дезибел молчала, опустив мордочку и всхлипывая.

- Я так понимаю, что расстреливаться ты не рвёшься, - заключил оверлункс, - Посиди ещё часок, пока мы приготовим нужное оборудование.

Ощущая, что вляпывается в новую глубокую кашу, желтошёрстый вышел из камеры, тщательно закрыв за собой дверь.

- Товарищи, мне надо нацепить на неё ремачи со станом, чтобы можно было выпустить из тисок.

- Что ты задумал? - покосилась на него Реддишка.

- Показать ей, что мы тут наворотили. Может, зацепит Жадность, или ещё что. Нам необходимо как-то цепляться за ксеноморфов, почему не начать с этого?

- Водить на экскурсию по кораблям не лучшая идея, - сказал Хоцоф, - Вы знаете, что в ней есть рой наночастиц? Тех самых, которые складываются в "теней". Пока частиц очень мало, но они размножаются с огромной скоростью, когда надо. Будет совершенно лишним устроить заражение.

- Это решаемо, - покачал ушами оверлункс, - Используем лёгкий скаф, он герметичный... Да-да, "ты что, курнул чтоли?".

У Чернокотова среди жабократов имелся большой кредит доверия, иначе шиш кто позволил бы ему творить такие вещи. Но команда знала, что оверлункс порой сам не знает, что делает, однако в итоге получается Прибыль - навроде как в деле переговоров с минус-партнёрами, когда он случайно сэкономил несколько триллионов дензнаков. Тем не менее, Реддишка предупредила его, что отфигачит лично, если из этой затеи выйдет какой-нибудь ущерб. Сказав себе традиционное для такого случая "эхей, каналья!", Твин проследил за тем, чтобы ксенонку поместили внутрь лёгкого скафа, оборудованного соответствующим образом - как только обнаруживалась негерметичность, его сразу же зажимало в стан, чтобы оттуда не вылезло ничего лишнего. Шлем имел затемняемый светофильтр, поэтому можно было спрятать морду, чтобы не пугать антропов и не разводить лишнюю канитель. Перед тем, как потащить объект на экскурсию, оверлункс попросил лису вкатить в него, в объект, химических стимуляторов, дабы процесс шёл лучше. Ну и вдобавок, предложил чаю и печенек, потому как не особо жалко.

- Ну вот в таком акцепте, Дезибел, - закончил рассказ Твин, - Теперь ты много чего знаешь про нас. Можешь что-нибудь рассказать про себя?

- Я ксеноморф, - сообщила новость она, - Тебе этого недостаточно? Всем остальным хватает.

- Кому остальным? - осклабился в лыбе оверлункс, - Этим носителям минус-разума? Ладно, не хочешь, не рассказывай.

- Прям пипец какой добрый следователь! - фыркнула ксенонка, - Не держите меня за дуру!

- Я тебя не держу за дуру. Но ты всю жизнь получала крайне извращённую картину Вселенной, и... кпримеру ты знаешь, сколько процентов пространства галактики занимают ваши... ихние, соединённые капиталы?

- Нет, - буркнула Дезибел, - Меня тренировали преследовать добычу, а не заниматься политотой.

- Ноль целых четыре сотых процента, - точно припомнил статистику Твин, - Союз контролирует около половины пространства галактики, остальное поделено между другими сторонами и просто пока ничейное.

- Не верю, - подумав, сказала ксенонка.

- А если ты выйдешь в сеть Аусвайса и найдёшь там всю эту инфу?

- Ты смеёшься, жёлтая морда? - уставилась на него Дезибел.

- Я конечно смеюсь, но в режиме только просмотра сеть тебе включу хоть сейчас.

Похоже, это воодушевило её, так что оверлункс не стал выжимать из этого эпизода ничего более, а действительно включил ксенонке доступ в сеть. Лопая печеньки и запивая их тоад-колой, он лениво посматривал, как Дезибел с подрагивающими от нетерпения ушами просматривает страницы, щёлкая по курсеру с такой частотой, что звук был похож на щёлканье счётчика радиации. Само собой, Твин видел на своём экране, что она делает, и приходил к выводу, что зверушку действительно просто морили информационным голодом. Это само по себе вызывало возмущение! Таким образом, желтошёрстый успел и подремать на кресле перед терминалом, благо у него к этому имелась давняя привычка, пока происходил процесс. Что-то подсказывало, что эта ксенонка вполне здравомыслящее существо, несмотря на отрывные лапы, наночастицы в организме, и прочие прибамбасы.

Из состояния вялых раздумий оверлункса вывели всхлипывания подопечной, перешедшие в неудержимые рыдания. О копана в кот, мысленно закатил глаза жёлтый кот, этого нам тут ещё не хватает! Но ксенонка выглядела такой несчастной, что Твин сделал то, чего от себя не ожидал, а именно подсел к ней, обнял и погладил по ушам, на которых пока не было шлема. Впрочем, он не забыл гладить в нужную сторону, чтобы не насадить лапу на иголки. Дезибел уткнулась в плечо оверлункса узкой мордочкой, и её всю трясло, как рысь знает что. Оверлункс собственными лапами почувствовал через тонкую ткань скафа, что ксенонка очень невесомая, так, одни уши, как кое-кто цокнет.

- Успокойся, зверушка, - насколько можно ласково, сказал Твин, - Что тебя расстроило-то?

- Я... я...

"РЯбая свинья!" - удержался вставить оверлункс. Вот Зиктрис бы точно не удержался.

- Я чудовище! - снова заплакала она.

- Ой да ладно, - абсолютно искренне сказал Твин, - Ты симпатичная ксенонка, правда. А наночастицы и всё такое... это дело житейское.

И ещё я знаю немало ребят, которые произнесли бы это как "эхей, я чудовище!", подумал Твин.

- Я бестолковый комок ненависти! - рыкнула Дезибел, отстраняясь от оверлункса, - Не знаю, почему меня сейчас отпустило, наверное из-за медикаментов. Во всех других случаях я вцепилась бы тебе в горло!

- Почему отпустило? - хмыкнул оверлункс, - Вероятно, потому что мы заблокировали имплант у тебя в башке.

- И-и-и-и... - икнула ксенонка, осознавая эту новость.

- Да, и-и-и-имплант, - хихикнул Твин, - Очень простая железка, и раз, ты комок ненависти. И также просто раз, и выключено.

- Паскуды... - прошипела она, - Они... они...

Смотреть на ксенонку с оскаленной пастью было не так просто, чтобы не отшатнуться, но Твин справился. Кроме острых зубьев, у неё шевелились иголки на ушах, создавая впечатление жути, да ещё и в глазах явственно мелькали искорки... и это не метафорически, а в глазных яблоках мотылялись наночастицы.

- Спасибо, жёлтая морда, - грустно произнесла Дезибел, глянув на него, - Мне ещё никогда не было так хорошо.

- Это плохо, - создал каламбур Твин, - Что для такой эйфории достаточно отключить этот генератор зла. Знаешь, как коммунист, я конечно должен был бы предложить тебе втыкаться в классовую борьбу и всё такое... Но здесь не видно никаких возможностей для выхода из той задницы, в которую они загнали планету. Поэтому лучше я пообещаю, что попробую вытащить тебя из пространства соедкапиталов. Как ты на это смотришь?

- Это заманчиво, - фыркнула она, - Но от этого я не перестану быть ходячей аномалией.

- Ну и что? - ответно фыркнул оверлункс, - Да, повышенное внимание спецслужб тебе обеспечено, но это будет совсем другая песня, нежели здесь. У нас там разумное существо не могут считать образцом... ну тоесть бывают и дураки, но их быстро обучают правильному подходу. Прикинь, ты сможешь валить куда угодно! Куда только ходят корабли, а это рысева туча мест, должен доложить.

- Да! - загорелись глаза у Дезибел, - Валить это то что нужно! Что мне надо сделать, притащить голову Великого Почернённого? Или помочь вам убить всех ксеноморфов?

- А тебе их не жалко? - чисто академически поинтересовался Твин.

- Нет, - крайне правдиво ответила ксенонка, - Знал бы ты их, не спрашивал бы.

- Да не, в данном случае убить это так себе выход. Мне нужны данные о том, где находится командный центр СРУ или ещё чей, который контролит ксенонов через импланты и прочую шелуху.

- Это... это не особо просто, - задумалась Дезибел, - Зачем тебе это?

- Думаю, наведаемся туда с танчиками, всё сожжём к рысям собачьим, - ухмыльнулся оверлункс, - Ксеноны освободятся от контроля и станут куда как сговорчивее. Делить нам с ними вообще нечего, так что будет жир... тоесть, мир.

- М, - почесала огромные игольчатые уши ксенонка, - Можно как-нибудь отключить имплант, чтоб без палива?

- Само собой. Примочка из ремача, и готово.

- Тогда я попробовала бы отключить злогены ещё у кого-нибудь, с этого и следует начинать... да?

- Да, наверное. Честно говоря, тебе лучше знать, - хмыкнул Твин, - Чаю ещё лупанёшь?

Пока Дезибел приводила в порядок расстроеные нервы путём испития чаёв, появилась и лиситка, которая не захотела упускать случая потыкать приборами прямо в образец. Хоцоф таки бледнел при одной мысли о том, чтобы прикоснуться к ксеноморфу - ну да и пусть его, меньше проблем. Взяв частицу пуха, Реддишка прямо на месте исследовала её под автоматическим электронным микроскопом, и присвистнула.

- Ты в курсе, что ты не антроп? - спросила лиса.

- Да лааадно, - закатила глаза Дезибел, но тут до неё дошло, - Всмысле...

- Именно. Количество хромосом не совпадает с антропским. А оно совпадает у антропов даже из другой галактики, так что, это совершенно точно.

- А... а... - заклацала челюстью ксенонка.

- А это тебе лучше знать, - фыркнула Реддишка, - Кто ты тогда.

- Она не может этого помнить, - покачал головой Твин, - Тем более когда ксеноводы навешали на уши столько лапши.

- Озвереееть... я ещё и неизвестно кто!

- Ничего страшного, - заявил оверлункс.

- Тебе легко говорить! - огрызнулась Дезибел, - Вы все знаете, кто вы такие.

- Да, мне легко говорить, - хихикнул Твин, - И я говорю, ничего страшного. На кой рысь тебе эта информация? Выбрось это из головы.

- По-хорошему, из головы ей надо выбросить имплант, - сказала лиса, - Но это будет слишком паливно, поэтому придётся ограничиваться блокировкой. Кстати говоря, от таких импульсов, которые шли ей в нервную систему, любое животное давно двинуло бы кони. И ещё... не знаю, можно ли тут утверждать наверняка, но по некоторым признакам, у неё в клетках не работает механизм старения. Ну тоесть как минимум, срок жизни у неё в разы больше, чем у нас.

- Оу, - почесала огромные ухи Дезибел, соображая.

Твин же, посматривая на неё, пришёл к выводу, что она и правда не похожа на тех ксеноморфов-антропов, каких он видел в торгпредстве. Он думал, что вообще все морфы на Аусвайсе - это изменённые антропы, но Дезибел, как показывал объективный контроль, никогда не была антропом. Да и начхать, сказал себе оверлункс, главное, что зверушка соображает головой, а не чем-то другим, а наночастицы натурально дело житейское.

Опосля того, как ксенонка набузыкалась чаем с "тыбелейным" печеньем, и пришла почти в умиротворённое состояние, Твин всё таки потащил её позырить изнутри жилой корабль - частично оттого, что сам там никогда не бывал, и тоже любопытствовал. Дезибел поведала, что кланы ксеноморфов обитают в весьма фиговых условиях, по большей части в старых коммуникациях навроде подземной железки. Там они охотятся на остатки антропского населения, расковыривают оборудование на ресурсы, грызутся друг с другом, натравливая "теней". У наиболее сильных кланов есть собственные верфи, где они строят корабли для работы на поверхности; оверлункс однако подозревал, что скорее ксеноводы построили корабли сами, а сюда просто спустили с орбиты.

Жилой корабль типа "Кхартоба" рассчитывался на полторы сотни голов населения, но по факту, туда всегда грузили больше. В его центральной части размещался пятиэтажный жилблок, делённый на квартиры - небольшие, но для переселенцев это не играло никакой роли. В подземных убежищах они постоянно боялись нападений и испытывали нехватку просто-напросто еды, воды и прочих простых вещей. Впрочем, Зиктрис предупреждал, что даже после переселения из развалин у антропов очень скоро возникнут нарекания и к такому жилью, но пока это было в перспективе. Главное, что любое убежище в руинах ежеминутно рисковало попасть под какой-либо катаклизм, в то время как корабль мог двигаться и заранее уходить в безопасные зоны.

По бокам от жилблока находились обширные оранжереи, в каковых выращивали свежий корм гидропонными методами. Там было сильно влажно, а потолки и даже пол покрывались блестящим металлом, чтобы отражать свет обратно на листья. Ну и кроме того, было хотя бы куда высунуть нос из помещений, потому как "на улицу" не высунешься, враз сдует. Мелкие особи антропов, видимо игравшие в войнушку среди рядов с кустами, в панике скрылись, завидев Твина и Дезибел - и правильно, ибо лучше перебздеть. Ксенонка круглыми глазами таращилась на такую простую штуку, как растущие из гидропонной трубы кусты плафуса, как назывался этот местный эквивалент картохли. Сквозь прозрачную пластиковую трубу было отлично видно корневую систему и клубни, растущие среди гранул грунтозаменителя. Эти гранулы потихоньку отдавали питательный раствор, а когда растения испаряли всю воду - труба на минуту заполнялась раствором, снова нагоняя его в гранулы.

- И ты хочешь сказать, оно живое? - недоверчиво потыкала в лист Дезибел, - Но оно не шевелится.

- Мозги у кого-то не шевелятся, - подтолкнул её локтем Твин, - Ты растений никогда не видела?

- Я ещё много чего никогда не видела, - пробормотала она.

- Да-да, ты в этом не виновата, - заверил оверлункс, - И главное, ты ещё можешь видеть, а не как некоторые.

- Нет, это очень познавательно! - притявкнула ксенонка, мотнув ушами, - А мясное у них тут есть?

- А зачем ты думаешь я тебя привёл?... - оскалил морду в лыбе Твин, - Да шутка. Вон там у них индюшки.

Индюшки выглядели как почти идеально круглый шар перьев, опирающийся на большие когтистые лапы.

- Скрлулулу? - курлыкнула птица, таращась на подошедших.

Впрочем, её внимания хватило секунды на две, потом индюшка вернулась к зерну - шея её начала фигачить вверх-вниз с запредельной скоростью, так что только шелуха летела.

- Ахахахаха! - скатилась в смех Дезибел, тыча пальцем в птицу, - Не, ты видал?

Твин видал, но не индюшку, а смеющуюся ксенонку. Это ещё больше укрепило его в подозрениях, что не зря он возится с ней. Ржать - это одно из главных отличий разумного существа от биоробота, отправляющего сложные функции. Ни один антроп на Аусвайсе не станет укатываться, глядя на индюшку, ведь она не авторизованный юморист. Даже здешние, не столь побитые дерьмократией, вряд ли проникнутся. А ксенонка, которая провела всю свою недолгую жизнь в лагерях и с имплантом в башке, взяла и поняла, в чём соль. В этот момент она показалсь Твину очень симпатичной, так что просто захотелось сгрести в лапы и потискать, но он всё же удержался.

- Ты вон туда посмотри, - предложил оверлункс, скатив белую в смех ещё глубже.

Дело в том, что бешено клюющая индюшка стояла на площадке весов, и индюкатор то и дело менял цифры, обозначая увеличивающийся вес птицы - и там почти кило набежало.

- Я бы хотела тут пожить, - призналась Дезибел, - Тут так спокойно, и всё разумно устроено, не то что...

- Именно, - кивнул Твин, - Думаю, немало ксенонов захотят тут пожить. Тык у них есть все возможности для этого, это ты и должна им объяснить, угу?

- Попробую, - пожала плечами белая.

Твин также проинспектировал остальные отсеки, а ксенонке пришлось таскаться следом, что впрочем её не напрягало. Спереди корабля находился энергоблок и системы обеспечения хода, в самой заднице - отсек жэ-о с фильтрацией воды и воздуха, и переработкой органических отходов в удобрения для гидропона. Помимо этого имелись ещё два отсека между теплицами и служебными - один для операторов удалённого управления, другой служил административно-бытовым корпусом, выражаясь бюрократически. Там в частности находился медпункт и школьный класс, в котором эт-самое и всё такое, спортзал для растрясания жиров, ну и кабинет заведующего этой баржей. Заведующий впал в полную панику, когда двое завалились к нему, но оверлункс был спокоен, как вакуум.

- Хватит! - отмахнулся он, - Ваша компетенция по поводу заразности ксенонятиной равна нулю, а наша слегка побольше, так что, рысь я клал на твоё мнение.

- Чего ты вообще возишься с этой тварью?! - зарычал антроп, таращась на ксенонку налитыми кровью глазами.

Оверлункс и ксенонка усмехнулись, потому как сейчас антроп был больше похож на ксеноморфа, чем Дезибел.

- Ну с вами же вожусь, - не моргнув глазом, привёл аргумент Твин, потом подумал и добавил, - А иди-ка ты отсюда, петушок.

Покрасневший как рак антроп покинул помещение, а желтошёрстый не забыл немедленно убрать его из списка админов, чтоб не выкинул какого фортеля.

- Не всё так гладко в адском королевстве? - усмехнулась Дезибел.

- Гадко? Скажешь тоже! - фыркнул оверлункс, - Эти мартышки только и ждут, как бы устроить какое-нибудь дерьмо, причём в первую очередь себе же.

- Ну да. У них "всё. очень. плохо." - припомнила ксенонка.

- Но пока это не мешает нам набивать закрома продуктом, - хмыкнул Твин, открывая на компе тактик-экран, - Вот, зацени.

Дезибел с интересом смотрела, как десятки челноков одновременно поднимаются с планеты, волоча полные контейнеры, и такое же количество их возвращается с пустыми. Пара машин, оставив контейнеры на орбите, тащились к суп-фрегу - либо на плановое обслуживание, либо там возникли какие-то косяки. После того, как огромная бочка контейнера стыковалась к хранилищу, включался гравген в его центре, и гранулы высыпались в люки, попадая в сферический танк гигантского объёма. Цифры показывали, какие тысячи тонн там уже есть, и каждый контейнер добавлял ещё тысячу.

- Там один навернулся, - показала Дезибел, повернув виртуальную камеру.

- А порысю, - зевнул Твин, - Вон там стоит носитель, который собирает эти челноки из машинокомплектов и подлапного сырья. Так что, мы не заморачиваемся.

Ксенонка действительно прониклась тем, что это Жадность с большой буквы. Особенно интересно ей было посмотреть запись с т\э, сделанную в системе Электроугли, ведь до этого она никогда не имела возможности окинуть взглядом, что происходит вокруг звезды, а тем более в Союзе. Масштаб сооружений в пространстве привёл её в некоторый шок, потому как возле Аусвайса имелись только небольшие промышленные комплексы, а в Электроуглях целый серп из платформ протянулся на два миллиона километров, так что его было видно невооружённым глазом!

- Это ещё цветуёчки, - заверил Твин, - На Суверте, куда мы будем гнать продукт, строят установку для получения поли-гелия, чтобы синтезировать гигантские молекулы. Настолько гигантские, что они имеют размер газовых планет, при этом тяжесть на поверхности равна стандартной. Улавливаешь замысел? Вытряхнуть из звезды все тяжёлые элементы и покрыть ими молекулы - получается рысева туча жилой площади, в миллионы раз больше, чем на обычных планетах.

- А капантропы не могут справиться с финансированием отражателя... - пробормотала Дезибел, - Понятно, почему они так ненавидят Союз.

- Дураки потому что, - прямо сказал оверлункс, - Хотя если бы не омикронцы, соедкапиталы уже могли бы и сдаться. Бодаться против почти двух галактик - это дело туповатое.

- А как у нас обстоят дела с... - возникал следующий вопрос у ксенонки, и Твину пришлось работать энциклопедией.

Впрочем, работа энциклопедией его не особо напрягала. Если только оверлункс подламывал голову, как он собирается вывезти ксенонку с Аусвайса, ведь фактически это он ей и пообещал. По здравому размышлению он приходил к выводу, что когда придёт время окончательно сматывать удочки, надо просто запрыгнуть в корабль и дать газу, авось удастся метод "на дурака": это навроде того, как украсть - подходишь и забираешь! Конечно, хотелось бы привезти Дезибел на пограничную станцию и широким жестом отпустить на все двадцать восемь сторон, но на самом деле, придётся сдать прямиком в КБР, воизбежание. Кто другой мог бы и забыть, но Твин постоянно помнил, что миловидная ушастая "лисичка" вообще не животное в привычном смысле слова, а носитель непойми чего, которое взялось непойми откуда. А от этого, как подсказывает логика, непойми чего ждать.

Нагрузив Дезибел информацией по самые уши, оверлункс предоставил ей переваривать оную, и одновременно потащил на "Нерасходуемый" для перетирания вопросов стратегической Хитрости. Обсуждать такие вещи в радиоэфире он опасался, потому как неизвестно, кто это может слушать, да и условно-своим антропам докладывать не стоит, мало ли что они могут отчебучить. Желтошёрстый не ленился лишний раз вызвать водителя корабля и попросить стыковку, чтобы перейти куда надо лично. Кроме того, каждый переход напоминал ему, насколько всё плохо снаружи. Даже когда в морду не летел песок, всё равно дул сильный ледяной ветер, пробиравший даже через шерсть, а тусклое светило еле-еле создавало белую ночь над катастрофически унылым пейзажем. Корабли-лентоходы снаружи тоже не поражали изяществом - огромные стальные ящики, похожие на движущиеся цеха завода.

Внутри было куда как уютнее: чай в значительной степени заменял курнуть, а фильтрация воздуха позволяла надеяться, что наночастицы пойдут нарысь. Впрочем, частиц этих тут особенно никто не боялся, аборигены использовали простые электромагнитные приборы, чтобы вывести их из строя, причём даже если частицы уже попали внутрь организма. Они содержали слишком много металла и не выдерживали такого поля, которое полностью безвредно для живых тканей. В столовку ввалились Манурь, Зиктрис и Реддишка.

- Я всё скажу за вас, "ты что, курнул чтоли", - заржал Твин.

- Да не, почему, - повела ухом лиса, глянув на ксенонку, - Я тоже заметила, что Дезибел далеко не бестолковый биоробот, каким её пытались сделать. Думаю, в некоторой степени на неё можно рассчитывать.

- Это ценное наблюдение, - кивнул оверлункс, - В оперативном плане нам надо что?

- Что-то сделать с гусями? - предположил Зиктрис.

- Почти, только не с гусями. Нам надо вернуть её к ксенонам, чтобы у неё были возможности для эт-самого. Как понимаете, это нужно обставить соответствующим образом, чтобы не выглядело подставой.

- А эти ребята не вкатят ей пенты, чтобы проверить? - усомнился грызь.

- Риск есть, - согласился Твин, - Но учти, что они считают, что полностью контролят её через имплант.

- Я считаю, что имплант всё записывает, - фыркнул Зиктрис, - Как ты собираешься что-то подставлять?

- Не записывает, - покачала ухом Реддишка, - Наша примочка не выводит его из строя, но блокирует импульсы. Можно сказать, что у нас тут действует постановщик помех, который забил работу импланта. Это прокатит?

- Не знаю точно, - сказала Дезибел, - Я ведь не знаю, кто будет проверять, и будет ли вообще. Попробовать стоит.

- В данном случае попытка как раз будет пытка, - хмыкнул Твин, - Ты готова?

Белая поводила игольчатыми ушами, и повесила голову.

- Неа.

- А так? - ухмыльнулась лиса, подкручивая лапку на приборе.

Дезибел враз взбодрилась, иголки на ушах стали дыбом, а из пасти донеслось глухое рычание.

- Да, с включённым имплантом она пожалуй готова, - кивнул Твин, - Но это было бы скотством, отправлять её просто на авось.

- Вы серьёзно? - удивилась Дезибел, оглядывая компанию.

- Конечно! - подтвердил грызь, хихикая.

Для ксенонки было чрезвычайно в новинку, чтобы кто-то принял во внимание жизнь отдельного организма, когда речь идёт о Прибыли для всей организации. Однако это не отменяло необходимости что-то сделать с ксенонами... впрочем, поправил сам себя Твин, в оперативном плане мы с ними уже сделали две правильные вещи: сожгли флот и захватили языка. Возможно и не стоит так уж торопиться. С другой стороны, давно известно, что тянуть даже жёлтого кота за хвост - это неперспективно.

- Если только полностью разыграть спектакль, - сказала Дезибел, подумавши как следует, - Начиная с того, что я прихожу в себя в камере, потом каким-либо образом выбираюсь... здесь надо будет тщательно инсценировать "чик по горлу, кровь кровь". Ну и, ммм...

- С включённым имплантом это будет не инсценировка, а натурально кровь кровь, - заметил Зиктрис, - Ты сможешь себя контролировать, хотя бы для того, чтобы двигаться в нужном направлении?

- Не уверена, - покачала ушами ксенонка.

- Думаю, можно попробовать освободить частоты ввода, - прикинула Реддишка, - Чтобы устройство могло писать картинку с глаз и ушей, но продолжать блочить вывод, чтобы она контролировала себя сама.

- Это гораздо лучше! - притявкнула Дезибел, - Но как я выберусь? И куда я выберусь, я даже не представляю, где находится убежище, откуда стартовала атакующая группа.

- Угонишь челнок, - предложил Твин, - Очень глупо, но может прокатить. А насчёт контакта со своими минус-друзьями, то у тебя должны были быть инструкции на этот счёт, не?

- Не, - развела лапами белая, - Они не заморачиваются.

- Думаю, когда связь будет открыта, они её найдут, - заметил Зиктрис, - В крайнем случае, полетает туда-сюда, сядет в безопасном месте, подождёт ещё, ну а нет, так и пух с ним, вернётся.

- Должно сработать, - без особого энтузиазма согласилась Дезибел.

- Тогда тебе придётся как следует запомнить технические данные о том, как блочить имплант, - сказала Реддишка, - Взять с собой приборы будет слишком паливно.

Твин же ощутил явный диссонанс от того, что придётся отправлять эту хрупкую зверушку обратно в самое пекло, откуда она только вынырнула. Даже оверлунксу ясно, что ей такая перспектива ничуть не улыбается.

- Слушай, Дез, - сказал желтошёрстый, - Ты понимаешь, что мы не станем тебя заставлять это делать? Моё обещание помочь тебе выбраться с Аусвайса в любом случае остаётся в силе.

- Понимаю, - кивнула она, - Но я должна попытаться избавить ещё хоть кого-то из ксеноморфов от этой штуки в башке... разве нет?

- Разве да! - немедленно квакнул Манурь, опасаясь за Прибыль.

- Да, - был вынужден согласиться Твин, - Так поступил бы гражданин Союза.

- Ну, придётся значит мне сыграть в гражданку Союза, - хмыкнула ксенонка, - А вы готовьте клюквенный сок.

Клюквенного сока, тобишь визуального заменителя крови, действительно приготовили с избытком. Дезибел оказалась вполне годным сценаристом, быстро и точно расписав, кто что должен делать. По этому сценарию она "загрызала" Хоцофа и ещё пятерых антропов по пути к челноку; инсценировать загрызание Твина было бы проще, но зато и противнику будет куда как проще проверить, действительно ли его эт-самое зубами. А так можно будет пустить дезинформацию и устроить похороны, вряд ли враги сумеют определить, все ли из пятисот антропов на месте. Этим олухам пришлось пообещать большие барыши и долго объяснять про имплант и его блок, прежде чем они согласились учавствовать в такой пантомиме.

Твину оставалось только наблюдать через камеры, как оно будет. В имплант пока что были записаны следующие события: взрыв на носителе, удар по башке, отключка; затем шёл кусок записи в камере, когда лиса ещё не включила частотное подавление импульсов, потом - сплошные помехи. Далее следовало записывать спектакль, и делать это с первого дубля, что важно. Дело было выставлено таким образом, что Твин и Реддишка, ничего не добившись от ксенонки, плюнули на это дело и убыли восвояси, а Хоцоф продолжил эксперименты с наркотиками... всмысле на объекте, а не на себе. Запись начиналась с того момента, когда он вводил некоторые препараты, должные прочистить рассудок и убавить агрессию - вводить пришлось натурально, чтобы не было палива, но вряд ли это повредит.

- Поехали... - хмыкнул Зиктрис, который, само собой, тоже наблюдал.

Поехала на самом деле одна из лап Дезибел - та, что "случайно" оказалась не зажатой в тиски. Твин непроизвольно передёрнулся, когда кисть её лапы оторвалась от остального организма и упала на пол. Любое животное инстинктивно ожидает в таком случае фонтан крови, но здесь не было ничего подобного, срез на лапе был закрыт слоем наночастиц, что выглядело как неяркое синее свечение. Головой оверлункс всё это знал, но воочию видеть, как лапа бегает сама по себе, переставляя длинные пальцы, как ноги жуткого паука - это так себе развлечение. Тем более, когда десять минут назад эта самая лапа прикасалась к тебе, бррр... Так что собственные оценки ксенонки насчёт чудовища никак не лезли из головы.

Дальше было ещё больше, потому как лапа, проскользнув в открытую дверь камеры, затаилась в лаборатории, а когда Хоцоф закрыл дверь и отвлёкся - просто прыгнула и вцепилась ему в горло! Актёрского мастерства антропу не понадобилось, орал и дёргался он вполне натурально. Из пакетов, упрятаных под халат, фонтанами брызнул "клюквенный сок", лапа отцепилась, как оно и было задумано, а Хоцоф упал в угол, так чтобы не было видно нанесённых повреждений, которых не существовало. Неизвестно, сможет ли имплант записать это, но лучше не рисковать. Затем лапа потратила минут пять, обшаривая дверь, но потом всё-таки добралась до задвижек и ухитрилась открыть их. Дезибел не соврала, лапа отлично себя чувствовала в отрыве от остального, чётко управлялась и похоже, даже могла лазить по стенкам. Пользуясь такой "длинной лапой", ксенонка не только открыла дверь, но и включила механизм открытия тисков, что позволило ей выбраться на свободу. Здесь была хитрость, тиски заблокировали от сжатия, ведь если бы она перепутала, то раздавила бы себя.

- Ну, может быть... - протянул Зиктрис, - Не сказать чтобы звездец как правдиво, но сойдёт.

- Должно сойти, - кивнул Твин, - Надо ещё показать это жабцам с флоту, не говоря о том, что это подстава.

- Зачем? - хмыкнул грызь, - Чисто из академического интереса?

- А, ну да, - хлопнул себя по лбу оверлункс.

Толку проверять качество спектакля уже не было, потому как нет возможности его перезаписывать, а Дезибел кривым курсом движется к челноку, стоящему на площадке "Ресерчающего". По пути она должна была разыграть сцену ещё с несколькими антропами, у которых ради такого нашлись даже холостые патроны. Ну и клюквенный сок опять пролился в обильных количествах, так что и сама ксенонка оказалась вымазанной по уши. Думается, ей было сложно не захихикать, но она таки справилась. Добравшись до челнока, она некоторое время потратила на то, чтобы найти и открыть дверь в кабину - на самом деле она конечно знала, где дверь. Более того, перед выходом "на сцену" Твин подробно рассказал ей, как тут что, и погонял по симулятору. Но, выглядело это более-менее правдоподобно, как будто она первый раз видела этот аппарат. На самом деле, переключатель на лапное управление не блокировал связи с удалёнкой и сетью, но минус-партнёрам об этом знать незачем. По плану, Дезибел должна была посадить машину не очень аккуратно, быстро выбежать оттуда и отойти подальше, а сам челнок пущай сгорит, меньше улик останется.

- Вообще как-то слегка пугает эта подружка, - вспушился Зиктрис.

- Ну да, лапки...

- Да при чём тут лапки! - фыркнул грызь, - Соображает слишком быстро, вот в чём дело. При такой скорости думания головой она могла бы натурально это провернуть, и безо всяких лапок.

- Ну Зиик... - усмехнулась Реддишка.

- Ладно, тупь цокнул, - признал Зик, - Не могла, конечно. Но эт-самое ведь присутствует, так?

- Так, - кивнула лиса, - Учитывая то, что она не минус-партнёр, это скорее в пух, чем мимо.

- Скорее в пух, - задумчиво повторил Твин.

Похожий на толстую горбатую осу челнок враз сорвался с площадки, снеся ограждение, и чуть не пропахал землю, сильно просев вниз - но, аппарат тут же вывернул вверх, подняв выхлопом тучу пыли, и свечкой ушёл в плотную бурую облачность. Белый след моментально разметал ветер, так что визуально не осталось никакого напоминания о происшествии. С такой погодкой рысь знает, можно ли вообще было надеяться найти угнанный челнок, даже если бы они захотели.

- Надеюсь, генератор зла в полёте у неё не включится? - хихикнул Зиктрис, - А то впишет эту птичку в нас, напух надо.

- Не, должно накрыть уже после приземления, - сообщила Реддишка, - Не знаю, сможет ли она контролировать себя достаточно, чтобы исполнять задуманное, но проверить можно только одним способом. Вообще я так думаю, она хорошая зверька. Надо действительно приложить все усилия, чтобы вывезти её отсюда.

- Есть подозрения, что тебя интересует не только зверька, но и ксенокод, - состроил хитрую морду грызь.

- Это не подозрения, это так и есть! - фыркнула рыжая, - Одно другому не мешает!

- Но мешает осуществить задуманное, - буркнул Твин, - Вы знаете, какой у меня хитрый план контрабанды?

- О. Мой. Пух, - зажмурился Зиктрис.

- Вот именно. Пока план такой, что забегаем в корабль и улетаем. Как понимаешь, есть ряд ньюансов.

- Это примерно как достать лапой до луны, - заржал грызь, - Вытягиваешься и достаёшь! Только есть ряд ньюансов!

- Да, именно, - проржавшись, согласился оверлункс, - Но предлагаю топтать гусей по мере их поступления. Пока что у нас некого вывозить, и к сожалению, нет уверенности в благополучном исходе текущего этапа операции. Надо разрабатывать то, что имеется на данный момент, а там возможно и найдётся какое-то решение.

- Тебе уши не жмут, мозгвич пухов? - хмыкнул Зиктрис, - Да, так и сделаем. У меня там ещё два супа неукомплектованы...

- Укомплектуй супы капустой, - предложила Реддишка.

- Ну да ну да. С вас, лисярыня, ещё картография.

- Ну а с кого ещё? - фыркнула лисярыня, - Не топтунов же гусей всяких за это сажать.

Твин с ухмылкой смотрел на укатывающихся по смеху рыжих зверьков - этим всё попуху, так что врагам стоит бояться, а покрышкам - готовиться к превращению в продукт. Стоило только включить тактик-экран и вывести данные по "Нерасходуемому", и становилось понятно, что от утильсырья никто не отстанет. В основной верфи завершалась сборка очередного комбайна, а военная верфь собирала тот самый суп, который не с капустой. Сейчас примерно каждые десять минут с комбайна стартовал очередной челнок с полным контейнером, и таким образом, суточная добыча переваливала за сто тысяч тонн. Правда, следовало дотянуть минимум до шестисот, чтобы залежи покрышек не увеличивались, но это дело времени, и пока что никаких препон не предвиделось. Жаба тешилась, однако Твин ловил себя на том, что не может выбросить из головы Дезибел и её без преувеличения сказать героический поступок. Он даже вывел на экран кусок записи с камеры, снова увидеть эту странную, но симпатичную мордочку.

- Она улетела, но обещала вернуться, - философично сказал себе оверлункс.

Сделав скриншот, он решительно вернулся к разграблению сокровищницы утиля.

Светом солнца озарены,

Светом правды своей сильны!

Наша Родина - Революция,

Ей единственной мы верны!

- из песни

Част седьмой: Путём войсковой операции

Несильный ветер гнал по небу рваные серые тучи и бросал пригоршни песка на изъеденные абразивом бетонные стены... ну да, для этой местности такой ветер мог считаться несильным, потому как сильный бросал не песок, а целые куски щебёнки. Катастрофически унылый пейзаж смутно просматривался в песчаной дымке, да ещё и при крайне низкой освещённости. Хотя солнце находилось высоко над горизонтом, эта белая ночь оказывалась темнее, чем иные настоящие ночи при лунном свете. Настолько светло, что можно читать, припомнил присказку оверлункс - а здесь настолько темно, что можно орысеть!

Сидючи на своём обычном месте, тобишь перед терминалом управления, Твин ворочал виртуальные камеры, обозревая подходы к позиции. В каком другом случае позиция была бы крайне паливная, но тут уже была уверенность, что никого лишнего не появится... скорее всего. Один лишний, которым сейчас и занимались, возился где-то на другой стороне гравеярда, так что опасаться особо нечего. Но, отсидеть на стрёме всё равно следует. Доверять антропам из экипажей суппортов оверлункс не думал ни на секунду. Сами суппорты, тысячетонные сухопутные корабли на ленточных гусеницах, сидели на брюхе в укрытии, за развалиной от массивного небоскрёба, а на передовой позиции, как всегда, работали роботы. Высунув из-за углов орудия, прижухли "раки", как их погоняли местные, а на широком проходе между кубическими зданиями два харва занимались рытьём ямы, используя погрузочные механизмы. Только вместо покрышек они теперь грузили крошёный бетон и песок, и набрав треть кузова, отъезжали в сторону, вывалить это дело и вернуться к яме.

По две стороны от дороги, которую портили машины, грузно темнели кубические корпуса могильников, потому как вся территория в несколько километров ранее была кладбищем - гравеярдом, как это называли капантропы. Теперь, ихними стараниями, гравеярдом стало всё полушарие планеты, и захоронения перестали интересовать кого-либо из аборигенов. Вероятно, по этой причине ксеноны и спрятали передатчик в такое место. Вопрос только в том, знали они про автопушки, которых тут натыкано как грибов в лесу, или же... Нет, не или же, подумал Твин, пушки никто не станет ставить сюда сейчас, они тут уже много лет. Видимо, ксены не считают это значительной проблемой. В общем, так оно и есть, только времени нужно изрядно, чтобы добраться до нужного корпуса с колумбарием, выводя по пути из строя все автопушки, закреплённые на стенах и крышах.

И ещё этот киберупорыш, который утащил один из танков. По гравеярду ездил робот размером с карьерный бульдозер, который просто хватал клешнями любую обнаруженную машину и тащил в утиль. При этом вывести его из строя не представлялось возможным, вероятно из-за текфонитового корпуса или ещё какой защиты, но факт, что реактивные снаряды отскакивали, как от стенки горох, а взрывы не оказывали никакого воздействия. Проверять, как этот болван будет реагировать на животных, Твин отказался, и принялся рыть волчью яму глубиной метров десять, используя харвы.

- А, пщуууу... - донеслось по каналу связи, что свидетельствовало о том, что грызун таки продрал глаза, - Твиныч, как оно?

- Пока в рамках нормы, - сообщил оверлункс, не прекращая наблюдения.

Он прекрасно знал, что именно когда часовой говорит "всё в рамках нормы", всё обычно и выходит за рамки нормы - но не на этот раз. Ксенонов было не слыхать, как и минус-партнёров. Вполне вероятно, они даже не чухнулись, куда отправились два суппорта - а тем пришлось преодолеть три тысячи километров от расположения "флота".

- Думаешь, яма его надолго задержит? - в очередной раз спросил Зиктрис.

- Думаю, шиш он из неё вообще выберется, - фыркнул оверлункс, - У этих ребят очень плохо с логикой. Всё. Очень. Плохо.

- А если ты ошибся?

- На этот случай сразу после попадания болвана в яму бегом к объекту, захват, отступление.

- Не знаю, сможем ли мы быстро сделать всё, что надо, - цокнул грызь, - Если там надо подключаться к передатчику, это может занять время.

- Чувак, даже сказать о том, что это займёт время, уже занимает время, - сумничал Твин.

- Быстро учишься, жёлтая морда! - заржал грызь, - Ладно, давай уже.

Оверлункс поёрзал на кресле перед терминалом и окинул ухом тесный командный отсек суппорта - пусть тесный, зато брони вокруг достаточно. За перегородками сидели трое антропов из экипажа, делавшие вид, что усиленно бдят, хотя сейчас бдить было нечего. Только опыт подсказывал Твину, что нечего даже говорить им, что они тупят - от тупака это не поможет, а только наоборот.

Уже в кромешной темноте, потому как плотные тучи не пропускали свет звёзд, яма была закончена, а сверху уложен настил из плит и балок, по которому можно было ходить, но который никак не выдержит веса робота. Твин уже усёк, что тот хватает объекты в определённом радиусе, но когда выбирает цель, начинает преследовать её до второго, большего радиуса. Этим и воспользовались для того, чтобы приманить дурачка. Лязгая ленточными гусаками, "рак" пошёл вдоль стен зданий, кроша обвалившиеся с них каменные плиты облицовки. Было нетрудно представить, что раньше кубы выглядели как монолитные мраморные сооружения - на поверку это оказался такой же дешёвый треш, как и всё остальное, сделанное капантропами.

Помаячив танком в радиусе захвата, Твин развернул его таким образом, чтобы яма оказалась между ним и жертвой. Таковая не заставила себя ждать, робот прикатился на колёсах с изумительной для своих размеров скоростью, поднимая тучи пыли и выставив вперёд загребущие клешни. Вряд ли кому из местных захотелось бы побеседовать с этим артефактом, а жабократам сейчас приходилось. По хорошему, надо бы его расковырять и присвоить, подумал Твин, но сейчас не та обстановка. Плавно накатившись, робот замечательно ухнул в яму, полностью уместившись туда.

- Пшли! - дал отмашку оверлункс.

Танки двинулись на прорыв, уничтожая автопушки. Для этого годился весьма немудрёный, но действенный алгоритм. Один танк высовывал из-за укрытия угол корпуса, и автопушка начинала лупить в него - если и пробивала, то толку никакого, только лохматила пустой металл брони. В это время второй, не попадая под обстрел других огневых точек, не спеша прицеливался и снимал автопушку прямым попаданием. Эти автоматические турели, судя по всему, были поставлены уже после списания северного полушария, потому как достаточно уверено пробивались кумулятивом. Свалка оказалась пополнена ещё и обломками этих механизмов, снесённых со своих мест на стенах и крышах. Наблюдая за процессом, оверлункс не забывал поглядывать на мамонта... тоесть, на робота, который ворочался в яме, пытаясь что-то придумать, но на это его мозгов явно не хватало. А тем временем харв с штурмовыми железяками уже подкатил к нужному месту, и автоматы полезли внутрь через дверные проёмы. Внутри всё выглядело, как обычный сухоурбник - навалы бетонной крошки и пыль, делающая всё однообразно серым.

- Топтуны гусей, за погодой кто-нибудь следит? - фыркнул Зиктрис.

- А что?

- То, что на подходе шторм баллов на пятнадцать. Надо закругляться и сваливать, а то тут всё засыпать может.

- Фиксирую радиомаяк... минус третий этаж, около лестницы. В темпе!

В то время как наверху танки ещё достреливали оставшиеся автопушки, чтобы не получить в гузло при отходе, роботы проникли на указанный этаж, высадив по пути несколько дверей, и обнаружили некий относительно небольшой прибор, призывно мигавший огоньками.

- Есть контакт. Вытаскиваем и сматываемся.

- У вас около семи минут, - сообщил Зиктрис.

- Возможно, меньше, - добавил Твин, - Бульдоз пытается выбраться из ямы.

Группе однако потребовалось минуты три, чтобы погрузить цель операции на харв, а ещё через три минуты тот уже закатился на площадку суппорта. Оверлункс убедился в том, что передатчик находится на корабле, после чего можно было расслабиться, рыгнуть, и открыть очередную банку тоад-колы. Танки в крайне резвом темпе закатились вслед за харвом, складывая гусаки и уплотняясь на местах; суппорт поднял аппарели, в свою очередь разложил гусеницы, поднимаясь над поверхностью почти на десяток метров, и развернулся прочь от гравеярда. Не успели корабли набрать скорость, как им под зад наддал штормовой фронт, заметно ускорив тысячетонные махины. Вокруг полетели покрышки и щебёнка, смешанная с песком и бетонной пылью. Наступила бы темнота, но и до этого освещённость была совсем недостаточной, чтобы глаз хоть что-то различал - так что, темнота стала только темнее.

Как и подозревали жабократы, устройство оказалось ДТ-передатчиком: такая технология достаточно широко применялась и была известна. Принцип заключался в создании частиц-двойников, которые затем разделялись по двум разным элементам, составляющим пару. Импульсы, подаваемые на один элемент, отдавались во втором, при этом не имело никакого значения, каково расстояние между элементами - таким образом работал межзвёздный телеграф, пересылающий телеграммы с одного края галактики на другой без малейшей задержки. Насколько было известно, перехватить импульсы между парными элементами ещё никто не осилил, так что ДТ-связь являлась полностью защищённой от прослушки. Не было уверенности, что от прослушки защищено всё остальное, но имелись некоторые доводы закрыть на это глаза.

Благодаря передатчику жабократы смогли связаться с ксенонским подпольем, и уже через небольшой срок на "Ресерчающем" встретились с представителями эт-самых. Поскольку это были именно эт-самые, всмысле ксеноморфы, для переговоров выбрали этот отдельный тестовый корабль, чтобы не пускать этих коз в основной огород. Кстати, один из прибывших мордой как раз сильно походил на козла, хотя и без рогов. Второй отличался исключительно длинной башкой, делавшей его похожим на некоторые породы собак, и оверлункс невольно усомнился, что туда влезет достаточно большой мозг, чтобы эт-самое. Кроме того, вместе с представителями объявилась и Дезибел. Войдя в столовку, белая ксенонка дружелюбно оскалила зубки и повиляла хвостом, не особо длинным, но всё-таки существующим.

- Эхей, каналья! - хрюкнул Твин, растягивая пасть в лыбе, - Тебе всё-таки удалось, Дез!

- Это было несложно, - хмыкнула Дез, - Главное вы сделали, отключили имплант, а дальше, как оказалось, никаких проблем. Вот эти морды - это Грай и Мулф, они из ксенонского Директората.

- Я гад!... Тоесть, я рад, - кивнул ушами оверлункс, - Чаю лупанёте?

- Почему бы и нет, нахаляву-то, - поворочался в шкуре козлообразный Мулф.

- Дезибел нам тут много порассказывала, - сказал Грай, зыркая внимательными чёрными глазами, - Получается... ну, что-то да получается. И главное, нас тут сильно слушают?

- А рысь его знает, - фыркнул Твин, - Но думаю, это побоку.

- Побоку? - удивился длинный ксеноморф.

- Да. Бок это вот здесь, - показал на бок оверлункс, - Кхм. Всмысле, не надо лишних движений. От слежки на Аусвайсе никакой гарантии нет, поэтому рассчёт на другое...

- На кизил? - захихикал Зиктрис.

- Нет. Рассчёт на то, что нас пасёт СБ Фирмы.

- И чо?

- Огузок в харчо! То, что ксеноводством занимается не Фирма. Фирме эти фортели вообще невыгодны и опасны. Сначала они зачистят своими цепными ксенонами север, а потом начнут тестировать на населённой урбе, наверняка. Поэтому, даже если соедкапитальские спецслужбы, кто там - СРУ, или ещё какая падаль, прикажут СБ передавать им информацию про нас, не думаю, что те будут выполнять слишком рьяно. Если вообще будут.

- Это логично, - подумав, кивнул Грай, - Но они-то до этого додумаются?

- Если слушают, так я им сейчас подсказал, - хмыкнул Твин.

- Это значит, опасаться не будем? - рыгнул "козёл", вливая в себя ещё литр чаю.

- Будем. Нам надо сейчас же сделать основное дело, пока кто-нибудь из минус-друзей не зашевелился.

- Сейчас же? - хмыкнул Грай.

- Немедленно, - подтвердил оверлункс, - Вы знаете, где центр контроля?

Ксеноморфы переглянулись и пожали плечами.

- Думаем, что знаем. В плезурь-комплексе "Мираж".

- В плезурь-комплексе? - заржал грызь.

- Да. С блэкджеком и шлюхами, - усмехнулся Грай, - Но именно в "Мираже" не только это, а ещё и тот самый центр управления, который вы ищете... который мы ищем, точнее. Дело в том, что комплекс расположен в куполе, который задвигается в пятое измерение... ну, такая бесполезная пафосная фишка для привлечения дураков. А по совместительству, туда невозможно попасть, когда купол активирован. Картина понятна?

- Думаю, понятна... - приоскалил клыки Твин, - Это они крупно просчитались.

- Почему?

- Потому что купол не даст минус-партнёрам пустить коды отключения, - разжевал оверлункс, - И мы сможем учинить там погром при помощи танков.

- Твиныч, а напуха эти сложности? - пожал ушами Зиктрис, - Может, просто рвануть этот купол к пухеням?

- Замочить несколько сотен произвольно выбранных граждан, это мимо пуха, - покачал ушами Твин, - Нам надо ворваться именно в центр управления и творить беспредел уже там, а не по всему комплексу. Кроме того, я рассчитываю на получение базы данных.

- Чиво?? - хором вытаращились все трое ксенонов.

- Базы данных, - повторил желтошёрстый, - По ксенокоду как таковому, а также по личностям ксеноморфов. Если у Союза будет эта информация, требовать выдачи будет куда как сподлапнее.

- Это может сработать, - подумав, сказал Грай, - Директорат не мог осуществить атаку своими силами, потому как эти гады слишком много знают про ксеноморфов. У них есть средства воздействовать и без имплантов, и ещё черт знает что. Но если это сделаете вы со своими антропами и танками, это будет отлично.

- Это будет идеально! - заржал Твин, - Осталось только сделать, да.

- Мы обсудим это с советом Директората... - заикнулся Мулф.

- Даже не заикайся! - оборвал его оверлункс, - На бюрократию нет времени. Кроме того, от вас ничего слишком большого не требуется, в основном информация. Ну и юнитов хорошо бы подкинуть, сами понимаете. И ещё транспорт.

- Да поможет нам святой Януарий! - закатил глаза козловидный.

- Да, пусть тоже помогает, - не моргнув глазом, сказал Твин, и тут же схватил за уши грызя, - Зик, можно уменьшить размеры гусаков, чтобы сделать танки более компактными?

- Как непуха делать, - пожал ушами грызь, - Пол-часа работы. Только вот во что ты поместишь целый танк?

- Ни во что, - резонно ответил оверлункс, прикинув, - Только навесить на него скребок, чтоб сошёл за бульдозер. И в жёлтое покрасить.

- Это несусветная глупость! - фыркнул Грай.

- Предложения лучше есть? Нету? Тогда красим в жёлтое.

- А стволы? - хмыкнул Зиктрис, - Бульдозер с двумя волынами выглядит довольно странно.

- Спилить. Для стрельбы почти в упор стволы не нужны, так ведь?

- Да ты курнул, чтоли? - заржал грызь, - Но это всё так, стволы спилить не проблема.

- Вот примерно как выглядит вход, - показал набросок на бумажке Грай, - По нашим данным.

- Значит, "стройтехника" просто тупо проезжает КПП, - прикинул Твин, - Пусть и снесёт ворота, если они их закроют. В это время группа пехоты должна прорваться внутрь периметра, вот так. Вторая группа должна маячить на подходе и делать вид, что вот-вот ворвётся. Дураки думают, что к ним попали десять вооружённых чуваков, и закрывают купол, чтобы не пустить ещё сотню. Когда купол закроется, в дело вступают танки и объясняют им ихнюю ошибку.

- Тык они откроют купол, чтобы получить подкрепления, - заметил Зиктрис.

- Это ещё додуматься надо. Кроме того, искривление пространства быстро не сгладить, им потребуется несколько минут как минимум, нам должно хватить.

- Хм, а это может и сработать! - обрадовался Грай, потирая лапы.

- Сработать?? - фыркнул Мулф, - Вы тут на коленке за пять минут состряпали план атаки на секретный объект СРУ, и это - сработать?

- Да, - Твин сделал такую же морду, как при слове "NO.", - Главное это фактор внезапности. Они наверняка знают, что мы вступили в контакт. Когда они будут ожидать возможного нападения? Через неделю, или месяц. А пока затеят реорганизацию для усиления, что в краткосрочной перспективе принесёт обратный результат. Тут мы их и возьмём клешнями за огузок!

Зиктрис опять заржал, хотя и полностью поддерживал такое решение, Дезибел пожала плечами. Оверлункс и грызь посмотрели на своего эксперта по хитрости, которая внимательно слушала, но не тявкала лишнего. Реддишка поводила носом, но в итоге развела лапами:

- Ничего не могу сказать по этому поводу, маловато информации. Ясно только, что это риск.

- Это да, - легко согласился Твин, - К тому же, хорошей р-защиты у нас очень ограниченное количество, остальное эрзацы.

- Может быть... - заикнулась лиса.

- Шиш, - покачал головой оверлункс, - Убирать защиту с тех, кто не учавствует в операции, недопущаемо.

- А кто тебе сказал, что я не учавствую в операции? - поинтересовалась Реддишка.

- А кто будет смотреть за флотом? И главное, доставать олухов из криомешков, в случае чего?

- Пожалуй да, - согласилась рыжая, - Да и не очень-то хотелось.

- Да всем вообще не хотелось, - пихнул её локтем Зиктрис, - Но партия сказала есть контакт, и народ стал есть контакт.

- Таким образом, - сказал ксенонам Твин, - Рискуете в основном вы. Нас в крайнем случае прикроют даже минус-партнёры из Фирмы, вобщем, как-нибудь выкрутимся. Зато результат будет исчерпывающий, если будет.

- По лапам! - выпалил Грай, чтоб не передумать.

- Включить гипердвигатель! - распушив щёки, с должным пафосом цокнул грызь.

Грызю предстояло включить не гипердвигатель, а редактор для МК100, изменять конфигурацию танков для их использования в предстоящей авантюре. Длина ленточных гусаков была уменьшена до минимума, стволы укорочены до полуметра, корпус покрашен в ярко-жёлтое, как вся строительная техника. Где в другом месте на окраску вообще никто не обратил бы внимания, но это Аусвайс, планета проштампованых и нормированных мозгов. Им требуются реально недюжинные усилия, чтобы понять, что жёлтая техника не обязательно такси или бульдозер. Кроме того, на танках появились скребки спереди, скрывавшие большую часть машины, и бутафорская кабина сверху, закрывавшая всё остальное. В итоге спереди действительно очень похоже на бульдозер, что и требовалось.

Поднятый аврал оказался действительно молниеносным, потому как не успели жабократы приготовить машинерию, а к флоту уже прибыли пять штук тяжёлых аэротранспортёров от Директората. В два погрузили по танку, ещё два занимали отряды ксенонской и антропской пехоты - отдельно друг от друга, само собой. Пятый шёл для подстраховки, абы какой из транспортов навернётся. Твин провёл "бриефинг", как это называли местные, уложившись в тридцать секунд - сообщил, что нужны добровольцы для крайне рискованной операции. Правда он был почти уверен, что антропы не вкурили в суть и посчитали, что он им просто приказал, хотя оверлункс и в мыслях этого не держал. Но на утаптывание гуся времени не оставалось, поэтому просто отряды подняли по тревоге и погрузили в транспортёры, севшие на площадки для челноков.

- Товарищи жабократы, - заявил Твин по общему каналу флота, - У нас небольшая войсковая операция. По её завершению участникам придётся в спешном порядке валить с планеты, воизбежание лишних инсинуаций, поэтому просьба приготовить всё к этому мероприятию. Кроме того, вероятно отключение всей машинерии на какое-то время, если минус-партнёры задействуют коды отключения. Вопросы?

- По нулям, - квакнул Манурь, - Надеюсь, это принесёт Прибыль.

- Я тоже... - буркнул оверлункс себе под нос, - По машинам!

На самом деле, сидеть предстояло в наскоро свареной будке из броневого листа, которую прирысячили к заднице танка - ведь внутри места для экипажа не предусмотрено, ясное дело. Рассчитывать оставалось только на индивидуальную защиту, которая по мощности превосходит ту, что поставлена на весь танк. А там уж рысь его знает, как оно, захихикал Твин, устраиваясь в тесном гнезде. Но, тесное не тесное, а терминал туда влез, что сильно повышало оперативность управления. Оверлункс убедился, что в наличии танк со снарядами плюс второй в версии ЗСУ, с восемью малокалиберными пушками, чтобы устраивать шквал огня по малозащищённым целям. Возможно этого и хватит, чтобы сжечь цель, но для захвата базы данных требуются старые-злые рифлёные: их имелось пятьдесят штук по двадцать пять в каждом отряде. Главный косяк состоял в том, как протащить пехоту под купол, пока он не закроется. Тупо въехать с двумя машинами это ладно, но с толпой вооружённых чуваков на них - явно перебор. Ладно, сообразим на месте, хихикнул оверлункс.

А что я вообще делаю, задался Твин обычным для себя вопросом. Жадничаю?... Да пожалуй что, да. В данном случае жадность относилась ко времени - если не разрулить ситуацию, можно торчать на долбаном Аусвайсе до посинения, а это не входило в оверлунксячьи планы. Он вообще объективно понимал, что мозги не железные и у него тоже. От всех местных уникальностей они хоть на миллиметр, но приближались к точке катапультирования, и никак нельзя допускать, чтобы произошёл уход в минус. Это было бы крайне разрушительно, потому как реально обозлённый Чернокотов - это так себе, пойдёт крошить направо и налево, а Зиктрис поддержит чисто для поржать - и не заметишь, как южное полушарие станет похоже на северное. Поэтому покрошить именно тех, кого следует - самое верное решение. Да, можно конечно и пулю получить, но вообще, жить - вредно, сказал себе оверлункс, и захихикал.

Аэротранспортники тем временем неслись на гиперзвуке, поднявшись в стратосферу, и далеко внизу оставались штормовые фронты, пустыня и сухоурбник с вильником. Грай заверял, что для перелёта организовано надёжное прикрытие, так что никто не станет поднимать истребители на перехват... наверное, уточнил ксенон. Ну, кто не рискует - тот остаётся без рисок, как известно. На тактик-экране Твин наблюдал за тем, как внизу проплывает Стена, отбрасывающая длинную тень на север; южнее её начинались более-менее жилые районы, быстро переходившие в сплошную урбу, рассечённую только водоёмами. Сейчас "Байкурнул", мобильный космопорт флота, шёл на юг с сопровождением боевых единиц, чтобы "эддер" оказался как можно ближе к месту операции. Ближе не ближе, одна рысь, тысячи три километров, за секунду не метнёшься. Если СРУшники сумеют задействовать свои силы или заставить СБ Фирмы, шиш доберёшься до корабля. Однако оверлункс имел все основания полагать, что они достаточно долго будут офигевать над происходящим и к адекватным мерам приступят тогда, когда будет поздно.

По долинам и по взгорьям, шла дивизия вперёд,

Чтобы с боем взять Приморье, белой армии оплот!

Наливалися знамёна кумачом последних ран,

Шли лихие эскадроны приамурских партизан!

Этих дней не смолкнет слава, не померкнет никогда,

Партизанские отряды - занимали города!!

Услышав смутно знакомое на общем канале, оверлункс сам не заметил, как стал подпевать, и само собой, захихикал от этого. Впрочем, он не отрывался и от экрана, осматривая окрестности купола плезурь-комплекса: эти данные передали только что, свежачок, так что имеет смысл подробно ознакомиться. Город, который предстояло занять партизанам, имел в диаметре около полукилометра и снаружи представлял собой полусферу мутного белого цвета. Как и подозревал оверлункс, парковки для мобилей располагались снаружи купола, на подходах к воротам - это подходящие площадки, чтобы посадить транспортники.

- Грай, - переключил Твин канал связи, - Надо отрезать связь с парковок. Если они поднимут шухер сразу, это будет кисло.

- Ок, - подумав, ответил тот, - Тогда наш транспорт идёт первым и содит десант на крышу. Мы сможем их заткнуть так, чтобы не успели пикнуть.

- Долго и паливно, - не согласился оверлункс, - Просто откройте двери и посыпьте будки охраны из станеров, без разбору. На это дело у вас секунд двадцать.

- Ок, - буркнул Грай.

- Зик, ты там не курнул? - на всякий случай уточнил Твин у грызя.

- А что, тебе можно, а мне нет? - заржал Зиктрис, - Да ладно, всё под контролем. Садимся куда, перед клумбой?

- Да, там места больше всего. Как думаешь, станеры возьмут охранцев?

- Тех что на стоянке возьмут, а купольных - вряд ли. Они не настолько дураки, - цокнул грызь.

- Тогда придётся воспользоваться летальными средствами, сухо говоря...

- Да вон ксенам только дай возможность, они воспользуются по полной, - хмыкнул Зиктрис.

- Главное, зенитку им не давай, положат всех без разбору. А нам надо с разбором.

- Четыре минуты до цели.

- Копана в кот...

Внизу проносилась густая урба, погружённая в обычную дымку, а Твин переключал каналы, жрал информацию и чесал интуицию, образно говоря. Если бы ему что-нибудь пригрезилось, он без зазрения совести развернул бы всю "дивизию" обратно - не впервой. Однако, никаких тревожных признаков ухо не уловило, и оверлункс укреплялся во мнении, что всё просчитано верно. Как раз сейчас СРУ усиливает охрану, создавая дезорганизацию, и нужно считать цыплят, не отходя от осени, как тявкает Реддишка.

- Мы над целью, начинаем атаку!

Аэротранспортник, похожий на вагон с треугольными крыльями, резко спикировал к площадке, снеся рекламные заросли с крыши ближайшего дома, и завис над КПП. Из открывшихся боковых дверей полетели очереди станнерных зарядов, покрывшие помещение сплошным дождём. Следующие транспорты заруливали следом, распугивали аборигенов под пузом, и садились прямо на мобили, потому как другого места тут отродясь не сыщешь. Тактик-экран принимал и звуковые каналы, поэтому можно было слышать противный лязг мнущейся жести и треск пластика, когда многотонный транспортёр навалился на легковушки пузом и расплющил их в блины. К чести производителей, аккумуляторы в машинах не рванули, что облегчало дальнейшие действия. Из открывшихся грузовых отсеков выкатились "бульдозеры", снесли заграждение на въезде парковки и встали на дорогу.

Пехота в темпе побежала цепляться за их бока, потому как не было другого способа быстро преодолеть по-километра до ворот купола. Все участники удосужились раздобыть армейские мимикрирующие комбезы, поэтому выглядели, как стадо хамелеонов. Если боец прижимался к поверхности и не двигался, то становился сильно похожим на эту поверхность, так что сразу не бросался в глаза, что и требовалось. Правда, такую окраску сразу распознавала автоматика, потому как ничто другое её не имеет, и это большой минус... но привередничать было бы не к месту. Аборигены вот не возмущались, а сразу начали бежать прочь с дороги, когда увидели несущиеся на них жёлтые танки, так что путь саморасчистился, позволяя давать максимальную скорость. Гусеницы на такой скорости уже не лязгали, а тяжело жужжали, сливаясь в сплошные ленты. Вцепившись в скобы, десант наверняка припоминал растакую оверлунксачью тёщу.

Впереди вырастала громада купола, ворота и вывеска над ними "Плезурь комплекс "Мираж". Казино, бордели." Чем ближе туда, тем больше попадалось такой публики, которая не привыкла сама убираться с дороги - тут помогали скребки, сбрасывая мобили на обочину, как пустые коробки. Твин прикидывал расстояние до КПП, и когда счёл его подходящим, не умолчал об этом. Заработали станеры, прикрученные на башни танков, и будки охраны засыпало синими шариками холодной плазмы. Судя по тому, как резко заскучали топтавшиеся снаружи, защиты у них не было. Оба танка, снеся с пути мобили на въезде, ввалились внутрь периметра купола. Уже кое-что, хихикнул оверлункс. Теперь следовало непременно закрыться, иначе шансы на успех операции будут так себе. Какой-то умник из охранцев начал палить из огнестрела, и десантура враз успокоила его, накрыв шквалом огня, заодно изрешетив будку и две машины рядом.

- Тушка-пять, кушать подано! - сообщил Твин.

- Трактор, тебя понял, захожу к столу.

Из-за крыши зданий появился аэротранспортник, и снося рекламные растяжки, начал пристраиваться сесть прямо перед воротами. Через десять секунд дневной свет снаружи купола начал резко меркнуть. Как по часам, хмыкнул желтошёрстый. Урба за воротами постепенно растаяла, оставив звёздную бездну - купол теперь ушёл в другое измерение, став недоступным с поверхности планеты. А это в пух, как кое-кто цокнет...

- Это в пух! - не стал молчать Зиктрис, - Топчем гусей! Противник на десять, пехота, роботы!

С указанного направления действительно приближался оперативный резерв охраны - целая рота вооружённых капантропов и три шагающих робота типа "курица". Как только они вышли на открытое место, ЗСУ повернула башню и окатила гостей волной огня, враз повыбивав большую часть чуваков. Робот же получил попадание из танковой пушки и заскучал, потому как реактивный снаряд опасен даже для прочной железки. В то время как ЗСУ держала остальных под постоянным обстрелом, не давая прицеливаться, отметил как цели и остальных "куриц". Роботов даже не особо ломало, но динамический удар снаряда настолько хорош, что их приводило в негодность. "Курицы" отлетели к стенке и там продолжили скучать, а вот рифлёных поломало сильно, так что только длинные красные полосы отмечали, где произошло очередное убийство.

Оглядевшись, оверлункс присвистнул, потому как большая часть зданий под куполом оказалась прозрачной! Не фигурально выражаясь, а просто физически прозрачной, так что бегущие в сторону ворот ребята в куртках с красноречивой надписью "СРУ" были видны отлично прямо сквозь стены. Сквозь них пролетал и реактивный снаряд, так что Твин потратил шесть штук, вгоняя в замеченные группы противника. Прозрачные здания от этого сильно пострадали, покрывшись трещинами, как стекло, и чёрной копотью от взрывов. Пока отряд уничтожал охрану, посетители казино в панике убегали к дальнему краю купола, где и скапливались, как мухи, потому как бежать дальше некуда. Впрочем, это было крайне на лапу, потому как отсутствие лишних чуваков помогало сразу найти то, что требуется.

Оверлункс обладал некоторыми способностями, а именно имел нюх на логистику, как это называлось. В данном случае он сразу определил, что подсобки для казино и борделей находятся в одном большом здании слева, а якобы "служебные помещения" дальше - как раз и есть искомый объект. Это было полностью подтверждено, когда снаряд проделал в стенке - на этот раз не прозрачной! - огромную дыру, и оттуда немедленно рванули вперёд "тени". Серые, похожие на рысь знает кого зубастые твари привели бы в ступор любого аборигена, но только не северян и тем более ксеноморфов. Те только переключились на подствольники, и окатили наступающих залпом импульсных гранат. Электромагнитный удар выводил из строя наночастицы, из которых и состояли твари, и монстры рассыпались в невесомую пыль, тут же улетавшую по сквозняку.

- Левый фланг! - цокнул Зиктрис.

Впрочем, он сам и повернул туда зенитку, выметя шквалом огня вторую группу "теней". После того, как их разорвало в клочья снарядами, следовало ещё обработать клочья опять-таки гранатами, чтобы те не собрались обратно. Насколько видел Твин, антропы и ксены справлялись на пятёрочку и действовали на удивление быстро и слажено. Вероятно, не хотели облажаться перед вероятным противником, который пока был союзником, ну да ладно. Оверлункс переключился на гравископ и выцелил ушастых, стоящих как раз в том месте, откуда набегали монстры. Снаряд пробил три стенки и рванул как раз в нужном помещении, расшвыряв фигурки ксенонов и капантропов, как тряпичных кукол. Всего-то делов, прикрутить гравископ за двести монет, какие тысячами завезло торгпредство, а эффект на загляденье!

- Отрежьте восточную часть купола! - давал ценные указания грызь, - Чтоб оттуда никто не прибежал, чисто?

- Позиции заняли! - отрапортовал командир антропов, прежде чем Твин успел заикнуться.

Штурмовать центр контроля ксенонов при помощи ксенонов - идея так себе, однако антропы столь шустро убежали на эти позиции, что становилось ясно - они как раз на это и хотят позырить. Ладно, рыкнул оверлункс, я это вам припомню... Вслух же он сообщил Граю, что надо двигаться. Двигаться пришлось собственным гузлом, потому как в танке просто закончились снаряды. Уже?... Оглянувшись на погром, учинённый под куполом, желтошёрстый убедился, что танк своё отработал как следует. Что ты сейчас делаешь, спросил он себя, вылезая из бункера на корпусе машины. Жадничаю, захихикал Твин, добываю информацию по ксенокоду и вообще всей этой бадяге. В КБР есть практика выдавать премии за информацию, а за такую можно и...

- Можно и пулю схлопотать, не? - толкнул его сбоку Зиктрис, тоже выбравшийся из машины.

- Что там пули, когда снаряды не берут! - машинально ляпнул присказку оверлункс, - Как думаешь, где у них серверная?

- Серверная на сервере, - заржал грызь, полностью игноря хлопающие вокруг выстрелы и грохот битого стекла, - Вон там похоже на проводку, видал? По этим проводам должны выйти куда надо.

- Курица!! - истошно завопил ксеноморф, закатываясь под танк.

Следом за ним прошла щедрая волна пуль, со звоном выбивая искры на броне и поднимая пыль от крошёного камня на полу.

- Не курицца, а естцца, - цокнул Зиктрис, высовывая из-за брони набалдашник автомата.

- Рыжая морда, ты где АФМ взял?! - возмутился Твин.

- В тумбочке! - резонно ответил грызь, аккуратно прицеливаясь, - На!

АФМ дал короткую очередь с характерным щёлканьем при выстрелах, со стороны цели тут же грохнул взрыв. Пробить аккумуляторы робота из настоящего армейского АФМ - вообще не проблема, так что "курице" не повезло. Твин просто орысел оттого, что грызь протащил с собой на планету среди прочего барахла ещё и эту волыну!

- Волыну, - фыркнул Зиктрис на эти мысли вслух, - А тебя не смущает мазерная пушка в собственной лапе?

- Не, она меня скорее успокаивает, - хмыкнул Твин, глянув на мазер, - Сумеешь найти серверную?

- Возможно. А ты опять гусей топтать будешь?

- Почему гусей, уток... Всмысле, есть подозрения, что центр контроля вон там, - показал вверх оверлункс, - А серверная внизу. Лучше топтать этих гусей одновременно, чтобы эт-самое.

- Кло, - быстро решив задачу, кивнул Зиктрис, - Иглоухие, вон туда!

Твин же побежал за остальными иглоухими, которые шмонали башню этажей в десять - благо, она была не большая, потому как размеры купола не позволяли. Кроме того, относительно небольшая башенка терялась на фоне извратных сооружений для казино и борделей - но это для обывателей, а для знающих морд другое дело. Оверлункс фыркнул при виде изрешеченных трупов, которые попадались везде, где прошли ксеноны - но, жалеть СРУшников он не собирался ни разу. Да и вообще, их нашпиговал металлом не он, а ихние же ксеноморфы, любые средства контроля это подтвердят, так что всё рысь в рысь.

- Полиии...шмяк! - донеслось из выбитого окна, мимо которого пролетел очередной невезунчик.

Нирыся страшного, хмыкнул Твин, как превращать в ад жизнь морфов, так они пожалуйста, а тут полицию им подавай. Перелезши через завал, оверлункс наткнулся на капантропку - как ему показалось, это была та самая из СБ, что клевала ему мозги на конференции. На самом деле он просто не отличил бы более-менее похожих антропов друг от друга, как это всегда бывает с другим биовидом. Как бы там ни было, засранка начала нерешительно поднимать волыну, и оверлункс не стал проверять, что там у неё такое, а резанул лучом мазера по руке, срезав несколько пальцев. Пока жертва вопила, он приблизился достаточно, чтобы пробить и оружие, приведя его в негодность.

- Пошла отсюда вон! Образно говоря, - прорычал оверлункс на пинглише, показывая в нужном направлении.

Избавившись от помехи, он двинул дальше, стараясь найти что-нибудь интересное, но пока тут попадались только конторские помещения, а рыться в каждом компе не было времени. Воисполнение цели уничтожить центр управления оверлункс только разрезал корпуса системных блоков мазером, чтобы испортить диски. Впрочем, это он делал только в том случае, если находил целые, а таковые встречались редко, ксеноны и сами умели портить, используя автоматы. Судя по звуку выстрелов, портили они уже на несколько этажей выше, так что Твин поднажал, не обшаривая все помещения подряд. У этих ректоцефалов командный пункт всегда на верхнем этаже, как пить дать.

На подходе к предполагаемому кп прибавилось трупешников и следов дестроя на стенах. Выйдя в широкий корридор, оверлункс обнаружил нескольких союзных ксенов, которые сжались на полу, держась лапами за головы и подвывая. Не зря я сюда заглянул, оскалил клычки желтошёрстый, и рванул к дверям. В помещении, куда он сунулся, находилось нечто вполне похожее на оборудование связи, стало быть, здесь они и могли генерировать управляющие импульсы. На пороге лежали два расстреляных до состояния решета ксена, а возле оборудования суетились трое капантропов и один чувак покрупнее... Твин особо не разглядывал, просто высунулся из-за угла, врубил мазер, и принялся кромсать им, как огузок отвёрткой. Раздались вопли вперемешку с грохотом ломающегося металла, а через десять секунд такой обработки в помещении обрушился потолок. Ну как потолок, скорее весь чердак сложился, потому как мазер резал не только цели, но и всю стену, обрезая железобетон, как ножик бумагу. Всё заволокло бетонной пылью, но оверлункс был почти уверен, что успел достаточно порезать всех умников, включая омикронца. Вряд ли кто сумеет их вытащить и восстановить, что и требовалось.

- Это Грай! Кажется, мы сбили поле!

- Поздняк метаться, - хмыкнул Твин, - Поле ушатано. Как дела внизу, Зик?

- Потери оптимальные, с хабаром нужно ещё минут десять, - доложил грызь.

- Огурцы. У нас несколько жмуров, но цель готова, двигаемся вниз.

Оверлункс отметил, что пришедшие в себя ксеноны заняты рысь знает чем, и поторопил их с криомешками. Если сунуть туловище в мешок, вероятность его сохранности близка к ста процентам. Тобишь если башку не разнесло на части, то и возможность восстановления вполне годная. Упихивая в мешок одну из тушек, Твин сильно вздрогнул, когда до него дошло, что это Дезибел. Белая мордочка ксенонки была красной от крови, из горла торчал какой-то весьма массивный кусок, но вроде бы, в лепёшку её не расплющило, и то хлеб. Ксенокод ксенокодом, а кровь красная, как и у всех зверей, подумал оверлункс, разглядывая измазанные лапы. Впрочем, тормозил он секунд десять, потом подхватил закрытый мешок на плечи и в максимальном темпе стал двигаться в нужном направлении, подгоняя остальных. Вместе со всем снаряжением даже ксенонка весила изрядно, но Чернокотов за свою жизнь тысячи раз разгружал "эддер" влапную, так что такой груз никак не мог его остановить.

Непривычных к нагрузке лап тут не имелось, но у той команды, что шмонала серверную, груза оказалось куда как больше. Ксеноморфы вытаскивали целые носилки, на которых громоздились мешки, набитые хардами, вынутыми из аппаратных стоек. Это мне с планеты не увезти точно, подумал оверлункс, даже на перепись и перекодировку уйдёт месяц, а линять надо немедленно.

- Тааак, подходи по двое, сюда, кантуй! - суетился грызь, залезши на танк.

На башне был открыты боковые панели, служившие для перезарядки - поскольку заряжать было нечего, оттуда выбросили кассеты для снарядов, освободив приличный объём для груза. В зенитку загрузили криомешки, каковых было восемь штук, а в танк - мешки с хардами. В боеукладку они не влезли, пришлось крепить прямо к корпусу и башне. Твин был готов поспорить, что СРУ уделило кучу внимания кибер-безопасности, но не предусмотрело такого варианта, что кто-то может просто стянуть харды физически, а не взламывать всякие защиты. Забросав на машины груз, туда же попрыгали оставшиеся рифлёные, и танки в темпе поползли обратно к воротам.

- Чувак, мы уходим! - сообщил антропу Твин, держась за открытую крышку бронебункера.

- Слушай, мы тут обнаружили какое-то непотребство! - выдал удивительную новость тот.

- Ты выдал удивительную новость! - фыркнул оверлункс, - Я-то думал, тут библиотека.

- Да не... Они тут занимались натуральными пытками и убийствами, чёртовы извращенцы!

- Это так себе, Сэм, - спокойно ответил Твин, - Сначала взорви генератор искривления.

Прокатившийся под куполом грохот взрыва подтвердил, что генератор готов.

- Теперь слушай. Можешь конечно остаться и подождать полицию, но мне сдаётся, никто не будет вам благодарен за раскрытие эт-самого. Вы недоносков освежевали?

- А то.

- Ну и всё, теперь пусть полиция делает из них чучело. Жертв они скорее всего отпустят, так что смотри.

- ...окей, подождите две минуты.

Два жёлтых танка остановились перед погромленным въездом, ждать антропов. Кроме того, выйти ещё было нельзя, пока не упало искривление: в воротах постепенно проявлялся пейзаж урбы. Глядя назад, оверлункс остался доволен - та часть комплекса, где располагались блекджек и шлюхи, осталась почти целой, а вот объект СРУ зиял дырами в стенах и вяло дымился. Да мы просто спецназ, хмыкнул желтошёрстый. Когда подбежавшие антропы позапрыгивали на машины - теперь уже вперемешку с ксенонами, даже они забыли воротить морды, когда припёрло - ворота окончательно открылись, танки, скрипя гусаками, шустро выкатились из-под купола, смяли полицейский кордон, которым те усердно перегораживали дорогу, и пошли обратно к парковке, паковаться в аэротранспортники. У местной полиции точно имелись на вооружении гравгены, которыми легко можно было остановить любые танки - но, как и рассчитывали жабократы, задействовать их немедленно они не раскачаются. Красная лента же удержать машины не осилила, и они полным ходом прокатились вдоль квартала, свернув затем к транспортам.

- Трёхсотых и харды - Грай, забираете себе! - вдавливал слова в канал связи Твин, перекрикивая вопли местных и лязг мобилей, попавших под гусаки, - Прячьте очень тщательно, потому как засранцы начнут их искать! Я беру только один мешок, возможно, успею переписать.

- Ок, - хмыкнул ксенон уже без связи, потому как танки заезжали в грузовые отсеки, - Похоже, мы это сделали!

- Пока ещё шиш мы сделали, - возразил оверлункс, - Ещё слинять надо. Давайте в темпе!

Схватив мешок, он спрыгнул с машины, выбежал из транспортника и перебрался в другой, куда набивались антропы, чтобы лететь на "Байкурнул". Снаружи начинался кипеж, в воздухе висели полицейские аэромобили, вопя сиренами, кажется даже кто-то палил - но желтошёрстый всё это проигнорил, и просто оказался в транспорте. Мешок, который он забрал, само собой содержал не харды, а ксенонку. Аэротранспортник взвыл движками и рванул вверх и в сторону, одновременно выбросив тучу дыма и тепловых ловушек.

- Ну тааак... - выдохнул Зиктрис, подёргивая ушами, - По крайней мере, погром мы учинили, контроль за ксеноморфами должен упасть. Твоя иглоухая подружка довольна, не?

- Думаю, ей сейчас малёк пофигу, - хмыкнул Твин, показывая на мешок.

- Э? - удивился грызь, улавливая соль, - Напушнину? Ты косяфор эдакий мешки перепутал, чтоли?

- Не, - проржавшись, сказал оверлункс, - Во-первых, я обещал Дез вытащить её с Аусвайса. Во-вторых, она куда более ценна, чем харды.

- Какой жадный оверлункс! - сделал удивлённую морду Зиктрис.

- Да, этого не отнимешь, - согласился жадный оверлункс.

На него накатывало чувством выполненного долга, когда "всё.правильно.сделал.", и можно уже растечься в желтошёрстую лужу. Натурально, ведь на этом его возня на трижды неладной планетёнке однозначно заканчивается! От сознания этого факта Твин получал лыбу во всю морду, потому как Аусвайс ему уже надоел до рысиков. Оставаться здесь после учинённого беспредела было бы крайне глупым. Фирма скорее всего не будет на него в обиде, а вот СРУ - ещё как будет, ведь жабократы поломали им весь спектакль.

Аэротранспорт не делал никаких особых маневров, да и не помогли бы они - просто капантропы не успели сообразить, что к чему, и не стали сбивать. А там аппарат уже ушёл на северную сторону, ещё больше усложнив юридическую сторону вопроса... в общем, пока заседатели заседали, транспорт уже добрался до флота и приземлился на палубу "Байкурнула", где стоял и "эддер". Не тратя ни секунды лишнего времени, Твин с мешком и Зиктрис с некоторым хламом, прилипшим к загребущим лапам, перебежали в межзвёздник. Остальные отбывающие - Реддишка и жабцы, уже были на месте, а реактор корабля оверлункс перевёл в режим готовности ещё до начала операции.

- За ваше отсутствие происшествий не было! - отрапортовала лиситка, потом прищурилась, оглядывая зверей, - Постойте, если вы тут, то кто в мешке?

- В мешке ТЫ ! - ляпнул Зиктрис, состроив страшную морду, и едва не получил пулю за такую шутку, - Эй эй полегче, лисярыня, это утка шэ!

- Да Дезибел там, - фыркнул Твин, - Кстати, хорошо бы на досуге проверить, как она.

- Юморист пухов, с.ка! - рыкнула Реддишка, опуская волыну, - А ну пшёл!

Твин же бегом взлетел в пилотскую кабину, и едва плюхнувшись в кресло, переключил установку в маршевый режим и дал газу. "Эддер", выбросив яркие плазменные факелы и в очередной раз опалив палубу, сорвался с авианосца и свечкой ушёл в мутное небо.

Несколько суток полёта до границы могли бы стоить пилоту всех нервов, но когда пилот Чернокотов, ему пофигу. Оверлункс умел безотказно не волноваться в тех ситуациях, когда он не мог воздействовать на происходящее - а именно такая ситуация и произошла. Ему оставалось только глушить тоад-колу и просматривать отчёты от администрации "Вторколеса", на тот случай, если он всё-таки выберется отсюда живьём. Теперь можно было только просматривать отчёты, по большому счёту, из академического интереса, так как всё предприятие осталось на местных синяков. Оставалось надеяться, что разгром цепных ксенонов и оставленный сухопутный флот позволят этим олухам хоть как-то выполнять поставленную задачу.

Как и подозревал Твин, когда затевал всю эту авантюру, вылету "эддера" с планеты никто не стал мешать. Служба безопасности Фирмы явно не собиралась этого делать, а у СРУ лапки не столь длинные, как им бы того хотелось. Даже на мороженую ксенонятину в мешке никто не обратил никакого внимания, как будто это обычное дело.

- Ну как, Редди? - осведомился оверлункс у лисы, слезши в трюм.

- Пациент скорее жив в перспективе, чем не жив, - сообщила та, отмывая лапы от крови, - Нам обязательно оживлять её здесь?

- Скорее даже нежелательно, а то не сойдётся количество организмов, по крайней мере, живых.

- Тогда пусть отдохнёт в мешке, - хмыкнула рыжая, - До места с горячей медициной.

- Благодарю, Редди, - кивнул Твин.

- Я тебя тоже благодарю, что вытащил нас, - усмехнулась Редди, - Достал этот Аусвайс, пора и честь знать.

- Пока ещё не вытащил, - буркнул себе под нос желтошёрстый.

- Это просто звездец! Звездец! Звездец!... - слышались нескончаемые кваки Мануря и Плотса.

Жабцы очень сильно негодовали по поводу того, что пришлось сматываться от мест загребания, но оставаться там и проверять, не захочет ли их кто промурыжить по судам лет эдак на сорок - желания тоже не возникло. Хотя они даже согласились, что решение разруливать дело таким образом было верным, "звездец" квакали уже машинально до самого прибытия на место. Твин ещё много раз прокрутил данные в голове и убедился, что всё рысь в рысь. Ну да, нашлись какие-то отморозки, которые связались с ксенонами и учинили налёт на "Мираж", но они уже в Союзе, и "Вторколесо" тут совершенно нипричём. СРУ конечно может попробовать восстановить свой проект по контролю за ксеноморфами, но Грай заверял, что шиш у них что получится, когда будут массово удалены импланты. Таким образом, докапываться до флота или до космической группировки будет бессмысленно, и предприятие сможет продолжать выбивать нехилую Прибыль. Вдобавок к этому имеется шанс, что у ксенов получится передать базу данных, и тогда Союз сможет потребовать выдачи ксеноморфов. Во-первых из тех соображений, что когда кого-либо удерживают насильно - это не есть правильно, а во-вторых для того, чтобы изучить ксенокод.

Твин слегка потерял невозмутимость, когда навигационная аппаратура зафиксировала маяк - тот, что стоял на границе с соедкапитальской стороны и начинал цепочку, по которой безопасно пролетать. Вёл ли кто "эддер" - этого оверлункс не знал, потому как его локатор вообще не работал в заднюю полусферу, там мог лететь целый флот, а могло не быть никого. Поэтому желтошёрстый начал подгрызать когти, глядя на то, как медленно проходит по полю обзора отметка маяка.

- Ать! - гаркнул над ухом Зиктрис, так что оверлункс подпрыгнул до потолка, - Кхм. Как оно?

- Фактически, мы в нейтральном пространстве, - показал по экрану Твин, - Но радоваться рано. Там ещё два с фигом световых года, куда минус-партнёры вполне могут залететь, ничего не опасаясь.

- Будем надеяться на худшее, - хихикнул грызь, и вспушился.

- Тебе лиса уши не оторвала за твои юморески? - ехидно поинтересовался оверлункс.

- Смотри, бесхозные вещи! - показал в сторону грызь, а сам драпанул в другую, и был таков, животное.

Твин же, поржав, вернулся ко вполне серъёзной вещи: необходимости что-то делать с Истрисом. В том, что делать надо, он уже убедился: динамика явно негативная, сухо выражаясь, и лучше сделать сейчас, чем ждать катастроффы с неминуемыми жертвами. Даже второй пункт - что именно сделать, был полностью утверждён: инициировать введение на планету райнтарского милицейского контингента. Оставался только третий пункт - как осуществить эт-самое. Нет, в плане процедуры желтошёрстый уже был подкован, мог наизусть зачитать, какие действия потребуются. Но у него всё же были сомнения, опасения сделать ещё хуже, чем оно есть. Да, Союз держался в частности на райнтарцах, которых также погоняли "ка-вэ", а это означало не иначе как "кошковолк". Но есть ли уверенность, что на Истрис прилетят те самые ребята, а не какие-нибудь разгильдяи, воспользовавшиеся ситуацией? Ка-вэ тоже не клоны и не биороботы, и что среди них есть разгильдяи - инфа сотка, даже к бабке ходить незачем.

Надежды на худшее оправдались таки через несколько часов, пока пилот усиленно уходил мыслями в другую сторону. Он как следует выругался, когда получил запрос по каналу связи и обнаружил, что по бокам от А-15 идут два тяжёлых корвета, и это явно не советские.

- Вы меня вызываете? - сыграл дурачину Твин, ибо вокруг на световые годы некого больше вызывать.

- Судно ИИТ994415, - сухо передал комп, - У вас на борту запрещённые к вывозу из пространства Соединённых Капиталов объекты.

- И сколько это будет стоить? - сделал попытку оверлункс.

- У вас на борту образцы ксеноморфной жизни, в мешке, в задней части трюма. Немедленно сбросьте указанный объект, в противном случае вам не будет разрешено дальнейшее движение.

- Копана в кот, в мешке - образцы чего?? - разыграл большое удивление Твин, - Сейчас проверю!

Он остановил движки корабля, чтобы не вызывать лишних подозрений, и действительно пошёл в трюм. Так, это скорее всего погранцы, они наверняка ничего не знают о всей истории, просто СРУ докопалось до них с требованием непременно отобрать образец. Поэтому, спокойно, сказал себе Твин, ногами по гусю, как кое-кто цокнет...

- Зик, тащи сюда вон тот баллон, - показал он на пустой баллон из-под сжиженного времени.

- Это не чревато? - уточнил грызь, однако уже подтащил указанный инвентарь к боковой двери.

- Не. Дать сейчас по газам, пытаясь уйти от двух боевых корветов - это чревато, - точно ответил Твин.

- А они нас не хлопнут после того, как мы сбросим ксенонятину? - предположила Реддишка.

- Бессмысленно. Засранцы наверняка надеются, что мы будем долго волындаться, и сейчас сюда как пить дать летит уже ихний корабль. И вот он-то хлопнет без зазрения совести и нас, и погранцов заодно.

- В логику, - согласился Зиктрис, - Скидываем?

- Да. Так, сейчас вот так, - Твин прислонил мешок к баллону, похлопал по нему лапой, - Удачи, Дезибел. Пуск!

Грызь дёрнул рычаг, и дверь открылась в вакуум. Аварийно включившееся поле почти мгновенно прекратило утечку воздуха и закрыло дверь обратно, но баллон вместе с мешком уже вылетели в космос, получив приличное ускорение. Оверлункс, затаив дыхание, наблюдал на экране за удаляющимися еле заметными точками. Сверкнула вспышка, разлетевшись гаснущими искрами. Твин прогнал запись вспышки через программный спектрометр, очень надеясь, что этого не станут делать погранцы - прога показала, что в плазму превратился металл.

- Спасибо за сотрудничество, продолжайте полёт, - последовала стандартная отмашка с корвета, когда он закончил повторное сканирование корабля, и конечно, ничего не обнаружил.

Оверлункс быстро сделал пассы по пультам, чтобы зафиксировать положение корабля, и немедленно дал по газам, чтобы не вызвать ещё каких вопросов у долбаных минус-партнёров. Да и корабль засранцев, хоть и вычисленный по теории, наверняка существует и сейчас прёт сюда на полном ходу, так что стоит поторопиться.

- Ну как, в удачу? - осведомился Зиктрис.

- Думаю, в, - кивнул Твин, - Скорость относительно маяков была три четверти световой, так что максимум через три года мешок вообще окажется в нашем пространстве, ну а так и раньше можно подобрать.

- Бум надеяться, - хрюкнул грызь.

- Да ты задолбал уже со своими надеждами, убери их в пух! - заржал желтошёрстый.

Возможно, Зиктрис и убрал их в пух, и это кое-как помогло. Тем не менее, Твин ещё потерял пару литров воды через пот, когда на подходе к советской стороне сзади опять догнал запрос на связь. На этот раз оверлункс именно дал по газам, хотя ускорение и так было выкручено до предела. Облажаться на последнем этапе было бы крайне обидно, но думавший достаточно сухо оверлункс был готов и к этому - не всё коту тростник, как-грится. Пассажиры дрыхли в трюме и в любом случае ничего бы не узнали, а пилот следил за приборами и натурально сгрыз пару когтей, потому как нервишки.

Однако, если во время первого шмона нечего было рассчитывать на внезапное прибытие своих, красных, на тачанках и с шашками, то теперь можно и порассчитывать. Заходы в нейтральную полосу - обычное дело, тем более на свою половину, и главное, для разведки того, кто там тарахтит. В этих рассчётах Твин оказался прав и выдохнул тонну воздуха, когда локатор показал наличие впереди быстро приближающегося райнтарского крейсера КВК. То чувство, когда вырвался на Родину, захихикал оверлункс. Само собой, он не собирался умалчивать о мешке с ксенонятиной - в любом случае, а уж теперь подавно. Крашеный в зелёное и синее трёхбашенный корабль плавно развернулся, прикрывая "эддер" своей тушей; сигнал преследователя резко пропал.

В полнейшей расслабухе Твин проспал за штурвалом и до Халувина, где высадил жабцов, и до Редли, куда надо рыжим животным. Отчёт для КБР по операции на Аусвайсе уже ушёл по назначению, так что оставалось только жрать тоннами тоад-колу и рыгать на пол-галактики... пока что. Оверлункс ничуть не забывал о необходимости следующего шага, но перед этим можно и курнуть, образно говоря... или не очень образно, заржал он, дымя кизиловым косяком. Благодаря работе межзвёздного телеграфа он уже знал, что предприятие таки не рухнуло после войсковой операции, и "селёдки" с продуктом продолжают прибывать в Электроугли. Жадность восторжествовала!...

- Копана в кот, эта жадность... - пробурчал Твин, отпихивая коробку, которая валилась ему на плечо.

"Эддер" был завален попутным грузом классически, по самую рубку. Грызь и лиса остались в маленьком гнезде около боковой двери, а пилот так вообще играл в камикадзе, потому как весь проход до рубки был заложен до потолка, вылезти - никак. Но каждая лишняя коробка перепроданых индюков, тобишь инфо-дисков, давала две сотых монеты, так что Жадность восторжествовала ещё раз. Вставив между валящимися штабелями коробок швабру, Твин сумел выполнить посадку в уже знакомый наземный космопорт, где его наконец раскопали из-под промтовара.

- Вон тот! - показал на него Зиктрис грузчикам, - Вон этот тип гражданской наружности.

- Какой жадный оверлункс! - поразились грузчики, и скатились в смех, потому как это были грызи.

После того, как все коробки ушли из корабля, жадный оверлункс запер его на навесной замок, и звери отправились в тошниловку, набузыкаться пивом в ознаменование эт-самого. В беличьей зоне Редли было крайне мало мест, где вообще продавали пиво, зато те, что были, отличались воистину эпическим колоритом. Среди ёлок и лиственниц стояла деревянная палатка, обитая листами жёлтого волнистого углепластика; к оной сходились тропинки, протоптанные с разных сторон, оттуда тянуло явственным запашищем браги, а вокруг стен лежали аж целые кучки пробок от бутылок. Публика тусовалась по деревянным скамейкам, врытым вокруг палатки среди деревьев, так что стоял постоянный базар на многих разных фенях галактики, ведь космопорт интернациональный. Пиво тут лакали не "80й сорт", а обычное беличье, с хвойным привкусом - возможно оттого, что просто хвоя сыпалась сверху и попадала в кружки. Периодически лесок вздрагивал от очередного раската отрыжки, подобной грому.

- Зверята, я вас люблю! - уже после второй кружки тявкнула Реддишка, сгребя зверят за шеи и тем слегка придушив, - Да вы просто жжёте! Честно тявкая, до этого я не думала, что в ОЖиРе могут быть такие звери. Думала, там одни скупердяи...

- А оказалось? - заржал Зиктрис.

- Оказалось, скупердяи хорошие зверята, - серьёзно ответила лиса, - Плохие не полезли бы под пули, чтобы помочь ксенам. Вряд ли это объясняется одной жадностью, не?

- Одна жадность хорошо, а две лучше, - цокнул грызь, - Так что, да. А вообще это жёлтая морда устроил, йа бы вряд ли решился на такую авантюру... Ладно, если честно - точно бы не стал так делать.

- А где фигова логика? - хмыкнула Реддишка, - Почему тогда стал делать?

- Потому что кое-кто шарит, - показал на Твина грызь, - Это проверено.

- А если бы не шарил? - усмехнулся оверлункс.

- Тык того, кто не шарит, можно напоить, - без особых шуток цокнул Зиктрис, - Усыпить, оглушить. В общем, с бесчувственного тела. Наконец, с трупа... тьфу, это из другой оперы.

- Одно шишово, - растянула морду в лыбе рыжая, - Когда я стану об этом рассказывать, никто не поверит.

- Через несколько лет, когда научники набросятся на ксенокод, поверят, - заверил Твин.

В общем, налакавшись пива и прийдя в некоторый умеренный невменос, звери ржали до колик в животе до самого вечера, и только потом оверлункс распрощался с друзьями и отвалился в корабль, прорыгаться, да и лететь дальше. Реддишка здесь и жила, а Зиктрис собирался проводить лисярыню до дому и ещё кой-чего сжадничать, прежде чем отправляться домой на Конополис. Вспоминая ржущих лису и грызя, желтошёрстый ещё не раз растягивал морду в довольной лыбе - надёжные звери, вдрызг свои, если уж действительно что понадобится - всегда протянут лапу помощи. Но пока что у него был план обойтись своими силами. В первую очередь он своими силами забил корабль попутным грузом - как-грится, война войной, а обед по расписанию. В данном случае он вёл войну с ректоцефалией на Истрисе, и уже придумал кой-какой план - не сказать чтобы дорыся хитрый, но уж как сумел.

- Есть! Есть, с.ка! - хлопнул Твин по штурвалу, и нервно захихикал.

Теперь уже можно было говорить, что перепрыгнул. Аусвайс вместе со всеми соедкапиталами и прочими кукушками остался за много световых лет, предприятие работает, информация по ксенокоду украдена. А участники столь результативной операции разбегаются по домам, а не сидят в капанропских тюрьмах, что равновероятно с лежанием в тамошних же моргах. И ещё, не забыл отметить пилот, "эддер" опять никого не убил, а только наоборот!

- Благодарю, кобыла, - погладил корабль оверлункс.

Он в очередной раз вздрогнул от шума, прошедшего по кораблю в ответ на эти заявления, и в очередной раз убедился, что сам же включал прогрев реактора, который и совершился, так что, ничего странного в шуме нету. Не удосуживаясь даже убрать лыбу с морды, пилот поднял своё судно с планеты и направил в нужную сторону.

Согласно хитрому плану, "эддер" отправился вовсе не на Истрис, а к узловой станции Джалкенис, не забыв прихватить груз, впрочем. Твин успел пробить на Редли, что сейчас ему нужно именно сюда. Причём, какой другой пилот никогда не нашёл бы того самого, потому как просто не знал бы айдишников нужных кораблей - но оверлункс был не из тех, кто забывает записать такие данные. Ввиду этого он, подключившись к внешней сети системы, мог элементарно вбить цифры в поиск, и спустя микросекунду получил нужную информацию. А-15, оглушая сенсоры ближайших кораблей грохотом своих движков, зарулил к восьмигранной станции-планетоиду, выровнялся по оси его вращения, и кое-как не прободав стенки, вплыл в прямоугольный док. Там уже сработала автоматика, корабль попал в захваты и к причалу. Сказав стандартные фразы роботу-диспетчеру, оверлункс выбрался на станцию и двинул искать эт-самое.

В общем, станция эта по размеру сошла бы за Ист-Лункс вместе с дачными пригородами, но Твин имел чёткое представление, где именно ему следует искать. Для этого ему пришлось завалиться в тошниловку... да, опять. Это уже была не та настоящая тошниловка, что в лесу на Редли, а довольно унылое помещение с вдрызг искусственными декорациями из камней и факелов, что должно было создавать впечатление пещеры. Но всё-таки это было довольно унылое помещение с камнями и факелами, как ни крути. Узрев оверлункса в красном комбезе и техжилетке, навстречу ему выдвинулись два бугая, закованные в шипастую броню из бронзы и костей, и преградили дорогу топорами. Возможно и возникла бы какая-то полемика с этими работниками пищевой промышленности, но Твин уже увидел, что ему было надо.

- Эй, Кшимаааа!! - заорал он между бугаями.

- О воу воу!! - раздался ответный вопль.

Сгребшись из-за стола, к нему метнулась серая фелинка внушительных размеров и тушкосложения. По окрасу шкуры и мордой Кшима походила на барса, но габаритами превосходила оного раза в два - в общем, такой бы кохой да медку хлебнуть, как-грится. Серая легко растолкала бугаёв в стороны, даже не заметив их, и над оверлунксом нависла широченная лыба, куча острых зубов и внимательные зелёные глаза.

- Я из-за тебя три года отсидела, жёлтая морда, - показала на жёлтую морду Кшима.

- А чё так мало? - фыркнул Твин, - Тебе вроде восьмёрочку дали, не?

- Амнистия. Но знаешь что... - фелинка расхохоталась, ничуть не хуже грызя, - Рада тебя видеть, животное!

- Эп... - крякнул оверлункс, когда серая сгребла его в охапку.

Не то чтобы Кшима была ему противна, наоборот, очень даже ничего кошатина, пушная и мягкая, но тисканья с ней могли привести к поломаным костям, потому как дюже массивна, и силёнок в избытке. Как и ранее, когда Твин видел её последний раз, она выглядела как охотница из дикой тайги - в тяжёлых кожаных и меховых доспехах, с топором в лапе, который был отнюдь не для смеха, а для рубки вещей. Всякий, кто видел Кшиму, вряд ли мог подумать, что эта кошка на самом деле лучше всего владеет главным инструментом, тобишь головой. Она успешно маскировалась под глупую хулиганку, но на самом деле, командовала одним из самых больших свободных военных флотов в галактике, так называемой "группой альфа-плюс". И стараниями Твина, теперь у неё не было конфликта интересов с Союзом.

- Какого хрена ты здесь делаешь? - со свойственной ей изящностью слога спросила Кшима.

- Слушаю твой вопрос про какого хрена я тут делаю, - точно ответил оверлункс.

- Ты белок переел? - заржала серая, - Ладно, пшли выпьем!

Твин был сгребён почти за шкирку, как кот, и оттащен к столу, за которым набузыкивались жидкой дурью разномастные существа, но все как один здоровенные, с квадратными мордами - сразу видно, чья школа. Кшима громогласно объявила, кто такой Твин, последовали предложения его освежевать, инициаторы предложений получили подзатыльники.

- Этот засранец нас всех спас! - врезала кулаком по столу серая, отчего с грохотом подпрыгнули чугунки и кружки, - Работать против КБР это тупость и ничего больше, а теперь мы вместе, и перспективы сотрудничества просто отменные!

Всё пошло лучше, чем я ожидал, сделал соответствующую морду Твин.

- Так вот, Кшима, - пихнул он локтем кошку, - Теперь мне требуется твоя помощь.

- Эээм... - слегка растерялась та, поприжав уши.

- Нет, не сто миллионов взаймы, - заржал оверлункс, - Только девяносто девять!... Шутка. Дело вообще не в монетах, нужен квалифицированный совет, вот что.

- А, это, - фыркнула Кшима, - Это уж сколько угодно. Кого собираешься мочкануть?

- Ректоцефалию на целой планете собираюсь мочкануть, - ухмыльнулся Твин.

- Серьёзный чувак, - покосилась на него серая, - А подробнее?

Оверлункс заранее подготовил небольшую презентацию по этому поводу, так что теперь достал из техжилетки комп и высветил экран прямо на досчатый стол, медовухой. Быкообразные вояки, до этого сидевшие с суровыми мордами, не удержались покатиться по смеху, смотря на записи про солнце и задницы, а потом про отвёртку и огузок. Твину немедленно предложили сто монет за копию этой комедии, от чего жабократ, само собой, не отказался ни разу.

- Какой жадный оверлункс! - удивилась Кшима, - Но эти вещи компрометируют оверлунксов, нет?

- Да! - подтвердил Твин, - Только вот это и есть свобода слова. Если облажался - не жди, что об этом будут молчать.

- Политоты кусок?

- Да. А дальше ещё больше. Я собираюсь инициировать ввод на Истрис райнтарского милицейского гарнизона.

Кшима подавилась воздухом, потому как первый раз слышала, чтобы кто-то это инициировал сам.

- Ты видела, какие причины побудили меня сделать такой с.ка оригинальный ход, - кивнул на экран оверлункс, - Вот такой совет мне и нужен, будет ли это по шерсти, или против оной?

- Ты меня спрашиваешь? - скривила мордочку серая, - Про оверлунксов и оригинальный с.ка ход?

- Тебя спрашиваю, - подтвердил Твин, - Потому что ты шаришь, это раз. И кроме того, по тебе прошлась райнтарская система, нет ли?

- Да ли, - кивнула Кшима, - Теперь яснее... Ладно, давай-ка я сначала похвастаюсь новым корабликом, а потом подумаю как следует!

"Кораблик", на который она заработала чуть не лично, имел в диаметре два с полтинной километра и походил на плоскую шестерёнку - тор с выступами снаружи и пустотой в центре.

- Политбюро подери! - ничуть не приукрашивая удивление, присвистнул Твин, - Жабоидский стелс-крейсер?

- Ага, - скромно потёрла когти Кшима, - Слышал про тех дурачков, которые пиратствовали на вылете из рукава? Ну так это мы их укоротили при помощи этого пончика.

- Дааа, пончик что надо! - облизнулся оверлункс, - Таким бы да медку хлебнуть, как-грится. Но сколько это стоило?

- Они дерут в три шкуры. Зато это серьёзная игрушка, а не коммерческое барахло.

- А центр-нуль правда работает? - осведомился Твин.

- Ещё как. Восемь залпов, всё в нуль.

Центр-нулём обзывали дырку от бублика, которая была в центре корабля. Её назначение состояло в том, что автоматика прицеливания била в геометрический центр цели, а здесь этот центр был пустой, и весь огонь уходил в никуда. Кроме того, на этом жабоидском судне применялась новая технология капсулирования пространства, что делало его крайне малозаметным для локаторов, а пассивка так и вовсе в упор не видела. Само собой, Твин и Кшима не заметили как протрещали час, обсуждая "бублик". Потом серая кошка потянулась, опрокинула ещё пару литров медовухи, и мявкнула

- Ну, по здравому рассуждению могу сказать, что то, что ты задумал, это скорее по шерсти, чем против оной. Весь мой опыт общения с трёхглазковыми говорит о том, что они действуют иногда и жёстко, но по крайней мере, всегда честно. Допустим, если ты ошибаешься и перебздишь, ничего страшного не случится. А вот если оставишь дело на самотёк, то страшное может и случиться.

- Отлично, - потёр уши Твин, - Благодарствую за ответ. А ещё, ты могла бы подписаться под заявой?

- Подписаться, под заявой? - церемонно переспросила она, и уже было состроила морду, но передумала, - А почему нет? Я тебе больше того скажу, три тысячи наших ребят подпишутся под заявой, если хочешь.

- Это было бы здорово, - признался оверлункс.

- Было бы здорово, если бы ты пошёл работать к нам, - прямо сказала Кшима, - Как ты на это смотришь?

- Работать? - вытаращил глаз желтошёрстый, - В альфу-плюс?

- Угу. Ты только что вернулся с Аусвайса. Сомневаюсь, что найду среди своих вояк хоть одного добровольца повторить ваш поход. И уж точно не будет никого, кто выбил бы столько Прибыли из этого гиблого дела.

- Это случайность, - слегка соврал Твин, - Но я над этим пораздумываю. Пока надо ещё кое-что сделать...

- Ну да, запилить целую планету, - хмыкнула Кшима, - Поэтому я и предложила, жёлтая морда.

Оверлункс удерживался от того, чтобы нервно захихикать. Он ухитрился не ошибиться в своих теоретических выкладках по поводу того, как поведёт себя эта кошатина. А ведь был и риск оказаться освежёванным, реально! У неё тут полно таких чувачков, которые сделают это, даже с однозначной перспективой расстрела. Однако, вспомнив то немногое, что он знал про Кшиму, Твин сделал вывод, что из неё удалось выбить УГ, а стало быть, почему бы и не эт-самое. Уже через пару часов он отбыл со станции, имея на лапах три тысячи подписей под своей заявой насчёт ректоцефалии на Истрисе. Теперь он взял курс прямиком на ближайшую к дому райнтарскую систему... всмысле, из известных, потому как вообще, большинство населённых систем засекречены, воизбежание, и просто так туда не полетишь. Система называлась Слябинг, и судя по имеющейся информации, там могли располагаться в том числе мобильные милицейские силы, формировавшиеся для отправки в места чрезвычайных ситуаций.

Ка-вэ брали на себя роль вселенских миллиционеров не только из-за своей склонности к порядку и справедливости, но и по чисто физическим причинам. Например, третий глаз реально увеличивал наблюдательность в полтора раза, ка-вэ обходились одним периодом сна в три-четыре дня, так что отлично подходили для сменной работы. Ещё важнее то, что они не углеродно-белковые. Это означает, что райнтарские подразделения на других планетах не будут ассимилироваться, и ни у кого не возникнет мысли, что они тут навсегда. Даже если в самом гарнизоне возникнет угроза УГ - что крайне маловероятно! - то гарнизон не захватит планету себе под дачи, потому как никому не нужна дача в биологически чуждом мире. Возможно, и даже наверняка, в системе есть и косяки, но опыт последних сотен лет говорил о том, что ка-вэ справляются со своими задачами на пятёрочку. Стало быть, хихикнул Твин, держись, Истрис.

Ясным солнечным утром, каких в истлунксской области по прежнему было десять из десяти, оверлунксы начали собираться к площадям на праздничные митинги. Планета успела мотыльнуться вокруг светила по орбите, прошёл год, и следовательно, опять наступал день Победы; на Истрисе его отмечали слегка не в ту дату, что у соседей по Союзу, а в день окончания войны Первопоследнего Вторжения... рак-атаки, как называл это дело Твин. Яркое жёлтое солнце плескало светом с голубого неба, блестел слегка затемнённый в зелёное защитный купол над столицей. Тёплый ветер приносил медовые запахи с вересковых полей, которые цвели вокруг Ист-Лункса почём зря. Вокруг города опять пустили летать звено истребителей без глушаков, чтобы внушать желтошёрстым эт-самое.

- Твинни, ты уверен? - в очередной раз пискнула Кил, вцепившаяся ему в рукав.

- Я не уверен, я оверлункс, - не менее традиционно заржал тот, и погладил жену по ушкам, - Доверие, Кил, ага?

- Ага, - кисло кивнула Кил.

Поскольку шедшие рядом оверлунксы удивлённо покосились на них, Твин сказал кошке в ухо

- Тобишь, потихоньку отходите вон туда, к военным поближе. Ибо бережёного Политбюро бережёт.

- Чё, пап? - навостил уши Жап.

- Я грю, когда я полезу на броневик толкать речь, - тихо пояснил сыну оверлункс, хихикая, - Отойдите подальше, в безопасное место. Я собираюсь кой-чего отмочить.

- Со станнером? - заржал младший.

- Нет, покруче. Думаю, тебе точно понравится, - хмыкнул Твин, ткнув его пальцем в бок, - Так, уши!

Основной митинг в Ист-Лунксе проходил на площади перед городком оборонщиков - площадь здоровенная, как раз между куполом и приземистым круглым зданием диаметром метров пятьсот, на монолитных стенах коего имелось крайне мало окон. Мало кто их местных знал, что это вовсе не та "банка", которая была военной базой во время войны - та стояла за тридцать километров и потом её разобрали по камешку из-за радиационного заражения. Впрочем, для происходящего это ничуть не важно, та банка, или другая. Главное, ленивые жёлтые кошаки приходили сюда семьями, выказать респект и уважуху и всё такое. Над головами с тяжёлым гулом пролетали М-29, оставляя яркие инверсионные следы и принося потеху мелким, которые никогда не видели ещё ничего подобного.

Впрочем, Чернокотов не был бы собой, если бы не успел разок дать в морду, пока шёл через площадь. Пара обвешаных побрякушками молодых минус-оверлунксов, обкурившихся кизила, приставали к самкам, появившаяся дружинница начала их отчитывать, как в детском саду, последовала фраза "а чё ты мне сделаешь, эхэ, эхэ"... Не, Твин не находился в состоянии аффекта, ни на рысинку, он вполне трезво всё взвесил. Даже поставил себя на место этого панка - мог он так себя вести в таком возрасте? Да почему бы и нет, дело житейское. Но любое дело надо доводить до конца.

- Эй, сынок, - ласково похлопал он по плечу хулигана.

"Сынок" был на голову выше его, с кучей серёг в ушах, так что трудно было удержаться от смеха.

- Те чё, папаша?

- Вы уверены, что у вас крепкие зубы? - сказал Твин фразу из рекламного ролика зубной пасты.

- Да!

- На!

- Ой убил... - только и хрюкнул панк, получив кулаком в нос и заваливаясь на бетонные плиты площади.

Набежавшие дружинники только моргали глазами. В какое другое время Твин бы долго ворчал, что мол никто не шевелится, одному ему разгребать УГ по всей планете, но сейчас ему было дорыся. Оверлункс не снимал с морды лыбу, потому как уже сделал основное, которое случится в любом случае, с ним или без него. Впрочем, если с ним - можно будет выжать ещё и отличный театральный эффект, смеха ради. А так как Твин уважал бугогашечки, то не собирался в этом отказывать себе и всем настоящим оверлунксам, которые поймут соль. И вот теперь он добрался до трибуны, сделаной на крыше основного входа городка-банки. За трибуной висел огромный экран, показывавший всякое подобающее случаю - тоже пригодится, усмехнулся Чернокотов. Особенно в других городах Истриса, где сейчас тоже проходят похожие митинги - всё-таки скучиваться в одном месте населению целой планеты это слишком.

Поначалу с трибуны толкнул речь председатель планетсовета Ревс Кумарин, как он это и делал каждый год. Твин посмеивался, потому как некоторая прострация, в которой явно находился председатель, была ему вполне понятна - Ревс конечно знал о предстоящей операции. Все остальные хихикали, думая, что чувак накануне выпил или курнул лишнего.

- А сейчас... - Ревс скосил взгляд на часы, - Сейчас слово предоставляется нашему главному специалисту по отражению инопланетных вторжений... а также виртуозу во владении отвёрткой...

Площадь, на которой собрался чуть не миллион оверлунксов, разом заржала. А парень подаёт надежды, подумал Твин, поднимаясь на высоченную трибуну. Высовываться на столь открытое место было бы невыносимо неприятно, но сейчас цель оправдывала средства с лихвой. Не мотнув и ухом, желтошёрстый подошёл и пожал лапы Ревсу и Хлему, комиссару по обороне.

- Парень подаёт надежды, - хмыкнул он, показав на председателя.

- Нутк, - пожал плечами Хлем, - Отвёртку-то получить больно.

- Короче, - повернулся к народу Твин, когда планета проржалась, - В первую очередь всё-таки поздравляю вас с Днём Победы, зверята. Союз победил во многих войнах, каждая из которых урожала существованию известной части Вселенной в том виде, в каком мы её знаем. Нам вот тоже удалось прежить вторжение, благодаря неврысической удаче и клешням врагов. Ура, товарищи!

- Уууурррррраааааа... - разнеслось над площадью со столь большой мощностью, что заложило уши.

Твин с улыбкой выхватывал из моря жёлтых ушей отдельные морды - и круглоухих самочек, и толстолобых котов, и совсем мелких котят, оравших "ура" с загривков родителей. Они может и не понимали толком, по какому поводу радость, но явно хлебнули чувства солидарности, а это нельзя переоценить.

- Но это ещё только начало, - продолжил Чернокотов, когда стих шум, - Пока уж вы все собрались, я имею сообщить вам весьма важные вещички.

- Родина, мать, долг? - предположил Ревс.

- Хотелось бы, - хмыкнул Твин, - Но сейчас о другом. Вы все об этом знаете, но у меня складывается впечатление, что никто не собирается сказать прямо. Так вот, среди нас завелись крысы!

Тысячи оверлунксов посмотрели под ноги, не бегают ли там серые грызуны с голыми хвостами.

- Не-не, оверлунксы, вы не туда смотрите. Вы знаете, про кого я. Про Тимда Сахаркова и его команду, например. Про всяких фанатиков из тростниковцев, которые говорят от имени солнца, и не краснеют при этом. Про так называемых диссидентов, которые спят и видят продать Родину хоть кому-нибудь. Про мироедов, которые начинают сгребать под себя Истрис и разводить тут грёбаный капитализьм, коп... кхм!

Площадь совсем прижухла, потому как таких заявлений никто не ожидал - ну, в массе, никто. Желтошёрстые таращили глаза и уши, и почёсывали тыковки. Те самые крысы, о которых было сказано, забеспокоились, остальным стало стыдно, потому как сказано всё было совершенно правдиво.

- Я вам уже говорил, либерасты и дерьмократы, что вы доиграетесь? - рыкнул Твин, - Вы думали, кот мявчет, ветер носит, и "ничо он нам не сделает"? Сахарков тоже так думал. Поэтому, объявляю на Истрисе режим защиты социалистического порядка! Все дополнительные свободы от-ме-ня-ю-цца! До тех пор, пока все не научатся ими пользоваться. Короче, на горшок и в люльку... И ещё объявляю, что теперь трижды три будет равно семи!

Миллионная толпа загудела, потому как местами заржали, местами засвистели, а местами и закричали "ура!".

- Что, испугались? Шутка! Про трижды три - шутка, - уточнил Чернокотов, - А про режим защиты соцпорядка - ни разу не шутка. А теперь...

Оверлункс сунул лапу в карман техжилетки и на свет явилась отвёртка, та самая, что уже побывала в одном огузке.

- Думаете, крысятины, одной отвёрткой вас всех не достать? - Твин скосился на часы, чтобы попасть в расписание, - Призываю революционную магию! Абы, крабы, картофлябы!

Оверлункс размашисто помахал инструментом и уставил его в небо. Вот идиот я буду, если неправильно рассчитал, чуть не заржал он, но всё-таки удержался. Над площадью повисла тишина, так что слышался щебет птиц, пролетающих мимо. Затем сверху произошла вспышка. На глазах орысевших граждан в небе начала проявляться громадная конструкция, похожая на толстую стрелу или же ёлку, как её упрощённо рисуют треугольниками. Насколько громадная, можно было судить по инверсионным следам на высоте в километр. Объект находился на орбите, подсвеченый прожекторами, а размеры его составляли до десятка километров, ориентировочно. Даже через атмосферу различалась серая окраска с синими полосами, характерная для милицейских кораблей райнтарцев. Поскольку в толпе начались признаки паники, Твин продолжил:

- Это передвижной строитель гарнизонов, чтоб вы знали. Догадываетесь, нарыся он тут? Правильно. На Истрис вводится милицейский контингент Союза, для защиты соцпорядка и борьбы с ректоцефалией. Тем оверлунксам, которые стоят на стороне своей Родины, а таких подавляющее большинство, нечего опасаться. А вы, капиталисты, жулики и тунеядцы, тоже отриньте страх! Отриньте страх и начинайте бежать! Начинайте бежать прямо сейчас!

Затмив солнце своей полуторакилометровой тушёнкой, прямо над головами прошёл КВК, облетая Ист-Лункс по кругу. Из его широченного ангара сбоку один за другим вылетали восьмигранные фреги Ф26, расходясь боевыми курсами. Ка-вэ оставались верны себе и действовали как в боевых условиях, даже когда никакого боя в помине не предвиделось. Одна из посудин, издавая низкое жужжание, зависла над крышей городка оборонщиков, открылись боковые люки, и прямо на трибуну на старых добрых десантных тросах спустились штук двадцать трёхглазых в военной экипировке. Корабль отвалил в сторону, а ка-вэ, мотнув длиннющими ушами, подняли лапы буквой "га", приветствуя собрание.

- Товарищи оверлунксы! - подрыкивая, произнёс райнтарец, - По заявке товарища Чернокотова, поддержаной более чем девятью тысячами других граждан Союза, на планету Истрис вводится ограниченный милицейский контингент общесоюзного КБР.

- Что надо сказать? - обратился к площади Твин, как фигов Дед Холод на детском празднике.

- Уууууурррррааааа!!! - правильно ответили оверлунксы.

Чернокотов кивнул с чувством более чем выполненного долга. Он и сам был готов кричать "ура", как и все настоящие оверлунксы, которые за свою Родину и за Союз, а не за дерьмократию и ректоцефалию. Конечно, это дело стало неожиданностью для населения, но подумав, желтошёрстые пришли к верному выводу, что теперь жить станет куда как веселее.

- И что дальше? - осведомился Ревс.

- А это ты не меня спрашивай, - заржал Твин. - Я простой межзвёздный пилот, копана в кот. Кажется, я уже кой-чего сделал вам в помощь, не?

- Да, - искренне согласился тот, - Благодарю от имени всего Истриса, Твин.

- Хм... А "копана в кот" я в микрофон сказал, или нет? - задался вопросом Чернокотов.

Судя по поднявшемуся ржачу, сказал именно в микрофон.

- Ну ладно. Я думаю, ничего страшного, если один разок в эфире на всю планету сказать "копана в кот"... хотя и три раза подряд, да.

- Конечно, ничего страшного, - хмыкнул ка-вэ, - Сорок монет штраф за эт-самое, и ничего страшного.

- Началось... Началось! - торжественно возвестил Твин, и полез в карманы отсчитывать монеты.

На всём Истрисе это был день повышенной ржи. Чернокотов не ошибался, когда говорил о том, что подавляющее число оверлунксов - настоящие, а не минусы. И само собой, они радовались, что им на помощь против "крыс" пришла столь представительная сила. По всей планете с неба спускались серые восьмиугольные "летающие тарелки", и оттуда вываливали бодрые райнтарские солдаты. Хоть они были и хром-белковыми, очень скоро все ржали уже вместе, сначала вспоминая тот спектакль, что устроил Твин, а потом уж и просто так. Унынье от такого количества смеха в панике забивалось подальше, но постепенно его будут находить и там, и разуплотнять.

Твин же, как и предупреждал, на этом умывал лапы. Под шумок он просто затерялся среди моря жёлтых ушей, протолкался к автобусу с военными, возле которого его ждали Кил, Инла и Жап, и оверлунксы отправились восвояси.

- Шок, Твин, - только и сказала оверлунксиха, - Шок!

Впрочем, шок шоком, а она сдержано хихикала. Как подозревал сам виновник торжества, большей часть оттого, что именно её муж опять устроил бучу всепланетного масштаба, а не по сути дела - но, и то хлеб.

- О да, - рыгнул Твин, - Теперь кое-кто будет отстаиваться, просто уж помилуй Политбюро, как. Если увидите на полу жёлтую лужу, не выливайте, потому как это могу быть я.

- Ты собираешься отстаиваться? - скосилась на него Кил.

- Не веришь? - заржал он, - Доказательства будут.

- Слушай, пап, - пихнул его в бок Жап, - А после того, как ты отстоишься, ты мог бы устроить мне небольшую практику по вождению "эддера"?

- Кто-то вспомнил, что в "Непромышленных Перевозках Истриса" есть симпатичные котейки, - показал на него пальцем Твин, хихикая.

- Ну, даже если и так, - смущённо прижал уши младший.

- Да без проблем, вообще, - легкомысленно пообещал старший.

Сейчас он и не такое мог бы пообещать, потому как действительно чувствовал, что дело сделано. Всмысле, второе дело, и первое по значимости. Да, на этом список вопросов во Вселенной не заканчивается... да это и по шерсти, собственно! Потом ещё предстоит сильно разбрыльнуть мыслью, не принять ли предложение Кшимы, позырить, на какие операции хватит финансов, выбитых из покрышек, перебрать агрегаты корабля... Перебрать, агрегаты. Ещё раз. Ещё раз. Ещё...

- С.ка, - пробормотал себе под нос оверлункс, и заржал.

Да, после сотого раза это начинает "слегка" надоедать. Твин глянул на голубое небо, по которому то и дело пролетали Ф26. Там осталась ещё кой-какая задачка, которую непременно нужно решить. Здесь, на тёплом Истрисе, среди цветущих степных растюх, было трудно представить, что кое-кто сейчас летит в криомешке за несколько световых лет от ближайшей звезды. Чернокотов смог таки представить, насколько это вообще возможно, и передёрнулся, как от лютого холода. Впрочем, до того, как ковырять эту задачу, должно тупо пройти время, поэтому пока можно выкинуть из головы - а это Твин умел, как ничто другое.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"