Лагунин Иван: другие произведения.

Дар Императора (2009)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лучшие годы старых солдат отданы далеким и чужим битвам. Спины согнуло время, а сила ушла из их рук. И когда к родной деревне, где в тишине и спокойствии, они доживали свой век, подошли грозные завоеватели, настало время вспомнить о Даре, коим Император наградил их за долгую верную службу.

  Дар Императора (рассказ)
  
  Шумит за стенами лес, не коптит еще новая свеча. Я уже стар, и немного мне осталось увидеть зим, до того как ступлю я в свет иной. Приветствую тебя, читатель. Вряд ли тебе знакомо мое имя. Прозывают меня Зофаном из рода Хараджигов. Внемли же повествованию о событиях, которые, быть может, ты сочтешь небылицею.
  Много лет я прожил на этом свете, и по праву уже долгие годы жители нашей деревни, избирая меня старостой, отдают дань моей мудрости. К сожалению моему, не многие мои сородичи обременены умением письма. Потому, на старости лет, позволил я себе, перенести сей рассказ на пергамент.
  С давних времен известно нам, что землями нашими правит Император. Славна столица Его, сильны Его рати, а сам лик Его подобен богам. Нечасто имперские легаты посещают наш мир. Старые развалины Врат лишь раз в несколько столетий рождают в своих руинах огонь, из которого невредимыми выходят посланники далеких иных миров. И пусть мы редко имеем счастие лицезреть людей Его, бережно храним мы знание о том, кто Господин наш. И всегда отдаем долг верности нашему Владетелю.
  Страна наша невелика, и вся покрыта она холмистыми дубравами и сосновыми борами. А зовемся мы народом саронг. Всего-то и есть нас - несколько деревень. Живем охотой, да промыслом зверя, коего в лесах наших видимо-невидимо. Прадеды сказывали, что в давние времена, не только мы, но и все соседи наши, что обитают в лесных чащах от северных вечных снегов, до южных жарких равнин, жили под Дланью Императора. Но забыли они своего благодетеля. Лишь мы помним, кому предки наши давали клятвы, и кто оберегал в давние времена наш покой. Тяжела наша жизнь, сурова земля и свирепы соседи, и тяжко нам бывает, когда они тревожат нас набегами или оскудевает лес. Но верны мы присяге, что давали отцы наши и деды наши. И по зову Богоравного, на борьбу с врагами человека, уходят наши сыновья в иные миры. Бесчисленны их подвиги и бессчетны их испытания.
  Давным-давно, когда я был молод, и видел еще не более двадцати зим, заполыхали Врата холодным пламенем, и явился оттуда воин невиданной силы и красоты. Напомнил нам о Присяге Верности, что хранили мы от века в век. Три десятка молодых безусых юнцов ушло с ним в неведомые края и лишь шестеро их вернулось домой. Вернулись тогда, когда слезы их матерей давно обратились в прах, вернулись спустя пятьдесят зим.
  
  Холодное пламя цвета раскаленной стали возникло из ниоткуда. Оно рождалось в, высившихся среди высоких дубов, каменных клыках, казалось, пробивших непокорную земную твердь изнутри. Переплеталось и сливалось в бурные реки огня вливающих свою яростную силу в огромный, нестерпимо сияющий шар. На миг в лесу стало светло, будто днем. Мгновение, и свет исчез, будто его и не было вовсе. Лес укрыли мягкие лучи заходящего солнца.
  Средь причудливо раскинувшихся развалин стояло шестеро мужчин. Года согнули их широченные спины, а бороды убелила благородная седина. Иссеченные шрамами лица пересекали глубокие морщины. Под тяжелыми бардовыми плащами едва заметно поблескивали доспехи. За спинами были повязаны ножны многочисленного оружия. Старики стояли, тяжело опираясь на копья с прислоненными к ним объемистыми тюками.
  - Братие, я совсем не помню нашего мира, - прогрохотал самый высокий из них. Когда то его голос посылал в атаку воинов и разил врагов страхом, и даже в преклонные лета в нем чувствовалась сила и твердость. - Брит, ты хоть помнишь в какой стороне деревня?
  - Думаю, местные сейчас сами нас найдут, Арн. Такое зарево не заметил бы только слепой, - стоящий рядом с ним крепыш мягко усмехнулся. - Ты помнишь, как мы рванули сюда, когда сквозь Врата прошел Капитан?
  Его товарищи негромко рассмеялись.
  - Да и стоит ли наша деревенька еще? Столько лет уж прошло...
  Веселость старых воинов быстро стихла. Один из них, с вислыми длинными усами и почти лысой, увенчанной лишь венчиком белесых волос, головой, ловко подхватил мешок копьем; с кряхтеньем закинул его на плечо и, оглядев собратьев, мотнул головой в сторону заходящего солнца.
  - Помойму туда, братие...
  - Веди, Глер, недаром лишь тебя из всех нас взяли в разведчики... - хмыкнул вожак.
  Воины шли молча. И с каждым шагом груз прожитых на чужбине лет, отступал, обнажая тех самых юнцов, мечтающих о славе и подвигах, что ушли когда-то в неведанные края за Имперским Легатом.
  Шли тихо. Ни шумное дыхание, ни бряцанье доспехов, поблескивающих под развевающимися бардовыми плащами, не выдавало опытных воинов. За эти великолепные с темноватым отливом доспехи во многих мирах отвесили бы немало звонких монет. И не только потому, что создавший их мастер был искуснейшим знатоком своего дела, но и потому, что носившие их служили самому Императору.
  Трудно было сказать, что творилось у них в душе. Полвека назад покинули они родной дом. Дом, что и стерся уже почти из их памяти. Безусыми юнцами, полными страхов и надежд зашли они в холодное пламя Врат. И бесконечно уставшими, многое пережившими и повидавшими, ступили они на родную землю.
  Велика власть Императора и безграничны его владения. Слава воинов Его растеклась по всей известной ойкумене, и во многих мирах был их жребий пополнять и расширять ее. Нечасто в Империи вспоминали об их мире.
  Едва заметная тропинка сама ложилась под ноги под красноватыми лучами уходящего солнца. Постепенно завязалась беседа. Предавались воспоминаниям о былых днях. Эти мысли давно были похоронены под грузом последующей яркой жизни. И сейчас, старики доставали их из заботливо схороненных тайников сердца, отыскивая самые светлые и самые теплые воспоминания детства и отрочества. Уже давно умерли их родные, а те, что живут сейчас и не видали их никогда. Примут ли они их, вспомнят ли?
  Солнце уже почти закатилось за горизонт, когда старые воины поднялись за холм и увидели в низине мирно засыпающую деревеньку. Немного постояли в нерешительности и зашагали вниз.
  
  Зима сменялась весной, а весна летом. Года шли своим чередом. Старые воины постепенно вливались в наш неспешный ритм жизни. Дети обожали слушать их долгие рассказы о великих битвах, об иных страшных и дивных мирах, о Императоре, что хранит всю известную ойкумену. О страшных врагах людей - кровожадных тварях жестоких иных рас. Чего уж говорить, я и сам частенько приглашал к себе в хижину, на кружку пива, Арна или Брита. Много чего я узнал такого, о чем, и представить себе не мог. О чудесных городах Столицы - Имперского центрального мира, о чудных домах взметающихся ввысь, о великолепии и блистательности имперских вельмож и невыносимой красоте столичных дам. Полна приключений была жизнь наших сородичей. И не раз и не два я втайне завидовал им. Но прошли года, и время их службы подошло к концу. Домой, в чужой и уже забытый край, должны они были вернуться. И тогда, в последний день их службы, они увидели самого Императора. Того, чью власть и величие они защищали почти всю свою жизнь.
  Очень и очень немногие могли похвастаться тем, что видели наяву Владетеля всей человеческой ойкумены. С его Именем на устах шли легионы в новые миры, и утверждалось семя человека в них. Но в последний день службы, явил Он им свой лик. Вышел на обширную площадь пред одним из дворцов Столицы, где собрались сотни ветеранов его верных легионов, приготовившихся отбывать в родные края. Невысокий, с обветренным вековечными ветрами лицом, он не казался богом, но каждый в тот день узрел, того небесного воина, что веками защищал и расширял границы Империи людей. Каждого из них коснулся Он, и от прикосновения Его длани на щеке старых воинов проступили темные линии Имперского Волка. Дар Императора, за верную бесстрашную службу.
  Многие в деревне удивлялись, что не одарил он своих солдат ни золотом, ни драгоценными каменьями, ни трудолюбивыми рабами, а лишь странный знак на щеке им остался в память за долгую службу, да скромный пенсион. Быть может Арн и его сотоварищи и сами задавались этим вопросом, но никогда и никто не произносил его вслух.
  Зима сменялась весной, а весна летом. Годы шли своим чередом. Жизнь в нашей деревне размеренна и нетороплива, а зимы похожи одна на другую. Но однажды пришла и к нам черная година. С юга принеслись тревожные вести, что южные варвары, издавна разбойничавшие на торных путях, вновь, как и два десятка лет назад, собираются потревожить наши земли. В те годы мы отбились с трудом, ведь не воины мы, а собиратели и охотники. Только усилиями нескольких деревень удалось их отогнать. И плач был великий на нашей земле, ибо многие сыны наши сложили головы.
  Соседи наши, племя меронга, уже ощутили на себе звериную злобу южных пришельцев. Те из них, кто уцелел, ушли в самую чащу леса, пережидая яростный набег варваров. Наши жены, старики и дети уже собирали нехитрые пожитки, когда дозорные, набранные из лучших охотников и следопытов, известили нас, что южане, совершив ночной переход, оказались совсем рядом.
  Не воины мы. И рождены не для яростных схваток, а вид поверженного врага не зажигает наши сердца. Но ничего нам не оставалось, как взять топоры, луки и копья и выйти на опушку леса, встречать незваных пришельцев; пока родные наши, путая следы, уходят в самую чащу.
  
  Средь могучих сосен замелькали тени. Люди по одному выходили из-под сени леса, на тусклый, едва пробивающийся сквозь тяжелые облака, утренний свет. Суровые неприятные лица, тяжелое оружие в сильных руках. Жестокие глаза оценивающе перебегают по нашему немногочисленному неровному строю. Подсчитывают луки в руках наших охотников, высматривают засаду средь неказистых хижин.
  Их много, все новые и новые варвары присоединяются к толпе. Они не держат строя, лица то и дело кривятся в свирепом оскале, время от времени слышен гулкий стук копий о щиты.
  Наконец, показался вожак. Огромный, заросший рыжей бородой, он легко растолкал своих подручных и, на ходу вытягивая из-за спины длинный двуручный меч, вразвалочку направился к нам. Он шел неторопливо и беззаботно, а за ним медленно ступали его воины. Вразнобой звучащий стук копий о щиты внезапно приобрел ритм. Вожак знал, что страх уже поселился в сердцах этих никчемных поселян, что посмели встать между ним и добычей.
  Но вот ритм запнулся. Не дойдя до нас сотню шагов, вожак южан замешкался. Раздвинув неровный строй поселян, вперед шагнули настоящие воины. В далекой юности, когда он был еще не главарем наводящий ужас шайки, а рабом в одном из южных торговых городов, он видел подобных лишь издалека. Великолепные доспехи тускло сверкали под неровным утренним солнцем, бардовые плащи едва колыхались на легком ветру, а на щите, запрокинув голову в вечном вое, красовался Имперский Волк. На миг рыжему вожаку померещились в этих шести фигурах сила и мощь, но он быстро понял свою ошибку, и, улыбнувшись, зашагал вперед.
  Арн поднял меч. В его дрожащей от натуги руке, огромный клинок, вознесенный над сгорбленной фигурой, выглядел смешно и нелепо. Вожак варваров грянул обидным жестоким хохотом. И через миг веселье поддержало все его воинство. Огромные косматые воины закатывались смехом и утирали слезы, едва не побросав оружие на землю. Ряды деревенских ополченцев сузились и сжались, мужчины съеживались за своими щитами и бормотали защитные молитвы с мольбой о спасении. И лишь шесть сгорбленных фигур остались впереди строя.
  Арн вдруг вскинул голову, огромный клинок медленно описал дугу и вонзился в сумрачное небо. По щекам старого воина катились слезы. Где его сила, что крушила врагов? Где она, когда она так нужна? Он помнил, как отточенное бесчисленными тренировками тело легко откликалось на его волю. Помнил, как годы назад этот неподъемно тяжелый клинок порхал в его сильных руках. Помнил яростную купель битвы, когда он и его братья врывались в ряды врагов Императора и добывали ему победу. Так неужели Он оставит своих верных воинов в беде? Бесчисленной множество раз защищали они Его подданных на тьме миров, но сейчас позади них дом, а немощь, предательская немощь разжижает мышцы и сгибает спины.
  Вожак старых воинов сбросил непомерно тяжелой щит и подхватив клинок второй рукой, еще выше вздымая его над головой. Его слезящиеся выцветшие от старости глаза, обратились к небу...
  - Нет Владыки, кроме Тебя. Так забери наши жизни в последнем бою... - прохрипел он.
  Над полем раздался хриплый вой, древний клич Имперской пехоты, он должен был греметь над строем легионов, но сейчас лишь тоскливо тянулся хриплым голосом дряхлого старца. Рядом вонзилась ввысь секира Брита и меч Глера, старые воины из последних сил поднимали тусклую сталь, и хор их дряхлых дребезжащих голосов присоединялся к командиру.
  В мгновение легкий ветерок полыхнул порывом холодного ветра. Вечный скиталец взвыл в верхушках высоких сосен. На миг людям почудилось, что не шестеро старцев стоят перед ними, а могучий легион. А вой все набирал глубину, в нем слышались отзвуки топота идущих в атаку воинов и лязг стали, вволю пьющей кровь на поле битвы. Бледные волки, что спали на щеках воинов, ожили в бесконечной погоне за врагом. Они чуяли битву, они сами были битвой. Вмиг бледные рисунки полыхнули темным огнем и исчезли, будто их и не было.
  Арн опустил меч, в ошеломлении глядя на собственные руки. Иссохшие мышцы старого солдата вновь налились силой. Разогнулись широченные плечи, разгладились морщины и потемнел волос. Могучий воин, а не старик стоял перед строем. Длинные рыжие волосы непокорной гривой вздымались над ясным взором синих глаз, а меч, казался пушинкой в его огромной руке. Вой стих.
  Воин медленно обернулся к своим братьям. Мерно покачивался боевой топор в руках Брита, черные волосы боевого собрата, как и много лет назад, почти скрывали полный ярости взор.
  Он поднял щит и его боевые товарищи встали рядом, плечом к плечу. Арн запрокинул голову и взвыл в старинном имперском атакующем кличе, а потом бросил тело вперед. Шесть богов воины огромными прыжками помчались на оторопевшего противника.
  - За Императора!.. - их крик, казалось, расколол само небо.
  - За Императора!.. - откликнулся неровный строй ополченцев и ринулся в атаку.
  
  Дописываю я эти строки, мои старые глаза слезятся в неверном свете догорающей свечи. Ветер давно стих. Ранние зябкие лучи солнца начинают пробиваться сквозь прикрытые ставни. Сегодня хороший день. К вечеру вся деревня соберется на празднование свадьбы могучего Арна и прекрасной юной Кали. Я уже стар, и скоро придет и мое время покинуть земную твердь, а он, как и много лет назад, по-прежнему силен могуч. Пройдет еще немало зим, прежде чем годы вновь согнут его широкую спину. Кто бы ни хотел на закате жизни вновь ощутить силу в руках? Вновь стать отцом здоровых сыновей и прекрасных дочерей? Вздохнуть полной грудью и закружить в танце буйную молодку? Император воистину щедр. И воины всегда по заслугам получают его Дар.
  
  Октябрь-ноябрь 2009 (Редакция 2018)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"