Кьерн Юргенсен: другие произведения.

Рецидивные чаепития

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В начале 2010-х текст был отмечен одним из ридеров премии ДЕБЮТ в номинации драматургия. Самая обычная семья. рядом селятся молодые соседи...


Рецидивные чаепития

   Подруге 15, Парню 30, Маме 42, Папе 42, Дочери 15, Артемке 25, Вадимке 23.

   Солнечным майским днем Подруга сидела на бордюрчике под окнами многоэтажного дома. И курила. Наблюдала за Парнем, который выгуливал Дворнягу. Подруга докурила. После чего чуть отошла от дома. Закинула голову и, посмотрела на какие-то окна. Видимо, ничего в них не увидев, дошла до Парня.
   ПОДРУГА: Извини, ты давно тут?
   ПАРЕНЬ: Достаточно давно, чтобы заметить, что ты в свои четырнадцать уже куришь под домом.
   ПОДРУГА: Это с какого перепугу мне четырнадцать? Мне ближе к шестнадцати... Так ты тут давно?
   ПАРЕНЬ: Извини, но я стараюсь не общаться с девушками, которые курят.
   ПОДРУГА: Да мне по-барабану. Ты можешь просто ответить, давно ты тут или не давно? Мне очень надо.
   ПАРЕНЬ: Ну, давно.
   ПОДРУГА: Я тоже давно. Даже давнее тебя. Только отходила по делам. Срочным. Мне подруга должна крикнуть с балкона, что у нее все нормально. Может, она кричала?
   ПАРЕНЬ: А, может, надо пользоваться мобильными телефонами? Их же, для этого и придумали.
   ПОДРУГА: Чего ты такой неприятный? Мне спросить тебя и все. Так ты слышал?
   ПАРЕНЬ: Может слышал. А, может и нет.
   ПОДРУГА: Ты хочешь, чтобы я твою псину, ударила, что ли? Я ударю. Мне же, правда, очень нужно.
   ПАРЕНЬ: Если бы ты смогла ее ударить, она бы не дала к себе подойти.
   ПОДРУГА: Посмотрим. Сейчас возьму и ударю.
   ПАРЕНЬ: Ну давай, ударь.
   Собака внимательно смотрела на Подругу и не шевелилась. Вид у нее был дружелюбный. И не располагал к тому, чтобы собаку били.
   ПОДРУГА(передумав): Не хочу. Она же мне ничего не сделала.
   ПАРЕНЬ: И собака это знает.
   ПОДРУГА: А, если бы это была не я? А какая-нибудь другая выдающаяся почти шестнадцатилетняя девушка, которой она тоже ничего не сделала, но которая, все равно, бы ударила просто так?
   ПАРЕНЬ: Тогда бы мы с ней тут уже не стояли.
   ПОДРУГА: Рассказывай... Завел себе какую-то беспонтовую дворнягу и теперь тут рассказываешь. Да...
   Подруга посмотрела на те же окна. Но там, видимо, опять ничего не происходило.
   ПАРЕНЬ: А если я ударю?
   ПОДРУГА: Собаку?
   ПАРЕНЬ: Если я тебя ударю за то, что ты мою собаку называешь беспонтовой?
   ПОДРУГА: Ну: тогда у тебя крупные проблемы будут. Руку видел? (показала разодранную руку) Уже расцарапанная об асфальт. Но скажу, что это след моего сопротивления, когда ты пытался в меня засунуть сам знаешь что.
   ПАРЕНЬ: Гулять иди!
   ПОДРУГА(не двигаясь с места): Я и гуляю.
   ПАРЕНЬ(потянув за собой собаку): Пойдем, Собака.
   Собака все поняла и пошла следом. В сторону дома.
   ПОДРУГА(пошла следом): Ты ее называешь Собакой?
   ПАРЕНЬ: Кто-то же должен называть собаку Собакой.
   ПОДРУГА(не веря): И она реагирует?
   ПАРЕНЬ: Откликается.
   ПОДРУГА: Нет, ну тебе, правда, трудно сказать, слышал ты мою подругу или нет?
   ПАРЕНЬ (останавливаясь): Ты отстанешь?
   ПОДРУГА(остановившись): Если бы ты не был таким мудаком, уже давно бы отстала.
   ПАРЕНЬ: Пообещаешь больше не курить. Скажу.
   ПОДРУГА: Может, мне тебе еще и минет сделать? И твоей собаке, которая Собака, может, тоже?...
   Парень ничего не сказал.
   ПОДРУГА: Кто вообще заводит дворняг? Это же вообще не вип.
   ПАРЕНЬ: А ты знаешь, что, если домашняя собака где-то потеряется, допустим, далеко от дома, то она, скорее. всего умрет?
   ПОДРУГА: Это ты где таких тупых собак видел?
   ПАРЕНЬ: У меня было три собаки. И все породистые. Не сразу, конечно, все три, а по очереди. По очереди, потому что они умирали по очереди.
   ПОДРУГА: Собака, которая Собака, значит, четвертая в очереди умирать?
   ПАРЕНЬ: Она четвертая. Но не в очереди умирать... Все три мои собаки, так получается, теряются в городе. По очереди. Ни одна из них понятие не имеет, что происходит вокруг. Они первый раз вот так на улице. Сами. Машины, дороги, люди. И нет бы им всем сидеть. И ждать, когда я их найду. Они лезут. Все дальше и дальше от того места, где потерялись. Пока не доходят до какой-нибудь дороги, через которую им обязательно надо перейти. Но из-за того, что дальтоники, всегда попадают на красный свет.
   ПОДРУГА: Значит, всех троих на колеса намотало?
   ПАРЕНЬ: Всех три.
   ПОДРУГА: Ну надо же. Какие у тебя были тупые собаки. Эта теперь тоже умрет?
   ПАРЕНЬ: Нет. Эта не умрет. Она с улицы. Она хорошо понимает, что тут и как. И, к тому, же, у нее есть чутье на неприятности.
   Молчали.
   ПОДРУГА: Теперь ты все сказал, что хотел? Теперь ты скажешь про мою подругу? Слышал чего или нет?
   ПАРЕНЬ: Жалко, что куришь.. Вроде такая сообразительная... Нет, не слышал, чтобы кто-то что-то орал... Но тут мужика какого-то, перед тем, как ты пришла, прямо с балкона стошнило.
   ПОДРУГА: С какого?
   ПАРЕНЬ(показывая на окна, на которые уже смотрела Подруга): Вон, с того.
   ПОДРУГА: Издеваешься? Я только что сидела под этим балконом. И не видела никаких следов того, что кого-то тошнило.
   ПАРЕНЬ: Ты меня на понт берешь?
   ПОДРУГА: На какой понт? Нет там ничего. Я же только оттуда.
   Парень пошел к тому месту, про которое говорил.
   Подруга смотрела на него, смотрела.
   ПАРЕНЬ: А это что?
   ПОДРУГА: А сам, значит, не на понт берешь?
   Собака хотела было полизать то, на что смотрел Парень, но тот отдернул ее поводок.
   ПАРЕНЬ: Не надо, Собака.
   Подруга подошла к Парню. Посмотрела на лужицу.
   ПОДРУГА(скривившись): Значит, ты меня, действительно, ни на какой понт не брал?
   ПАРЕНЬ: Не брал.
   Молчали.
   ПОДРУГА: Слушай, может, ты мой номерок себе запишешь? А то твой сама не запишу. Телефон, так получилось, не взяла.
   ПАРЕНЬ: Зачем мне твой номерок?
   ПОДРУГА: Ну мало ли. Я же подрасту скоро. Или, может, у тебя есть какой-нибудь друг моего возраста? Скучновато, знаешь, жить. Вот, сижу жду подругу, когда она крикнет, что у нее все хорошо, а она не кричит.
   Собака вдруг оживилась и быстро потянула Парня подальше от дома. Парень пошел следом, а потом побежал.
   ПОДРУГА: Ты куда?
   ПАРЕНЬ(отбегая все дальше): Пока не знаю. Но у дворняги инстинкты никогда не подводят.
   Раздался некрасивый плюхающий звук.
   Парень остановился. И посмотрел назад.
   Подругу прибило к асфальту упавшее сверху тело. Тело сильно расплющило. И понять, какого пола был человек, не было никакой возможности.
   Парень тут же посмотрел наверх.
   Что-то увидев, побежал. А собака вот, почему-то не особо хотела. Она смотрела с любопытством наверх. Тогда Парень взял ее в руки и побежал подальше от дома.
  

МАМА

Эпизод 1

   Зимним утром на кухне в своей квартире Мама готовила бутерброды. Тщательно, не спеша.
   За кухонный стол села Дочь, а затем и Папа
   Мама поставила тарелку с бутербродами на стол.
   Разлила чай по чашкам.
   Насыпала Папе две ложки сахара. Дочери три. Себе ничего не сыпала.
   МАМА: Что там в школе будет?
   ДОЧЬ: Я не надеюсь на что-то новое.
   МАМА: А на работе что намечается?
   ПАПА(пожимая плечами): Студенты и математика.
   Мама села за стол.
   Дочь размешивала ложкой сахар. Папа встал, прихватив из-за стола ложку. И тщательно помыл ее под струей воды. После чего сел обратно. Размешивал сахар.
   Мама на действия Папы лишь покачала головой.
   Все пили чай и ели бутерброды.
   ДОЧЬ(встав из-за стола): Спасибо.
   Поставила свою чашку в раковину.
   ПАПА(тоже вставая из-за стола): Я тоже самое хотел сказать. Опередила.
   Дочь вышла с кухни. Папа следом.
   Мама поставила свою и папину чашки в раковину. Пустую тарелку под бутерброды туда же. И прошла в прихожую.
   Дочь с Папой одевали зимнюю верхнюю одежду.
   ПАПА(поцеловав Маму): Удачи.
   Открыл дверь, вместе с наплечной сумкой.
   ДОЧЬ(поцеловав Маму):Удачи.
   Вышла следом за Папой.
   Мама закрыла дверь, одну, вторую. Затем оглядела прихожую.
   Увидев на ковре какие-то мусоринки, принялась рукой их собирать. Когда закончила, прошла на кухню. Стала мыть посуду.
   Когда помыла, тряпкой начала протирать стол. Делала она это тщательно, вкладывая душу.
   Позвонили в дверь.
   Мама прошла до прихожей. Открыла дверь. Одну, затем вторую.
   На пороге стоял Артемка.
   АРТЕМКА: Здравствуйте, Ольга Андреевна.
   МАМА(немного растерянно): Артем?
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы, правда, меня помните?
   МАМА: Конечно, помню. Ты же внук бабы Ани. А ты вырос.
   АРТЕМКА: За последние пару лет, вообще не вырос, Ольга Андреевна.
   МАМА: Так я тебя видела в последний раз еще когда?
   АРТЕМКА(кивая): Когда я еще рос.
   Молчали.
   АРТЕМКА: Можно войти, Ольга Андреевна?
   МАМА(пропуская Артемку внутрь): Конечно.
   АРТЕМКА: Простите, что вас беспокою, но не будет ли у вас для меня немного чайку?
   МАМА: Конечно, будет, Артем. Только мне надо сходить за ним на кухню.
   АРТЕМ: Да без проблем.
   Мама пошла на кухню. Открыла шкафчик.
   Артемка разулся. Прошел на кухню.
   АРТЕМКА(садясь за стол): Ольга Андреевна, вы не возражаете?
   МАМА: Нет, конечно.
   Мама вытащила из шкафчика несколько пакетиков заварного чая.
   МАМА: Вот, пожалуйста.
   АРТЕМКА(не стал брать пакетики): Кажется, вы меня не правильно поняли, Ольга Андреевна.
   АРТЕМКА: Разве?
   МАМА: Я попросил у вас немного чайку, а не чайной заварки. Тем более, в пакетиках. Вы же не верите в то, что какой-нибудь молодой здравомыслящий человек вроде меня будет это пить и еще думать, что это чаек?
   МАМА: Обычно всех устраивает такой чай.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, честное слово, неудобно за свою разборчивость... Так вы угостите меня чайком?
   МАМА: Конечно. Только в заварнике свежей заварки осталось совсем немного. На целую порцию может не хватить.
   АРТЕМКА(глядя на заварник): Ольга Андреевна, если честно я сомневаюсь что ваши муж, дочь и Вы смогли так много выпить. Ваш заварник можно называть разными прилагательными. Но точно не маленьким.
   МАМА: И давно ты приехал, Артем?
   Мама включила чайник. Поставила перед Артемкой чашку. Вылила всю оставшуюся заварку. Поставила поднос с печеньем.
   АРТЕМКА (заглянув в чашку): Как раз хватило, Ольга Андреевна... Я не приехал, а переехал. С другом. Бабушка была, конечно, против друзей. Но теперь ей, ведь, уже все-равно.
   МАМА: Баба Аня была очень хорошей женщиной.
   АРТЕМКА: Без сомнение, Ольга Андреевна. Единственное, конечно, что немного напрягало -- она не любила моего друга. А он -- хороший, Ольга Андреевна, человек.
   МАМА: Не сомневаюсь, Артем.
   Не знали, о чем поговорить.
   АРТЕМКА: У меня дома только плохой чаек. Я же только переехал. Проснулся сегодня утром и подумал, что не хочу пить опять плохой чаек. Подумал, наверняка, у Ольги Андреевны есть хороший чаек. Она всегда ходит с таким довольным выражением лица. У нее прямо на лбу написано, что она пьет хороший чаек.
   МАМА: Ты с сахаром пьешь или без?
   АРТЕМКА: Спасибо, мне шесть.
   Мама насыпала шесть ложек.
   И встала возле чайника.
   АРТЕМКА: Может, вам лучше присесть? Будь я на вашем месте, я бы не стоял. Зачем стоять, когда есть возможность присесть?
   Мама не хотя присела.
   АРТЕМКА: А у вас хорошая квартира. Такая чистая. И обстановочка ничего.
   МАМА: Спасибо.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, а вы не составите мне компанию?
   МАМА: Я уже составляю тебе компанию, Артем.
   АРТЕМКА: В смысле, Ольга Андреевна, пить одному чаек, когда второй просто сидит и смотрит. Это, как-то не социально.
   МАМА: Спасибо за предложение, Артем, но я только недавно пила чай, и, поверь, мне не сильно хочется.
   АРТЕМКА: Ну, хотя бы, малюсенькую чашку себе налейте. Мне, честно слово, становится тоскливо, как только подумаю, что я буду пить чаек, а вы будете просто сидеть рядом и смотреть на то, как я буду пить чаек.
   Чайник закипел.
   МАМА: Хорошо.
   Мама встала из-за стола. Положила себе в чашку пакетик с заваркой. Села за стол. И себе и Артему налила кипятка.
   Оба сидели. Артемка колотил сахар.
   АРТЕМКА: А не такая уж у вас и маленькая кружка оказалась. Вы точно пили сегодня чаек?
   МАМА: Пила.
   АРТЕМКА: А по размерам кружки и не скажешь. Не хотел этого говорить, но мне кажется, что вы немного странная, раз можете выпить столько чайку.
   МАМА: Мне как-то не удобно, Артем, но у меня сегодня еще столько дел.
   Мама принялась пить чай.
   АРТЕМКА(закивав головой): Да, да. Конечно.
   Артемка громко захлюпал.
   Мама смотрела на Артемку. Ей не нравилось. Но она молчала. Артемка съел печенье. И хлюпать стал еще сильнее.
   МАМА(намекая): У меня барабанный перепонки, Артем, плохо реагируют на раздражительные звуки.
   АРТЕМКА: Это же привычка с детства.
   МАМА: Я понимаю, но можно же просто немного потише, Артем?
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, я же сказал уже вам, что это привычка с детства. Кто быстро может отвыкнуть от привычки с детства? Вы уж простите, но меня немного возмущает ваша неосведомленность в этом вопросе.
   Артемка начал опять прихлюпывать. Громко, но, все же, потише.
   МАМА: Я не хотела.
   АРТЕМКА: Охотно верю. Я сам иногда ляпаю то, что не надо. И в вашем возрасте, наверное, буду, как и вы продолжать это делать.
   Артемка еще пару раз прихлебнул, а потом случайно уронил чайную ложку на пол.
   Артемка посмотрел на нее. Потом Мама тоже посмотрела. Но ничего не предприняла.
   АРТЕМКА: Я уронил ложку.
   МАМА: Я заметила, Артем. Ты, правда, уронил ложку.
   АРТЕМКА: Понятно, значит, вас не сильно беспокоит ваша ложка, которую я уронил?
   МАМА: Беспокоит. Но не я же ее уронила.
   АРТЕМКА: Вы правы. Не вы. Но это же ваша ложка. И у вас дома. Разве правильно будет мне поднимать вашу ложку и у вас дома?
   МАМА: Я ее поднимать не буду.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы же такая милая женщина.
   МАМА: Но я не люблю, когда гости в моем доме начинают немного наглеть, Артем.
   Артемка посмотрел на ложку. Слез со стула. Взял ложку и почему-то залез под стол.
   Мама посидела немного. А потом посмотрела вниз.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы там так и будете сидеть? Безучастно?
   МАМА: Надо же было всего лишь поднять ложку.
   АРТЕМКА: Я знаю. Я ее и поднял, но тут появилась небольшая проблемка. Вы не поможете, Ольга Андреевна?
   МАМА: Что-то мне не верится, Артем, в какие-то проблемы, которые могут быть под этим столом. Я его давно знаю.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, может, вы и давно знакомы с этим столом, но, залезали под него вы, наверное, тоже очень давно.
   Мама нерешительно отодвинула стул в сторону. Приподняла скатерть, чтобы посмотреть что там. Но ей тут же в лицо вцепилась рука.
   Мама стала мычать.
   Артемка набросился на нее, перевернув стол. Завалил ее на пол, сам был сверху, зубами чуть прихватив ухо. Сильно сжал лицо рукой.
   Мама была чертовски напугана. Молчала.
   Артемка отцепился от уха.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, если вы будете вести себя тихо, я не буду заниматься ушным каннибализмом.
   Мама была тихой.
   Артемка стал стягивать с себя штаны. Неловко. Все из-за второй руки, которой сжимал мамино лицо.
   Потом стягивал с Мамы трусы.
   МАМА(заскулив): Не надо, Артем!
   Артемка тут же вцепился зубами в ухо.
   Мама замолчала. Тихонько скулила. Артемка то входил, то выходил из Мамы.
   Делал он это не спеша, с чувством. Мама же страдала от своего бессилия.
   Потом Артемка быстро поднялся и, приподнявшись на носочки, кончил в раковину. Отдохнул немного.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, только не надо орать. Пожалейте бабу Веру.
   Артемка зстегнулся. Включил воду. Краном стал туда-сюда водить по раковине, смывая сперму.
   Мама закивала.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы же помните, что у вас есть чудесная дочь, еще нетронутая ни моим Филиппом Диком, ни Филиппом Диком моего друга?
   Мама села на полу. Закрыла лицо руками. И кивнула.
   МАМА: Артем, прошу, только ничего с ней не делайте.
   АРТЕМКА: И не будем, Ольга Андреевна. Вы же такое хорошая женщина. А кто такой хорошей женщине будет делать что-то плохое?.. Мне неприятно думать, что мне приятно это вам говорить, но я очень давно хотел вас попробовать, Ольга Андреевна, очень давно. (поставил стол на место). Вы простите меня, но чашки, пожалуй, оставлю на вас... И будьте уверены, Ольга Андреевна, что я никогда бы не осмелился вот так бесцеремонно перевернуть стол с вашими чашками и сахарницей, если бы не заметил в шкафу чудесный чайный набор. Когда бы вы его еще оттуда вытащили?
   МАМА: Артем, это очень любезно с твоей стороны.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, с вашей стороны будет намного любезнее промолчать о сегодняшнем странном случае с ложкой.
   МАМА: Я все поняла, Артем.
   АРТЕМКА: Можете не вставать, Ольга Андреевна. Уверяю вас, я вполне способен сам открыть, а потом и закрыть вашу дверь.
   Артемка вышел из кухни.
   Потом послышалось, как дверь открывается, а затем закрывается.
   Мама сидела так долго. Потом оделась и с трудом поднялась. Включила воду на всю. Сползла обратно, на пол, готовая вот-вот, не на шутку разрыдаться.
  

Эпизод 2

   Чем-то обеспокоенная Мама, с прической, которая закрывала укушенное ухо, не спеша делала бутерброды.
   За кухонный стол села вначале Дочь, а затем и Папа.
   Мама поставила тарелку с бутербродами на стол.
   Разливала чай по новым чашкам.
   ПАПА: А со старыми что?
   Папа встал из-за стола, прихватив чайную ложку. Включил воду и принялся мыть ложку.
   ДОЧЬ: Стол перевернулся.
   ПАПА: А хорошие были чашки.
   Папа сел обратно. И стал размешивать сахар.
   МАМА: Эти теперь хоть не будут просто в шкафу пылиться.
   ПАПА: Правильно мыслишь. Кстати, новая прическа тебе идет.
   МАМА: Спасибо.
   ДОЧЬ: Да, точно, тебе идет.
   Мама кивнула.
   МАМА: Сегодня в школе что-нибудь будет?
   ДОЧЬ(покачав головой): Не-а. Учеба просто.
   МАМА(Папе):А у тебя на работе?
   ПАПА: Надеюсь, что на этот раз не придется работать допоздна.(Дочке). Вчера твоя мама даже не слышала, как я зашел в комнату. Спала, как убитая.
   Дочь кивнула.
   Все молча ели бутерброды. И пили чай.
   ДОЧЬ: Спасибо.
   Дочь встала из-за стола. И поставила свою чашку в раковину.
   ПАПА(так же вставая из-за стола): Я тоже самое хотел сказать. Опередила.
   Дочь вышла с кухни. Папа следом.
   Мама поставила свою и папину чашки в раковину. Пустую тарелку под бутерброды туда же. И прошла в прихожую.
   Дочь с Папой одевали зимнюю верхнюю одежду.
   ПАПА: Удачи.
   Папа поцеловал Маму. Открыл дверь, вместе с наплечной сумкой.
   ДОЧЬ: Удачи.
   Поцеловала Маму и вышла следом за Папой.
   Мама закрыла дверь, одну, вторую. Затем оглядела прихожую. Увидела пару ботинок, которые стояли не ровно. Поправила их. Потом еще одни -- но те итак, казалось, стояли, как надо. Когда закончила, прошла на кухню. Стала мыть посуду.
   Мыла, мыла, а потом позвонили в дверь.
   Мама дернулась. Замерла и прислушалась.
   Скоро позвонили опять.
   Мама стояла нерешительная. А потом тихо дошла до входной двери и приложила к ней ухо.
   Ничего не было слышно.
   Потом позвонили опять.
   Мама постояла-постояла, а потом, все-таки, открыла, правда, очень тихо дверь. Но замок немного дал звука. Мама замерла.
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Я вас слышал, Ольга Андреевна.
   Мама стояла неподвижно. А потом посмотрела в глазок.
   МАМА: Что тебе надо, Артем?
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Да ничего не надо. Я просто хотел спросить вас о вашем самочувствии. Как вы себя чувствуете?
   МАМА: Спасибо, хорошо.
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Ольга Андреевна, не обижайтесь, но я знаю, что вы меня обманываете.
   МАМА: Я не обманываю тебя, Артем. Я, действительно, чувствую себя хорошо.
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Я только что поставил себя на ваше место. И я точно не смог бы чувствовать себя хорошо.
   МАМА(после паузы): Артем, уходи.
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Я бы с радостью. Но я не могу, Ольга Андреевна.
   МАМА: Почему?
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Потому, что я пришел сюда, с расчетом на то, что вы мне откроете дверь. А вы мне ее не открываете.
   МАМА: И не открою.
   ГОЛОС АРТЕМКИ: Если я не ошибаюсь, ваша пятнадцатилетняя Дочь учится в тридцать второй школе? Если сесть на седьмую маршрутку -- это пять минут.
   Мама стояла возле двери. Мучилась выбором. Почти плакала.
   ГОЛОС АРТЕМКИ: И главное, мой сосед тоже знает об этом.
   Мама обливаясь слезами, открыла дверь.
   АРТЕМКА(искренне): Что с вами, Ольга Андреевна?
   МАМА: Ничего, Артем... если не считать твоего здесь появления.
   АРТЕМКА: Ну, Ольга Андреевна, в жизни должны быть неприятные неожиданности.
   МАМА: Ты понимаешь, что ты вчера наделал, Артем?
   АРТЕМКА: Конечно, понимаю, Ольга Андреевна. Но можно я это буду понимать в вашей замечательной квартире , а не в таком убогом коридоре?
   Мама пропустила внутрь Артемку.
   Артемка разулся.
   МАМА(выдавив из себя): Ты за чаем пришел?
   АРТЕМКА: Я, как и сказал пришел, чтобы спросить, как вы себя чувствуете. Но раз вы предложили чайку, то я бы не отказался. (Взял под руку Маму и пошел на кухню). Вчера, знаете, Ольга Андреевна, пошел в магазин за этим чудесным чайком, ну который был у вас. Хожу, ищу, найти не могу. А потом вдруг вспомнил, что я и не знаю, как он называется.
   Артемка сел за стол.
   АРТЕМКА: У вас же еще остался в этом огромном новом заварнике такой же, как вчерашний чудесный, чаек?
   МАМА: Остался.
   Мама налила Артемке и себе заварки. Насыпала Артемке шесть ложек сахара.
   АРТЕМКА: Приятно знать, что вы помните, Ольга Андреевна.
   Мама поставила новую вазочку с печеньями.
   Включила чайник.
   Артемка постукивал пальцем по столу. И улыбался сам себе.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы, знаете, сегодня мельком мне удалось увидеть вашу дочь в подъезде. И, кажется, она немного подросла.
   МАМА: Я не уверена в этом.
   АРТЕМКА: Вы лукавите, Ольга Андреевна, вы лукавите. (попробовал печенье). Как самая настоящая мать вы преподносите свою дочь в менее приятном свете. Это заслуживает уважения.
   Закипел чайник.
   Мама налила кипяток Артемке, а потом и себе.
   АРТЕМКА(хлюпая): Очень хороший чаек. Очень.
   Мама чай не пила, а чего-то ждала.
   Вот, Артемка нечаянно уронил чайную ложку на пол.
   Мама потянулась за ложкой.
   АРТЕМКА: Что вы делаете, Ольга Андреевна?
   МАМА: Я хочу поднять ложку.
   АРТЕМКА: Вы хотите поднять ложку, которую я уронил?
   МАМА: Это же моя ложка на моей кухне, Артем. Не тебе же из-за нее беспокоиться. Ты -- гость.
   АРТЕМКА: Так не пойдет, Ольга Андреевна. А если каждый гость будет к вам приходить и что-то ронять на пол, вы будете это подбирать за каждого гостя?
   Артемка опустился на пол. Взял ложку и залез под стол.
   Мама вот-вот должна была разрыдаться. Она знала, что будет дальше.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы не поинтересуетесь, как я здесь, под вашим столом?
   МАМА: Как ты там, Артем, под моим столом?
   АРТЕМКА: Вообще-то не очень, Ольга Андреевна. Мне нужна ваша помощь.
   МАМА: А можно как-нибудь без меня, Артем?
   АРТЕМКА: Я бы очень хотел, чтобы тут как-нибудь можно было без вас, Ольга Андреевна. Но боюсь, что никак.
   МАМА: А можно сегодня не переворачивать стол? Боюсь, он не выдержит еще нескольких падений.
   Мама залезла под стол.
   Артемка аккуратно выпихнул Маму из-под стола. Сам был сверху.
   АРТЕМКА(раздевая Маму): Ольга Андреевна, как только захочется крикнуть, сразу вспоминайте про хороший слух Бабы Веры.
   Мама молчала терпела. Артемка стягивал с мамы нижнее белье. А потом расстегнул штаны и себе.
   Начался секс.
   Мама отвернула голову в сторону.
   Потом Артемка быстро встал. Встал на цыпочках перед раковиной и туда кончил. Включил воду. Все смыл.
   Мама тихо лежала на полу.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, а чаек, как называется?
   МАМА: Я не знаю, Артем... Муж в обычном пакете привез.
   АРТЕМКА(открывая шкафчики): А где он?
   МАМА: Лучше не надо. У меня там идеальный порядок.
   Мама с трудом встала. Открыла нужный шкаф. Достала пакет с чаем. Нашла еще один. Аккуратно сложенный пустой. Отсыпала в него. И отдала Артемке.
   АРТЕМКА: Думаю. Этого мне на долго хватит. За мной можете не закрывать. Я сам с этим справлюсь.
   Артемка вышел из кухни. А потом вернулся.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы не обижайтесь, но эта ваша одежда -- она такая унылая. Я бы хотел, чтобы в следующий раз вы немного раскрасили эти серые зимние краски яркими и сочными цветами своей одежды.
   МАМА: В какой следующий раз?
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, простите, это моя вина. Не предупредил, что теперь я буду частым гостем в этой замечательной квартире. Мне здесь все нравится, но эта зимняя унылость... она наводит самую настоящую тоску.
   Артемка вышел из кухни.
   Мама была подавлена новостью.

Эпизод 3

   Кипел чайник. Мама, в яркой, привлекающей внимание одежде, долго готовила бутерброды. Тщательно, не спеша.
   За кухонный стол села вначале 15-летняя Дочь, а затем и Папа.
   ПАПА(Дочери): Ты уже привыкла к такой яркой одежде нашей мамы?
   МАМА(поставив бутерброды на стол): Я сама не привыкла.
   ДОЧЬ: Мне кажется, это не практично.
   Закипел чайник.
   МАМА: Должен же хоть кто-то здесь яркими цветами своей одежды разгонять зимнюю скуку.
   Мама ловко сделала всем чай.
   ПАПА: И у тебя это замечательно получается.
   Папа встал из-за стола с чайной ложкой. Включил воду. И тщательно ее промыл. Сел обратно.
   ПАПА: Сегодня точно буду раньше. Я, наконец, смог отделаться от этих самых-самых поздних студентов.
   МАМА(Дочери): А у тебя что будет в школе?
   ДОЧЬ(принимаясь за бутерброд): Сегодня я, наверное, опять буду идти на золотую медаль.
   Папа с Мамой сделали тоже самое.
   Молча ели бутерброды и пили чай.
   ДОЧЬ: Спасибо.
   Дочь встала из-за стола. И поставила свою чашку в раковину.
   ПАПА(так же вставая из-за стола): Я тоже самое хотел сказать. Опередила.
   Дочь вышла с кухни. Папа следом.
   Мама поставила свою и папину чашки в раковину. Пустую тарелку под бутерброды туда же. И прошла в прихожую.
   Дочь с Папой одевали зимнюю верхнюю одежду.
   ПАПА: Удачи.
   Папа поцеловал Маму. Открыл дверь, вместе с наплечной сумкой.
   ДОЧЬ: Удачи.
   Дочь поцеловала Маму и вышла следом за Папой.
   Мама закрыла дверь, одну, вторую.
   Прошла в зал и усталой, села в кресло.
   Ничего не происходило.
   Позвонили.
   Мама встала. Подошла к двери. Открыла первую и посмотрела в глазок. Открыла вторую.
   Артемка стоял. Мама стояла.
   МАМА(предложив войти): Я же, все-равно, знаю, что ты сюда не стоять пришел.
   Артемка прошел внутрь. За ним еще и Вадимка.
   МАМА: А это кто?
   АРТЕМКА(снимая обувь): Ольга Андреевна, я вам про него рассказывал. Это Вадим. Мой сосед. Он хороший.
   ВАДИМКА(пожимая Маме руку): Я хороший. Много о вас наслышан.
   Вадимка принялся разуваться.
   МАМА: Он, что, тоже пришел?
   АРТЕМКА: Нет, нет, Ольга Андреевна, конечно нет... Он, всего лишь, хочет попробовать ваш чудесный чаек из вашего чудесного заварника.
   ВАДИМКА: Так и есть, Ольга Андреевна. Я не по части раскидываться своим Филиппом Диком направо и налево.
   МАМА: У меня сегодня выходной?
   АРТЕМКА: Определенно Ольга Андреевна, определенно.
   Мама, а вместе с ней и остальные прошли на кухню. Артемка сразу сел за стол. Вадимка стоял.
   Мама долила воды в чайник, включила его.
   ВАДИМКА: Ольга Андреевна, не возражаете, если я присяду?
   МАМА: Конечно, присаживайся, Вадим... А вы не братья-близнецы по поведению?
   ВАДИМКА(разглядывая в руках чашку): Я вот сколы, не люблю. Можно с вами поменяться?
   Мама пожала плечами.
   Вадимка поменял чашки местами.
   МАМА: Я только не пойму, зачем вам вдвоем приходить и пить чай, если вы его сами у себя можете попить? Я же тебе отсыпала, Артем.
   Мама распределяла сахар по чашкам. Взглядом спросила у Вадимки, сколько ему.
   ВАДИМКА: Тоже шесть...Он сказал, что небольшая разница, но есть.
   АРТЕМКА(как бы извиняясь): Она, действительно есть.
   Все молча сидели. Вадимка крутил в руке ложку, крутил. А она возьми и упади на пол.
   АРТЕМКА: Это что такое, Вадим?
   ВАДИМКА: Я не хотел, она сама упала.
   АРТЕМКА: Что-то не особо было похоже на то, что она сама упала. Ты же ее в руке крутил.
   ВАДИМКА: Я ее крутил в руке. И она неожиданно выскочила из рук.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, как вам такое? Неожиданно выскочила из рук?
   МАМА(не соглашаясь): У тебя же каждый раз неожиданно выскакивает из рук.
   АРТЕМКА: Да, но не в такой же день, когда мы приходим попить чаек и ничего более.
   Закипел чайник.
   Мама встала. Налила всем чай.
   Артемка размешивал ложкой сахар. Вадимка смотрел на него, а потом полез было за ложкой на полу.
   АРТЕМКА(рукой придерживая Вадимку): Ты куда полез, Вадим?
   ВАДИМКА: А чем мне, по-твоему, сахар размешивать?
   АРТЕМКА: Попроси у Ольги Андреевны другую ложку. Она человек добрый и отзывчивый, к тому же, хорошая хозяйка. Думаю, она тебе даст другую ложку.
   Мама достала другую ложку.
   Вадим размешивал сахар.
   ВАДИМКА(не удержавшись): А эта под столом так и будет лежать под столом?
   АРТЕМКА: С ней ничего не случится, Вадим... Скажите, Ольга Андреевна.
   МАМА(кивая): Металл.
   ВАДИМКА: И, все-равно, я чувствую себя неуютно. Как будто пришел в гости и нагадил большую кучу на кровать... Простите, Ольга Андреевна за то, что такое говорю за столом.
   МАМА: Это не самое страшное, что могло сегодня произойти.
   Вадимка вопросительно посмотрел на Артемку.
   АРТЕМКА: Ничем не могу помочь.
   ВАДИМКА: Но я же не полезу под стол и не буду делать то, что ты все время делаешь. Мне это не нужно.
   АРТЕМКА, Рассказывай. Ты еще не был под этим столом.
   МАМА: Хороший стол.
   ВАДИМКА: Да просто поднять ложку, Артем... Ты мне настроение на весь день собираешься испортить?
   Артемка внимательно посмотрел на Вадимку.
   АРТЕМКА: Только за ложкой туда и, сразу же, обратно.
   Вадимка спустился за ложкой. И тут же скрылся под столом.
   АРТЕМКА: Не глупи, Вадим.
   ВАДИМКА: Ольга Андреевна, вы не спуститесь сюда? Мне помощь нужна.
   Мама вопросительно посмотрела на Артемку. Но тот покачал головой.
   АРТЕМКА: Вадим, мы все тут знаем, к чему ты клонишь. И никто спускаться вниз не собирается.
   Стало тихо.
   Вадимка неожиданно вылез из-под стола и свалил Маму на пол. Навалился на нее телом. Начал возбужденно раздевать.
   МАМА(не сопротивляясь): А я думала, правда, выходной.
   АРТЕМКА(пытаясь оттащить Вадимку): Ты, что делаешь, Вадим?
   ВАДИМКА: Пусти меня!
   Вадимка сопротивлялся. После чего кулаком заехал в глаз Артемке.
   Артемка схватился за глаз.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, вы простите нас, но, кажется, ему, действительно, очень сильно припекло. Он в глаз ударил друга.
   ВАДИМКА(Маме): На колени и локти встаньте. И ко мне спиной.
   Мама послушалась.
   ВАДИМКА: Руками в гарнитур упритесь.
   Мама уперлась.
   Вадимка раздвинул Маме ягодицы и стал там лизать.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, кажется, теперь мы совсем на вашу шею сядем... Вадим, если ты собираешься заниматься ее анальным отверстием, то будь тогда добр, занимайся только им... Кажется, мне тоже хочется. Но я же не буду всовывать своего Филиппа Дика после твоего.
   Вадим не обращал внимания. Потом стал всовывать член. Тот никак сразу не влезал.
   Мама стонала от боли.
   ВАДИМКА: Придется, связать. Она орет слишком громко.
   МАМА: Простите, но мне сейчас так больно, что даже мысль: баба Вера сердечница, не помогает.
   АРТЕМКА: Тогда смажь чем-нибудь, Вадим. Тут же налицо неразработанное анальное отверстие.
   ВАДИМКА: Почему я должен сейчас смазывать, если я вообще никогда не смазываю?
   Артемка задумался.
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна, а у вас есть широкополосный скотч?
  

ПАПА

   В комнате на ручке кресла спокойно сидела Мама. Папа сидел на другой.
   ПАПА: Ты мне расскажешь, что случилось или нет? Я же себе места не нахожу.
   МАМА: Не расскажу.
   ПАПА: И как я тогда узнаю, что случилось?
   МАМА: Сходи к соседям. Они знают.
   ПАПА: Откуда они знают?
   МАМА: Так получилось.
   ПАПА: Они же тебе ничего не сделали?
   МАМА: А что они могут мне сделать?
   ПАПА: Смотря какие соседи.
   МАМА: Артем и друг Артема, которые переехали в квартиру бабы Ани.
   Папа направился к выходу.
   МАМА: Ты куда?
   ПАПА: Спросить, что с тобой случилось. Они же знают.
   МАМА: Да, они знают. Только сильно на них не дави. У них еще не совсем сформирована психика.
   Папа обул тапочки. Открыл одну, вторую дверь. Прошел по площадке и оказался возле нужной двери. Позвонил в звонок.
   Стоял довольно долго. Пока Вадимка не открыл дверь.
   ВАДИМКА: У вас какие-то планы?
   ПАПА: Простите?
   ВАДИМКА: У вас какие-то планы на нас?
   ПАПА: Какие у меня могут быть планы на вас?
   ВАДИМКА: Артееем! (Папе) Вы никуда не спешите?
   ПАПА: Да нет, я же уже после работы.
   ВАДИМКА: Ну, тогда подождем.
   Вадимка вышел. Закрыл за собой дверь.
   И они оба стояли. Вадимка смотрел на свою голую ногу. Двигал пальцем. Папа не знал, куда пристроить свой рассеянный взгляд.
   Потом вышел Артемка. Прикрыл за собой дверь.
   АРТЕМКА: Прошу прощения. Игорь Игоревич.
   ПАПА: Значит, вы знаете, кто я?
   АРТЕМКА: Конечно, вы Игорь Игоревич.
   ВАДИМКА(упрекнув): Артем, мы тебя долго ждали.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, это правда?
   ПАПА: Да не очень-то и долго.
   Артемка со всей силы наступил на ногу Вадимке.
   ВАДИМКА: Ммм!
   АРТЕМКА: Домой иди.
   Вадимка похромал в квартиру.
   ПАПА: Зачем вы так?
   АРТЕМКА: Он сказал, что вы долго ждали. А вы же не долго ждали. Вы сами сказали, Игорь Игоревич.
   ПАПА: Да, но наступать на ногу...
   АРТЕМКА: Если бы вы знали, что он сегодня с чайной ложкой учудил, Игорь Игоревич. Теперь приходится как-то воспитывать.
   Оба молчали.
   ПАПА: Да... Я хотел с вами поговорить, на счет моей жены. Вы же знаете, мою жену?
   АРТЕМКА: Ольга Андреевна -- чудесный человек..
   ПАПА: Спасибо.
   АРТЕМКА: Не за что.
   ПАПА: Я, все-таки, хотел поговорить на счет моей жены...
   АРТЕМКА: А что с ней?
   ПАПА: Я как раз у вас и хотел спросить.
   АРТЕМКА: А вам не кажется странным спрашивать про свою жену у нас, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Кажется.
   АРТЕМКА: И мне тоже кажется.
   Замолчали.
   ПАПА: И вы теперь предлагаете ничего у вас не спрашивать на счет моей жены?
   АРТЕМКА: Мне кажется это логичным.
   ПАПА: Пожалуй, мне это тоже кажется логичным. Но моя жена, она не совсем в порядке. С ней что-то произошло. И она говорит, что вы знаете, что с ней произошло. Вы видели ее сегодня?
   АРТЕМКА: Видел. Мы, знаете ли, заходили к ней в гости, Игорь Игоревич. И она любезно угостила нас чайком.
   ПАПА: Надеюсь, хорошим?
   АРТЕМКА: Тем, что вы принесли в пакете.
   ПАПА: Это хороший чай. Самый лучший из тех, что у нас есть в квартире. Вы уж поверьте.
   АРТЕМКА: Охотно верю. Мы пили чаек и, действительно, получали удовольствие оттого, что его пили.
   ПАПА: В последнее время в магазинах продают не чай, а какую-то лабуду. Никакого удовольствия.
   АРТЕМКА: Вполне с вами согласен... Может, зайдете?
   ПАПА: Зачем?
   АРТЕМКА: Чаек попить.
   ПАПА: Вы это серьезно?
   АРТЕМКА: Это же, всего лишь, чаек попить.
   ПАПА: А как же моя жена?
   АРТЕМКА: Вы это опять у меня спрашиваете?
   ПАПА: Да, вы правы.
   Папа посмотрел назад -- на свою дверь.
   АРРЕМКА: Так вы идете, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Да-да. Иду. Сегодня с ней явно что-то не так. И пить чай в квартире, когда с ней явно что-то не так -- это скотство.
   Папа прошел внутрь. Снял тапочки.
   АРТЕМКА(приглашая на кухню): Прошу сюда.
   Папа прошел на Кухню. Кипел чайник. За столом сидел Вадимка и смотрел на вытянутую ногу, которую ему еще совсем недавно отдавил Артемка.
   АРТЕМКА(возмущенно): Вадим, ты хотел в одно горло попить чайку?... Присаживайтесь, Игорь Игоревич.
   Папа присел.
   ВАДИМКА(не обращая внимания на вопрос): У меня теперь нога болит.
   Папа чувствовал себя неуютно.
   АРТЕМКА: Из-за тебя Игорь Игоревич чувствует себя неуютно. Прекращай.
   Артемка поставил на стол три чашки. Налил заварки.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, шесть, семь ложек сахара?
   ПАПА: А можно я сам эту ложку возьму?
   АРТЕМКА(передавая ложку): Конечно, Игорь Игоревич.
   Папа встал. Включил воду. Тщательно промыл ложку.
   ПАПА: Шесть для меня -- это слишком много. Я даже иногда думаю, что две это слишком много.
   Папа сел обратно.
   АРТЕМКА(насыпая себе шесть ложек сахара): Вы лишаете себя многих удовольствий в жизни, Игорь Игоревич.
   Чайник закипел.
   Артемка налил всем кипятка.
   Все сидели. Размешивали сахар. Начали пить.
   Прихлюпывания Артемки немного смутили Папу.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, привычка с детства. Я пытаюсь с ней бороться, но кто быстро справляется со своими привычками с детства?
   Папа понимающе кивнул.
   Чай иногда закусывали сладкими булочками, лежащими на тарелке.
   ПАПА: Очень вкусный чай.
   АРТЕМКА: Спасибо. - сказал Артемка.
   ВАДИМКА: Это же их чай.
   ПАПА: Ничего страшного.
   АРТЕМКА: Как-будто я не знаю, что это их чаек, Вадим. Конечно это их чаек. Только мне же надо что-то было сказать. Ведь так, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Пожалуй, вы правы.
   Все замолчали. Папа прихлебывал чай вместе с Артемкой. Вадимка сидел-сидел, а потом выронил ложу из рук. Та упала на пол.
   АРТЕМКА: Это тут зачем? - спросил Артемка.
   ВАДИМКА: Не зачем. Она упала.
   АРТЕМКА: Хочешь, сказать, что это вторая ложка за сегодня, которая опять сама упала?
   ВАДИМКА: Ну, хочу именно это и сказать.
   ПАПА(вмешиваясь): Прошу прощения. Но это ложка. Ложки имеют свойства падать.
   АРТЕМКА: Эта ложка, Игорь Игоревич, упала немного не так, как падают ложки, которые, на самом деле, случайно выпадают из рук. Вадим явно за ней хотел полезть под стол.
   ПАПА(удивленно): А как ее по-другому поднять, если не полезть под стол?
   Папа сам полез было под стол, но Артемка схватил его за руку.
   АРТЕМКА: Лучше не надо.
   ПАПА(остановившись): А что там?
   ВАДИМКА: Ложка там.
   АРТЕМКА: Ничего там хорошего, Игорь Игоревич. Поверьте.
   ПАПА: Как скажите.
   Стали пить чай дальше.
   ПАПА(потеряв терпение): И она там так и будет лежать?
   ВАДИМКА(на Артемку): Он хочет, чтобы она там лежала. Но я против.
   АРТЕМКА: Полежит, ничего страшного.
   ПАПА: Вы думаете? Она же после сахара. Сладкая. На нее начнет налипать пыль.
   АРТЕМКА: Я уверен, это поправимо.
   ПАПА: Поправимо-то поправимо, только кто после этого захочет такой ложкой размешивать сахар в чае?
   ВАДИМКА: Он же прав, Артем.
   Вадимка полез было под стол.
   АРТЕМКА: Тебе разве за сегодня не достаточно?
   ПАПА(обеспокоенно): Значит, это вторая ложка за сегодня? Простите за нескромный вопрос. А первой, случайно была не моя?
   ВАДИМКА: Как раз ваша. - сказал Вадимка.
   ПАПА(напрягшись): Правда?
   Папу тут же затошнило. Он еле донес добро до раковины.
   ПАПА: Забыл предупредить, что я очень болезненно отношусь к ложкам, которые падают на пол.
   Вадимка чуть вскрикнул оттого, что ему на ногу, в качестве воспитательной цели, наступил Артемка.
   ПАПА(полоская горло): У вас все в порядке?
   АРТЕМКА: Вадим пошутил.
   ПАПА: На счет ложки?
   АРТЕМКА: На счет ложки.
   ВАДИМКА: Я не знал, что вы так болезненно относитесь к ложкам, Игорь Игоревич.
   ПАПА(отмывая раковину): Простите, не подумал, что надо было об этом говорить. И за раковину простите.
   Папа ушел с кухни.
   АРТЕМКА: Вы куда, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Я все, мне стыдно за раковину и за то, что вы друг другу на ноги из-за меня наступаете.
   В прихожей Папа всунул ноги в тапочки. И вышел из квартиры.
   Прошел площадку. Дернул за дверь, но та была закрыта.
   Стоял, терпеливо ждал, посмотрел на дверь Артемки. Опять позвонил.
   Мама стяла? Осторожно припав к глазку входной двери.
   МАМА: Ты один?
   ПАПА: Конечно, один. В глазок трудно посмотреть?
   МАМА: А ты думаешь, в глазок видно, один ты или нет? Думаешь, видно, есть кто-то сбоку от тебя или нет?
   ПАПА: Я один.
   МАМА: Точно?
   ПАПА: Точно. Открывай давай уже.
   МАМА: Прости, но я не могу.
   ПАПА: Это же и моя дверь тоже.
   МАМА: Ты выглядишь озабоченным.
   ПАПА: Меня стошнило на кухне у Артема.
   МАМА: И только из-за этого ты выглядишь озабоченным?
   ПАПА: Этого мало?
   МАМА: Хорошо... только обещай ничего со мной не делать.
   ПАПА: Хорошо.
   Мама осторожно открыла дверь а затем и сама выглянула. И только потом пропустила Папу.
   ПАПА: А что я с тобой могу сделать?
   МАМА: Изнасиловать, например.
   Закрыла за Папой дверь Мама.
   ПАПА: Почему я должен тебя изнасиловать?
   МАМА: Ну, сегодня день такой.
   ПАПА: Я же никогда тебя не насиловал.
   МАМА: Ну, мало ли. Может, ты к ним сходил и они тебя убедили, что насиловать это хорошо.
   ПАПА: Мы чай просто пили.
   МАМА: Просто чай пили, значит.
   Мама понимающе закивала сама себе и устроилась на прежнюю ручку кресла в зале.
   ПАПА: Да, да. И поговорили.
   Папа сел рядом.
   МАМА: Обо мне, надеюсь?
   ПАПА: Нет, о тебе не говорили.
   МАМА: Почему обо мне не говорили? Я же просила, обо мне поговорить.
   ПАПА: Ну, я у них спросил, знают они, что-нибудь про тебя. И они ответили, нет.
   МАМА: Как они могли такое сказать? Они же знают, что со мной сегодня случилось.
   ПАПА: Поверь мне, точно не знают. Своими ушами слушал.
   МАМА: Как не знают. Они же сами меня насиловали.
   ПАПА: Надеюсь, это было не серьезно?
   МАМА: Не знаю, как изнасилование может быть несерьезным.
   ПАПА: Я не про это. Надеюсь, разговор про твое изнасилование -- не серьезно?
   МАМА: Почему несерьезно?
   Папа молчал.
   ПАПА: А почему ты сразу не могла сказать, что тебя изнасиловали?
   МАМА: Потому, что я мать твоего ребенка. И меня изнасиловали не просто, как всех обычно насилуют. Еще и анально. Как такое можно сразу взять и рассказать?
   Папа был в ступоре.
   ПАПА: Ты милицию вызвала?
   МАМА: Нет, конечно. Они сказали, что в случае чего наша девочка раньше времени узнает про Филиппа Дика.
   ПАПА: А что плохого в фантастах?
   МАМА(изображая член): Нет, другого Филиппа Дика.
   ПАПА: А ты думаешь, она еще про него не знает? Ей же пятнадцать.
   МАМА: Не знает.
   ПАПА: А я думал, знает. Ей пятнадцать и она всегда довольная. Как можно в пятнадцать ходить довольной, не зная, про Филиппа Дика?
   МАМА: Ты прав... Надо звонить в милицию.
   ПАПА: Тогда их задержат, а нашу дочь изнасилуют?
   МАМА: Да, но, если она знакома с Филиппом Диком, изнасилование ей пережить будет значительно легче.
   ПАПА: Тебе сейчас легко переживать изнасилование?
   МАМА: Вообще не легко... Ты прав, не надо звонить в милицию... Тогда возьми лом. У нас на балконе один стоит. За шкафом, помнишь?
   ПАПА: И что мне с ним делать?
   МАМА: Сделай им против лома нет приема.
   ПАПА: Но я никогда не держал в руках лом.
   МАМА: Ничего сложного.
   ПАПА: Ты думаешь?
   МАМА: Игорь, меня изнасиловали.
   ПАПА: Да, ты права.
   Папа встал. Прошел на балкон. Долго искал лом. Наконец его нашел.
   Взял в руку, но тут же отпустил. Перегнулся через перила балконы. Его стошнило.
   МАМА: Что там такое?
   ПАПА(глядя на руку): Он пыльный!
   После чего Папа зашел в комнату. Прошел по коридору. И оказался в ванной. Там он мыл руки и лицо. Тщательно полоскал рот. После чего так же тщательно вытирал их полотенцем. Потом взял тряпку. И сухое небольшое полотенце. Прошел в комнату.
   Мама сидела на прежнем месте.
   ПАПА: Ты сидишь?
   МАМА: А что мне еще делать?
   ПАПА: Например, вытереть лом.
   МАМА: Я же жертва изнасилования.
   ПАПА: Да, точно...
   Папа пошел на балкон. Осторожно протер лом тряпкой. Потом обхватил его маленьким полотенцем. Прошел в комнату.
   ПАПА(демонстрируя лом): Сойдет?
   МАМА: Этим ты хочешь их напугать?
   ПАПА: А как по-другому?
   МАМА(приглашая сесть рядом): Да, ты прав. Сядешь на дорожку?
   ПАПА: Зачем? Тут же рядом. И я ненадолго.
   МАМА: Но ты же можешь не вернуться.
   ПАПА: Ты думаешь?
   МАМА: Ты же с ломом.
   ПАПА: Хорошо, присяду.
   Папа сел рядом.
   Молчали.
   ПАПА: Слушай, я спросить хотел... А почему ты им так мало чая дала?
   МАМА: Они же меня изнасиловали.
   ПАПА: Изнасиловали... А, что, они вначале тебя изнасиловали, а потом ты им чай дала?
   МАМА: Ты думаешь, я на такое способна?
   ПАПА: Да, ты права... Только тогда по-прежнему непонятно, почему ты им так чая мало дала. Они пришли, попробовали. Попросили... Неужели, тебе все-равно, что они о тебе подумают?
   МАМА: Ты это серьезно?
   ПАПА: Нет, ну, если бы не изнасиловали...
   МАМА: Может, ты уже пойдешь?
   ПАПА: Да, ты права. Дочь придет. Передай ей от меня привет... Ну, это только, если я не приду. Хорошо?
   МАМА: Договорились.
   Папа встал с кресла. Прошел в прихожую. Сунул ноги в тапочки. Открыл дверь.
   МАМА: Ни пуха тебе, не пера.
   ПАПА: К черту...
   Папа вышел, но тут же зашел обратно.
   МАМА(возмущенно): Ты уже передумал?
   ПАПА: Я спросить хотел... Мне их прямо бить?
   МАМА: А что ты предлагаешь?
   ПАПА: Это же лом. Он травмоопасный.
   МАМА: Ты вообще помнишь, что они мне сделали?
   ПАПА: Да, ты права... (опять, было, почти вышел). Слушай, а ты думаешь, они ничего нашей дочери не сделают, если я приду к ним с ломом?
   МАМА: Они говорили только про милицию. Про тебя ничего не говорили, когда угрожали.
   ПАПА: Если вдруг что, ты, главное, временный крест быстрее мне поменяй. Не хочется долго лежать под временным крестом. Это так убого.
   Папа поцеловал Маму. Вышел из квартиры.
   Прошел по лестничной клетке. Позвонил в нужную верь.
   Стоял, стоял. Смотрел на лом. Пару раз им замахнулся. Тут дверь открыл Вадимка. Папа встал, как будто и не махал ломом.
   ВАДИМКА: У вас какие-то планы, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Да, планы.
   ВАДИМКА: Это лом?
   ПАПА: Да, это лом.
   ВАДИМКА: А зачем вам лом?
   ПАПА: Я с ним прогуливаюсь.
   ВАДИМКА: Ясно... Артема позвать?
   ПАПА: Будьте добры, позовите.
   ВАДИМКА: Артееем!
   Вадимка вышел в коридор к Папе.
   Молчали.
   ВАДИМКА: Если бы среди ломов проходили конкурс красоты, то у этого были бы хорошие шансы, что-нибудь выиграть.
   Появился Артемка.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, проходите.
   ПАПА(решительно): Не хочу.
   АРТЕМКА(присоединяясь к компании в коридоре): Ну, ладно. (разглядывая лом). Вы о чем-то хотели поговорить?
   ПАПА: Да, хотел бы... Но он... (показывая на Вадимку). После случая с ложкой не внушает мне доверия. Мы можем поговорить с глазу на глаз?
   ВАДИМКА: Еще чего!
   Артемка посмотрел на Вадимку и наступил ему на ногу.
   Вадимка заорал.
   ПАПА: И это всегда работает?
   ВАДИМКА: Можно же было и словами сказать?
   Вадимка зашел в квартиру.
   АРТЕМКА: Так о чем вы хотели поговорить, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Вы почему при нашей первой встрече сегодня не сказали, что изнасиловали мою жену?
   АРТЕМКА: Вы будете бить меня вот этим ломом?
   ПАПА: Я не вижу других вариантов.
   АРТЕМКА: А кулаками просто нельзя?
   ПАПА: Вы, думаете, математики могут бить кулаками?
   АРТЕМКА: Я бы на вашем месте, хотя бы, попытался.
   ПАПА: А я бы нет. Зачем мне пытаться бить кулаками. Если вас двое? И вы, вероятно, умеете бить кулаками?
   АРТЕМКА: Но крови же будет...
   ПАПА: Почему вы из-за этого только сейчас переживаете? Почему вы не переживали из-за этого, когда насиловали мою жену и напоминали ей про то, что у нее есть невинная дочь.
   ГОЛОС ВАДИМКИ: Чайник закипел!
   Молчали.
   АРТЕМКА: Послушайте, там чайник закипел.
   ПАПА: Вы думаете, я не слышал?
   АРТЕМАК: Мало ли. Вы же с ломом, Игорь Игоревич.
   ПАПА: С ломом, значит, не слышат?
   АРТЕМКА: С ломом смотрят на лом и думаю про то, что делать с ломом. Когда слышать про чайник?
   ПАПА: И что вы предлагаете?
   АРТЕМКА: Я предлагаю попить вашего чудесного чайку.
   ПАПА: У меня у самого дома есть мой чудесный чай.
   АРТЕМКА: И вы будете пить этот чудесный чаек, наслаждаться им в тот самый момент, когда Ольга Андреевна грустит?
   ПАПА: Да, вы правы, пить чудесный чай, когда дома сидит изнасилованная жена... между прочим. Вами изнасилованная... это -- скотство.
   АРТЕМКА: Так зайдете?
   ПАПА: Зайду. Но только ненадолго.
   Артемка шел впереди. Папа сзади. Дошли до кухни.
   АРТЕМКА: Присаживайтесь.
   Вадимка долил кипятка себе. Сел рядом с Артемкой. Папа сидел напротив.
   АРТЕМКА: Вам две, Игорь Игоревчи?
   ПАПА: Мне две. Но можно я сам возьму ложку?
   АРТЕМКА: Конечно, Игорь Игоревич.
   Папа взял ложку. Поставил лом на пол возле кухонного гарнитура. Тщательно промыл ложку. Взял лом в левую руку.
   Сел за стол. И насыпал себе две ложки сахара, не отпуская лом. А потом задумался.
   ПАПА: Вы не против, если я насыплю себе еще одну? Нервничаю.
   АРТЕМКА: Конечно, не против.
   Папа насыпал себе еще ложку сахара.
   Все стали пить чай.
   ПАПА: Скажите, а эти паласы легко отстирываются? - спросил Папа, глядя на пол.
   ВАДИМКА: Легко-то легко, только я не хочу их опять отстирывать. Стираю всегда все я. (на Артемку) Он ничего не стирает.
   АРТЕМКА: А почему это вас так интересует, Игорь Игоревич? - спросил Артемка.
   ПАПА: Тут место хорошее, чтобы пустить вам кровь. Но я вдруг подумал, а вдруг паласы плохо отстирываются.
   АРТЕМКА: Очень великодушно с вашей стороны.
   ПАПА: Рад, что заметили... Его я ударю первого. (кивая на Вадимку) И, думаю, по голове. А вас уже позже и куда-нибудь в тело. Там менее болезненно. Лучше по ребрам,они сами, без хирургического вмешательства, срастаются.
   ВАДИМКА: Вы думаете это нормально, ломом по голове?
   АРТЕМКА: Не возмущайся.
   ВАДИМКА(Артемке): Тебе хорошо говорить. Это не тебя будут ломом по голове бить. Если бы меня били по ребрам, я бы тоже не сильно переживал... (Папе) А почему меня ломом по голове?
   ПАПА: А вы мне меньше нравитесь, Вадим.
   ВАДИМКА: Ничего себе. И за что это я вам меньше нравлюсь, Игорь Игоревич? Только из-за дурацкой шутки с ложкой?
   АРТЕМКА(напоминая Вадимке): Ты Ольге Андреевне сделал неоднократное анальное проникновение, дебил.... (Папе) Но в квартире был широкополосный скотч. Так что не стоит сильно беспокоится из-за бабы Веры.
   ВАДИМКА(похваставшись): Широкополосный скотч -- это моя идея.
   ПАПА: Пожалуй, спасибо за чай.
   Папа встал из-за стола и неуклюже и даже несильно ударил ломом по голове Вадимку. Но Вадимке этого хватило. Он заорал и упал на пол.
   АРТЕМКА: Орет, как резанный.
   ПАПА: Пожалуй.
   АРТЕМКА: А на этаже баба Вера живет. Она же сердечница.
   ПАПА: Еще какая.
   АРТЕМКА: Вы позволите его немного успокоить, Игорь Игоревич?
   ПАПА: Конечно.
   Артемка подошел к Вадимке, устроил его ступню ровно на пол и наступил на нее, причем, очень сильно.
   Вадимка замолчал. Теперь он терпел боль молча.
   АРТЕМКА: Не знаю почему, я только сегодня начал делать подобные вещи.
   Артемка вернулся на свое прежнее место.
   ПАПА: Вы готовы? А то, судя по всему, ломом удары получаются больнее, чем я думал.
   АРТЕМКА: Конечно, готов.
   Артемка отпил чая. После чего случайно уронил ложку на пол.
   ПАПА: Вы это специально?
   АРТЕМКА: Вовсе нет.
   ПАПА: Правда?
   АРТЕМКА: Вы, думаете, я вас обманываю?
   ПАПА: Но ситуация же располагает.
   АРТЕМКА: Да, вы правы, ситуация, действительно, располагае. Пусть тогда лежит.
   ПАПА: И долго она будет там лежать?
   АРТЕМКА: Смотря, как меня ударите. Думаете, (кивая на Вадимку) этому скоро придет в голову поднять ложку?
   ПАПА: А потом кто-нибудь ней будет колотить сахар?
   АРТЕМКА: Не надо так переживать из-за этой ложки, Игорь Игоревич.
   ПАПА: Обязательно найдется какой-нибудь такой же как я... Поднимите ее, пожалуйста.
   АРТЕМКА: Может, тогда лучше вы поднимите?
   ПАПА: Но тогда я буду немного более уязвимый, чем сейчас, разве не так?
   Папа посмотрел на Вадимку. Тот сел, придерживая рукой голову.
   ПАПА: С ним все нормально?
   ВАДИМКА: Вы забыли, что ударили меня ломом по голове? - спросил Вадимка.
   ПАПА: Да, вы правы. (Артемке) Так вы поднимите ложку?
   Артемка посмотрел на Папу, а потом слез на пол. Взял ложку и залез под стол.
   Ничего не происходило.
   ПАПА: Там черная дыра?
   ГОЛОС АРТЕМКи: Сами посмотрите!
   Папа колебался. Но потом осторожно стал опускаться.
   Тут же из-под стола вылетел Артемка. Завалил Папу на спину. И стал его бить кулаком в лицо.
   АРТЕМКА: Пришли с ломом, Игорь Игоревич. В мою квартиру меня пугать!
   Папа быстро потерялся.
   ВАДИМКА, А можно мне тоже?
   АРТЕМКА: Можно. (раздевая Папу) Ты будешь в него анально проникать.
   ПАПА(мыча): Не надо!
   Пытался в руках удержать трусы. Но у Артемки сил было больше. Он стянул трусы. И перевернул Папу на живот.
   ВАДИМКА: Почему это я буду в него анально проникать?
   АРТЕМКА: Потому, что это то, что ему будет неприятно, дебил.
   ВАДИМКА: Но мне же тоже будет неприятно.
   АРТЕМКА: Это почему тебе будет неприятно? Это же привычное тебе многократное анальное проникновение.
   ВАДИМКА: Но это же мужское анальное проникновение.
   АРТЕМКА: А какая разница: мужское-женское? Дыры-то однотипные... У нас есть широкополосный скотч?
   ВАДИМКА: У нас откуда? У них, вот, точно есть...
   АРТЕМКА: Тряпкой придется. Дай мне (показывая на тряпку) ту тряпку.
   Вадимка поднялся, прошел чуть криво из-за травмированной ноги и взял тряпку. Отдал Артемке. Артемка сложил тряпку, как надо. А потом сделал Папе кляп.
   АРТЕМКА: Теперь давай.
   ВАДИМКА: Может, как-то по-другому?
   АРТЕМКА: А как по-другому? Как по-другому? Игорь Игоревич пришел в наш дом с ломом. Как с таким после этого можно по-другому? Давай, вытаскивай Филиппа Дика.
   ВАДИМКА: Ты в этом так уверен?
   АРТЕМКА: А как ты по-другому хочешь убедительно рассказать Игорю Игоревичу про то, что он поступил неправильно, когда пришел в нашу квартиру с ломом?
   ВАДИМКА: Я все-равно, не буду. Мне не для этого придумали Филиппа Дика.
   АРТЕМКА: Подойди тогда сюда.
   Артемка по-прежнему контролировал Папу.
   Вадимка смотрел на него, а потом подошел.
   АРТЕМКА: Поближе.
   Вадимка стал ближе.
   Тогда Артемка изловчился и хорошенько наступил Вадимке на ногу.
   ВАДИМКА: Да за что?
   Вадимка упал и схватился за ногу,
   АРТЕМКА: Сейчас ты представляешь, что жопа Игоря Игоревича -- это не его жопа, а жопа полюбившейся тебе Ольги Андреевны. Засовываешь туда Филиппа Дика. Многократно. Игорь Игоревич орет. И я счастлив. Ты понял?
   ВАДИМКА: Да, я понял, Артем.
   Вадимка с трудом встал рядом с Папой на колени. Руку засунул себе в трусы, а второй стал гладить папину задницу.
   Папа мычал и дергался.
   АРТЕМКА: Ты что делаешь? Это же мерзко!
   ВАДИМКА: А как ты хочешь, по-другому, чтобы у меня встал? Извини, но у меня не встает на жопу с волосами.
   АРТЕМКА: Да вообще никак я не хочу!
   ВАДИМКА: Ты же сам сказал.
   АРТЕМКА(поморщившись): Да я просто так сказал. А ты и рад.
   Папа лежал спокойным.
   ВАДИМКА: Ты мне на ногу наступил.
   АРТЕМКА: А если я на ноги наступлю и попрошу сделать мне оральный массаж Филиппа Дика, ты сделаешь?.. Да, ты же сделаешь... Ты сейчас мне противен.
   ВАДИМКА: Извини.
   АРТЕМКА: Ладно, швабру тащи.
   ВАДИМКА: Зачем швабру тащить?
   АРТЕМКА: Ты тащи.
   Папа лежал. Вадимка вышел.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, я понимаю, вы человек сообразительный. Уже поняли, что ходить к нам с ломом -- это не выход из ситуации. Но идея с анальным проникновением мне кажется очень забавной.
   Зашел Вадимка со шваброй.
   ВАДИМКА: И что с ней делать?
   АРТЕМКА: Медленно, вставляй в его математическую задницу. Так, медленно, как будто на кол его насаживаешь... Ты же помнишь то видео?
   ВАДИМКА: Помню.
   АРТЕМКА: Ну, так давай.
   Вадимка стал устраивать швабру как надо. Папа мычал, швабра не шла.
   ВАДИМКА: Если вы попытаетесь расслабится, боли будет намного меньше.
   Папа смотрел в окно, стараясь отвлечься, а потом замычал.
   ВАДИМКА: Слушай, узковато как-то.
   АРТЕМКА: В смысле?
   ВАДИМКА: В смысле, если бы ты хотел, чтобы я засунул своего Филиппа Дика в него. То по сравнению с ним ручка этой швабры узковата как-то.
   АРТЕМКА: И что ты предлагаешь?
   ВАДИМКА: Или намотать что-нибудь на ручку. Или сходить купить самые габаритные бананы. А лучше вообще кормовые. Они вообще здоровенные.
  

Эпизод 2

   Весенним утром на кухне Папа, Дочь, Артемка и Вадимка сидели за столом и ждали бутерброды.
   Наконец, перед ним возникла тарелка с бутербродами.
   Мама поставила чашки на стол. Перед Папой, перед дочкой, а затем и перед Артемкой с Вадимкой.
   ВАДИМКА(возмущенно): У меня опять со сколом.
   АРТЕМКА: Какая разница?
   ВАДИМКА: Тебе хорошо говорить, какая разница, у тебя-то без скола. И даже не попадается каждый раз со сколом. Игорь Игоревич, вы не против, если мы поменяемся?
   Папа покачал головой.
   Вадимка поменялся чашкой с Папой. После чего Мама всем налила заварки, кипятка и насыпала нужное количество сахара.
   Папа взял чайную ложку. Прошел до раковины. Включил воду. Тщательно ее промыл. И сел обратно.
   ВАДИМКА: Поверить не могу, что так трудно, Ольга Андреевна, каждый раз не давать мне чашку со сколом.
   МАМА: Я не хотела.
   За бутербродом потянулась Дочь, но Артемка убрал ее руку и взял первым. Потом Дочь, потом уже Папа.
   ВАДИМКА: Я понимаю, что вы не хотели. Но, все равно, почему-то чашка со сколом попадается каждый раз именно мне.
   Вадимка взял бутерброд.
   За ним и мама.
   Долго молча ели.
   АРТЕМКА(Дочери): Как там в школе?
   Дочь не отвечала. Только под столом что-то сняла со своего колена.
   АРТЕМКА(возмущенно): Игорь Игоревич, вы же сказали, что работаете над ее манерами.
   ПАПА: Я работаю. Но не все сразу.
   ВАДИМКА: Она нас не любит.
   Вадимка посмотрел на Дочь, явно ожидая от нее каких-то действий. Но та сидела, как сидела.
   МАМА: Уверяю, тебе кажется, Вадим.
   ВАДИМКА: Она мне ничего не отвечает. Как мне кажется?
   АРТЕМКА: Это родители. И они знают, о чем они говорят.
   ВАДИМКА: Времени-то сколько уже прошло? Почему до сих пор не научили?
   Все молча ели и пили. Потом Артемка неожиданно наступил Вадимке на ногу.
   ВАДИМКА(дернувшись): Да за что?
   АРТЕМКА(Вадимке про Дочь): За руку, которую ты ей на колено положил. На этой кухне все знаю, что ее трогать нельзя.
   Дочь ела медленно, как будто специально.
   Все уже закончили.
   ВАДИМКА(Дочери): Слушай, ты можешь побыстрее?
   АРТЕМКА: Не торопи ее.
   ВАДИМКА: Но она же специально так медленно есть. Мне это одному видно?
   АРТЕМКА(Дочери): Ты специально так медленно ешь?
   Дочь покачала головой.
   Все смотрели на Дочь. Не знали, чем заняться. Папа сходил к раковине. Помыл руки. Вернулся обратно.
   ПАПА: Пошли уже.
   Дочь покачала головой.
   ВАДИМКА(Артемке): Вот видишь, она же не хочется чтобы мы оставались с ее мамой наедине.
   АРТЕМКА(Дочери): С твоей мамой ничего страшного не произойдет.
   Артемка взглядом попросил поддержки у Мамы
   МАМА: Да, ничего не произойдет. -
   Дочь посмотрела на Маму. А потом встала из-за стола. Стояла.
   АРТЕМКА: Мне неудобно об этом говорить, но ты задерживаешь мой график. Мне еще сегодня надо сделать пробежку.
   Дочь вышла с кухни.
   Чайная ложка Артемки, как бы случайно упала на пол.
   Все на нее молча смотрели.
   МАМА(папе): У меня все будет в порядке.
   Папа вышел из кухни, закрыл за собой дверь.
   Прошел по прихожей. В комнату. Дочь сидела в кресле. Сел рядом.
   ПАПА: Все будет хорошо.
   ДОЧЬ: Это когда такое будет?
   ПАПА: Скоро.
   ДОЧЬ: Ты думаешь, они скоро умрут от старости?
   ПАПА: Они слишком нестарые, чтобы умирать от старости.
   ДОЧЬ: Давай, позвоним в милицию. - попросила Дочь.
   ПАПА: Мы с мамой уже слишком много перенесли. Чтобы звонить в милицию.
   ДОЧЬ: Но мама там. И это все время продолжается.
   ПАПА: Ничего страшного. Мама сама уже сказала, что привыкла. Так что, ничего страшного.
   Тут послышались выкрики. Потом заглохли.
   ДОЧЬ: Пап?
   ПАПА: Ничего страшного. Это, наверное, широкополосный скотч у мамы со рта слез.
   ДОЧЬ: Пап, а, если ей, действительно, делают больно?
   ПАПА: Ей все время делают больно.
   ДОЧЬ: Пап, а, если они ее там убивают?
   ПАПА: Хорошо, я схожу.
   Папа прошел по коридору. Оказался возле кухни. Аккуратно приоткрыл дверь. Но та заскрипела.
   Артемка и Вадима вдвоем занимались сексом с Мамой с заклеенным ртом. Все замерли, увидев Папу,
   ПАПА: Извините, что помешал. У вас все в порядке?
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, если вы думаете, что мы убиваем Ольгу Андреевну, то хочу вас заверить, это не так. Ольга Андреевна слишком ценный ресурс.
   ВАДИМКА: Крики Ольги Андреевны исключительно из-за того, что широкополосный скотч слез... И плюс мы сегодня немного экспериментируем.
   Маме было как-то все равно. Она не особо реагировала.
   ПАПА: Можно в ширину больше заклеить. Тогда слезать, скорее всего, не будет.
   Папа закрыл дверь. Прошел по прихожей. Оказался в комнате. Сел рядом с Дочерью.
   ДОЧЬ: Ну, и как там?
   ПАПА: Широкополосный скотч отклеился. Не могу понять почему они до сих пор заклеивают маме рот такой узкой полосой.
   ДОЧЬ: Это хорошо, что маму не убивают.
   Дочь взяла свою сумку для учебы. И пошла в прихожую. Папа пошел следом. Оба оделись по весенней погоде.
   Папа открыл дверь. Дочь вышла к лифту. Папа, посмотрев в сторону кухни, взял свою наплечную сумку вышел следом.
   Пошел к лифту. Дочь уже стоял и ждала лифт.
   Опять донеслись крики.
   ДОЧЬ: Может, надо что-нибудь другое? А то этот широкополосный скотч такой ненадежный.
   ПАПА: С Бабой верой будет все в порядке.
   ДОЧЬ: Ты думаешь? Она же сердечница.
   Лифт открылся. Они зашли внутрь, Поехали.
   ГОЛОС ДОЧЕРИ: Пап, а ты, правда, думаешь, все будет хорошо?
   ГОЛОС ПАПЫ: Конечно.
   Лифт вдруг перестал работать.
   ГОЛОС ДОЧЕРИ. Кажется, если и будет все хорошо, то явно не сейчас.
   По звуку можно было понять, что Папа пробовал открыть двери. Безрезультатно.
   Кто-то стал колотить руками по панели лифта.
   ДОЧЬ: Пап, ты действительно думаешь, что так лифт возьмет и заработает?
  

ДОЧЬ

   Майским солнечным днем Дочь шла вместе с Подругой через двор.
   ПОДРУГА: Ну и как?
   ДОЧЬ: Вроде чувствую.
   ПОДРУГА: Голова кружится или ноги начинают заплетаться?
   ДОЧЬ: Нет. Просто теплее стало.
   ПОДРУГА: Может, мало выпила?
   ДОЧЬ: Нет, не мало.
   ПОДРУГА: Ты уверена?
   ДОЧЬ: Как я могу быть уверена, если я никогда не пила?
   ПОДРУГА: Тогда откуда знаешь, что тебе хватит?
   ДОЧЬ: Все знают, как действует алкоголь. Вначале ничего и поэтому думаешь, что можно еще выпить. Пьешь еще и потом все это сразу наваливается. А там уже полная неадекватность... А ты как?
   ПОДРУГА: Да я нормально. Вообще чувствую, что ничего не выпила.
   Тут Подруга обо что-то споткнулась. И распласталась на земле.
   ПОДРУГА: С-с-с.
   ДОЧЬ: С тобой все в порядке?
   ПОДРУГА(поднимаясь): Я только что себе рука разодрала, как со мной может быть теперь все в порядке?
   ДОЧЬ: Это же только рука.
   ПОДРУГА: Рука, рука. Ты так говоришь, как будто тебе сегодня ногу отрежут. И моя руках -- это мелочь. (пошла вперед, разглядывая руку). Хотя, я бы тоже так про твою руку говорила, если с моей было бы все в порядке.
   Дочь пошла следом.
   ПОДРУГА: А тебе пить зачем вообще?
   ДОЧЬ: Просто хотела.
   ПОДРУГА: И школу прогуливать. Ты вообще хоть раз прогуливала школу?
   ДОЧЬ: Теперь хоть раз прогуливала.
   ПОДРУГА: Не пойму я тебя вообще. И зачем мы вообще идем к твоему дому?
   ДОЧЬ: А я сейчас приду к себе домой. Там мама. Меня развезет и я спрошу у мамы, как ей такое.
   ПОДРУГА: И зачем?
   ДОЧЬ: Чтобы не спрашивать это в семнадцать лет после выпускного.
   Они дошли до угла дома. И тут остановились. Теперь Дочь время от времени посматривала за угол. На подъезд. Там никого не было.
   ПОДРУГА: По-моему, это, как раз, лучше спросить у мамы сразу после выпускного, а не в пятнадцать лет.
   ДОЧЬ: Ты думаешь, моя мама сможет такое выдержать после выпускного?
   ПОДРУГА: Конечно, сможет. А почему нет? Все родители же как-то это выдерживают.
   ДОЧЬ: А моя не сможет, она будет рыдать из-за того, что я повзрослела и учиться уеду, а тут я еще пьяная и спрашиваю у нее, как ей такое.
   ПОДРУГА: У тебя очень сентиментальная мама.
   ДОЧЬ: Ты, главное, подожди меня под балконами. Если я через час тебе не крикну, что все нормально, значит, звони в милицию.
   ПОДРУГА: А немного ли через час?
   ДОЧЬ: Это максимум.
   ПОДРУГА: А в милицию зачем звонить?
   ДОЧЬ: Так надо.
   ПОДРУГА: В милицию из-за так надо не звонят.
   ДОЧЬ: Позвонишь и скажешь, что, по-твоему, моя мама неадекватная.
   ПОДРУГА: Она правда, что ли, неадекватная?
   Дочь еще раз посмотрела за угол. Артемка в тренировочном костюме убегал от подъезда.
   ДОЧЬ: Если через час максимум ничего тебе не крикну, то правда.
   ПОДРУГА(тоже посмотрев за угол): Ты за ним следишь?
   Артемка еще чуть-чуть и скрылся из виду.
   ДОЧЬ: Еще чего. Ему двадцать пять лет.
   ПОДРУГА: Вообще-то старые -- это хорошо.
   ДОЧЬ: Извращенка... Так ты будешь под балконами?
   ПОДРУГА: Еще ждать под этими балкономи. Как дура буду. Люди будут проходить мимо. И смотреть на меня, как на ждущую под балконами. Надо было мобильник взять, чтобы ты не орала мне с балкона. А набрала, как все, культурно... Может, ты мне свой дашь? Не хочу я торчать под балконом.
   Дочь порылась в сумочке и вытащила мобильный телефон. Старый, черно-белый.
   ПОДРУГА: Хотя, не надо. У тебя же кнопочный и черно-белый. У меня от кнопочныйх синяки на подушечках пальцев остаются. Лучше постою под балконом. А ты мне поорешь.
   ДОЧЬ: Ладно, я пошла.
   ПОДРУГА: Постой, я может, покурим?
   ДОЧЬ: Я же не курю.
   ПОДРУГА: Ты и не пьешь, но это же не помешало тебе выпить. Придешь к маме, подышишь ей сигаретами и бухлом. И спросишь, как ей такое. Сильнее получится.
   ДОЧЬ: Нет, спасибо.
   ПОДРУГА: Тогда, когда она спросит, это что такое? Скажи: я молодая, я жить хочу.
   ДОЧЬ: Это еще зачем своей маме говорить?
   ПОДРУГА: Не знаю. Так просто. Звучит хорошо... В фильме недавно видела. Фильм так себе, но фраза, что надо.
   ДОЧЬ: Я подумаю.
   Дочь пошла к подъезду.
  
   Вышла из лифта. Посмотрела на свою дверь, но пошла к другой. Вадимкиной и Артемкиной. Позвонила.
   Дверь нескоро открыл мокрый? После душа Вадимка.
   ВАДИМКА: Какие-то на нас планы?
   ДОЧЬ: Чая, может, предложишь?
   ВАДИМКА: У тебя же свой дома есть.
   ДОЧЬ: Мне не кажется нормальным, пить дома чай, когда моя мама лежит на диване без движения и приходит в себя после вас.
   ВАДИМКА: Да, мне тоже не кажется нормальным.
   Вадимка пропустил Дочь внутрь.
   Дочь прошла в прихожую. Разулась. Прошла на кухню. Вадимка следом.
   Дочь посмотрела, сколько в электрочайнике воды. Воды было достаточно. Включила.
   Выбрала две чашки.
   ВАДИМКА: Мне без скола.
   ДОЧЬ: У вас есть со сколом?
   ВАДИМКА: У всех есть со сколом.
   Дочь присмотрелась к чашке. Не найдя скола, поставила напротив Вадимки.
   Поставила и себе. Налила заварки. Сахара насыпала: шесть Вадимке, две себе.
   Села за стол. Оба стали ждать, когда закипит чайник.
   ВАДИМКА: Ты не спросишь, где Артем?
   ДОЧЬ: Где Артем?
   ВАДИМКА: На пробежке.
   Дочь понимающе закивала.
   ВАДИМКА: А у тебя, разве, не школа, сегодня?
   ДОЧЬ: Школа.
   ВАДИМКА: Не хорошо прогуливать школу. Твои родители сильно расстроятся.
   ДОЧЬ: Не расстроятся, если ты им про это не расскажешь.
   Вадимка понимающе закивал.
   ВАДИМКА: Может, тебе, все-таки, домой сходить? С мамой поговорить?
   ДОЧЬ: Всего пару часов прошло. В смысле, после того, как вы ее насиловали.
   ВАДИМКА: Я бы не торопился это называть изнасилованием. Твоя, мама, между прочим, последнее время, старается сама принимать участие.
   Дочь удивилась.
   ВАДИМКА(поспешно добавляя): Но только из-за того, что так происходит гораздо меньше травмирования... Так, что лучше это называть не изнасилование, а обязанностью заниматься с нами сексом.
   ДОЧЬ: Тогда моя мама несколько часов после того, как позанимается с вами обязательным сексом, замкнута в себе и не разговорчива. Она только ближе к вечеру становится разговорчивой. Так, что идти к ней сейчас, это все равно, что идти и разговаривать со стенами в комнате.
   Закипел чайник. Дочь налила Вадимке, а потом и себе.
   Колотили сахар.
   Потом молча пили.
   ВАДИМКА: Ты знаешь, что ваш чудесный чай у нас скоро закончится? И что это последний заварник?
   ДОЧЬ: Конечно знаю, вы же сами ходите к нам и все время отсыпаете себе чай. У нас тоже на последний заварник.
   ВАДИМКА: Чтобы это могло значить?
   Вадимка под столом положил свою руку на коленку Дочери.
   ДОЧЬ: Что и у нас и у вас чая на последний заварник.
   Дочь напряглась, но не двигалась.
   Вадимка бесцеремонно принялся гладить промежность Дочери. Дочь стала пить чай.
   ВАДИМКА(возбужденно): Тебе нравится?
   ДОЧЬ(стараясь невозмутимо): Почему бы и нет.
   ВАДИМКА: Как?
   Вадим убрал руку с колена.
   ДОЧЬ: Не знаю, вот так. Только я в джинсах. Может, их снять?
   ВАДИМКА: Ты меня клеишь?
   ДОЧЬ: Ты сам мне до этого колени гладил.
   ВАДИМКА: Ты же несовершеннолетняя.
   ДОЧЬ: И тебя, это правда, должно остановить? Вы каждый день открываете нашу дверь нашим ключом. Пьете с нами чай. И насилуете мою маму.
   ВАДИМКА: Я бы попросил это, все-таки, не называть изнасилованием.
   Вадимка прихлебнул чая.
   ДОЧЬ: Другой возможности у тебя никогда не будет.
   ВАДИМКА: Напугала... Хотя, если Артем и твои родители будут не против, то вполне возможно.
   ДОЧЬ: Может, тогда уже лучше в школе провести родительское собрание и спросить разрешения там?
   Вадимка не реагировал. Дочь отхлебнула еще пару раз и уронила ложку на пол.
   ВАДИМКА: Ты это специально?
   ДОЧЬ: Глупости. Она просто упала. Ложки же просто падают?
   ВАДИМКА: Падают. Но сейчас было похоже на то, что ты это специально.
   ДОЧЬ: Зачем мне заставлять ложку падать специально?
   ВАДИМКА: Чтобы я полез под стол. И просил тебя спуститься туда ко мне.
   ДОЧЬ: Но можно же залезть под стол и не просить меня спускаться к тебе?
   ВАДИМКА: Можно. -
   ДОЧЬ: Тогда какие проблемы?
   ВАДИМКА: Никаких.
   Молчали. И ничего не делали.
   ВАДИМКА: Может, ты ее уже поднимешь?
   ДОЧЬ: Еще чего. Я сюда пришла в гости. Попить чай. А не ложки поднимать. Ничего с ней не будет.
   ВАДИМКА: Ты в это уверена? А пыль, которая на нее налипнет?
   ДОЧЬ: Она легко отмывается.
   ВАДИМКА: Но привкус остается.
   ДОЧЬ: Ты теперь говоришь, как мой папа. Он плохо на тебя влияет.
   ВАДИМКА: Мы с ним чай уже сколько времени вместе пьем. Конечно, влияет. Поднимай, давай,
   ДОЧЬ: Пусть лежит
   ВАДИМКА: Ты напрашиваешься.
   ДОЧЬ(пожав плечами): У всех бывает.
   Вадимку разрывало. С одной стороны он противился тому, чтобы лезть под стол, а с другой -- лез.
   Наконец, он поднял ложку и исчез под столом.
   ВАДИМКА(расстроенно): Ты вниз спустишься?
   ДОЧЬ: А что там?
   ВАДИМКА: Тут помощь нужна.
   Дочь собралась с силами и стала лезть под стол.
   Тут Выдимка вытолкнул Дочь из-под стола. Навалился на нее сверху. И стал быстро расстегивать ей джинсы, а затем стягивать трусы.
   ВАДИМКА(трясясь от возбуждения): Сама, напросилась, дура.
   Дочь зажмурила глаза. И стала покорно ждать.
   Вадимка перевернул ее.
   ВАДИМКА: На колени, встань и упрись руками... Напросилась. -
   ДОЧЬ: Я же орать буду. Может, рот заклеить?
   ВАДИМКА: Конечно будешь, конечно. Ты же еще незнакома с моим Филиппом Диком. Знала же на что шла, дура... Нечем заклеить. Будешь орать.
   ДОЧЬ: Но баба Вера?
   ВАДИМКА: Пусть уже умирает эта баба Вера.
   ДОЧЬ: Ты, правда, хочешь, чтобы умерла баба Вера?
   ВАДИМКА: Ну нет у меня скотча. К вам идти не пойду,.. твоим родителям это не понравится.
   ДОЧЬ: У меня в сумке есть.
   ВАДИМКА: Только попробуй меня обмануть, только попробуй.
   Трясущимися руками Вадимка стал ковыряться в сумочке, которую Дочь повесила на стул.
   Нашел скотч.
   ДОЧЬ: Только заклеивай по ширине в две полосы. Так не отклеится.
   ВАДИМКА(заклеивая рот дочери): Ты сама меня спровоцировала на анальное проникновение туда-сюда, дура.
   Вначале он полизал там языком. А потом принялся засовывать член. Член шел плохо.
   Дочь мычала.
   Потом секс пошел лучше.
   Дочь все мычала.
   ВАДИМКА: Постарайся расслабится.
   Вадимка сам тут же кончил и отвалился в сторону.
   Дочь стояла, как стояла, а потом сорвала с себя скотч.. Вытерла слезы и тоже упала на спину. Так и лежала.
   ВАДИМКА: Ты сама этой ложкой все спровоцировала.
   ДОЧЬ: Надеюсь, ты за это сгоришь в аду.
   Дочь с большим трудом поднялась. И оделась. Взяла свою сумочку и пошла.
   Прошла в прихожую. Обулась. Открыла дверь. Вышла. Дошла до своих дверей. Открыла их ключом. Разулась, вошла внутрь.
   Папа, который сидел на кресле и смотрел телевизор.
   ПАПА(удивленно): Уже два?
   ДОЧЬ(тоже удивившись): Уже шесть?
   ПАПА: Я с сегодня в отпуске.
   ДОЧЬ: И когда ты это мне хотел сказать?
   ПАПА: А когда ты мне хотела сказать, что прогуливаешь школу?
   ДОЧЬ: Сегодня первый раз, Папа, честно.
   ПАПА: Точно, честно?
   ДОЧЬ: Точно.
   ПАПА: И зачем даже в первый раз?
   ДОЧЬ: Я с Вадимом и Артемом разбиралась.
   ПАПА: Ты ходила к ним с ломом?
   ДОЧЬ: Пап, я не ходил к ним с ломом.
   ПАПА: Тогда как ты с ними разбиралсь?
   ДОЧЬ: Можно, я в ванную вначале схожу?
   ПАПА: Если ты звонила в милицию, они тебя изнасилуют. И тогда наша мама зря столько времени позволяла им делать с собой то, что они делали.
   ДОЧЬ: Я не звонила в милицию.
   Дочь прошла во вторую комнату. Вышла оттуда с комплектом чистого нижнего белья. Прошла в ванную. Разделась. Настроила себе воду. И стала мыться под душем. Тщательно отмывала себе задницу. Потом еще постояла под душем, подставляя струе лицо.
   Выключила воду. Тщательно вытирала свои короткостриженные волосы. Вытерлась сама. Оделась.
   Грязное белье засунула в карман. Вышла из ванной. Дошла до кухни. Включила электрочайник. И спрятала белье на самое дно мусорного ведра, прикрыв сверху старым мусором.
   Вытряхнула из заварника старую заварку. В шкафчике нашла пакет со знакомым чаем. И все, что там осталось, засыпала в заварник.
   Села на пол, расставив ноги. Когда чайник закипел. Залила заварку кипятком.
   Села обратно на пол.
   Зашел Папа.
   ПАПА: Там удобно сидеть?
   ДОЧЬ: Сейчас удобно. Пол холодный.
   ПАПА: Только не говори, что они сделали с тобой то же самое, что они делали с мамой. И один раз со мной.
   ДОЧЬ: Папа, теперь они не будут ходить к нам и насиловать маму. Я же уже изнасилована.
   Папа опешел.
   Зашла заспанная мама.
   МАМА: Что тут происходит?
   ПАПА(испуганно): Нас скоро убьют.
   МАМА: Неужели я отмучаюсь? А кто, хоть, убьет?
   ДОЧЬ: Папа думает, что Артем и Вадим.
   МАМА: Эти? Этим мы уже как родственники. Никто не убивает родственников.
   ПАПА(про дочь): Они и ее изнасиловали.
   МАМА: Значит, самое страшное уже позади. Главное, сейчас хорошенько отлежаться. Тогда болеть перестанет. (Дочери) У тебя же болит?
   ДОЧЬ: Болит.
   МАМА: Это плохие гены... А ведь есть же такие, у которых не болит. Если ты в меня пошла, то будет все время болеть, дочь.
   ДОЧЬ: Надо звонить в милицию. Теперь им нечем прикрываться.
   ПАПА: Теперь первое, что они сделают, это подумают, что теперь им нечем прикрываться. И убьют нас.
   МАМА: Долго, что-то думают.
   ДОЧЬ: Артем вообще не в курсе.
   МАМА: Лучше бы Артем был в курсе. Его Филипп Дик по сравнению с Филиппом Диком Вадима... это на несколько раз меньше боли...
   ДОЧЬ: Но зато им теперь точно нечем прикрываться.
   ПАПА: Определенно.
   Папа вышел из кухни.
   МАМА(принюхавшись): Это пахнет чаем? Тем самым?
   ДОЧЬ: Тем самым. На последний заварник.
   Мама села за стол.
   МАМА: Неплохая середина дня получается...Ты знаешь в изнасиловании есть определенные плюсы. Теперь, когда по телевизору я натыкаюсь на историю изнасилования я, правда, понимаю, о чем все там говорят.
   На кухню впихнули Папу. А потом появились и Артемка в тренировочном костюме и Вадимка.
   Папа сразу сел за стол к Маме.
   АРТЕМКА(дочери): А ты не присядешь?
   ДОЧЬ: Мне сейчас сидеть удобно только на холодном. Болит все.
   АРТЕМКА(Вадимке): Дебил!.. Садись теперь, что уж.
   Вадимка сел.
   МАМА: А ты, Артем не присядешь?
   АРТЕМКА: Спасибо, Ольга Андреевна, но я постою.
   МАМА: Неужели расстроился?
   АРТЕМКА: А вы сами, как думаете? Прихожу домой с пробежки. А там лежит этот. Голый на кухне. Спрашиваю, что случилось, а он говорит, пятнадцатилетняя соседка приходила со своим собственным широкополосным скотчем.
   ПАПА: Правильно, баба Вера же сердечница.
   АРТЕМКА: И что нам теперь делать?
   ДОЧЬ: А ничего. Теперь у вас нет ничего.
   ПАПА: Она не хотела, Артем.
   АРТЕМКА: Еще как хотела, только не понятно зачем... Вы хоть понимаете, что теперь мы убивать вас будем?
   ВАДИМКА: Артем, не надо. Они же хорошие.
   АРТЕМКА: Я сам знаю, что хорошие. А что ты предлагаешь?
   ДОЧЬ: Можно других себе соседей найти.
   АРТЕМКА: И вы про нас забудете? Ольга Андреевна забудет, Игорь Игоревич забудет, ты забудешь?
   ПАПА: Иногда у меня возникают проблемы с памятью. Так что я легко забуду.
   МАМА(Папе): Если бы столько времени, каждый день насиловали тебя, а не меня, я бы тоже с легкостью забыла
   ДОЧЬ: Не будут они нас убивать. Они же никого раньше не убивали.
   АРТЕМКА(Вадимке): Ты еще и проболтался?
   ВАДИМКА, Ничего я не говорил.
   АРТЕМКА(Дочери): Чайку, может поставишь? (присел за стол). - По запаху чувствую, только недавно заварили тот самый.
   ДОЧЬ: Последнее заварила. Больше нет.
   Дочь поднялась. Налила воды в чайник и включила.
   ПАПА: Я могу еще, если надо достать. Только время надо.
   АРТЕМКА: Простите, Игорь Игоревич, но, кажется, времени у нас-то и нет.
   ПАПА: У меня же только первый день отпуска.
   АРТЕМКА: Надо было это как-то на семейных собраниях обсуждать. Дочери) Ты садись садись, соблазнительница.
   Дочь болезненно села.
   МАМА: Старайся сесть на бок. Помогает.
   Дочь воспользовалась советом.
   ВАДИМКА: Честное слово, не хотел. Она уронила на пол эту ложку. И на мою просьбу поднять самой, никак не реагировала. Я ничего не смог с собой поделать.
   МАМА: Вадим, если тебе полегчает... то я тебе верю.
   Замолчали.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, а как там с нашим ломом?
   ПАПА: Вы про тот, с которым я к вам ходил?
   АРТЕМКА: Да, именно про этот, Игорь Игоревич.
   ПАПА: Я не знаю.
   АРТЕМКА: То есть, как вы не знаете? Это же ваш лом.
   МАМА: Я его на старое место поставила. Стоял, как-то неудобно. Я несколько раз спотыкалась.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, вы не сходите за ломом? Вместе с Вадимом?
   ВАДИМКА: Я не хочу.
   АРТЕМКА: Тебе ногу отдавить?
   ПАПА: Хорошо.
   Папа затравленно встал из-за стола. И вышел из кухни. Следом за ним и Вадимка.
   МАМА: Артем, только я не хочу, чтобы меня убивали долго.Ты же наверняка заметил, как сильно я устала за последнее время.
   АРТЕМКА: Заметил, Ольга Андреевна. В последнее время ваша активность заметно поугасла.
   МАМА: Мне ж не тридцать лет, Артем, чтобы не угасать.
   ДОЧЬ: Мам, да все нормально будет. Они никого никогда не убивали.
   АРТЕМКА(качая головой): Повторяется.
   МАМА: И теперь даже не повзрослеет, Артем.
   АРТЕМКА: Да, хорошей же девочкой росла. Но золотую медаль, Ольга Андреевна, при такой-то логике с изнасилованием...
   ДОЧЬ(начиная все принимать): Я же помочь хотела!
   МАМА: В школе, Артем, про изнасилования не учат.
   Закипел чайник.
   Дочь встала. Расставила всем чашки. Налила заварки и кипятка. Насыпала сахара каждому. Сильно тряслись руки.
   АРТЕМКА: Вадим, что вы там так долго?
   Зашел Вадимка с ломом. И поставил его рядом с Артемкой.
   ВАДИМКА, Ты можешь потише? Баба Вера, же, наверное дома.
   Появился Папа. Подошел к раковине. Стал мыть руки.
   ПАПА: Прошу прощения. Лом же стоял там. Уже долго. Я про пыль забыл.
   ВАДИМКА: Его вывернуло.
   Папа взял чайную ложку. Принялся ее тщательно мыть.
   ПАПА: Хорошо, что до балкона добежать успел.
   Папа сел за стол.
   АРТЕМКА: Что, попьем чайку?
   ВАДИМКА: А почему у меня опять со сколом? Вы так издеваетесь?
   АРТЕМКА: Ты думаешь, у них сейчас есть настроение над тобой издеваться? Им умирать скоро.
   ВАДИМКА: Но при этом у меня со сколом, а тебя нет. Игорь Игоревич, поменяемся?
   Папа кивнул.
   Вадимка хотел было поменяться, но тут за чашку Папы схватилась Мама.
   МАМА: Вадим, не хорошо. Он же последних раз пьет.
   ДОЧЬ: Ничего не в последний.
   Дочь поменяла свою чашку с чашкой Вадима.
   Все молча пили чай. Долго так. В гробовой тишине.
   Затем Вадимка явно специально уронил на пол ложку.
   АРТЕМКА: Вадим, не хорошо.
   ВАДИМКА: Что?
   АРТЕМКА: Я только один видел, что он специально уронил ложку?
   ПАПА: Очень было видно, что специально.
   ВАДИМКА: Ничего не специально. (Артемке) На ногу мне только не наступай.
   АРТЕМКА: Тогда пусть лежит.
   ПАПА: Это же ложка. Ей сахар колотили. Пыль начнет на сладкое прилипать.
   МАМА: Можно было бы и успокоиться с ложками. Скоро они вообще не нужны будут.
   ДОЧЬ: Мам, скорее, папа правильно говорит.
   АРТЕМКА: Не соглашусь. Мама твоя ближе к истине. Вам она уже не будет нужна. -
   ВАДИМКА. Но есть же другие люди. Кто-тот же будет потом использовать эту ложку? А она уже с привкусом пыли.
   ПАПА: Вадим, вы можете не продолжать? Мне скоро плохо будет.
   ВАДИМКА: Если она там так и будет лежать, мне точно скоро плохо будет. Вам-то уже все равно. Вам умирать скоро.
   Артемкина ложка случайно упала под стол.
   АРТЕМКА: Дурацкие ложки. И почему они падают?
   МАМА: Ничего они не падают. Ты ее уронил точно так же, как и Вадим. Просто, чуть изящнее.
   ДОЧЬ: Я подниму.
   Дочь полезла было под стол.
   АРТЕМКА: Не надо. Моя ложка, я ее и подниму.
   ДОЧЬ: Но я не хочу, чтобы ты ее поднимал, Артем. Я хочу сама ее поднять.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, Ольга Андреевна, вы же понимаете, что ситуация после знакомства вашей очереди с Филиппом Диком Вадима поменялась? И теперь я могу ей спокойно ударить кулаком по лицу?
   ПАПА(Дочери): Не надо лезть под стол.
   МАМА: Да, дочь, не надо умирать с потрепанным лицом.
   Артемка спустился на пол. Взял ложку и залез под стол.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, вы не поможете мне?
   ПАПА: Артем, если честно у меня нет никакого желания.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич, вы начинаете несколько затруднять ситуацию. Вадим, скажи им.
   ВАДИМКА: Действительно.
   ПАПА: Но я не хочу туда.
   МАМА: Какого теперь-то выкабениваться?
   Мама полезла под стол.
   Мама скрылась под столом.
   Когда Артемка выпихнул Маму из-под стола. И сам навалился на нее сверху, Дочь дернулась.
   ДОЧЬ: Папа, кажется, нам надо идти.
   АРТЕМКА: Тебе не правильно кажется.
   Артемка нащупал рукой лом и ударил по голове Маму.
   Потом еще пару раз, пока кровь не заляпала ему лицо.
   Дочь упала без сознания.
   АРТЕМКА(Вытирая с лица кровь): И ничего сложного.
   Папа за столом весь как-то задергался, начал хватать рот воздухом.
   Артемка сел за стол обратно.
   АРТЕМКА(Папе): С вами все в порядке?
   ВАДИМКА: Со мной, определенно, нет.
   Вадимка встал из-за стол, подошел к раковине и его стошнило.
   ПАПА трудом): Я вам даже не написал, где чай достать можно.
   АРТЕМКА: Кажется, Вадим, тебе уже не придется убивать Игоря Игоревича. Осталась только эта. (посмотрел на Дочь). Надеюсь, она только сознание потеряла.
   ВАДИМКА: Я не хочу ее убивать.
   АРТЕМКА: Как только мой Филипп Дик совершит в нее путешествие, тебе придется. Я не хочу быть эгоистом в ситуации, когда надо убивать людей.
   Артемка склонился над Дочерью . Пощупал пульс. Потом подошел к Папе и тоже пощупал.
   АРТЕМКА: Игорь Игоревич точно все... Он, что сердечником был? Вроде же только баба Вера она у нас сердечница.
   ВАДИМКА: Я не знаю, Артем.
   Вадимка видел, что Дочь открыла глаза и осматривается. Она увидела Маму. Увидела голову обмякшего Папы и голову Артемки.
   Потом посмотрела глаза в глаза озадаченному Вадимке. И тут сделала рывок.
   Она пробежала коридор. Комнату. Выбежала на балкон. И быстро перелезла через перила.
   Подбежал Артемка, а потом и Вадимка.
   Артемка хотел сделать шаг поближе.
   ДОЧЬ: Я прыгну.
   АРТЕМКА(Вадимке): Это ты виноват.
   ВАДИМКА: Почему я?
   АРТЕМКА: Потому, что я не могу за всем сразу следить.
   ВАДИМКА: И ты мне сейчас опять наступишь на ногу?
   АРТЕМКА: Может и наступлю.
   ВАДИМКА: Не наступишь.
   АРТЕМКА: Это еще почему?
   ВАДИМКА: Вот почему.
   Вадимка наступил Артемке на ногу.
   Артемке было не больно.
   АРТЕМКА: И че?
   ВАДИМКА: Я думал ты начнешь орать, я буду издеваться.
   АРТЕМКА: В такой момент?
   ВАДИМКА: Да она же не прыгнет, Артем.
   АРТЕМКА: Ты же не прыгнешь? Жить хоть сколько-то, разве, еще не хочется?
   ДОЧЬ: Конечно не прыгну.-Я что дура, что ли? (задумалась, что-то вспоминая) Я ж молодая, я жить хочу.
   Солнце светило ярко. Лето приближалось вместе с жарой.
  

КОНЕЦ

  

Кьерн Юргенсен

Санкт-Петербург

bill_i_bob@mail.ru

  
  

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"