Brake_Laggard: другие произведения.

Старик - знакомство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старик - десятилетний мальчишка, маленький вокзальный "урлан", карманник и философ с недетским жизненным опытом, поразивший с первой фразы нашего случайного знакомства моё юношеское - полудетское воображение. Меня домашнего мальчика, случайно окунувшегося в суровую жизнь беспризорника; тянуло к нему как магнит к недосягаемому полюсу.

  Мне пятнадцать было тогда. Учился я в Ленинградском ПТУ под номером девяносто. Хорошее училище: стены мрамором отделаны, иностранцев на экскурсии водили. Общежитие училища первые места занимало по благоустроенности. Ну, и по дедовщине - тоже. "Пэтэушную" дедовщину не многие выдерживали - домой уезжали, ну а мне как-то стыдно было, что ли... не знаю.
  
  Стал я по Питеру болтаться. Ночевать, где придётся: в поездах, на вокзалах. В Питере много вокзалов. Помню три вещи, о которых тогда страстно мечтал: наесться от брюха, выспаться, а главное - согреться. Зима в тот год, кажется восемьдесят третий? вьюжная, очень морозная была. Стужа лютая, а у меня куртейка на рыбьем меху и шапку какая-то сволочь ещё в общежитии спёрла.
  
  В тот день я в Луна-Парке купил игрушечную копию мотоцикла. Все мальчишки их тогда "модельками" называли - популярная вещь была. Крохотная, почти как настоящая - "Хонда" с пластмассовым гонщиком. Как сейчас помню: последние девять рублей отдал. Идиот! Жрать хотелось, а я игрушку купил. Счастливый... приехал ночевать на "Московский" - я его тогда почему-то самым тёплым считал. Там вход есть в метро прямо в кассовом зале. Устроился рядом на балюстраде. Гонку устроил, увлёкся как ребёнок малолетний. Неожиданно слышу:
  
  
  СТАРИК
  
  
  - Да! Это брат, форма - имеющая содержание.
  Услышал я хриплый, простуженный голос. Быстро спрятал в карман копию и поднял глаза. Передо мной, с важным видом стоял белобрысый мальчишка лет десяти, очень невысокого роста, худой, лопоухий. С необычайно серьёзными и, даже я бы сказал: грустными какими-то - огромными, зелёными глазами на худом, скуластом лице. Одет он был как обычный вокзальный "урлан" в дешёвые отечественные джинсы за три двадцать и выгоревшую бледно-розовую "балоньевую" куртку, явно с чужого плеча, с закатанными рукавами, из-под которых виднелись манжеты серой байковой рубашки в крупную клетку. Что меня тогда удивило больше всего, так это его чёрные, не по размеру большие, остроносые, взрослые туфли на скошенных высоких каблуках. Размер был - тридцать восьмой, а великоваты ему они были где-то на полразмера. Да, и ещё носки домашней, грубой вязки из шерсти неопределённого цвета - единственная во всём его гардеробе новая, чистая вещь. За спиной у него висел старый, синий школьный ранец.
  - Дай прозреть? Не боись! Не отберу! Меня все тут знают. - Авторитетно заявил он.
  - Старик - важно представился мальчуган, и протянул руку. Мне стало неловко. Я ведь был, чуть ли не на две головы, выше его. Я вынул и протянул ему копию "Хонды". Он почему-то надулся, толкнул мою руку и протянул:
  - Ты чёё! Субордина-ация...
  Я растерялся ещё больше и протянул ему свободную - левую руку.
  - Ну, ты странный какой-то? - хмыкнул он, пожимая мою ладонь. - Тоже мне Троцкий-левша. Зовут как?
  - Макс, - соврал я для солидности.
  - А здесь? - спросил он, озадаченно рассматривая "модельку".
  - Греюсь.
  - Ну, ты нашел, где греться! Тоже мне Эйкумена. Греться это на "Финляндском". Там "Кафкин" замок. - Заявил он и вернул мне игрушку. - Жрать хочешь?
  - ?.. - я глянул на него с недоверием.
  - Сам проникаю, хочешь. - Прохрипел он, сел рядом, снял со спины ранец, и достал оттуда: нарезной батон и пару плавленых сырков "Костромской". Батон разломил пополам, протянул мне половину и сказал, указывая взглядом на один из сырков:
  - Ты не жмись "сибарить" пошустрее.
  - Чего "рить"?.. - не понял я.
  - А? Ну, это терминология моя такая, если сладкого - нет. "Сибаритить" - "хавать" значит. Буридан ты не просвещённый - назидательно прохрипел он, рассматривая мою худосочную фигуру:
  - Странный ты! Ты чего! Читать не умеешь?.. такой вроде Атлант Родосский?..
  - Умею - обиделся я.
  - Почему не читаешь?
  - Читаю! - возмутился я.
  - Ну, ты странный как парадокс! Слова сибарит не знаешь. Читатель! Ну и чё-ё читаешь?
  - Ну "фэнтези" люблю, - сважничал я.
  - Какой концепции догмат? - Насупился мальчишка.
  - Разных. - Не без труда, скажу честно, нашёлся я.
  - Ну, это наивный конформизм. - Значительно пробубнил он, давясь батоном.
  - Старик! А это ж кто такой милашка? - Вдруг услышали мы кокетливый женский голос и подняли головы. Перед нами стояла немолодая, склонная к полноте женщина вульгарно одетая как привокзальная путана.
  - Один ментальный абсорбирующийся индивидуум... - отрезал мальчуган и ехидно поинтересовался:
  - Уважаемая, Мама Люда, ты по заботе или как крыло кассандры?
  - Или по заботе или как кассандра. - Парировала женщина, с явным интересом разглядывая моё лицо:
  - Вы бы мужички, сваливали отсюда подобру-поздорову, пока дядя Салях со своими архаровцами не образовался. - Позаботилась она. - Среда сегодня! Или ты совсем в прейскуранты не заглядываешь? - удивилась женщина, кивая головой в сторону табло расписаний поездов.
  - Я владею информацией. - Ещё более насупился мальчишка. - Вы бы уважаемая Мама Люда, сами бы крыльями встряхнули...
  - Что и собираюсь сделать! - ответила женщина и стала спускаться в метро.
  - Ты подальше от неё. ...от Кассандры нашей "седокрылой"... короче, предупрежден, значит - вооружен. - Цедя каждое слово, прохрипел он, когда женщина удалилась. - Ну ладно, догрызай быстрей и пошли.
  - Куда?
  - Не куда а "отседова", "менты" здесь скоро будут - рейд сегодня! Фолиант ты без содержания.
  - А чего нам милиция?
  - А того, колосс задумчивый, что "мойка" у меня знаменитая и пинцет. И вообще, я личность известная в некоторых тонких овалах.
  - "Покаж".
  - Ну, ты странный, так сразу и "покаж"!
  - Не боись не отберу - спародировал я простуженный голос мальчика.
  - Че?.. А, смешной ты... - скривился он в полуулыбку. - На! Только чтоб "чики-пики"! Как говорил товарищ Дзержинский. - Добавил он, озираясь по сторонам. Вынул из-за пояса. Разложил и показал: большой раскладной нож с кривой, коричневой, блестящей ручкой. Я, таких - не видел ещё никогда. С заточенной, на всю ширину совершенно-черного лезвия с закруглённым концом, необычайно гладкой кромкой. И выгравированной надписью на всё лезвие: "Вынул - без славы не вкладывай". Возле самой ручки было теснение: "Solingen 1913".
  - Философское лезвие! Оккамова бритва - с удовольствием промычал мальчишка, пряча нож обратно.
  - Почему философское? - возразил я. Я всегда был большой любитель поспорить.
  - ?.. - Мальчишка глянул на меня удивлённо. - Потому что в социуме доминируют философы, а среди мыслителей доминантны немцы, - возмутился он. - Да ну, тебя! Пудришь мне разум, пошли...
  
  
  ВОСТОЧНЫЕ СЛАДОСТИ
  
  
  На Невском проспекте был тогда магазин: "Восточные сладости". Очередь там всегда колоссальная была, народу тьма, давка постоянная. Вот, он меня туда и потащил, объяснив, что сегодня "бонвиванить" будем, потому как: у одной молодой особы - сегодня юбилей.
  - С пустыми руками нелогично как-то - торопливо объяснял мальчишка, пробираясь маленькой торпедой в толпе покупателей:
  - Значит так! Схема тривиальная я как товарищ Ленин, устраиваю диалектический диспут, а ты в это время экспроприируй чего побольше. Торт, какой ни будь, - научал он. - "Айсберг" знаешь?
  - Ну! - Облизнулся я, сладкого недели три не пробовал.
  - Взял, и неторопливо так, как товарищ Аристотель силлогизм за силлогизмом к логичному выводу. - Прошипел он и кивнул белобрысой головой в сторону выхода из магазина. - Ну, а я тебя догоню. И не "дрейфь"! Аргументов хватит! - Добавил он и стремительно вклинился в очередь возле самого прилавка.
  
  Я, честно говоря, из всего, что он говорил тогда, понял только - надо взять торт и как зомби направился к краю витрины там, где обычно делают откидную доску, перекрывающую вход за прилавок. Остановился рядом, осмотрелся, вижу: за витриной со стороны продавца, на длинном во всю длину прилавка столе, стоят коробки с тортами. И надо же - "Айсберги" с самого краю! Прицелился. Жду момент. Даже в азарт какой-то вошёл. Слышу из очереди назидательный такой, противный, женский вереск:
  - Мальчик! Вам не стыдно! Здесь пожилые люди стоят.
  Ну, и с не менее назидательным тоном, в ответ хрип моего товарища:
  - Ну, это многоуважаемая особа пожилого возраста, буридановы противоречия!
  - Нет! Ну, вы слышали? Какое хамство! - Тот же возмущённый голос.
  - Товарищи прекратите бардак! - ещё один голос из очереди.
  - Я здесь полтора часа стою...
  - А что там случилось?.. - голоса из очереди.
  - Я здесь стою с трёх часов, и этого наглого мальчика, не видела - авторитетный голос очевидно соседки по очереди.
  - Товарищи прекратите скандал! Иначе я не отпускаю! - Усталый голос продавщицы.
  - Товарищи! Соблюдайте очерёдность силлогизмов! Без логики нет эмпирики социальных отношений! - Надрывный хрип моего нового, находчивого знакомого.
  - Это кто там такой умник! - голос из конца очереди.
  - Это не умник, а основоположник марксистской диалектики уважаемый товарищ Ульянов Ленин! - Чеканно-хриплый с расстановкой ответ возмущённого мальчишки.
  С этого момента я уже ничего не слышал. Так как, после реплики продавщицы, схватил в охапку сколько мог коробок, и не без труда продравшись сквозь возмущающуюся толпу, выскочил на улицу. Догнал он меня только через целый квартал. Сам не понимаю, почему я так мчался тогда. В угаре, каком то был?
  - Ну, ты брат здоров! Еле догнал. Сдрейфил что-ли? - Захрипел он, еле поспевая за моими семимильными шагами своими коротенькими ножками в великоватой обуви.
  - Я?!! - возмутился я и застыл как вкопанный.
  - Ладно... - отмахнулся мальчишка, озадаченно глядя на мою ношу. - Ты чего целых две коробки взял?
  - Не знаю... - озадачился я. - А чё? плохо што-ли?
  - Странный ты! Сказал же торт. - Проговорил он задумчиво. - Догма у меня такая. Не экспроприируй - экспроприаторов, эксплуататором станешь.
  - Кого не эксп-проп-приируй?!! - Возмутился я.
  - Да-а! - Протянул он, оглядывая меня снизу вверх. - Был такой поэт, Заратустра. Сказал как-то: из сосуда можно вылить только то, что в нём налито...
  - Между прочим! - Не на шутку рассердился я. - Это другой поэт сказал. - Уничтожающим тоном проговорил я, усиленно пытаясь вспомнить: кто же это сказал?..
  - Теперь вижу! Чита-аешь. - Впервые улыбнулся мальчик. Вытащил из кармана куртки алюминиевый портсигар. Вынул из него сигарету без фильтра. Неторопливо вставил её в длинный прозрачный мундштук с безвкусными розочками на гранях. Прикурил от коробка спичек, делая руками щиток от ветра. Повернулся и сказал. - Знаешь что? пошли в метро. - И потащил меня в сторону станции.
  
  
  В МЕТРО
  
  
  Когда мы вошли на станцию метро, было немноголюдно. Мой знакомый сразу же уверенно направился к женщине, которая обычно всегда стоит у стеклянной будки, находящейся рядом с турникетами. Та, заметив его, стала тревожно бегать глазами по всему кассовому залу. Мальчишка подошёл к крайнему с будкой турникету оперся об него с наиважнейшим видом и прохрипел:
  - Здравствуйте многоуважаемая "зина"!
  Женщина натянуто улыбнулась и стала ещё более напряжённо рыскать глазами:
  - Здравствуй и ты, Толька! По делу или как?
  - По делу... - сконфузился мой товарищ. - Вы не могли бы, пропустить меня и одного молодого человека? У нас дело, не терпящее отлагательства.
  - Какого человека? Это с тортами что-ли?
  - Ну да! Видите-ли, у одной молодой особы сегодня юбилей и мы очень спешим. - Важно просипел он, указывая на торты в моих руках.
  - Тебя пропусти... - Затянула женщина, тревожно оглядывая зал.
  - Вы меня знаете... - Обиделся мальчик и стал в позу московского памятника Пушкину.
  - Ладно, иди! - улыбнулась она и отошла в сторону.
  Когда мы были с ним уже на перроне, я спросил:
  - Слушай, а чего она тебя "Толька" назвала?
  - А-а? Дразнится - отмахнулся мальчуган и добавил. - Я здесь когда-то карманы резал. А вместо кошелька записки ложил: "Толька и всиво", малограмотным был. - Усмехнулся он. - Смешным тогда мне это, почему-то казалось. Ну, а за это, и прозвали меня потом - "Толька". - Объяснил он. Я улыбнулся. Он это заметил и прохрипел с угрозой. - Только я эту кличку дурацкую не люблю!
  - Слушай, Старик? - рассеянно проговорил я, поразившись неожиданно пришедшей на ум догадке. - А ты где родился?
  - На вокзале. - Удивился он.
  - А родители кто?
  - Не знаю... - насупился мальчишка. - Я, сколько помню себя - всегда на вокзале... все куда-то едут, один я остаюсь...
  
  Подошёл поезд. Мы вошли в вагон. Долго молчали. Мой новый друг о чём-то думал, уставившись в тёмное стекло, за которым быстро пробегали огни туннельных фонарей. Потом он повернулся и спросил:
  - А ты где родился?
  - В Баку. - Ответил я.
  - Далеко это? - спросил он.
  - Очень.
  - И родители есть?
  - Да. Мать...
  - Ну и чего ты здесь?.. - зло просипел мальчишка. - Ехал бы к маме, пропадёшь здесь нахрен! Я если бы знал, где моя - сейчас бы "сорвался"...
  - Да кому я там... - я отвернулся. Мы замолчали.
  - Ты знаешь? - Задумчиво проговорил мальчишка, через некоторое время:
  - Я читал где-то, про мир, в котором есть только нищие и воры. Нищие побираются у воров, а воры крадут у нищих, чтобы потом давать им милостыню. Мне почему-то кажется, что мы все так живём, только я бы ещё вахтёров добавил...
  - Кого? - Не расслышал я сквозь перестук колёс метро.
  - Ну, есть такие, построили свой вахтёрский мирок, - раздосадовано прохрипел пацан. - И делают вид, что всего этого не замечают. Да ну тебя! Не поймёшь ты, "читака"! - Зло закончил он и отвернулся... - Презираю я вашего де Сент Экзюпери - пробормотал этот слишком рано постаревший мальчуган, провожая задумчивым взглядом пролетающие мимо огни тоннелля. - Этого нежного философа сентиментальных домохозяек и сытых мещан. Мы в ответе за тех, кого приручили - рабский цинизм! Все в ответе за всех кого не унизили!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"