Лайщэ: другие произведения.

Update

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь я попытался высказать то, что ценю в других рассказах - социальная фантастика. Без гуманоидов в тарелках, без лазеров, машин времени. Эволюция общества плюс эволюция техники - как всегда.


Update

  
   Комната потихоньку наполнялась сиянием, перетекающим из василькового цвета в темно-фиолетовый и обратно. Подгрузка шла медленно, но спешить было некуда. Иногда этот процесс напоминал ему ускоренный просмотр заката солнца, иногда - игру света на водной ряби в бассейне. Сейчас Вадим ни о чём не думал, а просто стоял и смотрел.
  
   Наконец, пустое пространство стало наполняться формами. Толстый слой голограммы лёг на стены, зрительно раздвинул их так, чтобы помещение соответствовало по размерам переговорной с его второго места работы. Затем - уже достаточно быстро - "материализовались" предметы мебели, нарисовалось окно во всю стену с видом на Кадриорг, огромный монитор на стене напротив. Появились силуэты людей, его бывших коллег - пока что в застывших позах. Вот маркетолог - женщина лет пятидесяти с вечно недовольным выражением лица, никак не связанным с её реальным настроением и характером. Веб-дизайнеры, эти всегда ходили парой, опять что-то крутят на планшете. Секретарь с чашкой кофе в руке поспешно отступает с территории будущего совещания. Народ только подтягивается, вот несколько его сотоварищей-программистов, и даже главбух, которому тут вроде бы вообще делать было нечего.
  
   Но не в тот день. Краски и формы приняли свой окончательный вид, дверь реальной комнаты, невидимая теперь, но ощущаемая Вадимом "спинным зрением" закрылась, щёлочка света под ней потухла. Открылась другая дверь - стеклянная, с белыми жалюзи и разболтанной пластиковой ручкой. В переговорную влетел шеф.
  
   Даже сейчас, девяносто лет спустя, такая несвойственная шефу поспешность, такая импульсивность и такое выражение лица вновь поразили Вадима. Обычно шеф напоминал ему чётко функционирующий механизм - всё им делалось быстро, слаженно и эффективно, но никогда не впопыхах. Для шефа не существовало слова "дедлайн" в привычном всему офису понимании - даже если он что-то вдруг не успевал сделать, то точно знал, какие более приоритетные задачи оказали на то влияние. Шеф часто улыбался, мог посмеяться и пошутить, мог быть задумчивым и даже сердитым, но в каждом случае всегда оставался человеком дела, процесса. И да, он крайне редко засиживался в офисе допоздна, предпочитая жить по графику и возвращаться вовремя к семье - чего к всеобщему удивлению не случилось ни разу за предшествующую этому совещанию неделю.
  
   Облокотившись на спинку стула, едва оглядев собравшихся и лишь кивком в пустоту со всеми поздоровавшись, шеф произнёс: "так парни, у нас тут некоторые важные изменения. Нас купила "Bayer"".
  
   Девяносто лет назад Вадим стоял как и все, не зная, что и сказать. Сейчас же он осматривал лица других, невольно улыбаясь. Часть присутствующих, похоже, не поняли, о чём речь, или решили, что ослышались. Кто-то понял смысл, но не понял, к чему это ведёт и как реагировать. Кто-то, очевидно, всё знал заранее - как например главбух, чья голограмма сейчас тоже переводила любопытный взгляд с одного лица на другое и ехидно ухмылялась. За спиной шефа появилась Ирина (которую Вадим только-только стал выманивать тогда на свидания), но успела услышать, что он сказал, и тоже встала в нерешительности.
  
   "Bayer, которая...", начали сразу пара неуверенных голосов.
  
   "Да, та самая. Фармацевтический концерн", отрешённо бросил шеф. Ещё несколько секунд молчания.
  
   "А мы-то им зачем?"
  
   "Детально изложу рассылкой. Я просто хотел сказать это сразу, как только контракт будет подписан. Совещание планировалось на другую тему, но сейчас это уже не важно. Благодаря "Bayer". Так что ждите письма. Всё равно вас всех в одном месте не соберёшь разом", ухмыльнулся начальник. "Мы серьёзно меняем направленность работы. Тематику. Никаких больше строительств деревень и битв с демонами. Никаких онлайн-поисковиков сбежавших домашних животных" - укол в сторону Вадима, немного снявший напряжённую атмосферу. "Будем заниматься здоровьем. Новый тренд. Задавать".
  
   С этими словами, едва не столкнувшись в двери с Ириной, шеф вылетел из переговорной.
  
   "Это что такое сейчас было?", спросил Вадима новенький рекламщик. Вадим помнил, как покачал тогда головой - "не знаю" дескать, и поднялся со стула. Сейчас изображение проследовало вместе с его молодым тогда телом по коридору офиса. Он хотел поймать Ирину - она должна была знать больше, ассистентка всё-таки, но та уже сбежала, вслед за шефом, скорее всего. Поэтому сейчас голограмма вывела его к собственному рабочему месту - с запылённым чёрным монитором грозно урчащего под столом ПК и даже хаосом из стикеров на столе.
  
   Сняв пароль, голограмма Вадима убедилась, что всё было без шуток. Его новый проект был остановлен. Закрыт, точнее.
  
   Народ в офисе начал было шушукаться, но быстро затих. Обсуждать было пока нечего. Выяснили, что не закрыты только проекты в последних стадиях отладки или уже в продаже. Остальное всё было в архиве. Те, кто знал про "Bayer", как оказалось, не знали больше ничего. Люди прикидывали свои шансы остаться в деле, кто-то уже звонил с лестничной площадки мужу, делясь информацией и чувствами и ища утешения. Сейчас Вадим следовал за голограммой себя, бесцельно бродившей по комнатам в поисках свежих идей. Зашёл и к Ирине, наконец, поймал её на месте, но она была в шоке не меньше чем остальные. Продолжил свой путь, от нечего (теперь) делать зашёл лишний раз в туалет, умылся и поправил причёску. Вышел, прошёлся по коридору, вернулся, чтобы погасить свет, и так и продолжал хаотично двигаться по этажу, не зная, к чему себя пристроить.
  
   Пока кто-то не крикнул: "Рассылка!" Он даже не стал ломиться к своему компьютеру, а просто встал за спиной Ирмы, девушки из поддержки. Всё равно у всех было ровно одно и то же. И звучало оно так:
  
   "Коллеги,
  
   Последний год мы с вами занимались туфтой. Это была хорошая, прибыльная и даже креативная, но всё же туфта. И как всякая туфта, она должна была закончиться.
  
   Мы доросли до предела на нашем старом поприще. Мы успешно жали давно посеянный урожай, но сейчас мы его уже доедаем. Идеи наших (и не только) приложений подошли к концу. Не мы сами, но вся отрасль больше "не зажигает". Свен, твоя речь в кафетерии про "меня тошнит от редизайна кнопок" подчеркнула для всех то, что я осознавал - со страхом - уже давно.
  
   Мир устал от приложений - по крайней мере, приложений по-старому. Мир устал от девайсов, которые не меняются по сути. Покупателям не нужно больше мощностей в девайсе, так как и имеющиеся расходовать не на что. Все вообразимые до сих пор функции уже были предложены и реализованы неоднократно. Мобильность и компактность доведена до предела. Любое новое приложение или устройство - косметика. Обновление материальной части ещё пытаются оживить снижением срока службы - но это путь к краху, это не идея.
  
   Поэтому нам нужно реализовать нечто принципиально новое. Не месть свиней курам. Не новый мессенджер с псевдо-анонимностью - проблем приватности не будет лишь тогда, когда не будет проблемы быть не-анонимом. И не очередные перекрашенные карточные игры, мозаики и "Тетрисы" для развлечения сидящих в декрете мамаш. Нужны приложения и девайсы, но не ради удобства, развлечения и значка на корпусе. Не ради траты времени пользователя. А ради продолжения развития каждого человека, ради улучшения каждого человека. И ради экономики, конечно, тоже.
  
   Эта идея висит в воздухе уже какое-то время, а два месяца назад Bayer предложила нам вместе реализовать один из подходов. Мы займёмся вместе здоровьем пользователя, его успешностью и продолжительностью активной жизни. Мы - лишь часть большого проекта, но у нас важная задача - сделать так, чтобы пользователю было увлекательно заниматься собой. На встрече в Эссене я назвал это "селф-квестом", нашим новым коллегам это понравилось. Пусть будет так.
  
   P.S. Для испугавшихся: старожилы помнят, что я всегда остерегался сделок, нацеленных на то, чтобы купить у нас готовый продукт, придуманную нами идею. Здесь нас покупают не за то, что мы придумали, а за то, что мы можем реализовать. Вмешательство извне будет минимальным, влияние на персонал - тоже. Нам доверяют. Так что - без паники Вы все нужны".
  
   Дочитав, Вадим почувствовал, что на сегодня достаточно воспоминаний о самом начале их дела. Голосовой командой остановил запись - фигуры вокруг чуть расплылись, стали волнистыми и неровными. Промотал вперёд другие файлы по тегу "карьера". Вот обсуждения функционала, дизайна - теперь эта запись стала достоянием общества, её можно посмотреть в онлайн-библиотеках. Много часов, потраченных их командой на то, чтобы сделать новинки в медицинской технике и фармакологии близкими друзьями каждого.
  
   И наконец - презентация и старт продаж всего комплекса. Оглушительная пиар-кампания. Первые сбои и первый успех.
  
   Вадим гордился этими записями, гордился своею причастностью к тем событиям. Они просто так взяли и изменили уклад всего мира. Персональные устройства служили теперь не столько желаниям человека, сколько потребностям его организма. Они замеряли все доступные параметры (а доступных с каждым обновлением, с каждой новой моделью становилось всё больше), следили за пульсом, температурой, составом крови, выделений, анализировали рацион человека и реакцию организма на него - как и уровень и эффективность нагрузки, не только физической но и умственной. И анализировали, на многие годы вперёд, предугадывая вероятности болезней или просто дискомфорта, даже чисто психологического. Программный комплекс всё больше и больше полагался на свою собственную накопленную базу, в то время как старые медицинские знания лежали лишь в основании. Вадим делал свой маленький кусочек, чтобы простой паренёк вроде него смотрел на это всё как на игру, в которой, однако, можно было добиваться реальных, ощутимых успехов. Себастьян назвал это как-то "ивиге гемютлишкайт", эту новую возможность всегда знать, что именно и в каком количестве съесть, чтобы не было слишком много или мало, когда пойти на пробежку, а когда лучше остаться дома и почитать, даже если чувствуешь себя хорошо Когда принять что-нибудь для профилактики болезни, а когда уже надо бежать к врачу, какие пить витамины, в какое время лучше ложиться спать или просыпаться. Свен хвастал даже, что приложение позволяло пить и не впадать в полное опьянение, но все знали, что он мухлевал с кодом - "селф-квест" хоть и лояльно относился к привычкам, но злоупотреблять не позволял.
  
   Новый этап - Вадим перешёл в другую директорию, где ролики посвящены были кризису. Его как раз повысили до руководителя отдела внедрения. Совсем не вовремя, надо сказать. Обвинения консервативной партией проекта во вреде экономике - крах многих предприятий - диагностических клиник, фитнес-клубов, производителей низкокачественной пищи и напитков и даже религиозных организаций. Реакция, о которой предупреждал как-то на тренинге представитель "Bayer" - хотя тогда его сочли за преувеличивающего масштабы проблемы прорицателя. Ну да, прорицатель оказался прав. Сложные времена, одним словом, когда Вадим впервые увидел шефа именно мрачным. Среди прочего светлыми полосами - их с Ириной совместная жизнь, покупка дома, поездки по миру. Видео-послание от Ирмы из Африки, где она билась с бюрократией за перевод приложения на местные языки. Частично запланированная, частично случайно сложившаяся акция "селф-штадт", когда девайсы почти всех жителей Мюнхена показали нежно-зелёный цвет, означавший правильное следование предписаниям программы. Они с Ириной (в обнимку) и остальными на Олимпийской башне в интерактивных очках смотрят на это зелёное море людей внизу. Досадная, но весёлая оплошность ровно через месяц - репортажи о сбое, отправившем всё население Венгрии тренировать память в одно и то же время.
  
   Вадим выбрал ролик случайным образом и включил его. Опять реальность вокруг поплыла, но на этот раз загрузка прошла быстро ("стоит поменять этот чёртов проектор, да денег нет"). Тыну вступает на работу, Вадим знакомит его с коллегами. Всё та же переговорная - они принципиально не стали переезжать из здания, сделав исключение лишь на время ремонта. Офис, правда, уменьшился радикально, в ролике у Вадима ушло каких-то минут десять, чтобы провести парня по всем комнатам и показать имеющимся там людям. Все уже работали из дому, лишь горстка- Вадим и Ирина в их числе - отдавали дань традиции и приезжали в старую высотку. Так больше чувствовался рабочий дух, дома они непременно отвлеклись бы (точнее отвлекли бы друг друга). Тыну не проявил особого интереса к окружающему канцелярскому мирку, зато с головой ушёл в предложенный участок работы - как Вадим и предполагал. Опять пошла рабочая рутина - совещания, проекты, провалы и взлёты. Тыну в своём видеодневнике делится мыслями о возможном банкротстве, к счастью так и не случившемся. Вадиму стало скучно, и он стал листать дальше.
  
   Другая директория - им уже под девяносто. Уродливые обвязки с датчиками вокруг тела заменяются нанороботами - удобно! Они уходят из "Селф-квеста", Тыну теперь ведёт проект за него. Кругосветное путешествие. Себастьян гибнет в авиакатастрофе. Тогда же Свен начинает сурово злоупотреблять с алкоголем, но уже не может в таком состоянии контролировать своё детище, превратившееся в мирового Колосса. Колосс после десятков предупреждений "проклинает" его - приложение отключается, и лишь массовое вмешательство всех тогдашних и бывших коллег спасает Свена и выводит в итоге из запоя. А в целом для Вадима и Ирины - равномерная и несложная работа в историческом департаменте - перенастройка старых приложений под новые устройства и системы (для ностальгирующих). Далёкие путешествия всё чаще заменяются туризмом по Европе - он пролистывает иконки пары десятков записей с их звёздного мега-рейда на велосипедах по Германии и Бельгии. Школа искусств, попытка заняться политикой и публицистикой, и быстрый выход из того и другого...
  
   В дверь постучали. Вадим свернул панель, комната медленно приобрела свои реальные очертания. Он развернулся, взял трость и открыл.
  
   "Привет. Вспоминаешь?"
  
   "Привет. Ага", он обнял Ирину и проводил её к дивану в зале. "Как прогулялась?"
  
   "Да нормально. Дорогу опять переделывают, пришлось обходить. Мороженное купила, если хочешь. А, да, вот, видела ещё Тыну. Передавал привет".
  
   Вадим посмотрел на неё. Поменялась, да, сильно, а ведь на голограмме они все были так молоды... что ж, почти век прошёл, понятно. Ему вспомнилась мама в свои хотя бы семьдесят. Они и сейчас были моложе её. И всё же, всё же...
  
   "Ты ему сказала?"
  
   Ира помрачнела и отвела взгляд. "Да он в курсе, как я понимаю. Они как-то следят за этими счетами или за сообщениями, уж не знаю, как. В общем, готов он".
  
   "Да, в том-то и дело. Мы уже не понимаем, что происходит. Как этот мир работает".
  
   "Ну, мы итак слишком долго задавали ритм его движению", улыбнулась она, в одну секунду помолодев с улыбкой, такой же доброй и светлой. За много десятков лет совместной жизни она научилась угадывать настроение Вадима очень чётко, и сейчас без подслушивания или заглядывания в историю проектора знала, какие записи просматривал возлюбленный.
  
   Ирина подняла запястье с экраном, активировала его бойкой командой "подъём!" и показала Вадиму уведомление. "Какое это уже по счёту?"
  
   "А я считаю что ли?", отмахнулся он. Потом подумал. "Пятое или шестое у меня, наверное".
  
   "У меня значит больше. Месяцев восемь или десять. Скоро год".
  
   "Не говори глупостей".
  
   "Ну ладно-ладно", она опять заулыбалась, видя его смущение, и потрясла его ладонь, крепко сжимая её. "Поровну. Пусть будет ничья. Но это же ничего не меняет. Пора".
  
   Он и сам видел, что пора. Вчера тоже сбрасывал это навязчивое красное сообщение с экрана на руке, но оно так и осталось висеть значком оповещения в углу. "Ваш ежемесячный доход в течение года находится ниже прожиточного минимума. Рекомендуем отключить приложение "Селф-квест". Вот и всё. Конечно, ниже, они с Ирой и работают-то уже по паре часов в день, да и кому их старые побрякушки нужны? Таким же неплатёжеспособным как они сами старикам, да редким ценителям раритета или школьникам на уроках истории. Понятно, что ниже. Насильно их не отключат, это запрещено. Социальная служба пока компенсирует разницу в доходах и расходах (а Вадим, не веря политикам, подозревал, что компенсирует так уже намного дольше официально объявленного), но вечно так делать не будет. Поддельную еду уже не купишь, как делала бабка в детстве - теперь только мясо, никакой сои, только молоко, никакого разведённого мела... Дорого, но толково, от подделок "селф-квест" начинал визжать как резанный и грозил сам отключиться "по факту невыполнения предписаний", а заодно слал сообщение в органы контроля. Так что от подделок отказались, нет их больше - эпоха массового потребления сменилась эпохой потребительского максимализма.
  
   Но отключение "по факту невыполнения" наступит рано или поздно всё равно - когда организм будет регулярно недополучать пищи. Стоит ли мучиться и затягивать? Он давно ответил для себя, но ждал, пока Ирина не просто предложит в качестве варианта, а произнесёт всё настойчиво.
  
   "Я готов. Поедем завтра?"
  
   "Давай сегодня. Не хочу откладывать и вот так спать ложиться. Не люблю этих переходных состояний".
  
   "Пффф... Кто-то со мной месяц встречался, прежде чем хотя бы поцеловать..."
  
   "Ах ты...", она взлохматила седые волосы на его голове. "Вот тебе за это!". Посмотрела ему в глаза, потом на свою работу с его причёской. "И вообще", продолжала уже спокойнее, "пошла я одеваться".
  
   Они доехали до Ратуши, зашли внутрь и отметились. Сняли пальто, чтоб видны были руки. Экраны на запястьях предложили доступные услуги, они выбрали пункт "отключить приложение "селф-квест". Справа открылась дверь в просторную комнату, напоминавшую школьный класс - только вместо учительского стола и доски стояло два кресла по обе стороны большого чёрного ящика, а окна были плотно закрыты шторами. На чёрном ящике играло цветами трёхмерное изображение логотипа "селф-квеста".
  
   Они не стали никого приглашать, потому "класс" так и остался пустым. Сами бывали на этой процедуре только ради Ирмы - ей нужна была поддержка. И в целом знали, что надо делать.
  
   К ним навстречу вышла женщина, чтобы лично убедиться, что граждане пришли сами, по доброй воле и в здравом уме. Проверила данные их чипов у себя на экране, осмотрела простым взглядом и пригласила жестом сесть на кресла.
  
   "Располагайтесь поудобней. Так. Теперь опустите руки в отверстия ящика и скажите, как будете готовы. Боли не будет, так как полного вживления нет, но вы почувствуете жжение".
  
   "Мы знаем", подмигнул Вадим Ире. "Тестировали". Та улыбнулась в ответ и демонстративно закатила глаза, припоминая былое. Женщина, похоже, не поняла, о чём речь и просто дождалась их кивка, прежде чем нажать на кнопку.
  
   Они всё равно синхронно напряглись, синхронно поморщились и так же расслабились. Вытащили руки - уже без экранов, лишь с красными прямоугольными следами от них на запястьях и протёрли их салфетками. Проекция логотипа на ящике плавно переросла в зелёную галочку, затем превратилась обратно в логотип.
  
   "Вот и всё. Наносоставляющая приложения выйдет сама, естественным путём, не нужно беспокоиться. Я отправлю вашему работодателю извещение о вашем увольнении, на случай, если вы этого ещё не сделали... секунду...". Она пробежалась пальцами по своему экрану, затем вспомнила и достала из кармана кофты маленькие распечатки. "Да, вот ещё. Тут рецепт, чем помазать на случай, если будет сильно чесаться. Спасибо за понимание. И удачного вам дня".
  
   Они попрощались и вышли на улицу. Было тепло, домой не хотелось, так что Ира настояла на прогулке в парк. Теперь можно было не беспокоиться. Теперь всё. Они как и раньше будут принимать те же витамины и лекарства, придерживаться того же рациона и той же физической нагрузки, что и раньше. Социальные службы даже увеличивают расходы тем, кто в разумные сроки отключил приложение, так что финансовых проблем не будет. Просто без постоянных предписаний, без ежеминутного контроля за состоянием организма, их тела в таком возрасте рано или поздно дадут сбой. Придётся просто быть аккуратнее, а так - можно жить ещё, может быть даже годами.
  
  
   Пара подростков обнималась у пруда, глядя, как жирные, ленивые чайки шлёпают перепончатыми лапками по газону и нервно дёргают из стороны в сторону клювами. Парень снимал с запястья на видео то свою девушку, то парк вокруг, то себя и птиц, то - по настоянию девушки - опять её. С другой стороны водоёма вышли к лавочке двое стариков, смахнули пыль и присели. Дед покопался в кармане и что-то вытащил. Было необычно тихо холодным осенним днём, студенты и не думали подслушивать, но всё же уловили обрывки разговора.
  
   "А они прямо как из нашей молодости эти распечатки вытащили..."
  
   "Ага", согласилась она. "У тебя сильно рука чешется?"
  
   "Вообще почти не чувствую. А что?"
  
   "Да кажется, нечитабельный размер шрифта они тоже оттуда же взяли", скомкала свою бумажку Ирина и выбросила в урну. "Как помнишь, бабки ворчали, что на пузырьках с лекарствами явно не для них инструкции пишут..."
  
   На противоположной стороне пруда ничего не поняли и переключились вновь на чаек.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"