Лабиш Ольга Валерьевна: другие произведения.

Салочки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.31*5  Ваша оценка:

  ИХ ВРЕМЯ.
  'Вышел месяц из тумана...'
  
   Пока мы шли от входа в заповедник к гостинице, я понял, что Ванечка был прав. Это стоило увидеть.
   Стволы деревьев, бесконечные в своей высоте. Смешно, глупо, но представились мне вместо них темные коричневые канаты, связывающие небо и землю. И растущее напряжение этой связи: шаг, и притянется одно к другому, и останется лепешка под именем Шурик Сматов. А рядом аккуратные блинчики - Иван Корин, Белла Погоцкая и, чуть побольше, жирная такая лепеха - сам Петр Семеныч. Впрочем, нет, блинчиков бы не получилось - под ногами слой хвои и опавшей листвы настолько мягкий и пышный, что хоть с вышки в него ныряй. Жутковато все это с непривычки: и зеленые лапы папоротников над головами, и сытный запах грибов, и ежеминутно терпящие крушение вертолеты гигантских листьев.
   Я ускорил шаг и ни капли не удивился, заметив, что остальные тоже быстрее зашаркали по лесной подстилке.
  - Ну вот мы и на месте, - Петр Семеныч потер рукой большое оттопыренное ухо, - Все обо всем помнят, надеюсь? Технику безопасности повторять надо? Сматов! Особенно тебя касается! Что там у тебя с барьером?
  Пришлось соврать:
  - Нормально вроде. Отрабатывал, сколько велели.
  - Ладно, посмотрим. Еще одна истерика - зачет не получишь, отправлю к Федосееву амеб дрессировать. Корин, чтобы никакого спиртного! Животные дикие, к декодерам не подключены, команд не знают - это вам не институтский маттварий. Погоцкая, не надо с такой надеждой смотреть на систему защиты. Если она сработает хотя бы у одного, пересдавать потом будете втроем. Все, пошли устраиваться. Завтра подъем в шесть.
  
   Утром был сделан первый шаг к зачету: манок наладили так ловко, что первый зверь вышел на зов уже через полчаса.
   Это был очень крупный маттв, как минимум в десять раз выше и в сто раз тяжелее любого из нас. Животное неспешно двигалось в нашем направлении. Стволы в три обхвата толщиной легко гнулись, уступая ему дорогу.
   Петр Семеныч достал бинокль. И сам, конечно, посмотрел первым.
  - Хороший экземплярчик. На-ка, Сматов, глянь.
   Белка выключила манок. Маттв приостановился, что дало мне возможность спокойно навести резкость. Он был великолепен! Толстенная шкура надежно защищала мощное, сплюснутое тело. В ее складках уютно нежились тучи мелких паразитов, но это, похоже, не так уж волновало гиганта. Движения красивые, спокойные, экономные - никакой суеты. Не то, что наши лабораторные невротики. Зверь мотнул головой, стряхивая росу с тяжелой темной гривы, притянул к себе ветку ближайшего куста и принялся обкусывать ее громадными почти белыми зубами. Иногда он оборачивался, втягивал носом воздух. В каждую ноздрю легко бы прошла моя рука.
  
   Зря я, конечно, сначала передал бинокль Белке. Знал же, что красноглазый Ванечка почти ничего не мог разглядеть в бликах утренней росы. И про его болезненное любопытство тоже знал. Корин обиженно засопел, выскочил из укрытия и попытался незаметно подобраться поближе к животному. Куда там! Маттв тотчас повернул голову в нашу сторону, напряженно пригнулся, со свистом выдохнул: 'С-сс-у...'. Посмотрел прямо на меня.
  
   Злоба. Никогда не понимал, откуда в этом животном столько злобы? Причем первосортной, крепкой и выдержанной, как дорогое вино. От нее одно средство - надо просто выставить мысленный барьер, отгородиться. Вот это-то я и не умею. Прогуливал, грешен.
  - Хр-р-ры! - маттв рычит глухо, но на таких низких тонах, что звук пульсирует в ушах.
  Мокрые стволы деревьев блестят, как прутья гигантской клетки.
  - Р-ры!.. С-с-с...
   Упасть. Брюхом на землю. С головой зарыться в подстилку.
   Страхи, что ползают в подсознании, пошли наверх, наружу, в наступление. Сейчас опять начнется. Знакомый кошмар. Барьер же!
  - Ма-а-т-тва-а-а!.. - орет гигантский зверь. Смрад из пасти.
  - Юу-у-у... - Срывается он на протяжный вой.
   Взаперти. Цветной пластик со следами зубов. Прогрызть, уйти, убежать.
   Громадные пальцы пытаются схватить за хвост. Выскользнуть, вырваться!
   Кафельный пол вивария.
  - Х-ры... Крры-ссы! Мат-тва-а-ю-у-у! Мат-тваюу-у!
  
  НАШЕ ВРЕМЯ.
  'Со второго этажа...'
  
   В юлькиной квартире громко играть нельзя. А в спальне ее бабушки возле зеркала лежат щенки, почти как настоящие. Но бабушка их трогать запрещает. А Вовка и не хочет, подумаешь!
   Скоро начнется праздник, Юлька думает, что вырядилась как принцесса. Стоит в углу и важничает. Зато Оксанка сразу зовет всех в большую комнату и приподнимает скатерть, залезает под стол так, что снаружи остается только голова.
  - Глядите, какой пир!
   Вовка и Андрюшка ныряют следом и тоже смотрят наверх, на железный ободок люстры, в котором отражаются миски с салатами, тарелки с колбасой, шпроты и салфетки. Только получается, что все очень маленькое, кукольное, для девчонок.
  - Тоже мне пир, - говорит Вовка, - Настоящий волк ест сырое мясо.
   Вовка сегодня - волк.
  - Крысы тоже могут есть сырое мясо, - пищит Юлька из своего угла.
   Ей только что подарили живую крысу, вот и хвастается. Надоела уже.
  - Пошли, анекдот расскажу, - шепчет Оксанка, вылезает из-под стола и зовет Вовку и Андрюшку за штору. Ясно, что анекдот будет секретный.
  - Подарили одной девочке котенка. А котенок залез на дерево...
  - Крысы тоже могут залезать на дерево.
  - А ты что подслушиваешь, водеркинд?
   Юльку все дразнят 'водеркинд', за то, что она собирает сухих жуков и червяков с непонятными названиями. Даже юлькины родители тоже ее так обзывают. И не дают трогать бабушкиных щенков. Вовке Юльку жалко, хоть она и глупая.
  - А я и не подслушиваю. Просто крысы все умеют, правда. И на дерево забираться, и в воде плавать и даже...
  - А ты свою как назвала? - спрашивает маленький Андрюшка
  - Пуська.
  - Пуська-сюська, - говорит Оксанка и показывает язык, - Иди отсюда, водеркинд!
  - А крысы правда все умеют, - Юлька сейчас заплачет.
  - А докажи!
  - А примете меня тогда?
  - А посмотрим, - важно говорит Оксанка.
  
   Крыса была похожа на маленького волка, только с голым хвостом. Вовке захотелось узнать, может ли она перебить всех солдатиков, но солдатиков у Юльки дома не нашлось.
  - А на корабле она плавать может?
  - Может.
  - А шторм выдержит?
  - Не знаю, - пискнула Юлька и прижала крысу к щеке.
  - Дохля-ятина, - сказала Оксанка.
  
   Крысу посадили в таз и пустили плавать в ванной. Вовка открыл кран посильней и стал крутить рукой, взбаламучивая воду:
  - Шторм приближается!
  - Шторм! Шторм!
   Оксанка и Андрюшка кричат и загребают руками воду, брызгают друг на друга. Капельки разлетаются по ванной, бегут струйками по зеркалу, падают на кафель веселыми кляксами. Шторм! Шторм!
  - Пуська! - кричит Юлька, вылавливает из ванны что-то мокрое, серое и не имеющее к шторму никакого отношения. Бежит в коридор. Вовка бежит следом.
  - И правда, дохлятина, - говорит он, немножко боится, оборачивается - не смотрит ли кто. Потом кладет руку Юльке на плечо.
  - Крыса, водеркинд, это не тот зверь. Надо было волка просить, волки сильнее.
  
  НАШЕ ВРЕМЯ, 40 ЛЕТ СПУСТЯ.
  '...полетели три ножа'
  
   На стене красной краской написано: 'Это вы из окна выкинули!'.
   Кажется, он ничего вчера не выкидывал. Был коньяк, но пустая бутылка утром стояла под батареей. Курил на балконе. Может, бычки кидал. Ну и что? Да и пил не просто так, отмечали первый день отпуска. И Шурик не видел - к бабушке отправили. Стоп. Глупость, мало ли кто чего в лифте напишет? Детишки развлекаются.
  - Господи, о чем я думаю? - Володя встряхивает головой, голова просит больше этого не делать.
   Сейчас будет скользкий спуск. И зачем надо было идти короткой дорогой?
   Мобильник в кармане задрожал, запиликал китайскую подделку под Моцарта.
  - Да, Юль?
  - Володя, до гаража не дошел еще?
  - Нет.
  - Слава богу. Все отменяется.
  - Здрасьте...
  - Только не надо сейчас, пожалуйста. Возвращайся, все объясню.
  
  - Ты не сердись. Я сама не знала.
   Сейчас скажет, что должна быть на работе.
  - Меня срочно вызывают.
   Угу, вызывают. Срочно. Одна у нас работает, все остальные - так, развлекаются.
  - А за грибами обязательно сходим потом, в октябре рядовки пойдут.
   Вот это уже чересчур! Особенно насчет октября.
  - Только не надо так смотреть, - Юлька сейчас заплачет.
   Ладно, пауза выдержана. Володя решает, что пора начать диалог:
  - Ну и что там у вас теперь?
  - Пуська-5 заговорила.
  - Кажется, все кроме меня уже имеют право голоса. И что сказала? Велела не пущать мужа в гараж?
  - Вовка, ты - самый лучший, так и знала, что простишь!
   Помилуйте, кто простил? Ну, пусть уж теперь выкладывает.
  - Дрон дописал программу. Вчера подключили декодер. Пуська отвечает! Пока только 'да' или 'нет', но вроде вполне осмысленно.
  - Болтает в двоичной системе? Наляпали из крыс роботов каких-то, умники. Ладно, Юль, свободна. Налей коньяку и катись на свою работу.
  - Володя, ну зачем же опять коньяк?
   Он молчит - не ее дело. Юля наливает, уходит.
   Как бишь там она оправдывала свой бред с этим выведением разумных крыс? 'Чтобы понять, кто мы такие, нужен как минимум один взгляд со стороны' Вот и посмотрела бы на себя со стороны. Черт, так долго отпрашивался у шефа на эти две недели. Дрянной коньяк.
  
  ИХ ВРЕМЯ, ГОД СПУСТЯ.
  '...вынул ножик из кармана'
  
   Ванечка уже был на месте.
  - Фи, Сматов! Врываешься, как к себе домой. Про халат я молчу, но хоть бы хвост при входе вытер. Посмотри, свинтус, какую грязь ты притащил в храм науки!
  - Отстань, Корин, и без тебя тошно.
  - Что так? Белла расстроилась?
  - 'Расстроилась!' Спасибо, что не порвала на ремешки для наушников. Чемоданы ведь уже собрали, первый день отпуска же.
  - Да не кисни. Ты что, Белку не знаешь? Пообижается и забудет. Тут такие дела творятся, Шурик. Без тебя - просто труба.
   Корин поднялся на цыпочки, придвинулся совсем близко, неприятно щекоча мне шею вибриссами:
  - Понимаешь, Пуська-5 сегодня заговорила стихами!
   Как же захотелось врезать ему промеж глаз, чтобы не вызывал больше по пустякам. Ванечка лингвист, но мнит себя поэтом. И постоянно читает стихи лабораторным животным, считая, что это благотворно влияет на развитие их интеллекта. После такой обработки не то что маттв, дубина заговорит в рифму. Я демонстративно развернулся и пошел к выходу.
  - Нет, Сматов, стой! Ни черта ты не понял. Она не мои опусы повторяет, она сочиняет. С ритмом, созвучными окончаниями. Сама. Семеныч как услышал, рванул сюда аж с дачи. Но дело даже не в этом.
   Пришлось остановиться:
  - А в чем?
  - В содержании. Пошли, покажу.
  
   Внизу, в маттварии было светло. Пуська-5 сидела в вольере и играла с мячиком. Звук от ударов громадной резиновой игрушки об пол сотрясал стены института. Совсем еще детеныш, а сколько шума! Мы с Ванечкой, морщась, подошли поближе. Пуська - создание по своему очаровательное: необычно голубые глаза с широкими белками, светлая волнистая шерсть на затылке, розовая кожа на мордочке и теле покрыта лишь едва заметным пушком, как и у всех малышей-маттвов.
   Она грузно подошла к краю вольера, нагнулась к нам, забормотала что-то.
  - Говорит: 'Давай играть' - перевел Ванечка, считывая показания декодера, - значит, сейчас опять начнет читать стихи.
   Молоденькая маттвица действительно принялась медленно басовито ныть что-то, похожее на песню, то прикасаясь при этом пухлой ручищей к своей груди, то тыча пальцем в мою сторону.
  
   Мы дали Пуське лакомство и отошли в сторонку.
  - Слышал, Сматов? Знаешь, что она говорит? Я даже, - Корин покраснел, - переложил на рифму то, что выдает декодер:
   'Вышел месяц из-за тучи,
  Вынул из кармана нож.
  Буду резать, буду мучить,
  Все равно ты поведешь!'
  Ну как?
  - Бред какой-то. Куда поведешь?
  - Какая разница? Дело не в этом!
  - Агрессия?
  - Она, родимая. Опять выплывает, как ее не дави. И это при том, что у нас за плечами почти девятьсот лет работы. Откуда? Как там Семеныч говорил: 'Чтобы понять, кто мы такие, нужен как минимум один взгляд со стороны'. Может, мы сами и формируем у них этот взгляд, а?
   Я помолчал, обнял кончиком хвоста ножку журнального столика, пригладил шерсть на переносице:
  - Семеныч еще говорил, что за маттвами будущее. Могу себе это представить!
Оценка: 7.31*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"