Лахина Елена Александровна: другие произведения.

Чудесный дом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Марина даже и представить себе не могла, что возвращение в родной город, который она покинула в детстве из-за какого-то ужасного случая, результатом которого стала ее амнезия, откроет ей столько тайн, загадок и ее сущность. А другого и быть не могло в этом городе. Ведь даже название этого города - Чудесный. А название города произошло от главной его достопримечательности - Чудесного дома.

   Чудесный дом.
   Автобус медленно тащился под палящими лучами полуденного июльского солнца. Чем ближе я приближалась к родному городу, который мне пришлось покинуть десять лет назад, тем сильнее билось мое сердце от предчувствия чего-то необычного, волнительного. Я не помню себя в этом городе, не помню, что произошло со мной, из-за этого моим родителям пришлось решиться на переезд, за тысячу километров от этого Чудесного города. Да-да, именно так и называется город - Чудесный. Город, в котором жили все мои предки. Город, в котором родились я и мой младший брат. Город, к которому я приближалась в этом старом пыльном автобусе. Кроме меня в нем ехали еще человек десять пассажиров, примерно от пятнадцати до шестидесяти лет. Казалось, они нормально переносили жару, а я буквально задыхалась. Я почувствовала, что у меня сейчас начнется приступ паники. От очень сильной жары и очень сильного холода, у меня бывают приступы паники. Я научилась предотвращать эти приступы, не принимая лекарств. И вот теперь мне срочно нужно было что-то предпринять, чем-то отвлечься, чтобы паника не охватила меня. Я открыла окно и высунула из него голову. Вместе с горячим ветром, мне в лицо ужалили мелкие частицы пыли и насекомые.
   - Вывалишься из автобуса, - затащила меня назад в салон соседка по сидению, женщина лет пятидесяти, и, закрыв окно, добавила, - Пыль летит. Итак дышать нечем.
   - Мне плохо, - прошептала я.
   - Потерпи, минут тридцать ехать осталось. На, вот, выпей, - она протянула мне литровую пластиковую бутылку, в которой плескалось примерно с глоток воды.
   - А, как же Вы? - еле выговорила я, так как язык прилип к небу от сухости.
   - Со мной все в порядке. Я привыкла подолгу обходиться без воды. В нашем городе с водой проблема уже лет десять. Так что пей,- протянула мне бутылку добрая женщина. - Правда, воды осталось мало. Да и она уже теплая.
   - Спасибо, - поблагодарила я соседку, выпив воду. Этого глотка мне оказалось достаточно, чтобы немного прийти в себя. Я расслабилась, откинувшись на спинку сиденья и прикрыла глаза. Казалось, что я ощущаю, как живительная влага растекается по моему организму, и почувствовала себя почти счастливой.
   Но счастье длилось не долго.
   Из-под капота автобуса повалил то ли дым, то ли пар, и водитель резко заглушил двигатель. Некоторые пассажиры аж слетели со своих мест. Я ударилась коленом о спинку переднего сидения. Моя соседка упала в проход. А с верхней полки еще и сумки свалились на головы людям. Все стали кричать и возмущаться.
   - Извините. Из-за жары мой старенький друг не выдержал. Радиатор закипел. Нужно подождать, пока остынет, - оправдывался водитель, - Если кто-нибудь пострадал, извините еще раз, и вот, воспользуйтесь аптечкой. А пока можете подышать свежим воздухом.
   Водитель открыл двери. Пассажиры вышли из автобуса, так как он сильно нагревался под палящими лучами солнца, и в салоне становилось все жарче.
   - Такими темпами нам до вечера придется ждать, пока этот радиатор остынет, - пробурчал пожилой мужчина, и, вытерев носовым платком пот на лысой голове, приподняв бежевую шляпу, направился к выходу.
   Я тоже вышла из автобуса и, перейдя дорогу, села на траву. Слева виднелись деревья. Но идти до них, чтобы укрыться в тени, было далековато. Справа от меня рос кустарник. Многие пассажиры автобуса расположились под этим кустарником.
   Было жарко, но я всё равно наслаждалась природой. Передо мной раскинулся прекрасный пейзаж, хоть бери и рисуй. Но у меня не было с собой альбома и красок. "Потом нарисую, а сейчас нужно все рассмотреть и запомнить", - подумала я.
   Разглядывая мелкие цветочки среди травы и порхающих над ними разноцветных бабочек, я заметила, примерно в десяти метрах от меня, над другим кустарником, пару светло-зеленых стрекоз, которые зависли в воздухе, как маленькие вертолеты. Я решила рассмотреть их поближе, и, поднявшись, пошла в их сторону, приминая траву, которая была мне по пояс. Как только я приблизилась к стрекозам, они улетели. Но за кустарником я увидела участок земли, метра три в диаметре, не покрытый травой. Земля была влажная, что удивительно, при такой жаре. От этого участка среди травы шел узкий, примерно с метр в ширину, пересохший след от ручья, направлявшегося в сторону деревьев.
   Присев на корточки, я положила ладонь на влажную, прохладную землю. Как будто пульс, я почувствовала легкую вибрацию под землей. "Родник", - вспыхнуло слово у меня в голове. Не знаю откуда, но я точно знала, что там был родник. Он пытался пробиться наверх, но был очень слаб. Для меня он показался как живой, но очень больной человек, и я должна ему помочь. Его пульс бился мне в ладонь и отражался в моем сердце.
   - Подожди, я тебе сейчас помогу, - прошептала я и побежала к автобусу.
   - У Вас есть лопата? - спросила я у водителя автобуса, который в это время что-то крутил гаечным ключом под поднятым капотом.
   - Зачем тебе? - поинтересовался водитель, но, не дожидаясь ответа, достал из под сидения лопату на коротком черенке и протянул мне. - Такая подойдет?
   - Да, спасибо, - радостно поблагодарила я мужчину и, взяв лопату, побежала по тропинке примятой мной травы.
   - Ты что там, клад нашла? - услышала я смех одного из трех подростков лет пятнадцати-шестнадцати, стоящих в тени от автобуса.
  - Да нет. Она, наверно, там, в туалет сходила и решила кучку закопать, - высказался второй, и вся троица стала смеяться еще сильнее.
   Остальные смотрели на меня с удивлением, как на инопланетянку, или, как на не совсем психически здоровую, бегущую в заросли травы с лопатой.
   - Ты куда? - последовала за мной моя соседка по автобусу.
   Я добралась до нужного места, сняла босоножки, и, оставив их на траве, босиком стала на влажную, прохладную землю. Присев на корточки, как и до этого, я стала ощупывать землю ладонью, чтобы определить, где пульсирует сильнее, как врач, который ощупывает пациента, чтобы определить, где сильнее болит.
   - Что ты делаешь? - удивленно, спросила у меня моя попутчица.
   - Здесь родник, - коротко ответила я.
   - С чего ты взяла? - недоверчиво поинтересовалась она, и, присев рядом со мной, тоже положила ладонь на землю.
   - Разве Вы не чувствуете, как там пульсирует под землей? - спросила я у нее.
   - Нет, деточка. Никакого пульса я не чувствую, - она встала, отряхивая руки. - Не понимаю, с чего ты взяла, что там родник?
   - Просто знаю, - не стала вдаваться я в подробности и принялась копать.
   Выкопав неглубокую ямочку, я приложила руку ко дну и почувствовала, что земля там не просто влажная, а мокрая.
   - Ну, давай же, выходи, - прошептала я, представив бьющий из земли маленький фонтанчик.
   Копнув еще пару раз, я заметила, что ямочка быстро стала наполняться водой. А через минуту оттуда стал бить маленький фонтанчик чистой воды, именно такой, о котором я только что подумала.
   - О! И вправду вода! - удивленно вскрикнула женщина.
   Бросив лопату на траву, рядом с босоножками я помыла руки, лицо и шею. Набрав в пригоршню чистой воды из родника, я стала пить.
   - Зачем ты пьешь эту воду? Вдруг она плохая? - стала кричать на меня попутчица.
   - Эта вода намного чище, чем та, которая течет у вас дома по трубам, - рассмеялась я. - Это же родник, вода прошла столько фильтров, пробиваясь из земли.
   - У нас по трубам вода не течет, - вздохнула женщина, - Я уже не помню вкус чистой воды.
   - Эта вода чистая, - я набрала еще пригоршню воды и стала пить.
   К нам подошли двое мужчин, услышавшие возгласы моей соседки о воде, и, увидев родник, не задумываясь, сбросили обувь рядом с моими босоножками, вступили в образовавшуюся от родника лужу, с радостными криками: "Вода! Вода!" Они, так же, как и я, помыли лицо, руки и шею. Затем, тоже стали зачерпывать воду в пригоршни и жадно пить. Моя попутчица, глядя на них, тоже решилась утолить жажду.
   Мои ноги были уже по щиколотку в воде. Она была ледяная. Хоть на улице и стояла жара, я всё же решила выйти из холодной воды, боясь заболеть. Я очень часто страдала от простуды, сколько себя помню. Хоть и помню я себя только с восьми лет.
   Надев босоножки, я подняла лопату и направилась к автобусу.
   - Там и вправду вода? - спросили у меня, идущие к роднику, мои попутчики. Я утвердительно кивнула, и они поспешили к тому месту.
   Вернув водителю лопату, я сообщила ему о роднике. Достав из своей сумки пустую пластиковую бутылку, я решила еще раз сходить к источнику. Водитель автобуса тоже отправился к роднику, прихватив с собой пустую пластиковую бутылку и ведро, чтобы охладить водой радиатор. Вокруг родника образовалась толпа. Люди кричали и отталкивали друг друга от источника. Того и гляди драка начнется.
   - Что вы делаете? - крикнула я. - Воды много, всем хватит! Те, кто утолил жажду, отступите, дайте другим попить!
   Как ни странно, но меня послушались. Многие пошли к автобусу за пустыми бутылками.
   Я разулась и вошла в ледяную воду, которая быстро наполняла место, бывшее раньше небольшим озером.
   Люди расступились передо мной, пропустив к источнику. Я для них теперь была, как герой, избавивший их от жуткой жажды.
   - Спасибо, - поблагодарила я их и, набрав в бутылку воды, вышла на берег, его уже можно было так назвать, надела босоножки и присела на траву.
   Рядом со мной расположилась моя попутчица, только в отличие от меня, она опустила босые ноги в воду.
   К нам подошла симпатичная девушка
  примерно моего возраста.
   - Ах, хорошо! Хочу здесь жить остаться, - сказала она, и легла на траву, с другой стороны от меня, тоже опустив ноги в воду, как и моя соседка по сидению. Лицо девушка накрыла мокрым носовым платком, а на животе держала полутора литровую пластиковую бутылку, наполненную ледяной водой.
   - А Вы почему воду не набираете? - спросила я у своей соседки, обратив внимание, что она была без бутылки.
  - А что толку набирать? Я вдоволь напилась воды. А с собой набирать... Зачем? Всё равно быстро протухнет, - ответила она мне.
   - Почему быстро протухнет? - удивилась я.
   - Я же тебе говорила, что у нас в Чудесном проблемы с водой. По трубам вода если и течет иногда, то очень тонкой струйкой, и то, только на нижних этажах домов. Да и воду эту пить нельзя, только если постирать или посуду помыть. Но из-за проблем с водой люди привыкли чаще всего использовать одноразовую посуду. Для технических нужд мы пользуемся привозной водой. В каждом дворе стоят бочки с водой. Но вода в них быстро протухает. Только, чтобы туалет смывать и годится. А для питья покупаем воду в магазине. Но и она быстро протухает, даже в холодильнике.
   - Первый раз такое слышу, - удивилась я такому рассказу.
   - А ты откуда едешь? У вас там все нормально с водой? - поинтересовалась у меня девушка, поднявшись с травы, вновь намачивая быстро высохший носовой платок.
   - Да, с водой у нас все нормально. Я из Травинска, - ответила я ей.
   - Ни фига себе? А чего к нам-то тебя занесло, аж за тысячу километров? - удивилась девушка.
   - Ну, вот, чтобы родник вам тут отыскать, да чистой водой вас вволю напоить, - мы все втроем рассмеялись.
   - "По коням!" - крикнул водитель И завел автобус. - Поехали.
   Моя соседка по сидению поднялась и, обувшись, позвала нас:
   - Пойдёмте, девочки, - она направилась к автобусу.
   - Ах, как не хочется отсюда уезжать, - вздохнула девушка и, войдя в воду, стала пригоршнями зачерпывать воду и лить себе на лицо и шею, намачивая одежду.
   - Пойдем, а то автобус без нас уедет . Ты всю одежду намочила, - позвала я девушку из воды.
   - Ах, это так приятно! Я так люблю воду! - восторгалась она. - Уеду жить в Травинск.
  - Почему в Травинск? - улыбнулась я.
  - Ты же сказала, что там с водой все нормально, - ответила она. - Кстати, меня Лариса зовут, а тебя?
   - Меня, Марина, - представилась я.
   - А серьезно, почему тебя сюда занесло? - поинтересовалась моя новая знакомая.
   - Я поступать решила в Чудесном, - ответила я.
   - А что, в Травинске университетов нет? Это же большой город? Ну, или в других городах, поближе к родному, - удивилась Лариса.
   - Так, Чудесный - это и есть мой родной город, - удивила я новую знакомую. - Мы уехали отсюда десять лет назад. А сейчас я решила вернуться.
   - А у тебя есть у кого остановиться в Чудесном? - поинтересовалась у меня девушка. - Садись со мной, - предложила она, когда мы вошли в автобус. Ее место было напротив моего через проход.
   - Да. У меня там бабушка живет, мамина мама, - уселась я рядом с Ларисой. Сумку решила не перетаскивать, чтобы не беспокоить бывшую соседку по месту.
   - А где? В каком районе? - расспрашивала меня новая знакомая.
   - Я точно не помню, знаю, что на Малиновой улице, но номер дома не помню. Адрес записан в блокноте, а блокнот в сумке.
   - О! Так я знаю где это! Я на Садовой живу, она пересекается с Малиновой. Нам с тобой в один район ехать, - сообщила Лариса.
   - Здорово! - обрадовалась я, - А то я переживала, как мне добраться до бабушки.
   - Ты сказала, что приехала поступать. Ты в этом году школу окончила? - продолжала расспрашивать меня девушка.
   - Да, - подтвердила я.
   - Я тоже. Тебе ведь восемнадцать? - как бы констатировала Лариса.
   Я опять кивнула.
   - А в какую школу ты ходила? - продолжала спрашивать меня девушка .
   - Я не помню, - пожала я плечами.
   - Со мной в классе училась девочка. Мы с ней очень дружили, - как бы что-то припоминая, прищурилась Лариса, - С ней что-то случилось летом после первого класса, и больше я ее не видела. Ее звали Марина Водоведова.
   - Что? - чуть не задохнулась я от удивления. - Моя фамилия Водоведова.
   - Ты Марина Водоведова? - глаза Ларисы стали просто огромными от удивления. - Точно! Это же ты, Маринка! - закричала она на весь автобус и обняла меня. Все пассажиры обернулись в нашу сторону.
   - Да, я, - попыталась я высвободиться из объятий Ларисы.
   - Это же точно ты. Еще когда в автобус садились, я обратила внимание, что твое лицо мне кого-то напоминает, но не могла вспомнить, кого именно. Да и твои глаза... Я никого больше не встречала с таким цветом глаз, как у тебя. Они у тебя не то голубые, не то зеленые. Цвета морской волны.
   - У моего папы и брата такие же, - пожала я плечами. Мне мои глаза не казались особенными.
   - Я так скучала по тебе, - Лариса схватила меня за руки и взволнованно, но уже тихо продолжила, - Первое время даже из дома пыталась убежать, чтобы отправиться на твои поиски. Мои родители попросили твою бабушку не говорить мне, куда ты уехала. Они боялись, что я при удобном случае сбегу из дома и махну к тебе, - слезы потекли из ее глаз. - Разве ты меня не помнишь? Это я, Лариса Волнова.
   Меня взволновала эта ситуация, и мои глаза тоже наполнились слезами.
   - Прости, - прошептала я. - Я вообще не помню ничего до восьми лет. Я даже не помню, что именно со мной тогда случилось. Родители мне тоже ничего не рассказывали, говорили, что я должна все сама вспомнить. Но мне кажется, что они просто боялись, что я это вспомню. Мама очень не хотела, чтобы я сюда ехала. Но сейчас нет другого выхода. Нам нужно сюда вернуться. Я приехала первая, потому что мне надо поступать. Мама пока осталась там из-за брата. Он очень сильно заболел. Когда ему станет лучше, они тоже приедут.
   - А папа? - спросила подруга.
   - Папа очень долго болел, а недавно он умер, - слезы сами покатились из моих глаз. Еще не прошла боль от утраты, и мне было тяжело об этом говорить.
   - Прости, - посочувствовала мне Лариса и стала вытирать мои слезы.
   Автобус остановился на автостанции в Чудесном. За разговорами, я даже не заметила как пролетел остаток пути.
   Я вытащила из салона автобуса сумку и забрала из багажника автобуса свои два чемодана на колесиках и рюкзак
   - Ого? Я думаю, с таким количеством багажа, нам с тобой лучше на такси поехать, - предложила Лариса, у которой был один чемодан на колесиках и небольшая сумочка.
   - Хорошо, - согласилась я, - Сейчас адрес достану.
   - Не ищи, - улыбнулась подруга, - Я знаю, где живет твоя бабушка. Провожу тебя до самой квартиры. А бабушка знает, что ты приезжаешь сегодня?
   - Мама ей звонила, но тогда мы еще не знали точной даты. Поэтому, мой приезд сегодня, будет для бабушки сюрпризом.
   Лариса поймала такси. Она сама назвала водителю адрес. Я полностью ей доверилась, подсознательно поверив, что я та самая Марина Водоведова, с которой она дружила в первом классе.
   Уезжая из Травинска, я сожалела о том, что покидаю своих подруг и друзей, которых у меня там было очень много. Меня провожали целой толпой. Все девчонки плакали, парни пытались шутить, но некоторые украдкой смахивали слезу. Я проревела пол ночи в поезде, боясь разбудить соседей по купе, пока не уснула. Но, как оказалось, в Чудесном у меня тоже есть друзья. Даже есть лучшая подруга, которая помнила меня и скучала по мне все это время, которую я встретила, еще не успев доехать до места.
   - Так ты теперь у бабушки жить будешь? - задала странный вопрос Лариса, когда мы уже ехали в такси.
   - А где же еще? - удивилась я.
   - Но, до отъезда вы же жили не у бабушки, а где именно, я не знаю, - опять, как бы что-то припоминая, приподняла девушка указательный палец и прищурила глаза.
   Я первый раз об этом услышала. Поэтому, почувствовала себя неловко и даже разозлилась на маму: "Хоть это она могла бы мне рассказать?"
   - А откуда ты едешь? - поинтересовалась я у вновь приобретенной подруги, чтобы сменить тему.
   - Я ездила отдыхать на море перед поступлением, - ответила Лариса. - Кстати, а куда ты собираешься поступать? В какой универ?
   - В ЧУИС, - коротко ответила я.
   - В Чудесненский Университет Искуств? Я тоже в него поступаю, - рассмеялась подруга. - Этого и стоило ожидать. Мы же вместе с тобой в "художку" и в "музыкалку" ходили. У тебя талант к рисованию. А на какой факультет?
   - На декоратора.
   - А-а. А я хотела на факультет композиции и живописи. Но, если так подумать, то на декоратора даже еще интереснее будет. Точно! Давай вместе поступать. Это же здорово! Вместе учиться будем! - загорелись глаза у Ларисы и она схватила меня за руки.
   Я улыбнулась в ответ и кивнула, соглашаясь.
   Когда добрались до бабушкиного дома, Лариса опять взяла инициативу в свои руки. Что бы я без нее делала? Она попросила, вернее заставила местных парней, один из которых, как я позже узнала, был нашим одноклассником, занести мои вещи на пятый, последний этаж, на котором жила моя бабушка. Я до последнего момента волновалась, вдруг я не та Марина, которую знала Лариса. Я так и не достала блокнот из сумки, чтобы сверить адрес, и убедиться, что я приехала по назначению. Я боялась, что своим недоверием обижу Ларису, а она мне и вправду понравилась. И, когда после звонка в дверь, на пороге появилась моя бабушка, я обняла ее и заплакала. Это были слезы радости от встречи, от того, что я удачно добралась и слезы от облегчения, что я та самая Марина, которую потеряла Лариса.
   У Ларисы заиграл мобильник.
   - Да, мам, - ответила она. - Да, я уже приехала. Через пять минут буду дома.
   - Через пять минут? - удивленно спросила я, когда Лариса отключилась.
   - Мы же в одном дворе живем. Ваши окна на улицу выходят, поэтому отсюда не увидишь. Здесь Малиновая и Садовая пересекаются. Наши дома на разных улицах, но двор один. Ну, ладно. Я побежала. Родители ждут. Две недели не виделись.
   - Что же ты не сообщила заранее, что сегодня приезжаешь? У меня даже воды нет, чтобы хоть чаем тебя напоить. Надо в магазин бежать, - переживала бабушка, что не готова к встрече гостей.
   - Бабушка, вот вода, - протянула я ей бутылку с ключевой водой.
   Бабушка открыла бутылку и понюхала.
   - Протухшей вроде не пахнет, - сделала она вывод.
   - Это чистая вода, - и я рассказала бабушке, как нашла родник.
   - И много вас человек было в автобусе? - вдруг нахмурилась бабушка.
   Я перечислила всех, загибая при этом пальцы.
   - Кто-нибудь из них обязательно проболтается, - вздохнула бабушка. - Это дойдет до местных властей и родник, того и гляди уже сегодня вечером обнесут высоким железным забором и доступ к нему будут иметь только те, кто у власти, да у кого денег куры не клюют. А для некоторых, это новый источник для наживы будет. Вода, да еще и ключевая, да и не протухает долгое время на жаре - это же золото.
   Я даже и подумать не могла, что в перспективе всё так может обернуться. Я вздохнула.
   - Не вздыхай, девочка моя, - улыбнулась она мне и нежно похлопала по плечу. - Как жили, так и будем жить.
   Бабушка пошла готовить обед, а я решила ей помочь.
   - Ты бы отдохнула с дороги. Двое суток почти добиралась, - пожалела меня бабушка.
   - Со мной все в порядке. Я не устала, - успокоила я бабушку.
   - Это все молодость. Мы тоже, когда молодые были, на работе целый день трудились, к вечеру ни рук, ни ног не чувствовали. А домой с работы приходили, помылись, поели и бегом на танцы почти до утра. Куда и усталость девалась? А рано утром опять на работу. На сон времени почти не было, но танцы не пропускали.
   Во время обеда я спросила у бабушки:
   - Лариса сказала, что мы раньше не у тебя жили. Ты мне скажешь адрес?
   - Вот, Лариска!... - бабушка чуть не ругнулась, но сдержалась. - Кто ее за язык-то тянул?
   - Бабушка! Я не понимаю, что за тайны такие? Я незадолго до папиной смерти узнала, что когда-то жила в этом городе. Что ужасного со мной случилось, что вы все так боитесь при мне лишнее слово сказать? - с выступившими на глаза слезами, заговорила я. - Говорите, что я должна все сама вспомнить, но на самом деле боитесь, что я вспомню.
   - Тихо, девочка, не плачь, - бабушка обняла меня и тоже стала всхлипывать. - Просто мы боимся за тебя, потому что любим. Боимся, что если ты вспомнишь, то опять переживешь весь тот кошмар.
   - Я уже не ребенок, я думаю, что справлюсь с воспоминанием. Я должна вспомнить прошлое, чтобы дальше жить. Я уже приехала сюда. Я встречаю людей, которые знают меня, но я их не знаю. Мне от этого неловко. Мне что всем нужно говорить, что я память потеряла? И если вы мне не будете рассказывать что-то из прошлого, то они скажут. И это будет не обязательно Лариса. В городе наверняка много людей, которые знали меня и нашу семью раньше.
   - Ты права, - согласилась со мной бабушка. - Ведь в прошлом были и хорошие моменты, и хорошие люди. Ты должна их вспомнить.
   - Скажи мне адрес, где мы жили? - попросила я.
   - Хорошо, скажу. Твоя мама меня убьет за это, но я считаю, что ты права. Ты справишься. Вы жили в "Чудесном доме".
   - Где? - удивилась я. - В чудесном доме? Что еще за чудесный дом? А адрес у него какой?
  - Вот такой у него адрес: Чудесный город, "Чудесный дом". Номер квартиры не помню, да и там скорее всего уже кто-то живет. Десять лет прошло.
  - Странный какой-то адрес. Чудесный, Чудесный. Хых. Обалдеть. А добраться до него как?
   - "Чудесный дом" находится в центре этого города. Город и получил свое название из-за него. Вокруг дома раскинут большой парк. Подъехать к дому нельзя. Доезжаешь до парка, а дальше пешком через парк. Все маршруты городского транспорта у нас в городе проходят мимо этого парка, только с разных его сторон. Все остановки возле парка называются "Чудесный дом" и номер входа. Любому таксисту говоришь адрес: "Чудесный дом" и он довезет тебя до парка, чаще всего до Центрального входа, если не попросишь к другому входу. Их всех двенадцать, как циферблат у часов. Только Центральный - это первый вход, и дальше номера по часовой стрелке.
   - Как интересно, - слушала я бабушку открыв рот. - Я хочу поехать, посмотреть на этот дом.
   - На дом ты сможешь посмотреть, но только из парка. Дом очень красивый. Это главная достопримечательность нашего города. Многие ездят на него посмотреть. Но во двор дома могут войти только те, кто там живет, ну и их гости.
   - Это, наверно, элитный дом? Там охрана?
   - Да, это самый элитный дом в нашем городе. Но охраны там нет. Я не знаю, какая там охранная система, и никто не знает, но чужие туда войти не могут. Некоторые политики хотели сделать этом дом резиденцией для власть-имущих, но не смогли. Пытались много раз, но даже во двор дома попасть не могли. Калитка сама захлопывалась перед их носом, когда они заставляли кого-то из жителей впустить их.
   - И в этом доме я жила? Я очень хочу посмотреть на него. Я же не усну сегодня, если не посмотрю на этот дом. Бабушка, я поеду, хоть одним глазком гляну на него и вернусь, ладно? Мне всё равно нужно сходить новую симку в телефон купить. А ты позвони, пожалуйста, маме, скажи, что я доехала хорошо и, что я вышла, чтобы симку купить.
  - Вот сама и позвони ей.
  - Ну, бабуль, - сделала умоляющее лицо, - Ну я же спешу. Я куплю симку и позвоню тебе на мобильник.
  - Ты даже еще своих дядю и тетю не видела. Они скоро с работы приедут. И Олег где-то с друзьями пропадает. Ну, этот хоть бы к ночи сыскался.
   - Вот вечером с ними со всеми и увижусь. Ну, все. Я побежала, а то потом поздно будет.
   Я схватила свою любимую сумочку из открытого чемодана, и, не проверяя что в ней уже лежит, забросила туда кошелек, мобильник и паспорт.
   На остановке я села в первый попавшийся автобус, идущий в сторону центра и доехала до остановки: "Чудесный дом" 6". Теперь я понимала, что это Шестой вход парк. Значит к дому я подойду где-то сзади. По парку я шла минут десять. Я его даже особо не разглядывала. Я смотрела вперед, пытаясь побыстрее увидеть этот дом. Дорожка, по которой я шла, была прямая. Но меня обгоняли спешащие куда-то девушки, да и парни, но их я мало видела, может пара человек, и все они сворачивали с дорожки вправо. "Наверно, у них где-то в парке тусовка", - подумала я и пошла своей дорогой, не сворачивая.
   И вот моему взору наконец предстал заветный дом. "Вау! Он и вправду чудесный. Очень красивый", - подумала я. "ЧД", так я сократила для себя название этого дома, был непонятно во сколько этажей, потому что окна находились на разных уровнях и разного размера. По высоте дом был больше, чем десять этажей обычного городского дома. Белый, с узорами из голубого и ярко-красного кирпича. Из-за этих узоров дом напоминал замок. Балконы были как бы разбросаны по фасаду в беспорядке. Они все были застеклены витражными стеклами, причем у каждого свой рисунок.
   Двор по кругу был обнесен высоким красивым узорчатым металлическим ограждением зеленого цвета.
   Во дворе дома было очень много клумб с цветами, декоративный кустарник и елочки правильной треугольной формы, как будто их специально так подрезали. Елочки были и обычные зеленые и голубые.
   Между клумбами было много декоративных дорожек. Так же во дворе были скамейки, фонари, фонтанчики, из которых не текла вода. "Ага, значит и в " ЧД" проблемы с водой", - догадалась я. "А перед домом еще должна быть детская площадка с песочницей и качелями", - детская площадка как вспышка появилась в моей голове. "Что это было? - заволновалась я, - Это воспоминание?" Я заспешила, чтобы побыстрее обойти дом и увидеть его спереди. Тут, сбоку дома в ограждении я увидела калитку. Причем, она не бросалась в глаза, и не выделялась, но я точно знала, что это калитка. Я попыталась ее открыть и она поддалась мне. Я спокойно вошла во двор и калитка сама тихо закрылась за мной, даже не скрипнув, только тихий щелчок издала. Я вдохнула всей грудью и почувствовала, как мне здесь легко дышится. "Наверно, это из-за того, что вокруг много деревьев и нет загазованности от транспорта", - подумала я.
   Обойдя дом, я и вправду увидела детскую площадку именно такую, как несколько минут назад всплыла в моем сознании.
   Я присела на скамейку в центре двора и стала разглядывать дом и двор. В доме было четыре парадных подъезда с затемненными стеклянными дверями. Здесь также, как и сзади и по бокам дома, балконы с витражным остеклением располагались в беспорядке.
   Напротив скамейки, на которой я сидела, был фонтанчик в форме тюльпана с резными краями небесно-голубого цвета. Из насадки в центре фонтана вода то еле-еле сочилась, то вообще прекращала бежать.
   Ко мне подошла старушка лет семидесяти и спросила:
   - Ты очередная пассия Никитки Огнева?
   - Что? - не поняла я.
   - Вон они, опять собрались за забором, - я посмотрела в ту сторону, куда кивнула старушка. - И днями и ночами сидят тут, Никитку караулят.
   Я не знала, или вернее не помнила кто такой этот Никитка Огнев, и почему меня приняли за его очередную пассию, но мне это не понравилось, и я высказала:
   - Никакая я не пассия Никитки Огнева.
   - Да? Так это не он тебя сюда привел? Он частенько сюда девок приводит. Медом им тут намазано, что ли? - бурчала пожилая женщина. - Так, если не к Никитке, то к кому ты пришла?
   - Ни к кому, - отрицательно помотала я головой.
   - А кто тебя впустил? - подозрительно прищурилась старушка.
   "Ну, все, сейчас выгонит, - подумала я. - Бабушка же говорила, что чужих сюда не пускают".
   - Никто меня не впускал, сама вошла, - честно ответила я.
   - Ты сама смогла открыть калитку? - пожилая женщина махнула рукой на центральный вход.
   - Я не через эту калитку вошла, а через боковую, - махнула я головой в ту сторону, откуда пришла и подумала: "Вот привязалась, наверно, забыли запереть ту калитку, теперь я виновата. Она что тут, сторожиха?"
   - Через боковую? - округлила глаза старушка. - Ты ее увидела?
   - Да. Там, - махнула я уже рукой.
   - Ты кто такая? - пристально посмотрела она на меня и присела рядом. - Постой-ка. Эти глаза... Ты Водоведова что ли? Как же звали девочку? Марина?
   - Да, - кинула я.
   - Слава Богу, ты вернулась! - старушка так обрадовалась и схватила меня в охапку.
   Я не ожидала такого приема и попыталась высвободиться из объятий.
  Но, женщина сама меня отпустила и вдруг смахнула слезу со щеки и всхлипнула.
   - А почему тут, во дворе сидишь и домой не заходишь? - старушка махнула в сторону "ЧД".
   - Домой? - удивилась я.
   - Ну, да. Домой. В свою квартиру, - пояснила она.
   - А-а, Вы знаете, я маленькая была и не помню, в какой мы квартире жили, - сказала я полуправду.
   - Ясно. Так вы в сорок пятой жили, это в третьем подъезде. А бабушка твоя жила повыше, в пятьдесят восьмой. Да, а почему ты одна, где все твои родные?
   - Бабушка умерла в первый год, как мы отсюда уехали, - начала я отвечать.
   - Ах, как жаль, - пособолезновала старушка, - Она ж еще молодая была. Мы с ней дружили, хоть и помладше меня она. А родители твои?
   - Папа умер два месяца назад...
   - Как умер? - схватилась за голову старушка. - Что ж теперь будет-то? - с ужасом в глазах восклицала она. - А тебе ведь нет еще двадцати?
   - Мне восемнадцать, - не понимая в чем дело, ответила я.
   - Ужас! Кошмар! Два года... Такого еще никогда не было! Ай-ай-ай!
   - Что случилось, Клара Борисовна? Здравствуйте, - подошла к нам симпатичная девушка, постарше меня на несколько лет.
   - А, здравствуй Светочка, - ответила ей старушка. - Горе-то, какое, - запричитала она. - Наум-то Водоведов умер. А Маринке еще только восемнадцать, - показала она на меня, продолжая плакать. - Нельзя было им уезжать отсюда.
   - Так ты, значит, Марина Водоведова? А я - Света Ветрова, помнишь меня? - присела она рядом со мной.
   - Извини, я никого отсюда не помню, маленькая была, - придумала я отговорку.
   - Да не такая уж и маленькая. Тебе же лет восемь уже было? - не поддалась она на мою отговорку. - Это скорее из-за того случая... Ну, да, ладно. Ты вот что скажи, тебе отец перед смертью... Извини, - вздохнула она соболезнующе, - Он передал тебе силу?
   - Какую силу? - не поняла я.
   - Он тебе ничего не рассказал? - прикусила она губу и нахмурила брови. - Иди-ка сюда, - потянула она меня за руку к фонтану, - Заставь фонтан биться.
   - Как? - удивилась я.
   - Просто мысленно представь, как бьется фонтан, - подсказала мне Света.
   Я так и сделала, и каково было мое удивление, что фонтан мне подчинился. Я, при этом испытывала такое удовлетворение, не передать словами. Мысленно, я стала представлять, как струи воды могли бы по-разному литься из наконечника фонтана, то выше, то ниже, то в виде цветочка, то в виде звездочки. Струи воды повторяли мои фантазии. Я рассмеялась.
   - Слава Богу, мы спасены, - всхлипнула Клара Борисовна, и, улыбнувшись, вытерла слезы.
   - А где кристалл? - спросила у меня Света.
   - Кристалл? - переспросила я.
   И вдруг вспомнила, как папа, уже еле дыша, подозвал меня к себе и сказал, вкладывая мне что-то в руки:
   - Я ухожу, и потому, передаю тебе силу вместе с этим кристаллом. Теперь ты старшая в роду Водоведовых. Прости, что раньше времени возлагаю на тебя эту ответственность, - голос его становился все тише, - Позови маму и Даню.
   Ком застрял у меня в горле. Я срывающимся голосом позвала маму и брата. Все происходящее помню, плохо, отрывками и как в замедленном кино. Теперь вспомнилось, как отец сказал, чтобы мы все вернулись в Чудесный, иначе мама потеряет и Даню и меня. Сказал, чтобы к нам вернулось здоровье, мы должны жить в том доме. Наверно, он "ЧД" имел ввиду, теперь поняла я. От горьких воспоминаний слезы полились у меня из глаз.
   - Кристалл, - прорвался голос Светы в мое сознание.
   - Что? А, кристалл? - вернулась я, наконец, в реальность. - Да, папа дал его мне, но я не помню, куда его положила. Это было в последний день его жизни, потому плохо помню все события того дня.
   - Понимаем, что тебе больно, но ты должна вспомнить где он, - протянула мне носовой платок Клара Борисовна.
   - Нужно спасти город, - добавила Света. - Ты теперь одна из ответственных за него.
   - А ты знаешь, Свет, - обратилась к девушке Клара Борисовна, - она сказала, что зашла во двор через боковую калитку.
   - Через какую? Боковую? - пришла очередь удивляться Свете.
   - Только самые сильные из нас могут видеть калитки в разных местах ограждения. Значит она из них. Я сколько живу, ни разу не видела ни одной калитки, кроме этой, - показала рукой на Центральную калитку Клара Борисовна, - только слышала, что они есть.
   - Я хочу увидеть это своими глазами, - попросила меня Света. - Пойдем, покажешь, а? Пожалуйста.
   В этот момент из-за забора послышались крики и визг. "Никита! Никита", - скандировали оттуда.
   - Ну, ладно, мне пора, - почему-то вдруг заторопилась Клара Борисовна и быстро ушла.
   - О, звезда наша идет, - с улыбкой посмотрела Света на приближавшегося к нам симпатичного парня со светло-рыжими, вернее даже цвета червонного золота, волосами. Он махал и улыбался, показывая ямочки на щеках, своим фанатам, расположившимся по ту сторону забора. Но мне не понравилась его улыбка. Какая-то она была неискренняя, даже можно сказать высокомерная.
   - Почему Клара Борисовна сбежала? - поинтересовалась я.
   - Ну, Никитку многие здесь побаиваются, - замялась девушка. - Не хотят лишний раз с ним сталкиваться. Уж очень он горяч.
   - И ты его боишься? - спросила я.
   - Нет, он же мой двоюродный брат, - отрицательно помотала головой Света. - Мы с ним дружим, хоть и редко видимся.
   - Светик, привет, - подошел к нам парень, - Это твоя знакомая? - кивнул он на меня.
   - Скорее твоя, чем моя, - усмехнулась Света.
   - Да, ладно. Я бы запомнил такие глаза..., - улыбка вдруг сползла с его лица, - Ты? - он смотрел на меня узнавая, но я не помнила его.
   - Ага, я. И что? - пожала я плечами.
   - Вернулась, значит? - скривил он свое лицо в такой противной высокомерной ухмылке.
   - Я думаю, что твоим фанатам не понравится вот такая твоя мимика, - указала я пальцем на его лицо. - А уж если сфоткают...
   Парень моментально включил дежурную улыбку и, повернувшись к фанатам, стал опять махать им.
   - Здорово она тебя... ах-ах-ах, - расхохоталась Света.
   Парень посмотрел на нее уже без улыбки и спросил:
   - Чего смеешься?
   - Она вот искренне смеется, а не выдавливает фальшивую ухмылку через силу, - вставила я. Почему-то мне нравилось поддевать этого высокомерного выскочку. Возможно это из-за того, что мне не понравилась его первая ухмылка, обращенная ко мне. Да и тот факт, что его побаиваются жители этого дома, мне тоже не понравился. "Я вот, бояться его не собираюсь", - решила я.
   Он с таким злом взглянул на меня, что показалось как в его карих глазах с желтыми крапинами, похожими на искры, эти искры превратятся в огонь.
   - Никит, а ты куда шел? - решила Света разрядить обстановку.
   - Увидел, что фонтан бьет, подумал, что показалось, - ответил он Свете, но продолжал сверлить меня горящим взглядом.
   - Подумал, что глюки, от передозировки славы или высокомерия? - опять поддела я его.
   Тут у меня в голове вспыхнул образ большого костра и языки пламени тянутся ко мне. Мне сначала стало очень страшно и даже жарко. Но я поборола это чувство и в мыслях представила фонтан, струи воды из которого льются на этот костер.
   - С ума сошла что ли? - услышала я крик Никиты и увидела, как струи воды из фонтана летят на парня, а он пытается прикрыться от них руками. Тут послышались щелчки затворов фотоаппаратов.
   - Классные снимки наверно получатся, - рассмеялась я. - Ты на них будешь настоящий, такой какой ты на самом деле, с перекошенным от злости лицом, а не с фальшивой улыбкой.
   - Никита! Никита! Подойди к нам, - кричали из-за забора. - Никита, кто эта девушка?
   - Мои фанатки тебя порвут, - сквозь зубы бросил мне угрозу Высокомерный индюк, продолжая при этом улыбаться фанатам.
   - А не боишься, что у всех у них живот скрутит от тухлой воды? А виноват в этом будешь ты, - копируя его, так же сквозь зубы бросила угрозу я ему.
   - Слушай, Никит, Марина сказала, что она вошла во двор через боковую калитку, - сменила тему Света.
   - Ну и что? - спокойно пожал плечами парень.
   - Ты знал о боковой калитке? - удивилась Света. - Почему мне никогда о ней не рассказывал?
   - Ты у меня не спрашивала, - в свою очередь удивился Никита. - Да и про какую именно калитку тебе рассказать? Их тут пруд-пруди по всему периметру. Я часто пользуюсь боковыми и задними калитками, чтобы избежать фанатов, они почему-то только здесь сидят, возле Центральной.
   - Пруд-пруди? Да все только одну калитку видят, твои фанаты в том числе. Я вообще за свои двадцать два года только сегодня узнала, что существуют другие калитки, кроме этой, - возмущенно, но тихо, чтобы не услышали за забором, проговорила Света. - Клара Борисовна сказала, что слышала о них, но не видела. А видеть их могут только самые сильные из нас. Значит ты их видишь, и Марина тоже видит. Значит вы оба обладаете большой силой.
   - Так вот в чем дело? - удивленно посмотрел на меня Высокомерный индюк.
   - Покажите мне хоть одну, - попросила Света, - не поверю в их существование, пока не увижу своими глазами.
   - Ну, пойдем, - махнул Никита в ту сторону, откуда я пришла.
   Сделав пару шагов, мы увидели, что фанаты Никиты тоже собираются идти в том направлении.
   - Ой, нет, - резко остановилась Света. - Никит, мы пойдем с Мариной вдвоем, а ты останься. А то твои фанаты тоже следуют за тобой.
   Никита пошел поближе к забору, чтобы пообщаться с фанатами, а мы со Светой отправились в указанном направлении.
   От того, что парень приблизился к фанатам, восторженные возгласы стали еще громче.
   - Кто та девушка? - не переставали они интересоваться моей персоной. - Вон ту мы знаем, твоя двоюродная сестра Света.
   - Все-то вы про меня знаете, - улыбался и позировал им их кумир.
   - А кто другая? - кричали они.
   - Не обращайте внимания, она просто знакомая моей сестры.
   - Она тоже живет в "Чудесном доме"? Мы раньше ее не видели.
   - Вы даже всех моих соседей знаете? - рассмеялся парень. - Она недавно переехала. Вернее вернулась. Она раньше жила здесь и мы знаем друг друга с детства. Она просто еще одна соседка. Не обращайте на нее внимания.
   Мы со Светой зашли за угол дома и скрылись из глаз Никиты и его фанатов.
   - Ну, где? - нетерпеливо спросила Света.
   Я пристально посмотрела на ограждение и увидела калитку, но поняла, что не через эту входила. Я посмотрела дальше вдоль забора и через несколько метров увидела еще одну. А еще через несколько метров еще одну и еще. Вдоль самого ограждения по всему периметру была проложена дорожка из декоративной плитки. И с наружной стороны тоже была заасфальтирована дорожка вдоль самого забора по всему периметру. Поэтому калитки не бросались в глаза, потому что к ним не было определенных подходов.
   - Ну, видишь? - Света дернула меня за рукав.
   - Здесь их и вправду пруд-пруди, - кивнула я ей. - Вот, например, видишь? - подвела я ее к одной из них.
   - Не-а, не вижу, - огорченно помотала головой девушка.
   - Вот здесь. Открывай. Это калитка, - показала я ей, где открывать.
   Но калитка ей не поддалась, как бы она не дергала.
   - Не открывается, - развела она руки в стороны. - Ты пошутила? Да?
   - Да нет же, вот она, - я взялась за калитку и она спокойно открылась.
   - Ах! - удивленно вскрикнула девушка и прикрыла рот ладонью, - И правда, калитка.
   Мы вышли в парк и калитка, как и прежде тихо закрылась за нами, издав только легкий щелчок.
   - Слушай, мне же пора, - вдруг вспомнила я, что меня уже, наверно, заждались. Я не позвонила даже и симку новую не купила.
   - А ты разве не здесь живешь? - удивилась Света. - Ты одна из нас. Ты здесь должна жить.
   - Я только сегодня приехала, и пока остановилась у бабушки, у маминой мамы. Мне нужно время, чтобы перебраться сюда, - попыталась я объяснить.
   - Не тяни резину. И побыстрее найди кристалл. Пока не вернешь его во Влалтарь, в городе будут продолжаться проблемы с водой, - опять удивила меня Света. Я хотела расспросить ее, не понимая, что за слово она произнесла, куда я должна вернуть кристалл, но не было времени. Я решила приехать сюда еще завтра. У меня появилось много вопросов и мне здесь так понравилось, что уезжать не хотелось. Но надо.
   - Ой! А как же ты войдешь? - опомнилась я.
   - Так же, как и раньше, - рассмеялась девушка, - через Центральную калитку. Она для меня одна.
   - Да, ладно, вот, входи, - открыла я для нее дверь.
   - Спасибо, - поблагодарила меня Света и вошла во двор. - А ты сегодня Никиту победила, знаешь об этом? До сих пор ему никто не мог дать отпор.
   - Что? - опять удивилась я. От всей этой информации у меня голова грозила взорваться. Я схватила руками за голову, отпустив калитку и та закрылась. Я развернулась и побежала к выходу из парка.
   - Возвращайся поскорее! - крикнула мне Света вслед. Я помахала ей не оборачиваясь и продолжая бежать.
   Я не знала в какую сторону мне надо ехать и на каком автобусе и решила поехать на такси. Назвав таксисту адрес, быстро добралась до бабушкиного дома.
   Я бегом поднялась на пятый этаж и, тяжело дыша, ввалилась в квартиру. Вся семья: бабушка, мамин брат с женой и их шестнадцатилетний сын, уже были в сборе, сидели за накрытым столом и ждали меня.
   - Здравствуйте, - поздоровалась я и, разувшись, вошла в кухню.
   - Ну, наконец-то, сыскалась. А мы уж хотели в розыск подавать, - за бурчанием, бабушка попыталась спрятать пережитое волнение за меня, и я почувствовала себя виноватой. - Хоть бы позвонила. Ты симку купила?
   Я отрицательно помотала головой.
   - Извините. Столько всего интересного сегодня увидела, что совсем забыла о времени.
   - Ладно, садись за стол, а то остынет все, - сказал дядя Коля.
   - Сейчас, только руки помою, - и я направилась в ванную.
   - Подожди, полью тебе, - бабушка пошла за мной. Она поливала воду мне на руки над ведром с грязной водой и объясняла - Этой водой смоешь, когда в туалет сходишь. В этом ведре использованная вода после мытья посуды, или после уборки, или после стирки. А в другом ведре чистая вода, но не для питья, а чтобы посуду мыть или еще что. А для питья вода в бутылках в холодильнике, - и задала, видимо мучавший ее, вопрос, - Ну, увидела "Чудесный дом"? Что-нибудь вспомнила?
   - Да, увидела. Пока ничего не вспомнила, - взяла я полотенце, которое подала мне бабушка. - Вошла во двор и даже пообщалась с некоторыми соседями.
   Мы с бабушкой вернулись в кухню и сели за стол.
   - И что тебе эти соседи сказали? - заволновалась бабушка.
   - Очень тепло приняли меня, - при этих словах я имела ввиду Клару
   Борисовну и Свету. Высокомерного индюка я решила в расчет не брать.
   - Тепло приняли? - переспросила бабушка.
   - Да. И еще сказали, что я обязательно должна вернуться в тот дом жить. Оказывается, наша квартира пустовала все эти годы, - сообщила я.
   - Нет. Что ты? Я тебя туда не отпущу, - бабушка аж замахала руками.
   - Но, ладно я. А когда приедут мама и Даня, где мы все здесь ютиться будем. Нам всё равно придется квартиру снимать, - рассуждала я. - А зачем снимать, когда наша пустует, причем даже две. Бабушкина квартира тоже пустая стоит. Она тоже наша.
   - Ни фига себе! - присвистнул Олег. - Да у тебя две квартиры, да еще и в самом элитном доме этого города. Подари мне одну, или хотя бы пусти пожить?
   - Нет, нет и нет! - твердо сказала бабушка. - Мы все будем жить в этой квартире. Поместимся как-нибудь. Даня будет жить с Олегом в одной комнате. Коля с Любой переберутся в мою комнату. А мы с Аней и Мариной будем жить в большой комнате.
   Тете Любе и Олегу такое распределение не понравилось, и последний возмущенно высказался:
   - Почему мы должны ютиться здесь кое-как, когда у них две квартиры пустые стоят? Да, спроси любого в этом городе, кто не хотел бы жить в том доме. Ты ни одного такого не найдешь. Разрешите тогда мне там жить!
   - Тебя туда никто не пустит, болван, - сказал дядя Коля. - Туда даже власти не смогли пробраться. Хотя некоторые из власти там живут. Правда они и раньше там жили, до того, как в политики пошли.
   - Даже крутые бизнесмены хотели приобрести там квартиру, но не смогли ни за какие бабки, - добавила тетя Люба. - Там могут жить только те, кто там родился.
   - А как же тетя Аня? - спросил он о моей маме. - Она же там не родилась.
   - Она туда попала, когда замуж вышла, за одного из живущих в том доме, - пояснил дядя Коля.
   - Я тоже там за кого-нибудь замуж выйду, - заявил Олег. - Вернее женюсь.
   - Женилка еще не выросла, - хлопнула его мать полотенцем по плечу. - Я тебе женюсь!
   - Ну, мам! Больно же! - Олег выскочил из-за стола и убежал из кухни.
   - Учиться не хочет, а жениться он уже готов! Ишь? - кричала ему вслед тетя Люба.
   - На, вот, возьми, - протянул мне брат сим-карту, вернувшись на свое место. - Я ей не пользуюсь, но номер красивый, жалко выбрасывать. Только там, правда, денег нет. И еще..., - замялся он, - если будут звонить и спрашивать меня, скажи, что ты меня не знаешь.
   - Во что ты опять вляпался? - закричала на него тетя Люба.
   - Девушки? - поинтересовалась я.
   - Да, так. Липучка одна, - покраснев, кивнул он.
   - Ну, вот, - со смехом сказал жене дядя Коля, - а ты говоришь, что у него женилка не выросла, а он уже от девок не знает как избавиться.
   После ужина бабушка с тетей Любой стали убирать со стола, отказавшись от моей помощи, сказав, что и так не развернуться на кухне.
   Дядя Коля прилег на диван с газетой, направив на себя вентилятор, который мало чем помогал, потому что гонял горячий воздух.
   - Фух, чего ж так жарко? Невыносимо, - Олег стянул с себя майку и с голым торсом развалился на полу.
   Хоть уже и вечер был, но солнце также, как и днем нещадно припекало.
   - Невыносимо жарко в квартире из-за того, что этаж последний, - сказал дядя Коля и помахал над лицом газетой как веером. - Крыша за день раскалилась, от нее еще жарче. Вот если бы дождь прошел...
   - Дождь? - переспросила я и вышла на балкон.
   - Хочу, чтобы пошел дождь, - тихо прошептала я и, закрыв глаза, мысленно представила, как закапали прохладные капли воды, сначала редкие, а потом их становилось все больше и больше, и, объединяясь, от обилия, капли превратились в ливень.
   - О! Дождь! Дождь! - заорал Олег и выскочил на балкон.
   Я открыла глаза и посмотрела на брата. Он как ребенок радостно прыгал под дождем, не переставая кричать. Я залюбовалась, глядя на него. Дождь намочил его выгоревшие за лето на солнце волосы и дорожками стекал по голому загоревшему накаченному торсу. "Он очень красивый и крепкий, - подумала я, - не то, что Данька". Мой родной братишка был ровесником Олегу, но из-за слабого здоровья, выглядел как двенадцатилетний ребенок.
   - Как ты это сделала? - прервал мои размышления Олег.
   - Что сделала? - не поняла я.
   - Дождь. Я слышал, как ты шептала: "Хочу, чтоб дождь пошел. Хочу, чтоб дождь пошел". И дождь и вправду ливанул.
   - Как я могла что-то сделать? - рассмеялась я. - Это просто совпадение.
   - Ты колдунья? - не унимался брат.
   - Ага, точно. Я - колдунья, - шутливо согласилась я.
   - Тогда наколдуй мне что-нибудь, - тут же попросил Олег.
   - И что же тебе наколдовать? - поинтересовалась я.
   - Наколдуй мне денег целый чемодан.
   - Иди, неси чемодан.
   - Зачем?
   - Сейчас деньги с неба посыпятся, будешь их чемоданом ловить.
   - Вот балбес, - звонко хлопнула тетя Люба сына по предплечью, выйдя на балкон с большой кастрюлей. - Денег он чемодан захотел, да еще чтоб с неба упали. Работать никто не хочет.
   - Чего ж ты бьешь меня все время? - открыв рот и скривившись от боли растирал Олег ушибленное место.
   - Иди неси пустые ведра и тазы, будем воду с неба ловить, она у нас дороже денег! - скомандовала сыну тетя Люба.
   Я тоже решила помочь и отправилась вслед за Олегом искать пустую посуду.
  Мы с ним направились в ванную. Тут позвонили в дверь и я пошла открывать.
   На пороге стояла Лариса в мокрой от дождя одежде.
   - Проходи, - впустила я ее.
   - Пойдем гулять! - радостно предложила она мне.
   - Так ведь дождь идет, - удивилась я ее предложению.
   - Так это ж здорово! Пойдем, погуляем под дождем. Дождя так давно не было.
   - Вот именно, - подтвердил Олег, выходя из ванной и неся пустой алюминиевый тазик на голове как большую шляпу, - дождя давно не было. Ты представляешь, сколько в воздухе скопилось пыли и грязи? И вся эта грязь сейчас вместе с дождем падает на землю. Под дождем сейчас ходить...
   - Ты сам пять минут назад на балконе прыгал под этим дождем, - напомнила я ему.
   - Ага, и посмотри теперь, какой я грязный, - скатал он на животе комочки грязи, продолжая придерживать одной рукой таз на голове.
   - Да это ты лазишь по подворотням, вот и грязный, - заявила ему Лариса.
   - Я не лазию по подворотням...
   - Неси уже таз! - крикнула ему мать с балкона.
   - Ну, пойдем, погуляем, - продолжила уговаривать меня подруга. - Ты выгляни в окно, сколько там сейчас народу. Все соскучились по воде.
   - Ну, ладно, пойдем, - вздохнув, согласилась я. - Только зонтик возьму и переоденусь.
   - Я тоже с вами пойду, - заявил Олег, вернувшись с балкона и, подняв с пола свою майку, стал вытирать ею голову.
   - Что ж ты майкой вытираешься? - покачала головой бабушка. - Иди полотенце возьми.
   - А получить еще хочет, - вошла в комнату с балкона тетя Люба и, открыв шкаф, вытащила два полотенца: одно для себя, другое бросила сыну.
   Лариса ждала меня в гостиной, сидя в кресле, пока я переодевалась в бабушкиной комнате. Бабушка присела на диван, возле сына. А тетя Люба ушла на кухню. Когда я вышла, Олег тоже вышел из своей комнаты, переодевшись.
   - Марин, хотел спросить у тебя еще за столом, - обратился ко мне Олег, - ты видела сегодня Никиту Огнева?
   - Видела, - пожала я плечами.
   - Серьезно, что ли? - загорелись глаза у брата. - И разговаривала с ним?
   - Разговаривала, - так же спокойно ответила я.
   Лариса открыла рот и сделала глаза по пять копеек от удивления.
   - Ты разговаривала с Никитой Огневым? - взволнованно, но как бы переживая за меня, переспросила бабушка. - Он тебя не обидел?
   - Почему он должен меня обижать? - теперь удивилась я.
   - Ну, просто, вы в детстве дрались все время. Были как кошка с собакой и он тебя постоянно обижал, - пояснила бабушка. - Ты всегда мне жаловалась на него, когда приезжали к нам на выходных, и показывала синяки и ссадины, полученные из-за него.
   - Но мы же уже не дети, - рассмеялась я. - Вряд ли он меня сейчас будет бить.
   - Да, бабушка, ну ты сказанула. Он теперь звезда, вряд ли будет набрасываться с тумаками на Маринку, - усмехнулся Олег.
   - Там столько его фанатов было, он постоянно улыбался и махал им, - добавила я.
   - Ну, пойдем, - позвала Лариса и добавила, когда мы вышли из квартиры, - Рассказывай, когда успела с Никитой Огневым пообщаться? Ведь ты же только сегодня приехала.
   - Вот сегодня и успела, - ответила я.
   - Она ездила сегодня днем в "Чудесный дом", - сообщил Ларисе Олег.
   - Ты в детстве была знакома с Никитой? - я так и думала, что Лариса мне устроит допрос.
   - Так она же жила в "Чудесном доме", - ответил за меня Олег.
   - Что? Обалдеть! Ты правда из "Чудесного дома"? - не могла выразить восторг и одновременно удивление Лариса.
   - И больше того, у нее там две квартиры, - добавил сенсацию братишка.
   - А! - крикнула подруга, - Я сейчас взорвусь от таких новостей.
   - А ты представляешь, каково мне было сегодня, да и до сих пор еще, когда на меня обрушились все эти новости? Я спросила у бабушки адрес, где жила, и она рассказала мне про "ЧД".
   - ЧД? - переспросила Лариса.
   - Я так сократила "Чудесный дом", - пояснила я.
  - "ЧД". Прикольно, - усмехнулся Олег. - Я теперь тоже буду так называть.
   - Мне даже не верится, что у меня подруга из "Чудесного дома"! - восторгалась Лариса.
   - А у меня сестра! - вторил ей Олег.
   Хоть мы и шли по улице под дождем, но таких же прогуливающихся действительно было много, и услышав нас, они оборачивались в нашу сторону.
   - Если сейчас узнают, что это ты из "ЧД", к тебе выстроится очередь за автографами, - тихо, как бы заговорщицки проговорила Лариса.
   - Ага, и правда. Надо поменьше орать, - опять поддержал мою подругу брат. - Хорошо это ты придумала - "ЧД". Прям, как кодировка какая. И никто не догадается.
   - Зачем им мои автографы брать, я же не знаменитость какая? - усмехнулась я.
   - Как знать? - пожала плечами Лариса. - Возможно скоро будешь ею. Все жители "ЧД" приравниваются к знаменитостям. Про них, вернее про вас, ты же тоже одна из них, про каждого в интернете пишут все подряд: и биографию, и правду, и выдумку.
   - И про меня будут писать? - удивилась я.
   - Ага. И фанклуб создадут. И фотки выкладывать будут, - продолжала описывать мои перспективы Лариса.
   - А сколько к тебе теперь в друзья будут набиваться, - не отставал от нее Олег.
   - Да, прекратите вы чушь всякую нести, - попыталась я отмахнуться от них.
   - Не веришь? Если это правда будет, познакомишь тогда меня с Никитой Огневым? - выдал вдруг брат.
   - Ты что, его фанат? - хмыкнула я.
   - Ну... Ведь быть знакомым со звездой - это же круто! - заявил Олег. - А может мы с ним подружимся.
   - Нафига тебе этот Высокомерный индюк в друзьях сдался? - не выдержала я.
   - Кто? Высокомерный индюк? - удивились одновременно Лариса с Олегом.
   - Он самый, - подтвердила я.
   - Вроде милый, - пожала плечами подруга.
   - Это все фальшивая милость, а в реальности он другой, - высказала я.
   - Какой? - не понял Олег.
   - Я же уже сказала, - посмотрела я на брата.
   - Высокомерный индюк? - переспросила Лариса.
   - Да, - подтвердила я.
   - Я понял, - заулыбался Олег, - ты его антифанат. Да?
   - Ага. Точно. Причем с самого детства. Помнишь, что бабушка сказала? - напомнила я ему.
   - Так вы все-таки подрались сегодня? - стал Олег в позу боксера и сделал пару ударов в воздух.
   - Не физически, - не разъясняя сути, сказала я. - И я победила.
   - Не физически, а морально? - предположил брат.
   - Поспорили, что ли? - выдвинула свое предположение Лариса.
   - Ну, можно и так сказать, - неопределенно ответила я и добавила, обращаясь к брату, - Только бабушке об этом не говори. Ты видишь, что она и так против, чтобы я там жила.
   - Твоя бабушка против? - удивилась Лариса.
   - Ага, - подтвердил Олег. - А у нее там две квартиры, представляешь?
   - Там квартиры, говорят, шикарные. А ты сегодня была в своей квартире? - спросила Лариса.
   - Нет. Я вообще не знала, что квартиры до сих пор пустуют. Да и ключей у меня нет. Может у мамы есть? - рассуждала я.
   - Возьми меня с собой, когда поедешь в "ЧД" в следующий раз? - попросила Лариса.
   - И меня, - присоединился к просьбе Олег.
   - Я пока не могу. В том доме свои правила, - попыталась я объяснить.
   - Да, мы знаем, чужих не пускают даже во двор. Но как ты туда вошла? Тебя впустили? Там что, камера наблюдения, и кто-то там решает, кого впускать, кого нет? - посыпались вопросы от обоих сразу.
   - Я не знаю, как именно там все работает, но меня узнали и впустили. Я пока не могу туда с собой кого-то взять, может позже будет такая возможность, - я вспомнила, что Высокомерный индюк к себе девок водит, как сказала Клара Борисовна. Да и на меня сначала подумала, что я к кому-то пришла. Я добавила, - Так что не обижайтесь. Мне еще самой нужно во многом разобраться и много чего понять.
   - Да мы не обижаемся. Мы все понимаем. В интернете столько всего о "ЧД" пишут, что не поймешь, что правда, а что вымысел.
   Мы зашли под навес открытого летнего кафе и заказали мороженое и напитки. Лариса заплатила за меня, так как я не взяла с собой ни деньги, ни телефон, потому что не думала, что мы будем долго гулять, и тем более заходить куда-либо. Я пообещала, что в следующий раз я буду платить.
   Олег вытащил из кармана свой смартфон. Он был мокрый.
   - Да ты насквозь промок, заболеешь, - заволновалась я.
   - Простуда мне не страшна, я закаленный, - похвастался брат. - А вот если мобильник накроется, будет жалко, - и он принялся вытирать его салфетками. Затем вскрыл крышку и убедившись, что вода внутрь не попала, облегченно вздохнул.
   У Ларисы был с собой лакированный клатч и все, что в нем лежало, было защищено от воды.
   В кафе был бесплатный "Вай-Фай", и мои спутники, продолжая наслаждаться мороженым и напитками, полезли в интернет.
   - О! Это ты? - вопросительно воскликнула вдруг Лариса, протянув мне свой смартфон, но спохватившись, что в кафе мы были не одни, еще раз, но уже тихо спросила, - Это ты?
   Олег тоже присоединился к просмотру и мы втроем стали рассматривать фотки, загруженные сегодня в интернет. Среди фотографий Никиты Огнева, сделанными его фанатами, были фотографии, на которых, кроме их кумира, присутствовали я и Света. Мы со Светой в основном были сфотографированы со спины, кое-где и боком. Я себя легко узнавала, а те, кто меня плохо знал, вряд ли бы узнали на этих фото.
   А вот комментарии под фото нас заинтересовали. Кто-то восторгался красавчиком Никитой, кто-то признавался в любви, кто-то обещал ему жаркую ночь, а также писали и обо мне. Кто-то обзывал меня разными ругательствами, кто-то объяснял, что я знакомая его двоюродной сестры, которая тоже была на фото, причем о ней были только положительные высказывания, а кто-то написал, что я его новая соседка, вернувшаяся после долгого отсутствия. Причем об этом им рассказал сам Никита.
   - Вот, видишь? Ты уже попала в интернет. С тебя знакомство, - похлопал брат меня по плечу.
   - Мы не об этом говорили, - сняла я его руку с плеча.
   - Да? Тогда давай сделаем так, - он зашел на какой-то фанатский сайт по "Чудесному дому" и в поисковой строчке набрал: "Марина Наумовна Водоведова".
   Я была поражена: на экране мобильника появилась информация обо мне: краткая биография от рождения до восьми лет, мои детские фотографии во дворе "ЧД", сделанные из-за забора, фотографии из детского садика и из школы. Многие похожие фотографии я видела в нашем семейном альбоме.
   - О! А это я, вернее мы с тобой. Надо же, я тоже в интернет попала, - указала Лариса на фотку, на которой я стояла, обнимая одной рукой за плечи какую-то девочку, а она меня за талию, на фоне школьной доски. На фото мы весело улыбались друг дружке. - И эта мымра в кадр влезла, - подруга ткнула пальцем на стоящую в стороне девочку, искоса, вроде как обиженно, смотрящую на нас с Ларисой.
   Я не стала расспрашивать, кто эта девочка, и почему она "мымра". Меня больше заинтересовали описания некоторых событий, которые произошли со мной в детстве, и о которых я не помнила сейчас, но страстно желала вспомнить. И я жадно принялась их читать.
   - Ну, что? Это подходит к тому, о чем мы говорили? - спросил Олег.
   - Да, да, да, - махнула я рукой, чтобы он не мешал читать.
   - Ну все. С тебя знакомство, как и обещала, - обрадовался парень.
   В этот момент на его телефон позвонила бабушка, прервав мое чтение.
   - Бабушка! Как не вовремя! - воскликнула я и передала телефон Олегу.
   Он ответил на звонок и отключившись, сообщил, что бабушка просто беспокоится за нас и сказала, что хватит уже под дождем гулять. Олег протянул мне телефон, чтобы я продолжила чтение. За сегодняшний день я итак получила очень много информации, а там было еще очень много комментариев к этим статьям, потому я решила, что прочту все это позже.
   - А ты документы в универ когда собираешься подавать? - поинтересовалась у меня Лариса, когда мы возвращались домой.
   - Не знаю, может завтра? - пожала я плечами.
   - Тогда давай вместе поедем, - предложила подруга, - Завтра первый день, возможно будет много поступающих. Часов в восемь из дома выйдем, чтобы пораньше туда приехать. Нам ехать минут двадцать, а документы с десяти начинают принимать. Дай мне свой номер, я тебе позвоню.
   Олег продиктовал Ларисе мой номер, так как я сама его еще не запомнила.
   - Только там пока денег нет, - сообщила я.
   - Ничего, я тебе сама позвоню, - махнула рукой Лариса.
   - А у меня ведь прописки еще нет, - вспомнила я.
   - Ну и что. У многих приезжих пока прописки нет. Напишешь в анкете адрес фактического проживания, если понадобится, - успокоила меня подруга.
   Придя домой, я приготовила свои документы, которые нужно будет взять с собой в университет. Достала из чемодана одежду на завтра и погладила ее. Потом вспомнила про мобильник, ведь я еще даже новую сим-карту не вставила.
   Я полезла в сумочку за телефоном и мои пальцы наткнулись на что-то острое. Я заглянула в сумку и увидела кристалл. Теперь я вспомнила, как бросила кристалл в сумочку, после того, как папа передал его мне. Бабушка еще не спала, и я не не стала вытаскивать кристалл из сумочки, решила, что позже его рассмотрю. Главное, что он нашелся. И, оказывается, он был сегодня со мной, когда я была в "ЧД", а я даже не догадывалась об этом. Я легла спать, но воспоминания о "ЧД" волновали меня так сильно, что я хотела бы прямо сейчас туда поехать. Я решила, что поеду в "ЧД" завтра, сразу после того, как сдам документы в универе.
   Лежа в кровати я прислушалась, как за окном шумит дождь и подумала: "Пусть идет всю ночь, до рассвета".
   Утром, хоть мы и приехали с Ларисой на полтора часа раньше до начала приема документов, абитуриентов там уже было очень много.
   - Они что, ночевали здесь, что ли? - расстроилась Лариса.
   - С таким успехом, мы хотя бы к вечеру успели бы документы сдать, - вздохнула я. "Наверно, поездка в "ЧД" сегодня отменяется", - эта мысль огорчила меня больше, чем то, что мы можем вообще сегодня не попасть в "Приемную комиссию".
   - Прием документов до семи вечера, и еще у них днем обед, - сообщила подруга.
   - Рабочий день у них восемь часов - это четыреста восемьдесят минут, - занялась я подсчетами. - Если на каждого абитуриента они будут тратить допустим пять минут, то смогут принять за день девяносто шесть человек. А перед нами сколько?
   Лариса просканировала взглядом толпу и грустно сделала вывод:
   - Примерно столько. Может нам не стоит и ждать? Сегодня только первый день приема документов. Может в другой день меньше будет?
   - В какой другой? Давай уж подождем. Не хочется мне каждый день здесь в очереди сидеть. Может сегодня удастся сдать, - понадеялась я.
   В холле университета стоял терминал оплаты, и я, наконец, пополнила баланс на телефоне. Затем позвонила бабушке и сообщила, что очередь большая, поэтому домой вернусь вечером.
   Простояв в очереди около часа, мы с Ларисой решили пройтись вокруг здания университета.
   Воздух сегодня был чистый после дождя, который лил всю ночь, до рассвета. Трава была мокрая. С деревьев еще изредка падали капли воды на землю. На дорожках были лужи, но скамейки были уже сухие. Мы присели на одну из них, расположенную в тени аллеи.
   За нашей спиной на дороге остановилась машина. Из нее вышел парень в капюшоне и больших, закрывающих пол лица, солнечных очках. Проходя мимо нас, он вдруг резко остановился и спросил:
   - А ты что тут делаешь?
   Я взглянула на Ларису, подумав, что это у нее спрашивают, так как я никого в городе не знала. Но та сидела, застыв как памятник, с удивленными глазами.
   - Ты у нее спрашиваешь? - поинтересовалась я у парня, указав на подругу.
   - Нет, у тебя, - удивил он меня, - Ты меня преследуешь что ли?
   - Ты кто такой, вообще? - возмутилась я его наглости.
   В моей голове вспыхнула и погасла картинка, изображающая костер.
   - А, это ты? - догадалась я. - Так, получается, что это ты меня преследуешь. Я первая сюда пришла.
   - Для чего? - не отставал от меня Никита Огнев, а это был он, собственной персоной.
   - Мы приехали документы в "Приемную комиссию" сдавать, - вышла из ступора моя подруга.
   - Значит, все таки, это ты меня преследуешь, - усмехнулся парень. - Собираешься поступать в университет, в котором я учусь.
   - Ты хочешь сказать, что все те сто человек возле "Приемной комиссии" решили поступать сюда из-за тебя? - усмехнулась я.
   - Возможно, - скривил он губы в высокомерной ухмылке.
   - Я тебя до вчерашнего дня знать не знала. А поступать сюда решила уже давно, - устало ответила я.
   - Как же, не знала ты меня? Мы же с тобой с детства знакомы, - ухмыльнулся он и серьезно добавил, - Хочешь сказать, что забыла меня?
   - Может и забыла, - со злостью в голосе, ответила я.
   "Я и так комплексую из-за того, что не помню ничего, а они все достают меня такими вопросами", - подумала я.
   - И то, что тогда случилось, забыла? - тихо спросил он.
   - А что? - подскочила я со скамейки. "Даже он знает, что со мной случилось, только я не в курсе", - разозлилась я. - Хочешь напомнить?
   - Нет. Я просто спросил, - и он перевел тему, - А здесь чего сидите?
   - Я же не спрашиваю тебя, какого ты сюда приперся во время каникул? - продолжала я злиться.
   - Там очередь большая, наша не скоро подойдет, - спокойно, в отличие от меня, ответила ему Лариса.
   - Может, провести тебя без очереди? - он, наконец, снял очки и нацепил на лицо высокомерную ухмылку. - Мне не сложно. Я иду курсовую сдавать, как раз мимо "Приемной комиссии". А там девочки знакомые сидят.
   - Вали уже, куда шел, - послала я его. - Без твоей помощи обойдусь.
   Он бросил на меня злой взгляд, и у меня в голове появилось изображение огня, от которого отделился как бы небольшой огненный кулак в мою сторону. Мне стало жарко. Я тут же создала в мыслях образ душа, из которого брызнула слегка на этот огонь, погасив при этом кулак. На лицо Никиты в этот момент упали несколько капель с ближайшего дерева, и он испуганно дернулся. Я усмехнулась. Он вытер капли с лица и, погрозив мне уже обычным кулаком, нацепил опять очки и, развернувшись, ушел.
   - Ты его разозлила, - кивнула в его сторону головой Лариса.
   - Кто, кого разозлил? - хмуро сказала я, опять присаживаясь рядом с ней.
   - Он, вроде, помочь тебе хотел? - напомнила подруга.
   - Не нужна мне его помощь. Терпеть его не могу. Высокомерный индюк, - бурчала я. - А ты что, его фанатка?
   - Нет, - улыбнулась Лариса. - Я твоя фанатка.
   - Я же не звезда, какая еще фанатка, - я глянула на улыбающуюся подругу и поняла, что она просто шутит.
   - Кушать хочется. Пойдем в столовую, хотя бы кофе или чай попьем, - предложила подруга и мы направились на второй этаж университета, где располагалась студенческая столовая и, напротив нее, кафе.
   Когда мы вышли из столовой, к нам подошла девушка и спросила у меня:
   - Вы, Марина Водоведова?
   - Да, - удивленно подтвердила я.
   - Идите за мной, - распорядилась она и пошла по лестнице на первый этаж.
   Взяв Ларису под руку, я потянула ее вслед за девушкой. Девушка открыла дверь "Приемной комиссии" и, пропустив нас с Ларисой, так как я не отпускала подругу, вошла следом и закрыла за нами дверь.
   - А вы кто? - спросила она у Ларисы.
   - А мы вместе пришли сдавать документы, - ответила я за подругу.
   - Хорошо, тогда ждите, - обратилась девушка к Ларисе и показала мне, куда присесть.
   - А почему Вы нас без очереди принимаете? - поинтересовалась я.
   - Распоряжение МЭРа, - коротко негромко ответила девушка, - Сказал, что Вы к нему сегодня на прием записаны по важному вопросу и просил срочно принять.
   - Откуда МЭР вашего города знает, что я подаю сегодня здесь документы? Да и откуда он вообще меня знает? - запинаясь, удивленно спросила я у Ларисы.
   - Он отец Никиты Огнева, - объяснила мне подруга.
   - Понятно, - сказала я, присела на указанное мне место и подала девушке документы.
   Еще одно место освободилось и Лариса его заняла. Вышли мы с подругой из "Приемной комиссии" одновременно, радуясь, что удалось на халяву, без очереди, сдать документы, хоть и с помощью этого Высокомерного индюка, скорее всего он сам попросил, а приплел папочку. "Но благодарить я его всё равно не буду, - подумала я. - Я не просила его о помощи".
   В хорошем расположении духа мы вышли из дверей университета. Возле крыльца стоял черный джип с тонированными окнами. Из машины вышел водитель и, распахнув заднюю дверцу, вдруг обратился ко мне:
   - Садитесь, пожалуйста.
   Казалось, что я уже должна бы привыкнуть ко всем странностям, которые происходят со мной вот уже второй день, но опять была удивлена. Я заглянула в салон.
   - Садись, уже. Поехали, - ответил мне из салона Высокомерный индюк.
   - Никуда я с тобой не поеду, - ответила я ему и собралась продолжить свой путь к остановке, вместе с Ларисой.
   - Как хочешь, - захлопнул он дверцу у меня под носом.
   Не успела я отойти от машины, как та же дверца открылась и Никита вылез из машины. Он подошел ко мне и протянул телефон:
   - Это тебя.
   Я взяла трубку и, приложив к уху, ответила:
   - Да.
   - Здравствуйте, Марина. Меня зовут Ярослав Львович. Я отец этого болвана, который передал Вам трубку. Вы не против, если я буду обращаться к Вам на "ты"? - услышала я приятный мужской голос в трубке.
   - Да. Конечно, - согласилась я.
   - Я бы очень хотел поговорить с тобой. Ты можешь уделить мне немного времени? Мой водитель привезет тебя в "Чудесный дом". Я буду ждать там. Если ты не желаешь ехать вместе с моим сыном, то водитель привезет тебя одну, а Никита сам доберется.
   - Да. Я не хочу с ним ехать, - ответила я чуть не подпрыгнув от удовольствия еще раз поддеть этого зазнайку.
   - Я тебя понимаю. Передай ему трубочку.
   Ликуя в душе, я передала трубку этому выпендрежнику:
   - Тебя.
   - Ну, пап! - громко возмутился он, прослушав, что ему сказали. - Как я... - он посмотрел на отключившийся телефон, потом, со злостью, на меня.
   Я сказала Ларисе "Пока", и быстро сев на заднее сидение автомобиля, захлопнула дверцу, теперь уже перед носом Высокомерного индюка.
   Он стоял без маскировки у крыльца университета, и, конечно, его узнали и в его сторону с возгласами ринулась толпа. Никита дернул дверную ручку, но я успела заблокировать дверцу. Он обежал машину с другой стороны, но я и там успела нажать на кнопочку блокировки. Он, видимо, это предвидел и, потому сразу открыл переднюю дверцу и сел рядом с водителем. Я разблокировала дверь возле себя и уже хотела открыть ее, чтобы выйти.
   - Подожди! - крикнул Никита.
   Я посмотрела на него. Он поднял руки, как бы сдаваясь, и, вздохнув, тихо продолжил:
   - Папа очень ждет тебя. Обещаю, я тебя не обижу. Пожа..., - он запнулся, видимо ему нелегко было это говорить. Кашлянув, парень продолжил, - Пожалуйста, позволь мне поехать с тобой.
   Никита выглядел искренним, или он действительно хороший актер. Скорее всего, он вообще впервые в своей жизни кого-то вежливо о чем-то просил. Даже водитель удивленно уставился на него.
   - Ладно, - согласилась я, и выставив в его сторону указательный палец, добавила. - Будешь должен.
   - Поехали, уже! - со злостью крикнул он на водителя. Тот быстро завел двигатель и мы отправились в путь. Я еще не ориентировалась в городе, а потому меня не очень удивило, что минут через десять от начала пути, мы подъехали к каким-то воротам, похожим на ворота гаража. Водитель пультом управления привел в движение механизм ворот, которые поползли вверх. Мы въехали в освещенный туннель, и ворота закрылись за нами.
   Проехав по широкому туннелю минут пять, мы подъехали еще к одним воротам, также открывавшимся с помощью пульта. За этими воротами находился подземный паркинг.
   - Где мы? - поинтересовалась я, когда машина припарковалась и мы вышли из нее.
   - Мы в "Чудесном доме", вернее под ним, - ответил Никита. - Ты разве не помнишь?
   - Паркинг не помню, я маленькая была, много чего забылось, когда вижу что-то, начинаю вспоминать, - соврала я, не хотела, чтобы он знал о моей амнезии. - А ты разве все из детства помнишь?
   - Нет. Конечно со временем что-то забывается, раны затягиваются, но от некоторых остаются шрамы. Я это понимаю. Я хотел.., - Никита не договорил. В паркинг на лифте спустился мужчина, внешне очень похожий на Никиту, только постарше.
   - Ты все-таки приехал? - накинулся он на парня. - Я же тебе сказал...
   - Пап, она мне позволила, - попытался защищаться Никита.
   В моей голове возникли образы двух больших костров, один из которых сформировал огненные кулаки в направлении другого костра. Я быстро создала поднявшуюся между ними водяную волну и сразу убрала ее, не задев ни одного из них.
   Оба: и отец, и сын резко посмотрели на меня.
   - Ты его защитила? - удивился старший Огнев.
   - Нет. Просто остудила немножко вас обоих, - спокойно ответила я. - извините, что влезла.
   - Да нет! Ты молодец! Я просто в восторге, как ты быстро и деликатно это сделала! - восхитился Ярослав Львович. Затем спросил, - Он и вправду тебя попросил позволить ехать с тобой?
   - И даже сказал "пожалуйста", - улыбнулась я.
   Водитель кивнул, подтверждая мои слова.
   - Даже я от него этого слова никогда не слышал, - сделал удивленное выражение лица отец Никиты.
   - Я домой, - со злостью сказал парень и вызвал лифт.
   В моей голове возник образ огненного кулака, грозящего мне. Я, в ответ, мысленно изобразила водяной кулак, побольше огненного.
   - Дети! Дети! - погрозил нам обоим Огнев-старший с улыбкой. - Так вот как вы теперь деретесь? - и обратился к водителю, - Василий, ты на сегодня свободен. Если понадобишься, я тебе позвоню.
   Василий сел в машину, на которой мы приехали сюда и уехал. Мы с Ярославом Львовичем остались в паркинге вдвоем.
   - Пойдем, покажу тебе кое-что, - позвал он меня.
   Мы прошли по паркингу, наполовину заполненному различными автомобилями, разных марок и расцветок.
   - Вот это ваши машиноместа, - указал он мне на отгороженный столбами от соседних, участок для трех машин. - Помнишь?
   - Нет, я много чего забыла из детства.
   - Понятно.
   Два места были заняты автомобилями: белый "Порше Каен" и темно-синий Джип "Гранд Черроки".
   - А рядом еще три машиноместа твоей бабушки, значит тоже ваши.
   Здесь, из трех, было занято только одно место. На нем стоял темно-вишневый "Инфинити".
   - Старые модели, но в отличном состоянии, - похлопал по капоту одной из машин Ярослав Львович. - Железновы хорошо работают.
   Я не совсем поняла о ком он говорит, и что имеет ввиду.
   - А чьи это машины? - поинтересовалась я.
   - Как, чьи? Ваши. Твоих родителей и бабушки. Так что можешь смело пользоваться. А права у тебя уже есть? - мы направились дальше по паркингу, и остановились у другого лифта.
   - Нет пока.
   - Ну, учись, сдавай. А мы поможем, - улыбнулся он мне и нажал кнопку вызова лифта.
   - А ключи..? - начала я вопрос.
   - От машин? В квартире, наверно, где-нибудь лежат. Ты уже была в квартире?
   - Нет еще. Да у меня и от квартиры нет ключей, - мы вошли в лифт, цилиндрической формы со стеклянными стенками, и Огнев-старший нажал на светящейся голубыми неоновыми цифрами прозрачной панели комбинацию "сорок пять". - Ключи от квартиры? Они тебе не нужны.
   - Квартиры открытые что ли стоят? - удивилась я.
   - Нет. Закрытые. Но открыть дверь квартиры может только ее владелец, - попытался мне напомнить Ярослав Львович.
   Лифт поднялся из паркинга и, так как он был прозрачный, я восхитилась видом холла, в котором оказалась.
   "Я что, в "Хогвартс" попала?" - промелькнула у меня мысль.
   В холле было очень много лестниц, ведущих на площадки, расположенные асимметрично, на разных уровнях, на которых были двери от квартир, в основном по одной на каждой площадке. Лестницы, конечно, не двигались, как в "Хогвартсе", но чтобы подняться по ним до нужной квартиры, надо пройти целый лабиринт.
   Стеклянная лифтовая шахта, цилиндрической формы, находилась в центре холла. От каждой лестничной площадки к ней тянулись прозрачные мостики с декоративными, подсвеченными разноцветными галогеновыми лампочками, перилами, от чего создавалось ощущение праздника.
   Еще в холле было очень много разных растений: цветущих и не цветущих, крупнолистовых и с мелкими листочками, пряморастущих и вьющихся. Ящики с растениями были прикреплены к каждой лестничной площадке. А на первом этаже холла стояли кадки с фикусами, пальмами, гибискусами, монстерами и другими крупными домашними растениями.
   - А кто ухаживает за всеми этими растениями? - поинтересовалась я.
   - Деревянкины, - ответил Ярослав Львович. - Они отвечают за всю флору нашего города.
   Лифт остановился и двери его открылись. По мостику мы прошли на площадку с дверью, на которой светилось число "сорок пять".
   - Вот. Смотри, - решил показать мне эксперимент мужчина. Он взялся за дверную ручку и с силой подергал. - А теперь ты.
   Я взялась за ту же дверную ручку и потянула. Дверь легко открылась, не требуя от меня особых усилий.
   "Ух ты!" - весело подумала я.
   В моей голове как вспышка промелькнуло изображение фонтана с льющейся водой. Это была не та картинка, которые я сама мысленно создавала, которую мог увидеть стоящий рядом со мной Ярослав Львович. Это было, как воспоминание. Было такое же чувство, как вчера с детской площадкой. Я прошла в квартиру и увидела этот фонтан посреди большой комнаты с накрытой пыльной пленкой мебелью.
   С основанием в виде большой морской раковины, фонтан был сделан из кораллов с прикрепленными к ним разных размеров ракушками и фигурками трех дельфинов. Только вода в нем не текла, как в моем вспыхнувшем воспоминании, а так, сочилась еле-еле из одной или двух ракушек тоненькой-тоненькой струйкой.
   Мне даже грустно стало, глядя на этот почти высохший фонтан.
   - Вот почему я тебя позвал сюда. Пока этот фонтан не будет бить в полную силу, в городе будут постоянные проблемы с водой, - вздохнул МЭР.
   Я подошла к фонтану и попыталась мысленно создать образ бьющихся из всех отверстий фонтана струек воды. Фонтан заработал, но не в полную силу.
  Я попробовала еще раз, но результат тот же.
   - Спасибо тебе, конечно. Но больше у тебя ничего не выйдет, пока кристалл не вернется на место, - улыбнулся мужчина. - А еще я хотел тебе сказать, что ты хорошо поработала. Умничка. Вызвала вчера дождь и хорошо напоила высохшую землю. Подняла настроение людям. За это Мэрия выписала тебе премию. Я дал такое распоряжение как МЭР города и Глава этого дома. Вот, держи, - он вытащил из кармана конверт и протянул мне. - Бери, бери. Ты отлично выполнила свою работу в первый день приезда, хоть и не знала о ней. Еще до меня дошли слухи, что по пути сюда, ты спасла умирающий родник.
   - Я выполнила работу? - удивилась я и взяла протянутый мне конверт. Заглянув в него, я увидела, что там примерно мамина зарплата за месяц в Травинске.
   - Не удивляйся. Твоя работа дорого стоит. Ты теперь старшая в роду Водоведовых, да и единственная на сегодняшний день владеющая силой воды. А потому, на тебе теперь лежит ответственность за все водные ресурсы этого города. Очень жаль, что такая большая ответственность свалилась на тебя, когда ты еще даже совершеннолетия не достигла. Света рассказала мне о вашей вчерашней встрече и о твоей силе, - и грустно добавил, - и о том, что случилось с твоим отцом. Хоть мы и не дружили, но мирно сосуществовали... до поры, до времени. Но это отдельная история. Я очень сожалею, что такое случилось. Я соболезную тебе и твоей семье. Если бы вы не уехали, то твой отец и бабушка были бы живы. В этом наша вина. Мы, все жители "Чудесного дома" допустили это, не удержали вас здесь. Я больше всех чувствую вину за это. Поэтому, приношу глубочайшие извинения от своего лица, от лица моей семьи и от лица всех жителей этого дома. Такое случилось, наверно, впервые в истории существования "Чудесного дома" и никто не знал о последствиях. После вашего отъезда в городе начались проблемы с водой. Мы пытались найти вас и вернуть. Не один раз я общался с твоим отцом по телефону, но он и слышать не желал о возвращении, пока тебе не исполнится двадцать лет. Мне искренне жаль, что он не дожил до этой даты. Для владов это очень важный день.
   - Кто такие влады? - поинтересовалась я.
   - Разве тебе отец не рассказывал? - удивленно спросил Ярослав Львович.
   - Нет. Мы никогда не говорили о "Чудесном доме" и о прошлой жизни, поэтому многое забылось. Я сейчас как бы заново открываю для себя новый мир. Я даже не предполагала, что обладаю какой-то силой. Я вчера впервые об этом узнала, - поделилась я.
   - Понятно. Влады - это мы, те кто родился в этом доме. Мы не маги, ни ведьмы, ни колдуны или кто-то там еще. Мы не создаем что-то из ничего. Мы владеем силой, стихиями, как бы так сказать. От этого и называемся "влады" от слова "владеть". Силы у нас проявляются при достижении двадцати лет. У нас этот возраст называют совершеннолетием. К двадцати годам влады уже понимают суть владения силой и могут осознанно управлять ею. Но им всё равно требуется время, чтобы научиться в совершенстве пользоваться своей силой. Но иногда бывают и исключения. Тебе еще нет двадцати, а силы уже проявились. И владеешь ты ими в совершенстве, без ошибок. А у Никиты вообще силы проявились в десять лет. Мы такого не ожидали и потому не были готовы. Намучились мы с ним. Дал он нам всем тут жару. Его до сих пор почти все в доме побаиваются. Ни у кого нет на него управы. Даже мне с ним тяжело справляться.
   Мужчина тяжело вздохнул и продолжил:
   - Среди нас есть очень сильные влады. Как я увидел, ты одна из сильнейших.
  Еще мы долгожители, по сравнению с обычными людьми, и обладаем крепким здоровьем, но только, если живем в "Чудесном доме".
   - Но мой дедушка не был долгожителем, насколько я знаю, - вспомнила я.
   - С нами, как и с обычными людьми происходят несчастные случаи. Они с твоей бабушкой попали в автомобильную аварию. Если бы твой дедушка не умер на месте происшествия, то в "Чудесном доме" выздоровел бы полностью, как твоя бабушка, которую, хоть и в тяжелом состоянии, но успели привезти в "Чудесный дом", - объяснил Огнев. - Этот дом нас лечит, дает нам силы, а также нуждается в нашей силе. Поэтому мы должны обязательно здесь жить.
   - Мама не хочет сюда возвращаться из-за того, что произошло десять лет назад, - тихо сказала я.
   - Ты должна убедить маму, что ты и твой брат должны жить именно в "Чудесном доме". Ваша мама обычный человек, она может жить вне этого дома, а вы с братом вне "Чудесного дома" будете часто болеть и жизнь ваша сократится. Сейчас ты старшая в роду Водоведовых. Но род передается по мужской линии. Продолжатель вашего рода - твой брат и если он не вернется сюда и не дай Бог с ним что-то случится, ваш род исчезнет. Твои дети не будут из рода Водоведовых. И тогда нарушится баланс в природе "Чудесного дома". Он разрушится и вслед за ним и город. Поэтому твой брат для "Чудесного дома" ценнее, чем даже ты, - поведал мне Глава дома.
   У меня аж внутри все перевернулось от этих слов.
   - Запомни, сейчас на тебе лежит большая ответственность. Пока твой брат не достигнет совершеннолетия, ты будешь входить в состав "СЧД" - "Совет Чудесного дома". В него входят представители каждой стихии. Мне жаль, что все это свалилось на тебя в столь молодом возрасте. Но пока ты отлично справляешься, - подбодрил он меня. - Ты должна побыстрее найти кристалл.
   - А, так я же нашла его, - я полезла в сумку и извлекла кристалл наружу.
   Кристалл засверкал и над ним появилась радуга. Ярослав Львович обрадовался, но одновременно сделал пару шагов от меня.
   - Это самая замечательная новость за последние десять лет! - чуть не со слезами на глазах от радости проговорил он. - Ты срочно должна вернуть его во Влалтарь!
   - Влалтарь? Что это? - спросила я.
   - Влалтарь - это алтарь владов. Кристаллы всех стихий находятся во Влалтаре. Только вашего там нет.
   - А где он?
   - В недрах "Чудесного дома". Но даже не все влады самостоятельно могут пройти к Влалтарю, только сильнейшим открывается проход и главе семьи. в день совершеннолетия обычно отцы отводят своих сына или дочь во Влалзал. Это своего рода посвящение. Ты уже владеешь силой, значит твое совершеннолетие уже наступило. У тебя не было посвящения. И тебя некому туда отвести. Тебе придется сделать это самостоятельно. Проход откроется тебе. Кристалл сам покажет тебе дорогу, когда намочишь его в воде, - подсказал Ярослав Львович. - Но подожди немного.
   Он достал телефон и, набрав номер, заговорил:
   - Говорит Огнев. Срочно сделайте голосовое объявление по всему городу. А также объявите по теле и радиовещанию. Разместите информацию в интернете и сообщите в СМИ. Сегодня будет производиться включение воды во всех домах и офисах города. Пусть люди проверят водопроводные краны. Включение воды будет производиться в семнадцать часов. Все сантехнические службы должны быть наготове.
   Сделав объявление, МЭР обратился ко мне:
   - Нужно дать людям время подготовится, вдруг у кого-то кран открыт, а человек вне дома. К пяти часам все должны вернуться домой. Конечно, без сложностей не обойдется, но это будет решаться на местах. Я надеюсь, что у тебя есть время подождать? А пока, я приглашаю тебя к нам на обед.
   - Спасибо, но я бы хотела здесь пока осмотреться, - повела я рукой в сторону.
   - Это даже не обсуждается. Я просто тебе приказываю. Успеешь еще осмотреться. Квартира и мебель в прекрасном состоянии. А пыль и паутины уберешь позже. Я пришлю тебе кого-нибудь в помощь.
   - Не нужно. Сама справлюсь, - отказалась я от помощи. - Я хотела бы у Вас спросить, я могу сюда приводить кого-то в гости из города?
   - Конечно, это твой дом. Но простым людям не нужно рассказывать о нашей сущности и демонстрировать свою силу. Гостей проводи только через Центральную калитку и при этом держи этого человека за руку или плечо, спину. Вообщем, прикасайся к нему, иначе калитка его не пропустит, - объяснил Ярослав Львович. - Ну, все, пойдем. Эллочка, моя жена, уже, наверно, заждалась нас. Я предупредил ее, насчет особенной гостьи.
   - А у меня к Вам еще вопрос, как моя мама открывала дверь, она же не влад? - спросила я, когда мы спускались в лифте, в котором светилась сейчас цифра "ноль".
   - При заключении брака совершается обряд, при котором дают выпить влалтарной воды, освещенной определенным кристаллом из специального брачного кубка, который хранится во Влалзале. Это дает обычному человеку небольшую силу, достаточную только для того, чтобы его "слушались" двери Центральной калитки, квартир семьи и родственников семьи, и еще кое-какие незначительные действия. А когда влады женятся между собой, то в этом кубке смешивается вода двух стихий, которую выпивают брачующиеся. Например моя жена из рода Ветровых, владелица силы воздуха, стала членом семьи Огневых. Во время церемонии мы с ней испили из брачного кубка смешанную воду двух стихий: огня и воздуха. Только в этом кубке вода разных стихий может смешиваться. И только из этого кубка для владов других стихий безопасно выпить влалтарной воды не их стихии, - как-то запутанно объяснял мне Ярослав Львович. - После этого кубка твоя мама может пить влалтарную воду стихии воды.
   - Интересно, а мама знает о силе владов? - спросила я, как бы рассуждая.
   - Мы не открываем все свои тайны обычным людям и не можем открыто использовать свою силу при свидетелях, но люди, ставшие членами семьи владов, имеют право знать о нашей сущности, но не распространяться об этом перед другими людьми.
   Мы вышли из третьего подъезда, в котором находилась моя квартира, и, пройдя по двору, вошли в первый, внутри очень похожий на третий.
   Войдя в такой же лифт, мы поднялись к квартире "десять".
   - А теперь попробуй открыть мою квартиру, - предложил мне поэкспериментировать Огнев.
   Я попыталась, но, как и ожидалось, дверь мне не поддалась. Хозяин квартиры открыл дверь и пропустил меня вперед.
   В просторную прихожую из комнаты вбежала девочка лет пяти с золотистыми кучерявыми хвостиками на голове и карими, с золотыми крапинами как у Никиты, глазами.
   - Привет, - улыбнулась я ей.
   Девочка застеснялась и подбежала к Ярославу Львовичу, который тут же подхватил ее на руки.
   - Это Вероника, моя дочь, - представил он мне девочку. - Вероника, поздоровайся, это Марина, наша гостья. Ну, - девочка уткнулась ему в шею.
   В прихожую вышла симпатичная высокая женщина с прямыми белыми волосами, но с холодным, немного высокомерным взглядом.
   " Теперь понятно, в кого он такой", - подумала я о Высокомерном индюке.
   Ярослав Львович представил нас друг другу и мы вошли в комнату. Комната была такой же большой, как и в нашей квартире, но с декором в золотых тонах.
   Возле стены, примерно в центре зала был большой камин с горящим в нем огнем. Но жар от этого огня не шел, и, учитывая, что на улице стояла летняя погода, в комнате совершенно не было жарко.
   - Я позвонила Никите, сейчас он спустится и будем обедать, - сообщила нам Элла Лукинична.
   - Откуда спустится? - тихо спросила я у Ярослава Львовича.
   - С недавних пор он живет отдельно от нас, в квартире, оставшейся ему от прадеда. Тот недавно покинул нас, дожив до преклонного возраста. Никите с детства нравилась та квартира, расположенная на последнем уровне, - поставив дочь на пол, ответил он.
   - Обо мне говорите? - вошел в комнату объект обсуждения.
   - Никитка, - бросилась к брату Вероника, и тот подхватил ее, закружил и опять поставил на пол, придержав, чтобы она не упала.
   "Надо же, какой заботливый", - ухмыльнулась я про себя.
   Элла Лукинична позвала нас к столу.
   Во время обеда Никита не проронил ни слова.
   - Сын, что-то ты тихий такой сегодня? - заметил Огнев-старший. - Я тебя первый раз таким вижу. Ни одного звука не произнес.
   - Наверно, роль немого репетирует, - тихо, почти себе под нос проговорила я. Элла Лукинична в этот момент отвлеклась на дочь и не слышала меня, но отец и сын Огневы, расслышали. Огнев-старший расхохотался в голос. А Никита сделал злое лицо. И тут в моей голове появился устрашающий образ огненной рожи. Меня бросило в жар. Я моментально мысленно создала водяной вихрь, мелкие брызги от которого полетели в злую огненную рожу. Огонь поутих, превратившись в спокойный небольшой костер.
   - Спасибо, я сыт, - парень резко поднялся из-за стола. - Я к себе. Пойду дальше роль репетировать.
   - Что это было? - вспохватилась Элла Лукинична, когда парень уже ушел.
   - Это значит, что в "Чудесном доме", наконец-то, появился тот, кто может дать ему отпор и охладить его пыл, - объяснил ей муж.
   - Но ей ведь нет еще двадцати, - кивнула в мою сторону обеспокоенная Элла Лукинична. - Если она уже владеет силой, ей нужно еще научиться ею правильно пользоваться, чтобы никому не навредить.
   - Поверь, она в совершенстве умеет пользоваться своей силой, я сам это видел. И, она одна из сильнейших, - сообщил жене Ярослав Львович.
   К концу обеда Вероника привыкла к моему присутствию и стала угощать меня конфетами, когда мы пили чай, предлагая попробовать самые разные. При этом она улыбалась мне, как ласковое солнышко.
   А вот от Эллы Лукиничны я не почувствовала положительных эмоций в свою сторону. Она вела себя со мной учтиво, но холодно. Я предложила помочь убрать со стола, но хозяйка вежливо дала мне понять, что в моей помощи она не нуждается. Мне было очень не комфортно рядом с этой женщиной, в отличие от ее мужа.
   Поблагодарив за обед, я решила лучше пойти в свою квартиру и ждать там нужного времени. Записав мой номер телефона, Глава дома сказал, что позвонит мне, когда пора будет нести кристалл к Влалтарю, а он будет ждать меня на месте.
   Вероника не хотела меня отпускать. Видимо, я ей всё же понравилась. Пообещав, что мы с ней еще увидимся и поиграем во дворе, но в другой раз, так как сегодня я занята, она меня отпустила, заставив подтвердить свое обещание какой-то "страшной" клятвой, которую она узнала у себя в детском саду.
   Вернувшись в свою квартиру, я сняла запыленную пленку с мебели и огляделась. Пол в зале был из бирюзово-белого мрамора. Сам зал был не прямоугольный и не квадратный, у него не было углов. По форме, если смотреть сверху, он был как овал, который растянули и изогнули как лекало. Декор интерьера был оформлен в морском стиле. В самом центре зала располагался фонтан. Вокруг него стояли три пуфика и четыре маленьких кресла в виде ракушек.
   Слева от фонтана у стены был небольшой камин. Оформлен он был, как костер на берегу моря.
   Напротив камина стоял полукруглый кожаный диван белого цвета с яркими диванными подушками в форме морских обитателей типа морских звезд и разноцветных рыбок. В правой части от фонтана располагалась живая картина от потолка до пола в виде водопада и изображения природы. Я включила картину и вода полилась, сопровождаясь соответствующими звуками льющейся воды и пением птиц.
   Возле картины стояло несколько аквариумов разных форм и на подставках разной высоты, правда они были пустые и пыльные внутри.
   Еще в зале стоял белый лакированный рояль.
   За роялем я увидела небольшую лестницу с перилами в морском стиле, как и весь интерьер зала. Лестница вела к двери в комнату. Войдя в эту комнату, я сразу поняла, что она была моей. Комната была круглой формы, и кровать сбоку у стены тоже была круглой. Рядом с кроватью было небольшое окно и балконная дверь. Окно и балкон из моей комнаты выходили в переднюю часть двора. Я запомнила рисунок витража на балконе и теперь могла с улицы определить, какой именно балкон и окно мои.
   Кроме кровати, в комнате еще был полукруглый компьютерный стол и кресло возле него. Причем компьютер тоже имелся в наличии. Я попробовала его включить, и он заработал. И даже интернет был подключен, только скорость очень-очень маленькая. Чтобы была нормальная скорость, конечно же, нужно было оплатить. Главное, что подключение сохранилось. Как я узнала позже, за сохранение всех интернет-линий оплачивалось из общего фонда "ЧД".
   Из мебели в комнате еще был небольшой диванчик, комод и большой трельяж .
   Кроме балконной и входной двери, в комнате было еще две двери.
   Заглянув за одну из них, я обнаружила там гардеробную, с оставшимися здесь моими детскими вещами и коробками с игрушками.
   За другой дверью была большая ванная, с маленьким окном, так же выходящим во двор. На окне висели жалюзи.
   Унитаз, умывальник, небольшая душевая кабина и узкий шкаф-купе располагались вдоль стены. Над умывальником в серебристой рамке висело зеркало, со светильниками в виде букетиков ландышей по бокам.
   Рядом с душевой кабиной находился никелированный полотенцесушитель.
   В шкафу лежали аккуратной стопочкой полотенца, завернутые полиэтиленом, видимо, чтобы тоже не запылились. Еще в шкафу находились различные моющие средства типа шампуней, гели для душа, мыло, масло для тела, пена для ванны. Все это было детское.
   А сама ванна стояла по центру комнаты. Она была круглой формы с разными приспособлениями для водяного массажа. По величине ванна была как маленький бассейн.
   Вернувшись в зал, я продолжила экскурсию по квартире.
   Следующая комната была большой спальней с огромной двуспальной кроватью с балдахином из белой и голубой полупрозрачной ткани. Комната принадлежала моим родителям. В ней еще стояли пара кресел, и столик между ними, диван и комод. Напротив дивана у стены стоял на подставке большой плазменный телевизор, причем с кровати его тоже удобно было смотреть. Комната по уровню находилась ниже, чем моя, но большое окно из нее тоже выходило во двор передней части дома. В этой комнате, так же как и в моей, и в комнате брата были и гардеробная и большая ванная комната.
   Следующая комната, в которую я вошла, была библиотека со множеством книг и большим письменным столом посредине. В библиотеке был еще один компьютер на компьютерном столе и кресло возле него. Еще в библиотеке стоял большой кожаный диван и кресло. Окно здесь было огромное, во всю стену, от потолка до пола, и выходило оно во двор задней части дома. Возле окна стоял мольберт. Я поняла, что он был моим, потому что я с детства очень любила рисовать и даже, как я теперь узнала, посещала художественную школу.
   Рядом с библиотекой находилась спальня поменьше с детскими обоями синего цвета с рыбками из мультфильма про "Немо". Эта комната принадлежала брату. Вряд ли ему сейчас понравился бы такой интерьер. "Придется переклеить обои, когда он сюда вернется", - подумала я. И тут до меня дошло, что вернуться ему нужно, как можно скорее. Только здесь он выздоровеет. "Сегодня же позвоню маме. Правда еще нужно придумать, что сказать ей, чтобы убедить", - решила я.
   Завернув за округлый угол зала, я попала в просторную кухню, а рядом с ней большая столовая и примыкающие к ней туалет и кладовая.
   Пока я осматривала квартиру и снимала пыльную пленку с мебели во всех комнатах, не заметила как пролетело время.
   У меня в кармане завибрировал телефон. Это звонил МЭР. Он сказал, что настал час "пик", и я должна пройти к Влалтарю с кристаллом.
   Поднеся кристалл к фонтану с льющейся небольшими струйками водой, я намочила его. При этом кристалл как будто ожил в моих руках. Он засветился так ярко, а над ним появилась большая радуга. Фонтан вдруг заработал в полную силу. Сердце мое забилось очень сильно, а ноги стали подкрашиваться. Голова закружилась. Я изо всех сил старалась держаться, чтобы не потерять сознание от такой мощной силы, исходящей от кристалла, который я еле-еле удерживала в руках.
   От кристалла полетели мелкие светящиеся воздушные пузырьки в одном направлении. Я догадалась, что кристалл указывает мне путь. Я последовала за этими "светлячками", как я их про себя назвала. "Светлячки" подвели меня к картине с водопадом и несколько из них исчезли за картиной. Я взялась за край картины и толкнула ее. Картина бесшумно отъехала в сторону, открыв узкий проход. Я вошла в этот проход, и картина стала на место. Я оглянулась. С тыльной стороны картина казалась полностью прозрачной, и зал был как на ладони, позволяя выходить из этого прохода незаметно, когда в зале никого не будет.
   Я продолжила свой путь, как могла быстрее, по узкому проходу с кирпичными стенами с маленькими лампочками в потолке, которые срабатывали на движение. Я спускалась вниз по ступенькам, но мне было так тяжело идти, как будто я наоборот поднимаюсь в гору с тяжелой ношей. Силы мои были на исходе, когда я, наконец вошла в подземный освещенный зал. В зале находилось несколько человек, но я плохо видела их из-за огромной усталости и яркого света кристалла. Они тоже прикрыли глаза руками и отошли как можно дальше от меня. Посреди этого зала я увидела огромный разноцветный шар со светящимися в нем разного цвета кристаллами. "Влалтарь", - поняла я. Одна часть Влалтаря была темной. "Светлячки" от моего кристалла полетели именно к этой части шара. Почувствовав Влалтарь, кристалл засветился еще сильнее. Мое сердце билось так, что я думала, оно вырвется сейчас из моей грудной клетки. Голова кружилась и меня начало тошнить. Я поднесла кристалл к нужному месту и Влалтарь начал как будто всасывать кристалл в себя вместе со мной. Я закричала от ужасной боли и, кое-как сумев оторваться от Влалтаря, упала на каменный пол. Ко мне подбежали шестеро мужчин. Самый молодой из них был на мой взгляд Ярослав Львович, остальные выглядели постарше. Они подняли меня на ноги. Огнев протянул мне пустой металлический кубок и сказал:
   - Набери воды из Влалтаря и выпей. Силы вернутся к тебе.
   - Как мне набрать воды из Влалтаря? - взяла я в руки, протянутый мне кубок, который оказался неожиданно очень легким, почти невесомым. Я посмотрела на медленно вращающийся в воздухе шар, сверкающий со всех сторон разноцветными кристаллами, которые сверкали еще ярче, чем до того, как я вернула на место свой кристалл.
   - Подставь снизу под Влалтарь кубок и нажми на свой кристалл, - подсказал мне Глава дома.
   Меня отпустили, поддерживающие руки, и я пошатнулась.
   Протянув руку к Влалтарю, я отдернула ее назад и произнесла:
   - Я боюсь.
   Присутствующие здесь все влады рассмеялись и сказали, что теперь мне нечего бояться. Я набралась смелости и, увидев повернувшийся в мою сторону свой кристалл, сначала слегка дотронулась до него. Влалтарь при этом прекратил вращение. Я подставила кубок снизу и нажала на кристалл. В кубок потекла вода, а у меня, как будто все кровеносные сосуды засветились изнутри, просвечиваясь сквозь кожу. По всему моему телу разлилось чувство блаженства. Зря я боялась набирать воду из Влалтаря, я испытала такой кайф, правда длился он всего несколько секунд. Вот почему влады рассмеялись, когда я из-за страха не хотела набирать воду из Влалтаря.
   - Выпей воды, - сказал Ярослав Львович, что я и сделала.
   Вода была необычайно вкусной. Я почувствовала как все мои силы моментально возвращаются ко мне.
   - Я как будто выпила сильный энергетик, - высказала я свое мнение.
   - Так и есть, - подтвердил Огнев. - Один раз в день, лучше по утрам, будешь набирать воду из Влалтаря, от своего кристалла. Влалтарную воду храни только в этих кубках, не переливай в другую посуду, там ее сила пропадет в течение минуты, превратится в обычную воду . И пить ее, желательно из специальных стаканов, сделанных из такого же сплава, как и этот кубок. Эта вода ежедневно будет давать силы и здоровье тебе и твоей семье, а твоей матери небольшую силу Водоведовых, а также здоровье и долголетие владов. Будь осторожна, не прикоснись к другим кристаллам. Испытаешь такую боль, как и до этого, но чужой кристалл тебе не подчинится. Воду других стихий ты тоже не сможешь выпить. Это будет такое чувство, будто тебе раскаленный металл вливают в горло. Получишь большой ожег от "чужой" воды. Только из этого кубка, - он показал, на стоящий на полочке золотистый кубок с изображенными на нем знаками всех стихий, - можно выпить воду любой стихии. Об этом кубке я говорил тебе ранее.
   - Это брачный кубок? - спросила я.
   - Да, он самый, - подтвердил Глава дома. - Я хотел бы представить тебе членов совета, присутствующих здесь. Теперь ты тоже член "СЧД". Но, соберемся для этого в другой раз. Я заранее предупрежу о встрече по телефону. Ты хорошо сегодня поработала, - он похлопал меня по плечу и добавил, обращаясь ко всем, - Я прошу прощения, мне срочно нужно в Мэрию. Покажите Марине выход из Влалзала к ее квартире.
   Мне указали на узкий проход в стене с прозрачной дверью, на которой сверху была изображена эмблема в виде морской волны с пеной. По периметру Влалзала, так назывался этот зал, в котором находился Влалтарь, располагались еще шесть узких проходов с прозрачными дверями и изображениями разных эмблем на них, таких как костер, дерево, воздушный вихрь, кучка из разноцветных камней, собачка, попугай и рыбка на одной из следующих эмблем и изображение металлической цепочки в виде спирали на последней эмблеме. Пройдя мимо нескольких закрытых проходов, я подошла к своему. Я даже не дотронулась до двери, она сама бесшумно отъехала в сторону при моем приближении, хотя другие двери, когда я проходила мимо них, на меня не реагировали. Все было так интересно для меня, что я чуть не забыла попрощаться с находившимися во Влалзале владами. Я обернулась и помахала им рукой, сказав: "До свидания!"
   Они в ответ помахали мне, сказав, что теперь будем часто видеться.
   Поднимаясь вверх по ступенькам узкого прохода, я разглядывала красочные картины на стенах и не заметила, как добралась до входа в квартиру. С минуту я постояла здесь, разглядывая зал своей квартиры, как через прозрачное стекло. Мне даже не верилось, что с другой стороны этого стекла была картина с льющимся внутри нее водопадом. Я дотронулась до стекла рукой, и картина бесшумно отъехала в сторону, открыв мне проход. Я вошла в зал квартиры и проход закрылся. Я присмотрелась к картине, но не увидела сквозь рисунок и льющуюся воду никакого прохода. С этой стороны картина не была прозрачной абсолютно.
   Пройдя дальше в зал, я обратила внимание на фонтан, который сейчас работал в полную силу и, как-будто радовался этому, создавая над собой радужный ореол. Только сейчас я обратила внимание, что продолжаю держать в руке кубок с водой из Влалтаря. Я сделала глоток этого вкусного напитка, наслаждаясь чувством, как живительная влага растекается по моему организму, заряжая меня энергией.
   Я решила взяться за уборку квартиры, пока время еще позволяло. В кладовке возле кухни я нашла все предметы, необходимые для уборки: пылесос, веник, швабру, ведро, перчатки, губки, щетки и чистящие средства. Когда мне оставалось убраться только в кухне, зазвонил мой телефон. Было уже половина девятого вечера, потому бабушка забеспокоилась, где я пропала. Я даже не заметила, что время пролетело так быстро. Сказав бабушке, что скоро буду дома, я быстро убрала инвентарь назад в кладовку, а мешок с мусором вытащила в прихожую, так как не знала, как в "ЧД" избавляются от мусора.
   Когда я приехала, опять же на такси, к дому бабушки, то обратила внимание на встречающихся мне улыбающихся людей. Вчера они радовались дождю, а сегодня вообще в городе отовсюду слышались смех, музыка, и было такое чувство, как будто наступил праздник, но, наверно, для жителей Чудесного, так оно и было.
   В квартире у бабушки тоже царило веселье.
   - Маринка, смотри! - радостно продемонстрировал мне Олег, открыв кран, льющуюся из него под хорошим напором воду. - И здесь тоже, - повел он меня в ванную.
   Я улыбалась, поддерживая всеобщее веселье, хотя для меня это было самым обычным делом, подумаешь, вода из крана течет.
   - Марина, мама звонит. Иди поговори с ней, - позвала меня бабушка к телефону.
   - Алло, мам. Я сама собиралась тебе позвонить. Скажи, как там Даня? - заговорила я в трубку.
   - Данечке стало еще хуже,
   - услышала я грустный голос мамы. - Его положили в больницу на обследование. У него жуткие головные боли, но пока не нашли причину из-за чего именно. Поэтому, наш приезд пока опять откладывается. А как у тебя дела? Подала документы в университет?
   - Мам, у меня все хорошо, - сообщила я. - Документы я подала сегодня. Но у меня есть одна новость: вы с Данькой должны немедленно приехать, нет, даже прилететь сюда в Чудесный, как можно скорее. Я встретила здесь кое-кого и мне сказали, что, как только Даня приедет сюда и вернется в свой дом, он сразу поправится. Ты ведь и сама знаешь, что только здесь, в Чудесном, и мне и ему..., - я посмотрела на собравшихся вокруг меня родственников и добавила в трубку, - ...по-климату. Ты должна мне верить. Вспомни, что сказал папа, что мы перестанем болеть, как только вернемся домой, - привела я весомый, и на этот раз правдивый, довод.
   - Хорошо, - всхлипнула мама, действительно вспомнив прощальные слова отца, которыми он убеждал маму, что мы обязательно должны вернуться домой.
   - Мам, чтобы спасти Даню, вы должны вылететь сюда как можно быстрее, - пыталась я надавить на маму, пока она соглашалась.
   - Завтра узнаю, есть ли билеты на самолет, - нехотя, соглашалась со мной мама.
   - Нет, мам, не завтра, а сегодня же, - взволнованно настаивала я. - А, знаешь что? Я сейчас сама в интернете найду рейс и сообщу тебе.
   Я отключила телефон и подняла глаза. Все мои родственники, проживающие в этой квартире, стояли полукругом, одинаково скрестив руки на груди, и молча смотрели на меня удивленными глазами. Я поняла, что сейчас на меня посыпется град вопросов.
   - Прошу меня извинить, я должна срочно уйти, - я вскочила с кресла, на котором сидела, разговаривая с мамой по телефону, и бросилась к выходу из квартиры, обуваясь на ходу.
   Выскочив в подъезд, я, увидев лестницу на чердак и открытый люк, не долго думая, быстро взобралась по ней.
  Дверь квартиры открылась, из нее выскочил Олег и сразу побежал вниз. "Так и думала, что он за мной увяжется", - промелькнула у меня мысль.
   Прикрыв люк, чтобы меня непроизвольно не подслушали из подъезда, я позвонила МЭРу по номеру, с которого он звонил мне сегодня, когда я была в "ЧД". Он ответил мне сразу.
   - Ярослав Львович, - немного смущаясь, решилась я изложить свою просьбу, - Вы сказали сегодня, что мой брат Данила очень ценен для Чудесного.
   - Да, - подтвердил МЭР.
   - Дело в том, что он сейчас очень болен и ему становится все хуже и хуже. Его положили в больницу, из-за этого они не могут сейчас сюда приехать. Мама боится, что он может не перенести дорогу. Но Вы сказали, что вода из Влалтаря его вылечит. Я убедила маму в том, что ему нужно как можно быстрее вернуться в "Чудесный дом". Теперь нужно срочно организовать его перелет сюда. Поэтому, я прошу Вас помочь, - взволнованно попросила я.
   - Я тебя понял, Марина. Ты не волнуйся. Сейчас все организуем. Вода, которую ты сегодня набирала, еще осталась в кубке? - поинтересовался Огнев.
   - Да, но совсем немножко. Она там, в "Чудесном доме". А я сейчас у бабушки на Малиновой.
   - Немедленно поезжай в "Чудесный дом". Возьми кубок с водой, что осталась, так как следующую воду ты сможешь только завтра набрать из Влалтаря, и выходи во двор. Воду никуда не переливай. Она хранится только в таких кубках. Жди меня там, - дал мне распоряжение Ярослав Львович.
   Я прошла по чердаку к люку в другой подъезд и там спустилась вниз. Как и ожидалось, Олег стоял возле нашего подъезда, оглядываясь по сторонам. Когда он отвернулся в обратную от меня сторону, я быстро побежала за угол дома. Там поймала такси и поехала в "Чудесный дом".
   Поднявшись в свою квартиру, я взяла кубок с остатками влалтарной воды и собралась спуститься во двор, но у меня зазвонил телефон.
   - Марина, ты уже в "Чудесном доме"? - услышала я в трубке голос Ярослава Львовича.
   - Да, сейчас спущусь во двор, - ответила я.
   - Спускайся в паркинг на минус первый.
   Глава дома уже ждал меня в паркинге с каким-то мужчиной .
   - Быстро садитесь в машину, по дороге все объясню, - указал он нам на одну из машин.
   - Марина, познакомься, это Лев Михайлович Зверев. Он знаменитый врач нашего города, и так же житель "Чудесного дома", - представил мне мужчину Ярослав Львович, когда мы уже ехали по городу на большой скорости. - Мы сейчас едем на аэродром. Там вы с Львом Михайловичем сядете в самолет и полетите в Травинск. Даже глотка воды из этого кубка будет достаточно твоему брату, чтобы у него хватило сил на перелет.
   - А бабушка..., - начала я говорить.
   - Я сам предупрежу твою бабушку, - прервал меня МЭР. - Не переживай. Твоя задача сейчас спасти брата.
   Мы подъехали почти к самому трапу маленького самолета. Огнев пожелал нам счастливого пути и мы с врачом поднялись на борт частного самолета, принадлежавшего, как я позже узнала, Администрации нашего города.
   - Как ты переносишь полеты? - поинтересовался у меня Лев Михайлович, когда мы с ним уже сидели в салоне десятиместного самолета.
   - Не очень хорошо. Но я справлюсь, - ответила я, немного волнуясь.
   - Я сейчас сделаю тебе укол. Не бойся, - доктор открыл свой сундучок и вытащил из него шприц и ампулу с лекарством. - Это снотворное. Нам лететь около трех часов. Проснешься, когда приземлимся в Травинске. Наши организмы немного отличаются от обычных людей и действие лекарств тоже на нас влияют по-другому. То, чем лечат там твоего брата, ему не поможет, может наоборот усугубить положение. Я долго изучал анатомию владов и могу сказать точно, что наше здоровье очень крепкое, но только пока мы живем недалеко от Влалтаря. А сегодня твоему брату резко стало плохо, как только ты активировала кристалл.
   - Так, значит, владам противопоказаны путешествия? - сделала я свой вывод.
   - Влады могут ненадолго уезжать из города без вреда для здоровья, если они будут брать с собой в поездку кубки с влалтарной водой. Достаточно одного глотка в день, чтобы поддерживать нормальную жизнедеятельность здорового влада. Хотя влады не болеют вообще, пока находятся в "Чудесном доме", потому что даже воздух во дворе нашего дома является лечебным для нас. А теперь спи, - сказал доктор, делая мне укол в руку. Самолет в этот момент набирал высоту и меня начало мутить. Я глубоко вдохнула и закрыла глаза.
   - Мы приземлились, - услышала я голос Льва Михайловича.
   Мне показалось, что прошла одна минута. Я глянула в иллюминатор и удивилась. На улице уже было темно, и множество городских огней как будто отражали звездное небо.
   Так как мы часто болели, пока жили в Травинске, я знала в какой больнице, возможно, сейчас находился Данила. Поймав такси, мы с доктором Зверевым поехали по указанному мной водителю адресу.
   Мама сидела в коридоре и плакала, когда мы вошли в больницу. Она сказала, что Даня без сознания, а вокруг него собрался целый консилиум врачей, но пока не определили, что именно с ним случилось.
   Лев Михайлович ворвался в палату, ведя меня за собой. Он представился врачам, сказав, что он их коллега и знает причину заболевания этого мальчика, так как был его лечащим врачом с самого рождения. А также знает генеалогию и предрасположенность к заболеваниям всей нашей семьи.
   Пока он привлек к себе внимание всех присутствующих в палате медработников, я смогла незаметно за их спинами пробраться к изголовью кровати брата. Слегка приподняв его голову, влила небольшое количество влалтарной воды ему в рот. Данила сделал глотательное движение и издал звук, что-то типа "мм". Я успела спрятать кубок за спину. Все врачи обернулись на Данилу. Он в этот момент пришел в себя и осознанно смотрел на них. Они же, как пчелы набросились на него. Кто-то светил ему маленьким фонариком в глаз, пытаясь там что-то увидеть. Кто-то измерял ему пульс. Кто-то пытался открыть ему рот и заглянуть туда. И все они одновременно что-то спрашивали у Данилы:
   - Пациент, вы меня слышите? Сколько пальцев у меня на руке вы видите? А вот тут у вас болит? - И так далее.
   - Хватит! - крикнула я, не выдержав больше такого издевательства над братом.
   - А Вы кто такая? - только теперь обратили на меня внимание. - Кто Вас сюда впустил? И почему Вы без халата? - посыпались на меня вопросы. - Покиньте немедленно палату.
   - Я его сестра, - ответила я, показывая на Даню. - Я пришла забрать брата домой.
   - Кто Вам позволит это сделать? - накинулся с угрозами на меня один из врачей. - Вашему брату срочно нужно пройти полное обследование. Его никто отсюда не выпустит.
   - Нет! - воскликнула мама. Оказывается она вошла в палату вслед за нами и видела, как я пробралась к Дане и влила ему в рот напиток из кубка. Она видела, что Данила сразу пришел в себя от этого. И, конечно, она узнала кубок, так как раньше сама ежедневно пила воду из такого же кубка, пока жила в "Чудесном доме".
   - Я немедленно забираю сына домой, под свою ответственность, - заявила мама. - Я подпишу все необходимые документы.
   Врачи стали возмущаться и запугивать тем, что она делает опрометчивый поступок и может потерять сына. Но тут слово опять взял доктор Зверев, объясняясь с ними медицинскими терминами, что здесь ему не по-климату и нужно срочно вернуться домой, где он полностью выздоровеет.
   Я умудрилась еще раз незаметно для всех дать Даниле небольшой, но последний глоток воды из кубка. После этого Даня приподнялся в кровати и стал отрывать от себя различные присоски с трубочками и проводками, ведущими к каким-то пикающим аппаратам. Аппараты тут же запищали на разные лады. Доктора бросились отключать их, ругаясь при этом на Даню, что так нельзя и, что он испортит им всю медаппаратуру.
   - Сыночек, как ты себя чувствуешь? - бросилась мама к Дане .
   - Я хочу домой, - ответил он, избавившись наконец от всех проводков.
   Мы с Даней вышли из больницы на улицу и присели на скамейку. Мама осталась в больнице для завершения всех бумажных дел. Лев Михайлович остался с ней, чтобы помочь побыстрее закончить эти дела.
   Даня выглядел очень бледным и слабым. Да я и сама чувствовала какую-то слабость во всем теле. Возможно это усталость навалилась на меня. Ведь уже было далеко за полночь. И столько событий произошло за сегодняшний день. Хорошо, что в самолете я поспала, хоть и благодаря снотворному.
   Наконец мама с Львом Михайловичем вышли из больничного корпуса.
   На такси мы сначала отправились к нам домой и забрали там все мамины и Данькины вещи. Вещи уже были упакованы в чемоданы, так как мама с Даней собирались выезжать вслед за мной и, возможно, уже были бы в пути, если бы брат не попал в больницу.
   В самолете Льву Михайловичу уже не пришлось делать мне укол, так как я сама уснула, как только села в кресло и пристегнулась, даже не дождавшись взлета. Проснулась я от легкого толчка, когда шасси коснулось взлетной полосы. Раннее утреннее солнце светило в иллюминатор. Даня спал, а мама о чем-то тихо разговаривала с доктором.
   - Да, я сама удивляюсь, на ее теле не осталось ни одного шрама, - услышала я тихий полушепот мамы. Потом она посмотрела на меня и, увидев, что я уже не сплю, улыбнулась мне, тихо спросив, - Проснулась?
   Было примерно шесть часов утра, когда мы прибыли в Чудесный. На аэродроме нас уже ждал тот же водитель на джипе, который привез нас с доктором Зверевым сюда вчера. Даня опять себя очень плохо чувствовал, и Лев Михайлович настоял, чтобы мы ехали прямо в "Чудесный дом". До этого мама категорически отказывалась туда ехать, но увидев состояние Дани, и то, что его на руках пришлось выносить из самолета и нести до машины, она смирилась. Перегрузив все чемоданы и сумки из самолета в машину, мы направились в "Чудесный дом".
   В паркинге "ЧД" нас встретил сам Глава дома. Увидев его, мама побледнела.
   - Ты? - со злостью в голосе бросила она Огневу вместо приветствия.
   - Здравствуй, Анечка, - не обращая внимания на тон моей мамы с улыбкой поприветствовал он ее.
   - Я тебя предупреждаю, ты и вся твоя семья, даже близко не подходите к моим детям, - угрожающе заявила мама Ярославу Львовичу. - Уйди с дороги!
   - Ань, я все понимаю. Я и моя семья очень виноваты перед вами за все случившееся. Я хотел бы повернуть время вспять, чтобы предотвратить то, что произошло. Но прошлое не изменить. Я приношу свои глубочайшие извинения...
   - Что мне твои извинения? - резко прервала его мама. Я раньше никогда не видела ее такой злой.
   - Хорошо. Просто скажи, что мне сделать, чтобы искупить вину...
   - Ты ничего не сможешь сделать. Просто ты и вся твоя семья держитесь подальше от нас. А мы сейчас же уедем из этого проклятого дома.
   - Ань, я понимаю, что ты зла. И понимаю, что есть за что. Но прошлое не изменить. Я обещаю, что подобное никогда не повториться. Ты можешь ненавидеть нас, но твои дети должны жить в "Чудесном доме", для их же блага. Твой сын только здесь будет здоровым.
   - Мам, я есть хочу, - как в подтверждение его слов, Даня вышел из машины и выглядел вполне нормально.
   У мамы от удивления даже ноги чуть не подкосились. Ведь Данила никогда, пока жили в Травинске, не просил у нее поесть. У него не было аппетита и ел он только когда мама его кормила, чаще через силу, потому что знал, что кушать нужно.
   - Дань, пойдем, - потянула я брата к лифту.
   Мама схватила свою сумочку и пошла за нами, на ходу смахивая слезы с глаз.
  Мужчины занесли все наши вещи в лифт.
   Поднявшись в квартиру, Даня сразу подошел к фонтану и стал играться с водой. Улыбка не сходила с его лица.
   - Я пойду во дворе погуляю, пока кушать приготовится, - изъявил он желание.
   - Может ты приляжешь? - заволновалась мама. - Как ты себя чувствуешь?
   - Я чувствую себя хорошо. Лежать я не хочу, а наоборот хочу погулять. Я и так долго лежал, - Данила направился к выходу из квартиры.
   - Иди с ним, - приказала мне мама.
   - Мам, я же не маленький. Не надо со мной нянчится. Я хочу один прогуляться, - повернулся к нам Даня от двери и, открыв ее, вышел из квартиры.
   - Мам, у нас же продуктов нет, - вспомнила я. - А здесь есть поблизости продуктовый магазин?
   - Я сейчас переоденусь и мы поедем к бабушке. По пути купим продукты, - предложила мама.
   - Мам, а ты знаешь, что твоя, папина и бабушкина машины целые и невредимые стоят в паркинге? Мы можем ими пользоваться, - сообщила я новость маме. - Вот сдам на права и буду в университет на машине ездить.
   - Откуда ты знаешь про машины? - спросила мама.
   - Соседи сказали, и даже показали мне их вчера, - не стала я уточнять, кто именно, мне показал, вспомнив мамину реакцию на этого человека. Я решила, что позже выясню у мамы, что это было в паркинге. Сейчас важнее было убедить маму остаться жить в "Чудесном доме", пока она не передумала.
   - Ладно, потом поговорим об этом и о многом другом, а сейчас переоденусь и поедем, - она взяла один из чемоданов, стоявших в прихожей и потащила в свою комнату.
   Пока мама распаковывала свой чемодан и переодевалась, я принесла влалтарной воды.
   - Нужно Даню позвать, - вышла мама из своей комнаты.
   Мы с ней вышли на балкон в моей комнате и увидели, что Даня расслабленно развалился на скамейке напротив фонтана и наслаждается лучами утреннего солнышка.
   Мама позвала Даню, покричав ему с балкона. Он вытащил из кармана телефон, показывая, что могла бы позвонить, и, встав со скамейки, направился в сторону подъезда. Когда он вошел в квартиру, мы с мамой обратили внимание, что бледность исчезла с его лица, и даже появился здоровый румянец на щеках.
   Я налила влалтарной воды в три металлических стакана, в тон кубку, стоящих на подносе в кухне на столе, и протянула один маме, другой брату, а третий оставила себе.
   - Откуда? - поинтересовалась мама.
   - Оттуда, откуда папа раньше приносил. Мне показали, где источник. Пожалуйста, не спрашивайте у меня, где он. Нельзя раскрывать секрет, где источник, иначе, мне тоже запретят брать там воду, а она лечебная для жителей "ЧД", - попыталась я объяснить.
   - Что такое ЧД? - спросил Данила.
   - "Чудесный дом", - пояснила я. - Это я так название сократила.
   - Ну, ладно, все. Поехали к бабушке, - прекратила мама разговор.
   - А мы на машине поедем? - поинтересовалась я.
   - У нас и машина есть? - удивился Даня.
   - Целых три, - удивила я его еще больше.
   - Неизвестно еще, на ходу ли они. Десять лет прошло, - пожала мама плечами.
   - Мне сказали, что на ходу, - покивала я головой.
   - Мам, поехали, на машине? - попросил Даня.
   - Ну, хорошо, сейчас ключи найду, - согласилась мама. Она не могла отказать просьбе сына, так как в Травинске он был очень пассивным и особо никогда не изъявлял каких-либо желаний.
   Мама нашла ключи от своей машины и мы спустились в паркинг. Там мы встретили нескольких соседей, собирающихся ехать на работу. Когда они нас увидели, то столько было радостных и теплых приветствий. Некоторые приглашали нас в гости, а некоторые говорили, что нужно собраться и отметить наше возвращение.
   Нам дали немного бензина, чтобы хватило до заправки и помогли завести машину. И, наконец, мы поехали на Малиновую.
   Бабушка аж ахнула, увидев неожиданных гостей.
   - Так ты, значит, вчера за ними на самолете летала? - спросила у меня бабушка, приглашая нас к столу, - Присаживайтесь . Сейчас завтракать будете, Коля с Любой только что на работу уехали, а Олег еще спит.
   - Бабушка, откуда ты про самолет знаешь? - удивилась я.
   - Что? Удивилась? - в кухню протирая сонные глаза вошел Олег в одних шортах, с голым торсом и босиком. - А каково было наше удивление вчера, когда ты исчезла из дома, а потом нам звонит сам МЭР и сообщает, что ты на частном самолете летишь в Травинск за мамой и братом?
   - Ты бы сначала поздоровался с гостями и иди умойся, - пожурила Олега бабушка, нарезая колбасу.
   - Здравствуйте, - поклонился Олег, - Пойду, умоюсь, - зевнул он и пошел в ванную.
   - Это Олежек? - спросила мама у бабушки, указывая рукой в ту сторону, куда удалился парень. - Такой большой, красивый. А они же с Данилой одногодки.
   - Да. Вырос здоровым бугаем, а толку нет. Только гулять, да за девками бегать готов. Вчера опять за полночь пришел, - бурчала бабушка.
   - Я Маринку искал, - попытался оправдаться, вернувшийся из ванной, Олег. - Вы же мне не позвонили и не сказали сразу, когда вам МЭР сообщил.
   - Марин, а откуда ты МЭРа этого города знаешь? - удивленно спросил у меня Даня, стянув кусочек колбасы с разделочной доски, на которой бабушка ее нарезала.
   - Проголодался, внучек? - улыбнулась ему бабушка.
   - Я тоже проголодался, бабушка, - потянулся Олег за колбасой.
   - Иди оденься сначала, - хлопнула его по руке бабушка. - ходишь тут голый.
   - Я не голый, я в шортах. И мне одеть нечего. Мама вчера всю мою одежду постирала, - пожаловался Олег.
   - Да, тут весь дом вчера занимался стиркой до ночи, да и ночью тоже. Воду грели и стирали. Дорвались до вольной воды, - улыбаясь, сказала бабушка. - А сегодня с утра и горячая вода из крана льется.
   - Да? - не поверил Олег и, подскочив к мойке, открыл кран горячей воды. - Бабушка, почему ты мне раньше не сказала? Я умывался холодной водой.
   - Иди на балконе возьми футболку, они там уже высохли за ночь, - бабушка закрыла кран и махнула рукой в сторону выхода из кухни. - Иди оденься и садись за стол завтракать.
   Олег вышел из кухни, а мама стала помогать накладывать на тарелки омлет.
   - Марин, ты так и не ответила на мой вопрос, - напомнил мне брат. - Откуда МЭРа знаешь?
   - Он наш сосед из "ЧД", вчера встретилась с ним. Он поинтересовался, почему вы не приехали. Я сказала, что ты болен. Он решил помочь, позвал доктора Зверева, тот объяснил, что тебе нужно срочно возвращаться в "ЧД". Только здесь ты выздоровеешь. А в Травинске тебе, да и мне и папе, - грустно вздохнула я, - было не по климату. Мама сообщила, что тебе стало еще хуже, он и предоставил частный самолет.
   - И кто же сейчас МЭР в Чудесном? - поинтересовалась мама.
   - Огнев Ярослав Львович, - сообщила бабушка.
   - Что? - подскочила со стула мама. - Этот гад? Немедленно собираем вещи и уезжаем отсюда, куда подальше!
   - Мама, нам нельзя уезжать отсюда, - я показала на Даню, уплетающего омлет, одновременно с бутербродом за обе щеки. - Мы с Даней должны жить только в "ЧД", чтобы быть здоровыми.
   - Я хочу, чтобы вы были живыми, а здесь... Эти люди... Они опасны, - мама не могла подобрать слова, чтобы объяснить.
   - Кто? Какие люди? - заволновалась я.
   - Огневы, - неожиданно для всех нас призналась мама. - Из-за них ты пострадала десять лет назад и чуть не умерла. Ты еле выжила. А жители "Чудесного дома" боятся их и потому, можно сказать, изгнали нас оттуда. Никто нас не поддержал тогда. Все были на их стороне.
   - Мам, расскажи мне, что такое страшное со мной случилось? - разозлилась я.
   - Я не могу тебе рассказать. Это была не только физическая, но и психологическая травма. Ты три месяца, после случившегося, была как овощ. Потом, Слава Богу, пришла в себя, но оказалось, что у тебя амнезия. Ты помнила свое имя, умела говорить, читать. Все условные и безусловные рефлексы у тебя восстановились, а вот память не вернулась. Все врачи утверждали, что нельзя рассказывать тебе, ты должна вспомнить все сама, - мама присела опять на стул.
   - Значит, ты веришь врачам? Тогда почему хочешь немедленно уехать из "ЧД"? Забыла, что тебе доктор Зверев сказал? - напомнила я. - А он очень хороший врач. Бабушка подтверди, - обратилась я к бабушке. - Да и Ярослав Львович не показался мне плохим человеком.
   - Да, Анечка. Ярослав Львович очень хороший человек, душевный. Он хороший МЭР. Всегда людям помогает. Ни в каких просьбах не отказывает. В Чудесном хорошо живется, пока он правит. Он уже пять лет МЭР. Никаких плохих отзывов о нем нет. А доктор Зверев, знаменитый врач на всю округу. К нему из других городов едут, на очередь записываются. Я думаю сам МЭР попросил его за вами аж в Травинск лететь, и тот согласился, при всей его занятости, - говорила бабушка. - Доктор Зверев точно вылечит Данечку.
   - Хочу добавки, - как бы в подтверждение ее слов, Даня протянул маме пустую тарелку.
   У мамы от удивления и умиления слезы выступили на глазах.
   - Возьми мою, - протянула она ему свою тарелку, к которой еще не успела прикоснуться из-за споров. - А я себе еще приготовлю.
   - Присядь, Анечка, я сама все приготовлю, - бабушка поднялась из-за стола и взялась за готовку. - Кому еще добавку приготовить? - поинтересовалась она.
   - Мне еще один бутерброд с колбасой и чай, - тут же отозвался Олег, который свой бутерброд еще даже не начал есть.
   - Ты еще тот сначала съешь, а потом еще, хоть пять делай, - прищелкнула бабушка языком.
   - Так то самому надо делать, а это ты предложила приготовить, - объяснил парень.
   - Ай-ай-ай, - покачала бабушка головой, а мы все рассмеялись. - Вот, лентяй.
   - Кушай, Олежек, я сделаю тебе сколько захочешь бутербродов, - улыбнулась моя мама племяннику.
   - Не надо, теть Ань, я пошутил. Я сам сделаю, - застеснялся Олег.
   После завтрака, я пошла складывать опять в чемодан свои вещи. Хорошо, что все чемоданы еще не успела распаковать. Мама стала помогать бабушке убирать со стола, а Даня решил пойти на улицу погулять. Олег составил брату компанию.
   - Ты хорошо себя чувствуешь? - не веря глазам, что сын выглядит здоровым и активным, спросила мама. - Ничего не болит?
   - Все отлично, мам. У меня ничего не болит. Я хочу побегать. Кажется, я переел, - погладил Даня себя по животу.
   - Тебя тошнит? - тут же опять заволновалась мама.
   - Нет, мам. Я себя нормально чувствую, давно не чувствовал себя так хорошо, - улыбнулся Данила.
   - Пойдем в качалку сходим? - предложил брату Олег.
   - Пойдем, - согласился тот.
   - Эй, поаккуратнее там. Олег, присмотри там за ним, пусть сильно не напрягается. Он после болезни. Еще сегодня ночью под капельницей без сознания лежал, - продолжала беспокоиться мама за сына.
   Два брата, наконец вышли из квартиры. Один высокий и здоровый, другой худенький и по росту ниже брата на пол головы.
   Я собрала вещи и вытащила их в коридор.
   - Пойдем, сходим в магазин, купим продуктов, - предложила мне мама.
   Бабушка присоединилась к нам. Втроем, мы отправились за покупками.
   - Ань, а что с квартирой в Травинске? - поинтересовалась бабушка.
   - Квартиру выставили на продажу, и, можно сказать продали. Документы подписали, а деньги еще не все перевели нам на счёт. Договорились с риелтором, она моя хорошая знакомая, что она проследит за этим делом. Документы новым собственникам отдаст, когда те все деньги перечислят, - рассказала мама.
   - А она не обманет, эта риелтор? - засомневалась бабушка.
   - Нет, мама, не волнуйся. Я с ней уже давно дружу. У нее тоже сын с детства болен. В больнице мы с ней и познакомились. Нас объединило общее горе. Правда, Даниле так и не поставили точный диагноз. Лечили от всего подряд. Обследовали десять раз, а точно, так и не определили, что с ним. У сына моей подруги лейкемия. Ему нужна операция, я пообещала, что помогу с деньгами, после продажи квартиры, - объяснила мама.
   - Но Даня не выглядит таким уж больным, как ты рассказываешь, - поделилась бабушка своим наблюдением, пока мы ходили вдоль прилавков супермаркета.
   - Да, - грустно улыбнулась мама. - Его еще утром на руках из самолета выносили. Но как только мы приехали в "Чудесный дом", ему сразу стало лучше. Захотел погулять, аппетит проснулся и бледность сошла с лица. Мое сердце радуется этому, - у мамы опять выступили слезы на глазах и она смахнула их. - Ради этого я и согласилась остаться в том проклятом доме. Но может, когда получу деньги за проданную квартиру, куплю в городе небольшую квартиру, да и будем жить там, а не в "Чудесном доме".
   - Жаль, что в "Чудесном доме" нельзя продать квартиру, - вдруг сказала бабушка.
   - И правда, почему я об этом не подумала? - встрепенулась мама. - Мы можем продать там квартиры и купить в городе.
   - Нет, мам! - вскрикнула я и люди стали оборачиваться на нас. - Нельзя этого делать, - уже тише заговорила я. - Квартиры в "ЧД" не продаются. Ты можешь жить там до конца жизни, но продать квартиру там нельзя. Там могут жить только те, кто там родился или как ты, стал членом семьи жителя, родившегося в том доме.
   - Это кто сказал? Кто издал такой закон? - поставила руки в бока мама. - Я продам там квартиру, и никто мне не запретит это сделать.
   - Тогда почему вы не сделали это десять лет назад, когда истинные собственники тех квартир еще были живы? - я имела ввиду папу и бабушку, папину маму, которая покинула "ЧД" вместе с нами. - Потому, что они знали, что это невозможно.
   - Просто мы не думали об этом тогда, - оправдалась мама.
   - Вы уезжали неизвестно куда и, при этом не планировали возвращаться, но не подумали о продаже квартиры? - скрестила я руки на груди и ухмыльнулась.
   - Марина, ты почему разговариваешь со мной в таком тоне? Ты почему так высокомерно себя ведешь? - возмутилась мама.
   - Мам, прости, - извинилась я и попыталась объяснить. - Я просто хотела сказать, что нельзя продать квартиру в "ЧД". А мы с Данькой обязательно должны жить там. Я понимаю, что ты беспокоишься о нас, но то, что произошло, было несчастным случаем, и у нас попросили за это прощение. Что произошло, то произошло. Но это не значит, что это опять произойдет. И я уже выросла. И мне, и Даньке там очень нравится. Нам там очень хорошо. И люди там к нам очень хорошо относятся и сожалеют, что допустили наш отъезд.
   - Ладно. Потом поговорим, пойдем на кассу, - мама покатила наполненную продуктами тележку к кассе.
   На кассе я достала деньги и расплатилась за все покупки, чем удивила и маму и бабушку, так как сумма была очень приличная.
   - Откуда у тебя деньги? - устроила мама мне допрос, заглянув в мой кошелек.
   - Я выполнила кое-какую работу по просьбе МЭРа и он оплатил мне ее, - попыталась я объяснить.
   - Какую работу? - не поверила мне мама.
   - Можешь у него сама спросить, - предложила я. - Он устроил меня на работу в отдел по управлению водными ресурсами, где папа работал. Должность высокооплачиваемая и у меня будет свободное посещение, что очень удобно для меня будет, когда я буду учиться.
   - Что? На работу устроил? Деньги заплатил? Пытается откупиться, - опять взбунтовалась мама. - Ни на какую работу ты не пойдешь!
   - А работа здесь причем, мам? Ты пока не работаешь, а жить нам нужно на что-то. Почему ты во всем только плохое видишь? У нас пока все хорошо. И Данька идет на поправку. Разве тебе всегда плохо жилось в "ЧД"? - поинтересовалась я.
   - Да, всегда, - тут же ответила мама.
   - Ань, я думаю, что это не из-за Ярика, а из-за его ревнивой жены тебе там несладко было, - предположила бабушка. - Ты же сама мне тогда рассказывала.
   - Думаешь, она сейчас будет спокойно относиться к моему присутствию в "Чудесном доме"? Тем более, что теперь и Наума нет, - вздохнула мама.
   - Но ведь уже столько лет прошло, может она успокоилась, наконец, - предположила бабушка.
   - Ну-ка, ну-ка, поподробнее, что за история про ревнивую жену? - заинтересовалась я.
   - Когда-то, в студенческие годы, твой папа и Ярослав Огнев оба влюбились в твою маму. Но она выбрала твоего папу. Огнев назло Ане, как он тогда выразился, стал встречаться с Эллой, которая ему прохода не давала в то время. Элла вскоре забеременела и они поженились. А твои родители поженились позже, - рассказала бабушка историю маминой юности.
  - А почему жена Ярослава Львовича доставала тебя, когда ты уже вышла замуж за папу? - спросила я у мамы.
  - Не знаю. Наверно не могла успокоиться, что ее муж когда-то был влюблен в меня, - предположила мама.
  - Так с мужем и разбиралась бы. Чего к тебе цеплялась? - возмутилась я.
   У меня зазвонил телефон. Звонил Олег.
  - Марин, Даниле неожиданно стало плохо, - с испугом в голосе проговорил он. - Что делать?
  - Где вы? - заволновалась я.
  - Я довел его до дома. Сидим на лавочке.
  - Мы сейчас будем, - ответила я Олегу и сообщила маме и бабушке о брате.
   Данька положил голову на плечо брата, закрыв глаза. Лицо его было бледным и, казалось, что он не дышал. На загорелом лице Олега тоже проступила бледность. Он был испуган и чувствовал себя виноватым.
   Мы с Олегом посадили Даню на заднее сидение машины. Олег хотел ехать с нами, чтобы помочь дома Даню в квартиру завести и сумки с продуктами занести, но я убедила его, что все будет в порядке, мы сами справимся и, похлопав его по плечу, добавила, что он ни в чем не виноват. Хотя бабушка в это время ворчала на Олега, что тот чуть не убил ребенка, потащил того в качалку, его предупреждали.
  - Мам, Даня сам захотел туда пойти, не вини Олега, он и так напуган, - справедливо заметила мама, но беспокойство не сходило с ее лица.
  - Может скорую вызвать? - предложила бабушка.
  - Не надо. Доедем до дома, там позвоним Звереву, - сказала мама, - он еще в самолете дал мне свой номер телефона и сказал звонить ему в любое время, если что-то случится.
   Как только мы приехали в "ЧД", Данила опять нас удивил. Он вышел из машины, как ни в чем не бывало, взял пару пакетов с покупками и направился к лифту.
  - Сынок, тебе лучше? - взволнованно спросила мама. - Оставь пакеты, мы сами все отнесем.
  - Мам, я себя хорошо чувствую, - улыбнулся Данила. - И я опять кушать хочу.
   Мы с мамой взяли остальные пакеты с покупками и последовали за Даней к лифту.
   Пока мы с мамой раскладывали покупки, Данила выпил стакан воды из кубка и побежал во двор, сказав, чтобы позвонили ему, когда обед будет готов. Мама в очередной раз удивилась, как благотворно влияет дом на его самочувствие.
   - Мам, я хотела у тебя спросить, что ты знаешь об особенностях этого дома и его жителях? - робко спросила я, пока чистила овощи.
   - Почему ты меня об этом спрашиваешь? Сначала я хотела бы у тебя поинтересоваться, что ты об этом знаешь?
   - Ну, я кое-что узнала о своей сущности и о некоторых особенностях дома. Например то, что даже во дворе "ЧД" я чувствую себя очень комфортно. Даже воздух здесь особенный. Да и на Даньку посмотри, как только мы попадаем на территорию дома, он меняется на глазах. Из болезненного ребенка превращается в здорового, полного энергии подростка.
   - Да, это я тоже заметила. Как бы я ни ненавидела этот дом, но я решила смириться ради вас. Наум мне говорил, что вы должны жить здесь, что вы здесь исцеляетесь, но я не хотела верить в это. Может и он остался бы жив, если бы мы вернулись сюда с ним, - слезы потекли из маминых глаз. - Он говорил, что мы можем вернуться сюда, когда тебе исполнится двадцать. Поэтому я боялась пускать тебя сюда, как минимум, еще два года. Но Данька... Я испугалась, что потеряю и его.
   - А папа объяснил тебе суть моего двадцатилетия?
   - Сказал, что в тот день у тебя наступит совершеннолетие и никто тебя не обидит, ты сможешь постоять за себя.
   - Мое двадцатилетие теперь не имеет значения. Я уже сейчас могу постоять за себя. А меня что, кто-то в детстве обижал и я не могла за себя постоять? Это что, причина из-за которой мы не можем здесь жить?
   - Ну, в какой-то степени... Ой, посмотри, там наш Данька на спортплощадке с каким-то мальчиком в баскетбол играет, - выглянула мама в окно.
   - Да? - я поднялась из-за стола, чтобы тоже взглянуть на необычную для нас картину, Даньку, играющего в спортивные игры. Но тут на плите закипела вода в кастрюле и я подошла, чтобы убавить огонь.
   Мама тоже отошла от окна и принялась нарезать овощи, которые я почистила, смахивая набежавшую слезу тыльной стороной ладони.
   Я позвонила брату, когда обед был готов. Он прибежал, разрумянившийся, улыбающийся.
   - У тебя друзья появились? - улыбнулась я Даниле.
   - Ага. Ник - хороший парень. Мы с ним номерами телефона обменялись. Позже созвонимся, - брат с большим аппетитом стал уплетать приготовленный нами обед.
   Мы с мамой, не сговариваясь, одновременно сели за стол и, подперев подбородок сложенными в замок руками, с умилением смотрели на Даньку. Он сейчас совершенно не выглядел болезненным ребенком, которым был еще до сегодняшнего утра.
   - Чего вы на меня так смотрите? - с набитым ртом проговорил брат.
   - Просто так, сынок, - дрогнул мамин голос. - Радуемся твоему выздоровлению.
   Наблюдая за тем, каким энергичным, подвижным был Данька, как он изо-дня в день поправлялся и подрастал, днями пропадая то на спортплощадке с новыми друзьями, то с Олегом в качалке, мама утвердилась в своем решении остаться жить в "ЧД".
   Я тоже времени не теряла. Так как у нас было аж три машины, я решила получить права, а заодно и Ларису уговорила учиться вместе со мной в автошколе.
   Еще мы с мамой и Ларисой сами переделали спальню Дани, дизайн интерьера в ней придумала и нарисовала я.
   Иногда мне звонил Ярослав Львович, и я ездила в администрацию, на свое, так сказать, рабочее место. Выполняла там кое-какие поручения и потихоньку вникала в свою работу.
   Мама устроилась учителем в школу, в которую я когда-то ходила и, в которую теперь будет ходить Данила.
   Жизнь наша вошла в нормальное русло, и я даже не заметила, как лето закончилось и пришла пора идти на занятия в университет.
  
   Лариса ждала меня у дверей университета.
   - Почему внутрь не заходишь, дождь ведь идет? - подтолкнула я подругу к двери здания.
   - Меня дождь не пугает. Ты забыла? Я люблю гулять под дождем, - улыбнулась она. - Если бы не боялась намочить новую одежду, я бы и зонтик не брала.
   - Вот-вот, - поддержала я подругу. - Я тоже не люблю быть в мокрой одежде.
   - А я зонтики вообще не люблю, а особенно, с мокрым зонтом в общественном транспорте ехать, - пожаловалась Лариса. - В сумку его не положишь, он же мокрый, вот и приходится в руках держать, а с него еще и вода капает на ноги.
   - Почему в сумку не положишь? - удивилась я. - Я для этой цели просто беру с собой пакет, кладу мокрый зонт в пакет и, затем, в сумку.
   - Я об этом не подумала. Но всё равно не люблю зонт таскать, от него сумка тяжелая кажется.
   - Привереда, - улыбнулась я и положила руку на плечи подруги. - Но ничего, скоро будем на личном транспорте ездить, вот экзамены в автошколе сдадим и получим права.
   - Ага? Это ты скоро будешь ездить на личном транспорте, а у меня нет машины, - напомнила Лариса.
   - А, точно. Ну, я тогда буду заезжать за тобой каждое утро, а после занятий буду отвозить домой - предложила я.
   - Я не думаю, что у меня хватит денег платить тебе зарплату водителя, - Лариса повернула лицо ко мне и растянув губы, как бы в улыбке, поморгала глазами.
   - Ну, ничего. Расплатишься чем-нибудь другим, - шутливо вздохнув, я похлопала ее по руке.
   Мы вошли в аудиторию, в которой уже сидело очень много наших однокурсников. Все задние места были заняты, и мы сели на первый ряд, перед самым носом преподавателя.
   Это была первая, ознакомительная лекция, на которой, нам рассказали, какие предметы мы будем на каком курсе изучать, какие преподаватели будут нас обучать и тому подобное. Затем у нас была линейка. После нее мы отдельными группами разошлись по кабинетам, чтобы познакомиться со своими одногруппниками и кураторами. Еще там нам должны были выдать студенческие, зачетки и пропуска.
   В этот раз мы с Ларисой поторопились и вошли в нужный кабинет в числе первых, заняв предпоследнюю парту на среднем ряду.
   Перед нами села очень красивая девушка, с медными волнистыми волосами.
   - Эй! Кострова! А ты что тут делаешь? - ткнула пальцем в плечо девушки Лариса.
   - Волнова? Ты, что ли? - повернулась к нам девушка.
   - Поверить не могу! - возмутилась Лариса. - Это же надо? Из всех универов города, мы с тобой поступили в один и тот же, да еще и в одну группу попали! Кошмар! Эй, отсядь, что ли, подальше, - скривив лицо, Лариса махнула рукой.
   - Сама, отсядь, - нахмурилась девушка. - Я тоже не рада здесь твоему присутствию.
   - А может ты в другой универ переведешься, а? Как подумаю, что твою рожу еще четыре года изо-дня в день придется наблюдать, аж плохо становится, - Лариса закатила глаза.
   Кабинет наполнялся студентами, которые рассевшись на свободные места, оборачивались в нашу сторону и следили за перепалкой.
   - Хм. Вот сама и переводись в другой универ. Я-то, по определенной причине сюда поступила, и уж точно никуда не собираюсь переводится. И мне на тебя наплевать, - Кострова высокомерно задрала нос кверху и отвернулась.
   - Да кто твою причину не знает? - усмехнулась Лариса. - Ты из-за Огнева сюда поступила. Ты же его фанатка. Но тебе с ним ничего не светит.
   - А я и не скрываю, что из-за Никиты сюда поступила, - опять повернулась к нам девушка. - И он всё равно будет моим.
   - Ты это с пятого класса говоришь. Только он на тебя ни разу не взглянул, - напомнила ей Лариса.
   - Откуда тебе знать?
   Прозвенел звонок и в кабинет вошла преподаватель, молодая женщина примерно тридцати лет, прервав все разговоры.
   - Почему ты так на нее накинулась? - шепотом спросила я у подруги.
   - Потом расскажу, - искоса поглядывая на преподавателя, ответила Лариса.
   Преподаватель представилась. Звали ее Алевтина Витальевна Цветикова. Она сообщила, что будет нашим куратором, а также будет вести у нас один из предметов по живописи. Затем Алевтина, как мы в дальнейшем стали ее между собой называть, начала нас всех называть по фамилии и имени, а мы при этом должны были встать с места. Услышав свою фамилию и имя, я встала со стула.
   - Ты? - резко повернулась Кострова и уставилась на меня удивленными глазами.
   - Я, - спокойно ответила я и села на место.
   - Как я сразу тебя не узнала? Твои глаза... А ты меня помнишь? Это я, Лена Кострова. Мы же в одном классе учились.
   Я беспомощно посмотрела на Ларису.
   - Отстань от нее, - вступилась за меня подруга. - Почему она должна тебя помнить? Столько лет прошло.
   - Но тебя же вспомнила? - не унималась Кострова.
   - Так мы же дружили, - объяснила Лариса. - А ты кто такая?
   - Мы же вместе дружили...
   - Эй, три подружки! Может успокоитесь уже и не будете мешать остальным? - обратилась к нам преподаватель.
   Кострова отвернулась. Я вопросительно посмотрела на Ларису, показывая пальцем на впереди сидящую девушку, как бы спрашивая: "Это правда? Мы дружили?"
   Лариса отрицательно замотала головой и сложила руки крестом на груди, как бы говоря: "Это не правда!"
   Затем Лариса нашла в телефоне ту фотографию в интернете, где мы с ней в детстве стоим в обнимку на фоне школьной доски, и показала на третью девочку на фото, попавшую в кадр.
   - Это она, - показывая пальцем на Кострову, прошептала Лариса.
   Кострова опять повернулась к нам и посмотрела на меня. Она хотела что-то спросить, но Алевтина снова сделала нам замечание. До конца пары медноволосая девушка еще несколько раз оборачивалась и смотрела на меня, как будто сомневалась, что это именно я, та самая Марина Водоведова из детства. А я от каждого ее взгляда ощущала дискомфорт, потому что опять чувствовала свою неполноценнось из-за своей амнезии, которой стеснялась.
   Лариса поняла мое состояние, и как только прозвенел звонок, она, как настоящий друг, быстро отделалась от Костровой, не дав той задавать мне какие-либо вопросы, быстро увела меня из кабинета.
   - Значит, парочка Море и Чайка опять воссоединились? - услышали мы вслед.
   - Нас с тобой так в школе называли, - пояснила Лариса, когда мы покидали стены университета. - Море - это ты, значение твоего имени, тебя так дети называли, типа это твоя кличка была. А меня называли Чайкой. Это была моя кличка, от значения моего имени. Однажды на уроке учительница читала нам значения имен, с тех пор нас так и называли. А Кострову звали Факел, вроде с Греческого это ее значение имени. Она всегда ходила за нами, хотела с нами дружить, но мы с тобой говорили, что огонь и вода не совместимы.
   - Только из-за этого мы с ней не дружили? - удивилась я.
   - Нет, конечно. Она с самого детства была, ну даже не знаю как сказать, интриганка. Постоянно подставляла, хитрила и предавала. Всегда хотела быть в центре внимания, добиваясь этого любыми целями. Мы с тобой не поддавались этому и большинство детей в школе тянулись к тебе, а не к ней. Тебя все любили, а ее это бесило. Она хотела с тобой дружить, но только, чтобы быть в центре внимания. Ну, ты сама в этом убедишься. Теперь мы будем видеться каждый день, и ты сама поймешь, какой она человек.
   - А что вы там про Огнева говорили? - вспомнила я их перепалку.
   - Никита учился в нашей школе, на два класса старше нас. Где-то с седьмого класса он начал сниматься в кино и стал звездой. У него появилось много фанатов. Кострова влюбилась в него и стала сумасшедшей фанаткой. Все разговоры у нее были только про Огнева. Все тетрадки, закладки у нее, с его изображением. Из-за съемок он часто пропускал школу, но она, наверно, знала все его расписание. И, когда тот появлялся в школе, она не давала проходу. Огнев уже тогда научился с улыбкой отделываться от фанатов, а она всем твердила, что нравится ему и называла себя его девушкой. Когда кто-то видел его с какой-либо девушкой, она говорила, что это ничего не значит, что он просто развлекается, а женится все-равно на ней.
   - Ужас! Нашла в кого влюбиться. В этого Высокомерного индюка, - скривилась я.
   - Когда ты так говоришь, мне кажется, что ты сама в него влюблена, - усмехнулась Лариса.
   - Ты что? Сдурела? Я его терпеть не могу! - аж задохнулась я от возмущения.
   - Ну, от ненависти до любви...
   - Прекрати чушь нести! - разозлилась я, сама не зная почему.
   - Все, молчу-молчу, - примирительно подняла ладони вверх Лариса, как бы сдаваясь, хотя в глазах у нее прыгали смешинки.
   Мы с ней дошли до остановки под моим зонтом, так как дождь продолжал идти. Договорившись вечером созвониться, мы расстались, сев в разные автобусы.
   На следующий день, когда мы с Ларисой вошли в аудиторию, многие студенты с нами здоровались, мы отвечали им в ответ. Позже мы с ней сделали вывод, что вчера нас запомнили все, а мы никого.
   В лекционной аудитории Кострова села рядом со мной. Лариса хотела ее прогнать, но я попросила ее не обращать внимания и оставить пока все как есть. Теперь я готова была ответить на ее вопросы. У меня были заготовки ответов, типа маленькая была, плохо помню детство и так далее. Нам всё равно придется общаться, потому что учиться вместе будем, а на счёт дружбы, я хотела сама разобраться какой она человек на самом деле.
   Вот так началась моя студенческая жизнь. Учиться мне в принципе нравилось. Я люблю рисовать, а у нас было много предметов, связанных с живописью.
   Где-то в середине семестра Алевтина поделила нас на подгруппы. Подгруппы должны были выбрать себе задание из списка. Меня, Ларису и Лену Кострову Алевтина объединила в одну подгруппу, решив, что мы три подружки. А Кострова, выбрав задание, даже не обсудив с нами, озвучила его, и Алевтина закрепила его за нами. Мы с Ларисой попытались возмутиться, что мы еще не решили, но Алевтина сказала, что мы должны научиться справляться с разными заданиями, и что в следующий раз выберет задание кто-нибудь другой из нас. Нам с Ларисой пришлось молча согласиться. А задание наше состояло в том, что нам после занятий нужно было пойти в театральную студию при нашем университете и, взяв сценарий готовящейся ближайшей театральной постановки, прочитать его и изобразить декорации данной постановки. Если наши декорации понравятся режиссеру, то мы будем считаться авторами декораций, а по предмету получим автомат.
   Я, конечно, люблю читать. Но я люблю читать те книги, которые сама выбираю себе, а не какой-то сценарий.
   Теперь я начала понимать, за что Лариса не любила Кострову.
   После занятий Алевтина пошла в студию вместе с нами, чтобы нам дали сценарии и объяснить цель нашей работы.
   Пока Алевтина обсуждала что-то с руководством, мы втроем сидели в полутемном актовом зале за столом, который стоял перед сценой. Только сцена освещалась, и то, частично. Тут вдруг Кострова взвизгнула и зажала рот рукой. Мы с Ларисой взглянули сначала на нее, а потом проследили за ее взглядом. На сцену из-за кулис вышел Никита Огнев и направился в нашу сторону. Лариса налила в стакан воды из графина, стоявшего на столе и предложила Костровой:
   - Ты успокойся, попей водички, а то в обморок сейчас упадешь.
   - Привет, - поздоровался Никита, глядя на меня своим высокомерно - снисходительным взглядом. - Это тебе нужен сценарий?
   Он положил три экземпляра сценария на стол. Огнев смотрел на меня, от чего складывалось впечатление, что девчонок он даже не заметил. Мне стало неприятно от того, как он себя ведет и меня опять понесло.
   - Ага. Нам. Спасибо тебе большое, - я встала из-за стола и сделала поклон почти в девяносто градусов, и, выпрямившись, добавила, - Такая честь. Сам Высокомерный индюк соизволил принести нам такой важный документ.
   - Кто? Как ты меня назвала? - сузил глаза Никита.
   - У тебя со слухом проблемы? - ответила я вопросом на вопрос.
   - У меня со слухом все нормально. Я попросил повторить, как ты меня назвала.
   - А ты с первого раза не воспринимаешь? Или у тебя с памятью проблемы? - пощелкала я языком, и, взяв в руки сценарий, потрясла им у него перед носом, - Бедный. Как же ты сценарии учишь? Трудно, наверно, все запомнить?
   Моя выходка его разозлила, и я в мыслях увидела злую огненную рожу. Меня бросило в жар. Я схватила стакан с водой и плеснула ему в лицо.
   - Ты что? С ума сошла? - вскрикнул он, отскочив от стола, и стал стряхивать воду с волос, одежды и с лица. Лицо его моментально высохло, хотя он просто провел по нему рукой, не пользуясь никакой салфеткой. Видимо применил силу огня, догадалась я. И, чтобы этого не заметили другие, он повернулся лицом к сцене и заскочил на нее.
   - Это ты мне так мстишь? - бросил он мне и пошел по сцене в ту сторону, откуда пришел. Меня заинтересовал его вопрос. У меня в голове на долю секунды вспыхнула очередная картинка из детства, песочница и дети.
   - Стой! - крикнула я ему в след. - За что я тебе мщу?
   Он не ответил и не обернулся и продолжил идти, как шел. Я заскочила на сцену и побежала вслед за ним. Догнав его уже возле самых кулис, я схватила его за рукав.
   - Хм, - высокомерно усмехнулся он. - Надо же? Сама Мисс Гордячка соизволила побежать за мной.
   - Что ты имел ввиду, когда сказал, что я тебе мщу? - я хотела получить ответ на свой вопрос. Я хотела все вспомнить.
   - Ничего, - с холодной усмешкой произнес он. - Я просто так сказал.
   Меня это так разозлило, и я, прищурив глаза, зло прошипела:
   - Если бы я хотела тебе отомстить, то я бы представила, как хватаю твою голову, - при этих словах я схватила его за шею, - и окунаю ее в воду. И держу до тех пор, пока твой мозг не взорвется и ты не перестанешь дышать.
   Я просто говорила эти злые слова, ничего при этом не представляя, но Никита побледнел, и убирая мою руку со своей шеи, тихо произнес:
   - Следи за своими мыслями.
   - Ты тоже. Не смей мне угрожать своими огненными рожами.
   - Хорошо. Больше не буду, - согласился он. - А ты не набрасывайся на меня, как на врага народа, каждый раз, как я к тебе подойду. Можно же просто по-дружески общаться.
   - Ты мне не друг...
   - Лена Кострова, подойди на минутку, - услышали мы голос Алевтины.
   - Лена? Кострова? - задумчиво произнес Никита. - Надо же какое сочетание? И имя и фамилия связаны с огнем. Обожаю огонь. Кто она? Твоя подруга? Красивая? - он глянул в сторону стола, за который как раз усаживалась вернувшаяся Кострова. - Ничего так. Симпатичная. Познакомишь?
   - Пф. Сам знакомься, - фыркнула я и направилась к столу, на свое место.
   Никита последовал за мной.
   - Привет, Лена Кострова? - улыбнулся он девушке.
   - Привет, - ответила та не своим голосом, расплывшись в улыбке, - Ты даже фамилию мою знаешь?
   - Ха-ха-ха! - рассмеялась я, и все посмотрели на меня. - Алевтина только что тебя звала, он слышал, - пояснила я, но мой смех никто не поддержал. Я взяла со стола экземпляр сценария и обратилась к Ларисе, - Ладно, пойдем. Сценарий мы получили, думаю, на сегодня все.
   - Алевтина сказала нам вместе обсудить что рисовать, измерить сцену и..., - Кострова явно не хотела сейчас уходить, но я ее прервала.
   - Сначала нужно сценарий прочитать, прежде, чем что-то обсуждать.
   - Так давайте сейчас здесь прочитаем, - предложила Лена.
   - Я лучше дома прочту, - Лариса взяла второй экземпляр и стала запихивать его в сумку, - Чего здесь в полутьме глаза портить?
   - Но можно ведь свет включить, - предложила Кострова. - А вообще нам Никита может объяснить о чем сценарий. Никита, Вы ведь будете принимать участие в этой постановке?
   - Да, у меня главная роль, но...
   - Но будет лучше, если мы сами прочитаем сценарий и вникнем в суть, - прервала я его. - Я домой.
   - Марин, тебя подвезти? Я на машине, - вдруг предложил мне Огнев, - Нам всё равно по пути.
   - Нет, спасибо. Сама доберусь, - отказалась я.
   - Ну, как хочешь. Мое дело предложить, - нацепил он опять на себя высокомерно - снисходительную ухмылку и, развернувшись, запрыгнул на сцену и ушел.
   - Ты мне все испортила, - накинулась на меня Кострова, пока мы одевались. - Он только со мной знакомиться начал. Мы даже номерами телефона не успели обменяться. Откуда ты его знаешь? Когда вы познакомились? Зачем ты на него накинулась и водой облила?
   - Сколько много вопросов сразу, даже компьютер заглючит от такого, - попыталась я отмазаться от вопросов и, одевшись, быстро направилась к выходу из актового зала, потянув за собой Ларису.
   - Слушай, Марин, я сама не поняла сегодня твоего поведения. Я уже не первый раз замечаю, что ты неадекватно ведешь себя рядом с Огневым. Всегда первая ни с того, ни с сего набрасываешься на него и становишься сама не своя, - высказала мне подруга, пока мы шли к остановке.
   - Может со стороны всё так и кажется, - попыталась я оправдаться, понимая правоту подруги, - но эта неприязнь к нему у меня с детства. В детстве он много меня обижал.
   - Ты ведь этого не помнишь, - напомнила Лариса.
   - Я думаю, что это у меня на подсознательном уровне. Иначе, как объяснить мою ненависть к нему? Я как только увидела эту его высокомерную ухмылку, меня сразу и понесло. Терпеть его не могу.
   - А почему ты побежала за ним? - поинтересовалась подруга.
   - В тот момент, когда он сказал про месть, в моей голове вспыхнула картинка из прошлого. Промелькнуло воспоминание. Я увидела песочницу в нашем дворе и детей. А ты знаешь, как я хочу все вспомнить? Поэтому я бессознательно и бросилась за ним, думая, что после его слов еще что-нибудь вспомню.
   - Понятно, - сочувствующе обняла меня подруга.
   - Но он сказал с усмешкой, что просто так мне это сказал. Теперь понимаешь, почему я его ненавижу? А когда Алевтина позвала Кострову, его заинтересовала фамилия. Он же Огнев. А тут Кострова. Он спросил кто такая. Увидев ее, сказал, что ничего так, симпатичная, и попросил познакомить.
   - Теперь я понимаю, почему ты рассмеялась, когда она у него спросила: "Ты даже фамилию мою знаешь?" - перекривляла Лариса Кострову и рассмеялась. - А то я все время дразню ее, что он на нее не взглянет, а тут вдруг он подошел к ней знакомиться. А оказывается не она его заинтересовала, а ее фамилия.
   - Так и есть, - подтвердила я. - Ой, а где она? Решила там ночевать остаться?
   - Да, нет. Вон она идет. Хотела, наверно, Никиту выловить и продолжить знакомство.
   Возле нас, на остановке, остановилась машина и посигналила. Стекло на передней дверце опустилось, и мы с Ларисой увидели Огнева.
   - Садись в машину, нам ведь по пути. Чего на холоде торчишь? - скомандовал он мне.
   Я увидела, что приближался нужный мне автобус, и ответила Никите:
   - Я же тебе сказала, что сама доберусь. Здесь нельзя останавливаться. Ты мешаешь общественному транспорту, - показала я на приближающийся автобус.
   - Ну, как хочешь, - он глянул в зеркало заднего вида, поднял стекло и уехал.
   - Это был Никита? - подбежала запыхавшаяся Кострова. - Я знаю, что это его машина. Он про меня спрашивал?
   - Курить меньше надо, - ответила ей Лариса и пошла за мной в мой автобус.
   - Тебе же не на этом автобусе ехать, - напомнила я ей, когда мы прошли в салон.
   - Знаю. На следующей остановке выйду. У меня всё равно проездной. Я не хочу с той ненормальной на остановке стоять. Мои нервы не выдержат. Как ты Огнева не переносишь, так я эту дуру.
   Следующие дни Кострова постоянно тянула нас в актовый зал, чтобы там обсудить, какие должны быть декорации.
   - Мы и здесь, в аудитории можем обсудить, кто как из нас представляет себе декорации, - не хотела я идти ни в какой актовый зал.
   - Но нам же нужно видеть сцену, а сейчас там у них репетиция, посмотрим, - пыталась уговорить нас Кострова.
   - Сцену мы уже видели, а репетицию мне не хочется смотреть, мне достаточно сценария, - упиралась я. - Да и кто нас пустит туда во время репетиции.
   - Девочки, я считаю, что Лена права. Вам стоит сходить, посмотреть репетицию. Это даст вам большее представление о том, какие должны быть декорации в различных сценах, - подошла к нам Алевтина. - Я договорилась, чтобы вас туда пускали в любое время и всячески оказывали поддержку в вашей работе, подсказывали вам, что бы они хотели видеть и во всем помогали вам, так как вы первокурсницы и у вас нет опыта в такой работе.
   Кострова расцвела от такой поддержки, а нам с Ларисой пришлось смириться.
   - Если так хочешь репетицию посмотреть, шла бы одна, - бурчала я пока мы шли по стеклянному переходу, соединящему Главный корпус универа с театральной студией, в которой находился актовый зал.
   - Мне одной неудобно, - оправдывалась Кострова.
   - Неудобно ей, - поддержала меня Лариса. - Скажи лучше, что побоялась, что если одна пойдешь, Никита на тебя даже не взглянет. А если там будет Марина, то он подойдет к нам.
   - Хм. Он и так ко мне подойдет, - хмыкнула Кострова. - В прошлый раз же подошел познакомиться? Значит я ему понравилась.
   - Да? Ну тогда иди одна и фиг он к тебе подойдет, - Лариса взяла меня под руку и остановила.
   - Нет, пойдем, - Кострова взяла меня под вторую руку, пытаясь потащить вперед. - Алевтина же сказала, что мы должны идти.
   - Ладно, пойдем, - посмотрела я на Ларису, пытаясь при этом освободиться от захвата Костровой, которая тянула меня вперед. - Может это и вправду даст нам лучшее представление о работе, а то в голове пока не складывается, какие именно декорации должны быть.
   Мы вошли в зал, пытаясь как можно тише открывать дверь. Но на нас всё равно все обратили внимание и актеры, стоящие на сцене и люди, сидящие в зале на первом ряду и за столом, за которым мы в прошлый раз сидели. Они что-то объясняли актерам. Увидев нас, махнули, чтобы мы присоединились к обсуждению, по ходу объясняя, какие декорации они представляют в данной сцене.
   Кострова сразу засекла Огнева среди актеров. Он смотрел в нашу сторону и, когда наши взгляды пересеклись, он кивнул, здороваясь. Я кивнула ему в ответ. Лена тут же принялась махать ему рукой в приветствии. Он помахал и ей в ответ. Она чуть в обморок не упала от радости.
   - Он всем своим фанатам улыбается и машет, - обломала ее эйфорию Лариса. - Так что не млей.
   - Вечно ты... Я не млею. Да, он улыбается и машет всем своим фанатам, но сейчас он помахал именно мне, - повернула по-своему Кострова.
   - Запиши еще в своем блокноте, как в сказке про Золушку мачеха записывала: "Принц посмотрел в нашу сторону три раза, улыбнулся два раза...", - поддела ее Лариса.
   - Надо будет, запишу. Не завидуй, - показала язык Ларисе Кострова.
   - Девочки. Можете потише себя вести? Вы мешаете, - сделали нам замечание.
   Мы притихли и, усевшись в кресла, стали наблюдать за происходящим.
   На репетиции царила веселая атмосфера. Актеры держали листы со своими репликами в руках, время от времени подглядывая в написанное. Иногда они неправильно что-то произносили или путались в словах, от чего все взрывались от смеха и начинали подкалывать того, кто ошибся, хотя после этого им приходилось начинать репетировать сцену заново. Поначалу мне тоже было смешно, но потом стало надоедать смотреть одну и ту же сцену, наверно, десятый раз. А актеры ничего. Репетировали и репетировали. Они, наверно, привыкли к такому. Ведь им нужно было выучить каждый момент так, чтобы они могли играть его на автомате. Я достала альбом и карандаш и начала рисовать, что на ум взбредет, не задумываясь о том, что рисую. Нарисовав один рисунок, я переворачивала лист и начинала новый.
   Кострова не отрывала взгляда от сцены, вернее от одного человека, находящегося на сцене. Лариса последовала моему примеру, тоже достала альбом и начала рисовать. Часа через два непрерывной игры, актеры решили сделать перерыв.
   - Может домой уже поедем? - предложила я. - Мне уже надоело здесь сидеть. Еще к завтрашнему семинару по истории искусства готовиться надо.
   - Привет, - подошел к нам Никита с открытой пол-литровой бутылкой воды. - Декорации рисуешь? Покажи.
   - Ничего особенного, - попыталась я засунуть альбом в сумку.
   - Не жадничай, дай посмотреть? - он взялся за альбом и, практически, вырвал его у меня из рук.
   - Отдай, - поднялась я с места и попыталась забрать альбом.
   - Сейчас посмотрю и отдам, - он резко поднял руки кверху, с альбомом в одной и с бутылкой воды в другой. Вода при этом выплеснулась и попала мне на одежду.
   - Ой! Извини, - произнес Никита совершенно не искренне.
   Я начала закипать, но заметив, как много людей повернулось в нашу сторону, просто стала отряхивать одежду.
   - Держи, - подала мне пару бумажных салфеток добрая Лена Кострова.
   - Никит, зачем ты облил девушку водой? - улыбаясь, спросил один из актеров, типа посочувствовал мне.
   - Я нечаянно, - с улыбкой ответил ему Огнев. Он сделал пару глотков воды из бутылки. Я только начала представлять в мыслях, как вода выплескивается из бутылки, как Никита быстро поставил бутылку на пол, и вода попала только ему на обувь.
   - Не балуй, - погрозил он мне пальцем.
   Бутылка с водой упала ему на ногу и облила ему низ брюк и попала в туфель.
  Он посмотрел на меня, прищурив глаза и сжав губы.
   - Я нечаянно, - пожала я плечами.
   Он вздохнул и начал листать мой альбом.
   - Я тебе разрешала смотреть мои рисунки? - я опять сделала попытку забрать альбом. Но Никита опять увернулся. За нами многие наблюдали, и я решила не привлекать лишнего внимания, вздохнула и села в кресло.
   - А ты хорошо рисуешь, - Огнев развалился в кресле рядом со мной и, досмотрев рисунки, протянул мне альбом.
   - Знаю, - самоуверенно заявила я. - У меня талант.
   Он усмехнулся.
   - А нарисуй меня, - вдруг попросил он.
   - Не хочу, - ответила я.
   - Почему? Я могу тебе попозировать, - предложил он.
   - Обнаженным? - усмехнулась я.
   - Испорченная девочка, - прищелкнул он языком. - Но если хочешь, могу и обнаженным тебе попозировать. Где-нибудь наедине.
   - Не хочу. Ты мне не нравишься, - отказалась я.
   - Да? - удивился парень. - Я многим девушкам нравлюсь. Например, вот ей. Да, Лена Кострова?
   Та закивала головой в согласии.
   - Вот ее и попроси, чтобы нарисовала тебя, - предложила я.
   - А она умеет рисовать? - поинтересовался он.
   - Умею, - быстро сказала Кострова. - Мы же в одной группе учимся. Уметь рисовать для нас необходимо. Да и в одну художественную школу мы когда-то ходили.
   - Вот видишь? Умеет, - показала я рукой на Кострову. - Так что ее и попроси.
   - А ты ревновать не будешь? - усмехнулся он.
   - С какой стати? - задохнулась я от его наглости. - Ты слишком много о себе возомнил. Я же сказала, что ты мне не нравишься, Высокомерный индюк.
   - Опять ты меня так обозвала, Мисс Гордячка. Ну, смотри, не пожалей тогда, - прошептал он мне на ухо последнюю фразу, а затем обратился к Костровой, - Ну, так что, нарисуешь меня?
   - Да, да, - опять, как болванчик, закивала та.
   - Ну, дай мне свой номер, позвоню тебе, как будет свободное время, - Никита достал из кармана свой телефон и вбил туда номер Костровой, который она ему тут же продиктовала.
   - А ты мне свой номер дай, - попросила она у него.
   - Я сам тебе позвоню, - поднялся он с кресла и пошел на сцену.
   Перерыв у них закончился и репетиция продолжилась. Но я всё же уговорила Ларису уйти. А Кострова осталась сидеть.
   - Эта мымра все-таки добилась внимания Огнева, - сказала Лариса, когда мы шли к остановке. - Но это все благодаря тебе.
   - Мне пофиг, - махнула я рукой.
   - Так бы он никогда не обратил бы на нее внимания.
   - Может и обратил бы, - пожала я плечами. - Она симпатичная.
   - Ой, симпатичная. Намного посимпатичнее ее за ним бегают.
   - Похолодало, - решила я сменить тему. Почему-то мне не хотелось говорить о Никите и его девушках. Сегодня я не вела себя неадекватно рядом с ним. Хотя он, несколько раз довел меня до бешенства. Но я сдерживалась. Потому, даже гордилась собой.
   - Да, похолодало. Скоро зима, - поддержала Лариса. Я много раз замечала, что она понимает меня с полуслова, улавливает мое настроение. Когда надо, поддержит меня, а когда и выскажет что-то прямо в глаза. Она действительно была моей очень хорошей подругой и я искренне рада была, что она у меня есть.
   - Марин, а почему ты до сих пор на своей машине не ездишь? Права мы с тобой уже давно получили, - поинтересовалась Лариса.
   - Я пока еще боюсь ездить по городу, - призналась я. - Но иногда по вечерам катаюсь понемногу то с мамой, то с Данькой. Даня, кстати, уже тоже умеет водить машину, причем, он смелее за рулем, чем я.
   - Он так изменился за эти пол года, - впомнила Лариса. - Я его даже не узнала, когда увидела вас на этих выходных у вашей бабушки. Он уже Олега почти догнал по росту и фигуре. Когда я увидела его первый раз летом, он был таким маленьким и худеньким.
   - Да, он окреп и подрос, - улыбнулась я, гордясь братом. - Он становится красавчиком. Спортом занимается. За ним уже девушки бегают.
   - Жаль, что он младше, а то и я в него влюбилась бы, - рассмеялась Лариса, а я с улыбкой погрозила ей пальцем. Но тут подошел мой автобус и я уехала.
   На репетиции мы с Ларисой больше не ходили, хотя Кострова там пропадала. Наш проект мы обсуждали на переменах. Сделав наброски декораций разных сцен, мы распределили, кто что будет рисовать. Проект мы закончили в срок и сдали рисунки Алевтине. Ей понравилось то, что мы сделали, и кроме того наш проект понравился режиссеру и сценаристу постановки. Его приняли для создания декораций, а нас обозначили авторами декораций. Мы получили обещанный автомат по предмету.
   Хоть это была студенческая постановка, премьера ее проходила перед самым Новым годом, а зрителями были не только студенты нашего ВУЗа, но и обычные горожане, любители спектаклей. Мы с Ларисой тоже решили пойти на премьеру. Нам не столько был интересен спектакль, сколько хотелось посмотреть на декорации, сделанные по нашему проекту.Тем более, Алевтина сказала, чтобы мы обязательно туда пошли.
   Но каково было наше удивление, когда по окончании постановки, объявляли всех участников и назвали наши фамилии, как авторов декораций. Вот, таким образом, мы дебютировали как декораторы.
   Через пару дней после премьеры спектакля Никита и в самом деле позвонил Костровой на перемене и назначил ей встречу. Та была на седьмом от счастья. Так они начали встречаться. Кострова задрала нос кверху и перестала цепляться к нам с Ларисой со своей дружбой, тем более, что мы равнодушно смотрели на то, что она теперь стала девушкой звезды. Зато парочка таких же пустышек из группы, как и Кострова, прямо смотрели ей в рот. Везде ходили за ней и смотрели на Лену, как будто это она была звездой.
   Огнев иногда заглядывал в нашу аудиторию. Кивком здоровался со мной, я холодно отвечала ему на приветствие, но, когда пытался со мной говорить, я его игнорировала, ссылаясь на то, что очень занята. А Кострова тут же приклеивалась к нему, переводя все его внимание на себя.
   После новогодних праздников началась наша первая сессия. Мы с Ларисой сдавали экзамены на пятерки и четверки. Кострова еле-еле вытягивала на тройки. Многие преподаватели знали о том, что она встречается с Огневым, видели их вместе на переменах. И, благодаря этому факту, некоторые преподаватели ставили ей тройку, а то даже и четверку за просто так.
   После каникул начался наш второй семестр обучения. В первый день занятий я приехала в универ на бабушкиной машине. Во время каникул мы с мамой впервые после возвращение пошли в бабушкину квартиру. Навели там порядок. Мама нашла там ключи и документы на машину и мы переоформили ее на мое имя.
   Утром, созвонившись с Ларисой, я сообщила ей, что заеду за ней и мы вместе поедем в универ. Так я начала ездить на занятия на личном авто. Изредка по утрам я заезжала за Ларисой, а иногда по вечерам мы с ней вместе катались по городу. Я позволяла ей иногда порулить, чтобы она не растеряла своих навыков. Теперь у Ларисы появилась цель заработать и купить машину. Ее родители обещали ей с этим помочь. Поэтому моя подруга устроилась на работу и после занятий и по выходным спешила туда. Виделись мы с ней теперь только на занятиях. Я тоже ездила на работу в администрацию, но не каждый день. У меня был свободный график. Там от меня много не требовалось, а некоторую работу я могла выполнить дома. Хотя платили мне неплохо. Я зарабатывала в месяц почти столько же, сколько и мама. Однажды весной на работе ко мне обратилась женщина с предложением сделать ей дизайн интерьера в ее загородном доме.
   - Я же еще только учусь, - застеснялась я.
   - Я знаю, но также знаю, что у тебя есть талант, - улыбнулась она. - Я была на спектакле и видела декорации, они мне очень понравились. Да и сам МЭР посоветовал мне тебя. Еще я помню твоего отца. Мы вместе работали.
   - Но я не одна придумала те декорации. Мы втроем работали над дизайном.
   - Ну, если хочешь, можешь и девочек привлечь к этой работе. Я очень хорошо оплачу.
   - Хорошо, - согласилась я. - Я попробую. Но я только одну из девочек возьму с собой. Со второй мы вместе учимся, но не очень хорошо общаемся.
   - Ну, одну, так одну. Тогда дай мне свой номер телефона, я тебе позвоню на выходных и мы поедем ко мне на дачу. Меня зовут Савельева Екатерина Васильевна. Ну, пока. Созвонимся, - улыбнулась она мне, после того, как внесла мой номер в свой телефон и ушла.
   Я попыталась позвонить Ларисе, но безрезультатно. Трубку она не взяла. Подруга работала в магазине и во время работы им запрещено было пользоваться телефонами. Поэтому она отключала звук и не слышала звонков. А после работы она была настолько уставшая, что редко заглядывала в телефон и редко отвечала на непринятые вызовы.
   - Бросай свою работу, - огорошила я ее, заявившись прямо к ней на работу.
   - Ты чего? - удивилась она. - Я не могу. У меня покупателей много, смотри.
   - Я имею ввиду, вообще увольняйся. Ты здесь пашешь за копейки. Высохла вся уже. На учебу времени не хватает. Скоро сессия. Как сдавать будешь? - высказывала я ей.
   - Мне деньги нужны.
   - Вот и я о том же. Увольняйся сегодня же. Я нашла нам с тобой подработку, высокооплачиваемую, - сообщила я новость.
   - Да? Что за работа? - заинтересовалась Лариса.
   - Дизайн интерьера загородного дома.
   - У кого?
   - Савельева Екатерина Васильевна, знаешь такую?
   - Кто? Да, ладно? - аж задохнухнулась Лариса. - Это же Министр культуры. Она жена ректора нашего университета. Ты хочешь сказать, что мы будем делать дизайн интерьера у ректора нашего универа?
   - Да? - сама удивилась я. - Ну, да.
   - Откуда ты ее знаешь? Да и, вообще, они могут нанять любого классного дизайнера, почему мы, новички? Мы же еще даже не отучились.
   - Она сказала, что видела наши декорации, ей понравились. Еще ей меня МЭР посоветовал. А еще она знала моего отца, они вместе работали.
   - Ну у тебя и связи, Водоведова. В твоем телефоне забиты личные номера МЭРа, Министра культуры, Суперзвезды.
   - Какой еще Суперзвезды? - удивилась я.
   - Я имею ввиду Никиту Огнева.
   - Тоже мне, Суперзвезда. Высокомерный индюк он.
   - Ну, это он для тебя Высокомерный индюк, а для сотен тысяч, а может и больше людей, он - Суперзвезда. Или ты хочешь сказать, что у тебя нет его номера?
   - Ну, есть. Его однажды отец попросил мне позвонить, потому что сам не смог дозвониться, а сам уезжал в тот день. Нужно было кое-что срочно по работе передать. Никита позвонил мне со своего телефона, но я тогда его не сохранила. Потом он однажды позвонил не по делу, а я не хочу с ним общаться. Поэтому сохранила его номер и теперь сбрасываю, если он звонит.
   - А он звонит тебе?
   - Теперь нет. Понял, что я всё равно не отвечу.
   - Лариса, что ты там застряла? Покупатели ждут! - позвали мою подругу.
   - Ну, все пока. Мне надо работать.
   - Я для чего сюда приехала? Увольняйся.
   - Но я же не могу так сразу. Надо две недели отработать.
   - Какие две недели? - возмутилась я. - Ты же не по трудовой работаешь. Чтобы к выходным была свободна.
   - Слушаюсь, начальник, - улыбаясь, шутливо поклонилась мне Лариса.
   - Зарплату забрала и до свидания. А если не заплатят, я вон позвоню по одному из этих номеров, - показала я на свой телефон.
   - Хорошо иметь подругу со связями, - засмеялась Лариса и пошла работать.
   Я попрощалась с ней и поехала домой.
   К выходным Лариса действительно уволилась. И в субботу, когда мне позвонила Екатерина Васильевна, я заехала за Ларисой, и мы отправились на место нашей новой работы, введя адрес в навигатор. Дачу мы нашли быстро. Она находилась за городом в элитном коттеджном поселке. Екатерина Васильевна встретила нас. Сначала она угостила нас пирогом собственной выпечки с чаем, затем мы с Ларисой показали ей свои рисунки, которые прихватили с собой.
   - А вы и вправду очень хорошо рисуете, - сделала вывод Екатерина Васильевна. - В чем, в чем, а в живописи я разбираюсь. Я бы могла организовать выставку ваших картин в Галерее Искуств при нашем музее. Там иногда устраиваются выставки детей из художественной школы.
   - Я однажды участвовала в такой, когда училась в художественной школе, - сообщила Лариса.
   - И как результат? - поинтересовалась Екатерина Васильевна.
   - Мою работу купили в первый же день, но висела она до конца выставки, - гордясь собой, но при этом немного смущаясь, проговорила моя подруга.
   - Как называлась твоя картина? - продолжала проявлять интерес женщина.
   - "Девочка под дождем", - ответила Лариса.
   - О, я помню эту картину, - оживилась Екатерина Васильевна. - Действительно, хорошая работа. Особенно, если учесть твой возраст в то время. Это было года три назад, верно? Вообще не чувствовалось, что картину нарисовал подросток. В то время у нас постоянно была жара и засуха, которые нас вымучивали. А на этой картине дождь был так реально изображен, что, казалось, от самой картины веет прохлада. Ты очень хорошо передала чувства на этой картине. Молодец.
   Лариса расплылась в улыбке от такой похвалы.
   - Я смотрю, у вас у обеих очень много красивых пейзажей изображено. А вы ландшафтный дизайн уже изучали? - поинтересовалась Екатерина Васильевна.
   - Пока нет. У нас в основном пока только общие предметы были, - ответила я. - Подготовка дизайна для декораций была эксперементом, справимся мы или нет.
   - Эксперемент удался, - похвалила нас Екатерина Васильевна. - А теперь поэксперементируйте на моей даче. Для начала, попробуйте нарисовать, каким вы представляете дом внутри и снаружи. А может начнете со двора?
  Давайте я вам все сейчас покажу, а вы дерзайте, рисуйте. И если мне понравится то, что вы изобразите, я найму рабочих, которые воплотят вашу фантазию в реальность. Полагаюсь на ваш вкус.
   Мы вышли во двор и обошли весь участок.
   - А можно вопрос? - всё же решилась задать мучавший ее вопрос Лариса. - Почему Вы нам предложили это, а не наняли профессионального дизайнера?
   - Наняв профессионала, я должна буду слепо довериться ему и принять то, что он предложит. А работая с вами, у меня будет выбор, понравится мне или нет. Я хочу сама принять окончательное решение, выбрав одну из ваших идей, а возможно, глядя на ваши фантазии, у меня появятся свои идеи, что бы я хотела здесь видеть, - удовлетворила она наше любопытство. - Эту дачу мы приобрели недавно. Нашу старую дачу мы оставили сыну, он недавно женился. Он у нас очень любит рыбалку, а рядом с той дачей есть озеро. Он решил там все переделать по своему вкусу, а вкусы у нас не совпадают. Поэтому мы с мужем и решили купить другую дачу и переделать ее по своему вкусу. Хотя у нас еще есть дочь, но она пока в шестом классе учится. Но если довериться ее вкусу, то весь дом будет выглядеть как мемориал Никиты Огнева. Знаете его? Он хороший актер.
   - Ага, - подтвердила я. - такое ощущение, что он и в жизни играет, а не живет.
   - Точно подмечено, - согласилась со мной Савельева. - Знакома с ним?
   - Знакома. Он мой сосед, - уточнила я.
   - Сосед? Ты тоже в "Чудесном доме" живешь? - встрепенулась Екатерина Васильевна. - Я сколько раз пыталась узнать о возможности купить квартиру в вашем доме. Даже МЭРа просила посодействовать в этом. Он всегда отвечал, что там нет квартир на продажу. Конечно, кто же променяет квартиру в том доме на другое жилье. Это надо быть глупцом. Но, неужели в вашем доме нет свободных квартир?
   - Конечно, нет, - быстро ответила я, увидев, как Лариса уже набрала в грудь воздух, пытаясь что-то сказать.
   - Очень жаль, - сникла наша работодатель. У нее зазвонил телефон. - Я должна ответить. А вы можете начать работать. Позже пообедаем. Я приготовлю обед.
   Екатерина Васильевна улыбнулась нам и, приложив трубку к уху, вошла в дом.
   - Почему ты ей не призналась, что квартира твоей бабушки пустует? - поинтересовалась Лариса.
   - Она пустует временно, - ответила я. - Квартира не продается. Я планирую перебраться в нее, мама пока не разрешает. Сказала, что позволит, когда мне исполнится двадцать.
   - Значит, следующим летом? - восхитилась подруга. - Да ты выгодная невеста! И машина, и квартира, да еще в "ЧД". Почему я не родилась парнем? Вышла бы замуж за тебя.
   - Тогда уж женилась бы, а не замуж вышла, - рассмеялась я.
   - Точно. Это я так сказала, потому что не могу представить себя в роли парня. Мне нравится быть девушкой. Эх, не попасть мне жить в "ЧД", - вздохнула Лариса.
   - Почему? В нашем доме много симпатичных парней. Есть возможность найти там своего суженого, - подкинула я идею.
   - Как я раньше до такого не додумалась? - удивилась Лариса сама себе.
   - Да? Мой двоюродный братишка уже давно решил таким образом в "ЧД" перебраться, - усмехнулась я.
   - Олег, парень не промах. То-то он частенько у вас в гостях бывает. Наверно уже там высматривает будущую жену, - предположила Лариса. - Может ты меня познакомишь там с кем-нибудь? Хотя, ты и сама ни с кем не встречаешься.
   - Некогда мне встречаться. Скоро сессия, сейчас, вон, работать надо. Давай начинать, а то проболтаем и ничего не сделаем, - поторопила я подругу.
   Мы еще раз обошли с Ларисой участок, обсуждая, где что будет находиться. Екатерина Васильевна тоже присоединилась к нашему обсуждению, подсказывая, что бы она хотела видеть у себя во дворе. Затем она пошла готовить обед, а мы с Ларисой нарисовали план двора и определили, где что будет находиться. А затем взяли альбомы и начали делать наброски разных частей участка. После обеда, а потом еще и на следующий день мы продолжили свою работу. Наш труд не пропал даром. Наши эскизы очень понравились Екатерине Васильевне. Следующим этапом нашей работы было руководство рабочими, которых наняла наша работодатель. Она полностью доверила нам дачу, вручив ключи, чтобы мы самостоятельно договаривались с рабочими, когда что они будут делать в удобное для нас время. Мы с Ларисой сами объездили магазины, выбирая растения, которые будут расти на участке. В интернете нашли и заказали кованую беседку, которую летом будет обвивать виноград. И, конечно же, мы вызвали специалистов, которые сделали в одной части двора искусственный пруд с небольшим водопадом, декоративным мостиком из березовых бревнышек и живыми лотосами на воде, которые будут цвести летом, которое уже должно было скоро начаться. За учебой и работой мы не заметили, как быстро пролетела весна. Двор, который мы сделали, зазеленел, кусты распушились и расцвели цветы, посаженные нами с Ларисой лично.
   Принимать нашу работу приехала вся семья Савельевых. Им так понравилась наша работа, они решили устроить вечеринку с шашлыками во дворе и пригласили нас с Ларисой.
   - Твои студентки, - кольнула локтем в бок своего мужа Екатерина Васильевна. - Им уже можно диплом дизайнеров выдавать.
   - Ну, диплом может еще и рановато, а вот отчет по практике на третьем курсе по ландшафтному дизайну приносите ко мне лично, с удововольствием подпишу. Мне действительно понравилась ваша работа, - похвалил нас Ректор. - Для того, чтобы стать профессионалами, нужно не только уметь хорошо придумывать и рисовать, но еще и в материалах разбираться, в их совместимости, а также знать стили. Но практика и опыт играют большую роль в обучении.
   - Так что, позволим девочкам сделать дизайн и внутри дома? - спросила Екатерина Васильевна у мужа.
   - Ты уже все давно сама решила, отказалась от моих предложений, поэтому делай, что хочешь, - улыбнулся ей муж. - Только имей ввиду, что у них сессия на носу. Пусть сначала сдадут экзамены, а потом остальное.
   - "Первым делом, первым делом самолеты. Ну, а девушки? А девушки потом", - пропел басом сын Ректора, держа в одной руке бокал с шампанским, а другой, обнимая свою уже беременную жену.
   Все дружно рассмеялись.
   Когда мы уезжали с Ларисой с дачи Савельевых, Екатерина Васильевна вручила нам по конверту.
   - Ну, после вашей сессии созвонимся. Продолжим наше сотрудничество? - поинтересовалась она у нас.
   - Да, - согласились мы с Ларисой и уехали.
   - Вау! Ни фига себе? Да тут почти на пол машины! - заглянула Лариса в конверт. - И это за пару месяцев работы в удобное для меня время. Сколько бы я за эти деньги в магазине пахала. Спасибо тебе, Маринка, это все благодаря тебе, - она полезла ко мне обниматься.
   - Не отвлекай водителя во время езды, а то врежемся, - остановила я ее порыв.
   - Окей, окей, - вернулась она в исходное положение и, снова заглянув в конверт, продолжила восторгаться. - Такими темпами, я ко второму курсу себе машину куплю.
   - Если хочешь, я тебе свой конверт дам, в долг. И тогда ты уже хоть завтра сможешь себе машину купить, - предложила я.
   - Я знаю, что ты добрая. Но лучше, если я сама заработаю на машину, а не отдолжу. Я не тороплюсь, - отказалась Лариса. - Тем более, сейчас надо на экзаменах сконцентрироваться, а не на машинах.
   - Ты права, - согласилась я с подругой.
   Экзамены мы с Ларисой почти все сдали на четверки, пятерок было мало. Хорошо, что без троек. Видимо, всё же сказалось то, что мы мало времени уделяли учебе, увлекшись работой.
   - На вас что, тоже весна подействовала? - заметила нам Алевтина. - Прошлую сессию так хорошо сдали, а в эту, чуть ли на тройки не съехали. Влюбились, что ли?
   - Если бы, - вздохнула в ответ Лариса. - Мы работали. Но наша работа соответствовала учебе.
   - Что за работа? - поинтересовалась Алевтина.
   - Нам поступил заказ на дизайн и мы справились со своей работой, - ответила Лариса.
   - Вы что, известные дизайнеры? С какой стати вам предложили делать дизайн? - удивилась преподаватель.
   - Наш работодатель видела декорации к спектаклю и ей понравилось. Вот она и предложила нам, - попыталась объяснить Лариса.
   - Ох, зря я вас тогда отправила на тот проект, - вздохнула Алевтина. - Одна подружка там парня себе завела и учебу совсем забросила, а две другие работу нашли, а на учебу времени не оставили. Скажите вашей подружке, чтоб за ум взялась и побольше уделяла времени учебе.
   - Она нам не подружка, - заявила Лариса.
   - Да? Вы же с первого дня были не разлей вода, - сделала свой вывод Алевтина. - Да и в одном классе, вроде, учились.
   - В одном классе учились, - подтвердила Волнова, - но подружками никогда не были, скорее наоборот.
   - Понятно. Идите. Счастливых вам каникул и с нового семестра возьмитесь за учебу. Вы же способные девочки.
   Мы попрощались с Алевтиной и покинули университет, до осени.
   Все лето после сессии мы провели на даче у Савельевых, но не отдыхая, а усердно работая. Но эта работа нам очень нравилась. Я убедилась, что выбрала правильную профессию.
   Екатерина Васильевна часто приезжала туда, а ее дочь Наташка вообще там решила летом пожить. Она даже не боялась оставаться в доме на ночь одна. Но ее родители волновались и, потому, отправили на дачу на лето свою домработницу, которая готовила нам обед, и мы не отвлекались от работы.
   Наташка везде ходила за нами, как хвостик. Участвовала в осуждения по дизайну какой-либо комнаты. А когда встал вопрос о том, какой она хотела бы видеть свою комнату, мы ей сказали, что ее мама беспокоится, что она превратит свою комнату в мемориал Никиты Огнева: обои с изображением Никиты, потолок с фотообоями Никиты, бюсты и скульптуры по всей комнате с ликом и фигурой Никиты. Но она выдала запрос покруче:
   - Я хочу, чтобы интерьер в моей комнате был такой же, как в комнате Никиты в его квартире.
   Мы с Ларисой потеряли дар речи.
   - И как мы это сделаем? - первая пришла в себя Лариса.
   - А мы попросим мою маму, она знакома с МЭРом. Он же папа Никиты, тот впустит вас посмотреть комнату. Тем более, что Никита пока на съемках в другом городе, - предложила план находчивая Наташка.
   - Наташ, а ты уверена, что твоя мама согласится на такую просьбу? - поинтересовалась Лариса. - Это не культурно, обращаться с такой просьбой к человеку. И не каждому понравится, когда кто-то посещает его жилье в его отсутствие.
   - И еще, - предъявила я очередной довод, - у него ведь, наверно, мужская комната, а ты девочка.
   - Ну и что? Я хочу такой же интерьер, - капризно заявила Наташка.
   Мы с Ларисой переглянулись.
   - Давай, звони ему, - вдруг заявила мне Лариса. - Желание клинта для нас закон.
   - Кому звонить? - не поняла я.
   - Как, кому? Никите, конечно. Попроси у него разрешение, посмотреть его комнату. Он позвонит своему отцу и тот впустит тебя, - предложила свой план Лариса.
   - Ты знакома с Никитой? - взвизгнула Наташка. - У тебя есть его номер? Дай мне.
   - Нельзя, - ответила я. - Только он сам может давать свой номер тому, кому считает нужным.
   - Но тебе он дал, значит вы хорошо знакомы? Пожалуйста, ну, пожалуйста, позвони ему прямо сейчас, - канючила Наташка.
   - А вдруг он сейчас занят? - попыталась я отказаться от неприятной для меня просьбы.
   - Ну, если сейчас занят, попозже перезвонишь, - не растерялась девочка.
   Я поняла, что мне не отвертеться и решилась позвонить, думая про себя: "Хоть бы он не ответил". Но, как назло, Никита моментально ответил на мой звонок, я даже растерялась от такой скорости, причем, парень заговорил первым:
   - Ну, надо же? Чем удостоился такой чести? Я даже глазам своим не поверил, когда увидел, кто мне звонит.
   - Привет, - ответила я одним словом на его тираду и замолчала.
   - Привет, привет. Ты соскучилась по мне?
   - У меня есть к тебе просьба?
   - У тебя? Ко мне? Ушам своим не верю. А это точно, Марина Водоведова мне звонит?
   - Ну, хватит язвить, - резко ответила я.
   - О! Точно! Теперь я убедился, что это и вправду ты. Я весь внимание, выкладывай свою просьбу.
   - Мм. Даже не знаю, как сказать, - замялась я.
   - Скажи, как есть. Ты что, стесняешься меня?
   - Просто просьба не совсем приличная...
   - Да? Ты со мной хочешь переспать? Так я только за...
   - Заткнись, уже! - крикнула я.
   - Тьфу ты, блин! Напугала.
   - Вообщем, мне нужно попасть в твою комнату, - высказала я на одном дыхании.
   - Зачем? - искренне удивился Никита, и снова вернулся к играющему образу. - Так все-таки ты хочешь со мной пере...
   - Это ты виноват.
   - В чем? - опять опешил парень.
   - Это из-за твоей знаменитости, - попыталась я объяснить.
   - Я виноват из-за своей знаменитости, и, поэтому ты хочешь попасть в мою комнату? - попытался подытожить наш диалог Никита. - Водоведова, если бы ты была обычным человеком, то я у тебя спросил бы: "Что ты курила?" Но так как на владов дурь, никотин и алкоголь не действуют, то я не знаю, как понять твою логику.
   - Правда что ли? - задала я вопрос, получив новую информацию о том, что наркотики, никотин и алкоголь на владов не дейстствуют.
   - Ты еще и удивляешься? Да. Я действительно не понимаю твою логику.
   - Я не про логику, а про то, что ты до этого сказал.
   - Что я сказал?
   - Ну, про действие дури, алкоголя и так далее.
   - Ты о том, что всякая негативная химия не действует на владов?
   - Да, - подтвердила я.
   - А ты не знала об этом? - опять удивился Никита. - Ну, ладно. На этот счёт я могу позже тебя просветить, если пожелаешь. Вернемся к первоначальной просьбе: зачем тебе в мою комнату и в чем я виноват?
   - Мы с Ларисой, - попыталась я объяснить все по-порядку.
   - Что за Лариса? Она симпатичная? - прервал меня опять Огнев, но я сдержалась.
   - Моя подруга, - пояснила я.
   - А, та что все время ходит с тобой вместе? Так ее Лариса зовут? И что там с Ларисой? Она хочет со мной переспать?
   - Ты там совсем с катушек слетел? Тебе там не с кем?
   - Да. Представляешь? - пожаловался он. - Может ты приедешь? Мм, развлечешь меня, - промурлыкал он.
   Меня, как кипятком обдали.
   - Ты, действительно так думаешь обо мне, что я подхожу на эту роль? За кого ты меня принимаешь?! - со всем гневом в голосе сказала я и отключилась.
   Даже Наташка и Лариса отшатнулись от меня при последней моей реплике, и сидели молча, не решаясь произнести даже слово. Хотя во время всего моего разговора по телефону, улыбались и перешептывались.
   У меня зазвонил телефон. Звонил Никита. Я сбросила вызов. Он позвонил еще раз. Я опять отключилась. Пришло сообщение от него: "Прости!" Затем сразу следующее: "Я не хотел тебя обидеть". Еще одно: "Я пошутил". Следующее: "Неудачно пошутил".
  Я даже не успевала открывать сообщения, они просто высвечивались на экране телефона, сменяя одно, другим. Потом пришло сообщение и я не успела его прочитать, так как оно было длиннее предыдущих. Я открыла его: "Пожалуйста, прости меня. Я вовсе о тебе так не думаю. Я неудачно пошутил. Готов искупить свою вину. Что мне для тебя сделать? Тебе нужно попасть в мою комнату? Я согласен. Хоть я еще ни одну девушку не впускал в свою комнату".
   Я тут же ему позвонила.
   - Ну, смотри, ты пообещал, - заговорила я, как только Никита поднял трубку.
   - Тебе так сильно нужно попасть в мою комнату, что ты готова меня простить? - произнес он поникшим голосом.
   - Мы с Ларисой делаем дизайн в одном доме. Здесь есть девочка тринадцати лет. Она твоя фанатка. Так вот, она заказала, чтобы ее комната была оформлена, как твоя, - наконец смогла я спокойно озвучить свою просьбу.
   - Ах, вот в чем дело? - грустно протянул он, но тут же переключился на тон Высокомерного индюка. - А я-то подумал, что ты по мне соскучилась.
   - Эй! Я тебя еще не простила, - сказала и я тоном, которым обычно общаюсь с Высокомерным индюком. - И комнатой ты не отделаешься.
   - Тхс, вернулись к тому, от чего пришли, - усмехнулся Огнев. - Через два дня я приеду в Чудесный на один день. Я тебе тогда позвоню.
   - Окееей! - протянула я и отключилась.
   - О-бал-деть, - ошарашенно проговорила Лариса. - За время разговора ты смогла изложить ему неприличную просьбу, накричала на него, обозвала и заставила извиняться. И, кого? Самого Никиту Огнева. Только ты так можешь. Больше это никому не подвластно.
   - Это ты так с Никитой Огневым общаешься? - удивленно прошептала Наташа.
   - Да, - ответила я.
   - Я не верю. Как можно так общаться со звездой? Вы меня разводите. Вы кому-то другому звонили, не ему, - недоверчиво заговорила девочка.
   Мне ничего не осталось, как опять позвонить Огневу.
   - Я сегодня прям счастлив. Ты мне третий раз звонишь. Так жаждешь слышать мой голос? - ответил в своей манере Высокомерный индюк.
   - Это не я. Это девочка, твоя фанатка не поверила, что я так со звездой разговариваю, - пояснила я.
   - Понятно. Конечно, разве можно так разговаривать со звездой?
   - Мне пофиг, кто что думает, но здесь ситуация другая.
   - Хорошо, понял я. Включи видеосвязь.
   Я включила. На экране мобильника появилось улыбающееся лицо Высокомерного индюка.
   - Дай мне поговорить с девочкой, - заговорил он.
   Я передала трубку Наташе.
   - Привет, - заговорил Никита с ней. - Ты меня узнаешь?
   Наташа взвизгнула, закрыв рот рукой, и чуть не уронила телефон.
   - Как тебя зовут? - продолжил общение Огнев, привыкший к такой реакции фанатов.
   - Наташа, - еле прошептала та, так как у нее дыхание сперло.
   - Так это ты хочешь дизайн комнаты, как у меня? - спросил парень.
   Наташа закивала в ответ.
   - Знаешь? Я еще ни одну девушку не впускал в свою комнату. Но только ради тебя, впущу туда Марину. И еще, ты не поверила Марине, потому что она грубо разговаривала со мной? Грубиянка, правда? Но, вообще-то, она хорошая девушка. А разговаривает она со мной так потому, что мы с ней старые знакомые. Я тоже иногда в таком же тоне разговариваю с Мариной. Мы с ней знакомы с самого детства. Поэтому верь ей. Пока, - он послал Наташе воздушный поцелуй и, подмигнув, добавил, - я передам через Марину свой автограф для тебя.
   Никита отключился, а Наташа так и продолжала сидеть, как статуя, глядя на, уже погасший, экран телефона, забывая дышать.
   - Эй! Прийди уже в себя, - потрепала за плечо девочку Лариса. А я аккуратно забрала из ее рук свой телефон.
   - Иииииии! - вдруг взвизгнула Наташа и, подскочив с места, начала с визгом носится по гостиной, запрыгивая то на диван, то на стул, то на кресло. Она улыбалась, но из глаз ее текли слезы.
   - Как думаешь, санитаров уже пора вызывать? - спросила у меня Лариса, показывая рукой на Наташу.
   - Себя вспомни, - напомнила я. - Забыла уже, как сама в ступор вошла, когда Никита подошел к нам в тот день, когда мы документы в универ подавали?
   - Точно! Было дело, - вспомнила она. - это было от неожиданности. Но теперь я вполне спокойно реагирую на него. Просто тогда он был для меня недоступной звездой, а теперь обычный парень. Хотя нет, не обычный парень.
   Наташа вдруг упала на колени и, опустив голову на пол, прикрыв ее руками, заплакала навзрыд. Лариса бросилась к ней, а я на кухню за водой. Лариса подняла девочку с пола, а я попыталась напоить ее водой. Она немного успокоилась, но еще всхлипывала.
   - Почему ты плачешь? - спросила у нее Лариса.
   - Просто я счастлива, - ответила Наташа.
  - Я больше никогда не дам тебе с ним поговорить по телефону, - резко сказала я.
   - Почему? - она окончательно успокоилась, но голос ее еще был неровный.
   - Потому что я переживаю за твое психическое здоровье, - объяснила я. - Разве можно себя так вести? Мы уже думали санитаров из психушки вызывать. Ты чересчур эмоционально реагируешь.
   - Я больше так не буду. Пожалуйста, позволь мне еще как-нибудь с Никитой пообщаться? - начала она меня умолять.
   - Мне даже страшно становится от того, что будет, если я всё же позвоню ему для того, чтобы ты с ним пообщалась, - строго сказала я.
   - Я обещаю, я буду держать себя в руках, - положив руку на область сердца, как будто клянется, торжественно произнесла Наташа.
   Из магазина вернулась домработница и принялась готовить обед. Мы с Ларисой взялись за альбомы и занялись рисованием дизайна интерьера в разных комнатах. Наташа общалась в телефоне со своими друзьями.
   - Наташ, - обратилась к девочке Лариса, - Никита ведь в универе учится, в котором твой папа Ректор. Ты его ни разу не просила, познакомить тебя с Никитой?
   - Ты что? - ужаснулась Наташа, - Я даже заикнуться папе о таком не посмею, он меня сразу убьет.
   - Твой папа такой строгий к тебе? - удивилась Лариса.
   - Ну, дома он редко бывает строгий, ко мне он чаще мягкий. Но, на работу я к нему не пойду. Там он всегда строгий.
   - А я считаю, что фанатеть по кому либо до такой степени не стоит, - высказала я свое мнение.
   - Да, - поддержала меня подруга. - Лучше больше внимания обращать на реальных парней, примерно своих ровесников. Разве тебе никто из мальчиков не нравится, например из твоего класса или школы?
   - Из класса никто не нравится, а вот из школы, да, - засмущалась вдруг Наташка. - В прошлом году мне нравился Олег Скворцов из девятого класса, - назвала она имя и фамилию моего двоюродного брата, - а в этом году в нашу школу в класс к Олегу пришел новый мальчик. Такой красавчик. Мм. Еще красивее Олега. Его зовут Данила Водоведов.
   Я аж поперхнулась.
   - И, что? - улыбаясь, спросила Лариса, - Много за Данилой девушек бегает?
   - Да, много, - вздохнула она. - Тем более, что он дружит с Никитой Огневым.
   - Что? - округлила я глаза от удивления. - С чего ты взяла?
   - Все об этом знают. Их часто вместе видят. Олег тоже с ними дружит. Данила с Олегом часто в "Чудесном доме" бывают. Они туда, наверно, к Никите приходят. Фанаты Никиты часто фотки в интернет выкладывают, - Наташа открыла какой-то фанатский сайт и показала нам фотки. На многих фотографиях Никита был вместе с Данилой. На некоторых и Олег с ними был. На этих фото сразу можно было понять, что Никита с Данилой не просто знакомые, а друзья. Там даже был небольшой видеоролик, на котором Никита с Данилой играют в баскетбол во дворе "ЧД", смеясь толкаются и шутливо дерутся. Я потеряла дар речи от увиденного, как мог мой братишка подружиться с этим Высокомерным индюком?
   - А это еще что за мымра? - вскрикнула Наташка, от чего я пришла в себя после шока. Она показывала на фотки, на которых Никита сфотографирован вместе с Костровой. - Она тут подписала под фото, что она со своим парнем. Неужели Никита и правда с ней встречается?
   - Ну, он хоть и звезда, но всё же парень. Он что, не может с девушками встречаться? - спросила Лариса.
   - Но не с этой же мымрой? - ткнула Наташа в лицо Костровой.
   - Вроде симпатичная, - сказала я.
   - Нет, - замотала Наташа головой, не соглашаясь с моим мнением.
   - А если бы он с Мариной, например, начал бы встречаться, ты бы тоже так реагировала бы? - вдруг спросила у нее Лариса.
   - Что ты ерунду какую-то говоришь? - негативно среагировали я.
   - Я ведь сказала "например". Так что, Наташ? Тоже ее мымрой бы назвала? - не унималась моя подруга.
   - Нет, - неуверенно ответила Наташа, поглядывая на меня.
   - Ну, ты может и нет, потому что знаешь меня . А вот другие фанатки, еще и похлеще назвали бы, - предположила я.
   - Представь, что в будущем, например, Данила станет знаменитым и у него тоже будет куча фанаток. Но он, допустим влюбится в тебя, - нафантазировала Лариса. - Вам нельзя будет встречаться? Ведь он же будет звезда?
   - Что ты ребенка в ступор вводишь? - остановила я подругу. - Она не знает, что тебе ответить. Зачем что-то выдумывать и предполагать. Жизнь сама даст на все ответы. И, вообще, хватит отвлекаться, давай работать.
   Вечером, вернувшись домой, я первым делом решила поговорить с братом. Он сидел за ноутбуком в своей комнате. Как только я вошла, он прикрыл крышку ноутбука.
   - Я смотрю, у тебя от меня появились тайны? Раньше ты со мной делился своими секретами, - присела я на кровать.
   - Раньше и ты со мной делилась, а теперь нет, - перешел он в атаку.
   - Что ты имеешь ввиду? - поинтересовалась я.
   - Я ждал, пока ты сама мне все расскажешь, а ты молчишь. У меня много вопросов к тебе, например, что за вода в кубке, которую мы пьем? Однажды, я при Олеге налил в стакан воды из кубка и выпил. Олег тоже решил попить, но, когда взял кубок в руки, то сказал, что он пустой. И открыть его он не смог. Я открыл, смотрю, вода там есть, а Олег заглянул и говорит: "Ну вот, я был прав. Там пусто". У меня хватило ума не начать спорить с ним по этому поводу. Я просто промолчал.
   - Значит, обычные люди эту воду не видят и не чувствуют? - сделала я вывод. - Я этого не знала. Но, почему ты со мной об этом не поговорил?
   - Это недавно произошло. Тебя дома не застать. Ты вся в работе. Мама тоже на работе была. Мне не терпелось. Я позвонил Нику, но он тоже занят был. До этого он мне говорил, что мы, рожденные в этом доме, не такие, как остальные люди. Сказал, что мы влады, а наша мама обычный человек. Сказал, что мы не должны раскрывать свою сущность обычным людям. Олегу я тоже не должен говорить. Еще он сказал, что я доложен с тобой сначала об этом поговорить, а наша мама вряд ли будет много знать. Я ждал, пока ты мне все расскажешь. Но, можешь не рассказывать, я Никиту спрошу.
   - Ты имеешь ввиду Огнева Никиту?
   - Да.
   - Это правда, что ты с ним подружился?
   - Да. А что?
   - Почему мне не сказал?
   - Я тебе говорил.
   - Когда? - удивилась я.
   - Еще в первый день, как мы сюда приехали. Я играл с ним в баскетбол на площадке. А, когда пришел домой, рассказал вам с мамой, что подружился с парнем. Его Ник зовут. Вспомнила?
   - Я тогда подумала, что ты с ровесником познакомился . Да и ты сказал не Никита, а Ник. Я даже не подумала, что ты тогда так Огнева назвал.
   - Я и сейчас его так называю, а он меня зовет Дан.
   - Как ты мог с этим Высокомерным индюком подружиться?
   - Ник мне говорил, что ты его так называешь, хотя он о тебе никогда слова плохого не сказал.
   - Вы что, с ним обо мне говорите?
   - Нет. Просто однажды к слову пришлось. Мы с ним на другие темы разговариваем, - усмехнулся брат.
   - Например? - заинтересовалась я.
   - Например о половом воспитании владов. Если я пересплю с обычной девушкой, то она не забеременеет, - ошарашил меня брат.
   - Этому тебя учит Высокомерный индюк? - вскипела я. - Ты уже спал с кем-то? Тебе еще рано об этом...
   - Успокойся. Я уже не маленький. Он мне на будущее все объяснял. Ему его отец посоветовал меня в этом вопросе просветить, потому что у нас нет ни отца ни деда, кто мог бы такое объяснить, а мама вряд ли будет такое знать.
   - Почему мама не может знать. Физиология владов отличается от обычных людей?
   - В некоторой степени. Влады и обычные люди несовместимы в плане воспроизводства поколения, пока не выпьют вместе из брачного кубка. А об остальном просвети меня ты.
   - Я расскажу тебе все, что знаю сама. Давай сегодня, попозже, когда мама спать ляжет. Разговор будет долгий.
   Когда мама уснула, Даня пришел в мою комнату. Я начала ему рассказывать с момента, как нашла родник. Потом, как приехала в "ЧД" и вошла во двор. Как узнала о своей силе. Показала ему фокус с водой.
   - Я тоже так могу? - восхитился Даня.
   - Может пока еще и не можешь, но максимум через три года сможешь.
   - А минимум?
   - Не знаю. Сила у владов проявляется в двадцать лет. Редко бывают исключения, например, я. У меня сила проявилась в восемнадцать, но я думаю, что это спровоцировано тем, что в живых не осталось совершеннолетних владов воды.
   - А как я узнаю, что у меня сила появилась?
   - Иди сюда, - я позвала его в ванную. - Смотри, - я открыла кран с водой и представила, как струя из крана сначала поднимается кверху, а потом падает водопадом в ванну. Вода последовала моим мыслям.
   - Ух, ты? - восхитился Даня.
   - Что ты увидел? - спросила я.
   Он пересказал ситуацию.
   - Ты это увидел визуально или мысленно? - уточнила я.
   - Я это увидел глазами, - ответил он.
   - Значит силы у тебя еще не проявились. Пока ты это видишь только визуально. Влады, обладающие силой, создают мысленный образ. Я в мыслях создала картинку, как польется струя воды. Если бы в этот момент рядом находился влад, обладающий силой, любой стихии, он бы тоже мысленно увидел эту картинку. Так вот, когда начнешь мысленно видеть картинки, находящихся рядом владов, когда они что-то создают, и сам сможешь мысленно руководить водой, тогда и поймешь, что у тебя проявилась сила. Но! Будь очень осторожен! Как только у тебя проявится сила, КОНТРОЛИРУЙ СВОИ МЫСЛИ, иначе принесешь вред окружающим. Это не шутки, а большая ответственность.
   Мы проговорили с Данилой почти до утра. Я рассказала ему все, что знала сама. Когда-нибудь этот разговор должен был состояться. Пусть будет раньше. Он сейчас все переварит и будет готов ко всему, и для него не будет шоком вся информация, которую я узнаю неожиданно для себя. Меня никто не подготовил к такому.
   На следующий день я, конечно же, проспала. Я даже телефон услышала не с первого раза. Лариса, а звонила именно она, уже подумала, что со мной что-то случилось.
   - Алло? - хриплым голосом ответила я на звонок, слегка приоткрыв один глаз.
   - Ты где? Что случилось? В аварию попала? - закричала моя подруга в трубку.
   - Тебе кошмар приснился? - зевнула я.
   - Ты спишь еще что ли? - сообразила Лариса. - Водоведова, ты всегда в такую рань встаешь, а сегодня проспала. Ты не заболела?
   - Проспала? - подскочила я в кровати, - А сколько сейчас?
   - Уже час, как мы должны быть на даче, - сообщила мне подруга. - Собирайся быстрее, жду тебя во дворе.
   Я, как метеор начала носиться по квартире, засунув в рот зубную щетку. Умывшись и одевшись в шорты и майку, я схватила кубок и бегом побежала во Влалзал. Свои обязанности я не забывала. Да и мне самой требовалось силы восстановить, чтобы не быть сонной целый день.
   Через полчаса я уже была во дворе у Ларисы.
   Когда приехали на дачу, Екатерина Васильевна уже была там.
   - А я подумала, что вы себе решили сегодня выходной устроить, - предположила она.
   - Нет, - ответила ей Лариса. - Выходной мы хотел бы завтра взять.
   Я удивленно посмотрела на подругу, о выходном у нас с ней даже разговора не было.
   - Дело в том, что у Марины завтра день рождения и мы хотели бы погулять, - объяснила Лариса.
   А я даже и забыла об этом. Работая каждый день, я потерялась в днях и числах.
   Как и сказала Лариса, в день моего рождения, мы решили расслабиться, погулять по городу, пройтись по магазинам и посидеть гне-нибудь в летнем кафе.
   Подруга должна была приехать ко мне с самого утра. Я, как обычно, вышла встретить ее во дворе "ЧД". Пока я ее ждала, сидя на одной из скамеек, у меня зазвонил телефон:
   - Привет, - услышала я голос Огнева в трубке.
   - Ну, привет, - как всегда не очень вежливо ответила я. - Чего тебе?
   - Мне? Ничего. Это тебе от меня что-то надо было. Я говорил, что позвоню. Я дома, так что можешь приходить прямо сейчас.
   - Ты о чем? - не сразу поняла я.
   - Ты хотела комнату мою посмотреть, - напомнил он мне, без своих обычных подколов и издевок.
   - А-а, точно. Совсем вылетело из головы. Ко мне сейчас Лариса должна приехать. Ты не против, если я приду вместе с ней?
   - Да. Если хочешь, приходи с Ларисой, - согласился он.
   - Какой у тебя номер квартиры? Двадцать? - уточнила я, вспомнив, что его отец в прошлом году говорил мне об этом.
   - Да, - подтвердил парень.
   Как только Лариса приехала, мы поднялись с ней в квартиру к Никите Огневу. Он открыл дверь, почти сразу, как я нажала на дверной звонок, как будто стоял у двери и ждал нас. Одет он был по-домашнему в серых трениках и белой майке. Волосы разлохмаченые и влажные, наверно, он недавно принимал душ. Никита вел себя, как гостеприимный хозяин, даже непривычно для меня. На Высокомерного индюка он сейчас похож не был. Впустив нас в квартиру, он пригласил пройти в гостиную.
   Квартира у него по размеру была, кажется, больше нашей. Но то, что мне очень сильно понравилось, как только мы вошли в гостиную, это огненный цветок. Он был похож на тот, который можно найти в интернете среди картинок для рабочего стола. Цветок был как бы изображен почти на всю стену от пола до потолка. Но, в отличие от компьютерного изображения, этот цветок был живой. За темным тонированным стеклом горел огонь в виде цветка с завитушками. Это было так красиво, что завораживало взгляд.
   - Это камин, - пояснил Никита, обратив внимание, как мы с Ларисой с восхищением уставились на этот цветок. - Я сам его сделал.
   - Камин? - удивилась Лариса.
   - Как ты так сделал? - одновременно с подругой спросила я, забывшись.
   Никита посмотрел на меня таким взглядом, типа, что за глупый вопрос задаешь.
   - Такое можно только в "ЧД" увидеть, - не могла оторвать свой взгляд от камина Лариса. - А можно сфотографировать?
   - Ларис, я думаю не стоит. Представляешь, если это фото кто-то увидит, например Наташка, как ты от нее отделаешься, если она попросит ей такой же сделать? Даже рассказывать о нем никому не нужно, - попыталась я отговорить подругу, заметив, как напрягся Никита от ее просьбы.
   - Вы хотели мою комнату посмотреть, - напомнил парень, отвлекая нас от камина.
   - Да, показывай, - кивнула я.
   Парень повел нас в сторону одной из дверей, находящейся на пару ступенек выше по уровню, чем гостиная.
   Войдя в его комнату, мы с Ларисой удивленно переглянулись, а потом начали смеяться.
   - Вы чего? - удивленно спросил парень, и стал оглядывать свою комнату, чтобы определить, что нас рассмешило.
   - Ты был у нас дома когда-нибудь? - спросила я у Никиты, немного успокоившись.
   - Нет, - ответил парень.
   - Когда ты переехал жить в эту квартиру, эта комната такая была или ты сам уже все переделывал? - поинтересовалась я.
   - Я переехал в эту квартиру чуть больше года назад. Эта комната была другой. И мебель была другая. Вернее, эта мебель стояла в других комнатах, я ее сюда сам перетащил и расставил так, как мне захотелось.
   - А мой брат тебе случайно не помогал в перестановке мебели? - спросила я.
   - Нет. Перестановку я сделал еще до того, как вы приехали в прошлом году. А Дан был у меня пару раз за все время, но в моей комнате не был. А что не так с моим интерьером?
   - Все у тебя нормально с интерьером, - ответила ему Лариса. - Просто у тебя комната такая же, как у Марины, точь-в-точь: и мебель одинаковая, и расставлена одинаково, и даже обои на стенах такие же.
   - Да? - округлил глаза парень.
   - Единственное отличие, - заметила я, - у меня нет плаката с твоим изображением над кроватью, как у тебя. Плакат был от спинки кровати и почти до самого потолка. Сделан он был в черно-белом цвете. Никита был изображен на нем с голым торсом. Одна рука как бы приглаживала разлохмаченные светлые волосы, а большим пальцем другой руки он зацепился за пояс джинсов.
   - Могу тебе подарить такой же, - предложил мне Огнев, включив на мгновение "Высокомерного индюка". - Повесишь над своей кроватью и наши комнаты будут точно, как близнецы.
   - Нет, спасибо, - отказалась я.
   - А у тебя есть еще один такой же плакат? - заинтересовалась Лариса.
   - Что? Ты себе такой хочешь? - усмехнулся ей в ответ Никита.
   - Нет, - спокойно ответила та, - это для Наташки, которой мы будем интерьер комнаты делать.
   - Точно такого же нет, но есть похожий, могу даже автограф на нем свой написать, - раздобрился парень. - Но ты будешь мне должна, - заявил он мне.
   - Мы тебе заплатим за плакат, - смутилась я.
   - Деньги меня не интересуют, расплатишься по-другому, - наклонившись, прошептал он мне на ухо.
   - Что ты имеешь ввиду? - отпрянула я от него. У меня от его шепота, мурашки по коже побежали.
   - В другой раз скажу, - хитро прищурил он глаза.
   Лариса сфотографировала его кровать с плакатом над ней.
   - Ну все, мы пошли, - поспешила я к выходу и потянула подругу за собой.
   - Подожди минутку, - сказал Никита мне и, открыв ящик стола, вытащил из нее небольшую прямоугольную коробочку с приклеенным к ней бантиком. - Это тебе, - протянул он мне коробочку, - С днем рождения.
   Я неосознанно взяла в руки коробочку и открыла ее. Там лежал маленький кулон на тоненькой золотой цепочке в виде половинки ракушки с прикрепленной к ней посредине розовой жемчужиной.
   - Ух, ты! Красиво! - восхитилась Лариса. Этим она привела меня в чувство.
   - Я не могу это принять, - закрыла я коробочку и протянула назад парню.
   - Почему? - поинтересовался он.
   - Почему? Почему я должна принимать от тебя подарки? Ты не мой парень. И даже не друг, - привела я доводы.
   - Вот всегда ты так. Ты и в детстве была такая же, - разозлился Никита, но тут же взял себя в руки, а у меня в голове опять, как воспоминание, промелькнула картинка из детства. Я говорила какому-то мальчику: " Ты мне не друг!" Я замерла.
   Никита взял у меня из рук коробочку, и, открыв ее, вытащил цепочку.
   - Ты будешь ее носить. И только попробуй снять!- приказным тоном заявил он мне и сам повесил цепочку на мою шею. - Такова будет твоя расплата за твою "не совсем приличную просьбу", как ты сама выразилась. Сейчас плакат принесу.
   Я вышла из ступора, но не нашла слов, чтобы возразить ему. Парень скрылся за дверью, как я поняла, гардеробной. Через минуту он вынес плакат, свернутый в рулон и отдал мне.
   - Спасибо, - быстро проговорила я и потянула Ларису к выходу.
   - Водоведова, я в шоке от тебя, - рассмеялась Лариса, когда мы уже спускались в лифте, - ты опять умудрилась повернуть всё так, что расплата за то, что мы для своих целей попросили посмотреть комнату Никиты Огнева, стал подаренный тебе кулон с розовой жемчужиной на золотой цепочке. Как у тебя так получается? Научи меня. Огнев точно в тебя влюблен. Другого объяснения нет.
   - Не говори ерунды. Мы с ним ненавидим друг друга с детства.
   - Ты же не помнишь детство.
   - Я опять кое-что вспомнила. На секунду в голове всплыло воспоминание, как я ругалась с каким-то мальчиком, кричала на него, что он мне не друг. Думаю, это был Никита Огнев.
   - Поэтому ты вошла в ступор и не отреагировала, когда Никита тебе цепочку на шею одевал?
   - Наверно, - предположила я. - Я, вообще не ожидала, что он мне что-то дарить будет. Да и откуда про день рождения знает? Не так уж мы близки. Наверно, Данька проговорился.
   - А кулон в самом деле очень красивый, - Лариса взяла его двумя пальцами, внимательно разглядывая, - так блестит. Кострова с ума сойдет, если узнает, что Огнев его тебе подарил.
   - Да, надо снять, - я попыталась расстегнуть цепочку.
   - Не снимай, - остановила меня подруга. - Ты забыла? Это твоя расплата. Или ты желаешь по-другому расплатиться?
   - Я не знаю, что может быть в голове этого придурка, какую плату он может потребовать, но чувствовать себя обязанной ему, я не хочу, - нахмурилась я. - Но и становиться между ним и Костровой, тоже не хочу.
   - Я поняла. Ладно, я ей ничего не скажу, так что не снимай, носи цепочку, - вздохнув, сказала Лариса, видимо точно мечтала поддеть подружку Огнева.
   Поднявшись ко мне, мы попили чай с Ларисой и с Даней и отправились гулять, как было запланировано. Позже, в городе мы встретили Даню и Олега, которые увязались за нами.
   - Послушайте, малявки, - выпив алкогольный коктейль в кафе, в котором мы сидели, заявила моим братьям Лариса, - из-за вас на нас парни не обращают внимания. Так мы ни с кем не познакомимся.
   - Зачем? - спросил Олег.
   - Время весело провести, - ответила подруга.
   - Так чем мы не парни? С нами веселитесь, - нашелся Олег.
   - Вы не в счёт, - помотала указательным пальцем, не соглашаясь с ним Лариса. - Особенно ты. Ты даже не из "ЧД".
   - Я не предлагаю тебе себя в роли парня, тем более, что ты тоже не из "ЧД", - так же ответил ей Олег. - А если желаешь завести кого-то из "ЧД", то нужно не здесь сидеть, а, например, во дворе "ЧД".
   - Точно, - хлопнула его по плечу Лариса. - Здесь ты прав. Может и правда, поедем у вас во дворе посидим? - предложила подруга.
   - За домом у нас есть беседка, в которой молодежь по вечерам часто собирается, - сообщил Даня.
   - Я уже год, как живу в "ЧД", а этого не знала. Я даже молодежь в нашем доме почти не знаю, - удивилась я самой себе.
   - Потому что ты, если гуляешь, то где-нибудь в городе с Ларисой. А я уже со всеми соседями за год познакомился, - сказал мне брат.
   - Значит, - сделала вывод Лариса, - едем гулять в "ЧД".
   Купив большой торт и баночки с напитками, мы поехали в наш двор. Уже наступил вечер, хоть на улице еще и было светло, как днем, молодежь уже подтягивалась к беседке. Неожиданностью было то, что, когда Даня меня представил, почти все, собравшиеся в беседке, сказали, что знают меня и рады, что я, наконец, присоединилась к их компании. Оказывается, большинство из них помнят меня с детства, мы с ними вместе играли. Они стали рассказывать какие-то моменты из детства, я кивала головой, а иногда говорила, что не помню, так как давно было. Ларису тоже тепло приняли в новой компании.
   - Мне твое лицо знакомо, - вдруг сказал один парень Ларисе.
   - Я тоже тебя знаю. Ты, Дима Камнев, - ответила ему Лариса. - Ты учился в одном классе с Никитой Огневым. Но я не знала, что ты тоже в "ЧД" живешь.
   Что такое "ЧД", все уже знали, потому что мой брат тоже так называл наш дом. И многие из них переняли эту привычку.
   - Да, я тоже живу в "ЧД", но хоть и учился в одном классе с Никитой, мы с ним не особо ладим. В детстве я больше с Мариной дружил, а с ним чаще дрались. А после того случая он вообще замкнулся в себе, - рассказал Дима.
   - После какого случая? - заинтересовалась я.
   - А вы знаете, что у моей сестры сегодня день рождения? - Даня поставил на стол беседки торт и напитки и, наклонившись ко мне, прошептал на ухо, - Ты же не хочешь, чтобы все узнали о твоей амнезии?
   Даня был прав, я чуть не выдала себя. Я, вероятно, должна была бы помнить какой-то там случай, который помнят все. Мне не нужно было задавать такой вопрос. Брат меня спас. Все стали искренне поздравлять меня. Ребята угощались тортом и напитками. Мой день рождения получился очень даже веселым. Гуляли мы допоздна. Лариса и Олег, позвонив своим родителям, остались у нас на ночь. Подруга спала в моей комнате, а Олег у брата.
   Рано утром, пока Лариса еще спала, я спустилась во Влалзал. К моему удивлению, я встретила там Никиту Огнева.
   - Привет, - поздоровалась я. - Раньше твой отец всегда набирал здесь воду.
   - Я сегодня уезжаю, потому сам спустился набрать себе воды. Папа тоже свой кубок отдаст мне. Для себя он завтра наберет, а мне нужно взять воду с собой, чтобы поддерживать себя вдали от дома, - пояснил парень. - Я часто уезжаю на съемки и беру с собой несколько кубков. Там я пью понемногу, рассчитывая, чтобы надолго хватило. Когда вода заканчивается, нахожу время между съемками, чтобы приехать и пополнить запасы воды. Такова участь владов.
   - А бывает, когда ты там без воды остаешься? - поинтересовалась я.
   - Да, было однажды. Я несколько дней не пил воду и был выжат, как лимон. На съемках так сильно уставал, что хотел все бросить. Но мне повезло, что я не заболел, хотя мог бы. Папа нашел время и привез мне тогда воду.
   - Привет, молодежь, - спустился во Влалзал Камнев Георгий Петрович, папа Димы. - Сын сказал, что вы вчера весело твой день рождения отметили. Допоздна гуляли. Поздравляю.
   - Спасибо, - кивнула я.
   - До свидания, - включил Высокомерного индюка Огнев и удалился.
   - Ну, мне тоже пора, - попрощалась я с дядей Гошей и направилась к своему выходу.
   Мама уже проснулась и готовила завтрак на кухне, когда я принесла кубок. Налив влалтарной воды в стакан, я протянула ей.
   - Спасибо, - улыбнулась она мне. - Как отметили вчера твой день рождения? Весело было?
   - Да, - налила я и себе воды и, присев за стол, стала пить ее маленькими глотками, наслаждаясь вкусом. - Вчера мы собрались в нашем дворе в беседке. Данька их всех уже знает. Меня они тоже знают, только я их не помню. Скажи, а ты Диму Камнева знаешь?
   - Димку? Вы с ним в детстве были не-разлей-вода, постоянно то в песочнице вместе играли, то на качелях катались. А еще ты часто его подбивала сбежать со двора. Он, хоть и старше, но всегда слушался тебя. Вы убегали в парк, а я потом от его мамы выслушивала жалобы, что моя неугомонная дочь сбивает с толку их хорошего мальчика, - впервые поделилась со мной мама историей из моего детства. - Но сейчас я бы, наверно, его не узнала. Красавцем стал?
   - Да, симпатичный. Высокий. Черные гладкие волосы. Темно-карие, почти черные глаза, как бусинки. Ямочки на щечках. Сказал, что учится в архитектурном. Часто ездит на раскопки.
   - Значит, продолжит семейную традицию. Его отец и дед тоже архитекторы, - пояснила мама. - А я смотрю он тебе понравился?
   - Кто завладел сердцем моей сестры? - вошел в кухню зевая и подтягиваясь после сна Даня.
   - Ты лучше о своих девочках расскажи, - протянула я стакан влалтарной воды брату.
   - Какие девочки? - он залпом выпил воду и вернул мне стакан. - Ах! Хорошо. Ух! Силы восстановились. А то этот братан всю ночь брыкался. С ним невозможно спать на одной кровати.
   - Обо мне говорите? - вошел в кухню Олег, также зевая и подтягиваясь, как до этого и Данил.
   - Всю ночь мне спать не давал, - продолжил свои жалобы Даня. - Я уже хотел его с кровати скинуть.
   - Эй, хватит ныть, Мелкий, - зевнул в очередной раз Олег.
   - Это кто тут мелкий? - шутливо схватил Даня за шею брата.
   И, пеглянувшись с мамой, мы обе с умилением смотрели на Даню, только сейчас обратив внимание, что за этот год он перерос далеко не маленького Олега.
   - Ну, все. Хватит дурачиться. Садитесь завтракать, - разняла их мама.
   - Я пойду Ларису разбужу, нам уже пора на работу собираться, - направилась я в свою комнату.
   После завтрака мы с Ларисой и Олегом спустились в паркинг.
   - Так вот как вы в "ЧД" на машине попадаете? - присвистнул Олег, когда мы поехали по подземному тоннелю. - А я думал, как же вы отсюда на машине приезжаете, ведь дорог к дому нет. Думал, где-то за парком оставляете свои авто, здесь же есть недалеко от парка парковочная стоянка.
   - Это стоянка для тех, кто приезжает в парк гулять, - пояснила я.
   - Я тоже думала, что вы на той стоянке паркуетесь, - сказала Лариса.
   - Да, еще одна тайна "ЧД", - сделал вывод Олег. - Может есть еще что-то интересное?
   - Может и есть. Думаешь я обо всем знаю? Я даже не со всеми соседями знакома. Хоть меня и помнят, но я только вчера со многими познакомилась, - напомнила я.
   Мы подъехали к бабушкиному дому. Я припарковалась и сказала подруге:
   - Иди собирайся. Позвонишь, когда будешь готова. Я пока поднимусь к бабушке. Она просила зайти. Говорит, подарок мне приготовила.
   Бабушка подарила мне сумку. Подарок мне понравился.
   - Ух ты! Какая классная сумка, - восхитилась Лариса, когда мы уже ехали на дачу к Савельевым. - Твоя бабушка разбирается в таких вещах?
   - Она проконсультировалась у продавца, - ответила я.
   - А мама что тебе подарила?
   - Мама вместе с Даней, так как тот еще сам не зарабатывает, подарили мне планшет с "три Д" графикой для дизайна. А Олег - чехол для планшета.
   - Крууутооо. Только мне ты не позволила купить тебе подарок, - нахмурилась подруга.
   - Ты мне веселый праздник устроила, - напомнила я ей. - Целую программу на день составила и воплотила ее.
   - Ага, - не согласилась со мной подруга. - Весело было только вечером у вас во дворе.
   - Мне было весело с тобой весь день, - подбодрила я Ларису. - И не вздумай мне что-то покупать. Я уже вижу твои намерения. Собирай на машину, не отвлекайся от намеченной цели.
   - Но я себя неудобно чувствую из-за этого, - вздохнула Лариса.
   - Ты же мне вчера торт купила, - напомнила я. - Вкусный был.
   - Тот, что в беседке ели, тоже вкусный был, - вспомнила Лариса. - Да, весело вчера было. Надо почаще нам с тобой туда заглядывать. А то мы заработались, так и молодость пройдет, а мы не нагуляемся. И не влюбимся. Кстати, я заметила, как весь вечер на тебя Димка Камнев поглядывал. Он на тебя глаз положил.
   - Мама мне сегодня впервые что-то из моего детства рассказала, - я пересказала подруге то, что мне мама рассказала.
   - Так он еще с детства был тобой увлечен? - сделала свои выводы Лариса, немного грустно, но улыбнувшись, добавила, - А он симпатичный. Если не хочешь с ним замутить, отдай его мне.
   - Это что, вещь?
   - Я не о том. Просто скажи, он тебе нравится?
   - Ну, сердце бешено не бьется рядом с ним, но он мне симпатичен.
   - Ясно. Вот это я и хотела от тебя услышать. Сердце может не сразу среагировать. Если бы ты сказала, что он тебе безразличен или не в твоем вкусе, то я попыталась бы с ним замутить, потому что мне он тоже нравится. Но, если он тебе симпатичен, то я ухожу в сторону. Тебе стоит начать с ним встречаться, потому что невооруженным взглядом видно, что и ты ему нравишься.
   С этого дня я стала чаще думать о Димке. Но из-за работы не удавалось часто видеться с новыми друзьями из "ЧД". Мы спешили закончить свою работу до начала занятий и нам это удалось.
   Получив гонорар, еще больший, чем в прошлый раз, Лариса была на седьмом небе от счастья. Осуществилась ее мечта. Родители добавили Ларисе недостающую сумму, и она купила себе желанную машину в начале осени. Теперь и Лариса приезжала в университет на личном авто. Мы созванивались с ней и часто приезжали в университет в одно время, рядом парковались и с улыбкой шли на занятия.
   На выходных Лариса приезжала ко мне в гости. Машину она оставляла на стоянке и шла ко мне через парк. Я, как обычно, ждала ее во дворе, сидя на скамейке.
   - Привет. Чем занимаешься? - присел рядом со мной Димка Камнев.
   - Жду Ларису. Собираемся с ней прогуляться, - улыбнулась я парню. Мне было комфортно рядом с ним. Наверно, мы вправду в детстве с ним хорошо ладили.
   - А меня примите в свою компанию? - с милой улыбкой спросил парень.
   - Да, - кивнула я в ответ.
   Когда приехала Лариса, мы втроем решили прогуляться по парку. Наш парк был очень большим. В нем было много зеленых насаждений и цветов. Потом мы решили поехать в другой парк, в котором были аттракционы и кафешки. Лариса любезно согласилась быть нашим водителем. Мы весело провели время. Димка, как истинный джентельмен, оплачивал все, что мы покупали, категорически пресекая наши попытки оплатить что-то самим. Это еще раз доказывало то, что все живущие в "ЧД", очень состоятельны.
   Позже, Лариса подвезла нас до нашего парка, а сама поехала домой, оставив нас наедине. Мы с Димкой еще прогулялись по парку, а потом обменявшись номерами телефонов, разошлись по домам.
   - Ну, рассказывай, - начала расспросы Лариса, когда на следующий день утром мы с ней шли с парковки на занятия. - Как у вас складываются отношения с Камневым?
   - Нормально, - ответила я.
   - А поподробнее? Вы начали встречаться?
   - Ну, если можно так сказать. Пока только номерами телефона обменялись.
   - Он классный парень, - показала Лариса сразу два кулака с поднятыми кверху большими пальцами.
   - Да, - согласилась я и улыбнулась подруге.
   - Так вы договорились с ним о свидании?
   - Он сегодня уезжает на месяц на раскопки. У него практика. Но мы договорились созваниваться и переписываться.
   - Ясно. Значит отношения потихоньку развиваются?
   - Ага.
   Целый месяц мы общались с Димкой виртуально. Единственные моменты, когда мне было с ним некомфортно, когда он начинал вспоминать детство. Я переводила русло нашего общения в другую сторону. Хоть мне и начинал этот парень нравиться все больше и больше, почему-то я пока не могла ему открыться о своей амнезии.
   Пока его не было, я, как и прежде проводила свободное время с Ларисой. В один из выходных я, как обычно, ждала подругу во дворе своего дома. Приближалась зима и на улице было холодно. Я не стала присаживаться на скамейку, а просто прислонилась к спинке, стоя задом к дому.
   - А ты что здесь делаешь? - услышала я знакомый голос. - Я так и знала, что ты бегаешь за ним. Предупреждаю тебя, Водоведова, он мой.
   - Ты о ком, Кострова? - не поняла я, так как в этот момент думала о Димке.
   - Ты ведь из-за Никиты явилась сюда? - заявила она мне. - Никита ведь живет в этом доме.
   - Он что, один в этом доме живет? - поразилась я ее логике.
   - Пойдем, - подошел Огнев и, обняв свою подругу за плечи, повел ее в сторону Центральной калитки.
   В этот момент я заметила Ларису, приближающуюся к "ЧД". Я тоже направилась к калитке, чтобы впустить подругу. Кострова оглянулась и, увидев, что я иду за ними, разозлилась, но сдержалась при Никите. Парень открыл калитку и вывел свою девушку со двора. Так как Лариса уже подошла к калитке, Никита придержал дверь, отпустив при этом свою девушку, а я взяла Ларису за руку и потянула во двор.
   - Я тебя предупредила, - всё же не сдержалась Кострова. Мы с Ларисой посмотрели на нее. Никита в этот момент отпустил калитку и она захлопнулась, разделяя нас: они в парке, а мы с Ларисой во дворе.
   - Что это с ней? - спросила Лариса.
   - Пойдем, - я потянула подругу в сторону дома, по ходу рассказывая о наезде на меня ненормальной Костровой.
   На следующий день в университете Кострова набросилась на меня с самого утра, до начала первой пары:
   - Я предупреждаю тебя Водоведова, Никита мой. И не дай Бог я еще раз увижу тебя в "Чудесном доме".
   - Я у тебя должна разрешения спрашивать находиться мне в "Чудесном доме" или нет? - возмутилась я.
   - Я тебя предупредила, - грозилась она.
   - У тебя совсем крыша поехала? - вступилась за меня Лариса. - Почему Марина не может находиться у себя дома?
   - Ты хочешь сказать, что Марина живет в "Чудесном доме"? - спросил кто-то из одногруппников, так как все наблюдали за нашей перепалкой.
   Прозвенел звонок, и преподаватель вошел в кабинет. Вопрос повис в воздухе. Как только прозвенел звонок, Кострова выскочила из кабинета на всех парах, и явилась на следующую пару, когда уже прозвенел звонок. На следующей перемене она опять набросилась на меня:
   - Да ты оказывается лгунья. У меня в деканате знакомая работает, она разрешила мне посмотреть твою личную карточку. Ты живешь на Малиновой, а не в "Чудесном доме".
   - Я не собираюсь тебе ничего доказывать, - резко ответила я.
   - А за разглашение личной информации постороннему лицу, твоя знакрмая вылетит с работы, - добавила Лариса. - Тем более, что в карточке устаревшие данные. Ты можешь у Никиты сама спросить, живет Марина в "Чудесном доме" или нет.
   В этот момент Огнев собственной персоной появился в дверях нашего кабинета. Кострова заулыбалась и поспешила к нему.
   У меня зазвонил телефон.
   - Привет, - обрадовалась я, услышав голос Димки. - Ты приехал?
   - Да, только что. Я хочу с тобой сегодня встретиться. Назначай, во сколько и где, - предложил он.
   - Встретиться? Сегодня? Ну, давай в восемь, во дворе, - назначила я и улыбнувшись, попрощалась с ним и отключилась.
   Мой взгляд встретился со взглядом Огнева. Тот смотрел на меня, прищурив глаза, не обращая внимания, на прильнувшую к нему Кострову.
   - Димка звонил? - с улыбкой спросила у меня Лариса.
   - Ага, - со счастливой улыбкой кивнула я подруге.
   Вечером я собиралась на свидание. В восемь часов я выглянула в окно и увидела, сидящего на скамейке во дворе, Димку. Я уже собралась отойти от окна и спуститься во двор, как заметила, что к Диме подошел Никита Огнев и присел рядом. Через минуту оба парня поднялись и разошлись в разные стороны.
   "Что такое? - нахмурилась я. - Куда Димка ушел? Я же только собралась выйти".
   Мне на телефон пришло сообщение от Димки: "Марин, сегодня встретиться не получится, появились неотложные дела. Извини".
   "Что-то тут не чисто, - подумала я. - Может Огнев ему что-то сказал?"
   Я решила позвонить Димке, но его телефон был выключен.
   Я позвонила Ларисе и поделилась с ней. Она меня, конечно утешила, сказав, что завтра разберемся, в чем дело.
   На следующий день у меня и так не было настроения из-за несостоявшегося свидания, а тут еще Кострова подошла ко мне и опять начала цепляться.
   - Да, я спросила у Никиты о тебе. Ну и что, что ты живешь в "Чудесном доме", - высокомерно задрала она свой подбородок.
   - Лена, что ты от меня хочешь? Мне не до тебя сейчас, - попыталась я от нее отцепиться.
   - Марин, как ты попала в "Чудесный дом"? - с восхищением и уважением глядя на меня, начали расспрашивать одногруппники.
   - Я там родилась, - спокойно ответила я.
   - Офигеть, в нашей группе учится девочка из "Чудесного дома", а мы даже не знали этого, - попала я в центр внимания одногруппников.
   - Скоро и я там буду жить, - попыталась перетянуть на себя утерянное внимание Кострова. - Никита сказал...
   В этот самый момент Никита вошел в наш кабинет. Быстрым шагом подошел к нам, схватил меня за руку и потянул из кабинета, а затем дальше по коридору в сторону лестницы. Прозвенел звонок, студенты, спешащие в свои кабинеты, оглядывались на нас.
   - Отпусти меня, - попыталась я вырваться, когда коридор опустел, - Ты ошибся, я не Кострова.
   Он, наконец, остановился и толкнув меня к стене, навис надо мной. У него сейчас был такой злой взгляд и в этот момент я поняла, почему многие соседи его побаиваются.
   - Значит, опять за свое? - зло прошипел он. - Опять ты с Камневым, как в детстве. Прекрати даже думать о нем.
   - Я у тебя должна разрешения спрашивать? - возмутилась я. - С кем хочу, с тем и встречаюсь.
   - Если не расстанешься с Камневым, ему будет больно. Я подплавлю этот камушек.
   - Ты это умеешь, - зло заговорила я. - Только попробуй его тронуть. Попытайся поджарить меня.
   - Нет. Больше никогда, - отпрянул он от меня. На его лице на мгновение промелькнуло то ли виноватое, то ли беспомощное выражение, а затем он вновь включил Высокомерного индюка, - Я тебя предупредил. Запомни, я поджарю любого, с кем ты начнешь встречаться.
   - Да, пошел ты...
   Он схватил меня за лицо и грубо поцеловал. Я вырвалась из его захвата и отвесила ему звонкую пощечину. Развернувшись, я побежала по коридору. Забежав в туалет, я открыла воду и стала лить ее на лицо, пытаясь охладить его, не заботясь о макияже, . Взглянув на свое отражение в зеркале, я не обратила внимание на растекшуюся тушь, а посмотрела на губы.
   - Гад, скотина, тварь, - сыпала я ругательства и одновременно терла губы рукой, пытаясь отмыть их от недавнего нападения, больше это никак нельзя было назвать.
   - Вот ты где? - вошла в туалет Лариса. - Я обыскалась тебя. Что с тобой? - испуганно глянула она на мое красное лицо, растрепанные волосы и растекшийся макияж. - Он что, ударил тебя?
   - Нет, это я его ударила.
   - Ты? За что?
   - Он меня поцеловал.
   - Поцеловал?
   - Да. А перед этим пригрозил, чтобы я не смела встречаться с Димкой.
   - Во, дает? Самому, значит можно встречаться с кем вздумается, а тебе запрещает.
   - И я о том же. Как же я его ненавижу.
   - Ладно, позже разберемся. Давай-ка приведем тебя в порядок и пойдем в кабинет, пока препод еще не пришел. Ты же знаешь, он часто задерживается.
   Оторвав бумажное полотенце, Лариса подтерла растекшуюся у меня на лице тушь и пальцами пригладила растрепавшиеся волосы. Мы вошли в кабинет разом с преподавателем.
   - Где ты была? - шепотом спросила у меня Кострова.
   - Я что, отчитываться должна перед тобой? - приподняв брови, также шепотом ответила я ей.
   - Куда тебя Никита потянул? - нервничая, спросила она.
   - Никуда. Он ошибся. Думал, что тебя за руку схватил, - с усмешкой ответила я. - А поняв свою ошибку, он ушел, потому что прозвенел звонок.
   Удовлетворенная таким ответом, Кострова отвернулась, и больше ко мне не цеплялась в этот день.
   Но с этого дня у меня прекратилась связь с Димкой. Ни на звонки, ни на сообщения мои он не отвечал. Когда я видела его во дворе, то он уходил, не замечая меня. Или делал вид, что не заметил. Я хотела выяснить у него, что случилось и узнать, действительно ли Огнев виноват в нашем разрыве? Хотя, я была в этом уверена. Я знала, каким страшным может быть Огнев, недаром его в доме все побаивались, потому не не злилась на Димку, а еще больше возненавидела Огнева.
   Перед новогодними праздниками нашему университету исполнялось пятьдесят лет. В честь этой знаменательной даты, студентам сделали выходной и сняли для празднования один из ночных клубов в городе до самого утра. Мы с Ларисой тоже решили оторваться. Клуб был заполнен студентами нашего универа с разных факультетов и курсов. Там действительно было очень весело. Мужским вниманием мы с подругой не были обделены. Парень, с которым я познакомилась, был с нашего факультета, только с четвертого курса. Его звали Сашей. Мы обменялись с ним номерами телефонов. Он хотел меня проводить, но я отказалась, так как была на машине и должна была еще Ларису домой отвезти, потому что она свою машину не брала, так как планировала употреблять алкоголь. Но Саша мне так и не позвонил. На следующий день я встретила его в вестибюле университета.
   - Привет, - ответил он мне на приветствие. - Знаешь, Марин, ты мне правда очень понравилась, но у нас ничего не получится. Извини, - Саша глянул куда-то мимо меня и, резко развернувшись, побежал к лестнице.
   Я оглянулась. В паре метрах от меня стоял, прислонившись к колонне, Огнев и смотрел на меня с кривой высокомерной ухмылкой. К нему подбежала улыбающаяся Кострова, он, не отводя от меня взгляда, обнял ее за плечи, затем они удалились. Я побелела от злости, как же я его ненавижу.
   - Ты чего им вслед так уставилась? - подошла ко мне Лариса, сдав в гардероб свое пальто. - А где Саша? Ты же с ним разговаривала. Я видела.
   Я рассказала подруге о том, что произошло.
   - Ну, вот. Я же говорила, что Никита в тебя влюблен, потому отгоняет всех парней от тебя, - сделала свой вывод Лариса.
   - Нет. Это не так, - не согласилась я с ней. - Он, наоборот, ненавидит меня, потому делает все назло.
   - А может мстит таким образом за то, что ты его отвергла еще на первом курсе, когда мы декорации рисовали? - выдвинула Лариса следующую версию.
   - Я даже думать о нем не хочу. Давай не будем о нем говорить? - попросила я. - Пойдем на занятия.
   Больше я не пыталась заводить знакомства с парнями, просто не хотела навлекать на них неприятности.
   Весна вступила в свои права. Лариса приехала ко мне в один из теплых выходных. Мы решили посидеть на скамейке в моем дворе, насладиться солнышком.
   - Это, случайно, не Димка Камнев из дома вышел? - Лариса кивнула в сторону четвертого подъезда.
   - Да, это он, - подтвердила я.
   - А ты не собираешься возобновить с ним отношения?
   - Мои отношения с ним так и не стали романтическими. Он мне нравится, но скорее как друг или брат. Я переживала тогда, что прервались наши дружеские отношения. Я знаю, что это из-за Огнева, а Димку ни в чем не виню.
   - Тогда, как бы ты отнеслась к тому, если бы я попыталась встречаться с Димой? - осторожно спросила подруга, но тут же нервно рассмеявшись, добавила, - не обращай внимания. Я просто пошутила.
   - Он тебе нравится? - серьезно спросила я.
   - Димка начал нравиться мне еще в старших классах школы, - вздохнула Лариса. - Причем, я тогда даже не знала, что он из "ЧД". Я была удивлена, когда увидела Диму в беседке в день твоего рождения. Но я запретила себе думать о нем тогда, когда у тебя начали складываться с ним отношения. А недавно я случайно столкнулась с Димкой в магазине. Он поздоровался со мной и так улыбнулся, что я думала, мое сердце выскочит из груди.
   - Почему ты мне ничего не рассказывала? - сдвинула я брови.
   - Потому, что видела, что он тогда был в тебе заинтересован, а не во мне, - грустно усмехнулась подруга. - А потом, когда у вас ничего не вышло, для меня это стало еще больше недопустимо.
   - Почему?
   - Потому, что это некрасиво будет выглядеть, встречаться с бывшим парнем лучшей подруги, - грустно вздохнула Лариса.
   - Глупости. Я с ним даже не встречалась, - возразила я. - слушай, давай я сейчас пойду домой ненадолго, и посмотрим, подойдет он к тебе или нет. Если подойдет, то ты ему небезразлична, - я поднялась, собираясь уйти.
   - Эй, не оставляй меня одну, - заволновалась Лариса.
   - Я выйду через десять минут, - я побежала в сторону своего подъезда.
   Войдя в квартиру, я выглянула в окно. Как я и предположила, Димка подошел к моей подруге и присел рядом на скамейку. Я не хотела им мешать, но всё же вернулась по истечении десяти минут, как обещала. Когда я уже собралась выходить из подъезда, то через стеклянную дверь увидела, что к Ларисе и Диме приближается парочка Огнев с Костровой. Никита отозвал Диму в сторону, а Лена присела на скамейку возле Ларисы, говоря что-то с ехидной усмешкой.
   Я вышла из подъезда и решительным шагом направилась к ним.
   - Ты только делаешь вид, что к Водоведовой сюда ходишь, а сама решила подцепить богатенького мальчика из "Чудесного дома", - услышала я ее речь.
   - Не суди о людях по себе, - попыталась я защитить подругу, подойдя к скамейке.
   - Что ты имеешь ввиду, говоря "по себе"? Я Никиту еще со школы люблю, - заявила Кострова.
   - Но уже тогда ты знала, что Огнев живет в этом доме, - я махнула рукой в сторону дома.
   - А тебе не стыдно отбивать парня у своей подруги? - опять начала свои нападки на Ларису Кострова, проигнорировав меня.
   - Она никого не отбивала, - заявила я, не позволяя загнать подругу в угол. - С Димой я никогда не встречалась. Мы с ним просто друзья, с самого детства.
   - Да, это так, - подтвердил мои слова Димка, подойдя к нам. При этом он взглянул на меня и улыбнулся чистой дружеской улыбкой. Я улыбнулась ему в ответ и вздох облегчения вырвался из моей груди.
   - Пошли, - Огнев взял за руку свою подругу и направился с ней к калитке.
   - Ну, что, может прогуляемся? - предложил нам Димка.
   - Знаете? Мне срочно нужно кое-что сделать, а вы идите, погуляйте, - изобразила я свою занятось и, не дожидаясь их отговорок, убежала домой.
   Дома, из окна я увидела, как Димка, слегка приобняв Ларису за плечи, выводил со двора в парк.
   Теперь, я Ларису видела только на занятиях. Крылья любви подхватили мою подругу и носили ее над городом. Даже с Костровой на переменах она не пререкалась, а просто игнорировала, когда та пыталась ее поддеть.
   По вечерам, чтобы не скучать дома, я стала присоединиться к молодежи нашего двора, все больше сближаясь с ними. Но мне до сих пор было некомфортно с новыми друзьями, когда они вспоминали случаи из детства.
   От скуки, одним теплым весенним выходным, я решила обследовать бабушкину квартиру. Поднявшись туда, я решила первым делом привести в порядок одну из спален. Солнышко светило в окно и в балконную дверь, тенью рисуя на полу необычную картину витража. Решив изучить рисунок витража, я вышла на балкон. Квартира находилась на последнем уровне в нашем подъезде, и потому окна располагались намного выше деревьев в парке, открывая вид на город, почти до самого горизонта. Я залюбовалась этой картиной, простояв так несколько минут. Уходя с балкона, я обратила внимание на лестницу, находящуюся с правой стороны от балконной двери. Лестница была металической, темно-зеленого цвета, как и забор вокруг двора. Она напоминала пожарную лестницу, но вела не вниз, а вверх. Там она заканчивалась под самым потолком, в котором выделялся, закрытый сейчас, люк.
   Не долго думая, я взобралась по этой лестнице и, толкнув люк кверху, открыла его. Выбравшись из люка, я обнаружила, что нахожусь на крыше нашего дома. На крыше располагались четыре прозрачных купола. Я подошла к ближайшему из них и увидела, что под куполом находилась лифтовая шахта. Причем, с одной стороны стенки купола была стеклянная дверь, мостик от которой вел к лифту. "Значит, на крышу можно подняться на лифте", - сделала я вывод. Я подергала дверь, но она мне не поддалась. Я пошла к другому куполу. Обойдя его, я увидела вертолет, дверь в фюзеляж которого была открыта. Я подошла к вертолету. Изнутри вылез Никита Огнев.
   - А ты что тут делаешь? - округлила я глаза от удивления.
   - Как ты сюда попала? - удивился он не меньше меня.
   - По лестнице с балкона бабушкиной квартиры, - честно ответила я. - А ты?
   - А я по лестнице со своего балкона, - ответил Никита. - Я собираюсь полетать, хочешь присоединиться? - предложил он мне.
   - Полетать? Хочу, - согласилась я.
   Во мне загорелась авантюрская жилка, жажда приключений. Я даже забыла о том, что ненавижу Никиту Огнева. Он посмотрел на меня и рассмеялся. Смех его был такой искренний. Он сейчас нисколько не походил на Высокомерного индюка, как будто другой человек. Он даже мне сейчас казался красивым. Солнце запуталось в его золотистых волосах, горящими искорками отражаясь в глазах, а на щеках появились ямочки.
   - Тогда вперед, - указал он рукой на открытую дверь во внутрь вертолета.
   Никита помог мне забраться в фюзеляж, пристегнул, когда я уселась в указанное мне кресло и одел мне наушники. Сам он разместился рядом со мной в кресле пилота и нажал на какие-то кнопочки.
   - А откуда ты знаешь, куда именно надо нажимать? - громко спросила я, пытаясь перекричать шум от заработавшего двигателя.
   - Не кричи, я слышу тебя через наушники, - услышала я голос Никиты в наушниках.
   Вертолет поднялся в воздух, слегка покачнувшись.
   - А у тебя есть права на управление вертолетом? - опомнилась я.
   - Ты сначала согласилась полететь со мной, а только теперь спрашиваешь о моих правах? - рассмеялся опять парень. - Ты сейчас такая, как в детстве, рвешься к приключениям, не задумываясь о последствиях.
   - Ты мне не ответил, - нахмурила я брови.
   - А что, боишься? - веселился Никита. Он был таким необычным. Смеялся искренне и, скорее, напоминал мальчишку-подростка.
   - Нет, - гордо ответила я. - Так даже интереснее. Мы угнали вертолет? Да?
   - Нет. Не угнали. У меня есть разрешение пользоваться вертолетом, а так же есть лицензия на управление вертолетом и частным самолетом. Я окончил пилотную школу, - продолжая улыбаться, сказал мне Никита.
   - Вообще-то, я плохо переношу полеты, - сообщила я. - Но сейчас я не чувствую какого-либо дискомфорта.
   - Если вдруг почувствуешь тошноту или головокружение, сразу говори, - заволновался парень.
   - Океееей, - протянула я.
   Через несколько минут, мы пролетели через город и под нами оказалась равнина, с небольшими участками деревьев в некоторых местах. А вдали виднелся лес.
   - Сейчас я покажу тебе кое-что, смотри, - кивнул в правую сторону Никита
   - Обалдеть! - восторженно закричала я.
   Внизу, среди трав, цветов и небольших кустарников была небольшая возвышенность, сбоку которой темнела пещера. Из этой пещеры водопадом лилась вода, и, дальше, рекой текла по равнине.
   Никита плавно, насколько возможно близко к водопаду, приземлился на равнине.
   Выбравшись из вертолета, я побежала к водопаду. Никита последовал за мной. Только в отличие от меня, он не стал спускаться к самой воде, а присел на траву и наблюдал за мной.
   Я спустилась к самой кромке воды. Брызги от водопада разлетались вокруг, блестя на солнце, как бриллианты. Попадая мне на лицо, они ласково щекотали меня и приводили в восторг. Я рассмеялась от такой ласки и затанцевала, кружась. Легкий ветерок трепал мои волосы.
   Я оглянулась на Никиту. Парень улыбался, глядя в мою сторону и держал перед собой телефон.
   - Ты что, фотографируешь меня?
   - Нет. Я водопад фотографирую и радугу, - смутился он вдруг и убрал телефон в карман.
   - Радугу? - я оглянулась и только теперь заметила небольшую радугу над водопадом.
   - Тогда сфоткай меня на фоне водопада и радуги, - я протянула ему свой телефон.
   Я начала позировать, а парень стал фотографировать меня.
   - Покажи, как фотки получились, - я забрала у него свой телефон и, присев рядом с ним на траву, стала разглядывать фотографии.
   - Вот на этой, где ты скорчила рожицу, ты очень сильно похожа на ту себя, какой была в детстве, - показал Никита на одну из фотографий.
   - Я не помню себя в детстве, - вдруг призналась я. - Я не помню, как жила в Чудесном. Не помню, что со мной случилось, из-за чего моим родителям пришлось покинуть этот город.
   - Не помнишь? - расширил глаза и открыл рот от удивления Никита.
   - Нет, - продолжила я свою исповедь. - Я помню себя с восьми лет, когда мы уже жили в Травинске. Когда мои родные пытались заговорить при мне о чем-то, что было до того, как мы приехали в Травинск, у меня жутко начинала болеть голова, и я даже сознание теряла. Тогда наш врач сказал, что у меня частичная амнезия и лучше, чтобы мне не рассказывали о том, что я не помню. Нужно, чтобы я сама все вспомнила. Но это может быть для меня стрессом, и неизвестно, как я это перенесу.
   Я замолчала. Никита тоже сидел молча. Лишь шум водопада нарушал тишину. Солнышко спряталось за облако, и я поежилась от холода.
   - Да, еще не лето, - сказала я и встала с травы.
   - Замерзла? - Никита тоже поднялся и сделал попытку снять куртку, чтобы отдать мне.
   - Не надо, - отвергла я его порыв. - Давай лучше вернемся, - предложила я.
   Мы сели в вертолет и полетели назад, к дому.
   - Если в квартире моей бабушки есть лестница на крышу, в твоей квартире тоже, - попыталась я озвучить логическую цепочку, вертящуюся в голове, пока мы находились в воздухе, - то, возможно и в других квартирах верхнего уровня есть такие лестницы?
   - Возможно, - согласился со мной Никита.
   - А чей это вертолет, вообще? - ушла я в сторону от своей логической цепочки.
   - Этот вертолет принадлежит нашему дому.
   - Но, кто-то же должен быть за него ответственный? - задала я следующий вопрос.
   - Ответственный - мой дядя, мамин брат, отец Светки Ветровой.
   - А как он на крышу поднимается, на лифте? Я видела, что от лифтовой шахты есть мостик к выходу на крышу. Я подергала одну такую дверь, но она была заперта.
   Вертолет завис над "ЧД", а затем плавно приземлился на крышу нашего дома. Заглушив двигатель и выключив все кнопочки, Никита выбрался из летной машины и мне помог. Затем он подошел к одной из дверей купола и спросил:
   - Ты об этой двери говорила?
   - Да, только на другом куполе, - я подошла и подергала эту дверь. Эта дверь мне тоже не поддалась. Никите дверь тоже не поддалась.
   - Смотри, рядом с дверью есть прозрачная цифровая панель, - обратил мое внимание парень на почти незаметный на стекле прозрачный прямоугольник. - Видимо, здесь нужно вводить какой-то код.
   - Значит, твой дядя знает код?
   - Скорее всего. Но, они ведь тоже живут на последнем уровне, может у них тоже есть лестница с балкона на крышу? - предположил Никита. - Пойдем посмотрим?
   Мы подошли к краю крыши, где должен был находиться балкон Ветровых, и, действительно, увидели там люк. Никита попытался его открыть, и люк ему поддался. Под крышкой люка была лестница, точно такая же, как и у меня. Мы с Никитой спустились на балкон к Ветровым, крышка закрылась сама, так же тихо, как и калитка в заборе.
   - Алло, Свет, - позвонил Никита сестре, пытаясь при этом заглянуть в комнату через стекло балконной двери. - Ты сейчас дома? Выйди на балкон из комнаты твоих родителей.
   Парень вернул телефон в карман и, отойдя в сторону от двери, присел на корточки. Он показал мне рукой, чтобы я тоже присела и приложил палец к губам, показывая, чтобы я вела себя тихо.
   Дверь открылась, и ничего не подозревающая девушка, смело шагнула на балкон. Краем глаза она уловила слева от себя внизу какое-то движение. Увидев Никиту, приложившего ладонь к губам, чтобы сдержать, рвущийся наружу смех, Света взвизгнула от неожиданности. Я тоже прикрыла рот ладонью, и девушка, заметив меня, взвизгнула еще раз. Мы с Никитой рассмеялись в голос и встали с корточек.
   - Вы меня напугали! - крикнула на нас Света. - А как вы сюда попали? - округлила она глаза.
   - С крыши, - честно ответила я.
   - С крыши? - удивилась Света. - Каким образом?
   - По лестнице, - Никита указал рукой на лестницу, возле которой стоял.
   - Какой еще лестнице? - не поняла Света.
   - Вот по этой, - Никита опять показал на лестницу.
   - Значит, ты не видишь лестницу, также как и калитки в заборе? - предположила я.
   - Я прожила в этой квартире всю жизнь, даже и предположить не могла, что здесь есть лестница на крышу, - вздохнула Света. Она подошла к стене, на которой мы с Никитой видели лестницу, и провела рукой. Ее рука проходила сквозь перекладины, но она не видела и не ощущала их.
   - А если вот так? - Никита взял сестру за руку, - Теперь видишь?
   - Нет, - помотала Света головой и провела свободной рукой еще раз вдоль стены, но на этот раз ее рука ощутила перекладину. - О! Я не вижу лестницу, но я ее ощущаю, когда ты держишь меня за руку. Но у меня к вам вопрос, как вы через потолок балкона пролазите?
   - Там люк, - пояснила я. - Но, полагаю, его ты тоже не видишь.
   - А вы можете меня на крышу провести? Пожалуйста, - попросила Света.
   - Давай, попробуем, - согласился Никита. - Марин, ты залезай первая, люк откроешь и подержишь его, а мы потихоньку будем подниматься.
   Я залезла вверх по лестнице и, толкнув рукой крышку люка, выбралась на крышу. Слегка придерживая крышку рукой, я наблюдала, как Света поднимая ногу на ту высоту, где Никита поставил свою ногу, ощущала перекладину и ставила на нее свою ногу. Одной рукой при этом она держалась за руку брата, чуть выше запястья, а он держался за перекладину. Таким образом, потихоньку, они поднялись на крышу.
   - Ух, обалдеть! - восхитилась Света. Она подбежала к самому краю крыши и перегнулась через перила.
   - Эй, осторожно! - схватила я ее за одежду, - свалишься еще. А здесь высоко.
   - Я не разобьюсь, - рассмеялась Света. - Воздух меня удержит.
   - Хочешь сказать, что ты без парашюта можешь с самолета спрыгнуть? - поинтересовалась я.
   - Могу, - продолжая смеяться, ответила девушка. - Смотри.
   Света подпрыгнула вверх так высоко, что казалось, она взлетела.
   - Так тебе не нужна лестница, чтобы на крышу взобраться, раз ты летать умеешь, - улыбнулась я.
   - Точно, - подтвердила Света, смеясь. - Так вот как Вадик на крышу взбирается, когда с папой на вертолете летать учится, - сделала она какой-то вывод.
   - Вряд ли. У него же еще силы не проявились, - сказал Никита. - Они на лифте, наверно, поднимаются. Но если твой папа сильный влад, то, возможно, по лестнице с балкона.
   - Кто такой Вадик? - поинтересовалась я.
   - Мой брат. Он ровесник твоего брата, - ответила Света. - Вадик учится сейчас в школе пилотов, а папа там Директор. Кстати, - опомнилась Света, - а почему вы здесь, да и вместе. Вы встречаетесь? Я думала, вы не общаетесь.
   - Так получилось, - пожала я плечами. У меня зазвонил телефон.
   - Алло? - ответила я на вызов Ларисы.
   В трубке послышался плач и всхлипы. - Что случилось, - заволновалась я. - Ты где? Дома?
   - Да, - всхлипнула подруга.
   - Я сейчас к тебе приеду, - я положила телефон в карман и попрощавшись с Никитой и Светой, побежала к балкону бабушкиной квартиры.
   Спустившись на лифте в нашу квартиру, я взяла ключи от машины и поехала к подруге.
   Лариса была дома одна. Открыв мне дверь, она повисла у меня на плечах и расплакалась.
   Я отвела ее в комнату и, сходив в кухню за водой, подала кружку Ларисе. Она выпила и немного успокоилась.
   - Я с Димкой поссорилась, - всхлипнула она.
   - Помиришься еще, - вздохнула я. - Я уж думала, кто-то умер.
   - Любовь умерла, - заявила Лариса.
   - Чья любовь? Твоя?
   - Его любовь ко мне. Вернее, я поняла, что ее и не было. Это только я любила, - заплакала опять Лариса.
   - С чего ты это взяла? - подала я еще воды подруге.
   Она сделала глоток и поставила кружку на столик. Взяв бумажный платочек, она очистила нос и начала рассказывать:
   - Последнее время он все чаще намекал мне на постель. Я, естественно, отказывалась. Всегда эту тему переводила в шутку. Но сегодня, он был серьезно настроен. Он знал, что моих родителей нет дома, они уехали на дачу. Димка напросился ко мне домой и начал откровенно приставать. Я разозлилась и указала ему на дверь. Он обиделся и со злостью сказал мне, что он не понимает, почему я строю из себя недотрогу, ведь мы встречаемся и, заниматься сексом - это естественно, так как мы уже вполне взрослые для этого. Я ответила, что первым и единственным у меня будет мой муж. Тот, кто полюбит меня, подождет, пока поженимся. И, знаешь что он сказал? - опять заплакала Лариса.
   - Что? - поинтересовалась я, одновременно пытаясь успокоить подругу и протягивая ей опять кружку с водой.
   - Он сказал: "Да, где же ты найдешь такого?" Скажи, - плакала Лариса, - меня что, никто не сможет искренне полюбить? Я гожусь только для того, чтобы со мной в постели развлекаться?
   У меня зазвонил телефон. Звонил Огнев:
   - Я звоню узнать, что случилось? Ты так убежала, что мы со Светой забеспокоились.
   - Ну, тут у Ларисы просто кое-что случилось, но я не могу тебе сказать что. Слушай, Никит, - пришла мне неожиданная мысль в голову, - где это место находится, где мы с тобой сегодня были? Как туда на машине доехать?
   - Там нет дорог. А пешком от ближайшей дороги, далековато, - ответил мне парень. - Тебе понравилось там? Можем в другой раз еще туда слетать.
   - Я хотела с Ларисой туда съездить. Ей нужно отвлечься и, желательно там, где нет людей.
   - Ну, я много таких мест знаю. Могу вас в одно из них отвезти, - вдруг предложил он свои услуги. - Где вы, я сейчас заеду за вами.
   Я назвала адрес.
   - Ты с Огневым сейчас разговаривала? - удивленно спросила Лариса.
   - Да, - кивнула я, заметив, что пока подруга слушала мой разговор, прекратила плакать.
   - И ты с ним спокойно разговаривала? И ни разу не нагрубила и не обозвала его? - продолжала она удивляться.
   - А что, я всегда ему грублю и обзываю его? - удивилась я.
   - Да, - подтвердила подруга.
   - Это он сам всегда виноват. Он первый меня выводит, - не согласилась я с тем, что я грубиянка.
   - А сегодня, значит, он не вывел тебя из себя? - улыбнулась, наконец, Лариса. - И, где это вы были с ним сегодня?
   - Потом расскажу. Иди умывайся и собирайся, он сейчас приедет за нами, обещал отвезти нас с тобой в какое-то особенное место, - я подтолкнула подругу в сторону ванной.
   Никита позвонил, когда подъехал к дому Ларисы со стороны улицы. Мы спустились во двор и там нас увидел Олег, возвращавшийся домой с качалки.
   - Куда это вы намылились? - попытался он нас остановить, так как мы попытались сбежать от него.
   - Эй! Чего прицепился? Мы что, отчитываться перед тобой должны? - прикрикнула на него Лариса.
   - А ты очки нацепила, думаешь крутая стала? Кричать на меня можешь? - в тон моей подруге, прикрикнул Олег.
   - Тебе какое дело, нацепила я очки или нет? - поправила на носу очки от солнца Лариса, пытаясь замаскировать под ними заплаканные глаза.
   - Олег, мы спешим, нас ждут, - попыталась я утихомирить обоих и потянула Ларису за дом.
   Олег последовал за нами. Мы с Ларисой побежали, чтобы отцепиться от него. Он остановился с открытым ртом, увидев, что мы сели в машину к Огневу.
   - Вот липучка, - высказала Лариса, усевшись рядом со мной на заднее сидение.
   - И тебе привет, - ответил ей Никита.
   - А, привет. Извини. Это я не тебе, - оправдывалась Лариса.
   - "Извини" не мне или "привет"? - начал язвить на мой взгляд парень.
   Я мысленно изобразила восклицательный знак из воды. Никита резко повернулся ко мне, так как я сидела сзади него.
   - Что? - спросил он вслух у меня, а в голове появилась картинка с изображением огненного вопросительного знака.
   - Поехали уже, - махнула я рукой вперед.
   - Слушаюсь, командир, - приложил руку к голове Никита.
   - К пустой голове руку не прикладывают, - сказала я известное изречение, имея ввиду, что он без головного убора.
   - У меня не пустая голова, - шутливо надул губы Никита и мы с Ларисой рассмеялись.
   Никита завел машину, но, прежде, чем тронуться с места, опять повернулся ко мне и спросил:
   - Может ты вперед пересядешь, а то мне тебя не видно?
   - Ты на дорогу смотри, а не на меня, - я опять махнула рукой вперед.
   - Ладно, - он повернулся вперед и, настроив зеркало заднего вида, чтобы видеть меня, нажал на газ.
   - Когда это вы успели так сблизиться? - спросила Лариса, сняв очки и поглядывая то на меня, то на Никиту.
   Никита в этот момент включил музыку. Она заиграла так громко, а он при этом стал громко подпевать. Мы с Ларисой одновременно схватились за уши и сморщились от громкого звука.
   - Что? Я так плохо пою? - сделал музыку потише Никита, увидев меня в зеркало заднего вида.
   - Было очень громко, - ответила я. - Но песня эта мне очень нравится. Только не нужно делать очень громко, - остановила я его, заметив, что он опять потянулся к регулятору громкости.
   Он достал из бардачка пульт и протянул мне:
   - На. Сама регулируй, как хочешь.
   Я взяла пульт. Установила нужную громкость и всю дорогу мы наслаждались музыкой.
   Ехали мы примерно час по дороге из города. Затем свернули на проселочную дорогу в сторону леса. Проехав некоторое расстояние между деревьями, мы выехали на полянку. Никита остановил машину и мы, выбравшись наружу, уставились на бревенчатый домик, расположенный на краю полянки. Домик был похож на сказочную избушку на курьих ножках, только стоял на земле и выглядел ухоженным, новеньким с белыми резными ставнями на одном окне.
   - О! Там баба-яга живет? - спросила я, показывая пальцем на избушку.
   - Да, пойдем я тебя с ней познакомлю, - рассмеялся Никита и взяв меня за руку, потащил в сторону домика. Я схватила за руку Ларису, потянув и ее следом.
   - Ниикиитаа, - шутливо хныкала я, - я боюсь. Вдруг она меня на лопату посадит и в печку засунет?
   - У нее зубов нет, кости грызть нечем, так что вряд ли она на тебя позарится, - "успокоил" меня парень.
   - Эй! - резко остановилась я, вырвав свою руку из его руки. - Ты хочешь сказать, что я тощая?
   - Ну, некоторые места у тебя очень даже ничего, - оглядел он меня с головы до ног и остановил взгляд на моей груди.
   - Куда это ты уставился? - скрестила я руки на груди.
   Он поднял глаза и сделал виноватую рожицу. Я усмехнулась и протянула вперед руку:
   - Пойдем, куда шли.
   Никита взял меня за руку и повел нас в дом.
   Дверь была не заперта и мы вошли внутрь. Там была одна небольшая комната, достаточно светлая, не смотря на то, что окно было небольшое и всего одно. В левом углу располагалась небольшая печка. Слева от печки возле стены, противоположной окну, стояла узкая деревянная кровать без матраса. У окна стоял стол с двумя табуретками. Справа от окна к стене были прибиты три полки, на которых стояли котелок, чайник, несколько алюминиевых мисок и деревянных ложек и еще кое-какие вещи.
   Как только вошли в дом, Никита согнулся в поклоне, почти в девяносто градусов, произнеся при этом:
   - Здравствуйте.
   Не разгибаясь, он потянул меня за руку, чтобы я сделала тоже самое.
   - Поздоровайся, - громко прошептал он, когда я стала рядом с ним, также наклонившись, от того, что он дернул меня за руку.
   - С кем? - также шепотом спросила я. - Здесь же никого нет.
   - Тшш, - приложил он палец к губам. - Он здесь.
   - Кто? - хотела я выпрямиться, чтобы осмотреться.
   - Лесной дух, - прошептал Никита, не давая мне встать.
   - Ты его видишь? - удивленно, также шепотом, спросила я, думая, что это опять что-то из сверхестественного, чего я еще не знаю.
   - Как его увидишь? Он же дух, - ответил Никита.
   - Да? - изумленно спросила я, поверив ему, и в голос поздоровалась, - здравствуйте.
   Никита не выдержал и начал трястись, пытаясь сдержать смех. Лариса громко рассмеялась. Она стояла рядом со мной, а потому слышала весь наш диалог. Никита больше не мог сдерживаться и выпрямившись, тоже громко рассмеялся.
   - Блин, я поверила тебе, - выпрямилась я и, вырвав руку из руки Никиты, ударила его по плечу.
   - Ты серьезно поверила в Лесного духа? - удивилась моим словам Лариса и еще громче расхохоталась.
   - Поживешь в "ЧД", еще не в такое поверишь, - ответила я и выбежала из дома.
   - Марин, подожди, - Никита побежал за мной. - Ты обиделась? - догнал он меня на краю полянки. - Я пошутил. Я не думал, что ты поверила, я думал, что ты тоже это в шутку воспринимаешь. Думал, ты подыгрываешь мне.
   - Я не актриса, - возразила я. - Это ты актер. И я вообще не знаю, когда ты настоящий. Ты и в жизни играешь.
   - С тобой я не играю. Иногда я пытаюсь пошутить, но ты моих шуток не воспринимаешь. Я даже не знаю, как с тобой общаться. Все мои слова ты всегда переворачиваешь. Больше всего на свете я боюсь обидеть тебя. Пожалуйста, поверь мне, - Никита выглядел искренним.
   - Зато Ларису развеселили, - примирительно вздохнула я.
   - А что у нее случилось? - поинтересовался он и, взяв меня за руку повел в сторону избушки.
   - С Димкой поссорились, - ответила я, когда мы уже подходили к дому.
   Лариса вышла из домика и слышала последнюю фразу.
   - Ларис, он тебя обидел? - спросил у нее парень. - Хочешь, я его побью за тебя?
   - За меня не надо, - улыбнулась Лариса такой поддержке, - но, спасибо.
   - Если что, обращайся, - он отпустил мою руку и став в боевую позу, побоксирова воздух.
   - Вы с ним часто в детстве дрались? - спросила я у Никиты.
   - Иногда. Я вообще-то был пай-мальчиком. Дрался редко, - сообщил Никита.
   - Не ври. Бабушка мне сказала, что я всегда приезжала к ней в ссадинах и синяках и жаловалась ей, что ты меня обижал.
   - Это ты меня обижала. Ты вообще во дворе заводилой была. Все тебя слушались. А я такой правильный был, постоянно пытался тебя остановить, говорил, что так нельзя делать. За это ты меня ненавидела и часто прогоняла, не позволяя играть с вами.
   У меня в голове опять пронеслась картинка из детства, где я обсыпаю какого-то мальчика песком и при этом спотыкаюсь о бордюр песочницы и падаю. В результате, разбитая коленка.
   - Ты что-то вспомнила? - взволнованно спросил Никита, увидев мое побелевшее лицо.
   - Да, немного. Я кого-то обсыпала песком и упала, - поделилась я воспоминанием.
   - Меня, кого ж еще. Остальные боялись тебе перечить, - усмехнулся Никита.
   - А в школе ее тоже старались не задирать, но все хотели с ней дружить, - поддержала воспоминания о детстве Лариса. - Марина всегда была в центре внимания. Только Кострова ей завидовала, всегда сама хотела быть в центре внимания и пыталась добиться это любой ценой, в основном подставляя и предавая других. За это ее недолюбливали.
   - Да? - удивился Никита. - А мне она про тебя такое говорила, - сообщил Никита Ларисе. - Я даже удивлялся, как Марина могла с тобой подружиться.
   - Ты веришь Костровой? - спросила я Никиту.
   - Меня утомляет ее болтовня и я обычно прошу ее помолчать. Она вообще мне надоела, - вдруг заявил парень.
   - Как ты можешь так говорить о своей девушке? - возмутилась я.
   - О своей девушке? - усмехнулся парень. - Я встречался с ней и с другими до нее, но никого из них не считал своей девушкой. Мое сердце занято одной девушкой уже давно, и никогда не покидало его. И это точно не Лена.
   - А она всем заявила, что выходит за тебя замуж, - сообщила Лариса.
   - Я никогда ей не обещал ничего подобного даже намеком. Это ее проблемы, что она там нафантазировала. Она пустышка. И не в моем вкусе. Она мне, вообще, безразлична, - пожал Никита плечами.
   - Ты спишь с ней, но она тебе безразлична? - возмутилась я.
   - Что-то холодно становится, - Никита направился в дом. - Пойду печку растоплю, - он открыл дверь, и вошел в дом.
   Дверь закрылась за Никитой. Мы с Ларисой обе уставились на дверь.
   - Все парни такие козлы, - констатировала я.
   - Ага, - согласилась со мной Лариса. - Только я не поняла про ваши с ним отношения. Я сначала подумала, что он расстался с Костровой и вы начали встречаться. Но ты называешь ее его девушкой. Ничего не понимаю.
   - Не собираюсь я с ним встречаться, тем более, у него есть девушка, - возмутилась я.
   - Я с ней расстался, - открыл Никита дверь.
   - А она об этом знает? - поинтересовалась я.
   - Сейчас узнает, - достал он телефон из кармана.
   - Ну, нет! - возмутились мы с Ларисой в один голос.
   - Что? - посмотрел он на нас.
   - Кто о таком по телефону сообщает? Ты должен с ней лично поговорить, - сказала Лариса.
   - Почему ты решил с ней расстаться? - поинтересовалась я. - Из-за меня? Я не хочу быть причиной чьего-либо расставания.
   - Я же сказал, что устал от нее. Не расставался с ней до сих пор, потому что не хотел обижать. Но она реально меня уже достала. Она слишком навязчивая.
   У него зазвонил телефон.
   - Как будто услышала, что о ней здесь говорят, - Никита сбросил вызов.
   Телефон зазвонил опять.
   - Дай я с поговорю с ней, - что-то задумав, протянула Лариса руку к телефону.
   - Алло? - включив громкую связь ответила Лариса, зажав нос рукой.
   - Кто это? Почему ты отвечаешь по телефону Никиты? - заволновалась она.
   - Это ты кто такая? Я бабушка Никиты. Он отдал мне свой телефон, а себе новый купил. Так что не звони сюда больше. Не беспокой меня, - как могла, изобразила Лариса голос пожилой женщины.
   - А вы не могли бы мне сообщить новый номер Никиты? - попросила Кострова.
   - Еще чего? Я тебя знать не знаю. Он сам тебе новый номер сообщит, если посчитает нужным. Поняла? Забудь этот номер. Сейчас же удали его. А я всё равно твой номер сейчас в черный список занесу. Ты не сможешь сюда больше дозвониться, - вошла Лариса в роль.
   - Хорошо, сейчас удалю, - поверила Кострова.
   Лариса сбросила вызов. Никита показал ей сразу два кулака с поднятыми кверху большими пальцами и проказливо улыбнулся при этом.
   - Эх, молодой человек, - протянула Лариса ему телефон. - Как не стыдно? Заставил бабушку врать, - она пощелкала языком и осуждающе покачала головой.
   Я рассмеялась. Никита тоже рассмеялся, забирая у нее свой телефон.
   - А ты прикольная, - сделал моей подруге комплимент парень.
   - Я еще и крестиком вышивать умею, - сказала ему Лариса фразу из мультика про кота Мотроскина.
   Никита опять рассмеялся, а потом стал что-то в телефоне набирать.
   - Хоть от звонков Костровой освобожусь. Сейчас занесу ее в черный список, - произнес он.
   - Но, тогда и ты не сможешь ей позвонить, - предупредила я его.
   - Не собираюсь я ей больше звонить, - ответил он. - Я обещаю, что при первой возможности поговорю с ней о том, что больше не намерен с ней встречаться. Только это теперь не скоро будет. Я завтра уезжаю на месяц на съемки в одну заброшенную деревню. Идеальное место для съемок нового фильма. Дома там полуразвалившиеся, но природа, говорят, изумительная.
   - А как же сессия? - поинтересовалась я.
   - Я уже все сдал экстерном, - ответил он.
   - Везет, - вздохнула я и, прикрыв глаза, прислушалась к звукам леса. Лес жил полной жизнью. Щебетали птицы, где-то дятел выполнял свою работу лесного лекаря, орудуя своим инструментом-клювом, как отбойным молотком. В кронах деревьев запутался ветер, и, посвистывая, стучал ветками друг о дружку, пытаясь вырваться на свободу.
   Но среди всех этих звуков, я четко различила родной звук, шепот льющейся неподалеку воды. Она, как будто звала меня и я поддалась на этот зов.
   - Ты куда? - спросила Лариса, увидев, что я направилась в сторону кустов.
   - А? - как бы очнулась я, - я к реке.
   - Там небольшая речка течет, - подтвердил Никита, показывая направление, в котором я пошла.
   - Пойдем вместе, - позвала я всех.
   - Вы идите, а я пока костер здесь разожгу, у меня мангал с собой и мясо. Шашлычков поедим.
   - Здорово, я уже проголодалась, - я и вправду ощутила пустоту в животе.
   - Может тебе помочь? - предложила ему Лариса.
   - Не-не-не, - помотал Никита головой. - Шашлык женских рук не терпит. Идите, прогуляйтесь.
   - Ты раньше здесь была? - поинтересовалась Лариса, пока мы пробирались с ней через заросли травы.
   - Нет, я здесь первый раз, - ответила я ей.
   - Тогда откуда ты знаешь, что здесь река? Никита не говорил об этом.
   - Ты разве не слышишь, как вода журчит?
   - Нет. Не слышу. Откуда ты знаешь, правильно мы идем или нет? - Лариса огляделась вокруг. - Вдруг заблудимся?
   - Не заблудимся. Мы уже близко.
   Обойдя вокруг очередного высокого куста, мы оказались на заросшем кустарником берегу маленькой тихой речки, больше похожей на ручей. Вода в ней была очень чистая и прозрачная. Из-за того, что дно было видно, как на ладони, река казалась мелкой. Но я видела, что там очень глубоко.
   - И правда речка, - восхитилась Лариса и шагнула к самой кромке воды.
   - Осторожно, здесь глубоко, - придержала я ее за руку. - И вода очень холодная.
   - Откуда ты знаешь? - опять спросила Лариса. - Это, как тогда с родником?
   Я осторожно подошла к кромке воды и, присев на корточки, опустила руки в воду. Лариса присела рядом, и тоже опустила одну руку в воду, держась другой рукой за ветку кустарника.
   - И, правда, ледяная, - подтвердила она. - Дно кажется так близко. Вода прозрачная, каждый камушек на дне виден.
   - Это обманчивая иллюзия. Прозрачная вода создает эффект линзы, поэтому дно кажется близким. На самом деле здесь два с половиной метра глубина.
   - Водоведова, откуда ты это знаешь, - округлила Лариса глаза.
   - Я очень много знаю о воде. Я же работаю в Гидроотделе, забыла? Там я занимаюсь изучением и исследованием гидроресурсов, - дала я частично правдивое объяснение подруге.
   - Ясно, - приняла она мое объяснение. - Как холодно, - вытащила она руку из воды и отошла от реки.
   - Давай вернемся, а то скоро стемнеет, - поднялась и я.
   Мы направились в сторону избушки, ориентируясь по протоптанной нами тропинке среди травы. Солнце быстро опускалось за горизонт и тропинку сложно становилось разглядеть.
   "Ты далеко?" - мысленно изобразила я водяные буквы.
   "Я рядом", - увидела я огненный ответ. За ним последовал огненный смайлик. Затем в моей голове стали появляться и исчезать огненные буквы, в целом, передавая мне послание: "Ты придумала классный способ общения. Я раньше даже не думал создавать огненные буквы". "Да. Ты только устрашающие огненные рожи создавал". "Жаль, что рядом с другими владами нам будет бесполезно так общаться. Они тоже все прочтут".
   - Я вижу огонь впереди! - обрадованно воскликнула Лариса.
   - Ага, - заметила я тоже пламя костра вдалеке.
   Костер стал для нас с Ларисой маяком.
   Вскоре и аромат шашлыка донесся до нас, заставив заурчать наши животы.
   - Замерзли? - улыбнулся нам Никита. - Присаживайтесь к костру, - он указал на табуретки, которые вынес из дома и поставил у костра. - Или, если хотите, идите в дом погрейтесь, там печка топится.
   - Мы пойдем, сначала в доме погреемся, а потом выйдем к костру, - сказала я ему, и мы с Ларисой, почти бегом, рванули в дом. Там мы с ней обе прилипли к теплой печке, наблюдая, как внутри нее танцуют языки пламени. Сейчас это был почти единственный источник света в доме, так как за окном уже стемнело.
   - Ну, что ты решила? - нарушила наше молчание Лариса. - Начнешь встречаться с Никитой?
   - Я еще ничего не решила, - вздохнула я. - Раньше, казалось, что я его ненавижу всей душой. Сегодня я впервые увидела его другими глазами. От скуки я изучала "ЧД" и случайно попала на крышу. Только не спрашивай как, это еще одна из загадок "ЧД". Там я увидела вертолет, а в нем был Никита. Он собирался куда-то лететь и предложил мне полететь с ним. Я согласилась.
   - Это же круто. Я бы тоже не отказалась, - восхитилась Лариса. - А он умеет управлять вертолетом?
   - Да. Он окончил летную школу и получил лицензию. Но об этом я спросила у него только в воздухе, - улыбнулась я.
   - Понятно, - рассмеялась Лариса. - Жажда приключений затмила инстинкт самосохранения?
   - Точно, - подтвердила я. - Этим я рассмешила Никиту. Он был таким искренним. Смеялся весело, как мальчишка, а не кривой высокомерной ухмылкой, как раньше. И, вообще, он сегодня был другим, веселым, озорным. Мы летали к водопаду.
   Я согрелась и отошла от печки. Лариса тоже отошла от печки и даже растегнула молнию на куртке.
   "Жарко", - создала я водяные буквы. "Понял", - увидела я огненный ответ и температура в домике снизилась до комфортной.
   - К водопаду? - переспросила Лариса.
   - Да, - кивнула я. - Там так красиво, - я вытащила телефон и стала показывать фотки Ларисе.
   "Шашлык готов", - мысленно увидела я огненные буквы.
   - Пойдем, шашлык готов, - позвала я подругу на улицу.
   - Откуда ты знаешь? - усмехнулась Лариса.
   - Никита позвал, - пожала я плечами.
   - Я не слышала. Но, поверю тебе, если ты шум тихой речки за километр услышала, то...
   - Никит, ты звал нас? - спросила я у парня открыв дверь. - А то Лариса говорит, что не слышала.
   - Да, звал, - подтвердил парень мои слова. - Идите к столу.
   Возле костра появился еще складной стульчик и столик, с расставленной на нем алюминиевой посудой из домика.
   В одной миске лежали яблоки, в другой, разрезанные на четыре части, апельсины. В третьей - порезанные крупными дольками свежие помидоры и огурцы. В самой большой миске, в центре стола, лежали шашлыки из мяса, чередующегося с грибами, кабачками и помидорами. Никита резал хлеб больши ломтями и клал их в еще одну миску.
   - Красота, - восхитилась я и мой живот заурчал. Все рассмеялись.
   - Когда ты успел в магазин заехать? - поинтересовалась Лариса.
   - Я взял то, что нашел у себя в холодильнике. Я не хожу по магазинам. Холодильник мне мама заполняет, - ответил парень.
   Мы расселись на табуретки вокруг столика и приступили к наслаждению вкусными шашлыками и всем остальным.
   - Вкуснотища, - восхитилась Лариса. - Только бы вина или пива к шашлычку.
   - У меня дома нет спиртного, я не употребляю алкоголь, - сказал Никита.
   - И ты тоже? - удивилась подруга.
   - А кто еще? - поинтересовался парень.
   - Марина, Димка, - начала перечислять Лариса. - Блин, зачем я о нем вспомнила. Аж настроение упало.
   - Да, ладно тебе. Он хороший парень, - высказал Никита.
   - Может и хороший, но не для меня, - пробурчала Лариса. - Вот скажи, - обратилась она к Никите, - все парни такие? Вам только секс от девушки нужен?
   - Так вот в чем проблема? - уклонился он от прямого ответа. - Камнев повел себя нагло?
   - Я сказала ему, что не собираюсь ни с кем спать до замужества. Знаешь, что он мне ответил? - слезы опять появились на глазах у Ларисы.
   - Зря мы не взяли спиртное, - вздохнул Никита, увидев слезы.
   - Он спросил, - всхлипнула Лариса, - кто будет ждать до свадьбы? Я ответила, что тот, кто меня полюбит искренне, подождет. И он сказал..., - слезы ручьями потекли из ее глаз.
   Никита открыл крышку на бутылке с водой и протянул воду Ларисе. Та сделала глоток и продолжила:
   - Он сказал, что вряд ли я такого найду. Значит, я гожусь только на то, чтобы развлекаться со мной? Значит, полюбить меня никто не сможет?
   - Я думаю, что он пожалел уже об этих словах. Я даже не думал, что он может быть таким грубым. Может он перед этим разозлился на тебя за что-то? - предположил Никита.
   - Он был у нее дома и Лариса указала ему на дверь, когда он начал к ней приставать. Я думаю, Дима обиделся, - пояснила я.
   - Ну вот. Все ясно. Он сказал это со зла. Так что, не принимай это близко к сердцу, - попытался успокоить Никита Ларису. - Я уверен, что на самом деле он тебя любит.
   - Ты тоже можешь со зла такое любимой девушке сказать? - спросила Лариса Никиту.
   - Я еще хуже, - вдруг заявил Никита. - Я со зла на любимую девушку, начал встречаться с другой, - и тихо, как бы сам себе, добавил, - А теперь не могу от нее отделаться, - Никита, не вытаскивая рук из карманов куртки, сполз со своего стульчика на колени сбоку от меня, положил свою голову на мои на колени и сказал, - Марин, прости меня, пожалуйста.
   Мы с Ларисой переглянулись и рассмеялись. Никита поднял голову и посмотрел на нас. У меня зазвонил телефон.
   - Мама звонит. Блин, уже так поздно? - удивилась я и ответила на звонок. - Мам, прости. Я у Ларисы останусь на ночь. Забыла тебе позвонить.
   - Я так и подумала. Бабушка звонила, сказала, что твоя машина стоит в их дворе. Чем вы там занимаетесь? поинтересовалась мама.
   - Мы гуляли, а сейчас спать собираемся, - ответила я.
   - Ну, ладно. Главное, что с тобой все в порядке. А то уже поздно, и ты не звонишь. Я ж волнуюсь.
   - Прости, я думала, что вернусь домой и не заметила, что уже так поздно, поэтому решила, что лучше у Ларисы останусь, - пыталась я оправдаться.
   - Ну, спокойной ночи, - попрощалась она и отключилась.
   - Ай-ай-ай. А ты оказывается лгунья? - улыбнувшись, покачал головой Никита.
   - Да, я вру иногда, - согласилась я. - А представляешь, если бы я ей сейчас правду сказала, где я и с кем? Она бы там с ума начала сходить. А так спокойно спать будет.
   - А ты своим родителям будешь звонить? - поинтересовался Никита у Ларисы и поднялся с колен.
   - Они на дачу уехали. Завтра вернутся к вечеру. Так что у меня дома никого нет, - ответила ему Лариса.
   Опять зазвонил мой телефон. Мне звонил Димка Камнев. Я показала Ларисе, кто звонит и, включив громкую связь, ответила:
   - Алло?
   - Марин, извини, что так поздно. Я не могу дозвониться до Ларисы и дверь она не открывает, - взволнованно проговорил парень.
   Лариса вытащила телефон из кармана, он был отключен.
   - Я увидел твою машину здесь во дворе и подумал, может вы вместе? Или ты у своей бабушки? - поинтересовался Димка.
   - Тебе я нужна, или Лариса? - спросила я его.
   - Лариса, - ответил он.
   - Тогда почему спрашиваешь, где я?
   - Я интересуюсь, где Лариса, может вы вместе?
   - Может и вместе. А что?
   - С ней все в порядке?
   - Нет, - ответила я.
   - Дай ей трубку, я хочу с ней поговорить. Я обидел ее сегодня. Я дурак.
   - Она тебя слышит. Телефон на громкой связи.
   - Ларис, пожалуйста, прости меня. Я к вам сейчас приеду. Где вы?
   - Избушка Витали Деревянкина, - ответил Никита, - Знаешь где это?
   - Кто это? Огнев ты что ли? - удивленно спросил Димка, услышав мужской голос.
   Никита нажал на сброс вызова.
   Лариса включила свой телефон и на него посыпались сообщения о пропущенных вызовах, аж шестьдесят четыре штуки. Все от Димки. А также около десятка таких сообщений, как "прости", "ответь", "перезвони", "где ты?" и тому подобное. Лариса принялась удалять все сообщения и непринятые вызовы.
   Зазвонил телефон у Никиты.
   - Да, я, - ответил он в трубку.
  Нам не слышно было, что ему говорил звонящий, а только ответы Никиты.
   - Да, с ними... Я тебе сказал, где... Да... Да... Приедешь?... Привези напитков, а для Ларисы что-нибудь алкогольное.
   - Ларис, пиво будешь? - поинтересовался он у девушки. - Или что-нибудь покрепче?
   - Пиво, - ответила девушка.
   - Пиво, - повторил Никита в трубку. - Не знаю... На твое усмотрение... Матрас или, хотя бы одеяло... На полу спать твердо... Свечки купи, здесь же нет электричества, - Никита, наконец, сбросил вызов.
   - Это Димка звонил? - спросила я.
   Никита положительно кивнул.
   - Зачем ты его сюда позвал? - спросила Лариса.
   - Чтобы вы помирились. А то оба с ума сходите, - ответил ей парень.
   - Холодно, - поднялась я с табуретки и, подойдя к костру, протянула к нему руки, потирая ладони друг о дружку.
   - Ага, - повторила мои движения Лариса.
   Никита пошел к машине. Вернулся он к костру, завернувшись в теплый плед. Разведя руки в стороны, он обнял нас обеих, и мы втроем оказались укутанными в плед. От тела Никиты шло тепло.
   - Ты такой теплый, - высказала Лариса.
   - Ага. Я парень-грелка, - пошутил Никита.
   - Но, может нам лучше в дом пойти? Неудобно так стоять, - засмущалась Лариса.
   - Да. Парень-грелка, отпусти нас, - попросила я. - Лучше в доме посидим.
   - В доме вы сейчас согреетесь и уснете, поэтому я вас решил здесь, на свежем воздухе подержать. Правда. Обнял вас только чтобы согреть. Без всякой задней мысли, - Никита выпустил нас из объятий и нам после теплого пледа и парня-грелки показалось очень холодно. Мы с Ларисой бегом побежали в дом. Никита пошел вслед за нами.
   Мы с Ларисой, как и до этого, сначала прижались к печке. Никита сложил плед пополам и постелил его на полу.
   - Присаживайтесь, - предложил он нам.
   Мы с подругой разместились на пледе, прислонившись спиной к стене. Никита присел рядом со мной. В доме было темно и только огонь из печи отбрасывал свет, частично освещая комнату. Та часть комнаты, где стояла кровать, погрузилась в полную темноту. Я достала телефон, чтобы включить музыку, но обнаружила, что заряда батареи у меня не так уж и много. Если включу музыку, то аккумулятор быстро сядет. Я вздохнула и озвучила свое сожаление. Лариса вытащила свой телефон. У нее было то же самое. У Никиты заряд аккумулятора был побольше, чем у нас.
   - Какую музыку вы хотите послушать? - предложил он.
   - Ту, что в машине играла, когда сюда ехали, - попросила я.
   - Значит, тебе нравится такая же музыка, как и мне? - довольно улыбнулся парень.
   - А ты не боишься, что твой телефон быстро сядет? - спросила его Лариса.
   - Я в машине его заряжу. У меня есть автомобильная зарядка. Кстати, у меня в машине есть планшет. Там несколько фильмов есть закачанных, можем посмотреть, - вспомнил Никита. - Сейчас принесу.
   Парень встал и направился к выходу, оставив свой телефон на полу возле меня.
   - Он телефон оставил, - сообщила я Ларисе.
   - Давай посмотрим, чьи фотки он хранит в телефоне, - предложила Лариса. - Уверена, что там будет много твоих фото.
   - А может Кострова, - попыталась я переубедить подругу, беря в руки телефон Никиты. - Блин, он заблокирован, - попыталась я включить телефон.
   - Посмотри, как ты у него в телефоне записана? - предложила Лариса.
   - Как? Телефон заблокирован, - напомнила я.
   - Позвони ему, - подсказала находчивая подруга.
   - Точно.
   Я набрала номер Никиты. Его телефон сначала издал звук от вибрации, затем заиграла нежная мелодия из какого-то иностранного фильма, а на экране телефона появилась моя фотография, сделанная сегодня возле водопада. Он сфоткал меня в тот момент, когда я оглянулась на него. На фото я улыбалась, а мои волосы развевал ветер. Фотография на вызове показывала мое лицо и часть бюста и сделана была в черно-белом цвете. Пока шел входящий вызов по экрану, поверх черно-белой фотографии, разлетались полупрозрачные розовые сердечки. Вместо имени на экране отражалось сердечко.
   - Что делаете? - вошел в избушку Никита. Но он и так уже догадался, что мы делаем. Вызов закончился.
   - Хотели в твоем телефоне полазить, - честно ответила я и вздохнула. - Но он заблокирован. Потому, просто решили посмотреть, как я у тебя в телефоне записана.
   - Я рад, - неожиданно для меня улыбнулся парень и присел рядом со мной на плед, забирая у меня из рук свой телефон.
   - Чему ты рад? - удивленно уставилась я на него. Я же думала, что он обидится или разозлится. Я бы, на его месте разозлилась.
   - Я рад тому, - взглянул на меня Никита, продолжая улыбаться, - что небезразличен тебе, раз ты заинтересовалась моим телефоном.
   - Это не я заинтересовалась, - тут же выставила я свои колючки. - Это Лариса.
   - Ты на все входящие вызовы презентацию из сердечек поставил? - спросила его Лариса.
   - Нет. Только на Марину, - ответил ей парень.
   - Когда ты успел? - спросила я. - Это ведь сегодняшняя фотка.
   - Фото сегодня поменял, раньше там другая твоя фотография была. А презентацию давно поставил, года два назад.
   - А Кострова не видела этого? - поинтересовалась я.
   - Презентация стоит на входящий вызов. А ты за все эти два года позвонила мне только однажды, когда я был в другом городе, а не с Костровой. Но, если бы ты мне при ней позвонила, ... если бы ты, вообще, мне звонила, я бы расстался с ней уже давным-давно.
   - А как Кострова у тебя записана в телефоне? - всё же не удержалась я от вопроса.
   - Так и записана "Кострова", - Никита разблокировал телефон используя скан отпечатка пальца и показал мне свою телефонную книгу. Он даже отдал телефон мне в руки.
   - Я могу полазить в твоем телефоне? - поинтересовалась я.
   - Если ты позволишь посмотреть твой, - поставил он условие.
   Я протянула ему свой телефон.
   - Пароль? - спросил Никита.
   "Мой день рождения", - мысленно изобразила я водяную надпись сменяющимися буквами, надеясь на то, что он не помнит дату. Но Никита моментально набрал нужные цифры, разблокировав мой айфон.
   - Откуда ты ее код знаешь? - удивилась Лариса.
   - Догадался, - ответил он ей. А мне написал огненное послание "У меня такой же".
   - Да? - вслух удивилась я.
   - Так как я у тебя записан, не найду, - прокручивал он мою телефонную книгу.
   Я нашла в его телефонной книге знак "сердечко" и нажала на вызов. В моем телефоне в его руках отразился вызов на черном фоне две буквы "ВИ".
   - Кто это? - спросил он, показывая мне вызов.
   - Ты, - ответила я, показывая ему, что звоню с его телефона.
   - Что еще за ви? Почему ви? - недоумевал парень.
   - Высокомерный индюк, - расшифровала я.
   - Почему ты меня так называешь? - обиделся Никита и вернул мне мой телефон.
   Я положила свой телефон в карман и, как ни в чем не бывало, продолжила изучение его мобильника, повернувшись к Ларисе. Мы просмотрели фотографии. Их было не много. Одна совместная фотография их семьи и по одной фотографии отдельно мама, папа, несколько разных фоток пожилых людей, возможно, его бабушки и дедушки. На одной из фоток Никита вместе с Даней, а на следующей Даня один. Несколько фоток его сестренки и несколько моих.
   Пока мы смотрели фотографии, Никита сидел молча, подтянув колени к груди и обхватив их руками, смотрел на огонь в печке.
   Я вернула ему телефон. Он, ни слова не говоря, положил его в карман.
   - Я там у тебя свои фотки удалила, - соврала я.
   - У, - сказал он не разжимая губ и опять молчок.
   - Мы, вроде, кино собирались смотреть? - напомнила я.
   - Угу, - почти также ответил он и протяну мне планшет.
   - Что, угу? Включай, - показала я пальцем на темный экран планшета. - Чтобы я изменила твое имя в своем телефоне, это надо заслужить.
   - Ты меня так ненавидишь? - грустно спросил он.
   - Сегодня ты впервые не вел себя как "Высокомерный индюк", - сказала я.
   - Так, может, я уже заслужил, чтобы ты меня так больше не называла? - Никита положил свою голову мне на плечо.
   Я одним движением плеча сбросила его голову и, вытащив свой телефон из кармана, поменяла "ВИ" на "ОН".
   - ОН. Огнев Никита. Доволен? - показала я ему телефон.
   - Прикольно. Мне нравится, - он хитро улыбнулся и нежно дотронулся губами до моей щеки.
   - Эй! - оттолкнула я его. - Включай уже кино.
   - Ужасник подойдет? - поинтересовался он, включая планшет.
   - Ага, - согласилась я и потерла ладони в предвкушении острых ощущений.
   - Я не очень люблю ужасники, - сморщила нос Лариса.
   - Да, ладно. Нечего бояться, это же выдумки, - попыталась я успокоить подругу.
   - Сказала та, что поверила в существование лесного духа, - поддела меня Лариса.
   Никита рассмеялся и дал "пять" Ларисе. Я, в свою очередь, хлопнула ладошкой его по плечу.
   - Можем фантастику посмотреть, раз Лариса не хочет ужасник смотреть, - предложил Никита, прокручивая в планшете список скачанных фильмов.
   - Включай уже что-нибудь, - не стала я спорить.
   Парень включил фильм об инопланетянах, разместив планшет на раскладном стульчике, принесенном с улицы, и мы погрузились в мир фантастики. Из-за фильма, мы даже не услышали звуков на улице и все вскрикнули, когда резко открылась дверь и в дом шагнул Димка.
   - И вам, здравствуйте, - ответил Димка на наши вскрики.
   - Блин, напугал, - сказал ему Никита. - Ты хотя бы посигналил, - Огнев мысленно изобразил огонек при этом слове, - чтобы мы знали, что ты приехал.
   Никита поднялся с пледа и повел Димку опять на улицу. Тот немного сопротивлялся, так как хотел поскорее выяснить с Ларисой отношения, но всё же пошел с Никитой. Лариса делала вид, что поглащена действиями в фильме и не обращала никакого внимания на вновь прибывшего.
   Пока мы с подругой досматривали фильм, парни приготовили стол. Уже было за полночь. К концу фильма меня уже начало клонить в сон. А у Ларисы в крови играл адреналин и ей спать совершенно не хотелось.
   Я уже засопела на плече у подруги, когда вошел Никита, чтобы позвать нас к столу. Увидев меня сонную, он подошел, подхватил меня на руки и понес на улицу. На улице еще больше похолодало. Я окончательно проснулась.
   - Поставь меня на землю, - сказала я Никите приказным тоном.
   Он донес меня до горящего с новой силой костра и отпустил. Лариса вышла следом за Никитой из домика, но, ощутив ночной холод, вернулась в избушку и вышла оттуда, завернувшись в плед. Подойдя к костру, она поделилась пледом со мной. Как сиамские близнецы, мы уселись с ней на стоявшие рядом со столиком табуретки. Парни просто стояли рядом. Наш пир начался заново. На столике кроме шашлыков и свежих овощей появились еще бананы, виноград, клубника, баночки с напитками и пирожные.
   Лариса открыла банку с пивом и залпом выпила ее. Потом сразу взяла еще одну и стала пить, но уже не залпом, а понемногу. Димка подал ей шашлык, чтобы она закусила, но подруга молча отодвинула его руку, отказавшись от его услуг.
   - Зай, пойдем поговорим? - попросил Димка Ларису.
   - Не хочу, - ответила та, глядя на костер и продолжая пить пиво.
   Я выпила баночку апельсинового напитка и стала кушать виноград, отщипывая по одной ягодке от веточки, лежащей в алюминиевой миске.
   - Марин, пойдем поможешь мне кое с чем, - Никита вытащил меня из теплого пледа и потащил в сторону машины, прихватив веточку винограда, от которой, я отщипывала ягоды.
   Он открыл заднюю дверцу машины и сказал мне забраться внутрь. Никита сел рядом со мной. При этом он нагрел холодный воздух в салоне машины до комфортного, чтобы я не мерзла. Но сидение было холодным и я сползла на самый край. Никита положил руку на сидение позади меня и нагрел его. Я села поудобнее и он вручил мне виноград.
   - С чем тебе нужно помочь здесь? - спросила я.
   - Ни с чем. Им нужно поговорить, - пояснил Никита.
   - А нам что делать? Я лучше в дом пойду и спать лягу.
   - Ты сильно спать хочешь? - поинтересовался парень.
   - Пока нет. Свежий воздух меня разбудил.
   - Тогда давай просто поговорим, - предложил Никита.
   - Во сколько ты завтра, вернее уже сегодня уезжаешь? - поинтересовалась я.
   - После обеда, - вздохнул парень. - Я впервые в жизни не хочу никуда уезжать.
   - А раньше всегда хотел?
   - Мне нравится сниматься. Хоть иногда очень устаю и не хватает времени на сон, но я всё равно люблю эту работу.
   - Так почему сейчас не хочешь сниматься?
   - Нет. Сниматься я хочу. Я не хочу уезжать, тем более так надолго.
   - На месяц? Это же не долго. Месяц быстро пролетит.
   - Сейчас я не хочу уезжать, даже на один день, - вздохнул Никита и тихо добавил. - Я не хочу расставаться с тобой.
   - Будешь? - протянула я ему виноград, чтобы сменить тему. Он отщипнул ягодку, но тему не сменил.
   - Ты будешь мне звонить?
   - Пока ты не закончишь отношения с Леной, я тебе звонить не буду. Но, если ты позвонишь, вызов сбрасывать не буду, отвечу. Но, одна просьба, не звони, пока я буду в универе. Я не хочу никаких разборок с Костровой. Это твоя проблема, избавь меня от нее.
   - Хорошо, - вздохнув, согласился парень.
   - Чувствую себя сейчас последней дрянью, - скривила я лицо.
   - Из-за чего? - удивленно спросил Никита.
   - Из-за кого, - поправила я его. - Такое чувство, что чужого мужа увожу из семьи или отбиваю парня у своей знакомой.
   - Прекрати. Ты никого не уводишь из семьи, потому что я не женат и никому обещаний не давал. И никого ты не отбиваешь. Скорее свое возвращаешь.
   - Ты никогда не был моим, - возразила я. - А Лена тебя любит со школьных лет.
   - Я сомневаюсь, что она любила бы меня, если бы я не был знаменит, не жил в "Чудесном доме" и не имел много денег.
   - А вдруг, я тоже на это повелась? - прищурила я глаза.
   Никита рассмеялся:
   - Если бы ты повелась, хотя бы на одну из этих причин, то начала бы встречаться со мной еще на первом курсе, и я был бы только счастлив от этого.
   - Никит, у тебя же защита диплома? Когда ты будешь дипломную работу писать? - вспомнила я, что у него выпускной курс.
   - Мне нравится, как ты меня по имени называешь, - улыбнулся парень. - Дипломную я уже написал и сдал на проверку. Съемки в фильме будут засчитаны, как преддипломная практика. А экзамены я все сдал экстерном, я уже говорил.
   - Мне кажется, они уже помирились, - показала я на целующуюся парочку, завернушуюся в плед и зевнула.
   - Спать хочешь? - заботливо поинтересовался Никита.
   - Пока не сильно. Но, думаю, нужно идти на свежий воздух, - зевнула я еще раз.
   - Мы им помешаем, - предупредил парень.
   - А что поделать? - развела я руки в стороны. - Нацелуются еще.
   Я выбралась из машины и передернувшись от холода, бегом побежала к костру.
   - Вы помирились? - спросила я у прекративших целоваться из-за моего появления, и стала греть руки над костром.
   - Я его еще не простила, - ответила Лариса.
   - Ааа. Поняяятно, - немного саркастически протянула я.
   Никита подошел к костру и, сняв с себя куртку, накинул мне на плечи.
   - А ты? - хотела я вернуть ему куртку.
   - Мне не холодно, - застегнул он на мне свою куртку, - у меня кровь горячая. Ты забыла, я парень-грелка?
   - Спасибо, - поблагодарила я и, подойдя к столику, съела клубничку, а затем открыла баночку с напитком. Сделав глоток, я поняла, что напиток очень холодный. Я протянула баночку к огню, чтобы слегка погреть его. Никита стал спиной к Ларисе, взял у меня из рук баночку и подогрел ее своими руками за несколько секунд до нужной температуры, чтобы напиток был и не теплым и не ледяным.
   - А вы что там делали? - спросила Лариса.
   - Где? - не поняла я.
   - В машине, - уточнила подруга.
   - Просто разговаривали, - ответила я.
   - Да, ладно, - не поверила Лариса.
   - Марина мне даже прикоснуться к себе не позволяет, поэтому, просто разговаривали, - подтвердил мои слова Никита.
   - Мы просто ждали, пока вы поговорите, но меня там начало в сон уже клонить, поэтому я вышла на свежий воздух, - объяснила я.
   Я присела на табуретку и стала поглощать ягоды и фрукты. Лариса с Димой присоединились ко мне. Димка присел на табуретку, а Лариса к нему на колени. Но они также были завернуты оба в плед. Только Лариса высвободила одну руку из пледа, чтобы кушать. Хоть она и сказала, что не простила Димку, но кормила его ягодами, иногда дразня. Никита прихватив какой-то пакет, пошел в дом. Мне стало неловко находиться рядом с игривой влюбленной парочкой. Я решила посмотреть, чем там Никита занимается. Войдя в избушку, я ахнула. В углу комнаты, напротив печки, Никита постелил толстое одеяло, видимо Димка привез, а на столе, на полках, на деревянной кровати и на полу в беспорядке были расставлены маленькие свечки, оставляя дорожку от двери до одеяла. Все свечки были зажжены и сверкали маленькими огоньками, как звезды на ночном небе, рассеивая темноту комнаты.
   Никита стоял возле печки. Увидев меня, он улыбнулся, заставив забиться мое сердце сильнее. Огонь из печи освещал его красивое лицо с ямочками на щеках, а в глазах горели икорки, как будто все эти свечки отражались в них. Второй раз за последние сутки я залюбовалась этим парнем, а ведь раньше, даже не считала его красивым.
   - Проходи, - пригласил он меня, но я смутилась, даже не понимая почему. Чтобы скрыть это, я открыла дверь, возле которой продолжала стоять, и позвала Ларису с Димкой. Увидев такую красоту, Лариса тоже ахнула. Сняв обувь возле двери, кстати, кроссовки Никиты тоже там стояли, мы прошли к одеялу. Диму с Ларисой я пропустила вперед. Верхнюю одежду мы тоже сняли, сложив в кучу прямо на пол возле печки, так как в доме было тепло. Дима сел в углу, прислонившись к стене, а Лариса разместилась между его ног, прислонившись спиной к его груди. Он обнял ее сзади и уткнулся носом ей в шею.
   - Может нам выйти? - спросила я у этой парочки.
   - Нет-нет, - торопливо ответила Лариса, - я не останусь с ним в доме наедине.
   - Ты его боишься? - усмехнулся Никита.
   - Я ему не доверяю, - ответила девушка.
   - Тогда ведите себя прилично, - заявила я, присаживаясь рядом с ними на одеяло.
   - Не завидуй, - скорчил мне рожицу Димка.
   В голове появилась картинка огненного кулака в сторону Камнева. Димку бросило в жар.
   - Молчу-молчу, - поднял он ладони кверху, как бы сдаваясь, глядя при этом на Никиту, присаживающегося рядом со мной.
   - Может еще какой-нибудь фильм посмотрим? - предложила я.
   - Может, погасим свечи? - выдвинул свое предложение Димка, - Создадим полутемную обстановку кинозала.
   Никита взялся за эту работу, разблокировав перед этим планшет. Пока мы были увлечены выбором фильма, Огнев гасил свечи, проводя над ними рукой, но делал это так, чтобы Ларисе не было видно. Погасшие свечи он собирал сразу в картонную коробочку. Эту коробочку он поставил на одну из полок.
   Темнота опять захватила большую часть комнаты, тем более, что Никита приглушил огонь в печи, но температуру в комнате не снижал. Закончив свою работу, парень приземлился рядом со мной.
   Пока выбирали фильм, Димка нежно поглаживал Ларису пальцами по щеке. Никита, позавидовав ему, заправил прядь волос мне за ухо и провел пальцами по моей шее.
   - Руки не распускай, - резко отбросила я его руку и вытащила волосы из-за уха, - ты не мой парень. И, вообще, отсядь от меня.
   "Вредина", - презентацией вспыхнули в голове огненные буквы, а Никита при этом поднялся с одеяла и пошел на кровать.
   - Что это было? - восхищенно воскликнул Димка.
   - Ты о чем? - повернула к нему удивленное лицо Лариса.
   - Просто послышалось, - ответил Камнев и поцеловал подругу в губы.
   - Я же предупреждала, чтобы вы вели себя прилично, - сделала я им замечание.
   "Кто придумал такой способ общения?" - появилась в голове надпись из мелких разноцветных камней.
   "Марина - генератор идей", - загорелось огненное послание.
   "Значит таким образом вы общаетесь?" - как в калейдоскопе сменялись разноцветные камни, складываясь в буквы, составляя сообщение.
   "Ага. Сегодня, пока тебя не было", - вспыхнули огненные буквы.
   - Ты опять? - крикнула Лариса на Димку.
   Увлекшись новым способом общения, он неосознанно положил руку на грудь подруги.
   - Прости, я нечаянно, - отдернул он руку и закатил глаза.
   "Ха-ха-ха. Не одному мне страдать", - вспыхивали огненные буквы в голове.
   Мы с Димой одновременно посмотрели на Огнева. Тот сидел на кровати, поджав под себя ноги и, как ни в чем не бывало, копался в своем телефоне.
   "Ты не выглядишь страдающим", - посыпались каменные буквы.
   "Я просто не подаю вида", - вспыхнул ответ.
   "Не жалуйся. Никто тебе не виноват. Я не встречаюсь с женатыми и чужими парнями", - изобразила я водяные буквы.
   Димка посмотрел на меня. Водяные буквы он увидел впервые.
   "Я не женат!!!" - вспыхнули огненные буквы.
   "Ты не свободен!!!" - ответила я водяным посланием.
   Никита громко вздохнул.
   Определившись, наконец, с выбором фильма, мы приступили к просмотру. В этот раз выбор делала Лариса. Она включила романтическую комедию с постельными сценами.
   - Ты специально? Дразнишь меня? - спросил ее Димка.
   - Проверяю твою выдержку, - хихикнула она.
   Выдержки его хватило ненадолго. Он повернул лицо Ларисы к себе и впился поцелуем в ее губы.
   Я вздохнула и, поднявшись с одеяла, пошла на кровать, только села подальше от Никиты, прислонившись к печке. Из этого угла мне не видна была целующаяся парочка. Я притянула колени к груди и обхватила их руками.
   Никита так и сидел, уставившись в телефон и, казалось, не обратил никакого внимания на мое перемещение. Его лицо освещалось светом от телефона. Он и сейчас казался мне красивым. Еще сутки назад у меня было другое мнение о нем. Почему я раньше не замечала его красоту? Я вспомнила первый день своего приезда в Чудесный. Когда я увидела его первый раз издалека, он показался мне симпатичным, но подойдя ближе, он скривил свое лицо в высокомерной ухмылке, вызвав во мне неприязнь. А его поведение меня вообще раздражало. И я возненавидела его. Но теперь я смотрела на него другими глазами. Мое сердце вздрагивало при каждом взгляде на него, но не от ненависти. Я совсем его не ненавидела. Ненависти не было. Он был нежным и милым со мной и терпел все мои капризы. На самом деле я действительно сейчас завидовала Ларисе и Диме. Мне хотелось, чтобы Никита тоже меня обнимал и целовал. Да, мне этого очень хотелось. Но, также сильно мне хотелось поступить правильно. Я буду себя ужасно чувствовать, если позволю ему сейчас начать встречаться со мной, когда он не закончил свои предыдущие отношения. И сейчас я мучалась сама и мучала Никиту. Мои размышления заблудились среди деревьев. Я блуждала среди них, пытаясь выбраться к свету. Мне было холодно и страшно. Я потерялась. Мне хотелось плакать от безысходности. Но тут появился Никита. Я так обрадовалась ему, что сама бросилась в его объятия. Он был такой теплый и ласковый. В один миг растопил все мои страхи. Я потянулась к нему губами и он начал меня целовать, сначала нежно, ласково, а потом все более страстно, полностью отключая мое сознание. Я лежала на траве в объятиях Никиты. Он нежно прикасался губами к моим щекам, глазам, носу. Гладил мои волосы. Летнее солнышко пригревало и светило мне прямо в глаза. Из-за этого глаза было трудно открыть, но я всё же пересилила себя и открыла глаза. Солнце не давало мне рассмотреть лицо Никиты, лежащего рядом.
   - Ты проснулась? - прошептал он.
   Я прикрыла глаза от лучей солнца и посмотрела на него. Сознание медленно возвращалось ко мне и я подскочила, вспомнив вчерашний день, ночь и поняла, что уже утро. Я только не помнила, когда закончилась реальность и начался сон. Я не помнила, как оказалась на одеяле под пледом в объятиях Никиты. А поцелуи? Мне приснилось?
   Никита сел рядом со мной. Я хотела у него спросить, обо всем этом, но он приложил указательный палец к моим губам и прошептал:
   - Тшш, - и кивнул в сторону.
   Я посмотрела в ту сторону, куда он кивнул и увидела спящих в обнимку Ларису с Димкой.
   Мы с ними были накрыты одним пледом, а поднявшись, я стянула с них плед, открыв обзору то, что наглый Димка засунул свою руку под кофточку подруги, правда со стороны ее спины.
   Но тут мой взгляд упал на оттопыренные штаны у Димки в районе ширинки. Я округлила глаза и открыла рот от удивления. Никита проследил за моим взглядом. Увидев, куда я смотрю, он отвернул мое лицо. Я посмотрела на него, сдвинув брови. Затем подскочила с импровизированной постели, схватила куртку и направилась к двери.
   Быстро обувшись, я выскочила на улицу, на ходу натягивая куртку. Никита последовал за мной.
   - Вот же паразит! - возмущалась я.
   - Я? - остановил меня Никита.
   - Да причем тут ты? Я про Димку, - пояснила я. - Он же пообещал Ларисе, что не будет приставать, а сам руку под кофточку засунул, да еще и возбудился.
   - Это нормальная утренняя эрекция, - рассмеялся парень. - Он не виноват. Это природа. Он здоровый молодой парень. Так и должно быть.
   - И у тебя так? - удивилась я.
   - И у меня, - смеясь, ответил он.
   - И у Даньки?
   - Да. И у Даньки и у остальных здоровых мужчин. Марин, тебе сколько лет? Ты до сих пор не знаешь мужскую физиологию? Удивляешься этому, как ребенок-подросток.
   - Тебе смешно? - разозлилась я. - Да, я глупая. Совсем в этом не разбираюсь. Никто мне об этом не говорил.
   - Я рад этой твоей неосведомленности, - обнял меня Никита. - Я могу тебе об этом рассказать. Спрашивай все, что тебя интересует. Но только меня и никого больше. Хорошо?
   - Ты руки свои убери от меня, - вырвалась я из его объятий.
   - Ты же всю ночь спала в моих объятиях, - напомнил он мне.
   - Ничего не знаю, - замотала я головой, отстраняясь от него. - Не было такого.
   - Ты сама меня обнимала, - сообщил парень.
   - А что еще? - вспомнила я поцелуи.
   - А что еще? - прищурившись, улыбнулся он.
   Я отвернулась от него. Передо мной был обугленное место от вчерашнего костра.
   - А где столик? - спросила я, показывая на то место, где он стоял.
   - Я убрал его еще ночью, - сообщил Никита.
   - Я не помню, когда ты выходил.
   - Ты, видимо, уже уснула. Когда я вернулся с улицы, заметил, что ты улеглась на жесткой деревянной кровати и ежишься от холода. Я наклонился над тобой, чтобы посмотреть спишь ты или нет. Ты сама обняла меня.
   - А что потом? - потребовала я дальнейшего повествования, потому что Никита замолчал.
   - А потом я отнес тебя на одеяло. Но ты так крепко меня обнимала, что я не стал противиться и лег рядом с тобой. Так ты и спала до утра.
   - А Лариса уже спала тогда?
   - Нет. Они еще долго целовались. Я погасил огонь в печке, чтобы не смотреть на них.
   - Лариса видела, как ты огонь гасил?
   - Я сделал все естественно: дрова догорели, огонь медленно угас. Но даже если бы я сделал это резко, она бы не заметила, сильно уж увлечена была. Страстная девочка. Трудно Камневу с ней, - и тихо со вздохом добавил. - А мне с тобой еще труднее.
   Дверь избушки открылась, и оттуда, потягиваясь и зевая, вышла Лариса. Димка шел следом за ней.
   - Доброе утро! - поздоровались они с нами. Мы ответили им тем же.
   Лариса подошла ко мне и, взяв за руку, потянула за дом со словами:
   - Девочки налево, мальчики направо.
   Замерзнув, от утреннего, еще не согретого солнышком воздуха, мы вернулись с Ларисой в избушку. Хоть огонь в печке и не горел, но в доме было тепло. Никита продолжал поддерживать комфортную температуру.
   - Так ты всё же решила не ждать, пока Никита с Костровой объяснится? - с улыбкой поинтересовалась у меня Лариса.
   - Ты о чем?
   - Что вы там в темноте, на кровати, делали? Целовались?
   - С чего ты взяла? Сама говоришь, что не видела из-за темноты.
   - Звуки соответствующие слышны были.
   - Ларис, я правда ничего не помню. Я уснула. Я даже не знаю, как на одеяле оказалась, - призналась я. - Но мне снилось, что я целуюсь с Никитой. И мне самой интересно: сон это был или реальность?
   - Вы там так дышали и постанывали, что я подумала, что у вас там что-то посерьезнее, чем просто поцелуи.
   - Да? - ужаснулась я. - Нет. Мне только поцелуи снились, - я потрясла головой.
   "Надо срочно поговорить!!!" - мысленно создала я водяные буквы.
   - Уже семь часов, - посмотрела Лариса время в телефоне. - Может уже домой поедем?
   - Что? - одновременно спросили парни у меня, войдя с улицы.
   - Пойдем со мной, - схватила я за куртку Огнева и потащила его на улицу. Отойдя подальше от домика, я отпустила его куртку и, став напротив него, скрестила руки на груди. Никита стал в такую же позу.
   - Ты меня целовал сонную?
   - Марин, - виновато посмотрел на меня парень. - Ты сама потянулась ко мне губами, я не смог сопротивляться такому искушению. Я сначала даже не понял, что ты спишь. Прости. Но ты была такой ласковой, такой сладкой. Ты меня завела.
   - И ты воспользовался мной сонной?
   - Нет. Мы только целовались и все. Правда. Прости.
   - Никит, - попыталась я взять себя в руки. - Я же попросила тебя не прикасаться ко мне, пока не объяснишься с Леной. Мне и так плохо из-за того, что я влезла в ваши отношения. А теперь я себя еще хуже чувствую.
   - Прости. Я больше не прикоснусь к тебе, пока не объяснюсь с Костровой. Обещаю. Но скажи, ты правда спала и не помнишь, как мы целовались?
   - Мне снился сон, в котором я целовалась. Я даже не знаю, когда я уснула, - я рассказала Никите сон с момента, как заблудилась в лесу и до момента пробуждения. - И когда я проснулась, сначала даже не осознала, что это был сон, потому что он казался таким реальным.
   - Я тебе снился?
   - Да.
   - Я тебя сейчас так обнять хочу, - улыбнулся Никита.
   - Ты обещал, - предупредила я парня.
   - Я же не прикасаюсь к тебе, - Никита широко зевнул.
   - Ты не выспался? - поинтересовалась я.
   - Я боялся уснуть. Я не хотел, чтобы наступало утро. Хотел продлить время, ведь ты наконец была в моих объятиях, - признался парень и опять зевнул. Глаза у него были покрасневшие, а вид уставший.
   - Тебе же скоро ехать на сьемки, а ты не спал, - посочувствовала я. - Давай сейчас поедем домой, ты хоть немного поспишь до отъезда.
   - Нет. Я хочу как можно больше побыть рядом с тобой. Давай останемся здесь до обеда? - попросил он.
   - Я же никуда не денусь. Месяц пролетит быстро. Давай собираться. Никит, тебе надо поспать, - пыталась я уговорить парня.
   - Скажи еще, - попросил он.
   - Что сказать? Что тебе надо поспать?
   - Нет. Мое имя, - уточнил парень.
   - Поехали. Я поведу машину, - заявила я.
   - Нет.
   - Что нет? Ты мне не доверяешь?
   - Я тебе доверяю. Я просил назвать меня по имени.
   - Ты ведешь себя сейчас, как капризный ребенок. Ты всегда такой или это потому, что ты устал?
   - Я правда устал, но приеду домой, выпью влалтарной воды и все будет в порядке.
   "Дима, собирайтесь и выходите. Пора ехать домой", - создала я водяное сообщение для Камнева.
   "Ок", - появился в голове каменный ответ.
   - Какая ж ты несговорчивая, - вздохнул Никита.
   Через пару минут из избушки вышли Дима с Ларисой, неся в руках сложенные пледы. Я попросила у Никиты ключи от машины, но он сказал, что по лесу поедет сам, так как нужно вилять между деревьями, а когда выедем, на трассу, он пересядет.
   Пересев за руль машины Огнева, я сначала почувствовала дискомфорт и потому, ехала очень медленно.
   - Может, я всё же сам поведу? - напрягся парень, видя, что я не очень хорошо справляюсь с его машиной.
   - Расслабься, - успокоила я его, - просто мне после моей машины здесь немного непривычно.
   Через несколько минут я привыкла к машине и, почувствовав себя как дома, "ударила по газам". Никита расслабился на пассажирском сидении и пытался не уснуть, но всё же провалился в сон.
   Димка с Ларисой сначала ехали позади нас, но когда Никита уснул, я создала мысленное послание из водяных букв: "Показывай дорогу. Штурман уснул". "Ок", - получила я мысленный ответ из каменных самоцветов. Димка обогнал меня, и я старалась не потерять его из вида, так как на трассе было очень оживленное движение.
   Мы не стали подъезжать близко к Ларисиному дому, а решили припарковаться возле ближайшего супермаркета, чтобы не столкнуться случайно с моими родственниками, как вчера с Олегом.
   - Где это мы? - проснулся Никита. И оглядевшись, сам сориентировался. - Зачем ты здесь паркуешься? - поинтересовался он.
   - Чтобы случайно не столкнуться с моими родственниками возле их дома, - объяснила я. - Представляешь, если они увидят, что я вылажу из незнакомой машины? Столько вопросов будет.
   - Во дворе ты с ними столкнуться не хочешь, а возле супермаркета это нормально? - он кивнул в сторону входа в магазин. - Это разве не твои родственники?
   - Блин, - я быстро пригнулась, положив голову на ногу Никиты. Он поднял руки кверху, чтобы не дотронуться до меня, и застыл в такой позе.
   - О! Детка, как хорошо, ах, ах, продолжай, - начал он шутить в своей манере.
   - Заткнись! - ущипнула я его за ногу.
   - А! - вскрикнул он тонким голосом, почти взвизгнул.
   - Что они там делают? - услышала я голос Ларисы снаружи со стороны Никиты.
   Я приподняла голову и, встретившись с глазами подруги, заглядывавшей в салон машины через окно, показала ей пальцем в сторону магазина, а потом рукой показала пригнуться. Лариса глянула в ту сторону, куда я показывала, увидела приближающихся к нам моих бабушку и тетю, так как их путь лежал как раз мимо машины, подруга резко присела, а потом на полусогнутых подошла к задней двери, открыла ее и забралась в салон. Димка тоже попытался забраться в машину следом за Ларисой, но на заднем сидении в беспорядке стояли пакеты с упаковками того, что осталось от ночного пира. Димка подталкивал Ларису, а та пыталась аккуратно подвинуть пакеты.
   Мои родные в этот момент прошли мимо машины, разговаривая между собой и не обращая на машину никакого внимания.
   - Они прошли, - сообщил мне Никита, продолжая сидеть с поднятыми кверху руками.
   - Ты чего руки поднял? - удивился Димка его позе.
   - Выполняет свое обещание, - пояснила я, сев нормально на водительское сидение и поглядывая в зеркало, далеко ли отошли мои родные.
   - Какое обещание? Руки кверху держать? - спросил Димка.
   - Нет. Не прикасаться ко мне, - уточнила я.
   - Да, ладно? Всю ночь целовались, а теперь в недотрог играете? - усмехнулся Камнев.
   - Заткнись! - прикрикнул на него Никита, одновременно с Ларисой. А я в этот момент воскликнула:
   - Всю ночь?!
   - Ну, не всю ночь, но целовались же, - поправился Димка.
   - Ух, ты! Пирожные остались. Мы их даже не попробовали, - посмотрела Лариса в один из пакетов. - А пойдёмте ко мне, чай попьем с пирожными? - предложила она.
   - Отсюда? Пешком? До твоего дома? - переспросил у нее Никита. - Как ты себе это себе представляешь?
   - Здесь недалеко.
   - Вы ничего лучшего не придумали, как припарковаться в таком людном месте. Я здесь даже из машины не смогу выйти, - сказал Никита.
   - Ага. Его сейчас народ окружит, требуя автографы и сфотографироваться с ним. А потом в интернете появятся статьи типа, Никита Огнев был замечен там-то и там-то в компании тех-то и тех-то, - пояснил Димка.
   - Ой! Я забыла, что ты звезда, - похлопала я глазами. - Ну, тогда, мы с Ларисой пойдем пешком, а вы подъедете поближе к ее дому, предложила я.
   Никита нехотя согласился.
   Мы с подругой удачно добрались до ее квартиры, не встретив на пути никого из знакомых. А вот дома у нее нас ждал сюрприз.
   - Сережка, - бросилась в объятия высоко симпатичного парня Лариса. - Марин, это мой брат, - представила она мне парня.
   - Здравствуйте, - скромно поздоровалась я.
   - Сереж, когда ты приехал? - поинтересовалась Лариса. - Родителям звонил? Они на дачу вчера уехали.
   - Недавно. Не звонил еще, - ответил парень. - А ты где была? От тебя костром пахнет.
   - А мы... Мы это..., - замялась подруга.
   - Мы на пикнике были, - честно призналась я.
   - Сереж, это Марина. Моя лучшая подруга. Мы с ней с первого класса дружим. Может помнишь ее? - сменила тему Лариса.
   В дверь позвонили. Мы с Ларисой переглянулись.
   "Осторожно! - создала я водяное сообщение. - Ларисин брат дома". Подруга в этот момент пошла открывать дверь.
   - Проходите, - пригласила она парней в квартиру.
   - Вы с ночевкой были на пикнике? - поинтересовался у меня Сережа.
   - Да, - ответила я.
   - С ними? - кивнул он на парней, вошедших в этот момент в комнату. Никита в этот момент "включил" Высокомерного индюка. Он слегка кивнул и протянул Волнову руку для приветствия, коротко представившись:
   - Никита.
   - Сергей, - равнодушно пожал он руку Огнева.
   - Дима, - с улыбкой представился парень брату подруги.
   - Сергей, - окинув взглядом с головы до ног парня, за локоть которого держалась сестра, пожал ему руку, а затем строго посмотрев на сестру, спросил, - Это твой парень?
   - Да, - вздернула Лариса нос кверху, видя, что брат чем-то недоволен.
   - Вы вчетвером всю ночь были? - строго спросил Сергей.
   - Сереж, что за допрос? - нахмурилась подруга. - Да, мы были вчетвером, жарили шашлыки, пили пиво, ели фрукты.
   - Пили пиво? - осуждающе переспросил ее брат.
   - Да, пили пиво, - подтвердила она. - Сереж, я уже не маленькая. Мне уже почти двадцать. За эти четыре года, что тебя не было дома, я выросла, повзрослела.
   - Выросла? Да. Но, повзрослела ли? - продолжал хмуриться Сергей.
   - Сереж, мы ничего плохого не делали, правда, - примирительно вставила я.
   Никита посмотрел на меня ревнующим взглядом. Ему явно не понравилось мое почти ласковое обращение к постороннему парню.
   Это заметил и Сергей.
   - Это твой парень? - спросил он у меня.
   - Нет, - ответила я. Никита нахмурил брови и вздохнул.
   - Пойдёмте чай пить, - пригласила нас Лариса, потянув за собой на кухню Димку и Сергея.
   - Пойдем, - кивнула я Никите и последовала за подругой в кухню.
   Парни расселись за столом, а я стала помогать подруге хозяйничать.
   Лариса включила чайник и принялась нарезать бутерброды, а я осторожно вытаскивала из пакетов оставшиеся от пикника овощи, фрукты, ягоды, пирожные и даже шашлыки. Я красиво раскладывала все это на тарелки и ставила на стол.
   Наш ночной пир продолжился. Пока мы кушали, Лариса расспрашивала брата, как ему жилось в Париже, где он учился. Сергей рассказывал много интересных историй и, при этом часто поглядывал на меня.
   - А ты, случайно, не та девочка, которая уехала куда-то после первого класса и Лариса пыталась убежать из дома, чтобы тебя найти? - что-то припоминая, спросил у меня Сергей.
   - Да, это она, - ответила за меня подруга.
   - За такими глазами я бы тоже рванул, - вдруг сказал брат Ларисы.
   - Даже не думай, - предупреждающе сдвинул брови Никита. - Она моя.
   - Она сказала, что ты не ее парень, - напомнил Сергей.
   - Это пока. Решу одну проблему и Марина будет моей, - заявил Никита.
   - Вот и решай свои проблемы. А пока у нас равные возможности, - пожал плечами Волнов.
   У Никиты зазвонил телефон.
   - Да, мам, - ответил он. - Гуляю... Я знаю... Хорошо, скоро буду, - Никита сбросил вызов, - Мне нужно домой. Вы не едете? - спросил он у меня и у Димки, поднимаясь из-за стола.
   "Тебе во Влалзал не пора наведаться?" - вспыхнули огненные буквы в моей голове.
   - Да, точно, - поднялась и я из-за стола, вспомнив о своих обязанностях, - мне тоже пора.
   - Я тоже поеду, - поднялся и Димка, - Я так понимаю, вы давно не виделись, вам нужно пообщаться.
   Лариса с братом пошли провожать нас в прихожую.
   - Пока, - попрощался Димка с Сергеем и добавив "Прости", наклонился к Ларисе и быстро поцеловал ее в губы. - Я позвоню, - сказал он подруге и вышел за дверь.
   - Пока, - попрощалась я с Волновыми и пошла к двери, которую придержал для меня Никита.
   Никита, попрощавшись, вышел следом за мной.
   - Поехали со мной в машине домой? - попросил Никита, пока мы спускались вниз по лестнице. - По дороге поговорим.
   - Я на своей машине поеду, - отказалась я. - Поговорим, когда приедем в "ЧД". Из подъезда мы вышли втроем вместе, а потом разошлись в разные стороны: я к своей машине, припаркованной во дворе, Никита за дом, к своей машине, а Димка к супермаркету, где осталась его машина.
   Через некоторое время мы друг за другом въезжали в подземный тоннель, ведущий в паркинг "ЧД".
   Димка попрощался с нами на парковке и уехал на лифте домой.
   - Что ты мне хотел сказать? - поинтересовалась я у Никиты, выбравшись из своей машины.
   - Я просто хотел, как можно больше побыть с тобой до отъезда, - признался парень, но это было не все, что он хотел сказать, я это чувствовала, - Пойдем ко мне? - попросил он.
   - Твоя семья ждет тебя, - напомнила я. - Они тоже хотят побыть с тобой до отъезда.
   - Я знаю, - вздохнул он. - Я не хочу тебя оставлять здесь одну, - грустно добавил парень. - Еще и этот брат Ларисин на тебя глаз положил. Пожалуйста, дождись меня. Не встречайся с ним.
   - Посмотрим, - решила я немного подразнить Огнева. - Ты еще до сих пор парень Костровой. А Сережа свободен, и он симпатичный.
   - Мне не хочется делать ему больно, потому, что он брат твоей подруги, - начал злиться Никита.
   - Так не делай, - серьезно сказала я.
   - Мне придется, если ты начнешь с ним встречаться.
   - И чего ты этим добьешься? - разозлилась я.
   - Добьюсь того, что ты не будешь с ним встречаться, - ответил он.
   - Но и с тобой не буду! - воскликнула я. - Мне не нравится твой метод.
   - До сих пор он был эффективный.
   - Деффективный. До сих пор я ненавидела тебя. Особенно за этот твой метод.
   - Тогда, как мне поступить? - отчаянно спросил Никита.
   - Я ненавижу твою злость и высокомерие, проявленные ко мне и другим людям. Тебя любят миллионы поклонников, потому что не знают эту твою сторону. Если бы узнали тебя таким, то возненавидели бы. С ними ты всегда добрый и милый. Почему только мне показываешь себя плохого. Я только вчера увидела тебя с хорошей стороны. И поверила тебе. Я ошиблась? Какой ты настоящий? Если ты хочешь, чтобы я начала встречаться с тобой, то веди себя так, чтобы я выбрала тебя из миллионов, без сомнения.
   - Значит, ты хочешь, чтобы я был ласковый и милый с тобой? - сделал вывод Никита.
   - Ты хороший актер. Ты можешь сыграть роль ласкового и милого, - усмехнулась я. - А я хочу, чтобы ты был искренний. Фальшивый, наигранный мне тоже не нужен.
   - А если настоящий я злой и жестокий?
   - Я уверена, что это не так, - вздохнула я.
   На лице Никиты промелькнуло несколько эмоций одна за другой: вина, сожаление, боль. Он положил голову мне на плечо, держа руки в кармане, и тихо проговорил:
   - Я уже сам не знаю, какой я настоящий. Иногда сам себя боюсь. Пожалуйста, спаси меня.
   - Ты мне так доверяешь? - удивленно спросила я.
   - Только тебе я и доверяю, - утвердительно сказал он, подняв голову с моего плеча.
   - Я не думаю, что ты плохой, - пожала я плечами. - Плохого я не полюбила бы.
   - Что? - радостно заблестели глаза Никиты. - Ты меня любишь?
   - Я такого не говорила, - засмущалась я. Сама не знаю почему у меня вырвались эти слова. Я даже не думала об этом.
   - Нет, ты сказала, сказала, я слышал, - превратился он в игривого подростка.
   - Я имела в ввиду в будущем, я сказала, не полюбила бы, - попыталась я оправдаться.
   - Это не так звучало. У меня хорошая память. Я сейчас воспроизведу всю фразу. Ты сказала...
   - Если ты не остановишься, я сейчас уйду и больше с тобой даже разговаривать не буду. И на звонки отвечать не буду. Ты меня смущаешь, - покраснела я и опустила глаза.
   - Хорошо. Больше не буду, - примирительно выставил Никита ладони вперед, прикусил губу и приподнял брови.
   - Ладно. Я пойду. Пока, - я повернулась и быстро зашагала к своему лифту.
   Никита пошел в другую сторону, но я услышала его восторг: "И все таки, она сказала! Ес!" Я усмехнулась и вызвала лифт.
   Вечером Никита прислал сообщение: "Я уже на месте. В три утра начнутся съемки. В дороге удалось поспать. Уже скучаю по тебе".
   Я ответила: "А я уже спать ложусь. Прошлой ночью совсем не выспалась. Сон плохой приснился".
   ОН: "Плохой???"
   Я: "Страшный".
   ОН: "Страшный???"
   Я: "Ну, да. Я же в лесу заблудилась".
   ОН: "А потом?"
   Я: "А потом я креееепко спала. Ничего не помню".
   ОН: "Эй!"
   Я: "Все. Я сплю".
   ОН: "Спокойной ночи".
   В университете Лена Кострова вела себя, как ни в чем не бывало. Она так же, как и всегда, не спускала с языка имя Никиты. Она знала расписание Огнева на зубок. Откуда она узнавала со скольки до скольки у него съемки, это было загадкой. Однажды я поинтересовалась у Никиты о его расписании и оно совпало с тем, что Кострова озвучила. Лариса спросила у нее, откуда она знает, та ответила, что Никита ей сказал. Мне он сказал, что он понятия не имеет, откуда у Костровой такая информация и что он с ней не разговаривал. Но, Лена выдавала такие подробности о съемках, которые Огнев мне по телефону рассказывал.
   - Когда он тебе это рассказал? - напрямую спросила Лариса.
   - Вчера, - ответила Лена.
   - Я слышала, что он номер телефона поменял? - начала свою игру Волнова.
   - А тебе какая разница? - уклонилась Кострова от ответа.
   - Димка позвонил Никите, а ответила его бабушка. Бабушка сказала, что у ее внука новый телефон. Но новый номер не сказала, - как бы пожаловалась Лариса.
   - А с какой стати она будет раздавать всем подряд номер своего звездного внука? Никита сам сообщает свой номер кому посчитает нужным, - объяснила Лена.
   - А тебе он сообщил? - поинтересовалась подруга.
   - А как же? - высокомерно вздернула нос Кострова.
   После этого разговора, я засомневалась в Огневе. Мы с Ларисой даже предположили, что он действительно приобрел другой телефон для общения с Костровой. Вечером мы решили проверить это. Лариса встретилась с Димкой в парке, а позже, я присоединилась к ним. Мы объяснили Камневу ситуацию. Он не хотел нам помогать в этом, но подруга всё же смогла его уговорить.
   Лариса позвонила Костровой, включив громкую связь.
   - Лен, привет, - быстро заговорила она. - Это очень срочно. Ты говорила, что у тебя есть номер Огнева.
   - Хм. И что? Ты хочешь, чтобы я тебе его сообщила? - хмыкнула Кострова.
   - Да, нет. Мне его номер не нужен. Просто, позвони ему прямо сейчас и попроси, чтобы он срочно позвонил Камневу. Там срочно нужно решить какой-то вопрос, связанный с "Чудесным домом". Димка мне точно не сказал, что именно. Это тебе Никита все рассказывает, а мне мой парень не все говорит, - пожаловалась она.
   - Ну, ладно. Сейчас позвоню, - поддалась Кострова.
   Мы все трое изумленно переглянулись. Неужели Огнев действительно ведет двойную игру. У меня аж слезы на глазах появились.
   - Только это очень срочно, Лен, - быстро добавила она.
   - Да поняла я, поняла. Сейчас позвоню, - снисходительно сказала она и отключилась.
   Я закрыла лицо руками.
   - Подожди расстраиваться, - дружески похлопал меня по плечу Димка. - Нужно же до конца все выяснить. Пойдем в кафе, попьем чего-нибудь.
   Мы пришли в ближайшее кафе. Димка поинтересовался, что мы будем пить. Я ответила, что мне безразлично. Лариса попросила пиво.
   - Никакого пива, - заявил ей парень. - Отвыкай от спиртного.
   - С какой стати? - вспыхнула подруга.
   - Только вы не ругайтесь, - попросила я.
   - Мы не ругаемся, - успокоил меня Димка. - Наоборот. Я беспокоюсь о своей девушке. Если бы она мне была безразлична, я бы ей покупал и пиво, и вино, и водку. Денег у меня хватает. Но я не хочу, чтобы моя любимая стала алкоголичкой.
   Лариса поджала губы и сделала виноватые глаза.
   - Я куплю всем гранатовый сок, подойдет? - поинтересовался Димка, собираясь идти к барной стойке .
   - И шоколадное мороженое, - добавила Лариса.
   - Хорошо, - улыбнулся он и нежно коснулся кончиками пальцев ее щеки. - А тебе, Марин?
   - Мне только сок, - отказалась я от мороженого.
   - Зря, - сказала Лариса. - Сладкое снимает стресс.
   - Только сок, - повторила я.
   Димка быстро сходил за заказом. Только он присел за стол, как у него зазвонил телефон. Звонил Никита. С того номера, что и у меня. Лариса включила громкую связь и положила телефон на стол .
   - Что случилось? - спросил звонящий.
   - Во-первых, здравствуй.
   - Привет. Говори уже. У меня мало времени, - торопливо заговорил он.
   - Что говорить? Это ты мне позвонил. Вот ты и говори, зачем звонишь.
   - Мне передали, чтобы я срочно тебе позвонил.
   - Кто тебе передал?
   - Какая разница, кто?
   - Тебе Кострова позвонила?
   - Какая, нахрен, Кострова? Я не общаюсь с ней давно. Я и номер ее заблокировал.
   - Тогда, кто тебе сообщил, что я просил позвонить? Тот, кто тебе передал, знает меня?
   - Ха. Интересный вопрос. Мне эту просьбу передала костюмер, вернее помощник костюмера. Студентка какого-то ВУЗа. На практике тут. Ты ей позвонил что ли? Откуда ты ее знаешь? Ларисе изменяешь?
   - Как зовут эту девушку?
   - Да, хрен ее знает. Оля или Юля, не помню. Я с ней не знаком. Она подошла ко мне и спросила, знаю ли я Камнева. Камнев просил, чтобы я срочно позвонил, что что-то случилось.
   - А кто из съемочной группы знает твой номер?
   - Никто. Все общаются со мной лично или через менеджера. Но мой менеджер никому мой номер не сообщает.
   - Все понятно, Никит.
   - Так чего, хотел-то?
   - Я все узнал, что хотел.
   - Что? - не понял парень. - Ты, придурок... Приеду, убью. Только время мое потратил. Лучше бы я Марине позвонил.
   - Она тебя сейчас слышит.
   - Что?
   Я нажала на сброс вызова.
   - Значит Кострова знакома с этой костюмершей, а всем врет, что это Никита ей звонит, - подвела итог всего разговора Лариса. - Ну, Кострова. Так врать? Чуть Марину до истерики не довела. Ей надо было в актрисы идти, а не на дизайнера.
   Немного успокоившись, я собралась домой. Лариса с Димой проводили меня.
   Я уже почти уснула, когда мне позвонил Никита.
   - Марин, что там произошло сегодня? - потребовал он объяснение.
   Я рассказала ему все как было.
   - Значит, ты сомневаешься во мне? - грустно спросил парень.
   - Значит, Кострова хорошая актриса, - ответила я. - Вы с ней идеально подходите друг другу. Ты актер, она актриса. И имя ее, и фамилия ее идеальны для тебя.
   - Прекрати. Прошу тебя, не надо. Мне никто не нужен, кроме тебя. Пожалуйста, верь мне.
   Комок подкатил у меня к горлу и я всхлипнула.
   - Ты плачешь? - забеспокоился Никита.
   - Нет, - ответила я, но голос дрогнул.
   - Включи видеосвязь, - потребовал он.
   Рыдания рвались наружу и я зажала рот рукой.
   - Марин, - позвал меня в трубку Никита. - включи видеосвязь или я сейчас Дану позвоню.
   - Я уже сплю, - всхлипнула я.
   - Неправда. Я же слышу, что ты плачешь. Если не включишь сейчас видеосвязь, я точно твоему брату позвоню, - пригрозил Огнев.
   - Ага. Ты еще и маме моей позвони, - не испугалась я его угроз.
   - Надо будет, так и маме твоей позвоню, - заявил парень.
   - Ну-ну. Она так тебе вставит, за то, что ее дочку до слез довел.
   - А говоришь, что не плачешь. Быстро включи видеосвязь.
   Я нажала на видеосвязь. В комнате было темно. Мое лицо освещалось только светом от телефона, потому его было плохо видно.
   - Это ты там или я наблюдаю экран в кабинете УЗИ?
   - Думаешь, мне уже пора в кабинет УЗИ наведаться?
   - Э?
   - Я же не знаю, что ты со мной той ночью сделал? Лариса говорит, что судя по звукам, она об этом тогда подумала, - пояснила я.
   - Ничего такого не было. Но я еле сдержался. Ты очень страстная девочка. Постанывала. И меня завела. Я тоже, немного... м... стонал. Ааа! Зачем я это вспомнил?
   - Фильм, в котором ты сейчас снимаешься, про любовь? - поинтересовалась я.
   - Я же тебе уже рассказывал. Исторический. Фантастический. Но, да. В нем есть любовная линия. Парень-студент, которого я играю, из современного мира проваливается в прошлое. И там влюбляется в девушку. Там начинается война и его убивают. Он очнулся опять в современном мире в больнице. И встречает девушку, копию той из прошлого. Ее даже зовут также. И характер и привычки такие же. Только она его не знает. Такая суть.
   - И поцелуи есть?
   - Марин. Это не настоящие поцелуи. Я никаких чувств при этом поцелуе не испытываю. И моя партнерша-актриса тоже.
   - Она симпатичная?
   - Да. У нас с ней хорошие рабочие отношения. Она старше меня на семь лет. У нее есть муж и двое детей. Мы с ней и поцелуи играем и даже постельная сцена есть.
   - Правда? Я хочу посмотреть, как ты играешь постельную сцену.
   Никита рассмеялся.
   - При встрече я покажу нашу с тобой настоящую постельную сцену. Не наигранную.
   - Помечтай, - вздернула я кверху нос. - Ты еще даже не мой парень.
   - Твой. Я только твой. И всегда был и буду только твоим. И больше никому не верь. И если будешь плакать еще, я все брошу и приеду к тебе.
   - А кто тебя впустит ко мне?
   - У меня есть братишка. Его зовут Дан. Многие мои фанаты думают, что он мой брат, а я и не отрицаю. Я им всем его так и представляю.
   - Эй! Даня мой брат, а не твой.
   - Скоро и моим будет.
   - С какой стати.
   - Я так хочу.
   - Многие твои фанаты знают, что Кострова твоя девушка. Она сама выкладывала ваши совместные фото с надписью: " Я со своим парнем".
   - Те фотографии тогда сразу удалили и ее предупредили, чтобы больше такого не делала. Пиар-менеджеры следят за этим. Для фанатов я свободный парень. В контракте прописано, что я не должен заводить отношений.
   - Значит, ты не можешь ни с кем встречаться?
   - Могу. Но только эти отношения нужно держать в секрете.
   - А у тебя были когда-нибудь отношения с актрисами, с которыми ты снимался?
   - Нет. Никогда.
   - Я не журналист, не беру у тебя интервью. Так что признайся честно.
   - Я тебе правду говорю. Я никогда не заводил отношения с теми, с кем работаю.
   - А ты встречался когда-нибудь со знаменитостями? Актрисами или певицами?
   - Давай о тебе теперь поговорим, - ушел он от ответа. - У тебя много парней было? Кто тебя так целоваться научил?
   - Парней? Всех моих парней ты знаешь. Ты их всех разогнал. В Травинске у меня было много друзей, но я ни с кем не встречалась. Поцелуи? У меня было их два, насколько я знаю, и оба какие-то странные. Первый раз парень поцеловал меня насильно. Грубо и неприятно. Прижал к стене в коридоре универа и угрожая и пугая меня, насильно поцеловал. После этого поцелуя, я хотела отрезать себе губы, так мне было неприятно. Второй поцелуй вообще был непонятный: не то сон, не то реальность. Вот.
   Никита ошарашенно смотрел на меня, открыв рот.
   - Значит, - стал он понемногу приходить в себя после моих откровений, - оба твоих поцелуя были со мной?
   - Ну, да, - подтвердила я.
   - И я сделал таким ужасным твой первый поцелуй?
   - Ага.
   - Боже, какой я идиот, - Никита прочесал пальцами волосы, прикрыв глаза и глубоко вздохнул. - Марин, прости меня, пожалуйста. Я не мог понять, за что ты меня так ненавидишь. Теперь я понял, каким я был в твоих глазах. Ты сможешь меня простить?
   - Я тебя уже простила. Но больше не веди себя так.
   - Ты, правда меня простила?
   - Да. И, ты знаешь? Второй поцелуй, хоть и был какой-то непонятный, полуреальный, но мне понравился.
   - При встрече повторим? Надеюсь третий поцелуй будет понятным и реальным. И он тоже тебе понравится.
   - Никаких поцелуев, пока...
   - Знаю-знаю, - прервал мою тираду парень. - Я все помню.
   Я широко зевнула.
   - Ты спать хочешь? - улыбнулся Никита.
   - Да, - зевнула я еще раз.
   - Ну, ладно. Спи. Спокойной ночи, Солнышко. И, верь мне. Ты для меня одна. Не обращай внимания на то, что там Кострова говорит. Пусть фантазирует, что хочет. А с этой костюмершей, я теперь буду осторожен. Могу даже сделать так, что ее уволят.
   - Не надо. Пусть работает. Со временем сама поймет, какую подружку себе завела. Пока. Спокойной ночи, - попрощалась я и отключилась.
   С самого утра в университете, как только мы вошли с Ларисой в кабинет, Лена подошла к ней и спросила:
   - Ну, что? Позвонил вчера Никита твоему Диме?
   - Да, позвонил, - ответила подруга.
   - Из-за тебя, мне пришлось беспокоить его во время съемок. У него был маленький перерыв, а он, вместо того, чтобы отдохнуть или со мной поговорить, потратил это время на твоего Диму. Больше не проси меня о таком.
   - Не беспокойся. Больше не понадобиться, - уверила ее Лариса.
   Лена села за свой стол и, повернувшись полубоком к нам, начала рассказывать своей соседке по столу:
   - Ой, Лиз. Никита позвонил мне вчера после съемок. Они допоздна снимали. У них была сцена поцелуя. Поцелуй никак не получался. Пришлось четыре дубля переснимать.
   - Что, Никита целоваться не умеет? - засмеялась Лиза.
   - Ой, я тебя уверяю. Актриса, с которой он играет, для него старая тетка. У нее и муж есть, и куча детей. Думаешь ему приятно со старухой целоваться? А целуется он классно. Уж мне-то не знать. И не только целуется, - хихикнула Кострова. - Он, вообще, такой сексуальный, такой горячий. В постели он вообще огонь. Я прям таю от его ласк.
   - Смотри, а то сейчас в лужу превратишься, от воспоминаний о ласках, - засмеялся один из одногруппников, слышавший ее откровения.
   - Мой брат учится с ним на одном потоке, - сказал другой одногруппник, - он рассказывал, что у Огнева таких как ты, знаешь сколько было?
   - Заткнитесь, все. Да, у моего Никиты было много женщин, но это ничего не значит. Я для него единственная любимая. Он сам мне так сказал. Он мой навеки. Ха-Ха. Можете завидовать. Мы с ним скоро поженимся.
   - Он тебе уже предложение сделал? - поинтересовалась Лиза.
   - Пока в открытую не говорил, только намеками. Но я сделаю так, что он ускорит свое предложение.
   - Ох, Лен, смотрю я на тебя и думаю, - сказала Лариса, - Вы так подходите с Никитой друг другу. Оба красивые, высокие. И он актер хороший, и ты актриса хорошая. Врешь и не краснеешь.
   - Я не вру. Вот увидите. Ты мне не верила, что я с ним вообще встречаться буду, но как видишь, встречаемся уже полтора года и у нас все замечательно, - чуть ли не плюясь высказывала Кострова моей подруге.
   - Замечательно, говоришь? Номер, говоришь, новый он тебе дал? Тогда позвони ему прямо сейчас при нас и включи громкую связь, чтобы мы все услышали его голос, - приподняла Лариса брови.
   - Он сейчас не ответит, - замялась Лена и, чуть увереннее добавила, - у него сейчас съемки. А во время съемок он отключает телефон. Когда у него появляется свободное время, он сам мне перезванивает.
   Прозвенел звонок и у нас началась пара. На перемене Кострова куда- то направилась. Лариса последовала за ней и меня за собой потянула.
   Лена зашла в туалет и закрылась в кабинке. Мы с Ларисой тоже зашли в туалет и вдвоем вошли в одну кабинку, соседнюю с той, которую заняла Кострова. Еще несколько девушек вошли вслед за нами, переговариваясь между собой. Прозвенел звонок, оповещающий конец короткой перемены. Студентки заторопились, покидая туалет. Когда он опустел, мы притаились. Лена вышла из кабинки и заговорила по телефону, причем, или у нее был настроен так телефон, что было слышно, что говорит собеседник, а помещение туалета усиливало слышимость, или она включила громкую связь.
   - Оля, слушай сюда, у меня мало времени, - заговорила Кострова. - Я знаю, что у него сейчас съемки, тогда попроси его во время перерыва ответить, когда я тебе позвоню.
   - Как я это сделаю? Ты с ума сошла? - возмутилась Оля. - Я с ним не так уж хорошо знакома, чтобы просить о таком.
   - Я тебе мало заплатила? - разозлилась Кострова. - Я тебя просила, достать его новый номер, но ты этого не сделала. Я помогла тебе устроиться на время практики в эту съемочную группу, так ты мне за это платишь?
   - Ты меня уже достала. Ты мне не заплатила, а отдолжила деньги. Я их тебе верну. И больше не звони мне.
   - Ладно-ладно, Олечка, извини. Я просто ерунду сказала. Ты можешь не отдавать мне эти деньги. Но, пожалуйста, помоги мне еще раз. Никита же сейчас снимается? Посмотри, где его телефон. Может у тебя получится его разблокировать?
   - Я вижу его телефон. Сейчас попробую разблокировать.
   Я тихонько вытащила свой телефон и позвонила Никите.
   - Ой! Тут ему какая-то девушка звонит, - услышали мы голос Оли.
   - Какая еще девушка? - встрепенулась Кострова. - Как зовут?
   - Тут фотография на весь экран и сердечки летают.
   - Какие еще сердечки? Как ее зовут?
   - Тут не написано имя. Вместо имени просто сердечко.
   - Сердечки, сердечки, - злилась Кострова. - Ответь на вызов, спроси, кто она такая, и представься его девушкой.
   - Кто тебе разрешал трогать мой телефон, - услышали мы отдаленный мужской голос.
   Я сбросила вызов и отключила телефон вообще, чтобы Никита не перезвонил мне сейчас. При отключении, телефон издал щелчок, показавшийся очень громким в туалете.
   - Кто здесь? - испуганно спросила Кострова.
   - Ну я, - вышла Лариса из кабинки, закрыв за собой дверь. - И я все слышала.
   - Ты подслушивала? - возмутилась Лена.
   - Да, - не стала отпираться Волнова. - Вот я тебя и раскусила.
   - А ты не знала, что подслушивать нехорошо? - высокомерно заявила Кострова.
   - А ты не знала, что врать, и распускать слухи это еще хуже? - не осталась в долгу Лариса. - Больше не смей ничего сочинять про Никиту. Я записала на диктофон твой разговор, - соврала подруга. - Если ты еще раз во всеуслышанье будешь небылицы про Огнева сочинять, я при всех тебя опозорю и раскрою твою ложь.
   - Какое тебе дело до Никиты? Он мой парень, а не твой. Не лезь в мою жизнь, - возмутилась Кострова.
   - Никита мой друг, - заявила Волнова. - А я не позволю, чтобы о моих друзьях кто-то распускал грязные слухи. Я сомневаюсь, что ему понравится, как ты во всеуслышанье рассказываешь ваши постельные подробности.
   - Когда это ты успела с ним подружиться?
   - Он друг Димки, а значит и мой.
   - Друг Димки? - усмехнулась Кострова. - Почему же у твоего Димки нет номера друга?
   - У него есть номер Никиты. Это была проверка. Нам было интересно, кто тебе сообщает подробности со съемочной площадки, - призналась Лариса. - И теперь мы это знаем. И Никита тоже теперь знает.
   - Что? Так это ты сейчас звонила Никите?
   - Нет. Не я. Ха-ха-ха, - рассмеялась Лариса. - Ладно, пойду я. А то скоро уже звонок с урока. Из-за тебя лекцию пропустила.
   - Хах, еще меня и виноватой сделала! - крикнула Кострова вслед, вышедшей из туалета, Волновой. - Вот, стерва!
   Лена тоже вышла из туалета, хлопнув дверью от злости.
   Я, наконец, покинула свое укрытие. Немного, подождав, я вышла из туалета и пошла в сторону нашей аудитории. В коридоре у окна стояла Лариса, а возле другого окна стояла Лена.
   - Ты не в аудитории? - сделала удивленное лицо подруга. - А я только у тебя думала лекцию списать.
   - А, я выходила. Мне по работе срочно позвонили, - поддержала я игру Ларисы. - А ты где была?
   - В туалете, - ответила подруга.
  Кострова искоса поглядывала на нас.
   - Лен, ты тоже лекцию пропустила? - прикинулась я неосведомленной.
   - Да, я тоже в туалет ходила, - ответила она мне.
   После того, как она и все остальные в группе узнали, что я живу в "ЧД", отношение ко мне изменилось. Я находилась у всех в авторитете, даже Кострова не смела мне перечить или что-то плохое сказать. Это как подчиненные относятся к своему руководителю, кто-то уважает, кто-то недолюбливает, но никто не смеет перечить или неуважительно обращаться. Даже преподаватели, узнав, что студент из "Чудесного дома", относятся к нему совершенно не так, как к другим студентам.
   Такое отношение было почти у всех жителей города по отношению к жителям "ЧД". Жители Чудесного города уже рождались с этим чувством. Приехавшие в Чудесный из других городов, начинали чувствовать то же самое через некоторое время, видимо после того, как начинали пользоваться ресурсами, которыми распоряжаются влады в нашем городе. Приехавшие в наш город на какое-то время люди, чаще всего оставались здесь жить навсегда. Чудесный затягивал.
   Но при этом, я никогда не видела, чтобы влады вели себя высокомерно по отношению к обычным людям. Влады всегда отвечали уважением на уважение.
   В душе я недолюбливала Кострову, но открыто не конфликтовала, я могла ей высказать что-то резкое только в ответ на выпад или защищая подругу. Но даже задумавшись об этом, я осознавала, что как бы плохо ни поступала Кострова, я никогда не испытывала к ней ненависти. Я не относилась к ней положительно, мне не нравились ее поступки, но я никогда ее не ненавидела. В своей жизни определенное время я ненавидела только одного человека, вернее влада. Больше я никогда ни к кому не испытывала ненависти.
   После событий в туалете, Кострова поняла, что Оля не сможет ей помочь с поиском номера Никиты и, осмелев, она обратилась ко мне. Отозвав меня в сторону, Лена спросила:
   - Марин, а у тебя есть новый номер Никиты?
   - Нет. У меня только старый его номер, - честно ответила я.
   - А ты не могла бы у Димы Камнева номер узнать? Вы же общаетесь?
   - Я и старый у Огнева не просила, он сам мне его дал. Если мне понадобится новый номер Никиты, я спрошу у него лично. А почему сама у него не спросишь? Разве вы не общаетесь?
   - Общаемся, но редко, через подругу, она там в съемочной команде, или через менеджера. Никите некогда даже выспаться толком. У них съемки и днем и ночью. Но он сказал, что новый номер еще никому кроме родных не давал. Я даже сомневаюсь, что он Камневу его сообщил, если даже мне его не говорит. Но это пока. Скоро кое-что произойдет, что перевернет нашу с ним жизнь.
   - Ты о чем?
   - Да, так. Позже сама узнаешь. Одно могу сказать, что нас с ним ждет счастливое совместное будущее, - Лена хихикнула и ушла.
   На следующей неделе у нас началась сессия. Полторы недели мы с Ларисой почти не виделись, только на консультациях и в день экзаменов. Никиту я тоже попросила меня пока не беспокоить. Но он всё же изредка звонил, говорил, что соскучился и ему достаточно просто услышать мой голос. Поэтому подолгу мы не разговаривали. Однажды он сказал, что у него уже закончился запас влалтарной воды и теперь ему туго приходится. Он очень сильно устает, просто с ног валится и только мой голос его подбадривает, как глоток воды. А теперь еще сообщили, что съемки фильма затягиваются на две недели, так как они не укладываются в сроки. И им никому даже выходной не дают, потому что и так уже вырвались за рамки бюджета. Но появилась одна радостная новость для Никиты. После сессии у нас должна была начаться практика. Вывесили списки возможных мест для прохождения практики. Одним из мест в этом списке числилась та компания, которая снимала фильм Никиты. В компании нам сообщили, что для прохождения практики нас отправят на место съемок на эти две недели, чтобы мы там типа рисовали декорации. А фактически, им там нужна была бесплатная рабочая сила, за это они нам подпишут любой отчет по практике. Как ни странно, но желающих бесплатно поработать на съемочной площадке набралось аж восемь человек из группы. Я тоже туда записалась. И Кострова естественно тоже. А вот с Ларисой мы в этом раз расставались. Она осталась в городе из-за Димки. У него скоро должен был быть выпускной и она не хотела пропустить это событие, хотела лично там присутствовать и поздравить его.
   Когда Никита узнал, что я приеду к нему туда аж на две недели, так обрадовался, что даже закричал. К нему в павильон, в котором он жил, посбегались, думали, что случилось что-то. Также я сообщила ему, что и Кострова туда приедет. Но он сказал, что это даже хорошо, сразу и выяснит с ней все отношения и официально начнет со мной встречаться.
   Отец Никиты собрал для него три кубка воды и мне сказал взять с собой хотя бы пару кубков.
   Когда мы на автобусе от организации прибыли в деревню, если ее можно так назвать, от деревни там остались одни развалины, я сразу пошла к павильону, в котором жил Никита. Я знала, где находится его павильон. Павильон, это по сути была большая палатка, в которой был надувной матрас, стол, пара стульев, стойка с вешалками, на которых висела его одежда. Часть палатки была отделена под душ и биотуалет. К палатке тянулись провода от генератора, так что электричество там было. Вода в душе подогревалась электрическим бойлером.
   Войдя в палатку я увидела улыбающегося, но очень уставшего на вид Никиту.
   - Руки, - предупредила я его порыв обнять меня. - Ты еще не объяснился с Костровой.
   - Где она? Я прямо сейчас с ней поговорю, - направился он к выходу.
   - Сначала воды попей. Ты выглядишь ужасно, - я вытащила из чемодана пакет с кубками и поставила его на стул. - Здесь и твои и мои, - предупредила я.
   - Они как-то помечены? - поинтересовался Никита вытаскивая все кубки по очереди и разглядывая их ставил на стол. - Как их отличить? Я не увидел никакой метки.
   - Кубки не помечены, но вода в них разная.
   - Я знаю, что вода разная, но как понять, где твоя, а где моя? - он открыл все пять кубков и посмотрел на воду и даже понюхал ее. - На вид и на запах она одинаковая.
   - И цвет и запах у нее разный, - изумилась я. - Неужели ты не видишь и не чувствуешь?
   - Какой цвет? Она же просто прозрачная, - еще и еще раз пытался что-то разглядеть в кубках Никита.
   - Ты можешь отличить происхождение огня, не видя источник: огонь от газовой горелки, от бензина или от дерева, например? - задала я ему вопрос.
   - Конечно могу.
   - Как?
   - Он же разный?
   - Огонь разный? По мне так огонь, да и огонь. А ты видишь разницу. Вот так для меня вода.
   - Значит, ты на глаз можешь определить, какая вода, например, набрана из реки, а какая из озера?
   - Конечно могу. Она же разная. Я даже на вид могу определить, какую воду можно пить, а какую нет. Вот два кубка, - выдвинула я вперед пару кубков. - В одном из них твоя вода, в другом - моя. Сравни.
   Никита долго их разглядывал, а потом вздохнув, сел на стул. Глядя на его уставший вид, я решила сначала дать ему попить, а потом загадками мучать.
   - Вот. Пей, - подвинула я ему один кубок.
   Он обрадованно взял кубок в руки и уже собрался попить.
   - Стой, - остановила я его. - Ты мне веришь? А вдруг я пошутила?
   - Из твоих рук я готов выпить даже яд.
   - Ну, яд на тебя вряд ли подействует, твой организм не примет его, вывернет наружу. А вот чужая вода...
   - Ты меня опять дразнишь?
   - Пей. Я пошутила, - улыбнулась я.
   Никита выпил сразу три больших глотка и остановился. Румянец вернулся на его щеки, и глаза заблестели.
   - Ах! Как хорошо. Теперь и жить дальше можно, - расслабленно развалился он на стуле.
   - Ой, бедняжечка. Мы десять лет жили без этой воды и как-то выжили, а ты за месяц расклеился, - поддела я его.
   - Когда я так расклеиваюсь, то вспоминаю об этом и беру себя в руки, - грустно сказал Никита.
   Я забрала свои кубки и положила их назад в чемодан. Никита взял свои и понес в свой чемодан. В этот момент в палатку, как к себе домой вошла Лена Кострова. Увидев меня, она остановилась.
   - А ты что здесь делаешь? - округлила она глаза.
   - Отец Никиты просил кое-что передать сыну, я передала, - сказала я правду.
   Никита в этот момент положил кубки в свой чемодан и закрыл его.
   - Мне отдала бы, я бы сама ему принесла, - заявила Кострова. - Он же мой парень.
   - Вот, как раз поэтому поводу я хотел с тобой поговорить, - подошел к нам Никита. - Хорошо, что ты пришла, я собирался тебя искать.
   - Ой, Никитка, ты соскучился по мне? - бросилась девушка ему на шею. - Я тоже по тебе так соскучилась.
   - Я ни капли по тебе не скучал, - отстранил он от себя Кострову. - Я уже давно хотел тебе это сказать, но не было время, а по телефону это не говорят. Я ждал случая...
   Я направилась к выходу, чтобы не присутствовать при их разборках.
   - Марин, не уходи. Останься, пожалуйста, - попросил меня Никита, заметив мое перемещение.
   - Вам нужно поговорить, - сказала я. - Ваш разговор меня не касается.
   - Касается, - не согласился со мной парень.
   - Но, Никит. Мне нужно сказать тебе кое-что, что ее точно не касается, - возразила ему Лена.
   - Говори при ней, - взял он меня за рукав, чтобы я не ушла. - У меня от Марины нет секретов.
   - Вы так хорошо дружите? - удивилась Кострова.
   - Это уже тебя не касается. Говори, что хотела сказать.
   - Ты что, влюблен в нее, - догадалась Лена.
   - Влюблен? Я не буду говорить тебе о своих чувствах к ней. Тебе я хочу сказать то, что ты симпатичная девушка, мы приятно провели с тобой время. Но на этом все. Больше нас с тобой ничего не связывает. Прощай.
   - Нет! - крикнула Лена. - Ты не можешь меня сейчас бросить. Я беременна.
   - Ах, беременна? Ну, поздравляю, - поаплодировал ей Никита, отпустив мой рукав. - Иди поздравь того парня, от которого ты забеременела.
   - Я от тебя беременна.
   - Все, Лена. Прощай. То, что ты беременна, доказывает, что ты мне изменила минимум один раз. А для меня и это много.
   - Но мы с тобой никогда не предохранялись.
   - Ты думала можешь поймать меня на такую уловку? Ты ошиблась. Со мной этот номер не пройдет. Ты мне теперь неприятна. Уходи. Больше даже близко ко мне не подходи и не заговаривай со мной.
   - Никита, - заплакала Лена.
   - Что стоишь? Уходи. Твои слезы меня не трогают. Многие фанатки плачут по мне, - включил он "Высокомерного индюка".
   - Высокомерный индюк, - стукнула я его по плечу.
   - Прости, - виновато посмотрел он на меня, а потом обратился к Костровой. -
  Мне охрану вызвать, чтобы тебя вывели отсюда, как преследующую меня фанатку? - он вытащил телефон из кармана и, приложив к уху, сказал в трубку, - Виктор Александрович, вызовите охрану, в мой павильон пробралась фанатка.
   Лена тут же убежала из павильона.
   - Теперь можно тебя обнять? - притянул меня к себе парень.
   - Никита Огнев, пройди в гримерную. Через тридцать минут играем сцену номер восемь, - объявили по громкоговорителю.
   - Мне пора, - вздохнул Никита. Он приподнял мое лицо руками и нежно поцеловал меня в губы.
   - Я оставлю пока свой чемодан у тебя? - попросила я, когда поцелуй закончился. - Пойду узнаю, куда нас поселят.
   - Можешь у меня жить остаться, - улыбнулся парень.
   - Эй! - хлопнула я его по плечу, когда мы шли от его павильона к Штабу. - Я девочка приличная.
   - Приличные девочки не дерутся, - заметил он мне.
   - Дерутся, - возразила я, - когда им делают неприличные предложения.
   - Что я такого неприличного сказал? - поинтересовался парень и остановился.
   - Ты чего встал? - спросила я.
   - Я пришел, мне сюда, - показал он на павильон, служащий гримерной. - А тебе вон в тот павильон, - показал он мне направление.- Я очень хочу тебя поцеловать, но здесь очень много глаз. Встретимся после съемок. Пока.
   Я вошла в штаб. Там уже собрались все наши одногруппники, приехавшие сюда сегодня. Сначала нам дали задание поставить себе палатки, в которых мы будем проживать. Одна палатка была очень большой. Она предназначалась для проживания в ней девочек. Нас было пять человек. Вторая палатка была наполовину меньше. В ней будут жить три парня, приехавшие с нами сегодня. Мы пол дня потратили на установку палаток, а затем размещались в ней. Позже нам нужно было приготовить обед для себя и всей съемочной группы. После обеда нам распределили обязанности, кто что будет делать. В мои обязанности входило раскладывать реквизит. После каждой съемки реквизит сваливали в кучу и не хватало рук, чтобы разложить все по местам. Из-за этого возникали задержки съемок, так как не успевали найти нужный реквизит быстро.
   Павильон для реквизита примыкал к большому съемочному павильону, но у меня не было ни одной свободной минуты, чтобы понаблюдать за съемками. К вечеру, я просто с ног валилась от усталости и непривычной работы. Съемки закончились. Никита пошел к себе, отдохнуть. В реквизиторскую свалили очередную кучу, которую нужно было разобрать. В наш павильон, в котором я работала с девушкой-реквизитором Наташей, вошла невысокая девушка и спросила у Наташи:
   - Наташ, к вам по ошибке не занесли аксессуары от костюмов?
   - Оль, проверь сама. Видишь, какая куча на полу. Нам до ночи раскладывь придется.
   - Привет, меня зовут Оля. Я костюмер, - представилась мне девушка, когда я клала на полку тяжелую деревянную палицу.
   - Привет, - повернулась я от полки, отбросив волосы в сторону рукой и улыбнулась. - Я, Марина.
   Оля коротко вскрикнула и мимика узнавания промелькнула на ее лице.
   - А, вот они, я так и зала, что найду их здесь, - она выхватила из кучи на полу какие-то бусы и вышла из павильона.
   Мы с Наташей принялись за работу, спеша побыстрее все закончить и идти отдыхать.
   - Вы еще не закончили? Мы решили вам помочь, - вошли к нам в реквизиторскую через некоторое время Оля-костюмер, и Лена Кострова.
   - Ой, спасибо вам девченки, - поблагодарила Наташа. - Оль, ты всегда мне помогаешь, без тебя загнулась бы тут совсем. Но сегодня я была с Мариной. Она молодец. У нее здорово все получается. Так что мы уже почти закончили. Вы тоже устали. Идите, отдыхайте.
   - Ну, хорошо. Тогда мы пойдем, - сказала Оля и я заметила, как она указывая подбородком на меня, прошептала Лене, - Это она. Ее фото было в телефоне. У меня хорошая память на лица.
   - Ты иди, Оль, а я подожду Марину. Мы же с ней в одной полатке живем, - громко сказала Кострова, и Оля ушла. - Ой, а что это такое? - подошла она к столу и показала на керосиновую лампу.
   - В старину не было электричества и люди пользовались вот такими лампами или свечами, - принялась объяснять Наташа.
   - А она настоящая? - поинтересовалась Лена.
   - Да. На съемках ее часто зажигают.
   - А расскажи, как она работает? Никогда такого не видела, - заинтересовалась Кострова.
   - Вот так, приподнимаешь стекло и поджигаешь фитиль, - Наташа подожгла фитиль. - Затем стекло опускаешь. А вот этим регулируешь высоту фитиля. От высоты фитиля зависит яркость освещения. Если фитиль короткий, то свет будет тусклый. А если фитиль убрать вот так, то лампа погаснет.
   - Ух, ты. Прикольно, - восхитилась Кострова.
   - В старину часто были пожары из-за неострожного пользования. Там же керосин. И если случайно уронить лампу, то керосин разливается и вспыхивает, - поведала Наташа.
   В реквизиторскую два парня из моей группы внесли какую-то большую деревянную статую. Наташа стала показывать, куда эту статую поставить. Лена, заметив, что Наташа не до конца убрала фитиль и он еще продолжал гореть, выдвинула его и он загорелся чуть ярче. Наташа этого не видела, так как была занята, помогая парням переставлять статую, которая везде мешала, загораживая проход. Лена заинтересовалась этим процессом, повернувшись задом к столу. Мне в этот момент пришло сообщение от Никиты. Я держала телефон перед глазами и увидела, как Кострова, глядя на Наташу и одногруппников, увлекшихся перемещением статуи, протянула руку за спину и подтолкнула лампу. Лампа беззвучно упала на коврик из лоскутков. Я до такой степени была потрясена этим поступком, что не могла сдвинуться с места. Лена в этот момент посмотрела на меня и, увидев, что я смотрю на нее, испугалась. Но в следующую секунду она закричала, так как керосин из лампы разлился и загорелся. Огонь в доли секунды захватил коврик и скатерть, а потом перебросился на тряпичные, картонные и деревянные реквизиты. Огонь вспыхнул передо мной, отсекая меня от выхода.
   - Все на улицу, быстро! - закричала Наташа, толкая впереди себя парней к выходу.
   - Что ты стоишь? Беги быстрее к выходу! - испуганно кричала мне Лена и, даже попыталась сначала броситься в мою сторону, но огонь вспыхнул еще сильнее и, вскрикнув, она бросилась к выходу.
   Огонь! Много огня! Шок охватил меня. Я не могла ни о чём думать. Я не могла сдвинуться с места. Я забыла, как это надо делать. Как через толщу воды, где-то далеко, как мне казалось, я слышала крики людей: "Пожар! Пожар! Там внутри осталась девушка!" "Никита, там Марина!" - кричала Кострова. "Ты куда? Это опасно!" - кричали другие голоса.
   Никита смело шагнул в охваченный огнем павильон в самый эпицентр пожара. Но, естественно, огонь не трогал его, он как бы расступался перед ним. Никита увидел меня. Наши глаза встретились и я потеряла сознание. Парень подхватил меня в момент падения и вынес на улицу, отойдя подальше от горящего павильона, который пытались потушить, поливая водой из ведер. Приближаясь, сигналили пожарные машины и скорая помощь. Огонь захватил и большой съемочный павильон. Кто-то пытался проникнуть внутрь, чтобы спасти оборудование.
   - Марина! Марина! - кричал Никита, опустившись со мной на руках на траву. - Пожалуйста, прийди в себя! Как я буду жить без тебя?!
   Слегка приоткрыв веки, сквозь ресницы я видела лицо парня, на нем был выражен ужас. Лицо парня с этим выражением превратилось в лицо мальчика с таким же выражением. Мальчик кричал: "Прости! Я не хотел! Прости!" Я почувствовала боль от пронзивших мое тело миллионом иголок от огня и запах горелого мяса. Огонь окутал мое тело. Я горела заживо.
   - Это был ты, - прошептала я. - Это ты поджег меня. Из-за тебя я чуть не умерла.
   - Прости! - прошептал он со слезами на глазах. - Я очень виноват. Я не хотел. Прости.
   На его лице было столько безысходности, испуг, боль и вина. Я видела это сквозь огонь, охвативший меня. Затем меня пронзили стрелы от холодной воды. Я закричала от нового приступа боли, и сознание покинуло меня.
   Подъехала скорая помощь. Мне на лицо надели маску с кислородом. Проснулась я в больнице. Возле меня сидели мама и Даня. Подошел доктор Зверев.
   - Марина, ты меня узнаешь? - спросил он.
   - Да, - равнодушно ответила я.
   - У тебя что-то болит? - поинтересовался врач.
   - Нет, - в той же интонации ответила я.
   - Физически она здорова, - сообщил Зверев моим родным. - У нее был стресс. Поезжайте домой. Пусть Марина пьет воду и отдыхает побольше.
   Мама помогла мне встать с кровати и помогла одеться. Я, как будто забыла, как это все делается. Мне все было безразлично. Мама мне говорила идти, я шла. Она говорила мне есть, я ела. Завела меня в комнату, подвела к кровати и сказала ложиться, я легла. Я смотрела в одну точку, не реагируя на происходящее вокруг меня. Я слышала голоса, понимала слова, но не понимала смысла сказанного. День сменялся ночью, ночь сменялась днем. Мама иногда плакала, трясла меня, обнимала и просила:
   - Доченька, прийди, пожалуйста, в себя.
   Я слышала, что она говорила, но не понимала, о чем просит.
   - Марин, я выхожу замуж, - сообщила мне в один из дней Лариса. - Димка сделал мне предложение.
   Я промолчала.
   - Ты даже не поздравишь меня? - немного разочарованно, но понимающе, спросила она.
   - Поздравляю, - равнодушно ответила я.
   - А Никита тебе не звонил? - поинтересовалась она.
   - Никита звонил ей в первые дни, но Марина не реагирует на телефонные звонки, - ответил Даня Ларисе, войдя в мою комнату. - Я пытался у него выяснить, что там произошло, но он говорит только одно: "Я виноват. Прости". Но мы узнали, что его и близко не было возле павильона, который загорелся. Никита спас Марину. Вынес ее из огня. А узнав, в каком состоянии сейчас Марина, сам превратился почти в такого же. После пожара там уже все восстановили, съемки вот-вот должны начаться, а Никита исчез. Никто не знает, где он. Его уже неделю нет дома. Телефон он отключил.
   Лариса приходила ко мне каждый день. Они с Даней по очереди ухаживали за мной, кормили, умывали, выводили во двор, пока мама была на работе.
   Однажды, я как обычно, лежала на кровати, уставившись в одну точку. Часто, когда я так лежала, я видела картинки из детства. Я с другими детьми играла во дворе в песочнице. Я придумывала игру и в игре песочница - это было море. Я легла на песок и сказала, что я плаваю. Дети последовали моему примеру. Мы кувыркались в песке, обсыпались и нам было весело. Только один мальчик сидел в сторонке и не повторял за нами эти действия. Я взяла сухой песок в пригоршню и хотела посыпать на него. Но он выскочил из песочницы и стал отряхиваться, говоря при этом, что он не хочет играть в такую игру.
   - Раз не хочешь с нами играть, тогда уходи! - кричала я на него.
   Я хотела обсыпать его песком и шагнула вперед, но при этом споткнулась о бортик песочницы и упала, разбив коленку и локоть. Я заплакала и стала кричать на мальчика, которого звали Никита, что это он во всем виноват и что я его ненавижу. Мама не видела, что произошло, но выскочила во двор, когда услышала, что я плачу. Я жаловалась ей на Никиту, а она меня успокаивала, дуя на мои ссадины. Другие взрослые, которые находились в этот момент со своими маленькими детьми, высказывали моей маме, что я сама во всем виновата. Но мама защищала меня, получая из-за этого негативное отношение к себе от жителей "Чудесного дома".
   Все мои детские воспоминания возвращались ко мне, как будто они путешествовали где-то далеко, а теперь они друг за другом возвращались домой. Особенно часто они возвращались ночью, когда наступала тишина и темнота. От этого я почти не спала и утром выглядела бледной и вялой. Хоть я и лежала много, но спала я мало. Я хотела спать, но уснуть не могла.
   - Ты хочешь спать? - спросила меня Лариса, когда мы вернулись с прогулки.
   - Да, - ответила я.
   Она отвела меня в комнату и уложила на кровать. Ей нужно было уходить и я осталась дома с братом.
   Но уснуть я так и не смогла. В мою голову вернулось очередное воспоминание.
   Я вспомнила, как придумала очередную игру. Игру в путешествие. Собрав детей в кучу я рассказывала им, как мы выберемся за калитку в парк. За парком сядем в автобус и поедем за город. А там пройдем немного пешком от дороги и выйдем к водопаду. Об этом водопаде мне рассказывал папа, и мне очень-очень хотелось его увидеть. Я уверяла всех, что это недалеко и я знаю туда дорогу. Но Никита, как всегда был против.
   - Куда вы собрались, уже вечер? - отговаривал он ребят.
   - Мы быстро, туда и назад, - пыталась переубедить всех я.
   - Уже скоро стемнеет, - настаивал на своем Никита. - Вы только в парк выйдете и заблудитесь в нем, потому что ночь наступит.
   - Не хочешь идти, не иди. Никто тебя не заставляет, - заявила я ему.
   Многих ребят уже звали домой и они уходили. Во дворе остались только я, Димка и Никита.
   - Димка, ты пойдешь со мной к водопаду? - спросила я. - Ты же мой друг? Мы с тобой много раз в парк убегали, помнишь? И никогда мы там не блудили.
   - Да, - подтвердил Димка. - Мы этот парк уже как своих пять пальцев знаем.
   - Так вы днем всегда убегали, а сейчас вечер, скоро ночь наступит. Там темно будет, - возразил Никита.
   - Надоел ты мне уже! - крикнула я на него, разозлившись. - Дим, пойдем, - позвала я другого мальчика.
   - Я вас никуда не пущу, - Никита стал у нас на пути расставив руки и ноги.
   Я сделала знак Димке убегать и мы разбежались в разные стороны. Оглянувшись, я увидела, что Никита бежит за мной. Он понял, что без меня Димка никуда не пойдет и решил любой ценой удержать меня. Я побежала за дом, Никита не отставал.
   - Что ты за мной увязался? - немного запыхавшись остановилась я. - Ты что влюбился в меня, что бегаешь за мной? - издевательски засмеялась я над мальчиком.
   - Я по-дружески тебя пытаюсь остановить, - смутившись, ответил Никита.
   - Ты мне не друг! - закричала я на него. - Ты всегда мне все назло делаешь. Ненавижу тебя!
   Я попыталась обойти его, но он опять расставил руки и ноги передо мной, не давая пройти.
   - Уйди с дороги, придурок! - крикнула я.
   - Сама дура! - ответил он мне. - Куда ты собралась? Ты видишь, что уже темно?
   На улице становилось все темнее. В доме уже горел свет в окнах.
   - Это ты виноват! - закричала я. - Если бы ты нас не задерживал, мы бы успели съездить к водопаду, пока светло было. Я очень, очень хочу к водопаду. Мне всё равно, что уже темно. Я пойду по темноте. Уйди с дороги!
   - Ты глупая! - разозлился Никита. - Я тебя не пущу.
   Я попыталась пойти напролом и толкнула его. Но Никита был старше и выше и, естественно, сильнее меня. Он оттолкнул меня назад. Я чуть не упала, но удержалась. Я попыталась его опять обойти, но он выкинул руку в сторону и образовалась стена огня. Я, не задумываясь, бросилась сквозь эту стену. Огонь моментально захватил меня. На мне загорелось платье и волосы. Сквозь огонь я успела увидеть лицо мальчика. На его лице был ужас, испуг. Он кричал: "Прости! Я не хотел!"
   Затем я почувствовала ужасную боль и запах. Запах горелого мяса.
   Вспомнив опять этот ужас, я стала задыхаться. Мне не хватало воздуха.
  И тут на меня вылился целый поток воды, намочив меня с ног до головы и превратив мою постель в болото. Но за мгновение до этого, я увидела этот поток мысленно. И это не я создала в мыслях этот образ.
   Я вскочила с кровати и посмотрела на брата. В его руках не было никакой посуды.
   - У тебя проявились силы? - округлила я глаза от удивления.
   - Ну, наконец-то, - на глазах брата появились слезы, - ты вернулась.
   Он обнял меня и затрясся, пытаясь проглотить слезы.
   - Дань, ты чего? - заволновалась я. - Что случилось? Откуда я вернулась? С практики?
   - Ага, - отпустил меня брат и улыбнулся сквозь слезы, - с практики.
   - Подожди, - попыталась я напрячь мозги у меня начала болеть голова, я схватилась за голову.
   - Марин! Марин! - закричал брат, - посмотри на меня. - Нужно срочно сходить за влалтарной водой. Отведи меня во Влалзал.
   Даня мысленно создал водяной шарик, как снежок и запустил им в меня. Я сделала тоже самое, но он поймал рукой мой шарик и подбросив его кверху, мысленно превратил в миллион мелких брызг.
   - Значит, у тебя проявились силы? - заулыбалась я и головная боль отступила.
   - Марин, ты вся мокрая. Переоденься и пойдем за водой. Покажешь мне, где это. Только не думай пока ни о чём, хорошо? Думай о том, что у меня проявилась сила и нам нужно во Влалзал.
   Я зашла в гардеробную и переоделась в сухую одежду.
   - Да, мам, - радостно говорил Даня в трубку телефона. - Она вернулась. Ну, все. Мы с ней за водой сейчас пойдем. Пока, - закончил он разговор, увидев меня.
   Я подвела брата к картине и открыла проход. Потом мы спустились с ним во Влалзал. Там никого не было в это время. Я показала брату и рассказала все, о чем сама знала. Я набрала влалтарной воды. Брат взял с полки еще один пустой кубок, которых во Влалзале было очень много, и тоже набрал в него воды.
   - Попей воды, - сказал он мне, - ты давно не пила.
   - Как давно? - удивилась я.
   - Ты помнишь, как поехала на практику? - спросил Даня, надеясь, что возле Влалтаря со мной ничего не должно случится. Это и в самом деле подействовало. Я молча стала вспоминать обо всем, что случилось. Вспомнила пожар, вспомнила из-за чего он случился. Вспомнила, как Никита спас меня. Вспомнила, как проснулась в больнице.
   - Какое сегодня число? - спросила я у брата, осознав, что какое-то время я упустила из своего сознания.
   - Второе августа, - ответил брат.
   - Сегодня тебе исполнилось восемнадцать! - воскликнула я.
   - Да, - улыбнулся он, а затем грустно добавил, - А свое двадцатилетие ты пропустила. Для владов это важная дата.
   - Это важная дата для владов, потому, что у них проявляется сила в этот день. А у нас с тобой, она проявилась в восемнадцать, - улыбнулась я, а потом серьезно добавила. - Проявление твоей силы было спровоцировано моей дееспособностью. Пойдем в квартиру, поговорим там.
   - С тобой все будет в порядке? - забеспокоился брат.
   - Да, не переживай. Я все вспомнила и сопоставила. Я полностью осознаю, что месяц жила, как во сне. У меня много вопросов к тебе, пойдем домой, поговорим, - потянула я брата к выходу.
   - Я позвонил маме, она уже едет с работы, - сообщил Даня, пока мы поднимались по лестнице в квартиру. - Сейчас столько слез будет.
   Мы вошли в кухню и сели за стол.
   - Дань, я вспомнила детство, - сообщила я брату. - Вспомнила, что со мной тогда произошло.
   В этот момент в квартиру вошла мама и со слезами на глазах, бросилась меня обнимать.
   - Мам, не плачь, - пыталась я ее успокоить. - Со мной все в порядке. Если не успокоишься, я тоже сейчас расплачусь.
   - Все-все, - попыталась она взять себя в руки.
   Даня налил в стакан влалтарной воды и подал маме. Мама выпила и успокоилась окончательно.
   - Мам, теперь все будет в порядке, - взяла я ее руку в свою. - Я все вспомнила: и то, что случилось месяц назад, и то, что случилось двенадцать лет назад. Я вспомнила детство. Ну может, не все моменты, но, думаю, людям свойственно что-то забывать. Я пока плохо помню этот месяц. Я была, как во сне. Сама я не спала, а мозг как будто спал.
   - Ты кушать хочешь? - поинтересовалась мама у меня.
   - Пока нет. Но, - я наклонилась к маме и прошептала ей на ушко, - У Даньки же сегодня день рождения. Нужно стол приготовить.
   - Точно, - вспомнила она. - Нам надо поехать в магазин.
   - А, мне еще надо постель просушить. Данька превратил мою кровать в болото, - как бы пожаловалась я маме.
   - Я услышал странные звуки из комнаты, смотрю, а она задыхается. Вот я и окатил ее водой, - оправдывался брат. - От этого она и пришла в себя.
   - Да? - удивлась мама. - Если бы я знала, что это поможет, я бы давно сама окатила ее водой.
   Мы все втроем рассмеялись. Но мама, украдкой смахнула слезы с глаз.
   - Пойду позвоню Ларисе, может присоединится к нам в магазине? - поднялась я из-за стола.
   - Марин, она уже была у нас сегодня И она еще не знает, что ты пришла в себя, - предупредил брат.
   - Вот и узнает, - улыбнулась я.
   - Твой телефон выключен. Я думаю, он разряжен, - предположил Данила.
   - Дай, я тогда с твоего позвоню, - попросила я.
   Даня протянул мне свой телефон.
   Я набрала номер подруги, и услышала ее взволнованный голос:
   - Да, Дань. Что случилось?
   - Это я, - ответила я.
   - Марина? - услышала я изумленный голос в трубке.
   - Да, я.
   - Дурочка, идиотина, гадина, - заплакала Лариса.
   - Я тоже тебя люблю, - не сдержала и я слез.
   - Ты дома? Я к тебе сейчас приду. Мы с Димкой к тебе сейчас придем, - всхлипнула она.
   - Хорошо. Приходите, - вытерла я слезы.
   Я вернула Дане телефон.
   - Мам, давай не поедем сейчас в магазин, а лучше в ресторан поедем. Там отметим Данькин день рождения? - предложила я. - Дань, ты согласен?
   - Ну, если ты оплатишь? Сейчас еще бабушке позвоню, пусть они тоже к нам присоединятся, - шутливо сказал брат.
   - Конечно, звони. Я все оплачу, не переживай, я хорошо зарабатывала. Надеюсь и в дальнейшем буду зарабатывать. Так что давайте устроим настоящий праздник, - заявила я. - Дань, только подарок я тебе позже подарю.
   - Ты мне уже сделала подарок, - улыбнулся брат. - Мы так сильно за тебя переживали, - он прочистил горло и продолжил, - И тут ты пришла в себя, прямо в день моего рождения. Ты даже свой пропустила, а на мой ожила. Спасибо тебе. Лучшего подарка мне и представить невозможно, - он поднял голову кверху и положил ладонь на глаза.
   Я подошла и обняла его. У мамы, глядя на нас, слезы потекли из глаз.
   В дверь позвонили. Я пошла открывать. Лариса обняла меня, едва перешагнув порог и заплакала. Я гладила ее по спине, пытаясь успокоить. Димка обнял нас обеих.
   Мы прошли в мою комнату. Увидев мокрую постель, Лариса спросила:
   - Что случилось?
   Данила рассказал. А мысленно он создал водяной смайлик.
   - Ты? - удивленно спросил его Димка.
   - Да, - ответил ему радостный Данила. - От этого она и пришла в себя.
   Я собрала мокрое постельное белье и сунула его в стиральную машинку.
   Позже, мы большой компанией собрались в ресторане. Весело отметили восемнадцатилетние Данилы и мое выздоровление. Домой вернулись поздно. Лариса решила остаться ночевать у меня. Переночевать мы решили в бабушкиной квартире, сославшись на то, что мой матрас еще мокрый. Я прихватила свой телефон, зарядное устройство и две пижамы, и мы с Ларисой поднялись в бабушкину квартиру.
   За этот день столько событий со мной произошло, но целый вечер меня что-то беспокоило, но я не могла понять что именно. Было такое чувство, что я что-то очень важное упустила. О чем-то важном забыла.
   Я поставила телефон на зарядку, затем, переодевшись в пижамы, мы с Ларисой, широко зевая, улеглись в постель.
   - Я тебе уже говорила, но ты тогда не осознавала, - сказала Лариса, - Димка сделал мне предложение.
   - Да, ладно? - обрадовалась я за подругу и порывисто обняла ее. - Когда на свадьбе погуляем?
   - В конце августа, - сообщила Лариса.
   - Значит, скоро ты станешь моей соседкой? Помнишь, ты мечтала жить в "ЧД"? Твоя мечта сбывается.
   - Ну, все мечтают жить в "ЧД", - пожала плечами Лариса, - Но я вышла бы за Димку, даже если бы он не был жителем "ЧД".
   Вскоре сон сморил меня и я как будто провалилась куда-то. Видимо бессонные ночи дали о себе знать. Я спала без сновидений, но даже втаком состоянии меня что-то тревожило. Я открыла глаза и села в кровати.
   Уже было утро. Лучи солнца пробивались сквозь шторы, освещая комнату. Я огляделась. Лариса крепко спала. Решив посмотреть, который час, я встала с кровати и взяла телефон, который всю ночь был на зарядке.
   Чтобы не разбудить подругу, я вышла из комнаты в гостиную. Устроившись на диване, я включила телефон. Мне посыпались сообщения о неотвеченных вызовах. Но все они были почти месячной давности. Я открыла журнал пропущенных вызовов. Их было очень много и почти все они были от абонента "ОН". "Никита!" - вспомнила я. У меня внутри все перевернулось и меня затрясло. Вот оно, то важное, что я упустила вчера. Как я могла забыть о нем? Он, наверно, очень сильно переживал за меня этот месяц, а я даже не позвонила ему вчера. Я взглянула на время. Было еще только пять утра. Я всё же решила ему позвонить. Дрожащими пальцами, я нажала на вызов. В ответ услышала, что абонент не отвечает или телефон выключен. Я набрала еще раз. В ответ то же самое. Подождав немного, пробовала еще несколько раз. Результат тот же. Тревога продолжала грызть мою душу. В голову стали лезть нехорошие мысли. "Почему вчера за весь вечер никто не вспомнил при мне о нем: ни Даня, ни Лариса, ни Димка, никто? Почему не напомнили мне о нем? С Никитой точно что-то случилось и они боялись меня расстроить", - сделала я вывод. Я поднялась с дивана и начала ходить по комнате, чтобы снять дрожь в теле. Тихо вернувшись в спальню, я прошла на балкон. Не задумываясь, что я практически раздета, на мне были короткие шелковые шортики и, в тон им, короткий топик, я полезла по лестнице на крышу. Вертолет стоял на месте. Я подошла к люку ведущему на балкон в квартиру Никиты. Открыв люк, я спустилась на балкон. С балкона я проникла в комнату Никиты. Парня в комнате не было. Над кроватью, где раньше висел плакат с его изображением, висела моя фотография во всю стену. На фото я была во весь рост на фоне водопада и радуги. Фотография была цветной, яркой. И я на ней хорошо получилась.
   Я вышла из спальни в гостиную и обошла всю квартиру. Никиты нигде не было. Посидев немного на кровати Никиты, я решила вернуться к себе. Спустившись на свой балкон, я тихонько вошла в комнату, чтобы не разбудить Ларису. Но ее не было в кровати. Я вышла в гостиную и увидела подругу, которая искала меня по всем комнатам.
   - Где ты была? - поинтересовалась она. - я проснулась, а тебя нет. Обошла всю квартиру, звала тебя...
   - Ларис, где Никита? - задала я волнующий меня вопрос.
   - Я не знаю, - ответила она, присев на диван. - И никто не знает. Даже его родные. Он исчез.
   - Что? - подкосились у меня ноги и я приземлилась в кресло. - Как? Куда? Когда?
   - Когда он узнал, что с тобой случилось, он винил себя. Все время повторял, что это его вина, что такое случилось с тобой. А потом просто исчез. Скоро должны продолжиться съемки, а Никита уехал куда-то и отключил телефон. Его отец подключил все свои связи, разыскивает его.
   - Ларис, я с ума сойду если с ним что-нибудь случилось, - заплакала я. - Как я буду жить без него?
   - Ты его так любишь? - изумилась Лариса.
   - Да. Я люблю его. Очень люблю.
   - Тихо. Не плач. Может с ним все в порядке, - попыталась она меня успокоить.
   - Какая я была дура, не позволяла к себе прикоснуться. Чувствовала себя виноватой перед Костровой. А она изменяла ему.
   - Откуда ты знаешь? - удивилась подруга.
   - Когда мы приехали в съемочный лагерь, я сразу отправилась в его павильон, потому что знала заранее, где он находится. Никита мне сообщил. Я передала ему кое-что от отца. Потом туда заявилась Кострова и бросилась к нему в объятия. Он отстранил ее и сказал, что расстается с ней, меня при этом держал за рукав, чтобы я не ушла. Тогда Лена сказала ему, что беременна. Он и высказал, что от него она не может быть беременна, значит изменила ему.
   - Подожди? Почему Кострова не может быть беременна от Огнева. Он что, бесплоден? - поинтересовалась Лариса.
   - Нет. Не в том дело. Какие у тебя сейчас отношения с Димкой? Ты спишь с ним? - спросила я напрямую.
   - Пока нет, но Димка тоже меня убеждает, что я не залечу, но я все же боюсь.
   - Можешь не бояться. Пока вы не поженитесь, ты не забеременеешь. А вот после свадьбы можешь. Скажу только одно, что это еще одна тайна "ЧД". А Кострова этого не знала. И Никита сказал ей чтоб она теперь даже близко к нему не подходила и даже не разговаривала с ним.
   - Вот стерва! Решила любым способом попасть в "ЧД", а говорила, что Никиту любит, - возмутилась Лариса. - А дальше что было?
   Я рассказала подруге дальнейшие события, упустив лишь одну деталь. Я не сказала, что видела, как Кострова специально сбросила со стола зажженную керосиновую лампу. Сказала, что не знаю из-за чего начался пожар. Рассказала, как Никита спас меня и потом я потеряла сознание.
   - Но почему Никита винит себя в том, что с тобой произошло? - задала Волнова вопрос.
   - Уже восьмой час, как думаешь, это не будет неудобным, если я позвоню в такой час Огневым? - спросила я у подруги, не отвечая на ее вопрос.
   - Попробуй, - пожала плечами Лариса.
   - Ярослав Львович, здравствуйте, - осмелилась позвонить я.
   - Марина? - услышала я изумление в голосе Огнева-старшего. - С тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?
   - Со мной все в порядке. Где Никита? Вы нашли его? - взволнованно спросила я.
   - Я знаю где он. Но Никита не идет на контакт. Может ты сможешь до него достучаться? Я знаю, что мой сын любит тебя. Я видел твою фотографию на стене в его комнате, - признался он.
   - Скажите мне, где он?
   - Он в Питере. Поселился в Отеле и никому не открывает. Я хотел попросить администрацию отеля, чтобы они открыли дверь запасным ключом, но он пригрозил, что уедет в другое место, и я опять буду его искать.
   - Я поеду к нему, - твердо сказала я. - прямо сейчас.
   - Спаси моего мальчика, - заплакала в трубку мать Никиты, видимо вырвав телефон у мужа. - Он ни в чем не виноват.
   - Я знаю, - заплакала я тоже.
   - Успокойся, - услышала я отдаленный голос Ярослава Львовича, а затем он заговорил в трубку, - Марин, тогда собирайся и спускайся в паркинг через час. Я буду ждать тебя там.
   - Я буду готова через тридцать минут.
   - Хорошо. До встречи.
   Я объяснила ситуацию Ларисе. Мы собрались с ней, потом спустились в нашу квартиру. Там мы позавтракали с моей мамой, которая собиралась на работу.
   - Мам, мне нужно съездить по делам. Сама понимаешь, дел накопилось много. Не переживай, со мной все в порядке. Я на связи, - показала я телефон.
   Мама осталась на кухне, чтобы приготовить завтрак Даниле. Я взяла кубок с влалтарной водой оставшейся со вчерашнего дня, незаметно от мамы, чтобы не было лишних вопросов и мы с Ларисой вышли из квартиры. Подруга позвонила Димке и он сказал ей, подняться к нему. У них дома она уже была своей.
   Огнев уже ждал меня в паркинге. Мы поехали с ним на аэродром. Первый раз я летела на этом самолете, чтобы спасти своего брата. А теперь собиралась лететь, чтобы спасти сына МЭРа.
   - Я слышал, что ты плохо переносишь полеты, - беспокоясь за меня, сказал Ярослав Львович.
   - Все нормально. Я выдержу, - заверила я его. - На всякий случай взяла с собой влалтарную воду.
   - Вот вода для Никиты, - передал он свой кубок. - Первым делом заставь его выпить этой воды. Он уже почти месяц ее не пил. Я позвоню в отель, чтобы тебе открыли его номер. Сам он никому не открывает.
   - Я все поняла. Думаю, все будет хорошо, - я пошла к трапу самолета, но на полпути повернулась к Огневу, - Забыла вам сказать. Думаю это важно. Вчера Данилу исполнилось восемнадцать. У него вчера проявились силы и я водила его во Влалзал.
   - Да? - удивился Глава дома. - Конечно это очень важно. Я встречусь сегодня с ним и поговорю.
   - Хорошо. До свидания, - я продолжила путь к самолету.
   В полете мне пару раз становилось не по себе, глоток влалтарной воды моментально снимал недомогание. Я благополучно долетела до Питера. Там, поймав такси, добралась до нужного отеля.
   Работники отеля были в курсе о необычном поведении звездного постояльца и предупреждены о моем приезде. Мне открыли дверь, так как на стук и на зов никто не отвечал. Я заказала обед на двоих в номер и вошла.
   Никита лежал на кровати. Он не смотре, кто вошел и резко сказал:
   - Я же предупреждал, чтобы меня не беспокоили!
   - Да? Не слышала такого, - спокойно сказала я.
   Он резко сел в кровати, услышав мой голос.
   - Ты? - прошептал он. - Зачем ты приехала? Уходи.
   - Почему? Ты не хочешь меня видеть?
   - Нет. Не так. Я виноват перед тобой. Виноват в том, что случилось с тобой, - он отводил свой взгляд.
   - Разве со мной что-то не так? Ты не хочешь смотреть на меня, я разве плохо выгляжу?
   - Ты прекрасно выглядишь, - взглянул он на меня.
   - А вот о тебе такого не скажешь, - вздохнула я, глядя на его изможденное лицо, обросшее щетиной. Щеки впали, глаза потускнели.
   - Для начала вот, выпей, - протянула я ему кубок.
   Никита не шолохнулся.
   - Ты изводишь себя, считая виноватым? Ты ни в чем не виноват, я все вспомнила. Ты меня не поджигал. Я сама бросилась в огонь. Это был насчастный случай. Но, вспоминая, какой я была и сколько неприятностей тебе устраивала, я бы на твоем месте точно подожгла бы меня. Удивляюсь, как ты все терпел? Это я была проблемной, а не ты. И если ты сейчас не выпьешь эту воду и будешь дальше себя изводить, то я начну вести себя также, винить себя в том, что принесла тебе столько неприятностей и довела до такого состояния. Давай будем вместе себя изводить и вместе умрем. Подвигайся, я рядом лягу. Будем вместе лежать, смотреть в потолок, думать о том, какие мы плохие. Не будем ни есть ни пить и умрем вместе. Здорово? Или всё же будет здорово, если мы проживем с тобой счастливую жизнь, не заставляя волноваться любящих нас людей?
   Никита смотрел на меня не отрывая взгляда. На его лице появилось подобие улыбки и он проговорил тихим, немного хриплым голосом:
   - Я так соскучился по тебе. Соскучился по твоему голосу.
   - Выпей, - протянула я ему кубок.
   Никита взял кубок и стал медленно пить из него. На лице его появился румянец. Глаза заблестели.
   Привезли заказанный мной обед в номер.
   - А теперь давай покушаем, - предложила я Никите. - Я жутко проголодалась, пока добиралась к тебе.
   - От Чудесного до Питера я летела на самолете, - сообщила я.
   - Но ты ведь плохо переносишь полеты.
   - А что делать? Мне было немного нехорошо, но у меня с собой влалтарная вода. Она сразу снимает недомогание.
   Никита притянул меня к себе и обнял.
   - Ну и воняет от тебя. Сколько ты не мылся? - я попыталась выбраться из его объятий.
   Никита усмехнулся и отпустил меня.
   - Я сейчас, - он прошел в ванную. Послышался шум воды. Я решила немного подшутить над ним и мысленно создала поток ледяной воды.
   Никита вскрикнул, и тут же в моей голове появились огненные буквы: "Прекрати!" А следом еще одно послание: " Может, присоединишься?"
  "Что? От меня тоже воняет?" - создала я водяной ответ. "Нет. Просто спинку мне потрёшь", - загорелись огненные буквы. "Хочешь еще ледяной душ?" - создала я сообщение. "Нет-нет. Я уже пришел в себя", - огненный ответ не заставил себя ждать.
   Никита вышел из ванной чистый, побритый в белом махровом банном халате. От него теперь исходил приятный запах парфюма.
   - У меня нет сменной одежды, - сообщил он, присаживаясь за стол, на который я выставила наш обед.
   - Я схожу куплю тебе все, - предложила я.
   - Нет-нет. Не уходи, - взял он меня за руку. - Я попрошу кого-нибудь.
   Он позвонил по внутреннему телефону отеля и попросил, чтобы в номер пришел кто-нибудь из обслуживающего персонала. Пришел менеджер отеля. Никита изложил ему свою просьбу, наградив щедрыми чаевыми.
   Пока мы обедали, заказ Никиты доставили в номер.
   - Расскажи, почему тебя в доме все боятся? - поинтересовалась я.
   - Был такой период в моей жизни, в детстве, когда я был неуправляемым, - признался парень.
   - Да, ладно. Ты был очень положительным мальчиком, - не согласилась я. - Это я была оторвой.
   - У меня неожиданно проявились силы и я не умел еще ими управлять. Я не контролировал свои мысли и мог этим причинить вред окружающим. А тогда, когда это случилось с тобой я очень испугался и чувствовал себя виноватым. Но все вокруг говорили, что я не виноват, что ты получила то, что заслужила. И тогда я разозлился на всех и пытался доказать, что это я плохой. Я пытался многих поджарить. Взрослые влады не знали, как себя вести со мной. Они могли как-то защититься от меня, но при этом должны были применить свою силу против меня. Но я был ребенком и они боялись причинить мне вред. Но больше всего они боялись за детей, боясь, что я причиню им вред, как тебе, так как у детей нет силы, чтобы противостоять мне. Тогда отец запер меня дома в комнате. Я попытался подпалить дом, но все в нашей квартире огнеупорное. Можно даже на кровати костер разводить, там даже следа от него не останется. Думая, что ты не выживешь, я решил поджечь себя. Но это тоже бесполезно. Я немного успокоился, когда отец сообщил, что с тобой все в порядке, и я своими глазами видел в тот день, когда вы покидали "Чудесный дом", что физически ты здорова. Но я не знал тогда о твоей психологической травме.
   - А что потом?
   - Я пообещал отцу, что не буду никого поджигать. После заточения я возненавидел свою комнату и, фактически переселился к бабушке с дедушкой. Там я обнаружил лестницу на крышу и узнал о вертолете. Увлекся пилотированием. Еще меня пригласили в фильме сняться. Мне это тоже понравилось. Отец поддерживал меня во всех моих желаниях, лишь бы я не поджигал никого и отвлекся от мыслей о своей вине. Я даже друзей себе не заводил. С друзьями обычно делятся сокровенным. А я этого не хотел. И, когда познакомился с Даном, я был счастлив, что у меня теперь есть друг.
   - Ты пропустил день рождения друга, - сообщила я ему.
   - Точно. Вчера же был?
   - Да. Вчера ему исполнилось восемнадцать, - подтвердила я. - Вчера он окатил меня водой. У него проявились силы.
   - Правда? - изумился Никита. - Парень стал совершеннолетним в восемнадцать. Вполне взрослый. Пора его с девочками познакомить.
   - Эй! - возмутилась я. - Ему ще рано.
   - Не рано. Нормально, - возразил парень.
   - А ты знаешь, что Лариса с Димкой женятся в этом месяце? - сообщила я новость.
   - Как? - удивился Никита и добавил. - Как они могли вперед нас с тобой? Но с другой стороны хорошо, что Камнев женится. Я переживал, что он до сих пор любит тебя. Влады обычно однолюбы. Влюбляются один раз и на всю жизнь. Я вижу, как папа сильно любит маму и он никогда ей не изменял.
   - Хочешь сказать, твой папа однолюб? - усмехнулась я.
   - А ты что-то знаешь про моего отца? Что-то, чего я не знаю? - подозрительно посмотрел на меня Никита. - Он изменял маме?
   - Насчет этого я не в курсе. Я знаю одну историю из их молодости. Она касается наших с тобой родителей.
   - Ну-ка, ну-ка. Что за история?
   - Когда-то, когда наши родители были примерно в нашем возрасте, - решила я поделиться историей с Никитой, - два влада влюбились в одну обычную девушку. Один был огненно горячим, второй был бурным, как шторм. Девушка выбрала бурного, как шторм парня. А огненного парня в то время очень любила симпатичная девушка-влад, стремительная, как ветер. Парень-огонь, назло девушке, которая им пренебрегла, стал встречаться с девушкой-ветром. И вскоре она забеременела. Вот так на свет появился ты. А мои родители поженились позже, когда окончили университет.
   - Значит, я был зачат до того, как мои родители испили из брачного кубка? - задумался Никита. - Возможно из-за этого я не такой, как другие влады. Силы проявились в детстве, да и есть еще кое-что?
   - Что еще? - заинтересовалась я.
   - Потом скажу, - Никита притянул меня к себе и начал целовать.
   Я попыталась отстраниться от него, сказав при этом:
   - Нам пора возвращаться. Ты собирайся, а я пойду первой. Нам с тобой опасно оставаться вместе в номере отеля, а то может появиться на свет еще один неуправляемый огневушка.
   Никита рассмеялся и отпустил меня.
   - Давай вернемся на поезде, - предложил парень.
   - Нет. Это долго, - не согласилась я. - Я не призналась маме, куда уехала. Она будет волноваться. Тем более, что я только вчера пришла в себя, после того, как Даня окатил меня водой, превратив мою кровать в болото.
   - Ты только вчера пришла в себя, а сегодня помчалась меня спасать? - удивленно спросил Никита.
   - Я вчера не вспомнила о тебе, прости. Было столько событий. В голове не все сразу стало на свои места. На меня сразу столько обрушилось: день рождения брата, проявления его силы, новость о Ларисиной свадьбе. Лариса осталась ночевать у меня, но так как моя кровать мокрая, мы ночевали в бабушкиной квартире. Но я проснулась в пять утра и сразу вспомнила о тебе. Звонила, звонила, ты недоступен. Я, прямо в пижаме пошла через крышу тебя искать. В квартире тебя тоже не обнаружила. Зато увидела, что ты сменил плакат над своей кроватью.
   - Значит, ты разгуливала сегодня утром по моей квартире, да еще и в одной пижаме. Я больше всего сожалею, что пропустил такое зрелище, - Никита похлопал указательным пальцем по своим губам.
   - И тебя не возмущает несанкционированное проникновение в твою квартиру? - поинтересовалась я.
   - Тебе можно. Можешь приходить, когда хочешь, - разрешил он. - Можешь даже спать в моей постели.
   - Спасибо, но меня своя постель устраивает, - отклонила я его предложение. - Я буду ждать тебя внизу, - я быстро покинула номер.
   К ужину я уже была дома.
   Жизнь вошла в привычное русло. Я, как и планировала ранее, перебралась жить в бабушкину квартиру. Мама сначала не хотела, чтобы я жила там одна, но вспомнила свое обещание, что разрешит мне там жить, когда мне исполнится двадцать. Лариса иногда оставалась ночевать у меня, но чаще она ночевала у Димки.
   Никита вернулся на съемки, которые возобновились после устранения последствий пожара. Настоящую причину пожара не выявили и решили, что что-то с проводкой произошло, так как провода иногда плавились от большой нагрузки.
   Отчет по практике мне закрыли, и хотели выплатить компенсацию за то, что я пострадала на месте работы, но я отказалась. Отчета для меня было достаточно. Остальным студентам тоже поставили оценку по практике, чему все были очень рады, кроме Костровой, потому что у нее не было причины остаться в съемочном лагере. Она не могла смириться с тем, что не просто потеряла Никиту, а даже потеряла возможность общаться с ним. Лена не могла поверить в то, что Огнев к ней равнодушен и считала, что я являюсь препятствием для ее воссоединения с любимым.
   Кострова начала забрасывать меня звонками и сообщениями, прикидываясь подружкой. Она часто спрашивала, как я себя чувствую после пожара. И особенно ее интересовало, что я помню о том дне. Все это она писала мне в сообщениях, потому что звонки ее я сбрасывала. На сообщения я тоже не отвечала, оставляя ее в неведении о том, что я помню, а что нет. Кострова надеялась, что я забыла о причине пожара, потому что думала, что в противном случае я уже сообщила бы о ее поступке и ей пришлось бы отбывать срок на нарах. Она на моем месте скорее всего так и поступила бы. А я молчала именно потому, что не хотела ей такой участи. Она нехороший человек, считала я, но у меня не было к ней ненависти, даже после такого поступка. Единственное только, что я хотела, это чтобы она оставила меня в покое. Я не хотела с ней общаться и, как могла игнорировала ее.
   Весь месяц я была занята тем, что помогала Ларисе с подготовкой к свадьбе. Мы носились по городу то в свадебные салоны, выбирая платье, туфли и все остальное, то искали подходящий банкетный зал. Даже за город съездили в поисках "Поляны невест", для проведения там части торжества. Кроме этого, нужно было купить разные свадебные украшения, заказать торт, подготовить сценарий, так как я была подружкой невесты.
   Вечером я добиралась до постели, уставшая от беготни за целый день. Никита звонил мне перед сном. У нас даже не получалось подолгу разговаривать, потому что он тоже уставал на съемках. В основном я рассказывала, как мы с Ларисой мотались по городу. Часто нас с подругой сопровождал Сергей, ее брат, особенно, когда Димка был занят и не мог поехать с нами. Сергей помогал нам носить покупки. При этом он не забывал оказывать мне знаки внимания. Я рассказывала все Никите. Огнев ревновал и злился, отчего наши вечерние разговоры часто закачивались ссорой.
   - Я не понимаю, почему ты злишься на меня, - высказывала я парню. - Я перед тобой ни в чем не виновата. Я рассказываю тебе все как есть, а могла бы и не рассказывать. Меня злит твое недоверие ко мне. Тебя любят миллион девушек. Мне, может, тоже начать ревновать?
   С такими словами я часто отключалась. Он перезванивал и извинялся. Но я видела, что в душе он не мог смириться с существованием рядом со мной Сергея Волнова.
   Сергей же, в свою очередь, всегда был очень обходителен и нежен со мной. С ним было очень весело. Любую проблему он превращал в шутку. Однажды, в ювелирном магазине, где Димка с Ларисой целый час выбирали кольца и другие украшения, Сергей подвел меня к зеркалу и стал примерять на меня очень дорогие колье и подвески. Поглядывая на ценники, больше напоминавшие номера телефонов, он кривился и говорил:
   - Это моей девушке совершенно не подходит, - и причмокивал языком.
   Продавец-консультант подавала ему следующее украшение. Ситуация повторялась. Я смеялась, понимая, что он дурачится.
   В этот момент в салон вошла Лена Кострова. Она услышала, как Сергей называл меня своей девушкой и подошла к нам.
   - Привет, Марин, - улыбаясь, поздоровалась она . - Это твой новый парень?
   - Это мой брат, - ответила за меня Лариса, подойдя к нам.
   - Ясно, - усмехнулась Кострова. - Украшения покупаете?
   - Да, покупаем, - кивнула Лариса. - Кольца и колье к свадьбе выбираем.
   - К свадьбе? Быстро все у вас происходит, - удивленно сказала Лена.
   - Да, мы Волновы, резину тянуть не любим, - подтвердил Сергей, продолжая шутить. - Если нам кто-то понравился, - он взял мою руку и положил себе под руку, - мы за него и в ЗАГС.
   Я убрала свою руку из его руки.
   - Ну, пойдем? - подошел к нам Димка с оплаченными покупками.
   Мы попрощались с Костровой и вышли из ювелирного магазина.
   Вечером, я, как обычно, поделилась событиями с Никитой.
   - Почему ты мне не позволяла прикоснуться к тебе, а Ларисиному брату разрешаешь? - обиделся Никита.
   - Никит, я больше не буду тебе ничего рассказывать, - вздохнула я. - Из-за твоей ревности мне все сложнее и сложнее с тобой общаться. А вот с Сережей мне очень легко и весело.
   - С Сережей? Ты так ласково его называешь? - завелся Огнев. - Если ты не прекратишь с ним так близко общаться, я сделаю ему больно.
   - Ты серьезно? Тогда, я думаю, что мне с тобой нужно прекратить всякое общение, - зло ответила я и сбросила вызов.
   Никита мне не перезвонил. Не позвонил он мне и на следующий день. Такое было впервые с тех пор, как мы начали с ним встречаться.
   А на следующий день меня начали забрасывать сообщениями и звонками наши одногруппники с поздравлениями со свадьбой. Я сначала отвечала им, что это ошибка, что я не выхожу замуж. Но, уже позно вечером, очередной поздравляющий меня, сообщил, что эту новость выложили на сайте нашего университета. И там даже есть моя фотография, на которой я со своим женихом. Сидя на кровати, я включила ноутбук перед собой и зашла на сайт нашего университета. Я аж задохнулась, увидев в графе "Знаменательные события из жизни студентов" статью о себе и прикрепленную к ней фотографию, на которой мы с Сергеем Волновым сфотографированы. На фото я весело смеялась, а Сергей тянулся ко мне губами, как бы намереваясь поцеловать. Автор статьи был мне неизвестен.
   - Лариса, у меня шок, - позвонила я подруге. - Зайди на сайт нашего универа.
   - Что это? - удивленно спроила подруга у меня через минуту.
   - Вот и я о том же. Меня забросали поздравлениями за сегодня, - сообщила я. - И только что сообщили, откуда взяли эту новость.
   - Автор статьи какой-то непонятный. Ты знаешь кто это? - поинтересовалась подруга.
   - Нет. Не знаю. Как вообще можно выкладывать на сайте неподтвержденные новости? - возмутилась я. - А сейчас поздно туда звонить, чтобы напечатали опровержение. Уже почти ночь.
   - Марин, фото сделано в ювелирном салоне. Там тогда Кострова была. Значит это она сделала, - предположила Лариса.
   - Точно! - воскликнула я. - Наверно намерилась рассорить нас с Никитой.
   - Но, думаю, Никита на такое не поведется? - поинтересовалась подруга.
   - Даже не знаю, - вздохнула я. - Вообще-то мы с ним поссорились.
   - Из-за чего? Он эту статью увидел?
   - Я не знаю, видел он эту статью или нет, но он очень сильно ревнует меня к твоему брату.
   - Понятно. Хочешь, я скажу Димке, чтобы он позвонил Никите и все ему объяснил?
   - Нет, - отказалась я. - Это будет звучать, как оправдание. А я не собираюсь оправдываться. Я ничего плохого не совершила. Меня вообще злит то, что он меня так глупо ревнует. Значит он не доверяет мне. А меня такое положение дел не устраивает. Я же ему доверяю.
   - Я стал слишком жадным, - вошел с балкона в мою комнату Никита.
   Я уронила телефон на кровать от неожиданности. Лариса что-то говорила в трубку, но я застыла как статуя, изумленно глядя на позднего гостя, и не слышала ее.
   - Алло? Алло? - слышалось из трубки. Затем пошли короткие гудки и телефон отключился.
   - Раньше я был рад, когда удостаивался улыбки от тебя или просто хорошего отношения ко мне, - присел парень на корточки возле моей кровати. - А теперь готов запереть тебя как принцессу в высокой башне, чтобы доступ туда был только у меня. Я жадничаю тем, что ты улыбаешься другим парням, - Никита показал на фото в ноутбуке. - Я доверяю тебе. Прости меня. Я постараюсь сдерживать свою жадность.
   Я сползла с кровати на пол и обняла Никиту. Он сел на пол, прислонившись спиной к кровати и вытянул ноги. Меня Никита посадил к себе на колени и, крепко обняв, начал целовать. Я обняла его за шею и пальцами зарылась в его волосах. Рука Никиты поползла мне под кофточку на спине.
   Зазвонил мой телефон, прервав наш поцелуй. Никита грустно вздохнул.
   - Алло? - ответила я на звонок, пытаясь восстановить дыхание.
   - Что у тебя там случилось? - взволнованно спросила Лариса. Мы с Димкой поднимаемся к тебе.
   - Да, хорошо. Иду дверь открывать, - я попыталась встать с колен Никиты, а он удерживал меня. - Пусти, - сказала я.
   - Что? - не поняла Лариса.
   - Это не тебе, - ответила я подруге. - Никита у меня.
   - Мы вам помешали?
   - Нет, конечно. Прекрати, - вырвалась я, наконец, из объятий парня.
   Я отключила телефон и направилась к входной двери.
   - Я так хотел с тобой наедине побыть, - шел за мной в прихожую Никита.
   Я открыла дверь в тот момент, когда лифт остановился на уровне моей квартиры и Лариса с Димкой вышли из него. Они шли по мостику от лифта, а Никита, подойдя ко мне, обнял меня сзади.
   - Так вот в чем дело? - притормозила подруга у моей двери.
   - Мы вам помешали? - поинтересовался Димка.
   "Да! Да! Да!" - появилась мысленная картинка из огненных букв.
   Я стукнула Никиту локтем в бок. Он охнул, отпустив меня. Я, схватив Ларису за руку, затянула ее в квартиру. Димка засмеялся и шагнул следом за подругой.
   Мы прошли в кухню и я включила чайник. Обсуждая последние новости, мы с Ларисой стали делать бутерброды. Никтита, не дожидаясь чая стал уплетать бутерброд.
   - Ты голоден? - поинтересовалась я.
   - Я, как только приехал, сразу к тебе, - сообщил парень. - Да у меня там холодильник, наверное, пустой. Я не сообщал маме, когда приеду.
   - Они даже не знают, что ты уже вернулся? - удивленно спросила я.
   - Пока нет, - прожевав бутерброд, сообщил парень и потянулся за следующим.
   - У меня есть тушеные овощи и жареная курица, подогреть? - предложила я ему.
   - Угу, - ничуть не стесняясь, ответил парень.
   - А вы будете? - предложила я то же самое Ларисе с Димкой, но они отказались.
   - Позвони родителям, - сказала я Никите, пока ставила в микроволновку ужин для него.
   - Утром, - ответил он. - Они уже спят, наверное.
   - Никит, а ты видел новости на сайте универа? - поинтересовалась Лариса. - Знаешь, что Марина замуж за моего брата выходит?
   - Э! Ты хочешь брата лишиться? - полушутя нахмурил брови Никита. - Я ее никому не отдам, - он дернул меня за руку в тот момент, когда я поставила тарелку с ужином перед ним и отходила от стола. Я упала к нему на колени Никита потянулся ко мне губами.
   - Кушай, а то остынет, - положила я указательный палец на его губы.
   "Я руками подогрею" - появилось в голове огненное сообщение.
   - Какие нежности, - улыбнулся Димка и обнял Ларису.
   - Так, - поднялась я с колен Никиты, - Лариса остается сегодня ночевать у меня, - заявила я.
   - А я? - в один голос спросили парни.
   - А вы вернетесь в свои квартиры, - пожала я плечами. - Так что кушайте и до свидания.
   - Ты нас выпроваживаешь? - удивленно спросил Димка. - Я забираю Ларису домой, - он, по-хозяйски, взял подругу за руку.
   - Нет, - подошла я к ним и отцепила его руку от руки Ларисы. - Завтра последний предсвадебный день. Жених не должен видеть невесту до свадьбы.
   - Да? Тогда мы завтра устроим мальчишник, - сообщил Димка. - Пойдем с Никитой в город и гульнем там всю ночь.
   - Да? Тогда мы с Мариной устроим девичник у меня дома на всю ночь, - заявила Лариса в таком же тоне.
   - Нет! - воскликнул Никита. - Только не у Ларисы дома! И, вообще, не я же женюсь, почему я должен страдать? Почему я не могу видеть Марину, до свадьбы Ларисы? - он умоляюще посмотрел на меня. - Ну, позволь мне остаться сегодня у тебя. Я так соскучился. Это они все время были вместе, - Никита махнул на Димку рукой, - один день могут и в разлуке побыть. А я больше не могу без тебя. М?
   - Кушай, уже, - кивнула я подбородком на тарелку. Никита принялся за еду, а я, Лариса и Димка стали пить чай.
   - Мы предполагаем, что это Кострова постаралась со статьей про свадьбу Марины, - вернулась к обсуждению последней новости Лариса. - Фото сделано в ювелирном салоне, когда мы с Димкой кольца покупали, а мой брат дурачился, примеряя на Марину самые дорогие колье. Тогда там Кострова появилась. Серега тогда при ней пошутил про ЗАГС. Но когда она успела вас сфоткать? Я уверена, что это была цель рассорить вас.
   - Цель Костровой не достигнута. Я верю Марине, хоть мне и неприятно видеть подобные фото, - Никита посмотрел на меня.
   - Я позвоню завтра, чтобы статью удалили, - сообщила я и, взглянув на Никиту, добавила, - но не из-за тебя. У меня телефон раскалился от поздравлений. Мне надоело отвечать, что это неправда.
   - Тогда давай сделаем так, чтобы это было правдой, - вдруг заявил Никита, взяв меня за руку. - Статью оставим, а фото поменяем на наше с тобой.
   - Это что? Это сейчас предложение прозвучало? - переглянулись Лариса с Димкой.
   - Ну, можно и так сказать, - застеснялся Никита, - Прости, что без кольца и цветов. Ты, выйдешь за меня?
   Лариса взвизгнула и закрыла рот руками.
   - Я приму это за шутку, - вытащила я свою руку из руки Никиты и встала из-за стола. - Я понимаю, что ты сказал это сейчас спонтанно. Я сомневаюсь, что ты в самом деле сейчас готов к семейной жизни.
   - А если я не шучу? - встал и Никита из-за стола.
   - Если? - переспросила я. - Тогда, я не принимаю твое предложение сейчас.
   - Ты отказываешь ему? - улыбнулся Димка.
   - Почему? - расстроенно спросил Никита.
   - Никит, присядь, - попросила я и сама присела рядом. - Ты только вернулся со съемок. Ты еще даже родителей своих не видел. Мы с тобой толком еще даже и не встречались. Мы общались до сих пор в основном по телефону. Наши родители еще даже не знают, что мы встречаемся.
   - Мои родители знают, о моих чувствах к тебе, - попытался вставить слово Никита.
   - Ты им говорил? - не согласилась я. - Даже я не знаю о твоих чувствах. Ты мне не говорил.
   - Кажется, мы здесь лишние, - поднялся из-за стола Димка. - Вам нужно поговорить, мы пойдем.
   - Нет. Не уходите, - остановила я их. - Мы выйдем на балкон, а вы останьтесь. Ларис, пожалуйста, останься сегодня у меня на ночь, - попросила я подругу.
   - Ну, ладно, - согласилась Лариса. - Идите, поговорите, а я пока здесь со стола уберу.
   Мы с Никитой вышли на балкон, а там решили подняться на крышу.
   На улице стояла теплая летняя ночь. Над головой, как бархатное одеяло, раскинулось августовское небо с миллионами светящихся точек, сливающихся в Млечный Путь. Я присела на крышу, оперевшись сзади на руки и засмотрелась на звезды. Никита примостился рядом. Мы молчали, оба глядя на звездное небо.
   - О! Звезда упала, - показала я пальцем вверх и посмотрела на парня.
   - Загадала желание? - поинтересовался он.
   - Нет. Не успела, - разочарованно вздохнула я.
   - О чем бы ты хотела загадать? Скажи. Я исполню. Я же звезда, - улыбнулся парень.
   - Желания принято загадывать, когда звезда падает и гаснет, - вздохнула я. - А я не хочу, чтобы ты упал и погас ради моего желания. Я хочу чтобы ты очень долго оставался на вершине и ярко светил.
   - Я буду долго оставаться на вершине и светить, - взял мое лицо в руки Никита и повернул к себе. - И буду исполнять все твои желания, не падая, потому что я люблю тебя. Очень люблю, - прошептал он и начал целовать в губы.
   От признания и от поцелуя, который становился все более страстным, мое сердце готово было выскочить из груди. Дыхания не хватало и голова закружилась. Я перестала осознавать реальность. Мое тело перестало мне подчиняться. Я его не ощущала. Я как будто парила на облаках. Это было так приятно, что хотелось плыть и плыть на этих облаках в неизведанную мною страну. Я не могла остановиться. Я не знала, как остановиться. И не хотела останавливаться. Видимо, здесь еще и моя безудержная страсть к приключениям, страсть к познаванию новых горизонтов, давала о себе знать.
   - Что ты со мной делаешь? - прошептал Никита.
   Я стала медленно приходить в себя. Мои мысли и чувства возвращались из далекой страны в мое тело. Теперь я осознавала, что лежу на крыше нашего дома без кофточки и без бюстгальтера, а Никита целует и гладит мою грудь. Мне было очень приятно, что я опять чуть не уплыла в неизведанные дали, но через силу взяла себя в руки и отстранила парня от себя. Он посмотрел на меня глазами, наполненными страстью, а потом закрыл их и прижался лбом к моему лбу. Наше дыхание постепенно восстанавливалось.
   - Когда ты меня раздел? - я оттолкнула Никиту от себя и села, прикрыв груди руками.
   - Можешь не прикрываться, я уже все видел, - хитро улыбнулся Огнев и попытался отнять мои руки от груди.
   Я оттолкнула его руки и заметив свою кофточку, схватила ее и быстро натянула на себя. Бюстгальтера я не увидела и стала оглядываться по сторонам.
   - Это ищешь? - вытащил он мой бюстгальтер из под своей футболки, которая лежала рядом с ним.
   - Отдай, - я попыталась выхватить у него свою вещь, но он отдернул руку в сторону и упал на крышу, увлекая меня за собой. Я упала ему на грудь и он потянулся ко мне, чтобы поцеловать.
   - Ведешь себя, как ребенок, - попыталась я подняться с его груди.
   - Да? - изумленно и шутливо одновременно спросил Никита, не давая мне встать. - Разве дети таким занимаются?
   - Отпусти меня, - попыталась я опять вырваться. - Ты раздел меня, уложил на грязную крышу. И сам сейчас раздетый на грязной крыше лежишь.
   - Ты за меня переживаешь? - улыбался парень. - Может пойдем помоемся вместе? Можем пойти ко мне. У тебя же гости.
   - Я могу тебе душ прямо здесь устроить. Холодный. Чтобы ты пришел в себя, наконец, - я резко села, вырвавшись из его объятий. - Мы же пришли сюда поговорить, - напомнила я.
   - Да, - сделал Никита серьезное лицо и сел рядом со мной. - Я хочу принимать душ вместе с тобой, хочу спать с тобой, хочу жить с тобой. Почему ты отказываешься выходить за меня замуж?
   - Я не отказываюсь, - замялась я. - Просто не принимаю такое твое предложение.
   - Значит, ты согласна? - улыбнулся парень.
   - Я тебе сказала, что не принимаю такое твое предложение, - я встала на ноги.
   - А какое предложение ты хочешь? - поинтересовался парень и, поднявшись на ноги, он сунул мой бюстгальтер в задний карман своих спортивных штанов и стал натягивать футболку.
   Я подошла к нему и, делая вид, что обнимаю, быстро вытащила из его заднего кармана бюстгальтер и отскочила, при этом, не рассчитав расстояние, оказалась на самом краю крыши и потеряв равновесие начала падать. Но тут в моей голове появилась картинка воздушного вихря, и поток воздуха толкнул меня назад, на крышу.
   - Кто это? - ошеломленно спросила я и стала вглядываться в темноту, окружавшую нас. Очертания куполов на крыше и край крыши были видны настолько, насколько хватало света от далеких звезд ночного неба. Страх от того, что я чуть не свалилась с крыши и от того, что за нами, возможно, кто-то с силой воздушной стихии наблюдал и спас, при этом, мою жизнь, сжал мое сердце в тиски, перехватив дыхание.
   - Дыши, - обнял меня Никита и, успокаивающе, погладил по спине.
   - Кто это был? - переспросила я.
   - Это был я, - тихо ответил Никита.
   - Ты? - удивленно уставилась я на парня.
   - Я обнаружил эту свою способность случайно, когда учился в школе пилотов. Я никогда и никому не показывал и не рассказывал, что владею еще и стихией воздуха. Даже моя семья об этом не знает. Но тебе я собирался об этом рассказать, но позже и не здесь, а подальше от "ЧД", - поделился своим секретом Никита. - Я не понимал, почему владею двумя силами, а ты мне дала подсказку.
   - Я? Когда? - удивилась я очередной новости.
   - Да. Ты. Ты рассказала мне, что я был зачат до того, как мои родители испили из брачного кубка. Возможно из-за этого я стал обладателем двух стихий.
   - А ты пробовал когда-нибудь влалтарную воду стихии воздуха? - поинтересовалась я.
   - Нет, - ответил парень. - Дома мы всегда пили воду, которую отец приносил. Когда я переселился в свою квартиру, я сам ходил за водой для себя, но у меня и в мыслях никогда не было, набрать воды от другого кристалла.
   - Давай завтра рано утром, часов в пять, чтобы там никого не застать, спустимся во Влалзал и проведем эксперимент? - предложила я. - Ты попробуешь набрать другой воды и попьешь ее. Или боишься?
   - На что ты меня подбиваешь? - засмеялся Никита. - Я попробую рискнуть, чтобы самому до конца познать свою сущность. Мои родители нарушили закон "Чудесного дома". Поэтому я родился необычным.
   - А что, существует такой закон? - поинтересовалась я.
   - Да, существует. И потому, когда двое совершеннолетних владов начинают встречаться, СЧД настаивает на их скорейшей женитьбе. Хотя, я сомневаюсь, что они знают истинную причину этого закона. Возможно в старину были такие случаи, потому и издали такой закон.
   - Твой отец член СЧД, Глава дома и сам нарушил этот закон, - усмехнулась я.
   - А может и мы с тобой нарушим закон, посмотрим, какими стихиями будет обладать наш ребенок? - игриво спросил Никита и попытался меня поцеловать.
   - Нет, - оттолкнула я парня, - Даже если мы поженимся и у нас появится ребенок после того как выпьем воды из брачного кубка, уже вопрос, сколькими стихиями он будет владеть одной или двумя? И, если одной, то какой?
   - А если зачнем до испития из брачного кубка, то возможно наш малыш будет обладать тремя силами, - предположил Никита.
   - Я не хочу, чтобы у моего ребенка силы проявились в детстве. Это ты был спокойным ребенком в детстве, потому, до того случая со мной, с тобой особых проблем не было. А представляешь, если ребенок унаследует мой темперамент, да еще и три силы проявятся, он же уничтожит этот дом, - повела я руками в стороны. Заметив в своей руке бюстгальтер, я отвернулась от Никиты и, вытащив, руки из рукавов, не снимая кофточку, попыталась надеть его на себя.
   - Да, ребенок с твоим темпераментом, даже без владения стихиями, уже проблема, - рассмеялся Никита и, подойдя ко мне, стал помогать с застежкой бюстгальтера. А затем обнял меня сзади и уже без смеха добавил. - Но я уверен, что наши с тобой дети, будут самыми лучшими детьми на свете.
   - Для всех родителей их дети самые лучшие, - я высвободилась из объятий, и повернувшись к парню, выставила на него указательный палец и сказала, - Но ты не лучший сын. Ты даже не сообщил родителям, что приехал.
   - Утром сообщу, - пожал плечами парень. - А также сообщу им, что люблю тебя и хочу жениться.
   - Ты можешь сообщать им что хочешь, но я тебе еще не дала свое согласие, - заявила я.
   - Как это не дала? - возмутился парень. - Ты же сказала что не отказываешься, тебе просто само мое предложение не понравилось, вернее то, как я его тебе сделал. Я это понимаю и принимаю. В скором времени исправлю эту ситуацию и сделаю тебе предложение красиво.
   - Никит, - вздохнула я, - давай подождем с этим. У тебя контракт. Твои фанаты будут в шоке, и твоей карьере может прийти конец. Родители могут не одобрить твой выбор.
   - Мои фанаты меня поймут, - не согласился парень. - Контракт можно изменить, а если нет, у меня хватит денег выплатить неустойку, но я думаю этого не потребуется. А мои родители уже давно догадались о моем выборе.
   - Но моя мама не знает, - возразила я. - Она может быть против наших с тобой отношений из-за прошлых событий. Она до сих пор винит тебя и твою семью во всем произошедшем с нашей семьей. Ее трудно переубедить. Я даже не знаю, как мне ей сказать, что мы с тобой встречаемся.
   Никита вздохнул и я догадалась, что чувство вины, которое не отпускало его много лет, опять готово захватить его сознание, и, потому, быстро сказала:
   - Но я убежу ее, что ты ни в чем не виноват. Обещаю. И, пойдем уже, - потянула я его в сторону люка, - Лариса с Димкой уже, наверно, волнуются, куда мы исчезли.
   Мы спустились на мой балкон и вошли в комнату. Лариса с Димкой сидели на кровати и, увидев нас с Никитой, застыли с изумлением на лице.
   - Где вы были? - первой пришла в себя Лариса. - Мы вас искали. На балконе вас не было.
   - Мы были на крыше, - призналась я.
   - Как вы туда забрались? - поинтересовался Димка, прищурив глаза.
   - Мы покажем вам после вашей свадьбы, - пообещал Никита.
   - Нет, покажите сейчас, - попросила Лариса.
   - Ларис, это одна из загадок "ЧД". Я о многом расскажу тебе, даже о том, о чем Димка не знает, когда ты станешь полноправным жителем нашего дома, хорошо? - пообещала я.
   - Что? - удивился Камнев. - В "ЧД" есть что-то о чем я не знаю?
   - Судя по твоему удивленному взгляду, когда узнал, что мы были на крыше, есть много того, о чем ты не знаешь, - сообщил ему Никита. - Но не расстраивайся, в "ЧД" столько загадок, что и я их всех знать не могу. Поэтому, не удивлюсь, если есть то, что знаешь ты, но не знаю я.
   - Когда вы вернетесь из свадебного путешествия, мы вместе с вами поднимемся на крышу и поговорим о многом, - предложила я. - А Никита нас на вертолете покатает. Да? - поинтересовалась я у Огнева.
   - Куда полетим? - улыбнулся он мне, - Опять к водопаду?
   - Ага, - радостно закивала я головой.
   - К водопаду? - переспросил Димка. - Опять втягиваешь всех в путешествие к водопаду, как в детстве?
   - Да, - подтвердила я. - Там так красиво. Никита нашел этот водопад и мы уже летали с ним туда. Вот, - я включила телефон и показала Димке фотографии, сделанные возле водопада.
   - И правда красиво, - согласился парень. - И ты на фото такая же забияка, как в детстве.
   - Отдай, - я забрала телефон из его рук. - А теперь уходите. Уже третий час ночи. Спать пора ложиться.
   - Может мы у тебя останемся на ночь? - спросил Никита.
   - Хорошо, - согласилась я. - Мы с Ларисой здесь будем спать, а вы идите в другую комнату, можете в разных лечь спать. Комнат достаточно. Сами выбирайте любую.
   - А может мы здесь все останемся? - попросил Димка. - У тебя кровать такая большая, мы спокойно вчетвером поместимся.
   - Нет, - воспротивилась я. - С вами рядом спать опасно.
   - Я буду вести себя паинькой, - пообещал Никита, - Ручаюсь, что не буду к тебе приставать под одеялом.
   - Но, я за себя не ручаюсь, - выпалила я и покраснела, как рак.
   Все рассмеялись, а я засмущалась. Никита обнял меня и зарылся носом в мои волосы, пряча свою улыбку.
   - Горячая девочка, - высказался Димка. - Что вы там на крыше делали?
   - Так, все, выметайтесь из комнаты, - высвободилась я из объятий Никиты и стала выталкивать парней из комнаты. - Еще одно слово и пойдете по своим квартирам. И не увидите нас до послезавтра, мы даже на телефон отвечать не будем.
   Я закрыла дверь комнаты за парнями и направилась в гардеробную за чистым бельем, а потом в душ. Подруга понимала, что я смущаюсь, поэтому не стала ничего говорить, а молча стала расстилать постель.
   В пять утра Никита тихо вошел к нам в комнату и разбудил меня. Я так же тихо, чтобы не разбудить Ларису, поднялась и пошла в гардеробную одеваться. Никита ждал меня в гостиной.
   Проход во Влалзал из этой квартиры также, как из родительской, находился за картиной с водопадом. Хоть квартира и находилась на последнем уровне, и дом был высокий, лестница во Влалзал не казалась такой уж длинной. На каком-то участке, лестница соединялась с той, которая выходила из родительской квартиры и во Влалзал я попадала из того же самого прохода, что и раньше. Возможно, это была еще одна загадка "ЧД".
   Мы с Огневым спустились во Влалзал. Там никого в этот час не было, как и ожидалось. Я взяла пустой кубок с полки и набрала воды от своего кристалла. Затем наступила очередь Никиты. Он нашел на вращающемся Влалтаре кристалл стихии воздуха и осторожно дотронулся до него. Влалтарь остановился. Парень подставил под Влалтарь пустой кубок и несмело нажал на кристалл стихии воздуха. Кристалл ему подчинился, вода полилась в кубок. Никита сделал глоток из кубка и улыбнулся.
   - У этой воды немного другой вкус, - сообщил он.
   - От своего кристалла можно набрать воду только один раз в день. Ты набрал от кристалла воздуха, а от кристалла огня можешь сейчас набрать воду? - озвучила я возникшую у меня мысль.
   Никита не стал долго думать, а просто, вручив мне свой кубок с водой стихии воздуха, взял с полки пустой кубок и, без проблем, набрал в него влалтарной воды стихии огня.
   - А может это все предрассудки, насчет чужой воды? - предположила я.
   Решив рискнуть, я открыла кубок со стихией воздуха и осторожно прикоснулась к нему губами. Верхняя губа прикоснулась к воде и ее обожгло, как будто огнем. Я вскрикнула и резко протянула кубок Никите. Затем открыла свой кубок и сделала из него большой глоток. Боль моментально прошла.
   - Нет. Не предрассудки, - сделала я вывод.
   - Во, дает! - изумленно посмотрел на меня парень. - Я даже остановить тебя не успел, чтобы ты этого не делала. Я только с алкоголем ставил на себе опыты.
   - И как результат? - поинтересовалась я.
   - Меня вывернуло сразу, как только я проглотил один глоток. Я даже одну рюмку не смог выпить, - поведал Никита. - А один парень из нашего дома решил попробовать покурить обычную сигарету. Его скрутило и началась рвота от одной затяжки. Но еще никто не проводил такой опыт, как ты. Все этого боятся. Только ты отчаянная.
   - Но ты же тоже сегодня рисковал?
   - Да, рисковал, - согласился парень.
   - Пора уходить, а то вдруг сейчас сюда кто-нибудь спустится и увидит тебя с двумя кубками. Появятся вопросы, - предположила я.
   - Ты права, - согласился со мной Никита и пошел за мной к моему проходу.
   - Я думаю, тебе лучше вернуться к себе, - посоветовала я парню. - Вдруг Димка уже проснулся, увидит тебя с двумя кубками.
   - Хорошо, я отнесу кубки домой, но потом всё равно к тебе прийду через крышу.
   - Никит, ты должен встретиться со своей семьей. Они тоже по тебе скучали. А у нас с Ларисой сегодня много дел. Увидимся вечером, - попрощалась я и отправилась в свою квартиру.
   Было раннее утро. Мои гости еще спали и я решила еще поспать, так как легли мы очень поздно. Я легла на кровать рядом с Ларисой в шортах и футболке, в которых ходила во Влалзал, и уснула.
   Проснулась я от того, что мне было очень жарко. Мои глаза встретились с глазами Ларисы. Та приподнялась в кровати и молча кивнула, показывая на что-то позади меня. Я попыталась повернуться, но поняла, что меня кто-то обнимает. Конечно, это был Никита. Он пришел через крышу, когда я уснула и прилег рядом и тоже уснул. От того, что я зашевелилась, он проснулся.
   - Который час? - поинтересовался он, как ни в чем не бывало.
   - Десятый, - сообщила Лариса, садясь в кровати.
   Я тоже хотела встать, но Никита удержал меня. Он обнимал меня рукой, а теперь еще и ногу закинул на меня.
   - Отпусти, мне жарко, - попыталась я высвободиться.
   Но Никита не отпустил, а в комнате моментально стало прохладно.
   - Я бы не сказала, что у тебя тут жарко, - Лариса обхватила себя руками. - У тебя что, кондиционер включен?
   - О! Ничего себе картина? - вошел к нам в комнату Димка. - Меня выпроводили, а сами тут...
   - Дим, я не знаю, когда он пришел, я спала, - попыталась я оправдаться перед другом.
   - Иди ко мне, - протянула Лариса к нему руки, - погрей меня.
   - Ой, какая ты холодная, - обнял Димка невесту, присев рядом с ней на кровать. - Огнев, ты что творишь?
   - Выключи кондиционер, - хлопнула я Никиту по руке.
   Он засмеялся и в комнате заметно потеплело.
   - Как он это сделал? - поинтересовалась Лариса.
   - Пойдемте завтракать? - предложила я.
   - Опять уходите от ответа? - обиделась подруга.
   - Ларис, потерпи до завтра? - попросил ее Димка. - Завтра мы тебе все расскажем.
   - А я вот возьму и не выйду за тебя замуж завтра, - обиженно надула губы Лариса.
   Димка округлил глаза. А я спокойно сказала, поднимаясь с постели вместе с Никитой:
   - Значит мы тебе ничего не расскажем завтра.
   Димка рассмеялся.
   - Предательница, - шутливо-обиженно сказала мне подруга. - Ты приняла его сторону? - она кивнула на обнимающего ее Димку.
   - Ага, - подтвердила я. - Очень хочу, чтобы завтра ты стала моей соседкой. А ты, - обратилась я к Огневу, - Я же выпроводила тебя сегодня утром. Ты должен встретиться с родителями.
   - А как он вошел, когда ты спала? - поинтересовался Камнев. - Кто ему дверь открыл?
   - Он через крышу, - показала я пальцем вверх.
   - То есть, вы можете ходить друг к другу через крышу, свободно вламываясь в чужую квартиру? - сделал вывод Димка.
   - Да, - подтвердила я.
   - Она тоже у меня была, тем более меня тогда вообще дома не было, - попытался оправдаться Никита.
   - Это когда он исчез? - припомнила Лариса. - Ты тогда исчезла из квартиры, я тебя искала, но не нашла. Ты к нему ходила?
   - Да, - подтвердила я. - Вот видишь, одну тайну ты уже узнала.
   - Я тоже, - сказал Димка. - Осталось узнать, каким образом вы на крышу выбираетесь.
   - Не сегодня. В другой раз мы вам все покажем, - пообещала я.
   - Значит, завтра и я узнаю тайны "ЧД"? И с завтрашнего дня вы ничего не будете от меня скрывать? - недоверчиво переспросила Лариса.
   - Конечно, ты же выходишь замуж за влада, - проговорилась я. - Тебе можно будет все рассказать.
   - За какого еще Влада? Его Димка зовут, - показала Лариса рукой на жениха, а на меня посмотрела, как на глупую.
   - Димка, Димка, - подтвердила я, парни переглянулись и усмехнулись, поджав губы. - Пойдем, - потянула я Никиту из комнаты, - Ларисе надо одеться.
   Мы с Никитой зашли в кухню, и я принялась готовить завтрак. Никита подошел ко мне и обнял сзади, мешая передвигаться мне по кухне. Тогда я вручила ему нож и попросила нарезать хлеб.
   После завтрака я выпроводила парней, а мы с Ларисой занялись предсвадебными делами. А также, я позвонила в университет и попросила их убрать статью обо мне. Я высказала им свое недовольство по поводу их размещения неподтвержденных данных и пригрозила, что если еще подобное повторится, они будут вынуждены оплатить моральный ущерб.
   Вечером опять собрались у меня вчетвером. Но в этот вечер долго не засиживались. Все понимали, что нужно выспаться перед важным событием. Ларису Димка повез к ней домой. Это последняя ее незамужняя ночь, которую она должна была провести в квартире родителей.
   Рано утром я отправилась к Ларисе. Мы с ней поехали в салон красоты. Вернувшись из салона, оделись, едва успев, до приезда за нами машины. А приехал за нами лимузин. После ЗАГСа мы поехали на лимузине на "Поляну невест". А вечером, в банкетный зал. Свадьба длилась почти до утра. Уставшие молодожены ушли со свадьбы примерно в час ночи, а гости продолжали праздновать.
   Моя мама и Даня, как и большинство наших соседей, присутствовали на свадьбе. Мама видела, что я очень много времени провожу рядом с Никитой и, конечно, обратила внимание на наши с ним отношения. Когда мы с ней и с Даней возвращались со свадьбы домой, на ее машине, мама поинтересовалась у меня об этом. Я призналась ей, что мы с Никитой встречаемся. Мама была шокирована этой новостью и ей это очень не понравилось.
   - Ты не можешь с ним встречаться, - заявила она мне, когда мы приехали домой.
   - Почему? - спросила я.
   - Почему? Да потому что из-за него с нами случилось столько несчастий, особенно с тобой! - воскликнула мама.
   - Нет, мам, - возразила я. - Никита здесь совсем нипричем. Он был очень хорошим мальчиком в детстве. Я все вспомнила и понимаю все те события с точки зрения взрослой себя. Он всегда пытался остановить меня, удержать от глупых поступков. А я его не слушала и злилась на него, за то, что он не поддерживает меня в придуманных мной, как я теперь осознаю, глупых играх. В тот день я подбивала всех детей во дворе отправиться со мной за город в поход, к водопаду, на ночь глядя. Я убеждала всех, что мы посмотрим на водопад и быстренько вернемся. Но Никита понимал, что это глупо и не пускал нас. Я же начала его обзывать и ругаться с ним. Но он всё равно не пускал, и создал стену из огня, так как силы у него уже тогда проявились, чтобы я не смогла убежать в парк. Но я была очень упрямая и я сама бросилась в огонь, который охватил меня моментально. Никита тогда очень сильно испугался и он не мог еще владеть огнем, как положено, а потому не мог погасить его на мне или хотя бы сделать слабее. Все эти годы он чувствовал вину за это и очень сильно страдал. Но на самом деле он не был виноват. Я сама была виновата во всем. А в этот раз он спас меня. Он вынес меня из огня, когда загорелся павильон. От огня у меня случился шок и я даже не применила силу, чтобы погасить огонь вокруг себя. Никита спас меня. Если бы не он, меня бы уже не было, - слезы потекли из моих глаз. Мама тоже заплакала.
   - Да, мам, Никита хороший парень, - подтвердил Даня. - Я с ним дружу с первого дня, как мы вернулись в Чудесный. И я знаю, что он очень сильно любит Марину, и никогда не сделает ей что-то плохое и от других защитит.
   - Но, здесь не только Никита, здесь проблема в его семье, - настаивала на своем мама.
   - Мам, это ваши прошлые проблемы, которые были решены еще до нашего с Никитой рождения. Почему мы с ним должны из-за этого страдать? - спросила я.
   - Ты не знаешь ничего, - ответила мне мама. - Когда я была беременна тобой, то я видела картинки в голове, такие, как воздушный вихрь, который грозил мне кулаком. И в этот момент ветер чуть не сбивал меня с ног. Это все делала Элла и смеялась при этом. Она делала это, когда рядом никого не было.
   - Ты только воздушные картинки видела? - заинтересовались мы с Даней.
   - Нет, я видела разные картинки, но остальные не были злые, - сообщила мама. - Но, когда родила тебя, я перестала видеть эти картинки. А потом, когда забеременела Данилой, опять начала видеть картинки. Но тогда и Элла уже не показывала мне злых картинок.
   - А когда родила меня, то опять прекратила видеть картинки? - поинтересовался Даня.
   - Да, - подтвердила мама. - Ваш папа объяснял мне тогда, что это за картинки.
   - Мам, ты нам сейчас открыла еще одну тайну "ЧД", - улыбнулся Данила.
   - Но я хочу вернуться к разговору о Никите, - решила я все выяснить до конца. - Я познакомлю тебя с ним и ты сама поймешь, что он очень хороший парень. А что касается его родителей, это старая история. Ко мне они хорошо относятся. Да и Никита не позволит, чтобы они относились ко мне плохо. Они знают, как страдал их сын все эти годы и знают, как сильно он любит меня.
   - Он им говорил об этом? - поинтересовалась мама.
   - Мам, у него над кроватью висит огромная фотография Марины, - сообщил Даня. - Там любой догадается, и говорить не надо.
   - Ты у него был? - поинтересовалась я.
   - Да, сегодня днем, до свадьбы. Он сам меня к себе пригласил. Мы у него собирались, - сообщил Даня.
   - Ладно, все, - вздохнула мама, - пора спать ложиться. Уже утро почти.
   - Я пойду к себе, - направилась я к выходу из квартиры.
   - Могла бы и здесь переночевать, - заметила мне мама.
   - Не, я к себе. Уже почти утро, буду спать до обеда.
   - Как будто здесь тебе кто-то мешает до обеда спать, - усмехнулась мама.
   Я пожелала им спокойной ночи и поднялась в свою квартиру.
   Войдя в свою комнату, я включила свет и вскрикнула от неожиданности. На моей кровати лежал Никита.
   - Напугал, - высказала я ему.
   - Я уж думал, ты не прийдешь, останешься ночевать в той квартире, - спокойно сказал Никита.
   - Ты что, теперь каждую ночь будешь ко мне сюда пробираться? - поставила я руки на бока.
   - Ага, и день тоже, - подтвердил парень. - Не хочешь, чтобы я к тебе сюда приходил, значит сама ко мне приходи.
   - Я спать хочу, - зевнула я. - Я очень устала сегодня.
   - Ложись, - похлопал Никита по кровати рядом с собой.
   Я поняла, что мне от него не отделаться, даже если выпровожу его сейчас, он всё равно вернется, когда я усну. Я пошла в гардеробную, взяла чистое белье и зимнюю фланелевую пижаму в длинными рукавами и штанами и направилась в ванную.
   "Спинку потереть?" - загорелось огненное сообщение в моей голове. "Уйти захотел?" - пригрозила я водяными буквами.
   Я вышла из душа и подошла к выключателю. Никита взглянул на меня и захохотал. Я выключила свет и легла в постель.
   - Вчера на тебе пижама была посимпатичнее, - заметил он мне, кладя на меня руку.
   - Заткнись и спи уже, если не хочешь уйти сейчас, - я сбросила его руку с себя.
   Проснулись мы с ним от телефонного звонка. Было уже около полудня.
   - Да, мам, - ответил Никита хриплым ото сна голосом. - Я еще сплю.
   - Где ты спишь? - поинтересовалась Элла Лукинична. - Я у тебя в комнате.
   Никита взглянул на меня и прикусил губу.
   - Ты у Марины? - догадалась она.
   - Да, - признался парень.
   - Собирайтесь и приходите вместе с Мариной к нам обедать, - пригласила она. - Хотя для вас это будет только завтрак.
   Я встала с постели и пошла умываться. Никита пошел вслед за мной. Он по-хозяйски открыл шкафчик в моей ванной, взял новую зубную щетку и стал рядом со мной возле умывальника. Я промолчала.
   Умывшись, я пошла в гардеробную переодеваться, а Никита, продолжая хозяйничать у меня дома, застелил постель.
   Мы через крышу прошли в квартиру Никиты, а оттуда спустились к его родителям. Вероника с веселым визгом бросилась в объятия брата. Тот подхватил ее и усадил к себе на шею. Обед уже стоял на столе. Кушали мы молча, а когда уже пили чай, Элла Лукинична поинтересовалась у меня:
   - А твоя мама знает о ваших с Никитой отношениях?
   - Да. Я ей рассказала, - кивнула я.
   - И как она отреагировала? - спросила мама Никиты.
   - Сначала она была против, но потом я ее переубедила, - призналась я.
   - Значит, она не против ваших отношений? - сделала вывод Элла Лукинична.
   - Да, - подтвердила я.
   - Тогда, раз твоя мама знает и она не против, - взял слово Огнев-старший, - вы должны, как можно быстрее, пожениться.
   - Пап, мам, - позвольте нам самим это решить. - Я хочу жениться на Марине, но обещал не давить на нее.
   - Но вы уже практически живете вместе, - заметила нам мама Никиты. - А вы знаете, что влады очень плодовиты между собой?
   - Тогда почему у вас не пятнадцать детей? - задал Никита вопрос и сам ответил на него. - Потому что вы предохраняетесь. Вот и мы с Мариной предохраняемся.
   Я аж поперхнулась чаем от такого заявления и закашлялась.
   - Что ты несешь? - возмутилась я откашлявшись. - У нас с тобой еще ничего не было.
   - Но может быть в любой момент, - пожал плечами парень.
   - Спасибо за обед, я пойду, - я поднялась из-за стола и направилась к выходу.
   - Марин, подожди, - вскочил Никита следом за мной. - Мам, ну чего вы лезете раньше времени? - высказал он родителям. - Я так долго ее добивался. Я сам вам все скажу, когда придет время.
   Я вышла из квартиры и подойдя к лифту вызвала его. Никита догнал меня.
   - Марин, ты обиделась? Ну, прости меня.
   Я вошла в подъехавший лифт. Никита попытался войти следом, но я вытолкнула его и быстро нажала на кнопку, чтобы лифт закрылся. По привычке, я нажала на самую верхнюю кнопку в лифте и он рванул вверх.
   - Ты куда? - удивился Никита. - Ты ко мне?
   Приехав на последний уровень, я поняла, что идти мне здесь некуда, и, не выходя из лифта, нажала на цифру "ноль". Никита в это время нажал на кнопку вызова лифта и тот остановился возле него.
   - Марин, ты куда ездила? - поинтересовался парень. - Я думал, ты ко мне поднимаешься.
   - Я просто думала..., - начала я говорить. Я хотела сказать, что думала, что я в своем подъезде. Но, решила, что не буду перед ним оправдываться и замолчала.
   - Ааа, ты просто думала? - серьезно протянул парень.
   Меня рассмешила эта ситуация и я, не сдержавшись, рассмеялась до слез. Лифт приехал на нижний уровень, и я, согнувшись от смеха и вытирая слезы, вышла из него.
   - Ты смеешься? Тебе смешно? - шел следом за мной Никита. - Я так переволновался, а она смеется.
   - Никит, - посмотрела я на него, еле-еле переставая смеяться, - пойдем я тебя со своей мамой познакомлю?
   - Ты не сердишься на меня? - спросил парень.
   - Уже нет,- отрицательно повертела я головой. - Только при моей маме не ляпни что-то типа того, что мы предохраняемся или даже то, что мы спим в одной кровати. И про проход через крышу не говори, а то мне придется вернуться в свою комнату в маминой квартире.
   - Ты думаешь, что я не понимаю, что можно говорить, а что нет? - сдвинул брови Никита.
   - Тогда почему при своих родителях всякую ерунду говоришь: и то, что есть и то, чего нет? - возмутилась я.
   - Они мои родители. И какую бы ерунду я им не говорил, они меня не осудят, - оправдывался парень.
   - Они меня осудят. Ты меня выставил в таком свете...
   - Не осудят. Они такие же.
   - Вы ругаетесь? - подошла к нам Света, так как мы стояли с Никитой посреди двора.
   - Привет, Свет, - поздоровался Никита. - Нет, мы не ругаемся. Мы просто поспорили немного.
   - Последнее время часто вижу вас вместе. Вы встречаетесь? - поинтересовалась девушка.
   - Да, - подтвердил Никита.
   - Значит, скоро на вашей свадьбе погуляем? - улыбнулась она.
   - Свет, а когда мы уже на твоей свадьбе погуляем? - задал ей вопрос Никита.
   - Скоро, - ответила девушка и, помахав нам рукой, прощаясь, направилась к калитке, возле которой ее ждал влад.
   - Это же Костя Деревянкин, - узнал парня Никита.
   - Ему, вроде еще нет двадцати, - припомнила я.
   - Скоро исполнится, - сказал Никита.
   - Вот тогда они и поженятся, - догадалась я. - Но, она старше его года на четыре?
   - И такое бывает, - пожал Никита плечами. - Моя мама тоже старше папы, только на два года.
   - Да? Ясно.
   Появление Светы отвлекло нас от спора и мы, забыв о нем, направились ко мне домой.
   - Подожди, - остановился у двери Никита. - Как я так, с пустыми руками, представлюсь первый раз перед твоей мамой?
   - Да, ничего не надо, - махнула я рукой.
   - Нет, - не согласился парень. - Ты, иди. Предупреди маму о моем визите, а я сейчас, быстро.
   Никита развернулся и бегом побежал к лифту. Я вздохнула, глядя ему вслед, и вошла в квартиру.
   - Пришла? - улыбнулась мне мама, размешивая что-то ложкой в кастрюле. - Кушать будешь?
   - Нет. Я уже покушала, - отказалась я. - Мам, сейчас Никита придет знакомиться с тобой, - сообщила я. - Я его позвала.
   - Ну, ты даешь! - возмутилась мама. - Хоть бы предупредила заранее. Пойду хоть немного себя в порядок приведу.
   Мама выключила плиту и ушла в свою комнату. Я пошла к Даньке. Тот еще спал.
   - Дань, вставай, - потрясла я брата за плечо, пытаясь разбудить. - К нам в гости сейчас Никита придет, с мамой знакомиться.
   - Мм, - сонно промычал брат, а потом подхватился в постели. - С мамой знакомиться? Вы скоро женитесь?
   - Почему все сразу о свадьбе говорят, как только узнают, что мы встречаемся? - нахмурилась я. - Мы еще не так долго встречаемся.
   - Недолго встречаетесь, но ты уже приводишь его с мамой знакомиться, - привел довод своей логики Даня.
   Я вздохнула, понимая, что мне нечем возразить брату, и вышла из его комнаты.
   Я слонялась по квартире, не зная, чем себя занять. Время от времени я поглядывала на телефон, поймав себя на мысле, что очень жду Никиту. Мне было скучно без него. Мне его не хватало. И, когда в дверь позвонили, мое сердце подпрыгнуло от радости.
   Я, мама и Даня собрались в прихожей, встречая Никиту. Парень немного смутился от такого внимания.
   - Мам, познакомься, это Никита, - представила я парня. - А это - моя мама, Анна Сергеевна.
   - Здравствуйте, - скромно поздоровался Никита и протянул маме букет цветов. Мне он протянул розу на длинном стебле, а Дане вручил торт.
   - Вот, молодец, никого без внимания не оставил, - съязвила я.
   - Марина, - строго посмотрела на меня мама, а потом обратилась к гостю. - Проходите, Никита. Сейчас чай поставлю.
   - Мам, а чего ты его на "Вы" называешь? - заметила я.
   - Да, обращайтесь ко мне на "ты", - согласился со мной парень.
   Мы пили чай с тортом, мирно беседуя. Никита показал себя хорошо воспитанным и добрым. Он умело поддерживал беседу, не позволяя возникать неловким паузам. Никита много шутил и рассказывал забавные моменты из своей жизни, которые возникали, в основном, на репетициях и съемках. Я заметила, что мама поддалась на его чары. С этого дня Никита стал желанным гостем в этом доме.
   - Мам, ты стала его фанаткой? - как-то заметила я ей, когда она поинтересовалась, почему Никита давно к ним не заглядывал.
   - Я просто поинтересовалась, - ответила мама.
   - Ему некогда по гостям ходить, - сообщила я. - У него сейчас загруженный график. Даже я с ним сейчас редко вижусь. Он каждый день снимается в каком-то новом сериале. Кроме этого участвует в телешоу "Встреча со звездой".
   - А, я смотрела как-то это шоу по телевизору, - вспомнила мама. - Там у него спросили, есть ли у него девушка и он ответил, что нет. Это, наверно, старая запись была?
   - Может и новая, - пожала я плечами. - Для фанатов он должен быть свободным. Зачем ему свою личную жизнь во всеуслышанье раскрывать. Или ты хочешь, чтобы его фанатки меня на кусочки разорвали?
   - О, Господи! Ужас какой. Что за жизнь у него? - забеспокоилась мама.
   - Нормальная у него жизнь, - пожала я плечами. - Он сам выбрал себе такой путь. Его устраивает.
   - А тебя такое устраивает? - грустно спросила мама.
   - Да. Все нормально. На телевидении он играет роль. Как в кино. Это же шоу. Оно сделано, чтобы заинтересовать как можно больше зрителей. А кого заинтересует, что такой молодой симпатичный парень занят и, возможно, скоро женится?
   - Что? Вы скоро женитесь? - удивленно переспросила мама.
   - Ну, не скоро, но он уже сделал мне предложение... И я согласилась... Но попросила пока повременить со свадьбой, - призналась я и вспомнила, как в последний день лета, вернее ночь, Никита предложил мне полетать на вертолете. Вертолет завис над нашим домом, а на крыше вспыхнуло много-много свечей, как звезды в небе. Но они складывались в надпись: "Марина! Я очень люблю тебя! Выходи за меня замуж!" А затем эти же слова засветились разноцветными переливающимися лампочками гирлянд. Вертолет опустился на крышу, и Никита, после того, как помог мне выбраться из вертолета, подарил кольцо. Я протянула руку, чтобы он сам надел мне его на палец, дав свое согласие. Позже, когда я немного пришла в себя, после такого предложения, я попросила Никиту повременить со свадьбой, хотя бы до весны.
   - И он согласился? - вернула меня мама из воспоминаний.
   - На что? - не сразу поняла я, о чем она спросила.
   - На то, чтобы повременить со свадьбой, - пояснила мама. - И, что говорят его родители по этому поводу?
   У меня зазвонил телефон, которому я была очень благодарна в этот момент. Я не хотела сейчас отвечать на эти вопросы, боялась, что мама тоже будет настаивать на скорейшем бракосочетании.
   - Алло, - ответила я на звонок.
   - Мы вернулись, - услышала я радостный голос Ларисы.
   - Ура! - закричала я. - Приходите ко мне.
   - Мы сейчас вещи распакуем и через пару часов будем у тебя, - сообщила подруга.
   - Я жду, - ответила я и отключилась. - Мам, я пойду к себе, - нашла повод я смыться от мамы. - Ко мне сейчас Лариса придет.
   - Мы с тобой не договорили, - не хотела она отпускать меня.
   - Потом договорим, - направилась я к двери. - Мне сейчас некогда.
   Я выбежала из квартиры и побежала к себе по лабиринту лестниц, так как лифт в этот момент был занят. Я пыталась избегать соседей все эти дни, потому что многие уже знали, что мы с Никитой встречаемся, и их интересовал вопрос, когда у нас свадьба.
   Запыхавшись, я вбежала в свою квартиру.
   - Я уже собирался тебе звонить, - вышел из моей гостиной в прихожую Никита.
   - А! - вскрикнула я. - Ты напугал меня.
   - Ты чего так дышишь?
   - Спортом занималась. Бегала.
   - Опять от соседей убегала?
   - Догадливый какой.
   - Давай назначим дату? - очередной раз предложил Никита.
   - Я сегодня маме сказала, что ты сделал мне предложение, - призналась я. - Теперь и она меня мучает этим вопросом.
   - И что ты ей ответила? - поинтересовался парень.
   - Ничего. Мне Лариса позвонила и я под этим предлогом смылась из маминой квартиры.
   - Ну, как там молодоженам отдыхается?
   - Они сегодня вернулись, - сообщила я. - Вечером ко мне придут.
   - Что-то у них короткий медовый месяц?
   - Димке нужно на работу выходить, а Ларисе на учебу. Десять дней отдохнули и хватит. А если ты планируешь длительный медовый месяц, то нам придется дождаться лета. А с твоим графиком работы, вообще до пенсии ждать придется.
   - Во, сказала. С моим графиком проблем не будет. Я все отменю.
   - Даже съемки в сериале?
   - Даже съемки в сериале, - подтвердил Никита.
   - Но я свою учебу не отменю. Не хочу пропускать.
   - А придется, - Никита подхватил меня на руки и понес в спальню.
   - Отпусти, - попыталась я вырваться. - Сейчас Лариса с Димкой придут.
   - Если ты мне сейчас не ответишь, то я сделаю так, что тебе придется назначать дату свадьбы в срочном порядке, - положил меня Никита на кровать и сам навалился сверху, удерживая мои руки над головой.
   - Я сказала отпусти меня по-хорошему, - извивалась я под парнем пытаясь вырваться.
   - Марин, может ты остановишься? Иначе я уже не смогу остановиться. Или ты специально меня заводишь, так активно двигаясь подо мной? - Никита наклонился, чтобы поцеловать меня.
   - Стой! - замерла я. - Пожалуйста, не надо. Я не хочу это делать до свадьбы, - попросила я.
   - Хорошо, - Никита скатился с меня и лег рядом. - Тогда давай назначим дату на ближайшее время.
   - На ближайшее не получится, - села я в кровати.
   - Почему? - поднялся и Никита.
   - Ты же сам сказал, что хочешь длительный медовый месяц, а это возможно только летом.
   - Я не говорил о медовом месяце вообще. Это ты сделала такой вывод из моих слов о коротком медовом месяце у Камневых.
   - Вот именно. Разве я сделала неправильный вывод?
   - Да. Неправильный. Я хочу на тебе жениться как можно скорее. Медовый месяц для меня не важен вообще. Мы можем съездить и позже. Важнее для меня наша совместная жизнь. Но я не понимаю, почему ты противишься? Обычно парни пытаются оттянуть время со свадьбой. А у нас с тобой все наоборот. Ты постоянно ищешь отговорки, то предложение тебя не устраивает, то сама придумала про медовый месяц. Ты не хочешь за меня выходить?
   - Я... Я хочу быть с тобой. Но, я боюсь, - замялась я.
   - Чего ты боишься? - удивился Никита.
   - Не знаю, - пожала я плечами.
   - Не знаешь? - изумленно переспросил парень. - Я тебя вообще не понимаю.
   - Я сама себя не понимаю. Я боюсь сама себя. Я боюсь к тебе прикоснуться, потому что у меня сносит крышу от этих прикосновений. Я хочу этого, но боюсь. Я хочу целовать тебя, но боюсь этого. Я хочу быть с тобой, но боюсь. Когда тебя нет рядом, я скучаю, хочу быть с тобой каждую минуту, круглые сутки. Но, кода ты рядом, я этого боюсь. Прогоняю тебя, но сама хочу, чтобы ты не уходил. Может, я боюсь, что ты причинишь мне боль? Я боюсь боли. А вдруг ты полюбишь кого-то еще? Когда ты станешь полностью моим, я этого не смогу пережить.
   - Я с самого детства любил только тебя. И всегда буду любить только тебя. Ты во мне сомневаешься?
   - Нет. Я в себе сомневаюсь. Я в себе не уверена. Я не уверена, что я тот человек, которого ты будешь любить всю жизнь. Ведь ты очень красивый и знаменитый. Вокруг тебя столько много красивых женщин, во много раз красивее и лучше меня. Вдруг ты кого-то из них полюбишь по-настоящему и поймешь, что ко мне у тебя была просто детская любовь?
   - У тебя что, комплекс неполноценности? На этом свете не существует ни одной женщины для меня, ради которой я мог бы тебя разлюбить. Я устал отгонять от тебя парней. Ты всегда привлекаешь к себе мужское внимание, где бы ты ни появилась. Это я волнуюсь, что тебя могут у меня увести.
   - О чем ты говоришь? - усмехнулась я. Я даже не встречалась практически ни с кем, кроме тебя. И ни с кем кроме тебя тебя даже не целовалась.
   - Это признание для меня было шоком. Но, конечно, я этому очень и очень рад. И как я могу полюбить кого-то другого, когда у меня есть такое сокровище.
   - Твоя лесть не поможет, - скорчила я рожицу.
   - Ох, а я уж понадеялся, - игриво вздохнул Никита. А потом серьезно добавил, - но, ладно. Я больше не буду на тебя давить. Когда будешь готова, сама скажешь. Не хочу, чтобы ты чувствовала себя рядом со мной некомфортно из-за этого. И не хочу, чтобы ты боялась находиться рядом со мной. Не хочу, чтобы ты боялась прикоснуться ко мне. Прикасайся сколько угодно, я только "За".
   - А, если я не смогу остановиться, ты меня остановишь?
   - О чем ты? Ты не сможешь остановиться? А ты думаешь, я смогу? У меня тоже крыша слетает рядом с тобой. Поэтому я настаивал на свадьбе в ближайшее время. Потому что ты не хочешь этого до свадьбы. А оторваться от тебя, не находиться рядом с тобой длительное время, я тоже не могу, - Никита обнял меня и начал целовать.
   Зазвонил мой телефон.
   - Как всегда, - вздохнул Никита, оторвавшись от меня. - На самом интересном месте.
   - Вот кто нас может вовремя останавливать, - улыбнулась я, показывая, что звонит Лариса, и ответила на звонок.
   - Марин, - услышала я радостный голос подруги в трубке. - Димкины бабушка с дедушкой предложили нам жить у них. А у них здесь двухуровневая квартира. Так вот, они будут жить в комнате на первом этаже квартиры, а мы с Димкой на втором. Здесь так здорово. Балкон такой большой. А вид с него обалденный.
   - Ты сейчас на балконе? - поинтересовалась я.
   - Да, - ответила подруга.
   - Не удивляйся и не пугайся. Мы с Никитой сейчас спустимся к тебе на балкон, - я встала с кровати и направилась к своему балкону, махнув Никите, следовать за мной.
   Пройдя по крыше к люку на балкон Камневых, я вопросительно посмотрела на Никиту, показывая пальцем на люк. Никита кивнул, подтверждая. Он открыл люк и я взглянула вниз.
   От неожиданности, Лариса ахнула и округлила глаза, увидев нас над люком.
   - Привет, - помахала я ей рукой улыбаясь.
   На балкон вышел и Димка. Он тоже удивленно уставился на нас. А, особенно, их поразило то, как мы начали спускаться, ведь лестницу они не видели. Мы спустились с Никитой на балкон Камневых и люк с тихим щелчком сам закрылся.
   - Как вы... по воздуху? - попытался вернуть дар речи Димка.
   - Здесь лестница, - взялся Никита за перекладину.
   Димка подошел к нему и, как когда-то Света, провел рукой вдоль стены. Никакой лестницы он не обнаружил.
   - А вот так? - Никита взял Димку за запястье правой руки и предложил еще раз провести вдоль стены левой рукой. Рука Димки задержалась на перекладине и он взялся за нее.
   - Ух, ты? - удивился Камнев. - Я ее не вижу, но чувствую.
   - Хорошо чувствуешь? - усмехнулся Никита. - Держи крепче.
   Димка сжал перекладину в руке, ощупал лесницу, а затем облокотился на перекладину лестницы. Никита отпустил его запястье и рука Димки сорвалась вниз, потеряв опору. Мы с Никитой рассмеялись, а Лариса продолжала стоять, глядя на нас с недоумением.
   - Иди сюда, - подвела ее ее за руку к лестнице. - Проведи рукой вдоль стены.
   Лариса провела рукой и ощутила перекладину лестницы.
   - Не понимаю, - произнесла она полушепотом, - Димка ведь такой как и вы, почему он, так же, как и я не видит этой лестницы. И... люк, - Лариса посмотрела вверх и спросила у мужа, - ты видишь его?
   - Нет, - отрицательно повертел он головой.
   - Эти лестницы и люки на крышу видят не все влады, а только сильнейшие, - попытался объяснить Никита. - Мы с Мариной относимся к категории сильнейших владов.
   - Мы еще и калитки по всему периметру ограждения видим. А вы видите только одну, центральную, - добавила я.
   - Калитки? - удивленно переспросил Димка.
   - Да, - подтвердила я. - Потом покажем вам. А сейчас не хотите на вертолете прокатиться?
   - Хотим, - все еще не придя в себя, ответила Лариса. - Но как мы на крышу выберемся, мы же не видим лестницу?
   - Держись, - показала я ей на свое запястье. - И ни в коем случае не отпускай мою руку. Как только отпустишь, перестанешь чувствовать лестницу и сорвешься вниз. Мы поднимемся первые, а вы, - обратилась я к парням, - подстрахуете нас снизу.
   Показывая подруге, где находится перекладина, чтобы поставить на нее ногу, и где взяться рукой, мы медленно, но благополучно добрались до верха. Правой рукой я откинула крышку люка, и приказывая подруге не теряя со мной контакта ни на секунду, передвинуть руку вдоль моего тела, пока я буду выбираться на крышу через люк. Она провела своей рукой по всей длине моей руки, затем по плечу, спине, бедру и остановилась возле колена. Мне, при этом было щекотно, но я вытерпела. Я села на крыше, а ноги мои еще стояли на перекладине лестницы. Лариса держалась за мое колено. Я взяла ее руку в свою и потянула подругу к себе. Лариса выбралась на крышу, и я отпустила ее руку.
   Теперь была очередь ребят. Когда они добрались по лестнице до верха, я взяла Димку за руку, и он первый выбрался на крышу через люк, а Никита подстраховывал его, подталкивая снизу.
   - Как здесь здорово! - восхищалась Лариса.
   - Я тоже здесь первый раз, - поддержал ее восхищение Димка, и, подойдя к ближайшему куполу, стал вглядываться во внутрь. - Вроде лифтовая шахта, но в лифте я не видел кнопки, чтобы подняться до этого уровня.
   - Смитри сюда, - Никита показал ему на еле заметную цифровую панель возле двери на стенке купола. - Чтобы попасть на этот уровень, нужно в лифте набрать определенную комбинацию цифр, тогда лифт поднимется до этого уровня и эта дверь откроется. И выход с крыши здесь. Но, надо знать код.
   - Откуда ты знаешь? - поинтересовался Камнев.
   - У дяди спросил, - ответил Никита. - Но код он мне не сказал. Да он мне и не нужен. Я и по лестнице из своей квартиры на крышу выберусь.
   - Пойдем уже к вертолету, - позвала я всех. - Хочу к водопаду.
   Но вертолета на месте не оказалось.
   - Наверно, Светкин отец на нем полетел куда-то, - предположил Димка.
   - Возможно у него сейчас практика с учащимися в летной школе, - выдвинул свою версию Никита. - Обычно, я с ним заранее договаривсь о возможности полетать.
   - Я боюсь вниз спускаться, - призналась Лариса. - Надеялась, что мы полетим, потом я бы лучше пешком в дом вернулась.
   - Не бойся, - положил руку ей на плечи Димка. - Я спущусь, а потом ты спрыгнешь, а я поймаю тебя внизу.
   - Ага, спрыгнешь. Я и спрыгивать боюсь, - не согласилась с ним Лариса.
   - Не переживай, мы с Мариной вдвоем тебя подстраховывать будем, - попытался успокоить мою подругу Никита.
   - Лапать мою жену будешь? - шутливо возмутился Камнев.
   - Нет. Не лапать, а поддерживать, - ответил Никита.
   Никита первым спустился до середины лестницы и подождал Димку, которого я держала за руку, пока он медленно, нащупывая ногами перекладины лестницы, выбирался из люка. Там его перехватил Никита. Взяв Димку за щиколотку, он ставил его ногу на перекладину. И продолжая держаться за Димкину ногу, перехватывал другой рукой следующую перекладину, затем переставлял ногу друга, озвучивая свои действия. Спустив Димку на балкон, он поднялся, чтобы сопроводить Ларису. Никита придерживал Ларису за щиколотку, а та, в свою очередь, держалась за мою щиколотку. Так мы и спускались цепочкой. Когда Никита стал на пол балкона, Димка подхватил жену на руки, сняв ее с невидимой лестнице.
   - Фух, - выдохнула Лариса. - Страшно, но интересно. Жаль, что на вертолете так и не полетали.
   - В другой раз полетаем, - подбодрила я ее.
   - Сомневаюсь, что я в скором времени решусь таким образом еще раз на крышу выбраться. Раньше я любила такие приключения, а сегодня мне почему-то было страшно, до жути, - передернула плечами подруга.
   - Я специально для тебя построю каменную лестницу из квартиры на крышу. Хочешь, прямо из гостиной, хочешь, из нашей комнаты. А можем и в гардеробной тайную лестницу сделать, - предложил жене Димка. - Я и люк сам сделаю. Это в моей власти. Дом подчиняется мне. Он же каменный.
   - А может ты тогда сделаешь тайную дверь из вашей квартиры в мою? - выдвинула я свое предложение. - Моя квартира за стенкой.
   - Точно! Ты же через стенку живешь! - воскликнула Лариса.
   - Хорошо, сделаю, - согласился Димка. - У тебя здесь спальня и гардеробная? Подумайте, где дверь сделать.
   - Только не в спальне! - воскликнул Никита. - У Ларисы и так привычка, звонить в самый неподходящий момент, а если она заходить в спальню будет в такой момент?
   - Что? Я всегда звоню в самый неподходящий момент? - удивилась Лариса.
   - В самый подходящий, - улыбнулась я и похлопала подругу по руке. - Ты всегда звонишь вовремя.
   - У нее как будто антенны настроены на этот момент, - пискляво возмутился Никита.
   Димка расхохотался.
   - Чего ржешь? Тебе хорошо, хоть до свадьбы можно было без проблем, хоть сейчас. А у нас с этим делом табу, - вздохнул Никита.
   - Так чего резину тянешь с предложением? - поинтересовался Димка.
   - Не тяну. Сделал уже. И с будущей тещей уже подружился. Это вот она резину тянет, - пожаловался на меня Никита.
   - Тогда, я тебя понимаю. Ладно, на счёт двери подумаем, а вот телефонные звонки не в моей власти, - опять рассмеялся Димка.
   - Где тот влад, что за телефонную связь отвечает? Придушил бы его, - нахмурил брови Никита.
   - А что, и такой влад есть? - поинтересовалась Лариса.
   - Такого нет, - рассмеялись мы втроем.
   - Ну, теперь ты понимаешь, почему я тогда в лесного духа поверила? - спросила я у подруги.
   - Да. Теперь понимаю, - покачала головой Лариса. Я сама сейчас не знаю в кого верить. Я, наверно, и в бабку Ежку сейчас поверю. Теперь я понимаю, почему Никита отверг беременность Костровой.
   - Как ты круто перешла от бабки Ежки к Костровой, - рассмеялась я. - У нее еще живота не видно, но вид болезненный. Наверно, она всё же не наврала про беременность. А, может, она всё же от тебя беременна? - поинтересовалась я у Огнева. - Ты же у нас особенный.
   - Да что она у меня первая, что ли? - возмущенно воскликнул Никита. - Никто не беременел, а она вдруг забеременела? Каким бы я особенным не был, против природы не попрешь.
   - И чем это он такой особенный? - заинтересовался Димка.
   - Ну, я имела ввиду, - замялась я, - что он не такой как другие влады. Ты же знаешь, что в отличие от других, у него силы еще в детстве проявились. Вот я и подумала, что может он и обычных людей может оплодотворять без брачного кубка.
   - Ну, он сказал, что обычных девушек он не оплодотворяет. Проверено. А может он со своей необычностью и владов без брачного кубка не может оплодотворять? - хитро улыбнулся Димка. - Может вам стоит попробовать? Ради интереса.
   - Ты на что подбиваешь? - прикрикнула я на смеющегося Димку.
   - А что? Ты же только наполовину влад. Вдруг твоя человеческая сторона возьмет верх в этом и ты не залетишь, - продолжал потешаться надо мной Камнев.
   - Ну уж нет. Я не собираюсь рисковать, тем более ради интереса. И, пусть я наполовину человек, я всё же влад.
   - Интересно, полувлад-получеловек, недовлад-недочеловек, - продолжал подкалывать меня Димка.
   - Твои дети будут такие же, как и я, - усмехнулась я, - недовлады-недочеловеки.
   - Блин, точно. Но я ничуть этим не огорчен, - усмехнулся в ответ Димка.
   Лариса зевнула и при этом у нее еще и в животе заурчало.
   - Ой! - улыбнулась она и взялась за живот. - Я и есть хочу, и спать хочу. Что-то я устала.
   - Дай ей влалтарной воды, - посоветовала я Димке, - А мы пойдем уже. Отдыхайте. Ларис, наверно перелет сказывается. А вам еще вещи раскладывать. Встретимся завтра утром на парковке. Можем вместе в универ поехать.
   Лариса кивнула, соглашаясь. И мы с Никитой покинули их квартиру через крышу.
   Вернувшись в мою квартиру, мы услышали, что в ней кто-то есть. Моя мама пришла, чтобы закончить начатый разговор и ходила по всем комнатам в поисках меня. Пришлось снова выбираться на крышу, чтобы мама не обнаружила наше неожиданное появление в квартире из ниоткуда. Не обнаружив меня в квартире, она позвонила мне, когда мы уже были на крыше. Я ответила ей, что я у Никиты. Она сказала, что будет сейчас готовить ужин у меня в квартире и ждет к ужину нас с Никитой. Но я понимала, что она хочет обсудить с нами вопрос о свадьбе. Я не хотела сейчас говорить об этом и ответила, что у нас другие планы на ужин.
   - Ничего не хочу слышать. Сейчас же приходите сюда. Я не уйду, пока не поговорим, - категорически заявила мама .
   Когда мы уже собирались спуститься с крыши в квартиру Никиты, у него зазвонил телефон. Позвонила его мама и поинтересовалась, где он. Она сообщила, что находится в его квартире и будет ждать его там, так как ей нужно с ним срочно поговорить.
   Мы с Никитой оказались на крыше, как в ловушке: в моей квартире моя мама, в Никитиной - его мама. Через квартиру Камневых мы тоже не могли спуститься вниз, потому что там были еще бабушка с дедушкой. Никита позвонил Свете, той вообще дома не было.
   Мы сидели на крыше. Солнце клонилось к закату. А ведь было уже не лето, мне стало холодно. Хорошо, хоть парень-грелка был рядом. Только вот кушать уже тоже захотелось.
   - Дань, выручай, - позвонила я брату. - Сделай так, чтобы мама вернулась в свою квартиру, хотя бы на десять минут.
   - Зачем? - поинтересовался Данила.
   - За чем-нибудь.
   - А ты где?
   - На крыше.
   - На какой еще крыше?
   - На крыше нашего дома. Мне нужно спуститься в квартиру, а там мама. Я не хочу, чтобы она задавала лишние вопросы, типа, откуда я взялась.
   - А как ты с крыши спустишься в свою квартиру?
   - Дань, я тебе потом покажу. Только сейчас, выведи маму, пожалуйста.
   Минут через пять Данил перезвонил и полушепотом сообщил, что мама пришла домой. Мы с Никитой быстро спустились с крыши в мою квартиру, а оттуда во двор.
   - Что будем делать? - поинтересовалась я у Никиты.
   - Прямо засада какая-то, - почесал голову парень. - Теща обидится на меня, если не придем.
   - А твоя мама на меня, если не придем. Значит, давай, я пойду к тебе, а ты ко мне, - предложила я.
   - И что будем им говорить?
   - Ты же догадываешься о чем они хотят у нас узнать? Давай скажем им, что сообщим им в ближайшем будущем, как только договоримся о дате. А сегодня сказать не можем, потому что еще не решили. И если бы мы вместе пришли, то они настаивали бы на немедленном решении, а так мы выиграем время.
   - Ну, что ж? Давай попробуем, - согласился Никита.
   Я позвонила в дверь Никитиной квартиры. Элла Лукинична впустила меня и поинтересовалась, где ее сын.
   - Вы попросили нас придти одновременно с моей мамой. Чтобы не обидеть ни Вас, ни мою маму, мы с Никитой разделились. Он сейчас у меня, разговаривает с моей мамой, - призналась я.
   - Так вы догадываетесь, о чем я хотела с вами поговорить?
   - Да, - ответила я.
   - Уже весь дом знает, что вы встречаетесь. СЧД настаивает на вашей скорейшей свадьбе. Буду с тобой откровенна. Возможно, ты не та невестка, какую я хотела бы, но здесь не я выбираю. Ты превратила моего сына в монстра много лет назад. А ведь он был таким хорошим мальчиком.
   - Да, я знаю. Это я была монстром, - согласилась я. - И я поплатилась за это. Но, разве вы не видите, что сейчас он изменился? Никита никакой не монстр. Он опять стал хорошим, таким, как в детстве. Только он вырос и, потому, не всегда слушается Вас.
   - Да, сейчас он больше слушается тебя, - невесело усмехнулась Элла Лукинична.
   - А Вы не видите, что сейчас он счастлив? Разве счастье сына для Вас не главное?
   - Счастлив? Конечно, я хотела бы, чтобы он был счастлив. Но я не думаю, что он будет счастлив с тобой всю жизнь.
   - Никто не может знать о будущем. Разве Вы могли знать более двадцати лет назад будет ли ваш муж счастлив с Вами всю свою жизнь?
   - Да, я верила в это. Потому что я любила его всем сердцем. И я готова была на все ради него, только чтобы он был счастлив. Вот та девочка, с которой Никита встречался до тебя, Лена, кажется. Я видела, что она очень сильно его любит. Она сама мне говорила об этом.
   - Больше, чем Никиту, Лена любила "Чудесный дом". Она всеми силами пыталась попасть сюда. Никита был лишь проводником в ее мечте. Если бы она так сильно его любила, то не сделала бы такое.
   - Что она сделала?
   - Она ждала предложения от Никиты, а он ей его не делал, да и не собирался делать. А ей очень уж не терпелось побыстрее попасть сюда полноправной хозяйкой, - повела я в сторону рукой, указывая на квартиру. - Лена переспала с каким то парнем, чтобы забеременеть, и хотела обрадовать Никиту новостью об отцовстве. Никита расстался с ней в ту же минуту. Если бы она его любила по-настоящему, то не спала бы с другим парнем, ради обмана. А узнав, что Никита неравнодушен ко мне, попыталась избавиться от меня. Тот пожар в съемочном лагере устроила она.
   - Что? - ужаснулась Элла Лукинична.
   - Я видела это своими глазами, как она подожгла керосиновую лампу и опракинула ее. У меня был шок от увиденного, потому я даже не применила свою силу, чтобы потушить пожар. Я даже с места сдвинуться не смогла от шока. А когда огонь охватил весь павильон, я, как будто заново пережила тот кошмар, когда я заживо горела в детстве, - слезы полились из моих глаз. - Никита вынес меня из огня.
   - Девочка моя, - Элла Лукинична тоже заплакала и обняла меня. - Так вот что тогда случилось? Почему ты никому не рассказала об этом?
   - Я не хотела, чтобы Лена попала в тюрьму. Вы первая, кому я рассказала об этом, - отстранилась я из объятий и стала вытирать слезы. - Я даже Никите не рассказывала, кто стал причиной пожара. Все думают, что загорелась проводка. Но вы можете у Никиты спросить, он точно скажет вам происхождение огня. Только не рассказывайте ему о виновнице пожара. Я боюсь, что он может снова в монстра превратиться из-за этого.
   - Хорошо. Не буду говорить, - вытерла слезы мама Никиты. - Но ответь мне, когда вы думаете пожениться?
   - Мы скажем вам в ближайшее время, как только определимся с датой, - пообещала я.
   - Я боялась, что ты играешь с чувствами моего сына, и, потому тянешь резину. Я знаю, как сильно он тебя любит, потому боюсь, что ты разобъешь ему сердце. Скажи мне честно, ты его любишь?
   - Да, - кивнула я. - Я скучаю по нему каждую минуту, когда его нет рядом со мной.
   - Тогда, почему не хочешь за него замуж?
   - Я хочу. Я правда хочу. Просто события развиваются так быстро, и я испугалась. Испугалась того, что это все не по-настоящему. Это, как сон. Я боюсь, что проснусь, и попаду в реальность, а реальность будет другая. Я прошу у вас время, чтобы привыкнуть ко всему этому, только и всего.
   - Хорошо. Я тебя поняла. Я больше не буду вас мучать вопросом о дате свадьбы, а просто буду ждать, пока сами сообщите о своем решении. Я просто боялась, что можете совершить ошибку, из-за которой сами будете чувствовать вину всю свою жизнь. Но теперь я поняла, что некоторые ошибки молодости могут оказаться счастьем всей жизни, - улыбнулась Элла Лукинична и, взяв мою руку в свою, похлопала по ней. - Я пойду. А вы почаще к нам заглядывайте. Всегда будем вам рады.
   Элла Лукинична ушла, и я осталась в квартире Никиты одна. Я прошлась по всей квартире, заглянув в каждую комнату, впервые задумавшись о том, что скоро я буду здесь жить. Эта мысль мне не показалась сейчас нереальной. Чем больше я здесь находилась, тем больше мне здесь нравилось. А в голове уже зарождался образ комнат, какие они будут, когда я их переделаю. Во мне пробуждался декоратор. Я даже в бабушкиной квартире не испытывала такого чувства. Одно только было жаль, что Лариса не будет жить со мной через стенку. Так что Димке не нужно будет делать тайную дверь между нашими квартирами.
   Пока я в мечтах расхаживала по квартире Никиты, хозяин вернулся домой.
   - Мама ушла? - обнял меня Никита.
   - Ага, - кивнула я.
   - Как поговорили? - немного нервничая, поинтересовался парень.
   - Хорошо поговорили, - пожала я плечами.
   - Правда? - недоверчиво посмотрел он на меня.
   - Ты думаешь, что я тебя обманываю?
   - Нет. Я просто боялся, что моя мама может обидеть тебя.
   - У тебя очень хорошая мама, - удивила я парня. - Она очень сильно тебя любит. Конечно ей обидно, что любимый сын так холоден с ней и слушает только какую-то девушку, а ее игнорирует. Мы с ней очень хорошо поговорили и подружились. Хочешь верь, хочешь не верь. У меня к тебе просьба, почаще говори матери, что любишь ее.
   Слушая меня, Никита улыбался.
   - Как же я люблю тебя, - прошептал он и положил свой лоб на мой.
   - Я тебе про маму только что сказала.
   - Я понял. Я буду маме это говорить. И тебе тоже.
   - Теперь ты мне расскажи, как все прошло с моей мамой, - отстранилась я от парня.
   - Твоя мама назвала меня сыном, - растянулся в довольной улыбке Никита. - И это при том, что Дан там тоже был. Она накормила нас вкусным ужином. Ну, мы поговорили, и я пообещал, что в скором будущем мы сообщим о дате свадьбы, как мы с тобой и договорились. Я думаю, что она боялась, что это я с тобой играю и не хочу жениться. Но я переубедил ее. Теперь она не будет давить на тебя с датой, будет ждать, когда ты ей сама об этом скажешь.
   У меня заурчало в животе.
   - А ты так и не поела? - огорченно спросил Никита.
   - Неа, - повертела я головой. - Так, что там у нас в холодильнике есть? - вырвалась я из объятий парня и направилась в кухню.
   - Мне нравится, что ты сказала у нас, а не у тебя, - улыбаясь шел за мной в кухню Никита.
   - Ага? И потому ты идешь за мной?
  Боишься, что похозяйничаю тут у тебя?
   - Нет. Хозяйничай, сколько угодно. А иду я за тобой, потому что хочу рядом с тобой быть.
   - Так, что там у нас есть? - принялась я изучать содержимое холодильника. - О! Салатик сейчас сделаю. Ты будешь? - поинтересовалась я у Никиты.
   - Нет. Я просто посижу здесь с тобой, - продолжая улыбаться счастливой улыбкой, ответил парень.
   Перекусив салатом, я попила чай с пирожным и навела за собой порядок на кухне. Никита все это время молча наблюдал за мной, подперев щеку рукой.
   Закончив с уборкой, я направилась в комнату, которая служила библиотекой и кабинетом одновременно. На письменном столе я нашла простой карандаш, а из принтера вытащила несколько чистых листов бумаги. Никита молча наблюдал за мной, передвигаясь вслед за мной из одной комнаты в другую.
   Устроившись на полу в гостиной, я положила листы бумаги на низкий журнальный столик и принялась рисовать. Из под моего карандаша на бумаге появилось изображение гостиной, какой я ее представляла. Из всего, что было на рисунке, в реальности был только камин, полюбившийся мне с первой минуты, все остальное было другим.
   - Что это? - наконец подал голос Никита.
   - Тебе нравится? - показала я на рисунок.
   - Красиво, - согласился парень.
   - Так я себе представила эту комнату, - поделилась я.
   - Из всего что здесь совпадает, это только камин, - заметил парень. - А мебель совсем другая нарисована.
   - Как представлю, что ты на этой мебели спал с Костровой, да и с другими своими "пассиями", как выразилась Клара Борисовна, так мне на этой мебели даже сидеть не хочется, - нахмурилась я. - И даже у тебя в квартире из-за этого не хочется находиться, - тут я слукавила, потому что на самом деле мне эта квартира нравилась.
   - Мы выбросим всю мебель из гостиной. И даже ковер, - сказал Никита.
   - Что? - подскочила я на ноги, так как сидела на ковре. - И даже ковер? Ты и на ковре с ней...?
   Никита рассмеялся и, поднявшись с дивана, на котором сидел, наблюдая за мной, подошел ко мне и, обняв, потянул в свою спальню.
   - Вот к этой мебели не прикасалась ни одна девушка, - показал он на свою кровать.
   - Хм, - хмыкнула я. - Много ты знаешь. Я не только прикасалась, но даже и сидела, и даже лежала на этой кровати.
   - Ах, вот как? - прищурил Никита глаза. - Значит ты пользовалась моей кроватью в мое отсутствие? А ну, иди сюда, - он подхватил меня на руки и бросил на кровать, а сам навалился сверху.
   Я взвизгнула от неожиданности, но в следующую секунду Никита начал меня целовать. Поцелуй превращался во все более страстный. Мое тело перестало мне подчиняться, а разум взял отпуск. Он ненадолго вернулся, когда я почувствовала боль. Но боль прошла, сменившись наслаждением.
   - Прости, - услышала я шепот Никиты. Я осознала, что лежу голая в его объятиях, а он нежно целует меня в висок. - Тебе было очень больно? Ты кричала.
   - Я кричала? - удивилась я. - Я этого не помню.
   - Прости, - повторил парень.
   - За что ты просишь прощения? - поинтересовалась я. - За то, что причинил мне боль?
   - Да.
   - Боль была быстрой, и, потому, быстро забылась. Но ты мне скажи, ты позаботился о предохранении?
   - Я... Прости... Я еще никогда такого не испытывал и не был готов к такому. Вообщем, я не успел.
   - Что? - оттолкнув Никиту, я села в кровати, натянув на себя одеяло, оголив, при этом, парня.
   - Подожди переживать, - попытался успокоить меня Никита, садясь рядом со мной и ничуть не стесняясь своей наготы. - После первого раза не всегда бывает залет. Ты лучше скажи, разве тебе было плохо?
   - Нет, - застеснялась я и уткнулась носом в одеяло.
   - Давай, я отнесу тебя в ванную, - парень попытался отобрать у меня одеяло. Я сначала засопротивлялась, но потом осознала, что в ванную мне всё же нужно, а Никиту уже не стоит стесняться.
   Рано утром мы с ним вместе посетили Влалзал, из которого пошли в мою квартиру, так как мне нужно было собираться в университет. Из моей квартиры мы спустились паркинг. Никите не нужно было рано вставать. Сегодня съемки у него начинались после обеда, но он решил проводить меня до машины. В одной руке он держал свой кубок с влалтарной водой, а другой обнимал меня со спины. Я набрала в телефоне номер Ларисы и та сообщила, что уже спускается в паркинг. Я высвободилась из объятий Никиты, так как все четыре лифта гудели, сообщая о том, что большинство жителей "ЧД" в это время спускаются в паркинг, чтобы ехать на работу или на учебу. Через минуту к нам подошли Лариса с Димкой, поприветствовав нас.
   - Ты уже Марину на учебу провожаешь? - обратился Димка к Никите. - Значит ночь вы провели вместе. И, как далеко у вас зашло?
   - Отвали, - слегка толкнул его в плечо Никита. Затем он наклонился ко мне и нежно коснулся губами моих губ. - У меня сегодня съемки будут до поздна, потом я приду к тебе.
   - Со мной поедешь? - предложила я Ларисе, показывая на свою машину.
   - Я сделал жене свадебный подарок, - Димка нажал на кнопку на ключе и недалеко от нас подала сигнал и моргнула фарами новенькая Ламборджини ярко-салатового цвета.
   Лариса взвизгнула и бросилась на шею мужа.
   - Ах! Ну ни фига себе? Круто! - восхитилась я. - Сегодня, пожалуй, я поеду с тобой. Прокачусь на крутой машинке.
   - Тебе тоже такую подарить? - поинтересовался Никита, видя мое восхищение.
   - Ты мне яхту подари, - бросила я в шутку.
   - Как скажешь. Яхту, так яхту, - пожал плечами Никита.
   - Эй! Я пошутила. Где я плавать на ней буду? В бассейне? Или мне речку от "ЧД" до универа сделать, - улыбнулась я.
   Мы с Ларисой попрощались с парнями и, сев в ее новую машину, поехали в универ.
   На парковке университета на нас все обратили внимание. Машина Ларисы приковывала к себе взгляды и ярким пятном выделялась на фоне остальных авто. Девушка еще не привыкла к такому вниманию, и, потому, чувствовала неловкость. Я взяла ее под руку и повела в здание нашего учебного заведения.
   В кабинете Ларису ждал еще один сюрприз. Одногруппники подготовили целый фейерверк из конфетти и серпантина. Кабинет был украшен надувными шариками и плакатами с поздравлениями. Все одногруппники дружно кричали: "Поздравляем!" Лариса даже прослезилась от такого приема и от неожиданности. Я обняла ее и успокаивающе погладила по спине.
   - Теперь в нашей группе появилась еще одна девушка из "Чудесного дома", - восхищенно произнес один из одногруппников.
   Я заметила, что в глазах у всех одногруппников появилось уважение при взгляде на Ларису. Только Кострова стояла в сторонке и искоса поглядывала в нашу сторону, как на детской фотографии. В глазах ее отражалась обида и зависть.
   - Спасибо вам всем за поздравление, - справилась, наконец, с дрожью в голосе от волнения Лариса, - приглашаю вас всех сегодня после занятий в кафе, отметить это событие в моей жизни. Я всех угощаю.
   - Ты теперь богатенькая? - с добротой и уважением в голосе шутили ребята. - Мы это заметили по твоей новой крутой машине.
   - Это свадебный подарок от мужа. Я сама не ожидала, - поделилась Лариса.
   Прозвенел звонок и Алевтина вошла в кабинет, так как сейчас был ее предмет. Увидев праздничное оформление кабинета, она поняла в чем дело, так как новости о Ларисиной свадьбе она, конечно знала. Она тоже поздравила Ларису. И даже в ее голосе и взгляде на мою подругу я заметила появившееся теперь уважение.
   - А тебе Никита еще не сделал предложение? - вдруг поинтересовалась Алевтина у Костровой. - У вас же такая любовь, что ты и учебу забросила.
   - Какая любовь, Алевтина Витальевна? - взяла слово Лариса. - Они расстались давно. Никита другую девушку очень сильно любит.
   - Откуда ты знаешь? - заинтересовалась информацией о звезде Алевтина, да и все одногруппники тоже.
   - Мы же теперь соседи, - как само собой разумеющееся сказала Лариса. - Да и он друг моего мужа. Мы общаемся.
   - Ты тоже общаешься с Огневым? - поинтересовалась у меня одна из одногруппниц.
   - Она с ним самого детства общается, - ответила за меня подруга. - Они росли в одном дворе.
   - Так. Все. Хватит разговоров, начнем занятие, - прервала беседу Алевтина.
   Во время этой беседы Лена Кострова молчала, уткнувшись в тетрадь, что-то там рисуя ручкой. И сейчас она продолжала делать то же самое. Мне вдруг пришла в голову мысль проверить ее, вдруг она и вправду беременна от Никиты? Если она носит под сердцем влада, то она должна увидеть мое мысленное сообщение.
   "Кострова, оглянись", - создала я мысленно водяные буквы. Лена никак не отреагировала, зато отреагировала Лариса.
   Подруга вдруг дернулась и, посмотрев по сторонам, взглянула на Кострову, а потом на меня.
   - Что это было? - прошептала она.
   Я округлила глаза и открыла рот, выставив на подругу указательный палец.
   - Ты об этом? - шепотом спросила я ее, а мысленно изобразила водяные буквы: "Поздравляю!"
   - Поздравляю? - переспросила она у меня. - Это ты делаешь.
   - Угу, - кивнула я, не разжимая губ, растянув их в хитрой улыбке.
   "У меня для тебя новость, скажу после занятий", - создала я водяное сообщение, заметив, что Алевтина смотрит на нас, - "Поговорим позже, не в универе".
   Лариса смотрела на меня с открытым ртом, пытаясь еще что-то спросить, но я кивком головы показала ей на Алевтину.
   На перемене Лариса вытащила меня на улицу и спросила:
   - Что это было? Расскажи?
   - Я тебе потом все расскажу, дома. Или по дороге домой, - а мысленно добавила, - "В универе есть и другие влады. Если они находятся недалеко, то тоже это увидят".
   - Но я же не в..., - я закрыла ей рот рукой. Хоть мы и не видели рядом людей, но и у стен бывают уши. - Как я могу это видеть?
   - Позже поговорим. Сейчас звонок будет, пойдем в аудиторию, - потянула я подругу в здание университета.
   По окончании последней пары мы всей группой отправились в кафе на втором этаже универа. Кафе было не из дешевых, но Лариса расщедрилась, купила на всех много разных вкусностей. Всем было очень весело. Только Кострова сидела в сторонке и потягивала сок через трубочку из высокого стакана. В общем веселье она участия не принимала. И, мне казалось, что она боялась, что сейчас на нее обратят внимание и начнут задавать вопросы или подкалывать. Через некоторое время, она тихонько встала и удалилась, ни с кем не попрощавшись. Несколько дней после этого она вообще не появлялась в университете. Алевтина сказала, что она ей звонила и сообщила, что заболела.
   После празднования в кафе, мы с Ларисой поехали домой. Как только мы выехали со стоянки университета, Лариса начала свои расспросы.
   - Ларис, многое, о чем я тебе скажу, может быть шокирующим для тебя, а ты за рулем. Поэтому, давай поговорим дома, или давай я поведу машину, - предложила я.
   - Я даже согласна уступить тебе руль, - припарковалась подруга у обочины, - так мне не терпится узнать все.
   - Вообщем, слушай, - посмотрела я на подругу. - Когда влады что-то делают, как бы тебе объяснить? У тебя есть бутылка с водой?
   Лариса вытащила из сумки пол-литровую пластиковую бутылку, в которой плескалось немного воды. Я открутила пробку, и, убедившись, что поблизости нет людей, которые могли бы случайно заглянуть в салон, мысленно изобразила струйку воды, которая полилась в бутылку. Через секунду бутылка наполнилась водой, прямо из воздуха. Лариса наблюдала за этим, округлив глаза и открыв рот.
   - Ты мысленно видела картинку того, что я делала? - поинтересовалась я.
   - Да, - кивнула Лариса. - Димка показывал мне фокусы с камнями, когда рассказывал о владах.
   - Когда мы, влады, делаем эти "фокусы", как ты выражаешься, со своей стихией, то сначала мы создаем мысленную картинку, которую видят все совершеннолетние влады, находящиеся рядом. Я придумала общаться, создавая мысленно водяные буквы. Никита создает огненные буквы, а Димка каменные.
   - Так вы мысленно и при мне общались?
   - Да, извини.
   - То-то у меня иногда складывалось впечатление, что вы втроем ведете себя странно рядом со мной. Но, почему, когда Димка показывал мне фокусы с камнями, не видела никаких мысленных картинок, а твои вижу.
   - А теперь сюрприз, - улыбнулась я. - Поздравляю. Ты носишь под сердцем влада, потому, стала видеть эти картинки.
   - Что? - у Ларисы аж дыхание перехватило. - Я ношу под сердцем влада? Ты хочешь сказать, что я беременна?
   Я покивала головой.
   - Да у меня еще вообще никаких признаков... Ну, если не считать, что ем много, часто устаю, но влалтарная вода мне помогает, и в туалет часто хочу. Но у меня еще даже и задержки нет, - не хотела верить в свою беременность Лариса.
   - Ларис, - попыталась я успокоить подругу. - Ты только не волнуйся. Тебе сейчас нельзя волноваться. То, что ты видишь мысленные картинки, созданные владами, это и говорит о том, что у тебя внутри влад. Моя мама тоже обычный человек. Это она нам с Данькой сказала, что, когда была беременна мной, а потом и Даней, то видела эти картинки. Но, как только мы рождались, она переставала видеть эти картинки.
   - Значит, это явление временное? - немного разочарованно спросила Лариса.
   - К сожалению, да, - вздохнула я.
   - А я могу сама создавать эти мысленные картинки? - поинтересовалась подруга.
   - Не знаю, - пожала я плечами, - попробуй. Ты носишь влада стихии земли и камня. Попробуй мысленно представить букву из мелких камешков.
   - Представила. Видишь? - вопросительно посмотрела на меня подруга.
   - Нет. Не вижу, - отрицательно повертела я головой. - Может дома попробуешь с Димкой потренироваться? Может он тебе подробнее объяснит, как камни создавать? А может ничего и не получится. Влады начинают владеть стихиями в двадцать лет. А ребенок, которого ты носишь, дает тебе небольшую силу владов, способную только на то, чтобы видеть мысленные картинки, созданные владами.
   - Ребенок, которого ношу? Неужели я и вправду беременна? - Лариса положила руку себе на живот.
   - Ага, не сомневайся. Ты беременная владом. На паре я хотела проверить Кострову, чтобы удостовериться, вдруг она и вправду от Никиты беременна? Я создала то сообщение, чтобы она оглянулась. Она не отреагировала. Зато ты отреагировала, - рассмеялась я.
   - Тебе смешно? - не поддержала моего веселья подруга. - Я, конечно, люблю Димку и хочу от него детей, но не сейчас. Я не планировала рожать, пока универ не закончу. А теперь что мне делать? Как представлю, что буду на занятия с огромным животом ездить... Тебе смешно. Посмотрю, как ты будешь смеяться, когда сама залетишь.
   - Эй! Ты не каркай, - перестала я смеяться.
   - А что? Есть предрасположенность к залету? - наконец заулыбалась Лариса. - Давай, колись. Вы переспали?
   - Сама за рулем поедешь или мне пересесть за руль? - вздохнула я.
   - Ты мне не расскажешь? - не отставала подруга.
   - Я же у тебя не спрашиваю, когда у тебя с Димкой первый раз это было? - посмотрела я на Ларису.
   - А ты спроси, - пожала она плечами. - Я отвечу.
   - Хорошо. Спрашиваю.
   - За неделю до свадьбы, - ответила Лариса. - У Димки дома. А у тебя?
   - Сегодня, - ответила я. - У Никиты дома. Только не начинай спрашивать о свадьбе. С датой мы еще не определились.
   - Хорошо. Не буду. Поздравляю и тебя со знаменательным событием в твоей жизни, - Лариса завела двигатель, и мы продолжили путь домой.
   Когда мы уже въехали в паркинг, мне позвонил Даня.
   - Ты мне кое-что обещала показать, - напомнил он мне.
   - Поднимайся ко мне. Я буду дома через минуту, - ответила я брату.
   Даня уже ждал меня в моей гостиной, когда я поднялась в свою квартиру.
   - Подожди здесь, пока я переоденусь.
   Переодевшись в спортивный костюм, я позвала брата в свою комнату.
   Там я позвала его на балкон.
   - Ааа, - протянул брат. - Вы по этой лестнице на крышу выбираетесь.
   - Ага, - кивнула я. - Дань, ты видишь эту лестницу?
   Не понимая, почему я это спросила, брат вопросительно посмотрел на меня. Тогда я объяснила ему о категории сильнейших владов и то, что большинство владов этих лестниц и боковых калиток не видят и даже не подозревают об их существовании. Я провела брату экскурсию на крышу, где он увидел вертолет и загорелся желанием поступить в летную школу. Затем я провела его в квартиру Никиты. Хозяина дома не было.
   - Так вот как вы друг к другу ходите? - усмехнулся Данька.
   - Да. Только маме не говори, - попросила я.
   - Думаешь, я не понимаю? Когда вы с Никитой поженитесь, у него жить будете? - поинтересовался брат.
   - Да, - ответила я.
   - Тогда я переберусь жить в ту квартиру, - заявил Даня.
   - Только, если решишь к нам в гости через крышу прийти, предварительно позвони, - попросила я. - Сам понимаешь, это же спальня.
   - Хорошо, - рассмеялся брат. - Ты тоже. Вдруг я девушку к себе приведу.
   - Ты с кем-то встречаешься? - поинтересовалась я.
   - Иногда. Может вернемся к себе? - Даня направился на балкон.
   - Ты уже спал с девушками? - задала я прямой вопрос брату, выбравшись вслед за ним на крышу.
   - А ты уже спала с Никитой? - так же прямо спросил у меня Данил.
   - Было дело, - призналась я. - Мы же скоро поженимся, - попыталась я оправдаться, смутившись от пристального взгляда брата. - А ты мне так и не ответил.
   - И у меня было дело, - признался он.
   - У тебя есть девушка? - заинтересовалась я. - Ты ее любишь?
   - Не говори ерунды, - открыл он люк на наш балкон. - Я пока еще не встретил ту, единственную, которую смогу назвать любимой.
   - Ты хоть предохраняешься? - заволновалась я.
   - Тхс. Это тебе нужно об этом беспокоиться. А я не сплю с девушками-владами, - усмехнулся брат. - Ты лучше побыстрее выходи замуж и освобождай эту квартиру.
   - Я сомневаюсь, что мама тебя отпустит жить сюда, пока ты не женишься.
   - Тогда, буду пока использовать эту квартиру для встреч с девушками, - пожал плечами Данил.
   - Эй! Собираешься превратить эту квартиру в бордель? - возмутилась я. - Я этого не допущу.
   - Успокойся. Я не собираюсь здесь оргии устраивать. Но если начну встречаться с девушкой, нельзя будет воспользоваться этой квартирой?
   - А потом, когда встретишь свою любимую, единственную, и приведешь ее сюда, думаешь, ей приятно будет от мысли, что ты тут с разными девками спал? Поверь, это очень неприятное чувство, - призналась я. - Поэтому, собираюсь избавиться от многой мебели в квартире Никиты. Хотя он уверяет, что в свою комнату он никого не пускал, а спал с ними только в гостиной.
   - Ну, а я для этого дела выберу одну из комнат, - показал Данил рукой на одну из спален. - А когда женюсь, тоже поменяю там интерьер. И ты мне в этом поможешь, да?
   Я только вздохнула в ответ.
   Вечером я решила устроить Никите сюрприз. Я легла спать в его кровати. Никита вернулся со съемок за полночь. Я слышала, как он хлопал холодильником в кухне, потом чем-то шуршал. Перекусив, он пришел в свою комнату, и, не включая свет, прошел в гардеробную, а оттуда в одних трусах, держа в руках чистое белье и одежду, направился в ванную. Меня он не заметил, видимо, у него и в мыслях не было, что я могу лечь спать в его кровати. Выйдя из ванной, он прямиком направился на балкон, а оттуда на крышу. Я хихикнула в одеяло.
   Через пару минут мне пришло сообщение: "Ты где?"
   Я ответила: "В постели".
   ОН: "Ты у мамы?"
   Я: "Нет".
   ОН: "А в какой ты постели?"
   Я: "Я смотрю, ты постельное белье сегодня поменял?"
   Ответа не последовало, но через минуту Никита уже спускался с крыши на свой балкон.
   - Почему ты не дала знать, что ты здесь? - стянув с себя одежду, залез парень под одеяло и начал меня целовать.
   - А ты ходил здесь туда-сюда, а на меня даже и внимания не обратил, - надула я губы.
   - Ты никогда ко мне не приходила спать, поэтому у меня и в мыслях не было, что ты можешь быть здесь. Ты не могла мне как-нибудь маякнуть?
   - Ты должен был почувствовать мое присутствие здесь, - заявила я.
   - Прости, но сенсорными и телепатическими способностями я не обладаю.
   - Хм. Тогда никакой ты и не особенный, - хмыкнула я.
   Никита рассмеялся и начал меня целовать.
   - Подожди, - отстранила я его. - Ты побеспокоился о средствах предохранения?
   - Ага, - ответил Никита. - Я сегодня днем посетил аптеку и скупил половину их годового запаса презервотивов.
   - Ты, сам ходил в аптеку за презервативами? - не поверила я ему.
   - Ну, не сам, - признался Никита.
   - А кто?
   - Мой менеджер, - признался парень.
   - Твой менеджер? - переспросила я.
   - Да, мой менеджер, - подтвердил Никита. - Он мне почти все покупает и почти все обо мне знает.
   - И знает то, что ты влад?
   - Нет, конечно. Этого он не знает и даже не догадывается.
   - А теперь он и про меня знает? - поинтересовалась я.
   - И даже догадывается, что мы скоро поженимся, - Никита наклонился ко мне и начал целовать.
   Где-то через неделю я проснулась от того, что даже во сне я почувствовала жуткое чувство голода. Я выбралась из объятий спящего Никиты и, натянув на голое тело попавшуюся мне под руки футболку Никиты, которая мне была, как платье, направилась в кухню. Изучив содержимое холодильника, я поняла, что Элла Лукинична его вчера пополнила. Я положила несколько кусочков жареного мяса с гречкой на тарелку и поставила в микроволновку подогреваться. На сковородке я приготовила себе омлет из двух яиц. Затем сделала еще себе бутерброд с маслом и чай и принялась с наслаждением все это поглощать.
   - И ты все это съешь? - удивленно уставился на огромную порцию моего завтрака, вошедший в одних трусах в кухню, Никита.
   - А ты не хочешь есть? - поинтересовалась я у парня.
   - Да, я тоже чего-нибудь съел бы. Приготовишь мне? А я пока оденусь.
   - Что тебе приготовить?
   - Омлет из двух яиц, тост с джемом и чашку кофе, - попросил Никита.
   - И все? - удивленно спросила я, поглядывая на свою порцию завтрака.
   - И все, - усмехнулся Никита и вышел из кухни.
   Я вспомнила, как Лариса говорила, что стала много кушать. Тошнота подкатилась мне к горлу. "Наверно я переела", - подумала я и побежала в спальню. Подскочив, со стула, я бросилась в спальню. Натянув, на себя джинсы, забыв о нижнем белье, и свитер наверх на футболку Никиты, я направилась на балкон.
   - Ты куда? - вышел из ванной с мокрыми волосами Никита. - Ты уже приготовила мне завтрак?
   Я даже уже забыла о его завтраке. Проигнорировав его вопрос, я полезла по лестнице вверх, осознав, что у меня почему-то трясутся руки и дрожат колени. Пробежав по крыше к своему балкону, я открыла люк и, взглянув вниз ощутила головокружение. Впервые я ощутила страх при спуске с крыши по лестнице. Переборов это чувство, я медленно спустилась на свой балкон, вспомнив, как Лариса тогда боялась лестницы. "Нет, не может быть", - пыталась я отогнать от себя пытающуюся пробраться в мои мысли догадку. Тошнота опять подкатила к горлу. Я бросилась на кухню и прямо из кубка, не наливая в стакан, залпом выпила остатки вчерашней влалтарной воды. Мое физическое состояние моментально улучшилось, а вот волнение, так и не улеглось. Я накинула плащ, полусапожки, схватила свою сумочку, ключи от машины и бегом направилась из квартиры к лифту. Лифт сегодня полз, как улитка, раздражая меня своей медлительностью. Спустившись в паркинг, я завела машину и рванула с места, резко затормозив перед медленно поднимающейся двери паркинга. "Почему сегодня всё так медленно работает? Сломалось, что ли?" - нетерпеливо постукивала я пальцами по рулю.
   Вылетев на всей скорости из подземного туннеля, долетела до ближайшей круглосуточной аптеки, так как еще было около шести часов утра. Купив там не один, а сразу три разных теста на беременность, я вернулась домой.
   - Где ты была? - удивленно спросил Никита. - Ты даже телефон у меня оставила.
   Я сбросила обувь и на ходу сняла плащ, бросив его на диван в гостиной, направилась в ванную в своей комнате.
   Выйдя из ванной, я села на пол, прислонившись спиной к кровати и подтянув к себе колени.
   - Что случилось? - встревоженно спросил у меня Никита.
   Я молча протянула ему тест с двумя полосками.
   - Что это? Ааа, - догадался он. - Но ты не расстраивайся, тесты иногда врут, - попытался он меня утешить.
   - Там, в ванной еще два других, но с тем же результатом, - глядя в одну точку перед собой, сообщила я ему.
   - Ну и что? Всё равно сначала нужно к врачу сходить, чтобы убедиться.
   - К какому врачу я сейчас должна пойти? - поинтересовалась я. - Влады ходят в больницу? Если ходят, то в каких случаях? И кого вызывают на осмотр в первую очередь, если предполагаемый пациент из "ЧД"? Зверев.
   - Да. Ты права, - согласился Никита. - Влады не должны пока узнать об этом. В больницу нам пока нельзя. На нужно срочно пожениться. Я знаю, что ты этого пока не хотела. Прости.
   Я посмотрела на парня, но ни капли раскаяния не увидела в его взгляде. Его глаза излучали счастье, а, расплывающиеся в улыбке губы он прикусывал по очереди, то нижнюю, то верхнюю, то опять нижнюю.
   - Ты так счастлив, да? - грустно вздохнув, поинтересовалась я у него.
   - Ты даже не представляешь себе, как я счаслив, - обнял меня Никита и уткнулся носом мне в шею.
   - То, чего я больше всего боялось, всё же произошло, - вздохнула я. - Пойдем во Влалзал, мне срочно нужна влалтарная вода.
   Но почему-то картина не отъехала, когда я попыталась открыть проход.
   - Сломалось, что ли? - вопросительно посмотрела я на Никиту.
   - Пойдем через мою квартиру, - предложил парень и направился к моей комнате.
   - Ты иди и подожди меня дома. Я к тебе через улицу приду или через паркинг, - удивила я парня. - Просто, я почему-то до ужаса стала бояться лестницы и высоты, - пояснила я.
   - Давай тогда вместе пойдем через улицу, - предложил Никита.
   - Нет, - не согласилась я. - Вдруг кто-то увидит, как ты выходишь из моей квартиры в такую рань.
   - Ну, ладно. Жду тебя у себя, - Никита направился в мою комнату, а я, накинув плащ, валяющийся на диване в гостиной, направилась в прихожую.
   Во Влалзале меня ожидал еще один сюрприз. Когда я, как обычно дотронулась до своего кристалла, чтобы остановить вращение Влалтаря, кристалл не только не подчинился мне, но еще и обжег меня. Вскрикнув от боли, я отдернула руку. Никита обеспокоенно посмотрел на меня. Моя рука болела. Он набрал воды от двух своих кристаллов, как он часто делал, когда во Влалзале не было других владов.
   - Мой кристалл не узнал меня, потому что..., - я показала рукой на свой живот. - Рука болит, пойду к маме в квартиру, может у них еще осталась вчерашняя вода.
   Я подошла к выходу из Влалзала, ведущему в мою квартиру и в квартиру моей мамы, но дверь не отреагировала на меня. Как бы я не пыталась ее открыть, она мне не подчинялась. В отчаянии, я прошла по всему периметру Влалзала, пытаясь открыть двери всех стихий. Ни одна дверь мне не подчинилась. Слезы выступили у меня на глазах.
   - Иди сюда, - позвал меня Никита, открыв свою дверь.
   Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
   - Значит, беременным женщинам кристалл не подчиняется, - сделал вывод Никита, когда мы уже поднялись в его квартиру. - Поэтому, в основном мужчины набирают влалтарную воду.
   - А ты представляешь, что было бы, если бы у Даньки еще не проявились силы? - спросила я.
   - Думаю СЧД не позволил бы тебе выходить замуж до совершеннолетия Дана и, даже встречаться с кем-то, чтобы предотвратить такую ситуацию.
   - Вот почему существуют такие законы, - предположила я. - Твоя мама жила со своими родителями и, в таком положении, как я сейчас, пила влалтарную воду, которую приносил ее отец. А я до сих пор набирала для себя воду сама. Если я попрошу Даню, чтобы он принес мне влалтарной воды, то они с мамой заподозрят, что что-то не ладно. А влалтарная вода мне сейчас очень нужна. Меня сегодня утром тошнило, и я выпила остатки вчерашней воды. А сейчас у меня рука очень болит, - я посмотрела на руку. Моя ладонь была красной и на пальцах появились волдыри, как от ожега.
   - Тебе срочно нужно выпить влалтарной воды, - ужаснулся Никита, увидев волдыри. - Как ты терпишь такую боль? Пойдем, я пойду с тобой.
   - Не надо, - отказалась я от его участия. - Я одна пойду. Объясню им, что нечаянно дотронулась до кастрюли, а свою воду еще вчера выпила, а во Влалзал некогда идти, спешу.
   Я так и поступила. Выпив влалтарной воды, мой ожег моментально исчез и рука перестала болеть.
   Я вернулась в свою квартиру, в которой меня уже ждал Никита.
   - Нам нужно срочно пожениться, - категорично заявил он. - Хочешь ты этого или нет, но обстоятельства сложились так. Тебе сейчас, как никогда нужна влалтарная вода. Мою ты пока пить не можешь. Свою не можешь набрать. Ходить пить к матери, сколько ты сможешь? Один кубок на троих? Тем более тебе сейчас много влалтарной воды нужно, чтобы избавляться от недомогания. Когда мы выпьем с тобой из брачного кубка, с влалтарной водой у нас проблем не будет.
   - А кто смешивает воду в брачном кубке для молодоженов? - поинтересовалась я.
   - Во Влалзале в день свадьбы вечером соберется СЧД и представители стихий брачующихся, они, кстати, не должны будут в этот день набирать воду с утра, сначала наберут воды от своих кристаллов в обычные кубки, а потом выльют понемногу из своих кубков в брачный. Всей этой делегацией он придут в квартиру к молодоженам и дадут выпить эту воду прямо из кубка. А потом уйдут назад во Влалзал, чтобы вернуть кубок на место. У меня есть задумка, отвлечь их и добавить в брачный кубок еще и влалтарной воды стихии воздуха, чтобы ты тоже могла ее потом пить и наши дети тоже.
   - И как ты всех отвлечешь? - поинтересовалась я.
   - Придумаю как-нибудь, - пожал плечами Никита.
   У Никиты зазвонил телефон.
   - Алло? - ответил он на вызов и протянул трубку мне, - Это тебя.
   - Почему ты на свой телефон не отвечаешь? - услышала я голос Ларисы.
   - Телефон? Ааа, я его, наверно у Никиты дома забыла, - вспомнила я.
   - Ты сегодня в универ едешь? - поинтересовалась подруга. - Я тебя жду на парковке.
   - Что? Уже пора? - удивилась я. - Я еще даже не собралась. Подожди меня, я быстро.
   - Ты что, проспала? - спросила Лариса.
   - Да я до сих пор, как во сне, ворона ты моя, - ответила я.
   - Что? - не поняла подруга.
   - Ничего. Подожди меня. Я сейчас быстро соберусь, - я сбросила вызов и, вернув телефон Никите, начала носиться по квартире, сбрасывая на ходу одежду, ни чуть не стесняясь Никиту, разбрасывая ее разные стороны. То в ванную заскочила, и выскочила оттуда с зубной щеткой во рту, чистя зубы на ходу. Другой рукой я схватила расческу и стала расчёсываться. Оставив зубную щетку во рту, я быстро сделала хвост на голове. Потом побежала в ванную и прополоскала рот. Из ванной я рванула в гардеробную и выскочила оттуда, одевшись. Сгребла с туалетного столика косметику в сумку и, схватив ключи от машины, помахала, прощаясь, Никите и побежала к выходу из квартиры. Никита, пошел за мной, решив проводить меня хотя бы до двери квартиры.
   - А почему ты Ларису вороной назвала? - спросил он у меня уже у двери.
   - Да, так. Каркает много, - пожала я плечами и вышла за дверь.
   В университет мы поехали на Ларисиной машине. Я кое-как пыталась накраситься, пока мы ехали. На занятия мы с Ларисой еле-еле успели, влетев в аудиторию со звонком.
   На перемене, когда мы переходили в другой кабинет, я заметила, как Кострову кто-то из одногруппников нечаянно толкнул, и она неосознанно прикрыла живот двумя руками.
   "Останься в кабинете", - мысленно создала я водяные буквы и отдала свою сумку Ларисе.
   - Я сейчас приду, - сказала я вслух.
   Затем я подошла к Костровой и, взяв ее за запястье молча повела за угол коридора, к окну.
   - Скажи, кто тот парень, от которого ты беременна? Он знает о твоем положении? - поинтересовалась я.
   - Он никто, - ответила Лена.
   - Я так понимаю, что ты просто попросила его об услуге и он согласился? - предположила я. - Значит, ты ему нравишься, раз он пошел на это.
   - И что? Да, он бегает за мной уже несколько лет. Он мой сосед. Он младше меня на два года. Я ему не говорила о своем положении и не хочу.
   - Почему? Он такой страшный?
   - Нет. Он даже чем-то на Никиту похож, потому я и решилась на такое.
   - Тогда признайся ему, в чем проблема?
   - Ну, признаюсь я и что? Замуж за него выходить? За что мы с ним жить будем? Он только в универ поступил в этом году. Да и где мы будем жить? У него? У меня? - заплакала Лена.
   - Я понимаю, что ты надеялась совсем на другое. И даже от меня избавиться решила, перевернув ту лампу и устроив пожар.
   Слезы почти высохли на ее глазах и она ошарашенно уставилась на меня.
   - Ты думаешь, я этого не помню? Я даже на телефон это все записала, - соврала я.
   - Тогда почему ты до сих пор никому об этом не сказала? - удивленно спросила она.
   - Что? В твоей голове такое не укладывается? Думаешь, все такие, как ты? Будь у тебя такая улика, ты бы уже давно сообщила всем об этом? Ты бы даже не задумалась, что сломаешь чью-то жизнь. Ты ведь так и живешь, думаешь только о себе и даже не думаешь, что вредишь другим своими дряными поступками. Тебе стоит задуматься об этом и измениться. Я не рассказала никому, что это ты устроила пожар, потому что не хочу, чтобы ты попала в тюрьму. Я надеюсь, что ты всё же изменишься и будешь счастлива. Никита? - заметила я Огнева, стоявшего со злым взглядом на углу коридора. Как долго он там стоял и сколько слышал?
   - Так значит это ты устроила тот пожар и чуть не убила Марину, - он посмотрев на Кострову таким угрожающим взглядом, что та съежилась от испуга и слезы полились из ее глаз.
   - Простите меня, я больше не буду себя так вести, - плакала она.
   - Никит, не надо ее пугать, - взяла я его за руку, - Она же беременна.
   - А ты почему, мне это рассказала? - продолжая злиться, спросил он у меня.
   - Что? И меня может сейчас пугать начнешь? - ударила я его кулаком в предплечье. - Поэтому и не рассказала, что не хотела такой ситуации. А ты чего пришел сюда вообще-то?
   - Телефон тебе принес, - вытащил он из кармана мой мобильник.
   Прозвенел звонок.
   - Нам пора, - позвала я Кострову в кабинет.
   Свернув за угол коридора, я увидела прислонившуюся к стене Ларису, с побледневшим лицом. Она была в шоке.
   - Ты все слышала? - спросила я у подруги.
   Она молча кивнула. Шок не отпускал ее. "Я же тебя просила, остаться в кабинете", - мысленно создала я водяные буквы.
   Никита вопросительно посмотрел на меня. "Она тоже сейчас видит наши мысленные изображения", - мысленно ответила я ему на немой вопрос. "Как это?" - загорелись в голове огненные буквы.
   - Нам пора, - потянула я Ларису в кабинет, пока вечно опаздывающий препод еще не пришел.
   - Всем привет! - улыбаясь, поздоровался с моими одногруппниками Никита, войдя вслед за нами с Ларисой в кабинет. - Я пришел пригласить всех вас на нашу с Мариной свадьбу в эту субботу в ресторане "Эвенита" в пять часов вечера.
   - О! Поздравляем! - закричали вразнобой одногруппники.
   "Спасибо, что и меня пригласил. А то я даже и не в курсе собственной свадьбы", - создала я мысленное водяное сообщение, добавив в конце злой смайлик. Лариса расхохоталась, выйдя, наконец, из состояния шока.
   Никита обнял меня и прошептал на ухо:
   - Тебе нужна вода. Нельзя с этим затягивать, пока никто не догадался о твоем положении.
   - А почему так неожиданно? - поинтересовался кто-то из одногруппников, - У вас что, залет?
   Я рассмеялась и высвободилась из объятий.
   - Я уже давно сделал Марине предложение и она согласилась. Просто вам, как я понимаю, она об этом не сказала, - сказал Никита.
   - Ты же еще недавно встречался с Леной и замуж ей предлагал, - сказала соседка Костровой.
   - Лена, я разве тебе что-то обещал? - обратился он к бывшей подруге.
   Та молчала.
   - Я всегда любил только Марину, - признался парень.
   - Может ты замолчишь уже? - повернулась я к нему.
   - Но она меня постоянно отвергала, - продолжил Никита, опять обняв меня. - После того, как я расстался с Леной, я попытался еще раз добиться внимания Марины. И в этот раз, она, наконец-то, согласилась со мной встречаться. Вот я и тороплюсь скорее жениться на ней, пока эта строптивая девушка согласилась и не отвергла меня в очередной раз. Ее подруга, Лариса, была свидетелем этой истории и она может подтвердить мои слова.
   - Да, это все правда, - подала голос Лариса со своего места.
   - Лена, прости, что дал повод тебе на пустые надежды, - обратился Никита опять к своей бывшей подруге. - Надеюсь ты тоже скоро выйдешь замуж за того парня, который тебя любит.
   В кабинет, наконец-то, вошел наш преподаватель, Никита, поздоровавшись с ним и извинившись, быстро покинул наш кабинет, а я прошла на свое место.
   Вернувшись домой из университета, я посетила мамину квартиру. Мама еще была на работе, а Даня тоже еще не вернулся с учебы, а может зависал где-нибудь с друзьями. Я отлила себе половину влалтарной воды в пустой кубок и вернулась в свою квартиру. Воду я решила пока экономить и пить ее понемногу только в моменты недомогания.
   У Никиты опять были вечерние съёмки, потому, звонить ему было бесполезно. Мне даже дома нечем было заняться, так как Никита убрал весь бардак, который я устроила утром.
   Я позвонила Ларисе и позвала ее к себе. Она пришла, так как Димка всё равно еще был на работе, а обед и ужин готовила у них чаще бабушка.
   - Как тебе живется в новой семье? - поинтересовалась я у подруги. - Они уже знают, что ты беременна?
   - Да. Недавно им сообщила. Они теперь пылинки с меня сдувают, - поделилась подруга. - А Димка, так вообще на седьмом небе от счастья.
   У меня зазвонил телефон. Номер мне был не знаком.
   - Алло? - ответила я на звонок.
   - Мариночка, здравствуй, это я, Элла Лукинична. Мне Никита сообщил сегодня радостную новость. Может мы вместе по магазинам сейчас проедем, и в свадебный салон заедем? - предложила она.
   - Можно, - согласилась я. - Только я свою подругу с собой возьму, Ларису Камневу.
   - Да, конечно. А я возьму с собой Веронику, - засмеялась она.
   Я тоже засмеялась в ответ.
   Вчетвером мы отправились по магазинам. В свадебном салоне выбрали и сразу купили мне свадебное платье, туфли и все остальное. Затем я выбрала кольца, какие мне понравились. Их мы взяли с тем условием, что если жениху не подойдет размер, то можно будет поменять.
   Потом мы посетили еще несколько магазинов, где купили мне целую кучу брендовых вещей, начиная от нижнего белья и до пальто.
   Уставшие, мы поздно вечером вернулись с горой покупок домой. Я даже позвонила Дане, чтобы он помог мне отнести домой все покупки, которые оплачивала в основном Элла Лукинична, напрочь запрещая мне расплачиваться своей карточкой.
   Свадебное платье я отнесла к маме, повесив его в своей прежней гардеробной, чтобы жених не увидел его до свадьбы. Таким образом я сообщила маме о скором грандиозном событии в моей жизни.
   - Мам, прости, что не сообщила тебе раньше, - положила я голову на колени матери, сидевшей на диване гостиной. - Это все Никита виноват, - подняла я голову с ее колен. - Заявился сегодня ко мне в универ и ни слова не говоря мне перед этим, пригласил всех моих одногруппников на нашу свадьбу в эту субботу. И даже сказал куда и во сколько приходить. Представляешь? - жаловалась я. - Даже я еще сегодня утром не знала, что в эту субботу я выхожу замуж.
   - Ему уже, наверно, надоело ждать, когда ты наконец решишься, вот он так и поступил, - попыталась мама оправдать его действия. - Неожиданно, конечно, но, что не делается, все к лучшему. Я уже устала отбивать от соседей, без конца задающих один и тот же вопрос: "Когда свадьба?"
   - Мам, когда у Ларисы намечалась свадьба, мы с ней почти месяц колесили по городу в заботах и хлопотах. А тут времени меньше недели, - возмутилась я. - Как все успеть? Ничего не буду делать, сам заварил эту кашу, сам пусть и расхлебывает. Я думала, что дождусь его сегодня со съемок и придушу. Но этот хитрюга подговорил свою маму устроить мне шопингтерапию, отчего, конечно же, мое зло на него прошло и я уже даже смирилась с этим.
   - Давно бы он так сделал, - рассмеялась мама. - С тобой только так и надо. Ты с детства была непослушной и всегда злилась, если что-то не по-твоему. Только Никита тебе и не поддавался, а остальные шли у тебя на поводу.
   - Блин, и надо ж было мне так вляпаться? Именно за него замуж в конце концов выйти. Нет, я его точно сегодня придушу, поднялась я с дивана и направилась к выходу.
   - Э! Не слишком там усердствуй, - рассмеялась мама. - Не наноси увечий моему сыну.
   - Твой сын вон рядом с тобой сидит и улыбается, - кивнула я на смеющегося Даню.
   - А Никита мне тоже теперь как сын, так что не обижай его, - шутливо погрозила она мне пальцем.
   - Все против меня, - возмутилась я, и пожелав маме с Даней спокойной ночи, вышла из квартиры.
   Идти сегодня в Никитину квартиру через балкон, я не решилась, а через дверь я без него туда не попаду, потому, я просто разделась, приняла расслабляющую ванну и легла спать в своей постели. Проснулась я от поцелуя. На улице стояла глубокая ночь.
   - Проснулась, Белоснежка? - улыбался мне Никита.
   - Я тебе сейчас...
   Договорить я не успела, Никита закрыл мне рот поцелуем, а руки прижал к подушке, чтобы я не пустила их в ход.
   Проснулась я уже утром в его объятиях опять от жуткого голода.
   В моем холодильнике не было такого изобилия продуктов, как в квартире Никиты.
   - Да-а, не густо, - протянул Никита, заглядывая в мой холодильник через мое плечо. Я дернулась от неожиданности, потому что не слышала, как он подошел.
   - А наш малыш наверно кушать хочет? - обнял он меня сзади и стал гладить мой живот.
   - Малыш мяса хочет, - вздохнула я. - А у меня мяса нет. Вернее есть, но сырое, замороженное. А готовить его долго.
   - Сейчас принесу, - отпустил меня парень и направился к выходу из кухни. - Я вернусь раньше, чем закипит чайник. И по пути подогрею мясо руками.
   Когда Никита вернулся, я уже закипятила чайник и пождарила тосты в тостере.
   - Почему ты не у меня вчера легла спать? - поинтересовался Никита, откусывая бутерброд с сыром.
   - Я не попаду в твою квартиру без тебя из подъезда. А через крышу... Я со вчерашнего дня стала до жути бояться карабкаться по лестнице, - призналась я. - Наверно инстинкт самосохранения пробудился с беременностью. Знаешь, что я вчера заметила?
   - Что?
   - Лену Кострову вчера нечаянно толкнули. И, первое, что она сделала на подсознательном уровне, это прикрыла живот двумя руками. Это материнский инстинкт, в первую очередь защитить своего ребенка.
   - Ты вчера пыталась выяснить у нее, кто отец ребенка? Признайся, ты ведь думала, что это я?
   - То, что это не ты, я убедилась еще раньше, - поведала я Никите. - Еще в тот день, когда Камневы вернулись из медового месяца.
   - И каким же образом ты в этом убедилась? - заинтересовался парень.
   - Я создала мысленное водяное сообщение, чтобы Кострова оглянулась, но она не отреагировала. Зато отреагировала Лариса. Так я узнала, что Лариса беременна.
   - Подожди, ничего не понял. Причем тут Лариса? - запутался Никита. - Ты мысленно позвала Кострову, а отозвалась Лариса? Так ты поняла, что Лариса беременна? Лариса тоже беременна?
   - Ага.
   - Она тебе в тот момент сказала об этом?
   - Нет. Это я ей сказала об этом, но не в тот момент, а чуть позже.
   - О чем ты ей сказала? - опять запутался Никита.
   - Блин. Какой же ты непонятливый. Я же тебе сказала, о чем я сказала Ларисе.
   - Я непонятливый. Объясни еще раз, о чем ты сказала Ларисе? - попросил Никита. - Только не злись, спокойно.
   Набрав в грудь воздуха, я выдохнула и как можно спокойно произнесла:
   - Я сообщила Ларисе, что она беременна.
   - Ааа, понятно. Ты создала мысленное сообщение для Костровой, но она не отреагировала, зато отреагировала Лариса, так?
   - Так, - кивнула я, закончив поглощать мясо и приступив к чаю с бутербродом.
   - Но почему ты из этого сделала вывод, что Лариса беременна?
   - Потому что она человек, а не влад.
   - И?
   - Что и? Когда обычная женщина носит под сердцем влада, она видит мысленные картинки, которые мы создаем.
   - Да? - округлил глаза Никита. - Так с этого и нужно было начинать! - воскликнул он. - Я этого не знал. А откуда ты это знаешь?
   - Мама рассказала.
   - А-а. А почему мне об этом не рассказала?
   - Не знаю, - пожала я плечами. - Хотела рассказать, но забыла.
   - Забыла она, - буркнул Никита. - Так значит ты обрадовала подругу, что она скоро станет мамой?
   - Ага? Обрадовала. Она была в таком шоке, что сейчас беременна, что заявила, вот мол залетишь сама, поймешь мои чувства. Вот и накаркала. Ворона, блин, - пожаловалась я.
   - А! Так значит это Лариса виновата, что ты забеременела, а не я? - рассмеялся Никита.
   - Не смешно, - сдвинула я брови.
   Никита перестал смеяться и поинтересовался:
   - Значит ты не поверила природе и решила, проверить, не беременна ли Лена владом?
   - Да, - кивнула я. - Ты чем-то недоволен? Ты поспешил со свадьбой, - я поднялась из-за стола и, собрав посуду, сунула ее в посудомоечную машину. - Я не перееду в твою квартиру, пока ты не избавишься от той мебели, на которой спал со своими девками.
   - Я выброшу всю мебель сегодня же, если хочешь, - подошел ко мне и обнял Никита. - У тебя готовы уже эскизы дизайна интерьера нашей гостиной?
   - Не совсем.
   - Давай, ты их подготовишь до субботы, когда мы с тобой вернемся из медового месяца, то у нас с тобой уже будет новая гостиная, хорошо? - попытался договориться со мной Никита.
   - Из медового месяца? - переспросила я.
   - Да. Разве мама тебе не сказала? Мы поедем с тобой в Венецию. Там много воды, а ты же любишь воду? Тебе там понравится.
   - Но у меня даже загранпаспорта нет, - сообщила я.
   - Это не проблема. Сегодня сфотографируешься после занятий, мой менеджер отвезет тебя, а завтра паспорт уже будет готов.
   - Как у тебя все быстро? - возмутилась я.
   - Ты моя черепашка, - поцеловал он меня в щеку.
   - Не боишься, что в черепашку-ниндзю превращусь? - попыталась я вырваться из его объятий.
   - Только не дерись, - еще крепче обнял меня Никита, чтобы я не смогла двинуть руками.
   - Отпусти, - попросила я, успокоившись, - мне пора в универ собираться.
   В пятницу вечером я осталась на ночь у мамы. Я долго не могла уснуть. Меня начал пробирать мондраж. Я решила пойти на кухню, попить влалтарной воды, чтобы немного успокоиться. В кухне сидела мама и пересматривала наши семейные фотографии. В глазах у нее стояли слезы.
   - Что? Не спится? - улыбнулась она мне, смахнув слезу.
   - Ты плачешь? - присела я рядом.
   - Нет. Просто вспоминаю нашу жизнь и думаю, что мы уехали отсюда только из-за семьи Огневых. Я так боялась, что они причинят тебе боль. Ненавидела их. Считала их нашими врагами, а теперь сама отдаю тебя в их семью. Я была не права. Если бы я не настояла тогда на переезде, возможно и моя жизнь была бы более счастливой. Вы столько не болели ли бы. Что вы видели в своем детстве, особенно Даня, кроме больниц, иголок и бесполезных лекарств? Я была очень упряма. И этим ты пошла в меня. Надеюсь, у Никиты хватит силы и мудрости перебороть твою глупую упрямость. Я вижу, как сильно он тебя любит, и верю, что он не причинит тебе вреда и убережет тебя, от тебя самой. Прислушивайся к нему. Не Огневы наши враги, а мы с тобой сами себе враги. Если бы я не была такой упрямой, то и твой папа до сих пор был бы жив и вел тебя завтра к алтарю, как говорят в таких случаях.
   Слезы потекли из маминых глаз. Я налила понемногу влалтарной воды в два стакана: один протянула маме, из второго сама начала потихоньку потягивать воду. Мама успокоилась и у меня мондраж прекратился. Мы с ней еще почти час рассматривали фотографии, вспоминая некоторые истории из нашей жизни. Даня тоже к нам присоединился.
   - Вот ты завтра выйдешь замуж, а я переберусь жить в твою квартиру, - зевая, заявил брат.
   - Еще чего? - хлопнула мама по столу. Мы с Даней, аж дернулись от неожиданности.
   - Ты напугала нас, - сказал Данил. - Или ты хочешь, чтобы еще и соседи присоединились к нашим ночным посиделкам?
   - Поговори мне! Переселиться он. Будешь жить здесь со мной. Позволю переселиться туда, когда женишься, понятно? - прикрикнула мама.
   - Ладно, ладно, - примирительно поднял кверху ладони Данила.
   Нам с братом это даже было вновинку, раньше мама никогда не кричала на Даню, почти всегда ему уступала. Это на меня она могла прикрикнуть иногда.
   - Мам, может еще водички, - предложила я, кивнув на пустой стакан, стоявший возле нее.
   - Нет, - вздохнула мама, - пойдем спать. Завтра, вернее уже сегодня, будет тяжелый день.
   - Я с тобой лягу спать, - обняла я ее.
   - И я, - обнял маму с другой стороны Даня.
   - Подлиза, - улыбнулась ему мама и потрепала его волосы. - Ты уже взрослый, спи в своей комнате.
   - Я хочу с вами. Я на диване лягу, - Данила свернулся клубочком на маленьком.
   - У тебя завтра все тело будет болеть от неудобного сна, - пожалела его мама.
   - Влалтарная вода все исправит, - ни чуть не огорчился он.
   - Иди сюда, - мама подвинулась ближе ко мне, оставив Даниле большую часть кровати. Тот с радостью растянулся на предоставленном ему месте в домашних трениках и в майке .
   - Такие взрослые, а все еще дети, - вдохнула мама.
   Утром я чувствовала себя не выспавшейся и разбитой, но влалтарная вода и вправду творит чудеса. Я выпила остатки вчерашнего запаса. Даня вошел в кухню такой же невыспавшийся. Заглянул в кубок, обнаружил, что тот пуст.
   - Ах, что же делать? - вздохнул он. - Мне же сейчас нельзя набирать воду, я должен буду вечером набрать для брачного кубка. Марин, сходи ты сейчас за водой, а?
   Я прикусила губу. Что же делать? У меня совсем вылетело это из головы.
   - Дань, вообще-то мне некогда. Я тороплюсь. У меня сегодня столько дел.
   - Да ладно тебе. Это же быстро.
   У меня зазвонил будильник в телефоне. Я отключила его и, приложив телефон к уху быстро заговорила:
   - Алло? Да-да. Уже бегу.
   Я сделала вид, что прикрыла трубку рукой, полушепотом сказала брату:
   - Дань, у меня в квартире в кубке еще осталось немного воды, - я вспомнила, что оставляла на всякий случай, если вдруг почувствую сегодня недомогание. Но, что поделать, придется отдать. - Там немного. Может по глотку, но вам с мамой хватит, чтобы восстановить силы, сходи забери, - и снова приложив трубку к уху, сказала, - да-да, я уже в пути.
   Я бросилась в свою комнату одеваться. А Даня нехотя побрел к выходу из квартиры.
   Я позвонила Ларисе, разбудив ее и сказала, чтобы она немедленно шла ко мне. Быстро приняв душ, я оделась и позвонила Свете Ветровой, так как та сегодня была свидетельницей с моей стороны. Она уже ждала моего звонка. Втроем мы собирались посетить стилиста-визажиста и парикмахера, которых нам предоставил на это утро Никита. Затем свадебные хлопоты закружили меня. Я, как будто, смотрела на все это со стороны. Мне несколько раз за день было нехорошо. Я держалась со всех сил. Никита видел мое состояние и очень волновался за меня. Я мечтала об одном, чтобы этот день поскорее закончился. Когда мы вечером покинули продолжающих веселиться в ресторане гостей и приехали в квартиру Никиты, мне было абсолютно наплевать, какая там стоит мебель. Я рухнула на ненавистный мне до этого диван в гостиной его, нет, уже нашей квартиры.
   - Марин, я переживаю, не потеряла ли ты сейчас свою способность различать воду? Я боюсь ошибиться, в каком кубке вода огненной стихии, а в каком воздушной, - протянул мне Никита два кубка.
   Я четко различала, где, какая вода, радуясь тому, что этой своей способности не лишилась. Никита налил в стакан воду стихии воздуха и оставил его на журнальном столике, а кубки отнес назад в кухню. В этот момент я услышала, как открывается потайной вход во Влалзал. Я вскочила с дивана, загородив собой журнальный столик, на котором стоял приготовленный стакан с влалтарной водой стихии воздуха. Никита поспешил из кухни и стал рядом со мной. Представители СЧД в ярких шелковых халатах, с изображенными на них знаками разных стихий, накинутых поверх нарядных костюмов, в которых они были в ресторане, один за другим выходили из тайного прохода. Впереди торжественно шел Глава дома и нес брачный кубок. Подойдя к нам, он произнес поздравительные слова, подождав, пока все подойдут и выстроятся перед нами полукругом. Затем он протянул брачный кубок мне и сказал выпить половину воды, а потом передать кубок мужу.
   Я держала в руках кубок и понимала, что все ждут, когда я выпью свою половину.
   - Хг, - фальшиво усмехнулась я, поглядывая, то на членов СЧД, то в кубок с водой. - Интересная вода, - начала я импровизировать. - Никогда такую не видела.
   - Там смешана вода двух стихий огненной и водной, пояснил один из владов.
   - Она не перемешалась, - сообщила я им . - Я четко отличаю, где одна, а где другая. Сейчас, я перемешаю ее.
   Я начала водить пальцем над водой, вызывая при этом бурление воды в кубке. Влады переглянулись. Я посмотрела на Никиту, не зная, что он задумал, чтобы отвлечь этих семерых, нет шестерых...
   - А где Даня? - поинтересовалась я. Члены СЧД стали недоуменно оглядываться, не понимая, куда делся седьмой представитель стихий. Тут из закрытого тайного прохода послышались приглушенные стуки и голос Дани:
   - Откройте! Выпустите меня отсюда.
   Все члены СЧД бросились к проходу. Никита схватил стакан со столика и вылил воду в кубок, а пустой стакан бросил на диван. Вода в кубке забурлила еще сильнее и даже парок пошел. Никита стал передо мной, прикрыв бурлящий кубок у меня в руках своей спиной, делая вид при этом, что тоже заинтересован шумом из тайного прохода.
   Отец Никиты открыл проход и оттуда вышел как бы испуганный Данила.
   - А я отстал от вас, а дверь взяла и закрылась. Я сначала пытался ее сам открыть, но потом понял, что у меня ничего не выходит и я стал вас звать, - пытался объяснить ситуацию мой брат.
   - Молодой еще, почти ребенок. Многого еще не знает. Всякое может быть, - улыбаясь, переговаривались между собой члены СЧД, ободряюще похлопывая по плечу Данила. Никита стал на свое место, рядом со мной. Члены СЧД, теперь уже в полном составе, выстроились перед нами полукругом. Я наметанным глазом определила, сколько мне надо выпить воды из кубка, чтобы это составило ровно половину содержимого, и быстро начала пить, чтобы влады не заметили, что воды стало больше.
   Но это странное ассорти из влалтарной воды не хотело попадать в мой организм. Я глотала ее, а она тут же просилась обратно. Я изо всех сил старалась удержать ее внутри себя и не извергнуть во вне. Моя голова начала кружиться, но я, стиснув зубы и, через силу улыбаясь, передала кубок, с оставшейся половиной воды, Никите. Тот заметил, что со мной что-то не то, залпом выпил воду и вернул пустой кубок отцу. Влады еще раз поздравили нас теперь уже с настоящим бракосочетанием, пожелали счастливой и плодотворной ночи и удалились туда, откуда пришли, намереваясь вернуться в ресторан для продолжения веселья.
   Как только за ними закрылся проход, и мы остались с Никитой наедине, силы покинули меня. Я начала падать, но муж подхватил меня на руки и отнес в комнату на кровать. Меня мутило, голова кружилась, а на лбу выступила испарина. Я перетерпела, не вырвала смесь воды из кубка и теперь чувствовала, как эта буря из воды, продолжая клубить, продвигается дальше по моему организму, остановившись где-то в животе, в желудке. Мне было так плохо, что хотелось умереть.
   - Что же это такое? - взволнованно покусывал губу Никита и, взяв меня за руку одной рукой, другой от вытирал пот у меня на лбу. - Может это из-за того, что мы третью воду добавили?
   - С тобой же все в порядке? - проговорила я. - Помоги мне избавиться от этого платья? - попросила я.
   - Интересно, маме тоже было так плохо, когда мной была беременна? - задумчиво произнес Никита, помогая мне снять свадебный наряд. - Может ей позвонить? Она может что-нибудь посоветовать.
   - Нет, не надо, - отвергла я его предложение.
   Никита помог мне переодеться в удобную домашнюю одежду и переоделся сам. Присев рядом со мной, он взял меня за руку. Никита пытался быть сильным, но взгляд его был растерянным. Он не знал что делать, чем мне помочь.
   - Все будет хорошо, - попыталась я его подбодрить. - Сейчас все пройдет. Я просто устала.
   Никита закрыл глаза и опустился на пол возле кровати. Голову он положил мне на живот и прошептал:
   - Маленький монстрик, зачем ты так мучаешь свою маму? Что ты хочешь?
   - Я пить хочу, - прошептала я, облизав пересохшие губы.
   - Что тебе принести попить? - встрепенулся Никита. - Воду? Сок? Чай?
   - Принеси влалтарную воду огненной стихии, я попробую, - попросила я.
   - А вдруг не пойдет, вдруг тебе хуже станет? - заволновался Никита.
   - Куда уж хуже? - невесело усмехнулась я. - Если мне совсем плохо станет, сходишь в квартиру к моей маме. Даня туда отнес остатки воды. Ты выпил из брачного кубка, теперь наша дверь тебе должна подчиниться.
   - Как я сразу об этом не подумал? - подскочил Никита. - Сейчас принесу.
   - Стой! - остановила я его. - Сначала дай твоей попробовать.
   - Но...
   - Никит, я же выпила из брачного кубка, твоя вода не должна меня обжечь. А если не поможет, то сходишь за моей водой, - настаивала я на своем.
   Никита вздохнул и пошел в кухню. Оттуда он вернулся со стаканом, в котором было немного влалтарной воды. Приподняв меня, он поднес стакан к моим губам. Я так ослабла, что даже не могла руки поднять, чтобы поддержать стакан.
   Верхняя губа слегка прикоснулась к поверхности воды и я, помня предыдущий опыт, отдернула голову.
   - Что? - испугался Никита и убрал стакан в сторону. - Больно?
   - Нет, - я облизала губу. - Вкусно. Я просто испугалась, что будет больно, - объяснила я. - Дай еще.
   Никита с опаской поднес стакан к моим губам. Я несмело сделала маленький глоток и почувствовала очень сильную жажду. Я пила и мне хотелось пить. Тошнота отступила и силы возвращались ко мне. Румянец вернулся на мои щеки. Голова тоже перестала кружиться, да и буря в животе утихла.
   - Ты как? - с надеждой в голосе поинтересовался парень.
   - Спать хочу, - зевнула я.
   Никита опустил меня на подушку и, поставив пустой стакан на прикроватную тумбочку, приглушил свет до полумрака и лег рядом со мной.
   - Во сколько у нас вылет? - поинтересовалась я.
   - Через три часа. Но мы с тобой никуда не летим, - убрал Никита прядь волос с моего лба.
   - Почему?
   - Куда ты полетишь в таком состоянии?
   - Со мной уже все нормально. Сейчас посплю немного, выпью еще влалтарной воды и буду, как новенькая, - выдавила я улыбку. Мои глаза закрывались. - Разбуди меня через час. Я очень хочу полететь.
   - Марин, тебе лучше сейчас хорошо выспаться, - нежно погладил Никита меня по щеке. - Мы можем полететь в другой раз. Да и перелеты ты плохо переносишь.
   - Я хочу сегодня полететь, - настаивала я на своем. - Я очень-очень хочу полететь сегодня.
   - Блин. Ты такая же, как в детстве: упрямая и безрассудная, - нахмурил брови Никита.
   - Но, имененно такую ты меня любишь, - напомнила я ему и зевнула. Глаза мои закрылись. - Пожалуйста, разбуди меня через час.
   - Хорошо, я разбужу, - нехотя согласился парень и включил будильник в телефоне. - Но если тебе не станет лучше, мы никуда не полетим.
   Через час я проснулась от звонка будильника. Не сразу осознав после сна реальность, я села в кровати и потянулась.
   - Ты как? - услышала я голос Никиты и оглянулась. Он тоже сел. Я вспомнила все, что случилось со мной до того, как уснула и прислушалась к своим ощущениям. Я, конечно, не выспалась и мне еще хотелось спать, но недомогания я не чувствовала. Еще я поняла, что голодна.
   - Кушать хочу, - сообщила я мужу и, встав с кровати, направилась в кухню. Улыбаясь, Никита пошел за мной. Я открыла холодильник и обнаружила, что там почти нет продуктов.
   - Мама ведь думала, что мы сегодня улетим, потому не заполнила холодильник, - объяснил Никита, заметив мое разочарование.
   - Точно! - вспомнила я. - Нам же нужно спешить в аэропорт.
   В животе у меня заурчало. Я схватила апельсин и, разрезав его, быстро съела, не предлагая Никите.
   - Нас же в самолете покормят? - поинтересовалась я у мужа.
   - Уга, - кивнул тот.
   - Тогда чего стоишь? Давай быстрее собираться, - стала я выталкивать его из кухни.
   - Подожди, - попытался он меня остановить. - Дай я кубки с водой возьму. Они здесь на кухне стоят.
   - Точно, вода, - вспомнила я. - Я же еще не попробовала воду воздушной стихии.
   - Может, пока не будем экспериментировать? - заволновался Никита. - Я уже рад, что воду огненной стихии ты можешь пить, и тебе уже лучше.
   - Да мне уже совсем хорошо. Не жадничай, дай и другой воды попробовать, - попросила я и сама направилась к шкафчику, в котором стояли кубки с водой, приготовленные для поездки.
   Я без труда определила нужную мне воду и налила немного в стакан. Немного с опаской, как и прежде, я сначала прикоснулась верхней губой к поверхности воды. Ничего не произошло. И тогда я залпом выпила воду, почувствовав, как сила разливается по моему организму, снимая с меня остатки сна и даже притупила чувство голода.
   - Во, - показала я Никите кулак с поднятым кверху большим пальцем.
   Улыбка облегчения расцвела на его лице. Он подошел ко мне и обнял.
   - Нам нужно поторопиться, - напомнила я мужу, высвобождаясь из его объятий.
  
   Эпилог.
  
   - Всем привет! - вошел в кабинет, где у нас только что закончилось последнее предпраздничное занятие, Никита Огнев. - Поздравляю всех дам с праздником.
   Вся группа восторженно загалдела.
   - А! - вскрикнула Лена Кострова, скривившись от боли и схватившись за огромный живот. - Кажется, я сейчас рожу.
   - Вызови скорую! - скомандовал Никита одному из парней из моей группы, - А ты, звони мужу, - обратился он к Лене.
   Глядя как с перекошенным от боли лицом, Лена пыталась нажать в телефоне кнопку быстрого доступа, чтобы дозвониться мужу.
   "И нам так будет больно?" - мысленно создала я водяное сообщение и посмотрела на Ларису. Она, так же встревоженно взглянула на меня и мы взялись с ней за свои уже не маленькие животики.
   "Не переживайте, влалтарная вода вам поможет", - появилась в голове успокаивающая нас надпись из огненных букв. Мы с Ларисой посмотрели на улыбающегося нам Никиту.
   Подъехала скорая помощь к зданию университета. Ребята помогли Лене забраться в нее.
   Затем Никита повел нас с Ларисой к своей машине.
   - Я вас похищаю, садитесь. Свои машины позже заберете с университетской стоянки.
   - А куда мы едем? - поинтересовалась я у мужа.
   - Это сюрприз, - загадочно улыбнулся он, не отрывая взгляда от дороги.
   - А Димка? - спросила Лариса.
   - Он знает куда ехать, - ответил Никита. - Приедет туда после работы.
   Проехав город, мы свернули в лес. Весна вступила в свои права, и в городе почти уже не было снега, а в лесу снега еще было много. Проехав через лес, мы остановились на берегу озера. Весеннее солнышко пригревало, и лед на воде уже растаял. Я выбралась из машины и ахнула. На воде, недалеко от берега, покачивалась белая яхта с ярко- красными буквами на борту: "МАРИНА". Яхта соединялась с берегом деревянным мостиком с перилами, тоже покрашенными в белый цвет и декорированными яркими спасательными кругами, якорями и сетками.
   - Что это? - восхищенно прошептала я.
   - Ты просила яхту, вот это мой подарок тебе. Только плавать здесь особо некуда, озеро небольшое. Будем приезжать сюда иногда отдыхать, как на дачу.
   Я взвизгнула от радости и бросилась в объятия мужа.
   Пройдя по мостику на яхту, мы обнаружили на ней уже накрытый стол.
   Пир у нас был в самом разгаре, когда приехал Димка с огромными букетами цветов для нас обеих и подарком в виде золотого колье с бриллиантами для Ларисы.
   Вечером мы разместились по парам на шезлонгах, закутавшись в пледы и наблюдали за закатом.
   На душе у меня было такое умиротворение. Мне было так хорошо и я подумала: "Вот оно - счастье!" И только одна мысль не давала мне покоя, какой же маленький, но всё равно любимый, монстрик у меня родится?
  
  
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"