Ладик Евгений Павлович: другие произведения.

марк парашкин в раю

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Думаю пора уже писателям начинать осваивать Тот Свет. Серьезно,со всем баластом научных представлений, а не так легкомысленно , как Андрей Белянин. впрочем - сказка ложь, да в ней намек... На Парашкина особо не оглядывайтесь. Что он там за один день успел увидеть?


  
  
  
   ПАРАШКИН В РАЮ
  
   Сзади клубились облака. По бокам, впрочем, тоже. Парашкин еще раз огляделся, слинять не получалось. Оставалось только идти вперед. Хотя и не хотелось. Впереди маячили огромные как триумфальная арка ворота. Над воротами вычурная светящаяся надпись - "РАЙ". В будочке перед воротами сидел мордастый охранник в камуфляже с надписью на спине - "охрана". Около будки переминался старец в белой хламиде или хитоне, черт его знает как правильно.
   -Петр-ключник, наверно, - подумал Марк, тяжело вздохнул и подошел к старцу.
   Старец достал из-за пазухи какую-то амбарную книгу, полистал и стал зачитывать:
   _ Марк Владленович Парашкин, 1941 года рождения, русский, беспартийный, безработный, судимый; первый раз приговорен к двум годам условно по статье "злостное хулиганство". Вторая судимость за хищение социалистической собственности - четыре года в колонии-поселении... Марк привычно перестал слушать, лишь изредка отмечая надоевшие обороты речи; " антиобщественное поведение", "паразитический образ жизни". Врубился, лишь услышав слова: ... приняли постановление; направить в рай, без ограничения срока проживания.
   - Ну, проходи Марк. Добро пожаловать на небеса - совсем неофициально и по-доброму произнес Петр. Марк от неожиданности несколько охамел:
   - Не понял, а как же божий суд, следствие, разбор... эти весы, на которые кладут...
   - Было уже все. И грехи твои измерены и взвешены, и добрые поступки. Ты хоть представляешь, сколько народу к нам поступает каждую вашу секунду? Если бы мы вашим временем пользовались, до конца света б не успели. Другое у нас время - Вечность. Так что топай, все по закону.
   Марк замялся:
   - Я знаете, как- то ваш устав и порядки...не очень...одет наверно не по форме...
   - Вот, говорил я им в Небесной канцелярии, что их рекламные проспекты никто не читает. Недавно ведь отправляли какого-то капитана* к вашему писателю, твоему тезке, кстати. Все ведь досконально описал. Я понимаю - Америка, там вообще не читают, но в России- то Марк Твена все знают. Ладно, идем, буду твоим гидом. Все равно до обеда еще Вечность.
   - Начнем с гардероба, раз уж ты про форму заговорил. Вот здесь у нас одежда для ортодоксов; белые хитоны, крылья, веночки, пальмовые ветки - все как положено. Ты в какой Рай пойдешь?
   - А что, Раев разве несколько?
   - Рай один, но разбит на сектора. Есть сектора для военных, есть для интеллигенции,... в общем, до хрена. На любой вкус. Бог у нас не мелочится.
   -Ну,... тогда наверно в тот, что для бичей - решился Парашкин.
   - Тогда тебе сюда - Петр открыл дверь в какой-то закуток. На полу кучами валялись телогрейки, робы, китайский ширпотреб... Марк быстро подобрал себе новую энцефалитку, сапоги, портянки и крепкий брезентовый плащ. Запихал все в подходящий рюкзак, добавил немного разной мелочи, без которой даже бичи не обходятся, и в полной готовности стал перед Петром.
   - Ну, иди с Богом, сын мой - перекрестил его святой. - По коридору, там направо. На дверях таблички. Найдешь. А я на пост.
   Марк прошел по коридору, читая таблички на дверях: Валгалла, Утопия, Технократия... На фанерной, с осыпающейся краской, дверце нашел криво приклеенный лист бумаги: Рай для бичей - сообщала надпись.
   - Значит сюда - Марк решительно отворил дверь, и вошел в свой Рай.
  
   Рай не впечатлил. Забор из бетонных плит, обветшалые здания хозяйственных построек, склады, раздолбаные вагончики теплушек. Такие пейзажи Марк встречал сотни раз на окраинах почти любого города. Впрочем, долго любоваться окрестностями не пришлось. Сидевший в тени забора человек встал и неторопливо двинулся к Парашкину.
   - Шахназар - радостно завопил Марк, бросаясь навстречу. Ты как здесь очутился?
   - Да как все - помер. Теперь, вот, тебя встречаю.
   - Ангелы что ли весть принесли? - пошутил Парашкин.
   - Делать им нечего, о каждом биче докладывать. СМСка на сотик пришла. Да, надо Кольке позвонить, сказать, что встретил тебя. - Шахназар достал из кармана энцефалитки плоскую коробочку.
   - И Шахназар второй здесь - констатировал Марк - А это у тебя что, мобила? Дорогая штука.
   - Чего там дорогого, их на свалку контейнерами выкидывают. У некоторых даже остатки на счете есть. Бомжи такие подбирают и загоняют по дешевке. Ну ладно, пошли - закончив манипуляции с телефоном, сказал Шахназар. - Племяш уже ждет.
   По заросшей тропинке бичи вышли на обширный пустырь. Слева тянулась гигантская свалка, а справа тройной забор из колючей проволоки со сторожевыми вышками.
   - Там что зона? - опасливо покосился Марк.
   - Ага, ментовка. Там вертухаи живут. Огородили свой сектор и назвали свободной территорией, а все что за колючкой считают Зоной. Следят, чтобы никто к ним не забрался. А кому они нужны? Весь мир то здесь.
   По свалке ползали несколько убогих организмов. Шахназар презрительно выплюнул:
   - Бомжи. - Но подошел к одному и что-то сказал. Бомж сбегал за угол сарайчика и приволок две проволочных корзинки.
   - По дороге отоваримся - пояснил приятель Марку.
   Свалка неожиданно быстро скрылась за горизонтом. Граница ментовки тоже растворилась вдали. Марк с Шахназаром шли теперь по околице дачного поселка. Сами домики скрывались за садами. Шахназар остановился у низкой изгороди, сказал Парашкину, чтобы немного подождал и, прихватив одну корзинку, полез в сад. Через пару минут в саду раздались крики, а потом появился и бич. Двигался Шахназар боком по балетному переступая ногами, а за ним неслась разъяренная тетка с дрыном в руках.
   - Москали клятые - орала тетка - и на том свете нас обкрадывали, и на этом от них покоя нет.
   Шахназар передал Марку через забор корзину набитую персиками, абрикосами и виноградом, и перевалился на улицу, получив напоследок хороший удар между лопаток. Друзья в темпе удалились от неприветливой хозяйки.
   - Больно? - сочувственно спросил Марк.
   - Мы же в раю. Тут ни боли, ни смерти нет. Зато два хороших дела совершили. И хохлушке удовольствие - она теперь кумушкам неделю будет хвастать, как кацапа проучила, и у нас свежие фрукты на закуску, - довольно усмехнулся грабитель.
   - Сады тут круглый год плодоносят, на рынке, дай бог, половину урожая продают. Остальное или свиньям, или просто на компост. Так что никакого убытка мы ей не причинили.
   Сады остались далеко позади, и теперь дорожка шла вдоль бахчи. Шахназар выбрал увесистый кавун и такую же огромную дыню.
   - Сейчас еще картошки накопаем и можно считать затоварились.
   Груз Марк тащил порядочный, но усталости, почему-то не чувствовал.
   - Своя ноша не тянет - пришла на ум мысль, доказанная веками практики. Степной пейзаж сменился лесом, лес - знакомой с детства тайгой.
   - Ну, вот и мой табор - остановился Шахназар.
  
  
   Табор выглядел капитально. Не на сезон, как обычно ставят в экспедициях, а на годы. Посреди поляны возвышалась восьмиместная палатка, вроде той, что была домом для Парашкина во время его зимовки на Нижней Тунгуске. С двойными стенами, окошками и железной печкой обложенной камнями. По бокам стояли палатки поменьше - для хознужд. На двух столбах высился лабаз. Столбы обшиты полосками жести от вездесущих грызунов. Ближе к речке, чтобы недалеко таскать воду - баня из толстых бревен. На берегу реки деревянная лодка с подвесным мотором. Чуть выше, на угоре, беседка со столом, рядом с беседкой дымил мангал.
   - Колька с корешем шашлык жарят - пояснил очевидное Шахназар. Приятный запах уже добрался до ноздрей Марка.
   - Где ты столько добра надыбал?
   - Речка принесла. Вон в той лодке. Вышел я тогда на эту полянку, такая красота. Думаю, вот бы здесь затабориться. Гляжу, по реке лодку тащит, подтянул к берегу, а в ней и палатки и разного таборного имущества. Хозяева так и не появились, а я все к делу приспособил. Кое-что Колька помогал делать, а в основном сам. Тут хорошо, спокойно. Раз в месяц по реке кто-нибудь проплывет, или сам к соседу на лодке скатаюсь. Недалеко, часа два на моторе. В лесу бывает охотника или грибника встретишь. Просторно в Раю.
   Молодой Шахназар, наконец, увидел пришедших, и с воплем бросился к Парашкину:
   - Марк! Ну, наконец-то. Че ты так долго на этой говенной Земле задержался? Тут знаешь, какой кайф. Пошли за стол, на сухую какой разговор. Знакомься, это Джо. Мудрый чувак - можно сказать райская энциклопедия. Он тебе потом все непонятки объяснит.
   - Джон Стейнбек - представился незнакомец, пожимая Марку руку: а про вас мне Ник уже все уши прожужжал.
   - У меня здесь погоняло Бешеный Ник. Дали, когда я банду отморозков разогнал. Собрались девчонку всей кодлой трахнуть, а та только ревет. Толь мозги у нее заклинило, толи совсем неопытная, даже телепортнуться не может. Меня тогда раз пятьдесят убили, а я все подымаюсь и на них. Наскучило им, бросили нас и смотались. Потом я среди педиков шороху навел, в ментовку постоянно лажу, чтоб им жизнь медом не казалась, - похвастался теперь уже не Шахназар два, а Бешеный Ник.
   Уселись в беседке. Джон принес здоровенное блюдо с наваленными горой шампурами с поджаренным мясом. Шахназар нарезал арбуз и дыню. Колька водрузил на стол двадцатилитровую канистру:
   -У "яшки" отоварился по пути.
   - Тут еще армяне вином торгуют? - Удивился Парашкин, - у нас их всех налоговики и менты разогнали.
   - Так в Раю ни тех, ни других. Слышь Джон, убери ты этот американский самогон. Наверняка паленый. Эти новые русские за последние пару лет всю водку в раю забодяжили.
   - Точно,у нас тоже - поддержал Марк, - я из-за паленки здесь и очутился.
   Джон, смущаясь, убрал со стола литровую бутылку виски. Выпили. Вино Марку понравилось. Крепкое, не слишком сладкое, с легкой кислинкой. Молча, закусили. Разговор пошел после второй кружки. Колька попал в Рай после пьяной драки, элементарно зарезали.
   - Я поначалу и не понял. Держусь за бок, вроде не болит. Пригляделся, ни крови, ни раны. Пошел домой, думал же, что я в Копейске. Целый час блудил, все какие-то места незнакомые. Потом один чувак меня просветил, оказывается я уже на другом свете. Года через два дядька помер. Я его встречал. Он сутки замороженным ходил, ни хрена не соображал.
   - Так я ж на самом деле замерз, в сугробе ночь пролежал, - вставил свою реплику Шахназар.
   Джон попал в Рай традиционным для западного интеллигента способом; полет через трубу - потом на свет - и в объятья умерших друзей и родственников.
   Марк поделился своими свежими впечатлениями, со свойственной ему самоиронией.
   - Точно, на приколистов попал, - Бешеный Ник по привычке забил себе место главного оратора, - они любят такие спектакли ставить. Как только какой верун появляется, встречу ему организуют, а потом в райнете клипы выкладывают. Ну, тебе еще повезло, ты у нас не сильно зацикленный, а что они устраивают для настоящих верующих. И Божий Суд с архангелами, и Моисея с Аароном изобразят, и праотца Адама. Не поверишь, эти придурки церковные в своих райках до сих пор Богу молятся и ангелов за реальных держат.
   Парашкин насторожился:
   - А на самом деле кто здесь крышу держит?
   Друзья расхохотались: - Анархия Марк, сплошная анархия. Никто никем не управляет. Есть тут Небесная Канцелярия, и та компьютерная программа. Хочешь слушай, хочешь нет, последствий никаких.
   Радость тоже может ошарашить. Парашкин принял кружку вина, чтобы переварить услышанное. Появилось чувство легкой обиды: - Кажется, меня за салагу принимают.
   Он оглядел компанию. Колька выглядел на 23-25 лет, Джон его ровесником, Шахназару не больше сорока. А Парашкину ведь полста с хвостиком: - Попробую поднять свой авторитет хотя бы за счет возраста.
   - Ну, как самый старший в этой компании...
   Договорить ему помешал дружный смех. Шахназар достал расколотое зеркало и сунул под нос Марку. Тридцатилетняя рожа никак не тянула на должность аксакала.
   - Самый старший у нас Джо. Он где-то в начале века родился, а умер в 68 лет, - пояснил Ник. - А выглядеть в раю можно как угодно, хоть десятилетним, хоть столетним, хоть Шварцнегером, хоть Аллой Пугачевой.
   Выпили. Солнце катилось к закату. Шахназар взялся разводить костер. Джон пока помалкивал, давая возможность захмелевшему Бешеному Нику, похвастать своими двадцатилетними похождениями в Раю.
   Охота на мамонта с племенем троглодитов, оргии с горячими таитянками, стрельба из пулемета по ордам Чингисхана, космические путешествия в соседние галактики... Марк совершенно запутался, не понимая где тут, правда, а где буйная фантазия Ника, и лишь вопросительно поглядывал на Джона, надеясь на разъяснение.
   Стемнело, и компания перебралась к костру. В беседке висел мощный фонарь, но у костра казалось уютнее. Ник скоро захмелел окончательно и, спотыкаясь, побрел спать в палатку. Шахназар, пристроившись с другой стороны костра, курил цигарку, и что-то невнятно бормотал, беседуя, как обычно, сам с собой. Джон ответил Марку на его невысказанный вопрос:
   - Насчет девиц, что ложатся пачками ему под ноги, не знаю. А все остальное - чистая правда. Этот мир наполнен Божьей Благодатью. Термин устаревший, сейчас обычно говорят - Ноосфера. Новенькие называют Матрицей, хотя смотрел я этот фильм, ничего похожего. Собственным разумом и желаниями Ноосфера не обладает, так что это не Бог, но какие-то базовые программы там заложены. Восстановление умерших, обеспечение информацией, перемещение. Главная функция Ноосферы - это исполнение желаний всех живущих в Раю. Отсюда и все эти сектора, мы их называем анклавами или территориями. Человек животное стадное, такие отшельники как твой друг - редкость. Вот и собираются группы по интересам. Привыкшие к городскому образу жизни, создают технополисы, деревенские устраивают свои поселения и хутора, первобытные охотники так и кочуют со своим родом.
   Технические анклавы опережают Землю на века в своем развитии. Антигравитация, космические корабли, телепортация, эффект сжатого пространства... Ты, кстати, не заметил ничего странного, когда шел сюда? Климат, растительность?
   - Да, бахчи, виноград и рядом тайга. И еще Шахназар говорил, что до ближайшего жилья два часа на моторке, а мы за пять минут пешком дошли - задумался Марк.
   - Вот это и есть эффект сжатого пространства. Вы за полчаса несколько тысяч километров преодолели. Здесь скорость передвижения зависит от силы желания. Мы с Ником перенеслись мгновенно, телепортировались, как здесь говорят. Рай невообразимо велик. Территории, обжитые человеком микроскопические островки на его пространстве.
   - Что-то ты меня запутал. Только что говорил о космических полетах, теперь о бесконечной поверхности. Все-таки Рай планета или плоскость?
   - И то и другое. Будешь на Луне, сам убедишься. Виток вокруг нашей райской планеты сделаешь, ожидаешь, что сейчас контуры материков и океанов начнут повторяться. И ничего подобного. Совершенно новые материки. В Библиотеке миллионы таких глобусов и, все равно, путешественники постоянно находят земли, которых и на космических снимках нет. Ученых такие казусы нисколько не смущают, они уже на Земле привыкли, что фотон и волна и, одновременно, частица, не говорю уж про принцип неопределенности.
   Ученые, вообще, какой-то новый вид человека. Мы с тобой, например, говорим на разных языках и прекрасно понимаем друг друга. Ноосфера автоматически переводит, мне кажется, что ты говоришь на английском, тебе, что я на русском. Но математиков и физиков нам не понять никогда. С таким способом мышления нужно родиться. В Калифорнийском университете я как-то видел неандертальца, преподает на кафедре топологии. Одет по последней моде 300 века до нашей эры, непонятливых студентов вразумляет дубинкой, но вся математическая братия считает его гением. Впрочем, он одно из немногих исключений. Все таланты реализуются, как правило, еще на Земле. Иной попадет в Рай, весь в мечтах; вот сейчас все мои таланты наружу повылазят. Мне ведь на Земле правительства мешало, семья под ногами путалась, карьеру нужно было делать, о хлебе насущном заботы. Проходит год - десять - сто лет, а таланты так и не проклюнулись.
   Марк Твен нафантазировал Рай, где все находятся в процессе вечного учения. Увы! Желающих учиться доли процента. Плюс те, кто в раю вырос, но этим обычно среднего образования за глаза. Дети. Нет, стандартным способом ребенка здесь не зачать - стерильны. Ребенка находят в капусте, или на крыльце подброшенным, тогда говорят - аист принес. Детская смертность на Земле по-прежнему высока, а в Раю много семейных пар в сельских анклавах, что мечтают о полной семье.
   Еще у историков жизнь интересная. Особенно после того как изобрели хроновизор. Теперь все исторические события можно не только со слов очевидцев записывать, но и воочию увидеть. То, что на Земле называют Историей, никакого отношения к реальным событиям не имеет. О великих правителях, полководцах, политиках ученые такого компромата нарыли, что те от стыда все попрятались. Теперь если встретишь где Наполеона, Черчилля или Цезаря, можно абсолютно точно утверждать, что поддельный. И вообще Рай просто кишит двойниками-самозванцами. Я вначале попал в писательский анклав. Тысячи Гомеров, Шекспиров, Данте, Гете..., нобелевских лауреатов сотни тысяч, хотя нас за все время, может с сотню этой премией отметили. Причем не очень- то мы ей и гордились. Приятно было бы стоять в одном ряду с Львом Толстым, Марк Твеном, Джеком Лондоном, Карелом Чапеком.. , но они оказались недостойными премии. А, чувствовать себя наравне с разными густавсонами, которых даже на родине никто не читал, честь не великая.
   Сбежал я из писательского рая через неделю, когда понял, что кроме самозванцев и графоманов, там других нет. Марка Твена я, кстати, все-таки повстречал в одном южном порту. Ему сейчас лет пятнадцать. Снаряжал свою шхуну в очередную экспедицию за пиратскими сокровищами с такими же, как он сорванцами. Откликается только на имя Сэм Гроза Морей.
   Побывал и в здешнем Голливуде. Еще хуже, чем у писателей. Все женщины - Мирлин Монро, Джины Лолобриджиты, и тому подобное. Актеры; Арнольды Шварцнегеры, Сталлоне..., всего несколько десятков типажей. Кажется, что на бал двойников попал. Скандалы, истерики с вырыванием волос и выцарапыванием зенок... .
   В Гламурии, Свете, Высшем Обществе и других схожих анклавах, то же самое, только спеси поболее.
   В Технополисах интереснее, все-таки люди работают. Но когда я понял, что любую вещь можно получить, всего лишь пожелав ее, без всякого производства, технологических линий, конструкторских бюро, проектных институтов..., мне стало скучно. Как в игрушке кубик Рубика. Можно часами собирать одноцветные грани, когда проще за минуту переклеить цветные квадратики на нужные места. Результат не важен, главное процесс.
   Крестьяне и фермеры собирают великолепные урожаи, поставщики развозят все по магазинам, покупатели растаскивают по квартирам, а смысл? Достаточно просто представить и на столе появится арбуз. Но раем правят привычки и традиции. Магия в обществе, где все маги, считается непристойной. Каждый житель Рая, по земным меркам, бог. Но Рай для раба вовсе не свобода; а добрый хозяин, справедливый надсмотрщик, легкая работа и набитый живот. Рабовладельческих анклавов в Раю тысячи, и ни один еще не распался.
   Государств здесь нет. По национальному признаку создать не получается, язык-то фактически один, хотя расы предпочитают существовать раздельно. Династический принцип тоже не работает, слишком много самозванцев. Империи тут же разваливаются. Фашисты пытались Небесный Рейх создать, так половина подданных замаскированными евреями оказались. Неделю в райнете хохот стоял. От стыда наци по всем анклавам разбежались, даже у бушменов прятались. Коммунисты в своем анклаве еще трепыхаются, но население на глазах тает. Много народу в милитаристских секторах. В Валгалле любители холодного оружия тусуются, на Полигоне бластерами и кварковыми бомбами тешатся. Так ничего и не придумали, чтобы окончательно райского жителя убить. Воскресает. Боги тоже воюют, правда, не поймешь кто из них Афина, а кто Маша с Уралмаша. Возможности у всех равные.
   Смерти у нас нет, но есть нежизнь. Был я как-то в Нирване, жуткое скажу зрелище; до самого горизонта сидят Будды с глупыми улыбками на лице, сидят веками, не шевелясь. Врачи снимали с них энцефалограммы, стадия глубокого сна. И ни один еще не проснулся. Где они? На следующем уровне или в полной пустоте?
   У хиппи немногим лучше. Проснулись, укололись, потрахались, заснули. И так из года в год. Неужели это жизнь?
   Боль тоже в раю есть. Я говорю не о душевной, эта-то, само собой, никуда не денется. И физическую боль многие чувствуют. Мазохисты - тем она в радость. В диких племенах юноши проходят обряд инициации и должны доказать свое умение терпеть боль. Имитацией их старейшин не проведешь. Индейцы, викинги и еще тьма племен, где мужчины просто мечтают о боли, самоутверждаются ее преодолевая.
   Еда здесь, тоже, атавизм. Питаться для поддержания жизнедеятельности организма совершенно не обязательно. Только кто же откажется от двух органов чувств? Их у нас всего-то пять. Так что, кулинары в Раю нарасхват.
   А я ни в одном анклаве не прижился. Бродяжничаю четвертый десяток лет. Недавно Ника повстречал - бродим теперь вдвоем. Чем-то он похож на друзей моей юности. И помочь всегда готов, и обиды забывает мгновенно. Толерантности в нем ни на грош. Что думает, то и говорит. Гомосексуалиста встретит, или педофила - сразу в морду. И плевать ему, что первый - гениальный музыкант, а у второго тонкая и ранимая душа. Я с ним рядом чище становлюсь. Чувствую, как осыпается корка грязи, что на Западе называется светским лоском или даже культурой.
   - Да, ты уже спишь? Ну, ладно, пойду и я домой. Извини, в палатке с вами ночевать не буду. Люблю встречать рассвет в своем бунгало на берегу моря. До завтра. - Джон исчез.
  
   Марк, и в самом деле начавший дремать под длинный рассказ собеседника, встал и направился в палатку. Уже засыпая в новом уютном спальнике, подумал: "Ну, на мамонта я обязательно схожу. А дальше видно будет. Кажется, в Раю вполне можно жить".
   Внезапно он чуть не подпрыгнул вместе со спальником:
   - Черт! Забыл спросить о главном. Шахназара разбудить что ли?
   В голове что-то щелкнуло, и ехидный незнакомый голос произнес:
   - Да спи ты, тормоз. Думаешь, если бы в Раю наступало похмелье, он назывался бы Раем?
  
   * Марк Твен. Путешествие капитана Стормфилда в Рай.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"