Ламберт Линн: другие произведения.

Дороги, которые мы выбираем. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Надо ли знать свою прошлую жизнь?

  
  Часть II
  Посвящается моему другу Филу
  
  
   У каждого свои дороги и они все разные, но есть дороги, которые дано не всем увидеть и пройтись. Это дороги времени. Прошедшего времени. Дороги наших воспоминаний. А дано ли нам окунуться в них?
  
   Старые московские дворики, как бы петь вам песни и слагать стихи, но где вы теперь?
  Где искать вас, мое детство и мои воспоминания? Разве может быть только в моих мыслях и моих снах? Куда ушли вы со своими спокойными, неспешными бабушкиными разговорами под окном, детским писком и песочницами в горошек? Деревянными лавочками, перекидными качелями и атрибутом всех дворов - деревянный стол и доминошники. Куда делись старые двухэтажные домики и садики у подъездов? Ушли в небытие внутренние дворики и дворники. Что осталось от тебя Москва? Небоскребы из стекла, стаи машин и горький запах бензина? Где та атмосфера добра и спокойствия, так свойственная тебе? Где этот гомон детей и неспешный ход прохожих? Куда делась твоя сдержанность и незлобность? Ах, мое беспечное и счастливое московское детство! Где тот фонтан во дворе и сам двор, с закрывающимися резными решетками и воротами, калиткой на улицу и дворником Ермолкой, который подгонял нас, маленьких, неугомонных, вечно сующих свой нос, детей? Где знаменитые баранки в Елисеевском? Чайные витрины и пирожные? И, наконец, самый важный атрибут московских улиц, регулировщик в белом кителе и фуражке?
  
  Ах, Москва, Москва! Парки и цветочные клумбы! Неспешные прохожие и широкие улицы. Стайки школьников и выпускников, студентов и рабочих, и, наконец, метро.
  О! Метро! Это город под землей и не просто город, это целая история и бесконечная анфилада переходов и мрамор. Это мозаика и роспись, это свет и гулкое рычание поездов на каждой станции. Это гордость не только москвичей, но и всей такой, когда-то большой, страны. Ах, московское метро!
  
  Насколько ты красивое и блестящее! Ты, которое ежеминутно глотаешь миллионы пассажиров, чтобы выплюнуть их на другом конце города. Что стало с тобой? Ты, которое так гордо блестело чистотой и порядком, стало загажено и заплевано мигрантами и всеми теми, кто не строил тебя, кто приехал сюда получить ежесекундное благополучие, которое миллионы и миллионы строили долгие годы. Ах, мое милое московское метро! Как же я люблю тебя, даже таким, забытым всеми теми, кто должен холить и лелеять тебя, как благополучие и средство передвижения! Милые мои старые станции, которые еще не разграбили и не сняли мозаику и гранит, не заменили на плитку и бетон, под предлогом удешевления. Я помню вас, мои красавицы, моя гордость и моя боль!
  
  Ах, Москва, Москва! Все меняется и ты стала другой! Ты стала похожа на буржуа, презрительно поджимающего губы и отворачивающего нос от бездомных и пьяных. Ты ли это? Где твое добродушие и терпимость? Где твоя размеренная жизнь? Куда теперь спешат твои нынешние жители, возомнившие себя вершиной цепочки эволюции?
  Ах, Москва, Москва! Осталась одна ностальгия! Ностальгия по моему детству, моему прошлому и... настоящему.
  
   ***
  В конце шестидесятых семья Новиковых получила квартиру в старых московских домах, тогда еще, принадлежавших заводу имени Лихачёва в районе станции Пролетарская.
  Большая трехкомнатная квартира на третьем этаже, высокие потолки и небывалая роскошь - темная комната. Часть окон выходила во двор, где на лавочках в скверике, среди тенистых деревьев сидели бабушки со своими внуками. А дети качались на качелях, копошились в песочнице или пытались залезть в большой круглый фонтан, работающий исключительно с июня по август.
  Дедушки, здесь же за столиком, играли в домино или шахматы. Дворик был со всех сторон окружен домами и только большая круглая арка отделяла его от остального мира. Поэтому все мамы этих домов и бабушки были спокойны за своих чад. И не все мамы приглядывали за своими детьми, как, впрочем, и не все жили в отдельных квартирах.
  
  Мама Алёши Новикова тоже изредка выгуливала сына в этом дворике, иногда просто оставляя его в песочнице. Алёша был похож на маму - статную молоденькую блондинку с огромными синими глазами, только глаза у Алеши были темно-зелеными.
  Этот мальчик никогда не плакал, даже, когда старшие ребята пытались отобрать у него игрушки, а игрушки были у Алеши импортные, такие не все мамы могли купить своим чадам, потому что их просто не продавали в Детском Мире. Алеша всегда с радостью делился всем, что у него было со случайными друзьями, приходящими поиграть в песочницу.
  Однажды в песочнице появился новенький мальчик. Его звали Сережа Зарницкий и мама всегда сидела рядом на лавочке. Это была тихая, неприметная женщина с печальными глазами, жена партийного боса завода имени Лихачёва, Тамара.
  Большого начальника знали почти все, работающие на заводе и проживающие в близлежащих домах. Он получил квартиру в новом доме, который стоял за двориком, и который совсем недавно построили. Многоэтажная махина возвышалась на маленькими низкими домами, как статуя Свободы на Манхеттене, его так и прозвали - Манхеттен. Детскую площадку самой махины еще не обустроили и дети с мамами ходили гулять в этот дворик.
  
  Сережа с первой минуты знакомства потянулся к Алёше. Они так и играли всегда в песочнице, либо исследовали двор, взявшись за руки. А что возьмешь с малявок, когда им по четыре года? Потом за Манхеттеном построили детский сад, ребята пошли в одну группу. За Алешей изредка приходил высокий подтянутый мужчина, темноволосый с зелеными глазами, всегда элегантно одетым и по моде.
  
  - Папа! - кричал мальчик и, бросив все, бежал к нему.
  
  Борис Николаевич редко бывал дома. Он работал в каком-то министерстве и почти всегда был в командировках. Поэтому при первой возможности всегда старался, как можно больше общаться с сыном. За Сережей же всегда приходила мама. Папа был настолько занят, что практически не общался с сыном, а может считал, что этим должны заниматься женщины. Но в любом случае, мальчики практически не вылезали из квартиры Новиковых и первые жизненные уроки - "что такое хорошо и что такое плохо" - Сережа получил из уст отца своего друга.
  
  Потом малявки подтянулись и пошли в школу, в один класс. Они так и продолжали дружить. Сережа приходил в класс и садился за парту рядом с Алешей. Что только учительница не делала: пыталась их рассадить, но либо Алеша приходил, и садился к Сереже, либо Сережа к Алеше. И все это молча, спокойно, без истерик. В результате их оставили в покое.
  Мальчишки учились хорошо. Хулиганили в меру своих возможностей. В четвертом классе отец Алеши перестал ездить в командировки и занялся воспитанием сына, но получил в добавку еще и Сережу. Борис Николаевич уже давно смирился с этим, поэтому в секцию карате он привел двух мальчиков: светловолосого и улыбчивого Алексея и темноволосого спокойного Сергея. Мало кто знал, что эту школу карате основал и поддерживал сам Борис Николаевич, а еще меньше кому было известно, что все тренеры в этой школе служат в ГБ. Так и стали ходить в секцию мальчишки вместе.
  
  Годы летели, мальчишки вырастали и из двух малявок превратились в нескладных подростков. В то время было модно носить синие джинсы и волосы до плеч. И как только не боролись учителя, но стричь свои отросшие пряди мальчишки почти поголовно отказывались, получая в дневниках записи от классных руководителей и нагоняй от родителей, но волосы по-прежнему, оставались длинными. Еще хуже дело обстояло с джинсами. Легкая промышленность не успевала за модой - ковбойских штанов она не шила, и приходилось состоятельным родителям раскошеливаться на импортные джинсы у фарцовщиков за две, а то и три родительские зарплаты.
  
  Не избежали сей участи и наши ребята. Борис Николаевич исправно снабжал обоих модными штанами популярных фирм у молодежи в СССР. Более того, водил к знакомому парикмахеру приводить в порядок отросшие волосы двоих пацанов. Лешка все воспринимал со смехом и стебался над прическами обоих. Сергей же всегда был более сдержан, но мало кто понимал, как удавалось держать себя в руках этому двенадцатилетнему подростку. Только Борис Николаевич изредка кидал проницательные взгляды на мальчика. На самом деле, пацану жилось невесело: отец был домашним тираном и поколачивал не только Сергея, но и Тамару Николаевну. Борис Николаевич видел синяки на мальчишке и в отговорки, что получил на тренировке, не верил.
  Хуже дело обстояло, когда мать Сергея ходила в темных очках. Зарницкий Игорь Владимирович был главой парткома на заводе и позволял себе много чего такого, что не мог обычный гражданин большой, еще тогда, страны. Он ездил отдыхать на южный курорт и возил с собой не семью, а секретаршу Танечку. Он бы давно выкинул из жизни свою жену, да и сына, пожалуй, но тогда легко было лишиться престижной должности. Поэтому терпел их, как необходимое зло.
  
  Тамара Николаевна и сама бы ушла от него, но куда?
  Квартирный вопрос, который испортил всех москвичей, держал крепче оков. Она могла плюнуть на себя и уехать в маленький городок, родом из которого была, но не хотела из-за сына, потому, что справедливо считала, что лишит возможностей своего ребенка. Поэтому терпела такое обращение. Иногда, сидя дома, она вспоминала того мальчишку Игорька, в которого влюбилась безоглядно, но кто же мог представить, что он превратится в ЭТО? Все чаще она задавала себе вопрос: а власть ли портит человека? Может сам человек такой?
  
  К шестнадцати годам оба парня подтянулись и превратились в прекрасных лебедей: один - в светлого, другой - в темного. Оба были почти одного роста. Занятия борьбой превратили тела в идеал для подражания одноклассников. Сергей все больше и больше становился похожим внешне на своего отца: темные слегка волнистые волосы и большие цвета лесного ореха глаза. Черные густые ресницы, прямой нос и красивые губы. У Алексея была не столь броская внешность, как у Сергея, но смотрелся он не хуже, была в нем какая-то изюминка, заставляющая обращать на себя внимание. Русые волосы, темно-зеленые глаза, нос прямой с легкой горбинкой и смугловатая кожа придавали ему шарма.
  При этом он обладал способностью заразить всех вокруг позитивом. При виде его, многие не могли сдержать улыбку. Отзывчивый и веселый мальчишка. Девчонки стайками вились вокруг обоих. И они с радостью окунулись в эту заразительную игру: флирт. Словно, желая перещеголять друг друга, они бросались в этот омут удовольствия. Сначала среди одноклассниц, а потом уже и почти всех знакомых девиц. Оба с легкостью кадрили девчонок и с такой же легкостью с ними расставались. Они, как будто соревновались друг с другом: кто больше.
  
  Среди их одноклассниц выделялась некая Ирина Романова. Одноклассницы шепотом говорили, что ее отец работает кем-то в ЦК. Эта Ирина постоянно оказывалась рядом с мальчишками. Она попеременно набивалась на свидание то к одному, то к другому. Вела она себя, как хозяйка положения.
  Сергею не нравилось, что Ирина висла на Лексе постоянно.
  
  - Леш, неужели ты не видишь, что она сама к тебе пристает?
  
  Лешка загадочно улыбался:
  
  - А может мне нравится, что она на мне виснет, - сказал он в ответ.
  
  Сергей вылетел из класса, громко хлопнув дверью. Лешка смотрел ему в след, сощурив глаза и сжимая кулаки. Они впервые пошли домой раздельно, каждый своей дорогой. И только Ирина довольно улыбалась.
  
  Серый домой пришел раньше обычного. За дверью родительской комнаты мать с отцом о чем-то громко разговаривали. "Опять ругаются", - подумал Сергей и ушел из дома.
  Он долго бродил по улицам, все дальше и дальше уходя от дома. Пока было светло, Сергей сидел на лавочке в сквере, потом пошел на детскую площадку и сел на качели. Эти качели имели особенность - всегда успокаивали. Сергей приходил, садился и все страхи сами собой уходили.
  Вот и сейчас Серый сидел и думал. С чего это он хлопнул дверью?
  Получается, что ему было больно, когда Лешка был с кем угодно, но только не с ним. Что это? Ревность? Ну, да, привык, что друг всегда рядом. А что же будет дальше? Рано или поздно он все равно найдет кого-то, с кем будет счастлив и, выходит, он, Сергей, не нужен.
  Глаза зарезало. Он не плакал, когда отец поднимал на него руку, а тут вдруг, как девчонка. Сергей качнулся и прижался к холодному железу лбом. На душе было черным черно.
  
  - Заболеешь, придурок!
  
  Серый даже не понял, кто это сказал, поднял голову, рядом стоял Лекси. Тот подошел и рывком поднял его с качелей. Он провел рукой по Серегиной щеке и взял за руку.
  
  - Весь холодный, заболеешь, придурок, - Лешка с тревогой смотрел на Серого.
  
  Сергей и правда и почувствовал, как он замерз.
  
  - Придурок... - повторил Лешка, снимая с себя куртку и накидывая ее на Серого.
  
  Обхватив его руками, потащил за собой. Сергей даже не спрашивал, куда и что, ему было не важно - важно, что Лешка с ним здесь и сейчас. А тот затащил его в подъезд, на третий этаж, к себе в квартиру. Усадил за стол на кухне и начал быстро сооружать чай.
  Чай, почему-то, у него всегда был вкусный. Он налил воду в заварочный чайник, поколдовал над ним, поставил фарфоровую чашку на блюдце и уже разлил чай туда.
  Серый заворожено наблюдал за ним. Потом Лешка поставил чашку перед Сергеем.
  
  - Пей, тебе надо согреться. - и Серый беспрекословно выполнил его приказ.
  
  Но его все равно трясло.
  
  - Иди, я тебе там ванную набрал, - Лешка подтолкнул Сергея к деревянной узкой двери.
  
  Серый остановился, замер на секунду и обернулся.
  Леха потемневшими глаза смотрел на Сергея и тот вернулся, подошел к другу вплотную. Хотелось крикнуть: что мы делаем, зачем ссоримся? Взгляд - глаза в глаза. И тут Сергей притянул Лешку к себе и крепко обнял. Так стало Серому спокойно и хорошо.
  
  - Вода остынет... - сказал Лешка, уткнувшись к нему в шею и еще сильнее прижимая к себе Сергея.
  
  - Я уже согрелся, - Сергей улыбался в Лешкину макушку.
  
  Эта нежность, высказанная без слов, была понятна обоим. Эти двое, словно единое целое, которое кто-то пытался разорвать, тянулись друг к другу. Один был в другом и целым. И, когда их губы встретились, все было закономерно и правильно для них. Ни у одного и другого не было даже минуты сомнения, что этого не должно быть.
  
  - Придурок, только еще раз попробуй сбежать! - шептал один.
  
  - Только подойди к ней - убью обоих! - отвечал другой.
  
  При этом они безудержно целовались, срывая одежду. Слова больше были не нужны.
  И только Луна смотрела в окно, освещая двоих в одной кровати.
  
  
  
  
  
  
  2.
  
  
  
  С тех пор, все вернулось на круги своя. Мальчишки опять были по-прежнему вдвоем. Начали готовиться к поступлению в ВУЗ. Институт выбирал Лешка. Сергей согласился. Записались на подготовительные курсы. Неожиданностью стала спортшкола - не успевали ходить на курсы: тренировки, соревнования съедали много времени. Сергей предложил следующий выход: он бросает спорт и ходит на курсы, Алексей продолжает ходить на тренеровки. Сергей подтягивает друга, становится его репетитором. Лешка, по-началу, был категорически против.
  
  - Лекси, я все равно бы бросил, - увещевал друга Сергей, - пойми, лучше сейчас, кому-то надо ходить на курсы.
  
  После долгих уговоров, Лешка все же согласился. У Серого оказался просто дар доносить до друга уроки, полученные на курсах.
  Борис Николаевич не вмешивался, молча одобрял такой выбор. Сергей стал репетитором у Алексея, а у того были высшие достижения в спорте. На него возлагали большие надежды.
  
  Ирина Романова продолжала свои атаки. Сначала она липла к Сергею, потом к Алексею - оба очень аккуратно пресекали поползновения в свою сторону. Та затаилась и зло сверлила глазами Сергея, он все видел и усмехался про себя, а зря. Романова была очень мстительной девицей, если бы Сергей знал заранее во что выльется ее месть, то своим бы руками придушил гадину, но кто может знать, что будет.
  
  Прозвенел последний звонок, потом отплясали на выпускном, пролетели вступительные экзамены и первого сентября друзья пошли учиться в МАИ в одну группу.
  Каково же было их удивление, когда на линейке они увидели все ту же Ирину и, причем, в их группе. Не сговариваясь, они решили не помогать ей учиться - факультет был тяжелый, математики много, черчение до конца учебы. Ирина после первого полугодия была вынуждена перейти на другой факультет, но в их группе она часто появлялась. Сузив глаза, наблюдала, как Лекс с Серым общаются на переменах, она сжимала кулачки и твердила про себя: "Я вам отомщу"!
  Ребята в группе тоже замечали нездоровый интерес Романовой к парням, напрямую никто ничего не говорил, только за спиной усмехались - она никому не нравилась из-за своего гнилого характера.
  
  Сами ребята учились неплохо, на стипендию. Отношения свои они скрывали - никто не хотел попасть под статью - в группе вряд ли бы кто заподозрил их. Но дома, когда никого не было, они доказывали друг другу свою любовь и привязанность. Не имея возможности, показывать свои чувства при других, они наверстывали упущенное дома, в отсутствии родителей.
  
  Однажды на каникулах мать Сергея была вынуждена уехать в родной город, а отец был в командировке. Лешка в это время ночевал у Серого. Они редко бывали у Зарницких.
  Отец Сергея отрицательно относился к друзьям сына и у него перестали бывать любые знакомые или одноклассники. В этот день Лешка пришел усталый с тренировки и заснул на диване в гостиной. Серый аккуратно подхватил его на руки и перенес к себе на кровать, тихонечко, чтобы не разбудить, стал его раздевать. Развернул одеяло, чтобы накрыть друга, но не удержался, залюбовался им. Тот выглядел таким беззащитным и Серый, не выдержав, поцеловал его. Потом легкими поцелуями спустился к шее, прочертил дорожку до сосков на груди, легкий стон был ответом на его действия. Лешка выгибался на встречу ласковым рукам и сам оставлял поцелуи на местах, куда смог дотянутся.
  И тут дверь с грохотом раскрылась, в комнату буквально влетел отец Сергея с криком:
  
  - Ах, ты педрила!
  
  Он рванул сына на себя и со всей силы стукнул об стенку. Сергей, не ожидая такого, сопротивления не оказал, от удара потерял сознание. В это время Лешка успел вскочить и сгруппироваться, следующий удар, направленный на Лекса, был отражен и сам драчун отправлен на пол, прямехонько к ногам сына, который к тому времени успел очухаться.
  У Серого на голове оказалась здоровенная шишка, а губа была рассечена, голова кружилась. Леша помог ему одеться. В это время очнулся и сам хозяин квартиры. Он опять пошел в атаку на Лекса и все слова, которые он выплескивал из своего рта, как из помойной ямы, были нецензурными.
  Лекс встал в глухую оборону, отражал удары здоровенного мужика, но сам не нападал. Тогда Игорь Владимирович извернулся и схватил своего сына руками за горло:
  
  - Я тебя придушу, сука!!! - кричал Зарницкий.
  
  И, наверное, задушил, если бы Алексей ребром ладони, одним ударом по шее, не вырубил его.
  Зарницкий свалился кулем под ноги своего сына. А тот, закатив глаза, грохнулся под ноги своему другу. Лешка, подхватив Серого на руки, потащил его в коридор, кое-как нацепив на себя одежду, выволок в коридор и, подхватив его под пятую точку потащил к лифту. Как он доволок Сергея до своего дома, не помнил, но ввалившись в свою квартиру застал отца дома.
  
  - Папа, помоги... - только успел выдохнуть Алексей и сполз на пол, ноги его не держали.
  
  Тот подхватил Сергея, отнес его в комнату на диван и набрал чей-то номер по телефону. Коротко что-то сказал и вернулся в коридор к сыну.
  
  - Рассказывай! - жестко приказал Новиков-старший.
  
  И Алексей все рассказал.
  
  - Ты можешь меня выкинуть из дома, но я прошу, помоги Серому! - младший смотрел на отца.
  
  Тот с непонятным выражением лица глядел на сына, он молчал долгие минуты, казалось, что он не здесь. Потом отец как-то устало провел ладонью по лицу, словно стирая что-то с него.
  
  - Как ты мог подумать, что я тебя буду ненавидеть? - как-то устало сказал Борис Николаевич, - Ты мой сын и я никогда не оставлю тебя.
  
  Он подошел к Алексею, помог ему подняться и обнял его. Долгие мгновения сын с отцом стояли, обнявшись в коридоре.
  
  
  
  
  
  3.
  
  
  
  В дверь прозвенел звонок и Борис Николаевич пошел открывать. На пороге стоял мужчина с чемонданчиком в руке.
  
  - Ну-с, где больной? - мужчина улыбался и протянул руку для пожатия Борису.
  
  Тот на пожатие ответил и сделал приглашающий жест рукой:
  
  - Проходи в комнату.
  
  На диване, все также без сознания, лежал Сергей. Рядом, обхватив себя руками за предплечья стоял Алексей.
  
  - Знакомьтесь, это - Владимир Сергеевич, мой хороший друг. А это, Володя, мой сын Алексей, а больной вот.
  
  Мужчины пожали друг другу руки. Врач на минуту остановил свой взор на Лексе и подошел к дивану, на котором лежал Сергей. Он вынул из чемоданчика фонендоскоп и послушал больного, потом проверил реакцию зрачка.
  
  - Давно он без сознания? - глаза его были серьезными.
  - Где-то с час.
  
  Врач встал. Подхватил под локоть Бориса и повел его из комнаты.
  
  - Более детально я тебе могу сказать только после обследования, - ответил на немой вопрос Владимир. - Надо везти к нам. На мальчике побои, похоже, сотрясение мозга. Его душили?
  
  Борис молча подтвердил предположения доктора кивком.
  
  - Нападение?
  
  Борис опять, молча, кивнул, немного подумал и добавил:
  
  - Собственный отец постарался.
  
  Врач присвистнул.
  
  - Будешь через нас оформлять?
  
  - Нет, здесь надо по-другому, - и он внимательно посмотрел на друга.
  
  - Я понял, не волнуйся, сделаем. Это то, что я думаю? - прямой вопрос - прямой ответ.
  
  - Да.
  
  На сей раз, молча кивнул Владимир Сергеевич.
  
  - Готовься, я забираю его с собой, - врач вышел за дверь.
  
  Через пять минут пришли санитары с носилками и унесли Сергея, Новиковы пошли за ними.
  
  
  
  
  
  4.
  
  
  
  ***4
  Целый месяц Сергей лежал в больнице. Лешка навещал его каждый день. Отделение было маленькое, больных в нем лежало немного. Лекс возил апельсины и булочки от мамы Сергея, но пропускали туда только Новиковых. Сергей про отца не спрашивал совсем. А ему и никто не говорил. В день выписки Борис Николаевич забирал его на своей машине, у Новиковых был "мерседес". На заднем сиденье сидел Лешка и улыбался. Сергей сел и нашел руку друга, так и ехали они, держась за руки. Борис привез ребят к себе домой. В коридоре их встречала Тамара Николаевна. Она обняла сына.
  
  - Давайте пройдем в гостиную, нам надо поговорить, - сказа Борис Николаевич.
  
  Лешка с Сергеем сели на диван, Тамара Николаевна - в кресло рядом. Мать Алексея, Валентина Ивановна, стояла у окна.
  
  - Сынок, - тихо сказала Тамара Николаевна, - я ушла от отца, - и она посмотрела на Сергея.- Борис Николаевич и Валентина Ивановна приютили меня в своей квартире, а сами уезжают жить на дачу в Переделкино.
  
  Сергей смотрел на Новикова-старшего, тот кивнул и продолжил:
  
  - Вы ребята большие сами сможете себя обеспечить, - он улыбнулся, - ну пока Тамара Николаевна за вами присмотрит, временно, - он поднял указательный палец вверх.
  
  
  Новиковы-старшие через неделю переехали жить на дачу. Тамара Николаевна осталась с мальчишками. От нее Сергей узнал, что отца сняли с работы за жестокое обращение с собственным сыном. Но много лет спустя он узнал, что его отца навестили люди в "серых пиджаках" в тот же день и "убедили", что в его интересах не разглашать мотивы его поведения. На допросе Зарницкий все свалил на то, что был пьян. Анализ в крови показал запредельную дозу алкоголя и ему поверили, но ни слова не было произнесено о истиной мотивации поведения отца Сергея. До суда дело не дошло, но его исключили из партии, а заодно и с завода. Он пристроился работать в какую-то частную лавочку, громко именуемую Кооператив. На пороге стоял 1986г.
  
  Алексей и Серый на отлично закончили четвертый курс института, предстоял последний, пятый. Летом у Лекса были соревнования, Сергей работал у Бориса Николаевича, который теперь руководил одним из отделений Газпрома. Следующие полгода ребята благополучно закончили и получили направление на преддипломную практику, а далее на диплом. Оба теперь работали у Новикова-старшего в отделе. Как-то в один из осенних дней Алексей ушел пораньше на тренировку, а Сергей остался на работе доделать дела. Освободился он поздно. Темнело рано, на улице моросил противный дождь со снегом. От метро идти было метров сто, потом свернуть под арку и пройти два подъезда внутри двора. Когда он свернул под эту арку, там его ждали пятеро в темных одеждах.
  
  Молча, без разговоров они окружили его. Сергей напал первым на того, что стоял ближе всех. Второго вырубил практически сразу. И ту на помощь ему пришел Лекс, он вынырнул с другой стороны арки и атаковал моментально на поражение. Двое лежали на асфальте, а третий вытащил нож и замахнулся на Серого. Лешка понял, что не успевает и рванул Серого от себя, нож вошел в грудную клетку в области сердца. Серый заорал, как раненный зверь и ногой в челюсть вырубил нападавшего. Лекс медленно оседал на асфальт. Сергей подскочил к нему и поддержал. Нож торчал из Лешкиной груди и тогда Серый закричал: "Помогите"! Из пункта милиции, находящегося в соседнем доме выбежал кто-то и видно они вызвали скорую. Всех нападавших повязали, Алексея погрузили в быстро подъехавшую скорую, Сергей поехал с ним. Он всю дорогу держал Лекса за руку и, как мантру шептал всю дорогу: "все будет хорошо". Лекс молчал и смотрел в глаза другу.
  
  - Все будет хорошо. Я вернусь, слышишь, Серый, я обязательно вернусь, ты только жди! - побелевшими губами шептал Лешка.
  
  В больнице Лешку сразу же на каталке повезли в операционную. Сергей бежал рядом до самых дверей в операционную, куда его не пустили.
  
  Борис Николаевич приехал быстро, следом за ним в операционную зашла еще одна бригада хирургов. Операция длилась, казалось, бесконечно и все это время Сергей и Новиков были в больничном коридоре. Через долгое время ожидания из дверей операционной вышел уже знакомый Владимир Сергеевич. Он шел, как-то странно волоча ноги, снял маску и колпак, посмотрел на Бориса и тихо сказал:
  
  - Мы ничего не смогли сделать.
  
  Сергей сначала не понял и все твердил: что?что? А потом закричал во весь голос:
  
  - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
  
  Борис Николаевич едва успел подхватить, рухнувшего Сергея, а у того отказали ноги. Новиков крепко прижал к себе, бившегося в агонии парня, и вдруг сам зарыдал.
  
  В больничном коридоре два взрослых больших мужика рыдали, вцепившись друг в друга.
  
  
  
  
  
  5.
  
  
  
  А почти тридцать лет спустя в зале спортшколы, в которую когда-то ходил Алексей, на стопке матов в конвульсиях корчилась Светлана Кузнецова, которая порывисто открывала рот, пытаясь сделать глоток воздуха, но это ей не удавалось. Тут же рядом суетился человек, который старался выдернуть ее из марева безвременья. И это у него получилось. Светлана, наконец, сделала вдох и села на матах, она какое-то время сидела и судорожно дышала с широко открытыми глазами, а потом вдруг вскочила и понеслась вон из зала. Следом за ней выбежал и седовласый человек. В холле у двери она столкнулась с еще одним мужчиной, но, не останавливаясь, продолжала бежать. В дверях мужчины встретились. В глазах младшего промелькнуло узнавание, но он, не задерживаясь, устремился в след за Светланой. Седовласый остался стоять на ступеньках возле школы, он вынул из кармана телефон и набрал номер.
  
  Светлана продолжала бежать и остановилась только тогда, когда уже сердце готово было вылететь из грудной клетки. Она схватилась за спинку лавочки и почти упала на нее, села скрючившись, обхватив голову руками и положив локти на колени. Так она просидела неподвижно почти час. На нее нахлынули такие чувства и эмоции, что голова была готова разорваться. Все эти прожитые двадцать с хвостиком лет чужой жизни сидели у нее в голове, и она не могла поверить и понять: ее ли это жизнь и, вообще, что это такое? Она обхватила руками голову, сжала ее посильнее и начала дышать, как ее учили, или не ее уже? Но дыхательная гимнастика восстановила какое-то зыбкое равновесие.
  И Светка стала соображать. Путаница из чувств и воспоминаний, которые вырывались и не могли найти себе места в этой маленькой черепной коробке, готовы были вырваться наружу, но Светка жесткой рукой схватила за хвост ускользающую мысль и сказала сама себе: "стоп". Все же основную часть воспоминаний она затолкала подальше и нечеловеческим усилием воли заставила себя начать рассуждать логически. А логически получалось совсем даже невесело и как с этим жить теперь она не знала. И в момент минутной растерянности к ней вернулись чувства. Это было такое всепоглощающее чувство любви и желания, бесконечной нежности и обладания, чуть-чуть ревности и беспредельного доверия. Какая какофония и мешанина эмоций! И какие ее собственные? Ведь все эти чувства, что ее, а что и полученные были к одному человеку. Она сильнее стиснула голову руками. И тут пришло понимание! Лешка Новиков и она, Светлана, есть одно целое и он - это она. Эти впечатления, которые выливались на нее откуда-то, это все ее собственное! Все это уже было! Она просто забыла! Именно тогда стало ей легче оттого, что она примирилась со своим прошлым: раз это было, значит было, с этим ничего не сделать, как ничего не сделать с вращением Земли. Господи, но как же это больно!!! И тогда она застонала.
  
  Кто-то дотронулся до ее плеча и Светлана испугано подняла лицо. Перед ней стоял Серый, только он был немножко не тем, каким его помнил Лешка, но это был он! Морщинки вокруг глаз, в глазах тревога. Вдруг ей стало жутко обидно, что он вот так смотрит на кого-то еще, и очередное воспоминание - это же он смотрит на нее! Ей теперь к самой себе ревновать? А Сергей смотрел и смотрел. И тогда она вдруг почувствовала, КАК соскучилась! Порывисто, с каким-то всхлипом она обняла Сергея и сильно, как могла стиснула его. А тот подхватил ее под пятую точку, как делал это всегда, и что-то говорил и говорил. Под этот шепот Светка и успокоилась. Отстранилась и тихо спросила:
  
  - А где мы, Серый?
  
  Сергей улыбнулся, потерся о Светкин висок и сказал:
  
  - Я здесь когда-то жил.
  
  Светлана осмотрелась. Они стояли в дальнем углу двора, в котором когда-то жили Новиковы. Здесь уже давно все было по-другому, но кусты, лавочки и качели были все те же или точно такие же. Чувство ностальгии резануло, где-то в области грудины. Как тяжело жить со знанием прошлого, не своего и, в тоже время, своего прошлого. Она подняла глаза и посмотрела на окна квартиры, выходящие во двор. Неосознанно ноги привели ее именно сюда, в этот двор, где и не стало Лешки. Она зажмурилась, вспомнила все, даже то, как Серый сидел на этих вот качелях и мерз и именно с них началось это сумасшествие под названием любовь. И ее или его персональное наваждение - Сергей Зарницкий. И тут она подняла голову и внимательно посмотрела на Серого, и подумала про себя: "почему Новиков?" Эту загадку надо либо решать, либо напрямую узнавать у самого Сергея, но сейчас она не была готова к такому подвигу. Сколько всего надо сделать, разложить, все привести в норму и себя самою, а сейчас... Светлана потянулась к Сергею, обхватила его за плечи, встала на скамейку и, глядя прямо ему в глаза, поцеловала, жестко, сильно, настойчиво, совсем не по-женски. Сергей не ожидал, такую Светку он еще не видел. Спрашивать ее сейчас о том, что случилось он не стал, чувствовал, понимал, что лучше не сейчас. Потом она все равно сама ему скажет, он доверял ей. А сейчас она была сама на себя не похожа. Жадно и как-то властно целовала его, и было в этом поцелуе что-то давно забытое, но сейчас нашедшееся и было все так правильно, что Сергей не выдержал и застонал в голос.
  
  - Пойдем домой, - прошептал он.
  
  И Светка кивнула, она даже оторваться не могла все так и смотрела ему в глаза и было в них что-то знакомое, родное. Так и подхватил Сергей ее под пятую точку и понес домой. Бабушка на лавочке осуждающе покачала головой.
  
  
  
  
  
  6.
  
  
  
  Как хоронили Лешку Серый не помнил, он только качнулся и потерял сознание, когда лопатами стали засыпать могилу. Ближайший месяц у него полностью выпал из памяти. А последующие он сам не помнил, потому что они были однообразные, он как-то фрагментами вылетал в реал, как после прыжка с вышки в воду. Все остальное время он не помнил. Зато помнил Борис Николаевич. Он переехал в московскую квартиру и каждый день был рядом. А Сергей сидел и все время смотрел в одну точку, как кукла и реагировал только на слова Новикова: "Сережа, надо покушать и ел, Сережа надо то-то и то-то и делал". А в промежутке его не было. Как он не сошел с ума в это время сам не знает, но скорее всего забота Новикова держала его на плаву в реале.
  
  А Новикову самому было плохо, поэтому он нагружал себя так, чтобы не очухаться и не пропасть в своем горе. Он ухаживал за Сергеем, работал, курировал школу и еще начались проблемы в семье. Однажды Валентина Ивановна собрала вещи и ушла. Стоя у окна, Борис слышал, как Валентина собирает вещи и что-то говорит о том, что она ему не нужна и нужна не была, а теперь сына нет и у нее может быть своя личная жизнь. Ее "личную жизнь" Борис и так знал. Он был частный предприниматель и возил Валентину на навороченной машине, ходил в малиновом пиджаке и занимался сомнительной деятельностью. Борис все это знал и молчал. Свое обещание, данное Валентине еще в Японии, когда они оба работали в посольстве, он исполнил: она никогда, ни в чем не нуждалась, у нее все было самое лучшее, она не работала и занималась только воспитанием сына, но только ли этим? Да и мальчик ей был в тягость по молодости лет. А сейчас, когда ему нужна поддержка, когда надо вытащить Сережу из марева безумия, она вдруг уходит и было бы к кому... Борис усмехнулся, он, офицер КГБ, умеющий просчитать все варианты наперед, знал и этот. Пусть идет. Ему вдруг стало легче, потому как одной ответственности было меньше. А у него дел было много и одно самое важное - это поставить на ноги Сережу. А второе немаловажное, а пожалуй главнейшее, узнать кто и за что убил его сына.
  
  Именно в это время и выплыла Ирина Романова. Лучшего случая ей не представилось бы никогда и повисла на Сергее каменным грузом. Она была почти все время постоянно с ним, возила в институт и домой, была "добровольной сиделкой". Сергей мало обращал внимания кто с ним рядом. А у Ирины была своя цель. Она как-то мерзко улыбалась, когда никто не видел. В дом ее впускала мать Сергея, она же старалась не оставлять ее одну с сыном, как будто чувствовала что-то. Но ведь можно и увезти парня не только домой, когда он опять погрузится в свой мир. Что и сделала Романова. Она отвезла его к себе домой и что-то подсыпала в чай, а потом, когда парень, не совсем понимая, где он и что, уложила его на кровать, расстегнула молнию на его брюках. Только почему-то Ирину Сергей во время занятия любовью называл Лешей. В какой-то степени можно сказать и спасибо ей за то, что Сергей встал на ноги и все-таки закончил образование, получив диплом. Только он не успел очухаться, как оказался окольцованным на этой самой Ирине. В один вечер почти сразу после диплома она пришла к Новикову и сообщила, что беременна от Сергея. Борис прищурился и зло усмехнулся:
  
  - Девочка, а ты знаешь, что существует много способов проверить отцовство и даже на маленьком сроке?
  
  Ирина спокойно кивнула и улыбнулась победной улыбкой. Новиков не стал мешать, но предварительно проверил в какую консультацию она ходит и каким-то способом все же выяснил, что отцом ребенка является Сергей. Борис пришел в ужас, но был расчетливым и хладнокровным бизнесменом и тогда он затаился - сдача позиций еще не поражение. А Сергей и сам не знал, как у него получился этот ребенок. Он ничего не помнил. И вот, сидя в гостиной на диване и глядя на Бориса, он вдруг осознал, что все это время тот тащил его тело на себе. Именно тело, потому что Сергей позволил себе упиваться своим горем, а ведь это и горе Бориса. И тогда он дал себе слово, что сделает все, чтобы Борису было легче. И он его держал. А тогда, в тот памятный вечер, после разговора с Новиковым Сергей встал, подошел к Борису, обнял его и тихо сказал:
  
  - Папа.
  
  Вот так и стал Сергей Игоревич Зарницкий Сергеем Борисовичем Новиковым, опорой и помощником своему названному отцу.
  
  Первым делом он прояснил вопрос с Ириной. Та напрочь отказалась от алиментов, предложенных Сергеем, напирала на то, что ребенку нужен отец.
  
  - Ну, что ж, - сказал Сергей, - раз ребенку нужен отец, значит будет отец.
  
  Ирина праздновала победу. Только Сергей, глядя в глаза отцу сказал:
  
  - Папа, никто не вел разговор о матери, - и многозначительно посмотрел на старшего.
  
  Борис хмыкнул, сын оказался острее и проницательнее его самого. Свадьбу не праздновали, Сергей настоял на тихой регистрации, мотивируя тем, что ей нельзя, а ему и не надо, в районом ЗАГСе. Ирина была зла, но скрывала это. А дальше было хуже. Пока она была беременна Сергей угождал ей и молчал, не споря и не ругаясь. Как только родился ребенок, он, не спрашивая никого, зарегистрировал его сам, как Новикова Алексея. Потом ребенка с мамой выписали из больницы и Ирина настояла, чтобы сыну была выделена отдельная комната. Ну, что ж, Сергей был не против, но переместился жить в детскую комнату. Он сам ухаживал за ним, менял пеленки и носил кормить к мамаше, которая только и делала, что спала. Однажды он пришел домой и застал незнакомую даму, которая трясла на руках его сына.
  
  - Вы кто? И что за обращение с ребенком?
  
  Оказалось, что Ирина ушла в салон с подругами, а это приходящая няня. Сергей выгнал тетку и сел ждать Ирину. Та явилась в восемь вечера. На пороге стояли ее чемоданы. Сергей перенес чемоданы за порог и молча закрыл перед ней дверь. В квартире поселилась Тамара Николаевна, которая и заменила мать Алеше.
  
  Ирина начала атаку на Сергея, грозясь отобрать сына. Она подала в суд и привела свидетелей, которые подтверждали, что муж жестоко обращался с ней и ребенком. На предварительном слушании она картинно заламывала руки, плакала и под конец изобразила обморок. Судья - женщина, хмурилась, зло глядя на Сергея. В это время в зал вошли два человека в гражданской одежде. Старший положил перед судьей документ, удостоверяющий личность и звание, затем ордер на арест Романовой Ирины Валерьевны, как организатору убийства Новикова Алексея. На этом суд и закончился. Сын остался у Сергея.
  
  Но шок, от полученной информации застал Сергея врасплох. Один вопрос мучил его: зачем? И опять Новиков-старший пришел на помощь. Он и рассказал, что Романова, росла в обеспеченной семье, отец ее работал в ЦК и Ирина имела все, что хотела и ни в чем не знала отказа. Вот тогда она и решила, что заполучит Алексея, во что бы то ни стало. Но тут получился полный облом, Лешка не хотел иметь с ней никаких дел. Тогда-то и началась эта интрига, она делала все, чтобы разлучить Сергея с Лексом, а тот ни в какую не хотел с ним расставаться. И уже в конце учебы в институте она поняла, что добровольно Лекси точно с ней не будет, но вот, если он останется один, без Сергея, то она имеет шанс заполучить его. И тогда она наняла уголовников через службу безопасности своего отца, не учла одного, что отец Лекса окажется круче, раскрутит весь этот клубок, и более того доведет дело до логического конца. Простая случайность, что Лешка именно в это время пошел в магазин за хлебом и наткнулся на Серого и нож, предназначенный Сергею, попадет в Лекса тоже случайно - друг закрыл его собой. Воспоминания накинулись на Сергея с новой силой, но теперь он был не один, у него был сынок и папа, он обязан выстоять. Что ему это стоило знал только он сам.
  
  - Сука, - шептал Сергей, обнимая своего сына, - сынок, ты никогда не узнаешь, кто твоя мать и что она такое. У тебя есть я.
  
  И сын улыбался ему и смотрел на мир такими знакомыми глазами цвета лесного ореха.
  
  
  
  
  
  7.
  
  
  
  Светка проснулась, она лежала, закрыв глаза, уткнувшись Серому куда-то в ключицу, и не двигалась, ей было хорошо. Её обнимали сильные руки, хотелось сжать любимого в объятьях и не выпускать. Она потерлась носом о плечо и поцеловала, потом провела рукой по груди, едва касаясь кожи, слегка щекоча ее. Легко задела горошинку сосков и обвела кончиками пальцев, затем повторила все тоже со второй. И опять легкое касание кожи, невесомое, пуховое. У Сергея грудь была гладкая, кожа нежная. И пальцы продолжили свой танец. Ее не останавливали, и она знала, что он этого не сделает. Когда пальцы, исследовав грудь, стали спускаться ниже и ниже, Сергей открыл глаза. И тогда ее губы присоединились к пальцам. Они также неспешно вытанцовывали узоры на коже, оставляя влажный след, а ее любимый изгибался под их чувственным танцем навстречу рукам и губам, которые опускались все ниже и ниже. И тогда раздался стон удовольствия. Серый был глиной в ее руках, а она его творцом. А губы все продолжали этот танец безумств, опускаясь все ниже и ниже, скользя по внутренней стороне бедра, и опустились на головку. И только всхлип сказал ей, что любимому все нравится, а губы продолжали творить безумие, и когда удовольствие уже готово было пролиться огненной волной, она отстранилась и посмотрела в затуманенные глаза Серого. Тот замычал, протестуя против такого обращения, но его муза не дала ему передыха и резко опустилась на него, вбирая всего его и сразу - полностью. И тогда Сергей широко открыл глаза и встретился взглядом с темно-зелеными, которые смотрели на него с любовью и всепоглощающей нежностью, и губы потянулись за поцелуем, вытанцовывая и выцеловывая каждый свободный участок кожи. И теперь они поменялись ролями. Теперь муза плавилась в объятиях своего творения, отвечая и отдавая свою страсть, свою любовь, и, как вершина наслаждения, оргазм прошиб их, накатывая огненными волнами на обоих партнеров.
  
  Сергей лежал расслабившись, растекшись на кровати, сверху на нем лежала Светлана. Ее пряли волос щекотали щеки, Сергей улыбнулся и поцеловал ее в макушку. Как же ему было хорошо! Это было так же, как много лет назад. "Как же я боялся, что не найду тебя", - думал Сергей. Сердце его было спокойно. Только вот, если его Лекс не вспомнит его, что ему делать? Стоит ли напоминать? А его "Лекс" поерзал по нем, умастившись поудобнее, и опять поцеловал в плечо. Серый засмеялся. Это был точно Лекси, только он мог "заездить" Сергея несколько раз подряд и эта нежность, граничившая с хрупкостью и безумством. И эти губы, которые опять начали танец сумасшествия по телу. Серый опять засмеялся, а "Лекс" поднял на него свои необыкновенные зеленые глаза:
  
  - Что?
  
  - Ты меня совсем заездил, давай теперь я, - Сергей засмеялся и подмял "Лекси" под себя.
  
  Тот провел рукой по груди, очертив соски, обхватив талию Сергея ногами и, нетерпеливо качнув бедрами.
  
  - Давай.
  
  Серый озорно засмеялся. "Совсем, как тогда", - подумал "Лекси" и закрыл глаза.
  
  
  Борис Николаевич Новиков сидел в своем кабинете и читал какие-то бумаги. Рядом слева стоял Мико и внимательно смотрел на документы в руках Новикова.
  
  Что скажешь, Миша? - Новиков посмотрел в глаза Мико.
  
  Тот пожал плечами:
  
  - Надо думать, Бор. Риски, - и он прикрыл глаза.
  
  Новиков-старший встал, он был выше Мико на полголовы, усадил того в кресло и стал массировать плечи. Мико блаженно закрыл глаза и застонал.
  
  - Что случилось, Миша?
  
  - С чего ты взял, что что-то случилось? - Мико дернулся посмотреть на Новикова, но тот не дал, нажав на плечи и продолжая массировать их.
  
  - Миша, я тебя слишком хорошо знаю, - и Новиков сам заглянул в глаза Мико.
  
  - Бор, это к делу не относится, - Мико нахмурился, встал и одел пиджак.
  
  Даже, сейчас в свои шестьдесят с хвостиком Мико выглядел молодо, тело вообще было мальчишеское, поджарое, только голова седая, если бы не шевелюра, то больше сорока ему не дашь. Поседел он в один день - в день смерти Алексея.
  
  - Иди отдохни, я еще немного поработаю, - Борис сел за стол. Мико вышел в соседнюю комнату, дверь которой находилась тут же в кабинете.
  
  Новиков опять принялся за документы. В дверь постучали и вошел Сергей, оглядел кабинет и улыбнулся:
  
  - Работаешь?
  
  Новиковы обнялись.
  
  - Привет, сынок, - Борис улыбался, - чем обязан такому визиту?
  
  Сергей присел в кресло:
  
  - Ты бы тоже сел, папа.
  
  Новиков сел в кресло рядом и выжидающе посмотрел на сына.
  
  - Я, папа, жениться собрался, хочу познакомить со своей женой. Ты в воскресенье дома будешь?
  
  Новиков изучающе смотрел на сына:
  
  - Это серьезно?
  
  - Я похож на шутника? - Сергей удивленно поднял брови.
  
  - Хорошо, - Борис встал, - в воскресенье ждем в Переделкино.
  
  - Вот и хорошо, - Сергей тоже встал, - маме передай, что ничего особенного не надо, - он остановился и повернулся, - ну, если только блинчики по-новиковски. Сюрприз вам будет, - и Сергей вышел.
  
  - Да, уж точно сюрприз, - пробурчал Борис себе под нос и вернулся к работе. Мико неслышно вернулся назад.
  
  Андрей с Лешкой гуляли в парке Горького. Слежку за ними Андрей заметил еще, когда ехали на машине к парку, Лешке он ничего не сказал. Но сейчас за ними шли двое, на повороте их сменили еще двое. "Так, совсем интересно", - подумал Андрей, ему это не нравилось.
  
  - Слушай, Лекс, а у тебя на работе все нормально, - спросил Андрей друга.
  
  - Нормально, - ответил Алексей. - С чего вдруг такие вопросы?
  
  - Я подумал, а вдруг ты дорогу перешел конкурентам или еще что-то.
  
  Лешка остановился, с удивлением посмотрел на Андрея, засмеялся и прижал того к себе, обхватив за плечи.
  
  - Ну, какие конкуренты?
  
  - Ну может арабы на тебя охоту устроили или еще кто. Давай рассказывай во что ты вляпался?
  
  - Какие арабы, Эндрю? Я маленький человек, у меня ответственность финансы, я не решаю серьезные вопросы. С чего тебе это в голову взбрело?
  
  Андрей утащил Лекса на лавочку возле пруда. Внизу совсем у кромки воды плавали лебеди, глядя на них, Андрей сказал:
  
  - Не оглядывайся и слушай, за нами следят, - он повернул голову, - это не паранойя. Вчера вечером до самого дома нас провожал чувак. Сейчас двое на лавочке напротив и двое сзади. Сейчас разыграем комедию: делаешь вид, что со мной дерешься и, как только они открывают нам выход с дорожки, бежим, понял?
  
  Лешка молча кивнул и без предупреждения стукнул Андрея по спине.
  
  - Ты, чё охринел, - заорал Андрей.
  
  Лешка вскочил и рванул от Андрея, тот за ним.
  
  - А ну стой!
  
  Двое, что стояли и перегораживали путь отступления, отскочили и открыли выход с площадки. Андрей рванул за Лешкой. Тот летел так быстро, что даже Андрей за ним не поспевал. Оба почти одновременно подбежали к машине, которую Алексей завел и вырулил со стоянки на шоссе в центр. Преследователи не успели, зло глядя в след машине, один из них достал телефон и набрал номер.
  Лешка в машине пристально через стекло смотрел назад, за ними никто не ехал.
  
  - Странно все это, - сказал он и достал телефон. - Пит, привет, это я, надо очень срочно поговорить. Когда? Нет, прямо сейчас! А мне плевать, я еду к тебе, - затем развернулся к Алексею и назвал адрес, - поворачивай, здесь налево, вон в тот двор.
  
  Ничем не примечательный подъезд, вывески не было, на входе на ресепшене стоял мужик.
  
  - Мне Смирнова Петра пригласите, пожалуйста, - Андрей подошел к ресепшену.
  
  Дежурный набрал номер. Лешка огляделся вокруг, холл, из него выходили два коридора и две закрытые двери. По коридору шел высокий мужчина лет тридцати пяти, светлые волосы стянуты в хвост, глаза голубые.
  
  - Что за шум, а драки нет? - мужчина пожал парням руки.
  
  - Знакомься, Пит, это мой друг Алексей, а это мой дядя - Петр, - обратился Андрей к Лексу.- Пит, надо срочно поговорить.
  
  Петр пошел по коридору, ребята за ним. В конце коридора свернули налево и уперлись в дверь с электронным замком. Петр провел карточкой по сканеру, дверь щелкнула и открылась. Они зашли в навороченный кабинет, на столе стоял монитор чуть меньше плазмы в Лешкиной спальне в Москве. К столу перпендикулярно были приставлены еще два стола и ряд стульев. Петр прошел за стол и сел в кожаное кресло.
  
  - Присаживайтесь, - посмотрел на племянника, - я тебя слушаю.
  
  И Андрюха рассказал ему все: и как заметил слежку, и как они от нее ушли. Петр, слушал, не перебивая. Покачал головой, прикусил нижнюю губу и сказал с непонятной интонацией:
  
  - Молодец! И от дедушки ушел и от бабушки ушел! Тебе мать ничего не говорила?
  
  - Ннет, а что должна была сказать? - Андрей с удивлением смотрел на дядю.
  
  Тот покачал головой:
  
  - Я понимаю, что мамаша твоя вся в любви, сопли разнесла по углам, но сыну сказать-то могла?
  
  - Так, что сказать должна была? - Андрей повысил голос.
  
  - Не ори на дядю, мал ешо, - глаза у Петра смеялись.- Короче, ребята, - он посмотрел на Лешку, - мне Светлана рассказала про случай на заправке с тобой, Алексей, и попросила пробить машину. Мы пробили, интересный фактик выяснился. Эти твои знакомые, Алексей, ребятки непростые, среди прочих дел за ними числится сбыт наркотиков. Среди прочих, - повторил он и внимательно посмотрел на ребят. - Это я приставил к вам охрану. А вот еще двое - это уже было интересно. За вами следят давно, и скорее всего им нужен ты, Алексей. Мы работаем совместно с ФСБ и я решил все же вас предупредить. Ты, Андрей, хоть и более опытный и, все же, на рожон не лезь. Я на вашу машину маячок нацепил и неплохо было бы и на вас его поставить. Да, на телефоне тоже. И лучше было бы вам не высовываться из дома. Возьмите на неделю отпуск и сидите. Понятно я говорю? А может вас в обезьяннике закрыть? - задумчиво потянул Петр. - Сейчас вас домой отвезут, под охраной, и охрану приставлю к дому, - он повысил голос и многозначительно посмотрел на Андрея.
  
  
  
  
  
  8.
  
  
  
  
  В воскресенье Новиковы собрались в гости к деду в Переделкино. Лешка скептически рассматривал, как Андрей перебирает свои вещи и примеривает то одно, то другое перед зеркалом.
  
  - По мне, лучше всего тебе без одежды.
  
  Андрей хмыкнул, повернулся и подошел к другу. Тот рвано выдохнул и поцеловал.
  
  - Мы так до завтрашнего дня с тобой не соберемся, - прошептал Лешка, обнимая Андрея.
  
  Тот разочарованно вздохнул, надел первую попавшуюся футболку и сказал:
  
  - Я готов, пошли, - и они спустились вниз.
  
  У машины их ждали родители. Светлана была одета, так же, как и при первой встрече с Алексеем - в старые джинсы своего сына и курточку, также был одет и отец. Оба выглядели молодо и друг другу улыбались. Все семейство выехало в одной машине. Охранник на выезде из городка проводил взглядом машину, достал рацию и проговорил:
  
  - Объект выехал, третий ведет, - и отключил рацию.
  
  При подъезде на главную аллею в Переделкино Светлана попросила остановить. Сергей притормозил и выжидающе посмотрел на Светку, та спросила:
  
  - Сохранилась ли калитка с черного входа?
  
  - Да, - ответил Сергей.
  
  - Давай зайдем в дом с того входа.
  
  Сергей кивнул и вылез из машины.
  
  - Мальчики, сами заедете? Мы чуть позже подойдем, скажите дедушке, хорошо?
  
  Андрей сел за руль, Серей рядом.
  
  - Доберемся, - Алексей кивнул отцу.
  
  Ребята уехали, а Светлана повернулась и уверено прошла в проулок на соседнюю улицу, где была расположена маленькая калитка черного хода, Сергей шел за ней. Подойдя к калитке, она остановилась, обернулась и посмотрела на Сергея, тот толкнул небольшую деревянную дверь. Они вошли на участок. Эта часть сада и тогда была заросшая, а сейчас кусты и трава выше человеческого роста были по длине почти всего забора в дальнем углу сада. Дом отсюда не был виден, его закрывали деревья, а ближе к дому был фруктовый сад. Задняя стена дома выходила на этот участок сада и в нем на первом этаже были расположены хозяйственные помещения, а второй этаж занимали гостевые комнаты, но там редко кто жил, поэтому вряд ли кто увидел бы, как Светка и Серый вошли. Сам дом был старый, но крепкий. Фундамент высокий и сделан на совесть. Светка остановилась, ей надо было отдышаться, сердце бешено билось в груди и, она опять вспомнила дыхательные упражнения, через несколько минут все пришло в норму. Сергей не задавал вопросов, и она была ему благодарна за это. Она дошла до дома, даже сейчас фундамент был ей по грудь, но были времена, когда она помнила его выше, чем сейчас. Она улыбнулась, сколько лет тогда было Лексу? Пять? Она пошла вдоль задней стены дома, рассматривая что-то под ногами и, порой, низко наклоняясь.
  
  - Да где же это? - она остановилась, и Сергей уже хотел спросить ее, что же она ищет, как Светка хмыкнула и сказала:
  
  - А! Ну, конечно, вот же!
  
  Она присела на корточки и, пошарив рукой в отдушине у самой земли, достала оттуда сверток, завернутый в какую-то тряпку. Светлана отбросила уже почти истлевшую мешковину, развернула промасленную бумагу и вытащила жестяную коробку. Сама коробка была небольшая, скорее всего из-под печенья и даже краска не потрескалась на ней. Светка открыла ее. Там лежали всевозможные фантики от разных конфет и оберток, а под ними маленький мешочек из замши, темного цвета. Она сунула коробку в руки Сергею:
  
  - Подержи.
  
  Достала мешочек и посмотрела на него.
  
  - Помнишь увлечение в первом классе фантиками? - Сергей кивнул. - Это я все собирала, хотела тебе отдать, ты так азартно играл в эти игры, а мне не нравилось, но потом ты вдруг бросил, а фантики остались. Я их специально оставила, чтобы потом тебе рассказать.
  
  - Я бросил в них играть потому, что ты не играл, - тихо сказал Сергей, и смотрел на фантики в коробке.
  
  Светка развязала мешочек и высыпала на ладонь что-то блестящее, зажала это в руке и посмотрела на Сергея:
  
  - Я так давно тебя люблю, что мечтала сказать тебе об этом еще с шестого класса и подарить тебе вот это, - она раскрыла ладонь, и двумя пальцами подцепила что-то блестящее.
  
  На весу она держала серебряную цепочку, на которой блестело средних размеров сердце, на нем была гравировка "Лекси". Светлана подняла вторую руку и двумя пальцами держала точно такую же цепочку с таким же сердцем и надписью "Серый". Сергей нагнул голову, и Светлана повесила ему цепочку с надписью "Лекси". Потом одела себе свою половину. Сергей поднял на ее глаза, они были влажными и тогда они обнялись.
  
  - Больше никогда не убегай от меня, придурок, - шептала она.
  
  - Больше ни на кого не смотри - убью, - отвечал другой.
  
  Потом они посмотрели друг на друга и засмеялись. Тут и раздался голос Андрея:
  
  - Леха, они тут целуются.
  
  Появился старший парень:
  
  - Там бабушка блинчики по-новиковски испекла, - сказал Алексей.
  
  - Блинчики по-новиковски это важно, пошли Серый, а то эти охламоны лишат нас сладкого.
  
  В большой гостиной был накрыт белой скатертью овальный стол. Тамара Николаевна сервировала приборы столовым фамильным серебром. Наверху Борис Николаевич и Мико делали последние приготовления перед выходом "в свет".
  
  - Хорошо выглядишь, - Мико улыбнулся, проведя легким касанием по спине Бориса.
  
  Тот через зеркало ему улыбнулся. Оба были одеты неофициально, но элегантно. Мико в светлые брюки, рубашку и мягкий бежевый кашемировый свитер. У Бориса - джинсы и ковбойская рубашка в клетку.
  
  - Я готов, - Борис повернулся к Мико и приобнял его, - пошли?
  
  Мико кивнул и крепче прижался к нему. Так они постояли какое-то время, глядя друг другу в глаза. Затем Борис провел рукой по волосам Мико, пропуская пряди сквозь пальцы. Отстранился и сказал:
  
  - Пошли, - вздохнул, - или ты не хочешь?
  
  - Пойдем, - Мико ответил, -я все никак не привыкну, что ты всегда со мной, - он как-то грустно улыбнулся.
  
  - Миша, я каждую секунду благодарю небеса за то, что ты здесь и сейчас со мной, я безмерно рад, что хотя бы на старости лет мы можем ничего и никого не бояться.
  
  - Ммм, - сказал Мико, хитро улыбнувшись, - а твоя будущая невестка?
  
  - Экий зверь! - Борис хмыкнул, - пошли развеем наши сомнения и посмотрим "зверю" в глаза.
  
  И они вышли за дверь.
  
  С лестницы спускались вместе на последней ступеньке оба остановились, Борис, как споткнулся: перед ним в холле на первом этаже стояли Сергей и... спиной Леша. Они держались за руки, и Сергей что-то тихо на ухо говорил ему. Борис не поверил глазам. Мико тихо положил ему руку на плечо:
  
  - Боря, это не Лекс.
  
  Тот выдохнул и спустился с лестницы, "Леша" медленно обернулся...
  
  Перед Борисом действительно стоял Алексей, но в женском "варианте". Новиков взял себя в руки, разберемся.
  
  - Папа, знакомься - это Светлана, моя жена, - Сергей сделал шаг вперед и встал между отцом и Светланой.
  
  - Очень приятно, - женщина подала руку.
  
  Новиков-старший пожал, пристально глядя на нее. Женщина не смутилась. Вторую руку ее держал Сергей.
  
  - Светлана, это Михаил, папин партнер и друг семьи, - представил Сергей.
  
  Светлана подала руку Мико, тот пожал ее, но не отпустил. Они оба слегка загадочно улыбнулись друг другу, как будто у них была одна тайна на двоих.
  
  - А это, Света, моя мама - Тамара Николаевна.
  
  Маленькая худенькая женщина смотрела на Светку, а та помнила ее моложе и чуть худее, с темными волосами. Сейчас же у Тамары Николаевны были совсем седые волосы и грустные глаза.
  
  - Мне очень приятно, - и Света обняла женщину.
  
  Та ответила ей ласковой улыбкой.
  
  - Добро пожаловать! А что же мы стоим, проходите к столу, пожалуйста, - засуетилась Тамара Николаевна.
  
  Все расселись.
  
  
  
  
  
  9.
  
  
  
  Борис стоял на веранде и смотрел, как Сергей разговаривает со Светланой, которая сидит на качелях. Вспомнилось, как он ставил эти качели для Алексея, когда тот был маленький. И как мальчишки, которым тогда было лет по семь катаются на них и всегда Сергей стоял рядом с Лешей и разговаривал. И когда уже были студентами, то эти же качели стояли там же и всегда Алексей сидел, а Сергей стоял рядом и улыбался, как сейчас. Неужели он спутал эту девочку с Лешей? Хотя, что уж там говорить, сам спутал. Первое время не мог отдышаться, сердце кололо. Сейчас немного отпустило. Борис опять поднял глаза, но уже на качелях никого не было, а чуть поодаль со Светой стоял Мико и о чем-то разговаривал. Все интереснее и интереснее. "Мико можно понять, подумал Борис, - Алексей ведь их сын". Борис грустно усмехнулся. Но он ни разу не пожалел, что усыновил Сергея. Тот даже как-то неуловимо был похож на него самого: манера поведения и разговор - все это выдаст в нем Новикова. Да, таким сыном можно гордиться. И пусть, раз он хочет эту девочку. Борис решил, что Сергей достоин в этой жизни счастья, только все же надо будет присмотреть за ними на первых порах и он привычно потянулся к телефону.
  
  Светлана смотрела в глаза Мико, с чего начать разговор? Может напомнить, как он катал ее на горке в саду за домом, здесь в Переделкино? Или, как на Новый год подарил большую красную машину на батарейках и это было самое большое чудо. А спросила какую-то чушь:
  
  - Ты хотел вернуть меня или все же искал своих мифических воинов, ...папа?
  
  Мико смотрел на нее какое-то время и на его лице не возможно было увидеть хоть какие-то эмоции, оно было каменным. Потом что-то неуловимо изменилось, сначала глаза, они стали ярче и шире, хотя, казалось бы, куда больше, а затем в них отразилась теплота и чувство огромного облегчения и затем улыбка поползла по лицу. И это сделало Мико таким красивым и родным, что Светке захотелось его обнять. Он всегда так смотрел на него, своего сына.
  
  - У меня было много вопросов, но я не успела их тебе задать, ты ответишь мне на них, папа?
  
  Миша кивнул, он вдруг как-то помолодел что ли, и обнял. Светка зарылась в его пушистый свитер носом и потянула на себя носом, знакомый и родной запах.
  
  - А ты все тем же одеколоном пользуешься, - она отстранилась и подняла на него глаза.
  
  Сергей удивленно смотрел на них. Светка улыбнулась:
  
  - Расскажешь ему сам? - она посмотрела на Мико, тот кивнул.
  
  - Что он должен рассказать?
  
  Сергей ревновал, Светка это видела и вдруг тихо так сказала:
  
  - Серый, Мико отец Леши, - у Сергея вытянулось лицо от удивления, - а ты не знал?
  
  Сергей отрицательно помотал головой. Света что-то хотела сказать еще, но тут появился Борис.
  Он внимательно посмотрел на Мико, потом на Сергея и Светлану. Мико не прятал глаза, Сергей смотрел насторожено, а Света - с интересом.
  
  - О чем вы тут говорите?
  
  - О том, как тут хорошо зимой и можно за домом сделать горку, - ответила за всех Светлана.
  
  Борис с изумлением посмотрел на Светку и уже хотел что-то сказать, как появилась Тамара Николаевна.
  
  - Пойдемте пить чай.
  
  В кармане у Светланы завибрировал сотовый.
  
  - Да. И тебе доброго дня, - Светлана махнула рукой, мол я сейчас приду.
  
  Новиковы развернулись и, переговариваясь между собой, пошли на веранду пить чай.
  
  - Да, Пит, что случилось? - Света некоторое время смотрела на уходящих хозяев.
  
  - Светка, слушай меня внимательно, - говорил ее брат, - это очень серьезно. Мне важно, чтобы вы сегодня, а желательно ближайших два-три дня не приезжали домой. Я знаю, где ты сейчас и оставайся там. Поверь мне, это очень серьезно. Я завтра подъеду поговорить надо будет.
  
  - Хорошо, только обещай, что завтра все объяснишь! - и она положила телефон в карман.
  
  Сергей смотрел на нее.
  
  - Ничего не хочешь мне сказать?
  
  - Брат звонил, - помедлив, ответила Светлана, - просил нас побыть некоторое время тут, - она подняла на него глаза. - Это можно сделать?
  
  - Сделать можно все, так что случилось?
  
  - Он завтра приедет и все сам расскажет, - она пожала плечами, - я сама не знаю. - Только мне не нравится все это и то, что за ребятами кто-то все время ходит.
  
  - И ты об этом молчала, - Сергей первый раз повысил голос.
  
  - Минуточку! Там и мой сын с твоим ходит в обнимку, если ты присмотришься внимательнее.
  
  - Что значит в обнимку?
  
  - А то самое! - Светка была зла.
  
  Это впервые на нее Сергей повысил голос и она понимала, что эта злость связана не с ней, а с той ситуацией, но все же. Она прищурила глаза. А что она хотела! За столько лет может измениться все, что угодно, а уж тем более человек. Ей захотелось уйти. Она резко развернулась и бегом выскочила за калитку. Сергей опомнившись, побежал за ней, но за калиткой никого. Он пробежал всю улицу в одну сторону, а потом в другую Светки нигде не было. Он схватился за голову и сжал ее руками, кто-то тронул его за плечо. Сергей резко обернулся сзади него стояли оба отца - Борис и Михаил.
  
  
  
  
  
  10.
  
  
  
  Светка выскочила за калитку и побежала вдоль забора, на соседней улице стояли жигули, а за рулем сидел шофер.
  
  - До Москвы довезете?
  
  Шофер внимательно посмотрел на Светлану, оценивающим взглядом. Светка стала искать по карманам деньги, но нашла ключи от квартиры на Носкова.
  
  - Садитесь, довезу.
  
  Светка села. Шофер завел машину и та резво побежала по шоссе. Через два часа они были на улице Носкова. Светка уже открыла рот, чтобы попросить шофера подождать, она вынесет деньги, но тот опередил ее:
  
  - Мне все равно в соседний дом, так что спасибо за компанию, - он ей улыбнулся.
  
  Светлана кивнула ему и поспешила в подъезд. Через пять минут зажглись окна ее квартиры. Шофер, подняв голову посмотрел на окна, сел за руль и припарковал машину у дерева, откуда ему был хорошо виден подъезд. Вытащил телефон, набрал номер и сказал:
  
  - На пост заступил, все нормально. Объект дома.
  
  Света сидела на кухне на столе стояла чашка чая. Не пить ни есть не хотелось. Она планировала поговорить с Сергеем еще в Переделкино, но сейчас она вдруг засомневалась, а надо ли? Прошло столько лет и нужен ли Сергею Лекс в новом обличье? Это она сама хотела быть женщиной, потому что в любом случае скрываться всю жизнь, как делает это отец... Она выключила свет и встала у окна. Внизу был двор и такие же дома. Где-то во дворе слышались голоса, молодежь развлекалась. Перед глазами встали забытые картины. Был совсем другой двор с маленькими качелями внизу, а на этих качелях сидел Сергей. И вот Лекс сбегает вниз, перепрыгивая через ступеньки. Вот он подходит к этому придурку, который сидит без теплых вещей, да еще и лбом прислонился к железной трубе. Придурок! Слеза скатилась из Светкиных глаз. И она разревелась впервые за последний месяц. Все эти события все же подкосили ее нервную систему.
  
  Заснуть она так и не смогла, поэтому вышла из дома в шесть утра, к открытию метро. Куда она поедет еще не знала, но деньги и телефон положила в карман. Одета она была все также, потому как даже не задумалась над этим. Она все думала, анализировала и чем больше думала, тем больше брали ее сомнения, нужна ли Сергею? Зачем тогда все это? Неожиданно она обнаружила себя на зеленой ветке, но не это привлекло ее внимание, а то, что напротив нее сидел весьма знакомый парнишка. Народу в метро было мало и она пересела рядом с ним. Поезд подходил к платформе Автозаводская. Светка крепко сжала мальчишку за локоть и сказала:
  
  - Выходим.
  
  Тот дернулся и попытался рыпнуться, но Светка держала его цепко.
  
  
  - Не заставляй меня принимать крайние меры.
  
  Парень выставился на нее широко раскрытыми глазами:
  
  - Т-ты кто?
  - А не помнишь? А вот я тебя хорошо запомнила и ты мне сейчас все расскажешь!
  
  Она выволокла пацана за локоть, слегка заведя его назад, пацан морщился, но пошел. Они вышли на платформу и Светка почти кинула его на лавочку.
  
  - Я назад к нему не вернусь, - пацан гневно сверкал глазами.
  
  - А давай-ка ты мне все расскажешь, а я уже решу куда тебя тащить в милицию или прятать от него.
  
  Парень посмотрел на Светлану, что-то прикидывая:
  
  - Какая у меня гарантия?
  
  - А какая у тебя может быть гарантия, когда ты моего сына сдавал гаишникам?
  
  - Я не сдавал, - взвился парень, - я вообще, с самого начала в этом участвовать не хотел, пацан не причем, я если хочешь знать, наоборот его защищал!
  
  - Рассказывай, - и Светка внимательно посмотрела на парня.
  
  Тот вздохнул и начал, и чем больше говорил, тем сильнее вытягивалось Светкино лицо.
  
  - Погоди секунду, мне надо кое-кого вызвонить, - она достала телефон, включила его и набрала номер.
  
  Раздались гудки, а потом на том конце трубки разразились характерные звуки, а проще говоря, площадная брань.
  
  - Кончай орать, - сказала Светка в трубку, - и тащи свою задницу на Автозаводскую. И чем быстрее приедешь, тем целее будет задница кое-кого, - и она нажала отбой.
  
  Двое внимательно посмотрели друг на друга.
  
  - Как хоть тебя зовут? - спросила Кузнецова своего визави.
  
  Тот надулся, но ответил:
  
  - Костик.
  
  - Так вот
  
  , Костик, мы с тобой тут светимся, как два тополя на Плющихе, линяем, - и она подхватила парня за локоть и потащила за колонну.
  
  Там она оглядела парня. Мало того, что он сам по себе привлекал внимание своей внешностью, но и одет был броско. Кузнецова поцокала языком:
  
  - Так не пойдет, снимай куртку.
  
  Костик беспрекословно подчинился, Светка вывернула ее на изнанку, темной подкладкой вверх. В кармане обнаружилась кепка. Кузнецова натянула ее на голову Костику по самые брови.
  
  - Ну, хоть так, - сказала она, оглядывая свои труды.
  
  Со стороны это выглядело так, как будто двое парней разговаривают у колонны на платформе. Причем, один из них - светловолосый, стоял лицом к платформе, а второй стоял спиной, к проходящим мимо людям. Никто не обращал на них внимания. Людской поток иссяк. В перерывах между электричками образовалось достаточно спокойное окно и вниз спускались одинокие пассажиры. Один из них высокий, в джинсах и черной кожаной щегольской куртке остановился на последних ступенях, оглядывая зал. Потом медленно начал спускаться, разглядывая каждого пассажира. Его привлекла напряженная поза парня у колонны, а затем из-под его руки выглянула Светка и сделала жест рукой. Костик медленно обернулся.
  
  - Потапов? - полковник Смирнов был удивлен.
  
  - Не трожь! - Светка встала между братом и Костиком, - я обещала, что ты ему поможешь, нам надо спрятать Костика.
  
  - Я... - Смирнов что-то хотел сказать еще и замолчал, что-то обдумывая. - Пошли, - сказал он.
  
  - Куда? - подорвался Костик.
  
  - Жить хочешь? - Смирнов положил ладони на колонну по обе стороны от лица Костика и приблизил лицо, - я тут у метро видел знакомый "ниссан", - и он многозначительно поднял брови.
  
  - Кто он такой? - Костик посмотрел на Светлану.
  
  - Он поможет, это мой брат, - и взглянула на Петра.
  
  - Помогу, только пошли отсюда скорее, - и все трое поспешили на выход.
  
  
  
  
  
  11.
  
  
  
  
  В знакомом кабинете теперь уже Светлана, Костик и Петр сидели за столом. И Костик, как опытный разведчик, выторговывал себе бонусы. Светка выступала в роли рефери.
  
  - Да, как ты можешь его защищать, когда он Алексея подставлял, - взвился Смирнов.
  
  - А ты выслушай его сначала, а потом суди.
  
  - Хорошо, - Смирнов, - посмотрел на Костика, - программа защиты свидетеля тебе подойдет?
  
  - Смирнов, - подала голос Кузнецова, - нам нужна твоя личная защита, - Светка посмотрела в глаза брату, - неужели ты не понимаешь, что он живым не останется?
  
  Тот беззвучно выматерился. Потом посмотрел на Потапова:
  
  - Хорошо, - он проговорил это по буквам, - я обе-ща-ю те-бе, Потапов, свою личную защиту. Так пойдет? - и он посмотрел на Светку.
  
  Та кивнула.
  
  - Теперь рассказывай.
  
  И Костик начал говорить.
  
  Парню было двадцать два года, студент Суриковского художественного училища. Сирота. Жил в общежитие, а потом случайно познакомился с Виталиком. Это тот самый блондин, с которым я видела их на заправке. Костик рисовал на Арбате, знакомый пристроил. Вот там к нему подсел клиент, высокий блондин. Привлекательная внешность и манера поведения расположили Потапова к нему. Блондин Костику подкинул работу по оформлению рекламы, потом еще и еще. Стал ухаживать. Костик сначала даже и не понял, что он под него подбирается, а потом... парень попал. Насильно никто его не тянул, но Костик сам впервые столкнулся с таким вниманием к своей персоне, потому что был никому не нужен, как он считал. А тут, такое отношение, и поначалу, вроде бы, все хорошо было, а потом Виталий решил, что Костик его игрушка. Чем дальше, тем больше ограничений Виталий на него накладывал.
  
  - Это можно, то нельзя, - жаловался Костик нам.
  
  Дошло до того, что он запретил ему работать. Костик возмущенно размахивал руками и нервно ходил по кабинету Петровича. Пит потянулся за карандашом. Парень выглядел весьма эффектно. Синие глаза, прямой нос, темные волосы, удлиненный овал лица, красивые губы и еще то, что он сердился и жестикулировал, бегая вокруг нас с Петровичем, придавало ему очарования. Петр сломал карандаш и зло бросил его в урну. Поднял на Костика взгляд, который явно говорил, а что дальше? А дальше парень узнал, чем конкретно зарабатывает этот Виталий... и пришел в ужас. Он понял одно, что выйти отсюда сможет только вперед ногами. Виталий не брезговал ничем. Наркотики это всего лишь малая часть. И он положил перед братом на стол флэшку.
  
  - Вот тут все документы и бухгалтерия, - Костик сдулся и сел на диван.
  
  Он напоминал воробышка, который промок и сидел на ветке, ероша пёрышки. Мне он казался маленьким ребенком, которого обидели большие и злые дяди. Петрович взял флэшку и вставил в компьютер. Мне вдруг так захотелось спать и я прилегла головой на кожаный подлокотник. Костик прилег с другой стороны.
  
  Смирнов сидел за компьютером, изучая документы с флэшки. Затем хмыкнул и переключил программу. Подошел к дивану, присел и аккуратно потряс за плечо Потапова. Тот открыл глаза:
  
  - Ты вот его видел? - Петр показал Костику фотографию.
  
  Тот взял в руки карточку, внимательно изучая, потом вернул и кивнул.
  
  - Был такой, приходил иногда. У Виталика с ним какие-то дела. Платил ему хорошо за какие-то сведения.
  
  Петр поднялся, прошептав тихо: "Хреновые дела". Костик услышал. Смирнов вышел, электронный замок пискнул, закрыв наглухо дверь. Костик положил голову назад на подушку. Сквозь сон он слышал, как кто-то приходил и уходил, периодически, вздрагивая и открывая глаза, видел Петра, который что-то обсуждал с тем или иным посетителем. Затем все смолкло и образовалась тишина.
  
  
  
  
  
  12.
  
  
  
  Андрей достал телефон из кармана и нажал на кнопку, Новиковы что-то эмоционально обсуждали.
  
  - Пит, мама пропала.
  
  - Как пропала?
  
  - Она, кажется, с Сергеем поссорилась, ушла за ворота и ее теперь не могут найти, - Андрей нервничал.
  
  - Хм, Дед точно знает, где она.
  
  - Чей дед?
  
  - Не тупи, Дрон, дед твоей пассии, теперь тебе тоже дед? - Пит явно стебался.
  
  Андрей заскрежетал зубами.
  
  - Зубы не обломай! Думаешь я не знаю в каких ты отношениях с Новиковым? - Смирнов на том конце трубы говорил серьезным тоном.
  
  - И что? Перестанешь общаться?
  
  - Дурак ты, племяш, - трубка вздохнула, - Дед точно знает, где она. Можешь спросить.
  
  - Вот пойду и спрошу, - Андрей нажал на отбой и пошел к Новиковым, стоящим у ворот.
  
  Он подошел к Борису Николаевичу почти вплотную и сказал:
  
  - Так, где моя мама, Борис Николаевич? - и помедлив, добавил, - Дед.
  
  Мико засмеялся.
  
  - Бор, тебя вычислили, где Светлана?
  
  Борис резко развернулся к Мико.
  
  - И ты, Брут?
  
  Тот закатил глаза:
  
  - Бор, не время шутить.
  
  Борис помедлил, посмотрел на Сергея и сказал:
  
  - Сейчас она в своей московской квартире и с ней все в порядке, - и ушел.
  
  Сергей подорвался.
  
  - Не советую сейчас к ней ехать, - сказал Андрей.
  
  Сергей медленно повернулся к Андрею и тот добавил:
  
  - Ей надо побыть одной, - немного подумал и добавил, - да и вам не мешает подумать, - внимательно посмотрел на Сергея и тоже пошел вслед за Дедом. Лешка двинулся следом.
  
  Сергей остался стоять на месте. Мико ободряющее похлопал Сергея по плечу и тоже последовал в дом.
  Андрей вошел в кабинет, где у окна стоял Новиков-старший.
  
  - Вы мне ничего не хотите рассказать, - спросил Андрей.
  
  Борис повернулся к Андрею, помедлил и сказал:
  
  - Кто за вами с Алексеем ходит?
  
  Андрей удивленно посмотрел на Новикова и сказал:
  
  - Я сам не знаю, думаю, что за Лекси ходят. Пробовали пару раз подловить в переулке...- Андрей многозначительно замолчал.
  
  - Их было пятеро, ты один? - Борис посмотрел на Андрея.
  
  - А вы откуда знаете?
  
  Борис подошел к Андрею, похлопал его по плечу и тихо сказал:
  
  - Был у меня случай в жизни, не уберег, вот теперь за своей семьей смотрю во все глаза, - и он улыбнулся Андрею. Тот спросил:
  
  - А почему Дед?
  
  Новиков улыбнулся, нравился ему этот мальчик, открытый, сильный, хорошо его Светлана воспитала. Он приобнял Андрея за плечи и сказал:
  
  - А потому, что ты мне внук! И вы все - моя семья!
  
  - Я вам не помешаю? - у двери стоял Мико, по его глазам вряд ли, что можно было прочесть.
  
  - Вот, Андрей, еще один дед тебе в придачу! - сказал Борис и протянул руку Мико.
  
  Тот подошел и Борис также обнял его за плечи:
  
  - Вы, все, моя семья, дороже вас никого нет на этом свете.
  
  - А мама? - Андрей смотрел на Бориса, Мико улыбнулся:
  
  - А мама твоя особенно, - сказал тот.
  
  -Э, Миша, а почему у меня такое чувство, что я что-то упустил? - Борис смотрел на Мико.
  Мико помедлил, отстранился от Бориса, сунул руки в карманы брюк и, наконец, поднял голову и посмотрел прямо Борису в глаза:
  
  - Потому что, мама Андрея - это реинкарнация Алексея.
  
  - Чья реинкарнация?
  
  Все обернулись на голос говорившего. У двери стоял Лешка и смотрел на Мико. В комнате повисла тишина.
  
  
  
  
  
  13.
  
  
  
  
  В кабинете у Смирнова на кожаном диване спал Потапов, завернувшись в плед. Дверь тихо открылась и в кабинет прошел человек лет сорока непримечательной наружности. Он передвигался бесшумно, плавно переставляя ноги. Достал пистолет с глушителем и медленно начал приближаться к дивану. Костик на диване продолжал лежать неподвижно. Человек навел пистолет в голову Потапову.
  
  - Советую не рыпаться, - сзади в основание черепа киллеру уперлось дуло пистолета. - Медленно положил оружие, - Смирнов все также держал человека под прицелом, тот опустил оружие на пол.
  
  - А теперь повернулся носом в стену, - скомандовал громко полковник.
  
  Человек сделал первое движение к стене, а потом совершил бросок на Смирнова, заломил ему руку и выбил пистолет, который отлетел к стене. И тут в спину между лопатками нападавшему уперлось его же оружие.
  
  - Пошел к стене, мразь, я не промахнусь! Руки! - за ним стоял невысокий парнишка и приставил пистолет с глушителем в спину киллеру. - Без шуток!
  
  Смирнов встал с пола. Казалось, что он отвлек парнишку за спиной убийцы. И тот дернулся опять, пытаясь выбить оружие из рук. Но парень отскочил и каким-то ловким приемом с невероятной скоростью, оказался за спиной нападавшего и ребром ладони в шею отбросил на пол атакующего. С глухим "чпок" раздался выстрел из пистолета, и киллер взвыл, сползая на пол и держась за руку.
  
  - Я не шучу, мразь, следующая пуля будет в лоб, - глядя на убийцу и, обращаясь, к Смирнову, продолжил: - Пит, он дверь заблокировал.
  
  Полковник открыл дверь, в кабинет ворвались сотрудники с оружием. Подняли с пола раненого, забрали оружие у стрелявшего. Через пять минут ничего уже не говорило о том, что здесь произошло.
  
  - У тебя неплохо получается, может, пойдешь ко мне работать, - полковник наливал в стаканы виски и поставил стакан перед Светланой. Та посмотрела на стакан, повертела его и отставила назад на стол.
  
  - Как ты догадался, что у тебя в отделе крот?
  
  - По документам, там были такие сведения, которые мог знать только один человек - майор Зотов. Ну, а далее я предъявил фото Костику и тот подтвердил, что это он. Все!
  
  Светка кивнула. Потом подняла глаза на брата и тихо сказала:
  
  - Пит, мальчишки!
  
  - Не волнуйся, за ними присматривает Дед.
  
  - Дед?
  
  - Твой свекор, очень интересный человек, Светик, - полковник посмотрел сестре в глаза. - Он когда-то работал в КГБ и у него теперь такая служба безопасности, что любой президент позавидует. За мальчиков не волнуйся. Кстати, в метро на платформе двое его мужичков вертелись, так что вас бы убить не дали, - Смирнов замолчал, что-то обдумывая. - А ты уверена, что хочешь с этим Сергеем связать жизнь?
  
  Светлана посмотрела в глаза брату.
  
  - У тебя есть компромат на него?
  
  - Все мы не без греха, - Смирнов улыбнулся, - ничего такого, не волнуйся.
  
  Светка со стоном закрыла лицо.
  
  - Семейка там не простая, Светик!
  
  - Я эту семейку всю знаю, как облупленную. Что еще скажешь?
  
  - И про сына знаешь?
  
  Светка кивнула.
  
  - Общаться перестанешь?
  
  Тут уже застонал Петр.
  
  - Что вы все, как сговорились? Общаться, общаться... Свет, мы самые близкие люди! Как нам не общаться? Ты бы смогла?
  
  Светка опять покачала головой:
  
  - Нет, ты тоже мой самый близкий человек, - она улыбнулась.
  
  - Ну, вот и славно! Передавай привет племяшу!
  
  Светка опять повертела стакан и отставила.
  
  - Пит, этот, твой Зотов, был на заправке, с Потаповым и еще двумя, - она как-то устало потерла глаза, - а как там Потапов?
  
  - Пойду посмотрю, - Смирнов встал.
  
  
  
  
  
  14.
  
  
  
  Мико посмотрел на Бориса, тот покачал головой. Мико опять посмотрел на Лешу.
  
  - Ээм, Лекс, у них тут тайны Мадридского двора, эти двое, как партизаны, пытать будешь не скажут, пошли отсюда, я тебе расскажу, кто из них всю правду может вытянуть, - Андрей подхватил Лешку под локоть и уволок из кабинета. Дверь за ними захлопнулась. Мико продолжал с задумчивостью смотреть в след мальчишкам.
  
  - Умный мальчик, а что он там сказал про пытки? - спросил Борис.
  
  Мико продолжал задумчиво смотреть на дверь.
  
  - Ты знаешь, Бор, у меня такое ощущение, что этот мальчишка умнее нас с тобой вместе взятых.
  
  Лешка втолкнул Андрея в комнату наверху и закрыл дверь на ключ.
  
  - Ну, и кто нам все расскажет? - прижимая Андрея к стене, и упершись в стену руками, по обе стороны от него.
  
  - Не догадываешься? Вернется мать пусть она нам все объяснит. От дедов не дождешься правды.
  
  Андрей поднырнул под руку Лекса и уже сам прижал того к стене, приблизил свои губы к Лешкиным и поцеловал жадно, напористо. Лекс застонал. Андрей развернул парня от стены и потащил в сторону кровати, не разрывая поцелуя.
  
  На утро все собрались на завтрак за столом. Мико и Борис, как всегда, свежие и бодрые, Сергей с темными кругами под глазами и потухшим взглядом. Сверху по лестнице со смехом и громким топаньем выскочили мальчишки. Притормозили у стола, поздоровались и сели. Мико внимательно оглядел обоих и хмыкнул:
  
  - Вы бы потеплее оделись, мальчики.
  
  Лешка оглядел Андрея и засмеялся. Тот внимательно посмотрел на друга и сказал:
  
  - Сам не лучше.
  
  Тамара Николаевна покачала головой и поставила тарелки перед ребятами.
  
  - Ешьте, поедем в Москву вашу маму выручать, - сказал Борис Николаевич.
  
  Сергей встрепенулся, мальчишки переглянулись, один Мико был не возмутим.
  
   ***
  
  Смирнова не было долго и Светлана, не выдержав, пошла его разыскивать. Нашелся он в соседней комнате, вернее, нашлись. Петр успокаивал Потапова. На все просьбы и вопросы он отвечал однозначно:
  
  - Нет.
  
  Полковник развел руками и спросил:
  
  - И что мне теперь делать?
  
  Потапов поднял на него красные глаза и вымученно улыбнулся:
  
  - Я не пойду, я боюсь! Меня же убьют, неужели ты не понимаешь? - и для полной достоверности стукнул кулаком по столу.
  
  - Я пойду, - сказала Светлана. - Надену его куртку и кепку. Ты на него посмотри, он сдачи не даст.
  Петр оценивающе смотрел на щуплого и невысокого Потапова, который был не толще и не на много выше Светки. Полковник хмыкнул. А Потапов, зло дернув головой, сказал:
  
  - У Завацкого есть пистолет! И он будет в меня стрелять! Я же сбежал, а он не любит, когда его игрушки уходят! Предыдущего любовника нашли на помойке мертвым, - и тише уже добавил, - он тоже сбежал, и я не хочу, чтобы он ее убил, - Костик кивнул в сторону Светки и, вызывающе посмотрел на Смирнова.
  
  Тот оценил.
  
  - Хорошо, я приму все меры. Пошли оговорим все детали.
  
  И троица вышла из комнаты.
  
  От меня требовалось только не светиться и изображать Потапова, а в нужный момент лечь на землю и прикинуться ветошью. Сам Потапов сказал, что поедет, но категорически отказался выходить из спецмашины. Парень боялся. У него даже руки тряслись и он не играл. Виталий наводил ужас. А я устала! Устала от всего: от неразберихи в собственном сердце, от того, что мне было известно и от того, что не знала, что делать. В очередной раз душевные метания вытягивали все силы и нет мочи шевелиться, думать. И я, как всем известная героиня, решила прилечь и подумать обо всем завтра. Сон сморил моментально. Я так и легла на диване в кабинете Петра, накрывшись тем самым пледом, под которым лежал манекен, изображая спящего Потапова. Снилось ли мне что-то, не знаю, но в какой-то момент мне приснился Сергей. Он сел рядом со мной и гладил меня по голове, перебирал волосы. Потом коснулся губ так нежно, что мое сердце заныло. И это прикосновение губ было так реально, так нужно моему истерзанному сердцу, что я не хотела его отпускать. Я застонала во сне, уткнулась ему в руки... и открыла глаза. Рядом на самом деле, сидел Сергей и он улыбался. И я подалась вся, к нему навстречу, в эти теплые объятия. И больше ничего не надо. Так и сидели мы, обнявшись, а он все гладил меня по голове и тихо-тихо что-то говорил.
  
   ***
  
  В кабинете Смирнова сидели Новиков, Мико, два оперативника из ФЭС, пара мужчин в черных костюмах и Сергей со Светланой. Потапов сидел на диване и делал вид, что его тут не стояло. Обсуждали операцию по задержанию Завацкого и его "хозяев". В основном говорил Смирнов. На экране был план и какие-то графики, потом картинки стали меняться и уже говорил другой полковник из ФСБ и он показывал свои картинки. Потом опять взял слово сотрудник ФЭС и это было до бесконечности. Светка сидела, обхватив голову руками, Мико был не возмутим, а Новиков-старший наслаждался. Нет, выражение лица у него не менялось, но вот глаза! Блеск глаз и собранные морщинки в их уголках говорили о том, что Новиков получал удовольствие.
  
  Сбэшник периодически кидал взгляд на Бориса, но тот благоразумно опускал глаза и лишь морщинки выдавали его чувства. А глаза его говорили: "Да, не тот пошел нонче кадр!" В конце концов окончательный вариант утрясли. Роль Светки заключалась в том, чтобы сесть в определенном месте и в определенное время на пустую лавочку и дождаться, когда Завацкий "клюнет" на подсадную утку, а оперативники "без шума и пыли" возьмут "страдальца". Сергей зло спросил:
  
  - Не нашлось оперативника? Обязательно Светлану подставлять?
  
  Смирнов устало провел рукой по лицу.
  
  - У нас такой комплекции только два человека: Светлана и Потапов. Потапов сорвет всю операцию. У него истерика, он боится Завацкого. Я приму все меры по охране.
  
  Сергей сощурился:
  
  - Только попробуй не выполнить свое обещание!
  
  И тут встрял Борис Николаевич. По существу начал задавать вопросы оперативникам. Он указал на пробелы в их плане, на недостатки в системе слежения и системы защиты. Сбэшник закашлялся, а Новиков по их же схемам и картам на экране монитора показывал их прорехи и ляпы.
  
  - И каким же образом вы хотели сохранить жизнь моей невестки? - закончил свое выступление Борис Николаевич. - Если с нее хоть волос упадет...
  
  Теперь уже кашляли все оперативники.
  
  - Миша, мы уходим! - и Новиков, опираясь на трость и прихрамывая, пошел к двери.
  
  Следом вышел Мико. В кабинете воцарилось молчание.
  
  
  
  
  
  15.
  
  
  
  
  Час Х настал, на меня надели бронежилет, сверху Костикову куртку. Бронежилет велик, моего размера нет, да и мешает он мне свободно двигаться, что и показываю брату. Смысла в нем мало, почти вся грудь открыта, а весит много, если что, маневра с ним не будет, поэтому категорически снимаю его. По сценарию я встречаюсь с нашим осведомителем, который должен меня спрятать от страшного Завацкого. Соответственно, Завацкий в курсе, что я ищу убежища и должен придти на встречу, но тут наши его и должны повязать. Моя задача не попасть "на линию огня".
  
  Двор обычной пятиэтажки на окраине Москвы, во дворе качели и один горящий фонарь. Не густо. Я, прячась по теням, крадусь к назначенному месту встречи - лавочке возле качелей во дворе. Низко надвинув кепку на глаза и высоко подняв воротник, иду к этой лавочке. Вокруг по подъездам в домах и подъездам к домам рассредоточились оперативники, на крышах и в кустах за гаражами тоже стоят люди. Моя задача не даться в руки Завацкому. К лавочке я не подхожу, хотя и понимаю, что надо, но вот не могу и все. Устроилась в тени кустов и деревьев на границе асфальта и заборчика. Высматриваю. Жду. Какая-то темная фигура подходит к лавочке и останавливается там. Я все равно стою. Завацкий выше, наши могут начать действовать, а бандит уйдет. Я стою и жду.
  
  - Ну, что сучонок, не ожидал? - сзади в меня в спину упирается что-то твердое, а шею берут в захват.
  
  Скорее всего дуло. Нашим меня не видно, а Завацкий распознает подмену и начнет стрелять. Мне важно выскочить из этой тени, чтобы наши поняли. Делаю шаг в сторону, как бы качнулась, рука Завацкого дрогнула и сместилась ровно настолько, насколько я смогла провести прием. Ногой удар в коленку, выворачиваюсь из захвата, руку с пистолетом заламываю и бью по яйцам. Завацкий орет и раздается выстрел. Ко мне уже бегут наши. Заламывают Завацкого. Подбегает Серый. Глаза на выкате, лицо перекошено:
  
  - Цела? - он ощупывает меня всю, расстегивает куртку и шарит руками по всему телу.
  
  Мне становится щекотно и я начинаю ржать. Отходняк. К нам бежит Смирнов. Брательник тоже весь на взводе и проделывает ту же операцию, что и Серый.
  
  - Цела я, цела! Успокойтесь, - Смирнов отстает от меня. - Всех повязали? - спрашиваю брата.
  
  - Да, вроде бы, - он смеется.
  
  - Слушай, Пит, а к кому они здесь приходили? Завацкий вышел из подъезда. Тебе не кажется, что кто-то точно здесь остался?
  
  Брат вихрем улетает к своим оперативник и начинает раздавать команды.
  
  - Ловко ты его, - улыбнулся Сергей.
  
  - Сереж, реально, зачем сюда? Сам подумай! Какая логика? Есть более укромные места, где можно было убрать без шума и пыли.
  
  - Я полностью согласен со Светланой, - это уже сказал Борис Николаевич, как он подошел мы не слышали.
  
  И он ушел раздавать ЦУ своим подчиненным. А мы с Серегой стояли под единственным фонарем и целовались. Даже не заметили, когда двор опустел. Нам надо было много чего сказать друг другу. Он стоял и согревал меня своим теплом, а меня все еще колбасило от пережитого.
  
  - Надо же какие люди! - раздался сзади меня женский голос.
  
  Я обернулась. Поодаль стояла женщина в норковой шубке, лица ее я не видела.
  
  - Какого... - начал говорить Сергей и осекся, - Ирина?
  
  - Надо же! Догадливый!
  
  - Что ты тут делаешь? - Сергей прищурился, - тебя тут не должно быть! Или тебя выпустили досрочно!
  
  Он замер, как натянутая струна. Из него просто выплескивалось зло, казалось, что его можно было пощупать. Женщина подошла поближе, ее руки были вложены в рукава шубы. Она стояла и усмехалась, зло усмехалась. И тут ее взгляд обратился на меня. Глаза удивленно открылись, произошло узнавание и губы ее дернулись. Она что-то хотела спросить, потому что губы ее беззвучно шевелились. И, наконец, она что-то из себя выдавила:
  
  - Ты жив? Этого не может быть! Я же видела, как тебя хоронили!
  
  Мне стало смешно. Адреналин еще играл в крови. Я рассмеялась. Голос на ветру сел и я спросила:
  
  - Может, скажешь все же, за что меня убила?
  
  Она дернулась, как от пощечины. И медленно, растягивая слова, сказала:
  
  - Вообще-то я тебя убивать не собиралась. Я любила тебя, а тебе был нужен только этот... придурок, - и она качнула головой в сторону Сергея.
  
  - А ты, как привязанный за ним ходил! - она начала заводиться все больше и больше.
  
  - Ты только и делал, что бегал за ним, как хвост! Серый то, Серый это! Ты хоть раз-то с девушками спал? Или только его задница нужна была?
  
  Я хмыкнула, потом не удержалась и заржала в голос:
  
  - Только его задница, - сквозь смех еле выдавила я.
  
  Отсмеявшись, я посмотрела на нее. Ухоженная баба, вряд ли она сидела, вопрос сам собой вырвался:
  
  - Зачем замуж за него пошла?
  
  Она зло усмехнулась:
  
  - А чтоб жизнь ему малиной не казалась! Как он испортил мне жизнь!
  
  - УУУ! Да тебе не в тюрьме, а в психушке надо было сидеть! - это уже меня зло взяло.
  
  Пока мы друг с другом переругивались, Серый сделал шаг в сторону, пытаясь зайти сбоку от этой бабы. Она сделала резкое движение, высвобождая руки из рукавов:
  
  - А, ну, стоять! - в руке у нее был пистолет, и она направила его на Серого.
  
  Сергей остановился. Он не успевал уйти с линии огня, и тогда я стала не заметно переползать в его сторону. Пистолет в руке Романовой ходил ходуном. Я только сейчас поняла, что она под кайфом. Значит, выстрелить может в любой момент. Надо ее отвлечь на себя. И тогда я заговорила с ней:
  
  - Болезная, как тебе от тюрьмы удалось откосить?
  
  Я думала, что Романова переключится на меня и Сергей уйдет, но я ошиблась. Она отвечала мне, а Сергея держала на мушке.
  
  - Дернешься, выстрелю, - это она сказала Сергею, а мне: - А я в тюрьме и не была! - она зло засмеялась.
  
  - А вы думали, что я там сижу? - она противно захихикала, - не угадали! Меня там не было! Всегда найдется идиот за деньги сесть за тебя.
  
  - Ну, ничего, сейчас ты точно сядешь за себя, - это уже сказала я.
  
  Я внимательно следила за ней. Время для меня растянулось. И, как я уже говорила, замедлилось, я внимательно смотрела на палец, который Романова держала на курке. Не слушала, что она говорит, а она все больше и больше распалялась, ее глаза неестественно блестели, руки ходили ходуном, а изо рта высыпались бредовые обвинения. А я же заворожено следила за рукой и пистолетом. Одна мысль засела в голове: только бы не начала стрелять. А Романова почти кричала:
  
  - Ненавижу, ты мне всю жизнь испортил, - она подняла пистолет и гнусно захихикала, - я тебе сейчас голову прострелю, и ты точно не оживешь!
  
  И увидела, как ее палец начал медленно нажимать на курок, я не успевала до нее допрыгнуть. И тогда мне осталось только одно. Я прыгнула вместе с выстрелом и оказалась на линии огня. Господи!!! Как же больно! Из легких вышибло весь воздух, казалось, что не осталось ни единой косточки, где бы эта боль не отозвалась. Дышать было нечем, и спасительная темнота накрыла меня.
  
  
  
  
  
  16.
  
  
  
  
  Сергей наблюдал, как в замедленной съемке, медленно падает Светка на покрытую инеем траву, и как у Романовой между глаз появляется пятно и, как она падает, он уже не видел. Сергей смотрел на лежащую, на траве Светлану, ноги его не держали, и он плюхнулся на колени рядом с распростертым телом. И тогда он взвыл, как раненный зверь. А Светка лежала, раскинув руки по мерзлой траве, и на ее щеке стыла одинокая слеза.
  
  К нему бежали люди, а поодаль стоял Борис Николаевич с пистолетом в руке. Подъехала машина, Мико командовал людьми. Которые тащили носилки... Очнулся он в больнице на койке, возле кровати сидел Мико, на стенке горел ночник, рядом, на соседней койке лежал Борис Николаевич. Сергей скосил глаза в сторону отца и прохрипел:
  
  - Папа?
  
  Мико встрепенулся и подскочил к Сергею:
  
  - Не волнуйся, с ним все в порядке, спит!
  
  Сергей попытался сесть, после второй попытки ему это удалось. Дверь открылась и зашел доктор.
  
  - Ну-с, мы закончили обследование... О, больной наш очнулся! - доктор заулыбался и Сергей узнал Владимира Сергеевича. Ему стало плохо, и он прикрыл глаза рукой. Прошлое не навалилось, оно просто давило своей действительностью, как каток асфальтоукладчика. Его затрясло от безысходности и он застонал. Доктор нагнулся и, оттянув веко, посмотрел глаза, затем исследовал его внимательно и сообщил:
  
  - Стресс, молодой человек, стресс. Все пройдет! Я вам выпишу хорошие лекарства...
  
  - Володя, какие лекарства? Его лекарство - это Светлана Владимировна! - встрял Новиков-старший, - ну, и что там? Чем порадуешь?
  
  Доктор странно рассмеялся, потер ладони друг об друга и сказал:
  
  - Всего лишь два ребра сломаны! И знаешь, она чертовски оказалась везучей женщиной. Пуля попала вот в это, - и он двумя пальцами вынул из кармана халата что-то.
  
  Этим что-то оказалась цепочка, на которой висело нечто искореженное. И в этом нечто Сергей опознал сердечко, которое Светлана подарила ему в Переделкино. Серый стал ощупывать себя, все с интересом на него смотрели, а он вытащил цепочку и снял ее с шее. На ней висело точно такое же сердечко, но целое. Мужчины заворожено смотрели на блестящий предмет, который раскачивался на цепочке.
  
  - Когда вы ее выпишите? - спросил Борис.
  
  - Да, хоть сейчас, но все же я бы на день ее оставил. Хм, и вот еще что, кто муж этой женщины?
  
  Все посмотрели на Сергея. Тот как-то странно, непонимающе, смотрел на доктора и, наконец, выдавил:
  
  - Света... она... жива?
  
  - Э... - доктор с удивлением посмотрел на Сергея, - да. Пойдемте, мне надо с вами поговорить.
  
  Они вышли за дверь и доктор повел Сергея прямо по коридору. Новиков осторожно дотронулся до докторского рукава:
  
  - Я могу увидеть Светлану?
  
  - Да, конечно, - Владимир Сергеевич кивнул, - но все же мне надо поговорить с вами, это серьезно.
  
  Врач открыл дверь в кабинет и включил свет. От ярких ламп Сергей прикрыл глаза.
  
  - Присаживайтесь.
  
  Владимир Сергеевич сел за стол и повертел в руках какие-то снимки. Положил их перед Новиковым.
  
  - Видите ли, Сережа, я вас давно знаю, поэтому позвольте вас так называть. Так вот, мы обследовали вашу жену на томографе и вот, что говорят эти снимки, - доктор встал и подошел к Сергею.
  
  - Вот здесь, - и он ручкой ткнул на снимок, - нам видно, что сломаны два ребра. Пуля попала в медальон и сломала их, и плюс еще ожег, но это не так страшно. А вот здесь, - он положил перед Сергеем другой снимок, - видно, что у вашей жены растет новая жизнь.
  
  Сергей непонимающе посмотрел на доктора, тот вздохнул и повторил:
  
  - Сережа, да беременная она!
  
  Новиков-младший тихонько охнул и сполз со стула.
  
  - Ну. Вот, этого мне еще не хватало! - и доктор достал из кармана пузырек с нашатырным спиртом.
  
  
  
  
  
  17.
  
  
  
  На даче в Переделкино все было, как и прежде. Дом стоял на том же месте. Все также Тамара Николаевна хлопотала на кухне вместе с кухаркой. А обитатели сидели в кабинете Бориса Николаевича в полном составе, не хватало только Сергея и Светланы, которые медленно поднимались по лестнице на третий этаж. Светку неделю, как выписали из больницы, и она с трудом ходила из-за сломанных ребер. Борис Николаевич сидел за столом, Мико и парни на кожаном диване напротив, у стены. Другой диван стоял у окна, и на него пыхтя села Светлана под чутким руководством Сергея. Тот не отходил от нее ни на шаг. Светка сначала бурчала, потом даже поругалась с ним, но плюнула и на все махнула рукой.
  
  - Рассказывай, зачем ты нас всех собрала? - Борис Николаевич посмотрел на Светку.
  
  - Эээ, папа, а ты не хочешь нам всем... САМ, рассказать?
  
  Лешка слегка пихнул локтем Андрея, то ухмыльнулся и посмотрел на потолок. Мико заметил маневр и улыбнулся.
  
  Борис Николаевич промолчал. Тогда Светка встала, Сергей попытался ей помочь, но она слегка стукнула его по рукам и подошла к столу, за которым сидел Новиков-старший.
  
  - Ну, что ж! Тогда расскажу я.
  
  Борис Николаевич скептически посмотрел на Светлану и таи начала говорить:
  
  - Всем не секрет, что наш папа работал в КГБ, - и Светлана обвела присутствующих взглядом.
  
  Присутствующие молчали. Секретом это не было. И Света продолжила:
  
  В начале шестидесятых тебя назначили атташе в Японское посольство. На приеме у императорской семьи ты с толкнулся с юношей в кимоно на лестнице. На японца он не был похож, поэтому тебе стало интересно, и на протяжении вечера ты выяснил, что это племянник императора и наследник крупного магната, главы известной компании по электронике, а у тебя как раз и было задание способствовать заключению сделки по продаже технологии по производству электроники. И ты с ним познакомился. Историю вашей любви я рассказывать не буду, но только не ты один, папа, положил глаз на Михаила. Секретарша вашего посольства решила, что если она забеременеет, то это очень выгодная партия, да и остаться в Японии хотелось. Как-то при визите Михаила в посольство она в кофе подлила определенный препарат и утащила его в комнатку, за секретарской, не так ли все было, Мико?
  
  Мико кивнул.
  
  - И ты ничего не почувствовал и ничего не помнил?
  
  - Да, - Мико кивнул.
  
  - Влюбленные наши встречались, договор подписали, все шло хорошо, но вот секретарша подловила Мико и рассказала о своем интересном положении, а ты, папа, все слышал и, конечно, описал ее "положение" в красках. Как ее этапируют в Москву, посадят, родителей выгонят с работы, ну и так далее. И предложил выход из положения. Ты на ней женишься, ребенка признаешь своим, а ей обещаешь безбедную жизнь в России. Судя по всему, она согласилась, потому что ребенок родился, и его назвали Алексеем и фамилию он носил Новиков.
  
  - Я был не против, - Мико прямо посмотрел на Светку, та кивнула и продолжила.
  
  - По приезде в Москву вам дают квартиру, Валентина не работает, сидит с сыном, но ей это совсем не нравится. Но все же сидит и воспитывает. А потом сын подружился с Сергеем Зарницким и далее они все время проводят вместе. Вот только ты, папа, проглядел, когда он успел влюбиться в своего друга. А ты ему не хотел такой судьбы. Правда? А дальше вы знаете. Одноклассница Сергея и Леши наняла убийц, чтобы убить Сергея, потому, что в ее больной голове почему-то уместилось, что, если не будет Сергея, то он будет с ней. Но Алексей закрыл собой друга и спас тому жизнь, а сам погиб. Эта самая одноклассница проделала тот же трюк с Сергеем, что и в свое время Валентина с Михаилом. Везет же вам на женщин, - и она посмотрела на старших Новиковых.
  
  Затем продолжила, после минутного молчания.
  
  - Так родился Алексей Новиков второй. Папа раскрутил дело об убийстве сына, заказчицей оказалась все та же одноклассница Романова.
  
  Лекс вскочил:
  
  - Это была моя мать? - с ужасом он смотрел на Светлану.
  
  Та кивнула:
  
  - Прости.
  
  Он кивнул и сел назад в объятия Андрея. А Светка продолжила.
  
  - Зачем она это сделала? Избалованный ребенок, ни в чем не знала отказа, а тут ей посмели отказать... Крыша поехала. Но ее отец сажает вместо нее другого человека, а убийца ходит на свободе и более того продолжает и далее медленно сползать в безумство. Какое-то время она жила за границей, а потом вернулась и почувствовала себя вольготно. Организовала синдикат по поставке наркотиков в Россию. Ее правой рукой и был Виталий Завацкий. Он и руководил всем, а наша дамочка медленно скатывалась. Наркоманка. Завацкий хотел убить Костика, труп подкинуть Романовой. Так бы он избавился от обоих. Он ей дозу и вкатил тогда больше обычного. Если б не это, думаю, что мы оба были бы уже мертвы. Ну. Как-то вот так, и Светка замолчала и задумалась.
  
  - Мама, а ты нам про реинкарнацию ничего не хочешь сказать?
  
  Светлана посмотрела на Андрея и задумалась.
  
  - Реинкарнацию... Мико, ты не хочешь нам все объяснить?
  
  Мико посмотрел на Бориса. Тот хмыкнул:
  
  - Не верю я во все это, Миша!
  
  - Не веришь, - Светлана посмотрела на Бориса с удивлением, - не веришь...
  
  Она медленно шла вдоль стены, обитой сосновыми рейками. За спиной Бориса она остановилась и провела рукой по дереву, затем резко дернула на себя и в сторону, доска отошла и там образовалась ниша.
  
  - Не веришь, значит, - повторила она.
  
  И достала из ниши длинный сверток, завернутый в черную ткань. Она развернула ткань и вытащила из ножен катану. Оружие было старинное.
  
  - На, папа, - она подошла к Мико, - ту старую подделку выбрось. Вот твой меч Воина, - и она протянула катану Мико.
  
  Мико встал и протянул руки, Светлана вложила в них катану. Они поклонились низко друг другу.
  
  - Бор, это меч Воина, я его Лешке подарил, когда последний раз он на соревнование в Японию приезжал. Я думал, что он потерян, - Мико прослезился.
  
  - Папа, - и Светка обняла Мико, - видишь, никуда он не делся. Борису надо было простучать стенку.
  
  Борис скептически смотрел на них.
  
  - Ах, да! Сереж, у меня и к тебе есть подарок, - и Светка подошла к столу, - ты не мог бы подвинуться, - попросила она Бориса.
  
  Тот встал из-за стола. Светлана села в офисное кресло, провела руками вдоль столешницы, и вдруг где-то что-то щелкнуло внутри этого огромного старого стола. И из столешницы выдвинулся узкий, но большой ящик. Светлана вытащила оттуда тетрадку.
  
  - На, Сергей, это тебе! - она протянула Сергею тетрадку и тот взял ее.
  
  - А вот это, папа, тебе, - и Светлана протянула лист бумаги Борису.
  
  Она встала из-за стола и подошла к Сергею. Тот аккуратно листал тетрадку. Пожелтевшие листки были исписаны мелким почерком. Это был дневник. Через плечо Сергея тетрадь рассматривал Андрей.
  
  - Мама, ты вела дневник?
  
  - С чего ты взял, что это я?
  
  - Я твой почерк всегда узнаю, - сын засмеялся.
  
  Борис пораженно смотрел на Светлану:
  
  - Как...
  
  Светлана кивнула на Мико. Тот прокашлялся и сказал:
  
  - Еще, когда я первый раз в школе принимал экзамен, обратил на нее внимание, у нее была Лешкина техника ведения боя. А уж, когда мне сказали, что она своего рода самородок, то я решил, что все же надо попробовать пробудить память. Ну и ...
  
  - А как ты объяснишь, разницу в возрасте? - Борис посмотрел на Мико.
  
  - Об этом не все знают, но были случае, когда реинкарнация одного человека существовала одновременно практически с ним. Если жизнь человека обрывается, не закончив свою миссию, то время и место рождения, пол и семью выбирает сам дух. Похоже, что Алексей сам выбрал время рождения, - и Мико посмотрел на Светлану.
  
  - Ты помнишь, где ты была?
  
  Светлана кивнула и сказала:
  
  - И пол и время рождения я выбрала сама! Серый, я же обещала тебе, что обязательно вернусь! Обещания я держу!
  И Светка улыбнулась. Сергей вскочил и обнял ее.
  
  - Опять телячьи нежности, - вздохнул Андрей.
  
  Лешка толкнул его в бок и показал на дверь. Все тихонько вышли.
  
  
  
  
  
  Эпилог.
  
  
  
  
  Спустя положенное время у Новиковых родилась дочка. Назвали ее Марией в честь бабушки Мико. У них все хорошо. Новиков-старший сдал свои дела Сергею и "вышел на пенсию", как сам и сказал. Они с Михаилом много и часто ездят по миру. Мико усыновил Андрея и передал ему "бразды правления" своей фирмы. Лешка работает финансовым директором там же. Они часто приезжают в Россию. У них есть задумка открыть филиал ,и переехать на Родину.
  
  Дороги, дороги... Для кого-то они легкие и прямые, а кто-то теряется на них. Куда и как ведут они? Все зависит от нас самих! Каждый выбирает только одну и свою. Самое главное, принять правильное решение в каком направлении двигаться, чтобы потом эта дорога не привела в тупик. Пусть и ваши дороги будут прямые и легкие.
  
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"