Ладик Евгений Павлович: другие произведения.

трое попаданцев - 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
  
   ТРОЕ ПОПАДАНЦЕВ - 2
  
   Глава 1
  
   Семериков Сергей Андреевич, аналитик.
  
   Я фээсбэшник. Написал, и самому смешно. Представляю, как будут хохотать коллеги, если эти записки дойдут до них. Но ведь как-то надо себя обозвать. Завербовал меня еще в студенческие годы молодой, очень приятный во всех отношениях парень, показавший корочки лейтенанта КГБ. Ну а поскольку ФСБ числится преемницей КГБ, вот я и назвался фээсбэшником. На кого я работаю, честно говоря, и сам не знаю. Может и на ЦРУ, может на какую-нибудь "мировую закулису". Плевать. Работа меня устраивает. И с крючка не соскочить. Какой крючок? О-о-о крючище! Убийство. Я то знаю, что был несчастный случай. Но следователь так ясно мне расписал и мотивы, и мои сугубо умышленные действия по подготовке убийства, и свидетельские показания.... Я хоть и был недоучившимся юристом, но осознал каждой клеточкой своего организма, что этому организму скоро придет хана. Смертную казнь в те времена еще не отменили. Самый счастливый случай 25 лет в особом режиме. Когда после бессонной ночи ко мне зашел кагебешник, и предложил альтернативу, я ему руки готов был целовать. Вот так я и стал сексотом. Думаете, мне предложили шпионить за друзьями-коллегами. Да кому это надо. Вся "кухонная" информация в органы поступала по вполне легальным источникам, от партийных секретарей и молодых активистов. Я получил почетную должность аналитика. Знаете почему? Фантастикой увлекался. Оказывается, для такой работы нужны были не зашторенные мозги. Учился я, как понимаете, в основном на троечки. Из отличников аналитики, как из грузчика балерина. Закончил свой УРГУ уже во времена перестройки. Помыкался лет десять никому не нужный. Контора, сволочь, вообще ничего не платила. Подкидывала изредка задачки типа предвыборной статистики, анализа социального состава вкладчиков МММ, такие же анализы по тоталитарным сектам, по прихожанам церквей и мечетей, ну многое подобное. И все на общественных началах. Сколько раз хотел на них плюнуть, но вспоминал, что мое преступление срока давности не имеет, продолжал пахать. В принципе мне и самому интересно было. Информацию то я анализировал закрытую. Такое узнал, что раз пять бы мог устроить сенсации века. Но молчал, помнил, что за разглашение бывает. В конце концов, толи повезло, толи контора подсуетилась, но нашел себе очень приличную синекуру. В департаменте природных ресурсов. Интересные места эти учреждения. Минимум половина сотрудников ни хрена не делает. Сплетничают, интригуют, кофе литрами поглощают, а в основном на компьютерах в стрелялки играют. Я со стороны таким же бездельником казался. Сидит мудак и читает дни напролет фантастику в "самиздате". Откуда им было знать, что это задание спущено мне "сверху". Последнее задание вообще офигеть. Проанализировать литературу про попаданцев. Ладно, хоть не всю гору этой "макулатуры" читать заставили. Только способы попадания. Не так уж много, оказывается, придумали эти фантасты. Первый, я его назвал божественный, по воле потусторонних сил или какой-то сверхцивилизации. Второй, с помощью артефакта, третий через портал и четвертый через проводника. Потом дали более конкретные вводные. Объекты Дед, Бабка и Внучка прошли через портал в какое-то; или параллельное пространство, или в прошлое, и вернулись обратно. Рассмотреть варианты действий способствующие повторному проникновению. Я посоветовал самый осторожный - взять всех под наблюдение. Наши опера, конечно, информацию из них выкачают легко. Но вдруг способность к переходу от психического состояния зависит. В книжках такой вариант самый распространенный. Думал на этом и закончится моя работа. Как бы ни так. Приказали выехать в "поле". Ну, это я так по лесному называю. Лесники тех, кто за столом работает, камеральщиками кличут, а тех, кто лес ножками топчет, полевиками. Я работник как вы понимаете чисто камеральный. Ни стрелять, ни драться, ни с людьми общаться не умею. Нет, пришла кому-то в голову мысль отправить в это параллельное пространство опергруппу с аналитиком. Тут и информация пришла от наблюдателей, что объект Дед зашевелился, вроде как в поход собрался. Запихнули меня в охотничий костюм, перепоясали патронташем, сунули в руки двустволку и вперед. Стране нужны герои. Ладно, хоть в сопровождение двух полевиков выделили. Матерые волки. Взглядом гвозди гнут, задницей пули ловят и обратно с той же скоростью отправляют. Привезли в какой-то лес и улеглись мы втроем в засаду. Что делать толком не сказали, мол, слушайся сопровождающих и помалкивай. По дорожке "Нива" проехала и остановилась невдалеке. А потом меня за щкирку подняли и бегом к машине.
  
   Глава 2
   Витька Байбаков, по кличке Бригадир.
  
   Ох, и лох этот Владимир Петрович. Ну, нашел ты самородок, так сплавь по-тихому надежным людям. Так додумался в краеведческий музей тащить. Нашел, мол, Золотую Бабу манси-хантов. Заплатили там ему какие-то копейки, а могли и в зону за незаконную старательскую деятельность. Нагляделся я на таких, когда первую ходку делал (тьфу-тьфу, надеюсь последнюю). Человек я насквозь законопослушный, работаю старшим охранником в ЧОПе "Борец". Смех, да и только. Я когда с зоны откинулся, сразу к братанам в ОПГ "Заречные". Слыхали наверно. В конце 90-х гремела наша группа. А мне в руки ксиву, форму и пистолет. Мы теперь говорят, не банда, а частное охранное предприятие. Занимаемся тем же, чем и занимались, но только под крышей закона. Главного Боссом зови, матерится и "ботать по фене" ни-ни. На Босса не равняйся, ему можно, он еврей и интеллигент в пятом поколении, ему как раз без мата нельзя. Бригада у меня небольшая; я, Бор да водила. Больше и не надо. Приедем к клиенту. Я вежливо так:
   - Задолжали вы уважаемый Иван Иванович банку такому-то такое-то количество рубликов. Очень надеемся, что такого больше не повториться. Мы люди настойчивые и в следующий раз придем в этом же составе но с другим настроением. И бежит клиент продавать только что купленную квартиру, чтобы выплатить долг. Поскольку видеть Бора в дурном настроении он категорически не согласен. Я думаю, даже Валуев нечаянно столкнувшись с Боровом (это полная кличка Бора, которая ему очень нравится), описается. Работать с Боровом сложно, поскольку кроме огромного роста и мерзопакостнейшей рожи, он обладает и тупостью, выходящей за всякие пределы. Но мне удается держать его под контролем, за что меня и ценит руководство.
   К Владимиру Петровичу Босс направил меня с заданием выяснить, где именно тот нашел свой самородок. Не поверил он, потому что археологи на сто рядов просеяли то место где, якобы лежала находка, и ничего больше не нашли. После нашего визита дед шустро начал закупать всякие землекопские принадлежности, чему мы нисколько не препятствовали. Я ведь не стал тупо в лоб спрашивать, где это место, а вежливо намекнул, что за старательские работы на территории нашей области существует такса в размере одного килограмма этого презренного металла. Всего один килограмм и мы вас крышуем. А без нашей страховки с вашей внучкой может черт те что произойти. Владимир Петрович только одно попросил, дать ему время. Конечно дали. Мы же не звери. Как раз в назначенное время он и поехал. А следом разумеется мы. Куда он на своей старой "Ниве" от "крузера" убежит. Но на всякий случай я подстраховался. Перегородил ему дорогу, Бора отправил на заднее сиденье, а сам сел рядом. Дед даже не возражал, похоже смирился с потерей своего прииска. Потом он свернул с дороги к реке, остановился, посмотрел на часы и сказал, что надо подождать. Подождать, так подождать, может к нему кореш на лодке подъедет, и дальше по воде. Под мышкой у меня уютно висел ТТ, на заднем сидении ситуацию контролировал Боров. Да и не похож дед на человека, готового рискнуть здоровьем внучки. Неожиданно он завел машину и проехал пару метров. Дверца с моей стороны оказалась прижата к откуда-то возникшей авторазвалюхе. Владимир Петрович сказал:
   - Ну, вот и на месте, - и вылез из Нивы. Перепрыгивать через сиденье мне было неудобно, и я отправил за ним следом Борова. Какого же дурака я свалял. Пока я выбирался, Бор успел подраться с какими- то подошедшими охотниками. Да ладно бы бил кулаками. Нет, додумался схватить деда и зафинтилить им. Образовалась куча - мала из трех человек. А потом они разом исчезли. И на поляне осталось трое; я, Бор и какой-то щуплый "ботаник".
   -Бригадир, это менты были. Зуб дам,- пытался оправдаться Боров.
   - Нет, мои друзья охранниками в "Гаранте" работают - как- то заторможено опроверг "ботаник".
   - Ну, я же угадал - ликующе заорал Бор, - в "Гаранте" одни бывшие менты.
   Видок у " ботаника" был крайне перепуганный, но боялся он, похоже, не меня и даже не Борова, а то, что находилось за моей спиной. Я обернулся. За спиной был дом. Он не мог там находиться, его не было, когда дед сделал свой нелепый рывок. Но дом стоял.
   - Ребята, мы круто попали, это не наш мир.
   Похоже задохлик прав. Из осени мы влетели в весну.
  
   Глава 3
  
   Сергей Семериков, по кличке Серый.
  
   Кличку мне братки дали с ходу. Ну не могут они без погонял. Не по понятиям им. Амбал представился первым:
   - Боров.
   Я решил сделикатничать и переспросил:
   - Боря?
   - Нет. Боров. Босс мне велел Бором зваться, но мне полное имя больше нравиться.
   Ну, нравится, так нравится. Мне и так видно, что свинья ты порядочная. Бригадира я уже знал, как зовут. Обнаглели уголовники, не боятся даже свои воровские должности на всеобщее обозрение выставлять.
   Вход в этот полудом- полуземлянку проходил через останки разобранной машины. Потом я понял для чего. Китайцы ведь говорят:
   - Сиди на берегу и жди, когда река пронесет труп твоего врага. Не говорят же, сиди на высокой горе и жди. Шанс, что по реке проплывет, хоть небольшой, но есть. А на гору с какого бодуна потянут. Дед специально машину рядом с границей портала поставил, шанс на возвращение повышал. И, похоже, вытащил свой счастливый билет. Может и мне удастся. В избе было тепло, в печке даже угли не остыли. Боров сразу же принялся искать жратву, а я первым делом собрал все бумажки. Хватило и одного взгляда, чтобы понять, что здесь жили мои "объекты". Дед, бабка и внучка. Пока мы с Бригадиром изучали обстановку, Боров залез на чердак:
   - Бригадир, тут у них кладовка. Кинь бересты, а то не видно ни хрена.
   Бригадир, чтобы отвязаться от своего прожорливого напарника, забросил на чердак большой кусок бересты. Через минуту самодельный факел разгорелся, и Боров довольно заорал:
   - Да тут нам на месяц хватит. И вобла и мясо. Потом он заматерился, видно факел обжег руку. Береста полетела вниз, на сено. Занялось мгновенно. Еле успели выскочить. Боров опалил волосы, но вытащил охапку продуктов. Я завел Ниву и отогнал на безопасное расстояние. Бригадир материл Борова, но тому было пофик. Дом сгорел за пару часов. Дотла. От искалеченной машины тоже мало чего осталось. Я просмотрел записную книжку и остальные бумаги. И понял, как мне неслыханно повезло. Теперь я с точностью до дня знал время открытия портала. Правда, до этого дня оставался год. Вот же сволочи волкодавы. Не могли простую операцию нормально провести. Тупые уголовники профессионалов обставили. И что мне теперь с этими уголовниками делать. А ведь придется вместе держаться. Один я точно загнусь.
   Бригадир сходил в сторону дороги и деревни. Как я и ожидал, ничего там не было. Зато на берегу лежали две лодки. Одна резиновая, другая долбленка с балансиром. В заводи, похоже, стояла сеть, веревку, привязанную к кустам, я разглядел. Боров с готовностью бросился к лодке, все, что касалось еды, воодушевляло его чрезвычайно. Но Бригадир прогнал напарника, и сел за весла сам. По тому, как он греб, я понял, что рыбаков и моряков в нашем маленьком коллективе не водится.
   - Тут что-то здоровое попалось, - крикнул Бригадир, потянув за веревку.
   -Так вытаскивай - откликнулся Боров. Минут через пятнадцать Бригадир заявил, что ни хрена не получается.
   - Отвязывай сеть и тащи на этот берег, я помогу. Что-то в этом совете Борова мне не понравилось, может, я просто к нему предубежденно отношусь. Когда Бригадир отвязал сеть и конец веревки ушел под воду, я понял, что отношусь к Борову совершенно адекватно. Рыбак еще несколько минут пытался нащупать веслом сеть, но, похоже, рыба утащила ее по течению. Бригадир со злости ударил веслом по воде, и отломил лопасть. Оказалось, одним веслом он грести вообще не умел. Резинка под его гребками вертелась, крутилась, но, ни на сантиметр не приближалась к берегу. Наконец, его вынесло на течение и поволокло вниз по реке. Вытащили мы его километрах в двух, и то только потому, что выпрыгнул из лодки и пошел к берегу пешком. Лодка уплыла. Вода оказалась ледяной. Хорошо, на пожаре дымились угли, и было где согреться и высушить одежду.
   Продукты, спасенные Боровом на пожаре, съели в первый же день. В основном Боров и сожрал.
   Ночевали мы с Бригадиром в машине. Боров, с его габаритами даже не претендовал, он завалился спать прямо на пожарище. Проспал, правда, недолго. Среди ночи перебудил всех своими воплями. Под пеплом оказался не потухший уголек, который прожег ему брюки, аккурат на заднице. Утром мы перерыли всю машину, и нашли кучу продуктов. Много соли и сахара, чай, мешок муки, ведро мелкой картошки, какие-то семена, которые Боров едва попробовав, выкинул. Картошку решили испечь на костре, высыпав прямо на ветки в огонь. Она долго оставалась сырой, а потом быстро превратилась в угли. Сварили ведро чая, но Бригадир бухнул туда столько заварки, что я с трудом осилил один стакан. Решили испечь хлеб. Среди продуктов я заметил пакетики с дрожжами. Набрал полведра воды, насыпал туда муки. Размешал. Получилось жидко. Добавил еще муки. Потом еще. Тесто уже не помещалось в ведре. Вылил в сковородку, сверху посыпал дрожжами и сунул в костер. Снизу подгорело, а сверху так и осталось жидким. Вспомнил, что нужно переворачивать. Еле перевернул. Вспомнил поговорку - первый блин комом. Наверно, это технология такая, что первый блин получается некачественным. Ничего, теста у меня много, сковорода на первом блине прогреется и дальше все отлично пойдет. Первый блин оказался не просто комом, а черт те чем. Снаружи сгорел, а внутри жидкое тесто. При этом так вонял дрожжами, что даже всеядный Боров есть, не стал. Второй получился точной копией первого. После третьего я просто плюнул на это занятие. Бригадир поставил на костер разогревать свой чифирь, а Боров меланхолично катал из теста шарики и бросал в кипяток. Шарики сначала тонули, а потом всплывали. Боров зачерпнул кружкой чифиря. В кружку попал один шарик. Сперва хотел выкинуть, но сработала привычка все пробовать на зуб. Проглотив кусок вареного теста, оживился. Повытаскивал оставшиеся в чае шарики, принялся их наворачивать. Я забрал один на пробу. Мать моя женщина! Да это же пельменное тесто. Через час сытые и довольные мы сели обсуждать дальнейшие планы. Я достал бумагу, на которой от руки была нарисована карта. В топографии я не специалист, но понять, что синяя извилистая черта - река, было нетрудно. То, что детские домики означают какие-то жилища, тоже понятно. Расстояния почему-то были написаны в днях. Но так даже лучше. Чем эти километры измеришь? Над одним домиком нарисован флаг. Логически рассуждая это должна быть спаленная нами изба. До следующего домика было 2 дня. Все остальные находились друг от друга в дневном переходе. Заканчивалась эта вереница в горах, а за горами находилась другая речка с такой же чередой домиков. В самом конце находилась деревня. Так и написано было дер.
  
   Глава 4
  
   Витька Байбаков, по кличке Бригадир.
  
   Все- таки нам повезло, что с нами этот ботаник оказался. Лох он конечно полный, но голова соображает. И карту успел до пожара забрать. И тесто, какое-никакое, но сделал. Правда, галушки Боров сварил, но это у него случайно получилось. Убил бы гада. Столько продуктов спалил. Но сегодня себя реабилитировал. Пока мы с Серым обсуждали куда ехать и что брать, нашел ледник набитый рыбой. На неделю хватит, если, конечно, Боров за два дня не слопает. Выезжать решили с утра, а сегодня пошарить в округе, да дедовы шмутки разобрать. Все его лотки, тазы и тачки мы сразу выкинули. Какие из нас старатели? Я "рыжье" только в виде цацок видел. Серый тоже, про Борова и говорить нечего. Взяли топорик, в золе нашли еще два обгорелых. Тоже забрали. У деда, оказывается, было ружье и сотня патронов. Пригодится. Серый признался, что охотник из него никакой, с корешами поехал, чисто водки попить. Братан, я сам такой. На поляну выезжаю шашлыка под водочку откушать, да телок пощупать. Ну, попалим по пьяне по бутылкам из "пушек". А ружья и в руках не держал. В армии? Так не был я в армии, в зоне проторчал. И ты откосил. Ну, понятно. Сейчас в армию только такие, как Боров попадают. Боров, ты стрелять умеешь? Нет. И в руках не держал. Как же ты присягу принимал? Штык-нож дали. Эт-то они погорячились. Ты там генерала нечаянно не порезал? Сразу же отобрали. Ну, повезло кому-то.
   Вечером Серый разговор завел; кто что умеет. Да ничего мы не умеем. Я хоть и родился в деревне, меня оттуда в пять лет вывезли. Отец где-то на "северах" пропал. В школе на уроках труда волынил. А улица чему научит? Как там: пить, курить и говорить начал одновременно. Кстати, с сигаретами полный облом. Последняя осталась. Серый с Боровом не курят. А мне хоть вешайся. Ну что еще умею? Драться умею. Только с кем тут драться. Ботаник и так как побитая собачонка смотрит, а с Боровом себе дороже. Боров говорит, хорошо кувалдой и ломом работает. Полтора года блиндажи в скале долбил. Да. Позарез необходимая нам сейчас профессия. Серый ничего тяжелее "мышки" в руках не держал. Лучше бы инвалидную команду собрали, те и однорукие больше нас сделают. Раньше в "зоне" обязательно заставляли какую-нибудь профессию освоить. Теперь на работу только по желанию. А мне и вообще, по понятиям пахать нельзя. Грев братаны регулярно присылали. Только языком и чесал, другие части тела без надобности были.
   А запаслив дед. Какой только херни у него не было. И посуда и рыбацкие принадлежности, и фонарики, и аптечка. Кстати насчет аптечки. Мне то пофик, а Боров сразу "колеса" искать начал. Слопал полпачки таблеток, и всю ночь в кустах продристал. Я от греха подальше, аптечку в те же кусты и зафинтилил.
   Утром поплыли вверх по реке. Какое, на хрен, поплыли. Пошли на шестах. Сдуру, рванули посередке. Течение охеренное. Боров сразу же шест сломал. Пришлось приставать и вырубать ему соответствующую дрыну. Потом приспособились. Пошли ближе к берегу, где течения нет. Боров толкает, я за веслом рулю. Потом, мы с Серым толкаем, а он отдыхает. К обеду мы с Серым набили водяные мозоли. Вот когда пожалел, что аптечку выкинул. На законных основаниях, как инвалид труда, оставил Борова толкать, Серого посадил за руль, а сам уселся с ружьем на носу. Уток летало полно и Боров, предвкушая жареную утятину, не возражал. Я, поначалу, взялся лихо стрелять влет. На десятом, впустую истраченном патроне, сменил тактику. Стал стрелять по сидячим. И добыл, таки, двух. Тут же сварганили костер, ощипали, выпотрошили и запекли. Хорошо, что долго возились с утками. Костер почти прогорел, и пекли над углями. Оказывается надо жарить на углях, а не когда огонь горит. То- то меня братва никогда к мангалу не подпускала. Я, выходит, шашлык неправильно готовил. Боров захапал самую крупную дичь, с какими-то не утиными лапами, а нам с Серым и маленькой хватило. Стали готовить ночлег. Борова отправили за дровами. Наверно уже догадались? Ну, разумеется, он сломал топор.
  
   Глава 5
   Серега Семериков, по кличке Серый.
  
   Увидели на берегу пещеру, и пристали посмотреть. Ничего интересного. Так, грот. А рядом что-то очень похожее на берлогу. Внутри трава и мох обгоревшие, и какая-то тряпка, сгоревшая на палке. Неужели дед медведя завалил. Точно. Видел в избе шубу, только не сообразил, что медвежья. И оленья шкура там лежала. Ну, силен дед. Бригадир сказал, что его Владимир Петрович звать. Суки засекреченные. Объект Дед, объект Бабка... Они же наверняка всю подноготную знали. Если уж уголовники больше моего знают, то что говорить о контрразведчиках. Дети вообще не умеют хранить тайны. А мне дали крошку информации, и анализируй.
   Что-то у меня мелькнуло, когда о деде вспомнил. Патроны. Ну-ка посмотрим. Пулевые, пулевые, картечь, опять пулевые. Картечь и пули. То-то Бригадир вчера так мазал. Кожаный Чулок долбанный. Пулями влет по уткам стрелял. А у меня в патронташе что? Дробь. Сказал. Ну, и матюкался наш охотничек. Зато повеселел.
   Понимаю мужика, хоть сам не курю, но представляю, как его ломает. Пытался сегодня чай курить. Не пошло. Хлебает, теперь чифирь кружками. Опять ружье взял. Сегодня веселее - пять выстрелов - три утки. Попробовали рыбачить на спиннинг. Какой идиот придумал эту снасть? Ни разу не смогли забросить. Только запутали. А Боров привязал самую крупную блесну к самой толстой леске, раскрутил, как гайку на веревке и спокойно выбирая леску руками, вытащил трехкилограммовую рыбину.
   Мешок с мукой подмок. Долбанная, или как правильно? Долбленая лодка сифонит из всех щелей. Хорошо в мешках с сахаром и солью полиэтиленовые вкладыши. Переложили весь этот хабар, а воду вычерпываем кружкой. Ладно, обувь у нас приличная; я в болотниках, а пацаны в берцах. Постоянно ноги в воде.
   До той избы, что в 2-х дн. добирались неделю. Толкали бы и дольше, но вспомнил я картину "Бурлаки на Волге". Достали веревку, привязали к носу, и попробовали тянуть. Вы не поверите! Оказывается, если рулить веслом, то лодка плывет не туда, куда ее тянут, т. е. на берег, а параллельно берегу. И тащить ее в десять раз легче, чем толкать.
   Изба, сплошной примитив. Ни окон, ни печки. Посреди пола костер, обложенный камнями. Как же такие назывались? Черная, что ли? Или это баньки по-черному? Курная изба? Нет, та вроде на курьих ножках. Да хрен с ним, с этими названиями. Задерживаться здесь не стали. Не велика радость, в дыму спать. У костра хоть и холодно, но не задыхаешься. Ничего полезного, кроме мешочка с какой-то крупой не нашли. Крупу съели. Запасы наши тают катастрофически. Муки полмешка осталось. Патроны только пулевые. Рыба неважно ловится. Надо попробовать на другие снасти. У деда их полно, знать бы, как пользоваться. Дальше нам идти по маленькой речке. На карте написано Закаменная, а в скобках Нясьма.
   Плыть по Нясьме оказалось гораздо труднее. Речка узкая, на поворотах балансир залетал в кусты, и приходилось все время останавливаться. В конце концов, не выдержали и оторвали его. Первые попытки плыть без балансира у всех закончились переворотом. Потом приспособились. Уложили груз равномерно на дно, оставили в лодке одного человека за рулем и дело пошло быстрее. До следующей избы добрались за три дня. Такими темпами за месяц не дойдем. Я очередной раз разглядывал схемку. И тут стукнуло. Почему я решил, что пунктир означает направление маршрута? От дедовой избы до следующей пунктир вообще идет в стороне от реки. Так может, это тропинки так обозначены? Хотя никаких тропинок нам не встречалось. Только затески на деревьях, какие делают лесники, пробивая свои визиры. Точно. Какие зимой тропы. С первым снегом растают, а затески навечно. Мужики согласились попробовать идти по затескам. Осточертело петлять по речке. Нагрузились остатками продуктов, соль, конечно, бросили, и пошли. Визирку потеряли через километр. Пришлось возвращаться к последней затеске. Потыкались и отыскали визир. Пришлось растянуться. Так, чтобы передний подходил к следующей затеске, а задний к предыдущей. Надежнее, не соскочишь с визира. Пеший переход прошли за два дня. Оказывается в этих избах можно вполне прилично ночевать. Распалить костер и уйти на улицу, а когда прогорит, заткнуть дыру наверху, и дрыхни в тепле. В избе оказался неизменный мешочек с крупой, но еды не хватало. Пришлось всерьез заниматься рыбалкой. Теперь, полтора дня тратили на переход, полдня на рыбалку. Пули изрубили в дробь. Несколько раз удалось подстрелить уток и глухарей. Речка превратилась в ручей, следующая избушка лежала уже за хребтом. Новая речка, за хребтом оказалась полноводнее, а может просто прошли дожди, и вздулась. На счастье путешественников нашлась долбленка. Все уже привыкли к вертлявой посудине, главное резко не дергаться. Сплывали с комфортом, один правил, остальные лежали.
  
   Глава 6
  
   Витька Байбаков, по кличке Дир.
  
   Вы ходили по лесу? Вы не ходили. Вы прогуливались по парку. Что такое лес я только тогда узнал, когда подписался бросить лодку, и переть пехом. Рюкзак килограмм на двадцать, плюс ружье, плюс ведро, привязанное к рюкзаку. То жара, то дождь. Каждый день мокрый, или от пота, или от воды. Сволочи комары, на которых никакая дэта не действует. Проклятый еловый подрост, через который приходится ломиться как лось, потому что не обойдешь. За шиворот труха сыплется, на морду паутина липнет. Усталость, голод. В избах, как в насмешку мешочки с сечкой, которой я на зоне досыта нажрался. Я бы ее сейчас втрое больше съел. Да нету. Что такое кило крупы на троих мужиков. На один зуб. Хариус клюет плохо, дичь попадается редко. Хоть вой. Но терплю. Серому труднее приходится, он первым по чертовому визиру идет. Да и у Борова мешок вдвое больше моего. Ему еще хуже, он голод вообще не переносит. Исхудал так, что похож уже не на борова, а на худого злого кабана. Я его даже уважать начал.
   Там на путике ловушек охотничьих полно. Как-то присели около одной отдохнуть. Я голову сломал, пытаясь понять, как она действует, и Серый сообразить не смог. А Бор эти палочки в руках повертел, соединил как-то хитро, и под верхнее бревно засунул. А потом, сучком на палочку легонько надавил, сооружение схлопнулось и верхнее бревно на нижнее упало. И сразу понятно стало, как охотники белок добывают. Не такой уж он и тупой наш Бор оказывается. Слава богу, опять плывем. А на реке и рыбки больше ловить стали, и избушки чаще попадаются. Завтра должны к деревне приплыть.
   Пристали среди дня. И первое, что увидели хоровод детишек. Ходят вокруг елки и поют: - В лесу родилась елочка. ..
   Я, наслушавшись Серого, что угодно ожидал; и параллельных миров, и далекого прошлого, а тут поверил, что домой вернулся. Только быстро мое заблуждение развеялось. Говорили они совсем на другом языке, чем пели. Понять то можно, отличие не больше чем у хохлов, но явно не украинский. Вежливая ребятня оказалась. Поздоровались, поклонились. Спросили откуда идем. Что тут ответить? Сказал чистую правду: С устья Закаменной. Смотрю, пара пацанят в деревню побежала. Привели какого-то парня. Тот тоже спрашивает: - Ведаем ли мы Владимира, побратима его. Как же, отвечаю, вестимо ведаем и Владимира, и жену его Наташу, и внучку Иришку. Разулыбался парень и в дом нас зовет. Зашли в избу, по лавкам расселись, и пошел пир горой. Медовухи натащили, а мы уже месяц спиртного в рот не брали. Молока, творога, яичек, курочек, все свежайшее, деревенское без всяких импортных примесей. Ох, и оторвались мы. Серый беседу с главой рода, крепким таким мужиком, кузнецом деревенским, вел. Я хозяину дома Метелице сказки о нашей дружбе с Владимиром Петровичем рассказывал, о его планах навестить побратима. А, что, может такие планы у него и были. Откуда мне знать? Главное людям приятное говорить, если понравиться хочешь. Один Боров молчал. Он жевал. Выпьет ковшик браги, и жует, жует, жует...
   Потом истопили, для нас баню, постирали наши тряпки. Еще медовухи дерябнули, и мы с Бором пошли на деревенские посиделки на завалинках. Рядом телка уселась, а я такой добрый весь, комплименты ей на уши вешаю, да за попку дружески пощипываю. Бор тоже к какой-то румяной девахе пристроился. Только не понравилось что-то местным парням, может телка уже за кем-то была. Так стоит ли конкретным пацанам из-за шалав ссориться. Но, влепили мне от души. Я тоже в долгу не остался. Ответил, как умею. А умею я крепко. На Борова целая свора налетела. Он их как кутят раскидал, но подбежал наш кузнец и влупил Бору в лобешник. Тот и сел. Первый раз увидел, чтобы Бора вырубили. От удивления и удар, наверно, пропустил. И отрубился.
   Проснулся утром на сеновале. Вернее, Серый разбудил.
   - Вы, что кобели сучьи, потерпеть не могли. Всех подставили. Знаешь, что здесь с насильниками делают. За уд к перекладине привязывают. И висит пока не сдохнет, или причиндалы не оторвутся.
   Постой, какие насильники? Ничего же не было.
   - У них тут каждый, кто без серьезных намерений к девке лезет - насильник. Или ты жениться собрался?
   Я, что с куста упал? Если на каждой с кем переспал жениться, у меня гарем почище, чем у султана будет. А с этой даже и не валялся. Так, что делать- то? Иди, говорит, винись перед старейшиной. На колени стань и палку подай. Влепит палкой по спине, значит простил. Вот, Серый, вроде лох, а просек лучше моего, с чего на новой территории начинать нужно. Со сбора информации. А я в дела не врубился, и сразу с "вдоль по питерской" начал. А меня за поклоны не опустят здесь?
   - Не боись, у них и понятия такого нет.
   Пошли мы с Бором по улице к дому кузнеца-старейшины. Вокруг пацанва вчерашняя кружит. Такие вежливые вчера были, а сегодня пальцами тычут и орут: - Дир, Дир. Я не сразу понял, что они погоняло мое так сократили. Пришли к крыльцу, стали на колени, ждем. Вышел кузнец. Только собрался я каяться, как слышу:
   - Батя, отдай за меня Ону. Любить и холить буду. Это от Борова такое услышать!
   Кузнец помолчал, потом меня спрашивает:
   - Ты тоже свататься пришел? Так Ветка не моя доча.
   Нет, говорю Старший, не помню я ни Ветку, ни что вчера творил. Пьян был зело. Подаю ему дрын, что по дороге подобрал. - Накажи, но прости. Вломил он мне от всей души. Как ребра целы остались? Отпустил - Идите и не грешите, а я думать буду.
  
   Глава 7
   Бор Молотобоец, и никаких Боровов
  
   Не пойду я, Серега, с тобой. Зачем мне возвращаться. Мой дом тут. Раньше мне нравилось, когда меня боялись. Дурной был. Сейчас хочу, чтобы любили и уважали. Извинись там за меня перед Владимиром Петровичем. Душевный он человек.
  
   Глава 8
  
   Дир Победитель, будущий князь Киевский (мечтать не вредно).
  
   Ты, что Серый. Какого хрена мне там делать? Всю жизнь в шестерках ходить? Ты же сам говорил, что в Киеве князем Дир был. С реальными пацанами я уже столковался. Ну, ты их видел, когда в Великий Булгар плавали с караваном. Подъезжай лет через пять в Киев. Встречу по княжески. А Боссу маляву перешли. Пишу, что нет здесь никакого золота. И делать его братве здесь нечего. Припрется, встречу сурово. Мне конкуренты не нужны.
  
   Глава 9
  
   Сергей Андреевич Семериков, почти полевик.
  
   Скоро моя миссия завершится. Сижу в Ниве и жду, когда откроется Портал. Свою задачу я, в общем-то, выполнил в тот день, когда мы вышли на берег и увидели детский хоровод. Никакого отношения к нашему прошлому этот мир не имеет. Может параллельная вселенная, может подобная ей фигня, но только не прошлое. Я не сторонник варианта "И грянет гром", когда раздавленная бабочка в прошлом, кардинально меняет будущее. Но и Азимову не верю, не могут все вмешательства в прошлое, в будущем затухать. Семейка наших попаданцев внесла такие изменения, которые и за тысячу лет не затухнут. Нет, не зеркальца и бижутерия, подаренные Мышке. Сюда даже пулемет притащи, ничего не изменит. А вот хороводная детская песенка переживет тысячелетия. А в нашем мире эту песенку написали всего сто лет назад.
   В лесу родилась елочка, в лесу она росла... Когда же откроется этот Портал? Я так соскучился по моему компьютеру.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"